Форт Андрей: другие произведения.

Мастер иллюзий. Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.10*254  Ваша оценка:
  • Аннотация:
     Тем, кто ожидает, что ГГ через десяток страниц начнет местных жизни учить и жестоко нагибать - не читать!
    Первая вычитка.

  
МАСТЕР ИЛЛЮЗИЙ
  
  
Часть 1
   Я нахожусь здесь уже больше суток и до сих пор не имею представления где, а главное, как здесь очутился. И сказать, что меня не тревожит положение, в которое попал, будет большим преуменьшением. Очень даже тревожит, и тому есть объективные причины.
   Попытавшись почесать зудевшую шею, я потерпел неудачу: свободно двигать руками и ногами мешали ржавые железные браслеты, соединенные цепью между собой и вбитым в стену кольцом. Наконец, кое-как приняв положение, в котором смог дотянуться до нее кончиками пальцев, с наслаждением несколько раз скребанул свербевший участок. Облегчено выдохнув, устроился так, чтобы оковы мешали как можно меньше и в очередной раз принялся разглядывать место собственного заточения.
   Помещение, в котором я находился, больше всего напоминало камеру из фильмов про средневековье: стены из грубо обтесанного камня, низкий потолок с маленьким, забранным решеткой оконцем и дырой для нечистот прямо под ним, узкая кровать из плохо подогнанных досок, да массивная решетка из железных прутьев, перекрывающая выход. Вот и вся обстановка.
   Вдоволь насмотревшись и не обнаружив ничего нового, я привалился спиной к шершавой стене и начал вспоминать события, предшествующие моему здесь появлению...
  
  
Глава 1
   В пятницу на работе не случилось ничего необычного. Как и всегда в этот день, на занятиях отсутствовало больше половины студентов, решивших устроить себе выходной пораньше и смывшихся по домам еще в четверг. Заведующий отчего-то пребывал в хорошем настроении и новыми поручениями решил коллектив перед выходными не озадачивать, что уже само по себе тянуло на достижение.
  Да, совсем забыл представиться: Сергей Топилин, аспирант третьего года обучения кафедры биологии Томского госуниверситета, двадцати пяти лет от роду. Окончив родной вуз, поступил в аспирантуру, к концу первого года в аспирантуре начал преподавать тут же, на кафедре, в итоге уже пару лет как несу свет знаний юным дарованиям, что связали свой путь с университетом.
   В общем, завершив все текущие дела на работе, я двинул домой, отдыхать и наслаждаться двумя днями тишины и покоя. Купив в ближайшем супермаркете продукты, медленно побрел в сторону дома, наслаждаясь первым теплым весенним днем и поглядывая на окружающие вывески и редких прохожих.
   Углядев на витрине небольшого магазинчика надпись: "Живое пиво", решил побаловать себя парой кружечек. Посижу вечером под фильм хороший или книгу. С такими мыслями я устремился к входу в магазин, торгующий пенным напитком.
   Уже поздним вечером, употребив купленное пиво и дочитав очередную книгу о приключениях соотечественника в другом мире, ставшем за считанные месяцы неимоверно крутым магом, я принялся фантазировать, что бы сам делал на месте главного героя. Сознание, расторможенное алкоголем, начало рисовать картины меня непобедимого, великого мага и воина, повергающего врагов тысячами и мудрого правителя всех окрестных земель, правящего жестко, но справедливо. Погрузившись в мечты, не заметил, как задремал сидя в кресле.
   Разбудило меня солнце, бьющее прямо в глаза, и чириканье какой-то птахи прямо под ухом. Окно на ночь не закрыл наверно.
  Морщась от слепящих лучей, я наконец открыл глаза, прикрываясь рукой. Однако узрел отнюдь не собственную спальню, а густую лесную опушку. Очумело помотав головой и пару раз подергав и ущипнув себя за ухо, пришел к выводу, что это все же не сон. Поднявшись на ноги и внимательно осмотревшись, решил, что на галлюцинацию это тоже не похоже. Ярко светило солнце, пригревая совсем не по-весеннему, небольшой ветерок шелестел в кронах деревьев, Полянка, на которой я очутился, была покрыта сочной зеленой травкой с маленькими синенькими цветочками, а неподалеку слышалось журчание воды. Вот это попил пивка называется.
   И где это я оказался? И главное, как!? Живу один, в однокомнатной квартирке на краю города в спальном районе, друзья так по-дурацки шутить не будут, да и ключей от квартиры у них нет. С трудом верится, что ради смеха кто-то вывез меня на природу и тут бросил.
   Ладно, надо пойти к воде, умыться, может что и сообразится дельного.
  Все еще размышляя о столь необычном пробуждении, я отправился в том направлении, откуда слышалось журчание, оглядываясь по сторонам и стараясь заметить хоть какие-то знакомые ориентиры.
   Так ничего знакомого и не увидев, вышел к небольшому ручейку, выбегающему из глубины леса. Умывшись холодной водой и приведя мысли в относительный порядок, решил выбираться к цивилизации, тем более что сквозь редкий подлесок виднелась полоса грунтовой дороги, которой часто пользовались, судя по выбитой траве.
   Хорошо хоть в одежде проснулся, радовался я, продираясь к дороге сквозь цепкие ветви какого-то кустарника, не желающего выпускать добычу. На мне были белая майка и такого же цвета штаны, на ногах - черные шлепанцы с белыми полосками. Одежда, в которой меня сморил сон.
  Выбравшись, наконец, к дороге, рассекавшей лес на две части, остановился и начал размышлять в какую сторону двигаться. Хотя после пары минут пришел к выводу, что разницы особо никакой, ориентиров все равно нет, поэтому повернул направо и побрел потихоньку, думая о странном своем пробуждении.
   Куда же меня занесло? Неужели сбылась мечта идиота, и я попал в другой мир? Интересно, а магия тут есть?
  Такие мысли бродили в голове, пока медленно шел по дороге. Как ни странно, страшно мне не было, волнений тоже не испытывал никаких, хотя обычно волнуюсь сильно даже по пустяковым причинам. Видимо, все происходящее воспринималось в тот момент как продолжение сна. Отвлекло меня от раздумий раздавшееся за спиной лошадиное ржание и приближающийся топот копыт.
   "Вот сейчас и узнаю, куда нелегкая занесла", - повернулся я на шум.
  
***
   Маг Лесной заставы получил оповещение, что на границе с Запретным лесом кто-то появился, аккурат во время обеда. Мастер Ормин влетел в трапезную, едва не сбив с ног выходивших стражников, не обратив, впрочем, на это никакого внимания, ринулся к столу сотника.
   - Гарт, мною зафиксировано нарушение границы, нам необходимо срочно выезжать! - задыхаясь от быстрого бега, прокричал маг.
   - Не беспокойтесь ваше магичество, никуда этот нарушитель не денется, - отложив ложку, произнес сотник.
  Подозвав одного из завершивших трапезу солдата, он отдал приказ: - Так, Вис, бегом в конюшню, пусть седлают лошадок. - И уже обращаясь к магу продолжил. - А мы с вами, пока из арсенала достанем все необходимое в таких случаях.
   - Нам лучше поторопиться, пока объект не ушел! - притоптывал от нетерпения маг.
   - Не сомневайтесь, уважаемый Ормин, мы его обязательно поймаем, - на ходу успокаивал мага Гарт.
   Появление из эльфийского леса разных тварей было событием хоть и не частым, но регулярным, поэтому методика поимки и нейтрализации была давно и надежно отработана многими поколениями стражей границ.
   Выехала за ворота крепости четверка воинов во главе с сотником и маг, уже спустя пять минут, и рысью двинулась в сторону места, откуда поступил сигнал, благо ехать было совсем недалеко. Спустя несколько минут такого передвижения, всадники увидели фигуру, имеющую вполне себе человеческие очертания, медленно двигающуюся по дороге, что уводила в сторону руин эльфийской крепости.
   - Что скажете, уважаемый, с чем мы столкнулись? - остановил отряд и обеспокоенно повернулся в сторону мага, сотник.
   - Гм, по первому взгляду похож на человека, никаких отклонений в магическом восприятии не вижу, - ответил, сосредоточенно разглядывающий бредущую фигуру маг. - Но расслабляться рано, это может быть оборотень.
   - Ну что, все слышали уважаемого Ормина? Приготовить снаряжение и не зевать! - приказал сотник, оглядев строгим взглядом подчиненных.
   Воины обнажили длинные мечи, а арбалетчик снял со спины небольшой арбалет и вложил в пазы болт со светящимся зеленоватым цветом наконечником.
   - Пусть будут благосклонны к нам боги, - пробормотал сотник и отдал команду к движению.
   Когда до цели осталось проскакать несколько десятков шагов, путник остановился и обернулся. На вид - обычный человек средних лет, высокого роста, с коротко стрижеными темными волосами и бледным лицом, давно не видевшим солнца. А вот одежка незнакомца была странной. Цепкие глаза сотника, обежав фигуру нарушителя, сразу уловили, что, несмотря на прилипший к одежде сор и помятость, одежда отличалось высоким качеством. И на необычной рубахе без застежек, и на штанах, швы были почти не различимы и идеально ровными, чего не добиться без помощи отличного портного или магии. Насмотрелся сотник на такую одежку в свое время, когда с инспекцией в их края наведывалось столичное начальство. На ногах незнакомца вообще обреталась ранее им нигде не виданная обувка, мало приспособленная к ходьбе по лесу, ибо не защищала ногу практически никак.
   - Именем императора, стой незнакомец! - прокричал Гарт, подавая подчиненным знак рассредоточиться. - Назовись и укажи причину, что побудила тебя вступить в запретный лес, и возможно отделаешься всего лишь штрафом.
   Странный человек, внимательно выслушавший слова сотника, не торопился отвечать, чем заставлял немного нервничать и крепче сжимать рукоять меча.
   - Может долбануть его магией и всего делов? А разбираться потом будем, как назад воротимся? - предложил Вис, находившийся ближе всех к сотнику и магу.
   - Это всегда успеется, тем более кидаться на нас он вроде не собирается, - отрицательно покачал головой Гарт. - Уважаемый Ормин, что скажете? Кто перед нами: человек или оборотень какой?
   - По внешнему виду человек, да и в магическом восприятии почти ничем от человека не отличен. Однако есть в нем странность некая, но в чем, сказать вот так не смогу.
   - Тогда глушите его, а мы подстрахуем. Кто или что это, будем в крепости разбираться.
   С руки мага слетело практически невидимое облачко и резко устремилось к голове чужака. При соприкосновении с головой оно тихонько лопнуло, а незнакомец закатил глаза и завалился на дорогу.
   - Так ребята, спеленайте его покрепче и возвращаемся, - распорядился сотник, довольный, что все прошло гладко.
   Воины сноровисто скрутили чужаку руки и ноги, после чего маг наложил еще и обездвиживающее заклятье. Погрузив пленника на круп лошади арбалетчика, весь отряд развернулся и потрусил в обратную сторону.
   - Вот вам и объект для изучения, уважаемый, - поравнявшись с магом, произнес Гарт, - будет, чем заняться в ближайшие дни.
   - Да-а, объект любопытный, - ответил маг, задумчиво потирая подбородок. - Поглядим, откуда он такой взялся...
  
***
   Повернувшись в сторону приближающегося шума, я увидел шестерых всадников, причем пятерка была облачена явно в некие доспехи, а последний - в балахон синего цвета.
   - Или это ролевики тут развлекаются, или одно из двух, - произнес, глядя на приближающийся отряд.
   Не доезжая до меня метров семи-восьми, они остановились, и вперед выдвинулся представительно выглядящий усатый дядька, лет пятидесяти. Похоже главный в этой шайке.
  Тут этот местный воевода заговорил, и стало понятно, что... ничего не понятно. Я хоть и не полиглот, но с десяток языков основных государств на слух отличить смогу. Этот же абориген изъяснялся на совершенно непонятном наречии, не вызывающем никаких ассоциаций. Покуда я раздумывал, куда же это меня угораздило закинуть, воин произнес еще что-то и, не дождавшись ответа, переговорив с другими членами отряда, кивнул одетому в балахон, мужику. Тот как-то странно дернул рукой, и в следующее мгновение сознание поглотила тьма...
  
***
   Ну что же, шея меня больше не беспокоит, в камеру пока никто не ломится, так что самое время вновь обдумать, что же со мной произошло.
   Похоже, я оказался либо в другом времени, либо в другом мире, что одинаково скверно. Читая о приключениях героев, попавших из нашего мира в другой, сам я вовсе не стремился оказаться на их месте. У меня была любимая работа, собственная квартирка в хорошем районе и планы по защите диссертации и по улучшению материального состояния и семейного положения на ближайшие пять-десять лет. Так что потерять это все совершенно не было желания, ибо я был достаточно консервативен и перемены воспринимал и переносил довольно тяжело.
   Тут же произошел не банальный переезд в другой город или даже другую страну, а перемещение в другой мир! Причем по одежде и снаряжению встретившей меня пятерки, явно мир, недалеко ушедший в своем развитии от нашего средневековья. А это значит жесткое разделение на классы или касты с почти полным отсутствием прав у простолюдинов и чужестранцев. И меня в чужака точно запишут, ибо языка не знаю, документов никаких нет, и я сомневаюсь в том, что местные поверят в сказку о принце далекой северной страны (если тут вообще такая есть).
   В общем, мысли в голове бродили отнюдь не веселые, и, придумывая сам себе возможное ужасное будущее, я все сильнее впадал в уныние.
  Но тут решетка, запирающая мою камеру, с сильным скрипом не смазанных петель открылась, впустив в помещение массивного воина и уже виденного мной на дороге странного монаха в балахоне (да и монаха ли?).
   Воин, злобно зыркнув на меня, встал около двери, а монах что-то говоря и сильно жестикулируя, подался в мою сторону. Слов я по-прежнему не понимал, поэтому на каждую произнесенную тем фразу, отрицательно мотал головой и говорил "не понимаю".
  Так и не добившись результатов, недовольный тип вышел из камеры, что-то пробурчав себе под нос. Следом за ним последовал воин, напоследок одарив меня еще одним злобным взглядом. Видимо для профилактики, чтоб не вздумал буянить...
  
***
   Ормин медленно двигался в сторону своей лаборатории, расположенной в одной из башен крепости. Попытка объясниться с пленником ни к чему не привела. Он перепробовал все языки, которые знал, даже древнеимперский и пару оркских наречий, но чужак на все отвечал однотипно и качал головой, явно не понимая смысла вопросов.
   "Откуда же он такой взялся?" - думал маг, поднимаясь по ступеням. То, что это не оборотень, он установил совершенно точно, с помощью специальных артефактов и внимательно осмотрев пленника в магическом восприятии. Той странности, что была им замечена ранее, больше не наблюдалось и не фиксировалось ни одним из артефактов. Это был совершенно обычный человек, только вот откуда он появился, сказать мог только сам пленник.
   "Надо послать запрос в имперскую канцелярию, пусть присылают дознавателя", - зайдя в лабораторию, решил маг. "А потом попробую найти переговорный амулет. Валялась вроде парочка в сундуке, если память не подводит".
   Определившись, Ормин прошел к письменному столу и, усевшись поудобнее, принялся сочинять запрос на вызов специалиста по дознаниям.
  
Глава 2
   Весь день ко мне кроме охранника, принесшего воды и каши, больше никто не заходил, что дало время собраться с мыслями и успокоиться. Раз сразу не грохнули и в рабы не определили, буду надеяться, что и дальше этого не случится. Тем более выбора особого у меня и нет, кроме как сидеть и ждать, чего там местные придумают.
   Уже под вечер скрипнувшая дверь, пропустила давешнего охранника и знакомого типа в балахоне, отвлекая от грустных дум. Охранник, вдруг вытащив из ножен короткий меч, подошел вплотную и приставил его к моей груди, а тип в балахоне достав из рукава цепочку стального цвета с невзрачным камешком в оправе из того же материала, знаками показал, что собирается ее на меня надеть. Сопротивляться в такой ситуации я смысла не видел, поэтому, покорно склонил голову, позволив нацепить на себя непонятное украшение.
   Коснувшись кожи, холодная цепочка вдруг резко нагрелась, но не успел я толком испугаться, как странное украшение (и украшение ли?) вновь стало прохладным. Ухватившись руками за цепь и попытавшись ее снять, с удивлением понял, что не могу этого сделать. Она будто приросла к коже, приклеившись намертво. Повернувшись в сторону типа в балахоне, я потеребил цепь, показывая, что хотел бы ее снять, на что тот погрозил мне указательным пальцем. Видимо делать это мне не рекомендуется.
  Убедившись, что я попыток буйствовать и срывать с себя украшение в ближайшее время не собираюсь, он удовлетворенно кивнул и вышел из камеры. Следом убрался и мой сторож, так и не убрав в ножны меч. Дверь захлопнулась, оставив меня наедине с мыслями и странной хреновиной на шее.
   Однако любопытная все же штука. Сомневаюсь, что ее на меня нацепили ради забавы. Размышляя о назначении предмета, я крутил и разглядывал камешек в оправе, насколько позволяла длина цепочки.
  Камешек был совершенно не похож на виденные мной ранее драгоценные и не очень камни: размером с ноготь большого пальца, тускло-желтого цвета, с изредка вспыхивающими искорками внутри. Звенья цепочки были довольно толстыми и состояли из неизвестного металла. Попытавшись снова снять с себя это "украшение" вновь потерпел неудачу. При этом крутить ее можно было совершенно свободно.
  "Точно магия", уверился я спустя некоторое время, так и не сумев снять с себя цепочку перепробовав все пришедшие в голову способы. Помучавшись еще немного в попытках избавиться от "подарочка" (даже на голову вставал, надеясь, что сама соскользнет) решил бросить это бесполезное занятие и отдохнуть. Ко мне никто больше до утра не зайдет (кормежку уже приносили), поэтому плюнув на все свои страхи и переживания (что довольно часто помогает), просто завалился на койку и неожиданно быстро уснул.
  
***
   Приснилось мне это, или было на самом деле, так потом понять и не удалось. Вот я вроде как сплю, а в следующий момент уже сижу на койке, и пялюсь на то место, где была раньше дверь, а теперь находится нечто, напоминающее ночное небо, затянутое облаками. Подойти и проверить на ощупь материальность этого "окошка" я не успел, ибо стоило только встать, как в проеме возникла светящаяся мягким серебристым светом высокая женская фигура.
   Через мгновение свечение исчезло и стало возможным различить, что незнакомка облачена в ослепительной белизны, похожую на римскую, стóлу без рукавов, открывающую правую грудь идеальной формы, и заканчивающуюся чуть выше щиколоток. На ногах изящные сандалии того же цвета. Взглянув на ее лицо, я просто потерял дар речи: ничего более совершенного мне не приходилось видеть ни до, ни после этого. Незнакомая девушка (на вид не более двадцати лет) была ослепительно, невероятно, нечеловечески красива!
  И тут она заговорила:
   - Приветствую тебя, отважный герой! Я, богиня Мирана, призвала тебя в этот мир для выполнения задачи, решить которую под силу лишь искусному полководцу и воителю. Награда в случае успеха - бессмертие, либо возможность стать одним из младших! Готов ли ты сослужить для меня эту службу? Скажи свой ответ!
   - Э-э-э-м.. - глубокомысленно изрек я, пока смысл сказанного не добрался до моего сознания, очарованного красотой богини. С трудом отведя взгляд от божественно прекрасного божества (хм...) и начав связно мыслить, ухватился за царапающее слух несоответствие в сладких речах. - Я польщен таким вниманием к своей скромной персоне, но почему именно на меня пал ваш выбор?
   - Как лучший воитель и маг своего мира был выбран ты! - тотчас ответила богиня.
   - А? - мне показалось, что ослышался.
   - Ты ведь являешься правителем империи и непревзойденным магом, я видела это в твоем разуме, когда вела поиск, - слегка нахмурилась Мирана.
  - Ааа...эээ...ну-у-у.. - подходящего ответа как-то не находилось. - А вы ничего не перепутали, уважаемая?
   - Что-о-о!? Да как ты смеешь подвергать мои слова сомнениям! - разгневалась богиня.
   В камере стало как-то резко холодать, а стены рядом с раздраженной богиней быстро покрывались инеем. Меня пробрала дрожь, и не столько от холода, сколько от осознания, что вызвал недовольство сущности, что может одним движением бровей развеять меня на молекулы.
   - Да я обычный человек, никакой не правитель и не воитель! И магии в нашем мире вообще нету, и не было никогда!!! - закричал, со страхом глядя на стены и пол, уже полностью покрытые льдом.
   - Как это нет магии? - удивленно посмотрела на меня Мирана. - Ну-ка, проверим... Смотри мне в глаза!
   С опаской глянув куда сказали, я ухнул как в воду в водоворот из образов и воспоминаний. Моих воспоминаний. Не помню, долго ли это продолжалось, но вдруг омуты глаз богини закрылись и меня отпустило.
   Через пару мгновений пришел в себя, сидя на койке и привалившись к стене. Лютого холода и льда вокруг уже не было и в помине.
   - Значит, ты не солгал, в вашем мире действительно нет магии, - произнесла богиня, разглядывая меня как диковинное животное. - Но я ясно видела и то, как ты сражаешься с целыми армиями, а потом правишь поверженными землями. Как такое возможно?
   После зондирования или сканирования, не знаю как правильно, в голове еще крутились недавние воспоминания. Ее слова заставили вспомнить вечер пятницы, перед которым я сюда попал. Как после прочтения романа под пиво, предавался фантазиям, представляя себя магом и правителем обширных земель.
   - Фантазия!? Это была твоя фантазия? - изумилась богиня, услышав мой ответ. - Но я ведь не почувствовала никакой фальши. Если только... Илиния, мелкая сучка! Подсунула мне то, что я хотела увидеть. Ну держись, я тебе покажу как в дела верховных лезть!!!
  Неожиданно в темноте "окна" появилась белокурая головка девочки лет тринадцати, озорно подмигнула, показала язык Миране и с веселым смехом исчезла.
   - Вот же дрянь! Попадись мне только... - не обращая на меня больше никакого внимания, богиня начала растворятся в окружающих тенях.
   - Эй, подождите, а как же я? - вскочив с койки, воззвал я к почти исчезнувшей фигуре.
   - До тебя, смертный, мне дела нет, живи как знаешь... - донеслось от практически исчезнувшей фигуры, после чего "окно" истаяло, не оставив после себя ни следа.
   Покричав некоторое время и убедившись, что отвечать мне не намерена ни богиня, ни стража, я улегся на койку и прикрыл глаза. В голове была полная каша, и размышлять о случившемся совершенно не тянуло, слишком невероятными оказались произошедшие события. Спустя некоторое время я вновь провалился в сон...
   Проснулся от скрипа несмазанных петель открывающейся двери. Оказывается, это охранник принес то ли завтрак, то ли обед. Съев поднадоевшую уже кашу (хотя и вполне съедобную), и запив водой, принялся размышлять над происшедшими вчера событиями.
   Примем как данность что все сказанное богиней, правда. А что это именно богиня, я почему-то даже не сомневался. Тогда выходит, что попал я в этот мир вместо какого-то великого героя, но слава богам (ага, слава, как же!) мир мне спасать не придется, статями не вышел. И это хорошо, поскольку влезать в местные разборки желания не было никакого. Но если взглянуть с другой стороны, то положение мое оставляет желать лучшего. Посадили в темницу, нацепили кандалы и вряд ли все это ради забавы. Если этот мир похож на наше средневековье, то меня, скорее всего, ждут допросы и пытки (тьфу-тьфу!), а после либо прибьют как шпиона, либо отправят на местные галеры. В общем, дела мои плохи.
   Печальные размышления прервала вновь открывшаяся дверь, пропуская внутрь охранника, давешнего типа в балахоне и начальника группы, что схватила меня. Видимо, пришло время вопросов, только вот как беседовать будем?
   - ... ты понимаешь меня, чужак? - донеслось от типа в синем одеянии.
  Хоть начало фразы я и пропустил, погруженный в свои мысли, но оставшееся услышал и прекрасно понял! Точно тут магия есть, теперь я в этом абсолютно уверен. Но надо что-то отвечать, а я так и не придумал, что говорить буду. Про перенос из другого мира говорить нельзя, не поверят, сочтут психом и точно прибьют. Придется импровизировать, это у меня вроде неплохо получается.
   - Мне понятно, что вы произнесли, - я постарался говорить как можно более уважительно.
   - Прекрасно! - тип довольно кивнул и повернувшись в сторону начальства произнес: - Амулет настроился и работает как надо, можно начинать допрос.
  - Как тебя зовут, чужак? Откуда ты и что делал в запретном лесу? Отвечай! - не заставил себя ждать тот.
   - Зовут меня Сергей, я из деревни Топилино, а как попал в лес, не помню, - главное в глаза смотреть и взгляд не отводить, а то не поверит.
   - Странное имя, нездешнее, никогда таких не слыхал, - пристально вглядываясь в мое лицо, пробасил начальник. - А где деревня твоя находится?
   - А где я сейчас нахожусь и как мне к вам обращаться?
   - Мое имя Гарт, я здесь главный, рядом со мной стоит мастер Ормин, а находишься ты в Лесной крепости.
   - А это где? - спросил с неподдельным интересом (и вправду ведь не знаю).
  Вояка аж поперхнулся от такого вопроса:
   - Ты хочешь сказать, что прошел через границу, не зная куда идешь?
   - Я же говорю, никуда не ходил, - терпеливо повторил я. - Сидел дома, а очнулся уже в лесу.
   - Странно это и очень подозрительно. Описать свою деревню можешь?
   Ну, тут я ему кучу подробностей и рассказал, благо придумывать ничего особо не пришлось. Бабушка со стороны отца жила в глухой деревушке, куда даже автобусы не ходили, а меня маленького частенько туда сплавляли родители на летние каникулы.
   Гарту, пытающемуся сориентироваться по притащенной охранником карте, я только мешал, добавляя мелких подробностей и сказав, что не знаком с картами и не ориентируюсь в направлениях. Гарт периодически поглядывал на Ормина, на что тот отрицательно качал головой. По всей видимости, он каким-то образом ощущал, говорят ему правду или нет.
  Спустя продолжительное время допрос прекратился, при этом чувствовал я себя как лимон, выжатый досуха. Во рту пересохло, но воды никто и не подумал предлагать.
   - Что ж, думаю достаточно вопросов. Скоро прибудет имперский дознаватель и мы выясним все, что ты пытался от нас скрыть, - с угрозой в голосе произнес Гарт. - Пока можешь посидеть и подумать в тишине. Может быть надумаешь, и расскажешь нам что-нибудь интересное.
   Кивнув Ормину, Гарт развернулся и вышел из камеры.
   - Насчет отдыха уважаемый сотник немного поторопился, у меня еще есть к тебе некоторые вопросы, - оживился Ормин, доставая из складок одежды штуковину, напоминающую небольшую пирамидку синего цвета с кучей непонятных знаков на гранях.
   - Сейчас мы проведем серию испытаний. Ничего опасного, уверяю тебя! - устанавливая пирамидку посередине камеры, пропыхтел Ормин.
   - А что это такое? - опасливо поглядывая на непонятные манипуляции, поинтересовался я.
   - О, это моя личная разработка, - с гордостью в голосе произнес Ормин, - артефакт для изучения различных сущностей. Позволяет определять свойства изучаемого объекта, вплоть до энергетической составляющей. Не беспокойся, вреда он не причинит никакого.
   - И для чего вам меня изучать, я ведь обычный человек?
   - Вот как раз и выясним насколько ты человек, хе-хе. А то раньше из эльфийского леса человеки никогда не выходили, только твари всякие, - производя непонятные манипуляции над артефактом, соизволил ответить Ормин.
   -Так вы получается, маг? - решил я воспользоваться говорливостью Ормина и прояснить некоторые моменты.
   - Не просто маг, а Мастер магии! - воздев указательный палец вверх, наставительно произнес тот.
   - А что за амулет вы на меня нацепили? И как я понимаю вашу речь? И зачем...
   - Тихо ты! Ишь, какой любопытный. Вот после обследования и отвечу на вопросы, а сейчас не мешай, - прервал меня Ормин, не переставая осуществлять непонятные действия с пирамидкой.
  Через некоторое время он выпрямился, облегченно вздохнув и довольно произнес:
   - Ну вот, все готово. Теперь ляг на койку, закрой глаза и расслабься. И старайся не ворочаться, а то дольше возиться придется.
   Я послушно улегся и закрыл глаза, хотя было немного страшно. Вдруг этот маг решил меня распотрошить? Может тут это в порядке вещей. Опасливо приоткрыв один глаз, кинул быстрый взгляд в сторону артефакта и удивленно распахнул глаза: пирамидка уже не стояла на полу, а висела в воздухе на высоте полуметра, переливаясь как новогодняя елка, и периодически испуская волны разных цветов в мою сторону. Маг стоял напротив с другой стороны артефакта и сосредоточенно что-то разглядывал, но что именно разобрать не удавалось.
   - Я же сказал, глаза не открывать! - рассердился маг, заметив мой взгляд. - Закрой и лежи спокойно, уже совсем немного осталось.
   Пришлось прикрыть глаза снова, размышляя над увиденным. Спустя минут пять по ощущениям мне разрешили подняться, чем тут же и воспользовался, усевшись на койке поудобнее и с ожиданием уставившись на Ормина. Тот, не обращая на меня никакого внимания, держа пирамидку в руке, изучал грани артефакта, задумчиво хмыкая и потирая подбородок.
   Дождавшись пока маг наглядится на странную штуку, я поинтересовался:
   - И каковы результаты обследования? Надеюсь со мной все в порядке, и я по-прежнему человек?
   - Да, действительно, проверка показала, что ты человек. А жаль, - маг непритворно вздохнул, - я так надеялся, что мне попалось нечто еще неизвестно. Ну да ладно. Я обещал ответить на некоторые из твоих вопросов. Что же, слушай...
   Вот что рассказал маг: амулет, который на меня нацепили, создали еще во время первой войны с орками, для добычи сведений от пленных, поскольку мало кто из них понимал по-имперски, да и знатоков оркского на всю армию было маловато. Армейские артефакторы быстро соорудили переводчик, однако пришлось повозиться с внедрением защиты от несанкционированного снятия амулета. Амулет должен касаться открытого участка тела, чтобы работать, а пленные орки ни в какую не желали терпеть на себе посторонний предмет и при любой возможности пытались его сбросить. Поэтому к амулету прикрутили дополнительную структуру, не позволяющую его снять, ну и структуру подчинения заодно. Парочка таких амулетов нашлась у мага, вот он один из них и использовал, так сказать, по назначению. Сам переводчик работал на неких магических принципах, о сути которых Ормин говорить не стал, и осуществлял перевод с имперского (и обратно), подставляя наиболее подходящие по значению слова, анализируя образы в памяти и имеющейся словарный запас носителя. Как-то так.
  - Что-то заболтался я с тобой, а меня дела еще ждут, - неожиданно закруглился Ормин, поднимаясь с небольшой табуретки что приволок охранник, и подходя к двери, которая тут же открылась, стоило ему стукнуть по ней. - Через пяток дней приедет дознаватель, тогда и определимся, что с тобой делать.
   Не обращая на меня больше никакого внимания, маг ушел, оставив меня анализировать полученную информацию. И хоть той было не так чтобы много, однако стало более-менее понятно, куда меня угораздило встрять. Однако спокойствия мне это не прибавило. Скорее наоборот.
   Вяло пожевав все ту же кашу, что притащил охранник, я улегся на жесткую койку и постарался уснуть...
   Гарт нетерпеливо прохаживался рядом с выходом из темницы в ожидании мага. Он уже готов был спуститься вниз и за шиворот выволочь оттуда несносного Ормина, когда скрипнувшая дверь, выпустила того наружу.
   - Чем порадуете мастер? Каковы результаты проверки? - тут же набросился на мага сотник.
   - Результаты есть и довольно интересные, - задумчиво ответил маг. - Наш пленник человек, однако обычным я бы его не назвал.
   - И что же такого интересного удалось обнаружить? Не томите, Ормин.
   - Этот молодой человек имеет предрасположенность к магии, это ясно показали исследования, но к какой школе, определить, как вы знаете, я не могу.
   - Неожиданно, - хмыкнул Гарт, - но это как я вижу еще не все?
   - Совершенно верно. На нем лежит отпечаток божественной сути. Он совершенно точно имел контакт с кем-то из богов, причем совсем недавно.
   - Значит, в его появлении могут быть замешаны боги, это и объясняет его появление в запретном лесу. - Сотник на минуту задумался, а затем лицо его посветлело. - В таком случае, это уже не наша головная боль. Доложите ваши выводы дознавателю, когда он прибудет. Пусть он решает, что делать с таким опасным пленником. А у нас и своих дел хватает.
  
***
   Дознаватель первой степени Кранг неторопливо двигался верхом по наезженному тракту, приближаясь к цели своего путешествия. Это был высокий худощавый мужчина, лет сорока пяти, темноволосый, с тронутыми сединой висками. Густые кустистые брови, вкупе с постоянно плотно сжатыми узкими губами и пронзительным взглядом серых глаз, придавали ему мрачное выражение.
  До крепости осталось не более часа неторопливой езды, поэтому Кранг не спешил, наслаждаясь поездкой. Слишком давно ему не удавалось выбираться за пределы столицы, дела требовали постоянного присутствия, что не добавляло и так вечно хмурому дознавателю хорошего настроения, что сказывалось на отношении к окружающим не лучшим образом.
   Поэтому на поступивший вызов из дальней крепости руководство определило именно его, наказав не торопиться с возвращением, поскольку от угрюмого вида, подчиненного шарахаться начали уже не только задержанные, но и сотрудники управления, стоило им только наткнуться на злобный взгляд Кранга.
   Правда, неделя неторопливой скачки, во время которой удалось забыть о поднадоевшей рутине, привели дознавателя в отличное расположение духа. Да и предстоящее задание было совсем не сложным по сравнению с повседневной работой.
  Оглядываясь по сторонам и вдыхая свежий воздух, напоенный ароматами цветущих трав, дознаватель незаметно для себя добрался до ворот крепости, где стоило показать жетон и назваться, как его тут же впустили и провели к начальнику гарнизона.
   - Рад видеть, уважаемый Кранг, - после взаимного представления произнес Гарт, - как добрались?
   - Спасибо, хорошо. Расскажите мне о причине столь срочного вызова и как можно подробнее. - Не стал тянуть кота за хвост Кранг.
   - Позвольте я тогда приглашу мастера Ормина, он тщательно изучил задержанного и сможет рассказать вам все подробности.
   - Не возражаю. А пока начните с самого начала.
   - Хорошо, дознаватель. Все началось с того, что...
   Поговорив с сотником и магом и выяснив все интересующие подробности, Кранг задумался. Картина никак не хотела складываться, что-то пленник явно недоговаривал. Необходим был тщательный допрос с применением ментальных техник, коими дознаватель владел в совершенстве, не зря же получил первую степень. Тянуть с этим не имело смысла, что он и озвучил ожидающим его решения сотнику и магу:
   - Покажите где у вас пыточная и через полтора часа приведите туда задержанного.
   - Как будет угодно уважаемому, - кивнул Гарт, - вас тотчас проводят, а я отдам распоряжение, чтобы пленника доставили точно в срок.
  
Глава 3
   Услыхав сквозь сон скрип открываемой двери, я и не подумал вставать. Вот уже неделя, как нахожусь в застенках. С момента разговора с магом меня никто не беспокоил, так что времени обдумать положение, в котором очутился, было предостаточно. И чем больше я размышлял, тем сильнее нервничал.
   Со слов мага, мне было известно о предстоящей беседе с каким-то дознавателем. И оптимизма эта беседа совсем не внушала. Дознавателем просто так не назовут, скорее всего, это специалист по вытаскиванию правды из заключенных. А значит, меня с вероятностью девяноста процентов (десять оставим на "авось обойдется") ждут пытки. У нас в средние века точно пытали, эти вряд ли гуманнее.
   При мыслях о предстоящих экзекуциях, я покрывался холодным потом. Попасть в руки садисту-палачу отчаянно не хотелось. Сомневаюсь, что долго выдержу пытки и не признаюсь, что заявился из другого мира. А после такого, меня точно запрут в застенках и примутся за дело всерьез.
  Что же делать то, а? Всю неделю я ломал голову над поиском выхода, но ничего вразумительного в голову не приходило. От постоянных переживаний, по ночам стали сниться жуткие кошмары, в которых меня пытали самыми изуверскими способами, что также не способствовало душевному равновесию.
  От дремы меня бесцеремонно отвлек один из двух охранников, вошедших в камеру, пнув по койке и заорав:
   - Эй ты, а ну подъем! Встал лицом к стене, и чтоб не дергался!
  В руке он держал непонятный предмет, похожий на маленькую указку, направленный острием в мою сторону.
   Я нехотя поднялся, и стал куда указали, краем глаза следя за приближающимся охранником с ключом, явно от моих кандалов. Подошедший страж и правда разомкнул браслеты на руках, после чего тип с указкой велел следовать за ним.
   Похоже, сейчас я познакомлюсь с дознавателем. Вот и приплыли. Если выведут на улицу, надо попробовать сбежать, вдруг получится? А нет, так в процессе глядишь, и прибьют, пока ловить будут. Все лучше, чем в пыточной от боли загибаться...
   Эти мысли проносились в голове, пока мы, следуя изгибам лестницы, поднимались все выше. Наконец, охранник, идущий впереди, толкнул дверь и в глаза мне ударили яркие лучи солнца, заставив зажмуриться и прикрыться ладонью. Охранники не торопили, давая привыкнуть к яркому после полутемной камеры свету, что позволило мне немного осмотреться.
  Мы находились на ровной утрамбованной до каменной твердости площадке внутреннего двора крепости, справа от меня похоже располагалась конюшня, поскольку оттуда тянуло конским навозом и периодически доносилось ржание, а вот слева были ворота. Причем ворота в данный момент открытые! Такой шанс упускать было никак нельзя, и я изо всех сил рванул в их сторону...
   Вот только мое тело, как ни в чем небывало, продолжало стоять на месте и ни в какую не желало исполнять волю хозяина.
   Что за ерунда! Как такое возможно??? Я вновь и вновь предпринимал попытки убежать, однако ничего не выходило. Тело мне совершенно не подчинялось.
  Тем временем, стоявший впереди охранник, двинулся в противоположную сторону от ворот. И каково же было мое удивление, когда я помимо воли последовал за ним! Чертовщина, какая-то. Или скорее магия.
   Я шагал за охранником, пересекавшим двор, и мог только крутить головой, с тоской глядя на закрывающиеся за груженой повозкой ворота.
   "Ну, вот и все, отбегался", - обреченно подумал, заходя вслед за стражем в помещение, которое ничем кроме пыточной быть не могло. Справа у стены стояла самая настоящая дыба, рядом на столе были разложены различные инструменты зловещего вида, в очаге с другой стороны весело пылал огонь, в котором разогревались железные пруты. Посередине помещения стоял высокий хмурый мужик, а чуть в сторонке переминался Ормин.
   - Привяжите его, - кивком указал дознаватель (а кем ему еще быть?) на дыбу. Сопровождавшие меня охранники сноровисто начали привязывать руки и ноги к жуткому приспособлению, а я даже не мог сопротивляться! Попытавшись хоть как-то выразить свое несогласие, начал возмущаться, тут же получил по почкам с приказом заткнуться, и счел за благо больше не выступать. Закончив привязывать меня, охранники вопросительно уставились на дознавателя.
   - Начинайте, я как раз подготовлюсь, - произнес тот и отвернулся к столу.
   Охранники принялись споро крутить скрипящие вороты, а я с ужасом почувствовал, как руки и ноги, с каждым поворотом колеса растягиваются все сильнее и сильнее, а амбалы и не думают останавливаться на достигнутом. То, что ощутил буквально через пару мгновений, вряд ли получится описать словами. Такой адской боли я не испытывал никогда в жизни: все мое существо вопило от мук, вызываемых выворачиваемыми суставами и натянутыми как струна жилами, готовых разорваться в любой момент. Кажется, я начал кричать, хотя точно не уверен...
   - Достаточно! Отойдите и не мешайте мне, - сквозь пелену боли расслышал рядом с собой властный голос. Я ощутил, как мою голову обхватили чьи-то цепкие пальцы, после чего разум поглотила темнота.
  
***
   Ормин с интересом наблюдал за манипуляциями дознавателя. Никогда ранее ему не удавалось присутствовать на допросе с применением ментальных техник, а маг был для своего немалого возраста очень любопытен.
  Вот чужака, прикрученного к дыбе, начало корежить от испытываемой боли, из его горла вырвался полузадушенный хрип, а глаза распахнулись настолько широко, что, кажется, готовы выпрыгнуть из глазниц. Кранг дал команду остановиться и придвинулся вплотную к пленнику, исследуя реакцию человека. Убедившись, что тот не способен на осознанные попытки к сопротивлению ментальным атакам, сосредоточившись только на терзающей тело боли, дознаватель обеими руками сжал его голову и глубоко вздохнув, закрыл глаза. Подавшись вперед, Ормин с нетерпением стал ждать дальнейших действий, перейдя на всякий случай на магическое восприятие. Стало заметно, что руки дознавателя и голову пленника окружает голубоватое марево, которое то раздувается, то опадает, явно подчиняясь какому-то ритму. Однако ничего сверх этого рассмотреть не получалось, а дознаватель вообще словно превратился в статую, даже, кажется, не дышал. Разочарованный маг, присел на грубый табурет, который отыскался под столом и стал ждать окончания допроса, чтобы хотя бы первым узнать подробности. Медленно потянулись минуты ожидания.
   Однако не успел маг сильно заскучать, как Кранг вдруг шумно выдохнул и, открыв глаза, отодвинулся от пленника. Ормин вскочил с табурета и вопросительно уставился на дознавателя.
   - Дознание прошло относительно успешно, - правильно истолковал взгляд мага Кранг.
   - Относительно!? - сразу вычленив главное, переспросил маг.
   - Мне не удалось проникнуть в память пленника дальше двух-трех дней, на глубинных слоях стоит мощнейший блок, сквозь которой, боюсь, мне не пробиться.
   - Так значит все же шпион? Но от кого он прибыл и с какой целью?
   - Не торопитесь с выводами, мастер. По большей части информация, которую вам сообщил этот субъект, правдива. Есть, конечно, мелкие нестыковки в его рассказе, но я не стал бы на них обращать особое внимание. Куда интереснее то, что данный молодой человек появился здесь по воле Мираны.
   - Вы шутите!? - Ормин аж подскочил от столь неожиданной новости.
   - Отнюдь. Я совершенно серьезен. Мне удалось пробиться немного вглубь и просмотреть часть воспоминаний, пока меня не выкинуло. Ошибки быть не может - пленник имел непосредственный контакт с божественной сущностью, - сухо произнес Кранг. - После такого контакта он может сказать, что является самим императором, и никакая проверка не сможет опровергнуть его слова. Через некоторое время это пройдет. К сожалению, подробности разговора узнать не удалось, да я и не особо старался, если честно. Боги не любят слишком любопытных смертных, сующих нос в их дела.
   - Вот это да! Такого я себе даже представить не мог! - возбужденно воскликнул маг. - И что же делать с пленником теперь?
   - Мне надо все хорошенько обдумать. О своем решении я сообщу позднее. А теперь покажите, где я могу отдохнуть и перекусить.
   - Конечно-конечно, уважаемый Кранг! - закивал Ормин. - Вис вас проводит. А я пока сообщу начальнику заставы последние новости, если вы не возражаете.
   - Не возражаю, - бросил дознаватель, направляясь следом за охранником, на которого указал маг.
   Дождавшись, пока Вис с дознавателем покинут пыточную, маг кивком указал оставшемуся охраннику, на так и не пришедшего в себя, пленника:
   - Отвяжи-ка его и отволоки обратно в камеру.
  
Глава 4
   Пришел в себя я все в той же камере. Все тело будто пропустили через мясорубку: казалось, болела каждая мышца и жилка в теле. Попытавшись приподняться, со стоном рухнул на койку: руки не слушались и тряслись, словно у алкоголика. Воспоминания о предшествовавшей такому состоянию экзекуции бросили в холодный пот. Повторения подобного не хотелось категорически!
  Моим тюремщикам, наверное, стоит гордиться: их пленник сдался после первой же пытки. Зайди кто сейчас в камеру и, пригрози повторением, и я выложил бы все, что от меня хотят услышать и даже сверх того.
   Но никто не заходил, и постепенно успокоившись и перестав паниковать, я постарался выкинуть из головы неприятные воспоминания. Через некоторое время это мне более-менее удалось.
  Вспомнив, что не смог убежать во дворе, задумался над причиной такого странного поведения своего тела. Ведь хотел же сбежать! Почему тогда не сделал этого?
   Я крутил и вертел эту мысль в бесплодных попытках найти ответ, пока, прислонившись к стене не почувствовал боль от вдавившегося острыми краями амулета, что съехал в сторону и болтался где-то на спине. Что там говорил маг насчет него? Точно! Он обмолвился, что в него заложили какие-то чары подчинения. Видимо это их действие я и испытал на собственном опыте. Ну, хоть с этим разобрался. Уже хоть что-то. Но почему я снова в камере? Почему здесь, а не на дыбе, ведь вопросов мне никаких не задавали ни до начала пыток, ни после.
   Ответа на этот вопрос как не старался, так и не нашел. Осталось лишь лежать, стараясь не сильно шевелиться и пялиться в потолок, ожидая, что еще придет в голову моим тюремщикам.
  
***
   Плотно поев (после ментального сканирования, аппетит просыпался просто зверский), дознаватель Кранг прилег на застеленную кровать и задумался над дальнейшими своими действиями.
   Ситуация была необычная и следовало хорошенько подумать, прежде чем принять решение. Настораживало его то, что в истории со странным нарушителем замешаны боги, которые обычно просто так в дела смертных не вмешиваются. Приняв неверное решение и спутав возможные планы высших сущностей, он рисковал навлечь гнев богов на себя, чего ему совершенно не хотелось.
   Так и не придя к какому-либо выводу, Кранг решил обсудить все с начальником крепости и магом. Вдруг они выскажут дельную мысль, что поможет ему в этом непростом вопросе. Определившись, дознаватель быстро поднялся, вышел в коридор и потребовал у стоящего возле двери стражника немедленно проводить его к начальству...
   Начальник крепости сотник Гарт задумчиво расхаживал по кабинету, иногда бросая короткие взгляды на сидевшего в кресле дознавателя и устроившегося на подоконнике мага.
   - Так вы утверждаете, что нашим пленником интересуются боги? - остановился он напротив Кранга.
   - Точно так, - невозмутимо сказал тот.
   - Если это действительно так, то у нас большие проблемы. Неизвестно как они отреагируют на пленение, а тем более устранение их избранника.
   - То, что данный индивид не является избранником богов, я вам гарантирую, - вмешался Кранг, - метки нет, вмешательств в энергоструктуру мною также не обнаружено. Это может подтвердить и мастер Ормин.
   Ормин, с живым интересом слушавший разговор, кивнул:
   - Действительно, никаких вмешательств обследование не показало.
   - Это не сильно упрощает дело. - опять забегал по кабинету Гарт. - Что предлагаете вы дознаватель Кранг?
   - Признаться, я в затруднении, поэтому решил посоветоваться с вами двоими, ведь вы также непосредственно замешаны в этом деле. - спокойно ответил Кранг. - Мое предложение: всем нам еще раз все тщательно обдумать и взвесить последствия любого решения, после чего каждому высказаться по этому поводу.
   В кабинете надолго воцарилась тишина, нарушаемая только скрипом половиц под ногами у сотника.
   - Кажется, мы упустили одну деталь, - неожиданно для всех произнес маг.
   - И какую же это? Поделитесь с нами, - живо развернулся к Ормину сотник.
   - Всенепременно. Кажется, все забыли, что в ходе обследования я выявил небольшие магические способности у пленного.
   - И что же нам это дает, мастер Ормин? - вопросительно приподнял бровь Гарт.
   - Кажется, я понимаю, о чем хочет сказать маг, - задумчиво произнес Кранг, - это может быть выходом.
   - О чем это вы оба? - непонимающе переводя взгляд с мага на дознавателя, поинтересовался Гарт.
   - Не так давно император издал указ о пополнении магического резерва в войсках, поэтому сейчас во все магические академии идет набор любого одаренного, не смотря на происхождение и знатность рода, - снисходительно глядя на сотника, пояснил Ормин.
   - И вы предлагаете отправить чужака в одну из академий, - догадался Гарт.
   - Поскольку держать в застенках или убить его мы не можем, а отпустить просто глупо, это может сработать, - произнес дознаватель, потирая подбородок. - Насколько я знаю, порядки в академии царят строгие и чужак все время будет под наблюдением.
   - Да и амулет не даст ему никуда сбежать, - поддакнул маг, - а после года обучения их отправят в войска.
   - То есть мы предоставляем ему определенную свободу действий, и в то же время он будет находиться под постоянным наблюдением. А после обучения его можно отправить на границу с орками, где выжить довольно сложно. Хм, если других предложений нет, я принимаю этот вариант. - Подытожил Кранг. - Завтра я заберу пленника и лично доставлю в ближайшую академию.
  
***
   На следующий день (ну я так думаю, что следующий) меня снова вывели во внутренний двор крепости. На этот раз в пыточную не потащили, а приказали стоять во дворе. Попытавшись двинуться в сторону ворот, несмотря на запреты, вновь не смог этого сделать. Все-таки подчиняющие чары в действии.
   Ждать пришлось не так уж и долго. Вскоре во двор вышел тип, что отдавал распоряжения в пыточной, сопровождаемый мастером Ормином. Подойдя ко мне почти вплотную, он произнес:
   - Я дознаватель первой ступени Кранг. Вчера я проводил твой допрос и сегодня вынес решение. Поскольку твои слова подтвердились на дознании и у тебя обнаружены магические способности, решено отправить тебя на обучение в магическую академию с последующей отработкой обучения в войсках на благо империи.
   Вот так поворот! Я в обалдении уставился на дознавателя. Сперва посадили в темницу, потом пытали, а теперь вдруг в академию учиться отправляют. Неожиданно, ничего не скажешь. Спустя мгновение я осознал еще кое-что: меня будут учить магии! Меня - магии! От такого я даже немного подзавис
  - Чтобы ты вдруг не наделал глупостей, пока мы находимся в пути, я оставлю активированным жезл подчинения, - вывел меня из ступора голос дознавателя, - с его работой ты уже знаком, поэтому сбежать или сделать что-то мне или сопровождающим можешь не пытаться. Все ясно? - дождавшись моего малость заторможенного кивка, Кранг тут же потерял ко мне всякий интерес.
   Пока я переваривал информацию, окружающие без дела не стояли. Из конюшни привели пару оседланных лошадей, а еще подогнали запряженную парой и наполненную сеном телегу, куда после приказа пришлось залезть. Попрощавшись с магом, на одну лошадку вскочил дознаватель, а другую оседлал охранник, что приносил мне в камеру еду. На повозку залез еще один воин, которого я ранее не видел. Ворота с протяжным скрипом отворились, и наша маленькая группа двинулась прочь из замка.
   Я заинтересованно крутил головой в разные стороны, ведь попал сюда без сознания и особо ничего не видел. Теперь же мог во всех подробностях рассмотреть и крепость, и окружающую ее территорию, благо двигались мы не слишком быстро.
   Со стороны застава внушала уважение своей монументальностью. Стены поднимались на высоту не менее десяти метров, ворота толщиной могли посоперничать со многими стенами, настолько толстыми были створки. От постройки веяло стариной, стояла крепость здесь похоже не одну сотню лет. Вокруг же простирались непроходимые дебри, оставляя свободной только дорогу, по которой мы двигались.
   Как я ни пытался определить видовой состав древесной растительности (мой профиль как-никак), так успеха и не достиг. Деревья вокруг были абсолютно не похожи на известные виды. Бросив это бесполезное занятие, улегся поудобнее и начал смотреть в ясное небо, по которому проплывали небольшие облачка. Думать абсолютно не хотелось и под мерное поскрипывание колес, я начал потихоньку задремывать.
   Однако заснуть мне не дали. Подъехавший дознаватель прогнал дрему, задав вопрос:
   - Эй, как там тебя?
   - Сергей меня зовут.
   - Серххэй? - явно удивился непривычному имени Кранг, однако уточнять ничего не стал. - Если есть вопросы, можешь задавать.
   - Я не совсем понял насчет предстоящего обучения, можете об этом рассказать?
  Дознаватель не возражал и тут же принялся за подробный рассказ.
   Поскольку империя последние пол сотни лет находится в состоянии постоянных боевых действий, в армии стала явно ощутима нехватка магов, занимающихся рутинными обязанностями: зарядкой накопителей в артефактах, их ремонтом и обслуживанием, а также работой по восстановлению защитных чар на стационарных объектах. Поэтому император, сколько-то там лет назад (сколько именно дознаватель не уточнил) издал указ о приеме в магические академии всех желающих, имеющих склонность к магии, будь то дворянин или последний босяк из простолюдинов.
   В академии таких обучали всему необходимому в течение года, а затем отправляли в войска в качестве так называемых магов поддержки.
  Более подробной информации вытянуть из дознавателя не вышло, поскольку он сам не знал подробностей. Зато он соизволил прояснить мое положение.
   Поскольку дознание показало, что я в основном говорил правду и ничего злодейского не замышлял, да к тому же во время проверки магом была обнаружена склонность к магии, то решено было не отправлять мою персону на рудники, а использовать более продуктивно. Но наблюдения за мной данный факт не отменяет, это он особо подчеркнул. В общем, не все так плохо, как могло оказаться. Правда и быть пушечным мясом мне как-то не улыбалось. А кем еще являлись недоучки, отучившиеся всего год? Придется видимо вспомнить студенческие времена и усиленно грызть гранит науки, чтобы повысить свои шансы на выживание.
   Как удалось выяснить из разговора, через пару дней мы будем в одной из деревень, куда ежегодно заглядывает караван, идущий в ближайшую магическую академию. Там охранники вернутся назад, а Кранг будет сопровождать меня вплоть до стен академии, где передаст с рук на руки преподавателям.
  Также Кранг потребовал, чтобы я не распространялся о том, как появился в этих краях. Если будут спрашивать, откуда я, то отвечать, что жил в дикой деревне на границе с запретным лесом (оказывается, есть такие), был пойман одним из разъездов стражи и после всесторонней проверки признан благонадежным и отправлен на обучение. В общем, ничего сложного для запоминания. Плюс такая версия избавит от множества ненужных вопросов, почему это я не ориентируюсь в местных реалиях. Дикарь же, что с такого взять?
   Проинструктировав и убедившись, что я все правильно запомнил, дознаватель пришпорил лошадь и ускакал вперед. Мне же оставалось только лежать на дне повозки и размышлять.
  Похоже, мне крупно повезло, что не убили сразу же, как только обнаружили, а решили захватить живым и допросить. Сумасшедшим везением можно считать неожиданно прорезавшиеся магические способности и магическую академию в итоге вместо рудников или петли на шее. Хотя это скорее прощальный подарок богини. Не могла же она не подстраховать избранника, дабы того не попытались грохнуть местные? Поди потом уговори его подвиги совершать во имя людей, которые тебя при первой же оказии прибить норовили. Так что, думаю в том, что отделался всего лишь испугом, а бонусом еще и получил обучение в местной академии волшебства "виновата" именно Мирана. Ну и шут с ним, я против такого поворота не возражаю. А самое главное, мне не придется изображать из себя Великого Героя, спасающего Мир от Вселенского Зла. Читать о подвигах таких товарищей это одно, а самому принимать непосредственное участие в эдаком - увольте, желания нет.
  Что ж, подведем итоги. К плюсам моего положения можно отнести тот факт, что я жив и относительно здоров, а также что меня будут обучать здешней магии. Хотя надо поподробнее разобраться с этим вопросом, может это совсем не плюс, а жирный минус.
   К минусам отнесем постоянное наблюдение со стороны представителей власти. Эти товарищи из поля зрения меня вряд ли когда выпустят, а если решат что объект наблюдения чем-то опасен, скорее всего, тут же ликвидируют.
  В общем, баланс пока в мою пользу. Правда сильно мешает отсутствие хоть какой-то информации о мире, в котором очутился. Зная больше, можно было бы хоть как-то планировать свои действия, сейчас же я просто плыву по течению. И сколько так будет продолжаться, неизвестно...
   Когда солнце начало клониться к земле, наш небольшой отряд остановился на берегу небольшой речушки. Охранники начали споро обустраивать временный лагерь, а Кранг подъехал к повозке:
   - Иди, смой с себя пот и грязь, а также переоденься вот в это, - рядом со мной упали грубой ткани рубаха и штаны. - Свои вещи принесешь к костру как закончишь. И далеко от берега не отходи.
   Я кивнул, подобрал тряпье и поплелся к речке. Ни мыла, ни мочалки мне не дали. Или мыла тут не знают, или не посчитали нужным тратить на пленника. Ну, да и черт с ним. И так нормально будет, отмоюсь. А то уже стал попахивать, да и вещи, бывшие изначально белыми, приобрели землистый оттенок.
   Никто меня не торопил, и я вволю наплескался в теплой прозрачной воде, смыв пот, а заодно и плохое настроение. Одевшись в выданное Крангом, прихватил свою одежку и не торопясь двинул к стоянке, где уже весело горел небольшой костерок с подвешенным над ним котелком. Подойдя к сидящему возле костра на седле Крангу, вопросительно на него уставился.
   - Свои вещи выбросишь в костер, как поедим. Обувь тоже, - правильно истолковал он мой взгляд, - а сейчас сядь и жди.
   Возражать у меня желания не было, поэтому уселся на зеленой травке поудобнее, и стал смотреть на языки пламени, исполняющие свой причудливый танец.
  Стемнело быстро. Вот вроде еще светят последние лучи закатного солнца, а уже через миг на землю опускается темнота. Поужинали в молчании.
   После того как все наелись и начали готовиться ко сну, бросил в уже затухающий костер свои вещи. Пламя на секунду опало, а затем с новой силой взметнулось вверх, пожирая легкую ткань и с ней, казалось, мою прошлую жизнь.
  
Глава 5
   Как и говорил Кранг, к деревне мы добрались на третий день неспешного движения. Деревня оказалась совсем небольшой: пара десятков домов, почти таких же, как у нас в небольших селах или старых деревеньках, в основном деревянные, но была и пара облицованных камнем. В центре дома расступались, образуя небольшую площадь, сейчас заполненную лошадьми, телегами и снующими туда-сюда людьми. Возле телеги чуть в стороне от остальных, толпился народ, похоже местные жители, судя по неброской и потрепанной одежде, и внимательно слушали стоящего на телеге представительно выглядящего мужчину, зачитывающего текст с длинного свитка.
   - ...любой желающий, если имеет способности к магии, может отправиться в Алесскую магическую академию, дабы стать прославленным магиком и служить во благо империи и императору! - хорошо поставленным голосом, перекрывающим гвалт, вещал мужик.
   Как соизволил пояснить Кранг, мужик на телеге - глава каравана, агитирующий местное население пройти процедуру определения магических способностей. Выглядел тот представительно и речи толкать явно умел, поскольку из толпы в сторону телеги протискивались уже несколько человек: пара парней и невысокая девушка.
   Но досмотреть, что будет дальше мне не дали. Дознаватель приказал слезать с телеги, после чего сообщил охранникам, что далее мы двинемся с караваном, а они могут возвращаться. Пожелав дознавателю легкой дороги, те споро отправились в обратный путь.
  - Стой здесь и никуда не ходи, - приказал Кранг, а сам направился вперед, раздвигая толпу словно ледокол, пробиваясь к головной повозке. Мне оставалось только послушно стоять и глазеть на царящую вокруг толчею, да изучать телеги, стоявшие неподалеку.
  В обозе я насчитал пять телег и крытый фургон, из которого периодически выглядывали любопытные мордашки девушек, навскидку лет шестнадцати-семнадцати. Возле повозок прохаживались грозно выглядящие охранники, в кожаных доспехах, с короткими мечами у пояса. Охранников было не так уж и много: я насчитал всего семь человек, хотя остальные могли и отдыхать в это время. Да и если подумать, что охранять в таком путешествии? Вряд ли в телегах находится что-то ценное, скорее всего они используются для транспортировки припасов и будущих студентов академии.
   Пока я был занят разглядыванием каравана, подошел Кранг:
   - Успеешь еще наглядеться. Я договорился с начальством каравана. Тебя определили в пятую повозку, старшим там Гванк. На время поездки будешь слушаться его приказов. Вопросы есть? Нет? Ну и замечательно. Следуй за мной.
   Вопросы у меня, конечно, были, но задавать их я не стал, надеясь разжиться информацией у попутчиков. Выглядеть совсем уж белой вороной не хотелось, поэтому держим глаза и уши широко открытыми и запоминаем все, что увидим и услышим.
  Определившись с ближайшими планами, я послушно потопал следом за дознавателем к пятой телеге, оказавшейся последней в обозе...
   Гванк оказался низеньким и полненьким человеком лет сорока пяти на вид, с хитрым выражением на широком лице. Пока Кранг представлялся сам и рассказывал обо мне, толстяк придирчиво изучал меня взглядом, словно спрашивая, каких проблем ему следует ожидать от внезапного попутчика. Уточнив у возницы, как скоро караван отправляется, Кранг попрощался и ушел, я же остался один на один с Гванком.
   - Так ты и вправду из диких деревень? - после непродолжительного молчания, поинтересовался он. - Буянить, надеюсь, не будешь?
   - Я не буйный, - миролюбиво улыбнулся в ответ.
   - Что не буйный это хорошо, а то попадались мне с виду вроде тихие, а как чуть что в драку тут же лезущие. Таких мы быстро уму плетями учили. Так что смотри, не буянь, - хмыкнул толстяк, погрозив указательным пальцем. - Пойдем, покажу что где лежит, и с попутчиком заодно познакомлю.
   Подведя к телеге, Гванк показал мне, где находятся припасы, рассказал, что надо делать на привалах и остановках. Пока он распинался, за нами с интересом наблюдал молодой темноволосый парень, высокого роста, с правильными чертами лица, что спрыгнул с борта повозки, когда мы подошли поближе.
   - Ну основное я тебе показал, надеюсь запомнишь. А этот вот балбес - твой попутчик. Звать Вит, балаболка еще та, - увидев, что смутил парня, Гванк ухмыльнулся. - Вы тут знакомьтесь, а я пойду делами заниматься, - махнув рукой, он развернулся и двинулся в сторону самого большого здания на площади.
   - Ага, делами он пошел заниматься, как же. - Проводив взглядом удаляющуюся фигуру, тихонько произнес Вит. - В кабак пошел, пиво хлестать. Ну мое имя, ты уже знаешь, а тебя как звать?
   - Сергей меня зовут.
   - Странное имя какое, - удивился парень, - а это правда, что ты из диких земель?
   - Правда. А ты-то, откуда знаешь? - пришла очередь удивляться мне.
   - Нуу... услышал случайно, когда с главным твой попутчик беседовал, - хитро сощурился Вит...
   Прав был Гванк, когда давал характеристику моему попутчику. Вит оказался любителем поболтать, причем ему, похоже, было все равно, поддерживают разговор или нет, главное, чтоб было кому слушать. При этом он был еще и без меры любопытен. За несколько минут он закидал меня уймой самых разных вопросов, на которые я просто не успевал отвечать, попутно вываливая все слухи и сплетни, что узнал за последнее время. Через некоторое время я уже смутно понимал, о чем вообще идет речь и что он от меня хочет. Надо было прекращать этот дурдом.
   - Так, Вит, остановись! - перебил я вошедшего в раж парня. - Я ничего не знаю о том, что ты мне пытаешься тут рассказать, поскольку действительно не из этих мест. Давай я буду задавать тебе вопросы, а ты мне расскажешь, что знаешь сам. А потом уже я отвечу на все твои, идет?
   - Ну, раз так, то ладно, давай, - почесав макушку, нехотя согласился Вит.
   И вот что выяснилось за расспросами. Мне "повезло" оказаться на восточной границе Лорийской империи. Империя эта существует уже на протяжении пары тысяч лет и охватывает практически все земли, заселенные людьми. Нелюдь тоже есть, правда большей частью вымерла или была истреблена людьми. Недобитки прячутся где-то в труднодоступных местах и на глаза людям не показываются. Кроме орков. Эти ребята регулярно совершают набеги на пограничные земли, не давая расслабиться пограничным гарнизонам. Большего из парня вытащить не удалось - он и сам мало что знал о творящемся столь далеко от дома. Так, слухи - не более.
  Зато стоило мне ненадолго прерваться, как Вит с удовольствием принялся повествовать о собственных приключениях. Оказалось, когда объявили очередной набор в академию, он, сбежал из родной деревеньки, прошел обследование и теперь обязательно станет самым могучим магом в истории империи. Ни больше, ни меньше. Похоже планы у паренька грандиозные.
   Оказывается, если у поступившего были хорошие задатки, то отучившись и отслужив положенное время, он мог продолжить обучение и даже добиться получения дворянского титула. Правда, когда я спросил, как часто такое событие случается, Вит погрустнел и ответил, что за пятнадцать лет из деревенских, таких было всего трое или четверо на всю немаленькую империю.
   Вспомнив о сне (или все же яви?), в котором мне являлась богиня Мирана, поспешил переключить внимание парня и расспросил того о религии. В этом мире поклонялись большому и малому пантеону богов. В большом пантеоне расположилась тройка высших богов: Мирана - богиня мира, покровительница целителей, Архен - бог войны, покровитель воинов и магов, Бриин - бог равновесия и знаний, покровитель ученых и ремесленников. В малом пантеоне без малого два десятка богов помельче, от перечисления имен которых я просто отмахнулся, вызвав оторопь у парня. Не принято видать, так к богам относиться, надо бы запомнить.
   Вспомнив как Мирана костерила какую-то Илинию, я поинтересовался у Вита: есть ли такая? Оказалось, есть. Богиня проказ и шуток, причем шуточки у нее своеобразные. Хотя в чем их суть, говорить наотрез отказался, рисуя перед собой какие-то знаки и испуганно косясь по сторонам. Видимо шутки и впрямь необычные, раз даже говорить о них опасаются.
   Я поспешил сменить тему и переключил расспросы на внутренний строй империи. Тут особых отличий с империями, существовавшими в родном мире, не наблюдалось. Во главе стоит император, опирающийся на войска и аристократию. Аристократы в основном из старых родов типа наших графов, баронов и прочих благородных, но есть и добившиеся своего положения не знатностью рода, а заслугами перед империей. Но таких довольно мало. Ниже стоят Мастера, добившиеся в своем деле определенных высот, затем идут ремесленники, горожане и сельские жители. Рабства нет, как и крепостного права. Все являются свободными жителями и могут спокойно передвигаться в пределах империи. Сама она разбита на округа, в количестве шести штук. В каждом округе свой управляющий (обычно из знатного рода), следящий за экономикой и собирающий налоги, подчиняющийся лично императору. Управляющему подчинен и один имперский легион, то есть легионов также шесть.
   Тут меня посетила мысль, что не может обычный деревенский парень знать так много.
   - Слушай Вит, а откуда ты все это знаешь? Ведь ты сам сказал, что из деревни. Сомневаюсь я, что в деревнях есть школы, в которых всему этому обучают.
   - Ты прав, - смутившись, ответил тот, - просто у меня мама из города. Она у меня очень умная, учительствовала, а когда я и сестры подросли, она нас учить всему начала.
   Что ж, это все объясняло. Мне невероятно повезло, что в попутчиках оказался столь образованный парень. Следовало выжать из него все возможные сведения об этом мире, чтобы не выглядеть белой вороной и не попасть впросак.
   - Так, теперь моя очередь вопросы задавать! - пробился сквозь мысли довольный голос Вита.
   - Хорошо, давай свои вопросы, - тяжко вздохнул я.
   Следующие пару часов провел, словно на допросе, в безуспешных попытках отвязаться от любопытного парня.
  Его интересовало буквально все: и где находится моя деревня, и как я попал в империю, и еще куча всего, вплоть до того, чем в застенках крепости кормили. Очень любознательный индивид, однако, мне достался.
  Прервал мое мучение Гванк, подошедший со спины Вита и хлопнув того по плечу, от чего тот испуганно подпрыгнул.
   - Так, хватит мучить чужеземца! Успеешь еще ему за время пути надоесть своими расспросами. Я договорился с хозяином таверны насчет пополнения припасов, поэтому сейчас оба идете со мной, будете помогать их в телегу грузить.
   Приунывший Вит без возражений двинулся за Гванком, следом за ним пошел и я, довольный, что хоть какое-то время не придется выслушивать вопросы этого балабола.
   Толстяк повел нас не к центральному входу в таверну, а в небольшой проулок между таверной и соседним зданием, где оказалась узкая дверь, ведущая видимо в подвал. Там нас уже ждал высокий плечистый мужик звероватого вида, до глаз заросший густой темной щетиной - помощник хозяина таверны, который показал нам какие припасы нужно брать. Гванк остался снаружи, разговаривая с мужиком, а мы принялись таскать мешки и корзины в телегу.
   Припасов оказалось неожиданно много, с непривычки я очень быстро устал и пыхтел как паровоз, таща очередной мешок и обливаясь потом. Вит же казалось совсем не чувствовал веса мешков и корзин, и выглядел довольно бодро. Правильно истолковав мой взгляд, он пояснил:
   - Дома в деревне приходилось работать от зари и до заката, так что это для меня и не в тягость совсем. А вот ты что-то неважно выглядишь. Кем же ты был в своей деревне?
   Пока я соображал, чего бы ответить на этот щекотливый вопрос, к нам подошел Гванк:
   - Так парни, осталось пару корзин перенести, отдыхать потом будете. Давайте живенько тащите все, а то нам пора бы уже отправляться.
  Перетаскав оставшиеся припасы, мы уселись на борт телеги, отдыхая. А я решил прояснить несколько возникших к этому моменту вопросов.
   - Слушай Вит, а ты не знаешь, зачем мы столько припасов с собой берем?
   - Так нам до следующего места, где запасы пополнить можно, теперь дней десять добираться. Это самая крупная деревня на пути, остальные намного меньше и припасов там особо не добудешь, - со знанием дела ответил парень.
   Я, услышав о десяти днях в пути, чуть не упал с телеги.
   - А сколько ж мы будем до академии добираться? - я приготовился к новому потрясению.
   - Если нигде задержек не будет, то дней в двадцать уложимся, - добил меня Вит.
   Вы вот можете представить, что вам, дабы добраться из областного центра до деревни, где живут бабушки-дедушки, необходимо десять дней беспрерывно находиться в пути? А двадцать дней? При этом даже без минимальных удобств. В наш век, за такой промежуток времени можно с комфортом от начала и до конца нашей немаленькой страны проехать. Не говоря уже о том, что в гости к родственникам, живущим километров за триста можно спокойно доехать часа за четыре. А тут двадцать дней в дороге. Двадцать!!! Сказать, что я был ошарашен, это еще слишком мягко сказано.
   - Слушай Вит, а чего так долго? Неужели эта академия настолько далеко?
   - Да не так уж и далеко, - улыбнулся он, - по прямой дней пять всего. Но караван обходит все деревни, даже самые маленькие, поэтому и долго так.
   Ответ меня немного успокоил, хотя особой радости не доставил. Трястись двадцать дней по ухабам, не имея возможности нормально помыться и в туалет сходить, никоим образом не вдохновляло. Не любитель я таких длительных походов на природу. Хотя деваться все равно некуда, что также оптимизма не добавляет.
   В который раз за эти дни мне захотелось проснуться в своей уютной квартирке, сидя в кресле перед монитором, и чтобы происходящее оказалось всего лишь глупым сном, навеянным спиртным. Но чуда не произошло, а реальность напомнила о себе в виде Вита, ткнувшего меня в бок:
   - Ты чего такой задумчивый стал? Даже на вопросы не реагируешь совсем.
   - Да так, не обращай внимания.
   - Потом додумаешь свою думу, а сейчас слазь с телеги и шагай рядом, как тронемся, - сказал подошедший Гванк, - начальство приказало выезжать.
   Оглядевшись, отметил, что конный отряд из восьми человек покидает площадь, а следом начинают неспешно двигаться и первые повозки.
   Скоро подошла наша очередь. Гванк, забравшийся на перед телеги, щелкнул поводьями, и повозка со скрипом сдвинулась с места.
  Скорость, с которой двигался караван, вполне позволяла, идя шагом, поспевать за гружеными телегами. Ухватившись за низкий борт, я шел вперед, иногда оглядываясь на постепенно удаляющиеся дворы деревни, и размышляя над тем, что ждет меня в будущем.
   Вит, шедший с другой стороны, был весел и жизнерадостен, напевал что-то себе под нос и постоянно вертел головой в разные стороны. Ему это путешествие казалось приключением, которое приведет его к заветной цели, и с каждым пройденным шагом он становился к ней все ближе и ближе. Переполняемый эмоциями, он на время перестал доставать меня своими вопросами, чему я был несказанно рад. Все же такая назойливость довольно сильно утомляла.
   Так началось наше неторопливое путешествие к магической академии.
  
Глава 6
   Все когда-нибудь кончается. Закончился и наш долгий путь к местному учебному заведению для будущих магов. Уже завтра к полудню увеличившийся караван прибудет к стенам академии, а я и остальные желающие, пройдем проверку на расположенность к стихиям и объемы магической энергии, после чего нас распределят на соответствующие факультеты.
   Информацию удалось получить, подслушав разговор между магами, а также сопоставив несколько фраз, оброненных некоторыми охранниками и возницами каравана.
   За время пути, который оказался не таким уж и тяжелым, как я себе представлял, случилось не слишком уж много событий, заслуживающих упоминания. К походным условиям привык на удивление быстро, и уже день на пятый вполне поспевал за Витом. Правду говорят, что человек способен приспособиться к любым условиям жизни. Приспособился и я.
   Караван и вправду заходил во все встречающиеся деревеньки, где всех желающих проверяли на наличие способностей и если таковые находились, предоставляли место в караване. Брали всех подряд, невзирая на пол, в возрасте от пятнадцати лет и выше. Как разузнал Вит, который оказался тем еще пронырой, девушки и женщины в основном попадали на факультет целителей. Хорошие целители в этом мире всегда были на вес золота, что неудивительно, поскольку больниц или врачей я тут пока нигде не встречал.
   Мужчины редко становились целителями, шли на этот факультет неохотно и способности к исцелению у мужчин всегда оказывались ниже, что было как-то связано с покровительством богов.
   Вит на поверку оказался неплохим парнем, даже несмотря на свое чрезмерное любопытство и манеру задавать кучу вопросов. Вообще мы как-то незаметно сдружились, болтая в дороге о разных мелочах (болтал в основном Вит, я же внимательно слушал, запоминая), совместно выполняя несложные поручения, отдаваемые Гванком во время пути и привалов. К его манере общения я привык довольно быстро и уже почти не обращал внимания.
   К концу пути желающих учиться магии набралось не так чтобы и много. На данный момент нас таких насчитывалось всего два десятка человек, включая троих благородных, (сына местного барона с вассалами).
   О них следует рассказать отдельно. Присоединились они к каравану день на пятнадцатый, когда мы покидали очередную деревню, где способности обнаружились аж у трех девушек.
   За время пути нам не встречалось никаких особых препятствий, и уж тем более разбойников, чему я был несказанно рад. Но на такой случай каждый, кто шел в караване имел четкие указания. Поэтому, когда всадники из передовой группы подали условный сигнал о приближении возможных противников, над обозом повисла напряженная тишина. Однако буквально через несколько мгновений все снова задвигались и заговорили: тревога оказалась ложной, и все начали гадать, кто же это сюда скачет.
   Спустя минут десять все желающие могли лицезреть причину переполоха - троих богато разодетых юношей на великолепных скакунах. Даже я, особо не разбираясь в лошадях, смог оценить мощь и грацию животных.
   Троица, переговорив с начальством каравана, пристроилась к головной повозке, после чего прерванное движение возобновилось. Как узнал уже через пять минут проныра Вит, это оказались старший сын местного барона, Эрнетт и младшие сыновья его вассалов Санти и Ренси, крупных землевладельцев, у которых также обнаружился дар. И теперь, по достижении шестнадцати лет они направлялись на обучение в местную академию.
   Раньше дворян я видел только в кино, и мне было любопытно посмотреть на настоящих аристократов, поэтому при каждом удобном моменте старался подобраться поближе и понаблюдать за тройкой местных вельмож.
   Ну что могу сказать? Увиденное не особо порадовало. Были эти молодые ребята наглыми, несдержанными и жутко высокомерными. На моих глазах один из них хлестнул плеткой по лицу молодого парня, что вовремя не успел убраться с пути лошади хлыща. На главу каравана и охранников вся троица поглядывала свысока, а на всех остальных вообще внимания обращала не больше, чем на букашек. Только с Крангом они вели себя подчеркнуто вежливо и уважительно, да и то лишь в лицо. Никаких особых манер за этими типами я не заметил: поглощая пищу, они не особо утруждали себя применением столовых приборов, постоянно злословили, а уж шуточки по поводу женских прелестей, отпускаемых ими и вовсе были из разряда похабщины. Хотя может это они так отрываются, оказавшись вдали от зоркого наблюдения родни?
   Удостоился визита от этой троицы я довольно скоро. Видимо узнав у Кранга причину его путешествия, эти ребята решили развеять скуку, поглазев на чудного дикаря, что едет в одном с ними караване.
   Я, как обычно, шел рядом с телегой, держась за борт и поглядывая по сторонам, когда от головы каравана отделились три всадника и отправились в обратном направлении. На эти маневры не обратил особого внимания, погруженный в созерцание живописных видов, что открылись, как только мы преодолели очередной подъем в этой холмистой местности.
   Оторвался от разглядывания местных красот только тогда, когда троица всадников поравнялась с нашей телегой. Гванк при их приближении спрыгнул с телеги и, вместе с Витом, что шел по другую сторону, низко склонил голову, не поднимая глаз на всадников. Я же с любопытством разглядывал местных представителей благородного сословия.
   Развернувшись и пустив лошадей шагом, они принялись громко беседовать, ничуть не стесняясь того, что объект их обсуждения все прекрасно слышит.
   - Ты только глянь на него, Эрнетт, он совсем дикий. Даже не знает, как подобает вести себя при встрече с бароном, - весело скалясь, обращался к барону один из его сопровождающих, кажется Санти.
   - А ты чего ожидал от тупой деревенщины, что он придворный этикет знает? - усмехался Эрнетт, разглядывая меня, словно диковинную букашку.
   - Ага. И как правильно себя за столом вести, - смеялся Ренси. - Вот я слышал, что в диких деревнях они собственное дерьмо с голодухи жрут.
   - А мы сейчас его самого и спросим, - неожиданно выдал барон. - Слышишь, дикарь, чем вы там у себя питаетесь? Падалью какой, или еще чем?
   - Отвечай, когда благородный спрашивает. Живо! - прикрикнул Санти, подъехав вплотную ко мне и замахнувшись плеткой, что держал в правой руке.
   - Нет, - я постарался не обращать внимания на гарцующего рядом юношу.
   - Ха, да он совсем тупой, - заржал пуще прежнего Ренси. - Что нет, придурок? Ты вопрос то понял?
   - Да. - Над ухом внезапно просвистела плеть, заставив меня шарахнуться в сторону.
   - Обращаясь к благородному, обязательно говори господин, - наклонился ко мне Санти, поигрывая плеткой. - Ты понял?
   - Да... г-господин, - косясь на поигрывающего плеткой парня, сквозь зубы выдавил из себя.
   - Ты смотри как его перекосило, словно кислицы горсть сожрал. Никак он себя ровней нам считает? - обратился Эрнетт к товарищам. - Голову не опустил, глазюками своими вылупился, еще и "господин" произнес, словно выругался.
   - Да он над нами насмехается. Совсем страх эти дикари потеряли, - поддакнул тому Ренси.
   - Значит, следует хорошенько проучить дикаря, чтобы знал свое место, - ухмыльнулся Эрнетт и, повернувшись в сторону Санти, произнес: - Всыпь ему хорошенько, чтобы надолго запомнил.
   - С удовольствием, - злорадно улыбаясь, тот почти без замаха хлестнул меня по спине.
   Не ожидая такого, я только и успел прикрыть лицо, как удары посыпались один за другим. Не смотря на декоративный вид плетки, ее удары были очень болезненны и отдавались сильными вспышками боли. Пытаясь избежать очередного удара, я столкнулся с бортом телеги и, не удержавшись на ногах, упал. Со стороны барона с прихвостнями послышался довольный смех.
   - Теперь ты не такой наглый, а деревенщина? - сквозь пелену боли пробился голос Эрнетта. - Это будет тебе уроком.
   - Что здесь происходит, барон? - неожиданно раздался разраженный голос Кранга. - Объяснитесь немедленно!
   - Я учу хорошим манерам дикаря, которого вы везете, а то он у вас слишком не воспитан.
   Что на это ответил Кранг, толком не расслышал, поскольку рядом со мной опустился Вит и тихо произнес:
   - Вставай. Нечего на земле валяться. Надо осмотреть и обработать раны. Пойдем. - Он помог мне подняться и потащил в сторону повозки, в которой ехал местный травник.
   Чем закончился разговор барона и Кранга я не знал, но и сам барон и его попутчики иногда проезжая мимо кидали красноречивые взгляды, не обещавшие ничего хорошего, но оскорбить словом или ударить больше не пытались.
   Вит, этим же вечером, обойдя весь караван и расспросив о случившемся инциденте, поведал следующее.
   Барон получил от Кранга прилюдную выволочку по поводу недопустимости его действий и приказ оставить меня в покое. На мой вопрос, как такое возможно, Вит пояснил, что императорские дознаватели высоких рангов на время выполнения заданий, имеют право приказывать даже наместникам и те обязаны подчиняться.
   Эрнетт клятвенно заверил дознавателя, что такое не повторится, однако один из охранников обоза слышал, как он говорил своим спутникам, что "отомстит ублюдку за унижение". Пояснять, кому он будет мстить, Виту не пришлось. Это и так было ясно. Кажется, я нажил себе неприятности, и теперь следует вести себя крайне осторожно, чтобы не вляпаться еще куда-нибудь.
  
