Земсков Андрей Валентинович: другие произведения.

Алмазная лихорадка (Однажды в Арулько)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Алмазная лихорадка.

0x01 graphic

  
   Jagged Alliance - зарегистрированная торговая марка Sirtech(Канада), ныне покойной.
   Агония Власти - зарегистрированная торговая марка Буки (Не путать с Бякой!).
   Форточки - зарегистрированная торговая марка Мелких и Мягких.
  
   Возблагодарим господа нашего Билла Гейтса, сотворившего мир и населившего его гамерами и NPC. Да будут блаженны программеры и прокляты юзеры!

Старинная молитва.

1. Алмазная лихорадка.

   Никита осторожно крался по лесной тропинке сжимая в руках небольшой охотничий топорик со следами свежеподсохшей крови. За ним, стараясь ступать так же безшумно, двигались Алексей и Игорь. У Игоря в руках была отточенная саперная лопатка, а у Алексея - заостренный кол. За ними шла Светка, невеста Никиты, который уже жалел о том, что взял ее в эту экспедицию. У девушки в руках так же был отточенный кол. Колонну замыкал крепкий коротко стриженый блондин в измазанном машинным маслом мешковатом брезентовом комбинезоне и кирзовых сапогах. Левая рука, согнутая в локте, у него висела на повязанном на шею платке, а левый рукав комбинезона был распорот на плече и под ним была видна повязка с проступившими пятнами крови. Но в правой парень крепко сжимал монтировку и на ходу постоянно оглядывался назад, всматриваясь в чащу в которой пропадала лесная тропа, по которой они шли. А где-то позади, шла погоня и встреча с преследователями не сулила ничего хорошего.
   Никита уже проклял и тот день, когда согласился возглавить эту геологическую партию, и сегодняшний день, когда он наткнулся на алмазы. Наткнулся совершенно случайно, обследуя грунт для выбора места под бурение разведочной скважины. Россыпь была просто сказочной - алмазов было много и не только мелкота, но и крупные камешки. А ведь всего-то искали в этом диком уголке Арулькской губернии месторождение железа, которое предсказывал какой-то умник в Москве на основе одному ему только известных вычислений. Снарядили экспедицию на казенные денежки, а точнее на то, что осталось от выделенной суммы после шаловливых чиновничьих ручек. Экспедицию возглавил он - Никита, выпускник геологического факультета Санкт-Петербугского Университета. С собой он взял Светку, свою невесту, студентку пятого курса, и двух ребят - студентов-практикантов третьекурсников Горного Института. К ним приставили Женю Кугельмана, молодого, но уже успевшего отрастить брюшко, сотрудника корпорации "Россия-Трейд". Женя был типичным современным менеджером, то есть не разбирался ни в чем кроме "купи-продай", а уж тем более не разбирался в геологии.
   Этот день начался для Никиты совершенно обычно. Проснувшись с утра, он вылез из палатки, ежась от утренней прохлады, позавтракал тушенкой из банки, запивая теплым чаем из термоса. Затем взял маленький рюкзачок с пластиковыми контейнерами для проб грунта, малую саперную лопатку и пошел в лес. С собой он взял только Светку. Они шли лесными тропами, наслаждаясь красотой леса, пением птиц и журчанием ручьев с игравшей на солнце кристально чистой водой. Солнце поднялось над вершинами деревьев и его лучи заиграли в листве. Все было так восхитительно и ничего не предвещало надвигавшейся беды.
   На склоне поросшего сосняком пологого холма был небольшой обрывчик, обнажавший грунт, который на солнце блестел и переливался искорками. Никита вначале принял это за блестевшие на солнце капли росы, но подойдя ближе увидел, что это блестят прозрачные камешки, содержащиеся в грунте. Он взял пробу грунта в контейнер, пригоршню камешков покрупнее положил в карман.
   По возвращению в лагерь, он достал микроскоп и начал изучать прозрачные камешки. За этим занятием его и застал Кугельман. Истошный вопль "Брильянты!" оторвал Никиту от окуляра микроскопа и Никита увидел над собой перекошенную физиономию Кугельмана и его пылающие безумием глаза. Кугельман бросился на небольшой складной столик, на котором стоял микроскоп и лежали пробы грунта и минералов. Столик опрокинулся и то, что на нем стояло, вместе с алмазами посыпалось в траву. Обезумевший от вида сокровищ Кугельман оттолкнул Никиту и бросился собирать рассыпавшиеся в траве алмазы. Как этот торгаш смог с первого взгляда распознать в прозрачных "стекляшках" алмазы, так осталось загадкой. Вероятно сработало некое особое чутье, которое помогает людям этой породы успешно вести бизнес даже при отсутствии интеллекта.
   Услышав вопли Кугельмана на полянку между палаток сбежались и рабочие экспедиции - в основном шабашники с Кавказа и Средней Азии. Когда они поняли, что в траве валяются алмазы, то началась драка. Массовое сумасшествие - "брильянтовая лихорадка" охватило весь лагерь.
   Никита, один из карманов которого был полон крупных алмазов, быстро осознал, что оставаться дальше среди этих человекообразных существ, которые готовы вцепиться друг другу в глотку ради пары таких камешков, небезопасно - начнется резня за обладание той горстью алмазов, которую он выкопал вместе с пробой грунта. Он схватил за руку стоявшую в стороне Светку и вместе с ней побежал к палатке около которой должны были находиться его ребята-практиканты. По дороге он чуть не сшиб с ног водителя Васю, здорового белобрысого деревенского парня с крайне спокойным характером. Вася, в отличие от других рабочих, которых привлекали достаточно большие заработки в экспедиции, просто любил родные леса и любил возиться с техникой. Да и в экспедицию его взяли как лучшего в этих местах водителя и механика. К тому же Вася еще и не пил спиртное не испытывая к нему тяги.
   - Товарищ начальник! Что случилось-то? Все точно с ума посходили аки бес в них вселился. - Поинтересовался Вася.
   - Да эти выродки готовы из-за побрякушек горло друг другу перегрызть. - Ответила за Никиту Светка.
   - В общем, валить отседова пора, я так думаю. Вы, как я погляжу, пришли к тому же мнению. - Спокойным тоном резюмировал Вася. - Бегите, хватайте вещи, да зовите своих ребят, если они тоже с ума не посходили. А я пока пойду машину заводить.
   Практиканты попались Никите около своих палаток. Они тоже слышали отдаленный шум драки.
   - Собирайтесь! Скорее! Хватайте шмотки и валим отсюда! Вася уже раскочегаривает свой пепелац! - Крикнул им на бегу Никита.
   - А что случилось? - Удивленно спросил Леха, еще не понимавший, что за чертовщина начала твориться в лагере экспедиции. В качестве ответа с того конца лагеря, где шла драка за рассыпанные в траве алмазы, грохнул выстрел помпового ружья, перекрывший доносившуюся оттуда громкую многоголосую нецензурную брань. За ним еще один, затем еще. Послышался громкий стон раненого, а брань стихла. В тишине послушался похожий на лай крик Кугельмана. Он явно что-то приказывал рабочим, но слов было не разобрать. А на другом конце лагеря послышалось тарахтение двигателя старенького ГАЗ-66 с буровой вышкой. Ребята не раздумывая побежали на шум мотора.
   Грузовик стоял на опушке леса, а Вася, стоя у переднего колеса, вытирал ветошью руки. Когда до машины оставалось метров тридцать, то из-за палаток им наперерез выскочил Кугельман со своим помповым "Ремингтоном". Вместе с ним вприпрыжку бежали двое рабочих - азербайджанец Расул и местный уроженец Коля по кличке Копыто. Расул был с большим охотничьим ножом, а Копыто воинственно размахивал топором, зажатым в татуированной руке.
   - Стой, падла, сука! Глуши мотор, козел! - Заорал на Васю Кугельман.
   Вася удивленно на него взглянул, но увидев ружье, отбросил ветошь и распахнул дверь кабины. Кугельман остановился, поднял помповик, прицелился и выстрелил. Добряку Васе очень повезло, что Женя был типичным россиянским менеджером в том смысле, что не умел ничего, кроме как вешать лапшу на уши. В том числе не умел он и стрелять. Промахнуться из помпового ружья с расстояния в двадцать метров очень сложно, но Кугельману это удалось, и картечь грохнула по кабине и переднему колесу. Кугельман передернул цевье и выстрелил еще раз. На этот раз выстрел был удачнее - картечь изрешетила дверцу кабины совсем рядом с Васей. Вася, побледнев, отшатнулся от машины и схватился за левое плечо. Картечь все-таки его задела. Но Вася лишь стиснул зубы, нагнулся, поднял монтировку и молча двинулся на Кугельмана. Кугельман испугался и поспешил еще раз передернуть цевье. В траву полетела дымящаяся стреляная гильза, Женя прицелился, нажал на спусковой крючок, но выстрела не последовало, лишь только щелкнул курок. Патроны кончились. Испуганный Кугельман принялся дрожащими руками перезаряжать ружье. Но его короткие пухлые волосатые пальцы явно привыкли иметь дело с банкнотами, а не с патронами. Вася неотвратимо, как возмездие, приближался к перепуганному менеджеру. Но на его пути встали сопровождавшие Женю Расул и Копыто. Эти двое не смотря на свои тщедушные габариты были опасными противниками даже для такого здоровяка как Вася. Расула по слухам разыскивали в его родном Азербайджане за убийство и он явно имел практический опыт применения ножа. А копыто был дважды судим - за тяжкие телесные повреждения, нанесенные в пьяной драке, и за "гоп-стоп", или по-русски, за разбой. Да и свою кличку Копыто он приобрел не то за колючей проволокой, не то в криминальной среде еще до первой "ходки".
   Расул и Копыто медленно обходили Васю с разных сторон, рассчитывая ударить, как только он повернется к кому-то из них спиной. Вот Расул махнул ножом и Вася инстинктивно повернулся к нему, что бы защититься от удара. Но Расул отпрыгнул от пронесшейся по воздуху со свистом васиной монтировки, а Копыто сзади замахнулся топором. В этот момент Никита очень пожалел, что так и не обзавелся ружьем, как ему советовали. Единственное оружие, которое у него было, - охотничий топорик в руке. Это был любимый топорик Никиты, который он всегда носил с собой в экспедициях, и раньше никогда не воспринимал его как оружие. С его помощью он продирался сквозь кустарники и буреломы, рубил дрова для костров, рубил и забивал колышки для палаток, вскрывал консервные банки. В свободные же минуты он любил покидать его в какой-нибудь пень, что и пригодилось в тот момент. Не раздумывая, Никита метнул свой топорик как индейский томагавк, метя в спину Копыту, готовившемуся опустить свой топор на голову Васе. Бросок оказался метким - топорик воткнулся точнехонько в затылок бывшего уголовника. Удар несколько развернул Копыто, что и спасло Васю - топор, выпавший из руки уголовника, пролетел совсем рядом с его ногой и воткнулся в землю.
   Вася оглянулся на упавшее рядом с ним тело Копыта, чем и попытался воспользоваться Расул, подскочив ближе и сделав выпад ножом, которому мог бы позавидовать и мастер спорта по фехтованию. Но рука с клинком не дотянулся до васиной груди, а Вася как бы лениво махнул тяжелой монтировкой, как некогда его предки русские богатыри махали своими тяжелыми палицами. Монтировка смачно впечаталась в висок свирепого горца, расколов ему череп и отбросив тело на несколько метров.
   Но к этому времени, Кугельман, успевший запихнуть в помповик несколько патронов, опять был готов к стрельбе. Добежать до него можно было и не успеть, тем более, что где-то за палатками уже слышался топот рабочих, спешивших на помощь Кугельману. Вася и Никита почти одновременно приняли решение попытаться скрыться от картечи за деревьями, благо они стояли на самой опушке леса. Вася подхватил торчавший из головы мертвого Копыта никитин топорик, а Никита схватил за руку стоявшую подобно столбу Светку, и они с треском ломая кустарник и царапая лица и руки ветками ломанулись в спасительную зелень леса. За ними с таким же треском и топотом ломанулись Леха с Игорем.
   Они долго бежали через лес не разбирая дороги. Выручало то, что вооруженный ружьем Кугельман был существом городским и непривычным не то что к бегу, но и два-три километра пройти пешком для него было тяжелейшим испытанием. Но на его стороне непонятным образом оказалось большинство рабочих, из которых не менее половины имели уголовное прошлое, а многие, вполне возможно, даже скрывались здесь в Арулькской губернии от правосудия, учитывая малонаселенность и полную безконтрольность окраин губернии. Столкнуться в лесу с такими типами, тем более учитывая их численное превосходство, все равно что купаться в реке с голодными крокодилами. Но ребятам явно сопутствовала удача, услышав шум погони они спрятались в крохотном овражке, заросшем густым кустарником, а погоня с треском ломая ветки прошла в паре сотен метров от этого места. Несколько раз откуда-то издалека слышалась перекличка групп преследователей, а пару раз даже раздавались выстрелы. Гонялись за ними явно всерьез.
   Пробежав километров двадцать, ребята совсем запыхались и остановились передохнуть. На всякий случай спрятались в небольшом ельничке под прикрытием густых ветвей молодых елочек. Первым делом общими усилиями перебинтовали Васе раненное плечо. Перед этим Никита лезвием складного ножа достал две дробины засевшие под кожей. Хорошо, что в одном из рюкзаков все же оказалась аптечка - было чем обработать рану и ее перевязать. После этого, переведя дыхание, попытались подвести итоги и оценить ситуацию.
   - Ну и что теперь дальше!? - Начала Светка. - Оставаться в лесу по которому бегают толпы вооруженных психопатов чего-то не улыбается.
   - И чего ет они так окрысились? Ну нашел Никита алмазы, ну и что с того? - С деревенской простотой задал Вася риторический вопрос. - Алмазы еще не повод в людей стрелять.
   - Ну это типа золотой лихорадки как на Клондайке, тогда тоже из-за золота друг друга много народа перестреляло. - Мрачно изрек Леха.
   - Ну не стоит же ни золото, ни эти побрякушки того, что бы людей убивать. - Продолжил Вася.
   - Так из-за золота и брюликов не то что отдельных людей убивают, а целые народы, целые цивилизации, как, например испанские конквистадоры в Южной Америке. А ради нефти? Ради влияния на финансовых рынках? Как война в Ираке, в Югославии! Это же не люди, это бесы в человеческом облике.
   - То-то мне сразу этот Кугельман не понравился. Его поросячьи глазки всегда бегают, никогда честно не посмотрит в глаза. Все время схитрить норовит, урвать что-то. И уголовников-то столько в экспедицию с его подачи наняли. Как будто у нас в округе честных мужиков было не найти. С ентой перестройки и лимбералибзации все заводы стоят, колхозы разорились, мужики без работы сидят. А тут на работу берут какую-то шваль бродячую.
   - Так то не Кугельман их подбирал, список подсунул "Мемориал". Каких-то пострадавших от тоталитарного режима да беженцев. Правда, Кугельман настаивал, что бы рабочих подбирали из них, гуманизм видишь ли, да и дешевле всякий сброд брать... - Ответил Никита.
   - Я этим пострадавшим беженцам такой гуманизм покажу, когда поймаю! Собственными руками им тоталитарный режим устрою! - Зло огрызнулся всегда спокойный Вася, глядя на раненное плечо.
   - Ладно, давайте лучше думать, как нам отсюда выбраться и не попасть в лапы этим выродкам, а то не мы им тоталитарный режим устроим, а они нам демократию в извращенной форме... - Резюмировал Никита.
   - В извращенной это как? - Поинтересовалась Светка.
   - Как, как... Как они у себя в тюрьме привыкли - свяжут и изнасилуют по очереди, а затем зарежут. Так что лучше им живым в руки не попадать, если кто не хочет, что бы его эти пидоры в задницу отымели. - Мрачно пояснил Игорь. - Да и вообще, демократия в любой форме есть извращение.
   - Да я их всех по башке монтировкой отымею! - Возмутился Вася. - Терпеть не могу пидоров.
   - Ладно, разрядились, пора и серьезно поговорить. - Прервал дискуссию о пидорах и демократии Никита. - Ситуация совсем не внушает оптимизма. Нас всего пятеро, с топориком и монтировкой. Плюс складные ножи, но это не серьезно.
   - Ну у меня режик вполне приличный. Моя верность - моя честь! - Сказал Леха, демонстрируя немецкий штык-нож от маузеровской винтовки образца 1898 года, с какой-то немецкой надписью замысловатым готическим шрифтом выгравированной на клинке.
   - Хм, неплохая вещь для ближнего боя. Но у них два ружья, да топоры и ножи. А уголовники ножичками пользоваться умеют, в отличие от нас, людей мирных. А их как никак два десятка, даже если не все из них за нами гоняются, то и численный перевес на их стороне. В лесу оставаться все равно не получится, тем более, что продуктов у нас нет. Надо выходить в населенные места.
   - Так надо идти в Омерту, мою родную деревню, там наши мужики и накормят нас, и помогут отловить и сдать в милицию этих мерзавцев во главе с Кугельманом. Им место в тюрьме. - С энтузиазмом предложил Вася.
   - А милиция у вас в деревне есть? - Спросила Светка.
   - Есть участковый - дядя Миша Кордонов. - Ответил Вася. - У дяди Миши есть пистолет, ружье и собака. Собака хорошая - здоровый волкодав, Шариком кличут. Да дружинники есть, народные - Корней, Дмитрий и Ирка-докторша. Вместе мы враз негодяев словим!
   - Да, участковый с пистолетом - это конечно хорошо. Но во-первых, до него еще надо добраться, а во-вторых, нам все-таки противостоит от десяти до двадцати уголовников да кавказских абреков с двумя ружьями. - Резюмировал Никита. - Начнем с первого - куда идти? Идем в Омерту, это не так уж далеко - километров тридцать. Сейчас примерно полдень, значит к ночи можно дойти, если поднапрячься. Направление я по карте примерно помню, только вот мы от лагеря отбежали километров на пять не понятно в какую сторону. Можно, конечно выйти на дорогу и идти по ней.
   - Не волнуйся, командир, я эти в этих местах все дороги хорошо знаю. Вроде, если идти на полдень, то там должна быть дорога, как раз та, по которой мы в лагерь ездили.
   - Тогда к ней и пойдем. Пойдем осторожно и прежде чем идти, надо хоть как-то подготовиться на случай встречи с погоней. Ружей у них всего два, а это значит, что если они разобьются для прочесывания леса на мелкие группы, то не в каждой из них будет ружье. К тому же лес достаточно густой и на большой дальности стрельба не будет эффективно. Это дает нам хоть какой-то шанс, хотя все равно встреча с ними может обернуться весьма трагично. - Продолжил Никита. - У меня есть топорик и, вроде как, у меня получается его метать метров на десять-пятнадцать. У Лехи есть вполне приличный штык-нож, но его можно применять только уж насовсем близкой дистанции. А нож против ножа в драке с уголовником, это - расклад не в нашу пользу.
   - У меня есть монтировка, я к ней привычен. О ней даже городские бандиты из Санмонска наслышаны - приходилось успокаивать и пьяное хулиганье, и не в меру крутых мальчиков на иномарках. А вам ребята, я бы посоветовал вооружиться заточенными кольями. Это старинное крестьянское оружие. С такими в старину не только на волков, но и на медведей ходили. Надо только найти деревце попрочнее, да заточить получше. Это я вам сделаю. - Предложил Вася.
   - А у меня в рюкзаке есть саперная лопатка. - Вставил Игорь.
   - Вот это полезная вещь. Если есть точильный брусок, заточи края, нет бруска - возьми простой камень. Когда я служил в десанте, то нас учили драться саперными лопатками. Очень грозное оружие в умелых руках.
   - О! Да вы, Вася, у нас супермен, коммандос, - в десанте служили! - Восхитилась Светка, которая, как и остальные, даже не предполагала, что этот мирный деревенский парень - бывший десантник.
   - Да никакой я не супермен, я же не в спецназе служил, а в обычных ВДВ. По сути своей та же мотопехота, только ребят туда берут покрепче, да готовят получше, да с парашютами прыгать учат. Вряд ли я там за два года срочной службы суперменом стал, али командосом каким. - Спокойно ответил Вася.
   - Но и такая подготовка, как у тебя, по сравнению с нами - очень круто. - Сказал Никита. - У нас лишь военная кафедра, да двухмесячные сборы, на которых только один раз стреляли из автомата.
   - Да и мы в армии тоже нечасто стреляли, а на войну я не попал - отслужил когда Афган уже кончился, а Чечня еще не началась. Ладно, пойду вам колья заготавливать. - Сказал Вася вставая.
   Никита дал на время Васе свой топорик, и минут через десять Вася вернулся с двумя полутораметровыми остро заточенными кольями. Отдохнув и довооружившись маленький отряд двинулся в путь.
  

2. Дорога в Омерту.

  
  Солнце уже клонилось к закату, когда Никита вывел свой отряд на дорогу.
   - Ну, вот, от сюда до Омерты километров двадцать. - Пояснил Вася. - Это на машине быстро, а пешком... До заката дойти не успеем. Придем только под утро, если, конечно, сил у всех хватит. Можно, конечно и в лесу заночевать, а с рассветом уже продолжить путь. Тем более, что в наших краях не любит тех, кто по ночам шляется. Считается, что хорошие люди ночью дома спят.
   - По мне так лучше все же поднапрячься и протопать эти двадцать километров, чем в лесу без палатки и спальника ночевать. Тем более, что после под утро роса ляжет. Бр-р! - Высказала свое мнение Светка.
   - Ладно, будем идти, пока ноги идут. А дальше по обстановке посмотрим. - Принял решение Никита.
   - Разумное решение, командир. - Одобрил Вася и отряд пошел по пыльной проселочной дороге.
   Примерно через час ребята уже настолько устали, что ноги начали подкашиваться. Решили сделать привал и как раз вовремя. Вдали послышался шум мотора. А вокруг был сосновый лес почти без подлеска, который просматривался метров на пятьдесят от дороги. Быстро отбежав от дороги, ребята залегли за кочками и небольшими кустиками.
   Звук мотора приближался. Вдруг мотор закашлял и замолк. За стволами сосен показался катящийся по дороге по инерции бежевый УАЗик экспедиции. Доносилось еле слышное на удалении прерывистое жужжание стартера, перекрываемое громкими грязными ругательствами. Судя по всему, у машины заглох двигатель, и ехавшие никак не могли его снова завести.
   Никита, вжавшийся в сухую листву за кочкой, поросшей кустиками черники, услышал сбоку шуршания. Обернувшись он увидел подползающего к нему по-пластунски Васю.
   - Командир, их там всего двое и оружия у них невидно. - Шепотом спросил Вася. - Может попробуем захватить машину, всяко с колесами веселей, чем пешком?
   Никита задумался, а тем временем события приняли оборот уже не оставлявший выбора. Один из ехавших на УАЗике открыл капот и начал копаться в двигателе ругая машину самыми последними словами, а второй, расстегивая ширинку, направился в лес и при том как раз в ту сторону, где укрылись ребята. Все замерли и еще больше вжались в землю. Однако вражина не стал углубляться в лес, а подойдя к кустику, смачно выругался и, приспустив штаны, собрался справлять нужду. Неожиданно из-за куста, около которого остановился вражина, выскочила Светка с колом наперевес. Вражина от неожиданности, громко выругавшись, попятился назад, но, запутавшись в спущенных штанах, споткнулся и упал на спину. Светка с истошным криком "Будешь знать как невинных девушек своим похабством смущать!" воткнула ему в живот отточенное острие кола. Вражина истошно заорал и попытался вытащить нож.
   Светка выдернув кол, испугавшись собственной первоначальной смелости, начала пятиться. Вражина, держась за проткнутый колом живот левый рукой, и сжимая в правой нож, тяжело дыша пошел на Светку. А на его крик от дороги уже бежал тот, который копался в моторе, размахивая гаечным ключом. На помощь Светке кинулись все ребята. Ближе всех оказался Игорь вооруженный саперной лопаткой. Игорь избрал правильную тактику - не стал бежать, шумя ломаемыми ветвями, а, пользуясь тем, что все внимание противника было сосредоточено на Светке, а затем и на бегущих впереди ребят, тихо подкрался к врагу сзади. А когда бежавший от машины враг закричал "Шухер, сзади!", Игорь одним броском преодолел оставшееся до цели расстояние и с размаху ударил врага саперной лопаткой по голове. Враг, издав предсмертный стон, осел на траву с расколотым черепом.
   Второй вражина, увидев, что остался один, развернулся и побежал по дороге прочь. Ребята попытались броситься за ним в погоню, но измотанные многочасовой ходьбой, не смогли его догнать. Остановились, передохнули и не спеша вернулись к стоящей на дороге машине. Присев на траву на обочине рядом с машиной, продолжили прерванный привал.
   А Вася сразу направился к машине, глянул на приборную панель, затем открыл крышку бензобака и проверил уровень бензина прутиком. Достал из багажника канистру, но убедившись, что она пустая, положил на место.
   - Вот придурки, у них бензин кончился, а они в моторе копаться начали. - Резюмировал Вася. - Так что, похоже, нам придет продолжить пешую прогулку - бензина нет совсем, а без него машинка не поедет. Только вот неплохо бы было ее в лесу запрятать, что бы врагов не накликать, вздумай они на другой машине здесь поехать.
   УАЗик вручную закатили в лес, благо кюветов у дороги почти не было. И, откатив на полсотни метров, замаскировали ветками. Уже вечерело, солнце клонилось к закату, дневная жара спадала, в воздухе звенели комары. Всем дико хотелось есть. В рюкзаках нашлись только пакетик сухарей с маком и половинка шоколадки. Этот скудный паек разделили поровну и закусили росшей в лесу черникой. Немного отдохнув, двинулись дальше. Теперь уже шли осторожно по краю дороги, что бы в случае появления врагов, скрыться в лесу.
   Стемнело. На небе появились звезды, но ночь была безлунной. Похолодало и над дорогой появился легкий туман. От усталости заплетались ноги, ночная прохлада и сырость забирались под одежду. В итоге все же решили остановиться, с тем, что бы продолжить путь утром. Нашли небольшой овражек, в откосе которого вырыли углубление, где и развели небольшой костерок, так, что бы его огонь не было видно из далека. Это позволило хоть немного обогреться.
   Дежурили по очереди. За ночь два раза по дороге проезжала машина - из-за деревьев был слышен шум двигателя и виден свет фар. Вася на слух определил, что этот был их грузовик ГАЗ-66. В остальном ночь прошла спокойно.
   С рассветом, затушив костер и закопав кострище, двинулись дальше ежась от холода в утреннем тумане. Шли так же вдоль дороги, соблюдая осторожность и прислушиваясь. Встало солнце. Туман рассеялся, оставив лишь росу на траве. Запели птицы. Лес кончился и далее дорога шла через поле, которое некогда возделывали, а ныне заросшее сорняками и полевыми травами, хотя пробивались и одинокие колоски пшеницы как память о лучших временах.
   Ребята остановились на опушке леса, опасаясь выходить на открытое пространство. Но дорога была безлюдна, да и высокая трава представляла из себя хорошее укрытие на случай появления противника.
   - Не боись, вон там в паре километров уже и Омерта. - Подбодрил товарищей Вася. - Там нам помогут. Участковый дядя Миша быстро злыдней повыловит. Ну что, пошли смелей?
   И отряд бодро двинулся в путь по дороге. Солнце уже взошло и начало припекать. Стрекотали кузнечики. Легкий ветерок слегка колыхал стебли полевых трав. Издалека раздавалась кукарекание петухов и мычание коров. Вскоре за полями показалась и сама деревня.
   Когда подошли ближе, то на улицах не было видно людей. Ребята, которые были совершенно не в курсе должны ли обязательно быть видны местные жители или пустынные улицы нормально здесь для полуденного времени. Васю несколько удивило такое безлюдье, но он просто не придал этому значения, тем более, что в летний полдень улицы никогда и не бывали многолюдны - жители деревни работали, а кто не работал, тот прятался от полуденной жары.
   Отряд бодрым шагом вошел в деревню и пошел по главной улице. Настроение у ребят было настолько бодрое и приподнятое, что Леха даже запел бодрую песню:
  
   "Мы знаменосцы Реставраций,
Реакционности Исток
Свобода только в пыльном ранце,
В священной тяжести сапог.
Мы дети будущей Вандеи,
Мы верим в роскошь орифламм.
Пусть расступаются плебеи,
Чтоб не прошёл Грядущий Хам.
Мы примем сталь гилиотины
И сокрушающий свинец,
Чтобы в бокалах вспенить вина
Своих простреленных сердец.
Мы сверх-империй патриоты,
Сверхчеловеческий отряд.
Мы знаем, что клинок Шарлотты
Отыщет плоть твою, Марат...."*
   * (с) С.Яшин.
  
