Андрейченко Владимир: другие произведения.

серия Stalker, Противостояние, 5 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рекс с помощью настоящего друга и хорошего напарника - Плаксы начинает понемногу вспоминать своё туманное прошлое. Открывается много непонятных вещей. В частности, Максим узнаёт, что он становится нужным какому-то могущественному заказчику, и на него начинается охота. Ну, а дальше - по тексту...


ЧАСТЬ 2

НАПАРНИКИ

ГЛАВА 5.

   Случается часто, что события разворачиваются по незапланированному сценарию. Одна из сестёр возвращалась, выполнив задание, уже пройденным неоднократно маршрутом. Цивилизация молодняка проверена, вера в благополучный исход задуманного укреплялась с каждым разом всё сильнее. Они развиваются, полные сил и энергии. Познают тайны Мироздания и крепчают духом день ото дня. Вот теперь можно и поведать своим о положительном результате. И всё бы ничего, если бы на пути сестру не поджидала засада...
   Нет никакой возможности сообщить о произошедшем, энергия зарядки иссякает, создавая критическую ситуацию, грозящую пленением. Особь лихорадочно начала перебирать возможные варианты спасения.
   Остается только одно. Разумы человечества ещё даже не прошли весь путь совершенства в индивидуальном становлении, и до единства им очень далеко. Значит, заблокировав в своём сознании большую часть возможностей, можно просто затеряться среди них. Главное - не показать противнику, чем же так важна для нас эта маленькая планетка на задворках Вселенной. Иначе - крах всему. А если попасть в руки противника с потраченной на девяносто процентов энергией - это значит, выдать ему задуманное и тем самым погубить всех! Себя, свою семью и, главное, этот молодняк, у которого всё ещё остаётся шанс выбрать в жизни, во всех отношениях, правильный путь...
  
   Ночь выдалась как раз из тех, про которые говорят: - "Хоть глаз выколи!" Стоит только вытянуть руку, и даже ладони сквозь пелену мрака никаким сверхчувствительным зрением невозможно увидеть.
   Рекс с большим трудом вырвался из объятий кошмарного сна, с настойчивостью пытавшегося превратить его разум в подобие бесформенной каши. Раньше, после того, как жизненные передряги привели его волею судьбы в Зону, поскитавшись по Её пределам, он спал безо всяких сновидений. И вдруг, как накатило. За последнее время из раза в раз начала повторяться одна и та же картина. Словно кто-то, как по заказу, крутит ему один из первых виденных им ужастиков в коммерческих видеозалах совка.
   Вдалеке отголоском прозвучало завывание слепого пса, что сразу прояснило голову и заставило насторожиться. Амулет на груди ощутимо вибрировал и заметно потеплел. Автоматическим движением Максим нащупал "Абакан" и развернул оружие в сторону звуков. Реакция напарника не заставила себя ждать.
   - Ты чего? Опять кошмарики? Заманал ты уже, Макс! Тебя хоть ваще спать не ложи. Так скорее ты меня психом сделаешь, а не Зона. Ну, чего опять? Вроде спокойно всё. Покури малёха и ложись, давай. Тебе отдыхать ещё до своего дежурства два часа, - с надеждой в голосе проворчал Плакса. Сам же при этом насторожился, всматриваясь в сторону единственного выхода из схрона, в котором двум друзьям приходилось не раз пережидать черноту беспокойных ночей.
   Таких схронов у напарников за годы их совместных скитаний по Зоне был не один десяток. Побродишь среди разной "твари по паре", где каждая обязательно, если не откусить, то уж открутить тебе голову пытается с непонятным остервенением, вот и стараешься наилучшим образом обезопасить себя во время и так неспокойного сна.
   - Извини, Ден, замучился я уже, хоть не ложись совсем. Только ведь сам знаешь - неспроста это у меня,- произнёс вполголоса Рекс, бесшумно перебравшись в наиболее затемнённый угол грота. Всё это время он не переставал держать ствол "любимчика" в направлении входа.
   Плаксой напарника в Зоне прозвали острые языки, которых среди обычного сталкерского народишки хватает с избытком. А что ещё делать после тяжёлых рейдов, где тебя если не разорвут на куски монстры, то, возможно, просто раскидает по окрестности какая-нибудь аномальная хитрюга, как не чесать языками? Юмористов хватает везде, другое дело, что шутки шуткам бывают рознь. А так, как фамилия Дениса, под стать прозвищу, была - Луковин, естественно, уже и не вспомнить, кому из шутников и балагуров, однажды встретивших сталкера за посиделками возле костра, пришло в голову рассказать байку про разделывание лука на салат и "птичку жалко".
   Вот и прикипело среди сталкеров к нему прозвище - Плакса. А он сам к этому отнёсся с полным равнодушием и невозмутимостью. В конце концов, "погонялы" в Зоне дают почти всем. Так проще запоминать тех, с кем встречался, или ещё предстоит встретиться. Да и повезло ещё шутнику, что не назвал уж совсем зло и не по-детски, типа: Чипполино. Вот побегал бы потом между двумя друзьями, как между несколькими аномалиями "Карусель"!
   Хотя, будучи напарником, или вернее - самым близким и неразлучным товарищем для Плаксы, в любой ситуации и при любых обстоятельствах сам Рекс его, кроме как Денисом или Деном, так ни разу и не называл. Да и плакать им было, вроде как, недосуг, ведь оба были из той категории людей, про которую говорят: - "Если не ты их, то неприятности сами находят тебя". Две по-разному сломанные жизни, не нашедшие в прошлом уютного гнезда, куда бы следовало вернуться для успокоения. Так, поди ж ты - сошлись вместе, на зависть многим, кому были известны, готовые друг за друга отдать всё, вплоть до собственной жизни. Вот, наверное, это и есть - настоящая мужская дружба.
   Плакса, для которого подобное поведение напарника не было диковинкой, резким скачком перебрался за выступ, находящийся вблизи от входа в расщелину и занял оборону в сторону вытяжки для дыма. И как оказалось - вовремя. В тот же миг на пол пещеры стремительным прыжком приземлился снорк. Реакция Дениса оказалась мгновенной, монстр ещё только находился в полёте, а Плакса уже открыл по нему огонь. Пули пистолета-пулемёта прочертили на теле мутанта полосу кровавых ран. Одна из них вошла точно в стеклянный глаз противогаза, выбив с обратной стороны черепа осколки кости вперемешку с красно-бурым его содержимым. Снорк, слегка подпрыгнув, шлёпнулся возле костра и задёргался в конвульсиях. Рекс же, доверяя напарнику, едва бросил на происходящее мимолётный взгляд, не забывая держать входной лаз под прицелом. Предчувствия сталкера и в этот раз не повели его. Почти в синхроне с первым, оттуда в расщелину попытался ворваться ещё один мутант. Но, как и его собрат, был срезан короткой очередью в голову.
   Вдруг перед глазами начала проявляться лёгкая зыбь, а видимые предметы стали двоиться. Раздавшийся шум в ушах заставил вздрогнуть и напрячься. Друзья молниеносно обменялись взглядами и быстрыми движениями достали из нагрудных кармашков бронежилетов по таблетке, помогающей выдержать пси-удар. Опыт приходит со временем, а после этого его, как говорится, уже не пропьёшь. Проглотив пилюли, словно по чьей-то команде: - "Делай раз!" - напарники продолжили удерживать под прицелами свои сектора. Время действия препарата ограничено десятью секундами. Ну, да этого было вполне достаточно, потому что приближающийся контролёр находится ещё довольно далеко. Встревоженного Плаксу постепенно начинал бить озноб, отчего пистолет-пулемёт в его руке заметно подпрыгивал и ходил ходуном.
   - Р-рекс, я т-там ловушк-ку уст-тановил ещё с п-прошлого раза, как д-думаешь - сраб-ботает? - напарник начал говорить, слегка заикаясь.
   - Не знаю, Ден, дал бы бог, а то, если придётся справляться вручную - опять потом неделю у "докторевского" отлёживаться за последнюю пару оставшихся артов.
   - Сколько п-примерно ему п-понадобится времени, чтобы к нам п-подобраться?
   - А вот через минутку и "будем посмотреть". Сработало бы только... Ты куда?! Стой! Там же неизвестно кто ещё может быть рядом с ним!
   Плакса, рванувший было к выходу, резко отскочил назад и схватился за голову. "Узи", закреплённый на длинном ремне, перекинутом через голову, выпал из его рук и повис на боку. Максим покосился на напарника. Дениса сотрясало, словно в припадке.
   - Н-не м-могу б-больше, М-макс, б-больно д-до ужаса...
   - Терпи, братка, терпи, - сквозь зубы процедил Рекс, которого тоже колотило. Правда, не столь жёстко, так как уровень пси-защиты у него был почти в два раза выше, чем у друга.
   При этом в данный момент оборону убежища Максиму пришлось держать в одиночку. На этот раз удалось снять очередью пару тушканов, пытающихся прорваться на входе.
   Внезапно пси-давление на разумы напарников пропало, а после раскатистого взрыва заряда пластида отголоском от стен расщелины донёсся едва начавшийся и резко оборванный крик контролёра. Вслед за этим на всю округу раздался грозный рык, переходящий в тональность едва терпимого визга. Словно неподалёку сработала автомобильная сигнализация. Кому хоть раз удавалось слышать в Зоне жуткий рёв химеры, тот никогда не сможет спутать его ни с чем. "Солидная свита у хозяина", - подумал Макс, вздрогнув от мысли, что могло бы ожидать напарников, если бы химера вместе с контролёром не угодила в ловушку.
   Пока Плакса приходил в себя, Рекс быстрыми крадущимися шагами направился в сторону выхода из расщелины. Выглянул наружу, предварительно включив "ночник" боевого шлема. В тридцати метрах от входа в схрон из-под огромной глыбы, рухнувшей со скалы под воздействием взрыва пластида, установленного Плаксой, торчало меньше половины тела контролёра. Он погиб почти сразу. А вот химере не повезло, ей придавило всего лишь одну из задних лап, поэтому, предчувствуя близкую гибель и нестерпимую боль, рвалась она настолько сильно, что казалось, будто эта многотонная глыба сейчас опрокинется и отпустит свою жертву, но не тут-то было. Если Плакса брался за работу, он подходил к ней основательно, с гарантией и расстановкой. А уж в подрывном деле он точно был не зелен.
   Рекс резкими скачками пробежал метров двадцать, не забывая оглядывать окружающее пространство(а вдруг ещё остался кто-нибудь из непрошенных ночных гостей?), и навскидку сделал по паре выстрелов в каждую из двух голов химеры. После чего на всякий случай повторил ещё раз прямо в височную часть большой головы. Монстр подёргался и окончательно затих. Отработанным движением, присев на корточки, Максим на одной ноге развернул тело кругом и осмотрелся, держа ствол автомата перед собой. И только тогда, не найдя новой цели для своей смертоносной игрушки, опустил ствол, правда, не поставив автомат на предохранитель. Он почти никогда не делал этого, разве что - отстёгивал магазин, не доставая патрон из патронника, и то только во время нахождения в безопасных местах, типа бара "Сто рентген", "Скадовска" или родной базы. "Абакан" всегда стоял на отсечке в два патрона. Рекс считал, что лучше нажать на курок несколько раз, чем быть расточительным стрелком. Да и в таком положении для стрельбы "Абакан" при умелом использовании, практически всегда обе посланные пули "ложил" в одно и то же место.
   Из схрона, пошатываясь, появился Плакса и дрожащим голосом спросил:
   - Ну что, опять без меня управился и рад?
   - Подожди, Ден, тут, что-то не так. Посуди сам - контролёр довольно сильный, матёрый, он мог начать обрабатывать нас гораздо раньше, а почуяли мы его воздействие метров за сто.
   - Ну, тут же скалы...
   - А ему без разницы - скалы или нет, это же пси-давление!
   - То есть ты хочешь сказать, что даже в этой местности мы должны были почуять его примерно метров за триста? А это значит...
   - Вот именно - это значит, что ловушка твоя должна была сработать через несколько минут, после того, как мы его ощутили. А сработала она секунд через тридцать. И я делаю из случившегося вывод: если бы контролёр вышел на нас случайно, он бы сразу попытался нас обработать. А начал воздействовать он только после попытки внезапного нападения снорков...
   - Получается, что на нас он со своей, причём, заметь - неполной сворой вышел не случайно.
   - Вот-вот! И, кстати, за последнее время, это уже четвёртое нападение здешних тварей, в час, когда бдительность дозорного может быть ослаблена тишиной и прошедшим не самым лёгким днём. На подобную продуманность в действиях не способны сами снорки или какие-нибудь тушканы с кровососами, в которых играет животный инстинкт. Им без разницы, спишь ты или нет.
   - Да и сам контролер не намного выше их по уровню интеллекта, и управляет ими только, наверное, в большей степени, за счёт инстинкта жажды добычи.
   - Ну, да ладно, давай-ка присядем вон под тем кустиком в тени от лунного света и притихнем ненадолго. Хочется посмотреть, что к чему. Может мы какие ещё "добрые силы" пробудили ночной пострелялкой? А то сон всё равно уже перебили, да и скоро уже должно начаться моё время дежурства...
   - Слушай, Макс, а может быть, я больше не буду тебя стеречь по ночам? Всё равно ты вперёд меня начинаешь своими кошмариками чуять недоброе. Да и нападают на нас, что странно, только когда ты отдыхаешь.
   - Ишь шустрый какой! Значит, я буду дежурить, а он нет!
   - Так и тебе нечего дежурить. Ведь ты и во сне, вроде, как на дежурстве.
   - Ну, во-первых, ещё не факт, что это полная гарантия нашей безопасности, а во-вторых, кто может сказать, как ты поведёшь себя спросонок? Вдруг в меня начнёшь палить, не разобравшись? - Рекс хохотнул, глядя на пришедшего в себя друга.
   - Скажешь тоже... Да я во сне, между прочим, сам, где бы не находился, всегда с полной уверенностью могу сказать, с какой стороны от меня ты находишься. Знаешь, честно - от твоего тела какое-то тепло ощущаю и небольшую вибрацию, вот как от мобилы в кармане. Ты не знаешь, почему бы это?
   - Постой, постой! Так ты тоже это чувствуешь? - Рекс правой рукой залез под броник и нащупал на шее амулет. Это была обычная продолговатая запонка от мужской рубашки с небольшим отверстием в сужающемся наконечнике и рифлёным рисунком, сделанным гравировкой или литьём. И изготовлена она из цельного кусочка какого-то лёгкого, но очень прочного серебристого металла.
   Тут только Рекс вспомнил, какое же ещё ощущение он иногда испытывает перед возможной опасностью или каким-либо неприятным событием, которое могло повлиять на его дальнейшую жизнь - это тепло в районе груди и небольшая вибрация!..
   И тут снова накатило...
  
