Андрюс Ли: другие произведения.

The Попаданец 06-10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Эпизод шестой

   Кто сильнее всех на свете?
   В темноте иль на рассвете...
   Должен знать любой мудрец,
   Там, где смерть, всему пиздец...
  
   Это было настоящим потрясением. Нет, Лешка много раз видал, как убивают людей. Более того, он видел, как убивают людей толпами, деревушками, городами и даже целыми планетами. Но он видел это в кино, на белом экране, а наяву - никогда. Здесь же, в этом гребанном лесу, его нежданный спаситель не стал медлить ни единой секунды. Он жестко и точно всадил меч в самое сердце врага, так, как будто проделывал это множество раз. Его противник дернулся, захрипел, непроизвольно схватился за острый клинок и затих. На груди у него медленно расцвело большое кровавое пятно. Затем этот странный бородач так же буднично обошел остальных толкинистов. Убедившись, что все они мертвы, он шустро поснимал с них наиболее ценные вещички, и только тогда неспешно подошел к Лешке Сухареву. Свой меч он старательно вытер о траву и аккуратно вставил обратно в ножны.
   - Ну, чего, мил человек... - очень буднично, почти по-свойски сказал он, словно и не было никакого боя и поверженных противников. - Похоже, у тебя с варягами разговор короткий будет, как у всякого нормального человека. Так откель ты тутова такой взялся, а?.. С виду вроде варяг, но не варяг - это точно... Тут тебя кто угодно распознает. Снаряжен, к тому же, не по-ихнему... Чудно снаряжен... Одежка пятнистая вся, как кожа у лягухи. С какого же краю ты тода сюды заявился, а, паря?
   Лешка стоял чуть живой от увиденного. Тогда бородач обошел его сзади и молча разрезал путы на руках.
   - Будешь шалить, чудило, прибью... - слова упали тихо, словно в омут, но за ними стояла истинная правда.
   Лешка машинально кивнул. Если здесь принято убивать друг друга без лишних разговоров, то самое лучшее в такой драматической обстановке попридержать свое житейское мнение при себе. По крайней мере, до полного выяснения ситуации.
   - Вот и славно, - донеслось в ответ, будто его мысли были досконально прочитаны.
   Пока Лешка растирал запястья, бородач подобрал свой короткий тугой лук и, не говоря ни слова, повел спутника назад - к ночной стоянке, где оставались пепел и зола вчерашнего костра. Лешка при этом тащил оружие и доспехи, добросовестно снятые с убитых толкинистов.
   Вернувшись, они подобрали уже знакомую Лешке дубину и какой-то пухлый холщовый мешок, набитый черт знает чем. В этот мешок так же попадала малая часть варяжских доспехов. То, что не смогли унести, тщательно закопали возле высокой приметной сосны, аккуратненько привалив тайник приличным камнем и горстью сухих листьев.
   Когда покончили с этим делом, мужик повернулся к Лешке.
   - Тепереча так, паря... - без тени улыбки сказал он. - Если хочешь жить, то будешь делать все, что я велю, а нет - вали на все четыре стороны, пока тебя мечами не проткнули. Понимаешь, о чем я тебе тут толкую?
   Лешка, ясное дело, понимал. Чего уж здесь не понять, тут и полный недоумок сообразит, что когда находишься в компании матерых убийц, то нужно не ерепениться и держать рот на замке, делать вид, что понимание и способность соглашаться с любым идиотским предложением - это твоя вторая натура.
   А далее бородач поведал вот о чем: оказывается, тех варягов, что они оставили на поляне, скоро найдут. Прятать их было бесполезно. Их найдут сородичи. Можно даже не сомневаться, что найдут их быстрее, чем на небе появятся звезды. А когда их найдут, то обязательно будут искать и тех, кто с ними покончил. Причем будут искать до тех пор, пока не разыщут. А уж разыскав, всенепременно забьют до смерти, правда, вначале выпустив им все кишки наружу.
