Андрейченко Владимир: другие произведения.

серия Stalker, Противостояние, 2 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бармен отправляет Рекса по особому поручению во вновь открывшийся после очередного выброса сектор. После происшествия на Агропроме Максима начинает преследовать Синдикат наёмников. Перед ним встаёт выбор: сдаться, бороться в одиночку или найти неожиданного союзника. И он с честью выходит из противостояния живым. А как иначе? Он же главный герой, а до конца книги ещё восемь глав! :)


ГЛАВА 2.

   Цивилизация давно переступила барьер эволюции, когда индивидуум, находясь в смертной телесной оболочке, по окончании отмеренного ему природой срока, становится потерянным для всех. Вместе с накопленными за годы жизни опытом и знаниями, столь полезными для общества. Бессмертие. Не о нём ли мечтает всё живое? Вечность. Процветание. Наверное, к этому стремится любая искорка жизни, возникшая на холодном камне или прогретой тёплыми лучами ближайшей звезды почве вращающейся вокруг светила планеты.
   Процесс развития общественного целого остался в далёком прошлом. Теперь цивилизация выглядела как единый разум. Правда индивидуальность каждой особи частично сохранилась в той форме, которую она желала принять, в зависимости от различных обстоятельств. Самым удачным моментом явилось избавление от смертности в прямом смысле этого слова.
   Результатом совершенствования цивилизации оказалось стремление любыми способами отторгнуть всё негативное, что длительное время мешало нормальному развитию общества. Попытались и так преуспели в этом, что в итоге экспериментов разум, как это ни прискорбно, разделился надвое.
   Два противоречивых, как само Мироздание, и настолько далёких своими помыслами друг от друга разума. Как свет и тьма, как тепло и стужа, а именно - Добро и Зло образовали противоположные лагеря, которые своей нескончаемой борьбой привели цивилизацию к вечной войне.

   - Тебе надо было дать кличку не Рекс, а Армаггедон. Тридцать восемь наёмников, как щенков! Теперь понимаю, почему вокруг тебя парни гибли. Энергетика из тебя бьёт ключом, словно магнит, притягивая неприятности. Знаю, что твоей прямой вины в этом нет, но послушай, что скажу. Давай-ка, разберись сначала с собой, а потом уже и о напарниках будешь думать. Я Купера отправил к Степанычу на Кордон, там спокойнее. Тот обещал парня по поручениям отправлять только до Приграничья и обратно. Пока не окрепнет совсем. - Максим согласно кивнул, глядя на Большого исподлобья. Бармен, выдержав паузу, продолжил, - а как с тобой быть? Ты молодец, всем доказал, что за напарника готов разорвать на части кого хочешь и в любом количестве. Были даже такие, кто сразу начал проситься с тобой в рейды. Я всем объяснил, что у тебя поручение особой важности, с которым можешь справиться только ты единолично. Так что, пока будешь работать один. А за парня, правда, большое спасибо, и за то, что не подвел меня самого. Я только теперь понял, в какую авантюру втянул нас обоих. Знал бы сразу, что там наёмники засели, ни в жизнь вас с Купером на Агропром не отправил. Хм-м-м. Впервые вижу, чтобы с Синдикатом кто-то так просто в войнушку решил поиграть, да ещё и с полной победой. Вот ведь чертяка! Но серьёзность положения воспринять должен.
   - Я всё понимаю, Палыч. Ты меня, дурака, за кого держишь? - Рекс шуткой разрядил обстановку. Он и так не хотел больше работать с напарниками, чтобы ненароком не явиться причиной чьей-нибудь гибели. Только тяжело одному, особенно если рейд далеко и надолго. Даже сон охранять некому, Зона есть Зона. Погибать самому тоже не очень хотелось. Поэтому Максим и не был так спокоен, но виду старался не подавать.
   - Вот и хорошо, что понимаешь... - Большой сделал паузу, словно задумался. Но Макса было не провести. Он бармена сразу раскусил. Тот никогда так просто с разговором не придёт, не обдумав всё заранее. Видно, хочет преподнести закавыку более корректным образом, вот и не решается сказать о проблеме в лоб.
   - Палыч, давай не юли, а? Знаешь же, что я люблю прямоту. Говори, как есть. Выкладывай новое задание. Мне ничего не остаётся. Как скажешь, так и будет. Отказываться я не собираюсь. Дальше жить при любом раскладе как-то надо. Не могу в дыре твоей постоянно сидеть и мариноваться обилием спиртных возлияний, на простор тянет. Мне там спокойнее.
   - Ни фига себе, не обидеть! Это надо у тридцати восьми загубленных наёмников спросить, как ты умеешь обижаться, - Большой захохотал. Максим посмотрел на него и улыбнулся. - После их арсенала не ты у меня в долгу, а я у тебя. Мне ещё полгода сбагривать все трофеи, принесённые вами. Одна экипировка чего стоит! Люкс! Так что, если соберёшься в дорогу какие шмотки поменять, иди сразу на склад, я Коляна уже предупредил. Безо всяких кредитов и долгов, можешь брать всё, что хочешь. В разумных, конечно, пределах.
   - Да мне итак вроде всё по последней моде от наёмников досталось. Только "винторез" мне не нравится, хочу что-нибудь другое.
   - Вот на складе и возьмёшь.
   - Да нет у тебя на складе "Абакана". Я их только у военных видел, да у "Долга" ещё. Но у долговцев выпрашивать - себе дороже. Цену такую загнут, мама не горюй!
   - Тебе, прямо, и не угодишь. Нет сейчас возможности достать тебе "Абакан", да и тяжелее он немного "Калашей".
   - Что да, то да. Но, говорят, мастера могут отапгрейдить, заменив некоторые части автомата, состоящими из более лёгких материалов. Наука-то на месте не стоит.
   - Ну, нету, Макс, нету. А остальное - иди и выбирай.
   - Ладно, тогда возьму проверенный в делах "АКС", только патронов к "Десерту" побольше дашь.
   - Возьмёшь. А теперь о деле, - решился Большой, - знаешь же, что после выбросов в Зоне частенько всё меняется. Иногда открываются даже недоступные ранее районы. Так вот. Говорят, что после последнего выброса Кривая балка открылась. Рядом с Кордоном. Глядишь, по пути заскочишь к Степанычу, проведаешь крестничка своего. Узнаешь, как там он... Но сведения эти не до конца проверенные, всё на слухах пока. Словом, надо посмотреть, что там и как. Во-первых, в только открывшихся местах артефактов бывает очень много. Во-вторых, м-м-м...есть тут одна закавыка. Говорят, что видели в ней Белое, это посёлок такой. Одна из особенностей Зонных выкрутасов. В реальной жизни он, возможно, и не существовал никогда. А в Зоне появляется время от времени, причём всегда в разных местах. Я ещё, когда сталкерил, бывал в нём пару раз. Последнее посещение было аккурат перед самим выбросом. Мы с мужиками тогда неплохой хабар собрали, а вот вынести не успели. Там по центру посёлка мимо здания сельсовета пройти нельзя. Большое такое, белое... Было тогда. А прошло уже лет пять. После выброса посёлок пропал, а мы еле смогли оттуда убраться. И глядишь ты, сейчас, говорят, опять нарисовался. Из тех, кто со мной тогда хаживал, никого в живых теперь не осталось. Так что хабар тот, если конечно цел ещё, теперь только мой. Ну, а я тебя тоже не обижу, сам знаешь. Короче, в подвале есть старая печь, вот в неё я тогда рюкзак и заныкал от глаз чужих. Удастся забрать, тащи. А нет, хоть развеешься на воле. Воздухом, хе-хе, радиактивненьким подышишь. Сам ведь говоришь, что сидеть на месте не можешь.
   - Когда выходить? - Максим встрепенулся, размял затёкшие ноги, сцепил руки в замок и, вывернув ладонями вперёд, звучно щёлкнул суставами пальцев.
   - А, как готов будешь, так сразу и иди. До следующего выброса ещё неделя есть, времени навалом. Думаю, что дня за три управишься. Только ты поосторожнее там, не лети, сломя голову, её сложить всегда успеешь. Люб ты мне, настоящий мужик. Я и так на своем веку много нормальных ребят порастерял. Ну, с богом. Береги себя, Макс.
   Рекс решил не откладывать дела на потом. Время было дообеденное, больше половины дня ещё впереди. Быстро экипировался, проверил содержимое карманов и сидора, вздохнул и пошёл на склад. Вопреки предупреждениям Большого, Молчун, шкурная душа, выдал Максиму требуемое, как от себя оторвал. Скряга, одно слово. Но Макс процедуру вынес стоически, зная, что против Большого Молчун не пойдёт. Взяв самое необходимое, повесил рюкзак за спину и попрыгал. Ничего не звенело и не брякало. Мастерство, его не пропьёшь. Рекс ухмыльнулся и двинул в путь.
   Долговцы, находящиеся на посту возле входа на территорию бара, окликнули Макса и подняли большие пальцы рук вверх, выражая таким образом уважение со своей стороны. Значит, тоже понаслышаны о происшествии на Агропроме. Пожелали удачи. Максим помахал им рукой и пошёл по направлению к Свалке. Где-то в районе груди сильно ёкнуло нехорошее предчувствие и появилась слабая пульсация. Прижав руку к солнечному сплетению, Макс нащупал амулет. Что-то он не учёл, или просто запамятовал. Замешкался на минуту, потоптавшись на месте, но ничего не вспомнил, сплюнул - время покажет, и продолжил путь. Всё течёт, всё меняется. Но плыть строго по течению Рекс не привык. Не в его это принципах. Прошлое не изменить, а будущее, кто знает, возможно ли его увидеть? Главное - вспомнить, что было хорошего или плохого в туманной дали его неизвестного прошлого. Попытался напрячься, в голове зашумело так, что потемнело в глазах. И только далёкий, раскатистый и властный голос гремел многократным эхом: "ОТДАЙ МНЕ МОЁ!" Что за наваждение? Бросив бесполезное занятие, Максим посмотрел вперёд. Какие там испытания ему готовятся в очередной раз? Какие бы ни были, все его.
   Свалка всегда была довольно шумным местом. Перепутьем всех дорог, идущих по территории Зоны. Переходящие из одного района в другой различные группировки часто сталкивались здесь и не всегда мирным путём расходились в разные стороны. Поэтому требовалось постоянно держаться настороже. Что Рекс и сделал. Автомат, мирно висящий до этого на плече, привычно перешёл в боевое положение. Чутьё включилось на полную катушку. С удвоенным вниманием Максим, пригибаясь, пошёл в сторону Кордона, медленно обходя рукотворные курганы похороненной техники и строений. После аварии на ЧАЭС сюда свозили различный хлам, основой своей хапнувший немалую дозу радиации, и хоронили, засыпая землёй. Так и образовалось большинство холмов. При приближении к ним датчик начинал усиленно щёлкать, предупреждая хозяина о возможной угрозе.
