Безбожный Андрей: другие произведения.

" ."(Название рабочее. В последствии может измениться)..

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст в переработке. С тем, что здесь, впоследствии может иметь мало общего.

  
  Глава 1.
  'Раз, два. Раз, два. Раз, два. Дышать ровно, глубоко. И под ноги смотреть не забывать!'
  -Стой, гнида!! Уйдёт!!
  'Ага, разбежались, козлы. Ишь, как голосят, видят, что догнать не могут, вот и надрываются, дыхалку себе сбивают. Что ж, мне же легче будет потом оторваться'
  Я продолжил забег, не обращая внимания на угрозы, больше похожие на крики гиен, погнавшихся за слишком прытким зверем. Стены так и мелькали вокруг меня, граффити и безыскусные маты сливались в одну бесконечную полосу. В воздухе стоял запах давно не мытых тел, щедро сдобренный сладковато-гнилостным 'благоуханием' тоннельной плесени, которая от обычной отличается сверхъестественной живучестью. Освещение работало из рук вон плохо, многие осветительные элементы не работали, и тоннель больше всего напоминал многократный 'путь к свету в конце тоннеля'.
  Отвлёкшись на преследователей, я на пару секунд упустил из вида пол, за что и поплатился, споткнувшись об кучу сгнивших тряпок.
  -Чтоб тебя...!!
   'Да чтоб я сдох если ещё раз буду участвовать в Рихардовых гонках! Тоже мне, букмекер нашёлся, ставки берёт на то, кто глубже всех в Яму зайдёт и дольше всех местных Внешних за собой поводит'- думая так, я пытался сдержать тошноту. Куча тряпья при более близком (лёжа на них, куда уж ближе!) осмотре оказалась истлевшим трупом, завёрнутым в невообразимое рваньё, способное скрыть в себе десятерых и ещё место останется.
  Шум шагов стремительно приближался. Поняв, что времени на то, что бы подняться и снова взять разгон, у меня нет, я решил пойти на хитрость. Хотя впоследствии я с содроганием вспоминал её, но здесь у меня просто не было выбора. Либо полежать в обнимку с трупом, но живым и относительно целым (психическое состояние не в счёт), либо отдельно, но имея возможность стать мёртвым и выпотрошенным, как тот натуральный цыплёнок, которого я попробовал в шесть лет назад на своём дне рожденья. Отцу пришлось оплатить кроме стоимости самой еды, и без того безбожно завышенной, ещё и доставку от ближайшей Фермы. Но оно того стоило. После искусственных брикетов, обладающих вкусом, больше похожим на мыло, чем на еду, настоящее мясо было просто невероятно вкусно!
  'Блин, почему в такие моменты мне в голову лезет абсолютно посторонние мысли? Тут не знаешь, будешь ли ты жив, а вспоминается всякая чепуха вроде еды... Хотя цыплёнок действительно был вкусным.... Всё!! Хватит затягивать, деваться всё равно некуда...'
  Торопливо набрасывая на себя лоскутки, бывшие когда-то одеждой, я мысленно поблагодарил того, кто разбил на этом участке туннеля световые панели, и тем самым увеличил мои шансы выжить. Приобняв труп (не спрашивайте меня, как я смог заставить себя сделать это, я и сам не знаю) и, стараясь не дышать, что бы не потерять сознание от вони, которая исходила от тряпья, я, собрав всё свою волю в кулак, стал ждать Внешних.
  'Дела....' Те секунды, которые потратили эти шакалы, перепрыгивая мёртвую тушку и почти мёртвого меня, показались мне вечностью. После того, как последний 'козлик' перелетел через преграду, я, выждав для надёжности секунд пять, с отвращением отбросив спасшего меня жмурика и уже собрался сделать ноги, как со стороны успевших довольно далеко отбежать от меня непарнокопытных идиотов, донеслись отзвуки разгорающейся свары. Прижавшись к шероховатой стене, я смог расслышать прелюбопытноший разговор:
  -Сверло, сморчок ты лысый, как ты умудрился упустить этого сопляка в прямом, как очко крысюка коридоре?!!
  -Кастет, не гони порожняк! Сам проморгал щенка, небось со своими корешами лясы точил, а сам хочешь на меня вину свалить, хряк ты обдристанный!
  -Ты за базаром то следи, гнида, врубаешься, что будет, когда братва узнает, что две бригады какого-то фраера на ровном месте просрали! Да над нами последние шестёрки ржать будут!
  -Дааа, хреново получилось. Ну не мог он никуда деться!
  -чёрт с ним, если у него на плечах башка, а не жопа он уже далеко отсюда. Так, о нём - ни звука! Узнаю, что кто-то проболтался, я его сучий язык голыми руками выдеру!
  Нестройный хор голосов подтвердил, что они будут молчать как могилы.
   -И ты, Сверло, то же самое своим архаровцам прикажи...
   Голоса всё приближались, и я понял, что больше ждать нельзя. Согнувшись и прижавшись к более тёмной стороне тоннеля, я как можно тише припустил туда, где во время погони заметил боковой проход. Который, если я правильно помнил карту, также ведёт в нужный мне сектор.
   Стараясь совместить несовместимое - как можно быстрее переставлять ноги, производя при этом минимум шума, я пытался понять, как эти отморозки смогли вычислить, куда я побегу, при этом перекрыв тот проход, двигаться через который я решил только вчера! Мистика, да и только...
   Прокравшись ещё около двух километров, я вышел к знакомым местам: вот и нарисованный во всех подробностях кукиш, перерастающий в задницу, а чуть левее от него замаскированный лаз, ведущий из тоннелей Ямы в Техзону. Аккуратно отодвинув на вид намертво вделанную в стену задвижку, я ввинтился в щель между плитами. Вылезши наполовину, я ногой столкнул задвижку на место.
   После вони Ямы воздух Техзоны, пахнувший пылью и озоном, показался мне невероятно вкусным. Привалившись спиной к стене, пытаясь унять дрожь в ногах, я никак не мог им надышаться. Только сейчас, когда я немного успокоился, на меня навалился запоздавший страх. Я понял, как я был близок от смерти. Мою жизнь спас чуть не погубивший меня труп и разбитая световая панель. С кривой ухмылкой, со стороны больше похожей на гримасу боли, я начал разбор полёта.
  'Если бы мне не нужны были деньги, хрена б волосатого я полез в этот гадюшник. Если бы я попался в их лапы, я бы ещё пожил... часов шесть, прежде чем они доставили меня к подпольному хирургу. Органы, особенно молодого и здорового парня - хороший, хоть и хлопотный товар. Далеко не все могут позволить себе заказать выращивание запасных органов. Гораздо дешевле обработать чужой орган, что бы не было отторжения и пересадить его клиенту. А у донора никто и спрашивать не будет, хочет ли он совершить благородный поступок... Так, спокойно, спокойно! Как будто ты раньше свою голову и остальные органы в не менее опасные места не совал!
  Немного опомнившись, я двинулся дальше, с усилием переставляя ноги. Позже, стоя перед надписью, сообщающей о том, что отсюда начинаются технические тоннели водоочистительной станции, я спохватился и отключил миникамеру, прицепленную мною к волосам. Вот и доказательство Рихарду, надеюсь, всё то безрассудство, что я творил в Яме оправдается, и я получу то, что мне причитается.
   В полусотне метров далее по коридору в глубине тамбура подмигивал красноватым светодиодом сканер, как бы спрашивая меня: 'Кто это? Честный гражданин, который ходил по одному ему известным, но однозначно важным делам? Если так подходи и не бойся, но если ты не тот, за кого себя выдаёшь.... Не обессудь, тамбур заблокируется, и моли того, в кого ты веришь, чтобы дежурный не пожалеет на тебя стерилизующий раствор, и ты умрёшь быстрой, хоть и мучительной смертью, а не останешься подыхать от жажды. Пройдя в тамбур, я привычным, отточенным с детства движением вставил левую руку с браслетом в прорезь ниже огонька, и приник правым глазом к окуляру сканера сетчатки. Прибор едва слышно зажужжал, ладонь привычно кольнуло, глаз резанул сканирующий луч. Прошла томительная секунда и прибор сменил гнев на милость, изменив цвет с красного на зелёный. С тихим, но заметным скрежетом люк сдвинулся за моей спиной, а тот, что был передо мной, распахнулся.
  Всё-таки Рихард тот ещё жук. Наверняка оператор, ответственный за работу охранной системы этого участка Техзоны, получает свою долю от его 'маленького бизнеса'. Как ещё объяснить то обстоятельство, что сканеры пропускают несовершеннолетних в такое опасное место, как Яма.
  Ещё совсем недавно Яма была довольно скучным местом. Вспомогательные туннели, построенные возле Станции для облегчения обслуживания резервуаров, но заброшенные из-за ненужности. Подростки со всей Станции упражнялись здесь в 'искусстве' росписи стен похабщиной. И лишь с недавних пор в неё повадились Внешние. Полные отморозки, падальщики, живущие по законам звериной стаи. За каким чёртом им понадобилась Яма - куча довольно таки запутанных проходов и коридоров, оплетающая так и не смонтированные агрегаты... Странно всё это...
  'Ладно, пора идти к Рихарду, пока он не подумал, что меня поймали, и не оставил деньги себе'
  Я отправился к ближайшей транспортной магистрали. Станция слишком велика, что бы так запросто пересечь её пешком. Она снабжает водой и перерабатывает отходы целого сектора Среднего города. В нём живёт около пятисот миллионов человек, поэтому Станция должна работать без перебоев, снабжая их водой.
  Сама магистраль - система подвесных рельс, по которым с головокружительной скоростью летают прозрачные капсулы. Подойдя к одной из остановок, я нажатием сенсора вызвал ближайшую капсулу. Судя по тому, что мне почти не пришлось ждать, эта была та же самая капсула, на которой я сюда приехал. Но с таким же успехом эта капсула могла ждать пассажиров с прошлой профилактики этой части Станции, потому что все капсулы похожи как две капли воды.
  Раздалось тихое шипение пневматики, и дверь плавно сдвинулась вбок. Я поднялся в салон. Капсула имеет форму эллипсиса, и рассчитана на перевозку трёх десятков человек с различным оборудованием. Выбрав на пульте управления в качестве точки назначения Жилой сектор и указав номер нужной мне остановки, я сел на сиденье спереди и приготовился к получасовому ожиданию.
   Снова зашипело, и дверь с мягким сочным звуком закрылась, отрезав меня от внешнего мира. Капсула, начав движение, едва заметно вздрогнула. Стены и пол стали светлеть, пока не сравнялись прозрачностью с окнами. Картина, открывшаяся передо мной, завораживала.
   Капсула летела над огромным, невероятно сложным, но кажущимся одновременно простым и элегантным узором. Он тянулся и тянулся, от горизонта и до горизонта. Меня всегда завораживала его одновременная простота и сложность.
  Мои сверстники не понимали моего восхищения. В первый раз в жизни, увидев сложнейшую систему фильтров, мощных насосов и трубопроводов, они поражались. Но потом они переставали видеть этот детище человеческого разума. Нет, они по-прежнему замечали его, но для них он был все лишь нагромождением машин и механизмов, нуждающихся в нудном обслуживании ...
  Подлетая к Жилому сектору, я прикидывал, сколько я получу от Рихарда, и хватит ли этого на мои цели. Насколько я помнил, водил я их не меньше 15 минут. Предыдущий рекорд был у Стефана, он бегал от них 12 минут. Насчёт глубины точно не знаю, так как не сверялся с картой в тот момент, когда наткнулся на Внешних.
  Думая так, я наблюдал, как капсула влилась в транспортный поток Жилого сектора, и с обманчивой неторопливостью маневрировала в нём. Постепенно она приближалась к нужному мне жилому комплексу.
  Капсула, подъехав к остановке, открыла дверь. Пройдя пару шагов для того чтобы разогнать кровь в ногах, я достал коммуникатор. По нашей договорённости я при прибытии должен был вызвать Рихарда.
  Номер Рихардова комма был повешен на сенсор срочного вызова. Нажав её, я стал ждать, пока нас соединят. Вызов длился необычно долго, возникало такое чувство, что Рихард не ждал сегодня никаких важных звонков. Наконец он всё снизошел до того, что бы появиться на дисплее.
  -Да, Олег?
  -Я всё сделал, как мы и договаривались. Возможно даже с лихвой.
  -Вот как? Доказательство есть?
  -Разумеется. Иначе бы я к тебе не пришёл.
  -Хм... Хорошо... Я спускаюсь...
  Говорил он в своей обычной манере - так, как будто я должен ему тысячу кредитов и уже долго в бегах от него. Но я давно его знаю, и поэтому лёгкую нервозность и растерянность заметил хоть и не сразу, но к концу разговора смог опознать.
   'Неужели эта сволочь не приготовила наличку, надеясь на то, что я струшу? Ну, Рихард, если это так, разбитой рожей ты не отделаешься! Я жизнью рисковал, а эта скотина даже подготовится, как следует, не сумела!!'
  Горя от гнева, как треснувший кристалл-накопитель, разве что искры не разбрасывая во все стороны, я ждал, пока наш доморощенный устроитель тотализатора спустится на лифте ко мне. 'Ну, прям как небожитель к грешнику, ёлки-моталки! Так, опять не о том думаю'
  Ждать пришлось недолго. С тихим гудением опустился лифт. Его двери разошлись, явив миру Его Величество Рихарда Первого. Одет он был, как и всегда в тёмно-серый комбинезон, производящий впечатление, что носящий его объят тёмно-серыми молниями... Он был очень осторожен и расчётлив. Лицо его было не очень выразительно. Такое впечатление производили его глаза, вспыхивающие только при виде трёх вещах: развлечений, денег и возможности их заработать. Только чрезмерная жадность иногда побеждала его природную осторожность. Его семья была по нашим меркам очень обеспеченной, и поэтому он позволял себе презрительный тон со многими своими знакомыми, чувствуя себя выше их. Моя семья стояла на одном уровне с его семьёй. Мой отец имел ту же должность, что и отец Рихарда. И поэтому я пользуюсь своим происхождением, частенько острыми словами сбивал с него спесь.
  Решив немного поиздеваться над ним в качестве задатка тех кар, которые я на него обрушу, если он не приготовил деньги, я широко и плотоядно улыбнулся:
  -О, Рихардчик, как я рад тебя видеть живым и... здоровым! Как поживают твои родственники? Всё также чахнут над златом? Надеюсь, ты не забыл принести его с собой?
  -Олег, опять ты своими шуточками мне на нервы действуешь! Показывай запись, посмотрим, побил ли ты рекорд, а потом будем о деньгах говорить!
  -Хорошо, смотри.
  Достать коммуникатор, подключить к нему миникамеру и запустить записанное на ней - дело пары секунд. Рихард, просмотрев запись, ругнулся себе под нос - видимо, очень жалко было ему расставаться с деньгами, но пересилив себя, произнёс:
  -Четырнадцать минут двадцать семь секунд. Держи деньги. Тут 250 кредитов. На этот раз ты их заработал...
  По-видимому, сильно огорчённый потерей денег, Рихард бегом вбежал в лифт и нажал сенсор подъёма.
  '250 кредитов! Хватит на покупку и ещё чуть-чуть останется' Довольно насвистывая, я зашёл в капсулу, и ввёл координаты места следующей встречи.
