Андрейченко Владимир: другие произведения.

серия Stalker, Противостояние, 3 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После произошедших ранее событий до Рекса добрался армейский спецназ. Ввиду сложившихся обстоятельств, командир отряда спецназначения полковник Семашко решил использовать сталкера для выполнения особой миссии в районе Припяти. И Максим с честью выходит из сложившейся ситуации. Но сильно сожалеет о случившемся. Хотя, как знать...


ГЛАВА 3.

   Проходили миллиарды лет, гасли и рождались вновь звёзды. Гибли старые и появлялись новые миры, а Мироздание покоилось на чаше весов. Шаткое равновесие держалось лишь на одном. Вечным стремлением к совершенству цивилизация избавилась от смертности, но, упустив момент, утратила умение к воспроизводству.
   Словно по иронии судьбы разум разделился ровно наполовину, на два противоборствующих лагеря, которые ни на одну особь не превышали друг друга. Даже галактику им пришлось разделить надвое, где каждый обитал только на своей стороне.
   Победа в начавшейся войне не заключалась в полётах ракет, всевозможных взрывах, межзвёздных катаклизмах и прочем. Достаточно было только одну из особей длительное время продержать на противоположной стороне галактики, чтобы пропитать её духом существующего порядка. Лишь слегка отклонить одну из чаш весов... Вот тогда, наверное, либо Мироздание вздохнёт полной грудью, либо захлебнётся в своём последнем предсмертном крике. Ибо это будет конец всему ...

   Бандиты, загнавшие жертву в тупик, словно стая хищников, предвкушающих скорую поживу, ухмыляясь, впятером вразвалочку подходили к ослабленному от ранений сталкеру с разных сторон. Оцепенев от ужаса, тот уже не мог кричать и двигаться, лишь часто дышал и понимал, что остаётся смириться с неизбежным. Два его товарища лежали неподалёку. Бандиты скосили их на тропе длинными автоматными очередями. Вдруг выражение глаз жертвы резко изменилось, зрачки отразили удивление и радость. Собравшись с силами, сталкер резко сел, глядя куда-то за спины бандитов. Главарь шайки слегка опешил, не понимая резкой перемены в поведении добычи, и остановился. Позади него помощники затеяли небольшую возню, словно пытались молча решить между собой, какие куски добычи будут принадлежать каждому из них.
   Решив остудить пыл не ко времени зарвавшихся подчинённых, тот резко обернулся. Но суровый взгляд главаря моментально сменился удивлением. Все остальные члены шайки лежали без движения, а позади него с окровавленным ножом в руке стоял экипированный в костюм специального назначения сталкер. Это было последнее, что ясно видели его, вылезшие из орбит от внезапно накатившей боли, глаза с начинающими уже тускнеть зрачками. Сталкер, оглянувшийся назад и не увидевший больше никакой опасности, подошёл к сидящему и поднял затемнённое пластиковое забрало защитного шлема.
   - Ты как, Филя, живой? Не сильно ранен? Помощь нужна?
   - Рекс, ты? Вот спасибо дружище! А я думал, что мне уже хана. Автомат заклинило, не сдёрнуть никак. Я даже ногой по затвору бил, всё без толку... Правое плечо прострелили, гады. Похоже, навылет. И нога ещё... Медикаментов и артефактов хватает, так что раны залечу быстро, только в себя малость приду. Если бы не ты... Я теперь твой должник.
   - Брось, уверен, случись подобное со мной, ты тоже пришёл бы мне на выручку.
   - В отличие от тебя, я бы с пятерыми в один миг точно не справился. Так что, будут лучшие времена - должок хабаром верну.
   - Сам справишься, или помочь? А то у меня времени в обрез. Заказ срочный получил. Бежать надо. Я местность проверил, в округе больше бандитов нет, а до "Скадовска" осталось совсем немного.
   - Думаю, за пару часов себя в порядок приведу, напарников похороню, а там уже доберусь как-нибудь. Не переживай, и спасибо ещё раз.
   - Сурик живой, но тяжёлый. Если хорошо попытаться, его ещё можно попробовать вернуть. Я ему пару артов приспособил, глядишь - выживет. Передашь от меня привет, славный парень! А вот Роликс... Ну, удачи, с нами Зона! - прокричал уже удаляющийся Рекс.
   - Свидимся, арты вернём в целости!
   Но Максим уже не слышал последних слов Фили, его бег под откос высохшего Затона резко ускорился.
  
   Завгородний не любил ждать. Капитан в этой жизни предпочитал строгие правила точности во всём. Прошедший несколько военных конфликтов, он на своей шкуре испытал всю полноту несправедливости окружающей жизни. Как в одной известной песне певца Трофима, словно тот писал её как раз по автобиографии Завгороднего, капитан не имел ни дома, ни пристанища, ни семьи. Однажды попытался уволиться и пойти на "гражданку". Устроился охранником к одному "боссу", начал неплохо зарабатывать. Встретил женщину. Даже появилось желание обзавестись семьей и кучей маленьких розовощёких карапузов. И всё обещало сложиться хорошо, если бы не одно происшествие.
   Неожиданно, находясь в непосредственной близости от охраняемого тела, увидел, как этот жирный боров занимается извращением, принуждая к близости маленькую, щуплую девчушку лет двенадцати от роду. Попытался пресечь неизбежное и преуспел в этом настолько, что сам "босс" и несколько его приближённых на всю оставшуюся жизнь даже сходить спокойно по малой нужде теперь смогут едва ли.
   Попал Завгородний, благодаря большим деньгам бывшего работодателя, под статью, которая сулила далёкие края и скверную погоду на очень долгое время. Внезапная помощь подоспела оттуда, откуда он ещё недавно со скрипом в сердце ушёл. В виде его бывшего начальника, командира отряда специального назначения "Риф". Полковник Семашко, вальяжно развалившись в кресле посреди кабинета начальника СИЗО с кружкой ароматного кофе, уставился на подследственного пронзительным немигающим взглядом. Завгородний оторопело смотрел на него, остановившись в дверях. Сам начальник СИЗО, едва не кланяясь и извиняясь, поспешно покинул собственное рабочее место.
   Так капитан, взамен далёких и суровых мест, оказался в близких и более страшных. Обозначенных, в отличие от предыдущих, не белым, а совершенно чёрным пятном на всех картах мира. Семашко никогда не выпускал из виду своих бывших подчинённых. Знал, что, побывав в кровавой круговерти событий, эхом прошедшейся по всей их жизни и судьбе, большинство всё равно не сможет начать спокойную жизнь на гражданке. А просто дать пропасть пытавшимся отстаивать свои и чужие права ребятам, которых он натаскивал, оставив в каждом из них частицу самого себя, Семашко конечно не мог. Вот из таких, как Завгородний, и состоял в данный момент весь отряд спецов, посылаемый на самые сложные задания в различные дыры Зонного пространства штабом объединённой группировки войск нескольких стран.
   Семашко, будучи человеком прозорливым и расчётливым, не раз отстаивал в верхах свою точку зрения на существующие внутри Зоны порядки. Поэтому начальство его не любило, но ценило, так как именно он неоднократно прикрывал телами подчинённых те просчёты и недоработки, которые допускало в работе это самое начальство. И надо сказать, это ему удавалось успешно, при небольших потерях отряда, в то время, когда другие подразделения не успевали пополнять свои ряды. Полковник никогда не задумывался о правильности своих действий и не выставлял себя эдаким "защитником всего человечества", как это пытались делать другие, настраивающие против себя весь сталкерский люд. Наоборот, предпочитал иметь связи и знакомства с теми, кто возглавлял большинство более и менее гласных группировок на территории Зоны. Поэтому всегда был хорошо осведомлён и находился в курсе всех событий, произошедших в Зоне за последнее время.
   Обладая даром логических умозаключений, сводя воедино разрозненные звенья событий, Семашко мог правильно трактовать смысл произошедшего. Естественно и о том, как Рексу удалось навести военных на Синдикат наёмников и избавить на некоторое время Зону от очень сильного клана, полковник догадался достаточно быстро. Пользующемуся услугами обширных связей Семашко ничего не стоило собрать информацию об интересующем его сталкере, а позже добраться до самого Рекса. Причём сам "объект" интереса об этом узнал в самый неподходящий момент.
   Максим, которого ни разу за последнее время не подводила интуиция, по возвращении в комнату из душа сразу почувствовал, что события разворачиваются не так, как бы ему хотелось. Этим "не так" и был сидящий на его кровати Семашко, направивший в сторону сталкера ствол пистолета с массивным глушителем. В другой руке полковник, облачённый в полную экипировку усиленной защиты, держал дымящуюся сигару, которую Максим уже давно держал в потайном кармане "на крайний случай". Ароматный дым успел распространиться уже на половину комнаты. Макс резко рванул в коридор, но в спину ему внезапно упёрся ствол "Бизона", находящегося в руках незнакомого капитана. Голым против оружия не попрёшь, пришлось возвращаться в комнату, не зная, что предпринять в данный момент. В голове уже промелькнула мрачная мысль, что весь персонал бара давно канул в небытие. Перед глазами встала яркая картина расправы карателей и кровавые пятна на полу и стенах помещений. Подумалось даже, - "Женщин бы хоть пожалели, ироды". Семашко же, словно предугадав, какие мысли одолевают Максима, спокойно произнёс.
   - Без паники и резких движений, в баре все живы и здоровы, никто даже не ранен. Нам тоже лишние враги не нужны. Спокойно оденься и не переживай, мы не желаем тебе зла. У нас, Рекс, для тебя есть дельное предложение. Без предисловий скажу сразу, что выбора у тебя нет. Я попытаюсь объяснить, почему. Во-первых, ты поступил, как плохой мальчик, когда решил нашими руками устранить на Кордоне остро возникшие на твоём пути проблемы. Во-вторых, я сейчас пытаюсь замазать глаза начальству, говоря о том, что это мы сами решили провести операцию по зачистке территории. Словом, ты понимаешь, о чём я говорю.
   Максим, уже успевший медленно одеться, знал, что в данной ситуации при спецназе не стоит дёргаться. Ничем хорошим для него это не обернётся, поэтому согласно кивнул и сел на кровать.
   - Всё-таки сдал кто-то меня с потрохами, иначе и быть не могло...
   - Ой, не считай только себя умнее других. Не один ты умеешь рассуждать логически. Иначе бы нас в данный момент сейчас здесь не было. Скажу честно, что, прокрутив в голове примерный ход твоих мыслей и действий, я сильно удивился, поняв, насколько тонко и расчётливо ты убрал с территории Зоны так всем поднадоевший Синдикат. Молодца, снимаю шляпу, - Семашко выпустил к потолку несколько ровных колец дыма, - но расправляться со столь умным сталкером мы не собираемся точно. На данный момент для нас гораздо важнее иметь тебя в союзниках. Более того, мы были бы даже рады видеть тебя в своих рядах... Не ерепенься! - полковник остановил движение пытающегося ответить отказом Рекса. - Ты со своей логикой уже давно понял, что мы пришли сюда не за этим. Твою подноготную я изучил досконально и со сто процентной уверенностью могу сказать, что ты не это не пойдёшь. Знаю, что предпочитаешь действовать самостоятельно. Ну, вольному - воля! Но не сейчас. Позже, может быть... Хе-хе-хе!
   Семашко опять сделал небольшую паузу, глубоко затянулся сигарой, выдохнул целое облако дыма к потолку и продолжил.
   - Про вливание в наши ряды я сказал лишь из уважительных чувств. Но в благодарность за свободу тебе придётся выполнить одно наше задание. Тебе же важна не только она, но и справедливость. Насколько знаю я, ты всегда пытался поступать по-доброму и по правде. Основанную именно на этом задачу я и хочу тебе поставить. Теперь от пустых слов сразу перейду к делу. Нам нужен человек, который ещё не успел сильно засветиться на территории Зоны, находясь здесь не очень длительное время. Но при этом боевые качества его примерно должны соответствовать твоим, чтобы справиться с теми или иными сложными ситуациями, возникшими в процессе проведения операции. Я думаю, что таким человеком являешься именно ты. Это большая редкость - за несколько месяцев в Зоне твоё имя мелькает на устах многих обитателей. Особенно этому способствовали последние события, связанные с Синдикатом. Но в лицо тебя знают немногие, а именно это и является важной причиной сделанного мной выбора.
   - У меня есть время на обдумывание предложения?
   - Нет. И это не предложение. Это приказ. Можешь считать себя временно призванным. С одним отличием, что тебе за это заплатят неплохие деньги. Через трое суток в интересующий нас район Зоны выдвигается международная комиссия, расследующая дело о незаконных исследованиях, проводимых ранее в секретных лабораториях Синдиката. После уничтожения наёмников вскрылось множество интересных подробностей, своими корнями уходящих далеко за пределы Зоны. Даже в верхах сейчас идёт сильное волнение. Похоже, что очень большое количество голов "сильных мира сего" полетит с плеч за поддержку незаконных деяний. А комиссия настолько важна, что гибель её грозит сильными "разборками". Поднявшаяся волна цунами смоет за собой и наши головы тоже. Скорее всего, часть её прихватит за собой и большинство сталкерских групп, поскольку приведёт к тому, что по Зоне прокатится массовая зачистка большим количеством войск. Начнут гибнуть и только призванные на службу пацаны. А уж твоего любимого Купера вместе с деревней новичков на Кордоне затопит точно.
   - А про Купера-то вы откуда знаете?
   - Парень, я уже довольно стар для споров и длительных разъяснений. Ты забыл, в какой организации мы служим?
   - Я понял. Продолжайте, - Максима передёрнуло. До него дошло, что полковнику известно действительно всё. И вариантов отказа быть не может.
   - Не буду кривить душой, скажу прямо. Никого из моих ребят послать для выполнения этого задания я не могу, - Семашко посмотрел на сидящего у двери на стуле Завгороднего. - Сильно подозреваю, что вопреки самой строгой секретности, сведения о моём отряде вышли за рамки узкого круга, причём в самом подробном варианте, включая личные данные и фотографии. Где-то в штабе руководства сидит "крот". Его необходимо вычислить. О своих догадках я не докладывал начальству, чтобы не допустить срыва предстоящей операции. Но, это прелюдия. А теперь - к делу. В одном из районов Припяти появилась очень сильная группировка, основанная на каком-то религиозном течении. Некоторое подобие пресловутого "Монолита", но настолько уверенно ведущая свои дела, что даже монолитовцы стараются не входить с ней в непосредственный контакт. Откровенно побаиваются. Между ними уже произошло несколько стычек, после которых от ведущих военные действия групп "Монолита" не осталось ничего. Наше руководство посылало в этот район две разведывательные группы. Обе пропали бесследно. Методом логических размышлений я сделал вывод, что в любом случае, группировка как-то должна пополнять свои ряды за счёт новобранцев, и не иначе. А вот, как раз в ближайших районах, по последним данным, уже неоднократно пропало не уточнённое количество сталкеров. Словом, от тебя требуется следующее: разобраться на месте в обстановке и, по возможности, попытаться внедриться в группировку. Выяснить, что к чему. Доложить. И, если будет шанс, на первых порах оказать помощь группе Завгороднего в уничтожении главарей. Земля, хоть и большая, но тоже слухами полнится. А тут Зона, территория которой сама по себе не столь велика, поэтому разговоры бродят разные. Говорят, что данная группировка называет себя "Вершители судеб". Дело осложняется тем, что подлёт воздушным транспортом к месту предстоящей операции после последнего выброса стал сильно осложнен. Если быть точным - практически невозможен. Аномальная активность резко возросла даже высоко над землёй. Возможно, это является результатом деятельности именно "вершителей". Но, это не точно. Просто домыслы. И есть опасение, что финансирование и поддержка этой группировки производится именно оттуда, откуда мы хотели бы, как раз, видеть помощь.
   Семашко показал пальцем вверх.
   - Могу пообещать тебе, что, в случае положительного результата, все обвинения в твой адрес снимаются автоматически. Не могу сказать только о том, что оставлю тебя в покое насовсем. Возможно, ещё когда-нибудь нам понадобится твоя помощь, но уже на законных основаниях. С заключением контракта о проведении подобных операций. Оплата будет соответствовать цели, для таких дел в Штабе руководства есть своя финансовая статья. А пока, гонорар за нынешнюю операцию будет собран из хабара моих ребят, - видя удивлённое лицо Макса, Семашко пояснил. - Тебя удивляет то, что мы тоже, вопреки законам и приказам, собираем хабар? Если бы ты знал, какие смехотворные оклады за чёрную работу нам платит руководство, не удивлялся бы. Мужиков не бывает дома по нескольку месяцев. А семьи, находящиеся без нормальной мужской поддержки, нуждаются хотя бы в хорошем финансовом упоре. Что поделать, приходится немного подрабатывать. Но, это не для лишних ушей. Вот и ты знаешь нашу небольшую тайну. Можешь спокойнее отнестись к нашему доверию. С Завгородним договоритесь о поддержке связи или местах тайников. Он уполномочен мной, решать такие вещи самостоятельно. До места проведения операции доберётесь вместе. По пути познакомитесь основательно, хотя ему известно о тебе не меньше моего. Этому капитану я доверяю, как себе любимому. На всё про всё у вас только трое суток. Время не терпит.
   - Сколько дадите мне для подготовки?
   - Через час ты должен выдвинуться в сторону Затона. На востоке сектора, возле северной оконечности моста тебя будет ждать группа Завгороднего с проводником, - видя, что Максим порывается что-то сказать, полковник пояснил. - Если волнуешься за то, что проводник может опознать тебя в лицо, забрало шлема держи постоянно закрытым. Мы заплатили ему намного больше обычного и предупредили о важности рейда. Поэтому лишних вопросов он задавать не будет, да и Завгородний за этим проследит. Так что не переживай. Времени действительно мало, поэтому отсчёт начинаю прямо с этой минуты. Возле моста ты должен будешь находиться через пять часов. Передвигаться необходимо только бегом, задержек быть не должно. Это всё. С нами Зона!
   Семашко встал и пошёл на выход. Потом резко остановился и повернулся кругом.
   - Да. И вот ещё. Скорее всего, пропавшая позавчера разведгруппа хотя бы частично может находиться в руках "вершителей", и ей потребуется твоя помощь. Если встретишь - помоги. А уж они тебе помогут точно. Возьми. Это поддержит в трудную минуту.
   Полковник передал в руки Максима небольшой свёрток. Рекс развернул его и присвистнул. На ладони сверкающими бриллиантами лежали три "Джокера" - очень редкие и ценные артефакты, излечивающие порой за довольно короткое время даже от смертельных ран. Капитан повернулся к Максиму и коротко представился: - Сергей. - Крепко пожал руку и, словно испарившись с места, на котором стоял, уже оказался в коридоре, уходя вслед за командиром.
  