   Решено! Правда, без посторонней помощи вернуть себя к полноценной жизни вряд ли удастся, но, это уже полбеды. На пару миллионов лет зарядки должно хватить, а там будет видно. Ну, или уже не будет...
   Торопясь не только к своему спасению, но и всего будущего в целом, Сила Добра устремилась к поверхности планеты. На выбор места дальнейшего нахождения времени уже не оставалось. Погоня следует буквально по пятам. Главное - не дать противнику завладеть собой! Цель близка. Уже перед самой поверхностью почти полностью отключить сознание, перейти в режим энергетического ожидания, тем самым сбив погоню со следа. Вот вроде бы и всё...
  
   - Рекс! Рекс! Очнись же ты, наконец! - голос Плаксы, как будто приближаясь издалека, наконец, обрёл тот уровень децибел, при которых уже начинаешь понимать, о чём тебе говорят. - Ну вот, ожил, а то я думал, что ты уже совсем меня осиротить хочешь.
   Рекс с натугой и болью в голове медленно и не без помощи напарника сел, оперевшись плечом о скалу. Перед глазами медленно прокручивались кадры увиденного в беспамятстве, молочная пелена постепенно рассеивалась.
   - Нашёл, тоже, усыновителя... Может быть тебя ещё грудью покормить? - развернувшись, Рекс увидел радостную физиономию приятеля - Это, наверное, откат от действия этих долбаных пилюль.
   - Да нет, наверное, скорее - последствие твоих кошмариков. Ты за последнее время меня так уже четвёртый раз пугаешь. Видел бы сам, какой синюшный цвет лица у тебя во время этого "отката"! Посмотришь - труп трупом, как уж тут не испугаться, что останешься без напарника.
   - Так ты опять о себе только печёшься...
   - Ну и о себе родном тоже, как же без этого, - улыбка не переставала покидать лицо Плаксы.
   - Что там вокруг творится? Не слышно ничего подозрительного?
   - Когда уж тут было вокруг озираться, когда ты меня чуть за упокой не заставил петь, - Плакса, конечно, скромничал. Сам же наверняка не забывал озираться по сторонам. В конце концов, собственная безопасность, наверное, более важнее для каждого. И тут же добавил: - Не боись, вроде как тихо всё, если не считать того, что здесь любой шум привлекает ночью внимание тварей. Есть-то все хотят. Но к нам пока по этому лабиринту между скал доберутся, времени много пройдёт.
   - Поэтому предлагаю быстро сменить место дислокации, - Максим вскочил и проверил готовность "Абакана".
   Друзья отработанным приёмом перебрались по отвесной скале, цепляясь, за видимые только им двоим, сделанные ранее, вырубки в каменистом склоне, на самый верх. Уже давненько облюбовали они на свой вкус это место для безопасного наблюдения за окрестностью. Благо самой природой, как по заказу, наверху были сделаны две ниши.
   Отдышавшись после быстрого подъёма, каждый из напарников начал вглядываться в ночной мрак и прислушиваться к тому, что же действительно происходит вокруг после случившейся заварушки.
   - А что? Неплохой вид! Если бы не эти звуки ночной Зоны, можно было бы подумать, что просто на вылазку или, там, пикничок выбрались, что было бы неплохо... - Максим не отрывал взгляда от низины. - Вот я же говорил, что не всё так просто. Чувствуешь, Ден, вроде кто-то по ущелью движется в сторону схрона?
   - У тебя "ночник", ты и приглядись. Мне ни черта толком не видно.
   - Подожди-ка ещё чуть-чуть, сейчас из-за поворота появятся... Ну да, так и есть - зомбари прут, штук десять, не меньше. Раскачиваются, как чумные, и бормочут что-то. Сейчас поближе подойдут, я их поснимаю. Отсюда это можно спокойно делать, как в тире, всё отлично видно.
   - Тебе-то отлично, а у меня - хоть глаз выколи, ни черта не вижу без "ночника". Сколько мы уже с тобой в рейде? Неделю? Вот не подумал сразу, что запасные батареи нужны, теперь мучаюсь... И знаешь, что странно? Почему контролёр их вперёд себя по ущелью не пустил, а решил сам с нами разобраться?
   - Я же говорю - неспроста это всё. Создаётся впечатление, что за нами постоянно кто-то наблюдает, но держится на большом расстоянии.
   - И причем не пытается убить нас, а только предупредить, что мы, мол, не одни. Чтобы, наверное, не расслаблялись и были постоянно начеку.
   - А ещё при этом лишились покоя и сил тоже. Ну да ладно, оставим разговоры на потом, а сейчас пора бы разобраться с непрошеными гостями из бара "живых мертвецов".
   Прицелившись в первого зомби, Рекс плавно нажал спуск. Обе пули привычно легли в одну точку. Нежить, как в цирке, перекувырнувшись через голову, плашмя рухнул на камни. Макс перевёл прицел на следующего. Парная очередь раздробила идущему зомби голову, впечатав его в стену ущелья. Тот грузно осел и в неестественной позе, завалившись набок, накрыл своим телом большой камень. В течение минуты количество нежити уменьшилось ровно наполовину. Остальные, вяло разбредаясь в разные стороны, задрали головы вверх и открыли беспорядочную стрельбу в сторону огневой позиции друзей. Пули зацвиркали по камням, откалывая от них острые куски, больно бьющие по открытым частям тел, и со свистом рикошетили в стороны. По ущелью эхом прокатился раскатистый треск автоматных очередей. Дождавшись, когда зомби начнут перезаряжать оружие, спрятавшийся за камнями Рекс возобновил прицельную стрельбу. Через несколько минут с врагами было покончено, только эхо ещё носилось по соседним скалам, какое-то время, будоража окрестность.
   Прислушиваясь к возобновившемуся гвалту местной живности, приятели переводили дух.
   - Вот, чёрт, - Плакса оглядывал себя, как красна девица в зеркале, - ремешок верхнего крепления броника срезало, как ножом.
   - А ты зачем высовывался, коли не видишь ничего? Если бы в голову попали?
   - Так ведь интересно...
   - Ага, тебя любопытство гложет, а я потом мучайся - неси тебя к докторевскому, да? - Максим с улыбкой смотрел на напарника.
   - Я же не думал, что они так быстро спохватятся! Сам ещё сообразить ничего не успел, как пули засвистели, - Плакса улыбнулся и тихонько запел: - Тёмная ночь, только пулька попала в висок... - потом хохотнул и добавил, - Неестественно это всё как-то, чтобы зомби так быстро соображать начали. Ты как думаешь, Макс?
   - Вот я и говорю, что создаётся впечатление, будто нас с тобой насквозь видят и предугадывают каждый шаг. Смотри, как точно зомбари без контролёра на наше убежище вышли! Ведь в ущелье, за двести метров отсюда, ответвлений в разные стороны штук шесть будет.
   - Да-а-а... Странности последнее время твориться начали. Не нравится мне всё это. Ну что, посидим ещё чуть-чуть да двинем заниматься мало-мальски "оперативным делом"?
   - Это ты про обыск тел грешных? Давай рассвета подождём, а там уж и видно будет. Да и приглядеться бы не мешало, коли такая петрушка творится...
   Пока Плакса пытался хоть как-то подремонтировать порванный на бронежилете ремень, Рекс полез во внутренний карман комбеза и, сплюнув, начал чертыхаться не меньше напарника.
   - Что там у тебя-то случилось, Макс? - спросил участливо Денис.
   - Да, видно, пока в отключке был, все сигареты переломал. Теперь придётся по дороге к базе чинариками баловаться или табаком кусок бумаги дедовским методом набивать, чтобы хоть немного своё состояние поддерживать.
   - Давно тебе говорю - не дело это, воздух коптить. Бросай свою курёху.
   - Бросишь здесь, как же! Хоть сигаретами немного адреналин в крови понижать от такой жизни. Я же в доЗоновские времена об этом даже не думал. Пацанами были - все баловались, а я - ни гу-гу.
   - Так чего же сейчас ждёшь?
   - Привычка - вторая натура. Ну да ладно, даст бог, всё наладится, глядишь, и будет со временем ради чего бросить...
   Приятели ненадолго замолчали. До острого нюха Плаксы дотянулись сладковатые запахи сигаретного дыма, выпускаемого Рексом. Он вздохнул полной грудью воздух предрассветного часа и, потянувшись, сладко зевнул.