Глава 7
   Алесская академия оказалась средних размеров городом, привольно раскинувшимся на берегу небольшой речушки и окруженной невысокой каменной стеной с широкими воротами. В центре города, возвышаясь над всеми остальными постройками, виднелась массивная башня.
   Наш караван подошел к городу еще до полудня, чему все были несказанно рады, поскольку солнце начинало довольно сильно припекать. Сейчас был самый разгар летнего сезона, поэтому температура в дневное время редко опускалась ниже двадцати градусов, а в полдень, по моим субъективным ощущениям, доходя градусов до тридцати и выше.
   Обрадованные окончанием долгого пути, возницы подстегивали лошадей, заставляя тех быстрее передвигать ногами, чтобы поскорее оказаться под дарующей прохладу тенью.
   Никаких стражников возле ворот не оказалось, поэтому наш караван не снижая скорости, проследовал внутрь стен, оказавшись на мощеной брусчаткой прямой улице, уходящей в направлении виденной мной ранее башни. По сторонам улицы возвышались добротные одно -, а кое где и двухэтажные здания, с белеными стенами и узкими проемами окон. Местных жителей нам за время пути встретилось до удивления мало, всего человек пять-шесть.
   Вообще городок производил приятное впечатление: улицы широкие, мощеные камнем, без всяких следов мусора и грязи, домики выглядели опрятно и свежо, они казались только что построенными и радовали взгляд изысками местной архитектурной мысли.
   За разглядыванием города, незаметно для меня, наш караван достиг центральной площади, имеющую округлую форму со скульптурой в центре, изображающей строгого старика в мантии и плаще с внушительным посохом в правой руке.
   Сразу же стала понятна малочисленность встретившихся нам жителей - большая их часть сейчас, похоже, находилась на площади, занимая почти всю правую часть, оставляя свободным небольшой участок, откуда шла дорога к улице, и явно ожидая какого-то события.
  В дальней части площади, стояла разрозненная группа из нескольких десятков парней и девушек разного возраста и происхождения. В левой части, где дорога упиралась в еще одни ворота с массивными створками, изукрашенными искусной резьбой, переходящими в стену, намного выше городской, выстроилась интересная процессия.
   Вдоль одной из створок стояли ровные ряды юношей и девушек, одетых в подобие форменной одежды, с разноцветными плащами на плечах. Всего я насчитал семь разных цветов. В центе построения, немного впереди от основной массы, стояла группа мужчин и нескольких женщин, образуя этакий треугольник, на острие которого находился высокий, под два метра, старик с длинными белоснежными волосами до плеч и густыми кустистыми бровями, из-под которых на окружающих смотрели пронзительно синие глаза. Вид этот дедушка имел очень представительный.
   Наша колонна остановилась аккурат тогда, когда передняя повозка достигла поворота на следующую улицу. Глава каравана, спешившись, подал знак собраться возле него. Когда все подошли, он скомандовал поступающим двигаться следом, и повел нас в дальний угол площади, повозки тем временем двинулись прочь.
   Подведя нас к группе, похоже, таких же, как и мы поступающих, глава каравана приказал сохранять тишину и шустро удалился. Спустя всего несколько минут вокруг воцарилась тишина, нарушаемая только шелестом листвы и чириканьем птиц.
   Видимо дожидаясь именно такого момента, старик, возглавляющий необычный комитет по встрече, поднял вверх правую руку и по площади разнесся его голос, будто бы усиленный микрофоном:
   - Приветствую вас, гости и жители Алесской академии магии, на ежегодной церемонии приема новичков в стены нашего учебного заведения! Я, грандмастер Солус, ректор академии, счастлив видеть столько новиков в наших стенах. Сегодня в ряды наших студентов вольются эти славные юноши и девушки, пожелавшие приобщиться к великому искусству магии, постичь ее тайны и возможности ею открываемые, чтобы с честью служить во благо империи и императора! - Толпа горожан после этих слов разразилась приветственными кличами и рукоплесканием.
   - По сложившейся традиции, именно на этой площади мы определим расположенность будущих студентов к магическим энергиям, - дождавшись, когда стихнет гул, продолжил Солус. - Для этого мы используем малый круг из семи мастеров, по одному на каждое направление. Когда мастера создадут фигуру, я попрошу поступающих по одному заходить в нее. Ничего не бойтесь, сегодня станет известна ваша дальнейшая судьба! - с этими словами ректор, обернувшись, кивнул группе людей, стоящих позади него.
   Вперед вышли шесть мужчин и одна женщина, разошлись в разные стороны, образовав неправильную окружность, и принялись что-то тихонько говорить, выделывая пассы руками. Спустя пару минут по брусчатке между магами протянулись багровые линии, образовав семиугольник, с магами в вершинах граней, а в углах с громким треском вспыхнули непонятные символы разных цветов. Люди восхищенно ахнули, загомонили, кто-то начал кричать нечто невразумительное, но его быстро заткнули. Толпа оживилась, готовясь к давно ожидаемому зрелищу.
   - Все готово к испытанию, - вновь послышался громкий голос ректора, - прошу первого новика войти в круг!
   Наша нестройная группа заволновалась, послышались перешептывания, но никто не выходил, не хотел идти первым.
   - Трусливые ублюдки, - презрительно процедил Эрнетт, решительно двинувшись сквозь нестройную толпу к кругу.
  Высокомерно задрав подбородок и не глядя по сторонам, он быстро пересек отделявшее его расстояние до магов, и не колеблясь перешагнул багровую линию, остановившись лишь в центре фигуры.
   Некоторое время ничего не происходило, только маги все также что-то шептали. Вдруг знаки в углах фигуры загорелись ярче, засверкали, то разгораясь, то затухая, а багровые линии резко вспыхнули. Над головой молодого барона сформировалась птица, похожая размерами на орла и состоящая казалось из языков пламени. Птица расправила крылья, сделала круг над площадью и рванула ввысь, растаяв в безоблачном небе. Толпа восхищенно загомонила, засвистела, захлопала. Эрнетт не обращая ни на что внимания, вышел из фигуры, а над площадью вновь раздался голос Солуса:
   - Стихия огня, уровень выше среднего, прошу студента подойти к группе в красных плащах, - и обращаясь уже в нашу сторону, - следующий, пожалуйста.
   Немного осмелевшие парни и девушки начали по одному заходить в фигуру, а все остальные, затаив дыхание, ждать визуального отображения стихии. У парней с расположенностью к огненной стихии были птицы, разных форм и размеров, в зависимости от предрасположенности. Но ни у кого больше не было столь крупной, как у Эрнетта.
   У девушек в основном это было какое-то цветущее растение, что говорило о расположенности к магии жизни, то есть к исцелению, причем ни у одной цветок не повторялся.
   Тем, кто имел сродство с водой, пришлось немного помокнуть, поскольку у них сила приобретала форму тумана или облачка, из которого частенько моросил мелкий дождик. Здесь отличился один из попутчиков барона, кажется Санти, у которого оказался средний уровень, что проявилось в формировании над магической фигурой довольно большого облака, почти черного и насыщенного влагой.
   Сродство с воздухом проявлялось в завихрениях ветра, принимавшего вид небольших смерчиков и круживших вокруг испытуемого. Тут уже всех поразил Вит. Когда он вошел в центр фигуры, почти сразу у него над головой начал формироваться немалых размеров конус вращающегося воздуха, закручивающийся все сильнее и сильнее, а затем с громким хлопком распавшийся, от чего всех в радиусе десяти метров обдало сильным порывом ветра. Грандмастер тут же объявил уровень выше среднего.
   Кажется, больше остальных, изумлен был сам Вит, явно такого не ожидавший, и уходивший в сторону группы в голубых плащах, с ошарашенным выражением на лице.
   Красочней всего проходило определение артефакторов (оказалось, что это отдельное направление). Все семь знаков начинали потихоньку мерцать, увеличивая затем частоту и яркость, пока от мельтешения цветных пятен не становилось похоже на цветомузыку от стробоскопов, даже, кажется, начинала звучать простенькая мелодия, а затем над головой испытуемого появлялся ключ, точь-в-точь как у Буратино в "Золотом ключике". Всем присутствующим очень нравилось такое представление, жаль, что артефакторов среди поступающих оказалось всего двое.
   Самым неинтересным было проявление склонности к магии земли. Возле испытуемого просто вырастал холмик, тем выше, чем сильнее был адепт. Но результата даже среднего, тут не оказалось, хотя у трети парней из простолюдинов имелась расположенность именно к этой стихии.
   Ряды поступающих сильно поредели, прежде чем я собрался пройти вступительное испытание. Сперва было немного страшно, а потом просто захватило зрелище. Хоть мне и привычны различные спецэффекты, коими изобилует сейчас кино и сцена, но такого шоу я не видал никогда ранее.
   Дождавшись когда очередной испытуемый покинет круг, решительно направился вперед, отгоняя от себя вдруг возникший мандраж. Достигнув центра фигуры, глубоко вздохнул и постарался выкинуть из головы лишние мысли, с нетерпением ожидая результата.
   Как это было и у других испытуемых, некоторое время ничего не происходило. Однако спустя десяток-другой секунд линии фигуры начали пульсировать, знаки по углам налились цветом и начали испускать разноцветные искры, причем строго по порядку, по часовой стрелке. Пульсация стала постепенно нарастать, как и частота искр, пока фигура не вспыхнула ослепительным светом, а над моей головой взлетел яркий шарик, который на высоте в несколько метров беззвучно взорвался и расцвел разноцветными лепестками. Следом за первым, вверх устремились еще три шарика, породив самый настоящий разноцветный салют.
   Я стоял, разинув рот от удивления. Горожане же, завидев новое красочное зрелище, одобрительно кричали и свистели, радуясь точно малые дети. Наконец, салют закончился, а гексаграмма и не думала успокаиваться, ритмично пульсируя. Вскоре пульсация прекратилась, а преобладающим цветом стал зеленый и в воздухе передо мной сформировался небольшой белый цветок.
   Присмотревшись к нему повнимательнее, с удивлением узнал в цветке ромашку! Обычную полевую ромашку, так хорошо знакомую по занятиям в университете. Повисев, вращаясь, в воздухе пару секунд, цветок исчез, а магическая фигура, наконец-то успокоилась.
   Я в ожидании уставился на ректора, который что-то не спешил озвучивать результаты испытания, с задумчивым видом слушая, что шепчет ему один из стоящих рядом спутников. Наконец, выслушав шептавшего и приняв решение, над площадью снова раздался голос ректора:
   - Давно мы не наблюдали столь необычного зрелища, что произошло сейчас. Испытуемый имеет предрасположенность к двум направлениям магического искусства, причем в очень редком сочетании. Преобладающее направление - магия иллюзий, уровень средний. Второе же направление - магия жизни, уровень начальный. Данное направление почти не присуще мужчинам, поскольку напрямую зависит от покровительства богини жизни Мираны. Мужчины же, как вы все знаете, находятся под покровительством двух других божеств. Но изредка такое все же случается, да... - с непонятной мне интонацией произнес ректор, а затем указал на самую немногочисленную группу студентов, стоящих дальше всех от центра площади, - прошу вас проследовать к данной группе!
   Я послушно пошел в указанном направлении, усиленно размышляя. Было в словах ректора нечто странное, но что именно, понять пока никак не выходило. Проходя мимо групп студентов, слышал начинавшиеся шепотки и смех за спиной. И это явно было связано со словами, что произнес Солус. От невозможности понять причины такого поведения, подошел к указанной группе не в лучшем расположении духа.
   Группа состояла из десятка студентов в пестрых плащах всех цветов радуги, в основном парней, но одну девушку я все же смог углядеть в задних рядах. Остановившись рядом с невысоким светловолосым парнем, не обращая ни на кого внимания, развернулся и принялся смотреть на продолжавшееся испытание. Ко мне никто из студентов не лез и не мешал, что радовало, ибо особого желания общаться не было. Позже в спокойной обстановке можно будет и познакомиться, и узнать побольше информации о случившемся. А сейчас следует внимательно наблюдать за действом, может удастся увидеть что-то еще интересное.
   Однако более никто из испытуемых не показал результатов выше среднего. В группу магов иллюзии попали еще двое: один щуплый, совсем еще молодой парнишка, лет шестнадцати и высокий, под метр девяносто, широкоплечий парень, явно намного старше первого и привыкший к тяжелым физическим нагрузкам, судя по внушительной мускулатуре, что проступала сквозь легкую одежку.
   Все действо длилось уже часа три, поскольку солнце давно перевалило через зенит. Стоять становилось все тяжелее, да и желудок явственно напоминал, что с утра прошло довольно много времени, а обеда так и не последовало. Наконец-то последний испытуемый покинул магическую фигуру, под жидкие аплодисменты также порядком уставших зрителей.
   Ректор толкнул коротенькую речь о величии момента, поприветствовал нас уже в качестве студентов академии, поблагодарил присутствующих горожан и гостей академии, после чего объявил об окончании представления.
   Местные и гости начали потихоньку покидать площадь, я заметил, как Кранг отделился от массы наблюдающих и подскакал к группе во главе с ректором. Переговорив с ним, он спешился и проследовал за свитой и выдохшимися магами, что формировали круг, в открывшиеся ворота академии. Следом за ними, соблюдая очередность, начали заходить и студенты с новичками. Наша очередь ожидалась еще не скоро, поэтому было время присмотреться к моим, теперь уже, сокурсникам и студентам факультета.
   Сразу бросалось в глаза, что все студенты были явно старше двадцати лет, причем половине было как бы и не под тридцать. Или тут так долго учатся магии, или я чего-то не знаю, причем чего-то очень важного. Определить к какому сословию ранее относились студенты не вышло, слишком мало видел представителей этих самых сословий. Хотя, скорее всего, благородных среди них нет. У этих на лице словно застыла маска презрения ко всем окружающим, кто ниже их по происхождению.
   Отсюда можно сделать вывод, что факультет иллюзий не особо популярен и уникален, иначе представители аристократии тут присутствовали бы. Значит, отбросим мысли об уникальности меня, как мага. Хотя о предрасположенности к двум направлениям стоит узнать подробнее, ни у кого тут такого, похоже, нет, или встречается крайне редко, если верить словам ректора.
   Прервал мои размышления подошедший вплотную высокорослый парень, что также попал при испытании на факультет иллюзий.
   - Привет, - улыбнувшись, произнес он, - раз уж мы будем учиться вместе, то неплохо было бы и познакомиться, как считаешь? - не успел я придумать ответ, как он продолжил, - Меня Свен зовут, я из городка на приграничье, а этот вот малец - Ирм, сирота, его в деревне подобрали. А тебя как зовут? Откуда ты?
   - Меня зовут Сергей, из деревни, что рядом с запретным лесом.
   - Ух ты, так ты из диких!? - восторженно произнес Ирм, глядя на меня снизу вверх. - А правда, что вы на чудовищах из леса ездите и людей едите?
   - Цыц мелкий! - отвесил ему подзатыльник Свен. - Не обращай внимания, в деревнях и похлеще байки о диких ходят.
   Я понимающе кивнул, однако расспросить здоровяка ни о чем не успел. Едва начавшийся разговор прервала команда двигаться, поскольку подошла наша очередь вступить в пределы академии.
  
Глава 8
   Сразу за воротами был разбит живописный парк, который манил в свои прохладные объятья путников. От основной аллеи, которая начиналась сразу после входа, в обе стороны убегали ухоженные дорожки, которые извиваясь и петляя, уводили все глубже в тенистые просторы. Мы же, никуда не сворачивая, двигались строго вперед по главной аллее, которая вела прямо к массивной башне, что возвышалась над городом.
  Строение поражало воображение своей монументальностью: в ширину никак не меньше полусотни метров, сужаясь к вершине, башня нависала над нами все сильнее по мере приближения. Высотой она могла посоперничать с двадцатиэтажным небоскребом. Сама башня была сложена из массивных каменных блоков, тщательно подогнанных так, что стыки были практически незаметны. Никаких окон этажа до десятого видно не было, лишь высоко вверху располагалось что-то похожее на узкие вытянутые окошки.
   Начало процессии уже втянулось в широкие двери, располагающиеся в основании сооружения. Когда мы подошли поближе, мощь и величие башни стало ощущаться особенно сильно. На стенах не было заметно никаких следов воздействия времени, словно их возвели совсем недавно, хотя из рассказов Вита я знал, что академию основали более полутора тысяч лет назад и башню возвели как раз в то время.
   Войдя внутрь и пройдя широкий коридор, с высокими створчатыми дверьми по обеим сторонам, мы оказались в огромном зале с массивным и длинным столом и трибуной в центре, которую уже занимал ректор с преподавателями. Большую часть зала занимали расположенные полукругом каменные скамьи, лесенкой поднимающиеся вверх, на которых уже расселись зашедшие ранее. Причем студенты старших курсов по большей части покидали зал через дверь, что располагалась на самом верхнем ряду. От каждой группы старшекурсников осталось по три человека, которые остались стоять на верхотуре.
   Дождавшись пока все займут места, а старшекурсники выйдут и закроют двери, к трибуне поднялся ректор Солус. В зале почти моментально установилась тишина.
   - Итак, еще раз поздравляю всех присутствующих с успешным прохождением испытания, - начал свою речь он. - Я понимаю, что все вы устали и хотели бы поесть и отдохнуть, однако некоторые вопросы требуют решения именно сейчас. Уверяю, это не займет много времени, после чего вас отведут в столовую и покажут, где вы сможете отдохнуть после трапезы. К сожалению, я вынужден вас покинуть, меня ожидают неотложные дела. Обо всем, что вам необходимо знать, расскажет мой заместитель, мастер Фалик, - ректор указал на дородного седого мужчину, сидящего с правого края стола, после чего коротко поклонившись, покинул зал.
   За ним последовало еще два человека, одним из которых оказался Кранг.
  Представленный ректором мастер Фалик неспешно прошествовал к трибуне, дождался, пока за ректором закроется дверь, и только после этого обратился к присутствующим:
   - Нам необходимо решить некоторые организационные вопросы, о которых я вам сейчас расскажу, а затем постараюсь ответить на ваши вопросы, буде таковые возникнут. Итак, приступим. Согласно правилам, обучение в стенах нашей академии является платным, поэтому с первого дня обучения, который наступит через два дня, вы обязаны внести плату за год... - сделав паузу, Фалик дождался, пока стихнут возмущенные восклицания и ропот, вызванные его словами, в основном среди простолюдинов и некоторых городских жителей, после чего продолжил:
   - Для тех, кто не располагает необходимыми средствами для оплаты, размер которой составляет пятьсот империалов, есть два пути: первый - обучаться за счет средств империи, второй - заработав требуемую сумму, выполняя различную работу в стенах академии. В первом случае вы обучаетесь в течение года бесплатно, после чего обязаны три года отслужить в одном из имперских легионов в качестве мага поддержки. После службы есть возможность продолжить обучение на прежних условиях, или в случае оплаты обучения. - Фалик вновь прервался, давая время обдумать все только что услышанное, а затем продолжил:
   - Если вы выберете второй вариант, то будете обязаны отработать в течение пяти лет на благо академии, прежде чем получите возможность годового обучения. Сразу хочу дать совет: тем, у кого результаты испытания низкие или близки к таковым, лучше выбрать второй вариант, поскольку через пять лет ваши показатели могут заметно улучшиться, что позволит обучаться без особых проблем.
   Фалик снова сделал паузу, позволив всем хорошенько обдумать прозвучавшие условия и прикинуть свои возможности. Переждав возникший после его слов гомон, мастер попросил всех успокоиться, и дать ему возможность завершить свое выступление:
   - В стенах академии мы не практикуем разделение на сословия, будущие маги равны, вне зависимости от длины рода и благосостояния или отсутствия таковых. Это правило незыблемо и за его нарушение положены строгие взыскания, вплоть до отчисления с блокировкой магических способностей. Поэтому хорошенько подумайте, прежде чем оскорбить кого-либо. Для выяснения отношений есть специальный полигон, где возможна магическая дуэль. Любые драки за пределами полигона запрещены! Полигон доступен любому студенту после года обучения, вызвать разрешается кого угодно, правила проведения вам выдадут вместе с необходимыми для обучения вещами. Теперь можете задавать вопросы, я с удовольствием на них отвечу, - мастер облокотился на трибуну и с ожиданием устремил взгляд в зал.
   Вопросы задавали в основном об оплате и в чем плюсы и минусы в способах отработки обучения. Фалик подробно рассказал об отработке в стенах академии, особо упирая на то, что будущий работник сможет находиться в стенах академии и работа будет способствовать развитию способностей. Плюс ко всему, выбравшим этот путь, выплачивается неплохое жалованье, которое можно отложить на обучение или потратить на собственные нужды.
   За службу в легионе особо не рассказал, отделавшись общими фразами и тем, что там тоже, в общем-то, живется неплохо. Когда вопросы иссякли, Фалик снова попросил внимания:
   - Теперь, когда вы выяснили все что желали, вам необходимо определиться с оплатой. В зале присутствуют представители каждого факультета. Спуститесь, пожалуйста, - мастер дождался пока тройки студентов спустятся вниз и выстроятся вдоль стены, после чего продолжил:
   - Теперь те, кто способен оплатить обучение должны подойти к представителям своего факультета, которые сейчас выйдут из общей группы... - из ряда студентов вышли семеро человек и встали в центре зала. К ним потихоньку начали спускаться все, кто имел необходимую сумму. Таких набралось всего семь человек. Дождавшись пока все, кто хотел, спустятся и разойдутся по своим факультетам, пестрая группа покинула зал.
   - Теперь к сопровождающим должны выйти желающие оплатить обучение работой в академии, - объявил Фалик.
   Довольно долго никто не двигался с места, нерешительно переглядываясь и тихонько шепчась между собой. Но вдруг в задних рядах поднялась девушка и решительно двинулась вниз, следом поднялся второй, третий, пятый... Всего набралось с десяток человек. Их также увели.
   - Оставшихся также прошу спуститься вниз и подойти к сопровождающим своего факультета, - сказал мастер, после чего спустился с трибуны и подошел к столу, где сидели, переговариваясь, преподаватели, которых нам так и не представили.
   Немногочисленные студенты, решившие выбрать такой способ оплаты обучения, начали потихоньку спускаться вниз. Я также последовал за всеми, жалея, что не могу выбрать другой вариант. Ведь неизвестно что может случиться во время службы в легионе. Хотя пять лет вкалывать на нужды академии в качестве прислуги тоже не сахар. Не уверен, что смог бы тут работать, особенно в таком качестве и при отсутствии каких-либо прав.
   Правда выбора у меня все равно нет, так что нечего об этом и думать. А там поживем-увидим, ведь за год многое может произойти, да и обучение магии будет любопытным опытом. Глядишь, получится выделиться из общей массы студентов, да и остаться в стенах академии. Чем не план? Конечно, все эти рассуждения шиты белыми нитками, поскольку я практически ничего об академии не знаю, но время покажет, был ли прав или нет.
   Спустившись вниз и найдя взглядом студента в разноцветном плаще, двинулся в его сторону. За мной по пятам следовал Свен, который также выбрал этот вариант.
   Мелкий Ирм ушел со второй волной студентов, поскольку высоких показателей на испытании он не показал.
   Подойдя к студенту своего факультета, мы остановились, ожидая, когда остальные разойдутся по залу. Старшекурсник ничего не говорил, только с интересом разглядывал меня и Свена. Наконец все нашли своих сопровождающих, и наша колонна нестройной толпой двинулась на выход. Сразу после выхода, мы дружно повернули направо, а наш сопровождающий наконец подал голос:
   - Сейчас вас зарегистрируют как студентов академии и выдадут необходимые для проживания и обучения вещи. Затем я покажу, где вы будете жить, и отведу в трапезную, а также отвечу на вопросы, - обернувшись он окинул нас насмешливым взглядом, - все ясно?
   Мы со Свеном переглянулись и синхронно кивнули. Довольный увиденным, старшекурсник отвернулся и ускорил шаг.
   Мы прошли наверно с дюжину дверей, поворачивая то направо, то налево, пару раз спускались и поднимались по лестницам, и в итоге я совершенно не представлял, как далеко мы удалились от входа.
   Зато стало понятно, зачем нам понадобился сопровождающий: без него мы бы никогда не нашли в башне необходимое.
   Наконец блуждание по коридорам закончилось у неприметной двери, вокруг которой толклись новообращенные студенты, причем тех, кто собирался оплатить обучение полновесными монетами, в толпе я не заметил. Похоже их регистрировали отдельно.
   В дверь запускали по одному, выходил студент оттуда спустя пять-десять минут с мешком в руках и немного ошарашенным видом. Наконец, очередь дошла и до нас. Свен первым вошел в дверь, я же остался гадать, что происходит за ней. Спустя какое-то время дверь открылась, и он протиснулся наружу, с таким же выражением на лице, что и у остальных выходящих. Настала моя очередь. Глубоко вздохнув, я взялся за ручку и, распахнув дверь, вошел внутрь.
   Внутри оказалось просторное помещение, освещенное светом ярких ламп, вмонтированных в стены. До этого момента, я как-то не придавал значения, что в этом мире отсутствует электричество. И в зале, и в коридорах никаких светильников я не видел, но там все равно было светло как днем. Светился, кажется, сам воздух, или стены, не знаю точно. Но в этом помещении свет давали именно лампы, что сразу бросалось в глаза, настолько разительным было отличие.
   У противоположной от двери стены стоял большой деревянный стол, за которым расположилась семерка магов, что на площади недавно создавала круг, и седой низенький дедок с кислым выражением лица. Рядом с дедком лежала стопка бумажных листов и стояла чернильница с перьями.
   - Встань в центре комнаты, пожалуйста, - произнес один из магов, что сидел посередине, с длинными седыми волосами и такой же бородой.
   Послушно сделав несколько шагов, я остановился, ожидая дальнейших указаний. Внезапно пол под моими ногами вспыхнул и я, оглядевшись, понял, что оказался в центре какой-то магической фигуры, что была начертана на полу.
   - Не волнуйся, никто не собирается причинять тебе вред, - произнес тот же маг, - сейчас тебе зададут несколько вопросов, отвечай правдиво. После этого тебе поставят печать студента академии и выдадут необходимые вещи. Все ясно?
  Дождавшись моего утвердительного кивка, маги приступили к расспросам. Первым вопросы начал задавать маг, что сидел с правого края стола. Он поинтересовался, как меня зовут, откуда родом, как оказался на испытании, не являюсь ли врагом империи. Я честно отвечал на все вопросы так, как велел Кранг. Судя по тому, что уличить меня в обмане никто не пытался, мою версию признали правдивой.
   Наконец, вопросы у мага иссякли, а я смог немного перевести дух. Кстати, дедок все ответы записывал на бумаге, усердно скрипя пером.
   - Ну что же, ответы твои были правдивы, осталось прояснить кое-какие детали, и ты сможешь идти, - снова заговорил маг во главе стола, - у тебя странное имя, сложное и труднопроизносимое. Ты из благородного сословия?
   - Нет, - немного неуверенно произнес я.
  Сказать, что якобы являюсь аристократом поостерегся, ведь сам в это не верю, а фигура, в которой стою, видимо способна определять ложь, иначе, зачем она тут нужна?
   - Что же, и тут ты не солгал, - удовлетворенно произнес маг, - в таком случае тебе необходимо выбрать другое имя. В империи на длинные имена имеют право лишь благородные и мастера. Вот когда станешь мастером, тогда сможешь вернуть свое странное имя, если пожелаешь. А сейчас выбери простое имя, по которому к тебе будут обращаться, пока не достигнешь ранга мастер.
   В задумчивости я опустил глаза в пол. И как мне теперь назваться? На ум приходили только дурацкие ники из онлайн игр, в которые раньше играл. Но все они были длинными и опять же будут здесь звучать дико и глупо.
   - Вот так сразу ничего не могу придумать, посоветуйте какое-нибудь подходящее, - решил я переложить эту проблему на мага.
   - Хорошо, - не стал отнекиваться тот, - мы поможем тебе с выбором после ответа на последний вопрос. На испытании у тебя выявили предрасположенность к двум направлениям: иллюзии и жизни, что случается крайне редко, особенно в таком сочетании. Тебе необходимо выбрать на каком из факультетов ты желаешь обучаться.
   - А я могу выбрать сразу оба? - решил я не мелочиться.
   Сидевшие за столом маги принялись переглядываться, зашептались, дедок вообще бросил писать и удивленно вытаращился на меня, как на диковинное животное.
   - Такого не было уже очень давно, - подала голос единственная присутствующая женщина, - тебе следует знать, что обучение на факультете целителей очень сложно и требует неимоверного труда и сил, для достижения результата. К тому же у тебя посредственные результаты в данном направлении и стать мастером, скорее всего, не получится.
   - Так такое возможно или нет? - с нажимом повторил я.
   - Раз таков твой выбор, да будет так, - посовещавшись с остальными магами, вынес вердикт седовласый. - За обучение платит империя, поэтому тебе придется в два раза дольше отслужить в легионе. Не передумал? - я отрицательно покачал головой. - Хорошо, раз ты так упрям, то и имя мы тебе выберем соответствующее. С текущего момента и до становления мастером, тебя будут звать Лок.
   Дедок противно захихикал, скрипя пером и занося новые сведения на очередной лист бумаги, коих он извел уже прилично. Я безразлично пожал плечами. Лок, так Лок, все равно в местных именах ничего не соображаю, а это звучит неплохо.
   - Осталось наложить печать, - тем временем продолжил маг. - Печать подтверждает, что ты являешься студентом нашей академии, а также твою лояльность империи. Сними рубаху и стой смирно, это не больно.
   Послушно стянув через голову свою одежку, замер, стараясь не шевелиться. Через пару секунд магическая фигура на полу комнаты ярко вспыхнула, а правое плечо резанула резкая вспышка боли, которая почти тут же утихла. Свечение фигуры прекратилось, а затем ее линии и вовсе исчезли, угаснув. Покосившись на свое плечо, увидел замысловатый символ, что переливался сине-зеленым цветом.
   - Можешь одеваться. Сияние скоро прекратится и печать станет похожа на обычную татуировку. Возьми свои вещи и можешь идти.
   Я с удивлением обнаружил рядом с собой объемную сумку, которой раньше тут не было. Подхватив не слишком тяжелую ношу, не прощаясь, двинулся к выходу. Уже у самого порога меня нагнал голос седовласого мага:
   - Ах да, забыл предупредить: печать имеет одно любопытное свойство - моментально убивает носителя в случае предательства гильдии магов или империи. Теперь точно все, ступай.
   Я на автомате толкнул дверь и почти вывалился в коридор. Такой подставы от магов совсем не ожидал. Теперь понятно, почему у выходивших студентов был такой пришибленный вид. Мало кто останется равнодушным к тому, что может в любой момент умереть.
  Медленно переставляя ноги, побрел в сторону задумчиво пялящегося в никуда Свена и довольно скалящегося старшекурсника.
   - Поздравляю с вступлением в славные ряды студентов нашей именитой академии, - отвесил он шутливый поклон, когда я приблизился достаточно близко. - Меня зовут Сил. Идемте, я покажу, вашу комнату. А затем сопровожу на ужин.
   Без лишних разговоров мы со Свеном двинулись вслед за Силом, погруженные каждый в свои мысли. Я даже на дорогу не обращал внимания, обдумывая как влип с этим обучением. С этой долбаной магической хренью на плече при всем желании никуда из империи не смыться, как не старайся. Попробуешь деру дать - и ты труп. Хотя надо бы разузнать у старших курсов, может это только страшилки для новичков и никакой опасности печать не несет.
   Отвлек меня от размышлений по поводу очередной подлянки этого негостеприимного мира, старшекурсник, объявивший, что мы прибыли на место.
  За дверью, что располагалась в длинном коридоре с кучей таких же, оказалась комната немалых размеров с четырьмя кроватями вдоль стен. Возле каждой кровати стояла большая тумбочка, а у противоположной от двери стены - стенной шкаф монструозных размеров. Пол покрывал пушистый ковер со сложным цветным узором. Окон не наблюдалось, но, как и в коридоре, светился казалось сам потолок, озаряя комнату мягким неярким светом.
   - Располагайтесь, - широким жестом обвел комнату Сил. - Вам необычайно повезло: комната рассчитана на четверых, но вас всего двое на курсе. Устраивайтесь где удобно, в конце коридора с правой стороны находится умывальня и туалет. Приведите себя в порядок и переоденьтесь в вещи, что вам выдали. Если вдруг возникнут вопросы, то моя комната находится через три двери справа от вашей. Надеюсь, считать, вы умеете. - Не дожидаясь ответа, нахальный тип моментально смылся.
  Я положил свой мешок рядом с дальней от двери кроватью, а сам улегся поверх серого жесткого покрывала.
   Хотелось закрыть глаза и, выкинув из головы события последнего месяца, уснуть. А проснувшись, оказаться в своей квартире, и чтобы все произошедшее оказалось дурным сном, вызванным чтением на ночь книги.
  Но, к сожалению, чуда опять не произошло, как и за почти месяц моих здесь странствий. Я не очутился дома, а потому следовало выкинуть вредные мысли из головы и попытаться устроиться в этом мире как можно лучше.
   Решительно поднявшись, я пошел искать умывальник, о котором говорил старшекурсник. Хотелось смыть с себя пыль и пот, что постоянно сопровождал в пути до академии.
  
***
   Грандмастер Солус сидел в удобном кресле своего рабочего кабинета и внимательно слушал рассказ столичного дознавателя Кранга, что расположился напротив. Изредка он брал бокал с низкого столика, стоявшего рядом, и делал небольшой глоток освежающего напитка.
   Этот Кранг рассказывал очень интересные вещи о новом студенте академии, и было не похоже, что дознаватель врет. Грандмастер разменял уже почти две сотни лет и был способен определить, когда ему лгут, даже не прибегая к своим отнюдь не маленьким магическим способностям. А значит, следует присматривать за новым студентом, как того и требует представитель закона, но немного с иной целью. Нечасто встречаются люди, имевшие непосредственный контакт с божественными сущностями. Такой контакт оставляет заметный след в энергоструктуре человека. Будет любопытно изучить, как это сказалось на молодом человеке. Ясно пока одно - расположенность к магии жизни у него проявилась из-за этого воздействия.
   Старый маг любил изучать и исследовать необычное. Больше всего ему претила рутина, а ее в руководстве академией хватало. Но теперь можно будет отвлечься на изучение интересного материала.
   Погрузившись в размышления об открывающихся возможностях, ректор не сразу расслышал вопрос дознавателя, которому пришлось повторить его дважды и теперь ждавшего ответа.
   - Конечно же, уважаемый Кранг, я прослежу за этим молодым человеком, - негромко произнес Солус. - Не беспокойтесь, из этих стен он не выйдет дальше внутренних ворот в течение всего периода обучения. За ним будет вестись пристальное наблюдение и о любом подозрительном поведении я сообщу вам незамедлительно.
   - Благодарю вас, - с видимым облегчением произнес дознаватель, откинувшись на спинку кресла, - теперь я со спокойной совестью могу отправляться обратно в столицу. Вот жезл подчинения, настроенный на амулет, - положил он на столик тонкую трубку артефакта, - оставляю его вам.
   - Давненько я таких в руках не держал, - ректор взял жезл и покрутил его в руках, - помнится в последний раз, лет тридцать назад. Что ж, не смею вас задерживать, - Солус поднялся, давая понять, что прием окончен, - я провожу вас. Мне как раз необходимо уточнить кое-что у управляющего. А вы по пути расскажете старику последние новости из столицы, идет?
  
Глава 9
   Приведя себя в порядок и надев положенную одежду, мы со Свеном отправились на поиски нашего сопровождающего, ибо есть после водных процедур хотелось все сильнее. Кстати, в выданных нам мешках оказалась пара смен одежды и белья, здоровенный кусок мыла, полотенца и постельные принадлежности. А еще тоненькая брошюра, похоже, с правилами академии.
   Никаких учебников и тетрадей с письменными принадлежностями не было и в помине. Странная тут система обучения. Попытавшись прочесть брошюру, выяснил еще один неприятный факт: я совершенно не понимал, что в ней написано!
   Страницы покрывали ровные ряды неизвестных мне символов, совершенно не поддававшихся расшифровке. Речь благодаря амулету я понимал, а вот написанное - никак. Не работал он на распознавание текста. Облом полный. Придется учиться еще и читать.
   Одежда тоже была так себе: серая роба до пят из грубого сукна, которую следовало повязывать матерчатым поясом, и такого же цвета свободные штаны. В качестве обуви предлагались сандалии на деревянной подошве, которые оказались на удивление удобными. М-да, не балуют тут студентов-первокурсников излишествами.
   Найдя Сила там, где он и говорил, мы отправились на ужин. Опять последовал извилистый путь по коридорам и лестницам, совершенно не отложившийся в памяти. Но наконец, был пройден последний поворот и, войдя в массивные двери, мы оказались на месте.
   Помещение, в котором мы очутились, поражало своими размерами: в нем спокойно могли разместиться, не мешая друг другу, человек пятьсот, а может и того больше. Большую часть занимали длинные столы с узкими лавками по бокам, сейчас частично занятые оживленно переговаривающимися студентами. Столы друг от друга отделяли широкие проходы, так что никакой давки и тесноты не наблюдалось. Где-то треть из них занимали старшекурсники, и всего два - первогодки, сейчас нервно озирающихся по сторонам. Причем, сразу бросалось в глаза, что оплатившие обучение из своего кармана, сидели отдельно, всем своим видом показывая, что голытьба, не способная выложить кругленькую сумму за учебу, им не ровня.
   Посчитав на этом свою миссию выполненной и не утруждая себя разговорами, Сил кивком обозначил наш дальнейший путь и тут же умотал к столу, из-за которого ему призывно махали несколько человек. Переглянувшись со Свеном, мы двинулись в указанном направлении. Усевшись на лавку, я принялся с интересом изучать соседей по столу.
   С противоположного края, мне приветливо помахал Вит, уже что-то увлеченно рассказывающий сидящему рядом веснушчатому лопоухому парню, который слушал его, раскрыв рот от удивления. Чуть поодаль расположилась группа девушек, увлеченно перешептывающихся и стреляющих во все стороны любопытными глазками. Иногда от девчат доносились смешки и тихое хихиканье. По правую руку от меня разместился полноватый парнишка лет восемнадцати, пристально изучающий столешницу, вздрагивающий каждый раз, как только слышал девичий смех.
   Всего за столом я насчитал двенадцать человек. Это все, кто решился обучаться за счет империи, причем почти половину составляли девушки, что было удивительно. Чем их может привлекать служба в легионе? Хотя информации у меня еще слишком мало, чтобы делать выводы. Придет время - узнаем.
   Внезапно с громким стуком распахнулись створки массивной двери, расположенной в дальней части трапезной, прервав большинство разговоров за столом. Из широкого проема начали выходить парни и девушки с подносами, уставленными разнообразной снедью, и расставлять их содержимое по столам.
   Вокруг оживленно загомонили, в предвкушении долгожданного ужина. От ближайших к открытым дверям столов, уже доносились звуки трапезы: стук ложек по тарелкам и чавканье особо голодных личностей.
   Мой желудок недовольно забурчал, напоминая, что с обеда прошла уже целая куча времени, и следует немедленно подкрепиться.
   Уже и за соседний с нами стол начали расставлять различные блюда, значит скоро и мы отведаем местной стряпни. Рот наполнился тягучей слюной, в предвкушении. Судя по количеству и разнообразию блюд, кормят тут очень даже неплохо.
   Отвлек меня от созерцания очередного подноса с какой-то жареной птицей, тычок в бок от Свена:
   - Смотри, там, у первых столов Ирм подносы таскает!
   Посмотрев в ту сторону, куда указывал здоровяк, и правда заметил низкорослого паренька, что сегодня проходил испытание. Присмотревшись, узнал еще несколько человек, что выбрали работу на академию в качестве платы за будущее обучение. Да уж, быстро тут к работам привлекают. И пол дня не прошло, а они уже вкалывают на благо академии. Сурово.
   Пока я глазел по сторонам, подносы с исходящими паром чугунками, или чем-то на них похожими, начали опускаться и на наш стол, наполняя пространство вкусным запахом. Разговоры тут же прекратились. Все старались побыстрее наполнить тарелки рассыпчатой кашей с кусочками обжаренного мяса, оказавшейся в чугунках.
   Положив себе приличную порцию и взяв кусок черного хлеба, я принялся набивать желудок, сосредоточившись на процессе. После того, как первый голод был усмирен, отодвинулся от стола, ожидая, когда принесут следующее блюдо.
   Однако время шло, а новые подносы несли на все столы кроме нашего. Я озадаченно потер лоб. Непонятно.
   - Вы только поглядите на этого придурка, - раздался от соседнего стола высокомерный голос Эрнетта. - деревенщина видимо думает, что его тут будут потчевать как самого императора!
   Видимо заметив мой удивленный вид и правильно его расшифровав, он не преминул этим воспользоваться.
   Его дружки и остальные богатеи весело захохотали, тыча в меня пальцами и удостаивая разными эпитетами, самым безобидным из которых было "тупой дикарь".
   Мои соседи перестали жевать и не поднимая склоненных к тарелкам голов постарались отодвинуться как можно дальше, не привлекая внимания благородных. В мою сторону никто даже не посмотрел, опасаясь нарваться на остроту в свой адрес. Только у Свена сжались кулаки да раздулись ноздри от сдерживаемого гнева, но и он не проронил ни слова.
   Мне же оставалось только сидеть и делать вид, что насмешки совершенно меня не трогают, хотя чувствовал себя словно оплеванным с ног до головы. Ну да ничего, будет и на моей улице праздник. Придет время и когда-нибудь наглый барончик поплатится за свои шуточки.
   Тем временем, пока я изображал истукана, чугунки за столом опустели и слуги начали забирать пустую посуду, расставляя взамен кувшины и деревянные кружки. Налив себе из ближайшего кувшина и немного отхлебнув, я недовольно скривился: в посудине оказался холодный травяной настой. В детстве бабушка поила меня похожим, когда приезжал к ней на летние каникулы. Она утверждала, что он очень полезен для здоровья, а я этот 'чаек' терпеть не мог. Теперь же, похоже, придется пить данную бурду постоянно. Настроение испортилось окончательно.
   Старшекурсники, пришедшие в трапезную гораздо раньше, начали потихоньку покидать зал. Проходя мимо нашего стола, некоторые отпускали сальные шуточки и сулили новоиспеченным студентам веселую жизнь. Отдельные личности злорадно ухмылялись, кое-кто кидал многообещающие взгляды и с предвкушением потирал кулаки, но большая часть студентов проходила либо молча, либо занятая разговорами между собой, не обращая на нас внимания.
   Вскоре стали подходить и наши сопровождающие и, особо не церемонясь, требовали прекращать набивать желудки и следовать за ними. Подошел и Сил, изучающе поглядел на меня и Свена, а затем потребовал живо выметаться из-за стола, если мы не хотим самостоятельно искать обратный путь до жилых помещений.
   Пришлось вставать и идти, поскольку я лично сомневался, что смогу найти обратный путь в этом лабиринте переходов. Было совершенно непонятно, как мы тут сможем ориентироваться, если до местной столовой добраться так непросто.
   Вновь последовал забег по бесчисленному количеству лестниц и коридоров, закончившийся возле двери в выделенную нам комнату. Сил быстро с нами распрощался и убежал по своим делам, пообещав, что завтра с утра отведет нас в аудиторию, и порекомендовал пока есть возможность хорошенько выспаться.
   Зайдя внутрь и затворив тонкую дверь, которая, кстати, не имела запоров, я улегся на ближайшую кровать. Свен расположился на своей койке и прикрыл глаза, однако буквально через пару секунд вскочил и развернулся в мою сторону:
   - Ты не обращай на уродов внимания, они наиграются и отстанут, - не дождавшись от меня ответа, он продолжил. - И не вздумай строить планы мести, ничего у тебя не выйдет, только хуже себе сделаешь.
   Я по прежнему делал вид, что меня мало волнует происходящее.
   - Думаешь все что тут наплели о равенстве между студентами правда? - не унимался Свен. - Ошибаешься. Пустые слова. Никто не позволит простолюдину безнаказанно даже просто набить морду благородному. Уж поверь мне, я точно знаю. Станешь мастером - твори что захочешь, а сейчас даже думать забудь, понял?
   - Так что, я должен безропотно сносить все шуточки в свой адрес и молчать? - все же не выдержал я.
   - Именно, если жить не надоело.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ты ведь слышал, что этот Фалик говорил о поединках между студентами?
   Я кивнул.
   - Так ты прими во внимание, что правила эти распространяются только на магические драки, а об обычных дуэлях он и слова не упомянул. Стоит ли пояснять, что благородных начинают обучать основам владения оружием с малых лет, и к моменту поступления в академию они уже вполне сносно владеют клинком? - я отрицательно помотал головой. - И их умений вполне хватит, чтобы прикончить выскочку вроде тебя, стоит лишь нарваться на вызов. Или ты думаешь, что через пару месяцев обучения овладеешь магическим щитом и будешь пуляться молниями как Архен? - поддел меня этот прощелыга.
   - Нет, но...
   - Вот то-то и оно! - не дал мне закончить Свен, - За год при всем желании ты не сможешь ничего толком выучить, и тебя просто убьют. Я до поступления интересовался, как проходит обучение у таких как мы. Никаких боевых или защитных заклинаний, только работа с энергиями, и все. А магия иллюзий ко всему прочему и вовсе не является боевой. - добил меня здоровяк. - Впрочем, ты скоро сам все узнаешь. - Свен вновь улегся и отвернулся к стене, давая понять, что разговор окончен.
   Мне же оставалось только лежать и размышлять над тем, что поведал мне сосед. Вырисовывалась не очень радостная картина. Если верить его словам, а не верить резона нет, то мне следует быть очень осторожным с этим барончиком и следить за своими словами и поступками, дабы не нарваться на вызов. Ладно, переживу как-нибудь.
   Что еще? Боевым магом мне быть не светит, что в принципе не так уж и плохо. Мне совершенно не хочется участвовать в местных войнушках, да еще и на передовой. Дело небезопасное, даже для мага.
   С другой стороны, боевые маги везде в почете, а непонятные маги иллюзий в моем понимании только и могут что фокусы да представления показывать. Балаганным клоуном тоже быть неохота. Ладно, поживем-увидим, чему нас тут учить будут. Тогда и и покумекаю над дальнейшими своими действиями.
   Определившись с планами на ближайшее время и успокоившись, я улегся поудобнее и постарался уснуть.
  
Глава 10
   Первый день обучения начался с ранней побудки. Казалось, только успел задремать, а в комнате уже раздается громкий голос Сила:
   - Подъем лежебоки! Хватит дрыхнуть, а то завтрак проспите! Жду вас в коридоре, и если не уложитесь в пять минут, дорогу искать будете сами!
   Пришлось быстренько подниматься и бегом совершать утренние процедуры, под ехидные замечания Сила.
   После скудного завтрака, он отвел нас в зал для занятий и смылся, оставив гадать, как же мы будем добираться обратно. Поломав голову над поиском ответа несколько минут, я бросил бесполезное занятие и принялся разглядывать просторное помещение.
   Зал, в котором мы находились, был овальной формы с расставленными в строгом порядке стульями с широкими изогнутыми спинками, на которую так удобно опереться и подремать, что тут же и проделал Свен, прикрыв глаза и довольно засопев.
   Никаких столов, за исключением небольшого столика у стены, не наблюдалось. Стены, пол и потолок помещения покрывали разноцветные узоры, при долгом разглядывании которых начинало двоиться в глазах и появлялся тихий шум в ушах.
   Пока я занимался разглядыванием интерьера, а Свен дремал, в зал начали заходить группами и поодиночке другие первокурсники. Приглядевшись, увидел барона с прихлебателями, что весело переговариваясь прошли в задние ряды, где согнав несколько человек с комфортом и разместились.
   Видимо, в начале процесса обучения, серьезного разделения программы не происходит. Пока следил за Эрнеттом, в зале появился Вит, увидев меня, радостно замахал руками и вприпрыжку двинулся в нашу сторону.
   - Привет дружище! Как устроился? Как тебе твоя комната? Сколько соседей? - закидал меня вопросами этот неугомонный, возбужденно жестикулируя и вертясь на стуле в разные стороны, пытаясь охватить вниманием одновременно и меня, и зал, и входящих в него.
   Не дождавшись ответов, он начал делиться впечатлениями от увиденного вчера и сегодня, восторженно сверкая глазами и активно жестикулируя.
   Привычно пропуская треп парня мимо ушей я продолжал свои наблюдения. Сочувствую его соседям по комнате, он же любого способен до полусмерти заболтать. Я-то уже пообвык, опыт выслушивания длинных и нудных речей за время работы накопился приличный.
   Из-за особо сильного восклицания Вита проснулся Свен, и с неудовольствием оглядел причину, прервавшую его сладкую дрему. Вит же, ничуть не смущаясь, тут же принялся знакомиться с новым собеседником, не обращая внимания на недовольный вид последнего и забрасывая его кучей вопросов. Я вполглаза наблюдал за этим действием, ожидая, чем закончится для Вита общение с все более раздражающимся Свеном.
   Не дала разгореться намечающейся ссоре громко захлопнувшаяся, за вошедшим невысоким мужчиной, дверь. Разговоры в зале тут же стихли и все взгляды устремились на вошедшего. Не глядя по сторонам, он быстро проследовал к единственному столу и, бросив на него стопку листов, развернулся к аудитории.
   Помимо малого роста, мужик имел крайне неприглядный вид. На одутловатом лице посверкивали маленькие глазки, прятавшиеся под кустистыми бровями, видимо в противовес практически лысой голове, с которой свисали редкие пряди. Тонкая полоска рта, что брезгливо кривился, когда тип оглядывал сидевших в зале, практически терялась на фоне нездорово-красного румянца на щеках. Дополняла неприглядный образ засаленная и протертая до дыр мантия, когда-то давно бывшая темно-синей, но заношенной до грязно-бурого цвета.
   - Я мастер Илиус, ваш преподаватель на ближайшие три месяца, - оглядев зал, скрипучим голосом произнес этот типус. - Не буду лукавить и говорить, что рад вас видеть, скорее даже наоборот. На своих занятиях я требую послушания и усердия. Если во время обучения кто-то будет плохо стараться и покажет недостаточные результаты, я имею полное право отправить такого бездаря отрабатывать затраченное впустую время в качестве прислуги лет на пятнадцать, а тем, кто заплатил, придется раскошелиться еще за год занятий.
   Не обращая внимания на гневные восклицания некоторых личностей и посыпавшиеся вопросы, Илиус не теряя времени, перешел к сути нашего обучения.
   Он поведал, что в течение ближайших трех месяцев будет учить нас медитации, концентрации, обращению с внутренним источником, а также магическому восприятию, без которого невозможно стать полноценным магом. Занятия будут проходить в этом зале и за пределами здания, но чуть позже.
   Также добавил, что у обучающихся на факультете целителей, помимо данных занятий положены дополнительные, посвященные основам будущей профессии, сразу же после основных. Ведет их другой мастер, с которым студенты познакомятся позднее.
   - Теперь, когда вы, надеюсь, уяснили все мной озвученное, перейдем к более близкому знакомству, - противно усмехнувшись, он взял стопку листов со стола. - Сейчас я буду называть ваши имена. Услышавший свое имя встает и стоит до тех пор, пока я не разрешу сесть. Все ясно?
   А затем последовала перекличка, изрядно приправленная едкими комментариями мастера, который, казалось, получал изрядное удовольствие, насмехаясь над каждым студентом, не обращая внимания на знатность и титулы.
   Если тут все преподаватели такие, то тяжело нам придется. Сомневаюсь, что этот мерзкий тип будет усердно нас учить, он уже показал свое отношение. Погрузившись в невеселые размышления, я не сразу отреагировал на свое имя, только тычок Свена и выразительный взгляд, что кинул он на Илиуса, заставили выбросить посторонние мысли из головы и подняться при очередном упоминании своего имени.
   - Ага!!! Вот и он! Мало того что дикарь, так оказывается у него еще и со слухом проблемы! - громко проскрипел Илиус.
   Затем заглянув в исписанный лист, что держал в руке, он ухмыльнулся и с ехидцей в голосе добавил:
   - А может быть его отвлекла красота присутствующих здесь юношей? Ведь судя по бумагам, сей индивид осенен покровительством Мираны. Я думаю, все присутствующие знают, что это означает? Нет? Почему я не удивлен?!
   В зале после этих его слов послышались шепотки, некоторые студенты повернулись в мою сторону и смотрели как-то... странно. Парни в большинстве своем брезгливо и с отвращением, а девушки с непонятным интересом.
   С задних рядов, где разместился Эрнетт и большинство состоятельных студентов, послышался дружный хохот, приправленный выкриками, которые трудно было разобрать, но явно носившие оскорбительный характер, причем громче всех хохотали клевреты барона. Сидевший рядом Свен, стоило мне посмотреть в его сторону, опустил глаза и попытался отодвинуться подальше. И только Вит смотрел без всякой неприязни и брезгливости. Я же потихоньку начал догадываться, почему все так реагируют на слова Илиуса.
   Насладившись реакцией зала на свои слова и отпустив еще пару едких замечаний в мой адрес, Илиус разрешил мне сесть и переключился на следующую жертву, коей оказался барон.
   - И что же так вас насмешило молодой человек? Встать, когда с вами разговаривают! - барон нехотя поднялся, кинув неприязненный взгляд на Илиуса. - Если не ошибаюсь, то передо мной Эрнетт, сын славного барона Гаруота?
   - Так и есть, - сквозь зубы процедил Эрнетт.
   - Я бы на вашем месте не ржал над убогими, поскольку сами-то вы недалеко от них ушли.
   - Что-о!? - взревел не ожидавший такого барон.
   - А то, что вам следовало давным-давно взяться за обучение основам искусства магии, вместо пьянок и щупанья служанок. Тогда глядишь и не пришлось бы вам разжевывать основы, как недалеким простолюдинам.
   На Эрнетта стало страшно смотреть: лицо его пошло пятнами, рот искривился, а из горла доносились какие-то булькающие звуки. Казалось, что его сейчас хватит удар.
   Заметив улыбку на моем лице (каюсь, не сдержался), барона перекосило еще больше, а в глазах полыхнула ненависть. Кажется, он счел ее издевательской, а виноватым в своем унижении счел меня. Да что ж такое! Теперь одними устными оскорблениями в свою сторону мне точно не отделаться.
   Илиус же, наблюдая за реакцией барона довольно скалился и потирал руки, получая от унижения студента неподдельное удовольствие.
   Пока все продолжали наблюдать за бароном, я развернулся в сторону Вита:
   - Этот мерзкий старикашка имел в виду то, о чем я думаю?
   - Не знаю, о чем ты думаешь, но все знают, что юноши, отмеченные вниманием Мираны отличаются от остальных.
   - И в чем же это отличие?
   - Нуу... как бы это сказать... - не спешил отвечать Вит.
   - Как есть, так и говори, чего тянешь?
   - А отличие то в том, что такие парни не глядят на девок-то, - включился в разговор Свен, - а вот на других парней очень даже и заглядываются.
   - Хм. Что-то не замечал за собой такого желания, на парней заглядываться.
   - А ты только попробуй на меня глянуть, - сжал немаленькие кулаки Свен, - мигом гляделки так разукрашу, что смотреть на кого-то не скоро сможешь.
   - Да ладно тебе Свен, - вмешался Вит, - я его хорошо знаю, считай, месяц рядом провел. Ни разу не видел в его поведении ничего странного. Так что успокойся.
   - А как же тогда вышло, что он под покровительством богини оказался? - поинтересовался Свен, бросив на меня косой взгляд.
   - Уверяю тебя, я в первый раз об этом слышу и к любителям юношей никаким боком не отношусь.
   - Допустим это так, но все равно я буду за тобой приглядывать, и если что - отметелю от души, - выразительно покачал кулаком перед моим носом Свен.
   - Договорились, - я улыбнулся и протянул руку для рукопожатия.
   Однако Свен не торопился с ответным жестом. Его кулаки сжались еще сильнее, так, что побелели костяшки, лицо побагровело от прилива крови. Кажется, я что-то сделал не так.
   - Ты-ы! Издеваться надо мной вздумал!? - прохрипел он, приподнимаясь и замахиваясь для удара. Спас меня от грозящей трепки Илиус, чей голос прозвучал неожиданно громко в наступившей тишине:
   - О-о, я смотрю тут есть еще один любитель мальчиков? Правда, несколько иного толка. И как же вас величать по имени? Может "Гроза лютиков"? Или "Бич ромашек"? - с изрядной издевкой обратился он к Свену, который мигом растерял весь боевой пыл и смущенно уставился в пол.
   - Здесь я, и только я могу измываться над студентами! - зло прошипел мастер. - А если кто-то хочет вылететь в первый же день учебы, то берите пример с этого вот молодчика. Вам было объявлено, что драки и выяснения отношений запрещены! Если я еще раз увижу подобное - виновник мигом вылетит из стен академии! Без права на восстановление. Запомните это накрепко, больше повторять не буду!
   В зале повисла гробовая тишина. Каждый обдумывал слова Илиуса. Никому не хотелось столь позорно покинуть стены академии, даже не успев толком приступить к занятиям. Свен же, как только мастер переключился на следующего студента, как-то весь сгорбился и, отрешенно уставился в пол, не реагируя на смешки и обсуждение произошедшего со стороны студентов.
   Я же, пораженный столь бурной реакцией на свой жест, обернулся за пояснениями к Виту.
   - А ты какой реакции ожидал на предложение стать парочкой? - правильно истолковал взгляд, довольно скалящийся Вит, а заметив удивление на моем лице и вовсе рассмеялся. - В наших краях, парни таким образом выбирают себе пару. Подойдя к приглянувшейся девушке, протягивают к ней руку и если девушка не против, то она накрывает своей ладошкой ладонь подошедшего. Так что ты только что предложил Свену стать подружкой. - Друг заржал пуще прежнего, а Свен дернулся как от удара. - Хотя откуда тебе наши обычаи знать, ты же из диких.
   Да уж, такого я никак не ожидал, хотя мог и догадаться, что в незнакомом мире и правила поведения сильно отличаются от привычных. До этого момента везло, да и не с кем было любезничать, кроме Вита. Но он-то с самого начала был в курсе, что я чужак, поэтому и не обращал внимания на странное поведение, списывая его на мою "дикость".
   - Свен, я правда не имел ничего такого в виду, - развернувшись в сторону понурившегося здоровяка, произнес я как можно серьезней, - просто в моих краях этот жест имеет совсем другое значение, отличное от того что принят у вас. Я совсем не хотел тебя оскорбить.
   Узнать реакцию Свена на мои слова помешал громкий возглас мастера Илиуса, который закончил перекличку и таким образом привлек к себе внимание.
   - Итак! С формальностями мы закончили, теперь приступим к самому занятию. Сегодня, как и на протяжении последующих дней, вы будете тренироваться в медитации и магическом восприятии. Я не буду углубляться в теорию и разъяснять все тонкости данных важнейших составляющих искусства магии. Вам просто необходимо уяснить для себя: если вы не освоите эти приемы, то мага из вас не получится. Никогда. - Сделав паузу, чтобы мы усвоили эти слова, он вскоре продолжил:
   - Как вы наверно заметили, рисунки в этом зале несколько необычны. Если долго смотреть на определенный участок, то изображение 'плывет' и начинает кружиться голова, не так ли? Из зала послышались подтверждающие возгласы. Илиус удовлетворенно покивал головой:
   - Эти узоры помогут вам в сжатые сроки научиться медитации и магическому восприятию, без которого вы просто не сможете самостоятельно перемещаться в пределах здания. Поэтому для вашей же пользы рекомендую освоить данный прием как можно быстрее. Ну а я, в меру своих скромных сил вам в этом помогу, - мастер улыбнулся, однако доброй эту улыбку назвать было сложно. Она скорее напоминала оскал хищника, подбирающегося к своей жертве.
   Мастер также поведал нам основные принципы медитации с учетом особенностей зала. В ее процессе следовало сосредоточить свое внимание на любом участке стен, пола или потолка и расслабиться, наблюдая за изменениями узора. Ничего сложного, по его словам, в этом не было, главное - не терять сосредоточенности на процессе и не засыпать.
   А для стимуляции усердия, Илиус достал из рукава своего одеяния длинную палку и пообещал лупить ей каждого, кто посмеет спать на его уроках.
   Рассказал он и о магическом восприятии, которое мы будем развивать в первую очередь с помощью тех же медитаций. По его словам, этот незаменимый для мага навык позволяет отслеживать изменения магических потоков вокруг и внутри мага, а также жизненно необходим при создании заклинаний. И пока мы не научимся этому навыку, дальнейшее обучение будет бессмысленно.
   Меня давно мучил вопрос, как ориентируются в здешних лабиринтах переходов и лестниц студенты и преподаватели, ведь никаких указателей нигде не замечал. Как оказалось, такие указатели есть, но имеют магическую природу, и заметить их можно только с помощью все того же восприятия, нам недоступного. Как пояснил Илиус, когда его спросили о причинах создания именно магических указателей: 'это позволяет студентам постоянно тренировать необходимый навык'.
   - А чтобы вы смогли освоить этот навык максимально быстро и эффективно, я запретил вашим сопровождающим появляться здесь раньше окончания занятий, - гаденько усмехаясь и потирая руки, добил нас Илиус, - так что пока вы не освоите его - обеда вам не видать.
   В зале поднялся шум из-за недовольных возгласов студентов, которые были явно не в восторге от такой новости. Илиус же явно наслаждался произведенным эффектом, наблюдая за реакцией зала на свои слова. Дождавшись пока гомон утихнет, он уточнил, что занятия длятся до четырех часов, кроме обучающихся на целителей, которые будут заниматься дополнительно еще четыре часа. Но это не означает, что остальные будут бездельничать: после обучения их ожидают увлекательнейшие занятия на свежем воздухе по прополке сорняков и обрезке кустарников и деревьев, вплоть до ужина. После ужина - свободное время, студенты могут отдохнуть и привести себя и свои вещи в порядок или позаниматься самостоятельно.
   Обрисовав положение дел, Илиус скомандовал приступать к занятию. Всем следовало выбрать удобное положение и сосредоточить взгляд на любом удобном участке рисунка. Как он пояснил, под рисунком проходят мощные линии магической энергии, которые нам и следует попытаться увидеть.
   - Не старайтесь разглядеть линии сразу же, этого у вас не выйдет, - говорил он, прохаживаясь вдоль рядов, - постарайтесь максимально расслабить тело и разум, при этом не теряя концентрации на рисунке. Разговаривать запрещено! Ослушавшихся ждет знакомство с вот этой тросточкой. Уж поверьте, такое знакомство вам очень не понравится. А теперь тишина в зале и все выполняют урок!
   Постаравшись усесться максимально комфортно, я послушно уставился на кусок потолка. Через минуту разглядывания в ушах зашумело, а зал начал раскачиваться в разные стороны. К горлу подступил комок, пальцы непроизвольно сжались, крепче обхватывая подлокотники, а все тело напряглось.
   Не выдержав, я отвел взгляд, сосредоточив внимание на других студентах. Видимо не только мне становилось нехорошо: многие точно также боролись с признаками морской болезни, вцепившись в стулья и мутным взглядом озираясь на окружающих. Однако некоторые сидели совершенно спокойно, устремив взор в одну точку.
   Илиус прохаживался вдоль рядов, пристально наблюдая за потугами студентов. Заметив мой взгляд, он развернулся в мою сторону и красноречиво помахал своей немаленькой "тросточкой". Тяжко вздохнув, я снова принялся за оказавшееся не таким уж и легким задание.
   Как и обещал мастер, никто не смог разглядеть те самые линии, как в первый день, так и во все последующие. Зато некоторые близко познакомились с тростью Илиуса, которой он щедро раздавал удары направо и налево нерадивым студентам.
   На обед, естественно никто не попал, что, казалось, очень обрадовало Илиуса, ибо выглядел он словно кот, съевший миску отборной сметаны. Зато мне голодное бурчание в животе не нравилось совершенно, да и сосредоточиться на задании получалось все хуже.
   Но все плохое когда-нибудь кончается, закончились и наши мучения вместе с занятием. Илиус, что-то буркнул себе под нос и, не прощаясь, удалился, подхватив со стола свои листки.
   Ободренные окончанием нудного урока студенты повыскакивали со своих мест и поспешили к выходу из зала, где уже появились первые сопровождающие. Мимо прошел Эрнетт, злобно зыркнув на меня и сжав кулаки.
   Сидеть остались только семь девушек, три из которых явно были из числа местной знати. Я также не торопился подниматься. Заметив это, Вит и Свен вопросительно уставились на меня.
   - Вы идите, а у меня еще знакомство со вторым мастером.
   - Ты будешь изучать целительство!? - неподдельно удивился Вит, в то время как Свен сверлил меня недоверчивым взглядом.
   - Раз уж есть предрасположенность, то грех упускать такую возможность. И моя ориентация здесь совершенно не причем, - заметив, что парни не поняли моей последней фразы, пояснил, - я абсолютно нормальный и мальчики мне нисколько не нравятся. А почему богиня ко мне благосклонна, это надо спрашивать у нее. Ведь сами прекрасно знаете, что поступки богов простым людям не всегда понятны. Надеюсь, убедил? А теперь идите, пока сопровождающие не ушли.
   Отправив, все еще недоумевающих над моим выбором, Вита и Свена, я с интересом начал рассматривать оставшихся в зале девушек. Самой старшей навскидку было лет двадцать, а самой молодой около шестнадцати.
   Красавицами я бы ни одну не назвал, но пара девушек выглядела вполне привлекательно. Девушки из деревенских также стреляли глазками в мою сторону, о чем-то шептались между собой и тихонько посмеивались. Девицы благородных кровей не смотрели вовсе, словно кроме них в помещении никого и не было.
   Долго такое переглядывание не продлилось, поскольку двери в зал распахнулись, и в них вошла высокая статная женщина, лет сорока на вид. Двигаясь плавно и грациозно, держа спину совершенно прямо, она подошла к преподавательскому столику и развернулась к нам. Облачена она была в отливающую зеленью мантию до пола с длинными широкими рукавами, прикрывающими кисти до половины.
   Лицо вошедшей, несмотря на возраст, поражало красотой и правильностью черт. В молодости она явно была ослепительно красивой, и воздыхатели бегали за ней толпами. Девушек также впечатлила внешность дамы, поскольку они восхищенно заахали и зашептались между собой с удвоенной силой. Видимо хорошо знакомая с эффектом, связанным с ее внешностью, женщина дала нам время хорошенько себя рассмотреть.
   - Рада приветствовать вас в стенах академии, будущие целители, - мягким грудным голосом произнесла она, - меня зовут Несса, я мастер-целитель и именно я буду обучать вас основам будущей профессии. Мы будем проходить с вами устройство и организацию человека, изучать основы травничества и приготовления целебных мазей и отваров, а также развивать и тренировать вашу память, ведь целителям необходимо знать очень много. Позже я познакомлюсь с каждым из вас, а пока слушайте и запоминайте все, что услышите...
  
  
Глава 11
   Потянулись долгие дни, заполненные учебой. С утра и до обеда с садистом Илиусом, а после - с требовательной Нессой. Особых успехов в обретении восприятия магии пока ни у кого из нас не появилось, поэтому сидели без обеда. Несколько особо отчаянных через пару дней попытались по памяти найти путь к столовой, но практически сразу потеряли направление в лабиринте переходов и длинных изогнутых коридоров. Их смогли отыскать только ближе к ужину совсем в другой стороне, изрядно изнуренных и напуганных. Больше никто таких опрометчивых попыток не предпринимал.
   После утомительных занятий по медитации, следовала продолжительная лекция мастера Нессы о строении человеческого тела с демонстрацией наглядных пособий, от лицезрения которых девушки частенько бывали близки к обморочному состоянию. После пары часов такого времяпровождения следовал поход за пределы башни в теплицы академии, где изучались различные лекарственные травы, и следовала лекция уже об особенностях их поиска, сбора и хранения.
   Без отрыва от процесса обучения проходили тренировки памяти и наблюдательности, которые не сильно отличались от тех, что используются в нашем мире. Например, мастер требовала, чтобы мы старались запомнить в мельчайших подробностях все, что видели в теплицах в течение занятия, а на следующем уроке пересказывали ей, что успели запомнить. Причем с каждым разом она требовала все больших подробностей.
   Особых успехов здесь тоже не наблюдалось, но за такой короткий срок это и не удивительно. Правда, девушки приуныли. Пришлось Нессе пообещать, что когда мы освоим работу с магической энергией, она научит нас специальному приему, который стимулирует усвоение и запоминание новой информации. Правда подчеркнула, что обычных тренировок это отнюдь не отменяет.
   Для меня занятия по лекарственным травам не представляли особых проблем, поскольку изучением растений, их внешнего вида и свойств и было моей специальностью в институте, да и позже в аспирантуре. Некоторые растения были незнакомы, но встречались и виды, идентичные земным, причем довольно часто. На этих занятиях я отдыхал душою, с удовольствием копаясь в грядках и с ностальгией вспоминая об оставленном мире.
   Единственное что мне мешало в усвоении разнообразного материала, так это невозможность делать записи. Все необходимо было запоминать наизусть, что довольно сложно. Мастер на все возмущения на этот счет приводила довод, что знания, которые останутся у нас в голове не сможет уничтожить ни огонь, ни вода, в отличие от той же бумаги. Оставалось только смириться и стараться запоминать все увиденное и услышанное.
   Со Свеном я все же поладил, хотя первое время он и поглядывал косо в мою сторону. Он оказался хорошим парнем, хотя и не особо разговорчивым. Единственное, что мне удалось из него вытянуть, так это откуда он родом и чем занимался до поступления в академию. Парень приехал из небольшого приграничного города, что находится в неделе пути от академии. Оказалось, Свену недавно стукнуло двадцать четыре года, и до поступления он работал в кузне своего отца, добравшись до уровня подмастерья.
   Правда узнать, что побудило его податься в маги в том возрасте, когда местные заводят второго-третьего ребенка в семье, мне так и не удалось. На любые вопросы по этому поводу он отмалчивался, либо отвечал, что так ему "захотелось". Так что я плюнул, и расспросы прекратил. Захочет - сам расскажет. У меня вон тоже есть темы, на которые не желаю беседовать...
  
***
   Ректор Солус еженедельно получал доклады обо всех происшествиях в стенах академии, которые с интересом изучал, не доверяя это занятие подчиненным, что позволяло ему быть в курсе всех событий и скрашивало скуку, что в последние несколько лет одолела старого мага. Особо пристальное внимание он уделял отчетам преподавателей, ведущих занятия у первокурсников. И если у Илиуса ничего кроме уничижительных комментариев в адрес "этих бездарей" не было, то у Нессы на каждого студента была дана подробнейшая характеристика с описанием характера и способностей, еженедельно дополняющаяся новыми наблюдениями и фактами.
   Правда, ничем выдающемся большинство студентов похвастать не могли. Однако по интересующему ректора студенту приводились довольно-таки любопытные сведения.
   Наблюдая за работой студента, Несса отметила, что молодой человек очень хорошо ориентируется в лекарственных травах и методах их сбора и применения, словно раньше уже занимался чем-то подобным. Также она была убеждена - данный индивид уже изучал устройство человека и внутренних органов, а также физиологические процессы, протекающие в организме, что было поистине невероятно для выходца из диких земель.
   Ректор не понаслышке знал об устройстве жизни в этих деревнях и мог с уверенностью утверждать - там о таком даже не слышали. Наблюдение за Локом становилось все любопытнее. Наличие тайны в происхождении юноши будоражило ум ректора, разгоняя скуку. Солус не торопился выведывать все секреты необычного студента одним махом, наслаждаясь маленькими открытиями, словно глотками коллекционного вина, растягивая удовольствие. Впереди было много времени, следовало лишь повнимательнее присмотреться к этому Локу, дабы не упустить важные детали.
   Ректор покивал в такт своим мыслям, а затем подошел к окну и надолго застыл, любуясь открывающимся видом. Вдоволь наглядевшись, он со вздохом уселся за письменный стол, взял чистый лист бумаги, перо, и принялся неторопливо выводить строчки распоряжения главному управляющему замка, по поводу закупок продовольствия на этот год. Рутинных обязанностей никто не отменял, а Солус всегда славился вниманием к деталям, что и позволило ему в свое время стать самым молодым грандмастером империи.
  