   Вот так, с песней, почти строевым шагом топая ребристыми подошвами высоких армейских ботинок, маленький отряд торжественно вступил в деревню Омерта.
   - Вот и попались, голубчики! - Раздался сзади голос Кугельмана. - Чего же это, вы сволочи, так от нас бегали? Все равно ведь не удалось убежать.
   Ребята оглянулись. Сзади со своим помповым "Ремингтоном" наперевес стоял Кугельман, широко расставив ноги и ухмыляясь наглой самодовольной ухмылкой. А из кустов выбирались сидевшие вместе с ним в засаде шестеро уголовников из рабочих экспедиции. А со стороны центра деревни приближался отряд во главе с Джохаром, вторым водителем экспедиции. Джохар был вооружен двустволкой, а шедший с ним рядом коренастый крепкий кореец по кличке Арбуз держал в руке пистолет Макарова. Кроме того у врагов явно прибавилось оружия. Это были в основном гладкоствольные "берданки" и двустволки. Сопротивление в такой ситуации было безполезно.
   - Босс, может их сразу кончим, вместе с ментом? - Спросил Джохар у Кугельмана.
   - Нет, нам приказано подождать до завтра. Вы и так уже дров наломали. Говорил же вам, что с ментом надо вежливей, мы же потерпевшие. - Ответил недовольным тоном Кугельман.
   - Так кто знал, что мент такой правильный, и так хорошо этого дурня знает... - Попытался оправдаться Джохар.
   - В общем, короче, этих в подвал к менту. А завтра спецы приедут, все как надо сделают. - Оборвал Джохара Кугельман. - А то вам лишь бы кого замочить. Это вам не в горах федеральные колонны обстреливать, здесь нужна тонкая политика.
   У ребят отобрали все, что у них было с собой, даже вывернули карманы. После обыска им туго связали руки веревками и под конвоем двенадцати вооруженных боевиков повели в центр деревни. Вошли во двор большой добротной избы у которой стоял старенький желто-синий милицейский ГАЗ-69 с брезентовым верхом. Поднялись на крыльцо и через сени прошли внутрь. Судя по всему это был дом здешнего участкового - у дверей на вешалке висела серая милицейская шинель и милицейская фуражка, при чем старого образца - еще с советским гербом. В горнице за столом, уставленным изрядно опустошенными водочными бутылками сидело несколько урок, азартно резавшихся в нарды.
   - Пацаны, этих в подвал к ментам. - Грубо приказал Джохар. - И смотрите, что бы чистенькие и свеженькие были без синяков. Это приказ босса. Что не так будет - лично вас в задницу отымею.
   Двое урок отодвинули стоявший в углу горницы тяжелый старинный комод, а третий поднял находившуюся под ним крышку люка в подпол. Ребят грубо схватили и потащили к люку. Вниз вела прочная деревянная лестница, уходившая в темноту. Ребят по одному спускали в люк и аккуратно придерживали во время спуска по лестнице - по каким-то причинам тюремщикам был важен их внешний вид.
   Подпол был достаточно высок - можно было стоять почти в полный рост лишь слегка наклонив голову. Лучи солнца, проникавшие в подпол через открытый люк, высвечивали земляной пол и стоявшие невдалеке ящики с картошкой, а где-то в глубине в темноте слегка поблескивали стоявшие на стеллаже банки с какими-то домашними заготовками.
   Люк захлопнулся и подпол полностью погрузился во тьму.
   - Васька, ты что ли? - Раздался из темноты чей-то шепот.
   - Я, дядя Миша! - Ответил Вася.
   - А с тобой кто? - Спросил тот же шепот.
   - А это мои друзья - геологи из экспедиции, помните я вам о них рассказывал. Научный руководитель Никита и студенты - Света, Игорь и Алеша.
   - Ну тогда разрешите представиться, майор милиции Михаил Иванович Кордонов, здешний участковый. - Ответил шепот с ироничной интонацией.
   - Что случилось, дядя Миша? Почему вы в подполе, а в вашем доме хозяйничают бандиты? - Удивленно спросил Вася.
   - Да не только он здесь. Еще я, Корней и Димка-болгарин. - Послышался из темноты тихий женский голос.
   - Только потише ребята, не стоит лишний раз напоминать тем выродкам, которые нас сюда запихнули о себе. - Снова послышался шепот участкового. - Идите сюда поближе, только осторожно - там ящики с картошкой стоят, да кадушки с клюквой.
   Ребята осторожно на ощупь стали пробираться на голос. Наверху слышался скрип половиц и похабная ругань. Судя по всему, Джохар ушел, а остававшиеся в избе урки вновь усаживались за игру в нарды.
   - Дядя Миша, что же такое в деревне творится? - шепотом спросил Вася. - Как же вас сюда засунули? Откуда у них столько оружия?
   - Да приехал сюда еще вчера под вечер этот Кугельман со своими абреками и заявил, что вы спьяну двух рабочих убили и сбежали. Но я то хорошо знаю, что ты, Вася, не пьешь спиртное...
   - Не пью, дядя Миша, и не понимаю зачем другие эту гадость пьют...
   - Да и остальные вроде люди приличные. А вот терпилы - записные уголовники, вся биография - украл-выпил-сел. Понял я, что если вы и порешили их, то за дело, а скорее всего защищаясь. Да вот с дуру прямо это и ляпнул Кугельману. Эх нельзя с моисеевым племенем так прямолинейно! И не обратил внимания, что один из его урок у меня за спиной стоял. В общем все просто - удар сзади по голове, а очнулся уже здесь связанный по рукам и ногам. Хорошо, что в углу подвала стальная арматура у меня лежит. Она ребристая и я смог об нее веревки на руках перетереть, а затем освободив руки и ноги развязал. Пока я лежал без сознания да с веревками разбирался почти вся ночь прошла. А за ночь кугельмановская банда прошмонала деревню и отобрала у мужиков ружья. Сколько отобрали - точно не знаю, но всего в деревне было двадцать шесть ружей - берданок да двустволок. Помповое ружье только у меня было. А рано с утра эти урки сюда Ирину, Корнея да Димку засунули. Их тоже связали, но я им уже помог освободиться.
   - Так не уж то никто в райотдел не сообщил, что на деревню бандиты напали?! - Удивился Вася.
   - Вроде послали мальца Пашку, но не думаю, что толк выйдет. Самое главное - я сегодня с утра слышал как Кугельман по сотовому со своим начальством говорил. В райотделе начальничек-то продажный да и меня он терпеть не может. Дадут ему на лапу и не поедет никто к нам сегодня на помощь, во всяком случае не поторопятся поехать. А завтра сюда приедут какие-то спецы из кугельмановской конторы, это уже после того телефонного разговора Кугельман своим абрекам объяснял, а я здесь все слышал. Абреки да урки в большинстве своем тупые подобрались, лишь некоторые хоть чуть-чуть соображают. В общем эта кодла порывалась меня сразу замочить, а Кугельман и его контора хитрее - они хотят меня убить так, что бы это на вас свалить. Всей этой уголовной шушере они поручить такую тонкую мокруху не решились, а пришлют сюда каких-то спецов по подобным делам. А своим уркам Кугельман дал команду нас стеречь и беречь, что бы спецам на расправу мы достались в целости и сохранности, скорее всего что бы на трупах не было ненужных следов. От такой комбинации им двойной выигрыш и они сами как бы ни при чем, и вас будут разыскивать как особо опасных убийц.
   - И что теперь делать будем, дядя Миша? - Жалобно спросил Вася.
   - Что, что! Валить отсюда будем! - Раздался женский шепот, вероятно принадлежавшей той самой местной докторше Ирке. - Мы уже начали копать подземный ход.
   - В общем хорошо, что я так и не успел пол в своем подполе забетонировать - хоть уже и цемент купил, и арматуру. Она, кстати, весьма пригодилась. - Опять продолжил участковый. - Копать здесь немного, так что к ночи успеем. Уходить будем как стемнеет. Понадеемся, что проскочим мимо вражьих часовых, и, что спецы по мокрым делам приедут только завтра утром как говорил Кугельман.
  

3. Опять в бегах.

  
  Когда подкоп был уже достаточен, что бы выглянуть наружу, то солнце уже садилось озаряя крыши домов багровыми отсветами. Еще почти час ушел на то, что бы расширить подкоп. Работу замедляло то, что работать приходилось почти в полной темноте и стараться копать и вытаскивать грунт как можно тише, что бы не услышали сидевшие наверху в избе урки. Когда уже совсем стемнело, начали осторожно выбираться на поверхность. Старый милиционер выбрал место для подкопа очень грамотно - со стороны избы выходившей на огород да рядом с сараем, к тому же это место снаружи скрывали густые заросли малины.
   Вооружились лежавшими в подвале кусками арматуры - тяжелыми метровой длины стальными прутьями в палец толщиной. Первым выбрался сам майор Кордонов, осмотрелся, прислушался. Вроде все вокруг было спокойно, лишь в избе раздавались громкие пьяные голоса. Кордонов, а за ним и все остальные осторожно поползли на четвереньках по тропинке меж кустов смородины к дальнему концу огорода.
   Благополучно миновали огород. Кордонов и Вася, стараясь не шуметь, отломали от деревянного забора три доски и через получившуюся дыру все выбрались из огорода. Далее следовало пройти по тропинке между огородами селян и прудом. Пошли осторожно, пригибаясь, что бы силуэты не выделялись в темноте над невысокими заборами.
   Неожиданно где-то впереди скрипнула калитка и послышались шаги. В блеклом свете звезд показался широкоплечий силуэт с ружьем на плече. Он шел как раз по направлению к беглецам. Беглецы присели и прижались к забору, пытаясь остаться незаметными в темноте. Всего в нескольких метрах от них шедший остановился и вспыхнувший огонь зажигалки осветил скуластое азиатское лицо с раскосыми глазами и сигаретой в зубах. В этот момент к нему бесшумно метнулась невидимая во мраке тень. Глухой удар, зажигалка погасла и послышалось нечленораздельное мычание. Затем еще один удар, от которого что-то хрустнуло, и вновь наступила ночная тишина.
   - Все нормально. - Послышался шепот Васи. - Этого я сделал. Придурок решил покурить в дозоре - самый лучший момент для снятия часового.
   - А чего, тебя, Васька, неплохо в десантуре натаскали, а? - Шепотом ответил участковый. - Судя по хрусту ты ему что-то сломал...
   - Ага, дядя Миша, шею от черепа отделил, что бы уж наверняка. Как инструктор по рукопашному бою учил. Теперь у нас и ружьишко есть, сейчас гляну что в карманах у него... Таак... Пять патронов, нож, сигареты, немного денег... Вроде все. Сигареты выкидываю, все равно никто из нас не курит.
   - Молодчина! Ладно теперь дальше потихоньку пошли - до леса уж недалеко осталось.
   Остаток пути по окраине деревни преодолели без приключений, но там где тропинка уходила в лес, на опушке сидел часовой с ружьем и покуривал сигарету. По огоньку сигареты его и удалось увидеть издалека. Обойти часового было сложно - вдоль опушки рос кустарник, треск которого мог быть ему слышен в ночной тишине.
   - Это враг, напасть надо. Вася, дарагой, дай ножик. - Послышался шепот Димки с явным кавказским акцентом. - Сейчас я подползу поближе и сниму падлу.
   Вася отдал ему нож и Дмитрий по-пластунски пополз к вражескому часовому. Тихо просвистел в воздухе летящий нож. Блеснул в темноте стальной клинок. Глухой удар, тихий предсмертный стон и тело часового рухнуло в траву. Путь был свободен. Дмитрий вытащил из трупа нож и, вытерев его об одежду убитого, вернул Васе. Участковый быстро подобрал выпавшее из рук покойника ружье и обыскал его карманы. Улов был небогат - четыре патрона, пачка сигарет да еще один нож. Стараясь не шуметь, тело оттащили в лес и спрятали в густом кустарнике, забросав ветками и листьями.
   - Все, генацвали, отбегался. - Резюмировал Дима. - Вот так же я когда-нибудь поймаю и прикончу этого масонского ублюдка Шеварнадзе, который сначала вместе с пятнистым выродком развалил Великую Империю, за которую пролило свою кровь не одно поколение моих предков, а затем узурпировал власть в Грузии и вверг ее в гражданскую войну.
   - Дима, так Вы, вроде болгарин? - Удивилась Светка.
   - Да, я до сих пор гражданин Народной Республики Болгария. - Пояснил Дима. - Так уж получилось, что гражданство СССР получить не успел, пока мое прошение рассматривали, Союз развалился. А быть гражданином жалкой Россиянии, которую и сами Русские не считают своим государством, для меня, потомка грузинских князей, из поколения в поколение служивших Великой России, унизительно.
   - А как же Вы болгарином стать умудрились?
   - Мой прапрадед был полковником русской армии, служил в кавалерии. В боях на Шипке был тяжело ранен, лишился ноги. Так он и остался в Болгарии. В Первую мировую мой прадед работал агентом разведки русского генерального штаба, во Вторую мировую мой дед был агентом НКВД, а после войны служил в болгарском КГБ. Отец так же пошел по его стопам. Меня с детства готовили к службе в органах, но отец и дед хотели, что бы я служил непосредственно России. Когда мне исполнилось восемнадцать лет, дед, пользуясь своими связями в Москве, отправил меня в Россию. Было это в 1991 году. Союз развалился, а за ним развалился и КГБ. Прием в училище сократили и я оказался на улице. А тем временем на моей исторической родине - в Грузии началась гражданская война, развязанная подлым деспотом - масоном Шеварднадзе, сообщником Горбачева. Три года сражался я против Шеварнадзе, сначала в рядах сторонников Гамсахурдиа, затем вместе с абхазами и сванами. Был ранен, меня переправили в Россию. Но даже раненного меня пыталась найти грузинская мафия за то, что я зарезал вора в законе, командовавшего отрядом тбилисских карателей и зверски пытавшего мирных жителей в Сухуми. Пришлось спрятаться здесь в небольшой удаленной деревне. Вот так я здесь и осел. Ладно, хватит болтать, уходить надо.
   - А ножи ты классно кидаешь. - Сделал комплимент Алексей.
   - Дед учил. Он так много гитлеровцев и их приспешников на тот свет отправил. А затем в Корее и поголовье американцев слегка уменьшил. - Ответил усмехнувшись Дима уже на ходу.
   Беглецы двинулись в путь по темному ночному лесу то и дело натыкаясь на ветки и спотыкаясь о корни. Но вскоре взошла луна и ее свет, пробиваясь сквозь густую листву, хоть как-то осветил петляющую меж деревьями узкую лесную тропу. Примерно через час вышли к лесному ручью, умылись его чистой и холодной водой. А затем устроили на берегу привал. Отдохнули и перекусили взятыми с собой из подпола припасами.
   - Ну что, товарищи, что дальше делать будем? Куда двинем? - Начал Никита.
   - Сложно сказать. - Ответил участковый. - Самое логичное - идти в Камбрийск или в Драссенск, а потому туда идти и нельзя. Дорогу на Камбрийск они перекроют обязательно, а могут и в самом Камбрийске нас поджидать. На подполковника Аганбегяна, начальничка тамошнего, надежды нет никакой - он может нас всех слить и возьмет за это недорого. В Драссенск можем попробовать ломануться. Но во-первых дорогу на Драссенск они скорее всего тоже перекроют - людей у них достаточно, а во-вторых майор Дуренько, что в драссенском отделении командует, из той же компании, что и подполковник Аганбегян.
   - А отец Водкин, поп драссенский? - Вставила Ирка.
   - Да, папаша Водкин хоть и алкаш, и святоша хрюсовский, но вроде как более-менее честный и о патриотизме поговорить любит да дерьмократов поругать. Думаю ему можно доверять. Может и поможет чем, если мои коллеги, христос-идол их подери, нас подведут. - Согласился Кордонов. - Есть еще и Санмонск, но там милиции нет вообще, зато бандитов полно. Это их город, они его полностью контролируют и некое подобие порядка даже там поддерживают. Мрачный городишко - кабаки да притоны. В тамошних магазинах можно купить что угодно от импортных шмоток и деликатесов до наркотиков и оружия.
   - Может в Драссенск пойдем, он вроде ближе. Не по лесам же болтаться. - Предложила Ирка.
   - Ну ладно, в Драссенск, так в Драссенск. - Согласился Кордонов. - К тому же там есть аэродром, может ребятам удастся в Медунск улететь оттуда.
   - Может лучше сразу в Питер лететь или хотя бы в Москву. - Предложила Светка.
   - В Питер или Москву не удастся. Из Драссенска нет регулярных рейсов, там так - сельхозавиация да пара частных самолетов. - Разочаровал Светку участковый. - Так что если кто-то до Медунска подкинет и то хорошо будет. Медунск все же столица губернии - там и милиции полно, и ОМОНа, и ФСБэшников. Там можно не бояться Кугельмана с его бандой. Тамошние стражи порядка конечно тоже продажны, но стоят на порядок дороже.
   - Так что же решим? - Включился в обсуждение Корней.
   - Думаю двигать в Драссенск к папаше Водкину. Вы у него остановитесь, а я попробую с Дуренько встретиться. Должен же он будет принять к кугельмановской шайке хоть какие-то меры, хотя бы вас от этих отморозков защитить. Хотя есть риск, что тех двух шмурдюков на вас повесят, да вдобавок мы сейчас еще двоих завалили. У тебя, Никита, есть какие-нибудь соображения? - Резюмировал участковый.
   - Да у меня-то какие могут быть соображения. Я же ни мест этих, ни людей, а уж тем более начальства не знаю. Я все по лесам ходил, да над микроскопом сидел. С местным начальством Кугельман, христос-идол его подери, общался. - Ответил Никита. - Так что, если вы считаете, что следует идти в Драссенск, то значит следует идти в Драссенск. Ни у кого нет более возражений?
   Возражений не было и отряд, немного отдохнув, двинулся по лесной тропе дальше. Шли почти всю ночь. Под утро в предрассветном тумане вышли к опушке леса. Далее простирались поля, часть которых была скошена. Вдали была видна дорога.
   - Вот и дорога на Драссенск. Большую часть пути мы прошли по лесу и здесь по дороге осталось километров десять. - Сказала Ирка, вглядываясь в стелящийся по полям туман. - Можно надеяться, что если бандиты и выставляли засаду, то где-то недалеко от Омерты, где дорога идет через лес. А здесь поля до самого Драссенска, спрятаться негде. Да и места обитаемые - дальше ферма, а от нее до Драссенска - рукой подать.
   - Только я думаю, что брести в тумане по полю - гарантированно переломать ноги. - Зябко кутаясь в куртку, мрачно высказалась уставшая Светка. - Да и отдохнуть нам бы не помешало.
   - Разумно. Отдохнем здесь в лесу, где не так сыро и холодно как в поле. А на рассвете пойдем дальше. - Поддержал Светку Корней. - Тем более, что днем в поле и засаде спрятаться негде.
   При этом никто и не подумал, что днем в ясную солнечную погоду путникам еще сложнее скрыться на идущей среди полей дороге, чем потенциальной засаде. Вздремнули в лесу, в сухом сосняке, сделав подстилки из лапника. А когда меж стволов пробились лучи восходящего солнца, двинулись в путь, ежась от утренней прохлады. Туман над полем еще держался, хоть и стал уже легким и почти прозрачным. Трава в поле лишь слегка колыхалась под дуновениями почти не ощутимого ветерка, а над ней уже жужжали первые насекомые, приступившие ни свет, ни заря к сбору нектара.
   От такой благостной картины на душе у путников стало веселей. А вставшее солнышко уже начало припекать. К дороге подошли уже слегка сонные и разморившиеся от тепла и спокойствия. Сказывалось и напряжение последних трех суток. Дорога была пуста, а вдалеке виднелась ферма - коровник, обнесенный забором сад и добротный каменный дом под сенью нескольких раскидистых старых дубов.
  

4. И вновь продолжается бой.

