Земсков Андрей Валентинович: другие произведения.

Неполиткорректная сказочка. Глава 1.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

 []

А.В.Земсков.

Неполиткорректная сказка.

Глава 1. Бутылка и ее обитатель.

Шедшая через лес проселочная дорога закончилась небольшой полянкой. Я осторожно выехал на нее, стараясь не сесть низким брюхом своего Мерседеса на какую-нибудь кочку. Остановился, заглушил двигатель и отстегнул ремень безопасности. Немного посидев еще в машине, распахнул дверь и выбрался наружу. В лесу было хорошо. Негромко пели птицы. Сквозь нежно-зеленую листву пробивались лучи теплого летнего солнца. Воздух бы наполнен ароматами цветов и трав. Я сделал несколько глубоких вдохов и зажмурился от удовольствия.

Захотелось поселиться здесь, прямо на этой поляне, и не возвращаться в город, где меня ждали одни только проблемы. С одной стороны, можно было считать, что я жил весьма неплохо по меркам большинства населения - замдиректора регионального филиала крупной компании, трехкомнатная квартира в хорошем новом доме, Мерседес S-класса, хотя и не новый. Но все это давалось работой с раннего утра до позднего вечера, так что в выходные зачастую уже не оставалось ни сил, ни настроения ни для чего. На личную жизнь времени тоже почти не оставалось. Заработки вроде были неплохие, но в тоже время значительная их часть уходила на налоги и грабительские поборы пенсионного фонда. Я был бы только рад, если бы мои налоги шли на развитие науки, культуры, укрепление обороны, строительство дорог. Но политики больше думали о ближайших выборах, а не будущем государства. Собранные с честных трудящихся деньги демонстративно тратились на подачки всякого рода "социально незащищенным", только чтобы этот сброд не бунтовал. Ведь тому, кто трудиться, что в офисе, что - на заводе, тому не то что бунтовать, но даже ходить на выборы нет времени. Да и вошло уже в привычку у значительной части населения, что власть ему что-то должна. Ведь не хотят признаться даже самим себе, что ленивы и тупы, вместо этого пытаются найти виновных. Мода на массожыдонов уже прошла, теперь население предпочитает обвинять во всех своих бедах "Единую Россию". Ну а мы, простые члены "Единой России", работаем от зари до зари, пытаемся что-то изменить в стране к лучшему, а наше же родное партийное руководство, сидящее в думе и правительстве, действует не столько в наших интересах, сколько на наши налоги покупает голоса всевозможного сброда. И после этого всякие "несогласные", паразитирующие на наших налогах и излишней мягкости правоохранительных органов еще и называют нас "партией жуликов и воров". Я, конечно, понимаю, что мир несправедлив и жизнь штука противоречивая, но все равно чисто по-человечески обидно...

Вот опять эти мысли в голову лезут, а ведь специально поехал сегодня загород даже плюнув на недоделанные в офисе дела, что бы отвлечься от всей этой чернухи, а она даже тут преследует... Мотнул головой, заставил себя улыбнуться и отогнал мрачные мысли. Если все время думать о политике и о бизнесе, то крыша рано или поздно съедет. Посмотрел вверх на солнечные лучи, пробивающиеся сквозь листву, прислушался к пению птиц. Натянутая улыбка стала более естественной, плохие мысли как бы нехотя начали уползать в темные уголки подсознания. Настроившись, таким образом, на волну оптимизма, я не торопясь направился к просвету между деревьями.

Я рассчитывал увидеть поле, но оказался на берегу небольшого лесного озерца. Хотя уже приближался вечер, но солнце все еще палило и после прохлады кондиционированного салона Мерседеса и лесной тени, я опять окунулся в летнюю жару. Но жара здесь была вовсе не такая как в городе. Здесь она была теплой и мягкой, а не тот убийственный городской асфальтовый зной, пропитанный выхлопными газами и человеческой суетой. Я посмотрел на ровную гладь воды, на которой играли солнечные блики, и пожалел, что не взял с собой полотенце и плавки. Однако, эта поездка на природу не планировалась заранее, просто достало все и захотелось хоть немного отдохнуть. Вот потому я, хотя обычно сидел в офисе допоздна, в тот день еще до номинального конца рабочего дня выключил ноутбук и встал из-за стола. По дороге к выходу из офиса увидел удивленный взгляд своей секретарши, которая надеялась, что я ее как обычно довезу до дома на своей машине. Ничего, пусть сегодня девочка на метро прокатиться да пораньше к мужу приедет. А то привыкла со мной ездить. Секретарша у меня, конечно, девочка красивая, и офис украшает, и с делопроизводством все в порядке, и поужинать с ней после работы приятно, и не только поужинать тоже приятно.... Стоп, опять о работе... Хотя общение с секретаршей не ограничивалось только работой, да и было все же некоторой отдушиной, несколько компенсировавшей отсутствие времени на нормальную личную жизнь... Ладно, пусть сегодня личная жизнь будет у ее мужа, а то, похоже, она больше уделяла внимание мне, чем ему, периодически его даже жалко становилось из чувства мужской солидарности...