   Подбежав к месту встречи, Рекс перевёл дух. Завгородний показал на часы и неодобрительно покачал головой. Макс взглянул на дисплей защитного шлема, он опоздал ровно на две минуты.
   - Пришлось с дороги убрать нескольких бандитов, они сталкеров зажали, одного уже убили. Я помог, - сказал Максим уже в спину уходящему капитану.
   - За это мы тебя и уважаем, но наша цель гораздо значительней. Иногда приходится для достижения основной не замечать побочных. "А ля гер, ком а ля геро"! То, что опоздал ненамного - хорошо, но в будущем советую не опаздывать совсем. Бывает, что, опоздав на минуту, теряешь целую жизнь.
   - Я понял, Серёг. Ничего, что я так?
   - Ничего, для сокращения сойдет, а лучше зови меня по кличке. У нас тоже шутников хватает. В нашем деле, сам понимаешь, без юмора никуда. По фамилии и назвали - Мэр.
   - Ха! - Максим, поняв смысл позывного, хохотнул, сам Завгородний улыбнулся ненадолго. Фразы капитана звучали отрывисто и коротко, как выстрел. Было видно, что на лишние слова не привык тратиться попусту. Человек дела.
   - Так будет проще и короче. По радиосвязи так и зови. Моих ребят трое. Первым за проводником идёт лейтенант Смельцов, кличка Ара, ему бриться приходится иногда по два раза в день, сильно щетина растёт на лице. За ним - лейтенант Прилепин, Педро. По имени. Петром зовут. Замыкает прапорщик Проскурин, он же - Бой. Ударом обладает большой силы. Наторел в рукопашной. Он у нас чемпион в этом деле. Одним армрестлингом всех наповал валит без зазрения. Парни - золото. Можешь доверять каждому, как себе. Запоминай. Дело предстоит трудное. С каждым из нас может произойти всё, что угодно. Радиосвязь в непредвиденном случае придется держать со всеми. Вот пока и всё. На месте разберёмся, что к чему. Там и решим, как быть дальше.
  
