Лобанов Андрей Владим: другие произведения.

Подвиг совершеннолетия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.14*11  Ваша оценка:

  ПРОЛОГ
  
  Они мчались сквозь Пространство, не зная преград. Играли в потоках излучений и гравитационных завихрениях, купались в их волнах. Чутко прислушивались к их звучанию, искали свои, ни на что другое не похожие "мелодии". Пронзали сгустки материи, искали в них то, ради чего были созданы Большим Взрывом. Ждали, не отзовётся ли излучение той единственной нотой, которая сообщит, что найдена ТА, которая позволит выполнить им их Предназначение. Чтобы откликнуться на этот зов, передать его тем, кто мчится следом, предупредить о том, что найдена ОНА, та, которая ждёт. И летящие следом находили её, проникали сквозь все преграды, чтобы пронзить ЕЁ, передать ТО, что они несут, предопределить развитие. Единое повсюду, где звучала одинаковая призывная нота. И ОНА разливалась по Вселенной. Единая там, где звучали одинаковые ноты, и разнящаяся для разных нот.
  
  ЧАСТЬ I
  
  "НЕБЛАГОДАРНЫЕ" ГОСТИ
  
  Пролог I части
  
  Южные границы России на Кавказе опять заполыхали. Огненный смерч обрушился августовской ночью на мирно спящий Цхинвал. Прямой наводкой по городу били реактивные установки "Град". Затем в город ворвалась бронетехника. "Цивилизованные страны" с благосклонностью взирали на восстановление "территориальной целостности" преданной им с потрохами "страны молодой демократии", с готовностью закрыв глаза на намерения этой "молодой демократии"полностью стереть с лица Земли два маленьких народа. В глобальной игре, где ставкой было безраздельное мировое господство, жизни десятков тысяч обычных людей ничего не значили. Их уже списали беспощадные "бухгалтеры" "цивилизованных" стран, присвоившие себе право решать за людей, где и как им жить, или не жить вообще.
  
  - 1 -
  
  Звено "старичков" Су-27 оторвалось от бетонки авиабазы и начало набирать высоту. Предстояло сопровождать разведчик Ту-22М в его полёте за Главным Кавказским хребтом. Теперь, после потери одного такого самолёта, разведчикаобязательно прикрывали истребители.
  
  Максим летел ведомым второй пары и старательно держал строй. Это был его второй боевой вылет. А всего какую-то неделю назад он стоял в строю выпускников военно-воздушной академии. На лётный факультет его взялитолько из-за редкой крепости здоровья, хотя ростом он был выше всех своих однокашников и в кабине истребителя чувствовал себя несколько стеснённо. И, как и многие высокие люди, он поначалу был нескладным и неловким. Но упорные тренировки дали результат. Появились уверенность в себе, координация движений, после тренажёров пришла сила. И Максим вдруг заметил, как стали бросать на него заинтересованные взгляды девушки, ещё полтора года назад равнодушно скользившие по нему глазами. Рост, стать и раздавшиеся плечи делали своё дело, хотя внешностью он особо не выделялся. Серые глаза, русые волосы, правильные, чёткие черты лица. Обычный молодой человек, каких много.
  
  Он бросил взгляд вниз через борт кабины. "Сухие" и "Туполев" шли с превышением друг над другом на больших высотах, и где-то впереди их ждал Кавказ. Мерный гул турбин двигателей убаюкивал, но Максим знал, как бороться с этой напастью. Взгляд на приборную доску, взгляд на экран локатора, взгляд за борт, где летят другие истребители, взгляд на самолёт-разведчик. И полная собранность, ни малейшего расслабления.
  
  Когда самолёты пересекли Главный Кавказский хребет, "двадцать второй" лёг в пологий вираж, направляясь к зоне боёв. Теперь начиналось самое трудное и опасное - они входили в зону действия ЗРК противника, которые обслуживали иностранные наёмники.И вскоре в наушниках шлема зазвучал предупредительный сигнал - бортовая аппаратура зафиксировала облучение самолётов станциями обнаружения ЗРК. Устройства радиоэлектронной борьбы мгновенно ответили, пытаясь "забить" работу вражеской РЛС помехами. Но вражеские операторы дело своё знали и умело отстраивались от помех. Максим только невольно чертыхнулся, поминая недобрым словом создателей ЗРК. Ведь эти "Бук" и создавались устойчивыми к массированному противодействию средств РЭБ противника - стран НАТО. А теперь они били практически по своим, по Су-27 и Ту-22М3, с которыми когда-то принадлежали к одной армии. Ещё Максим чертыхнулся из-за того, что сухопутчики и ударная авиация всё никак не могли накрыть позиции этих ЗРК. Расчёты умело меняли позиции после каждой стрельбы, не давая нанести удары вертолётам, штурмовикам и наземным силам. Поэтому каждый вылет продолжал таить в себе смертельную опасность.
  
  Самолёты продолжали полёт в безоблачном небе. И тональность сигнала резко изменилась. Максим весь подобрался. Теперь их сопровождали уже станции наведения ракет, а, значит, они были в зоне поражения. Аппаратура РЭБ работала на полную мощность, стараясь "забить" помехами каналы наведения ракет и не дать поразить им самолёты. Но надеяться на полный успех такой защиты было нельзя. Взгляд Максима заметался с индикатора обстановки на лобовом стекле на приборную панель, затем за борт кабины, снова на индикатор обстановки. Максим со злостью подумал о тех, кто так и не озаботился послать для прикрытия разведчиков самолёты с противорадиолокационными УР. Начальство высокомерно бросило фразу, мол, вам нужно, вы и договаривайтесь о таком прикрытии. Словно речь о поездке на рынок шла. Поэтому сейчас враг расстреливал их безнаказанно.
  
  Вражеский ЗРК ударил сразу несколькими двухракетными залпами. Отметки вражеских ЗУР резко появились на индикаторе боевой обстановки на лобовом стекле. Аппаратура РЭБ на Ту-22М3 работала на полную мощь, и первый залп удалось отвести в сторону. Две ракеты с дымными шлейфами промелькнули в стороне. Ту-22М3 лёг в вираж, выполняя противозенитный манёвр, Су-27 тоже закрутились в воздухе, пытаясь "сорваться" с сопровождения их РЛС наведения. Но с ЗУР следующих залпов ни помехами, ни виражами справиться не удалось.Огненная комета ЗУР вынырнула снизу и нацелилась на Ту-22. Максим увидел её крем глаза. И его сознание ещё не успело осознать, что это такое, а руки и ноги уже сработали на автомате. Его Су-27 заложил сумасшедший вираж и в мгновение ока оказался между ракетой и самолётом-разведчиком. Он успел опередить вражескую ракету на доли секунды и "перехватить" канал наведения ракеты, отражённый от разведчика сигнал на себя. Ракета вильнула в его сторону, и Су-27 мгновенно оказался в зоне действия радиовзрывателя. Огненный клубок взрыва вспух вблизи от самолёта Максима, истребительсодрогнулся, застонал просто по-человечески, кабина заполнилась дымом. Максим инстинктивно рванул рукоять катапульты, его выбросило из кабины, закрутило в воздухе. И в этот момент "Сухой" взорвался, превратился в огненное облако. И следом словно бы десятки, сотни раскалённых игл вонзились в ноги, живот и грудь Максиму. Последнее, что он успел заметить, был охваченный пламенем купол его парашюта. И провалился во мрак.
  
  
  
  
  - 2 -
  
  Сознание возвращалось к нему медленно, рывками. Он словно плыл по волнам, то, поднимаясь, то опускаясь. Словно сквозь туман проступали какие-то лица, склонявшиеся над ним, его сжигал огонь в груди и животе, он чувствовал металл, извлекавший из него другой металл. Потом опять забытье. Вновь проблеск сознания, вновь тупая, ноющая боль, снова сквозь туман какие-то лица над ним, переплетения каких-то трубок и изгибающихся металлических стержней. И снова забытье. Окончательно Максим пришёл в себя в какой-то палате. Это было непонятно. Ведь если горел купол парашюта, то падать ему предстояло несколько тысяч метров. Как он выжил? Странно. Но для начала надо осмотреться. Осмотреть себя, если удастся головой пошевелить.
  
  Так, руки в бинтах, но гипса и прочих приспособлений, что используют при переломах не видно, к венам подсоединены какие-то трубки. Грудь, живот и ноги в каком-то необычном покрытии, из него тоже выходят трубки и провода. Но это не гипс. Он попробовал пошевелить ногами и руками, но у него ничего не получилось. Боль была не сильная, но ноги и руки были чем-то стянуты, прикреплены к ложу. Максим бросил взгляд вокруг. Палата без окон, только светильники на потолке и стенах. И какое-то необыкновенное медицинское оборудование. Ни в одной санчасти стоек с такой аппаратурой ему видеть не доводилось.
  
  Дверь палаты с мягким звуком ушла в сторону, и в палату вошёл немолодой мужчина. Первым делом он подошёл к приборной стойке, от которой к Максиму тянулись провода и трубки. Некоторое время он изучал экраны на стойке, затем удовлетворённо хмыкнул, кивнул и подошёл к Максиму. Склонился над ним, быстро, но аккуратно ощупал грудь, живот и ноги Максима. Ещё раз хмыкнул и произнёс несколько фраз на незнакомо языке. Максим, несмотря на уколы боли, сразу насторожился. И внимательно присмотрелся к незнакомцу. Ничего восточного в нём не было. Хотя чёрт его знает, из каких краёв у "страны молодой демократии" врачи могут быть. Мужчина одобрительно похлопал его по плечу, нажал кнопку на стойке. В палату вошла миловидная женщина средних лет. Она взяла со стойки что-то вроде пистолета, соединённого со стойкой гибкой трубкой, приложила "пистолет" плечу Максима, нажала на кнопку. Максим почувствовал лёгкий укол. И через какие-то секунды он вдруг почувствовал, как его окутывает сон.
  
  Несмотря на то, что он спал большую часть времени, само время тянулось мучительно долго. Особенно угнетала неизвестность, где он, и кто эти люди. Неужели он в руках врагов? Но странно, что с ним никто не общался, кроме пожилого мужчины и женщины средних лет. А по идее, супостаты должны были уже его трясти по полной программе, вызнавая необходимые им сведения.
  
  Но однажды всё изменилось. Мужчина вошёл к Максиму. Внимательно осмотрел его. И внезапно заговорил с ним по-русски, с чудовищным акцентом, порой запинаясь и подбирая слова.
  
  - Сейчас уже опасность для ваша жизнь нет. Вас спасать было очень трудно. Много осколков. Но хорошо, что вас успеть поймать, когда вы падать. Иначе лечить было бы нельзя. Даже я - Несто, главный врач "Орланг" - не мог бы собрать вас после такой удар. После такой удар человек не выжить.
  
  Максим с интересом слушал врача. Интересно, куда он попал? И почему не поступить по-простому: не привести переводчика? Но свои сомнения он оставил при себе, решил выждать, что будет дальше. Хотя его очень заинтересовали слова о том, что его поймали.
  
  На следующее утро доктор пришёл не один. Вместе с ним пришёл мужчина лет сорока, немного выше среднего роста, с чуть резковатыми, правильными чертами лица. Одежда его была необычной. Это был комбинезон с незнакомыми нашивками и знаками различия, подчёркивавший атлетическое сложение человека. Обут он был в необычные высокие ботинки на толстой рифлёной подошве. На поясе висела открытая кобура, как у ковбоев Дикого Запада, в ней покоился необычного вида пистолет. Причём стрелял он явно не пулями.
  
  Человек остановился в двух шагах от койки Максима.
  
  - Моё имя - Вернон, - старательно выговорил он. - Я - начальник безопасность "Орланг". Мы спасти вас, когда вы падать вниз. Вы быть ранены. Мы не враг вам. И вам надо уметь говорить. Вам дадут шлем. Он учить говорить. Пятнадцать дней - и вы говорить на наш язык.
  
  - И зачем такие сложности? - искренне удивился Максим. - Переводчика не могли найти, что ли?
  
  - Учить говорить, всё знать, - ответил Вернон.
  
  - Ладно, уважим хозяев, - согласился Максим. - Раз уж вы меня с того света вытащили, постараюсь вас не огорчать отказом. Когда первый урок?
  
  - Прямо сейчас, - ответил Несто.
  
  Максим осмотрел шлем, это была целая конструкция, с внутренним экраном, с наушниками, с проводами и круглыми присосками с круглыми металлическими пластинами внутри. С помощью Несто он надел шлем, прикрепил к вискам присоски.
  
  Учёба с помощью шлема была очень утомительной. Глаза болели от мелькавших перед ними кадров изображения. А в ушах стоял шум от неустанного звучания слов и фраз. Изображение то едва плелось, то мчалось галопом. И слова и фразы тоже, то замедляли своё бормотание, то превращались в скороговорку. На ночь, вернее на то время, когда свет тускнел как в сумерках, Максиму дали какой-то напиток, от которого его сразу же потянуло на сон. Но шлем с него не сняли и бормотание продолжилось.
  
  Так прошло почти десять дней. И в какой-то момент Максим вдруг стал с удивлением замечать, что начинает понимать, о чём бормочет Несто, когда стоит у стойки аппаратуры. Это открытие было ошеломляющим. Рушилась стена, отделявшая его от врача, от его помощницы, от Вернона. Понимание нарастало лавинообразно. В каких-то три-четыре дня. Сначала это понимание было смутным, потом вполне сносное, и, в конце концов, вполне приличное.
  
  - И какие у меня перспективы? - рискнул испытать своё знание языка Максим.
  
  - О, прекрасные, - рассмеялся Несто. - Рад вам сообщить, что вы абсолютно здоровы. Даже жалко вас отпускать, для меня и Йонги было делом чести вытащить вас почти с того света. Вы были просто нашпигованы осколками. Просто чудо, что они не попали вам в сердце и голову.
  
  - И что меня ждёт дальше?
  
  - Вас переведут в другую каюту...
  
  - Каюту?
  
  - Да, ведь вы же на корабле. И в новой каюте вы встретитесь со своими соотечественниками.
  
  - Соотечественниками?
  
  - Да. Вы же не единственный гость на "Орланге". Вам всем предстоит быть представленными Властительной Наследнице Роймине.
  
  - Кому? - опешил Максим.
  
  - Властительной Наследнице Роймине. Она возглавляет наш полёт на "Орланге".
  
  Максим озадаченно потёр подбородок. Да, без стакана не разберёшься.
  
  - Я что-то не понял. Что за полёт? Почему корабль?
  
  - Вы всё узнаете в своё время.
  
  - Ну, чёрт с вами, переселяйте.
  
  Ему принесли одежду - удобное и практичное бельё, точно такой же, как у Вернона и Несто комбинезон, только без знаков различия, ботинки и поясной ремень. Максим быстро оделся. У двери его ждал высокий светловолосый человек, офицер, судя по погонам. Он молча указал Максиму в дальний конец коридора. Максим двинулся туда, но вскоре упёрся в дверь, перекрывавшую коридор. Офицер коснулся рукой панели управления, и дверь ушла в сторону. Они прошли дальше, свернули в боковой коридор. Прошли почти до самого его конца и остановились у боковой двери. Офицер опять коснулся рукой панели управления, дверь ушла в сторону. Провожатый Максима жестом предложил ему пройти в дверь. Максим шагнул и дверной проём, остановился и осмотрелся.
  
  Каюта была средних размеров. Справа полузакрытая дверь вела в душевую. Слева такой же, как и душевая, стенной шкаф. Вдоль стен стояли четыре койки в два яруса, рядом с каждой из них тоже находился небольшой шкафчик.
  
  На звук открывающейся двери оглянулись двое молодых людей. Один был темноволосый, темноглазый, с округлым приятным лицом, с чуть выступающим вперёд подбородком. На вид ему было лет двадцать. Второй был лет двадцати трёх. Коротко стриженные светлые волосы, чёткий овал лица, с правильными, чуть резковатыми чертами, внимательный взгляд серых глаз.
  
  Максим с интересом рассматривал своих будущих соседей.
  - Командир, а вроде ничего сосед, - сказал темноволосый.
  
  - Скрупулёзно подмечено, - согласился светловолосый.
  
  - Ёжкин кот! - ахнул Максим. - Свои!!!
  
  - Ё-моё!!! - в один год возопили оба и вскочили на ноги. - Нашенский!!!
  
  Максим утонул в их объятиях. Минут пять царил полный сумбур, объятия, несвязанные восклицания, невпопад вопросы, такие же ответы. Успокоились они не сразу, лишь, когда представились друг другу со всей родословной. Темноволосого звали Виктором, светловолосого - Ильёй. Илья был старший лейтенант, а Виктор - сержантом-сверхсрочником из Сухопутных войск. Они с огромным удовольствием помогли Максиму устроиться в каюте.
  
  - Вы-то как здесь оказались? - спросил Максим. - Я на истребителе летал, меня ЗРК завалил неподалёку от Цхинвала. Катапультировался, а тут "Сухой" рванул. Изрешетило меня. Не знаю, как и жив остался.
  
  - А мы из миротворческого батальона, что в Цхинвале стоял, - отозвался Илья. - Когда пришлось прорываться вместе с беженцами, я с Витюхой остался прикрывать с тылу. Ну, на полдороги "генацвале" и накрыли нас обоих залпом прямой наводкой. Ранений особых не было, но контузило крепко, да ещё обломками какими-то придавило. В общем, оказались мы под завалом. И собрались уже "генацвале" нас из огнемёта поджарить, да только вдруг, словно какой-то купол опустился. "Генацвале" словно подкошенные попадали. Да и мы следом тоже отключились. Очнулись уже здесь, на "Орланге". Что за корабль, почему корабль - не понятно. Моря не чувствуется, потому как качки нет. То ли под землёй находимся, то ли на дне. В общем, дело ясное, что дело тёмное и без стакана разобраться невозможно.
  
  - Постой, - вмешался в разговор Виктор, - я тут прикинул, выходит, что Максдолжен был с приличной высоты гробануться?Тысяч семь метров, самое малое...
  
  Максим озадаченно потёр подбородок. Он ведь как-то не задумывался над этим фактом.
  
  - Выходит, что да, - неуверенно произнёс он.
  
  Наступило молчание.
  
  - Это кто же нас в гости пригласил? - после долгой паузы произнёс Илья. - И куда, спрашивается?
  
  - А, самое главное, зачем? - добавил Максим.
  
  - 3 -
  
  На следующее утро, хотя время суток приходилось определять только по часам Ильи и Виктора, в дверь постучали. В каюту вошли двое. Одного, как сразу вспомнил Максим, звали Вернон, он называл себя начальником службы безопасности. Вторым был представительный мужчина средних лет, весьма импозантно одетый.
  
  - Позвольте представиться, - склонил голову незнакомец. - Креспо, Смотритель установлений и этикета двора Властвующей Семьидомена Айдороио. Сопровождаю Властительную Наследницу Роймину в Подвиге Совершеннолетия.
  
  Максим, Илья и Виктор переглянулись. Это становилось интересным, какой-то подвиг совершеннолетия.
  
  - Вы были спасены и доставлены на борт "Орланга", чтобы быть удостоиться высокой чести быть представленными Властительной Наследнице Роймине, - продолжил он. - Но прежде вам предстоит пройти курс обучения этикету, чтобы вы по незнанию не нанесли оскорбление Её Высочеству.
  
  - А за каким чёртом мы должны быть представлены этой Роймине? - пожал плечами Максим. - И вообще, кто вы такие, и что такое "Орланг"?
  
  - Это будет входить в программу обучения этикету, - ответил Креспо. - Вас ознакомят со всем, что вам необходимо будет знать.
  
  - И когда начнётся обучение? - спросил Илья.
  
  - Немедленно. Прошу вас пройти с офицером, который ждёт вас за дверью каюты. Каюта, это потому, что "Орланг" - корабль Властительной Наследницы.
  
  - Тогда почему же нет качки? - поинтересовался Виктор. - Раз корабль, значит, по волнам плывёт. Или вы на мёртвом якоре?
  
  - Следуйте за офицером, и вы всё увидите, - ответил Креспо.
  
  Максим, Илья и Виктор переглянулись, и только пожали плечами. Потом дружно встали и вышли в коридор. Там их ждал молодой офицер.
  
  - Я - Горо, лейтенант службы безопасности, - представился он. - Следуйте за мной на обзорную палубу.
  
  Они прошли по коридору, поднялись вверх на лифте, миновав несколько палуб, и вышли в широкий коридор, перекрытый двустворчатой дверью. Горо коснулся рукой панели управления, и створки разошлись в разные стороны. Максим, Илья и Виктор шагнули в коридор и отшатнулись. Они оказались перед бездной абсолютной, бархатистой черноты. И эта бездна золотилась россыпями точек, необычайно ярких, отчётливо видимых на фоне этой бархатной черноты.
  
  - Что это? - ошеломлённо прошептал Максим.
  
  - Открытый Космос, - бесстрастно произнёс Горо. - Мы на обратной стороне спутника вашей планеты.
  
  Не веря своим глазам, Максим и Илья шагнули вперёд, вытянув руки. И упёрлись в прозрачную преграду. Она поднималась от самой палубы и отделяла коридор от безвоздушной бездны.
  
  - Уф-ф, - с облегчением перевёл дух Виктор. - У меня поджилки тряслись, пока вы к этому стеклу шли...
  
  - Это не стекло, - поправил Горо. - Это прозрачная броня.
  
  Максим, Илья и Виктор не могли оторвать взгляда от вида, отрывающегося перед ними, старались уловить в россыпях звёзд очертания знакомых созвездий. И у них в душах нарастало смятение. Где они? Действительно ли перед ними Космос? Зачем их собрали на этом "Орланге"? И почему рядом с ними такие самые люди, как и они сами? Неужели эти люди пришли откуда-то из глубин Вселенной? Они боялись поверить в это.
  
  - Чтобы вы окончательно убедились в том, что вы на спутнике своей планеты, пройдите за мной, - сказал Горо.
  
  Они спустились вниз на лифте, на этот раз на самые нижние палубы, и оказались в большом отсеке, его боковые переборки занимали ниши с необычными скафандрами. Горо подошёл к нескольким техникам, проверявших точно такой же скафандр на контрольном стенде, и перебросился с ними несколькими словами. Один из техников оставил стенд и отошёл в сторону к нише. Там стояли сразу три скафандра.
  
  - Это ваши скафандры, - сказал Горо. - Сейчас вам покажут, как их надевать, и помогут облачиться. Но впоследствии вам придётся много тренироваться. Чтобы каждый из вас мог самостоятельно облачаться в скафандр по соответствующей команде.
  
  Надеть на себя скафандр оказалось делом довольно-таки мудрёным. Забраться в него и застегнуться было просто, сложнее, намного сложнее было правильно включить все системы скафандра. Горо пояснил, что доверить всё одной кнопке или клавише не целесообразно, точно так же как и полностью довериться процессору автономной системы управления, поскольку в Космосе бывают совершенно непредвиденные ситуации. Поэтому одной клавишей включаются лишь две системы жизнеобеспечения - температурный режим и подача кислорода. Всё остальное включается при надевании с помощью панели управления внутри скафандра на грудной части, а контролируется и корректируется с помощью панели управления на левой руке.
  
  Когда Максим, Илья и Виктор облачились в скафандры, их проводник, давно уже надевший свой скафандр, провел их в коридор, и они оказались в небольшом отсеке перед массивной дверью. Горо коснулся рукой панели управления, дверь ушла в сторону, и они оказались ещё в одном просторном помещении. Это был бокс с техникой, в нём стояли несколько вездеходов на широких гусеницах или же на ажурных колёсах как у лунохода. С обеих сторон бокса, у самых переборок, стояли два танка.
  
  Горо провёл к одному из вездеходов, указали на места в открытом кузове, за первым рядом сидений, где располагалось место водителя. Водитель уже ждал их. Горо сел рядом с водителем, а Максим, Илья и Виктор разместились сзади.Над воротами бокса замигали сигнальные лампы, в наушниках прозвучал короткий диалог между Горо и постом управления. И послышалось какое-то шуршание, сопровождающееся лёгким гудением.
  
  - Мы откачиваем воздух, - пояснил Горо. - Это очень расточительно выбрасывать каждый раз в Космос воздух, когда открываем ангар с техникой. Когда идёт интенсивная работа, тот отсек, что перед дверью бокса, служит кессонной камерой, из него или откачивают воздух, или же, наоборот, заполняют его воздухом, в зависимости от того, входит или выходит человек.
  
  Над воротами бокса горели уже все сигнальные лампы. И ворота пошли в стороны. Максима, Илью и Виктора поразила резкая граница между светом, падавшим из отсека и темнотой снаружи, вне светового конуса. Словно обрубалась граница света, никакого рассеяния или полутонов. Они не сразу догадались, что в вакууме нет рассеивания света, поэтому граница и столь резкая.
  
  Водитель плавно тронул вездеход с места. Машина мягко скатилась по аппарели и оказалась на поверхности планеты. Максим, Илья и Виктор во все глаза вглядывались в окружающую их картину. Но разобрать хоть что-то было совершенно невозможно. Горо перегнулся с переднего сидения, показал, как надо управляться с панелью управления на левом предплечье скафандра. И на шлемах вспыхнули небольшие прожектора. В их свете, по сторонам от вездехода, перед ошеломлёнными друзьями проносились покрытая многочисленными оспинами поверхность, припудренная лунной пылью, зубчатые гребни неровностей почвы, бархатная чернота расселин.
  
  - Посмотрите вперёд, - оторвал их от созерцания поверхности планеты голос Горо.
  
  Максим, Илья и Виктор взглянули вперёд. И опять испытали потрясение. Далеко впереди на поверхности планеты лежала чёткая кромка, отделяющая свет от тени. Они приподнялись на сидениях. Эта кромка приближалась. И становилась всё понятнее, что это грань между тёмной и светлой сторонами Луны. Но ещё более их потряс другой вид. Вид голубой планеты висящей на чёрном небосклоне.
  
  - Земля, - с трудом выдавил из себя Илья.
  
  Они заворожёно смотрели на свою планету, на свой мир. Странным было смотреть не на глобус, а на самую настоящую Землю. Белая пелена облаков, покрывающая часть планеты, знакомые очертания материков и океанов. Максим, Илья и Виктор смотрели и не могли насмотреться. Даже в самом удивительном сне им не могло привидеться, что они будут вот так смотреть на свою Землю. И все трое, не сговариваясь, попытались отыскать на голубой планете свои родные места. Но Земля была обращена к Луне американскими континентами.
  
  Они потеряли ощущение времени. Невозможно было оторваться от созерцания этой необычной картины. И лишь лёгкое покашливание Горо вернуло их к реальности.
  
  - Извините, но для первого раза достаточно, - сказал офицер "Орланга". - У вас ещё будет время вдоволь налюбоваться своей планетой.
  
  Горо кивнул водителю, и тот развернул вездеход и направил его обратно к кораблю. Но при этом сзади у него из микросопел ударили струи какого-то газа. Над поверхностью взметнулись облака лунной пыли, медленно оседая затем в слабом притяжении спутника Земли.
  
  - Эта сторона спутника вашей планеты обращена к ней, - пояснил Горо. - Газ из сопел взвихрит пыль, и она скроет следы. Конечно, от близкого взгляда их не укроешь, но телескоп обмануть можно.
  
  Вскоре они оказались вблизи корабля. В неясном свете далёких созвездий, и отражённого света Земли, едва рассеивающих абсолютную темноту, слабо серебрилась громада, поражающая воображение. Неправильных очертаний, она возвышалась над поверхностью на несколько десятков метров,а в длину имела уже сотни метров. Создавалось впечатление, что какой-то хищный зверь весь сжался перед прыжком.
  
  - Это "Орланг", - пояснил Горо.
  
  Максим, Илья и Виктор вздрогнули. Казалось, что Горо читал мысли.
  
  - Не пугайтесь, - в голосе Горо послышалась усмешка, - просто вы так привстали в своих сидениях, что нетрудно было догадаться, что вы всматриваетесь в корабль.
  
  Вездеход легко взбежал по аппарели в бокс, и за ним закрылись ворота. Зашуршал подаваемый воздух, вспыхнул свет, и вокруг машины засуетились техники, а Горо направился к дверям, не удосужившись даже сделать хоть какой-то знак своим спутникам. Максим, Илья и Виктор поспешили за ним, и оказались в отсеке, где за час до этого облачались в скафандры. К ним тут же подошли техники и помогли избавиться от снаряжения.
  
  Горо, дождавшись, когда Максим, Илья и Виктор освободятся от скафандров, направился к лифту. Они поднялись на лифте, прошли по коридору и оказались ещё в одном большом отсеке. Там было несколько рядов полукруглых столов, оснащённых мониторами и клавиатурой.
  
  - Садитесь, где вам удобно, - сказал Горо и отошёл в угол, где имелся ещё один терминал управления. - Сейчас вы увидите наши миры.
  
  Максим, Илья и Виктор уселись в кресла. Горо коснулся клавиш на своём терминале, и тут же начала светиться одна из переборок отсека. Она словно растворялась, и проступало изображение. Оно было трёхмерным, буквально осязаемым, создавало эффект присутствия.
  
  На экране возникла панорама космоса. Казалось, что только протяни руку, и можно будет коснуться проносящейся рядом короны звезды или астероида. А затем появились картины удивительных, разнообразных миров. Мелодичный женский голос начал рассказ.
  
  - Для удобства вашего понимания, при обучении нашему языку специально были использованы понятия, тождественные вашим терминам империя и домен для обозначения государств нашей державы. На звёздном небе Земли империя Антой располагается в спиральной галактике, принадлежащей к звёздной структуре, именуемой в земной астрономии созвездием Треугольника. Галактика, в которой находятся звёздные системы империи, несколько меньше, чем находящаяся поодаль такая же спиралевидная галактика, но значительно больше нескольких соседних, и имеет большее число миров пригодных для жизни, чем многие аналогичные звёздные сообщества, - красная стрелка указателя показала на россыпь засветок на чёрном своде неба. - Миры империи расположены на более чем на ста планетах, пригодных для жизни. Кроме империи Антой в галактике есть ещё около пяти тысяч миров, пригодных для жизни людей, но только триста двадцать два из них населены людьми, а ещё более полуторатысяч - разумными существами иных рас. Остальные миры не имеют разумной жизни.
  
  Объединение в крупные сообщества жизненно необходимо не только из-за угрозы столкновений с другими гуманоидными и негуманоидными расами, но и из-за нахождения достаточно близко ещё одной галактики, в пять раз более крупной, чем галактика империи, где имеются мощные государственные образования людей и иных разумных рас, уже давно вышедших в межзвёздное пространство. Эта галактика именуется на Земле Туманностью Андромеды. Наибольшего развития в той галактике достигли гельды, тоже являющиеся одной из рас людей.
  
  - Невероятно... - прошептал Максим, потрясённый словами, что и в Туманности Андромеды тоже есть люди.
  
  - Империя Антой состоит из восьми доменов, которые когда-то добровольно объединились в империю. Доменывсегда перечисляются в порядке убывания их величины и могущества: Айдороио, Айнор, Арайя, Агмар, Аретан, Арадон, Атаоро и Аргао. Каждой доменом правит своя Властвующая семья. И эти же семьи образуют Имперский Дом. Император поочерёдно выдвигается из Властвующих Семейдоменов и утверждается тайным голосованием всех членов Имперского Дома. Право голоса член Властвующей Семьи получает в шестнадцать лет, но для этого он должен свершить Подвиг Совершеннолетия. Время свершения подвига - между четырнадцатью и шестнадцатью годами жизни.
  
  Законодательной властью Империи является Имперский Совет, состоящие из Имперского Сената и Имперского Собрания. В Имперский Сенат входят по пятьдесят сенаторов от каждой домена, а в Имперское Собрание - три тысячи представителей, избранных от равного числа граждан империи каждый.
  
  Над императором и законодательной властью стоит Высший Имперский Совет, в который входят все члены Властвующих Семей, свершившие Подвиг Совершеннолетия. Именно Высший Имперский Совет окончательно утверждает все законы. Но и он не всесилен. Сенат и Собрание могут преодолеть его вето тремя четвертями голосов.
  
  - Оригинально, - пробормотал Илья. - Блин, на америкосов похоже...
  
  Рассказ сопровождался иллюстрацией. Зрителей переносили из одной звёздной системы в другую. Жёлтые, жёлто-зелёные и зелёные светила, планеты, живые и мёртвые. Живые, где был освоен каждый клочок земли и дикие миры, где поселенцы делали только первые шаги. Но наибольшим потрясением для Максима, Ильи и Виктора было подтверждение того, что в этих далёких мирах обитали люди. Они были не просто похожи на людей, это были именно ЛЮДИ! И это была не звёздная экспансия из одного центра, род человеческий возник сразу на многих планетах. И люди эти имели полную генетическую совместимость не только между собой, но и с людьми Земли. Точно так же гельды из Туманности Андромеды - статные, златовласые, с голубыми, карими или зелёными глазами - тоже были людьми. Это было поразительно, потрясало до глубины души, не умещалось в сознании, казалось невероятным, но было правдой. Голос за изображением утверждал, что люди Земли и люди империи Антой - абсолютно совместимые расы, с полной генетической идентичностью.
  
  У Максима, Ильи и Виктора голова шла кругом от всего увиденного и услышанного. Казалось, что они в кинозале на 3D сеансе смотрят фильм из эпопеи "Звёздные войны" или "Звёздный путь". Особо потрясла их панорама мира, который был назван Престольным Миром Империи. Струящиеся реки и зелёные луга, девственные леса, в промежутках, между которыми вздымали свои небоскрёбы редкие города, столичный город, уступами вздымавшийся по обрывистым склонам с низин на горное плато, с которого струились через город бесчисленные каскады водопадов.
  
  Затем открылась картина Престольного Мира Айдороио. Обозрение шло с северной полярной зоны на юг, как понял Максим. Четыре материка, разделённые океанами. Ледяные приполярные пустыни, зона северных лесов, зона лесов умеренного пояса, южная полоса с лесостепями и степями, тропики, саванны, экваториальная зона, южные тропики, южная средняя полоса, южные леса, опять приполярные пустыни. Очень похоже на Землю, но только нет тропических пустынь. Отсутствием пустынь обитатели миров должны были быть благодарны тёплым океанским течениям и горным хребтам на материках, вздымавшимся практически в центре каждого континента.
  
  Максим, Илья и Виктор с удивлением заметили, как на Престольном Мире Айдороио сохранена природная среда. Там почти не имелось промышленных зон, только сельскохозяйственные угодья. Откуда же такие высокие технологии? Ответ они получили, когда увидели промышленные зоны на других планетах звёздной системы, непригодных для развития жизни. Эти промзоны потрясали. Огромные защитные купола, радиусами в десятки километров укрывали их от безжизненного Космоса. От куполов к выработкам полезных ископаемых под поверхностью планет тянулись многочисленные разветвлённые тоннели, или же тоннели, заключённые в трубы, были уложены по поверхностям планет.Ещё одним способом добычи полезных ископаемых были астероиды, все планеты с промышленными зонами имели множество площадок для космических буксиров, доставляющих астероиды с металлами или водяным льдом.
  
  Затем обозрение вернулось на обитаемую планету, в столицу. Этот город был чисто функциональным. Чувствовалось, что когда-то его строили именно как столицу. И во всей красе были показаны дворцы Властвующей семьи. Они резко отличались от окружающих их зданий, поскольку явственно несли отпечаток былых эпох. Удивительное переплетение старинной архитектуры и новейших пристроек.
  
  Широкие трассы города и его окрестностей были заполнены обтекаемыми, с зализанными обводами машинами, мчавшимися с сумасшедшими скоростями, но при этом чутко и мгновенно реагировавшими на малейшие изменения обстановки на дорогах. Воздух был заполнен летательными аппаратами. На ум сразу пришло наименование "флаер". И действительно, аппараты имели куцые крылья, но свободно держались в воздухе, выделывали умопомрачительные виражи.
  
  Появилась картина внутренних убранств дворцов Властвующей Семьи. Роскошь парадных залов сменялась довольно-таки аскетичной обстановкой личных покоев членов Властвующей Семьи. Вслед за убранством дворцов появились портреты всех членов Властвующей Семьи. Надо было отдать должное, что Властвующая Семья отличалась броскостью и эффектностью внешности женщин и девушек, и мужественностью облика мужчин. Отличительной чертой семьи были удивительно белокурые волосы, просто снежной белизны, хотя сразу было видно, что это не седина. У женщин и девушек волосы были очень длинные, густые и собранные в замысловатые причёски, которые скрепляли золотые диадемы, богато инкрустированные драгоценными камнями. И резким контрастом с белокурыми волосами были тёмные брови и тёмные глаза у всей Властвующей Семьи.
  
  - Властительная Наследница Роймина, - громко и торжественно сказал Горо, когда на экране появилась худая, достаточно высокая и несколько нескладная девчушка лет четырнадцати.
  
  Обликом Властительная Наследница была вся в свою семью. Аккуратный носик, тонкие и изящные черты лица, удивительно глубокие тёмно-карие глаза, изящно изогнутые тёмные брови. Девчушка уже была красивой, и обещала ещё расцвести. Хотя, конечно, со временем могли произойти изменения, ведь девчушке ещё было расти и расти. Несколько портил впечатление надменный и заносчивый взгляд Властительной Наследницы. Но, возможно, это было возрастное, как у всех подростков.
  
  Экран начал меркнуть.
  - На сегодня для вас хватит, - сказал Горо. - Завтра вы начнёте изучать этикет, чтобы не нанести оскорбление Властительной Наследнице.
  
  - А на, кой чёрт вам всё это нужно? - выразил общие мысли Виктор.
  
  - Ваш мир лежит в другой галактике, - ответил Горо. - Подвиг Совершеннолетия будет заключаться в приведении вашего мира под эгиду империи.
  
  Максим, Илья и Виктор кивнули, но их нехорошо удивило слово "эгида". Уж не собирается ли империя наложить лапу на Землю? И это заставило их внутренне насторожиться.
  
  - 4 -
  
  Их обучение продлилось две недели по времени "Орланга". Максим, Илья и Виктор уже успели заметить, что сутки на "Орланге" были чуть длиннее, чем на Земле, по часам Максима они длились двадцать четыре часа тридцать девять минут и сорок восемь секунд. Помимо всего прочего во время ознакомительных лекций им показали и несколько различных кораблей военного космического флота, начиная с лёгких одноместных истребителей и заканчивая огромными линкорами. Эти корабли особо впечатляли. В поперечном сечении они имели ромбовидную форму со скруглёнными вершинами углов. В горизонтальном сечении они напоминали соединённые основаниями треугольник и трапецию. А в продольном сечении они напоминали соединённые основаниями полуовал и трапецию. И там, где полуовал носовой части переходил в трапецию кормовой, высилась ступенчатая коническая башня, увенчанная большим шаром. Точно такая же башня находилась и в нижней части корабля. Обе башни располагались примерно на одной трети длины корпуса от кормы и двух третей - от носа. Орудийные башни имели куполообразную форму и располагались в носовой и кормовой части корпуса. В носовой части башни располагались на закруглении полуовала с превышением одна над другой, что позволяло концентрировать точки прицеливания воедино. В кормовой части башни располагались вблизи двух главных ступенчатых башен. По бортам находилось несколько казематов с такими же орудиями, что и в башнях. Помимо этих орудий главного калибра имелись и пушки меньших размеров, для самообороны. Орудия явно стреляли не снарядами, а использовали какой-то вид лучевой энергии. Тяжёлые крейсера имели сходную с линкорами архитектуру. Особенностью всех тяжёлых кораблей было то, что они никогда не опускались на поверхность планет. В отличие от крейсеров-рейдеров, наподобие "Орланга". К огромному удовольствию Максима ему позволили попробовать силы на тренажёре истребителя. Пилотирование имело свои особенности по сравнению с самолётом. Самым трудным было свыкнуться с мыслью, что за бортом "Орланга", в космосе потеряют смысл привычные понятия верха и низа. И придётся держаться искусственного горизонта, когда за него принимается плоскость эклиптики звёздной системы. Всё время требуется держать в уме, что зелёная линия на экране индикации обстановки в пространстве или лобовом бронестекле кабины - это и есть плоскость эклиптики, но при этом совсем не обязательно приводить её к нижней кромке экрана индикации.
  
  Затем последовало изучение воинского этикета. Это было не сложно, главное - это уяснить, какое звание у флота и армии Антой соответствовало званиям на Земле, и всё сразу же встало на свои места. Куда сложнее было освоить дворцовый этикет. Для людей Айдороио всё это было само собой разумеющимся, но не для людей Земли. Креспо - Смотритель установлений и этикетаВластительной Наследницы - измучался с ними троими. Но всё же постепенно этикет переставал быть для них тайной за семью печатями.
  
  Перед ними приоткрыли и тайну их спасения. Разведывательно-высадочный катер с "Орланга" таился в небольшом ущелье в горах Кавказа. И самолёт-разведчик, прикрываемый Су-27, был обстрелян ЗРК прямо над катером. От командира катера, возглавлявшего разведывательную партию, не укрылось, что Су-27 принял на себя удар ракеты для спасения тяжёлого самолёта-разведчика. И он успел использовать особое силовое поле, чтобы не позволить лётчику упасть без парашюта. Но когда командир катера увидел, как изранен лётчик, то понял, что без экстренной помощи тот умрёт. Максима немедленно поместили в медицинскую капсулу катера, и тот сразу же стартовал.
  
  Увидев во всех деталях своё падение, Максим невольно вытер холодный пот со лба. Да, если бы он приложился бы с такой высоты об землю, мало бы что от него осталось, даже стервятникамнечем было бы поживиться.
  
  С Ильёй и Виктором всё было почти точно так же. Их бой произошёл буквально в трёхстах метрах от укрытия другого разведывательного катера "Орланга". И когда десантники оказались во вражеском окружении, командир катера, опасаясь, что будет обнаружен, использовал нейтрализующий купол, чтобы обездвижить землян. Но потом решил не оставлять двух отважных бойцов, самоотверженно прикрывавших отход своих товарищей и беженцев, на растерзание врагу и взять их к себе на борт. Когда катер стартовал, то "генацвале", придя в себя, уже никого не обнаружили.
  
  Максим, Илья и Виктор попытались выяснить, кто из командиров катеров их спас, чтобы найти и поблагодарить за спасение, но Горо только пожал плечами и сказал, что ничего особенного в этом нет. Поэтому Максим, Илья и Виктор решили не настаивать, но при случае всё же выразить свою благодарность.
  
  Помимо обучения этикету и ознакомления с кораблями империи, им показали и кое-что из оборудования "Орланга", научили, как облачаться в скафандры при аварийной тревоге, когда не будет помощников, как это было в первый их выход из корабля. Показали и кое-какое оружие. Бластер изгнал последние сомнения, что они не на Земле, что всё происходящее - не мистификация.
  
  Вскоре они совершили и первый самостоятельный пешеходный выход на поверхность Луны, Горо проводил их только до отсека с выходным шлюзом. В скафандры одевались на время, инструктор удовлетворённо кивнул головой. Затем быстро бросил взгляд на стойку с контрольными приборами, там горели зелёные огни на всех табло, все системы скафандров работали нормально. Они прошли в выходной кессон, дождались, когда откачают воздух, и вышли на поверхность Луны, в лунный день. И невольно замерли, не решаясь ступить на поверхность спутника Земли.
  
  Всё вокруг заливал солнечный свет. Без атмосферы он был особенно ярок. Никаких полутеней, чёткие границы. Вокруг "Орланга" лунная пыль была вся испещрена следами вездеходов, на этой стороне Луны, никогда не обращающейся к Земле, гости не заботились о сокрытии следов своего пребывания. Чуть в стороне стояли два небольших корабля, от которых к "Орлангу" тянулись толстые рукава гибких трубопроводов и кабелей.
  
  Максим, Илья и Виктор, отойдя шагов на сто, обернулись, чтобы ещё раз взглянуть на "Орланг". В свете дня корабль предстал во всей красе. Это была громада! И он действительно походил на припавшего к земле перед прыжком зверя. Чуть вытянутая вперёд "голова" с "клыками" - орудийными установками, мощное "тело" корпуса, могучие "лапы" - посадочные опоры. Был и скрученный "хвост" - двигательные установки.
  
  В темноте корабль показался им чуть большим, чем он был на самом деле. Но всё равно его размеры впечатляли, словно огромный линкор или авианосец перенесли с земного океана на Луну. А орудийные стволы в носовой, вынесенной вперёд, башне, в бортовых установках и в установках на кормовом возвышении не оставляли сомнения, что корабль способен принять участие в бою.
  
  - Тысяч сто пятьдесят тонн, - пробормотал Илья. - Это как пить дать, если не более.
  
  Мимо них прокатился вездеход, загруженный какими-то контейнерами. Максим, Илья и Виктор переглянулись. Похоже, велось какое-то строительство. Они обогнули посадочную опору и увидели ещё одну аппарель из выходного шлюза. По аппарели скатывался очередной вездеход.
  - Эй, что стоите, - окликнул их водитель, когда они приблизились к аппарели, - садитесь, пешком до монтажной площадки будете полдня добираться, - и он указал на задние сидения вездехода.
  
  Они быстро уселись в вездеход, водитель тронул его с места, и машина ходко побежала по укатанной колее. Она вела к разлому в кратере, в котором стоял "Орланг", протискивалась через его теснину, бежала по обширной равнине, с возвышающимися кое-где зазубренными скалами, затем ныряла в узкое ущелье в гребне, окаймляющем ещё один кратер, из света во тьму, петляла там. Фары вездехода высвечивали из тьмы то стену, то обломок скалы с острыми, зазубренными краями, то выступ скалы. Препятствия появлялись из мрака внезапно, и казалось, что машина должна неминуемо наскочить на одно из них, но водитель уверенно огибал все выступы и обломки. Было видно, что он не первый раз едет по этой дороге.
  
  Ущелье закончилось внезапно, и вездеход вырвался на открытое пространство. В центре кратера возвышалась ажурная конструкция, метров пятнадцати высоты, а рядом с ней стояла лебёдка с длинной стрелой и копошились человек десять из экипажа "Орланга". Вездеход остановился неподалёку от конструкции.
  
  - Что сидите? - обернулся водитель. - Помогайте разгружать!
  
  К вездеходу подошли ещё три человека, вместе с Максимом, Ильёй и Виктором разгрузили контейнеры с грузовой платформы, оттащили их к конструкции. Судя по обилию кабелей, по конфигурации, это была какая-то система связи. В центре стоял массивный цилиндр, с раскинутыми в стороны решетчатыми панелями, и к нему сходились все кабели. Скорее всего, это был энергоблок и блок управления. Монтажники работали быстро и умело, и конструкция буквально на глазах обрастала новыми секциями.
  
  - Эй, ребята, вы что застыли, как изваяния? - окликнул троих землян знакомый водитель вездехода. - Заснули? Аварийную партию ждёте? У вас же малые блоки жизнеобеспечения. Не хватит запаса пешком добраться до корабля. Быстро садитесь!
  
  Максим, Илья и Виктор опять озадачено переглянулись. Никто не говорил им о том, что блоки жизнеобеспечения у скафандров разные. Пожалуй, не стоит рисковать. Они погрузились в вездеход и отправились в обратный путь. Без груза машина бежала легко, подпрыгивая на каждой неровности грунта. А малая сила тяготения делал прыжки вездехода долгими и плавными.
  
  - Когда вся эта возня закончится? - внезапно спросил Максим у водителя.
  
  - Да дней через десять - пятнадцать, - беспечно отозвался тот. - Активную зону загрузят, энергоблок пустят, и всё заработает.
  
  - С кем связь будем держать?
  
  - Э-э, ребята, вы что, из артиллеристов? Это же привод маяка дальней навигации. Чтобы от нас можно было прямо в эту систему отправляться, без промежуточных коррекций курса. Далеко ведь всё же.
  
  - И по одному приводу маяка будем выходить?
  
  - Нет, конечно же. Ещё один привод на последней планете этой системы поставили. А третий будем ставить на ближайшей к светилу планете. Вот там намучаемся в скафандрах высшей защиты.
  
  - Понятно, - сказал Максим.
  
  Хотя понятного было очень мало. Их Землю собирались привести под эгиду. Причём не просто привести, а поставить здесь приводы маяка, которые будут выводить корабли прямо к планете. Но мнения обитателей Земли почему-то спросить не удосужились. Насильственное осчастливливание. Железной рукой загоним человечество к счастью. Не спрашивая желания.
  
  Они высадились с вездехода у аппарели. И направились к своему выходу.
  
  - Эй, ребята, а вы куда? - удивился водитель.
  
  - Да мы там инструмент оставили, когда стволы обслуживали, - нашёлся Виктор. - Не бросать же на поверхности.
  
  - А, подбирайте, - кивнул головой водитель.
  
  Когда они оказались в каюте, Максим, ничего не говоря, набросал на листе бумаге свои соображения и дал почитать Илье и Виктору. Илья согласно кивнул головой, а Виктор даже присвистнул.
  
  - Что будем делать? - написал Илья.
  
  - Может, спросим в лоб, с кем они на Земле собираются контачить? - добавил строку Виктор. - Когда под эгиду будут приводить...
  
  - Сначала попробуем спросить намёком и посмотрим, как они ответят, - написал Максим. - Если начнут вилять, тогда и решим, как поступить.
  
  Он аккуратно разорвал лист бумаги на мелкие кусочки и бросил их в мусорный ящик.
  
  - А пока будем ждать аудиенции, - уже вслух сказал Максим. - Посмотрим, что это заВластительная Наследница, и с чем её едят.
  
  - 5 -
  
  Окончательная подготовка к аудиенции у Властительной Наследницы заняла два дня. Креспо буквально вымотал их, заставляя раз за разом повторять полный титул Властительной Наследницы, множество раз напомнил, чего категорически нельзя делать в её присутствии.
  
  Накануне дня аудиенции им принесли парадные одеяния, напоминающие военную форму одежды. Максиму одеяние понравилось. Тёмно-синее, оно походило цветом на цвет его формы ВВС. Материал, из которого была сделана форма, был лёгким и приятным на ощупь. Когда они оделись и посмотрели на себя в зеркало, впечатление было весьма благоприятным. Лёгкие ботинки с высоким берцем на шнуровке, брюки прямого покроя, заправленные в ботинки, куртка навыпуск, белоснежная рубашка с галстуком.
  
  - Погоны бы ещё, - хмыкнул Илья. - Непривычно, такие мундиры, а погон нет, только петли.
  
  Офицер "Орланга", принесший форму, кивнул, достал из кармана погоны и протянул их Максиму, Илье и Виктору.
  
  - Здесь такие же знаки различия, какие были у вас двоих, когда мы вас подхватили, - сказал он Илье и Виктору. - А для вас Максим, пришлось сделать погоны как у Виктора, надеемся, что мы не ошиблись...
  
  - Вот это уже совсем другое дело! - обрадовался Виктор. - Хоть я всего лишь и сержант, но приятно, чёрт возьми, когда свои погоны на плечах!
  
  - Спасибо, что повысили меня в звании, - усмехнулся Максим. - Если можно, уберите вот эти звёздочки, я пока ещё только лейтенант...
  
  Офицер "Орланга" быстро отцепил по одной звёздочке с каждого из погон, и Максим прикрепил на куртку свои лейтенантские погоны, Илья - старшего лейтенанта, а Виктор - сержантские.Вечером они привели каждый свою форму в порядок, и улеглись спать, совершенно не беспокоясь о том, как завтра будут представляться Властительной Наследнице.
  
  Утром на Креспо было больно смотреть. Он нервничал, не находил себе места. А трое землян наоборот, не испытывали никакого волнения.
  
  - Мы готовы, - сказал Илья, когда все приготовления были закончены.
  
  Креспо и Горо повели их по коридорам корабля. Впервые трём гостям разрешили подняться на верхние палубы. Помещения на этих палубах были отделаны с особой роскошью, все ручки на дверях были с позолотой, сами двери тоже были отделаны золотом, над каждой дверью, ведущей из отсека в отсек и в каюты, висели золотые орнаменты с гербами домена, инкрустированные драгоценными камнями. Но за очередной дверью коридор стал предельно аскетичным. Они прошли шагов сорок и оказались на небольшой площадке, куда выходили несколько дверей от коридоров и лифтов. Одна дверь была больше остальных.
  
  - Это Центральный Командный Пост, - объяснил Горо. - Средоточие всех систем управления корабля. Там же проходят представления гостей "Орланга" Властительной Наследнице.
  
  Его слова перевал гонг.
  
  - Вас ждут, - шагнули к дверям Горо и Креспо.
  
  Двери Центрального Командного Поста медленно пошли в сторону. Максим, Илья и Виктор вступили в этот мозговой центр управления кораблём. Это было впечатляющее помещение. Вдоль боковых переборок поста тянулись рабочие места операторов различных систем управления, над ними метрах в трёх от палубы тянулась галерея, где тоже располагались операторы. Всю противоположную от двери переборку занимал огромный стереоэкран. Перед экраном находился большой полукруглый терминал с несколькими пультами и креслами перед ними. А позади полукруглого терминала располагалось возвышение с креслом с высокой спинкой, на подлокотниках кресла располагалось несколько небольших панелей с экранами и клавиатурой. Сейчас это кресло было развёрнуто к двери.
  
  Когда трое землян вошли, на них сразу обратились десятки взглядов. Операторы Поста с интересом рассматривали необычных гостей. Рядом с креслом на возвышении стояли несколько человек, по виду старшие офицеры корабля, к ним же присоединился и Креспо, а Горо отошёл чуть в сторону, где стояли пять или шесть человек в полном боевом облачении и с короткоствольными бластерами на ремнях через плечо. Максим, Илья и Виктор без труда догадались, что эти молодцы из службы безопасности Вернона. А сам их начальник стоял в шаге за спинкой кресла на возвышении.
  
  Кроме Креспо у возвышения стояли ещё двое мужчин, не относящиеся к офицерам корабля. Колючими, враждебными взглядами они буквально пронзали Максима, Илью и Виктора. А прямо рядом с креслом стояла стройная и изящная девушка лет восемнадцати, симпатичная и миловидная, с большими голубыми глазами и короткой стрижкой светлых волос.
  
  Хотя Максим, Илья и Виктор знали, что Подвиг Совершеннолетия должен быть свершён до шестнадцати лет, всё же было удивительно видеть в кресле девчушку лет четырнадцати-пятнадцати. Она уже вступила в тот возраст, когда начинает исчезать детская угловатость и появляется девичья плавность и округлость. Но её детский по сути дела возраст невозможно было скрыть. Хотя Властительная Наследница всячески старалась принять величественный и надменный вид.
  
  Пышные и густые белокурые волосы девушки были собраны в замысловатую причёску, скреплённую зубчатой золотой диадемой с вкраплённой в неё россыпью драгоценных камней. Одета Властительная Наследница была в длинное белоснежное платье, напоминающее древнегреческий хитон, платье оставляло открытыми руки и шею девчушки, в талии платье было перетянуто широким поясом, так же расшитым золотом и обильно украшенным драгоценными камнями. Платье было длинным и почти достигало палубы, и из-под него выглядывали туфельки, тоже расшитые золотом и драгоценными камнями. На плечах у Властительной Наследницы была короткая прозрачная накидка. Максим едва сдержал улыбку, даже в далёкой-далёкой галактике люди знатного происхождения всячески старались подчеркнуть своё богатство и там тоже золото и драгоценные камни были символом богатства.
  
  - Если с этой фифы драгоценности и золото ободрать, то можно новёхонький истребитель прикупить, - тихо произнёс Максим.
  
  - Да ещё какой! - согласился Илья.
  
  - А какая красотуля рядом с этой наследницей стоит... - восторженно прошептал Виктор.
  
  Креспо сделал страшные глаза, заметив, что земляне перешёптываются. Максим, Илья и Виктор тут же приняли смиренный вид. Креспо укоризненно покачал головой и выступил вперёд. Максим, Илья и Виктор чуть склонили головы и приложили правые руки к левой стороне груди.
  
  - Вы удостоены чести встретиться с Властительной Наследницей Ройминой, наследующей Владетельные права домена Айдороио, Властительницы Крови домена Айдо, Наследницей Крови Имперского дома Антой, наследницей права повелевать Первой Эскадрой флота Империи, наследницей права вступить в Имперский Совет, властительной повелевающей на мостике "Орланга", личного крейсера-рейдера Властительной Наследницы, первого корабля Сил Самообороны, повелевающего флагмана Первой Эскадры, повелевающей третьим полком гвардии домена Айдороио! - громко произнёс Креспо. - Прошу оказать соответствующие почести!
  
  Максим, Илья и Виктор на этот раз отвесили лёгкие поклоны и опять приложили руки к левой стороне груди.
  
  - Властительную Наследницу в свершении Подвига сопровождают офицеры "Орланга" - личного крейсера-рейдера Властительной Наследницы, - продолжил Креспо. - Это Бьонг - командир корабля, Ольдинг - первый помощник командира, Нирхо - первый штурман корабля, Вернон - первый офицер безопасности корабля, Марк - первый офицер службы наружного обзора и связи, Ульно - первый энергетик корабля, Айтейо - первый офицер артиллерии корабля, Айно - первый офицер службы заграждений. Кроме офицеров "Орланга" Властительную Наследницу сопровождают Смотритель установлений и этикета Властвующей Семьи, эта честь выпала мне, имперский советник Кьёнго и особый представитель дворцовой охраны имперского двора Утуно. А так же Альона - личная камеристка Властительной Наследницы.
  
  По мере представления офицеры "Орланга" лёгкими кивками отзывались на свои имена. Имперским советником и представителем дворцовой охраны оказались те двое субъектов, враждебно смотревших на землян. А Альоной оказалась девушка, стоявшая рядом с Властительной Наследницей. Когда Креспо назвал её имя, Виктор восторженно присвистнул, но мгновенно умолк, получив от Ильи локтем под рёбра.
  
  Из офицеров "Орланга" особенно выделялся Айтейо. Он был молод, едва ли старше двадцати пяти лет, и смотрел на троих землян с симпатией и доброжелательностью.
  
  - Властительная Наследница желает задать вам несколько вопросов, касающихся Земли и вас лично, - сказал Креспо в завершение представления.
  
  - Да хоть сотню, - хмыкнул Виктор и тут же опять получил от Ильи локтем в бок, а Креспо опять бросил на всех троих укоризненный взгляд.
  
  - Вы испытываете какие-нибудь неудобства? - снисходительно спросила Властительная Наследница.
  
  - Да всё нормально, - пожал плечами Илья, а Максим и Виктор согласно кивнули.
  
  - Насколько мы понимаем, вы все были офицерами Вооружённых Сил, надеюсь, мы правильно изготовили знаки различия?
  
  - Да, правильно, - подтвердил Илья и опять ткнул Виктора локтём, чтобы тот не лез с уточнениями.
  
  - Скажите, если ваша планета будет взята под эгиду Имперского Дома Антой, как отнесутся к этому правители планеты?
  
  - Как отнесутся? - задумчиво протянул Илья и недоумённо переглянулся с Максимом и Виктором. - А пёс его знает... их слишком много этих правителей.
  
  - Но ведь у вас есть правительство Объединённых Наций? Я правильно назвала этот орган?
  
  - ООН, что ли? - хмыкнул Илья. - Это называется так: цирк уехал, а клоуны остались. Ни черта эта ООН не может, сдулась, ещё лет пятнадцать-двадцать назад сдулась. И сейчас это такое ничтожество...
  
  - Неужели вы ещё стоите на стадии разобщённых народов планеты? - удивилась Властительная Наследница. - Обладая термоядерным оружием?
  
  - А что тут удивительного? - дружно пожали плечами и Максим, и Илья. - Оружие-то оно и у нас, и у янки, и у китайцев, и ещё много у кого.
  
  - Но ведь державы, обладающие термоядерным оружием, могли бы образовать особый клуб и определять пути развития всей планеты, - недоумённо произнесла Властительная Наследница. - Вести её по пути технического прогресса. Разве есть непреодолимые препятствия для подобного союза?
  
  Максим, Илья и Виктор опять только удивлённо переглянулись. И как можно образовать такой клуб, когда на Земле все как кошка с собакой живут, а янки совсем распоясались?
  
  - Ничем, к сожалению, не можем помочь, - развёл руками Илья. - Никак союза не получается, янки всё к мировому господству рвутся...
  
  Аудиенция продолжалась долго. Вопросов у Властительной Наследницы было выше крыши. Максим, Илья и Виктор взмокли от напряжения. Порой её вопросы ставили в тупик, особенно, когда она начинала интересоваться политическим устройством планеты. Девчушка никак не могла взять в толк, как это уживаются вместе монархии и различные республики. Но и тут они ничем не могли ей помочь. Общение с Властительной Наследницей было вообще-то интересным. Но вот только портило впечатление то, что она всем своим видом показывала, что лишь нисходит до общения с гостями своего корабля. И вообще она оставляла впечатление довольно-таки капризной и взбалмошной девчонки.
  
  В конце аудиенции их ждал сюрприз.
  
  - Бьонг, - приказала Властительная Наследница, - поскольку эти люди будут свидетельствовать о нашем посещении их мира, я приказываю разрешить им свободно находиться в любых отсеках "Орланга", кроме моих покоев и Центрального Командного Поста.
  
  - Ваше Высочество! - дружно запротестовали Кьёнго и Утуно. - Это невозможно! Они же не члены экипажа!
  
  - Но и не арестанты! Или же они были спасены для того, чтобы превратиться в пленников? Если им выпала миссия оказаться причастными к Подвигу Совершеннолетия, то они не должны быть ни в чём ущемлены. Никто не должен сметь сказать, что на "Орланге" ему не оказали должного гостеприимства.
  
  Кьёнго и Утуно склонили головы в знак повиновения.
  
  - Живём, ребята! - толкнул Виктор локтем Илью и Максима. - Есть возможность эту посудину облазить.
  
  Максим скосил взгляд на Виктора.
  
  - И что это тебя эта посудина вдруг заинтересовала? - шепнул он.
  
  - Меня не посудина заинтересовала, а та мамзель, что рядом с креслом Властительной Наследницы пристроилась. Альона. Зацепила она меня, братцы-кролики.
  
  Максим только покачал головой. А Илья фыркнул.
  
  - Опять, дамский угодник? Опять очередная любовь до гроба?
  
  - Нет, ребята, такого со мной ещё не было! Это такая девушка!...
  
  - Знаем мы эту твою любовь до гроба на две недели... - только и усмехнулся Илья.
  
  - 6 -
  
  Большую часть свободного времени Максим проводил в обзорной галерее. Он пытался приучить себя к мысли, что вскоре ему и его друзьям предстоит очутиться где-то среди этих бескрайних просторов Вселенной, среди этих бесконечно далёких звёзд. В глубине его души таился страх перед этой бездной, и в то же время звёздные россыпи, чернеющая бархатистость космической бездны завораживали.Ещё его тревожила их общая судьба. Вернутся ли они на Землю, когда их представят как живые свидетельства посещения окрестностей Земли "Орлангом"? или их оставят "почётными" гостями на Айдороио? Он старался успокоить себя, что они не представляют для инопланетных пришельцев никакой ценности, поэтому их спровадят назад на Землю.
  
  Иногда вместе с ним бывали и Илья с Виктором. Но чаще Виктор отправлялся искать встречи с Альоной, а Илья - обследовать все закоулки "Орланга". И поэтому обычно Максим всматривался в глубины космической бездны в одиночку. В обзорной галерее часто бывала и принцесса, как про себя называл Властительную Наследницу Максим. Она всегда приходила в сопровождении Альоны. Максима особо забавляло, что, пока Виктор кружит по коридорам, выискивая камеристку, а девушка спокойно находится в обзорной галерее. Сама Властительная Наследница вызывала у него странное чувство. Тоненькая, уже начинающая терять детскую угловатость, она должна была вырасти статной, красивой и стройной девушкой. В ней странно уживались взбалмошность, капризность, высокомерие и надменность с бескорыстной заботливостью в отношении своего окружения, с проявлениями доброты, с поистине детской непосредственностью. Максиму особо запомнилось, как Креспо неудачно упал в спортивном зале, и Властительная Наследница с трогательной нежностью держала Смотрителя за руку, пока ему накладывали шину на вывихнутое плечо. И из её глаз текли совершенно искренние слёзы. Точно так же со своей камеристкой Властительная Наследница общалась с большой теплотой и нежностью. Но при общении с Максимом и его друзьями девчушка всем своим видом и тоном подчёркивала разницу их положений. Да и со многими членами экипажа принцесса обходилась без всякой сдержанности. Максим был свидетелем, как Властительная Наследницане только отхлестала словами Айтейо за какую-то провинность, но и реально надавала ему пощёчин, а первый артиллерист только твердил слова извинений.
  
  - Ваше Высочество, мне сказали, что на этой обзорной галерее особенно интересно, когда корабль летит со скоростью выше скорости света. Как это удаётся всего этого добиться? - как-то спросил Максим и сразу почувствовал, что его попытка вызвать доброжелательный отклик своим интересом к устройству и возможностям "Орланга" пропала втуне: взгляд Властительной Наследницы был просто уничижительным, мол, что ещё ожидать от этого дикаря.
  
  - Вы плохо усвоили то, чему вас учили, - с явственной усмешкой произнесла девчушка, всё же снизойдя до объяснения. - Эта прозрачная броня имеет особую структуру и особые устройства, встроенные в эту структуру. И когда корабль летит в гиперпространстве, она воспринимают информацию, пронизывающую межпространственный барьер, и мы видим всё так, словно летим выше скорости света в обычном пространстве. Это очень сложный процесс.
  