  
  В таком полусонном и благостном состоянии отряд и подошел к ферме. Ничто не предвещало неприятностей. Но неожиданно со стороны фермы прогремел выстрел. Сразу смолкла трескотня кузнечиков и щебетание птиц. Наступила гнетущая тишина. Путники от неожиданности застыли прямо посреди дороги. Из оцепенения их вывел грохот второго выстрела. Прямо посреди дороги среди поля застывшие без движения беглецы представляли собой великолепную мишень, и будь у стрелявшего нарезное оружие - кого-то из беглецов уже, скорее всего, не было бы в живых, так как стреляли явно на поражение. Но картечь из дробовика лишь полоснула по песку на обочине дороги, обдав путников песком и подняв облачко пыли. Стрелявший явно поторопился, открыв огонь с большого расстояния из дробовика. Это и спасло беглецов. После второго выстрела они вышли из оцепенения и бросились в высокую еще не скошенную траву придорожного поля, где и залегли, изготовив к ответной стрельбе два свои дробовика.
   Угрожающая тишина еще некоторое время висела над полем, а затем вновь постепенно, как бы нехотя, возобновили свои песни птицы и кузнечики. А стрелявший или стрелявшие не показывались и более не стреляли. Беглецы внимательно наблюдали за фермой, стараясь не особо приподниматься из травы, но ферма казалась безлюдной.
   - Ну, что бой, так бой. - Негромко произнес Кордонов. - Интересно, сколько их там. Нарезных стволов у них явно нет, только дробовики. Какие будут предложения. Будем прорываться или обойдем?
   - Прорываться рискованно, а обходить... - Задумчиво произнес Вася. - Или большой крюк делать придется, или ползком, или риск получить заряд картечи. Крюк делать или ползком передвигаться - долго, а время сейчас терять нельзя. Враги могут сообщить о боевом контакте, вызвать подкрепление и тогда нам точно крышка. По-моему надо идти на прорыв, хоть и опасно это.
   - Правильно, нечего от врагов прятаться. Раз перед нами враг, значит его убить надо. - Поддержал Дмитрий. - Пусть эти ничтожества собственной кровью умоются.
   - Заодно и стволами может прибарахлимся. - Усмехнулась Ирка. - Если в живых останемся...
   - Ладно не унывать и не трусить. Мы же бойцы, а не депутаты! Вперед! За Родину! За Сталина! На Берлин! - Сказал Вася и по-пластунски пополз к ферме. За ним поползли Кордонов и Дмитрий. У Васи и Кордонова были дробовики, а у Дмитрия два ножа. Остальные хоть и были без оружия, но тоже поползли вслед за тремя основными бойцами.
   Вдруг около одного из дубов колыхнулись кусты и грохнул выстрел. Картечь просвистела в траве совсем рядом с Дмитрием, который полз впереди. Кордонов и Вася приподнялись в траве и выстрелили один за другим туда, где мог прятаться стрелявший. В ответ из-за угла ближайшей постройки - большого деревянного коровника бабахнуло три пистолетных выстрела. Бойцы залегли.
   Из каменного дома выбежал еще один вражина с помповым ружьем и побежал к коровнику, вероятно намереваясь занять позицию за его углом. Вася выстрелил и попал. Но расстояние было большое и картечь лишь слегка задела врага. Он споткнулся и, выругавшись, упал. Те двое врагов, что укрылись в кустах под дубом и за углом коровника начали стрелять по Васе, но не попали.
   Тем временем Дмитрий дополз до невысокого забора, ограждавшего выгон для скота и под его прикрытием пополз к коровнику. За ним последовал и Кордонов. Обогнув под прикрытием забора коровник, они привстав пошли вдоль его стены. К этому времени раненный враг успел доползти до того угла коровника, где сидел его сообщник с пистолетом, и пару раз выстрелить в Васю. Одним из выстрелов Васю все же зацепило - несколько картечин расцарапало ногу. Но и Вася не остался в долгу - метким выстрелом попал в угол коровника и от него полетели щепки. Враг с пистолетом, укрываясь от града острых щепок, отскочил, высунувшись из укрытия и получил несколько дробин из следующего васиного залпа.
   Сразу после этого с противоположной стороны коровника показались Кордонов и Дмитрий. Дмитрий метким броском воткнул нож меж лопаток обладателя пистолета, а Кордонов чуть ли не в упор разрядил свой дробовик в раненного обладателя помпового ружья. Сидевший в кустах под дубом боевик выстрелил, попав в ногу Дмитрию, и бросился бежать. Кордонов бросился за ним, стреляя на бегу. Первых два выстрела он промазал, а на третьем заряд картечи сбил убегавшего врага с ног.
   Со стороны дома бабахнул пистолетный выстрел. Кордонов упал на землю, вогнал в ствол патрон и выстрелил. Послышался звон разбитого стекла, а за ним еще пара пистолетных выстрелов. Кордонов укрылся за деревом и выстрелил еще раз. На такой малой дистанции поединок был не равным за счет того, что скорострельность ружья у майора определялась скоростью с которой он его переламывал и загонял в ствол патроны. Да и патронов у него оставалось всего четыре штуки. Вася, лежавший с ружьем в поле попытался встать, но задетая картечью нога не позволила ему прийти на помощь Кордонову. С Дмитрием все было еще хуже - он попытался встать на раненную ногу, но упал, потеряв сознание от болевого шока.
   Ирка бросилась к раненному Дмитрию, но возобновившаяся пистолетная стрельба из дома заставила ее залечь. Кордонов выстрелил по дому еще раз, но судя по всему безрезультатно. Положение спас Никита. Он не смотря на стрельбу добежал до коровника и схватил помповое ружье убитого врага. Со стороны дома вместо очередного выстрела послышался щелчок - у врага кончилась обойма. Никита бросился к дому, но в проеме окна уже появилась фигура врага, вщелкивающая обойму в рукоятку пистолета. Никита, передернув цевье, вскинул свой помповик. Враг выстрелил первым и отпрянул от окна. Пуля просвистела почти у виска Никиты. Никита тоже выстрелил, но картечь только выбила щепки и остатки стекла из оконной рамы. Никита передернул цевье и выстрелил еще раз. И как раз в этот момент в окне появился враг. Появившаяся в окне рука с пистолетом дернулась и исчезла. В доме раздался вопль. Никита бросился к окну, а Кордонов к дверям.
   Когда они подбежали, в доме уже никого не было. В комнате из окна которой стреляли на полу валялся 9-мм пистолет Beretta 92F, а кровавые следы вели к дверям, находившимся с противоположной стороны дома. Судя по всему бой был закончен. Трофеи составили помповое ружье, охотничью двустволку и пистолет. При обыске дома нашли в шкафу еще одно помповое ружье и коробку патронов, а в чулане связанного хозяина фермы и его жену. На кухне взяли так же рюкзак с консервами, принадлежавший убитым врагам. Обыскали трупы врагов, изъяв из бумажников приличное количество денег и одно удостоверение службы безопасности концерна "Россия-трейдинг". Судя по всему засада приготовилась сидеть на ферме по меньшей мере несколько дней.
   - Папаша, мы возьмем твое ружьишко попользоваться. Ты же не возражаешь? - Дружелюбно улыбнулся фермеру майор Кордонов. Фермер пробурчал что-то невнятное - он с одной стороны не мог отказать своим спасителям, да и побаивался, с другой стороны ружьишка ему было явно жалко.
   У Васи рана на ноге оказалась пустяковой - просто большая царапина. Ирка профессионально ее обработала и забинтовала. А вот с Дмитрием дело было неважно - ему в ногу попало шесть дробин. Пять дробин прошли на вылет, а одна осталась под кожей почти на выходе. К счастью ни кость ни крупные сосуды не были задеты. Ирка вытащила застрявшую дробину, обработала и перевязала рану. Самостоятельно Дмитрий идти не мог и пришлось, сколотить из имевшихся на ферме досок для него носилки. Когда носилки были готовы, Игорь, глубокомысленно заявив "Пригодится!", сунул в рюкзак пасатижи.
   - Ага! - Ехидно прокомментировала Светка. - Как в том анекдоте про эстонца: "Нэ прыггодылос"!
   Напившись деревенского парного молока и закусив копченой свининой из запасов фермера и белым хлебом с его кухни, отряд двинулся в направлении видневшегося вдали Драссенска. Из-за возни с раной Дмитрия на ферме провели почти час, да и идти, неся раненного Дмитрия, пришлось весьма не быстро. В тоже время существовала опасность того, что сбежавший враг вызовет подкрепление. Потому бойцы с опаской постоянно оглядывались, опасаясь погони.
   Но до окраины Драссенска добрались без приключений. Драссенск был небольшим небогатым городом, застроенный одноэтажными частными домами. На северной окраине городка находился аэродром, огороженный забором из металлической сетки. За забором стояли аэродромные постройки - одноэтажные бараки с обшитыми вагонкой стенами, а вдали за ними виднелись летное поле и ангары. Почти километр дорога шла вдоль забора и только когда забор заканчивался уже и начинался собственно город.
   - Дядя Миша! - Обратилась к участковому Ирка. - Может сначала к Водкину заглянем. Надо бы Димку получше перевязать, а то у него повязка кровью пропиталась.
   - Хорошо. - Ответил майор. - Вы идите к Водкину, знаете где его синагога стоит? А я пойду к местным ментам про Кугельмана и его бандитов докладывать. Кстати, если Водкина не будет в синагоге, то он, скорее всего, в пивной ошивается, алкаш старый...
   - Это то я знаю... - Мрачно согласилась Ирка. - А как нажрется так ко мне лезет. Если лишь слегка выпьет, то облапать пытается. А если основательно нажрутся, то зовет к себе в синагогу исповедоваться.
   - Вот похабник. - Хмыкнула Светка. - Впрочем, все хрюсы таковы - это они только на словах праведники, а на деле пьяницы и похабники.
   - Ну, почему же?... - Не согласилась Ирина.
   - Ну не все конечно. - Продолжила не смутившись Светка. - Большинство из них женщинами вообще не интересуется - друг друга в попку удовлетворяют или по малолеткам специализируются.
   - Света, за что ж вы так христиан не любите... - Покачала головой Ирина.
   - А объясните, уважаемая Ирочка, - Вступил в разговор Леха. - за что мы, Русские, должны любить эту касту изменников, предавших Русских Богов и наших Предков, и поклоняющихся заморским христианским идолам? А? За что? За кровавое крещение Новгорода? За феодальную раздробленность? За то, что монгольским ханам задницу лизали?
   - Но ведь христианство создало централизованное государство...
   - Только вот до крещения и без этого централизованного государства и Царьград брали, и Хазарский каганат. А вот после крещения друг друга в усобице резать стали...
   - Ладно, хватит вам, горячие эстонские парни... - Примирительно сказал Вася и добавил. - Но Леха прав - тот кто христианскому Христу-идолу поклоняться стал, предав наших богов, предал Нацию.
   - Да я, в общем, и не защищаю христиан. - Начала оправдываться Ирина. - Я просто удивилась такому агрессивному отношению к иноверцам.
   - Не просто к иноверцам, а к изменникам, к сукам. - Мрачно сказал Вася. - Ведь есть разница между вражеским солдатом и перебежчиком из своих. Есть?
   - Есть. - Согласилась Ирка.
   - То-то же! Изменников всегда сразу к стенке ставят без разговоров.
   - Эх, если бы всегда. - Сказал Никита. - Сейчас ведь по всей России изменник на изменнике сидит и изменником погоняет. И никто их не стреляет.
   - Уточню, пока еще не стреляет. - С боевым блеском в глазах сказал Леха. - Но наступит день, пройдет она, так называемая "гласность", и вот тогда госбезопасность припомнит вражьи имена.
   - Ладно ребята, хватит болтать. - Вернул всех к реальности Кордонов. - Я пошел в райотдел, а вы топайте к папаше Водкину.
   И помахав на перекрестке рукой, майор свернул на улицу, ведущую к райотделу. А отряд с раненным Дмитрием на носилках пошел дальше к центру города, где над крышами домов возвышалась увенчанная крестом колокольня городской синагоги. Прохожие оборачивались и иногда провожали взглядами группу молодых людей в изодранной и перепачканной одежде с ружьями, несущих на сколоченных из досок носилках раненого в окровавленных бинтах. Но никто не задавал никаких вопросов, наоборот - прохожие старались держаться подальше от отряда и избегали встречаться взглядом с бойцами.
   До синагоги добрались без приключений. Внутри было пусто и прохладно. У икон, христианской разновидности идолов, стояли потухшие свечи, противно воняло ладаном, но никого не было. Келья, в которой жил отец Водкин, была заперта на висячий замок.
   - Понятно, значит святоша как всегда в баре. - Вздохнула Ирина. - Пошли, это недалеко.
   Бар действительно был совсем рядом с синагогой. Оставив раненого Дмитрия с Иркой в прохладном зале христианского капища, отряд пересек небольшую площадь и оказался перед одноэтажным обшарпанным зданием с вывеской "BAR-Пиво-Водка". В помещении бара народа практически не было и когда отряд вошел, то стоявший за стойкой бармен с идиотской бородкой "а-ля Мефистофель" сразу улыбнулся дежурной улыбкой:
   - Добрый день, господа! Чего желаете-с? Пивка-с? Есть "Синяя борода" и "Драссенское No.4"... Водочки-с? Хорошая, не паленая, фирма гарантирует... Или, может быть, коньячка-с? Есть армянский, грузинский, бренди...
   - Слухай сюды, работник торговли и общепита! - Прервал его Вася. - Лучше притарань чего-нибудь поесть и расскажи, где нам папашу Водкина сыскать. Да и не забудь, что мы не узкоглазые азиаты и собачатину не едим...
   - Ну, что вы, джентльмены, мы-с подаем только экологически чистую пищу. Вот например шаверма-с, очень знаете ли ныне популярна... Кавказская кухня...
   Вася взглянул на бармена исподлобья и тихо сказал - Ты че, не понял, мы не едим собачатину?...
   - Да, да, конечно! - Закивал головой бармен. - Но специально для вас я собирался приготовить ее из курятины. Но не хотите - я не настаиваю. Все едят, всем нравится, знаете ли... И никто, заметьте, не жаловался, что собачатина чем-то хуже свинины или курятины...
   - Мы не все! - Резко заявила Светка. - Пять тарелок солянки, пять двойных порций пельменей, десять пирожков с капустой и пять чашек кофе с молоком. И на десерт - папашу Водкина!
   - А-а... папашу Водкина в смысле... на десерт... - Заикаясь проблеял испуганный бармен.
   - На десерт - значит на десерт! - Весьма понятно растолковала Светка. - Поговорить мы с ним хотим... А ты чего решил, что мы его съедим? Нет, как уже сказал мой коллега, мы не питаемся собачатиной. Лишь изредка заживо едим барменов, которые или медлительны, или кормят плохо...
   - Не думаю, что вам удастся с ним поговорить, святой отец изволил уединиться, что бы мирская суета, не отвлекала его от общения с богом...
   - И где этот святоша уединился? - Спросил Никита.
   - А вон под тем столиком... - И бармен указал на торчавшие из-под дальнего углового столика ноги в черных брюках и черных нечищеных ботинках.
   Попа вытащили из-под стола и посадили на стул. Поп мычал что-то безсвязное и вяло сопротивлялся. Бойцы уселись за стол и пока бармен готовил еду, а святой батюшка приходил в себя, бойцы, что бы скоротать ожидание, уставились на висевший над барной стойкой телевизор. По телевизору какой-то хмырь в очках, брызжа слюной, доказывал, что федеральный центр объедает несчастную Арульканскую губернию и на основе каких-то заумных расчетов доказывал, что в землях губернии скрыты огромные запасы нефти, способные сделать каждого жителя губернии миллионерам.
   - Что за чушь! - Хмыкнул Никита. - Вот уж чего, а нефти здесь явно нет. Во всяком случае в серьезных количествах.
   - Да даже если бы и была, то фиг кто им бы дал бы разбогатеть. - Мрачно сказал Игорь. - Вот, например, лес. Что здесь, что на Новгородчине или Псковщине, - лес вывозят круглосуточно. И машинами, и поездами, и кораблями. Получают миллионы. А что достается народу? А ничего! Только пни на месте некогда прекрасных лесов! А все денежки кладут себе в карман дельцы да чиновники. С нефтью всегда та же картина. Только дельцы и чиновники рангом повыше все себе загребают, даже своим местным собратьям оставляя лишь крохи.
   - Да не может здесь быть нефти! - Достаточно громко продолжил Никита. - Мы здесь бурили и никаких следов нефти! До нас бурили! И до "перестройки" бурили, а тогда геологоразведка велась не в пример серьезнее, чем сейчас. И тогда никакой нефти не нашли!
   - Вот тогда не нашли, а сейчас нашли! - Вступил в дискуссию подошедший с подносом бармен. - Потому, что тогда были совки, которые ничего делать не умеют. А теперь свобода и рыночная экономика как на Западе. Раньше работали на дядю, то есть на государство и имели с этого кукиш с маслом.
   - Ага, а сейчас чего имеют? Кукиш без масла... - Ехидно вставила Светка.
   - А сейчас люди стали на себя работать - вот и результат, нефть в нашей губернии нашли. - Продолжал бармен, снимая на стол тарелки с подноса.
   - Ха, раньше геологи очень неплохо зарабатывали. - Сказал Игорь, посмотрев на бармена как на дурачка. - При Брежневе конечно так себе, но тоже неплохо. А вот при Сталине и зарплата была хорошая и премии сыпались как из рога изобилия. Вот мой дед, тоже был геологом, так мог иметь трехкомнатную квартиру, дачу под Питером, автомашину "Победа". В войну его отозвали с фронта и отправили на Урале железную руду искать. К сорок пятому дедушка получил, работая в тылу, четыре ордена и сталинскую премию. Вот так Вождь геологов ценил, не то, что нынешние кремлевские клоуны...
   - Кстати, а давно эту нефть нашли? - Поинтересовался Никита.
   - Вчера, наверное. - Ответил бармен. - Сегодня с утра по телевизору только про это и говорят. Вот народ и думает - зачем нам эта Россия, раз нефть есть. Так все себе федеральный центр забирать будет, а так все народу достанется.
   - Щ-щас! Так вам Путин с Чубайсом все и отдадут. - Ехидно вставила Светка. - Размечтались. Кто ж вам даст! Все приберет или путинская кодла, или пиндосы, или, на худой конец, местные шакалы. У вас валят лес и чего? Много из денег за погубленный лес народу перепадает?
   - Не знаю, что там с лесом, а мне на жизнь хватает. - Сказал бармен несколько смутившись. - Вообще, по моему мнению, нехорошо считать деньги в чужом кармане.
   - А еще хуже, таскать деньги из чужого кармана. - Философски заметил Никита. - А уж обворовывать страну и народ это - совсем нехорошо. Кстати, а как эту нефть нашли по телевизору не говорили?
   - Говорили. Ее один профессор-математик из камбрийского университета вычислил на основе каких-то интегралов. Его сегодня уже трижды показывали. Он даже формулы своих вычислений показывал и все объяснял. Никто, правда, ничего не понял, но всем ясно раз такой видный ученый на основе таких больших формул нефть вычислил, значит она точно есть.
   - Странно, что до него все считали, что здесь не может быть нефти. - Задумчиво сказал Никита. - Но только обычно нефть считается найденной, если ее определит разведочное бурение. Тогда и по телевизору можно объяснять. А так какой-то математик что-то насчитал и вся губерния уже забурлила. И ведь даже не геолог, а математик...
   А по телевизору тем временем показали "демонстрацию трудящихся" в Медунске с требованиями отделения Арульканской губернии от России. Собственно, это даже была и не демонстрация, а просто пикет из примерно трех десятков потрепанных личностей с сепаратистскими плакатами. Но оператор снимал их на фоне прохожих и зевак так, что бы создать впечатление большой толпы. Сначала корреспондент взял интервью у одного из сепаратистов, представив его как местного лидера Союза Либеральных Сил, а затем у заместителя начальника медунского ГУВД, который причмокивая "авторитетно" заявил, что в митинге приняло участие около двух тысяч человек и что это якобы говорит о воле народа к образованию суверенной Республики Арулько.
   Бармен закончил расставлять тарелки с солянкой, забрал поднос и ушел. Молча съели солянку, а затем и поданные барменом пельмени. За кофе вспомнили об Ирине и Дмитрии и взяли для них бутербродов и пирожков. Тем временем пьяный поп более-менее пришел в себя. Купили ему бутылку пива на опохмелку и, взяв его под руки, повели к синагоге.
   К моменту появления основных сил отряда Ирка уже перевязала Дмитрия свежими бинтами. И они оба были очень рады бутербродам и пирожкам. Водкина посадили на скамейку и всучили ему бутылку пива.
   - О, так вы от товарища Кордонова. - Дружелюбно заявил, пришедший в себя, священник. - А нет ли с вами той женщины, Ирины. Она такой замечательный собеседник.
   Ирка тихо спряталась за широкой спиной Васи.
   - Не-а, папаша, она дома осталась. - Невозмутимо произнес Вася.
   - Как жаль, она, знаете ли, такой интересный собеседник. - Покачал головой поп. - Так говорите, вам нужна помощь. Что ж, ради такого хорошего человека как товарищ Кордонов я вам помогу. Можете остановиться на подворье моего храма. Да будет милостив господь бог!
   - Да не волнуйтесь, папаша, мы не надолго. - Сказал Никита.
   - Да куда ж вам спешить. С раненым то! Остановились бы у меня, богу помолились бы, исповедовались бы да просто душевно посидели бы с пузырем наконец. У меня, кстати в келье отменный самогончик припасен - по башке дает круче всякого виски. Может останетесь, а?- Загрустил священник.
   - Нет, извини, папаша, дела. - Похлопал попа по плечу Вася. - Ты лучше поведай нам, что в Драссене твориться.
   - А чего твориться? Да ничего. Все как всегда. Вот в Медунске и Камбрийске переполох - один профессор математики из камбрийского университета подсчитал, что в губернии полно нефти. Вот там уже с утра начали митинговать как по команде. Независимости для губернии требуют. Вот так! Хотя по мне вся эта нефть - фигня, вот если бы они спирт там нашли - это бы было дело! А нефть!? Ну зачем нам нефть, если у многих и машин-то нет? А вот стаканы есть у всех!
   - Да-а, дела... - Вздохнул Никита. - Стоило какому-то математику слететь с катушек, как все вокруг тоже взбесились. Интересно, это, случайно, не заразно?
   - Чушь все это. - Вступил в разговор Игорь. - Какой-то очкастый шизик на старости лет фигню придумал, падкое на идиотские сенсации телевидение об этом брякнуло, а народ, задавленный беспросветной рыночной чернухой, ухватился за этот идиотизм как за чудесное спасение...
   - Да, в общем похоже на то. - Согласился Никита.
   - Что-то дядя Миша долго не появляется. - Встревожился Вася.
   - Надо его дождаться. Может он возглавил операцию по отлову кугельмановской банды? - Предположила Светка.
   В этот момент, тяжело дыша, в синагогу вбежал измотанный Кордонов. На лице красовался свежий кровоподтек, а мокрая от пота рубаха прилипла к телу. Майор тяжело плюхнулся на скамью и некоторое время молчал, восстанавливая дыхание. Бойцы сгрудились вокруг него и ждали когда он придет в себя - судя по всему он принес явно плохие вести.
   - Хреново... Как хреново! - Наконец произнес майор, восстановив дыхание. - Суки! Продались этим ублюдочным олигархам!
   - Что стряслось, дядя Миша? - Взволновано спросил Вася.
   - Представляете, меня попытались арестовать как участника банды. Якобы я вступил с вами в сговор и вашу банду крышевал.
   - Мы же не банда, дядь Миш... - тихо сказал Вася.
   - Да я то знаю, что вы нормальные ребята. Мы же вместе в плену у этих бандюг были. Но видать хорошо они местному начальству заплатили. Лично Дуренько меня арестовывал, начальничек местный.
   - А как же вы выбрались? - Удивилась Светка.
   - Да просто. Когда Дуренько объявил мне об аресте все сотрудники находившееся в дежурке удивились. Ну я и воспользовался замешательством - врезал господину подполковнику по роже, давно мечтал надо заметить, и убежал. Бедолаге сержанту, который попытался меня остановить тоже досталось. Ну а дальше конечно пытались меня догнать. Но куда этим городским увальням за сельским участковым угнаться.
   - И что теперь будем делать? - Спросил Вася.
   - В Драссенске оставаться долго нельзя, надо уходить. Попробуем проникнуть на аэродром и на каком-нибудь самолетике улететь в Медунск. Если не удастся, то придется топать в сторону Медунска пешком. Можно, конечно, по дороге попытаться обзавестись колесами.
   - Когда выступаем?
   - Передохнем, перекусим, отсидимся здесь до темноты, а как стемнеет переулками, что бы на патрули не нарваться пойдем к аэродрому. Так что, как поется в песне - и вновь продолжается бой...
  

5. Рожденный бегать, летать не может.

  
   Пока отряд отсиживался у отца Водкина, Игорь с Лехой соблюдая осторожность пробежались по магазинам - купили продуктов в дорогу и немного одежды взамен изодранной и перепачканной. Дмитрия решили оставить у Водкина под надзором Ирины.
   Когда стемнело отряд вышел из дверей синагоги и окраинными неосвещенными улицами двинулся к северной окраине Драссенска где размещался аэродром. По дороге дважды встречались милицейские патрули, но от них удавалось спрятаться в темных переулках дожидаясь пока они пройдут мимо и скроются вдали.
   Главные ворота драссенского аэропорта было видно издалека - и сами ворота и некоторое пространство перед ними было ярко освещено фонарями. В свете фонарей было хорошо видно охрану у ворот - двоих в серой милицейской форме и двоих в форме службы безопасности концерна "россия-трейд".
   - Так, понятно. - Шепотом резюмировал Кордонов. - Вход через главные ворота нам теперь закрыт. А больше входов на территорию аэродрома нет - только эти ворота. Придется лезть через забор.
   И отряд, отойдя подальше от ярко освещенных ворот, бегом пересек шедшую вдоль аэродромного забора дорогу и пошел вдоль забора. На полосе между дорогой и забором шириной двадцать-тридцать метров достаточно плотно стояли деревья, под которыми росла густая трава, а местами и кустарники. Бойцы двигались осторожно, прячась за стволами деревьев и стараясь не шуметь. Забор представлял из себя металлическую сетку натянутую на металлических столбах. Поверх забора вилась спиралью колючая проволока. Пройдя значительное расстояние отряд так и не обнаружил ни одной дырки, через которую можно было бы пролезть. Перелезть через забор сверху так же было не реально.
   - Я же говорил - пригодится! - Гордо заявил Игорь, доставая взятые на ферме пасатижи.
   - Тоже хорошая мысль. - Одобрил Кордонов. - Похоже дыр в заборе нет, а раз так - значит самим придется проделать.
   Игорь стараясь не шуметь разрезал металлическую сетку и отряд через проделанную дыру проник на территорию аэродрома. Невдалеке от забора стояли ангары обшитые гофрированным алюминием. Отряд осторожно двинулся к ближайшему ангару. В ангаре было темно и пусто. Лишь в его глубине пробивался свет из приоткрытой двери. Бойцы тихо вошли в ангар. И хоть шли очень осторожно, но Светка умудрилась задеть в темноте лежащий на бетонном полу ящик с инструментами. Гулкое эхо под сводом ангара повторило звонкий стук рассыпавшихся из ящика железяк. Дверь в конце ангара приоткрылась и в ее проеме показался человек в джинсах и рубашке.
   - Кто здесь?
   - Да не волнуйся дружище. - Как можно дружелюбнее сказал Никита. - Просто зашли спросить не сможет ли нас кто-нибудь до Медунска подбросить, если будет по пути. Мы вот поехали из Медунска на Альму порыбачить, да машина сломалась. А завтра с утра нужно непременно быть в Медунске. Вот зашли, что бы спросить не летет ли кто в ближайшее время в Медунск.
   - А я Валька Циммер, авиационный механник. Закончил с отличием барлицкую авиационную школу. Боюсь, что в Медунск вас никто сейчас не подбросит. Сегодня аэродром арендовала "Россия-трейд". Наших пилотов здесь больше нет, а эти из этого "трэйда" вряд ли кого-то чужого возьмут - слишком строгие у них меры безопасности. Кругом охрана вооруженная, они даже ментам не доверяют.
   - Ой как плохо. - Вздохнула Светка.
   - От старых времен, от сельхозавиации остался вертолет, вполне исправный. Но пилота нет. Есть в общем один парень, ничего пилот. Но я его давно не видел. Поговаривают, что он прячется от призыва в армию где-то в окрестностях Драссенска. Когда я его последний раз видел, то он был в болотных сапогах и от него пахло болотной тиной.
   - Ладно дружище и на том спасибо. - Поблагодарил Кордонов и отряд двинулся обратно к дыре. На летном поле белел небольшой самолет с эмблемой "России-трейд" на борту. Где-то далеко в темноте был слышен разговор охранников, охранявших летное поле. В такой ситуации дорога по воздуху была явно закрыта. Отряду пришлось выбрать путь пешком по земле. Из Драссенска вышли без приключений. Миновали огородами ферму, на которой до этого был бой и двинулись по дороге.
   Когда наконец устали идти, устроили привал, отойдя от дороги на сотню метров в лес. Костер разжигать не стали, что бы не привлекать огнем лишнего внимания. Перекусили и некоторое время сидели молча. В ночном лесу царил почти полный мрак и тишина. Было слышно как в кронах деревьев шелестит легкий ветерок, а в далеке угукает филин. Наконец Кордонов нарушил молчание и начал говорить:
   - Ребята, не думайте, что я мне так легко вас бросить, но и вот так оставить свою деревню, где хозяйничают бандиты, я тоже не могу. Да и раненный Димка в Драссенске остался. Мы с Корнеем на рассвете пойдем в Омерту. Там соберем мужиков и всем миром разберемся с бандитами, тем более как вы видели на власть в нашей губернии надежды нет. А вы идите в Медунск. Там есть нормальный аэропорт. От туда рейсовые самолеты и в Питер, и в Москву летают. Сможете выбраться от сюда. Прямая дорога идет через Камбрийск, но по ней лучше не ходить. Если на нас начали охоту в Драссенске, натравив на нас милицию, то в Камбрийск соваться опасно. Лучше идите через Санмонск. Там милиции нет вообще. Но и в Санмонске ведите себя осторожно - это бандитский городишко. Там сплошь бары, казино, магазины. Есть даже публичный дом - "Темная лошадка". В общем местный Лас-Вегас. Заправляет там всем авторитет по кличке Клаус. Но его лучше называть Босс, его там все так называют. Он очень не любит, когда кто-то вторгается в его владенья. Если будете вести себя тихо, то сойдете за простую публику. А вот кугельмановским ребяткам он явно будет не рад. Даже милиция туда не суется, как я понимаю у Босса есть неплохие знакомства в губернском руководстве, что и позволяет ему не бояться милиции.
   - Дядя Миша, а я?! - Спросил Вася.
   - Решай сам. - Сказал Кордонов. - Лучше, конечно было бы, если бы ты сопроводил ребят. Тем более, что ты вроде как у Никиты водителем числишься. Если по дороге машиной разживетесь, то тогда и порулить сможешь.
   - Хорошо дядя Миша.
   - Ладно, ребята, надеюсь еще увидимся. Вот вам такая занятная штуковина, как говориться чем богаты. Авось пригодится. - Сказал Кордонов и протянул Никите гранату со слезоточивым газом. - Я то у себя в деревне и без этого обойдусь, а вам может и понадобиться.
   На этом разговор закончился и усталые бойцы повалились спать, что бы набраться сил для продолжения своего нелегкого и опасного пути. Когда взошло солнце, бойцы проснулись, перекусили и двинулись в путь. Шли молча. У развилки, откуда ответвлялась дорога на Омерту попрощались и поредевший отряд продолжил путь.
   Солнце начало припекать, дорога была пустынна и уныла. Достаточно быстро дошли до поворота В сторону Санмонска. Дальше шли уже медленнее из-за жары и усталости. Когда солнце стояло в зените сделали привал в кустах у дороги, где была хоть какая-то тень. Доели остатки провизии, полежали на траве - ноги путников после этого трех дневного похода уже просто гудели. Но делать было нечего - надо было продолжать путь.
   К вечеру жара несколько спала и идти стало легче. Но все равно под вечер сделали еще один привал. Полежав немного на обочине дороги решили не идти дальше, а остановиться на ночлег, с тем, что бы продолжить путь утром. Ибо сил продолжать ходьбу уже не оставалось. Но когда начало смеркаться, то вдали в темноте показались огни Санмонска до которого оставалось всего несколько километров.
   - Народ, может лучше в Санмонске заночевать, а не в чистом поле. - предложила Светка, всматриваясь в даль, где были видны разноцветные огни губернского Лас-Вегаса. - Там ведь наверняка найдется какая-нибудь гостиница. Да и поужинать можно будет в какой-нибудь забегаловке. А?
   - Нажремся в ресторане, а затем всю ночь в казино? Или кто-нибудь предпочтет местный бордель? - Съязвил Леха.
   - Леха, не глумись. - Сонно сказал Игорь. - Светка дело говорит.
   - Я всегда говорю дело. - Гордо заявила Светка.
   - Мысль дотопать до Санмонска и заночевать там все же разумна. - Резюмировал Никита. - Возражения есть?
   - Да я то тоже за, хоть и не нравятся мне морды тамошней публики. - Проворчал вставая с земли Вася.
   - Ну тогда, пошли. - Закончил дискуссию Никита, закидывая на плечо помповое ружье.
   Но хоть сияющие в темноте огни и казались близкими, но реально пришлось топать почти два часа и в Санмонск вошли уже около полуночи. Несмотря на позднее время, жизнь в городе-притоне еще кипела. Магазины, правда, уже были закрыты, но бары, казино и ночные клубы сверкали вывесками и гремели музыкой.
  