   Лешка слушал внимательно. Похоже, этот лесной чувак говорил вполне серьезно. Его глаза смотрели открыто и честно, будто ждали от Лешки чего-то важного, будто он сам сейчас признает, что привычный мир вокруг слегка сдвинулся с места и, набирая полные обороты, загремел куда-то под фанфары. Глядя на этот чудной экземпляр человека, Лешка все больше убеждался в том, что в этих краях происходит, что-то противоестественное. Ну не должно быть так, чтобы нормальные путевые ребята, последователи старика Толкиена, босых хоббитов и чудесных эльфийских песен, убивали и уводили в плен абсолютно мирных людей. Ну не должно этого быть, не должно - и все тут. В любой ролевой игре, пожалуйста, кончайте друг дружку за милую душу - шутя, понарошку, а по настоящему-то зачем?.. Бородачу с луком также полагалось быть у себя в книжке, а не здесь. Тем более что здесь, этот странный тип убивал людей похлеще иного варвара, прибежавшего на покорение чужеземного народа.
   Пока Лешка размышлял, началось уже нечто совершенно невообразимое. Где-то далеко-далеко вдруг тягуче затрубил рог. Бородач моментально преобразился, чутко втягивая воздух мясистым носом. Лешка живо смекнул, что убиенных варягов, похоже, уже нашли. Рог протрубил снова, затем еще разок и чуток поближе. Лицо мужика посуровело и стало сосредоточенным, как у махрового грабителя, почуявшего, что его сейчас станут "метелить" почем зря.
   - Уходим, паря... - рявкнул он Лешке и ломанул в чащобу, словно матерый лось, которому вставили под зад каленое тавро.
   Пришлось ломануться вслед за ним без оглядки.
   Минут через десять они выбежали к небольшой речушке. Речушка была мелкая, и пахло от нее родниками и сырым мхом. Вода текла быстро, бурлила на перекатах, шустро перекатываясь через гладкие широкие валуны. Да, видимо, бородач знал, куда надо бежать, ведь лучшего места для запутывания следов, чем река, вряд ли найдешь.
   - Чего стоишь, раззява?! - крикнул он Лешке. - А ну-ко подмогни с мешком!
   - Ага...
   - На раз и два! - гаркнул бородач.
   Они раскачали мешок с пожитками и швырнули его вниз по течению. Лешка, было, рванулся следом, но получил крепкую затрещину по затылку и услышал матерное наставление, что бежать надобно в противоположную сторону. Разумеется, Лешка так и сделал. Краем глаза он успел заметить, как мешок зацепился за проплывающую корягу и поплыл вместе с нею, хрен знает куда. Оба беглеца пробежали чуть более двух километров и, тяжело дыша, остановились. Рог протрубил снова, еле слышно. На это раз где-то внизу по течению речушки.
   - Шустрые, однако, ребятки, - прохрипел бородач. Он заткнул свою хламиду за пояс и стал похож на толстую бородатую бабу, задравшую широкую юбку посреди лесной глухомани. Голые ножищи мужика, густо заросшие черными волосами, казались двумя надежными столбами, между которыми болтались длинные ножны меча.
   Довольно скоро рог протрубил еще раз. Теперь он звучал яснее прежнего, напоминая о том, что движение - это жизнь, а не наоборот. Лешке показалось, что тягучий звук стал намного живее и наполнялся радостными нотками.
   - Мешок явно выловили... - презрительно ухмыльнулся его загадочный спутник. - Любят они в чужих шмотках копаться... Любят, паразиты... Натура у них такая пакостная - в иноземных краях добро у людишек отымать... Без этого ни дня прожить не могут...
   - Было бы чего брать, - хмыкнул Лешка.
   - А ты языком-то не шебурши, паря... Берут только те ухари, кто своего никогда не умел создавать. Правда и чужое им также впрок не пойдет, ибо, когда своего добра честным трудом не нажито, то и чужого не жалко. Одно слово - нехристи, чурки стоеросовые - чего с них взять-то, коли боги им ни ума, ни души праведной, ни сердца - не дали...

Эпизод седьмой

  
   Все мы дичь, все мы чья-то добыча,
   Кто-то чет, а кто-то вычет...
  
