Земсков Андрей Валентинович: другие произведения.

Неполиткорректная сказочка. Глава 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


 []

А.В.Земсков.

Неполиткорректная сказка.

Глава 2. Солнце красит дивным светом стены древнего Кремля.

    Проснулся я ровно в семь утра, внутренние часы продолжали работать даже в отсутствие будильника и, не смотря на вчерашнюю ночную гулянку с моими новыми коллегами. Был я сильно не выспавшимся, так как лег спать под утро - мое назначение исполняющим обязанности президента мы вчера отмечали долго и весело. После того, как Медведев дал все необходимые распоряжении в связи с моим назначением исполняющим обязанности президента России, мы с новыми коллегами решили немного это отметить. Что происходило после того, я помнил смутно. Вообще-то, я человек совсем не пьющий, но вчера отказываться было как-то неудобно, когда такие авторитетные люди собрались за столом. Помню, Дмитрий Анатольевич произносил тост. Произносил почти час. Тост был очень интересный. Он там чего-то говорил про нанотехнологии, потом еще о лидирующем положении России в современном мире, потом про олимпиаду в Сочи, потом про что-то еще. Точно не помню... Или сначала про олимпиаду, а потом про нанотехнологии... В общем говорил долго и интересно. Хотя, надо отметить, что дикция у него намного лучше, чем у Брежнева. Обидно было, что его как обычно, никто не слушал. А, может быть, и слушали, но как всегда, прекрасные пожелания президента всем были безразличны. Помню потом Жириновский пил на брудершафт с Кадыровым, а затем пытался его целовать взасос. Кадыров отбивался от Жириновского как мог, опасаясь, что это мог оказаться Борис Моисеев. При этом Рамзан Ахмадович угрожал пожаловаться депутату Милонову. Потом Зюганов начал петь Интернационал. Когда он охрип от пения, то потребовал включить музыку и стал приглашать на танец Матвиенко... Потом... Потом было что-то еще, но что точно я уже помнил. В общем, помнил только то, что вечер был позитивным и интересным. Еще помнил, что охрана помогла мне дойти до машины. Мы мчались по пустынным улицам ночной Москвы. А как мы приехали, я уже не помнил. Вероятно, охрана меня вытащила из машины и на руках притащила в президентскую резиденцию и уложила в кровать. И вот так начинается мое президентство! Позор-то какой! Владимир Владимирович доверил мне управление государством, которое он ценой таких усилий смог вытащить из пропасти, в которую его столкнули перестройщики, а я как последний оппозиционер вчера нажрался. Член Единой России не должен употреблять спиртное, не позорить Партию. Вот теперь, после вчерашнего, болит голова. А самое страшное - я даже не знаю, с чего начать свою деятельность в качестве, если еще и не президента, то уже исполняющего обязанности.

     Ладно, начнем с зарядки и завтрака. Разминка, сорок отжиманий от пола. Гантелей в спальне не оказалось - потом распоряжусь меня ими обеспечить. Или даже лучше оборудовать в президентской резиденции отдельный спортзал. А может быть, спортзал здесь есть, надо просто все узнать. После зарядки я решил умыться и, а затем пойти на кухню и сделать себе кофе. Я не кофеман и кофе пью только, если сильно не высплюсь, да и то не больше одной чашки. Ванную я нашел практически сразу, она примыкала непосредственно к спальне. Неплохая такая, просторная и с отделкой в стиле позднего барокко - мрамор, бронза, лепнина, позолота. Там были приготовлены свежие полотенца и халат, украшенные вышивкой в виде государственных гербов России. Я принял душ, побрился и направился искать кухню.

     Однако, найти кухню оказалось сложнее, чем ванную. Резиденция президента, ставшая моим новым местом жительства, была весьма просторна и изобиловала различными помещениями. Кухню я так и не нашел, зато нашел столовую, в которой для меня уже был сервирован стол. Как только я туда вошел, как тут же появилась очень миленькая не то горничная, ни то официантка и, слегка поклонившись, поинтересовалась, не желает ли господин президент, то есть - я, позавтракать. Я конечно радостно согласился. Меньше чем через минуту появились еще две девочки, вкатившие в помещение тележку с различными блюдами, и очень быстро начали накрывать на стол. Та, что появилась первой, спрашивала, какие блюда я желаю и две другие девушки тут же ставили передо мной тарелки.