  - Скажите, а если курс в гиперпространстве окажется проложенным через звезду или планету? Как удаётся избежать столкновения? И как выдерживает эта броня такое воздействие?
  
  - Боюсь, это будет недоступно вашему пониманию. Но я прикажу, чтобы штурман объяснил вам кое-какие детали.
  
  Властительная Наследница умолкла и отвернулась, давая понять, что разговор окончен, и продолжала смотреть на россыпи звёзд и бархатную черноту. Молчал и Максим, странное чувство охватило его, словно не Властительная Наследница, а он сам был подростком. Эта хрупкая девчушка видела и знала в тысячу раз больше него. Ведь тысячи и тысячи неведомых ему звёздных систем уже открыли перед ней свои тайны. А его знания были ограничены только Землёй, одним из множества обитаемых миров Вселенной.
  
  Максим ещё раз осторожно взглянул на Властительную Наследницу, но она углубилась в созерцание картины Космоса и не удостаивала более его вниманием. Он решил не доставлять беспокойства венценосной барышне и осторожно выскользнул в коридор. Когда он вернулся в каюту, Илья лежал на койке и с интересом смотрел на экран на переборке, там разворачивалось какое-то историческое действо.
  
  - А где Витюха? - спросил Максим.
  
  - Пошёл обхаживать Альону.
  
  - Долго он её разыскивать будет. Она сейчас с Властительной Наследницей на открытый космос любуются. Кстати, он с ней уже успел познакомиться? Вообще, что за девушка эта Альона?
  
  - Не ко мне вопрос. Витюха у нас специалист по юбочному племени.
  
  Их разговор прервал стук в дверь.
  
  - Войдите, - крикнул Илья.
  
  В каюту вошёл Айтейо. В обеих его руках было по пакету, он торжественно водрузил их на стол. Не обращая внимания на удивлённые взгляды Ильи и Максима, он вытащил из пакетов две бутыли, какие-то фрукты, несколько консервных банок и герметичных упаковок. Из шкафчика Айтейо достал тарелки, бокалы и кружки, расставил их на столе, разложил фрукты, открыл банки.
  
  - Классическое соображение на троих, - расхохотался Илья.
  
  - Кто не успел, тот опоздал, - развёл руками Максим. - Это касается нашего друга Витюхи.
  
  Айтейо разлил тёмно-рубиновую жидкость по бокалам, посмотрел на Максима и Илью.
  
  - Прошу извинить, если делаю что-то не так, - сказал он. - У нас на Айдороио принято делить трапезу с людьми, к которым испытываешь симпатию. Честно скажу, вы мне понравились сразу. И мне хочется, чтобы мы стали друзьями. Предлагаю попробовать этот квинт. Это напиток из перебродивших ягод растения, которое в изобилии растёт на моей родине Айдороио. Я очень надеюсь, что вам он понравиться. Да и всё угощение. Хотя оно не такое изысканное, как могло бы быть.
  
  Два раза приглашать к столу Максима и Илью не пришлось.
  
  - Ну, за межпланетную дружбу народов! - голосом генерала Иволгина из "Особенностей национальной охоты" провозгласил Илья, поднимая бокал.
  
  Они чокнулись бокалами. Напиток был восхитительным. Чуть тёрпкий, чуть вяжущий, с кисло-сладким привкусом. Его хотелось держать во рту и на языке бесконечно, ощущать всё новые и новые оттенки его вкусового букета. Потягивая из бокалов квинт, они отведали фруктов, мяса и салатов из банок. Мясо было необыкновенное, так и таяло во рту. А салаты, хоть и были сделаны из инопланетных овощей, оказались очень даже ничего на вкус. Оказалось, это из неприкосновенного запаса для особых церемоний. Айтейо воспользовался своим правом использовать этот НЗ. Ещё он зорко следил, чтобы бокалы не пустовали. И большая двухлитровая бутыль квинта быстро опустела. Айтейо откупорил вторую. Максим и Илья переглянулись. Квинт хоть и казался лёгким, но в головах от него уже немного шумело. Они с опасением посмотрели на бутыль, пытаясь определить, какие последствия будет иметь для их самочувствия эта вторая бутыль. В этот момент в дверях появился Виктор. И просто задохнулся от возмущения.
  
  - Алло, бродяги! Человек ни в одном глазу, а они тут водку пьянствуют! - с отчаянным воплем ринулся он к столу.
  
  - Не водку, а квинт! Это раз! - отозвался Илья. - А два - мы по девушкам не бегаем, потому и водку пьянствуем!
  
  - Командир, а как же забота о подчинённых! Вы должны меня холить и лелеять! Товарищ лётчик, заступитесь за бедного сержанта хоть вы!
  
  - Вот что, Витюха, - сказал Максим. - Мы почти в четырёх сотнях тысяч километров от дома, давай без церемоний. Давай на "ты". Согласен?
  
  - Я согласен, - сказал Илья.
  
  - Тогда и я тоже согласный! - провозгласил Виктор.
  
  - Наливай! - скомандовал Илья.
  
  Айтейо послушно выполнил приказ и наполнил бокалы. Максим посмотрел на него.
  
  - Скажи, а как ваш народ называется?
  
  - Мы - айды. Так зовется народ нашей домена. А другие народы тоже называются от названий их доменов: айны, араи, агмы, ареты, арады, атаоры, арги.
  
  - Понятно, - кивнул Максим. - А теперь нескромный вопрос: как это такому молодому человеку удалось стать начальником артиллерии такого корабля? Корабль-то ведь не маленький.
  
  Айтейо только рассмеялся в ответ:
  
  - Честно признаюсь, что здесь не только мои заслуги. В моих жилах тоже течёт толика кровиВластвующей Семьи. По материнской линии я довольно-таки близкий родственник Властительной Наследницы.
  
  - Понятно... теперь вопрос на засыпку: мы вам, за каким чёртом понадобились? Только откровенно!
  
  - Подвиг Совершеннолетия должен быть подтверждён. И вы - обитатели этого мира - будете свидетельствовать о свершении Подвига.
  
  - Живые экспонаты, - невесело усмехнулся Виктор.
  
  - Нет, первые посланцы! - горячо возразил Айтейо. - Вы будете первыми представителями своего мира в нашей империи! И от вас зависит, как будет представлена Земля на Большом Имперском Выходе, когда Властительная Наследница вынесет Подвиг на признание!
  
  - Но почему мы? - спросил Максим. - Можно было войти в контакт с правителями ведущих государств. Заполучить официальную делегацию от этой чёртовой ООН.
  
  - Властительная Наследницаещё не свершила подвига и поэтому не имеет права на официальное представление империи и не имеет сопровождать официальные делегации.
  
  - Представляю себе, какая свара началась бы, если бы ваша Властительная Наследница вступила в контакт с каким-нибудь правительством, - заметил Илья. - Особенно, если бы америкосы в пролёте оказались бы. Ребятишки сразу бы за ядерные ракеты ухватились бы. Мол, если не мы, то и никто.
  
  - А вы трое нам понравились, когда мы увидели, как вы жертвуете собой ради других. Поэтому вы здесь, - пояснил Айтейо.
  
  - Понятно, - сказал Виктор. - Предлагаю обмыть и этот вопрос! Наливай... это ничего, что я на "ты"?
  
  - Ничего, но только в такой компании, - отозвался Айтейо. - Вы мне очень нравитесь, поэтому можно и на "ты". Но в присутствии других офицеров, ребята, я вас попрошу, без обид, обращайтесь на "вы".
  
  - Договорились! - поднял бокал Илья. - Ну, за взаимопонимание!
  
  - Кстати, скоро отправляемся? - невзначай спросил Максим.
  
  - Скоро, монтаж маяков почти закончен, - беззаботно ответил Айтейо.
  
  - Это надо обмыть! - тут же сказал Виктор.
  
  Они все дружно рассмеялись и осушили бокалы. Двух бутылей оказалось мало, и Айтейо по коммуникатору приказал принести ещё одну, потом ещё бутыль. От серьёзных тем они перешли к анекдотам, к весёлым и забавным случаям из жизни. Айтейо был весёлым и компанейским парнем. Рассказал несколько анекдотов о Властвующих семьях и пояснил, что такие вот истории не преследуются, если только не содержат ложных и оскорбительных намёков на извращения. Всё остальное считается в порядке вещей. Например, упорная и безуспешная борьба одного из королей с некоторым излишним весом и своим пристрастием к сладкому. Как и влюбчивость одного из принцев Властвующей семьи домена Арайя, который каждые три недели влюбляется на всю жизнь. Всё это служит богатым источником для веселья. Над этим Илья и Максим хохотали особо, дружно хлопая Виктора по спине, а тот только воздевал руки к небесам и клялся и божился, что у него всё иначе. Засиделись они до глубокой ночи. И разошлись спать, лишь, когда опустела и четвёртая бутыль.
  
  - 7 -
  
  После дружеской вечеринки с Айтейо у Максима почему-то появилось странное беспокойство. Ну, хорошо, их представят на каком-то там выходе. Властительной Наследнице зачтётся её Подвиг. А дальше что? Что последует затем? Не появятся ли потом у Земли армада вот таких вот "Орлангов", чтобы высадить десант? И не превратятся ли земляне в колонию, предназначенную для поставки рабов и сырья. Давно известна пословица, что благими намерениями выстлана дорога в ад.
  
  Он поразмышлял пару дней и поделился своими сомнениями с Ильёй и Виктором. Илью мучили такие же вопросы. Виктор смотрел на вещи чуть проще, но разделил их опасения. Было решено аккуратно выяснить, что ожидает Землю в дальнейшем у офицеров "Орланга". Но, к сожалению, Айтейо был на вахте, а остальные офицеры корабля ничего конкретно не ответили, но посоветовали не беспокоиться, всё будет в порядке, их планете ничего не грозит. Креспо высказался в том же духе, что всё будет в лучшем виде.
  
  Но совершенно неожиданно вдруг изъявили знаки внимания и любезности Кьёнго и Утуно, так откровенно выражавшие неприязнь во время аудиенции. Максима это немало удивило, но вторая встреча поставила всё с ног на голову, когда Кьёнго и Утуно повстречались ему в обзорной галерее.
  
  - Уважаемый Максим, можно попросить вас уделить нам несколько минут вашего внимания? - с предельной вежливостью спросил Кьёнго.
  
  - Слушаю вас, - с готовностью ответил Максим.
  
  - Если вас это не затруднит, не могли бы вы пройти с нами в мою каюту? Там будет удобнее разговаривать, никто не помешает, - предложил Кьёнго.
  
  Максим согласился, хотя и недоумевал, почему этот имперский советник вдруг стал столь любезен. Они прошли в каюту Кьёнго. Она была довольно таки просторной. В центре неё был небольшой столик, с трёх сторон окружённый диванами, у одной из переборок имелся терминал с экраном и панелью клавиатуры, в другой переборке имелись две двери, видимо в спальню и в санузел.
  
  Кьёнго предложил Максиму расположиться на диване, а сам прошёл к небольшому бару в углу.
  
  - Вам что-нибудь налить? - спросил он.
  
  - Квинт, если можно, - отозвался Максим.
  
  - Хм, вы уже успели познакомиться с нашим лучшим напитком? Похвально, - сказал Кьёнго.
  
  Он принёс бутыль и три бокала, разлил напиток, уселся на диван напротив Максима.
  
  - Не буду заходить издалека, только спрошу: вам что-нибудь сообщили о вашей будущей судьбе, о судьбе вашего мира?
  
  - Ничего определённого, - коротко ответил Максим, не желая раскрывать свой интерес к этой проблеме. - Мы люди маленькие, от нас и не зависит-то ничего. Это пусть верхние силы решают все эти проблемы.
  
  Кьёнго понимающе кивнул и пригубил квинт.
  
  - Так я и думал. Боюсь вас разочаровать, судя по всему, вы симпатизируете Властительной Наследнице и её окружению, но вас несколько вводят в заблуждение. Вернее, не сообщают всю правду. К сожалению, ситуация такова, что судьба вашего мира предрешена, вернее не судьба, а предназначение. Он будет объявлен присоединённой территорией. Все ваши правительства, Вооружённые Силы и силы правопорядка будут распущены, вооружения уничтожены. Вся полнота власти будет сосредоточена в руках имперского генерал-губернатора, поддержание порядка и защита от внешних угроз будет возложена на имперские полицейские силы и имперскую армию, а так же на вспомогательные силы из числа уполномоченной нации.
  
  - И почему это? - насторожённо спросил Максим.
  
  - Дело в том, что ваш мир не совсем ещё достиг того уровня цивилизованности, чтобы быть включённым в состав Империи как свободный народ. Будет осуществлена программа цивилизационного преобразования вашего мира. Со временем ваш мир вполне может быть сначала признан ассоциированной территорией, а в далёком будущем, может быть, и равным остальным мирам империи...
  
  - А может?
  
  - Если же цивилизационный проект провалится, то ваш мир будет объявлен присоединённой резервацией. Без права на прогресс, чтобы вы в будущем не смогли доставить беспокойство империи. Красочные перспективы, не правда ли?
  
  - Почему я должен вам верить? - насторожённо спросил Максим, ему очень не хотелось верить в то, что их рассматривают как примитивных дикарей.
  
  - Мне вы можете и не верить, но поверить вас заставит один документ, - ответил Кьёнго и положил на стол толстый фолиант. - Перед вами Свод Законов Империи, в печатном виде. Откройте Свод на странице семьсот тринадцать. Статья одна тысяча тридцать пятая: "Присоединение территорий". А затем я дам вам этот документ в электронной, как вы её называете форме.
  
  Максим недоверчиво посмотрел на фолиант и осторожно открыл его, нашёл статью одна тысяча тридцать пять. Когда он закончил читать её, то внутренне уже весь кипел от негодования. Закон гласил, что территории, входящие в состав империи не как новые домены, не вправе рассчитывать на равные права, а присоединяются без права на самостоятельность. Всё управление берёт на себя администрация империи. А на жителей присоединённых территорий не распространяются гражданские права жителей империи. Лишь со временем, через долгий промежуток, жители присоединённых территорий могут постепенно получать гражданские права. До этого они не вправе владеть землёй и собственностью, не вправе участвовать в выборах.
  
  - Лицемеры... - прошипел Максим, у него всё закипело внутри, он даже передёрнул плечами, чтобы дать выход эмоциям.
  
  Улыбки, заверения в самых тёплых чувствах, объятия, обещания. А за спиной готовят порабощение. Но в его душе тут же зародилось сомнение. Надо убедиться, что Кьёнго и Утуно сами не держат камень за пазухой.
  
  - Вы колеблетесь? - усмехнулся Кьёнго, уловив его колебания. - Конечно же, трудно поверить, что Властительная Наследница и её свита умалчивают о своих намерениях, но их поведение вполне естественно. С точки зрения нашей цивилизации - вы ещё варвары, примитивные народы. В наших мирах давно уже покончено с распрями и войнами между народами, населяющими одну планету. Столкновения между разными мирами - не редкость, но на планетах с войнами покончено. Естественно, имеются в виду цивилизованные миры. На варварских мирах войны идут. И если происходит вмешательство какой-нибудь более развитой цивилизации, то начинается неописуемая свара за право стать избранниками этой цивилизацией.
  
  Именно поэтому распускаются все армии и службы охраны порядка, распускаются все правительства. Ваш мир ждёт именно такое будущее. Хотя, зачастую, если цивилизация достигла определённого уровня развития, выбирается один из народов и получает наименование уполномоченной нации. И именно из числа людей этой нации частично формируется аппарат управления присоединённой территорией и местные силы поддержания правопорядка.
  
  - Но ваша империя далека! Как будет осуществляться связь, снабжение?!
  
  - Не так уж и далеко, как кажется, всего шесть-семь недель полёта для транспортных кораблей при максимальных скоростях ухода в гиперпространство. А связь через гиперпространство обеспечивает практически мгновенную передачу информации на любые расстояния. Кроме того, имеется богатый опыт рейдов крупных сил флота на расстояния втрое большие, чем до вашей планеты. Поэтому повторюсь, что для нашей Властительной Наследницы вполне естественно ничего не говорить вам. Она искренне уверена, что облагодетельствует ваши народы.
  
  - Да... - растерянно произнёс Максим.
  
  Он замолчал, лихорадочно обдумывая ситуацию.
  
  - Позволю себе сказать вам, что я не просто так затеял этот разговор, - нарушил затянувшееся молчание Кьёнго. - Есть возможность помочь вам. Правда, для этого придётся пойти на ряд шагов, которые не совсем согласуются со статусом гостей Властительной Наследницы...
  
  Максим невольно отметил, что Кьёнго ни разу не назвал Властительную Наследницупо имени, только титулом.
  
  - Что вы имеете в виду? - насторожённо спросил он.
  
  - Кроме вас троих и информационных материалов о Солнечной системе, главным свидетельством Свершения Подвига будет маяк, его приводы разместятся на этой планете, на самой дальней от светила планете и на ближайшей к светилу планете. Один маяк уже установлен, на дальней планете, через несколько дней завершатся работы на этой планете, и "Орланг" отправится к..., как вы называете ту планету?Ближайшую к вашему светилу?
  
  - Меркурий...
  
  - К Меркурию. И как только приводы маяка будут установлены, появление здесь кораблей имперского флота станет только делом времени. Но если установить подрывные заряды на маяках, то это можно предотвратить.
  
  - А не проще ли нам напрямую объясниться с Властительной Наследницей, Креспо и Верноном?
  
  - Смысл? Вам заморочат головы рассуждениями о содействии прогрессу, о взаимном сотрудничестве миров, о взаимном обогащении от сотрудничества. А потом ненавязчиво ограничат вашу свободу. Вы просто ещё раз убедитесь, что являетесь всего лишь пешками в большой игре. Хотя я ни в коем случае не пытаюсь вас любой ценой удержать от разговора с Властительной Наследницей и её Смотрителем. Просто предостерегаю.
  
  Слова Кьёнго звучали очень убедительно и искренне.
  
  - Что нам даст уничтожение маяков? Это здорово навредит Властительной Наследнице?
  
  - Это поможет Земле. Без приводов маяка прокладка курса для целой эскадры будет весьма затруднительно. Потребуются очень сложные вычисления, чтобы по курсовым углам и векторам "Орланга" определить приблизительные координаты Земли и проложить курсы эскадры. Следовательно, появление эскадры откладывается на довольно таки продолжительное время. Вы сможете оповестить своих соотечественников о грозящей им угрозе. Ваши народы смогут объединиться для отпора внешней угрозе, и империя будет иметь уже дело не с раздираемой внутренними противоречиями планетой, а с единым народом. И тогда ваш статус в империи будет совершенно иным. Вплоть до признания вас ещё одной доменом. Хотя без властвующего монарха признание доменом будет затруднительным.
  
  Что касается вреда Властительной Наследнице, то ничто не может помешать ей прихватить с Земли других людей и спокойно предъявить их на Большом Императорском Выходе, как доказательство, что она достигла другой галактики и обнаружила там обитаемый мир с достаточно высоким уровнем развития.
  
  - Вот вы сказали, что мы сможем предупредить людей на Земле. Как это вы себе представляете?
  
  - Когда будут уничтожены приводы маяка, мы поможем вам завладеть малым высадочным катером и вернуться на Землю. Катер будет неопровержимым доказательством того, что вы общались с представителями инопланетной цивилизации.
  
  Максим опять задумался. Сомнения терзали его. Всё, что сообщил Кьёнго, было необычайно убедительно, но так хотелось верить в искренность намерений Властительной Наследницы и её приближённых. Особенно несовместимыми с коварными замыслами были искренность и доброжелательность Айтейо.
  
  - Я должен всё рассказать своим друзьям, - сказал Максим. - Мы обсудим это втроём.
  
  - Вне всякого сомнения, - согласился Кьёнго. - Но хочу сразу предупредить, что если вы решите довести до сведения Властительной Наследницы наш разговор, то я и Утуно будем решительно отрицать этот факт. Более того, мы представим доказательства, что мы не имели чести с вами общаться. Вы должны понимать, что наше положение при персоне Властительной Наследницы накладывает на нас определённые ограничения и обязательства.
  
  - Ладно, не буду трезвонить, - невесело усмехнулся Максим. - И последний вопрос: не подскажете, на кого может пасть выбор в качестве уполномоченной нации на Земле?
  
  - Тут нет секрета, - усмехнулся Кьёнго. - Вне всякого сомнения, это будет народ, занимающий северную часть материка, который вы называете Америкой, а их государство именуется Соединёнными Штатами.
  
  Максим только нервно дёрнул головой.
  
  - 8 -
  
  Илья и Виктор были ошеломлены рассказом Максима. Мрачные перспективы, маячившие за доброжелательными улыбками айдов, не вызывали оптимизма.
  
  - Что делать будем? - спросил Виктор.
  
  - Думать надо, - вздохнул Илья. - Не нравиться мне всё это. И никакого желания нет наблюдать америкосов полицаями инопланетных "благодетелей".
  
  - А этот Кьёнго внушает доверие? - спросил Виктор.
  
  - А кто здесь теперь внушает доверие? - вопросом на вопрос ответил Максим.
  
  - Верно, только вот что я вам скажу, птички, как старший по званию и возрасту, - сказал Илья. - Надо всё взвесить, всё выяснить, а потом действовать. Быстро и стремительно. Но сначала, как я сказал, надо аккуратно всё вокруг прощупать и изучить ситуацию.
  
  Максим и Виктор согласились без возражений. И несколько дней аккуратно, чтобы не вызвать подозрений, расспрашивали айдов о своём будущем и о будущем Земли. Для расспросов они выбрали Айтейо, Горо, Креспо и Вернона, тех, кого они лучше всего знали и с кем больше всего общались. А Виктор даже попробовал что-нибудь выяснить у Альоны. Но в ответ опять получили лишь заверения, что перед всеми землянами открываются блестящие перспективы, и им надо только чуть потерпеть, и в Престольном Мире они всё узнают. И будут только благодарны Властительной Наследнице.
  
  Максим набрался смелости и попытался задать вопрос самой Властительной Наследнице, когда она повстречалась ему в обзорной галерее. Но в ответ получил лишь уничижительное замечание, что он переходит границы приличия, и его прощает только то, что он землянин. Властительная Наследница почему-то была очень взвинченной и смотрела на Максима с какой-то странной подозрительностью.
  
  Уклончивость ответов только усилила подозрения. Последней каплей стал ответ первого помощника Ольдинга, когда тот озабоченный какими-то своими проблемами, ответил, что не стоит беспокоиться, Имперский Сенат и Имперский Совет всё решат в лучшем виде и в интересах империи, и землян, так что все проблемы Земли будут устранены. Присоединение к Империи пойдёт ей на пользу. Когда же Максим осторожно попытался выяснить насчёт уполномоченной нации и американцев, Ольдинг ответил, что не стоит придавать большое значение тому, кто будет выбран уполномоченной нацией, это формальность.
  
  Ночью шёпотом был устроен военный совет. Решение было единогласным: с ними не искренни, и поэтому стоит принять предложение Кьёнго. Они земляне и должны защитить свою планету. Но самым главным было не выказанное чувство: американцы и так превращались во всепланетных жандармов, и они трое были готовы на всё, лишь бы, не дать янки ещё заручиться и поддержкой извне, из космоса.
  
  Утром Максим был у скрещения коридоров, где каждый день проходил Кьёнго к утреннему выходу Властительной Наследницы. Они обменялись едва заметными кивками. И Кьёнго затем нашёл Максима в обзорной галерее. Со всеми предосторожностями они прошли в каюту имперского советника.
  
  - Входите, мой друг, - произнёс Кьёнго. - Надеюсь, вы приняли моё предложение?
  
  Но Максима вдруг опять охватили сомнения по поводу мотивов действий Кьёнго.
  
  - Ваш-то, какой интерес в этих делах? - напрямик спросил он имперского советника.
  
  - О, понимаю вас, - кивнул головой тот. - И ждал этого вопроса. Дело в том, что мы очень плохо знаем ситуацию в вашей галактике. Практически не знаем. Представьте себе, что некие державы, имеющиеся в вашей галактике, уже распределили свои сферы влияния. Наше же внезапное появление может нарушить баланс сил. Мы можем оказаться или перед объединённой коалицией цивилизаций вашей галактики, или втянутыми во внутреннее противостояние. Поскольку Земля будет присоединённой территорией домена Айдороио, то могут возникнуть нежелательные трения с другими доменами, которые могут высказать возражения по поводу их вовлечения в конфликт в целях защиты интересов этогодомена в столь удалённой точке Вселенной. Таким образом, может возникнуть сразу несколько точек напряжения: внутри империи и внешняя. И невольным виновником всех этих негативных процессов выступит домен Айдороио, вовлекая и другие домена империи в конфликт с державами иной галактики.
  
  Я - имперский советник и моя обязанность думать о сохранении равновесия в империи в целом и об её безопасности. Поэтому считаю, что координатные маяки только навредят. У нас вполне достаточно информации о вашей планете, кроме того, вы трое выступите свидетелями прибытия в ваш мир Властительной Наследницы. Подвиг будет признан, а спокойствие в империи сохранено.
  
  - Допустим, что мы согласимся на ваше предложение. Как мы сможем его выполнить? - спросил Максим.
  
  - Нет ничего проще. Поскольку вас ознакомили с основами пилотирования кораблей в космосе, то мы организуем для вас небольшой сеанс гипнообучения управления малым катером. Это для того, чтобы вы смогли отправиться на последнюю планету. Угнать катер мы вам поможем. У вас будет фора перед преследователями, кроме того, я дам пеленгатор, который поможет сразу выйти на маяк и уничтожить его. Ваши друзья установят взрывное устройство на маяке на этой планете. Взрыв будет осуществлён ночью, когда никого не будет на объекте. Взрывное устройство примитивно: цилиндр с таймером. Устанавливаете таймер на ночное время и взрыв!
  
  - Хорошо, я готов, и мои друзья тоже. Когда и где я смогу обучиться управлению катером?
  
  - Немедленно, в соседнем помещении моей каюты, Утуно уже всё приготовил...
  
  - Я где гарантия, что вы не превратите меня в какого-нибудь зомби или послушного вам манекена?
  
  - Пригласите сюда своих друзей. Только не пользуйтесь связью, сходите лично. Я выпущу вас через заднюю дверь, чтобы не привлекать ничьего внимания, через технический коридор вы выйдете в основной и доберётесь до своей каюты. Хорошенько запомните дорогу. И возвращайтесь. Заодно я здесь покажу вашим друзьям, как пользоваться взрывным устройством.
  
  Максим привёл Илью и Виктора через пятнадцать минут. Кьёнго и Утуно встретили их с предельной предупредительностью. И Кьёнго в нескольких словах рассказал о своих предложениях.
  
  - Чёрт, ломает меня что-то их советам следовать, - по-русски сказал Виктор. - Подозрительно выглядят субчики.
  
  - Поздно пить "Боржоми" когда печень отказала, - отозвался Илья. - Или под дудку америкосов плясать или же не дать этим деятелям спеться.
  
  - Короче, Склифосовский, вы тут проследите, чтобы они со мной ничего не сотворили, - сказал Максим.
  
  - Лучше не стоит, - покачал головой Илья. - Пусть он тебя лучше на тренажёры отведёт.
  - Идея! - обрадовался Максим и перешёл на язык айдов. - Вот что, Кьёнго, вы лучше дайте мне помогите на тренажёрах-имитаторах освоить пилотирование, а то мои друзья сомневаются в чистоте эксперимента.
  
  По лицу Кьёнго промелькнула едва заметная тень, но он сразу опять засветился любезной улыбкой.
  
  - Это тоже вариант, - согласился он. - Только вам тогда придётся освоить управление самостоятельно. Я сейчас дам обучающий кристалл, вы его используете на учебном стенде. Там вы уже бывали с Горо. Но напроситься на эти тренажёры вам придётся самостоятельно. Сами понимаете, никто не должен знать о наших встречах.
  
  - Организуем, - усмехнулся Илья.
  
  - Тогда пусть Максим идёт, - сказал Кьёнго. - А мы с вами разберём методы установки и активации подрывного заряда. Сам заряд я вам дам позже.
  
  Максим быстро добрался до тренажёрного зала, где Горо в самые первые дни знакомил их с империей. Там имелось несколько кабин с трёхмерной имитацией открытого космоса. Часть кабин были заняты, но на счастье две оставались свободными. Максим подошёл к оператору, обслуживавшему тренажёры.
  - Вы разрешите мне поработать на имитаторах? - спросил он. - Я пилот на Земле, хочу ещё раз попробовать, как управлять вашими кораблями.
  Оператор посмотрел на него, присмотрелся к идентификационному номеру на нагрудном кармане.
  - Мне дали обучающую программу, - решил пойти ва-банк Максим, - это всего лишь лёгкий катер. Думаю, ничего опасного для вас в этом нет.
  Пальцы оператора порхнули над планшетом управления. Потом он кивнул и указал Максиму на одну из свободных кабин тренажёра-имитатора. Горо как-то показывал, как надо работать на тренажёре, поэтому Максим быстро нашёл гнездо для установки кристалла, установил его, надел шлем. Перед его глазами побежали картины, сопровождаемые комментарием. Затем пошли тесты. Максим сначала отработал всё в самом медленном темпе. Потом всё быстрее и быстрее. В принципе, всё было, так же, как и на тренажёрах для освоения новых истребителей. Но всё равно к концу тренировки Максим взмок, как после "собачьей свалки" в небе. Но кое-что в памяти закрепилось. Помогало всё же то, что он был лётчиком и знал, как управлять самолётом. А катер по технике пилотирования был похож на истребитель.
  
  В тренажёрном зале он пробыл почти до ужина. И спохватился, лишь, когда на экране высветился сигнал, что система тренажёров будет отключена через пять минут. Максим выбрался из тренажёрного зала, не привлекая ни чьего внимания, и вернулся в каюту Кьёнго.
  
  - Всё в порядке, я готов, - сказал он, отдавая кристалл советнику. - Вернее, почти готов.
  
  - Тогда я рекомендую вам попросить у Айтейо разрешения осмотреть арсенал, - сказал тот.
  
  - Для чего?
  
  - Для конспирации, - последовал ответ. - Чтобы не оставалось сомнений, как в ваших руках оказались подрывные заряды. А потом пройдитесь на ангарную палубу, ангар вашего катера - номер четыре. Вот кристалл с курсовой программой и ключ активации программы открытия ворот ангара. Присмотритесь, как там стоят охранники. У вас осталось максимум два дня. Послезавтра последний день, когда наше предприятие может иметь успех. Поспешите, если вам дорог ваш мир, - советник отдал Максиму цилиндр его заряда. - Этот заряд установите прямо на энергоблок маяка. На последней планете никого уже нет, поэтому устанавливайте заряд в любом месте. А вот дистанционный пульт для открытия внутренних дверей и наружных ворот ангара. Верхний сенсор - дверь, нижний - ворота, вставляете пульт в особое гнездо на панели управления катера - и вы в пространстве.
  
  - 9 -
  
  На следующее утро Максим разыскал Айтейо и попросил показать ему арсенал. Просьба не вызвала не вызвала у первого офицера корабельной артиллерии удивления, с его точки зрения, это было естественно, что Максим хотел увидеть какое вооружение на "Орланге".Молодой офицер был рад возможности показать гостю свои владения.
  
  Арсенал впечатлял. Вдоль переборок и по центру отсеков на многоярусных стеллажах лежали ракеты, боеприпасы и энергоблоки к различным видам вооружения, рядом со стеллажами тянулись системы автоматической подачи ракет к пусковым установкам и прочих боеприпасов в ангары и боксы с техникой и вооружением. Максим несколько раз прошёлся по арсеналу, постоял у пирамид с бластерами. Такую бы штуку на его "Сухой", все ЗУР он бы снял в три секунды. Он протянул руку, попробовал, как ложится пистолетная рукоятка на ладонь. Удобно ложилась. Максим отпустил бластер, погладил его приклад, отправился дальше в обход этого храма вооружения.
  
  Если бы была возможность, он бы провёл в арсенале не один день, чтобы досконально разобраться во всех этих разновидностях средств уничтожения противника. Но Максим не забывал о том, что ему предстоит сделать. И с трудом оторвавшись от очередного бластера, он отправился на тренажёр-имитатор проверить, как сохранились у него навыки управления катером.
  
  Ночь перед операцией они трое едва сомкнули глаза. На утро, Илья и Виктор отправились в выходной кессон, чтобы под видом прогулки оказаться у маяка и установить подрывной заряд. А Максим поспешил на ангарную палубу. У двери, ведущей на палубу, стояли двое вахтенных, выдававших какие-то карточки и электронные ключи. Максим с независимым видом прошёл в широкий проём двери и на него не обратили никакого внимания. Подрывной заряд покоился в небольшой сумке на плече.
  
  В ангаре он увидел Утуно. Особый агент дворцовой охраны двинулся вперёд, показывая дорогу. Его помощь оказалась очень кстати, ангары катеров были затеряны среди ангаров высадочных ботов, разведывательных кораблей и истребителей охранения. К тому же на ангарной палубе было исключительно многолюдно. Техники и механики сновали взад и вперёд, и в этой толчее было очень легко потерять ориентировку. Но Утуно шёл уверенно, не останавливаясь, и Максим старательно поспевал за ним.
  
  На нужный ангар Утуно указал едва заметным кивком головы и прошёл мимо, а Максим остановился, осторожно оглянулся, достал стержень пульта управления, направил его на дверь и коснулся пальцем верхнего сенсора. Дверь ушла в сторону, и он шагнул в ангар. Максим повернулся, направил пульт на дверь, опять нажал на сенсор, дверь закрылась. Затем он занялся пультом управления дверями, с трудом разобрался, что к чему и заблокировал открытие двери снаружи. Теперь у него будет некоторый запас времени в случае чего.
  
  Он осмотрелся в ангаре. Прямо перед ним был катер с обитаемым отсеком на шесть человек. Размерами он был с небольшой пассажирский реактивный самолёт, а его проекции доказывали, что законы аэродинамики не обмануть и за сотни парсеков от Солнца. Обводы катера были аэродинамическими, обтекаемыми, обеспечивавшими наименьшее сопротивление атмосферы при входе в неё и атмосферном полёте, на задних кромках плоскостей находились рули высоты, наклонный вертикальный киль обеспечивал горизонтальное управление. А вот управление при полёте в космосе обеспечивали двигатели боковой и вертикальной тяги.
  
  Осмотрев катер, Максим быстро надел полётный скафандр, включил систему подгонки его по фигуре. Когда подгонка была закончена, он занял место в кресле пилота катера, вставил кристалл с курсовой программой, медленно, чтобы не ошибиться, включил систему автоматической подготовки к вылету. Стремительно ожили приборы и дисплеи на пульте управления.
  
  - Катер "ноль-четыре", кто дал команду на подготовку к вылету? - послышался в наушниках шлема удивлённый голос вахтенного начальника. - Катер "ноль-четыре", ответить Центральному Посту!
  
  Максим проигнорировал запрос, откинул предохранительную панель на пульте дистанционного управления наружными воротами, приложил ключ активации программы открытия ворот к гнезду. Тотчас же ангар осветился миганием сигнальных ламп, завыли предупреждающие сирены, через минуту начали расходиться створки ворот. Даже через обшивку катера и остекление кабины был слышен рёв воздуха, вырывавшегося наружу. За бортом "Орланга" образовалось облако пара и пыли, начало медленно оседать на поверхности Луны. Максим был немало озадачен тем, что воздух был не откачен из ангара, а выброшен наружу. Но задумываться над этим было некогда.
  
  Газовые двигатели отстрела разогнали катер по желобам направляющих, он проскочил овального сечения короткий тоннель в борту "Орланга" и вылетел наружу, и тут же приняли нагрузку двигатели вертикальной тяги, взметнули катер ввысь, подняли его над кораблём. И только там вступили в дело маршевые двигатели.
  
  - Катер "ноль-четыре"! Ответить Центральному Посту! - надрывались наушники. - Ответить командиру корабля!
  
  - Катер "ноль-четыре", - неохотно ответил Максим. - Не вижу оснований для беспокойства...
  
  - Кто пилотирует катер? - недоумённо спросил Бьонг, командир корабля уже был на командном посту.
  
  - Догадайтесь с трёх нот...
  
  Воцарилось недолгое молчание.
  
  - Максим, это вы? - нарушил, наконец, его командир "Орланга".
  
  - Ну, я, - отозвался Максим. - Не надо беспокоиться, чуть полетаю и верну катер на место. Я же всё-таки лётчик.
  
  - Немедленно возвращайтесь!
  
  - Не сейчас, чуть полетаю и вернусь...
  
  Разговор опять оборвался. Но через несколько минут "Орланг" опять вышел на связь.
  
  - Приказываем немедленно вернуться! - тон командира "Орланга" был совершенно иной, в нём проскальзывали угрожающие нотки. - Или за вами будет выслана погоня истребителей!
  
  Максиму надоели эти разговоры, он взял управление катером в свои руки и направил его к поверхности Луны. Вскоре "Орланг" оказался скрытым горным кряжем. Максим заложил вираж и сделал большой круг, чтобы оказаться с другой стороны от корабля, а затем полетел, прижимаясь к самой поверхности Луны. Когда, по его расчётам, "Орланг" оказался достаточно далеко, передал управление автомату, сразу развернувшему катер к Плутону.
  
  Он нисколько не заботился, что оказался на освещённой стороне Луны, которая была видна с Земли. Главным сейчас было сбить преследователей с цели, а там разберёмся, что видели астрономы.
  
  Катер опять набрал скорость. Максим постарался прикинуть, какое время он затратит, чтобы добраться до Плутона. Сроки получались разные. Можно и за семь часов долететь, а можно и неделями добираться. Какая интересно скорость у этого катера? Он постарался вспомнить о мерах величин у айдов. Нашёл взглядом на дисплее скоростной показатель. Максимальная скорость у катера была впечатляющая. Получалось, что до Плутона он может добраться часов за тридцать пять - тридцать шесть. Итого, полтора суток. Только, какая скорость у их истребителей? И догадаются ли они, что он к Плутону отправился?
  
  Он попробовал поработать с системами слежения. Получилось не очень, никак не удавалось освоить изменение масштаба, на экране всё высвечивалось в самом мелком разрешении. Засветок от других кораблей видно не было. Только какие-то странные мерцающие трассы. Он недоумённо смотрел на эти трассы, пока до него не дошло, что это отметки траекторий метеоров и астероидов.
  
  Максим откинулся на спинку кресла и осмотрелся через остекление кабины. Ощущение от голубого шара Земли, висящего над головой, было совершенно необычным. У него даже закружилась голова от впечатления, что Земля вот-вот рухнет "вниз", хотя было совершенно непонятно, куда это "вниз". Чтобы избавиться от этого ощущения Максим торопливо попытался изменить положение катера в пространстве. Земля медленно ушла под фюзеляж. И действительно, это неприятное ощущение тут же исчезло.
  
  - Катер "ноль-четыре", ответить! - опять вышел на связь "Орланг".
  
  Максим усмехнулся, ищите дурака в соседнем ауле, по пеленгу решили его отыскать. Но тут его весёлое настроение улетучилось. На обзорном экране появились отметки. Катер обнаружили без всякого пеленга. Истребители "Орланга" действовали умело и энергично, обкладывали катер как волки оленей или касатки кита. Это Максим оценил как боевой лётчик. С первого взгляда было понятно, что шансов уйти нет, и оставалось решить одну проблему: оказывать сопротивление или нет. На катере была пушка, и он вполне мог успеть снять одного - двух из преследователей. Но эти ребята не сделали ему ничего плохого, они лишь пилоты истребителей и не виноваты, что их Властительная Наследница затеяла эту возню вокруг Земли. Максим вздохнул и сбросил скорость. И только тогда задумался над тем, почему истребители с такой быстротой вышли на след микроскопического в масштабах космоса корабля. Непонятно, может быть на катере маяк установлен, и они его задействовали?
  
  Вскоре истребители стали видны и через остекление кабины. Они приближались осторожно, готовые к любым неожиданностям. Но катер медленно дрейфовал в пространстве, не предпринимая никаких попыток к сопротивлению. Вскоре появился ещё один корабль, он аккуратно сблизился с катером, выдвинул захваты и намертво сцепился с катером.
  
  - Катер "ноль-четыре", не предпринимайте никаких попыток к движению или к сопротивлению, или будет применено оружие! - послышался в наушниках голос пилота корабля.
  
  - Да уж будьте спокойны, - усмехнулся Максим.
  
  Хотя его так и подмывало показать этим айдам на что способен лётчик-истребитель с Земли, и какие виражи он может крутить, но благоразумие удержало его от подобного рискованного и безрассудного шага.
  
  - 10 -
  
  - Подонок! - офицер службы безопасности въехал кулаком в челюсть Максиму, руки Максима были связаны, и поэтому он ничего не смог поделать, удар сбил его с ног, рот наполнился кровью.
  
  Это всё началось, едва буксир притащил катер к "Орлангу" и вернул его в ангар. Ворота ангара едва успели закрыться, а несколько человек уже запрыгнули на катер, открыли фонарь кабины и грубо вытащили Максима из кабины. Он попытался протестовать, но ему заломили руки за спину, согнули в три погибели и повели в таком виде к внутренним дверям ангара. А затем опутали руки шнуром от кистей до локтей и запихнули в узкую каюту без света. И вот теперь, ничего не объясняя, дали по зубам.
  
  - Эй, вы, - сплюнул кровь Максим. - Вы хоть объясните, с чего это вы вдруг взбеленились?
  
  - Сейчас тебе всё объяснят, - с этими словами офицер ударил ему под рёбра.
  
  - Уй, ёжкин кот! Ты, горилла, полегче, у меня селезёнки запасной нет! - охнул Максим.
  
  Дверь раскрылась, и в комнату втолкнули Илью и Виктора. Они тоже были красавцами, хоть куда! Распухшие губы, заплывшие глаза, ссадины на скулах. Их руки тоже были связаны за спиной, и четверо астронавтов из команды "Орланга" в полном вооружении тащили землян за плечи.
  
  - Привет, пернатый, - хрипло сказал Виктор. - Слушай, похоже, мы в историю влипли...
  
  - Молчать! - крикнул офицер и хлестнул ладонью Виктору по лицу. - Отвечать только на вопросы!
  
  В каюту вошёл Вернон, он был бледен, глаза его смотрели холодно и зло.
  
  - Каждого - в отдельный бокс, допрашивать буду сам! - коротко приказал он.
  
  - Макс, нас подставили! - успел крикнуть Илья. - Взрыв произошёл раньше...
  
  Конвоир ударом заставил Илью замолчать, но Максим начал кое-что понимать. Хотя уверенности в том, что он всё понял до конца, не было. Похоже, вся эта перемена отношений связана с тем, что подрывной заряд у энергоблока сработал раньше, чем предполагалось.
  
  Его усадили в кресло, опутали проводами, присоединили датчики к вискам, затылку, запястьям. Вернон сел в кресло напротив.
  
  - Вы презрели наше гостеприимство, вы презрели, что вам спасли жизни. Вы действительно оказались варварами, - начал он. - Цель вашего полёта - последняя планета - и подрывной заряд в сумке не оставляют сомнений в ваших намерениях - уничтожить второй привод маяка.
  
  - Не отрицаю, - кивнул головой Максим.
  
  - Это хорошо, что вы не отрицаете, что намеревались препятствовать Властительной Наследницев свершении Подвига. Нас не интересует, как у вас оказался кристалл с курсовой программой. Вы бывший пилот, и легко могли выяснить, где они хранятся, чтобы завладеть им. Там обнаружены ваши отпечатки. Нас интересует, почему вы решили ответить чёрной неблагодарностью на нашу заботу? И почему вы решились поднять руку на членов экипажа "Орланга"?
  
  - Поднять руку? - опешил Максим. - Вы что, по фазе двинулись? Мы никого пальцем не тронули. И в мыслях такого не было!
  
  - Лжёте! Вы нанесли тяжёлую травму вахтенному технику на ангарной палубе у ангаров катеров и агенту дворцовой охраны Утуно. Вы нанесли удары металлической трубой из инструментального ящика. Вахтенному в основание шеи, Утуно - по голове. Утуно едва оправился, ходит с трудом, вахтенный техник до сих пор лежит в медотсеке. На трубе так же найдены следы ваших рук. Микрочастицы вашей кожи и влаги.
  
  У Максима голова пошла кругом. Он на кого-то напал! Да он пальцем никого не тронул! А уж тем более Утуно!
  
  - Ничего не понимаю, - откровенно признался он. - Зачем мне было на кого-то нападать, если я оказался в боксе катера без помех?
  
  - Это я вас спрашиваю: почему вы покушались на жизнь нашего человека? Почему вы уничтожили один из приводов маяка?
  
  - Насчёт покушения ничего сказать не могу, - пожал плечами Максим. - А привод маяка взорвали, чтобы не дать вам поработить Землю.
  
  - Поработить? - неподдельно удивился Вернон.
  
  - Не думайте, что мы ничего не знаем. Присоединённая территория. Другими словами - колония рабов. Да ещё америкосов собирались своими клевретами сделать.
  
  - Кто вам сказал эту чушь?
  
  - Только не держите меня за идиота! Эта чушь в вашем своде законов записана.
  
  - Вы ошибаетесь,... хотя, я поинтересуюсь у Креспо.
  
  - Во-во, интересуйтесь!
  
  - Так, значит, свободолюбие подтолкнуло вас к покушению на жизнь наших людей?
  
  - Никуда оно меня не подталкивало! Повторяю ещё раз, никого я даже пальцем не трогал!
  
  Вернон посмотрел на экран монитора на пульте перед собой. Задумчиво почесал подбородок. Потом опять посмотрел на Максима.
  
  - А что вы скажете насчёт подрывного заряда, который вы оставили в арсенале? Это тоже вы не рассматриваете как покушение на наши жизни? - спокойно спросил он.
  
  - Подрывной заряд в арсенале? - отвисла челюсть у Максима.
  
  - Да, - кивнул Вернон. - Полюбуйтесь.
  
  На экране возникло изображение. Максим увидел себя, как он бродил между стеллажами арсенала. Вот он остановился, оглянулся, быстро протянул руку, что-то ей поделал там. Отступил назад, ещё раз оглянулся. И пошёл вдоль стеллажей.
  
  - Да я к бластерам примеривался! - рассмеялся Максим.
  
  - Странно, однако, что потом там обнаружили активированный подрывной заряд, до взрыва оставалось около трёх часов. А над бластерами как раз стеллажи с тяжёлыми ракетами. На заряде отчётливо запечатлелись ваши следы: отпечатки и микрочастицы с ваших ладоней. Анализ неопровержимо показал, что эти микрочастицы - ваши. Похоже, вы всё рассчитали очень тонко. Ваши друзья взрывают один из приводов маяка, вы уничтожаете второй. "Орланг" к тому времени тоже должен был быть уничтожен. После чего вы забираете своих приятелей, укрывшихся в скалах, и отправляетесь на Землю. Но вы просчитались в двух моментах. Переоценили силу своих ударов, а ваши друзья не справились с подрывным зарядом. Он взорвался раньше. К счастью, энергоблок должен был активироваться только после отлёта "Орланга", поэтому взрыв его разрушил, но реакции не произошло.
  
  Конечно, вы создали серьёзные проблемы. "Орланг" не навигационное судно, и на нём нет запасных навигационных комплектов. И Властительной Наследнице придётся вернуться в домен, чтобы взять второй комплект приводов маяка. Поэтому к покушению на жизнь Властительной Наследницы и экипажа корабля добавляется ещё и препятствование свершению Подвига Совершеннолетия. Имперский Суд, мне кажется, будет беспощаден. Что скажете?
  
  Максим угрюмо молчал. Да, смерть не обманешь. Их подставили по полной программе. Чёртов Кьёнго. Нет, не зря его всё время червяк сомнения глодал.
  
  - Скажу честно, я не верю, что вы сами дошли до всего этого, - внезапно сказал Вернон. - Вас кто-то подтолкнул. И мне кажется, я знаю кто. Это Кьёнго?
  
  Максим кивнул головой. Вернон зашипел и стукнул рукой по колену.
  
  - Идиоты, попались на удочку старого интригана!
  
  - А вы сами хороши! - окрысился Максим. - Не могли рассказать всё с толком, с чувством с расстановкой.
  
  - Да кто ж думал, что вы такие сдвинутые на независимости и самостоятельности! В нашей галактике, когда на обитаемых планетах появлялись посланцы более развитых цивилизаций, им в ноги падали! Владейте нами! Ведите к процветанию!
  
  - Так то у вас... - усмехнулся Максим. - А мы не такие как все. Мы - люди планеты Земля. У нас по сорок лет люди за независимость воевали.
  
  Вернон покачал головой.
  
  - Самое плохое это то, что в Империи уже всё известно. Эти двое - Кьёнго и Утуно - постарались. Замять дело уже не удастся. Его принял к рассмотрению Высший Имперский Суд. А ещё хуже, что Властительная Наследница взбешена. Ведь это она лично приказала доставить вас троих на корабль, а не оставить на Земле. Ей сюда передавали всю панораму боёв. Ей понравилось, как вы - Максим - закрыли своим истребителем самолёт-разведчик. Понравилось, и то, как сражались ваши друзья. А вы препятствуете свершению Подвига, да ещё всех здесь взорвать хотели. Вот такой безнадёжный расклад... - со вздохом завершил он свои слова.
  
  - 11 -
  
  Максима, Илью и Виктора подвели к дверям, которые вели на одну из палуб "Орланга", превращённую в большой зал. Они втроём впервые встретились с того дня, как из гостей превратились в пленников.
  
  - Привет, пернатый, - невесело поприветствовал Максима Илья.
  
  - Привет, от старых штиблет, - отозвался Максим.
  
  - Разговоры запрещены! - гаркнул конвоир.
  
  - Про этих сволочей, Кьёнго и Утуно, будем говорить? - шёпотом спросил Виктор. - Мне как-то неуютно... скажут ещё, что пытаемся свалить свою вину...
  
  - Скажем, обязательно, скажем... - пообещал Максим.
  
  - А ну, заткнулись все! - опять гаркнул конвоир. - Парализатора захотели?
  
  Илья только зашипел. Ему уже пришлось испытать на себе парализатор, и он не испытывал удовольствия от воспоминаний.
  
  Максим погрузился в раздумья. Всего три дня назад они были гостями, которых привечали. На шею, правда, им не бросались, но и не бросали вслед камни. А теперь их готовы растерзать. Конечно, они совершили ошибку, когда слепо доверились Кьёнго, но ведь его слова находили подтверждение! Всё указывало на то, что Земле грозит потеря самостоятельности, превращение в бесправную колонию. И не особенно грело осознание, что это было всего лишь платой за приобщение к цивилизации, опередившей Землю на тысячелетия в своём развитии. Пойди, предложи индусам считать британское владычество периодом наивысшего расцвета. Без разговоров по мордасам схлопочешь. Нет уж, мы как-нибудь сами. Да ещё америкосы в качестве приближённых новых властителей. А уж это переходит всякие границы...
  
  Его оторвал от раздумий толчок в спину. Двери на палубу были открыты, и их провели туда. Буквально в трёх шагах от входа стояли три круглые клетки, Максима, Илью и Виктора втолкнули в эти клетки, пристегнули к наручникам цепочки. На другом конце цепочек были кольца, продетые в один из вертикальных прутков клетки.
  
  Справа и слева возвышались импровизированные трибуны. Они были заполнены до отказа. Все, кто был свободен от вахты, пришли взглянуть на неблагодарных гостей. У переборки, противоположной дверям, стояли два длинных стола. Между ними стояло кресло с высокой спинкой, не трудно было догадаться, что это место Властительной Наследницы. За одним столом сидели все старшие офицеры "Орланга", кроме Айтейо и Вернона. Там же сидели Кьёнго и Утуно. Айтейо, Вернон и Креспо сидели за другим столом.
  
  Когда взгляд Максима упал на Кьёнго и Утуно, он заскрипел зубами и стиснул кулаки. А Илья и Виктор просто зашипели как разъярённые коты.
  
  - Мне только бы до тебя добраться, собака бешеная, - прошипел Илья. - Голыми руками удавлю...
  
  Но Кьёнго игнорировал все взгляды из клеток, с насмешливой ухмылкой переговариваясь о чём-то с Утуно.
  
  Загремели фанфары. Все в зале встали, приложили руки к левой стороне груди, склонили головы. Максима, Илью и Виктора охранники ударами по ногам заставили опуститься на колени и опустить вниз головы.
  
  - Ничего, отольются кошке мышкины слёзы, - прошептал Виктор.
  
  - Боюсь, что мы об этом уже не узнаем, - мрачно вздохнул Илья.
  
  Удары по рёбрам стволов бластеров конвоиров сообщили, что надо вставать. Максим взглянул на Властительную Наследницу. И сразу понял, что она в бешенстве, и готова лично растерзать провинившихся без суда и следствия. Она была бледна, но глаза её метали молнии, а руки сжимали подлокотники кресла так, словно Властительная Наследница собиралась вырвать их с корнем.Но тут его внимание привлёк трёхмерный экран, в который превратилась торцевая переборка палубы. Перед землянами оказалась коллегия Имперских судей - девять человек. Справа от судей - слева, если смотреть на экран - сидел ещё один человек, судя по всему, обвинитель.
  
  Сначала Максим, Илья и Виктор пытались что-то объяснить судьям и обвинителям, но вскоре поняли, что это бесполезное дело. Имперский Суд был уже кем-то сориентирован определённым образом. Поэтому Максим решил не тратить время понапрасну и послал высокий суд куда подальше, сказал, что они ему надоели, и ничего он объяснять не собирается.
  
  Он перестал обращать внимание на вопросы судей и обвинителя, и принялся наблюдать за Айтейо, Верноном и Креспо, за командой "Орланга", за Властительной Наследницей. Айтейо, Вернон и Креспо бились за жизни землян не на жизнь, а на смерть. Но им было трудно, они были всего лишь офицерами и придворным, не искушёнными в тонкостях юриспруденции, и легко попадались в изощрённые ловушки обвинителя. Илья и Виктор тоже сражались яростно. Но у них мало что получалось. Обвинитель, Кьёнго и Утуно с лёгкостью отметали все их аргументы.
  
  - Высокий Суд, - с небрежной ухмылкой сказал Кьёнго. - Вы имеете возможность убедиться, что события разворачиваются именно так, как я предполагал в своём почтенном обращении в ваш адрес. Кроме того, я неоднократно указывал Властительной Наследнице, что свободное нахождение представителей варварского мира на "Орланге" чревато тяжкими последствиями. К сожалению, мне не удалось полностью убедить Властительную Наследницу в ошибочности такого решения. Хотя многие мои аргументы и привлекли внимание Властительной Наследницей, и в последнее время она стала склоняться к мнению, что чрезмерно доверилась попавшим на борт нашего кораблям землянам.
  
  Кроме того, в своём обращении в адрес Высокого Суда я отметил, что эти люди пытались проникнуть в мою каюту, неоднократно утраивали слежку за мной. И опустились до этих абсурдных обвинений в подстрекательстве ко всем этим действиям. Особо кощунственно звучат обвинения в адрес агента Утуно, едва не ставшего жертвой их коварства.
  
  - Что же ты брешешь, собака бешеная!!! - взорвался Виктор. - Ты же, подонок, сам Максу статьи показывал в своде законов! Ты же сам нам объяснял, как всё лучше сделать! Ты же сам нам заряды передал! Ты же сам нас в своей каюте принимал!
  
  - И когда это я якобы с вами беседовал? - вкрадчиво спросил Кьёнго.
  
  Илья тут же напомнил советнику.
  
  - Прошу Высокий Суд обратиться к данным объективного контроля, - немедленно сказал Кьёнго. - В тот момент, когда я якобы устраивал заговор, я почему-то сумел раздвоиться и одновременно вести беседу с Управляющим Делами Имперского Двора. Беседа длилась более полутора часов. Так что я никак не мог при этом ещё и вести разговоры с этими негодяями. Уважаемый Марк, будьте любезны, подтвердить этот факт.
  
  Первый офицер службы дальнего обнаружения и связи коснулся пальцами панели небольшого планшета и через пару секунд угрюмо кивнул головой:
  
  - Был такой разговор, и именно в указанное время.
  
  - Подонки, обо всём позаботились... - процедил Илья.
  
  Кьёнго, обращаясь к судьям, развёл руками с извиняющейся улыбкой, мол, вы сами всё видите...
  
  - Высокий Суд, - поднялся со своего места Креспо. - Обращаю ваше внимание, что обвиняемые в преступлении на самом деле правильно указали номер и содержание статьи свода законов Империи, утратившего силу почти полтора столетия назад. Это свидетельствует, что они были преднамеренно введены в заблуждение!
  
  - Вы забываете о информкристалле, найденном в их каюте, - возразил с экрана обвинитель. - Там были своды законов в новейшей редакции. И там однозначно говориться об ином статусе присоединённых территорий. Ни о каком заблуждении не может быть и речи!
  
  - Это ни о чём не говорит! Они просто не смогли разобраться, не поняли, что тот свод законов утратил силу! - воскликнул Айтейо. - И сгоряча бросились защищать Землю! И мы тоже хороши! Не могли им всё растолковать! Всё отговорки находили, вот они и решили, что их Земле грозит порабощение!
  
  - Странно слушать вас, первый офицер бортовой артиллерии, - многозначительно произнёс Кьёнго. - Вас чудом спасли от гибели, а вы защищаете этих убийц.
  
  - У меня подозрения, что это покушение на взрыв "Орланга" было мифом, - насмешливо отозвался Айтейо. - Вы слишком дорожите своей шкурой, советник, чтобы позволить "Орлангу" взорваться!
  
  - И вы тоже обвиняете меня в организации этого покушения? - вкрадчиво спросил Кьёнго.
  
  - Я в этом уверен!
  
  - Вы дорого заплатите за свои обвинения!
  
  - Назовите цену, советник, я пришлю вам чек!
  
  Председатель суда нажал кнопку, в зале поплыл густой звук как от удара колокола.
  
  - Прекратите препирательства! - резко приказал он. - Обвинитель, что у вас есть ещё.
  
  Обвинитель сказал, что у него всё, и что, по его мнению, доказательств, имеющихся в распоряжении Высокого Суда, вполне достаточно для обвинительного приговора.
  
  - Кто ещё желает высказаться? - спросил председатель суда.
  
  - Я! - громко сказала Властительная Наследница и поднялась со своего места, было видно, как она сдерживает ярость, клокочущую в ней. - Я бы простила этим трём покушение на мою жизнь! Они защищают свой дом, это как-то ещё можно понять. Но они лишили меня Подвига Совершеннолетия! Мне предстоит возвращаться к этой звезде ещё раз! И пережить град насмешек сверстников из других семей Имперского Дома, которые уже на ближайшем Большом Императорском Выходе получат подтверждение своих Подвигов! Этого я не прощу!
  
  Вы решили, что Земля будет порабощена, хотя всё должно было быть иначе. Что ж, вы сами выбрали её судьбу! Я вернусь сюда сначала, чтобы установить новый маяк, а затем приведу эскадры имперского флота, чтобы действительно поставить на колени ваш варварский мир! Только вы об этом не узнаете! Высокий Суд, мне, Властительной НаследницеВластвующей семьи домена Айдороио, нанесено унизительное оскорбление! Платой за него может быть только смерть! Прошу смертный приговор для этих троих! Они оскорбили гостеприимство Властительной Наследницы Имперского Дома, они препятствуют свершению Подвига Совершеннолетия! Я не соглашусь ни с каким другим приговором!
  
  Властительная Наследница ещё раз смерила троих землян взглядом, полным ярости.
  
  - Ах, ты ж корова бешеная!!! - взорвался Максим, забыв все свои намерения ни на что не обращать внимания. - Эскадру она сюда приведёт! Не зря, значит, мы старались! Проговорилась курица обглоданная!
  
  Конвоир огрел его прикладом автомата, и Максим осёкся, удар был точный, в болевой узел, от боли у него потемнело в глазах. Присутствующие же в зале члены экипажа "Орланга" возмущённо зашумели. Они поняли только одно: троих землян спасли, а они вместо благодарности лишили Властительную Наследницу Подвига, да ещё и корабль чуть не взорвали. И с одобрением встретили требование смертного приговора. А Максим посмотрел на Айтейо, Вернона и Креспо. Те ответили грустными взглядами. Они сделали всё что могли. Он окинул взглядом другой стол. Во взглядах офицеров "Орланга" читалось сожаление, взгляды Кьёнго и Утуно были полны злобного торжества.
  
  Приговор не замедлил себя ждать. Ничего другого, кроме смерти присудить не могли. И присудили.
  
  - Ваше последнее слово, - обратился к землянам председатель суда.
  
  - Да пошёл ты, окурок жизни, - огрызнулся Виктор. - Козёл...
  
  - Чтоб на вас из Магелланова облака х"харны наехали, - пожелал Илья.
  
  - Это кто такие? - тут же спросил Виктор. - Почему не знаю?
  
  - Читай Эдмонда Гамильтона "Возвращение к звёздам", - снисходительно пояснил Илья. - Такие гады, клеймо негде ставить!
  
  - Ещё встретимся, кошка облезлая... - пообещал Максим. - Ещё хвост тебе прищемим...
  
  - Надежда умирает последней, - буркнул Илья.
  
  - Прошу Высокий Суд присовокупить к обвинению оскорбление и угрозы Её Высочеству! - подскочил Кьёнго.
  
  Властительная Наследница и бровью не повела на слова Максима и сделала повелительный жест конвоирам, чтобы те увели осужденных.
  
  - В сущности, братцы, мы ничего не теряем, - пустился в рассуждения Виктор, когда их выволоклив коридор. - Мы так и так должны были стать покойниками. Ну, произошла отсрочка. Смерть не обманешь.
  
  - Как там было у Леонида Филатова? Ну, случайно, ну, шутя, / Сбились с верного путя, - продекламировал Максим.
  
  - Скрупулёзно подмечено, - согласился Илья.
  
  - 12 -
  
  Они ожидали, что казнь будет обставлена в виде какой-нибудь средневековой экзекуции, с барабанным боем и прочими ритуалами. Или же чего-нибудь технического: отравляющего газа в камеру или же, что их выбросят в космос без скафандров. Но вместо этого их вытащили в коридор, провели в отсек рядом с выходным кессоном, надели на них скафандры и запихнули в грузовой трюм катера. Трюм был тесный, и их согнули в три погибели.
  
  Сколько продолжался полёт, они не знали. Лишь почувствовали лёгкий толчок. А затем открылся люк, и их вытащили из трюма.
  
  Катер цеплялся захватами за скалу, размером с пятиэтажный дом, казалось, висящую в пространстве. Россыпи звёзд бесстрастно взирали на них холодными точками, и лишь Солнце желтело небольшим шаром. Охранники быстро и умело прикрепили к скафандрам у запястий и лодыжек цепи, забили в астероид металлические штыри, приварили к ним цепи. Ловко цепляясь за выступы скалы, к ним подплыл человек. За стеклом шлема проступило лицо Кьёнго.
  
  - Ну, друзья мои, пришла пора расставаться, - насмешливо произнёс он. - Вы сделали всё что могли. И пора вас выбросить, как использованный материал. Уговорить Властительную Наследницу на этот способ казни было проще простого. Она ведь вне себя от ярости. И спешу дать вам пояснения. На астероиде установили два двигателя. Расчёт был произведён тщательно, и астероид должен будет миновать все четыре планеты, чтобы исчезнуть в протуберанцах вашей звезды. Циклов торможения будет несколько, чтобы постепенно уменьшить скорость астероида до минимума. И тогда он начнёт падение в Солнце, ускоряясь и ускоряясь каждую секунду. Так что ожидание смерти будет хоть и долгим, но не бесконечным, и вы не успеете погибнуть от других причин. А цепи дадут вам некоторую свободу, чтобы было можно разминать руки и ноги. Таким образом, вы будете удостоены великолепного погребения. А чтобы вы не пропустили самое интересное, ваши системы жизнеобеспечения имеют необходимые запасы питания, воздуха, воды и энергии. Так что вы сможете познакомиться со своим светилом вплотную. Вы получите незабываемые впечатления!
  
  - Спасибо за заботу, козел... - прошипел Виктор.
  
  - Напрасно стараетесь меня задеть, - хмыкнул Кьёнго. - В нашем мире, если хотят унизить, используют наименование других животных.
  
  - Слушай, собака бешеная, что тебе наша смерть даст? - спросил Максим.
  
  - Очень многое. Но распространяться об этом я не буду. Система контроля, понимаете ли. А теперь прощайте и приятного вам времяпрепровождения, друзья мои.
  
  Кьёнго ловко оттолкнулся от астероида и полетел к катеру. Два конвоира ещё раз проверили, как закреплены цепи, и тоже прыгнули к катеру. Корабль отцепил захваты от астероида, постреливая энергией из мелких сопел, отплыл в сторону, из его двигателей ударили струи энергии, и катер стремительно исчез из виду. Следом мимо астероида пронёсся ещё один катер, ранее скрытый каменной глыбой.
  
  - Одно радует, - философски заметил Виктор, - у нас не было выбора. Спасли нас помимо нашей воли, так что всё просто вернулось на круги своя. Приходим к логическому концу.
  