   - Слышь, Макс, а мне вот, например, нравится запах табачного дыма на свежем воздухе, хоть и сам не курю. И ещё, знаешь, помню в детстве мы с пацанами, играя во дворе, частенько вставали возле выхлопной трубы какого-нибудь автомобиля и вдыхали дым. Вот ведь человек - вроде знает, что полезно, а что вредно, а всё равно пытается сделать то, что ему нравится... И ведь нам нравилось!
   - У тебя, Ден, ещё и детство было что ли? - со смешком спросил Рекс.
   - И, знаешь, наверно ничуть не хуже, чем у других. По крайней мере, есть о чём вспомнить, - с умилением ответил Плакса и, хохотнув, продолжил: - а я вот давно хотел тебя спросить, Макс, как ты сам-то в Зону попал? Неужто "трудное детство - деревянные игрушки"? А то мужики за кострами частенько свою подноготную, аж до пятого колена, разложить готовы, а ты только отмалчиваешься.
   - Я-то? Честно скажу, не всё помню и поэтому рассказывать особо не о чем, вот в чём петрушка.
   - Это как?
   - Ну, как? - усмехнувшись, Рекс продолжил: - вот так бывает. Очнулся на Затоне в пещере, кругом тьма беспросветная, вот как сегодняшней ночью. Рукой пошарил - что-то холодное, а невдалеке горят из темноты два глаза, и в голове полный сумбур, как будто кто-то черпаком всё её содержимое в бульон перемешал. Схватился я за первый попавшийся под руку предмет, чувствую - пачка сигарет, а в ней вместе с содержимым ещё зажигалка. Я другой рукой из пачки зажигалку выдернул и чиркнул - пещера слабо осветилась. Смотрю - рядом лежит труп сталкера, семизарядный "Чейзер", а в дальнем углу, уставившись на меня, стоит чудище с большим наростом на затылочной части головы и, растопырив руки, как супермен какой, пытается меня загипнотизировать. В голове - каша, точно целая свора вурдалаков завывает, вырвавшись из стен церквушки Гоголевского "Вия". Я автоматическим движением схватился за дробовик и несколько раз выстрелил прямо в светящиеся глаза монстра. Хватка гипноза слегка спала, но круги перед глазами ещё долго плавали. Я опять зажигалкой чиркнул - чудище лежит на животе, стонет и пытается вновь подняться. Думаю - пора ноги делать, пока оно меня не съело. Тут я перепрыгнул через него и дал дёру на выход. Как до "Скадовска" добрался, не помню. Мужикам рассказываю, а они потешаются. Говорят, что от контролёра просто так никому уйти не удавалось. Думали, что я с ума сбрендил, и мне всё это почудилось. А я даже понять не могу, о чём они говорят. В мозгах чисто, как в только начатой книге. Одни белые листы и пробелы. Ничего о себе не помню. Наверное, пропал бы тогда с непривычки. Спасибо Бороде, что помог. Я трясусь весь, в себя прийти не могу. Надо же, думаю, как в жизни может быть, чего только не увидишь. А он увидел у меня в руках пачку и посоветовал затянуться, мол, спокойнее станет. Вот с тех сигарет я курить и начал.
   - Да, Борода вообще мужик классный! Он сам сталкерил несколько лет, а потом заматерел, денежки появились кое-какие, решил с походами завязать. Вот на "Скадовске" бар и открыл. Но к мужикам нормального отношения не поменял, не зазнался, как некоторые. До сих пор людям помогает и уважает всех, кто пытается помочь другим, - Плакса примолк, прислушавшись к рёву какого-то монстра в долине у подножия скал, и, наконец, хохотнув, заключил: - ну, или не всего живого. Судя по этому голодному вою, я бы не хотел помочь его хозяину в пропитании.
   - Это потом уже я узнал, насколько страшен контролёр, - продолжил Макс, - но мужики тогда не поверили. Кричали, что я не смог бы от него целым и невредимым уйти. Потом не выдержали, собрались вместе и решили добраться до этого места. Типа - облаву устроить, но, как оказалось, воевать там было уже не с кем - посреди пещеры лежал труп контролёра. Некоторые авторитеты..., да Гонту же сам знаешь?..
   - Охотник на мутантов ещё тот! Хлебом не корми - дай какого-нибудь монстра завалить.
   - Да, его. Так вот он сказал, что контролёр погиб именно от попадания дроби в голову. На том и порешили, что это именно я его и хлопнул. От Гонты тогда моё прозвище и пошло. Он, поглядев на труп монстра, при всех мне тогда и сказал: "Ну ты прям и Ти Рекс, мужик".
   - Погоди, а это не тогда в пещере нашли труп давно потерянного всеми Хитрого? На которого мужики всё грешили, что он, посланный с совместно собранным хабаром к Бороде, пропал в неизвестном направлении?
   - Да. Думали, что он зажал общий сбор и "скурвился", подался на "дальняк", решив заняться своими шкурными вопросами. Но потом, на поминках, извинились на могиле и поклялись хранить вечную память, даже вместе с ним хабар этот зарыли, чтобы он не обижался. А я с неделю ещё не мог вспомнить даже своё имя. Ха! А толчок к этому дала татушка у одной местной особы женского пола. Свела меня с ней нелёгкая во время очередной пьянки с мужиками... Просыпаюсь поутру - ёлы палы! - в объятиях этой красотки, а на одном причинном месте у неё написано: " Сделай меня красиво, почувствуй себя пулемётом Максим!". Ба-а-а, думаю, это ж я, наверное, своего имени не оправдал! Конфуз-то, поди, какой! Я быстренько оделся и подался к Бороде, начал проситься на какое-нибудь задание в срочном порядке. Так и попал в свой первый рейд. А последствия его ты и сам знаешь - мы там в такую мясорубку попали, что целым и невредимым остался я один. Правда, двоих до докторишки нашего я всё же донёс. Но Скунс день только протянул, а Сенька-Половинка - инвалидом остался на всю жизнь. Он с горя теперь спился совсем.
   - Говорят, сейчас на Янове возле механика всё обитает, тот его за "поллитру" в виде засланца держит. Ну, знаешь - принеси, подай, пошёл на фиг, не мешай!
   - Жалко мужика, - Рекс вздохнул, - он всё хочет или до пресловутого Оазиса или до самого Исполнителя Желаний добраться. Мечтает исправить всё, начав жизнь заново. Но разве ж это возможно - повернуть время вспять? Правда, после подкидываемых Зоной сюрпризов, я уже ничему удивляться, наверное, не буду. Может и время обратимо? Кто знает...
   Выдержав паузу, после очередного завывания какой-то твари у подножия скал, Рекс, почувствовав, что его, наконец, прорвало, продолжил:
   - А от красотки этой я долго ещё скрывался, всё размышлял о конфузе. Так нет, оказывается, не в том он заключался, про что каждый сразу подумать может. Искала-то она меня совсем по-другому поводу. Это я ей в пьяном порыве обещал принести с дальнего луга, что за Газированным болотом, несколько семян местной Игольчатой фиалки. Она, видишь ли, всю свою жизнь мечтала цветоводством заниматься, курва! Вот тут-то и вышел конфуз. А я что? Я думал - что же проще: сходи себе на прогулку и вернись. На тот момент мне удалось в ещё нескольких рейдах побывать. И, знаешь, странность в том, что со мной-то практически ничего не происходило, а вот мужики в какую-нибудь пакость вечно встревали. Даже слушок пустили, что со мной ходить в рейды - не к добру. Так все за правило и взяли - со мной не связываться. А тут, как назло, узнав, что я собираюсь на луга, ко мне в напарники напросился Вершок.
   - Это тот, которому погонялу за рост "метр с кепкой" дали, что-ли?
   - Ну да, "от горшка - два вершка", он и есть. Ему давно хотелось до аномалии "Соснодуб" добраться, поискать там арты, которые здоровье восстанавливают наскоро. Правда без артефактов, вытягивающих радиацию их использовать нельзя, фонят уж слишком... И дорога как раз пролегала мимо этого дуба, будь он неладен! Мы тогда с Вершком от слепых собак сутки отбивались. А снаряга-то, сам знаешь, у новичков какая - порвали они нас нехило. Правда артефакты мы всё же нашли, а у меня ещё с первого рейда остался Пузырь. Вот за счёт него мы и смогли подлечиться. Только у меня ноги до сих пор так в шрамах и остались.