  На этот раз путешествие было совсем коротким. Нужный мне человек жил близко от Рихардова дома. Прибыв, я послал следующее сообщение: 'Я на месте. Груз со мной. Жду указаний'. Не прошло и десяти секунд, как пришёл ответ: 'Положи груз на старое место. Товар - после подтверждению груза'
  Хмыкнув, я пошёл вглубь ячейки. 'Конспирация.... Если совет поймает моего поставщика, его ждут крупные проблемы - за ввоз незарегистрированных инфокристаллов, его ждут огромные штрафы. Но если они узнают, ЧТО на этих кристаллах, Совет лишит его гражданских прав. 'За распространение провокационной и подрывающей единство общества информации' - так будет звучать приговор. Спросите меня, за каким я полез в такое опасное дело? У меня хобби такое - влезать туда, где можно лишиться головы. Шутка. Всё дело в моей любопытности. Мне не хватило стандартных пяти классов обучения. Поэтому я всё время искал новую информацию. Сначала я спрашивал взрослых. Но когда они начали посылать меня куда подальше от них, мне пришлось искать другой, менее эмоциональный, но более полный источник информации.
   Я перерыл всю общественную инфротеку Станции, но попавшаяся в начале куча идиотских фильмов и сериалов не слишком заинтересовали меня. Я попытался смотреть те, которые хоть как то связаны с космосом, техникой, путешествиями но вскоре бросил это занятие, когда понял, что основной упор и здесь делается на 'сложные отношения между персонажами', говоря простым языком, кто и когда из героев переспит друг с другом. Муть страшная.
  Решив разузнать, какие ещё есть кристаллы в инфротеке станции, я не особо обрадовался. Техническая документация, отчёты о потраченных деталях - не самая интересная информация. Исключение составил лишь подробный план Станции и примыкающих к ней коммуникаций. В том числе и Ямы, который очень пригодился мне там.
  Совсем отчаявшись, я практически перестал находить себе место. Наверно из-за этого я решался на все свои авантюры. К счастью, мои родители и сестра не слишком интересовались, чем я занимаюсь. Мой отец практически круглые сутки руководил техническими работами на самых проблемных участках, в том числе и тот, над которым я пролетал на капсуле после своего 'забега' с Внешними. Моя мать числилась внештатным консультантом Совета Стации. Непыльная работёнка, не доставляющая никаких хлопот, но и привилегий и особого положения не дающая. Сестра же была больше занята своей личной жизнью, чем делами своего младшего братца.
  Всё изменилось месяц назад. Бит, системный оператор по должности и гений в области электроники действительности, из-под прилавка (моя любовь к старинным словам воистину неистрибима) торгующий нелегальным софтом (весьма, кстати, рискованное занятие, за это предусмотрены крупные штрафы) и мой старый знакомый, услышав о том, что я ищу любые нестандартные инфрокристаллы, немного подумав, хмыкнул. Продиктовал мне номер комма и сказал:
  -Вот номер одного человека... Чудак чудаком, но у него может быть то, что тебе нужно. Только не пытайся ему звонить. Он не ответит. Просто отправь ему сообщение о том, что Бит передаёт ему привет из Караганды. Так он узнает, что это я порекомендовал тебя. Дальше делай, что он напишет, и ничему не удивляйся. И ещё одно... Я бы не рекомендовал говорить о нём с кем либо.... Это, знаешь ли, чревато серьёзными проблемами. В первую очередь для тебя.
  -Бит, ты что, неужели я совсем маленький, и не понимаю, что это не совсем законно...
  -Не обижайся, Олег, но тут легко можно вляпаться так, что потом не отмоешься.
  -Хорошо, я учту это. Спасибо тебе большое за помощь!
  -Да не за что, всегда рад помочь.
  Тогда я не утерпел и отправил нужное сообщение по данному мне Битом номеру прямо в капсуле. Но ответ не пришёл ни через полчаса, ни через час, ни через двенадцать часов. Если бы мне не пришло уведомление о доставке, я бы подумал, что письмо просто не дошло до адресата. Я ещё подумал, что это слишком глупая шутка, и я как-нибудь Биту отвечу той же монетой.
  Ответ пришёл через две недели, когда я уже успел забыть о нашем с Битом разговором. Взяв трясущийся как от негодования комм, я увидел, что пришло сообщение от незнакомого мне номера. Недоумевая, я открыл его.
  'Не буду извиняться за долгое молчание. Я проверял тебя и пришёл к выводу, что ты можешь стать моим клиентом. Сейчас у меня есть только одна единица товара. Я отдам её для ознакомления. Надеюсь, ты понимаешь то, что нужно быть осторожным. Приезжай к жилой ячейке А-0145, и отправь мне сообщение с текстом, что услуга предоставлена'
  Пару секунд я стоял в полном замешательстве. А потом окружающие меня предметы завертелись в моих глазах.... В себя я пришёл, сидя в капсуле и судорожно сжимая в руках комм. Капсула двигалась именно туда, где я нахожусь сейчас. Тогда же, связавшись с 'чудаком', я получил описание пути к тайнику. Спустившись на лифте на самый нижний уровень ячейки, в ничем не примечательном на первый взгляд распределительном щитке я и обнаружил его. Маленький инфокристалл лежал в щели, образованной корпусом и внутренней перегородкой. Найти его можно было только на ощупь.
  Содержимое этого кристалла поначалу разочаровала меня. Я, ждавший чего-то необычного, оказался владельцем подборки нудных высказываний историков Европолиса, выступающих в аналитических программах, и подборка жёлтых электронных еженедельников Тупо пялясь на вальяжно говоривших 'господ' и вызывающе яркие заголовки газет, я думал, где именно тут скрыта нелегальная информация.
  'Да быть такого не может, что бы Бит посоветовал 'пустышку' или шутника. Он прямо сказал, что у того есть интересное для меня. И при этом незаконное. Но мне прислали обычные записи, которые часто крутят по телевизору. И обычные Та-а-ак. Что тут у нас в итоге выходит? Фигня какая то выходит. Что может быть незаконного в записях, где эти законы сравниваются с законами прошлого? А особенно в том бреде, что выдаётся за сенсации и реальные события? Скорее всего, это проверка. Смотрят, не плюну ли я и не брошу ли всё на полпути. А вот хрен вам. Обломайтесь. Не на тех напали
  Следующие три часа я потратил, заставив себя внимательно просмотреть видео и газеты, внимательно всматриваясь и вчитываясь в мутный поток скучной, бесполезной и просто бредовой информации, лившийся на меня с дисплея терминала.
  Бесполезно. Ни единой зацепки. Ни единого совпадения или смыслового блока. Просто куча отборного словесного поноса ни о чём. Ну, Бит, если и следующий кристалл окажется пустышкой, я тебе покажу кузькину мать!
  А Бит ли это всё устроил? Всю эту кутерьму? Конечно, приёмник денег от банкомата - по его специальности, но всё же...
  Все свои сомненья я постарался задушить на корню мыслями о том, где мне найти денег на покупку более следующего кристалла:
  'Попросить или свиснуть у родителей? Нет, глупо, в первом случае они заинтересуются, зачем мне такие большие деньги, а их интерес - последнее, что мне сейчас нужно. А во втором исчезновение такой суммы опять же будет сразу замечено и вызовет совсем уж нездоровый интерес.... Значит, вариант получить деньги дома пролетает'
  'У знакомых.... Нет, тоже не то. Нет у меня таких знакомых, что бы просто так дать столько денег. Да если бы даже могли, как мне потом их возвращать? Проблема.... Значит, знакомые тоже пролетают. Хотя... Что-то крутится на краю сознания, какая-то мысль.... А, вспомнил! Рихард говорил, что он задумал одну рискованную игру и принимает ставки на участников'
  'Похоже, особого выбора нет, и придётся играть в Рихардову игру...'
  Вот так я оказался в Яме, очень хорошо побегал, и получил всё-таки нужную мне сумму.
  Спускаясь в лифте на нижний этаж жилой ячейки А-0145, я пытался угадать, что же на этот раз подкинет мне 'чудак'. Но, уже выходя из него, я решил не ломать голову, а просто немного подождать. Хоть такое решение и вызывало бурю негодования моего неуёмного любопытства.
  Подойдя к памятному мне щитку, я к своему удивлению не смог его открыть. Вспомнив сообщение про 'груз', я хмыкнул, и стал искать место, куда можно вставить двухсоткредитную пластинку. Найдя подходящую по ширине щель, я медленно начал вдвигать в неё деньги. Войдя наполовину, пластинку вырвало из моих пальцев и всосало в 'щиток'. Прошла пара секунд, и с лёгким щелчком из незамеченного мною раньше углубления выдвинулся инфокристалл. Схватив его, я приложил немало усилий на то, что бы не взять резкий старт, и пройти до лифта обычным шагом.
  Время тянулось долго и мучительно. Капсула, казалось, стояла на месте. Я с трудом сохранял спокойствие. Когда на горизонте показалась моя родная жилая ячейка, я сумел взять себя в руки.
  'Так, спокойно, спокойно. Ты же не хочешь, что бы родители увидели тебя слишком возбуждённого, якобы возвращающегося с нудной и тяжёлой подработки. Всё-таки хорошая эта идея - сказать родителям, что устроился на временную работу. Объясняет и моё отсутствие, и постоянную занятость, и даже оставшиеся пятьдесят кредитов выигрыша'
  Думая так, я вышел из капсулы. Знакомые с детства стены, лифт. Они только с первого взгляда кажутся одинаковыми во всех ячейках. Прожив здесь 17 лет, я с закрытыми глазами могу отличить её от всех других. Есть что-то неуловимое, едва ощутимое, но прекрасно чувствуемое ощущения Дома. Именно с большой буквы, пусть даже твой Дом - стандартный жилой четырёхкомнатный отсек.
  Отвлекая себя такими мыслями от инфокристалла, лежащего в кармане, открываю покрытую искусственной кожей дверь.
  -Олежек, это ты пришёл?- Это мама. Блин, неужели ещё кто-то может вот так запросто зайти в отсек? Сестра дома, а отец будет ещё не скоро.
  -Да, мам, это я.
  -Как там твоя работа? Неужели до сих пор ничего не заплатили? Если так, немедленно уходи оттуда! Нечего там делать!
  -Да нет, ма, всё-таки заплатили, и очень даже неплохо. Целых 50 кредитов!
  -Правда! Вот и хорошо! Ира, иди посмотри, твой брат первую зарплату принёс!
  -Да ну его, мам! Тоже мне, зарплату! Небось попрошайничал где, или свистнул, а нам потом приволок!
  -Дочка, что ты несёшь? Твой брат честно работает, хорошим работником будет!
  'Моя 'любимая' сестрёнка. Родилась на три года раньше меня, и считает, что это возносит её надо мной на недосягаемую вершину. Пока мне не исполнилось 15, мы очень часто ссорились по всякому поводу и без него. Потом я решил просто игнорировать её. До сих пор она не может поверить в то, что я уступил ей все позиции, и пытается по-всякому подколоть. А мне просто надоели эти бесполезные споры'
  'Да... Видно сегодня не мой день... Голос сестры раздался со стороны домашнего терминала. Незадача.... Придётся ждать пока она уйдёт. А сидеть за ним она может сколь угодно долго. Но если я покажу ей свой повышенный интерес к терминалу, то она будет сидеть за ним до самой ночи.... Вот повезло же иметь такую сестру! Придётся ждать...'
  Раздражённо скинув подошвы бутцев, я потопал на кухню. Хороший бег порождает не менее хороший аппетит. Быстро пробежавшись глазами по пачкам, аккуратно разложенным на полках. Мама ненавидит беспорядок, и разлаживает все предметы в отсеке чуть ли не по линеечке. Каких усилий мне стоило добиться того, что бы она не наводила порядок в моей комнате. После её уборки я долго не могу найти ни одной нужной мне вещи. Поворчав для виду, она согласилась, что не будет трогать мои вещи, но с условием, что я буду по её просьбе мыть посуду. Не такая уж и большая плата за то, что я больше не буду лихорадочно искать такую нужную в этот момент вещь.
  Выбрав рацион 'Обед', состоящий из белкового концентрата со вкусом 'мяса', пресного концентрата, призванного заменить (безуспешно) хлеб, а на десерт 'сладкое' - сладкий брикет и кофеиновый напиток, я начал как можно быстрее поглощать его, что бы не успеть почувствовать мерзкий привкус 'мыла' - побочного эффекта искусственной природы пищи. Запивая последний кусок 'хлеба' напитком, я с тоской вспоминал роскошь натуральной пищи.
  Подкрепившись, я задумался, чем бы мне заняться, что бы отвлечься от грызущего меня любопытства. От этих нелёгких дум меня оторвал капризный голос сестры:
  -Слышь, мелкий, поди, сюда!
  Ехидно улыбаясь про себя, я с невозмутимой миной на лице подхожу к ней. Раньше меня такое обращение злило. Теперь только забавляет, учитывая, что я выше её на полторы головы. Особенно, когда сестра начинает заводиться, видя, что мне безразличны её оскорбления.
  -Ты что, опять пароль поменял? А ну, бегом возвращай старый, сосунок!
  Мысленно скорчив ей рожу, я, сохраняя внешнюю невозмутимость, склонился над терминалом. Десяток касаний сенсора, и проблема сестры решена: я разрешил ей доступ к важным операциям на этот сеанс. И только. Уж больно она не любит просить у меня помощи. Хоть я с ней и не ругаюсь, мелкие пакости делать не перестал.
  -Всё. Готово. - Сказал я сестре, сердито смотрящей на меня.
  -Вали отсюда, мелочь, не подглядывай!
   'Ну надо же, какие мы сегодня мирные. Ни криков, ни проклятий. И прогнала сразу же. Думает, я буду подглядывать. Ха, интересно какое у неё было бы лицо, если бы она узнала, что я могу просмотреть все её действия? Хотя нет, не надо. У неё и так нервы ни к чёрту от придурков (по её словам), которые достали её...
  Вот так, мысленно улыбаясь, я направился в свою комнату. С первого взгляда тут ничего не изменилось: Тот же самый лёгкий беспорядок, планшет, оставленный мной на кровати, всё так же и лежал, дожидаясь меня. Да и все вещи лежат там, где мне их легко и удобно найти, а не там, где красивее, как раньше делала моя мать.
  Плюхнувшись на кровать, я схватил планшет и стал перебирать названия различных статей, видео, записей, заслуживающих моё внимание на данный момент и могущих помочь мне скоротать время. Несмотря на более чем внушительное количество файлов, все они были многократно просмотрены, изучены и запомнены. К сожалению, подключить инфокристалл к планшету я не мог по банальной причине - на планшете не было считывателя кристаллов, предполагалось, что всё необходимою информацию на него перенесут, подключив напрямую с терминалом.
  Успев прочитать одну интересную статью о космосе и скрывающихся в нём тайн и возможностей, я задумался о том, что несмотря на то, что прошло уже около двух веков с тех пор, как люди вышли в космос, человечество до сих пор заперто в своей колыбели, давно уже ставшей тесной для него... Внезапный звонок комма сбил меня с мысли. Чертыхнувшись, я ответил на вызов.
  -Да? Привет. Приехать к тебе? В Администрации? Хорошо, еду.
  