Все, короче, забыли про длинноногую секретаршу и ее мужа. Я сегодня на природе, я сегодня отдыхаю. Окончательно отринув все мысли о надоевшем офисе, я присел около воды, от которой исходила приятная свежесть. Раз уж купаться была не судьба, то я зачерпнул руками прохладную влагу и умыл лицо. Райское блаженство в жаркий летний день умыться чистой прохладной водой из лесного озера...

Мое внимание привлекла плававшая около самого берега бутылка. Когда я зачерпывал воду, то почему-то ее не заметил. Странно... Я не мог ее не заметить. Я протянул руку и вытащил бутылку из воды. Покрутил ее в руках, а затем вытер об траву покрывавший ее слой темно-зеленого ила. Это позволило рассмотреть загадочную бутылку внимательнее. Она была из толстого темно-зеленого стекла с вытянутым длинным горлом, запечатанным сургучом. Судя по тому, какой слой ила ее покрывал, плавала она в этом озере уже очень давно - явно не один год. На боку бутылки сохранилась этикетка из простой грубой бумаги. Надписи на этикетке были выедены водой и микроорганизмами и были почти не читаемы. Я поднес бутылку ближе к глазам и попытался все же разобрать хотя бы часть того, что было написано на этикетке. Удалось прочитать только отдельные слова - "спецтрест номер 13 при МГБ СССР" и год - 1953. Остальной текст был совсем нечитаемым. После этого я осмотрел сургуч, которым было запечатано горлышко бутылки. Там был оттиск штампа, который хорошо сохранился, но как водится, был изначально неразборчивым. Там можно было прочитать "Политбюро ЦК КПСС" и "...кая комис...". Что это была за комиссия, я так и не смог понять, сколько не вглядывался в шрифт. Довольно странный штамм для запечатывания бутылок. Вряд ли на винно-водочные бутылки ставились штампы ЦК КПСС, а на этикетках в качестве изготовителя указывалось НКВД. Единственное, что мне пришло в голову, так это то, что это могла оказаться бутылка с зажигательной смесью, оставшаяся здесь с войны. Ее вполне мог изготовить какой-нибудь спецтрест МГБ при ЦК КПСС. Хотя в то время, были, соответственно, не МГБ и КПСС, а НКВД и ВКП(б). Но других идей о назначении данной бутылки у меня в тот момент не было. Я думал только о том, является ли ее содержимое самовоспламеняющимся или нет. Если оно самовоспламеняющееся, то лучше швырнуть ее куда подальше, а если она при падении не разобьется, то с расстояния расколотить ее камнем...

Но пока я разглядывал сургуч, мне захотелось открыть эту бутылку. Было такое впечатление, что кто-то мне внушает мысли ее открыть, что на меня воздействует какая-то сила, которой я не мог сопротивляться. Сознанием я понимал, что если в бутылке зажигательная жидкость, то открывать ее опасно. Но мои руки сами, как будто повинуясь чьей-то команде сломали сургуч и попытались вытащить пробку. Пробка, как будто, только этого и ждала - она с резким хлопком вылетела из горлышка, и сразу же из бутылки с шипением пошел дым. Бутылка начала нагреваться, дым стал густым, а шипение сменилось свистом. Я попытался отбросить бутылку, но руки почему-то слушались плохо, и бутылка упала на траву всего в метре от меня. Я поспешно попытался отползти подальше.

Из горлышка бутылки со свистом вырывалась густая струя дыма, которая почему-то заворачивала и спиралью поднималась вверх, превращаясь в быстро растущее облако, неподвижно висевшее примерно в трех метрах над землей. Сразу вспомнилась песня Владимира Высоцкого - "У вина достоинства, говорят, целебные. Я решил попробовать, бутылку взял, открыл. Но оттуда вылезло что-то непотребное, Может быть зеленый змий, а может - крокодил. А оно зеленое, пахучее противное, прыгало по комнате ходило ходуном, а затем послышалось пенье заунывное и введенье оказалось мрачным мужиком..."