6. Вольный город.

  
   Как и говорил Вася, обитатели Санмонска были особями не слишком приятной наружности и в большинстве с явно криминальными наклонностями. Среди них преобладали накачанные ребятки с золотыми цепями на шее и отсутствием интеллекта на лицах - из тех, что называют себя "братками".
   Зашли в бар, что бы перекусить, но выяснилось, что денег оставалось крайне мало, а цены в Санмонске явно "кусались" сами. Ребята приуныли, но их обнадежил Вася:
   - Есть выход - на северо-западной окраине города стоит клуб, принадлежащий самому Боссу. Там по вечерам проводятся бои без правил. Я могу выступить на ринге - деньжат для нас подзаработать. Только вот проблема в том, что там для того, что бы получить деньги, нужны деньги для того, что бы сделать ставку.
   - Ну немного денег у нас есть. - Вздохнул Никита. - Сейчас подсчитаю сколько. Ага, хреново - у нас меньше полусотни баксов. А может быть удасться алмазик поставить?
   - Можно попробовать и алмазик. - Согласился Вася. - Сейчас как раз самое время, пошли.
   У дверей клуба стоял откормленный бритоголовый здоровяк, остановивший ребят свирепым воплем "Куда прешь!" Удовлетворившись произведенным впечатлением, он ухмыльнулся, сверкнув золотым зубом и пророкотал своим хриплым голосом уже более мирно:
   - Че, на поединки решили поглазеть?
   - Не только поглазеть, но и поучаствовать. - Ответил Вася.
   Верзила оценивающе оглядел Васю с головы до ног и еще раз ухмыльнувшись посторонился и прохрипел:
   - Ну раз так, тогда вам сюда можно.
   Ребята вошли в зал клуба. Под потолком витал табачный дым. У барной стойки сидело несколько мрачных типов в компании подвыпивших девиц сомнительного поведения. В дальнем конце зала за рядами столиков виднелся ринг. Возле ринга суетился аляповато одетый субъект с хитрой ухмылкой.
   - Вау! Кого я вижу! - Воскликнул субъект так, как будто он был с ними давно знаком. - Меня зовут Даррен. А вы небось пришли на людей посмотреть или себя показать?
   - Я бы хотел бы принять участие в поединке. - Сказал Вася. - Ставки принимаете?
   - Конечно, конечно! - Затараторил Даррен. - Всегда рады! Правила у нас простые - или вы бьете, или вас бьют. Да, собственно, и нет здесь никаких правил - просто тот, кто остается на ногах и забирает деньги. Естественно применять оружие в поединке нельзя, с этим у нас строго. А так бейте как хотите. Хотите - можете даже кого-нибудь убить... Хе-хе-хе... Никто, я думаю, не будет против того, что бы его убили. Да, кстати, господин Клаус большой любитель боев без правил. Он всегда приходит посмотреть на новых бойцов.
   - Я пойду, позову босса. - Пророкотал вышибала, стоявший около входа в клуб.
   Господин Клаус появился минут через пятнадцать. Это был плечистый грузный чернявый мужчина с хриплым и слегка картавым голосом. Одет он был в малиновый пиджак под которым была наполовину расстегнутая шелковая рубашка. На волосатой груди блестел массивный золотой крест, висевшей на золотой цепи в палец толщиной.
   - А новенький. - Картаво прорычал господин Клаус, оглядывая Васю. - Люблю когда новенькие выходят на ринг. Тогда происходят по настоящему интересные бои - с кровью и переломанными костями. Иногда, правда, бывает, что и новичкам везет. По традиции у нас проводятся по три поединка. Первый так себе для разминки, второй с нормальным противником, а третий с мастером, владеющим восточными единоборствами. У меня и такие есть. Ладно, Даррен, начинай.
   - Итак, делайте ваши ставки, господа! - Воскликнул Даррен. - Ставьте ваши денежки.
   - А как насчет брюлика? - Спросил Никита.
   - Нет, ставки берем только деньгами, брюлик же можете отнести в скупку. - Резко ответил Даррен.
   И Никите ничего не оставалось, как протянуть Даррену несколько купюр.
   - Полтаха зеленых!? Фи, к нам пожаловали нищие. - Хмыкнул Даррен. - Ладно, главное, что бы дрались красиво. Если бой удастся, проставим вашему бойцу стакан виски за счет заведения. Итак! Ставки сделаны, бойцы выходят на ринг!
   Вася перемахнул через ограждение и встал в боевую стойку. С другой стороны ринга через ограждение лениво перелез здоровый парень в спортивных штанах и майке. Он встал в стойку на другом краю ринга, оскалил белоснежные явно искусственные зубы и стал демонстративно поигрывать накачанными мускулами явно работая на публику. В зале наступила тишина. Зрители затаили дахание. Вася стоял лишь слегка покачивая корпусом и внимательно следил за противником.
   Вдруг противник резко сорвавшись с места бросился на Васю, замахиваясь кулаком. Вася, качнувшись слегка вбок, ушел от удара, прикрывшись левой рукой, в то время как правой нанес резкий удар по корпусу. Удар был мощным, и хоть противник был хорошо натренирован и умел держать удары, он все же потерял темп и слегка поперхнулся. Воспользовавшись этим Вася мгновенно ударил еще раз. Противник ответил ударом в лицо, но два васиных удара уже не дали врагу возможности сконцентрироваться и хотя его кулак и достал до васиного лица, но удар оказался смазанным. Вася попытался ударить еще раз, но противник уклонился от удара, шагнув назад. В ответ на это Вася, резко подавшись вперед вслед за отступившим врагом нанес мощный удар снизу в челюсть. Противник, который в этот момент сам замахивался для удара не смог блокировать васин удар. Хрустнула вывихнутая челюсть и противник, раскинув руки грохнулся на середину рига.
   - Добей его! Добей! - Раздались вопли из зала сквозь разорвавшие стоявшую до этого тишину аплодисменты. Посетители этого заведения явно не отличались добротой.
   - Итак, встречайте победителя! - С фальшивой радостью заверещал Даррен.
   Поверженный противник, тяжело дыша, встал, привычным движением вправил с громким хрустом вывихнутую челюсть и, глянув исподлобья на Васю, поплелся прочь с ринга.
   Вася, тряхнул головой, вытер тыльной стороной ладони кровь с разбитой губы и, перемахнув через ограждение, подошел к Даррену за деньгами.
   - Желаете еще один поединок? - Ухмыляясь поинтересовался Даррен, протягивая деньги.
   - Валяй! - Ответил Вася, передав деньги обратно.
   - Итак, делайте ставки, господа! - прокричал Даррен.
   Когда ставки были сделаны, Вася вновь занял место на ринге. новый противник был такой же мускулистый, как и первый, но был явно опытнее и не став красоваться перед публикой сразу бросился на Васю. Схватка сразу приняла стремительный характер. Вася и его враг наносили друг другу серии ударов, большая часть которых не достигала цели или блокировалась. Противник постепенно начал выдыхаться, не выдерживая взятого темпа, и стал пропускать все больше и больше васиных ударов. Наконец, Вася нанес мощный удар в корпус. Противник пошатнулся и Вася сбил его с ног подсечкой. Вражина с грохотом упал, но тут же вновь вскочил на ноги. Бой продолжился. но теперь уже бил в основном Вася, а враг пятясь, отбивал его удары. Наконец, пропустив серию мощных ударов, противник рухнул на пол.
   - Добей его! Добей! - снова разорвали тишину истошные вопли из зала. Вася, шатаясь, подошел к краю ринга и перелез через ограждение. Даррен вновь встретил его криком "Встречайте победителя!"
   - Ну, что? Может еще поединок? Вы так здорово дрались! - С ухмылочкой спросил Даррел. И, слегка задумавшись, Вася согласился на еще один поединок. Это было ошибкой. Вася был уже измотан, а против него выступал подвижный азиат небольшого роста, который явно великолепно владел каким-то из восточных единоборств.
   Сначала Васе удавалось уворачиваться от его ударов и даже пытаться ударить самому. Но азиат постоянно уходил от могучих васиных кулаков. Но затем Вася все же пропустил один удар и мгновенно взвыл от боли - подлый азиат попал в какую-то болевую точку. Воспользовавшись этим азиат нанес серию ударов, большую часть которых Вася пропустил и попытался отбиваясь отступить. Но азиат ударом ноги в прыжке сбил его с ног и попытался добить уже лежачего. Но Вася нашел в себе силы откатиться в сторону и буквально вывалиться через ограждение ринга.
   - Итак, встречайте победителя! - Раздался сквозь свист и вопли зала голос Даррена, обращенный на этот раз к азиату, который встав на середину ринга кланялся зрителям. Ребята же собрались вокруг лежавшего возле ограждения ринга стонавшего от боли Васи. Деньги были проиграны, как те пятьдесят долларов, что Никита поставил сначала, так и выигранная Васей сотня.
   - Вы проиграли, что поделаешь - такова жизнь. - С ехидной ухмылкой сказал подошедший Даррен. - Но у вас есть возможность отыграться в следующий раз, например завтра. Да, и кстати, с вами хочет поговорить босс. Ему понравилось, как дрался этот парень и у него есть к вам дело.
   Ребята помогли Васе встать на ноги и вместе пошли к столику за которым сидел господин Клаус.
   - А ты неплохо дрался, мне понравилось. Я даже не возражаю, что Чанг тебя не добил. Он всегда так красиво добивает противников. У него это получается так артистично. Он никогда не торопиться, он убивает не сразу, а по частям - ломает суставы, выдавливает глаза. Так красиво, что одно удовольствие смотреть на это. - Произнес господин Клаус с ухмылкой закоренелого садиста. И продолжил: - Но раз ты остался жив после того, как проиграл поединок с Чангом, то нам есть о чем с тобой и твоей братвой побазарить. Тем более, что два поединка ты все же выиграл. Итак, ты наверняка слышал про кубок Святослава, тот что по легенде подарил нашей церкви еще князь Святослав, когда шел на разборку в Цареград...
   - Святослав!? - Удивленно воскликнула Светка. - Но ведь именно он изрек историческую фразу "Вера христианска уродство есть!" Как он мог христианским церковникам что-то подарить, если ненавидел их, считая изменниками и прислужниками врагов?
   - Есть легенда, что проезжая через наши края он получил благослаовение волхвов в Читзене и оставил им свой кубок, сказав, что если он погибнет в бою, то кубок будет ему не нужен, а если победит, то кубок будет тем более не нужен после взятия дани. Сотни лет даже после того как наступило мрачное время христианского мракобесия хранили волхвы в святилище в Читзене этот кубок. И лишь в 1942 году на тайном совещании волхвы решили сдать кубок в фонд обороны на постройку танковой колонны "Русич". Учитывая ценность кубка, он был помещен в краеведческий музей как особо ценный экспонат. А как началась эта так называемая перестройка, дорвавшиеся до власти демократы "вернули" святыню церковным мракобесам, как раз тем христианам, которых терпеть не мог князь Святослав. Теперь кубок стоит в новой церкви "пророка Моисея и великого исхода из земли египетской", которую отгрохали в Балимах на деньги криминальных авторитетов... - Пояснил Вася. Но господин Клаус оборвал его:
   - Не авторитетов и не бандитов, как говорят злые языки, а честных и законопослушных бизнесменов. Таких как я. - И с этими словами господин Клаус поднес ко рту хрустальную рюмку, которую держал своей волосатой рукой, на которой жесткие черные курчавые волосы были даже на пальцах, унизанных массивными золотыми перстнями. А сквозь волосы были четко видны другие перстни - уголовные татуировки, ясно дававшие понять о насыщенной событиями уголовной биографии их владельца.
   - Ну разве я похож на бандита? - Продолжил хозяин Санмонска. - Вот, а злые языки все говорят, что церковь христову бандиты спонсируют. Хорошо, что у прессы хватает ума такое не писать. А у кого не хватало, те уже ничего не пишет. Чего вы так на меня смотрите? Да нет, никто их не убивал, просто теперь их не то, что никто не напечатает и не покажет, а даже на порог никакой редакции их не пустит. Просто честным и законопослушным бизнесменам, которым принадлежат не только заводы и пароходы, но и газеты, уже надоело, что их называют криминальными авторитетами. Ну вот, короче надо, что бы вы доковыляли до Балимов, хапнули кубок и приволокли его сюда. За это получите две тонны зелени и на выбор - или билеты домой, или возможность поселиться здесь и не иметь больше проблем с ментами. Просто, понимаете ли, дорогие мои, Балимы - поселок, где живут местные сливки общества и поднимать там кипеж да светиться моим ребятам не с руки. Еще невесть что о нас люди подумают, скажут, что мы бандиты какие. Лучше уж пусть Балимы обнесет известная на всю губернию банда, тем более никак со мной не связанная.
   - Две тысячи за кубок Святослава? - Удивилась Светка. - Это же бесценная реликвия!
   - А че у вас есть выбор? - Ухмыльнулся господин Клаус. - Да у вас вообще нет никакого выбора. Вас уже разыскивают все менты. Я то вас, конечно, не выдам, тем более, что вы согласитесь для меня притащить кубок. А притащите, так я вас отмажу, ксивы новые сделаю. Так что выбора у вас просто нет.
   - Ну раз нет, значит нет. - Грустно сказал Никита. - Чего уж делать.
   - Ну и хорошо. - Ухмыльнулся хозяин Санмонска. - Заведение проставляет вам выпивку.
   - Нам бы поесть. - Жалобным голосом сказал Вася.
   - Поесть, это - завсегда пожалуйста! - Снова ухмыльнулся господин Клаус. - Но только за свой счет, угощать у нас принято только выпивкой. В общем, ждем обратно с кубком. Пацаны проводите дорогих гостей.
   Ребята уныло поплелись к выходу, сопровождаемые несколькими крепкими мордоворотами. На пороге один из мордоворотов бросил на прощание:
   - В общем удачи, она вам пригодится. А если уж не повезет с кубком, то и в жизни не повезет, босс - человек серьезный и может такое не простить.
   - Или простить, но посмертно. - Загоготал другой верзила.
   И маленький отряд побрел по слабо освещенным улицам Санмонска.
  

7. Братец и сестричка.

  
   Когда ребята достигли окраины Санмонска, начался противный моросящий дождик. Мокрые, голодные и уставшие они зашли в небольшой магазинчик, что бы укрывшись от дождя решить, что делать дальше. Из-за стойки к ним тут же вышел молодой человек с удивительно печальными глазами.
   - Добрый день, господа. Я - Анжел, владелец этого магазина модной одежды. Чем могу быть полезен? Вот например новая коллекция кожаных курток? И не дорого...
   - Слушай, дружище. - Ответил Никита. - Нам не на что что-либо у тебя купить. Наши последние деньги мы проиграли в клубе у господина Клауса, и нам не на что даже поужинать.
   - Да, многих погубил этот город-притон. - Грустным голосом сказал хозяин магазина. - Многих. Многие проигрывались полностью в местных казино. Многих грабили на этих темных улицах. А многих и убивали. Это плохой город.
   - А что же ты здесь делаешь, раз это такой плохой город? - Спросила Светка.
   - Я вижу, что вы люди порядочные. Даже удивительно, как вы оказались в Санмонске. И вам я могу довериться. Люди Босса, как называют здесь, господина Клауса. Похитили мою сестру Марию и отвезли в местный бордель. Мария была чистой непорочной девушкой, а они заставили ее работать проституткой. Вот я и продал дом в деревне и перебрался сюда, что бы попытаться помочь сестре. Но ее не выпускают на улицу. Она живет в борделе, а его охраняют люди Босса. Тогда я купил этот магазинчик. Магазин убыточен и я еле свожу концы с концами, но все равно не оставляю надежды помочь сестре. Если вы мне поможете, то я отдам вам этот магазин - это все, что у меня есть. У меня нет денег, но я знаю, где их можно взять. И если вы мне поможете, то я расскажу вам про это место.
   - Чего думаете, хлопцы? Может лучше помочь этому парню, чем той вонючей жабе? - Резюмировала Светка. - Ведь, что бы выбраться отсюда нам всяко где-то нужно раздобыть денег.
   - Да уж, мне более по душе помочь этому парню, чем таскать каштаны из огня для Клауса. - Согласился Вася. - Да и девку надо спасать.
   - Только вот как это сделать? - Задумался Никита.
   - Она находится в борделе "Темная лошадка", это в соседнем квартале. В борделе есть запасной выход с задней стороны. Можно войти через него, так как он не охраняется.
   - Ну тогда все совсем просто!
   - Не так уж и просто - запасной выход все время заперт на замок. Но я знаю, где висит ключ. Ключ от задней двери висит на стене на гвоздике в кабинете хозяйки заведения, расположенном прямо напротив главного входа. Я сам к сожалению не могу туда пройти - охрана знает меня в лицо и даже на порог не пускает.
   - А если кого-нибудь попросить?
   - Вот я вас и прошу. Местные то все боятся. Ведь настоящим хозяином заведения является сам мистер Клаус, а формальная хозяйка - его лучшая подруга. Да и к тому же мистер Клаус и главари его группировки часто захаживают в заведение, предоставляющего им девочек безплатно.
   - Кто-то из нас может прикинуться посетителем, проникнуть внутрь и взять ключ.
   - Только плату за услуги девочек берут прямо у входа, а затем мадам проводит клиента к комнате с выбранной девочкой.
   - А если пройдя внутрь кинуть дымовуху, закричать "Пожар!", затем, воспользовавшись суматохой спереть ключ?
   - А ведь у нас есть подарок дяди Миши. - Улыбнулся Никита, подбрасывая в руке гранату со слезоточкой. - Вот и пригодится подарочек.
   Хозяин магазина с опаской покосился на гранату.
   - Да, с этой игрушкой у нас есть шанс. - Согласился Вася, с уважением глядя на гранату. - Вот только есть ли у нас деньги, что бы заплатить за вход.
   - Остались последние двадцать баксов. - и Никита вытащил из кармана потрепанную двадцатидолларовую купюру. - Все остальное осталось в клубе.
   - Ладно, все равно надо попробовать. - Резюмировала Света. - Двадцать баксов все равно не деньги. А так, если этот друг не врет, то у нас появятся денежки посерьезнее даже тех, что этот жирный боров, именуемый здесь Боссом, нам обещал за кубок.
   - Уж не о кубке Святослава идет речь. - Воскликнул хозяин магазина. - Босс давно хочет его заполучить в свою личную коллекцию. Он же здесь просто с жиру бесится. В его особняке есть даже личное казино в котором играет только он и его гости. Уж очень он любит азартные игры. Еще он любит кровавые бои без правил. А что бы не выглядеть убогим бандитом с садистскими наклонностями, он начал собирать коллекцию антиквариата и произведений искусства, которые он размещает в своем домашнем казино прямо между игровыми автоматами.
   - Да уж, странный субьект... - Задумчиво произнесла Светлана.
   - Если вы сможете заполучить кубок Святослава, то лучше отнесите его в Читзену волхвам. Читзена это - деревня на северо-западной окраине губернии. Благословение волхвов - дороже любых денег, тем более, что волхвы в отличие от христианских попов благословляют за добро и правду, а не за деньги.
   - Слушай, а что это за место, где можно взять деньги, о котором ты говорил? - Спросила Светлана, прищурившись глядя на ... . - Может это хранилище Госбанка или Форт-Нокс? У нас ведь в отличии от героев Яна Флемминга нет атомной бомбы для того, что бы взорвать там входные ворота.
   - Нет, что вы! Это место не охраняется, просто оно очень засекречено. Это деньги Босса - местный общак. О нем знает только Босс и двое-трое его ближайших подручных. Я о нем услышал совершенно случайно. Когда я выяснял в какой части публичного дома находится комната Марии, я поздней ночью крался вдоль стены и прислушивался к звукам, доносящимся из окон заведения. Сами окна закрыты решетками и жалюзи, но в жалюзи есть щели для вентиляции и через них слышно, что твориться внутри. И я услышал, как Босс говорил с одним из своих подручных об этом кладе. Но учтите, что тому, кто возьмет деньги Босса, придется держаться подальше от Санмонска. А деньги там судя по всему немалые.
   - Ладно, народ, давайте действительно поможем парню. - Призвал Вася.
   Была уже совсем поздняя ночь или почти раннее утро. К входу в "Темную лошадку", изображая слегка подвыпившего, подошел Никита с пустой бутылкой из-под виски, которую он подобрал на тротуаре. У дверей стоял крупногабаритный бритоголовый верзила с абсолютным отсутствием следов интеллекта на лице, которое посредством толстенной короткой шеи плавно переходило в туловище.
   - Чего, девку надо? У нас есть на любой вкус. - Гаркнул верзила, как только Никита появился в свете висевшего над входом фонаря.
   - А почем?
   - От двадцати баксов и выше.
   - Ну мне тогда что-нибудь подешевле.
   - Давай деньги. - И верзила протянул свою огромную волосатую руку, в которую Никита сунул мятую купюру.
   - Ну пошли. - Верзила открыл дверь и пропустил Никиту перед собой, войдя вслед за ним. Но прежде, чем он успел закрыть дверь в помещение с легким стуком вкатилась брошенная Васей граната со слезоточкой. Охранник провел Никиту в крохотный холл в который выходила дверь кабинета хозяйки заведения и откуда начинался коридор по сторонам которого располагались двери комнат с девочками. Никиту сразу провели в кабинет. Мадам была ярко накрашенной брюнеткой с неплохой фигурой и взглядом, в котором поровну смешивались стервозность и похоть.
   - Ну-с, молодой человек, какую девочку желаете? Блондинку? Брюнетку? Полненькую? Худенькую? Ах, это всего лишь двадцатка... Если заплатите побольше, то получите такой выбор наслаждений. Наши девочки удовлетворят ваши самые похотливые желания.
   Никита развел руками.
   - А ну раз больше денег нет, тогда я могу предложить вам только Мэри. Вы можете быть с ней погрубее. Она любит грубость. Ей нравиться, когда ей причиняют боль. Она делает вид, что ей не нравится секс. Но на самом деле она хочет, что бы ее грубо насиловали.
   Из холла донеслись нецензурные вопли охранника, наглотавшегося слезоточки. Мадам выглинула в холл, приоткрыв дверь, и тут же отпрянула назад, скорчив страшную гримасу и зло выругавшись - она тоже ощутила на себе всю "прелесть" рецептуры CS. Пока она стояла, ругаясь с зажмуренными глазами, Никита схватил висевший на стене на гвоздике ключ.
   - Что там случилось? Что с вами? - Спросил Никита как можно глупее, пытаясь изобразить подвыпившего дауна.
   - Какие-то козлы вонючку кинули во входную дверь, пока охранник отлучился проводить вас. - Зло бросила мадам и вновь разразилась нецензурной бранью.
   - Так надо открыть форточку, что бы проветрилось. - Сказал Никита, отобразив на своем лице выражение, которое должно было по его мнению выглядеть достаточно идиотски. Но наглотавшаяся слезоточки мадам не могла оценить его старания.
   Понемногу слезоточивый газ проник и в кабинет. У Никиты начали слезиться глаза и першить в горле. Но основная часть газа выветрилась через открытые настежь входные двери. Минут через двадцать в холле уже можно было более менее нормально находиться, хотя глаза продолжало пощипывать. Вместо наглотавшегося газа громилы стояли двое других, чуть менее габаритных, но все равно нехилых, и с такими же тупыми лицами.
   - Ну, что? Поймали этого козла? - Обратилась к ним мадам.
   - Не-а. Сбежал гаденыш. Небось опять этот братишка Марии балуется. Видать прошлого раза ему мало было. Прикажете пойти к нему домой побеседовать?
   - Ну что ж! За него сейчас будет его сестричка отдуваться. Вот как раз клиент по ее душу. - Ответила хозяйка заведения с садистской ухмылкой и обратившись к Никите продолжила. - Пойдемте к этой маленькой шлюшке. Она совсем юная и я уверена, что вам доставит истинное удовольствие ее изнасиловать. Она при этом всегда так натурально верещит и отбивается. Это так заводит всех клиентов.
   И хозяйка повела Никиту по длинному коридору в дальний конец заведения. Остановившись у последней двери, мадам открыла ключом и удалилась обратно в сторону кабинета. Никита вошел внутрь комнаты. Комната была весьма небольшой, а из мебели в ней была только большая кровать или даже, скорее, - топчан. В углу стояла совсем молоденькая худенькая девочка, одетая в коротенькое платьице со следами синяков на руках и ногах. Девочка со страхом посмотрела на Никиту взглядом затравленного зверька и жалобно произнесла:
   - Я сделаю все, что вы пожелаете, только умоляю, не бейте меня...
   - Не бойся Мария, меня послал твой брат, что бы спасти тебя. - Ответил Никита и приложив палец к губам призвал не шуметь.
   Девушка осталась стоять на месте, все так же испуганно глядя на Никиту. Никита молча взял ее за руку и, выглянув в коридор, что бы убедиться, что их никто не заметит, повел ее к запасному выходу, находившемуся за поворотом коридора в темном закутке. Найдя на ощупь замочную скважину, Никита отпер замок и начал медленно открывать дверь. Заржавевшие петли тихо поскрипывали и Никита опасался, что этот скрип может кто-то услышать. Но рядом никого не было, лишь откуда-то из начала коридора из-за дверей комнат раздавались притворные стоны и повизгивания проституток, да с ближайшей улицы доносился шум и пьяные вопли ночных баров. Приоткрыв дверь, Никита выскользнул на улицу, таща девушку за руку. Запасной выход находился в задней части публичного дома, отгороженный от улицы кустами и мусорными баками. Выйдя наружу Никита огляделся, и убедившись, что вокруг нет никого, стараясь не шуметь и держаться темных мест, пригнувшись повел девушку темными задворками к окраине Санмонска, благо городишко был небольшой, а публичный дом располагался почти на самой окраине.
   В кустах на окраине города в условленном месте их уже ждала вся команда. Спасенная девушка зябко ежилась в своем легоньком платьице и с опаской поглядывала на ребят. Что бы она не замерзла, на нее накинули куртку и повели окольными путями к магазину Анжела.
   Уже на рассвете отряд постучал в дверь магазинчика. Анжел, с красными от волнения и бессонной ночи глазами, открыл сразу, так как ждал возвращения бойцов всю ночь. Он молча впустил всех внутрь, а когда сестра его увидела, то зарыдав кинулась брату на шею.
   - Ну, Машенька, не плачь. Все будет хорошо. Эти смелые ребята помогли нам. Мы с тобой уедем отсюда туда, где нас никто не найдет. Тебя больше никто не посмеет обижать. Я больше никому тебя не отдам. Не плачь.
   Пока Анжел успокаивал сестру, все молча стояли вокруг, наблюдая эту трогательную сцену. Затем Анжел обратился к спасителям сестры:
   - Я уверен, что люди Босса, узнав о пропаже Марии, тут же начнут нас искать. Поэтому мы немедленно уезжаем отсюда. Я отдаю вам все, что у меня есть. Вот возьмите эту кожаную куртку. Это не просто очень стильная и удобная куртка. Я сам ее шил почти месяц. Видите какая она тяжелая? Я вшил в нее куски кевлара. При этом так, что бы она не стесняла движения. Еще в ней предусмотрено много карманов, в том числе потайных. Денег у меня почти нет, но все равно возьмите эти пятьсот долларов. Ну и вот бумаги на магазин. Можете сами в нем торговать, можете кому-нибудь продать.
   - Вряд ли мистер Клаус нам позволит здесь торговать, да и с продажей заморачиваться нам тоже не досуг. - Прервала его Светка.
   - Живет тут неподалеку один парень. Его кажется кличут Кайл. У него татуировочный салон. Он все уговаривал меня продать ему этот магазинчик и даже цену хорошую предлагал. Вы вполне могли бы с ним договориться. Только он...
   - Чего только он?
   - Ну, так скажем, он... немного странный.
   - В каком смысле странный? Псих, что ли?
   - Ну в некотором смысле псих, но тихий.
   - Ладно, навестим этого Кайла.
   - Ну, еще раз спасибо. Если честно, то я даже не знаю, как вас отблагодарить за спасение сестры. Она - это все, что у меня есть в жизни. Остальное - для меня не существенно. Еще я вам обещал рассказать про клад Босса. Он находится в заброшенной шахте, что на южной окраине города. В шахту есть вход откуда-то из южного квартала города с территории резиденции мистера Клауса. Но где точно - я не знаю. Легче войти в шахту через основную штольню.
   - Ладно, сходим, поглядим, авось чего найдем.
   - Ну ладно, в общем, мы пошли. Желаю удачи. Да и на последок - если все же сможете раздобыть священный кубок, то лучше отнесите его в Читзену.
   И Анжел вместе с сестрой, выйдя из магазина исчезли в темноте.
  