***
   Обучение шло своим чередом. Постепенно я втянулся в заданный ритм обучения и уже не падал после ужина без сил на койку. Учеба начала даже нравиться, напоминая веселые студенческие годы. Единственное что омрачало мое существование, так это желание Эрнетта и Ко отыграться за все реальные и мнимые оскорбления в его адрес.
   На первом же ужине барон сотоварищи развили бурную дискуссию по поводу моих сексуальных предпочтений. Начал Санти, который видимо был у них заводилой.
   - Слушай, Ренси, ты же помнишь этого чокнутого дикаря? - он мотнул головой в мою сторону.
   - А то! Забудешь такого. Ни манер, ни почтения при беседе с благородными, - кинул на меня неприязненный взгляд Ренси.
   - Так он оказывается из этих, которые любят мужикам зад подставлять, - продолжил Санти.
   - А ведь точно, было в его поведении что-то такое, бабское, - ухмыльнулся Ренси и развернулся к невозмутимо поглощающему пищу барону. - А ты что скажешь Эрнетт? Не замечал ничего странного?
   - Да надо быть слепым, чтобы не заметить, как этот недоумок пялился на мужиков из охраны, - лениво ответствовал барон, - из штанов готов был выпрыгнуть, чтобы те его заметили.
   - Точно! Я же слышал, мужики обсуждали, как эта деревня обслуживала нескольких охранников одновременно, - включился Санти, - говорили, что почти каждую ночь его пользуют.
   - Я тоже кажись припоминаю такое, - заржал Ренси.
   - И такая гнусь, потом учится в одной с нами академии, - не глядя на меня, брезгливо процедил Эрнетт.
   Первые несколько секунд я сидел молча, ошеломленный такой наглой ложью. Еле сдержался от того, чтобы не ответить в том же духе этим козлам, возомнивших себя пупами земли.
   Заставил сдержаться взгляд Эрнетта, светившийся от предвкушения кровавой расправы. А вдруг, стоит оскорбить его прилюдно, как меня вызовут на обычную такую дуэль, либо просто прирежут? То, что барон сможет отвертеться от наказания, было и так ясно. А вот мне будет уже все равно. Поэтому сиди, Серега, на попе ровно и не рыпайся.
   Естественно после такого демонстративного унижения, желающих со мною общаться не осталось, все старались отсесть как можно дальше и не разговаривали. Не сторонился меня только Свен, который как он выразился "не верит этим высокомерным ублюдкам ни на грош" и Вит, который бурно отреагировал на вранье дворян. Так что друзей среди остальных сокурсников завести не удалось, правда, я по этому поводу особо не расстраивался. Мне хватало общения с немногословным Свеном и неугомонным Витом, который за время завтрака и ужина, а также иногда и во время занятий, ухитрялся вываливать мне на голову ворох сведений, которые добывал прямо-таки мистическим образом, умудрившись найти общий язык чуть ли не со всеми более-менее осведомленными личностями академии.
   Барон с прихвостнями целый месяц вел себя на удивление тихо, обходясь без обычных оскорблений в мой адрес. И это настораживало, поскольку вряд ли он благородно решил все спустить на тормозах. Не то у него воспитание. Однако ходить, постоянно оглядываясь в ожидании подлянки с их стороны сильно утомляло. Да и действий никаких не происходило. Поэтому вскоре я перестал шарахаться от каждой тени и целиком сосредоточился на учебе.
   К концу месяца у большинства студентов начали появляться первые успехи в восприятии магии, чему все были несказанно рады, поскольку порядком устали от вынужденных голодовок.
   Никогда не забуду, как мне удалось увидеть магические потоки в первый раз.
   Шел очередной день занятий. Как обычно, все заняли свои места и Илиус скомандовал начинать, достав свою излюбленную тросточку, чью увесистость успели испытать на своей шкуре все студенты без исключения.
   Привычно выбрав часть рисунка на потолке, я расслабился и позволил переливам узора нести себя на пришедших следом волнах. Данная процедура уже не вызывала никаких негативных реакций, а наоборот убаюкивала, поэтому необходимо было прикладывать над собой усилие чтобы не задремать и не получить "тросточкой" от бдительного и скорого на расправу мастера.
   Я уже некоторое время находился на зыбкой границе меж сном и явью, голова стала абсолютно пустой от мыслей и эмоций, а взгляд лениво скользил по рисунку на потолке, как вдруг он подернулся дымкой, и вместо него проступила паутинка пересекающихся под разным углом линий, сияющих переливами голубых оттенков, пульсирующих, словно артерии.
   Несколько биений сердца я созерцал эту удивительную картину, а осознав, что увидел нечто невероятное, удивленно захлопал глазами. Линии моментально исчезли, и потолок принял обычный вид. На меня же резко навалилась усталость, в глазах защипало, словно в них сыпанули песка. Но я практически не обратил на это внимания. У меня получилось увидеть магические линии! У меня, твердо убежденного, что ничего подобного никогда не произойдет.
   Мастер Илиус подробно объяснил, что мы должны увидеть, да и те, у кого получилось раньше, обсуждали между собой свои ощущения, так что ошибки быть не могло. Я действительно видел магию, а значит смогу стать настоящим магом! Я сидел и глупо улыбался, забыв обо всем.
   Правда, долго упиваться своим прорывом не получилось, поскольку Илиус заметив, что один из студентов филонит, с грозным видом направился в мою сторону. Пришлось быстренько сосредоточиться и продолжать тренировку, дабы не схлопотать палкой по спине.
   Когда большая часть из нас смогла удерживать концентрацию более тридцати секунд, Илиус продемонстрировал символы, которые использовались в башне для ориентировки и начал отпускать на обед.
   Система была похожа на ту, что используется для ориентирования в аэропорту: на полу и стенах были выведены знаки разных помещений с указателями-стрелками, так что запомнить их было легко. Тем более что показали нам всего три символа: трапезную, спальни и аудиторию для занятий. Теперь счастливчики, что смогли разглядеть символы, выходили на полчаса раньше обеда и передвигались группой в сторону местной столовки.
   Группой приходилось двигаться, поскольку каждый из нас мог сконцентрироваться и увидеть символ всего пару раз, потом накатывала слабость и слезились глаза от перенапряжения.
   Вы спросите: а почему же мы не запомнили за месяц дорогу до всего-то трех помещений? Дело в том, что каждый раз мы двигались разными путями, никогда не повторяющимися. Так работала одна из систем защиты башни от возможного нападения. Все здание покрывали мощнейшие заклинания, меняющие ежедневно все переходы внутри. Как такое возможно и зачем сделано, не укладывалось у меня в голове. Да и не только у меня.
   Как правило, группы 'обеденного перерыва' формировались из пяти человек, не больше. Илиус объяснял это тем, что именно такое количество оптимально для тренировки навыка. Хотя все подозревали, что это для него еще один повод поиздеваться над нами.
   Обычно я ходил в компании Вита и Свена, которые освоили восприятие уже вполне неплохо. Но на днях у нескольких студентов получилось сконцентрироваться на положенное время, и мастер перераспределил составы групп. В помощь двойке новичков приставили более опытных студентов, включая и моих друзей. В состав группы, куда вошел и я, новичков не было. Все уже вполне сносно владели магическим зрением.
   Как водится, группу с новичками отправили немного раньше, чтобы те успели дойти аккурат к обеду. Нашу группу мастер отпустил спустя минут пятнадцать после первой.
   Вот во время этого похода они меня и подловили...
   Мы уже преодолели почти половину пути до столовой, когда после очередного поворота наткнулись на группу из четырех человек во главе с Эрнеттом. Вместе с дружками барона был еще один тип, видимо старшекурсник, поскольку я его раньше не видел.
   Перегородив нам путь эта четверка молча нас разглядывала, не спеша начинать разговор. Наконец, вперед выступил барон.
   - Самое время преподать тебе урок, - буднично произнес Эрнетт.
   Кинув взгляд на трусливо жмущихся к стене студентов, не смеющих поднять взгляд, он обернулся к своим подельникам:
   - Думаю, этих задерживать не стоит, у нас тут состоится приватный разговор.
   - Слышали, что благородный сказал? Бегом отсюда! И чтоб молчали обо всем увиденном, иначе пожалеете, что на свет родились! - прикрикнул на них Ренси, скорчив страшную рожу.
   Моих спутников упрашивать дважды не пришлось. Опустив головы и не смея поднять взгляд на молодчиков, они быстро прошли мимо барона сотоварищи и, не оглядываясь, скрылись за следующим поворотом.
   Барон сделал знак рукой и отошел чуть в сторону, пропуская вперед своих клевретов.
   - Что, уже не такой наглый, а, выродок? - сжимая кулаки, подходил ближе Санти.
   - Сейчас мы тебя научим хорошим манерам, деревня, - довольно скалился Ренси, заходя с другой стороны.
   Барон и старшекурсник остались на своих местах, и вмешиваться в драку, похоже, не собирались.
   Я потихоньку отступал в сторону недавно пройденного поворота, лихорадочно размышляя. Мимо барона проскочить не удастся, не дадут. Вступать в драку рискованно, поскольку если от одного я быть может и отбился бы, то от двоих сразу, а то и троих -почти нереально. Остается только попытаться бежать назад в надежде, что прихвостни барона отстанут быстрее, чем выдохнусь. Приняв решение, я развернулся и со всех сил рванул за угол, стараясь развить максимальную скорость.
   Однако далеко убежать не удалось. Что-то сильно ударило под колени, от чего я не удержался на ногах и кубарем полетел по полу. Остановился только после того, как чувствительно приложился плечом о стену.
   К тому моменту, когда более-менее оклемался, вся четверка уже была рядом, не оставляя никаких шансов на новую попытку побега.
   - Что-то быстро ты решил нас покинуть. А ведь мы еще не закончили наш разговор, - подходя ближе и склоняясь надо мной, произнес Эрнетт.
   - Да он просто трусливая шавка, поджавшая хвост, - хохотнул Санти, - а до этого такой гордый был.
   - Ничего, сейчас мы ему эту гордость затолкаем поглубже, - вторил ему Ренси.
   Первый удар в живот я пропустил, пытаясь встать на ноги. Боль резанула так, что перехватило дыхание и заставила согнуться вдвое. Несколько следующих удалось заблокировать, прикрыв руками голову. Однако вдохнуть все никак не получалось, и последовавшая атака одновременно с двух сторон увенчалась успехом. Уклонившись от удара Санти, я пропустил кулак Ренси, врезавшийся точно в голову. В ушах зазвенело, а глаза на миг заволокло туманом, поэтому следующие удары я тоже пропустил. От сильной боли подкосились ноги, и я сполз по стене на пол. Удары посыпались еще обильнее, причем били уже и ногами. Пока еще удавалось прикрывать голову, но долго это продолжаться не могло. Очередной мощный удар пробил хлипкий блок, и в голове помутилось от боли.
   Дальнейшее я помню довольно смутно: вспышки боли в ребрах, животе, ногах. Прилетает в голову, и я чувствую солоноватый вкус крови на разбитых губах. Сколько это продолжается, не знаю, однако боль от ударов уже не практически не ощущается. Сознание медленно уплывает в спасительную черноту...
   Очнулся в незнакомом помещении на жесткой койке. Рядом никого не было, поэтому я сделал попытку встать и оглядеться. К моему удивлению это легко удалось.
   Скинув с себя что-то похожее на серую простынку, опустил голые ноги на холодный пол. Тут только до меня дошло, что из одежды на мне только нижнее белье, а остальная куда-то исчезла. Прислушавшись к своим ощущениям, с удивлением осознал, что ничего не болит, а оглядев себя на предмет синяков и ссадин ничего подобного не обнаружил.
   Пока я соображал, как такое возможно, в помещение вошли двое. Первой порог переступила женщина невысокого роста с добрым лицом, одетая в зеленую мантию целителей. Следом за ней шагнул высокий мужчина с цепким взглядом и кожаной папкой в руках.
   - Смотрите-ка, Силия, ваш подопечный уже на ногах и сбежать пытается, - обращаясь к женщине, пошутил он.
   - Вас послушать, Нарин, так вокруг одни преступники и злоумышленники, а не студенты, - сердито глянула она на мужчину и обратилась уже ко мне: - Как самочувствие? Ничего не беспокоит? Голова не болит?
   Получив от меня заверения, что все в порядке, она внимательно меня осмотрела и, оставшись довольна увиденным, произнесла:
   - Все в порядке, лечение прошло успешно. В ближайшие несколько дней усиленно питаться и избегать физических нагрузок. С тобой хочет пообщаться по поводу случившегося следователь Нарин, - произнеся это, она тихонько вышла, оставив нас вдвоем.
   - Поговорим, Лок? - оглядевшись и не найдя стула, следователь присел на кровать и дождавшись моего кивка продолжил:
   - Сегодня тебя в коридоре и без сознания обнаружили студенты, возвращавшиеся с обеденного перерыва. Ты был сильно избит, имелись серьезные повреждения внутренних органов. Не хочешь рассказать, кто это сделал и по какой причине? - он чуть наклонился и внимательно уставился мне в глаза, ожидая ответа.
   Обдумав варианты ответа, я решил рассказать все, как было.
   - Очень интересная история, - задумчиво произнес Нарин, дослушав до конца. - То есть ты утверждаешь, что тебя избили по приказу барона Эрнетта, так?
   Нехотя кивнул.
   - А свидетели, способные подтвердить твои слова есть? Нет? - мужчина задумчиво потер переносицу и надолго замолчал. - Видишь ли, ты обвиняешь барона в серьезном преступлении. Свидетелей произошедшего у тебя нет. В итоге мы имеем слово простолюдина против слова барона, который вряд ли подтвердит твою версию событий. Скорее потребует от тебя публичных извинений в оскорблении и будет в своем праве. Поэтому мой тебе совет: забудь об этом инциденте и не зли больше высокородных. Я же забуду все здесь тобою сказанное, и не буду давать ход делу.
   Я, потрясенный таким ответом, на некоторое время потерял дар речи. Не такого ответа ожидал, совсем не такого. Внезапно вспомнились слова Свена о том, что равноправие студентов лишь красивые слова. Похоже, он был прав. Не стоит ожидать, что местное правосудие встанет на сторону деревенщины, которой меня здесь считают. Такого уже давно нет и в моей родной стране, где высокопоставленные чины и богатеи с легкостью избегают наказания за преступления против обычных граждан. Так что не стоит строить из себя героя. Придется соглашаться с местным следователем.
   - Я согласен, - хмуро глядя на Нарина, нехотя выдавил из себя.
   - Это правильное решение, - повеселел Нарин, - больше не лезь к благородным и спокойно доживешь до выпуска.
   Мотнул головой, хотя был совсем не убежден, что барон так просто отвяжется.
   - Что ж, удачи в учебе, - подмигнул Нарин и вышел, оставив меня одного.
   Спустя еще тридцать минут я находился в своей комнате. Добрая целительница Силия не опустила меня, покуда не прикончил здоровенную чашку тушеных овощей с мясом, которую она принесла сразу после ухода Нарина.
   Выдав одежду и получив обещание, что в случае ухудшения состояния сразу же обращусь к ней, целительница отпустила меня восвояси. Оказывается, уже давно наступил вечер, занятия вот-вот должны были закончиться, поэтому меня отправили сразу домой отдыхать и отсыпаться.
   Добравшись до своей койки, растянулся на ней, углубившись в невеселые мысли о случившемся. Однако, глубоко погрузиться в уныние не успел: распахнулась дверь и внутрь влетел запыхавшийся Вит. Увидев меня, он облегченно выдохнул и тут же ринулся в атаку:
   - Что случилось, Лок? Ты не явился на обед, а потом нам сказали, что ты вообще в лазарете.
   Только я открыл рот, как дверь вновь отворилась, а внутрь вошел Свен. Окинув меня внимательным взглядом, он повернулся к Виту:
   - Вот видишь, я был прав, и он уже здесь, - и, обращаясь уже ко мне, - что произошло, Лок? Вздохнув, я принялся излагать произошедшие события под пристальным взглядом двух пар глаз.
   - Чего-то такого я и ожидал, - вздохнул Свен, когда повествование закончилось. - Удивительно, как ты жив вообще после такого остался.
   - Они плохо старались, - скривился я, ощупывая все еще ноющие ребра.
   - А я говорил тебе, не стоит злить гадов, - нервно расхаживал по комнате Вит.
   - Вопрос в другом, что теперь делать Локу, - вмешался Свен, - эти ублюдки так просто теперь не отступятся.
   - Думаешь, они попытаются повторить? - помрачнел я.
   - Я не думаю, я в этом точно уверен, - печально улыбнулся Свен, - уж поверь мне.
   - Надо обратиться к руководству академии, они не допустят такого! - выкрикнул Вит, продолжая бегать по комнате.
   - Уже допустили, - я кратко пересказал беседу со следователем.
   - Долбаные уроды! - возмущению Вита не было предела, - лишь на словах равноправие, а на деле всем заправляют зажравшиеся дворянчики.
   - Не стоит так обобщать, - успокаивающе произнес Свен, - здесь все же соблюдается большинство правил. Иначе мы давно бы лизали туфли аристократов, а они о нас вытирали ноги. Скорее всего, грубо нарушать устав академии они все же опасаются, иначе Лока прибили бы в первый же вечер.
   - Ну спасибо, успокоил, - буркнул я, устраиваясь поудобнее на кровати. Несмотря на лечение, бока еще ныли, напоминая о произошедшем инциденте.
   - Всегда пожалуйста, - Свен был сама невозмутимость. - Теперь тебе опасно ходить одному или в компании других учеников. Никто из них не вступится за тебя, даже скорее помогут скрутить, чтобы выслужиться перед бароном.
   - Невеселые перспективы, - хмыкнул я. - что ты предлагаешь?
   - Всегда быть начеку и держаться нас с Витом, - улыбнулся Свен, - уж мы то молчать и стоять в стороне не будем. Ведь так, Вит?
   - Да! Мы им покажем!
   Поговорив еще некоторое время и обсудив свои действия на случай нового нападения, я с трудом выпроводил домой Вита и улегся спать, поскольку сон, как известно, лучшее лекарство...
   Через пару дней после этого события изменился характер занятий. Теперь изучению магических потоков мы уделяли лишь треть времени. Оставшиеся две трети пытались ощутить эти самые потоки внутри себя, дабы научиться ими управлять.
   - Вы должны сосредоточиться на собственных ощущениях, - наставлял нас Илиус, прохаживаясь по аудитории, - почувствуйте пульсацию магии вокруг и внутри себя. Станьте единым целым с ней. Как выглядят потоки магии вы уже знаете. Сконцентрируйтесь на себе и ищите.
   Это упражнение было еще хуже первого. Его надо было выполнять с закрытыми глазами, отчего я частенько задремывал и получал палкой от вредного мастера. Уже через пару дней все ноги и руки, а также спина были покрыты синяками разной степени свежести.
   Быстрее всего с ним справлялись детки знати, поскольку многие обучались магии еще дома. Поэтому по истечении второго месяца они начали заниматься отдельно от основной массы студентов, чему я был несказанно рад, поскольку выслушивать шуточки и подначки Эрнетта сотоварищи порядком надоело, а отвечать не мог, поскольку именно этого они и добивались. Приходилось терпеть и делать вид, что мне все глубоко фиолетово.
   Овладев в достаточной степени восприятием, чтоб не заплутать в лабиринте коридоров, я в компании Свена или Вита начал делать небольшие вылазки по вечерам. Первым делом узнал дорогу к комнате Вита, поскольку со Свеном общаться на отвлеченные темы выходило не очень. Здоровяк оказался довольно замкнут и малоразговорчив, услышать от него что-то длиннее пары предложений о жизни за пределами академии было весьма проблематично.
   Так что теперь после занятий, немного отдохнув, мы отправлялись в гости к Виту. Правда, чаще он приходил к нам, поскольку его соседи оказались не слишком дружелюбными и гостей не жаловали, постоянно ворча, что мы им мешаем наслаждаться заслуженным отдыхом.
   Вит являлся просто кладезем информации. Иногда мне казалось, что он мистическим образом как-то узнает новости еще раньше, чем они происходят. Именно он выяснил, что барон и его прихвостни не собираются ограничиваться одним избиением и готовят новую "приятную" встречу. Впрочем, где и когда это произойдет, ему узнать не удалось. Пришлось резко отменить свои вечерние прогулки и постоянно смотреть в оба.
   Вит на достигнутом останавливаться не собирался и каким-то мистическим образом смог найти общий язык не только с работниками академии, но и с некоторыми старшекурсниками, и теперь ходил важный и загадочно ухмылялся, уклоняясь от вопросов по поводу такого своего поведения. Правда долго держать язык за зубами у него никогда не получалось, потому уже через пару дней он сообщил мне, что в скором времени у нас начнутся занятия, на которых будет определяться персональная сила студента и оцениваться перспектива дальнейшего обучения.
   Оказывается, наиболее 'продвинутые' студенты по итогам первого года обучения могли получить заманчивое предложение от академии. Правда, в чем его суть, Виту узнать так и не удалось. На все вопросы по данной теме он получал, по его словам, лишь ехидные улыбочки с фразой "такому балбесу все равно не светит". Но он не отчаивался и собирался выяснить правду в ближайшее время.
   Было забавно наблюдать за его метаниями по комнате с периодическими выкриками "я им еще покажу!" или "они еще не знают с кем связались!", и все в таком роде. Это здорово веселило и отвлекало от тягот учебы и постоянного напряжения в ожидании очередной пакости от Эрнетта. Однако свежих новостей было довольно мало и мной постепенно овладевала скука.
   Дома я постоянно читал, причем мне интересны были любые жанры, от бульварных романов до классической литературы. Главное, чтобы книга была интересной. Почитывал на досуге и различные справочники, да и по работе приходилось изучать много специальной литературы.
   В доме у родителей всегда имелось множество книг разной тематики. В том числе и по медицине, поскольку мама работала терапевтом в городской больнице, которые в детстве с интересом изучал, мечтая, когда вырасту тоже стать врачом. Правда, повзрослев, к медицине я охладел.
   Однажды вечером, когда Вит пересказывал последние новости (которых было негусто), я с тоскою произнес:
   - Жаль, что здесь нет книг, с удовольствием бы почитал что-нибудь.
   - Почему же нет? Здесь есть библиотека, занимающая целый этаж, - тут же выдал Вит, - только как ты читать собрался, если языка не знаешь?
   Об этом я уже и думать забыл, принимая как данность что разговариваю на чужом языке. Вспомнился первый день в академии, когда пытался разобрать надпись на брошюрке, что выдавали всем студентам, да так и не смог понять написанное. Стало еще тоскливее. И почему этот чертов амулет не позволяет понимать написанное? Полная непруха.
   - А хочешь, я тебя научу? - оторвал меня от грустных мыслей голос Вита, - давай я научу тебя читать и писать по-нашему! Меня дома мама учила, я хорошо могу, думаю и тебя смогу научить. Давай, а?
   - А давай! - Я с удовольствием наблюдал, как на лице Вита появляется радость от моего согласия. - Только где взять бумагу и принадлежности для письма?
   - Попроси у старшека, что вас опекает. Они ведут записи, я узнавал. Думаю, если хорошо попросишь, то не откажет.
   - Гм, надо будет попробовать.
   - Вот и замечательно! - энтузиазму Вита не было предела. - Как только найдешь бумагу и перо, сразу и приступим!
   Сил, на просьбу поделиться парой листов местного варианта бумаги и пера отреагировал странно. Внимательно осмотрев меня с головы до ног, будто увидел впервые, он с подозрением спросил:
   - А зачем тебе?
   - Хочу научиться писать и читать.
   - Ну, допустим. А читать учиться как будешь? И кто тебя вообще учить станет?
   Я в замешательстве потер лоб. О том, что нужны книги для обучения чтению совсем забыл. Не считать же "букварем" тот буклетик на две странички, что валялся теперь на самом дне тумбочки. Вряд ли там представлен весь алфавит.
   Видимо все мои мысли явственно отражались на лице, поскольку Сил начал сперва улыбаться, а потом и вовсе заржал.
   - Ладно, не парься, - отсмеявшись, произнес Сил. - Будет тебе бумага, и пару книжонок я тебе подкину. Только никому ни слова, понял? Посмотрим, что из этой затеи получится.
   Он зашел внутрь комнаты и через некоторое время вынес пару увесистых томиков, небольшую стопку листков и перо с чернильницей.
   - Владей! - передал он мне ценный груз. - Через месяц проверю твои успехи. И не приведи боги, если испортишь хоть страничку из книги. А теперь марш отсюда!
   Я не стал себя долго упрашивать и, прижимая к себе полученное, отправился в свою комнату, размышляя о предстоящих занятиях. Полиглотом я никогда не был, языки давались с трудом, так что меня ждет та еще работенка.
  
  
Глава 12
   К занятиям приступили следующим вечером. На удивление, Вит оказался неплохим учителем и объяснял все понятно и доходчиво. Иногда пару фраз вставлял Свен, которого забавляла наша возня.
   В алфавите местного языка оказалось двадцать восемь букв, которые Вит мне продемонстрировал, предварительно записав на бумаге. А затем начался сам процесс обучения. Теперь каждый вечер у нас проходили занятия, в дополнение к дневным. Учеба давалась на удивление легко. То ли Вит оказался отличным учителем, то ли сказались тренировки по улучшению памяти мастера Нессы, но весь алфавит я выучил сравнительно быстро, всего за неделю. С написанием была беда, а вот с запоминанием никаких проблем. Уже к концу второй недели смог прочесть небольшие слова. Однако с пониманием прочитанного возникли трудности.
   Пытаясь прочесть слово, я столкнулся с тем, что читая про себя, не понимаю написанного, а пытаясь произнести слово, срываюсь на родную речь! И я догадывался, в чем причина. Это все чертов амулет, снять который не получится, а значит, и нормально заниматься не выйдет. Мой позитивный настрой стремительно исчезал, а на его место приходила злость. А тут еще и Сил решил зайти и поиздеваться над моими мучениями.
   - Как успехи, первачок? - весело произнес он, по-хозяйски усаживаясь на застеленную кровать. - Вижу что не очень, слишком морда у тебя кислая. Что, не идет наука?
   - Иди ты... домой, Сил, не до твоих шуточек.
   - Ой, какие мы нежные, посмотрите-ка. Истеришь как девка какая. Не получилось сейчас, получится чуть позже.
   - Да не в том дело, - включился в разговор Вит, - все у него прекрасно получается пока до чтения не доходит, а вот с ним затык. Лок, прочти ему.
   - ...офигеть! Это что за хрень!? - выдал Сил, после того как я попытался прочесть небольшой отрывок.
   - Это из-за амулета разговорного, он же языка не знает, вот и повесили такой. А снять нельзя.
   - Дела-а. Тут я ничем помочь не смогу. Слышал я про эти амулеты. Это надо к ректору обращаться, он только помочь сможет. Если захочет, конечно. Обратись к своему преподавателю, он передаст твое прошение в канцелярию. А дальше только ждать решения начальства.
   - Спасибо за совет, Сил, обязательно воспользуюсь.
   - Не за что. Ладно, пойду я, а то дел еще много.
   После ухода старшекурсника мы посидели еще немного, обсудили вероятность положительного исхода прошения и Вит отправился восвояси, а я улегся на кровать и постарался успокоиться. Свен, который обычно очень редко вмешивался в наши с Витом беседы, больше слушая чем говоря, поглядел в мою сторону и произнес:
   - Не отчаивайся раньше времени. Я слышал, что ректор мужик нормальный и всегда готов помочь студентам. Так что давай ложиться спать. А завтра обратись к лекарше, она явно лучше будет, чем мастер Илиус.
   На следующий день, дождавшись окончания занятий, подошел к мастеру Нессе.
   - Извините мастер, могу я поговорить с вами?
   - Да конечно. У тебя ко мне вопрос Лок?
   - Не совсем мастер. Скорее просьба.
   - Вот как? Ну что же, я слушаю.
   - Видите ли, мастер, я решил заняться самообразованием и научиться читать и писать.
   - Похвальное стремление.
   - Но в процессе обучения я столкнулся с одной проблемой...
   - И какой же?
   - Вот эта штука, - я указал на медальон, - мешает мне при прочтении слов. Получается сплошная тарабарщина.
   - Любопытно. Не слышала раньше о таком эффекте. Хотя, насколько мне известно, никто из орков до этого и не пытался научиться читать. Помочь я тут ничем не смогу, не мой профиль.
   - А вы можете сообщить ректору о моей проблеме?
   - Хорошо, я передам твои слова в соответствующую инстанцию. Еще что-то?
   - Нет, этого достаточно. Спасибо вам и до свидания.
   - До встречи на занятиях, Лок.
   Итак, просьбу передал, осталось только дождаться реакции ректора. Будем надеяться, что решение не затянется на полгода, как это принято у чиновников. С такими мыслями я и поспешил на ужин...
   Очнулся в уже знакомом лазарете мастера Силии на следующее утро. Эти уроды все же подловили меня, снова сильно избив и сломав несколько ребер и левую руку. Причем в этот раз приложился и сам Эрнетт, именно ему я обязан переломом руки. Под конец моих мучений он "обрадовал" целой лекцией о моем недостойном поведении и пообещал научить уважению. А пока идет процесс 'учебы', меня ждут такие вот регулярные экзекуции. Весело, в общем.
  
***
  
   Солус наслаждался послеобеденным покоем, лениво потягивая из бокала золотистое вино, и рассеяно перебирая листы с ежедневными отчетами и донесениями, как вдруг его взгляд наткнулся на знакомое имя. Стряхнув дремоту и отставив бокал, Солус вчитался в слова служебной записки, где был упомянут некий Лок.
   - Любопытно, - произнес ректор, прочитав написанное, - значит, он решил заняться самообразованием. Занятно. А амулет мешает значит. Восхитительно! Надо бы провести несколько опытов. - Солус в предвкушении потер руки.
   А тут что? - в следующем донесении также фигурировало вышеозначенное имя. Этот студент за неполный месяц умудрился уже дважды побывать в лазарете, причем с серьезными травмами. А до этого прилюдно оскорбил барона Эрнетта. Видимо тот так отыгрывается. Похоже, уже недалеко и до серьезных увечий.
   Лок начал преподносить отнюдь не приятные сюрпризы. Стоит провести с ним беседу, посмотреть на реакцию. А там, глядишь, и удастся уговорить его на некоторые увлекательные эксперименты, пообещав избавить от назойливого внимания Эрнетта. Ректор довольно зажмурился и улыбнулся своим мыслям.
  
***
  
   Несколько дней ничего интересного не происходило. Я быстро шел на поправку, благодаря зельям мастера Силии. Мы все также вместе ходили на учебу днем, и занимались с Витом обучением письму вечером. Ответа на мою просьбу не было никакого, и надежда на положительный ответ таяла с каждым новым днем, отчего настроение отнюдь не улучшалось. Плюс, постоянное ожидание нового избиения. Не спасали даже шутки Вита, пытавшегося хоть таким образом меня развеселить.
   Сказалось это и на учебе. На занятиях Илиуса никак не удавалось расслабиться и сосредоточиться, отчего палка мастера стала намного чаще опускаться на плечи, что тоже учебе не способствовало. На уроках мастера-целителя я старался, как мог, но с трудом запоминал новый материал, постоянно отвлекаясь на невеселые думы.
   Так прошла неделя.
   На седьмой день, когда мы вечером возвращались с занятий в здание, возле входа поджидал невысокий пожилой мужчина с папкой в руках. Дождавшись пока мы подойдем поближе, он глянул на лист бумаги, что лежал поверх папки и скрипучим голосом произнес:
   - Студент Лок, вас желает видеть ректор академии, - убедившись, что его услышали, он прибавил:
   - Немедленно. Прошу следовать за мной.
   После чего развернулся и двинулся внутрь здания. Мне не оставалось ничего другого, как быстро идти вслед за ним, поскольку ждать меня явно никто не собирался.
   Шли мы довольно долго, поднимаясь все выше и практически не петляя по коридорам. По моим ощущениям поднялись почти на самый верх сооружения, когда наконец остановились возле массивной двери красного дерева. Мужчина, внимательно оглядев меня с головы до ног и неодобрительно скривившись, постучал и, дождавшись разрешения, открыл дверь, жестом предлагая мне войти.
   Я как мог, расправил мятую после работы одежду и быстро прошел в помещение, оказавшееся просторным кабинетом. В центре кабинета располагался внушительных размеров стол, во главе которого сидел ректор академии, грандмастер Солус и что-то быстро писал, часто окуная перо в чернильницу. Заметив меня, он отложил перо и произнес:
   - Добрый вечер Лок, прошу, присаживайся. Мне необходимо несколько минут, чтобы закончить начатое, - и обращаясь уже к сопровождающему меня мужчине, - принеси нам перекусить, юноша наверняка голоден после целого дня работы.
   Я уселся в указанное кресло и начал с интересом разглядывать убранство кабинета. Вдоль двух стен стояли стеллажи, занятые книгами, свитками и предметами непонятного назначения, в стене напротив меня располагалось огромное окно, занимающее большую его часть, возле четвертой стоял низенький столик и два удобных кресла, одно из которых сейчас я и занимал.
   К тому моменту, как полностью осмотрел кабинет, ректор закончил писать, выбрался из-за стола и уселся в соседнее кресло, вытянув ноги и блаженно зажмурившись. Открыв глаза, он подмигнул мне, и тихонько засмеялся, довольный произведенным эффектом:
   - Что, не ожидал такого приема? Можешь не отвечать, все написано на твоем лице. Я решил побеседовать с тобой в неформальной обстановке, поскольку ты меня заинтересовал своей просьбой. Стремление к совершенствованию весьма похвально и всячески приветствуется в академии. Ты ведь не местный, из диких деревень вроде? - внезапно переменил он тему.
   От ответа меня спасла открывшаяся дверь, в которую давешний сопровождающий вкатил тележку, уставленную разными блюдами и сосудами. Подкатив ее к столику и дождавшись легкого кивка ректора, он быстро расставил снедь и покинул кабинет.
   - Прошу, угощайся, - радушно предложил Солус, - я составлю тебе компанию и тоже немного перекушу.
   Долго упрашивать меня не пришлось. За день я сильно проголодался, поскольку сегодня мы почти все время работали на свежем воздухе, ухаживая за лекарственными растениями. Плюс, вместо надоевшей каши, на столике стояли разнообразные блюда, наполняя кабинет восхитительными ароматами, от которых рот наполнялся тягучей слюной, а живот громко бурчал, требуя не откладывая заняться трапезой.
   Ректор с улыбкой смотрел, как я поглощаю принесенные блюда одно за другим. Сам он едва прикоснулся к еде, отведав лишь несколько кусочков каких-то фруктов и налив в бокал золотистого вина, которое и тянул мелкими глотками.
   Дождавшись, когда я утолю голод, он продолжил прерванный трапезой разговор.
   Ректора интересовало буквально все: где находится деревня, в которой жил, чем живут местные жители, каким делом занимался я и многое другое. Вконец измотав меня вопросами и удовлетворив свое любопытство, он ненадолго замолчал, что-то обдумывая.
   - Ты интересный собеседник, Лок, - произнес он некоторое время спустя, - думаю я смогу удовлетворить твою просьбу, но с некоторыми условиями. Видишь ли, раньше никто не занимался изучением влияния разговорных амулетов на людей, не было необходимости. Это довольно любопытный эксперимент. Поэтому я хочу, чтобы ты, в обмен на деактивацию амулета, позволил мне исследовать тебя на предмет изменений, произошедших в результате его использования.
   Заметив, как я нахмурился, он замахал руками:
   - О, не беспокойся, ничего страшного в исследовании нет, просто дважды в неделю ты будешь проходить диагностику под моим наблюдением в специальном помещении. Вот и все.
   Я ненадолго задумался. Недоговаривает что-то ректор, слишком уж мягко старик стелет. Явно имеет на меня какие-то виды, только непонятно какие. Но и отказываться вот так сразу, тоже не выход. Мало ли как ректор отреагирует на отказ. Здесь Солус царь и бог, захочет - и один из студентов исчезнет навсегда в подвалах лабораторий, которых тут, скорее всего, полным-полно. И никто не сможет ему в этом помешать.
   - Я слышал, ты уже дважды за месяц побывал в лазарете, - прервал мои размышления ректор, - не скажешь по какой причине?
   - Неудачно упал.
   - А еще мне сообщили, что ты сильно повздорил с бароном Эрнеттом, - внимательно посмотрел на меня Солус, - это так?
   - Так, грандмастер, - признал я, находясь под пристальным взглядом ректора.
   - Думаю, эти два события тесно связаны друг с другом, - ректор ненадолго замолчал, давая мне время собраться с мыслями.
   Долго отнекиваться он мне явно не позволит, да и сомневаюсь что ему еще не доложили все подробности произошедшего со следователем разговора. Так что упираться и что-то скрывать, резона нет.
   - Вы правы, - тяжко вздохнув, я опустил вниз голову, ожидая реакции Солуса.
   - Что ж, вижу, ты быстро соображаешь, это хорошо, - довольный ответом, ректор откинулся на спинку кресла, - тем проще тебе будет принять решение. Думаю, я смогу уладить это небольшое недоразумение между вами, если ты примешь мое предложение.
   Вот и пряник нам показали, боюсь так скоро и до кнута дойдет. Надо принимать решение. Соглашаться страшновато, но придется. Не в том я положении, чтобы отказываться. Тем более это решит на некоторое время проблему с бароном. По крайней мере, до тех пор, пока я зачем-то нужен ректору.
   - Я согласен с вашим предложением, грандмастер.
   - Отлично, просто отлично! - ректор довольно потер руки. - Что ж, тогда завтра и начнем. Я пришлю за тобой вечером.
   Солус поднялся, показывая, что наша беседа закончена:
   - Мой секретарь проводит тебя.
   Попрощавшись с ректором, я вышел из кабинета, чуть не столкнувшись с сопровождавшим меня сюда мужчиной, оказавшимся тем самым секретарем. Он развернулся и, все также не проронив ни слова, быстрым шагом двинулся по коридору. Пришлось ускорить шаг, чтобы не отстать.
   Пока шли длинными переходами, я обдумывал состоявшийся разговор и манеру поведения ректора. Чего он хотел добиться, играя роль эдакого доброго дедушки? Вот ни за что не поверю, будто он себя так со всеми студентами ведет. Явно хочет произвести впечатление безобидного старикана, только с какой целью непонятно. Надо быть крайне осторожным в его присутствии и не сболтнуть лишнего. Если он узнает, что я из другого мира, точно запрёт в лабораториях и выпотрошит на предмет новых знаний.
   Да уж, вот влип так влип. Сидел бы себе тихонько, так нет же, надо было выпендриться с этим обращением к руководству. Теперь придется быть тише воды и ниже травы, и не нарываться на неприятности, чтобы не дать ректору новых рычагов влияния.
   Обратный путь не запомнился совершенно, поскольку был занят разбором состоявшейся беседы, поэтому, когда секретарь резко остановился, я чуть было не прошел мимо. Только сделав несколько шагов и заметив, что впереди никого нет, я очнулся и понял, что нахожусь в знакомом коридоре, ведущем к моей комнате.
   Секретарь, коротко кивнул и все также без слов быстро удалился. Я же, быстро преодолев оставшийся путь до знакомой двери, зайдя внутрь, завалился на свою кровать, продолжая размышлять над состоявшимся разговором. Свен лишь бросил на меня заинтересованный взгляд, но от вопросов воздержался. В таком положении меня и застал Вит, пришедший буквально через несколько минут.
   - Ну как все прошло? Ты получил разрешение или нет? Рассказывай давай! - едва забежав в комнату затараторил он.
   - Получил, успокойся.
   - Отлично! И когда тебе разрешат снять амулет?
   - Завтра вечером под наблюдением ректора. Он хочет исследовать, как влияет амулет на человека.
   - Здорово! Ты заинтересовал самого ректора. Эх, мне бы так, - с печалью в голосе произнес Вит.
   - Хочешь, чтобы на тебе эксперименты проводили? - вмешался молчавший до этого Свен.
   - Какие эксперименты? - удивленно вытаращился Вит.
   - Ты же слышал, над Локом будут исследования проводить. Другими словами, эксперименты ставить. И не факт, что безболезненные.
   - Умеешь же ты настроение испортить, - скривился я, - теперь буду кошмары всякие себе представлять.
   - Всегда пожалуйста, - ухмыльнулся здоровяк.
   - Ладно, давайте не будем грустном, - устало произнес я.
   Но отделаться от Вита так просто не вышло. Он насел, выпытывая мельчайшие подробности разговора и требуя описать, как выглядит кабинет ректора. Угомонился он только спустя полчаса, когда я начал повторяться.
   Поведав нам последние новости, что успел вызнать и, покрутившись еще немного, он умелся к себе, сказав, что не намерен смотреть на наши постные рожи.
   - Как ты выдерживаешь это словесное недержание? - обратился ко мне Свен, когда за Витом закрылась дверь. - Мне хочется его прибить уже после нескольких минут общения.
   - Уже привык. Да и весело с ним, - улыбнулся я.
   - Да уж, скучать он никому не даст, с таким-то темпераментом.
   - Это точно. Зато из тебя все клещами тянуть приходится.
   - Я не люблю болтать по пустякам. Лишнее это, - хмуро бросил Свен.
   - Как скажешь. Ладно, давай спать. Завтра меня ждет тяжелый день.
  
***
  
   Солус задумчиво разглядывал бокал вина, что удерживал на весу. Уже ушел секретарь, успевший вернуться, убрать со стола и получить распоряжения на завтрашний день, а он все сидел и размышлял о состоявшемся разговоре и молодом человеке, что его так заинтересовал. Личная встреча дала много информации к размышлению.
   Этот студент был явно не так прост, каким хотел показаться. По манере излагать свои мысли он совершенно не походил на жителей диких деревень, не способных сложить и пары осмысленных фраз и выражавшихся в основном междометиями. Скорее всего, парень получил где-то неплохое образование. Благородным он совершенно точно не являлся, но кое-каким манерам явно был обучен, поскольку во время еды с видимой сноровкой использовал столовые приборы, не разговаривал с набитым ртом и пользовался салфеткой по назначению.
   Также выдавали непростое происхождение руки юноши. Это были не огрубевшие от ежедневного труда грабки крестьянина, а скорее холеные длани аристократа, не державшие в руках ничего тяжелее столовых приборов. Однако отсутствовали характерные мозоли от обращения с мечом или рапирой. Парень явно из очень далеких мест, возможно даже с другого материка.
   Причем довольно умен, хотя тщательно пытается это скрыть. Слишком уж быстро понял, что его пытаются подбить на непонятные и возможно опасные исследования. Пришлось немного подсластить пилюлю, пообещав оградить от нападок Эрнетта.
   Но оно того стоит. Он добился согласия на исследования и теперь сможет не только досконально изучить влияние божественной силы, но и выведать секреты, что хранятся в голове у молодого человека.
   Ректор с предвкушением улыбнулся и сделал глоток вина. Завтра он прикоснется к тайне, что кроется в голове юноши. А пока можно расслабиться и отдать должное великолепному напитку.
  
  
Глава 13
   Весь день я провел как на иголках. На занятиях никак не удавалось сосредоточиться, постоянно отвлекали размышления о предстоящей вечерней встрече. Зато Илиус знатно оторвался, лупя меня своей тростью раза в три чаще обычного. Так что на занятиях мастера Нессы мешали уже не глупые мысли, а пульсирующие болью спина и конечности.
   Правда, к окончанию занятий все же удалось успокоиться и придти в себя, поэтому увидев секретаря на том же самом месте, что и в прошлый раз, испытал только облегчение от того, что скоро выясню, куда умудрился вляпаться.
   Дождавшись, когда с ним поравняется Несса, секретарь, чье имя я так и не узнал, привлек ее внимание и завязал недолгий разговор, во время которого мастер то и дело бросала на меня заинтересованный взгляд. В итоге, она отпустила группу, попросив меня остаться, и неспешно удалилась, на прощание еще раз одарив оценивающим взором.
   - Следуйте за мной, - тихо произнес секретарь, и, развернувшись, устремился вперед по длинному коридору
   Я пристроился следом и приготовился к долгому блужданию по лабиринту переходов академии. Однако сегодня наш путь завершился довольно быстро.
   Мы спустились где-то на пару этажей ниже и вошли в просторное помещение, центр которого был совершенно пуст, а вдоль стен располагались длинные столы с различными малопонятными приспособлениями. Ректор обнаружился недалеко от входа, что-то внимательно изучающий на листе бумаги, держа тот правой рукой. Заметив нас, он отложил лист и с улыбкой направился навстречу.
   - Доброго вечера Лок. Рад тебя видеть. Готов к небольшому эксперименту?
   - Здравствуйте, грандмастер. - поклонился я. - Вполне.
   - Отлично, просто отлично! Тогда не будем тратить драгоценное время и сразу приступим к делу. Оставь нас, Рид, - обратился он к секретарю, - я позову тебя, когда мы закончим.
   Молча кивнув, тот вышел из помещения, прикрыв за собой массивную дверь.
   - Теперь проходи в центр зала, - ректор взмахом руки указал направление, - там есть светлый такой круг, вот в него и становись.
   Я послушно пошел в указанном направлении и, обнаружив искомое, немного помедлив, с опаской ступил в круг. Ничего страшного не произошло. Я облегченно выдохнул, успокаиваясь. Все же стремно мне. А вдруг ректор задумал какую бяку? Очень не хотелось бы становиться подопытным кроликом, однако пути назад уже нет.
   - Хорошо. Сейчас я деактивирую твой амулет, - Солус достал жезл, который демонстрировал мне Кранг и что-то с ним сделал, от чего тот на миг засветился и тут же погас. Никаких изменений после манипуляции ректора я не ощутил.
   - Так, амулет деактивирован, и ты можешь его снять. Не сейчас! - заметив, как я потянулся к цепочке, рявкнул ректор. Увидев, что не собираюсь продолжать, уже спокойней продолжил:
   - Снимешь его по моей команде. Я сейчас активирую комплекс исследовательских чар, чтобы изучить изменения. Стой спокойно и ничего не бойся.
   Пол вокруг меня вдруг засиял, образуя сложную фигуру, в центре которой располагался круг. Чем-то она напоминала пентаграмму, только намного сложнее. Знаки и линии периодически то вспыхивали, то затухали, а сама фигура не была статична и потихоньку вращалась по часовой стрелке. Я с некоторой опаской следил за изменениями и ректором, который стоял с закрытыми глазами, вскинув вверх обе руки. Спустя пару минут он опустил руки и открыл глаза.
   - Все нормально, комплекс работает в обычном режиме, - успокаивающе произнес он, заметив мой настороженный взгляд, - теперь можешь снять амулет. Только не клади на пол, лучше в карман, а то картина может исказиться. И постой пару минут спокойно.
   Кивнув, осторожно потянул цепочку вверх, подспудно ожидая, что опять ничего не выйдет. Однако вопреки моим опасениям легко смог снять амулет без всякого сопротивления.
   Положив амулет в карман, вопросительно уставился на ректора. Солус удовлетворенно кивнул и, снова закрыв глаза, начал выделывать руками пассы, будто дирижируя невидимым оркестром. Продлилось это действие никак не меньше десяти минут и далось ректору нелегко. Руки его под конец сильно дрожали, а на лице выступила испарина.
   Закончив свои малопонятные манипуляции и утерев пот с лица, он подошел к краю фигуры и с интересом принялся меня разглядывать, словно диковинную зверушку. Я так же молча смотрел на ректора, ожидая дальнейших его действий.
   Наконец он кивнул каким-то своим мыслям, шепнул короткую фразу, отчего окружающая фигура погасла и заговорил.
   - Ты меня понимаешь? - медленно произнес он, наблюдая за моей реакцией.
   Я смог только кивнуть, изумленный тем, что понимаю чужую речь без амулета-переводчика.
   - Прекрасно, просто прекрасно! - довольно потер руки Солус. - Мои предположения почти подтвердились. Осталось проверить самую малость. Попробуй сказать что-нибудь.
   - Что, например? - вышло хрипло из-за пересохшего горла.
   - Изумительно! - возбужденно воскликнул ректор. - Я так и думал! Разговорная функция также ассимилировалась. Ну что ж, поздравляю молодой человек. Теперь ты способен общаться без помощи амулета на отличном имперском.
   - А как...- но меня перебил ректор.
   - Как такое возможно? Боюсь, понять принципы неспециалисту будет довольно сложно. Но если очень упрощенно, то благодаря тому, что ты носил амулет длительное время, знания языка прочно укрепились в твоей памяти и разговорном центре.
   - Так знания языка теперь со мной навсегда?
   - А вот это нам еще предстоит выяснить. Поэтому, нужно будет провести серию наблюдений, чтобы быть в этом уверенным. Зато теперь, я думаю, никаких проблем с чтением быть не должно.
   - Буду надеяться на это.
   - Что ж, если у тебя больше нет вопросов, то Рид тебя проводит.
   Уверив, что больше вопросов не имею, попрощался с ректором и вышел из помещения. В конце коридора увидел Рида и побрел в его сторону. Попетляв по коридорам, молчаливый секретарь ректора вывел меня к моей комнатке, и так и не проронив ни слова, удалился.
   Свен еще не пришел с ужина, который я благополучно пропустил, поэтому никто не лез ко мне с расспросами и было время спокойно обдумать сегодняшнее событие. Завалившись на кровать и, прикрыв глаза, принялся анализировать произошедшее.
   В целом все прошло не так плохо, как я себе представлял, да еще и бонус появился в виде знания языка. Достав амулет из кармана, который ректор почему-то не забрал, покрутил его в руках и положил в свою тумбочку. Есть не просит, пусть лежит. Я уж думал, придется таскать эту штуку на шее до конца жизни, в любой момент ожидая, что тело откажется мне повиноваться. Очень неприятное ощущение, скажу вам.
   Улегшись обратно на кровать, закинул руки за голову и мысленно вернулся к прошедшему 'обследованию'. Уж очень специфично оно проходило. Я конечно совсем не специалист в местной магии, да и в магии вообще, но логика подсказывает: такие приготовления и немалые силы не используют при обычной диагностике всяких там недомагов.
   Вон, в крепости, тамошний маг вообще справился без особых усилий и всяких пентаграмм. А тут целый грандмастер по завершении был словно выжатый лимон. Ректор явно себе на уме и использует меня для каких-то непонятных целей. Чувствую, аукнется мне еще мое согласие на эти, так называемые "обследования". Но назад уже ничего не вернуть, и исправить ничего не могу.
   Остается надеяться, что ректор не захочет разобрать меня на запчасти, дабы посмотреть, что находится внутри, а остальное как-нибудь переживу. Возможно, даже получиться извлечь кое-какую выгоду из знакомства с высоким начальством.
   Размышления прервала открывшаяся дверь и ворвавшийся в нее Вит, который тут же накинулся на меня с расспросами. Вошедший следом Свен только молча кивнул. За двоих с вытягиванием информации из бедного меня легко справлялся Вит. Чтобы поскорее отделаться от назойливого друга пришлось в подробностях пересказать все произошедшее.
   Удовлетворив свое любопытство он не сразу, но все же отстал.
   - Значит, теперь ты регулярно будешь видеться с ректором? - спросил молчавший до этого Свен.
   - Да. Как он сказал, для наблюдения за происходящими в организме изменениями.
   - Странно все это. Почему он не поручил это кому-то другому?
   - На этот вопрос я тебе ответить не могу, поскольку и сам не знаю.
   - Зато это так здорово! - влез Вит. - Общаться с самим ректором! Хотел бы я оказаться на твоем месте.
   - Да уж, я бы тоже от этого не отказался, - я кисло улыбнулся, - а теперь давай проверим, смогу ли теперь прочесть хоть что-то.
   Вит с энтузиазмом поддержал мое предложение. Я достал из тумбочки книгу, открыл на первой попавшейся странице и, глубоко вздохнув, попытался прочесть написанное. Буквы были знакомы, но в слова никак не желали складываться. Сделав несколько попыток, с разочарованием захлопнул ее.
   - Ничего, не получилось сейчас, обязательно получится позже, - попытался успокоить меня Вит.
   - Правильно он говорит. Попробуй снова завтра, а сегодня отдохни, - подключился Свен.
   - Так и сделаю, спасибо за поддержку. А теперь поведай-ка мне, Вит, последние сплетни.
   Парень с энтузиазмом принялся пересказывать последние новости и сплетни, которые узнал за сегодня, а я постарался отвлечься и забыть о неудачных попытках чтения.
   Вит пробыл у нас еще с полчаса, а затем убежал к себе, сославшись на какие-то дела. Я же решил пораньше лечь спать, поскольку этот день сильно вымотал, и не столько физически. Пожелав Свену спокойной ночи, улегся в кровать и моментально отключился.
  
***
  
   Солус задумчиво смотрел в окно, сидя в кресле своего кабинета. Сегодня он практически весь день посвятил подготовке к запланированному обследованию. Ректором была проведена огромная работа по усовершенствованию обычной медицинской лаборатории в настоящий исследовательский комплекс повышенной мощности, способный измерить малейшие изменения в организме и ауре исследуемого объекта, и передающий информацию как в специальный кристалл, так и напрямую в мозг активировавшему его человеку. Также в него был встроен блок, отвечающий за ментальное сканирование, позволяющее прочесть память находящегося внутри человека.
   Правильная последовательность создания и заклинания-активаторы этого комплекса в империи были известны от силы паре человек, а уж правильно все сделать, чтобы он функционировал, мог только Солус.
   Древний свиток с описанием работы комплекса из двух десятков заклинаний, грандмастер обнаружил лет сто назад в одной из относительно удачных экспедиций в эльфийский лес. На ценную находку он наткнулся в одном из помещений полуразрушенной башни, а расшифровать и применить смог только через пятнадцать лет. Но усилия, затраченные на перевод, того стоили. Маги империи и близко не приблизились к такому уровню и качеству исполнения. О своем открытии Солус никому не сообщал, изредка пользуясь для своих целей, как и в этот раз.
   Результаты сегодняшнего обследования студента он собирался вдумчиво и внимательно изучить в ближайшие дни. Там было довольно много интересного. Однако прочитать память молодого человека у ректора не вышло: мешал мощный ментальный блок, отсекавший доступ к долговременной памяти и событиях, произошедших до момента его появления в запретном лесу.
   И как ректор не старался, пробить, или снять блокировку у него с наскока не вышло. Требовалась тщательная подготовка и несколько сеансов работы с блоком, чтобы его взломать или обойти.
   Солуса сейчас занимали мысли о причине столь мощной блокировки. Здесь явно не обошлось без божественного вмешательства, а боги не любят, когда смертные суют нос в их дела. Но Солус будет очень аккуратен в своих попытках и выяснит, что за информация скрывается в голове у молодого Лока.
   Когда было нужно, ректор мог трудиться над решением сложных задач месяцами, не отступая перед возникающими трудностями. Рано или поздно он добьется своего и сможет узнать интересующую его информацию, скрытую за мощной защитой. Следует изучить записи на кристалле и составить план по снятию ментального блока.
   Придя к такому решению, ректор откинулся на спинку кресла и расслаблено прикрыл глаза. Все же он сильно устал сегодня, выложившись почти полностью при попытке проломить защиту. Следовало немного расслабиться и передохнуть.
  
  
Глава 14
   С того дня, когда был снят амулет, прошло три недели. За это время произошло много всяких событий. Ректор, как и обещал, смог оградить меня от назойливого внимания Эрнетта и компании, в результате чего нападения и оскорбления полностью прекратились. Лишь периодически ловил на себе полные ненависти взгляды барона.
   Не знаю, чем его прижал ректор, но любви ко мне это ему не прибавило, а скорее наоборот. Зато я смог, наконец, расслабиться и взяться как следует за учебу. И это сказалось на результатах.
   Во-первых, мне удалось ощутить в себе магические энергии! Причем случилось это буквально через пару дней, как был снят амулет. Может повлияло снятие амулета или просто удалось выполнить все правильно, но теперь при должной концентрации я мог почувствовать энергию внутри и вне себя.
   Это было удивительное ощущение, описать которое довольно затруднительно. Будто внутри появилось еще одно сердце, которое медленно пульсирует внутри, наполняя все тело легкостью и силой. С каждым днем ощутить магию удавалось все легче, да и засыпать на занятиях я перестал, поглощенный изучением потоков энергии внутри собственного организма.
   К тому моменту этим навыком более-менее овладела где-то треть студентов, причем Вит был в числе первых, а Свен справился на неделю раньше меня. Илиус на вопрос, заданный одним из студентов о дальнейшем обучении, минут десять ругался и обзывал нас бездарями, тупоголовыми, и другими менее приятными эпитетами. Наконец выдохшись, он все же соизволил ответить.
   По его словам, проводить новые занятия будет другой преподаватель. А следующий этап начнется тогда, когда половина из нас сможет чувствовать магию в течение двух минут минимум. Тех, кто не справится за оставшийся месяц, ждет перевод на работы в академии, с последующей попыткой через три года. Ну а пока этого не произошло, нам следует стараться изо всех сил, а он и его волшебная тросточка нам в этом помогут.
   Подействовала ли угроза, или все желали поскорее избавиться от ненавистного Илиуса, но спустя пару дней сразу у пятерых студентов случился прорыв. Оставалось дождаться, когда все смогут уложиться в норматив и попрощаться наконец с мастером Илиусом.
   Во-вторых, я все же смог научиться довольно сносно читать и понимать прочитанное. Ушло на это почти три недели, но оно того стоило. Наверное, больше меня радовался успехам в чтении Вит, довольный тем, что смог за столь короткое время обучить этой сложной науке. Свен просто сказал пару одобрительных слов, но большего от него и не ожидали.
   Довольно своеобразно отреагировал на мои успехи Сил. Он, не говоря ни слова и лишь загадочно улыбаясь, вышел из комнаты и через несколько минут вернулся с парой бутылок и стаканами. В бутылках оказалось неплохое вино, которое мы с удовольствием и распили, под ехидные тосты Сила по поводу успехов будущего великого мага.
   Сил на поверку оказался неплохим парнем и довольно быстро влился в нашу небольшую компанию. Сначала он регулярно заглядывал к нам в комнату и интересовался, как продвигается учеба, постоянно подшучивая над моими неуклюжими попытками и потешаясь при неудачах. Впрочем, шутки его были довольно безобидными и меня не слишком задевали.
   Довольно скоро он стал задерживаться подольше и принимать участие в обсуждении последних новостей, иногда рассказывая интересные истории из своей жизни в академии. Рассказчиком Сил оказался хорошим, любил пошутить, так что с ним было весело общаться и проводить время.
   Вит поначалу, найдя новые свободные уши, попытался было и его замучить своими расспросами, но был обсмеян и ловко переключен на другой объект, коим оказался я. О себе Сил рассказал совсем мало, даже несмотря на способность Вита выпытывать мельчайшие подробности.
   Сил обучался на третьем курсе и ему предстояло учиться еще год или два, в зависимости от успехов в освоении магических знаний. Был он сыном зажиточного торговца, который занимался продажей драгоценностей по всей империи, но сам склонности к торговле не имел абсолютно. Поэтому, когда у него обнаружился дар, родитель отправил его сюда, полностью оплатив обучение. И вот уже третий год он сидит здесь безвылазно и, по собственным словам, "вкушает плоды знаний, что вдалбливают преподаватели в пустые головы студентов".
   От Сила я узнал много интересных вещей об академии, которые ранее ставили меня в тупик. Например, почему студенты старших курсов никак не подшучивают и не издеваются над новичками. По своей работе я прекрасно знал, что студенты-старшекурсники частенько любят измываться над "перваками", заставляя тех выполнять свои прихоти на правах "старшего брата". Здесь же, при разделении общества на неравные социальные слои, такое поведение должно быть нормой.
   Оказалось, студентам старших курсов под угрозой отчисления и блокирования магии запрещалось трогать тех, кто выбрал обучение за счет армии. Связано это было с одним случаем, который произошел лет пятнадцать назад.
   Тогда группа студентов четвертого года обучения с огненного и воздушного факультетов устроили состязания в боевых навыках, используя в качестве живых мишеней первокурсников. Пока не вмешались преподаватели академии, погибло трое перваков, а еще пятеро получили серьезные увечья.
   Дело замяли, поскольку родители студентов, устроивших это кровавое развлечение оказались влиятельными персонами. Но с тех пор контакты новичков и старшекурсников всячески старались ограничивать.
   Вот такая жутковатая история...
   Как и было договорено, периодически я ходил на "обследования" к ректору. Он все также продолжал изображать из себя этакого заботливого дедушку, интересуясь успехами в освоении чтения и письма. Иногда он просил прочесть небольшой отрывок из книги, которую приносил с собой и каждый раз восторгался результатом.
   Обследование проходило в том же помещении что и в первый раз, однако фигура, в центре которой я должен был находиться, каждый раз была немного иная. Отличия были незначительны, но благодаря занятиям с мастером Нессой, я смог их заметить. Хотя никаких негативных ощущений все также не ощущал, но каждый раз шел в центр фигуры, словно на плаху. Хотелось надеяться, что в скором времени ректор от меня все же отстанет.
   И все же польза от такого знакомства была, и немалая.
   Когда я более-менее сносно научился читать, встал вопрос с тем, что читать. Книги, которые выдал Сил подходили как учебники для тренировки навыков чтения и только. Были это какие-то жутко скучные романы, повествующие о жизни высшего общества трехсотлетней давности, и информационной ценности не представляли. Я же нуждался в книгах по современной истории, географии и магии, чтобы разобраться, куда меня занесло и чего ожидать в будущем. И с этим вопросом как раз мог помочь ректор Солус...
   Дождавшись окончания очередного обследования, я не спешил покидать комнату. Ректор, который в этот раз был несколько более задумчив чем обычно, не сразу отреагировал на мой вопрос. Пришлось повторить его снова.
   - Извини, Лок, я немного отвлекся. Ты что-то хотел? - вынырнув из своих размышлений, поинтересовался Солус.
   - Да, грандмастер. У меня к вам есть просьба.
   - Я слушаю.
   - Как вы знаете, я уже довольно хорошо освоил чтение.
   - Да, ты делаешь большие успехи. Не ожидал, что ты так быстро овладеешь этим навыком.
   - Так вот, чтобы и дальше совершенствоваться, мне необходимо чаще читать разнообразную литературу.
   - Я понимаю, куда ты клонишь, - улыбнулся ректор, - ты хочешь получить разрешение на пользование библиотекой академии. Я прав?
   - Вы очень проницательны. Именно об этом я и хотел попросить.
   - Обычно доступ к библиотеке получают только студенты старших курсов, но думаю я смогу сделать для тебя исключение. Это пойдет на пользу и тебе, и моим исследованиям. Я завтра же отдам распоряжение, и тебе предоставят допуск. Возможно, ты хочешь попросить еще о чем-то? Не стесняйся, спрашивай.
   - Нет, это все что мне нужно, спасибо.
   - О, не стоит благодарности. Это меньшее что я могу сделать в признательность за твое участие в моих изысканиях.
   - Тогда не буду вас больше отвлекать. До свидания грандмастер.
   - До встречи, Лок.
   Довольный состоявшимся разговором, я быстро покинул помещение и зашагал следом за Ридом, который являлся моим бессменным сопровождающим. На обратном пути думал о беседе. Уж очень быстро ректор согласился пустить меня в библиотеку, даже для вида не стал раздумывать о целесообразности такого решения. Либо это входило в его планы, либо я чего-то не понимаю. Но, как бы то ни было, доступ к книгам будет и я, наконец, смогу утолить информационный голод. Сомневаюсь конечно, что разрешат брать любые книги, но секретные тома меня и не интересуют. По крайней мере, пока. Сейчас главное понять, куда угодил и что может ждать меня в будущем, чтобы определиться с дальнейшими своими действиями...
   Ректор сдержал свое обещание. Уже на следующий день Рид принес разрешение, подписанное ректором, о допуске в библиотеку и соизволил проводить меня туда.
   Хотя ранее Вит и говорил насчет размеров библиотеки, но реальность превзошла все ожидания. Открыв массивную дверь, я очутился в огромном помещении, с потолком высотою не менее восьми метров, доверху заставленном стеллажами с книгами, свитками и огромными фолиантами.
   В помещении царил полумрак, кое-где разбавленный светом магических светильников, что стояли на столах для чтения. Сразу возле входа стоял массивный стол, за которым восседал старик, что записывал сведения при приеме в академию.
   - Чего надо? - скрипучим голосом произнес дед, с подозрением меня разглядывая.
   Молча протянул ему разрешение, которое тот выхватил из руки и принялся пристально изучать, иногда недоверчиво поглядывая в мою сторону. Продолжалось это, наверное, минут пять, хотя, что можно было столько времени рассматривать на клочке бумаги с парой строк, было совершенно непонятно. Наконец оставив бумагу в покое, он окинул меня уже заинтересованным взглядом.
   - Давненько я таких записок не видал, да давненько. Значит так, знаю я таких как ты, много повидал. Хоть тебе и разрешили пользоваться книгами, не надейся, что сможешь шастать сюда, когда вздумается и брать что захочешь! Будешь говорить мне, что хочешь прочесть. А я уж решу, стоит тебе книги давать или обойдешься. И никаких возражений мне! - грозно нахмурившись и погрозив мне кулаком, пробурчал дед.
   Я только молча пожал плечами. Спорить не имело смысла, тем более что-то такое и предполагал, когда просил об использовании библиотеки.
   - Понятливый, да? Это хорошо, - с удовлетворением произнес старик, откинувшись на спинку стула, - что ж, давай оформим тебя как положено.
   Следующие минут двадцать ушли на заполнение библиотечной карточки и выслушивание правил поведения. Столько времени ушло только потому, что старик, оказавшийся главным смотрителем библиотеки по имени Фрем, постоянно отвлекался на упоминания о вопиющих нарушениях, которые регулярно совершают нерадивые студенты и грозил всевозможными карами за малейшее отклонение от правил.
   Если выкинуть все отступления, то они ничем не отличались от правил читального зала в университете. Делаешь заказ на определенные книги и работаешь с ними тут же в библиотеке за одним из столов, что расположены рядом с каждой секцией. Выносить что-либо кроме собственных записей за пределы библиотеки запрещается. В общем, все привычно.
   Наконец, с формальностями было покончено, карточка заполнена и можно было приступить к выбору книг.
   - Ну-с молодой человек, что желаете прочесть в первую очередь? - произнес изрядно подобревший смотритель.
   - Мне бы несколько книг по истории империи за последние годы и если возможно по географии.
   - О как! Ну, хоть книгу с самыми убойными заклинаниями сразу не попросил, уже хорошо, - с ехидцей в голосе проскрипел Фрем, - получишь одну книгу по истории и хватит с тебя. А то вообразят себя невесть какими чтецами и требуют им подать десяток книг зараз! Ты одну осиль сперва, читака. Стой здесь, я сейчас.
   Я послушно остался стоять, наблюдая как старый смотритель неторопливо выбрался из-за стола и последовал в направлении стеллажей, окутанных полумраком. По мере приближения к определенному стеллажу, над ним разгорался яркий свет, позволяющий прочесть текст на книгах и свитках.
   Стоило смотрителю пройти дальше, свет быстро угасал и вспыхивал уже над следующим стеллажом. Довольно любопытное зрелище. И это в мире, где технологии находятся на уровне нашего средневековья.
   Наконец Фрем вернулся назад, неся в руках толстенный том и с облегчением опустил его на стол. Книга внушала уважение своими габаритами: размером с хороший альбом, а толщиной была не меньше десяти сантиметров.
   - Вот. История империи за последние три сотни лет, включая события десятилетней давности, - тяжело дыша, пропыхтел смотритель, - сейчас запишу в карточку, и можешь изучать.
   Дождавшись, когда смотритель закончит заносить информацию в карточку, подхватил увесистый том и, сделав буквально три шага от стола смотрителя, присел за столик для чтения. Тут же зажглась лампа, что стояла на столе, осветив тот довольно ярким светом.
   В очередной раз подивившись на уровень магической техники, придвинул лампу чуть ближе и открыл книгу на первой странице. Там красивым почерком от руки было выведено название "Новейшая история Империи за авторством архивариуса Цвика".
   Пролистав несколько страниц, я понял, почему книги запрещалось выносить из библиотеки. Данный том был полностью написан от руки красивым крупным почерком. Скорее всего, остальные книги также рукописные и содержатся тут лишь в нескольких экземплярах. Поэтому выдавать их на руки студентам выйдет крайне расточительно для академии.
   Постаравшись выбросить из головы посторонние мысли, погрузился в чтение...
  
   ***
   Со дня первого посещения библиотеки прошло шесть дней. Каждый вечер, сразу после занятий, я отправлялся туда и проводил все время до ужина, частенько его пропуская. За это время смог осилить том по истории, но четкой картины мира, в который угодил так и не получил.
   Книга изобиловала подробными описаниями разных исторических событий в хронологическом порядке и представляла интерес разве что для историков, но никак не источник информации о порядках и укладе в империи.
   Из массы ненужной информации удалось вычленить только то, что в последние лет пятьдесят крупных военных действий империя не ведет, ограничиваясь мелкими пограничными стычками с орками. Это радовало, поскольку в скором времени меня ждала служба в легионе. А стать участником военных действий никак не улыбалось.
   Также выяснилось, что нынешний император правит уже более пятидесяти лет, у него трое наследников, один из которых и возглавит империю после смерти нынешнего. Больше ничего ценного узнать не удалось. Пришлось идти на поклон к Фрему и просить его подобрать более информативное чтиво по интересующему меня вопросу.
   Тот на удивление быстро, без своего обычного ворчания на молодого зазнайку, принес необходимое и выдал аж две книги. На мой молчаливый вопрос он высказался в том духе, что уж если смог осилить за такое время "этого зануду Цвика" и не повредить ни одного листочка, то заслужил поощрение. Но он-де все равно за мной приглядывает и если что, устроит веселую жизнь.
   Внимательно выслушав дедка и сделав вид что проникся, заслужил одобрительный кивок, после чего довольный смотритель от меня отстал. Я же принялся за изучение новых источников информации...
   В учебе также произошли давно ожидаемые изменения.
   Илиус остался заниматься с отстающими, срывая на них злость за плохое усердие, а нас передали новому преподавателю.
   Им оказался мужчина лет сорока на вид, высокорослый и худощавый. На вытянутом к низу лице выделялись темные глаза, внимательно и строго глядящие на собеседника из под густых бровей, а также полные губы, которые казалось готовы в любой момент растянуться в сардонической ухмылке. Длинные прямые волосы черного цвета доставали до плеч, подчеркивая бледность лица.
   Звали нового преподавателя мастер Кариан. В отличие от Илиуса он никогда не кричал и относился ко всем студентам подчеркнуто вежливо.
   - На моих занятиях вы должны будете научиться контролировать собственную силу, а также передавать накопленную энергию. Также с помощью некоторых упражнений вы сможете определить собственный запас магической энергии. При должном усердии этот запас можно увеличить, и я научу вас, как это сделать.
   После краткого вступления последовала почти полуторачасовая лекция об основах контроля и передачи энергии, важности развития собственного резерва и все в таком же духе.
   Загрузив мозги студентов ворохом новой информации, Кариан, наконец, продемонстрировал нам необходимые упражнения для контроля и порекомендовал заниматься ими не только на его занятиях, но и в любое свободное время.
   - Контроль собственной силы, - говорил он, - наиважнейшее свойство любого мага, желающего достичь вершин мастерства. Чем выше контроль, тем меньше энергии тратится впустую при создании заклинаний, и тем больше этих самых заклинаний вы сможете создать.
   Говорил Кариан очень убедительно, поэтому студенты прониклись важностью поставленной задачи и принялись самозабвенно выполнять тренировку, как только мастер скомандовал приступать к практике.
   Изменились занятия и под руководством мастера Нессы. Если до того мы только изучали строение человеческого тела и его физиологию, а также виды лекарственных растений и правила их сбора и заготовки, то теперь перешли к изготовлению мазей и настоек. Здесь требовалась аккуратность и точность. Если смешать некоторые травы в ненадлежащей пропорции, то вместо лекарства мог получиться яд.
   Занятия стали проходить в специализированной лаборатории, заставленной колбами, ретортами и прочей алхимической посудой. Стены ее были увешаны пучками высушенных трав и корешков. Витающие в воздухе ароматы напоминали о лавке продавца специй.
   Практика оказалась намного интересней и познавательней чем сухая теория. Правда, некоторым она совершенно не понравилась.
   Девицы из благородных постоянно норовили выказать свое недовольство. Видите ли, им не пристало возиться с травами как тупым крестьянкам. Они-де собираются стать великими целительницами, которые будут лечить магией и только магией. А всякие там настойки - удел неудачниц и сельских недоучек-знахарок.
   Причем если вначале они это обсуждали тишком в своем кругу, то после недели занятий в лаборатории начали высказываться вслух и довольно громко.
   Услышав однажды, как одна из девиц громко жалуется на жизнь другой, Несса улыбнулась и произнесла:
   - Многие начинающие целители сильно недооценивают важность лекарственных настоев, считая это лишней тратой времени и не уделяют обучению должного внимания. О чем в дальнейшем сильно сожалеют.
   - Но позвольте возразить, - надменно произнесла одна из высокородных, кажется Вилана. - Какие-то там травки в вонючих отварах не смогут заменить настоящего целителя.
   - А вот тут ты сильно ошибаешься, - улыбнувшись девушке, мягко произнесла Несса. - Правильно приготовленное целителем снадобье с применением толики магии, способно поднять на ноги даже безнадежно больного пациента. Причем без особых усилий со стороны мага.
   - Все равно не понимаю, зачем возиться с травой, когда у нас есть магия, - недовольно фыркнула Вилана, под одобрительные шепотки подружек.
   - Во-первых, магии у вас пока кот наплакал, а во-вторых, некоторые заклинания очень сильно истощают не только энергию мага, но и физические силы. И тут очень пригодятся изготовленные зелья. Если вы, конечно, не желаете ходить постоянно с синими кругами под глазами и бледной кожей.
   Последнее, кажется, убедило девушек больше остального и обсуждения этого вопроса постепенно сошли на нет.
   Работать с зельями мне нравилось, тем более что некоторая часть оборудования и рецептура изготовления вытяжек была знакома еще по аспирантуре, что положительно сказывалось на результате. Несса быстро это заметила и принялась ставить меня в пример девушкам, у которых пока получалось ни шатко, ни валко.
   Популярности среди сокурсниц мне это совсем не прибавило. Сторониться начали даже те, с которыми вроде бы и удалось найти общий язык. Надо было срочно исправлять ситуацию, если я не хотел оказаться в кругу девиц, желающих сделать мне гадость. А женщины на такие выдумки очень изобретательны, особенно когда их больше одной и имеется общий объект неприязни.
   После небольших раздумий, на следующем занятии я подсел к Ине, девушке из деревенских с которой лучше всех ладил. Та довольно неприязненно на меня покосилась, но ничего не сказала, старательно измельчая в ступке высушенные листья.
   - Ина, можно с тобой поговорить?
   - Говори уж, - не отвлекаясь от работы, проворчала та.
   - Я вижу у тебя не очень ладится с изготовлением снадобий.
   - А то я не знаю.
   - Вот я и подумал, что могу тебе с этим помочь.
   - А с какой радости-то? - поинтересовалась Ина, оторвавшись, наконец, от ступки.
   - Просто дружеская помощь, - я постарался быть как можно более искренним.
   - Да? И взамен ничего не потребуешь? - недоверчиво произнесла девушка.
   - Ничего. Честное слово. Ина думала не слишком долго.
   - Ну ладно, я согласна.
   - Вот и отлично! Ну-ка покажи, что у тебя тут...
   Так я начал помогать Ине, подсказывая последовательность нужных действий и поправляя в случае ошибок. Мастер, заметив эти действия, ничего не сказала, только одобрительно кивнула, тем самым давая мне свободу действий.
   Спустя шесть дней я занимался уже со всеми кроме дворянок, которые все также воротили нос. Отношение девушек стало намного лучше, тем более что моя помощь положительно сказалась на успехах в приготовлении зелий.
   В библиотеке, которой после занятий я теперь проводил все свободное время, удалось узнать много интересного. Если верить местным историкам, этот мир уже не раз переживал взлеты и падения.
   Существующая империя была основана на остатках куда более древней и могущественной цивилизации, которая на протяжении нескольких столетий вела войну с эльфами, закончившуюся полным истреблением последних. Правда, надолго пережить своих врагов им не удалось.
   Точной причины неизвестно, но спустя всего несколько десятилетий империя прекратила свое существование. Начался хаос, сопровождавшийся кровопролитными стычками, когда целые провинции подвергались полному уничтожению. Длилось это не одну сотню лет, пока один из предков нынешнего императора не смог собрать достаточно сил, и где уговорами, а где и с помощью оружия объединил обширные территории, создав свою империю, что существует и поныне.
   Удалось изучить и несколько карт. Если ничего не было напутано с масштабом, то выходило что империя занимает где-то треть территории материка. Еще почти треть занимал эльфийский лес, называемый Запретным, раскинувшийся на юго-востоке.
   Лес отнюдь не исчез со смертью хозяев, а превратился в непроходимые и опасные для жизни дебри, из которых периодически появлялись разные монстры, поэтому на его границе располагались лишь несколько сотен поселений так называемых "диких" - полукочевых племен, никому не подчиняющихся, живущих своим укладом и разговаривающих на дикой смеси доимперского и оркского наречия, к которым причислили и меня.
   На юге расположилась огромная пустыня, где никто не живет уже несколько сотен лет. На севере империи возвышались Высокие горы, растянувшиеся на несколько сотен километров, в которых обитают дикие племена горцев. Ну а на западе, занимая огромную территорию, располагаются земли орочьих племен, которые периодически совершают набеги на пограничные земли империи.
   Изучив еще некоторое количество карт и атласов и хорошенько расспросив смотрителя, я выяснил, что на планете два материка, разделенные широкой полосой океана далеко на севере. Причем второй материк раза этак в два меньше.
   Узнать о нем практически ничего не удалось. Связь с ним если и была, то прервалась еще до становления современной империи и обитает ли там кто-либо, было неизвестно. По крайней мере, я такой информации не нашел.
   Ну да на тот материк все равно не собирался, поэтому отложил поиски информации о нем и сосредоточился на более важных вопросах. Помимо истории и географии меня интересовала информация о существующей в этом мире магии. Поэтому закончив с изучением карт и исторических справочников, попросил у Фрема сделать подборку по данной теме...
   Все также регулярно виделся с ректором на сеансах 'обследования'. Тот неизменно интересовался успехами в обучении, хвалил за достижения и с каждым разом после окончания этого самого обследования выглядел все более довольным. На мои вопросы о причине такой радости, он неизменно отвечал, что результаты намного информативнее, чем ожидалось и послужат большим вкладом в развитие магической науки.
   Честно говоря, верилось в это с трудом, но узнать настоящую причину не представлялось возможным. Поэтому приходилось успокаивать себя тем, что никакого вреда мне эти 'обследования' до сих пор не причинили.
  