   ***
  -Отец! - Рихард был очень взволнован - Эти придурки из банды Секача упустили сына клиента!
  -Как это случилось? Ты сделал то, я что я тебе приказывал?
  -Да, отец, но Олег обвёл их вокруг пальца, как маленьких детей...
  -Проклятье! Наши партнёры и так недовольны задержкой, и ещё пара дней промедления могут сильно уменьшить нашу долю! Придётся перейти к плану С. Хотя я надеялся обойтись без жестких мер, по-видимому, без этого не обойтись.
  -Я понимаю, отец.... Но что мне теперь делать?
  -Ты? После выполнения нашего плана у нас будет непочатый край работы. Но сейчас ты можешь кое-что сделать.
  -Да, отец! Я готов.
  -Хорошо! Слушай что ты должен сделать....
  
  
  Глава 2
  'Чёрт! Опять соседи слишком громко включили свою музыку! Хоть назвать ЭТО музыкой язык не поворачивается - дикий визг и гул сирены, а не музыка. Как же от неё болит голова...'
  Сознание медленно прояснивалось. Ещё никогда у меня не было такого поганого пробуждения. Я попытался сесть на кровати, но тело пронзила острая вспышка боли. Несмотря на шок, я сумел определить, что болела рука.
  ' Что за хрень?!! Что со мной?!! Почему так болит рука?!!'
  Открыв глаза, я ничего не увидел. И тут, как будто кто-то нажал сенсор, я почувствовал, что лежу животом на чём-то мягком и склизком. Попытавшись перевернуться, я сумел лишь вызвать новый взрыв боли. Выгнувшись дугой, я совершенно потерял рассудок. Моё 'Я' поглотила ненасытная волна боли, сметя её, как цунами сносит хлипкие по её мерке постройки на берегу.
  В реальности прошло не больше пары секунд, но мне казалось, что боль хлестает по моим обнажённым нервам уже много часов. Боль схлынула, не прощаясь, и я сумел заглотнуть немного воздуха. Стараясь не шевелится, я снова открыл глаза. Как оказалось, боль, изрядно поиздевавшись надо мной, всё-таки сослужила мне службу. То, что я увидел, заставило меня усомнится в своей психике.
  Я был в капсуле, но не это поразило меня до глубины души. Кресла росли не из пола, как им полагалось, а из стены. И уходили рядами вверх... Крайне медленно дошло, что это не мои галлюцинации, а капсула каким-то невероятным образом встала боком...
   Созерцание разгрома, царившего в капсуле, было прервано очень тихим полухрипом-полустоном, раздавшимся ниже меня: 'Олег...'
  Меня как током ударило. С трудом двигая шеей, я повернул голову и...
  Увиденное тогда никогда не сотрётся из моей памяти. Потускнеет, потеряет свои краски, но останется со мной на всю жизнь.
  По-видимому, капсула на полном ходу слетела с направляющих и врезалась передним краем в фильтр. Корпус, не рассчитанный на такие нагрузки, лопнул. Смешавшись с обломками фильтра, он превратился в настоящую 'волчью яму' . Пассажиры были нанизаны по двое-трое на зазубренных обломках. Мне сказочно повезло. Я сидел в самом конце капсулы и поэтому упал не на острия, а на несчастных, которые на свою беду сели в середину салона. Страшно подумать, во что превратились сидящие на передних местах...
  Окровавленные тела, ошмётки плоти и комбинезонов, и кровь, кровь повсюду. Я сам был перемазан её с ног до головы. Меня начало рвать желчью.
  'Соберись!!! Соберись и успокойся, тряпка, здесь ещё могут быть живые! Ты отделался всего лишь переломом руки, поэтому успокойся и попытайся им помочь'
  Мысленно орать на себя было гораздо легче, чем вслух. Осторожно, что бы не потревожить руку, я начал осматривать кровавую мешанину из тел, пытаясь высмотреть живых, и одновременно ведя борьбу с тошнотой.
  Бесполезно. Ни один из них не подавал признаков жизни.
  ' Но ведь кто-то же звал меня! Звал по имени! Тут должны быть живые! Мне надо развернуться, что бы посмотреть за собой. Звавший меня может быть только там'
  Зажав зубы, я стал медленно переворачиваться. На этот раз боль не лишала меня рассудка, но безжалостно кромсала руку, пытаясь вырвать её с корнем. Перевернувшись, я снова не поверил своим глазам.
  Сзади меня, с торчащим из груди острым обломком, с залитой кровью головой, лежал мой отец.
  Невидимый 'шутник' снова щелкнул сенсором, и я вспомнил то, что было до аварии.
  После звонка, я, удивлённый, отправился к центру Станции, в Административный сектор. Я очень редко посещал этот сектор, исключая рабочее место отца. Он был куратором, ответственным за обслуживание и контроль двух десятков рабочих секторов. Всего секторов было шестьдесят, и мой отец был весьма влиятельным членом совета, хоть и на вторых ролях. Он попросил меня встретить его в офисе, что удивило меня. Отец не был кабинетным работником, он предпочитал непосредственно всё контролировать.
  Прибыв на место, я удивился еще больше, когда узнал от администратора, что мой отец еще не вернулся с капитального ремонта в секторе тридцать один, и будет только через два часа.
  Все эти два часа я провёл, слоняясь по ячейке. Она сильно отличалась от жилой, впрочем, как и другие специализированные здания. Многочисленные указатели, лестницы, кабинеты. Работа, хоть и не кипит, но активно шевелится. Сюда сходились нити управления всей Станции. Здесь принимались важные решения Советом, здесь же выносились приговоры. Тихий гул голосов, сигналы терминалов и коммов, тёрпкий запах тонизирующего напитка... всё это создавало атмосферу серьёзной работы. Большинство встречающих меня знали, вернее, знали моего отца. Они косились на меня, но ничего не говорили. Странно. Раньше они себя так не вели. Неужели что-то случилось?
  Немного позже прибыл отец. Я встретил его в отделе контроля. Он отдал несколько распоряжений своему заместителю, и, сказав администратору, что он уходит сегодня немного раньше, подошел ко мне.
  -Привет. У меня к тебе есть серьёзный разговор. Пошли. Расскажу по дороге домой.
  Как всегда немногословен, собран и серьёзен. Впрочем, таким он был на людях. Дома же, он буквально преображался. Усталый, но весёлый, он никогда не давал нам скучать. По крайней мере, до недавнего времени...
   Мы спустились к остановке. Вызвав капсулу, я уже в который раз за день удивился, на этот раз тому, как быстро она пришла. Сейчас семнадцать часов, Люди спешат с работы домой, и капсулы иной раз приходилось ждать по полчаса и даже больше.
  Зайдя в капсулу, он отправился на самый её конец. Сев напротив его, я начал ждать, гадая, что же он мне скажет:
   'Неужели он узнал о моём сегодняшнем 'забеге'? Нет, быть такого не может. Огласка не выгодна никому из замешанных в это дело. Тогда что же он хочет? Не брать же меня своим помощником, что бы впоследствии передать мне свою должность, мне ж ещё не двадцать один год. Ну что за день! Когда же он кончится?!'
  К моему изумлению, отец так и не начал разговор. На него это совсем не было похоже. Он всегда мог найти общий язык с любым человеком, мягко и незаметно управляя им. Он был, по моему мнению, лучшим руководителем, его приказы исполнялись с точностью, и главное, добровольно, его мнение легко становилось мнением другого человека. Но сейчас...
  Отец был в нешуточной тревоге. Внешне это практически никак не проявлялось, но я заметил, как побелели его кулаки, когда он обхватил поручни кресла. 'Что-то случилось, и это что-то - очень серьёзная вещь'
  Тем временем, капсула металась между ячейками, собирая торопящийся домой народ. Кроме нас в капсуле уже сидело человек восемь. Отвлёкшись на них, я вздрогнул, когда отец начал говорить:
  -Ты, наверное, удивился, когда я попросил тебя приехать ко мне? Просто мне надо поговорить с тобой наедине, без знакомых и родственников. Не буду ходить вокруг да около. У нас серьёзные проблемы. Есть люди, которым я невыгоден на нынешней должности, особенно после того как умер...
  Тут всё и случилось. Раздался резкий скрежет и пол ушёл из-под ног. То, что случилось после, я помню очень смутно. Крик отца 'Не может быть!', падение... Я за что-то зацепился, руку рвануло болью, удар и темнота...
  Прокусив губу от боли, превозмогая себя, я ползу к отцу. Рана в груди выглядит ужасно. Изо рта идёт кровь. Похоже, пробито лёгкое. Это конец... Изо всех сил гоню от себя предательские мысли.
  -Олег... Я уже... всё... Ты... Они тебя... В опасности... берегись...
  -Ничего не говори, слышишь меня, пап!! У тебя лёгкие пробиты, не говори ничего! Сейчас помощь придёт, слышишь сирену?
  -Поздно... Ноги... Я их... не чувствую... что-то со спиной.... Он жутко закашлял, разбрызгивая капли крови. - Берегись... Они вас.... В покое не оставят.... Позаботься.... О родных... И сам.... Поберегись, сын....
  Стены капсулы заходили ходуном. Со скрежетом, больше похожим на предсмертный хрип, капсула завалилась на бок. Последнее, что я увидел - остекленевшие глаза отца...
  