   Плохо, не придумал ещё никто таких датчиков, чтобы голосили при появлении противника. Да и кто враг, а кто друг, приходилось выяснять уже по ходу действий. Максим взял левее, через недостроенное здание конторы. Находящаяся посреди бывшей площади стела, на которой в советские времена вывешивались фотографии передовиков, непонятно какого производства, знакомым очертанием в виде большой галочки словно подтверждала, что всё осталось в прошлом, которое уже не суждено вернуть. Как делает учитель, проверивший детское домашнее задание. Правильно, так держать! И раз, галочка. Только оценку всему происходящему уже будет давать время. Оно же - довольно неплохой учитель.
   Огибая строение, Рекс внезапно остановился и быстро приник к земле. Что-то было не так. Опять же пульсация в районе груди достигла такой амплитуды, что начинало казаться, будто в теле бьется два сердца. Максим начал внимательно вслушиваться в происходящее, чувствуя вероятность опасности, которая могла подстерегать его в данном месте. В чём дело? Почему в подсознании набатом трезвонят колокола? И тут, словно обухом по голове. Вот оно что! За строением - в заболоченной низине всегда было достаточно шумно. Частенько там копошились мутанты. Что их тянуло в это место, оставалось загадкой, но то, что они там обитали, являлось неоспоримым фактом. А в данный момент у болотца стояла гробовая тишина. Странно. Логика подсказывала, что только находящийся в этом месте человек, которому звери могут помешать, постарается избавиться от них. Отсутствие же каких-либо звуков со стороны людей наводило на мысль о возможно находящейся на пути засаде.
   Помня о мародерах, грабящих, а часто и убивающих попавшихся в их руки сталкеров, Максим вскочил и резким рывком перебежал под защиту строительных конструкций. Затем бесшумно достал из бокового кармашка сидора незаменимый "хамелеон", накинул на себя и застегнул "липучки". Медленно, ползком взобрался на самый верх и начал осматриваться. Тихо. Может быть, уж слишком перефантазировал со своим чутьём? Нет, определённо что-то было не так. Только что? Достав бинокль, включил поисковик и присмотрелся. Увиденная ранее картина не изменилась. Только ближе к болоту, в кустах мельком блеснуло что-то, и вновь - тишь да благодать. Но тревога всё равно не покидала груди. Ни шевеления ветвей, ни другого малейшего движения. Засада? Возможно. Но на бандитов совершенно не похоже. Эти долго в тишине усидеть не смогут. А тут полный и потому очень подозрительный покой. Маскироваться подобным образом могут лишь хорошо обученные спецы.
   Слабая догадка внезапно обрела более чёткие формы. Слава зачастую бежит впереди человека. А языки, нашедшие для болтовни свободные уши, ещё никому не удавалось держать за зубами. Новостями делились все, у костров и в баре. В основном, для необходимой в Зоне собственной безопасности. Но некоторые при этом никогда не задумывались, что, поделившись информацией, могут тем самым нанести вред другим. Похоже, что кто-то сболтнул лишнего не в те уши. А, чтобы быть в курсе последних новостей и секретов, группировки Зоны частенько пользовались услугами "засланцев". Не исключение из правил и Синдикат. А прощать произошедшее на Агропроме они явно не будут. Это понятно, как дважды два. Целую бригаду потеряли вместе с вертолётом. Почему же эта мысль не посетила голову сталкера с самого начала? Макс сплюнул, экая незадача!
   Так вот почему Большой в разговоре с Максимом был таким учтивым и имел задумчивый вид. Вот почему отправил парня на Кордон, с глаз подальше. Вот почему остерёгся выделять Рексу нового напарника. Ох, Палыч, сказал бы сразу и честно. С другой стороны, его тоже можно понять. Самое главное в данный момент - отвести удар от себя. Вдруг, разобравшись с Рексом, Синдикат успокоится? Но всё равно со стороны бармена это было совершенно не по-людски. Получается, что Большой умышленно подставил Макса, отправив его в рейд. На территории бара какое-то время наёмники не могли бы достать сталкера. Долговцы ревностно относятся к посягательству на безопасность подконтрольной им территории. Они бы точно послужили неплохим прикрытием. Возможно, Большой именно на это и рассчитывал. Но предупредить Максима по секрету был просто обязан. То-то был так ласков, даже к складу допустил, бери, мол, чего хочешь. Хитер. Да и сам-то далеко не дурак, должен был сразу подумать о последствиях, начав "партизанскую" войну с наёмниками.
   А в том, что на территории бара у наемников был хороший информатор, Максим теперь был уверен на все сто. Только несколько часов назад Большой сообщил ему о рейде, а синдикатовцы уже знают об этом и успели организовать засаду. С другой стороны, как им удалось догадаться, что именно по левой стороне будет двигаться Рекс? В его-то голову залезть уж точно никто не мог! Хотя, что уж так себя хвалить? Чутьё и логика у спецов работают не хуже, чем у него. Вычислить примерный маршрут одиночного сталкера, идущего в сторону Кордона было элементарно. Только назревает интересный вопрос. Кто у Бороды является информатором наёмников? А то, что "крот" очень близок бармену, сейчас Максим не сомневался ни капли. Слишком быстро сведения дошли до Синдиката. Не Молчун же, из этого даже под пытками лишнего слова не вытянешь. С другой стороны, кличка кладовщика может явиться хорошим прикрытием. Дела...
   "Но теперь плакать поздно, поворачивать обратно тоже. Коли полез в кузов, не называться груздём нельзя. Придётся теперь отбиваться и всё оставшееся время ходить по Зоне с оглядкой. А там, или пока не сгину, или Синдикат, обжёгшись в очередной раз, отвалит, отказавшись от задуманного". Макс усмехнулся. Мелькнуло ещё, что могут при его неплохой подготовке и к себе потянуть. Таких специалистов лучше в друзьях держать, нежели враждовать. Не желая перехвалить себя, чтобы не сглазить, Рекс сплюнул. Тьфу, тьфу, тьфу.
   Ещё тщательнее осмотреть местность. Что-что, а маскироваться наёмники умели хорошо. И выдержке их остаётся только позавидовать. Похоже, что костяк засады находился именно в районе болота. Деревья и кустарник всегда давали хорошую защиту от посторонних взглядов. Сам так поступал, прикрываясь растительностью. А что там? Справа, возле рукотворного кургана образовалась небольшая куча различного хлама. Возможно, в поисках поживы кто-то бросал вещи, вытаскивая их из глубины могильника. Обилие металла легко могло скрыть дополнительные силы засады. По крайней мере, Максим, будучи на месте наёмников, так бы и поступил. Это значит, что справа подобраться к противнику незамеченным явно невозможно. А тихо приблизиться к кургану можно только со стороны болотца. Следовательно, уделить внимание этой огневой точке придётся в последнюю очередь. Спустившись вниз, Рекс уже собрался было начать продвижение, но что-то подсказало ему принять гораздо левее, пройдя по низине, поросшей обильным кустарником. Начав осторожный спуск, Максим принюхался. Едва приметно несло дымом.
   Кто бывал в Зоне, сидел возле костра, навсегда запомнит этот неповторимый запах копчёности. Насторожило то, что дымок был слабым, следовательно, костёр жгли осторожно, не усердствуя с обилием дров. А значит, не хотели привлекать к себе лишнего внимания. Кто не скрывается от других и желает получить необходимое тепло, никогда не станет экономить на дровах. Разве только в ночное время, чтобы не отходить далеко от спасительного пламени, имея в запасе малое количество заготовленного при свете дня валежника. Но сейчас светлое время суток, на улице достаточно тепло. Следовательно, костёр требовался, как необходимость, к примеру, для разогрева пищи.
   Рекс со всей осторожностью начал приближаться. Выглянув из кустов на мгновение, сразу спрятался обратно. Интуиция не подвела, ждут явно его. Вот и группа поддержки. Четверо наёмников. Один сидит перед костром и курит. Трое спят. Значит, точно резерв, возможно даже, ночная смена для засады. Длительное время на одном месте без движения не пролежишь. Хоть почесаться иногда требуется. Вспомнилось, как однажды в школе, а может и где-нибудь в техникуме или институте, преподаватель показывал аудитории, что на теле человека живёт множество различных организмов, увидеть которые можно лишь под микроскопом. А они тоже своего рода паразиты, питающиеся продуктами жизнедеятельности. Следовательно, хоть небольшой, но вред наносят всё равно. Поэтому не чесаться не может никто.
   Максим усмехнулся. Тело его под воздействием последних мыслей начало зудеть во всевозможных местах. Причём, по закону бутерброда, как назло, в самых труднодоступных. Вспомнилось, что подобное называют ещё правилом езды на велосипеде. "В какую бы сторону вы не ехали - это в гору и против ветра".
   Почесавшись, Рекс решил сначала разобраться с резервом. Тихо и понемногу подобрался к часовому. Это не составило большой трудности. Главная задача - не нашуметь, чтобы не разбудить спящих. От троих на таком близком расстоянии не отобьёшься. Зажав рот противника, сбоку ввёл лезвие ножа в грудную область на всю длину. Парень обмяк. Завалив его на траву, медленно оттащил за кусты. Там и закончил задуманное. Присмотрелся, вслушался - тихо. Один - ноль. Подобравшись к левому спящему, сначала, зажав ему рот, разбудил толчком, только потом пустил нож в дело. Если спящего человека резать, не разбудив, он начинает истошно кричать, не успевая проснуться. Такова физиология.
   "Идёт резня, а я философствую. Не дело, начинаю черстветь окончательно. Не превратиться бы в таких же безжалостных убийц за деньги, как они. Эдак скоро начну и удовольствие от подобного получать, как маньяк. Видит Зона, только в целях самозащиты", - Макс огорчённо покачал головой из стороны в сторону и продолжил расправу. В скором времени с резервом было покончено.
   Проверив, не имеют ли они связь с засадой, успокоился. Слишком уверены в себе. А зря, опыт Агропрома должен был заставить наёмников значительно усилить бдительность. Оттащив тела в дальний край низины за кустарник, Максим сложил их в небольшом овражке, прикрыв дёрном, ветками и землей. Сразу не найдут. Обрадовало обилие нужных препаратов, найденных в карманах убитых. От противорадиационных, до заживляющих, обезболивающих и тонизирующих. Нужные вещи. Даже пару артефактов хорошей ценности. Оружие обычное, экипировка тоже. Подобрал ещё несколько запасных элементов энергопитания для "ночника" и бинокля.
   Надев на лицо защитную маску и обмазавшись грязью со дна овражка, Рекс продолжил движение в сторону находящихся в засаде. Прикинув в уме, где бы он сам устроил места скрадов, начал приближаться к возможному нахождению ближайшего. Пригляделся, принюхался и ехидно усмехнулся. "Узнай ваши разводящие и бригадиры, как вы в засаде сидите, сами бы убрали вас за такое". В ложбинке, слегка приподняв пласт дёрна, лежал ближайший к нему наёмник, явно выдавая себя легким дымком ментоловой сигареты. Часто каждый из нас слышал такие слова - покурим и в путь. Путь для курильщика оказался последним.