   - Пузырь - это зелёного свечения такой? Он же неплохо в себя радиацию впитывает!
   - Да, кабы не он, мы бы тогда изрядную дозу хапнули.
   - Ну, а дальше что было?
   Рекс хмыкнул: - Это ты про конфуз, что-ли?
   Плакса прыснул со смеху: - А в чём конфуз-то? Баба-то эта тут при чём?
   - Так вот ты слушай дальше. Через сутки, подлечившись, мы добрались до лугов, а как выглядит эта фиалка, никто из нас - ни сном ни духом. Ну, мы и давай рвать всего понемногу, считай - насобирали целый стог разномастного гербария. Посмотрели на этот скирд и задумались - как его обратно таким ворохом тащить? Решили разделить всё на равные части, так на своих двоих и переть до "Скадовска". Двое суток мучились, а смогли добраться только до края Газированного болота. Но твёрдо решили - не бросать, и во что бы то ни стало донести. Ведь хоть что-то из этой оранжереи должно было являться этой самой фиалкой!
   После угасания общего хохота, который вновь пробудил всю округу, напарники ненадолго смолкли, внимательно присматриваясь к окружающему. Небо уже вовсю озарилось поздним рассветом. Утро выдалось на удивление тёплым, внизу в долине полыхнула вспышка "Электры" и округа озарилась визгом кабана-мутанта. Сразу за этим послышался гвалт своры слепых собак.
   - Поди опять пытались "закабанить" эту зверюгу, а он от них через "Электру" ломанулся. Ему-то что, он - бронебойный, живучий, а псам, наверное, досталось здорово. Теперь своих же сородичей и отведают в жареном виде, - выразительно прокомментировал Плакса, когда тарарам внизу более-менее стих. - Ну, так и чем же весь этот конфуз закончился?
   - На границе луга и болота рос небольшой кустарник, но с очень красивыми цветами, наполненными чуть ли не всем спектром радуги. Перед привалом Вершок решил подойти поближе к растению и посмотреть - с чем его едят, такого красивого? Только он прошёл первый куст, как начал, словно ошпаренный, истошно орать, и прытко побежал в мою сторону. Я минут десять пытался прервать его крики и спросить, в чём же дело? А когда он, не переставая подпрыгивать, повернул ко мне своё тело, так сказать, тыльной стороной, я обомлел! Вся задница Вершка была истыкана отвратительного вида иглами, раскрашенными жёлто-чёрными полосами, а с кончиков их капала какая-то смрадно пахнущая жидкость. Хорошо хоть я умудрился сразу голыми руками за них не схватиться, а то, быть может, был бы сейчас как Половинка - с одними культями. Надев перчатки, я начал понемногу эти иглы из Вершкового крупа удалять, но это только распалило его ещё больше. Видимо удаление было настолько болезненным, что терпеть проводимую операцию он просто не мог ни при каких обстоятельствах. В течение целого часа мне не удавалось ничего с Вершком поделать. Он крутился как юла и материл, на чём свет стоит, гербарии и ботаников всего мира! Наконец этот "крупный дикобраз" перестал вертеться и замер, лишь слегка постанывая. Хм-м-м, откуда ж энергии для дальнейшего ора было взяться после такого концерта? В это время даже болотные лягушки примолкли, удивляясь, наверное, что за Маэстро в их краях появился, диковинка эдакая. Да и не только они... монстры разбежались по камышам и долго ещё боялись оттуда показываться.
   - Ох, уморил! - Плакса не мог остановить приступ смеха, - вот скажешь тоже! И что дальше?
   - Дальше? - Максима самого пробрало хохотом, и он прыскал в рукав, - орать он перестал, но места себе всё же найти так и не мог, и постоянно крутился возле меня, как заведённый. Не мог и я его поймать, сколько ни пытался. А ведь подозревал, что добром промедление не закончится. Промаявшись ещё с полчаса, я принял, наверное, единственно правильное решение. Не зря ведь в своё время на Арене, возле бара "Сто рентген", пытаясь достигнуть необходимого уровня сноровки, понемногу зарабатывал деньжат на пропитание. Словом, двинул я Вершку в челюсть помалу, но, видно, переборщил как раз эту самую малость. Выяснилось, правда, это чуть позже, когда привёл его в чувство и попытался с ним заговорить. Оказалось, что как раз говорить, как, впрочем, и есть твёрдую пищу, Вершок ещё какое-то время не сможет. Ну, разве лишь только сквозь плотно сжатые для срастания челюсти зубы. У него только мычать тогда хорошо получалось! Причём очень смахивало на то, что целое стадо псевдо-коров объелось на этих лугах самой, что ни на есть белены. Я даже испугался немного, подумав, что он может каких-нибудь псевдо-быков привлечь брачным зовом. Ни о каком гербарии, конечно, и речи больше идти не могло. Пришлось весь собранный нами скирд бросить и лёгкой трусцой двигать до базы напрямки. После этого мы с ним сутки, не спавши, до "Скадовска" добирались. Я ещё не знал тогда, чем это грозит Вершку, поэтому даже пытался шутить в дороге: хорошо, мол, с тобой в рейде - спи на всех привалах сам, ведь напарник-то не только спать, а даже сидеть не может. Жаль только, мол, что не люблю я с детства группу "Звуки Му". И как он, интересно, тогда удержался и не пристрелил меня?
   - Слушай, - Плакса покатывался от смеха, держась за живот, - а доить ты его не пробовал?
   - О чём ты говоришь? Какая дойка бешеной коровы может быть? - Максим сделал серьёзное лицо. Но лишь ненадолго. Посмотрев на напарника, не удержался и вновь прыснул сквозь плотно сжатые губы. - Да-а-а... Тогда-то мне не до смеха было...
   - Ну, Макс, ты даёшь! - Денис не мог уже смеяться, а лишь судорожно икал и хрюкал, откинувшись на каменном выступе, и топал ногами, лёжа на спине. - А дальше что было?
   - А дальше - больше. После того, как докторила наш с Вершковой задницей поработал, в тысячный раз поиздевавшись над очередным клиентом, в которых у него никогда отбоя не было, стало ясно, что на мягком месте Вершку больше не сидеть. Так как оно у него, после некоторых удалений, произведённых кустарным Пилюлькиным, превратилось в очень даже жёсткое место.
   Дождавшись, когда напарник успокоится, Рекс закончил:
   - И ведь самое главное, в чём суть конфуза, - при удалении некоторых мягких тканей Вершка Пилюлькин достал из ранее упомянутого тела обломок полосатой иглы. Рассмотрев его поближе, он повернулся ко мне и спросил: кто, мол, нас - идиотов надоумил отдыхать в кустарнике Игольчатой фиалки, чьи иглы очень опасны для жизни и здоровья? А Борода, узнав, за чем мы ходили, назвал нас придурками и сказал, что ему ещё стреляющего отравленными иглами растения на "Скадовске" не хватало.
   - Вот уж действительно - нарочно не придумаешь! А баба та, что сказала по этому случаю?
   - А что она могла ещё сказать? - Максим вдруг посерьёзнел, - извинялась долго. Якобы, сама не знала ничего про опасность. Думала, что фиалка, она и в Зоне - фиалка. Ох, и вкатил ей тогда Борода - по первое число! Кругом смертей куча, а ей цветочки-ягодки подавай. А я убедился в который раз, что простые вещи, привычные для нас на "большой земле", в Зоне зачастую оказываются очень даже смертельными. Вот с того момента и начались мои одиночные похождения. И до нашего с тобой, Ден, знакомства я частенько убывал в небольшие рейды, не имея напарников. Редко находился тот, кто изъявлял желание, со мной по Зоне бродить. Сам же знаешь, какой народ суеверный. Я даже несколько раз думал уйти отсюда навсегда, так и не поняв, кем же на самом деле являюсь. А куда мне идти, если даже не помню, где мой дом, и был ли он у меня хоть когда-нибудь? А с тобой как-то спокойнее стало. Да ты и сам заметил, что я даже обрывки снов стал видеть. Может, и вернётся, наконец, память о прошлой жизни? И ещё - я тебе очень благодарен, что не поверил тогда слухам, ходившим про меня. Такие вот дела...
  