   Когда беглецы удались от места давешней ночевки километров на пятнадцать, а может быть и больше, солнце клонилось уже к закату. Вначале они шлепали по реке, потом река сузилась до размеров жиденького ручейка и пропала в болоте.
   По мнению бородача, выходило так, что лучшего места от погони, чем обширное чавкающее болото, на свете попросту не сыскать. Более того, каждому нормальному человеку тут самое место. Он так и сказал Лешке Сухареву:
   - Болото - это, паря, очень даже полезная штука. Потому как в хорошем справном болоте можно переждать любую вражью опасность.
   "Ага, - тотчас же подумал про себя журналист Лешка Сухарев. - Конечно, любую... Любую, кроме самого болота".
   - Да ты не боись, чудило, - молвил его спутник и двинул в самое сердце топи. - Со мной не пропадешь...
   Вскоре Лешка понял, что бородач знает куда идти. Более того, он знает не только, куда идти, но и как идти. Он выбирал такие кочки и такие, одному ему ведомые места, ступая по которым, Лешка Сухарев чувствовал себя относительно безопасно. Они углубились в болото изрядно. Кроме того, выпачкались и вымотались до такой немыслимой степени, что походили на двух болотных кикимор. Но самой страшной мукой являлись комары. Их были миллионы, миллиарды крохотных вампиров. Эти кровососущие легионы дружно атаковали двух приблудившихся беглецов. Если бы не островок, внезапно появившийся посреди булькающей воды, вонючих газов и грязи, то Лешка Сухарев отдался бы на милость этих назойливых тварей без остатка.
   Однако островок появился весьма кстати. Бородач первым выбрался на твердую почву, затем помог выбраться Лешке.
   Вскоре обнаружился небольшой аккуратный шалашик. Даже издали было понятно, что это болотная резиденция бородоча, а не дворец Гарун аль-Рашида.
   Здесь стояла странная тишина. Шалаш выглядел скромным лесным храмом, оказавшимся на отшибе цивилизации по воле небес. Места внутри, конечно, было маловато, но зато не один комар не мог пробраться сквозь плотную завесу из веток лапника. Этот лапник лежал и торчал отовсюду. Он устилал земляной пол, торчал сверху, сбоку, спереди и сзади. Лешка тотчас же рухнул лицом в эту густую пахучую подстилку и долго лежал не шевелясь. Сон пришел к нему незаметно. Он провалился в беспокойное кошмарное беспамятство и долго не подавал признаков жизни.
   Это был настоящий затяжной бред. В бреду за Лешкой бежали толкинисты. Их было очень и очень много, целая армия отборных толкинистов, ряженых в самые немыслимые одежды. Они орали и голосили как сумасшедшие. Когда Лешка, наконец, выдохся и упал от усталости, над ним склонился убиенный давеча варяг. Страшно коверкая русскую речь, этот громила поведал ему о том, что питерским журналистам тут делать нечего, им здесь не место.
   "А где мое место?" - хрипло глотая воздух, отозвался Лешка.
   "Там же, где находятся все места для избранных!" - заржали толкинисты.
   "Это где?!"
   "В болоте реальной жизни!"
   "Ха-ха-ха!.."
   "А я разве избранный?!"
   "На свете неизбранных не бывает, урод питерский!.. Только одних это не касается, а другим неведомо!
   "А вам, значит, ведомо?!"
   "Нам все ведомо!"
   "Тогда вот вам все ваши ведомости!"
   После таких слов появился бородач. В руках у него находилась сучковатая дубина эпических размеров. К тому же дубина оказалась говорящая и чрезвычайно не любила толкинистов. Правда, говорила она однообразно, но весьма внушительно. Раз, два - и нет десятка-полтора уродов, три, четыре - и навеки заткнулась еще одна чертова дюжины сказочных отморозков - все вбиты в матерь-землю по самые брови, только макушки торчат из почвы, как грибы после дождя.
   В конце концов, когда грибов стало гораздо больше, чем положено в каждом разумном сне, Лешка перестал их считать, и открыл глаза.
   Вокруг стояла непроглядная темень. Рядом храпел бородатый мужик. Причем храпел на все болото. Он лежал на спине, и дышал как паровоз, загнанный в тупик. Тогда Лешка выполз наружу и с огромной радостью убедился, что мир все еще существует. Конкретность мира основательно подкреплялось безветренной лунной ночью и неумолчным звоном невидимых комаров. Мужик позади, всхрапнул еще громче. В этот миг Лешке Сухареву показалось, что даже Луна и звезды - и те сотрясаются от могучего человеческого храпа.