  
  ***
  -Всё готово? - спросил чёрноволосый мужчина с властным и надменным выражением лица у стоящего перед его столом почтительно склонившего голову человека.
  -Да, господин Распорядитель. Первая партия 'товара' уже пришла. Её упаковали и приготовили к транспортировке.
  -Хорошо. Можешь быть пока свободным.
  Не верящий своему счастью человек как будто испарился - настолько быстро он исчез с глаз.
  Мужчина, сидящий за столом, презрительно усмехнулся:
   'Слизняк! Как и все, готов за кредиты родных своих продать. Вас легко купить, но нужно держать ухо востро, что бы вы не вцепились в руку, которая вас кормит. Как он обрадовался, что пока работы для него у меня нет'
  Отец Рихарда (а это был именно он) откинулся на спинку кресла, заложив руки за голову.
  'Вот и осуществились мои планы. Наконец-то прозябание в ранге куратора закончилось. Высокая честь! Место в Совете! Сколько патетики, а на деле ты - мальчик на побегушках. И в Совете ты лишь для того, что бы выслушивать приказы и получать нагоняи. Наконец-то это в прошлом! Теперь тем, кто отдавал мне команды, придётся меня не просто слушать. О, этот сладкий миг мести! Бывший распорядитель, старый маразматичный хрыщ, и его любимец получили по заслугам. Один умер от 'внезапной' остановки сердца, другой сдох, нанизанный на обломки капсулы. Всё получилось, хоть и не так, как планировалось изначально. Кто ж знал, что мальчишка окажется настолько прытким, что уйдёт от головорезов Секача...
  Ну и чёрт с ним. Те, кто мог открыто выступить против меня, отправлены туда, где им и место - на старые коллекторы, которые ломаются через день. Там у них слишком много работы и слишком мало возможностей, что бы теперь хоть как-то влиять на расклад в Станции'
  Однако какая-то мысль не давала ему покоя. Как будто он что-то забыл. Он наморщился, отыскивая её, и после недолгих поисков вспомнил.
  'Мальчишка. Он остался жив. Опасность от него только теоретическая, но всё-таки проблемы в будущем мне не нужны. Пожалуй, не стоит афишировать то, что он спасся. Но и без присмотра его не бросишь.... Впрочем, есть идея '
  Достав комм, он набрал номер сына.
  -Да, отец?
  -Рихард. У меня есть для тебя задание. Ты должен проследить, чтоб сын нашего бывшего клиента не смог в будущем принести нам проблем.
  -Хорошо, отец. Я сделаю это.
  -И последнее. Нужно, что бы он остался в живых. Нам не нужна лишняя огласка. Но разум ему уже ни к чему. Поговори с врачом. Недавно им была доставлена партия экспериментальных лекарств. Они и им рады, идиоты. Сомневаюсь, что они на животных тестированы. Животные сейчас гораздо дороже стоят, чем какие-то люди. Надеюсь, ты всё понял
  -Я всё понял, отец.
  Связь прервалась и Рихард смог отрыто выругаться. Он только собирался съездить в одно место, где хотел хорошенько оттянутся, но приказ отца поломал все планы. Глубоко вздохнув, он подумал:
  'Надо побыстрее покончить с этим ублюдком. Может быть, я ещё успею сегодня повеселится'
  Ещё раз вздохнув, он отправился к остановке.
   ***
  -Вы понимаете, что вы требуете?! Эти лекарство только начало проходить испытание, теоретически оно имеет огромные перспективы в лечении различных психических заболеваний, но мы не знаем противопоказаний пациента и побочных эффектов, которые могут возникнуть!! Оно может убить его!!
  -Это вы не понимаете, с кем разговариваете! Меня зовут Рихард Карлович Шварцмайер. Новый Распорядитель - мой отец. Я выполняю его приказ. Сейчас вы пытаетесь идти против него. Вы что, хотите последствий?
  Это было произнесено так, что врача продрал мороз по коже. Побледнев, он резко оборвал свои новые протесты. Проблемы ему действительно не нужны.
  -Н-нет, конечно нет. Но вы должны понять меня. Ваши требования не совсем... законны.
  -Законы - решения Распорядителя, и вы прекрасно знаете это.
  Врач совсем пал духом. - Х-хорошо. Я сделаю это...
  -Отлично. Я хочу, что бы влили в него весь резервуар.
  Врач дёрнулся, как от пощечины, но промолчал, судорожно сжимая кулаки на руках, которые держал в кармане.
  -И последнее. Переведите его в худшую палату. Минимум ухода, что бы он не умер, но не больше. О нашем с вами разговоре никто не должен узнать. Иначе вы будете завидовать вашему... 'пациенту'.
  Да, да, я всё понял!
  Рихард, не прощаясь, резко развернулся и пошел к выходу.
  'Ну, вот и всё. Скоро эта сволочь либо подохнет, либо станет гадить под себя и пускать слюни. А меня ждёт заслуженный отдых!'
   ***
  Сознание вернулось в тело рывком, без предупреждения, вместе с нешуточной болью. На этот раз провала в памяти не было. Я помнил всё. Кучка пронзённых тел... Изувеченная капсула... Мёртвые глаза отца... Нет, не может быть. Его спасли. Его должны были спасти.
  Попытка открыть глаза и оглядеться вызвала настолько сильную тошноту, что я чуть снова не потерял сознание. Правда, кое-что я успел рассмотреть. Я лежал в стандартном медицинском отсеке. Слева от меня стояла капельница-дозатор, выглядевшая намного старше меня самого. Где медики откопали эту рухлядь и с какой идиот присоединил её ко мне, я узнаю позже. Сейчас главное узнать, что с отцом.
  Следующий час я посвятил борьбе с тошнотой и попыткам вызвать кого-нибудь, кто сможет рассказать о состоянии отца. К моему изумлению, сенсора вызова ни на кровати, жёсткой и неудобной, ни возле нее не было. Когда тошнота ослабла настолько, что я смог приподняться на руке (другая была зафиксирована специальным составом), я начал звать дежурного. Бесполезно.
  Рассвирепев, я попытался встать с кровати. Куда там. Сил хватило только на то, чтобы опустить ноги на пол и сесть, уцепившись за спинку кровати... Н-да... 'Стандартным' отсек казался только на первый взгляд. Такое чувство, что здесь была свалена куча всякой рухляди, которую поспешно убрали, но следы остались. То, что я называл кроватью, было больше похоже на пыточный стол. Жесткое пластиковое покрытие, отверстия для слива крови... О, тут даже ремни есть, для надёжной фиксации подопытного. Я поёжился, вспомнив древний анекдот про хорошо зафиксированного пациента. Хотя это глупо, но мне расхотелось звать тех, кто положили меня на такое 'ложе'.
  Немного посидев и собравшись с силами (кучу вопросов, таких как сколько я был без сознания, почему меня держали к таких условиях, от чего меня лечат) я решил отложить до встречи с первым человеком. Капельница была осмотрена и признана более или менее годной в качестве костыля. При её осмотре я добавил к той кучке ещё два вопроса: как зовут того мудака, который поставил возле меня дышащую на ладан капельницу и где его найти?! От неё, на вид совершенно целой, явно попахивало гарью. Так. Ну так оно и есть: механизм, подающий лекарство из емкостей по капельнице перегорел. Похоже, от старости. При этом подача прекратилась. Идиоты... А если бы перегорел не насос, а дозиметр? За считанные минуты содержимое ёмкости оказалось бы в моей крови. Ндаа... Кстати, что там за лекарство...
  Аккуратно сдвинув крышку, я оторопел, увидев ёмкость. Она была ярко-красного цвета.
  Ну ни хрена же себе... Насколько я помнил, расцветка емкостей с препаратами сделана по спектру: чем ближе к красному, тем сильнее, но и значительно опаснее препарат. Что же за болезнь у меня, если мне поставили максимально сильное лекарство, наверняка с кучей побочных эффектов?!
  Выщёлкиваю ёмкость. Читаю то, что написано на ней и чувствую, как спина покрывается холодным потом. Продравшись сквозь гущу специализированных медицинских терминов, я с ужасом понял, что меня пичкали сильнейшей психотропным препаратом, предназначенной для лечения крайне опасных психофизиологических отклонений. Здорового человека эта дрянь может угробить на раз два три.
  Торопливо ищу индикатор расхода препарата. Емкость была пуста где-то на четверть...
  'Ты, похоже, в рубашке родился, парень. От Внешних ушёл, в аварии выжил, и тут тебе спасла жизнь престарелая капельница. Только ничего хорошего И отец... Как бы ни тяжела была правда, её нужно принять. Глупо цепляться за самообман. Его не спасли. Не могли спасти. С такими ранами можно справиться только в стационаре, в реанимации. А ведь капсула тогда свалилась ещё и на бок... Простая, жестокая арифметика - человеческий мозг после остановки сердца живёт три-четыре минуты. Минимальное время на то, что бы извлечь его из искореженной капсулы и со всей возможной скоростью отвезти в стационар - двадцать минут как минимум...'
  Осознание этого подобно подлой подсечки свалила меня обратно на 'кровать'. Сжав зубы и кулак, я пытался справиться с рвущимися на свободу слёзами. Глаза яростно щипало.
  Стараясь справится с неподвластными мне чувствами, я изо всех сил ударил по кровати. Боль немного отрезвила меня. Я приложил неимоверные усилия для того, что бы успокоить свою расшатанную последними событиями психику.
  'Распустился, слизняк! Вспомни, что отец говорил! Они убили его, и чуть не угробили тебя! А теперь ещё и эта пыточная, с разжижающим мозг препаратом. Ты лежал без сознания хрен знает сколько! За это время они могли всё что угодно с твоей семьёй сотворить! Так что запихай свои эмоции поглубже в... О мёртвых будем скорбеть тогда, когда живые будут в безопасности.
   Мдяяя... Если кто-нибудь услышал, как я сам с собой разговариваю, то точно психом признают...
  Так, всё ненужные мысли в сторону. Что мне надо сейчас сделать. Первое: Выбраться из медицинской ячейки, в палате , не самой комфортабельной, где я лежал. Второе: Узнать что творится на Станции, и с моей семьёй. Третье: Найти ублюдков, которым помешала моя семья. Дальше я не буду загадывать. Что бы строить планы, нужна информация. Поэтому хватит рассиживаться, капельницу под мышку и вперёд!'
  Кряхтя, как старик, останавливаясь для отдыха после нескольких шагов, я подошёл к двери. Она не была заперта, чего я опасался, но я потратил немало времени, пытаясь открыть её. Она то и дело заедала, не хотя уходить в стену. Похоже, та дрянь, что была в резервуаре, каким-то чудом пощадила мой мозг, но не тело. Противная слабость во всём теле это подтверждала. Я стоять самостоятельно не мог, да и с капельницей больше напоминал червяка на крючке. Сдвинув (вернее вбив) дверь в стену, я захромал по коридору.
  Доковыляв до лифта, я нажал сенсор вызова. Когда лифт, опустившись, раздвинул половинки двери, я получил подтверждение того, что я нахожусь в медицинской ячейке. Лифт был оборудован креплением на полу, для того что бы оперативно перевозить между этажами тяжело больных прямо на медплатформе. Зайдя в лифт, и уже собираясь нажать на сенсор, я понял, что опять действую, не подумав. Я, весь в белом (больничный балахон), едва стоящий на ногах, с капельницей подмышкой, вываливаюсь в вестибюль полный народа. Бурные, продолжительные овации. Что будет потом, легко представить. Меня, слабо сопротивляющегося, отнесут в мою 'палату', поменяют капельницу, и для надёжности зафиксируют ремнями. И в следующий раз мне вряд ли повезет с капельницей, и одним растением станет больше. Превосходная перспектива...
   'Так, что же делать? Подождать до ночи? Нет, приёмная работает круглосуточно. Раздобыть одежду и просто выйти? Ну да, без капельницы я и шага не смогу сделать, а выходить с ней как-то подозрительно. Отпадает. Может, просто не выходить через людный вестибюль? Я нахожусь ниже уровня магистрали, это видно по индикатору на маленьком терминале лифта, а значит ниже приёмной. Где-то на подвальном уровне должны быть технические проходы наружу. Снаружи же должен быть технический лифт, на котором можно добраться до запасной остановки капсул. Всё-таки я не зря изучал схему и техническую документацию Станции! Только эта проклятая слабость...'
   Много позже, я, прокляв всё на свете, обнаружив снаружи не лифт, а лестницу, и с трудом полз о ней, отдыхал на предпоследнем пролёте. Так как до технической остановки рукой подать, я решил подумать, к кому мне направится.
  'Не думаю, что ехать сразу домой, не разузнав обстановку, является хорошей идеей. Куда же мне отправится? Знакомы и приятели отпадают - вполне возможно, что они замешаны в этом кровавом деле... Друзья... Нет у меня настоящих друзей... Меня за глаза называли чудаком. Не то что бы меня сторонились, но и близко не подпускали. Да и я и сам не стремился к этому... Разве что Бит... Но Бит, он особый случай. Похоже, особого выбора у меня нет. Решено. Еду к Биту. А дальше... Дальше буду действовать исходя из обстановки.'
  С трудом поднимаясь на ноги, я, опираясь на уже ставшую родной капельницу, решительно начал штурмовать последний пролёт.
  