   ***
   Ректор Солус всю неделю находился в отличном настроении, которое не смогло испортить даже известие об устроенном старшекурсниками погроме на одном из тренировочных полигонов.
   Перепившись молодого вина, которое несколько человек умудрились протащить в академию, эти юнцы, возомнившие себя великими магами, решили выяснить кто из них круче. В итоге один убит, четверо находятся в тяжелом состоянии, а территория полигона и окрестности превратились в перепаханную разрывами и спекшуюся от жара пустошь. Эти пьяные олухи забыли активировать защиту, и в результате полигон просто перестал существовать.
   Ну да ничего, деньги у родителей недоумков водятся, так что скоро все будет приведено в порядок, а академия получит щедрую компенсацию.
   Хорошее же настроение ректора, было связано с более чем удачным процессом снятия блокировки с памяти одного студента. Осталось провести всего дюжину сеансов и блок падет, открывая ректору доступ ко всей информации, хранящейся в голове Лока. Не зря ректор столько времени потратил на это дело. Да, не зря. Очень скоро он станет обладателем интересующих его знаний.
   Наблюдения за Локом показали, что он прибыл явно откуда-то издалека. Это подтвердил и выбор книг, заказываемых студентом, список которых регулярно передавал ректору старший смотритель библиотеки.
   Значит, он мог прибыть и с другого материка. Лишь там могла сохраниться разумная жизнь. В эльфийских лесах и пустоши давным-давно не водилось ничего крупнее кролика, ректор знал это абсолютно точно.
   Солус кивнул своим мыслям, прикрыл глаза и на некоторое время позволил себе предаться сладостным мечтам.
   Посидев так пару минут, он усилием воли выбросил из головы грезы и принялся за письмо к родственникам убитого. Его следовало отправить как можно скорее. А также подготовить еще с десяток с описанием происшествия и завуалированным намеком на возмещение ущерба академии.
  
Глава 15
   Минуло восемь месяцев с начала учебы.
  С завтрашнего дня нам предстояло изучение заклинаний, соответствующих нашим предрасположенностям. Вит, зашедший после занятий, весь вечер был как на иголках. Не в силах долго усидеть на месте, он постоянно вскакивал и начинал метаться по комнате, постоянно натыкаясь на предметы мебели и чертыхаясь. На мои призывы успокоиться он только отмахивался.
   - Как вы не понимаете, это особенный день! - возбужденно доказывал он. - Уже завтра мы приступим к познанию тайн магии!
   - А до этого ты типа общеизвестные факты изучал, да? - подкалывал его Свен.
   - Ааа, да что с вами говорить! Я стремился к этому моменту всю свою жизнь! И завтра он, наконец, настанет!!!
   В принципе я был согласен с Витом, только не выражал столь бурно эмоции. До этого этапа дошли далеко не все студенты. Часть так и не смогла усвоить болезненные уроки Илиуса, другим же оказалось не под силу сладить с собственным даром. В итоге только половина смогла освоить необходимые навыки. Был среди этих счастливцев и я.
   У Вита все получалось на удивление быстро и хорошо, поэтому его переживания при редких неудачах смотрелись забавно. Свен также уверенно осваивал премудрости магического искусства, не так быстро как Вит, но всяко быстрее меня. Мне же приходилось прикладывать значительные усилия для достижения результата, но оно того стоило.
   Сложнее всего давался контроль над собственной силой. Большую часть времени мы потратили, обучаясь именно контролю. Именно с ним были проблемы у большинства отсеявшихся. Но, в конце концов, этот сложный рубеж преодолен и забыт как страшный сон.
   - ...а я тебе говорю, что так и будет! - вклинился в поток моих воспоминаний крик Вита.
   - Вот завтра и увидим, кто из нас прав, - спокойно парировал Свен.
   - Вы все спорите? Осталось всего несколько часов и все разрешится, так или иначе.
   - Ты это Виту скажи, он никак не уймется, - улыбнулся Свен.
   Спор между этими двумя возник довольно давно. Спорили они о том, как будет проходить обучение заклинаниям. Вит утверждал, что учить будут разные преподаватели, согласно выявленной на испытании предрасположенности. Свен же настаивал, что гонять нас будут как и раньше, всех скопом, упирая на то, что раз до этого так делали, то и меняться ничего не будет. В этот спор они пытались втянуть и меня, еле удалось от них отделаться, сославшись на сильную занятость.
   Занят я действительно был прилично. В процессе занятий с мастером Карианом выяснилось, что у меня совсем маленький запас магической энергии, намного меньше, чем у большинства студентов. Этот запас можно было увеличить с помощью определенных регулярных упражнений, чем и занимался в свободное от учебы время. Даже посещение библиотеки свел к минимуму, стараясь выгадать несколько часов для столь необходимого дела.
   Согласно утверждению Кариана, запас энергии увеличивается тем больше, чем чаще маг опустошает и наполняет свой резерв. Так что как только я освоил передачу энергии в накопители, тут же выпросил парочку у Кариана и приступил к тренировкам. Мне совсем не улыбалось стать посредственным магиком и прозябать на задворках империи. А такое было вполне возможно, поскольку, чем мощнее было заклинание, тем больше энергии магу следовало в него вложить. А с низким запасом мощные заклинания будут просто недоступны.
   Поэтому я старательно опустошал свой резерв, едва выдавалась свободная минутка. Пополнение резерва происходило ну очень медленно. Можно было конечно забирать энергию из накопителя, но по словам того же Кариана, таким путем свои результаты не улучшить. Немного ускорить процесс могла помочь только специальная медитация.
   Так что, истратив всю магическую энергию, я медитировал, ожидая пока она вновь восстановится, а затем снова сливал ее в накопитель. За день выходило всего раза два-три, но я не расстраивался, продолжая упорно заниматься.
   Вит и Сил постоянно шутили по этому поводу, заявляя, что я видно решил уже к концу года догнать и перегнать результаты самого ректора. Впрочем, не сильно обращал на их подначки внимания, поглощенный тренировками.
   Встречи с ректором, кстати, прекратились, поскольку его срочно вызвали в столицу, где он и пропадал уже несколько месяцев, чему я был только рад...
  Примерно через месяц непрерывных занятий появился заметный прогресс. Энергия стала восстанавливаться намного быстрее, особенно при медитации, а резерв существенно подрос. Через три месяца я смог увеличить собственный резерв почти вдвое, а восстановление при помощи специальных упражнений занимало не более пары часов. Но все равно количество энергии не дотягивало даже до средних показателей. Поэтому тренироваться я не прекращал.
  В результате столь насыщенных тренировок стал намного лучше контролировать и собственную силу, обогнав в контроле остальных. Мастер Кариан на каждом занятии минут пять распинался на тему того, что каждый должен равняться на меня, если хочет добиться высот в магическом искусстве. Если вначале это было даже забавно, то спустя несколько месяцев ежедневного напоминания, на меня с ненавистью стали поглядывать все однокурсники.
   Пришлось долго убеждать Кариана в том, что ему следует переключиться на обсуждение успехов кого-нибудь другого. Ушло на это почти две недели, но мастер в итоге согласился с приводимыми мной доводами. Недружелюбных взглядов поубавилось...
   - Ладно, пойду к себе. Вы все равно не способны оценить величие момента, балбесы, - буркнул Вит и ретировался, пока Свен не придумал очередной колкости.
   - Вот уж не ожидал от Вита такой бурной реакции, - улегся на кровать Свен. - Может он сегодня травяного настоя перепил? До этого он так себя не вел. Наоборот вечно жаловался на тяготы учебы. А тут такой энтузиазм, что аж страшно за парня становится.
   - Не обращай внимания. Он мне все уши прожужжал по поводу учебы еще в первые дни знакомства. И каждый день рассказ повторялся снова и снова.
   - И как ты этот словесный поток выдерживаешь, хотел бы я знать?
  - Опыт. Просто большой опыт в выслушивании таких вот витов, - улыбнулся я. - Давай-ка спать.
   - Давай. Спокойной ночи Лок.
   - Спокойной ночи...
   Утром нас разбудил громкий голос Сила:
   - Подъем лежебоки! Сегодня вас ждут великие дела! А потому нечего валяться в кроватях, быстро умываться и на завтрак!
   - Сии-л, сволочь! Ты чего в такую рань орешь!? Еще можно ж поспать полчаса, - простонал я, прикрывая голову подушкой.
   - Нее-т, сегодня вы должны быть бодрыми, свежими и выглядеть на отлично, дабы не посрамить честь факультета! - весело прокричал мне прямо в ухо нахал.
   - А нельзя ли отложить это все на полчаса? - сонно пробормотал Свен, которого ранняя побудка тоже не обрадовала.
  - Три раза нет! Встали и побежали умываться! Пять минут вам на это дело. А потом будем делать из вас приличных студентов! - заорал еще громче веселящийся Сил. Пришлось вставать и плестись к умывальнику, поскольку Сил отставать от нас не собирался.
   Через десять минут мы были умыты, причесанны и одеты, но бодрыми никак не выглядели, часто моргая опухшими со сна глазами. Это очень не нравилось Силу, который бегал вокруг нас и причитал:
   - Ну за что боги подсунули мне эти два ходячих недоразумения!? В чем я провинился? Неужели так сложно в столь решающий момент не выглядеть как сонные мухи? - стенал он.
   Ответом ему было наше единодушное молчание, поскольку ни я, ни Свен абсолютно не понимали всей этой суеты, затеянной Силом.
   Наконец, спустя пятнадцать минут мы, по мнению Сила, обрели надлежащий вид и проследовали за ним на завтрак.
   В столовой как обычно царило оживление. Вит уже был тут и усиленно размахивал руками, привлекая наше внимание. Присев рядом и дождавшись пока то же сделает Свен, я повернулся в сторону нетерпеливо ёрзающего на лавке Вита:
   - Ладно, давай выкладывай что узнал.
   - Сегодня сразу после завтрака нас ждет проверка знаний, усвоенных за время учебы, - зашептал Вит, возбужденно посверкивая глазами. - Тех, кто не пройдет, не допустят до изучения заклинаний.
   - И в чем эта проверка будет заключаться? - заинтересовался я.
  - Этого мне выяснить не удалось, - грустно произнес друг. - Узнал только, что где-то четверть студентов ее не проходит.
   - Весело...
   - Ага, - вздохнул Вит. - Не по себе мне что-то.
   - Я думаю, ты зря переживаешь, - спокойно произнес молчавший до этого Свен. - Уж тебе точно волноваться не стоит.
   - И правда, Вит, ничего сложного в этой проверке нет, - поддержал я Свена.
   - Думаете? Ладно, надеюсь, вы правы, - приободрился товарищ.
   Наш разговор прервало появление на столе блюд с поднадоевшей кашей. Все принялись за еду, оставив беседы на потом.
  Когда завтрак завершило большинство студентов и вновь начались разговоры о столь необычном начале дня, к столу начали подтягиваться старшекурсники-кураторы, требуя выметаться из-за стола и следовать за ними.
   Наш поход закончился довольно быстро у распахнутых настеж массивных дверей, ведущих в просторное помещение, где за длинным столом восседала группа преподавателей во главе с Фаликом. Мне удалось разглядеть мастера Нессу и Илиуса, остальные были незнакомы.
   Внутрь запускали по одному, выходили студенты в другую дверь, поскольку никто назад не возвращался. Процесс продвигался довольно бодро, иногда правда случались задержки, но таких случаев было достаточно мало.
   Подошла моя очередь. Я шагнул в дверной проем и быстрым шагом двинулся к столу комиссии. Подойдя почти вплотную, остановился и стал с интересом ожидать, что же будет дальше.
   - Назови свое имя и факультет, студент, - обратился ко мне сидевший слева от Фалика пожилой мужчина.
  - Меня зовут Лок, факультет иллюзий.
   - Очень хорошо, - оживился Фалик, - сейчас вы пройдете небольшое испытание для подтверждения ваших успехов в освоении изучаемых приемов. Ничего сложного, все это вы уже неоднократно выполняли под руководством преподавателей. Вы готовы?
   Я кивнул, подтверждая.
   - Замечательно. Посмотрите направо. На стене с помощью магических линий изображены несколько рисунков. Ваша задача увидеть рисунки за отведенное время и описать увиденное нам. Готовы? Можете приступать.
   Развернувшись к стене и сосредоточившись, я перешел на магическое восприятие. В последнее время это не вызывало практически никаких затруднений. На стене тут же замерцали холодным светом простые геометрические фигуры: круг, прямоугольник и еще несколько простых рисунков. Все увиденное тут же называл комиссии.
   Когда уже было собрался отвернуться от стены, взгляд вдруг зацепился за ранее незамеченную деталь. Сконцентрировавшись насколько возможно, я разглядел тускло мерцающую шестиконечную звезду, заключенную в круг из символов на неизвестном языке.
   После описания увиденного, среди членов комиссии возникло нездоровое оживление. Мастера начали переглядываться и о чем-то негромко переговариваться. Порядок навел Фалик, постучав по столу деревянным молоточком. Дождавшись пока все успокоятся, он обратился ко мне:
   - Что ж, Лок, с первым заданием ты справился вполне успешно. Осталось еще одно. Тебе необходимо передать в этот кристалл свою энергию. - В руках Фалика появился округлый прозрачный камешек размером с мячик для гольфа. - Передать следует столько, сколько потребуется, чтобы кристалл засветился белым. Передача осуществляется по тому же принципу, что и при работе с накопителями. На все у тебя три минуты.
   Я подхватил направленный от Фалика кристалл. Вблизи оказалось, что он имеет множество граней, отбрасывающих тусклые блики. Взяв кристалл поудобнее, медленно и осторожно начал передавать в него энергию, следя за тем, чтобы поток был не слишком сильным.
   Почти сразу же тот начал испускать слабое желтоватое свечение, которое быстро усиливалось по мере поступления энергии. Вот свет стал довольно ярким и спектр его начал смещаться с желтых тонов на более блеклые. Через минуту он светился белым, не изменяя более окраску.
   Дождавшись, когда комиссия обсудила результат и Фалик объявил окончание испытания, прекратил подавать энергию в кристалл, от чего тот быстро потускнел и спустя всего десяток секунд вернулся в первоначальное состояние.
   - Что ж молодой человек, испытания вы прошли успешно, - после короткого совещания с преподавателями произнес Фалик. - Проследуйте в проход справа от вас. Всего хорошего.
   Я попрощался с присутствующими и пошел в указанном направлении, только сейчас заметив, что в стене, которую буквально недавно пристально изучал, и правда имеется практически незаметная дверь. Пройдя через нее, оказался в коротком коридоре, на выходе из которого уже ожидали Свен и довольно скалящийся Сил.
   - Вот и отлично, вы оба справились, - удовлетворенно произнес он, - хотя другого я от вас и не ожидал. Ну а теперь позвольте проводить ваши магичества к преподавателю по магии иллюзий. - Схватив за плечи он буквально потащил нас за собой.
   Идти пришлось недалеко. Спустя пять минут блужданий по коридорам мы, подталкиваемые в спины Силом, ввалились в небольшое помещение, метров шести в длину и четырех в ширину. В дальнем от входа углу стояла невысокая трибуна из красного дерева, рядом обретался массивный письменный стол и придвинутым вплотную стулом с высокой спинкой. Посреди кабинета в два ряда стояли шесть небольших столиков с низкими лавками. Больше внутри ничего не было.
   - Располагайтесь где удобно, мастер скоро подойдет, - подал голос Сил. - А мне пора бежать. И так с вами задержался. До скорого!
   Сил ушел, а мы со Свеном наглядевшись на обстановку уселись за соседние столики и принялись ждать прихода нового преподавателя.
   - Похоже, прав был Вит, - неожиданно произнес Свен, - нас будут обучать раздельно.
   - Тебя это так беспокоит?
   - Да нет, главное, чтобы толк был.
   Прервал наш разговор, вошедший в аудиторию невысокий мужчина средних лет с короткими темными с проседью волосами. Подойдя к трибуне, он развернулся и окинул нас внимательным взглядом своих глубоко посаженых карих глаз. Увиденное ему явно не очень понравилось, поскольку он недовольно нахмурился и поджал губы. Мы со Свеном благоразумно молчали, ожидая, когда заговорит мастер. Спустя некоторое время он, наконец, соизволил представиться:
   - Меня зовут мастер Лайран, я буду обучать вас основам магии иллюзий. Если конечно вы достаточно сообразительны для этого, - бросив на нас скептический взгляд, добавил он.
   Мы со Свеном молча переглянулись. Не везет нам похоже на преподавателей, вечно какие-то уроды попадаются. Вначале был Илиус, теперь вот этот Лайран.
   - Начнем мы с лекции о сути иллюзий. Сразу хочу чтобы вы уяснили: маг иллюзии не является боевым, скорее это маг поддержки, выполняющий разнообразные задачи. Поэтому выкиньте из головы глупые мечты о громких победах на поле боя. Чем раньше вы это сделаете, тем лучше будет для вас.
   После краткого вступления, Лайран пустился в пространный рассказ, длившийся никак не меньше пары часов.
  С его слов выходило, что иллюзия - древнейший вид магии, использовавшийся еще до возникновения магических школ. Причем раньше адепты иллюзии были одними из самых могучих магов. Правда, со временем могущество это сошло на нет. С чем это связано, он нам не рассказал.
   Как следовало из лекции Лайрана, не все адепты способны достичь вершин в постижении магии этой школы. Если хорошим магом-стихийником может стать любой усердно трудящийся студент, то чтобы добиться того же в иллюзии, адепту необходимо еще и развитое воображение. Иначе до уровня мастера добраться будет невозможно.
  Связано это было с самой сутью магии иллюзий, заключающейся в умении мага четко и ясно представлять результат творимого заклинания. Иначе иллюзии получались блеклыми и легко распознавались даже простыми людьми.
   Как это все работает, он пообещал продемонстрировать в дальнейшем на практике. А чтобы мы прониклись важностью сказанного, мастер привел такие данные: всего в настоящий момент в империи насчитывалось всего полтора десятка мастеров иллюзии, причем большинство из них было уже глубокими стариками.
  Грандмастера не было вообще. Вот уже несколько сотен лет. В то время как мастеров-стихийников насчитывалось около трех с половиной сотен. И шесть грандмастеров, одним из которых является наш уважаемый ректор. Такая вот арифметика.
   Рассказал Лайран и о ждущем нас обучении. За оставшееся до конца года время мы должны изучить три базовых заклинания и по окончании продемонстрировать уровень владения ими комиссии академии. Вроде бы немного, но судя по тому, с каким выражением на лице он смотрел на нас этого будет добиться не так уж просто.
   После нашей со Свеном просьбы Лайран соизволил рассказать немного о заклинаниях. Первым мы будем изучать "Светлячок" - заклинание, позволяющее на время создать небольшой шарик света. Об остальных рассказывать отказался, сославшись на то, что рано нам еще об этом задумываться. Далее последовал долгий и подробный рассказ о правилах и особенностях создания заклинаний.
   Если кратко, то выходило следующее: чтобы создать тот самый светлячок, маг должен создать узор заклинания и напитать его собственной магической энергией в строго заданных пределах. Магам ранга мастер и выше для этого достаточно пары мгновений и крохи силы. Новички и подмастерья тратят намного больше времени и энергии, а также для улучшения концентрации используют ключевые слова или фразы, а иногда и жесты, которые позволяют правильно выстроить узор заклинания и снизить потери энергии.
   В магии иллюзий все еще сложнее. Помимо всего вышеуказанного, маг должен еще все время создания заклятья удерживать в воображении нужный на тот момент результат. Иначе рискует получить на выходе непредсказуемые последствия, вплоть до распада нестабильной формы.
  На этой оптимистичной ноте занятия завершились перерывом на обед.
   В столовой нас уже поджидал Вит, нетерпеливо ерзающий на скамье и со счастливым выражением на лице. Стоило нам усесться рядом, как он тут же начал вываливать на нас подробности прошедшего занятия.
   - Представляете, нас будут учить боевым заклинаниям! - восторженно шептал он, вцепившись в мой рукав. - Я стану боевым магом!
   Я стоически терпел, пока Вит выплеснет свои восторги, а заодно перестанет меня тормошить. Остановить его все равно не получится, уж это я уяснил для себя давным-давно. Легче дождаться пока он выговорится, чем пытаться заставить замолчать. Свен взирал на это действо с легкой улыбкой. Вмешиваться он и не подумал, оставляя меня отдуваться за двоих.
   Наконец, когда нам было пересказано чуть ли не все занятие, восторги Вита поутихли, и мы смогли приступить к трапезе.
  Правда, долго его молчание не продлилось. Спустя пару минут, он уже выпытывал из нас подробности нашего занятия, не обращая никакого внимания на неодобрительные взгляды и сердитое сопение Свена. Я же вообще старался игнорировать Вита, сосредоточившись на поглощении еды и не реагируя на его вопросы. Через некоторое время тот сдался и замолк, приступив к еде и дав нам возможность спокойно продолжить прием пищи.
   Насытившись, я откинулся от стола, мелкими глотками прихлебывая настой из кружки. Вит, увидев, что я уже не так занят, быстренько запихнул в себя остатки каши, едва не подавившись, в пару глотков осушил свою кружку и умоляюще уставился на меня.
  - Ладно уж, спрашивай. Только не обо всем сразу. Вечером подробности расскажу.
   - У меня тут вот какой вопрос возник: а как ты теперь будешь заниматься целительством? - хитро глядя на меня, поинтересовался он. - Ведь занятия у целителей теперь проходят тоже с утра, а не после обеда как раньше.
   Этот вопрос заставил меня серьезно задуматься. А ведь и вправду, как я буду совмещать обучение? Быть одновременно в двух местах не выйдет. Блуждающий взгляд остановился на Ине. За прошедшее время я вполне поладил с ней и остальными девушками группы, помогая им в непростом деле приготовления зелий. Другом не стал, но и от былой отчужденности не осталось и следа. Поэтому дождавшись пока Ина закончит есть и поднимется из-за стола, быстренько пробрался к ней.
   - Привет, Ина, как тебе новые занятия?
   - О, привет, Лок. Занятия все также ведет мастер Несса, но она нам сегодня столько интересного рассказала! Кстати, она интересовалась, будешь ли ты продолжать учебу. Попросила передать, что если будешь, то после утренних занятий тебе следует приходить в алхимическую лабораторию. В ту, где мы с зельями работаем.
   - Спасибо, Ина. Ты просто прелесть!
   - Да ну тебя, - покраснела девушка.
   - Значит, увидимся на занятиях, красавица, - подмигнул ей, от чего совсем смутившись, та зарделась еще сильнее.
   Распрощавшись с Иной, быстренько отыскал Свена, дожидавшегося неподалеку от выхода. Тут же крутился и Вит. Завидев меня, он подбежал вплотную и выпалил:
   - Что ты узнал? Давай, говори быстрее, любопытно же!
   - Вит, тебе на занятия не пора? Все твои уже ушли, заблудишься еще, - подколол его Свен.
   - Вот еще! Да я лучше всех восприятием владею!
   - Ну смотри. А то опоздаешь на занятия и влетит тебе от мастера.
   - Не влетит, успею.
   - Ладно, хватит вам, - вмешался я. - На занятия целительством ходить разрешили, если есть желание. Посещать их буду после основных. А теперь Вит тебе действительно пора догонять своих. Да и мы пойдем. Подробности вечером после занятий расскажу.
   Немного разочарованный отсутствием подробностей Вит убежал, мы со Свеном торопливо двинулись в сторону своей аудитории. Не стоит опаздывать в первый же день занятий с новым преподавателем...
   После еще пары часов лекций от мастера Лайрана, я отправился в лабораторию, а Свен на ставшие привычными хозработы. Быстро преодолев расстояние до лаборатории, вошел внутрь, поздоровался с мастером Нессой и уселся на свое обычное место.
   - Я рада, что мои занятия тебе все еще интересны, - улыбаясь произнесла мастер. - Что ж, раз все в сборе, приступим...
   Последовала очередная лекция. Мастер рассказала, чем мы будем заниматься до окончания года. Если до того мы учились готовить обычные настои и зелья, которые с тем же успехом мог приготовить любой травник, то теперь в процесс изготовления надо было включать магическую энергию.
   - Если вы помните, то на одном из занятий я уже рассказывала о силе зелий, изготовленных целителем, - говорила Несса, - теперь вы сможете в этом убедиться на собственном опыте.
   Если верить словам Нессы, то зелья, изготовленные целителем на несколько порядков мощнее и эффективнее обычных. Достигается такой эффект за счет воздействия магии на всех этапах изготовления зелья. Как раз правильному использованию магии нас и будут обучать. Помимо этого, мы будем учиться правильному их применению в различных ситуациях. К концу года мы должны будем уметь самостоятельно изготовить пол дюжины зелий, включая кровеостанавливающее и противовоспалительное, как самые часто используемые.
   После окончания занятий, когда большинство студенток уже покинули лабораторию, а я собирался последовать их примеру, меня окликнула мастер-целитель:
   - Лок, будь добр, задержись ненадолго.
   - Как скажете мастер, - уселся я на свое место.
   Дождавшись пока девушки покинут лабораторию, мастер некоторое время внимательно изучала меня, а затем произнесла:
   - А ты довольно упрямый. Полностью соответствуешь своему имени. Мне нравится такое упорство. Не часто встретишь студента столь настойчиво двигающегося к поставленной цели. - Мастер прошлась туда-сюда по аудитории, изредка кидая на меня взгляд и, наконец, остановившись, продолжила. - Я знаю, у тебя очень малый резерв сил. Это так?
   - Да мастер, но я над этим работаю.
   - Вот как? И много уже добился?
   - Да не особо. Удалось увеличить всего раза в два, но все равно это меньше чем у большинства студентов.
   - Впечатляет, даже очень. Нечасто увидишь такой прогресс среди первокурсников. Однако вынуждена тебя расстроить: дальнейший прогресс будет идти не столь быстро, как в начале тренировок. Возможно, тебе удастся еще удвоить свой резерв, но произойдет это не ранее чем лет через тридцать постоянных тренировок.
   - Я не совсем понимаю, к чему вы клоните, мастер.
   - Видишь ли, Лок, магия исцеления помимо сложности в изучении, требует еще и очень больших затрат магии на составление заклинаний. С твоим начальным уровнем предрасположенности и нынешним резервом, тебе вряд ли удастся добиться больших успехов в целительстве. Максимум сможешь добраться до подмастерья. Выше не поднимешься никогда.
   - Я предполагал нечто подобное с самого начала занятий, мастер.
   - И все равно решил учиться? - удивилась Несса. - Ты в очередной раз смог меня удивить. Вообще то я хотела поговорить немного о другом, но раз ты так жаждешь знаний...
   Мастер надолго замолчала, а я не мешал ей думать. Кое-что уточнить и потом смогу, а сейчас решается вопрос о моем дальнейшем обучении магии исцеления. Наконец мастер пришла к какому-то решению и вновь сфокусировала взгляд на мне:
   - Что ж, думаю я нашла приемлемый вариант. Ты показал отличные результаты в изготовлении зелий, поэтому я хотела бы предложить тебе сосредоточиться на углубленном изучении именно этого аспекта целительства. Но раз ты желаешь полного развития, пожалуй, я смогу пойти тебе навстречу. Посещать утренние занятия, посвященные изучению заклинаний и методам их применения ты не сможешь по понятным причинам. Но насколько я знаю, ты имеешь доступ в библиотеку. Это так?
   - Да мастер.
   - Вот и хорошо. Я составлю перечень книг, которые ты должен будешь изучить, чтобы освоить теоретические основы. Ну а базовые заклинания я буду давать тебе после вечерних занятий. Тренировать их будешь в свободное время. Что скажешь?
   - Благодарю за предоставленную возможность, мастер, - склонился я в глубоком поклоне.
   - Что ж, постарайся оправдать мои ожидания, - улыбнулась Несса, - дабы мои усилия не пропали даром. А теперь ступай. Список книг я подготовлю и передам тебе на следующем занятии.
   - До свидания мастер.
   - Будь здоров, Лок...
   Медленно двигаясь в сторону спален, я размышлял о состоявшемся разговоре. Все сложилось крайне удачно. Теперь смогу изучать обе школы магии. Правда о свободном времени придется забыть. Иначе я просто не смогу усвоить всю информацию за отведенное время. Несса еще на первых занятиях что-то говорила о заклинании, которое способствует усвоению информации и которому она нас обучит. Надо будет спросить у девчонок, возможно, она его уже демонстрировала. Изучение такого полезного заклинания мне сейчас очень сильно пригодится.
   Так, погрузившись в размышления о будущем, я незаметно добрел до комнаты, где меня уже с нетерпением поджидал Вит, готовый вытрясти все подробности прошедшего дня. Поняв, что отделаться от его расспросов не выйдет, я со вздохом опустился на кровать и приготовился к утомительному перечислению всех мельчайших подробностей произошедших за день событий.
  
  
Глава 16
   Через три дня после начала занятий с Лайраном мы в очередной раз приготовились слушать нудную лекцию, однако мастер удивил. Войдя в аудиторию, он внимательно нас осмотрел и произнес:
   - С сегодняшнего дня мы с вами приступаем к практическому изучению заклинаний. Сейчас я покажу одно из простейших заклинаний, с которого вы и начнете постигать искусство иллюзий. Когда вы сможете создать это заклинание за необходимый срок, мы перейдем к изучению следующего.
   Лайран вытянул правую руку чуть в сторону ладонью вверх и громко произнес "Свет". Рядом с его ладонью тут же возник небольшой, размером с грецкий орех, ярко светящийся шарик света. Дав нам время подробно рассмотреть его, он встряхнул пальцами, и тот моментально исчез.
   - Как вы уже знаете, создание заклинания состоит из нескольких этапов. Чтобы создать данное заклинание, вам необходимо знать ключевое слово, оно же активатор, узор и количество энергии, которое необходимо влить в узор. Узор его довольно прост, - мастер прямо в воздухе нарисовал фигуру, напоминающую знак бесконечности, только с незавершенным хвостиком с одной стороны, - этот узор маг формирует с помощью собственной силы, удерживая линии стабильными, а затем вливает в них энергию до тех пор, пока узор не станет светиться ровным белым светом. После произносится слово-активатор. Для облегчения процесса можно использовать и жесты, рисуя фигуру с помощью указательного пальца правой или левой руки. Вопросы?
   Вопросов у нас было очень много, поскольку буквально все, что он рассказал, было непонятно. К моему удивлению, Лайран на каждый вопрос давал развернутые пояснения, не выказывая никаких признаков недовольства. Уже спустя полчаса, получив кучу рекомендаций, мы приступили к практике.
   Сказать что это было сложно - не сказать ничего. По крайней мере, для меня. Если с передачей энергии я вполне освоился, то как создавать рисунки с помощью магии, мозг категорически отказывался понимать. Спустя час бесплодных попыток я обратился с этим вопросом к мастеру, на что получил ответ "упорно старайся и все получится". Больше никаких пояснений мастер не дал, поэтому пришлось стиснуть зубы и пытаться дальше. Естественно, что результата в этот, да и последующие дни не было никакого.
   Зато в приготовлении зелий все было просто прекрасно. Благодаря отличному контролю мне удавалось практически с двух-трех попыток получать необходимый результат, чего не скажешь о девушках. У них с контролем было намного хуже, поэтому большинство ингредиентов приходилось выбрасывать и начинать все сначала.
   От этого девчонки злились, и общаться с ними стало практически невозможно. Пришлось пообещать им помочь и с этим вопросом, правда как это сделать я пока не придумал.
   Мастер Несса, как и обещала, выдала мне список книг по теории магии исцеления, и теперь свободное от занятий время я уделял еще и их освоению.
   Когда в первый раз заявился к смотрителю Фрему со списком, он долго его изучал, особенно тщательно разглядывая подпись Нессы и иногда с подозрением поглядывая в мою сторону. Наконец, когда это ему надоело, он отложил листок и, не моргая уставился на меня, словно первый раз увидел.
   - Так ты у нас еще и целителем заделаться решил?
   - Получается так.
   - Хм, посмотрим-поглядим, будет ли толк. Сейчас принесу твои книги, - зашаркал он в сторону погруженных в темноту стеллажей.
   - Вот тебе для начала, - бухнул он передо мной толстенный фолиант, размером с хороший такой альбом. - Как осилишь, принесу еще.
   Согласно кивнув и подхватив тяжеленный том, я устремился за читальный стол. Если остальные книги такого же объема, то об отдыхе мне в ближайшее время предстоит забыть. Тяжко вздохнув, раскрыл книгу на первой странице и погрузился в чтение.
   В основном в этом фолианте рассказывалось о сути магии исцеления и основных методах применения заклинаний для диагностики и лечения различных повреждений, вызываемых физическим или магическим воздействием. Многое из написанного в книге было непонятно и приходилось консультироваться с мастером Нессой. Благо она всегда соглашалась дать пояснение по интересующему вопросу, задерживаясь после занятий.
   Во время одной из этих бесед, я решил поинтересовался у мастера, как можно помочь девчонкам с улучшением контроля.
   Дождавшись пока девушки выйдут из лаборатории, подошел к Нессе, которая неторопливо перебирала листки на столе.
   - Мастер, могу я задать несколько вопросов?
   - Конечно, Лок, спрашивай, - не отвлекаясь от своего занятия, кивнула она.
   - Не подскажете, как можно улучшить свой контроль?
   - У тебя же и так прекрасные результаты для новичка, - оторвавшись от бумажек, удивленно посмотрела на меня Несса.
   - У меня да, а вот у девушек с этим не очень.
   - И они настоятельно просили тебя помочь, - понимающе улыбнулась Несса.
   - Очень настоятельно, - вздохнул я, - только вот как им с этим помочь, просто не представляю.
   - Скажи, а как ты добился результатов?
   - Во время работы с накопителем, когда старался увеличить свой резерв. Просто так сливать энергию было скучно, вот и пытался ее разными порциями передавать.
   - Что ж, довольно неплохая задумка. Однако для большинства она не подходит. Слишком много времени необходимо для получения результата.
   - Знаю. Поэтому и обратился к вам.
   - Хорошо, я тебе немного помогу. Но заниматься с девушками будешь сам, без моего участия, - строго посмотрела на меня Несса.
   - Как скажете мастер, - поклонился я, скрывая довольную улыбку.
   На следующий день Несса передала мне несколько уже знакомых прозрачных кристаллов, объяснив способ тренировки с ними. Я горячо поблагодарил мастера и тут же побежал догонять девушек, чтобы сообщить им радостную новость. Надеюсь, заставить их заниматься будет не так уж сложно...
   Зря так думал. Пришлось приложить просто невероятные усилия, чтобы они все пообещали в свободное время заниматься с кристаллами. Только немалый опыт преподавания позволил пропустить мимо ушей все их жалобы и истерики, и не плюнуть на это гиблое дело. Каждую приходилось уговаривать персонально, обещая всяческую помощь и поддержку. К концу недели я был чертовски зол, но своего добился: все девушки тренировались с кристаллами не меньше часа в день...
   На общение с друзьями времени совершенно не оставалось. Вит даже обиделся и постоянно демонстрировал свое недовольство таким поведением, но Свен его все же убедил не отвлекать меня от учебы.
   - Пусть занимается, не мешай, - твердил ему Свен, - ведь ему приходится учиться вдвое больше чем нам. Успеешь еще ему свежие сплетни поведать, потерпи.
   Вит, как ни странно, послушался и больше не пытался мешать, хотя все равно ежедневно забегал к нам, поинтересоваться делами и рассказать о собственных успехах.
   Принцип обучения "воздушников" точно такой же, отличалось лишь заклинание. Вит с сокурсниками тренировали "Порыв ветра", суть которого состояла в формировании рядом с рукой мага устойчивого потока воздуха, дующего в определенную сторону. Вит хвастался, что уже может за пять минут создать и удерживать заклинание, постоянно порываясь устроить демонстрацию.
   Еле удалось его успокоить, пообещав, что в скором времени мы обязательно оценим его успехи. Тем более, мне и самому хотелось попытаться изучить заклинание из другой школы. Вдруг это деление является простой условностью? Тогда ничто не помешает освоить несколько атакующих и оборонительных заклинаний, что сильно облегчит жизнь в дальнейшем...
   Спустя две недели после начала занятий с Лайраном появились первые успехи, а спустя месяц и я, и Свен уже вполне успешно могли создать "Светляк" за отведенное время. Теперь мы могли перейти к следующему заклинанию школы иллюзий, чему сильно обрадовались, поскольку целый месяц однообразных действий сильно наскучил...
   - Что ж, вы, наконец, смогли справиться с этим простеньким заклинанием, - вместо приветствия выдал Лайран, войдя в аудиторию. - Теперь вас ждет задача и сложнее, и проще одновременно. Проще будет, поскольку вы уже знаете, как создавать заклинания. А сложнее, поскольку теперь вам необходимо включить еще один пункт в данный процесс - силу вашего воображения.
   Окинув нас внимательным взглядом и убедившись, что мы слушаем, мастер довольно кивнул и продолжил:
   - С сегодняшнего дня мы с вами начнем изучать заклинание пространственной передачи звука или, если короче, "Шум". С помощью этого заклятья, маг может на значительном расстоянии воссоздать звук настолько громкий и такого типа, насколько хватит его воображения. Сейчас чаще всего используется в войсках для передачи приказов командующего до отдаленных подразделений. Бытовуха, в общем...
   Тут же последовала демонстрация с пояснением принципов создания. Меня она впечатлила: за нашими спинами неожиданно послышалось шумное дыхание, а затем и громкий рев матерого медведя, от которого волосы на затылке встали дыбом и захотелось бежать куда подальше от грозного хищника.
   Только убедившись, что это была всего лишь иллюзия, и никакого медведя позади нас нет,мне удалось успокоиться. Хотя еще долго вздрагивал и оглядывался, прислушиваясь к шорохам за спиной.
   Процесс создания такого заклятья сильно отличался от "Светлячка", как очередностью действий, так и самими этими действиями.
   На определенном этапе следовало четко представить конечный результат и при этом продолжать вливать энергию в узор заклинания. В общем, освоить его будет непросто. Хотя если это получится, то откроются интересные перспективы по применению. Возможно сейчас это и бытовое заклинание, но в моих руках оно очень даже может стать боевым. Если точно вспомню правильные диапазоны частот, которые используют в моем мире для создания оружия нелетального действия.
   Помнится, в свое время я интересовался этим вопросом довольно подробно, шерстя интернет и специфические издания в поисках ответа. Любопытно было, как все это работает. И школа исцеления могла помочь мне в этом.
   Несса, как и обещала, показала заклятье, позволяющее улучшить память. Применять его следовало во время медитации с использованием точно выверенного количества магической энергии, подававшейся в несложный узор.
   Как пояснила Несса, это стимулировало определенные участки мозга, позволяя лучше запоминать увиденное и услышанное, а также при регулярном применении отыскать в памяти любую информацию, хранящуюся там.
   С освоением навыка особых проблем не возникло, сказывался опыт работы со "Светлячком", и длительные медитации. Поэтому спустя пару недель я смог его правильно использовать под контролем мастера. Она осталась довольна моим прогрессом и порекомендовала чаще тренироваться, дабы закрепить пройденное.
   Я был с этим полностью согласен, поэтому регулярно медитировал, закрепляя в памяти полученные знания, поскольку запомнить что-то пройденное недавно было намного проще, чем выудить из головы данные, полученные давным-давно и прочно забытые.
   Со временем, конечно, можно будет перейти и на более старые воспоминания, заодно откопав информацию и по звуковым воздействиям. Все равно пока они не особо важны, необходимо ведь еще изучить этот "Шум", а уж потом экспериментировать.
   Вит к этому времени совсем извелся, досаждая мне и Свену своим нытьем о нашей черствости и неспособности порадоваться успехам других. Так что когда я сообщил, что с удовольствием погляжу на его новые возможности, а также попросил научить этому его заклинанию, он остолбенел, а затем прямо-таки взорвался эмоциями.
   - Неужели я все-таки дождался этого момента! - вскричал он, вскочив с кровати. - Сейчас вы узреете всю мощь моей магии, неблагодарные!
   - Ты только смотри не надорвись, - хмыкнул Свен. - Тащи тебя потом к целителям и доказывай, что мы не виноваты.
   - Да ты просто завидуешь, - ухмыльнулся Вит. - Смотри и восторгайся!
   Сосредоточившись и вытянув в сторону двери правую руку, Вит начертил узор заклинания и произнес слово-активатор. Поток воздуха ударил в дверь, заставив ту немного приоткрыться.
   - Как вам? - довольный произведенным эффектом, повернулся в нашу сторону Вит.
   - Впечатляет. Интересное заклинание. Показать принципы создания сможешь? - спросил я, размышляя о возможностях применения такого заклятья.
   - Да легко! - гордо выпятил грудь Вит.
   - Тогда показывай...
   Ничего сложного в его создании не оказалось, использовались те же принципы, что и для светляка, поэтому освоить удалось сравнительно быстро. Однако для формирования заклинания требовалось в разы больше энергии, чем для того же светляка. Решив поинтересоваться причинами, я задал этот вопрос мастеру Лайрану.
   - Твое стремление к изучению нового похвально, - внимательно выслушав, ответил мастер. - Мало кто из обучающихся стремится расширить горизонты своих знаний за пределы необходимого. Это я одобряю. Касаемо твоего вопроса, ответ прост. Разделение на школы магии произошло не просто так, а по вполне конкретным причинам. Каждый маг в идеале способен освоить заклинания любой из ныне существующей школы. Только использовать он сможет максимум пару-тройку самых простых. И причин тут несколько. Одну из них ты уже знаешь.
   - Значит, для создания заклятий других школ всегда тратится больше магической энергии, - задумчиво произнес я.
   - Именно так, - кивнул Лайран.
   - А остальные причины?
   - Вспомни первый день в академии. Каждый из желающих учиться проходил испытание. Ты помнишь, что говорил о нем ректор?
   - Проверяли расположенность к определенной школе и еще что-то, связанное с каким-то уровнем.
   - Все верно. Во время испытания определяется еще и то, как быстро и с какими затратами энергии будет создаваться заклинание. Чем выше уровень сродства с определенной, скажем так, направленностью магии, тем легче и с меньшими затратами маг сможет творить заклинания. Если этот показатель низкий, то маг при всем желании не сможет освоить заклятья высокого уровня, даже с огромным резервом, поскольку у него просто не хватит на их создание энергии. Это и является основной причиной невозможности освоить разные школы магии. Я ответил на твой вопрос?
   - Да, спасибо мастер.
   - Тогда приступай к занятиям.
   Жаль, конечно, что универсалом стать не выйдет. Однако кое-какие заклятья из других школ все же освою, пусть и простейшие. Пригодятся когда-нибудь...
   Дождавшись, пока все смогут правильно пользоваться навыком закрепления информации, мастер Несса продемонстрировала нам первое из заклинаний исцеления. Оно являлось аналогом магического восприятия и позволяло применившему увидеть в организме пациента ток энергий, а также грубые повреждения внутренних органов.
   Как пояснила мастер, заклинание сравнительно простое и не дает полной картины, но для начинающего целителя вполне подходит, поскольку не требует особенных навыков и позволяет с высокой точностью определить поражения нанесенные организму. Называлось оно "Око Тереуса" по имени мага, впервые создавшего и применившего его.
   Поскольку тренироваться вместе со всеми я не мог, то после успешной попытки создания под присмотром мастера, дальнейшее совершенствование и испытания проводил на Свене или Вите, сверяясь со сведениями, почерпнутыми в библиотеке.
  Те особо не возражали, только любопытный Вит постоянно требовал, чтобы сообщал ему любые подробности.
   Никаких заболеваний на мой дилетантский взгляд у них не наблюдалось, и поэтому возник вопрос, как учиться дальше. Похоже, придется снова обращаться к Нессе.
   Когда подошел к ней с этим вопросом, мастер-целитель сильно удивилась.
   - Неужели ты за такой короткий период смог разобраться и освоить заклинание? - после моего кивка она ненадолго задумалась, а затем скомандовала. - Ну-ка, пойдем со мной.
   Мы проделали длинный путь по коридорам, прежде чем оказались перед ничем не примечательной дверью. Только войдя внутрь, я понял, что уже бывал здесь, и не раз. Мы находились в приемном покое целителя Силии, в котором я уже бывал. Сама она обнаружилась за небольшим письменным столом,скрытым раздвижной ширмой, что-то быстро и сосредоточенно пишущей. На секунду оторвавшись от этого занятия и увидев нас, она сильно удивилась:
   - Мастер Несса,что-то случилось?
   - Случилось, Силия, случилось, - посторонившись, она указала на меня, - вот этот студент утверждает, что смог самостоятельно (!) освоить "Око Тереуса".
   - Да неужели? - Силия скептически оглядела меня и с сомнением повернулась к Нессе. - А доказательства?
   - За этим мы к тебе и пришли. У тебя же сейчас есть пациенты, - утверждающе произнесла Несса, - вот на них и проверим.
   - Что ж, это можно. Следуйте за мной.
   Проделав недолгий путь, мы оказались в небольшой комнатке, на кровати которой лежал худой нескладный парень лет двадцати на вид. Он был по пояс укрыт одеялом и, похоже, спал, поскольку на наш приход никак не отреагировал.
   - Вот вам образец для проверки, - махнула рукой в сторону парня Силия, - поступил недавно, лечение еще не проводилось, только осмотр.
   - Что ж, Лок, - повернулась ко мне Несса, - продемонстрируй нам свои успехи. Проведи осмотр с помощью Ока и поставь диагноз.
   Я окинул взглядом обеих целительниц, пожал плечами и приступил к формированию заклинания. Процесс занял где-то пару минут, меньше пока не получалось. Дождавшись, пока заклинание заработает, приступил к диагностике.
   - Каково же твое заключение? - дождавшись когда я деактивирую Око, произнесла Несса.
   - Насколько я смог рассмотреть, у парня растяжение икроножной мышцы на правой ноге, - начал перечислять я, глядя на Силию, - небольшой ушиб поясничного отдела позвоночника, а также увеличена одна почка, но причину назвать не могу.
   - Что скажешь, Силия, - повернулась к той Несса, - мальчик не ошибся?
   - Все верно, за малым исключением, - разглядывая меня с неподдельным интересом, ответила та. - Но око и не дает возможностей увидеть полную картину. Так что да, он дал верное заключение.
   - Ты снова смог меня удивить, Лок, - произнесла Несса. - Не ожидала, что ты сможешь освоить "Око". У тебя похоже талант к целительству.
   - Спасибо мастер, - поклонился я.
   - Идем, обсудим твое дальнейшее обучение. Силия, благодарю за помощь.
   - Не за что, мастер-целитель, - отозвалась Силия, задумчиво поглядывая в мою сторону. - Всегда рада помочь.
   - Идем, Лок, не будем мешать Силии, - Несса подав пример, первой покинула комнату.
   - До свидания, мастер Силия, - попрощался я и дождавшись ответного пожелания, вышел за дверь.
   Догнав Нессу, пристроился рядом, сосредоточенно слушая рекомендации, что она давала прямо на ходу, стараясь ничего не упустить.
  
  
Глава 17
   Прошло еще два месяца, занятых упорными тренировками и чтением трактатов по целительству.
   Несса все больше времени отводила на практическую отработку полученных знаний, поэтому всю вторую половину дня мы теперь проводили либо в местном госпитале, что был открыт при академии, учась ставить правильные диагнозы, либо за созданием магических зелий.
   К этому моменту все вполне сносно освоили еще одно заклинание, позволяющее исцелять небольшие повреждения и усиливать регенерацию организма. В итоге пациенты с различными ушибами, растяжениями и переломами были закреплены за нами.
   В основном таковыми были студенты-старшекурсники, получившие травмы во время тренировок, да незначительное количество местных жителей. Параллельно с отработкой заклинаний нам давали способы фиксации при переломах и растяжениях, показывали как правильно накладывается жгут и другие, необходимые в такой работе мелочи.
   Обучала нас данным премудростям в основном целитель Силия, указывая на ошибки и помогая, если что-то не получалось. Несса предпочитала наблюдать, лишь изредка вмешиваясь в процесс.
   К моему удивлению, пациентов среди старшекурсников оказалось очень много. Ни один день не обходился без пары-тройки новых переломов, вывихов и легких ран. Улучив момент, поинтересовался у Силии причиной.
   - Видишь ли, Лок, начиная с третьего курса в подготовку студентов входят обязательные тренировки боевых заклинаний на полигонах, - просветила меня наставница. - Во время таких тренировок, несмотря на предосторожности, очень часто студенты калечатся из-за собственной оплошности. Сильных ранений практически всегда удается избежать, поскольку мастер внимательно следит за студентами и способен вовремя нейтрализовать опасные последствия. Но чтобы вбить в непутевые головы хоть немного уважения к точному соблюдению правил, многие наставники устраняют не все ошибки нерадивых учеников, что приводит к травмам.
   - И вы об этом так спокойно говорите? - пораженно уставился я на Силию.
   - Лучше небольшая травма сейчас, которая отучит действовать необдуманно, чем увечье или даже гибель потом в результате халатности, - спокойно произнесла Силия. - Или ты не согласен?
   Не зная что ответить, молча поклонился и отошел, обдумывая услышанное. Жесткость обучения меня малость удивила. Специально калечить студентов, чтобы преподать им урок, было как-то уж слишком. Не хотелось бы мне оказаться на месте этих несчастных, таким образом наказанным за ошибку в заклинании...
   Занятия с мастером Лайраном также изменились. "Шум" нам со Свеном удалось освоить пару недель назад, и теперь мы вовсю развлекались, пугая Вита и других первокурсников во время посещения трапезной.
   Вит, пару раз купившийся на наши шутки, серьезно обиделся и неделю с нами не разговаривал, стараясь отсесть подальше во время обеда, а также перестав приходить на вечерние посиделки. Пришлось выловить его вечером и извиниться, пообещав больше так не шутить.
   Получив клятвенные заверения, что больше мы так не будем, он моментально повеселел и насел на нас с просьбой научить его такому полезному и интересному заклинанию. Зная его упертость, пришлось взяться за обучение настырного товарища.
   Времени на отдых и на сон стало еще меньше.
   Вит ходил довольный и постоянно хвастался своими успехами,мол по словам преподавателей, он самый лучший ученик за последние двадцать лет, ведь все заклинания осваивает в разы быстрее сокурсников. Вот и заклинание "Порыв ветра", создающее мощный поток воздуха, он изучил и смог применить одним из первых. На этой его волне хвастовства уговорить объяснить принципы создания заклинания и разъяснить непонятные нюансы ничего не стоило...
   Освоив в достаточной мере по мнению мастера "Шум", мы приступили к изучению заклинания "Плащ Теней", которое позволяло магу стать практически невидимым при нахождении в тени. Причем чем гуще тень, тем меньше шансов на обнаружение.
   Заклинание требовало постоянной подпитки и кушало прилично энергии, при этом двигаться было нельзя, иначе оно моментально слетало. Вся сложность при его применении заключалась как раз в равномерном дозировании энергии на поддержание заклятья, иначе можно было спустить весь резерв за минуту, а с моим невеликим запасом и того быстрее.
   Заклинание после активации жадно тянуло энергию из организма, а мы старались обуздать этот поток и минимизировать затраты, стараясь чтобы оно при этом еще и работало. Это было чертовски тяжело и пока ни у меня, ни у Свена ничего не получалось, а мастер Лайран еще и подливал масла в огонь, обзывая нас "бездарями, неспособными удержать простейшее заклинание".
   Работать в таких условиях было непросто, выматывало ужасно, так что к концу занятия я чувствовал себя выжатым, словно тряпка.
  
   ***
   Из затянувшейся поездки неожиданно возвратился ректор Солус, и сразу же развил бурную деятельность. Уже на следующий день, вместо утренних занятий я входил в кабинет ректора, который прямо-таки лучился добротой. Усадив меня в удобное кресло и распорядившись насчет легкого завтрака, он присел напротив и приступил к расспросам, интересуясь малейшими подробностями обучения. Прямо заботливый дедушка, радеющий за успехи дорогого внучка. Пришлось рассказывать, изображая восторг от внимания большого начальства. Уверен, все мною сказанное будет тщательно проверено и проанализировано ректором позднее.
   Солус в нужных местах поддакивал, хвалил за трудолюбие и упорство и рисовал заманчивые перспективы дальнейшего обучения. Только вот поверить в его искренность было трудно, слишком часто я ловил на себе его цепкий взгляд, никак не вязавшийся с образом доброго дедушки. Такой больше подходит исследователю, наткнувшемуся на ранее неизвестный вид и теперь прикидывающему, как лучше его препарировать.
   Причем я был убежден, что если Солусу захочется посмотреть что там у меня внутри, раздумывать он будет недолго, если будет вообще.
   - Что ж, Лок, ты меня порадовал своими успехами, - откинулся на спинку кресла Солус и благожелательно улыбнулся. - Не ожидал такого прогресса от простого деревенского парня из глубинки. У тебя талант, который необходимо непрестанно развивать.
   - Спасибо грандмастер.
   - Не за что, молодой человек. Кстати,я хотел поговорить с тобой о наших исследованиях, так невовремя прерванных моим отъездом, - перешел к сути встречи Солус. - За прошедшее время, не ощущал ли ты дискомфорт в общении? Незнакомые слова и термины не приводили к двоякому восприятию?
   Заверив ректора, что ничего подобного не происходило и ответив еще на несколько десятков различных вопросов, я терпеливо ожидал, когда же он прекратит ходить вокруг да около и озвучит, наконец, свое предложение.
   В том, что оно последует, нисколько не сомневался, иначе не стал бы столь занятой человек тратить свое драгоценное время на пустые разговоры. Тем более скоро год закончится, и я уеду отрабатывать вложенные в мое обучение средства, а значит стану недосягаем для Солуса. Так что, какие бы цели он не преследовал, ему следовало торопиться.
   - Отлично, просто отлично! - явно удовлетворенный ответами, Солус сделал большой глоток вина из бокала. - Ты просто не представляешь, насколько ценен твой опыт. Он позволит раздвинуть горизонты во многих областях магии! Особенно, если продолжить изучение данного феномена. Ты ведь не возражаешь еще немного поработать на благо науки? - взволнованно произнес ректор.
   - Я всегда рад помочь, грандмастер, - я постарался изобразить радость от столь "лестного" предложения.
   - Иного ответа от тебя я и не ожидал, - расслабился Солус, - твое рвение весьма похвально и его следует вознаградить. Есть ли у тебя желание, которое я смогу осуществить?
   Раздумывал я недолго. Уже давненько меня посещали мысли о том, что будет после окончания этого длинного года. Как то сомнительно, что в армии будут учить новым фокусам, поэтому следовало выжать максимум возможной информации пока еще нахожусь в этих стенах. И помочь в этом могла библиотека, будь у меня к ней неограниченный доступ. Сейчас представился шанс такой доступ получить, и им следовало воспользоваться.
   - А можно мне оформить полный доступ к библиотеке?
   - Хм, неожиданно. Но вполне осуществимо. Я распоряжусь, чтобы тебе выдали разрешение. Ты его заслужил. - Вновь включил 'доброго дедушку' Солус.
   - Благодарю грандмастер, - я коротко поклонился, постаравшись спрятать довольную улыбку.
   Теперь у меня намного больше шансов найти полезную информацию, которая поможет совершенствоваться самостоятельно дальше. Так конечно дольше, и результат похуже, но базовые знания есть, значит смогу. Благодаря тренировкам на память, можно запомнить несколько томов, если уделять этому достаточное количество времени. Ничего, время я найду. Это важнее обычного тренинга.
   - А теперь, когда мы все прояснили, не смею тебя более задерживать, - ректор поднялся, давая понять, что разговор окончен. - Мой секретарь тебя проводит. Удачи в учебе, Лок.
   - До свидания грандмастер Солус, - попрощавшись,я вышел вслед за Ридом, что неслышно возник на пороге кабинета.
  
***
   Выпроводив студента, ректор в задумчивости подошел к окну, уставившись на проплывающие в небе облака. Эта, так некстати случившаяся поездка, поломала ему все планы. Однако все было не так уж и плохо.
   Его вызвали в столицу для руководства группой исследователей, обнаруживших работающие артефакты предтеч в руинах древнего города. Они провозились несколько месяцев, но результат того стоил. Удалось выяснить функции всех предметов, а часть управляющих чар распознать, что давало интереснейшую информацию для размышлений.
   Ректор смог скрыть значение небольшой части управляющих контуров и теперь с нетерпением ожидал возможности поработать над любопытной структурой. Перспективы применения иных принципов составления заклинаний, были весьма захватывающими.
   Не забывал Солус и о прерванном на самом интересном моменте взломе ментального блока. Оставалась всего пара месяцев неспешного влияния, и информация была бы получена. Но случился этот чертов вызов. Времени потраченного на экспедицию прошло слишком много. Следовало поспешить, чтобы успеть до окончания года, а значит необходимо переработать управляющую фигуру и хорошенько подготовиться. На все про все осталось не более месяца.
   Вздохнув, ректор пересел в рабочее кресло и сосредоточился на текущих делах, коих за время его отсутствия накопилось просто неприличное количество. И для чего, спрашивается, он набирал кучу помощников, если они без него справиться не могут?
  
***
   На следующий же день, еле дождавшись окончания практики в лазарете, я помчался в библиотеку. Слишком многое мне необходимо узнать и запомнить, а времени до выпуска осталось совсем мало.
   Влетев в зал, двинулся к стойке смотрителя, стараясь унять одышку, что одолела меня от быстрого бега.
   - Добрый вечер, мастер Фрем, - справился я все же со своим дыханием, под насмешливым взглядом смотрителя.
   - И тебе не хворать, - хмыкнул старик, - с чем пожаловал на этот раз?
   - Мне предоставили полный доступ к библиотеке, поэтому хотелось бы изучить все доступные материалы по магии иллюзий.
   - Полный доступ говоришь? - нахмурился Фрем. - А почему я об этом впервые слышу?
   - Как впервые? - растерялся я. - Ведь мне обещал...- договорить помешал хриплый смех смотрителя:
   - Хи-хи-хи, видел бы ты сейчас свое лицо! - потешался вредный старикашка, разглядывая мое ошарашенное лицо. - Давненько я так не веселился, а-ха-ха!
   У меня просто перехватило дыхание от наглости этого чертового деда и издавать получалось только какие-то булькающие звуки, что еще больше веселило смотрителя.
   Наконец старик успокоился, вытер заслезившиеся от долгого смеха глаза и вновь принял обычный вид:
   - Поступило мне насчет тебя указание, да. Так, говоришь, тебя книги по иллюзии интересуют, прямо все какие есть? - дождавшись моего утвердительного кивка, он хитро сощурился. - Так тут таких, почитай, томов триста наберется. Тебе как, сразу все выдать?
   Я вновь впал в прострацию. Как то не подумал о таком внушительном количестве. Старые привычки сыграли дурную шутку. Дома я привык к тому, что требуемой литературы редко когда набирается пара десятков книг, из которых довольно просто найти необходимую информацию. Здесь же этот принцип явно не работал. Столько даже просмотреть за неделю не смогу, не то, что прочесть. Надо уточнять запрос.
   - Пожалуй, для начала можно учебники, если такие есть - определился я с выбором.
   - Есть, конечно, как не быть? - сверился со своими записями Фрем. - Аж целых три штуки.
   - Вот с них и начнем, - повеселел я.
   Получив желаемое, уселся за ближайший стол и принялся изучать массивные фолианты, два из которых выглядели не просто старыми, а прямо-таки древними. Третий явно был написан не так давно, поскольку чернила еще не успели выцвести. Вот с него и решил начать...
   Спустя минут сорок, с разочарованием отложил его в сторону. Ничего полезного для себя не обнаружил. В книге не было ничего кроме пространных рассуждений о принципах магии иллюзий, с отсылками к источникам вековой давности и более древним, и походил скорее на учебник по истории, что мне совсем не подходило. Вздохнув, я пододвинул к себе наименее старый из двух оставшихся фолиантов. Будем надеяться, что хоть в нем удастся найти что-то ценное...
   Оторвался от чтения, только когда подошло время ужина. Несмотря на почтенный возраст книги, здесь было множество полезной информации. Хотя и тут автор любил пространно рассуждать, частенько попадались и вполне дельные советы по обучению и даже приведены несколько схем незнакомых заклинаний. Просмотрел я лишь небольшую часть, но данную книгу следовало изучить поподробнее.
   Со вздохом отложив фолиант в сторону, под насмешливым взглядом смотрителя я побежал в трапезную.
  
  
Глава 18
   - Я сделал это! Да-а-а!!! - восторженно орал Вит.
   Его можно было понять. Сегодня - день заключительных испытаний в академии, по результатам которых определялись знания студентов и место предстоящей службы. И он их более чем успешно сдал, получив предложение бесплатного обучения в стенах академии на весь оставшийся срок.
   К испытаниям наш курс готовился весь последний месяц, запуганный рассказами преподавателей. Те регулярно грозили нерадивым ученикам жуткими карами, которые ждут проваливших финальное испытание, вплоть до отлучения от магических сил.
   Как удалось выяснить Виту, не все страшилки были откровенной ложью, лентяев вполне могли отправить на десяток-другой лет службы в академию, без права обжалования, а лишение магических сил случалось каждые шесть-восемь лет у особо отличившихся. Так что к подготовке мы подошли со всей возможной ответственностью...
   Однако все испытания благополучно пройдены, и можно расслабиться, забыв о нервотрепке последних недель. И мне, и моим друзьям удалось вполне успешно сдать все положенные нормативы и теорию, в чем я и не сомневался. Все же у ребят явный талант, а я слишком много времени и сил потратил на совершенствование навыков, чтобы провалить "выпускной экзамен"...
   На самом деле, ничего сверхсложного от нас и не ожидали. От каждого экзаменуемого требовалось продемонстрировать навыки, полученные в течение года, на определенном уровне и за отведенный срок. Все, кто укладывался в норматив, считались прошедшими. Те же уникумы, которые в течение года не соизволили приложить усилия в шлифовке собственных способностей, в зависимости от степени разгильдяйства отправлялись на несколько лет в обслуживающий персонал академии. Таких оказалось не то чтобы много, но четверка со всего потока набралась.
   Те же студенты, которые показали выдающиеся результаты, прилежно занимались и проявляли стремление к самостоятельному совершенствованию, получили заманчивое предложение - обучаться дальше совершенно бесплатно, но на определенных условиях. Кроме Вита, такое предложение получил и один парень с факультета огневиков.
   Тех условий было не так чтобы и мало, включая дополнительный пожизненный взнос в пользу гильдии четверти от всех доходов мага, но добиться от Вита подробностей было проблематично, поскольку он совсем потерял голову и реагировать на внешние раздражители категорически отказывался, бегая по комнате и вопя от радости. Мне за ним носиться быстро надоело и плюхнувшись на кровать я присоединился к Свену, наблюдать забег с ритуальными плясками счастливого товарища...
   Однако не все вышло так, как хотелось бы. Как я не старался, но добраться до всех знаний, хранившихся в библиотеке, не удалось. Слишком много информации, слишком разрозненной она была и не то что запомнить, но и просто прочитать все многостраничные талмуды оказалось невозможно. Я смог более-менее подробно изучить и запомнить всего пару томов: по магии иллюзий и целительству. В остальных фолиантах оставалась куча ценнейшей информации, но попадалась она не так уж и часто, а записи мне делать не позволяли. Как соизволил ответить на прямой вопрос смотритель: "В твой допуск входит только чтение. Делать записи запрещается. Тренируй память, хе-хе".
   Хоть я и мог запомнить приличный объем информации,благодаря ударным тренировкам собственной памяти, но он все же был ограничен. Надеюсь, мне удастся продвинуться в развитии, самостоятельно используя знания, почерпнутые в старых книгах...
   С ректором я пересекался еще не раз на регулярных "обследованиях", причем на последнем чуть было не отдал богу душу. А начиналось все довольно мирно и ничто не предвещало опасности...
  
***
   Рид заявился рано утром, до начала занятий.
   - Ректор ожидает вас, - вместо приветствия услышал я. - Прошу следовать за мной.
   Пришлось тащиться следом, проклиная старого маразматика, любителя издеваться над студентами на голодный желудок.
  В этот раз мы шли гораздо дольше и по ощущениям уже опустились на приличную глубину от поверхности.
   Наконец, мы прошли в очередную дверь и оказались в просторном зале, размером с волейбольную площадку, тускло освещенную кроваво-красным светом, что лился из крупных кристаллов, установленных на равном расстоянии по периметру огромной магической фигуры, занимающей почти половину доступного пространства.
   Перейдя на магическое восприятие, я рефлекторно отшатнулся, увидев настоящее буйство энергий внутри. В центре фигуры находилась просто чудовищная ее концентрация!
   "Вот, кажется ты и дождался, когда на атомы станут разбирать", - мелькнула паническая мысль.
   Отвлек меня от буйных фантазий разыгравшегося воображения голос ректора, который незаметно подобрался почти вплотную, пока я пялился на рисунок энергетических линий:
   - Доброе утро, Лок. Вижу, ты оценил мой труд. Впечатляет, не правда ли?
   Я, не в силах вымолвить ни слова, только медленно кивнул.
   - Что ж, думаю, следует развеять твои опасения, которые прямо таки написаны у тебя на лице, - хитро сощурился Солус и спокойно прошел в центр магического возмущения. - Как видишь, ничего со мной не случилось, так что можешь успокоиться. Даже если энергия выйдет из-под контроля, то стабилизирующие кристаллы, которые установлены по периметру, не дадут ей вырваться и навредить тебе. Да и вообще, разве я когда-нибудь делал что-либо тебе во вред?
   Ну да, раньше нет, но кто помешает тебе сделать это сейчас? Уж очень эта фигура похожа на одну, виденную мной в одном древнем фолианте. И там ее использовали отнюдь не без ущерба для объекта воздействия. Хотя, если присмотреться, то и отличий хватает.
   - Что ж, пора начинать. Не хочется тут проторчать до вечера. Заходи в центр, - поторопил меня Солус.
   Я нехотя направился куда указали. Было немного страшно, ведь заключенная внутри сила была способна распылить меня на микроны за доли секунды.
  Как только я оказался в центре, участок пола подо мной засветился бледно-голубым, а вся фигура пришла в движение. Кристаллы по ее краям засветились ярче, заливая помещение мертвенно-красным светом.
   Ректор, несколько минут понаблюдав за движением символов и свечением кристаллов, удовлетворенно хмыкнул и принялся зачитывать какой-то зубодробительный текст на незнакомом мне языке с обилием свистящих и шипящих звуков, периодически делая пассы обеими руками в сторону фигуры.
   Продолжалось это действо довольно долго, и напрямую затрагивало энергетические потоки, которые постепенно начали изменяться, пульсировать и потянулись в мою сторону.
  Если бы меня не парализовало в самом начале, точно бы дал отсюда деру. А так оставалось только со страхом ждать, когда они доберутся до меня и надеяться, что удастся эту встречу пережить...
   И вот вокруг уже почти сомкнувшись, плещется море энергетических нитей, придвигаясь все ближе и ближе. На какое-то мгновение все замирает, а затем они все устремляются ко мне.
   Вспышка!
  По нервам ударяет сильнейший разряд боли и сознание моментально погружается во тьму...
   Грандмастер Солус закончил чтение сложнейшего заклинания, призванного сломить ментальный барьер в сознании студента и теперь спокойно наблюдал за результатом его действия. Теперь от него требовалось только вовремя подпитывать силой управляющие контуры дабы те не развеялись раньше, чем будет достигнут необходимый результат.
   В успехе ректор нисколько не сомневался, недаром ведь потратил столько дней на создание сложнейшего управляющего контура с кучей дублирующих каналов и "предохранителей" в виде рубиновых кристаллов, которые должны принять на себя все негативные эффекты в процессе разрушения блока. Как только тот будет снят, он направит всю информацию, что сокрыта в голове Лока в два кристалла памяти, дублирующих друг друга на всякий случай.
   Это конечно рискованно, но другого варианта нет, тем более что ректор далеко не новичок в таких делах. Единственной неизвестной величиной оставалась реакция богини на столь грубое вмешательство, однако и здесь Солус подстраховался, задействовав в качестве своеобразного щита сознание четверки слуг из числа неудачников, проваливших свое последнее испытание и вынужденных теперь отрабатывать вложенные в обучение средства. Они сейчас находились в соседнем помещении под сонными чарами и в случае чего послужат "предохранителями" для сознания грандмастера, приняв на себя возможный удар.
   Да, рисковать в таком деле он не собирался ни в коем разе, просчитав все возможные последствия. Уже скоро он получит желаемое, а сейчас необходимо сосредоточиться на процессе, дабы не допустить ошибок.
   Тем временем заклинание набрало ход и развернулось в полную силу. Энергетические нити наконец достигли тела студента и буквально опутали с головы до ног.
   Лок тут же лишился сознания и обмяк, но не упал, а воспарил над полом, удерживаемый точно в центре фигуры силовыми жгутами. Вся магическая фигура пришла в движение, мерцая символами древнего языка и постоянно меняя рисунок.
   Рубиновые кристаллы постепенно начали светиться все ярче, заливая помещение кроваво-красными лучами, а затем и вовсе пульсировать, подчиняясь определенному ритму. В воздухе послышалось низкое гудение,постепенно набирающее силу. Начинался самый сложный этап по снятию ментального блока, во время которого от ректора требовалась максимальная концентрация.
  Закрыв глаза и расслабившись, он позволил сознанию скользнуть в память юноши.
   Все звуки и пульсации в зале тут же прекратились. Несколько минут ничего не происходило, только по обильно выступающему поту на лице грандмастера можно было понять скольких сил ему стоит контроль процесса, как вдруг линии фигуры налились ярким светом, а рубиновые кристаллы вспыхнули ярчайшей вспышкой и начали взрываться один за другим, разбрасывая вокруг сотни осколков.
   Помещение наполнила какофония взрывов и скрежета рикошетящих от стен осколков. Однако ни один из них не пересек границ фигуры и не дотянулся до ректора, вокруг которого замерцала пленка защиты.
   Все резко прекратилось, когда остался всего один кристалл. Свечение медленно сошло на нет, а ректор открыл глаза и устало опустился на пол. На его посеревшем и осунувшемся лице мелькнула довольная улыбка.
  Все получилось!
  Ему удалось снять блок и добраться до памяти юноши. И все приготовления были сделаны не зря. Подумать только, выходец из другого мира! И мира очень своеобразного, отринувшего магию и пошедшему по пути совершенствования механизмов!
   Примерно так же развивались низкорослые жители гор, обитавшие в подземных городах примерно тысячу лет назад и исчезнувшие неизвестно куда. Сколько ценнейших сведений он получит, изучив память этого иномирца!
   Сам пришелец теперь не представляет ценности, да и опасно рисковать с дальнейшими экспериментами. Манипуляции со снятием блокировки привлекли внимание богини, и та быстро приняла превентивные меры, о чем свидетельствовали три трупа слуг, выполнивших свою роль громоотвода. Сейчас благодаря подстраховке великая уверена в гибели червя, посмевшего нарушить наложенную ей защиту. Однако, если продолжать копаться в мозгах юноши, та точно постарается установить истинного виновника и уже сам ректор вызовет гнев верховной, от которого уже не спасут никакие уловки. Рисковать понапрасну ректор не любил.
   Что ж, теперь ему будет чем заняться, кропотливо изучая полученную информацию. Скука оставит его на долгие месяцы, если не на годы.
  Тишину помещения нарушил хриплый смех Солуса...
  
   Очнулся я в знакомом лазарете, причем явно не в лучшей своей форме. В голове били набаты и выли сирены, во рту стоял мерзкий привкус, а тело стало ватным и отказывалось слушаться.
   Вот так поучаствовал в "исследовании", хорошо хоть жив остался. А ректор та еще сволочь, чуть не угробил ради своих интересов.
  Но не успел я как следует пройтись по старому хрычу, как в помещение вошел сам хрыч в сопровождении Силии, что-то ему сердито выговаривающей.
   - Лок, вижу ты успел прийти в себя! Могу я остаться с юношей наедине? - попросил он Силию и после согласного кивка тут же развернулся в мою сторону. - Как твое самочувствие?
   Дождавшись пока Силия выйдет,я соизволил дать ответ:
   - Не особо хорошо, грандмастер.
   - Что ж, это всецело моя вина, - изобразил раскаяние Солус, - в расчеты вкралась досадная ошибка, что и привело к непредвиденным результатам.
   Ну да, так я тебе и поверил, урод. Все ты знал еще до начала, только забыл предупредить о последствиях. Хорошо хоть вообще жив остался, а то мог и не очнуться вообще, с ректора станется.
   - Дабы загладить свою вину, я готов выполнить любую твою просьбу, в пределах разумного конечно, - вмешался в мои измышления ректор.
   Любую просьбу значит? А почему бы и не рискнуть? Не зря же я столько времени изображал из себя лабораторную мышь, добровольно участвуя в "исследованиях".
   - Грандмастер, скоро заканчивается мое обучение, а вам хорошо известно насколько важны для меня знания, заключенные в этих стенах, - начал я. - Лучшим подарком будет возможность и дальше впитывать мудрость речей преподавателей и лично вас. - добавил немного лести. Посмотрим, что скажет ректор.
   - К сожалению, эту просьбу я выполнить не в состоянии, - печально вздохнул Солус. - Твой путь определил дознаватель Кранг, и даже я не могу ему перечить. Хотя мне тоже не хочется расставаться со столь перспективным студентом, - он вздохнул еще раз. - Прости.
   Слишком быстро он дал ответ, даже не раздумывал ни секунды. Похоже ректор получил от меня все что хотел и теперь постарается побыстрее сплавить с глаз долой. Эх, не видать мне халявного обучения, а ведь я так старался, чтобы достижения заметили преподаватели. И с ректором был паинькой, да все зря. Сволочь он неблагодарная, корыстный ублюдок!
  Ладно, переживем.
   - Раз с этим не вышло, тогда набор для изготовления зелий.
   - Прости, что? - поперхнулся Солус.
   - Я хочу получить в собственность полный набор для изготовления зелий, - повторил, медленно выговаривая слова.
   Уже довольно давно я начал строить планы на дальнейшую жизнь вне стен академии, если не удастся остаться. Расспрашивая Вита и Свена, а иногда и Сила, выяснил много интересного про местный быт. И услышанное мне абсолютно не нравилось.
   Более менее приличные условия жизни были только у дворянства, да мастеров. Остальное же население жило в антисанитарных условиях, а об организованной медицинской помощи тут слыхом не слыхивали. Поэтому шанс подхватить какую-нибудь болезнь и загнуться от нее был очень велик.
   Стоимость услуг целителей очень велика, и не каждый может ее себе позволить. Поэтому на первом месте после выпуска стояла покупка набора для самостоятельного изготовления целебных мазей, зелий и магических эликсиров. Не зря же столько времени и сил я уделял на изучение именно этого направления целительства.
   Стоил набор немало, да и продавался не везде, поэтому заполучить его сейчас будет очень кстати. Имея набор я смогу не переживать о том, что загнусь от местного гриппа, да и изготовленные зелья можно продавать по неплохой цене, потихоньку зарабатывая на выкуп из войск. Ибо пахать на армию в течение нескольких лет желание напрочь отсутствовало.
   - Интересно..., - задумался ректор. - Думаю я смогу удовлетворить эту просьбу. А теперь отдыхай и набирайся сил.
   - Вы достигли желаемого результата в своих исследованиях? - бросил я в спину идущему к выходу ректора.
   - О да! И они меня более чем порадовали, - не оборачиваясь, с нотками торжества в голосе ответил Солус. - Более чем...
   Я устало прикрыл глаза, гадая, что же такого он узнал, что еле сдерживался от распиравшего удовольствия. Так ничего и не придумав, выкинул эти мысли из головы и погрузился в размышления о неравноценной замене, которая позволит мне гораздо раньше приступить к осуществлению плана по обустройству в этом мире...
   Ректор не обманул, и набор я получил уже на следующий день, что сильно порадовало. А уж сколько сил и терпения пришлось потратить, отбиваясь от расспросов Вита, желавшего знать все подробности его получения, просто не передать...
  
***
   - Хватит спать, подъем лежебока! - оторвал меня от воспоминаний голос вошедшего в комнату Сила. - Сегодня великий для вас день, который необходимо как следует отметить! - В обеих руках друга появилось по пузатой бутылке, а на лице нарисовалась довольная ухмылка.
   Что ж, отметить событие явно стоило, все же не каждый день удачно завершаем учебу в магической академии. Поэтому я быстренько соскочил с кровати, и принялся организовывать "поляну" из собранных запасливым Силом продуктов, пока Свен ходил мыть разнокалиберную тару под вино, заодно утащив с собой Вита...
   Мы просидели до поздней ночи, вспоминая разные события, случившиеся за этот год и строя грандиозные планы по покорению имперского легиона.
   Сил шутил напропалую, рассказывал забавные истории и жалел, что ему нельзя отправится с нами, но под конец стал задумчив и немногословен. А Вит вообще вырубился почти в самом начале, окосев от стакана вина и храпевший теперь на всю комнату.
   Не знаю как остальным, а мне стало грустно, что скоро придется покинуть эти стены и оставить здесь друзей, к которым я привязался за это время. Надеюсь, расстаемся мы лишь на время и вскоре я вернусь обратно...
   Вот и пора расходиться на отдых. Впереди еще уйма дел, которые необходимо доделать до отъезда, а времени осталось не так уж и много.
   Как ни печально, но славные деньки, проведенные в стенах академии закончились, а впереди ждет служба в рядах имперского легиона, буду надеяться недолгая.
  
  
  
Конец первой части.
  