***

   Встречу с Плаксой Рекс помнил очень хорошо. Он через полковника сопровождал двух учёных к Лиманску. Маршрут продвижения был оговорен в контракте с Международным Исследовательским Центром по изучению аномальных явлений, происходящих на территории Зоны. На тот момент группа прошла уже основную часть пути. Больше половины боеприпасов было израсходовано на разрешение конфликтных ситуаций с полчищами кишащих поблизости мутантов. К тому же пришлось отбиваться от сильной группировки бандитов, не желающих терять, по их мнению, очень заманчивую добычу. Странным было то, что, потеряв треть своего состава убитыми и раненными, мародёры упорно пытались взять добычу хоть голыми руками. В принципе, к тому уже и шло, так как один из учёных был тяжело ранен, а второй, потеряв от происходящего голову, чуть не забрался в водоворот "Карусели". Макс еле успел среагировать и с большим трудом сумел предотвратить неизбежное, надорвав пресс и сильно вывихнув суставы на левой руке, когда вытягивал "научника" из завихрения аномалии.
   По истечении двух суток непрерывной погони, зажатые с трёх сторон, почти без патронов, они еле сдерживали натиск бандитов. Ко всему прочему, из соседнего подвала в сторону группы внезапно полетели различные предметы. Мусора и обломков камней вокруг валялось с избытком. Рекс сразу понял, что это забавляются бюреры - маленькие, но очень злобные подобия человека. Скорее всего, они и были по замыслу Зоны, производными от "гомо-сапиенс", переродившимися в обладающих телекинетическими способностями карликов. Это было опасно вдвойне. Воевать на разные фронта у сталкера просто не было возможности.
   Но, когда уже не оставалось никакой надежды, подоспела неожиданная помощь. Оценив обстановку, Максим решил, что лучше всего будет оторваться от бандитов, пробравшись через подвальные помещения. Перед лестницей, уходящей вниз, он внезапно получил ощутимый удар куском шлакоблока в грудь. В глазах сразу потемнело, дыхание сбилось. Потеряв равновесие и ловя ртом недостающий воздух, Рекс плашмя рухнул на кучу щебня. Именно это его в тот момент и спасло. Мимо просвистел солидный обломок чугунной канализационной трубы. Максима не задело, а вот тяжелораненому учёному не повезло. Труба попала ему точно в голову. На одного члена команды стало меньше. Попытавшись подняться и закончить задуманное, Макс полоснул короткой очередью в чернеющий зев подвала. Но сил на маневр не хватило, встать сразу не удалось. В запале схватки сталкер опёрся об землю плохо работающей левой рукой, не выдержавшей веса тела, и вновь упал. Это его и спасло.
   Оказалось, что вставать было нельзя, так как, неожиданно разорвавшаяся среди бюреров граната могла зацепить осколками и самого Рекса. Взрыв, поднявший в воздух тучу пыли, раскидал мутантов по окрестности, как пушинки. Причём, большинство частично - в прямом смысле этого слова. На этот раз вопреки, казалось бы, неминуемому, не повезло именно охотникам. "Разрывная, подумал Штирлиц, раскинув мозгами", - с иронией вспомнил Максим слова знаменитого анекдота. Пока облако пыли не успело осесть, скрывая от бандитов Рекса и оставшегося "научника", из подвального провала выглянуло изможденное лицо, на котором через обилие грязи и копоти сверкали лукавым взглядом одни глаза.
   - Сюда! - человек поманил группу за собой.
   Рекс, отдышавшись, привёл учёного в состояние здравого рассудка, встряхнув за плечи, как тряпичную куклу, и пинком отправил впереди себя в нужном направлении. Затем, подхватив рюкзак с научным оборудованием, оставшийся от погибшего, ринулся в темноту со всех ног.
   Длинные, казавшиеся бесконечными подвалы, с неожиданно изломанными проходами, мелькали в тусклом круге едва светящегося из-за севших батарей фонарика. В глазах стояли разноцветные круги. Вовремя появившийся и спасший их сталкер, похоже, знал эти подвалы, как свои пять пальцев. Хотя, Максим бы не удивился, обнаружив их на руке незнакомца в несколько раз меньше или, наоборот, больше. Как только не изгалялась Зона надо всем, живущим в Её пределах. Уже вечером, после небольшого отдыха возле маленького, но очень необходимого костра, неожиданный спаситель представился: - "Денис", - так и познакомились.
   В Зону напарника Рекса, как и большинство блуждающих по Ней сталкеров, занесла нужда. Вернувшись из Армии и помыкавшись в поисках работы, не найдя ничего приличного, Денис задумался: - "Как быть?" А вокруг кипела своим разнообразием деловая, порой очень заманчивая жизнь. Вроде приткнулся к небольшой группе таких же, как он сам, завели небольшой капиталец. Начали разворачивать свой бизнес. Всё бы хорошо, но это только в фильмах бывает - гладко и красиво. Попали в поле зрения криминала. Часть друзей погибла, деньги уплыли из рук, бизнес развалился. Ещё бандиты "на счётчик поставили". Не в состоянии что-либо решить законными методами, Денис взялся вести маленькую войну. Вспомнил, чему учили в Армии, приобрёл на последние средства пару стволов... Война оказалась нешуточной. Чуть не сгинул вслед за друзьями и сам. Уходя от преследования, решил скрыться от криминала и оказался в Зоне. Так что, по словам напарника - с бандитами у него были свои неоплаченные до конца счета.
   В течение нескольких дней Максим и Денис по обоюдному согласию затеяли с мародёрами, преследующими группу Рекса, партизанскую войну. Последнего из них, Плакса уничтожил собственноручно, способом, о котором Макс впоследствии даже не хотел вспоминать. Избавившись от врага, собрали всё имущество банды. Оказалось, что приобрели себе нешуточный капитал и обзавелись запасом неплохого обмундирования и оружия. Спрятав большую часть добычи в обговоренном месте, закончили задание Максима по полученному контракту.
   Оставшегося в живых учёного всю дорогу берегли, как зеницу око. Денис оказался очень сообразительным и ценным напарником для Макса. После множества научных экспериментов, смысла в которых сталкеры не видели, они доставили клиента в целости и сохранности до Приграничья, за что получили неплохой гонорар, и решили с тех пор работать в паре. Со временем притёрлись и начали полностью доверять друг дружке. Стали друзьями - не разлей вода. Заимели неплохое уважение в среде сталкеров, учёных и заказчиков. Совместная жизнь и деятельность напарников потекла привычным руслом. А своё прозвище Денис получил уже позже.
  