     Когда завтрак был накрыт, она напоследок поинтересовалась, не желаю ли я чего-то еще. Я конечно желал. Именно ее, здесь и сейчас, можно даже прямо на столе, благо стол был большой и мой завтрак, не смотря на обилие блюд, занимал всего лишь его краешек. Хотя, конечно, удобнее было бы в спальне... Поймал себя на мысли, что подобные желания не достойны не только президента великой державы, но даже исполняющего обязанности. Это будучи манагером, я мог флиртовать со своими сотрудницами, а став исполняющим обязанности президента, я должен быть образцом морали и нравственности. Да и вообще, пора уже начать о государственных делах задумываться. Потому я распорядился, что бы приготовили мою машину, так как я собираюсь ехать на работу.

     Как только я закончил завтракать и встал из-за стола, появился добрый молодец в строгом черном костюме и бодро доложил, что машина готова. Вскоре я уже несся по утренней Москве, обгоняя орды разномастных машин, на время проезда моего кортежа остановленные стоявшими повсюду сотрудниками дорожной полиции. Хотя, если бы даже не было дорожной полиции и моего кортежа, то они бы все равно стояли - я и раньше временами бывал в Москве и знал, что такое московские утренние пробки. Все же хорошо, что мне, как исполняющему обязанности президента, не надо было стоять в пробках или толкаться в переполненном московском метро. Кстати, надо будет подумать потом о транспортной проблеме и что-то с этим сделать. Но как меня учили технологии управления бизнес-процессами, вначале необходимо было определить цели, определить приоритеты, проанализировать возможные методы решения и имеющиеся в распоряжении ресурсы, а уже затем приступить к постановке задач.

     Но вот кортеж пронесся через ворота Спасской башни и остановился около Сенатского дворца, в котором располагался президентский офис. Гвардеец, наряженный в гусарский мундир, придававший ему потешно-театральный вид, распахнул дверцу машины и застыл рядом, вытянувшись по стойке смирно. Еще двое парней в таких же театральных мундирах распахнули передо мной входные двери. Входя в здание, я подумал, что надо будет покончить с этим балаганом, все же мы большое и серьезное государство, местами даже мировая держава, а не провинциальный театр, ставящий детскую пьесу про оловянных солдатиков. Охранники, сопровождавшие меня, провели к президентскому рабочему кабинету - тому самому, где мы вчера общались с Медведевым.

     Я сел за стол и достал из сумки свой ноутбук - не такой огромный и пафосный MacBook, как у Медведева, а свой Acer TimelineX. Моя машинка поскромнее, чем у Медведева, но зато не менее мощная и, в отличие от пафосного Apple, компактная и способная по 10-12 часов работать на одном заряде аккумуляторов. В дверь постучали и я крикнул 'Войдите!'. Вошел референт, который положил передо мной три папки из кожи высочайшей выделки и начал показывать и объяснять, как пользоваться всякой хренью, которая, как выяснилось, была щедро понатыкана и в рабочем столе и вообще в данном кабинете. Тут была и аппаратура связи с ведомствами, регионами и армией, кнопки для вызова референтов, прислуги и охраны, система управления климат-контролем, которой мог бы позавидовать самый элитный автомобиль.

     Я попытался вникнуть в то, что мне рассказывал и показывал референт, с управлением почти всех устройств удалось разобраться практически с ходу, а если потом выясниться, что что-то непонятно, то всегда можно спросить у этого сотрудника. Главное все же наконец-то приступить к исполнению своих обязанностей. Я поблагодарил референта и отпустил его, а сам начал осматривать содержимое папок. В одной из них был список посетителей, просивших аудиенции, во второй корреспонденция, а в третьей - документы на подпись. В первую очередь я просмотрел корреспонденцию. Скорее всего, аппарат администрации Президента обрабатывал большую часть писем сам, а для подачи мне отбирались только наиболее важные, точнее - от наиболее важных лиц. По-настоящему важных посланий в папке не было, только дежурные поздравления со вступлением в должность от глав иностранных государств, послов и различных местных деятелей из думы, совета федерации, политических партий, руководителей регионов и ведущих чиновников. На них секретариат мог бы и сам ответить. Законы и постановления, предназначавшиеся на подпись моему предшественнику и теперь попавшие ко мне, были только что перепечатаны, и под ними стояла уже моя фамилия. Но я не стал их подписывать, а только бегло просмотрел.