Однако пока никакие зеленые крокодилы передо мною не прыгали, и заунывного пения тоже не было. Я стал ждать, что произойдет дальше. Дым тем временем сгущался, струя дыма, бьющая из бутылки, начала слабеть и замедляться, и уже больше не свистела. И ежу было понятно, что это - джинн. Но какое отношение имели к джинну ЦК КПСС и МГБ СССР, я так понять не мог. С другой стороны это в данный момент было не столь важно. Важнее было то, как вести себя с джинном. В детстве я читал всякие сказки о джиннах, кроме того была еще масса анекдотов типа "Нашел как-то наркоман джинна...". Как правило, джинны должны были выполнять за свое освобождение три желания, как золотая рыбка из сказки Алексея Тарасенко... А чего? "Сказку о золотой рыбке" разве не Тарасенко написал? Пушкин? Ну ладно, пусть Пушкин, а мне почему-то казалось, что Тарасенко...

Но то рыбка была, да и ту в итоге достали и она, в конце концов, напакостила. А вот что джинн может вытворить вообще никому не известно, разве что Путину, поскольку бога нет. Джинн же он такой, хочет - творит, хочет - вытворяет. Может он сейчас обидится на то, что я его побеспокоил и сделает какую-нибудь бяку, например, превратит меня в жабу или в члена партии "Справедливая Россия". Такая перспектива меня совсем не радовала. Если жабой еще как-то можно прожить, ведь живут же некоторые - сидят в болоте, квакают себе и ничего, то состоять в "Справедливой России" совсем не хотелось - ведь это постоянно быть всем недовольным, а вместо нормальной работы - шакалить у иностранных посольств, выпрашивая гранты. Хотя мне уже и надоело сидеть в офисе, но это было все равно лучше, чем туссоваться на тротуаре около какого-нибудь посольства.

Стал срочно думать, как общаться с джинном. А с другой стороны, я ведь - атеист! В бога не верю, тем более, что верить в того, чего не существует, по меньшей мере - глупо. Интересно, а в джиннов атеистам верить можно или нет? Вот он тут вполне реально висит надо мной... Так, раз он есть, значит это не вера, а - знание. Но кто сказал, что это странное облако именно - джинн? А если не джинн, то тогда - что? А может это секретное советское химическое оружие, которое на фронте не применяли, но на всякий случай подвезли в войска, что бы ответить немцам, если они начнут применять химию? Как я об этом сразу не подумал!? Ну, все, это полный ахтунг! То, что я еще жив могло означать только одно - через пару часов мне станет хреново, из ушей потечет кровь, затем я начну выкашливать куски легких, и в течении суток загнусь в диких мучениях. Блин, почему я не ношу постоянно с собой противогаз и общевойсковой комплект химзащиты!? Если выживу, то никогда не буду расставаться с противогазом, а когда буду ложиться спать, буду класть противогазную сумку под подушку. А пока надо как можно быстрее покинуть зараженную зону, может еще есть шанс выжить, пусть даже с выжженными легкими и поврежденной нервной системой...

Но в этот момент облако начало быстро сгущаться и вскоре в нем появилось лицо. Значит, это был действительно джинн... А может - психотропное ОВ нелетального действия. Вот потому я жив и мне всякие джинны мерещатся... Тем временем джинн раскурил трубку и произнес с легким грузинским акцентом:

- Добрый дэн, таварыщ Хрюшкин.

Ой, а откуда джинн знает мою фамилию!? Хотя, это же джинн, он как Путин, он все знает и все может. Только вот, чего сейчас он сделает - превратит меня в какую-нибудь хрень или предложит загадать три желания?

- Добрый день, товарищ джинн. - Робко ответил я, встал на колени и, по-восточному поклонившись, добавил. - Барух акбар. Аллах ашем. Салям алейкум.

- Таварищ Хрюшкин, ви установленный порядок знаете?

- ?

- У вас есть возможность загадать желание.

- Ага, знаю, три желания...

- Одно желание, таварищ Хрюшкин, и обязатэльно - сэрьезное! Я всякой ерундой, типа яхты как у Абрамовича или увэлычения пэнсий пэнсыонэрам, заниматься нэ буду.

- Хочу, что бы в России все было хорошо, и был порядок! - Недолго думая, ответил я.

- Хорошее желание, таварищ Хрюшкин, я надэюсь, что вам удастся его выполнить. - Джинн усмехнулся в усы, показывая в мою сторону мундштуком трубки.

