Форт Андрей: другие произведения.

Мастер иллюзий. Книга 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 7.84*122  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновой вариант! Будет часто правиться! Замечания и тапки приветствуются.

  
  
  
  Тьма... Меня окружает тьма... Сплошная чернота, чернее ночи, в которой не разглядеть даже собственной руки, поднесенной к лицу. Иногда мне кажется, что у меня и нет этих самых рук, как и остального тела, и в этой тьме осталось лишь сознание, лишенное оков плоти. Я теряю счет времени в этом мраке. Может быть, я здесь всего пару дней, а возможно уже целую вечность... А впрочем, какая мне разница? Тьма дарит покой и умиротворение, затирая картиныпережитогои притупляя боль потерь... Я растворяюсь в окружающей меня мгле почти до утраты собственного "я", едва удерживаясь на грани. Это позволяет отвлечься, забыть о прошлом и не волноваться о будущем. Я бы и дальше с радостью оставался во тьме, постепенно растворяясь, сливаясь с ней, становясь ее частью, но меня грубо прервали.
  - Пора, маг, - на правое плечо опустилась тяжелая рука в кольчужной перчатке.
  Вздохнув, я прикрыл глаза ладонью и зажег неяркий светляк, мгновенно рассеявшей окружающую мглу и высветивший неровные стены и низкий свод небольшой пещеры, в которой разместились потрепанные остатки отряда, пережившего схватку с орками.
  Да, мы выжили, несмотря на призрачные шансы на такой исход. Правда из сотни бойцов прорвалась лишь пятая часть - двадцать человек, включая меня, израненных и павших духом от разгрома превосходящими силами противника. Сéлен Ланс, тоже выжил, хотя и был сильно ранен, прикрывая отход. Именно благодаря ему мы все еще живы, а не валяемся грудами окровавленного мяса под стенами крепости. Оказывается, Ланс отступал с остатками легионеров не абы куда, а к секретному проходу в стене, примыкавшей к скалам. Этот ход создали именно на такой вот экстренный случай, чтобы подать весточку о прорыве и предотвратить дальнейшее распространение противника. Однако, за давностью лет о нем почти все позабыли, и то, что Ланс знал о тайном проходе, оказалось настоящим чудом.
  
  Примечание: Сéлен - одно из званий, принятых в легионе. Аналог капитана. Командует несколькими сотнями (три-четыре сотни, в редких случаях до шести). В данном конкретном случае командующий гарнизоном крепости.
  
  Немалую роль в том, что прорваться удалось столь многим,сыграла и моя самоубийственная атака. Честно говоря, я не надеялся пережить тот день, лишь готовился продать свою жизнь подороже, забрав на тот свет как можно больше врагов. Однако мое нападение позволило Лансу нанести оркам серьезный урон и ошеломила настолько, что он практически беспрепятственно открыл старый ход и отправил треть солдат внутрь, пока орки не оклемались и не принялись за нас всерьез. Именно тогда мы потеряли большую часть отряда, прикрывавшего отступление, а сам Ланс был серьезно ранен, однако все же смог активировать ловушку, завалившую ход и уничтожившую минимум два десятка орков.
  На этом везение выживших закончилось. Многие из нас были сильно изранены, воды оставалось на пару дней, еды и того меньше. Из старых запасников, что должны были обновляться ежегодно, более-менее целыми удалось достать фляги, опорожнив те от протухшей воды, несколько связок пересохших факелов и небольшой мешок концентратов, закаменевших до твердости гранита, но все еще годных в пищу.
  На этом плохие новости заканчивались и начинались очень плохие.
  Обвал, устроенный хитрым механизмом, который активировал сéлен, завалил не только проход и преследующих нас орков, но и выход из туннеля, предусмотренный строителями. Причиной, вероятно, стала древность сооружения, поскольку данный ход был пробит еще во времена закладки крепости, а это без малого четыре сотни лет назад. Старые своды просто не выдержали силы заклятья или алхимической смеси, что подорвала стены, и завал обрушил как вход, так и выход из тоннеля.
  На все же, у нас еще остался небольшой шанс выжить. После обвала, завалившего основные ходы, следопытами обнаружился проход в систему пещер, которые при некотором везении могли вывести нас наружу.
  После непродолжительных раздумий, большинством голосов было принято решение попытать счастья в пещерах, чем тупо загибаться от голода и жажды в чудом оставшемся неповрежденном туннеле.
  Поэтому вот уже вторые сутки мы бредем в лабиринте нерукотворных пещер, уповая на милость богов и молясь о чуде. Но молитвы пока помогают мало. Несмотря на всю мою невеликую помощь, от ран и кровопотери уже умерло четверо легионеров, и если мы в ближайшее время не найдем источник воды, умрут еще несколько, включая Ланса. Именно на него я извел большинство своих невеликих запасов зелья, оставив лишь основы для простеньких составов, помогающих разве что от неглубоких ран и воспаления. Их приберегу напоследок, если не найдем воду, они дадут возможность продержаться еще какое-то время, прежде чем жажда сведет нас с ума.
  Я горько усмехнулся. Погибнуть от банальной жажды - что может быть нелепее, после того, как выстояли против сотен орков. Это самая настоящая насмешка богов. Еще сутки, может быть полтора дня - и оставшиеся в живых начнут страдать от обезвоживания и галлюцинаций, потихоньку отставая от отряда и погибая в одиночестве во тьме подземелий. Сомневаюсь, что они мечтали о таком конце. Уж лучше пасть в честном бою, чем тихо угасать во мраке пещер. По крайней мере, я страшусь такой участи.
  Пока что нам хватает запасов факелов, что набрали в начале пути, да и мои светляки оказались неоценимой помощью во мраке пещер. Этот запас позволяет чувствовать себя относительно комфортно, однако при интенсивном использовании они закончатся гораздо раньше, чем мы сможем выбраться на поверхность (это при самом оптимистичном варианте). Так что и от моих невеликих усилий может оказаться реальная помощь. Ибо я уже отчаялся спасти кого-либо. Мои куцые познания в медицине не позволяют отправиться на тот свет тройке легионеров, но чувствую это ненадолго. Нет ингредиентов для эликсиров, способных запустить восстановление поврежденных органов, а без этого все мои старания - всего лишь продление агонии умирающих людей. Только у Ланса есть небольшой шанс выкарабкаться, если ресурсов организма хватит. Остальные обречены.
  Это знание терзает мой разум, не давая спокойно спать и смириться с положением, постоянно ища выход из безнадежной ситуации. Но безрезультатно, что никак не способствует душевному равновесию. Я практически не сплю, и лишь медитации во тьме пещер не дают сойти с ума и притупляют горечь собственной ничтожности. А еще не позволяет сдаться надежда людей на мою удачу в выборе пути. Не знаю, по какой причине, но легионеры, практически не сговариваясь, выбрали меня лидером, переложив на мои плечи заботы о собственном будущем. Видимо их слишком уж впечатлила та самоубийственная атака, хотя более вероятно, что никто не захотел брать на себя ответственность. И теперь я отвечаю не только за собственную жизнь и смерть, но и должен думать о полутора десятках человек, вручивших свою судьбу в мои руки. Это изматывает, но одновременно и не дает впасть в полное отчаяние, используя резервы организма на полную катушку в поисках выхода...
  Мы второй день движемся по лабиринту пещер, повинуясь указаниям двух знакомых со спецификой подземелий следопытов, уповая на мизерный шанс выбраться наружу до тех пор, пока не закончатся куцые припасы. Идем практически на ощупь, таща за собой раненых, ловя малейшее дуновение ветерка в замкнутом пространстве, стараясь зафиксировать его направление. Так у нас есть надежда выбраться к источнику свежего воздуха, и если повезет и ход будет достаточно широк - попасть на поверхность.
  Правда, шанс тот совсем мизерный. В начале пути мы находились практически у подножия горы, а воздух может поступать по малейшим отверстиям чуть ли не с вершины. Но озвучивать такие предположения людям я не стал. Пусть их питает слабая, но надежда, чем завладеет безысходность...
  - Выдвигаемся, - командую уставшим людям и первым шагаю вперед.
  Следом тянется куцая колонна, аккуратно передвигая ногами и держась за неровную стену. Пещеры оказались коварны и таили во тьме множество ловушек для неподготовленных путников, начиная от банальных ям и выбоин, и заканчивая довольно широкими трещинами, угодив в которые вполне можно было переломать ноги. Один из раненых именно так и пострадал: угодив в широкую трещину, он сломал обе ноги и умудрился серьезно повредить позвоночник.
  В итоге, наученные горьким опытом, мы двигались медленно и осторожно, стараясь ступать по следам ранее прошедших. Факелы горели только в конце и середине колонны, остальные я приказал беречь на экстренный случай. Моего светляка и пары факелов вполне хватало, чтобы разогнать тьму и не навернуться на особо трудном пути.
  Возглавить отряд меня подвигло не столько назначение главным, сколько трезвый расчет. Пользуясь недавно освоенным теневым зрением, я видел гораздо дальше и лучше, чем самый зоркий из следопытов. И пусть заклинание жрало до черта энергии, польза от его применения была просто неоценима: в тусклом свете светляка и факелов, я видел малейшие трещинки в стенах на расстоянии семи-восьми метров, что позволяло выбирать оптимальный путь передвижения и обходить глубокие ямы и провалы стороной. Моего резерва вполне хватало на двенадцать-пятнадцать часов работы заклятья, что давало возможность пройти значительное расстояние. Если бы еще ходы не петляли как испуганный заяц, зачастую заканчиваясь тупиками, мы бы за пару-тройку дней вполне могли пройти эту чертову гору насквозь. А так приходилось возвращаться, помечать пройденный путь и иногда двигаться чуть ли не в противоположном направлении.
  Зато случаи серьезных травм сошли на нет. Мелкие царапины, синяки и шишки не в счет, я сам за день набивал не менее десятка. И это притом, что видел намного лучше остальных.
  Так мы и двигались, давно потеряв счет времени, но все еще надеясь найти выход, углубляясь все дальше и дальше в недра горы...
  Не так я себе представлял жизнь попаданца, перечитав в свое время кучу книг по данной тематике. Суровая реальность внесла свои коррективы в наивные фантазии.
  Больше полутора лет назад я очутился в этом мире по воле верховной богини, однако до сих пор не стал одним из небожителей и даже не архимаг, а всего лишь слабенький маг поддержки. Один из тысячи подобных недомагов, способных разве что хилый файербол создать.
  Я лишился родственников, привычного уклада жизни, да и имя теперь звучит как насмешка. Взамен приобрел куцые по сравнению с местными способности к магии и кучу неприятностей с этой самой магией связанные. Огреб от местной аристократии, в лице юного барона с вассалами, слыхом не слышавшим о демократии и правах человека, загремел в местную академию магии, также терпимостью к ученикам не отличающуюся и чуть не отбросил коньки в результате экспериментов не в меру любознательного ректора этой самой академии.
  В итоге, попал на службу в армию, от которой в своем мире удачно "откосил" и познал все прелести армейского быта, вдобавок влипнув в начинающееся противостояние между двумя доминирующими видами этого мира - людьми и орками.
  Из магических приемов освоил лишь с пяток довольно слабеньких заклинаний, которых, правда, все же хватило, чтобы не сложить голову во взятой штурмом крепости. И кто после этого сможет сказать, что попасть в другой мир это круто? Я с удовольствием поменяюсь с таким самоуверенным типом местами, чтобы вдоволь поржать над его попытками выкарабкаться из того дерьма, в которое я угодил, пытаясь выжить в негостеприимной для выходцев из иных миров реальности.
  Единственное что не дало скатиться в пучину уныния - верные друзья, обретенные за это время, всегда готовые поддержать в трудную минуту. Благодаря им, я смог взять себя в руки и принять новую реальность такой, какая она есть. И даже начал потихоньку строить и воплощать в жизнь планы обустройства в этом мире.
   Пока это чертово нашествие орков не спутало мне все карты.
  И что им стоило напасть на пару дней позже, когда я бы уже убрался из крепости? Так нет же, напали аккурат в день предполагаемого отъезда, лишив возможности избежать боя. В итоге крепость пала, большинство ее защитников мертвы, а куцый отряд выживших во главе со мной бредет неизвестно куда по червоточинам пронизывающим гору в отчаянной попытке выбраться на поверхность...
  Если верить следопытам, пошли третьи сутки с момента входа в недра горы. Как они могут точно определить время, я понятия не имею, но верится легко. По мне, так мы блукаем минимум неделю, не меньше, но судя по запасам подходящей к концу воды, как раз пара-тройка дней и выходит.
  Еще в самом начале нашего похода мне хватило ума провести ревизию запасов бесценной влаги и установить жесткий контроль за ее расходованием, пообещав самолично прикончить любого ослушавшегося.
  Что удивительно, никто и не подумал возразить, чему поспособствовал внушительный файербол, созданный за доли секунды (иллюзия конечно). Хотя, скорее всего, опытные ветераны намного лучше меня понимали важность такого шага, и спорить совершенно не собирались.
  Ну и ладно. Намерения я продемонстрировал и в случае нарушения приказа на полном серьезе собираюсь выполнить угрозу.
  
***
  Как же меня задолбали эти бесконечные переходы и узкие лазы, через которые можно протиснуться только ползком, обдирая спину и живот об острые выступы. Никогда не понимал всяких там диггеров и прочих спелеологов, находящих удовольствие в шараханье по труднопроходимым тоннелям и узким ходам пещер.
  После трехдневного выматывающего марафона на пузе в любые пещеры и горы меня и силком теперь не затащат.
  Не прибавляло настроения и состояние отряда. Прошлой ночью умер один из легионеров, тот, что со сломанным позвоночником. Бедолага не выдержал тягот пути, ведь раненых бойцов приходилось протаскивать в особо узких местах буквально волоком, наплевав на возможные негативные последствия. Варианты бросить их умирать или просто добить даже не рассматривались. Заикнись я об этом - меня тут же порвали бы на куски, наплевав на субординацию.
  Кстати, пора бы и привал устроить, да проверить состояние раненых. Ланс как будто идет на поправку, крепкий организм начал потихоньку восстанавливаться после ранения, а с моей помощью командующий денька через два-три встанет на ноги.
   С другими пострадавшими ситуация хуже, но шанс на выздоровление тоже есть. Я трижды в день использую на всех болезных доступное мне простенькое заклинание исцеления и отпаиваю укрепляющим зельем. Не бог весть что, но большего сделать просто не в состоянии. И так к вечеру валюсь с ног от магического истощения и вынужден по полночи медитировать, восстанавливая запасы энергии. Чувствую, с такими нагрузками надолго меня не хватит.
  Хотя, если не найдем выход в ближайшее время, волноваться об истощении и потери магических сил смысла нет. Что с магией, что без - помирать одинаково херово...
  Подав сигнал о привале, я перестал подпитывать заклинания ночного зрения и светляка, опустился на жесткий пол и с наслаждением вытянул гудящие от усталости ноги. Не знаю, как справляются с тяготами пути легионеры, а я использую пару заклинаний исцеления, снимающих боль и возвращающих мышцам тонус. Если б не это - лежал бы пластом уже в первый день блужданий по пещерам.
  Наложив заклинание, вновь поднялся, матерясь сквозь зубы от болезненных ощущений, сопровождающих работу заклятья.
  Рассиживаться некогда. Надо проверить состояние раненых, провести очередной сеанс лечения и напоить их остатками зелий. Отдыхать потом. Вечером отдохну. Может быть.
  Потихоньку передвигая ногами, двинулся вдоль растянувшегося цепочкой отряда, поглядывая на легионеров, стараясь понять эмоциональное состояние. Люди смотрели в ответ не отводя взгляда, и как я ни всматривался в лица, ничего кроме усталости разглядеть не смог.
  Мдя, хреновый из меня физиономист.
  Громко забурчал желудок, протестуя против непривычной диеты, а тянущая боль в животе давала понять, что питание крошечными кусочками просроченного сухпайка вкупе с повышенными физическими и энергетическими нагрузками на пользу организму не идут.
  За постоянно преследующую жажду я вообще молчу. Во рту сухо, как в Сахаре в полдень.
  Отгоняя гнилую мыслишку напиться из почти пустой фляги, я добрел наконец до середины отряда, где располагались раненые. Первым делом осмотрел самого "тяжелого" бойца.
  Состояние его все еще оставляло желать лучшего: в сознание так и не приходил, а сильный, никак не спадающий жар, подтачивал и без того слабый организм.
  Влив в бесчувственное тело пару ложек снимающего воспаление зелья и наложив заклятье заживления ран, перешел к следующему пациенту. Командира оставил напоследок.
  - Как он? - присев возле ложа сéлена, поинтересовался я у невысокого абсолютно лысого мужика, что ни на шаг не отходил от Ланса с момента ранения, и добровольно взвалившего на себя заботу об уходе и за остальными ранеными.
  - Лучше господин маг, гораздо лучше! - заулыбался лысый, демонстрируя темный провал на месте выбитых передних зубов. - Даже пару раз глаза открывал, и руками шевелить пытался.
  - Это очень хорошо. - Я довольно потер руки. - Сейчас проверим состояние и подлечим нашего командира.
  Создав заклятье-диагност, принялся изучать поврежденные участки на теле Ланса, особое внимание уделяя развороченному левому боку.
  Шипастая булава орка прошла лишь вскользь, но и этого хватило, чтобы пробить доспех и вырвать здоровенный кусок мяса из тела сéлена.
  К счастью, каким-то чудом внутренние органы оказались практически не повреждены (три сломанных в двух местах ребра и пробитое легкое не в счет), а я вовремя смог остановить обильно хлещущую из раны кровь и локализовать внутреннее кровотечение. Сломанная нога и куча мелких рваных ран - подарок от рукотворного обвала довершали картину повреждений.
  Срастить ребра и ногу удалось относительно легко: у меня были с собой необходимые ингредиенты и основа для создания зелья, а вот с ранами, особенно на боку, ничего поделать не мог - не таскал я с собой специализированных эликов. Лишь остановил кровь, да продезинфицировал. Дальше организм справлялся самостоятельно, получая лишь жалкую помощь в виде укрепляющего зелья и слабенького заклятья исцеления.
  Надо сказать, организм Ланса оказался столь же могуч, сколь и сам командир, без особых проблем перенося тяготы нелегкого пути и потихоньку восстанавливаясь, не без моей скромной помощи конечно.
  Судя по показаниям диагноста, раны затягивались быстро, воспаление отсутствовало, а кости практически срослись. Правда, столь быстрое исцеление ему на пользу не пошло: от былого богатыря осталась ровно половина. Все ресурсы уходили на регенерацию, а скудная кормежка не способствовала накоплению необходимых запасов энергии. Да и фиг с ним, главное, Ланс выкарабкается и снимет, наконец, с моих плеч тяжесть ответственности за судьбу оставшихся в живых бойцов. Слишком уж тяжкая это ноша - вести за собой людей, зная, что шансов выбраться из каменной ловушки, практически нет...
  Закончив заниматься раненными, я устало плюхнулся прямо там, где стоял. Достав из сумки тонкую плитку каменной твердости концентрата, с трудом отломил маленький кусочек и, закинув в рот, принялся неторопливо посасывать, дожидаясь пока тот размякнет от наполнившей рот слюны, растягивая удовольствие.
  Хорошо! Только мало.
  Дожевав, сделал пару глотков из фляги, с горечью отметив, что та почти пуста. Осталось глотков пять от силы. Этого хватит на день, может полтора. У остальных ситуация не лучше. И как это исправить я понятия не имею. Остается лишь молиться в надежде, что на пути встретится хоть небольшая лужица. Уж продезинфицировать ее, чтобы не подцепить инфекцию я сумею. Только никаких следов влаги нет и в помине: я второй день обшариваю взглядом пещеры в поисках малейшего намека на ее присутствие, но пока безрезультатно. Сухо как в пустыне.
  Ладно, хорош рассиживаться. Надо двигаться дальше и удвоить бдительность. Вода жизненно необходима всем нам, и особенно раненым. Так что вперед, Серега, и пусть тебе благоволит Ниалла - местная богиня удачи.
  
***
  Ползу вперед. В буквальном смысле ползу: все остальные ходы окончились тупиками, и лишь эта узкая щель осталась не исследованной. Надеюсь, она стоит прилагаемых усилий и не поставит жирную точку в нашем походе.
  Чуть позади пыхтит Риз - гибкий и ловкий, словно ящерица, легионер, вольготно чувствующий себя в узких ходах. Если застряну, попытается вытащить, ну а проход расширится - пойдет за остальными и будет помогать уже им.
  Отряду приказал остановиться в небольшой пещерке метров за сто отсюда. Незачем им последние силы тратить. Их и так осталось немного, сил тех.
  Ползу, обдирая ладони об острые выступы, то и дело прикладываясь гудящей головой о торчащие выступы, практически не замечая этого.
  Впереди ход наконец расширился, позволяя встать на ноги. Я рванул вперед изо всех оставшихся сил: низкий свод буквально физически давил сверху, заставляя сердце бешено колотиться, а живот скручивало в тугой узел от страха. Похоже, клаустрофобию я в чертовых пещерах все же заработал.
  Последний рывок - и с наслаждением поднимаюсь на ноги, разминая затекшие мышцы и оглядываясь. Похоже, мы попали в очередную пещеру, даже скорее трещину в теле горы, но каких размеров!
  Взгляд, усиленный заклинанием не мог различить высоту свода и протяженность хода, теряясь во мраке, ширина ее составляла никак не меньше десяти-двенадцати метров.
  Пока я вертел головой по сторонам, из лаза выбрался Риз и уселся у выхода, таращась в темноту, за пределы освещенной светляком территории.
  - Что там, командир?
  - Тихо! Молчи, - шикнул я на любопытного, прислушиваясь к смутно знакомому звуку, что уловил обострившийся за время блуждания во тьме слух.
  Он был еле слышен и доносился из глубины хода, чем-то напоминая шелест листвы при слабом ветерке. И что-то еще улавливалось на самой грани восприятия, не позволяя полностью сосредоточиться на идентификации звука, заставляя нервничать в попытке определить источник беспокойства.
  Наконец, удалось полностью сконцентрироваться на звуке, прикрыв глаза и выбросив из головы все лишнее. Звук вроде бы стал отчетливее, однако его происхождение определить не получалось. Ясно было только одно - источник находится где-то далеко и сюда доносит лишь слабые отголоски. Уж в прекрасной акустике подземных ходов мы убедились давным-давно. Простояв с полчаса и так и не придя к какому-либо выводу, плюнул на это дело и переключился на текущие цели.
  - Риз, дуй назад к отряду, пусть выдвигаются, - скомандовал я бойцу, что как и велено молчал, сидя возле прохода в ожидании дальнейших распоряжений.
  - Слушаюсь, командир.
  Мгновение, и юркий боец скрылся в темном зеве лаза. Жаль, не могу отдать ему светляк. Придется мужику корячиться с коптящими факелами, запас которых он тащил на себе всю дорогу.
  Привычно "подвесив" тройку "боевых" заклинаний на всякий случай, принялся ждать отряд. Далеко от входа не отходил: на разведку одному соваться не стоит. Мало ли какие сюрпризы поджидают впереди. Еще шум этот. Подойдут разведчики и основная часть отряда - тогда и прогуляюсь.
  Расположившись поудобнее, чтобы в поле зрения оказался и выход из лаза, и зев тоннеля, сосредоточился на не дававшем покоя ощущении, что не позволяло сконцентрироваться ранее. Не забывая поглядывать по сторонам (так, на всякий случай), принялся чуть ли не по секундам восстанавливать собственное состояние в момент возникновения помехи.
  Хорошо, когда память работает как швейцарские часы. Благодаря тренировкам на концентрацию и систематически применяемое заклятье из арсенала целителей, запомнить даже мельком увиденное, причем в мельчайших подробностях и, если необходимо, восстановить в памяти даже спустя длительное время, стало совсем несложно. Для этого надо было всего лишь сконцентрироваться на необходимом эпизоде, и результат не заставлял себя ждать.
  Так...Так...Вот оно! Я чуть не подпрыгивал от избытка чувств. То самое ощущение оказалось еле уловимым движением воздуха, что мимолетно коснулось моего лица, и что самое главное - движение шло точно из расположенного впереди хода. А это означало, что впереди возможно находится выход на поверхность! Было от чего разволноваться.
  Я начал расхаживать туда-сюда вдоль лаза, с нетерпением ожидая, когда отряд преодолеет препятствие.
  Хоть бы разведка шла первой. Мне страшно хотелось исследовать ход как можно скорее, чтобы подтвердить свое предположение.
  Еле дождавшись пока через узкий лаз протащат последнего раненого, проверил их состояние, напоил зельями, отдал несколько распоряжений и с парой следопытов мы рванули вперед.
  Ну, как рванули: двигаясь мелкими шажками, тщательно осматривая проход и прислушиваясь к звукам впереди, мы медленно, но верно преодолевали метр за метром.
  А ход и не думал заканчиваться или сужаться, шум впереди ничуть не усиливался, и лишь движение воздуха стало немножко заметнее.
  Плюнув на осторожность, я приказал перейти на быстрый шаг, чем заработал неодобрительные взгляды от следопытов. Понимаю, что они правы, но тащиться вперед, словно черепаха, мне чертовски надоело. А еще хотелось поскорее добраться до источника звука.
  Подустал я от блужданий по запутанным лабиринтам переходов, где и в полный рост стоять-то не всегда получалось. Хочу на свежий воздух и все тут!
  По моим подсчетам мы преодолели километра полтора, прежде чем ход, до этого относительно прямой, повернул градусов на шестьдесят, еще больше расширившись. После поворота ток воздуха заметно усилился, подстегнув мой исследовательский порыв и заставив еще больше ускорить шаг, в надежде на скорое обнаружение выхода из недр осточертевшей горы. Четче стал и звук, ранее принятый мной за шелест листьев, теперь более похожий на шум падающей с большой высоты воды. Стараясь не радоваться прежде времени, я еще больше увеличил скорость чтобы побыстрее добраться до источника звуковых колебаний.
  И наконец, этот момент настал! Совершив очередной поворот, туннель вдруг раздался вширь, открыв моему взору замечательное зрелище широкой реки, несущей свои темные воды внутри толщи горного массива, что спустя десяток метров срывались вниз с крутого обрыва, устремляясь еще глубже во тьму подземелий.
  Не обращая внимания на восклицания следопытов, радующихся находке, я, подобравшись вплотную к чернильно-черной воде, рухнул на колени и погрузил кисти в ледяные струи, все еще не веря в реальность происходящего. Однако холодная водичка быстро доказала мне, что река очень даже настоящая, буквально за секунды заставив руки окоченеть и потерять чувствительность. Поплескав на лицо, я сделал осторожный глоток, убеждаясь в отсутствии неприятных примесей и засоленности подземного источника, после чего блаженно растянулся на камнях. Одной проблемой у меня стало меньше. Теперь отряд точно не умрет от жажды, а если в водоеме водится какая-никакая рыбешка, то и смерть от голода в ближайшее время нам не грозит.
  Немного отойдя от эйфории, вызванной чудесным открытием, я приказал одному из следопытов возвращаться к основному отряду и вести сюда, а второго отправил разведать размеры зала.
  Самому двигаться было откровенно лень. Журчание воды успокаивало и дарило блаженное состояние умиротворения, коего в последние дни мне не хватало. Прикрыв глаза и вслушиваясь в шелест волн и гул близкого водопада, я улегся прямо на влажные камни и наслаждался подзабытым уже чувством покоя. Тревоги и заботы уносил с собой журчащий поток, позволяя ненадолго сбросить бремя ответственности за людей, взваленное на плечи. Хорошо!
  Так бы и лежал тут, ни о чем не думая и отбросив переживания о будущем. Но раз назвался командиром почти двух десятков человек, разлеживаться не имею права. Повалялся немного и будет. Пора делом заняться.
  Перво-наперво я внимательно изучил доступный моему усиленному магией взору участок реки, пытаясь определить ее ширину. Навскидку, речка оказалась не столь уж и широкой, метров семь-восемь, не больше. С исследованием глубины вышел полный облом. У меня просто не оказалось под рукой ни одной деревяшки, чтобы хотя бы приблизительно представить, что скрывают темные воды. Лезть же самому в ледяную воду я посчитал слишком глупой затеей.
  Пока я пытался высмотреть что-нибудь интересное в мутноватой воде, вернулся разведчик, доложив, что метров за двадцать отсюда своды зала резко сужаются, оканчиваясь трехметровым провалом, однако преодолеть порог вполне по силам.
  Далеко отходить он не стал, поскольку света факела хватало хорошо если на пару-тройку метров, однако совершенно четко установил, что стабильный ток воздуха идет именно снизу, как раз вдоль течения подземной речушки.
  Новость была просто отличная! Возможно, эта река станет той самой путеводной нитью, которая выведет нас на поверхность. Ободренный хорошими новостями я совместно со следопытом занялся обследованием другой части зала, закончившегося довольно быстро. Спустя всего десяток минут неторопливого хода мы уперлись в завал из каменных обломков, сквозь который с тихим шелестом пробивались темные воды.
  Однако меня это ничуть не огорчило. Ну, завал и завал. Все равно в эту сторону я вести отряд не собирался. Вот отдохнем денек-другой, наберемся сил (глядишь, и раненые окрепнут) и двинем вдоль течения.
  