  - А какой конец не логический? - поинтересовался Максим.
  
  - Когда водка кончается раньше закуски, - мгновенно отозвался Виктор.
  
  - Да уж, не бывает много водки, бывает мало закуски, - засмеялся Илья.
  
  - Кстати о птичках, - обрадовался Максим. - Знаете, какой роскошной закуской были однажды две пластинки жевательной резинки? Правда, пили не водку, а вино. А к водке прекрасно подходит такое ассорти: банка тушёнки говяжьей, пятьсот двадцать пять граммов, банка кабачковой икры на четыреста двадцать пять граммов, банка закуски кубанской на двести семьдесят пять граммов, все эти три банки из армейского пайка, и армейские буханки белого и чёрного хлеба. И как мы тогда хорошо посидели!
  
  Их встряхнуло. Откуда-то справа и слева ударили ослепительные струи энергии. Двигатели тормозили движение астероида. Максима, Илью и Виктора бросило вперёд. Они дружно заскрежетали зубами, им чуть не вывернуло руки и ноги.
  
  - Идём на посадку, - мрачно пошутил Максим. - Прошли дальний привод.
  
  - Принимаю эстафету и возвращаюсь к нашим баранам, к водке и вину, то есть, - сказал Виктор, когда тормозной импульс закончился. - Пришлось как-то раз побывать в Лоо, что под Сочи. Там есть поездка на Тридцать три водопада. И вот оттуда мы притащили шесть или семь двухлитровых баллонов местного самодельного вина. Это что-то, я вам скажу! Вот тогда я понял слова из "Кавказской пленницы...", когда показывают на пятилитровую бутыль и говорят: "А что тут пить!" Мужики, влили мы впятером в себя эти бутыли и ни в одном глазу! Как лимонад пили!
  
  - Так может, это и был лимонад? - съязвил Илья.
  
  - Что ты понимаешь в колбасных обрезках... - величественно заметил Виктор.
  
  - Ладно, проехали, рассказывай дальше...
  
  - А я уже всё рассказал. Мы тогда вино выпили и не заметили, что это было вино.
  
  Они говорили и говорили, перескакивали с одной темы на другую и боялись умолкнуть, боялись, что молчание заставит сосредоточиться их мыслям на неминуемой гибели. Но говорить бесконечно невозможно. И их разговор постепенно прекратился.
  
  - Кстати, а что у наших заклятых друзей в меню? - попытался не дать беседе утихнуть окончательно Виктор. - Надеюсь не бульон из какой-нибудь хла... холле... хлане... тьфу! Не выговоришь даже это название!
  
  - Хлореллы, - подсказал Максим.
  
  - О! Точно хлохлерры! - обрадовался Виктор.
  
  - Сам ты хлохлерра, - фыркнул Максим.
  
  - А ты спроси у скафандра, - посоветовал Илья.
  
  - Попробую... алло, эй вы там, когда кормить будете?
  
  - Питание будет осуществляться по графику четыре раза в стандартные сутки, - вежливо откликнулась информационная система скафандра.
  
  - Ты смотри, они для нас ещё и режим установили! - удивился Виктор. - Ну, гады, ну, паразиты...
  
  Они дождались первого сеанса питания. Сначала к губам придвинулась трубочка, через которую подавалась какая-то паста, не похожая на то, что ели земляне на "Орланге". Но эта паста была приятна на вкус и сытная. Затем им дали немного воды из другой трубки.
  
  - Интересно, насколько разнообразно у них меню, - задумчиво сказал Илья. - А то ведь на десятый день взвоем без разносолов.
  
  - Вопрос, конечно, интересный... - согласился Виктор. - Помниться пытка апельсинами через три часа человека из себя вывела. Верно, Макс?
  
  - Что? - не понял Максим, задумавшийся о своём.
  
  - Я про пытку апельсинами из "Спортлото - восемьдесят два" говорю.
  
  - А, верно, верно... - поспешно согласился Максим.
  
  Виктор и Илья с радостью ухватились за новую тему для разговоров и начали с жаром обсуждать кинематограф. В их разговор опять вмешались двигатели. Очередное торможение астероида было гораздо более продолжительным, чем первое. И опять им троим, едва не вывернуло в суставах руки и ноги. Когда же торможение закончилось, Виктор и Илья дружно пожелали всем на "Орланге" всего наихудшего. А Кьёнго и Утуно узнали бы много интересного о себе и своих ближайших родственниках. Но затем друзья, как ни в чём не бывало, продолжили обсуждать американские боевики и мюзиклы и нещадно их критиковать. Максим только посмеивался над тем, какие характеристики получали голливудские герои. И незаметно для себя уснул.
  
  Сутки они отмеряли по четырём приёмам пищи. Сбивались и путались, но всё-таки приблизительное представление о том, сколько времени они уже в свободном падении имели. За эти одиннадцать дней двигатели включались раз десять - двенадцать. Пояс астероидов уже остался далеко позади. И их каменная глыба с всё возрастающей скоростью мчалась к Солнцу. Оно росло буквально на глазах.
  
  Максим, Илья и Виктор отчаянно сражались с подступающими к ним апатией и безразличием. Надежды на спасение не было, это они уяснили твёрдо, перепробовав все возможные и невозможные способы избавиться от оков, но и превращаться в тупых и безвольных жертв не желали.
  
  Первым странное движение заметил Максим. Какая-то тень на мгновение закрыла рисунок созвездий на бархатной черноте глубин космоса. Он встрепенулся и начал пристально вглядываться во тьму.
  
  - Ребята, спокойно, но кажется, к нам что-то приближается, - сказал он.
  
  Илья и Виктор тоже насторожились. И действительно, какой-то необычный силуэт промелькнул на фоне Солнца. А затем ещё что-то появилось слева, закрыв звёзды. Вскоре стало видно, что это два корабля.
  
  - На корабли "Орланга" не похоже, - сказал Максим. - А то я уж грешным делом подумал, что кто-то с этого крейсера-рейдера тайком решил нам помочь.
  
  - Точно, не "Орланга" кораблики, - подтвердил Илья, когда корабли приблизились, и стало возможным хорошо их разглядеть в лучах далёкого Солнца.
  
  Один корабль продолжал оставаться чуть в стороне и кружил вокруг астероида. А второй начал осторожно приближаться к глыбе, летящей в пространстве. Размерами он был значительно больше катера "Орланга". Но маневрировал с поразительной лёгкостью. Максим, Илья и Виктор насторожённо следили за ним. Наученные горьким опытом, они не спешили радоваться возможному спасению, ещё неизвестно, какова за это будет цена.
  
  Корабль сблизился с астероидом, выбросил захваты, и они впились в скалистую глыбу. Тут же в его борту открылся большой люк, и из него к астероиду поползла лестница. Когда она упёрлась в поверхность астероида, на лестницу ступили фигуры в скафандрах. Сложением они были как люди. Но этого нельзя было сказать с уверенностью, не увидев их лиц.
  
  Незнакомцы быстро и умело освободили Максима, Илью и Виктора, аккуратно отсоединили кабели, шланги и трубопроводы системы жизнеобеспечения. Затем они помогли троим землянам перебраться по лестнице в выходной тамбур. Люки закрылись, в тамбуре зашипел воздух. И вскоре один из спасителей снял шлем. Он был человеком.
  
  - Рад видеть вас живыми и невредимыми, - с улыбкой сказал он. - Сейчас вас проведут в вашу каюту, чтобы вы отдохнули, а через несколько часов мы будем на месте и сможем поговорить.
  
  - А... - раскрыл, было, рот Илья.
  
  - Все объяснения потом и в другом месте, - прервал его спасатель.
  
  Максиму, Илье и Виктору помогли снять скафандры и провели в каюту. Каюта была небольшая, на четырёх человек, очень уютная. И даже имела душ. Чем они сразу же и воспользовались. Тысячи вопросов роились в их умах, но оставалось только ждать обещанных объяснений. Пока что было ясно только одно - у Земли кроме "Орланга" есть ещё кто-то, кто способен свободно перемещаться в Космосе.
  
  После душа они расположились в каюте. Дверь отошла в сторону, и в неё шагнул встретивший их человек.
  
  - Просьба лечь на койки, - сказал он. - Сейчас мы будем разгоняться. Наша Базовая Станция довольно-таки далеко, чтобы добраться до неё за короткое время, нужна высокая скорость. Будут перегрузки.
  
  - Как вас зовут? - поинтересовался Илья.
  
  - Первый лейтенант Алексей Девятов. А ваши имена я знаю уже давно: Максим, Илья и Виктор.
  
  Алексей точно назвал их имена. Но более всего потрясло не его знание имён, а его собственное имя - Алексей.
  
  - Алексей, вы откуда родом? - удивлённо спросил Илья.
  
  - Это не важно, откуда я родом. Важно, что сейчас я - офицер Базовой Станции Звёздного Линкора. Ложитесь, перегрузки вещь малоприятная.
  
  Он помог им улечься на койки.
  
  - Можете поспать...
  
  - Да какой там сон, - отмахнулся Максим.
  
  - Здоровый и крепкий сон вам гарантирован, - усмехнулся Алексей.
  
  Он оказался прав. Едва они трое устроились на койках, как навалилась невероятная сонливость, и сон пришёл мгновенно. Разбудил их Алексей уже на подлёте к конечному пункту. Они поднялись, быстро привели себя в порядок. Едва заметные перегрузки, инерция, заставлявшая отклоняться то вправо, то влево, свидетельствовали, что корабль маневрирует. Потом последовал лёгкий толчок. А затем донеслось лёгкое шуршание по наружной обшивке. Стало ясно, что ангар заполняется воздухом.
  
  Алексей проводил их до пандуса корабля. Корабль находился в узком и тесном ангаре. Но едва они начали спускаться по пандусу, всё вокруг преобразилось. Переборки ушли вверх, и узкий и тесный ангар стал огромным и просторным. А рядом с кораблём оказались другие, точно такие же корабли. Вокруг них располагались всевозможные агрегаты и копошились команды обслуживания.
  
  На палубе Максим, Илья и Виктор испытали настоящий шок, когда из-за прибывшего корабля выкатилась необычная конусообразная конструкция на мягком гусеничном шасси, увенчанная полусферической "головой" с выступающими оптическими объективами.
  
  - Команда обслуживания к приёму корабля готова, - послышался механический голос.
  
  - Спокойно, дружок, бортинженер идёт следом, - с улыбкой отозвался Алексей, спустившийся по пандусу вместе с землянами.
  
  - Вот чёрт, опять оптические сенсоры барахлят, - прямо таки по-человечески вздохнул кибер и обратился к офицеру, спускавшемуся вслед за Алексеем, Максимом, Ильёй и Виктором. - Команда обслуживания к приёму корабля готова. Техники сейчас заняты на "Посыльном-девятом", там энергоблок перегревается, поэтому пока вашим кораблём займётся "команда-авто".
  
  - Добро, ребята. Вам работы немного, замечаний не было. Так что кроме контрольных тестов, пожалуй, ничего более и не потребуется. Вахтенные на местах, можете начинать приём корабля, - сказал бортинженер и поспешил куда-то в сторону.
  
  Максим, Илья и Виктор остановились, с интересом ожидая, что будет делать кибер. Тот некоторое время оставался на месте, затем сверху опустилась решетчатая конструкция с многочисленными площадками и соединительными дорожками. И на корабль как касатки на кита набросились небольшие роботы всевозможных конструкций. Часть из них вкатилась внутрь корабля, другие облепили обшивку, в которой окрылись многочисленные люки. Роботы запустили в эти люки свои гибкие и суставчатые манипуляторы.
  
  - Идёмте, - сказал Алексей. - Всё интересное уже окончилось. Теперь киберы будут проверять и тестировать все системы, и вся работа будет кипеть в их внутренних системах контроля и управления.
  
  Они вышли из ангара и оказались на просторной площадке перед длинным рядом дверей. Алексей коснулся кнопки рядом с одной из них, и створки двери разошлись в стороны. Они вошли в большую кабину.
  
  - Гостевой блок, - приказал Алексей, и двери закрылись, чтобы через секунду открыться вновь.
  
  Никакого движения Максим, Илья и Виктор не почувствовали, лишь необычное покалывание в нервных окончаниях. Алексей жестом предложил выйти.Они шагнули вперёд и с удивлением обнаружили, что оказались на другой площадке. Перед ними была ещё одна дверь. Алексей подошёл к ней и коснулся пальцем пульта управления на переборке. Дверь ушла в сторону, и перед ними открылся длинный коридор, в который выходили двери многочисленных кают. Алексей провёл их в удобную и просторную каюту.
  
  - Располагайтесь, - сказал он. - В шкафу найдёте обувь и одежду. Через час вас ждёт первый капитан Роберт Шелдон - начальник Службы Контроля и Безопасности Базовой Станции. Он хочет с вами побеседовать.
  
  - 13 -
  
  Первый капитан Шелдон был молод, ему было, самое большее, тридцать лет. И он прилично, даже очень хорошо владел русским языком.
  
  - Прошу садиться, - указал он на кресла перед невысоким столом, и сам уселся напротив Максима, Ильи и Виктора. - Начну без предисловий. Вы свалились нам как снег на голову. Хотя наши разведывательные зонды держали "Орланг" под неусыпным контролем едва он появился вблизи Земли. И мы были в какой-то мере в курсе событий, происходящих на его борту. Но ваша прыть всех нас просто ошеломила. Мы даже в мыслях не держали, что вы начнёте столь пылкую борьбу за безопасность и неприкосновенность Земли. Нам этот "Орланг" показался вполне безобидным. Ведь все эти приводы маяка так и так должны были быть уничтожены, но мы собирались сделать это уже после Признания Подвига Совершеннолетия Властительной Наследницы Роймины на Большом Имперском Выходе. Поэтому, когда вас приговорили к смерти, нам пришлось принимать решение, или оставить вас погибать, или же забрать к себе. В конце концов, вы оказались у нас. На счастье "Орланга" Кьёнго захотелось вас помучить, и он изобрёл этот изощрённый метод вашего убийства, а то бы пришлось брать этот крейсер-рейдер на абордаж, чтобы вас вызволить.
  
  - Кто же вы такие? - спросил Максим.
  
  - Скажем так, мы представляем собой могущественную силу, оберегающую Землю, и старающуюся по мере возможности особо не вмешиваться в события на планете, но изредка тайно помогающую её людям в развитии науки и техники, в совершенствовании социального устройства общества, да и не дающую ей скатиться в варварство.
  
  Вижу у вас скептические улыбки. Уверяю, если бы не вмешательство этой могущественной силы, на Земле давно бы уже ад кромешный воцарился бы. Даже без вторжения извне. В частности, как бы вам понравилось ядерное оружие в руках бесноватого фюрера? А оберегать Землю приходится по причине того, что в Галактике царят отнюдь не мир и благодать. Земля со всеми её несправедливостями и противоречиями - райский уголок в сравнении с иными цивилизациями, обогнавшими её в техническом развитии на века и даже тысячелетия. И беззащитный мир с относительно развитой цивилизацией - лакомый кусочек для многих держав Галактики, не говоря уже о пиратах.
  
  Но сейчас речь идёт о вас. Скажу честно: вы нам понравились своей самоотверженностью и готовностью к защите Земли. И мы решили предложить вам сотрудничество.
  
  - Сотрудничество? - насторожённо спросил Илья.
  
  - Да, вы пройдёте курс обучения, и вам предложат должности в частях Сил Самообороны нашей Станции. Вам, Илья и Виктор - в противоабордажных частях, вам, Максим - на истребителях. Но для этого вы должны согласиться на ментальное сканирование вашего сознания.
  
  - Ментальное сканирование? - в один голос воскликнули все трое.
  
  - Да. Это не опасно и не принесёт вам никакого вреда.
  
  - Если мы откажемся?
  
  - Вас вернут на Землю. Только сразу предупреждаю, что служба на Базовой Станции не означает тоскливое прозябание дальнего гарнизона. Вам будет дана возможность побывать во множестве миров Галактики. Будет очень интересно. Поэтому предлагаю всё хорошенько взвесить. Вернувшись на Землю, вы навсегда потеряете возможность приобщиться к тайнам Галактики. Но вернётесь домой. Оставшись на Станции, вы навсегда будете оторваны от дома и близких. Вот такая дилемма.
  
  - Решать нужно сразу? - спросил Виктор.
  
  - Да. Если вы получите знания о Базовой Станции, вас уже нельзя будет отпустить. Мы исключаем малейший риск попадания сведений о наших станции и корабле в руки наших недругов. Вернее, вы сможете вернуться на Землю, но перед эти придётся пройти весьма неприятную процедуру по стиранию памяти. Извините, требования безопасности.
  
  - Из огня да в полымя... - пробормотал Виктор.
  
  - На Станции все разговаривают по-русски? - внезапно спросил Максим.
  
  - Это язык официального общения, - ответил Шелдон. - Советский Союз, Россия первыми вышел в космос. Именно поэтому мы общаемся по-русски.
  
  Максим, Илья и Виктор улыбнулись, довольные.
  
  - Мы из России, - сообщил Виктор.
  
  - Мы знаем, - кивнул головой Шелдон. - В курсе и ваших боевых подвигов. Именно поэтому вы спасены и доставлены сюда. Будь вы кем-нибудь другим, вас бы просто усыпили на астероиде и отправили бы на Землю.
  
  - Как мы убедимся в том, что нас не собираются использовать для тёмных дел? - спросил Максим.
  
  - Мы покажем вам обзор дел в Галактике. И покажем, какую позицию во всём этом занимаем мы. Надеюсь, что нам удастся убедить вас в своих честных намерениях и чистых помыслах. Поверьте, в распоряжении Базовой Станции имеется мощнейший боевой корабль: Звёздный Линкор Высшего Класса. Его могущество, силы его сторожевых и канонерских кораблей, истребителей, десантно-штурмовой боевой части, а так же силы сторожевых кораблей и истребителей Базовой Станции таковы, что ни одни Вооружённые Силы на Земле не смогли бы противостоять нам. Высадка и подавление сопротивления заняли бы считанные часы. Поэтому никаких планов по овладению вашим сознанием и превращения вас вмарионеток для проникновения на Землю мы не вынашиваем. Нет смысла.
  
  - Вы сначала проведёте сканирование или покажете обзор? - задал ещё один вопрос Максим.
  
  - Сначала обзор, - ответил Шелдон и улыбнулся. - Утром деньги, вечером стулья. Или как?
  
  - Можно стулья утром, но деньги вперёд, - поддержал шутку Илья. - Мы готовы посмотреть обзор и обдумать ваше предложение.
  
  Шелдон кивнул и коснулся клавиши на панели управления, появившейся на подлокотнике кресла. Свет в каюте померк, и в воздухе засветилось трёхмерное изображение. Обитаемые и мёртвые миры. Цивилизации, создавшие межзвёздные державы, и цивилизации, едва вышедшие из каменного века. Динозавры и панцирные рыбы. И опять люди. Нет, вот неандертальцы, создавшие цивилизацию. А вот цивилизация гуманоидов. Промелькнули несколько цивилизаций негуманоидов, возникшие в самых глухих уголках Галактики. Затем прошла череда изображений звездолётов различных цивилизаций. Больших и маленьких, боевых и транспортных. Всё это напоминало картину из миров Айдороио, но одновременно и разительно отличалось.
  
  - Люди, всюду люди... - пробормотал Максим. - Как так? Почему? Ведь айды тоже люди...
  
  - Отвечаю, - отозвался Шелдон. - Есть нечто, что пронизывает всю Вселенную, что не знает преград и при этом несёт в себе программу всего дальнейшего развития. Не догадываетесь, о чём я речь веду?
  
  Максим, Илья и Виктор переглянулись и недоумённо пожали плечами.
  
  - Поясняю - нейтрино и реликтовое излучение. Реликтовое излучение это камертон, который искал и ищет условия пригодные для развития жизни, а нейтрино несли и несут в себе своеобразную программу дальнейшего развития жизни на планете. Камертон реликтового излучения сообщает о сходных условиях на различных планетах, а нейтрино закладывают единую программу жизни на этих планетах. У людей нашей Вселенной всё едино: и ДНК, и набор хромосом. Вселенная имеет единое человечество. Точно такжеи многие негуманоидные расы разбросаны по всей Вселенной.
  
  - Теперь понятно, почему в галактике, откуда заявились айды, планеты тоже заселены людьми, - сказал Виктор. - Но и негуманоидов там предостаточно. Они тоже единые во всей Вселенной?
  
  - Наверное, если бы взглянуть на этих негуманоидов, можно было бы определить, к какой расе они принадлежат.
  
  - Вот и посмотрите во время ментального сканирования, - рассудительно произнёс Максим.
  
  - Всё может быть, если только их образ правильно запечатлелся в вашей памяти. Посмотрим, вполне возможно, что наши пути с этими ребятами уже пересекались. Но, судя по вашим словам, я понял, что вы согласны на ментальное сканирование для вступления в наши ряды?
  
  - Пожалуй, - кивнул головой Максим. - Лично я согласен.
  
  - А вы? - посмотрел Шелдон на Илью и Виктора.
  
  Они оба дружно кивнули головами.
  
  - Отлично! Сегодня отдыхайте, а завтра - начнём!
  
  - 15 -
  
  - Привет! - ввалились Илья и Виктор в каюту Максима, которую он делил с одним из курсантов Учебного Центра.
  
  - Здорово! - отозвался Максим.
  
  - Как обучение?
  
  - Грызу гранит науки. Спасибо гипнообучение имеется. А то бы ни в жисть мне всю эту науку не осилить. Приказано за год освоить всю теорию и за год - практику. С ума сойти. Одно устройство и работа энергоблока истребителя чего стоит. Всей Академии Наук не осилить было бы.
  
  - Забуксовал? - хмыкнул Виктор.
  
  - Да нет, справляемся. А у вас как дела?
  
  - Дела у прокурора, у нас у всех - делишки, - рассмеялся Виктор, но сразу стал серьёзным. - А если серьёзно, Макс, мы себя тут паршивыми овцами чувствуем. Ребята в Учебном Центре - мечта! Чистоты необыкновенной. Нет, конечно, они не ангелы, характеры разные, но подлости, низости, гнусности - днём с огнём ищи, не сыщешь. И тут мы двое. Ругаемся как извозчики, сальные анекдоты рассказываем. А у ребят, представляешь, к женщинам отношение, ни в каком дворянском собрании такого не сыскать. Герои Александра Дюма и Тургенева во плоти.
  
  - А что ты удивляешься, - пожал плечами Максим. - Ребята ведь с чистого листа воспитываются. У них у всех чёрная стена в памяти. Помнят себя лет с десяти - двенадцати, только свои имена знают и язык. И не понять, как это делают.
  
  - Будем разбираться? - деловито осведомился Илья.
  
  - Спасибо, на эти грабли мы уже наступали, - замахал руками Виктор.
  
  - Вот только с возрастом мы подкачали, - вздохнул Максим. - Старые мы тут как мамонты. Вместе со мной ребята лет шестнадцати, самое большее, обучаются.
  
  - Ой, старый нашёлся, - фыркнул Илья. - Самому-то тебе, сколько будет, сорок пять или полтинник?
  
  - Двадцать три, - уточнил Максим.
  
  - Оно и видно, для лошадей и собак это запредельный возраст, они так долго не живут.
  
  - Знаете, что я вам скажу, дружочки вы мои... - вкрадчиво начал Максим.
  
  - О, что-то мы у тебя засиделись, - вдруг заторопился Виктор. - А нам ещё оружие чистить...
  
  - Вот-вот, чешите отсюда! У меня завтра контрольные зачёты.
  
  - У нас тоже.
  
  Контрольные зачёты были сущим ужасом. Старшина-инструктор был безжалостен. С Ильи и Виктора сошло семь потов. Штурмовую полосу они преодолели лишь с шестого раза. После чего рухнули без сил. Но стоило старшине рявкнуть на них, как оба оказались на ногах. И выслушали массу нелицеприятных замечаний. Максима же в это время безжалостно гоняли по общему устройству боевых кораблей его наставники. Он пыхтел, потел, отбивался, как мог.
  
  Так шли день за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем. У них раскалывались головы от предельного уровня интенсивности гипнообучения, не сходили синяки и ссадины от пропущенных ударов на занятиях по рукопашному бою, их выворачивало наизнанку после тренировок на перегрузку.
  
  Но постепенно они стали замечать, как приходят умения. Как с каждым разом всё легче и легче становится им на штурмовой полосе, а запредельной крутизны виражи учебного истребителя уже не вызывают отключения сознания. Да и инструкторы, наставники и преподаватели становились с каждым днём все более симпатичными. Вот грозный старшина-инструктор повстречался в библиотеке с очками на кончике носа. И оказывается, его давняя страсть - военная история Земли, прежде всего боевая техника Второй Мировой войны. А пилот-инструктор, возвращавшийся из вывозных полётов с полубессознательным Максимом, оказывается, знал Толкиена вдоль и поперёк, а в придачу и всех его последователей и толкователей.
  
  Вместе с курсантами Учебного Центра Максим, Илья и Виктор в первый раз "сошли на берег". Так называлось посещение обитаемых планет Галактики. В системе, где находилась Базовая Станция, была планета с земными условиями, но она не имела разумной жизни. И значительную часть времени занятий курсанты проводили именно на ней. Но курсантов следовало познакомить с различными видами человеческих обществ. Для этого и служили "сходы на берег".
  
  Это был ещё один из терминов, позаимствованный из флотской терминологии Земли. Аонги почему-то использовали терминологию, уставы и обычаи военно-морских флотов Земли, причем Максима, Илью и Виктора прямо таки распирало от гордости, что всё это было по большей части взято из русского и советского военно-морских флотов. Аонги даже ввели в свод сигналов своих кораблей новый сигнал: "Погибаю, но не сдаюсь". Максим, Илья и Виктор были особенно потрясены, когда им показали запись одного из разведывательных зондов, скрупулёзно зафиксировавшего все трагические перипетии Цусимского сражения и боя при Чемульпо.
  
  Все "сходы на берег" тщательно готовились, курсантов готовили так, чтобы ни одна, даже мельчайшая деталь не могла раскрыть их. В одних мирах они появлялись как обычные гости, в космопорту садился корабль, замаскированный под "вольного купца" или под пассажирский лайнер, и курсанты сходили на поверхность планеты. В других мирах, где ещё царили древние или средние века, или же человечество уже достигало высокого уровня, но ещё не вышло в космос, приходилось тщательно маскироваться. Корабли садились в самых глухих и безлюдных уголках планет.
  
  Во время посещения различных миров, курсанты постигали, насколько сложными и противоречивыми бывают отношения в различных человеческих обществах. Ведь одно дело изучать эти отношения по учебникам и по записям информационных кристаллов, добытых разведывательными зондами, другое - увидеть всё это воочию. И, прежде всего, курсанты узнавали, сколь различные бывают женщины и девушки в этих мирах. Принадлежащие к высшим слоям и к отбросам общества. Хранящие верность мужьям и возлюбленным и продающие любовь и тело. Открывались пороки, тщательно скрываемые за внешней добродетелью, срывались покровы с ханжества.
  
  Всё это было серьёзным испытанием для юношей. Ведь на самой Базовой Станции было множество молодых девушек и женщин. Но их поведение было совсем другим. У девушек и женщин были разные характеры, но их роднило одно: они могли кокетничать, слегка флиртовать, но, ни одна не переступала грань, где кокетство и легкий флирт сменялись развратом и распущенностью.
  
  Для Максима, Ильи и Виктора это было не столько знакомство с женщинами и девушками различного поведения. Они с жадностью впитывали впечатления, когда оказывались в мирах, ушедших от Земли вперёд в своём развитии. Илья, как большой любитель фантастики, пытался уразуметь, насколько правильно фантасты предсказали развитие техники в будущем. Он день и ночь пропадал в космопортах и на транспортных узлах и коммуникациях, возвращался переполненный впечатлениями, тут же обрушивал на Максима и Виктора свои впечатления от увиденного.
  
  Единственной странностью было, что, хотя курсанты глубоко и тщательно изучали историю, обычаи и культуру Земли, на эту планету они не ступали даже ногой. Это было настоящее табу.
  
  Последние три месяца обучения прошли в бесконечных контрольных испытаниях. Максим из кабины истребителя попадал к терминалу для решения контрольных задач и сдачи зачётов по устройству истребителей и кораблей. Илья и Виктор после штурмовой полосы проводили контрольные тесты агрегатов и оборудования БМД, танка и БРМ, затем попадали на стрельбище, а, в конце концов, все трое оказывались в тренажёрном зале и в зале рукопашного боя. К концу контрольных испытаний Максим, Илья и Виктор походили на выжатые лимоны.
  
  - Ты как? - упавшим голосом однажды спросил Максима Виктор.
  
  - Никак, - просипел в ответ Максим, - зато теперь я понимаю ощущения футбольного мяча, когда его девяносто минут лупят ногами.
  
  Но, как ни терзали их инструкторы, трое друзей успешно выдержали контрольные испытания, и Учебный Центр они покинули с утверждёнными приёмной комиссией аттестатами пригодности к зачислению в Силы Самообороны. Максима направили в истребительное крыло, а Илья и Виктор попали в противоабордажную бригаду.
  
  И хотя теперь предстояла служба в различных частях, видеться они могли гораздо чаще, потому что все трое разместились в одной каюте. Их дружба становилась всё крепче. Ведь в этой немыслимой дали только они помнили о Земле, где родились и выросли. И как ни старались они отрешиться от прошлого, память всё равно не отпускала. Илья и Виктор даже завидовали Максиму, выросшему в детском доме. Единственное, что как-то скрашивало их не весёлые думы о Земле, что вызывало облегчение, так это отсутствие семей. Все трое были холостяками. А у Ильи и Виктора у каждого кроме них у родителей, к счастью, были ещё брат или сестра, и у них были свои дети.
  
  
  ЧАСТЬ II
  
  ВОИНЫ ВСЕЛЕННОЙ
  
  Пролог II части
  
  Базовая Станция была огромна. Она даже скорее была искусственным планетоидом, таковы были её размеры. Единственное, что её отличало от естественного планетоида, так это конфигурация: станция была не шаром и не сфероидом, а в вертикальном сечении скорее походила на овал, а в горизонтальном была почти правильным кругом.
  
  Эта станция была создана для спасения жизни людей, и, самое главное, знаний могущественной цивилизации аонгов.Светила, дававшие жизнь планетам этой цивилизации, угасли миллиарды лет назад, когда во Вселенной имелись всего лишь считанные звёзды и планеты, пригодные для жизни людей. Базовая Станция должна была сохранить знания и технологии аонгов, а так же дать приют специально отобранным людям, которые должны были обслуживать и оберегать станцию. А затем найти тех, кто были бы достойными стать преемниками аонгов во Вселенной.
  
  Созданию Базовой Станции предшествовало открытие эффекта Вневременья. Именно овладение этим эффектом и подтолкнуло к её строительству. Огромное сооружение с помощью особых приводов выводилось из основного Потока Времени. На станции походили часы, а в Потоке Времени проносились десятки миллионов лет. Вернувшись в Поток Времени на несколько лет, Базовая Станция отправляла в разные стороны разведывательные зонды в поисках планет и жизни. Когда зонды возвращались, станция вновь уходила во Вневременье.
  
  Разведывательные зонды Базовой Станции были свидетелями появления и развития жизни на тысячах и тысячах миров во Вселенной. На Земле они видели и первых бактерий, и появление первых рыб, насекомых и земноводных, расцвет и гибель динозавров, начало оледенения Антарктики, появление первых приматов, делающих шаги к разуму. А когда в следующий раз Базовая Станция вернулась в Поток Времени, на Земле было начало двадцатого века. И аонги стали свидетелями всех последующих перипетий Истории. Точно так же они видели, как шло в эти годы развитие ещё почти двух десятков цивилизаций в окраинном уголке этой спиралевидной галактики во Вселенной.
  
  Именно этот уголок Галактики аонги и решили взять под свою эгиду. Пусть эти цивилизации и были несовершенны, но аонги решили, что сумеют аккуратно, исподволь, подтолкнуть развитие планет в направлении, способном обеспечить развитие и расцвет населяющих их человеческих рас. А для защиты этого уголка Галактики от возможного появления галактических "конкистадоров" из ангара Базовой Станции вывели один из семи Звёздных Линкоров.
  
  Эти исполинские корабли были созданы аонгами, когда они столкнулись с агрессией из Скрытых Миров. Миров, возникших из протоматерии, выброшенной во время Большого Взрыва в такую невообразимую даль, откуда свет звёзд за миллиарды и миллиарды лет всё ещё так и не смог достигнуть основной части Вселенной. Агрессоры были жестоки, беспощадны и коварны. Для отражения их нападения потребовались необычайно мощные боевые корабли. И Звёздные Линкоры несли чудовищной силы вооружение и мощнейшую, почти непробиваемую защиту.Но для Линкора требовался экипаж. Его решили набирать из детей собранных на Земле, как ближайшей к расположению Базовой Станции планеты. Выбор пал на безнадёжно больных или страдающих от уродств и увечий детей. Аонги посчитали, что инсценировка гибели от несчастных случаев таких детей нанесёт меньшие душевные травмы их родителям. Эти дети тайно переправлялись на Базовую Станцию. Уровень медицины аонгов позволял им исцелять неизлечимые ещё на Земле болезни, избавлять детей от уродств и увечий. И будущие члены экипажа Звёздного Линкора вырастали статными, крепкими и сильными. Но ценой всему этому была ментальная блокада, которую ставили детям. И они вырастали, не зная своего происхождения, уверенные, что они появились на свет на Базовой Станции. Лишь со временем аонги собирались осторожно и аккуратно открывать своим воспитанником тайну их происхождения. Когда это уже не сможет повлиять на их характеры.
  
  Для подготовки первого и последующих экипажей Звездного Линкора создали Учебный Центр. В нём готовили не только экипажи корабля, но и смену для Сил Самообороны Базовой Станции. И постепенно повзрослевшие земляне начали сменять в Силах Самообороны аонгов.
  
  - 1 -
  
  Сирены тревоги взметнули экипажи дежурной эскадрильи истребительного крыла Сил Самообороны Базовой Станции. Пилоты и штурманы-операторы эскадрильи мгновенно заняли места в истребителях, завыли насосы, отсасывая воздух из ангаров, пошли в стороны ворота ангаров, платформы с истребителями выдвинулись наружу, захваты освободили корабли, из их двигателей ударили струи энергии, и истребители крутыми виражами вырвались в Пространство. В считанные минуты они оказались в зоне ожидания, где им предстояло получить указание о векторах разгона.
  
  - "Патруль-четыре - один", ваш вектор сорок два одиннадцать - тринадцать восемьдесят семь, - последовало сообщение офицера службы наведения. - Сектор "А": системой дальнего обнаружения зафиксировано появление неизвестного объекта искусственного происхождения. Выдвижение на рубеж прикрытия. После получения информации от зондов системы внешнего периметра ждёте решения ГКП об атаке.
  
  - Принято, - отозвался командир эскадрильи Андрей Воронин. - Внимание "патрульным-четыре - один"!
  
  - "Патруль - четыре - один - "А" на связи! "Патруль - четыре - один - "В" на связи! "Патруль - четыре - один - "С" на связи! - тут же отозвались командиры звеньев.
  
  - Ордер - "Стандарт - два"! В круге до получения информации от "Барьера - внешнего"!
  
  Истребители быстро перестроились и встали в круг на трёх уровнях. Причём крутили круги они в трёх различных плоскостях. Тем самым обеспечивалась защита от нападения с любой стороны. А сами истребители могли одним виражом выйти в атаку в любом направлении.
  
  В круге стояли на автопилоте, а экипажи в это время чуть расслабились, правда, не настолько, чтобы потом не иметь возможности мгновенно вступить в бой.
  
  - "Патруль - четыре - один", - последовало сообщение через несколько часов, когда экипажи уже начали изнывать от безделья. - Неопознанный корабль у рубежа "Барьер - внешний"! Задача: выдвинуться на перехват, обеспечить контакт и скрытое сопровождение. При попытке направиться в запретную зону - оказать противодействие. При невыполнении требований об изменении курса и продолжении полёта вглубь запретной зоны - принудить к изменению курса силой оружия. Вперёд, "Патруль"!
  
  - Эскадрилье боевой порядок "Стандарт - шесть"! - приказал Воронин. - База, курсовой вектор?
  
  - Подтверждаем вектор сорок два одиннадцать - тринадцать восемьдесят семь, - тут же отозвалась служба наведения.
  
  - Принято! "Патруль - четыре - один", выставить курсовой вектор!
  
  Кристиан О"Нелли - штурман-оператор истребителя Максима - молниеносно выставил курсовой вектор на клавиатуре системы навигации, и Максим доложил командиру звена Джеральду Мак-Грегору о готовности.
  
  - Курсовой вектор выставлен! - доклады всех командиров звеньев командиру эскадрильи поступили, самое большее, в течение десяти секунд.
  
  - Разгон!
  
  Истребители эскадрильи синхронно набрали скорость. Перегрузки вдавили пилотов и штурманов-операторов в кресла. Корабли разгонялись с максимальным ускорением, системы сброса перегрузок отводили только часть перегрузки, всё остальное наваливалось на людей. Но никто не роптал, перегрузки - дело привычное.
  
  Рубежа "Барьер - внешний" они достигли через три часа и вышли к нему уже в полной боевой готовности и в боевом порядке.
  
  - "Патруль - четыре - первый", внимание, получено изображение неизвестного корабля! - поступило сообщение от службы наведения. - Сейчас все на ушах стоят, информационные массивы переворачивают, никак гостя не можем идентифицировать. Распаковываем архивы. По нашей Галактике таких персон не числится, откуда-то ещё гости.
  
  - Ну и корыто! - удивился Воронин, увидев на экране изображение неизвестного корабля. - Интересно, откуда его сюда занесло?
  
  Максим взглянул на экран монитора пульта управления и присвистнул.
  
  - Не свисти, денег не будет, - предупредил его Кристиан.
  
  - Крис, был бы ты на моём месте, ты бы тут такую трель издал бы, птицы всех миров сдохли бы от зависти! - отмахнулся Максим. - Алло, "патрульные"! "Патруль - четыре - один - девять" на связи! Я работаю за всю информационную систему! Бродяги, это - "Орланг"! То самое корыто, которое где мы гостили, чтоб им провалиться! "Патруль - четыре - один - девять" просит на связь "Патруль - четыре - один - один"!
  
  - "Патруль - четыре - один - один" на связи! - отозвался Воронин.
  
  - Разрешите сближение? Хочу поближе рассмотреть старого знакомого.
  
  - С ума спрыгнул, "четыре - один - девять"? Они же тебя разнесут вдребезги первым же залпом!
  
  - Во-первых, им ещё надо в меня попасть, а во-вторых, вид у "Орланга" потрёпанный. Я знавал его лучшие времена. К тому же их каналы связи знаю, попытаюсь прощупать, установить контакт.
  
  - Ещё более гарантированное самоубийство. Узнают тебя по видеоканалу связи, и точно жахнут из ближайшего орудия.
  
  - А я что, идиот? Я же щиток на шлеме поднимать не буду. Так что моё инкогнито будет сохранено. Поговорю с ними, может, в гости наведаюсь.
  
  - И как потом прикажешь себя вытаскивать?
  
  - Не бойся, командир, наши пушки из "Орланга" решето сделают. После первой же пробоины они меня под белы ручки выведут.
  
  - Ох, и авантюрист же ты, Макс, - вздохнул Воронин. - Ну, да чёрт с тобой, раз уж у тебя свои счёты с этой компанией - рискуй! Только не обижайся, доклад на командный пункт я отправлю о твоей авантюре.
  
  Максим обрадовано потёр руки и положил истребитель в вираж. По широкой дуге корабль устремился к "Орлангу". Кристиан по привычке выставил на максимальный режим защитные экраны и экраны нейтрализации средств обнаружения. Вскоре "Орланг" стал уже виден не только на экране монитора, но и в Пространстве через остекление кабины стала различима его серебристая обшивка. Свет далёкой звезды, вокруг которой обращалась Базовая Стация, слабо отражался от обшивки корабля, позволяя разглядеть его.
  
  Истребитель несколько раз облетел "Орланг", Максим внимательно вглядывался в знакомые очертания. И внезапно почувствовал странное волнение. И необъяснимое злорадство. Он осознал, что единственное, что тянет его на "Орланг", это испытать ни с чем не сравнимое чувство торжества от унижения гордыни. Как он приложит фэйсом об тейбл эту курицу! Ох, отольются кошке мышкины слёзки! Максим злорадно ухмыльнулся, положил истребитель в вираж и отвёл его в сторону.
  
  - Крис, сними антирадарное поле, - приказал он штурману-оператору. - Защитные экраны оставь на полной мощности. И ищи каналы их связи.
  
  Едва Кристиан выполнил приказ, как сразу сканеры предупреждение о работе вражеских средств обнаружения сообщили о захвате истребителя системами наблюдения "Орланга". А затем, совершенно неожиданно, "Орланг" начал запрашивать неизвестный корабль на диапазонах связи, характерных для большинства цивилизаций Галактики.
  
  - Обозначить принадлежность! Обозначить цель сближения! Или будет открыть огонь! - гремел чей-то голос с Центрального Командного Поста "Орланга".
  
  - Ого, - удивился Кристиан, - на галакто треплются, а ты говорил, что у них свой язык. И к тому же они на основных диапазонах нашей Галактики запросы шлют.
  
  - Сам удивляюсь, - отозвался Максим, его самого озадачило обращение с "Орланга" на галакто - языке общения различных миров обитаемой части Галактики.
  
  - Обозначить свою принадлежность! Последнее предупреждение! Через пятнадцать секунд открываем огонь! - продолжал требовать кто-то с "Орланга".
  
  - Патруль Базовой Станции Звёздного Линкора! Вы вторгаетесь в зону ответственности Звёздного Линкора Высшего Класса. Прошу обозначить вашу принадлежность и цель нахождения в зоне ответственности! - отозвался Максим. - В случае отказа в идентификации будете атакованы патрульной эскадрильей!
  
  "Орланг" ответил не сразу. Максим невольно усмехнулся. Сейчас следящие системы "Орланга" изо всех сил обшаривают окружающее Пространство, пытаясь выяснить, одиночный корабль перед ними или же рядом ещё целая эскадра. Ничего не выйдет, ребятки, тяжёлый истребитель класса "А" никакими радарами, никакими сенсорами не обнаружить, пока он почти вплотную не приблизиться. Хорошо бы комэск догадался бы на мгновение сбросить защитные поля, чтобы россыпь отметок истребителей появилась на экране ЦКП. А на Центральном Командном Посту наверняка кипят страсти. Бьонг и Ольдинг призывают быть осмотрительными, а пылкий и отважный Айтейо кипятится и предлагает не страшиться угроз. Креспо, Вернон и Альона всячески пытаются остудить пыл Властительной Наследницы, которая точно в ярости от столь непочтительного отношения к её особе. А Кьёнго и Утуно?
  
  Максим даже заскрипел зубами от нахлынувшей на него ненависти. Если эти двое ещё на борту, он найдёт способ пустить в ход Боевой Клинок.
  
  Боевой Клинок - это страшное оружие. С виду ничего особенного, так, цилиндр с небольшими утолщениями на концах, удобно ложащийся на ладонь. Но стоило коснуться большим пальцем едва заметного сенсора, или дать ментальную команду, как клинок молниеносно вырастет из рукояти. В неё вмонтирован энергоблок - кристалл карионита, минерала с особой структурой, при некоторой обработке способного аккумулировать в себе огромную энергию, сравнимую с энергией ядерного взрыва в несколько мегатонн мощностью. И вот этот энергоблок создаёт мощнейшее силовое поле, которое формируется внутри полого клинка оружия, придаёт ему форму, прочность и упругость. Когда же кроме силового поля внутри, силовое поле от поданной энергии, тончайшим слоем формируется и вокруг клинка, оружие становится всесокрушающим. Боевой Клинок рубит и режет любой металл, любой материал. Ещё одной особенностью клинка было то, что его не надо было выхватывать. Стоило только чуть отвести руку в сторону, клинок прыгал в ладонь, повинуясь ментальному зову. И размер его тоже зависел от ментального приказа. Простой приказ заставлял его вырасти на стандартную длину. Но он мог стать и коротким кинжалом, а мог превратиться в трёхметровое "жало". Ещё одним ценным качеством Боевого Клинка был его внешний вид. Никто не воспринимал как оружие этот цилиндр с двумя утолщениями на концах. И он всегда спокойно оставался в чехле на поясе справа и сзади.
  
  - "Орланг" вызывает Патруль Базовой Станции Звёздного Линкора! - вышел на связь корабль.
  
  - Здесь Патруль Базовой Станции Звёздного Линкора! - отозвался Максим.
  
  - Мы готовы обозначить себя и сообщить цель прибытия в этот район.
  
  - Для полной идентификации и предварительного досмотра прошу доступа на борт!
  
  - Это уже переходит все границы!
  
  - Это наши правила! Вы в нашей зоне, извольте подчиняться требованиям!
  
  "Орланг" опять замолчал, опять там, наверное, кипят страсти, и опять потребуется последнее слово Властительной Наследницы.
  
  - Сколько человек прибудет на борт? - после долгого молчания неохотно осведомился "Орланг".
  
  - Первоначальный досмотр проведет командир экипажа этого истребителя, - ответил Максим. - Приготовьте ангар соответствующих размеров для корабля. Мы сближаемся...
  
  Он повёл истребитель на сближение.
  
  - Заходите по левому борту, вам освобождён ангар, - последовало указание с "Орланга".
  
  - 2 -
  
  Максим обогнул "Орланг" и увидел раскрытые ворота ангара. По левому борту рядом с "Орлангом" виднелся силуэт высадочного бота, выведенного из ангара. Максим подвёл истребитель к "Орлангу", примерился, размеры ангара позволяли втиснуть истребитель, правда, едва-едва. Он сбросил тягу с маршевых двигателей, подал энергию на разогрев баков и сопел маневровых посадочных двигателей. Постреливая энергией из этих двигателей, завёл корабль в ангар, с филигранной точностью опустил его на палубу ангара. Ворота тут же закрылись, в ангаре зашумел воздух.
  
  - Крис, если что начнётся, поднимай истребитель намаршевых и круши всё вокруг из орудий, - предупредил Максим штурмана-оператора. - Только не следуй примеру камикадзе. Врежешь из орудий и делай ноги.
  
  - А ты?
  
  - Если начнётся заваруха, мне сюда уже будет не пробиться.
  
  - Как скажешь, командир... - но по тону Кристиана было понятно, что оставлять своего командира на "Орланге" в случае опасности он не намерен.
  
  Максим снял полётный шлем, надел стандартный боевой шлем, накинул поверх полётного комбинезона "жилет" стандартного боевого снаряжения. Лучевой пистолет он сразу вытащил из кобуры и оставил в кабине. Нажал клавишу на пульте управления, и фонарь его кабины пошёл вверх. Максим выбрался наружу, из обшивки истребителя выдвинулась лесенка, и он спустился по ней на палубу. Окинул взглядом ангар. Ангар был незнакомый.
  
  Рядом с истребителем уже стояло несколько человек. Впереди, как и ожидал Максим, стоял Вернон. Губы Максима тронула усмешка. Начальник безопасности "Орланга" был всё так же суров и непроницаем. Но, тем не менее, сразу было видно, что пролетевшие годы были отнюдь не благостными. У Вернона прибавилось седины, морщины на лице стали резче.
  
  Максим остановился в трёх-четырёх шагах от Вернона. Щиток шлема скрывал большую часть его лица, поэтому он спокойно рассматривал Вернона и его подчинённых.
  
  - Вернон Айо, первый офицер безопасности крейсера-рейдера "Орланг", - представился Вернон. - С кем имею честь?
  
  На галакто Вернон разговаривал с той правильностью, с какой на всеобщем языке Галактики разговаривали люди, для которых этот язык не был родным. Максима в Учебном Центре обучили этому языку и многим другим языкам гипнообучением, поэтому он владел им в совершенстве.
  
  - Офицер истребительного крыла Сил Самообороны, - ответил Максим. - Обращайтесь ко мне по званию старший лейтенант. Пока этого достаточно.
  
  Вернон кивнул в знак согласия и продолжил:
  
  - Прошу сдать оружие.
  
  - Оружие оставлено на истребителе, - показал Максим на пустую кобуру.
  
  - Разрешите проверить? - спросил Вернон.
  
  Максим кивнул и дал провести вдоль своего тела двумя рамками детекторов. Они отреагировали на энергоблок Боевого Клинка, но, как всегда, обычный вид рукояти Боевого Клинка не вызвал никаких подозрений.
  - Вы останетесь в шлеме? - спросил Вернон. - У нас есть свой этикет.
  - А у нас свой, - отрезал Максим.
  Вернон на мгновение задумался, но затем кивнул головой и первым направился к выходу. Максим двинулся следом. На всякий случай он скосил глаз на правый нижний угол внутреннего экрана щитка шлема, там успокоительно горел зелёный огонёк, угроз не фиксировалось.
  
  Они вышли из ангара, и тут уже Максим стал узнавать помещения. Это была ангарная палуба. Теперь становилось понятным размещение малых кораблей на "Орланге". Левый борт занимали ангары высадочных ботов, а по правому борту размещались ангары истребителей, катеров, спасательных шлюпок.
  
  Максим едва не совершил ошибку, когда уже собирался сделать шаг к дверям, ведущим с ангарной палубы в другие помещения корабля, но вовремя спохватился.
  
  Они прошли по коридорам "Орланга". Максима поразил их вид. Никаких следов былой роскоши. Позолота, инкрустация драгоценными камнями исчезли. Точно так же исчезла позолота и роскошная расшивка с формы охраны, стоявшей у дверей в коридорах. Максим опять чуть не прокололся, когда уже раскрыл рот, чтобы съязвить насчёт обедневшего интерьера, но спохватился и прикусил язык.
  
  Вскоре они оказались у дверей Центрального Командного Пункта. Максим окинул взглядом знакомый коридор. Его охватило странное чувство. Три с половиной года назад их привели на ЦКП и представили Властительной Наследнице-девчонке. Какая она сейчас? Расцвела или подурнела? Какие изменения произошли с её характером?
  
  - Вы встретитесь с командиром корабля, - сказал Вернон.
  
  Максим едва заметно усмехнулся, Властительная Наследница не желает снисходить до общения с пилотом какого-то там патрульного истребителя. Ну что ж, это не смертельно, всё равно "Орлангу" никуда не деться. Или он отворачивает, или вскоре здесь появятся тяжёлые корабли огневой поддержки, канонерки, как их называют, и тогда Властительной Наследнице не отвертеться от разговора с офицерами Сил Самообороны и Службы Безопасности. Прежде чем до встречи с ней снизойдут представители Совета Достойных, вершащего все дела на Базовой Станции.
  
  Дверь пошла в сторону, и Вернон жестом предложил Максиму первым войти на ЦКП. Максим опять усмехнулся и шагнул через комингс в ЦКП. Сделал пару шагов, остановился и осмотрелся по сторонам. Всё было почти как тогда, операторы на своих местах, офицеры "Орланга". Только барельеф над входом в ЦКП лишился всего золота, что его покрывало и не осталось ни одного драгоценного камня в нём.
  
  - С вами будет беседовать командир корабля Бьонг, - предупредил Вернон. - Остальные офицеры будут представлены позднее.
  
  Максим кивнул и ещё раз осмотрел командный пост. Бьонг, Ольдинг, Нирхо, Марк, Айтейо, Айно, Креспо. И только Ульно отсутствовал, он, наверное, был у реакторов. Рядом с дверью стояли трое или четверо айдов из экипажа с бластерами в руках. Всё как в первый раз. Только Властительной Наследницы нет.
  
  - Позвольте ещё раз поинтересоваться, кого вы представляете в данный момент? - спросил Бьонг.
  
  - Я уже отвечал по каналу связи. Патруль Звёздного Линкора. Вы входите в сектор Галактики находящийся под его эгидой. Обозначьте цель прибытия и продолжительность нахождения в нашей зоне.
  
  - Вы уполномочены вести переговоры?
  
  - Патруль уполномочен на всё! И на переговоры, и на атаку...
  
  - Понятно. Спешу успокоить вас, наш корабль не представляет угрозы вашим интересам. Мы - изгнанники.
  
  - Изгнанники? - опешил Максим.
  
  - Да! И всего лишь ищем тихую планету, которая сможет дать нам на некоторое время пристанище, чтобы экипаж смог отдохнуть от продолжительных скитаний. Нас преследовали наши враги. Но теперь мы надеемся, что обширный пояс мёртвых звёздных систем даст нам защиту, и мы получим передышку.
  
  - Изгнанники... и кто же ваши враги?
  
  - Это узурпаторы, захватившие власть в наших мирах. И преследующие сторонников законной власти. Именно поэтому "Орланг" оказался в этой части Вселенной.
  
  - Понятно... - сказал Максим и ещё раз окинул взглядом командный пост. - Да, чувствуется, что вы изгнанники, ребятки. Исчезло былое великолепие. Какие у вас камни были в барельефе над входом на ЦКП! Да и вы, Вернон, забыли поименовать все титулы "Орланга", как-никак - именной корабль Властительной Наследницы.
  
  В одно мгновение в руках всех офицеров на ЦКП оказались пистолеты, а охрана вскинула бластеры.
  
  - Императорская ищейка! - вскричал Айтейо.
  
  - Спокойно, друг мой! - охладил его пыл Вернон. - Не стоит сразу стрелять в него. Здесь и пока. Для начала мы у него кое-что выясним. А там...
  
  - Какие мы грозные... - фыркнул Максим. - И что там? Имперскому суду предадите? И кто обвинителем будет, Властительная Наследница? Что-то её не видать, потерялась где-то...
  
  - Я здесь! - прозвенел голос Роймины.
  
  - 3 -
  
  Властительная Наследница стояла чуть в стороне, рядом с ней была её верная Альона. Максим прикусил губу, чтобы не ахнуть от удивления. Девчушка исчезла. Стояла гордая, высокая, статная девушка. Черты её лица стали ещё более тонкими и изящными, тёмные брови и глаза всё так же контрастировали с белокурыми волосами. На этот раз Властительная Наследница была в длинном тёмном закрытом платье, перехваченном в талии широким поясом. Но, ни на платье, ни на ремне не было, ни золотой расшивки, ни драгоценностей. Но волосы девушки были уложены всё в ту же замысловатую причёску, правда, в диадеме не оставалось ни одного драгоценного камня.
  
  - Уж не думаете ли вы, что я испугаюсь какой-то императорской ищейки? - зло спросила Властительная Наследница.
  
  - Да вам не императорских ищеек бояться надо, - ответил Максим. - Вам меня боятся надо. И пусть эти ребята не тискают рукояти своих бластеров, всё равно они защитные экраны боевого снаряжения не пробьют.
  
  На лицах айдов застыло недоумение. И только Айтейо продолжал кипятиться.
  
  - Это лазутчик императора Донго, Ваше Высочество! - воскликнул он. - Надо немедленно отстрелить его корабль в пространство! А этого - заковать в кандалы!
  
  - Ох, Айтейо, вы всё такой же нетерпеливый, - усмехнулся Максим.
  
  - Вам известно моё имя? - ошеломлённо спросил Айтейо. - Но нас вам не представляли! Значит, он точно лазутчик!
  
  Максим с удовольствием наблюдал за смятением, охватившим айдов, а затем не выдержал и расхохотался.
  
  - Ой, ребята, вы бы себя со стороны посмотрели, как ошпаренные тараканы заметались!
  
  - Кто вы такой и откуда вам известно имя Айтейо? - подойдя вплотную, спросил Вернон. - Отвечайте без утайки.
  
  - Вопрос на засыпку, Вернон: почему я не снял шлем, когда спустился с истребителя? - отозвался Максим.
  
  - Ваш воинский этикет!
  
  - Да не этикет, а не хотелось до времени быть узнанным...
  
  - Значит, вы всё же из Империи...
  
  - Да что вы заладили, как попугаи: из империи, да из империи. С Земли я! Помните такую планету?
  
  Властительная Наследница слабо вскрикнула и судорожно опёрлась на руку Альоны. Максим решил не тянуть кота за хвост и отстегнул застёжку шлема. Вот он, миг торжества!
  
  - Привет честной компании, - сказал он, сняв шлем с головы. - Кто первый поздороваться за руку с привидением, с того света явившимся? Ох, отольются теперь кошке мышкины слёзы, Ваше Высочество! - в последнюю фразу он постарался вложить как можно больше злорадства, хотя это у него не очень получилось.
  
  Властительная Наследница покачнулась, побледнела и упала на руки Альоны без сознания.
  
  - В отключке, - сказал Максим, и тут на него вихрем налетел Айтейо.
  
  - Это действительно ты? - затряс молодой айд Максима за плечи. - Ты?
  
  - Ну, я, - ответил Максим. - А что, не видно?
  
  - Это невероятно! Как такое чудо случилось? - Айтейо задохнулся от радости и опять заключил его в объятия.
  
  Максим ответил ему тем же, он действительно был искренне рад увидеть молодого начальника корабельных канониров. Да и разве можно забыть, как Айтейо вместе с Креспо и Верноном не на жизнь, а на смерть бился за спасение их троих в Имперском Суде.Креспо и Вернон тоже забыли о сдержанности и бросились обнимать Максима. Их лица и глаза сияли самой искренней радостью. Но у Креспо чувство долга пересилило желание приветствовать старого знакомого. Он извинился и поспешил к бесчувственной Властительной Наследнице, над которой хлопотали Альона и ещё одна служанка. Зато Вернон от души нахлопался по плечам Максима.
  
  В глазах и на лицах остальных офицеров "Орланга" тоже читались искренняя радость и облегчение оттого, что Максим остался в живых. Видимо, произошли какие-то события, и теперь картина суда выглядела иначе. Он подошёл к Бьонгу, Ольдингу, Нирхо, Айно и Марку, поздоровался с ними. Командир корабля, первый помощник, остальные офицеры отбросили всякую сдержанность и наперебой жали ему руки.
  
  - Ну, Айтейо, рассказывай, почему вы изгнанники, и почему у "Орланга" такой потрёпанный вид, и куда девалось всё его великолепие? - спросил затем Максим.
  
  - В двух словах и не расскажешь, - вздохнул Айтейо. - Ты лучше сам расскажи, как ты уцелел? И твои друзья тоже с тобой?
  
  - И я в два слова не уложусь, тут целая история. В общем, поменяли мы все трое принадлежность. Теперь на страже мира и спокойствия в Галактике стоим.
  
  - Извините, Максим, - вмешался Креспо, - Властительная Наследница просит вас подойти, она уже пришла в себя. И умоляю вас, будьте с ней деликатным и мягким. Властительной Наследницепришлось пережить множество потрясений и утрат. И скажу вам по секрету, после некоторых событий она горько раскаялась в своих поступках в отношении вас и ваших друзей.
  
  Максим выслушал Смотрителя установлений и этикета и кивнул, в знак того, что он последует его совету. А затем подошёл к Властительной Наследнице. Девушка уже поднялась на ноги, но была вынуждена опираться на руку Альоны, слабость не отпускала её.
  
  - Вновь приветствую Властительную Наследницу в нашей Галактике, - чуть насмешливо произнёс Максим. - Какой подвиг на этот раз нас ждёт?
  
  Властительная Наследница вспыхнула и опустила глаза, Максим вдруг с удивлением заметил, что на них выступили слёзы. Его тут же дёрнули за рукав, это был Креспо.
  
  - Я же просил вас! - укоризненно зашептал Смотритель.
  
  - Короче, прежде чем я начну беседу с Властительной Наследницей, рассказывайте всё по порядку.
  
  - Меня интересует лишь одно: я смогу дать экипажу "Орланга" отдых или нет? - вместо ответа спросила Властительная Наследница. - Люди измотаны до предела. Мы уже около трёх лет непрерывно в полёте, лишь урывками ступаем на поверхность обитаемых планет.
  
  Максим в упор взглянул на неё. Властительная Наследница выдержала этот взгляд и не опустила глаза. В ней многое изменилось. Всего три с половиной года прошло с их первой встречи. Тогда Властительная Наследница была самоуверенной, взбалмошной, даже вздорной девчонкой. Теперь же она была девушкой, расцветшей в положенный срок. Но в облике Властительной Наследницы, в её взгляде читались какая-то печаль, отпечаток пережитого горя и страданий.
  
  - Чтобы ответить на ваш вопрос, мне и тем, кто мной командует, надо знать причину ваших бед, - сказал Максим.
  
  - Что ж, это не тайна, - ответил Креспо. - Властительная Наследница должна была свершить Подвиг Совершеннолетия. Благодаря вам троим, внявшим совету Кьёнго, Подвиг не был свершён. И получилось так, что не свершение Подвига сыграло роковую роль. Когда Властительная Наследница вернулась в Империю, оказалось, что император Донго узурпировал власть. Все представительные органы власти были распущены. Было объявлено, что императорская власть отныне будет передаваться по наследству.
  
  В перевороте император опирался на гвардию и службу дворцовой охраны. Переворот был активно поддержан доменами Атаоро и Аргао, ведь представитель Властвующей семьи доменаАтаоро был императором, а императрица - его жена - представляла доменАргао. Властвующие Семьидоменов Айдороио и Айнор открыто выступили против переворота. А вот Властвующие Семьидоменов Арайя, Агмар, Аретан и Арадон заняли выжидательную позицию. Имперская армия оказалась расколотой и парализованной, а Силы Самообороны каждой из доменов в отдельности уступали в силе Императорской гвардии, которая набиралась из наёмников. К тому же многие из членов Властвующих Семейдоменов оказались "гостями", а скорее заложниками императора.
  
  На Властвующие Семьидоменов Айдороио и Айнор обрушились гонения. Обе семьи были объявлены изменниками. Некоторые из членов семей были казнены, многие оказались в застенках. Лишь нескольким человекам удалось скрыться и возглавить сопротивление. Властительная Наследница оказалась в ужасающем положении. Она прямая наследница престола, она не была в руках императора, в её распоряжении был корабль. Она могла бы объединить силы Айдороио и Айнора, но... она не была совершеннолетней, она не свершила Подвиг. И не могла возглавить ни Силы Самообороны, ни Сопротивление.
  
  - Понятно, - с искренним сожалением вздохнул Максим, - приношу свои извинения, подставили мы вас...
  
  - Не спешите посыпать голову пеплом, - успокоительно улыбнулся Креспо. - Вы были лишь слепым орудием в руках Кьёнго и Утуно. Сорвать Подвиг Совершеннолетия нашей Властительной Наследницы было их задачей. Император хотел застраховаться от любых неожиданностей. Так что не переживайте. Вашей вины в произошедшем нет.
  
  - Приятно слышать, - с облегчением сказал Максим.
  
  - Мне тоже очень приятно вам это сообщить, - улыбнулся Креспо. - Кьёнго и Утуно пытались завербовать себе сторонников среди экипажа "Орланга", чтобы парализовать корабль в критический момент. Но экипаж до последнего человека остался верным Властительной Наследнице. Это, конечно же, заслуга Вернона. Благодаря верности экипажа Властительной Наследницеудалось вырваться из когтей императора.
  
  Несколько месяцев "Орланг" метался по нашей галактике, но вскоре стало ясно, что так оторваться от преследования не удастся. Имперский гвардейский флот непременно настиг бы нас. Не давала гарантии безопасности и просьба об убежище в других державах нашей галактики. Тем более что большая часть разумных рас в нашей Галактике представлена негуманоидными расами. И их действия спрогнозировать было невозможно. Властительная Наследница могла оказаться разменной монетой в политических интригах.
  
  Положение становилось безвыходным, кольцо преследования сжималось. И тогда было решено попытаться укрыться в вашей Галактике. Мы надеялись, что удастся затеряться среди миров вашей Галактики, выждать время и вернуться в нашудомен. Но надежды оказались напрасными. Хотя мы специально направились не к Земле, а в другую часть вашей Галактики. Однако наш корабль оказался слишком приметным, а мы совершили ошибку, открыто посетив несколько миров. Ведь нам требовался ремонт и пополнение запасов, дозагрузка энергоблоков. И вскоре мы поняли, что о нашем корабле стало широко известно, затеряться не удавалось. Несколько раз нас атаковали пираты. А затем мы узнали, что в вашей Галактике появились корабли императорской гвардии.
  
  И тогда у нас остался последний шанс. Укрыться в Поясе Мёртвых Миров, о котором мы узнали во время посадок на планеты. Сопоставив сведения, мы поняли, что этот пояс отделяет окраинную зону Галактики, где находится ваша Земля, от основной части Галактики. Было решено попытаться отыскать на внешних границах этого пояса планету, пригодную для жизни, и посадить на неё "Орланг", чтобы дать отдых экипажу. Поэтому мы здесь. Мы всего лишь надеялись найти уединённый мир, где мы смогли бы укрыть "Орланг" на одной из планет пригодной для жизни и дать экипажу отдых. Только отдых экипажу.
  
  - Ваше счастье, что я оказался на Базовой Станции, - усмехнулся Максим. - А то ведь вы в наших базах данных так засветились, что не приведи Всевышний. Ваши художества в нашей системе надолго запомнятся. Так что вполне могли наши ребята врезать вам и фамилий не спросить.
  
  - Вы поможете нам? - тихо спросила Властительная Наследница.
  