8. Полезные находки.

  
   На южной окраине Санмонска за покосившимся забором на заросшей бурьяном территории возвышались постройки заброшенной шахты. Пустые здания зияли черными дырами окон с выбитыми стеклами. Все здесь было буквально пропитано запустением. На заросших бурьяном путях стояли ржавые вагонетки. Еле видные в гуще травы рельсы вели к расположенному в склоне холма входу в шахту, где вынырнув из травы за деревянным входным порталом на полсотни метров пропадали в подземном мраке.
   Из палок и найденной в заброшенной бытовке промасленной ветоши на скорую руку смастерили три десятка факелов. При их мерцающем свете вошли под своды шахты и двинулись вглубь подземелья по наклонно уходящему вниз входному туннелю, идя вдоль ржавых рельсов, по которым когда-то гоняли вагонетки с породой. Для того что бы не заблудиться на стенах рисовали стрелки куском известняка. В некоторых местах деревянные подпорки свода подгнили и рухнули. В этих местах дорогу перегораживали куски обвалившегося свода. Но порода, через которую вел туннель была достаточно твердой, что делало свод достаточно прочным. И эти завалы представляли из себя просто кучи камней высотой не более метра, через которые отряд легко перебирался.
   Вокруг стоял мрак и полная тишина, лишь изредка откуда-то издалека доносился звук капающей воды. Звуки шагов отзывались под каменными сводами гулким эхом. Временами стены тоннеля расступались в стороны и терялись во тьме, образуя большие залы с низкими потолками, которые поддерживались деревянными подпорками. Попав в такие места выработок, отряд разбредался для их прочесывания, но так, что бы не терять друг друга из вида.
   Пологий спуск прекратился и далее подземелье шло практически горизонтально. Отряд прошел под землей около двух километров, когда в стене одного из подземных залов обнаружили нечто типа норы по которой можно было идти только согнувшись. Ход оказался длиной всего в несколько метров, а на другом его конце располагалась достаточно просторная комната. Вдоль одной из стен комнаты стояли сундуки, между которыми сидели скелеты. Еще пара скелетов сидела около входа. Светка даже вскрикнув от неожиданности выронила факел и спряталась за спину Никиты. Но скелеты оставались на местах и ни на кого не нападали. Судя по проволочным каркасам, удерживавшим кости, - это была одна из садистских шуток господина Клауса, тонко намекавшим потенциальным посетителям этого потайного места на их возможную участь.
   На полу около сундуков в пыли в мерцающем свете факелов были достаточно хорошо видны следы обуви - как совсем свежие, так и припорошенные пылью. Да и на самих сундуках не было красновато-бурой пыли, которая приличным слоем покрывала все в этой заброшенной шахте. Было очевидно, что это место посещается достаточно часто.
   Сундуки оказались заперты и не открывались не смотря на все усилия. И хотя патронов оставалось мало, пришлось потратить несколько штук, что бы выстрелами разбить замки. В сундуках оказались пачки американских долларов - новеньких хрустящих купюр мерзкого серо-зеленого цвета с отвратительными жабьими рожами заокеанских президентов. Деньги наскоро пересчитали и покидали в рюкзаки. Собственно, сундуки вовсе не были наполнены полностью - пачки денег просто лежали кучками на дне. Всего там оказалось ровно 250 тысяч.
   Когда вышли из потайной комнаты, то поняли, что запас факелов подходит к концу. Вася предложил идти не обратно к основному входному тоннелю, а пойти по следам людей Босса навещавших тайник. Но все остальные сразу отвергли эту идею, так как встреча с Боссом и его людьми после взятия денег не предвещала ничего хорошего. Вновь нашли рельсы вагонеток и помчались по ним бегом, что бы успеть выбраться наружу до того, как догорит последний факел. Для экономии оставшиеся факела зажигали по одному и бежали как можно быстрее на бегу спотыкаясь о шпалы и валявшиеся на полу тоннеля камни, падая, разбивая колени и руки. Когда догорел последний факел, все вокруг погрузилось во мрак. Пришлось идти на ощупь вдоль рельсов, надеясь, что они приведут к выходу, так как стрелки, которые рисовали на стенах спускаясь в шахту, во мраке были неразличимы. Но к всеобщему облегчению вскоре впереди показался тусклый свет. Это был долгожданный выход на поверхность.
   Надземный мир после мрака и тишины подземелья буквально обрушился на ребят ярким светом, сочными красками зелени и оглушительным стрекотанием кузнечиков. Солнце уже стояло высоко, а прогретый полуденный воздух обволакивал столь приятным после подземного холода теплом. На наземной территории заброшенной шахты все было по прежнему спокойно и пустынно. Лишь слегка передохнув и обработав ссадины на разбитых коленях бойцы двинулись обратно в Санмонск.
   Вначале оголодавшие путники до отвала наелись во вполне приличном ресторане, а затем отправились на поиски того парня Кайла, который по словам Анжела хотел купить его магазинчик.
   - Интересно, где же можно его найти, среди этого разнообразия баров и магазинов? Да и есть ли вообще смысл возиться с продажей этой мелкой лавочки, когда у нас такая куча денег? - Начал философски рассуждать Вася.
   - Есть, есть! Не пропадать же добру! - Оборвала его Светка. - Во, народ, глядите - сексшоп.
   - Ну и что ты там забыла? - Удивился Леха. - За нами гоняются и менты, и бандиты...
   - Бандиты скорее всего уже в количестве двух комплектов, после визита в шахту. - Вставил Игорь.
   - Тем более! А тебя на порнуху потянуло. Вот уж точно не понять этих женщин!
   - Что бы что-то понимать, надо мозги иметь. Помните Анжел говорил, что этот Кайл - странный? Где же его еще искать, как не в сексшопе? - Резонно пояснила Светка.
   - А что? Действительно - сексшоп - самое подходящее обиталище для различных странных типов. - Согласился Никита.
   В сексшопе было тихо и пусто. Лишь между стеллажей ходила девица весьма вульгарного вида с рыжим ирокезом и многочисленными колечками в ушах и в носу. Она и без того явно не была красавицей, а ее яркий и вызывающий вид способен был отпугнуть не только любого нормального мужчину, но и даже сексуального маньяка.
   - Привет! Слышь, чуваки, вы местную жрачку жрете? Лично у меня от нее - сыпь. Вы чего здесь купить хотите? В этом дрянном магазинчике нет ничего стильного, как и во всем этом дрянном городишке.- Развязно обратилась к вошедшим обладательница ирокеза низким прокуренным голосом. - А ты малышка ничего. Че это за козлы с тобой?
   - Это кто здесь козел? - Насупился Вася.
   - Да ты и есть козел. Все мужики - козлы. - Нагло заявила девица.
   - Это не козлы, а мои друзья! - С вызовом ответила Светка. - А ты, потаскуха, лучше проваливай, пока тебе твою куриную бошку не проломили!
   - Ты, это, обороты сбавь. Ты мне нравишься, а они - нет. Но ты похоже из тех сучек, что предпочитают ложиться под этих животных.
   После этой фразы Светка, которая и до этого буквально испепеляла развязную девицу взглядом полным ненависти, с размаха заехала ей рукояткой пистолета по физиономии. Девица взвизгнула и заорала:
   - Козлы! Да если бы у меня был пистолет, то я бы вас всех перебила! А ты ведь небось та девка сбежавшая из борделя, которую ищут ребята Босса!? Вот потеха! Я их сейчас позову!
   Но исполнить свою угрозу она уже не успела. Никита ударил ее в солнечное сплетение и угрозы перешли в хрип, а затем по затылку и девка упала со стоном на пол.
   - Я думаю, что после всех наших подвигов лишние свидетели нам не к чему. - И с этими словами Светка ногами добила сие воплощение порока и разврата.
   - О! Наконец-то! А я уж думал, что обречен слушать ее претензии постоянно! Представляете, она закатывала такое здесь почти ежедневно. - Послышался голос парня, стоявшего за стойкой. - Очень хорошо, что вы помогли от нее отделаться. Теперь нам никто не помешает поговорить о деле. Разрешите представиться, меня зовут Ганс. Раньше я держал мотомагазин, но народ после всех этих экономических реформ совсем обнищал и ему стало не до мотоциклов. Вот и пришлось перепрофилироваться. Но я уверен, что вы сюда не порнухой пришли. Для вас у нас есть другой товар. Так что, если вы к Тоше, то он внутри.
   С этими словами парень посторонился и открыл располагавшуюся за его спиной дверь. Пройдя через подсобное помещение Никита оказался в комнате без окон, где его встретил лысоватый человек в очках.
   - Привет, меня зовут Тоша. Хотите чего-нибудь купить или продать. У меня неплохой выбор.
   С этими словами человек начал открывать стеллажи заполненные оружием и боеприпасами. Выбор был богатый. Учитывая наличие большого количества денег и еще большего количества врагов, это было весьма кстати. Отряд смог прибарахлиться одним АКСУ, двумя СКСами, двумя пистолетами-пулеметами "Хеклер-унт-Кох" MP5 и изрядным количеством боеприпасов. Эти приобретения существенно повысили боеспособность отряда.
   Распрощавшись с торговцем оружием, который звал заходить еще, ребята вышли на улицу и решили продолжить поиски Кайла. Но долго его искать не пришлось - искомый объект обнаружился в расположенном поблизости тутуировальном салоне.
   - Посмотрите, кто к нам пришел - Сладеньким голосом пропел находившийся в татуировальном салоне блондин с серьгой в ухе и подведенными глазами. - Разрешите представиться - Кайл Лемонт, владелец салона. Но вы не думайте, что я татуировки до конца своей жизни делать собираюсь. Я художник. У меня очень тонкая артистическая натура. Только не говорите мне, что хотите орла на плечо. Это так банально - все хотят орлов. Как только я вас увидел, я сразу представил себе петуха. Да-да, яркого боевого петуха... распустившего крылья на ягодицах...
   - Чего, чего? - Грозно сдвинул брови Вася.
   - Вы не подумайте. Я всю жизнь делать татуировки не собираюсь. Кайл Лемонт - художник, у меня очень тонкая артистическая натура. Вот если бы купить магазинчик этого Анжела, то я бы занялся изготовлением изделий из кожи. Но он так и не соглашается его продать, как я его ни уговаривал...
   - Я тебе, педрила, за петуха рога-то пообломаю! - Оборвал его Вася.
   - О! Ваши угрозы меня так возбуждают, мой сладкий любовничек. Я вас уже хочу. - Начал заигрывать Кайл, не понимая на что он нарывается.
   - Ладно мальчики, сначала решим дела, а потом займемся обламывание рогов. - Решительным голосом заявила Света. - Итак, слушай сюды придурок! Хочешь купить эту лавочку с кожаными шмотками? Ну и в чем проблемы? Мы готовы ее тебе продать.
   - Сколько!? - Загорелись глаза Кайла.
   - А сколько дашь? - Уперев руки в бока парировала Светка.
   - Сразу вам предлагаю двадцать тысяч, что бы не торговаться. Это максимум, который я предлагал Анжелу. Больше у меня просто нет. Договоримся?
   - Ладно, договоримся. Тем более, что нам не доставляет никакого удовольствия с тобой общаться. - Вступил в разговор Никита. - Вот документы на магазин, тащи деньги.
   - Ой, мой очаровательный. Сейчас, я мигом! - И обрадованный Кайл убежал в одно из внутренних помещений, откуда вскоре появился с пачкой денег.
   Деньги быстро пересчитали, подписали договор купли-продажи, а на последок Вася от души врезал "тонкой артистической натуре" за "петуха" так, что Кайл улетел во внутренние помещение салона, вышибив дверь собственным телом. Попинав на прощание представителя сексуальных меньшинств ногами, отряд вышел на улицу. Из Санмонска удалось выбраться достаточно успешно, не вступив в контакт с боевиками Босса.
   Выйдя из Санмонска отряд двинулся на юг в сторону губернского центра - города Медунска, который вот-вот должен был стать столицей суверенной Республики Арулько.
  

9. Торговец хламом.

  
   К вечеру вышли к перекрестку от которого отходили дороги на Камбрийск и Грамовск. Никаких указателей на перекрестке не было, но Вася, успевший поездить по Арульканской губернии в качестве водителя сразу сорентировался:
   - Дорога на восток ведет в Камбрийск, до которого отсюда рукой подать. Его даже видно вдали. Этот город второй по размером после Медунска и расположен в самом центре губернии. Так сказать, наш культурный центр - там находятся центральная губернская больница и Арульканский Университет. Точнее, находился, как перестройка началась, Университет закрыли из-за отсутствия финансирования. Теперь его здания пустуют и разрушаются. Было несколько пожаров из-за того, что бомжи и шпана разводили в университетских зданиях костры. Печальное зрелище - разгромленные и разграбленные лаборатории с заколоченными окнами, загаженные общежития, ставшие местом сборищ шпаны и обитания бомжей. Да и больница у нас осталась последняя. Она кое-как держится за счет богатых пациентов из Медунска и Балимов. А бедняков там почти не лечат, так - дают на больничной койке полежать, не тратясь ни на питание, ни на лекарства. Да и если койка в палате стоит, то можно считать - повезло, а так многие и в коридорах лежат.
   - Мрачно, народ там небось - бедный...
   - Да, нет. Небогатый, конечно, но по здешним меркам жизнь в Камбрийске не такая уж плохая, хотя конечно не сравнить с советскими временами. А что касаемо бедности, то это на севере губернии - Читзена, Омерта, Драсенск, да и в Альмограде шахтеры еле сводят концы с концами.
   - А это дорога куда?
   - Западная? Западная ведет в Грамовск. Это основной промышленный центр, там находится крупный завод, еще в советские времена выполнявший оборонные заказы. Вроде там минометы и мины для них делали. Завод и сейчас кое-как работает. А вот там чуть дальше влево отходит дорога. Она идет на юг, как раз в Медунск, губернскую столицу. Вот туда наш путь и лежит...
   - Лежать-то он лежит, но уже вечереет и пора подумать о ночлеге. Благо теперь у нас есть чем поужинать. А на сытый желудок и спиться лучше. - Заметила Светка.
   - И то правильно, лучше уж подыскать место для ночлега пока светло, а не в темноте по буеракам тыкаться. - Согласился Игорь.
   - Вон какие славные холмики с живописными кустиками. - Указал Никита на видневшиеся невдалеке от дороги холмы, покрытые редколесьем и кустарником.
   - Так давайте там и заночуем. - С восторгом поддержал Никиту Леха. - Там и обзор хороший, все дороги видны на много километров.
   И когда солнце клонилось к горизонту, озаряя багряными закатными лучами облака над Грамовском, отряд уже сидел на небольшой полянке среди кустарника и с удовольствием поглощал закупленные в Санмонске деликатесы. Впервые за несколько дней голода и постоянного напряжения ребята смогли вдоволь наесться и расслабиться. Но все понимали, что впереди еще долгая дорога, наполненная опасностями на каждом шагу. Еще было неизвестно как примет путников Медунск. И куда деваться, если не удастся вылететь из медунского аэропорта, тоже никто не знал. Зато было ясно, что господин Клаус явно пошлет кого-то на охоту за их головами.
   С востока послышался шум моторов и вскоре на дороге показалась колонна из шести армейских грузовиков, возглавляемая "Хаммером" камуфляжной раскраски. В "Хаммере" сидел генерал в какой-то странной форме - неком гибриде старой советской и царской дореволюционной, но выполненной в откровенно натовском стиле. На фуражке красовалась огромная яркая кокарда. Аналогичная форма была и на сидевших с ним двух офицерах. Только на солдате-водителе была поношенная "афганка", на которую было нашито множество ярких нашивок, обозначающих принадлежность к армии суверенной Республики Арулько. А на кабинах грузовиков были намалеваны бело-голубо-розовые арульканские триколоры.
   - Интересно, а что означают эти новомодные трехцветные флажки?
   - Скорее всего, что ничего...
   - Объединение импотентов, голубых и лесбиянок, так же как и россиянский! - Съязвила Светка.
   - Света, почему вы так злопыхательски настроены? - Удивился Вася.
   - А означал бы россиянский флаг чего-нибудь хорошее, то об этом бы труби ли бы на каждом углу, а поскольку его значение держится в тайне, то это значит, что ничего хорошего этот флаг не значит. Извините за каламбур.
   - Вот уж действительно! Для нормального русского человека бело-сине-красный флаг стал флагом предателей, ведь именно под этим флагом власовские каратели жгли русские села и убивали русских людей. Когда в руки наших войнов попадали эти выродки под бело-сине-красным флагом, то их отстреливали как бешенных собак. Удивляюсь, почему бело-сине-красный флаг не приравняют к пропаганде фашизма? - Страстно произнес Леха.
   - Да, оно конечно так, не гоже делать государственным власовский флаг, ненавистный большей части народа. Но ведь когда-то русские полки ходили по ним против Наполеона...
   - А вот и неправда! Это только в кино они под ним ходили. А в реальности - у каждого полка был свой флаг своей расцветки, под которым он и шел в бой. И не было у русской армии единого флага...
   - Ну почему же не было? Некогда русское воинство ходило в бой под красным знаменем...
   - Ну это же только в советское время...
   - Не только в советское, а в то время, когда Русь была Русью, была действительно русским государством, а не многонациональной россиянией с нерусским царем или антирусским призидентом. И сиял на том знамени солнечный знак арийцев-русов - золотой коловрат.
   - Ладно, хватит вдаваться в исторические дебри. - Вернул всех к реальности Никита. - Давайте лучше проанализируем существующую обстановку в свете только что увиденного. Если здесь появилась своя армия, значит губерния и впрямь получила суверенитет. А что это может значить для нас?
   - Что выбраться отсюда будет еще сложней... - Мрачно констатировала Света.
   - Но за то мы сможем более не сковывать себя всякими идиотскими юридическими предрассудками. На войне, как на войне! - С воодушевлением и боевым азартом в глазах сказал Леха.
   - Да уж, что верно, то верно. Тем более, что не понятно к чему приведет эта независимость, но явно не к чему хорошему она не приведет. А вот к войне?... К войне она, скорее всего, и приведет. - Задумчиво резюмировал Никита.
   - Да, как это ни странно именно с приходом демократии все беды и начинаются, в то время как при диктаторах народ живет более-менее.
   - Ну это зависит от того, чьи интересы выражает диктатор. Если общенациональные как в Южной Корее или Саддам в Ираке... И кстати, как Сталин в СССР. То производство развивается, а народ богатеет. А если диктатор, как Самоса или кубинский Батиста, представляет интересы американских корпораций, то страна становиться нищей колонией. А демократия, кстати, тоже диктатура - диктатура торгашей. Нормальная диктатура, основанная на силе и страхе, по меньшей мере честнее, чем демократия, являющаяся диктатурой, основанной на обмане и промывании мозгов...
   - Вот опять на политику скатились! - Возмутилась Светка. - Настоящие мужики должны говорить о женщинах, автомашинах и компьютерах. А политика это - как секс. Об этом не говорят, этим занимаются. Автоматики себе новые купили? Купили! ИМХО, автомат - лучший инструмент реальной политики, если, конечно не считать крылатые ракеты и авианосцы.
   - Да уж сложно с автоматом противостоять "томагавкам" и авианосцам... - Печально промолвил Вася.
   А армейская колонна тем временем, оставляя за собой клубы пыли, свернула на дорогу ведущую в Медунск и скрылась вдали. Через некоторое время пыль улеглась, а дорога оставалась пустынной до заката.
   Вскоре солнце зашло. Стемнело. Смолкли птицы. Ребята легли спать, выставив караульного, которого по очереди меняли. Но до утра было тихо и по дороге никто и не проезжал, и не проходил. Когда взошло солнце, позавтракали и двинулись дальше в путь. Для поднятия духа и избавления от остатков сна отряд во всю глотку орал бодрую песню:
  
   Хвост поджал чеченский волк, сникли басурмане -
Суздальский пехотный полк выступил для брани.
Содрогнулся Измаил, задрожали Альпы,
Гром с небес предвосхитил русских пушек залпы.
Ать-два левой, шире братцы шаг.
С бодрой песней нам не страшен враг.
Ать-два левой веселей гляди,
С русской славой вечность впереди.
Окрыляет наш простор, закалив ненастьем.
Русским быть святой восторг и святое счастье
И ведет нас командир в бой без колебаний.
Чище будет этот мир после русской бани.*
   * Марш суздальского пехотного полка.
  