***
  Предполагаемая пара дней растянулась на целую неделю. У одного из раненых, в процессе транспортировки открылось серьезное внутреннее кровотечение и ни о каком продолжении движения пока его состояние не стабилизируется, не могло быть и речи. Терять людей я категорически не хотел. И так нас осталось слишком мало.
  Зато за эту неделю мы смогли отдохнуть и набраться сил, а также заготовить припасов в дорогу. В речушке, как выяснилось, водилась кой-какая живность, годная для употребления в пищу. В основном небольшие, с ладонь взрослого мужчины рыбешки, покрытые мелкой бледной чешуей, да дикая помесь ужа и ежа - полуметровой длины нечто, покрытое со всех сторон короткими и толстыми иглами, довольно резво передвигающееся по дну водоема. Понять где у "этого" начало, а где конец было решительно невозможно, поскольку как я не приглядывался, каких-либо отличий в строении не нашел. Однако, несмотря на довольно жутковатый вид, водный гад оказался вполне съедобен. Внутри жесткой скорлупы оказалось нежное мясо, буквально тающее во рту.
  Раньше терпеть не мог всякие суши с роллами, не понимая, как можно употреблять сырую рыбу, а сейчас с удовольствием уплетал речного гада, смакуя каждый кусочек и ничуть не парился по этому поводу. Вот до чего вынужденная голодовка с интенсивным расходом сил доводит.
  Хорошо, что в отряде оказалась пара заядлых рыбаков, иначе сидеть нам всем голодными. Получив от меня "добро" на изучение речки на предмет живности они буквально за пару часов натаскали десятка три рыбешек и штук семь крогнатов - тех самых колючих страшилищ на самодельные удочки, сооруженные из пары негодных факелов и нехитрых снастей из подручного материала.
  На расспросы товарищей об использованной приманке эти двое лишь загадочно улыбались и закатывали глаза, намекая на помощь самой Ниаллы. Клоуны чертовы. Я так понял, эти больные любители рыбной ловли походу наживку с собой таскали. И как не сожрали, с голодухи то.
   Правда, сейчас это помогло нам получить такую необходимую пищу и даже начать заготавливать ее впрок.
  Да что там говорить, благодаря смекалке заядлых рыболовов, удалось сварганить нечто похожее на уху, что было очень кстати, особенно для раненых. Именно Сим, самый поведенный на рыбалке из сладкой парочки подвалил ко мне с идеей приготовить похлебку с помощью магии. А именно - используя для этих целей огнешар - тот самый файербол, которым я стращал легионеров в самом начале скитаний по подземным переходам.
  Идея, конечно, не самая здравая, но не в моем положении отбрасывать, не обдумав как следует, даже самые идиотские предложения, если они помогут нам выжить.
  С помощью огнешара, конечно, воду не нагреть, скорее сам котелок расплавится, прежде чем вода в нем закипит. Не предназначено боевое заклинание для этих целей. Однако самое первое из изучаемых магами огня заклинаний - "Искра" - создающее небольшой язычок пламени над ладонью мага, вполне с этой задачей справится.
  Ох, не зря я в свое время мучился с освоением, казалось бы, бесполезного заклятья. Вот и пригодилось оно.
  Не буду вдаваться в подробности готовки на магическом огне, скажу лишь, что я сто раз проклял тот час, когда согласился на авантюру. За всю неделю вынужденного отдыха я согласился повторить процесс еще дважды. И то только из-за раненых бойцов. Обожженная колдовским огнем, да еще и ошпаренная несколько раз, правая ладонь потом еще недели полторы зудела и чесалась, несмотря на регулярные сеансы исцеления, напоминая о собственной глупости.
  
***
  К концу недели состояние тяжелораненого стабилизировалось, а Ланс так вообще очухался настолько, что несмотря на мой запрет, с помощью лысого помощника начал потихоньку передвигаться по лагерю, вновь взяв на себя функции лидера, чему я совершенно не расстроился. Скорее наоборот, вздохнул с облегчением, скинув с себя ответственность за полтора десятка жизней.
  - Ты неплохо справлялся, Лок. - удостоился я похвалы Ланса, при очередном осмотре сéлена. - Не ожидал, что у простого мага поддержки обнаружится талант вести за собой людей.
  - Да какой там талант, - скривился я, - никто их них не пожелал брать на себя ответственность, вот и пришлось впрягаться.
  - Не стоит себя недооценивать. За простым человеком, пусть даже и магом, мои люди просто бы не пошли, тем более не стали исполнять приказы. Так что лидерские качества в тебе определенно есть. Да и будучи командиром, ты вел себя вполне разумно, ребята это подтвердили.
  - Как бы то ни было, я рад, что теперь приказы отдаю не я.
  - А я уж размечтался еще некоторое время побыть обычным раненым бойцом, - усмехнулся Ланс. - Но раз тебе так не нравится командовать, придется отложить мечты подальше и приниматься за исполнение своих непосредственных обязанностей.
  - Если бы кто-то выполнял мои указания, то возможно его мечта и осуществилась, - сварливо отозвался я. - И вообще, ваше нежелание соблюдать постельный режим может аукнуться в ближайшие дни, приведя к ухудшению состояния. А лекарств, чтобы убрать последствия ранений, у меня под рукой нет.
  - Ладно-ладно, господин главный целитель, - поднял руки вверх сéлен, - я постараюсь соблюдать твои рекомендации. По крайней мере, большинство из них.
  - И то хлеб, - вздохнул я с облегчением. - Мне пора к другим пациентам, а вам выпить лекарство и хотя бы на пару часов прилечь.
  - Хорошо, сделаю как скажешь, - послушно принялся укладываться Ланс, и уже лежа ехидно добавил. - И кто там говорил об отсутствии таланта командовать? Если даже начальство запросто заставляет выполнять свои приказы.
  Не отвечая на подначку, я отошел к постели тяжелораненого бойца, привычно формируя сканирующее заклинание. Результаты обследования меня порадовали. Внутреннее кровотечение удалось вовремя остановить и избежать неприятных побочных эффектов, так что к настоящему моменту больной был вполне пригоден для транспортировки, а значит, сидение на одном месте можно заканчивать и двигать дальше вдоль реки к возможному выходу на поверхность.
  Напоив легионера остатками зелья подстегивающего регенерацию и обработав раны заклинанием, перешел к следующему пациенту. Радостную новость Лансу сообщу не раньше, чем тот хорошенько отдохнет, а то с него станется скомандовать немедленно выдвигаться. Пол дня ничего для нас не решают, а отдых ему жизненно необходим, с такими-то ранами...
  
***
  Движемся вдоль подземной реки вторые сутки. Хорошо порогов на пути оказалась всего парочка, да и те не слишком высокими. Так что даже с ранеными на руках мы вполне успешно их преодолели.
  Дальше столь проблемных участков не попадалось и лишь неровности пола, да кое-где сужающийся свод заставляли замедляться и двигаться с предельной осторожностью.
  Я, как и ранее, шел впереди, освещая путь и вглядываясь магическим зрением во тьму. Следом двигали следопыты и упрямый Ланс, ни в какую не желающий исполнять мои рекомендации. Хорошо хоть раны сéлена благодаря более-менее сносной кормежке и сеансам исцеления заживали буквально на глазах. Правда, к вечеру он все равно валился с ног от усталости и истощения, и мне приходилось вновь отпаивать его укрепляющим зельем и читать нотацию по поводу такого безответственного поведения. Только кто бы слушал.
  Повезло еще, что удалось найти ингредиенты для этого самого зелья, иначе фиг бы побегал наш начальничек. Валялся бы пластом уже через несколько часов интенсивного передвижения. А так, скачет по камням аки кузнечик. И не скажешь, что еще каких-то пару дней назад даже в сознание не приходил.
  Здесь даже простенькие магические настойки - сила. Было бы в достатке ингредиентов, я б давно всех больных на ноги поставил. Но чего нет, того нет. И так стоит поблагодарить судьбу за то, что во мху и тоненьких нитях водорослей, растущих по краям речушки, удалось найти необходимые компоненты для укрепляющего и восстанавливающего зелий.
  Не зря я столько времени угробил на изучение флоры из толстенных справочников по травам, произрастающим в пределах империи. А уж за умение определять содержание необходимых компонентов в растениях даже в походных условиях следует поблагодарить мастера Нессу, терпеливо вбивавшую в наши головы мысль о необходимости таких полезных навыков.
  Если удастся отсюда выбраться и вновь оказаться в академии - поклонюсь ей в ноги за ценные знания, выручившие в трудную минуту.
  Отвлекшись, я чуть было не навернулся, запнувшись об острый выступ, неожиданно попавший под ногу. Чертыхнувшись, выбросил из головы лишние мысли и сосредоточился на дороге. Не хватало еще мне что-нибудь сломать, грохнувшись на камни. Вот смеху то будет. Нет уж, нафиг такое счастье. Заставив светляк в руке светиться поярче, я со вздохом двинул вперед, тщательно выбирая дорогу между усеявшими пол выступами и скользкими ото мха каменюками...
  Спустя еще час, количество камней под ногами ощутимо возросло, причем мох на большинстве отсутствовал. Обвал тут произошел недавно что ли?
  Передвигаться стало сложней, поскольку практически весь пол усеивали обломки породы разных форм и размеров. Зато и ток воздуха усилился чуть ли не в двое, заставляя сердце учащенно биться в надежде на скорое избавление от поднадоевших подземелий. Если б не камни и большой шанс размозжить себе голову при падении, я наверное уже летел бы вперед на всех парах.
  Через пару часов такого медленного передвижения мы вошли в огромный грот, истинные размеры которого терялись во тьме, что не в силах было раздвинуть даже пылающему во всю мощь светляку. Ток прохладного воздуха здесь чувствовался особенно сильно, заставляя непроизвольно ускорять шаг. За спиной я слышал шепотки и радостные возгласы легионеров. Я и сам еле сдерживался от того, чтобы не заорать от переполнявших чувств. Придерживаясь русла речушки, мы шли навстречу ласкающему кожу ветерку, что креп с каждой минутой.
  Минут тридцать быстрого шага - и мы стоим у края раздавшейся вширь реки, берега которой теряются за пределами освещенной территории. Но не это заставило остановиться.
  Задрав головы, мы во все глаза разглядывали крохотный кусочек звездного неба, что виднелся в нешироком разломе высоко вверху.
  Приплыли, называется...
  От созерцания безрадостной картины меня отвлек хлопок по плечу, заставивший вздрогнуть и обернуться.
  - Так, маг, нечего туда пялиться, лучше ранеными займись. - Передо мной вновь стоял Лидер, приказы которого исполнялись беспрекословно. - А как закончишь, прогуляйтесь с ребятами вдоль берега, осмотрите все.
  Кивнув селену, я побрел назад, постепенно отходя от потрясения и возвращая назад утраченное самообладание.
  Ну и пусть выход расположен высоко, это же не означает, что мы не сможем преодолеть какие-то там несколько десятков метров вверх. Свяжем веревку подлиннее, самого проворного отправим наверх, а там и выберемся потихоньку. Так что не все так плохо, как показалось мне в начале. Тем более и трещина та расположена отнюдь не вертикально. Значит, шансы выбраться есть.
  Успокоив себя таким нехитрым способом, я добрался до раненых и занялся привычным делом, полностью погрузившись в процесс. Краем уха уловил отдаваемые Лансом приказы, развившего бурную деятельность и заставившего весь остальной народ суетиться и сосредоточиться на выполнении распоряжений и забыть на некоторое время про любые страхи и сомнения. Вот что значит настоящий командир. Я б так точно не смог. Просто не додумался бы.
  К тому моменту как я закончил, рядом уже переминались с ноги на ногу следопыты, накрученные командиром. Не заставляя их ждать, я подал знак выдвигаться, вновь активируя теневое зрение. Пришла пора разведать, куда нас завела Илиния, обожающая такие вот злые шуточки...
  На тщательное обследование грота ушло часа два. И хороших новостей для Ланса у меня не было.
  - Чем порадуешь, Лок? - устало поинтересовался сéлен.
  - Мы обошли грот по периметру, насколько это позволило озеро, в которое впадает речушка...
  - И? - поторопил меня он.
  - Дальше пути нет, - не стал я дальше тянуть резину. - Мы не смогли обнаружить проходов или трещин достаточных размеров, чтобы смог протиснуться человек. Похоже, выход отсюда только один - вверх.
  - Да уж, не умеешь ты плохие новости преподносить, - криво усмехнулся Ланс. - Хоть что-то хорошее есть?
  - Похоже с той стороны стена не столь отвесная. - Я указал на одного из следопытов. - Выр говорит, что сможет подняться к разлому и попытаться выбраться на поверхность.
  - Ты уверен, что справишься? - взгляд Ланса уперся в выдвинувшегося чуть вперед следопыта.
  - Так точно, господин сéлен! - вытянулся в струну следопыт.
  - Ты мне давай тут без официоза, - нахмурился командир, - мне не он нужен, а результат. Насколько реальны шансы на успех?
  - Ну дак, это, того... - сдулся Выр.
  - Чего "того"? Не мямли. Отвечай как есть!
  - Шанс-то есть, тока не сильно большой. Больно уж трещинка та круто вверх забирает. Как бы не чебурякнуться вниз при таком подъеме-то. Радует что в водицу, а не об каменюки приложит. Иначе и пробовать бы не стал. - По-простому ответил следопыт.
  - Совсем другое дело, - смягчился селен. - Попытку подъема отложим на завтра. Подыщи кого-нибудь из отряда себе в напарники для страховки и марш отдыхать. Это приказ!
  - Слушаюсь! - козырнув, Выр умчался выполнять распоряжение.
  Жестом отпустив второго следопыта, Ланс указал мне на лежащий рядом с ним камень округлой формы:
  - Присядь, Лок. И расскажи мне обо всем, что вы увидели. Только теперь со всеми деталями и в мельчайших подробностях. Будем думать, как выбраться из этой жопы.
  Вздохнув, я примостился на указанный командиром камешек и принялся за подробный пересказ.
  
***
  Сижу, клепаю очередной, пятый по счету, светляк. Не, не тот, который обычно использую, а более продвинутую версию, способную существовать автономно и прикрепляться к любой поверхности по желанию мага. Осваивать его пришлось ударными темпами, поэтому львиная доля энергии тратится впустую.
  Зато в гроте теперь намного светлее. Хоть это радует.
  Сидим мы здесь уже третий день, не оставляя попытки выбраться на поверхность, пока, к сожалению, безуспешные.
  Вынужденное безделье, а также катастрофически уменьшившийся запас факелов и начальственный пинок от Ланса ("Реши проблему с освещением") сподвигли на усердные тренировки, благо узор заклинания мне теперь был известен.
  Пришлось, правда, основательно покопаться в памяти, чтобы восстановить мельком просмотренное описание заклятья и принципы создания.
  Это когда рылся в библиотеке академии, выискивая полезные для будущего самообучения заклинания. Тогда меня относительно простенькое заклинание совершенно не заинтересовало и, просмотрев по диагонали описание, я выкинул его из головы. Кто ж знал, что мне понадобится вооружать источниками света с десяток-другой бойцов? Мне самому и обычной версии за глаза хватало.
  Хорошо, память теперь работает практически безупречно, а с небольшой помощью целительской техники можно вспомнить в мельчайших подробностях даже то, что видел мельком всего пару секунд.
  Есть правда один ма-аленький такой нюанс: надо знать, что искать и где, иначе голову затопит поток информационного хлама, обычно фильтрующийся на подсознательном уровне и останешься не только без нужной инфы, но и с жуткой головной болью, не снимаемой никакими средствами.
  Но не будем о грустном. Описание заклятья я благополучно вспомнил и теперь, спустя сотню с чем-то неудачных попыток вполне уверенно выдаю с десяток этаких "фонариков", крепящихся на небольшие камешки, которых по приказу селена мне насобирали целую гору свободные от дежурств легионеры. Светят ярко, работают почти сутки. Красота!
  К тому же мои поделки вполне себе уверено действуют и под водой!
  Выяснилось это совершенно случайно, когда один из бойцов, таскавших воду к импровизированной стоянке, споткнувшись, выронил от неожиданности камешек со светляком прямо в озеро. Матерясь на все лады, горе-водонос, несмотря на потерянный источник света, наклонившись, чтобы зачерпнуть в котелок воды, увидел нечто сверкающее во тьме вод.
  На вопли перепуганного вояки сбежался тогда весь лагерь, готовясь к схватке. Примчался и я, в спешке готовя свои самые действенные заклятья.
  Каково же было мое изумление, когда вглядевшись в озерные глубины магическим зрением, я различил знакомый узор.
  Так что теперь мы готовимся исследовать дно озера. С несколькими мощными светляками это вполне реально сделать. И возможно там найдется-таки выход из грота. Уходит же куда-то излишек воды, несомый речушкой? Иначе озеро давно бы вышло из берегов, а этого не происходит, я замерял уровень.
  То, что вода ледяная, никого не останавливает. На мои попытки указать на опасность данной авантюры, Ланс только отмахнулся, буркнув "если что - откачаешь" и смылся, пока я переваривал ответ.
  Успокаиваю себя только тем, что легионеры - ребята закаленные и раз несут службу в горах, должны быть привычны к холодной водичке. Правда, помогает слабо...
  Грохот катящихся камней и громкий плеск, сопровождаемый непечатной бранью на два голоса, сообщили мне, что очередная попытка выбраться на поверхность наших скалолазов снова окончилась неудачно.
  Развеяв узор очередного светляка, я скорым шагом двинулся к озеру, где уже вовсю кипела работа по извлечению горе-альпинистов из воды. Пусть тяжелых травм они и не получали благодаря водной поверхности, но многочисленные ушибы, порезы и растяжения приходилось залечивать регулярно. И чем раньше это сделать, тем быстрее раны заживут, а бойцы скорее восстановят силы для новой попытки.
  Хорошо еще одеял для спальников из грубой и прочной ткани у нас в достатке, иначе пришлось бы еще возиться с простудами или еще чем похуже от долгого контакта с ледяной водицей и мокрой одежкой, быстро высушить которую не было ни малейшей возможности. А так, пару глотков укрепляющего каждому, а после того как избавятся от мокрых тряпок и укутаются в одеяла - обследование и лечение ран и ссадин.
  
***
  Сижу, тупо пялясь на покрытую наростами мха стену. Голова абсолютно пуста, эмоции словно отрезало, и лишь одна мысль стучит в виски: "Выхода нет".
  Вчера мы потеряли наших альпинистов. Обоих. Сразу.
  Они почти выбрались наверх. Почти. Не хватило каких-то нескольких десятков сантиметров. Находясь в эйфории от собственной крутости, ребята слишком рано расслабились, за что тут же и поплатились. Не знаю, кто там из них зазевался, но в итоге не дотянув совсем чуть-чуть, оба сорвались вниз, ударяясь о неровные стены разлома, и ухнули в воду. Не было слышно ни привычного уже мата, ни воплей от контакта с холодной водицей. Ничего.
  Их вытащили на берег уже спустя пять минут, но было слишком поздно что-либо делать.
  У Выра оказался проломлен череп при ударе об острые выступы на стенах. Умер он практически мгновенно. Его напарнику так не повезло. Веревкой, которой они обвязывались для страховки, парню раздавило кадык, два ребра слева при жестком соприкосновении со стеной сломались и пробили легкое. Если бы я смог оказаться рядом сразу же после падения, попробовал бы спасти. А так, шансов ноль.
  Мы похоронили их в предыдущем проходе, усыпанном каменными обломками, используя самые крупные в качестве материала для могил.
  Работали молча, сосредоточившись на процессе. В конце, Ланс сказал пару слов о каждом бойце. На том и разошлись. Не знаю как остальные, а я чувствовал себя просто отвратно.
  Сижу и пялюсь на чертову стену.
  Наверх нам не подняться. Через озеро тоже не уйти. Нет там никаких скрытых проходов. Только узкие трещины, с пару ладоней в самом широком месте. Пути дальше просто нет. Я вяло пытаюсь отогнать от себя неприятную мысль, но она возвращается снова и снова. "Мы. Все. Здесь. Умрем".
  На раздавшиеся за спиной шаги не обратил никакого внимания. Нет у меня настроения общаться с кем-либо, пусть это и сам селен. Пошло оно все. Сижу и гипнотизирую стену с незнамо какой целью.
  Стене на мои потуги абсолютно фиолетово.
  Да и странно было бы если б проявилась реакция. Камень все же. Обычный бездушный камень вокруг.
  Вот мне бы так. Раз - и похер на все. И никаких эмоций...
  А этот все не уходит. Все стоит позади, несмотря на мое молчание в ответ на попытки завязать разговор. Ну и пусть. Мне он совершенно не мешает. Я спокоен и равнодушен как скала, в недрах которой мы находимся.
  Нравится ему тут торчать - пусть его. Мне плевать.
  Я почти сроднился с камнем, став с ним единым целым, отбросив тревоги и заботы, погасив эмоции, растворяясь в медитативном трансе.
  - Какого х...я! - заорал, чуть не поцеловавшись со стеной от сильного пинка, отвешенного Лансом. От столь лелеемого спокойствия не осталось и следа, концентрация сбилась и подавляемые долгое время эмоции прорвались в виде потока нецензурщины, который я обрушил на командующего.
  О-о-о, как я изгалялся, посылая селена в пешее эротическое, припомнив все извращения близких и дальних родственников оного, тлетворное влияние которых сказалось на умственных способностях Ланса.
  Минут десять наверно орал, выплескивая накопившееся за все время пути напряжение на так и не проронившего ни слова командира, пока совсем не выдохся.
   - Ты закончил? - поинтересовался Ланс, убедившись, что продолжать я не намерен.
  Я в ответ только вяло кивнул. Говорить не было ни сил, ни желания. Все ушло на захлестнувшую с головой эмоциональную вспышку.
  - Тогда поднимайся и следуй за мной. - Развернувшись, селен двинулся вглубь грота.
  Пришлось вставать и плестись следом, не смотря на дикое нежелание что-либо делать. Просто, получать пинки не хотелось сильнее. А в том, что они последуют, если не подчиниться, я не сомневался.
  А что, вполне себе действенный способ вывести из эмоционального ступора и вполне в духе селена. Цацкаться с подчиненными он явно не привык. Просто удивительно, как он меня еще не отметелил за оскорбления. Понять, что я отнюдь не в любви ему признаюсь, было совсем несложно, хоть и матерился в основном на великом и могучем.
  Ладно, спишем на благородство. А вообще, похер.
  На меня вновь стала накатывать апатия, заставляя отрешиться от окружающей действительности.
  Вновь очнулся я только упершись в спину резко остановившегося Ланса, что-то недовольно буркнувшего по этому поводу.
  Оглядевшись, понял, что мы находимся у дальней стены грота, в том месте, где было разбросано больше всего каменных обломков, причем относительно свежих. Здесь же собрались практически все выжившие, за исключением пары караульных и тяжелораненого, оставшихся в лагере.
  - Эм-м... зачем мы здесь? - обратился я к Лансу. Во мне начало просыпаться любопытство, постепенно вытесняя апатию.
  - Как это зачем? - повернулся ко мне селен. - Чтобы выбираться из этой ловушки.
  - Но как?! - я ни черта не понимал.
  - Ручками, маг, - ухмыльнулся тот. - Разберем завал и двинемся дальше.
  - А откуда...
  - Я АБСОЛЮТНО уверен, что проход есть, - веско бросил Ланс, не дав закончить вопрос.
  - А... ладно, - не стал я развивать тему такой непоколебимой уверенности в своей правоте селена.
  Хочет так считать - пусть его. Окажется прав - честь ему и хвала. Возражать точно не буду.
  Отмахнувшись от крутящихся на языке вопросов, я присоединился к бойцам, начавшим по приказу командующего оттаскиватькуски породы в сторону. Тоже в принципе неплохое занятие, чтобы убить время и отвлечься от всяких нехороших мыслей...
  
