Андрейченко Владимир: другие произведения.

серия Stalker, Противостояние, 4 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Есть в Зоне такие места, которые всеми чтятся, как святые. Одним из них является - костёр, возле которого даже порой заклятые враги могут побеседовать по-душам. А что может ожидать того, кто преступит каконы правил? Судьёй преступнику в данный момент является Рекс. Исполнителем тоже. Он - одиночка, у которого нет напарников, но друзья у него были всегда...


ГЛАВА 4.

  
   Наконец-то нашли тех, которых так долго искали! Не прошло даже двадцати миллиардов лет в поисках надежды!
   Новая, ещё не тронутая распадом, можно сказать только зарождающаяся цивилизация разума, надежда и опора сил Добра. Надо только направить их в нужном направлении, чтобы они не повторили наших ошибок! Помочь, но не мешать развиваться самостоятельно, ни в коем случае! Подождать ещё каких-то несколько десятков миллионов лет, чтобы они достигли нужного уровня и вот тогда силам Зла конец! Ведь для них ничего не потеряно, они ещё настолько молоды и только начинают понимать, что такое любовь, верность, что такое добро...
   Методом проб и ошибок вспомнили что-то из возрождения. Если не можем сами, так хотя бы они пусть порадуются искусству творения, пусть познают таинство рождения и горечь утраты. Разбудят в себе чувство прекрасного, наполненного таинством сентиментальности, самоотдачи и проявлением заботы о других. Только вот заложили основу жизни, дали им немного разума, а они за короткое время уже рвутся в космос, они живут надеждой. И мы должны свято верить в положительный результат. Поэтому, лелея, спрятали их на краю Вселенной, чтобы не нашёл их противник и не успел заложить большую часть своей идеологии в ещё сырые разумы. Ведь они - это начальная почва, впитывающая в себя всё, что творится вокруг, начинающая познавать в полной мере таинство законов Мироздания. Тьфу-тьфу-тьфу на Вас!
  
   Группа сталкеров шла через поле, поминутно озираясь, словно ждала преследования. Поле, усеянное аномальными образованиями, было сплошь покрыто остатками живых организмов. Идущий первым время от времени бросал впереди себя болты, проверяя маршрут на возникающие перед носом неожиданности. Уже два раза он, словно споткнувшись, внезапно изменял направление движения. Остальные члены группы, вздрагивая и матерясь, следовали строго по его следам. По атмосфере нетерпеливости и страха, проскальзывающей во взглядах и поведении сталкеров, было заметно, что они действительно чего-то опасаются.
   А бояться им, и правда, было что. Совсем недавно старший группы по кличке Сверло в пьяной потасовке возле костра совершил преступление. А остальные члены команды даже ухом не повели, увидев, что сделал их приятель. По всей Зоне существовало множество мест, где всякая вражда и нетерпимость на какое-то время отодвигались в сторону. Места, где сидя возле костра, можно было откровенно поговорить по душам со своим заклятым врагом. Поделиться банкой тушёнки или последней каплей воды. Такие места свято чтились всеми категориями людей, бродящих по закрытой территории. Места откровения и доброты.
   Группа уже несколько дней продвигалась в обратном от центра Зоны направлении. Настроение всех сталкеров было на нуле, как и собранный ими хабар. Случается и так, что просто не везёт. А тут, как раз на свою беду, во время вечерней беседы у костра один из новичков другой группы похвастался, что напал чуть ли не на знаменитый Клондайк. Набился, мол, хабаром под завязку. Подпитому Сверлу стало обидно и показалось, что новичок над ним, бывалым, издевательски потешается. Схватился за оружие и перестрелял всю молодёжь без страха и упрёка. Вскочившие было напарники побоялись предъявить разъярённому Сверлу за содеянное. А позже просто обыскали тела, собрали чужую добычу и, даже не похоронив убитых, предложили тут же собраться в дорогу. Теперь шли, торопясь, без передышки. Страх гнал преступников подальше от места содеянного, бежали от свершившегося почти не выбирая дороги. Вот и озирались, боясь, что неизвестная кара настигнет их в пути.
   Рекс вышел на край болота, где стояло ещё чудом уцелевшее здание, оставшееся от склада бывшей артели по добыче торфа. В этом месте сталкеры частенько собирались на ночёвки. Обычно к подобным местам он старался успеть затемно, но в этот раз так получилось, что пришлось изрядно попотеть, отбиваясь от стаи кабанов-мутантов. Звери во что бы то ни стало, пытались достать постоянно ускользающую добычу. Максим давно уяснил для себя, что бой в Зоне - не главное. Гораздо проще иногда просто убежать. Конфликт развеется сам собой. Жить-то хочется всем. Изрядно помотавшись по лесу зигзагами, он успел несколько раз покрыться испариной. В конце концов, кабаны запыхались сами и решили поискать более лёгкую добычу. Переведя дух, Рекс огляделся - эти места ему были знакомы. Прикинув наикратчайший путь к месту ночёвки, решил выветрить испарину и понемногу побежал лёгкой трусцой, проверяя иногда болтами наиболее подозрительные места.
   Удивило то, что на мыске, вдающемся в почти непроходимое болото, постоянно кто-нибудь находился, а сейчас - непривычно тихо и неуютно. Интуиция начала работать на полную катушку. Тревожное чувство в районе груди, где находился амулет, подсказало сталкеру: что-то явно было не так. Тишина прямо гробовая. Крадущимися шагами, включив "ночник" оглядел местность. Тихо. Под навесом тлели остатки костра, слабый дымок тянулся к небосводу. Ни охраны, ни посиделок, ничего. Редкий сталкер будет срываться с насиженного, наиболее безопасного места, тем более - ночью, когда основная часть мутантов выходит на охоту. Поди, заснул кто-то, не выдержал груза дневных тягот. А ведь каждый знает, что Зона от людей подобного халатного отношения часового к своей жизни и жизни напарников не признаёт. В любой момент может подбросить неожиданный сюрприз. Но возле входа в здание никого не было видно. Вот именно это и странно. Иные, умаявшись за день, засыпают прямо возле костра. Он-то точно зачастую является гораздо лучшей защитой, чем оружие или преграды. Большинство зверья боится именно огня. И близко к этому месту, учуяв дым, может просто не подойти.
   Вдруг цифровое изображение "ночника" на дисплее шлема выхватило из сумрака чьи-то ноги, торчащие из-за угла. Вот растяпа, как стоял на посту, так и уснул прямо у потрескавшегося сруба здания! Подойдя вплотную, Рекс осторожно заглянул за выступ. А вдруг спросонок пальнёт, не разобравшись? Опытный взгляд сталкера ухватил самую суть увиденного. Этот уже точно ни в кого не выстрелит, ну, разве только в виде восставшего зомби, что частенько случалось с неупокоёнными, если их не придать земле. Бывало, правда, что контролёрам удавалось поднять нежить даже из могилы, но на подобное способны лишь сильные псионики. А таких в Зоне - единицы. Что же здесь произошло? Осмотрев тело, Максим понял, что перед ним лежит труп ещё совсем новичка. Но оружия и других вещей при нём не оказалось. Значит, кто-то обобрал, но кто? Если бандиты, то в этих местах они довольно большая редкость. Если свои, то почему не похоронили по-человечески? И где они, "свои"? Услышав посторонний звук, Рекс в полуприсяди настороженно заглянул вовнутрь здания.
   На полу лежали ещё двое. Один, похоже, подавал слабые признаки жизни. Подбежав к раненому, осмотрел. Три пули прошли через плечо, грудь и живот навылет. Дело серьёзное. Если была задета печень, всё может закончиться печально. Парень пытался дышать, но у него это слабо получалось. Лёгкое явно прострелено. Ещё немного - и можно петь за упокой. Быстро достав аптечку, Макс ввёл через рану от пули небольшую трубочку, а с другой стороны запечатал выходное отверстие в спине пластырем. Парень сразу сделал судорожный вздох. Оголив ему руку, Рекс вколол в вену друг за другом два препарата. Затем обработал рану на боку. Почерневшей крови видно не было, значит, печень явно не задета. Это уже лучше. Теперь снять с себя "Джокер" и надеть на шею парня, приложив к груди. После этого можно заняться и раной плеча. Всё оказалось не столь страшным, как почудилось сначала, и обещало закончиться хорошо. А лицо у сталкера довольно знакомое. Где-то Рекс с ним уже пересекался. Возможно, просто видел мельком в баре. Выдернув трубку из груди, после вдоха, сразу залепил дырку от раны и с этой стороны. На груди раненого разместил ещё пару артефактов лечебного и крово-восстанавливающего свойства. Через пару часов станет ясно, пан или пропал. Большего пока Макс сделать не мог. Вколол ещё успокаивающий препарат в самое мягкое место, чтобы, придя в себя, парень не начал дёргаться в агонии и не сгинул от болевого шока.