   Следующий располагался правее. Единственный куст, обильно разросшийся от постоянной влаги, идеально подходил для задуманной лёжки. Справа от куста в канавке были свалены в кучу тела кабанов и плотей. "Вот и те, кто вам мог помешать. Разведчики, тоже мне. Учитывать надо все. Если бы не отсутствие звуков, может и выполнили бы задуманное. А так, Д, Артаньяном сегодня буду я, а кто вы - догадайтесь с одного раза".
   Но, к сожалению, не всё задуманное проходит настолько гладко. Уже в броске Максим услышал, что лежащий перед ним наёмник разговаривает вполголоса по коммуникатору. К сожалению, крыльев у человека нет, рождённый ползать... Остановить воспарившее тело и развернуть его в воздухе Рекс уже не мог. Мысль мелькнула в голове мгновенно. "Один против двоих, как минимум, в почти прямом контакте. Плохо". Говоривший оборвал свою речь на полуслове. Смерть не дала закончить начатую фразу. Выхватив из рук убитого "винторез", Максим откатился в канаву к трупам мутантов. Поверху прошла очередь, взметнув дёрн с землёй в разные стороны. "Быстро соображают спецы"!
   Обижаясь, что обстоятельства поставили его в такую не совсем мужскую позу, Рекс стремительно на карачках пробежал по канаве в сторону могильника. Овражек соединялся с другим, более широким, ведущим к кургану. Скорее всего, он был образован стекающей при обильных дождях с вершины взгорка водой. Следовательно, не выдержав ожидания, оставшиеся захотят взять его в клещи и, возможно, решат воспользоваться этой природной неровностью для маневра. Другого решения задачи в этот момент совсем не приходило в голову. Максим залёг и прицелился. Всё случилось именно так, как он думал, ждать врагов долго не пришлось. Наёмник кубарем скатился вниз на противоположном конце овражка. Тенью попытался проскользнуть в сторону Макса, но не успел. Осев после очереди "винтореза", растянулся на самом дне, подёргался и затих. Значит, противники остались один на один, в худшем случае наёмников было двое. Неравное положение, но это ещё не значит, что синдикатовцы обладают преимуществом. Время покажет.
   Проскользнув в сторону поверженного противника несколько метров, Рекс хотел развернуться и посмотреть, что делается в тылу, но не успел. Молниеносно среагировал только, перехватив руку с ножом почти у самого лица. Но наёмник оказался силён, а значит, требовалось не дать ему прижать себя к земле. Рванулся, попытавшись вывернуть руку с ножом, не получилось. Но успел при этом обеспечить себе твёрдую опору, стоя на обеих коленях. Теперь срочно поменять положение тела, не давая противнику времени на обдумывание ситуации. Рванулся ещё раз, устроив наёмнику детскую радость - карусель. Тот, не успев отреагировать, провернулся вокруг Макса, потеряв равновесие на влажной земле, перемешанной с глиной. Тело его начало заваливаться на правую сторону. Максим же умышленно удержал левой ногой обе конечности врага вместе. "Как в балете, блин. Па. Сейчас сделаем ласточку", - он зловредно усмехнулся. Пытаясь исправить ошибку, в поисках опоры нападающий отвел правую руку в сторону и выронил нож. Что и требовалось Рексу в данный момент. Поймав налету увесистый нож, приятно уместившийся в ладони, - "это мы много раз отрабатывали, а вы нет?" - резко всадил его в горло падающего противника и отскочил в сторону. Захрипев, синдикатовец упал плашмя, уткнувшись лицом в грязь. Ручка торчащего ножа встретилась с землёй. Сопровождающееся чавкающим звуком, острое лезвие вышло из тыльной стороны шеи наёмника. Эта помеха была устранена, требовалось осмотреться ещё раз, а вдруг...
   То, что удалось увидеть боковым зрением, совсем не понравилось Максу. На краю канавы с автоматом наизготовку стоял ещё один, не успевший разобраться, кто есть кто. До того оба были перемазаны грязью, что отличить врага от напарника синдикатовец не мог. Это оказалось Максиму очень даже на руку. Не давая врагу опомниться, Рекс уже успел выхватить "Десерт" и произвести два выстрела по стоящему наверху. Тот рухнул вниз и, подёргавшись, затих рядом с товарищем. Выглянув из канавы на белый свет, Макс осмотрелся - никого. Облегчённо вздохнул, руки продолжали трястись, как в лихорадке. Вытянув их перед собой, покачал головой и, обессилев от перенапряжения, сел прямо на труп, тупо уставившись в землю. Но через несколько мгновений вскочил вновь. Время сейчас работало на него, скорее всего, связь с Синдикатом наёмники поддерживали постоянно. Значит, вскоре погибших могли хватиться, и требовалось замести следы, как можно быстрее.
   Ускоренными темпами Рекс начал переносить тела в дальний край болотца и топить в жиже. Обыскивать было некогда. При первой возможности он ещё доберётся сюда. А сейчас пора уносить ноги. Насколько возможно, попытался устранить следы собственного пребывания. Потом плюнул. Всё равно опытным следопытам это не послужит помехой. Бросил начатое и стремительно рванул трусцой в сторону Тёмной долины. Сделано это им было не зря, мысль Макса работала в нужном направлении. Синдикату хорошо известен конечный пункт маршрута ненавистного сталкера. Скорее всего, недалеко от цели вновь будет устроена засада. Причём, после всего произошедшего, очень продуманная и усиленная в несколько раз. Но это будет потом. И значит - неправда. Важнее всего то, что должно произойти в скором времени. А в ближайшем будущем по следам Максима состоится погоня. Вот её и следовало, в первую очередь, сбить со следа. А вдруг он решил сменить маршрут и пойти именно в Тёмную долину?
   Туда наёмникам - путь заказан. Эти места облюбовали бандиты, а главное - свободовцы. У этих с синдикатовцами разговор короткий. За годы существования в Зоне различных группировок взаимная неприязнь давно переросла в открытую вражду. Сколько раз наёмники переходили дорогу ведомым только "Свободе" целям. Даже с долговцами, особенно после перемирия на Янове, у анархистов сложились не столь натянутые отношения. Бывали случаи, когда в бою против Синдиката эти две группировки сходились близко, объединённые одной целью - уничтожением наёмников. Так что направление Максим выбрал единственно верное в данной ситуации.
   Но покидать Свалку, не входило в его намерения. Добравшись до озера и изрядно наследив там, Рекс аккуратно пробрался через рощу Жгучего пуха. Затем повернул в сторону Тёмной долины ещё раз, пройдя по аномальному полю, усеянному останками людей и животных. Датчик радиоактивности всё это время трещал, как сумасшедший. Макс бросил рядом с большой "Каруселью" разорванный на несколько частей и измазанный кровью и грязью бронежилет и ботинок, заранее снятые с одного, из убитых наёмников. Раскидал вокруг патроны и пару гранат, а так же "винторез" с опустевшим магазином. Пришлось пожертвовать даже собственными запасами съестного, в частности парой банок тушёнки и обязательным НЗ - бутылкой водки.
   После произошедшего на Агропроме Максим заимел хороший трофей. Флягу западного производства, специально изготовленную для хранения крепкого спиртного. Поэтому бутылкой пожертвовал без сожаления. Заключительным жестом метнул в "Карусель" пустой сидор одного из наёмников. Аномалия приняла в себя прилетевший предмет, резко сжала его до размера монеты, затем сильно раскрутилась и разбросала мелкими лоскутами и верёвками по округе. Получилось очень похоже на то, что в этом месте кто-то погиб. Немного удовлетворённый Рекс оббежал аномалию вокруг и, уже удаляясь, махнул ей на прощание, как любимой подруге. Проскочив по дальнему концу радиоактивного поля в обратную сторону, Максим проглотил на ходу антидот. Перед глазами уже мелькала черно-белая картинка в крапинку, говоря о сильной дозе радиации, полученной им в этом месте. "Всё пройдет, и печаль и радость...", - вспомнились вдруг слова старой песни, и сталкер ускорил бег.
   Следующим этапом были вершины курганов, где фонило не меньше. Но это была не беда. Остановившись перед возвышенностью, Рекс достал ампулу антидота и вколол его в руку, затем плеснул на место укола из трофейной фляги, растёр салфеткой и сунул её в карман, чтобы не оставлять следов. И на ходу вытягивая из банки содержимое "Энергетика", лёгкой трусцой, чтобы не сбивать более дыхания, побежал вершинами окраинных холмов в сторону Кордона.
   На территории бывшего КПП была организована временная перевалочная точка отдыха возвращающихся из рейдов сталкеров. Подобных мест по всей Зоне - превеликое множество. Рексу нравились недолгие перекуры. Мирная обстановка, весёлые шутки, обменивание анекдотами у костра, просто отдых. Но сегодня это в его планы не входило. Более того, в интересах Максима было - проскочить мимо КПП незамеченным. Во-первых, не хотел оставлять свидетелей того, что он проследовал в сторону Кордона. Во-вторых, наёмники, вышедшие на тропу войны, свидетелей не оставляют в живых никогда, не жалея даже женщин и детей. Надо сказать, что подстегиваемый страхом за собственную безопасность, Рекс не забывал о безопасности других. Это, конечно, не оградило бы от расправы никого, попавшегося в руки синдикатовцев. Но, не видевший - выдать не сможет, а пострадавший не расскажет никому, что во всём произошедшем с ним виноват именно Максим. С левой стороны ограждения проходил сплошной стеной разросшийся кустарник, а в заборе было несколько отверстий, через которые Макс намеревался проскочить незамеченным. Так и получилось. Усилившийся дождь оставлял надежду на быстро смываемые следы. Да и лишних глаз было значительно меньше. В такую погоду, как говорится, хороший хозяин...
   Сталкеры на Кордоне обитали в основе своей молодые, не имеющие хорошего снаряжения. Ветераны и старожилы проскакивали территорию быстро, стараясь больше быть незаметными. Так как военные частенько проводили зачистки. Попавшихся новичков журили, грозя пальцами, типа - "Ай-яй яй!", с них и взять-то нечего. А вот бывалых трясли по полной программе, особенно нагруженных хабаром по самое "не хочу". Могли и жизни лишить, за этим дело не вставало. Особенно, если старшему группы зачистки без разговоров не давалась откупная. И упаси боже, попытаться поспорить, отстаивая свои права!
   Для того власти и организовали охрану периметра, чтобы исключить проникновение на территорию Зоны. Официально за границами Периметра следили ой, как крепко. На самом же деле, движение сталкеров, порой было, как на оживленной автостраде в часы пик. А военным требовалось прикрытие бездействия, вот и приходилось устраивать подобные зачистки время от времени, чтобы показать активность охраны и обороны. Вероятно, во время одной из таких зачисток и погибла мать Купера. Понадеялась, что к женщине отнесутся по-другому, возможно даже спорить начала... С этими мыслями Максим, прикрываясь сплошной стеной дождя, и ускорил бег, забирая правее. Пересёк остаток шоссе и углубился в лес.