   Пригороды Припяти кишели всевозможной живностью. Мутанты рыскали в поисках добычи повсеместно, иногда приходилось буквально прорываться сквозь горящие голодом глаза и щёлкающие челюсти. Оставив позади себя небольшую просеку в рядах монстров, которые ненадолго отвлеклись поеданием себе подобных, и "зализывая" небольшие раны на открытых частях тел, группа добралась до сохранившихся зданий на окраине города. Большого шума не произвели, так как спецназовцы были обеспечены оружием с глушителями. Максим стрелял из "Десерта", иногда используя проверенный в таких делах нож.
   Проскурин же вообще, не используя никакого оружия, давил мутантов голыми руками. Один раз Макс даже заметил, как тот, ловко поймав за шеи двух снорков, находящихся после прыжка в полёте, с силой встряхнул их, словно хотел избавить от слежавшейся пыли. При этом шеи обоих монстров сломались, как спички. Отбросив в сторону уже мёртвые тела, Бой успел перехватить за руки кровососа, бросившегося на проводника. Локти на верхних конечностях твари с хрустом разогнулись в обратную сторону. Резко сжав не успевшего опомниться монстра за жвала и щупальца, прапорщик повторил произошедшее со снорками. Тело кровососа отлетело в сторону на несколько метров, а то, за что держался Проскурин, ещё некоторое время оставалось в его руках, отделившись от массы, из которой до этого росло. "Век живи - век учись, - успел подумать Рекс. - Мне такого не сделать никогда".
   Выбрав одно из зданий, сохранившихся в более и менее приглядном виде, капитан повёл группу на третий этаж, откуда хорошо просматривалась округа. По ней и должен был пройти дальнейший маршрут. Без лишних напоминаний все члены команды заняли круговую оборону. Профессионализму спецов оставалось лишь завидовать. Максим про себя залюбовался точными и продуманными движениями напарников. Его мастерство требовало более тщательной подготовки, но он отвлекался на другие проблемы, а они не давали времени для совершенствования. В основном, отработка навыков проводилась в рейдах по Зоне, но, не имея напарника, редко удавалось подумать об этом. Приходилось постоянно отвлекаться на собственную безопасность и охрану. Спать урывками. А организму, не имеющему дополнительных запасов энергии, просто не до самосовершенствования. "Это моя беда, - подумал Макс. - С другой стороны, есть один маленький плюс. Один, значит, нет причин волноваться по поводу неожиданной гибели напарника". Словно угадав мысли Максима, капитан оторвался от изучения вида из окна и, повернувшись к нему, сказал.
   - Не заморачивайся размышлениями, смотри в саму суть. Через несколько кварталов начинается район, куда мы направляемся. Здесь пропало больше всего сталкеров и обе разведгруппы. Обсудим, как действовать дальше. В разговоре участвуют все, предлагая возможные варианты. Думаю, что пройти следует по левой стороне, через развалины. Там зверьё копошится, но это даёт меньше вероятности встречи с реальным противником. Проводник будет ждать группу здесь. Все разгружаются до минимума, оставляя большую часть запасов. Чем легче передвигаться, тем легче отбиваться и маневрировать. С собой берём усиленный боезапас и паёк на сутки. Связь только жестами, гарнитурами пользоваться в самом крайнем случае. Полное радиомолчание, тем более что велики помехи. Близко к центру Зоны. Кто ещё? - Завгородний осмотрел подчинённых. Остальные молчали, значит, были полностью согласны с командиром. - Десять минут на отдых и сборы. Время пошло.
   По истечении назначенного срока проводник занял наблюдательный пост у окна, остальные члены группы тщательно заминировали подходы к убежищу, после этого выдвинулись к цели. Смельцов шёл первым, за ним Завгородний, Рекс и Прилепин. Замыкающим - Проскурин. Этот здоровяк всё больше вызывал у Макса восхищение и симпатию. При всей громоздкости фигуры, Бой оказался настолько пластичен и шустр, что сразу отметались любые сомнения от первоначальных впечатлений о его неповоротливости. За тылы Максим всё это время был спокоен, как никогда. Да и остальные члены группы являлись далеко не новичками, а значит, за их действия переживать не стоило. Продвигаясь через развалины домов быстрыми короткими перебежками от укрытия к укрытию, во время небольших пауз для осмотра дальнейшего маршрута, Завгородний скороговоркой успел сообщить.
   - Рекс, перед "попаданием в плен" тебе надо избавиться от части экипировки. Своим видом ты должен походить на обычного сталкера, в поисках удачи и хабара пытающегося пробраться в нехоженые и наименее доступные места. Делай испуганный вид и говори, что давно мечтаешь прибиться к кому-нибудь. Мол, погибли напарники, не знаешь, что делать дальше. А там - по обстановке. Если что, сразу выходи на связь и беги. Мы постараемся прикрыть. Вот тебе вместо твоего громоздкого коммуникатора, - Мэр протянул Максу чёрную мушку с волоском в пять сантиметров, торчащим из неё. - Это совсем новая технология, заметить на хозяине почти невозможно, а свою гарнитуру давай мне.
   Максим быстро поменял устройства связи, проверив его щелчками пальцев. Завгородний кивнул - всё в норме. Двинулись дальше. Примерно за квартал до места, Рекс почувствовал влияние пси-воздействия на свой разум и взглянул на капитана, тот, прикрыв на мгновение глаза, подтвердил. Значит, тоже ощутил воздействие контролёра. Поразмышляв недолго над обстановкой, Макс пришёл к выводу.
   - Серёг, я думаю, что это неспроста. Скорее всего таким макаром приглашают непрошенных, но долгожданных гостей в свои владения. Лично я могу даже в упор выдержать какое-то время подобное давление. Не знаю почему, но могу. А для вас это может оказаться очень опасным, - успел заметить, как от удивления приподнялись вверх края бровей Мэра, и продолжил. - Предлагаю такой план: я выдвигаюсь вперёд на полсотни метров, вы следуете за мной на отдалении, подстраховывая. Если пропавшие разведгруппы оказались в засаде подобным образом, значит вид военных для противника не в диковинку. А армейцы, проводящие зачистки в Зоне - это гроза для большинства сталкеров, а значит - враги. Можно зарисовать подобную картину для "вершителей". Я убегаю, спасаясь, а вы догоняете, с целью моего уничтожения. Только главное вам убраться потом в целости. Почему беспокоюсь за вас, надеюсь, догадываешься?
   - Ты про погибших напарников? Не боись. Мы в курсе всего. И сюда пошли по доброй воле. Пробьемся. В Зоне не один год уже. Насмотрелись всякого, - помолчав, капитан вздохнул. - Не зря Семашко тебя выбрал. Я командиру верю, он в тебе не ошибся. Молодец. Быстро соображаешь, что к чему. Правильно. Так и поступим. Только давай переодеваться.
   Завгородний жестом подозвал Проскурина, тот снял с себя сидор и раскрыл. Максим заглянул в него и ахнул. Внутри рюкзака Боя лежала полная экипировка обычного сталкера, имеющая немалый вес. Если учесть, что возле проводника прапорщик оставил самую большую кучу вещей и припасов, гораздо большую, чем остальные члены группы, каков же был вес всего, что нёс на себе этот здоровяк? Причём ни разу не охнул и не отстал от команды ни на сантиметр. Макс присвистнул. Вспомнилось почему-то несколько анекдотов про то, как прапорщики воруют на службе и несут на себе халявное домой. Но понял, что данные мысли не к месту, откинул их прочь и продолжил обследование рюкзака. Комбинезон оказался далеко не новым. Сильно поношенный, местами со следами грязи и крови, неоднократно грубо залатанный при ремонте. Именно это и требовалось для осуществления задуманного.
   На переодевание ушло не более пяти минут. Оглядев себя критически, Максим убедился, что очень сильно смахивает на большинство бродящих по Зоне неудачников. Эта роль была для него как нельзя кстати. Переглянувшись со спецназовцами и пожав Завгороднему руку, сталкер одёрнул на плечах лямки тощего сидора, кивнул группе и двинулся в намеченную сторону.
   Пробежав зигзагами по заваленной различным хламом улице, Макс уверенно забрался в здание бывшей многоэтажки. Нависающие над головой остатки верхних этажей дома создавали большую угрозу жизни сталкера возможностью скорого обрушения. Но мысли об этом Рекс выкинул из головы. Гораздо важнее для него в данный момент было разобраться в сложившейся обстановке. Осмотрев окружающие внутренний двор развалины зданий, он понял, что несколько существ, обладающих пси-способностями, находится именно там. Сильной каши в голове не ощущалось, контролеры явно обрабатывают жертву в щадящем режиме, желая лишь слегка подчинить своей воле.
   Для острастки Максим сделал пару коротких очередей в сторону группы Мэра, стараясь стрелять поверх голов. Затем два раза щёлкнул пальцем по волоску гарнитуры. В ответ раздался один щелчок. Его действия поняли правильно. Пара трасс прошла по развалинам, где прятался он сам. "Погоня" началась. Опрометью пробежав через захламлённый двор, Рекс аккуратно обогнул разверзшийся перед ним "Трамплин" крупных размеров. Кувыркнулся через голову, будто запнувшись о незамеченную преграду, и заскочил в следующий дом.
   Почти сразу перед ним возник силуэт одного из псиоников, в голове зашумело чуть сильнее. Про себя Макс усмехнулся: - "Ну, ну". - Но, придав лицу вид безысходности, пошёл прямо на монстра, словно тот и вправду сильно подействовал на него. Сзади, разносясь гулким эхом среди окружающих развалин, раздалось несколько громких очередей из автоматического оружия, не снабженного глушителями. Это значит, что стреляют по группе Завгороднего. "Только бы выбрались", - Максим пошёл в сторону запасного выхода из подъезда. Пси-давление на его разум слегка ослабло. Благодаря этому он понял, что двигается в нужном направлении.
   Теперь оставалось одно - не переиграть роль в этом спектакле. Не полные же они идиоты, если даже таких тварей, как контролёры, умудрились переманить на свою сторону. Хотя, кто знает, может это наоборот псионики держат под своей опекой каких-нибудь идиотов, внушая им религиозную направленность группировки. В Зоне чего только не бывает. Поживём - увидим. Монстры тоже являются своего рода частью природы, а, следовательно, постепенно развиваются. Возможно ли предвидеть, к чему может привести дальнейший процесс эволюции? Вдруг именно здесь и развивается тот уникум и идеал, к которому стремится человечество в своём недолгом развитии на маленьком шарике, блуждающем по необъятным просторам Мироздания?
   Отбросив прочь не нужные в данный момент мысли, чтобы не дать монстрам разобраться в своей не совсем поддающейся гипнозу способности, Максим продолжил движение. Для наглядности даже выронил из рук автомат, заметив, что один, из следующих за ним контролёров, поднял его с земли. Это означало то, что он правильно понял: его не собираются убивать, а пытаются довести до определённого места. Пока "Десерт" находился под рукой, Рекс чувствовал себя спокойнее. Для боя на ближней дистанции пистолет был очень грозным оружием. "Прорвёмся! Ну, где вы там, хозяева? Пора познакомиться, а то ведь я даже скучать начал", - Макс едва заметно усмехнулся. Количество адреналина в кровеносной системе резко возросло. Нервы были на пределе. Пришлось снова взять себя в руки, глубоко вдыхая полной грудью. Ого! По бокам выросло несколько кровососов, не предпринимающих попыток уйти в режим невидимости, следовательно, нужных сейчас "хозяевам" лишь для сопровождения пленённого. Держать такую армию монстров под рукой, значит, думать ещё и о том, что их надо чем-то кормить.
   Перспектива, явиться пищей столь обильного "голодняка", Рекса совсем не радовала. Но учитывая то, что всем этим заправляют-таки люди, а им требуется пополнение своих рядов, возможно, проходит некоторый отбор. Более сильных и выносливых оставляют в живых, а различного рода "доходов" отправляют на корм. Хотя, могут предоставлять монстрам право на самостоятельный поиск добычи по окрестным развалинам. Многие сталкерские группы, понаслышанные о знаменитом мифическом Клондайке артефактов, пытались пробраться в районы Припяти в поисках легенды. Причём большинство не возвратилось обратно и сгинуло неизвестно где. Поэтому, вероятно, в корме у монстров нехватки не было. Учитывая и то, что от поедания себе подобных твари не отказывались никогда...
   Ход мыслей, не перестававших вращаться в голове Рекса, как он ни пытался избавиться от них, прервался внезапно открывшимся видом. Квартал, где находилось бывшее студенческое общежитие, был очищен от мусора и строительного хлама. Если бы не Зона, легко можно было подумать, что находишься в обычном городском дворе. Только не слышно смеха и криков детворы, шума автотранспорта и другого, что сопровождает обычную повседневную жизнь. Да ещё пустые глазницы окон, в большинстве оставшиеся без стёкол. "Интересно, откуда я могу знать, как должна озвучиваться жизнь города? Или это из моего туманного прошлого?" - мелькнула внезапная мысль.
   Путь, по которому его сопровождали мутанты, явно вёл к центральному подъезду с широко раскрытыми двухстворчатыми дверями. Перед зевом подъезда стояли двое охранников, кажущихся явными представителями человеческого рода. Это было заметно по внимательным взглядам, сопровождающим идущего Рекса и по надменно-презрительному выражению глаз. Лестница, ведущая наверх, тоже была очищена от мусора и даже пыли. Макс был сильно удивлён увиденным. Осталось только ковёр постелить, как к трапу самолета при встрече важной делегации или особо значимой фигуры.
   Поднявшись на четвёртый этаж, Максим понял, что недалёк от цели. В ведущем направо коридоре действительно были выстланы дорожки, размещённые по всей ширине прохода. Чистота коврового покрытия говорила о том, что в этих коридорах о порядке задумываются всерьёз. "Не раз случалось так, что среди различной мрази попадались зацикленные на чистоте. Вот сейчас и увидим, что за чистюля здесь обитает", - успел подумать Рекс, как коридор привёл его в просторное помещение, обставленное изысканной мебелью, явно принесённой сюда из какого-нибудь музея или банкетного зала. Перед дверью с интересом разглядывая прибывшего стояли два охранника, похожие на находящихся внизу. На стенах были развешаны картины, а на различных замысловатых подставках красовались, схожие с античными, амфоры, вазы и статуэтки. Посреди всего этого великолепия за полированным чёрным лаком столом сидел сильно видоизменённый человек. С подобным, как у контролёров, наростом на затылочной части головы и жёлтым оттенком глаз, но всё-таки человек. В этом Максим не усомнился ни на грамм. "И это обещанный идеал эволюции?" - подумалось ему.
   Внезапно ощущение пси-давления спало. Но Макс не торопился "приходить в себя", и, зная последствия воздействия псиоников, с точностью повторил реакцию "обработанного". Резко осел коленями на пол и схватился руками за голову, словно только что получил сильный удар тяжёлым предметом. Человек, находящийся за столом, оторвал взгляд от бумаг, лежащих перед ним, и перевёл его на сталкера. Затем повелительно махнул рукой. Сзади раздался грохот упавшего на пол автомата и шаркающие шаги удаляющихся прочь контролеров. Теперь картина прояснилась. Именно этот человек заправлял здесь всеми делами. Главарь, мельком взглянув на Максима ещё раз, снова погрузился в раздумье, уставившись на лежащие перед ним документы. Видно был уверен в том, что ещё какое-то время сталкер будет приходить в себя. Но расслабляться Рекс не торопился, не забывая о том, что сидящий явно тоже обладает пси-способностями. А значит, в любой момент может пробежаться "менталом" по его сознанию. Внутренне напрягшись, он понял, что дальнейшее не заставит себя ждать.
   Сначала ненавязчиво и исподтишка, а затем более настойчиво в мозгу возникло чужое присутствие. Макс сразу начал думать о невыносимой боли и о том, что он её переживёт. Не впервой, типа, справимся, лишь бы выжить. апарники погибли, что ж сделать? Зона ведь. А военные всё же сволочи, не дают простым смертным немного добром разжиться. Прицепились, как репьи... Куда мне теперь бедному-несчастному податься? Как дальше быть? Где найти сильного покровителя? А жить как хочется, просто сил нет!" - и медленно стал поднимать взгляд, словно только что очнулся от потрясения. Чистоплотный хозяин усмехнулся и из головы вышел, а затем снова поднял взгляд на Максима. Смотрел недолго, но пристально и прямо в глаза, а затем начал разговор, словно совсем не копался в голове сталкера.
   - Ты кто такой, человек?
   - Я...я...я Макс. Макс по клич-ч-чке Тр-р-реск, - Рекс специально начал слегка заикаться, словно ещё не до конца пришёл в себя, и умышленно изменил свою кличку, чтобы случайно не проколоться. Называть подлинную в свете последних событий с Синдикатом он опасался. Мало ли каким слухом земля полнится? Пришлось выдумывать на ходу наиболее созвучную. - А-а-а гд-д-де я? Только вроде от вояк отб-б-бивался.
   - Про вояк забудь, ты там, куда так сильно стремился. К нам многие приходят с просьбой о помощи. Так что успокойся. Мы таких, как ты, в обиду не даём. Не зря же зовёмся "Вершители судеб". Отныне твоя судьба в надёжных руках. Сегодня тебя больше никто не побеспокоит, а завтра мы поговорим о твоей дальнейшей жизни. За нами Зона и творение больших дел по изменению этого несовершенного мира, - главарь щёлкнул пальцами. В дверях появился один из охранников.
   - Да, Великий! - охранник опустил голову в знак уважения.
   - Отведите этого человека к новичкам. Завтра с утра соберите всех в центральном зале. Я буду с ними беседовать. Пора привести пополнение к пониманию нашей идеи.
   - Слушаюсь, Великий! - охранник, поднявший с пола автомат Максима, жестом поманил его за собой.
   "Офигеть, как господь прям, Великий! - Макс снова усмехнулся про себя. - Я на таких Великих уже насмотрелся всласть". Удивило то, что другого оружия у него никто забирать не стал. Это могло означать только одно - хозяева очень уверены в своей безопасности, следовательно, в действительности достаточно сильны. Ведь не зря же их даже "Монолит" опасается. Но "Монолит" при всей своей фанатично слепой вере всё же не стремится к полному переделыванию сущего, а просто поклоняется некоему символу и осуществляет охрану подконтрольной территории.
   А эти полумутанты, или всего один полумутант, возомнивший себя Великим, решили переделать всё на свой лад. Если взять за основу слова полковника Семашко про нити, тянущиеся откуда-то сверху, из почти поднебесной выси, и посмотреть на экипировку, оборудование и вооружение местных "сектантов", сразу напрашивается вывод об их тесной взаимосвязи. "Вершителей" явно кто-то спонсирует и поставляет им требуемое. Причем всё настолько новое, что Макс ни разу не удивился бы, увидев, что год выпуска вещей соответствует нынешнему. Этим не могли похвалиться даже подчинённые Семашко. Горькая правда состоит в том, что новые технологии мы сначала отдаём, порой даже "вероятному противнику", и только потом начинам применять их для своей безопасности. Привыкли затыкать дыры различного калибра в своих просчётах телами простых смертных, не задумываясь, кроме потребностей собственного кармана, больше ни о чём. Даже о том, что за каждым просчётом может стоять чья-то искалеченная, а хуже того, загубленная жизнь. А эти парни оказались снабжены экипировкой и оружием по последнему писку моды. Опытный взгляд Рекса сразу выхватил из общего вида, именно это. Значит, полковник действительно прав в том, что, послав в стан врага кого-нибудь из своих бойцов, мог просто погубить их. И правильно сделал, решив отправить на задание Макса. Только бы не проколоться на какой-нибудь мелочи и не нарваться на того, кто тебя отлично знает...
   Предчувствия опять не подвели Рекса. На входе в подвальное помещение, больше похожее на тюремную камеру, его обыскали и отобрали всё имеющееся оружие. Правда, больше ничего не тронули. Внутри находилось около полусотни сталкеров различной масти. Комбинезоны "Долга", "Свободы", военного образца и обычных вольных сталкеров. Даже промелькнула пара защитных костюмов "Монолита". Похоже, что хозяева не гнушались ни кем. Собственно, имея способности к пси-воздействию, особой сложности в приведении собранных людей к своей "вере" у "Вершителей" возникнуть было не должно. Вероятно, подобным образом они и пополняли собственные ряды. Это становилось уже опасным. Логика заработала на полную катушку. Рекс лихорадочно начал продумывать план дальнейших действий. Но пока в голову ничего путного не приходило. Стоило осмотреться, стараясь не выделяться из разношерстной толпы.
   Опасаясь разоблачения, Макс проскользнул мимо нескольких рядов лежанок и занял свободное место с краю. Только после этого, привыкнув к полумраку, окутывающему комнату, он постепенно начал присматриваться к находящимся внутри людям. Некоторые были ранены. То тут, то там раздавались стоны и кашель. Лежащий рядом сталкер в костюме "Свободы" шёпотом спросил.
   - Слышь, чувак, сигареты не будет? Я здесь уже третьи сутки, свои давно кончились. Уши начали пухнуть.
   - А где мы? - спросил Максим, делая озадаченный вид, и протянул соседу сигарету.
   - Вот спасибо! - радостный свободовец, прикурив, заметно оживился. Выпустил дым, подождал эффекта от затяжки и продолжил. - У "Вершителей судеб", слыхал про таких?
   - Слышал малость, а что они делают? - Макс до последнего решил не раскрываться, попытавшись выяснить как можно больше.
   - Говорят о сильной перемене действительности и слепо верят в это. Всё бредят каким-то суперчеловеком, - голос соседа понизился до едва слышных нот.
   - А-а-а! Я бы хотел быть таким, а то куда не плюнь, всюду обижают, - Макс решил немного прибедниться. Вдруг сосед для того и находится здесь, чтобы выявлять саботажников и "засланцев"? - А ты сам-то как сюда попал?
   - Да наши всё: давай долбить "Долг", да давай долбить "Долг"! Тоже уже заколебали своими лозунгами да призывами. Если честно, мне вся эта возня с вечной враждой давно надоела. У нас, кстати, уже многие ропщут по этому поводу. Тут такие дела творятся вокруг - мутанты власть захватывают, а мы, люди, друг друга всё долбим. Видал их главного? Мутант явный.