***
  Либо наш командир гений, либо невероятно везучий сукин сын. Любит его богиня удачи, не иначе. Посланные вперед разведчики вернулись с добрыми вестями, вдохнувшими новые силы впочти отчаявшихся людей.
  За завалом и впрямь обнаружился узкий лаз, оканчивающийся выходом в систему тоннелей, словно проложенных неким гигантским червем, с округлыми краями и довольно низким сводом.
  В лагере после объявления результатов разведки воцарился невероятный подъем и оживление. На хмурые лица вновь вернулись улыбки, а в глазах людей зажглась надежда на благоприятный исход скитаний. Даже наш тяжелораненый, словно почувствовав всеобщее ликование, ускоренными темпами пошел на поправку, что добавило людям оптимизма.
  Легионеры с энтузиазмом выполняли все распоряжения Ланса, развившего бурную деятельность по подготовке к дальнейшему походу, пусть тех распоряжений было не так уж и много.
  Большая часть народа занималась заготовкой продовольствия, сбором и измельчением мха и водорослей для изготовления зелий.
  Рыбаки рыбачили, караульные караулили, командующий командовал, а ваш покорный слуга занимался обработкой сырья и готовил зелья. В общем, все были при деле.
  Выступать Ланс планировал только тогда, когда тяжелораненый станет способен передвигаться самостоятельно, не раньше. А на это необходима минимум неделя. Вот и гонял селен подчиненных, дабы занять тех хоть чем то. Правда, никто и не возражал. С чего бы? Ведь после того, как был найден проход и так немалый авторитет Ланса взлетел чуть ли не до небес.
  Слушались его беспрекословно, а приказы исполнялись практически молниеносно. Я даже успел немного позавидовать. Мне легионеры столь слепо не подчинялись. Правда, потом времени на всякие глупости не осталось. Следовало обработать всю ту массу ингредиентов, что приволокли бойцы, а это требовало много времени и магических сил. Иначе на выходе получится пшик, а не ценный компонент.
  Вот и приходилось работать почти сутками, полностью уйдя в работу и не обращая внимания на царящую вокруг суету...
  
***
  Путешествовать по найденным тоннелям оказалось совсем непростой задачей. Низкий свод заставлял двигаться пригнувшись, что спустя всего пару часов вызывало сильный дискомфорт. Приходилось делать частые остановки, чтобы люди могли отдохнуть и размять сведенные от напряжения мышцы. Хорошо хоть пол оказался относительно ровным, без трещин и выступов, что позволяло не отвлекаться еще и на тщательное изучение места, куда поставить ногу при следующем шаге. Иначе скорость нашего передвижения вообще бы упала до смешных величин.
  А так ничего, бредем потихоньку, согнувшись и тихонько матерясь при очередном соприкосновении затылка с каменным потолком. Зато ширина тоннеля в который мы вышли после непродолжительных блужданий по переплетению ходов, позволяет передвигаться в один ряд сразу четверым, и еще место остается. А то уже малость задрало плестись гуськом, дыша в спину впереди идущему, постоянно цепляя шершавые стены локтями. Долго так передвигаться я б точно не смог...
  Честно говоря, что-то начал напрягать меня этот тоннель. Слишком уж ровные у него стены, да и ширина остается неизменной, хотя прошли мы уже приличное расстояние. Такое ощущение, что он искусственного происхождения.
  Поделившись на очередном привале своими сомнениями с Лансом, я получил неожиданный ответ:
  - Все в порядке, маг. Я даже и не надеялся, что удастся наткнуться на один из ходов подземного народа. Теперь у нас появился реальный шанс выбраться из этой проклятой горы.
  Это он о местном варианте гномов что ли? Так о них и известно по большему счету из сказок да легенд, а живьем никто не видел со времен основания империи.
  - А разве их существование не вымысел? - осторожно поинтересовался я.
  - Я вырос в этих горах, маг. И знаю, о чем говорю. Старателям в рудниках не раз доводилось натыкаться на такие вот коридоры, - обвел Ланс рукой вокруг. - Они ведут в подземные города, пустые и заброшенные многие сотни лет. Будучи мальчишкой, я частенько забирался внутрь, надеясь найти древние сокровища. Ничего так и не нашел, но уж как можно выбраться наружу усвоил крепко. Поверь, я знаю что говорю.
  - Надеюсь на это.
  - Отдыхай, маг. Уже скоро мы выберемся на свежий воздух.
  Поклонившись селену, я отошел немного в сторону от стоянки и, усевшись на пол, привалился к шершавой стене и принялся размышлять.
  Слова Ланса меня немного успокоили, однако что-то в самом ходе не давало полностью расслабиться. Было в нем нечто тревожащее разум, заставляя держаться настороже, словно в ожидании скорой атаки. Однако как ни пытался я понять, что именно меня беспокоит, так толком ничего и не добился.
  На всякий случай, осмотрев стены, пол и потолок в магическом восприятии на предмет неприятных сюрпризови не обнаружив никаких признаков магического воздействия, я немного расслабился.
  Похоже, у меня просто нервишки шалят от долгого нахождения в замкнутом пространстве, вот и разыгралась паранойя. На всякий пожарный, создав пяток заклинаний и навесив на себя щит, окончательно пришел в норму. Пусть это и перестраховка, но мне так спокойнее. Все равно никто приготовлений не заметит, так что в случае беспочвенности подозрений, объектом насмешек не стану.
  К тому моменту, как я закончил, прозвучала команда к возобновлению движения. Заняв свое место в третьем ряду, я отбросил свои тревоги и сосредоточился на движении, ибо заработать еще ссадин и шишек на голову к парочке уже имеющихся, у меня не было никакого желания...
  Спустя час, когда я окончательно уверился в бредовости собственных страхов, движение вдруг резко замедлилось. Причина выяснилась довольно быстро. Дальнейший путь затрудняли три достаточно высоких кучи камней, перешагнуть которые было довольно проблематично исузивших проход примерно до метра.
  Вновь растянувшись в цепь, мы медленно преодолели неожиданное препятствие, ускоряясь чтобы догнать ушедших вперед товарищей. Я оказался где-то посредине отряда. Осторожно обходя острые обломки, усеивавшие пол, кинул взгляд на замедлившие нас камни. Булыжники и булыжники, ничего интересного. Непонятно только как они здесь оказались. В пределах видимости на потолке и стенах отсутствовали следы обвала. Да даже трещин никаких заметно не было. Такое впечатление, будто груды камней оставили здесь специально, как ориентир.
  Или предостережение.
  Раздавшиеся впереди крики явственно намекали на верность второго утверждения. Радости в них что-то не наблюдалось, скорее предупреждение об опасности. Похоже, впереди что-то или кто-то есть. И явно пожаловал с недобрыми намерениями.
  Не успел я приготовиться к использованию своего невеликого арсенала заклинаний, как заорали уже позади.
  - Тревога!
  - Нападение!
  - Засада! - чуть не оглушил меня здоровенный детина, шедший предпоследним, выдергивая из ножен длинный меч.
  Что за противник там появился и главное, откуда, мне было не разглядеть из-за спин моментально сомкнувших строй бойцов. Зато чуть дальше по тоннелю уже слышались характерные звуки боя. Часть отряда, ушедшего вперед, вступил в сражение, и судя по яростным крикам, приходилось им несладко.
  Пока я метался в раздумьях: бежать вперед и помочь головному отряду или остаться на месте и атаковать приближающегося противника, образовавшийся просвет в рядах перестраивающихся в защитный ордер бойцов, позволил мне разглядеть неприятеля.
  Увиденное меня совсем не порадовало.
  Оставленные позади кучи булыжников преобразились в гротескные человекоподобные фигуры высотой метра полтора и сейчас неторопливо двигались к замершему строю.
  Големы!
  Трудноубиваемые создания из земли или намного реже небольших камешков - одни из самых сильных боевых конструктов, подвластных магам земли. На нас же медленно надвигались создания, состоящие из здоровенных кусков гранита, скрепленные меж собой камнями помельче, в количестве аж трех штук. Как уничтожать таких монстров, я даже теоретически не представлял. Амбец нам...
  - Маг, сделай что-нибудь! - вывел меня из ступора крик стоявшего рядом бойца.
  Сделай, ага. А делать то что? Чем эту махину пронять? Ладно, надо пробовать.
  - В сторону все!
  Легионеры послушно расступились, давая мне нужный обзор и открывая пространство, необходимое для активации заклятий.
  Выбрав голема посредине, я активировал заранее заготовленный огнешар. Сформировавшийся за секунды сгусток пламени с гулом унесся к цели.
  Есть контакт! Яркая вспышка, гул взрыва. В стороны летят огненные протуберанцы...
  Голем объят пламенем с головы до ног, яростно пытающимся испепелить цель... Однако каменному конструкту глубоко пофиг на работу огня. Он даже не замедлился после попадания, продолжая неумолимо приближаться к нам.
  Секунда-другая -и пламя бессильно опадает, так и не найдя для себя пищи. Гадство, каменюка даже не нагрелась толком в месте попадания! А арсенал у меня куцый, и сейчас уменьшился ровно на треть. Что ж, пробуем следующее заклинание.
  - Когда крикну, всем отвернуться и закрыть руками глаза! - дождавшись подтверждения, принялся формировать светляк, от души накачивая тот энергией.
  - Сейчас! - прикрыв одной рукой глаза и отвернувшись, активирую заклинание. Кто не успел - я не виноват.
  Жахнуло знатно.
  Кажется, с вложенной силой я малость переборщил. Даже несмотря на плотно прикрытые веки и преграду в виде ладони, перед глазами заплясали разноцветные искры, а кто-то рядом заорал от боли, не успев вовремя прикрыться.
  Быстрый взгляд в сторону противника.
  Блядство!
  Как топали, так и продолжают. Осталась всего пара шагов до первой шеренги. Хорошо хоть движутся эти дуры медленно, иначе было бы совсем кисло.
  Не успел я додумать мысльдо конца, как два крайних голема резко ускорившись, рванули вперед и буквально вмолотили в стены двоих бойцов, используя огромные каменюки вместо рук как кувалды. Я даже испугаться толком не успел.
  - Отходим! Щитники вперед! - На передний край обороны выдвинулись трое верзил, снимая со спины тяжелые железные щиты, покрытые защитными узорами заклинаний, в разы увеличивающими прочность материала, которые тащили все это время на себе, отказываясь бросить. Чему сейчас я был безмерно рад.
  Не знаю, кто отдал приказ, но поступил он вовремя, поскольку конструкты, разделавшись с крайними бойцами, вновь двинулись вперед. Третий так и следовал чуть поодаль, контролируя тылы.
  И вновь я прозевал атаку големов. Слишком уж неожиданно те ускорились, врубившись в вовремя подставленные щиты и замолотив по ним своими кувалдами. Грохот поднялся адский.
  Удары сыпались один за другим без остановки, заставляя бойцов пригибаться от их силы и постепенно сдвигаться назад. Щиты скрипели и стонали под мощными ударами. Долго сдерживать яростный натиск монстров легионеры точно не смогут. И тогда нам всем придет конец. Против крепкого камня мечи и копья, которыми вооружены бойцы, плохое оружие. Тут молоты и палицы нужны.
  - Слышь, магик, придумай уже чо-нить, иначе все тут ляжем, - пихнул меня мощный детина, взявший на себя командование, заставив вздрогнуть и оглянуться назад.
  А там дела тоже шли неважно. На кучку бойцов под командованием Ланса наседала двойка конструктов, тесня тех к нам.
  Таким макаром нас скоро собьют в одну кучу, лишив маневра, и когда щитоносцы падут - раскатают тонким слоем по стенам и полу. В низком тоннеле бойцам ведь даже размахнуться толком не получится, чтобы нанести мощный удар. Остается только колоть или рубить с боков, а для каменюк это - что слону дробина. Палицы были только у троих или четверых в отряде, остальные использовали мечи и укороченные копья.
  Так, соберись Серега! Не время сейчас труса гонять. Надо попытаться остановить големов. Осталось ещеодно заклинание. Если не сработает и оно - мы покойники.
  Глубоко вздохнув, прикрыл глаза, концентрируясь на цели, отбрасывая страхи и сомнения. У меня. Все. Получится! Не может не получиться!
  Выдохнув, принялся насколько возможно быстро формировать узор заклинания, напитывая тот энергией... Готово!
  Над ладонью затрепетали язычки абсолютно черного пламени, невидимые обычным зрением. Осталось только выбрать цель.
  - Мне нужно видеть противника, чтобы использовать заклинание, - привлек я внимание командира.
  - Сделаем, - кивнул тот и тут же заорал, едва не оглушив. - Первая линия - работаем схему три по моей команде! - И уже мне. - У тебя будет три секунды, маг, не больше. Ребята сдвинут щиты в сторону по команде, так что будь готов.
  - Понял.
  - Готов? - дождавшись моего кивка, он отдал команду. - Работаем!
  Сдерживающие напор конструктов щитники по команде резко сделали шаг назад, повернув щиты таким образом, чтобы между ними образовалась щель шириной сантиметров пятнадцать-двадцать, чем я тут же и воспользовался, метнув в ближайшего голема приготовленное заклятье. Щиты тут же сомкнулись, не давая врагу ни малейшего шанса на контратаку.
  Мне же оставалось только гадать, подействовало заклятье на монстров или нет. Результат, если он будет, удастся узнать только со слов бойцов первой-второй линии.
  - Мой перестал атаковать, - сообщил спустя долгие тридцать секунд щитник, прикрывающий правую сторону.
  Я облегченно выдохнул, со всхлипом втянув порцию свежего воздуха. Оказывается, все это время боялся даже вздохнуть, чтобы ненароком не спугнуть удачу. Получилось. У меня получилось если и не вывести полностью из строя, то хотя бы остановить голема!
  Что ж, теперь повоюем. Встряхнувшись, я размял пальцы и принялся вновь формировать знакомый узор...
  
***
  Я устало оперся спиной о шершавую поверхность стены.
  Подрагивали руки, ноги не держали от слова совсем, так что пришлось опуститься на брошенную кем-то в пылу сражения скатку. В скоротечном бою я выложился по максимуму, под конец используя жизненные силы и балансируя на грани обморока от истощения.
  Сплюнув вязкую слюну, заполнившую рот, горько усмехнулся. Мы справились. Но какой ценой...
  Пятеро бойцов мертвы окончательно и бесповоротно, шестой вот-вот отойдет в мир иной. Сил, чтобы помочь нет, могу только добить, чтоб не мучился. Раненых нет, не считая отбитых рук и кучи синяков у щитников, сдерживавших напор конструктов.
  Големы не оставляли ни единого шанса попавшим под удар каменных глыб, заменявших конструктам руки, дробя кости в труху и превращая внутренности в фарш. Даже успей я моментально оказаться рядом с поверженным легионером - ничего бы поделать не смог. Не мой уровень. Сомневаюсь, что даже грандмастер школы исцеления справился бы. Конструкты оказались довольно сообразительными и дубасили своими кувалдами не абы как, аметя в голову и другие уязвимые части тела.
  Помножить это еще и на невероятную мощь каменных монстров - и шансы выжить у попавших под раздачу сводились к нулю...
  - Мы справились, маг, - присел рядом незаметно подошедший Ланс, - и справились благодаря тебе. Спасибо. Мы все перед тобой в долгу.
  Я только вяло кивнул. Сил на большее просто не хватало. В глазах начало двоиться, а стены тоннеля с каждой минутой качались все сильнее, вызывая приступ тошноты.
  Нашарив непослушными рукамифлакон с укрепляющим, опрокинул содержимое в рот, борясь со спазмами и стараясь протолкнуть горькую жидкость внутрь.
  - Отдыхай Лок, - заметил мое неважное состояние селен, - о павших и раненых мы позаботимся.
  Устало прикрыв глаза и поборов приступ тошноты, я привычно погрузился в медитацию, по крохам собирая рассеянную в пространстве энергию, помогая организму восстанавливаться. Действие настолько привычное, что уже не требовало сознательных усилий с моей стороны.
  Помимо моего желания сознание вновь вернулось к событиям недавней битвы...
  - Навались ребята! - зычно командует Ланс. - не дайте им пробиться!
  Четверка громил с ростовыми щитами с трудом сдерживает усиливших натиск конструктов, пока большая часть отряда пытается расправиться с одним из големов...
  Нас едва не лишили маневра, согнав в одну кучу, и теперь бойцы стараются изо всех сил, чтобы этого не произошло. Получается пока не очень...
  Ланс - гений. Точно вам говорю. В пылу боя мониторить окружающую обстановку и продумывать на ходу стратегию, учитывая малейшие изменения не каждый сможет. А уж разработать за короткий промежуток времени работоспособный план, позволивший победить превосходящие силы противника вообще способны единицы. Ланс сделал это...
  Едва только заслышав крики ободренных успехом легионеров, он тут же примчался к нам.
  - Докладывай! - приказал он здоровяку, руководившему отрядом. Выслушав краткий пересказ случившегося, и выяснив мои возможности по применению заклятья, селен заметно оживился. - Отлично! Значит, действуем так...
  - Маг, не спи! - рявкнул стоящий рядом детина, прикрепленный ко мне в качестве координатора действий изащитника заодно.
  Встряхнувшись, в спешке создаю очередное заклинание, выводящее големов из строя примерно на две минуты. Кто бы мог подумать, что заклятье, призванное вызывать страх подействует на каменных чурбанов также как и на орков? Однако сработало же! Плюс, сколько бы сил я не вливал в заклятье, время его действия наконструкта одно и то же.
  Это и спасает. Иначе резерв давно бы был пуст.
  Кивок верзиле.
  - Работаем! - рев легионера с легкостью перекрывает царящий вокруг грохот.
  В просвете, созданном развернувшимися почти на девяносто градусов щитами, всего на пару мгновений показывается тело голема. Но мне этого вполне хватает, чтобы активировать заготовленный сюрприз.
  Пара ударов сердца - и каменный монстр замирает на месте.
  - Время!
  Лихорадочно формирую очередной узор, пока бойцы перегруппировываются для атаки. Есть!
  - Готов, - киваю громиле.
  - Приготовиться! Работаем!
  Не успело еще заклинание достичь цели, а легионеры уже начали действовать. Монолитный строй щитоносцев моментально распался, в то же мгновение окружив с трех сторон оставшегося конструкта, лишая того маневра и прижимая к стене насколько это возможно. Сделать втроем это практически нереально, поэтому им помогает еще одна тройка бойцов.
  - Время!
  Вооруженная булавами двойкасильнейших легионеров заходит с разных сторон к обездвиженному конструкту.
  Напротив, для страховки устраивается боец со щитом. Его задача - в случае неудачной атаки отвлечь внимание голема на себя и дать время товарищам отступить.
  Все действия обговорены по нескольку раз, но меня все равно потряхивает в ожидании пакости от казалось бы неподвижного врага. А уж что испытывают бойцы, которым предстоит выйти совершенно беззащитными (оружие не в счет) против почти неубиваемого монстра, я даже представлять не хочу.
  - Бой! - звучит команда.
  Две булавы, утыканные шипами, набрав разгон, практически одновременно врезаются в камень, выбивая искры и крошево осколков.
  Есть!
  Правая "рука" голема отваливается полностью, от левой остается жалкая треть. Однако и того, что сталось, вполне хватит, чтобы убить человека. Если бы бойцы не отпрыгнули назад сразу после удара, им бы точно не поздоровилось.
  Лишенный конечностей голем резко ожил, завертевшись на месте юлой, размахивая оставшейся культей и рванул прямо на щитоносца, выдвинувшегося чуть вперед. Ударысыпались на щит один за другим, однако боец спокойно выдерживал натиск лишенного былой мощи конструкта.
  - Живее, сучьи дети! Скоро второй отомрет! - подстегнул к действию бойцов начальственный рык Ланса.
  Сблизившись с големом, увлеченно колошматившим щит, вооруженные булавами бойцы нанесли синхронный удар по булыжникам, заменяющим ему ноги, тут же отпрыгнув назад, уходя с линии возможной атаки.
  Везение было на их стороне. Лишенный опоры конструкт накренившись, завалился назад, молотя воздух остатками поврежденной "руки".
  Добить лишенного маневра и большей части боевой мощи противника оказалось делом десятка секунд. Стоило легионерам расколоть камень конусовидной формы, заменяющий конструкту башку, как тот перестал дергаться и затих, не проявляя больше никаких признаков "жизни".
   К моей глубокой радости, самовосстановлением голем не обладал, иначе все наши усилия направленные на его уничтожение были бы совершенно напрасны.
  Воодушевленные победой над противником, бойцы словно обрели второе дыхание, с успехом сдерживая прущих вперед конструктов и потихоньку сокращая их количество по обкатанной схеме...
  Без накладок не обошлось. Когда половина каменюк была уничтожена, воины расслабились, за что тут же и поплатились. Один из бойцов чуть замешкался после неудачного удара по конечности очередного конструкта, в результате чего, лишившись лишь одной "руки", тот молниеносно развернувшись, разнес парню голову. Совладать с покалеченным противником удалось тогда с большим трудом.
  Больше подобных ошибок не совершали, собравшись и оперативно уничтожив оставшихся конструктов...
  Вынырнув из воспоминаний, я прислушался к себе. Ага, вроде лучше стало. Уже не тянет блевать, да и стены больше не раскачиваются в разные стороны, спасибо зелью. Теперь немного сна и буду как огурчик. Такой же зеленый и в пупырышках, ага.
  Пытаюсь шутить - это хорошо. Что шутки не очень - так ничего не поделаешь, чего не умею, того не умею.
  Все. Спать, спать, спать...
  