  
  
  
Часть 2
  
  
  
   Я сидел, привалившись к бревенчатой стене, и любовался открывающимся передо мной видом.
   Насколько хватало глаз, впереди простирались величественные громады гор, пронзавшие облака и скрывающие за ними свои вершины. А буквально в нескольких десятках метров от места, где отдыхал, начиналась огромная расселина, протянувшаяся на несколько сотен метров. На дне ее, до которого было никак не меньше километра, змеилась бурная горная река с поросшими деревцами и кустарником берегами. Воздух, кристально ясный и свежий, задувал с юга, заставляя шелестеть древесную листву, а солнце, выглянувшее из-за набежавших тучек и осветившее горы, запутавшись в ветвях древних деревьев и разбившись на тучу бликов, заставило все кругом сиять и искриться, придавая окружающему сказочный вид. Красиво здесь в горах что ни говори.
   Вдоволь налюбовавшись, я отлип от стены. Следовало выполнять работу, из-за которой влез на такую высоту...
   Прошло пол года с момента окончания обучения в академии. Мы со Свеном уже пятый месяц находимся в роли мальчиков на побегушках у старого вредного мага, любящего выпить и пожаловаться на жизнь и костерящего нас по любому поводу. В общем, тот еще фрукт этот мастер Хирун...
   Вздохнув, я принялся за работу. Следовало поторопиться, чтобы успеть завершить все до темноты. Мне предстояло проверить систему чар, вложенных в следящий артефакт и заполнить накопитель. Слишком часто он стал разряжаться, поэтому вместо монотонной, но легкой работы, предстояло медленно и скрупулезно изучить все составные части узора на предмет поврежденных участков, что требовало полной концентрации и немалых усилий. Та еще работенка. Не так я себе представлял службу в легионе, совсем не так. Реальность от моих наивных фантазий отличалась в разы, и не в лучшую сторону.
   Зато теперь сложилась цельная картина магического мира.
   Из того, что я услышал и узнал за время службы в легионе, а также из рассказов пьяного мастера Хируна, иногда под этим делом предававшемся ностальгии по старым добрым временам, стала понятна причина столь короткого обучения в академии. Однажды удалось раскрутить мастера на рассказ о магах поддержки, затронув во время очередного приступа грусти по старым временам эту тему, восхищаясь памятью старого мага. Мастер на лесть оказался падок и рассказал все в подробностях, раздуваясь от гордости после каждой оды в честь его безупречной памяти.
   И вот что в итоге получалось. В войсках, особенно на границе с орками, где стычки происходили регулярно, да и в целом по империи стали все чаще выходить из строя артефакты да следящие и передающие чары, ветшать старинные защитные сооружения, теряя былую прочность без подпитки от разрядившихся стационарных накопителей. Назрела необходимость с этим что-то сделать, иначе войска лишились бы более половины своей мощи.
   Боевые маги являлись слишком ценным ресурсом и были не так многочисленны, чтобы распылять его на столь "мелкие" цели. Да и попробуй еще заставь заносчивых благородных выполнять то, что им делать не нравится или откровенно лень. А работа была хоть и простой, но уж очень муторной, требующей для выполнения кучу времени, терпения и сил, которые можно потратить с гораздо большей пользой для себя любимого.
   Поэтому кому-то из ближайшего окружения императора, в голову пришла гениальная идея: а почему бы не использовать простолюдинов, среди которых довольно часто рождались дети со слабеньким даром, что не позволял стать полноценным мастером, но вполне годился для выполнения несложных задач?
   Быстро состряпали соответствующий указ, а в качестве сладкой морковки, призванной подстегнуть набор рекрутов, выступала приписка в конце, что каждый, достигший звания Мастер, будет удостоен не наследного титула.
   Естественно, после такого финта, от деревенских дурачков отбоя не было, как и ожидалось. Был правда в этой бочке меда, один такой маленький нюанс: обучали будущих магов только основам, необходимым для выполнения работы, да парочке простейших заклинаний для проформы. Ни теоретических знаний, ни принципов построения заклятий не давалось. Потратив на подготовку всего год, недоучек отправляли в войска. Империи требовались ремесленники, выполняющие нудную и скучную работу, а никак не обученные маги, вышедшие из простонародья.
   Конечно, в теории некоторые самородки могли и самостоятельно совершенствоваться, изучая новые заклинания, и даже достигнуть уровня подмастерья. Только вот шагнуть до уровня Мастера даже им было уже практически невозможно. Сказывалось отсутствие академического образования. Правда, такие уникумы встречались редко и их старались выявить еще во время базового обучения, предлагая полноценную учёбу, в обмен на пожизненную присягу императору и множество ограничений, действующих после выпуска. Их обрабатывали медленно и неторопливо, опутывая паутиной долгов и обязательств, на выходе получая лояльных империи и императору магов, с кучей рычагов воздействия на оных, которыми управлять оказывалось куда как легче, чем практически неподконтрольными аристократами.
   С целителями все было намного интересней. Мастеров целительства всегда было мало, поэтому спрос на их услуги среди аристократии, да и состоятельных торговцев всегда оставался бешеный. Соответственно и расценки достигали заоблачных высот. Сидеть в легионе и получать крохи, в то время как другие гребут золотые горы, никому из этой братии не хотелось, поэтому от щедрых армейских посулов отбрыкивались руками и ногами. Только минимально необходимый срок, составлявший всего один год, и то в глубоком тылу.
   А армии, постоянно участвующей в стычках с орками и мятежниками, требовалась квалифицированная медицинская помощь, которую не могли обеспечить врачеватели и травники без дара.
   Не могли этого сделать и недоучки, выпускавшиеся академиями. Зато они, под руководством опытных подмастерьев, прекрасно справлялись с изготовлением крупных партий эликсиров с магической составляющей, поднимавших за короткий срок на ноги, даже тяжелораненых бойцов. А также их использовали как ассистентов при операциях и ходячий источник энергии при поступлении большого количества сложных пациентов. Дешево и сердито.
   Их, конечно, старались подтянуть хотя бы до уровня ученика, но путь это был долгий и позволял получить узкоспециализированного медика, заточенного на излечение от ран и травм разной степени тяжести. Ну, еще лихорадку там вылечить, не более.
   То, что втирали про продолжение обучения, оказалось правдой, однако опускалась важная такая деталь: если после первого года отработать необходимо три года, то после еще одного курса в стенах академии этот срок увеличивался вдвое. И так по нарастающей. Чтобы стать мастером, следовало отучиться не менее шести лет и лет десять-пятнадцать постоянно самосовершенствоваться. А теперь сами подсчитайте, сколько времени уйдет при таком раскладе. И еще не факт, что удастся усвоить все полученные знания.
   Поэтому большинство новоиспеченных магиков предпочитало тихо-мирно выполнять свою работу, подписав долгосрочный контракт и откладывать на старость, благо жалованье было в разы выше, чем у простых солдат и позволяло лет через пятнадцать-двадцать сколотить приличную, по меркам простолюдина, сумму, достаточную для покупки небольшого домика в рядом расположенном городке и относительно обеспеченной жизни. Такие вот пироги...
   Я влез по неудобной лесенке наверх, к кристаллу-накопителю. Тут заодно и чары проверю. Вот прямо чую, придется мне повозиться часов шесть, а то и больше. Но деваться некуда, работу делать надо.
   Добравшись до верхушки, уселся поудобнее и принялся за неторопливое изучение сложнейшего узора, составляющего важнейшую часть артефакта...
   Спустя пять часов, вымотавшись, словно вручную целый состав разгрузил, я двинулся в обратный путь, мечтая побыстрее добраться до кровати и завалиться спать.
   Проверка, как и ожидалась, оказалась не из легких, так что пришлось выложиться по полной, дабы успеть все сделать до темноты. А иначе нельзя, сочтут, что филоню и сошлют совсем уж в задницу мира, где придется пахать сутками, да еще и под постоянными нападениями орков. Оно мне надо? Вот и приходится напрягаться. И так участок работ достался не сахар, но есть и похуже. Ладно, надо отвлечься, а то негативные эмоции плохо влияют на самочувствие.
   За славными воспоминаниями о первых экспериментах с заклинаниями я и не заметил, как добрался до места. Да, неплохо я тогда провел время. Смог подготовить несколько интересных сюрпризов, которые пригодились по прибытии в центральный лагерь Железного легиона. Заодно привел себя в неплохую форму с помощью того заклятья целителей. Не только лишний жирок убрал, но и немного мышцы нарастил, так что в дальнейшем даже тяжелые физические нагрузки (коих было предостаточно) переносились вполне терпимо.
   Подойдя вплотную к воротам небольшого сторожевого поста, забарабанил в дверь.
   - Кого там, на ночь глядя орки принесли! - раздался недовольный сонный голос охранника. Спал зараза на посту.
   - Маг поддержки Лок, открывай давай шустрее, я есть хочу.
   - Вот же отрыжка орка, - чертыхнулся страж, когда открываемая им дверь пронзительно заскрипела в вечерней тиши, - давай магик, заходи живее.
   Я не стал себя долго упрашивать, быстро проскользнув мимо охранника, постоянно поминающего орков. Хотя где он их здесь мог видеть, непонятно. В этих местах их отродясь не видал никто, хотя пост и держали на всякий случай, как и немногочисленный гарнизон.
   А вот мне довелось вживую наблюдать их совсем недавно. И не сказать, чтоб наблюдения эти оставили приятные впечатления.
   Плотно поужинав остывшим уже гуляшом, я завалился на топчан в комнатке, что выделило мне местное начальство после непродолжительного скандала. Ложе оказалось жесткое, матрас мне выдать позабыли, а ходить и ругаться еще и по этому поводу, сил и желания уже не было. Поэтому устроившись как можно удобнее, не раздеваясь, укрылся тоненьким серым одеялом и попытался уснуть.
   Как назло, стоило закрыть глаза, как в голову полезла всякая муть, а сон, что едва не сморил меня в ожидании позднего ужина, буквально испарился. Как я ни ворочался, заснуть не получалось.
   Вздохнув, перевернулся на спину и принялся перебирать в памяти прошедшие события. Раньше мне такая метода вполне помогала довольно быстро отправиться в объятия морфея, надеюсь, поможет и сейчас.
   Почему-то вспомнился день выпуска из академии.
   Поворочавшись, устраиваясь поудобнее, я окунулся в потоки воспоминаний, благо сейчас за счет постоянных тренировок собственной памяти мог вспомнить даже мельчайшие подробности, почти полугодовой давности...
  
  
  
Глава 1
   Выпуск прошел совершенно буднично: никаких торжественных речей не было и в помине. Нам просто зачитали места будущей службы и срок контракта, после чего коротко поздравили, пожелали успехов и на том все закончилось.
   Тут же, откуда ни возьмись, нарисовалось несколько хмурых типов в форме, оказавшиеся представителями легионов и приказали собирать вещи, чтобы через десять минут все были готовы к выходу. Ну а поскольку собирать нам было особо то и нечего, многие справились и того быстрей.
   Я зашел в ставшую почти родной комнату, подхватил собранную еще с вечера сумку, в которую уместились мои немногочисленные пожитки, и присев на краешек кровати, прикрыл глаза, прощаясь с этими стенами. Честно говоря, уезжать в неизвестность не хотелось, но кто б спрашивал?
   - Хватит медитировать, вставай давай, а то опоздаем, - затормошил меня Свен, - неохота в первый же день с получить разнос???.
   - Хорошо, идем, - поднявшись, я последовал за товарищем.
   С друзьями мы попрощались еще вчера. Вит весь вечер действовал всем на нервы своим грустными вздохами и взглядом побитой собаки, постоянно повторяя, как сильно будет по нам скучать. В итоге, пообещав не забывать его и писать письма, мы выпроводили парня из комнаты, наказав как следует выспаться. Сил же, наоборот, пытался подбодрить, сыпля шутками собственного сочинения и притворно завидуя, что не может составить нам компанию в таком интересном приключении. Хотя под конец тоже признался, что нас ему будет не хватать.
   Наш новый начальник подошел в сопровождении двух плечистых легионеров и, представившись как кригс Брин, велел следовать за ним.
   Мне и Свену, так сказать, "повезло": нас обоих определили в один легион, базировавшийся на западной границе империи. Как раз там, где происходили стычки с орками. Только Свену полагалось отслужить три года, а вот некому умнику все шесть. Это так аукнулось обучение на двух факультетах сразу. Ну дык, знал на что подписываюсь, сам виноват.
   В тот же легион определили еще несколько человек, включая Ину, девушку-целителя, с которой я имел приятельские отношения. Так что компания подобралась довольно разношерстная. Ничего, познакомиться в пути еще успеем.
   Правда что путешествие в легион выйдет настолько долгим, никто из нас не ожидал. В общей сложности мы добирались до места почти полтора месяца! А все потому, что необходимо было проехать пол империи, да еще по пути наш командир заезжал в местные представительства легиона и большие торговые дворы в крупных городах.
   Оказалось, Брин заведует снабжением легиона, а "кригс" это его должность. Снабженец если проще.
   В итоге уже через неделю такого движения образовался настоящий караван с тяжелогружеными повозками и охраной, отчего скорость наша сильно упала. Правда, никто из выпуска этим не возмущался. От нас требовалось двигаться вместе с обозом и далеко не отдаляться, поэтому большинство новоиспеченных магов просто бездельничали, разглядывая местные достопримечательности и работая языками, наверстывая упущенное за время учебы.
   Что было в тех повозках, особо не распространялись. Задавать вопросы о содержимом было бесполезно, возницы и охранники были предупреждены на этот счет, а нарываться на неприятности, пытаясь это выяснить самостоятельно, дураков не было. Да и не интересно это было большинству новоиспеченных магов, может за исключением Свена и меня.
   Поскольку обоз двигался со скоростью неторопливо идущего пешехода, я решил использовать такое передвижение в своих целях, собирая известные целебные травы и корешки, что попадались на пути.
   Пока доберемся до места назначения, уже будет приличный запас ингредиентов для изготовления зелий, что позволит быстрее начать зарабатывать. Жаль, что в набор, презентованный ректором, не входили алхимические основы для зелий, а то можно было заняться приготовлением некоторых из них уже сейчас. Но буду надеяться, что те удастся найти уже на месте, поскольку денег на их покупку просто не было.
   Неторопливое передвижение позволило разглядеть красоту тех мест, что пересекал наш обоз.
   Мы двигались по дороге, рассекавшей цветущие луга, с травой по пояс и терпким ароматом. Углублялись в небольшие тенистые рощицы с могучими, в пару обхватов стволами деревьев под названием "док", имевших светлую кору и густую зеленую крону, практически не пропускающую солнечный свет. Сворачивали в сторону от непроходимых лесных чащ, откуда веяло холодком даже в жаркие дневные часы, а стволы и ветви деревьев покрывал густой ковер серебристого мха.
   Первыми вестниками о приближающихся поселениях становились большие поля, простирающиеся вдоль тракта, засеянные местным аналогом злаков, уже пожелтевших и склонивших к земле налитые колосья. Похоже, скоро здесь начнется жатва. Равнины, покрытые густой темно-зеленой травой, чередовались редкими невысокими холмами, густо поросшими невысокими деревцами, с изогнутыми под причудливым углом стволами. Очень красиво. Здесь все дышало первозданной чистотой, практически не омраченной деятельностью человека.
   По вечерам, сидя у костра и глядя в небо на удивительно яркие, но такие чужие звезды, под стрекот сверчков я вспоминал о своей прошлой жизни. И хотя прошло уже немало времени с тех пор, мне становилось грустно и хотелось, чтобы все произошедшее оказалось всего лишь удивительно подробным сном. И стоит мне только захотеть, как я проснусь у себя в квартире, а воспоминания о чудном сне постепенно померкнут и растворятся в первых лучах солнца. Мечты, мечты...
   Первое время на меня, собиравшего травки, где только можно, спутники смотрели как на ненормального, но поскольку на шутки и подначки я не реагировал, быстро отстали, найдя более интересные темы для обсуждения. Мне же было глубоко фиолетово, что они думают, главное чтобы не мешали и не лезли к моим травам.
   Видя с каким упорством я продолжаю обшаривать каждую кочку в поисках новых растений, через пару дней на привале ко мне подсела Ина.
   - Слушай, а зачем ты их собираешь? - указала она на пучки трав, сушившихся в тени телеги. - Все равно ничего сделать не сможешь без кучи тех штуковин, что на занятиях пользовали.
   - А может эти "штуковины" у меня есть, - хитро прищурился я, не переставая сортировать свежие растения.
   - Правда? А откуда они у тебя? А покажи! - загорелись глаза у девушки.
   - Ты смотри, какая шустрая! С чего мне это делать? - я постарался не засмеяться, глядя как на лице Ины отражается интенсивная работа мысли в поисках подходящего ответа.
   - А просто так, - так ничего и не придумав, попросила она.
   - Нет уж, так не пойдет. Вот если будешь помогать в сборе, то так уж и быть, все расскажу и покажу, - закинул я пробный камень.
   Помощь в сборе ингредиентов лишней не будет, а Ина хоть звезд с неба и не хватала, но всегда старалась на занятиях и травы выучила неплохо.
   - Вот еще, делать мне больше нечего как травку твою собирать, - надула губки девушка.
   - Нет, так нет. Передумаешь - приходи, - поднявшись на ноги, я дал понять, что уговаривать ее не намерен.
   Ина вскочила, хотела еще что-то сказать, но передумала и обиженно засопев, убежала. Я же вновь собирался отправиться на поиски драгоценных трав, поскольку встречались они не так чтобы и часто, а далеко уходить нельзя. Жаль, что она не согласилась, но тут уж ничего не поделать.
   - Ну вот, расстроил девчонку, злыдень, - подколол незаметно подошедший со спины, Свен. - Чего она от тебя хотела-то?
   Пришлось вкратце пересказать произошедший разговор и мои виды на помощь в поиске и сборе целебных растений.
   - В этом я тебе не помощник, - покачал он головой, - травы твои не знаю. А насчет девахи не был бы так уверен. Насколько я успел заметить, любопытна она без меры, так что еще не раз к тебе подойдет.
   - Посмотрим. Возможно, ты и прав, - кивнул я. - Ладно, пойду прогуляюсь, поищу что полезного.
   Как показало время, Свен оказался прав на все сто. Уже через два дня Ина подошла снова и милостиво согласилась помогать мне, в обмен на мой рассказ и демонстрацию содержимого сумки.
   Тут свою роль сыграло еще и то, что она оказалась одна среди парней и чувствовала себя не очень комфортно. А я все же ей знаком и показал себя с неплохой стороны, помогая в свое время на занятиях. Так что я обзавелся помощницей, а она добровольным слушателем, на которого выплескивались все переживания, страхи и волнения девушки, накопившиеся за время путешествия. А поскольку по уровню производимого словесного потока до Вита она явно не дотягивала, выслушивал все ей сказанное абсолютно спокойно, пропуская большую часть мимо ушей и не сильно напрягаясь по этому поводу.
   Прошла всего пара дней, и вот она уже непринужденно болтает со мной, строя глазки Свену при каждом удобном случае. На вечерних привалах она также довольно скоро стала засиживаться с нами у горящего костерка и делиться своими впечатлениями, а также планами на будущее, не особо вникая, интересно нам это или нет. Планы были грандиозными и слишком наивными, но чего еще ожидать от девушки семнадцати лет от роду из небольшой деревушки? Приходилось с серьезным видом поддакивать, скрывая улыбку, чтобы ее не обидеть.
   С помощью Ины работа пошла веселее и уже через десяток дней телега, на которой я передвигался, напоминала передвижную лавку травника: везде, откуда только возможно торчали пучки трав и кореньев, а в тени под днищем сушились чувствительные к свету экземпляры. Наиболее ценные из них хранились в моей сумке, бережно завернутые в чистые тряпицы.
   С возницей, по поводу такого своеобразного использования его транспорта удалось договориться довольно просто, вылечив его от расстройства желудка обычным отваром из собранных ранее трав. После быстрого излечения, Дин, проникшись важностью моего труда, милостиво разрешил использовать телегу в качестве передвижной сушилки...
   Погода стояла солнечная, виды были чудесны и будущее рисовалось совершенно безоблачным, однако реальность быстро внесла свои коррективы.
   Эту разрушенную и сожженную деревушку я так бы и не заметил, если бы не отдалился от тракта. Пытаясь найти ценные экземпляры, как-то не особо смотрел по сторонам, больше под ноги, и когда наткнулся на обгоревшее основание деревянной постройки, очень удивился. Оглядевшись, понял, что оказался на пепелище: вокруг, уже поросшие молодой травкой и потому практически неразличимы, были раскиданы обгоревшие бревна, а если хорошенько присмотреться, можно было различить остовы разрушенных построек. Прекратив поиски, я ломанулся напрямик к ушедшему вперед каравану. Мне требовались ответы на вопросы, кои следовало задать уже давно, только вот опьяненный свежим воздухом и окружающими красотами, я совсем об этом позабыл.
   Догнав, наконец, телегу, которой правил Дин, не обращая внимания на удивленные взгляды Свена, запрыгнул на борт, рядом с возницей и попытался отдышаться. Все же спортсменом никогда не был, а последний год так и вовсе сиднем сидел большую часть времени. Дин покосился в мою сторону, но первым разговор начинать не спешил.
   Отдышавшись и приведя мысли в порядок, я, старательно подбирая слова, приступил к расспросам:
   - Слушай, Дин, ты наверно уже всю империю исколесил на своей телеге?
   - А то! - приосанился тот. - Почитай, лет пятнадцать по делам легиона мотаюсь, успел всякого повидать.
   - А можешь рассказать, как оно живется то в империи? Что интересного в ней происходит. А то я дальше своей деревни, да академии нигде и не бывал.
   - Рассказать говоришь? Это можно, это мы запросто. Что ж, слушай...
   И потянулся неторопливый рассказ о всевозможных приключениях находчивого возницы, причем вранья там присутствовало гораздо больше чем правды. Видно было, что Дин любит в дороге почесать языком, а тут попались свободные уши, что сами потребовали их занять. Вот он и отрывался по полной, похоже прямо на ходу сочиняя небылицы, одна краше другой. Я же, восторженно ахая в нужных местах и изображая интерес, внимательно слушал, пытаясь вычленить крупицы истины в этом словесном потоке, иногда задавал уточняющие вопросы, направляя рассказ в нужное русло.
   - Деревню ту кто спалил? Ясно кто - бандиты. - Ответил на мой вопрос об увиденном пепелище возница. - Да ты не бойся, на наш обоз никто из бандитского отребья нападать не осмелится. Кишка тонка против легиона рыпаться. Имперские войска такое не прощают, вырезают душегубов под корень.
   Покивав, соглашаясь, задал еще несколько вопросов, возвращаясь к интересующей теме.
   Пытал я себя таким времяпровождением до самого вечера, а потом и еще несколько дней, стараясь узнать как можно больше, а затем устроил небольшой допрос Свена и Ины, сравнивая полученные данные.
   После проведенного анализа информации, крепко задумался. Оказывается, не все так гладко в государстве, как я себе вообразил.
   У Лорийской империи, кроме орков, больше не было внешних врагов, зато это с лихвой компенсировалось проблемами внутренними. О монолитности, которая описывалась в исторических трудах, не было и речи. Постоянно, то тут, то там вспыхивали мятежи и восстания с целью отделения от империи, иногда охватывающие целые провинции. Естественно, усмирять их отправляли войска и бескровными такие "усмирения" не были. Если принять на веру слова Дина, повинны в этом некие благородные, недовольные своим положением и жаждущие абсолютной власти на подконтрольных землях. Случались и голодные бунты простого народа, вызванные жадностью власть имущих, стремящихся захапать в свои жадные ручонки все, что только можно. В общем, о спокойной жизни у местных и речи быть не могло. Зато становилось понятным содержание столь внушительных военных сил в каждом округе. Такие вот дела.
   Чтобы выжить в таких условиях, необходимо стать сильным в кратчайшие сроки. Я вновь возобновил, прерванные было во время пути тренировки, уделяя им по несколько часов днем и вечером до отбоя...
   Спустя неделю Дин проболтался, что скоро мы будем проезжать самый крупный город округа, где возможно задержимся на пару дней. Мне стало любопытно, что же собой представляет это творение местных зодчих. До этого мы проезжали немалое количество деревень и крупных поселений, но они меня совершенно не впечатлили: по большей части одноэтажные деревянные дома с крохотными оконцами, одна центральная улица, выходящая на торговую площадь - таково устройство большинства из них.
   В предыдущий город, где была нанята охрана и загружены повозки, мы не попали, дожидаясь начальство перед массивными деревянными воротами, обитыми железом, и стараясь не обращать внимания на шуточки местной стражи, отпускаемые в нашу сторону. Так что оценить уровень городской жизни не вышло. А хотелось бы. Все же мне предстоит теперь тут жить и надо хотя бы знать к чему готовиться. Не зря же так усердно изучал все доступные рецепты приготовления зелий, от простейших до самых сложных, поражая своим упорством мастера Нессу и требуя все новых и новых знаний в этой области. Если тут с санитарным состоянием так же, как и в нашем средневековье, то стоит запастись зельями на все случаи жизни, ибо загибаться от местных болячек желания нет.
   - Лок, а ты как думаешь основы для зелий доставать? - прервал мои размышления, севший рядом Свен.
   - Думаю в лагере у целителя взять. Есть же у него запас?
   - А с чего ты взял, что тебе вот так сразу их выдадут? - удивился друг. - Зачем переводить ценные вещества на непонятные нужды даже не подмастерья - новичка?
   - Об этом как-то не подумал, - обескуражено потер лоб я.
   - В крупных городах есть лавки алхимиков и целителей. Ты можешь продать часть своих трав и приобрести недостающие компоненты. Думаю, нам разрешат прогуляться до них. Что скажешь?
   - Я же цен на такие товары не знаю, что помешает торговцам надуть меня? - я с сомнением посмотрел на Свена.
   - Зато мне не впервой заниматься такими покупками. Уж, не дать себя обжулить, как-нибудь сумею. - успокоил меня товарищ.
   - Тогда надо решить вопрос о прогулке по лавкам с нашим начальством, - подвел я черту разговору.
   На том и порешили. Как только приблизимся к городу, и станет известно, что мы точно будем заезжать внутрь, попытаемся уговорить Брина на короткую отлучку.
   Что странно, удалось это значительно быстрее и проще, чем ожидалось. Выслушав доводы, кригс только хмыкнул, с непонятным выражением посмотрел на меня и дал согласие. Причина такой реакции выяснилась значительно позже, уже в расположении легиона.
  
  
  
Глава 2
   По прибытии, город совершенно не впечатлил. Не знаю, возможно подсознательно я ожидал увидеть эдакий вариант средневекового Лондона, или Парижа (все же столица округа как-никак!), что частенько демонстрируют в исторических лентах. Однако реальность оказалась куда прозаичней: за чертой стен расположились в основном одно- и двухэтажные здания, по большей части сложенные из серого камня, что красоты им не добавляло. Располагались дома как придется, от чего улица, по которой мы передвигались, довольно ощутимо извивалась, то сужаясь, то расширяясь. Вместо брусчатки, землю покрывали плохо подогнанные доски разной длины и ширины, кое-где прогнившие, от чего скорость движения телег прилично упала.
   От главной улицы отходили узкие улочки, петляющие, словно удирающий от погони заяц и, похоже, вообще не имеющие никакого покрытия. Хотя нет, кое-где были глубоко вдавленные в землю неширокие ошкуренные бревнышки, расположенные в кривой рядок. В дождливую погоду тут, наверное, очень весело перемещаться, прыгая как кузнечик по мокрым и скользким бревнам. Если и в столице такая задница, то вывод получается печальный.
   - Смотрю, ты не впечатлен гордостью наших краев, великим Каоном, - заметив кислое выражение на моем лице, ухмыльнулся Свен.
   - Просто ожидал увидеть немного другое зрелище.
   - А мне нравится! - влезла в разговор, восторженно крутя головой, Ина. - Никогда не видела столько домов сразу. И таких больших, да красивых!
   И чего она в них красивого только нашла? Совершенно непонятно.
   - Ты подожди, вот до рынка доберемся, там настоящая красота начинается, - покосился на девушку Свен.
   - А что там, на рынке? - отвлеклась от разглядывания достопримечательностей Ина.
   - Там располагаются постройки, оставшиеся со времен древней империи, которым уже несколько тысяч лет.
   - Ух ты! А ты видел их? - Ина, казалось, готова была накинуться на Свена, столько любопытства отражалось на ее лице.
   - Нет, - замотал головой тот, - только слышал об этом. Зато теперь представился шанс увидеть все собственными глазами.
   Что ж, посмотрим на эти памятники архитектуры. Возможно, и правда не все так плохо, как я себе представил.
   Ина тут же насела на Свена, требуя от него новых подробностей о старой империи и сооружениях древних. Тот некоторое время отнекивался, но затем сдался и принялся рассказывать все, что знал сам о городе. Я тоже прислушался, все равно больше заняться нечем.
   Знал Свен не так чтобы и много, в основном из рассказов и баек, что ходили по тавернам и среди городских мальчишек, так что особой веры им не было. Но если отбросить все приукрашивания и фантазии местных, выходило вот что.
   После смутных времен, что предшествовали становлению нынешней империи и прекращению военных действий, встал вопрос о размещении жителей, ведь многие города в ту пору были разрушены, частично или полностью. А вот несколько небольших городов древних очень даже неплохо сохранились и были вполне пригодны для использования после небольшой реконструкции. Так что новоиспеченным императором было принято решение сосредоточить в этих городах свои силы и переселить жителей. Одним из таких городов стал Каон, впоследствии разросшийся до одного из крупнейших в империи.
   Конечно, не все старые здания уцелели, многие снесли в угоду прихотям правителей, но образчиков древней архитектуры оставалось еще предостаточно, в чем нам и предстояло вскоре убедиться.
   Так, за разговорами мы незаметно углубились в нутро города. Вскоре послышался приглушенный гул, что знаменовал приближение к торговой площади. Первое изменение, что я заметил - исчезли доски, а вместо них появились аккуратно подогнанные плиты из темного пористого материала. Хотя может это они так от времени выщербились? А, не важно. Главное, что передвигаться по ним стало намного комфортнее, и скорость нашего движения увеличилась. Также изменились и постройки, да и сама улица стала шире и намного ровнее, через пару сотен метров вливаясь в огромную площадь прямоугольной формы, заполненную повозками, столиками с товаром и крикливыми торговцами, рекламирующими свой товар. В общем, типичный такой рынок, с поправкой на средневековье.
   Прямо в центре площади, занимая приличный ее кусок, находилась огромная статуя из белого камня, выполненная столь искусно, что захватывало дух. Время не оставило на ней абсолютно никаких следов, словно ее поставили здесь вчера, а не тысячи лет назад.
   Скульптура изображала женщину лет тридцати в обтягивающем стройную фигурку простом платье, плотно закрывающем верх и длинным разрезом до середины бедра. Левая рука опущена и сжата в кулак, а в правой покоился чуть отведенный в сторону для удара огромный меч. Переведя взгляд на лицо статуи, я вздрогнул. На секунду показалось, будто она внимательно смотрит прямо в глаза, будто бы проникая взглядом прямо в душу и читая ее как простую книгу, перелистывая страницы мыслей и желаний. Я поспешно отвел взгляд. Чертовщина какая-то! Не могут статуи в душу заглядывать и точка. вновь кинув осторожный взгляд на изваяние, ежесекундно ожидая повторения неприятного ощущения, однако но ничего подобного не произошло. Правильные черты миловидного лица, которое портило только слишком уж строгое выражение, взгляд, обращенный куда-то вдаль. И никакой мистики. Я с облегчением перевел дух. Показалось.
   Но только успокоился, как рядом завизжала Ина, указывая на статую:
   - Смотрит! Она смотрит на меня!
   Проходившие в этот момент рядом с нами стражники заржали, тыча пальцами в сторону Ины. Возница нашей телеги тоже начал было тихонько хихикать, но увидев разъяренный взгляд девушки, поперхнулся и, отвернувшись, закашлялся.
   - Успокойся Ина, все хорошо, тебе не показалось, - Свен успокаивающе поднял руки перед собравшейся снова завопить девушкой. - Это скульптура работы древних и она действительно как-то наблюдает за каждым, кто вступает на площадь, проникая в их мысли и чувства, и даже выявлять лжецов и обманщиков. Поэтому власти и устроили здесь рынок: статую не обманешь, потому воровства и жульничества здесь нет. Любой, затеявший недоброе дело просто не сможет долго находиться на площади, - Свен указал на изваяние, - она не даст.
   - Ух ты! Это магия древних, да? - от истерики и след простыл, к Ине вновь вернулось ее любопытство. - Расскажи о ней, Свен, ну пожалуйста!
   - Да я и сам не особо много знаю, так, слухи одни, - сдался под напором девушки Свен. - Говорят, будто в статуе заключена сама суть Справедливости, но как такое возможно никто не понимает. Древние имели множество секретов, раскрыть которые сейчас не под силу.
   - Слушай, Свен, ты точно в кузне работал? Больно складно излагаешь, как по писаному, - поддел я друга.
   - Отстань, Лок. Я тебе уже сотню раз говорил о том, где и кем был.
   - Но не всё, отнюдь не всё, - не отставал я.
   Может, удастся хоть сейчас его уговорить на подробный рассказ. Он так до сих пор и не раскрыл причины своего ухода из родного города. А Ина как раз в этом поможет. Свену она явно нравится, вон как распинается перед ней. Девушка любопытна и страх как любит различные тайны, так что пока не узнает всех подробностей, с бедного парня не слезет.
   - Возможно, как-нибудь в другой раз, - помрачнел Свен.
   И даже Ина не смогла вытянуть из него больше ни слова.
   Что же ты скрываешь? Почему не говоришь всей правды? Ладно, когда-нибудь я все равно добьюсь ответа. А сейчас следует заняться более насущными делами.
   - Ладно, забыли. Давай, хватай сумку, и пойдем искать лавку алхимика. И травника заодно.
   Отделавшись от Ины, что настойчиво пыталась увязаться следом и поставив в известность кригса о своих планах, мы не торопясь двинулись вдоль рядов с разнообразным товаром, что предлагали местные торговцы.
   Спросив дорогу у первого же лоточника и получив исчерпывающий ответ, что искомые травники с алхимиками водятся на улице, расположенной сразу за рынком с северной стороны, мы двинули в указанном направлении по пути пялясь на различные товары, выставленные на продажу.
   Чего тут только не было! Различные поделки из глины и железа соседствовали с выпотрошенными тушками домашней и дикой птицы, а следом располагался лоток со сладостями, оккупированный местной ребятней, жадно глазевшей на недоступные угощения.
   Продавцы специй рекламировали свой товар рядом с клетками с мелким зверьем, ничуть не смущаясь исходившим от тех "ароматам". И каждый из торгашей пытался привлечь к себе внимание, настойчиво зазывая поглядеть на "лучшие в империи, непревзойденного качества, неповторимые, но по доступным ценам" товары. Причем, пытаясь перекричать соседей, каждый старался повысить голос, от чего шум стоял страшный. У меня уже через несколько минут от этой какофонии разболелась голова. Как они тут целыми днями торчат и еще не спятили? Совершенно непонятно.
   Не увидев на прилавках абсолютно ничего интересного, совсем скоро я перестал присматриваться к каждому и просто шел вперед, периодически поглядывая по сторонам.
   Наконец мы подошли к проулку, выводящему на нужную улицу, повернув на которую избавились от гама. Нет, совсем шум не исчез, но стал намного тише и не таким раздражающим. Я вздохнул с облегчением, Свен, кажется, тоже.
   Нужные лавки нашли быстро, благо располагались они по соседству. По заранее оговоренному плану, продажу ингредиентов и покупку алхимических смесей осуществлял Свен, я же не вмешивался и молча наблюдал и слушал.
   И я не был разочарован.
   Обычно не особо разговорчивый парень совершенно преобразился. Как он торговался за каждый медяк! Какие душещипательные истории приводил, дабы сбить цену. Сразу видно, не первый раз такое проворачивает, я б так не смог. Торговцы, правда, от него тоже не шибко отставали, то жалуясь на жизнь злодейку, что довела почти до разорения, то в красках расписывая достоинства товара, изготовленного самыми известными мастерами. В общем, цирк еще тот. Ободрали бы как липку, заявись я сюда сам. А так, спустя минут сорок, Свен гордо вручил мне небольшой мешочек с медью и сумку со звякающей тарой. Выглядел он при этом донельзя довольным.
   - Ну ты силен! Никогда б не подумал, что ты способен так торговаться, если б собственными глазами не увидел.
   - Да чего там, - смутился Свен, - дело привычное. Дома в лавке приходилось и похлеще изворачиваться с некоторыми клиентами. Иначе без сапог оставят и скажут, что так и было.
   - Не прибедняйся, у тебя явно талант. Такие ораторские способности грех не использовать. - Польстил я другу.
   - Ай, да ладно, - отмахнулся парень, - на себя посмотри. Сам кого хочешь заболтать можешь. Лучше давай, пока время еще есть, сходим на дворец наместника поглядим?
   - А давай. Любопытно будет взглянуть. Дворец, небось, тоже построен древними?
   - Ну да. И дома, вокруг от него расположенные, тоже работа старых мастеров. Сейчас так делать не умеют.
   - Тогда чего мы стоим? Вперед и с песней! - настроение от удачно проведенной сделки, стало просто отличным и хотелось немного подурачиться.
   - Чего? - удивленно оглянулся Свен. - С какой такой песней?
   - А, не обращай внимания. Это я так, пошутил. Пойдем уже.
   - Пойдем, шутник, - хмыкнул друг и устремился вперед, набирая приличную скорость.
   Я пристроился чуть сзади и старался не отставать от более длинноногого товарища.
   После непродолжительного петляния по улицам, мы выбрались к месту назначения. Пройдя очередной поворот, оказались на широкой, шире чем все ранее пройденные, улице, даже скорее проспекте, что делил город на разительно различающиеся части. Та, из которой мы вышли, отличалась от представшей перед глазами, как бедный родственник от богатея.
   Дома из серого камня и потемневшего дерева были, конечно, намного добротнее и красивее тех халуп, которые располагались сразу за стенами. Но стоило кинуть взгляд на противоположную сторону улицы, и приходило понимание, что рядом построены сараи, лишенные всякого вкуса.
   Немногочисленные усадьбы квартала благородных, мимо которых мы неторопливо двигались, поражали изяществом и разнообразием отделки, вызывая чувство эстетического восхищения работой древних мастеров.
   Ни один особняк не превышал трех этажей, а найти пару похожих было бы затруднительно. Каждое здание имело отличительные черты, придающие им индивидуальность и неповторимый шарм. Я не архитектор и не разбираюсь в строительстве, но даже такому профану было ясно, что так строить у нас не умеют (ну или не хотят, что более реально). Не повторялся не только стиль сооружения, но и цвет материала, пошедшего на возведение стен.
   Были здесь особняки, словно стремящиеся оторваться от земли и взлететь, настолько воздушно выглядели, другие, наоборот, были приземисты и словно вырастали из почвы, как грибы после дождя.
   Цветовая гамма также поражала своим разнообразием: встречались как ослепительно белые, так и красных оттенков, различных тонов желтого и оранжевого. Не было только серости, а черный цвет отсутствовал как таковой. И все это великолепие утопало в зелени декоративных кустарников и деревцев, и пестрой гамме разнообразных цветов, растущих в изящных клумбах.
   Да-а, я бы от такого домика тоже не отказался.
   - Ты губу то закатай, - ткнул меня в бок Свен, поскольку последнюю фразу, похоже, я произнес вслух, - не по тебе кусок, зубы обломаешь.
   - Уже и помечтать нельзя, - огрызнулся, потирая ушибленные ребра.
   - Мечтать, конечно, можно, только лучше о реальном. Эти домики принадлежат благородным, живущим здесь веками. Купить, выиграть, получить в наследство невозможно, если ты не голубых кровей.
   - Да ладно, понял. Эх, такую мечту испоганил, - тяжко вздохнул я. - Ладно, давай на дворец поглядим и назад. А то и так времени прошло прилично.
   На это друг возражать не стал и, ускорив шаг, устремился вперед.
   Далеко идти не пришлось. Прошагав по проспекту минут семь-восемь, мы достигли поворота, с которого открывался хороший вид на резиденцию наместника.
   Здание находилось на небольшом холме, возвышаясь над всеми постройками в городе, и вид имело не столько красивый, сколько внушительный. Сложенное из белого камня, оно походило на миниатюрную крепость четырьмя округлыми башенками по углам и конусовидной центральной, поднимавшейся над остальными. Однако на этом сходство и заканчивалось.
   Фасад здания первого этажа украшали широкие прямоугольные окна с витражными стеклами, с изображением растительных орнаментов. Окна второго этажа были уже полукруглыми и полностью непрозрачными, отражая солнечный свет и пуская зайчики во все стороны. На башенках и центральной башне наблюдались окошки совсем маленькие и похоже самые обычные.
   По периметру, на небольшом расстоянии от здания располагался декоративный заборчик, из того же белого камня высотой примерно по пояс. Рядом с массивными, темного дерева дверями, по обе стороны несла службу четверка легионеров в начищенных до блеска кирасах и с алебардами в руках. Выглядели они солидно, напустив на себя свирепый вид. Явно просто так в гости к наместнику не пройдешь, не пропустят бравые вояки.
   Честно говоря, мне резиденция наместника не понравилась. Гораздо красивее были особняки знати. Хотя выглядела она, конечно, весомо, статусно так.
   Вдоволь насмотревшись, не подходя слишком близко, мы двинулись в обратный путь, иногда переходя на легкий бег. Времени прошло достаточно много, и получить от начальства взбучку за долгую отлучку было вполне реально, чего не хотелось. А ну как запретит отходить от каравана дальше пары метров? Как я тогда травы собирать буду? Не, не надо мне такого счастья. Поэтому надо бы еще ускориться. Перейдя на бег, догнал вырвавшегося вперед Свена, показывая, что надо бы еще прибавить. Тот не возражал.
   В итоге, к обозу мы прибыли до прихода кригса. Теперь можно и отдышаться да приступить к ежедневным тренировкам, благо время позволяет. А Свен пусть отбивается от насевшей на него Ины, разозленной за отказ взять ее с собой. Ему полезно.
  
  
  
Глава 3
   После того памятного разговора с возницей об обстановке в империи и возможности нарваться на рыскающих повсюду разбойников, я всерьез решил взяться за заклятья, ибо фиг его знает, в какой момент они понадобятся и в каких ситуациях. Следовало серьезно обдумать возможность их применения для собственной защиты. И пусть тех заклинаний всего четыре штуки (включая то, что показал Вит), как их приспособить у меня задумки имелись.
   Начать решил с первого изученного, 'Светлячка'.
   Еще во время его освоения я заметил, что если подавать слишком мало или слишком много энергии, свечение зримо отличается.
   На этом и решил сыграть, создав что-то вроде световой гранаты, ослепляющей противника на непродолжительное время.
   Заклинание являлось совершенно безопасным, и даже разрушение в результате чрезмерного переполнения магической энергией не грозило ничем, кроме негромкого хлопка, в чем я и убедился, закачав в узор половину доступного резерва.
   Зато эффект от сего действа был ошеломляющий: забыв прикрыть глаза, я секунд пятнадцать после срабатывания заклинания наблюдал огромные 'зайчики', пляшущие в глазах. Нормально видеть смог примерно через минуту или полторы, промыв глаза из фляги. Так что ошеломить на непродолжительное время, дабы смыться или атаковать противника, теперь смогу однозначно. Главное, самому не забыть отвернуться и закрыть глаза в нужный момент.
   Экспериментировал, выбрав солнечный день, чтобы не так заметны были вспышки и отдалившись на порядочное расстояние от каравана. Но последствия последнего удачного эксперимента, похоже, все равно заметили, поскольку охранники насторожились и держали руки поближе к оружию. Я предусмотрительно заявился с другой стороны и подозрений не вызвал, зато заметив нервозность охраны, поинтересовался причиной у Свена.
   - Вспышку подозрительную заметили с той стороны, - указал он рукой направление. - Охранники поговаривают, бандиты в этих краях шалят, как бы не напали на караван.
   - Да ладно, кто в здравом уме на нас напасть решится? - вмешался прислушивавшийся к нашему разговору Дин. - Ни разу такого не было, чтоб бандюки на караван покушалися, говорю вам.
   - Будем надеяться ты прав, Дин, - поспешил я ответить, пока разговор не перерос в ненужный спор.
   Похоже, знатная выходит вспышка, раз ее даже здесь заметили. Что ж, тем лучше для меня. Теперь можно приступать к следующему заклинанию.
   Из 'Шума' я хотел сделать оружие не летального воздействия, пользуясь знаниями своего мира, для чего усиленно тренировался с заклинанием школы целительства, позволяющим как лучше запоминать, так и извлекать из глубин памяти необходимую информацию.
   И спустя какое-то время, выудил все, связанное с шумовым воздействием на человека. В свое время я интересовался этим вопросом, поэтому шерстил интернет в поисках информации по теме, и небезуспешно, узнав все необходимые сведения. Удалось вспомнить даже, что воздействие того же инфразвука может приводить к смерти при определенном звуковом давлении.
   И частоты вспомнил, и различные значения для вызова дискомфорта. Даже ролики, которые смотрел на ютубе.
   Вот только с применением вышел полный облом. Как я ни старался вложить в заклинание звук определенной частоты, выходил лишь пшик. Похоже, и правда можно использовать только те образы, которые маг слышал, либо может вообразить. Мое же воображение пасовало перед задачей вызвать не воспринимаемые человеческим слухом звуки. Вот как вложить в заклятье звук, который сам не слышишь?
   Как я ни ломал голову над данным вопросом, ничего путного не выходило.
   Помучавшись неделю, плюнул на это занятие и сосредоточился на другой цели. Может позже, когда узнаю больше о принципах разработки и составления новых заклинаний, вернусь к этому вопросу. Сейчас же это, похоже, пустая трата времени.
   Раз нельзя деморализовать, надо напугать! Чем не альтернатива? С такой идеей приступил к обдумыванию, какой звук пострашнее выбрать.
   Что может напугать взрослого человека, заставив паниковать и бежать подальше от предполагаемого источника угрозы? Иногда это может быть и безобидный скрип или шум от падения предмета (особенно если звуки будут раздаваться ночью, в комнате, где кроме вас никого нет, а вы до этого насмотрелись или начитались ужастиков).
   Но чем взять аборигенов? Их заунывным воем или грозным рыком крупного зверя сильно не напугать, привычные. Может, и испугаются, несильно. Однако мне необходим иной эффект. Такой, чтоб бежали от источника страшного звука без оглядки.
   С этим пока возникали небольшие проблемы. Я, конечно же, выяснил, чего боятся местные, только помогло это слабо. Вот откуда мне знать, как ревет коэн (наводящий жуткий ужас даже на легионеров), если я этого коэна и в глаза не видел никогда? Даже как выглядит, не представляю.
   А искать зверя, дабы послушать его рев, дураков нету. Обойдусь без таких самоубийственных решений. Надо подойти к решению этого вопроса серьезно, экспериментировать над охраной никто не позволит, а вычислят в случае чего быстро. Так что есть всего одна, ну максимум две попытки.
   На обдумывание потратил несколько дней, перебирая и отбрасывая различные варианты, даже сбором трав занимался лишь для виду, удаляясь от каравана, дабы побыть вдали от шума.
   Наконец, на третьи сутки появилась одна идея, как достичь желаемого эффекта.
   Чего больше боится человек: уже известного источника опасности или неведомого?
   Психологи утверждают, что страх перед неизведанным намного сильнее. Когда информации недостаточно чтобы принять обдуманное решение, именно страх диктует стратегию поведения, заставляя отступить, обойти неизвестную угрозу или просто убежать, чтобы сохранить себе жизнь.
   Вот на этом я и собирался сыграть, создав 'неведому зверушку', встречаться с которой никому не захочется.
   За основу взял звук пневмосигнала от фуры. Слышал как-то у проезжающего грузовика сигнал очень схожий с паровозным: низкий такой, громкий. Так басил, что аж земля под ногами дрожала.
   Как следует припомнив все подробности гудка приближающегося грузовика, добавил громкости и мысленно 'обкатал' получившийся звук. Выходило громко, мощно и страшно. Если за спиной такое зазвучит, точно деру дашь от греха подальше. Думаю, и на аборигенов подействует соответственно.
   Осталось дело за малым: испытать получившееся на 'натуре'. Только следовало выбрать подходящий момент, ибо мне не улыбалось в случае успеха разбираться с толпой разъяренных вояк. Прибить не прибьют, но побьют за такое знатно. Поэтому надо тщательно подготовиться, чтобы даже тень подозрения не пала на меня или Свена.
   Обдумав все 'за' и 'против', решил проводить испытание на следующий день, ближе к вечеру. К этому моменту мы как раз будем проезжать мимо густых лесных зарослей, где вполне может обитать какая-нибудь неведомая тварь, на которую и спишут сработавшее заклинание. А я погляжу на его эффективность. Создавать буду на средней дистанции, это метров пятнадцать-двадцать от меня. Меньше опасно, а на большой дистанции нет смысла, эффект не тот будет.
   Вообще, 'Шум' заклинание очень интересное. В отличие от того же светляка и плаща теней имеет поразительную гибкость в применении без особых усилий со стороны мага. Помимо различных звуков, можно задавать расстояние и высоту, на которой необходимо произвести заданное звучание. А помимо этого еще и выбрать направление звука. И все это проделывается с помощью одного лишь воображения! И создавать легко.
   Конечно, чем продолжительнее звук и чем дальше от мага, тем сильнее затраты энергии на его создание. Мой предел где-то тридцать метров, потом не хватает запасов энергии. Свен может запросто, не напрягаясь, создавать звук на вдвое большем расстоянии, но тратит гораздо больше сил. Проверяли как-то, ради интереса.
   Но что-то я отвлекся. Пока есть время, необходимо потренироваться в создании заклинания без сопутствующих жестов и слов, иначе сразу спалюсь.
   Сделать это было трудно, но возможно. Жесты и слова-активаторы - всего лишь костыли для начинающих магов, позволяющих быстрее освоить премудрости магии. Уже подмастерья вполне себе обходились без них. Могли так делать и новички вроде меня, только вот времени на создание уходило гораздо больше, и повышались затраты энергии.
   Если обычно на создание 'Шума' я тратил секунд пять, то сейчас провозился все двадцать, создав безобидный шелест травы. Со временем и практикой это время сократится, а пока приходится смириться и усиленно тренироваться, дабы быстрее освоить прием.
   Тренировался я в этот день до позднего вечера, вызвав у Свена удивление своим поведением. На вопрос, не заболел ли я случаем, сказал ему, что решил таким образом отвлечься от поднадоевшего сбора травок, после чего лег спать. Необходимо было восстановить силы перед завтрашним испытанием...
   Итак, 'час икс' настал. Караван уже прилично углубился в лесную чащу, рассекаемую дорогой, а заросли по обе стороны достаточно густы, разглядеть что-то дальше пары метров невозможно. Пора приступать.
   Я ухватился за борт телеги и приступил к созданию заклятья, прикрыв глаза для лучшей концентрации. Готово!
   Оглядевшись, заинтересовавшихся моим поведением не заметил, и, мысленно перекрестившись, активировал заклинание.
   С правой стороны, за густым кустарником, вдруг послышалось басовитое гудение, усиливающееся с каждой секундой, пока не переросло в настоящий рев, пробирающий до костей.
   Сперва обеспокоенно закрутили головами охранники, реагируя на шум, но когда тот начал набирать силу, схватились за оружие. Заволновались лошади, услышав странный звук, причем, чем больше он нарастал, тем сильнее те нервничали, прядая ушами и испуганно кося глазом.
   - Что это за жуть такая, - побледнел Дин, еле удерживая трясущимися руками поводья. Ответа он не дождался.
   Басовитое гудение достигло наивысшей точки, начав приближаться.
   - Все живо вперед! - донеслась команда из головы каравана. - Ходу, ходу, ходу!
   Никого упрашивать дважды не пришлось. Телеги рванули с такой скоростью, словно были совершенно пусты.
   Лошади дико ржали, обезумев. Возницы, матерясь, в панике нахлестывали животных длинными хлыстами. Все пешие, включая некоторых охранников, кинулись вперед, стараясь не отставать от резво подпрыгивающих на ухабах повозок, несущихся, похоже, не разбирая дороги. Хорошо тракт широкий, и не возникло затора, иначе давки и травм было бы не избежать. Я тоже старался не отставать, старательно удерживая на лице гримасу ужаса.
   Ни о каком порядке речи уже не шло, повозки неслись как заблагорассудится, некоторые лошади понесли. Кто-то ругался. Начальник каравана пытался перекричать шум, но его слова тонули в этой какофонии.
   Легионеры держались лучше всех, сохраняя спокойствие и собравшись, если понадобится, встретить сталью неведомого врага, но и на их лицах иногда мелькал страх, заставляя крепче сжимать рукояти мечей и пятиться назад, прикрывая наше бегство.
   Остановились мы только вылетев из леска, оказавшегося не таким большим как думалось, и отмахав еще с километр. Только тогда начальству удалось навести относительный порядок, возницам успокоить лошадей и прийти в себя.
   Охранники не расслаблялись, заняв оборонительные позиции и держа оружие наизготовку, в ожидании возможной атаки. Но из леса так никто и не показался, так что вскоре все немного успокоились и караван продолжил свой путь. Лишь охрана и легионеры оставались настороже и постоянно оглядывались по сторонам.
   Вот так проверка вышла, чтоб ее! Результат конечно выше всяких похвал, но вот последствия своего поступка я как следует, не продумал. Повезло, что никто серьезно не пострадал и повозки с грузом остались целы. Иначе, начни начальство разбираться и узнай о моей причастности к происшествию, одним мордобитием явно бы не отделался. Могли и прибить. Теперь следует держать ухо востро и внимательно смотреть и слушать, что люди говорят.
   Когда я догнал товарищей, Ина стояла вплотную к Свену, обхватив того руками и плотно прижимаясь, мелко дрожа, а тот с грозным видом оглядывал окрестности, одной рукой приобняв девушку за талию. Вот же, казанова местный, зря времени не теряет.
   Приблизившись и немного отдышавшись (забег дался нелегко), задал вопрос другу:
   - Как думаешь, что это было?
   - Явно крупная зверюга к нам ломилась, - ответил тот, крепче прижав к себе девушку, - только что это за чудище такое, даже представить себе не могу.
   - Ладно, пойду прогуляюсь, послушаю что люди говорят, - я подмигнул Свену и двинул вперед, прислушиваясь к разговорам.
   Послушать было что. По каравану о произошедшем событии гуляли самые противоречивые версии.
   Что думают легионеры, узнать не удалось, а вот простые охранники вовсю обсуждали произошедшее, строя самые противоречивые версии, от появления неведомого зверя, до хитрого нападения разбойников.
   Возницы же были при своем мнении. К их компании я прибился, когда солнце совсем зашло, погрузив все окружающее в темноту, разрываемую лишь редкими огоньками костров и факелов в руках часовых, выставленных в три раза больше, чем за все время пути.
   - Это коэн был, точно тебе говорю! - горячился Дин, споря с другими возницами, собравшимися перед небольшим костром. - Кто еще может так страшно реветь?
   Его поддержала согласным угуканьем больше половины народа.
   - Да что вы понимаете, балбесы! - поднялся на ноги пожилой дородный дед, что управлял телегой в голове каравана. - Какой, к богам, коэн? Молоды вы больно, жизни не видели. А мне довелось повидать этого страхолюдного зверя. Так я вам так скажу: зверюга, что из леска ломилась, явно покрупнее коэна будет! Да чтоб так реветь, это ж сколько мощи надо? Говорю вам, фалор нам повстречался, никто иной!
   - Да неужель сам фалор... - сдавленно просипел чей-то голос.
   - Точно он! - убежденно произнес дедок. - Больше некому.
   - Спаси, Суора-заступница... - выдохнул, побледнев, молодой паренек, сидевший ближе всех к костерку.
   Над полянкой повисла тишина, прерываемая лишь потрескиванием веток в костре.
   - Надо как можно быстрее дергать от проклятого места, - подвел черту старый возница, - не приведи боги тварь вылезет из своего логова. Живыми не уйдем.
   На этой 'оптимистичной' ноте весь разговор и увял, народ начал потихоньку рассасываться, укладываться на ночлег. Правда, так просто заснуть напуганным людям не удалось. Слишком свежи были в памяти тревожные события. В лагере, погруженном во тьму, царило напряженное ожидание неприятностей, ощутимо витавшее в воздухе. Многие так и не сомкнули за ночь глаз. Не спали и охранники, настороженно вглядываясь в ночную темноту, в ожидании возможного нападения.
   В путь отправились, когда небо только-только начало сереть, причем двигались намного быстрее обычного, стараясь удалиться от опасного места. Охрана была в полной боевой, зыркая по сторонам и не опуская оружие. Ни о каких отлучках сегодня и речи быть не могло, поэтому я уселся поудобнее рядом с Дином и принялся выпытывать у того, что за зверь такой, фалор.
   - Ты вообще откуда такой дикий будешь, из какой глуши вылез, что таких вещей не знаешь? - удивлено глянул на меня возница.
   - Издалека, - отмахнулся я от вопроса, - ты не отвлекайся, рассказывай давай.
   - Ладно-ладно, щас расскажу. В общем, так: поговаривают, лет с тыщу назад жил в этих краях зверь огромный, размером с дом, страшный до ужаса, с огромными красными буркалами, что светились в темноте, здоровенной пастью, полной острых зубищ и длинным хвостом, коим мог стены каменные играючи крушить. Передвигалась тварюка на четырех лапах, да так резво, что не каждый скакун мог догнать, некоторые утверждают, даже летать могла, но то совсем уж выдумки. И не брали гадину ни сталь, ни самая изощренная магия. Разоряла она все окрестные земли на много лан вокруг, и не было нигде спасения от этой напасти. Только быстрое бегство могло помочь остаться в живых. Зверюга еще задолго до нападения начинала страшно реветь, и рев этот разносился на огромные расстояния, позволяя людям вовремя убраться подальше. Вот такой он, этот фалор. - Подвел итог Дин.
   - И как же его победили, если он такой весь неуязвимый был?
   - А никак, - огорошил ответом возница.
   - Как это, никак? Что, так и жили, бегая постоянно туда-сюда?
   - Неа, спустя лет двадцать сам ушел.
   - Куда ушел?
   - А кто ж эту тварь знает? - равнодушно пожал плечами Дин. - Может, надоело ей тут, или издохла с голодухи. Я вообще в эти небылицы не особо то и верю. Вот старики те да, те верят. Вот и вчера фалора припоминали. Только бред это все.
   - Как скажешь, - не стал я ему возражать, - спасибо за подробный рассказ.
   - Да мне не в тягость. Все равно в пути заняться особо нечем, хоть язык разомну. Вот помню в позапрошлом году...
   Понеслось очередное извержение словоблудия от разговорчивого мужика. Пришлось делать вид, что внимательно слушаю, иногда поддакивая, а параллельно обдумывая новую информацию.
   Что ж, мой эксперимент увенчался полным успехом, заклинание действует как надо и теперь в моем куцем арсенале появилось еще одно, способное ошеломить, испугать и обратить в бегство противника. Правда в чистом поле или замкнутом пространстве эффект будет не тот, но вывести из равновесия все равно получится. А там, ноги в руки и деру! Особенно если противников несколько. Пока только так.
   Огорчало только, что моментально создавать заклинания пока не умею. Из фолианта по магии иллюзий я выяснил: маги, достигшие ранга 'мастер' способны создавать заклинания практически мгновенно, даже довольно сложные, и без всяких жестов и слов-активаторов. Причем количество создаваемых заклятий было ограниченно лишь запасами магической энергии мага. В общем, среднестатистический мастер мог за минуту создать десятка полтора, а то и два высокоуровневых заклинания.
   Мне же до такого было еще очень далеко, да и запасы энергии все еще оставляли желать лучшего.
   Тренировки по увеличению резерва я продолжал, однако прогресс сильно замедлился, увеличение если и шло, то слишком незначительно. Зато серьезно подросла скорость восстановления энергии. Теперь, даже без применения медитации процесс занимал часов пять. А с ней вообще от силы пару часов. Это конечно не могло не радовать, только вот кто ж мне в случае нападения даст это время? Правильно, никто. Поэтому тренировки я не прекращал, надеясь еще хоть немного увеличить собственные силы. Но я снова отвлекся.
   Как же справиться с проблемой слишком низкой скорости создания заклинаний? Ведь пока я буду магичить, никто стоять и ждать пока закончу, не будет. А за тот десяток секунд, что требуется для создания модифицированной версии того же светлячка, можно успеть многое сделать, особенно тренированному человеку или магу. Надо думать, как минимизировать время, а в идеале вообще моментально создавать заклинания.
   И тут у меня была одна идейка.
   Помнится, по юности зачитывался я всяческой фэнтези, особенно зарубежных авторов. И в одной из прочитанных книг персонаж мог создавать одновременно до десятка заклинаний, правда, предварительно подготовившись. Способ был довольно прост, и именно его я решил взять на вооружение.
   Смысл заключался в заблаговременном создании заклинаний, которые затем 'подвешивались' на определенные жесты или слова, или что-то в этом роде. В таком ключе я и решил экспериментировать. Чем черт не шутит, вдруг да получится?
   Подбодрив себя таким образом, приступил к работе. Использовать для начала решил все тот же Шум, поскольку светлячок, в случае неудачи будет слишком привлекать внимание и вызовет ненужные вопросы, которых хотелось бы избежать. А вот негромкие звуки будут менее заметны и вопросов вызывать не должны.
   В качестве основы для заклинания взял негромкий щелчок. Ну а что? Ходит себе человек и пальцами щелкает, ничего особенного. Мало кто внимание обратит, если не слишком часто будет звучать и подальше от основной массы народа.
   Определившись со звуком, принялся за создание заклинания. Справился довольно быстро, благо не так давно с ним пришлось возиться длительное время. Оставалось лишь произнести слово-активатор и заклятье моментально сработает. Но вот этого я как раз делать и не стал, удерживая узор заклинания и наблюдая за тем, что с ним происходит.
   Спустя минуту после создания, узор оставался стабилен, произнеси ключ и заклятье сработает! Я мысленно поздравил себя с успешным осуществлением задумки, и продолжил наблюдение.
   Минут через пять-шесть стало трудно удерживать нужную концентрацию, узор начал 'плыть' и пришлось его развеять. Но это меня ничуть не огорчило. Главное, я убедился в возможности удерживать готовое заклинание, а время его существования увеличим за счет интенсивных тренировок. Вон, магическое восприятие уже не напрягаясь способен пару часов держать, а в начале всего несколько секунд удавалось. Так что впереди теперь меня ожидают тренировки, тренировки и еще раз тренировки! Необходимо развивать такой полезный навык.
   Окрыленный успехом, решил тут же проверить, смогу ли создать и удержать уже два заклинания.
   С формированием первого проблем не возникло, а вот со вторым вышла осечка. Я решил создать заклятье аналогичное первому, но при формировании узора он начинал накладываться на первый, в результате чего вся конструкция начинала распадаться и приходилось ее развеивать. Причем повторив попытку несколько раз, используя в качестве основы разные звуки, ничего не добился. Заклинания накладывались друг на друга, ни в какую не желая существовать отдельно. Сплюнув с досады, решил передохнуть, а заодно и обдумать причину неудач.
   Почему не удается создать второе заклинание? В чем причина? Ничего подобного в прочитанных книгах не встречалось. Там указывалось, что мастера могли пачками одинаковых заклятий пулять. Мне же до мастера далеко и, похоже, просто не хватает навыков. Может попробовать создать вторым другое заклятье, тот же светляк, например?
   Сказано - сделано: первым формирую шум, а вторым, чуть помедлив, начинаю создавать светлячок, подспудно ожидая неудачи. Но вот узор завершен, а никаких сбоев не наблюдается.
   Осторожно закачиваю немного энергии, совсем чуть-чуть, мало ли как поведут себя заклятья, еще взрывов мне не хватало. Однако проходит секунда, другая, десятая, а сбоев нет.
   Получилось! От возбуждения начинают чуть подрагивать кончики пальцев.
   Концентрироваться, дабы удержать уже два узора намного сложней, но возможно! Держать их выходит всего пару минут, и ощущения после, будто вручную вагон кирпичей разгрузил. Но это ничто по сравнению с радостью от успеха. Не сразу конечно, но со временем, думаю, удастся увеличить и время, и количество удерживаемых заклинаний. Скоро мне будет, чем удивить потенциального противника. Губы сами собой складываются в довольную улыбку...
   С момента прошедшего испытания сбором ингредиентов я занимался лишь изредка, доверив это дело Ине, которая не сказать, что была в восторге от такого положения дел. Несколько дней она лишь молча зыркала в мою сторону недобрым взглядом, а затем последовала буря...
   Прямо с утра, заметив, что я все так же не собираюсь заниматься травами, девушка быстро приблизилась и закатила скандал.
   Мне было высказано, что я подлый обманщик, нагло эксплуатирую доверившуюся мне беззащитную девушку, в то время как сам ничего не делаю, пожиная плоды ее тяжких трудов. И все это с грозным взглядом на милом личике и ударами маленьких кулачков в живот, которые с каждым разом становились все чувствительнее. От продолжения скандала (и возможных увечий) меня спас Свен, вовремя вмешавшись в бурную речь девушки с просьбой уделить ему немного времени. Не знаю, о чем они там шептались, но после Ина резко сменила гнев на милость и великодушно простив наглеца (меня тобишь) согласилась продолжать собирать травы. А Свен вызвался в этом ей помогать, заявив, что, дескать, негоже девушке одной по окрестностям шастать.
   Мне оставалось лишь с серьезным видом соглашаться, дабы не вызвать новых разборок со вспыльчивой девушкой, не вовремя улыбнувшись.
   С этой парочкой было все предельно ясно: они просто искали повод побыть вместе подальше от любопытных глаз окружающих. Их отношения развивались бурно и стремительно, и взаимное влечение было заметно невооруженным глазом. Свен все больше времени проводил с девушкой, а по вечерам мыслями был далеко, отвечая на мои вопросы невпопад, а то и вовсе их не замечая.
   Вот и вопрос, почему я бросил заниматься сбором трав он задал, похоже, лишь для проформы, удовлетворившись моим невнятным ответом, будто решил просто отдохнуть от нудной работы. И тут же убежал к своей ненаглядной.
   Похоже, крышу парню сорвало капитально. И это было немного странно. До этого Свен не демонстрировал столь сильного интереса к противоположному полу. Кстати, до сего момента, я как-то и не думал над вопросом, почему вдруг так снизился интерес к девушкам. Сперва не до того было, потом учеба стала отнимать все свободное время, да и перебесился уже давно, чтобы кидаться на каждую встречную юбку. Однако поведение друзей также мало отличалось от моего, хотя должно было быть совершенно другим. Хоть и у них времени на отдых оставалось немного, девушки должны были занимать все мысли молодых парней, а этого не наблюдалось и в помине. Тут, похоже, не обошлось без постороннего вмешательства. Не зря видать нам ежедневно травяной отвар давали, ох не зря! Вероятно, его назначение было не только в улучшении работоспособности, но и в подавлении некоторых специфичных реакций организма.
   Видимо руководство академии было совершенно не заинтересованно в том, чтобы студенты отвлекались от обучения на всякие мелочи, типа любовных интрижек, и сопровождающих их приключений. А опасаться стоило, ведь поступала в основном молодежь не старше двадцати, гормоны в этом возрасте бушуют вовсю, требуя выхода и часто приводя к непредсказуемым последствиям.
   И зачем лишние проблемы академии, когда их можно легко избежать столь простым и эффективным способом? Правильно, незачем. Вот и поят студентов отварчиком, снижающим половое влечение. Дешево и сердито, и проблем никаких.
   Теперь же, его действие постепенно сходит на нет, этим похоже и объясняется поведение Свена. Да и я сам начинаю посматривать на девушку с определенным интересом. Все же поболе года прошло с момента последнего контакта с противоположным полом. Как бы и мне крышу не снесло. Начну еще кидаться на всех подряд, а оно мне надо?
   Так, надо срочно отвлечься от похабных мыслей, что начали лезть в голову. И способ мне известен - усиленно тренироваться! Тренировки на удержание заклинаний не оставят времени на посторонние мысли, а после не будет ни сил, ни желания думать ни о чем, кроме отдыха.
   К тому же надо разобраться с заклинаниями целителей, не зря же я немаленьких таких размеров талмуд заучивал? Был там небольшой раздел, посвященный усовершенствованию организма мага.
   Как только добрался до него, изучил с особым тщанием в надежде найти для себя интересные варианты, уже заранее предвкушая, как стану намного мощнее, быстрее или выносливее на худой конец. В общем, сгодится все, что сделает меня хоть чуточку сильнее.
   С какой жадностью я вчитывался в эти пожелтевшие от времени страницы! Как часто билось сердце, в предвкушении откровений неизвестных мастеров, пальцы подрагивали от возбуждения, а глаза лихорадочно впивались в каждую завитушку магических узоров.
   И каково же было разочарование, когда завершил чтение. Просто не передать словами. В процессе чтения, я как то и подзабыл, что целителями здесь являются в основном женщины, за редким исключением, а посему их интерес в модернизации собственного организма лежит в несколько иной плоскости. Ну не хотят женщины наращивать мускулатуру или укреплять кожный покров до каменной прочности. О таких возможностях в книге даже мельком не упоминалось.
   Зато приводилась почти дюжина заклятий, позволяющих из любой дурнушки за десяток-другой применений сделать писаную красавицу.
   Любая современная женщина удавилась бы от зависти, узнав о таких невероятных возможностях, как например, абсолютно безболезненно и без операции увеличить, или уменьшить свой рост, полностью изменить черты лица, скорректировать по своему вкусу фигуру и прочее в том же духе.
   Было там даже заклинание, позволяющее сильно замедлить, практически остановить старение, правда жутко сложное и потребляющее просто кошмарное количество энергии мага, решившегося на его применение.
   В общем, все для красоты и в угоду ей. Меня же собственная внешность вполне устраивала, а вот физические кондиции не очень. Уже практически отчаявшись найти хоть что-то полезное, на последних страницах все же обнаружил довольно сложное заклинание, которое мне немного подходило. Оно не было столь специфичным как все остальные и просто позволяло привести организм в тонус, скинуть "лишние" килограммы. Конечно не бог весть что, но на безрыбье, как говорится, и карась в уху сгодится.
   Осталось дело за малым: освоить создание заклинания и применить на себе. Благо энергии теперь должно хватить, а согласно описанию, используется оно раз в день, утром или вечером. При этом у применившего мага улучшается обмен веществ, снижается аппетит и вместо жировой ткани в нужных местах начинает формироваться мышечная, также попутно улучшается общее состояние организма. Вот такое интересное заклинание.
   Определившись с дальнейшими планами, я приступил к их реализации, благо свободного времени было предостаточно, а путешествовать предстояло еще очень долго.
  