     Захлопнув папку с неподписанными документами, скользнул взглядом по списку жаждущих аудиенции со мной и, нажав кнопочку, вызвал секретаря, параллельно подумав, что в добавок к нему, стоит еще и секретаршу завести, что бы как минимум украшала мою приемную. Да и в кабинете неплохо было бы по углам поставить пару-тройку каких-нибудь искусственных пальм или фикусов.

     - Так, Литовский посол... Чего он хочет?

     - Опять будет требовать компенсации за советскую оккупацию...

     - А Виленскую область он вернуть не хочет? Или он забыл, что ее передали в состав Литвы после вхождения в состав СССР. Да и Мемель был выкуплен у Германии тоже на советские денежки... Напомните ему, пожалуйста об этом и сообщите реквизиты нашего банковского счета для оплаты.

     - Кто там дальше? Лидер общественно-политического движения 'Русские' Фишман!?... А чего, русских у нас для руководства этим движением не нашлось? Кто-то русский у них в руководстве есть?

     - Господин президент, там есть Демушкин. Но, разрешите доложить, это - страшный фашист и экстремист.

     - А что бы русский и не экстремист?

     - Ну... остальные там - братья Поткины, Кралин, Бакши-Милосердов... к тому же они еще и экстремисты так же как Демушкин...

     - Бардак! - Констатировал я. - Но это проблемы не моего уровня, пусть этим займется полиция, укрепит организацию проверенными кадрами из числа русских сотрудников Центра Э.

     - Кто там следующий по списку? Рамзан Кадыров... а ему чего надо? Вроде, как и так ему давали все, что он требовал?

     - Он хочет построить за счет федерального бюджета в Москве самую большую в мире мечеть...

     - Какую еще мечеть!? У нас чего, нечего больше строить? Население жалуется на нехватку жилья, для решения транспортных проблем необходимы новые дороги и новые транспортные развязки, необходимы новые станции метро! А вместо этого сейчас на каждом углу попы на бюджетные деньги свои синагоги строят, а теперь еще и Кадыров с еще одной новой синагогой...

     - Мечетью, господин президент...

     - Мечетью... синагогой... Я не вижу принципиальной разницы между всеми этими сектами. Мы светское государство. Товарищ Путин говорил, что не следует воспринимать тезис о светском государстве вульгарно. Его надо воспринимать всерьез. Потому, хватит нам всех этих синагог! Я запрещаю строительство новых культовых сооружений. Пусть прокуратура проверит источники финансирования уже построенных. Если использовались бюджетные средства, то взыскать в трехкратном размере, а виновных в растрате бюджетных средств - под суд... Давать только реальные сроки... Не менее пятерки... Если сумма более десяти миллионов, то - не менее десятки... В любом с лучае с полной конфискацией имущества. Относительно налога на существующие синагоги распоряжения дам чуть позже. А если Кадырову что-то хочется построить, то пусть построит за счет бюджета Чечни ветку метрополитена на Юго-Западе Петербурга, это будет нужнее, чем мечеть в Москве...

     Следующим просителем в списке был какой-то Михалков.

     - А Михалков, это детский поэт что ли? Я слышал, он умер...

     - Нет, это его сын, известный кинорежиссер... - Ответил референт.

     - Известный... - Задумчиво произнес я и начал вспоминать этого Михалкова. Вроде я о нем чего-то слышал, пару раз. Один раз это было связано с какой-то его хулиганской выходкой, а второй раз что-то по поводу автомашин. Вроде как он у Министерства Обороны пытался угнать Лэндровер с мигалкой, вероятно, по пьяни. - А этот чего хочет?

     - Он требует себе разрешение на езду с мигалкой и угрожает, что если вы пойдете на поводу у всякого быдла, то он перестанет вас уважать, господин президент.

     - Перестанет меня уважать? Ну, если кто-то меня не будет уважать, то это не его вина, а - недоработка Центра Э. Если чего, то ее можно будет быстро исправить. А что касаемо мигалки, то мне не жалко, пусть носит на здоровье. Но только на голове, ставить ее на автомашину у него права нет. Да и пусть скромнее будет и ездит на общественном транспорте. Подготовьте соответствующее распоряжение о ношении мигалки этим деятелем, я подпишу. Ну все, с меня хватит этого цирка с конями... Остальных по этому списку пошлите на хрен и не забудьте потом позвонить и спросить, как они туда добрались. К людям надо проявлять внимание и чуткость, что бы никто не мог заявить, что новый президент - бездушный бюрократ.