***
  Страх... Страх витает над лагерем, окутывая темным саваном души, заставляя плотнее сжимать рукояти мечей и вжиматься в стены в поисках хоть иллюзорной, но защиты.
  Страх. Самый жуткий из тех, что одолевает людей - страх неизвестности. Люди с содроганием ожидают команды двигаться дальше. Ведь это опять закончится чьими-то смертями.
  А в том, что они обязательно будут, не сомневается даже самый распоследний оптимист.
  Нас осталось только пятеро. Четвертая часть от вошедших в недра горы...
  В тот злосчастный день, пять суток назад, добив последнего голема, мы обнаружили, что повернуть назад и поискать более безопасный путь теперь невозможно. Буквально в десятке шагов от места схватки разведчики уперлись в тупик!
  Ни прощупывания и простукивания, ни скрупулезное изучение каждой трещинки на шершавой поверхности камня магическим восприятием, не дало никакого результата. Ни малейших зазоров или скрытых полостей в стенах, и ни капли магии! Будто и не было тут никогда никакого прохода. Как вообще возможно такое провернуть?!
  Ответ напрашивался только один: мы попали в хитро расставленную ловушку давно исчезнувшего подземного народа. И какие еще опасности могут поджидать впереди, ведали только боги.
  Дав людям небольшую передышку, Ланс скомандовал выступление. Двигались осторожно и не торопясь, тщательно изучая окружающее пространство на предмет неприятных сюрпризов. Однако время шло, новых нападений так и не последовало, и постепенно напряжение, владевшее людьми, сошло на нет, уступая место обычной усталости.
  А затем начался ад...
  Расширившийся проход вывел нас в настоящий лабиринт тоннелей явно рукотворного происхождения, петляющих, словно испуганный заяц.
  В большинстве своем они заканчивались тупиками, так что приходилось частенько возвращаться назад до предыдущей развилки.
  И черт бы с этим лабиринтом, выбрались бы, в конце концов. Однако хитрое переплетение ходов оказалось не самым страшным. Стены, пол и потолок оказались буквально усеяны различными ловушками, как чисто механическими и магическими, так и их всевозможными гибридами.
  Узнали мы об этом, сунувшись в третий по счету проход. Тогда отряд понес первые потери.
  Беззвучно сошедшиеся стены смяли в кровавую кашу двоих бойцов, шедших в арьергарде, перекрывая путь. Это произошло настолько быстро и неожиданно, что я даже испугаться толком не успел.
  Вот бойцы сосредоточенно сопят за спиной, а в следующий момент позади только монолит стены, будто тех и не было.
  Ни криков боли, нигула от сдвигающихся каменных плит. Ни-че-го.
  Словно два человека растворились во тьме туннеля. И только кровавые брызги на камне и постепенно увеличивающаяся темнаялужица, указывает на кошмарную причину произошедшего.
  Дальше - больше.
  Все чаще пройденные ранее коридоры оказывались заблокированы, не позволяя повернуть назад, словно сам лабиринт задался целью уничтожить нарушителей и гнал нас вперед на все новые и новые ловушки.
  Дважды мы отбивались от каменных големов, вышедших казалось из самих стен. Слава богам обошлось без потерь.
  Однако спустя пару поворотов напоролись на нечто, утыканное со всех сторон каменными иглами, с легкостью пробивающими любую броню и пасующими только перед зачарованной сталью щитов. Тогда недосчитались еще одного бойца, а раны той или иной степени тяжести получили практически все. Повезло еще, что эти "ежи" поддавались ударам мечей и копий, иначе там бы все и полегли.
  А потом последовал трехдневный марафон на выживание, когда взбесившийся лабиринт оставлял на отдых не более трех часов, по истечении которых словно гигантскими ножницами "отрезал" пройденный путь, оставляя после лишь гладкий камень, а количество ловушек просто зашкалило.
  Сверху падали многотонные плиты, снизу разверзались ямы, утыканные острыми кольями, стены извергали потоки огня и лавы, пытаясь поджарить зазевавшихся. И это еще самые безобидные из больных фантазий строителей лабиринта.
  К примеру, чудом обнаруженная и случайно активированная западня, сперва сковывала жертву неким полем, не дававшим двинуться с места, хорошенько прожаривала бедолагу, следом моментально замораживая до ледяного состояния и как апофеоз - размалывала в пыльполучившуюся ледяную статую медленно опускавшейся громадой каменного пресса. Зрелище сюрреалистическое, скажу я вам.
  Хорошо хоть большинство из фантазий подгорных инженеров довольно легко идентифицировались при тщательном изучении стен, пола и потолка, иначе мы все давно бы полегли в очередной безумной поделке местных маньяков.
  Магическое восприятие я не отключал вообще, приноровившись ориентироваться в размытой картинке с редкими всполохами энергетических линий, предупреждающих об очередной пакости на пути.
  Даже погружаясь в краткий сон, я, казалось, продолжал вглядываться во тьму, пытаясь разглядеть сигнальные нити ловушек.
  С чисто механическими устройствами разбирались бойцы и сам Ланс, оказавшийся большим специалистом по этой части. Интересоваться, откуда у него столь специфические навыки я даже не пытался. На это просто не было ни сил, ни желания.
  Хотелось только одного - рухнуть там где стоял, погрузиться в блаженный и дарящий забвение сон и спать, спать, спать.
  Именно недосып и снижение наблюдательности привели к гибели еще нескольких бойцов, сократив наш отряд до четырех бойцов и одного недомага.
  Осознание своих ошибок душевного равновесия отнюдь не прибавляло, заставляя винить себя в гибели солдат и с маниакальным упорством вглядываться во тьму коридоров, боясь упустить очередной всплеск магии.
  Спать я практически перестал, заменяя сон медитацией, ловя малейшие отголоски в изменении магических полей, что не могло не сказаться на внешности.
  Видок у меня наверно был тот еще, поскольку шарахаться стали даже привычные ко всему воины. Да и черт с ним, главное не дать погибнуть кому-то еще...
  
***
  Толи увеличение бдительности помогло, толи лабиринт давал нам передышку, но за прошедшие сутки не погиб ни один человек. Ловушки вовремя замечались и либо нейтрализовывались, либо обходились стороной, если была такая возможность.
  Гнетущее облако страха, витавшее над отрядом немного рассеялось.Люди на очередном привале даже начали потихоньку шутить, пытаясь сбросить накопившееся напряжение. Получалось так себе.
  Проверив всеми доступными средствами участок коридора перед очередным поворотом, мы медленно, по стеночке, двинулись вперед, ступая за ведущим след в след и выдерживая оптимальную дистанцию. Именно на таких вот участках строители лабиринта любили размещать смертоносные сюрпризы.
  Хотя о чем это я? Они и на прямых отрезках попадались не реже, правда, в основном механического типа.
  Преодолев дугу закругляющегося коридора, ведущий вдруг резко остановился, заставив сердце екнуть в предчувствии очередных неприятностей. Хоть я и шел вторым, сканируя окружающее пространство на предмет магических ловушек, никаких возмущений впереди не видел и не чувствовал, и понять, что заставило ведущего прервать движение пока не мог.
  - Что там?
  - Похоже на дверь. Открытую. - В голосе бойца сквозила нешуточная тревога.
  Было от чего. На собственном горьком опыте мы узнали, что любое изменение обстановки грозит большими проблемами, будь то безобидный ручеек, или же колонны сталактитов и сталагмитов встречающихся на пути.
  Быстро поравнявшись с бойцом, я действительно узрел нечто напоминающее миниатюрные врата, покрытые тонкой искусной резьбой, позолоченные створки которых были гостеприимно распахнуты, словно бы приглашая войти. Посреди грубо отесанных стен коридора выглядело это великолепие откровенно дико, вызывая желание поскорее убраться от греха подальше. Проверять, насколько опасна эта штуковина впереди, я совершенно не хотел.
  Неожиданно пол под ногами задрожал, заходил ходуном, заставив присесть и ухватиться за стену, чтобы не упасть.
  Позади скрежетало и грохотало, сверху тихо сыпалась пыль и мелкие камешки, добавляя хаоса. Длилось локальное землетрясение всего пару секунд, под сочные маты оставшихся позади бойцов и закончилось также неожиданно, как и началось.
  - Все целы? - Голос Ланса прозвучал оглушительно громко в воцарившейся после грохота тишине.
  Загомонили все разом, подтверждая, что мол все в порядке, все живы-здоровы.
  - Отлично. Куг, проверь что там.
  Вернулся боец подозрительно быстро.
  - Хода позади больше нет, завалило наглухо, - отчитался разведчик моментально помрачневшему Лансу.
  Звиздец. Причем полный.
  Назад не пройти, а впереди ждет очередная смертоносная пакость, обойти которую не удастся. Ловушка захлопнулась.
   - Действуем как обычно. - Словно ни в чем не бывало начал отдавать распоряжения Ланс. - Маг, твой выход.
   Кивнув, я на минутку прикрыл глаза, успокаиваясь и настраиваясь на работу, а затем, приблизившись к вратам на максимально возможное расстояние, принялся кропотливо изучать каждый сантиметр преграды, в поисках магических линий.
  Дело продвигалось медленно, однако торопиться в этом случае было смерти подобно.
  Спустя примерно час, я отодвинулся от врат, устало прикрыв глаза и массируя пульсирующие болью виски.
   - Никаких признаков магии. Вообще ничего, даже обычного фона нет.
   - Уже неплохо, - хмыкнул селен. - Куг, твоя очередь.
   Вперед протиснулся означенный детина, наш последний следопыт, обладающий прямо-таки феноменальным чутьем на всякие механические ловушки.
   Ощупав и осмотрев пространство перед самой дверкой и не найдя смертоносных сюрпризов, рослый воин буквально прильнул к вратам, раскинув руки в стороны, словно пытаясь охватить их целиком.
  Пальцы Куга забегали по орнаменту массивной рамы, ощупывая каждую завитушку, бугорок или выемку, поглаживая, постукивая и даже кое-где царапая рисунок. Полураспахнутые створки он благоразумно не трогал.
   Колдовал он над вратами как бы не вдвое дольше чем я, хотя что там можно было так долго изучать мне было абсолютно непонятно.
  Наконец, закончив поглаживания и постукивания, и придя к каким-то выводам, следопыт распрямился и двинулся в сторону отошедшего к повороту отряду.
   - Ничего, - доложил боец под требовательным взглядом Ланса. - Никаких скрытых механизмов там нет. Может в створках что и засунуто, но это проверять надо.
   - Хорошо. Куг и Сим, действуйте.
   Вперед выдвинулся щитоносец, на ходу перекидывая ростовой щит со спины в левую руку. Сразу же за ним пристроился Куг, с длинным копьем в одной руке и горстью камней в другой.
   Не дойдя до врат каких-нибудь тридцати сантиметров, боец упер щит в землю, навалившись на него плечом и пошире расставив ноги, приготовившись принять на зачарованную сталь любую опасность.
  Куг, стараясь не слишком высовываться из-за щита, аккуратно ткнул в левую створку наконечником прихваченного копья, тут же отдернув руку.
   Реакции не последовало. Следопыт, немного осмелев, повторил процедуру с правой створкой. Опять ничего не произошло.
   Вновь уперев копье в одну из створок, Куг попытался распахнуть ту пошире. От прилагаемых усилий, шея бойца покраснела, мышцы на спине и плечах ходили ходуном, копье опасно изогнулось, а створка все не поддавалась.
   Попыхтев так пару-тройку минут и убедившись в бесплодности своих стараний, Куг прервался на небольшую передышку, восстанавливая силы перед следующей попыткой. Теперь его целью была другая половинка врат.
   Как и прежде, медленно и осторожно, следопыт принялся давить на створку, постепенно усиливая нажим. Та не поддавалась. Куг поднажал сильнее. Копье медленно но верно начало выгибаться дугой, а увлекшийся боец почти полностью высунулся из-под защиты, напирая все сильнее.
   В коридоре было слышно лишь хриплое дыхание Куга, да треск готового вот-вот сломаться копья, когда произошел перелом.
  Внутри врат что-то громко щелкнуло и неподвижные до того створки с диким скрежетом давно не смазываемых петель резво распахнулись внутрь, заставив не ожидавшего такого Куга растянуться на полу, оставшись без защиты.
   В тоннеле воцарилась гробовая тишина.
  Замерли все: Ланс и стоявший рядом легионер, щитоносец и распластавшийся на полу Куг...
  Я даже дышать перестал, до боли сжав кулаки, готовясь в который уже раз увидеть гибель товарища. Время замедлило свой бег, растягивая мгновения в часы ожидания неотвратимого...
  Ничего не произошло.
  Кто-то рядом тихонько вздохнул, ломая хрупкую скорлупу тишины и заставляя время вновь ускорить свой бег. Зашевелился Куг, отмер защитник, наконец-то прикрыв незадачливого следопыта от возможной атаки. Ланс что-то тихонько буркнул под нос. Я с облегчением выдохнул, выпуская с воздухом скопившееся внутри напряжение.
  Обошлось. В этот раз обошлось. Если выживем и выберемся отсюда - прибью гада. Так тупо подставиться надо еще постараться. И кто? Самый осторожный и осмотрительный из всего отряда. Точно морду Кугу набью, дайте только оказаться наверху. И не посмотрю что детина раза в два больше меня, отмудохаю так, что мало не покажется. Есть за что.
  Пока я строил планы мести, Куг на месте не сидел, оклемавшись настолько, что принялся за дальнейшее изучение теперь уже открытых врат, благоразумно не высовываясь из-под защиты щита.
  В ход пошли подобранные вновь камушки разных размеров, которые следопыт начал по одному кидать на ту сторону, следя за их перемещением.
  Начав с совсем маленьких, боец постепенно дошел до булыжника размером с голову взрослого человека, метнув его так, чтобы тот откатился как можно дальше от ворот. Как и прежде, никакой реакции не обнаружилось. Механических ловушек похоже на той стороне не было. По крайней мере, сразу же за воротами. О чем тут же и доложил довольный донельзя детина.
  - Выдвигаемся. Маг, ты впереди, - скомандовал Ланс.
  Я вновь переключился на магическое зрение, первым осторожно ступив за арку, тщательно сканируя пространство впереди. Дождавшись подтверждения, что все чисто, следом потянулись остальные члены отряда, по очереди минуя врата.
  Оставалось пройти последнему легионеру, когда сработала пробудившаяся защита, а может просто очередная хитроумная ловушка.
  Беззвучная вспышка за спиной, ударившая по глазам - и вместо бойца осталась лишь горсть пепла.
   Все произошло настолько быстро, что никто даже толком испугаться не успел.
  Нас осталось четверо...
  Следом произошло событие, напрочь выбившее из головы все мысли. Стоило Лансу сделать маленький шажок вперед и окружающее пространство поплыло, потекло, словно расплавленный воск, стирая очертания стен очередного тоннеля впереди, позолоченных врат и даже праха погибшего товарища.
  Мы вдруг оказались в ярко освещенном прямоугольном помещении, стены которого были выложены гладким камнем, таинственно мерцающим в свете невидимых ламп. На полу и остатках мебели или чего-то сильно на нее похожего, скопился изрядный слой пыли, намекая на длительное отсутствие живых.
  - Да чтоб ............!!! - смачно выругался Куг, выражая общее состояние всех присутствующих. - Что за .... здесь происходит!?
  Ответом ему была тишина. Древние стены и обломки гордо хранили молчание, а живым сказать было просто нечего.
  Подойдя к дверному проходу с отсутствующей дверью, я осторожно выглянул за пределы помещения.
  - П.....!!! - сдерживать рвущееся изнутри ругательство не было ни сил, ни желания.
  Снаружи царила глухая чернота, еле разгоняемая наколдованным светляком. Никаких тебе каменных коридоров с низкими потолками не было и в помине. Такое ощущение, что снаружи расположилась гигантская пещера, истинные размеры которой скрывала темнота. Усиленное магией зрение по существу ничего нового не принесло. Жесть какая-то.
  Привычно переключившись на магическое восприятие, я застыл истуканом, потрясенный открывшимся зрелищем. Похоже, постоянное использование данного навыка позволило мне перейти на качественно новый уровень, позволив увидеть то, что ранее было неподвластно.
  Вокруг, насколько хватало глаз, все пространство пронизывали тончайшие нити сложнейших магических узоров, таинственно пульсирующих и перемигивающихся разноцветными огоньками вложенной энергии. Столь сложных плетений я не встречал ни до, ни после.
  - Что ты увидел, маг? - вывел меня из созерцания шедевра магической мысли вопрос селена.
  - Похоже на то, что все это время мы находились под воздействием магической ловушки древних, ведь подгорные жители заклятьями такого уровня совершенно не владели.
  - Ты хочешь сказать, что весь проделанный нами путь...
  - Был всего лишь иллюзией. - Подтвердил я. -Но иллюзией высшего уровня, совершенно материальной и способной убивать. Сейчас, насколько мне известно, такоене под силу создать ни одному магу. Радует только, что мы все же выбрались за пределы действия враждебной магии.
  - Что ж, раз так, двигаемся дальше. Надеюсь, древние все же предусмотрели выход на поверхность. Маг, ты впереди, следом Куг, - отдал приказ Ланс.
  Мы тихонько зашагали вперед, стараясь не сильно тревожить вековую пыль. Помещения сменялись одно за другим, разнясь только размерами и количеством рухляди.
  В остальном ничего нового. Радовало, что и ловушек на пути больше не встречалось, ни магических, ни механических.Только пыль, обломки и гулкое эхо шагов сопровождали наш путь.
  Миновав очередное помещение, мы оказались в просторном зале, раза эдак в четыре просторнее самой большой комнаты. Тщательное сканирование помещения ничего не дало, и я спокойно шагал за выдвинувшимся вперед следопытом.
  Однако, едва я оказался примерно в центре помещения, воздух впереди заструился, словно от сильного жара и через мгновение соткался в призрачную фигуру высокого темноволосого, коротко стриженого мужчины, с аккуратной бородкой, одетого во что-то похожее на тунику небесно-синего цвета, края которой не доставали до пола сантиметров двадцати, ног видно не было.
  - Ох ты ж! - отшатнулся я назад, пытаясь оказаться подальше от непонятной фигуры.
  Не тут-то было. Стоило сделать пару шагов, как я уперся в невидимую преграду, не позволяющую сделать дальше ни шага. Перейдя на магическое восприятие, разглядел вязь магических линий расчертивших пол в сложный трехмерный рисунок.
  За пределами очерченной линиями фигуры вообще невозможно было хоть что-то разглядеть. Ни шедшего впереди Куга, ни Ланса на пару с щитоносцем в пределах видимого пространства не наблюдалось. Похоже, мы все капитально влипли.
  - Я, полная проекция Великого Коона, Хранителя знаний Иволийской империи, - донеслось от "призрака". - А кем являешься ты, нарушитель?
  Игнорируя местного сторожа, я попытался разрушить парочку контуров в попытке снять преграду. Не вышло.
  Внезапно тело пронзил сильный разряд, схожий с электрическим, бросивший меня на колени.
  - Спрашиваю в последний раз: кто ты такой?
  - Маг поддержки Железного легиона Лорийской империи, - выговорить удалось с трудом. Челюсти до сих пор сводило от действия заклинания.
  - Лорийская империя? Хм, не знаю такой. Но ты не врешь.
  - А какой смысл мне это делать? - Я кое-как поднялся на подрагивающие ноги и развернулся в сторону местного стража.
  - Все воры этим грешат. Кстати, можешь не усердствовать, выйти за пределы Круга Истины у тебя все равно не получится, покуда я не решу, что с тобой делать.
  - Да что там решать, открой проход, и я сразу же уйду, - на большее после некислого энергетического удара меня не хватило.
  - Отпустить? Нет, пока я не пойму, что ты не представляешь угрозы.
  - Да какая угроза, мы тут случайно оказались!
  - Расскажи в подробностях, как вы проникли сюда, сколько вас и зачем пришли. А потом поведай все о своей Лорийской империи.
  - Об этом-то зачем? - удивился я.
  - Здесь я задаю вопросы, - построжел хранитель. - И не вздумай врать, в Круге Истиныэто физически невозможно. Если начнешь -испытаешь на себе воздействие первой степени, которое тебе совсем не понравятся.
  А до этого, каким уровнем он меня приласкал? Ощущения просто незабываемые. И проверять на себе, что подразумевается под первой степенью,совсем не хочется. А вдруг помру?
  Нет уж, лучше выполнить требования этого Коона. Тем более ничего крамольного мы не затевали, и если призрак не соврал насчет возможностей Круга, магия это подтвердит.
  Тихонько вздохнув, я принялся пересказывать события почти двухнедельной давности, приведшие нас в проклятые пещеры...
   - Любопытно, - изрек хранитель, когда я закончил. - А теперь все что знаешь об империи. И поживее.
  Пришлось рассказать то немногое, что знал сам. А хранитель постоянно задавал уточняющие вопросы, требуя все больше и больше подробностей.
  Наконец, вопросы у него иссякли и на непродолжительное время в помещении наступила тишина. Я же жадно припал к фляге с водой, смачивая пересохшее от долгого рассказа горло.
  - Не думал я, что все будет именно так, - нарушил тишину Коон. - Судя по информации что ты поведал, с момента моего создания прошло около двух с половиной тысяч лет. То государство, которому я служил, давно кануло в лету, и даже память о нем оказалась практически стерта.
  - Так вы являетесь частью той самой древней империи, что неожиданно исчезла! - осенило меня.
  - Именно так, - кивнул хранитель. - Как ни печально это сознавать, похоже, я - это все, что осталось от некогда великого народа.
  - А что случилось? Ведь причины исчезновения так и не были установлены, насколько мне известно. Записей о тех временах найдено совсем мало, и они слишком разрознены, совершенно не поясняя ситуацию.
  - Какая ирония, меня спрашивает об этом потомок тех, кто привел мой народ к погибели, -печально улыбнулсяхранитель. - Хотя, судя по всему, наслаждались результатами той победы они недолго. Причиной послужила война с народом, пришедшим с другого материка.
  - А можно узнать подробности? - Меня охватил азарт от мысли, что я буду первым человеком, который узнает правду о тех давних временах.
  - Почему бы и нет? Что ж, вор, слушай...
  Народ, населявший ранее территорию современной империи,достиг невероятно высокого уровня магического развития. Намного выше, чем сейчас.
  Власть сосредоточилась в руках магов, владевших поистине невероятными силами, позволяющими при желании двигать горы или поворачивать реки вспять, причем силы те были подозрительно похожи на описание возможностей магов иллюзии, встречающихся в местных сказаниях и легендах.
  Познав тонкости управления магической энергией, маги, коих было среди жителей подавляющее большинство, возгордились и решили, что именно им следует диктовать свои условия остальным народам, населявшим материк.
  Так началась эпоха завоеваний и истребления тех, кто не желал присоединяться к завоевателям. Длилась она относительно недолго, всего пять десятков лет, после чего доминирующей силой на материке стала молодая Иволийская империя. Наступил мир, продлившийся, однако совсем недолго.
  Одна из древнейших и могущественнейших рас, населявших западные земли - эльфы, озабоченные быстрым ростом могущества людей, нанесла превентивный удар, уничтожив столицу и прилегающие территории на десятки километров вокруг, а с ней и цвет магической элиты иволийцев. Разразилась новая война, растянувшаяся без малого на триста лет и заметно подточившая силы с обеих сторон.
  В конце концов, лучшие маги Иволии, смогли разработать уникальное по сложности и исполнению волшебство, способное завершить войну одним ударом.
  Семеро Великих и сотни простых магов, использовали специально разработанный для этих целейритуал, активируя запредельную по силе магию. В результате, эльфы исчезли совершенно, а эльфийские леса стали непригодны для жизни, порождая жутких химер, истребляющих любого сунувшегося под сень эльфийского леса.
  Империя торжествовала победу, стоившую жизни почти сотне сильнейших магов.
  Насладиться результатом победы, обескровленная вековым противостоянием с эльфами, империя не смогла. С другого материка явилось войско с незнакомой магией, и сразу же начало истреблять мирное население, не оставляя никого в живых.
  Хотя войска нового противника были немногочисленны, их маги легко расправлялись с превосходящими силами Иволийцев, оставляя после себя только трупы, практически без видимых повреждений. Только огромными усилиями удалось замедлить продвижение агрессора и разобраться в чужой магии.
  Маги агрессоров оказались ментатами огромной мощи, подчиняющие своей воле, убивающие людей сотнями и тысячами. Правда этих магов было сравнительно мало, и только этот факт не позволил пасть империи в первые же недели боев.
   В качестве дополнения к ментальным магам, выступали стихийники, владевшие заклинаниями лишь одной стихии, зато в совершенстве. Объединившись в группу, они вполне успешно противостояли магам империи. И было их намного больше, чем у обескровленной предыдущей войной империи.
  Привыкшие считать себя практически ровней богам, жители Иволии не могли поверить в то, что их армия терпит поражение за поражением от варваров, требуя от магов покончить с угрозой. Но сил у армии хватало только на сдерживание сил противника.
  Войска имперцев постепенно сдавали свои позиции, медленно отступая в центральную часть империи, давая возможность гражданам бежать в пока еще безопасные районы.
  Долго так продолжаться просто не могло. Силы и боевой дух в войсках падал с устрашающей скоростью, подорванный постоянными поражениями и близился тот час, когда отступление превратится в паническое бегство.
  Причем плохие новости на этом не заканчивались. Как удалось выяснить у добытых с большими потерями вражеских командиров, атаковало империю отнюдь основное войско чужаков, а лишь их авангард! Основные силы только выдвигались в сторону империи!
  Это был страшный удар. Если сейчас иволийцы не в силах не то что уничтожить, а даже задержать захватчиков, то по прибытии свежих подкреплений к врагу, шансы выиграть войну приближались к нулю.
  Был созван экстренный совет Великих, дабы найти выход из проигрышной ситуации.
  Одним из его результатов стало создание сокрытого в толще горных пород хранилища, защищенного всеми известными на тот момент способами. В него поместили знания центрального информатория Иволии, на случай захвата врагом столицы, дабы ценнейшие сведения по магическому искусству и другим направлениям не попали в руки агрессора.
  После бурных обсуждений все же был разработан план, позволяющий уничтожить пришельцев несколькими решительными ударами. Но что это был за план, и удалось его осуществить или нет, хранитель не знал, поскольку к тому моменту его уже поместили внутрь убежища.
  - Хотя судя по тому, что вместо имперских магов пришли вы, он не увенчался успехом и Иволия пала, - подвел итог Коон.
  - Даже не знаю, что и сказать, - я покрутил шеей, разминая затекшие мышцы. - Ты утверждаешь, что мы потомки захватчиков. А почему не ваши?
  - Почему? Потому что, судя по рассказанному тобой и остальными, у вас преобладает именно магия стихий, которой пользовались захватчики.
  - Но может быть победила именно империя и переняла новые знания? - не сдавался я. - В империи ведь существует и магия иллюзий, сильно отличающаяся от стихийной.
  Я пытался быть как можно убедительней. И на то были серьезные причины. Если этот товарищ не врет, здесь сосредоточено величие древних - их знания. Знания по магии, уровень которой на порядки превосходит возможности нынешних кудесников.
  Овладеть ими было бы очень кстати, особенно если это именно те самые утраченные знания в школе иллюзий, которой пользуюсь и я. А для этого следовало убедить здешнего "сторожа", что я "свой" и имею право эти самые знания получить.
  - Что ж, давай посмотрим, можешь ли ты именоваться истинным магом, вор, - отвлек меня от сладких грез о будущем могуществе Коон. - Покажи мне свои навыки в этой своей иллюзии, и я решу прав ты в своем предположении или нет.
  - Как пожелаешь.
  Я принялся поочередно формировать все известные мне заклинания, начав с самых простых. Последним сформировал "Плащ теней", одно из самых бесполезных заклинаний известных мне на тот момент. Заклятья фактически сразу после создания распадались, не позволяя воспользоваться ими по назначению. Видимо работала встроенная защита от магических атак.
  - И для каких целей используется все тобой показанное? - последовал вопрос от Коона.
  Пожав плечами, я принялся перечислять все использованные мной заклятья, называя сферу применения каждого.
  Закончил довольно быстро. Что там тех заклинаний-то?
  Местный сторож, однако, не спешил продолжать разговор, о чем-то глубоко задумавшись.
  - Похоже, ты был прав, - нарушил, наконец затянувшееся молчание хранитель. - Только тот, в чьих жилах течет кровь настоящего иволийца, способен на манипуляции с Формами.
  Я мысленно ликовал. Видать ему самому очень хочется верить в такой расклад, иначе с чего бы так быстро принимать мою сторону? Похоже, дело двинулось в нужном мне направлении.
  - Однако как сильно деградировало великое искусство. - Печально продолжил Коон. - Истинными формами пользуются, не понимая их смысла!
  - Э-мм, уважаемый, что имеется в виду? Какие такие формы я использую неправильно?
  - Скажи, как сейчас создаются заклинания иллюзий? Что необходимо сделать, дабы заставить их работать?
  Ладно, отвечу, а потом переспрошу его еще раз. Я вкратце пересказал теорию, которую нам частично изложили в академии, а частью удалось вычитать в книгах.
  - Вот и подтверждение тому, о чем я говорил. Сила воображения является основой - надо же было до такого скатиться! - всплеснул руками Коон.
  - А что не так? - поинтересовался я вполне искренне. - Ио каких формах речь?
  - "Не так", буквально все! Те формы, вернее некоторые из тех, что ты демонстрировал, предназначены совсем для иных целей, нежели тот примитив, которым ты пользуешься. Это как копать яму отличным мечом: можно, если постараться, но неудобно и непродуктивно.
  - А что такое эти самые формы? - вновь напомнил я.
  - Ах да, формы. Видишь ли, существуют простые и Истинные формы заклинаний. Простые можно использовать только для создания определенного эффекта заклинания, который почти не меняется. С помощью Истинных форм можно изменять эти самые эффекты в широких пределах, под конкретные нужды. Например, то заклинание, что ты применяешь для маскировки, как там ты его называл? "Плащ теней", да. Так вот, его основным предназначением является поглощение с последующей отдачей, либо отражение энергетических потоков, направленных на указанный участок, в зависимости от заданных параметров и силы мага, но никак не для хиленькоймаскировки!
  Хранитель вновь надолго замолчал, давая мне время оценить услышанное.
  Я быстренько прокрутил новую информацию в голове. Обалдеть! Да имея такие возможности легко сотворить непробиваемую преграду и мощнейшее энергетическое оружие: накопил заряд от заклятий противника и пуляй в ответ, сфокусировав поток.
  И это только простенькое заклинание, которое можно быстро освоить. Что же тогда представляют собой более сложные формы?
  Если хранитель сказал правду, то древние маги были невероятно могущественны по сравнению с нынешним поколением мастеров.
  Расспрашивая Хируна, когда он был в подпитии и более-менее благодушен, о магах-стихийниках, и наблюдая самолично за их работой, я имел примерное представление об их возможностях. Они и близко не стояли рядом с такой силой.
  - Это просто невероятно! Какая мощь! Но как можно было, владея такими силами, уступить каким-то там стихийным магам?
  - Ты забываешь о ментатах. А все вместе они были намного сильнее, - просто сказал хранитель.
  - Но империя ведь все равно победила!
  - Такая победа хуже поражения, - горько усмехнулся Коон. - Иволия перестала существовать, знаний о былых временах не осталось, а магия деградировала до уровня балаганных фокусов. Не так я представляю победу, совсем не так.
  - Зато теперь можно все исправить, - вкрадчиво произнес я, наблюдая за реакцией хранителя. - Мы можем вернуть былое величие потомкам империи, доставив им знания, хранящиеся здесь. Тогда ваша миссия будет выполнена и забытые знания вновь вернут ваших потомков на прежний уровень. Разве не в этом была цель?
  - Хм, возможно ты прав, - задумался Коон. - Мне нужно некоторое время, дабы все взвесить и придти к решению. - Проекция хранителя мигнула и исчезла, оставив меня одного.
  Вот же чертов призрак, смылся непонятно куда, а мне теперь тут сидеть и маяться от скуки в ожидании.
  Вновь хотелось пить. За сосущую пустоту в желудке я вообще молчу. Нормально питались мы пару дней назад, растягивая скудные запасы.
  Достав флакон из-под укрепляющего зелья, я потряс им, дабы удостовериться, что он пуст. Внутри негромко булькнуло. Ага, значит пара глотков таки осталась.
  Я приложился к узкому горлышку, по капле впитывая живительную влагу.
  Привалившись к невидимой преграде спиной, уселся прямо на пол и приготовился к долгому ожиданию. Спустя несколько минут я погрузился в тревожный сон, периодически просыпаясь и настороженно оглядываясь...
  Проснулся от ощущения, что за мной наблюдают. Едва открыл глаза, как натолкнулся на пристальный взгляд Коона.
  - Я принял решение, маг.
  Уже не нарушитель или вор, а маг. Это обнадеживает.
  - Сопоставив твои ответы и ответы других разумных, что зашли в хранилище, я постановил, что вы говорите правду. Вот мое решение: потомки иволийцев должны знать о своей истории и культуре, дабы не блуждать во тьме невежества.
  - Это отличная новость! - я обрадовано потер руки. - А что насчет знаний в области магии? Вы как-то забыли о них упомянуть.
   - Ничего я не забыл. Эти знания слишком опасны для вас и могут привести к катастрофе при неразумном использовании. Посему останутся и далее под моей охраной, пока вы не докажете, что достойны.
  - И каким же образом мы сможем это доказать, если даже основ не помним?
  - Не беспокойся, тщательно изучив те данные, что я предоставлю, вы найдете достаточно информации, дабы подтолкнуть развитие магии в нужном направлении, - высокомерно произнес чертов призрак.
  А я так надеялся на получение знаний древней магии. И тут такой облом!
  - Но вдруг из этого ничего не выйдет и нашим магам не удастся понять принципы создания заклинаний. Что тогда?
  - Значит, вы не готовы принять эти знания, - буднично ответил Коон.
  - Но они могут улучшить жизнь десятков, а то и сотен тысяч обычных жителей империи! Вряд ли там одни лишь боевые заклятья.
  - Скорее приведут к обратному. Возражения бесполезны, я принял решение.
   Облом эпического масштаба.
  Думаете, я сразу сдался? Битых два часа изощрялся, приводя всевозможные доводы в пользу передачи знаний, начиная от деградации магической науки и заканчивая вторжением тех самых орков.
  Бесполезно.
  Хранитель был абсолютно глух к моим доводам. Единственное, чего удалось добиться - возможности пересмотреть решение, после встречи с лучшими магами империи, дабы более полно понять уровень современного магического искусства.
  Но мне-то от этого, ни горячо, ни холодно. Знания ведь уплывут в копилку имперских магов. А хотелось бы получить их себе в единоличное пользование. Эх, мечты-мечты...
  Хранитель был непреклонен. Какое-то время спустя он просто исчез, оставив меня одного и появился лишь через час, причем не с пустыми руками.
  Рядом с призрачной фигурой материализовался низенький столик с двумя продолговатыми кристаллами, размером с указательный палец взрослого человека, ярко светившихся в магическом зрении.
  - В этих кристаллах сосредоточена вся необходимая информация об Иволии, - произнес хранитель. - Я покажу тебе, как ими пользоваться...
  