  - Я? Не помогу,... поможет Базовая Станция, если Совет Достойных решит, что вы действительно нуждаетесь в помощи, - ответил Максим.
  
  Он рисковал очень многим, ведь совсем не фактом было то, что Совет Достойных их Базовой Станции даст приют изгнанникам. Для этого требовалось рассмотреть проблему с многих точек зрения, взвесить множество фактов, изучить все "за" и "против" в этом вопросе. Но он очень надеялся, что "Орлангу" дадут прибежище.
  
  - 4 -
  
  Залив рядом с площадкой был великолепен. Он походил на полумесяц, вдаваясь в побережье плавной дугой. На его зеркальной глади были живописно разбросаны группы скал, поросших деревьями. От океана его отделяла скалистая гряда, тоже поросшая лесом, как две капли воды похожим на земной сосняк. В этой гряде словно какой-то великан прорубил ущелье, через которое пролив связывал залив с океаном. Материковый берег залива окаймлял песчаный пляж. От пляжа вверх уступами шли скалистые склоны, так же поросшие лесом. Кое-где лес на уступах уступал место сплошному покрову вьющихся растений. Склоны, спускающиеся к заливу, в нескольких местах тоже были рассечены глубокими ущельями, по которым струились водные потоки.
  
  Прибрежная гряда отделяла от залива и океана широкую межгорную долину. Часть этой долины занимал лес, оставшаяся часть была покрыта великолепными зелёными лугами. И на этих изумрудных покровах темнел круг металлокерамического покрытия посадочной площадки, сооружённой инженерными подразделениями Базовой Станции для "Орланга". Сам корабль возвышался точно в центре площадки. Над ним переливался купол защитного маскировочного поля, установленного генераторами, которые стояли по периметру посадочной площадки.
  
  Поодаль, на лесной опушке выстроились сборные жилые модули, где разместился экипаж корабля. Самый изысканный модуль был предназначен для Властительной Наследницы, её камеристки, горничной и трёх служанок. У модуля была просторная открытая веранда, которую Властительная Наследница использовала как гостиную.
  
  На площадке кроме экипажа "Орланга" разместилась и команда техников и механиков с Базовой Станции, чтобы помогать в обслуживании систем лагеря. А через несколько дней айды познакомились и с курсантами Учебного Центра. Правда, когда на горных склонах замелькали сотни фигур с оружием в руках, навьюченные боевым снаряжением, на "Орланге" сыграли боевую тревогу. Айды решили, что подверглись нападению десанта своих преследователей. Офицеру, возглавлявшему команду техников и механиков, едва удалось успокоить гостей. А курсанты несколькими колоннами промчались через котловину и скрылись в прибрежных зарослях. Пришлось объяснять, что через котловину проходят маршруты марш-бросков учебных рот и батальонов, поэтому такие гости будут частыми.
  
  Экипаж "Орланга" блаженствовал. Впервые за многие месяцы люди наслаждались беззаботным отдыхом, когда не надо было насторожённо озираться по сторонам, непрерывно прощупывать Пространство системами наблюдения и обнаружения, видеть в каждом встречном агента императорской охранки. Первые несколько дней Бьонг дал экипажу полный отдых, вахту несли лишь несколько человек, и лишь затем начал кое-какие работы.
  
  Единственное, что осталось неизменным, это распорядок дня у Властительной Наследницы. Креспо внимательно следил, чтобы все положенные по этикету церемонии и мероприятия выполнялись неукоснительно. Каждое утро в одиннадцать часов Властительной Наследнице подавали второй завтрак: чай, булочки, печенье, джем и варенье. Но это был не просто завтрак. Во время утреннего чая Властительная Наследница принимала старших офицеров "Орланга" и Креспо. Это было церемониальное действо. Кроме Креспо и офицеров на утреннем чае обычно присутствовала Альона, ведь камеристка была скорее подругой Властительной Наследницы, чем служанкой.
  
  На этот раз Властительная Наследница пригласила на утренний чай Бьонга и Ольдинга. В соответствии с этикетом девушка была одета скромно, но элегантно, волосы были уложены в традиционную причёску, в них золотилась диадема. Альона была одета в своё обычное скромное платье. Хотя носила она его с изяществом, которому могли позавидовать многие и многие обладательницы роскошных туалетов. На Креспо был строгий, но лёгкий костюм, а Бьонг и Ольдинг явились в лёгких парадных мундирах, хотя Властительная Наследница и пыталась отговорить их от этого, но все трое соблюли этикет неукоснительно.
  
  Они пили чай и ждали, что скажет Властительная Наследница.
  
  - Какое блаженство, - вздохнула девушка. - Утренний чай на свежем воздухе! Варенье в вазочке натуральное, булочки тоже, а не из концентратов... и кажется, что все наши невзгоды - всего лишь кошмарный сон...
  
  Она поставила чашку на стол и собиралась ещё что-то сказать, но её перебили.
  
  - Смир-рно!!! - оглушительно рявкнул кто-то. - К командору обращается командир группы "один-один-три" подразделения "эльфы-защита"! Под охраной объект "Орланг", происшествий не было!
  
  - Вольно...
  
  Командовал и докладывал невесть откуда взявшийся рослый спецназовец, а принимал доклад старший офицер. Спецназовец выглядел так, словно готовился вот-вот вступить в бой. Высокие ботинки, брюки и куртка защитного цвета, "жилет" боевого снаряжения поверх куртки, шлем на голове. Ремень в петлях брюк был весь увешан подсумками, длинные ячейки карманов "жилета" так же были набиты до отказа. В руках спецназовец держал оружие. Удобный приклад, пистолетная рукоятка, перед ней плоский энергоблок, обтекаемое ложе, на ложе - ствольная коробка, переходящая в три постепенно утончающихся цилиндра в решетчатых кожухах, последний самый длинный цилиндр, уже без кожуха, заканчивался небольшим раструбом, внутри которого была тонкая игла с утолщением на конце и паутина переплетающихся металлических проволочек. Бьонг и Ольдинг понимали толк в вооружении и с уважением оценили мощь этого оружия. Пожалуй, ни в одном из миров, который они знали, не смогли бы похвастаться столь мощным вооружением, предназначенным для оснащения бойцов в качестве личного оружия.
  
  В офицере, названном командором, Властительная Наследница и её гости сразу узнали командира Сил Самообороны командора Шумилина, с которым они много общались, когда "Орлангу" разрешали посадку на Авиану. Вместе с Шумилиным было ещё несколько офицеров, молодой мужчина лет тридцати пяти, а за их спинами с унылым видом топтался Максим.
  
  - Прошу прощения, Ваше Высочество, за вторжение и беспокойство, - остановился у веранды Шумилин. - Мне, первым капитанам Шелдону, Мак-Грегору, Арьентосу и Нгомо поручено сопроводить Аварда - члена Совета Достойных - для передачи вам решения этого Совета.
  
  Авард оказался тем самым молодым мужчиной, вопреки ожиданиям Властительной Наследницы и её гостей, что члены Совета Достойных должны быть людьми преклонного возраста. Выделялся он лишь одеждой. Строгой, но элегантной. На фоне военной формы офицеров его одежда выделялась особенно контрастно. Он выступил вперёд и вежливо поклонился.
  
  - Вы не помешаете, - учтиво ответила Властительная Наследница, - более того, вы очень вовремя пришли. Утренний чай - это часть нашего этикета, поэтому позвольте пригласить вас к столу. Если это не затруднит, то я прошу принять приглашение вас всех, и вашего пилота истребителя.
  
  Приглашение было с благодарностью принято. Чай был разлит по кружкам, подали ещё печенье, пирожные, булочки. Авард попробовал чай, одобрительно покачал головой, попробовал печенья и пирожных, они тоже понравились.
  
  - Ваше Высочество, - начал Авард, когда чай был выпит. - Для начала я хочу полностью представить Вам ваших гостей. Первый капитан Шелдон представляет Службу Контроля и Безопасности Сил Самообороны, первый капитан Мак-Грегор - противоабордажные и противодесантные части, первый капитан Арьентос - службу дальнего обнаружения и связи, первый капитан Нгомо - Боевую Часть "два", это огневые средства Сил Самообороны. С пилотом нашего истребителя вы познакомились задолго до нас...
  
  Властительная Наследница не удержалась и метнула быстрый взгляд на Максима. Он ответным взглядом её не удостоил.
  
  - Хочу сообщить Вашему Высочеству решение Совета Достойных. Вам разрешено находиться на Авиане столько, сколько вы пожелаете.
  
  - Я вам искренне благодарна! - просияв, радостно воскликнула Властительная Наследница. - Наконец-то мой экипаж обретёт спокойствие!
  
  - Я рад, что мы смогли порадовать Ваше Высочество, - улыбнулся Авард. - Но позвольте мне кое о чём рассказать, думаю, вас это заинтересует. Вас вынудили покинуть империю, и вы потеряли связь с родными мирами. А там разворачиваются интересные события.
  
  Вы знаете, что безоговорочно поддержали императора только наёмная Имперская Гвардия и его дворцовая охрана. Имперская же Армия набиралась в соответствующих пропорциях во всех доменах по принципу воинской повинности. И вы знаете, что она оказалась расколотой и парализованной. Её раздирали внутренние противоречия, вражда между выходцами из разных доменов.
  
  Сейчас же в империи сложилась очень неустойчивая ситуация. Произошли резкие изменения в настроениях армии. За исключением небольшого количества частей и соединений, все остальные войска фактически саботирует все приказы императора. Хотя ещё и не выступила активно против него. Правда, отдельные войсковые части уже тайно оказывают поддержку Сопротивлению.
  
  Из восьми доменов, всё так же открыто поддерживают императора только две. Четыре домена, хотя и не выступили ещё открыто против узурпатора, но уже полностью саботируют все его действия, игнорируют его указы и рескрипты. Нужен только небольшой толчок, чтобы Властвующие Семьи и народы доменов выступили против диктатуры. Они готовы. Ну, а домены Айдороио и Айнор, и вы об этом знаете, с первых же часов переворота открыто восстали против тирании. В домене Айнор сопротивление возглавил наследник престола и регент. Наследник - мальчишка двенадцати лет - отважнейший сорванец. А регент - его двоюродный дед, ему шестьдесят шесть лет. Они образовали прекрасную пару.
  
  - Я их знаю, - улыбнулась Властительная Наследница. - Герцог, ставший регентом, всегда был честным и благородным человеком.
  
  - Согласен, - склонил голову Авард, - но им нужна поддержка. К сожалению, в вашейдомена сопротивление крайне неорганизованно, ведь вся ваша семья в застенках, а некоторые ваши родственники погибли.
  
  - Я знаю, - тихо сказала Властительная Наследница и опустила глаза, чтобы никто не увидел, как на них выступили слёзы. - Я чувствую себя предательницей, я бросила их в беде...
  
  - Не казните себя, Ваше Высочество, останься вы в своей галактике, вас бы непременно настигли корабли гвардии, и пленили бы, или уничтожили бы "Орланг". И ваша смерть не принесла бы никакой пользы. Но вы сумели избежать гибели, и теперь в ваших руках судьба вашего народа...
  
  Авард умолк, и на веранде воцарилось молчание. Его нарушила Властительная Наследница.
  
  - Я всё понимаю. Вы хотите подвигнуть меня к возвращению в Айдороио...
  
  Авард чуть улыбнулся.
  
  - Вы напрасно подозреваете нас в недобрых намерениях. Любое ваше решение в этих условиях будет правильным. Вы и ваш экипаж в абсолютной безопасности в этой звёздной системе. И вы можете находиться в этой системе столько, сколько вы захотите. Отдыхайте. Ведь вы всего лишь молодая девушка, и никто не вправе возлагать на ваши хрупкие плечи непосильную ответственность за судьбы миллионов и миллионов людей. Ведь вас, в конце концов, готовили не к такому...
  
  - Да, не к этому!!! - вспылила Властительная Наследница. - Но мой народ в опасности! Ему грозит порабощение! И моё место рядом с моим народом!
  
  Авард опять улыбнулся и ободрительно кивнул головой.
  
  - Иного я от вас не ожидал, Ваше Высочество. И Совет Достойных принял решение, что если вы решитесь на отважный шаг, помочь вам. Ангар Звёздного Линкора бортовой номер "ноль-один" пустует. "Орланг" свободно разместиться в нём, и мы проведём кое-какую модернизацию. Наши специалисты усилят ваши системы защиты и дальнего обнаружения. Так же установим на "Орланге" стыковочные узлы для четырёх наших кораблей. Это сторожевые корабли. Однако по огневой мощи они сравнимы с крупными кораблями главных галактических держав.
  
  - Но на "Орланге" едва хватает людей, чтобы обеспечивать управление самим кораблём и его обслуживание! - встревожено сказала Властительная Наследница.
  
  - Не стоит беспокоиться, - успокоил её Авард. - Команды на кораблях будут наши. Решено не только дать вам убежище, но и помочь. Потому что, вне всякого сомнения, ваш Донго обязательно сунется к Земле. А нам ещё один фронт противостояния ни к чему. И так приходится тратить массу сил и времени, чтобы не давать никому проникнуть в наш "заповедник".
  
  Но все эти переделки и усовершенствования займут некоторое время, и вы можете рассчитывать на наше радушное гостеприимство.
  
  - Благодарю вас, - улыбнулась Властительная Наследница. - Я и мои люди очень ценим ваше гостеприимство и радушие. Не всякий согласится дать прибежище незнакомцам из далёких миров. Но позвольте поинтересоваться: как вам удаётся быть столь информированными?
  
  - Всё очень просто, - ответил Авард. - Ещё когда ваш "Орланг" впервые появился у Земли, за ним следили несколько наших разведывательных зондов. А четыре таких зонда проделали на обшивке корабля весь путь до вашей галактики. Потом они отстыковались и отправились в свободный полёт. Вот откуда у нас столь исчерпывающая информация. А теперь позвольте откланяться, меня ждут дела.
  
  Авард поднялся из кресла, поднялась и Властительная Наследница, и изящным движением протянула руку для поцелуя.
  
  - Прошу прощения, если я нарушаю ваши нормы этикета, - сказала она. - Но внашейдомена, подав руку для поцелуя, девушки и женщины Властвующей семьи изъявляют особое расположение к людям, которые удостоились этого жеста.
  
  - Я высоко ценю выпавшую мне честь, - сказал Авард, склоняясь и целуя руку Властительной Наследницы.
  
  Девушка мягко улыбнулась и опять бросила быстрый взгляд на Максима. Но он стоял с безразличным видом и разглядывал обстановку веранды. Лёгкая тень пробежала по лицу Властительной Наследницы, но она осталась всё такой же приветливой и радушной. Авард заметил этот взгляд, и его лица тоже коснулась лёгкая тень.
  
  А Креспо с облегчением перевёл дух, его воспитанница блестяще справилась с переговорами.
  
  - 5 -
  
  Тревога опять взметнула пилотов истребителей Сил Самообороны. Только на этот раз по тревоге подняли всё истребительное крыло. Эскадры дружно покинули ангары и заняли места по ордеру ожидания. Неожиданно из ангаров были выведены и тяжёлые сторожевые корабли с кораблями огневой поддержки.
  
  - Внимание истребителям! - раздался в наушниках шлемов голос командира эскадрильи. - Зафиксировано появление эскадры кораблей, идентифицированных как боевые корабли Имперской Гвардии Антой. Развёртывание для перехвата. Вектор развёртывания: тридцать девять - сорок четыре, восемнадцать - восемьдесят семь.
  
  Истребители немедленно легли в развороты, чтобы ринуться на перехват неприятеля.
  
  Тревога прозвучала и на "Орланге". Его системы слежения так же обнаружили появление неизвестных кораблей. Айды мгновенно оказались на боевых постах к вящему удовольствию Бьонга, убедившегося, что спокойный отдых ничуть не повлиял на выучку экипажа. ВстревоженнаяРоймина приказала немедленно связаться с Базовой Станцией.
  
  - Это корабли императорской гвардии, - подтвердил её опасения командор Шумилин.
  
  - Неужели в экипаже есть предатель, пославший сигнал императорской эскадре? - растерянно спросила Роймина.
  
  - Это вряд ли, - вмешался в разговор Вернон. - Подозреваю, что эти два мерзавца - Кьёнго и Утуно - всё же установили на "Орланге" сигнальный маяк. Он и выводит всё время преследователей на наш след.
  
  - Я готова отдать приказ поднять "Орланг" в Пространство, - сказала Шумилину Властительная Наследница.
  
  - Право, не стоит, - покачал головой Шумилин. - Гвардейских кораблей достаточно, чтобы расправиться с "Орлангом", но устоять против наших истребителей, у них нет никаких шансов.
  
  - Вы покажете нам панораму боя? - спросила Роймина
  
  - В мельчайших подробностях, - ответил командор, и изображение имперских кораблей появилось на экранах "Орланга".
  
  Императорских кораблей было шесть - два тяжёлых крейсера, лёгкий крейсер и три лёгких корабля. И "Орланг" не имел шансов устоять против их мощи. Но против истребителей, сторожевиков и канонерских кораблей Сил Самообороны императорским кораблям рассчитывать было не на что.
  
  Замысел сражения был предельно прост: истребителям предстояло стремительной атакой расстроить боевой порядок противника и подвести его под убийственные залпы орудий сторожевиков и канонерок.
  
  Атака началась сразу с нескольких направлений. Истребители обрушились на корабли императора как рой разъярённых шершней. Системы нейтрализации средств обнаружения позволили истребителям скрытно приблизиться к императорским кораблям и атаковать их. Лишь когда истребители открыли огонь и начали маневрирование, их местоположение стало более-менее ясным для систем наведения и обнаружения: точки, откуда вырываются огненные молнии выстрелов и энергетические шлейфы от двигателей скрыть невозможно. Но это мало помогало имперцам. Их орудия самообороны просто не успевали за молниеносными манёврами истребителей, посылая свои выстрелы в пустоту Пространства. Огонь же истребителей был точен. Защитные экраны и обшивка императорских кораблей расцвели огненными вспышками. Три лёгких корабля тут же неуклюже заковыляли в Пространстве, по обшивке одного из них зазмеились трещины, в нескольких местах она вспучилась огненными пузырями, и корабль обратился в огромный огненный клубок. А два других корабля медленно и беспорядочно вращались в Пространстве, выбрасывая из пробоин струи воздуха. Но успех в бою с лёгкими имперскими кораблями не снимал главной задачи истребителей: отвлечь на себя внимание операторов систем управления огнём на тяжёлых вражеских кораблях, чтобы дать возможность канонерским кораблям и сторожевикам выйти незамеченными на дистанцию эффективного огня. И поэтому истребители продолжали виться вокруг крейсеров, жаля их пушечными залпами. Правда, и сами они ежесекундно рисковали угодить под прицельный выстрел. Однако, несмотря на все усилия истребителей, вражеские крейсера каким-то образом сумели обнаружить приближение сторожевиков и кораблей огневой поддержки. И мгновенно усилили свои защитные экраны по вектору новой угрозы.
  
  Залпы сторожевиков и канонерских кораблей расцвели огненными вспышками на защитных экранах имперских крейсеров, часть энергии сумела пробить эти экраны и достичь брони обшивки, оставила на ней глубокие язвы. Но фатальных повреждений тяжёлым крейсерам нанести не удалось.
  
  Максим бросил свой истребитель в крутой вираж. Так и есть, чтобы отразить удары орудий сторожевиков, имперские корабли перераспределили мощность защитных экранов.
  
  - Крис, помнишь, что я тебе рассказывал об устройстве крейсеров этой империи? - спросил он у штурмана-оператора.
  
  - Помню, командир! - отозвался Кристиан. - Трёх минут не прошло!
  
  - Тогда бьём! Только учти, у нас всего две тяжёлые ракеты!
  
  Максим заложил ещё один вираж и направил истребитель по дуге так, чтобы оказаться на догонном курсе. Он выжимал из двигателей всё возможное, надо было успеть, пока вся энергия защитных экранов была подана на носовые секторы. И появилась надежда, что удастся пробить ослабленный экран залпом ракет и пушек. Его истребитель сблизился уже с имперским крейсером настолько, что не только энергетический шлейф выдавал движение корабля, системы нейтрализации средств обнаружения становились малоэффективными. И на прицельных терминалах вражеских орудий проявилась слабая засветка атакующего истребителя. Счёт шёл на секунды, кто ударит первым.
  
  Кристиан вжался лицом в нарамник визира системы управления огнём вооружения. Положил визирные метки на участок обшивки крейсера, где его корпус стыковался с двигательной установкой. Метки багрово вспыхнули, сигнализируя, что системы наведения ракет захватили цели и зафиксировали точки, куда требуется ударить.
  
  - Цель захвачена! Пуск! - вскричал Кристиан.
  
  Истребитель едва заметно вздрогнул, это вырвались из своих контейнеров обе ракеты. Максим продолжал держать курс, система управления вооружением мгновенно рассчитала параметры залпа, теперь всё зависело от его выдержки. Он удерживал прицельный маркер пушек на точке защитных экранов, рассчитанный системой управления вооружением. А таймер вёл обратный отсчёт. И казалось, что секунды тянутся томительно долго. И когда таймер обнулился, Максим нажал на гашетки оружия, ударил из пушек и бросил истребитель в вираж. Своим виражом они опередили вражеские орудия на какие-то мгновения. Молнии концентрированной энергии пронзили Пространство буквально в сотне метров от них.
  
  Залп пушек истребителя Максима ударил в защитные экраны вражеского крейсера и прорубил в нём бреши за доли секунды до подлёта ракет. И ракетыпрорвались через пробоины в защите и ударили точно в уязвимые места бронинаружной обшивки имперского крейсера. Кристиан как всегда был виртуозно точен. Объёмно-кумулятивные взрывы пробили броню, и в недра корабля устремились потоки плазмы, образованной взрывами боевых частей ракет. Не прошло и секунды, как вся внешняя обшивка крейсера необычно заискрилась, по ней забегали огненные россыпи, зазмеились трещины, в одном, втором, третьем... девятом месте изнутри корабля ударили огненные струи, и крейсер превратился в одну громадную огненную вспышку.
  
  - Эй, "Четыре - один - девять"! - послышались в наушниках голоса командиров эскадрильи и эскадры. - Это как это у тебя получилось?!
  
  - Ловкость рук и никакого мошенничества! - отозвался Максим. - А что остальные?
  
  - Ещё возятся, - сообщил Воронин. - Ждут тебя как специалиста...
  
  - Всегда пожалуйста со спонсорской помощью...
  
  - Обойдутся, - усмехнулся Воронин.
  
  Его помощь действительно не понадобилась, канонерские корабли и сторожевики сумелив конце концов определить уязвимые места в защите имперских кораблей, и в Пространстве вспыхнули ещё две ослепительные вспышки.
  
  - А вы - истребители - свинтусы порядочные, - обиженно бросил в эфир командир одного из канонерских кораблей. - Я уже прицелился, на боевой курс лёг, ну, думаю, врежу ему сейчас этому другу, а тут вы со своими ракетами.
  
  - Ну, извини, друг, - весело отозвался Воронин.
  
  - Ладно, прощаем, - снизошёл командир канонерского корабля. - Но с нас по стакану. Хорошего бычару завалили!
  
  - Где встречаемся? - тут же спросил Кристиан.
  
  - Во второй столовой, там шеф классное вино делает.
  
  - Замётано!
  
  - От первого дивизиона канонерок - эскадрилье "Патруль - четыре - один"!
  
  - Алло, а остальным? - возмутились командиры других эскадрилий четвёртой эскадры.
  
  - Можете присоединиться, только за свой счёт! Бычару первая эскадрилья завалила!
  
  - Добро, согласны за свой счёт!
  
  Жизнерадостный хохот разнёсся в Пространстве.
  
  
  - 6 -
  
  После боя с крейсерами императора Донго прошло пять дней, когда Максима вызвал командир БЧ-"два". Придирчиво осмотрел с ног до головы и повёл к командору Шумилину.
  
  Максим с невольным трепетом вступил всвятая святых Базовой Станции - Главный Командный Пункт. Кроме старших офицеров Сил Самообороны никто не имел права находиться там без вызова.
  
  - Садитесь, - указал Шумилин на кресло, поднявшееся из-под палубы.
  
  Максим сел.
  
  - С "Орлангом отправляются четыре сторожевых корабля. Мы тут просчитали их боевую мощь, и пришли к выводу, что сторожевики всё же более мощные корабли, чем разведывательные корветы. Что касается автономности, то корабли будут модифицированы, и их автономность будет соответствовать поставленной задаче. Условия обитаемости для длительных перелётов, конечно, не совсем пригодны, но экипажи почти всё время будут находиться на "Орланге".
  
  Максим внимательно слушал, но, ни о чём не спрашивал. Шумилин на мгновение умолк, взглянул на него и продолжил:
  
  - Командиром дивизиона пойдёт капитан-лейтенант Драгутин Войкович. Командиром второго сторожевика пойдёт старший лейтенант Хаято Одзаки, третьего - Мигель Берсарес. Четвёртым будете командовать вы...
  
  - Не понял... - удивился Максим.
  
  - Командиром четвёртого сторожевика пойдёте вы. Ваш штурман-оператор будет штурманом корабля, второго пилота, старшего оператора - офицера бэ-че-четыре, старшего энергегтика, командира огневых установок, оператора боевой информационно-командной системы , штурманского электрика и младшего энергетика даст боевая часть "два".
  
  - С какой такой радости меня снимают с истребителя? - недовольным тоном спросил Максим.
  
  - Считайте, что вас повышают в должности. Командир сторожевика равен по должности командиру звена.
  
  У Максима заиграли на скулах желваки. Без него его женили!
  
  - Почему я должен отправляться неизвестно куда? - зло спросил он. - Что из того, что я знал эту дикую кошку раньше? Сто лет она мне не упиралась, такая радость тащиться вслед за ней чёрт его знает куда!
  
  - Не зарывайтесь, старший лейтенант, - ровным, но зловещим тоном оборвал его командор. - Решение принято и изменению не подлежит. В качестве компенсации за причинённые неудобства, с вами отправятся и ваши друзья. На всякий случай взвод наших десантников на борту "Орланга" не помешает. И для того, чтобы защитить его от нападения, и для того, чтобы разделаться с ним в случае измены.
  
  - Значит, назначение в приказном порядке? - уточнил в последний раз Максим.
  
  - Несомненно.
  
  - У кого получать инструктаж?
  
  - У первого капитана Шелдона. Первое занятие завтра... и как настроение?
  
  - Никакого, - буркнул в ответ Максим.
  
  Он не кривил душой. Никакого желания отправляться с "Орлангом" у него не было. Вернее, если бы на нём не было этой девчонки, тогда он не отказался бы от полёта с Айтейо, Верноном и Креспо. Но Властительная Наследница... как она его достанет. Да если бы она ещё выросла и подурнела, а тут всё наоборот. Перспектива долгого нахождения на "Орланге" рядом с Ройминой его совсем не радовала.
  
  - Ничего, перетерпите, - усмехнулся командор. - В качестве компенсации разрешаю вам лично известить своих друзей о том, что они отправляются вместе с вами. Ваш корабль в ангаре три - один - семь. Вы свободны...
  
  Максим поднялся со своего места, откозырял и отправился в ангар знакомиться со своим сторожевиком. Он нашёл его опутанным кабелями и трубопроводами, окружённым техниками и киберами. Они дружно потрошили небольшой корабль, меняли одни системы на другие, монтировали новые.
  
  - Привет, - кивнул Максиму незнакомый капитан-лейтенант с шевроном БЧ-пять на рукаве. - Получите машину как новую. Кроме того, мы тут кое-что добавим, чтобы могли садиться на планеты и взлетать, а так же для повышения автономности и дальности. Полгода в Пространстве вместо двух недель. Ну, а радиус действия теперь будет только от скорости разгона на момент ухода в подпространство зависеть.
  
  Максим насторожился и начал дотошно выспрашивать у инженера суть модернизации сторожевика. Тот охотно пояснил. В принципе, сторожевик, малый разведывательный корвет и посыльный корабль - модификации одной базовой конструкции. Но сторожевик несёт гораздо более мощное вооружение, чем корвет и, тем более, посыльный корабль. Но из-за этого преобразователи энергии систем вооружения занимают на нём значительно больше места, для них отдана большая часть объёма, который на корвете и посыльном занимают кают-компания, каюты десантников и пассажиров. Кроме того, для облегчения конструкции со сторожевого корабля снята часть продовольственных контейнеров, танков для питьевой и технологической воды. Теперь продовольственные контейнеры и танки для воды устанавливались на свои места, а свободный объём обитаемого отсека был перекомпонован так, чтобы появилась возможность оборудовать кают-компанию. К его системам управления добавили устройство формирования зоны перехода в подпространство и посадочные антигравитаторы; теперь корабль обретал возможности действовать на удалении в десятки и сотни тысяч парсеков от Базовой Станции, а так же садиться на обитаемые планеты. Правда, компоновка получилась из-за всех этих изменений намного более плотная, чем на разведывательном корвете или на посыльном корабле, но тут уж ничего не поделаешь, за мощь вооружения приходится расплачиваться теснотой. Хотя теснота, конечно же, относительная.
  
  В носовой части корабля находится боевая рубка, где сосредоточены все системы управления, сразу за рубкой располагается кают-компания. Из неё коридор ведёт в кормовую часть корабля, в коридор выходят двери кают и кубриков экипажа и десантников, душевой и камбуза. Коридор упирается в кормовую переборку с переходным тамбуром. За переборкой располагается агрегатно-грузовой отсек, где находятся системы жизнеобеспечения, накопители энергии огневых установок, танки с водой и продовольствием, фильтры и очистные установки. Непосредственно за переборкой находится кольцевая галерея, обеспечивающая доступ к подвижным огневым установкам. За агрегатно-грузовым отсеком расположена монолитная защитная переборка, "обтянутая" постоянным защитным полем. За этой переборкой находился энергоблок и двигатели, а так же посадочно-стартовые приводы антигравитации. Вооружение сторожевика оставалось стандартным: четыре курсовые пушки и четыре подвижные огневые точки, комплект ракетных установок с тяжёлыми ракетами и ракетами ближнего боя.
  
  Капитан-лейтенант, знакомивший его с переоборудованием корабля, с грустью посетовал, что размещение экипажа и десантников пришлось сделать гораздо более тесное, чем на разведывательных кораблях: только у командира была одноместная каюта, правый пилот, штурман, энергетик и офицер радиоэлектронной боевой части размещены в одной каюте, отделение десантников и остальные члены экипажа располагаются в двух кубриках, при этом от двухместных кают и кубриков начетверых пришлось отказаться, кубрики на восемь человек.
  
  - Да, основательно готовимся, - пробормотал Максим и уже громче спросил у инженера. - Когда готовы будете?
  
  - Готовность через три дня!
  
  Максим кивнул, обошёл с разных сторон свой корабль и направился в свою каюту. Там его уже поджидали Илья и Виктор.
  
  - Привет, - кивнул Максим.
  
  - Привет, - отозвались Илья и Виктор.
  
  - Что, скажете, волки?
  
  - Странные дела творятся в датском королевстве, - вздохнул Илья. - Приписали нас к какому-то отдельному десантному взводу. Зачем интересно?
  
  - К "Орлангу" вас приписали, - усмехнулся Максим. - В почётный эскорт этой барышне...
  
  - К "Орлангу"? - опешили Илья и Виктор. - На кой чёрт?!
  
  - Собираются отправить с ним к чёрту на куличики, в иную галактику.
  
  - Как декабристов в Сибирь, - фыркнул Илья. - Только без декабристок. И, кстати, не плохо бы было выцыганить у наших командиров недельку отдыха перед дальней дорогой.
  
  - Ага, как же, жди, тебе такой отдых дадут, семь потов сойдёт от этого отдыха, - отозвался Максим. - Через три дня готовность сторожевика.
  
  - Три дня на сторожевик, неделя на подготовку дивизиона, значит, через десять дней нас осчастливят командой отправляться, - посчитал Илья. - Скоро в путь. Кстати, нас по сторожевикам распихают, или же на "Орланге" поместят?
  
  - Судя по словам командора, мы на "Орланге" отправляемся. Так что удобства будут обеспечены. Но только по дороге туда. Обратный путь будем в тесноте коротать.
  
  - Есть возможность опять за Альоной приударить, - потёр руки Виктор. - Девушка - мечта!
  
  - Ох, дамский угодник! - дружно расхохотались Илья и Максим.
  
  - 7 -
  
  В динамиках Центрального Командного Пункта "Орланга" звучали предстартовая перекличка и разноголосица команд. Крейсер Властительной Наследницы Роймины готовился к уходу с орбиты у Авианы для возвращения в свою галактику. И в предстартовом режиме он мало отличался от любого другого корабля во Вселенной.
  
  Илья ошибся в расчётах. Приготовления заняли почти три недели, поскольку, кроме переоборудования сторожевиков и боевого слаживания дивизиона кораблей, в ангары Базовой Станции для дооборудования был введён и "Орланг". И теперь корабль приобрёл необычный вид, когда на внешней обшивке были установлены специальные крепления для четырёх сторожевых кораблей.
  
  Центральный Командный Пост "Орланга" тоже изменился, в нём появились дополнительные кресла. Теперь на ЦКП во время разгона и маневрирования корабля находились места командиров четырёх сторожевых кораблей и командира взвода сопровождения. Их кресла были установлены за креслами операторов боковых терминалов управления.
  
  Предстартовый прогон команд прекратился. Бьонг поднялся со своего места и коротко поклонился Роймине.
  
  - Властительная Наследница, корабль готов к разгону! Курс разгонной трассы в систему управления введён.
  
  Ройминачуть склонила голову в знак принятия доклада. Бьонг окинул взглядом Центральный Пост, окинул взглядом свой терминал, опять повернулся к Властительной Наследнице.
  - Властительная Наследница, экипаж на местах, людей вне амортизационных кресел нет! Разрешите разгон?
  - Разрешаю, - коротко ответила девушка.
  Бьонг сел на своё место и решительно двинул вперёд рычаги управления тягой двигателей. Тут же на обзорных экранах дрогнули рисунки созвездий, поплыли, замерли. Ударил гонг, и "Орланг" начал разгон. На людей навалились лёгкие перегрузки. Теперь им предстояли почти двадцать часов разгона. Только тогда, достигнув определённой скорости, корабль мог уйти в подпространство на скорости, позволяющей достигнуть далёкой галактики за полтора месяца полётного времени. Уйти в подпространство на меньшей скорости означало обречь себя почти на значительно большее время полёта, или же пришлось бы экстренно выходить из подпространства в неопределённой точке, что несло в себе смертельный риск. Точка выхода вполне могла оказаться в ядре планеты или звезды.
  
  На обзорных экранах были видны сторожевики и истребители, сопровождавшие "Орланг" на разгонной директрисе. Это была истребительная эскадрилья, в которой служил Максим. Корабли несли все опознавательные огни.
  
  Протекли томительные часы разгона, и "Орланг" ушёл в подпространство. Однако экипажам сторожевиков и десантникам в этом полёте скука не грозила. Драгутин решил не давать им расслабления и собрался слегка "отшлифовать" умения и навыки экипажей. Это его "шлифование" означало каждодневные тренировки до седьмого пота. Контрольные тесты на системах управления сменялись рукопашным боем. На "закуску" у Драгутина всегда был трёхкилометровый заплыв в бассейне "Орланга". И каждый день к вечеру по корабельному времени у экипажей и десантников было состояние выжатого лимона.
  
  Правда, командир дивизиона давал и отдыхать. И в эти дни он требовал полного расслабления. Экипажи и десантники просто плескались в бассейне, спокойно валялись на койках в своих каютах с книгами в руках, или же отдыхали в салоне "Орланга" предназначенном для отдыха и развлечений экипажа. Там можно было посмотреть на трёхмерном экране развлекательные программы или фильмы из корабельных запасов. Для экипажей сторожевиков и десантников это было интересно, зато экипаж "Орланга" видеть эти программы и фильмы не мог, так приелось. Виктор эти дни отдыха целиком посвящал обхаживанию Альоны, к немалому удовольствию девушки.
  
  Как-то раз Максим задержался в бассейне чуть дольше обычного, в этот день он, Илья и Виктор от всей души отдубасили друг друга на тренировке по рукопашному бою, и прийти в себя было делом не лёгким. В раздевалке уже никого не было, когда он оделся. До ужина ещё было время, и Максим решил немного расслабиться в оранжерее.
  
  Он, не торопясь, прошёлся по тропинкам между коробами с кустарниками и деревьями, хотел присесть на лавочку, но, вдруг, ему показалось, что он услышал чьё-то лёгкое всхлипывание. Максим насторожился и внимательно осмотрелся по сторонам. Короба с кустарником образовывали сплошную стену и казались непроницаемыми. Он сделал несколько шагов, в одну строну, потом в другую. И обнаружил место, где имелся небольшой проём в сплошной стене растений. Максим осторожно протиснулся между ветвями, шагнул веред и увидел Властительную Наследницу, забившуюся в самый глухой уголок оранжереи. Её плечи вздрагивали, она плакала, спрятав лицо в ладонях. Максиму стало неловко за свою бестактность, что он вторгся в личные переживания девушки, невольное их проявление. Он попятился, но рукав его куртки зацепился за ветку, и она с шумом распрямилась. Властительная Наследница резко обернулась на шум, увидела Максима и торопливо утёрла слёзы.
  
  - Наслаждаетесь? - с обидой выкрикнула она.
  
  Максим ответил не сразу, а сначала оглядел девушку, с удивлением открывая её для себя заново. Казалось всё осталось как прежде: белокурые, снежной белизны волосы, точёная фигурка, тонкие, изящные черты лица, тёмные брови и глаза. Но вот эти глаза меняли всё. Они стали другими. Печаль, боль, пережитые страдания, всё это таилось теперь в их глубине. И благодаря этому в облике девушки не оставалось ни капли прежней взбалмошности, заносчивости и надменности. Эти печаль, боль и страдание придавали облику Властительной Наследницы какую-то особенную мягкость и беззащитность.
  
  "Как странно, чуть изменился взгляд, и совершенно преобразился весь облик девчонки", - подумал Максим, упорно называя девушку девчонкой.
  
  - Наслаждаетесь? - уже с нотками злости повторила вопрос Роймина. - Что ж, у вас есть для этого повод! Как же, крушение всех надежд и мечтаний! Властительная Наследницаиз имперского дома вместо блестящего будущего получила изгнание, осталась ни с чем! А теперь меня ненавязчиво возвращают в империю под предлогом, что некому возглавить сопротивление! Великолепно! Юная девушка - лидер повстанцев! Изгнаннице отказали в прибежище, а чтобы она ненароком не вздумала отклониться от курса, приставили к ней конвой под видом охраны и сопровождения!...
  
  - Умолкни, чучело, - спокойно оборвал её Максим.
  - Что-о? Как вы обращаетесь... - возмутилась Роймина.
  
  - Клюв прикрой, курица, - всё так же спокойно добавил Максим.
  
  - Что... как... почему... как... что... - окончательно смешалась Роймина.
  
  - А теперь слушай меня. Никто злорадствовать не собирается. И никто конвоиров не назначал. Тебе и твоему народу нужна помощь. И для этого посланы мы. Придумала, конвоирами нас назвала! Да ребята могут головы потерять из-за твоегодомена, о которой они сто лет знать не знали. И сто лет она им не упиралась! Но им сказали: "Нужна ваша помощь", - они ответили: "Есть", - и отправились к чёрту на куличики. А, поэтому прикуси язычок, подруга.
  
  Властительная Наследница растерянно смотрела на него. Спокойствие Максима, ровный тон, которым он всё это сказал, оказали необычное воздействие. Лихорадочное возбуждение и нервозность девушки мгновенно испарились. И вдруг в её глазах мелькнуло странное выражение. Словно девушка обрела новые силы и новую надежду.
  
  - Вы верите в успех? - тихо спросила она.
  
  - Я верю в пушки и защиту своего корабля, - ответил Максим. - Ну, ладно, я пошёл, всего хорошего.
  
  - Подождите! - торопливо остановила его девушка. - Скажите,... вы не держите на меня зла? Ведь я настаивала на вашей смерти... - последние слова она произнесла тихо, они дались ей с трудом.
  
  Максим посмотрел на Роймину и внезапно понял, что в его душе не только нет озлобления на неё, нет никакого злорадства, наоборот, он сочувствует этой хрупкой девчушке, в одночасье лишившейся всего, сопереживает ей.
  
  - Успокойтесь, Властительная Наследница, не держу я на вас зла. Ведь вы в какой-то мере помогли нам. Вряд ли бы мы оказались на Базовой Станции, если бы не ваш гнев. Это ваша гордыня привела меня сейчас сюда. Так что примите благодарность.
  
  Девушка робко улыбнулась.
  
  - Это вам спасибо за поддержку... Максим. Вы разрешите мне звать вас по имени?
  
  - Зовите, - пожал плечами Максим. - Ничего крамольного в этом нет...
  
  Прозвучал гонг, призывающий на ужин.
  
  - Прошу прощения, вынужден вас покинуть, - чуть поклонился Максим. - Командир требует твёрдого соблюдения распорядка.
  
  Властительная Наследница непроизвольно сделала движение, словно собиралась протянуть руку для поцелуя, но тут же отдёрнула её и покраснела, Максим только кортоко хихикнул и ничего не сказал на это, а поспешил в кают-компанию, отведённую экипажам кораблей и десантникам Линкора.
  
  После ужина он вернулся в свою каюту, Кристиан куда-то ушёл, поэтому можно было расслабить. Но побыть в одиночестве не удалось, к нему бесцеремонно ввалились Виктор и Илья.
  
  - Наше вам с кисточкой! - сделал ручкой Илья.
  
  - Давно не виделись, - усмехнулся Максим. - За ужином рядом сидели.
  
  - Как жизнь молодая? - спросил Виктор, не обратив никакого внимания на усмешку друга.
  
  - Нормально...
  
  - Готов к труду и обороне?
  
  - Как пионер...
  
  - Ну, тогда пусть все злодеи Вселенной трепещут, ты их порвёшь голыми руками!
  
  - Да нет, я их загрызу прямо в открытом Пространстве. У меня же слюна ядовитая. Но, знаете, что я думаю? Было бы очень хорошо, если удалось бы обойтись без стрельбы по кораблям. Ведь на кораблях линейных частей обычные люди служат. И не все они в восторге от этого императора.
  
  - Разберёмся, Макс, не бери в голову. До этой домена ещё месяц полёта. Ты мне лучше скажи: какое у тебя настроение?
  
  Максим понял, что имеет в виду Виктор. Перед самым отправлением в этот рейд их вызвал командор Шумилин и дал понять, что при определённых условиях они втроём могут вернуться на Землю. Если успешно справятся с заданием и вернутся на Базовую Станцию.
  
  - Не знаю, Витюха, честное слово не знаю. Понимаешь, назад на Землю вернуться, страсть как хочется. Но как вернёшься туда, когда мы все эти миры галактические видели? Когда вся Галактика у наших ног была. Представляешь, выходишь ночью на улицу, чёрный купол ночного неба над тобой, россыпи звёзд. И ты знаешь, какие планеты есть у многих из этих звёзд, ты их видел, ты ступал на их поверхность. И вот вопрос: сможем ли мы от всего этого отказаться?
  
  - Вот и мы о том же подумали, - сказал Илья. - Вернуться на Землю после того, что мы увидели, что мы узнали,... я не уверен, что в силах отказаться от обладания Вселенной. Звездолёты, планетолёты, орбитальные станции размером с небольшой город. Черт, всё время приходиться выбирать. Вернуться к родным, но лишиться Вселенной, или же остаться во Вселенной и лишиться родных.
  
  - Есть один нюанс: для родных мы несколько лет мертвы, пропали без вести. И примут ли они нас, вот в чём вопрос, - заметил Максим.
  
  - Вот именно, - согласился Виктор.
  
  - А знаете что, братцы-кролики, - сказал Илья. - Как там Скарлетт О"Хара говорила: не будем думать об этом сегодня, подумаю об этом завтра. Вот и я предлагаю - давайте подумаем об этом, когда из всей этой истории выпутаемся и назад вернёмся. А то ведь можем и без головы остаться, тогда эта проблема сама собой отпадёт.
  
  - Скрупулёзно подмечено, коллега, - согласился Максим.
  
  - Аналогично, шеф! - откликнулся Виктор.
  
  - Вы не братцы-кролики, - рассмеялся Илья. - Вы братья пилоты...
  
  - 8 -
  
  За два дня до выхода из подпространства Драгутин привёл сторожевики в боевую готовность. Корабли были готовы в одну секунду отстрелить крепления, удерживавшие их на обшивке "Орланга", и ринуться в свободный полёт. Их энергоблоки были поставлены "на разогрев", накопители энергии орудий были подключены к главным энергосистемам, навигационные системы были активированы для мгновенной ориентации в Пространстве с момента выхода из подпространства.
  
  Перед самым выходом из подпространства Властительная Наследница и Бьонг собрали в Центральном Посту офицеров "Орланга" и дивизиона Драгутина Войковича. Девушка была бледна и взволнованна, но старалась держаться с достоинством.
  
  - Я собрала вас всех, чтобы ознакомить со своим решением, - твёрдым, но чуть-чуть осипшим голосом сказала Роймина. - Взгляните на экран...
  
  На экране появилось изображение миров домена Айдороио.
  
  - Мы выйдем из подпространства вот в этом районе, - на экране окрасился в розовый цвет небольшой участок. - И сразу же укрываемся у необитаемой планеты Ройдоия. Условия там суровы, но возможно, что этот отдалённый мир, где нет ни одного поселения, где нет условий для создания базы сопротивления, поскольку требуются напряжённая борьба с местной фауной и флорой, не привлечёт, и не привлекал внимания ищеек императора. Мы опустим корабль на поверхность и отправим разведывательные зонды для сбора информации. Главной задачей для нас будет найти способ связаться с Сопротивлением.
  
  - Властительная Наследница, быть может нам стоит воспользоваться элементом неожиданности и попытаться пробиться прямо в нашу столицу? - предложил Айтейо.
  
  - Не думаю, что это разумно, - покачала головой Роймина. - У Престольного Мирадомена на орбитах находится, самое малое, три-четыре тяжёлых крейсера императорской гвардии. И они все вместе превосходят "Орланг" по боевой мощи. Нет, Айтейо, твоё предложение неразумно.
  
  Максим удивлённо смотрел на Властительную Наследницу, в её словах чувствовались необычная для столь юного возраста зрелость суждений. Взгляд Властительной Наследницы тоже на мгновение задержался на нём, и ему показалось, что в нём промелькнула какая-то особая теплота. Но Максим только хмыкнул на это.
  
  - Быть может, кто-то желает предложить иное решение? - спросил Бьонг.
  
  - Нет возражений, - ответил Войкович. - Предложенное решение - единственно верное. Ввязываться сейчас в сражение, даже имея в своём распоряжении наши сторожевики, но, не имея сведений о противнике, безумство.
  
  - Благодарю, - с достоинством чуть наклонила голову девушка. - О деталях наших совместных действий мы поговорим в дальнейшем. Все свободны.
  
  На выходе из ЦКП Драгутин придержал Максима за рукав и отвёл в боковой коридор.
  
  - Макс, мой тебе совет - не держи зла на девчонку. Ей сейчас очень поддержка нужна. И она на тебя сегодня с такой надеждой посмотрела...
  
  - А я и не держу, - пожал плечами Максим. - И пусть смотрит, мне-то что...
  
  - Ну, и прекрасно, - хлопнул его по плечу Драгутин. - А теперь - по местам, старший лейтенант. "Орланг" к выходу из подпространства готовится.
  
  Они быстро прошли к переходным шлюзам, Драгутин ещё раз хлопнул Максима рукой по плечу, и они нырнули каждый в переходную галерею своего сторожевика.
  
  Едва "Орланг" оказался в обычном Пространстве, сторожевики мгновенно отстрелили захваты, удерживавшие их у бортов крейсера-рейдера, и резкими манёврами разошлись в разные стороны. К счастью в Пространстве не было замечено ни одного корабля или подозрительного объекта, могущего оказаться разведывательным зондом. Но Войкович не удовлетворился беглым осмотром. "Орланг" направился к четвёртой планете звезды, а сторожевики, кроме корабля Максима, ринулись к другим планетам и их лунам, чтобы убедиться в отсутствии засад на их поверхностях.
  
  Максим впервые имел возможность со стороны увидеть манёвры "Орланга", когда корабль выходил к Ройдоии, становился на орбиту, а затем начал манёвр снижения, входа в атмосферу и посадки. Он оценил мастерство Бьонга и команды управления. Корабль слушался управления идеально, повиновался командам безукоризненно. Да, Бьонг по праву гордился своим экипажем.
  
  Максим не повёл сторожевик на посадку вслед за "Орлангом", а вывел корабль на стационарную орбиту, чтобы в любой момент быть готовым ринуться на перехват противника, если тот появится. Через десять минут "Орланг" вышел на связь, Бьонг сообщил, что посадка прошла успешно. Максим шутливо отозвался, что доклад принят, и он передаст его по команде. Бьонг шутку оценил.
  
  Драгутин, Хаято и Мигель вернулись к Ройдоии через три дня. Усталые, но довольные они сообщили, что "прочесали" все планеты, все луны и все астероидные рои звёздной системы. Всё было чисто. Ни затаившихся кораблей, ни разведывательных зондов, ни разведывательных орбитальных станций не обнаружено.
  
  - Ну, что ребятки, - спросил Войкович, - останемся на орбите, или вниз пойдём?
  
  - Я так понимаю, что "Орланг" собрался задержаться на этой планете надолго, - рассудительно произнёс Хаято. - Боюсь, полгода или год на орбите болтаться будет скучновато. Да и нам желательно под ногами твёрдую почву ощутить вместо палубы.
  
  - Кто ещё жаждет прогуляться по лужайкам?
  
  - Я-у! - отозвался Мигель.
  
  - А что самый маленький молчит? - спросил Войкович.
  
  - Я что ли? - спросил Максим.
  
  - А кто же ещё?
  
  - А что сказали большие?
  
  - Спал на вахте? Накажу чем попалопо страшной силе! Большие сказали, что пора ощутить под ногами твёрдую почву. Какие у тебя соображения?
  
  - Я бы лично предпочёл море...
  
  - Понятно, водоплавающий ты наш... значит так, слушать команду! Один корабль постоянно несёт дозор на орбите. Остальные находятся на поверхности в пятиминутной готовности. Смена дозорного корабля раз в трое суток. Сразу предупреждаю, что дело это тяжёлое, пятиминутная готовность. Но мы выдержим. Ведь выдержим?
  
  - А то, как же! - дружно отозвались Максим, Хаято и Мигель.
  
  - 9 -
  
  "Орланг" замаскировали старательно и тщательно. Натянули маскировочные сети, нанесли маскировочную, камуфляжную окраску. Дежурящий на орбите сторожевик детально просканировал место посадки "Орланга" и не обнаружил никаких промашек. Даже локаторы и оптические визиры сторожевика Базовой Станции Звёздного Линкора с трудом обнаружили корабль Властительной Наследницы на поверхности планеты. Одновременно полторы дюжины разведывательных зондов были отправлены для сбора информации в обитаемые мирыдомена Айдороио. Властительная Наследница сразу взяла быка за рога и не стала ничего не откладывать в долгий ящик.
  
  Мир Ройдоии действительно был суровым. Большую часть её континентов покрывали непролазные джунгли или болота, в которых царили удушающая жара и влажность. Это сочетание делало пребывание на планете едва выносимым. К этому добавлялся и своеобразный животный мир. Хотя на планете не было ни рептилий, ни млекопитающих, ни птиц, её земноводные, насекомые, стрекозы, муравьи и пауки стоили всех остальных животных вместе взятых. Отправиться в джунгли без защитного снаряжения было на Ройдоии чистым безумием. Джунгли кишели живностью размерами от микроскопических до чудовищных. Они набрасывались на человека с такой яростью, словно вся эволюция на планете была направлена только на то, чтобы породить смертоносных для людей чудовищ. Скорпионы размером с буйвола, пауки, не уступающие размерами этим скорпионам, плюющиеся паутиной на десятки метров, жуки и многоножки со жвалами, способными одним ударом перерубить человека пополам. Водоёмы были ещё более смертоносными. Там обитали хищные личинки насекомых, размерами с крупную акулу, чудовищные земноводные, способные одним глотком отправить человека в свой желудок, кроме того, в реках, озёрах, морях и океанах обитали и рыбы, очень похожие на панцирных рыб и акул Земли. И их размеры были тоже весьма впечатляющими. Максиму пришлось срочно поднимать сторожевик в воздух, чтобы помочь людям с "Орланга" на водном катере, когда этот катер едва не был перекушен челюстями огромной - метров десяти длиной - рыбины. А когда сторожевик расстрелял рыбу, и на катере залатали пробоины и начали грести к заливчику, примыкавшему к укрытию "Орланга", потому что рыбина напрочь откусила винты, то появились несколько акул. Отбиться от них оказалось не менее трудно, чем от семитонной рыбы, хотя каждая из акул весила раз в пять меньше панцирной рыбы, и была на треть меньшей длины. В общем, оказаться в джунглях или упасть в воду на Ройдоии означало верную смерть.
  
  Поэтому "Орланг" был огорожен тремя защитными периметрами, оберегавшими обитаемую площадку от непрошеных гостей. И эти периметры ежедневно собирали обильную дань с окружающих джунглей. Огромные жуки и многоножки, пауки и стрекозы, необычного вида жабы размером с телёнка находили свою смерть в смертоносных объятиях этих защитных барьеров. Но основной периметр безопасности составлял треугольник, вершинами которого были три сторожевых корабля, а невидимые стороны этого треугольника составляли линии наблюдения и контроля сенсоров и локаторов кораблей. Подвижные же огневые установки сторожевиков несли уничтожение всему, что попадало в их прицелы, если это неопознанное не подавало сигнал о своей принадлежности к "Орлангу".Нападение панцирной рыбы и акул, смертоносная дань, ежедневно собираемая с джунглей, надёжно отбивали у любого любопытного желание отправиться в джунгли или в открытое море. И об этой проблеме можно было забыть. Никто в здравом уме не отправился бы за пределы периметров иначе как в танке или на бронированном катере. А на борту "Орланга" танков и бронированных катеров не было.
  
  Вскоре начала поступать информация от разведывательных зондов. Ситуация вдомена Айдороио была весьма интересной. Престольный Мир был занят частями гвардии, но остальные миры имели относительную свободу, рядом с ними на орбитах находилось всего лишь по одному кораблю гвардии. В этих мирах император пытался контролировать ситуацию силами агентуры службы дворцовой охраны. И к счастью, эта служба ещё не успела превратиться во всемогущую тайную полицию, она была только на пути к этому, хотя и прошла значительную часть этого пути. Всё это давало надежду на успех попыток установить связь с Силами Самообороны и с армейскими соединениями, объявившими неповиновение императору, но не примкнувшими ещё к Сопротивлению.
  
  Однако первые же попытки выйти попытки наладить контакты с Сопротивлением встретили неожиданное препятствие. Оказывается, Властительную Наследницу Роймину объявили погибшей, при этом сумели представить определённые доказательства. И в посланияхВластительной Наследницы видели происки тайных агентов императора, стремящихся проникнуть в ряды Сопротивления. И даже предложение переговоров с Властительной Наследницейпо тайному каналу связи было отклонено, повстанцы резонно рассудили, что им могут представить голографический образ. Лидеры сопротивления требовали личной встречи с Властительной Наследницей. И девушка решила её не откладывать.
  
  - Я отправлюсь на эту встречу, - заявила она на собрании офицеров "Орланга" и дивизиона сторожевиков. - Необходимо развеять все сомнения.
  
  - Вам будет предоставлен сторожевик бортовой номер "ноль-четыре", - тут же невозмутимо сказал Войкович.
  
  Максим с удивлением воззрился на него. Уж такого "подарка" от командира дивизиона он не ожидал.
  
  - Нет, - решительно отказалась Властительная Наследница, - я использую малый корабль с "Орланга". Его силуэт известен, он послужит дополнительным доказательством, что я - именно я.
  
  - Но сторожевик послужит подтверждением, что вы получили поддержку в другой галактике, - возразил Войкович. - И его пушки не будут лишними.
  
  - Что ж, наверное, вы правы, - согласилась девушка. - Пусть ваш корабль сопровождает меня.
  
  Войкович отвесил лёгкий поклон и направился к выходу из ЦКП, офицеры его дивизиона последовали за ним.
  
  - Сторожевому "ноль-второму" старт через пять минут, - коротко приказал командир дивизиона. - Пробить маршрут. Координаты системы получишь на орбите. Главная задача - засечь зонды-шпионы, если их в Пространстве разбросали. Ну, а если какая-нибудь имперская галоша подвернётся, не мне тебя учить, что делать. Вперёд, галопом!
  
  Мигель кивнул головой и бегом бросился по коридору к выходному шлюзу.
  
  - Хаято останется здесь на стационаре, - продолжил Драгутин. - Я обеспечу дальнее прикрытие. Самое муторное дело. Придётся накручивать спирали и высматривать супостата. Макс, ты - эскорт барышни.
  
  - Спасибо, - саркастически усмехнулся Максим, - спал и видел это.
  
  Войкович окинул его ехидным взглядом, но ничего не сказал.
  
  Через пять минут сторожевик Мигеля с гулким воем антигравитаторов оторвался от поверхности планеты и ушёл в небесную высь. Через шесть часов стартовал небольшой катер Властительной Наследницы и сторожевики Драгутина и Максима. Корабля Мигеля уже не было на орбите, сторожевик в это время мчался в подпространстве к системе Айдойго, чтобы провести разведку вблизи её обитаемого мира. Сторожевик Драгутина так же разогнался и ушёл в подпространство самостоятельно, ему предстояло выйти из подпространства на окраинах системы, потому что именно там могли таиться в дальней засаде крейсера императорской гвардии. А для Максима самым сложным был синхронный разгон с катером Властительной Наследницы. Сторожевой корабль должен был уйти в подпространство на мгновение позже корабля Властительной Наследницы, а выйти на мгновение раньше, чтобы катер "Орланга" ни на секунду не оставался беззащитным.Кроме экипажа сторожевика на этот раз на борту было и отделение десантников. И, конечно же, Илья и Виктор были с Максимом.
  
  Корабли вышли из подпространства, скрытые от Айдойго светилом системы. Максим тут же обшарил всё ближайшее Пространство сенсорами и системами обнаружения. Всё было чисто. Вызвал на связь Драгутина и Мигеля. Они откликнулись сразу же. И сообщили, что у них тоже всё чисто, никаких признаков имперских кораблей, кроме эсминца императорской гвардии, находившегося на парковочной орбите у планеты.
  
  Через несколько часов неподалёку от дрейфующих в Пространстве катера и сторожевика, появился какой-то транспортный корабль. Катер Властительной Наследницы и корабль обменялись сигналами. Это был транспорт с продовольствием, следовавший обычным рейсом с одного из сельскохозяйственных миров. Его экипаж принадлежал к Сопротивлению.
  
  Властительная Наследница вместе с Креспо и Верноном, сопровождавшими её в этой экспедиции, перебралась на транспорт. Войкович предложил отправить с Властительной Наследницей и своих десантников, но девушка категорически отказалась от этой помощи. Но поскольку сторожевые корабли Властительной Наследнице не подчинялись, они вышли на орбиту Айдойго, предварительно установив все защитные поля и экраны, невидимые систем обнаружения имперского эсминца. Локаторы и сенсоры самих сторожевиков непрерывно сканировали Пространство, высматривая возможное появление тяжёлых имперских кораблей. Эсминец императорской гвардии, находившийся на парковочной орбите Айдойго, опасности не представлял: пушки сторожевиков превратят его в пыль раньше, чем на нём успеют привести в готовность хотя бы одно орудие.
  
  Но вся скрытность полетела к чертям собачьим из-за самой Властительной Наследницы. После встречи с лидерами Сопротивления, она появилась на экранах сторожевых кораблей, буквально сияя от счастья.
  
  - Капитан-лейтенант! Я счастлива сообщить вам, что встретила здесь достойных людей! - радостно воскликнула она. - И они с радостью подтвердили свою верность законным правителям домена! И уже послали сообщения о моём появлении по всем своим каналам связи! Теперь у Сопротивления появятся новые силы!
  
  Максим только возвёл очи горе. Девчонка сама лезла в петлю. Даже если на встрече с ней были исключительно преданные люди, то по адресам, куда ушло сообщение, сто процентов гарантии, имеются "кроты". Властительная Наследница с милой непосредственностью извещала императора о своём появлении. И теперь оставалось только надеяться, что императорские силы будут нерасторопны.
  
  Но императорские гвардейские корабли оказались очень прыткими. Едва корабль, на котором Властительная Наследница возвращалась к своему катеру, стартовал с планеты и достиг парковочной орбиты, где его ждал катер с "Орланга", как поблизости засверкали вспышки выхода из подпространства. Целая эскадра из четырёх крейсеров и дюжины эсминцев во главе с линкором и тяжёлым кораблём - носителем истребителей появилась во всей своей красе. И пушки линкора императорской гвардии несли угрозу даже для сторожевиков с их защитными экранами.
  
  - 10 -
  
  - Макс, ты - непосредственное прикрытие девчонки! Мигель, работаем в паре! - приказал Драгутин. - Строй уступа! Вперёд!
  
  Два сторожевика ринулись наперерез кораблям императорской гвардии. Но при всей мощи сторожевых кораблей они не могли одновременно быть в нескольких местах. И тогда сторожевики ринулись в отчаянную атаку на линкор, который, несомненно, был флагманским кораблём. Расчёт был предельно прост. Перепуганный флагман завопит о помощи, корабли эскадры бросятся на выручку. И это облегчит положение Максима.
  
  Укрытые полями нейтрализации средств обнаружения, сторожевики обрушили внезапный удар на линкор. Защитные поля-отражатели линкора не выдержали ударов пушек сторожевиков, и сгустки концентрированной энергии ударили по его броне, она расцвела огненными вспышками. Сторожевики мгновенно заложили виражи и вышли в новую атаку. На обзорных экранах были отчётливо видны глубокие язвы в броне обшивки, оставленные первыми залпами. Но теперь Драгутин хотел ударить с предельно малой дистанции, чтобы пушечные молнии смогли пронзить броню.
  
  Расчёт Драгутина полностью оправдался. Имперский линкор попытался отстреливаться, затем попытался уклониться от атаки, а когда ни то, ни другое не помогло, отчаянно воззвал к другим кораблям о помощи. Крейсера и все лёгкие корабли бросились на выручку флагману. Против транспортного корабля и сторожевика Максима остались только истребители. Но этих истребителей было более тридцати. И как ни крутил Максим свой сторожевик вокруг транспорта, истребители, потеряв восемь или девять машин, всё же сумели добиться нескольких попаданий втранспортник. К счастью, транспортный корабль был крупного размера, и эти несколько попаданий не стали фатальными для него сразу, хотя корабль потерял управление и начал беспомощно дрейфовать в Пространстве.
  
  - Вернон, Креспо! - попытался связаться с начальником службы безопасности и Смотрителем Максим. - Вернон, Креспо, "сторожевой ноль-четыре" вызывает!
  
  Но, ни один, ни второй не отзывались. Максим опять ринулся в атаку на истребители, и ещё три или четыре из них превратились огненные шары, а уцелевшие бросились наутёк. И Максим направил сторожевик к транспортнику. Тот медленно кувыркался в пространстве, в его бортах зияли несколько пробоин. От транспорта уже отстрелились две шлюпки, но остальные почему-то медлили.
  
  Максим выбросил абордажные захваты, и они намертво впились в обшивку транспортника. Двигатели сторожевика тут же выбросили струи энергии, и кувыркания транспортного корабля сначала замедлились, а потом и прекратились. Максим вскочил со своего места.
  - Бери управление! - приказал он второму пилоту. - Илюха, Виктор, в выходной шлюз, быстро!
  
  Они надели вакуум-снаряжение, прихватили с собой ещё три контейнера с комплектами вакуум-снаряжения и выбрались на обшивку транспорта. Цепляясь за выступы и антенны, они добрались до переходного шлюза корабля. Виктор немного повозился с запорным устройством, и створки люка пошли в сторону. Воздух с шумом вырвался в пространство. Они втроём выждали, пока струя воздуха иссякнет, и нырнули в шлюз. Виктор тут же включил механизм закрытия люка и подачи воздуха в шлюз. Едва створки люка сомкнулись, они даже не стали дожидаться, пока уравняется давление в шлюзе и во внутреннем помещении, открыли дверь во внутренний коридор и помчались по коридорам. К счастью, система искусственной гравитации не вышла из строя, и им не приходилось болтаться в коридорах от стены к стене. Но зато появилась другая трудность - автоматика изолировала аварийными панелями участки отсеков, где имелись пробоины, поэтому приходилось двигаться причудливым лабиринтом.
  
  Максим надеялся, что найдёт Роймину, Вернона и Креспо или в рубке, или в кают-компании. Но, ни в одном из этих мест Властительной Наследницы и её спутников не оказалось. Максим обругал Роймину, Вернона и Креспо последними словами и призадумался.
  
  - На шлюпочную палубу, - после секундной заминки приказал он.
  