     - Что еще, господин президент?

     - Пока все, вы свободны.

     Ладно, пока не буду отвлекаться на текучку. Сначала нужно решить стратегические вопросы. Во-первых, нужна своя команда. Я включил свой ноутбук и быстро составил список своих друзей и знакомых, которые были пригодны для государственной работы и имели соответствующий профессиональный опыт. Сотрудники МВД и ФСБ, служившие оперативниками антитеррористических и антикоррупционных подразделений, для руководства полицией и госбезопасностью. Сообразительные и энергичные ребята из партактива 'Единой России' и муниципальных администраций вполне могли бы своей энергией и энтузиазмом навести порядок в административных структурах. Предприниматели и менеджеры, пришедшие из бизнеса, могли бы предложить такую государственную политику, которая способствовала бы активному развитию экономики. Но с ними нужно аккуратнее, они мыслят рыночными категориями, сводящимися по своей сути к извлечению сиюминутной экономической выгоды. Но если рассматривать государтсво как единую систему, то часть деятельности частного бизнеса созидательна и полезна, а часть - просто перекладывания денег из одного кармана в другой, связанная с существенными издержками. Я уже не говорю, про разновидности бизнеса, приносящие выгоду тому, кто им занимается и убытки всем остальным. В ряде случаев эти убытки могут на порядки превосходить прибыль. Например, кто-то получает прибыль с продажи алкоголя, а общество несет колоссальные убытки из-за несчастных случаев, совершаемых по пьяни преступлений, деградации граждан, ущерб здоровью и соответствующие расходы на медицину. Возможно, у кого-то из бизнесменов и появится государственное мышление, ориентированное на общегосударственные задачи, а не только на интересы бизнеса, но пока все выходцы из бизнеса у меня будут под жестким контролем.

     Еще совсем недавно я бы вписал в этот спиок и Прохорова, хоть я лично с ним и не знаком, а он сам числиться лидером оппозиционной партии 'Левое Дело'. Мужик он умный, инициативный, смелый. Но, после того, как он взял в свою партию Резника, главного защитника всяких пидорасов и извращенцев, я Прохорову даже руку не пожму. А уж в государственном управлении не будет места не только самим извращенцам, но и их дружкам либералам. Все-таки, Россия - страна традиций, а неприязнь к извращенцам свята для каждого Русского.

     Разработку законов, точнее их формулировок, решил заказать своему адвокату, благо он доктор юридических наук и председатель адвокатской коллегии. Уверен, что он лучше справится с этой задачей, чем свора крикливых дилетантов, озабоченных охмурением избирателей, а вовсе не работоспособностью принимаемых законов. Да еще подключу к созданию законов парочку хороших программистов. Законы это по своей сути те же программы, но только не компьютеров, а - для людей. Программы для компьютера создавать с одной стороны сложнее, с другой - проще. Компьютер выполняет программу буквально. В компьютерной программе не может быть никаких неясностей и двусмысленностей, которые будут восприняты как ошибки еще на стадии компиляции. Конечно, могут быть значения или варианты ветвления, не предусмотренные программистом. Но для этого надо, во-первых, изначально программу хорошо продумывать, а, во-вторых, потом тщательно ее тестировать. Вот программисты этим и займутся. А юристов я отучу от 'трактования' законов. Если закон нужно трактовать или для его применения требуется обращаться в суд за разъяснениями, то создатели такого закона как юристы профнепригодны. Разумеется, при создании законов будут привлекаться эксперты из соответствующих областей.

     А вот с идеологами и военными у меня получался напряг. Большинство моих знакомых, позиционировавших себя в качестве идеологов, были тривиальными болтунами, а знакомых военных у меня было мало. Оставалось надеяться, что уже по ходу работы можно будет отобрать подходящих людей. Сажать во главе оборонного ведомства гражданского лоха я совсем не хотел, но и не всякий военный подходил - требовалась эрудиция, широкий кругозор и нестандартное мышление, что у военнослужащих, увы, встречается в мирное время не часто. На войне такие люди показывают себя реальными победами, а в мирное время в армии более удачно складывается карьера у более исполнительных и менее рассуждающих.