***
  Наконец-то свобода! Даже дышится под открытым небом намного легче. Как я раньше этого не замечал?
  Я стоял на склоне горы и рассеяно наблюдал, как ход, который открыл нам хранитель, бесследно исчезает, растворяется на глазах, сменяясь толщей скал. Рядом таращились на сие зрелище куцые остатки отряда во главе с Лансом. Правда, сам селен больше смотрел по сторонам, не обращая особого внимания на творящееся волшебство.
  Хранитель Коон наотрез отказался оставлять открытый проход, мотивировав тем, что попасть внутрь смогут лишь достойные. Так что будущие экспедиции ждет то еще "удовольствие", если им придется преодолевать нечто похожее на пройденный нами иллюзорный лабиринт. Я им заранее сочувствую.
  Руки сами собой потянулись к сумке, где разместилась пара кристаллов, переданных хранителем. Мне не терпелось приступить к изучению записанной в них информации.
  Работать с ними оказалось на удивление просто. Следовало всего лишь установить заданный поток энергии в кристалл и, приставив тот к виску, четко сформулировать запрос. Если не сделать последнего, на сознание обрушивалось информационное цунами, грозя затопить неподготовленный к такому потоку информации разум. Правда максимум к чему это приводило - потере сознания на непродолжительное время и сильной головной боли на ближайшие три-четыре часа. Срабатывал некий защитный механизм, встроенный в кристалл, не позволявший мозгам пользователя превратиться в кашу. Полезное свойство, ибо объем записанной внутри информации поражал воображение. В одном маленьком кристалле оказалась буквально вся информация об истории иволийцев с момента появления первых поселений за полтора тысячелетия существования империи, причем отнюдь не скупыми строчками текста, а с полноценными демонстрациями в виде этаких "видеофайлов", обеспечивающих эффект полного погружения, когда ты видел и чувствовал тоже, что и исследователь, изучающий древние обломки. Но еще необычней оказались специальные модули, позволяющие ощутить все прелести существования аборигенов на собственной шкуре в любой временной отрезок. Познать быт и нравы первых поселенцев, или насладиться властью и преклонением подданных, примерив на себя роль одного из императоров. Ощутить тонкие ароматы изысканных духов или вонь немытых годами тел, отведать нежнейшие блюда императорской кухни либо скудную снедь простолюдина. Любоваться произведениями искусства или тяжко трудиться от зари до зари.
  Возможности древних потрясали! Можно было прожить всю жизнь, просто просматривая эти кусочки давно прошедших времён и не постичь и десятой их части.
  А ведь была еще и иная информация. Подробная летопись событий, включая все мало-мальски значимые даты, имена и причины возникновения, представлялась отнюдь не в виде бесконечного числа исписанных листов, а непостижимым образом передавалась прямо в мозг реципиента. Сделав соответствующий запрос, например, на определенную дату или историческую личность, буквально через пару минут ты знал об искомом абсолютно все, будто бы долгое время штудировал соответствующие книги или свитки, заучивая их намертво. И информация со временем практически не стиралась, оставаясь доступной в любой момент времени, стоило только пожелать.
  О таком я только в книгах читал. Научно-фантастических.
  Современная магия на такое была не способна. Кристаллы для записи информации существовали, конечно, однако ни по объему хранимой информации, ни по возможностям и близко не стояли к лежащим сейчас в моей сумке. Они и сами по себе стоили баснословных денег. А если еще учитывать хранимую информацию - были просто бесценны. Меня душила жаба только от одной мысли, что придется расстаться с таким сокровищем.
  И ведь придется. Как бы мне не хотелось оставить кристаллы себе - собственная голова на плечах важнее. За утаивание таких сведений меня грохнут не раздумывая. Только сперва выудят из головы все необходимое и тут же пустят в расход. Информация ведь государственной важности. И свидетели получения мной кристаллов от хранителя есть. Ну не убивать же мне тех, с кем прошел столько испытаний и не раз выручал сам и выручали меня? Это надо быть тем еще ублюдком.
  Но как же неохота отдавать знания в чужие руки! Кто бы знал.
  А ведь там еще и информация о магии древних где-то запрятана! И у меня максимум неделя на ее поиски. Потом отберут начальники и плакали мои планы по наращиванию собственной магической мощи.
  Придется попотеть, отыскивая в этом океане информации жемчужины знаний о принципах работы магии древних. Итак, спать мне не суждено еще очень долго.
  Тяжко вздохнув, я перевел взгляд со стиснутой в руках сумки на Ланса.
  - Выдвигаемся, - скомандовал селен, расшифровав немой вопрос. - Нас ждет долгий путь домой.
  
***
  Искать информацию по принципам создания универсальных форм оказалось той еще задачкой. Информации оказалось не просто много, а невероятно много!
  На мой запрос отозвалось такое количество модулей, что даже беглый их просмотр занял почти две ночи. Но я справился, вычленив наиболее перспективные. Оставалось дело за малым - усвоить всю ту гору инфы, что хранилась в кристалле и не свихнуться в процессе, ведь у меня не было времени на вдумчивое усвоение. По словам Выра, которого я достал своими расспросами выходило, будто дней через пять-шесть мы выберемся в обжитые земли.
  Два дня прошли, осталось три. Если повезет четыре. А модулей набралось на пару недель. Потому приходилось усваивать информацию в ускоренном темпе, стараясь запихнуть в мозги просто гигантский объем данных в сжатые сроки.
  В итоге голова трещала нещадно, я практически не соображал и напоминал скорее зомби, чем человека, бездумно следуя за остальными. Спасался только медитациями да стимулирующими зельями, ингредиентами для которых удалось разжиться на второй день пути в леске у подножья гор.
  В таком полубессознательном состоянии я и преодолел большую часть пути, не обращая внимания на окружающее.
  После последнего сеанса работы с кристаллом в голове воцарился полный хаос, мешанина из образов и знаний не давали связно мыслить, грозя затянуть в пучину безумия.
  Оставшиеся день или два после этого я не помнил совершенно. Ни как преодолевали захваченную орками территорию, ни того момента, как наткнулись на один из разведывательных отрядов, ни время пути в расположение легиона. Ничего. Все застилали обрывки странных образов и жутких кошмаров, порождаемых перегруженным разумом.
  Очухался я лишь на третий день в одной из крохотных камер, используемых начальством для наказания провинившихся легионеров.
  Охранник, прибежавший на мои вопли, резво убежал с докладом к начальству, перед этим притащив мне воды и немного остывшего мяса.
  А затем начался ад, устроенный мне армейскими дознавателями.
  
  Начиналось все довольно прилично. Я успел неплохо вздремнуть после трапезы и проснулся практически здоровым. Видимо за мной наблюдали, ибо стоило подняться и совершить обязательные утренние процедуры, как дверь отворилась, впуская давешнего охранника и невысокого мужчину средних лет с совершенно невыразительной внешностью. Этакий серый человечек, легко растворяющийся в толпе.
  - Доброе утро, Лок. Я веду расследование по вашему делу, - с места в карьер начал серый. - От тебя мне нужны ответы на несколько простых вопросов. Ты не против?
  Я отрицательно покачал головой. Вопросы так вопросы, от меня не убудет.
  - Замечательно, - оживился человечек, доставая из складок одежды кожаную папку с тонкой стопочкой исписанных мелким почерком листов. - Ну-с, приступим... Недолго думая я уселся на узкую койку, приготовившись к долгому разговору, ибо совершенно не верил, что типус ограничится всего лишь парочкой вопросов.
  - Твое имя? - удивил-таки меня местный следак. Вовремя я уселся, однако.
  - Лок.
  - Верно, - бледно улыбнулся человечек. - Откуда ты родом, Лок?
  - Из дикой деревни, что рядом с Запретным лесом.
  - Замечательно! Род деятельности?
  - Маг поддержки, - с каждым новым вопросом я удивлялся все сильнее.
  - Отлично! - следователь добрел прямо на глазах - Место службы?
  - Имперский Железный легион, - офигевал все больше я.
  - Превосходно! - довольно шуршал бумагами человечек. - Цель визита в Пограничную крепость?
  - Ремонт поврежденных участков магической защиты, - удивляться уже не получалось.
  - Великолепно! - следователь буквально светился от счастья. - Повреждения были устранены?
  - Да, полностью.
   - Прекрасно! - человечек что-то черкнул на листке материализовавшемся в руке магическим пером. - Время ремонта?
  - Пятнадцать дней. - Я понимал все меньше. Нафига он задает эти дурацкие вопросы? Большую часть ответов он и так знает. Зачем тогда?
  - Отменно! Когда отбыли обратно в расположение легиона?
  - На крепость как бы напали... - осторожно начал я.
  - Кто напал? - всю веселость с человечка как ветром сдуло. - Когда?
  - Орки. Перед рассветом.
  - Орки значит? Ага... - снова заскрипел пером следователь. - А скажи-ка ты мне, любезный...
   И понеслось. Что за орки? Как выглядят? Сколько их напало? Когда и куда нападали в первую очередь? Сколько длилась оборона? Что использовали против неприятеля? И еще куча подобных вопросов, причем местный следак требовал все больше и больше подробностей.
  Я отвечал, стараясь припомнить подробности, постепенно погружаясь в легкий транс для стимуляции памяти и отвечая практически на автомате, пока очередной вопрос не сломал всю логику ранее заданных, заставив вынырнуть из глубин памяти:
  - Как давно работаешь на орков?
  - Не... Что-о!? - я реально офигел от такого разводилова.
  - Как давно ты сотрудничаешь с орками. - От былого серого человечка не осталось и следа. На меня колючим взглядом смотрел матерый волкодав, в легкую раскалывающий таких как я.
  - Я никогда не работал и не сотрудничал с орками! - дал петуха я.
  - Ну вот, а все так хорошо начиналось, - поскучнел следак. - Что ж, придется по старинке...
  Так начался мой персональный кошмар. Нет, физических мер не применяли. Пока. Просто изо дня в день в любое время дня и ночи мне задавали одни и те же вопросы. Как зовут? Откуда родом? Место службы? Как оказался в захваченной крепости? Как выбрался? Как долго работаю на орков?
  Менялось время и очередность вопросов, люди их задававшие, но суть оставалась одна: разведка дотошно пыталась выявить возможного перебежчика. Краем уха уловив пару фраз из разговора парочки молодых следаков, приставленных ко мне для стажировки, моих товарищей по несчастью сейчас также прессовали их коллеги, разделив бойцов и скрупулезно сравнивая ответы, полученные от каждого.
  Мне не давали спокойно спать и нормально есть, таща на допрос посреди ночи или выдергивая из-за стола с едой, так что я совсем потерялся во времени, перестав понимать сколько дней прошло, и тупо повторяя одну и ту же информацию раз за разом.
  Наконец, спустя целую вечность, доведя почти до невменяемого состояния, от меня отстали.
  Однако рано я обрадовался. Место следователей заняли дознаватели. А это, скажу я вам, было гораздо хуже, чем прессинг, устроенный армейскими спецами.
  Первый же визит дознавателя чуть не превратил мои мозги в кашу. Вторжение в разум было настолько грубым, что только запредельными усилиями и благодаря длительной работе над собственным разумом мне удалось удержать сознание от распада, изорванного в клочья чужим вторжением, и чудом не превратиться в идиота, пускающего пузыри.
  Похоже, доставшемуся мне дознавателю было глубоко фиолетово на психическое здоровье изучаемого объекта, или не особо опытен он был в таких делах, не суть важно. Главное, этот тип раз за разом пытался вскипятить мне мозги и перед очередным сеансом искренне удивлялся, как еще реципиент не слетел с катушек.
  Благо хоть глубоко в память мозголом не лез, довольствуясь последним месяцем, иначе все мои потуги сохранить ясность рассудка были бы совершенно напрасны. После глубокого зондирования от моего 'я' не осталось бы ничего.
  Время для меня остановилось. Я существовал урывками, часами, а может и днями, по крупице собирая себя из обрывков после очередного сеанса, успевая на краткий миг осознать себя, содрогнуться от содеянного, ощутить ужас от скорого повторения пытки и вновь по кусочку восстанавливал собственную личность после очередного вторжения в разум.
  Наконец, спустя тысячелетия, все закончилось. Дознаватель изучил мои воспоминания вдоль и поперек, выудив нужные сведения, после чего потерял ко мне интерес.
  В реальности минуло всего лишь семь дней...
  
***
  Глава разведки Железного легиона корр Силец машинально перебирал бумаги на рабочем столе, мыслями находясь далеко на западе.
  Неожиданное наступление объединившихся орков, профуканное внешней разведкой, угрожало не только потерями западного региона империи, но и снятием голов многих военачальников, в том числе и его, Силеца, рано поседевшей головушки.
  Денит Крепп рвал и метал, требуя найти и подать ему виновных, поэтому подчиненные корра Силеца рыли носом землю в надежде отыскать и представить пред ясные очи разгневанного начальства виновников всех бед.
  Отрабатывались самые невероятные версии прорыва, в том числе и предательство защитников Пограничной крепости, позволившее ордам серокожих выродков проникнуть вглубь имперских земель, сея хаос и разрушение.
  Результатов многодневных трудов было плачевно мало. Начальство бушевало все сильнее, грозя карами небесными, подчиненные Силеца, получив очередных пистонов от корра с остервенением кидались в очередной раз просеивать по крупицам имеющуюся информацию, а разведчики, рискуя жизнями, старались подобраться к остаткам Пограничной, дабы понять, что там на самом деле произошло.
  Все было тщетно.
  Поэтому когда нарисовалась горстка выживших, утверждающих будто они смогли скрыться от орков в горах и преодолев захваченную территорию вернуться в расположение легиона, в них вцепились мертвой хваткой, вытрясая мельчайшие подробности.
  С селеном Лансом вели себя еще более-менее корректно, стараясь сильно не давить и поощряя добровольное сотрудничество. С рядовыми бойцами и магом не церемонились, применяя весь хитрый арсенал приемов непрямого воздействия, а под конец вообще задействовав дознавателей, грубо выдравших воспоминания о последнем месяце-двух жизни из памяти заключенных в поисках малейшего намека на измену.
  О психическом здоровье последних никто не беспокоился. В результате, к настоящему моменту в более-менее вменяемом состоянии каким-то чудом остался один лишь маг, остальные превратились в пускающих пузыри идиотов.
  На столе Силеца как раз лежали результаты допросов и ментального сканирования вероятных перебежчиков. Корр не торопился, оттягивая момент знакомства с результатами многодневной работы специалистов.
  Хороших новостей там все равно нет, уж это Силец научился точно определять по поведению личного ютанга, доставляющего бумаги. Паразит обладал просто-таки феноменальными способностями по выуживанию информации из слухов, сплетен и недомолвок окружающих, за что и получил свое место.
  Ладно, сколько не оттягивай неизбежное, а изучить бумаги придется. Через час доклад главнокомандующему, нужны хоть какие-то результаты, иначе тот вновь начнет психовать и грозить всем виселицей.
  Подтянув толстую стопку листов поближе, Силец откинулся на спинку кресла и принялся за вдумчивое изучение...
  
  
  Примечание:
  Корр - местное титулование высокородного, примерно соответствует графу.
  Денит - главнокомандующий, управляет одним из имперских легионов, является самым родовитым. Опытный офицер (не всегда).
  Ютанг - адъютант, порученец.
  