   Вскоре впереди показалось несколько домиков, заброшенная бензоколонка и довольно большая территория, огороженная старым деревянным забором. Когда подошли ближе, то на заборе смогли прочитать большую, но выцветшую от времени, фанерную вывеску "Камеронов и сын. Вторсырье".
   - Слушайте, а может можно здесь какой-нибудь машиной разжиться? - Предложил Игорь. - Или на худой конец с кем-нибудь договориться, что бы до Медунска подкинули. На колесах всяко веселее, чем топать пешком.
   Однако, ни на самой бензоколонке, ни вокруг никаких автомашин в работоспособном состоянии не наблюдалось. Лишь около гаража-мастерской стоял грузовик без колес и парочка легковых машин, но выросшая вокруг них высокая трава и густая пыль на стеклах красноречиво говорили о том, что эти машины стоят здесь на вечной стоянке.
   - На чем ты собираешься ехать? - Язвительно спросила Светка. - Вон там за забором еще свалка есть, судя по всему. Сходи еще туда, может там какая ржавая развалюха завалялась, случайно закатившись за груду металлолома.
   - А, кстати, тоже мысль. - Обрадовался Игорь. - Ведь должна же быть какая-то машина, на которой они весь этот хлам возят.
   - Верно мыслишь! - Ответил Никита. - Предлагаю навестить хозяина этой свалочки.
   И ребята двинулись к воротам свалки. На территории свалки лежали кучи всякого хлама, несколько рассортированные по разновидностям - металлолом, старые бочки, деревянные ящики и тому подобный хлам. Посередине стояла достаточно большая каменная сторожка. Никакой машины нигде не наблюдалось, если не считать мятые и ржавые автомобильные кузова среди металлолома.
   - Ну, что? С дядей Женей пришли поговорить? - Окликнул пришедших мужичек с клочковатой бородкой, стоявший около дверей сторожки. - Я Камеронов, хозяин этого учреждения. Чем интересуетесь? У меня есть много чего интересного для продажи. Вещи, конечно, слегка подержанные, ну в смысле - поломанные, но все равно могут пригодиться.
   Ассортимент у свалочного хозяина действительно был неплохой - от инструментов и туристского снаряжения до охотничьих ножей, оптических прицелов и бронежилетов. Все было далеко не в лучшем состоянии, но вполне пригодно к использованию и при том очень дешево. Среди этого разнообразия нашлось даже несколько вещей, которые ребята не побрезговали купить.
   Выйдя с территории свалки, отряд направился к гаражу-мастерской, стоявшему рядом с заброшенной бензоколонкой, надеясь узнать там про возможность воспользоваться автотранспортом. Асфальт между заправочными колонками уже давно растрескался и в трещины пробивалась трава. Сами заправочные колонки были ржавые и частично разукомплектованные, на некоторых еще сохранились фанерные таблички "не работает" с облупившейся краской.
   На задворках бензоколонки валялась пара ржавых остовов легковых автомобилей, заросших бурьяном. Отряд направился к стоявшим за заправкой авторемонтным боксам с облупившимися стенами, вероятно все еще как-то используемым. Ворота одного из боксов были открыты и оттуда доносился шум - скрип и металлические удары. Внутри находился молодой крепкий парень, который разбирал старый автомобильный двигатель.
   - Привет, ты кто!
   - Привет, я тут у отца главный по сломанным вещам. Могу починить что угодно, но и сломать тоже. Люблю, знаете ли, проломить кому-нибудь голову. А вы куда путь держите?
   - Да вот хотим в столицу вашу, славный город Медунск, прогуляться, порядок там навести...
   - Тогда и меня с собой возьмите, а то уже достало со всяким старым хламом возиться. Только губернатора не трогайте, я его сам загасить хочу!
   Парень положил гаечный ключ, вытер руки ветошью и одел поношенную камуфляжную куртку.
   - А как тебя зовут?
   - Люди кличут меня Бешенным. Наверное за мой добродушный характер. - Усмехнулся парень, доставая из металлического шкафчика ружье, патроны и старенький рюкзачек.
   Таким образом отряд пополнился еще одним бойцом. Бешенный оказался достаточно крепким и смелым парнем, да и к тому же весьма идейным - давно мечтал пойти повоевать за народное счастье. Но характер был у него соответствующий прозвищу, хотя он был очень доброжелателен ко всем своим друзьям, ему очень не терпелось пристрелить какого-нибудь вражину. О чем он и болтал без умолку всю дорогу.
  

10. Негостеприимная столица.

  
   К концу дня подошли к Медунску. Вблизи столицы шоссе имело вполне приличный вид - асфальт был почти без выбоин, хотя и с трещинами, а разметка сияла белизной недавно нанесенной краски. Вдоль шоссе стояли рекламные щиты на которых, кроме рекламы пива и сигарет, попадались и красочные плакаты рекламирующие суверенитет республики Арулько, как теперь называлась Арульканская губерния.
   Неожиданно за поворотом оказался блокпост. Проезжая часть была на половину перегорожена бетонными блоками, а оставшаяся половина перекрыта шлагбаумом. За укрытием из мешков с песком находилась будочка охраны, а чуть поотдаль за аналогичными укрытиями стояли два стареньких танка Т-54. в стороны от блокпоста уходили спирали колючей проволоки.
   Ребята, увидев блокпост, сразу бросились в придорожный кустарник. Но с блокпоста их тоже заметили и оттуда затрещали автоматные очереди. К счастью ни в кого не попали. Пули просвистели над головами, кое-где с хрустом срубив веточки.
   Стало ясно, что в Медунск дорога закрыта. Во всяком случае такими силами. Не смотря на возражения Бешенного, который рвался в бой, было решено отступить. При чем уходить предпочли через лес - это не позволило бы возможным преследователям использовать автомашины. Но погони не было и минут через сорок непрерывного бега отряд остановился отдышаться.
   - Ну, что, народ, как будем выбираться? - Спросил Никита, переведя дух.
   - Похоже, что о медунском аэропорте можно и не мечтать. - Задумчиво сказал Вася. - Можно разве что найти пилота и пробиться на драссенский аэродром и захватить что-нибудь летающее из того, что там имеется.
   - Да, похоже, что выбора действительно нет. - Согласился Игорь. - Тогда надо идти в Драссенск. Кстати, по дороге можно заглянуть в Балимы за этой рюмкой. Кстати, если в Балимы наведаться, то крюк большой получиться?
   - Да, нет, почти так же. - Ответил Вася. - Просто тогда надо идти не через Санмонск, а сейчас двигать на восток - прямо в Балимы, а из Балим на север через Альмоград в Драссенск.
   - Ну тогда, так и пойдем. - Тяжело дыша поддержала Светка. - мне тоже охота на эту знаменитую рюмку поглазеть.
   - Не рюмку, а кубок Святослава. - Поправил Вася.
   Отряд направился к шоссе, идущему вдоль морского побережья на восток из Медунска в Балимы. Убегая от блокпоста ребята забежали достаточно глубоко в лес и теперь нужно было из леса выбираться, при чем делая достаточно большой крюк, что бы обойти блокпост стороной. Тропинок в лесу почти не было и приходилось продираться сковозь подлесок. Наконец нашлась тропинка, идущая более-менее в попутном направлении. По ней и пошли гуськом. Уставшие после продирания сквозь ветки ребята расслабились и утратили осторожность, что чуть было не кончилось печально.
   Впереди раздались громкие голоса и гогот. Шедший впереди Никита насторожился и остановился, за ним остановились и все остальные. Предусмотрительный Вася тихо отступил в кусты и присел на одно колено, изготовившись к стрельбе.
   Невдалеке показались идущие по той же тропинке навстречу солдаты арульканской армии. Судя по разговорам это был карательный отряд, который возвращался после акции по запугиванию населения. Солдаты весело рассказывали друг другу как им удалось поиздеваться над жителями какого-то хутора и при этом громко гоготали. Это были явно не профессиональные военные, а просто сброд, нанявшийся за неплохую плату в свежесколоченную армию суверенной Республики Арулько, привлеченный возможностью безнаказанно грабить и издеваться над согражданами.
   Было ясно, что мирно разойтись на узкой тропинки с этой одетой в военную форму бандой головорезов не удастся. Ребята попытались рассредоточиться в кустарнике. Услышав треск веток, солдаты без предупреждения открыли огонь. К счастью - неприцельный. Над головами засвистели пули, высекая щепки из стволов деревьев. Вася практически сразу ответил прицельной короткой очередью из своего АКСУ по головорезу, возглавлявшему колонну. Злыдень вскрикнул, выронил свой АК-47 и со стоном упал на землю.
   Враги рассредоточились и их огонь стал более прицельным. Ребята также рассредоточились и залегли, укрывшись за поросшими мхом кочками. Вот наконец, какой-то из врагов решил сменить позицию, но до дерева за которым собирался укрыться, не добежал. Эхом разнесся по лесу гулкий выстрел из навороченного магазинного дробовика Бешенного и врага аж швырнуло назад с треском ломаемого кустарника. Это был хороший выстрел. Бешенный вошел в азарт схватки и с криком "Нате, гады, получайте!" начал бешенную пальбу, пока не опустошил магазин.
   И хотя его бешенная пальба никого не задела, враги откровенно перепугались и стали вести себя осторожнее. Даже стрелять они стали реже. Этим воспользовался Никита, подползший ближе и занявший весьма удобную позицию за большим валуном на фланге. Один из солдат как раз в этот момент тоже решил обойти отряд с фланга. Никита хорошо прицелился из СКС и одним точным выстрелом в голову успокоил вражину. Тут же остальные враги открыли огонь по позиции Никиты. Пули застучали по валуну, выбивая из него каменную крошку. Никита вжался в мох. Но остальные бойцы не растерялись и тоже ответили огнем. Со стороны противника раздался вопль и ругань - пуля задела еще одного врага.
   Это явно был небольшой отряд, а потому встретив столь решительное сопротивление и понеся ощутимые потери, враг начал отступать. Один из солдат вскочил и попытался убежать, но тут же грохнул выстрел и враг со стоном рухнул на землю, пробежав лишь пару метров. Оставшиеся враги отползли и лишь затем бросились убегать с треском ломая ветки и кусты. Начавшись неожиданно стычка в лесу так же быстро и закончилась.
   Убедившись, что в лесу тихо, ребята очень осторожно, укрываясь за деревьями и находясь в готовности в любой момент открыть огонь, пробрались к тому месту, где располагалась позиция противника. Там они обнаружили шестерых убитых, три стареньких автомата АК-47, два автоматических карабина Colt М4 и помповое ружье. А кроме того пару осколочных гранат и с десяток запасных магазинов к автоматам. Это были вполне неплохие трофеи, ощутимо улучшившие боевые возможности отряда. Внимательно осмотрев место боя, ребята, запутывая на всякий случай след, двинулись дальше и вскоре вышли на шоссе ведущее в Балимы. По обочине шоссе идти было уже намного легче, чем по лесу. Но об осторожности все равно не забывали.
   С севера к шоссе подступал лес, а с другой стороны в полусотне метров за шоссе простирался песчаный пляж, а за ним плескались морские волны и кричали чайки. Погода стояла теплая и лишь свежесть морского ветра спасала от изнуряющей путников жары. Дорога была пустынна, хотя по уверениям Васи, обычно в такие погожие дни по ней множество народа выезжало на простиравшийся вдоль нее пляж, и кроме того постоянно ездили местные богатеи и крупные чиновники, которые имели виллы в Балимах.
   По дороге сделали привал и продолжили путь. Но до темноты к Балимам так и не дошли. Когда зашло солнце и стемнело впереди показались огни.
   - А вот и Балимы! - Радостно сказала Света. - Небольшой, но приятный поселочек.
   - Это еще не Балимы, но до Балимов здесь уже не далеко. - Разочаровал ее Вася. - Это бензоколонка и мотель в паре километров от Балимов. Сами Балимы отнюдь не маленькие. Балимы тянуть на несколько километров вдоль побережья. Если присмотреться, то можно увидеть зарево на востоке - это и есть Балимы. Там огромное количество шикарных вилл и магазинов. Ночью там светло как днем. Это местный рай для богатых, бедных туда не пускают. Поселок огорожен стеной и имеет собственную охрану.
   - А как же мы туда попадем?
   - Стена - невысокий кирпичный заборчик. Вполне можно перелезть. Местные богатеи чувствуют себя настолько уверенно, что даже не удосужились что-то посолиднее возвести. Ограничились этим заборчиком и несколькими ажурными кованными воротами на въездах.
   - А чего же это они так?
   - Эстеты, вероятно. Да и кто их здесь тронет, когда кроме охраны поселка у каждого еще и свои мордовороты есть, а на всех домах наверняка стоит сигнализация.
   Так, скоротав остаток пути до бензоколонки болтовней до нее и дошли. В ярко освещенном помещении, исполнявшего функции придорожного кафе и небольшого круглосуточного магазинчика, их встретил учтивый хозяин этого придорожного заведения.
   - Добрый вечер. Чего желаете? Заправить машину, поужинать, остановиться на ночь, чего-нибудь купить?
   - Эх мил человек, что бы машину заправлять, ее сначала нужно купить... - Ответил Никита.
   - Чего купить? Вот машину-то мы купить и хотим! - Заявила Светка.
   - О, это замечательно! - Обрадовался хозяин. - А я как раз подумывал продать свой Хаммер. А то знаете ли бензина жрет немеренно, а ездить мне на нем особенно некуда. Он старенький, но в хорошем состоянии, так что отдам почти задаром - всего за двадцать тысяч зеленью.
   - Нас это вполне устроит.
   - Но сразу предупреждаю, что особого комфорта не ждите. Это не люксовая версия для богачей, а армейский вариант - простой и железный.
   - Нам это даже и лучше. Мы - путешественники и нам нужна надежная машина с хорошей проходимостью, а не игрушка. - Обрадовался Вася.
   - Мы готовы купить его хоть сейчас, надеюсь, что машина полностью исправна и проблем с ней у нас не будет? - Сказал Никита.
   - Давайте я завтра с утра лично все проверю, подготовлю ее к продаже, вымою и заправлю, а вы подходите к вечеру и забирайте.
   - Хорошо, договорились. А мы пока завтра прогуляемся на экскурсию в Балимы.
   - Можете переночевать у меня. Мотель у меня совсем крохотный, но он сейчас полностью пустой и вам места хватит. Отдохнете, а завтра осмотрите Балимы. Чудесное место - великолепный пляж, шикарные магазины. Но особенно рекомендую краеведческий музей. Там много интересных экспонатов, но самый главный - кубок Святослава из читзенского святилища. По преданию, того, кто прикоснется к кубку будет сопровождать удача.
   Ребята поужинали в кафе и, впервые за много дней, легли спать с комфортом в нормальные постели. Но все равно, уже приученные ко всяким неожиданностям, по очереди стояли в дозоре у дверей мотеля.
   Встали на рассвете, позавтракали в том же кафе и двинулись в сторону Балимов. Хозяин заправки уже возился с Хаммером, который он выгнал из гаража на улицу. Это действительно был типично армейский вариант - защитного цвета, с металлической крышей салона и небольшим тентом сзади.
   - Ну, что, нравится? - Осведомился хозяин, закрывая капот. - Зверь, а не машина! Только мне ее теперь не потянуть. И ранее дела шли не очень, а сейчас после объявления этого суверенитета, бензин подорожал, а клиентов почти не стало.
   Ребята полюбовались своим будущим средством передвижения и двинулись пешком в Балимы, благо поселок находился совсем рядом в паре километров.
  

11. Рай губернского значения.

  
   Шоссе, связывавшее Медунск с Балимами, было, наверное, лучшим в Арулько. А на подъездах как к столице, так и к Балимам, так вообще выглядело подобно европейским автобанам. Поселок был окружен невысоким симпатичным кирпичным заборчиком. На въезде были ажурные кованные ворота около которых прохаживалось трое охранников. Ребята решили с ними не связываться, а проникнуть в поселок незаметно. Для этого они направились не к воротам, а вдоль забора, а когда отошли от ворот на приличное расстояние, то просто через него перелезли.
   За забором оказалось поместье какого-то местного богатея - подстриженные газончики, клумбы, бассейн и большой одноэтажный дом с обширной верандой. Судя по всему никого в поместье не было - ни хозяев, ни прислуги. Стараясь оставаться незамеченными ребята прокрались к дому и осторожно заглянули в окна. В доме тоже никого не было. Ребята обогнули дом и вышли на улицу, отделенную от усадьбы аккуратно подстриженной невысокой живой изгородью. Прохожих на улице было мало или даже скорее почти не было, так пара человек, неторопливо шедших куда-то по своим делам. Судя по всему обитатели этого райского поселка не слишком любили рано просыпаться. Ребята вышли на центральную улицу поселка и пошли по пешеходной дорожке, отделенной от проезжей части аккуратно подстриженным газончиком. Вскоре подошли к краеведческому музею, который занимал монументальное здание в самом центре поселка облицованное темным красно-коричневым камнем. Около входа в музей стояли мраморные статуи, но не древние, а явный новодел.
   Ребята перешли через проезжую часть и вошли под своды музея. Воздух в музее был прохладным по сравнению с уличной жарой. Под потолком тихо жужжали кондиционеры. По залу музея прогуливался пожилой, но очень крепкий и крупногабаритный охранник-смотритель с пистолетом в кобуре. По выправке было видно, что это бывший военный, скорее всего какой-то старший офицер типа майора или полковника.
   - Смотреть смотрите, но ничего руками не трогайте. - Пробасил охранник. - Если что не понятно, спрашивайте у меня. Но там у всех экспонатов есть таблички. Я уже который год здесь и охранником, и смотрителем, а как ставки сократили и большую часть персонала поувольняли, так еще и экскурсоводом на общественных началах.
   - Спасибо, мы пока посмотрим, а если что у вас спросим. - Любезно ответила Светка.
   - Ну смотрите. Самый главный экспонат - кубок Святослава, он еще называется кубком удачи. Вот это настоящая ценность по сравнению со всяким современным искусством, которым забит этот музей. Его сюда доставили из древнего святилища в Читзене. Сколько его уже пытались похищать! Поговаривают, что сам мистер Клаус, главарь Санмонской мафии, хочет его заполучить в свою личную коллекцию. Несколько раз его шпана пыталась ограбить музей. Но я же тоже не прост! Ведь недаром в десантуре до полковника дослужился. Четырежды выставлял отсюда его ребят. Последний раз они даже вооруженное нападение попытались предпринять, пришлось отстреливаться. Хорошо, что на шум стрельбы охрана прибежала. А охраннички здесь хоть и частные, но серьезные - сначала стреляют, а уж только потом думают. Вот потому и стоит на витрине с кубком дорогущая сигнализация, хотя на оборудование сигнализацией всего здания денег так и не выделили.
   Ребята разбрелись по залу. Стены были увешены картинами местных дарований - начиная от соцреализма шестидесятых годов и заканчивая отвратительной современной авангардной мазней. Посреди зала стояли скульптуры. Но самым главным экспонатом действительно был кубок. Он стоял в отдельной витрине под стеклом на пурпурной бархатной подставке, сверкая золотом и переливаясь разноцветными драгоценными камнями. На самой витрине притаились датчики сигнализации. Никита взглянул вверх и увидел, что с потолка свисает целая гирлянда датчиков. На расстоянии примерно в метр витрину окружал натянутый на стоечках канат, покрытый сверху таким же пурпурным бархатом, как и подставка, на которой стоял кубок. Пространство ограниченное канатом явно тоже было под сигнализацией.
   Никита вновь глянул наверх и проследил направление, куда уходили провода от висевших на потолке датчиков. А далее гуляя по залу установил, что эти провода идут далее по стене и уходят в служебное помещение, где через приоткрытую дверь он увидел пульт сигнализации. Включение и выключение осуществлялось маленьким блестящим ключиком, который прямо так и торчал в пульте.
   Когда весь зал музея был осмотрен, ребята вышли на улицу. Немного прогулялись по поселку, а затем сели в небольшом кафе. Цены здесь были бешенными, явно рассчитанными на богатеев проживавших на здешних виллах. Потому ограничились только тем, что заказали по чашечке кофе и по одному пирожному.
   - Ну и что мы имеем. - Начал Вася. - Лично у меня никаких идей нет. Можно было бы конечно грохнуть сторожа. Но лично мне его жаль. Мужик-то он в общем не плохой.
   - Так просто дадим по башке, свяжем и возьмем кубок... - Азартно воскликнул Бешенный.
   - Во первых тише, а во-вторых, витрина с кубком под сигнализацией и когда ты, такой боевой и горячий, его сцапаешь, то завоет сирена и к музею сбежится вся окрестная охрана. Что ты тогда будешь делать? Смотреть как они тебя в решето будут превращать? А ведь ребята здесь серьезные, да и много их здесь?
   - Ну, как что... С боями прорываться в Читзену, что бы вернуть кубок волхвам... - Уверенно заявил Бешенный.
   - Ладно, хватит спорить, горячие финские парни, а то еще подеретесь. - прекратил спор Никита. - Есть у меня идея получше. Надо ночью тихо прокрасться в музей и отключить сигнализацию.
   - Вот только как ночью туда войти? - Задумался Игорь. - Входную дверь они ведь явно запирают.
   - А, пустяки! - Ответил Бешенный. - Там замок хоть и здоровый, но открыть его проще простого. Благо необходимый минимум слесарного инструмента у меня всегда при себе. Случалось мне раньше подобные замки и чинить и открывать, когда они у кого-то запертыми ломались.
   - А как отключить сигнализацию? - С сомнением произнес Вася. - Будь все так просто, быки Босса уже давно бы стянули кубок.
   - В том-то и дело, что все очень просто! - Ответил Никита. - Просто у босса в основном тупые узколобые громилы, которых по тому и зовут быками. Не смотря на всю навороченность системы датчиков, сигнализация отключается очень просто. Я проследил куда идут провода.
   - Так может быть просто эти проводочки перерезать? - Предложил Вася.
   - А вот если их перерезать, то сигнализация точно сработает. - Сказал Никита. - Любая приличная сигнализация срабатывает при повреждении датчиков либо проводов. Выдается либо сигнал аварии, либо повреждение воспринимается как тревога по полной программе. Все намного проще - пульт сигнализации находится в служебном помещении прямо около двери. И отключается она не кодом, а маленьким ключиком, который судя по всему постоянно торчит в пульте. Надо только приоткрыть дверь, заглянуть в комнату и повернуть ключик. Главное двигаться безшумно, что бы не разбудить охранника.
   - Замечательно! - Обрадовался Вася. - Когда приступим к осуществлению мероприятия?
   - Я думаю, что надо это делать поздно ночью. Где-то под утро, тогда и охранник будет крепче спать и на поселковую охрану меньше шансов наткнуться. А сейчас можно сходить на пляж искупаться. Затем забрать нашу замечательную машинку и подогнать ближе к поселку, что бы было удобнее удирать, когда кубок будет в наших руках.
   - Кстати, можно еще и по местным магазинчикам пробежаться, вдруг найдем что-нибудь полезное. - Добавила Светка.
   Пляж в Балимах был просто шикарен. Мягкий мелкий песок, теплая морская вода. Ребята выкупались, полежали на песочке, греясь на солнышке, а затем пошли обратно через поселок. По дороге заходили во встречавшиеся по пути магазинчики. Первым попался ювелирный салон, где под стеклами витрин на черном бархате сверкало золото и бриллианты. Ценники оканчивались длинным рядом нулей. Но на эту роскошь даже смотреть долго не стали - по сравнению с кубком эти драгоценности выглядели просто бижутерией.
   А вот другой магазинчик, находившийся напротив был оказался намного интереснее. Когда ребята вошли в магазинчик, их поприветствовал аккуратно одетый господин в очках:
   - Добрый, господа! Чего Желаете? - Говорил он с сильным немецким акцентом. - В магазине электронике Франса Хинкля есть лучшие товары со всего света. Если что-то понравится, вы только скажите.
   Ассортимент в магазине был действительно интересный, кроме всякого бытового барахла типа телевизоров, видеомагнитофонов и DVD-проигрывателей, в магазинчике был еще и отдел посвященный электронным системам безопасности. Там нашлись три лазерных целеуказателя, два оптических прицела, портативный GPS-приемник и самое главное - прибор ночного видения. Все это, разумеется, было тут же куплено. После чего внимательно поглядев на ребят, господин Хинкль предложил еще и три бронежелета "Спектра", которые по его словам были весьма популярны в Арулько, хотя и не каждому были по карману. Теперь основных бойцов отряда можно было и приодеть в броню.
   Ребята расплатились, а любезный хозяин, мило улыбаясь звал заходить еще, обещая, что с новыми поставками привезут еще несколько интересных вещей. На последок купили еще и видеокамеру, что бы поснимать местные достопримечательности. Из Балимов выбрались так же как и вошли - через забор подальше от поста на входе.
   Усталые и довольные к ужину вернулись в мотель. Хаммер стоял сверкая свежевымытыми бортами. Никита сразу отдал хозяину мотеля деньги за машину, а хозяин распорядился, что бы ребятам накрыли стол за счет заведения. Ужинали долго и со вкусом, благо ужин был хорош. Купили запас провизии в дорогу, который сразу погрузили в машину. А затем легли спать в номерах мотеля перед предстоящей ночной операцией в Балимах.
   Уже глубоко заполночь отряд незаметно сел в машину. Хозяин мотеля действительно отладил машину на совесть. Двигатель сразу завелся и мерно заурчал. Бак был заполнен бензином под завязку. Слегка прогрев двигатель, Вася вывел машину на дорогу и покатил в сторону Балимов. Чуть не доезжая поселка, он свернул с шоссе в лес и заехав в заросли остановился. Бойцы оставили вещи в машине и, взяв с собой только оружие, пошли к поселку. У машины оставили только Светку, которая должна была в случае какких-либо осложнений с машиной сразу же сообщить отряду при помощи портативной радиостанции.
   Ночь была темной, луна лишь изредка выглядывала из-за облаков. Вокруг стояла тишина, лишь издали еле-еле доносился шелест морского прибоя. Никита шел впереди с прибором ночного видения на голове, держа наготове свой МР5. В зеленоватом свете прибора вскоре показался и окружающий Балимы забор. В находившейся за забором усадьбе было тихо, в окнах дома свет не горел. Отряд перебрался через забор и пригнувшись осторожно двинулся через усадьбу, стараясь держаться тени. Когда, обойдя дом, Никита выглянул на улицу, то увидел стоящий там патруль из трех охранников, вооруженных автоматами.
   Для того, что бы не сталкиваться с местной охраной решили идти не по улице, а через территорию вилл. Благо сады, вокруг вилл разделялись всего лишь живыми изгородями из аккуратно подстриженного кустарника. Вскоре, невдалеке показался темный силуэт музея. Отряд притаился за клумбами и кустами, а Никита пригнувшись приблизился ближе к улице и огляделся. Лишь где-то в дальнем конце улицы стояли двое охранников и курили. В приборе огоньки их сигарет светились яркими белыми точками, на фоне их зеленоватых силуэтов.
   Никита жестом дал команду и Вася вместе с ним и Бешенным безшумно перебежали на другую сторону проезжей части. Вася залег с автоматом у постамента стоявшей с боку от входа в музей статуи и приготовился прикрыть огнем возившегося с замком Бешенного. Никита, сидя на корточках оглядывал окрестности на случай приближения охраны. Вскоре тихо щелкнул замок и массивная входная дверь с легким скрипом приоткрылась.
   - Готово. - прошептал Бешенный.
   Никита и Вася прислушались, но кругом, а главное - внутри музея, все было тихо. Ребята тихо прокрались в зал. Внутри был абсолютный мрак. Вася и Бешенный остались около дверей, а Никита, у которого был прибор ночного видения направился к служебному помещению. В служебном помещении горел свет, но никого не было, сторож спал в другой комнате. Ключик все так же торчал в пульте. Никита повернул его, пульт тихо пискнул и вместо зеленого огонька под надписью "включено", загорелся красненький под надписью "выключено". После этого Никита тихо направился к витрине с кубком, перелез через ограждения и разбив стекло, взял драгоценный кубок. Испугавшись звона разбитого стекла, Никита прислушался. Но все было тихо, сторож по-прежнему крепко спал. Убедившись, что все спокойно, Никита осторожно двинулся к выходу.
   На улице все так же было тихо. Ребята побежали через проезжую часть туда, где прятались остальные бойцы. Но вдруг где-то недалеко громыхнул выстрел. Стреляли явно в их сторону. Отряд бросился за угол дома. Грохнуло еще два выстрела. Со звоном разлетелось разбитое пулей стекло в окне. Судя по всему местная охрана действительно стреляла сразу, а думала ли она вообще еще было вопросом. Где-то вдалике уже послышался топот и звуки команд. Явно у того, кто начал стрелять тоже был прибор ночного видения и при том значительно более совершенный, чем у Никиты.
   Отряд, завернув за угол дома оказался в безопасности от огня неизвестного стрелка. Это уже позволило бежать в полный рост, что бы не позволить отсечь себе путь к периметру поселка, так как отряд оказывался зажат в узкой полосе прибрежных вилл между пляжем и улицей, которую патрулировали вооруженные охранники. Ребята спотыкались о клумбы и шезлонги. Вася даже один раз в темноте упал в небольшой выложенный мрамором бассейн, из-за чего несколько отстал. Но его могучая дыхалка и длинные ноги позволили ему более менее нагнать отряд.
   Неожиданно из-за угла очередного коттеджа наперерез беглецам выбежали двое охранников. Наличие у Никиты прибора ночного видения позволило ему среагировать первым. Длинная очередь веером буквально срезала первого из врагов и он рухнул рядом с клумбой. Второй остановился и тоже начал стрелять, но к счастью от неожиданности и темноты ни в кого не попал. Остальные бойцы открыли по нему огонь. И хотя стрелять в темноте и на бегу точно было почти невозможно, но сосредоточенный огонь нескольких стволов сделал свое дело. Хотя большая часть выпущенных пуль пролетела мимо, зазвенев где-то вдали разбитыми стеклами, попавших хватило, что бы превратить врага в решето.
   Остановившись лишь на мгновение, отряд рванул дальше. Вася на бегу подобрал оружие убитых врагов - футуристического вида австрийскую автоматическую винтовку Штайр-АУГ и автоматический карабин Кольт М4.
   Когда добежали до ограды, позади послышался шум погони и грохот выстрелов. Бойцы перемахнули через забор и из-за забора не прицельно полоснули длинными очередями в сторону приближавшейся погони. Преследователи вынуждены были залечь. А отряд рванул по лесу к ожидавшей машине.
   Машина стояла на том же месте где ее и оставили. Светка, слышавшая в отдалении стрельбу сидела на корточках, укрывшись за машиной, с СКСом наизготовку. Вася сразу впрыгнул на водительское место и завел двигатель. Когда все бойцы залезли в машину, он нажал на педаль и мощный джип, ревя двигателем и с треском ломая кусты и небольшие деревья, выскочил на шоссе. Уже на асфальте Вася еще больше вдавил педаль газа и разогнал тяжелую машину более чем до сотни километров в час.
  