- Э-э-э... Выполнить?... А если не удастся? - В некотором замешательстве спросил я, почему-то считая, что джинн должен был просто взять и выполнить мое желание без каких-либо комментариев, а не говорить, что я его еще и сам выполнять должен.

- А если нэ удастся, то вас, таварищ Хрюшкин, расстрэляют. - Как-то очень спокойно и буднично ответил джинн, сделал затяжку и выпустил облако табачного дыма, в котором исчез. Подул легкий ветерок, и облако дыма почти мгновенно исчезло. Непонятно куда исчезла и валявшаяся на траве бутылка. Я осмотрелся по сторонам, но не смог увидеть никаких следов ни джинна, ни бутылки. Вот приглючится же такое. Похоже, перегрелся, пока в офисе сидел, там кондиционеры с жарой не справляются. Потому и мерещатся всякие джинны. Что бы придти в себя, я еще раз умыл лицо водой из озера, лег на траве в тени деревьев и стал смотреть на редкие облачка, проплывавшие по ярко-голубому небу.

После исчезновения джинна более ничего не происходило. Так же пели птицы, светило солнце, дул легкий приятный ветерок, слегка колыхавший ярко-зеленую листву. В выходные дни даже в этом уголке леса наверняка было полно выехавших на природу горожан, но тогда был будний день, а потому никого кроме меня в лесу не было. Никто не мешал и не нарушал спокойствие этих зачарованных мест. Я уже полностью уверовал в то, что таинственная бутылка и вылезший из нее джинн мне почудились от перегрева и переутомления в душном офисе.

Вдруг пение птиц смолкло, и со стороны леса хрустнула ветка. Я привстал и оглянулся. Из леса удивленно оглядываясь по сторонам вышел мужик в камуфляжных штанах и кедах с охотничьей двустволкой в руках. Поскольку мужик был топлес, то была хорошо видна рельефная мускулатура - мощные бицепсы и пресс "квадратиками". Но самым главным, что привлекло мое внимание, было лицо - мужик был потрясающе похож на самого Путина.

- Добрый день. - Вежливо поздоровался мужик. - Вы из местного ФСБ или новенький? Я почему-то раньше вас не видел среди своей охраны.

Я тут же вскочил и тоже поздоровался:

- Добрый день. Нет, я не из ФСБ и не из охраны. Я просто приехал сюда немного отдохнуть из города...

- Странно, что вы смогли проникнуть на территорию заповедника. - Усмехнулся мужик. - Что-то не вериться, что вы сюда просто так приехали, что бы просто отдохнуть. Да еще в костюме и галстуке.

- Извините, я не знал, что здесь заповедник, просто надоело сидеть в офисе, я сел в машину и поехал загород. Свернул с шоссе в лес и по лесной дороге доехал до этого озера. Но там не было никаких запрещающих знаков. Даже вообще никак въезд в заповедник не был обозначен.

- Какое еще шоссе? - Удивился мужик.

- Приозерское... - Совершенно честно ответил я. - Его, кстати, благодаря товарищу Путину наконец начали модернизировать...

- Ну, во-первых, Путин это - я. - Сказал мужик. - Во-вторых, насколько я знаю, Приозерское шоссе идет на север от Петербурга, а мы с вами находимся на Горном Алтае. А до ближайшего города отсюда можно долететь только на вертолете. Да и то путь не близкий...

Теперь уже удивился я. А что если, этот странный джинн мне не приглючился, а все это его проделки. Тем более я осознал, что товарищ Путин, похоже, был настоящий. Теперь следовало определить, где же мы находимся - в Ленинградской области или на Горном Алтае.

- Кстати, а где вся охрана? - Несколько растеряно добавил Путин.

- Не знаю, я тут никого не видел. - Честно ответил я.

- Что бы все это могло означать. - Задумчиво произнес Путин, а затем посмотрел на меня и добавил. - А знаете, вы мне чем-то нравитесь. Есть в вас что-то. Мышление у вас явно государственное...

Я был польщен и даже не знал, что ответить. Такая похвала от самого Путина, которого считал лучшим государственным деятелем современной России, была для меня полной неожиданностью.

- Слушай, ты - питерский? - Немного подумав, спросил Путин.

Я в ответ утвердительно кивнул.

- Я сразу понял, что ты наш человек. - Улыбнулся Путин и, подойдя поближе, дружески похлопал меня по плечу.

- Спасибо Владимир Владимирович... - Смущенно ответил я.

- Слушай, я вот подумал, что нам как раз в нашей команде не хватает такого человека как ты... В общем, решено - я забираю тебя к себе в Москву, поехали!