   - Как? - Максим сделал удивленное лицо. - Я ж с ним только разговаривал, нормальный вроде человек.
   - Это ты, наверное, ещё после контролёров не отошёл. Не заметил, что-ли, налицо явное сходство с контролёром? На башке такой же нарост. Точно мутант, - затянувшись от сигареты ещё пару раз, сосед продолжил. - Вот мы долговцев и гнали до ближайших кварталов, думали, что попадут на перекрёстный огонь монолитовцев. А тут такое началось! В голове чёрт знает, что. Некоторые даже по своим стрелять стали. Меня в плечо зацепило, я от боли загнулся и упал. Наверное, выключился на время, не помню ничего. Очнулся уже в комнате этого "Великого", - передразнил неизвестно кого, скривившись, сосед. - На меня, знаешь, этот гипноз контролёрный почему-то слабо подействовал, вот я сразу в себя и пришёл. Успел заметить видок их старшего. Он меня сразу начал спрашивать: хочу к ним или нет. Так я же не дурак, жить-то хочется, вот и согласился. Потом, если будет возможность, может и удастся удрать. Пойду в вольные. Надоело под лозунгами жить. Все вокруг кичатся, кричат о своей правоте. А правда одна - жизнь. Я это давно уяснил. Поднакоплю деньжат хабаром, да из Зоны - долой! Не могу этого беспредела больше видеть, и Зону, вместе с её аномалиями и прочими страшилками, - свободовец зло сплюнул на пол.
   - А все остальные как здесь оказались? Тоже, поди, контролёры привели?
   - Да, считай, все одним путём. Когда мозги тебе уже не принадлежат, своими ножками потопаешь как миленький. Правда, иных на руках приносили. Вон, недалеко военных трое, видать, спецура. Этих сначала связанными сюда приволокли. Но, судя по их состоянию, это было лишним. Изранены были сильно, да измучены. Губами поначалу еле шевелили. Есть тут некоторые сердобольные, хоть и злы на военных, а артов кое-каких им подкинули для восстановления здоровья. Люди, ведь. Теперь один уже сносно передвигается, а двое ещё лежат, но на умирающих уже не похожи, глядишь - выживут. Я сам им отдал "Колобка", но он не очень сильный уже. У тебя, кстати, нет ничего? Тут все друг другу понемногу помогают, даже те, кто перед этим воевал между собой. Неволя-то, она всех сплачивает. Вот такие дела, - сосед затоптал бычок от сигареты, помолчал, потом спросил с умоляющим видом. - У тебя ещё есть покурить? А то только раздраконился с голодухи.
   Макс дал ему вторую сигарету и сказал.
   - Вот, у меня тут есть одна вещь. Не знаю, как называется, недавно нашёл, даже обследовать ещё не успел. Я ж в Зоне недавно совсем, многого не успел повидать...
   - Ни фига себе! - глаза соседа поползли на лоб, а Максим усмехнулся про себя. Выхватив у него артефакт, свободовец заорал на весь подвал. - Братва! Тут у новичка такое! Носит в сумке богатство несметное и не знает, что это "Джокер"! Офигеть! Да он тут всех за несколько часов с того света выдернет! А ну, кто здесь самый больной?
   Почти все, кто был в силе, резко подскочили со своих мест. Внезапно до боли знакомый голос властно прокричал из другого конца комнаты.
   - Всем сидеть по местам! Я тут пока самый старший. Сам распределю, кому, в какой очередности и на какое время! Начнём с самых тяжёлых, - владелец голоса быстро приближался. Макс, опустив пониже голову, постарался сделать так, чтобы быть менее узнаваемым. Именно инкогнито было для него сейчас важнее всего.
   - А ну, покажи "Джокера"! - Никотин, а это был именно он - старый приятель Рекса, протянул руку и взял у свободовца артефакт. - И точно "Джокер"! Где это ты, молодой, его надыбал, а?
   - Да недалече отсюда случайно в развалинах нашёл, когда от военных уходил, - Максим старался сделать так, чтобы его голос звучал искажённо.
   Но бывалого Никотина провести на мякине не удалось. Он подбежал к сидящему на лежаке военному, сунул тому в руку "Джокер" и почти бегом вернулся обратно. Быстро сел на лежак соседа и, пристально всматриваясь в Максима, обратился к свободовцу.
   - А ну-ка, брателло, сходи пока до моего топчана, мне тут надо с новеньким по душам потрещать...
   Сосед, выразив недоумение, беспрекословно подчинился властному голосу ветерана. Похоже, тот и действительно приобрёл среди разношерстной толпы сталкеров, находящихся в помещении, некоторый авторитет. Оставшись с Никотином наедине, Макс медленно убрал капюшон комбинезона с головы и, приложив палец к губам, тихо произнёс.
   - Привет, Никотиша.
   - Здорово, Ре...- Максим успел приставить палец поперёк его губ.
   - Треск. Меня зовут Треск, понял?
   Тот не стал юлить вокруг да около и охать, как кисейная барышня, и не мешкая перешёл к делу. Не зря ведь всегда отличался особой прозорливостью и смекалкой.
   - А я, как увидел тебя, сразу понял, что наше освобождение не за горами. Ведь не может такого быть, чтобы ты, Ре... Треск, сюда, как и мы - по дури попал. Тебя же контролёры толком не берут. И вдруг, погляди народ, приводят под белы рученьки к себе в хату, да покорного такого, пушистого и наивного! Ни в жизнь не поверю. Значит специально пришёл... - Макс кивнул. Никотин помолчал немного, пристально смотря прищуренным взглядом на товарища. - Понятно. А то думаю, что за новичок такой удачливый? Только в Зону, а она ему - на тебе "Джокера"! Ясно, - в глазах сталкера промелькнули весёлые огоньки, - повеселимся! За всю мазуту этим сволочам отомщу, меня-то они спящего взяли. Пошёл, блин, с двумя молодыми в ходку. Напросились, заразы, и устроили кучу приключений на свои, а в придачу и мою задницы. Вон, дрыхнут теперь с той стороны, о красивой жизни мечтают, черти. Лучше бы на посту не мечтали, а бдили нормально. Да я и сам виноват, понадеялся на молодых, а ведь слыхал о контролёрах в этих местах. Но теперь что плакаться? Давай, набрасывай план.
   - Значит, первое. Сейчас важно, чтобы у тебя в голове не было мыслей о спасении, эти мутанты большеголовые сразу разгадают, что к чему.
   - Неужели думаешь, что не знаю, как надо мозги расслаблять и о чём думать? - Никотин сделал обиженное лицо, но Макс, словно не заметив реплики приятеля, продолжил.
   - Второе. Хорошо, что сначала решил вылечить именно военных, это главные наши союзники. Кстати, сколько они уже здесь? - Никотин показал два пальца. - Понятно. Значит пропавшая позавчера разведгруппа.
   Этого старый приятель не выдержал.
   - Значит, шустрого Рекса военные всё-таки за задницу взяли... Как не грохнули только? Я сейчас бойню на Кордоне вспомнил. Подожди... Дай, догадаюсь сам. Они тебя прищучили, но убирать не стали. Решили тобой сыграть, как пешкой... Нет, не так. Как Джокером! Чтобы своих из плена вызволить не рискуя больше никем. Правильно? И ты сейчас с военными заодно, так?
   - Почти. Потом всё расскажу, за мной не заржавеет, ты знаешь. Всему своё время. Скажу пока, что на данный момент только они могут оказать нам неоценимую помощь в освобождении. От тебя же требуется следующее: ещё пошерстить толпу насчёт надёжных людей, которые в нужную минуту помогут, не задумываясь, вместо того, чтобы начать совать палки в колёса.
   - Я здесь дольше всех. Уверен, что в данный момент союзники - все, кто находится в этой комнате. Был здесь один... Ха! Так его монолитовец, вон - самый здоровый парень в центре, лично задушил. Если ты говоришь о засланцах. Таких здесь точно больше нет, или очень профессионально маскируются, что вряд ли. А тот ходил всё, к бунту призывал. Но здоровяк его сразу на чистую воду вывел. Сначала согласился помочь с бунтом, а когда заметил, что тот что-то говорит в гарнитуру, постучал в двери и начал того душить. Охранники когда вбежали, у "крота" уже язык на плече был, а здоровяк не дурак, как давай орать: - "Эта падла хотела вас со света сжить!" Словом, раскусил шпиона, но хитро сделал, подстроив, будто тут все за этот беспредел с монстрами во главе. Они же, монолитовцы не по своей воле воюют за него, управляет ими кто-то, типа контролёров. А тут из под воздействия гипноза вышли, очухались малость, глядим - нормальные люди, как и все.
   - Больше никого нет, кто меня знает? Чтобы случайно, не ко времени, не выдали.
   - Если кто из долговцев только, а так вроде нет. Но эти со складов пришли, в баре бывали редко и давно. А тут ещё, после событий на Янове, решили в вольные податься, да экипировку свою поменять не успели, вот на свободовцев и нарвались. Так с ними вместе сюда и попали. Не все, правда, иные и там остались. Полегли ни за что... А молодёжь, что со мной сюда пришла тебя и не знала никогда. Недавно совсем в Зоне. Уже после последних событий появились, слышали о тебе только, но в лицо не знают. Ну, так с чего начнём?
   - Я ещё, если честно, сам пока не знаю, с чего начать. Присматриваюсь только. Сначала с военными надо потрещать. Думаю, скажу им пару знакомых имён. Надеюсь, поверят, что я на выручку к ним от "своих" пришёл. Эти ребята - спецы, сила. Сам не раз видел. Организуешь встречу со старшим? А потом я к тебе сам подойду.
   Максим поглядел в сторону вояк. Благодаря действию "Джокера" на лежанке уже сидело двое. Сколько бы краснобаи не хаяли Зону за черноту и негативность её продуктов, однако и она способна выделывать чудеса. Данный факт чудесного исцеления был налицо и доказательств не требовал. Такого, насколько знал Максим, ещё не происходило нигде в мире. Никотин, подошедший к воякам, нарочито громким голосом произнёс.
   - Кто у вас тут старшим будет? Иди, давай, к молодому, поблагодари хоть за скорое исцеление, а то, не ровен час, отправили бы вас, доходов, хозяева местные в расход!
   Военный кивнул и, с трудом поднявшись, захромал в сторону Макса. Подошёл, протянул руку. Рекс крепко пожал её и почувствовал, как вояка напрягся. Видимо, сил у него было ещё мало. Максим взглядом показал на лежанку напротив. Военный сел.
   - Меня зовут... Треск. В каком звании будешь? - спецназовца удивил бодрый и немного властный тон молодого сталкера. Чутьё разведчика явно подсказало, что сталкер не так прост, каким кажется. Он моментально заподозрил, что на молодого Максим не тянет.
   - Если ты новичок, тогда я - солист балета "Лебединое озеро", но всё равно спасибо. "Джокер" - это сила. А без него мы бы загнулись здесь или ушли на корм монстрам, которых у местных хозяев хватает с избытком. Майор я, Устинов.
   - Внимательности разведчика стоит позавидовать.
   - С чего решил, что я разведчик?
   - В данный момент представляю ту же организацию, что и ты. Скажу пока только то, что примерно знаю со слов некоторых, хорошо знакомых тебе людей. Твоя разведгруппа в составе четырёх человек убыла позавчера для обследования данного района и изучения деятельности непонятной группировки, и пропала.
   - Чем можешь доказать сказанное? - стойкости Устинова можно было позавидовать. Выражение глаз его не изменилось ни на йоту, только слегка заходили желваки на скулах.
   - Хорошо, если не веришь так, перейдем к конкретным личностям. Меня сюда послал полковник Семашко, лично.
   - Да ну, такие, как он, простых сталкеров на задание не отправляют. Своих спецов в подчинении достаточно...
   - А кто тебе сказал, что я настолько прост? - Максим, подумав немного, решил идти ва-банк. - Хорошо, пусть мне потом будет хуже. Ты участвовал недавно в уничтожении синдикатовцев на Кордоне? - получив утвердительный ответ, продолжил. - Скольких ребят потерял? - майор показал один палец. - А хочешь разобраться с тем, кто вас на них навёл? - утвердительный кивок. - Будешь бить сразу, или обождёшь немного, хотя бы до освобождения?
   В глазах Устинова вспыхнул боевой блеск. Он сразу понял, о чём сталкер ведёт речь.
   - Так это за тобой наёмники охотились по всей Зоне? Это ты ...
   Максим утвердительно кивнул.
   - Тс-с-с...Я же говорю, что всё потом. А пока я для всех - Треск, молодой и неуклюжий Треск. Новичок, которому улыбнулась удача случайно найти нигде не валяющийся "Джокер", врученный, кстати, мне лично полковником Семашко. Уяснил? А теперь по-порядку. Семашко вычислил меня, но не захотел мстить, потому что сделал вывод о моих правильных действиях. Понял, что я тем самым принёс пользу для всех, тактично подведя Синдикат к почти полному уничтожению. Предложил сотрудничать и послал сюда в составе группы Мэра. Надеюсь, теперь поверишь? Не мог же я знать просто так позывной Завгороднего. Такое за пределы круга спецуры обычно не выходит. Правильно?
   - Правильно, но как ты сюда попал, и где группа Сергея? - в голосе майора наконец-то проскочили нотки волнения.
   - Для закрепления пройденного материала доскажу, что знаю лично. Вот тебе ещё один "Джокер", этот не отдавай никому. Чисто для тебя и твоих парней. У меня есть ещё один. Всё боялся, что на входе обнаружат и отберут вместе с оружием. Пронесло, слава богу и Зоне. В состав группы вошёл проводник, но его имени я не знаю. Лейтенант Смельцов - кличка Ара. Лейтенант Прилепин - кличка Педро. Прапорщик Проскурин. Ну, этого бугая только Боем и можно было прозвать. Он мне эту одежду, в которую я сейчас одет, и дал за два квартала отсюда. Сейчас они ждут меня где-то там, очень на это надеюсь. Мы перед прощанием небольшую игру в "казаки-разбойники" устроили, чтобы мне сюда целым и невредимым попасть. Потом по ним стреляли "Вершители". А вот дальнейшую судьбу группы пока не знаю. Но верю, что именно ты, майор, поможешь мне в этом разобраться. Единственное вещественное доказательство моей причастности к твоей организации - вот эта, по словам Мэра, технологическая диковинка, которой ещё нигде толком нет.
   Максим передал Устинову минигарнитуру. Тот, увидев протянутый Рексом предмет, сразу оживился и часто закивал. Пожав ещё раз руку, сказал.
   - Теперь точно верю. Ты просто не представляешь, что за вещь сейчас мне дал. Это действительно чудо. При всей незаметности работает через спутник. Не связь, а сказка. Когда сеанс?
   - Определённого времени не обговаривали. Мэр предупредил, что на связь выходить следует лишь в крайнем случае. Да, ещё есть подозрения, что "Вершители" имеют при себе неплохой ассортимент оборудования. Могут запеленговать. Тогда всем стараниям крах.
   - Не боись, эту не запеленгуют. Она ещё помехи другой аппаратуре начинает делать. Уже испытано. На пеленгаторе видится большим расплывчатым пятном, закрывающим весь сектор на несколько ближайших кварталов. Сделана на основе каких-то артефактов. В Министерствах учёные умы тоже не дураками сидят. За новинками Зоны ведут пристальное наблюдение. Так что стоит попробовать выйти на связь.
   - Ты спец, тебе и карты в руки.
   Устинов нажал на мушку гарнитуры и вставил её в ухо.
   - Мэр, я Алекс. Как слышно? - по виду майора было видно, что ответ прошёл незамедлительно. Прослушав, тот ответил. - Привет, братка! Парень? Рядом со мной. Да. Понял. Будем думать. До связи, - взяв гарнитуру в руку, Устинов протянул её Максу. - Через два часа они на тебя выйдут. Вся группа в порядке. А коммуникатор пусть у тебя будет, меньше подозрений, если что. Теперь надо думать, как поступать дальше. Есть предложения?
   - Когда я был в гостях у главенствующего "проповедника", он сказал своим охранникам, что завтра нас всех должны собрать для беседы в каком-то главном зале. Думаю, что там действовать уже будет поздно. Обработают они нас своим гипнозом по полной программе. Даже вякнуть не успеем. Надо что-то предпринимать сегодня, а лучше ночью. Как думаешь, к тому времени сумеем всех на ноги поставить?
   - "Джокерами" да. У тебя есть здесь знакомые? Те, которые помогут, если каша заварится?
   - Ты за грубые слова на Никотина не обижайся. Это он специально так с тобой заговорил, чтобы ты ко мне без подозрений со стороны других подошёл. Мужик, что надо. Я его знаю давно. Слова - кремень. Он точно поможет. Рядом со мной на лежанке свободовец, я немного успел с ним пообщаться. Просто жаждет отсюда выбраться. Вот пока и всё. Давай, Алекс, поступим так. Ты сейчас к своим ребятам иди, подлечи их хорошенько. А я с Никотином ещё союзников поищу, потарабаню с некоторыми. Глядишь, выберемся и выпьем потом за собственное здоровье. Ну, если только не захочешь меня потом завалить за парня своего, - Максим иронично улыбнулся.
   - Не дурнее табуретки. Если Семашко тебе поверил, я только рад видеть тебя в союзниках, - Устинов снова протянул Максу руку.
   После ухода майора Рекс выкурил сигарету, тихо поднялся с места и пошёл в сторону Никотина. Не доходя до другого конца комнаты, успел заметить ещё одно знакомое лицо среди троих сидящих сталкеров в комбинезонах "Долга". Подняв капюшон на голову, словно ёжась от холода, дотронулся до плеча Голубя и поманил за собой. Тот с недоумением, что, мол, вдруг молодому от него понадобилось, переглянулся с товарищами, но за Максимом пошёл. Со старым знакомым Рекс решил поговорить в стороне от чужих глаз, поэтому вернулся на своё место. Присев на лежанку соседа, Голубь внимательно начал всматриваться в закрытое капюшоном лицо новичка.
   Максим знал сержанта давно, почти с самого начала своего нахождения в Зоне. Причём был о нём самого хорошего мнения. Честный, открытый и отзывчивый во всём Голубь в "Долге" был уже довольно давно. До этого он служил в армии по контракту, и тоже очень много, почти пятнадцать лет. Будучи борцом за правду, не выдержал однажды скотского отношения к себе и своим подчинённым со стороны начальства. Просто подошёл к командиру и надавал по шапке. Правда, с последствиями. Начальник чуть не инвалидом стал, а Голубя хотели отдать под суд. Решив не испытывать судьбу и не желая из-за быдла оказаться за решёткой, подался на вольные хлеба - в Зону. А позже оказался в "Долге". А что? Дисциплина та же, рейды, наряды - дело привычное.
   С Рексом они сходились несколько раз. Однажды в рейде на Янове. Причём очень тесно, так как отбивались от мутантов около суток, стоя спина к спине. Словом, Максим за этого человека мог поручиться точно. Это значит, что ещё одним союзником на данный момент у сталкера стало больше.
   - Привет, Сизарь, только не подпрыгивай и не кричи, - Рекс убрал капюшон, открыв приятелю лицо.
   - Макс, ты? - радости Голубя не было предела. - Ты-то как здесь оказался? А я с парнями гадаю всё, что за молодой такой фартовый "Джокера" нашёл? Теперь ясно. Как дела, дружище? Сколько лет, сколько зим!
   - Времени на бурную встречу нет, поэтому буду краток. Я по заданию военных. По поводу уничтожения местной "братвы". Зови меня пока по кличке, но другой. Я сейчас Треск. Срочно требуется узнать, кого брать в союзники. Выбор у всех нас невелик. Либо погибнуть, либо жить дальше в виде некоторого подобия зомбарей, не имея никаких радостей жизни обычного человека. Завтра они нас обработают по всем правилам псионики. Будем потом послушными куклами отстаивать неизвестно чьи интересы. Думаю, что тебя, Голубь, такая перспектива не прельщает.
   - Нет, конечно. Мы с парнями уже и от "Долга" устали, решили вот на вольные хлеба податься, бывали на Радаре, в Рыжем лесу, на Янове, даже в Лиманск забирались. А междоусобицы теперь пускай другие устраивают. Мы - пас. Любой начальник со временем начинает зарываться. Это как закон уже. А тут, видишь, вместе со свободовцами в переделку попали. Так что можешь нашими силами пользоваться в полной мере. Мы только "за"! Я сейчас с ребятами побалакаю о деле, предупрежу. Чуть что, дашь сигнал. Мы даже первыми готовы заварушку устроить, надоела неволя во всём. Хотим реальной свободы. Чтобы действительно для себя и других, и от всего сердца!
   - Добро. Рад видеть тебя живым! С нами Зона! - Максим пожал руку немолодому уже сталкеру. - А я пока немного присмотрюсь. Есть ещё пара человек, кому, думаю, доверять будет можно. У меня к тебе просьба: не смог бы ты позвать сюда, только ненавязчиво, вон того здоровяка монолитовца. Хочу и с ним поговорить. Вижу - парень надёжный. Неплохо бы его на свою сторону переманить. Чем чёрт не шутит.
   - Ага, я с ним уже общался. Он рассказывает, что совсем не помнит, как здесь оказался. Да и в "Монолите" тоже. Их, похоже, не меньше, чем здесь обрабатывали гипнозом. Тут в себя только и пришли. Напарник его тоже из бывших военных. Говорит: стоял на блокпосту, потом - провал, очнулся только здесь. Родители парня, поди, схоронили уже. Вот обрадуются, если всё выгорит! Я сейчас! - Голубь ушёл. Через пару минут вернулся он уже с монолитовцем. - Я ему вкратце обрисовал картину, так что поговорите пока, а я к своим парням пойду, объясню, что к чему.
   Голубь сорвался с места, а здоровяк присел рядом.
   - Как звать-то? - Максим протянул руку, монолитовец крепко пожал в ответ.
   - Мыкола, - лёгкий украинский акцент проскальзывал в басовитом голосе здоровяка, - Мыкола Пух. Если вы, правда, хотите отсюда выйти, я только "за"! Да и товарищ мой тоже рвётся на волю, только не знаем, как.
   - А я Треск. Давай, Микола, решим так: вы с товарищем понемногу за обстановкой следите, когда будет пора, я подам сигнал. Думаю, что всё у нас получится. Очень хочется в это верить. Но другого выхода у нас просто нет. Лады? - Макс протянул руку и почувствовал, будто её вновь зажали в стальные тиски.
   Силён! Этот может оказать неоценимую помощь в трудную минуту. Микола Пух ушёл, а рядом на своё место приземлился сосед, пристально глядя в глаза Рекса. Максим сразу протянул ему сигарету. Закурили. Сделав несколько затяжек, свободовец представился.
   - Я - Чирок. Вовка Чирок. То-то думаю, что на молодого ты не очень похож. Но, если на первых порах скрывался - это правильно. Кто знает, чем может обернуться затея? Мне Никотин уже картину обрисовал, так что я - в курсе. И только "за"!
   - Давай, Володя, поступим так. Ты со своими потихоньку перетри, узнай, что думают на эту тему. Но сильно не дави. Пусть сами выговорятся. Послушай, о чём будут вести речь. Чтобы всю предстоящую операцию не сорвать. На тебе ещё пару сигарет, парни, поди, тоже курить хотят. А я пока к Никотину схожу...