  Они пробрались на шлюпочную палубу. И действительно нашли там Роймину, Вернона и Креспо в окружении нескольких членов экипажа. Шёл ожесточённый спор о том, кому и как покидать корабль. Вернон, Креспо и капитан транспортника настаивали, чтобы Властительная Наследница покинула корабль немедленно, вслед за ранеными, девушка упиралась и заявляла, что покинет транспорт только в последнюю очередь, вместе с капитаном, на последней шлюпке.
  
  Максим, Илья и Виктор появились как снег на голову. Один из астронавтов от неожиданности даже выстрелил в них из пистолета. К счастью защитное снаряжение отвело угрозу. Но Максим с удовольствием отвёл душу, обругав незадачливого стрелка последними словами. Но тут же насторожился, заметил какие-то неестественные позы Вернона и Креспо.
  
  - Все целы? - встревожено спросил он.
  
  - Среди экипажа есть раненые, - отозвался Вернон. - К сожалению, Креспо и я в их числе.
  
  Максим, Илья и Виктор бросили на палубу контейнеры с вакуум-снаряжением и поспешно занялись ранами Смотрителя и начальника службы безопасности. Ранения были серьёзные, хотя и не несли непосредственной угрозы жизни, особенно после обработки их из боевых аптечек Ильи и Виктора.
  
  - Вот и ладушки, - удовлетворённо сказал Максим, закончив заливать раны заживляющей пеной. - И надевайте снаряжение. А экипаж может воспользоваться шлюпками. Истребители мы отогнали.
  
  - Я никуда не уйду, пока последний человек из экипажа не покинет корабль! - отрезала Властительная Наследница.
  
  Максим прошипел что-то не членораздельное, а Илья и Виктор дружно фыркнули. Роймина только гневно сверкнула глазами на это.
  
  Офицеры транспортника принялись с удвоенной энергией отправлять спасательные шлюпки с людьми. А Вернон и Креспо с такой же энергией уговаривали Ройминупокинуть корабль, не дожидаясь последней шлюпки, и отправиться на сторожевик Максима.
  
  Максим вызвал на связь второго плота и поинтересовался, что с обстановкой. Тот ответил, что обстановка напряжённая, истребители опасаются приближаться, но другие корабли имперской эскадры могут в любой момент вырваться из захвата Драгутина. Максим сказал, что всё понял и решил, что церемониться не стоит, надо скрутить Властительную Наследницу и силой утащить её на сторожевик, а экипажем пусть занимается капитан транспортника.
  
  Но выполнить свои намерения ему не пришлось, потому что к счастью для гордости и самолюбия Роймины последняя шлюпка ушла из шахты. И теперь можно было заняться ею самой, Верноном и Креспо. И тут опять возникла заминка. Властительная Наследница, Креспо и Вернон вновь начали препираться, кому из них последним покидать корабль. Кроме того, возникла проблема с переодеванием Роймины. Девушка наотрез отказалась переодеваться в присутствии мужчин, даже если они отвернуться. Вернон и Креспо скрепя сердце облачились в вакуум-снаряжение, не дожидаясь Властительной Наследницы.
  
  - Выбирайтесь, - махнул им рукой Максим.
  
  - Властительная Наследница... - начал Вернон.
  
  - Вы мне мешаете, - перебил его Максим.
  
  - Мы не оставим Властительную Наследницу! - заявил Вернон.
  
  Максим вздохнул и кивнул в их сторону Илье и Виктору. Они подхватили обоих раненых на плечи и потащили их по коридору. Вернон и Креспо отчаянно протестовали, но Илья и Виктор не обращали на эти протесты ни малейшего внимания.
  
  СРойминойостался только Максим. Она сердито посмотрела на него.
  
  - Не дождётесь! - прошипела она.
  
  И в этот момент палуба стала дыбом.
  
  - Командир! - отчаянно закричал второй пилот. - Три тяжёлых боевых единицы атакуют! Защита не выдержит! Эти новые, из подпространства вынырнули!
  
  Максим понял, что обстановка осложнилась. К императорской эскадре подошли новые силы, и Драгутин мог их не удержать.
  
  - Переодевайся быстрее, чучело! - рявкнул он. - Или без головы останешься!
  
  - Отвернись! - огрызнулась Роймина, понимая, что время для демонстрации самолюбия кончилось.
  
  Максим отвернулся, за его спиной зашуршала материя платья; для того чтобы надеть вакуум-снаряжение, надо было сначала переодеться в комбинезон. И Максим вдруг почувствовал, как запылали его щёки. Потому что он внезапно ощутил неодолимое желание увидеть, как выглядит Роймина без платья. Он прикусил губу, чтобы подавить это желание. Он не был ханжой, но Роймина продолжала оставаться в его глазах всё той же чуть нескладной девчонкой, а не взрослой девушкой.
  
  И в этот момент страшный удар бросил его на палубу. Максим мгновенно вновь оказался на ногах, и насторожился, что-то неуловимо изменилось.
  
  - Командир, захваты отстрелены! - услышал он растерянный возглас второго пилота.
  
  Максим мгновенно послал запрос на боевую информационно-командную систему сторожевика, и она сбросила на экран его скафандра картину происходящего в пространстве. И у него всё похолодело внутри. Транспортник, медленно кувыркаясь, отдалялся от его корабля, Илья и Виктор с Верноном и Креспо на плечах болтались в Пространстве на страховочных фалах, и система безопасности стремительно подтягивала их к сторожевику. А второй пилот разворачивал корабль тяжёлыми курсовыми пушками навстречу вражеским кораблям.
  
  Максим инстинктивно повернулся к Властительной Наследнице, чтобы поторопить её, и замер. Полуобнажённая девушка сидела на палубе, прикрываясь платьем и вакуум-снаряжением.
  
  - Одевайся, быстро! - заорал на неё Максим.
  
  - Отвернись, - опять огрызнулась девушка.
  
  Максим зарычал, но отвернулся.
  
  - Слушайте меня, Властительная Наследница, - сказал он, глядя в переборку. - Мой сторожевик вряд ли сможет теперь нам помочь. Транспортник начал падать на планету. Есть два варианта: или выждем, пока корабль не затормозится в атмосфере, и тогда попробуем выброситься сами, или же покинем корабль сразу. Защитные экраны снаряжения защитят от нагрева,... а может, и не защитят. Когда скорость упадёт, вакуум-снаряжение выбросит плоскости и позволит спланировать на поверхность планеты. Так что разбиться нам не угрожает. Только бы вход в плотные слои атмосферы пережить. А заодно молить всех богов, чтобы мой второй пилот эти три эсминца сдержал, и они не расстреляли это корыто.
  
  - Можете обернуться, я оделась, - сказала Роймина.
  
  - Так что делать будем? - повторил вопрос Максим.
  
  - Вы здесь командуете, вам и думать, - насмешливо сказала девушка.
  
  - Однако... - опешил Максим. - Нам решать надо, что делать!
  
  - Вот вы и решайте!
  
  - Да поймите же, что тут не до шуток! Через час в этом корыте будет всё кипеть и плавиться, а если мы выпрыгнем...
  
  - Макс, Войкович на связи! - прозвучал в наушниках шлема голос Драгутина. - Выпрыгивайте к чертям собачьим! Энергоблоки снаряжения в режим "Поглощение", защитные экраны в режим "Полная мощность". Они защитят! Прыгайте!
  
  Максим повернулся к Властительной Наследнице.
  
  - Шлем на голову!
  
  - Что? - не поняла девушка.
  
  - Шлем на голову! Мы прыгаем!
  
  - Куда прыгаем? Прямо сейчас? Это безумие! Нас расстреляют истребители!
  
  - Вот на том свете в сумасшедшем доме и встретимся!
  
  Он за руку вытащил Властительную Наследницу на наружную обшивку транспорта. Под ними расстилалась панорам Айдойго, а чуть в стороне мелькали молнии выстрелов, и там медленно рассеивались в Пространстве два облака, оставшиеся от испарившихся в огненных вспышках кораблей. Максим был уверен, что это не сторожевые корабли их дивизиона. Непередаваемый спектр молний выстрелов сторожевиков, мелькавшие в Пространстве, невозможно было спутать ни с чем другим. Но тут же его оптимизм сменился тревогой. Чуть в стороне его сторожевик отчаянно бился с четырьмя крупными кораблями императорской гвардии. А полторы дюжины истребителей по широкой дуге приближались к повреждённому транспортнику.
  
  Но внезапно наперерез истребителям метнулся ещё один корабль. Роймина вскрикнула, у Максима тоже всё похолодело внутри. Он узнал катер Властительной Наследницы и только стиснул зубы, чтобы сдержать горестное восклицание. Вступать в бой на катере даже против истребителей было безумием.
  
  - Айтейо, нет! - закричала Властительная Наследница. - Назад, я приказываю назад!!!
  
  Но на катере её не слышали. Корабль отважно врезался в строй вражеских истребителей, ошеломлённых стремительной атакой, в упор расстрелял три вражеских корабля. Истребители гвардейцев в растерянности отвернули в разные стороны, но быстро опомнились и сами перешли в атаку. Пилот катера заложил крутой вираж в одну сторону, затем в другую, резкими манёврами не давая истребителям точно прицелиться, огрызался огнём пушек при первой возможности. В Пространстве закружилась смертоносная карусель. Властительная Наследница, прижав руки к груди, неотрывно следила за этой смертельной схваткой.
  
  Максим оглянулся. Планета приближалась буквально на глазах. На выступах антенн и различных устройств транспортника уже проскакивали искры раскалённой плазмы. Он опять бросил взгляд на схватку катера с истребителями. И решил не медлить, пусть Властительная Наследница останется в неведении о судьбе экипажа кораблика.
  
  - Ну, погнали наши городских, - сказал Максим и с силой толкнул девушку.
  
  - 11 -
  
  Они рухнули в заросшую лесом долину. В последний момент система управления вакуум-снаряжения сложила полётные плоскости, и Максим с Ройминой свободно врезались в сплетение ветвей и лиан. С шумом и треском, кувыркаясь, они упали на землю. Защитные экраны смягчили падение.
  
  На счастье, им кое-как удалось спланировать к долинам в северо-западной части большой горной страны, а не рухнуть в степях южнее нагорья. Отсюда до обжитых районов - трёх прибрежных городов - идти было намного ближе, не более двухсот-трёхсот километров, недели две-три пути. Хотя идти предстояло по глухим лесам, и пересекать горные хребты. Но в этих чащобах их вряд ли кто заметит. А вот упади они в степях южнее нагорья, то оказались бы как на ладони для оптических визиров с орбиты. Да и появление их в поселениях на границе степей и нагорья было бы сразу замечено.
  
  Первым делом Максим попытался вызвать на связь свой корабль. Но это ему не удалось сделать. Он осмотрел вакуум-снаряжение и только горестно застонал -баллистический вход в атмосферу не прошёл бесследно. Как ни мощны были защитные экраны вакуум-снаряжения, как ни эффективны энергоблоки в режиме "поглощение", они всё равно не смогли уберечь наружные устройства от термоудара. Все антенные устройства были выведены из строя. И теперь вакуум-снаряжение было только обузой.
  
  Пришлось от этого снаряжения избавляться. Максим и Роймина сняли его с себя, остались в лёгких внутренних комбинезонах. Затем Максим открыл боковые контейнеры наспинных ранцев систем жизнеобеспечения вакуум-снаряжения, достал оттуда "жилеты" боевого снаряжения, небольшие наплечные сумки с боевым рационом и аптечкой, из набедренных кобур достал лучевые пистолеты, из ячеек извлёк кристаллы энергоблоков. Боевой Клинок всегда был при нём. Лишь одно серьёзно обеспокоило Максима: у них не было боевых шлемов. А это означало, что многие и многие опасности, которые можно было избежать с помощью сенсоров и систем шлемов, теперь представляли для них серьёзную угрозу.
  
  Капсулы боевого рациона обеспечивали их питанием на 120 дней, имелись фильтры для воды, витаминные и тонизирующие добавки. Об энергии беспокоиться не приходилось: энергоблоки боевого снаряжения, пистолетов и Боевого Клинка могли, при случае, заменить целую электростанцию. Можно было отправляться в путь. Но сначала Максим ликвидировал оба комплекта вакуум-снаряжения, уложил внутрь термические заряды. И через пятнадцать секунд на поверхности планеты остались только два обугленных пятна.
  
  Если бы он был один, то всю эту горную страну он прошёл бы значительно быстрее, но Максим не знал, выдержит ли Властительная Наследница такой темп. Тащить девушку на себе, ему мало улыбалось. Он взглянул на Роймину. Девушка тщательно расчёсывала свои волосы и собирала их в замысловатую копну на затылке.
  
  - Властительная Наследница, и что вы со своей гривой возитесь? - насмешливо спросил он. - На императорскую аудиенцию собрались?
  
  Ройминаметнула на него гневный взгляд, но не прекратила своего занятия.
  
  - Короче, хватит прихорашиваться, не в гости собираемся, - сказал Максим. - Могу сразу сказать, что через два часа вы сами свою копну распустите, когда за каждую ветку цепляться начнёте.
  
  Он внимательно осмотрел девушку с ног до головы. Властительная Наследница вспыхнула.
  
  - Что вы на меня пялитесь? - сердито спросила она.
  
  - Да нужны вы мне, как рыбе зонтик! - огрызнулся он. - Я ваш комбинезон и боевое снаряжение рассматриваю...
  
  Максим покривил душой. Он действительно смотрел на девушку с затаённым интересом. До этого он видел её только в платье. И сейчас было видно, что у неё просто точёная фигурка. А длинные и стройные ноги могли свести с ума от зависти любую топ-модель Земли. Даже свободный покрой комбинезона и довольно таки громоздкое боевое снаряжение ничуть не скрывали этого.
  
  - И для этого необходимо так пристально пялиться на мои ноги? - прошипела Роймина.
  
  - И на ноги в том числе, а то собьёте себе через два часа ступни, тащи потом вас на загривке, тоже мне удовольствие, - осадил её Максим, и, не дожидаясь ответа, развернулся и двинулся вперёд.
  
  Первые два или три часа он потратил на то, чтобы освоиться с ориентированием в этом лесу. Для этого пришлось найти поляну и наблюдать за движением светила. Но вскоре микросистема ориентирования боевого браслета, надетого на левое запястье, сумела освоиться с местными геомагнитными линиями, с движением светила, и у них появилась возможность постоянно иметь примерное направление на северо-запад.
  
  Первую ночёвку они провели под корнями поваленного дерева, образовавшими небольшую пещеру.
  
  - Только не вздумайте прижиматься ко мне! - сразу предупредила Роймина, пропуская свои локоны через гребень; Максим оказался провидцем, волосы девушки оказались растрёпанными и были полны мелких листьев и веточек.
  
  - Что-о? - опешил Максим. - Да сто лет вы мне не нужны, курица ощипанная...
  
  - Как вы меня назвали? - прошипела девушка.
  
  - Курицей, есть такая очень глупая птица на Земле.
  
  Роймина задохнулась от возмущения.
  
  - Ну, знаете ли! - не сразу обрела она дар речи. - Это переходит все границы! Я всё же Властительная Наследница!
  
  - Сейчас вы просто барышня в глухом лесу, - отрезал Максим. - О том, что вы Властительная Наследница вспомним, когда подвинем с престола вашего императора. И вообще спать будем поодиночке. Сначала сплю я, потом вы. Один спит, второй охраняет его сон. Не знаю, какие тут хищники, но ищейки императора вполне могут иметься.
  
  Властительная Наследница окинула его испепеляющим взглядом, но ничего не сказала. А Максим начал устраиваться ко сну.
  
  - Какое время года здесь? - внезапно спросил он.
  
  - Конец весны, - удивлённо ответила Властительная Наследница.
  
  - Сколько длится тёмное время?
  
  - Около девяти часов.
  
  - Добро, разбудите меня через четыре часа после захода светила. Не скучайте, пока я буду отсыпаться.
  
  Максим улёгся, но сначала незаметно выставил на боевом браслете таймер на три с половиной часа и мгновенно заснул. А когда браслет уколом электроразряда в запястье разбудил его, то увидел, что никто будить его не собирался. Властительная Наследница спала у входа в их пещерку, свернувшись клубочком. Руки она совсем по-детски сложила под щекой. В отсветах двух лун серебрились её волосы. Максим только вздохнул. Почему-то ему не хотелось сердиться на уснувшую девушку. Потому что лунный свет как-то особенно подчёркивал её юность, едва оставившую детство. Но он одёрнул себя, что такая вот расслабленность и безответственность могут дорого стоить. Поэтому утром Максим выдал Роймине полную порцию насмешек и едких замечаний по поводу её ночного беспробудного сна. И довёл девушку, чуть ли не до слёз. Но затем стал совершенно серьёзным и сказал, что один раз им повезло, но в следующий раз такое вполне может закончиться бедой. К удивлению Максима, его слова возымели действие. Следующую ночь и все остальные, Властительная Наследница стоически боролась со сном и упорно бодрствовала, пока Максим спал.
  
  Но вскоре настал черёд смеяться Властительной Наследнице. Они остановились на дневной отдых, как вдруг в кустах, в десяти шагах от них раздалось вибрирующее горловое рычание. Максима словно взрывом подбросило, а в его руке оказался пистолет, и сгусток концентрированной энергии вонзился в лесную чащобу. И тут же в воздух взвилось несколько птиц размером с глухаря.
  
  Ройминахохотала до слёз.
  
  - Это же брачный призыв чиноэнка! - с трудом смогла выдавить она из себя. - Безобиднейшая птица, плодами питается!
  
  - Спасибо за объяснения, - угрюмо поблагодарил Максим.
  
  - Знание животного мира планет домена входит программу обучения членов Властвующей семьи, - снисходительно пояснила девушка.
  
  - Ещё раз спасибо...
  
  - Пожалуйста, только в следующий раз, прежде чем стрелять, сначала подумайте, стоит ли тратить драгоценные заряды на безобидных птичек.
  
  - Зарядов у нас выше крыши, - огрызнулся Максим.
  
  Ройминатолько хихикнула в ответ. Максим прошипел что-то нечленораздельное и принялся готовить воду для питья, пропускать её через фильтр. Для воды у них имелись раздвижные стаканы и кувшин, легко превращающиеся в плоские диски и исчезающие в карманах-ячейках боевого снаряжения, когда в них нет надобности. Затем Максим бросил в очищенную воду по капсуле растворимых витаминов и тонизирующей. А обедом у них были капсулы боевого рациона, которую они проглатывали и запивали приготовленной водой. Капсула содержала необходимое количество калорий, позволяющее полностью восполнять силы, кроме того, от выпитой воды она разбухала в желудке и подавляла чувство голода.
  
  Сначала девушка с недоверием отнеслась к боевому рациону. Она была согласна с тем, что в капсуле может содержаться необходимая энергия, но что капсула будет способна подавить и чувство голода, девушка поверить не могла. Однако в первый же день она убедилась, что так оно и есть. И теперь никаких проблем с боевым рационом, с витаминами и тонизирующими капсулами не возникало. Единственно, Ройминаспросила, не возникнет привыкания, но когда Максим успокоил её на этот счёт, начала спокойно глотать капсулы и пить воду.
  
  - 12 -
  
  Они упорно двигались к своей цели. Им приходилось то подниматься вверх по склонам хребтов горной страны, то спускаться в долины. К счастью, хребты в этой стране были не очень высокие, с пологими склонами, почти без голых скалистых кряжей. Но и долины, и склоны были покрыты густыми лесами, а по долинам несли свои воды или быстрые и полноводные реки, или многочисленные ручьи, и перебираться через них было проблемой.
  
  Роймина не упускала ни одного случая, чтобы высмеять Максима за его неловкость или незнание местной фауны и флоры. Он не оставался в долгу, тем боле, что Роймина, выросшая во дворце, мало что умела в походной жизни. И предоставляла массу поводов для насмешливых и язвительных замечаний. Пока что счёт был в пользу Максима, девушка часто злилась, кипела от гнева, но не находила, что ответить.
  
  В один из дней они познакомились с местными хищниками. Когда они остановились на дневной привал, из кустов неслышно выпрыгнуло грациозное пятнистое существо. Защитный экран боевого снаряжения Роймины мгновенно встал на пути хищника, и его когти лишь бессильно скользнули по нему, но сила удара сбила девушку с ног. Пистолет оказался в руке Максима молниеносно, и молния выстрела пронзила хищника. Когда Максим разглядел мёртвое животное, он с удивлением увидел, что оно почти что один к одному как земная рысь. Только гораздо более крупная, чем её земной собрат, и уши не имеют кисточек, а мохнатые. Роймина, придя в себя после пережитого испуга, назвала животное хердом. Лесной херд. Он делил эти горы и леса с животными, по описанию Властительной Наследницы похожими на волков и на амурских тигров.
  
  После нападения хищника, хотя дорога и отнимала немало сил, Максим стал с интересом присматриваться к лесу и горам. Он был не очень силён в ботанике, но всё равно находил, что лес очень походил на земной. Склоны во многих местах покрывали светлые леса из деревьев, похожих на сосны или секвойи, в долинах и на некоторых других склонах росли деревья схожие с буками, грабами, вязами, ясенями, дубами, орешником. Густой подлесок делал эти леса почти непроходимыми. Максиму приходилось пускать в дело Боевой Клинок, принося ему тысячи извинений за то, что использует его как мачете. Под ударами клинка лесные заросли неохотно расступались, открывая дорогу.
  
  Но Максим ничуть не удивлялся такой схожести с лесами Земли. Он помнил, что им рассказывали в Учебном Центре о Большом Взрыве, о реликтовом излучении, о нейтрино. Единая жизнь в коридоре сходных условий. Волки Кадрасса-четыре были практически точной копией волков Земли, разве что были чуть крупнее, а акулы Радагана-три были столь же опасны, как и акулы земных океанов.
  
  Однако красота лесов имела и обратную сторону. Чтобы пробиться через непроходимые заросли приходилось тратить массу сил, восполнить которые не мог даже боевой рацион. Максим начал уставать. Ройминаже вообще почти лишилась сил. И они решили дать себе небольшой отдых, потому что Максим не решился предложить девушке капсулы боевого стимулятора, способного раскрыть неведомые человеку резервы сил. Но применять этот стимулятор можно было только при соответствующей подготовке организма. Организм же Ройминымог дать самую непредсказуемую реакцию.
  
  Для отдыха Максим выбрал глухой уголок долины, там с невысокого обрыва в небольшую заводь низвергался водопад. Поэтому можно было не только отдохнуть, но и привести себя в порядок.
  
  - Смею надеяться, что вы окажетесь истинным рыцарем, и не станете подглядывать за мной, если я захочу обмыться в заводи, - сказала Роймина.
  
  - Что-о? - опешил Максим. - Подглядывать? Да сто лет вы мне не упирались, барышня!
  
  - Благодарю вас, вы невероятно учтивы, - язвительно произнесла Роймина. - А теперь, если вы не против, я останусь у заводи одна.
  
  Максим сплюнул, отвернулся и ушёл от заводи в сторону. Пусть эта барышня хоть треснет, но он в её сторону даже не взглянет. Хотя в глубине души он не был столь твёрдо уверен в том, что он действительно этого не желает. Если быть честным, увидеть Властительную Наследницу нагой ему очень хотелось. Но у него даже не возникало мысли воспользоваться моментом.
  
  Властительная Наследница плескалась в воде долго и с наслаждением. А потом настал черёд Максима. Он с удовольствием нырнул в мягкую воду заводи, поплавал немного, затем с наслаждением вымылся с ног до головы. И словно заново родился. Кожа начала дышать всеми порами, придавая ощущение необыкновенной лёгкости.
  
  Спать они устроились, едва начали сгущаться сумерки. Максим решил, что они в достаточно глухом месте, и ничто им не угрожает, поэтому ночное дежурство не установил. И утром они проснулись бодрые и свежие. Но решили дать себе ещё дополнительный день отдыха, чтобы ещё набраться сил. И на следующий день они сразу почувствовали, что идти стало значительно легче.
  
  Состояние тихой войны между ним и Ройминой продолжалось. Девушка более-менее уже освоилась с походной жизнью и теперь давала меньше поводов для насмешек. Зато сама находила их гораздо лучше, чем раньше. Максиму приходилось стоически сносить все её выходки. Роймина прекрасно понимала, что ему некуда от неё деться и пользовалась этим с огромным удовольствием, устраивая ему выволочки по любому поводу. А однажды даже отвесила ему затрещину. Максим аж задохнулся от возмущения, но был вынужден стерпеть и это, ответить затрещиной на затрещину не позволяло воспитание.
  
  Вскоре они заметили, что горные хребты постепенно начали становиться всё более пологими, а межгорные долины всё более просторными. Но пока что не было никаких признаков человеческого жилья. И даже следов присутствия человека в этих горах и долинах. Хотя до городов, к которым они стремились выйти, по расчётам Максима оставалось уже совсем немного.
  
  Но затем Максим понял, что отсутствие следов, ещё не означает отсутствия людей. Глубокой ночью он сидел у дерева, был его черёд дежурить. Он привычно вслушивался в шумы ночного леса, выискивая тревожные звуки хищников. И вдруг его внимание привлёк необычный звук. Свистящее гудение. Максим бросил тревожный взгляд на небо и тут же заметил промелькнувшую на звёздном небе тень. Сомнений быть не могло, это был разведывательный зонд. Он весь обратился в слух. Что это? Случайный пролёт или планомерный поиск? Звук зонда послышался слева, аппарат сделал круг, заставив сердце Максима учащённо забиться от волнения. Но затем зонд стал удаляться. Максим с облегчением перевёл дух, зонд просто накручивал спираль поиска, их же он не обнаружил. А ещё Максим вознёс хвалу небесам, что поленился разжечь костёр. Сто процентов инфракрасные сенсоры зонда засекли бы такое тепловое излучение.
  
  Он застыл, возведя глаза к ночному небу. Ещё одно малоприятное открытие, даже очень неприятное. Среди звёзд правильным треугольником медленно плыли три яркие точки. Судя по яркости, это были никак не менее чем тяжёлые крейсера. У Максима защемило сердце. Что со сторожевиками? Как там его экипаж? Как Илюха и Витька? Хотя в том, что кораблям императора не удалось ничего сделать со сторожевиками, в этом Максим не сомневался. И пусть к имперцам подошло подкрепление, он был уверен, что корабли Драгутина вышли из боя невредимыми.
  
  То, что их искали, было не удивительным. Корабли императора наверняка просветили своими сенсорами падавший на планету корабль и обнаружили, что там никого нет. Вполне возможно, что они перехватили и шлюпки. Видимо, императорские гвардейцы хотели на сто процентов быть уверенными, что Властительная Наследница погибла. Или же иметь её в своих руках. Что ж, теперь им предстоит быть втройне осторожными.
  
  Максим задумчиво потёр подбородок. А ведь они вскоре выйдут к населённым землям. Система "хамелеон" боевого снаряжения, конечно же, создаст иллюзию обычной одежды, но внешность свою они поменять не смогут. И первый же полицейский опознает Роймину как Властительную Наследницу.
  
  - За полицию не беспокойтесь, - голос Роймины заставил его вздрогнуть.
  
  - Не понял...
  
  - За полицию не беспокойтесь,... большинство полицейских на Айдойго поддерживает Сопротивление. Или тихо саботирует действия императора по борьбе с ним. И они не станут меня выдавать. Но не пугайтесь, я не телепат, просто, вы так задумались, что начали говорить вслух.
  
  - Тем лучше, не придётся тратить время на вступление. Мы ведь так и не решили, что будем делать, когда выберемся к людям.
  
  - Нам надо будет выйти на лидеров Сопротивления.
  
  - Ага, и вывести на них ищеек императора. Вы думаете, нам дадут всё это спокойно проделать? Единственно разумный путь - попытаться дать знать о себе нашим сторожевикам. Они нас отсюда выхватят. Чёрт, если бы антенные устройства не спалили, давно бы уже у себя на борту были.
  
  - Бежать, когда рядом люди, всецело преданные Сопротивлению? Это будет трусость!
  
  - Это будет разумно!
  
  - Нет! Я буду искать связи с Сопротивлением! Или нет! Я нанесу удар императору! И там, где он менее всего этого ожидает! Я появлюсь в полном облачении королевского дома Айдороио на Большом Императорском Приёме и брошу ему Вызов Чести! Этикет имперского дома заставит его выпустить из заточения моих папу и маму... - голос девушки дрогнул, но она совладала с собой. - Мой открытый вызов подвигнет колеблющихся примкнуть к Сопротивлению. И мы заставим императора восстановить законность.
  
  - Камикадзе... - пробормотал Максим.
  
  - Что вы сказали? - не поняла Властительная Наследница.
  
  - Ничего, как говориться, снявши голову, по волосам не плачут. Раз уж вы на моём попечении, пойдём вместе на все авантюры. Не бросать же вас на полдороги.
  
  - Спасибо, - с искренней признательностью произнесла девушка, - ваш поступок преисполнен истинного благородства.
  
  - Ага, осталось только какой-нибудь титул отхватить, чтобы не задарма бегать приходилось.
  
  Роймина гневно зашипела.
  
  - И не шипите здесь как змея или разъярённая кошка! - огрызнулся он. - На меня это не действует! И не думайте, что я по вам неровно дышу...
  
  - Что-о?! - вскипела девушка. - Что за намёки вы себе позволяете?! Да вы понимаете разницу между нами!
  
  - Сейчас между нами одна разница - вы девушка, а я мужчина.
  
  - Наглец! - только и сказала Властительная Наследница.
  
  - 13 -
  
  Идея внезапного появления на Большом Императорском Приёме полностью завладела Ройминой. Девушка действовала чрезвычайно целеустремлённо и не отвлекалась ни на что. Когда они вышли к обитаемым областям Айдойго, она категорически отказалась зайти в какой-нибудь город или поселение, встречавшиеся им на пути. Только вперёд, только к космопорту! Максим обречённо тащился вслед за ней.
  
  Они благополучно миновали патрули императорской гвардии и через неделю оказались рядом с космопортом. Роймина оказалась большой выдумщицей и решила подтвердить свой имидж камикадзе. Она собралась добраться до Престольного Мира Империи парадоксальным способом: на корабле императорской гвардии. Поскольку несколько таких кораблей стояли в космопорту административного центра Айдойго. Это были лёгкий крейсер и два эсминца. И вид кораблей наглядно свидетельствовал о том, насколько император был не уверен в законопослушности своих подданных. Пушки крейсеров и эсминцев насторожённо смотрели в разные стороны.
  
  Первые три дня Максим и Роймина внимательно наблюдали за космопортом. Максим тихо шипел и ругался. Без боевого шлема он чувствовал себя как без рук. Будь на голове шлем, сколько бы проблем разрешилось бы. И от скольких бы опасностей они бы были избавлены. За три дня им удалось выяснить только режим смены наружных патрулей, а внутренний распорядок оставался тайной за семью печатями. Шлем же позволил бы просканировать входные шлюзы имперских кораблей, выяснить, что там и как. А затем они поступили бы очень просто: режим "невидимка" боевого снаряжения, когда защитные поля и экраны делают тебя невидимым для человеческого взгляда, и спокойно бы поднялись на борт любого из кораблей. Но без шлемов режим "невидимка" сделал бы слепыми и их тоже. Так что пользы от этого режима не было никакого.
  
  Но польза от наблюдений была несомненная. Максим заметил, что несколько неказистых машин регулярно подъезжают к кораблям в одно и то же время. Присмотревшись, он понял, что это ассенизаторские машины, забирающие с кораблей отходы и нечистоты. Ещё он заметил, что патрули и наружная вахта осматривали эти машины формально, видимо, привыкли и машины не вызывали подозрений.
  
  - Ну, Властительная Наследница, готовы пробираться к цели в бочке? - спросил Максим. - Тут нечистоты регулярно вывозят с кораблей...
  
  - Чтобы я полезла в бак с нечистотами? Никогда! - отрезала девушка.
  
  - Вас вообще-то не мешало бы туда окунуть, - насмешливо отозвался Максим. - Но к вашему счастью никуда нырять не придётся. Мы прицепимся к машине снизу. Отцепимся у кораблей и проберёмся в трюм через грузовые люки. Сколько времени полёта до Престольного Мира Империи?
  
  - Около двух недель, если корабли отправятся прямо туда.
  
  - Понятно... придётся запасаться водой. Надо продумать этот вопрос.
  
  Для воды,у каждого из них, в одном из многочисленных карманов-ячеек боевого снаряжения имелись по две мягкие ёмкости. Они были рассчитаны на пять литров жидкости. Кроме мягких ёмкостей имелась по литровой фляге. Всего получалось четыре ёмкости и две фляги - двадцать два литра, по одиннадцать литров на человека. На две недели должно было хватить. Но при условии жёсткой экономии.
  
  Теперь предстояло придумать, как забраться под цистерны. А для этого Максиму и Роймине пришлось оставить своё убежище, чтобы подобраться к дороге, по которой ездили машины с цистернами. Но пробираться на корабли надо было буквально перед самым стартом, а поэтому им опять предстояло ждать.
  
  Максим выжидал спокойно, а вот девушка просто изнывала от нетерпения.
  
  - Нет, так вот сидеть и ничего не делать нельзя! - взвилась она на второй день ожидания.
  
  - Можно с разбега головой об стену, - лениво посоветовал Максим.
  
  - Ваше поведение становится вызывающим! - резко сделала ему замечание Роймина.
  
  - А ваше - нудным и несносным! - огрызнулся он.
  
  Девушка опять зашипела, как разъярённая кошка, но больше ничего говорить не стала.Максим же на самом деле не бездельничал, а продолжал внимательно изучать космопорт, только уже с другой стороны, там, где к ограждениям стартового поля примыкали многочисленные пакгаузы и грузовые терминалы. Рядом с грузовыми терминалами сверкал зеркальными стёклами пассажирский терминал, высилась башня контрольно-диспетчерского пункта. За пакгаузами виднелись здания энергостанции космопорта.
  
  И тут Максим заметил то, что до этого было скрыто от их глаз. В воротах, через которые въезжали машины с цистернами, был установлен сканирующий контур. Стало понятно, почему патрули и наружная вахта столь небрежно осматривала машины. Сканирующий контур немедленно сообщит о прячущемся в машине человеке. Максим чертыхнулся и стал лихорадочно обдумывать, каким бы таким способом им пробраться за ограждение космопорта.
  
  - А что это за решётки на стартовом поле? - спросил он у Властительной Наследницы.
  
  - Дренажная система, - без раздумий ответила Властительная Наследница. - При взлёте корабля в энергоотводящие магистрали подаётся вода для охлаждения и дезактивации. А потом стартовое поле и магистрали ещё заливают дезактивирующей жидкостью. Для её стока в очистные сооружения и создана эта система.
  
  - А как в неё пробраться?
  
  - Вы с ума сошли! Там же радиация и токсичные испарения!
  
  - Я не спрашиваю, что там! Я спрашиваю: как туда пробраться?
  
  - Это сложно. Единственное место - главная станция очистных сооружений. Там есть люки.
  
  - Эта станция далеко?
  
  - Лиг десять от космопорта...
  
  - Двигаемся!
  
  - Ещё раз повторяю: там радиация и токсичные испарения! И они будут бить нам в лицо, ведь идёт постоянная прокачка дренажной системы дезактивирующей жидкостью. Чтобы радиоактивность не вырвалась в воздух. И как мы избежим излучения и испарений?
  
  - Властительная Наследница, чтобы не получать глупых ответов - не задавайте глупых вопросов. Если я не беспокоюсь насчёт радиации и отравы, значит, у меня есть способ всего избежать. Вперёд!
  
  До своей цели они добрались ближе к полуночи. Властительная Наследница явно устала, но старалась не показывать виду.
  
  Очистительная станция была циклопическим сооружением. Огромные колонны и шары фильтровальных установок были опутаны сетью трубопроводов, платформами контрольных площадок, решетчатыми шахтами лифтов. Среди колонн и шарообразных сооружений виднелись башни управляющих центров. Вся станция была обнесена высоким решетчатым забором. На заборе виднелись установки следящих сенсоров системы безопасности. По периметру время от времени проезжал бронетранспортёр. Но это был не гвардейский патруль. Охрану станции несли солдаты Сил Самообороны. И это было добрым предзнаменованием.
  
  Максим достал из одного из карманов "жилета" боевого снаряжения небольшой контейнер и извлёк из него изолирующую маску с фильтрами и тонкий прозрачный комбинезон.
  
  - От радиации нас спасут защитные экраны боевого снаряжения. А от испарений и жидкостей нас спасёт вот этот комбинезон и маска, - сказал Максим. - Сутки надёжной защиты от ядовитых испарений нам обеспечены. О радиации можно не думать, защитные экраны гарантируют защиту.
  
  - Но вдруг корабли не стартуют за сутки? - спросила девушка.
  - А это уже ваша забота, - пожал плечами он. - Думайте, как нам узнать о старте заранее, чтобы не торчать, чёрт его знает, сколько времени в этой дренажной системе.
  
  Властительная Наследница дёрнула плечом, но ничего не ответила, а только взяла бинокль и принялась внимательно изучать ограждение Очистительной станции.
  
  - Ну, вы тут бдите, а я посплю, - тут же воспользовался моментом Максим и тут же начал утраиваться под небольшим кустиком.
  
  - Как это поспите? - опешила девушка.
  - Торопиться нам некуда, в ближайшие сутки старт не предвидится, так что можно отдохнуть. А там оглядимся и аккуратно проберёмся на эту станцию и нырнём в эту дренажную систему. Ну, я вздремну.
  
  И он просто провалился в сон.
  
  - 14 -
  
  Максим проснулся от весьма невежливого толчка. Он открыл глаза, резко вскинулся, но несколько стволов бластеров упёрлись ему в грудь. Максим быстро бросил взгляд по сторонам и с облегчением перевёл дух, Ройминырядом не было. Но никаких резких движений он делать не стал, бластеры при стрельбе в упор с лёгкостью пробили бы защитные экраны боевого снаряжения. А сначала осмотрел тех, кто столь бесцеремонно разбудил его. Это были, к его великому сожалению, не солдаты Сил Самообороны. Это были императорские гвардейцы. Но откуда они здесь появились? Неужели засада на Очистительной станции?
  
  - Где Властительная Наследница? Отвечай, или пожалеешь о своём молчании! - резко произнёс офицер гвардии на языке айдов.
  
  Максим презрительно усмехнулся, и тут же один из гвардейцев с размаху ударил его прикладом оружия по рёбрам. И у него просто отвисла челюсть. На пути приклада молниеносно возникло сиреневое свечение защитного экрана, и приклад отбросило назад.
  
  - Ничего, на корабле справятся и с защитным экраном, - зло ухмыльнулся офицер и сделал знак гвардейцам.
  
  Те подхватили Максима под руки. И это было их ошибкой. Два рывка и четыре гвардейца забарахтались в одной куче, мешая друг другу подняться. Но на Максима тут же бросились ещё трое. Один сразу же полетел через спину Максима на офицера и сбил того с ног. Но двое других прыгнули на него, обхватили, свалили на землю. Максим попытался стряхнуть их с себя, но четверо гвардейцев, первыми сбитые с ног, уже спешили на помощь двум солдатам, сцепившимся с ним. Ему заломили руки за спину, опутали запястья верёвками. Максим в очередной раз проклял всё, что оказался без боевого шлема: там одна ментальная команда заставила бы боевое снаряжение поставить защитный экран куполом, и гвардейцев разбросало бы в стороны. Но без шлема боевое снаряжение ментальные команды не воспринимало.
  
  - Ни с места! - прозвенел голос Роймины.
  
  Она стояла с пистолетом в руке, шагах в десяти от гвардейцев. Гвардейцы замерли, опасливо косясь на её оружие. Никто из них не успевал направить своё оружие на девушку.
  
  - Стреляй! - крикнул Максим, отбросив все условности. - Стреляй!
  
  Но девушка медлила. И тогда офицер гвардии медленно шагнул к ней.
  
  - Стойте, или я стреляю! - вскричала Властительная Наследница, и Максим с отчаянием уловил в её голосе нотки паники и растерянности.
  
  "Да она же никогда не стреляла в людей..." - понял он и впал в уныние.
  
  - Не подходите! Не подходите! Ненавижу, ненавижу вас всех!!! - в голосе Властительной Наследницы явственно чувствовались слёзы. - Ненавижу!!!
  
  И вдруг она разрыдалась и с размаху швырнула пистолет в офицера. Офицер едва сумел отбить летящее ему в голову оружие. А его солдаты мгновенно навели стволы бластеров на девушку.
  
  Максим зашёлся в хохоте, хотя это и был смех сквозь слёзы. Но хохотал он от всей души.
  - О, дьявол, послал же Господь это чучело на мою голову, - только и смог сказать он.
  
  Властительной Наследнице тоже связали руки за спиной, подвели к Максиму и заставили сесть. А он продолжал хохотать.
  
  - Ничего смешного не вижу, - буркнула девушка. - Вот начнут убивать, тогда посмеетесь...
  
  - Если бы хотели убить, сразу бы пристрелили, - всхлипывая от смеха, ответил Максим. - Похоже, мы, вернее, вы им живой нужны. Да и я интерес представляю, кто и откуда. Кстати, у вас медиумы, телепаты, то есть, имеются?
  
  - По-моему, есть, - неуверенно ответила Роймина после некоторого раздумья.
  
  - Хреново, - вздохнул Максим и всхлипнул от очередного приступа смеха, вспомнив, как дрожали руки Роймины с оружием. - Чёрт, придётся пережить неприятные минуты, когда психощит в сознании работать начнёт. Премерзкая вещь... бр-р... как подумаю, мороз по коже. Ну, да ладно, переживём. Перетерпим, перетрём, как говорил Василий Тёркин.
  
  - Кто? - не поняла Роймина.
  
  - Так, один герой поэтический, - и Максим опять рассмеялся, на этот раз Властительная Наследница уже не шипела на него.
  
  Их разговор оборвали гвардейцы. Довольно грубо поставили их обоих на ноги и подтолкнули к опустившемуся неподалёку флаеру. Дальше грубость дошла до того, что их запихнули в грузовой отсек флаера. Властительная Наследница отчаянно сопротивлялась, но дюжие гвардейцы легко справились с хрупкой девушкой.
  
  - Они дорого за это заплатят! - в ярости прошипела Властительная Наследница.
  
  - И в какой валюте? - поинтересовался Максим.
  
  Властительная Наследница довольно таки чувствительно пнула его ногой. К удивлению Максима защитные экраны не среагировали на этот удар.
  
  - Уй-ё! - охнул он. - Хорош копытами брыкаться!
  
  - Скажи спасибо, что не по голове!
  
  - Мы на "ты" не переходили, барышня!
  
  - Властительная Наследница!
  
  - На "вы" пожалуйста!
  
  Они ругались до самого конца полёта. На поле космопорта их провели на челнок, и корабль тут же взмыл вверх. Правда, на этот раз их не стали запихивать в трюм, а поместили в пассажирском отсеке. Вокруг уселись гвардейцы и упёрли в них стволы бластеров. Максим иронично хмыкнул: как их боятся...
  
  Полёт длился не очень долго, до парковочной орбиты, затем их провели по коридорам крейсера, завели в какой-то отсек, отделили друг от друга и начали обыскивать. На Максиме оставили только комбинезон и боевой браслет. Браслет мог снять только он сам, или же надо было рубить руку. Сам Максим снимать его не собирался, заявил, что браслет намертво закреплён, а руку ему рубить не стали. Решили что в одном комбинезоне, без ботинок, без "жилета" боевого снаряжения он не опасен. Максим решил оставить их в этом счастливом заблуждении. Во время обыска ему удалось узнать, как их обнаружили. И оставалось только скрипеть зубами от ярости. Будь на нём боевой шлем, ни в жисть они бы в зону действия охранных систем наблюдения и обнаружения Очистительной Станции не залезли бы. Даже странно, что гвардейцы не через полчаса, а только через половину суток прискакали.
  
  Видимо для того, чтобы унизить Властительную Наследницу их поместили в одном помещении. Но их места были отделены друг от друга решётками и проходом. В каждой камере была койка, санузел в углу с занавесью, небольшой стол и стул, привинченный к палубе. Вот и всё убранство. Пять шагов в длину, два шага в ширину. И ни на минуту не выключающийся свет. Кроме того, у них были скованы кандалами руки и ноги, а ножные и ручные кандалы были соединены ещё цепочкой.
  
  Властительная Наследница сразу же забилась в угол на койку, и просидела там весь полёт. Лицо она прятала в коленях, но иногда Максиму удавалось увидеть её глаза. И его очень озадачило беспросветное отчаяние в них. Словно Властительная Наследница знала, какая участь ожидает её. И участь эта была незавидная. Хотя вряд ли это была смерть. Скорее нечто другое, грозящее бесчестием.
  
  А офицеры корабля ходили смотреть на Властительную Наследницу как на диковинное животное в зоопарке. Но в отличие от животного, девушка понимала все скабрезные и сальные шутки и замечания. Она старалась не показывать виду, но Максим видел, как пылали её щёки и уши. Его не раз так и подмывало плюнуть на всё и разнести всё к чертям собачьим. Но он сдерживал себя и свои порывы. Имперский крейсер нёс их к Престольному Миру. И поднимать голову было ещё рано.
  
  Самым тяжёлым и для него, и для Властительной Наследницы было известие о гибели катера со всем экипажем. Непереносимо было знать, что больше никогда он не увидит и не услышит Айтейо. Властительная Наследница не выдержала и разрыдалась, когда ей показали на мониторе кадры гибели катера. Но это была её единственная слабость. Больше от неё экипаж крейсера не увидел ни слезинки.
  
  Единственное же, чего опасался Максим, что им сразу займутся заплечных дел мастера из службы императорской охраны. Но, видимо, таких указаний не имелось. И он догадывался, что это дело рук Утуно. Скорее всего, этот тип решил лично заняться им. Что ж, он ему такого удовольствия не доставит. Их тюремщиков ждёт сюрприз, пренеприятнейший.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ III
  
  ВЫЗОВ ЧЕСТИ
  
  Пролог III части
  
  В империи Антой была странная смесь монархии и демократии. Выборы соседствовали со сложной системой наследования власти в доменах, императорская власть принадлежала поочерёдно представителям каждой из Властвующих Семей, но не передавалась по наследству. Довольно таки свободные нравы политической жизни выборных политиков соседствовали с замысловатыми правилами этикета воВластвующих семьях Императорского Дома. Этот этикет регламентировал отношения между членами семей, между семьями, правила разрешения споров.
  
  Вызов Чести был одним из неприкосновенных, неизменных и священных элементов этикета. Отказа от этого Вызова быть не могло. Но и бросить вызов просто так не имелось возможности. Тот, кто унижал Вызов Чести, кто бросал его без соответствующего повода, ради удовлетворения тщеславия, имел крупные неприятности, вплоть до лишения членства в королевском доме. Многие столетия Вызов Чести служил для урегулирования споров и конфликтов внутри Властвующих Семей и Имперского Дома. Победивший в поединке Вызова Чести, считался правой стороной в конфликте, побеждённый признавался неправым. Главной особенностью Вызова Чести было то, что не допускался поединок неравных противников. Кто бы и кому не бросал Вызов, поединок происходил между равными соперниками.
  
  Властительная Наследница Роймина прекрасно знала обо всех тонкостях этикета и надеялась, что вызов Чести заставит императора Донго освободить членов её семьи, чтобы на Семейном совете они могли определить, кто вступит в поединок с императором.
  
  - 1 -
  
  О том, что они подлетают к Престольному Миру Империи, Максим и Властительная Наследница почувствовали по довольно таки резким манёврам крейсера. А затем корабль пошёл на посадку. Это стало ясно по то и дело возникающим перегрузкам. Это был лёгкий крейсер, способный осуществлять посадки на планеты. Максим помнил, что главная сила флота империи - линейные корабли - никогда не опускались на поверхность планет. Эти исполины с массой покоя в десятки, если не сотни тысяч тонн вечно оставались в космосе.
  
  Пора было начинать. Особых планов у Максима не было. Как сложится, так и сложится. Он коснулся пальцем боевого браслета. Боевой браслет был связан со всеми элементами боевого снаряжения и с Боевым Клинком. И сейчас браслет звал Боевой Клинок.
  
  Ждать пришлось недолго. Из переборки с грохотом вылетели обломки, и в воздухе промелькнул переливающийся голубоватым свечением оружием. Клинок замер в воздухе в полуметре от Максима остриём вверх.
  
  Максим спокойно взял оружие и без спешки избавился от кандалов. Затем рассёк свою решётку и перешёл в камеру Властительной Наследницы. Так же без всякой спешки избавил от кандалов её. Девушка не могла ничего вымолвить от изумления. Но потом взорвалась:
  
  - И вы почти десять дней сидели, сложа руки?!!!
  
  - А что бы мы делали на этом крейсере, если бы выбрались в полёте? - огрызнулся Максим. - Где бы мы укрылись от их ищеек? Думать надо, прежде чем лаять...
  
  - Это я лаю?! Ну, знаете, это переходит все грани приличия! Вы наглец и не воспитанный тип!
  
  Но Максим проигнорировал возмущённую тираду Роймины и одним прыжком оказался у двери их камеры. Она начала открываться и в ней показался охранник. Видимо его встревожила или картинка на мониторе видеонаблюдения, или сработала сигнализация на решётках. Но охранник ничего не успел сделать и понять. Максим рывком втянул его в камеру и резко толкнул к стене. Острие Боевого Клинка упёрлось в тому в горло.
  
  - Спокойно, дружок, - с недоброй улыбкой сказал Максим. - Если ты не будешь трепыхаться, то всё пройдёт без ущерба для твоей шкуры. И не думай даже!!!
  
  Он повысил голос, потому что рука охранника скользнула к бедру, где висел парализатор. Максим обезоружил охранника и обездвижил изегоже собственного же парализатора. А затем осторожно выглянул в коридор.
  
  - И как будем выбираться? - спросила Властительная Наследница.
  
  - Для начала заберём наше снаряжение, - ответил Максим и коснулся пальцем браслета.
  
  На браслете появилась алая стрелка. Она указывала в правую сторону коридора, где была дверь. Максим выскользнул в коридор и крадучись устремился к этой двери. Приник к переборке и осторожно выглянул в узкую щель не до конца прикрытой двери. За дверью было небольшое помещение с несколькими полукруглыми терминалами управления с множеством экранов и клавиатурой пультов. За одним из терминалов, задрав на него ноги, сидел человек. Он лениво тянул какой-то напиток из банки.
  
  Максим пригнулся и проскользнул в дверь.
  
  - Ольд, что там такое? - не оборачиваясь, спросил охранник.
  
  - Ти-хо! - прошипел Максим, прижимая клинок к горлу охранника. - Будешь паинькой, останешься с головой. Где наше снаряжение? По какому коридору идти?
  
  - О... оно... тут... рядом, - запинаясь, ответил охранник. - В правый коридор, потом по трапу вниз, там хозяйственный отсек. В одном из кубриков.
  
  - Спасибо, дружок, - прошипел Максим и угостил охранника разрядом из парализатора.
  
  Они выбрались в новый коридор. На счастье карцер на корабле охранялся только двумя охранниками, и в коридоре больше никого не было. Дверь на трап, о котором говорил охранник, была в нескольких шагах от двери карцера. Максим пропустил вперёд Властительную Наследницу, и девушка быстро проскочила к двери, шмыгнула в неё. Он тут же бросился следом.
  
  Они спустились на две палубы вниз, это были уже трюмы крейсера. Указатель на браслете привёл их к небольшой двери. Максим осмотрел её в поисках замка, но тот оказался электронным. Он сосредоточился, коснулся рукой боевого браслета. Тогда он опять пустил в Боевой Клинок. Вырезал крепление замка и откатил дверь в сторону. За дверью оказался какой-то склад с многочисленными стеллажами. Но стрелка на браслете Максима быстро привела их к стеллажу, где в аккуратно запаянных коробках лежали "жилеты" их боевого снаряжения и ремни с подсумками. Он осмотрелся по сторонам. Боевой Клинок пробил аккуратную дыру точно в том месте, где переборка смыкалась с подволоком. На счастье карцер был рядом с трюмами, и клинку не пришлось преодолевать обитаемые отсеки. Поэтому его полёт оказался незамеченным.
  
  Максим быстро надел на себя "жилет" и поясной ремень с подсумками, ботинки и помог сделать это же Властительной Наследнице. К сожалению, пистолетов вместе со снаряжением не оказалось, их куда-то утащили. Он усмехнулся, пусть ломают головы. А когда начнут внутрь лезть, ох и рванёт же энергоблок при несанкционированном проникновении. Мегатонн на пять взрыв потянет.
  
  Он постоянно напряжённо прислушивался, ожидая в любой момент услышать вой тревоги. Должны же обнаружить, что охранники связаны и парализованы.
  
  - Что вас тревожит? - заметила его беспокойство Роймина.
  
  - Тревожит, что до сих пор не объявлена тревога, - пояснил Максим.
  
  - Ничего удивительного, - пожала плечами девушка, - вахта по три часа, четыре смены вахтенных, а смена была всего за час до вашего эффектного фокуса. У нас, самое малое, полтора часа в распоряжении. Если не будет внеплановой проверки.
  
  - Что это? - насторожился Максим.
  
  Даже в трюмах были слышны какие-то отдаленные гул и рёв.
  
  - Входим в плотные слои атмосферы, - пояснила Властительная Наследница. - До посадки несколько минут.
  
  - Тогда не будем терять времени. Вам знакомо внутреннее устройство крейсера? Нужно пробраться к выходному шлюзу. Причём так, чтобы нас никто не заметил.
  
  - Через технические коммуникации, - чуть задумавшись, сказала Роймина.
  
  - Как в них попасть?
  
  - Надо найти люк для технического обслуживания.
  
  - Где его искать?
  
  - В коридоре...
  
  - Там скоро будет полно людей. Не пойдёт.
  
  - А по-другому не получится.
  
  - Ещё как получится. Вспоминайте, где эти технические коммуникации прилегают к этому отсеку или трюму, не знаю как его.
  
  Девушка задумалась. Потом осмотрелась в отсеке. Посмотрела на дверь, вскинула глаза к подволоку.
  
  - Не в этом отсеке, - сказала она. - Как ни прискорбно, но придётся выходить в коридор.
  
  - Тогда ведите, - отозвался Максим.
  
  Они выскользнули в коридор и с тысячью предосторожностей пошли по нему. Властительная Наследница внимательно вглядывалась во все двери, внимательно осматривала каждый закуток. Максим же вертел головой буквально на триста шестьдесят градусов, чтобы их не застало врасплох появление какого-нибудь техника.
  
  Девушка резко остановилась у небольшой полукруглой ниши в переборке. В палубе едва заметно виднелись очертания люка. Максим быстро, но аккуратно, так чтобы не было заметным, вскрыл люк Боевым Клинком и свесился вниз. Тьма, хоть глаз выколи. Максим быстро достал из одного из карманов фонарик и посветил. Межпалубное пространство было густо переплетено трубопроводами и силовыми кабелями. Но имелся широкий лаз, правда пробираться по нему можно было только ползком или на четвереньках.
  
  Он махнул рукой Роймине, и девушка первой юркнула в отверстие. Максим нырнул следом, не забыв прикрыть за собой люк. Роймина тоже достала фонарик и быстро поползла по проходу. И в этот момент до них донёсся далёкий вой сирены. Их исчезновение наконец-то обнаружили. Девушка испугано замерла. Но Максим довольно таки не учтиво толкнул её в подошву, она опять поползла вперёд.
  
  Вскоре им попалась вертикальная шахта с трапом, и они начали быстро спускаться вниз. Из-за переборок до них доносились крики и топот ног бегающих людей. Внезапно корабль резко встряхнуло, навалилась перегрузка, они едва не рухнули вниз, на дно шахты. Но к счастью перегрузка была кратковременной. Однако за ней последовали ещё несколько резких манёвров, ещё несколько раз возникала перегрузка. А затем корабль заметно вздрогнул. Максим понял, что он встал посадочными опорами на своё место на поле космопорта.
  
  - Значит так. Властительная Наследница, - сказал Максим, - меняемся местами. Не хочу, чтобы вы первая вдруг встретились с нашими заклятыми друзьями. А то опять вместо того, чтобы клинком рубануть, начнёте им бросаться. И держите свой фонарь лучом чуть в сторону. Я свой пока уберу, чтобы вас обойти.
  
  Роймина тихо зашипела от обиды на его слова, но остановилась, чтобы пропустить Максима и чуть посторонилась. Он протиснулся мимо неё. И озадаченно заморгал глазами, когда вдруг почувствовал, как его обдало жаром, и как заколотилось его сердце, когда он невольно коснулся плечом и боком плеча и бедра девушки. Ничего такого от себя он не ожидал. Но разбираться с охватившими его ощущениями было некогда.
  
  Спуск они завершили у кормовой защитной переборки, отделявшей обитаемые отсеки, трюмы и техническую зону от двигателей. Слева был изогнутый кожух энергоблока, справа переборка, отгораживающая техническую зону от других помещений.
  
  - Теперь вспоминайте, Властительная Наследница, - сказал Максим, - в какой стороне высадочные галереи и пандусы.
  
  Властительная Наследница посветила фонариком по сторонам. На трубопроводах, силовых кабелях и переборках виднелись какие-то надписи. Девушка присмотрелась к ним, но потом виновато развела руками.
  
  - Не помню, - смущённо призналась она.
  
  - Ладно, разберёмся, - вздохнул Максим.
  
  Они принялись исследовать техническую зону. Рано или поздно им должен будет попасться какой-нибудь люк. А там посмотрим...
  
  - 2 -
  
  Долгие поиски привели их к переборке, перегораживавшей весь отсек от изогнутого кожуха энергоблока до наружной переборки. Но им несказанно повезло: в переборке имелся овальный люк. Максим взялся, было, за клинок, но вовремя одумался. Скорее всего, централизованная система управления дверьми и люками уже ориентирована на поиск несанкционированного открытия люков и дверей. И взлом двери будет сразу же обнаружен.
  
  Он осторожно осмотрел люк. Так и есть, открывается внутрь технической зоны, на них. Вот кабели к исполнительным механизмам открывания, вот кабели системы управления.
  
  - Куда этот люк ведёт? - тихо спросил он у Роймины. - В коридор или в какую-нибудь выгородку?
  
  - Не знаю, - сокрушённо вздохнула девушка. - Этот тип крейсеров я плохо знаю. Я хорошо знакома только с рейдерами типа "Орланга"...
  
  - И на том спасибо, - буркнул Максим. - Придётся рисковать...
  
  - Постойте! - внезапно радостно воскликнула Роймина. - Вот же терминал управления!
  
  Чуть в стороне на переборке действительно была вмонтирована небольшая панель управления с экраном. Пальцы девушки запорхали по клавиатуре. Экран засветился, на нём появились и начали быстро сменять друг друга какие-то картинки. Но вскоре мелькание прекратилось.
  
  - Этот люк выводит в небольшую выгородку за шахтами лифтов, спусковыми жёлобами и трапами у выходного шлюза! - радостно сообщила Властительная Наследница.
  
  - Вы его можете открыть? - спросил Максим.
  
  - Попробую...
  
  Девушка опять принялась набирать комбинации знаков на клавиатуре. И её усилия увенчались успехом. Замок люка негромко щёлкнул. Максим тут же подскочил к люку и с силой потянул его на себя. Люк не сдвинулся с места. Максим удвоил усилия, и крышка медленно поддалась его тяге.
  
  Он погасил фонарь и осторожно выглянул наружу. Всё правильно, небольшая выгородка. Максим с максимальными предосторожностями выбрался из люка и ещё раз осмотрелся. Свет в выгородку проникал через узкий проход. Максим подкрался к нему и краем глаза глянул, что же находится на другом конце прохода. Проход выходил к широко распахнутым воротам выходного шлюза. Распахнуты были и наружные ворота. А за ними в дневном свете виднелись какие-то решетчатые конструкции. По всей видимости, крейсер опустился прямо в док или эллинг.
  
  В выходном шлюзе находилось десятка полтора часовых или патрульных в полном боевом облачении и вооружении. Максим довольно усмехнулся, вот как их уважают. А потом задумчиво посмотрел на охранников. А что если рвануть наверх, в боевую рубку и стартовать? Нет, ничего не выйдет. Им не выбраться даже за пределы атмосферы, подстрелят как куропаток. Нет, единственный выход для них - убраться с корабля. И по возможности без шума.
  
  Максим обследовал карманы комбинезона, "жилета" и подсумки. Под руку попался респиратор. Идея! Максим оглянулся, увидел, что Роймина уже тоже выбралась из люка и, забывшись, протянул руку к "жилету" боевого снаряжения Властительной Наследницы. Он даже не сразу понял, что получил удар сначала по руке, а потом и по физиономии. Искры брызнули у него из глаз. Он заскрежетал зубами, чтобы сдержать яростный вопль, и сказал уже почти ровным голосом, правда, дрожащим от сдерживаемой ярости:
  
  - У вас что, крыша поехала, Властительная Наследница?
  
  - Не распускайте руки! - как разъярённая кобра прошипела девушка. - Не протягивайте их, куда не следует.
  
  - Дура! Я только хотел маску респиратора достать!
  
  - Как вы меня назвали?!
  
  - Тихо! Что вы разверещались на всю Вселенную! Вот в этом кармане маска респиратора и очки. Доставайте и подгоните её для своего лица.
  
  Властительная Наследница окинула его испепеляющим взглядом, но достала респиратор и очки и с помощью Максима подогнала их для своего лица. Он убедился, что респиратор и очки плотно прилегают к лицу девушки, сам надел маску и достал из подсумка небольшой цилиндрик. Зажав цилиндрик в ладони правой руки, он резко повернул красную головку на девяносто градусов и метнул цилиндрик в выходной шлюз.
  
  Едва цилиндрик упал на палубу, как из него с резким свистом ударила струя газа, и в одно мгновение весь шлюз оказался окутан облаком желтоватого цвета. Часовые с хриплыми стонами рухнули и остались лежать без движения. Максим, не мешкая, бросился вперёд, знаком призвал Властительную Наследницу следовать за ним.
  
  - Они мертвы? - донёсся до него из-под маски респиратора глухой голос Властительной Наследницы.
  
  - В беспамятстве, - коротко отозвался он. - Куда сел корабль?
  
  - Похоже на эллинги гвардейского флота...
  
  - Сооружения серьёзные?
  
  - В каком смысле?
  
  - Размеры какие?
  
  - Огромные! Рассчитаны на десятки кораблей и транспортных челноков, доставляющих экипажи на тяжёлые крейсера и линкоры. Настоящие джунгли из металла, бетона, трубопроводов и кабелей.
  
  - То, что нужно. Сейчас выскакиваем, сбегаем вниз, и сразу ныряйте куда-нибудь в нижние ярусы. Только так есть надежда укрыться.
  
  Они кубарем скатились вниз по аппарели, и, что есть духу, помчались к ближайшей ажурной металлической конструкции. Вернее Властительная Наследница мчалась во весь дух, а Максиму приходилось сдерживать свою прыть, чтобы не обогнать её и не оставить далеко за спиной.
  
  Несколько техников и инженеров из обслуживающего персонала с разных сторон недоумённо смотрели на них, не понимая, кто это так бежит. К счастью на пути у них никого не оказалось, и им сразу же попался какой-то трап, ведущий вниз. Они буквально ссыпались вниз по этому трапу. И уже были ярусом ниже, когда сверху донёсся вой сирены и крики людей. Их исчезновение с борта корабля наконец-то обнаружили. И обслуживающий персонал теперь знал, кто такие были странные беглецы. Но Максим и Роймина уже спрыгнули с трапа и юркнули в ближайший тоннель инженерных коммуникаций. Бежать в тоннеле было невозможно, но быстро идти они могли. И они не теряли времени даром, старались как можно скорее затеряться в лабиринтах тоннелей и проходов.
  
  Под эллингами для приёма кораблей находился целый город. С множеством тоннелей, транспортных и пешеходных, для трубопроводов и силовых кабелей, с проходами для технического обслуживания, с многочисленными техническими зонами, где располагались терминалы управления, с тоннелями отвода плазмы стартовых и посадочных планетарных двигателей, с дренажными трубопроводами для слива дезактивирующей и охлаждающей жидкостей. Затеряться в этом городе среди тысяч и тысяч техников и инженеров было проще простого. Если ничем не выделяться. Но Максим и Ройминакак раз и выделялись. И им пришлось забиться в первый же повстречавшийся им укромный и тёмный уголок.
  
  Укрыв Ройминув небольшой каморке, образованной задней стеной одного из диагностических терминалов и толстой трубой, Максим подобрался к узкому лазу, который вёл из коридора в их укрытие. Он коснулся пальцем браслета, и из браслета выдвинулся небольшой визир. Максим навёл визир на высокого инженера, прохаживавшегося у терминала. На браслете загорелся зелёный огонёк. Это значило, что процессор браслета в точности запомнил все детали одежды человека. Затем Максим проделал такую же операцию с обликом женщины, сидевшей в кресле у терминала. Правда, пришлось долго ждать, пока женщина не покинет своё кресло. В этом помогла тревога, поднятая в связи с их исчезновением с крейсера. Несколько гвардейцев появились на техническом посту. Но их расспросы не имели никакого успеха. И гвардейцы удалились. Зато женщина встала со своего места.
  