  
  Спустя минут сорок, корр отложил последний исписанный лист в сторону и крепко задумался. В этот раз чутье порученца подвело, новости были не просто хорошими, а прямо-таки отличными.
  Дознавателям на основе допросов и ментального сканирования заключенных удалось составить четкую картину взятия крепости и даже определить примерную численность и состав наступающей орды, так что Силецу теперь было о чем поведать начальству. Плюс, выжившие во время своих скитаний умудрились наткнуться на тайное хранилище знаний древней цивилизации и даже смогли достать некую информацию, способную при правильном использовании дать толчок в развитии магической и технической мысли империи. Маги будут ссаться кипятком от желания приобщиться к древней мудрости.
  Молодцы парни. И сами выжили, и ценные сведения добыли. А их в пыточную и мозги вскипятили. Силец поморщился. М-да, неудачно вышло. Надо будет походатайствовать о награждении. Правда, после жесткого допроса в своем уме остались лишь маг, да селен, остальных умертвили, чтоб не мучились. Ничего, наградим посмертно, как настоящих героев. Кивнув своим мыслям, корр сделал соответствующую пометку в блокноте.
  А к удачливому магу следует присмотреться. Судя по показаниям селена и остальных, во многом благодаря его талантам им удалось вырваться из лап орков, выжить в подземельях и преодолеть ловушки древних. Потенциал у парня немалый, раз сумел за короткий срок службы узнать и освоить сложные чары. Такими перспективными кадрами разбрасываться не стоит. В разведке мало магов, а магов иллюзий и невероятно везучих к тому же, и того меньше. Изучить личное дело, выяснить привычки, увлечения и круг общения и однозначно вербовать.
  Силец откинулся на спинку кресла и мечтательно прикрыл глаза. Ах, какие возможности откроются при использовании правильно подготовленного мага иллюзии! Скрытное проникновение в стан врага, незаметное перемещение разведки по вражеской территории и многое, многое другое. А старый алкаш Хирун пусть идет в пекло. Слишком жирно будет ублюдку использовать в качестве слуги перспективного парня.
  Силец открыл глаза. Решено! После обязательной проверки забираю парня к себе. А чтобы он и сам был не прочь податься к нам, после разгрома орков отправим-ка мы тебя на переподготовку в ближайшую заштатную академию под патронажем корра Силеца, где тебе привьют нужные навыки и обучат необходимым для эффективной работы заклинаниям.
  Сделав соответствующую пометку, Силец отложил перо и поднялся из-за стола. Следовало поспешить, ведь до очередного собрания военного штаба осталось всего семь минут.
  Денит Крепп крепко не любил, когда подчиненные опаздывали, невзирая на причины опоздания. Проштрафившихся ожидала прилюдная выволочка, а также длительная опала у военачальника.
  Злить и так находящегося в плохом настроении Креппа Силец не имел ни малейшего желания, поэтому на ходу отдав несколько распоряжений, стремительно двинулся в расположение штаба.
  
***
  Неужто моим мучениям настал конец?
  Вот уже пару дней как, по моим субъективным ощущениям, меня не пытается свести с ума дознаватель, да и местные следователи позабыли дорогу в камеру. Хочется надеяться, что это действительно так, а не короткий перерыв перед очередным витком допроса.
  Полученные часы передышки я использовал с максимальной пользой, структурируя память и укрепляя ядро собственной личности, ибо жуткие воспоминания о накатывающем после каждого сеанса работы мозголома безумии, не давали спокойно спать, заставляя вскакивать с бешено колотящимся сердцем от очередного кошмара.
  Параллельно работал и с той мешаниной сведений, что добыл из кристалла, упорядочивая и закрепляя в долгосрочной памяти.
  Общая картина из надерганных кусков все никак не складывалась, слишком уж разнились источники, и требовалось долго и вдумчиво работать, чтобы из вороха бесполезного мусора выудить крупицу драгоценного знания. Плюнул и сосредоточился на более важных в данный момент вещах.
  Грубая работа мозголома наглядно продемонстрировала мне всю незащищенность собственного разума от вторжения и хрустальную хрупкость оного, способного развалиться на тысячу несвязанных осколков от любого неаккуратного действа ментального мага. Близкое знакомство с работой ментата помимо жирных минусов, дало также понимание основ по противодействию, а в перспективе - возведению полноценной защиты от вторжения чужого сознания. Жаль раньше не удосужился хоть краем глаза глянуть на трактаты, посвященные менталистике и способам защиты от оной. Не пришлось бы на собственной шкуре познавать все 'прелести' выворачивания мозгов наизнанку и судорожным попыткам сохранить личность от распада. Ну да что уж теперь. Как говорится: знал бы, где упал - соломки б подстелил.
  Но гада, что шарился в моей голове я обязательно уничтожу, во что бы то ни стало! Дайте только выбраться отсюда. А уж на воле деньги и связи помогут выяснить имя, привычки и место проживания урода.
  Пройдет месяц, год или даже десять лет, но сволочь рано или поздно сдохнет, я обещаю!
  
***

  Алесская академия магии, кабинет ректора, поздняя ночь.
  Грандмастер Солус располагался в удобном кресле, находясьв глубокой задумчивости, позабыв об самолично заваренном тонизирующем отваре, сейчас медленно остывающем на серебряном подносе. Наконец-то удалось закончить расшифровку сведений, полученных из головы выходца из иного мира (теперь ректору это было доподлинно известно), бывшего студента Лока и начать знакомиться с содержимым.
  Информация оказалась очень даже любопытной, несмотря на кучу информационного шлака, в виде развлекательных книг и неких 'фильмов', занимавшего большую часть памяти юноши и не представляющего ни малейшей ценности для Солуса. Саму концепцию 'кино' ректор воспринял спокойно, даже равнодушно, ибо маги иллюзий, подвизавшиеся на поприще развлечения богачей и знати, давали куда более зрелищные представления, да еще и с эффектом полного присутствия. С сюжетами была проблема, это да. А вот с визуальными эффектами все было в полном порядке. Так что на фоне высококачественных иллюзий, это самое 'кино' смотрелось бледновато. Разве что радовало разнообразием сюжетных линий, намного более богатых, чем у местных магов.
  Ну да боги с ними, с развлечениями. Просмотреть их можно будет и потом, когда станет совсем уж скучно и закончится информация поинтереснее.
  Куда более любопытным оказался тот факт, что в этом мире полностью отсутствовала истинная магия! Те шарлатаны, что выдавали себя за магов и всяких 'экстрасенсов', таковыми не являлись. Ну не будет настоящий маг заниматься настолько нелепыми вещами, как снятие венца безбрачия, очищение ауры от сглаза, привлечением удачи к клиенту и прочей чушью. Слишком мелочно и не раскрывает даже половины возможностей подготовленного волшебника. Другое дело всякие проходимцы и лжецы, выдающие себя за оных. Такие и здесь встречались, дуря безграмотных крестьян россказнями об общении с духами умерших, поиске пропавших по их вещам, и прочей лабуде.
  Самозванцев гильдейские ищейки в случае поимки уничтожали на месте, чтоб не позорили имя и репутацию магов. Давно было доказано, что всякие порчи, сглазы и прочая ересь есть не что иное, как самовнушение доверчивых простаков, и к магии не имеет никакого отношения.
  В мире Лока, эта псевдомагия цвела буйным цветом. Настоящие маги если и были, то либо хорошо прятались, либо давным-давно исчезли (что более вероятно) в связи с истощением энергетического поля планеты - явления хорошо известного любому мастеру-магу империи. Это самое истощение маги-исследователи выявили давным-давно, правда до полного исчезновения пройдет еще не один десяток тысячелетий, так что переживать и дергаться по этому поводу не стоит. А вот на планете с самоназванием 'Земля' процесс похоже завершился, причем давным-давно.
  Зато вырождение магии стало началом мощного технического прогресса. Уровень технической мысли местных просто поражал воображение! Ректор только начал знакомиться с достижениями иной цивилизации, но уже был впечатлен размахом, с которым обычные люди, не владеющие ни каплей магии, меняли мир под свои нужды, заставляя реки течь вспять, создавая искусственные моря, или наоборот, отвоевывая у океанов участки суши. На столь масштабные преобразования природы были способны лишь несколько магов в седой древности, сейчас же потребовались бы усилия чуть ли не всех грандмастеров вместе взятых.
  То, что жители другой планеты способны провернуть эдакое, даже не прилагая запредельных усилий, внушало, да.
  Столько необычных новых знаний, пусть даже и не связанных с магией, будоражили разум Солуса, заставляя кровь в жилах бежать быстрее, а извечную спутницу старого мага - скуку, отступить далеко-далеко, и как надеялся маг, очень надолго.
  Вынырнув из грез, ректор в два глотка осушил успевший остыть отвар, поморщившись от горького привкуса, и расслаблено откинулся на спинку кресла, чувствуя, как он начал действовать, снимая накопившуюся за день усталость и первые ростки головной боли, возникшие из-за длительной работы с кристаллом памяти.
  Дождавшись, пока все негативные эффекты исчезнут, Солус вынул из потайного кармана кристалл и, сосредоточившись, снова погрузился в хаотические потоки информации, составляющие память землянина. Ректору предстояла долгая и нудная работа по приведению сего хаоса в надлежащий вид, отделяя важное от пустого, но его это совершенно не тяготило. Сказывался почти полутора вековой опыт в скрупулезном изучении древних рукописей и свитков, зачастую не содержавших ничего, кроме откровенного хлама, в поисках бесценных знаний.
  
***

  До чего же, оказывается, приятно оказаться на свежем воздухе! И при этом никуда не мчаться сломя голову, не оглядываться постоянно по сторонам в поисках ловушек и возможных опасностей. Не насиловать собственный мозг, прогоняя гигантские объемы информации, пробираясь чуть ли не ползком сквозь колючие заросли, а просто стоять вот так, наслаждаясь прекрасным солнечным утром и радуясь легкому свежему ветерку, что ласково ерошит волосы на затылке.
  Меня наконец выпустили на волю, помариновав еще с пару недель после последнего допроса, взяв под конец магическую клятву не трепаться о произошедшем в подземелье. Принимал ее тот самый ублюдок, что копался у меня в голове, причем отнесся к своей работе урод довольно халтурно, что позволило мне найти пару лазеек при наложении заклятья. На данную информацию у меня были обширные планы и терять возможность обменять ее на что-то ценное у того же Хируна стоило затраченных усилий и почти недели жуткой головной боли, терзавшей меня и днем, и ночью.
  Вдохнув полной грудью сладкий после затхлых помещений карцера воздух, я неспешно зашагал в сторону ставшей почти родной комнату в бараке, чуть ли не с ностальгией глядя на суету просыпающегося лагеря. Казалось, прошел целый век, как я покинул расположение легиона, столько событий случилось за прошедшие несколько недель, причем событий, отнюдь не приятных, сопровождавшихся горечью поражений и потерями боевых товарищей. Глазея на столь знакомый быт легионеров, я чувствовал себя чуть ли не опытным ветераном, что пережил немало битв и вернулся в родной лагерь спустя много лет, и теперь свысока поглядывает, как новобранцы постигают азы службы, а сержанты гоняют в хвост и гриву взмыленных солдат, еще не вкусивших всех 'прелестей' боевых действий.
  Все мои проблемы и заботы, которые ранее я считал важными, сейчас на фоне пережитого, выглядели просто смехотворно, и совершенно не стоили потраченных на них нервов и времени. Как все-таки сильно меняет взгляды на жизнь балансирование на грани небытия. Ну да не будем грустном. Главное, я жив и здоров, а все остальное приложится при соответствующем подходе и толике терпения.
  Так, за размышлениями о смысле жизни и наблюдениями за причудливыми облаками, плавно плывущими по небесной синеве, я потихоньку и добрел до пункта назначения. К концу пути в душе моей воцарились безмятежность и покой, который не поколебало даже появление на горизонте ненавистной хари Гнила, явно меня здесь поджидавшего.
  - Явился, наконец, - вместо приветствия услышал я, подойдя поближе. - Тебя хочет видеть мастер Хирун. Незамедлительно.
  Посчитав свою миссию выполненной, старший ученик развернулся на сто восемьдесят градусов и изобразив кистью нечто отдаленно напоминающее 'следуй за мной' споро зашагал по дорожке. Пожав плечами, я пристроился позади развившего приличную скорость Гнила, не удосужившегося даже посмотреть иду ли я за ним или нет. Плевать. Переживу как-нибудь, невелика потеря. Мелкие пакости этого мудака не испортят мне настроение.
  Поплутав по дорожкам между домами магов, мы вырулили на живописную полянку, чудом не захваченную очередной постройкой, шагов сорока в длину и вдвое меньше в ширину, окаймленную густыми зарослями листвянки - местного кустарника с короткими изогнутыми шипами на ветвях и часто усаженными небольшими овальными листочками, создающими тем не менее густую зеленую шапку, надежно скрывающую происходящее на поляне от любопытных глаз. Под тенью привольно раскинувшего свои ветви дерева в дальнем от нас углу за овальным столиком, уставленном выпивкой и закусками, в широких плетеных креслах отдыхала компания из пары офицеров, незнакомого типа в штатском и Хируна собственной персоной.
  Чуть поодаль, у обложенного камнем костра, суетился Свен, подбрасывая дрова, и периодически вращая ручку вертела с насаженным на него молочным поросенком, не давая тому подгореть. Завидев меня, чуть не уронил себе на ногу очередную стопку полешек и радостно заулыбался.
  На душе потеплело. Кивнув другу и вернув улыбку, я перевел взгляд на участников застолья. Несмотря на то, что было еще относительно рано и солнце еще не успело достичь зенита, большая часть народу уже прилично набралась, о чем явственно свидетельствовала несвязная речь и довольно громкие выкрики некоторых товарищей, сопровождаемые бурной жестикуляцией.
  Мы подошли почти вплотную, когда на нас соизволили обратить внимание.
  - А-а-а, вот и ты, наконец! - изобразил на обрюзгшем лице нечто отдаленно похожее на приветливую улыбку Хирун. - Почему так долго? Мы уже успели заскучать, пока ждали вашего появления. Отмахнувшись от начавшего оправдываться Гнила, дескать, это я долго где-то шатался, Хирун отослал того за какой-то мелочью. Сфокусировав поросячьи глазки на мне, он вновь попытался изобразить радушие на жирной харе.
   - Да ты присаживайся, Лок, не стой, чего ноги зря нагружать? - барственно махнул он на стоящий чуть в стороне от столика низкий табурет, припасенный видимо как раз для этого случая. - Выпей с нами доброго вина, откушай мяса да закусок. Эй, как там тебя? - щелкнул пальцами, подзывая Свена. - Наполни кубок нашему гостю и тащи уже порося, хватит дразнить нас его аппетитным видом. Осторожно присев на заскрипевший и немного накренившийся под моим весом табурет, я приготовился к очередным сюрпризам со стороны Хируна или его собутыльников. Показушная радость от встречи прямо-таки кричала о некой пакости, приготовленной мне зловредным магом, так что расслабляться не стоило. Поэтому когда Вит вручил мне наполненный до краев кубок, а один из вояк произнес витиеватый тост, я лишь слегка смочил губы в ароматном вине, и быстренько отставив тот в сторону, сосредоточился на закусках и исходящем аппетитным парком поросенке. Давненько я нормально не ел, и отказывать себе в удовольствии набить утробу деликатесами, да еще за счет Хируна, не собирался.
  Однако нормально поесть не удавалось. Вновь звучал очередной тост, а за ним с кратким перерывом еще один и еще. Приходилось отрываться от трапезы и поднимать кубок. Как я не старался, но несколько глотков сделать все же пришлось. В голове слегка зашумело, а по телу начала разливаться приятное тепло.
  Что любопытно, никто из присутствующих и не подумал возмутиться столь недостойным соседом в их высокородной компании, ко мне никто не лез ни с расспросами, ни с рассказами, но и не игнорировали полностью, передавая по моей просьбе блюда с закусками, да изредка кидая заинтересованные взгляды. Хирун, казалось, вообще позабыл обо мне, сосредоточившись на общении с вояками, сыпля сальными шутками и регулярно прикладываясь к кубку. Одетый в штатское тип вообще словно был сам по себе: медленно потягивал вино и не обращал внимания на возрастающий шум от входящих в раж собутыльников.
  Спустя примерно с час, когда компания основательно набралась, а количество еды на тарелках значительно сократилось, я вновь удостоился внимания старого мага.
  - Что-то скучно становится, друзья, - вскинулся вдруг Хирун, обводя собутыльников мутноватым взглядом, - может, кто историю интересную поведает, а?
  Штатский, все также молча, отрицательно качнул головой и вновь погрузился в созерцание содержимого своего кубка.
  - Историю? Эт-та... Я могу историю. Да. - Подал голос самый пьный из вояк. - Значится, было это прошлым летом, ага...
  - Опять ты со своими блядствами, - бесцеремонно перебил товарища второй офицер, - мы о них уже наслушались по самое не могу. Завязывай уже.
  - Да я чё, я ничё, - обиженно буркнул первый, - сами просили историю нам, историю...
  - Не обижайся, Шиелк, - неожиданно мягко произнес тип в штатском, - но твои истории и впрямь несколько... специфичны, и не всегда подходят для застолья. Тем более, при посторонних. - кивок в мою сторону. - Так что давай в другой раз.
  - А... Ладно, будь по-вашему, - махнув рукой, поименованный Шиелком вновь присосался к своей немалых размеров посудине, делая огромные глотки.
  - С последней нашей встречи прошло не так уж чтобы много времени, так что новых баек друг от друга мы вряд ли услышим, - продолжил тем временем развивать мысль штатский, - если только уважаемый Хирун не припас для нас нечто новое, пригласив за стол вот этого молодого человека.
  Я почувствовал себя малость неуютно, когда оказался под прицелом четырех пар глаз, изучающих меня с приумноженным винными парами интересом.
  - Ты абсолютно прав Майер, впрочем, как и всегда, - расхохотался маг. - Локу есть чем порадовать нас, ведь он один из тех счастливчиков, что не только выжил при атаке орков на Пограничную, но еще и остался в своем уме после тесного общения с ментальными практиками дознавателей.
  - Надо же? Как интересно... - взгляд Майера после слов Хируна стал еще более хищным. - Ну-с, молодой человек, поведайте нам о своих приключениях.
  - Давай, Лок, расскажи нам, как все было, - поддержал штатского Хирун, - думаю, это будет не слишком большой платой за теплый прием в нашей дружеской компании.
  Ага, так вот в чем причина такого дружелюбного отношения со стороны старой сволочи! Он, таким образом, решил развлечь своих гостей, представив одного из выживших в бойне с орками. Ну и самому послушать, как оно на самом деле было из первых, так сказать, уст. Только, чую, одним рассказом дело не ограничится. Не тот тип мастер Хирун, чтобы просто так удовлетвориться одним лишь пересказом. Явно затевает очередную свою пакость на потеху себе и остальной публике.
  Ну, да после всего мной пережитого, даже самая злодейская выходка старого козла покажется цветочками, так что переживу. А уж если намекнуть уроду что, дескать, владею некой ценной информацией, раздобытой у древних, то возможно даже останусь в прибытке. Главное, не сказать слишком многого, а то этот упырь не слезет с меня до скончания века.
  Так, с планами определились, надо бы и повествование начинать, а то некоторые гости вон чуть ли на стол не лезут в нетерпении, да и Хирун коситься стал недобро. Как бы не запулил в меня очередным мерзким заклятьем, чтоб подстегнуть мыслительный процесс и ораторские навыки рассказчика. С него станется.
  Что ж, начнем, пожалуй...
  
  - ...вот так оно все и было... - Завершив почти полуторачасовой рассказ сильно отредактированной версии событий, я жадно приложился к почти пустому кубку.
  К концу повествования о моих похождениях слушателей осталось только двое из четверых: Хирун и Майер, вояки вырубились почти одновременно, минут через двадцать после начала и сейчас мирно похрапывали в удобных креслах.
  - Любопытно, весьма любопытно, - подал голос Майер, внимательно слушавший мой рассказ. - Однако мне кажется, что он несколько неполон.
  - Точно! Ты как всегда прав Майер! - взревел Хирун, грохнув кубком по столу так, что расплескалось содержимое. - Лучше расскажи-ка нам, парень, что там произошло в подземельях. Во всех, так сказать, подробностях.
  А ведь похоже Хирун и Ко в курсе о некой секретной информации, доступной его подчиненному, и мастер со свойственной ему прямотой решил выяснить детали из первых рук.
  - Ничего такого, что могло вас заинтересовать. - спокойно выдержал я взгляд мага.
  - У нас иная информация, - вновь включился в разговор штатский. - Там произошло нечто такое, что почти моментально приобрело статус 'особо важно' и 'для ограниченного круга лиц'. К счастью, я, как и мастер Хирун, относимся к числу избранных и знаем правду, но многоуважаемому мастеру любопытны некие опущенные в докладе подробности.
  Все как я и думал. Теперь стоит постараться выжать из имеющихся в моем распоряжении знаний максимум. В обмен на информацию выбить из мага как можно больше и выяснить что же такое универсальные формы, о которых упоминал 'призрак' мага древней империи. Что ж, начнем торговаться.
  - А что мне с этого будет? - в наглую поинтересовался я.
  - Наглый мальчишка!!! Да как ты смеешь... - аж задохся от такой наглости мастер, наливаясь дурной кровью и формируя узор хорошо знакомого мне заклинания.
  - Не стоит так горячиться, Хирун, - вмешался Майер, успокаивающе подняв руки. - Вначале стоит выслушать предложение молодого человека. Наказать за дерзость ты его всегда успеешь.
  - Н-да? Что ж, давай послушаем, чего паршивец хочет. - успокоившись и погасив сформированное заклятье, Хирун вперил в меня взгляд своих маленьких глазок.
  - Мои желания хорошо известны мастеру, - склонив голову в некоем подобии поклона, начал я. - Знания. Знания принципов создания некоторых заклинаний, коими в совершенстве владеет уважаемый Хирун, но не слишком спешит делиться с учениками.
  - Вот как? Неожиданно, - вроде бы даже удивился Майер. - Что скажешь, Хирун?
  - А не оборзел ли ты в край, холоп? - глаза мастера стали вдруг совершенно трезвыми и злыми. - Что-то не припомню, когда это я взял тупую деревенщину в ученики. Похоже, хорошая порка - самое то, чтобы прочистить тебе мозги и сделать посговорчивей.
  - Спокойнее, друг. Не стоит так горячиться. Молодой человек конечно нагл и беспардонен, но чего ты ожидал от выходца из самых низов? - мягко урезонил мага Майер. - Да и требования его указывают на наличие амбиций и кое-каких мозгов, чего не наблюдается у большинства простолюдинов. Тем более, нам необходимо добровольное участие парня в процессе, иначе ничего толкового узнать не получится.
   - Ладно, убедил. - под успокоившийся Хирун вновь обратил свой взор на меня. - и каких же заклинаний ты жаждешь, паршивец?
  - А что можете предложить? - наглеть, так наглеть до конца.
  Дальше начался ожесточенный торг, где скаредность мага столкнулась с моим желанием продать имеющиеся сведения как можно дороже. Майер в этом процессе выступал в роли посредника, сглаживая возникающие острые углы и подталкивая обе стороны к разумному компромиссу.
  В итоге почти часового препирательства сошлись на устраивающей обе стороны цене: два заклинания за имеющуюся информацию и ответ на один вопрос. Одно из заклятий идет авансом, вопрос и второе - после передачи имеющихся в моем распоряжении сведений. Взамен я добровольно даю доступ к копанию в своей черепушке Майеру, оказавшемуся одним из ментатов на службе императора и владеющему навыками извлечения информации из памяти реципиента.
  То, что необходимая информация находится под защитой магической клятвы ни одну из сторон ничуть не взволновало. Меня - поскольку сумел оставить пару 'дыр' в защите, моих оппонентов - так как умственное здоровье некоего Лока по завершении процесса их не волновало совершенно.
  Конечно, мне усиленно вешали на уши лапшу о имеющемся допуске к информации, однако клятва в изначальном виде не давала права разглашать сведения никому кроме официального представителя императора, да и тому только после предъявления особой бумаги, коей у сладкой парочки не могло быть в принципе.
  Похоже, в выуживании сведений ключевым моментом является добровольное согласие жертвы на копание в памяти, а защиту клятвы постараются обойти на время, необходимое для извлечения интересующего их куска воспоминаний. После чего та превращается в овощ со вскипяченными мозгами, а маги спокойненько изучают данные. И ничего глупому недомагу не надо будет отдавать. То-то так легко удалось раскрутить Хируна аж на целых два полезных заклятья и выбить магическую клятву на соблюдение договоренности.
  Наконец, покончив с формальностями, не откладывая дело в долгий ящик, перешли к первому пункту договора - обучению принципам создания и построения заклинания 'Маска', позволяющему магу изменить собственную внешность на любую представленную, причем иллюзия накладывалась как частичная, так и полная. После довольно подробных объяснений и десятка демонстраций создания и наложения личины, убедившись, что запомнил все правильно, я дал добро на копание в собственной памяти.
  Меня пересадили в удобное кресло, которое до того занимал Хирун, а Майер принялся инструктировать.
  - Расслабьтесь молодой человек и главное ничего не бойтесь. Процедура мне хорошо знакома и сбоев не предвидится. - на мой скептический хмык, он лишь дернул бровью. - Я как-никак являюсь мастером в ментальной магии, и уж поверьте, имею огромный опыт в такого рода делах.
  Ну да, успокоил. А о том, что собираешься в наглую взламывать защиту, установленную дознавателем, ты почему-то скромно умолчал. Ладно, на этот случай и у меня найдется пара сюрпризов.
  - Готов? - получив утвердительный кивок, Майер положил ладони мне на затылок, - тогда приступим.
  Сознание резко ухнуло во тьму, изредка прерываемую сполохами пролетающих с огромной скоростью обрывков чувств и эмоций. Не будь я подготовлен к подобному тесным общением с дознавателем, моментально потерялся в царящей темноте, и не факт, что удалось потом очнуться. А так, я потянулся к одному из оставленных именно для таких целей якорю, резко замедлившему погружение и позволив мне остановить начавшийся распад личности. Майер явно не собирался церемониться, сразу же зафутболив мое 'я' в дебри бессознательного, чтобы не мешался под ногами при потрошении памяти на предмет интересующих его сведений. Практически точно так же работал и урод-дознаватель, что повышало мои шансы после окончания процедуры остаться в своем уме и при целой памяти. Главное, не дать гаду потревожить ключевые воспоминания, на которые настроена защита, иначе мои мозги превратятся в кашу.
  Надеюсь оставленные обманки сработают как надо, не зря же я мучился с ними так долго.
  Стабилизировавшись, потянулся к оставшимся якорям, потихоньку вытаскивая себя в область сознания, будто со стороны наблюдая за тем, как мою память словно сквозь сито просеивает чужая воля в поисках нужного. Так, главное сейчас, чтобы меня не заметили раньше времени и не отправили в очередное путешествие, из которого я могу уже и не вернуться.
  Тихими колокольчиками зазвенели нити защиты, установленные дознавателем, показывая, насколько близко к цели оказался Майер. Хотя надо отдать ему должное, работал он не в пример аккуратнее памятного урода, практически не причиняя вреда своими действиями, да еще и умудрялся мастерски обходить защиту, лишь чуть-чуть потревожив сигналки.
  Так, теперь аккуратненько подсовываем обманки надеемся на лучшее. Потянувшись сознанием к нужным слоям памяти, я как будто вновь оказался там, на стенах Пограничной, заново переживая все перипетии битвы, вновь ощущая страх и безнадежность, горечь потерь и отчаянную решимость продать жизнь подороже. Теперь главное не пропустить момент и подменить реальные воспоминания на ложные, чтобы не сработала защита.
  Чувствую, трудно мне придется, но я обязательно справлюсь, не могу не справиться, иначе все мои трепыхания и заигрывания с Хируном были зря. Сконцентрировавшись насколько это возможно, я с головой погрузился в события недалекого прошлого...
  