***

   Ближе к полуночи на месте лежанки Максима собрался рабочий совет. Команда Никотина, группа Устинова, шестеро долговцев во главе с Голубем, четверо свободовцев, Микола Пух с напарником и несколько вольных сталкеров. Почти половина всех, находящихся в комнате. "Джокеры" сделали своё доброе дело. Все - в полном здравии и с искрами решительности в глазах. Перед этим Рекс вышел на связь с Мэром, условившись о времени проведения операции. Теперь же оговаривались некоторые нюансы взаимодействия.
   Первыми должны были пойти Микола Пух с напарником и Максим с парнями Устинова. Вторым эшелоном - все собравшиеся на совет. Остальных, находящихся в помещении, Никотин пообещал поднять самолично.
   - Словом, парни, будем считать, что время "Ч" наступило, - подытожил Никотин.
   Все разбежались по местам, готовясь к бою. Максим, переглянувшись со своей группой, решительно направился к выходу. Рядом встал Пух и забарабанил в дверь. Когда она слегка приоткрылась, он уже держал Максима за шею, делая вид, что душит его, и кричал.
   - Этот поганец собирается поднять здесь бунт!
   Вбежавшие вовнутрь двое охранников попытались оттащить здоровяка от Макса, но оказались зажатыми группой Устинова. Быстрые действия спецов привели к тому, что в считанные секунды на двоих врагов у пленников стало меньше. Спецназёры, обыскавшие тела "Вершителей", завладели их оружием и ринулись в коридор. Максим же с Пухом и его напарником уже стремительно нёсся впереди всех. А из тюремной комнаты раздался властный голос Никотина.
   - Строиться! - тот, похоже, решил поднять на правое дело всех оставшихся.
   На развилке коридора внезапно наткнулись на вышедшего из комнаты контролёра. Максим опешил, а Микола, не теряя времени попусту и не давая монстру ни секунды на какие-либо действия, схватил его в охапку и резко изо всех сил ударил того головой о бетонную стену. Контролёр осел, а Пух продолжал давить ему на шею, пока напарник держал противника за ноги.
   Макс стремительно бежал дальше, за его спиной уже слышалось дыхание группы Устинова. Из второй комнаты выглянул один из "Вершителей", но отпрянуть назад не успел. Макс рванул дверь на себя, голова врага с громким хрустом оказалась зажата между дверью и косяком. Резко оттолкнув дверь от себя, Максим перепрыгнул через упавшее тело. На кроватях лежало пятеро. Четверо ещё спали, а один уже начал подниматься, но не успел ничего предпринять, так как сверху на него обрушился Рекс. С остальными, затащив вовнутрь тело, лежащее в пороге, одним махом успели разобраться спецы. Через мгновение в эту же комнату монолитовцы затащили тело контролёра.
   На всё случившееся ушло всего пара десятков секунд. Внезапность принесла свои плоды. Противник вряд ли успел о чём-нибудь заподозрить. Наспех вооружившись, двинулись по остальным комнатам подвального коридора. Тем же макаром удалось избавиться ещё от семнадцати вражеских бойцов и одного контролёра. Подвал от противника был очищен полностью.
   Продвигающиеся сзади сталкеры тоже постепенно вооружались и экипировались. Тем временем Максим с авангардом отряда уже бежал дальше. Самой главной задачей являлся захват центра группировки и уничтожение её главаря, назвавшегося высокопарно "Великим". Это было целью его группы. Остальные на выходе начинали действовать самостоятельно, по возможности пытаясь прикрывать авангард. Так решалось на совете. Замыканием командовал Никотин, поэтому Рекс был спокоен за свои тылы. Пулей пролетев пустую лестницу и добежав до четвёртого этажа, застланного ковровым покрытием, Максим вздохнул с облегчением. Пси-давление в головах не ощущалось, значит, враг ещё не опомнился, а ковры легко заглушали шаги по коридору.
   Обернувшись на напарников, он кивнул и побежал к охранникам, стоящим перед комнатой хозяина. В спину Макса дышали монолитовцы, а группа Устинова начала проверку боковых комнат, уничтожая всех, попадающихся на пути.
   В этот момент с улицы раздалось несколько автоматных очередей. "Закрутилось!" - промелькнуло в голове, стрелой несущегося Макса. Но охранники оказались не лыком шиты, поэтому на движение в коридоре среагировали мгновенно, начав стрелять. Максим на бегу бросился на пол и открыл ответный огонь. А вот неповоротливый Пух не сразу успел залечь, и его зацепило. Микола грузно осел у стены и застонал. Что произошло с его напарником, Максим не знал. Оборачиваться назад времени уже не было. Хозяин в любой момент мог задействовать свои способности. Очередь, прошедшая поверх головы лежащего Рекса, дала понять, что напарник Пуха уцелел, а значит, успел залечь вслед за ним.
   Обоих охранников откинуло пулями от входа, и они к тому времени уже не подавали признаков жизни. Максим вскочил и рванул со всех ног в сторону комнаты главаря. В этот момент и началось сильное воздействие пси-давления. Зная свои возможности, Рекс особо не переживал. Мало того, что он почти не был подвластен ментальной энергии, ещё и "Джокер", висящий на шее возле амулета, активировался и хорошо в этом помогал. А вот парни позади него... Как бы под воздействием контролёра не начали стрелять в спину. Поэтому Макс и спешил к устранению основной преграды.
   Подбежав ко входу в комнату, Рекс бросился на пол и кубарем покатился, оглядывая обстановку. "Великий" сидел за столом, на котором располагался работающий ноутбук. Значит, без помощи цивилизации здесь точно не обошлось. Помня о том, что компьютер может явиться очень ценной уликой при "разборе полетов", Макс, стреляя в хозяина, старался не зацепить устройство. Реакции главаря можно было позавидовать. В мгновение ока он оказался вдруг за быстро опрокинутым диваном. Очередь Макса прошла поверху, прорвав драповую обивку лежака и выпотрошив из него ватный наполнитель. Стоящая возле дивана на подставке ваза разлетелась на множество осколков. Массивная подставка опрокинулась и с глухим стуком упала на врага. Тот крякнул, пси-воздействие сразу заметно ослабло.
   Мгновения решали всё, поэтому Макс не стал тратить патроны попусту, а, выдернув чеку у гранаты, метнул её за препятствие, плотно прижав ладони рук к ушным раковинам. Прогремевший взрыв мелкими брызгами вынес оконные стёкла наружу, ментал мгновенно исчез. Одним большим прыжком Максим оказался сверху лежащего тела хозяина. Тот был смертельно ранен, но ещё жив.
   - Вот видишь, как всё просто? И переделывать ничего не надо. Природа сама поступит так, как считает необходимым. Безо всяких свершений с нашей стороны, - сквозь зубы процедил Рекс.
   - А мне ведь предсказывали гибель от якобы никчемного сталкера, но я тогда только посмеялся - не поверил... Теперь знаю, что предсказаниям верить стоит, но, к сожалению, поздно, - кровь хлестала из затылочной части головы бывшего "Великого". Он резко вздохнул, дёрнулся всем телом, обмяк и затих.
   Но дело ещё было не завершено, всё только начиналось. Какое количество противника находилось в непосредственной близости, было неизвестно. Обстановка усложнялась присутствием контролёров, которые могли взять людей под своё влияние. Их-то и стоило отыскать в первую очередь. Темнота и плохая видимость из-за начавшегося дождя могли сыграть противнику на руку. Максим покачал с сожалением головой. Экран компьютера в одном из углов был расколот при взрыве, но жидкокристаллический элемент растёкся тёмным пятном всего на несколько сантиметров. Главное - сохранить жёсткий диск с имеющейся на нём информацией. Вздохнув, Рекс закрыл ноутбук и убрал его вовнутрь дивана. Так сохранится лучше. Вся надежда теперь была на группу Никотина. Его задачей был поиск арсенала группировки. "Ночники" бунтовщикам сейчас могли оказаться очень кстати. Выглянув в коридор, Максим увидел, что спецназёры Устинова ведут бой, прорываясь в другие комнаты коридора, а монолитовец сидит возле Пуха, держась за голову. Явное последствие пси-воздействия. Подбежав к нему, Рекс спросил.
   - Ты как?
   - Я нормально, а Микола серьёзно ранен, - парень не переставал держать руки у головы и говорил сквозь зубы.
   - Перестань думать о боли, встряхнись, у нас очень мало времени! Возьми. Попробуй вытянуть Пуха. Только за лестницей не забывай поглядывать, чтобы со спины никто не подобрался, - Максим протянул ему снятый с шеи "Джокер". Монолитовец резко встряхнулся, мотнул головой, потом кивнул, взял артефакт и метнулся к напарнику.
   Оставив друзей, Рекс решил помочь спецам. Левая рука одного из них висела плетью, но в правой он держал автомат и пытался вести из него огонь. "Джокер" и здесь делал своё. В последней комнате коридора засело несколько человек и один контролёр. Ментальное воздействие его Максим почувствовал сразу. Устинов продолжал стрелять одиночными в проём двери, а второй его подчинённый лежал на полу, скрючившись и держась за голову. Ему досталось от контролёра больше других.
   Макс, не желая ждать развязки, метнул в дверной проём гранату. Быстро соображающий майор, потянув за собой лежащего бойца за шиворот, резко отпрянул назад. Взрыв сначала с силой и громким треском закрыл дверь в комнату, а потом снова распахнул её. Прорвавшись сквозь дым и огонь вовнутрь, Рекс полоснул очередью по валяющимся на полу телам трёх врагов. В дальнем углу ещё шевелился израненный контролёр. Окончательно обездвижить его удалось парой выстрелов в голову. Пополнив боезапас и притушив начавшийся было пожар, Максим вместе с Устиновым, отдавшим резкую команду подчинённым, бросились выбивать противника с промежуточных этажей, так как остальным заговорщикам прорваться наверх уже не удалось. На втором и третьем этажах здания противник, сообразивший, наконец, что произошло, сгруппировался и засел крепко. Продвижение бунтовщиков застопорилось.
   Помощь сверху была для сталкеров как нельзя кстати. Высунувшиеся в лестничный проём "Вершители", резко отпрянули вглубь своих коридоров. На втором этаже бой разгорелся не на шутку. Вдруг здание несколько раз ощутимо вздрогнуло, а по округе пронеслось эхо раскатистых взрывов. В ход пошло тяжёлое вооружение. Ручные противотанковые гранатомёты. Максим поначалу забеспокоился, но потом понял - взрывы прогремели на уровне лестничного пролёта второго этажа. А, значит, Никотин всё же добрался до арсенала и теперь выбивает противника трофейным оружием. Автоматные очереди в подъезде резко сошли на нет. После ещё нескольких взрывов союзники пошли на штурм. Но атака в очередной раз захлебнулась под плотным огнём "Вершителей".
   Требовалось срочно предпринять что-то, что могло облегчить задачу пробивающихся наверх сталкеров. Прокручивая возможные варианты дальнейших действий, Максим вспомнил, что видел в одной из комнат мотки крепкой верёвки. И тут в его голову пришла внезапная идея, которой он незамедлительно поделился с Устиновым. Пока Рекс и раненый спецназовец поливали очередями проём третьего этажа, не давая "Вершителям" высунуться наружу, майор с подчинённым, уже успевшим прийти в себя, со всех ног рванули по коридору. Через несколько минут оба спеца были обвязаны верёвками и разбежались по комнатам, находящимся с обеих сторон лестницы. Рекс, метнувший гранату на площадку третьего этажа, после взрыва оставил раненого вести огонь в одиночку и метнулся за верёвкой для себя. Спецназовец кивнул, пододвинул ближе запасные магазины и продолжил одиночную стрельбу вниз.
   Пробегая по коридору Максим заметил, что Микола Пух уже сидит, прислонившись к стене, и вместе с напарником провожает его взглядом. Подняв большой палец руки вверх, Макс пронёсся мимо. Сзади услышал хриплый голос Миколы.
   - Помоги им, Витя!
   По звуку топающих ног стало ясно, что монолитовец побежал на помощь раненому спецу. Вскоре от лестницы послышались звуки двух стреляющих автоматов. Схватив верёвку, Максим ринулся обратно. В этот раз Пух уже сам показал ему, что с ним всё в порядке. Кивнув тому в ответ, Рекс добежал до конца коридора, свернул в угловую комнату и, привязав конец верёвки к батарее, находящейся под оконным проёмом, выбросил другой на улицу. Повесил под мышку автомат, взвёл его, проверил запасные магазины и, уцепившись за верёвку покрепче, скользнул по ней вниз.
   Протиснувшись между рамами окна третьего этажа вовнутрь комнаты, огляделся. Здесь никого. Скорее всего, все враги бросились к выходу, на выручку своим, и сгруппировались недалеко от лестницы. Промелькнула мысль, что спецназовцы поступили опрометчиво, решив спускаться в ближайшие к подъезду комнаты. На них мог сосредоточиться почти весь огонь "Вершителей", находящихся на этом этаже.
   Выглянув на мгновение наружу и сразу отпрянув обратно, Максим прокрутил в голове запечатлённую картинку. Человек двадцать сгруппировалось у пролёта, поглядывая вниз и наверх. Несколько тел лежало на полу вдоль стен, вероятно для того, чтобы не мешали движению по коридору. Недалеко от комнаты, где оказался Макс, посреди коридора в кучу были свалены обломки мебели. Она могла стать хорошей защитной преградой для ведения боя. У Рекса ещё оставалось две гранаты. Ими он и решил воспользоваться для уничтожения основной группы, собравшейся на входе. Но первым, с кем следовало разобраться, был контролёр, стоящий позади людей.
   Единственное, что заботило Максима, это - не подставить ненароком под взрывы спецов. Судя по тому, что "Вершители" не оборачивались назад, либо майор с подчинённым ещё не вступили в бой, либо спустились на этаж ниже. Поэтому Макс решился и метнул друг за другом обе гранаты. Одну ближе к контролёру, другую в самую гущу врагов. После этого залёг за спасительной кучей мебели. Оба взрыва прогремели почти одновременно. Резко выглянув и пытаясь рассмотреть результат своих действий, сквозь дым успел заметить, что большая часть "Вершителей" была разбросана по коридору, а контролёра откинуло прямо к куче, за которой прятался Макс. Противник ещё не успел опомниться и понять откуда прилетели гранаты, а Рекс уже припечатал очередью тело псионика к полу, затем перевёл огонь в сторону копошащихся врагов.
   Только теперь "Вершители" сообразили, откуда появился новый противник, и открыли беспорядочную стрельбу в сторону Максима. Создалось довольно скверное положение, грозящее ему гибелью. Оказалось, что большая часть сектантов скрывалась в боковых комнатах. Всей шарашкиной конторой решили они расправиться с возникшим за их спинами сталкером. Пули веером ложились в непосредственной близости от Макса. Некоторые, пробив часть мебели, прошли совсем рядом с головой, даже воздушной волной обдало лицо. Всё, конец... Внезапно стрельба в его сторону прекратилась. Остаток врагов скосили очереди из боковых комнат. На выручку Рексу пришли спецназовцы. И тут до него дошло. Скорее всего, спецы не проявили себя выстрелами потому, что вступили в рукопашную с противником, оказавшимся на тот момент в этих комнатах. Выглянув наружу и никого из врагов не увидев в вертикальном положении, Максим вскочил и побежал осматривать боковые помещения, находящиеся ближе к нему.
   В одном из них он и столкнулся лоб в лоб с ещё одним контролёром. Не обращая внимания на громкоголосье, раздавшееся в мозгах, взял автомат в обе руки и, уклоняясь от когтистых лап монстра, въехал тому со всей мочи по голове автоматом. Удар оказался настолько сильным, что приклад почти не встретил на своём пути препятствия и с мягким хрустом вошёл в череп твари на уровне переносицы. Брызнувшая на Максима, почти чёрная кровь веером прошла по комнате, когда контролёр, истошно заорав, стал вращаться от боли вокруг своей оси. Подняв ствол автомата на уровень головы зверя, Макс парой выстрелов довершил начатое. "Интересно, сколько ещё подобных монстров имеется у банды в наличии?" - мелькнуло в голове. Но на раздумья времени не было, и Максим побежал дальше. В других комнатах больше никого не оказалось.
   Недалеко от лестницы Рекс столкнулся с Устиновым. Голова и плечи майора оказались полностью залиты кровью. Макс хотел оказать ему помощь, но тот лишь отмахнулся.
   - Не моя! - и, пошатываясь, побрёл в другую сторону коридора. Потом внезапно остановился, увидев, что его подчинённый выбегает из помещения на дальнем конце. Стало ясно, что они втроём положили на этом этаже всех врагов.
   Внизу стрельба тоже стихла, на лестнице появились сталкеры, тащившие наверх насколько ящиков. Максим сел на пол, прямо между телами "Вершителей" и кровяными лужами. Сил почти не осталось совсем, сердце колотилось так, словно пыталось вырваться из груди. Поднимающийся по лестнице Никотин вопросительно кивнул головой, рука его была перевязана. Максим еле смог выговорить.
   - Верхние этажи свободны. Несите всё на четвёртый, где кабинет этого... "Великого". Там разберёмся.
   Мимо Рекса спецназовец и свободовец Чирок провели обессиленного Устинова, поддерживая его под мышки. Голубь с одним из сталкеров помогли Максу подняться на ноги и повели его наверх.