   Впереди тёмным, расплывчатым пятном начали прорисовываться контуры бывшей фермы. Оставалось совсем немного до входа в открывшийся недавно сектор. Слева за фермами дорога уходила к АТП, деревне новичков, где под присмотром Степаныча находился Купер, и южному блокпосту военных. Юго-запад Кордона уходил на болота, а западное направление как раз и вело в сторону Кривой балки. Несколько полуразрушенных мостов, пару радиоактивных озёр, множество аномальных полей. А там и до посёлка-призрака Белое - рукой подать. Но для этого требовалось на данный момент закончить задуманное.
   Максим остановился возле дерева, почти слившись с ним, и оглядел себя критически. Потоки дождя смыли всю его маскировку, грязью были покрыты лишь, усиленные бронёй ботинки. Ноги с чавканьем утопали в раскисших низинах почти по самый верх обуви. В остальных местах травяной и лиственный покров был достаточно толст и проваливаться не давал. Ещё одно преимущество пасмурной погоды в том, что струи дождя огибали, попадающиеся на пути аномалии, делая их как никогда видимыми. Бежишь, а впереди прорисовывается подобие стеклянного шара, по которому стекает вода. Красиво и немного зловеще. Перед глазами вдруг выплыли смутные воспоминания о городском парке отдыха со множеством увеселительных мест. Одним из таких аттракционов был бег по поверхности небольшого водоёма внутри прозрачного шара. Как много детского смеха вокруг... Внезапно появившееся лицо смеющейся женщины перед глазами. Такое знакомое и незнакомое в то же время. Такое близкое и далёкое. Такое...
   Максим зажмурился, но сразу открыл глаза, не время расслабляться. Как раз его остаётся всё меньше. Он не до конца осуществил задуманное, перед тем, как уйти в открывшийся сектор. Двигаться сейчас на юг Кордона было бы непростительным безумием. В этом случае подвергались опасности все, кто находился в деревне новичков. А значит, и Степаныч с Купером. Степаныч, конечно, засевший в своей крепости, имеющей не один уровень подземных этажей и усиленной защиты, мог бы продержаться ещё какое-то время. Но, навалившиеся на молодежь наёмники окажутся военным только на руку, так как последние могли геройства Синдиката перевести на свой счёт. Отчитываться перед начальниками о проделанной работе как-то надо. А тут как раз столько трупов преступивших запреты людей.
   Повышения по службе, медали, премии и грамоты, грамоты, грамоты. Чего-чего, а грамотами ещё при советской власти народу замыливать глаза научились очень даже хорошо. Значимость подобной награды подтверждалась самой жизнью. Не зря ведь народ отшучивался, мол, весь туалет уже ими обклеен. Осталось место всего для одной. Времена меняются, не меняется только начальник, забывший, что пламенные лозунги он сам отодвинул на задний план вошканьем и интригами в кулуарах дворцов. Как же Максим мог допустить, чтобы из-за какой-то несчастной грамоты сложили головы те, которые в большинстве своём уже родились после тех злосчастных событий, когда вышеупомянутые времена канули в небытиё.
   Но Рекс понял, что отвлекся, и перевёл ход мыслей в нужное русло. Хорошо зная наёмников, он подозревал, что в саму Кривую балку они не решатся войти, не в их это принципах. Себе дороже входить в сектор, который в любую минуту может вновь свернуться захлопнувшейся ловушкой. Синдикатовцы работали за деньги и, по-возможности, только наверняка. А какой смысл от того, где можно сгинуть совершенно задаром? Поэтому засаду организовать они могли лишь перед входом на открывшуюся территорию. Учитывая последние события, засада явно была усилена и неплохо вооружена.
   В одиночку мимо наёмников проскочить теперь вряд ли удастся, поэтому Рексу была необходима помощь неожиданного для Синдиката противника. При такой постановке вопроса, когда продолжалось одаривание простых смертных грамотами, ответ находился сам собой. Ведь Макс был уверен - если бы вместо нескольких подобных бумажек людей поощрили лишней денежной премией, так необходимой шаткому семейному бюджету, брат, отец и мать Купера, наверняка не полезли бы в Зону и не погибли. Большинство людей идёт сюда совсем не за приключениями. Не "за туманом и запахом тайги". О романтике и речи быть не может, когда в любую минуту вместо удовольствия тебя запросто могут лишить головы! Просто людям нужны средства для жизни, а артефакты стоят на чёрных рынках очень даже немало.
   Не зная, какое удовольствие в стиле "садо-мазо" от всего происходящего получали военные начальники, в союзники себе Макс выбрал именно тех, кто ради получения грамот готов был "во исполнение" долга сложить свои буйные головы в предстоящей мясорубке. Именно военных. И, если они смогут справиться с Синдикатом убийц, значит, честь им и хвала. Начальству - звёзды на погоны, да ордена с медалями на грудь, а простым смертным - грамоты. Но двойные, как открытки. С золотистым тиснением, сделанным на дешёвом принтере где-нибудь прямо в кабинете штаба. А краски на печати и принтеры не было жалко никогда. Иным начальникам даже расписываться лень, некогда же, "о Родине всё думают". Они даже свою подпись на штампах делают через различные, быстро соображающие и подстраивающиеся под современный стиль, конторы. Даже видят зачастую эти грамоты впервые, когда в помпезно торжественной обстановке вручают их подчинённым. Вот и "расписываются" за них те, кто эти грамоты штампует. Работу надо же показать! Подобные действия штабные клерки и называют высокопарно - "Защитой Отечества".
   А оттянуть на себя военных Максиму при его экипировке было совершенно нетрудно. Основа одежды сталкера состояла из трофейного имущества, взятого им у наёмников на Агропроме. Но убивать никого из военных Максим не хотел, упаси его Зона! Там в большинстве - такие же пацаны, как Купер. Бросать блокпост под полуразвалившимся мостом железной дороги, находящейся за фермой, они конечно не будут. А вот сообщить своим о появившихся в районе моста наёмниках пожелают однозначно. Естественно, начальство отреагирует на сигнал мгновенно и вышлет на подмогу усиленную группу, скорее всего спецназа. А за этих профи Рекс сильно не переживал. Они-то своё дело знают на "отлично". Отдышавшись, решил действовать без промедления, главное - шальную пулю не схватить. Остальное - горе, не беда! Прорвемся. Даже какой-то телячий восторг почувствовал от предстоящего представления. Повеселимся, мужички!
   Опустив забрало защитного шлема, чтобы встроенный комп сквозь дождевые струи выдавал на дисплее тепловизора присутствие "противника", Максим выбежал из-за крайних деревьев и дал длинную очередь из автомата поверх голов стоящих на посту военных. Заметил даже, как некоторые пули рикошетом цвиркнули искрами по металлической конструкции моста. Потом сделал вид, что оборачивается и якобы пытается с кем-то поговорить. Максим был уверен, что военные сразу стрелять не станут, спрятавшись на время за преградами, поэтому из поля зрения исчезать не спешил. Да и пулемётчик в полубронированной будке, у лежащего на боку под мостом товарного вагона, вряд ли сразу придёт в себя. Поди, рассматривал какую-нибудь похабного вида фотку или рисунок, в уме прокручивая возможные сцены с участием его самого и изображённой красотки. Сначала тоже присел, как и все, а теперь пытается высмотреть, кто же там такой наглый, его в ж... военного немножко напугал?!
   Дав себя окончательно разглядеть, но не давая возможности полностью успеть взять под прицел, Максим быстро юркнул в кусты и ойкнул от неожиданности. Чуть в запале не нарвался! Впритирку к кустам разверзлась аномалия, ещё чуть правее - и точно бы в неё угодил. Слава богу и Зоне!
   Пробежав по кустам несколько метров, услышал долгожданное стрекотание пулемета и свист шуршащих поверх головы пуль. Резко свернул влево и понёсся к полуразвалившимся зданиям фермы. Интересно, мировой рекорд в беге на короткие дистанции по непролазной грязи побит не был? Вполне возможно. Дав по мосту ещё одну очередь уже от фермы, развернулся и побежал обратно. "Противник" перевёл огонь в сторону зданий. Пулемётчик, чьи сексуальные фантазии были прерваны самым наглым образом, патронов не жалел ни капли. В голове Макса мелькнула ироничная мысль, - "его там, в будке по пояс ещё гильзами не засыпало? А то обожжет горяченьким себе то хозяйство, которое в мыслях уже с красоткой не раз измозолил! Не ровен час!" - он даже захохотал, представив себе эту картину.
   Только через простреливаемые кусты напрямую Рекс бежать не стал, а прикрылся разросшимися в три обхвата стволами деревьев. Выглянул, трассеры до сих пор неслись в сторону фермы. Прицелился поточнее. Надо малость паренька шугануть, а то не ровен час, действительно зацепит заводилу всей этой заварухи. Парная очередь по будке угасила острое желание солдата, засыпать себя гильзами полностью. Похоже, левую руку зацепило, лишь бы не сильно. "Тьфу на тебя!" Пулемёт смолк, в бойнице мелькнул свет, значит, паренёк открыл дверь и побежал докладывать начальству, что его "убили".
   Это уже лучше. Подмога была уже явно не за горами. Из-за различных укрытий, которыми почти полностью было завалено пространство под мостом, в сторону деревьев понеслись трассы уже автоматных очередей. Максим прикинул - на блокпосту было примерно десять человек. Пули из некоторых автоматов ложились довольно кучно и как раз в то место, где был он. Значит, на охране стояла не только "зелень пузатая", были и бывалые ребята, типа контрактников. Коллективчик довольно смешанный.
   Но в то место уже можно было не стрелять, потому как, Максим там действительно был, но уже давно. Теперь он находился за строениями ферм, несколько раз пальнув по верху моста и оттуда. Но "защитники цитадели" этого, естественно, не знали, а иначе, зачем же Максу нужен был подобный кордебалет? Очереди от моста косили беспрестанно растительность от крайних к дороге деревьев, до конца строений бывшей совхозной фермы. Вылетевшие опрометью из правого здания три псевдо-плоти и два кабана резво понеслись навстречу обидчикам, потревожившим их драгоценный сон. Стрельба, визг мутантов, ужас, да и только. Такого представления Кордон не видел, наверное, даже во времена массовых зачисток. Вот это боевые действия!
   Максим мысленно пожелал "солдатам удачи" именно удачи в их нелёгком деле, ведь страда по заготовке зелени впрок, шла своим чередом. Кусты и трава вместе с мутантами ложились ровными рядами и колоннами. А у Рекса была своя задача. Бронированная конница уже не за горами. Скоро прискачут спецы, а с этими "воевать" Макс желания не изъявлял. Ему ещё требовалось обозначить отход большой группы наёмников в сторону Кривой балки. Маскировке сталкера помогала сама природа, дождь лил стеной, не переставая. Вот за его завесой, бегая туда-сюда, Макс и обозначил множество следов, ведущих к тоннелю, находящемуся ближе к вероятному месту нахождения засады синдикатовцев. От него - вверх до полотна железной дороги.