***

   Отдохнув от приступов икоты после длительного концерта "Вокруг смеха", при появлении первых лучей солнца Плакса встрепенулся, огляделся вокруг и предложил:
   - Ну что, спускаемся, что ли? Прямо руки чешутся, проверить кармашки этих зомбированных жмуров.
   - Да, пора, наверное. До базы ещё сутки пути, а боеприпасами пополниться не мешает, особенно после прошедшей ночки.
   Плакса начал плавно спускаться со скалы, а Рекс, озираясь по сторонам, прикрывал его сверху, затем роль напарников поменялась. Когда оба оказались внизу, Денис сразу бросился собирать трофеи, но Максим, насторожившись вдруг, резким движением остановил его, показав на противоположный край ущелья, и резко присел. Зная товарища, Плакса не стал расспрашивать ни о чём, а, метнувшись на другую сторону расщелины, залёг у небольшого валуна, внимательно вглядываясь в указанном направлении. Проследив боковым зрением за другом, Рекс взял наизготовку "Абакан", дважды поднял вверх раскрытую пятерню и, прицелившись, сделал кивок. По этой команде Денис, пригибаясь, рванулся к противоположному краю ущелья, а когда над головой прошла очередь, бросился на землю, закатился за горку камней и притаился. Максим тем временем нажал на курок и обе пули вошли именно в то место, куда и были посланы. Из-за небольшого валуна на повороте раздался приглушённый вскрик. Макс, не переставая целиться, вновь кивнул, и Плакса со всей мочи рванулся к повороту, остановившись возле злополучного камня. Рекс поспешил за ним следом.
   У валуна, держась за залитую кровью голову, сидел человек в униформе наёмника и тихо стонал. Денис быстро обыскал его и удалил все предметы, представляющие угрозу для напарников. Откинув изъятое в сторону, повернулся к подходящему Максиму. Рекс, увидев раненого, достал из походной индивидуальной аптечки кусок ваты и бинт, плеснул для обеззараживания на вату содержимое фляжки, протёр рваные раны на виске и ухе наёмника, после чего развернул того лицом к себе и тихонько присвистнул.
   - Какие люди в Голливуде!
   - Ба, знакомые всё лица! - в один голос с другом прокомментировал ситуацию Плакса. - Ты уже, Султан, наёмником заделался, да? Говорили тебе, что твои проделки на Затоне к добру не приведут. Доигрался ты, братец кролик.
   О Султане слышали практически все, кто причислял себя к сталкерскому люду. Будучи авторитетом или вором в законе на "большой земле", в Зоне он являлся предводителем очень крупной бандитской группировки, которая частенько совершала набеги или подстерегала сталкеров по возвращении из рейдов. Обитал обычно Султан на "Скадовске", исподтишка выпытывая маршруты движения той или иной группы, и наводил на них своих бандитов. А сколько по его милости сталкеров кануло в безвестность, теперь не может сказать никто.
   Одно время он пытался, играя на наивности некоторых новичков, даже Бороду под себя подмять. Спасибо Дегтярёву, про которого рассказывали, будто тот аж самим СБУ для этого дела был направлен, и имел чин не ниже майора. Вывел он зарвавшегося Султана на чистую воду. А чуть позже авторитет каким-то образом сумел сильно напакостить в кругах, в которых вращался. И если бы не сумел вовремя "сделать ноги", попав тогда в руки разгорячённых братков, заочно вынесших ему смертный приговор, был бы без суда и следствия лишён жизни однозначно.
   После всего случившегося он надолго исчез из поля зрения. Слухов ходило много. Все думали, что сгинул Султан где-нибудь под Припятью. Но нет - вот он собственной персоной!
   - Ну, что будем делать с пациентом? Лечить или пусть живёт? - обратился к раненому Рекс.
   - Лучше пристрелите прямо сейчас, мне всё равно жизни больше не будет. Не вы, так другие достанут. Слишком многим я успел дорогу перейти, - с дрожью в голосе, не сдержав стона от нестерпимой боли, произнёс Султан, продолжая держаться руками за голову.
   Кровь продолжала идти. Рекс, вколов бандиту обезболивающее прямо через штаны, начал быстро бинтовать раны. Переглянувшись с Максимом, Плакса тем временем продолжил допрос пленника:
   - У нас, конечно, есть кое-какие артефакты, с помощью которых мы могли бы привести тебя, дорогуша, к нормальному виду здорового человека... Только они не наши. У нас заказчики есть, так же, наверное, как и у тебя. Но в обмен на имя твоего заказчика мы готовы пожертвовать одним из артефактов. Так что - решать тебе, но только делай это быстрее, а то терпение наше и благородство в отношении таких типов, как ты, не безгранично.
   Голова Султана к этому моменту уже превратилась в подобие огромного теннисного шарика, с одним отличием, что в просвете между бинтами, слегка прищурившись, на напарников взирал мутный глаз хозяина. Поймав, видимо, небольшую дозу кайфа от укола, тот сел прямее, прислонившись спиной к почти отвесной стене скалы, и некоторое время молчал. Затем медленно, с болью в голосе, выдавил из себя:
   - Имя моего заказчика, если бы я его и знал, вам всё равно ничего не сказало бы, так как действует он через посредников. Да и нет у него имени.
   - Ну, это у тебя только одни погоняла, а имена есть у всех. С рождения, знаешь-ли, людей нарекают. Так что, не юли, а выкладывай всё начистоту. А как тебя, кстати, к наёмникам-то занесло?
   - Это просто униформа, синдикатовцы здесь совершенно ни причём. Надо же как-то скрывать свою, известную многим личину. Сами ведь знаете, скольким бы в Зоне доставила радость расправа надо мной. Да я бы и не рисковал теперь появляться в людных местах Зоны или Приграничье. Мне бы совсем за бугор ноги сделать. И я бы давно навернул, куда глаза глядят, если бы не баснословный гонорар, предложенный заказчиком за этого вот чудика, - Султан слабым движением руки показал в сторону Рекса.
   - А это что за коробушка с кнопочками, на сотик похожа вроде? - продолжил допрос Плакса.
   - Это новая разработка, какой-то секретной лаборатории на территории Зоны. При помощи её можно временно управлять мутантами, - Султан вымученно улыбнулся, - даже, как видите, контролёра зацепить удалось.
   - Фьють! - присвистнул Плакса, взглянув на Максима, - ничего себе шуточки! А, может быть, нечаянно знаешь, для чего тебе Рекса заказали? Или это - уж слишком военная тайна?
   - Вот этого точно не знаю, у-у-у-у! - завыл Султан, вновь схватившись за голову и сделав паузу. Затем еле слышно продолжил: - знаю только одно - штучка у него есть интересная. Очень, видать, ценная для кого-то могущественного, иначе бы такие деньжищи за него не обещали отвалить. Причём, сказали, что убивать его нельзя, надо доставить к Лесничеству, а там, якобы, переправить через какой-то телепорт. Куда он ведёт - точно не знаю, а оплату обещали уже на месте доставки.
   - И сколько же, если не секрет, тебе обещали отвалить за Макса?
   - Так много, что и представить страшно. Знаю только, что в Турцию ездить можно на отдых постоянно и без проблем, как на собственную дачу.
   - Хочешь сказать, что барышей должно хватить на большое количество билетов до Турции?
   - Нет же, дурила, можно просто взять и купить всю Турцию, вместе с Чёрным морем.
   Плакса опять присвистнул и, повернувшись к Рексу, произнес со смешком в голосе:
   - Макс, хочешь в Турцию? А давай мы тебя немножечко продадим, что-ли?!
   Рекс хохотнул: - скажешь тоже, - и, заинтересовавшись услышанным, решил лично продолжить допрос "потерпевшего". Нагнувшись к бандиту, почувствовал резкое потепление и вибрацию в области нахождения амулета. Резко выпрямился, шатаясь от сильного головокружения. Земля под ногами пошла куда-то вбок, перед глазами поплыли тёмные круги. Всё, что успел сделать в этот момент Максим - произнести только: - Ден, держи меня...
  