12. Ударим автопробегом!

  
   Мерно гудел двигатель, шелестели шины. Машина неслась сквозь ночную тьму, выхватывая лучами фар несущуюся навстречу полосу асфальта. Где-то сзади на востоке горизонт уже начинал алеть зарей нового дня. Бойцы после тяжелой ночи дремали на сидениях. Лес кончился и шоссе шло через пустынный район. Вокруг тянулись открытые пространства с редкими кустиками пожухлой травы. Сидевший за рулем Вася выглядел тоже достаточно сонным.
   - Слушай, дружище. - Обратился к нему Никита. - А может нам сейчас свернуть куда-нибудь с дороги и спокойно выспаться, а то у тебя небось тоже глаза слипаются. Не ровен час, уснешь за рулем.
   - Негде здесь остановиться. - Зевая ответил Вася. - Видишь кругом открытое пространство. Это наша местная пустыня. А видишь там невдалеке справа от дороги огни? Это Тикса - печально известная местная тюрьма. Мрачное место. По слухам, начальница тюрьмы - отъявленная садистка. У нас, как видишь, воры живут не в тюрьме, а в Балимах, в шикарных виллах на морском берегу. А вот честные люди, недовольные властями, могут и в тюрьме оказаться.
   Примерно в километре от дороги был виден комплекс мрачных бетонных зданий, окруженных колючей проволокой. Периметр, а особенно охраняемый КПП на въезде были освещены. А вокруг простирались пески с редкими сухими кустиками и выбеленными ветром и солнцем черепами животных. Место было действительно весьма зловещее.
   - Сам видишь, спальных мест тут не предусмотрено. - Продолжил Вася. - Если не считать нар в камерах или бетонного пола в карцере. Да и под стенами тюрьмы спать тоже не уютно, да и никто не даст.
   - Слушай, как я понимаю, это шоссе, ведущее на запад, параллельно тому, по которому мы шли из Медунска, только находящееся километров на двадцать севернее.
   - Совершенно верно. - Подтвердил Вася.
   - А чего ты не поехал на север через Альмоград? Там ведь почти прямая дорога на Драссенск? - Удивился Никита.
   - Это все так, но есть два важных "но". - Ответил Вася. - Во-первых, прежде чем повернуть на север к Альмограду, дорога идет вдоль всех Балимов и на нее выходят охраняемые выезды из поселка. Вздумай мы ехать туда, то попали бы как раз в лапы тех ребяток, от которых еле удрали ночью. А во-вторых, Альмоград, если ты не в курсе - центр местного милитаризма. Большая часть этого города занята военными. Там находится военное училище, военные склады и гауптвахта. После этой пальбы в Балимах, соваться в Альмоград было бы весьма небезопасно.
   - Что же, весьма разумно. - Согласился Никита. - Но, сейчас мы, как я полагаю, заедем в Читзену, а далее в Драссенск. Вооружены мы теперь хорошо и можно попробовать захватить там на аэродроме что-нибудь летающее. Но все таки, тебе нужно поспать.
   - Да здесь уже не далеко осталось. - Ответил Вася, опять зевая. - Вон видишь, на горизонте уже показался лес. Там развилка. На юг - в Медунск, а на север - в Камбрийск и Санмонск. Ну и километрах в пяти будет и Эстони, где заведение старины Камеронова и родной дом нашего друга Бешенного. Вот там мы и отоспимся.
   Огни тюремного комплекса остались позади, машина подъехала к лесу. Вася снизил скорость и на перекрестке повернул на право. Теперь он ехал уже медленнее и осторожнее, так как постоянно зевал и откровенно "клевал носом". Но до Эстони добрались без происшествий. Вася загнал машину на территорию заброшенной бензоколонки и припарковал ее между боксом, в котором они некогда познакомились с Бешенным, и остовом старого грузовика, так что бы было не видно с дороги. Затем он заглушил двигатель, широко зевнул и уснул прямо в водительском кресле. Будить его не стали, а остальных Бешенный позвал устраиваться спать в своей комнате, находившейся в задней части авторемонтных боксов. Там ребята и разлеглись по походному прямо на полу, подложив под головы рбкзаки.
   Взошло солнце, но отряд спал после ночных приключений почти до полудня. Встав, бойцы умылись и приготовив на кухне у Бешенного завтрак, сели есть. За завтраком обсуждали план дальнейших действий.
   - Ну, тогда заглянем по дороге в Читзену, на развалины святилища посмотрим, с дедушками-волхвами побеседуем. - Начала Светка. - А затем уже - финишная прямая. В Драссенск, врываемся на аэродром, захватываем самолет и сразу летим домой.
   - В Читзену получается не совсем по дороге. - Пояснил Вася. - Это если ехать отсюда в сторону Санмонска, то на перекрестке, что километрах в пяти отсюда, надо повернуть на лево в сторону Грамовска, до которого от перекрестка километров тридцать. А у самого Грамовска надо повернуть на север и там еще полсотни километров до Чизены. От Читзены до Санмонска пешком всего километров двадцать, а вот для машины там прямой дороги нет, надо возвращаться по тому же шоссе до этого перекрестка.
   - Да-а... - Задумчиво произнес Игорь. - Солидный крюк получается.
   - А с другой стороны не отдавать же чашку-прушку этим бандитам из Санмонска, только потому, что это по дороге. - Сказал Никита. - Если уж взялись за дело, тем более - благородное, то надо довести его до конца.
   - Отвезти кубок Святослава в Читзену и вернуть волхвам - это просто наш долг. - Поддержал Вася.
   - А потому, други мои боевые. - Гордо заявила Светка. - Ударим автопробегом по бездорожью и всякой прочей похабной демократии!
   - Ударим! - Воскликнул Леха. - Ударить по демократии - дело святое!
   - Ну, автопробег, так автопробег. - Поддержал Вася. - Бензина в баке еще полно, до Читзены точно хватит. А может и до Драссенска дотянем.
   - Бензин - не проблема. - Уверенно сказал Бешенный. - У меня в запасе есть канистра. А пока вы съездите в Читзену я еще постараюсь парочку канистр раздобыть. Бензинчик, правда, после объявления этого отстойного суверенитета здорово подорожал. Да и дефицитом стал, но для вас я его обязательно добуду. У моего отца есть канал поставки топлива.
   - Ну, тогда пора в путь дорогу. - Сказала Светка, собирая со стола опустевшие тарелки.
   Светка вымыла посуду. Вася осмотрел машину, проверил давление в шинах. А Никита тем временем наведался к Камеронову на свалку. Удалось прикупить еще один старенький, но работоспособный, прибор ночного видения и так немного по мелочам. Затем отряд погрузился в машину и Вася завел двигатель.
   Хаммер выкатился на шоссе и понесся, оставляя за собой клубы пыли на север. Вскоре проехали перекресток, на котором повернули в сторону Грамовска. И вскоре впереди показалась развилка от которой отходила дорога в видневшийся невдалеке Драссенск. На этой дороге прямо около развилки стоял свежевозведенный блокпост. На котором дежурили вооруженные автоматами и карабинами солдаты арульканской армии. Вася резко нажал на тормоз и машина с диким скрипом тормозов остановилась, подняв тучу пыли. Солдаты на блокпосту засуетились, изготавливаясь к бою. Конечно, можно было бы попробовать на скорости проскочить мимо блокпоста, но если бы солдаты вздумали бы открыть огонь по машине, то пришлось бы весьма плохо.
   Ребята выпрыгнули из машины и залегли в редколесье, находившемся рядом с дорогой. С блокпоста по ним открыли огонь, но никого не задели. Возвращаться к машине было крайне рискованно - обочина дороги великолепно простреливалась с блокпоста. Пули время от времени вздымали на обочине фонтанчики песка. Никита глянул вперед и увидел прямо перед собой маленький холмик с краю которого из под дерна торчал темнозеленый краешек пластиковой противопехотной мины. Невдалеке виднелся еще один такой холмик. Стало ясно, что отряд находиться на краю минного поля, окружавшего блокпост. Потому-то и не было вокруг блокпоста спиралей колючей проволоки, просто некоторое открытое пространство, наверняка утыканное минами. Никита прильнул к прицелу автоматической трофейной винтовки Штайр-АУГ. Над бруствером из мешков с песком, защищавшего блокпост, торчала голова в каске и ствол автомата. Судя по всему этот стрелок и лупил по ним. Никита прицелился и плавно нажал спусковой крючок. Голова дернулась от прямого попадания и исчезла за бруствером.
   Стало ясно, что через минное поле противник атаковать не будет. Отходить пешком, бросив машину, не хотелось. Подойти к машине было невозможно. И Никита предложил своим ребятам обойти блокпост и напасть на него с тыла. Отряд отполз немного назад и пополз вокруг блокпоста, стараясь держаться подальше от края минного поля. Никита остался прикрывать этот маневр. Над бруствером появилась еще одна голова и еще один автоматный ствол начал выискивать по другую сторону минного поля в редколесье цель для своих пуль. Никита прицелился, выстрелил и промазал. Голова спешно нырнула за бруствер, но вскоре вновь появилась. Второй выстрел Никиты был удачным и еще одним стрелком на блокпосту стало меньше. Однако успехи Никиты не остались незамеченными и другой стрелок открыл по нему огонь. Огонь велся явно прицельно, пули хоть не попадали в Никиту, но ложились совсем рядом. Никита оглядел блокпост. Стрелявший в него залег на плоской крыше караульного помещения. Попасть в него было практически невозможно, в что время, как он мог ухлопать Никиту в любую секунду за счет более выгодной позиции. Никита вскочил и петляя как заяц рванул по редколесью. Вокруг засвистели пули. Резкая боль обожгла бедро и Никита упал. Стрельба прекратилась. Никита осмотрел свою ногу. Пуля чиркнула по бедру лишь оставив длинную кровоточащую рану на коже, даже не задев мышцу. Никита достал аптечку, продезинфицировал и начал перевязывать саднящую рану.
   С другой стороны блокпоста послышались выстрелы - отряд зашел с тыла и начал атаку. Сидевшие на блокпосту солдаты открыли ответный огонь. Нога дико болела, но идти не мешала. Никита пригнувшись выскочил на дорогу, надеясь, что все внимание солдат переключилось на атакующих с противоположной стороны. Ему удалось незамеченным добраться до машины. Укрывшись за ней он оглядел блокпост. Действительно, все солдаты сконцентрировались на отражении атаки и с обращенной к шоссе стороне блокпоста никого не было видно.
   Никита пригнувшись добежал до бруствера и перелез через него. Подкравшись к караульному помещению он заглянул в окно, но внутри никого не было. Однако с крыши слышалась стрельба. Никита Подпрыгнул, ухватился за край и крыши и подтянулся на руках. На противоположной стороне лежал солдат арульканской армии и палил из ручного пулемета РПК-74. От интенсивной стрельбы он явно оглох и потому не заметил, как на крышу взобрался Никита. Затвор пулемета клацнул и наступила тишина - закончились патроны. Пулеметчик потянулся за новым магазином и увидел Никиту. Но было уже поздно. Короткая очередь из Штайра и враг так и остался лежать рядом с пулеметом, выронив из руки новый магазин.
   А с другой стороны блокпоста продолжали трещать автоматные очереди. Судя по всему, атаковавший отряд залег, попав под обстрел. И атака превратилась в огневую дуэль. Ребятам откровенно везло в том, что армия свежеиспеченной республики Арулько была укомплектована в основном туповатыми раздолбаями, польстившимися на халявную кормежку и постоянное жалование, достаточно высокое по меркам этого нищего государства.
   Никита осторожно подполз к тому краю крыши, где лежал убитый им пулеметчик и осторожно глянул вниз. Внизу за бруствером засели последние трое оставшихся солдат, отчаянно отстреливавшиеся из автоматических карабинов Кольт М4. Четвертый там же лежал уже убитым. Никита кинул вниз гранату РГД-5. Взрывом гранаты двоих убило на месте, а третьего лишь отшвырнуло за угол караульного помещения. Быстро очухавшись, он бросил оружие и бросился бежать. Но со стороны леса затрещали автоматные очереди и пуля его настигла достаточно быстро. Стрельба прекратилась и наступила тишина. Все враги были мертвы. Бойцы осторожно, пригнувшись приблизились к блокпосту, а Никита внимательно осмотрев с крыши окрестности через люк спустился внутрь караульного помещения.
   Ребята собрали оружие и боеприпасы убитых и, сев в машину, миновали злополучный блокпост и продолжили прерванный путь. Переехав мостик через небольшую речку сделали привал, отдохнули, пообедали. Смыли с себя пот искупавшись в прохладной речной воде. Обсохнув, вновь разместились на сидениях и Хаммер вновь понес их по дороге, ревя своим мощным мотором.
   Светило солнце, пели птицы, вдоль шоссе тянулся лес. Где-то справа в стороне Санмонска в дали возвышались пологие холмы - отрог находившихся на севере Арулько гор. А машина неслась по пыльной к древним развалинам легендарной Читзены. Полуденная жара и напряжение минувшего боя измотали бойцов и подремывали, покачиваясь на сидениях джипа.
  

13. Камни древних развалин.

  
   К закату Вся остановился на развилке, от которой одна дорога шла на север, а другая сворачивала на юг в сторону морского побережья. Он заглушил двигатель и вылез из машины. За ним последовали и остальные.
   - Ну что, ноги разомнем и сразу в Читзену заявимся или подождем темноты и оставив машину на окраине попробуем сначала разведать, что там творится? - Спросил Вася. - А то кругом войска. Пока нам везло, но рано или поздно, если не будем проявлять осторожность, то можем нарваться.
   - Разумно! - Согласился Никита. - Я тоже думаю, что нас вполне могут здесь встретить какие-нибудь отморозки с автоматами. Надо сначала провести разведку. А если их окажется немного, то ночью неожиданная атак поможет застигнуть их врасплох.
   - А пока можно отдохнуть и поужинать. - Предложил Игорь. - Закат уже скоро.
   - Но все равно идти стоит не сразу, как стемнеет, а далеко за полночь. - Высказал свое мнение Леха. - Вряд ли отморозки рано ложатся спать. Они скорее всего будут сидеть в баре в полной боевой готовности. В одной руке бутылка пива, в другой автомат.
   - Вполне разумно. - Поддержал Никита. - Не для всех ночь наступает с наступлением темноты.
   - А может быть пока еще не стемнело, съездим на море, искупаемся. - Прищурившись произнесла Светка. - Вот эта дорога явно ведет к морю. А пляжи здесь везде неплохие, как я слышала, хоть и похуже чем в Балимах. Да и не далеко здесь должно быть.
   - К морю-то эта дорога действительно ведет. - Разочаровал ее Вася. - Только вот у самого синего моря упирается в ворота хорошо охраняемой военной базы. Пляж на километр в стороны от базы великолепно и просматривается и простреливается. Как-то давно заехал я туда по ошибке, перепутав дорогу. Остановился у шлагбаума, хотел спросить дорогу на Читзену. А тут как вылетит из караулки какой-то низенький лысый прапор в мятом кителе и давай меня матом крыть. Такой, дескать, растакой, проваливай куда подальше, пока стрелять не начали. Хотел я ему по морде дать, но глянул на часовых с автоматиками и пердумал. Молча сел в кабину, развернулся и уехал. А по нынешним временам охрана базы начнет стрелять сразу без разговоров. Если уж даже в мирную деревню приходиться прокрадываться ночью, то ломиться на закате на военную базу совсем не стоит.
   Закончив обсуждение, перекусили стоя прямо на обочине. Тем временем солнце, подсвечивая облака багровыми отсветами заката, ярко-красным диском скрылось за горизонтом. Стемнело. И по мере того, как на западе затухала алевшая там вечерняя заря, на небе начали загораться звезды.
   Уже в темноте отряд выдвинулся ближе к Читзене, но так, что бы в поселке не услышали двигатель машины. Хаммер загнали в придорожные заросли и хорошо замаскирова. А после этого, оставив все вещи в машине, взяв с собой только оружие, двинулись к деревне.
   В Читзену входили, разумеется, не по главной дороге, а со стороны леса. Крались безшумно среди зарослей. Выйдя на окраину деревни, разбились на две группы и двинулись перебежками от дома к дому, стараясь держаться тени. В одном из проулков вразвалочку прохаживался часовой в форме арульканской армии. Он широко зевал, покуривал и немного покачивался, не слишком твердо стоя на ногах. По долетавшему от него запаху перегара было ясно, что он - пьян.
   Никита вытащил нож и безшумно пополз к часовому. Выждав момент, когда часовой закурил очередную сигарету, на несколько секунд ослепив сам себя пламенем зажигалки, Никита стремительным броском подскочил к часовому и ударом приклада по затылку сбил арульканского горе воителя с ног. Под ударом приклада хрустнули шейные позвонки и часовой мешковато рухнул на землю. Первая стычка завершилась успешно.
   Что бы не оставаться долгое время на открытом пространстве, разобравшись с часовым, Никита метнулся в тень ближайшего дома. Там он лицом к лицу столкнулся с неожиданно вышедшим появившемся из-за угла другим солдатом. Оба от неожиданности на мнгновение замешкались, но затем солдат схватился за висевший за спиной автомат. Никита, который держал свой Штайр в руках перед собой успел выстрелить первым. Короткая очередь отбросила солдата, превратив его грудную клетку в решето. Грохот выстрелов разорвал ночную тишину. Где-то невдалеке послышались крики - расквартированные в Читзене арульканские солдаты поднимались по тревоге.
   Практически сразу невдалеке показались первые трое солдат со всех ног бежавших на звуки выстрелов. Никита прицелился и меткой очередью свалил одного из них. Где-то совсем рядом за спиной Никиты громыхнул Калашников и на землю рухнул еще один солдат. Никита оглянулся. Меньше чем в десятке метров, укрывшись за небольшим кустом, лежал Леха, прикрывавший его огнем. Третий солдат залег и начал стрелять в сторону Никиты. Никита отпрянул за угол избы. Пули просвистели мимо, выбив из угловых бревен щепки, осыпавшие Никиту.
   Неподалеку, с той стороны, где продвигалась вторая группа отряда, так же послышалась стрельба. Там тоже завязался бой. Залегший враг продолжал лупить по углу избы, за которым укрылся Никита. Откуда-то из темноты другой враг обстрелял лежащего около куста Леху. Невдалеке раскатисто громыхнул разрыв ручной гранаты, послышался васин крик "Ура!" и бешено затрещали автоматные очереди.
   Никита тоже решил попробовать достать врага гранатой. Он осторожно крадучись обошел избу и та увидел того врага, который обстреливал Леху. Никита вскинул Штайр, прицелился и выстрелил. Выстрел оказался не слишком удачным. Короткая очередь лишь полоснула вражине по ногам. Солдат взвыл от боли и развернув свой автомат в сторону Никиты, начал палить длинными очередями. Никита вжался в землю и пули просвистели над головой. После пары очередей у противника кончились патроны и он громко и похабно ругаясь стал спешно менять магазин. Воспользовавшись этим, Никита привстал и на ходу стреляя во врага, укрылся за углом избы. Неприцельная стрельба Никиты не причинила вреда врагу и он, сменив магазин, продолжил лупить длинными очередями, перенеся огонь теперь уже на угол избы. Он лупил по бревнам избы, как будто намеревался распотрошить их в щепки и труху.
   Никита оказался блокирован за этой достаточно небольшой избой. С одной стороны молотил один враг, с другой - другой. А открытое пространство за избой тоже простреливалось, оставляя Никите лишь небольшой пяточек непосредственно у самой стенке. Однако, то что Никита отвлек на себя внимание второго солдата, позволило Лехе сменить позицию и зайти с фланга. Леха, хорошо прицелившись, точным выстрелом снял одного из врагов и начал обстреливать второго.
   Тем временем со стороны второй группа стрельба стихла. На том направлении все враги оказались уничтожены раньше. Там исход боя решила удачно брошенная Васей граната и его отчаянная атака с криком "Ура!". Но и сам Вася получил серьезное ранение, хоть и на вылет.
   Последний оставшийся враг, поняв, что бой проигран, попытался уползти, волоча раненную ногу и оставляя за собой кровавый след. При этом он продолжал огрызаться автоматными очередями. Отряд, сосредоточенным огнем, успокоил и его. В читзене наступила тишина. Через некоторой время из домов начали высовываться разбуженные стрельбой испуганные местные жители.
   Светка перевязала раненного Васю, а Никита тем временем спросил у местных жителей, где найти волхва. Ему указали на небольшую аккуратную избушку на краю деревни. На крыльце избы стоял коренастый мужик в белоснежной вышитой косоворотке и улыбался в густую русую бороду. Подойдя, Никита поклонился ему в пояс и поприветствовал:
   - Здрав будь, святой человек! Мы принесли тебе священный кубок Святослава, приносящий удачу, что бы вернуть его в святилище.
   - И ты здрав будь, храбрый воин! - Ответствовал волхв. - Тебя довно ждала наша земля. Почти тысячу лет. И теперь, когда священный кубок вновь займет свое место в древнем святилище, поднимутся дремлющие силы древних предков, а с ними поднимется и народ и очистит свои души и свою землю от скверны. Пойдем в святилище, храбрый воин.
   И отряд восторженно приветствуемый местными жителями, вслед за волхвом, несущим кубок, торжественным маршем прошел через Читзену к руинам древнего святилища с бодрой победной песней:
   "Я жду тебя, Реакция,
Всю в черном, как СС -
Не разовую акцию,
А длительный процесс.
Нагрянь большими плацами
Метелей и муштры!
Раскинь на них, Реакция,
Помосты и костры!
Пусть гниды машут баксами,
О милости моля -
Твои глаза, Реакция,
Стальнее февраля.
Приди, приди, Реакция,
Скачи во весь опор!
Пролей напалм санации
В загаженный простор!
Растопчет, скалясь, рацио
Твой злой крылатый конь.
Приди, приди, Реакция -
Железо, кровь, огонь!
"*
   * No А.Широпаев
  