Я повел Владимира Владимировича к своей машине, которая стояла на поляне за деревьями. По дороге подумал, стоит ли рассказать ему про джинна или нет. Но решил, что Владимир Владимирович может посчитать меня если не совсем сумасшедшим, то как минимум, слегка ненормальным либо покуривающим травку. Потому решил воздержаться от рассказа о таинственной бутылке и ее обитателе.

- О! Сто сороковой, классика! - Одобрительно сказал Путин, увидев мой Мерседес. - Все-таки, что бы там не говорили, а Мерседес был и остается лучшей машиной. А уж сто сороковой - просто машина-легенда.

Я достал из кармана ключи с брелком и нажал кнопочку, пискнула сигнализация и машина мигнула поворотниками, как бы приветствуя нас с Владимиром Владимировичем.

- Прошу вас, товарищ Путин. - Сказал я и хотел распахнуть для товарища Путина заднюю дверь, как для VIP-пассажира. Но он сам открыл правую переднюю дверь и уселся на переднее пассажирское место. Я сел за руль, повернул в замке ключ и под капотом почти бесшумно ожили восемь цилиндров. Я плавно тронулся с места, но размеров поляны еле-еле хватило, что бы развернуться на моем пятиметровом бегемоте.

- Хорошая машинка. - Одобрительно сказал Владимир Владимирович, когда мы выехали на лесную дорогу. - И подвесочка мягкая, и салон чистый. Вижу, что следите за машиной. Такому человеку можно и управление государством доверить.

Вскоре я выехал на шоссе и вдавил педаль чуть посильнее. Я не стал пугать товарища Путина резким разгоном и рисковать его жизнью на большой скорости, а плавно разогнался до ста двадцати и, щелкнув рычажком темпомата, убрал ногу с педали. Я держался в левом ряду, лихо обходя всяких японо-корейских моторизованных уродцев и убогие творения отечественного ТАЗопрома.

- Неплохо водите машину. - Произнес Путин, глядя на дорогу через прицел трехлучевой звезды на капоте. - Истребителем управлять не пробовали?

- Пока как-то не довелось. - Ответил я.

- Лично мне понравилось. Думаю, что вам тоже понравится. - Дружески улыбнулся Национальный Лидер и, немного помолчав, задумчиво произнес. - А еще вам придется управлять не только истребителем... России нужен лидер, России нужен человек с широким кругозором, новыми идеями, волей к победе...

- И такой человек есть, это - вы, Владимир Владимирович! У вас есть и воля, и ум, и если надо - хитрость. Вы мудрый политик, вас любит народ, за вами стоит Партия...

- Если честно, то я уже устал. - Грустно сказал Владимир Владимирович. - Все эти годы я делал что мог, восстанавливал страну после перестроечной катастрофы, укреплял государство, одновременно стараясь особо не злить наших заклятых заокеанских друзей, которые не прекращают своих усилий по насаждению в нашей стране хаоса. Не хвастаясь, скажу, что я много сделал, но если прекратить борьбу, то Россия погибнет. А я устал, просто устал... А просто так уйти мне нельзя, не оставив во главе страны надежного человека, так как сделать еще предстоит на порядок больше, чем уже сделано.

Владимир Владимирович вздохнул и хотел продолжить свою речь, но тут впереди как назло нарисовались гайцы. Заговорившись с Национальным Лидером, я не заметил табличку начала населенного пункта и продолжал ехать на ста двадцати. Гаишный форд был припрятан на боковой дорожке за кустами, а на обочине стоял гаец с радаром и полосатой палкой. Страж дороги опустил радар и вскинул палку, элегантным жестом показывая мне - ты, урод... да, да, именно ты... съехал на обочину и остановился! Ничего больше не оставалось, как съехать на обочину и остановиться. Гаец, который, судя по погонам, был майором, неторопливо и вальяжно направился к моей машине.

Товарищ Путин приоткрыл дверь и, высунув голову из салона, крикнул:

- Лейтенант, чего тебе надо!? Ты зачем правительственный кортеж затормозил!?

Майор, которого назвали лейтенантом, не сразу понял, с кем имеет дело, а потому от удивления впал в ступор и остановился, соображая, как это понимать. Тем временем Владимир Владимирович вылез из машины и подошел к майору.

- Ты знаешь, кто я такой? - Спокойно произнес Национальный Лидер, презрительно смерив гайца взглядом.

- Ваши документы! - Попытался грозно заорать майор, покраснев от злости.