   Сегодняшний день обещал быть приятным во всём, тем более, что являлся он кануном выходного. А завтра они с семьёй должны получить небольшое удовольствие, в виде выезда на лоно природы. Кто же не заслуживает приятного отдыха после завершения одной из не самых лёгких недель рабочих будней?
   Сегодня Максим Вершинин решил не ехать к месту работы на автомобиле, а просто прогуляться пешком. Весна уже давно вступила в свои полные права, молодая листва яркой раскраской зелени радовала глаз после долгой, затяжной и суровой зимней спячки природы. Тепло, светло и мухи не кусают, ну, по крайней мере, пока. Только сначала надо зайти к киоску, купить какую-нибудь небольшую книжку. До места работы езды на метро около часа, надо же хоть чем-то занять себя.
   Перед самым киоском Макс перевёл взгляд под ноги, у бордюра тротуара приятно сверкнуло металлом. Максим нагнулся. В самом углу, из-под свежего пучка, пробивавшейся прямо сквозь асфальт молодой поросли травы, торчала металлическая вещичка. Взяв её в руки, Макс разглядел находку - предмет чем-то напоминал старинную мужскую запонку для застегивания рукава рубашки. На его поверхности был нанесён рисунок в виде круга, разделённого надвое белой и чёрной каплями. Очень знакомый рисунок. Подобные уже виделись им ранее, кажется, по телевизору, в передачах, рассказывающих о монастырях Шао-Линя. "И вечный бой, покой нам только снится, - процитировал мысленно Максим. - Вечная борьба, в которой победителей не будет никогда", - добавил он от себя.
   Автоматическим движением Макс положил запонку в нагрудный карман рубашки. Не выбрасывать же приятный на вид предмет. Он вообще всегда бережно относился к вещам и считал, что просто выбросить её - большое кощунство. После всевозможных ПУТЧей и прочей возни "в кулуарах дворцов", он никак не мог понять: зачем рушить памятники и скульптуры, даже если они, по мнению большинства, принадлежат некоему тирану. Беспокойные годы - смута в народе, смута во дворцах. Наверное, всё произошедшее действительно было чем-то ужасным, но, тем не менее, является историей. А хорошей или плохой - не столь важно, ведь от неё человеку, как ни крути, никуда теперь не деться. Сколько памятников не разрушай, а изменить прошлое не удастся всё равно. Тем более -кому бы не был этот памятник посвящён, в его создание кто-то вложил своё старание, умение, дар, данный свыше, в конце концов! Зачем же убивать в себе гениальность?
   Прошлое назад не вернуть, и, наверное, изменить его нельзя ни на йоту. Так он был воспитан родителями, обществом, идеологией этого общества, наконец.
   Отбросив прочь никчемные мысли, ведь всё равно, как бы он не думал, именно ему, простому смертному в этой жизни толком ничего не изменить, Макс подошёл к киоску, купил книжонку и двинулся в сторону ближайшего входа в Метрополитен.
   На этом перекрёстке подземный переход отсутствовал не потому, что был не нужен. Просто, когда строилась эта улица, ни о каком интенсивном движении автотранспорта, а тем более, ни о каких автомобильных пробках ещё и в помине не было речи. И перейти надо было по пешеходной "зебре".
   Когда до неё оставалось с десяток метров, на Максима внезапно накатило! Он, впервые в жизни ощутив подобное, даже испугался. Это было какое-то видение. Остановившись, Максим зажмурился, потряс головой из стороны в сторону и прислушался к внутреннему голосу. Картинка проявилась чётко, во всей красе. Перед ним предстал перекрёсток, к которому он шёл, но в фокусе приближения, и словно в замедленной съёмке. Вот он выходит на переход, добирается до середины улицы, а в это время, из-за стоящих в ожидании авто вылетает на большой скорости машина и сбивает именно его. Он даже увидел, как медленно, словно кукла, кувыркается его тело в воздухе и попадает прямо под колёса едущего в параллельном направлении автобуса. Визг женщин, крики детворы, сигналы автомашин, людские перепуганные лица, прильнувшие к стёклам того же автобуса. Боже, как же много в человеке жидкости! Правы анатомы, утверждающие, что человек более, чем на восемьдесят процентов, состоит из воды...
   И тут видение внезапно пропало, словно что-то, удерживающее Максима на месте, внезапно отпустило. "Привидится же такое, бр-р-р", - Макс поёжился, приходя в себя, и продолжил движение к перекрестку. Но перед самым выходом на "зебру", словно ощутив внутренний толчок в грудь, внезапно с быстрого шага переключился на медленный. Слева послышался пронзительный визг тормозов, Максим, очумело уставившись в сторону звуков, резко остановился.
   Едва не задев его, в каких-то сантиметрах на перекресток с интенсивным движением вылетел именно тот самый автомобиль, виденный им недавно внутренним зрением! Но больше всего поразило Максима то, что автомобиль въехал в точную копию автобуса из его видения! Далее всё прошло по той же самой схеме, с одним лишь отличием, что центром всеобщего внимания явился труп водителя машины, а не его - Макса!
   Но ждать развязки случившегося Максим не стал. Всё ещё ошеломлённый произошедшим, с подпорченным настроением, он быстрыми шагами продолжил движение в сторону метро. Ничего себе денёк начался! Позже, в процессе дня, а работу свою он любил и делал её с полной отдачей, всё как-то забылось, и, вернувшись вечером домой, Максим почти совершенно забыл о происшествии. Ведь завтра выходной. Жена, сын и дочурка ждут его, как манны небесной, ведь провести его можно будет всем вместе. А что может быть прекраснее этого?..
  
   - Ну, наконец-то ты опять появился среди меня! Ещё одним седым пучком волос на моей старческой голове стало больше, - в фокусировке зрения Рекса появилась обеспокоенная, но всё же довольная физиономия Плаксы. - Слушай, Макс, а ведь ты так загнёшься точно, не дай бог! Нет, серьёзно, видел бы ты своё лицо при этих обмороках! Зомбари порой выглядят менее устрашающе, а я, уж поверь мне, нагляделся на них - не дай каждому.
   - Не верю, как говорил Станиславский, - Максим вымученно улыбнулся. - А насчёт седой и старческой головы - это ты точно загнул. Ну, во-первых, ты вечно стрижёшься у нашего Цирюльника налысо. Не понимаю, за что ты ему только деньги платишь? Давай, лучше я тебя за эти же деньги стричь буду? Они тогда целее будут, всё равно в нашу общую копилку пойдут. А во-вторых, дедовщина только в армии, так что нечего мне тут её разводить! Поседел он! Нашёлся, тоже мне, старикан...
   - Твоими руками подстриженным быть не желаю даже бесплатно. Ты вон - одного из своего "Абакана" сегодня уже подстриг, - Плакса указал на безжизненное тело Султана. - Пока я тут с тобой нянчился, про этого совсем забыл, а когда вспомнил, успел только услышать единственное слово из уст отдающего прародителю душу. А сказал он: - "Зло". Ты не знаешь, к чему бы это?
   - Послышаться тебе могло, или не дослушал ты его. Может, он просто имел ввиду, что это нам, а не ему сегодня повеЗЛО, кстати - Вершинин.
   - Что? - Плаксе показалось, что Рекс всё ещё не пришёл в себя и бредит.
   - Вершинин - это моя фамилия... наверное. Я ещё не совсем уверен в своих видениях, но теперь знаю точно - у меня есть жена и двое детей. Сын - чуть старше дочки. И дом или хотя бы квартира где-то есть... Только я не знаю, где это всё, и до сих пор не помню, как их всех зовут.
   - Ну, да это не беда, лишь бы начало было, а конец найдётся!
   Макс хохотнул над неудавшейся шуткой напарника.
   - Ты хотел сказать, наверное: "Начало есть - конца не будет"?
   - Во-во! А то у меня уже у самого ум за разум заходит с этими вашими штучками, - Плакса покрутил над головой растопыренной пятернёй. - Ну что, готов отправиться, наконец, отсюда в сторону родной базы? А то у меня создалось впечатление, что из этой ямы, как эти все, - он демонстративно повёл вытянутой в сторону рукой, показав на тела зомби и Султана, - нам с тобой выбраться больше не суждено.
   - Да ты, Ден, прямо философом становишься, не по дням... Мы же хотели трофеи пособирать...
   - С кем поведёшься - от того и наберёшься, - парировал Плакса. - А трофеи я уже насобирал, пока ты в отключке был. К твоему "Абакану" патронов почти две сотни набралось. Для "Узи", к сожалению, не нашлось, но зато я, наконец, приобрёл то, о чём так давно мечтал. Глянь-ка: вот она - прелесть моя! - перед лицом Рекса возник предел мечтаний Плаксы - штурмовой "винторез". - Вот на базу вернёмся, я его отапгрейдю, оптику присобачу, будет любо-дорого посмотреть! Да и с патронами к нему будет гораздо легче, чем к "Узи". Представляешь? - Денис закатил глаза от полученных впечатлений, как будто и впрямь, уже не только до базы добрался, но и закончил со всеми запланированными им на будущее делами.
   - Я - "паф", ты - "пиф-паф", какой унисон!
   Насмеявшись вдосталь, друзья начали собираться в дорогу. Плакса всё не мог нахвалиться найденным добром:
   - Я тут даже несколько артов подобрал с тел бренных, покинувших этот суетный мир. Не сильных, правда, источившихся от долгого пребывания возле уже не совсем живых тел, но ведь это тоже деньги, правда? Остальное, что нам с тобой не нужно в данный момент, или не унести по причине твоей немощи, я припрятал на обычном месте у схрона, - тараторил без умолку Плакса. Он всем своим видом пытался показать напарнику, как рад тому факту, что друг снова вернулся к нему. - Кстати, Макс, это о какой такой офигительной сумме денег за твою голову говорил покойный ныне Султан? Наверное, не врал. Ведь своя-то жизнь для такого прохвоста, как он, гораздо дороже, чем бабло за какой-нибудь, пусть и самый дорогой артефакт!
   - Да липа всё это. Даже если действительно кто-то очень шишкастый ему такую сумму и пообещал, то при обмене товара на бабло его, наверное, просто кинули бы. Или, что ещё вероятнее - убрали бы, как ненужную более игрушку. Причём, в прямом смысле этого слова. Либо он что-то напутал, и пообещали ему деньги не за меня, наверное, - тут Рекс осёкся. - Постой-ка, Ден, а что он там про пульт управления монстрами говорил?
   - Да уж знаю, что подобные штучки ты мимо ушей не пропустишь, даже будучи в полубессознательном состоянии. Не дрейфь, усё на мэсте, шеф! Загляни-ка в свой потайной карманчик для сигарет!
   Рекс быстро нащупал небольшую коробушку.
   - Она хоть выключена?
   - Ты меня, дурака, за кого держишь? - вопросом на вопрос ответил Плакса, и добавил уже тише: - Я сначала проверил, выключена ли она, а уж потом в твои карманы начал складывать всякий хлам.
   - А сигареты мои где? - спросил Рекс уже серьёзнее.
   - Не, ну я Вам - что или где, я солдат, или как? Я там, вместо пси-пилюль, тебе в карман новую пачку "Балканки" забросил, у Султана были. Надо же - за уй...какой кучищей деньжищ ломанулся, а курил, как и ты - "Балкан Стар".
   - Не удивляйся, если бы сам этим делом занимался, знал бы, что для курильщика главное - табак одного сорта, иначе кашель потом замучит до смерти.
   - А вот не курить совсем - ещё проще!
   Внезапная догадка пронзила голову Макса. "А ведь не зря всё это мне видится", - подумал он, вспомнив, что перед какой-либо опасностью его обычно посещают видения, обрисовывающие ему возможную негативную ситуацию. Буквально недавно они с Денисом были предупреждены таким способом! Картина произошедшего чётко встала перед глазами.
  