   Теперь можно и осмотреться. Второй сталкер, лежавший рядом, был точно мёртв. Открытые глаза его уже покрылись поволокой смерти, на уголках рта застыли рубиновые капли крови. Что же здесь произошло? Теперь оставалась надежда на раненого, придёт в себя, возможно, успеет рассказать, кто и за что. В том, что это дело рук человека, можно было даже не сомневаться. Обыскав второго, но тоже ничего не найдя, Максим вынес тело на улицу, положил рядом с первым и, выбрав место посуше и пригляднее, приступил к рытью. Когда уже стоял перед свежей могилой и наспех связанным крестом над ней, из строения раздался стон. Простившись с похороненными, Рекс рванул вовнутрь. Паренёк пришёл в себя и пытался приподняться. Максим подбежал и уложил его вновь. В который раз ему пришлось убедиться, что "Джокер" - это очень сильная вещь. Подтянув сталкера поближе к стене, Макс положил ему для удобства под голову пустой рюкзак. Тот в это время открыл глаза. Еле слышный шёпот донёсся до слуха:
   - Отомсти.
   - Молчи, молчи. Тебе ещё около часа разговаривать нельзя совсем, у тебя лёгкое пробито навылет. Я артов хороших положил, глядишь, через часик будешь совсем как новенький. Ты пока молчи, а чтобы время не терять, я буду спрашивать, а ты кивай. Понял? - парень кивнул, - я друзей твоих похоронил, а тебе повезло больше. Кто в вас стрелял? Бандиты? - отрицательный ответ, - военные? Тоже нет... Хм-м-м... Неужели сталкеры? - раненый несколько раз утвердительно кивнул. - Вот заразы, кто осмелился осквернить святое место? - новичок попытался открыть рот, но Максим не дал ему этого сделать. - Скажешь позже. Я сейчас всё равно не в состоянии преследовать их. Надо самому немного в себя прийти, поесть и отдохнуть, да и тебя бросить тут не могу. Так что, ты пока выздоравливай, а я займусь приведением себя любимого в порядок.
   Сталкер болезненно вздохнул, кивнул и закрыл глаза.
   Макс хотел дать молодому попить, всё же крови много потерял, но вспомнил, что пока нельзя. Вот когда раны затянутся, тогда уже можно и даже нужно, причём в большом количестве. Так как крово-восстанавливающий артефакт высасывает из тела лишние жиры и влагу, вплоть до пота. Если человеку, потерявшему много крови, не дать вовремя попить, артефакт может практически иссушить его, превратив в мумию.
   Достав из сидора тушёнку и кашу - остаток былой роскоши, Макс подошёл к костру, подкинул хвороста, раздул огонь и положил обе банки в тлеющие угли. Надыбал недавно целый ящик сухого армейского пайка. Большая часть была изъедена крысами, а вот банки остались в целости. Правда, некоторые были испорчены и вздулись от времени. Максима передёрнуло.
   Вспомнился один забавный случай, произошедший с ним. Однажды он попробовал открыть ножом такую банку. Из образовавшегося отверстия в крышке брызнула струя и попала Рексу прямо в лицо и на одежду. Все вокруг костра рассмеялись. А Максим, не открывая глаз и задержав дыхание, попросил у кого-нибудь тряпку, чтобы вытереться. Один из тех, до кого ещё не дошёл запах от вылетевшей из ёмкости струи, протянул Максу своё полотенце. Он же, зная, чем это грозит хозяину вещи, попытался отказаться. Но тот настойчиво всунул её в руку "потерпевшего". Рекс вытерся, но дышать ещё не начинал. А хозяин полотенца в этот момент как раз глубоко вздохнул, после чего под дружный хохот компании товарищей около получаса висел на углу сруба здания, старательно выводя из себя внутреннее содержимое желудка. Сам же Максим добежал до бочки с дождевой водой и, выпучив глаза от нехватки кислорода в организме, несколько раз чистой рукой ополоснул лицо и одежду, только после этого начал дышать так, словно никогда в жизни этого ещё не пробовал. Запала юмора компании у костра хватило на целую ночь. А когда Макс протянул хозяину уже выстиранное полотенце, тот схватил его и со злостью зашвырнул туда, где ещё проглядывало среди растительности то, что он в мучениях вывел из себя. Смех у костра разразился с новой силой.
   Достав из рюкзака остатки хлеба, Рекс вздохнул. Требовалось обязательно прожарить его на костре, иначе вид мучного изделия очень напоминал колобка из одноимённой сказки. От сырости, висящей в воздухе, не спасала даже почти полная герметичность заплечной тары. Казалось, что сама атмосфера состоит из водяных капель. Дополнял общую унылую картину выползший сплошной стеной со стороны болота туман. Но, привыкший к различным неудобствам организм требовал пополнения энергии любым путём. Вскрыв банку тушёнки и почуяв аромат разогретого содержимого, Максим сглотнул слюну. В животе началась "третья мировая война". Создалось впечатление, что половина всевозможных тварей Зоны переселилась в сторону кишечного тракта и затеяла там концерт по заявкам слушателей.
   Рекс был не в силах вынести подобную экзекуцию и сразу навалился на "первое блюдо", только потом насадил колоб на палку и начал постепенно обжаривать, время от времени проворачивая его для равномерного запекания. К концу трапезы вода в стоящей среди углей кружке понемногу закипела. Макс заварил чай, удовлетворённо подышав некоторое время запахом ароматного напитка. После чего, обжигаясь, почти залпом выпил содержимое. Он давно заметил странность: даже в такую сырую погоду организм требовал для себя изрядную дозу влаги. Сталкеру было невдомёк, как моряки, находясь посреди океана, могут умирать от жажды. Разум, конечно, говорил о том, что солёную морскую воду пить нельзя, но всё равно отказывался понимать элементарное. Какая бы ни была, но это же вода. Впрочем, моряком Максим никогда не был, да и не сильно хотел, и разбираться в парадоксе не имел острого желания.
   На болоте было относительно спокойно, недалеко чавкали по воде и трясине псевдо-плоти, мирно перехрюкиваясь между собой. Ухало в стороне берега непонятно какое и от кого производное. Последнее время в Зоне стало появляться всё больше видоизменённых тварей, неизвестных ранее никому. Как ни крути и не пытайся с Ней договариваться, свои деяния Она совершает, не спрашивая советов ни у кого. А уж изобретательности Её, можно только позавидовать. Кто знает, вполне возможно, что разговоры о соприкосновении в Зоне параллельных миров совсем не безосновательны. Сколько не твори, а на это тоже нужно время. Невозможно ведь за месяц - два произвести на свет совершенно новое и невиданное ранее существо. Даже матушке-природе на подобное требуются миллионы лет... Максим вышел из размышлений и встряхнулся. Придёт же в голову такое... Костёр уже изрядно прогорел, пришлось подкинуть в него несколько свежих поленьев. Вспыхнувший огонь осветил округу. На стене камыша заплясали рисованные пляшущими языками пламени причудливые тени.
   Как раз к этому времени прошло уже около часа. Убрав остатки ужина и посуду в сидор, Рекс решил проверить раненого парня. Цвет лица сталкера уже не так сильно совпадал с цветом того, на чём он лежал. Серость сошла, сменившись небольшим румянцем, правда его ещё сильно трясло, скорее всего, от высокой температуры. Но это уже было делом поправимым. Максим проверил, как затянулись раны на груди и боку. Оставшиеся розовые шрамы говорили, что дела очень даже неплохи. Именно сейчас требовалось влить в парня изрядное количество воды. Посадив "выздоравливающего" у стены, Макс напоил его из своей фляги. Потом сходил к срезу воды, где предварительно выкопал специальную ямку. В неё была опущена ёмкость, представляющая собой ведро, сделанное из специального фильтрационного полотна, позволяющего довольно сносно очищать воду от вредных примесей и грязи.
   Несмотря на кризисы и различные девальвации, творящиеся в мире последние пару десятков лет, наука никогда не стояла на месте. Оставалось только растворить в содержимом ведра обеззараживающий раствор, и пить такую воду можно было, не задумываясь о последствиях. Сбегав с фляжкой к ёмкости пару раз, Максим до отказа напоил парня, избавив того от неизбежности стать подобием египетской мумии. Теперь можно было спокойно побеседовать и узнать у него всю правду.
   - Ну что, ожил, бедолага? Как самочувствие?
   - Вроде, неплохо, - голос парня был ещё слаб, но здоровые нотки уже пробивались, значит, жить будет, в этом Макс больше не сомневался.
   - Давай, подробно и по-порядку.
   Молодой изложил картину произошедшего, впрочем, Максим уже сам догадывался о случившемся. Оставалось лишь уточнить имена тех, кто перешёл рамки дозволенного. Единственное, что запомнил парень, как напарники называли старшего - Сверло. Этого Максиму вполне хватило, чтобы сделать заключение. Кличка преступника давно ему была известна, причем не с самой хорошей стороны. Мужики рассказывали, что тот имеет очень скверный характер и зачастую бывает не в меру вспыльчив. Случалось, что в спорах с другими он чуть не доводил дело до поножовщины, особенно в пьяном виде. Находящиеся рядом в такие моменты сталкеры были далеко не робкого десятка, поэтому, методом уговоров и прямых физических убеждений, удавалось сводить старания скандалиста к нулю. А в этот раз он действительно зарвался, спустив свою невыдержанность на неопытную молодёжь. Такие проделки безнаказанными сталкеры не оставляли никогда. Не в тех местах находились люди, чтобы прощать подобное.