   ***
  -Вы понимаете, что вы наделали?
  -Господин Рихард, я прощу у вас прощения, но я чётко следовал вашим инструкциям. 'Пациент' был помещён в худшую палату, необходимый препарат начат вводится. В том, что смог очнутся и уйти, я не виноват!
  -Проклятье! Вы можете пока быть свободным...
  Врача как ветром сдуло. Рихард мысленно застонал, предчувствуя наказание:
  'Из-за этой сволочи, я получу нагоняй от отца! Но делать нечего... Нужно звонить... И надеяться на лучшее...
   После нескольких длинных сигналов Рихард услышал голос отца.
  -Рихард, я сейчас сильно занят, поэтому говори коротко и по существу.
  -Отец. Олег смог сбежать из больницы. Это моя вина. Я не уследил...
  -Сбежал, говоришь? Значит, его отец успел ему что-то рассказать, и он может помешать нам.. От него пора избавится любым способом, ... Хоть ты и заслужил наказание, но ты мне сейчас нужен. Поэтому немедленно приезжай ко мне.
  'Фуууух, похоже, на этот раз пронесло... Скорее всего отец лишит его гражданских прав и натравит инспекторов. Либо смерть при сопротивлении, либо депортация и пытки Внешних. И никуда он на этот раз не денется!'
  Весело насвистывая, Рихард двинулся в сторону выхода из медицинской ячейки.
  
  
   Глава 3
  -Долбаная железяка, ты будешь работать или нет?!
  Раздражение, накопившееся за эти дни, выплеснулось на ни в чём не повинный контроллер.
  Денис Кабанов, известный своим друзьям как Бит, использовал дедовский проверенный способ починки, долбанув от души кулаком по корпусу. И душу отвёл, и железяка эта наконец-то вывела на дисплей верные тестовые данные. Сделав зарубку на память, что в нем, скорее всего, перемыкает выходные контакты, он отложил его в сторону.
  Но сломавшийся контроллер не был причиной его настроения. Бит, сколько себя помнил, был безума от техники. Причиной его злости были последние события на Станции. После смерти старого Распорядителя налаженная им жизнь пошла кувырком. Новый распорядитель перетряхнул весь управляющий состав, сместив тщательно подобранную стариканом команду, и поставив на их места своих 'шестёрок', иначе и не скажешь. Налаженный механизм работы станции был развален в течение суток. Новый же больше напоминал грубую кустарную поделку. Работает и ладно. Все несогласные были отправлены работать на самые сложные участки. Работы по расширению Станции были прекращены. Тысячи людей лишились работы из-за мнимой 'профнепригодности'. К счастью, они приехали из Полиса на Станцию вместе со стариканом, и поэтому имели пути отступления.
  Сам же Бит еле отбрехался от своего нового управляющего, едва доказав, что его занятие важно для Станции и заменить его тем, кто хочет меньше, а работает больше, невозможно, по причине отсутствия таких идиотов. Правда, эта сволочь судя по всему осталось при своём мнении. Ну да посмотрим, кто кого.
  'Что б ты сдох, Карл Шварцмайер! Как же, случайно всё это одновременно случилось: и старикан помер, и отец Олега погиб в считающейся абсолютно надёжной капсуле. А он соболезнует и скорбит! От этого дела даже не воняет, смердит!'
  Бит в ярости вскочил с кресла. В таком настроении не то что работать, усидеть на месте сложно.
  'Жалко старика. Хорошим человеком был. Действительно хорошим. Без него Станция никогда не станет прежней. А с этим уродом Шварцмайером она превратится в тот же гадюшник, который творится в Полисе... Пока всё спокойно, нужно поднять старые связи. Спокойная, налаженная жизнь накрылась медным тазом. Поэтому лишняя поддержка не будет лишней. Эх, а казалось, что со старой жизнью покончено...'
  Его взгляд, мечущийся по всей комнате, наткнулся на миникомп, мирно лежащий на полке среди различных кристаллоплат. Бит собирался подарить его Олегу на его день рожденья. Этот комп Биту привезли из Полиса, и на Станции вряд ли найдётся второй такой.
  'Олег... Какой парень погиб. Проклятый Шварцмайер...' Бит сам себе боялся признаться, что он, волк-одиночка, привязался к нему. По сути, Олег был его единственным другом на всей Станции.
   В тот момент, когда Бит посмотрел на комп и вспоминал Олега, зазвучал интерком.
  -Кого там черти принесли!
  Бит, настроение которого упало ниже нуля, ругаясь и спотыкаясь о коробки с корпусами и комплектующими, побрёл к двери.
  Резко раздвигая их, он собирался сказать всё, что он думает о человеке, пришедшем не в то время и не в то место. Но когда увидев, кто к нему пришёл, он стал похож на рыбу на воздухе: рот уже раскрылся и движется, а слова куда-то подевались.
  -А-а-а-а-а-а-а что ты тут делаешь?!!
  -Стою.
  Следующие пять секунд Бит провёл, вспоминая, не принимал ли он сегодня чего-нибудь галлюциногенного. То, что он увидел, больше было похоже на бред, чем на реальность. На пороге его дома стоял Олег. Живой. Одетый в запыленный больничный балахон. С рукой, залитой фиксирующим составом. Опирающийся на древнего вида капельницу. С лицом... Если бы Бит не знал, что Олег не пьёт, он бы поклялся, что Олег был похож на человека, которого регулярно посещала 'белка'. Нездоровый, землянисто - зелёный цвет лица, неестественно расширенные зрачки, полопавшиеся сосудики в глазах, огромные мешки под ними же.
  Первой мыслей Бита была, что Олег сбежал из морга, перепугав всех санитаров. Второй было облегчение. Олег жив! Хоть и не совсем здоров... И третья: какого хрена, человек, попавший в ЧП в разбившейся в капсуле, выглядит как наркоман со стажем?!
  -Бит, неужели я так плохо выгляжу?- хрипло произносит Олег - Ты впустишь меня?
  -Конечно, заходи. Как ты?
  -Хреново... - Неожиданно его глаза закатились, и он опасно накренился вперёд.
  Бит едва успел подхватить падающее тело. Олегом тряпичной куклой повис на его руках. С лёгким металлическим звоном капельница упала на пол.
   -Эх, бродяга, похоже натерпелся ты за эти дни... О тебе не было ни слуху, ни духу. Где же ты был и что делал?
  
   ***
  
  Подъём по аварийной лестнице явно не пошёл мне на пользу. Преодолевая последний пролёт, я думал, что свалюсь от усталости. Только мысль о том, что свалившись, я почти наверняка пролечу пару пролётов вниз, прежде чем остановится, придавала мне сил. Добравшись до мирно дожидающейся меня капсулы, я с облегчением ввалился в салон и рухнул в одно из кресел.
  Введя пунктом назначения жилую ячейку Бита, я начал разминать здоровую руку, которая вместе с капельницей служила мне третей ногой. Она болела, протестуя против несвойственной ей роли. Занимаясь таким бесхитростным занятием, я пытался отгородиться от бесчисленных вопросов, мучающих меня. Когда к руке вернулась чувствительность, я решил немного вздремнуть. Немного ослабив волевой кулак, в котором я себя держал, я заснул раньше, чем мои глаза закрылись.
  Очнулся я от звука открывающихся дверей. С трудом встав, я осторожно выглянул на площадку. К счастью, она была пуста. Лишь брошенная кем-то банка энергетика сиротливо стояла на скамье.
  'Ну а что ты думал? Увидеть толпу в середину рабочего дня?!' Последние метры до заветной двери дались мне очень тяжело. Я едва мог стоять на ногах. 'Держатся, держатся твою... дивизию! Если грохнешься в обморок в лифте, тебя могут обнаружить и отправить в медъячейку. И там уже не сплохуют во второй раз. Вряд ли ты выйдешь из неё своими ногами'
  Вот и она, заветная дверь. Для того что бы нажать сенсор сигнала, мне пришлось привалится к стене и нажать его подбородком.
  За дверью сразу же начали подавать признаки жизни. Сначала чертыхнулись, потом раздался шум шагов, прерываемый каким-то грохотом. Дверь раздвинулась, и показался Бит со злобным выражением лица. Открыв рот, что бы что-то сказать, он, по-видимому, забыл, что именно.
  -А-а-а что ты тут делаешь?!!
  Мне в голову не пришло ничего лучше, чем сказать - Стою.
  Тем временем Бит менялся на глазах. С раздражённо-злобного выражения его лицо стало удивлённым, а потом озабоченным. Каким-то странным взглядом он стал меня оглядывать.
  -Бит, неужели я так плохо выгляжу? - Неожиданно охрипшим голосом говорю я. - Ты впустишь меня?
  -Конечно, заходи. Как ты? - Похоже, Бит оправился от шока и заговорил как обычно деловито. Но нотки беспокойства всё же проскакивали в его голосе.
  -Хреново.... Почему-то тесный коридор завертелся перед моими глазами. Последнее, что я услышал, прежде чем потерять сознание были слова Бита:
  -Эх, бродяга, похоже, натерпелся ты за эти дни...
  