  Максим вернулся к Роймине и принялся колдовать с системой "хамелеон" боевого снаряжения. К сожалению, их комбинезоны не были курткой и брюками боевого обмундирования, поэтому добиться полного изменения внешности не удалось. Но и то, на что хватило возможностей боевого снаряжения, давало надежду на успех. Во всяком случае, теперь и Максим, и Ройминабольше походили на обслуживающий персонал эллингов флота, чем на недавних беглецов. Но девушке пришлось пойти на жертву, сделать из своих волос два хвоста и обмотать их вокруг шеи. Её взгляд при этом, обращённый на Максима, был просто убийственным. Максим только обрадовался, что не стал предлагать ей обрезать её длиннющую гриву, тогда Властительная Наследница его точно бы убила.
  
  - Ну, теперь мы не должны так бросаться в глаза как прежде, - со вздохом сказал Максим. - Остаётся надеяться, что в этих эллингах не все преданы императору душой и телом.
  
  - Я тоже очень надеюсь на это, - сказала Роймина.
  
  - Тогда двигаемся в путь.
  
  - Только я пойду первой, я всё же немного знакома с устройством эллингов. А то ведь заблудимся...
  
  - Ладно, ведите.
  
  Для Властительной Наследницы, выросшей в дворцовых апартаментах, Роймина, к удивлению Максима, неплохо ориентировалась в лабиринте технической зоны. Она уверенно шла в выбранном ею направлении. Они старались смешаться с многочисленным обслуживающим персоналом эллингов, деловито снующим по проходам и коридорам. Но вскоре им пришлось остановиться. До этого они успешно миновали несколько патрулей, но затем увидели, что патрульные проверяют все пары, независимо от того, мужчина это и женщина, или же двое мужчин, или же две женщины. И если патруль начнёт проверять их, то, несомненно, они будут опознаны. Можно, конечно, разделиться, но тогда Роймина останется беззащитной. Оставался ещё вариант "невидимка", но без боевого шлема они сами становились слепыми внутри кокона защитного поля. Но если оставаться на месте этот режим гарантирует, что их не заметят, ни при каких обстоятельствах.
  
  Максим тронул Ройминуза рукав и лёгким кивком предложил отойти чуть назад. Затем они юркнули в узкий проход, ведущий в сердцевину переплетения каких-то металлических конструкций. В глубине этого переплетения они нашли небольшую, но достаточно чистую площадку.
  
  - Вот что, Властительная Наследница, - сказал Максим. - Лучше всего нам переждать эту суматоху. Патрулей сейчас вокруг - видимо не видимо. И есть большая вероятность, что мы, в конце концов, наткнёмся на один из них. И тогда нам не поздоровиться. Но у боевого снаряжения есть режим "невидимка". Увидеть нас будет невозможно. Правда, и мы как бы ослепнем. Но зато нас не смогут заметить ни при каких обстоятельствах. Мы спокойно отдохнём, выспимся. А там решим что делать. Как вы смотрите на такой вариант действий? Лично я собираюсь отдохнуть.
  
  Ройминазадумалась, но не смогла предложить ничего более подходящего в их положении. И согласилась с предложением Максима. Он тут же устроился у тёплой стены, показал Властительной Наследнице, как включать и выключать режим "невидимка", коснулся пальцами своего браслета и тут же оказался в замкнутом пространстве защитного экрана. Нащупал стену, улёгся и почти мгновенно заснул.
  - 3 -
  Когда Максим проснулся, то увидел, что он проспал почти семь часов. И в этом не было ничего удивительного, защитные экраны не хуже перины или матраца позволяли выспаться даже на голой земле. Он сбросил защитный экран, Боевой Клинок мгновенно прыгнул ему в ладонь. Но предосторожность оказалась напрасной, рядом с ним никого не было.
  
  Он на ощупь нашёл Роймину и несколько раз толкнул её в защитный экран. Девушка тут же проснулась, но не сразу поняла, где она находится.
  
  - Что такое? Где я? Что случилось? - растеряно воскликнула она.
  
  - Тс-с! - зашипел Максим. - Что вы верещите, Ваше Высочество! Вокруг гвардейцы шныряют, а вы тут кричите...
  
  Роймина умолкла, но долго ещё возилась с браслетом, пытаясь снять режим "невидимка". Максим, в конце концов, потерял терпение и убрал "невидимку" сам, с помощью команды со своего командирского браслета.
  
  - Какие планы? - спросил он.
  
  Девушка неопределённо пожала плечами. Максим безнадёжно махнул рукой и осторожно подкрался к выходу из их убежища, выглянул в коридор. Внимательно осмотрелся.
  
  - Что там? - спросила Роймина, когда он вернулся назад.
  
  - Суета улеглась. Обслуживающий персонал бродит спокойно. Но патрули торчат на своих местах.
  
  - Проверяют всех?
  
  - Нет, теперь у них сканеры в руках появились.
  
  - Это плохо...
  
  - Да уж, не здорово. Слушайте, а ещё ниже какие-нибудь этажи есть?
  
  - Есть. Только... лучше туда не соваться. Дренажная система, канализация, заброшенные подвалы и ярусы. Эллинги старые, постоянно росли вверх по мере модернизации. Нижние ярусы приходили в запустение. Там можно повстречать целые шайки опустившихся людей. Да и животные есть такие, с которыми лучше не встречаться.
  
  - Ничего, прорвёмся. Это даже хорошо, что ярусы заброшенные. Как туда попасть?
  
  - У вас какая-то нездоровая тяга к подобным местам!
  
  - У меня тяга к местам, где я смогу укрыться от неприятностей. Как туда попасть?
  
  - Очень просто, через любую дверь с указателем направленным вниз.
  
  - И где поблизости такая дверь?
  
  - Как раз напротив выхода из нашего убежища!
  
  - Отлично, идём туда. Делаем беззаботный вид, лица кирпичом...
  
  - Чем лица?
  
  - Не чем, а как! Придаём им самый нахальный вид. И вот ещё что. Патрули по левую руку от нас. Поэтому, будьте любезны, держитесь справа от меня.
  
  Максим осторожно выглянул в коридор, затем постарался придать себе самый беззаботный вид и шагнул из прохода. Роймина тут же пристроилась справа от него. Они пересекли коридор, и девушка толкнула дверь. Но дверь не поддалась. На лице Роймины было написано неописуемое изумление.
  
  - Странно, обычно такие двери никогда не запирались, - тихо произнесла она. - Или я что-то неправильно поняла...
  
  - Без паники, - успокоил её Максим. - Просто забыли...
  
  Он мельком оглянулся. Пока, к счастью, никто не обращал на них внимания. Он небрежно провёл рукой по поясу, Боевой Клинок незаметно юркнул ему в ладонь. Оружие с едва слышным гудением выдвинулось из рукояти сантиметров на двадцать. Максим приставил клинок к видневшейся прорези электронного замка и аккуратно рассёк его. Надавил ладонью на дверь, и она плавно ушла в сторону. Едва образовалась щель, достаточная чтобы человек мог протиснуться через неё, Максим тут же запихнул туда Властительную Наследницу и протиснулся сам. Навалился на дверь и аккуратно задвинул её на место.
  
  Они оказались на лестнице, освещённой несколькими тусклыми светильниками. Максим внимательно осмотрелся, Боевой Клинок вырос на стандартную длину, он достал фонарик, включил его, Властительная Наследница последовала его примеру, и они начали осторожно спускаться вниз по спиральной лестнице. Лестница вилась вокруг массивной трубы. Периодически эта труба содрогалась, и ней вниз что-то, то ли сыпалось, то ли лилось. Максим шёл первым и был предельно острожен. У него не было никакого желания повстречаться с гвардейским патрулём нос к носу на какой-нибудь площадке.Но на их счастье лестница была пустынна. Чувствовалось, что за ней иногда ухаживают, но очень редко. Во всяком случае, слой пыли на ней был не тронут. И эта пыль производила очень странное впечатление в эллингах звездолётов, где гонялись за каждой пылинкой, сдували её с микросхем и разъёмов. Но зато эта пыль прекрасно иллюстрировала заброшенность лестницы.
  
  Чем ниже они спускались, тем толще становился слой пыли, тем всё больше всевозможного хлама попадалось им. В конце концов, они оказались на самой нижней площадке, на которую выходила наглухо запертая дверь. Максиму опять пришлось пустить в ход Боевой Клинок.
  
  За дверью оказался тоннель. Максим осторожно выглянул туда, посветил фонариком. Справа тоннель уходил куда-то в темноту, слева разветвлялся. Освещение почти отсутствовало, не считая трёх или четырёх светильников, отбрасывавших слабый свет. По стенам тоннеля змеились истрёпанные кабели, из-под потолка свисали излохмаченные трубопроводы. Трудно было сказать, когда в последний раз кабелей и трубопроводов касалась рука ремонтника.
  
  - Куда направимся? - спросил Максим.
  
  - Ой, даже не знаю, - сконфузилась Роймина. - Пока мы по лестнице кружили, я ориентировку потеряла.
  
  - Следопытка... - уничижительно усмехнулся он.
  
  Максим внимательно осмотрелся по сторонам. Обвёл лучом фонаря стены тоннеля. Сквозь наслоения грязи виднелись какие-то надписи.
  
  - Что написано? - спросил он.
  
  Девушка приблизилась к стене, вчиталась в надписи.
  
  - Это силовые кабели питания агрегатов кораблей, когда те находятся в эллингах, - сказала она. - Чтобы не держать активированными энергоблоки. О! Вот стрелки, указывающие направление подачи энергии. Значит, эллинги в той стороне, - указала она в один из концов тоннеля.
  
  - Прекрасно, направимся в противоположную сторону, - сказал Максим. - Идёте слева от меня и чуть сзади, но не отстаёте ни на шаг.
  
  Он шёл впереди, но ежеминутно оглядывался назад, на Роймину. Чёрт его знает, какие сюрпризы может таить этот тоннель, сцапает какой-нибудь монстр девчонку, она и пикнуть не успеет. Однажды ему показалось, что один из люков, в изобилии разбросанных на полу, торопливо захлопнулся. Максим насторожился и некоторое время пристально вглядывался в сумрак, переводя луч фонаря с одного люка на другой.
  
  - Вот что, Властительная Наследница, - сказал он. - Дайте-ка мне вашу руку. Или держитесь за меня. Чтобы не умыкнул кто-нибудь вас.
  
  Роймина дёрнула плечиком, но промолчала и взяла Максима за руку, но тут же отдёрнула её, словно её ожгло огнём, и взялась за рукав его куртки. Максима только посмотрел искоса на девушку, хмыкнул, но промолчал.
  
  Тоннели представляли собой настоящий лабиринт. И в них легко можно было сбиться с пути. Но Максим использовал старый проверенный способ: держаться правой стороны. И поэтому они шли достаточно уверенно, не плутая.
  
  Но вскоре Максиму всё настойчивее стало казаться, что за ним следят. Он несколько раз замечал странные силуэты, похожие на человеческие, силуэты каких-то животных. Животных выдавали огоньки глаз. Судя по тому, как они метались по полу и стенам, Максим решил, что это что-то вроде крыс. Или какие-то похожие на них животные.
  
  Но когда он этих животных подкараулил, и они попали в свет его фонаря, Максим был ошеломлён. Небольшие, юркие существа, передвигающиеся на задних лапах, передние лапы были прижаты к груди, но были достаточно длинными, чтобы животное могло лазать по стенам, длинный хвост служил для баланса, на не длинной, но гибкой шее, сидела голова с вытянутой вперёд пастью, усеянной зубами.
  
  - Ёжкин кот! - ахнул Максим. - Да это же динозавры! Откуда они здесь?!
  
  - Никто не знает, - пожала плечами Властительная Наследница. - Скорее всего, их занесли сюда патрульные корабли с дальних миров.
  
  Хищники оказались весьма сообразительными. Едва они оказались в луче света, как сорвались с места, словно их пришпорили. Чувствовалось, хищники привыкли иметь дело с людьми и знали, что ничего хорошего от тех ждать не приходится, если их заметили. Но чувствовалось и то, что они привыкли считать человека своей законной добычей.
  
  Но более всего Ройминуи Максима беспокоили человеческие силуэты, случайно замеченные в ответвлениях тоннелей. Судя по всему, это были не соглядатаи охраны, иначе бы тоннели уже кишели бы гвардейцами. И люди эти, попав в лучи света фонарей, торопливо искали укрытия. Но это только добавляло тревоги, потому-то эта слежка могла вестись с самыми недобрыми намерениями. Нервы Максима и Роймины были напряжены до предела, они ежесекундно ожидали нападения. И это постоянное напряжение выматывало до предела. Они уже почти сутки ничего не ели и не пили. Боевой рацион в контейнерах оставался на месте. Но фляги на крейсере они в спешке наполнить не догадались. А в тоннеле воды они не нашли.
  
  - Вы слышите? - внезапно насторожился Максим.
  
  До них слабо доносился ровный гул.
  
  - Похоже, мы к вентиляционной системе выбрались, - предположила Властительная Наследница. - И к шахтам, по которым трубопроводы и силовые кабели на поверхность выходят.
  
  - А там охрана, это точно...
  
  - Ты прав, там много охраны, - внезапно раздался из сумрака чей-то голос.
  
  - 4 -
  
  Звуки человеческого голоса прозвучали для Максима и Роймины как гром среди ясного неба. Они на долю мгновения опешили, но затем Максим действовал уже на уровне рефлексов. Он резко толкнул Роймину в сторону, в какой-то угол, закрыл её собой, и Боевой Клинок прыгнул ему в руку.
  
  - Кто вы такие? - резко спросил он.
  
  - Властелины подземелий, - отозвался всё тот же голос. - А вот кто вы такие?
  
  Роймина сделала движение, чтобы выйти из-за спины Максима, но он бесцеремонно остановил её. Неизвестно ещё как отнесутся к ним, если узнают, кто она такая.
  
  - Пусти, - зашипела девушка.
  
  - Цыть, курица безмозглая! - рыкнул на неё Максим и продолжил, обращаясь к незнакомцу: - Мы люди с планеты Земля. Это очень и очень далеко. На другом конце Вселенной.
  
  - Зачем вы забрались сюда?
  
  - Скрываемся от ищеек императора Донго. Но хотелось бы знать, всё же, кто это такие - Властелины подземелий?
  
  - Мы потомки тех, кто первыми ступили на эту планету. И кто не захотел уходить отсюда, когда эта планета стала Престольным Миром Империи. Те, кто не захотел превращаться из свободных и независимых людей в подданных Империи.
  
  - Но ведь для вас выбрали новый мир! - встряла в разговор Роймина и осеклась.
  
  - Девица подозрительно осведомлена, - насторожился обитатель подземелий.
  
  - Просто мы изучали обстановку в ваших мирах, прежде чем появиться здесь, - поспешил успокоить его Максим. - Собрали кое-какую информацию.
  
  - А в этой информации нашлось место для описания того, как на нас охотились? Как на диких зверей!
  
  - Но ведь вас не убивали! Вас просто собирали в одно место, чтобы потом отправить на другую планету! С очень хорошими условиями! - опять не выдержала Роймина.
  
  - А тебе бы понравилось, если бы твой народ изгнали с земель предков? С тех земель, где ты родилась и выросла, где жил твой отец, дед и прадед? С тех земель, где могилы твоих предков? Мы никому не мешали! Мы хотели только одного: мирно возделывать наши пашни и разводить наш скот. Мы даже не взялись за оружие! Мы попытались уйти в девственные леса и джунгли. Но нас и там не оставили в покое! Наши стоянки выискивали из космоса и с воздуха. Мы превратились в кочевников, не ночевали два раза на одном и том же месте. Но всё только ухудшилось. А два года назад нас начали уже просто истреблять. Отряды убийц налетали на наши тайные поселения в лесах и не оставляли никого в живых. Спаслись лишь те общины, которые уже давно начали укрываться в подземельях. Чтобы уцелеть, мы пошли на отчаянный шаг: все перебрались в эти подземелья. Вряд ли кто наверху думает, что мы не уходим в дебри, а сидим у них под носом.
  
  - А вы не боитесь нам всё это рассказывать? - осторожно поинтересовался Максим.
  
  - Нет, потому что вы тоже беглецы. Мы научились с одного взгляда определять: кто есть кто. Ваша аура полна тревоги и ожидания опасности. Ни один, даже самый искусный шпион не способен на такое.
  
  - Но ведь в этих подземельях всё равно бывают люди, - недоверчиво произнесла Роймина. - Как же вам удаётся оставаться незамеченными?
  
  - В этих подземельях люди бывают, - согласился незнакомец. - Но есть ещё подземелья. О них не знает никто. Вернее знают, но уверены, что там невозможно обитать. Канализация, дренажные системы, накопители дезактивирующей жидкости...
  
  Ройминазажала рот рукой, подавляя тошноту.
  
  - Тот подземный город огромен, - продолжил обитатель подземелий. - Там есть всё! Широкие магистрали, просторные залы, глубокие колодцы. И если вы хотите укрыться от погони и выбраться за пределы космопорта - следуйте за мной.
  
  Максим согласно кивнул. Незнакомец тут же шагнул к стене тоннеля, где в сторону отходило ответвление, в которое едва мог протиснуться человек. Максим пропустил Роймину вперёд.
  
  - А что это за звери на двух ногах? - спросил Максим, протискиваясь вслед за девушкой в узкое ответвление.
  
  - Чистильщики, - коротко бросил обитатель подземелий. - Их выпускают в заброшенные ярусы, чтобы они пожирали всех остальных животных. Когда-то на этих ярусах кишмя кишели тонги...
  
  "Местные крысы", - догадался Максим.
  
  -... и ничего их не брало, ни яды, ни отравляющие газы. А чистильщики за год всех их сожрали. Тонги стаей и чистильщики стаей, только куда там тонгам с чистильщиками тягаться. Чистильщик в воздух взовьётся и тонгу на загривок. Куснёт и сразу хребет перекусывает. А когда чистильщику кровь в пасть попадает, он в настоящее неистовство впадает. И убивает до тех пор, пока вокруг ничего живого, кроме его собратьев не остаётся,... а порой и друг друга на части рвали.
  
  - Но ведь сейчас в тоннелях мы не встретили тонгов, - удивилась Властительная Наследница. - Зачем же чистильщики бродят?
  
  - А-а, значит, вы их встретили? Это против нас. Стая чистильщиков, если нападёт на человека, способна его растерзать. И смерть эта - мучительная. Челюсти у чистильщиков небольшие, но с очень острыми зубами, поэтому они выгрызают у человека из его плоти маленькие кусочки. Словно отщипывают. Я сам не видел, но некоторые из наших были свидетелями. Человека словно живой ковёр накрывает. Кричит человек страшно. А потом умолкает. Только кровь вокруг растекается. Когда же чистильщики оставляют жертву, там уже только скелет.
  
  - Сухопутные пираньи... - пробормотал Максим.
  
  - Что? - не понял незнакомец.
  
  - Есть у нас на Земле рыба такая. Тоже за две минуты стаей до скелета обгладывает.
  
  - Везде свои напасти, - философски заметил обитатель подземелий.
  
  Разговаривая, они втроём протиснулись по нескольким узким проходам, кое-где даже пришлось двигаться на четвереньках. И оказались в небольшой комнате. Обитатель подземелий открыл в полу люк, и оттуда накатила волна зловония. Ройминапобледнела так, что это было заметно даже в неярком свете фонарей, и её едва не стошнило. Максим только усмехнулся и показал на "жилет" боевого снаряжения. Сам тоже достал из кармана-ячейки "жилета" респиратор и очки. Проводник только усмехнулся на их приготовления, но сам тоже достал из кармана особую маску, надел её и первым начал спускаться вниз. За ним последовала Роймина, Максим спустился в люк последним, не забыв прикрыть его крышку.
  
  Спуск был длинным. Но, в конце концов, они оказались в широкой и высокой канализационной трубе. Верхняя часть трубы имела вид сводчатой арки с двумя широкими выступами. А между выступами была канава прямоугольного сечения, по которой и тёк поток нечистот.
  
  Они втроём двинулись по одному из выступов и шли минут десять. А потом их провожатый свернул в боковой водоток, примыкавший к трубе, дно его представляло собой пологую лестницу. Ступени её были сглажены многолетним током воды, но всё же позволяли свободно подниматься по водотоку. Роймина тихо шепнула Максиму, что, скорее всего, они идут по сливу дренажного коллектора, отводящего воду после ливней, обычных в этой части Престольного Мира. Максим усмехнулся в том смысле, что остаётся надеяться на благосклонность небесной канцелярии, чтобы не было ливня и чтобы их не смыло.
  
  Они не прошли и сотни шагов по сливу, как их остановил резкий окрик. Невидимый человек потребовал назвать себя.
  
  - Я - Орнис, сверху возвращаюсь, - спокойно ответил их спутник. - А эти двое со мной. Почему-то страстно хотели выбраться из космопорта по тоннелям и при этом без встреч с императорскими гвардейцами.
  
  - Пусть подходят, - последовал ответ. - Но закон для всех один, им завяжут глаза...
  
  Роймина недовольно зашипела, но Максим дёрнул её за рукав комбинезона.
  
  - Сидите тихо, курица безмозглая! - яростно зашептал он. - Здесь они хозяева!
  
  - Как вы меня назвали? - взгляд девушки мог бы взрывать астероиды, но Максим проигнорировал её гнев.
  
  В стене медленно открылся овальный люк, совершенно незаметный обычному взгляду, и Орнис предложил Максиму и Роймине пролезть в него. Там оказался небольшой тамбур. Люк за ними закрылся. Послышалось шипение. Сверху ударили струи воздуха вперемешку с мельчайшей водяной пылью и чем-то ещё, имевшим приятный запах. Нетрудно было догадаться, что они угодили в шлюз санитарной обработки. Максим оценил предосторожность обитателей подземелий.
  
  Воздушно-водяной душ сменил тёплый, доходящий до горячего воздух. После просушки открылся люк в другой стене, и Максим сРойминойоказались в просторном помещении, где их ждали несколько человек.
  
  Сначала их обоих долго обыскивали. Выпотрошили всё содержание карманов-ячеек "жилетов", подсумков и карманов комбинезонов. Потом ощупали с ног до головы. Ройминанаотрез отказывалась разрешить обыск, но в комнате появились две женщины и увели её за непроницаемую ширму.Максиму пришлось долго убеждать стражей, что его браслет не является сигнальным маяком или передающей станцией. Правда, и истинных возможностей браслета и его предназначения он не рассказал. Пока Максима и Властительную Наследницу обыскивали, один из стражей беседовал с Орнисом на незнакомом языке.
  
  - Кронго спрашивает, не показалась ли мне знакомой девушка, - пояснил Орнис в ответ на вопросительный взгляд Максима. - Ему кажется, что он её уже где-то видел.
  
  - Это вряд ли, - поспешил развеять подозрения Максим. - Мы из очень далёкого мира...
  
  - Значит, это из-за вас такой переполох в эллингах гвардейцев, - сказал Кронго. - Охранники без сна и отдыха по всему космопорту мечутся. Всё вокруг верх дном перевернули. Даже торговые терминалы переворошили. Мы из-за них нескольких сделок лишились...
  
  - Сделок? - опешил Максим.
  
  - Да, - кивнул головой обитатель подземелий. - Контрабанда есть везде и всюду.
  
  После этой тщательной проверки им завязали глаза и повели по коридорам и тоннелям. Шли они долго. Пришлось несколько раз подниматься вверх и спускаться вниз по каким-то лестницам, петлять по хитросплетениям коридоров. Но Максим успел касанием пальца активировать навигационную систему браслета. И теперь, в случае чего, у них была надежда выбраться этим же путём обратно. Хотя Максим искренне надеялся, что этого делать не придётся.
  
  - 5 -
  
  Когда с их глаз сняли повязки, и они освоились с освещением, то Максим и Властительная Наследница в один голос ахнули. Перед их взорами открылась ошеломляющая картина. Вдаль уходила анфилада огромных пещер.Своды пещер терялись в темноте, и из этой темноты выныривали массивные колонны, поддерживающие своды, а так же оконечности сталактитов. Стены пещер, сталактиты и сталагмиты переливались в свете многочисленных светильников всеми цветами радуги, словно всё вокруг было инкрустировано драгоценными камнями. Стены пещер изумляли своей разновидностью. Гладкие, словно отполированные в одном месте, в другом они походили на окаменевший водопад, в третьем казались застывшим в камне лесом, в четвертом - морской зыбью, превратившейся в твердь. В центре пещер недвижной гладью лежали озёра соединённые в один водоём. В неярком свете светильников Максим разглядел тянувшиеся вдоль стен постройки. Эти жилища не были лишены даже какого-то изящества. Люди словно говорили сами себе и всем остальным: пусть нас загнали под землю, но мы не оставим своей тяги к прекрасному, стремления сопровождать жизнь красотой.
  
  Орнис некоторое время наслаждался эффектом, который произвела открывшаяся перед его спутниками картина, а затем жестом предложил следовать за ним и направился к озеру.
  
  - Скажите, а переходной тамбур и комнату досмотра вы сами оборудовали? - спросил у него Максим.
  
  - К счастью, эти помещения и всё оборудование достались нам уже готовыми, - отозвался их провожатый. - Кое-что пришлось, конечно, заменить, подремонтировать, усовершенствовать, добавить. Ведь этот комплекс не использовался уже многие десятилетия. Но сделан был качественно, поэтому и работ было немного. Единственно, намучались с автономным энергоблоком. Так и не решили эту проблему. Поэтому контрабандисты нас буквально за горло держат. Всё время свои цены вздымают. А попробуй, откажись - враз без энергии останешься. Ведь энергоблоки у нас накопительные, а не на расщеплении-синтезе. Не поменяешь вовремя - вся аппаратура, все агрегаты без питания останутся.
  
  Он умолк, потому что они подошли к озеру, где у берега недвижно стояла лодка. Человек в лодке помог Орнису, Максиму и Роймине забраться в судёнышко и рассесться. Тут же ровно и мощно загудел двигатель, и лодка плавно заскользила по водной глади.
  
  - Это тоже одна из статей контрабанды, - усмехнулся Орнис, увидев невысказанный вопрос на лице Максима.
  
  - А что вы даёте взамен? - спросила Роймина.
  
  - Разное... - уклончиво ответил Орнис.
  
  Путь по озёрам занял почти два часа. Иногда им приходилось буквально пластаться по днищу лодки, когда она проплывала под скальными перемычками между пещерами. Максим заметил, что большинство таких вот тоннелей для воды между пещерами - рукотворные.Преодолев третью или четвёртую перемычки, они оказались в очередной анфиладе пещер. Но эти пещеры освещались не только светильниками. Откуда-то сверху падал дневной свет. Видимо где-то в толщах скал были прорублены световые окна.
  
  В центре этой анфилады находилась огромная сводчатая пещера. Озеро сначала сужалось, затем снова расширялось в самом центре пещеры, затем сужалось ещё раз, прежде чем уйти в соседнюю пещеру. Через узкие места озера были переброшены каменные мосты. От озера к стенам пещеры террасами поднимались строения, столь же изящные и разнообразные, как и в других пещерах. На левом для путешественников берегу озера возвышалось здание в несколько этажей. Центральная часть была усечённой ступенчатой пирамидой и имела пять этажей, в стороны от него отходили два трёхэтажных крыла, которые заканчивались круглыми четырёхэтажными башнями. В окнах здания горел свет.
  
  Лодка ткнулась носом в причал, рядом с дюжиной других таких же лодок. На причале их ждали семь или восемь человек. Максим заметил, что они вооружены, но стараются прятать оружие под одеждой. Но в то же время враждебности на их лицах и в их взглядах он не заметил. Наоборот, читались любопытство, интерес, затаённое ожидание, удивление.
  
  - Мы ждём вас, люди планеты Земля, - сказал один из встречающих, видимо старший этой команды. - Совет Нобилей ждёт вас и готов выслушать.
  
  Он двинулся первым, остальные встречающие жестами предложили Орнису, Максиму и Роймине идти вперёд и двинулись следом. Максим бросил несколько быстрых взглядов по сторонам. На конвой это не похоже. Идут сзади. Скорее всего, они должны подтолкнуть гостей, если те вдруг не захотят сразу войти к нобилям.
  
  Максим и Роимна поднялись по широкой лестнице к дверям здания. Какой-то человек с вежливым полупоклоном распахнул перед ними дверь. Холл здания был скромным, но отделан со вкусом. Всё подчёркивало строгий деловой стиль. Человек попадая в этот холл должен чувствовать себя в обстановке работы, а не роскоши. Длинная стойка регистрации посетителей, широкие, но без излишеств лестницы, ведущие на верхние этажи, широкие коридоры, уходящие вправо и влево из холла. Свет мягкий, не слепящий глаза, но и не тусклый.
  
  Их провели на второй этаж, и они оказались перед дверями, ведущими в зал Совета Нобилей. У этих дверей впервые встретили охрану. Два человека со шпагами на боку и алебардами в руках. Скорее атрибут, чем реальная охрана.
  
  Стражники распахнули двери, пропустили в зал Максима и Роймину, следом вошёл человек, встретивший их на причале.
  
  - Властительная Наследница Роймина, наследующая владетельные права домена Айдороио! - внезапно провозгласил он.
  
  Ройминаиспуганно ахнула и метнулась, было, назад, но там стеной стояли остальные люди, встречавшие их на берегу. Максим схватил девушку за рукав комбинезона и толкнул в угол зала, закрыл её собой. Боевой Клинок прыгнул ему в ладонь. А затем он окинул быстрым взглядом зал.
  
  Помещение было не очень большим. Центральную его часть полукругом охватывали три ряда столов и скамей, уступом возвышавшихся один над другим. Там расположились человек пятнадцать. Все они были преклонного возраста. На Ройминуи Максима они смотрели без враждебности, но отчуждённо.
  
  - Как вы узнали, кто такая моя спутница? - спросил Максим.
  
  Один из нобилей небрежно указал на информационный терминал, стоявший в углу.
  
  - Информационные каналы полны сообщений о пленении Властительной Наследницы Роймины. Ваши лица не сходят с экранов. Вас называют предводителем заговорщиков...
  
  - Надо же, как высоко меня ценят, - фыркнул Максим.
  
  - Да, вы стоите не мало. И с вашей помощью мы спасём наш народ.
  
  - Всегда готов помочь...
  
  - Ваша помощь не потребуется. Мы выдадим вас императору в обмен на право вернуться на земли предков. Эти пещеры великолепны, но жизнь в них трудна и полна лишений. Надеемся, что император оценит наше старание и нашу помощь в ликвидации опасного заговора.
  
  - Ага, как же, ждите! - ухмыльнулся Максим. - Он же хозяин своего слова: захотел - дал, захотел - взял обратно. Он вам с три короба наобещает, лишь бы вы ему Властительную Наследницу нашли. А там лет на десять выполнение обещаний затянется. И, поди, разбери тогда, то ли вы ему обещали что-то, то ли он вам.
  
  - Вы сомневаетесь в выполнении официальных обещаний императора о вознаграждении за поимку вас и Властительной Наследницы? - спросил ещё один нобиль.
  
  - Я не сомневаюсь, я это знаю! - отозвался Максим. - Или не с его ведома вас начали уже не ловить и отселять, а уничтожать? Или не он попрал законы? Он с лёгкостью поднял руку на семьи имперского дома. Неужели его остановит какое-то обещание? Наивные вы люди.
  
  Максим умолк, продолжая внимательно наблюдать за нобилями. На них его слова не произвели ровно никакого впечатления.
  
  - Мы не изменим своего решения, чужеземец, - сказал первый нобиль. - Взять их...
  Из прохода между боковой стеной и рядами столов и скамей выступил человек. В руке у него был арбалет в виде пистолета. Стрела оканчивалась ампулой с иглой. Звонко щёлкнула тетива арбалета, стрела свистнула в воздухе. Но на её пути встало сиреневое свечение защитного экрана боевого снаряжения Роймины, и стрела бессильно упала на пол. Обитатели подземелий замерли в изумлении.
  
  Роймина возмущённо ахнула, торопливо вытащила из чехла Боевой Клинок, к изумлению Максима оружие выросло из рукояти, и девушка с воинственным кличем бросилась в атаку на нобилей. Максим опомнился и едва успел схватить Роймину за пояс. Она с отчаянным криком забарахталась в его руках.
  
  - Тихо, вы, Властительная Наследница! - сжал он железной хваткой руку Роймины с оружием. - Обойдёмся без кровопролития!
  
  - Обойдёмся?! - возопила девушка. - Да они продадут нас!
  
  - Не продадут,... я им кое-что предложу...
  
  Максим кое-как утихомирил девушку, заставил её убрать оружие. И повернулся к нобилям.
  
  - Без лучевого оружия вы против нас бессильны, - обвёл он их всех взглядом. - Но у меня есть кое-что предложить вам.
  
  Он достал из кармана-ячейки боевого снаряжения призматический энергоблок, который он снял со скафандра.
  
  - В этом энергоблоке заключена энергия двадцатипятимегатонной термоядерной боеголовки. Если её высвободить мгновенно, то она уничтожит всё вокруг в радиусе пятидесяти километров. Но если эту энергию высвобождать постепенно, она способна обеспечить жизнь целого государства. Для ваших пещер этого кристалла хватит на несколько лет, а то и на несколько десятков лет. Вы избавитесь от диктата контрабандистов.
  
  Главная особенность энергоблока в том, что он отдаёт всю энергию, без остатка. Кроме того, энергоотдача не зависит от уровня энергозапасов. И полный заряд, и одна десятая заряда способны поддерживать энергетический поток нужной мощности. Я помогу подключить энергоблок к системе управления, чтобы вы могли не только получать энергию от него, но и насыщать энергией. Кроме того, на энергоблоке имеется индикатор уровня энергии. И вы всегда будете знать, какой её запас ещё имеется. Я думаю, обмен равнозначный: наша свобода в обмен на энергию.
  
  - Где гарантия, что твой энергоблок действительно таков, как ты говоришь? - недоверчиво спросил один из нобилей.
  
  - Покажите мне ваш главный пост энергоснабжения, и вы всё увидите сами, - ответил Максим. - Но ещё раз скажу, что силой вы ничего не сможете поделать с нами. Только напрасно прольётся кровь. Надеюсь, вы не додумаетесь призвать сюда охрану космопорта, чтобы расправится с нами...
  
  Нобили всё так же отчуждённо взирали на него и Властительную Наследницу. Но сразу ничего не сказали, лишь сделали знак человеку, приведшему Максима и девушку к ним.
  
  - Прошу выйти, - сказал человек. - Совет Нобилей будет принимать решение...
  
  - 6 -
  
  - Уф-ф, - с громадным облегчением вздохнул Максим, когда они вышли из зала Совета Нобилей. - Вот и всё, а ты боялась, даже платье не помялось...
  
  Искры от хлёсткой оплеухи опять брызнули у него из глаз, едва он произнёс фразу.
  
  - Это за грязные намёки! - тяжело дыша, с гневом произнесла Роймина.
  
  - Уй-ё! - схватился Максим за щёку. - А вы-то, откуда знаете, что это за присказка?
  
  - Во время посещения вашего мира, мне кое-что стало известно, к вашему сведению...
  
  - Понятно, - не скрывая злости, сказал он. - Удавил бы гниду, да не кажу виду, сижу, зеваю, злобу скрываю...
  
  - Что вы сказали?
  
  - Да так, стихи поэта Леонида Филатова вспомнил... очень к месту.
  
  Он увидел диван у стены и уселся, не удосужившись сделать галантного жеста Роймине. Обойдётся. Он был зол на неё. Ну, ладно, когда они были вдвоём, это куда ни шло, но здесь, в присутствии посторонних давать волю рукам; барышня распоясалась. Девушка встала перед ним, но Максим демонстративно игнорировал её.
  
  - Можете думать, что хотите, но поскольку вы вызвались сопровождать меня, то будьте любезны, обдумать способ нашего проникновения в императорский дворец, - сказала она.
  
  - Да дворцовая охрана сейчас каждый пятачок вокруг дворца обшаривает, - усмехнулся Максим.
  
  - Уверена, что император не догадывается о моих намерениях. К сожалению, время для появления на Большом Императорском Выходе упущено, он будет завтра, мне уже не удастся появиться там. Но есть ещё один вариант. Во дворце есть особый зал. И из этого зала я смогу послать императору Вызов Чести. Об этом вызове будут немедленно извещены все члены Императорского Дома. Император будет обязан принять и вызов, и все семьи и обеспечить их безопасность. Если же он этого не сделает, то автоматически считается низложенным. В Империи появится новый император и будет восстановлена законность.
  
  - Сколько лет императору? - вне всякой связи со словами Властительной Наследницы спросил Максим.
  
  - Тридцать пять, а что?
  
  - Он не откажется принять вызов, потому что сильнее вас.
  
  - Этикет Императорского Дома, требует, чтобы вызов был принят равным противником! Императору придётся освободить членов моей семьи.
  
  - Да плюнет он на этот ваш этикет. Плюнет и разотрёт!
  
  - Тогда я сама вступлю в поединок! Вера в справедливость придаст мне силы!
  
  - Но не добавит умения. Жаль вас разочаровывать, но исход поединка предрешён.
  
  - А вы и рады!
  
  Максим только неопределённо пожал плечами. Он не верил ни в какой вызов, и считал, что всё произойдёт совершенно по-другому. Дело решат армейские части. Появление Властительной Наследницы Роймины будет той каплей, которая решит исход дела. Когда четыре пятых армии и флота выйдут из повиновения императора и пригрозят пустить в ход свою технику, пушки и ракеты, император без всякого Вызова Чести сдуется.
  
  - Что же вы молчите? - недовольным тоном спросила Роймина.
  
  - Думаю... - коротко ответил Максим.
  
  - И как долго вы будете думать?
  
  - Пока не придумаю...
  
  - Что?
  
  - Там узнаем...
  
  Их разговор прервали вызовом к нобилям.
  
  - Вот что, - без предисловий начал один их нобилей. - Мы принимаем ваше предложение. Но вы должны доказать, что запасы энергии в вашем кристалле действительно столь огромны, как вы утверждаете.
  
  - Нет проблем, только необходим измерительный комплекс, - с готовностью отозвался Максим.
  
  - Он будет предоставлен. Познакомьтесь с Оларном, нашим главным энергетиком...
  
  Оларн оказался мужчиной лет сорока пяти. С открытым, приветливым лицом и серыми глазами, русые волосы были перехвачены на голове повязкой, сложением энергетик был крепкого, но не массивного. Руки выдавали в нём человека, привыкшего много работать, и имеющего дело с электроникой. Он провел Максима и Ройминув свои владения. Горнал - человек, встретивший их на причале - со своими людьми неотступно следовал за ними.
  
  Максим сначала внимательно осмотрел контрольно-измерительный стенд. И пусть планета находилась в иной галактике, без особого труда можно было сообразить, что стенд служит именно для выполнения измерений. Он установил призму энергоблока на контрольный стенд. Конечно, то, что он отдаёт энергоблок не совсем правильно, но с другой стороны, эти люди вряд ли смогут что-нибудь понять в том, как идёт процесс накопления и отдачи энергии в карионите, особом минерале, имеющимся на считанных планетах во Вселенной. Аонги потратили тысячелетия, прежде чем овладели всеми тайнами этого удивительного минерала. А самое главное, овладели особым методом выращивания кристаллов карионита, как раз и позволявшим аккумулировать столь чудовищную энергию в призмах с диагональю в три - четыре сантиметра и длиной сантиметров десять - двенадцать.
  
  Он аккуратно подсоединил к выходным клеммам энергоблока провода, ведущие к главному распределительному щиту, а так же провода пульта управления энергосистемой. Замкнул рубильник. Энергия хлынула из кристалла. Оларн торопливо застучал пальцами по клавишам на пульте управления, но внезапно замер. Из его горла вырвалось что-то нечленораздельное.
  
  - Что такое? - встревожился Горнал.
  
  - Невероятно!!! Не могу поверить глазам! - возопил Оларн. - Нам этой энергии на тридцать лет хватит, даже если мы в пять раз больше, чем сейчас расходовать будем! Ты понимаешь, что это такое?! Да мы же теперь всех этих, что нас за горло держали, теперь послать можем! Всех, до единого!!! Теперь камушки только на оружие пойдут!
  
  Люди Горнала минуту-другую осмысливали слова Оларна, а затем с радостными воплями просто заплясали какой-то невообразимый танец. А Оларн бросился к главному распределительному щиту и начал быстро переключать тумблеры, замыкать и размыкать рубильники. И всюду начал вспыхивать яркий, почти дневной свет.
  
  Не прошло и пяти минут, как к Оларну, забыв о солидности, примчались нобили. Когда они удостоверились, что получили источник энергии, способный обеспечить им на двадцать пять - тридцать лет даже самые расточительные траты, то радости их не было предела. А под сводами пещер разносились ликующие крики обитателей подземелий, радующихся яркому свету. Нобили начали наперебой предлагать помощь Максиму и Властительной Наследнице, обещая сделать всё, что только будет в их скромных силах.
  
  - Не поможете ли тайно проникнуть во дворец императора, - взял быка за рога Максим. - Властительная Наследница туда рвётся изо всех сил. Желает бросить императору Вызов Чести.
  
  - Вызов Чести? - ошеломлённо уставились на девушку нобили. - Невероятно!
  
  - Так просто туда не попадёшь, - покачал головой Горнал. - Тут надо знать потайные ходы...
  
  - К сожалению, я не успела их изучить, - уныло вздохнула Властительная Наследница.
  
  - Ничего, - усмехнулся Горнал и повернулся к старшему из нобилей. - Ваша светлость, а что если им Снутти в провожатые дать? Этот проныра, как мне кажется, изучил каждую щель под столицей и космопортом. Уж он точно выведет наших гостей во дворец. Уверен, он его как свои пять пальцев знает.
  
  - Пожалуй, ты прав, Горнал, - согласился нобиль. - Пусть найдут Снутти.
  
  - 7 -
  
  Снутти было от силы лет восемнадцать. Он был небольшого роста, юркий, подвижный, с открытым, располагающим к себе лицом. Оно казалось воплощением простодушия, но острый внимательный взгляд серых глаз тут же развеивал это впечатление. Юноша с немалой гордостью сообщил, что знает подземелья столичного города империи лучше всех, нет ни одного закоулка, где бы он ни побывал. Максим скептически усмехнулся, Снутти, однако, это ничуть не смутило. Он тут же заявил, что, если он не устраивает Властительную Наследницу и её спутника, пусть сами попробуют найти дорогу. Но его успокоили Горнал и Оларн. Они высказались в том духе, что хочет того, или не хочет сам Снутти, но проводить Властительную Наследницу придётся. И юноша смирился.
  
  Максим и Роймина опять вступили в лабиринты подземелий. Но теперь их вёл умелый проводник, и поэтому они шли быстро и уверенно. Сначала они снова оказались в подземельях космопорта, затем были какие-то узкие и тесные пещеры и лазы в склонах, на которых стояла столица империи, и только потом они попали в узкие трубы городских подземелий, в которых приходилось протискиваться с немалым трудом. Правда, иногда им встречались широкие тоннели, выложенные камнем, по ним с шумом неслись сточные воды. На лице Роймины даже через маску респиратора читалось отвращения от постоянных "купаний" в этих водах. Хотя комбинезоны и имели водоотталкивающие свойства, от долгого нахождения в воде они всё равно промокали. И ощущения от этого были не самые приятные. Максим старался не обращать на это внимания, Ройминуже то и дело просто передёргивало.
  
  Первым шёл Снутти, следом - Ройминаи замыкающим - Максим. Роймина сначала заартачилась, не желая идти впереди Максима, но он мгновенно поставил её на место:
  
  - Мне только и радости будет, что каждые полминуты на вас оглядываться! А то вас или смоет куда-нибудь, или провалитесь в какой-нибудь люк. Вперёд, быстро!
  
  - Если только посмеете шлёпнуть меня ниже спины... - начала Ройминазловещим шёпотом.
  
  - Да нужны вы мне как рыбе зонтик! - пренебрежительно фыркнул Максим.
  
  Властительная Наследница опять зашипела, но ничего не сказала и полезла вслед за Снутти. А юноша общался с ней без всякого почтения. С первых же минут звал на "ты" и просто Наследница. Девушка попыталась один раз поправить его, но ничего у неё не вышло, и она смирилась с отсутствием всякого почтения со стороны их проводника.
  
  Снутти вёл их, руководствуясь одному ему ведомыми приметами, а вот Максим и Ройминапотеряли ориентацию буквально через полчаса после вступления в подземелья. Но они всецело доверяли своему юному проводнику. Хотя вряд ли Роймина была старше его, и лишь у Максима разница в возрасте была лет шесть-семь.
  
  К громадному облегчению для Властительной Наследницы около полудня Снутти выбрался из подземных сливов и дренажных труб и двинулся по тоннелям технических коммуникаций. Они осторожно пробирались среди силовых кабелей энергоснабжения и линий связи телекоммуникаций. Несколько раз выходили в обширные подвалы и подземные ходы. И всюду у Снутти были свои лазейки. И не всегда создатели подземных коммуникаций могли похвастаться, что это они сделали двери и люки. Большая часть лазов Снутти была сделана им самим, без всякого разрешения строителей.
  
  На ночлег они остановились в подвалах какого-то торгового центра, среди коробок и контейнеров с товарами. Но сначала Снутти завёл их в сточный колодец, где стекали воды одного из водопадов, низвергавшегося с плато, на склонах которого стояла столица, чтобы смыть грязь, облепившую их с ног до головы. После такого душа, мокрые, но относительно чистые, они стали устраиваться на ночь. Властительная Наследница потребовала, чтобы для неё соорудили изолированный уголок. Максим пожал плечами и согласился, а Снутти сначала попытался едко подначитьВластительную Наследницу, но потом принялся помогать Максиму.
  
  Ночь прошла без происшествий. И днём они продолжили свой путь. Теперь им приходилось то и дело карабкаться вверх. Они вступили в дренажную систему столицы, обеспечивавшую сток воды фонтанов и водопадов, создававших неповторимый облик главного города Престольного Мира. В нескольких местах Максиму и Роймине уже казалось, что дороги вперёд больше нет, когда трубы и тоннели оказывались преграждёнными толстыми решётками с сигнальными сенсорами. Но Снутти был иного мнения, и у него всегда находился неприметный лаз, через который они пробирались через преграду.
  
  - Странно, что эти стоки ничем не защищены кроме решёток, - задумчиво сказал Максим. - Любому понятно, что через них в дворцовый комплекс могут в случае чего проникнуть нежеланные гости.
  
  - Если бы здесь оказался кто-нибудь другой, а не я, давно бы уже по всему периметру сирены тревоги выли, - самодовольно усмехнулся Снутти. - Я несколько месяцев потратил, прежде чем нашёл места, где у всей этой сигнализации "мёртвые зоны". К тому же, без наших "когтей" и "шипов" тут ловить нечего.
  
  "Когтями" Снутти называл кованые металлические крючья. У каждого из них в руках было по два таких крюка, привязанных тонкими, но очень прочными ремнями, к поясу. Без этих когтей пройти против течения, бешено мчащейся по сливам воды, было бы невозможно. Но они цеплялись крюками за выступы и углубления каменной кладки боковых стен и шли. Идти помогали и "шипы": надетые на ботинки металлические насадки, имевшие в нижней части многочисленные металлические зубья, обращённые назад. Благодаря им ноги почти не скользили даже по почти идеально сглаженным водой камням, которые были уложены в нижней части сливов.
  
  Наконец, Снутти вывел их к широкому вертикальному колодцу, в который с грохотом низвергались потоки воды. И оттуда же сверху лился дневной свет.
  
  - Это главный колодец слива дворцовых фонтанов и водопадов, - объяснил Снутти.
  
  Колодец имел форму усечённого конуса, расширяющегося к низу. И стены были буквально отполированы потоками низвергающейся вниз воды. Никаких лестниц или скоб не имелось. И ещё из стен почему-то били струи тёплой, даже горячей воды.
  
  - Так, понятно, - тихо пробормотал Максим, достал из подсумка оптический сенсор и присмотрелся. - И наверху переплетение сигнальных лучей. Муха не проскочит.
  
  - А что такое муха? - спросил Снутти.
  
  - Насекомое такое, зловредное, противное и грязное.
  
  Неожиданно наверху послышались голоса, Максим дёрнул Роймину за рукав и они забились в какую-то нишу у основания стены. Снутти спрятался в такой же нише напротив. Едва они скрылись, как сверху упали цельные туши какого-то животного, размером с телёнка. Максиму это очень не понравилось. Если вниз бросают мясо, это означает, здесь обитают какие-то плотоядные существа. И ждать пришлось недолго, в одной из ниш, равномерно расположенных по окружности колодца, сегментно разошлись створки и образовали круглый проход. Из него неторопливо начала выползать огромная змея. Размерами она была втрое больше любой самой крупной земной анаконды. Человека эта змея могла проглотить спокойно. И даже защитные экраны боевого снаряжения не могли ей в этом помешать, настолько велика была пасть. Ещё Максим понял, зачем из отверстий в стене извергалась тёплая вода. Это служило для того, чтобы холоднокровная змея сохраняла свою активность, оказавшись на дне колодца. Он бросил взгляд на Снутти, юноша был ни жив, ни мёртв от ужаса. Он просто остолбенел. И в этом было его спасение. Максим вспомнил, что на земле змеи глухие.
  
  - Снутти, замри!!! - отчаянно закричал он.
  
  - В чём дело? - выглянула из-за его плеча Роймина.
  
  Её визг перекрыл даже грохот и шум низвергающейся сверху воды. Девушка вжалась в стену, её просто затрясло от страха. А Снутти этот визг наоборот, вывел из оцепенения. Он сорвался с места и опрометью бросился к сливу, через который они пробрались в колодец. Змея молниеносно отреагировала на это движение и развернулась к Снутти. Если бы юноша бежал посуху, то он без труда преодолел бы расстояние до слива, но по колено или по пояс в воде бежать очень трудно. У змеи было достаточно времени, чтобы присмотреться и определить, что перед ней потенциальная добыча. Снутти оставались какие-то два шага до цели, когда змея бросилась на него. Но ещё раньше к нему бросился и Максим. Боевой Клинок прыгнул ему в руку, вырос на трёхметровую длину, Максим изо всех сил оттолкнулся и прыгнул вперёд. Ударить, как следует, ему змею не удалось, Боевой Клинок лишь слегка чиркнул по её морде. Но змея мгновенно остановила свой бросок к Снутти и развернулась к угрозе. Максим уже вскочил на ноги и мерно покачивал клинком из стороны в сторону. Змея свилась в спираль, вздыбилась метров на пять над ним, изготовилась к броску. Максим тоже изготовился к удару. Змея бросилась на него с неожиданной для её размеров быстротой. Но движение его рук было столь же стремительным, светящейся молнией Боевой Клинок с поданной на него энергией промелькнул в воздухе, голова змеи отделилась от остальной части её тела и ударилась об стену, а тело свилось в замысловатые узлы в предсмертной агонии.
  
  Однако эта победа оказалось лишь прелюдией к битве. Одно за другим открывались отверстия в стене и оттуда появлялись всё новые и новые змеи. Максим, Роймина и Снутти замерли, но их тепловое излучение мгновенно привлекло внимание змей. Пресмыкающиеся дружно сжались и встали в боевые стойки, вздыбившись над людьми метров на пять. Отбиться от такого их количества было просто немыслимо. Видимо охота на двуногую добычу была для них не впервой. Но Максим не потерял обладания. Он оттащил Снутти к нише, где пряталась Роймина. И бросил взгляд вверх. Ещё всматриваясь в переплетение сигнальных лучей, он заметил решетчатую дверцу на двух третях высоты колодца немногим ниже линии сигнальных лучей.
  
  - Наследница, прикройте Снутти!
  
  В его руке оказалась универсальная катушка. Это было необычное устройство. Она имела подковообразную форму. В закруглённой части располагался барабан с длинной проволокой, металлическим стрежнем с раскрывающимися в полёте "лапками" и метательным устройством, а также энергоблок. С другой стороны она имела удобную рукоятку с ременной петлёй, чтобы не сорвалась рука, на внешней стороне рукоятки находились клавиши управления. Кроме всего прочего, на катушке имелось и прицельное устройство, чтобы не выстреливать "кошку" на глазок. Максим торопливо прицелился, катушка метнула "кошку", но вышел промах. Он включил сматывание проволоки на максимальной скорости. Барабан катушки с воем втянул проволоку.
  
  Спокойно прицелиться и выстрелить "кошкой" второй раз змеи ему не дали. Одна из них бросилась на него. Пришлось опять пускать в ход боевой клинок. Атака змеи в точности повторяла предыдущую. И опять голова отделилась от тела. Но тут же вторая змея едва не проглотила Максима, он в последний момент успел завалиться набок, чтобы не угодить ей в пасть. Кое-как он отбился от змеи и услышал отчаянный крик Роймины. Её тоже пыталась схватить змея. Девушка отчаянно размахивала Боевым Клинком, но от этого больше было опасности для Снутти, вжимавшегося в стену рядом с ней.
  
  Максим, разбрызгивая воду, бросился на помощь им, змея почувствовала его приближение и резко развернулась в его сторону. Максим хотел с ходу рубануть её Боевым Клинком, но боковым зрением заметил, как на него бросилась ещё одна змея. Он отмахнулся от неё, отмахнулся от атаки змеи, развернувшейся к нему от Роймины и Снутти. Отмахнулся ещё от одной змеи.
  
  - Они нас сожрут! - в ужасе завопил Снутти.
  
  - Сам виноват, притащил нас сюда! - в том же тоне отозвалась Роймина.
  
  - Думай быстрее, где нам скрыться можно! - заорал Максим. - А то эти твари нас сожрут и фамилий не спросят!
  
  - Есть один путь...
  
  - Какой? - Максим удачно отмахнулся от змеи, и её обезглавленное тело присоединилось к трём другим мёртвым телам.
  
  - Только там задохнуться можно! Это для нечистот слив...
  
  - Я туда не полезу!!! - отчаянно возопила Роймина.
  
  - Куда ты нахрен денешься! - огрызнулся Максим.
  
  - Тогда нам надо вернуться...
  
  - Наследница...
  
  - Властительная Наследница!!!
  
  - Да хоть какая! Снутти, отступайте вдвоём к лазу, через который мы пробрались!
  
  Юноша вместе с Ройминой, вжимаясь в стену, начала осторожно отступать к лазу в решётке слива, через который они и выбрались в колодец со змеями. Максим ни на шаг не отставал от них, держась в одном двух шагах спереди. Змеи уже поняли, жертвы не так уж и беззащитны. И, поэтому, свернувшись в спирали, неотрывно следили за их действиями, выжидая удобный момент для нападения. То одна, то другая из них делал пробный выпад, но тут же отдёргивала голову назад. Снутти и Роймина попытались прибавить ходу. Но юноша сразу же поскользнулся и его едва не оказался впереди Максима перед змеями. Роймина взвизгнула от страха. Снутти попытался встать и добраться до стены, но руки и ноги у него скользили по мокрым камням дня колодца, он всё никак не мог восстановить равновесие.
  
  - Да хрена лысого ты здесь барахтаешься? - заорал Максим.
  
  Перепуганный Снутти бросился к стене на четвереньках. Максим отмахнулся от очередного проверочного броска змеи, мельком оглянулся. Роймина и Снутти были уже в шаге от лаза в решётке, прикрывавшей слив. Он аккуратно переступил в бок, затем ещё.
  
  - Мы пролезаем, - услышал он голос Снутти. - Только сразу "когтями надо за решётку цепляться!
  
  - Ты пролезай, потом советы давать будешь! - рявкнул Максим.
  
  - Мы пролезли! - через минуту крикнул ему Снутти.
  
  Максим попятился назад, сразу ощутил напор воды, стекавшей в слив. На их счастье по периметру колодца имелось несколько таких вот сливов, поэтому напор воды был не столь силён, и не сбивал с ног, а мог бы, будь отверстие слива единственным. Он не спускал глаз со змей, осторожно опустился на колено, подался назад, упёрся ногой в решётку, начал нащупывать лаз. Одна из змей бросилась на него, но едва взметнулся Боевой Клинок, резко отдёрнула голову назад. Максим опустился на колени, приготовил "коготь", зацепил его за край решётки в лазе и стремительно проскользнул в лаз. Удар змеиной головы едва не выбил прутья решётки из гнёзд. Но решётка выдержала.
  
  Цепляясь за выступы в каменной кладке слива, Максим кое-как начал спускаться вниз.
  
  - Можно поосторожнее? - послышался недовольный голос Роймины. - Вы мне чуть на голову не наступили и чуть мой "коготь" не сбили.
  
  - А где Снутти?
  
  - Здесь я! - появилась голова юноши с обручем и фонариком на нём из боковой ниши. - Здесь небольшой коридор есть, только-только человеку протиснуться. Через него в сливы канализационные можно пробраться.
  
  - Что за коридор?
  
  - Точно не знаю, наверное, когда-то им пользовались, когда автоматики не было. Вот, все запоры электромеханические, на ключи-чипы настроенные. Никаких считывающих дистанционных устройств.
  
  - Подвинься... - Максим отстранил юношу, поправил на голове обруч с фонариком и внимательно осмотрел решётку. - Ой, Снутти, это ещё более древняя система, тут никакого электричества, тут одна механика...
  
  Он хотел уже пустить в дело Боевой Клинок и вырезать замок, но очередной удар змеиной головы в решётку слива заставил его задуматься. Если змеи всё же сокрушат решётку, то им ничто не помешает пуститься в погоню. Надо было как-то по-другому открывать замок. Он потёр левой рукой щёку и уставился на боевой браслет.
  
  - Ёперный театр, тьфу ты! - в сердцах выругался он.
  
  И было от чего сердится на самого себя. Он напрочь забыл о боевых наномашинах, имеющихся в боевом браслете. Максим коснулся сенсорной площадки на браслете, перед ним возник трёхмерный экран. Он коснулся нескольких символов на нём. И из браслета, едва заметно блеснув в свете фонаря, выскользнула нить боевых наномашин. Нить без труда проникла в замок, по ней пошла едва заметная вибрация. Не прошло и полминуты, как замок щёлкнул, открываясь. Но решётка не сдвинулась с места. За многие годы её петли буквально спеклись. Максим вновь пустил в дело боевые наномашины, они обработали петли, и Максиму с трудом удалось её сдвинуть с места.
  Первыми пробрались в проход Роймина и Снути, за ними протиснулся Максим и постарался захлопнуть дверцу. С третьего раза ему это удалось. И он пополз на четвереньках по тесному проходу, поминутно ожидая услышать сзади грохот выломанной решётки слива. Но, видимо, как ни сильны были змеи, но выбить вмурованные в стену металлические прутья толщиной с большой палец взрослого человека им было не под силу.
  
  - 8 -
  
  - Эй, Снутти! - окликнул Максим юношу. - А почему ты про змей ни словом не обмолвился?
  
  - Да я их ни разу не видел! Нам не повезло, мы в час кормёжки в колодец попали! - начал оправдываться их проводник.
  
  - Это твоё счастье, что ты только по дну шастал и не пытался наверх взобраться, - насмешливо отозвался Максим. - Там наверху такое переплетение лучей оптических сенсоров, что мышь не проскочит. Сунулся бы ты туда, враз бы эти красотули из своих нор повыскакивали. И слопали бы тебя за милую душу!
  
  Впереди послышался только горестный вздох. Наверное, Снутти живо представил себе, как это всё происходило бы. А Роймина испуганно ойкнула. Максим решил больше не пугать юношу. И они поползли дальше в молчении.
  
  - Ну, всё, сейчас мы в сливы канализации выберемся! - послышался минут через пятнадцать впереди почти радосный голос Снутти.
  
  В подтверждение его слов на них накатила волна зловония. Максим только фыркнул, зловонные стоки были сейчас для них куда более желанными, чем общество чудовищных змей. Роймину опять замутило, но ни Максим, ни Снутти не обратили на это никакого внимания. Снутти на четвереньках пополз по коробу вперёд. Максим аккуратно подтолкнул Роймину в ботинок, чтобы она двигалась следом, девушка рассерженно зашипела, но послушно поползла вслед за Снутти. Ползти на четвереньках было тяжело и неудобно, каменный короб был сделан из грубого и не отшлифованного камня. На выходе из короба им опять преградила путь решётка, но с ней Максим расправился с помощью Боевого Клинка. Он передал его Снутти и юноша без раздумий вырезал замок и петли решётки.
  
  Прежде чем выбраться из короба в узкую трубу, по которой струился поток нечистот, Снутти принял меры, чтобы не очень испачкаться. Из сумки на плече он достал длинные перчатки и длинные чулки, на лицо надел маску респиратора и очки. Максим со вздохом обошёлся только перчатками и респиратором с очками. Роймина с гримасой отвращения на лице тоже натянула перчатки, респиратор и очки.
  
  Они ступили в поток нечистот и побрели по нему. Брести по трубе было тяжело, идти приходилось согнувшись. Несколько раз им попадались колодцы и разветвления труб, но Снутти, не колеблясь, выбирал направление. Но внезапно они упёрлись в решётку, перегородившую трубу.
  
  - Здесь никогда не было решётки, - растерянно пролепетал Снутти.
  
  - Спокойно, - протиснулся мимо него Максим.
  
  Он осмотрел решётку, коснулся пальцем своего браслета, и на том вспыхнули тревожные багровые огоньки. Решётка была под контролем сигнализации. Максим жестом приказал отходить назад. И они попятились до ближайшего колодца, потому что развернуться в узком коробе не было никакой возможности.
  
  - Будем выбираться наверх, - сказал Максим.
  
  - Наверх? - опешили Роймина и Снутти.
  
  - Это сумасшествие! - воскликнула девушка, чуть придя в себя. - Над нами дворцовый комплекс, там сотни охранников!
  
  - Или можно сидеть в этой трубе до скончания веков,... у меня лично нет никакого желания оставаться сидеть в этом коробе.
  
  Максим осторожно поднялся по лестнице к люку, закрывающему колодец, прислушался. Но сквозь толстый металл люка ничего не было слышно. Он внимательно посмотрел на боевой браслет, постарался отрешиться от всех посторонних мыслей, сосредоточился, прикоснулся кончиком пальцев к его сенсорной площадке. Наномашины боевого браслет тут же отреагировали на прикосновение. Над браслетом появился небольшой трёхмерный экран, а из браслета медленно выползла тончайшая, едва видимая нить, с крохотным, каплевидным утолщением на конце. Нить словно змея проползла по стене колодца, обследовала его крышку и проскользнула в крошечное отверстие в ободе крышки. Перед Максимом тут же появилась трёхмерная картинка происходящего снаружи. Там была ночь. Он ничуть не удивился этому; хоть у него и были часы, он давно уже потерял ощущение времени.
  
  - Вот чёрт, - пробормотал Максим. - В самом центре площади...
  
  Он заставил головку наблюдения сделать полный оборот по кругу. Даже ночью площадь, окружённая зданиями дворцов, была залита светом. Чуть в стороне, за зданиями, виднелся каскад водопадов.
  
  Максим спустился вниз.
  
  - Снутти, можно как-нибудь пробраться... - Максим быстро сориентировался, - в том направлении?
  
  - Чуть позади, есть пересечение труб, - сказал Снутти. - Одно из ответвлений ведёт в ту сторону.
  
  - Поскакали, - коротко приказал Максим.
  
  Они всё так же, в три погибели, прошли к пересечению труб и повернули в нужном направлении. В этой трубе было меньше стоков, но легче от этого не стало, труба была столь узкой, что пришлось ползти на четвереньках. И испытали невероятное облегчение, когда добрались до колодца.
  
  Первым наверх опять полез Максим. С помощью наномашин он снова осторожно осмотрел окрестности и убедился, что они вышли как раз туда, куда он хотел. Узкий дворик между двумя глухими стенами. Он осторожно приподнял крышку люка, отодвинул её в сторону, выбрался наружу и распластался на мостовой. Едва слышным свистом дал сигнал Роймине и Снутти выбираться наверх. Они не заставили себя ждать. И сразу же метнулись к стене, куда указал Максим.
  
  - Из этого дворика два выхода, - прошептал он. - Один на площадь, второй на каскад водопадов. Надо решить, куда мы направим свои стопы.
  
  - К водопадам, - в один голос произнесли Снутти и Роймина.
  
  - Ну да, надо же отмыться от нечистот, - фыркнул Максим. - Кстати, Снутти, ты можешь возвращаться...
  
  - Ты с ума сошёл! - взвилась Роймина. - Куда он вернётся?! Все пути перегорожены!
  
  - Ну, не все, - возразил юноша, - но никуда я не пойду отсюда! Я хочу посмотреть, как вы императору хвост прищемите!
  
  - Ладно, принимается, поскакали, только тихо, на четвереньках, - сказал Максим.
  
  На их счастье вокруг стока водопада была ограда из колючего кустарника. Они проползли под прикрытием этой ограды прямо к водотоку. Это был широкий каменный жёлоб, расширяющийся от дна к верхним бортикам в виде опрокинутой трапеции. По нему, пенясь, струилась вода.
  
  Максим оглядел себя, Снутти и Роймину. Они были с ног до головы в нечистотах. И пахли соответственно. Хотьи находились на открытом воздухе, но дышали они с трудом. Без респираторов дыхание забивала отвратительная вонь, а глаза резали испарения.
  