***

   В комнате бывшего главаря собрались все выжившие в прошедшей бойне. Максим обвёл взглядом собравшихся. В живых осталось чуть больше половины. Двадцать девять человек. Учитывая сложность ночного боя и превосходящее количество противника, это было очень даже ничего. Бегло просмотрев вместе с Устиновым содержимое ноутбука, Максим присвистнул, покачал головой из стороны в сторону, а затем начал речь.
   - Мужики, с нами Зона. Мы совершили почти невозможное. Но это ещё не всё. Судя по хранящимся здесь данным, общее количество группировки составляет почти четыре сотни человек и десятки монстров, обладающих пси-способностями. Не говоря об обычных кровососах, бюрерах и прочей нечисти. По примерному подсчёту мы с вами уничтожили порядка полутора сотен человек и несколько монстров. Основные силы разбросаны по территории нескольких кварталов, находящихся в округе. Противник силён и коварен. Произойти может всё, что угодно. Особенно внимательно посматривайте друг на дружку. Может так получиться, что, попав под воздействие контролёров, кто-нибудь из вас начнёт воевать против своих. Постарайтесь в этом случае свалить соседа и связать его. Берегите друг друга. Лучше было бы, если бы мы все остались в живых. "Вершители" уже наверняка подтягивают силы ближе к нам. Бой точно будет не из лёгких. Разберите "ночники" из ящиков и по комплекту элементов питания к ним, а так же гарнитуры для связи, частоту выставьте на цифре 88. У меня всё. Распределением огневых точек займётся Никотин, разведыванием обстановки - группа спецназа.
   Устинов, бесцеремонно выбросивший тело бывшего главаря в окно, кивнул. Спецы, взявшие из ящика по "ночнику" и пополнившие боеприпасы, почти бесшумно выскользнули за дверь.
   - Голубь и Чирок со своими ребятами занимают огневые позиции с пулемётами и гранатомётами на крыше здания, - перехватил инициативу Никотин. - Снайпера занимают позиции в окнах этого этажа. Пух, ты как, живой? - монолитовец кивнул, отдавая Максиму "Джокер". - Ты с напарником переносишь в фойе станинный гранатомет "АГС", а вы вдвоём, - Никотин указал на двух сталкеров, держащихся особняком, - поможете им с переносом боеприпасов из арсенала. Забирайте всё, времени на поднос в дальнейшем может не быть. Затем останетесь там же, прикрывая огневую точку из автоматов.
   Голос, вышедшего в коридор Никотина, постепенно удалялся. Максим сел, перевёл дух и вышел на связь.
   - Мэр, я Рекс, как вы там?
   - У вас там настоящая война шла, грохот был на полгорода. Рад слышать тебя. Значит живой. Сколько вас?
   - Чуть больше половины осталось. Ваши все, слава богу и Зоне, живы. Занимаем оборону. По данным из компа хозяина, противника осталось ещё около трёх сотен, не считая зверья.
   - Фью! Плохо. Что решили?
   - Держаться до утра, а там будет видно. Выбор невелик. Они нам всё равно сейчас не дадут вырваться на свободу. Слишком много знаем. Алекс со своими ушёл на рекогносцировку. Лишь бы опять не попали под влияние псиоников.
   - Держитесь. Мы позже поближе подберёмся. Думаю, что оглядываться им будет некогда. Самое святое в ваших руках, будут рвать и метать. Пощёлкаем малость с тыла.
   - Я понял. Хочу спросить только об одном... Не мог же предусмотрительный полковник просто так отправить нас на бойню. Должен у него ещё быть запасной вариант. Не поверю в обратное. Колись, Серёга, дай поверить, что существует "хеппи энд".
   - Да-а! Не зря он принял такое решение - привлечь к делу тебя. Теперь я понимаю, что Синдикат был просто обречён, когда начал охотиться за тобой. Голова у тебя варит на полную катушку. Всему успеваешь уделить внимание. Конечно, есть вариант. Но он рассчитан на более позднее время. Для противника должен быть неожиданностью. Расчёт прошёл на полное уничтожение всей группировки. А ваша задача, оттянув на себя их силы, собрать всех в кучу.
   - Не многим порадовал, но и на этом спасибо. Скажу одно: вы заинтересованы в моей сохранности, ведь у меня комп главаря, а это так необходимая для вас информация, чтобы потянуть за ниточки, ведущие наверх. Я даже видел пару очень знакомых всем фамилий. Так что, если есть возможность, свяжись с командиром и попробуй договориться о скорейшей подмоге.
   - Намек понял, Рекс, - Мэр хохотнул. - Командир точно с тобой не прогадал. Ты поройся получше в своём прошлом, может правда, когда в наших рядах был? Голова! Я попытаюсь.
   - Тогда до связи, с нами Зона! - Максим отключил гарнитуру, закурил и, чертыхнувшись, сплюнул. То, что его послали в мясорубку - факт.
   В этот момент от тягостных мыслей Макса отвлёк вбежавший в комнату Устинов.
   - Рекс, зомбари стеной прут, уже за квартал отсюда. Позади монстров тьма, а за ними стрелки. Взяли практически в кольцо. Похоже на то, что всех ведут контролёры.
   - Я понял, Алекс, все уже на позициях. Только на связь выходил Мэр и привет передавал. Боюсь, что придётся нам очень туго. Пришлось малость пошантажировать. Жить-то хочется, - Макс невесело усмехнулся. Устинов кивнул в ответ. - У них есть ещё один вариант, но сказали, что помогут позже. Семашко далеко не дурак, понимает, что сохранение вот этого, - Рекс кивнул на ноутбук, - важнее всего. Думаю, всем нам умереть не дадут. Очень хочется в это верить.
   Поднявшись с дивана, Максим закрыл компьютер и снова убрал его подальше, чтобы ненароком не повредить в горячке боя. Подошёл к ящику, взял защитный шлем для себя, прихватил побольше боеприпасов к автомату и пистолету. Среди трупов он случайно нашёл свой "Десерт" чуть ранее. Патронами к нему забил все свободные карманы, зная, что ближний бой с мутантами и зомби наверняка неизбежен.
   - Ну что, пойдём, повеселимся, что-ли?
   - Охренеть, веселье! - спец нервно хохотнул. - Но мы знали, на что шли. Так что вперёд!
   Вид с крыши был великолепен. Если не считать усиленного в ночной тишине ворчания множества глоток зомби и рёва сотен монстров, идущих в атаку. Противник рассчитал правильно. Отбивая волну тварей и нежити, сталкеры обозначат свои позиции. Тогда идущим позади людям будет проще вести огонь по защищающимся. Не зная, с чего начать, Макс на первых порах растерялся. Ему всегда было удобно продумывать на несколько ходов вперёд свои действия, а вот с командованием другими людьми возникли сложности. Не его это было, не его. Но он очень сильно верил в своих помощников. Устинов за плечами имел богатый боевой опыт. Никотин обладал очень хорошими командирскими качествами. Немалый опыт был и у Голубя, причём армейский. Очень хотелось верить, что дело выгорит хоть ненамного.
   Но пугающие цифры говорили об обратном. Полтыщи голов противника, из которых сотня нежити, - это очень много даже для самых бывалых. Это больше мотострелкового батальона. Нам бы... И тут его осенило. Вот что он видел на третьем этаже! Огнемёты! Максим сразу поделился мыслями с Устиновым. Не успел он ещё озвучить мысль до конца, как подчинённые майора сорвались с места. А Никотин послал в арсенал четверых из группы Голубя и Чирка за бочками с напалмом. Он сразу уловил суть идеи Макса. Огнемёты выжгут большую часть нежити и монстров, горящий напалм осветит территорию, а поднимающийся кверху черный дым от него закроет от противника огневые точки защитников. Правда, в этом случае огонь по врагу придётся вести почти в упор. Но часть задачи при этом будет решена практически без потерь! Устинов хлопнул Макса по плечу.
   - Молодец, правильно мыслишь. Быть тебе хорошим стратегом!
   - Да ладно, сглазишь ещё! Загоржусь - узнавать перестану.
   Майор захохотал и побежал помогать своим ребятам.
   - Думаю, установим их на третьем этаже, со всех четырех сторон, да как жахнем! И чтоб одни головёшки! - Никотин опять смолил сигарету.
   - Хотелось бы. Наверное, они и держали огнемёты на третьем этаже именно для этого. А ты бы пока, вопреки своему прозвищу, не курил, - Максим оторвал взгляд от окружающей местности и строго посмотрел на товарища.
   - Чё так вдруг? - Никотин опешил.
   - Огонёк сигареты в ночном прицеле хорошо виден - это старая военная наука.
   Никотин чертыхнулся и быстро затоптал окурок.
   - Блин, не подумал даже. Спасибо, что напомнил. Ладно, пойду - посты проверю.
   - Погоди, у тебя же гарнитура есть!
   - Точно! Вот нелегко быть маршалом. Пока всех обзвонишь, от ушей только дырки в голове останутся! - приятель хохотнул и тут же, отойдя от Максима к краю крыши начал опрос постов об окружающей обстановке.
   Вернувшийся Устинов, доложил, что огнемёты установлены. За двумя он посадил своих парней, один на себя взял Чирок, за четвертым Голубь оставил одного из долговцев. Максим встрепенулся и повернулся к майору.
   - Не обижайся, Алекс, на меня за погибшего парня. Сам знаешь, что война не жалеет никого. А жить хочется всем. У меня не оставалось выбора. Да и кто бы лучше вас с этим делом справился? Мне, правда, жаль.
   - Перестань, Рекс, я уже перегорел, да и Мэр кое-что объяснил. Ведь могло случиться так, что полегло бы больше народу. Зачистку ведь действительно хотели сделать. Вот нарвались бы! А благодаря тебе уже были готовы к бою. Так что - в расчёте. Более того, мы тебе, наверное, ещё должны остались, - тут Устинов осёкся, поняв, что сказал лишнее. Но Максим рассмеялся.
   - Как ты там говоришь? Не дурнее табуретки! Сам уже всё понял, так что не вини себя за излишнюю откровенность. Мне просто по-человечески неудобно и очень жаль, что так всё получилось.
   - Всё, проехали, если живы останемся, с меня магарыч. Откажешься, точно обижусь! Пойду своим помогать, сейчас уже попрут. Огнемёты - это хорошо, заряжать только долго, много рук надо. Мои точно не помешают. С нами Зона!
   - Ещё посмотрим, кто кого перепьёт! С нами Зона!
   Максим посмотрел через тепловизор шлема на округу, откуда всё ближе раздавался многоголосый шум. Затем, не мешкая, побежал вниз, проверить Пуха с напарниками. Те находились на самой ближней к противнику и из-за этого уязвимой позиции. Стоило поддержать парней.
   Спустившись в фойе, Макс не узнал его. За столь короткое время вид помещения рачительно изменился. Вспомнилось, как он проследовал через него впервые. Везде царил порядок, чистыми были даже пол и стены. А сейчас, когда оконные и дверные проёмы были забаррикадированы различными, первыми попавшимися под руки предметами, помещение напоминало мусорную свалку. Пол сплошь был устлан лентами для "АГСа", которые заряжались всей командой без устали. Кучи хлама по углам и разнесённые после недавнего боя за этажи здания стены. Почти ничто не напоминало о царившем здесь ранее порядке.
   Максим вклинился в работу, раскупоривая ящики с гранатами и отбрасывая в сторону ненужную уже упаковку. И тут до него дошло, что он не проверил ещё чердачное помещение. Когда пробегал через него, тепловизор на шлеме был ещё включен. Внезапно в памяти всплыло, что боковое зрение в тот момент выхватило из темноты непонятное сооружение. Смутная догадка пробежала по головному мозгу, резко повысив боевой настрой. А ведь это было бы совсем неплохим подспорьем в ведении оборонительной войны! Решив не откладывать дела в долгий ящик, Рекс уже на бегу посоветовал защитникам фойе не задерживаться на этой позиции в случае опасного положения, а сразу отступать наверх. Сам же стремительно понёсся проверить догадку. По пути связался с Устиновым и поделился мыслями с ним. На чердаке они оказались практически одновременно.
   То, о чём с затаённой надеждой думал Максим, фактически оказалось полноценной правдой. Спаренные стволы малокалиберной зенитной пушки выглядывали из-под чехла.
   - Мать моя, женщина! - Устинов смотрел на "спарку" во все глаза. - Рекс, ты определённо везунчик! Этим орудием мы размолотим в пыль даже кавалерийский полк! Крепко здесь засели эти твари, всерьёз и надолго решили обосноваться, явно, - майор оглянулся и чуть не потерял дар речи. - А-а-а! - не договорив, понял, что Максим уже смотрит в ту же сторону.
   На другом конце чердака стояла точно такая же "спарка". Причём бойницы для орудий были сделаны таким образом, чтобы каждое могло простреливать как можно более широкий периметр. Осмотрев всё вокруг, Макс понял, что боеприпасов для орудий предостаточно, и всё устроено таким образом, что перезарядка требуется только несколько раз.
   - Ну что, эту позицию займём сами?
   - Зачем же? Сюда сами ещё успеем, а вот с крыши, где мужики остаются на виду и незащищёнными, предлагаю пока всех убрать и разместить именно здесь.
   - Точно, так и поступим. А из орудий начнём стрелять в самый неожиданный для противника момент. Вот уж пыл-то его поубавим!
   На том и порешили. Удивлению Голубя не было предела. По его словам, в армии он был зенитчиком, и управляться с этими монстрами умел хорошо. С помощью Устинова Голубь наскоро объяснил напарникам принцип работы с орудиями и только успел расставить расчёты по местам, как внезапно началось.
   В ушах стоял такой шум от завываний, рычаний, бормотаний и ещё, чёрт его знает, чего, что казалось, будто этот гомон издают сами остатки окружающих зданий. В нескольких десятках метров от общежития появилась первая волна противника. Зомби действительно шли плотной стеной. Сразу за ними двигался весь разношерстный мир порождений Зоны. От крыс и тушканов, до кровососов, бюреров и даже псевдо-гигантов. Между ногами и лапами тварей, местами едва заметные, змеились какие-то червеподобные исчадия. Максим даже подумал о том, что в столь тесном строю этих червяков-переростков могут просто затоптать. Усмехнулся - ещё не хватало о разных тварях заботу проявлять, когда люди гибнут пачками. Но таков человек, при всей своей злой сущности, всегда находит место для добра, проявляя заботу о "братьях меньших". Быть может это совсем не их вина, что кто-то, являющийся производным от "гомо сапиенс" ведёт их силой пси-воли навстречу предстоящей бойне. Они - животные, у них почти всё основано на рефлексах, а за их спинами прячутся как раз те, которые в той или иной степени имеют собственный, данный природой или Зоной разум.
   За три десятка метров у одного из огнемётчиков не выдержали нервы. Струя напалма, слегка не долетев до первой шеренги нежити, яркой полосой расчертила двор, не принеся противнику поначалу ощутимого урона. Уже позже, когда зомби начали проходить через огонь, стало понятно, что он тоже здорово задержит монстров. Вступившая в горящий напалм нежить, факелами вспыхивала в ночи и, пройдя несколько метров, догорая, падала на землю. При этом защитникам гораздо лучше стало видно округу.
   Остальные огнемётчики, выждав ещё немного, пустили струи своих устройств гораздо прицельней, захватив даже второй эшелон монстров. Вот тут действительно началась свистопляска. Визг горящих животных перешёл все допустимые человеческому слуху пределы. Барабанные перепонки закладывало, как при перепаде давления, и фонило высокими нотами до потемнения в глазах. Но защитники старались на это не обращать внимание, радуясь тому, что пока потери несла только одна противоборствующая сторона. Лежащий на краю крыши Максим сплюнул в сторону - не сглазить бы. При этом чуть не попал в находящегося рядом Никотина. Хотел извиниться, не желая обидеть приятеля и увидел, что глаза того горели садистским блеском. А может, это просто показалось, и так отражается в зрачках горящий напалм? Кто знает... Немногим удавалось лицезреть подобное. Сгорающие заживо - картина не для слабонервных.
   Огнемётчики произвели перезарядку и повторили фейерверк. В данный момент здание общежития было полностью окружено огненным валом. А прорвавшихся монстров из "АГСа" добивал Пух со своими помощниками. Те твари, которые сумели не пропасть в огне, теперь разрывались на куски метко ложащимися между ними гранатами. В гарнитуре Макса раздалось шипение, и голос Устинова доложил.
   - Огнесмеси осталось ещё на пару залпов.
   - Я понял, Алекс, первая и вторая волна отходят. Возможно, для перегруппировки. От авангарда почти ничего не осталось, от второй - примерно две трети. Людей не видно. Молодцы! Дали жару! Меняйте позиции, и пусть парни пока передохнут.
   - Шашлычком пахнет как! - раздался в наушнике голос Чирка.
   Тут только Максим понял, что все они не ели уже более суток, как минимум, и решил озадачить находящегося пока не у дела Голубя.
   - Голубок, слышь меня?
   - Для тебя, Рекс, что угодно!
   - Я кроме шуток. У меня идея. Самый свободный пока - ты с парнями. Сделай красиво для всех! Там в подвале...
   - Ты про пожрать что-ли?
   - Ну, да!
   - Я понял, командир! Этот Чирок вечно со своим юмором не туда лезет, поспать спокойно не дал, - в гарнитуре раздался хохот. - Ты когда-нибудь видел того, кто, услышав о шашлыке, не стал бы пускать слюни, хотя бы тихо и в себя?
   В этот раз засмеялись все. Отовсюду посыпались реплики в тон, начатому Голубем разговору.
   - Вы хоть донесите немного, а то я в армии, когда посылку первую получил - до казармы донёс только ящик!
   - Да я такой голодный, что и ящиком бы закусил...
   - Не донесёт - мы ему быстро голубятню разворотим!
   - Фрикаделек хочется! И чтоб с рисом...
   - Ага! И водки чуть-чуть. Литров восемь, много не просим.
   - И абсентику посмаковать...
   - От, кто о чём, а голый про баню! Алкаши!
   - Так ведь не корысти ради, а токмо ради вывода, так сказать, радионуклидов!
   - Да успокойтесь Вы! Вот мы с парнями уже в подвале, сейчас разнесём эти коробушки по всем, хоть захавайтесь! Всё равно халява...
   Внезапно голос Голубя и смех смолкли, а внизу раздались автоматные очереди. Тут Максима осенило - подвал! Он совсем забыл про соединение подвалов зданий между собой! Вот почему монстры начали отходить! Управляющие ими люди или контролёры явно продумали этот вариант. И теперь противник рвётся захватить здание снизу. Повернувшийся в сторону Никотина Макс не нашёл уже его на прежнем месте. Тот, от природы не обиженный моментальной соображалкой, грохоча бронированными ботинками уже, несся со всех ног вниз по лестнице.
   - Алекс! - решение Максима созрело в один миг.
   - Я уже двигаюсь туда с огнемётом!
   - Пух! Как там у тебя дела?
   - Нормально. Мужики из подвала вышли, Голубь ранен, один из его ребят погиб. Мы прикрываем.
   - Вот, чёрт, совсем не подумал про это направление!
   - Не вини себя, кроме твоей головы тут ещё двадцать семь..., осталось. - голос принадлежал Голубю. - Ещё хорошо, что догадался нас туда вовремя послать. Спасибо Чирку, напомнил. Мы тебе, Чирок, теперь погонялу дадим, или Желудок, или Голод. Выбирай.
   - Спасибо за предложение, мне и моей кликухи хватит.
   - У меня при виде тебя теперь всегда слюни будут идти, - не унимался Голубь.
   - Вот кто бы сказал, что вы, долговцы, тоже чувство юмора имеете, ни в жизнь бы против вас воевать не пошёл!
   - Ещё не поздно эту войну закончить. Я вот с ребятами, перед тем, как вас встретил, а потом сюда вместе с вами же попал, уже с месяц на вольных хлебах был. Мы просто ещё форму поменять не успели. А вы, не разобравшись, сразу палить по нам взялись.
   - Забыто, Голубь. Я теперь в "Свободе" со своими парнями точно не останусь. А против вас, мужики (обращаюсь ко всем, кто слышит), если живы останемся, ни в жизнь больше войной не пойду. Я за вас свою теперь готов положить без остатка, клянусь!
   В гарнитуре раздался хор голосов: - Клянусь! - но обстановка не располагала к лирике, потому что внизу разгорелся настоящий бой. Сначала коридор подвала забрасывал гранатами Пух. Затем подоспели огнемётчики. Всё осложнялось тем, что после обработки помещения горящим напалмом видимость от едкого дыма пришла к абсолютному нулю.
   Тогда сделали проще. Залили напалмом весь коридор, включая вход в канализацию, по которой к дому подобрались твари, потом закрыли подвал наглухо и забаррикадировали дверь, закидав её доверху самым тяжеленным хламом, который только смогли найти в здании. Образовавшаяся куча могла теперь сдвинуться только танком, да и то вряд ли. Но Пуху и его команде всё же посоветовали посматривать за тылами. А в усиление им оставили спецназовца с огнемётом, в котором ещё оставалась половина заряда, и в придачу к огнемёту - один пулемёт.
   До рассвета оставалось два часа, но изменений в переходе от ночи ко дню ещё совсем не было видно. Небо было плотно затянуто мрачными низкими иссиня-чёрными тучами, из которых беспрестанно лил дождь. Ещё хорошо, что напалм имеет свойство продолжать гореть даже в сырости, иначе огненное кольцо вокруг дома давно бы потухло. Но напалм тоже не вечен. В огненном круге уже проглядывало немало прорех, на фоне земли выглядевших поистине чёрными пятнами.