   ***
  -Лежи спокойно, не шевелись. - Услышал я , придя в себя после беспамятства - Эта хреновина может работать только на неподвижном человеке.
  Скосив глаза, я смог рассмотреть провода, тянущиеся от моей головы, груди и запястья к небольшому прибору мягкого синего цвета . Который в свою очередь был подключен к терминалу, за которым сидел Бит.
  -Насколько я понимаю, ты сбежал из больницы? Не шевелись, просто моргни два раза.
  Я моргнул два раза. Бит задумчиво протянул: - Надеюсь, у тебя на это были серьёзные причины...
  -Капельница... Резервуар... - невнятно прохрипел я. Язык одеревенел и почти не шевелился.
  -Я же сказал - не шевелись! Эта рухлядь, принесённая мне на запчасти, еле работает. Если бы я не проверял её на себе - ни за что бы не поверил в то, что она выдаёт! У тебя в организме чёрт знает что происходит! Я конечно не медик, но на лицо тяжёлое отравление и серьёзное истощение. Но даже это не самое страшное. Я вколол тебе универсальный армейский антидот. Он, конечно, строго специализирован на поддержание боеспособности солдата, но как раз нам это и нужно. Ты не дурак, и думаю, понимаешь, в какой мы жопе. Времени мало, и нужно максимально быстро поставить тебя на ноги. Не спрашивай, откуда он у меня. Самое плохое то, что творится с твоим мозгом. Я в этих альфа и бета ритмах нихрена не понимаю, но если верить диагнозам прибора, ты то в состоянии агонии, то находишься в коме. Медицинский диагностер сходит с ума, и я тоже скоро свихнусь, потому что вижу, что ты меня отлично понимаешь.
  'Нифига себе! Поторопились вы, дружочек, с выводами о том, что мозг не зацепило. Похоже, всё только начинается... Блин, надо сказать ему про 'лекарство', вдруг он знает, или сможет отыскать, что это такое'
  -Капельница! - Через силу продавливаю я. - В ней резервуар!
  -Что? Та капельница, которая была у тебя? Ты думаешь, причина в ней?
  Он поднялся и исчез из видимости. Через минуту он появился вновь, держа в руках капельницу, чуть не убившую меня, и в то же время служившая отличным костылём.
  -Посмотрим, что же врачи прописали тебе...
  Достав резервуар, Бит остолбенел, рассматривая его. Через пару секунд он с проклятием швырнул его на стол.
  -Олег, просто невероятно, что ты остался жив после этой... дряни. В нашей больнице НЕТ лекарств, маркированных красным. Точнее не было до недавнего времени. Из Полиса пришла пробная партия препаратов. Насколько я понимаю, нам спихнули некачественное дерьмо, не прошедшее даже первичных испытаний... Ты понимаешь, что это значит? Тебя пытались убрать по-тихому, без лишней огласки. Поэтому никто и не узнал, что ты выжил.
  'Ты прав, Бит, но ты говоришь уже известные мне вещи. Что произошло на Станции, пока я был без сознания? Что с моей семьёй? Проклятая слабость...'
  -Диагностер показывает, что антидот помогает. Он вскоре должен вывести отраву из твоего организма. Так что не пугайся неожиданных реакций своего организма. Думаю, вскоре ты сможешь нормально стоять на ногах. Но вот насчёт твоего мозга я ничего сказать не смогу...
  Он вскочил, и начал аккуратно снимать с меня датчики. Несмотря на то, что он назвал диагностер рухлядью, обращался он с ним очень бережно. Можно сказать, трепетно.
  Я попытался спросить его о делах на Станции, но он грубо прервал меня:
  -Лежи спокойно! Я понимаю, что тебе хочется задать кучу вопросов, но лучше тебе пока поспать - восстановление во сне идёт быстрее. А потом мы серьёзно поговорим. А пока отдыхай.
  Не слушая моё протестующее мычание, Бит вышел из комнаты.
  'Ну что ж.... Думаю, опасность мне пока не грозит. Чем быстрее я засну, тем быстрее начну решать, что делать дальше'
  Измученному организму не пришлось повторять дважды, и я провалился в блаженное небытиё.
   ***
  Проснулся я от дикого голода, терзавшего мой бедный желудок. Но не смотря на это, пробуждение было самым приятным за последние дни. Ещё не открыв глаз, я почувствовал запах разогретых концентратов. Никогда в жизни я так страстно не хотел их съесть!
  Широко зевнув и едва не сломав себе челюсть, я открыл глаза. Слабость отступила, напоминая о себе лишь лёгкой ломотой в костях. Голова, как ни странно, была кристально прозрачной и свежей. Схватив импровизированный поднос из выпотрошенной платы, я начал поглощать лежавшие на ней концентраты. Ммммм, никогда они не казались мне такими вкусными! Даже поганый привкус практически исчез.
  Когда я добивал последний концентрат, в комнату вошёл Бит.
  - Ну что ж, бродяга, теперь ты похож на человека, а не на ходячий труп. Правда, я никогда не видел, что бы живые люди ели эти синтеты с таким аппетитом. Хочешь, я тебя ещё диагностером проверю? На всякий случай, а?
   'Шутник блин. Нашёл время, называется!' Проглотив последний кусок, я выпалил:
  -Бит! Рассказывай, что произошло на Станции, пока я был без сознания!
  - Многое произошло. И я бы не сказал, что эти изменения мне по душе... Ты, наверное, не знаешь, твой отец...
  Моя душа сжалась, что бы через мгновение захлестнуть меня потоком эмоций. Перед глазами промчалась увиденная мною ужасная картина - отец, наколотый на острый осколок, беспомощно раскиданные руки, кровавая струя изо рта, его неподвижный взгляд... Боль утраты, которая, казалось бы, была надёжно погребена под грузом забот, вырвалась на свободу, постепенно сменяясь дикой яростью и злобой ко всему миру...
  В себя я пришёл, лёжа на животе с болезненно заломленной за спиной рукой. Попытавшись пошевелится, я добился лишь того, что её чуть не вырвали с корнем.
  - Руку отпусти! - невнятно мычу Биту (а кто ещё может меня держать?) - И слезь с меня. Что вообще случилось?!
  -Знаешь что, бродяга, полежи ты ещё немного. Успокоишься. Расслабишься. И не будешь больше на друзей бросаться!
  -Бит, честное слово, не помню я что произошло!! Ты вроде начал рассказывать, и тут на меня накатило... Не знаю, что это было! Но оно уже прошло, так что отпусти меня!!
  -Хорошо, не ори, я не глухой - проворчал Бит. - Но я буду смотреть в оба. Не нравится мне, что с тобой творится...
  Как только он отпустил мою руку, я снова вполз на лежак. Приступ (а иначе это никак не назовёшь) отступил, оставив мне на память сильную головную боль.
  -Как ты, Олег? Тебе лучше? - спросил меня Бит, предусмотрительно отойдя в другой конец комнаты.
  -Да какой там... Голова разваливается... Похоже, эта дрянь начала сводить меня с ума... Бит, повтори пожалуйста то, что ты говорил мне до приступа.
  -Ты точно свихнулся! Хочешь опять лежать пыль глотать?
  -Нет Бит, я хочу понять, что именно послужило причиной приступа. Если это одна и та же причина, то возможно я смогу сдерживать себя от такого. По крайней мере я на это надеюсь...
  -Экспериментатор хренов! Учти, если ты снова кинешься на меня, я свяжу тебя к чёртовой матери, для твоей же безопасности!
  -Я учту это - так, глубоко вздохнуть и сосредоточится на своих ощущениях. - Давай, Бит!
  -Многое произошло на Станции. И я бы не сказал, что эти изменения мне по душе... Ты, наверное, не знаешь, твой отец погиб... Его извлекли из капсулы уже мёртвым...
  Меня снова скрючило, но на этот раз я уже был готов. Ярость, охватившая меня, не затмила разум, но требовала скорейшего выхода, подобно тому, как сбрасывают лишнюю воду в гидро-накопителях при достижении ею опасного уровня.
  Недолго думая, я со всех сил двинул кулаком по шкафу, стоящим сбоку от меня. Прочный пластик, к моему удивлению, не выдержал этого удара. Ранее прозрачный, он покрылся частой паутиной трещин, а в том месте, куда угодил мой кулак, во все стороны неторопливо брызнули осколки. Неторопливо начали падать кристаллоплаты, лежащие на нём. Режущая боль в кулаке отрезвила меня. Ярость отступила, и тут с миром что-то произошло. Как будто ранее замедленные кадры видеохроники снова пустили с нормальной скоростью. Неторопливо летящие осколки полки резко ускорились, платы с шумом повалились на пол, а я упал на колени, пытаясь унять резко усилившуюся боль, раздирающую свободную руку.
  -Охренеть... - Послышался ошарашенный голос Бита. - Парень, я едва успел увидеть движение твоей руки... Она чуть ли из виду не исчезла... Чёрт, мои вещи!!
  Но мне было не до его имущества. Рука болела так, как будто её попытались выдрать с мясом из сустава. Мышцы горели и плескались болью. Кулак ощущался как сплошной клубок боли. Я несколько заторможено пытался осознать произошедшее. Мысли как тараканы разбегались, когда я пытался сосредоточиться на них, и едва не выпрыгивали через уши. По крайней мере, у меня были такие ощущения....
  Бит, вначале вроде бросившийся поднимать упавшее железо, резко свернул в мою сторону. В его руке было что-то зажато. Я заторможено наблюдал за его действиями. Рывком сократив расстояние между нами, Бит резко ткнул меня рукой в область шеи. Укол инъектора на фоне грызущей боли в руке был совершенно неразличим. В который раз за эти дни теряя сознание, я равнодушно смотрел на постепенно размывающееся угрюмо-решительное лицо Бита.
  
  ***
  'Ну, это уже в никакие ворота не лезет! Хочет он, видели те, узнать причину приступа, что бы суметь побороть её! Его психика совсем разладилась, если порождает такие безумные идеи. Хотя рациональное зерно там было.... Эх, Олег, Олег, что же мне с тобой делать? Чем дальше, тем хуже тебе становится...'
  Аккуратно уложив Олега обратно на лежанку, Бит внимательно осмотрел его, уделив особое внимание правой, ранее здоровой руке. Ободранный до кости кулак на глазах покрывался коркой спёкшейся крови. Отчётливо были видны пульсирующие сосуды. В полной прострации он подошел к разбитому шкафу. Попытка открыть дверцу для детального осмотра повреждений закончилась тем, что она чуть не свалилась на него. Петли оказались выдавленными из гнёзд выгнувшейся стенкой.
  Внутренности шкафа были засыпаны осколками всевозможных форм и размеров. Взяв один из самых крупных, Бит попытался его сломать. После долгой борьбы осколок сдался, сломавшись с резким щелчком посередине.
  'Ничего себе.... Такой удар мог мне голову расколоть как кусок сырого пенопласта. Хорошо, что я немного выждал, а не сразу кинулся с инъектором... Проклятье, что же с тобой творится?! И что мне с тобой делать?!'
  К сожалению, некому было отвечать на его крик души. Прикинув, что Олег проспит около пяти часов, Бит понял, что времени на то, чтобы принять решение не так уж и много. Меряя шагами комнату, задумчиво осматривая лёгкий беспорядок, царящий в ней, он перебирал варианты своих действий.
  'Как ни крути, а сам я ничего сделать не смогу. На Станции трудами Шварцмайера нельзя больше никому верить. За её пределами тем более верить никому нельзя... Ну что ж, из двух зол выберем знакомое. По крайней мере, у них хотя бы можно купить молчание... '
  Бросив взгляд на Олега, скорчившегося на уголке лежанки, Бит торопливо перебрал в памяти контактные номера знакомых 'спецов'. Не так уж и много тех, кто сейчас нужен: имеющих медицинский знания и специфический опыт в области лекарств и другой подобной фигни.
  ' Сальватор, Амфетамин и Вирус. Сальватор, стоящий первым в моём мысленном списке, спас жизнь не одному десятку неудачливых наёмников, неосмотрительно подставившихся под огонь охранников и защитных систем. Несмотря на то, что он не имеет медицинского образования. Талантливый самородок, изучивший лекарское дело по инфокристаллам, и сумевший с блеском применить их на операциях.
  Амфетамин. Бывший наёмник, подсевший на наркотики, и поэтому изгнанный из наших нестройных рядов. Сумел завязать, но так и не сумел вернуться обратно. Он и до своего пагубного увлечения был бесшабашным человеком, а после психостимуляторов и жестокой завязки то немногое, что можно было назвать его крышей, было снесено как взрывной волной. Описать словами его нынешнее состояние словами невозможно. Но несмотря на все его недостатки, он стоит у меня на втором месте. Каким бы он не был психом, слово он держал и держит крепко.
  Вирус... Тёмная лошадка. Очень тёмная. Даже по меркам наёмников. О нём ходили разные слухи. Якобы он не гнушался заниматься самыми смердящими заказами и всегда выходил сухим из воды. Подозревался в том, что продал свой заказ конкурентам, но подозрения так подозрениями и остались... К его помощи я прибегу только в самом крайнем случае'
  Последующие полчаса убедили Бита в его старой примете: Если всё пошло наперекосяк, то всерьёз и надолго... Ни Сальватор, ни Амфитамин не отвечали на вызовы. Один из бывших напарников Бита только разводил руками на вопрос, где они. Но судя по всему, он ещё не отошёл от удивления от того, что видит Бита.
  'Проклятье! Ну не объяснять же ему что у меня тут такое творится! Я постарался как можно быстрее свернуть беседу и выключил видеофон.
  Ну что ж... Похоже, придётся звать Вируса. Но! Прежде чем звонить ему нужно кое-что сделать...'
  Думая так, Бит в который раз бросил взгляд на тихо лежащего Олега. Его дыхание было едва заметным, а кожа была больше похожа на серый пластик с ярко выделившимся на её фоне венам.
  'Потерпи, бродяга, потерпи! Обещаю, что сделаю все, что смогу сделать для тебя!'
  Однако дурные предчувствия никак не оставляли его...
   Глава 4
  -Вахтанг Исламбекович, тут к вам посетители пришли. Говорят, что они из проверяющей комиссии благотворительного фонда Евромедцентра.
  Удивленный голос секретарши застал главврача медъячейки Станции рассматривающим голожурнал категории '18+'. Торопливо пряча его в потайной бокс стола, он приказал:
  -Пускай входят!
  А сам принялся лихорадочно перебирать свои дела. Вроде бы нигде не засветился, поделился с необходимыми людьми, все остались довольны. Какого тогда хрена припёрлись представители тех, кто вообще в цепочке не участвовали, выступая лишь в роли поставщика! Что им нужно?! Деньги были перечислены в требуемом размере, и кого волнует, что в ведомостях цена медикаментов была в 3 раза выше реальной? Они что, прознали об этом и решили хапнуть ещё, якобы за молчание? Проклятье, если прижмут, придётся и с ними делится...
  Он постарался принять как можно более независимую позу, откинувшись на спинку кресла и сделав лицо максимально деловым. Вовремя. В его кабинет неторопливо вошли четыре мужчины. Вахтанг сосредоточился по максимуму, пытаясь понять, что ему следует ожидать. Напряжение сменилось недоумением. Проверяющие были какие-то неправильные, не такие, какие должны быть... Количество, какая-то странная схожесть между ними, что-то неуловимое, что Вахтанг так и не смог понять.
  -Приветствую вас, господа. Надеюсь, вы пришли по делу, потому, что у меня очень напряжённый график работы. Что вам нужно?
  На его вопрос ответил лишь один из странной четвёрки, кареглазый брюнет в стандартном комбинезоне, вставший прямо перед Вахтангом. Остальные скучающе осматривали обстановку кабинета.
  -К сожалению, наше дело весьма деликатное, и способно пошатнуть положения нашей компании. Видите ли, партия медикаментов, которую вам поставила наша компания, оказалась бракованной. Мы готовы бесплатно заменить её, и... Оказать вашей клинике безвозмездную спонсорскую помощь. В разумных пределах, естественно.
  Подозрения, возникшие при виде входящих, были сметены предвкушением лёгкой наживы. Вахтанг подался вперёд, стараясь не упустить ни единого слова.
  -Поэтому мы предлагаем вам сразу же приступить к делу. Пока мы с вами будем обсуждать попутные вопросы, мои помощники осмотрят партию и примут необходимые действия по замене. Кому в вашем заведении вы поручили следить за запасом медикаментов?
  -Заведующий складами - доктор Новак. Где он сейчас находится, вы можете узнать у моей секретарши.
  Говоривший с Вахтангом брюнет коротко кивнул. Его помощники направились к выходу из кабинета.
  Выходя из него, прежде чем двери сошлись, они успели услышать, как главврач произнёс:
  -И на какую сумму наша клиника может рассчитывать?
  Вышедший последним невысокий плотный шатен неуловимо усмехнулся, и вежливо спросил у дамочки средних лет, где сейчас находится доктор Новак.
  -Подождите секундочку... Так, Доктор Новак сейчас находится на четвёртом уровне, помещение номер 243. Спуститесь на 4 уровень, далее прямо и направо, не ошибётесь. Я предупрежу его о вас.
  Коротко поблагодарив, странная троица отправилась в указанное место
  