   У Максима было два способа выбора. Во-первых, он мог добраться до ближайшей базы сталкеров и рассказать о случившемся. В этом случае на Сверло и его напарников открывалась настоящая охота. А во-вторых, Макс мог сам последовать за преступниками и наказать их за содеянное. Первый способ Максим отмел без сомнения. Сверло мог просто сбагрить украденный хабар и на длительное время скрыться, уйдя с территории Зоны через Приграничье, а там - ищи ветра в поле. По словам новичка, хабар действительно представлял большую ценность. Значит, за него Сверло с подельниками может получить неплохой куш, а, следовательно, действительно скроется надолго, если не насовсем.
   Выбрав второй вариант, Максим решил действовать. Всё усложнялось тем, что вернувшийся к жизни парень послужит для него своего рода якорем, задерживая в пути. Но бросать молодого, только вытянув его с того света, Рекс не собирался. Тем более что у того при себе не осталось никакого оружия. Прошедшее с момента убийства время дало Сверлу изрядную фору. Скорее всего, теперь он попытается по наикратчайшему маршруту покинуть территорию Зоны. И на это у него может уйти, при ускоренном движении, двое суток. Но Максим был уверен, что такой вариант у Сверла с подельниками прокатит вряд ли. Как ни бегай, а отдыхать придётся всё равно, иначе просто упадёшь без сил, и тогда зверьё разделается с тобой почти без помех. Это значит, что набранная фора на тот момент сойдёт "на нет".
   Впереди пролегало несколько трудно проходимых аномальных полей, да ещё совсем неизвестная пока, лишь недавно открывшаяся после последнего выброса территория, наверняка сплошняком кишащая всевозможными мутантами. А бежать по ней без постепенной разведки может решиться только полный идиот, не считающийся с собственной безопасностью. Такого сказать о Сверле Рекс не мог, судя по тому, как тот с напарниками спешно покинул место преступления. Да ещё им придётся обогнуть довольно "людные" места: прямо на пути их следования находилась одна из сталкерских баз. Вывод был однозначен - время для преследования у него ещё есть, требовалось только отдохнуть до рассвета. Поделившись с парнем своими мыслями, Макс завалился спать. Пришедший в себя сталкер, взяв у Максима автомат, остался на посту.
   Проснувшись под утро, Рекс дал новичку пару часов на отдых и сел к костру. Вот ведь бывает какая петрушка - человек самостоятельно доводит себя до уровня бездумного зверя. И ради чего? Наверное, никто и никогда не сможет ответить на этот вопрос. Как в человеке могут совмещаться два совершенно противоположных друг другу свойства? Вчера ты, подобрав несмышленого обессиленного птенца, выпавшего из родительского гнезда, рискуя сломать себе шею, лезешь на самую верхотуру, чтобы попытаться вернуть его к жизни. Или уже собираясь наступить при очередном шаге, вдруг резко замираешь с зависшим в воздухе ботинком, потому что в этом месте проходит муравьиная тропа. А труженики - мураши, словно не замечая тебя, бегут по ней в каком-то, известном лишь им одним бешеном ритме, стараясь улучшить благосостояние своего домика и прокормить ненасытное потомство. И ты осторожно переступаешь, чтобы не дай бог не принести страдание своим ощутимым вмешательством в этот размеренный ритм жизни насекомых. А сегодня ты становишься истинным чудовищем, без зазрения совести лишая жизни такого же, как ты сам. Тоже постоянно внимательно смотрящего себе под ноги, поднимающего взгляд к небосклону, с жалостью и болью невосполнимой утраты провожающего удаляющийся курлычущий клин журавлей, ровно на зимний срок покидающий просторы Родины. Как такое возможно? Прощение может быть получено только благодаря свершившемуся возмездию. Такого Максим не сможет спустить никому и никогда.
   Поразмышляв немного над сущим, Рекс вздохнул и взялся за приготовление завтрака на двух персон. Новый день обещал быть тяжёлым, чтобы пройти через него, им с вынужденным напарником требовалась энергия. А энергия - это жизнь. Что будет дальше - она покажет.

***

   В бинокле уже чётко просматривались четыре сгорбленных спины. Ровно сутки понадобилось Максиму, чтобы догнать группу Сверла. Удивляла удачливость сталкеров, оставивших за спиной три больших аномальных поля, являющих собой труднейший лабиринт прохождения. Минули, ни разу не вляпавшись никуда. Обогнули довольно крупную базу сталкеров и не столкнулись ни с кем. Но потеряли при этом половину дня, что и было на руку догоняющему. А вот Рексу тоже повезло встретить по пути двоих старых знакомых - Никотина и Чирка. После совместно испытанных передряг, оба сильно прикипели друг к другу и стали работать в неразлучной паре. Только Максиму не везло с напарниками, поэтому и приходилось работать в одиночку. Он вздохнул: вот так и жизнь пройдёт без остатка, а ты всё один и один. Сталкеры частенько шутили, что имена Рекс и Одиночка - родственные, как близнецы, но все прекрасно понимали, что подобное существование Макса основано не на его собственной прихоти. Так сложились обстоятельства.
   По дороге Рекс узнал, что его вынужденного попутчика прозвали Жориком Чили. Очень Жора любил острый перец, как же могли не менее острые языки шутников пропустить мимо очередной прикол. Так и нарекли парня - Чили. Вот Никотину с Чирком и вручил Жору в белы рученьки Максим. Те, в свою очередь, узнав о произошедшем, пообещали доставить парня в целости и сохранности до базы. А затем, собрав всех, кого только можно, выдвинуться на помощь Рексу в совершении правосудия. От сиюминутного преследования друзьям пришлось отказаться, ввиду срочности выполнения заказа и тяжести забитых хабаром рюкзаков. Поэтому преследование Максим продолжил в одиночку.
   Группа Сверла начала спускаться в лощину, сплошь покрытую низкорослым кустарником. В результате этого, временно пропала из виду. Но Максим не сомневался в том, что вскоре увидит их вновь. Намётанный глаз сталкера подсказывал, что выход из низины возможен только с одной стороны. Справа путь преграждали довольно высокие и крутые стены оврага. Прямо пройти тоже не было резонным, так как большая стая кабанов-мутантов, вперемешку с псевдо-плотями, активно рылась в дубовой роще. Видоизменённые Зоной животные, несмотря на основу своего рациона из мясных блюд, оставили за собой право подкрепляться падающими на землю плодами дубов-колдунов. Не забыли о полезных свойствах желудей. Травяной покров леса был взрыт зверями по всей видимой поверхности земли, что очень отчётливо было видно даже невооружённым глазом. А это значило, что продолжать движение по-прямой группа Сверла не имеет возможности без высокой вероятности нападения монстров. А справиться с большим количеством мутантов уставшие от постоянного движения сталкеры смогут вряд ли. Максим ухмыльнулся, лично он бы так не поступил. Спускаться в лощину не следовало совсем, проще было попытаться обойти её по правой стороне. Но Сверло с подельниками, вероятно, был на грани паники. Поэтому решился на время укрыться от лишних глаз в обильном кустарнике.
   Рекс понял, что противник явно не продумал до конца своих действий, и теперь будет тыкаться в разные стороны, пытаясь выпутаться из затруднительного положения. Сталкер решил быстро сменить место своей дислокации, переместившись ближе к левому краю лощины. Несколько пригорков, покрытых молодой порослью осинника и березняка, очень хорошо могли скрыть его передвижение. К тому же, у подножия возвышенностей были в беспорядке разбросаны останки разбитой и разграбленной техники, дающие в случае схватки очень неплохую защиту.
   Дополняло общую картину несколько, непонятно откуда взявшихся здесь строительных блоков и пара проржавевших до дыр контейнеров, предназначенных для морских перевозок. Очень удобная позиция для неожиданного стрелка. Не теряя времени, Максим присмотрел наиболее выгодную точку для ведения огня и начал ждать развязки. Быстро сообразили бывалые сталкеры, с какой стороны выбираться из лощины им будет безопаснее, решив вернуться тем же путём. Не желая лишнего кровопролития, дав короткую очередь поверх голов, Макс закричал моментально залёгшим в траву подонкам:
   - Сверло! Про ваши проделки уже известно всем, лучше сдавайтесь! Всё равно уйти вам не дадут.
   - Рекс! Уйди с дороги! Мы не хотим в тебя стрелять! Нам всё равно обратного пути уже нет, как случилось, так случилось! Пропусти нас и двигайся, куда шёл! Мы тебя не тронем! - быстро разобрался опытный ветеран, с кем разговаривает. Не испугался знакомого голоса. Многим было известно, что Максим ходит по Зоне в одиночку.