***
  
  - ...вот я и говорю - чушь это все! - гундосил плюгавый мужичок неопределенного возраста, непонятно как затесавшийся в ряды нашего сборного отряда. - не сможем мы такими силами с орками совладать!
  С победным видом оглядев окружающих, обладатель гнусавого голоса, вот уже битый час разглагольствующий о нецелесообразности этого похода соизволил наконец заткнуться, дав возможность сосредоточиться на чем-то ином, кроме желания прибить засранца за нудность и противный голосок.
  Вздохнув с явным облегчением, я смог в конце концов сосредоточиться на построении узора заклинания невидимости, никак мне не дававшемся. Постоянно что-то мешало сесть и спокойно разобраться со сложным трехмерным рисунком заклятья, состоящим из двух десятков автономных блоков, связанных единой энерголинией. А вот так впопыхах, на ходу, создаваемый узор рассыпался практически после первого же сложного участка. Вот и сейчас, чуть мерцающая энергетическая вязь рисунка расплылась в нечто бесформенное, не достигнув и двух третей положенного объема.
  Сплюнув, развеял получившееся недоразумение.
  Мне бы недельку-другую посидеть в тишине и покое, разбираясь со структурой заклятья, да где ж их взять? Не успев толком оклематься от копания в моей памяти Майера, чуть было не закончившейся потерей личности для одного самонадеянного идиота, провалявшегося после три дня в бессознательном состоянии, я угодил в цепкие лапы Ганца, жаждущего покрыть убытки, причиненные срывом поставок ценных эликсиров. Так что еще неделю пришлось ударными темпами создавать требуемое из длинного списка, выданного вместе с необходимыми ингредиентами, хмурым типом, являвшимся посредником в наших с кригсом делишках.
  Времени на изучение новых заклятий после ударного труда на благо империи и лично кригса Ганца, оставалось с гулькин нос. Поспать, да с часик позаниматься упорядочиванием мешанины сведений, что добыл из кристалла. На овладение новыми заклинаниями удавалось выкроить совсем чуть-чуть, сократив время сна. В итоге ходил не выспавшийся и жутко злой от неудачных попыток.
  Черт, да я даже со Свеном толком не поговорил, отговорившись сильной занятостью. Тот похоже сильно обиделся, но виду не показал, оставив все на моей совести. Видать не прошли бесследно копания в мозгах посторонних личностей, раз я стал таким черствым и эгоистичным.
  Виделись с другом мы теперь совсем редко, и извиниться за свое свинское поведение никак не удавалось.
  А тут еще как снег на голову грянуло объявление всеобщей мобилизации легиона для устранения угрозы в виде бесчинствующей на пограничных территориях орды орков.
  Не, если бы я не был столь уставшим и погруженным в собственные проблемы, то начавшуюся суету и пертурбации в лагере заметил рано или поздно, а там выяснил бы и причину. У того же Свена спросить мог. Но куда там! Мы ж занятые по самое не могу, некогда нам о мелочах думать.
  В итоге, поставленный перед фактом отъезда, мне оставалось лишь глупо хлопать глазами, а про себя материться на жадность кригса и собственную глупость, заставившую пойти на поводу жадного барыги в ущерб собственному развитию. За это время смог бы пусть кривенько, но изучить ту же невидимость, которая ой бы как пригодилась в грядущем сражении. Сделать ноги, например, в случае неудачного исхода битвы. Ну да чего уж теперь, будем обходиться тем что есть.
  Повздыхав на собственную глупость, вновь принялся за узор. Глядишь, пока доберемся до тех самых орков, будет хоть какой результат. Если конечно никто отвлекать не будет, покосился я на вновь затеявшего спор любителя поболтать.
  
  
***
  
  Поторапливайтесь, - недовольно рыкнул здоровенный детина из охранения, посторонившись и открывая проход наверх.
  Пришлось шустрее перебирать ногами, дабы не вызывать недовольства стража. Взобравшись на пригорок, с которого открывался замечательный вид на предстоящий театр боевых действий, я облегченно вздохнул. Все же крутоват подъем оказался, да еще и груз не из легких. Рядом пыхтел Свен, его грудь мощно вздувалась и опадала, показывая, что здоровяку тоже нелегко дался подъем.
  - Чего вы там копошитесь, как тараканы полудохлые? А ну-ка живо сюда! - Гнил в своем репертуаре, вон как глазки посверкивают, а гаденькая улыбочка нет-нет да и проскакивает на губах. Ведь именно из-за него нам пришлось в спешном порядке спускаться с крутого холмика и бегом добираться до обозов со снаряжением за заполненными стационарными накопителями, о которых сучонок как специально забыл предупредить заранее. Без проклятых накопителей, видите ли, не организовать надежную защиту, а без нее нельзя начинать магичить мастерам, а тут бой вот-вот должен начаться. Беда, одним словом.
  Кое-как уняв дыхание, мы почапали вперед, волоча за собой тяжеленные дуры запаянных в железо кристаллов.
  Установив кубы накопителей в места указанные Гнилом и активировав защиту, мы смогли, наконец, передохнуть. До начала атаки оставалось еще немного времени, так что ничто не мешало мне внимательно осмотреться.
  Наш отряд из трех десятков человек расположился на высоком холме, дающем прекрасный вид на широкую лощину, покрытую плотным ковром изумрудно-зеленой травки и заросшую по краям пологих склонов редким леском, в скором времени долженствующей стать ареной кровавой битвы. Ах да, забыл сказать! Сегодня состоится главное сражение с ордой орков и ключевая роль в предстоящей победе отводится магам и магии иллюзий в частности.
  Сейчас наше войско как раз выстраивалось в боевой порядок на одном из склонов. Вернее, меньшая его часть. Примерно две трети бойцов притаилось в лесу, под искусно наведенной иллюзией. Маги расположились аккурат за ними, сгруппировавшись по стихиям, сформировав некие сложные фигуры из большинства мастеров с грандмастером в центре и нескольких сотен магов поддержки, и который час уже усиленно что-то ворожили. Воздух аж звенел от пропитавшей все близлежащее пространство магии, по одежде находящихся в легком трансе магов изредка пробегали всполохи искр, впрочем, на это никто не обращал внимания.
  - Хватит прохлаждаться, пора за работу! - прозвучала команда, прерывая краткий отдых.
  Пора, так пора. Сейчас и узнаем, какой гениальный план сочинило родное командование и ради чего согнали до кучи всех имеющихся в легионе магов иллюзии, поместив чуть ли не на передовой.
  Люди на холме пришли в движение, выстраиваясь в хорошо мне известный по тренировкам порядок, формируя тройки, реже пятерки объединивших свои силы магов поддержки. Привычно заняв место слева от Гнила, я присоединился к общему каналу и приготовился к передаче энергии, не забыв перейти на магическое восприятие.
  - Начали!
  Перед Хируном и остальными мастерами стали возникать сложнейшие узоры заклинаний, что быстро увеличиваясь в объеме, начали сливаться с соседними, формируя невиданных размеров сложносоставное заклятье, что казалось, заняло все видимое пространство, не переставая усложняться и обретая все новые и новые контуры. Еще миг - и структура стабилизировалась, а от магов потекли пока еще слабенькие ручейки энергии, постепенно обретая напор и силу. Резерв исчез буквально за полминуты, прихватив еще и приличное количество жизненной силы, от чего я кулем повалился на твердую землю. Слабоват я все же для таких фокусов.
  Шевелиться не хотелось. Чуть прикрыв глаза, я разглядывал наливающееся силой заклинание. Неожиданно глаза резанула яркая вспышка, заставив на мгновение отвести взгляд, а когда я вновь попробовал рассмотреть формируемую структуру, то не увидел ничего. Рядом на землю со стоном опустился Свен:
  - Проклятье, все силы выжрала зараза, досуха.
  Интересно, что же это маги такое зафигачили, что большая часть живых батареек сейчас как и я валяются на земле, пришла в голову мысль, после осторожной попытки привстать и осмотреться. И где результат великой волшбы?
  - Боги всемогущие, ты посмотри на это, Лок! - Свен с ошарашенным выражением на лице тыкал пальцем в сторону холма, где находилось войско.
  Ну-ка, чего он там такого необычного углядел?
  Кое-как приподнявшись на подрагивающих руках, я посмотрел в указанном направлении. Мама дорогая! Вместо неполных четырех тысяч сейчас там находилось раз этак в пять большее число воинов, выстроившихся в аккуратные фаланги, наподобие римских. Впереди копейщики, с ног до головы облаченные в тяжелую броню, с длинными, окованными сталью копьями. За ними высились могучие щитоносцы с башенными щитами, зачарованными на прочность, и позади еще две когорты арбалетчиков с тяжелыми арбалетами. Смотрелось войско внушительно. Только откуда, черт возьми, взялось неожиданное подкрепление? Ведь не было вблизи никого. Неожиданная догадка кольнула мозг.
  Ну-ка, проверим кое-что.
  Врубив теневое зрение, я вновь посмотрел на появившуюся, словно из воздуха армию. Да, так и есть. Не словно, а из воздуха та и взялась. Ну и моря магии. Хирун сотоварищи создали иллюзию огромного войска, причем иллюзию объемную и вполне как я догадываюсь материальную. Нанести урон оно, конечно, не сможет, но вот реалистично погибнуть от лап орков вполне себе способно.
  Ай да отцы-командиры, задумали загнать глупых орков в ловушку с помощью подручной магам силы. Уважаю. Псевдо войско завлечет орков в мясорубку, а настоящее тем временем обойдет с флангов и вдарит в тыл неприятелю при поддержке артиллерии в виде боевой магии. Красиво получится.
  Только куда драпать нам, ведь орчин будут гнать аккурат в сторону нашего холмика. Я в очередной раз пожалел, что не успел довести до ума заклятье невидимости. Сейчас оно мне весьма пригодилось. Эх...
  - Орки, там орки! Боги всемилостивые, да их там тьма!!! - заголосил кто-то, вызвав нездоровое оживление и оторвав меня от раздумий над горькой судьбинушкой.
  Что он там орет? Орки? Так-с, поглядим на вражин. Я обратил взор в сторону противоположного склона.
  Ох ты ж...! Лучше бы не смотрел. Орков и впрямь оказалось охренительно много. Никак не меньше четырех, а то и пяти тысяч, сейчас черной рекой разливавшейся по краю лощины. Сердце стремительно ухнуло куда-то в пятки, а задница настойчиво сигнализировала о грядущих неприятностях огромных размеров, в которые ее хозяин умудрился вляпаться.
  Рядом матерился обычно невозмутимый Свен, не сдерживаясь в выражениях.
  В чистом поле, да с таким соотношением сил нам конец. Даже несмотря на помощь магов и хитромудрый маневр. Раскатают в блин и не заметят. Попали так попали...
  Нашарив ставшими непослушными пальцами поясную сумку и путаясь в завязках, все же смог извлечь маленький пузырек с темно-красной жидкостью. Умудрившись зубами выдернуть плотно сидящую пробку и не пролить ни капли зелья, я приложился к узкому горлышку, сделав внушительный глоток, мигом ополовинив содержимое.
  Ух, хорошо! По телу разлилось приятное тепло, изгоняющее слабость из мышц и заставляя организм вновь прийти в рабочее состояние. Не зря я с собой захватил запасец зелий на случай серьезной заварушки, ой не зря. Одно уже пригодилось. Дай бог, чтобы и остальные не понадобились.
  - На вот, глотни, сразу легче станет, - протянул пузырек Свену. Тот безропотно осушил флакончик, вернув пустую посудину.
  Пока товарищ удивленно прислушивался к своим ощущениям после употребления зелья восстановления, я поднялся на ноги. От былой слабости не осталось и следа. Хорошее зелье получилось, действенное. Не зря столько времени убил.
  Лавируя между сидящими и лежащими тут и там людьми, добравшись, наконец, до вершины холма я смог во всех подробностях разглядеть надвигающуюся на нас орду.
  От увиденного волосы на затылке стали дыбом, а сердце ухнуло куда-то вниз гулко бухая и отдаваясь звоном в ушах. Зрелище внушало...
  Трехметровые орки, с фигурами тяжелоатлетов, одетые в шкуры хищных животных поверх тяжеленных доспехов, сжимая в ручищах, бугрящихся от мышц огромные, под стать росту, стальные молоты и топоры, хищно поблескивающих в лучах солнца, с кажущейся неповоротливостью топали впереди. Только вот я видел, на что способны эти 'увальни' при столкновении. Без преувеличения, впереди выступала элита орочьих войск. Великаны составляли основной ударный отряд надвигающейся на нас лавины. Примерно три первых ряда.
  За ними шли их собраться помельче, вооруженные кто во что горазд, но все же с преобладанием железа в руках. Где-то треть от общего числа войск.
  Большую же часть текущей вниз по склону орды занимал молодняк, вооруженный в основном каменными молотами и деревянными палицами. Хотя нам это слабо поможет, если командование не придумает, как остановить первые ряды нападающих. Иначе наши войска сомнут и очень быстро уничтожат.
  А потом доберутся и до практически беззащитных магов поддержки. И не факт, что настоящие маги смогут что-либо противопоставить игнорирующей практически любое магическое воздействие орде.
  Дьявол, страшно-то как!
  Как легионеры умудряются идти в бой с таким грозным противником? Еще и убивать эти махины ухитряются. Хорошо хоть нам в атаку не идти. Правда и сбежать в случае чего не получится. Догонят и растерзают.
  А ведь твердил сам себе: учись Серега, в любой свободный момент. Совершенствуй навыки, пригодится. Нет же, расслабился на радостях, что выжил там, где многие сложили головы. Что ж, впредь будет мне наука не оставлять на потом то, что можно освоить уже сейчас. Будет, да. Если переживу эту битву...
  Пока я предавался невеселым мыслям, легион пришел в движение. Зазвучали сигнальные рожки, залязгало железо доспехов стронувшегося с места воинства, затрепетали флаги на высоко поднятых стягах. Безукоризненно ровные линии легионеров, чеканя шаг, двинулись навстречу противнику, разворачиваясь в боевой порядок. На острие атаки выходили те самые неполные четыре тысячи настоящих, не иллюзорных бойцов. Именно они примут первый, самый страшный удар орков.
  Гордо вскинув головы, передо мной маршировали смертники. Ведь шанс пережить эту битву будет лишь у немногих счастливчиков, которых не перемелет закованная в железо лавина. Два войска столкнулись примерно посредине лощины с гулким лязгом и грохотом, заглушившим на время стоны сигнальных рожков и боевой клич орков. Будто закованный в железо великан со всей мочи двинул бронированным кулаком в окованную металлом середину щита.
  Усиленное магией зрение позволило мне рассмотреть момент столкновения во всех кошмарных подробностях. При подсчете нападающих я, оказывается, серьезно недооценил их реальную численность. Судя по практически равному количеству воинов с обеих сторон, с учетом созданных при помощи иллюзии, против четырех тысяч легионеров выступало как минимум двенадцать, а то и все пятнадцать тысяч. Все, финиш... Шансов на победу, если не произойдет чуда - ноль.
  Удар элитного отряда орков, направленный точно в центр боевого построения был страшен. Несмотря на лес копий, выставленных навстречу нападавшим, зачарованную сталь щитов и доспехов, первые ряды копейщиков были буквально сметены в самом начале боя. Даже пронзенные насквозь десятками копий, получив смертельные раны, закованные в железо великаны рвались вперед, умудряясь забрать с собой на тот свет пару-тройку легионеров.
  Четкий прямоугольник фаланги дрогнул, прогнулся и откатился назад под бешеным напором, однако смог устоять, а дальше в действие вступила проверенная за годы столкновений тактика.
  Сомкнув ряды и выставив вперед лес копий, медленно но верно бойцы начали теснить потерявших напор орков, несмотря на потери. Место павшего бойца тут же занимал новый, не давая времени врагу вклиниться в образовавшуюся брешь. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть усилий - и орки дрогнут и обратятся в бегство.
  Однако не тут-то было. Закованные в железо гиганты все также рвались вперед не думая отступать, и несмотря на слаженную работу копейщиков с пугающей скоростью уничтожали воинов. От быстрого разгрома авангарда наших войск спасали лишь высокая выучка легионеров да относительно малое число этих 'танков'.
  Тем временем, основные силы противника, подтянувшись ближе, схлестнулись с выдвинувшимся вперед иллюзорным воинством. Вот здесь началась настоящая мясорубка. Не способные нанести урона копии гибли под ударами орков десятками и сотнями, заливая кровью травяной ковер.
  Лязг железа и крики умирающих заставляли волосы на голове вставать дыбом, а тяжелый запах крови и нечистот, доносимый легким ветерком, вызывал рвотные позывы. Буквально в паре сотен метров десятками гибли люди и нелюди. Жуткое зрелище...
  Не выдержав, я отвернулся. И узрел прелюбопытную картину.
  Мастера, до этого стоявшие спокойно и расслаблено, сейчас все как один застыли в напряжении, вскинув руки вверх и совершая странные манипуляции, словно бы перебирая пальцами невидимые струны. По лицу некоторых градом катился пот, у многих глаза закатились, а лица стали белее мела. Переключившись на магическое зрение и повернувшись в сторону ближайшего мастера, я смог увидеть причину этих метаморфоз.
  Структура заклинания, создавшего иллюзорную армию, более не была статична, а текла и изменялась, подчиняясь воле магов. Одни участки словно вспыхивали от вливания новых сил, другие же угасали и растворялись, образуя разрывы, грозящие разрушением всей конструкции. Вот эти то разрывы большинство магов и латало, 'сшивая' их собственной силой.
  Давалось это им явно нелегко. Меньшая же часть, включая и Хируна, руководила процессом преобразований, управляя действиями созданной армии.
  Словно опытные дирижеры, тончайшими импульсами силы, они меняли рисунок заклинания, подстраиваясь под текущую ситуацию на поле боя. Нематериальное воинство, послушное воле магов, бесстрашно шло вперед, разделившись на две части и охватывая орду с флангов, зрелищно погибая под ударами впавших в кровавый угар орков и выигрывая столь необходимое нашему войску время, чтобы обойти вражеские силы и ударить в спину.
  Увязнув в истреблении беззащитного противника, орки уже не обращали никакого внимания на потрепанный авангард, все еще сдерживающий мощь закованных в броню гигантов. Однако, если ничего не предпринять в ближайшее время, от боевого формирования ничего не останется. Слишком неравные силы сошлись в этом бою.
  Вторя моим дурным предчувствиям, небо начали затягивать свинцово-серые тучи, грозя в скором времени скрыть солнце, задул прохладный ветер, крепчающий с каждой минутой, вызывая легкую дрожь в теле и желание спрятаться от пронизывающих порывов.
  Почему денит* медлит? Пора бы уже отправлять войска в тыл противника, иначе орки добьют еще сопротивляющихся легионеров, а эффект неожиданности будет безвозвратно утрачен. Необходимо нанести удар в ближайшее время, пока орки еще заняты истреблением фантомов. Потом будет поздно.
  Словно услышав мои мысли, большая часть легиона, до того скрытая за наведенным мороком, пришла в движение. Но медленно, как же медленно! Таким темпом войскам ни за что не успеть выйти на позицию для удара в нужное время! Грязные ругательства так и просились на язык. Чем там начальство думает? Явно не тем, что носит на плечах. Так бездарно все профукать постараться надо!
  Пока я глазел на работу магов да мысленно костерил большое начальство, ситуация на поле брани изменялась не в лучшую для нас сторону. Стоило лишь вновь обратить взор на поле брани, как худшие мои опасения претворились в жизнь.
  Половина фантомного войска была уничтожена, от авангарда осталась хорошо если треть, и потери с каждой минутой только возрастали. Еще немного - и остатки войск дрогнут и обратятся в бегство, превратившись из грозной силы в охваченную страхом неуправляемую толпу, которую орки сомнут в момент. А подкрепления еще и половины нужного расстояния не одолели!
  Неужели нам конец?
  Мысль мелькнула и пропала, оставив после себя только пустоту. Я смотрел на истребление войска почти спокойно. Все эмоции куда-то пропали, оставив пустоту внутри, да горечь от столь бездарной траты стольких сил.
  Вот дрогнули до этого стройные ряды, пронзенные насквозь ударным кулаком орков, разрушившим четкие границы построения, и грозное формирование вмиг превратилось в жалкие ошметки охваченных ужасом людей, стремящихся оказаться как можно дальше от безумных берсеркеров, сеющих кровь и смерть.
  Большинство оставшихся в живых, побросав тяжеленные щиты и копья рванули назад, даже не помышляя о дальнейшем сопротивлении. Лишь жалкая горстка легионеров под командованием эндика* еще как-то держалась, не давая оркам спокойно вырезать удирающих.
  Но долго сопротивляться они не смогли.
  С последними лучами солнца, скрывшегося за чернильно-черными тучами, пало знамя легиона и полегли последние храбрецы, что пожертвовали собственной жизнью, чтобы дать товарищам возможность спастись, сбежать от этого ада.
  Призрачное воинство также было практически уничтожено, и повинуясь воле магов, остатки некогда могучих сил начали разбегаться в разные стороны, теряя по пути оружие и доспехи.
  Над полем битвы разнесся дикий вой и рык знаменующий победу орков.
  А движущиеся в обход войска тем временем преодолели лишь две трети необходимого пути, и ускоряться даже не подумали.
  Жалкая горстка выживших, из последних сил бежавших в нашу сторону, около тысячи бойцов, да несколько сотен находящихся в магическом трансе магов - вот и все, что осталось на пути десятитысячного войска, вкусивших крови орков.
  И их следующая цель - пара десятков магов, расположившихся на не столь уж и отдаленном холме.
  Пришла наша очередь умирать...
  
  
  Примечание: Денит - главнокомандующий. Командует легионом, наиболее родовитый военачальник.
  Эндик - опытный офицер, командует несколькими тысячами (обычно тремя-четырьмя тысячами).
  