Эпизод восьмой

   И был я белкой в колесе,
   бежал куда-то, как и все...
  
   Поднялись довольно поздно, едва ли не к полудню. Затем привели себя в порядок и быстро позавтракали. Кушали в основном сушеное мясо, нечто вроде пемикана, только без ягод. Бородач достал съестное из небольшого берестяного короба, припрятанного в дальнем углу шалаша. Мясо было немного, но его вполне хватило, чтобы утолить голод. Там же имелся бочонок с медовухой. Впрочем, наполовину пустой. Видимо хозяин сего напитка любил прикладываться к нему по любому поводу. Может, оттого и храпел беспечно на всю Вселенную, когда ночь стояла на дворе. За едой выяснилось, что зовут бородача Лука. Лука медвежатник из рода Правдорубов. Бородач сказал это с необыкновенной гордостью, дескать, будешь смеяться, то я тебя немедля прибью, да не абы чем, а уже знакомым тебе инструментом.
   "Что ж, - подумал Лешка Сухарев, - Лука так Лука". Может даже Мудищев. Кто его знает, но ведет он себя, как полный мудак... Впрочем, не он один тут с ума сбрендил. Этот лес, похоже, доверху полон истинными мудаками-правдорубами, готовыми убивать друг друга по малейшему поводу.
   Узнав, что Лешку Сухарева кличут Лешкой Сухаревым, Лука долго пережевывал незнакомое словосочетание, после чего, обозвал Лешку натуральным Лешаком.
   - Лешак ты, чудило... - сказал он. - Леший вестимо, однако с говницом городским, ибо по болоту ходить не умеешь.
   Потом Лука начал говорить о том, что с болотного острова им нужно убираться как можно скорее, потому что, во-первых, с едой здесь туговато будет, а во-вторых, варяги все одно сюда доберутся. Упорные они, словно мухи навозные на столе с караваем. Уж если добычу почуяли, то обязательно к ней припрутся. Отсюда выходило, что двигаться им нужно к Шанге.
   Что такое Шанга Лешка не понял, а скорее догадался. Шанга - это деревушка или поселок, словом, населенный пункт.
   С такой положительной новостью мир приобрел новый оттенок, вполне жизнерадостный по меркам последних дней. Это означало конец беготне, финиш убийствам, амба и каюк странностям и нелепым незнакомцам.
   С едой разделались быстро. С медовухой еще быстрее. Жаль, что её было мало, но оставлять её варягом Лука ни за что не хотел. Затем снова шагнули в болото и побрели на северо-запад. Комары, понятное дело, тотчас же составили им компанию.
   Шли долго, вымотались страшно, но только таким образом, преодолев безмерное количество топких мест, выбрались на пологий берег. Затем ходко углубились в лес. По дороге Лука из рода Правдорубов пояснил Лешаку, что в Шанге можно легко затеряться среди людей.
   - Ежели дойдем, конечно, - сумрачно сказал он. - Ну а ежели дойдем, то нас там никто не достанем, руки больно коротки будут.
   Лешка не возражал. Ему бы только к ближайшему телефону дотянуть, а там ему уже никакой варяг не страшен.
   К чистой воде вышли к исходу шестого часа, а то и семи. Перед ними расстилалась гладь большого озеро, противоположный берег которого Лешка едва разглядел. Тут решали почиститься и немного передохнуть. Одежку поснимали, окунули в воду и, как могли, наспех постирались. После "постирались" сами, с немалым удовольствием смыв с себя болотную гряз и запах пота.
   Обсушившись и передохнув, направились дальше.
   Шагали молча, слов на ветер не бросали. Впереди Лука Мудищев, позади Лешка Сухарев по кличке Лешак. Ближе к ночи набрели на заброшенную землянку. Для ночевки место было вполне подходящее, но если варяги застанут их здесь, то выход отсюда будет только один - прямиком на небо.
   На небо Лука, видимо, не торопился, но зато спать хотел, как и все люди. Рассудив, что двум смертям не бывать, решили устроиться на ночлег. Забились внутрь неказистого сооружения и заснули, словно сурки. Спали, впрочем, беспокойно. Утром, чуть рассвело, отправились дальше. К полудню очутились на дороге. Дорога была узкая, две телеги едва разойдутся. Лешка обрадовался этому явному признаку цивилизации. Обрадовался, как малое дитя, чего нельзя было сказать о попутчике.
   - Ты чо... - сказал он. - Дитя малое? Там, где дорога, там самая опасность. На дороге либо ты с ножом, либо на тебя с дубиной... Э-эх, ты, бестолочь окаянная...
   Лешка не возражал. Он все больше и больше убеждался в том, что спутник его однозначно ненормальный. "Но ничего-ничего, - думал про себя Лешка. - Вот придем в эту гребанную Шангу, постараемся сдать этого здорового бугая, куда следует, а сами вернемся в благословенное лоно цивилизации. То есть прямиком в редакцию любимой газеты, где подробно расскажем главному редактору Семену Гавриловичу Прошкевичу о том, что такое древние варяги и скандинавская мифология с точки зрения некоторых любителей профессора Толкиена".