   - Ты кодекс сталкеров знаешь не меньше меня! И меня знаешь хорошо! Я до вас добрался, а остальные подтянуться сюда вот-вот! Мне остаётся только чуть придержать вас здесь. Закон братства суров, но справедлив - сами знаете! Глядишь, и в живых оставят кого! - последние слова Максима были обращены уже к остальным членам группы. Рекс надеялся на то, что засомневаются и начнут спорить между собой. Хотел тем самым выиграть время, глядишь, и действительно сдадутся, а там уже и другие подоспеют на помощь. В низине и правда началась небольшая возня, потом раздалась парная очередь автомата, гулким эхом пробежавшая по холмам. Но стреляли не в сторону Макса, значит, спор перешёл в явное противоборство. Затем всё стихло. Не выдержав, Рекс закричал вновь:
   - Вы что там, по небесам стреляете? Хотите, прошаманив, дождь вызвать? Его тут, в Зоне, и так хватает! Решайте быстрее! Сверло, ты меня знаешь, я от своего не отступлю!
   - Так и я не робкого десятка! Ты, вроде, тоже в курсе! Мне теперь терять нечего, так что не надо работать за психолога, со мной подобные штучки не пройдут! Пришлось своего сейчас положить, трусом оказался, в твои уговоры начал верить! Я не я - буду, если кому из нас выжить дадут! А, кстати, откуда можешь знать, что мы что-то сотворили?
   - Так парень рассказал! Чили звать! Я его почти с того света достал! Думал, что не получится! Так что уйти я вам точно не дам! Выход у вас один - сдаваться. Иначе смерть!
   - Говорил же Толяну, проверь всех хорошо, так нет, не послушался хороших советов! Ну, теперь поздно плакаться, его сейчас и положил! Так что лучше пропусти, Рекс, задавим же! Неужто собственная жизнь не дороже? А мы за тебя потом где свечку поставим, да помолимся за живого! Лучше ведь молиться за живого, чем за упокой?! Решай быстрее, у нас времени мало, сам знаешь.
   Максим сразу понял, что Сверло заговаривает ему зубы, так как заметил справа небольшое движение. Вероятно, кто-то из сообщников решил вскарабкаться по почти отвесным склонам оврага и обойти Макса. Делать нечего, придется всё же повоевать. Держа под прицелом открытое место, через которое противнику придётся пробираться, Макс дождался появившийся силуэт и нажал спуск. Короткая очередь отбросила сталкера в обратном направлении. Этот вряд ли в дальнейшем уже сможет сделать что-либо против, если только не является бессмертным, чего Максим за свою жизнь ещё не разу не видел. Если верить Сверлу, их должно остаться двое. Уже неплохо. "Встречались и с большим количеством", - Рекс невесело усмехнулся. Переведя прицел на выход их лощины, он закричал:
   - Сверло! Знаешь же, что меня на мякине не провести, не губи парней! Сдайтесь! У вас выхода нет!
   - Дай пять минут на обдумывание! Сами понимаем, что и как!
   - Нет, Сверло! Я тебе больше не верю, или сейчас выходите, подняв руки, или начинаем войну! Отсчёт до трёх пошёл!
   В кустах началось шевеление, но показываться подонки не собирались. Макс продолжал внимательно следить за выходом из оврага. Вдруг в его сторону прошла длинная очередь. Пули, тренькнув о толстое железо автомобильной рамы, срикошетили и с визгом разлетелись в разные стороны. Максим пригнулся, вжав голову, а со стороны дубравы раздался визг мутантов и дробный перестук автоматов. Теперь стало понятно, что сдаваться Сверло не будет точно, раз уж решил прорываться в сторону рощи, кишащей монстрами.
   Но вылезать из укрытия Рекс не торопился, зная множество сталкерских хитростей. Вполне возможно, Сверло просто решил рискнуть и пошуметь в стороне для того, чтобы Макс покинул своё убежище и вышел на открытое пространство, где его можно было запросто убрать с пути. Поэтому он лишь ещё внимательней стал наблюдать за местностью. В этот момент из лощины вновь раздалось несколько беспорядочных очередей и заглушаемый визгом мутантов человеческий крик. Затем стало слышно, что кабаны и псевдо-плоти пробираются уже по самой лощине, громко ломая молодые побеги деревьев и кустарника. Вывод напрашивался сам собой - вся группа Сверла полегла внизу без остатка, либо кому-то по чистой случайности удалось прорваться через дубраву. Медлить было уже нельзя. Срочно требовалось убедиться в подозрениях, иначе мутанты просто не дадут впоследствии узнать всей истины, уничтожив следы и тела погибших.
   Рванув в сторону оврага, Рекс пробежал по верхнему срезу откоса, вглядываясь в заросшую густым кустарником низину. Звери с визгом носились по дну лощины, сильно изломав своими тяжеленными тушами всю молодую поросль. В двух местах мутанты, скопившись особенно плотно, рвали клыками лежащие тела. Но лишь двух человек, а значит, где-то должен был находиться и третий. Либо именно третьему удалось уйти. В этом следовало тщательно разобраться. А подобраться ближе к месту происшествия Максим не мог, иначе, попав в поле зрения мутантов, с лёгкостью бы подвергся нападению стаи. Тогда нежелательной схватки точно не избежать. Что-то следовало предпринять в срочном порядке.
   Решение созрело мгновенно. Выхватив из сидора две гранаты со слезоточивым газом, Рекс метнул обе в скопище кабаньих производных. Белёсое облако после взрывов заполнило собой всю низину. Монстры, яростно визжа от болезненно действующего на органы обоняния газа, стремительно бросились в разные стороны. Макс надел плотнее боевой шлем, опустил забрало и герметично закрыл лицо, стянув посильнее ремень на подбородке. Только после проверки замкнутой системы дыхания быстро спустился на дно оврага. В низине действительно лежало только два тела, уже изрядно изъеденных зверями, но по всем приметам ни одно из них не принадлежало Сверлу. Значит, именно ему удалось ускользнуть. Но куда?
   Достав из рюкзака последние четыре газовых гранаты и одну светошумовую, Максим, разложив их по ячейкам разгрузки, решил проверить направление в сторону дубровника. Один след, чудом сохранившийся после большого свиного стада, вёл именно в эту сторону. Невдалеке лежала пара туш плотей и одного кабана, значит, Сверлу всё же удалось прорваться. С грустью подумалось о том, что было бы лучше, если бы подонок остался здесь вместе с напарниками. Тогда проблемы Рекса отпали бы сами собой, а теперь вновь придётся продолжать погоню. Максим вздохнул и, разбросав гранаты наперёд своего следования, помчался по едва заметным следам преступника. Возвратиться обратно, не отомстив за содеянное зверю в человеческом обличии, он не мог, это было уже делом принципа. А впереди сталкера ожидала самая трудная часть пути. Неисследованная местность только недавно открытого сектора. Это значило, что опасности подстерегали и Сверло и Рекса буквально на каждом шагу. Требовалось удвоенное внимание. Чутьё интуиции Макс включил на полную катушку. При этом он понимал, что самое трудное предстоит не ему, а тому, кого он преследует. Очень трудно убегать, оглядываясь, и успевать смотреть вперёд, выбирая наиболее безопасную дорогу. Это и подбадривало сталкера, он даже был почти уверен, что преступник никуда не уйдёт.
   Через пару километров лес начал редеть, след Сверла был еле заметен и сильно петлял, иногда пропадая из вида. Научился бывалый сталкер скрывать своё присутствие. Но оторваться от не менее опытного Рекса было невозможно. Максим как хищник шёл на запах добычи. Только понимая, что преследуемый почти ничем не уступает ему в хитрости, сам продвигался вперёд с аккуратностью и опаской. Прекрасно знал, что, запутывая следы, Сверло может устроить засаду, попытавшись убрать вцепившегося ему в хвост Максима. Но, видимо, сталкера гнал вперёд страх за собственную шкуру, и думать о какой-то засаде он просто не мог.
   До Приграничья оставалось совсем немного, лишь перебраться через новую, открывшуюся недавно территорию, а там уже рядом речка. Затем, по её берегу до брода, а дальше его не сможет достать никто. Он-то знает много укромных местечек, где на первых порах можно затаиться, а потом и вовсе перебраться подальше от Зоны. За спиной приятной тяжестью давил на плечи сидор, заполненный отборным хабаром. Сбагрив его, Сверло надеялся получить довольно солидный гонорар. А уж с такими деньгами будет возможность выбрать себе любое место, где ему и сам чёрт не товарищ. Виллы, бары, женщины - чем не жизнь? Раскаяния в содеянном не было ни малой толики. Даже прикрывших его своими жизнями бывших напарников совершенно не жаль. Лишь затмила взгляд своим великолепием большущая куча денег, которая будто уже находилась в его карманах. Замечтавшись, Сверло даже в запале похлопал себя по бокам, словно, поверив в материальное существование собственного миража, и проверял наличие тугих пачек, стянутых крест-накрест банковскими лентами.