   Дальше шли рельсы и шпалы со щебёнкой в траве, где следы явно были не видны. Правда, бегать в обратном направлении приходилось задом, но тут уже ничего не попишешь. "Хочешь жить - умей вертеться". А уж от тоннеля до засады наверняка оставалось не так много. Там вояки сами разберутся, что к чему. Единственное, что волновало Рекса, лишь бы сами наёмники не встрепенулись заранее, развернувшись в сторону моста. Они-то тепловизорами точно обеспечены. Тогда сразу заметят бегающую по поляне фигуру и поймут, что к чему. В том, что среагируют они мгновенно, Максим не сомневался. Основной упор в этом деле состоял в том, что военные к движениям по "своей" территории относятся ещё ревностнее "Долговцев". Особенно боятся мутантов. А визгу стояло как раз столько, что создалось впечатление, будто вся ферма вдруг снова ожила и своим полным штатом подалась на бойню и резню.
   Никому не в диковинку, что постреливают военные часто. За ними бюджет не одного, а целого союза государств, пытающихся закрыть периметр Зоны от непрошенных гостей с обеих сторон границы. Поэтому на постах никогда не жалели патронов. Вот почему Рекс был уверен, что наёмники переглядываются сейчас и смеются про себя, - "от, вояки, раздухарились! От же молодцы! Прямо ансамбль песни и пляски объединенной группировки! Не удивительно, если они там ещё и свистеть в такт стрельбе начали! И прихлопывать в ладоши под горилку и шматок сала! Вот жизнь, бля!"
   Теперь оставалось последнее - перебраться по тоннелю, заполненному блуждающей аномалией "Электра" на другую сторону. Добраться до бывшей мельницы. Вскарабкаться на крышу и, закамуфлировавшись по последней моде под остаток шифера, с нетерпением закадычного театрала ждать начала великого представления. Только попкорна нет с собой, а жаль. Самое главное - не сглупить, и не попасться спецам, обеспеченным аппаратурой не хуже наёмников. Но Рекс хорошо продумал свою "движуху". Во-первых, мельница находилась по другую сторону моста, откуда никакой стрельбы не велось. А во-вторых, располагалась она на достаточном расстоянии от предстоящей масштабной операции. И лазили по ней, как правило, новички в поисках вчерашнего дня, всё ещё надеясь отыскать что-нибудь интересное и представляющее особую ценность. Да проскакивали порой туда-сюда мутанты различных свиных или собачьих производных. Поэтому Максим был уверен процентов на девяносто пять, что его вряд ли кто обнаружит.
   Долгожданная кавалерия явно была уже на подходе. С юга раздавался рёв нескольких моторов. Ого, даже БТРы подтащили, значит, операция будет знатной! Учатся военные своему делу "настоящим образом". Раньше-то просто пацанов, как пушечное мясо, в атаку бросали, а сейчас хоть броней прикрывают, и всё больше спецов в дело пускают. Эти-то точно себе цену знают, не плац метут и траву косят, а учатся тому, для чего предназначены. Убивать. Именно убивать. Защищая кого-нибудь от смерти. Принцип войны - убей врага, иначе он убьет тебя самого. И это правильно. Жизнь других постулатов ещё не придумала.
   С шумом проскочив пролёт моста, "коробочки" двинулись в сторону фермы. А под мостом пулемётчик, размахивая перевязанной рукой, наверное, в запале рассказывает прибывшему начальству, какой он офигительный фронтовик. И как он врагов косил табунами, батальонами, да что там мелочиться - полками, в конце концов! А когда закончились патроны, он как Анка-пулемётчица, рванув на груди телогрейку, ринулся в самую гущу врагов и, резко уменьшив их количество, раздирал до изнеможения зубами! А начальство кивало понятливо, уже прокручивая в голове текст благодарственного письма родителям, на Родину геройского парня. Смех смехом, но факт остаётся фактом. По крайней мере, солдат получит хоть какую-то страховку от Министерства обороны. Лишь бы он её доставил по назначению - родителям, а не прокутил в барах и с девками, каждый раз, ровно на армию увеличивая количество "противника".
   Теперь Максим был весь внимание, лишь бы синдикатовцы не сразу допёрли, что к чему, а то отступят и старания - насмарку. В том, что прибыла действительно спецура, Рексу можно было и не сомневаться. Слишком быстро разобрались в следах, и рычание БТРов раздавалось уже за тоннелем. Почти сразу за этим в сторону засевших в засаде наёмников полетели крупнокалиберные очереди от боевых машин. В ответ по военным тоже начали стрелять. Значит, синдикатовцы, наконец, поняли, что облава по их душу. Дождь слегка утих, видимость стала гораздо лучше. Максу даже показалось, что он видит мечущихся по железнодорожному полотну синдикатовцев. Трассы от БТРов начали раздаваться чаще, значит, спецы увидели, что наёмников гораздо больше, чем они ожидали встретить по докладу с блокпоста. Один раз даже прозвучал разрыв гранатомёта. Война завязалась не на шутку.
   Звуки стрельбы постепенно начали затихать, удаляясь в сторону Свалки. Но потом раздались с новой силой. Максим сначала не понял, в чём дело. В ход пошло даже тяжёлое вооружение. Похоже, били из минометов. Что за чёрт? Они там что, озверели совсем, решили все боеприпасы выпалить, как этот молодой пацан-пулемётчик с поста? А, когда мимо Максима под мост проскочило ещё несколько БТРов, всё стало понятно. Погоня! Вот кто вклинился в боестолкновение! Быстро сообразили синдикатовцы, куда подался Рекс! Очевидно, остаток засады, отходя и отстреливаясь, навёл вояк на спешащую по следам Макса погоню. А той ничего не оставалось, как вступить в бой, прикрывая соклановцев и себя в том числе.
   К поиску сталкера наёмники подготовились тщательно, похоже, даже ротные минометы с собой захватили. Вот, как резко в цене подскочила голова Максима! Он попытался приглядеться в отражение неба и своего силуэта на мокром шифере. А вдруг вокруг защитного шлема появился долгожданный светящийся нимб? Странно, за что тогда они собрались платить? А может... Макс оглянулся. Вокруг задницы тоже ничего подобного не светилось. Очень странно. "Это ж, какой такой зубной болью Синдиката я стал, что мне была оказана столь великая честь? Поди, все, оставшиеся в Синдикате, ломанулись за моей головой. Не слышал, чтобы в окрестности была объявлена тотальная мобилизация агентов наёмников"...
   А война за насыпью разгорелась не на шутку. Только криков "Ура!" ещё не было слышно. Максим незаметно для себя запел вдруг тихо, - "давай за жизнь, держись, брат, до конца!" - Хорошая песня, правильные мужики её написали. Но не бабы же, бабы так выражаться не умеют. Значит, мужики. Как там ещё? - "давай за них, давай за нас! И за десант и за спецназ!" - Точно мужики. Конкретные мужики, с душой мужика и телом мужика! И главное - прямо по заказу тех, кто мразь наёмную за насыпью давит. Как клопов, как вшей бельевых! Настроение Макса резко повысилось. С места боя опять раздалась пара оглушительных взрывов. Опять миномёт? От волнения он снова тихонько запел, - "и залпом тысяч батарей, за слёзы наших матерей, за нашу Родину - огонь, огонь! Во, блин, прорвало на песни! Откуда слова выплыли только? Раньше не помнил вообще ни одной".
   Наконец, канонада, удаляясь, начала постепенно смолкать, а затем наступила долгожданная тишина. Максима передёрнуло. Бр-р-р! Вот ведь затеял какую фигню, кому скажи - не поверят. Потом подумал, что рассказывать - себе дороже. Не хватало, чтобы на него ещё военные охоту устроили. Не-е-ет, фигушки! Судя по звукам, техника начала колонной выдвигаться обратно, стало понятно, что спецназёры наёмникам уйти не дали. Эти вцепятся - не отпустят. Пока не додавят клоповник до конца. Ну, что? На ближайшие пару суток спокойствие себе Максим обеспечил, по крайней мере, со стороны Синдиката - это точно. Осталось по-быстрому сбегать в Кривую балку и вернуться обратно. Да, ещё Купера навестить обязательно, за его маму Рекс сегодня тоже успел отомстить.
   В бинокле хорошо различались удаляющиеся БТРы. А ведь не все обратно едут. Уж не подбили ли пару штук наёмники? Всё возможно. Но позже ещё пара проскочила под мостом. Видимо, делали последнюю зачистку. Отличились, отличились, ничего не скажешь! Пришлось даже негромко похлопать. Теперь грамот точно будет пребольшое множество! И это вместо того, чтобы за практически ту же цену в виде подарка вручить человеку какую-нибудь ручку или часы. Грамота - это звучит гордо! В голове Макса раздался дружный хор голосов. "Служу трудовому народу!". Последнее, что он успел заметить - на броне одного из БТРов, среди нескольких вояк, сидел молодой паренёк и усиленно рассказывал что-то, жестикулируя левой, перевязанной рукой. И показалось вдруг, что в такт удаляющемуся хвосту колонны бронированных машин, раздались звуки бравурного победного марша.
   Да-а-а! Экипировочке срочно требуется делать апгрейд, удаляя любые признаки принадлежности к Синдикату. Не модно стало, не модно! Максим оглядел себя критически. Именно этим он и собирался в первую очередь заняться, после возвращения из Кривой балки. А теперь - в дорогу. Спустившись с крыши на землю, подтянул пару лямок и ремешков, попрыгал на месте, прислушался. Всё в норме. И затрусил в нужную сторону.
   Найти открывшийся ход было не так уж сложно, находился он прямо возле железнодорожного полотна. Стены появившегося сектора, как аномалии, под дождем просматривались отчетливо. Словно огромный пузырь фантастического размера, высился сектор перед сталкером, прорисовывая входные ворота нитями дождя, похожими на серебристые висюльки новогодней ёлки. Здравствуйте дети!
   Закоренелым Дедом Морозом шагнул Рекс за эту завесу и обомлел. Перед ним оказалось пространство, полностью залитое ярким солнечным светом. Очень захотелось перекреститься. Свят, свят, свят! Но так уж получилось в жизни, что воспитание того времени, когда Максим становился как личность, прочно осело в его сознании.