  
  
Глава 4
   Легион базировался в четырех километрах от приличных размеров городка, названия которого я не запомнил, занимая площадь никак не меньше пары квадратных километров. Лагерь был огорожен высокими, под три метра, стенами, сложенными из массивных каменных блоков с острыми зубцами поверху. Через каждые полсотни метров располагались сторожевые площадки с часовыми, изнывающими под палящими лучами солнца в своих доспехах.
   Наш обоз сразу после въезда в ворота повернул направо, двигаясь к складским помещениям. Располагались склады довольно далеко от входа, поэтому удалось рассмотреть территорию довольно подробно.
   За массивными воротами, под стать стенам, располагалось множество разнообразных строений, в размещении которых прослеживалась строгая функциональность, а в дизайне простота форм. Большинство зданий были сложены из серого камня, имели квадратную или прямоугольную форму и не превышали в высоту двух этажей. Исключения составляли только штаб и длинное четырехэтажное строение с розоватой окраской, располагавшееся у западной стены. Как со смешком пояснил Дин, это был местный дом терпимости.
   Словоохотливый возница поведал также, что есть тут и несколько харчевен, где торгуют сносной едой и разбавленной выпивкой, и можно скоротать вечерок за кувшином пива или винца. Имеются заведения и посерьезнее, но вход туда имеет только офицерский состав и боевые маги.
   - А вот с развлечениями тут не очень, - вздохнул Дин, - только и остается, что в харчевне кислым пивом наливаться, или если деньжата водятся, к девкам шастать. Ну и на мордобой в той же харчевне посмотреть, или поучаствовать, если наказаний не боишься. С этим тут строго, да. За драку могут и плетьми отделать так, что мало не покажется.
   - А в город попасть можно?
   - Отчего же нет? Можно конечно, если увольнительная есть. Только без денег там ловить нечего, а цены торгаши немалые выставляют, - возница сплюнул, - знают курвы, что все равно купят их товар. Этих-то, куркурентов или как их там, у них нету. Вот и наглеет сволота.
   Мда, весело тут живется, аж слов нет. Особенно радуют местные виды. Мы как раз проезжали мимо очередной группы зданий, похоже казарм, все того же унылого серого цвета.
   Серые здания, серая пыль под ногами, даже солнце подернулось сероватой дымкой. Остальные тоже явно приуныли от лицезрения столь безрадостной картины. Оживляли эту серость только тренирующиеся группы легионеров, мимо которых мы периодически проезжали, да снующие туда-сюда посыльные.
   Наконец обоз добрался до конечной цели - длиннющих складских помещений, что занимали приличную территорию и были все того же серого цвета. Там уже поджидали несколько писарей и необъятных размеров кладовщик, поминутно утирающий потный лоб. Чуть в сторонке расположился подтянутый мужчина лет сорока, с волевым лицом и армейской выправкой. На скуластом лице выделялись пронзительно синие глаза, что изучающе скользили по нашим лицам. Одет мужчина был в черную облегающую форму без видимых знаков различия, сидевшую на нем словно влитая. Явно сшита на заказ, да и материал не из дешевых.
   Рядом стоял молодой юноша с кожаной папкой в руках, в похожей форме, отличавшейся только расцветкой и сидевшей немного мешковато на нескладной фигуре. Видимо адъютант, или как тут у них порученцев называют. Похоже, важная шишка решила почтить нас своим присутствием. Только с какой целью? Не слишком уж и важны несколько новоиспеченных магов, прибывших пополнить когорту таких же трудяг. Ладно, чего гадать, сейчас все станет известно и так.
   Дождавшись, когда наша разношерстная компания соберется вместе, мужик сделал знак помощнику. Порученец вышел чуть вперед, привлекая к себе внимание, достал из папки несколько листков и, прочистив горло, солидно произнес:
   - Командование Железного легиона приветствует пополнение в лице магов поддержки и желает новичкам славных свершений на поприще защиты интересов империи. Будьте добросовестны, трудолюбивы и исполнительны, и сможете занять достойное место в рядах легиона. - Сделав паузу, адъютант оглядел нас и, убедившись, что все внимательно слушают и не собираются встревать с неуместными вопросами, продолжил уже нормальным тоном. - Сейчас я буду называть ваше имя и магическую предрасположенность. Тот, кого я назову, делает шаг вперед и отвечает 'здесь господин ютанг'. Вопросов не задавать, все необходимое узнаете позже. Приступим...
   Далее последовала перекличка, которая довольно быстро закончилась. Все это время, большой начальник так и простоял на том же месте, словно до нас ему не было никакого дела. Лишь цепкий взгляд, которым он одаривал каждого сделавшего шаг вперед, выдавал его заинтересованность.
   Дождавшись окончания переклички и видимо удовлетворившись увиденным, он все также молча развернулся и удалился в сторону складов, где уже вовсю шла разгрузка с телег, под визгливые матюки кладовщика, требующего предоставлять груз согласно накладной.
   Затем нас кратенько проинструктировали относительно правил поведения в расположении легиона и повели знакомить с будущими коллегами и непосредственным начальством. Как выяснилось, подчиняться мы будем не только приказам начальника службы поддержки, но еще и непосредственно мастеру магу соответствующего направления, в группу которого тебя определили.
   Все эти подробности пояснялись уже на ходу, пока мы быстрым шагом двигались вглубь территории. Путь занял не более пятнадцати-двадцати минут, за время которого мы миновали пару-тройку плацев с отрабатывающими построение солдатами и кучу зданий неизвестного назначения, все того же серого цвета. Попадались по пути и несколько различных полос препятствий, где пыхтели, обливаясь потом в полном доспехе несколько сотен человек.
   Серьезно тут, похоже, к подготовке личного состава относятся, филонить не дают никому. За все время пути, праздно шатающиеся легионеры нам так и не повстречались.
   Наконец наше путешествие завершилось у группы зданий довольно скромных размеров по сравнению с уже виденными, выстроенными в несколько рядов, с узкими, абсолютно ровными улочками, и боковыми стенками расположенными почти впритирку друг к другу так, что протиснуться можно только боком. Как пояснил наш гид, в этих домиках, рассчитанных на пять-шесть человек нам и предстоит жить все время службы. Ну, хоть не в казарму поселили и то хлеб. Все же с пятью соседями как то проще ужиться, чем с сотней-другой.
   Показав кому и в какой домик следует идти, ютанг не прощаясь смылся.
   Немного потоптавшись на месте, ожидая увидеть тех самых коллег или начальство, но так никого и не дождавшись, группа потихоньку стала расползаться по указанным домикам.
   Не дожидаясь, пока Свен попрощается со своей ненаглядной, я двинулся в сторону дома, что станет моим пристанищем на ближайшие несколько лет.
   Открыв заскрипевшую несмазанными петлями тяжелую дубовую дверь, я вошел внутрь, попав в длинный, плохо освещенный коридор с тремя дверями по обе стороны, всю обстановку которого составляли несколько деревянных крючков для верхней одежды, сейчас пустых. Пройдясь по коридору и подергав за ручки, выяснил, что соседей у нас всего двое, поскольку только две двери были заперты. Остальные скрывали однотипные комнатушки с застеленной серым покрывалом кроватью, небольшим столиком у окна с задвинутой под него табуреткой и крохотным шкафчиком для одежды. Свободного пространства хватало аккурат на то, чтобы перемещаться между этими тремя объектами, не натыкаясь на мебель. Во всех комнатках царил дух запустения и накопился приличный запас пыли. Видно уборкой тут особо никто не заморачивается.
   Как оказалось, на противоположной от входа стороне есть еще одна дверь, которую я сперва не разглядел. Уж очень ее цвет совпадал с цветом стен. За ней находились местные 'удобства'.
   - Как тебе наши новые роскошные апартаменты? - окликнул заявившегося наконец Свена, разглядывающего убранство одной из комнат.
   - Могло быть и хуже, - равнодушно пожал плечами здоровяк, - тут хоть отдельная комната. Не придется больше по ночам слушать чей-то храп.
   - Можно подумать сам не храпишь. Однако где же обещанные коллеги с начальством?
   - Тебе так хочется побыстрее приступить к службе? - ухмыльнулся друг.
   - Просто хочу побыстрее разобраться с нашими новыми обязанностями и составить новый план тренировок.
   - Что-то ты в последнее время весь в тренировки ушел. Признавайся, чего ты там задумал, что даже по ночам почти не спишь?
   - Зато ты совсем тренировки забросил, все за своей ненаглядной ухлестываешь.
   - Ну, есть немного, - покраснел Свен.
   - Ага, совсем чуть-чуть. Только на ночь и расходились, голубки.
   - Тебе то что? Неужели завидуешь?
   - Очень надо. Милуйтесь на здоровье.
   - Интересно, сколько народу здесь обитает? - сменил тему друг. - Тут же сейчас нет никого?
   - Ни души. Надеюсь скоро кто-нибудь да подойдет, а то полдень на дворе а пообедать пока так и не получилось.
   Нашу содержательную беседу прервал скрип открывшейся двери.
   В коридор вошел высокий худощавый мужчина лет тридцати в сером мешковатом балахоне. На вытянутом костистом лице казалось навеки застыло надменное выражение: тонкие губы были сжаты в узкую линию под хищным крючковатым носом, а взгляд водянистых глаз из-под черных кустистых бровей выражал изрядное презрение. Длинные сальные волосы свисали до плеч, немного завиваясь на концах. Неприятный тип по первому впечатлению.
   Оглядев нас с головы до ног и сморщившись еще больше, он буквально выплюнул:
   - Я ученик мастера Хируна, следуйте за мной, - после чего, не оглядываясь и не дожидаясь нашей реакции, резко развернулся и буквально выбежал наружу.
   Глянув на Свена, на его вопросительный взгляд я философски пожал плечами и последовал за неприятным типом. Встреча не отличалась радушием, но могло быть и хуже.
   Идти пришлось не слишком далеко: мы прошагали всего несколько улиц и внезапно вышли к зеленеющей молодыми листочками невысокой живой изгороди, что являлась эдаким буфером между повседневной серостью лагерной жизни и буйством красок распустившихся цветов на клумбах, деревьях и газончиках вокруг небольших одноэтажных особнячков, расположившихся словно в райском уголке вокруг бесплодных земель.
   Навскидку таких домиков было сотни две, может чуть больше, располагались они довольно компактно, но не впритирку друг к другу. Большинство было выполнено в едином стиле, хотя встречались и несколько выбивающихся из общего ряда строений.
   Долговязый не замедляя шаг, уверенно свернул к пятому по счету домику с настежь распахнутыми окнами и увядшими цветами в клумбах, которые, похоже, давно не поливали.
   Деликатно постучав в дверь и выждав некоторое время, он шагнул внутрь, делая знак следовать за собой.
   Стоило переступить порог, как в нос ударила вонь застарелого перегара и сладковатый запашок протухшей пищи. Похоже, хозяин любитель выпить, и пьет с размахом, неделями, а то и дольше. Следуя за длинным, мы прошли богато обставленную прихожую, в центре которой стоял длинный стол на пару десятков персон, сейчас залитый вином из перевернутых кувшинов и кубков и уставленный разнообразной посудой с не до конца употребленным содержимым. Многие блюда были перевернуты, еда валялась прямо на столе. Причем все это безобразие стояло тут уже несколько дней, поскольку гнилостный запах шел именно оттуда.
   Хорошо здесь мы не задержались надолго, а сразу же поднялись на второй этаж по широкой винтовой лестнице покрытой толстым и пушистым ковром. Но ковре были ясно различимы пятна от вина, а может и не только от него. Глянул вопросительно на Свена, но тот только недоуменно пожал плечами и закатил глаза. Да, не везет нам на начальников, что в академии, что здесь. Нынешний вообще пьяницей оказался, а характер у таких мерзопакостный, особенно с похмелья.
   Тем временем мы оказались около настежь распахнутой двери, ведущей в небольшой кабинет, заставленный стеллажами с книгами и рукописями. У окна, сейчас открытого, стоял изящный письменный стол темного дерева. Сейчас на столе не было ни единого листочка, зато стояла початая бутылка вина и большая кружка. Рядом со столом и под ним валялось несколько пустых бутылок, а в кресле развалился толстый потный мужик лет под шестьдесят на вид, с отекшим от пьянки лицом, мелкими глазками, сейчас почти незаметными под набрякшими веками. На заплывшем от пьянок и жира лице выделялся мясистый нос, похожий на свиной пятак и полные сочные губы ярко-красного цвета, будто накрашенные. Сразу видно, пожрать и выпить этот тип любит.
   Сейчас на хозяине кабинета красовался темно-зеленый халат с монограммой на груди, изрядно засаленный и заляпанный вином.
   Впечатление тип производил отталкивающее. Эх, чувствую, нахлебаемся мы с ним проблем, как пить дать нахлебаемся.
   - Новички доставлены, мастер, - склонился в глубоком поклоне наш провожатый.
   - Ааа, свежее пополнение! И пары лет не прошло. Теперь уж мы развлечемся, да, - искривил губы в подобие улыбки жирный боров.
   Поерзав в кресле и устроившись поудобнее, он хрипло произнес:
   - Вы, бездари, удостоены великой чести служить мне, вигтису Хируну, непревзойденному мастеру иллюзий! - маг приподнял все свои пять подбородков и приосанился, после чего глянул свысока на нас мутным взором. - Что-то не видно радости на ваших постных рожах. Чего молчим, языки в задницы позасовывали? И откуда только таких придурков берут? Вас что, уродов, не учили, как следует вести себя при встрече с благородными?
   Бросив быстрый взгляд на друга и получив еле заметный кивок, я низко поклонился. Свен проделал то же самое, так что вышло практически синхронно.
   Не зря я много времени еще в академии уделил расспросам товарищей о местных нравах и правилах поведения. Они оказались довольно запутаны и сложны, нюансов там было немало. Больше всего заморочек существовало с благородными. Но запомнил почти все, хотя это было довольно сложно.
   В общем, если совсем коротко, то главное при общении с местными аристократами - ни при каких условиях не перебивать их, не смотреть прямо в глаза (это считалось чуть ли не оскорблением), почаще кланяться и не отвечать, пока не позволят. Причем чем знатней род и чем выше положение в местной иерархии, тем больше знаков уважения необходимо выказывать простому люду.
   Наименее родовитым и знатным как раз является Вигтис - мелкий дворянин с передаваемым по наследству титулом. Особых земельных наделов вигтис не имеет. Так, пару деревенек, не больше. А то и вовсе безземельные. Эти живут за счет службы в легионе, в надежде за ратные подвиги получить клочок земли в собственность, или продвинуться по карьерной лестнице.
   Самыми титулованными являются несколько семей, приближенных к императору, их величают Нистеа и почести отдаются почти такие же, как и императору, вплоть до падения ниц при приближении этих особ менее чем на пару метров.
   Между этими двумя титулами существует еще около десятка других, находящихся в сложных взаимоотношениях между собой, в которых и сами титулованные особы не всегда могут разобраться.
   Я же в такие подробности не вдавался, посчитав, что покамест эти знания мне не пригодятся, тем более вращаться длительное время буду совсем не в высших слоях общества, а скорее даже и наоборот.
   - Совсем другое дело, - подобрел Хирун с минуту поразглядывав наши макушки, - не полные тупицы, уже неплохо. Поведайте-ка мне, чему вас смогли научить эти бездари в академии. Давай-ка ты, белобрысый, ответь дяде Хируну.
   Выпрямившись и бросив настороженный взгляд в сторону мага, Свен еще раз коротко поклонился:
   - В академии нас научили видеть магические потоки, накапливать и передавать энергию в накопители, а также нескольким заклинаниям магии иллюзий.
   - Вот как? - оживился вигтис. - И что нынче вдалбливают в головы простолюдинам наставники? Какие заклятья?
   Свен ответил.
   - Так, ты помолчи пока, и пусть твой дружок продемонстрирует нам свои умения, - барственно взмахнул рукой старый хрыч.
   Пришлось демонстрировать. В итоге мой резерв был исчерпан почти полностью, поскольку этому ублюдку постоянно что-то не нравилось и он заставлял создавать заклинания заново, сыпля ругательствами по поводу тупых ученичков, которые даже как следует магией не владеют.
   Приходилось терпеть и молча сносить все оскорбления, дабы не нарваться на неприятности. А что этот хрен обязательно их устроит, стоит только дать повод, сомнений не оставалось. Слишком любит себя, высокомерен и ненавидит чернь, с которой приходится работать. Ишь как кривится, глядя на нас. А стоило заикнуться о почти пустом резерве, так вообще чуть на дерьмо не изошел.
   - Боги, с кем приходится работать! Ты посмотри на этих ущербных, Гнил! - повернулся вигтис в сторону нашего проводника. - Один недомаг с крохотным резервом, словно у ребенка, второй вообще по виду дубина дубиной, двух слов связать нормально не способен. Эй, ты, дубоголовый! У тебя тоже с резервом беда как у этого посмешища? Или может другие проблемы есть, а? Отвечай!
   Получив ответ, маг и не подумал успокаиваться, а распалялся все больше и больше:
   - Совсем зажрались дармоеды в этих академиях! Уже и обучают как попало, и набирают всякую шваль. И мне, мне! предлагают с такими недоучками работать! - Вигтис ненадолго замолк, отер покрасневшее от гнева лицо и чуть успокоившись, продолжил:
   - Гнил, забираешь этих себе в подчинение. Обучишь всему необходимому. Времени тебе - две недели. Если не справятся - пеняй на себя. Все, свободны.
   Поклонившись, мы живенько ретировались из кабинета следом за долговязым, что снова развил приличную скорость.
   Выбравшись за пределы особняка, он и не подумал останавливаться и еще ускорившись, двинул в сторону от жилых улочек по широкой аллее.
   Спустя пятнадцать минут быстрого шага, почти бега, мы вышли на свободное от построек пространство, занимающее не меньше десятка гектар, разбитое на различных размеров площадки, ограниченные невысокими каменными заборчиками в пол метра высотой и метра полтора шириной. Большинство данных полигонов были пусты, но в некоторых присутствовали люди, в основном поодиночке или парами, занятые созданием различных заклятий.
   Переключившись на магическое восприятие, я увидел, что ограждение носит не декоративный, а сугубо практичный характер: внутри камня находилось приличное количество энергии и сложные, переплетающиеся в причудливую конструкцию узоры активных заклинаний, создавая эдакие невидимые обычным глазом 'стены', препятствующие распространению магии за пределы полигона. Понять предназначение артефакта помог маг, метнувший в, казалось бы, пустое пространство перед собой цепочку огненных шаров, бесследно растворившихся у границы полигона. Никакими видимыми эффектами данный процесс не сопровождался, только узоры вспыхнули на мгновение и тут же потускнели.
   В одном, самом большом полигоне находилось шестеро человек. И они явно собирались сражаться. Причем пятеро против одного!
   Противников разделяло метров двадцать. Примерно столько же было до краев полигона, так что места для маневра имелось предостаточно. Мы застали видимо самое начало боя, поскольку противники только-только разошлись в стороны, готовясь к поединку.
   Пятерке магов противостоял высокий статный старик с вьющимися седыми волосами и изборожденными глубокими морщинами лицом в небесного цвета мантии, свидетельствующей о принадлежности к воздушной стихии. В правой руке пожилой маг сжимал деревянный посох, покрытый затейливой резьбой.
   Посох был совершенно обычным и не содержал в себе ни капли магии, по крайней мере, я ничего в восприятии не углядел. Старик стоял совершенно прямо, широко расставив ноги, чуть опираясь на отставленный в сторону посох.
   От выбранной позы, да и всей фигуры старого мага исходила непоколебимая уверенность в собственных силах и невозмутимое спокойствие, словно он сейчас находился на прогулке, а не принимал участие в битве.
   Противники старика, наоборот, вели себя нервно, опасливо косясь в его сторону.
   Особенно выделялся низенький пухленький маг лет сорока на вид, в оранжево-красной мантии, что метался между более юных коллег облаченных в одежду наподобие той, что была на нашем сопровождающем, оживленно при этом жестикулируя и что-то говоря. Слов слышно не было, защита глушила звуки.
   Наконец, толстячку удалось навести порядок в рядах соратников, после чего четверка молодых магов отступила метра на два и разошлась полукругом за его спиной.
   - Вам несказанно повезло, новички, - повернулся в нашу сторону Гнил, остановившись возле защитного барьера. - Вы сможете увидеть бой самого грандмастера Филиса против пятерки мастера Ниорра. Такое нечасто увидишь. Вам будет полезно посмотреть, меньше придется объяснять нюансы вашей работы.
   Мы и не возражали. Тем более, мне давно хотелось поглядеть на возможности здешних магов, только сделать этого до сих пор не удавалось. В академии к учебным полигонам допускались только старшекурсники, остальных разворачивали еще на подходе бдительные мастера.
   Вит в свое время пытался пробраться туда, перепробовав кучу вариантов, но желаемого так и не достиг. Только спустя продолжительное время он выяснил, что там стоит какая-то хитрая защита, сигнализирующая наставникам о нарушителях. Так что сегодня я в первый раз увижу настоящую магическую битву.
   Тем временем противники начали бой. Мастер Ниорр сделал рукой замысловатый жест и тут же словно окутался в мерцающий маленькими искорками кокон. Филис не произнес ни слова, не сделал ни одного движения, однако вокруг его фигуры также появилась защита, проявляющаяся в виде небольшой ряби воздуха на некотором отдалении от тела мага.
   В магическом восприятии картина выглядела куда более впечатляюще: вокруг каждого мага переливались потоки энергии, постоянно изменяющие свое направление и форму. Причем если у воздушника она двигалась медленно и иногда с завихрениями, словно легкий ветерок, то у противника походила на пламя, то разгорающееся, то затухающее на мгновение, чтобы вспыхнуть с новой силой.
   Первым атаковал мастер Ниорр. Начал он с банального огненного шара, только размером с хороший такой арбуз. Повинуясь жесту мага, он стремительно ринулся в сторону неподвижно стоящей цели. Скорость полета меня впечатлила: разделявшее магов расстояние, снаряд преодолел за доли секунды, врезавшись в защиту противника и взорвавшись с яркой вспышкой, призванной на некоторое время ослепить противника. Сам мастер в это время резво отскочил на несколько метров в сторону, сформировав еще один огнешар и метнув в цель.
   Выпустив четыре огнешара и постоянно смещаясь, Ниорр постепенно почти зашел в спину Филису и принялся за формирование чего-то убойного, судя по активной жестикуляции и шевелению губ. Вокруг порхающих, словно бабочки, рук мага стала скапливаться энергия, постепенно формируясь в замысловатую конструкцию.
   - Он формирует плеть Хиора, - с благоговением прошептал, увлекшийся зрелищем Гнил, - это одно из самых убойных заклинаний школы огня.
   Однако закончить волшбу ему не удалось. Филис нанес ответный удар. Причем попытки мастера дезориентировать противника ни к чему не привели: старый маг развернулся точно в сторону пухлого мага и едва шевельнул кистью левой руки. В сторону магичащего с ревом устремился поток воздуха, заставив сбиться с каста и отбросив на несколько метров.
   Защита мага выдержала: в местах соприкосновения стихии и щита на секунду вспыхивали крохотные язычки пламени, гася энергию удара.
   - Воздушный молот, но ориентированный по вертикали, - заметив неподдельный интерес, уже специально для нас пояснил Гнил, - любимое заклинание грандмастера. Он им горы может крушить при желании. А сейчас так, играется.
   В это время Ниорр, уже отошедший от атаки противника, резко развел руки в стороны и что-то выкрикнул. Вокруг так и не сдвинувшегося с места Филиса сформировался кокон из бушующего пламени, полностью скрыв фигуру старого мага. В магическом восприятии кокон казался монолитным, без единой щелочки в бушующем вале энергий. Температура кокона была немалой, поскольку уже через пару секунд песок, покрывавший площадку начал плавиться, растекаясь все расширяющейся лужицей.
   - Сердце пламени, - не преминул разъяснить Гнил, - внутри этого кокона температура в сотни раз больше чем снаружи, любая защита слетает вмиг, а маг моментально превращается в кучку пепла. Это уже мастера Ниорра конек.
   Я, не отвлекаясь, смотрел на поле битвы, перейдя на магическое восприятие, краем уха слушая пояснения Гнила.
   Несмотря на бушующее буквально в нескольких десятках сантиметров от тела магической энергии, грандмастер и не думал превращаться в пепел, делая пассы рукой с зажатым в ней посохом. Защита старого мага истончилась, не пока вполне успешно справлялась со своей функцией, даря драгоценное время для принятия контрмер.
   Вот маг резко вскинул левую руку вверх и окружающее его пламя стало быстро затухать, пока не пропало совсем, оставив после себя только потеки застывающего стекла.
   - А вот этого заклинания я никогда прежде не видел. Это что-то новенькое в арсенале грандмастера, - озадаченно произнес Гнил. - Хотя действует довольно эффективно.
   Тем временем мастер Ниорр, не дожидаясь результатов работы своего заклинания, быстро перебежал на то место, откуда и начал бой. Повинуясь жесту мастера, к нему придвинулась четверка магов, ранее просто исполнявших роль наблюдателей.
   - А теперь смотрите внимательно и запоминайте их действия. Вам в скором времени это пригодится. - Снова подал голос Гнил.
   Приблизившись почти вплотную к Ниорру, все четверо изобразили одинаковый жест, закрыли глаза и склонили головы. Что-то знакомое было в их позах, но вот что?
   - Тебе их действия ничего не напоминают? - обратился я к другу.
   - Похоже на то упражнение, что нам показывали перед тем как начали обучать передаче энергии в накопители. - задумчиво ответил Свен.
   Точно! Как я сразу не вспомнил. Было такое. Нам еще мастер что-то втирал про пользу данного действа перед каждым занятием.
   Вновь перейдя на восприятие, с удивлением обнаружил, что от каждого из четверки магов, в мастера Ниорра вливается плотный поток магической энергии. Мастер тоже на секунду прикрыл глаза, а затем повелительно взмахнул руками. Щит, окружавший до этого только низенького мага, скачком расширился, охватывая кольцом всю пятерку, причем концентрация энергии в нем выросла на порядок, если не больше. В обычном зрении перед магом плясали уже не искорки, а полноценные язычки пламени, то вспыхивая, то затухая.
   - Как ему это удалось? - повернулся я к Гнилу.
   - Заметил, что четверо учеников отдают энергию мастеру?
   - Трудно не заметить.
   - Неплохая наблюдательность, ты не так уж безнадежен. Когда несколько магов-новичков или учеников одновременно передают собственную магическую энергию своему мастеру, возможности того усиливаются многократно, позволяя оперировать энергией на более высоком уровне. - менторским тоном, в котором сквозило плохо скрытое превосходство соизволил ответить долговязый.
   - Ага, синергизм возникает, понятно.
   - Что возникает? - переспросил прислушивающийся к нашему разговору Свен, удивленный неизвестным термином.
   - Это когда совокупное действие нескольких магов в несколько раз превышает их возможности, чем если бы они действовали по отдельности, - разъяснил я другу.
   - Формулировка несколько странная, но принцип верный, - поддакнул Гнил. - Подробности отложим на потом. Сейчас начнется самое интересное. Наблюдайте внимательно.
   А на полигоне действо разворачивалось по полной???. Прикрытый модифицированным щитом пухлый маг творил какую-то сложную волшбу, замысловато сплетая и расплетая пальцы и что-то выкрикивая. Причем это что-то было явно не мгновенного действия, иначе столь мощная защита вряд ли понадобилась.
   Старый грандмастер тоже не бездействовал, чертя в воздухе посохом сложную фигуру. Справился он гораздо быстрее оппонента: наконец сделан последний взмах в сторону пятерки магов, и Филис устало опирается на посох.
   Несколько мгновений ничего не происходило, однако затем от замершего мага в сторону все еще магичащего мастера начал дуть легкий ветерок, с каждым мгновением увеличивая свою силу и скорость, поднимая в воздух все больше песчинок и мелких камешков, что все стремительнее атаковали огненный щит, заставляя тот вспыхивать желтыми язычками пламени.
   Вскоре на части полигона уже бушевала настоящая песчаная буря, начинаясь буквально в нескольких метрах от пятерки магов, причем скорость ветра все возрастала, атакуя прогибающийся от такого напора щит Ниорра.
   Видимость упала до нуля, но в магическом восприятии еще можно было разглядеть подробности. Щит мастера начал потихоньку истончаться, но пока все еще держался, а Ниорр не отвлекаясь, все также продолжал дирижировать невидимым оркестром, ни на секунду не прерываясь.
   А вот с его молодыми коллегами начались неприятности: один лежит на песке, раскидав руки и похоже без сознания, двое сидят, привалившись друг к другу, гоня энергию к мастеру. И только последний стоит на ногах, но и его уже ощутимо пошатывает. Хотя такими темпами скоро вся троица присоединится к уже 'отдыхающему' товарищу.
   Буря все набирает обороты, хотя грандмастер явно начал уставать: теперь он стоит чуть согнувшись и обеими руками опирается на посох, лицо осунулось, морщины пролегли резче. Щит противника, кажется уже на последнем издыхании, как мастер Ниорр завершает свои долгие приготовления последними пассами.
   Небо над полигоном окрасилось в красные тона, а над тем местом, где стоял грандмастер на высоте нескольких десятков метров и вовсе приобрело цвет раскаленной магмы.
   - Звездный дождь, - потрясенно прошептал Гнил, - он вызвал звездный дождь - заклинание уровня грандмастера от которого практически нет защиты!
   Буря на полигоне и не думала стихать, а Филис будто бы и не заметил нависшей над ним угрозой. Даже голову вверх не поднял, сосредоточено буравя взглядом противника.
   И тут с неба, приобретшего вишнево-красный цвет, начали срываться раскаленные до ослепительно-белого оттенка булыжники, размером со здоровенную тыкву. Движение их было настолько стремительно, что достигали поверхности полигона они буквально за пару секунд, взрываясь при касании словно артиллерийские снаряды крупного калибра, разбрызгивая в разные стороны оплавленный песок и раскаленный осколки.
   Та часть полигона, где находился грандмастер, погрузилась в филиал ада на земле: с неба, не переставая, горохом сыпались все новые метеоры, перепахивая песок полигона, земля под ногами содрогалась от попаданий и только отсутствие каких-либо звуков придавало этой картине налет нереальности.
   В такой мясорубке вряд ли кто-то мог выжить. Вот и грандмастера совсем не видать.
   Светопреставление длилось, наверное, секунд десять, после чего небо резко вернулось в нормально состояние, и лишь над полигоном курился дымок от раскаленной, покрытой глубокими воронками земли. Причем туда, где находится мастер Ниорр с поддержкой, не попало ни капли расплавленного песка или куска метеорита. Магия, однако!
   Неужели старому магу пришел конец? Но не успел я до конца додумать эту мысль, и некоторые с нею связанные, как внимание привлекло движение в дальнем углу, свободном от последствий метеоритной атаки.
   Живой и ничуть не пострадавший грандмастер деловито вычертил посохом малопонятную фигуру и в сторону пятерки магов резво рванул сгусток энергии, поразивший сперва мастера Ниорра, а затем перекинувшись на остальных. В обычном зрении заклинание очень напоминало электрические разряды, эффект был примерно таким же. Настоящая цепная молния, как ее любят изображать в играх. Всех попавших под воздействие сильно приложило разрядом, после чего песок украсился пятью телами в причудливых позах. Некоторых все еще потряхивало, по одежде пробегали электрические искры.
   А хитро их грандмастер обставил! Пока команда противостояла натиску бури и применяла контрмеры, он в самый последний момент переместился на наиболее выгодную позицию (телепортировался?) и ударил по цели, когда та меньше всего этого ожидала. Сразу видно, дед опытный, не в одной переделке побывал.
   Тем временем разряды, пробегавшие по фигурам магов из пятерки Ниорра полностью прекратились, а сам он уже пытался подняться с песка, активно помогая себе руками и что-то бормотал себе под нос. Матерился, наверное от столь обидного поражения. Грандмастер, все еще стоявший в углу, одним движением отключил собственную защиту и двинулся к пострадавшему коллеге.
   - Ладно, поглазели и хватит. Пора делом заняться, - подал голос Гнил...
  
  
  
Глава 5
   На первых порах служба в легионе была совсем несладкой. С утра и до обеда нас гонял Гнил, а после приходилось работать прислугой у Хируна, который очухивался после очередной пьянки как раз к обеду.
   И если помощник старого пьяницы демонстрировал нам лишь собственное презрение при ошибках и неудачах в освоении ремесла, то мастер Хирун оказался тем еще затейником, изобретая все новые способы унижения, призванные продемонстрировать всю ничтожность как нас самих, так и наших усилий. Но об этом чуть позже.
   Гнил взялся за обучение с невиданным рвением. Не дав толком досмотреть, чем закончится тренировочный бой между магами, он потащил нас в самый дальний угол полигона, где расположились непонятные сооружения из камня и дерева, при ближайшем рассмотрении оказавшимися очень похожими на куски крепостных стен разной высоты и размера.
   Подойдя к самому солидному из них, Гнил развернулся в нашу сторону:
   - Времени у нас мало, поэтому буду предельно краток. Вы знаете, в чем заключается основная работа магов поддержки? - Не дождавшись ответа, он окинул нас презрительным взглядом, после чего заговорил вновь. - Основная задача такого мага - поддержание в работоспособном состоянии магически усиленных и улучшенных объектов, используемых в легионе. Если по-простому, то вовремя подзаряжать накопители и подновлять структуру заклинаний, наложенных на объект. И если с первым вы должны легко справиться, то со вторым пунктом, чувствую, будут проблемы. Сомневаюсь, что вас этому обучили. Что ж, приступим...
   Начал Гнил с краткой лекции, из которой выяснилось следующее: большинство используемых в армии артефактов и защит имели длительный срок эксплуатации, позволяя использовать их многократно. Однако со временем их накопители разряжались, а комплекс чар, наложенных при создании постепенно "истончался", приводя к сбоям в работе. Создание новых артефактов, а тем более защиты тех же крепостных стен и ворот обходилось очень дорого и по времени зачарования, и финансово.
   Лишних трат никто не любит, не любили их и армейские казначеи, постоянно ища способы сэкономить на столь затратной статье расходов.
   И такой способ был найден. Причем совершенно случайно, лет тридцать назад одним из магов-артефакторов, прибывшим для установки защиты на одну из самых мощных на то время цитаделей. Объем работ был невероятно огромен, а артефактор довольно ленив и охоч до увеселений, и торчать в глуши, где из развлечений была только ежедневная трапеза с начальником гарнизона, ему совсем не улыбалось. Несмотря на леность, глупым он отнюдь не был, обладая живым умом и немалым талантом в артефакторике. Поэтому оценив объём предстоящих работ и впечатлившись, артефактор, имя которого позабылось за давностью лет, не стал бездумно уничтожать повреждённые чары, а принялся их тщательно изучать, фиксируя мельчайшие изменения узоров заклинаний и обдумывая увиденное.
   В результате двухнедельных обследований и сотни экспериментов, был сделан ошеломительный вывод: чары не обязательно накладывать каждый раз заново, для нормальной их работы достаточно лишь исправить 'затершиеся' участки.
   В результате довольный артефактор справился с работой в кратчайшие сроки, а найденным им методом в войсках начали пользоваться повсеместно.
   Вот как раз данному способу диагностики и исправлению нарушений структуры чар, нас и собирались обучить.
   - Перед собой вы видите часть оборонительного сооружения с внедренными чарами усиления. - Указал Гнил на ближайшую к нему стену. - Структура чар специально повреждена в нескольких местах. Поврежденные участки отличаются от целых энергонасыщенностью и выглядят немного 'разлохмаченными' по краям. Ваша задача - найти места повреждений и сообщить мне. Ты, - ткнул он пальцем в Свена, - работаешь от центра вправо, ну а твой напарник - соответственно оттуда же влево. Приступайте.
   Задание, казавшееся не особо сложным, на деле оказалось с подвохом. Перейдя на магическое восприятие, я был поражен сложностью переплетающихся между собой узоров, образующих объемную конструкцию, занимающую примерно треть стены. В этой паутине, линии заклинаний пересекались, переплетались между собой, а иногда и сливались, затрудняя поиск поврежденных участков.
   Бегло проглядев всю паутину заклятий, никаких отличающихся участков не нашел. Пришлось сосредоточиться сильнее и начать все заново, медленно и тщательно изучая цепочку небольшими участками, подолгу разглядывая каждый изгиб узоров.
   Это дало свои результаты. Линии проступили четче, мерцая таинственным светом, мешанина узоров приобрела ясно видимую структуру, на которой стали легко различимы четыре поврежденных участка. Причем в одном месте линии узора были полностью разорваны.
   Вернулся к обычному зрению, с удивлением отметив, что солнце стало значительно ниже, клонясь к закату. Это сколько ж я над стенкой колдовал?
   Резко навалилась усталость, а в глазах защипало, чего не случалось со времен занятий с мастером Илиусом.
   Справившись с неожиданной слабостью, я отметил, что Свен до сих пор изучает свою часть стены, а Гнил скучает в сторонке, разглядывая проплывающие в небе облака.
   - Почему остановился? - Оторвался от облаков Гнил. - Продолжай, пока не найдешь все поврежденные участки.
   - Так я вроде всё.
   - Все нашел? Так быстро!? - недоверчиво нахмурился тот. - Ну-ка, поведай мне свои наблюдения. И во всех подробностях.
   Рассказал, как и просили во всех подробностях, даже показал расположение повреждений на стене. Гнил, не перебивая, внимательно слушал, иногда удивленно похмыкивая и задумчиво потирая подбородок.
   К тому моменту как я закончил, Свен уже прекратил изучать свой кусок стенки и растирал руками затекшую от долгой неподвижности шею, при этом часто моргая покрасневшими от напряжения глазами.
   Гнил, тут же переключился на него, потребовав подробностей. После того как Свен умолк, он довольно долго молчал, разглядывая нас, словно в первый раз увидев. И в этом взгляде проскальзывало нечто, похожее на удивление и интерес. Презрения уж точно существенно поубавилось.
   - Что ж, вы сумели меня удивить, - нарушил он, наконец, затянувшееся молчание. - Нечасто новички способны с первого раза справиться с этим заданием даже частично, - обратил взор на Свена. - Ну а чтобы справиться полностью... - взгляд на меня. - О таком я вообще не слышал. Похоже вы не так уж и безнадежны. Но расслабляться на радостях я вам не советую. Определить поврежденный участок - самое легкое из всей работы. Вот восстановить его... тут потребуется все ваше упорство и умение. Продолжим занятие...
   Порадоваться собственным успехам не вышло. Свена наш учитель погнал обратно выискивать повреждения, а мне поставил задачу попытаться исправить выявленные повреждения. Причем на вопрос: как это сделать, с ехидной улыбочкой посоветовал довериться собственному чутью. Больше этот вредный тип не добавил ни слова, лишь ухмыляясь на каждый новый вопрос, что я задавал.
   Похоже, он решил просто занять меня хоть таким занятием, пока Свен не подтянется в обнаружении повреждений до нужного уровня. Не хочет видать, зараза такая, объяснять все по два раза.
   Пришлось сделать вид, что меня все устраивает. Я даже ради интереса попробовал немного поэкспериментировать, хотя на положительный результат и не надеялся. Слишком уж мало имелось исходной информации, чтобы найти решение. Поэтому сделав несколько бесплодных попыток и убедившись в собственных выводах, плюнул на это дело и занялся собственной тренировкой по удержанию заклятий, стараясь чтобы Гнил ничего не заметил...
   С момента первой удачной тренировки прошло немало времени. Сейчас я вполне спокойно мог удерживать в течение четырех часов один 'светляк' или 'шум', либо в течение сорока-пятидесяти минут три заклинания.
   С заклятьями, тянущими силу из мага постоянно, выходило не очень. Когда я впервые во время путешествия попытался 'подвесить' 'плащ теней', сперва все шло как обычно: без проблем удалось создать узор и влить потребное количество энергии для активации. А вот затем начались неожиданности.
   Даже в таком подвешенном состоянии, заклинание медленно, но верно тянуло из меня энергию. Не слишком быстро, но вполне ощутимо.
   Для проверки подвесил три заклятья и прислушался к собственным ощущениям: оказалось и эти заклинания потихоньку тянут из меня энергию, но вероятно за счет интенсивного тренинга, резерв успевал восстанавливаться, поэтому я и не заметил сразу энергопотерь.
   Почесав задумчиво в затылке и хорошенько поразмыслив, пошел ловить Свена, чтобы подтвердить или опровергнуть свои наблюдения.
   Оббегав все окрестные заросли, спустя час нашел сладкую парочку, целующуюся за густыми кустами местной сирени. Еле оторвав друга от столь сладостного занятия, объяснил, чего от него хочу.
   Недовольно бурча, тот все же согласился с приведенными мной доводами о полезности такого способа удивить возможного противника и принялся осваивать 'подвешивание' заклинаний. Спустя некоторое время это у него получилось, в чем я и не сомневался.
   - Ну как, ты чувствуешь расход энергии? - мне не терпелось узнать результат.
   - Ты знаешь, кажется, что-то такое ощущается, да... - наклонив голову к плечу и прислушиваясь к себе, ответил Свен. - Совсем слабо, но отток явно есть. Теперь ты от меня отстанешь?
   Пообещав больше не отвлекать друга от столь важного занятия, как лобызания за каждым удобным кустиком, отошел к телегам и принялся обдумывать результаты эксперимента.
   Теперь понятно, почему никто из местных магов не пользуется такой, казалось бы, удобной штукой. Никому не охота оказаться в бою с полупустым, а то и пустым резервом и всего парой-тройкой заклятий, пусть даже и мощных.
   Ведь резерв у местных намного больше моего и на его восстановление уходят иногда целые сутки, а когда понадобится набор 'подвешенных' заклятий неизвестно. Вот и выходит, что проще обучиться быстрому созданию заклинаний, чем впустую расходовать собственную силу на пяток быстрых атак или защит.
   Однако я мог обойти данную проблему за счет быстрого восполнения энергии.
   Пусть мой собственный запас энергии не так уж и велик, зато восстанавливается при полном истощении на данный момент всего лишь за четыре часа. И кто знает, может это время удастся сократить еще больше, ведь тренироваться, в надежде увеличить запас подвластной мне силы я не переставал, регулярно опустошая и восполняя при медитациях резерв...
   Провозились в тот день мы до наступления вечера, пока Гнил не счел успехи Свена достаточными и не скомандовал отбой, чему я несказанно обрадовался, поскольку последний раз ели мы еще утром и желудок все активнее выражал недовольство таким пренебрежительным к нему отношением.
   Свен тоже был не против, поскольку и его живот уже давненько протестующе громко бурчал, вызывая смешки у Гнила.
   Сам же наш мучитель не выказывал никаких признаков, что проголодался. Понятно теперь, почему он такой худой. Питается видать через раз, привык уже. А мы к такому непривычные, нам трехразовое питание подавай, да с добавками.
   Назад неслись, чуть ли не обгоняя начальство, в надежде поскорее набить животы. Гнил, поплутав по улицам, вывел нас к длинному вытянутому строению барачного типа, оказавшегося местным вариантом столовой.
   - Когда наедитесь, сразу же идите к отведенному вам домику. При выходе из трапезной, идти прямо, на третьем повороте направо и затем на втором налево. Мне еще вас по комнатам определить надо. - Поджав губы, от чего лицо стало еще более неприятным, Гнил резко развернулся и быстро убежал куда-то вверх по улице.
   - А он сам есть не собирается что ли? - почесал затылок Свен.
   - Похоже, питается он отдельно. Не зря же его мастер Хирун в учениках держит.
   - Думаешь, он из благородных? - развернулся друг в мою сторону.
   - Похоже на то. Или бастард какого-нибудь высокопоставленного начальника. Хотя я могу ошибаться и он просто напыщенный болван, ставящий себя выше всех окружающих.
   - Ладно, хватит догадки строить, пошли уже поедим, наконец. А то уже кишки узлом закручиваются, - похлопал Свен по утвердительно квакнувшему животу.
   - Я ж разве возражаю? Пойдем, конечно!- я приглашающе распахнул перед другом скрипнувшую дверь.
   Войдя внутрь, мы оказались в длинном просторном помещении, заставленном небольшими столиками, рассчитанными максимум на четверых, часть из которых была занята поглощающими пищу людьми в знакомых серых балахонах.
   Народу находилось довольно много: примерно две трети столиков были заняты. У дальней от входа стены наблюдалось что-то похожее на вытянутое раздаточное окно как в обычной столовой, из которого выглядывали несколько человек, одетых в белые халаты с белыми же чепчиками на головах.
   Похоже, здесь практиковалось самообслуживание, поскольку рядом с окном я разглядел стопку пустых подносов. Что ж, посмотрим, какими харчами тут магов потчуют.
   Пока я занимался разглядыванием скудного интерьера, Свен целенаправленно двинулся в сторону заветного окошка. Пришлось немного ускориться, чтобы догнать спутника, почуявшего аппетитные ароматы, витавшие в воздухе, и рванувшего на запах на всех парах.
   Наше появление если и вызвало любопытство у трапезничающих, то оно быстро сошло на нет. Мы удостоились лишь нескольких заинтересованных взглядов, пока пробирались через помещение, большинство же народу продолжали поглощать пищу или негромко переговариваться между собой, обсуждая дневные дела.
   Быстренько разобравшись с местными правилами, которые оказались вывешены тут же на стене, рядом с раздаточным окном, мы получили по полному подносу разной снеди и уселись за ближайший свободный столик, тут же начав споро очищать тарелки от содержимого.
   Кормили тут неплохо: было и первое, и второе, и даже третье, плюс компот. Нормальный такой вкусный горячий компот из свежих фруктов, с небольшой кислинкой. Давненько я такого не пил. А после травяного отвара в академии и той бурды, которой нас потчевали в поездке, он вообще показался верхом совершенства.
   Насытившись, я откинулся на спинку стула и принялся разглядывать ужинающих магов, изредка прикладываясь к стакану с компотом. По большей части это были взрослые мужчины, лет за сорок-сорок пять, хотя встречалась и молодежь лет до двадцати пяти-тридцати, но довольно редко. По крайней мере, мне удалось разглядеть таковых всего за парой столиков, хотя с учетом того, что заняты сейчас не все столики, таковых могло быть гораздо больше. Женщины если и присутствовали, то в череде ужинающих я их не заметил. Возможно, их тут очень мало, либо питаются отдельно, ведь тут должна быть куча целителей.
   Ну да ладно, не последний раз сюда пришли, при следующих посещениях точно станет ясно, каков здесь народ и сколько тут новичков вроде нас обретается.
   Заинтересовался я этим не просто так, а с определенной целью. С ровесниками всегда проще найти общий язык и выяснить местные порядки и неписаные правила, чем со 'стариками', которые могут и послать лесом назойливого новичка. В том, что нам все разжует тот же Гнил, у меня не было никакой уверенности. Скорее наоборот, он специально забудет упомянуть пару-тройку важных подробностей, дабы просто сделать гадость.
   Так что надо налаживать контакт с молодыми коллегами по цеху. Отсидеться в изоляции, общаясь лишь с парой друзей, как в академии, тут не выйдет. Тем более, что у меня были планы наладить продажу зелий собственного производства (не зря же всю дорогу горбатился, шарахаясь по буеракам в поисках ингредиентов), а сделать это не зная местных реалий, будет ох как сложно. Есть у меня такое предчувствие.
   Поэтому сидим и изучаем контингент, с которым предстоит работать, пока Свен расправляется с новой порцией бобовой похлебки и тушеных овощей, выбивший себе добавку.
   - Эх, хорошо! - сыто отдуваясь, отодвинулся, наконец, от стола этот проглот. - Теперь бы помыться и можно на боковую, а то устал так, словно весь день у горна в кузне провел.
   - Да уж, денек выдался насыщенный. А завтра еще и к Хируну плестись, слуг из себя изображать.
   - Умеешь же ты хорошее настроение испортить, - мигом помрачнел Свен. - Развлекать пьяницу - последнее, о чем я мечтал заниматься в легионе. А особенно пьяницу-мага, который может и заклинанием приголубить.
   - Что вообще о нем думаешь? Есть соображения?
   - Думаю, с ним мы еще сильно намучаемся, - после недолгого раздумья ответил друг.
   - Почему ты так решил?
   - Смотри сам: Хирун из благородных, а благородные привыкли окружать себя роскошью, изысканными кушаньями и толпами слуг, выполняющих всю грязную работу. И даже становясь магами, привычкам они не изменяют, уж поверь мне.
   - Логично, - признал я.
   - Так вот, что же мы увидели в доме мастера? А увидели мы там беспорядок и полное отсутствие уборки в течение длительного времени, что свидетельствует об отсутствии слуг. И это говорит либо о скверном характере Хируна, разогнавшего их по пьяни, либо о малом количестве денег, полностью спускаемых на выпивку и не позволяющем нанять прислугу. Ни тот, ни другой вариант ничего хорошего для нас не несет.
   - Мда, невеселую картину ты обрисовал. Даже не знаю, какой вариант хуже - буйный пьяница, или нищий пьяница-благородный. При обоих раскладах он, скорее всего, будет срывать свой гнев на нас.
   - Верно подмечено, - согласился с моими словами друг, - только толку с этих рассуждений чуть. Ничего с этим мы поделать не можем, так что придется терпеть. Когда станем полноценными магами поддержки, никто не позволит тратить драгоценное время на ублажение причуд благородного. Дешевле будет слуг нанять.
   - Надеюсь, ты прав. А теперь давай-ка двигать на выход, нам еще с Гнилом встреча предстоит. - Подвел я черту под разговором.
   - Пойдем. Спать хочется - сил нет, - Свен широко зевнул и начал выбираться из-за стола.
   Я последовал его примеру и уже через пару минут мы топали по улице в направлении, указанном Гнилом.
  
  
  
Глава 6
   - Пшел вон, недоносок! - в закрывающуюся дверь жахнуло чем-то тяжелым. Фух, еле успел смыться от Хируна, раздраженного моей нерасторопностью. Мастер с самого своего пробуждения имел прескверное настроение, которое еще усугубилось не вовремя закончившейся выпивкой, и теперь вымещал его на нас.
   - Что, сильно старик буянит? - поинтересовался Свен и увидев мой кивок, аккуратно приник ухом к двери, прислушиваясь к доносившимся из-за нее звукам.
   - Я в город за вином. Постараюсь обернуться как можно скорее.
   - Уж будь добр, а то я от последней взбучки еще не отошел, - напутствовал меня друг, не отрываясь от своего занятия.
   Когда маг был не в настроении, нервировать его еще больше было чревато. Хирун оказался скор на расправу, напиваясь, любил жестоко пошутить, используя на полную катушку свои магические способности и изощренную фантазию, в чем мы убедились в первый же день. И если магия иллюзий мало подходила для боевых действий, то уж для превращения жизни обычных людей в кошмар была просто идеальна.
   За те две недели, что мы выполняли функции слуг, мастер, вероятно, испытал на нас весь арсенал доступных заклинаний, заставляя нервно вздрагивать от каждого шороха в ожидании очередной гадости.
   Излюбленным приемом у Хируна было использовать заклинание, вызывающее у жертвы немотивированный страх. Причем уровень воздействия варьировался от еле ощутимого мандража, до слепого ужаса, заставляющего бежать от источника не обращая внимания на препятствия, лишь бы поскорее оказаться подальше. Помимо этого заклинания, маг создавал вокруг наказуемого объемную иллюзию, сбивающую с толка и пока жертва, вопя от страха, пыталась пробить лбом стену, довольно скалился, испытывая удовольствие от мучений несчастного.
   Я испытал на собственной шкуре все 'прелести' сего заклинания, поскольку регулярно оказывался в немилости. Зато Свен куда чаще становился объектом сомнительных шуток подвыпившего мага.
   Теперь мне стало понятно, почему у старого мага отсутствовали слуги. Они просто сбежали от дебильных шуточек пьяницы, а новые ни за какие деньги не соглашались идти в услужение, прознав причины бегства предыдущих. И я был в этом с ними солидарен, уже к концу первого дня с нетерпением ожидая, когда же окончится эта каторга.
   Шуточки были еще те. У друга до сих пор не исчезли на руке следы змеиного укуса. По приказу мага он схватил со стола обычный на первый взгляд ремень, оказавшийся на деле змеей, цапнувшей наглеца, позволившего столь бесцеремонное с ней обращение. Причем самой ядовитой в этих краях. Пока впавший в ступор Свен с ужасом наблюдал, как рука опухает и чернеет на глазах, маг, не обращая внимания на мои мольбы о помощи, заходился в смехе, аж побулькивая от удовольствия. Когда я, наплевав на все, собрался вцепиться ему в глотку и вытрясти душу или противоядие, в первый раз схлопотал заклинание страха, а Хирун еще сильнее развеселившись, развеял наложенные иллюзии. Оказалось змейка совсем не ядовита, а рука ничуть не воспалена.
   Но хуже всего было, когда ужратый в хлам придурок решил вспомнить славное боевое прошлое и воссоздал батальную сцену с нами в качестве главных действующих лиц. Причем настолько реалистично, что даже тени сомнений в ее реальности не возникало.
   Эту ночь я никогда не забуду, и она еще долго будет сниться мне в кошмарах...
   В тот вечер Хирун изволил напиваться в небольшом садике за домом, куда для этих целей мы вынесли небольшой столик и удобное креслице.
   - Эй вы, недоумки, идите сюда, - призывно махнул рукой мастер, употребив пару кувшинов и изрядно захмелев.
   От широкого взмаха вино вылилось из кубка на скатерть и штаны мага, он впрочем, не обратил на это никакого внимания.
   - Ну-ка, метнулись в дом, взяли там каждый по длинной палке и назад. Что встали? Бего-ом!
   Переглянувшись, побежали выполнять приказ, ибо неисполнение чревато. Благо бежать было недалеко: рядом в подсобке стояла пара-тройка дубинок для выколачивания пыли из ковров.
   - Как думаешь, что урод на этот раз затеял? - подхватывая две самых длинных палки, поинтересовался Свен.
   - Не знаю, но ничего хорошего это точно, - пожал я плечами. - Давай скорее, пока он не взбеленился.
   Когда мы вернулись назад, Хируна на стуле уже не было. Он нетвердо стоял на подкашивающихся ногах посреди сада и скороговоркой шептал заклинания, помогая себе руками. Штормило мага изрядно: пару раз он чуть было не упал, но вовремя ухватился за ствол небольшого деревца, громко матерясь на взбесившуюся землю. Наконец он закончил приготовления и замахал нам руками:
   - Ну-ка, станьте вот сюда... в центр. Ага, так... А теперь порадуйте-ка старика славной, мать ее, битвой при Хираде. - Кое-как добравшись до стола, он рухнул в кресло и взмахнул рукой. - Начали.
   Картина передо мной радикально изменилась. Вместо вечернего сада возникла огромная долина перед исполинских размеров замком, на башнях которого реяли черно-красные стяги. Ревели трубы, а воздух полыхал и стонал от взрывов, обрушивающихся на стены пока еще держащегося замка. Я находился в первой линии строя одоспешенных воинов с короткими мечами и округлыми щитами в руках. Оглядел себя и убедился, что одет точно также, а в правой руке вместо палки покоится обоюдоострый меч.
   Ничего себе иллюзия. Вот это старик дает! Все как настоящее!
   Пока я восхищался картинкой и крутил головой в попытках рассмотреть побольше деталей, вперед на черном жеребце выехал солидный такой дядька в сверкающей на солнце броне и принялся задвигать речь:
   - Доблестные воины! Мы долго шли к этому дню, и сегодня уничтожим наконец последний оплот предателей! Мы сильны, а враг слаб как никогда, и будет пытаться сбежать в любые щели, как крыса с тонущего корабля. Ваша задача - не допустить этого! Уничтожайте любого, кто попытается вырваться за пределы замка, без жалости и без пощады. За императора!
   - За императора! За императора! - подхватили зов сотни луженых глоток, вверх взметнулись мечи, салютуя командующему.
   Да уж, прямо и не верится, что все это не настоящее.
   Вновь затрубили трубы и, повинуясь этому сигналу, на замок обрушилась вся мощь имперских магов. Его стены содрогались от ударов многотонных глыб, казалось сам воздух горел и плавился внутри от усилий магов огня, молнии из огромной тучи чуть выше шпилей били не переставая, создавая непередаваемую какофонию звуков.
   И оборонявшиеся не выдержали: распахнулись ворота, и в нашу сторону хлынула толпа вооруженного народа в закопченных доспехах, с подпалинами на одежде. Кое-кто дымился, а некоторые уже и горели, и я порадовался что запаха иллюзия не передает, ведь и без того зрелище было ужасным.
   Тут я вспомнил, что не один оказался в иллюзорной битве и начал выкрикивать имя товарища, но в царящем гаме ответ если и был, то я его не услышал, а при попытке двинуться сквозь строй меня обматерили и посоветовали не дергаться раньше времени. Черт побери, я не смог пройти сквозь солдат, поскольку они были материальны! Силен Хирун, ничего не скажешь.
   О материальных иллюзиях я читал в академии. На их создание требовалась масса сил и недюжинное умение мага. В древности маги иллюзий так вообще умели создавать неотличимые от реальности объекты, вполне себе способные взаимодействовать на физическом уровне с окружением, однако эти знания ныне считались утраченными.
   Перейдя на магическое восприятие, я не обнаружил и намека на искусственность происходящего действа, все люди и объекты казались вполне реальными.
   Тем временем, пока я разглядывал творение старого мага, толпа оказалась уже в нескольких метрах от строя. Прозвучала команда и легионеры, взревев, бросились на противника, сметая врага на своем пути.
   Вышедших из замка было меньше, чем легионеров, но бились они настолько яростно, что начали теснить превосходящие силы, постепенно смещаясь в мою сторону. Я же просто стоял на месте, с интересом глазея на разворачивающееся в паре шагов сражение. Оно давно перешло в одиночные битвы, строй распался.
   Совсем рядом против троих легионеров бился огромный воин с двуручником. Его доспех был пробит в нескольких местах, некоторых частей не хватало, из рваной раны на голове сочилась кровь, но он казалось не знал усталости, раз за разом обрушивая мощные удары на противников, заставляя тех отступать под бешеным напором. Однако и прорвать оборону умело защищающихся воинов у него не выходило, заставляя впустую тратить силы. Понимая всю шаткость такого положения, воин яростно взревел и удвоил усилия.
   Это принесло свои плоды, и мощнейший удар отбросил меч одного легионера, чем тут же воспользовался гигант, вогнав двуручник прямо в грудь противника с такой силой, что окровавленное лезвие вышло из спины, пробив доспех.
   Все действо произошло буквально в нескольких десятках сантиметров от меня, так что я отчетливо разглядел все подробности сего действа. От кровавой картины меня замутило, к горлу подкатил комок, заставив на время отвернуться. Справившись с взбунтовавшимся желудком и убедив себя в иллюзорности происходящего, вновь взглянул на сражающихся.
   Пока я приходил в себя, воин смог одолеть обоих легионеров, однако слишком большой ценой. Левая его рука была отрублена чуть выше локтя, из культи не переставая, текла кровь, заливая бок и бедро гиганта. Доспех на груди был пробит в нескольких местах и при каждом хриплом вдохе на губах вздувались кровавые пузыри. Как еще до сих пор он держался на ногах, оставалось загадкой. Свой двуручник он оставил в одном из трупов и окровавленной рукой стискивал теперь меч, отобранный у противника.
   Неожиданно, его взор уперся прямо в меня, загоревшись безумием и жаждой крови! Захрипев, от чего кровь ручьем потекла на покореженный нагрудник, он двинулся в мою сторону. Я сделал несколько шагов в сторону, думая, что он пройдет мимо, но гигант также повернул и пер теперь прямо на меня. Зрелище было настолько сюрреалистичным, что я на миг забыл об иллюзорности действа, поверив в реальность происходящего. Когда гигант приблизился почти вплотную и занес меч для удара, я зажмурился и чисто рефлекторно ткнул рукой с зажатым в ней мечом приближающуюся фигуру в попытке оттолкнуть, каждое мгновение ожидая удара.
   Однако прошла секунда, другая, а ничего страшного не происходило. Открыв глаза, я узрел удивительную и страшную одновременно картину. Воин был чуть ближе, чем за миг до удара, однако уже не угрожал оружием - рука была опущена, а сам меч валялся на земле, выпав из ослабевших пальцев. Гигант буквально нанизался на меч, который я так и не выпустил из руки и с удивлением, словно не в силах поверить в случившееся, смотрел, как из-под куска стали торчащей в груди толчками вытекает кровь, пропитывая одежду и срываясь на землю тяжелыми каплями.
   Я был ошеломлен не меньше, ведь это простая иллюзия! Ведь иллюзия же!
   Дернув рукой, без усилий высвободил меч, от чего из раны потекло еще сильнее, а гигант упал на колени. Наши взгляды встретились. Не знаю, что он видел в моих, но в глазах воина мелькнуло удивление и боль, а через пару мгновений их сменил страх. Страх перед небытием, что подбиралось к нему с каждым ударом сердца, с каждым толчком крови, вытекающим из ран. Попытавшись что-то произнести, воин лишь глухо булькнул и завалился на бок. Из широко распахнутых глаз, быстро уходила жизнь, оставляя после себя лишь стеклянный неживой блеск.
   Потрясенный, я стоял над телом убитого мною гиганта, а в голове билась мысль: как же такое возможно? Это ведь неправда, ничего этого нет на самом деле, это всего лишь иллюзия.
   Но почему тогда так остры переживания о содеянном? Почему я чувствую вину, будто и вправду лишил кого-то жизни?
   Правда, далеко уйти в самоедство, мне не дали последовавшие за этим события. Откуда-то сбоку вдруг вылетел новый противник и тут же приголубил меня дубинкой по голове. И если до этого мига я еще сомневался в реальности разворачивающихся действий, то этот удар эти сомнения развеял, вызвав искры из глаз и болью отозвавшись в затылке. Удар был более чем реален!
   От мощного удара я буквально рухнул на землю, приложившись попутно плечом, но так и не выпустив меч из руки. А нападавший и не думал останавливаться, остервенело нанося беспорядочные удары по корпусу. Часть из них я смог отразить мечом, от части удалось просто увернуться, но парочка достигла цели. Левый бок и правое бедро теперь жгло, словно раскаленными прутьями, каждое движение отдавалось вспышками боли. Спасало меня только то, что нападавший не особо ловко обращался со своим оружием и по большей части бил наобум, иначе я бы уже давно был забит насмерть.
   Увернувшись от очередного неумелого удара, я сумел-таки зацепить ногу нападавшего чуть выше колена. От удара меч вывернуло из руки, а нападавший, заорав от боли, повалился на землю. Из-под пальцев, зажимавших глубокую рану, толчками выплескивалась темная кровь, но дубинку он не бросил.
   Плюнув на поиски отлетевшего в сторону меча, я бросился на воина и навалился сверху, не давая тому воспользоваться дубиной и нанося беспорядочные удары по лицу и по корпусу. Все нормы поведения и воспитания забылись, отошли на второй план, мной овладело лишь одно желание - выжить. Выжить любой ценой, даже если для этого придется зубами вцепиться в глотку противника, также отнюдь не горящего желанием умирать, и потому активно сопротивляющемуся.
   Мне удалось выбить оружие из руки воина, но сосредоточившись на этом, пропустил сильный удар в челюсть, на миг меня ошеломивший, чем тут же воспользовался оппонент. Он смог меня скинуть и теперь мы катались по земле, рыча, словно дикие звери, обмениваясь тычками и пытаясь прижать друг друга к земле.
   Мой неприятель был крупнее и сильнее, потому довольно быстро подмял мою тушку и принялся наносить мощные удары в голову, левой рукой стискивая горло.
   Воздуха не хватало, удары сыпались один за другим и силы стремительно покидали измученное тело. Противник, ободренный успехом, вцепился в шею обеими руками, с удвоенной яростью стараясь выдавить из меня жизнь. Попытки разжать хватку ни к чему не приводили, в глазах начало темнеть, а под черепом забилась мысль: неужели это конец?
   Умирать вот так, из-за прихоти пьяного мага, категорически не хотелось, но если ничего не предпринять в ближайшие несколько секунд, исход будет один - смерть. Как это глупо - умереть в иллюзии от рук иллюзорного противника, скользнуло по краю сознания.
   Разум, не желающий сдаваться, тут же уцепился за мысль, раскручивая цепочки ассоциаций в поисках решения. Иллюзии... А ведь мне есть еще, чем удивить противника. Не убить, нет. Но ошеломить и отвлечь на некоторое время вполне по силам, если в пылу схватки заклинание не развеялось.
   По установившейся привычке несколько часов назад я подготовил к быстрому использованию несколько заклинаний, среди которых был и модифицированный светляк. И сейчас все зависело от того, насколько я смог продвинуться в навыке удержания готовых заклятий.
   Прекратив сопротивляться, изо всех оставшихся сил сосредоточился на этой цели. Два из трех заклинаний уже потеряли стабильность и начали рассеиваться, но так нужный мне сейчас светляк еще сохранял стабильность! Следует незамедлительно воспользоваться им, поскольку с каждым ударом сердца в ушах шумело все сильнее, а перед глазами плясали круги.
   Подтянув рукой с пульсирующим заклинанием поближе к лицу противника, я крепко зажмурился, и насколько позволяла хватка, отвернул голову, а затем активировал светляк.
   Даже сквозь плотно закрытые веки полыхнуло так, что в глазах замелькали разноцветные пятна. Враг, ослепленный и дезориентированный, взревел, словно раненый зверь и схватился за лицо. Ощутив, что горло больше не стискивают жесткие пальцы, я кое-как спихнул с себя ошеломленного противника и откатился как можно дальше, жадно хватая ртом прохладный живительный воздух.
   Зрение еще сбоило, не желая восстанавливаться, но я, успокаивая себя тем, что противнику гораздо хуже, приподнялся и смог углядеть дубинку, что валялась буквально в двух шагах от меня. Подобрав оружие, крадучись двинулся ко все еще ослепленному врагу, стараясь зайти со спины и приготовившись для удара.
   - Лок!? Лок, это ты? - вдруг произнес воин, слепо глядя перед собой. - Это я, Свен.
   - Свен? - я неверяще уставился в незнакомое лицо, ничуть не походившее на лицо друга. Но голос, голос точно был тот самый.
   - Ага, - улыбнулся здоровяк слепо водя взглядом в попытках хоть что то разглядеть. - А здорово ты меня своим светляком приласкал, до сих пор не вижу ничего.
   - Мы же чуть не поубивали друг друга! Долбаные шуточки долбаного мага!
   - Ну не поубивали же? - Свен прекратил бесплодные попытки и уселся поудобнее.
   - За это скажи спасибо собственной сообразительности. Я как раз собирался размозжить тебе голову, когда ты меня окликнул.
   - Спасибо, - серьезно произнес друг, - помереть в таком возрасте я не собирался.
   - А вполне мог. - У меня внезапно затряслись руки, дубинка выпала из ослабевших пальцев.
   Только сейчас до меня дошло, что минуту назад я вполне осознано готов был убивать. И это убийство, в отличие от предыдущего было бы самым настоящим.
   - Слушай, помоги мне встать, - отвлек от невеселых мыслей голос Свена, - а то нога, по которой ты заехал не слушается совсем.
   Кое-как, совместными усилиями, здоровяк оказался на ногах, и теперь стоял, опираясь на мое плечо.
   - Здорово ты меня отделал, не ожидал.
   - Кто бы говорил, - буркнул я.
   Кружилась голова, а в виски отдавало пульсирующей болью. Саднило плечо и сбитые в кровь костяшки на правой руке, ныл живот, куда пришелся особо сильный удар. В общем, самочувствие было неважное, словно в мясорубке прокрутили.
   - Кажись, зрение возвращается, - часто моргая, Свен покрутил перед лицом раскрытой ладонью, пристально в нее вглядываясь.
   - Это хорошо, - я облегченно выдохнул. Такая мощная вспышка рядом с глазами могла серьезно навредить зрению.
   - Слушай, это мне кажется или действительно потемнело?
   Оторвавшись от инспекции собственного организма, я бросил взгляд на окружающую панораму. Свен был прав: небо действительно сменило цвет с ярко-голубого на почти фиолетовый, солнце куда-то исчезло, а очертания долины и громада замка как-то странно исказились, словно отраженные в кривом зеркале. Звуки битвы, до этого воспринимаемые как фон, исчезли. Им на смену пришли странные поскрипывания и завывания, словно где-то рядом некто невидимый пытался играть на жутко расстроенной скрипке, попутно наступив кошке на хвост.
   В следующее мгновение окружающее пространство вдруг разлетелось на сотни осколков, смешавшихся в неправильно собранную мозаику. И все это безобразие еще и медленно вращалось, вызывая головокружение.
   - Что-то мне это все не нравится, - вертя головой в разные стороны, напряженно произнес Свен.
   - Еще бы тебе понравилось. Кажется, старый алкаш перестал контролировать собственное творение, допившись до чертиков, - просветил я товарища, нервно оглядываясь вокруг.
   И нервничать было от чего. Судя по происходящим изменениям, пьяный маг вложил в собственное заклинание столько сил и энергии, что оно не развеялось при утрате концентрации, на что я втайне надеялся, но теперь контролировалось отнюдь не разумом мастера, погрузившегося в пьяный бред.
   Довелось мне прочесть предупреждение в одной из отобранных книг о недопустимости использования таких заклинаний, если маг утомлен или, что хуже, пьян. Автор утверждал, что при наложении и поддержании сложных иллюзий длительное время, разум мага быстро устает и в случае переутомления может отключиться. В этом случае иллюзия искажалась и приобретала совершенно немыслимые формы, правда быстро развеиваясь.
   Особо упоминалась о запрете магичить в пьяном виде. Пьяный маг быстро переставал контролировать собственное заклинание, теряя связь с реальностью и начиная проецировать собственные пьяные бредни вовне, из-за чего его творение принимало гротескные и страшные формы, и нередко сводило своего создателя с ума.
   Поскольку прошло уже несколько минут, а мы все еще не посреди знакомого сада, а внутри непонятной хрени, то это как раз тот самый вариант. И что самое паршивое, мы находимся как раз в эпицентре грядущих неприятностей.
   Объяснить всю прелесть нашего положения я не успел, поскольку мозаичный мир вновь претерпел изменения, погрузив нас в кромешную темноту.
   - Только этого мне и не хватало. Ты что-нибудь видишь или я все же ослеп? - донесся из темноты голос Свена.
   Не отвечая, я быстро создал обычный светляк, разогнавший мрак на несколько метров вокруг и высветивший лицо друга. Кроме нас двоих в обозримом пространстве никого и ничего не было. Я облегченно выдохнул. Похоже, все не так уж и плохо и напившийся маг просто вырубился, так что в скором времени заклинание развеется, и мы сможем убраться отсюда.
   - Слава богам, со зрением порядок, - облегченно выдохнул Свен. - Где это мы?
   - В закоулках сознания долбаного пьяницы. - Просветил я товарища. - Нужно попробовать развеять заклинание, иначе мы так до утра по кошмарам Хируна бродить будем.
   Сосредоточившись я принялся вспоминать все, что вычитал о похожих случаях из фолиантов.
   Была там информация о том, как снимать такие иллюзии, осталось только вспомнить подробности... Ага, вот оно.
   - Надо постараться найти управляющие контуры и лишить их подпитки, - озвучил я найденную информацию.
   - А заумней ничего не мог придумать? - ядовито поинтересовался здоровяк. - Что за контуры и как их искать, не подскажешь? Неужели нет варианта попроще?
   - Почему же нет? Есть. Надо всего лишь грохнуть мага, создавшего иллюзию. Устроит тебя такой вариант? - я посмотрел прямо в глаза друга.
   - Ладно, будем искать твои контуры, - сдулся Свен, - если расскажешь что это такое.
   Не отвечая, я перешел не магическое восприятие и попытался найти те самые управляющие контуры. В фолиантах, что мне удалось изучить, указывалась лишь общая информация о построении столь сложных иллюзий, конкретики было маловато. Лишь упоминались эти самые контуры и то, что опытный маг их может легко разглядеть, поэтому необходимо маскировать истинное местонахождение, дабы противник не смог определить его и разрушить чары. Ну и еще была информация о намного большей энергонасыщенности этих самых контуров, по которым их и вычисляли.
   Честно говоря, я не видел не то что их, но и малейших проявлений узора заклинания. Но других вариантов не было, поэтому выкинув лишние мысли из головы, сосредоточился насколько мог и принялся буквально по миллиметру ощупывать восприятием окружающее пространство. Свена решил не привлекать, поскольку в этих поисках он был бесполезен. Пусть лучше за обстановкой следит, сообщает обо всех изменениях, пока я черт знает что ищу.
   Однако прошла минута, пять, десяток, а искомое не находилось. Вспомнив опыт по обнаружению дефектов в защитных сооружениях, постарался максимально сконцентрироваться, сосредоточив все внимание на задаче. Постепенно исчезли звуки и ощущения, даже собственное тело стало чувствоваться как-то отстраненно. Померкли контуры собственного тела, Свена, зато с необыкновенной четкостью проступили мельчайшие потоки энергии, что присутствовали в окружающем пространстве, создавая неповторимую вязь энергетических линий. Некоторое время я просто любовался волшебными переливами этих потоков, забыв о собственном поиске.
   Привело меня в чувство жжение и резь в глазах от непомерных усилий. Все же так глубоко магическим восприятием я раньше не пользовался, и организм протестовал от чрезмерных нагрузок. Пришлось на время прерваться, дабы дать отдых перенапрягшимся органам зрения.
   Когда в глазах перестали плясать черные точки, и прошла резь, окинул взглядом происходящее.
   - Нашел что-нибудь? - с надеждой обратился ко мне Свен. В его хриплом голосе отчетливо слышалось напряжение.
   - Пока ничего нет, - расстроил я его.
  
   Вокруг царила все та же темень, правда быстро уступающая некой белесой пелене, проступавшей словно белая клякса на черном фоне.
   Спустя мгновение декорации сменились: теперь мы находились на небольшом участке потрескавшейся от жара земли, из трещин тут и там вырывались языки пламени, а все вокруг было затянуто белесым туманом или дымом так, что на расстоянии нескольких метров различить хоть что-то было невозможно. Причем он был неоднороден, постоянно изменялся и плыл, приобретая странные очертания, что вызывали тревогу и беспокойство.
   Периодически из этого тумана с разных сторон доносились странные щелкающие звуки, перемежающиеся тонким то ли свистом, то ли воем, от которого холодило затылок, а волосы начинали вставать дыбом. Вообще, это странное место сильно давило на психику, поскольку спустя десяток секунд мне нестерпимо захотелось покинуть это неуютное место. Убраться куда подальше, лишь бы не видеть этого мерзкого тумана и не слышать противные завывания. А еще это жуткое ощущение, будто кто-то дышит тебе в затылок, готовясь наброситься и разорвать на части, стоит лишь на секунду расслабиться.
   - Боги всеблагие, в какую жуть нас занесло, - еле слышно прошептал Свен, настороженно оглядываясь по сторонам. Он стоял пригнувшись, сжав кулаки, словно готовясь в любой момент кинуться на противника.
   Сам я пребывал в похожем состоянии, напряженно всматриваясь в очертания, что приобретал туман, подспудно ожидая атаки. Однако ни спустя минуту, ни с десяток, нападения не последовало. Зато в тумане начали проступать темные силуэты, разных форм и размеров, что, казалось, двигались прямо на тебя, угрожая напасть, вцепиться в горло и рвать, рвать на части беззащитную плоть. Именно так реагировало подсознание на эти тени, напрочь отказываясь признавать их иллюзорность.
   Не выдержав, я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул, прогоняя наваждение, убеждая себя в отсутствии реальной угрозы. Рядом шумно дышал Свен, сквернословя сквозь зубы и проклиная буйную фантазию пьяницы. Следовало поскорее выбираться отсюда, пока эта бредовая иллюзия не свела нас с ума. Уж слишком велико было давление на психику.
   Попросив друга тоже подключиться к поиску (глядишь, и отвлечется от гнетущего окружения), привычно сосредоточившись, переключился на магическое восприятие. Однако достичь более глубокого погружения, никак не удавалось - мешали неприятные звуки, что, казалось, стали еще противнее. Заткнув уши, смог, наконец, сосредоточиться и разглядеть тонкие переливы энергии. Однако увиденное сильно отличалось от ожиданий.
   Все потоки, будто запутали в клубок и перекрутили в мясорубке, настолько все перемешалось. К тому же, этот энергетический 'клубок' беспрестанно пульсировал, постоянно меняя яркость свечения и частоту пульсации, что не позволяло надолго сосредоточиться на его изучении и вызывало резь в глазах.
   Попробовал продолжить, часто отдыхая, но добился только увеличения рези и появления сильной головной боли, что никак не способствовало поискам. Пришлось бросить бесполезное занятие и признать, что моих способностей и познаний явно недостаточно, чтобы решить эту задачу. И придумать другой выход. Хотя бы попытаться выйти за пределы действия иллюзии. Чем не выход?
   И чего я раньше не сообразил о таком простом решении? Видимо сказался пережитый стресс, заставив зациклиться на первом пришедшем в голову решении. Да и не видел я ничего опасного в предыдущей постановке, представшей перед нами. Ну неприятно, да. Однако отнюдь не смертельно. А вот разгадать, как действуют такие чары, очень даже хотелось. Однако сейчас, когда началось давление на психику, все кардинально изменилось.
   - Свен, вставай, - похлопал я по плечу друга, устроившегося неподалеку, - надо выбираться отсюда.
   - И как мы это сделаем? - нервничая и постоянно озираясь на возникающие тут и там тени, поинтересовался он.
   - Ножками, дружище, ножками. Просто выйдем за пределы действия заклинания и все.
   - Думаешь, получится? - с затаенной надеждой поинтересовался товарищ.
   - Пока не попробуем - не узнаем, - пожал я плечами. - Или ты хочешь остаться здесь, в этом 'милом' местечке?
   - Нет, - поспешно ответил Свен, - не хочу.
   - Тогда давай двигать на выход.
   - И в какую сторону нам идти?
   - Давай туда, - махнул рукой себе за спину, - там по идее стена дома находится, хоть какой-то ориентир.
   - Давай, - не стал возражать Свен, и первым двинулся в указанном направлении.
   Я развернулся и последовал за ним, выставив перед собой руки и делая аккуратные небольшие шажки, будто пробираясь по дну водоема с неровным дном.
   - Ты чего? - недоумевающе уставился на меня друг.
   - Не хочу себе лоб расшибить, звезданувшись о невидимое препятствие, или ноги переломать, споткнувшись, - пояснил свое поведение товарищу. - Тебе советую действовать также.
   - Ладно, - вздохнул здоровяк, и последовал моему примеру.
   Так мы и двинулись, словно два лунатика, медленно бредя в густом тумане, вздрагивая и шарахаясь от встающих на пути теней, что кружили вокруг нас словно стая акул в ожидании скорой поживы.
   К моему вящему удивлению, никакой стены не обнаружилось ни спустя несколько шагов, ни спустя пяток минут неспешного хода. И это вызывало нешуточное беспокойство, ведь я был стопроцентно уверен, что верно определил наше местоположение. Однако на пути нам ничего похожего не встретилось, зато стали попадаться странные и страшные конструкции из колюще-режущих орудий убийства, с насаженными на них расчлененными телами и отрубленными конечностями, а кое-где и головами, с выпученными глазами и искаженными предсмертными гримасами ликами.
   Подходить и проверять реальность этих жутких скульптур не было никакого желания, однако, пересилив себя и убедив в нереальности неприятного зрелища, я все же подошел почти вплотную и коснулся одного из обрубков. Пальцы ощутили прикосновение к чему-то явно материальному, а в следующий миг я отпрыгнул в сторону и, не удержавшись на ногах, упал на спину, с содроганием наблюдая за произошедшими метаморфозами.
   Мерзкая композиция ожила: тела и обрубки рук и ног задергались на остриях, будто стараясь дотянуться до нарушителя их спокойствия, головы беззвучно разевали рты и кривили губы в жутких гримасах, вращая выпученными глазами. Было от чего испугаться. Свен вон вообще стал белее мела и весь трясется, словно от лютого холода. Я, наверное, выгляжу не лучше, пальцы дрожат как у хронического алкаша и сердце колотится о грудную клетку с бешеной частотой. Ну его нафиг такие эксперименты проводить, эдак и нервное расстройство заработать можно. В случае встречи с такими вот хреновинами лучше будет их обойти.
   Определившись, насколько смог приободрил Свена, и наше неторопливое путешествие продолжилось. Спустя десяток шагов, изуверские скульптуры стали появляться на пути все чаще, заставляя сворачивать с прямого пути и обходить препятствия, а воющие и скребущие звуки усилились, вызывая все больший дискомфорт. Мельтешение теней также ускорилось, да и сама туманная субстанция забурлила с удвоенной силой. Ощущение злобного чужого взгляда, стало просто нестерпимым.
   Не сильно помогали и известные мне методики самоконтроля. Так и хотелось броситься вперед сломя голову, лишь бы вырваться из плена проклятого колдовского тумана. Свен, похоже, держался лишь на чистом упрямстве, что-то постоянно бормоча себе под нос и постоянно оглядываясь. Сам я тоже крутил головой по сторонам в ожидании долгожданного выхода. Однако окружающий нас туман и не думал исчезать, хотя по моим расчетам мы давно уже должны были выйти не то что за пределы действия заклинания, но и далеко за границы владений Хируна.
   Это не добавляло оптимизма, а выводы были не утешительны: либо мы бродим кругами, что в таком тумане вполне возможно, либо я сильно заблуждался насчет принципов действия долбанного заклинания и все мои домыслы о его природе не стоят и выеденного яйца. В таком случае выход мы можем искать хоть до посинения, но эффекта будет ноль. Все же мои познания в магии иллюзий были куцыми, а в книгах содержалось слишком мало полезной информации по столь сложным заклинаниям. Что, в общем-то, и не удивительно. Никто не будет выдавать неопытному адепту книги со столь специфичными знаниями. Ничего полезного из них усвоить новичку все равно не удастся, поскольку уровень его подготовки слишком ничтожен для понимания сложных теорий в построении заклятий уровня мастера. Это все равно, что дать школьнику, только-только приступившему к изучению основ физики монографию какого-нибудь профессора по физике ядерной. Прочитать-то он ее может и прочитает, только понять, что там пытался донести до читателя профессор, вряд ли сумеет. Уровень знаний не тот.
   Так и с этим заклинанием. Я абсолютно не представлял, как оно действует. Может, мы сейчас лежим или стоим посреди сада, нелепо шевеля конечностями, а движение вперед всего лишь иллюзия, как и все нас окружающее. А что, вполне возможный вариант. Иначе как еще объяснить бесплодные попытки выбраться за пределы иллюзорного пространства.
   Перебрав все варианты, способные помочь вырваться из иллюзии, я остановился на самом, на мой взгляд, действенном в текущей ситуации. Если моих знаний не хватает чтобы выбраться из иллюзии, следует привлечь внимание того, кто поможет в этом, будь то очнувшийся мастер Хирун, либо кто-то другой. В общем, я собирался применить заклинание 'Шум' на максимально возможной мощности, взяв за основу сигнал воздушной опасности, что применялся в годы второй мировой войны. Здесь есть что-то похожее, но не столь действенное на мой взгляд. А это завывание, пробирающее до костей и вызывающее желание как можно скорее бежать в безопасное место, думаю, наведет шороху среди местных.
   Такого тут точно не слыхали, и даже если старый пьяница не очнется, кто-нибудь точно явится разобраться в причине странных звуков, доносящихся со двора. И в этом наш шанс выбраться из иллюзии, других вариантов я больше не вижу.
   Объяснив Свену план действий, принялся за создание заклинания. Друг тоже сосредоточенно засопел: в его задачу входило создавать яркие светляки с определенной периодичностью, указывая наше местоположение. Может я и перестраховываюсь, но кто знает, увидят ли наше бедственное положение в гадской иллюзии или нет. Вдруг для всех мы будем просто тупо стоять посреди сада и глупо озираться? А так, увидев периодически активируемое заклинание, наверняка захотят выяснить, зачем мы посреди ночи такой ерундой страдаем. Так, глядишь и выберемся. Я надеюсь...
   Что ж, осталось лишь активировать созданное заклинание. Глянув на Свена и получив одобрительный кивок, я произнес слово-активатор. Окружающие звуки заглушил длинный вибрирующий вой, что поднимаясь и опадая, разнесся далеко вокруг. Мощности я не пожалел, вбухав в заклятье пол резерва, так что минут пять такого рева нам обеспечено. И уж если это не разбудит пьяного мага, то внимание посторонних привлечет точно. Вон как Свен вскинулся, когда услыхал первые звуки, даже с концентрации сбился, от чего первый светляк вышел блеклым и быстро погас.
   Помянув добрым словом местных богов, он сосредоточился на процессе. Я же принялся ждать реакции на наши действия, надеясь на благоприятный результат.
   И она не заставила себя долго ждать, правда, не совсем та, на которую мы рассчитывали. Звуки сирены вдруг плавно перешли в рев боевых труб, а окружающий нас туман вмиг развеялся, открыв моему взору широкую долину, в которой кипело яростное сражение.
   Две армии схлестнулись в кровавой сече, а мы находились как раз в эпицентре баталии. Вокруг гремели звуки битвы и сходились насмерть бойцы двух неведомых армий, а мы стояли на месте, разинув рты от изумления.
   Не успел я толком осмотреться, как вал сражающихся, захлестнул нас с головой и оставаться сторонними наблюдателями стало невозможно - на нас обратили внимание бойцы одной из армий.
   Всего пара ударов сердца и я с ужасом наблюдаю, как оседает на землю Свен, разрубленный почти надвое одним из мечников, что с ног до головы забрызган своей и чужой кровью, в глазах которого горит огонек безумия и жажда убийства.
   Отвлекает от дикого зрелища мощный рев, что раздается совсем рядом и блеск стали, что мелькает перед глазами.
   Автоматически заслонившись рукой, вдруг ощущаю несильный вроде бы удар, что пришелся на предплечье и в район живота.
   Перевожу взгляд на руку и словно в замедленной съемке наблюдаю, как из обрубка хлещет кровь, а из рассеченного наискось живота выглядывают сизые внутренности. Отрубленная кисть валяется рядом, пальцы судорожно сжимаются, зарываясь в мокрую от крови землю. Боли нет, как нет и мыслей.
   Сознание, не в силах определить реальность перед ним или очередная иллюзия, зависло, лишь тупо фиксируя происходящее...
   Кровь течет из покалеченной руки, обильно орошая землю... сочится из разрубленного живота, пропитывая ткань штанов... внутренности шевелятся, словно клубок рассерженных змей и грозят вывалиться в любую секунду...
   Очередной блеск стали заставляет отвлечься и поднять глаза вверх. Передо мной стоит рослый воин с непокрытой головой, его длинные седые волосы развеваются на ветру. На лице, забрызганном кровавыми каплями, довольная улыбка, а в глазах нет жалости к врагу.
   Рука с зажатым в ней мечом поднимается вверх, готовясь нанести последний смертельный удар. На этот раз он метит в шею.
   Неужели это конец? - за миг до удара проскакивает мысль. А после все заволакивает знакомая чернота.
   В ней нет ничего - ни звука, ни движения, однако она осязаема, словно темное покрывало, что мягко обволакивает, даря чувство покоя и стирая страшные картины произошедшего. Разум медленно пробуждается, сбрасывая оковы кошмарного видения собственной гибели. Однако очнуться до конца не выходит. Такая уютная темнота вновь мгновенно сменяется картиной кровавой сечи, на этот раз идущей в каком-то небольшом городке.
   И вновь смерть друга от рук солдат и собственные бесплодные попытки избежать той же участи. Не помогает самовнушение о невозможности происходящего. Слишком все реально, с мельчайшими подробностями. В этот раз приходит боль от ран, а ноздри улавливают тяжелый запах крови и смерти.
   И новая схватка, заканчивающаяся длительной агонией. Не удается ни попытка сбежать, ни крепко зажмурившись, отрешиться от происходящего действа.
   Не знаю, сколько раз это повторяется, сбился со счета. Сознание уже не разбирает что явь, а что является видением, все ближе соскальзывая к той грани, за которой притаилось безумие...
   Все закончилось внезапно. Мгновение назад я еще находился в очередном сражении, а вот уже стою в таком знакомом и тихом саду, покой которого нарушает лишь невнятное бормотание пьяного мастера и шумное дыхание друга, что стоит рядом, взъерошенный, но в целом невредимый.
   Как мы тогда не спятили, не знаю, но что внутренне изменились, это точно. Когда более-менее оклемался, у меня было только одно желание - прибить старика. Встретившись глазами со Свеном, понял - он жаждет того же. И пусть не сейчас, но когда-нибудь я это точно сделаю...
  