   Внезапно перед глазами укором за содеянное встало лицо Рекса, преследующего его. Зная Максима не понаслышке, Сверло подумал вдруг, что если тот вцепился - не отстанет ни в какую. "До чего же упрямый и самоуверенный, а ему это надо? Шёл бы своей дорогой, нет же. Нашёлся, тоже, борец за справедливость! - желая удалить из головы возникший образ сталкера, Сверло несколько раз помахал перед глазами рукой. -Интересно, смог он найти мои следы? Кабаны с плотями прошлись таким табуном, что вряд ли. Хотя, кто знает этого волка-одиночку? Что там у него на уме? Но чтобы последовать за мной, ему требовалось проявить немалую смекалку и сноровку. А звери не на шутку разозлились посягательством на их территорию, да и от мясной добычи вряд ли отказались. Свежачка я им подкинул немало. Так что Рекса они наверняка задержали надолго". Сверло зло ухмыльнулся и продолжил лёгкий бег.
   Переход в открывшийся сектор прошёл незаметно. Просто вдруг перед глазами открылась совсем другая картина, непохожая на только что виденную. Был редкий лес и открывшееся перед ним обширное поле, испещрённое мелкими овражками и зарослями кустарника. И вдруг пространство, как по мановению волшебной палочки, резко изменилось. Перед сталкером открылся вид на небольшой городишко, утопающий в зарослях тополей и клёнов, верхушки которых почти сплошь облепили чёрные силуэты птиц, скорее всего ворон, которых на территории Зоны было превеликое множество.
   До города было ещё довольно далеко, поэтому крики птиц не были слышны, да и ветер дул почти в спину, относя звуки в сторону движения. Рекс поднял бинокль и присмотрелся: среди крайних зданий и деревьев мелькнул силуэт. Висящий за спиной рюкзак с такого расстояния придавал фигуре вид сгорбленного старца. Скорее всего, это и был Сверло. Макс улыбнулся, именно так он и думал. Значит, отстал от преследуемого всего на несколько сотен метров. Весь путь через лес Максим держал усиленный темп бега. Сейчас встал, прикрывшись деревьями, и позволил себе немного перевести дух. В данный момент требовалось воспользоваться "Энергетиком". Срочное повышение тонуса и усиление реакции на внешние раздражители, было как нельзя кстати. Что там впереди, мог знать только Сверло, уже прошедший эти полкилометра. А уж если он, прошёл без помех, то Максим это сделать сможет однозначно. Не раз бывало так, что сталкеры, попадающие в случайные попутчики, становились за спину Рекса, который, доверяясь чутью, уверенно обходил даже незаметные обычным глазом аномалии.
   Ещё раз взглянув на городишко, Макс заметил, как с крайних деревьев в небо взвилась туча воронья. Да, неосторожно ведёт себя Сверло, страх притупляет чувство самосохранения. Так недолго и нежданную беду на себя накликать. Это было только на руку Максиму, глядишь, и не придётся брать на себя чёрную работу. Но проследить за событиями до конца он должен был, чтобы полностью удостовериться в том, что возмездие действительно свершилось.
   Не желая потерять преследуемого из вида, Рекс, дождавшись эффекта, произведённого тонизирующим напитком, снова вошёл в ритм ускоренного движения, стараясь придерживаться следов Сверла. Это не полностью, но исключало возможность попадания в какую-нибудь аномалию, к тому же не требовалось часто отвлекаться на подозрительные места. Доверившись интуиции, Максим устремился вперёд. Цепочка отпечатков ног была отчётливо видна на пыльной нехоженой дороге. По ширине шага можно было определить, что Сверло торопился, продвигаясь бегом. "Спешит, не даёт себе ни минуты передышки, видно тоже подкрепился "Энергетиком", боится за себя драгоценного, - подумал Макс. - Ничего, где наша не пропадала, достанем хоть из под земли. Плохо, что опять в одиночку, мужики уже, наверное, не успеют с подмогой. Далеко ушли от места встречи с Никотином и Чирком".
   Мимолётом Рекс успел перекинуться с друзьями парой слов и сообщить, что Сверло решил убраться из Зоны. А это единственно прямой путь для осуществления его желаний. Сейчас же оставалось уповать лишь на свои силы и везение. Закончив размышлять, Максим оказался на окраине городка и вновь осмотрелся. Вороньё, громко крича, почти в полном составе вновь сидело на деревьях. Не желая повторять ошибок преследуемого и обозначать собственное присутствие, Рекс продвигался вперёд с особой осторожностью.
   Покрытие улиц городка напоминало картину вселенской катастрофы, словно кто-то, запустив пальцы под остатки асфальта и мостовой, резко провёл гигантской рукой вдоль зданий и перевернул то, что оказалось на ладони. Максим видел, как пашут землю трактора, выворачивая плугами верхние пласты для того, чтобы будущая родительница-земля могла дышать. О каком дыхании невиданного великана могла идти речь в данном случае, было неясно. Впечатление от увиденного не столько удручало, сколько ошарашивало своим масштабом. Впрочем, побывавшие какое-то время в Зоне и насмотревшиеся на Её причуды сталкеры уже многому не удивлялись. Самое поразительное состояло в том, что в отличие от улиц, дома в городке выглядели довольно сносно. Отсутствовали только, как в принципе и везде, стёкла в пустых глазницах окон.
   Следы Сверла уходили к центру городка, он решил не отклоняться от кратчайшего пути. Максим укоризненно покачал головой. Рискует, зараза. Лично он постарался бы обогнуть городок по широкой дуге или пройти по его краю, а не забираться вовнутрь. Ведь неизвестно, какие опасности подстерегают того, кто бездумно сунулся в лабиринт неизведанного? Впрочем, почему же неизвестно? Определённо каждый знает, что рискует именно своей жизнью.
   Максим был почти на сто процентов уверен, что ни на одной старой карте дозонных времён этого городка никогда не существовало. Откуда Зона брала такие места, оставалось загадкой. Но названия улиц на еле держащихся местами табличках, висящих вблизи углов зданий, а так же перекошенные или сваленные на землю дорожные знаки - всё это говорило о том, что либо здесь действительно когда-то жили люди, либо Зона очень точно смогла скопировать населённый пункт, находящийся где-то на поверхности Земли. Во всевозможную мистику, фантазии о параллельных мирах и прочую белиберду Максим не очень верил. Хотя, как знать? Порой вся Зона представляла собой сплошное мистическое явление.
   Но размышлять было некогда, время поджимало, день перевалил зенит и неуклонно двигался к вечеру. Упускать подонка Рекс точно не собирался, поэтому последовательно и осторожно продвигался по его следам в сторону центра. Внезапно непонятное явление заставило сталкера вздрогнуть и прислушаться. Издалека раздался странный шум. Вороньё на деревьях, резко взмыв в воздух, начало истошно кричать, заглушив любые другие звуки. Птицы находились довольно высоко, поэтому им было гораздо лучше видно, что творится вокруг. Макс насторожился, но сквозь гомон пернатой стаи услышать ничего не удавалось. Тогда он принял решение - пересечь улицу, перебравшись через вывернутые пласты земли на другую сторону, залезть на крышу высокого здания и попытаться оттуда высмотреть хоть что-то. Будучи уже на чердаке и выглянув из слухового окна, Рекс заметил, что стая птиц, разделившись надвое, резко бросила обе половины друг от друга. Порыв ветра на время прервал птичий крик и до Максима вновь долетел непонятный шум. Причём был он однозначно искусственного происхождения. И сразу за этим Макс увидел сам источник громкого звука. Увидел и обомлел.
   Внезапно вынырнув из-за крыши дома, вдоль улицы пронёсся дельтаплан, оборудованный мотором. Под крыльями его в сидящем положении находился самый настоящий человек, причём, как успел заметить Рекс, пилот оказался неплохо вооружён. На уровне пояса его была укреплена поворачивающаяся турель с пулемётом. А это означало, что городок отнюдь не безлюден. Значит, какое-то человеческое сообщество внутри него существует. Причём не просто существует, а проживает совсем неплохо, имея хорошее вооружение, даже технику и, что важнее всего - горючее к ней. Это становилось уже опасным.
   Чем дышит данное сообщество, какие преследует цели, какой ветви религии поклоняется? Эти и ещё множество вопросов начали прокручиваться в голове Максима, но размышления его были прерваны внезапным грохотом пулемёта. Либо, заметив двигающегося Сверло, стреляли по нему, либо просто охотились на зверей, чтобы обеспечить себе пропитание. А может, просто развлекались, ради собственного удовольствия. Но, раздавшаяся в ответ автоматная очередь, явно предназначавшаяся пилоту, навела на мысль, что перестрелка велась именно с преследуемым Рексом преступником. Шум двигателя внезапно смолк, мимо дома, в котором находился Макс, вновь проскользнул мотодельтаплан. Человек, сидящий в нём, безвольно свесил руки по бокам тела, голова его была опущена на грудь. Со всего маха аппарат врезался в стену противоположного здания и, развалившись на части, рухнул вниз. Неподвижно лежащий среди обломков пилот не подавал никаких признаков жизни. Вероятно, погиб ещё в воздухе.