   Полным атеистом он, конечно, не был и считал, что каждый вправе верить, во что и кого хочет. Даже в церкви, когда его крестили, он всё не мог побороть смущение и повторять движения, проводящего ритуальные действия священника. А сзади родня дёргала за одежду и брюзжала - крестись, крестись. А он просто не мог. Попробовал разок и больше не смог. Надо отдать должное священнику, поняв разрывающие Максима чувства, он сказал замечательную фразу. - "Не самое главное прилюдно совершать те или иные действия, показывая рвение к слепой вере. Важно то, что человек чувствует внутри себя. Независимо от пола и национальности. Быть важно добрым и понимающим других. Спасибо за то, что пришли именно к нам. А вера приходит со временем. Приходит в нас самих. Тогда мы и начинаем слышать музыку вечного". Эту сцену в церкви из головы Максима не смогли удалить даже те невзгоды, которые обрушились на него, потерявшего память почти полностью. Странно, произошедшее тогда Макс помнил, а лица родни словно были закрыты туманом. Как в передачах о криминале или раскрытии военных тайн, когда человек говорит с экрана искаженным компьютерной обработкой голосом, а лицо тщательно заретушировано полупрозрачным пятном. О том, чтобы попробовать хоть что-то вспомнить, Максим даже не попытался подумать, зная какие, при нулевом результате, почувствует головные боли.
   Но времени на размышления уже не осталось, пора приступать к активным действиям. Через сотню метров впереди стая Тушканов облепила непонятного вида массу. Вероятно, опять, навалившись всем скопом, какую-нибудь псевдо-плоть загнали, а теперь довершают победное пиршество. И ведь маленькие твари, а челюсти и когти, что у заправских динозавров. Они и были похожи на маленьких двуногих динозавриков. Максим давно заинтересовался, производными от каких животных Тушканы являлись? Скорее от крыс. А может и от собак, кто знает? Впрочем, теперь это не столь неважно. Сейчас они явно были стайными хищниками. И загонять до изнеможения свою добычу умели с настойчивостью и упорством. И если Тушканы навалятся стаей, жертве не часто удаётся отобиться.
   Поэтому Рекс решил не идти по равнине. Он вскарабкался на скальную возвышенность и прыжками, с угрозой срыва, начал продвижение вглубь сектора по осыпающимся каменистым склонам. Открывшийся вид на посёлок, находящийся между двумя реками поразил Максима. Тот насмотрелся в Зоне на остатки деревень, посёлков, городишек и городов, большая часть которых стояла в полной разрухе. Здесь же вид домов говорил совершенно об обратном. Даже различный цвет некоторых жестяных крыш говорил о том, что их будто недавно обновляли покраской. Недалеко от слияния двух рек высилась небольшая поселковая церквушка. Макс не выдержал и за столь длительное время впервые перекрестился, сделав поклон золочёным куполам. Красота! Если бы не стаи мутантов, бегающие то тут, то там, можно было бы подумать издалека, что обычная размеренная жизнь посёлка идёт своим чередом. Но суровая действительность вернула Рекса из задумчивости в серую обыденность. Как жаль.
   Стараясь не шуметь, Максим, насколько позволяли возможности, продвигался к центру. Дом сельсовета белел, возвышаясь над более приземистыми зданиями. Взяв его за ориентир, Максим уверенно шёл по узким и кривым улочкам посёлка. Аккуратные рейки штакетника на дворовых заборах, резные ворота, фигурные изразцы оконных ставень. А в палисадниках фруктовые деревья и ягодные кусты с висящими на них аппетитными плодами. Вид на всё это изобилие действительно мог сбить с панталыку любого. Казалось, что обычная сельская жизнь никогда не покидала этой благодати. С трудом верилось, что мирная сельская картина может оказаться лишь очередной обманкой и уловкой Зоны. Кто знает, чем закончится попытка сталкера попробовать какой-либо из висящих плодов... Вполне вероятно, что зашедший в сад и вкусивший "райского блаженства" останется здесь навечно в виде зомби или подобного же фруктового дерева. Кто знает... Поэтому Макс старался не зацикливаться и не смотреть по сторонам. Ну, разве только в виде опасения за собственную безопасность.
   То, что подстерегало осторожного путника, не замедлило проявить себя. Внезапно в голове зашумело, а перед глазами поплыли радужные круги. Налицо явный пси-удар, используемый почуявшим близкую добычу контролёром. За себя Максим не сильно переживал, так как по неизвестной причине мог почти без боли выдержать прямое воздействие подобного рода. Но головные боли после таких сеансов разрывали разум сталкера на части. Поэтому, решив не испытывать судьбу, Рекс достал из кармашка комбинезона препарат, позволяющий уменьшить воздействие на разум и проглотил содержимое упаковки. Потом вынул из поясного отдела флягу и запил принятое лекарство водой. Быстрее растворится, быстрее начнет действовать. В данный момент спешка в движениях могла лишь помешать, и Макс медленно и осторожно двинулся по улице, держа автомат наготове. Постепенно приближаясь к зданию управы, почувствовал, что сила пси-воздействия стала менее ощутима. Но шум в голове всё равно стоял и неприятно отдавался где-то в ушах. Осталось дело за малым. Зная, что контролеры предпочитают находиться на возвышенности, откуда лучше вид на окружающую местность, Максим начал поиск монстра, высматривая наиболее открытые места. Предположения сталкера себя оправдали. На чердаке недалёкого здания в открытом слуховом окне явно прорисовывался сгорбленный силуэт, сильно смахивающий на человеческий. Прицелившись в него, Максим произвёл несколько коротких очередей. Тело мутанта дёрнулось, заваливаясь вперёд, и с глухим стуком выпало из чердачного окна в скверик перед домом.
   Но Рекса удивило то, что пси-давление на разум продолжалось. А это могло означать лишь одно - неподалеку явно находился ещё, как минимум, один контролёр. Придётся искать и его, иначе не отступит. Главное - не находиться долго в непосредственной близости к монстру, иначе замучит псионическими ударами. Тогда головных болей уже точно избежать не удастся. Но контролеры страшны не только этим. Давя на разум потенциальной жертвы, они способны ещё навести на неё других существ, подверженных пси-воздействию. А в этом случае придётся вести борьбу на два фронта. Что не заставило себя ждать, так как из-за впереди стоящих домов, пошатываясь на ходу, вышло несколько зомби. С подобной нежитью Максиму воевать тоже доводилось, но тогда на его мозг не осуществлялось давление голодного псионика.
   Досадливо сплюнув на землю, Рекс повесил автомат на грудь, чтобы тот постоянно находился под рукой, и выхватил из кобуры "Десерт иглз". Пробежав в сторону бредущих зомбяков несколько шагов, открыл одиночными выстрелами методичный, прицельный огонь по их головам. Эффект превзошел ожидания. Головы ходячих мертвецов раскалывались, как грецкие орехи. Тела, смешно дёргая конечностями, начали валиться в дорожную пыль. Обрадованный произведённому эффекту Максим внезапно понял, что праздновать победу очень даже рано. С каждой минутой количество нежити продолжало увеличиваться. Похоже, основной контингент нападающих составляли бывшие жители посёлка. Иначе, откуда же их могло столько появиться?
   Прикинув, сколько домов находится в населённом пункте, Максим присвистнул. Да тут патронов не хватит со всех арсеналов группировок Зоны! В данный момент следовало отказаться от начатого и переключиться на поиск контролёра. Только тогда зомби, лишённые кукловода, начнут разбредаться в разные стороны. Макс не мешкая приступил к задуманному. Но это оказалось очень нелёгким делом. В течение целого часа, истратив почти все патроны пистолета, наконец-то удалось ему натолкнуться на объект своих поисков. Контролёр был старый и матёрый, поэтому для обработки жертвы не использовал открытое место. Он просто сидел на скамейке в одном из многочисленных соседних дворов и методично пытался давить на волю человека, зажмурившись от удовольствия. Последнее, что монстр увидел в своей долгой жизни, было расплывшееся в широкой злорадной усмешке лицо Рекса, и выпускающий пули ствол его пистолета.
   Шум в голове сразу начал стихать, а зомби, потерявшие руководство, стали нерешительно топтаться на месте. Словно пришли на похороны хозяина, а теперь не понимали, что следует делать дальше. Идти "догоняться" в другое место или поминать грешную душу прямо здесь. Максим, сказав еле слышно: "мерси!", проскользнул как можно быстрее между несколькими топтунами и выбрался на улицу. Дальнейшая дорога к дому сельсовета никаких преград не принесла. Спустившись в подвал, Рекс безошибочно нашёл печь, о которой говорил Большой. В топке её действительно находился еле вылезший через отверстие сидор.
   Выбравшись на белый свет, Максим вздохнул облегчённо и, присев на хорошо сохранившуюся скамейку, расстегнул рюкзак и осмотрел его содержимое. Присвистнув от удивления, он понял, почему Палыч так переживал потерю хабара. Все контейнеры были заполнены лишь редкостными и дорогостоящими артефактами. Но удивляться можно вечно. В Зоне, что ни день, то новинка. За всеми переменами не уследишь. Человек же быстро привыкает ко всему. Закрыв сидор, Рекс закинул его за спину поверх своего рюкзака. Попрыгал - вес был увеличен, но ненамного, если учесть, что почти весь боезапас к пистолету остался на улицах посёлка Белое.
   Название населённого пункта оправдывало себя. Большая часть зданий его была выкрашена в ослепительно белый цвет. И всё это при таком обилии солнечного света! Как у Зоны это получается, Макс не задумывался уже давно. Смещает она грани между измерениями, или просто создаёт эффект некоего "пузыря", было известно только Ей. Но то, что за пределами сектора почти сутки беспрестанно лил сильный дождь, а внутри его ярко по-летнему светило ласковое солнце, это факт неоспоримый. Взглянув на часы дисплея шлема, Максим понял, что дело уже двигается к вечеру, а значит, ему пора подумать и об обратной дороге. Постояв немного посреди улицы, сталкер решил поиском и сбором артефактов не заниматься. Зачем лишний раз испытывать и без того нелёгкую судьбу? Вдруг Зона опомнится и захлопнет смертельной ловушкой столь красивое место? Ведь никто не мог дать гарантии, что закрывшийся вновь сектор сможет когда-нибудь появиться вновь. Поэтому задерживаться в нём Максим не рискнул, а, пожав плечами, вздохнул и двинулся в обратный путь.
   Внезапно, нахлынули воспоминания о событиях прошедшего дня, и Максима озарила догадка. Большой! А ведь это он навёл на него наёмников, кто же ещё? Как бы там ни было, ну, справился Максим с почти четырьмя десятками неплохо подготовленных спецов, а поперёк дороги Синдиката Палычу вставать очень не хотелось. Слишком влиятельной и могущественной на территории Зоны, а может и за её пределами, была группировка профессиональных убийц. Слишком большие деньги вращались вокруг, да около. А, значит, и большие связи. Сложившееся положение, когда посланный им сталкер расправился с целой бригадой, подсказало Большому, что пора отводить беду от себя. Он отдаёт парня Синдикату для суда, да возвращает всё, принесённое тем в виде хабара, плюс, добавляет кое-что от себя, и дело сделано. И овцы целы и волки сыты. Живи и радуйся!
   "Ох, Палыч, ну шкура!" - Максима разбирала пышущая жаром злость. Возвращения сталкера Большой, конечно, не ждал. Если только в виде какого-нибудь зомби. Но для того, чтобы стать живым мертвецом, следовало на плечах иметь голову и, как приложение, мозговую структуру. А, после обработки наёмниками, от головы Максима вряд ли что-то бы осталось.