Путин неторопливо развернулся и, вернувшись к машине, спросил у меня:

- Можно ваш телефон, позвонить кое-кому?

- Разумеется, Владимир Владимирович! - С готовностью ответил я и протянул ему свою мобилу, а если точнее - коммуникатор.

- Тоже неплохой выбор. - Одобрительно хмыкнул Путин, взяв в руку мой телефон. - Не пафосный I-Phone, как у Дмитрия Анатольевича, а более дешевый, но при этом более мощный и более функциональный HTC.

Затем Премьер набрал номер и поднес телефон к уху. Ответили достаточно быстро.

- Здравия желаю, это Путин. Я сейчас на Приозерском шоссе... Да, в Ленинградской области... На машине, но без сопровождения. Тут какой-то тупой сержант имеется, поговори с ним, проинструктируй. На, держи, сынок. - Сказал Национальный Лидер в трубку и протянул телефон майору.

- Майор Иванько, с кем разговариваю!? - Рыкнул гаец, поднеся телефон к уху.

Затем его лицо начало быстро менять цвет с красного на белый и вскоре по оттенку приблизилось к цвету бумаги, а его глаза забегали. Он ничего не говорил, но его рот открывался все шире.

- Так точно, господин генерал... - Наконец пролепетал гаишник уже совершенно другим голосом. - Есть, господин генерал... Будет исполнено, господин генерал... Так точно, господин генерал... Не извольте волноваться, господин генерал...

Было видно, что собеседник умел говорить весьма убедительно.

- Господин Президент, сержант Иванько в вашем полном распоряжении. Мне приказано сопроводить вас до города. - Произнес дрожащим голосом гаишник и вернул телефон Путину.

Владимир Владимирович сел в машину, отдал мне мобилу и, махнув рукой, сказал: "Поехали!". Я завел двигатель, включил левый поворотник и плавно тронулся с места. В зеркало заднего вида я видел, как бледный сержант, на плечах которого все еще до сих пор были майорские погоны, одним прыжком оказался около патрульного Форда. Он шмыгнул на переднее правое сидение, а его напарник, все это время сидевший в машине, включил мигалку. Выбросив из под колес струи песка и гравия, гаишная машина выскочила с боковой дороги на шоссе, чуть было не столкнувшись с каким-то Шевроле, которое с торможением ушло на левую обочину, поднимая тучи пыли. К этому времени я уже успел выехать с обочины на асфальт и надавить на педаль чуть сильнее. Нас с Владимиром Владимировичем слегка вжало в кресла и Мерседес, резко набрав скорость, понесся вперед. Где-то позади мигали проблесковые маячки гаишного Форда, пытавшегося нас сопровождать. Однако, из-за еле тащившихся по автомобилеподобных пепелацев, я не смог долго ехать на ста шестидесяти и вынужден был снизить скорость. Это позволило Форду нас догнать. Дальше мы мчались со стабильной скоростью в сто сорок километров в час, так как ехавший впереди Форд распугивал всяких лохов сиреной, мигалкой и отборным матом, усиленным громкоговорителем.

В Скотном около новой развязки нас уже ждали. Там стояло несколько Мерседесов из спецбатальона ГИБДД, десяток мотоциклистов, несколько черных Мерседесов с мигалками, вероятно, ФСОшных, два черных микроавтобуса Мерседес с тонированными стеклами, "скорая помощь" и, разумеется, бронированный "пульман"[1] на базе 221-го S-класса с государственным триколором на капоте. Вокруг все было оцеплено полицией и сотрудниками в штатском.

Я снизил скорость, принял правее и, плавно подъехав к правительственному "пульману", остановился. К машине тут же быстрым шагом подошел крупный мужчина в строгом черном костюме. Его движения были быстрыми, но в тоже время в них не было никакой суеты, скорее чувствовались сила и уверенность. Я предположил, что это начальник охраны, и как позднее узнал, оказался прав. Владимир Владимирович открыл дверь, вылез из машины, поздоровался с ним за руку и что-то негромко сказал. Тот кивнул и пошел обратно к своим подчиненным. Путин сел обратно в мою машину, повернулся ко мне и, улыбнувшись, сказал:

- Ну что, поехали. Дорогу нам расчистили, так что прокатимся с ветерком. Тем более, что мы еще наш разговор не закончили.