   Максим опешил, но моментально вышел из ступора, поняв, что вскоре на поиски упавшего дельтаплана бросятся соклановцы погибшего. А это значит, что вовремя не убравшийся отсюда Рекс рискует быть обнаруженным по отчётливым следам. В тот же миг недалеко раздалось ещё несколько очередей, причём, судя по отдающемуся от зданий эху, с разных сторон. Значит, Сверло вступил в бой с группировкой "человека-птицы". Это зрелище Максим не хотел пропустить ни в коем случае. Выбравшись из дома, он подбежал к обломкам летательного аппарата и проверил, чем ещё, кроме пулемёта, был оснащён пилот. Несколько гранат, найденных Максом, убедили в том, что тот мог ещё заниматься "бомбометанием" по цели. Продуманно. Но не была учтена малая скорость аппарата, поэтому в него было легко попасть. А вот вид лежащего перед ним совсем обескуражил Рекса. Внешне тот очень сильно смахивал на известного снорка, с очень большой разницей. Снорки давно растеряли какой-либо разум, живя и охотясь на основе обычного животного инстинкта. А дельтапланерист, имеющий дело с двигателем внутреннего сгорания и различным оружием, явно был мыслящим, если не сказать больше. "Загадка природы", - подумал Максим, но решил дольше не оставаться на месте крушения.
   Забросив гранаты в свой сидор, сталкер побежал, уводя следы в сторону от направления, в котором собирался двигаться на самом деле. Под огонь неизвестной группировки попадать совсем не хотелось. Его задачей было преследование подонка и приведение приговора в исполнение. Сколько смогли прожить эти люди в долгое время закрытом секторе, было неизвестно. По крайней мере, принести несчастье другим, будучи изолированными от всего мира, они точно не могли. Поэтому Максиму не в чем было их упрекнуть. Он не хотел им зла, варились в своём соку долгое время - флаг им в руки. Пусть и дальше пытаются жить здесь, если сектор закроется вновь. Единственное, что удерживало Рекса в городке, это то, что он ещё не видел, как Сверло перед смертью покается в своих прегрешениях. Обстановка накалялась. Решать возникшие проблемы требовалось как можно быстрее, и убраться отсюда подобру-поздорову.
   Через двести метров Максим вновь пересёк улицу и побежал в сторону всё ещё слышных звуков перестрелки. Подобравшись на пару кварталов ближе к месту "боевых действий", попытался выглянуть из-за угла и внезапно отпрянул. Мимо него в огромном прыжке обычного снорка пронёсся человек с автоматом в руках. Макс понял, что, осматривая дельтапланериста, не ошибся в его сходстве с монстром. Непонятно было одно: как Зоне удалось такое? Совместить прыгучесть и оскал зверя с разумом человека. Если бы промелькнувший мимо просто держал в руках оружие, ещё куда ни шло, но он ведь при этом продолжал стрелять! Хорошо, что не в сторону Рекса. Это навело на мысль, что дельтапланерист не мог погибнуть при ударе о здание или землю, а был застрелен в воздухе. Снорк, упав с большой высоты, вряд ли разбился бы насмерть.
   Как бы там ни было, а свою задачу Макс не забывал, и уже собрался двинуться дальше. Но в этот момент всё тот же стрелок-прыгун опять появился в поле зрения. И сейчас ствол его автомата был направлен в сторону Рекса. Спасло сталкера то, что он мгновенно среагировал на сложившуюся ситуацию, метнувшись в сторону, а пули легли точно в то место, где он находился до этого. Моментально открыв ответный огонь, Макс увидел, что его очередь не пропала даром. Летящий в огромном прыжке противник кувыркнулся в воздухе, отброшенный в сторону, и плашмя упал за развороченным дорожным покрытием. Звук удара тела о землю был слышен отчётливо. Обыкновенный человек точно бы при падении разбился насмерть или изрядно покалечился. А остался ли живым прыгучий враг, Максим не знал, да и не очень хотел это проверять. Требовалась срочная передислокация. Ситуация, заставившая вклиниться в схватку, не очень понравилась Рексу. Но раз уж пошла такая петрушка, и он обозначил себя стрельбой, ничего не оставалось, как принять бой, навязанный ему мобильным противником.
   В это время в поле зрения сталкера попало ещё два мотодельтаплана, кружащих над домами городка. Скверно. Это означало, что стрельбу с его стороны заметили точно. Если противник имеет в своем запасе ко всему прочему и радиосвязь, тогда совсем плохо. Может так случиться, что отбиться не удастся вовсе. Забежав в соседнее здание, Макс накинул на себя проверенный "хамелеон". Теперь заметить его противнику будет довольно сложно. Перебежав на другую сторону дома, выглянул из окна: дельтапланы кружили ближе к центру, а по улице с этой стороны к нему приближалось около десятка подобных же стрелков. Максиму пришлось даже пожалеть, что в данный момент была не ночь. Возможно, в темноте он мог бы иметь некоторое преимущество, имея встроенный в защитный шлем тепловизор, но до сумерек ещё осталось несколько часов. Так что придётся повоевать на грани фола. Пугало то, что враг был настолько подвижен, и попасть в него стоило больших трудов. А это грозило излишним перерасходом и без того небольшого количества боеприпасов. Рекс чертыхнулся, вспомнив о встрече с Никотином и Чирком, ведь не подумал сразу о патронах... Да и забота о Жорике Чили, ставшим тогда для него обузой, совсем выбила Макса из колеи. А друзья бы с радостью поделились боезапасом, ведь в то время находились уже недалеко от сталкерской базы. Вот и мучил теперь Рекса вопрос экономии, правда недолго...
   Несколько человек или существ (Максим теперь не знал, как называть встреченных в городке "людей") сгруппировалось напротив него возле соседнего дома. Но сам он пока не был ими замечен, поэтому решил не испытывать судьбу, а метнул в проём окна друг за другом сразу две гранаты. Реакции врагов оставалось позавидовать: из почти десятка, гранаты нанесли ущерб лишь троим. Остальные прыжками метнулись в стороны, попытавшись скрыться за домами. Но Максим успел зацепить очередями ещё двоих. Те, как и первый, кувыркнувшись, рухнули на землю. Остальные начали метаться по улице огромными скачками, пересекая, иногда, траектории прыжков друг друга, отчего внимание Макса, пытающегося взять в прицел хоть кого-то, постоянно отвлекалось, переносясь от одного к другому. Бросив бесполезные попытки, Рекс решил вновь поменять место своей дислокации, тем более что прыгуны ещё и стреляли довольно метко по окну, за которым укрывался сталкер.
   В подъезде Максим неожиданно столкнулся лоб в лоб с одним из врагов, но в этот раз реакция человека оказалась быстрее. Прыгуна отбросило к дальней стене, он попытался встать, но Макс припечатал его к полу ещё одной очередью. Потом метнулся к телу противника и быстро обыскал содержимое карманов на рваных остатках разгрузки. Три запасных магазина и несколько пачек патронов стали для Рекса большим подспорьем для продолжения боя. Судя по состоянию оружия, бывшего в руках прыгуна, можно было сделать вывод, что за ним смотрели тщательным образом. Возможно, эти подобия людей были когда-то военными, раз в остатках разума отложилось правило - вести уход за вооружением и техникой. Кто знает...
   Макс вспомнил прикольную армейскую поговорку, слышанную им когда-то. "Умом ты можешь не блистать, но сапогом блистать обязан". Нервно хохотнув, опрометью рванулся в сторону выхода из дома. По улице уже носились пятеро врагов. Кажется. Из-за того, что их, мелькающих мимо туда и сюда, трудно было пересчитать с точностью, Максим решил отбросить математические старания, так как в глазах начинало рябить. Гораздо больше его сейчас интересовали анатомические способности этих "кузнечиков". Эдакий "подарок природы", будь он у самого Рекса, мог бы помочь "пропрыгать" всю территорию Зоны не более, чем за один день. "Интересно, - промелькнуло в голове, - каким "Энергетиком" эти парни пользуются? Может, поделятся, когда мы с ними помиримся?" Максим, водящий стволом автомата из стороны в сторону, на этот раз откровенно громко рассмеялся. Как раз удалось поймать в прицел ещё одного. Короткая очередь изменила траекторию полёта противника, отбросив его за угол здания.
   Таким макаром, истратив почти половину боеприпасов, Рекс провоевал ещё около двух часов. Испарина, покрывшая от постоянного напряжения всё тело, заставила одежду неприятно прилипнуть к коже, пот стекал по защитному забралу шлема и сильно щипал глаза. Но, похоже, противник и сам начал выдыхаться. Мыслимо ли это, два часа беспрестанных прыжков, длинной около двадцати метров и высотой около пятнадцати! Не насекомые же они, которые тоже быстро выдыхаются без подкрепления энергии. Вот тут Макс и почувствовал, что его шансы начинают повышаться. У сталкера под действием "Энергетика" в запасе была ещё пара часов. Правда, при таких затратах сил и внимания последствия могли быть довольно тяжёлыми, от головокружений, до потери сознания на непродолжительное время. Поэтому Рекс держал под рукой ещё одну банку напитка.