   В таком случае Рекс может разорвать договор с заказчиком, умышленно пославшим его на верную смерть. Более того, Максим имел полное право на принятие самостоятельного решения по поводу дальнейшей судьбы самого бармена, вплоть до смертной казни. Закон суров, но справедлив, и он позволял это сделать беспрепятственно. Даже охраняющие территорию бара "долговцы" в этой ситуации наверняка, вопреки строжайшему запрету, разрешили бы использование оружия.
   Но доставить хабар по назначению Максим всё же решил. Очень ему хотелось посмотреть в глаза Большому. Интересно, надменность во взгляде торговца пропадёт? Наверное. Но Макс хотел увидеть в этих бесцветных глазах не испуг, он хотел увидеть страх! Именно страх, и ничего больше. Он не мог понять, как подобные безжалостным наёмникам объединяются в целые Синдикаты, с лёгкостью пугая собой всю округу? И даже закостенелые и обветренные Зоной сталкеры боятся им противостоять. Вот и Большой, испугавшись расправы, без зазрения совести сдал синдикатовцам собственного исполнителя. Так почему этого же не могут сделать обычные люди? Ведь сошлись, объединившись единой целью долговцы, свободовцы и члены других группировок. Они же заставили думать о себе, уважать себя, считаться со своими интересами. Надо просто сделать так, чтобы нашёлся руководитель, способный повести остальных за собой. Но с другой стороны, это уже не была бы группировка вольных сталкеров, в прямом смысле этого слова. Всякое руководство автоматически лишает человека права поступать и думать только так, как бы ему хотелось. Хотя, это палка о двух концах. Даже вольные сталкеры подчинены некоторому кодексу правил и законов. Следовательно, не настолько они и вольны. Что, вообще, такое свобода? Вопрос остался открытым.
   Но Максим в данный момент думал уже не об этом. Он покинул Кривую балку и направился в сторону деревни новичков. Сразу нахлынули приятные воспоминания об уютном помещении, где несколько раз они со Степанычем сидели в креслах, протянув ноги к настоящему камину, и попивали любимый напиток хозяина - "Мартини".
  

***

   Деревня встретила Рекса обычным оживлением. В центре её, вокруг нескольких костров под навесами сидели молодые сталкеры. Опытный взгляд Максима выхватил из общей картины не только новичков. Судя по экипировке и вооружению, а так же манере поведения, здесь присутствовало и несколько ветеранов. Одного он даже знал лично. Окликнув Рекса, сидящий на большом ящике Никотин, демонстративно сдвинувшись в сторону и освобождая часть пространства, взмахом руки подозвал его к себе. Присев рядом с облегчением, Макс перевёл дух.
   - Здорово, мужики, как дела? - начал он с обычного приветствия.
   - Рекс, тебя нынче и не узнать. Если бы ближе не подошёл, я бы подумал, что это чудом спасшийся наёмник. Слыхал? Сегодня военные операцию провернули нехилую на севере Кордона. Большая группа наёмников вторглась со стороны Свалки, а вояки их прищучили. Говорят, бой был нешуточный. Армейцы несколько человек потеряли, но по слухам, перебили почти всех синдикатовцев. Те умудрились даже один БТР подбить. Его военные на сцепке уволокли к южному блокпосту.
   "Вот почему две последних "коробочки" отстали от колонны", - подумал Максим. А вслух произнёс.
   - Слыхал. Я сам чуть между двух огней не встрял, чудом вырвался. Думаешь, где так прибарахлился? С трупов и поснимал. Вояки, всё побросав, к югу отступили. Решили, наверное, похоронную команду позже прислать. Навоевались всласть.
   - Да, значит, тебя новостью не удивишь, а экипировочка - дай каждому, обзавидуешься. Повезло тебе, - Никотин, не выпуская изо рта сигареты, завистливо осматривал Максима. - Только ты это... всё равно ведь к Степанычу идёшь?
   - Ну.
   - Смотрю, забит хабаром под завязку, - Никотин кивнул уважительно на два сидора за спиной Рекса. И уже тише произнес, - мой тебе совет. Попроси Степаныча по-бырому удалить все признаки отношения к Синдикату. Только вот одного молодого тот обихаживал здесь подобным апгрейдом. А то ходит по деревне, форсит и светится наёмной экипировкой. Ещё подпили они тут недавно с молодёжью, так этот задохлик начал хвалиться, что, мол, с напарником на Агропроме до сорока наёмников вальнули без стеснения. Зелень, что с него взять? Дай только понапридумывать всякие фантастические истории. Я, конечно, тоже слышал, что кто-то из наших на Агропроме группу синдикатовцев вальнул. И, вроде, многовато. Но не молодёжь же! Военные теперь на эту форму, как быки на красную тряпку, бросаться будут. Так что, ты уж поаккуратнее...
   - Погоди, Никотин, - перебил его Максим, - а где тот паренёк?
   - Да вот только где-то здесь маячил...- сталкер замолчал, прикусив язык. Подозрительная искорка удивления замелькала в его глазах. Уже менее уверенно и слегка заикаясь, он продолжил недосказанную мысль. - П-поди в-возле д-другого костра с-сидит.
   Максим взволнованно поднялся и повернулся в сторону соседней группы новичков. В этот момент на последних огромных скачках ему на шею с громким криком, - Ре-е-екс! - бросился радостный Купер. Макс, на глазах которого выступили слёзы, в порыве чувств принял парня в свои объятия. Сидящие вокруг, с удивлением смотрели на то, как тёртый сталкер обнимает, словно брата, молодого ещё новичка. Увидев столь трогательную картину произошедшего, сообразивший уже, что к чему, Никотин изрек.
   - Теперь верю, что парень не врал! Только уму непостижимо, как это было возможно?
   - Давай позже, а? Всю правду расскажу, ей-ей! - повернувшись к товарищу, сказал Рекс, на глазах удивленной деревни унося от костра в сторону убежища Степаныча всё ещё висящего на нём Купера.

***

   - Да, дела, - Степаныч, нахохотавшись вдосталь, сидел, оперевшись локтем на стол. Максим, ничего не скрывая, разложил по полочкам всё произошедшее с ним за последнее время. Степаныч вдруг убрал улыбку и совершенно серьёзно произнёс. - А знаешь, я бы тоже так поступил, как это хочешь сделать ты. Что-что, а подставу сталкеры ещё не прощали никому. Поступай с Большим так, как подскажет сердце, в любом случае ты будешь прав. Только никому о причинах произошедшего на Кордоне сообщать не следует. Вояки узнают - не спустят. Они, конечно, проявили себя героями, но несколько человек всё же потеряли, - последнее было обращено уже к сидящему рядом с ними Куперу. Тот понятливо кивнул и пальцами перед плотно сжатыми губами словно провернул невидимый ключ. Степаныч продолжил, - вот и закроем эту тему. А вообще, я сильно рад видеть тебя живым и здоровым. Непохож ты уже на того дохода, который ко мне впервые тогда пришёл. Заматерел, - с этими словами он похлопал Максима своей здоровенной рукой по плечу. - А может, у меня останешься? Я тебе работы найду выше крыши! Только разгребай!
   - Спасибо, Степаныч, за лестное предложение, но, сам знаешь, не для меня это. Простор люблю. Похожу ещё малость, себя повспоминаю, а там - видно будет. Ну, а ты парня береги. Выйдет из него толк. У него теперь на всём белом свете только ты да я, ближе никого нет. Глядишь, и помощник хороший под рукой будет и преемник на будущее. А я тебе половину хабара Большого, как бы в уплату за заботу о Купере оставлю. Сам посмотри, чего там есть. Выбери лучшее. Я теперь на это имею полное право, - Степаныч одобрительно кивнул, а Рекс, сделав паузу, продолжил. - Беспокоит меня сильно только одно. Как теперь дальше жить? Вечно полагаться на чутьё и везение не получится. Где-нибудь Синдикат меня всё равно достанет.
   - А никак! - Степаныч стукнул рукой по столу. - Благодаря твоим стараниям нет больше Синдиката! Военные сегодня практически всех положили. Похоже, наёмники так на тебя разозлились, что прямо всем живым и здоровым составом за тобой ломанулись. Говорят, только главарь ушёл и помощник его. А те, которые ещё где-то остались по секторам, разрознены и уже не столь опасны. Точка. Навек ты у них охоту отбил за тобой бегать. Это я тебе, как многоопытный старожил говорю. Так что ходи теперь спокойно и без оглядки. Не всегда, конечно, это ведь Зона, в ней, сам знаешь, чего только не случается.
   В этот момент в дверном проёме показалась украшенная толстой оправой очков голова Мастера.
   - Ну вот, - сказал Степаныч, - и вещички твои апгрейд приобрели нешуточный. Теперь точно никто не скажет, что ты похож на наёмника. Иди, давай, забирай их. Тимофей своё дело знает тонко, - хозяин налил себе в стакан остатки "Мартини", осушил залпом, крякнул и протянул ноги, обутые в мягкие тапочки, к потрескивающим в камине дровам.

***

   - Когда обратно собираешься? - спросил Степаныч, вернувшегося и приобретшего совершенно другой вид Рекса. Купер, похоже, убежал в деревню к приятелям. - А то я ещё хотел с тобой бутылочку пропустить.
   - Так в чём же дело? Наливай! - Максим сел за стол. Немного задумался, а потом произнёс, - хочу с Купером на могилу его матери сходить, помянуть на всякий. Да и в деревне есть с кем по душам потрещать. Никотин, похоже, подозревает что-то. Растолкую что к чему, думаю - поймет.
   - Да, этот всегда отличался сообразительностью. Но мужик, в целом, нормальный, поймёт правильно. А держать язык за зубами он может точно. Ты ему немного подмажь из хабара чем, понятие с толком расставит. Не скупись. Я его ещё сам предупрежу, что об этом знаем только мы вчетвером. Шугну на всякий случай, он знает, что моё слово - кремень.
   - Спасибо, Степаныч. Ну, дёрнем, что-ли, по-малой? Уж больно твой "Мартини" хорош.
   Выпили. Хозяин налил ещё.
   - Значит, говоришь, сектор Кривой балки с Белым открылся. И как вы там возле бара умудряетесь вперёд узнавать даже то, что у нас под боком творится? Надо бы послать за сбором кое-кого. Только молодёжи не говори. Сейчас же ломанутся, ни с кем не посоветовавшись, да большинство головы неразумные там и сложит. Пойдёшь к костру, возьми на складе пару бутылок, угости мужиков, - Максим понятливо кивнул. - Ну, за хабар!
   Посидев возле костра с Никотином, обомлевшим от рассказанного, Макс всё сделал так, как его учил Степаныч. Напоследок тот кивнул понятливо головой и крепко пожал Рексу руку.
   - Могила!

***

   Рекс с Купером стояли на невысоком взгорке по соседству с АТП, дождь давно стих, тучи развеялись. Небо, обрадованное своей чистотой, искрилось множеством созвездий. Максим, уставший от промозглости последних дней и переживаний, выпавших на его голову, поднял взгляд к небу.