   Противник, лишившийся преимущества внезапного нападения с тыла, перегруппировал свои ряды и вновь двинулся на штурм. Завывания зверья и нежити возобновились с новой силой. В тепловизоре чётко просматривались контуры серых теней зомби на фоне тепловых пятен монстров. Тактику защиты от первой волны решили повторить. Всем было ясно, что другого варианта у сталкеров просто не было. И снова повторилась картина горящих и падающих тел, прыгающих через завесу огня мутантов, десятками гибнущих от разрывов гранат "АГСа". Остальные защитники ничем не выдавали своего присутствия. Так продолжалось около получаса. Ещё полчаса ушло на то, чтобы до конца прогорел на земле последний напалм. Всем стало ясно, что относительное спокойствие кончилось.
   Радовало одно: от животного мира противника осталась малая толика. Территория вокруг дома была сплошь усеяна телами всевозможного зверья. Теперь враг должен был пустить в дело людскую силу. А это грозило страшными последствиями. Более трехсот против менее тридцати. Большой перевес сил в предстоящем противостоянии. Но защитникам не оставалось ничего другого. Либо погибнуть, либо стать победителями, в чём Максим про себя очень сомневался. Ставка - один к десяти его не совсем устраивала. Внезапно заныло под ложечкой, ухнуло в районе груди сильным сердцебиением, и резко потеплело в месте нахождения амулета. Надежда оставалась, она всегда умирает последней. Дай Зона, чтобы не умерла окончательно! Да ещё давящие на разумы людей, находящиеся за их спинами контролёры. Это означало, что люди, имеющие разум, толкающий их к уклонению от возможной гибели и инстинкту самосохранения, в данный момент всего этого были лишены. А значит, будут до последнего стремиться взять "цитадель" хоть голыми руками, умирая под огнём немногочисленных защитников. Вывод напрашивался сам собой. Максим переключился на другую гарнитуру.
   - Мэр, я Рекс. У нас проблемы. Надо вычислить контролёров и попытаться убрать, как можно больше. Они сейчас поведут на нас людей...
   - Слышу тебя. О твоих проблемах уже догадался. Частично приступил к выполнению, но, сам знаешь, насколько трудно искать их среди развалин. "Джокеры", конечно, хорошая вещь, неплохо защищающая от псиоников, но это когда имеешь дело с одним или двумя. А тут, если сворой навалятся, толку от нашей помощи будет мало. Ещё и сами сгинем, а то, не дай бог и Зона, против вас пойдём под воздействием этих головастиков. Как вы там?
   - Пока потеряли лишь одного, да есть пара раненых, дальше будет хуже. Они через подвал хотели прорваться, так еле успели отбиться. Вовремя спохватились, а то, может быть, уже бы с тобой не разговаривали. С минуты на минуту ломанутся сами "Вершители", вы уж помогите, чем можете...
   - Я понял, Рекс, сделаем, что в наших силах. До связи.
   Рядом с Максимом на краю крыши примостился Устинов и сказал коротко.
   - Идут.
   Это было видно и без напоминаний. В развалинах домов, находящихся напротив и среди обильно разросшихся кустарника и деревьев замелькали фигуры людей и зверья, отчётливо видимые в тепловизоре. Плохо, что большинство защитников были снабжены простыми "ночниками". В этом случае меньше шансов на точную стрельбу.
   После того, как отработавшие своё огнемёты, стали не нужны, их расчёты пришлось перебросить на пулемёты и гранатомёты. Снайперы в здании были вооружены бесшумными "Валами", поэтому Максим не сильно беспокоился об их обнаружении противником, но приказ о постоянной передислокации всё же отдал. Спецы тоже занялись своей привычной работой, успев уже проредить ряды противника на пару десятков человек. "Вершители" ещё не опомнились, поэтому ответного огня пока не вели. Молчали и остальные сталкеры, находящиеся в здании, до последнего момента пытаясь не выдавать места своих огневых точек.
   Рябящая перед глазами катавасия тепловых пятен могла привести в ужас любого неопытного человека. В голове Максима промелькнула мысль: "Какие всё же цели преследовали "Вершители" в "своём благородном деле"? Что хотели они от своей "веры"? Чему так маниакально поклонялись?" Впрочем, ответы на большинство вопросов наверняка таились в ноутбуке главаря. С другой стороны, на территории Зоны находилось такое количество различных сектоподобных группировок, что Максим не удивился бы, узнав, что большинство главарей, в основе, оказывается, поклоняется лишь жажде наживы, благодаря задурманиванию голов своей паствы. Поэтому, в данный момент, мысли о целях "Вершителей" попытался откинуть прочь. Ясно одно: сейчас их целью были жизни оставшихся в здании двадцати восьми сталкеров. И это остро входило в разрез с идеологией самих защитников. Они хотели жить, и жить, вопреки почти безысходному положению. Поэтому были готовы к тому, чтобы уйти в мир иной за как можно большую цену.
   Волна атакующих подбиралась всё ближе. Первыми не выдержали те, кто оборонял правую сторону фасада здания. Застрекотал пулемёт, из окон к рядам противника метнулось несколько осколочных гранат. Но ответный выстрел из гранатомёта, поставил если не точку, то жирную запятую в стремлении защитников, уничтожить как можно больше врагов, точно. Один свободовец и вольный сталкер погибли мгновенно. Спецназовец, меняющий место своей дислокации и по случайности оказавшийся рядом, был тяжело ранен. Устинов, слабо верящий в то, что даже "Джокер" способен помочь в восстановлении здоровья его подчинённого, всё равно повесил артефакт парню на шею. "Двадцать пять с четвертью", - мысленно прокомментировал Максим и вздохнул. Отряд защитников постепенно уменьшался.
   В этот момент атака врага достигла своей верхней точки. Кольцо цепи подобралось уже настолько близко, что стрелять начали отовсюду и изо всего, что только можно. Рекс с Никотином решили, что пора выдвинуть в споре за место под солнцем главный аргумент. Голубь, с нетерпением потирающий руки в бездействии, дал своей сборной группе команду на открытие огня. Веер трасс скорострельных зенитных орудий буквально скосил ряды атакующих, превратив их в мельчайшую пыль. Максим откуда-то знал, что зенитные снаряды имеют разрывные свойства и устроены так, что если в небе не встречают преграды, через определённое время просто самоуничтожаются. Следовательно, при попадании в препятствия на своём пути, они разрываются, нанося более ощутимый урон. По зенитчикам начали стрелять от развалин одного из домов, находящихся напротив общежития. Голубь перевёл огонь орудия на это здание. Развалины превратились просто в большую кучу обломков. Мощь зенитных орудий воодушевила сталкеров, с новой силой начавших оборонительную стрельбу.
   Очередная атака сошла на нет. Противник, зализывая раны, откатился обратно. Никотин начал перекличку. Не отозвались ещё трое. Одним из них оказался напарник Пуха. Жалко парня, так и не узнают родители, что после собственных похорон он ещё какое-то время был жив. Все трое погибли в фойе, самом малозащищённом месте здания, поэтому Максим принял решение - перенести "АГС" на второй этаж. Стрелять оттуда было не так удобно, но гораздо безопаснее. "Двадцать два с...половиной", - удивлённо глядя на тяжелораненого спеца, подсчитал Макс. Парень заметно шёл на поправку.
   Свой "Джокер" он отдал долговцам, среди них двое были легко ранены. Никотин, в руках которого был третий артефакт, повесил его на шею Пуха. Здоровяк, после того, как его оружие и боеприпасы подняли наверх, упал возле станины без памяти. Оказывается, тоже был сильно изранен осколками, но всё это время молчал. Максим плеснул ему в рот из своей "особой" фляжки, тот открыл глаза, выхватил флягу и наполовину опорожнил её одним глотком, сказав при этом.
   - Чё раньше не говорили о такой вкуснятине? Я бы только из-за неё!
   Все, находящиеся рядом, захохотали. Значит, жив будет! Пух сразу приступил к обустройству своей новой огневой точки. Его басовитый голос подбадривал сталкеров, помогающих правильно установить гранатомёт. Те в свою очередь беспрекословно выполняли все команды здоровяка.
   Рекс с Никотином вновь оказались на крыше, прикидывая примерный урон, нанесённый защитниками атакующим. Размеры ущерба впечатляли. Что-то около сотни человек потерял противник в прошлой атаке. В головах затаилась надежда на счастливый исход. И в этот момент со стороны бокового здания был произведён выстрел из "РПГ". Гранатомётчик "Вершителей", по всей вероятности, долго целился и попал точно в бойницу одного из зенитных орудий. Этого никто не ожидал. Максима и, уже пытающегося встать, Никотина отбросило от края крыши взрывной волной, усиленной взорвавшимися зенитными боеприпасами, в стороны. Какое-то время они приходили в себя, затем со стонами вскочили на ноги и побежали на чердак.
   В это время Пух запустил очередь "АГСа" в сторону огневой точки гранатометчика. Взрывы гранат разметали остатки помещений на несколько десятков метров от остова дома. Но было поздно. Чердак представлял собой жалкое зрелище, внутри помещения царил полный хаос. Орудие, в которое попала граната от "РПГ", стрелять больше не могло. Но это было ещё полбеды. Четверо сталкеров, находящихся рядом с орудием, погибли мгновенно. Одним из них был Голубь. Расчёт второго орудия был изранен разлетевшимися осколками и окатышем, толстым слоем рассыпанным по полу чердака. Дело приняло очень серьёзный оборот. Тем более, что боеприпасов к "АГСу" у Пуха оставалось всё меньше.
   Максим решил срочно собрать всех на совет. На позициях остались только снайпера.
   - Что будем делать, мужики? Нас всё меньше, а "Вершители" с каждой минутой придумывают всё новые каверзы.
   - Да раздолбать их к чёртовой бабушке со всех стволов, а не церемониться! - в запале закричал Чирок.
   - Погодь, не кипиши, - решил вставить своё слово Пух, - тут есть одна идейка. Выстоять нам всё равно, похоже, до победного конца не удастся. Они по подвалам к нам хотели пробраться, но не смогли. Так, может, вы попробуете подвалами уйти?
   - Почему это "вы"? - Чирок не понял смысла, сказанного Пухом.
   - Да потому, чудик, что я останусь вас прикрывать!
   - Тогда я тоже останусь!
   В это время у Максима сработала минигарнитура связи с Завгородним. Макс, вслушиваясь, поднял в предупреждении руку. Все замолчали.
   - Рекс, это Мэр. Мы попытались поработать по контролёрам, убрали несколько штук, чуть не потеряли половину своей группы. Отошли назад. Их там осталось около десятка. Вам надо продержаться ещё полчаса. Попытайтесь вытянуть их к зданию поплотнее и сразу убирайтесь оттуда. Через час здесь будет работать штурмовая авиация. От этого квадрата не останется ничего. Так что я могу только пожелать вам удачи. До связи, успехов. С вами Зона! - Рекс поднял взгляд, осмотрел всех присутствующих, затем довёл смысл услышанного, заключив напоследок.
   - Никто никого прикрывать не будет. Нас и так осталось очень мало. Так что предлагаю следующее: все занимают свои посты. Команда гранатомётчиков выдвигается на разбор завала в подвал. Будем всем составом пытаться через него прорываться, иначе все здесь и останемся. Они не будут ждать, пока мы отсюда уберёмся. С авиацией шутки плохи. Через тридцать минут, если от меня не поступит команды, все собираются возле подвала.
   На том и порешили. Вытащив из дивана ноутбук, Максим, не желая терять времени, положил его, укутав покрывалом, в свой сидор.
   На улице стало уже заметно светлее. А противник, собравшись с силами, двинулся в очередную психическую атаку. Оборона усложнилась тем, что лицевая сторона здания осталась без прикрытия зенитного орудия. Поэтому основные силы защитников были переброшены именно сюда. Разбором завала Максим решил командовать лично. Сначала открыли дверь и закидали коридор гранатами, только после этого, спустившись вниз, начали обследовать подвал. Напалм не догорел до конца, помешало отсутствие свежего воздуха. Дым в коридоре стоял сплошной стеной. Добравшись до открытого колодца, через который прорывались звери, сталкеры не обнаружили там ничего живого. Лишь обугленные тела монстров, заполнившие почти весь коридор. Дышать было невозможно даже через маску. Максим закашлялся. Но это действительно был единственный шанс на выход из окружения.
   На чердаке раздались очереди орудия. Значит, противник подошёл уже довольно близко. Здание сотрясалось от грохота. Вокруг творилось что-то невообразимое. "АГС" Пуха смолк, вероятно, закончились боеприпасы. Гранатомётчики с "мухами" разбежались по зданию. Вскоре послышалось несколько сильных взрывов. На входе фойе прорисовалось несколько человеческих фигур. Рекс открыл по ним огонь и откатился за наваленную баррикаду. Сверху посыпалась бетонная крошка, отлетающая от стен и потолка. Очереди ложились плотной стеной. Выглянув из-за укрытия с другой стороны, Максим увидел, что около десятка человек пытаются ворваться в здание через вход. Метнув гранату, снова укрылся за препятствием. Ему требовалось задержать противника, иначе путь к отступлению защитников может оказаться перекрытым. Взрыв потряс вход, окончательно выбив остаток дверного косяка из бетонного основания. Тела "Вершителей" раскидало в разные стороны. Прицельно добил ещё шевелящихся, поменял магазин автомата, но в проходе показалась новая волна атакующих, ведущих себя так, словно совершенно ничего не происходило. Сказывалось влияние псиоников. С потерями враг не считался. Перед преградой, за которой прятался Макс, разорвалось несколько гранат. "Хорошо, что до укрытия не добросили", - промелькнула мысль. Разлетевшийся при взрывах мусор и куски мебели, посыпались на голову градом. Но раздумывать было некогда.
   Отряхнувшись и сплюнув в сторону, Рекс вновь высунулся из-за баррикады и полоснул очередью по входу, успев заметить, что напротив него сгруппировалось большое количество врагов. Следовало что-то срочно предпринять, иначе забросают гранатами, и путь к отступлению будет точно отрезан. Тут в поле его зрения попал оставшийся без присмотра огнемёт с остатками заряда. Схватив его, Макс резко сел на колени и выпустил огненную струю, залив ей площадку перед зданием и сам вход. В круге пламени началась пляска пылающих и орущих тел. Атака на вход временно захлебнулась.
   Но это была последняя попытка Макса задержать штурмующих, а в голове уже отчетливо, всё усиливаясь с каждой секундой, проявилось ментальное воздействие своры контролёров. Ждать было больше нельзя. Скоро они догадаются и полезут в окна первого этажа, тогда их точно будет уже не остановить.
   - Все срочно вниз! - подал Рекс команду.
   По лестнице загрохотали ботинки спешащих к нему сталкеров. Пробегавшие мимо него выпускали очереди сквозь бушующее на выходе пламя. Рядом приземлился Устинов. Насчитав около пятнадцати человек, Макс вопросительно кивнул тому головой. Майор развёл руки в стороны, давая понять, что об остальных ему ничего неизвестно.
   Атакующие действительно сильно были подвержены пси-воздействию, поскольку всё это время пытались прорваться сквозь огненную завесу и десятками гибли в пламени горящего напалма. Ждать остальных больше резона не было. Либо были убиты, либо уже попали под влияние контролёров. Максим кивнул Устинову головой в сторону подвала и оба рванули в задымленные недра здания.
   - Всё, парни, ныряем вниз, иначе нам уже ничего не поможет. Первыми спецы и я с Пухом, за нами остальные, замыкают Никотин и группа Чирка!
   Авангард начал скрываться в колодце, Макс боковым зрением заметил, что от группы Чирка осталось только два человека, а рядом с Никотином стоял один новичок.
   Рекс нырнул вслед за Устиновым, сзади него, чуть не придавив своим весом, плюхнулся Пух. Оборачиваться было некогда, продвижение шло ускоренным бегом. Внезапно Максим упёрся в запале в спину стоящего впереди него спеца. Оказалось, что из-за образовавшегося завала, проход был ничтожно узок. Продвигаться по нему можно было только ползком. На преодоление, возникшей на пути преграды, ушло около десяти минут. Чирок, выползший из щели последним, спросил Никотина.
   - А как же здесь зверьё пролезало, если даже мы ползком еле-еле можем протиснуться?
   - Скорее всего, обрушение произошло в результате давки зверья, поэтому они и отказались от попыток пробиваться к нам через подвал. Погоди-ка, - Никотин подошёл к нависающему земляному и кирпичному своду, оглядел, затем, отойдя на несколько метров, дал очередь из автомата. Рухнувшая вниз порода и кирпичи окончательно завалили узкое пространство. - Теперь точно задержатся с погоней по нашим следам.
   Оба устремились вслед за всеми остальными.
   Оказалось, что выход из подземелья был только один, все остальные ответвления канализации были наглухо завалены обрушениями. Подвал соседнего здания, находящегося сбоку от бывшего общежития, кишел остатками животного войска "Вершителей". Вырвавшийся вперёд Пух с пулемётом в руках, от бедра начал выкашивать ряды зверья, бросившегося на людей, и стрелял до того момента, пока лента в коробке, прикрепленной к пулемёту, не закончилась. После этого начали стрелять все остальные.
   В такой ситуации не доверяющий автомату Максим выхватил верный "Десерт" и приступил к прицельной стрельбе по головам монстров. Пух уже перешёл к рукопашной, выбивая из мутантов дух пулемётом, летающим в его руках, как самурайский меч. Зверьё явно опешило от такой наглости. Ошмётки тел летели в разные стороны. Сталкерам пришлось буквально прорубаться сквозь стену живых организмов, пытающихся закусить остатками защитников. Но всё когда-нибудь заканчивается, закончилась, наконец, и эта мясорубка.
   Вырвавшись на простор городских развалин, люди, преследуемые остатками зверья, опрометью бросились в сторону примерного нахождения группы Завгороднего. В головах шумело от воздействия контролёров. Чирок упал, держась за голову, и начал кричать. Макс выхватил из его рук автомат, а Пух, перехватив того за пояс, перекинул брыкающееся тело через плечо и побежал дальше. Замыканию всё ещё приходилось отстреливаться от наседавших сзади тварей. Максим, видя, что Никотин пытается отбить и вытащить из под своры тушканов и слепых псов своего новичка, рванул к нему на помощь. Но изменить ничего не смог, парень явно уже не подавал признаков жизни. Схватив за плечо рвущегося к зверью Никотина, Макс в самое лицо прокричал ему, что уже поздно. Сникший разом сталкер, сослался на то, что хотел хотя бы одного из молодых спасти из этой заварухи. Но потом махнул рукой и побежал вслед за всеми. Плакать и поминать погибших было не ко времени. Пока требовалось спасти собственные жизни.
   Над головами раздался шум реактивных турбин. Самолётов было не видно из-за низкой облачности. Максим даже успел задать себе вопрос о том, как лётчики смогут попасть вслепую по цели, но, решив не загружать голову ненужными мыслями, побежал дальше. Внезапно земля под ногами подпрыгнула, затем потерялась где-то далеко внизу, а потом стремительно ринулась навстречу всем бегущим. Прокатившись кубарем по мусору и различному хламу, Чирок попытался снова вскочить на ноги, но Устинов резким движением руки удержал его в горизонтальном положении. Буквально через мгновения по лежащим на земле людям хлестнула ударная волна от взрывов авиабомб. Вокруг начали валиться обломки камней и горящего мусора. Максим пытался высмотреть падающие куски, чтобы не погибнуть на последнем этапе ночной вакханалии от случайно попавшего по голове тяжёлого предмета. Оседающая вокруг туча пыли закрыла собой начинающее светлеть небо. Всё заволокла собой взметнувшаяся в воздух серая пылевая смесь. Монстров больше не было видно, а пси-давление исчезло без следа. Люди поднялись и побрели, поддерживая друг друга, в сторону уже появившейся из-за руин группы Завгороднего.
   Максим, чувствующий за собой ответственность за их жизни, оглядел всех. Их осталось всего восемь. Только восемь из пятидесяти. Боль утраты и обиды за произошедшее тяжестью навалилась на плечи. Устинов, его подчинённый, Никотин, Чирок, Пух, долговец, один вольный сталкер и сам Максим. Вот и всё. А так хотелось, чтобы их в конце было гораздо больше...
   Покачавшись словно в раздумье посреди улицы, Максим рухнул ничком прямо в толстый слой пыли. Всё дальнейшее он помнил лишь сквозь пелену непонятной дымки, да и то вряд ли. Только далёкий и очень страшный голос гулким эхом настойчиво повторял: "Отдай, червяк! Отдай, слизень! ОТДАЙ МНЕ МОЁ!"
   Осевшая окончательно пыль, открыла, наконец, вид на сам город. Здания бывшего общежития и окружающих его домов на свете больше не существовали. История "Вершителей судеб" вместе с исчезновением нескольких кварталов канула в небытиё самым окончательным образом. Земля всем Вам - павшим здесь, пухом, только не Жгучим...
  