   Выпустив из автомата длинную очередь и свалив на землю ещё одного прыгуна, Макс начал осматриваться. Противник исчез из поля зрения. Либо решил больше не испытывать судьбу, либо действительно устал и передислоцируется на другое место, временно отдыхая. Единственное, что требовалось Максиму в данный момент - срочно пополнить сильно израсходованные боеприпасы.
   Стремительными перебежками от одного тела к другому, он на радость запасся ими даже с лихвой. В состав боекомплекта вошли и несколько гранат, правда, более серьёзных, чем предпочитал Рекс. "Ф-1" - более убойная, но при этом несколько тяжелее "РГД-5". А вес в бою может сыграть очень плохую роль, влияя на подвижность. Поэтому Максим решил использовать "Ф-ки" в первую очередь, чтобы избавиться от лишнего груза.
   Теперь следовало заняться поисками Сверла. Огонь автоматных очередей в той стороне, где он находился, уже давно затих. Дельтапланы тоже исчезли с небосвода. Но настороженность в действиях не помешает. Кто знает, что ещё может придумать неожиданный противник? Чтобы начать поиски, требовалось вернуться к следам преступника, чем Макс и занялся. Много времени на это потратить не пришлось. Цепочка отпечатков сталкера обнаружилась довольно быстро и привела к зданию бывшего спорткомплекса. Об этом говорили различные предметы, предназначенные для занятий физической культурой. Валяющиеся в коридорах "козлы", разбросанные повсюду гири, гантели и спортивные маты. Остатки теннисного стола, сваленные в кучу из рухнувшей стойки лыжи и палки к ним. Под ногой звякнуло, из пыли выкатился, блеснув одним боком, кубок, наверху которого человеческая фигурка занесла ногу для удара по футбольному мячу. Сейчас в Зоне быстрее кто-то пнёт твою оторванную голову, чем попытается поиграть во всемирно известную игру обычным способом. Говоря о победе, никто не имеет ввиду спортивные достижения. Такая печальная картина навевала не самые романтические мысли.
   Следы привели Максима к бывшему павильону хоккейных достижений. Искусственного льда конечно давно уже не было в помине, а на развороченном полу просматривались остатки холодильных установок, которые в своё время его вырабатывали. Макс слабо разбирался во всей этой спортивной технике, поэтому не мог даже представить себе, как всё происходило. Да и не волновала его в данную минуту специфика подобного сооружения. Именно на этом полу он и увидел лежащий рюкзак Сверла с хабаром, из-за которого за последнее время случилось столько смертей. Сидор был закрыт и полон, значит, никого не заинтересовал. Рядом следы крови и борьбы, а вокруг множество стреляных гильз. Самого Сверла нигде не было. А Максиму нужен был именно он или хотя бы его труп. Сталкер стопроцентно должен был убедиться в том, что возмездие за грехи состоялось. Два неровных следа вели к пролому в стене здания. Очень похоже, что пронесли, частично волоча по полу, тяжёлый предмет. Именно им и мог оказаться сам преступник.
   Припрятав рюкзак под сваленными в кучу рядами сидений трибуны, Максим двинулся по следам на поиски пропажи. Напротив спортивного комплекса располагался ряд зданий, относящихся к какой-то небольшой фабрике, а скорее всего бывшего хлебозавода. Кирпичная одноэтажная проходная с воротами, распахнутыми настежь, пристроем примыкала к административному корпусу. За ними - два производственных цеха, выглядевшие менее внушительно. До чего в большой тогда стране привыкли разворачивать административные штаты, что, похоже, здесь бродило больше канцелярских клерков, чем настоящих работников, выпекающих хлебобулочные изделия. И это вместо того, чтобы, сократив до минимума канцелярский аппарат, заметно повысить заработную плату простых работяг.
   В глубинах памяти Максима выплыл небольшой момент, когда он, похоже, был в таком заведении, где пахло кислым раствором закваски, летала в воздухе мельчайшая мучная пыль. Работали на полную катушку вытяжки воздуховодов. А в печи скрипели смазанные графитом шарниры люлек с формами для хлеба, медленно двигающихся через горнило, пышущее жаром. Именно такой свежеиспечённый хлеб навсегда запал в память Макса своим свежим ароматом.
   Сейчас же от предприятия осталось мало того, что могло напомнить о его былой деятельности - всюду было запустение и хаос. В нескольких окнах здания администрации, находящихся на третьем этаже плясало отражение открытого пламени, возможно костра. Сталкеры нередко пользовались таким способом освещения и обогрева в помещениях, где прятались от слишком частой непогоды Зоны. Занесут бочку литров на двести с вырубленной крышкой, поставят на несколько кирпичей или шлакоблоков и разжигают в ней огонь. Получалось по-чёрному, но, привыкшим к неудобствам людям это было не впервой. Тепло, светло и сухо. Что ещё надо сталкеру для счастья? Разве только обилие хабара.
   Найдя удобное место для того, чтобы забраться на крышу хоккейного павильона, и увидеть оттуда, что творится в здании напротив, Максим, как заправский альпинист, быстро поднялся наверх. Улёгся на полуобвалившемся перекрытии, достал бинокль и навёл фокус. Увиденное ошарашило его своей жестокостью. Посреди комнаты действительно стояла бочка, а в ней горел огонь. Вокруг ёмкости собралось штук пятьдесят прыгунов, сидящих полукругом, лицами в сторону противоположной стены. А на ней было подвешено раздетое тело Сверла. Одной руки у сталкера не было совсем, кровь стекала из рваной раны на пол. Но самое жуткое было в том, что живот преступника был вспорот, а, стоящий перед ним прыгун производил какие-то магические манипуляции, как шаман в диком племени, наматывая на палку вывалившийся из тела кишечник. Более того, в визире бинокля было видно, что сам Сверло ещё жив, находится в сознании и подвергается сильнейшим физическим и моральным мучениям.
   Вдруг почти потухший взгляд распятого подонка резко просветлел в надежде. Рекс понял, что Сверло увидел его и умоляет о скорейшем окончании невыносимого. Выдержать подобное Максим не мог при любом раскладе. Да, он шёл по следу преступника, чтобы наказать того за совершённое. Причем, наказать смертью, но не такой изуверской, а по возможности быстрой и почти безболезненной. Не в силах больше видеть страшную картину, Рекс достал из-за спины свой главный аргумент - одноразовый ручной гранатомёт "Муха". Вытянув более узкий конец трубы из основной, поднял прицельную планку и тщательно совместил её с висящим на стене телом. Сверло, насколько мог при испытываемых мучениях, радостно кивнул в ответ. Вылетевшая граната прошла сквозь окно и попала точно в него. Взрыв потряс комнату, разметав по ней всех находящихся там прыгунов.
   Смотреть на дальнейший исход у Максима не было никакого желания. Он всё ещё находился в состоянии большого эмоционального шока. Вот как бывает - идёшь наказать преступника смертью, а, в результате, убиваешь его, избавляя от великих мучений. Но просто смотреть на то, как звери издеваются над человеком, Рекс не мог. В том, что это действительно звери, он уже ни капли не сомневался. Насколько можно потерять человеческое обличие, если без сострадания спокойно глазеть и, более того, совершать подобное изуверство? Макса передёрнуло, он отбросил в сторону ненужную уже пустую тубу от "Мухи" и начал спускаться вниз. Теперь всё решала скорость. Надо забрать сидор Сверла и быстро уходить из этого богом забытого городка. В том, что, скорее всего, за ним устремится погоня, Макс был уверен. И, похоже, воевать придётся всерьёз. Теперь в его жизни была цель, он был вестником перемен, глашатаем того, что правда восторжествовала. Души невинно убиенных отмщены и могут со спокойствием уходить в те места, где теперь им будет гораздо лучше.
   Выскочив из спортивного павильона, Рекс опрометью бросился в сторону ближайших городских кварталов. Какую-никакую, а защиту для него представляли стены бывшего человеческого жилья. Прыгуны успели быстро сориентироваться, так как в небе уже стрекотали оба мотодельтаплана. Влетев в ближайший дом, Максим решил не задерживаться в нём, а пробежал насквозь и выскочил через окно первого этажа с другой стороны. Причём, сразу пожалел, что оказался на улице именно в этом месте.
   Дальнейшее продвижение было затруднено захламлённой площадкой незавершённого строительства. Упавший поперёк двора башенный кран перекрывал собой и без того забитое до отказа строительным материалом пространство. Как ни чертыхался Рекс, а именно этот завал помог ему справиться с первым летающим прыгуном. Основа крана успела оторваться от металлической конструкции, а торчащие посреди двора плиты, предназначенные для стен, сыграли роль упора для некоего огромного противовеса. Наверное, именно такими большими весами пользовалась богиня правосудия Фемида, пытаясь разрешить спорные вопросы глобального масштаба.