     Я распечатал составленный мною список, вызвал референта и распорядился вызвать всех перечисленных в списке на следующий день к себе к десяти утра на совещание. Когда за референтом закрылась дверь, я встал из-за стола и начал прогуливаться по кабинету, размышляя над первоочередными мерами, которые мне следует предпринять как новому главе государства. С чего начинать? Все жалуются на коррупцию и в тоже время все привыкли ею пользоваться. Несомненно, проблема коррупции первоочередная. Но сколько с ней не боролись, она только крепла. Я еще помню в детстве в советском журнале 'Крокодил' были карикатуры про взяточников и расхитителей, с которыми тогда боролись, но никак не могли побороть. Потом началась перестройка, вскрылись 'хлопковые дела' и чуть ли не тотальная коррумпированность партноменклатуры. Борьба с коррупцией, так же как борьба с 'привилегиями' стали одними из основных тем тогдашней движухи. Но с приходом к власти Ельцина коррупция только разрослась, не смотря на все разоблачения. Ельцин тогда тоже провозглашал борьбу с коррупцией. Затем во главе страны стал Путин и постепенно отодвинул от власти демократов-перестройщиков, а что бы навести порядок в государственном управлении, выстроил систему, называемую 'вертикаль власти'. Да, усилившийся контроль сверху коррупцию придавил, но в тоже время ослабление контроля со стороны местных выборных органов, позволило коррупции отвоевать утраченные позиции. И не менее важной проблемой наряду с коррупцией, которую многие не видели, были элементарные тупость и безответственность чиновников. А я прекрасно понимал, что честный дурак, как правило, приносит больше вреда, чем слегка приворовывающий умный управленец. Потому я решил, что проблема коррупции не может быть решена как некая отдельная проблема. Ее можно решать, только совершенствуя систему государственного управления и улучшая моральный настрой общества. К тому же решение проблемы серьезно усложняли услужливые идиоты, которые способны совместить перегибы, наносящие громадный ущерб, с близким к нулю полезным эффектом.

     Потому сначала займемся укреплением своего положения, сбором информации и постепенным оздоровлением общества. А вот когда созреем для более кардинальных мер... Дверь неожиданно открылась, и в кабинет без стука вошел Владимир Владимирович Путин.

     - Добрый день, не помешал? - Произнес Национальный Лидер.

     - Добрый день, Владимир Владимирович, я всегда рад вас видеть. - Ответил я, встал из-за стола и подошел к своему наставнику и учителю. Путин крепко пожал мне руку и сказал:

     - Ну как? Осваиваетесь в новой должности?

     - Так точно, Владимир Владимирович.

     - Какие-нибудь мысли, что будете делать есть?

     - Есть кое-какие соображения. - Ответил я. Дело в том, что с появлением Путина в моей голове как раз дозрела мысль, которую я на досуге обдумывал, еще не помышляя о президенстве. Тогда это было из категории 'а вот  хорошо было бы...'.

     - И с чего вы хотите начать? - Сказал Путин. В его глазах читался искренний интерес.

     - Вот население очень любит жаловаться, что нет работы, что иммигранты все рабочие места заняли...

     - Да. - Усмехнулся в ответ Владимир Владимирович. - Вот только везде объявления 'требуются'. У нас страшный дефицит квалифицированных рабочих, в тоже время перепроизводство дипломированных хомячков, не умеющих ничего делать. Всякий уважающий себя выпускник школы стремиться получить диплом о высшем образовании, абсолютно не планируя работать потом по специальности. А гопота, хоть и не получает дипломы, но просто тривиально не хочет работать...

     - Согласен, Владимир Владимирович. - Кивнул я. - Действительно, в нашем обществе труд не престижен. Это проблема общественной морали. Мы ее тоже будем решать. А пока я начну первый этап, обеспечим работой всех желающих.

     - Это как? - Удивился Путин.