  
  
  В небесах, затянутых непроглядной тьмой, сверкнула первая молния, гулкий рокот раскатился окрест, а ветер, до того трепавший волосы стих, словно испугавшись гнева небесного гиганта, недовольно ворчащего сверху. Над полем битвы на мгновение установилась звенящая тишина, предзнаменуя начало приближающейся грозы.
  Первые тяжелые капли сорвались вниз, забарабанив по активированному куполу защиты, разрушив хрупкую скорлупу тишины, заставив вздрогнуть и придти в себя. Сбросив оцепенение, охватившее меня при виде бегущего войска, стараясь не обращать внимания на воцарившуюся в рядах магов панику, я принялся быстро формировать узоры заклинаний, что не раз выручали в бою. Пусть шансов выжить практически нет, но сдаваться без боя я не намерен!
  Дождь что начался так неторопливо, буквально уже через мгновение превратился в грандиозный тропический ливень: стена воды, обрушившаяся с небес, практически скрыла от взора приближающееся войско, молнии сверкали все чаще и чаще, а от раскатов грома закладывало уши. Однако я продолжал запитывать заклятья, не отвлекаясь на буйство стихии и вопли перепуганных людей, мечущихся в ставшем ловушкой круге защитного купола. В возникшем хаосе островками спокойствия казались лишь мастера, управлявшие огрызками призрачного воинства, да редкие маги поддержки, не поддавшиеся всеобщей панике и трезво оценивающие ситуацию.
  Рядом плюхнулся на землю Свен, что-то сказав и махнув рукой за спину в сторону магов-стихийников, но очередной громовой раскат заглушил его слова. Пожав плечами и отрицательно мотнув головой, я продолжил заполнять очередной узор, про себя радуясь, что резерв у меня хоть и маловат, зато восстанавливается не в пример быстрее подавляющего большинства местных магов, что и позволяет сейчас подготовить парочку сюрпризов.
  - Да очнись ты, наконец! - расслышал я в краткий промежуток затишья, получив чувствительный тычок в спину, что чуть не сбил мне концентрацию.
  Повернувшись, я вопросительно уставился на Свена, столь бесцеремонно отвлекшего меня от подготовки к битве.
  - Хватит страдать херней, лучше глянь что стихийники творят! - возбужденно проорал он мне в ухо, тыча пальцем в сторону означенных магов.
  Нехотя повернувшись, больше чтобы отделаться от назойливого товарища, я посмотрел куда сказали. И ничего не увидел. Сплошная стена воды ограничила обзор до пары метров. И что же в таком случае так взбудоражило Свена? Явно ведь не неистовство стихии.
  Нахмурившись, я переключился на магическое восприятие.
  И едва не ослеп от буйства энергий, хлеставших от группы магов воды прямо в небеса, что превращались в вышине в гигантскую сеть, охватывающую дождевые облака над лощиной, что безудержно орошали землю нескончаемыми потоками воды. Так вот кому мы обязаны столь гигантским объемам осадков, выпавших в считанные мгновения!
  Подтверждая мою догадку, дождь до того неистово хлеставший по барьеру стих, лишь стоило прерваться потоку магической энергии. Стало возможным различить, что стройная фигура магического построения вдруг распалась на отдельные разрозненные фрагменты. Обессиленные маги, расползались в стороны, глотая зелья, многие просто падали от истощения там, где стояли. Маги поддержки, эти живые батарейки, составлявшие большую часть внешнего кольца, сейчас лежали вповалку, не подавая признаков жизни. Вяло копошились, пытаясь принять сидячее положение, от силы человек пять из семи десятков. Зрелище до жути напоминало греческую гекатомбу*, только здесь на заклание пошли не животные, а люди.
  Однако на этом сюрпризы от магов не закончились.
  Стоило распасться строю магов воды, как в действие пришли адепты земли, запустив неимоверно сложное сплетение форм титанических размеров, что рвануло в сторону лощины, мгновенно накрыв большую ее часть и погрузившись в почву. А от магов полноводной рекой устремилась собранная сила, заполняя гигантский узор заклятья, от чего он засветился, словно гигантская елочная игрушка, запульсировал, проникая все глубже, и вдруг словно взорвался, выпуская миллионы микроскопических усиков, что словно щупальца, опутали землю пушистым ковром.
  Поток энергии, прущий от магов, возрос еще больше, а затем в один момент прервался, выдав напоследок импульс для активации заклинания.
  Результат проявился практически мгновенно.
  Еще недавно незыблемая твердь, пусть и размокшая под действием ливня, внезапно превратилась под ногами орков в вязкий кисель, в который те моментально провалились, чуть не по пояс, и теперь бестолково барахтались, пытаясь вырваться из грязевого плена. Тех несчастных легионеров, кто не успел унести ноги достаточно далеко, постигла та же печальная участь. И лишь паре сотен самых быстроногих удалось вырваться из ловушки.
  Грозное войско орков влипло в почву лощины, словно муха в сироп и теперь могло лишь в бессилии выть и рычать, еле передвигая ноги в попытках выбраться.
  Разглядев столь удивительное зрелище, маги поддержки перестали в панике носиться в ограниченном пространстве барьера и разразились радостными выкриками.
  Правда, обрадовались они рановато. Хоть медленно и с трудом, но вражеское войско целенаправленно продвигалось вперед, и отступать от желанной цели отнюдь не собиралось. Только я почему-то испытывал абсолютную уверенность, что впереди орков ждет еще немало неприятных сюрпризов от показавших, на что способны при тщательной подготовке, магов.
  И не ошибся в своих ожиданиях. Хотя ливень прекратился, а гром стих, небо и не думало принимать былой вид, скрывая солнечный свет. Наоборот, облака на глазах наливались чернотой, оттеняемой лишь беззвучными вспышками грозовых разрядов, что пока стеснительно скрывались за темной пеленой. С каждым мгновением пульсация небес нарастала, яркие вспышки освещали поле битвы, порождая изломанные тени, что ложась на землю, превращали происходящее внизу в сюрреалистическую картину безумного художника.
  Прикрыв глаза от слепящих вспышек, я всмотрелся в небеса магическим зрением. И увидел. Превосходящую по размерам сплетение магов земли, а по сложности переплюнувшее все, что я до этого видел за свою недолгую практику мага, фигуру, что медленно кружила в небесах, мерцая мертвенно-белым светом.
  Миг - и собранная магами воздуха энергия в форме сложнейшего заклинания словно впиталась в облака, и буквально в ту же секунду с жутким грохотом в землю лощины ударила первая ветвистая молния. А спустя всего пару ударов сердца относительно крохотный клочок земли превратился в филиал ада - молнии начали лупить в землю не переставая, ослепляя бенгальскими вспышками разрядов, а от жуткого грохота чуть не полопались барабанные перепонки.
  Земля под ногами заходила ходуном, заставив упасть на колени. От мгновенно наэлектризовавшегося воздуха волосы встали дыбом и заискрили. И хотя в холм, на котором расположилась наша группа, не пришлось даже хиленького разряда, сквозь вроде бы непроницаемый защитный купол до нас дошли отголоски обрушившейся на землю силы, заставив испытать несколько неприятных мгновений. Мощь призванной стихии просто поражала воображение. Каково пришлось тем, кто находился рядом с эпицентром рукотворного Армагеддона, я даже не брался предположить. Кого не убило сразу ослепительными сполохами чистой энергии, получали разные по силе разряды электричества, прекрасно передававшиеся на большие расстояния по пропитанной влагой земле, заставляя бедолаг извиваться и корчиться в жутких муках.
   Вспышки молний выхватывали из тьмы ужасные картины воцарившегося внизу хаоса: раззявленные в жутком крике рты и пасти, вылезающие из орбит глаза и неестественно изгибающиеся под очередным разрядом тела, словно исполняющие безумный гротескный танец...
  Буйство энергий продолжалось недолго, всего десяток ударов сердца, однако собрало богатый урожай, буквально испепелив почти четверть войска орков и выведя из строя вдвое большее количество нападавших. Однако даже столь сокрушительный удар не смог сломить боевой дух зеленокожих бойцов. Стоило прекратиться последнему разряду, как пережившие атаку магов и ничуть не смутившись громадным потерям, орки вновь устремились вперед, практически преодолев грязевой плен. И количество надвигающихся на нас неприятелей с каждой секундой возрастало все больше и больше. Те, кого не убило молниями сразу или хорошенько не поджарило позднее, через какое-то время приходили в себя и вновь вставали в строй.
  Живучесть тварей просто поражала: выдержать мощнейший электрический разряд и спустя жалких пять минут вновь быть способным к сражению. Что ж это за монстры такие? И как они еще всю империю в пыль не раскатали с таким то сопротивлением к магическим атакам и невероятной жизнестойкостью?
  Первые малюсенькие ростки страха острыми коготками прошлись вдоль позвоночника и угнездились где-то в районе солнечного сплетения. Если их даже такая мощная атака не остановила, то сможет ли вообще хоть что-нибудь? Пока еще не сказали своего слова в битве самые сильные среди боевых, маги огня, но сможет ли их совместная атака остановить орду? Что-то я начал в этом сомневаться.
   И видимо не я один, поскольку утихшая было паника в рядах магов поддержки, вспыхнула с новой силой, грозя в скором времени вылиться в жестокую драку с кровопролитием.
  С трудом оторвав взгляд от надвигающейся орды, я все внимание обратил на плетущих сложную паутину заклинания магов огня.
  Мощные энергетические линии, идущие из центра построения магов вливались в постоянно изменяющийся узор сложносоставного заклятья, что завис буквально в паре сотен метров над лощиной. Линии узора находились в постоянном движении и будто бы плавились под напором вливаемой энергии, формируя сложнейший трехмерный рисунок насыщенно алого цвета.
  Хотя по сложности сплетений творение огневиков существенно уступало таковому созданному магами воздуха, но вот по энергонасыщению превосходило последний чуть ли не на порядок. Хотя чему тут удивляться, если магов огня в легионе было почти вдвое больше, чем всех остальных направлений магического искусства вместе взятых, а мастеров так и вовсе насчитывалось почти три десятка, не считая пятерки грандмастеров.
  Однако чего-то медлят товарищи маги, а орки тем временем все ближе подбираются к защитному куполу.
  Бросив взгляд в сторону надвигающейся орды, я убедился в собственной правоте на все сто: первым рядам орком до края защищенной магией площадки осталось каких-то жалких тридцать метров.
  Ну же, хватит медлить! Пора действовать, черт побери!
  Видимо так думал не я один. Спустя пару ударов сердца маги запустили в действие свое творение.
  Орда орков оказалась заключена в сформировавшуюся буквально за считанные мгновения треугольную призму, высотой около десяти метров, грани которой составляли потоки вишнево-красного пламени.
  Невероятный жар прокатившийся по лощине, ударил в лицо потоком горячего воздуха и моментально высушил холодный пот. Орки оказались заключены внутри гигантской пламенной ловушки, однако благодаря слабой чувствительности к магии имели неплохие шансы вырваться за ее пределы.
  Однако останавливаться на достигнутом маги явно не собирались. Очередной мощный энергетический импульс - и температура граней призмы резко подскочила, заставив те засиять ослепительно-белым светом, а сами они раздались в ширь достигнув толщины четырех-пяти метров. Сквозь такую толщу пламени даже оркам пробиться наружу будет практически невозможно.
  Под воздействием температуры в тысячу градусов, разлитая по земле влага моментально испарилась, окутав призму струями пара. Даже страшно было представить, что творилось внутри ограниченного призмой пространства. Орков не спасала даже их дубовая шкура: дикие вопли попавших под удар раскаленной водяной взвеси разнеслись далеко за пределы огненной ловушки. Я с ужасом наблюдал за бесплодными попытками орков прорвать огненный заслон и никак не мог заставить себя отвести взгляд.
  Вот очередная группа орков решается на прорыв. Массивные фигуры, набирая разгон бросаются на стену огня, перегородившую путь к свободе. Казалось, их стремительный бег ничто не способно остановить и задержать, однако лишь на первый взгляд. Едва переступив границу, фигуры воинов начинают таять и плавиться словно воск и спустя всего пару ударов сердца от грозных орков остается лишь жирный пепел, что закручиваясь воронкой поднимается вверх. Еще ни один смельчак, решившийся на штурм не смог живым преодолеть границу.
  Но то были лишь цветочки.
  Внутри призмы под действием потоков пламени выгорал сам воздух и в скором времени орки начали задыхаться от нехватки кислорода. Предчувствуя скорую гибель, все большее их количество бросалось в атаку на огненную стену, желая умереть в бою, а не бесславно сдохнуть, заключенным в огненную клеть. Смотреть на агонию орочьего войска стало просто невыносимо, и я малодушно отвернулся, закрыв глаза и постаравшись отрешиться от происходящего.
  Спустя непродолжительное время все было кончено. Многотысячная орда орков перестала существовать, оставив после себя лишь жирный пепел и тысячи обожжённых и ошпаренных трупов, да мерзкий запах сожженного мяса и кожи.
  Оставшихся недобитков, примерно восемь или девять сотен, ухитрившихся не попасть под удар магов, быстро уничтожили зашедшие с тыла легионеры. Благо внятного сопротивления, деморализованные практически молниеносной расправой над ордой, серокожие гиганты практически не оказывали. И хотя отступать они и не думали, однако атаковали вяло и словно по инерции, быстро погибая под слаженными ударами копий.
  Безоговорочная победа! Сбежала едва ли сотня орков, прорвавших оцепление в нескольких местах, однако их преследованием никто не утруждался. Да и зачем? Легиону еще предстояла куча грязной работы по упокоению некоторых слишком живучих тварей, а затем поиск раненых и убитых бойцов в той мешанине из ошметков тел, что осталась после магической атаки.
  Уже много позже, когда были отданы последние почести погибшим, а маги огня, поднатужившись, спалили то, что осталось от орков, стали известны результаты битвы.
  Легион лишился примерно четверти своего состава ранеными и убитыми. Многие маги заполучили серьезное истощение, на несколько недель, а то и месяцев лишившись возможности колдовать. Около двух десятков магов поддержки и вовсе отдали богам души, не успев вовремя разорвать контакт с интенсивно тянущими энергию мастерами.
  Погиб и Ланс, отправленный на передовую и до последнего сражавшийся рядом с эндиком против превосходящих сил. Последний из тех, кто выжил после штурма Пограничной в проклятых пещерах, несмотря на хитрые ловушки древних. А здесь вот не сдюжил наш бравый командир.
  После известия о гибели Ланса все остальные новости будто отошли на второй план, а в душе поселилась звенящая пустота. Пусть он не был мне другом, но пережитые совместно невзгоды сближают, и весть о гибели селена больно царапнула душу. Кроме меня не осталось больше никого из тех, кто одолел ад подземелий. И от этого стало вдруг так тоскливо и почему то одиноко, что лишь огромный вал работы, который на нас обрушил мастер Хирун, не дал мне погрузиться в пучины черной меланхолии, позволив встряхнуться и взять себя в руки.
  
***
  Неужели мы и вправду вернулись? Я шел по знакомой улице в расположении родного легиона, но все никак не мог поверить, что затянувшаяся на долгих три месяца кампания по устранению перешедших границу разрозненных отрядов орков наконец-то завершилась. Три долбанных месяца легион мотался вдоль границы, уничтожая многочисленные отряды серокожих ублюдков, что будто саранча разлетелись по пограничным городам и деревням, грабя и убивая, не оставляя после себя ничего живого.
  Но всему наступает конец. Закончилась и эта изматывающая гонка.
  В результате не прекращающихся стычек, численный состав легиона сократился примерно на треть, практически все маги поддержки находились в перманентном состоянии магического истощения, да и мастера, выкладываясь в ожесточенных схватках по полной, выглядели измождено, растеряв все свое высокомерие и лоск. О простых вояках и говорить нечего.
  Люди устали. Устали сражаться и проливать кровь, свою и чужую. Устали жрать безвкусные пайки, запивая их сырой водой и ночевать в чистом поле. Боевой дух бойцов, несмотря на победы постепенно падал. Даже возвращение контроля над Пограничной не прибавляло людям оптимизма, хотя с захватом крепости, поток прущих на территорию империи орков резко сошел на нет. Оставалось лишь додавить более-менее крупные отряды, все еще хозяйничающие по приграничью, а с мелкими группками уже вполне могли справиться дружины местных феодалов.
  В итоге, весть о прекращении боевых действий и возвращении домой после очередного кровавого сражения была воспринята легионом на ура. Подстегиваемые мыслями о нормальной кормежке и теплых постелях, в обратный путь люди кинулись чуть ли не бегом, за неделю преодолев дорогу, занявшую до этого вдвое больше времени.
  И вот, наконец, мы дома. Даже как-то не верится, что не нужно больше никуда срочно бежать посреди ночи, выжимать последние крупицы энергии из измученного тела, служа батарейкой для Хируна, мокнуть под дождем днем и мерзнуть от холода в сырой постели ночью. Только после таких вот встрясок начинаешь отчетливо понимать всю прелесть размеренного лагерного быта, без всяких там дурацких приключений на пятую точку.
  - Лок, ну сколько можно тащиться как черепаха, так мы и до вечера не доберемся! - вновь затянул старую песню Свен, буквально подпрыгивая на ходу от нетерпения.
  Лицо его, хоть и изможденное в результате постоянного истощения магических сил, буквально сияло от предвкушения. Ну еще бы ему не сиять, ведь он сможет наконец увидеться со своей ненаглядной, о которой беспрестанно грезил все три прошедших месяца. В отличии от мастеров, подмастерьев и учеников, остальных целителей рангом пониже оставили в лагере на производстве зелий, так что Свен не видал свою зазнобу аж целых три месяца, о чем и жаловался мне не реже пяти раз на дню, буквально достав своим нытьем. Такому спокойному и рассудительному парню буквально напрочь отшибало голову, стоило завести речь о возлюбленной. Влюбился друг всерьез и надолго, и что радовало, это чувство было взаимным. Ну хоть кому-то повезло урвать толику счастья в этом жестоком мире.
  - Что, не терпится Инку увидеть?
  В ответ друг лишь раздраженно фыркнул.
  - Ладно, не нервничай ты так, скоро уже будем на месте и сможешь бежать и миловаться со своей ненаглядной сколько душа пожелает, - не смог удержаться от того чтобы не подколоть друга.
  - Да ну тебя, - надулся Свен и ускорив шаг, устремился вперед.
  А я и не думал торопиться. Просто шел и наслаждался неспешной прогулкой, когда не надо никуда бежать, а можно просто идти не спеша, любоваться синевой неба и радоваться теплому солнечному деньку. Когда еще выдастся праздный день неизвестно, поэтому стоит насладиться отпущенными мгновениями сполна.
  Как я и подозревал, долго прохлаждаться нам не дали. Пара дней отдыха, и снова здравствуйте трудовые будни рядового мага поддержки. Правда, после трехмесячного рейда в приграничье рутинные обязанности были ничуть не в тягость, воспринимаясь скорее, как активный отдых, а не работа.
  После выматывающего марафона по накачке энергией творений мастера Хируна, когда я еле передвигал ноги от непреходящего магического истощения, мой резерв на удивление серьезно подрос, увеличившись больше чем вдвое, достигнув уровня слабенького мага поддержки. Не знаю, с чем точно был связан столь резкий прорыв, с постоянной ли работой на износ в течение длительного времени, или другой какой причиной, но данный факт не мог не радовать. Но что обрадовало намного больше, так это скорость восстановления, которая не только ничуть не упала, но, кажется, даже капельку подросла.
  Теперь мне становились доступны ранее неподвластные возможности по расширению собственного боевого арсенала. Да и с работой управляться стало проще, позволяя уделять больше времени на собственное совершенствование. И первым же делом я довел до ума заклинания невидимости и маски, столь опрометчиво оставленные на потом. У меня были большие планы на применение столь полезных заклинаний в деле повышения выживаемости одного глупого молодого мага.
  В общем, три недели с момента возвращения я провел с максимальной для себя пользой. Даже смог частично удовлетворить запросы Ганца, коршуном вцепившегося в возвратившегося поставщика ценных эликсиров, с длиннющим списком необходимых зелий. Еле удалось отделаться от слишком настойчивого кригса, самолично заявившегося на встречу и в ультимативной форме потребовавшего бросить все дела и взяться за срочный заказ. Выслушать конечно выслушал, поддакивая в нужных местах, да насколько мог вежливо послал того лесом, отговорившись плохим самочувствием и сильнейшим истощением. Списочек, правда, взял. Интересно ведь чего старый пройдоха желал с меня поиметь и какие лично мне с этого были выгоды. Доступ к ингредиентам у меня был, и буде возникнет такое желание, я вполне мог, в порядке так сказать отдыха от нудных тренировок, сбацать пару-тройку эликсиров из списка.
  В итоге три седмицы пролетели довольно быстро, и что самое главное очень даже продуктивно. А начало четвертой ознаменовалось не слишком приятным сюрпризом.
  Вестником грядущих перемен в этот раз выступил Свен, огорошив нежданной новостью.
  - Лок, ты слышал, всех более-менее опытных магов поддержки отправляют на переподготовку! - возбужденно выдал он, едва переступив порог.
  - Некогда мне было слухи собирать. - Поморщившись, я прервал создание заклятья водной плети, подсмотренное у одного мага на полигоне, и сосредоточил внимание на товарище. - Так кого там и куда отправляют?
  - Распоряжение командования легиона. Магов поддержки отправят в ближайший центр переподготовки и будут учить боевым заклинаниям! - выпалил товарищ на одном дыхании.
  - А ты-то чего тогда такой возбужденный? Или решил, что и тебя в этот центр загребут? Забыл, что магия иллюзий к боевой не относится?
  - В том то и дело, что берут всех, не смотря на предрасположенность к стихиям, - хитро прищурился Свен, - а уж кого и чему будут учить, там видно будет.
  Хм, интересно, что подвигло отцов командиров на такой шаг? Чую, ждут нас впереди большие неприятности, раз начальство решилось на столь беспрецедентное действо, как обучение батареек чему-то большему, чем парочке простеньких заклинаний да зарядке амулетов. Надо бы вызнать подробности да прикинуть, чем это может угрожать моим планам. А покуда расспросить поподробнее Свена.
  - Так ты надеешься оказаться в числе избранных? А как же Ина? Снова оставишь ее одну? Смотри, так и уведут твою ненаглядную, пока будешь пропадать неизвестно где по нескольку месяцев. - Вновь не удержался от того, чтобы не подколоть товарища.
  - Вечно ты со своими дурацкими шутками, - обиделся друг. - Больше ничего тебе рассказывать не буду, сам подробности узнавай.
  - Ладно, Свен, прости, это было в последний раз, - я примиряюще улыбнулся, - расскажи, пожалуйста, что еще тебе известно.
  - Хорошо, - вздохнув, произнес Свен. - Но смотри, ты обещал. Еще раз так пошутишь и одними разговорами уже не отделаешься. - Сжав свои здоровенные кулаки, он одарил меня многообещающим взглядом.
  - Да понял я, понял. Больше никаких шуток про ваши высокодуховные отношения. Все, нем как рыба, - я демонстративно прикрыл рот рукой.
  - То-то же, - смягчился друг. - Что ж, тогда слушай...
  Оказывается, пока я мотался по полигонам, шпионя за боевыми магами, да сидел в лаборатории, готовя зелья для кригса Ганца, а в рабочее время отмахивался от пустого трепа коллег, среди магов расползались слухи. Да и ладно, мало ли о чем на работе люди болтают в свободную минутку, только слухи те как-то незаметно стали явью. И вылились в тот самый приказ, о котором мне поведал Свен. Его сегодня зачитали на вечернем сборе, который я как обычно пропустил, смывшись пораньше на полигон, потренироваться да поглазеть на занятия боевых магов.
  Согласно оному приказу, всех магов поддержки, имеющих способности выше средних, следовало в десятидневный срок доставить в некий центр по переподготовке, расположенный примерно в неделе пути от расположения легиона, где означенные маги в течение следующих четырех-шести месяцев будут усиленно грызть гранит науки, овладевая практическими навыками в истреблении себе подобных с помощью магии. Список с подходящими кандидатурами канцелярия уже предоставила. Начальству следовало с ним ознакомиться и подать свои замечания и предложения в течение трех суток. В ту же тройку дней уведомить счастливчиков о предстоящих переменах в жизни и вручить полагающийся документ. А также обозначить место и время сбора для отбытия.
  Вот такие, если вкратце, новости.
  - Понятно теперь, почему ты такой взбудораженный. Уже, небось, прикидываешь, чему там тебя смогут научить, - подмигнул я Свену.
  - На твоем месте я бы тоже этим озаботился, - спокойно парировал друг, - твое имя прозвучало чуть ли не первым в списке.
  - Что?! И ты об этом только сейчас соизволил сказать?! - я аж поперхнулся от возмущения.
  - Не все ж одному тебе над другими издеваться, - ехидно усмехнулся этот гад, называющий себя моим другом.
  - С кем я связался на свою голову! - картинно схватился я за означенную часть тела. - Нет бы чему хорошему научиться у старшего товарища, а он привычку над другими подшучивать перенял.
  - С кем поведешься - от того и наберешься, - прозвучало в ответ. - Так ты, кажется, говоришь?
  Еще немного попрактиковавшись на мне в остроумии, Свен таки выложил все подробности того собрания, после чего шустро слинял к своей ненаглядной, делиться свежими новостями уже с ней. Я же, отложив запланированную тренировку, крепко задумался.
  Предстоящая переподготовка это конечно хорошо, но у меня на обучение имелись несколько другие планы, особенно в свете полученной из кристаллов, переданных Хранителем, информации.
  Я остро нуждался в знаниях о принципе создания заклятий, да и поискать упоминания универсальных форм в старых фолиантах да свитках не помешало бы. Однако я сильно сомневался, что нас будут в этом центре учить чему либо свыше пары-тройки необходимых заклинаний, да и библиотека там навряд ли имеется.
  Хотя чего гадать, надо все выяснить точно. Благо источник информации у меня самый что ни на есть компетентный - кригс Ганц, ведающий буквально обо всем, связанным с возможностью заработать деньжат.
  Значит решено. Двигаю на встречу с посредником, благо время самое подходящее. Сообщу о готовности очередной партии эликсиров, пусть забирают, а заодно и запрос на информацию передам. Хоть это и влетит мне в копеечку, но информация сейчас ценнее денег.
  Определившись с планами, я накинул на плечи легкую курточку и вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой до чертиков скрипучую дверь...
  
  
  
Оценка: 7.84*122  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Жасмин "Несносные боссы" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "1000 не одна ночь" (Романтическая проза) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Молодежная проза) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | Т.Михаль "Соколица" (Современная проза) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | К.Фави "Девственница для идеального чудовища" (Современная проза) | | А.Ардова "Мужчина моей судьбы" (Любовное фэнтези) | | А.Лакс, "Срок твоей нелюбви" (Современная проза) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"