   - Купер, а ты знаешь, где находится Большая медведица? - тот показал пальцем на созвездие, похожее на большой ковш. - Правильно. А Малая медведица?
   - Нет, - честно ответил паренёк.
   - Объясняю. Видишь две правые вертикальные звезды в созвездии Большой? Берёшь примерно ещё четыре расстояния от нижней звезды до верхней, по этой же линии вверх проводишь прямую. Она упирается в Полярную звезду. А вот как раз Полярная звезда и находится на конце ручки Малой медведицы. Нашёл?
   - Ага! - Купер заворожено смотрел в звёздное небо. - А почему она такая тусклая? Нам в школе объясняли, что она самая яркая, и по ней моряки дорогу домой находят.
   - Она конечно яркая, но не в наших широтах. Гораздо севернее она действительно видна лучше других. А находят её именно по тому признаку, по которому мы с тобой увидели сейчас. И пользуются её ориентиром не только моряки, но и все, чья жизнедеятельность связана с простором.
   - И сталкеры тоже?
   - И сталкеры тоже. А как ты думаешь, есть ещё где-нибудь среди звёзд жизнь, кроме нашей?
   - Не знаю. Есть, наверное. Ведь космос такой большой!
   - Да Мироздание велико настолько, что непостижимо нашему разуму. Что уж говорить про него, если мы даже у себя на Земле не со всеми загадками природы разобрались. Одна Зона чего стоит. Загадка из загадок. Ну, да ладно, пора домой, совсем поздно уже, - Максим опустил взгляд на аккуратный холмик могилы, - спи спокойно, Евгения Анатольевна, твой сын в надежных руках. Можешь за него быть спокойна, пусть земля тебе будет пухом, не Жгучим, конечно.

***

   - Привет, Рекс! Тебя просил зайти к себе генерал Воронин. У него к тебе есть неотложный разговор. Тут в твоё отсутствие много чего было... - многозначительно произнёс стоящий на блокпосту старший патруля долговцев. И добавил, - с тобой Зона. Поздравляю с возвращением!
   - Спасибо. Сейчас прямо и зайду.
   Свернув налево, к штабу "Долга", Максим прямиком направился к зачем-то заждавшемуся его генералу. Стоящие на входе часовые, вопреки обычному, даже не попытались остановить настойчиво идущего в святое святых сталкера. Наоборот, расступились и уважительно кивнули головами. "С чего бы это?" - подумал Макс.
   Проскользнув по полуразвалившейся лестнице вниз на два этажа, он очутился в длинном коридоре. Стоящий возле арсенала часовой рукой указал направление дальнейшего движения и тоже уважительно кивнул. "Офигеть!" - удивлению Рекса не было границ. Коридор закончился поворотом направо и привёл в помещение довольно больших размеров, разделённое перегородкой почти на две равные части. В дальней половине при свете настольной лампы на диване сидел Воронин.
   - О, герой дня! Заходи, будь как дома!
   - Но не забывай, что в гостях, - пробурчал Макс.
   - Как раз нет. Можешь считать, что у нас ты теперь, именно, как дома! Тут за твоё отсутствие, произошли некоторые перемены...
   - Чем же я заслужил к своей скромной персоне ваше уважение?
   - Скажу без утайки. Тебе в одиночку удалось сделать то, что не смогли мы всем составом группировки. Ты уничтожил Синдикат, сидящий у всех в печёнках уже давно.
   - Откуда у вас такие подробные сведения? Сами подумайте - один в поле не воин.
   - Это если ещё посмотреть, кто этот один. Раньше я тоже был такого мнения, пока не разобрался в случившемся. Поначалу не верил, если бы не услышал обо всём из "первых", так сказать, уст. Но, давай, не сбивай меня с мысли. Итак переполнен самыми уважительными чувствами. Словом, после твоего убытия, ночью на территорию бара ворвалось несколько наёмников вместе с главарем Синдиката. Мы пока в себя от неожиданности приходили, они успели проскочить к Большому, и началась перестрелка. Когда мы в себя пришли и ринулись туда, то обнаружили, что Молчун убит, а Большой и главарь наёмников находятся при смерти. Оставшихся синдикатовцев мы добили и начали разбираться, что к чему. Полезную роль сыграло то, что умирающим врать - нет резона. Вот они в две хари нам всё и разложили по полочкам. Оказалось, что Большой отправил тебя в рейд умышленно, практически на убой. Думал, что наёмники тебя уберут, и ты не вернёшься. А от главаря узнали, что ты их засаду на Свалке положил без остатка. Они рассвирепели, собрали всех, кто был, и в погоню за тобой понеслись. А на Кордоне тебя ждала ещё одна засада. Словом, было бы твоё дело - швах, если бы военные не решили в это время сделать зачистку. Там такая бойня началась! Вот армейцы почти всех синдикатовцев и положили. А главарь с помощником и ещё парой телохранителей сделали вывод, что это Большой военных навёл, и прибежали сюда с ним разбираться. Но самым важным для нас оказалось то, что умирающий главарь выдал своего агента, которого мы уже давно в рядах Долга вычисляли. Словом, всё это случилось лишь благодаря тебе, что нам оказалось очень даже на руку. Бар сейчас без хозяина. А я считаю, что после произошедшего с тобой по вине Большого, который подставил собственного исполнителя, права на бар теперь имеешь только ты. Так что вступай во владения, там ничего не пропало, мы немного следы ночного боя устранили, кровь подзатёрли. Мои ребята сейчас помещения опечатали и охраняют. А такому хозяину, как ты, мы будем только рады. А может, к нам на службу в "Долг" пойдёшь? Такие парни будут нам только в умиление. Станешь капитаном, я тебе взвод дам в подчинение. Потренируешь ребят, а то застоялись они...
   - Спасибо, генерал, за лестные слова. Думаю, Степаныч будет рад расширить свои владения, я только от него. А уж он держать хозяйство в руках умеет! С вашего разрешения я так и поступлю. Спасибо за предложение, но это не для меня. Мне в себе разобраться ещё надо. Вспомнить, кто я и что со мной произошло, когда я в Зону попал. А там и видно будет...
   - Ну, у нас разрешения на то, чьим ты решишь сделать бар, спрашивать не надо. Он - твой, а со своей вещью ты можешь делать всё, что угодно. Моим парням лишь бы расслабиться, где было! Долька там хозяина ждёт с нетерпением, бар-то сейчас не работает. Конечно, скорее всего, Синдикат возродится вновь, слишком уж велик соблазн лёгкого заработка, да и спрос по устранению конкурентов вряд ли когда пропадёт. Но на это уйдёт много времени. Да и на тот момент Синдикат уже не будет столь грозным, каким он был до сегодняшнего дня. А захочешь к нам, предложение для тебя всегда остаётся в силе.
   Попрощавшись с гостеприимными хозяевами, Максим проследовал в сторону бара. Трое курящих возле дверей работников уважительно расступились в стороны от входа в полуподвальное помещение. Выбежавшая навстречу Долька бросилась на грудь сталкера с плачем. Успокоив расчувствовавшуюся официантку, Макс прошёл вниз и бросил на ходу.
   - Всему персоналу бара собраться в зале через десять минут, - боковым зрением увидел, что сказанное восприняли, как команду и без промедления бросились её выполнять. Успел Большой суровыми замашками "выдрессировать" своих работников. Но это и правильно, слишком суровой была действительность, зачастую не до телячьих нежностей.
   В течение нескольких минут весь персонал заведения уже находился внизу. Попросив Дольку принести некоторое количество "горячительного", Максим предложил всем рассесться за столами и разлить содержимое в предназначенную для подобных целей посуду. Встав посреди зала со стаканом в руке, Рекс начал свою речь.
   - Буду краток и немногословен. С этого момента в баре больших изменений, кроме личности хозяина и кладовщика, не предвидится. Вашим хозяином, скорее всего, отныне является Степаныч. Надеюсь, его личность известна всем присутствующим. Лично я считаю, что более подходящей кандидатуры на этот пост найти просто невозможно. Кладовщика он назначит по своему усмотрению, если решит, что я поступил неправильно. Лично я не буду против. А пока... - Макс обвел взглядом присутствующих в зале и продолжил, - я назначаю кладовщиком Тукана. Он же, до появления Степаныча, исполняет роль ИО хозяина, - по залу прошёл одобрительный ропот, а Рекс продолжил. - За стойкой, вместо него, будет находиться Масленица. Он поработал с Туканом в помощниках довольно долго, надеюсь, справится и без него. А в помощники подберёт себе паренька из молодёжи, среди них тоже есть смышлёные. Все остальные работают по своему обычному графику, за исключением Дольки. Ввожу новую должность. Гостиничный коридор до сих пор был не в самом лучшем виде. Поэтому ты, взяв себе в помощницы пару девушек, а со временем может и больше, назначаешься администратором жилого блока. Привести всё в коридоре и комнатах в идеальный порядок. Следить за еженедельной сменой постельного белья и уборкой помещений. Гостиница должна быть гостиницей. На первых порах бригада охраны, под командой Скалолаза, и подсобных Куцего помогает с ремонтом. Тукан! Не скупясь, но под строгим отчётом, выделишь необходимое количество ремонтного материала. Да и мебель бы не мешало в комнатах поменять. Я понимаю, где мы с вами находимся, но не забываю, что мы везде и всегда должны оставаться теми, кем с самого начала были рождены, а именно - людьми. Давайте же возьмёмся и сделаем так, чтобы о нас думали хорошо. Это всё. Вопросы у кого-нибудь есть?
   Вопросов не было. Наоборот, на лицах многих появились счастливые улыбки. Стакан Максима взметнулся в приветствии вверх.
   - С этого момента объявляю о новом рабочем дне лучшего бара на территории Зоны. Заработок всех работников повышается в полтора раза. Ну, "за наше счастливое детство"!
   За столами раздались дружные аплодисменты.
   Степаныч, появившийся в баре через неделю, увидел заметное оживление по переустройству помещений. Демонстративно насупившись для проформы, довольный обошёл свои новые владения. Как и ожидал Рекс, ничего другого в изменение обстановки Степаныч не внёс. Доверял своему чутью и вкусам Макса. А через неделю на территорию бара въехали неизвестно откуда взявшиеся грузовики с большой партией нового товара и мебели. Но всё это Максима уже не волновало. Главное, что, перебравшись дальше, вглубь Зоны, Степаныч официально оставил за себя на Кордоне Купера. Но незаметно, в связи с малым возрастом парня, продолжал рулить и перевалочной базой новичков через своих людей, помогая Куперу в сложных вопросах.
   По предложению Степаныча часть прибыли от бизнеса накапливалась на счёте Рекса. Дружеские отношения Максима с торговцем окончательно закрепились на долгое время. Настолько, насколько может позволить судьба и сама Зона. Кто знает, что будет здесь завтра? И будет ли вообще что-нибудь? Кто знает... Разве только Она сама, да ещё Мироздание.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"