     - Создадим систему общественных работ. - Ответил я. - Во-первых, каждый желающий сможет в любой момент получить работу - хоть на один день, хоть постоянно, а так же как дополнение к основной работе. Понятно, что оплата будет небольшой, а работа в основном низкоквалифицированной - строительство дорог, содержание жилищного фонда, благоустройство, уборка улиц, расчистка снега. Ну, еще в строительстве, на погрузочно-разгрузочных работах в сельском хозяйстве. Во-вторых, за мелкие правонарушения вместо штрафов будет привлечение к общественным работам. Те, для кого работа будет наказанием, будут работать бесплатно, получая паек. Ну, если срок достаточно большой, то небольшие карманные деньги, компенсацию квартплаты и обмундирование. Так же будут привлекаться к обязательным работам должники и неплатильщики.

     - Разумно... - Путин слушал с интересом.

     - А если кто-то все же захочет откупиться от обязательных работ, то он сможет сделать это официально, заплатив штраф, но очень большой. Я так думаю, что тот, кто будет работать добровольно, будет получать по пятьсот рублей в день. Ну, еще коэффициенты за более тяжелый или более легкий труд. Добровольцы смогут по контракту ездить на работу туда, где нужна рабочая сила - на стойки или лесоповалы. Там и оплата уже будет вполне нормальный. Это для тех, кому срочно нужны деньги. Поехал на пару месяцев и вернулся с приличной суммой. А что бы откупиться от обязательных работ, провинившемуся придется выкладывать по пять тысяч вместо каждого дня работ.

     - Великолепная идея! - Одобрил Путин.

     - Разумеется, будут упразднены пособия по безработице. Кроме того, я хочу упразднить и пенсии по инвалидности. Такие пенсии будут получать только совсем неспособные работать. Для большинства инвалидов будут специальные работы, которые они смогут выполнять. Даже, если эта деятельность будет убыточна, на нее будут выделятся государственные дотации. Ну и оплата у инвалидов будет чуть побольше, думаю, что не пятьсот рублей в день, а минимум - шестьсот. Более шестисот будут получать те инвалиды, труд которых будет себя окупать. То есть, у тех, кто будет делать что-то действительно полезное и делать это хорошо. Тогда у нас не будет липовых инвалидов, которые покупают себе инвалидность за цену месячной пенсии.

     Путин понимающе кивнул.

     - Таким образом, будет довольно много дешевой рабочей силы. - Продолжил я. - Отпадет необходимость привлекать иммигрантов. Соответственно, иммиграционную политику мы сможем ужесточить. Вы же сами понимаете, что иммигранты создают межнациональную напряженность, тем более, что выходцы из Средней Азии являются представителями совершенно иной культуры и иного общества с иным укладом. К тому же едут к нам далеко не самые лучшие представители этих народов, а те, кто не смог найти себе место на родине. Потому они не гнушаются совершением преступлений - краж, грабежей, изнасилований, занимаются контрабандой наркотиков. Ведь мы для них чужие и они поступают по отношению к нам так, как не стали бы поступать по отношению к своим соплеменникам.

     - Да, проблему с иммигрантами давно пора было решать. - Согласился Путин. - Это и наркотики, и терроризм. А что касается межнациональных отношений, то обстановка в стране просто взрывоопасная. Проблемой было то, что иммиграцию сильно лоббировали представители бизнеса, нуждавшиеся в дешевой рабочей силе, и диаспоры. Если бизнесу Вам будет нечего возразить, то с диаспорами у вас будут серьезные проблемы...

     - Да, с диаспорами будут проблемы. - Кивнул я. - Вопросами иммиграции и межнациональных отношений я займусь в самое ближайшее время. А сегодня я планирую подготовить концепцию первого варианта закона об общественных работах.

     - Вот с заменой штрафов отработкой, я полностью согласен. - Сказал Путин. - Собираемость штрафов действительно была не очень хорошей, да и зачастую затраты на взимание штрафов их обесценивали. Социальная справедливость так же тут будет, так как размер штрафов весьма относителен для граждан с разным уровнем доходов. Для кого-то и тысяча рублей огромные деньги, а кто-то отдаст и не заметит. Но вот разве много народа будет добровольно работать за пятьсот рублей в день? Ведь это всего десять тысяч в месяц. Вы же лучше меня знаете, что многие сидят без дела и жалуются на отсутствие работы, но при этом не хотят работать даже за двенадцать тысяч.

     - Так добровольные работы лишь первая часть моего злодейского плана. - Усмехнулся я. - В течение ближайшего полугода мы создаем систему по всей стране и тогда в силу вступают государственные гарантии предоставления такой работы всем гражданам. Далее мы эту систему совершенствуем, устраняем выявленные в ходе ее функционирования недочеты. А вот через год мы вводим обязательный налоговый минимум.