- Как скажете, Владимир Владимирович, с вами хоть на край света... - Ответил я и перевел рычаг коробки из положения паркинг в положения драйв. Перед нами на шоссе выехали два Мерседеса спецбатальона ГИБДД, за ними пара машин сопровождения, за нами пристроился "пульман", а следом - микроавтобусы с охраной. Я вдавил педаль газа и мы понеслись по свободному от машин шоссе, все выезды на которое были перекрыты гайцами.

- В общем, я устал разгребать весь этот бардак, а сделать предстоит еще очень и очень много. - Владимир Владимирович продолжил разговор, прерванный встречей с настырными гаишниками. - А доверять почти некому. Попробовал назначить президентом Медведева, но... Он, конечно, хороший человек, умный, интеллигентный, но слишком мягкий. Он много говорит, правильно говорит, но сам видишь, что к его словам мало прислушиваются. Оппозиция и коррупционеры, которых я хоть немного на место начал ставить, опять борзеть начали...

Я кивнул, так как часто бывал разочарован тем, что прекрасные начинания Медведева с откровенной наглостью саботировали коррупционеры, а нанятые коррупционерами оппозиционные брехуны, которые, состоя на содержании у ЦРУ США, не гнушались дополнительным приработком и у местных коррупционеров, обвиняли во всех бедах "Единую Россию".

- России нужен новый лидер. Человек с железной волей, развитым интеллектом, кристально чистой совестью и безграничной любовью к Родине. - Путин сделал паузу и посмотрел мне в глаза. - Ты должен возглавить страну!... Я знаю, это тяжело, но ты должен взять на себя этот тяжелый груз, эту ответственность, как когда-то взял на себя ее я...

В тот момент я испытывал совершенно противоречивые чувства. С одной стороны, было очень лестно получить столь высокую оценку своей более чем заурядной персоны от самого Путина. С другой стороны я прекрасно понимал, что я совсем не идеален и совсем не подхожу для такой важной работы как руководство столь огромным государством. С одной стороны я не мог отказаться или возразить, так как очень уважал Владимира Владимировича, а с другой - с ужасом думал, какая катастрофа может произойти, если я не справлюсь с поставленной задачей.

Кортеж доехал до аэропорта Пулково менее чем за двадцать минут. Большая часть кортежа осталось около въезда, а я поехал за шедшей впереди машиной, как сказал Владимир Владимирович, и остановился прямо у трапа правительственного ИЛ-86. Мы вышли и поднялись на борт. Вместо привычного длинного салона с рядами пассажирских кресел, внутренности самолета были разделены на отдельные помещения. Роскошь отделки была поистине дворцовой - кожа высочайшего качества, мебель из ценных пород дерева. Владимир Владимирович провел меня в какой-то салон, где стояли удобные мягкие кресла с массажем и вентиляцией и столики из ценных пород дерева. Там он меня усадил в кресло и извинился, что вынужден на некоторое время меня покинуть, чтобы связаться с правительством и рядом ведомств, так как пока я еще не взял на себя контроль над государственным аппаратом, он должен "держать руку на пульсе".

В одиночестве я оставался не долго. Вскоре появились две хорошенькие стюардессы, расставили на столике передо мной тарелки со всякими деликатесами, напитки и спросили, не желаю ли я еще чего-нибудь. Я оглядел сервированный передо мной стол и решил, что пока мне этого достаточно. Одна из них застегнула на мне ремень безопасности и попросила его не отстегивать, пока самолет не взлетит. А другая объяснила как управлять основными функциями кресла и попросила вызвать обслуживающий персонал специальной кнопкой, если мне еще чего-нибудь захочется.

Самолет вырулил на взлетную полосу и начал разгон. Я давно не летал, так как из-за работы не было времени слетать в отпуск не то, что в Таиланд или Бразилию, а даже в какие-нибудь занюханные Турцию или Египет. Когда самолет набрал высоту и обзор закрыла облачность, я набросился на еду, так как успел проголодаться. Да и свежий воздух на природе способствовал хорошему аппетиту.

До Москвы долетели очень быстро - только набрали высоту, как вскоре самолет пошел на снижение. Да и чего тут лететь - всего-то километров шестьсот. Когда самолет приземлился, за мной зашел Путин и повел к двери, где нас уже ждал трап, а около трапа стоял длинный правительственный Мерседес в окружении машин эскорта. Прямо с летного поля мы помчались в Кремль. Когда мы вошли в кабинет к Медведеву, тот с унылым видом сидел, склонившись над экраном своего ноутбука.

- Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич. - Поздоровался Путин.

Медведев оторвался от экрана и обернулся в нашу сторону.

- Добрый вечер... - Произнес он.