  
  
Глава 7
   После того случая я еще долго приходил в себя, заново переживая подробности произошедшего, часто просыпаясь от очередного кошмара. Нам тогда сильно повезло, что кончилась энергия влитая пьяным магом в иллюзию, иначе все могло закончиться много хуже.
   Как оказалось, Хирун по пьяни наложил на нас модифицированное заклинание, призванное выводить из строя солдат противника - одно из немногих боевых заклятий школы иллюзий, обладающих высокой эффектностью и эффективностью.
   Попавшие в область действия заклинания, воспринимали созданную магом иллюзию как действительность, не способны были самостоятельно выбраться за ее пределы и подвергались серьезному психическому давлению, что заканчивалось либо помешательством, либо гибелью, если начинали принимать происходящее в иллюзии события за реальность. Разум несчастных, убежденных в смертельной травме посылал в тело соответствующие сигналы и организм просто переставал функционировать, что приводило к смерти.
   Правда для этого, создаваемая иллюзия должна быть очень достоверной и в мельчайших подробностях копировать реальное воздействие. На магов-новичков заклятье действовало также хорошо, а вот уже начиная с ранга подмастерье эффекта не было, поскольку иллюзия легко распознавалась с помощью специального заклятья.
   Хорошо Хирун не задавался целью нас убить, а лишь хотел поразвлечься, плохо - был сильно пьян и не контролировал собственное творение, в итоге страху мы натерпелись порядочно, несмотря на бредовость происходившего. Все же не зря пьяница имеет ранг мастера. Даже в полубессознательном состоянии его тренированный мозг способен создавать близкие к реальности видения. Как говорится, опыт не пропьешь. Мда...
   Обо всем этом нам на следующее утро поведал Гнил, поднявший ни свет, ни заря на очередную тренировку и обратив внимание на наш бледный вид и поинтересовавшись причиной столь плачевного состояния. Кажется, ему доставляло удовольствие наблюдать за нашими постными рожами, когда вещал об ужасных последствиях, коих нам удалось избежать.
   Кстати, почти бессонная ночь у подопечных и неважное психическое состояние, ничуть не смягчили эту сволочь, заставившую нас тренироваться до изнеможения, пресекая любые попытки филонить.
   Радовало только одно - сегодня мы занимались не надоевшими до чертиков поисками дефектов в магических конструктах, а изучением нового заклинания, позволяющего создавать точную копию определенной местности в миниатюре. Очень полезное заклятие при планировании военных кампаний, правда довольно сложное в освоении, требующее хорошей наблюдательности и отличной памяти, дабы не забыть мельчайшие подробности при воспроизводстве макета.
   В случае успеха, теплое местечко в штабе легиона гарантированно, как и весь сопутствующий геморрой, связанный с непосредственным участием во всех боевых действиях. Так что я еще сто раз подумаю, стоит ли проявлять рвение в освоении столь специфичного заклятья.
   После бурной ночки, когда я едва не свихнулся от мнимых смертей, любые битвы вызывали желание держаться от них как можно дальше. Штаб конечно редко когда принимает непосредственное участие в сражении, но иногда и такое случается. Так что нафиг такое счастье. Может, когда оклемаюсь, и изменю решение, но пока такого желания нет.
   После тренировки, которая прошла ни шатко, ни валко, мы отправились к Хируну, по пути обсуждая способы умерщвления одного старого мага. Сойтись на каком-то определенном не вышло, но мы оба склонялись к тому, чтобы способ был как можно более болезненным. Так, за разговорами и дошли.
   Мастер, по причине жуткого похмелья, был не шибко разговорчив, лишь иногда зло покрикивая на нерасторопных помощников. Об извинении за вчерашнее и речи не шло. Узнав характер пьяницы, мы даже заикаться об этом не стали. Все равно бесполезно.
   Сегодня Хирун набрался очень быстро и вырубился раньше обычного, что позволило смыться пораньше. Так что в запасе у нас оставалось пара часов, которые можно было потратить на собственные нужды. Быстренько перекусив, благо народу в столовой было сравнительно мало и в очереди торчать не пришлось, мы отправились восвояси, обсуждая дальнейшие свои действия.
   После ночной нервотрепки хотелось расслабиться и забыть о произошедшем, как о страшном сне, поэтому единодушно было принято решение посетить местный трактир и хорошенько выпить. Денежки на выпивку у меня были, остались еще с продажи трав, поэтому ничто не мешало нам осуществить задуманное.
   Споро ополоснувшись, двинулись в сторону ближайшего трактира, благо дорогу разузнали заранее, хотя посетить заведение пока не приходилось. Вот сегодня и глянем на местный вариант пивнушки. Надеюсь, в ней найдется более-менее приличная выпивка, травиться бормотухой не хотелось.
   Заведение оказалось на первый взгляд вполне приличным. В просторном зале, который начинался сразу после небольшого коридорчика, ярко горел с десяток магических светильников, заливая тот мягким светом и давая рассмотреть его во всех подробностях. Слева от входа располагалась длинная стойка, за которой стоял здоровенный бугай и со скучающим видом протирал стакан, который в его лапе казался наперстком. Справа располагались массивные столы, заполняя практически все свободное пространство.
   Сейчас заняты были где-то три четверти из них отдыхающими от тягот службы вояками. За отдельным столиком, стоящим наособицу восседали двое амбалов бандитской наружности и лениво потягивали что-то из здоровенных кружек. Похоже местные вышибалы.
   В помещении было на удивление чисто, даже опрятно, нигде на пустующих столах и под ними не валялся мусор и объедки, да и посетители вели себя вполне пристойно. Никто не вопил, не распевал похабных песен и не устраивал мордобоя. Хотя, может все еще впереди, ведь вечер только начался.
   На нас никто не обращал внимания, только вышибалы окинули оценивающим взглядом и тут же потеряли интерес.
   Заказав крепкого вина и закуску, мы уселись за ближайший столик и молча принялись снимать стресс. Говорить не хотелось, по крайней мере, сейчас. Может позже, когда выпивка ударит по мозгам, язык и развяжется, но пока было желание просто молча напиться и сбросить напряжение, что скопилось за прошедшую ночь и день.
   Так, в относительной тишине, разбавляемой гулом голосов посетителей, мы и сидели, наливаясь вином из очередного кувшина. Постепенно меня отпускало. На смену тревоге и нервному напряжению исподволь приходило чувство расслабления и легкого опьянения. И все же местное винцо трактирщик капитально разбавлял: уже который кувшин берем, а захмелеть получилось только сейчас, да и то лишь слегка. Свен окосел намного быстрее и теперь довольно лыбился чему-то, разглядывая потолок и витая в облаках. Наверное, грезил о страстных объятьях подружки.
   К этому моменту трактир оказался забит практически полностью, а беседы за столами стали намного громче и экспрессивнее, народ неплохо поднабрался и выпитое просилось наружу, пока еще в виде разговоров на повышенных тонах.
   Кстати, только сейчас я заметил, что среди посетителей присутствовали лишь вояки, магов кроме нас двоих больше не наблюдалось. И это должно было навести на определенные размышления, но алкоголь сделал свое дело и думать над такими мелочами абсолютно не хотелось. Сидим хорошо, выпивки хватит еще надолго, так чего напрягаться то?
   Однако спокойно надраться разбавленным вином нам не дали. Из-за стола самой шумной компании выбрался здоровенный жлоб и немного покачиваясь, двинул прямо к нашему столику. Все расслабление мигом слетело: похоже, нас ждет драка, а громила является заводилой. Во мне начала подниматься злость, подогреваемая изрядным количеством выпитого.
   Тем временем вояка добрался до цели и, упершись руками о столешницу, навис над столом, буравя нас налитыми кровью глазами:
   - Эт кого ж к нам принесло сюды, а? Неужто магики снизошли до опчества простых легионеров, э? Мы прям-таки счастливы, что такие важные люди посетили наш убогий кабак. - Отвесив неуклюжий поклон, он чуть не приложился лбом о столик. С разных сторон послышались смешки и поддакивания. Я и Свен хранили напряженное молчание. А детина и не думал успокаиваться:
   - А чего эта ваши милости молчат, словно языки в жопы позасовывали? Или они считают негожим с простым людом словом обмолвиться? - громила наклонился еще ниже, почти уперся своей харей мне в лицо и громко заорал: - Али нами просто брезговают?
   Я вообще не любитель драк, но тут проделал все, практически не задумываясь о последствиях. Сказалось нервное напряжение последних суток и выпитое накануне вино.
   Не поднимаясь, подхватил почти полный кувшин и со всего маху зарядил им в голову бугаю, который не успел среагировать. Осколки брызнули в разные стороны, обдав громилу потоком рубиновой жидкости, а сам он, закатив глаза, рухнул на пол, по пути приложившись мордой еще и о столешницу.
   Удар оказался на диво удачен, вырубив бугая. Я такого эффекта даже не ожидал. В зале вдруг резко воцарилась тишина, нарушаемая лишь стуком капель, скатывающихся из небольшой лужицы на столе и срывающихся на выскобленный пол. Правда длилась она недолго. Взревев раненными буйволами, из-за стола зачинщика повыскакивали его дружки и двинулись на нас, с намерением поквитаться за товарища.
   Поднялись и мы, чтобы встретить противника.
   - Как скажу, зажмурься и отвернись, - шепнул Свену, скосив взгляд на товарища. Тот понятливо кивнул, сжимая кулаки и готовясь к схватке.
   Поскольку у противника был численный перевес (пятеро против двоих), я собирался использовать единственный козырь, способный помочь в схватке. Дождавшись пока подельники жлоба окажутся как можно ближе, произнес 'Сейчас!' и, отвернувшись и закрыв глаза, активировал модифицированный светляк, что создал за каких-то пятнадцать секунд, побив все прежние свои достижения в скорости создания заклинаний. Вот что правильное стимулирование дает.
   Полыхнуло знатно, даже сквозь закрытые веки была видна вспышка. В зале раздались чертыханья и матюги ослепленных и дезориентированных противников, да и большинства посетителей. Пользуясь моментом, я двинул в рожу одному вояке и заехал под колено второму, заставив того завалиться на пол. Свен в это время месил кулаками сразу двоих.
   Сосредоточившись на первом противнике, я с наслаждением заработал кулаками, выпуская всю скопившуюся злость и раздражение, представляя на его месте гребанного Хируна.
   Правда, расслабился я рано, выпустив из виду последнего из нападающих. Оклемался он на удивление быстро и сразу же показал, что не лыком шит. Всего пара-тройка ударов и я уже на полу, словив под конец мощнейший хук справа.
   Черт, надо было бежать, пока была возможность, а не строить из себя героя, кидаясь в неравный бой. Какое-то помутнение нашло.
   Свену теперь приходилось несладко: на него насела вся тройка вояк и уверенно теснила того к стене, лишая маневра. Пока он еще сопротивлялся, но силы были не равны. Меня же стали окучивать двойка вояк, пиная, словно боксерскую грушу и громко матерясь. Очередной удар - и сознание милостиво меня покинуло...
   - Славно поразмялись, ребята, - донеслось до затуманенного разума, - прям, не ждал от магиков такого отпора.
   - Ага, славно. Только Нил, почитай, почти все веселье пропустил, когда его один из них по кумполу приголубил, - вторил первому сочный бас, сопровождаемый смешками и грубыми шуточками по поводу вышеупомянутого Нила.
   Кое-как разлепив непослушные веки, морщась от сильной боли, терзающей голову, я смог окинуть взглядом диспозицию. Увиденное радости не принесло. Я сидел, привалившись спиною к стене, в окружении недавних противников, которые продолжали веселье и обсуждали произошедшую драку, смакуя подробности. Но что меня поразило, заставив забыть о боли, так это Свен, спокойно пьянствующий вместе со всеми. Причем агрессии к нему никто не проявлял, наоборот, сидевшие рядом вояки вполне мирно с ним общались, периодически подливая хмельное в стакан.
   - Ха! Ты гляди, очухался, наконец! - заорал мне прямо в ухо один из легионеров, сидевших неподалеку. Довольно скалясь, он придвинул ко мне полный стакан. - Ну ты силен мужик! Нила с одного удара ушатать, это сильно!
   Вышеозначенный Нил, устремив на меня нетрезвый взгляд, одобрительно мотнул головой со здоровенной шишкой на лбу и что-то невнятно буркнул, приветственно взмахнув стаканом. Я сидел, и очумело хлопал глазами, не понимая творящегося. Легионеры после драки вели себя вполне мирно, не стараясь показать свое превосходство над поверженным противником, а наоборот вели себя вполне дружелюбно. Все это не укладывалось в голове. Видимо сильно меня по ней приложили, раз теперь такое мерещится.
   Мучительные раздумья над здравием собственного рассудка, вероятно, явственно отражались на моем лице, поскольку вызвали бурное веселье у всей честной кампании.
   - Что магик, не ожидал такого поведения от легионеров, а? - ткнул меня в бок и заставив поморщиться от боли, сидящий справа детина. - Думал, мы звери какие? Ан нет, не угадал ты. Мы за честную драку, вот. А после славной драчки можно и мировую выпить, чтоб без обид все, как положено. - Оратора поддержала вся компания одобрительным гулом и поднятыми стаканами.
   Кажись, в отключке я был долго, раз они успели так накачаться.
   Ну а затем, когда все разъяснилось, последовала самая лихая пьянка на моей памяти, открутиться от участия в которой никак не выходило, да и не особо хотелось, если честно. Каждый из легионеров считал своим долгом поднять стакан в честь храброго меня, не побоявшегося пойти против здоровяка Нила и очень обижались, если я пытался лишь чуть пригубить хмельное варево. Под пристальными взглядами собутыльников, приходилось выпивать местную бормотуху, которую тут подавали в качестве крепкой выпивки, до дна. Уж слишком свежи были воспоминания о пудовых кулаках вояк, повторения совсем не хотелось. А что по пьяни взбредет в голову обиженным отказом легионерам, проверять на собственной шкуре не хотелось. Поэтому пил, отвечал на нехитрые вопросы захмелевших вояк и смеялся над сальными шуточками.
   А потом сивуха ударила по мозгам, и дальнейшее застолье воспринималось с большим трудом и урывками.
   Вот, мы стоя пьем за здоровье императора, а затем я прихожу в себя сидящим в обнимку с Нилом, который клятвенно заверяет меня в вечной дружбе... поем похабную песенку о прачке, слов я не знаю, но с упоением подхватываю более-менее запомнившийся припев... травлю бородатые анекдоты о буднях в армии, всем кажись нравится, бурно хохочут... вновь о чем то поем, смысл песни от меня ускользает, что меня сильно расстраивает, прям до слез... А дальше вообще ничего не помню...
   Очнулся только на пороге родного жилища, в обнимку со Свеном, который был также сильно пьян и лыка не вязал. И как мы умудрились в таком состоянии дорогу найти? Не представляю.
   Кое-как протиснувшись в постоянно ускользающую от нас дверь, по стеночке добрели до своих комнат, благо располагались те по соседству. А затем, попрощавшись, я кое-как на ощупь добрался до кровати и, не раздеваясь, рухнув на нее, моментально отрубился...
   Утреннее пробуждение отнюдь не порадовало. Гнил, зараза, разбудил как обычно ни свет ни заря, дав пять минут на сборы. Голова раскалывалась, во рту по ощущениям кто-то давненько сдох, а со зрением творилось нечто непотребное: предметы никак не хотели оставаться на своих местах и постоянно пытались взлететь или убежать, стоило обратить на них взор. Плюс к этому болели многочисленные синяки и ссадины, полученные в трактирной драке, ребра при каждом вдохе отдавали колющей болью. Как бы не было перелома пары-тройки из них. В общем, вчерашний вечер прошел слишком уж бурно.
   Сосредоточившись на воспоминаниях, обнаружил здоровенные провалы в памяти после той самой драки. Скривившись от накатившего приступа дурноты, я бросил бесплодные попытки вспомнить подробности прошлого вечера и сосредоточился на делах насущных. Следовало хоть немного оклематься и привести себя в порядок, ибо Гнил, гнида, только рад будет дополнительным мучениям подопечных и не преминет прилюдно пройтись по поводу нашего жалкого вида и аморального поведения. А выслушивать его нравоучения и занудство не было никакого желания. Так что соберись, Лок, и действуй.
   Умывшись холодной водичкой, я немного взбодрился и приступил к лечению. Перво-наперво, наложил на себя заклинание школы исцеления, способствующее повышению тонуса и улучшению работы внутренних органов. Это было одно из немногочисленных заклинаний, освоить которые я смог самостоятельно и на которые хватало моих скромных сил. Эффект от его применения был практически неощутим, но позволит намного быстрее избавиться от продуктов распада алкоголя.
   От синяков и ушибов наложу попозже, как первое закончит действовать. Все же не стоит организм слишком нагружать.
   Убедившись, что заклинание работает как надо, залез в сумку с немногочисленными колбочками и пузырьками, в которых плескались различные зелья, созданные за время пути. Было там одно, способное помочь в данном случае. Искал я зелье, выводящее яды и токсины из организма. Эффект у него был мощным и быстрым, правда принявший испытывал не самые приятные ощущения, выворачивая содержимое желудка с адсорбированной отравой, но мне и так было хреновей некуда, а так был хороший шанс избавиться от похмельного синдрома.
   Найдя заветный пузырек и набулькав в стакан определенное число капель (зависящих от веса и степени отравления), одним махом проглотил лекарство. Во рту прибавилось неприятных ощущений, послевкусие было наимерзейшим, а запивать зелье ничем нельзя. Ну да ничего, потерпим, лишь бы эффект был.
   Спустя пару минут и нескольких заходов в уборную, от похмелья практически не осталось следов, и только помятое лицо с покрасневшими глазами выдавало бурно прошедший вечер. Зато организм, очистившись от дряни вовсю радовался жизни, напоминая о потребностях громким бурчанием пустого желудка. Вроде совсем недавно даже мысль о еде вызывала бурный протест, а сейчас слона бы целиком сожрал.
   Улыбаясь своим мыслям, я двинулся к комнате друга, приводить того в нормальное состояние...
  
  
  
Глава 8
   - Как дела, приятель? - окликнул меня охранник, стоявший на страже складских помещений.
   - Привет Вис, идут потихоньку. А ты, я гляжу, с каждым днем все больше и больше становишься, - кивнул на его здоровенный живот, выпирающий из-под формы. - И как тебя еще со службы не погнали с таким брюхом?
   - Это запасы на черный день, худорба несчастная. - Состроил он серьезную мину. - И они ничуть мне не помешают накостылять некому дюже болтливому типу.
   - Ладно-ладно, запасливый ты наш, открывай свой сарай, мне работать надо.
   Под вздохи упитанного стража, о том, что некоторые тощие типы ничего не смыслят в обильной и правильной трапезе, я вошел внутрь огромного помещения, заваленного различным хламом малопонятного назначения.
   С момента памятной пьянки прошел почти месяц. За это время удалось худо-бедно освоить премудрости работы магов поддержки и нас скоренько пристроили к делу, дабы нарабатывали необходимый опыт. Сложную работу пока не поручали, так мелочи одни, типа зарядки накопителей, да устранения мелких неисправностей в небольших артефактах. До сего дня не поручали.
   Сейчас же я выполнял задание намного сложнее - осмотреть и найти причину сбоя в защите небольшого склада, ну и починить все соответственно.
   Защита была самая простенькая, на небольшое укрепление стен и что-то типа понижения горючести. Подробностей добиться от начальства так и не удалось. 'Не твоего ума дело' - это все, что я получил в ответ на свои вопросы.
   Да, теперь у нас новое начальство, помимо Хируна. Как только мы стали выдавать стабильный результат, Гнил отправил нас к начальнику всех магов поддержки легиона, мастеру Риони. После небольшого опроса и проверки способностей, нас раскидали по разным группам, назначив ответственных за новичков.
   Так что теперь мы вполне официально считались настоящими магами поддержки и приступили к выполнению своих профессиональных обязанностей.
   К сожалению, это не освобождало от необходимости общаться с Хируном, как бы мне этого не хотелось. Все же мы входили в его группу 'батареек', поэтому вынуждены были три раза в неделю проводить совместные тренировки на слаженность. Хотя 'тренировки' это сильно сказано.
   Гнил настойчиво пытался вдолбить в нас умение создавать иллюзию местности, а в остальное время мы все так же работали прислугой у пьяницы. Благо хоть не каждый день, уже радость. Мда...
   Вот уже третий день подряд я лазил по складу, пытаясь найти хоть что-то в переплетениях узоров заклинаний, опутывающих стены. Пока успехов было маловато. Все же искать повреждения на небольшом куске при тренировке и в довольно просторном помещении, немного разные вещи.
   Торопиться здесь не следовало, дабы ничего не пропустить, посему работа продвигалась черепашьим шагом. Занятие было на редкость скучным и однообразным, и чтобы хоть как-то скрасить проведенные здесь часы, я и завел знакомство с Висом - бессменным охранником этих самых складов.
   Тот охотно пошел на контакт, оказавшись довольно интересным собеседником. Он охотно делился сплетнями, ходившими в расположении лагеря, знал кучу баек и умел их рассказывать. В общем, оказался идеальным собеседником, чтобы скрасить долгие часы нудной работы.
   Я периодически выползал наружу и, делая вид, что изучаю лицевую сторону склада, подолгу болтал с толстяком, узнавая местные особенности быта, а в ответ, рассказывая ему об учебе в стенах академии.
   Правда сегодня отдыхать таким образом не выйдет. На это задание мне отвели три дня, сегодня крайний срок, и завалить его очень не хотелось.
   Вис, добрая душа, немного просветил по поводу особенностей моей нынешней работы. Оказывается, новичков вроде меня на этот склад присылали регулярно - здесь постоянно что-то ломалось с завидной периодичностью (может, и специально ломали, кто знает?). Похоже, это было что-то вроде испытания в 'полевых' условиях. Справился - молодец, годен к дальнейшей работе, не справился - возьмут на заметку, дадут еще один шанс, но если облажаешься, будешь все оставшееся время выполнять самую скучную и тяжелую работу, типа зарядки накопителей в амулетах.
   Работа совсем несложная, но жутко утомительная, да к тому же ей конца и края нет, поскольку амулетики эти разряжаются быстро, а народу их таскающих - несколько тысяч, если не больше. Да плюс накопители оружейные, да брони, да стационарных артефактов. Список выходит о-о-очень внушительный. И все они требуют постоянной подзарядки, поскольку интенсивно используются не только в боевых условиях, но и при постоянно проходящих в легионе учениях. Так сказать в условиях, приближенных к боевым.
   Ну его нафиг такое счастье, достала меня такая работа уже через пару недель. Я лучше ремонтом заниматься буду, все веселее. Тем более это занятие дает возможность часть времени тратить на собственные нужды, те же тренировки, что очень для меня важно. Ведь прекращать их, остановившись в развитии я не собирался. Да и с планами по изготовлению и продаже зелий собственного изготовления я расставаться не думал, а на это тоже нужно время, много свободного времени и усилий.
   Короче, хватит ворон считать, пора за работу приниматься...
   Злосчастное повреждение, по закону подлости, нашлось только к концу дня, причем недалеко от входа. И что мне стоило начать с правой стороны склада, а не с левой? Так бы управился уже в первый день, и два оставшихся можно было провести с пользой для себя.
   Тяжко вздохнув, попрощался с Висом и поплелся к начальству доложиться о выполненной работе.
   Начальником у меня оказался эдакий колобок на ножках, живчиком носящийся по всему лагерю и откликавшийся на имя Ланс. Небольшого роста, с внушительным брюшком, он сильно напоминал одного известного актера, Денни де Вито, даже лысина была почти такая же.
   Правда, в отличие от того, Ланс отнюдь не веселил народ, а скорее наоборот, вгонял в дрожь - его зычному голосу мог позавидовать любой сержант из учебки. Строил своих подчиненных мелкий маг на раз, заставляя выполнять собственные распоряжения чуть ли не бегом и в кратчайшие сроки.
   Впервые его увидев, я не смог удержать улыбку, настолько большим оказалось внешнее сходство. Однако маг, носивший ранг подмастерья, быстренько доказал, что сходство лишь чисто внешнее.
   - Чего лыбишься, придурок? - рявкнул он, стоило мне приблизиться. - Кто таков и чего тут забыл? - Глядел он эдак свысока, несмотря на свой низкий рост.
   Улыбка после такой встречи сошла на нет сама собой. Представившись и сообщив, что сюда меня прислало высокое начальство, я удостоился пристального взгляда и был немедленно засыпан кучей вопросов, касающихся по большей части знаний и умений в управлении магической энергией.
   - Так-так-так, значит, что ты умеешь? Да нихрена ты не умеешь, новичок! - озвучил вердикт Ланс после небольшой паузы. - И куда тебя такого красивого деть, спрашивается? Молчишь? Правильно, нехрен такому сосунку рот раззевать, мал еще. Значит так, двигай сейчас к Урму, скажи что направлен на северный склад, он тебе подробности расскажет. Сроку тебе - три дня. Двигай давай, и чтоб до выполнения задания я тебя тут не видел! - выдав ЦэУ он потерял ко мне интерес и тут же умелся к компании из нескольких человек, стоявших неподалеку, уже на ходу начав что-то им орать.
   Пожав плечами, я направился на поиски этого самого Урма...
   Отловив начальство и отчитавшись о выполненной работе, я удостоился очередного пристального взгляда и неопределенного хмыка.
   - Завтра с рассветом чтоб был тут, - буркнул начальник и умчался прочь, оставив меня озадаченно чесать в затылке.
   Что ж, завтра, так завтра. А пока есть немного свободного времени, можно заглянуть в трактир, вдруг удастся выцепить там компанию Нила.
   С легионерами мы потом пересекались еще не раз, но больше так не надирались. Вояки оказались нормальными ребятами, не задавались и приняли нас в свою компанию, зазывая почаще заходить в кабак, да и вообще обращаться в случае чего.
   Именно через них я собирался провентилировать вопрос о востребованности зелий среди легионеров. Для начала предложить тот же эликсир, выводящий токсины из организма в качестве антипохмельного. Для изготовления приличной партии, сырья у меня предостаточно, времени на изготовление требуется не слишком много. Если товар пойдет, можно будет расширить ассортимент.
   Компания оказалась на месте, разминаясь жидким винцом, подававшемся в трактире. Переговорив с легионерами и оставив им несколько зелий на пробу, я еле отбился от предложения продолжить с ними гулянку, сославшись на сильную занятость. Отдохнуть было заманчиво, однако свободное время следовало потратить с большей пользой. К примеру, сходить на полигон, посмотреть на тренировки боевых магов, да и самому потренироваться не помешает.
   Пару дней назад я все же смог создать корявую иллюзию местности, правда, демонстрировать свои успехи Гнилу не собирался, обойдусь пока. К тому же следовало довести до ума заклятье, позволяющее создавать небольшие иллюзии вблизи мага. Это давало широкие возможности по изменению внешности, способные одурачить на некоторое время неопытного мага, либо создавать правдоподобные иллюзии боевых заклинаний других школ. Заклинание было поддерживаемым и тянуло ощутимое количество энергии из мага, но даже с моими скромными возможностями вполне могло использоваться довольно продолжительное время. Освоить его оказалось непросто, но я справился.
   Осталось лишь довести время создания до приемлемого уровня и потенциальных вражин ждет небольшой сюрприз. Для этого и глазел, когда выдавалась такая возможность, на тренировки других магов, запоминая какие эффекты возникают при создании разных боевых заклинаний. Пригодится, когда понадобится обмануть или напугать противника.
   Определившись с планами, я двинулся в сторону полигонов...
   Полностью вымотавшись, но довольный собой я неторопливо двигался в сторону жилья. Ужин конечно пропустил, но оно того стоило: удалось поглазеть на бои огневиков и воздушников да приметить несколько заклятий, имеющих зрелищные эффекты и неплохую эффективность, которые подойдут под мои замыслы. Например, простейший огненный шар, выглядящий довольно грозно, и более серьезные, работающие по площади, наносящие хороший урон. Особенно меня удивило заклинание, которое я обозвал "воздушная плеть" (как оно на самом деле называется, не имею ни малейшего понятия): около руки мага после активации появлялась еле заметная рябь, словно от нагрева воздуха невидимой горелкой, больше никаких видимых эффектов не наблюдалось. Но стоило магу взмахнуть рукой, как полоса идущего рябью воздуха прилично удлинялась, а ржавые доспехи, набитые соломой и изображавшие противника, со скрежетом распадались на неравные части там, где их коснулась невидимая глазу плеть. Причем хлестал этой плеткой маг с расстояния метров в десять, всего лишь лениво шевеля пальцами и сшибая зараз по три-четыре мишени. Мне, естественно, тут же захотелось иметь в своем куцем арсенале такое полезное заклинание, однако как я ни старался, подробно рассмотреть его узор не вышло - маг слишком быстро его создавал и использовал, не позволяя разглядеть конструкцию целиком. Приуныв, я еще немного поглазел на устроенное воздушником представление, а затем переключился на огневиков, устроивших поединок и, утешаясь мыслью, что все равно не смог бы его использовать при всем желании. Слишком много энергии оно кушает.
   Да и черт с ним, есть и в иллюзии интересные заклинания. Взять хотя бы заклятье страха, которым любит потчевать Хирун. Его эффект я почувствовал на собственной шкуре, так что могу с уверенностью сказать - по эффективности оно ничуть не хуже многих боевых, если не лучше. С учетом возможности регулировать степень воздействия и не летальность (в большинстве случаев), так даже и получше будет. Всем оно хорошо. Осталось лишь выцыганить это знание у вредного пьяницы.
   С того дня, как я в первый раз испытал на себе его действие, меня не покидала мысль как-то вызнать у мастера это заклинание. Вот только как это сделать? Хирун по-прежнему не видел в нас ничего кроме бесплатной рабсилы и не проявлял никакого желания обучить хоть чему-то, спихнув все на Гнила. А эта паскуда ни за что не станет обучать чему-то сверх необходимого, ему слишком нравится унижать, и безвозмездно делиться знаниями, способствуя росту мастерства других, не в его манере. Да и не факт, что данный индивид сам владеет таким заклятьем. Придется думать, как вытащить знание из старого алкаша.
   Об этом я размышлял все свободное время, подключив и Свена. Правда, тот ничего путного не родил, мыслями витая в другом месте. Все об Ине грезит, дурак влюбленный. На уме, небось, одни поцелуйчики да обжимания по вечерам. Хотя грех его винить, дело то молодое. В итоге дальше размышлений дело не доходило...
   Возможность раскрутить мага, подсказал, как ни странно Гнил, однажды проговорившись, что старый мастер хорошенько приняв на грудь и находясь в хорошем настроении (что бывало чрезвычайно редко) любит поболтать о былых подвигах, и в таком состоянии падок на лесть. Поразмыслив на досуге, на этом я и решил сыграть, дождавшись подходящего случая. Если уж обучать старый пень не хочет, возможно, удастся лестью хотя бы уломать его на несколько демонстраций. Память, благодаря тренировкам и заклинанию близка к идеальной, запомнить все показываемое не составит труда...
   Случай подвернулся спустя неделю. Мы в очередной раз прислуживали Хируну, который закатил грандиозную пьянку, созвав, похоже, всех своих лагерных собутыльников.
   Гулянка продолжалась всю ночь, самые стойкие гости попадали под стол только к рассвету. Мы со Свеном еле держались на ногах, поскольку толком отдохнуть за ночь не удалось.
   Хирун, до этого дремавший в своем излюбленном кресле, вдруг проснулся и, обведя пьяным взглядом царивший за столом хаос, громко потребовал выпивки.
   Употребив изрядное количество слабого вина, мастер подобрел, и его потянуло на общение.
   - Эй ты, как там тебя? Иди сюда,- замахал руками, подзывая маг. Дождавшись, когда я подойду, он указал на ближайший к нему стул. - Сядь.
   Сев куда сказали, я терпеливо ожидал дальнейших указаний. Минут пять Хирун буравил меня мутным взглядом, чуть покачиваясь, после чего, видимо удовлетворившись результатом, откинулся на спинку кресла.
   - Налей-ка мне, и себе давай тоже плесни. - Выпив, он прикрыл глаза и ненадолго замолчал, крутя в руке изящный бокал из горного хрусталя. Черты лица его вдруг разгладились, а сам он не открывая глаз заговорил. - А ты знаешь, что творилось в империи тридцать лет назад? Нет? Да тебя, поди, тогда на свете не было, сосунок, откуда тебе что-то знать. Эх, славные были деньки, скажу я тебе. Я был полон сил, и казалось, весь мир был у моих ног...
   Хирун погрузился в воспоминания, рассказывая о свершенных подвигах и выигранных битвах, постепенно распаляясь все сильнее, размахивая руками и расплескивая дорогое вино, не обращая впрочем, на это никакого внимания. Я же терпеливо внимал пьяным речам, в нужных местах ахая и поддакивая магу. Не забывал и о бокале, вовремя подливая рубиновую жидкость, стараясь, чтобы он у старика был всегда полон.
   Наконец, когда мастер как мне думалось, дошел до нужной кондиции, я решился вмешаться в монолог.
   - Мастер Хирун, вы воистину великий маг! - придав лицу восторженное выражение, выдал я, когда алкаш в очередной раз прервался, чтобы приложиться к бокалу.
   - Чего!? - поперхнулся тот, стараясь сфокусировать на мне уплывающий в сторону взгляд. - Ааа, это ты. Не так уж ты и туп. Как бишь там тебя? А-а, неважно. Я был лучшим среди этих напыщенных снобов! - Раздулся он от гордости. - Ха! Да ни один из них не мог тягаться со мной в мастерстве, ни один! Мне легко давалось то, над чем богатенькие тупицы бились годами! Я им всем показал, что не стоит глумиться над вигтисом Хируном!!!
   - Мастер победил всех своих противников использовав свой отточенный ум и знания, - с благоговением прошептал я, старательно изображая восторг. Ну же, давай, глотай неприкрытую лесть и расскажи что мне нужно. Зря я что ли тут изображаю из себя восторженного идиота?
   Хирун внимательно выслушал мои слова, ненадолго приложился к бокалу. На лице его проступило довольное выражение:
   - Что, сучонок мелкий, впечатлен моими умениями? То-то же. Только идиоты думают, будто маг иллюзий ни на что не способен в бою. Дебилы позабыли о старых временах, когда именно мы были сильнейшими магами империи. Конечно, многое позабыто и утрачено, но не все, отнюдь не все. То же Заклинание страха самое безобидное из арсеналов боевой магии. Правда и дошли до наших дней лишь единицы из боевых заклятий.- Он горестно вздохнул, сделал приличный глоток и продолжил. - Но и те, что есть, очень удивят любого противника. Прям, до смерти удивят! - Заржав над собственной немудреной шуткой, маг хлопнул руками по столу, от чего вино из бокала в очередной раз пролилось на потерявшую былую белизну скатерть.
   - Ваша мудрость не знает границ, мастер. Я был бы благодарен, если бы мастер передал ее толику своему покорному слуге.
   - Ишь как сладко поешь, паскуда! И каких же знаний ты жаждешь, сучонок? - наклонился в мою сторону Хирун, пытливо разглядывая меня своими поросячьими глазками, мутными от выпитого.
   - Я был бы рад любому знанию, - низко поклониться и побольше кротости в голосе, - но больше всего жажду, чтобы мастер обучил меня заклинанию страха, - я стиснул под столом кулаки, не решаясь поднять голову. Надеюсь, моя затея принесет хоть какие-то плоды.
   - Научить? Тебя? Гы-гы-гы, ну ты и шутник. - развеселился маг. - Думаешь, сможешь понять столь сложную форму? Серьезно!? Хотя-я, а почему нет? Я сегодня добрый, че б не попробовать. - В глазах Хируна появился подозрительный блеск. - Смотри внимательно и запоминай, если сможешь.
   Подняв руку, он медленно сформировал сложнейший из виденных мной узоров. Я следил за процессом во все глаза, запоминая мельчайшие детали. Уж очень подозрительно было столь быстрое согласие мастера. Он явно задумал какую-то гадость и не факт, что удастся еще раз раскрутить его на демонстрацию.
   - Теперь выбираем степень воздействия, вливая определенное количество энергии, - закончив с узором, произнес Хирун. Фигура в магическом зрении засветилась призрачным голубоватым светом.- И напоследок, произносим ключевое слово... Ну а поскольку заклинание создано, необходимо его применить, не находишь? - на лице Хируна появилась мерзкая улыбочка. Он направил руку с готовым заклятьем в мою сторону, и произнес: - Наслаждайся, ученичок,...
   И активировал заклинание.
   Последнее, что я услышал перед тем, как меня охватил дикий ужас, был довольный хохот пьяницы.
  
  
  
Глава 9
   В дальнем форте, защищавшем удобный проход, расположенный рядом с сужавшимся до дюжины метров руслом реки, я находился уже третий день, матерясь на начальство, сославшее в эту глушь.
   Да только добираться сюда пришлось больше недели, в основном по горам, рискуя сорваться с узенькой тропки, что петляла словно пьяная. Идти приходилось по большей части пешком, ведя лошадь под уздцы.
   Но все плохое когда-нибудь заканчивается, закончилось и мое путешествие. На восьмой день, к вечеру, из-за очередного поворота вынырнули высокие стены небольшого форта, что полностью перекрывал возможный проход.
   Облегченно вздохнув, я ускорил шаг, стараясь быстрее покончить с формальностями при встрече и, наконец, нормально отдохнуть от выматывающего пути.
   Не успел подойти ближе пары десятков метров до стены, как был остановлен окриком, раздавшимся с ближайшей башенки:
   - Стой! Кто таков и с какой целью тут шастаешь?
   - Маг поддержки Лок. Прибыл для зарядки накопителей и проверки защитных чар ваших стен, - устало прокричал в ответ.
   - Маг говоришь? А чем докажешь? - донеслось сверху.
   Вот же проверяльщики херовы. Доказательства им нужны. Будут сейчас вам доказательства, только не жалуйтесь потом, сами простили.
   Я вытянул вверх правую руку и, сформировав узор 'Светляка', начал напитывать тот энергией.
   Влив в него треть доступных сил, отвернувшись и крепко зажмурившись, произнес слово-активатор. Даже сквозь закрытые глаза почувствовал, как полыхнуло сработавшее заклинание. На стене, не ожидавшие такой пакости, заорали дурными голосами несколько человек. Ярчайшая вспышка ослепляла не хуже световых гранат.
   А нечего было придираться. Походите пару минут с зайчиками в глазах, будет вам наукой, как усталых магов проверками изводить.
   Наконец маты и крики стихли и уже другой голос произнес:
   - Ладно магик, пошутили и будет, сейчас откроем. Подходи к калитке в воротах.
   Вот так бы сразу, а то вечно подлянку какую устроить норовят. Поначалу, когда я только приступил к службе, как примерный служака соглашался на эти самые проверки, пока не понял, что местные солдафоны просто издеваются, заставляя проходить надуманные процедуры. Не любили вояки магов поддержки. Завидовали высокому жалованью и легкой, как они считали, работенке, не стоящей таких деньжищ. Боевых магов боялись, а нашего брата сильно не любили, вымещая на беззащитных в большинстве своем людях, этот свой страх. Потому и старались нагадить, как могли.
   А уж если смолчать, и не обращать на всякие там проверки и издевательства внимания, то и вовсе пустым местом считать начинают, полагая своим долгом вытереть о тебя ноги.
   Поэтому, если хочешь нормально питаться и ночевать в относительно сносных условиях, следует сразу ставить таких на место, доказав что не так уж прост и беззащитен. Иначе никак. И пофиг, что ты маг иллюзий. Либо ты заставишь себя уважать, либо будешь жрать объедки и получать пинки.
   Поскольку ни того, ни другого мне не хотелось, пришлось соответствовать. Вышло это не так чтобы легко, но все же проще, чем мне поначалу думалось. Пришлось для этого пульнуть хиленьким шаром огня под ноги самых нахальных в одной из местных мелких крепостиц, пару раз использовать освоенное наконец-таки заклятье страха, да и иллюзии заклинаний других школ несколько раз выручали. В итоге слава мага, с которым связываться себе дороже, полетела впереди меня.
   Осталось только иногда поддерживать ее, выкидывая фортели, вроде того, что сейчас провернул. И все, никаких попыток задеть или накормить плохо приготовленной кашей (после года в академии, каши вообще видеть не могу). Уважать начали. Никому неохота испытать на себе ярость мага, который тебя может поджарить или заставит обгадиться от страха, а то и еще чего похуже. Вот так вот...
   В тот день я занимался проверкой сигнальной системы на одном из постоянных постов. Работа была несложная, но довольно муторная и выматывающая. Приходилось быть предельно сосредоточенным, дабы не пропустить ни единого участка в цепочке заклятий и заметить мельчайшие изменения узоров. Поэтому изменения во внешней обстановке я заметил далеко не сразу, полностью погрузившись в работу.
   Отвлекла меня только неожиданно сработавшая, вроде как деактивированная, сигналка, долбанув яркой вспышкой по глазам и оглушив заунывным воем.
   Кое-как оклемавшись от сбрендивших чар, проморгавшись и прочистив уши, я, наконец, заметил, что на посту царит нездоровая суета.
   В сторону реки быстрым шагом двигалась сотня тяжело бронированных латников со здоровенными алебардами и длинными копьями в руках. Лучники же занимали позиции на стенах.
   По двору метались бездоспешные воины, перетаскивая что-то явно тяжелое. Периодически, перекрывая все звуки, раздавался зычный бас начальника поста, расположившегося на самой высокой точке стены и отдававший приказы.
   Взобравшись на стену и глянув на реку, я понял причину суеты. Из воды на берег выбирались массивные полуобнаженные фигуры, около десятка, и постепенно ускоряясь, двигались в нашу сторону, издавая воинственные крики. Навстречу им уже перемещались латники, на ходу разворачиваясь в боевое построение и выставив навстречу врагу частокол копий.
   Увидав противника, орки взревели еще громче и ринулись к цели нестройной толпой.
   Вперед, опередив остальных на несколько метров, вырвался самый здоровенный, с огромным стальным молотом на толстой рукояти. Вот по нему и пришелся первый залп лучников, про которых я уже и подзабыл. Больше половины стрел нашли свою цель, но к моему удивлению, орк и не думал помирать: впившиеся в тело снаряды только остановили набранный им разгон, заставив сбиться на шаг и вызвав вопль, полный ярости и боли.
   Следом последовало еще несколько залпов, сбивая пыл нападающим, не давая набрать сколь либо приличную скорость. На землю при этом не упал ни один орк. Похоже, шкура у них очень прочная. Или слишком живучие эти твари.
   Пока я предавался размышлениям, латники подошли почти вплотную к неприятелю, охватывая орков полукольцом. Теперь стало ясно, что же смущало меня все то время, что наблюдал за орками. Самый маленький из них был на две головы выше здоровенных латников и намного массивнее закованных в железо людей. Похоже, рост у них под два метра будет, не говоря уже о ширине плеч. Явно силой матушка природа их не обделила.
   Раздалась зычная команда, копья синхронно опустились, и латники, не торопясь и не размыкая рядов, двинулись на противника. Похоже, данный маневр был отлично отрепетирован, поскольку действовала тяжелая пехота, словно единый организм.
   Первыми очухавшиеся орки, не дожидаясь товарищей, бросились на стальную реку, и с воплями боли отскочили назад, напоровшись на стену острейших наконечников. Не всем из нападавших удалось вовремя отойти, и один орк уже валяется на земле, пронзенный сразу тремя или четырьмя копьями, дергаясь и злобно крича. Затихает он только после точного удара копьем в глазницу. Остальные серокожие гиганты уже не спешат столь безрассудно нападать и потихоньку отступают назад, выкрикивая что-то явно оскорбительное.
   Орк с молотом в руках что-то грозно рявкает, и более мелкие сородичи собираются за его спиной, образуя нечто похожее на перекошенный клин. Острием построения выступает обладатель молота, который начинает все быстрее крутить тяжеленную железяку перед собой, все увеличивая темп.
   Молот уже похож на быстро вращающийся пропеллер и с оглушительным ревом, вожак устремляется вперед, прямо на надвигающийся лес копий. Следом, подхватив клич лидера, несутся остальные.
   Столкновение!
   Во все стороны полетели обломки копий, а громила ворвался в ряды латников, ломая строй и расшвыривая людей, словно котят. Следом рванули и остальные орки, победно крича и завывая.
   Строй латников распался, несколько человек остались лежать на земле, заливая ее алой кровью, но и у орков тоже потери. Еще трое повержены и не способны продолжать бой. Однако ситуация у людей гораздо хуже. Лишившись преимущества в атаках на расстоянии, они схватились за мечи и топоры, а на близкой дистанции преимущество на стороне серокожих. Они, похоже, намного сильнее физически, а за счет длинных рук легко уклоняются от ударов людей, сами нанося их беспрерывно.
   Построение ушло в глухую оборону, выставив щиты и изредка огрызаясь ответными ударами, постепенно окружая увлекшихся избиением орков. Прошло всего несколько минут и здоровяки оказались в плотном кольце, что постепенно сжималось вокруг них.
   Люди напирают, постепенно отвоевывая шаг за шагом. И вот уже оркам не размахнуться как следует, удары становятся все слабее и уже не столь точны, а мечи людей все чаще достают гигантов, глубоко вонзаясь в плоть.
   Падает один орк, другой, третий... на ногах остается только вожак, весь залитый своей кровью, сочащейся из множества ран.
   Его молот собрал обильную жатву, но силы постепенно покидают израненное тело, а оружие все реже поднимается, чтобы опуститься на врага. Удары мечей все чаще оставляют отметины на шкуре великана.
   И наконец, молот выскальзывает из ослабевших пальцев, а в небо несется обреченный вой осознающего свое поражение гиганта. Последний удар... и бой завершен.
   Люди одержали победу, но цена ее слишком высока, на мой неискушенный взгляд.
   Отойдя от ступора, вызванного просмотром кровавого зрелища, я спустился вниз, узнать подробности. Узнал. Полтора десятка человек ранены, четверо убитых. А нападавших было всего-то девять! На сотню закованных с ног до головы в броню латников. Веселая такая арифметика выходит. Есть над чем подумать, да?
   Но размышлять на эту тему буду потом. Сейчас, когда суета закончилась, надо бы сходить, поглазеть на орка вблизи. Интересно ведь. А то с такого расстояния подробностей не разглядеть.
   Быстро спустившись во двор, я неторопливо двинулся в сторону восточной стены, за которую стащили тела орков, дабы затем сжечь.
   Они были там, сваленные как попало, все в грязи и крови. Выбрав лежащего лицом вверх, я подошел поближе.
   Я внимательно осмотрел орка вблизи. Тот был крупный, намного крупнее человека, рост явно превышал два метра, а ширине плеч мог позавидовать любой билдер. Кожа серо-бурого цвета, покрытая запекшейся кровью, была грубой и очень толстой. Поэтому стрелы и не смогли нанести существенного урона.
   Покрытые старыми кривыми шрамами и свежими ранами руки, что значительно длиннее, чем у человека, опускались ниже колен, и оканчивались четырьмя пальцами с острыми, немного загнутыми когтями, длиной в пару сантиметров. Несмотря на кое-где заплывшее жирком тело, он не казался толстым, скорее напоминал борца, прекратившего на время тренировки.
   Из одежды присутствовало только ожерелье из десятка крупных клыков и шкура какого-то здоровенного животного, обмотанная вокруг торса и связанная на поясе широкой полосой кожи.
   Переведя взгляд на голову мертвяка, я невольно скривился. Толи и при жизни орк не был красавцем, толи смерть наложила свой отпечаток, но зрелище было малоприятное.
   На абсолютно лысой башке выделялись здоровенные оттопыренные уши с вытянутыми мочками. Глубоко посаженные глаза разного размера были открыты, как и широкий безгубый рот, полный кривых и заостренных зубов пепельного оттенка, распахнутый во всю ширь. Нос же, свернутый набок, наоборот, был мелкий и будто вдавлен внутрь черепа.
   - Красавец, правда? - пнул тело, подошедший десятник. - И такие красавцы лезут к нам регулярно, чуть не каждую седмицу.
   - Что им надо в империи?
   - Знамо что. Девок и железа любого побольше. А еще жратвы, - сплюнул легионер.
   - Ну, девки понятно для чего. А железо зачем?
   - А ты видал, с чем они на нас кидались? Деревянное дубье, да каменные топоры. Дикари однем словом. Нету у них там железа, или добывать не умеют, мне все едино. Поэтому любая железка идет у выродков на вес золота: чем больше смог захапать, тем сильнее и удачливее считается воин. Из наших железяк уже делают оружие и украшательства всякие. - Вояка вновь смачно харкнул, попав прямо в раззявленую пасть орка.
   - А знаешь, магик, что у них деликатесом считается? - дождавшись моего отрицательного ответа, он ехидно так осклабился. - Человечинка, свежая. А еще лучше с душком. Так что девок они воруют, трахают до смерти, а потом жрут.
   Меня от представленной картины замутило, а десятник заржал, довольный произведенным эффектом:
   - И главное, живучие суки, что твоя кошка: пока бошку не снесешь или кровища вся не вытечет, будет пытаться тебя грохнуть. Дак мало того, еще и магия их почти не берет, паскуд этих! Что огнем, что молниями пуляй, все бесполезно. Подкоптятся лишь чуток и дальше на тебя прут. Вот такие дела, магик.
   Ох, ничего ж себе! Это настоящие машины для убийства получаются. Если десятник не приукрасил, конечно. Хотя если и так, то не намного. Насчет магии не знаю, а вот как долго сражались утыканные стрелами и уже несколько раз проткнутые копьями насквозь орки, сам смог понаблюдать. И чтобы сладить всего лишь с десятком этих тварей, понадобилась сотня латников и полсотни лучников. И то без жертв не обошлось.
   - Одно тока радует, - продолжал тем временем десятник, - сюда молодняк ихний в основном лезет. А тупы скоты эти безмерно: если увидят противника - прут напролом, не шибко заморачиваясь всякими хитрыми маневрами. Хотя с их дурью они особо и не нужны. Если меньше полусотни в тяжелом доспехе будет, считай хана. Вожди ихние с опытными бойцами между собой грызться любят поболе, чем в походы на наши земли ходить. А то б нам тут тяжко пришлось.
   - И много орков в западных землях обитает?
   - А мне почем знать? Я их по головам не считал. Начальство в курсе, у него и спрашивай.
   - Ну хоть примерно сколько, можешь сказать?
   - Поговаривают, что не меньше чем полста тыщ, а то и больше! - важно произнес вояка, глядя этак свысока. - Совсем вы, магики, дурные. Ничего кроме своей магии вокруг не видите, и видеть не хотите.
   - Сейчас кое-кто тоже видеть не сможет, если за языком следить не будет, - создав иллюзию огненного шара приличных размеров, я направил его в сторону побледневшего десятника.
   - Эээ... это я неудачно пошутил так, насчет дурости, - не отводя взгляда от вращающегося клубка пламени, пролепетал десятник, - не надо в меня этой гадостью пулять.
   - Раз пошутил, прощаю. - Я развеял заклинание к явному облегчению воина. - Только больше так не шути, а то не пойму в чем соль шутки и приголублю, чем под руку подвернется.
   - Больше не повторится, ваше магичество! - вытянулся в струнку десятник. - Разрешите идти?
   - Иди-иди, - махнул рукой, отпуская. - Только помни о моих словах.
   - Так точно! - вновь вытянулся вояка и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, шустро побежал в сторону ворот.
   Полюбовавшись еще некоторое время на тела, я тоже побрел к воротам, размышляя об увиденном.
   Сегодняшняя битва меня впечатлила. Всего десяток орков навел такого шороху. А что будет, если их придет в десять, или, не дай-то боги, в сто раз больше? Их же никакие укрепления и войска не удержат!
   Мне стало немного не по себе от такой перспективы. Надо быстрее уматывать из армии, неохота тут сдохнуть от лап этих тварей в случае большой заварушки.
   А что такие тут периодически происходят я уже в курсе, добрые люди просветили. Еще в первые дни, чтоб значит, страху на новичков нагнать и поиздеваться. Честно говоря, тогда я не придал особого значения этим словам, посчитав злой шуткой, но теперь, когда воочию увидел мощь серокожих гигантов, те слова приобрели устрашающий смысл...
   Остаток дня работа шла ни шатко, ни валко, я постоянно отвлекался на размышления об увиденном, отчего снижалась концентрация и приходилось по нескольку раз проверять одни и те же участки. К вечеру успел изучить едва ли половину сети, отчего настроение нисколько не улучшилось. Ночью, ворочаясь и пытаясь уснуть, постоянно прокручивал в голове детали битвы, анализируя увиденное. В итоге, уснуть удалось только под утро, когда уже начало светать.
  
  
  
Глава 10
   Распрощавшись с затерянным в горах постом, с утра пораньше двинулся в обратный путь. Следовало поторопиться, если я хотел успеть добраться к следующему до темноты. По пути тренировался в создании очередного заклинания, пустив кобылку быстрым шагом. Я наловчился делать это даже в седле, поскольку другого времени на тренинг выкроить не удавалось. За пять прошедших месяцев, меня признали одним из перспективных магов в поиске и устранении неполадок в защитных сооружениях и сигнальных системах (вот и пригодилась способность различать тончайшие токи энергии), поэтому постоянно гоняли по самым проблемным объектам. Сперва с более опытными напарниками, а в последний раз отправив в одиночку.
   Одному было немного стрёмно, зато никто не капал на мозги и не мешал тренировкам. Из десятка напарников, нормальным оказался только один: крепко сбитый мужик по имени Дин, лет сорока, с грубыми чертами лица и озорными голубыми глазами, подходящими больше юноше, чем взрослому мужчине. Дин, в отличие от большинства прошлых напарников не пытался строить из себя большого начальника, с удовольствием отвечал на мои вопросы и охотно делился собственными наблюдениями и опытом.
   - Ты, Лок, умный малый, продолжать учиться тебе надобно, - говорил он мне при каждом удобном случае, ссылаясь на собственный опыт.
   Дин, как оказалось, еще дважды грыз гранит науки в стенах академии и собирался туда снова, даже несмотря на дикий срок службы в двенадцать лет в случае еще одного года учебы, оплаченного легионом.
   - Понимаешь, паря, можно и без этого неплохо устроиться, - сказал он, когда я поинтересовался его мотивами. - Копить тихонько на домик и ни о чем другом не задумываться, выполняя одно и то же, год за годом. Но это слишком скучно. Иметь дар творить магию и не развивать его - огромная глупость, как по мне. Да и платят умелым магикам куда больше, чем новичкам. - Хитро улыбаясь, подмигивал мне Дин.
   В этом он не соврал: жалованье того же ученика вдвое превосходило таковое у кое-как обученных новичков. Ну а ранг подмастерья позволял магу, работающему на легион, за короткое время заработать приличный капитал и ни в чем себе не отказывать, живя на широкую ногу. О мастерах и говорить нечего, пример Хируна и иже с ним был перед глазами.
   Однако не только деньги служили стимулом для совершенствования. Чем искуснее становился маг, тем лучше он контролировал энергетические процессы собственного организма, что позволяло увеличить продолжительность жизни. Даже неопытный маг ранга новичок, жил на тридцать-сорок лет дольше обычного человека, у мастера этот срок увеличивался до двух-трех сотен, ну а грандмастер способен был протянуть лет семьсот.
   Об этом интересном феномене, я вычитал еще в академии. Владели информацией и большинство магов поддержки, которых просвещало непосредственное начальство. Однако немногие имели терпение и желание продолжать учебу. Еще меньше было тех, кто способен был усвоить новые знания, поэтому большинство и не заморачивалось вопросами обучения, довольствуясь теми крохами знаний, что имели.
   Дин же, разительно отличался от большинства коллег, уже получив ранг ученика и подбираясь к подмастерью. Именно у него я научился заклинанию огненного шара и паре простеньких, типа "Искры", позволяющей создавать небольшой огонек. Стоило лишь попросить, и он сразу согласился на обучение, радуясь моей тяге к знаниям. Жаль с ним меня отправляли всего пару раз, может удалось еще чего полезного почерпнуть, как шлифуемый сейчас магический щит, защищающий от физического урона и простейших заклинаний. Он подходил для любого мага, вне зависимости от расположенности к определенной школе. Его нам по идее должен был продемонстрировать наш мастер, но судя по всему дождаться этого события в ближайшее время нам не светило. Хорошо Дин подвернулся, да не отказал страждущему.
   Именно это полезное заклятье я сейчас и тренировал. Пока что получалось не ахти. Узор выходил верно лишь с пятой-шестой попытки, а активировать заклинание удавалось через раз. Хорошо на создание и активацию тратилось не так много энергии, да и резерв удалось еще прилично подрастить. Основные затраты шли при непосредственном воздействии на щит, так что остаться пустым в ближайшее время мне не грозило. Так я и двигался, не особо торопясь и периодически кастуя заклинание.
   Солнце уже давно перевалило зенит, когда я решил перекусить и дать лошадке отдохнуть. Спешившись, чтобы размять ноги, я вел кобылку в поводу, решая, где устроиться на обед. Развеяв очередную неудачную попытку узора, прикинул, стоит ли попробовать еще раз или хватит пока.
   А, попытка не пытка, попробую еще. Что удивительно, создать щит вышло без особых проблем, что не могло не радовать. С каждым разом делать его выходило все проще, а количество неудач уменьшалось.
   Приметив симпатичную полянку, я свернул с дороги, радуясь своим успехам, погожему деньку и скорой трапезе. Радоваться получилось не долго.
   Не успел я еще толком расположиться на поляне, как из густого кустарника, охватывающего ее полукругом, ломая ветки и тихо матерясь, вылезли двое мужиков звероватого вида.
   Оба были одеты в грязные лохмотья, заросли густыми бородищами до глаз, а грязные нечёсаные патлы опускались у обоих ниже плеч. У светловолосого бородача справа, на поясе болтался ржавый меч без ножен, а рыжий детина сжимал в руке устрашающего вида дубину с длинными деревянными шипами на конце.
   Бросив взгляд на оставленную дорогу, прикидывая путь к отступлению, я увидал третьего, целившего в меня из маленького охотничьего лука.
   Приплыли. Кажись кого-то сейчас будут грабить.
   Проверив, на месте ли щит (на месте, не успел развеять), я немного успокоился и принялся готовить свой куцый арсенал к бою, не выпуская из поля зрения бородатых разбойников, что разошлись в стороны и замерли в паре десятков шагов от меня, перекрывая возможные пути к бегству. К сожалению, они были слишком далеко друг от друга, чтобы обоих накрыть заклятьем страха, да и о лучнике забывать не стоило. Придется тянуть время, чтобы успеть подготовиться. Жаль в загашнике сейчас нет ничего кроме модифицированного светлячка да искры, слишком сложно было держать что-то мощнее и тренировать щит. Теперь за это и расплачиваюсь.
   Разбойники тем временем решили подать голос.
   - Слышь, служивый, ты не дергайся, нам твоя кровушка ни к чему, - произнёс рыжий громила.
   - Ага, токма кобылка, да одежка твоя, - хохотнул белобрысый, в предвкушении разминая грязные лапищи. За меч он хвататься не спешил.
   - Я гонец его императорского величества с важным донесением! - срывающимся голосом (страшно ведь) крикнул в ответ, про себя радуясь, что не нацепил балахон в коих тут большинство магов шастает, а был в потертых полотняных штанах, заправленных в короткие полусапожки и легкой кожаной курточке, что в большинстве своем таскают гонцы. Иначе никто со мной разговаривать не стал. Пустили бы стрелу в спину и всего делов. Скверно обученному магу этого с головой хватит, несмотря на всю его магию.
   - Да хоть сам император, нам все едино,- сплюнул рыжий, - дернешься хоть чуть - Жи тут же тебя стрелками утыкает. Будешь шо твой еж.
   - Гы, дохлый гончий ежик, - заржал белобрысый, обнажив в ухмылке гнилые пеньки зубов.
   - Хорошо-хорошо, только спокойно, я все отдам, - медленно отходя от лошади и разводя руки в стороны, миролюбиво произнес я, лихорадочно формируя заклинание огненного шара. Заклятье страха уже сформированное, ждало своей минуты.
   - Умница, солдатик, - широко осклабился рыжий, поигрывая своей дубинкой, - скидуй одежку и никто тебя не тронет, богами клянусь.
   - Да-да, сейчас, - я отступил еще на пару шагов, так, чтобы в поле зрения появился лучник. Заклинание было готово, осталось произнести только слово-активатор, но я медлил. Никак не мог заставить себя это сделать. Убивать людей мне до этого не доводилось, однако сейчас другого выхода просто нет. Если не устранить лучника, он за три-четыре выстрела пробьет щит и тогда мне крышка, даже если каким-то чудом удастся справиться с двумя остальными. Поэтому без нейтрализации лучника никак. Только так появляется шанс одолеть всех.
   - Чёй-то ты не торопишься, - перестав улыбаться и вынув свой ржавый меч, двинулся в мою сторону блондинистый, - щас я тебя потороплю.
   Выбора нет, необходимо действовать. Эти ребята ни за что не оставят меня в живых, не в их интересах оставлять свидетеля так близко от поста.
   Резко развернувшись, я метнул заклинание в лучника, однако прежде чем вспыхнуть как новогодняя елка, он успел спустить тетиву. Стрела щелкнула в десятке сантиметров от тела о замерцавшую преграду, ощутимо просадив резерв. Желудок подпрыгнул к горлу от зрелища заживо сгорающего человека, истошно вопящего и безуспешно пытающегося сбить колдовское пламя, а вдоль позвоночника пополз мерзкий холодок, заставив замешкаться и не сразу среагировать на атаку оставшихся бандитов. Я собирался сразу после нейтрализации лучика броситься к дороге, вынуждая погнавшись за мной разбойников, сблизиться на дистанцию, на которой заклинание страха подействует на обоих. Однако ступор, охвативший меня при виде дела рук своих, поломал все планы.
   Взревев раненным зубром и высоко подняв меч, светловолосый разбойник ринулся на меня, за секунды преодолев разделяющее нас расстояние, его рыжий напарник, наоборот, не торопился нападать: сузив глаза и покрепче сжав дубину, он медленно перемещался, стремясь зайти за спину.
   Времени мешкать не оставалось, щит не выдержит долго и тогда мне конец. Развернувшись в сторону рыжего, я метнул в него заклятье. Не обращая внимание на истошно завопившего разбойника, кинувшегося бежать не разбирая дороги, тут же отскочил в сторону от неумелого выпада громилы с мечом. Рыжий из банды показался мне наиболее опасным, потому и выбрал его в качестве первой цели. Теперь надо как-то остановить обезумевшего здоровяка, что без устали пластал воздух клинком, не давая времени сосредоточиться для создания заклятья. Разок он меня уже зацепил, резерва хватит еще на пару ударов, не более. Придется обходиться тем, что осталось.
   Дождавшись пока бородач в очередной раз кинется в атаку, я активировал светляк прямо перед его лицом. Полыхнуло будь здоров. Бугай заорал дурным голосом.
   - Сука, ничего не вижу. Я ослеп, ослеп! - ревел он, выпустив меч и схватившись за лицо.
   Не дожидаясь пока разбойник придет в себя, я подхватил с земли меч и широко размахнувшись, двинул того рукоятью по затылку. Понадобилась еще пара ударов, чтобы наверняка его вырубить. Здоровый попался, зараза.
   Убедившись, что бандит точно в беспамятстве, я отбросил железяку подальше в кусты и побежал в ту сторону, куда ускакала лошадь, сорвавшая повод с ветки, куда я успел его накинуть, напуганная громкими криками и яркой вспышкой. Следовало убираться отсюда как можно быстрее, пока оставшиеся в живых разбойники не очухались и снова не кинулись в драку.
   Выбежав на дорогу и стараясь не смотреть на обгорелую головешку, в которую превратился лучник, я заметил рыжеволосого разбойника. Далеко детина не убежал: из спины бедолаги торчал здоровенный обломок толстой ветви, заляпанный кровью и мерзкого вида ошметками. На сук он наткнулся, когда не разбирая дороги, ломился сквозь густой подлесок, подступающий вплотную к тракту. По себе знаю: когда приласкают таким заклятьем, бежишь, невзирая на любые препятствия.
   Рыжему не повезло: на его пути попалось дерево с обломанными ветвями, на одну из которых он и насадился со всего маху.
   В воздухе остро пахло кровью и смрадом от опорожнившегося после смерти кишечника.
   Если б не пустой желудок, я б наверно вывернулся наизнанку. А так, сглотнув отдающую горечью слюну, отвернулся и, глядя только себе под ноги, двинулся подальше от тел, с каждым шагом ускоряясь все больше. Благо лошадь убежала вперед, и возвращаться сюда снова мне не придется. Хватит с меня таких зрелищ. И так, чувствую, по ночам кошмары замучают.
   Поймав кобылу, убежавшую не так уж и далеко, я со всей возможной сноровкой взобрался в седло и припустил от места встречи с лихими людьми как можно шустрее. Оставаться и проверять, нет ли в округе еще разбойничьих шаек, как и дожидаться пока очнется оглушенный мной детина, желания не было. Острыми ощущениями на сегодня я сыт по горло. Разбирать совершенные в драке ошибки и рефлексировать по поводу совершенного душегубства лучше под защитой крепких стен и десятка-другого легионеров...
  
   Добравшись до места назначения, я даже лаяться со стражей не стал, настолько вымотался. Без особого аппетита поужинав, не чувствуя вкуса, завалился на жесткий топчан и постарался уснуть. Сил разбираться в правильности совершенных поступков уже не было. Всю дорогу и так только об этом и думал.
   Сон сморил на удивление быстро, правда облегчения не принес. Мне постоянно снился заживо горящий человек, протягивающий ко мне свои обугленные руки, будто бы желая заключить в свои жаркие объятья. "Смотри, что ты сделал со мной", - шептали полуобгоревшие губы.
   На лице с вытекшими глазами и слезшей местами коже, застыл жуткий оскал.- "Это ты виноват. Ты!".
   Я с криком просыпался и снова засыпал, а горящий человек все тянул и тянул ко мне свои руки.
   Выспаться нормально так и не удалось. Только под утро получилось забыться в коротком сне без сновидений, да и тот прервало пение горна, знаменующее утреннюю побудку. Злой и не выспавшийся, я спустился в трапезную, где, не сдержавшись, наорал на повара, вякнувшего что-то в мою сторону. Парочка легионеров, попытавшаяся встать на защиту товарища, быстро присмирела, стоило им увидеть запылавший в моей руке огненный шарик (иллюзорный само собой, но им хватило). Уж эту иллюзию я насобачился создавать за секунды, и она частенько меня выручала. Мало кто готов продолжать драку, когда в руке противника пылает рукотворное пламя. Дураков нету связываться с опытным магом, создающим заклинания практически мгновенно.
   Немного успокоившись и устыдившись своего поведения, я скоренько позавтракал и выбежал во двор. Следовало переговорить с местным снабженцем по вопросу необходимых ему зелий.
   Я все же смог наладить продажу эликсиров собственного производства, воспользовавшись помощью той компании легионеров, с которыми мы поцапались при первом посещении таверны.
   Получилось это довольно просто: ребятам предлагаемый товар (зелье, снимающее интоксикацию после пьянки) пришелся по душе, они поделились с товарищами и торговля пошла. Сперва толкал зелье за умеренную цену, а затем, когда спрос превысил предложение, эту самую цену приподнял процентов на тридцать-сорок. Клиентов конечно поубавилось, зато прибыль возросла. Все как по учебнику. Правда, запас ингредиентов довольно быстро начал уменьшаться, грозя в скором времени, если ничего не предпринимать, оставить меня без дохода. Я начал было предлагать другие эликсиры, однако спросом они не пользовались, а на что-либо другое не хватало ингредиентов.
   Пока я думал, как бы эту ситуацию исправить, вмешалось провидение в лице старшего кригса Ганца - пятидесятилетнего лысеющего и склонного к полноте дядьке, с хитрыми глазками и цепкими ручонками, гребущими к себе все, что плохо лежит, стоит и стОит приличных денег, наживавшегося на продаже казенного имущества в особо крупных масштабах. Выгоду Ганц чуял за версту, опутав паутиной из долгов и обязательств весь легион снизу доверху, и узнавая о любом событии в расположении как бы ни быстрее всех. Вот и о моих эликсирах ему донесли достаточно быстро.
   Однажды вечером, когда я заглянул в таверну пропустить стакан-другой винца и перекусить, заняв для этих целей свободный столик, ко мне подсел незнакомый мужик примечательной наружности. Среднего роста, мощного телосложения, на лице старый шрам, начинающийся под правым глазом и спускающийся до подбородка, краем задевая нижнюю губу. Серые глаза под густыми бровями смотрят жестко, оценивающе. Взгляд неприятный.
   Поскольку пустых столиков в таверне хватало, этот тип явно чего-то хотел именно от меня. На всякий случай я начал формировать модифицированный светляк, делая вид, что занят исключительно трапезой. Если хочет поговорить - поговорим, полезет с кулаками, получит в морду яркую вспышку, гарантированно ослепив на некоторое время, которого мне будет вполне достаточно чтобы вырубить его. Опыт за пару-тройку стычек с подвыпившими легионерам уже наработан.
   Тип долго ждать себя не заставил. Хлебнув из своей кружки, он не мигая уставился на меня:
   - Ты что ли Лок будешь?
   - Допустим, - ответил я, продолжая жевать.
   - Говорят, ты зельями торгуешь, - не стал ходить он вокруг да около.
   - Купить хочешь, или просто любопытствуешь? - сделав глоток кисловатого вина, я развернулся к собеседнику.
   Торговать и обмениваться своими вещами или трофеями, полученным в бою (коих было не так чтоб и мало) в легионе не запрещалось, однако за попытку воровства и продажи краденного строго наказывали. Воров, пойманных с поличным, вешали без долгих разбирательств, обвиненных в таком преступлении, отдавали в руки дознавателей, которые живо узнавали правду. Поэтому воровства в легионе кроме уж совсем мелкого (или особо крупного) можно было не опасаться.
   Правда, иногда находились некоторые несознательные личности, которые пытались отнять честно заработанные денежки у бедного мага поддержки, считая, что им они нужнее. Но благодаря помощи Свена и знакомых легионеров, таким живо на кулаках объяснялась вся их неправота. Отдавать свое, мне категорически не хотелось, посему махать кулаками и использовать на полную катушку все известные заклинания я научился быстро.
   - Интересуюсь, - на лице говорившего не отражалось никаких эмоций, даже голос казался бесцветным. - Кроме того, которым торгуешь, какие еще зелья можешь изготовить?
   - Могу сделать еще несколько, - я перечислил ему довольно куцый перечень.
   По дороге мне попадалось мало редких трав, в основном встречались достаточно распространенные, позволяющие изготовить четыре-пять самых простых зелья и одно, максимум два эликсира, одним из которых я и торговал. Второй подстегивал регенерацию организма, но спросом не пользовался, поскольку при ранениях солдатам выдавали его совершенно бесплатно.
   Так и не назвавшийся незнакомец ненадолго задумался, сделал пару глотков, после чего произнес:
   - Если все необходимые компоненты будут в наличии, какие эликсиры сможешь создать?
   Теперь уже крепко задумался я, надолго приложившись к кружке и размышляя, что ответить странному визитеру. В том, что это представитель кого-то из местного начальства, нечистого на руку, я догадывался. Доходили до меня кое-какие слухи. Но кого именно он представляет и что на самом деле пытается добиться, ведя такие вопросы, оставалось загадкой. Однако надо все же что-то отвечать.
   Шрам (я решил звать его так) не выказывал нетерпения, однако и ежу понятно, что долго молчание продлиться не может. Вдруг, не дождавшись ответа, он уйдет? Может, это как раз мой шанс начать зарабатывать реальные деньги, а не те крохи, что удавалось выручить на легионерах.
   - Что ж, если все так, как ты сказал, то я могу изготовить следующие эликсиры, - для начала я назвал тройку не то чтобы редких, но довольно сложных в изготовлении зелья. Посмотрим, что он на это скажет.
   Тип меня удивил. Он захотел все три сразу и в ближайшее время. Ингредиенты и расходники он берет на себя.
   После непродолжительного торга мы ударили по рукам, и Шрам убрался восвояси, пообещав прийти завтра за списком всего необходимого...
   Так я и стал работать на старого Ганца, о чем узнал лишь спустя несколько партий высококачественных эликов (спасибо мастеру Нессе, не поскупившейся на обучение правилам изготовления зелий, не входящих в стандартную программу подготовки). Догадываться я догадывался, но догадки это одно, а проверенная информация совершенно другое дело.
   С того времени много воды утекло. Мне удалось заработать неплохую репутацию у Ганца и даже выбить хорошую скидку на товары, идущие через жадные ручонки кригса, но все равно терзало ощущение, что хитрый тип безбожно на мне наживается, продавая эликсиры в десять раз дороже, чем платит мне за работу.
   Зелья всегда делались под заказ, небольшими партиями, времени на их изготовление уходило немного. Поэтому, я начал брать заказы у интендантов фортов и крепостиц, которые посещал по поручению начальства. Их было не так чтобы много, но лишняя копейка не помешает.
   Взяв заказ, я готовил необходимые зелья из запасов кригса, а доставкой занимались уже люди Ганца. За это ему отходила половина стоимости зелья, но позволяло мне не ломать голову над тем, как в приемлемые сроки подвозить готовые снадобья.
   В итоге к настоящему времени торговля эликсирами позволила мне скопить приличную сумму в триста империалов. Немалые деньги для простых магов и слишком незначительные для моих планов.
   Если я хочу продолжить обучение в академии и отделаться от службы в войсках, сумма нужна в десять раз больше.
   Четыре года в академии обойдутся в две тысячи, еще тысяча понадобится, чтобы рассчитаться с легионом и выплатить неустойку за прерванный контракт в размере полной стоимости года обучения (пятьсот монет). Условия для большинства практически невыполнимые, ведь за пять лет контракта средний маг поддержки зарабатывает всего-то четыре сотни.
   Сумма в три тысячи империалов на первый взгляд неподъемная, на самом деле не так уж и велика. Согласно моим расчетам, к концу первого года службы я заработаю примерно тысячу монет, а еще через год требуемая сумма будет у меня в кармане. План, как увеличить прибыль, был давно разработан и всесторонне обдуман, и дожидался лишь своего часа.
   Если все пойдет, как запланировано, довольно скоро я смогу оставить опостылевшую службу и заниматься тем, чем хочу, а не тем что приказывают.
   Так я думал, наивно полагая, что предусмотрел все возможные варианты. Время показало, что все мои далеко идущие планы, не стоили и выеденного яйца, в один миг разбившись о суровые скалы действительности...
  