     - Это что-то типа подушного налога?

     - Не совсем. Просто каждый уважающий себя гражданин должен будет иметь доход, налог с которого превышает некую минимальную сумму. У кого доходы меньше, будет обязан отрабатывать недостающую часть налога на общественных работах. Плюс к этому вводим обязательный минимальный доход, почти как статья за тунеядство при коммунистах. Кто не сможет найти иную работу, будут зарабатывать свой минимальный доход на общественных работах.

     - Да, действительно 'злодейский план'. - Усмехнулся Путин. - Предчувствую как всякие лентяи и бездельники вас за это возненавидят. А всякая оппозиция уж такой визг поднимет... Вот про право на труд либералы никогда не вспоминают, для них важнее сомнительное 'право' для граждан быть безработными и жить в нищете...

     - От минимального налога будут освобождены, понятное дело, несовершеннолетние и пенсионеры, студенты и иные учащиеся в возрасте до 25 лет. - Продолжил я, выслушав реплику Национального Лидера. - Кроме того - государственные и муниципальные служащие, но у них так доходы и так будут удовлетворять этим требованиям. Кроме того, можно будет освободить граждан, живущих в сельской местности и ведущих натуральное хозяйство, но при этом они лишаются свободы передвижения и права голоса, на федеральных выборах.

     - Ну, это уже будет нарушением прав человека и противоречит Конституции... - Возразил Владимир Владимирович.

     - Мы их будем освобождать абсолютно добровольно по их же заявлению. - Парировал я. То, что я планировал серьезную переделку Конституции, я пока промолчал. Всему свое время.

     - Тоже верно... - Задумчиво согласился Путин, все еще сомневаясь по поводу конституционности такого решения. - Хотя, конечно, этот момент немного спорный. Над ним придется поработать. Но в целом идея здравая. Надеюсь, что дума не очень затянет обсуждение вашего законопроекта и в итоге его примет. Хотя, предвижу, что сильно изуродует его своими поправками.

     Я только усмехнулся в ответ. Данный законопроект должен был быть подготовлен в соответствии с моей концепцией в течение трех дней моим адвокатом и его Адвокатской Коллегией, а затем подписан мною без какого-либо обсуждения в думе. А если в думе кто-то по глупости вякнет что-то против, то в ответ он услышит фразу, которую за прошедшее столетие успели подзабыть - 'Караул устал'. Я почему-то был уверен, что никто из депутатов не посмеет пререкаться с бодрыми парнями в камуфляже и краповых беретах, командир которых и произнесет при необходимости эту фразу.

     Тем временем Путин посмотрел на часы и сказал:

     - О, мы совсем заболтались, а у меня скоро самолет. Улетаю на Байкал. Буду охотиться, грибы да ягоды собирать. Но если чего надо будет, то сразу звони. Вот мой телефон.

     Путин взял со стола бумажку для записей и, написав номер своего мобильника, отдал бумажку мне.

     - Вы надолго уезжаете?

     - Можно считать, что навсегда. - Улыбнулся в ответ Национальный Лидер. - На Байкал примерно на месяц, а потом поселюсь на хуторе на Валдае. Воздух там хороший, целебный. Природа великолепная. Но ты все равно меня не забывай, приезжай в гости!

     - Обязательно, Владимир Владимирович! - Ответил я и пожал на прощание ему руку. Путин улыбнулся и вышел из кабинета. Я еще некоторое время постоял, глядя на закрывшуюся за ним дверь, а затем сел за стол, придвинул к себе ноутбук и начал размышлять с чего начать свою работу в качестве главы государства. До этого момента я часто задумывался, как можно оптимизировать законодательство и какие меры необходимо предпринять. При этом меня удивляло то, что политики постоянно уклонялись от решения многих назревших проблем, по непонятным причинам не принимали очевидные для меня решения, но при этом всегда находили время для разной ерунды, раздувая из ничего мифические проблемы. Да, обычно говорят, что в политику идут полные идиоты, так как люди, которые прекрасно знают, как управлять государством, почему-то предпочитают работать парикмахерами и таксистами. Я, наверное, был исключением, хотя бы по тому, что работал заместителем директора фирмы, хоть и не огромной корпорации, но тоже не маленькой.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"