  ***
  Доктор Новак пыхтел. Доктор Новак сопел. Доктор Новак обливался потом. Но несмотря на все усилия, огромная коробка никак не желала встать на рассчитанное специально для неё место. Сигнал вызова пришёлся на тот самый миг, когда Новак со всей силы толкнул порядком замучивший его короб. Пронзительная трель заставила его рефлекторно дёрнутся в сторону терминала. В результате ящик, благополучно отскочив от полки, рухнул на измученного доктора. Дальнейшая минута была посвящена выяснению генеалогического древа этого короба, а также сексуальные пристрастий всех его предков и будущих потомков. Кое-как выползя из-под него, Новак рванул из положения лёжа в сторону терминала.
   Торопливо щёлкнув пальцем по сенсору, он увидел лицо секретарши главврача. Ехидства на нём могло хватить на троих.
  -Слушай, Новак, сейчас к тебе придут три таких представительных мужчины - Она деланно причмокивает губами - Ты должен будешь сделать то, что они потребуют. Приказ шефа - издевательски подмигнув, она исчезает с дисплея.
  Новак, яростно выругавшись, со свистом втянул пахнущий химикалиями воздух склада. Жизнь, раньше такая простая, хоть и нудная, сделала кучу кривых поворотов. Всё началось тогда, три дня назад, вечером, когда привезли Олега, сына одного из кураторов. Потом был визит этого глиста, Рихарда, заставившего его влить в Олега психотропный препарат. Всё бы ничего, и жизнь вроде бы потекла в старое русло, пока не выяснилось, что Олег бежал. Вот тут он получил нагоняй по полной программе. И хоть сын нового Распорядителя не стал предъявлять к нему претензий, шеф в наказание приказал ему рассортировать медикаменты на складе в каком-то невероятном порядке. За какие-то полдня он вымотался больше, чем за неделю работы. А теперь ещё и эти непонятно кто от шефа...
  Усевшись на злополучный ящик, Новак обреченно подумал, что его чёрная полоса ещё не закончилась. Ожидание продлилось недолго. Входная дверь щёлкнула, расходясь в разные стороны, и в складское помещение зашли трое мужчин.
  На секунду опередив врача-завхоза, первым заговорил шатен:
  -Доктор Новак?
  -Да, это я.
  -Нас прислал к вам ваш шеф. Вы, как я понимаю, заведующий складом? Мы должны проверить медикаменты из партии, недавно полученной вашей клиникой.
  Удивлённый такой простой просьбой и окрылённый надеждой, что на этот раз всё обойдётся, Новак протараторил:
  -Конечно-конечно, то, что привезли на прошлой неделе лежит вон там... - Он подвел проверяющих к одному из стеллажей.
  -Вот на этих полках лежат обычные медикаменты, а в самом низу - довесок к ней, тестовые препараты.
  Троица принялась осматривать боксы с медикаментами. Работали они быстро, но без суеты. Просмотрев верхние полки, они перешли к нижним. Внезапно один из них вытащил из ящика небольшую связку ярко-красных резервуаров. Один из слотов был пуст. Новак покрылся холодным потом. Он понял, что все, что было раньше - лишь прелюдия к тому, что начнётся сейчас.
  Тем временем шатен подошёл к нашедшему связку. Секунду он внимательно рассматривал находку, а потом, повернув голову к Новаку, спрашивает:
  -Доктор, вы бы не могли сказать, на какие цели пошло это сильнодействующее лекарство?
  Несмотря на то, что тон проверяющего не изменился ни на йоту, на Новака как будто дохнуло ледяным воздухом. Он лихорадочно думал, что же ему ответить. Сказать правду? Проговорится и вызвать на себя гнев Распорядителя? Бежать ему некуда... Новак решился:
  -Сожалею, но я не помню, что выдавал кому-то подобное лекарство. Скорее всего, это произошло не в мою смену. Могу ли я вам ещё чем-нибудь помочь?
  Как Новак не старался, дрогнувший голос выдал его с потрохами. Шатен, коротко переглянувшись с остальными, единым текучим движением оказался возле перепуганного доктора.
  -Вы лжёте. Так кому вы выписали его?
  -Я не понимаю, о чём вы... Аргх! - От удара в солнечное сплетение доктор согнулся пополам, но шатен не дал ему упасть, схватив его за шею и швырнув на невысокий стеллаж.
  -Что вы себе позво... - Прохрипев это, Новак захлёбывается криком. Шатен просто и без затей сломал мизинец на его правой руке. Именно поэтому Новак не заметил, как один 'проверяющий' скользнул к двери, а другой прижал его ноги к стеллажу.
  -Если ты не начнёшь говорить, я стану ломать тебе кости одну за другой, поэтому будь благоразумен и сэкономь на своём лечении. - Это было сказано настолько обыденно, что доконало Новака едва ли не больше, чем сломанный палец.
  -Я всё скажу!!! Всё!! Не надо!!
  Поминутно всхлипывая, Новак выложил всё, что произошло за последние дни. Он не заметил, как помрачнел держащий его за ноги человек.
  - Значит, тут замешан ваш Распорядитель.... Где он сейчас может быть?
  -Секретарша... Секретарша шефа знает... У неё там какое-то близкое знакомство...
  -Понятно - Шатен будничным движением сворачивает шею Новака. После этого он нажал на сенсор браслета, и тихо проговорил:
  -У нас проблемы. Врачи по приказу местного Распорядителя прописали препарат одному парню, отец которого встал у него на пути. Самое весёлое то, что пацан не только не умер, а умудрился бежать из больницы. Узнай у секретарши, где сейчас Распорядитель и подчисти следы. Мы будем ждать тебя возле остановки.
  Спрятав труп в дальнем конце склада в куче строительного мусора, они вышли в коридор, где к ним присоединился стоящий на страже фальшивый ревизор.
  
   ***
  Визитёр, только что яростно снижавший размер спонсорской помощи, неожиданно остановился на полуслове. Посидев десяток секунд с отсутствующим видом, он поднялся и сказал:
  -К сожалению, я вынужден прервать наш разговор.
  -Но мы так и не пришли к сог... Главврач так и не сумел договорить фразу. Раздался едва слышимый щелчок. Вздрогнув, глава клиники Станции откинулся на спинку кресла. По его лицу пробежала тягучая струйка крови.
  Убедившись, что контрольный выстрел не требуется, брюнет не стал прятать оружие, а укрыл его в ладони. Спокойно выйдя из кабинета, он улыбнулся вальяжно сидящей женщине:
  -Мы достигли полного взаимопонимания с вашим шефом. Я бы многое отдал, что бы провести ещё немного времени с такой красавицей как вы, но, увы и ах, интересы моей компании требуют от меня неофициального визита к вашему Распорядителю. Я абсолютно уверен, что такая ослепительная девушка, как вы, знаете, где проводит время ваш глава. После того, как я закончу своё маленькое, но очень прибыльное дело, могу ли я пригласить вас куда-нибудь?
  Польщённая женщина игриво рассмеялась, с интересом разглядывая гостя. Приняв какое-то решение, она промурлыкала:
  Наш многоуважаемый Распорядитель проводит своё время недалеко от Административного центра, в ячейке А10. Уверена, что, несмотря на его занятость, вы сможете заинтересовать его.
  -Спасибо. Щелчок, и уже секретарша падает лицом на стол. Брюнет споро перетащил её в кабинет, спрятав под стол. Выходя из кабинета, он заклинил дверной механизм. Пройдя холл, он скрылся в лифте.
  Тела обнаружат вечером, когда загадочный квартет будет уже далеко. Главврач уже не в первый раз уединялся со своей подчинённой, поэтому их и хватились так поздно. Впрочем, их смерть стала лишь незначительным эпизодам в череде потрясений, сотрясающих Станцию.
  
  ***
  
  Как ни странно, но после того как угрюмая физиономия Бита исчезла, скрывшись в наступившей темноте, я не утратил ясность сознания. Моё внимание было поглощено странными переменами с телом. Вернее, не с самим телом (оно никуда не делось и не исчезло), а с тем, как я начал воспринимать его.
  Очень странное ощущение: чувствовать каждый мускул своего тела, каждый нерв, идущий от них куда-то в область спины. Чувствовать не только те мускулы, которыми ты управлял своим телом, но и те, о которых ты и не подозревал или только знал из физиологии и анатомии. Например, гладкую мускулатуру кишечника или сердечную мышцу, ритмично, но как-то замедленно пульсирующую в груди. Но, несмотря на мою нынешнюю гиперчувствительность, я не мог пошевелить и пальцем. Как я не старался, но все мышцы остались безучастны к моим усилиям...
  Более того, я вообще перестал понимать, как именно двигать ими! Сейчас я, если представить образно, больше похож на пучок перепутанных кабелей, подсоединенных к вычислителю без всякой системы. Вроде и опознались, а как ими управлять...
  'Что же такое мне вводили в клинике?! Какой-то боевой стимулятор? Или это только галлюцинация, фантомное ощущение, созданное агонизирующим подсознанием? Но почему я тогда абсолютно ничего не чувствую?! Вопросы, вопросы, и никакой возможности получить ответ!
  Единственное, что мне остаётся - продолжать попытки заново овладеть своим телом, пусть даже это всего лишь иллюзия...
  'Твою ж.... Это было бы смешно, если бы не было так страшно!' На краю сознания мелькают мерзкие панические мыслишки: Это навсегда, ты останешься таким на всю твою недолгою жизнь в виде овоща. Отогнав их, я опять занялся за ставшее таким чужим тело. Но если это состояние продлится достаточно долго, тут и с ума сойдёшь, не заметив этого. Будешь считать себя капсулой, развозящей усталых и злых ремонтников по домам. Лучшего и представить себе нельзя...
  Сколько прошло времени, Олег не знал. Без связи с внешним миром само понятие время потеряло всякий смысл. Сначала он пытался обдумывать последние события, но ничего кроме душевной боли это не приносило. С каждым 'часом' отчаяние всё больше и больше охватывало его разум. Он уже не пытался управлять отдельными мышцами. Он рвался и орал в своей призрачной западне, и всё меньше разумного звучало в этих беззвучных криках... Разум Олега погрузился в пучину страха и паники...
  Когда он внезапно вынырнул в реальный мир, то, что он увидел, было мало похоже на него.
  Совсем не похоже...
  ***
  Первый сеанс переговоров с Вирусом, как Бит и ожидал, не принёс особых результатов. Принятые меры безопасности сильно затормозили процесс переговоров. Вирус наотрез отказался уезжать куда-либо из Европолиса, но оставил координаты, по которым его можно будет там найти. То, что этот адрес проверочный и последнему идиоту было понятно. Бит мог ускорить дело, если раскрыл своё инкогнито, но имея дело с Вирусом, решил не рисковать и идти более длинным и надёжным путём. Осталось решить проблему, как доставить Олега туда...
  Погружённый в раздумья, он встал из-за терминала и прошёлся по комнате. Посмотрев на лежащего неподвижно Олега, Бит присел на краешек лежанки. Олег выглядел неважно, и только едва заметные движения груди показывали, что он ещё здесь. Бит протянул руку, что бы пощупать его лоб. Едва он дотронулся до сухой и горячей кожи, как Олег буквально взорвался движениями. Каким-то невообразимым прыжком-броском он оказался на ногах, отбросив взмахом руки Бита. Бешено завертелся на месте, и бросился вон из комнаты. Жалобно скрипнула входная дверь.
  Бит бросился к одной из стен, сорвал фальшивую панель, и вытащил содержимое тайника - полицейский станнер. Проверив заряд, он бросился из отсека. На площадке лифта он прислушался. Шум шагов раздавался из пролёта пожарной лестницы, выходящий на технический уровень жилой ячейки.
  'Извини, Олег. У меня нет другого выбора. ' Он послал средний заряд на конденсатор станнера, и рванул вниз по лестнице.
  Будучи на предпоследнем пролёте лестницы, Бит услышал то, что ожидал услышать в самую последнюю очередь: Оглушающий рык, резкие щелчки и звук рикошета пуль. Скатившись на самый низ, Бит плюхнулся на живот у двери. Сказать что то, что он увидел, очень сильно не понравилось ему - значит, ничего не сказать.
  На площадке за дверным проёмом, лежало несколько окровавленных тел. На ногах остался только один нападавший. В этот момент он опускал руку для контрольного выстрела в лежащего перед ним человека. В нём Бит едва смог узнать Олега.
  У Бита не было времени на то, что бы тщательно прицелится. Он выстрелил навскидку, не прицеливаясь. Чужак уже заметил Бита и открыл по нему огонь. Выстрелили они одновременно. Очередь из оперённых пуль выщербила косяк в десяти сантиметрах над головой Бита. Разряд станнера попал в ногу стрелку, повалив его на землю. Остаток его магазина был выпущен в небо и противоположную стену. От разряда мышцы на его ноге потеряли чувствительность и сжались с большой силой. Бит перезарядил конденсатор и выстрелил врагу в грудь, выведя его из строя надолго.
  Поднявшись с пола, Бит кинулся к Олегу. Споткнувшись на ходу об высокий порог, перепрыгивая через трупы, он бежал к беспомощно раскинувшей руки фигуре. Плюхнувшись на колени возле неё, он захотел завыть, словно смертельно раненный зверь. Грудь и плечо Олега были сплошь покрыты. Уже зная страшную правду, Бит постарался нащупать пульс. Его не было...
  Он без сил рухнул возле тела Олега. Минуту он был далеко отсюда. Смерть Олега настолько выбила его из колеи, что он забыл и об оглушённом стрелке, и о том, что нападавших могло быть больше.
  'Прости меня. Прости. Я не успел. Я не смог... Я должен был успеть! ДОЛЖЕН! - Сжав челюсть так, что ещё немного и зубы вылетят из дёсен, Бит опустил веки на невидящие глаза Олега - Прости...
  Собравшись, Бит внимательно посмотрел на потерявшего сознание убийцу. По крайней мере, он сможет отомстить. И узнать, кто они такие, и откуда вообще взялись здесь! Он встал и, взглянув на Олега в последний раз, взялся за дело.
  Ему предстояло много работы. Но он знал точно, что жить его пленнику осталось ровно столько, сколько потребуется для того, что бы расколоть его и выслушать его рассказ.
  