   Древние руины в свете луны выглядели величественно. Отряд молча вошел через ворота в частично сохранившейся каменной ограде, охраняемые каменными изваяниями грифонов. Могучие древние силы благородного духа и воинской доблести дремали под этими замшелыми камнями. Присутствие этих сил чувствовалось. Они все еще дремали, но уже были готовы пробудиться, восстать из-под земли, что бы встать на сторону правды и света. Что бы зазвенеть звоном мечей, затрещать автоматными очередями, сверкнуть научными озарениями. Что бы развеять мрак тысячелетней ночи, вымести грязь, наполнившую за тысячелетие души людей.
   Отряд выстроился в шеренгу, и бойцы вскинули руки в древнем славянском приветствии, как некогда их далекие предки - русские войны, уходившие на святую войну против христианской Византии и Хазарского каганата. И во всполохах алевшей на востоке утренней зари почудилось трепещущий на ветру вокруг древка красный стяг с золотым коловратом, который некогда гордо реял над войском Святослава. И в плывущих по небу облаках подсвеченных лучами восходящего солнца показались очертания несущихся на боевых конях русских витязей.
   На рассвете жители деревни для чествования почетных гостей накрыли длинный стол прямо на улице перед избой волхва. Стол был покрыт простыми домоткаными, но белоснежно чистыми скатертями, и уставлен местными разносолами - печеной дичью, копчеными свиными и оленьими окороками, грибами, овощами с огородов, различными блюдами из картошки, пирогами со всевозможными начинками и прочими аппетитными вкусностями. Мужики выкатили и откупорили несколько бочонков с домашним квасом. За столом на деревянных лавках уселось почти все население деревни. Во главе стола сели волхв и деревенский староста, а почетных гостей разместили рядом с ними. И пир начался.
   - Ну, а куда дальше-то путь держите, добры молодцы? - поинтересовался волхв, прихлебывая квас из деревянной кружки.
   - Да вот, хотим с боем пробиться в Драссенск, захватить какой-нибудь самолетик и улететь домой из этой взбесившейся не то губернии, не то республики. - Ответил Никита, обгладывая аппетитный свиной окорок.
   - Я благословляю ваш путь и вашу борьбу. - Молвил волхв. - Но вы должны собрать войско, пусть даже небольшой отряд, вернуться и освободить Арулько от тирании демократов. Такой путь вам предначертан. Это ваш долг, как воинов.
   - Да мы не войны. - Попытался оправдаться Никита. - Я всего лишь геолог, Вася - шофер, а Света, Игорь и Леха - вообще еще студенты. Кроме Васи из нас даже никто в армии не служил.
   - Помни, воинами становятся в бою. Кто-то может всю жизнь прослужить в армии, дослужиться до генеральских звезд, а так и остаться тряпкой, торговцем, двуногим дерьмом. А можно и не служа в армии с оружием в руках встать на защиту своего народа от врагов внешних или внутренних и стать воином. А можно стать воином даже без оружия, сражаясь за свой народ в труде, в науке, в искусстве. Жизнь - борьба. - Изрек волхв и, взяв гусли, запел:
   "Кто умер рабом, тот не жил никогда.
Кто истинно жив, никогда не умрёт.
Мы верим: Великих традиций Звезда
На небе полуночи скоро взойдёт.
Умершим в удел достаются гробы,
Живые наследуют солнечный трон.
И только живых собирает в ряды
Полярной звезды штурмовой легион.
Умершие станут добычей червей,
Теням не нарушить магический круг.
Пусть будут бездомные сонмы теней
Тянуться в тоске на болотистый Юг.
И только живой никогда не умрёт,
Он славит богов в изреченьях простых.
Туда он уходит, где вьюга и лёд,
И там, где Звезда, там, где Солнце живых.
С неба глухие звоны
Грозно роняет набат.
Каждый мобилизован,
Каждый солдат.
Наша грядет награда,
Новый грядет строй.
Гулко грохочут отряды
По мостовой.
Царство промозглой скуки
Факелы снова жгут.
Снова простерты руки
В древний салют.
Огненны наши души,
Наши тела - лёд.
Слушай, соратник, слушай:
Время нации бьёт!"*
   * No С.Яшин.
  
   Могучий голос волхва несся над деревней и раскинувшимися вокруг нее вековыми лесами. И ему подпевали сидевшие за столом односельчане. Когда пиршество закончилось, раненного Васю отнесли в избу к волхву, который напоил его отваром из целебных трав, смазал рану лечебными мазями и наложил древний магический заговор, основанный на утраченных ныне усилиями христианских мракобесов древними знаниями биоэнергетики. Пока волхв лечил Васю, жители деревни собрали им в дорогу припасы, а Никита пригнал Хаммер. Собранные припасы бойцы погрузили в машину, усадили хромавшего, но уже способного самостоятельно передвигаться Васю и сели сами. Перед расставанием волхв еще раз благословил бойцов и машина выехала из деревни.
  

14. Финишная прямая.

  
   К обеду подъехали к Граммовску. Не доезжая злополучного блокпоста остановились и, съехав с дороги в лес, выслали Леху и Игоря в качестве разведки. Вскоре они доложили, что на блокпосту никого нет. Никита завел двигатель джипа, выехал на дорогу и повел машину дальше. На блокпосту Никита притормозил и Игорь с Лехой запрыгнули в машину. Над местом вчерашнего боя зловеще кружило воронье оглашая окрестности неприятным скрипучим карканьем. Эта картина навеяла неприятные воспоминания о недавней стычке. У Никиты даже засаднила почти зажившая рана на ноге.
   - Ну и мерзкое там зрелище. - Поморщившись сказал Игорь, когда блокпост остался далеко позади. - Эти арульканские вояки не удосужились даже трупы своих убрать. Их там сейчас вовсю клюют вороны. Аж тошно смотреть.
   - Да, и не говори. - С отвращением подтвердил Леха. - Хотя с другой стороны, лучшего эти продажные твари и не заслуживают. Кто продал свой народ и пошел в услужение к демократам тот не должен рассчитывать, что такие хозяева обойдуться с ним по-человечески.
   - Ладно, хватит о грустном. - Прервала их мрачные рассуждения Светка. - Давайте лучше обсудим, что будем предпринимать дальше.
   - А чего обсуждать. - Подал голос сидевший на переднем пассажирском сидении Вася. - Ведь решили же ехать в Драссенск. Туда, конечно, короче ехать через Камбрийск. Но там наверняка есть войска, а учитывая, что Камбрийск город по здешним меркам не маленький, то и войск там должно быть не так уж и мало. Связываться с ними рискованно.
   - А по какому пути тогда лучше ехать? - Спросил сидевший за рулем Никита.
   - Сейчас будет поворот направо в Эстони, его проезжай прямо. А сразу за ним будет поворот налево в Санмонск. Туда и поворачивай. А прямо будет дорога, которая ведет в Камбрийск. Он собственно сразу за вторым поворотом - всего в километре.
   - Но ведь в Санмонске нас будет поджидать Босс со своими громилами. - Сказала Светка. - Мало того, что мы у него нычку отнял, так еще и вожделенную чашку-прушку не ему отдали, а отвезли в Читзену. Интересно он прикажет нас всех сразу убить или предпочтет сначала помучить?
   - А иного пути нет. - Ответил Вася. - Разве что бросить машину и идти пешком, обходя города. Через пару дней конечно до Драссенска дойдем. Через Камбрийск с расквартированными там войсками можно будет пробиться только с боем, а вот через Санмонск можно будет попробовать проскочить.
   - А с чего ты решил, что в Санмонске нет войск?
   - Санмонск - это местный Лас-Вегас. Это почти частный город мистера Клауса. Там нет и никогда не было даже милиции. И мистер Клаус не допустит, что бы его территория контролировалась войсками. У него есть соответствующие связи в Медуне. Да и самим местным правителям это не выгодно, так как они имеют со всех этих борделей свою долю. Потому воинских подразделений как таковых там не будет. Да, там всегда полно военнослужащих. Но тех, которые в увольнении, а потому - без оружия. Местные вояки любят позабавится в местных борделях, попьянствовать и подраться в местных барах. Главное - постараться проскочить Санмонск на большой скорости. Тогда у нас есть шанс не столкнуться с парнями Босса. Они все же не армия и регулярных постов или патрулей у них нет.
   Вскоре впереди показался Санмонск, в котором отряд уже успел некогда побывать. Никита увеличил скорость и Хаммер, ревя двигателем, влетел в город. Никита старался ехать по городу как можно быстрее. Джип кренился на поворотах и визжал в заносах покрышками по асфальту. Немногочисленные прохожие, даже стоя на тротуарах жались к стенам домов. Все-таки несущийся на полной скорости по городской улице Хаммер - зрелище не для слабонервных. Мимо мелькали одно-двух этажные жилые домики, магазинчики, бары и небольшие гостиницы.
   Санмонск к счастью удалось проскочить удачно, миновав стычки с головорезами Босса. Отъехав пару километров от города, Никита съехал на обочину и остановился. В баке заканчивался бензин. Хорошо, что в запасе еще была одна канистра.
   - А бензина-то нам до Драссенска хватит? - поинтересовалась Светка. - Может быть зря мы не заехали в Эстони к Бешенному за обещанным бензином?
   - Думаю, до Драссенска того бензина, что в канистре, хватит. - Ответил Никита. - Здесь уже осталось километров пятьдесят, максимум шестьдесят. Да и к тому же почти по прямой. К вечеру будем в Драссенске. Собственно говоря, это уже финишная прямая. Главное теперь успешно финишировать.
   - Главное, что бы успешно финишировали все. - Пессимистически сказал Игорь. - Не хотелось бы терять боевых друзей на финишной черте. Да и самому не хотелось бы там остаться.
   И машина вновь понеслась по дороге через арульканские проторы. Мимо проплывали поля и фермы, остался позади поворот на Омерту, а Хаммер нес своих седоков к финишу их приключений. А на финише предстоял решающий бой в котором суждено было или погибнуть, или отвоевать право вернуться домой.
   К вечеру вдали показался Драссенск. Вокруг простирались поля и замаскировать крупногабаритную машину было просто негде. Никита заехал на не скошенное поле, надеясь, что в наступающих сумерках ее будет не видно в высокой траве. Там же на поле отряд поужинал и лег вздремнуть перед ночным боем за овладение аэродромом. В целях маскировки костер разводить не стали.
   Ночь выдалась облачной, а потому - темной. Луна почти не показывалась из-за облаков. Раненного Васю оставили около машины, а остальные бойцы налегке подошли к городу. Свет в окнах большинства домов уже погас, лишь на улицах горели фонари. Аэродром был расположен на самой окраине Драссенска в северной его части. Территория была окружена забором, а на главном въезде располагался ярко освещенный фонарями КПП со шлагбаумом. У шлагбаума прямо под фонарями переминались с ноги на ногу двое часовых в форме арульканской армии вооруженных карабинами. А где-то на территории аэродрома наверняка находились и еще солдаты.
   - Думаю, что надо попробовать атаковать этих у шлагбаума. - Шепотом предложил Никита. - Слишком уж они хорошо красуются на этом освещенном пространстве. Самим при этом следует держаться в темноте. Когда на шум стрельбы сбегутся остальные, то им придется или оставаться за шлагбаумом или выходить под фонари. Тех кто с дуру выскочит на освещенное место не сложно будет перестрелять. А когда они залягут с той стороны КПП, то можно будет предпринять обходной маневр. Оставить кого-то здесь, дабы не давать им свободы маневра, а остальным где-то в стороне перебраться через забор и атаковать врага с тыла.
   Предложенный Никитой план был одобрен. Снять несколькими выстрелами часовых труда не составило. Тут же где-то в глубине аэродрома послышались крики, команды, лязг затворов и топот ног. Услышав выстрелы охрана побежала к главному въезду. Вскоре на освещенное пространство выскочило сразу двое солдат. Но их сразу успокоили несколькими автоматными очередями, так что они сами не успели ни разу выстрелить. Третий выбежал уже стреляя на бегу, но и его постигла та же участь.
   Остальные залегли где-то в темноте и начали стрелять, хотя и не прицельно. Ребята же в свою очередь стрельбу прекратили, что бы не демаскировать себя вспышками выстрелов. Вскоре интенсивность вражеского огня уменьшилась и враги начали потихоньку приближаться к шлагбауму. Один из них попытался рискнуть броском преодолеть освещенное пространство, но был буквально изрешечен пулями. Остальные враги открыли бешенную пальбу, но все так же неприцельную, хотя теперь пули свистели уже совсем над головами бойцов, вздымая фонтанчики земли совсем неподалеку.
   Судя по вспышкам выстрелов, врагов оставалось всего пятеро, максимум - шестеро. Хотя возможно кто-то еще оставался на посту вдоль периметра, но явно основные силы охраны уже стянулись к главному КПП. Попытки выйти под свет фонарей враги больше не предпринимали, только стреляли во тьму, время от времени перезаряжая оружие. Настала пора обходного маневра.
   Свету оставили напротив КПП, но несколько дальше и в стороне, так что бы она могла видеть и обстреливать освещенное пространство у въезда, но не находилось бы там, куда интенсивно стрелял противник. А Никита, Игорь и Алексей ползком двинулись вдоль ограды. Со стороны города аэродром был огорожен забором из проволочной сетки, в которой Никита без особого труда при помощи предусмотрительно взятых с собой пассатижей прорезал дыру. Через нее бойцы проникли за забор на территорию аэродрома и поползли теперь уже в обратном направлении в сторону грохочущих в ночной тишине выстрелов.
   На территории аэродрома рядом с воротами росло несколько деревьев, за стволами которых и залегли бойцы. Никита осмотрел позиции врага с тыла. Врагов действительно осталось всего пятеро. Четырех из них было прекрасно видно в прибор ночного видения. А пятый, лежавший дальше остальных выдавал себя вспышками выстрелов. Ребята распределили цели и открыли огонь. Троих врагов уничтожили практически сразу, а четвертый попытался отползти, дабы укрыться от свистящих вокруг него пуль. Но и он далеко не уполз. Поразив трех ближайших солдат, бойцы сконцентрировали огонь на четвертом, которого так же вскоре уничтожили.
   Оставшийся в темноте пятый солдат швырнул гранату, которая к счастью разорвалась несколько в стороне, однако осколки все равно зацепили Игоря, который взвыл от боли. Бросивший гранату враг попытался убежать в глубь территории аэродрома. Леха остался с раненым Игорем, а Никита бросился вдогонку за удирающим врагом, стреляя ему во след. Враг так же огрызался короткими неприцельными очередями. В азарте боя Никита уже не обращал внимания на свистящие над головой пули.
   Так они пробежали с полсотни метров, как вдруг совсем недалеко с правой стороны бабахнула автоматная очередь. Пули просвистели совсем близко. Никита сразу инстинктивно бросился на землю, лишь спустя мгновение осознав, что справа был еще один притаившийся враг. Никита огляделся и в прибор ночного видения разглядел врага, притаившегося за стойкой шасси небольшого самолетика, стоявшего на рулежной дорожке. Раскаленный ствол его автомата светился бледно-зеленым цветом в окулярах прибора, однако самого стрелка закрывало колесо шасси. Враг потерял распластавшегося на земле Никиту и прекратил стрельбу, дожидаясь, когда Никита себя чем-нибудь выдаст.
   Неожиданно боковым зрением Никита уловил какое-то движение и повернув голову увидел крадущуюся сзади сбоку фигуру. Уже прицелившись, он разглядел, что это был Алексей, подкрадывавшийся к самолету со стороны хвоста. Никита с облегчением выдохнул и опустил ствол автомата. А Леха тем временем подрался к врагу почти в плотную и выпустил ему в спину короткую очередь в упор. Враг дернулся от ударов пуль и затих, выронив автомат.
   Тот враг, которого ранее преследовал Никита, и залег недалече, выстрелил в сторону Лехи, чем и выдал себя. Никита сразу вскинул автомат и выстрелил. Судя по раздавшемуся крику, пули зацепили врага, но не смертельно. Раненый солдат вскочил и вновь попытался скрыться. Его силуэт был еле виден в окулярах, так как враг находился на пределе дальности действия прибора. Никита вновь поднял автомат и выпустил в удалявшуюся фигуру несколько коротких прицельных очередей. Четвертая из них оказалась удачной - фигура врага рухнула, подкошенная пулями. Над летным полем наступила тишина. Бой закончился. Бойцы огляделись, затем очень осторожно осмотрели территорию аэродрома, но больше врагов нигде не было.
  

15. Нам разум дал стальные руки-крылья.

  
   Светка, Леха и Игорь, рана которого оказалась не серьезной, заняли оборону у въезда на аэродром. А Никита, тем временем побежал к оставленной недалеко от города машине до которой было километра три. На рассвете Никита вместе с Васей подъехали к ожидавшим их ребятам.
   - Ну, что? Есть на чем можно отсюда улететь? - Спросил Вася, вылезая из машины.
   - Да, вон стоят самолет и вертолет. - Ответил Алексей. - Проблема в том, что непонятно в каком они состоянии и кто будет рулить. Ты, Вася, можешь ими управлять?
   - Нет, я только автомашинами рулить умею. За штурвал самолета сесть даже не рискну. - Отрицательно замотал головой Вася.
   - Тогда, надо поспрашивать персонал аэродрома о летучести этих крылатых агрегатов и поискать пилота. - Сделал вывод Никита.
   - Помнишь, здесь тогда был авиатехник, Циммер, вроде его фамилия. Может быть с ним поговорить. - Предложил Игорь.
   Отряд направился к ангару, где размещался авиатехник. К счастью он был на месте.
   - Добрый день, чем могу быть полезен? - Осведомился мастер по ремонту авиатехники.
   - Да мы тут хотели узнать, можно ли найти пилота и воспользоваться здешними летательными аппаратами, что бы покинуть эту гостеприимную страну? - Спросил Никита.
   - А, вертолет летать будет, да! Но только пилота вы убили. Чем кстати обеспечили еще одну вакансию.
   - А еще пилоты здесь есть?
   - Был тут один парень. Хороший пилот, только вот найти его сложно. Он скрывается от призыва в армию. Я его тут видел пару недель назад. Он был в болотных сапогах, вымазанных болотной тиной. Возможно, он скрывается на болотах в окрестностях Драссенска.
   - Ну, что же, придется искать пилота. - Печально промолвил Вася. - Болота здесь не маленькие и где, вроде, есть на них избушка. Там он скорее всего и живет.
   Вася, Алексей и Игорь заняли оборону на летном поле, а Никита и Света направились обследовать окрестные болота в поисках летчика. Болота, а точнее просто заболоченная местность, действительно были не маленькая, но зато проходимая. Почти полдня Никита и его спутница продирались через заросли, обходя топкие участки и небольшие озерца заполненные темной болотной водой. Наконец, Светка крикнула "Смотри!" и указала пальцем вперед. Впереди за деревьями действительно виднелась ветхая избушка. Была она вроде недалеко, но зато располагалась на острове посреди настоящего лабиринта из топей и проток.
   Наконец путники подошли к ней. Избушка была явно обитаема. Это было видно по примятой траве и свежим щепкам неподалеку. Никита со скрипом открыл покосившуюся деревянную дверь. Внутри избушки сидел молодой парень с волевым решительным лицом и топил хворостом печку сложенную из валунов, скрепленных глиной.
   - Приветствую, дружище! - Доброжелательно начал Никита.
   - И тебе, здорово, коли не шутишь... - Ответил незнакомец, исподлобья поглядывая на Никиту с опаской. - Кого это черт сюда занес?
   - Да мы тут ищем, одного классного парня, пилота...
   - А на хрен он вам нужен?
   - Да, понимаешь, дружище. Мы тут влипли в историю и крайне хотим убраться отсюда, а за нами гоняются эти головорезы из новоявленной арульканской армии.
   - А, так бы сразу и сказал. - Улыбнулся незнакомец. - А то я тебя сразу и не признал. Решил, кто это тут ко мне приперся. Если вам нужен пилот, то это ко мне. Меня здесь зовут небесным наездником. В смысле - наезжаю с неба.
   - Вывезешь нас из Арулько?
   - Вывезу откуда угодно, надеюсь, что мою работу вы мне оплатите?
   - С оплатой проблем нет.
   - Тогда договорились! Пошли на аэродром.
   На летное поле вернулись уже под вечер. Как рассказал Леха, войска не попытались за день отбить аэродром. Появлялся патруль из трех солдат, но его аккуратно уничтожили с минимумом шума. Но так как атака могла последовать в любую минуту, то надо было вылетать как можно быстрее. Летчик подошел к вертолету, с любовью похлопал его по борту, как любимого коня и сказал:
   - Вот она моя стрекозка! Целенькая стоит. Наконец-то я снова смогу сесть за штурвал. Грузитесь, полетели.
   Раненные Вася и Никита несли караул, внимательно наблюдая за подходами к аэродрому. А Никита с Лехой спешно перетаскали вещи в вертолет. Когда погрузка была закончена, то отряд разместился в кабине и пилот завел двигатель. Взвыли турбины. Лопасти винта начали вращение - сначала медленно, а затем, разогнавшись, начали со свистом рубить воздух. Вертолет оторвался от травы летного поля и, набрав высоту, заложил вираж, разворачиваясь на север в сторону видневшихся там гор.
   Уставшие бойцы задремали под свист винта и рев турбин. Внизу проносились горные вершины. Арульканские приключения закончились. Во всяком случае, закончился их первый этап. Но никто не знал, что дальше ожидало этих мирных студентов, волею судьбы ставших по сути элитным подразделением, бросившим вызов дорвавшимся до власти негодяям. Быть может они еще вернуться сюда в Арулько, что бы освободить народ от демократической тирании. И может быть вернуться не одни. Но сейчас они мирно дремали в кабине вертолета, уносящего их прочь из Арулько.
  

Ленинградская область, май 2005 год.

  
  

Приложения.

I. Законы тактики.

      -- Врагу начинает везти именно тогда, когда вы подумаете, что бой уже сделан.
      -- Если вы метнули гранату на невообразимое расстояние, и точно в цель, значит, граната либо не разорвется, либо разорвется, но так слабо, что цели будет на это глубоко наплевать.
      -- Если вы на ночном задании, а вас заметил противник, и вы пристрелили его из оружия с глушителем, значит, пуля пойдет навылет, и слегка зацепит по броне его коллегу, стоящего в нескольких десятках метров.
      -- Если вы думаете, что вам повезло - пересчитайте заново ваши руки, ноги, головы, друзей, напарников и знакомых.
      -- Если противник промахнулся по вам из миномета метров на пять-шесть, это значит, что именно там лежало что-то очень важное...
      -- Если пуля, попав в ваш бронежилет, не нанесла вам и минимального вреда, это значит, что в то же самое место обязательно попадет вторая.
      -- Если вы укрылись от вражеского бомбового удара в подвале, значит, сейчас пустят хлор...
      -- Если вы выходите на задание, взяв с собой противогаз, значит, газовых атак не будет.
      -- Верно, и обратное - если вы противогаз не взяли, значит, в скором времени ваз закидают "черемухой" или чем-нибудь похуже...
      -- Следствие из восьмого Закона Тактики и закона Мерфи - если вы, взяв с собой противогаз, положили его в такое место, откуда его нужно доставать как минимум три минуты, значит, газовая атака все-таки будет...
      -- Две бомбы в одну воронку не падают, если только в этой воронке не сидите вы или ваша команда.
      -- У вас появится непреодолимая тяга чихнуть именно тогда, когда вы будете обезвреживать бомбу, реагирующую на звук.
      -- Мина не сработает, когда на нее наступит враг, но обязательно взорвется, когда вы будете проходить хотя бы рядом.
  
   Главный закон тактики: Из всего вышесказанного следует, что победа в любой битве невозможна как для вас, так и для вашего противника, поскольку те же законы распространяются и на него.
  
  

II. Карта Арулько.

  

0x01 graphic


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"