  - Вот что, приводим себя в порядок, - сказал Максим и указал на подсумок на поясе Роймины. - Вот здесь есть три небольших баллончика. Один позволяет отмыть волосы, второй - для тела, третий - для одежды. Дайте мне их. А то ведь протяну я руку и опять получу по физиомордии.
  Девушка яростно сверкнула глазами, но промолчала и достала баллончики, протянула их Максиму.
  - Тут на десятерых хватит, - успокоил он её, увидев немой вопрос в глазах. - Сейчас я нанесу на ваши волосы моющее средство, потом вы оттяните ворот и плеснёте туда воды, затем нажмите на рычажок вот этого баллончика и взбрызнете этот состав. Потом вам придётся вытерпеть, кода я плесну воды вам за воротник на спину и брызну из баллончикаи туда. Напоследок я вашу одежду с ног до головы опрыскаю из третьего баллончика. Пять минут выждете, а потом обмоемся в этом жёлобе. И всю эту грязь с нас смоет, будем чистые аки младенцы. И даже чище, младенцы они того, иногда в подгузники дела делают...
  
  Снутти тихо прыснул от смеха, а Роймина нахмурилась, но опять ничего не сказала.
  
  Они тщательно и аккуратно нанесли моющие средства на головы, на тела, на одежду. Выждали пять минут и даже больше. Первой Максим окунул Роймину. Он взялся за петли у неё на плечах и минуты три держал девушку в водном потоке. Правда, когда он помог ей выбраться из жёлоба, у неё зуб на зуб не попадал, вода оказалась ледяной. Но зато девушка действительно вылезла чистой. А Максим только присвистнул, когда вода вспенилась вокруг Роймины бурой пеной. Это сколько же они грязи на себя собрали?
  
  Затем он помог обмыться Снутти и следом сам залез в жёлоб. И назло Роймине проторчал в этой ледяной воде не менее пяти минут. А когда вылез, изо всех сил держался, чтобы не задрожать. Девушка опалила его свирепым взглядом, но ничего не сказала.
  
  - Куда теперь нам? - спросил у неё Максим.
  
  - Надо подняться на два уровня вверх, - ответила девушка.
  
  - Здесь есть какие-нибудь тайные лестницы?
  
  - Нет, только открытые. И они просматриваются со всех сторон. Если мы на них выйдем, то будем как на ладони.
  
  - А дворцовые парки здесь имеются?
  
  - Они нашпигованы сигнальными системами.
  
  Максим умолк и стал изучать террасу, с которой низвергался водопад. Его заинтересовали необычные арки, стоявшие прямо над обрывом. Сквозь них и струилась вода, прежде чем низвергнуться вниз.
  
  - Это что за арки? - поинтересовался он.
  
  - Тс-с... прошипела Роймина.
  
  Вместе со Снутти она резко приникла к земле. Максим мгновенно последовал их примеру. И вовремя, в узком дворике, где они выбрались из-под земли, мелькнули лучи фонарей. Он напрягся, если патруль войдёт в этот дворик, они увидят их следы. К сожалению, с них обильно стекала жижа нечистот, когда они выбирались из люка. Боевой Клинок юркнул ему в ладонь. Атаковать надо будет первыми, не дать опомниться врагу. Но патруль ограничился лишь тем, что обшарил лучами фонарей стены и ограждения жёлоба с водой. Затем гвардейцы,негромко переговариваясь, двинулись дальше. Видимо у них не имелось особого желания обшаривать все закоулки, дело это утомительное, а они стремились побыстрее оказаться в казарме.
  
  Максим перевёл дух и взглянул на Роймину и Снутти. Они сжимали оружие так, что побелели костяшки на их пальцах. У Ройминыбыл Боевой Клинок, а Снутти держал длинный кинжал, даже короткий меч, скорее. Максим пригляделся. Это был меч с вибросистемой, страшное оружие. От такого не спасут никакие латы или бронежилет. Да и защитный экран боевого снаряжения может не устоять перед ударом сильного и умелого бойца.
  
  - Значит так, - шёпотом сказал он. - У нас есть специальные подъёмные катушки, они поднимут даже тяжёлый танк и выбрасывают свои "кошки" очень далеко и очень высоко. Сейчас я заберусь в жёлоб и выпущу "кошку" вверх. Первой подниметесь вы, Ваше Высочество. Затем я со Снутти на спине. Учтите, Ваше Высочество, от вас многое зависит. Если там, наверху нас поджидают, дайте хоть какой-нибудь сигнал. Я постараюсь разобраться с ними. А теперь, пошли.
  
  Максим осторожно ступил в жёлоб. Напор воды едва не опрокинул его, но помог "коготь" Снутти, которым он уцепился за бортик. Следом в жёлоб спустились Ройминаи Снутти. Перебирая "когтями", они двинулись против потока. Максим поминутно оглядывался, чтобы убедиться, что его спутников не смыла вода. Роймина и Снутти старались удержаться рядом с ним изо всех сил.
  
  Вскоре уклон жёлоба уменьшился и идти стало легче. Они оказались у круглой заводи, полной белоснежной пены, куда низвергалась вода. Дно заводи постепенно уходило вниз, у обрыва глубина уже превышала человеческий рост. Максим на глаз прикинул, что там даже он скроется с головой, не смотря на свои сто восемьдесят восемь сантиметров.
  
  Он остановился, когда вода стала ему по грудь. Взял катушку у Роймины и изготовил её к работе. На взгляд до арок было, метров двадцать пять - тридцать, но в предутренних сумерках расстояние могло скрадываться. Поэтому он установил катушку на пятьдесят метров, поднял руку и нажал на спуск. Вверх с лёгким щелчком взвились стержень и проволока. "Кошка" скрылась из глаз, затем катушка резко щёлкнула, прекратила разматывать проволоку. И где-то вверху "кошка" от резкого рывка начала падать вниз. Когда проволока ослабла, Максим перебросил клавишу управления и катушка начала медленно наматывать проволоку. Вскоре та натянулась как струна. Он несколько раз с силой дёрнул катушку, проверил, надёжно ли закрепилась "кошка" и отдал катушку Роймине.
  
  - Вперёд, Властительная Наследница!
  
  Роймина уцепилась за катушку, набросила петлю на руку, нажала на клавишу и взвилась вверх. По неопытности она установила намотку на максимальную скорость, и её подбросило верх могучим рывком. Девушка только тонко пискнула от испуга. Максим зажал рукой рот, чтобы не расхохотаться в голос. Рядом согнулся от смеха в три погибели Снутти. Юноша забыл даже, что стоит по грудь в воде и чуть не наглотался её. Они уняли смех, чуть выждали, пока девушка не махнёт им сверху рукой. И Максим тоже выстрелил вверх из своей катушки.
   - Снутти, держись за петли на плечах, как в колодце! - приказал он юноше.
  
  Тот, не мешкая, и уцепился за петлибоевого снаряжения на плечах Максима, Максим нажал на клавишу, и их тоже понесло наверх. Проволока была натянута под углом, поэтому их сразу же подтащило к отвесной скале, под поток падающей воды.
  
  "Ещё один душ, - подумал про себя Максим. - Точно будем чистые как младенцы". И вдруг поймал себя на мысли, что почему-то представил с младенцем на руках Роймину. Он отчаянно затряс головой, настолько реальным было это видение. Ещё не хватало в идиллические мечтания удариться. И тут их вынесло из воды, и они едва со всего маху не врезались в арку, Максим едва успел отключить двигатель катушки. Они повисли под смой аркой.
  
  - Взбирайся наверх, - сказа Максим юноше.
  
  Снутти проворно вскарабкался туда, Максим тут же залез следом.
  
  - Чуть руки не оторвало, - виновато признался юноша.
  
  - Чуть-чуть не считается, - ответил Максим.
  
  Он осмотрелся, Роймина призывно махнула ему рукой из кустов.
  
  - А теперь спускаемся, приказал Максим.
  
  - Ты выбери что-то одно: или взбираться, или спускаться, - ехидно заметил Снутти.
  
  - Будешь много болтать - накажу чем попало! - огрызнулся Максим.
  
  Снутти только тихо хихикнул в ответ и быстро спустился с арки. Максим последовал за ним.
  
  - Всё тихо всё спокойно, - шепотом сообщила им Роймина. - Похоже, нас никто не видел и не заметил.
  
  - Тогда двигаемся к следующей террасе, - тоже шепотом ответил Максим.
  
  - 9 -
  
  Следующий водопад они опять преодолели без всяких помех. И это опять начало волновать Максима. Ещё нарвутся, чего доброго, на какой-нибудь сюрприз вроде зутта и змей. Но Роймина была беззаботна, и не помышляла, что их могут заметить какие-нибудь следящие сенсоры или какой-нибудь патруль.
  
  - Мы же поднимаемся в потоках воды, а охранные сенсоры и допустить не могут, что кто-то может подниматься прямо по водопадам, - успокоила она Максима. - Но уже светает, и надо обдумать, где мы укроемся на день.
  
  - И какие ваши предложения?
  
  - Я не часто бывала в императорских дворцах, но кое-что знаю. Чуть выше по течению есть запруда, она держит воду в небольшом озерце. В его центре - островок с небольшим гротом. Грот имеет низкий свод, поэтому туда вряд ли кто заберётся, но места достаточно, чтобы устроиться втроём. Там мы сможем отдохнуть. И я ужасно проголодалась.
  - Ну что ж, рахз аппртаменты нам не светят, сойдёт и грот, - согласился Максим.
  
  Островок они нашли без труда, но добираться до него пришлось вплавь, озерцо оказалось глубоким, а мостки на остров перекинуть "забыли". Грот на островке вполне подходил для пристанища. Он был достаточно глубокий, с изгибом, сухой и тёплый. Вход был укрыт завесой из вьющихся растений. Это было как раз то, что им требовалось. Снутти и Роймина, едва они завернули за изгиб грота, рухнули на песок, устилавший грот, с трудом заставили себя проглотить капсулы боевого рациона, сделали по глотку воды и провалились в сон.
  
  Максим посмотрел на них, но не стал будить, а коснулся пальцем браслета, настроил следящие сенсоры боевого снаряжения на охранный режим и улёгся на песок почти у самого входа. Теперь, если кто-то чужой приблизится к входу в грот, Максима разбудит чувствительный разряд тока в запястье. А экран-отражатель защитных полей боевого снаряжения поставит непреодолимую преграду для непрошеного гостя, вознамерившегося проникнуть в грот. Он собирался спать чутко и насторожённо, но усталость свалила даже его, он уснул глубоко и без сновидений.
  
  Усталость была столь велика, что они проспали больше двенадцати часов. Когда Максим проснулся, снаружи был уже конец дня. Он осторожно выглянул из грота. Но тут в глубине грота проснулась Властительная Наследница. Она сладко потянулась, и, забывшись, громко спросила:
  
  - А что у нас на завтрак?
  
  Максим метнулся к ней и зажал ей рукой рот.
  
  - Тс-с! Что вы тут раскудахтались, Властительная Наследница? - свирепо зашипел он. - Люди вокруг!
  
  Девушка обмерла. Максим опять осторожно приблизился к выходу из грота. На бортике, окружавшем озерцо, напротив острова удобно расположились несколько молодых людей. Они о чём-то весело переговаривались.
  
  - Я их знаю, - прошептала Властительная Наследница. - Они из свиты императора. Пэры империи. И обычно они редко бывают во дворце, только во время Больших Выходов. Но тогда почему они здесь? Ведь по этикету в это время не бывает выходов.
  
  Максим внимательно наблюдал за молодыми людьми. Они беззаботно переговаривались, то и дело смеялись. Одеты они были очень изысканно. И у всех на боку висели шпаги. Максим сумел разобраться в их предназначении, лишь, когда к молодым людям подошёл посыльный, и они собрались уходить. Шпаги были с виброприводом, серьёзное оружие.
  
  После ухода пэров берега озерца опять стали пустынными. Но Максим решил не рисковать и дождаться темноты. Когда начало темнеть, они с тысячью предосторожностей соскользнули в воду и поплыли к берегу. Вдоль берега они крадучись пробрались к наклонному жёлобу, по которому в озерцо втекала вода.
  
  - На следующем уровне - площадь и главные дворцы, - тихо сказала Роймина.
  
  - Тогда вперёд... - ответил ей Максим.
  
  Но сказать оказалось легче, чем сделать. "Кошки" наотрез отказывались цепляться за что-нибудь наверху. Пришлось опять браться за "когти" и надевать "шипы". Для красоты в жёлобе имелись многочисленные выступы и перекаты, которые заставляли воду играть, бурлить и пениться. И сейчас эти украшения оказались как нельзя кстати, за них и цеплялись "когти" и в них упирались "шипы".
  
  Снутти проявлял чудеса ловкости, цеплялся за мельчайшие выступы. Максим больше использовал силу, с размаха всаживал "когти" и "шипы" в мельчайшие щели между камнями жёлоба. Роймина старалась, как могла.
  
  Максим заставил их связаться друг с другом ремнями, такими же, какие были у "когтей" Снутти. И его предусмотрительность полностью оправдалась. Снутти не сумел надёжно зацепиться "когтем" и сорвался, сбил Роймину, лезшую следом. Максим едва успел увернуться от них и изо всех сил всадил "когти" в дно жёлоба. Рывок ремня, связывавшего его с юношей и девушкой, был столь силён, что у Максима едва не вывернуло кисти рук, но он не выпустил "когти" и держался до тех пор, пока Снутти и Роймина не сумели зацепиться за выступ и не начали опять карабкаться наверх.Максим упёрся "когтями" в выступ помассировал запястья, на счастье обошлось без повреждений. Он опять приладил "когти" и продолжил подъём. Пока они добрались наверх, Роймина и Снутти сорвались ещё раза три-четыре. У Максима начали уже опухать руки от бесконечных рывков, но он терпеливо сносил неловкость своих спутников. Вряд ли они бы достигли озерца внизу в целости и сохранности по этому жёлобу с его выступами, клыками декоративных скал и перекатами.
  
  Вода в жёлоб попадала из огромных светомузыкальных фонтанов. По два таких фонтана обрамляли дворцовую площадь с обеих сторон, там, где она выходила к террасе. Глубокой ночью музыка молчала, но струиводы и свет продолжали играть. И эти световые блики фонтанов Максима совершенно не обрадовали. Взобравшись по жёлобу, они оказались как на ладони.
  
  Фонтаны окаймляли изящные бортики, чуть дальше по правую сторону и прямо перед фонтаном находилась парковая аллея из деревьев и рядов кустарников причудливой формы. Эта парковая аллея отделяла фонтаны от боковых фронтонов зданий дворцов, обрамляющих центральную площадь. Деревья и кустарники оказались очень кстати, в их тень они торопливо заползли, моля всех святых, чтобы их не увидели ползущими. А потом всё также ползком подобрались к углу здания.
  
  Перед ним открылась дворцовая площадь. Максим сразу вспомнил, как она выглядела на экране проектора. Величественные здания с глубокими портиками фасадов окаймляли её, за этими портиками укрывались балконы и галереи. Перед фасадами находились широкие проезды, вымощенные великолепными мозаичными плитами. От основной части площади эти проезды отделялись узкими бассейнами фонтанов в обрамлении оград из декоративных кустарников.
  
  С третьей стороны площадь замыкало ещё одно здание. Максим вспомнил, как его поразила величественность, помпезность этого дворца, называемого Верхним и, в то же время изящество, лёгкость и воздушность. Два его крыла расходились в стороны и примыкали к дворцовому парку, широкие аллеи отделяли их от боковых дворцов, окаймляющих площадь. В центральной части главный дворец выбрасывал в сторону площади портал, обрамлённый двумя полукруглыми портиками. От портала и портиков вниз вели широкие лестницы.
  
  - Верхний Дворец! - возбуждённо прошептала Роймина. - Цель близка!
  
  - Ага, вот только видит око, да зуб не ймёт, - фыркнул Максим.
  
  Взгляд Властительной Наследницы был способен испепелить кого угодно, но он не обратил никакого внимания на её недовольство. А принялся внимательно изучать площадь и дворцы. Но никаких способов скрытно подобраться к центральному зданию дворца, кроме как ползти вдоль фонтанов, не вырисовывалось. Хотя... он присмотрелся к портикам боковых зданий дворца, окаймлявших площадь. Это идея, ведь каждый портик состоит из трёх рядов колонн, стоят они в шахматном порядке.
  
  - Тихо! За мной, и делать как я! - приказал Максим, вскочил на ноги, пригнулся и юркнул из-за угла в портик, быстро прижался к колонне.
  
  Ройминаи Снутти тут же оказались рядом с ним. Максим двинулся вперёд короткими перебежками от одной колонный к другой, стараясь держаться ряда колонн в самой глубине портика. Нервы его были напряжены до предела, каждую секунду он ждал воя сирены и пульсирующего света тревожной сигнализации.
  
  Он проскочил от колонны к колонне, замер. На его плечо внезапно легла чья-то рука. Боевой Клинок мгновенно прыгнул ему в ладонь, он развернулся, занося оружие для удара, и едва сумел сдержать движение руки. Потому что это была рука Роймины, девушка замерла в испуге с широко раскрытыми глазами, прикусив губу.
  
  - У вас что, языка нет? - зашипел Максим; отпустил оружие. - Нельзя было окликнуть?
  
  - Но вы же сами сказали, чтобы было тихо! - оправдывалась девушка.
  
  - Тихо, это, значит, не горланить во весь голос! Шёпотом разговаривать можно!
  
  - Просто я хотела предложить войти в здания и воспользоваться соединительными галереями, - обиженно прошептала Властительная Наследница. - Я вспомнила о них.
  
  Максим задумчиво посмотрел на Властительную Наследницу. Затем вспомнил, что собой представляет дворцовая площадь. Да, как ни крути, но к порталу Верхнего Дворца придётся идти по открытому пространству. А галереи, о которых говорит Властительная Наследница, дают хоть какой-то шанс скрытно пробраться в главное здание Верхнего Дворца. Только вот неизвестно, как всё внутри охраняется. Ладно, делать нечего...
  
  - Хорошо, попытаемся проникнуть внутрь, - согласился он.
  
  Они осторожно приблизились к двери. Ройминахотела уже взяться за дверную ручку, но Максим остановил её. Его Боевой Клинок легко, как в тёплое масло, вошёл в дверь в полуметре от пола. Он вырезал полукруглый лаз, осторожно вытащил вырезанный кусок двери, заглянул внутрь. Никаких признаков тревоги. Максим жестом приказал Снутти и Роймине пробираться внутрь, затем протиснулся сам, осторожно поставил вырезанный кусок на место.
  
  - 10 -
  
  Вестибюль дворца, коридоры и лестницы, выходящие в него, были освещены тусклым светом ночников. Слева была видна приоткрытая дверь привратницкой. Максим осторожно подкрался к двери, заглянул внутрь. Привратник мирно спал на кушетке, на столе стоял кувшин с тёмной жидкостью и накрытые салфеткой тарелки. Максим вопросительно посмотрел на Роймину, девушка всё поняла и осторожно направилась к лестнице. Снутти неотрывно следовал за ней. Максим шёл, непрерывно оглядываясь по сторонам, ему очень не нравилась их вот такая "незаметность", он ожидал какого-нибудь подвоха.
  
  Ройминаи Снутти замерли у лестницы, внимательно огляделись по сторонам, заглянули, насколько возможно на саму лестницу, и начали осторожно и почти бесшумно подниматься наверх. Максим догнал их, и они втроём поднялись на второй этаж. Там на площадке их ждало препятствие. На площадке находился стол, за которым сидел человек. Чтобы не заснуть, он перелистывал какой-то глянцевый журнал с обнажёнными девицами на страницах.
  
  - Это человек из обслуживающего персонала дворца, - тихо прошептала Ройминана ухо Максиму. - Дежурная смена привратников и коридорных. Они могут быть и не на стороне императора.
  
  - Проверять не будем, - так же едва слышно ответил он. -Будьте так любезны, встаньте во весь рост и окликните его. Если он дёрнется поднять тревогу, я его успокою. И не пугайтесь, когда он отключится, в живых мы его оставим, только без памяти поваляется немного.
  
  Роймина кивнула в знак согласия, дождалась знака Максима, выпрямилась во весь рост и шагнула на площадку. Дежурный сначала никак не отреагировал на её появление, но через три - четыре секунды сообразил, что на площадке есть ещё кто-то кроме него. Он ошеломлённо уставился на девушку. В неярком свете ночников дежурный не сразу разглядел её облик.
  
  - Властительная Наследница Роймина? - пролепетал он. - Как же так... ведь сказали что вы...
  
  - Да, объявили, что я мертва, но это ложь! Властительная Наследница Роймина жива! - отозвалась девушка.
  
  Рука дежурного потянулась к пульту терминала связи и управления.
  
  - Вы предадите Властительную Наследницу Имперского Дома? - холодно осведомилась Роймина.
  
  - Мой император - Его Величество Донго, - осклабился дежурный.
  
  Максим метнулся к дежурному, острие Боевого Клинка оказалось у горла дежурного.
  
  - Вы преданы своему императору до самопожертвования? - с злой улыбкой осведомился он.
  
  Дежурный замер. Максим вытащил левой рукой из ячейки боевого снаряжения небольшой шприц-тюбик и вонзил иглу в основание шеи дежурного. Тот почти мгновенно провалился в беспамятство.
  
  - Быстро, - тихо прошипел Максим.
  Роймине два раза повторять это не пришлось, она мгновенно шмыгнула на следующий пролёт лестницы, Максим подтолкнул Снутти, и они поспешили следом. На следующей площадке тоже сидел дежурный, но он подложил под голову руки и мирно спал. Они вдвоём на цыпочках проскользнули в коридор вслед за девушкой.
  
  Теперь приходилось красться от одного укрытия к другому, благо в коридоре было достаточно ниш со скульптурами, а у окон имелись тяжёлые портьеры. Максим опасался патрулей гвардейцев. Если они их увидят, дело будет пахнуть керосином. Того, что патруль обнаружит дежурного, он не боялся. Обездвиживающий состав в шприц-тюбикеобладал и дурманящим свойством. О том, что он видел Властительную Наследницу Роймину, дежурный вспомнит дня через три - четыре. А внешне всё будет выглядеть так, что он заснул на дежурстве.
  
  Им действительно повстречались патрули. Но, к счастью для них, патрульные гвардейцы подсвечивали себе дорогу в затемнённых коридорах фонарями. И лучи этих фонарей заранее предупреждали об их приближении. Снутти Максим и Роймина прятали на подоконнике за портьерой, а сами ныряли в ниши за статуями и активировали режим "невидимка". Правда, без шлемов им при этом приходилось полагаться только на слух и на Снутти, который шёпотом сообщал о том, что гвардейский патруль прошёл мимо.
  
  Внутреннее убранство дворца впечатления на Максима не произвело. Он ожидал увидеть нечто подобное. Высокие потолки, мозаика, росписи, фрески в простенках, барельефы на карнизах и притолоках, статуи в стенных нишах, картины с пышными сюжетами. Пожалуй, Петродворец, Павловск, Гатчина и Царское Село поинтересней будут.
  
  Вопреки его опасениям, галерея, соединяющая здания, оказалась не прозрачной, а сложена из тех же материалов, что и стены дворцов, лишь с огромными, от самого пола окнами. И чтобы не мелькать в этих окнах, им пришлось преодолеть галерею ползком.
  
  Второе здание, стоящее уже рядом с главным дворцом, они миновали гораздо быстрее. Властительная Наследница вспомнила о служебных лестницах и коридорах. Они свернули в эти тёмные проходы. Идти через служебные помещения оказалось гораздо спокойнее, чем по парадным коридорам. Здесь не было патрулей гвардейцев, на площадках никто не дежурил. А запертые двери они преодолевали тем же способом, что и входную дверь, через которую они проникли снаружи.
  
  Но когда они оказались у переходной галереи, ведущей к главному зданию, Максим резко остановился. Ему показалось, что с другой стороны галереи было какое-то движение. Он вытащил из чехла на поясе бинокль с системой теплового видения и всмотрелся. На площадке, куда выходила галерея, прохаживались несколько гвардейцев. Идти по переходной галерее, означало самим идти в руки врагов.
  
  Максим жестом приказал Роймине и Снутти отползти назад.
  
  - На той стороне гвардейцы, - сообщил он. - Какие у кого предложения?
  
  Снутти только развёл руками. Ройминас усталым вздохом села у стены и уронила голову на руки, лежащие на коленях. Опять, когда казалось, что до цели уже рукой подать, на их пути вставала преграда. А за окнами уже начинал сереть предутренний рассвет.
  
  - Значит так, надо искать какой-нибудь глухой угол в здании... - начал Максим и махнул рукой. - Бесполезно, утром наши лазы обнаружат и обшарят здесь каждый сантиметр.
  
  - А что если... - неуверенно начала Роймина.
  
  - Да? - в один голос произнесли Максим и Снутти.
  
  - Мы можем спуститься вниз...
  
  Максим и Снутти дружно застонали: опять подземелья!
  
  - Нет, нет, нет! Вы меня неправильно поняли! - успокоила их девушка. - Дело в том, что под этими дворцами проходит тоннель для транспорта. А у фонтанов под землёй скрыта шахта подъёмников. Никто не имел права прибывать во дворец на летательных аппаратах. От посадочной площадки все следовали на автомобилях. И подъёмники с тоннелями служили для того, чтобы члены Имперского Дома могли приехать прямо в Верхний Дворец. Из каждого дворца есть проходы в этот тоннель, а так же в служебные и технические тоннели рядом с транспортным. Но самое главное тоннели подходят к залам, где есть лестницы и лифты, ведущие наверх, в главное здание. И мы сможем оказаться прямо в зале Вызова Чести. И не будет нужды красться по коридорам.
  
  - Вот это радует, - сказал Максим. - А то, похоже в главном здании гвардейцев по сто человек на квадратный метр. Ну, показывайте дорогу... И, кстати, могли бы вспомнить об этих подъёздных путях пораньше, не пришлось бы карабкаться по водопадам.
  
  Роймина только виновато потупилась и ничего не сказала. Они спустились вниз по узкой лестнице и оказались на галерее под сводами транспортного тоннеля. Видимо, она служила для обслуживания светильников. Но им было всё равно, для чего служила галерея, главное, что она могла вывести в нужную сторону. Максим быстро сориентировался, куда им следует идти. Вскоре галерея вывела их в большой зал под главным зданием Верхнего Дворца. Это была стоянка для машин, прибывающих в Верхний Дворец. В зале свободно могло поместиться сотни полторы-две лимузиновсолидных размеров. В центре зала полумесяцем изгибались соединённые в один блок шахты нескольких лифтов и винтовых лестниц. А перед ними стояли вместе несколько гвардейцев и лениво переговаривались, коротая время своего патрулирования.
  
  - Ребятки, вы очень нам помогли, - тихо прошептал Максим, достал из подсумка баллончик, такой же, каким он парализовал охрану у пандуса корабля, сорвал предохранитель и бросил баллончик с таким расчётом, чтобы он упал точно в центре группы людей.
  
  Гвардейцы рухнули как подкошенные. Максим, Снутти и Ройминавыждали примерно минут пять, чтобы парализующий газ потерял концентрацию, и быстро спустились вниз.
  
  - Значит так, - сказал Максим. - Задерживаем дыхание и мчимся к лифту, Властительная Наследница, вы показываете дорогу.
  
  Лифт, который должен был доставить их в Зал Вызова Чести, был шагах в пятидесяти от лестницы, по которой они спустились с галереи. Максим, Снутти и Ройминасделали глубокие вздохи и бегом бросились к лифту. Девушка с ходу ударила ладонью в кнопку вызова, и к их счастью двери лифта разошлись в стороны.
  
  В кабине оказался лифтёр. Он спал, сидя на корточках, и когда двери раскрылись, вскочил, ничего не понимая спросонья. Максим прыгнул вперёд и от всей души въехал ему кулаком в челюсть. Лифтёр без звука рухнул на пол кабины. Снутти уже был в кабине, а Ройминазаскочила следом и сразу же нажала на кнопки панели управления. Двери лифта сомкнулись, и кабина взмыла вверх. Они втроём дружно выдохнули.
  Максим, Снутти и Роймина не успели ещё отдышаться, как кабина лифта остановилась на нужном этаже. Максим первым выскочил наружу с клинком в руке. Но снаружи никого не было. Дверь лифта выходила на просторную площадку, на ней сходились широкая белокаменная лестница и два коридора. Выходила на площадку и широкая, массивная дверь.
  
  - Мы у цели! - радостно воскликнула Властительная Наследница. - Это дверь в Зал Вызова Чести!
  
  - И как мы в этот зал попадём? - поинтересовался Максим. - Опять клинком двери кромсать?
  
  - Ничего не надо кромсать, - отозвалась Властительная Наследница и сняла с шеи какой-то медальон. - Вот ключ, который открывает все двери во дворце...
  
  - За каким чёртом я тогда Боевой Клинок уродовал? - зловеще спросил Максим.
  
  - Если бы я воспользовалась этим ключом, чтобы открыть двери, весь дворец был бы уже на ногах, - огрызнулась Роймина. - Неужели вы думаете, что император такой дурак и не установил блокировки в системах управления на тот случай, если я вдруг здесь появлюсь и попытаюсь проникнуть во дворец?
  
  Девушка приложила медальон к замку двери, и дверь медленно раскрылась. Властительная Наследница первой вбежала в зал и тут же бросилась к правой боковой стене, но вдруг с криком боли рухнула на пол. А в зале вспыхнул свет.
  
  - 11 -
  
  - Я так и думал, Роймина, что тебя следует ждать именно здесь, - раздался насмешливый голос. - Я был готов на любые ставки в споре, что ты ухватишься за этот архаичный обычай - бросить Вызов Чести. И предусмотрительно установил силовой блокиратор.
  
  Максим увидел обладателя голоса. Император сидел в глубоком кресле в углу зала, слева от двери, рядом с ним стояли человек пятнадцать гвардейцев в полном вооружении, ещё столько же стояли в углу справа от двери.
  
  Глаза Роймины потемнели от ярости. Она вскочила, сжала кулаки и шагнула к императору.
  
  - Ты... ты посмел осквернить этот зал?! Ты привёл в это священное место своих головорезов?! - срывающимся голосом, задыхаясь от гнева, крикнула она.
  
  - Детка, забудь эти архаичные принципы и предрассудки, - расхохотался Донго. - Этот зал уже в прошлом. Имперский Дом сменяет Императорская Семья. К ней будут иметь честь относиться только члены моей семьи и семьи моей обожаемой супруги. А кто будет противиться новым порядкам, те жестоко пожалеют!!!
  
  Последние слова император произнёс с исказившимся от злобы лицом.
  
  - А не надорвёшься, суслик? - насмешливо спросил Максим.
  
  - О, у Властительной Наследницы появился кавалер? - делано изумился Донго. - Я как-то вас не заметил, какая встреча! Кьёнго и Утуно живописали, на какую смерть они вас обрекли, но вам как-то удалось уцелеть. Поделитесь секретом: как это вам удалось выкрутиться?
  
  - Молча! - огрызнулся Максим.
  
  - Особое удивление вызывает то, что вы вместе с Властительной Наследницей. Как мне известно, она была не особенно милосердна по отношению к вам. Я от души хохотал, когда просматривал отчёт Кьёнго и Утуно.
  
  - Эти два гада ещё своё получат, - пообещал Максим.
  
  - Да неужели? - саркастически ухмыльнулся Донго. - Я немедленно вызову их на расправу. Кстати, Властительная Наследница, а с какой такой стати ты заявилась в зал вызова Чести? Ты не свершила Подвига Совершеннолетия, и не вправе бросить мне вызов.
  
  Властительная Наследница вскинулась, но тут же сникал, горестно закусила губу.
  
  - Ты всегда была глупой, бестолковой и взбалмошной девчонкой, - уничижительно сказал Донго. - Когда тебе исполнилось четырнадцать лет, я сделал тебе заманчивое предложение, чтобы ты обратила на меня свою благосклонность. И сейчас ты бы была в фаворе. Но ты отвергла меня, сказала, что скорее полюбишь какую-нибудь змею. Но, как видишь, я всегда добиваюсь своей цели. И ты всё равно окажешься в моей постели.
  
  Максима неожиданно для него самого вдруг окатила волна такой ярости, что он с трудом удержал себя в руках. От мысли, что этот хлюст собирается коснуться Властительной Наследницы, у него зачесались руки сделать из него фарш. Но он сдерживался, поскольку открыто броситься на императора, на бластеры его гвардейцев было чистой воды безумием. Надо было выждать более подходящий момент. Но Максим не мог скрыть своей ярости, онаявственно читалась в его взгляде, устремлённом на Донго.
  
  Императору было за тридцать. Невысокого роста, сложением не слишком впечатляет, внешность скорее слащавая, чем красивая и мужественная. И как он в императоры выбился? Вроде Властительная Наследница что-то там говорила, что подошла очередь семьи королевского дома его домена, и что мать Донго приложила немало усилий, сдобренных сложными интригами, чтобы сделать своего сына императором. Она же была той силой, которая подвигала императора на узурпацию власти.
  
  - А теперь, - продолжил Донго, - теперь вы...
  
  Он умолк и странно запрокинул голову.
  
  - А теперь, дружочек, ты прикажешь своим гоблинам бросить бластеры и стоять спокойно, без лишних движений, - раздался вдруг в зале знакомый голос.
  
  - Илюха!!! - обрадовано заорал во весь голос Максим. - Чёртов сын! Ты откуда здесь?
  
  - Тронут, Максимка, тронут, что не забыл ты голос старого друга, - отозвался Илья и сбросил режим невидимости боевого снаряжения. - Ну, мы просекли их каналы связи и узнали, что ты с барышней оказался в лапах этих деятелей. Само-собой, мы знали, что долго ты у них в гостях не задержишься и слиняешь сразу по прибытии на место. А Креспо без труда просчитал, что будет наша барышня делать. Драгутин, естественно, посадил свой сторожевик неподалёку от дворца. Ну, а с нашим снаряжением просочиться в это зал, было плёвым делом.
  
  Он держал Донго за волосы левой рукой, в правой руке был пистолет, его ствол упирался в висок императору. Рядом с Ильёй, конечно же, был Виктор, третьим с ними был Кристиан О"Белли - единственный Звёздный Рейнджер в отделении десантников, приписанном к сторожевику Максима. Лучемёты Виктора и Кристиана смотрели на гвардейцев. И у тех не было никаких шансов. Виктор и Кристиан срезали бы всех их огнём, прежде чем хоть кто-нибудь из гвардейцев успевал развернуть оружие в их сторону.
  
  - А какого хрена вы нас сразу не нашли? - возмутился Максим.
  
  - Ага, найди тебя, когда ты в недра по самую мантию забрался, хрен тебя отследишь! - отозвался Илья и угрожающе обратился к Донго: Слушай, огрызок жизни, я что, два раза должен повторять? Мне ведь всё это может надоесть, и я в твоей головешке проделаю дырку. И ты раскинешь мозгами на полу. Заодно посмотрим, есть ли они у тебя вообще.
  
  - Бросить оружие... - сдавленным голосом приказал Донго.
  
  - И не просто бросить, а сложить его в центре зала, - уточнил Илья. - И после этого все подходят для обыска. По одному. И без резких движений, Крис человек невыдержанный, начинает стрелять по малейшему подозрению, а уже потом спрашивает у хладного трупа, что тот имел в виду.
  
  Император повторил слова Ильи. Гвардейцы медленно сложили оружие в центре зала, приблизились к креслу. Виктор продолжал держать их на прицеле, а Кристиан быстро и умело обыскивал их, безошибочно выуживая из потайных карманов кинжалы и пистолеты. А затем рейнджер принялся выводить из строя бластеры. Причём делал он это очень немудрёно: одним движением рук скручивал их стволы в спирали. Гвардейцы ошеломлённо следили за тем, как крушилось их оружие. Могучая сила Кристиана повергла их в священный трепет.
  
  - Теперь отключай силовой барьер, закрывающий терминалы связи, - продолжил Илья.
  
  Донго повиновался. И Ройминатут же метнулась к терминалу, её пальцы запорхали по клавиатуре. На всех восьми панелях засветились экраны. И вскоре на шести экранах появились лица каких-то людей. Два же экрана так и остались пустыми. Это были экраны Властвующих Семейдоменов Айдороио и Айнор.
  
  - В зале Вызова Чести - Роймина, наследная Властительная Наследницадомена Айдороио, не свершившая Подвига Совершеннолетия. Но я прошу выслушать меня! И я надеюсь, что после моих слов кто-то, кто имеет право на Вызов Чести, бросит его узурпатору! Моя семья и Властвующая Семьядомена Айнор томятся в застенках. Неужели никто не посмеет вступиться за честь двух Властвующих Семей?! Неужели вы все покоритесь этому выскочке, осмелившемуся пролить кровь членов моей семьи? Неужели вы простите ему все эти преступления?
  
  - Ты, наглая девчонка, не сумевшая свершить Подвига! Как ты смеешь призывать к бунту против законного императора?! - тряся от гнева мясистыми щеками, закричал с экрана какой-то человек.
  
  - Не вам мне указывать! - гордо отрезала Властительная Наследница. - Не вашему семейству, решившему через императрицу примазаться к абсолютной власти.
  
  - Я не понимаю, почему молчат все остальные домена? - зловеще спросила дама лет шестидесяти; её сходство с Донго не оставляло сомнений к какой семье она принадлежит. - Вы позволите какой-то сумасшедшей девчонке распоряжаться в Империи? Или вас не вразумило могущество моего сына?
  
  Люди на четырёх других экранах на некоторое время вышли из поля видимости, а затем появились вновь.
  
  - Властвующие Семьидоменов Арайя, Агмар, Аретан и Арадон приняли совместное решение, - произнёс с одного из экранов представительный седовласый мужчина лет пятидесяти пяти. - Властительная Наследница Роймина сумела избежать захвата своего корабля враждебными силами. Она сумела провести свой корабль по нашей Галактике так, что её не смогли перехватить ни корабли гвардии, ни корабли враждебных нам миров. Покинув Галактику, она смогла в немыслимой дали найти союзников, согласившихся помочь ей в противостоянии с узурпатором Донго. Она вернулась и смогла найти людей, возглавляющих сопротивление узурпатору. Она проявила личную отвагу и мужество, пробравшись во дворец. Властвующие Семьи наших доменов признают её свершившей Подвиг Совершеннолетия и обладающей всеми правами Властительной Наследницы имперского дома!
  
  Роймина просияла, а глава домена императрицы задохнулся от гнева, и лишь мать Донго презрительно скривила губы:
  
  - Ваших семей всего четверо, а по закону подвиг признаётся,самое малое, пятью семьями!
  
  - Я признаю свершение Подвига Совершеннолетия Властительной Наследницы Ройминой! - внезапно прозвучал в зале ещё чей-то голос.
  
  Голос прозвучал не с экрана, и все в зале невольно вздрогнули. В дверях стоял мужчина преклонных лет. Но даже годы не смогли отобрать у него гордую стать, суровую мужскую красоту, проницательный взгляд тёмных глаз.
  
  - Я признаю Подвиг Совершеннолетия Властительной Наследницы Роймины! - повторил он.
  
  - 12 -
  
  - Властительный соправитель Линдон, - скривясь прошипел Донго.
  
  - Да, Властительный соправитель Линдон, регент Властителя домена Айнор! - презрительно ответил ему мужчина и уже с теплом во взгляде посмотрел на Роймину. - Действуй, моя девочка!
  Роймина с сияющими глазами, вся, пылая от переполняющих её чувств, повернулась к Донго и сделала шаг вперёд. И тут же Линдон изменился в лице, бросился к девушке и схватил её за руку.
  
  - Стоп, стоп, стоп! - вскричал он. - Надеюсь, ты не сделаешь глупость и не бросишь ему вызов лично? - регент домена Айнор кивнул в сторону Донго. - Учти, в твоей семье все прошли через застенки. И вряд ли кто в состоянии сейчас что-либо сделать. Смотри, как он расплылся от радости, уже предвкушает, как расправится с тобой.
  
  - Но как быть? - растерялась Роймина.
  
  Герцог что-то зашептал ей на ухо. Девушка в задумчивости посмотрела на Максима и несмело приблизилась к нему.
  
  - Максим, вы готовы забыть обиду, нанесённую мной? - робко спросила она. - Вы готовы простить всё и помочь мне?
  
  - Да я только это и делал, - усмехнулся Максим и кивком указал на Донго. - С этим, что ли, драться?
  
  - Да, - коротко ответила Властительная Наследница.
  
  - Макс, - окликнул его Кристиан, - переадресуй это мне. Я этого императора разделаю как бычка на скотобойне! С гарантией!
  
  - На твою долю ещё драк хватит, - отмахнулся Максим. - У меня с этим гадом ещё и свои счёты! Что делать-то надо? - спросил он у Роймины.
  
  Герцог отошёл к одному из простенков и снял с гобелена меч в богато инкрустированных золотом и драгоценными камнями ножнах. Медленно обнажил оружие и отдал его Роймине.
  
  - Опуститесь передо мною на одно колено, - приказала девушка.
  
  Максим посмотрел на неё, на меч, вздохнул и повиновался. Девушка поцеловала меч и возложила его плашмя на голову Максима.
  
  - Властью, дарованной кровью Властителей Айдороио, что течёт в моих жилах, властью Властительной Наследницы Айдороио, чей Подвиг Совершеннолетия признан Властвующими Семьями пяти доменов, возвожу вас, Максим, в ранг кавалера Властвующей Семьидомена Айдороио! Возлагаю на вас обязанности защищать везде и всюду, честь Властвующей Семьи, обязываю вас обнажать меч в её защиту! Дарую вам право бросать и принимать вызов от лица Властвующей Семьи Айдороио! Дарую вам бремя кровной преданности!
  
  Роймина подняла меч к своему лицу, опять поцеловала его, коснулась правого плеча Максима, опять подняла меч, поцеловала ещё раз и коснулась уже левого плеча. Затем опустила меч к своим ногам и грациозным жестом протянула ему руку:
  
  - Можете поцеловать мне руку!
  
  - Какая честь... - саркастически пробормотал Максим, но руку поцеловал, и почувствовал, как дрогнула рука девушки.
  
  - Теперь вы облечены особым доверием Властвующей Семьидомена Айдороио! - громко произнесла Роймина. - И вправе бросить вызов императору Донго!
  
  Максим поднялся с колена и приблизился к Донго. А поскольку никаких пояснений ни Властительная Наследница, ни герцог не дали, он кивнул Илье, чтобы тот толкнул императору ему навстречу. И Максим от всей души приложился кулаком по физиономии императора. Тот совершенно не ожидал ничего подобного и просто отлетел к подножию своего кресла.
  
  - Это тебе, окурок жизни, за то, что мне пришлось по канализации лазить, - сказал Максим и поинтересовался: - Для вызова хватит, или ещё и ногами добавить?
  
  Разъярённый Донго вскочил на ноги.
  
  - Вызов брошен! - провозгласил Линдон. - Все Властвующие Семьидоменов видят поединок! Примите оружие! - он протянул Максиму и Донго шпаги.
  
  Максим взял шпагу, взвесил её в руке. Отлично сбалансированный клинок. Шпага был средней ширины, ромбовидность её клинка была едва заметна глазу, обе грани были заострены настолько, что могли спокойно рубить, гарда защищала руку, но не мешала движениям кисти руки. Он отошёл в один конец зала, император - в другой. Илья, Виктор и Кристиан на всякий случай встали так, чтобы прикрывать Властительную Наследницу и герцога. Гвардейцы толпились у стены, противоположной стене с терминалами связи.
  
  - Сходитесь! - приказал герцог.
  
  Максим неспешно двинулся вперёд, сейчас предстояло на практике применить всё, что вдалбливали в него на Базовой Станции, инструкторы рукопашного боя с помощью гипнообучения и закрепляющих тренировок.
  
  Клинки скрестились. И Максим сразу же понял, с каким искусным противником ему пришлось иметь дело. И для начала решил не спешить, а выяснить, что же умеет император, имеются ли у него слабые стороны. Донго принял осторожность Максима за неуверенность и проявление слабости. И провёл несколько атак. Правда, они не отличались разнообразием, Донго всё время стремился выбить оружие у него из рук. Однако легче от этого не становилось, отбиваться было очень трудно.
  
  - Уважаемый Властительный соправитель, - придав голосу максимальную почтительность, окликнул регента домена Айнор Максим и отбил очередной выпад императора. - Вы забыли одну деталь. Что разрешено, а что запрещено в этом поединке?!
  
  - Бой ведётся до смерти или до признания поражения! - поспешно отозвался герцог Линдон. - Разрешено всё, кроме оружия, иного, чем шпаги, и использования посторонних предметов. Все приёмы рукопашного боя дозволены!
  
  - О-ля-ля! - воскликнул Максим. - Это хорошо, это здорово!
  
  Он обрадовался, что может использовать те многочисленные приёмы боевых единоборств, которыми он владел, которым его научили на Базовой Станции. Но радость его улетучилась, потому что в левой руке Донго появился кинжал.
  
  - Император! - вскричал Линдон. - Это запрещено!
  
  - Тогда попробуйте подойти и отобрать у меня кинжал! - хрипло ответил Донго. - Я добуду победу любой ценой! И никто ничего не посмеет мне сделать!
  
  Максим решил тоже пустить в дело левую руку, но только её кулак. И два раза подряд поймал Донго на обманных движениях, въехав затем ему кулаком по челюсти, поубавив там количество зубов.
  
  Но император не сдавался и не ослаблял натиска. И однажды едва не нанёс разящий укол. Максиму с трудом удалось уклониться. Кроме того, сиреневым свечением вспыхнул защитный экран, поставленный боевым снаряжением.
  
  - Недозволенная защита! - истерично возопил Донго и шагнул к куче бластеров. - Я вправе воспользоваться любым оружием!
  
  - Идиот, - усмехнулся Илья. - У всех твоих бластеров стволы "восьмёркой".
  
  Максим быстро сбросил "жилет" боевого снаряжения, и только отмахнулся от предостерегающих возгласов Виктора и Криса. И мельком заметил, как округлились от страха глаза Роймины.
  
  Они опять закружились по залу, обмениваясь ударами. Тактика Донго была проста: зацепить шпагу Максима кинжалом, блокировать её и ударить своей шпагой. Но Максим не собирался доставить императору такого удовольствия. И когда тот в очередной раз попытался захватить клинок шпаги Максима кинжалом и зажать её, Максим резким движением кисти нанёс удар плашмя клинком шпаги по пальцам левой руки Донго. И тот взвизгнул, и выронил кинжал. Теперь их возможности опять уравнялись. Кроме того, Максим заметил у Донго и признаки усталости. На висках и верхней губе выступили капли пота, участилось и стало тяжелей дыхание. Это давало дополнительные шансы на успех. Причём Максим не собирался, просто убивать императора, он задался целью унизить его, унизить на глазах Властительной Наследницы и герцога, на глазах всех остальных Властвующих Семей. И он начал медленно, но верно теснить Донго, медленно овладевать преимуществом.
  
  Однако они недооценили коварство и дальновидность Донго. А, самое главное, упустили из виду его гвардейцев. По всей видимости, Донго предусмотрел несколько вариантов событий. В том числе и вариант поединка. И теперь, когда император начал понимать, что может проиграть поединок, он решил использовать страховочный вариант.
  
  - Гвардейцы, к оружию!!! - внезапно воззвал он.
  
  Гвардейцы, толпившиеся в углах, внезапно хлынули вперёд. В руках у них откуда-то появились абордажные мечи и шпаги. Это было серьёзное оружие, хоть и кажущееся архаичным. Они имели вибропривод клинков, что делало их исключительно опасными для скафандров, противобластерных лат и даже для защитных экранов боевого снаряжения десантников и спецназовцев Звёздного Линкора и его Базовой Станции. Удивительно, но в мирах, разделённых сотнями тысяч парсеков, пришли к одному и тому же решению, многократно повышающему могущество этого вида оружия.
  
  - Император! - в очередной раз прогремел голос Линдона.
  
  Но гвардейцы и Донго не обратили на него внимания. Они ринулись в атаку на Максима, Илью, Виктора, Кристиана, Роймину и Линдона. Илья, Виктор и Кристиан, мгновенно отбросилидевушку и мужчину себе за спины и встретили атаку гвардейцев выброшенными из-под стволов лучемётов штыками. Стрелять они не решились, опасаясь, что сгустки концентрированной энергии, выпущенные лучемётами, рикошетом поразят Максима. А Максим оказался отрезанным от своих друзей, и поэтому ему пришлось бросить шпагу, и в его ладонь прыгнул Боевой Клинок.
  
  Гвардейцы были уверены в успехе, ведь их было, самое меньшее, семеро на одного. Но их ждало жестокое разочарование. Илья и Виктор отлично владели приёмами штыкового боя. Но как же далеко им было до Кристиана! Гвардейцам вдруг показалось, что перед ними возник демон смерти, когда в считанные секунды пятеро из них один за другим взвились в воздух, нанизанные на штык лучемёта.
  
  Максиму пришлось труднее всех, потому что он оказался без своего защитного снаряжения. И лишь могущество Боевого Клинка, просто перерубившего две или три шпаги и меча, спасло ему жизнь.
  
  Донго укрылся за спинами гвардейцев и поспешил к своему креслу. Там из-за спинки выдвинулся какой-то пульт управления. Но император ничего не успел сделать. Кристиан заметил его манипуляции и ринулся напролом. Трое гвардейцев, неосторожно оказавшихся на его пути, взвились в воздух, с издевательской лёгкостью отброшенные штыком. И Звёздный Рейнджер обрушился на Донго.
  
  Офицеры гвардии, появившиеся на трёх экранах терминала связи, были, наверное, немало удивлены, когда на мгновение появившееся перед ними лицо императора, сменилось мелькнувшими в воздухе его ногами. А затем экраны потухли, после того, как Кристиан прошёлся по ним прикладом. Расправившись с терминалом связи, рейнджер прыгнул к Донго, уже почти поднявшемуся на ноги. Удар у Кристиана был поставлен. Донго сделал ещё одно сальто назад, прогнувшись, и распластался на полу. Штык Кристиана упёрся ему в затылок.
  
  - Всем стоять!!! - оглушительно рявкнул Кристиан. - Бросить оружие, или я прекращу весь этот поединок одним ударом!
  
  Уцелевшие гвардейцы немедленно побросали оружие. Из тридцати человек семнадцать лежали бездыханными на полу. Илья и Виктор приказали оставшимся в живых гвардейцам вытащить убитых за двери. Гвардейцы беспрекословно повиновались. Затем уцелевшим гвардейцам связали руки за спинами, связали попарно спиной к спине и усадили в простенках между окнами наружной стены.
  
  Максим и Кристиан подняли Донго, Максим достал из подсумка на поясе баллончик, направил короткую струю на лицо императора. Взгляд Донго быстро прояснился.
  
  - Наш поединок ещё не закончен, огрызок жизни, - сказал ему Максим.
  
  - Вы ударите безоружного? - ухмыльнулся Донго. - А как же ваши понятия чести?
  
  - Я бы это козла ухайдакал без всякой чести, - зло сплюнул Виктор.
  
  Максим, не ответил на его слова, отыскал на полу среди мечей и шпаг гвардейцев дуэльные шпаги и протянул оружие императору. И сразу заметил, как необычно порозовели щёки Донго.
  
  - Берегитесь, Максим! - воскликнула Роймина. - Он проглотил капсулу стимулятора!
  
  Максим уже и сам понял это, и по необычному блеску глаз Донго, и по тому, как тот набросился на него. С необычайной яростью и остервенением. Максиму пришлось уйти в глухую оборону. Хотя он и не терял головы. Первая заповедь, которую всё время вбивали ему в сознание инструкторы - ясное сознание. И он увидел свою победу. Донго лез напролом, хотел взять нахрапом, натиском, темпом. Но как раз в такой битве и попадают на обезоруживающий удар Звёздных Рейнджеров. Не зря же Кристиан его этому удару учил. Максим ещё подался назад, завлекая Донго. Тот поддался на уловку, продолжил наседать. Максим отбил один его выпад, второй, третий, подготовил свою атаку. И начал её. Заблокировал выпад Донго, молниеносным круговым движением чуть отбил острие его шпаги влево и вверх. Тут же шпага перелетела из правой руки Максима в левую, ещё более отбила вражеское оружие влево и вверх, и сразу же последовал колющий выпад с левой руки, при этом локоть продолжал отводить оружие императора, не пуская его к груди. И пусть рубящая кромка шпаги Донго едва не рассекла ему рукав куртки, острие шпаги Максима вошло глубоко в правое плечо, разрывая мышцы и сухожилия плечевого сустава императору.
  
  Донго с воплем схватился за плечо, его правая рука повисла плетью, шпага выпала из онемевших пальцев. Максим вырвал шпагу из раны, перехватил правой рукой и упёр острие в кадык Донго.
  
  - У меня большой соблазн проткнуть тебя насквозь, - сказал Максим. - Но ты сможешь спасти себе жизнь, если признаешь поражение. Ну?
  Донго буравил его полным ненависти взглядом. Максим чуть усилил нажим на шпагу и заметил, как ненависть во взгляде уступает место страху. До императора начало доходить, что он полностью в руках Максима. И что тот вправе убить его, поскольку не были произнесены слова признания себя побеждённым.
  
  - Ты победил... - с исказившимся от злобы лицом прошипел Донго.
  
  - Уважаемый Линдон, я вправе потребовать отречения от престола? - поинтересовался Максим.
  
  - Вы вправе требовать чего угодно, что не выходит за рамки приличия, этикет и законов, - отозвался Властительный соправитель.
  
  - Прелестно, я в восторге! Так, быстро отрекайся от престола, окурок жизни! - потребовал Максим. - Или я всё же продырявлю твою пустую башку.
  
  - Не смей отрекаться! - истерично взвыла императрица-мать. - Он не посмеет! Или я объявлю вендетту его семье, его роду! На колени перед императором, подонок!Мерзавец!!! Ублюдок!!! На колени!!!
  
  Максим зло улыбнулся, в нём поднималась злость. Кьёнго и Утуно, обрекавшие его самого, и его друзей на смерть, были верными слугами Донго. Сейчас их не было рядом, но был тот, кто отдавал приказы, кто одобрял и благословлял все их грязные делишки. Движение его руки было молниеносным. Шпага вошла глубоко в живот Донго. Тот захрипел, схватился левой рукой за клинок, его пальцы заскребли по нему.
  
  - Остановитесь, Максим! - повисла на нём Роймина. - Ради всего святого, остановитесь!
  
  - Вот отречется он от престола, и остановлюсь...
  
  Донго понял, что его жизнь висит на волоске.
  
  - Отрекаюсь от престола,... признаю своё полное поражение... гвардейцам сложить оружие, - стараясь говорить чётко и отчетливо, произнёс он и рухнул на пол.
  
  - Я отомщу! Мы отмстим! - истошно завыла императрица-мать. - Дитя моё, мы ещё всё вернём! Мы ещё поставим их на колени!
  
  Но её уже никто не слушал.
  
  - 13 -
  
  "Орланг" ухоженный, вновь полный блеска и великолепия стоял в эллингах космопорта. Вокруг него, как часовые, на специальных открытых площадках замерли четыре сторожевика дивизиона Драгутина Войковича. Но на каждом из них оставалось лишь по одному человеку, несшему вахту. Все остальные члены экипажей и десантники были приглашены на Большой Имперский Совет.
  
  Вообще-то приглашали всех, но Драгутин оставил вахтенных. Хотя мятеж и считался подавленным, а узурпация власти ликвидированной, всем было известно коварство бывшей императрицы-матери. И корабли Драгутина не ослабляли внимания. Ведь именно на этом Совете должна была пройти церемония отстранения от власти в обоих доменах ветвей Властвующих домов, участвовавших в узурпации власти. Так же предстояло объявление об изгнании Донго, его жены, бывшей императрицы-матери и отца с матерью бывшей императрицы. Бывшая императрица-мать просто бесновалась, и кто его знает, на что она была способна. В бешеной злобе человек становится особенно опасным, от него можно ожидать самых невероятных шагов и поступков. Поэтому экипажи сторожевиков и десантники отправились во дворец в полном боевом снаряжении, несмотря на грубое нарушение этикета.
  
  Большой Имперский Совет проходил в Срединном Дворце. Это было потрясающей красоты здание. К его парадному входу вела парковая аллея, которая просто поражала воображение изяществом и полётом фантазии свои создателей. А нависающая над Срединным Дворцом терраса Верхнего Дворца была искусно превращена висячий парк и водопад.
  
  Гости проходили к парадному входу дворца вдоль строя армейских подразделений. Это был караулы от войск, первыми отказавшихся повиноваться императору, когда он узурпировал власть. И первыми поддержавших Сопротивление.
  
  Срединный Дворец был трёхэтажным. Первый этаж состоял из центральной прямоугольной части и двух изгибающихся крыльев, второй этаж был продолжением центральной части, а третий этаж был сферическим куполом. На первом этаже был главный холл, в боковых крыльях располагались покои Властвующих Семей, где они могли отдохнуть или переодеться, но для долгого пребывания они не предназначались, для этого имелись восемь Нижних Дворцов. На второй этаж вела роскошная лестница в глубине холла, сначала она была прямой, выходила на полукруглую площадку, выдававшуюся из тыльной стены дворца, а с этой площадки две полукруглых пролёта уже выводили на площадку Большого Зала. С площадки же Большого Зала на третий этаж, в купол вели две лестницы. В куполе располагался сам зал Большого Имперского Совета.
  
  Большой Зал выходил парадной стеной с огромными застеклёнными дверьми на балкон на фасаде Срединного Дворца. Размерами Большой Зал напоминал футбольное поле. С двух сторон зал окаймляли восемь гостиных, по числу доменов, четыре с правой стороны и четыре с левой. В гостиные вели высокие двери, украшенные гербами доменов.
  
  Гости и придворные ждали выхода Властвующих Семей Имперского Дома. Придворные привычно занимали свои места, гостей расставляли церемониймейстеры. Максим, Илья и Виктор сразу заметили, что находятся в центре пристального внимания. На остальных людей из экипажей сторожевиков Драгутина внимания обращали мало. Хотя все они тоже выделялись среди парадных одежд своим полным боевым облачением. Взгляды были разные: удивлённые, одобрительные, уничижающие, враждебно-опасливые.
  
  - Что-то некоторые придворные на нас волками смотрят, - заметил Виктор.
  
  - Не бери в голову, - отмахнулся Илья. - Кьёнго и Утуно ещё не так смотрели, когда мы их прищучили.
  
  - А классно мы их припечатали бортовым залпом, - самодовольно ухмыльнулся Виктор.
  
  Максим промолчал. Кьёнго и Утуно они искали почти неделю. Этих двух своих верных клевретов император старался всегда иметь под рукой, и они находились на Престольном Мире. После отречения Донго, они попытались забиться в какую-то глухую нору, но поисковые системы сторожевиков их всё равно нащупали. Прежде чем накрыть бортовым залпом их убежище, Максим, Илья и Виктор запустили в нору разведывательный зонд, чтобы Кьёнго и Утуно узнали, кто несёт им возмездие. И сполна насладились бессильным бешенством двух негодяев. Потом зонд удалился прочь, а сторожевик превратил бункер, где пытались отсидеться советник и агент, в оплавленную воронку глубиной в полсотни метров. Их кровные враги просто испарились. Вообще-то Максим предлагал устроить что-то вроде поединка, но второй пилот только покрутил пальцем у виска и нажал на гашетку.
  
  Разговор Ильи и Виктора прервали фанфары, извещавшие о выходе Властвующих Семей из Зала Большого Имперского Совета. Они положили шлемы на согнутые в локте руки и расправили плечи. Точно так же сделали и все остальные, кто относился к экипажам сторожевых кораблей и десантникам. Не склонились в поклонах и ещё некоторые гости, их внешность ясно указывала на принадлежность к иным расам этой галактики, а часть из них не были даже людьми. Но все они выразили знаки приветствия. Придворные же и гости из доменов империи склонились в поклонах. Однако поклоны были не очень глубокими, чтобы можно было свободно видеть выход членов Имперского Дома.
  
  Властвующие Семьи появились на лестнице во всём своем великолепии. Хотя семьи бывшего императора и императрицы чувствовали себя не совсем уютно. Самым удивительным было то, что Властвующие Семьи провели несколько часов в зале Большого Имперского Совета, обсуждая сложные и щепетильные вопросы, но на их лицах не было ни малейшего следа бушевавших там эмоций.
  
  Властительный соправитель Линдон, встретившись взглядом с Максимом, дружески ему подмигнул. Максим ответил едва заметным кивком. И тут же ему на глаза попалась Властительная Наследница Роймина. Она шла следом за своими родителями. Голова девушки была гордо вскинута, она сияла от сознания, что она полноправный член Имперского Дома, что её слово теперь тоже решающее. Её белокурые волосы оттеняли тёмное платье, тёмные брови и глаза.
  
  Максим поспешно отвёл взгляд. Странные чувства переполняли его. За дни, предшествовавшие Совету, он встречался с самыми ослепительными красавицами империи, но всякий раз находился какой-то изъян, который сводил на нет, всю изысканность этих дам.
  
  Первым, согласно этикету, шёл новый император с императрицей. Максим знал, что это был глава Властвующей Семьидомена Аретан. Он прошёл через зал, остановился у возвышения с креслами в простенке между дверьми, ведущими на балкон, помог сесть супруге, сам же повернулся лицом к залу. Властвующие Семьи заняли места справа и слева от него. И фанфары смолкли. Но тут же зал взорвался приветственными овациями и возгласами. Император выждал некоторое время и поднял руку. Шум быстро утих.
  
  - Большой Имперский Совет вынес решение! - звучным голосом произнёс новый император, его голос разнёсся из скрытых динамиков. - Бремя власти во всей Империи возложено на меня, Ильнара, главу Властвующей Семьидомена Аретан. И я извещаю народы империи, что готов принести клятву верности им, клятву хранить законность и неприкосновенность границ. Так же извещаю, что Большой Имперский Совет постановил сменить правящие ветви во Властвующих семьяхдоменов Атаоро и Аргао. Те, из Властвующих Семей, кто был причастен к узурпации власти, отстранены навечно от права претендовать на престолы доменов и империи. Власть передана тем, кто не поддерживал узурпатора! Донго, его мать, его жена и правившие Властитель и Властительница домена Аргао будут отправлены в вечное изгнание на один из самых отдалённых миров империи. Я сказал, я готов принести клятву!
  
  Под сводами зала опять загремели фанфары и по проходу между выстроившимися придворными и гостями, к императору подошли несколько человек. Максим припомнил из того, что им показывали когда-то на "Орланге", что эти люди возглавляют Имперский Сенат и Имперское Собрание Представителей. Они держали в руках толстый фолиант в кожаном переплёте.
  
  Затем началась процедура клятвы. Максим не особенно вникал в её подробности, а незаметно смотрел по сторонам, было интересно наблюдать, с каким воодушевлением внимают всему происходящему придворные и большинство гостей. На лицах гостей из иных миров галактики было написано вежливое понимание.
  
  - Чёрт, эти деятели не предупредили, что эта канитель надолго затянется, - тихо сказал Виктор. - Я проголодался, как волчара. Быка проглочу.
  
  - Ты вообще, о чём-нибудь, кроме жратвы думать умеешь? - зашипел Илья. - Тут исторический момент, а тебе только бы брюхо набить.
  
  - Императоры приходят и уходят, а кушать хочется всегда, - отозвался Виктор. - Кто-то, конечно, может только духовной пищей обходиться, а я не йог.
  
  - Тихо, Витюха, мне кажется, что ты скоро получишь и быка, и сто грамм с закуской, - шепнул Виктору Максим, но он ошибся.
  
  Император произнёс последние слова клятвы, и тот час же загремел гимн империи. Придворные и гости, подданные империи Антой, с воодушевлением подхватили его слова. Максим незаметно огляделся и заметил, что воодушевление неподдельное. У многих даже выступили на глазах слезы. И он вспомнил, что гимн на эти слова Донго запретил под страхом смертной казни.
  
  Когда умолкли последние аккорды гимна, к императору поочерёдно приблизились главы Властвующих Семейвсех доменов империи и громко объявили о признании за Ильнаром императорской власти. Затем об этом же заявили представители Имперского Сената и Имперского Собрания Представителей. Следом пришёл черёд глав дипломатических миссий. Потом выступали представители аристократии, торгово-промышленных кругов, шоу-бизнеса.
  
  Виктор изнывал, но, в конце концов, его мучениям пришёл, всё-таки, конец. В очередной раз прогремели фанфары, и едва умолкли их последние аккорды, как зал начал трансформироваться. Стены и двери гостиных доменов стали складываться, передвигаться, и вскоре Большой Зал получил восемь боковых нефов, где стояли столы с напитками и закусками, отделённых от зала только колоннами. Виктор тихо застонал от нетерпения.
  
  Под сводами зала загремела музыка, и тут же всё смешалось, придворные и гости покинули свои места. Многие устремились к императору, спеша лично засвидетельствовать своё почтение и свои поздравления. Другие направились к Властвующим семьям или же разошлись по нефам. Молодёжь нетерпеливо сбивалась в группки, ожидая сигнала к началу бала.
  