   Глава 5
  Площадка представляла собой шедевр безумного искусства. Основой пейзажа были тела, изломанные, лежащие в невозможных для живых людей позах. Коллективное творчество талантливой школы живописцев, излюбленными цветами которой являлись все оттенки крови, от ярко-алого до кроваво-коричневого.
  Эти странные мысли приходили и уходили, не задерживаясь в сознании Бита. Он отстранённо наблюдал за своими действиями. В первую очередь он туго связал вырванным из стены кабелем профессионального убийцу. О его профессии говорило его оружие - Сверчок. Создатель этого оружия явно был в ударе. Маленький, незаметный, действительно сверчок, если бы не его смертоносность. Керамический пистолет-пулемёт. Обычные охранные системы не способны его засечь, из-за его материала. Высокая кучность стрельбы, миниатюрность, бесшумность - идеальное оружие для скрытого убийства. Единственный недостаток - он вышел ограниченной партией в две тысяч экземпляров, из-за невероятной сложности конструкции, и редкости некоторых материалов. Оружие избранных.
  Исходя из того, что Сверчками была вооружена вся четвёрка нападающих, были они птицами ну очень высокого полёта. Из чего можно было сделать очень неприятные выводы.
  Оттаскивая трупы, Бит сумел восстановить ход боя. Хотя вернее это было назвать бойней. Встреться Бит в открытом бою хотя бы с одним из напавших, у него не было бы ни единого шанса против них... Но то, что произошло, ясно показало, что профессионалы также смертны, как и новички.
  'Судя по всему, единственный выживший немного отстал от общей группы. Это и продлило ему жизнь... ненадолго' - холодно подумал Бит. Увидев, как Олег выскочил с лестничной клетки, они выхватили пушки. Которые не спасли их. Вид стольких вооружённых людей наверняка сорвал и без того кренящуюся на бок крышу Олега. Дальнейшее было похоже на избиение младенцев.
  Первому Олег смял голову походя, как будто она была пластилиновой. Кошмарное месиво из крови, костей и мозга оставляло на бетоне отчётливо видную полосу, пока Бит тащил тело.
   Следующему он одним взмахом руки буквально срезал всю плоть с правой стороны лица, обнажив в некоторых местах кость. Удар, хоть и пришёлся вскользь, с лёгкостью шейные позвонки . При переноске мотающаяся как тряпка голова весело подпрыгивала на неровностях площадки.
  Бит машинально провёл рукой по кровоподтёку, наверняка украсившему его глаз после тесного знакомства с рукой Олега. Ему стало дурно от одного осознания того, что это он мог лежать с изуродованным лицом, и сломанной шеей у себя в отсеке.
  У последнего убитого Олегом была разорвана глотка. Обрывки артерий и вен, белеющие сквозь плоть позвонки... Кроме этого, на спине у него было несколько пулевых отверстий. Похоже, четвёртого спасло ещё и то, что он открыл огонь, не опасаясь попасть по своим, ради спасения своей жизни.
  'Монстр. Олег не мог сделать ничего этого. Просто не мог! Олег умер уже давно, как только ему вкололи... а что ему вкололи? Не лекарство, это уж точно. Всё, что происходило потом - лишь агония... Тут нет моей вины...
  Каким бы быстрым не стал Олег, от пуль он так и не сумел увернутся. Мне сказочно повезло подловить четвёртого, когда он пытался сделать контрольный выстрел. Даже тогда он успел среагировать, и чуть было не накормил меня титановыми стрелками досыта. Настоящий мастер'
   Спрятав трупы убийц в заброшенном закутке, Бит затащил пленника и тело Олега в служебный лифт. Пока лифт шёл наверх, Бит обдумывал своё новое положение. Как бы мелко и предательски это не звучало, но смерть Олега развязала ему руки. Произошедшее с ним - не случайность, этим заинтересовались силы, от которых следует держаться подальше. Смена власти на Станции, таинственное лекарство, изменение Олега, присланная неизвестно кем элитная группа убийц - всё это звенья одной цепи.
  'Нужно спешить. Как можно скорее разговорить пленника, собрать всё ценное и рвать когти и из Станции и из Европолиса. Может быть, я параноик, но если я прав, то в ближайшем будущем лучше держаться от Европы подальше. Ну что ж, денег на покупку билета на стратосферник должно хватить. Впритык, но должно'
  Осмотрев на всякий случай, не только площадку с лифтами, но и лестничные проёмы, Бит перетащил тела себе в отсек. После этого он выскочил обратно - стереть кровавые следы, ведущие от его двери к служебному лифту. Закрыв дверь, он приказал себе не расслабляться.
  Внимательно проверив, не сможет ли пленник освободиться самостоятельно, Бит ещё раз осмотрел содержимое карманов, особое внимание уделив рту. Осмотр удовлетворил его, но для пущей безопасности он распял его на стеллаже из прочного пластика, притянув к стойкам его руки и ноги. Гнулись они с трудом, и Бит равнодушно подумал, что после двух разрядов станнера болеть они у него будут зверски.
   Проверив надёжность узлов, Бит отправился в санитарную комнату, где в укромном месте у него хранилась далеко не стандартная аптечке. Немного порывшись в тайнике, он достал то, что искал - инъектор и одноразовый противошоковый резервуар. Сделав укол, Бит развернул своё старое кресло к свисающему на проводах человеку и стал ждать. Дыхание пленника постепенно выровнялось, мышцы расслабились. Он тряпкой повис на кабелях. Придя в сознание, он с трудом открыл глаза
  . Пару минут он, внимательно рассмотрев Бита, хрипло произнёс:
  -Поздравляю тебя, мужик. Свалить меня из этой пукалки - он кивает на станнер - Очень дорогого стоит. Либо ты отличный стрелок, либо удачливый сукин сын. А скорее всего и то и другое. Итак, может, мы договоримся? Десять тысяч и я обещаю, что не буду тебя искать.
  Бит сделал вид, что глубоко задумался над этим предложением.
  -Сожалею, но сейчас информация для меня намного ценней. Поэтому моё предложение - ты рассказываешь мне о причине, привёдшей твою группу к нам на Станцию, а я, так уж и быть, за то, что ты успокоил этого монстра, оставлю тебя в живых.
  Несмотря на свою беспомощность, убийца скривился в презрительной усмешке:
  -Видно ты не совсем понимаешь специфику моей работы. Если мои заказчики узнают, что я хоть полусловом обмолвился о них, а они узнают, поверь, мне гарантированно не жить. Не наш с тобой уровень, увы. Так что я тебе предлагаю тридцать тысяч - это последняя цена, больше у меня просто нет. С этими деньгами ты сможешь начать новую жизнь далеко отсюда, в гораздо более симпатичном месте.
  Вздохнув, Бит с неохотой поднялся с кресла. Внимательно смотря в глаза убийцы, он выжидал.
  -Что уставился, хочешь мысли мои прочесть? Учти, пыткой ты от меня ничего не добьёшься. Только возможность заработать потеряешь - убийца был на удивление спокоен, особенно если учесть его положение. Только какой-то странным было его спокойствие. Обречённо-уверенным.
  -Знакомая вещь? - Бит неторопливо достал злополучный красный резервуар и поднёс его к лицу убийцы. Увидев резервуар, он и глазом не повёл. Самообладание на высоте. Но потому, как кровь отхлынула от его лица, и оно, без того бывшее нездорового цвета, приобрело пепельный оттенок.
  -Вижу что знакомая. Поэтому выбирай - или рассказываешь мне всё, что знаешь, либо... Хотя я думаю, ты гораздо лучше меня знаешь, что с тобой сделает эта дрянь. По-моему, всё честно. Твой ответ?
  Убийца застыл, внимательно смотря на резервуар. Поморщившись, он помотал головой, и двинул челюстью, стиснув зубы. После этого он выпрямился, с презрениям смотря на Бита. Впрочем, на того это не произнесло никакого действия.
  Прошла минута. Из презрительного лицо убийцы стало удивлённо-ошеломлённым.
  Бит медленно вставил резервуар в инъектор. Пшикнув, тихо засвистел механизм. Секунда, и загорелся зелёный диод, докладывающий о готовности к использованию.
  -Извини, забыл сказать тебе. Капсулу с ядом из твоего рта я вытащил. Заменил её на обычную от головной боли - проговорил Бит, прижимая его голову к стенке и поднеся инъектор к шее - Спрашиваю в последний раз! Ты! Будешь! Говорить?!
  Едва не ломая себе руки убийца попытался освободится. Бесполезно. Внезапно обмякнув, убийца прорычал:
  -Да! Я буду говорить! Только убери, убери эту хрень от меня!
  
   ***
  К сожалению, наемник (хоть Бита и воротило от одной мысли, что эта гнида также как и он принадлежит к наёмникам, но де-факто это было так) знал только то, что ему требовалось знать по заданию. Хоть это было нормой при подобного рода заказах, Бит всё же надеялся на большее.
  По словам 'наёмника' его группу наняли для проведения зачистки. Ликвидации хвостов, как он выразился. Заказчик пожелал остаться анонимным, но по некоторым признакам можно с уверенностью судить, что он - один из глав европейских корпораций. Или его помощник, не суть важно.
   Их задачей было изъять некое вещество из партии медикаментов, поступившей на Станцию. По своим источникам (наёмник яростно клялся, что им он верит как самому себе) они узнали о характере этого вещества. О его истинном назначении никто не знал, но то, что при его испытаниях угробили кучу весьма специфического народа, особенно учитывая, КАК они умерли. Например, тех, которых пристрелила охрана лаборатории, можно считать счастливчиками.
  Как такое 'лекарство' попало в партию медикаментов, известно не было. Наёмник полагал, что из банального разгильдяйства. В задании было особо указана необходимость ликвидации всех соприкоснувшихся с ним людей.
  Бит спокойно выслушал о том, как группа убийц поработала в клинике Станции. И о том, что приказ о введения 'лекарства' был отдан. Но, узнав о том, что после неё они отправились к Распорядителю, и выбили от его сына весь список знакомых Олега, Бит только подивился такой наглости наёмников. Хотя она была оправдана. Они прошли сквозь немаленькую охрану новоявленного Распорядителя как рука сквозь воду. Разумеется, ни сам Распорядитель, ни его сын не выжили после такого дружеского визита.
  'Туда им, ублюдкам, и дорога. Гримаса судьбы: За Олега и практически всю Станцию отомстили те, кто его же и убили'
  Тем временем наёмник продолжил рассказ. Нашумев в Административном секторе, они спокойно продолжили поиски - все силы полицейских были брошены на перекрытия возможных путей отхода преступников. Инспекторам и в голову не могло прийти, что они не бросятся сразу же удирать со Станции, а преспокойно затаятся на некоторое время.
  То, что они сразу же наткнулись на Олега - нелепое совпадение. Они хотели по-тихому проверить мой отсек, и поэтому зашли с технического уровня жилой ячейки. Но уже на подходе они увидели парня, ошарашено выбежавшего им навстречу.
   Желание не оставлять никаких свидетелей сыграло с ними смертельную шутку. Отряд уничтожен, а в Олега наёмник смог попасть, только открыв огонь в сторону своих же.
   Закончив говорить, наёмник с затаённой надеждой уставился на Бита. 'Вот же сволочь... После всего того, что натворил, он ещё на что-то надеется. Пора от него избавляться. Время уже поджимает'
  Бит поднялся, провожаемый взглядом убийцы, и прошёлся по комнате. Взял станнер. Проверил заряд. Как раз на один максимальный разряд.
  Зарядив конденсатор по максимуму, Бит подошёл к ничего не понимающему наёмнику. Никаких громких слов, эта тварь их просто не оценит. Таких надо давить, забыв про гуманность. Выстрел.
  Максимальный заряд в упор поджаривает мозг в одну секунду. Быстрая смерть.
  '3 минуты на сборы. Время пошло'
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"