***

   - Очнулся, герой? - знакомое, почти никогда не улыбающееся лицо возникло перед открывшимися глазами. Максим попытался вспомнить, кто это. А лицо было ему знакомо. Он всегда запоминал тех, с кем встречался хотя бы раз. Странно. После своего появления в Зоне, он многое умел и неплохо запоминал всех, с кем доводилось увидеться, а своего прошлого не помнил совершенно. И, что самое обидное, что стёрлись лица родственников и знакомых. Кто же он и откуда? Как узнать? Кто сможет ему помочь? А может вот этот полковник? Макс резко подскочил. Точно! Это же полковник армейского спецназа Семашко! Это он послал Макса в самое пекло бойни! А может быть, всё это ему только приснилось? Рекс перевёл взгляд на Устинова. Нет, не приснилось. Всё это было. А значит, воспоминания горькой правды всю оставшуюся жизнь будут давить на его совесть. И не дадут больше покоя. Только боль от произошедших на его глазах смертей. И виноват в этом именно этот полковник! Максим скрипнул зубами.
   - Ну, ну, не стоит так огорчаться. Я понемногу тебе объясню, что к чему. Тебе удалось то, что не смогли сделать подготовленные специалисты в течение целого года. Мы изучили содержание добытой тобой информации. И, скажу я тебе, были очень удивлены, насколько далеко протянула свои щупальца коррумпированная мафия. Тобой предотвращено около сотни терактов, замышляемых только в ближайшее время. А это не в Зоне, где ежедневно гибнет множество людей. Это за её пределами, там, где люди работают, веселятся, любят друг друга, рождают детей. Сколько мирных жизней было спасено, благодаря твоим и действиям тех, кто был рядом с тобой. Во много-много раз больше, чем можно себе представить. Так что цель оправдывала средства. Поэтому винить себя в гибели мужиков не смей! Теперь, надеюсь, мне удалось убедить тебя, Рекс, в твоей правоте? - Семашко улыбнулся. - В баре тебя ждёт вознаграждение. Парни выделили для этого самое лучшее. В дальнейшем, не дай бог, конечно, нам может потребоваться твоя помощь. Так что я не прощаюсь. И...спасибо тебе за всех, - Семашко придавил рукой через одеяло грудь Максима и пошёл на выход.
   - Не нужно мне от вас ничего, - Макс закашлялся. - И не хочу больше с вами иметь дела. Я - вольный сталкер. Моё дело - хабар.
   Полковник засмеялся.
   - Хороший ты мужик, Рекс, и правильный! Я таких уважаю. Время покажет и расставит всё по своим местам. Но, поверь мне, я не прощаюсь. Мы, как и ты, сеем иногда зло во имя добра. Только во имя ДОБРА! Помни это! И удачи. С тобой Зона! - с этими словами Семашко вышел за дверь палаты. Только тут Максим понял, что находится в госпитальной палате. Рядом с ним на стул приземлился Устинов.
   - Когда собираешься на выписку?
   - А я что, хотел умереть, что-ли? Что со мной было?
   - Ты, оказывается, был ранен в оба плеча, причём довольно серьёзно. А в ноге торчал здоровенный коготь кровососа. Думали, совсем загнёшься, еле до вертушек донесли. Но сейчас уже полностью в норме. Врачи тебя искусственно держали под действием снотворного. По моей просьбе, чтобы вылечился окончательно. А то ведь сразу бы от меня сбежал!
   - Что это мне от тебя сбегать? Попрощался бы и всё...
   - А то, что с меня магарыч, забыл?
   Максим хлопнул себя рукой по лбу.
   - Точно! Где моя одежда?
   - Пошли со мной, там для тебя мужики приготовили кое-что получше твоей старой. Полная экипировка спецов для работы в самых труднодоступных местах Зоны. Зная тебя, её отапгрейдили, чтобы на военную не сильно смахивала. Так что, считай это подарком от нас в знак уважения.

***

   Бар Приграничья был забит людьми до отказа. Несколько столов стояли, сдвинутые вместе. За ними сидело восемь, совершенно различных человек. От всех окружающих их отличала новая экипировка, сделанная по последним разработкам. Может, кому-нибудь показалось бы, что это новички ждут своей первой дороги вглубь Зоны. Но опытный взгляд всегда сумеет выхватить из вида то, что сразу отличает новичка от бывалого сталкера. Время и Зона умеют делать людей такими, что они навсегда становятся отличными от всех окружающих. Посетители бара обратили внимание на отдельно сидящую компанию. Новички смотрели на них с интересом и небольшой завистью, а старожилы с пониманием и уважением, зная, что особой радости в их глазах нет, а собрались они не для празднования, а в честь поминок.
   Что же отличало их от большинства посетителей? Может это взгляд, может жесты, а быть может глубокие раны, оставленные прошлым на их душах и сердцах. Это те, кто связан с Зоной навечно. Отличные от окружающих настолько, что по настоящему, всегда сумеют безошибочно отличить хорошее от плохого, горячее от холодного, а добро от зла. Те, кто, независимо от своих, различных друг от друга, выполняемых задач, объединяют себя одним коротким, но очень гордым словом - S.T.A.L.K.E.R.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"