   Макс, оказавшийся решающей гирькой для перевеса шаткой конструкции, прыгнул на один конец, оседлав его, и резко поехал на нём вниз. Взвившаяся в воздух противоположная сторона ржавых переплетений неожиданно со всего маха ударила по вылетевшему из-за дома дельтаплану. Треск мотора внезапно стих, а аппарат вместе с сидящим в нём прыгуном, уже собравшимся стрелять по Рексу из пулемёта, развалившись на части, рухнул вниз. Максим спрыгнул на землю. Находящийся наверху конец башни крана, резко обрушился, похоронив под собой уже очухавшегося и встающего на ноги пилота. При этом сама конструкция, словно вздохнув, освободилась, наконец, от многолетней кары зависания и, разломившись пополам, со страшным грохотом упала на землю. Макс, которому удалось вырваться на простор, рванул к выходу из захламлённого дворика.
   Но здесь его уже поджидали несколько прыгунов, начавших скакать в разные стороны и открывших стрельбу по сталкеру. Трассы ложились в непосредственной близости от бегущего Рекса. Он же пытался огрызаться, как мог. Ко всему прочему второй летун метнул вниз гранату. Но она не столько причинила вред Максиму, сколько помогла ему, разорвавшись на земле в тот момент, когда он уже залетал рыбкой в одно из окон дома, находящегося на другой стороне улицы. Взрывная волна придала телу свойство выпущенного снаряда. Пролетев по воздуху около четырёх метров, Макс вышиб одетой в боевой шлем головой дух из ворвавшегося навстречу ему прыгуна. При этом автомат противника оказался в руках человека, не преминувшего им воспользоваться, прочертив длинной очередью диагональную линию кровавых разрывов на теле врага. Плохо было то, что один из осколков гранаты зацепил бедро на правой ноге. Но замечать такой мелочи в данный момент Рекс совсем не хотел.
   До пригорода было ещё несколько кварталов, а врагов вокруг столько, что он даже не пытался провести пробный подсчёт мобильного войска. Вбежав на чердак дома, Максим огляделся. Прямо на него летел второй дельтаплан, но пилот не видел сталкера, высматривая его внизу, поэтому сам явился лёгкой мишенью. Оставшимися в магазине патронами Рекс почти в упор расстрелял летуна. Пули вырвали из его тела солидные куски плоти. Двигатель аппарата взревел на полном газу, а сам дельтаплан резко взмыл вверх и, перевернувшись, вошёл в крутое пике, после чего со всего маху врезался в землю. С улицы сразу раздалось многоголосое рычание. Не понравилось "кузнечикам" то, что в этой игре счёт до сих пор был в пользу сталкера: много - ноль. Но Максим понимал, что его везение не может длиться вечно, слишком неравны силы в этом противостоянии. Он не знал, сколько времени ему выделит Зона для продолжения противоборства. Ничего не оставалось, как только постараться хоть немного ещё пожить на этом свете. Хочешь, не хочешь, а придётся выпутываться из положения. Сегодня Макс, как никогда, чувствовал за собой правду, поэтому решил биться до конца.
   Вопреки привычке одиночества, он именно сейчас очень нуждался в поддержке, жалея о том, что работает без напарников. Действие "Энергетика" подходило к концу, в организме уже проявлялась вялость и замедленность реакции. Чтобы не упасть без сил окончательно, он решился на употребление ещё одной банки. Только бы выбраться отсюда, потом можно и отлежаться где-нибудь. Через пару минут активность организма и острота ощущений вернулись, и Максим двинулся дальше. Выбежав на улицу, пересёкся с тремя прыгунами, тотчас открывшими огонь, откатился в сторону и выстрелил в ответ. Не попал. Тут только сообразил, почему.
   Между ним и врагами разверзлась громадных размеров "Воронка". Стрелять через аномалию бесполезно: она мгновенно всасывала в себя любой, попавший в неё предмет, и пули в том числе. А прыгуны этого или не понимали, или просто не замечали опасной близости аномалии, так как продолжали скакать вокруг неё. Закончилось это тем, что один из них всё же угодил прямо в центр "Воронки", та же мгновенно воспользовалась смертельной оплошностью мутанта. Единственное, что увидел убегающий и прикрывающийся аномалией Макс, как она, словно живая, пришла в движение, всосав в себя барахтающееся и визжащее тело, стремительно раскрутилась, произвела разрядку и смогла добросить наперёд сталкера уже оставшийся почти без плоти череп. Остальные, всё ещё не понимая бесполезность своих действий, с гневом и злобой пытались стрелять сквозь аномалию, вслед удаляющемуся Рексу.
   Пробежав на одном дыхании пару кварталов, между домами которых мелькали парившие в воздухе и стреляющие прыгуны, Максим остановился у бывшей пожарной каланчи. Тут до его слуха донёсся рёв двигателя. Только успела промелькнуть мысль, что больше дельтапланов сталкер не видел, как вдруг из-за взрытой дорожной насыпи навстречу ему выскочила в прыжке "Багги". Чего-чего, а этого он не ожидал. Гоночная машина, как и мотодельтапланы, была оборудована для стрельбы пулемётной турелью, сзади которой был притянут ремнями для страховки стрелок. Очередь крупнокалиберного пулемёта прошла прямо над головой. Если бы Максиму не удалось своевременно пригнуться, голову могло срезать в один момент. "Багги" скрылась за домом и, взревев с новой силой, начала разворачиваться во дворе, пытаясь вернуться обратно.
   Выждав несколько секунд, Рекс метнул в просвет между домами сразу три "Ф-ки", а сам моментально скрылся в ближайшем подъезде. Прогремевшие взрывы резко заглушили орущий форсированный двигатель машины. "Багги", кувыркнувшись несколько раз, остановился недалеко кверху колёсами. Прыгуны, оседлавшие его, не подавали больше признаков жизни, безвольно свисая вниз головами на ремнях страховки. Ждать развязки Максим уже не стал, а, пробежав дом насквозь, вновь выпрыгнул в окно, находящееся на другой стороне. Завывания неприятеля раздавались со всех сторон. Бросив в просветы между домами ещё несколько гранат, Макс стремглав побежал дальше.
   Прыгуны начинали бесноваться всё сильнее, всё чаще пули ложились совсем рядом, пару раз просвистев, как в песне - "у виска". В конце концов, бой закрутился настолько, что понимать в нём что-либо, Рекс уже успевал с большим трудом. Двигался он как машина, реакция и действия работали на интуиции и автоматизме. Всё слилось в единую мешанину прошлого, настоящего и будущего. Время словно свернулось в кольцо, замкнув на себе один миг. Разве такое возможно? Кто знает, кто знает...
  
   В Зоне, как и везде тоже наступала ночь, приходила постепенно, робкими шагами, словно боялась, что не все успели завершить свои нелёгкие дневные заботы. Словно ждала, когда все долги будут розданы по-полной. Но всё равно неумолимо окутывала собой пространство, начав снизу, медленно поднималась всё выше к небесам, заставляя гаснуть и их. Всё затихало и уходило на положенный покой.
   Она даже была сильно удивлена, что кто-то там внизу всё никак не хочет угомониться, разрывая её почти чёрное великолепие росчерками огненных трасс, постепенно перемещающимися к самой окраине притихшего городка. Это продолжалось довольно долго. То затихая, то разгораясь с новой силой. Мелкие букашки Мироздания не хотели принять неизбежное, и продолжали свою возню среди пустующих коробочек былых людских страстей, смешивающих в себе радость, от первого плача рождающихся на этот свет, с оглушительным криком убитых горем родственников над телом, ушедшего от них навек.
   И невдомёк было госпоже Ночи, что человек, чувствующий за собой правоту, уходил от зверей, жаждущих его скорой смерти. Он не привык сдаваться, он был один, а их много, но за ним была правда, и она - сильнее смерти. Он - одиночка, но за ним незримой стеной стояли те, за кого ему сегодня удалось отомстить. И они говорили ему простое человеческое спасибо.
   Уже городок остался позади, человек был серьёзно ранен, патронов почти не осталось совсем, а звери не отставали. Видно действительно хотели извести его с этого света. А он не сдавался даже тогда, когда они взяли его в кольцо, и пытался хоть ненадолго продержаться ещё в мире живых. Но зверям было невдомёк, что за ним сила. Сила Добра. А иначе как ещё назвать то чувство, которое подвигает людей на порой безрассудные поступки ради хороших отношений. Ради дружбы. У этого человека не было напарников, но друзья были всегда. Вот именно друзья и пришли к нему на помощь в самую трудную для него минуту.
   Копошение людей и зверей внизу закончилось. Ночь теперь могла со спокойствием приступить к непосредственным обязанностям. Пустив развеваться по небосклону свою чёрную шаль, хозяйка мрака слегка тряхнула ей. По всей поверхности шали прошли искры разряда, но не погасли, а, разбежавшись по определённым местам, собрались в созвездия, чтобы, мерцая в кромешной тьме Мироздания, озарять усталому путнику его долгую дорогу к дому. И только Мирозданию было известно, каким длинным будет путь этого человека к собственному дому, который он уже давно так безуспешно пытается найти.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"