- Слушай, Дима. - Сказал Путин, подойдя к столу и присев на его край. - Я уже давно смотрю, что инициатив у тебя много, инициативы - хорошие, нужные. Но вот с исполнением просто беда. Я согласен с твоей критикой относительно недостатков построенной мною вертикали власти, но у меня она хоть как-то работала, а сейчас система уже начала терять управляемость. Шелупень оппозиционная, получив новые гранты из-за океана опять из своих нор выползать начала и озорничать пытается.

- Что вы этим хотите сказать, Владимир Владимирович? - Настороженно спросил Медведев, который прежде чем возразить, явно хотел определить, к чему клонит его старший товарищ.

- Дима, ты хороший юрист, да и просто славный парень, добрый, мягкий, за страну переживаешь, за людей, но тебе не хватает напора, жесткости, умения не просто высказать инициативу, а добиться ее выполнения...

Медведев посмотрел на Путина еще более настороженно.

- В общем, Дима, России нужен новый лидер. - Путин дружески похлопал своего коллегу по плечу. - Нужен человек инициативный и волевой, человек со свежим взглядом и новыми идеями. Человек с развитыми аналитическими способностями. И самое главное - человек искренне любящий России и готовый сделать все от него зависящее для ее величия и процветания.

Затем Путин вскочил со стола и, повернувшись ко мне торжественно произнес:

- И я совершенно случайно нашел такого человека! Знакомься Дима, это - Иван Хрюшкин. С завтрашнего дня он станет исполняющим обязанности Президента, а на ближайших выборах выберется в Президенты.

Некоторое время Дмитрий Анатольевич молчал, переваривая совершенно неожиданную для себя информацию. Было видно, что он был совсем не готов к такому повороту событий. Затем он все же пришел в себя после первоначального шока и сказал:

- Владимир Владимирович, но ведь вас должен был бы сменить я, как премьер-министр, и до выборов как-то не собирался уходить в отставку. Я не понял, почему он будет исполняющим обязанности?

Мне уже давно не нравилась появившаяся у бывшего президента нехорошая черта иногда перечить Национальному Лидеру. Это, во-первых, было невежливо, а во-вторых, не очень умно. Ведь если Национальный Лидер что-то сказал, то так и должно быть, а президент должен выполнять его указания, а не спорить.

- Таварыщ Мэдвэдэв... - Раздался откуда-то из угла кабинета знакомый голос с легким грузинским акцентом.

Похоже, то, что премьер посмел пререкаться с самим Путиным, не понравилось не только мне. Я обернулся, но в том, конце кабинета, откуда послышался голос, никого не было, только мне показалось, что в воздухе мелькнула полупрозрачная трубка, оставив после себя легкое облачко табачного дыма.

- А что, Владимир Владимирович, великолепная идея! - Неожиданно произнес Медведев, при этом его голос был бодрым и жизнерадостным, а не таким усталым и унылым, как в тот момент, когда мы вошли в кабинет. Да и лицо у президента несколько порозовело и уже не выглядело столь бледным и усталым. - России действительно нужен руководитель с новым взглядом, со свежими идеями, нестандартным мышлением. Я очень рад, что господин Хрюшкин согласился на ваше предложение встать во главе государства.

- Дима, подготовь, пожалуйста, все необходимые документы, что бы товарищ смог приступить к работе уже с завтрашнего дня. И позвони Суркову, пусть подготовит телевизионное обращение по этому поводу. А я пока распоряжусь, что бы принесли шампанское и чего-нибудь на закуску...

Вот так, совершенно неожиданно даже для самого себя, я - Иван Хрюшкин, простой менеджер среднего уровня, рядовой член партии "Единая Россия", абсолютно не имеющий опыт политической деятельности, далеко не идеальный по морально этическим качествам даже с собственной точки зрения, хотя при этом не пьющий, не курящий и ведущий здоровый образ жизни, насколько позволяла вечная занятость на работе, встал во главе России.


[1] Пульман - фирменное обозначение удлиненных версий представительских автомобилей Мерседес. Бронированный машины имеют фирменное обозначение Guard и выпускаются на доработанной базе седанов S-класса и E-класса, а так же внедорожников G-класса. Мерседес - единственные в мире автомобили скрытого бронирования, кузова которых собираются на основном конвейере и бронирование осуществляется на этапе сварки кузова. Это обеспечивает бронированным Мерседесам серьезные преимущества, над другими машинами скрытого бронирования, которые изготавливаются путем переделки уже полностью собранных серийных машин. При этом элементы бронирования монтируются при частичной разрезке кузова и его обратной сварке.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"