  
   Примечание: эликсиры отличаются от обычных зелий тем, что при их изготовлении маг, в качестве дополнительного ингредиента, добавляет магическую энергию в строго определенное время и определенном количестве.
  
  
  
Глава 11
   Опять придется сутками горбатиться, оглядев предстоящий фронт работ, прикинул я. Огромная стена, толщиной метров шести, а высотой с десятиэтажный дом, буквально светилась от вложенных заклятий. И всю эту монументальную конструкцию следовало тщательно изучить, сантиметр за сантиметром, в поисках нарушений защитных контуров. Сложная задача, что ни говори. Хорошо хоть не в одиночку долбаться придется, иначе я тут на месяц застрял бы однозначно. А так, с напарником, глядишь, за несколько недель управимся.
   На столь жаркий участок начальство отправляло меня впервые. Запрос пришел аккурат в то время, когда более-менее опытных магов раскидали по другим объектам, а приписанные к крепости маги не справлялись с навалившейся нагрузкой. Поэтому выбор руководства был невелик. Отправили старого опытного мага и молодого, но подающего надежды новичка. Меня то бишь.
   С начальством не поспоришь, поэтому пришлось тащиться на самый опасный участок границы, постоянно подвергающийся нападениям орков и слушать брюзжание напарника, постоянно жалующегося на жизнь и вселенскую несправедливость.
   К концу пути я готов был самолично придушить мужика, настолько достали его ежедневные жалобы, выслушивать которые приходилось по пять раз на день. Так что прибытию к стенам крепости, перекрывающей широкое ущелье прорезавшее хребет Пограничных гор, я несказанно обрадовался.
   Крепость внушала. Массивные стены из черного камня мрачно нависали над путниками, подавляя своей мощью, возносясь на высоту более тридцати метров, полностью перекрывая проход.
   На башнях, возвышавшихся над стенами, хищно поблескивали силуэты стационарных скорпионов, способных метать трехметровые дротики, прошивающие насквозь сразу несколько целей.
   Помимо скорпионов, присутствовали и требушеты, метающие железные ядра, взрывающиеся при попадании и наносящие сумасшедший урон, от которого не спасала даже дубовая шкура орков. Располагались они в основном на противоположной стене, обращенной к граничной полосе.
   Ворот с той стороны не было. От слова совсем. Не знаю, что за магия там была задействована, но в минуту нужды в монолите древней стены возникал широкий проход, позволявший выводить команды зачистки и отправлять разведчиков в земли орков.
   Со стороны имперских земель врата присутствовали. Массивные створки из черного дерева, возвышаясь на пять с лишним метров и обитые железом, мрачно поблескивали шипастыми заклепками, преграждая дорогу путникам.
   И от всей громады крепости, зажатой между отвесных стен ущелья, веяло древностью и магией. Каждый сантиметр мощных стен был пронизан вязью защитных заклинаний, по сложности превосходящей все ранее мной виденное. Да чтобы хоть кусочек от такой стены отколупать, необходимо будет приложить поистине титанические усилия!
   Пока я глазел на чудо местной инженерно-магической мысли, в стене рядом с воротами распахнулась небольшая дверка, совершенно незаметная до этого, и стража, закованная в массивные доспехи, после краткого допроса, провела нас внутрь по извивающемуся, словно кишка, проходу.
   Внутреннее обустройство такого трепета уже не внушало. Было заметно, что многие здания, лепившиеся к древним стенам, много раз перестраивались, от некоторых построек вообще остался один фундамент.
   Магии в этих постройках совершенно не наблюдалось. Оно и понятно: если уж враг прорвется через внешнюю стену, никакое укрепление хоз. построек не поможет. Да и накладно слишком вбухивать кучу сил в казармы и прочую кухню. Тут уж никаких сил не хватит латать помимо стен еще и эти строения. И так вон местные маги не справляются, раз помощь вызвали.
   После непродолжительного представления местному руководству, нас живенько спихнули на руки местному магу, отвечающему за сохранность защитных заклинаний.
   Маг поддержки Чинс, добравшийся до ранга подмастерья, оказался мужиком лет пятидесяти на вид, с немного простодушным выражением на широкоскулом лице. Эдакий деревенский мужичок, простой и бесхитростный. Однако цепкий взгляд коим он одарил нас при встрече, никак не вязался с таким образом. Явно не так прост маг, как хочет показать. Да и не способны такие деревенские простачки добиться немалых успехов в магическом искусстве. Вон, пример последние несколько дней перед глазами маячит. Только и может, что жаловаться на жизнь, а сам за, без малого двадцать лет службы, выше ученика подняться не смог. Или не захотел, что скорее.
   - Вовремя вы прибыли, ох вовремя, - начал разговор Чинс, едва за нами закрылась дверь в кабинет начальства. - Совсем орки поганые страх потеряли, все прут и прут, словно вожжа под хвост попала. Всю стену своими железяками измолотили, защиту каждый день латать приходится.
   - Эх, как знал, как чувствовал, шо на старости лет бедного Дика в самое пекло сунут! - Вновь завел старую шарманку напарничек, удостоившись неодобрительного взгляда от местного мага. - Никак кажный день поганцы на стену кидаются?
   - Не каждый, боги пока милостивы, - хмыкнул Чинс, - но прет дюже много клыкастых. Да чего рассказывать, сейчас на стену подымемся, сами все увидите.
   Не откладывая дела в долгий ящик, новоиспеченный начальник провел нас кратчайшим путем наверх стены, попутно разъясняя текущую ситуацию. Помимо стен, ремонта требовали и мощные механизмы, активно использующиеся при атаках орков.
   Без наложенных укрепляющих чар и мощной подпитки от стационарных накопителей, метательные машины не выдержали бы и пары сотен выстрелов. А активное использование в последнее время, сжирало море энергии, которую уже не успевали пополнять выжатые ремонтом стены маги. Хорошо хоть снарядами для них занимался мастер-огневик, клепая те десятками, иначе сильнейшее магическое истощение магам было бы обеспечено.
   Добравшись до самого верха стены, Чинс отошел в сторонку, давая нам время оценить открывшийся вид.
   Все пространство за стеной на многие десятки метров впереди, было испещрено воронками от взрывов ядер с магической начинкой, и словно кривым редким частоколом, утыкано болтами. Что примечательно, тел и их ошметков нигде не наблюдалось.
   - Утаскивают они своих, если остается кому, - правильно истолковал мой вопросительный взгляд Чинс, - либо похоронную команду уже наши выпускают. Не дело, если под стенами мертвяки гниют, болезни приваживают. Ты б лучше на стену глядел, парень. Вам теперь с ней работать.
   Поблагодарив кивком мага, я последовал его совету. Пейзажи за стеной от меня никуда не денутся, налюбуюсь еще, а вот определить фронт работ следует уже сейчас.
   Сосредоточившись, я переключился на магическое восприятие, окидывая взглядом предстоящее поле деятельности. Картина не воодушевила.
   Если в верхней части стены узор был стабилен, то чем ниже опускался взгляд, тем плачевнее становилась ситуация. Линии узоров мерцали, сигнализируя о перегрузке, а на высоте трех-четырех метров вообще появлялись разрывы, словно в стену в этих местах несколько дней непрерывно долбили стенобитными орудиями.
   Хотя откуда орки их в горах возьмут? Здесь же на десяток километров вокруг ни одного подходящего деревца для постройки не найдется.
   Адресовав вопрос Чинсу, получил ошеломляющий ответ:
   - Дык своими железяками и долбют, нелюдь поганая. Как десяток-другой до стены добежит, тут же стену колупать принимаются. Тут уж приходится гарнизону трудиться, чтоб стену не расковыряли.
   Весело тут живется, не заскучаешь с такими то соседями. Надо поскорее выполнять свою работу и сваливать. Желания находиться в атакованной крепости, нет никакого.
   Работать на выделенном участке начали ни свет ни заря. Напарник, как ни странно, стоило заняться делом, тут же перестал плакаться и включился в процесс с завидным рвением. Видимо тоже задерживаться надолго желания не имеет. Немного поглазев по сторонам, я тоже принялся за работу...
   Спустя неделю ударного труда, большая часть работ была успешно завершена. Хвала всем существующим богам, никаких нападений за эти дни не происходило, а разведчики шевелений у противника не отмечали, что не могло не радовать. Спокойное выполнение знакомой работы омрачали только попытки местных вояк, скучающих от недостатка развлечений, эти самые развлечения получить за счет приезжих гражданских штафирок, ни разу в бою не бывавших.
   Напарничек стоически сносил все издевки и оскорбления в свой адрес, стараясь как можно реже попадаться на глаза томящимся от скуки легионерам. Получалось у него отлично, видимо сказывался богатый опыт.
   Я таким чутьем на неприятности не обладал, да и глумиться над собственной персоной позволять не собирался.
   Пережитое потрясение во время пьяной выходки Хируна, когда мы застряли в мире его иллюзий, стало той последней каплей, что серьезно изменила меня. Острое чувство собственной слабости перед чужой силой и осознание того, что был на волосок от смерти по прихоти пьяницы, словно сорвали покров, до сего времени скрывавший взор от реалий этого мира.
   Именно тогда я отчетливо понял, что больше не желаю мириться с ролью, навязываемой мне местным обществом. И выбора у меня, как такового и нет. Либо я перестану всего и всех бояться, и начну вершить собственную судьбу, наметив себе цели и идя к ним, преодолевая любые препятствия. Либо навсегда смирюсь с обстоятельствами и продолжу плыть по течению, безропотно снося все удары, так и оставшись обычным магом поддержки, выполняющим что скажут и иногда жалуясь на жизнь таким же неудачникам, когда начальство не слышит.
   Примеров хватало. Один такой перед глазами уже который день маячит. Такого существования, откровенно говоря, не хотелось. Поэтому пришлось покрепче стиснув зубы, начать потихоньку действовать в выбранном направлении.
   Не сказать, что было просто переступить через себя, ломая устоявшиеся нормы поведения, вбитые с детства, но я справился. Сильно помог Свен, всегда готовый поддержать в трудную минуту, будь то драка или моральные терзания, за что я ему искренне благодарен.
   Медленно, но верно я менялся, вытравливая из себя все те страхи, что сопровождали меня всю мою недолгую жизнь, мешая совершить хоть что-то, выходящее за рамки дозволенного. И на данный момент продвинулся довольно прилично, уже ничуть не напоминая того испуганного пацана, что шарахался от любой тени, оказавшись в чужом мире.
   Так что вояк, жаждущих развлечься за мой счет, ждал небольшой сюрприз. Опыт в сбивании спеси с наглых легионеров за последние месяцы я приобрел изрядный.
   Спустя два дня и четыре демонстрации, доказывающих каждому сомневающемуся, что данного мага поддержки лучше не задевать - чревато, меня оставили в покое, чего нельзя сказать о напарничке. За него заступаться я даже не думал, слишком уж он достал своим нытьем за время дороги, а возможность стать жертвой очередной шуточки вояк, заставляла его шустро забиваться в отведенную каморку, освобождая мои многострадальные уши от очередной порции жалоб. Благо жили мы раздельно, а в гости коллегу я звать не собирался.
   Сразу стало легче, и я смог всецело сосредоточиться на работе, не отвлекаясь больше на всякую ерунду...
   Спустя пятнадцать дней работа со стеной была полностью завершена. Все контуры защитных заклинаний сияли ровным голубоватым светом, без всплесков и тусклых участков. Чинс аж светился от удовольствия, нахваливая двух столь умелых коллег, справившихся за такой небольшой срок. Дик раздулся от гордости и изредка кидал в мою сторону высокомерные взгляды, всем своим видом демонстрируя, что профи тут только один, а молодой выскочка лишь мешался под ногами.
   Мне от тех взглядов было ни горячо, ни холодно. Хочется ему считать себя самым-самым, да ради бога! Тем более специалистом он оказался и впрямь отменным, и я смог многому научиться, подольстившись к старику. Если в знании заклинаний он уступал мне, то в тонких манипуляциях с нитями узора защитных заклятий, как и в определении поврежденных участков, любому мог дать огромную фору. Не зря начальство отправило в крепость именно его.
   Я конечно тоже отнюдь не филонил, но угнаться за Диком не мог, уступая по всем статьям. Правда к концу работ хоть и не сравнялся с опытным магом, но сильно улучшил свои возможности в манипуляциях с защитными чарами. Хоть что-то хорошее в этой поездке.
   Еще раз бросив взгляд на вязь защитных плетений, я с чувством выполненного долга принялся спускаться со стены, торопясь оказаться в своей каморке побыстрее. Перед обратной поездкой следовало хорошенько отдохнуть и выспаться, поскольку выезд планировался ранний, еще до рассвета.
   Добравшись до цели и завалившись на кровать, я удовлетворённо потянулся, и, улегшись поудобнее, моментально отключился...
   Разбудил меня не привычный тычок напарника, а громкое завывание сигнальной системы, оповещающей о нарушении защитного периметра.
   Помянув добрым словом идиотов-командующих, устроивших учения в столь неподходящий момент, я попытался продолжить прерванный сон, но противные звуки все никак не умолкали, не давая окунуться в объятья Морфея, сбивая весь настрой.
   Поворочавшись с боку на бок и убедившись в бесполезности своего занятия, я со вздохом поднялся и поплелся на выход, поглазеть на причину ранней побудки, да позлорадствовать, что солдатикам приходится гораздо хуже, чем мне. Им ведь еще и груду железа на себя цеплять пришлось, и бежать на отведенные заранее позиции, демонстрируя рвение и готовность к отражению атаки.
   Выбравшись, наконец, на свежий воздух, я был малость озадачен. Увиденное совсем не походило на внеочередные учения, коих я в расположении легиона да по посещенным ранее крепостицам имел "счастье" наблюдать.
   По двору металось несколько десятков человек, а начальник крепости, не стесняясь крепких выражений орал на подчиненных.
   - Какого х... вы, рукожопые выкидыши обезьян, про... появление этих е... орков, мать вашу....! - брызжа слюной и тыча пальцем в грудь стоявшему навытяжку разведчику, разорялся он. - На... вы тут вообще нужны, если не можете ни... дальше собственных грабок разглядеть, кроты слепые! Да я вас...
   Далее последовала фраза, сплошь состоявшая из нецензурных выражений, обещавшая провинившимся серьезно разнообразить их половую жизнь с помощью разных предметов сразу же после отражения атаки.
   Похоже, случилось то, чего я все это время опасался - на крепость напали. Подтверждая мою догадку, наверху зазвенели скорпионы, поддержанные стоном требушетов, отправивших в полет свой смертоносный груз. Спустя несколько секунд прозвучали взрывы, свидетельствуя, что снаряды достигли своей цели. Многоголосый рев раздался из-за стены в ответ на прилетевшие "подарочки".
   Стена вдруг вздрогнула от мощнейшего удара, нанесенного снаружи, а защитные узоры ярко вспыхнули, поглощая урон. Судя по вспышке, долбили чем-то очень серьезным, никак не каменными дубинами, которыми пользуются орки, как утверждали местные вояки.
   Наверху стены, перекрывающей проход, насколько я смог разглядеть, никакой паники не наблюдалось, лишь царила деловая суета: боевые расчеты перезаряжали катапульты и скорпионы, разворачивая их поудобнее, один за другим вспыхивали костры под огромными котлами со смолой и водой, десятники покрикивали на подчиненных, заставляя тех шевелиться быстрее, иногда отвешивая самым нерасторопным подзатыльники. В общем, все занимались привычным делом, что меня порядком успокоило. Ну а что начальство орет, так работа у него такая, подчиненных за малейшую провинность чехвостить.
   Поняв, что поспать мне теперь точно не светит, я сходил в свою каморку, оделся и, прихватив на всякий случай запас зелий, что всегда таскал с собой на задания, вновь вышел во двор.
   Внезапно из-за спины, словно чертик из коробочки, вынырнул Чинс, как всегда деловито-собранный. Углядев меня, обрадовался:
   - Вот ты где околачиваешься. Что, не дали нелюди проклятущие спокойно выспаться? Ну да теперь ничего не поделаешь. И так твари сколько времени нос не казали, повезло, можно сказать. Сейчас мы их быстренько уму-разуму поучим, будут знать, как сюда соваться.
   Я мотнул головой, соглашаясь со сказаннным.
   - Я тебя чего искал то, - приободрился Чинс. - Образины как-то умудрились прямо к стенам тараны приволочь, огроменные я тебе скажу! Куда только разведка смотрела. Так что во избежание повреждений у стенки-то, надобно бы наверху побыть, последить, чтоб супостаты сильного урону не нанесли. - Стену вновь сотряс удар, подтверждая все сказанное магом. - Твоему напарнику я уже сообщил, он сейчас будет. Дуй наверх и принимайся за дело.
   Не успел я и слова сказать, а этот метеор уже умелся куда-то в темноту. Пришлось идти куда сказано, ведь зависнуть тут еще на пару недель за ремонтом только что починенной стены мне совершенно не улыбалось.
   Пока я взбирался по крутым ступеням, стена стала сотрясаться в два раза чаще. Вот тебе и дикари: и тараны сделать, и незаметно их почти до самой стены дотащить, мозгов хватило.
   Оказавшись наверху, я зашел на специальный уступ, выдающийся на несколько метров вперед и бросил взгляд на творящееся внизу безобразие.
   Ночная тьма скрывали детали, но то, что под стенами слишком уж много орков разглядеть удалось. И они там отнюдь не бездельничали.
   Почти прямо подо мной стоял исполинских размеров таран, который раскачивало никак не меньше трех десятков орков отличавшихся даже от своих собратьев мощными фигурами. А метрах в десяти справа бухал собрат того монстра, что сейчас готовился атаковать стену внизу. Еще три похожих конструкции развалили точными попаданиями метров за тридцать от стен. Может таранов вначале атаки было и больше, но видимость была сильно ограничена и разглядеть, что там еще валяется, не представлялось возможным.
   Я пожалел, что еще не освоил как следует заклинание, позволяющее видеть в темноте. Получаться то оно получается, но через раз и энергии на его создание тратится прилично, к тому же видимость всего пара десятков метров, дальше пока никак. Так что сейчас оно мне ничем не поможет, придется ждать рассвета, чтоб разглядеть детали.
   Стена под ногами вдруг затряслась особенно сильно, заставив дернуться назад от края. Клыкастые наконец долбанули своим чудовищным тараном. Надо приниматься за работу, пока орки не пробили защиту. Разглядывать подробности боя буду потом.
   Сосредоточившись, я принялся за дело, выискивая повреждения и разрывы в вязи защитных узоров. Их на моем участке оказалось на удивление много, будто стену долбили несколько месяцев подряд без передыху. Пришлось выбросить все лишние мысли из головы и сосредоточиться на исправлении повреждений. Спустя пару минут подошедший Дик включился в работу и стало чуток полегче, однако не так чтобы сильно. Не знаю, чего там вояки канителились и до сих пор не раздолбали чертовы тараны, но время шло, а повреждений не становилось меньше.
   Чинс с напарником занимались метательными машинами, и помочь нам не могли. Их сил и так едва хватало на все орудия, испытывавшие сейчас громадные нагрузки и не рассыпавшиеся после десятка выстрелов только благодаря укрепляющим заклинаниям и стараниям магов.
   Я совершенно потерял счет времени, латая дыры в защите, не отвлекаясь ни на что более. Лишь когда число разрывов и повреждений стало постепенно сходить на нет, смог, наконец, оглядеть картину боя.
   Уже почти совсем рассвело и моему взору предстало ужасающее зрелище: насколько хватало глаз, ущелье было забито прущими вперед орками! Орудия на стенах работали не переставая, стараясь выпустить как можно больше снарядов. Стреляли не особо целясь - промахнуться в такой ситуации было просто невозможно.
   То тут, то там вспухал разрыв от попадания ядра, калеча и разрывая на куски десятки нападающих за раз, но их место тут же занимали новые, неумолимо прущие вперед, не обращая никакого внимания на потери.
   Хорошо хоть стенобитные орудия удалось-таки разбить. Их обломки, заваленные трупами серокожих гигантов, чадили от горящей смолы. Лестниц у орков я, сколько не вглядывался, так и не заметил. На что рассчитывала вся эта толпа, ломящаяся вперед, мне было совершенно непонятно.
   Однако обратив внимание на защитников крепости, я понял, что дела наши не так уж и хороши. Если раньше на стене царила деловая суета, то сейчас воздух был буквально пропитан нервозностью и страхом.
   Вот визгливо кричит на подчиненных толстый усач, требуя еще смолы для котлов, а в паре метров от него усталый десятник матерится, поминая всех богов разом, уставившись стеклянным взглядом на прущих орков.
   То тут, то там все чаще слышны панические нотки в докладах подчиненных, рапортующих о быстро кончающихся боеприпасах к метательным машинам, да и само начальство нервничает, срываясь на окружающих по поводу и без.
   Даже сквозь царящую мешанину звуков, до меня доносится ор начальника крепости, призывающего гнев богов обоих пантеонов на головы нерасторопных подчиненных, неспособных справиться с простейшими задачами. Похоже, неважны дела наши, раз закаленные ветераны, привыкшие к постоянным нападениям, начинают нервничать и бояться. Как чувствовал, что эта поездка чем-то подобным и закончится. Остается только надеяться, что высокие и крепкие стены смогут сдержать вал нападающих, а солдаты не дрогнут в самый ответственный момент, если орки вдруг преодолеют препятствие.
   А они его, похоже, преодолеют. Лестницы этим тварям, оказывается, были и не нужны. Пока я глазел по сторонам, внизу клыкастые не теряли времени даром, организовав в нескольких местах эдакую живую пирамиду с широким основанием из пары сотен тел, острие которой стремительно росло, приближаясь к верхней кромке стен.
   Стремительно пустеющие котлы с кипящей водой и горящей смолой, выплескивающих свое содержимое на головы оркам через хитрую систему каналов в стене, пока сдерживали их напор, но долго так продолжаться не могло. Запасы смолы быстро истощались, а вода в огромных котлах нагревалась на мой неискушенный взгляд, ну очень уж медленно, да и действовала на атакующих довольно слабо. Пора бы задействовать еще что-то для отражения атаки, иначе максимум через час орки будут на стене, и сдержать их будет уже гораздо сложнее. Уж потери среди личного состава будут точно гигантские. Это сейчас всех потерь трое раненых разорвавшимся тросом у требушета, да парочка обварившихся по собственной глупости. Как только орки поднимутся на стену, начнется резня. Уж их боевые качества я наблюдал собственными глазами и знаю, о чем говорю.
   - Тащите все, что есть из запасников, живо! - начальственный рык разнесся над стенами, перекрывая царящий гвалт.
   Ага, похоже на такой вот случай есть неприкосновенный запас, что радует. А то живая лестница из орков уже преодолела почти половину расстояния до верха стен и продолжает расти, несмотря на все усилия защитников.
   В ход уже вовсю пошли арбалеты, снаряженные зачарованными болтами, наносящими жуткие раны при попадании. Каждый выстрел если и не убивал орка, то серьезно калечил, выводя из строя. Однако запаса таких болтов все равно не могло хватить на прущую орду, лишь сдержать на какое то время. Это понимали все. Так что, когда наверх затащили пыльные ящики с дополнительными зарядами и здоровенные куски смолы, их встретили радостными выкриками. Приободрившись, бойцы с удвоенными силами принялись за дело, готовя котлы и разрубая смолу на более мелкие куски, чтобы плавилась побыстрее.
   Долго прохлаждаться мне тоже не дали. Обороной стены командовал высокий плечистый мужик лет сорока на вид с аристократически правильными чертами лица, в начищенных до блеска доспехах, но с непокрытой головой. Ему б еще синий плащ до пят и был бы вылитый рыцарь круглого стола короля Артура. Но командовать он явно умел. Слушались его беспрекословно, а приказы выполнялись чуть ли не молниеносно. Сейчас он о чем-то беседовал с Чинсом и мастером огня Гонаром, глядя при этом прямо на меня. Взгляд был жесткий и будто бы оценивающий, хотя может просто почудилось. Все же обстановка меня, скажем так, сильно нервировала.
   Завершая разговор, он что-то повелительно произнес склонившемуся в глубоком поклоне Чинсу, кивнул Гонару, и стремительно развернувшись, двинулся к группе солдат, что перетаскивали тяжелый скорпион поближе к краю стены. Чинс же, переговорив еще и с огневиком, махнул мне рукой, подзывая к себе.
   - Веселенькая нонче ночка выдалась, - завел он разговор, дождавшись, когда подойдет Дик, за которым на другой конец стены отправили гонца. -Нелюдь прет без продыху, словно им тут медом намазано, никакого сладу с ними нету. Уж под стенкой то множество скопилось, сами видели, а катапульты наши туда не достают, - горестно вздохнул маг. - Помощь ваша солдатикам надобна...
   Со слов Чинса выходило, что мы можем реально помочь в отражении атаки на стену. Железные ядра, которые метали с помощью требушетов, взрывались обычно только при довольно сильном ударе, что исключало случайную детонацию при переноске и использовании. Поэтому, если просто скидывать их на головы орков, то результат будет мизерный, как если бы использовались обычные булыжники - проломит может кому черепушку, да синяков наставит, вот и весь эффект. Однако если немного повредить узор заклинания, вложенного мастером Гонаром, достаточно будет и незначительного воздействия чтобы вызвать взрыв.
   Вот этим нам и поручено было заняться. Дело несложное. Хотя и не совсем безопасное. Но как уверил Чинс, если не торопиться и соблюдать меры предосторожности, нам ничего не грозит. Правда, выглядели эти заверения совсем неубедительно, а увидев, как побледнел Дик, услыхав о поставленной задаче, я уверился, что дело это опаснее чем нам стараются показать. Причем, как я понял, Чинс с напарником этим "безопасным" делом заниматься и не собирались, переложив все на наши плечи.
   Ну а что, правильно. Если чего вдруг случится, сторонних магов не жалко, в отличие от своих. Правда деваться все равно некуда, вон Дик даже возражать не пытается, куда уж мне рыпаться. Это вам не мирное время, когда можно с начальством и пободаться немного - быстро грохнут за неисполнение приказа, дабы другим неповадно было. Довелось мне наблюдать пару раз такое. К тому же, если орки все же влезут на стену, пощады не будет никому. Они разбирать не будут, кто тут свои, а кто чужие. Всех перебьют. Что ж, буду осторожен насколько это возможно, да защитой прикроюсь на всякий случай, авось этого хватит.
   Подбадривая себя таким нехитрым способом, я двинул за Чинсом на инструктаж.
   Получив инструкции от мастера Гонара, кривившегося от брезгливости каждый раз, когда его взгляд останавливался на мне или Дике, мы двинули на обозначенные Чинсом позиции. Не любит, похоже, Гонар магов из простолюдинов, эвон как его каждый раз перекашивало при общении. И таких благородных в легионе большинство. Тот же Хирун к примеру. Конечно, есть и те, кто относится более-менее нормально, но их единицы.
   И о чем только думаю? Это из-за мандража разная чушь в голову лезет, да.
   Разместили нас подальше друг от друга, на обзорных площадках, чуть ли не на противоположных концах стены. Ну, оно и понятно: если вдруг у одного заряд рванет, то второй уцелевший сможет продолжать свое опасное занятие. Правда, такое понимание ничуть не способствовало душевному равновесию, а если говорить прямо - было тупо страшно. Все же знать, что в случае возможной детонации от тебя мало что останется - на эффект от их применения за сегодня я насмотрелся - мало кто останется равнодушным. Но делать нечего, надо собраться и приступать к работе - вон и боец уже с зарядом в руках ждет.
   Хорошо хоть начальству хватило ума не поставить нас модифицировать железяки рядом с их запасами, иначе в случае подрыва одного ядра наверняка детонируют и все остальные, вызвав огромные разрушения и гибель всего живого в радиусе десятка метров.
   Ладно, приступим, чего резину тянуть. Перехватив из рук солдата железный шар (тяжелый, зараза!), аккуратно положил его в как будто специально для этих целей созданную выемку между двух каменных блоков площадки.
   Активировав щит от физических атак (защита хоть и слабенькая, но все лучше, чем ничего), переключился на магическое восприятие, всматриваясь в узор заклинания. Пара секунд, и нужная линия найдена и аккуратно "надрезана" кратким импульсом энергии.
   Поврежденный узор начал пульсировать, свидетельствуя о нестабильности вложенного заклятья. Теперь даже легкий удар способен вызвать полное разрушение структуры и выплеснуть заложенную в снаряд энергию.
   Бережно подхватив ставший чрезвычайно опасным шар, я передал его в руки дожидавшегося неподалеку солдата.
   - Неси осторожно и не вздумай уронить или ударить обо что-нибудь, - напомнил бойцу о серьезности его задачи.
   Тот молча кивнул и, прижимая к себе железный шар, нежно, словно любовницу, медленно двинулся вправо, в сторону сильно выросшей живой лестницы, несмотря на все усилия защитников продолжавшей подниматься все выше. Добравшись до места, указанного наводчиком требушета, он выслушал указания, все также не подавая голоса склонил голову, показывая что принял инструкции к сведению и примерившись, швырнул снаряд вниз.
   Секунда, другая, третья, а затем мощный взрыв и многоголосый вой, возвестили о том, что наш "подарочек" достиг цели.
   С моего места было хорошо видны последствия взрыва: железное ядро разорвалось аккурат посредине живой лестницы, разметав в стороны десятки тел и нарушив шаткое равновесие. Верхушка пирамиды покачнулась, а затем, кренясь все сильнее и быстрее, рухнула.
   Более не удерживаемые цепкими руками товарищей, орки, вопя, посыпались вниз, словно переспелые зерна в колосьях, увлекая за собой все большее количество тел, звучно шлепаясь о землю и давя стоящих внизу воинов.
   Потеря орками почти половины набранной высоты была встречена радостным ревом легионеров. А спустя десяток секунд за первым взрывом последовал и второй, опрокинувший орков у дальней стороны, вызвав настоящий шквал положительных эмоций у защитников. Новая тактика показала успех уже на первоначальном этапе применения, что не могло не приободрить солдат.
   Правда долго наслаждаться триумфом мне не дали - пара минут отдыха, и рядом уже невозмутимо стоит давешний вояка с очередным ядром в руках, всем своим видом выражая необходимость продолжать опасную работенку. Что ж, поработаем...
   Дальнейшие часы слились в череду монотонных действий: взять снаряд, повредить структуру заклинания, передать солдату, передохнуть, рассматривая творящееся под стеной, и снова за работу.
   Не знаю, сколько времени прошло, но после первых успехов от применения магических снарядов, радость у защитников значительно поутихла. Несмотря на огромные потери от разрывающихся ядер, орки упрямо продолжали карабкаться вверх, а прущая по ущелью лавина серокожих гигантов и не думала прекращаться. Вперед двигали все новые и новые твари, бесстрашно бросаясь на штурм стены, безжалостно затаптывая убитых и раненых товарищей. Таким макаром, если боевой пыл не угаснет, они на стену тупо по трупам сородичей взойдут. Или дождутся когда у обороняющихся кончатся боеприпасы и всё-таки влезут на чертову стену.
   И этот момент уже близок, поскольку кучка сваленных вместе ядер таяла с пугающей быстротой, и пополнения не предвиделось. Не лучше обстояли дела и с другими боеприпасами. Если с водой проблем не предвиделось (несколько глубоких колодцев во дворе исправно снабжали этим ресурсом), то смола медленно но верно подходила к концу. Согласно приказу начальства ее теперь старались экономить, используя только в крайних случаях. Зачарованные болты больше не слетали с арбалетных лож, дожидаясь того момента, когда противник все же достигнет верха стены. А что этот момент уже близок, не сомневался уже никто.
   Матерящиеся вояки уже давно перетащили все способные к переноске орудия и боеприпасы с противоположной стены, оставив на постах лишь пару наблюдателей, а командующий потихоньку стягивал наверх все наличные силы, готовясь к отражению штурма...
   Все, это было последнее ядро.
   Передав опасный груз трясущемуся от страха молоденькому солдатику, я устало привалился к парапету, наблюдая как тот дерганой походкой двигает к цели, вздрагивая при каждом громком звуке. Предыдущего воина разорвало в клочья несколько часов назад детонировавшее в руках ядро, и присланный ему на замену отчаянно трусил, напуганный смертью предшественника, от чего его постоянно била крупная дрожь. Но, несмотря на собственный страх, он раз за разом забирал смертоносный груз, что вызывало неподдельное уважение.
   В очередной раз скинутые вниз взрывом орки уже не пробуждали никаких эмоций, к тому же трем оставшимся живым лестницам, несмотря на все действия защитников, оставалось преодолеть всего с десяток метров до острых зубцов парапета.
   И тут в действие вступил мастер Гонар. Выдвинувшись вперед на округлую площадку над самым большим скоплением, он вытянул в сторону карабкающихся орков обе руки ладонями вперед и, закрыв глаза, застыл, едва заметно шевеля губами. Спустя десяток секунд обе ладони мага окутались язычками пламени, распространившимся затем до локтей. Еще пара мгновений - и из рук мага выметнулся столб пламени, с каждым метром расширяющийся в основании и охватывающий все большее пространство, пока не накрыл собой примерно две трети взбирающихся наверх фигур.
   В воздух ударил многоголосый вопль заживо сгорающих орков, перекрыв все остальные звуки сражения, а спустя еще миг ветер принес запахи паленой кожи и вонь горелого мяса, заставив сморщиться, и зажав нос, отвернуться.
   Развернуться назад вышло далеко не сразу. Все же зрелище было не для слабонервных, а увиденное еще долго потом являлось мне в кошмарах, заставляя просыпаться с бешено колотящимся сердцем. Аномально высокая защита от магического воздействия у орков оказалась истинной правдой: я собственными глазами наблюдал, как охваченные огнем фигуры упорно лезут вверх, не обращая внимания на бушующее пламя, бессильное повредить серокожим гигантам.
   Однако, отнюдь не все орки имели такой иммунитет: кто-то моментально вспыхивал, сгорая за пару мгновений не успев даже вскрикнуть, у некоторых тела обгорали до костей, другие получали страшные ожоги, но многие упорно продолжали свой путь. Погибла где-то треть, остальные сильно замедлились, дико подвывая на разные лады.
   Правда продолжалось это не долго. Поддерживаемое магом пламя практически моментально выжгло весь кислород в пределах зоны своего действия и спустя пару минут вниз посыпались тела потерявших сознание и задохнувшихся от нехватки воздуха. Практически вся конструкция из сотен орков рассыпалась, словно карточный домик под порывом ветра, похоронив под собой находившихся внизу сородичей.
   Гонар погасил ревущее пламя и устало опустил чуть подрагивающие руки. Лицо мага посерело, резко обозначились ранее незаметные морщины, сразу состарив того лет на двадцать. Нелегко мастеру дался этот фокус, но результат того стоил.
   Чуть оклемавшись, он взмахом руки подозвал к себе магов поддержки крепости и шаркающей походкой двинул в сторону следующего скопления орков, что с удесятеренной силой рвались вверх что-то вопя на своем языке. Не иначе как призывали кары небесные на голову мага, поджарившего их собратьев.
   С помощью объединивших свои силы Чинса с коллегой, Гонар также расправился еще с одной рвущейся вверх толпой серокожих, а затем в качестве живых батареек задействовали и меня с Диком. Видать заклинание, что применял мастер, жрало просто дикое количество магической энергии. А может опытный маг просто решил сэкономить свои силы, ведь битва была еще отнюдь не окончена.
   Привычно создав необходимое заклинание (сказывался опыт тренировок Гнила), влил свои невеликие силы в общий поток, а затем Чинс перекинул управление энергией на Гонара. Сперва энергия уходила медленно, но после активации мастером заклинания, резерв практически сразу уполовинился, заставив понервничать. Правда почти сразу же отток резко снизился и вернулся к первоначальному значению, от чего я вздохнул с облегчением. Остаться в разгар битвы с пустым резервом желание отсутствовало. Хоть и восстанавливается он у меня быстро, особенно если помедитировать, но кто ж мне даст лишнюю минутку, если орки ворвутся на стену? Ждать серокожие не станут, это точно. Снесут башку, и поминай как звали.
   Гонар, как и в прошлые разы, направил заклинание вниз, стараясь накрыть огненным потоком всю массу орков. С нашей помощью работа продвигалась намного быстрее, да и зона воздействия явно возросла, дотянувшись до самого основания стены...
   Процесс поджаривания орков проходил гладко, что внушало надежду на скорую ликвидацию угрозы. И пусть это временная победа, но она поднимет боевой дух бойцам крепости, и даст нам всем передышку, чтобы восстановить силы. А потом мы с помощью мастера вновь дадим прикурить неприятелю. Так думал я, поддерживая работу заклинания и одним глазком наблюдая за происходящим.
   Пламя уже накрыло большую часть орков, когда произошло непоправимое.
   Прорвав огненную стену, в сторону мага вдруг выпрыгнул здоровенный орк объятый пламенем, намного крупнее своих собратьев, сжимающий в одной лапище огромный молот, а другой тянущийся к горлу Гонара. Он несся на мастера, словно ангел возмездия с пылающим шлейфом, тянущимся следом, и жажда смерти плясала в налитых кровью глазах. Казалось еще секунда, и орк вцепится в свою жертву, разрывая ту на части.
   Однако пламя, послушное воле мага вспыхнуло ярче прежнего и буквально смело мелкую букашку, вообразившую, будто она способна потягаться с мастером огня, отбросив орка назад. Тело полностью скрылось за языками гудящего пламени.
   И всё же расслабился Гонар слишком рано, сбросив со счетов неудачливого прыгуна и переключив внимание на поддержание заклятья. С той стороны, куда улетел орк, вдруг вылетел молот и на всей скорости врезался в не ожидавшего такого мага.
   Гонар не зря имел ранг мастера и смог защититься от здоровенной железяки, которая вполне могла размазать его в кровавый блин. Но сила удара и масса молота была такова, что его просто смело со стены, откинув метра на три. И сколь ни искусен был мастер, но летать он явно не умел, камнем ухнув вниз.
   Все действо заняло от силы пару секунд, так что нам оставалось лишь бессильно наблюдать за падением Гонара и молиться, чтобы мастер смог выжить после приземления.
   Заклинание прервалось, пламя моментально развеялось, и тут я услышал дикий хохот того самого орка, ликующего о победе над врагом, прервавшийся спустя мгновение глухим ударом о землю. Что ж, ему было чему порадоваться перед смертью. Несмотря на собственную неизбежную гибель, он все же смог если и не уничтожить, то надолго вывести из строя мага. А вот нам теперь придется несладко. Сдерживать орков теперь некому, маг то ли погиб, то ли серьезно ранен, вон как суетятся над телом солдаты. Так что в скором времени нас ждет рукопашная с грозным противником.
   Подчиняясь командующему, легионеры выстраивались в месте подъема последнего оставшегося скопления орков, готовясь к отражению атаки.
   Скрипели вороты взводимых арбалетов, позвякивали сочленения доспехов латников, готовящихся принять на себя первый удар, зычно покрикивали десятники, выстраивая следующие ряды воинов. Напряжение нарастало с каждой минутой, приближающей орков к цели.
   Готовился к предстоящему бою и я, отойдя на приличное расстояние от места атаки. Не сказать, что так уж горел желанием вступать в драку, но выбора не было. Либо мы их, либо они нас. Третьего не дано.
   Чинс, зараза, как только запахло жареным, куда то пропал, надежды на Дика никакой, не знает он ничего из боевой магии, а так и оставшийся для меня безымянным напарник Чинса явно талантами не блещет, полностью подчиняясь приказам старшего товарища, сейчас отсутствующего.
   Командование в предстоящем сражении нас явно не принимает в расчет, ну да оно и к лучшему.
   С чего же тогда я решил принять участие в битве? Захотелось проверить действенность собственного куцего арсенала боевых заклятий на орках. Соваться в гущу битвы я не собираюсь, маршрут отступления в случае чего продуман, так что почти ничем не рискую. Проверю свои возможности - и сразу же смоюсь подальше, если результат будет нулевым.
   Проверив резерв, принялся формировать заклятья, уже привычно "подвешивая" готовые. Первым делом создал огненный шар, влив в него максимум энергии, затем взялся за формирование заклинания страха действующего на площадь в десяток квадратных метров. Очень полезное свойство оказалось у данного заклятья - способность воздействовать на заданную магом площадь, не теряя при этом своей эффективности. Расходы на его создание конечно были выше, чем при воздействии лишь на одну цель, но сполна себя окупали. Разогнать толпу противников всего лишь одним залятьем дорогого стоит.
   Правда обучение столь полезному свойству и обошлось мне недешево. Сколько нервов угробил я на обработку Хируна, пока он не соизволил, наконец, преподать пару уроков, не передать словами. Я сто раз успел пожалеть о столь опрометчивой просьбе, однако пакостный маг лишь сполна наладившись моими страданиями и унижением соизволил дать разъяснения. Его забавляли мои попытки вызнать что-то новое из магии иллюзий, поэтому после многочисленных унижений он все же делился небольшими порциями знаний, словно бросал голодной собаке обглоданную кость.
   В то, что простолюдин способен усвоить даваемые знания, Хирун абсолютно не верил, считая принципиально невозможным. Как же, неотесанная деревенщина и великое искусство магии. Да они просто физически несовместимы!
   Все это он, не стесняясь, вываливал мне на голову при каждом удобном случае, после расспросов об успехах в освоении сей нелегкой науки. Приходилось терпеть, сжав зубы, дабы не высказать все, что я думаю о жирном пьянице и строить из себя туповатую деревенщину, грезящую о таинствах магического искусства.
   О своих успехах, естественно, не распространялся, наоборот периодически жаловался, что ничего-то у меня и не выходит, на что мастер фальшиво сокрушался и с ехидной улыбочкой советовал продолжать тренироваться.
   Если б не реальная польза от знаний, полученных в минуты благостного настроения мага, я давно бы бросил это неблагодарное занятие. Однако сведения о боевом аспекте применения магии иллюзий, коими обладал Хирун, заставляли терпеть унижения и страх, по крупицам высасывая информацию из толстяка.
   Да за те несколько месяцев, что прошли с первой попытки, я узнал о магии и заклинаниях больше, чем за год обучения в академии и самостоятельного штудирования книг. Все же огромный практический опыт старого мага был намного ценнее теоретических выкладок, записанных в толстых фолиантах. Даже просто подсмотрев, как Хирун формирует неизвестные мне заклинания, я получал бесценный опыт, который не получишь, сколь бы долго не сиди за пыльными томами. И пусть из подсмотренного и обрывков, коих меня потчевал маг, удалось освоить лишь парочку заклинаний, но и этого было немало, чтобы развиваться и расти...
   Так, прочь посторонние мысли. Атака не за горами, отвлекаться на посторонние размышления не время. Орки преодолевают последние сантиметры до края стены, и вот-вот начнется рукопашная.
   Из-за кромки зубцов показались первые головы атакующих, громким рыком возвестившие о себе.
   - Арбалетчики, к бою! - заорал плечистый десятник, стоявший сбоку от куцей линии солдат с взведенными арбалетами. - Первая пятерка! Цельсь! Пли!
   Захлопали тетивы, выпуская смертоносные снаряды и почти взобравшиеся наверх орки, кувыркаясь, полетели вниз.
   Что ж, первый раунд за нами.
   Однако из-за обреза стены уже поднимались новые воины, подбадривая себя ревом. Вновь запели арбалеты, и вновь тела мертвецов безмолвно канули вниз, сбивая лезущих следом. Очередной успех арбалетчиков был встречен радостными криками обороняющихся, ободренных столь быстрой расправой над противником.
   Правда запас зачарованных болтов исчезал с пугающей быстротой. Такими темпами их хватит еще на три-четыре залпа.
   Черт, долбанные аристократы с их презрительным отношением к простолюдинам!
   Зачарованием снарядов занимался лично Гонар, хотя как я знал, освоить этот навык могли и Чинс с напарником, тогда они бы смогли неплохо пополнить запасы смертоносного оружия. Но Гонар видимо посчитал ниже своего достоинства обучить этому своих подчиненных. В итоге сам он недееспособен, а бойцы остались без столь сейчас необходимых снарядов. Гадство!
   Все, зачарованные болты закончились. Следующую волну предстоит встречать мечам и копьям легионеров. Самое время испытать собственные силы.
   Сместившись немного вбок, чтобы латники не перекрывали обзор, я приготовился использовать заклинания. На стену как раз вскарабкался крупный орк, в длинном плаще из звериных шкур, удачно оборонявшийся своим топором от длинных копий, которыми его пытались проткнуть солдаты.
   Он отбил один выпад копья, успешно увернулся от другого и поднялся еще на десяток сантиметров вверх. Один из легионеров наклонившись, со всей силы ткнул в мощную фигуру, однако чуть-чуть промахнулся. Орк, тут же ухватившись за древко и сильно дернув, скинул копейщика со стены. Тот с протяжным воплем полетел вниз, так и не выпустив из рук своего оружия.
   Пора... Пока солдаты готовятся к следующему слаженному удару, а орк уверен в собственной безопасности, следует нанести удар, которого тот не ожидает.
   Я шевельнул кистью, выпуская на волю подготовленное заклятье. Огненный шар размером с арбуз, шипя и постреливая язычками пламени, унесся к цели. Достигнув орка, он врезался тому в бок, взорвавшись тысячью крохотных огоньков, охвативших могучую фигуру. Однако сколь-либо серьезного ущерба видимо не нанес, поскольку орк и не думал подыхать, лишь на секунду отвлекшись и повернув башку в мою сторону. Этим тут же воспользовались копейщики, синхронно сработав копьями и всадив в орка сразу четыре наконечника. Небольшое усилие - и мертвец летит вниз, оставляя за собой дымный след от тлеющего плаща.
   Что ж, первый блин, как говорится, вышел комом. Хоть враг и уничтожен, моей заслуги в этом кот наплакал. Теперь на очереди проверка действенности магии иллюзий. Заклятье наготове, осталось улучить подходящий момент для его использования...
   Наверх упорно лезли аж четверо орков разом, прикрывая друг друга от ударов копий и успевая огрызаться в ответ, скинув вниз двоих легионеров. По слаженности действий было понятно, что четверка привыкла работать группой и если им не помешать, они заберутся наверх и устроят защитникам кровавую баню, отвлекая на себя внимание солдат и выигрывая время для того чтобы на стену поднялось как можно больше сородичей.
   Этого допустить никак нельзя. Защитников в крепости слишком мало, чтобы выстоять против слаженных действий сотен орков, пока находящихся под стеной, но упорно лезущих вверх.
   Что ж, да помогут мне все местные боги. Выдохнув, я шепнул слово-активатор и замер, напряженно вглядываясь в фигуры орков, переключившись на магическое восприятие.
   Те уже были близки к цели: двое забрались на стену и теперь успешно отгоняли копейщиков, рисуя смертоносные узоры громадными молотами на длинных рукоятях, выигрывая время для следующей двойки бойцов, только-только переваливших через зубцы.
   Заклинание, послушное моей воле устремилось к оркам, и окутало их с головы до ног темным саваном, видимым лишь посвященным в таинства магии.
   Ну же, действуй зараза!
   Сжав кулаки так, что ногти впились в ладони, я молил высшие силы о чуде. Пусть заклятье подействует как надо. Если сработает, я обязательно поставлю свечку каждому богу из обоих пантеонов или что они там требуют в качестве пожертвований. Правда при условии, что мне удастся пережить битву.
   Сегодня явно был не мой день. Молитва если и была услышана, то сработала криво.
   Орки не кинулись бежать, вопя от ужаса (хотя я и влил в заклятие максимальное количество энергии), а лишь застыли на несколько секунд соляными столбами, не реагируя на внешние раздражители.
   Этим, хоть и с опозданием, воспользовались копейщики, пришпилив к парапету одного орка и скинув со стены второго. Правда оставшаяся двойка уже не дала себя безнаказанно заколоть, неожиданно отмерев и с удвоенной силой врубившись в ряды легионеров.
   Казалось, заклинание вместо страха вдохнуло в них ярость берсеркеров, настолько бешенным стал натиск и удары. Они теснили защитников, несмотря на численное превосходство легионеров, не обращая внимания на собственные раны и практически перестав обороняться. Следовало быстро исправлять ситуацию, поскольку на подходе была группа из пяти орков, уверенно поднимающихся вверх. А за ними двигалась волна уже из десятка серокожих гигантов.
   Я спешно формировал заклинание, стараясь затратить как можно меньше времени и молясь, чтобы оно сработало хотя бы как в первый раз.
   Улучив момент, когда одного из орков не заслоняли от меня легионеры, я отправил заклинание прямо в широкую спину. Тот также замер, не завершив могучий замах каменным молотом, за что и поплатился, оказавшись нанизан на несколько копий и шустро сброшен вниз, на подбирающихся снизу соплеменников.
   Ободренные успехом, защитники всем скопом навалились на последнего противника и спустя десяток секунд упорного сопротивления его все же одолели.
   Однако победа досталась дорогой ценой: на каменных плитах остались лежать шесть легионеров, заливая те кровью из многочисленных ран. Соотношение явно не в нашу пользу. Если так и дальше пойдет, то через пару часов защищать стену будет просто некому.
   - Твоя работа? - прозвучало из-за спины, заставив меня вздрогнуть и поспешно обернуться.
   Рядом стоял тот самый тип в сверкающих доспехах, что командовал тут всеми (кажется, к нему обращались селен) и требовательно смотрел прямо мне в глаза, ожидая ответа.
  
   Примечание: Сéлен - одно из званий, принятых в легионе. Аналог капитана. Командует несколькими сотнями (три-четыре сотни, в редких случаях до шести).
  
   - Это ты орков зачаровал, спрашиваю? - взгляд мужика стал колючим и пронизывающим.
   Я осторожно кивнул, опасаясь получить за своевольное вмешательство взбучку. Отрицать очевидное не имело смысла, ведь кроме меня, магов поблизости не наблюдалось, а возможности местных магиков он знал даже лучше, чем я.
   Удовлетворенно хмыкнув, тот тут же перешел в наступление:
   - Повторить сможешь? - и опять выжидающе вперил в меня жесткий взгляд.
   - Смогу, - вздохнул я, понимая, что влип по уши. Теперь хочешь, не хочешь, придется принять участие в сражении.
   И дернул же черт с испытаниями этими. Сидел бы сейчас в безопасном месте с остальными магами и в ус не дул. Так нет же, самым умным себя почувствовал. Думал, что никто манипуляций моих не заметит, болван.
   Пока я занимался самобичеванием, селен, коего как оказалось, зовут Ланс, вовсю раскомандовался, раздавая указания направо и налево, вызвав оживление в рядах защитников и заставив их хорошенько побегать.
   В шаге от нас замерла пятерка латников, сжимающих в руках ростовые щиты. Легионеры, защищавшие стену в месте подъема орков перестроились так, чтобы не перекрывать мне обзор и создать максимально удобный сектор обстрела заклинаниями.
   Башковитый однако командир у защитников. Даже ничего у меня спрашивать не стал, на основе увиденного составил правильные выводы и теперь собирается по максимуму использовать открывшиеся возможности в обороне крепости.
   Дав указания последнему гонцу, тут же убежавшему на другой конец стены, Ланс снова развернулся ко мне:
   - Сколько раз сможешь использовать свое заклятье и как часто?
   - Раза четыре еще смогу, на большее резерва не хватит, - оценил я собственные запасы энергии.
   - Маловато, - нахмурился селен, обдумывая мой ответ. - Другие маги могут с этим помочь?
   Я вновь кивнул, подтверждая, про себя восхищаясь работой мысли у мужика. У меня совсем вылетело из головы, что можно не только свой резерв использовать, но и оставшихся сейчас не у дел магов поддержки привлечь, что отсиживались сейчас где-то в крепости. Привык только на свои силы рассчитывать.
   Взмахом руки подозвав порученца, Ланс кратко обрисовал задачу и отправил подчиненного на поиски магов. После чего принялся объяснять мне мою задачу.
   Ничего особо сложного от меня не требовалось. Получив сигнал от наводчика, которого Ланс отправил к копейщикам, я должен останавливать тех орков на которых мне укажут, в то время как легионеры будут расправляться с оставшимися. Щитоносцы нужны на случай, если какой серокожий ублюдок решит разделаться с назойливым магом. Со мной то есть.
   Они примут на себя первый удар, давая мне время удрать под защиту копейщиков. Ну и будут по возможности прикрывать от разных летающих предметов, буде кому из орков придет в голову повторить подвиг сородича, метнувшего молот в мастера Гонара, выведя того из строя.
   Напоминание о случившемся заставило спину покрыться мурашками, а живот скрутило в тугой узел. Я не мастер Гонар, прямого попадания столь массивным предметом не переживу. Он-то остался жив, даже сверзившись с приличной высоты, но переломал все кости. Выжить выжил, но когда встанет на ноги неизвестно. Я так не умею.
   Одна надежда, что крепкие щиты и могучие фигуры латников выдержат атаку. Хотя уверенности в этом у меня маловато.
   Орки ждать, пока я напереживаюсь всласть, были не намерены и очередная группа, подобравшаяся опасно близко к краю, уже вовсю рубилась с копейщиками, стараясь сдернуть со стены как можно больше людей.
   Получив напутственный хлопок по спине от Ланса, заставивший непроизвольно сделать пару шагов вперед, я принялся спешно формировать узор заклинания. Моей целью была вся пятерка орков, благо располагались они недалеко друг от друга, так что моих скромных умений должно было хватить, чтобы накрыть всех разом.
   Активация заклинания - и могучие фигуры окутывает видимое лишь мне темное покрывало, заставляя четыре из них замереть. На самом мелком из пятерки, заклятье сработало как положено, заставив того с визгом броситься вниз, на лету сшибая сородичей. Вопли, издаваемые находящимся под воздействием заклинания орком, оборвались только после жесткого приземления на остатки одного из таранов.
   Пока я наблюдал за падением, копейщики шустро разделались с обездвиженными противниками, спихнув тела вниз и сбив ими еще парочку зазевавшихся орков.
   Я вновь создал заклинание и теперь ждал команды к действию, сосредоточившись на том, чтобы не проморгать сигнала к атаке.
   Правда, в этот раз вмешиваться не пришлось. Двоих нападавших сбили вниз телами мертвых орков, один слишком увлекшись размахиванием своим молотом сам сорвался, а оставшуюся парочку прикончили без особых проблем и потерь.
   Трупы спихнули вниз, выгадав немного времени для передышки. Хоть легионеры и старались сменяться, по очереди атакуя цели, но не прекращающийся бой на протяжении длительного времени сильно выматывал, заставляя делать ошибки, чем пользовались полные сил противники.
   Пользуясь передышкой, я решил осмотреться.
   Дела у защитников крепости шли неважно. У противоположного края стены, орки вновь упорно карабкались вверх, преодолев уже две трети расстояния до верха, несмотря на все усилия легионеров. Правда, в центре пока удавалось сдерживать их напор, не позволяя атакующим продвинуться вперед, благодаря остаткам смолы и кипящей воды, щедро льющейся на головы неприятелю.
   - Так вот ты где, оказывается, все это время был, - услышал я рядом знакомый голос Чинса, наполненный фальшивой радостью. - А мы уж незнамо что думать начали, когда ты вниз не спустился.
   Явились не запылились, коллеги так называемые. Бросили, как только запахло жареным, а теперь отбрехаться пытаетесь. Потеряли они меня, видите ли! Ладно, сделаю вид, что верю в эту лапшу. Разбираться потом будем. Сейчас это не главное.
   - Вам сообщили, зачем вы понадобились? - вышло несколько суховато, ну и так сойдет.
   - Да-да, нам все подробно разъяснили, - подхалимски заулыбался Чинс.
   Дик лишь хмуро кивнул, бросив исподлобья неприязненный взгляд, безымянный напарник Чинса вообще вопрос проигнорировал, оставаясь все также невозмутимо-равнодушным.
   Ну, хоть возражать не пытаются и то хлеб.
   Я боялся, что старшие и более опытные коллеги в штыки воспримут мое главенство и начнут ерепениться, однако ничего подобного не наблюдалось. Похоже, начальство, подстраховавшись, уже провело разъяснительную работу с магами. Ничем другим такую покладистость я объяснить не мог. И ладно, мне же легче.
   - Что ж, тогда объединяемся, время не ждет, - отдал я команду к действию.
   Поначалу было страшновато создавать канал не на отдачу, а на прием энергии. Все же делалось не для тренировки это в первый раз, хоть методика и была многократно отработана на занятиях с Гнилом и теоретически я знал чего ожидать при активации. Однако все равно небольшой мандраж присутствовал. А ну как не справлюсь с потоками и вхолостую израсходую резервы магов? Они же меня первыми за это прибьют. А потом и селен Ланс подключится.
   Правда, как только сеть была активирована, и от стоящих чуть позади коллег пошел ровный поток магической энергии, я резко успокоился и окунулся в умиротворяющие струи щедро отдаваемых сил.
   Собственный резерв заполнился практически моментально, даря уверенность в себе и своих возможностях. Стабилизировав скорость поступления энергии, я создал заклятье и влил в него порцию заемной силы. Причем в этот раз энергии ушло эдак раза в два больше, чем когда я создавал заклинание самостоятельно. Подивившись на необычный расход, я направил заклятье на указанную наводчиком группу орков.
   Результат впечатлил: больше половины из них с криками ужаса сигануло вниз, а оставшиеся застыли безвольными куклами, выронив из рук оружие и совершенно не реагируя на смертельные удары, наносимые острыми копьями.
   Защитники не зевали и тут же сноровисто принялись за обездвиженных противников, стараясь успеть сократить ряды нападающих как можно больше до прекращения действия заклинания.
   Выходило у них здорово, была видна выучка и опыт работы в команде. Не прошло и полминуты, а троих уже умертвили и сбросили вниз, четвертого добивают, и пятый на очереди.
   Разглядывая подробности боя, я уже не торопясь формировал очередное заклинание, прислушиваясь к бурлящей силе, что широким потоком вливалась сейчас в меня от других магов. Насколько еще хватит наших сил?
   На мой неопытный взгляд, совместных запасов энергии должно хватить еще на тридцать-сорок применений, с учетом возросшего расхода. Хотя, может и больше выйдет, общий запас я оценивал лишь приблиительно. Не хватало опыта, чтобы определить границы полученных возможностей.
   Пока я прикидывал, что да как, очередные супостаты вновь пошли на штурм, успешно тесня защитников. Пора вновь приниматься за работу...
   Не знаю, сколько так продолжалось, счет времени я потерял давным-давно, и мог судить о нем лишь по состоянию магических сил. А остались их сущие крохи от былого, не считая нерастраченного пока еще резерва. Мы отбили уже двадцать или тридцать атак, считать перестал после первого десятка, орки давно не лезли вперед сломя голову и не пытались взять нас нахрапом, понимая всю бесплодность своих усилий, и больше кучковались внизу, взяв паузу на обдумывание новой тактики.
   Да, мы отбили все атаки и даже умудрились развалить почти все живые лестницы, кроме одной, однако победа нам досталась дорогой ценой.
   Больше половины легионеров погибло, отважно защищая стену. Погиб напарник Чинса и был серьезно ранен Дик, когда одному из орков удалось-таки повторить прием с метанием молота. Меня спасло только вмешательство щитников, вовремя среагировавших на угрозу и поддерживаемая все это время защита. В итоге я отделался всего лишь синяками и ушибами по всему телу, да звоном в ушах, знатно приложившись головой о доспех одного из своих охранников.
   Чинс вообще не пострадал, каким-то звериным чутьем почуяв приближающуюся опасность и отпрыгнув в сторону за миг до атаки.
   Остальным так не повезло. Дика молот задел по касательной, но даже так разворотил весь правый бок, а так и оставшегося для меня безымянного мага, вместе с тройкой щитников снесло со стены. Их крики до сих пор стоят в моих ушах, заставляя вздагивать. Жаль их, хоть толком и не знал никого из погибших...
   Ага, вновь твари вверх полезли! Все никак успокоиться не хотят, гады серокожие. Ну ничего, сейчас мы вам всыплем по первое число!
   Уже даже не напрягаясь, я сформировал заклинание и, напитав то энергией, принялся ждать удобного момента. Вымотанные предыдущими атаками легионеры, со стонами и матерком занимали позиции, призывая кары небесные на головы упрямых орков, не могущих никак угомониться.
   Ланс, в потерявших первоначальный блеск доспехах, забрызганных орочьей кровью впемежку с человеческой, сновал в первых рядах, ободряя защитников словом и одним только своим присутствием.
   Там, где он проходил, бросив несколько фраз, бойцы словно обретали новые силы: плечи их расправлялись, в глазах разгорался блеск и решимость стоять до конца. Видно было, что своему командиру они верят безоговорочно и подчинятся любому приказу беспрекословно. Такое уважение дорогого стоит и дается большой ценой.
   - Ты готов, маг? - требовательно смотрят на меня синие глаза Ланса, подошедшего почти в плотную в ожидании ответа. - Сейчас вся надежда на тебя и твои силы. Смотри, не подведи нас.
   Я киваю, говорить нет ни сил, ни желания.
   - Что ж, пусть будут благосклонны к нам боги и даруют, наконец, победу, - на прощание произносит селен и уходит к следующей группе воинов, ожидающих командирское напутствие.
   Оборачиваюсь к Чинсу, присевшему чуть в сторонке.
   - Все нормально Лок, прорвемся, - улыбается он, стараясь выглядеть бодро и беззаботно. Но получается это у него из рук вон плохо.
   Старый маг устал, по лицу разлилась нездоровая бледность от магического истощения. Он отдает все свои силы, но не жалуется и, стиснув зубы, выдавливает остатки энергии из измученного тела. Ведь больше некому делиться магией, а один я долго без подпитки не протяну.
   Надеюсь, его силенок еще хватит, чтобы остановить очередную волну наступающих. Что мы будем делать потом, когда закончатся последние крохи энергии, я старался не думать...
   В который раз за сегодня звучит сигнал горна и бойцы занимают позиции, готовясь встретить противника. На какое то мгновение все замирают, а единственный звук, нарушающий тишину, издают лишь пыхтящие где-то внизу орки. А затем все вновь задвигались, загомонили, понеслись зычные команды десятников, звон доспехов и топот закованных в железо ног. Уже привычные и успокаивающие звуки.
   Однако в этот гомон вдруг чужеродным вкраплением ворвались гулкие удары со стороны главных ворот. Я, как и многие легионеры, в недоумении обернулся, пытаясь рассмотреть источник шума.
   Звук явно доносился из-за противоположной стены. Но кто мог барабанить в ворота? Неужели подкрепление? Это было бы очень кстати.
   - Неужто подмога? - в унисон моим мыслям прозвучало от стоявшего рядом солдата.
   - А часовые, часовые где? Почему не отпирают? - волновался товарищ бойца, озвучившего версию о подкреплнии. - Вечно они копаются, когда не надо.
   И действительно, пары легионеров, оставленных наблюдать за поступами к крепости со стороны империи, нигде не было видно. Странно, в такой момент покинуть пост, равносильно самоубийству. Командование за такой проступок вздернет нарушителей сразу после боя без суда и следствия.
   А громкое буханье все продолжалось, не думая утихать. Чем они там так долбят? Гул такой, что шум битвы перекрывает.
   Дальше разглядывать ворота, и гадать о причинах отсутствия часовых стало некогда - наверх взобралась очередная кучка орков, так что потребовалось мое участие...
   В этот раз накрыть всю группу разом не вышло и пришлось повозиться, выцеливая оставшуюсяя тройку вражин, которые как назло постоянно оказывались прикрыты телами легионеров, что не позволяло активировать заклинание. Но слава богам, со второй попытки справился, и бойцы сейчас рассправлялись с обездвиженным противником.
   Воспользовавшись передышкой, я кинул взгляд назад и похолодел: во внутренем дворе хозяйничали орки! Было их всего четверо и намного меньше своих соплеменников, габаритами всего лишь с рослого человека, что видимо и позволило им пробраться через извилистый проход в стене за потайной дверкой.
   И сейчас эта четверка пыталась открыть ворота! А уж за воротами явно стоит подкрепление, да вот только не для нас. И если им удастся войти внутрь, участь крепости предрешена.
   Все эти размышления заняли от силы пару секунд. Следовало предупреить всех о новой угрозе, однако меня опередили.
   - Орки! Орки в крепости! - заорали сразу в нескольких местах, заставив захлопнуть рот и выдохнуть набранный в грудь воздух. Чтож, теперь все в курсе и командованию следует быстро нейтрализовать новую угрозу, иначе нам тут всем крышка.
   Ланс отреагировал незамедлительно. Вниз по лестнице ссыпался весь резерв воинов, тщательно оберегаемый командующим на экстренный случай, подчиняясь команде селена. Отдав еще несколько приказов, он стремительным шагом двинулся в мою сторону.
   - Ты должен задержать их, маг! Хотя бы до тех пор, пока мои бойцы не спустятся вниз. - Скомандовал Ланс, как только оказался в пределах слышимости.
   - Никак не получится, селен, - виновато покачал я головой, - слишком далеко, заклинание не подействует, даже если достигнет цели. А дальнобойных заклятий я просто не знаю.
   - Тогда вся надежда на парней, - тяжело вздохнул командующий. - Они обязаны успеть.
   И едва слышно добавил: - Иначе мы все покойники...
   Легионеры успели. Разьяренными буйволами они схлестнулись с первой двойкой, оставшейся прикрывать товарищей, сметя их за секунды, и не снижая скорости, ринулись вверх, к механизму в надратной башне.
   Однако внутри неширокого коридора численное преимущество сошло на нет. Перекрывший проход орк, с двумя топорами стал непреодолимым препятствием, ловко отбиваясь от копейщиков и даже ухитряясь контратаковать. Движение застопорилось, даря драгоценные секунды оставшемуся врагу на совершение задуманного...
   Дрогнув, огромные створки поползли в стороны.
   За открывающимися воротами стояло около полутора сотен самых здоровенных орков, которых я когда-либо видел. Закованные в железо от шеи и до пят, сжимавшие в руках стальные секиры, устрашающх размеров мечи и шипастые булавы, они внушали трепет только одним своим видом и явно являлись очень опасным противником.
   Здесь собралась элита орков - самые сильные и опытные бойцы, пережившие уйму сражений и набегов на границы.
   - Маги, быстро вниз! - гаркнул мне прямо в ухо Ланс, уже успевший обнажить свой двуручник. - Не дайте им прорвать оборону, иначе нам всем конец.
   Со стен в это время уходили практически все боеспособные силы, стремясь как можно быстрее оказаться внизу и помочь товарищам, формирующим сейчас жидкий заслон перед распахнутыми воротами.
   Повинуясь приказу, мы с Чинсом и охранниками также кинулись вниз со всей доступной скоростью, благо дорогу нам пробивала двойка оставшихся щитников. Я на ходу создавал узор заклинания, молясь чтобы в попыхах не навернуться с крутых ступеней. Чинс пыхтел позади, шумно дыша и матерясь, что, мол, староват он уже для таких забегов.
   Нам не хватило каких-то пары десятков метров, когда орки ринулись в атаку и как тонкую ветошь разметали копейщиков, преграждающих путь.
   Легионеры не смогли сделать ничего с практически неуязвимым для копий противником, лишь бессильно царапая толстенное железо. Неприятель заполонил все свободное пространство внутреннего двора, лишая спешащее подкрепление места для маневра.
   Привыкшие к рубке орки действовали двойками и тройками, успешно обороняясь и резво вынося небольшие группы защитников, так и не успевших создать сколь-либо обороноспособное построение. На моих глазах остатки гарнизона стремительно таяли, как и наши шансы пережить этот день.
   Растерявшись, я резко замедлился, отчего пыхтевший позади Чинс, ничего не видящий из-за полусогнутого положения, боднул меня в спину, чуть не повалив наземь.
   "Это конец", - метались в голове панические мысли, - "нас тут всех перебьют, рано или поздно. Даже скорее рано, чем поздно"...
   Не сразу я смог взять себя в руки и собраться. Помогло, как ни странно, спокойствие Чинса, перед лицом смертельной опасности неожиданно приобретшего хладнокровие и невозмутимость. Старый маг готовился подороже продать свою жизнь, ни капли не волнуясь, словно ему ежедневно угрожала гибель от лап орков.
   - Не бойся парень, умереть в бою не так уж и страшно, - легонько улыбнулся он, перехватив мой мятущийся взгляд, - намного хуже трусливо сбежать, пока твои товарищи гибнут от рук врага. Уж поверь старому магу.
   Эти слова позволили мне встряхнуться и сконцентрироваться на поставленной перед нами задаче. Задвинув все свои переживания и страхи подальше, я принялся за дело.
   Сосредоточившись на ближайшей группе орков, я создал заклятье и метнул в цель, наполнив то энергией под завязку.
   Однако результат что-то не торопился проявляться - орки отнюдь не перестали атаковать, замерев, а лишь самую малость замедлились! Не поверив собственным глазам, повторил попытку, на тех же самых целях. Результат - нулевой. Не действовало заклинание на этих переростков и все тут! Я попробовал еще несколько раз, выбирая все новые и новые цели. Результата не было.
   Проанализировать и понять причину неудачи я просто успел - битва добралась до нас.
   Громадный орк, ростом метра под три, а может и больше, внезапно вырос перед щитниками и за доли секунды одним мощным ударом шипастой булавы отправил тех в непродолжительный полет, после которого воины уже не поднялись. Все произошло настолько быстро, что я даже среагировать толком не успел, застыв на месте и очумело пялясь на эту машину смерти.
   Громко взревев, орк шустро потопал в мою сторону, занося булаву для очередного удара.
   Меня охватило оцепенение. Ноги будто приросли к земле, а из головы начисто выдуло все заклинания. Словно в жутком кошмаре, я смотрел, как поднимается окровавленное орудие и не мог отвести от него взгляд... Шипастый шар достиг наивысшей точки, и медленно, словно нехотя пошел вниз, с каждым мигом набирая скорость...
   Спас меня Чинс, в последнее мгновение оттолкнув с пути гудящей смерти с неожиданной для своего возраста силой.
   Булава с громким хрустом вонзилась в каменную брусчатку, а орк недовольно заревел, гневно раздувая ноздри. Словно пушинку выдернув ушедшую почти наполовину в землю булаву, он переключился на новую цель.
   Однако попасть по верткому магу у него не получилось ни с первой, ни с последующих попыток. Чинс вертелся юлой, уходя от могучих ударов в самый последний момент, плетя в то же время узор какого-то заклинания. Судя по времени, затраченном на его создание и тому, как побледнел маг, вливая в него остатки энергии, это было нечто убойное.
   В очередной раз увернувшись от замаха, Чинс широко разведя руки в стороны, активировал с трудом созданное заклятье.
   С ладоней мага, направленных на противника сорвалось струящееся марево горячего воздуха, и мгновенно охватило могучую фигуру. Маг безвольной куклой рухнул там же, где и стоял, вложив в заклинание, похоже, даже собственные жизненные силы. Однако оно того стоило.
   Толстенные железные доспехи на орке в один миг раскалились до вишневого цвета, причиняя тому ужасные страдания даже несмотря на дубовую шкуру.
   Ревя так, что у меня заложило уши, он принялся сдирать с себя палящее все сильнее железо. Вот только ничего у него не получалось. Защелки и крепления по всей броне практически моментально сплавились в однородную массу с ней и никак не поддавались. Орк быстро зажаривался в собственном непробиваемом панцире, воя все тише и обреченнее. Силы его стремительно таяли, и вот уже гигант еле держится на ногах, готовый рухнуть в любой момент, чтобы больше уже не подняться.
   И я, и Чинс ждем этого момента затаив дыхание, не обращая никакого внимания на продолжающуюся битву.
   - Ну же, сдохни ты, наконец! - не сдержался Чинс, все еще сидя на земле.
   Зря он это сказал. Готовый вот-вот рухнуть, практически мертвый орк, услышав голос своего мучителя, неимоверным усилием развернулся и, найдя взглядом мага, страшно захрипев, из последних сил рванулся в его сторону. Чинс пытался отползти с его пути, но безуспешно, слишком обессилел.
   Орк, подобравшись вплотную, замертво рухнул на землю, похоронив под собой так ничего и не успевшего предпринять мага.
   Кинувшись было на выручку, я не добежав буквально пары метров отшатнулся, настолько сильным был жар, шедший от фигуры в раскаленных доспехах. Выжить при контакте с металлом, разогретом до таких температур просто нереально.
   В глазах предательски защипало. Пусть старый маг не был мне другом, да я даже толком его не знал, однако его гибель болью отозвалось в сердце. Чинс спас меня от верной смерти, заплатив за это собственной жизнью.
   "Почему так? Почему я выжил, а рисковавший ради меня маг, нет?"
   На меня навалилось бессилие, а следом подоспела апатия, грозя затянуть в водоворот безысходности. Ну и черт с ним. Зачем сопротивляться, если конец все равно один?
   "Соберись, тряпка! Ну же! Если тебя сейчас грохнут, получится, что Чинс зря рисковал собой, спасая твою непутевую голову."
   Немного полегчало.
   С трудом вырвавшись из затягивающей в себя пустоты, я окинул взглядом поле боя. Пока мы отбивались от орка, остальные нападавшие знатно проредили ряды защитников, практически уполовинив их состав. Легионеры оказывали яростно сопротивление, но смогли уничтожить едва ли десяток орков, заплатив за это жизнями почти сотни человек.
   Создать единый строй так и не вышло, и теперь орки легко продавливали сопротивление разрозненных групп легионеров, тесня самую многочисленную во главе с Лансом к глухой стене, примыкающей к ущелью.
   Похоже, битва за крепость нами проиграна окончательно и бесповоротно. Сейчас орки додавят оставшихся и откроют проход основным силам.
   Что ж, остается либо храбро принять смерть, либо сдохнуть как трусливая шавка, скуля и моля о пощаде.
   Честно говоря, мне не нравились оба варианта, но второй все-таки был противен больше.
   "Так, маг, сопли подобрать, плечи расправить, и вперед, в атаку! Попробуем напоследок попортить шкуры оркам".
   Приняв решение, я засунул подальше свои рефлексии и, не обращая внимания на крики, стоны и лязг оружия рядом, принялся готовиться к своей последней битве.
   Не торопясь создал четыре заклинания, основательно запитав каждое, и оставил дожидаться нужного момента.
   Я решил пробиваться к группе Ланса (все ж веселей в компании помирать, чем в одиночку, гы...) и теперь ждал подходящего момента для этого.
   Орки, как ни странно, до сих пор не обратили на меня своего внимания, видимо посчитав безоружную фигуру, не совершающую агрессивных действий, совершенно не опасной, и с которой можно разобраться попозже, когда будет покончено с основными силами.
   Я двигался к своей цели, словно призрак, невидимый для сражающихся людей и орков. Мной овладело холодное спокойствие и сосредоточенность на поставленной задаче, позволяя проходить мимо жутких картин бойни не моргнув глазом, и не переживать об ударе в спину от оставленных позади опьяненных кровью захватчиков. Сознание четко фиксировало и анализировало все происходящее, но эмоции отключились напрочь...
   Довольно скоро я добрался до места назначения и остановился, выбирая оптимальный вариант действий, оценивая диспозицию.
   Легионеры под командованием Ланса, действовали слажено, и пока еще успешно оборонялись, прикончив парочку самых наглых орков. Собравшись в компактное построение и ощетинившись копьями, они медленно отступали к стене, пресекая любые попытки зайти с тыла или сбоку, вынуждая атаковать только в лоб. И эта тактика пока что работала, позволяя успешно отбиваться. Хотя потери все же были. Путь бойцов четко прослеживался по нескольким десяткам тел, изломанными куклами валяющимся на брусчатке двора.
   Наседало на строй порядка сорока-сорока пяти орков, против пары сотен Ланса, однако атаковать не торопились, медленно тесня легионеров к стене, изредка совершая ложные атаки и маневры, вынуждая тех нервничать и зря расходовать силы.
   Что ж, замысел орков понятен и прост: зажать у стены, ограничив манёвренность, вымотать, а затем, дождавшись пока остальные очаги сопротивления додавят, навалиться всем скопом и тупо задавить массой.
   Или им пленный для допроса нужен, поэтому командующего хотят взять живым. Черт их знает, орков этих.
   Практически все в крепости считали, что орки тупые, глупые... А эти "тупицы" взяли да и перехитрили всех, провернув хитрый план. Пока большая часть атаковала в лоб, лучшие из них как-то перебрались через вроде бы непроходимые горы и ударили оттуда, откуда никто не ожидал. И победили.
   Ну, практически, до полной победы им совсем немного осталось...
   Так, в толпе орков после очередной атаки появилась небольшая брешь. Вот он, мой шанс.
   Выдохнув сквозь сжатые зубы, я рванул вперед, на ходу активируя первое из заготовленных заклятий. Да помогут мне боги...
  
  
Конец первой книги.

Оценка: 5.10*254  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) А.Романова "Кластеры"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) У.Михаил "Ездовой Гном 5. Возрождение. Росланд Хай-Тэк"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПорченый подарок. Чередий ГалинаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Нарушенное обещание. Шевченко ИринаНедостойная. Анна Шнайдер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"