***

   В то утро Максим был разбужен дежурившим Денисом, не выдержавшим крика спящего напарника.
   - Ты что, убить меня вздумал своим ором? Или хочешь сделать меня придурком навек? - беленился рядом испуганный Плакса. - Очумел, что-ли, так кричать? Я думал, укусил тебя кто-то, чуть в задницу тебе заглядывать не начал в поисках причины. Офигеть!
   - Живой! - с радостью, увидев Дениса, бросился к нему обниматься Максим. - А я за тебя так испугался!
   - В чём дело-то? Объясни ты толком, а то заподозрю тебя в неправильной ориентации! Чёрт, как напугал! Я чуть с ума не сошёл!
   - Сон сейчас видел, Ден, будто тебя кровососы разорвали на части, тьфу на тебя!
   - Не каркай, а? Сон - это всего лишь сон. Скорее от криков твоих загнусь при разрыве сердца! Мало ли, что может человеку присниться? Тут и в реальности на такие ужасы насмотришься, что порой спать не хочется. Уф-ф-ф! Всё нормально - и то ладно...
   Успокоившись, напарники позавтракали и собрались в дорогу. Путь их лежал в сторону бывшего завода "Росток". Оттуда - дальше: на "Янтарь", к бункеру учёных. Недалеко находилась заброшенная деревня у бывших Военных складов. Вся округа была заполнена обильными аномалиями, встречающимися почти на каждом шагу. А наиболее возможная для обхода деревни сторона была перекрыта рыскающими в различных направлениях наёмниками. Какие цели преследовали последние в этом забытом богом месте, не знал никто. Почти впритык к синдикатовцам, часть подходов контролировали бойцы группировки "Монолит". С этими умалишёнными связываться не хотел никто. Стреляли они сразу и без предупреждения, не пытаясь договариваться ни с кем.
   Поэтому обойти деревню напарникам не представлялось возможным. Друзья уже не раз слышали разговоры сталкеров про необъяснимые явления, происходящие вблизи этой деревушки. Буквально недавно один из них рассказывал, что рядом с поселением пропал, как в воду канул, его напарник. Единственное, что успел тот услышать в гарнитуре, как голос товарища внезапно прервался на полуслове, затем послышалось рычание, и всё стихло. Самое странное, что следов сталкера так и не нашли. Некоторые даже пытались свалить произошедшее на наёмников. По другим слухам, именно в этой деревне находилось то самое логово кровососов, которое давно пытались выследить охотники на мутантов. Гонта сутками напролёт выслеживал, откуда в районе появляются кровососущие монстры, но попытки результата не принесли.
   Осторожно обходя аномалии, крадущимися шагами напарники миновали уже половину деревеньки. С покосившихся электрических столбов, местами ещё сохранившихся в целости, и с полуобвалившихся крыш домов, кое-где свисали гроздья Жгучего пуха, прилетевшего из недалекого леска. Внезапно перед ними открылся вид на странное место, словно здесь кто-то проводил непонятные ритуальные действия. В почти совершенно круглом порядке между несколькими деревьями в землю были вбиты железные штыри арматуры, с одетыми на них черепами людей и животных. Между ними оставалось небольшое пространство для входа вовнутрь круга. А посреди всего этого безобразия чернели остатки костра.
   Остановившись возле входа, напарники замерли, опешившие перед открывшимся зрелищем. В это время Максим, выйдя от оцепенения, почувствовал в районе груди жар от амулета и лёгкую вибрацию. Смутная тревога забилась пульсом в затылке Рекса. Нечто похожее он видел в своём сне. Резким движением оттолкнув к середине круга Плаксу, Макс развернулся, делая выпад с ножом, зажатым в руке. Стальное лезвие тотчас нашло предназначенную ему цель, войдя прямо между глаз находящегося в стремительном рывке к выбранным жертвам кровососа. Тяжёлое тело монстра, благодаря инерции бега, в уже мёртвом состоянии сбило Максима с ног. Испачканный бурой кровью твари Рекс на глазах изумлённого напарника никак не мог выбраться из-под массивной туши и, чертыхаясь, матерился во весь голос.
   То, что произошло в дальнейшем, вспоминалось друзьями позже, как кошмарный сон. Впрочем, этот сон уже виделся Максимом, но с более трагической концовкой для сталкеров. Около десятка кровососов метались вокруг ритуального места, не решаясь ворваться внутрь. Рекс и Плакса, заняв оборону в положении - спина к спине, медленно вращались по часовой стрелке внутри круга и отстреливали рыкающих монстров одного за другим. Кошмарная ночь пролетела для них, как одно мгновение. Правда, в запале это друзьям только показалось. Когда всё закончилось, первым, что сделал Денис - повернулся к Максу и произнёс:
   - Ну ты, блин, даёшь! Рассказал бы кто - не поверил!
   - Во-о-от! - Максим многозначительно поднял палец вверх, - а ты удивлялся и спрашивал, чего это я так ору во сне...
   В деревне и, правда, оказалось логово кровососов. На старой водонапорной башне. Остальных потом Гонта извёл окончательно. С тех самых пор не только сам Рекс, но и Плакса тоже, начали верить снам Максима, которые, как они сами убедились, их никогда не обманывали.
  

***

   За разговорами короталось время в дороге. Ущелье уже осталось позади, затем, скрылась за спиной долина. Напарники двигались быстрым шагом, не забывая, конечно, о том, где они находятся, и по очереди, в полуразворотах, поглядывали, а не привязался ли им на хвост ещё кто-нибудь, желающий отнести себя к миру того, о чём или ком говорил в своём последнем слове теперь никак не здравствующий Султан.
   Но с этим напарникам ещё не дано было встретиться в ближайшем будущем. Солнце перешло в зенит, земля, обагрённая кровью многих поколений ходящих по ней существ, прогрелась полностью. И спины удаляющихся друзей уже еле различались в дрожащем мареве испарений, поднимающихся вверх. Земля - она выдержит многое, она берёт, она даёт, она забирает вновь. Война вечного продолжается, ей нет конца. По крайней мере, пока цивилизация не достигнет нужного для этого уровня, когда каждая отдельная особь её сможет увидеть либо вечное благоденствие, либо, что не дай бог, вечный мрак. Но до этого момента было ещё очень далеко!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"