  Виктор не стал терять времени и сразу же нырнул в одну из преобразившихся гостиных и принялся методично истреблять содержимое блюд и салатниц. А Максим и Илья озаботились неожиданным открытием. Вокруг них образовалась какая-то пустота. Придворные и гости охотно общались с Драгутином, другими членами экипажей сторожевиков и десантниками, но их троих обходили пятой дорогой. Максиму это очень не понравилось, закрадывалось подозрение, что бывшая императрица-мать, хоть и отправлена прямо из купола Срединного Дворца в изгнание, всё же сумела как-то напакостить им. И самым удивительным было то, что даже никто из офицеров "Орланга" не подходил. Хотя Максим видел, что Вернон готов нарушить все мыслимые и немыслимые правила, но его удерживает что-то более сильное, чем этикет. Какой-то приказ.
  
  - 14 -
  
  Пустота, образовавшаяся вокруг Максима, Ильи и Виктора, встревожила двоих из них, третий - Виктор - пребывал на седьмом небе от счастья, уничтожая четвёртую тарелку салата и строя планы как улизнуть из зала к Альоне. Но и он удивлённо воззрился одного изНаследников Крови из Властвующей семьи домена Атаоро, когда тот два или три раза прошелся мимоМаксима, разглядывая его самым вызывающим образом. Максим же весь напрягся в ожидании подвоха.
  
  - И ты думаешь, что твои заслуги тебя спасут? - внезапно спросил Наследник Крови.
  
  Максим, Илья и Виктор опешили и недоумённо переглянулись.
  
  - О чём это вы? - спросил Максим.
  
  - Да так... - ухмыльнулся Наследник Крови, - ждите сюрпризов. Но об одном я вам сообщу: император в качестве жеста примирения Властвующих Семей собирается помолвить меня и Властительную Наследницу Роймину...
  
  Максима словно обухом по голове ударило. Но он собрал волю в кулак и сделал всё, чтобы остаться невозмутимым.
  
  - А какие другие сюрпризы? - только и спросил он.
  
  - Узнаете лично от императора, - язвительно пообещал Наследник Крови, хотя выглядел он явно расстроенным, видимо, он ожидал от Максима другой реакции. - Кстати, я послан за вами Его Величеством, следуйте за мной.
  
  Наследник Крови направился к императору, сидевшему на своём троне и беседовавшим с кем-то из придворных. Максим пошёл следом. Илья не отставал. Виктор бросил свои салаты и присоединился к друзьям, на всякий случай, проведя рукой по чехлу с Боевым Клинком на поясе, словно проверяя, на месте ли грозное оружие. А заодно оценивающе окинул взглядом стоявших по сторонам от императора телохранителей из космических десантников империи.
  
  - Имперский Властитель, приношу свою верность! Кавалер Властвующей семьи Айдороио Макс и два офицера с ним! - громко сказал Наследник Крови, чуть склонился в едва заметном поклоне и отошёл в сторону.
  
  В зале мгновенно стало тихо.
  
  - Кавалер Макс, - медленно произнёс император, - вы были облечены высшим доверием одной из Властвующих Семей. Но вы унизили свой титул. Вы унизили его личной местью. Вы обнажили меч не в защиту чести Властвующей Семьидомена Айдороио, не во имя вызова или ответа на вызов. Вы обнажили меч по собственной прихоти во имя собственной мстительности. Вы убили Кьёнго и Утуно...
  
  - Мы без мечей обошлись, - встрял Виктор, - мы их просто пристрелили...
  
  Император и глазом не повёл на немыслимую дерзость.
  
  - Кавалер Макс, вы совершили тягчайший проступок, карающийся по законам нашей империи смертью!
  
  - Да ёжкин вас через коромысло! - взорвался Максим. - Вы все здесь помешались! У вас что, аппетит пропадает, если вы меня прикончить не стремитесь?
  
  - Кавалер Макс!!! - возвысил голос император.
  
  - Угомонись!!! - рявкнул Драгутин.
  
  Но Максим уже закусил удила, и его понесло. Он отыскал взглядом среди Властвующих СемейРоймину и отвесил ей шутовской поклон:
  
  - Премного вам благодарен, барышня! Что же вы, коза ободранная, молчали, когда мы за этими двумя типами охоту начали? Мы ж при вас, курица бестолковая, поисковую систему запускали!
  
  - А моё предупреждение остановило бы вас? - зло сверкнула глазами Роймина. - Вы бы остановились, узнав, что не смеете отомстить Кьёнго и Утуно?
  
  Но Максима не так легко было осадить.
  
  - Да уж нашёл бы способ, барышня, как всё устроить! Ребят бы с другого сторожевика попросил бы! Блин, вечно из-за вас в истории влипаю!
  
  - Кавалер Макс!!! - вновь возвысил голос император. - Как вы разговариваете с Властительной Наследницей?!
  
  Максим, наконец, оглянулся на его громоподобный глас. И увидел, что придворные и гости церемонии смотрят на него с благоговейным ужасом в глазах. В императорском дворце с представительницей Императорского Дома разговаривают, пренебрегая титулами и этикетом!
  
  - Кавалер Макс, вы даже не удосужились выслушать меня до конца, - уже спокойнее продолжил император. - Учитывая ваши заслуги в низвержении узурпатора власти в империи, Большой Имперский Совет постановил заменить смертную казнь пожизненным изгнанием. Отныне вы не смеете появляться в пределах империи Антой. Только и всего. Учитывая, что вы так и так должны были отправиться к себе, в свою галактику, вы ровным счётом ничего не теряете. Кроме того, изгнание вступает в силу лишь после официального отбытия четырёх союзных кораблей из пределов империи. А вплоть до отбытия вы находитесь под моим личным покровительством. И никто не посмеет посягнуть на вашу жизнь и честь. Даже Вызов Чести, адресованный вам, будет считаться брошенным мне, а это повлечёт серьёзные проблемы. Для того, кто его бросил. И стоило на Властительную Наследницу Роймину так рычать? Чуть до слёз её не довели.
  
  Максим невольно оглянулся, но Роймины уже не было на месте, она скрылась за спинами своей семьи. Правда, язвительный ответ императору завертелся на кончике языка у Максима, но он увидел кулак, который исподтишка показал ему Драгутин, и решил промолчать.
  
  Император милостивым кивком головы отпустил Максима, Илью и Виктора, и они отошли в сторону. Но их тут же отыскал всё тот же Наследник Крови из домена Атаоро. Он буквально светился от самодовольства, напоминал кота, перед которым поставили миску со сметаной.
  
  - Кавалер Макс, надеюсь, вы поздравите меня и Властительную Наследницу Роймину с помолвкой? - с язвительной улыбкой спросил он.
  
  - А рожа не треснет? - хмуро спросил Максим. - Обойдётесь без моего благословения.
  
  Наследник Крови только ухмыльнулся и отошёл в сторону. А Максим лишь сжал кулаки. Приступ необъяснимой ревности терзал его. Но он ничего не мог сделать. Даже съездить этому принцу по физиономии. Виктор и Илья только понимающе переглянулись.виктор уже открыл рот, чтобы сказать что-то ехидной, но Илья чувствительно двинул его локтем под рёбра, и Виктор промолчал.
  
  О предстоящей церемонии возвестили фанфары и герольды. В зале тут же возникло оживление. Хотя какие-то слухи и ходили, их подтверждение вызвало большой ажиотаж.
  
  Император поднялся со своего места.
  
  - Империя пережила трудные дни. Многим и многим нанесены смертельные обиды и оскорбления. Кто-то потерял родных и близких. И многих, кто наносил эти обиды и оскорбления, уже настигло возмездие. И ещё настигнет. Но мы не имеем права дать укорениться зёрнам вражды и ненависти в нашем Имперском Доме. И для этого преодоления мы помолвим нескольких Наследников и Наследниц из доменов Айдороио, Айнор, Аргао и Атаоро. И первыми я помолвлю Властительную Наследницу Роймину Властвующей семьи домена Айдороио и Наследника Крови Эрно Властвующей Семьидомена Атаоро! Подойдите ко мне, Наследники!
  
  Властительная Наследница Роймина и Наследник Крови Эрно приблизились к императору. Наследник весь светился от самодовольства, а Роймина была бледна до невозможности. Максим неожиданно почувствовал, как внутри него вскипает волна неудержимой ревности.
  
  - Максим! - внезапно услышал он взволнованный шёпот Креспо. - Если у вас в душе есть хоть капля дружественных чувств к Роймине, умоляю вас, подтвердите всё, что она скажет. Какими бы ошеломляющими не покажутся вам её слова! Умоляю! Мы все просим вас о великодушии! Ради памяти погибшего Айтейо подтвердите!!!
  
  Максим опешил, но ничего не успел сказать, потому что в зале прозвучал вопрос императора:
  
  - У кого из присутствующих есть причины воспрепятствовать помолвке?
  
  - Есть препятствие! - звонко произнесла Властительная Наследница. - Я не невинна!
  
  В зале воцарилась мёртвая тишина. Просто звенящая. Гости и придворные от потрясения потеряли дар речи.
  
  - В один из дней моих странствий, когда я омывалась в речной заводи, мой спутник овладел мною. Не могу объяснить, почему и как, какое на меня нашло наваждение, но я не смогла и не захотела оказать сопротивление. Надеюсь, моих слов достаточно? И никто не станет устраивать мне унизительную проверку?
  
  Император нашёл взглядом Максима. И Максим был готов поклясться, что во взгляде императора читался приказ подтвердить слова Властительной Наследницы.
  
  - Удавлю гниду, - зарычал Максим.
  
  - Подтверждай, чувырло, спасай девчонку, - в один голос яростно зашипели Илья и Виктор. - Или мы тебя самого удавим!
  
  Два чувствительных удара кулаками в бока свидетельствовали о серьёзности намерений.
  
  - Кавалер Макс, вы подтверждаете слова Властительной Наследницы Роймины? - спросил император, и Максиму показалось, что слово "подтверждаете" император произнёс с особым нажимом, повелительным тоном.
  
  - Подтверждаю, - махнул рукой Максим. - Ну, не смог удержаться! Сами понимать должны, столько месяцев воздержания, а здесь такая фифа без одежды.
  
  Наследник Крови разочарованно чертыхнулся, мол, такая партия сорвалась. Однако особого горя или недовольства он не выказал. Видимо принц не прочь был бы стать супругом такой девушки как Роймина, но особо пылких чувств к ней не испытывал.
  
  - Я обращаюсь к Властвующей семье домена Айдороио, - сказал император. - У вас есть девушка, достойная заменить Властительную Наследницу Роймину?
  
  - Есть, - тут же отозвался Властитель и вывел к императору статную, плотного сложения девушку. - НаследницаКрови Эорелла!
  
  - О... а... это... как... что... куда... - растерянно залепетал Наследник Крови Эрно.
  
  - Вы что-то имеете против, НаследникКрови? - спросил император.
  
  - Но ведь... я как-то не... Наследница Эорелла, она... - продолжал лепетать принц.
  
  - А мне кажется, что вы будете прекрасной парой, Наследник Крови, - сказал император. - Во всяком случае, домен, полагающийся вам как членам Властвующей Семьи, будет в надёжных руках!
  
  -О, да, - обречённо вздохнул Наследник Крови и поник головой.
  
  Император едва сдержал улыбку.
  
  - Благодарю вас, Максим, благодарю, - с самой искренней признательностью прошептал Креспо. - Властвующая семья будет вам бесконечно признательна.
  
  Максим промолчал, он почему-то испытал огромное облегчение оттого, что Властительную Наследницу не помолвили.
  
  Помолвки не заняли много времени. Император отпустил последнюю пару и сделал знак церемониймейстеру. Под сводами зала опять прозвучали фанфары. На этот раз их переливы были какими-то игривыми. В зале тот час же началось быстрое движение. Члены Властвующих Семей быстро, без суеты и толкотни заняли места для первого императорского танца. И замерли в ожидании выхода императорской пары, которая должна была открывать бал.Зазвучала музыка, император подал руку императрице, и они сошли с возвышения. Императорский Бал начался. Вслед за императором в танец вступили другие Властвующиепары. Затем пришла очередь других членов Властвующих Семей, последними вступили в танец Наследники и Наследницы.
  
  В первом танце никто из придворных и гостей не участвовали. Но едва послышались первые аккорды следующего танца, как по паркету закружились сотни пар. Губы Максима тронула улыбка, нет, наверное, действительно Вселенная пронизана какими-то связующими нитями. Иначе как объяснить, что в мирах, разделённых десятками мегапарсеков, поведение людей на балах было столь похожим, столь похожи были этикеты и правила. Да и танцы походили на земные.
  
  Экипажи сторожевиков и десантники так же не остались без внимания. Но они старательно отказывались, объясняли, что не знают фигур, и вообще им медведь на ухо наступил. Правда, пришлось объяснять, кто такой медведь.
  
  Максим наблюдал за танцами из угла, и почему-то чувствовал странное облегчение оттого, что ни разу не видел в танце Роймину. Внезапно кто-то тронул его за рукав куртки. Это был императорский порученец. Он сделал знак Максиму следовать за ним. Они спустились по лестнице на первый этаж, свернули в коридор, и порученец пропустил Максима в небольшую и очень уютную комнату. Там уже был император. Он предложил Максиму сесть.
  
  - Максим, - без всякого титула обратился к нему император, - меня интересует один вопрос. Если бы не этот ваш досадный промах, вы могли бы остаться здесь в нашей империи навсегда? При определённых обстоятельствах?
  
  Максим чуть помолчал, вопрос был непростой.
  
  - Нет, не смог бы остаться, - сказал он, наконец. - Мой долг вернуться туда, откуда мы пришли, и нести свою службу. Там моё место, там мои друзья, там моя Родина. И нет у меня иной судьбы, кроме как вернуться и быть стражем её безопасности. Может быть, я вычурно говорю, простыми словами не получается. Короче, здесь я не остался бы.
  
  Император улыбнулся.
  
  - Я рад, что не ошибся в своих ощущениях. Мне удалось кое-что узнать о вас. И ваш ответ только подтвердил мои предположения. Скажу честно, вас и ваших товарищей я с удовольствием был бы рад видеть даже не в армии империи, а воВластвующих семьях доменов. Но вы уходите. Однако не всё так безнадёжно, ваш командир получил особые коды для связи с нашей империей. И если возникнет нужда, Боевой Императорский Флот всегда придёт на помощь.
  
  - Спасибо, - искренне поблагодарил Максим.
  
  - Не стоит, вы же нам очень помогли. Если не секрет, вы не могли бы рассказать о вашей службе? Кем вы были до того, как попали к вашим могущественным покровителям.
  - Отчего не рассказать, - усмехнулся Максим. - Лётчиком я был, летал на истребителе...
  Он сам не заметил, как увлёкся рассказом о своей жизни. Император своей искренней заинтересованностью располагал к откровенности. И они проговорили почти час.
  - Спасибо за откровенность, - поблагодарил монарх. - Всегда интересно узнать, как устроена жизнь в других мирах. А теперь возвращайтесь в зал. Есть надежда, что одна особа всё же решится пригласить вас на танец. Хотя она очень робеет.
  Максим учтиво поклонился и вышел. Постоял в раздумьях. И не пошёл наверх. Пропасть уже разверзалась, и он не имел права вселять надежду, давать поводы для иллюзий.
  
  - 15 -
  
  Атака на "Орланг" и "Эншанг" - корабль Властвующей четы - была внезапной. Неведомые корабли таились в астероидном поясе и ударили в тот момент, когда оба корабля остались лишь в сопровождении небольшого эскорта из шести лёгких корветов. Тяжёлые крейсера Имперского флота уже отвернули в сторону и ушли к окраине планетной системы, чтобы изготовиться к разгону для возвращения к своим эскадрам. А флот домена готовился встречать корабли Властвующей Семьи у Престольного мира Айдороио.
  
  Неведомый противник действовал умело и быстро. Часть сил он бросил как заслон против тяжёлых крейсеров, чтобы сдерживать их, если они ринутся на помощь. Остальные корабли начали по нескольким векторам заходить в атаку. Их замысел бросался в глаза: атакой с нескольких направлений лишить свои жертвы возможности манёвра.
  
  Сирены тревоги взметнули экипажи "Орланга", "Эншанга" и сторожевиков. Экипажи мгновенно заняли свои места по боевому расписанию. Драгутин быстро оценил обстановку, выведенную на трёхмерный планшет.
  
  - Внимание десантным отделениям! - приказал он. - Оставить корабли, рубеж развёртывания - по периметру боевой рубки "Орланга". Стоять мёртво, пока я не скажу стоп! Вперёд!
  
  Десантные отделения без лишних слов покинули сторожевые корабли, лишь Илья и Виктор на прощание хлопнули Максима руками по спине. Он взмахом руки пожелал успеха друзьям. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, зачем десантный взвод оставался на "Орланге". Драгутин всерьёз опасался абордажа.
  
  Внезапно ожили экраны внешней связи, и на них появилась низвергнутая императрица-мать. Было отчётливо видно, что она с трудом сдерживает себя, чтобы не бесноваться.
  
  - Не ждали? - злобно прорычала она. - Меня не так легко списать со счетов! У меня нашёлся козырь! И скоро мы вернём себе трон!
  
  - Теперь понятно, как исчезали корабли, когда поблизости не было гвардейских крейсеров и эсминцев! - вскричал Властитель Айдороио. - Вы, ничтожество! Вы потеряли остатки чести, связавшись с чонгами!
  
  - Твои проклятья тебе не помогут! Я буду властвовать в империи! А вы ещё узнаете могущество чонгов! Они пришли властвовать! Они будут моей гвардией!
  
  Властитель отключил внешние каналы связи.
  
  - Кто такие чонги? - спросил Драгутин у Властителя по оставшемуся с "Эншангом" каналу связи.
  
  - Злобная и жестокая гуманоидная раса, - ответил Властитель Рогдеон. - Когда-то им удалось заманить в свои миры в глубинах звёздно-пылевых скоплений и туманностей пиратов. Сами чонги в те времена ещё ковыляли на околосветовых скоростях. Но когда пираты неосторожно передали чонгам технические знания, те просто уничтожили своих незадачливых учителей. А сами стали свирепствовать в галактике. Это очень опасный враг, хотя флоты империи не раз уничтожали эскадры чонгов.
  
  - На этот раз это не эскадра, - вздохнула Властительница Арионга. - Это армада. Командир "Эншанга" говорит, что такого количества кораблей чонгов он не видел никогда.
  
  - И чем же эта дама купила этих чонгов? - спросил Драгутин.
  
  - Только одним она могла купить их, обещанием, что все народы империи станут их рабами, - ответила Властительница.
  
  - Понятно. Значит так, мы сейчас ими займёмся, а вы уходите полным ходом к ближайшей орбитальной крепости, будем надеяться, что чонги не сунуться под их орудия. И когда подойдут тяжёлые крейсера?
  
  - От трёх до пяти часов потребуется, - после некоторого раздумья ответил Властитель. - Это при условии, что они быстро сомнут заслоны чонгов.
  
  - И последний вопрос, как эта дама сумела протащить эту армаду через все ваши рубежи дальнего обнаружения?
  
  - Увы, эйфория от свержения узурпатора так нас захватила, что никто не подумал сменить коды и пароли, - грустно ответил Властитель Рогдеон.
  
  - Да, прохлопали ушами, - вздохнул Драгутин.
  
  Сигнальные сирены возвестили о том, что чонги приблизились на дальность захвата системами наведения орудий.
  
  - Мы пошли, - буднично сказал Драгутин. - Внимание дивизиону! Задраить люки! Герметизация от переходных шлюзов! Отдать швартовы! Отделение! Боевой порядок - "ромб"!
  
  Сторожевики дружно отдали швартовы и резко ушли в стороны от "Орланга".
  
  - Ну, други-братья, посмотрим, что это за фрукты - чонги, и с чем их едят! - сказал Драгутин. - Держать строй, что бы ни случилось. Повторять все манёвры за мной как привязанным. Цель - найти корабль, где эта баба обретается. Завалим её, чонги сами разбегутся. Мне так кажется... все, всё поняли? Тогда пошли!
  
  Драгутин бросил свой сторожевик в манёвр, командиры остальных сторожевых кораблей синхронно повторили его. Замысел командира был понятен без слов. Корабли чонгов охватывали крейсера Властвующей Семьис нескольких направлений, и сторожевики должны были пройти сложнейшей траекторией, уничтожая вражеские корабли, связать чонгов боем, расстроить их боевые порядки. И дать возможность "Орлангу" и "Эншангу" выйти из-под удара.
  
  Все четыре сторожевика ударили одновременно с дистанции эффективного огня подвижных огневых установок. Курсовые пушки буквально прорубили просеки в боевых построениях чонгов, а подвижные турели разметали их корабли на флангах боевого порядка сторожевиков. Но, открыв огонь, сторожевые корабли выдали свое местонахождение. До этого, укутанные в антирадарные экраны, они были невидимы для локаторов и сенсоров чонгов.
  
  Чонги обрушили на сторожевики лавину огня. Защитные экраны кораблей расцвели огненными вспышками. Сторожевики затрясло как на булыжной мостовой. За первыми залпами последовали следующие. Но защитные экраны держали удары.
  
  Мощь огня сторожевиков заставила предводителей чонгов сразу же оценить серьёзность нового противника. И их боевые отряды мгновенно изменили курс. Лишь небольшая группа кораблей продолжала преследовать "Орланг" и "Эншанг". Все остальные силы чонгов ринулись в атаку на сторожевики. В Пространстве началась смертельная рубка. Максим понял, что замысел Драгутина сработал почти на все сто процентов. Четыре пятых, если не девять десятых кораблей чонгов бросились в атаку на них. И теперь оставалось только надеяться, что орудия обоих крейсеров Властвующей Семьисправятся с атаками чонгов. Но взамен пришлось распрощаться с надеждой на определение, на каких кораблях находятся командиры этой армады, и ударить по ним.
  
  В "собачьей свалке", сторожевики чувствовали себя как рыбы в воде, но они потеряли строй, каждый крутился в Пространстве самостоятельно. Курсовые пушки и подвижные огневые установки били не переставая. Энергетики сторожевых кораблей сбросили все блокировки с энергоблоков, нисколько не боясь их перегрева, ведь пушки пожирали энергию с прожорливостью изголодавшихся акул. Ракетные контейнеры были опустошены сразу же.
  
  Но даже в этой круговерти Драгутин умудрился усмотреть, как подходят тяжёлые крейсера Имперского Флота. По его команде сторожевики резким манёвром оторвались от кораблей чонгов и образовали заслон. Чонги оказались между молотом и наковальней. Причём сначала они ничего не поняли и попытались огрызаться. Но устоять против "Звёздных разрушителей", как про себя именовал имперские крейсера Максим, было немыслимо. Чонгов буквально смяли. Максим, Хаято и Мигель радостно взвыли, но их радостный вопль оборвался, когда они услышали тревожный вызов с "Орланга". Это был Креспо.
  
  - Драгутин, вы меня слышите? - взывал Смотритель. - Драгутин, отзовитесь!
  
  - На связи капитан-лейтенант Войкович! - отозвался командир дивизиона.
  
  - Положение критическое! Чонги сумели прорваться к "Эншангу" и взять его на абордаж! Низвергнутая императрица угрожает убить Властителя и Властительницу, других членов семьи. И потребовала к себе Властительную Наследницу Роймину. Мы пытались удержать её, но ничего не вышло, это можно было сделать только силой, у нас же не поднялись руки. Властительная Наследница ещё в полёте, спасите её! Нам удалось отвести "Орланг" в сторону, и ей потребуется некоторое время, чтобы достигнуть корабля своих родителей. У вас будет время успеть почти одновременно с ней!
  
  - Макс, Хаято, вперёд! - тут же приказал Драгутин. - Бьонг, десантные отделения "раз" и "три" на какой-нибудь ваш бот, и выдвигайте его наперерез моим сторожевикам. Они пеленг дадут! И кого-нибудь из тех, кто знает, как снаружи открываются ворота и люки!
  
  - Понял, - коротко отозвался командир "Орланга".
  
  Бот с "Орланга" вышел на сторожевики точно по пеленгу. К счастью, у него имелась небольшая выдвижная переходная галерея, поэтому десантники перебрались на сторожевики без утомительных процедур. А затем оба корабля рванулись к "Эншангу". Укутанные в антирадарные поля, сторожевики незамеченными проскочили мимо кораблей чонгов, окруживших королевский крейсер. И буквально зависли на "Эншангом". В него, как пиявки в человеческую кожу, своими штурмовыми галереями вцепились несколько кораблей чонгов. Максим сразу понял, куда нацелены их штурмовые галереи - на верхнюю обзорную палубу, откуда сразу открывалась дорога на Центральный Командный Пост.
  
  Десантники быстро облачились в вакуум-снаряжение. Вместе с ними оделись два техника с "Орланга".
  
  - Макс, не отставай, - сказал Илья.
  
  - Я-то здесь причём? - попытался изобразить удивление Максим. - Я командир корабля, а не десантник.
  
  - Раз уж мы так с этой барышней переплелись, ты тоже должен идти. Кстати, не завидую я этим чонгам. Альона с Властительной Наследницей увязалась, и если с её головы хоть волос упал, Витюха их порвёт как тигр антилопу.
  
  Максим вздохнул и начал надевать вакуум-снаряжение.
  
  Через десять минут оба отделения десантников, техники-айды с "Орланга" и Максим были уже на наружной броне сторожевых кораблей. Второй пилот корабля Максима и Хаято приблизили сторожевики почти вплотную к "Эншангу" и уравняли скорости. Ударили струи энергии из микродвигателей вакуум-снаряжения, и маленький отряд одним прыжком оказался на броне "Эншанга". Техники быстро разыскали на обшивке какой-то люк и открыли его. Десантники и Максим мгновенно нырнули в него, техники последовали за ними и аккуратно задраили люк.
  
  - 16 -
  
  Через люк они попали в какой-то технический коридор. Он вывел к выходному тамбуру. Техники-айды быстро открыли дверь в него и пропустили десантный отряд. За тамбуром оказалось какое-то техническое помещение с множеством стеллажей для инструментов, оборудования и запасных частей. Десантники, Максим и айды быстро сняли вакуум-снаряжение и остались в стандартном обмундировании и снаряжении.
  
  - Ну, братцы-кролики, поскакали, и да прибудет с нами свящённый йогурт! - сказал Илья, командовавший обоими отделениями, и первым выскользнул во внутренний коридор.
  
  Но на первом же пересечении коридоров они убедились, что надежды на скрытность не оправдались. Спектр зрения чонгов оказался более широким и для них режим "невидимка" боевого снаряжения оказался неэффективным. Десантников обнаружили, и в воздухе промелькнули молнии выстрелов вражеских бластеров. К счастью бластеры у чонгов оказались маломощными, и защитные экраны боевого снаряжения выдержали удары. Теперь, когда таиться не было смысла, десантники ударили всей мощью. Первый заслон чонгов они просто смели огнём. И, не мешкая, бросились вперёд. Но Илья сразу разделил отряд. Его отделению предстояло пробиваться к Центральному Посту, а второе отделение он отрядил блокировать обзорную галерею, чтобы отрезать противнику путь к отходу.
  
  У чонгов уже поднялась тревога. И десантники встретили яростное сопротивление. Чонгов было примерно втрое больше, но они имели дело с умелыми и опытными бойцами. Боевой порядок десантников был проверен десятками и сотнями боёв, их невозможно было застать врасплох, внезапно ударить во фланг или тыл. Откуда бы ни следовала вражеская атака, её встречала лавина огня.
  
  Десантники быстро сбили все заслоны чонгов и пробились на верхнюю палубу к Центральному Посту. Там чонги попытались дать решительный бой. Дело дошло до рукопашной. Но это решение - драться врукопашную - оказалось для чонгов роковым. Когда они сообразили во что ввязались, десантники уже добивали последних из них, попирая при этом все свои принципы, добивая даже раненых, настолько чонги разъярили их. Особо чонгам досталось от двух Звёздных Рейнджеров - Кристиана и Златана.
  
  Илья, Максим и Виктор выскочили к дверям Центрального Поста. Виктор в горячке боя собрался снести двери из своего тяжёлого лучемёта, но Илья успел его остановить.
  
  - Зачем королю имущество портить, - покачал он головой и кивнул техникам-айдам.
  
  Те вдвоём поколдовали над пультом управления дверями, и двери плавно разошлись в стороны. Из открывшегося проёма тут же вырвался сноп молний. Чонги в Центральном Посту надеялись, что их противники будут толпиться перед дверью и попадут под смертоносный залп, но десантники знали, что может таиться за дверями в подобных случаях, и заранее прижались к переборкам в стороне от дверного проёма. А затем два десантника бросились на палубу, перекатились к дверям и несколькими выстрелами "сняли" стрелков чонгов, ведших огонь из Центрального Поста. И тут же откатились назад.
  
  Воцарилась короткая тишина. Десантники не спешили врываться в Центральный Пост, там кроме чонгов были и люди, и перед атакой следовало подготовиться, чтобы люди не пострадали.
  
  - Не советую вам переступать порог Центрального Поста с оружием, или кто-то умрёт, - послышался дребезжащий от злобы голос бывшей императрицы-матери.
  
  Илья осторожно приблизился к дверному проёму, активировал наномашины боевого браслета и на внутреннем экране щитка шлема появилась обстановка наЦентральному Командном Посту "Эншанга". Там оставалось десятка полтора чонгов. Кроме людей из команды корабля там же находились и члены Властвующей семьи. Король, королева, несколько их родственников. Властительная Наследница стояла на коленях рядом с бывшей императрицей-матерью. Чудесные волосы девушки были намотаны на кулак левой руки мегеры, в правой руке был пистолет, его ствол упирался в голову Властительной Наследницы.
  - Вы сейчас войдёте сюда, держа оружие на вытянутых руках в стороне, - продолжила бывшая императрица-мать. - И не делайте глупостей. Или Властительная Наследница умрёт первой!
  
  - Так ведь вы без живого щита останетесь, - насмешливо крикнул Илья.
  
  - Ничего, у меня много заложников! - отозвалась старая мегера. - Хватит на два дня, чтобы по одному расстреливать!
  
  - А ведь она не знает, сколько нас, - задумчиво сказал Илья. - И как всякая злобная тварь надеется всласть поиздеваться над нами, перед тем как отдать приказ на расстрел.
  
  - Мне ясна ваша мысль, коллега, - тут же отозвался Максим. - Захожу я, ты, Витюха, Крис, ну, ещё пара ребят. Остальные готовятся к удару. По команде мы падаем, ребята стреляют, не высовываясь из-за угла. Со шлема на шлем ведь информация-то сливается...
  
  - Шеф, это ценная мысль! - мгновенно ухватил Илья идею Максима. - Златан, Джим, Тойво, остаётесь. Стрелять быстро и метко! Вы наш замысел уловили?
  
  - Не боись, командир, всё будет в ажуре, - усмехнулся Златан. - Сделаем этих ребят в лучшем виде.
  
  - Эй, дамочка, мы выходим, - свистнул Илья.
  
  - Не выходите, она убьёт вас!!! - отчаянно закричала Властительная Наследница.
  
  Бывшая императрица с силой рванула её за волосы, так, что девушка упала, но сразу же опять поднялась, опалив мегеру полным ненависти взглядом.
  
  Максим, Илья и Виктор первыми выступили в проём двери. За ними вышли ещё четверо десантников, держа оружие на вытянутой в сторону руке. Они медленно приблизились к чонгам и бывшей императрице-матери шагов на десять-двенадцать и остановились.
  
  - Вы все умрёте! - злобно зашипела мегера. - Но не сейчас! Сначала я заставлю вас увидеть, как мои союзники сокрушат империю! И станут безраздельными хозяевами этих миров!
  
  Властитель Рогдеон хотел что-то ответить ей, но стоявший рядом чонг упёр ему в шею ствол бластера, и королю пришлось промолчать. Бывшая императрица-мать обвела королевскую семью, Максима, Илью, Виктора и десантников взглядом, полным злобного торжества. А затем опять с силой дёрнула Властительную Наследницу за волосы, ей доставляло неописуемое удовольствие доставлять мучения девушке.
  
  - Зря ты не согласилась стать любовницей моего сына, - злобно прорычала она. - Теперь ты станешь наложницей самого низшего из чонгов! Они любят человеческих женщин...
  
  - Ты что-то там про чонгов говорила? - насмешливо спросил Максим. - Что-то мне подсказывает, что на империю их не хватит. Их очень здорово поубавилось...
  
  Лицо бывшей императрицы-матери исказилось от бешенства. Она собралась что-то сказать, но в этот момент в наушниках шлемов Максима и Ильи звонко щёлкнуло. Это был сигнал стрелков.
  
  - Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять, - произнёс Илья.
  
  - Что? - не поняла бывшая императрица-мать.
  
  - Вдруг охотник выбегает, прямо в зайчика... СТРЕЛЯЕТ! - рявкнул Илья, и Максим, Виктор и остальные десантники распластались на палубе.
  
  Гулко залаяли лучемёты Златана, Джима и Тойво. Чонги рухнули с дырками в черепах, а бывшая императрица-мать с истошным воем покатилась по палубе, таща за собой Властительную Наследницу. Кисть её правой руки, сжимавшей пистолет, была раздроблена вдребезги, оружие упало на палубу. Несчастную девушку опрокинуло на спину, каждая конвульсия бывшей императрицы-матери сопровождалась жестокими рывками.
  
  Максим мгновенно оказался на ногах и в три прыжка оказался рядом с Властительной Наследницей.
  
  - Сверху!!! - послышался чей-то крик.
  
  Он чертыхнулся, они совсем забыли о галерее, опоясывающей Центральный Пост поверху. Максим успел лишь чуть повернуть голову, и увидел, как промелькнула молния выстрела, направленная в него. Защитный экран встал на её пути, отразил удар, но Максима сбило с ног силой удара. Он молниеносно извернулся и увидел на галерее двух человек. Их тяжёлые ручные бластеры были направлены на него, но стрелки уже отводили оружие в сторону. И Максим понял, что следующий выстрел последует уже вРоймину. Он одним прыжком оказался между стрелками и девушкой, одновременно Боевой Клинок прыгнул из своего чехла ему в руку. Словно молот обрушился ему на спину и бросил его на Роймину. Он едва удержался на левой руке, чтобы не придавить её. Спина мгновенно онемела. "Всё, допрыгался, защита не выдержала", - промелькнула мысль. А его правая рука уже сама, словно жила отдельной жизнью, резким ударом отсекла бывшей императрице-матери её руку по локоть.
  
  Больше с галереи выстрелов не было, лучемёты десантников мгновенно превратили обоих стрелков в решето. Максим почувствовал, как его подняли чьи-то руки.
  
  - О-го-го! - присвистнул Виктор. - Это ж как тебя поджарило!
  
  Илья помог Максиму стащить через голову "жилет" боевого снаряжения и показал его со спины. Почти во всю спину была огромная подпалина. Выстрел бластера почти пробил защитный экран. Максим провёл рукой по спине, синяк от лопаток до пояса ему гарантирован. Вот чёрт, теперь неделю на брюхе спать придётся.
  
  - Не боись, командир, - хлопнул его по плечу Златан. - На сторожевиках медицинская капсула имеется, там тебя враз отремонтируют...
  
  Максима от удара по плечу всего просто передёрнуло от боли. А рядом с Ройминой уже хлопотали и Властитель с Властительницей, и верная Альона.
  
  - Роймина, как ты? - поддерживала она за плечи подругу, напрочь забыв о всяком этикете. - Сейчас я эту руку выброшу.
  
  Она с брезгливой гримасой высвободила волосы Властительной Наследницы из кулака отрубленной руки. И увидела бывшую императрицу-мать. Её крепко держали Кристиан и ещё один десантник. Старая мегера была без сознания, или делала вид, что она без сознания. Боевой Клинок, перерубив руку, энергетической плёнкой заставил спечься сосуды, поэтому истечь кровью низвергнутая правительница не могла. Альона с отвращением бросила отрубленную руку ей в лицо.
  
  - Командир, как у вас дела? - вышел на связь второй пилот сторожевика.
  
  - Всё в порядке, бобик сдох! - отозвался Максим.
  
  - Оно и видно, корабли чонгов что-то нехорошо дёргаться начали. Тогда, я начинаю экзекуцию?
  
  - Добро, отстреливай поганцев! - согласился Максим.
  
  Он осторожно повёл плечами и с величайшей предосторожностью надел обратно "жилет" боевого снаряжения. И не успел застегнуть ремни, как Властитель и Властительница собрались заключить его в объятия. Максим шарахнулся в сторону, эти объятия не сулили ничего хорошего для его спины.
  
  - Вам отвратительны наши изъявления благодарности? - возмущённо спросил Властитель.
  
  - Нет, что вы! - прижал руки к груди Максим. - Но ваши изъявления благодарности могли прийтись по моей спине, а она сейчас - один сплошной синяк.
  
  - Вы опять спасли жизнь нашей дочери, закрыли её собой... - сказала Властительница.
  
  - Я? Спас? Бог с вами, Властительница! - замахал руками Максим. - Да просто об её копыта споткнулся и упал. Вот и всё!
  
  Властительница пристально посмотрела на него, но Максим воспользовался тем, что его лицо было скрыто щитком шлема. И постарался всем своим видом показать искреннее простодушие. Властительница только задумчиво покачала головой и ничего не сказала. К тому же в Центральном Посту внезапно раздался злобный визг.
  
  Визжала бывшая императрица-мать. Она упорно притворялась, что без сознания, но когда Илья приказал десантникам отвести её к выходному шлюзу и выбросить в открытый космос, мегеру прорвало. Она сыпала такой отборной и замысловатой руганью и проклятиями, что у офицеров "Эншанга" просто отвисли челюсти.
  
  Илья потёр подбородок и посмотрел на Властителя и Властительницу.
  
  - Вообще-то вам решать, - сказал он. - Но скажу честно, что будь у меня врагом такая злобная гадина, я бы действовал по принципу: хороший враг - мёртвый враг. Эта зараза вас в покое не оставит. Вы её куда угодно заприте, она через десять, двадцать, тридцать лет выберется и гадить начнёт.
  
  Бывшая императрица-мать продолжала сыпать руганью. Властитель и Властительница колебались.
  
  - Ладно, исправляю свою ошибку, - внезапно сказал Златан и поднял лучемёт.
  
  Старая мегера замерла с перекошенным от страха и ненависти лицом. Рейнджер опустил оружие.
  
  - Чёрт, не могу стрелять в безоружную женщину, - сокрушённо сказал он.
  
  - Мы будем судить её, - сказал Властитель. - Народ Айдороио вынесет приговор.
  
  - Ну, и договорились, - согласился Илья.
  
  - 17 -
  
  Все корабли Властвующей Семьи стояли на посадочном поле в небольшой долине у подножия холмов, на которых раскинулся столичный город домена Айдороио. И теперь среди них по праву стоял "Орланг". Рядом с ним стояли все четыре сторожевых корабля. И на этот раз на них не было даже вахтенных, Драгутин разрешил полностью положиться на боевые информационно-командные системы. Чтобы никому не было обидно, потому что экипажи и десантников пригласили в королевскую резиденцию как почётных гостей. И предложили отдохнуть после ратных трудов.
  
  Отдых этот, правда, был весьма своеобразным, поскольку столица доменабез устали праздновала возвращение законных правителей. После двух дней приёмов в резиденции Властвующей Семьии посещений Властителем и Властительницей нескольких парадных мероприятий, в столице начались сами празднества в виде фейерверков, развлекательных шоу, карнавалов, парадов оркестров и марширующих девушек с барабанами и жезлами. Экипажи сторожевиков и десантники были нарасхват, их желали видеть в десятках мест по всему городу.
  
  Максим, Илья, Виктор и Кристиан были приглашены Властителем и Властительницей на малый приём. Эта была церемония с упрощённым этикетом, в основном на этот приём приглашались члены Властвующей Семьи и ближайшие придворные. И приглашение четырёх посторонних человек было событием из ряда вон выделяющимся.
  
  Малый приём происходил в зале одного из боковых крыльев дворца. Креспо провёл их через боковой вход, по малозаметным лестницам. Смотритель открыл дверь и пропустил Максима, Илью, Виктора и Кристиана вперёд. Они оказались в зале. В центре был небольшой бассейн с фонтанчиком, вдоль стен шли глубокие ниши, вдоль стен ниш изгибались диваны, а перед ними стояли столы.
  
  За столами сидели женщины и девушки Властвующей Семьи, мужчины стояли, ожидая гостей. Максим, Илья и Виктор обрадовано увидели, что кроме них в зале присутствуют ещё и офицеры "Орланга". И тут Властитель в нарушение всяческого этикета первым направился навстречу гостям.Ондружески протянул руку Максиму. Максим только удивлённо воззрился на Креспо. Смотритель с улыбкой кивнул. Максим пожал руку Властителяя, затем Властитель обменялся рукопожатиями с Ильёй, Виктором и Кристианом. Следом руки им пожали ещё двое мужчин, их сходство с Властителем не оставляло сомнений, что это его братья.
  
  - Друзья, наконец-то мы можем встретиться с вами в простой, дружеской обстановке, без всех этих утомительных требований этикета, - сказал Властитель Рогдеон. - Я, наверное, скажу банально, но нет границ нашей благодарности. И не главное, что вы свергли узурпатора. Главное, что вы спасли Роймину, нашу дочь. Когда мы были в заточении, лишь мысль, что наша девочка на свободе, что грязные руки Донго не дотянулись до неё, поддерживала нас. Вы оберегали нашу девочку, сносили все её причуды...
  
  - Властитель, - перебил короля Илья, - не мы, а Макс. Это он возился с Наследницей.
  
  - Мы всё знаем, - улыбнулся король. - Знаем, как он возился, как был мало почтителен, но, не задумываясь, рисковал жизнью ради Роймины.
  
  - И как руки чесались ей голову оторвать, тоже знаете? - буркнул Максим, надеясь, что его никто не услышит.
  
  - А как у меня руки чесались тебя по физиономии отхлестать, - мгновенно отозвалась Роймина, незаметно приблизившаяся к ним.
  - Да уж, это у вас не заржавело! Сначала лупите наотмашь, а потом спрашиваете, что к чему, - огрызнулся Максим.
  -
   Не протягивайте руки, куда не надо!
  
  - Какие, к чёртям собачьим, руки! - возмутился Максим. - Вы же ни разу не грамотная были! Для вас обозначение ячейки-кармана на "жилете" боевого снаряжения - китайская грамота! Вы бы этот респиратор три дня искали бы!
  
  - А что за намёки были во второй раз?
  
  - Да никакого намёка не было! Присказка это простая!
  
  Ройминасверлила его сердитым взглядом. Максим же старался не смотреть на неё.
  
  - Дитя моё, может быть, вы отложите выяснение отношений на другой раз? - спросила Властительница. - Ведь у нас всё-таки праздник...
  
  - Ну, уж нет! - строптиво вздёрнула голову Роймина. - Именно сейчас! Только... пусть все выйдут из зала! Я желаю остаться с кавалером Максимом с глазу на глаз!
  
  На лицах членов Властвующей Семьи появилось недоумение. Просьба, видимо, была настолько необычной, что никто не знал, как поступить. Но Властительница подтвердила пожелание Роймины жестом руки. Первыми вышли старшие члены семьи, а вот кузены и кузины девушки чуть задержались, чтобы обстрелять её лукавыми взглядами. Она метнула на них свирепый взор, но никто её ничуть не испугался, а с хохотом выскочили за дверь. Илья, Виктор и Кристиан хлопнули Максима по излеченной спине и тоже вышли из зала.
  
  Максим и Властительная Наследница остались вдвоём. Он впервые за всё время приёма по-настоящему разглядел девушку. И увидел, что выглядит она необычно, он словно заново узнавал её. Платье Властительной Наследницы плотно облегало фигурку девушки до пояса, а потом расходилось длинной юбкой в сборку. Небольшой вырез оставлял открытой шею. Белокурые волосы вопреки обычаю были не собраны в замысловатую копну, а свободно струились по плечам, груди и спине. Ажурная диадема сложной гаммы цветов лежала на волосах. Рукава платья покрывали руки до локтей, запястья были украшены браслетами в виде переплетающихся змей. Талию стягивал пояс, украшенный драгоценными камнями, с вышитым золотом крылатым драконом. От диадемы вниз ниспадало невесомое прозрачное покрывало. Тёмные брови и глаза подчёркивали белизну волос Роймины.
  
  Девушка стояла и смотрела на Максима, безмолвно ждала, когда он закончит её разглядывать. Молчал и Максим. Наконец, Ройминаотвела взгляд и отошла к окну. Максим вздохнул и последовал за ней, надо всё же хоть иногда проявлять учтивость к этой сумасбродке.
  
  -Ваша миссия закончена, - тихо сказала девушка. - Вы теперь можете вернуться на свою станцию...
  
  - Да, - односложно сказал Максим.
  
  - Изгнание никак не повлияет на вас, никак не затронет...
  
  - Да...
  
  - Вы удовлетворены результатом своей миссии?
  
  - Да...
  
  - И вы наконец-то отделаетесь от глупой курицы и от козы ободранной?
  
  - Да...
  
  - И вы рады этому,... этому обстоятельству? - голос Роймины предательски дрогнул.
  
  - Нет...
  
  Она резко повернулась к нему, устремила взгляд своих тёмных и глубоких глаз.
  
  - Ты не рад, что отделаешься от меня? - с волнением переспросила она.
  
  Максим молчал. Что он мог ей ответить? Между ними в любом случае разверзалась пропасть. И не мог он, не имел права поддерживать иллюзии у этой девчушки, пусть и ставшей девушкой. Пусть уж лучше она шлёт вослед ему проклятия.
  
  - Рад я или не рад, это не имеет сейчас никакого значения. Судьба развела бы нас в любом случае. Так что любые разговоры сейчас - это пустое сотрясение воздуха.
  
  Ройминазакусила губу. Максим всячески старался не смотреть на неё.
  
  - Я могу попросить тебя пройти со мной? - внезапно тихо попросила девушка. - Мне необходимо сказать тебе несколько слов.
  
  Максим колебался, боялся, что его решимость иссякнет. Но Ройминаподошла к нему вплотную и взглянула в упор. Он сжал кулаки.
  
  - Ты пойдёшь? - всё так же тихо спросила девушка.
  
  - Зачем вы цепляетесь за иллюзорные надежды? - вопросом на вопрос ответил Максим. - Нет ничего страшнее разбитых иллюзий и несбывшихся мечтаний.
  
  - Я просто прошу тебя пройти со мной, - прошептала Роймина. - Только и всего...
  
  - Ладно, я пойду, но... - Максим так и не смог разъяснить, что это за "но".
  
  Роймина подошла к боковой стене и коснулась незаметной кнопки, перед ней появилась скрытая панель управления. Роймина нажала на ней несколько кнопок, и в стене открылась потайная дверь. Девушка первой шагнула в её проём и оглянулась на Максима, он замешкался, но всё же прошёл вслед за ней. Дверь за его спиной закрылась.
  
  Они поднялись по узкой винтовой лестнице и оказались в небольшой уютной комнате. На двух окнах были полузакрытые жалюзи, создававшие в комнате лёгкую тень, несмотря на яркое солнце снаружи. Девушка подошла к дивану и опустилась на его краешек, несмелым жестом руки пригласила Максима сесть рядом. Она с трудом сдерживала волнение, у неё даже едва заметно подрагивали руки.
  
  - Максим, я знаю, ты не остался бы в наших мирах, даже если не было,... - Роймина слегка запнулась, - не было бы изгнания. И я знаю, что очень виновата перед тобой и твоими друзьями. Я не имела права тогда поддаваться эмоциям, не имела права давать обиде захлестнуть себя. Но я была тогда вне себя от отчаяния и гнева. И поэтому не хотела тогда верить тебе и твоим друзьям. Да ещё Кьёнго и Утуно всячески провоцировали меня, клеветали на вас. Они были опытные интриганы и знали, как вывести человека из равновесия.
  
  Но я хочу, чтобы ты знал, что раскаяние пришло ещё до того, как я столкнулась с узурпатором Донго. Ещё в обратном полёте Креспо, Вернон, Альона и Айтейо сумели помочь мне осознать всю глубину несправедливости по отношению к тебе и твоим друзьям. Я даже была готова отдать приказ лечь на обратный курс, но расчёты показали, что уже было слишком поздно. А потом, когда ты вернулся из небытия, я сама не знаю, что на меня накатило, когда мы оказались в лесах Айдойго, когда пробирались во дворец. Я знаю, что вела себя отвратительно, но я ничего не могла поделать с собой. Честное слово я сама стыдилась своих выходок, но всякий раз какая-то неведомая сила словно заставляла меня повторять всё снова. Не знаю, сможешь ли ты простить меня...
  
  - Вы ни в чём не виноваты... - сказал Максим. - Ни в чём...
  
  - Разве я не была жестока и несправедлива к тебе?
  
  - В жизни всякое бывает...
  
  Он сжал кулаки так, что ногти врезались в кожу. Нельзя, нельзя, нельзя! Сейчас Роймина была рядом, была ещё более манящей, ещё более желанной, и ещё более недоступной. И в ней уже ничего не осталось от той вздорности, взбалмошности и капризности, надменности и высокомерия, которые были у неё, когда он впервые увидел её на Луне. Переживания, страдания и испытания, выпавшие на её долю, сильно изменили характер Роймины. Всё наносное, чуждое глубине её характера опало, остались чистота, искренность и доброта, подлинная суть её души.
  
  На реснице Властительной Наследницы блеснула слезинка.
  
  - Я понимаю тебя... - прошептала она.
  
  - Да ничего ты не понимаешь, - внезапно обозлился Максим. - Думаешь, у меня сейчас на душе светло и безоблачно? Да мне выть хочется! От безысходности, от безнадёжности. Потому что ничто от нас уже не зависит! Ты вот сидишь, протяни руку и можно коснуться твоего плеча, твоей руки, твоей щеки...
  
  Он запнулся, взглянул на девушку, встретил её взгляд. И Роймина не отвела глаз, своих тёмных бездонных глаз.
  
  - И что тебе мешает это сделать? - всё так же шёпотом спросила она. - Почему же ты ничего не делаешь?
  
  Властительная Наследница потянулась к нему, её губы маняще приоткрылись, но Максим резко отстранился.
  
  - Потому что между нами пропасть, - отрезал он.
  
  
  
  
  - 18 -
  
  Слеза сорвалась с ресниц Властительной Наследницы. Она сидела вся поникшая, беззащитная и беспомощная. Сердце Максима разрывалось на части, но он изо всех сил старался унять его. Не может, не имеет он права пробуждать ложные надежды и несбыточные мечты! Ничего нет страшнее разрушенных надежд. Между ними разверзается пропасть, которую им не дано преодолеть, и он не может питать Роймину несбыточными надеждами. Их удел расстаться навсегда.
  
  - Нет, Властительная Наследница, я не имею права воспользоваться твоим доверием! - резко сказал он. - Время лечит! Придёт время, и ты найдёшь того, кто окажется достойным твоего сердца!
  
  Роймина поспешно отвернулась, но плечи её предательски дрогнули.
  
  - Почему ты меня отвергаешь? - сквозь слезы спросила она.
  
  - Да не отвергаю я тебя! - в отчаянии вздохнул Максим. - Понимаешь, у тебя всё ещё может сложиться с другим человеком! А передо мной ты просто испытываешь чувство вины! Тебе просто кажется, что ты испытываешь ко мне нежные чувства. Стараешься убедить себя в этом, чтобы искупить свою вину.
  
  - Ты ничего не понимаешь! - обернувшись к нему, зло воскликнула Властительная Наследница. - Да, это чувство вины жило во мне, когда ты опять появился на "Орланге"! Но потом всё изменилось! Особенно когда мы оказались на Айдойго! Ты ни словом, ни намёком не напоминал мне о моей несправедливости к тебе. Ты рисковал жизнью ради меня. И терпел все мои выходки...
  
  - Да, рука у тебя тяжёлая, - усмехнулся Максим.
  - Извини, я не знаю, почему так вдруг получалось,... наверное, я злилась на тебя, за то, что ты не оказывал мне знаков внимания, не стремился завоевать мои чувства.
  
  - Приятно слышать... - опять усмехнулся Максим.
  
  Девушка взглянула на него своими тёмными глубокими глазами.
  
  - Не отвергай меня, - робко попросила она. - Я долго мучилась, не могла понять, что со мной. Но когда до холодного пота испугалась за тебя, во время твоей схватки с Донго, всё стало понятным. Я так боялась за тебя, за твою жизнь, я почувствовала, что без тебя мир станет для меня пустым...
  
  Максим встретился с ней взглядом и утонул в этих тёмных омутах. Вся его решимость рушилась, несмотря на все старания сдержаться.
  
  - Да что ж ты со мной делаешь? - только и смог сказать он. - Что ж ты со мной делаешь?
  
  Девушка опять потянулась к нему, и Максим уже не смог больше сопротивляться. Он привлёк Роймину к себе, зарылся лицом в её волосы, руки девушки обвили его шею. Она запрокинула голову, её полураскрытые губы ждали, и Максим припал к ним.
  
  - Извини, что делаю тебе больно, - прошептал он, с трудом оторвавшись от губ девушки. - Люблю я тебя и не могу приносить тебе страдания. Ведь мы расстанемся...
  
  - Если бы мы расстались, и я бы не узнала, что ты тоже меня любишь, вот тогда было бы страдание, - тихо ответила Властительная Наследница.
  
  Она прижалась к его груди, и Максим почувствовал через тончайшую ткань платья трепет её тела. Он не был ханжой, но чистота Роймины вызывала в нём какое-то священное преклонение. И он просто опешил, когда девушка внезапно приподнялась, резко прижала его голову своей груди, а сама прижалась щекой его макушке.
  
  Максим вдыхал чарующий аромат, исходивший от тела Властительной Наследницы, чувствовал щекой упругость её груди, ощущал биение её сердца, и к нему вдруг пришло понимание, что чистота Властительной Наследницы останется с ней, даже если сейчас случится их близость. Они прошли через тяжкие испытания, но рок, судьба разводили их. И чтобы через бездны пространства между ними всё же протянулась связующая нить, ЭТО должно произойти.
  
  Он подхватил девушку на руки и шагнул к широкой кровати с балдахином, стоявшей в углу комнаты за полупрозрачной занавесью. Опустил Роймину на покрывало и опять припал к её губам. Руки девушки обвились вокруг его шеи, а затем пальцы взъерошили волосы у него на голове...
  
  Властительная Наследница прижалась щекой к его груди и кончиками пальцев провела по его бровям, по его щеке, подбородку. На её губах играла лёгкая улыбка.
  
  - Ты необыкновенная, - тихо сказал Максим.
  
  - Ты тоже... и всё у нас получилось, - вдруг невпопад ответила Роймина.
  
  - Что получилось? - не понял Максим.
  
  Роймина чуть зарделась.
  
  - Понимаешь, наши женщины-целительницы обладают одним умением: они готовят специальные отвары для молодых девушек, и нужна только одна близость с юношей, чтобы потом появился маленький...
  
  - И ты? - ошеломлённо приподнялся на локте Максим.
  
  Девушка стала пунцовой от смущения.
  
  - Я три дня пила такой отвар... и теперь со мной останется частичка тебя.
  
  Максим охнул от удивления. Ну, Властительная Наследница! Нет, эта подруга скучать не даст. Его захватил вихрь необычных чувств. Роймина хочет, чтобы с ней оставалась не просто память о нём. Она решила оставить и маленького человечка, чтобы тот рос, каждый день и каждый час напоминая о нём.
  
  - Властительная Наследница, а это не повредит твоему положению во Властвующей Семье? - только и спросил он, хотя на языке вертелись тысячи других вопросов.
  
  - Мне повредит только, если я не окажусь в интересном положении. И не бойся, я не просто так приняла решение. Ещё после Большого Совета я смотрела на тебя и терзалась от сознания, что скоро всё закончится, и ты покинешь меня. Я чувствовала, что ты не сможешь остаться, твой долг позовёт тебя к Земле, даже если не будет изгнания. И вдруг подумала, как хорошо бы было, если бы со мной остался твой сын или дочь. Так что ты теперь уже папа...
  
  - Ты в этом уверена? - с хитрой улыбкой спросил Максим.
  
  - Уверена,... но если ты хочешь закрепить результат, я не против...
  
  Максим привлёк к себе девушку и нежно коснулся губами её щеки.
  
  - И как тебя угораздило в меня влюбиться? - вздохнул он.
  
  - Не знаю... - честно призналась Роймина. - Только после нашего разговора на "Орланге" - помнишь? - мне вдруг показалось, что нас с тобой что-то связывает. А потом злилась на тебя, что ты всё никак мне знаков внимания не оказывал,... а потом боялась за тебя...
  
  - А я-то думал, почему это ты на меня шипишь! - покачал головой Максим.
  
  Роймина только рассмеялась и уткнулась головой в плечо Максима. Но потом плечи её всё продолжали вздрагивать. Максим понял, что девушка расплакалась. Он не стал говорить слова утешения, ведь любые слова были сейчас бесполезны, он просто гладил рукой волосы Роймины.
  
  - Скажи, а как у Витюхи с Альоной? - спросил он, чтобы отвлечь девушку от грустных мыслей.
  
  Но она только ещё громче разрыдалась.
  
  - Альона... Альона решила с твоим другом отправиться,... и ваш командир разрешил... - горько всхлипывая, произнесла Роймина. - Хорошо Альоне, она сирота... как бы я хотела тоже отправиться с тобой. Но тогда я никогда больше не увижу маму и папу... и на мне долг Властительной Наследницы...
  
  Максим опять промолчал. Что могут выразить слова? Он опять погладил рукой волосы Роймины. Его охватило необыкновенное чувство. Рядом с ним была девушка, нет, молодая женщина, которая, может быть, уже носит под сердцем их малыша. Даже в самых смелых своих мечтах он не мог предположить такого. Да и дальше целомудренного поцелуя не заходили эти мечты. Он едва заметно усмехнулся. Нет, заходили мечты, только он их сразу отгонял. И что только Властительная Наследница нашла в нём?
  
  Девушка уже успокоилась, вытерла слёзы.
  
  - Видишь, какая я плакса, - попыталась улыбнуться она. - Чуть что, сразу в слёзы.
  
  - Ничего, гораздо хуже, когда от девушки не дождёшься слёз, - серьёзно ответил Максим. - Говорят, со слезами приходит облегчение.
  
  Роймина только вздохнула в ответ.
  
  - Скажи, а наше исчезновение не встревожит твоих родителей? - осторожно спросил он.
  
  - Нет, они знают о моём решении, - ответила девушка.
  
  - Знают? - изумился Максим.
  
  - Да... я призналась им, что полюбила тебя. И я сказала, что хочу сделать. Мама и папа сказали мне, что уважают моё решение. Ты им тоже очень нравишься. Они не забыли, как ты закрыл меня собой, когда в меня стреляли на "Эншанге".
  
  - Только не надо об этом! - взмолился он. - Я бы ни в жизнь себе не простил бы, если бы с тобой что-нибудь случилось.
  
  Роймина мягко улыбнулась и прижалась к его груди.
  
  - А я тогда поняла, что ты в меня тоже влюбился, - сказала она. - Я очень боялась, что моё чувство окажется безответным. Скажи, а когда ты сам понял, что полюбил меня?
  
  - Когда тебя хотели помолвить с этим Наследником, - признался Максим. - Я был готов перегрызть ему горло. Но я решил для себя, что, ни полусловом не намекну тебе о своих чувствах. Не хотелось добавлять тебе новых переживаний.
  
  - Это было бы в сто крат горше, если бы я так и не узнала об этом, - прошептала Роймина.
  
  ЭПИЛОГ
  
  - Бьонг, вы уверены, что точно вывели корабль к Авиане?
  
  - Да, мой Властительный Наследник, уверен!
  
  - Но ведь вы рассчитывали полётное задание по памяти! Изнавигационной системы "Орланга" все координаты, связанные с Авианой, таинственно исчезли! Вы не могли ошибиться?
  
  - Нет, мой Властительный Наследник, не мог! Такое из памяти не стирается! Я до последнего вздоха буду помнить каждый символ того расчёта, когда "Орланг" возвращался назад от Авианы.
  
  - Но сейчас же производился обратный расчёт!
  
  - Мой Властительный Наследник, для такого навигатора как я, сделать обратный расчёт по имеющимся данным прямой задачи - дело легче лёгкого!
  
  Стоявший перед Бьонгом мальчишка лет двенадцати-тринадцати, Властительный Наследник Эриан, Первый Наследник престола домена Айдороио, в отчаянии махнул рукой и опять повернулся к экранам боевой рубки линкора "Эрнанг". Его брат-близнец и Второй Наследник престола,Наследник Крови Мэриод терзал терминал управления системами слежения и обнаружения.
  
  - Не может такого быть! - возопил он. - Нельзя такое исполинское сооружение укрыть от локаторов систем обнаружения!
  
  Властительная Наследница Роймина - правящий регент домена Айдороио - только загадочно улыбнулась. Она тоже была в рубке с сыновьями. Ей исполнилось тридцать три года, и она была в расцвете своей красоты. Материнство только прибавило ей изящества. Роймина улыбалась, хотя на душе у неё была горечь. Хоть она и не мешала своим близнецам тормошить Бьонга и выпытывать у него прокладку курса к Авиане, веры в успех этого полёта у неё не было. Она помнила, каким могуществом располагала Базовая Станция. Но близнецы мечтали увидеть отца, и Роймина не мешала им. Ведь и её собственные чувства к Максиму за четырнадцать лет ничуть не ослабли.
  
  
  
  - Первый капитан, неизвестный корабль идентифицируется как линкор Флота Открытого Пространства империи Антой!
  - Принято! Внимание по Силам Самообороны! Отбой боевой тревоги! Дежурные эскадрильи принять в ангары! "Бэ-че - четыре" направить разведывательные зонды! Всем силам готовность "два".
  - Есть, "Боевая часть - четыре" команду приняла, выполняется!
  
  
  
  - Властительный Наследник, для обследования системы Авианы отправлены автоматические зонды, через три дня мы будем знать всё об этой системе!
  Эриан уныло кивнул. Оптимизм у мальчишек улетучивался с каждым часом, на смену ему приходили уныние и горькое разочарование.
  
  
  
  - Первый капитан, вам разрешено отправиться на "Эрнанг". Совет Достойных разрешил эту встречу. А как дальше сложится, это уже от вас зависит...
  
  
  
  - Властительный Наследник!!! Властительный Наследник!!! Есть ответ!!! В пространстве обнаружен неизвестный корабль, подающий сигналы на наших диапазонах связи! Корабль такой же, как и сторожевые корабли, сопровождавшие "Орланг"!!!
  
  Эриан и Мэриод пулей примчались в рубку и метнулись к терминалу связи.
  
  - Ну, здравствуйте,... братцы-кролики, - с заминкой произнёс Максим с экрана.
  
  - Здравствуй... отец... - сдавленно, в один голос, ответили близнецы.
  
  
  
  Роймина осторожно провела кончиками пальцев по щеке Максима, словно заново узнавая его.
  
  - Ты изменился, - тихо сказала она. - Исчез юный мужчина... складки у губ, глаза стали жёстче... ты стал суровым.
  
  - А ты только расцвела, - улыбнулся Максим. - Стала ещё красивее. С тобой и так никто не мог сравниться, а теперь ты затмишь любую во Вселенной.
  
  Он осторожно привлёк молодую женщину к себе. Роймина покорно прильнула к его груди.
  
  - Скажи... - несмело спросила она и посмотрела ему в глаза, - у тебя были женщины?
  
  - Нет... - лёгкая улыбка тронула губы Максима. - Это было бы предательством. Ведь тогда бы я не смог смотреть в глаза своему сыну или дочери... и тебе.
  
  Роймина только счастливо засмеялась и опять прильнула к его груди. А Максим был кристально честен перед ней. Все эти годы он надеялся, что встреча всё же состоится. И он не хотел быть неискренним перед сыном или дочерью. А тут сразу двое сыновей! Да и могла ли какая-нибудь другая женщина сравниться с Ройминой?
  
  - А мне ведь только тридцать три года, - вдруг прошептала Роймина.
  
  - Я это знаю, - так же тихо ответил Максим.
  
  - И ты понял, что я хотела сказать?
  
  - Что у близнецов может появиться братик или сестрица?
  
  - Не может, а появится. О том, чтобы появилась сестрёнка, позаботились наши целительницы...
  
  
  
  После возвращения "Эрнанга" в домен, из его навигационных систем опять таинственным образом исчезли координаты системы Авианы. Но Наследников Властвующей Семьии Роймину это ничуть не обеспокоило.
  
  Через положенное время на свет появилась маленькая сестрёнка Эриана и Мэриода. Девочку назвали Ориэнтой.
  
  Наследникам предстоял Подвиг Совершеннолетия и у них появился свой крейсер-рейдер. Он тоже назывался "Орланг". И несколько раз Наследники, Властительная Наследница Роймина и маленькая Наследница Ориэнта отправлялись на нём в дальние полёты. Никто не знал, куда и с какой целью. Экипаж крейсера, всецело преданный молодым Наследникам и Роймине, тоже хранил молчание.
  
  Эриан и Мэриод свершили Подвиг Совершеннолетия, получили признание Имперского Дома. И однажды "Орланг" вернулся из рейда без Роймины и Ориэнты. Юный Властитель Эриан ответил на недоумённые вопросы, что его мать и его сестра остались там, куда позвало их сердце Роймины. Но сам Эриан и его брат знали, что Максим и Ройминатеперь навсегда будут вместе. И Ориэнта с ними.
  
  
  
Оценка: 3.14*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"