Эпизод девятый

   Кому-то сниться, что мы есть,
   но вот проснуться бы не здесь...
  
   В Шангу пришли поздно вечером, издалека услыхав лай собак и петушиные крики. Вышли из леса, словно два драных волка, затем пропустили под ногами длинное поле, засеянное то ли коноплей, то ли лысыми одуванчиками - и очутились перед поселением. В сгущающемся сумраке Лешка с трудом разобрал высокий частокол и мощные ворота, по центру которых был прибит круглый щит. Возле створок топтались крепкие плечистые ребята. При себе молодцы держали копья и мечи, а под рубахами носили кольчуги. На головах у них были шлемаки древних воинов.
   "Ну, нет, - убежденно подумал Лешка, - тут вокруг, похоже, точно, происходит какой-то затяжной псевдоисторический карнавал, наподобие тех, что организуют в Европе". Он вспомнил, что как-то читал о подобных мероприятиях. Обычно их проводят на потеху публике, для тех, кто любит военную историю, рыцарскую мишуру и книжную романтику куда больше, чем здравый смысл и прогрессивное развитие общества.
   При виде двух припозднившихся путников, поклонники рыцарства насторожились. Лешка, естественно, тоже напрягся.
   - Хто такие? Откелева пришли? - справился один из парней.
   - Ты чего, Никодимыч, своих не признаешь?!
   - Свои дома сидят!
   - Вот ты и сидишь, словно квашня старая!
   - Лука! Ты что ль?
   - Глаза-то протри!
   Признав Луку, их пропустили, правда, пожурили за поздний визит.
   - Время такое, вороги нынче лютуют! Так что не серчайте за неказистый прием...
   Впрочем, Лешкой поинтересовались. Сделали это, то ли для порядка, то ли для понта, понять было трудно. Лука ответил им потешной шуткой, дескать, он с кем попало не шастает, разве что леший сам ему на хвост садится.
   Ребятки ухмыльнулись, но потребовали заплатить входную пошлину.
   - Казну пополнять надо!.. - подбоченясь сказал Некодимыч. - А иначе как поддерживать чистоту и порядок в хозяйстве!
   Бородач недовольно насупился, но пошлину заплатил. Лешка стоял и не верил своим глазам. Пошлина выглядела как пара толстых корявых медяков. Лука достал их из тряпицы, спрятанной за голенищем, и с большим сожалением отдал охране.
   Внутри поселение выглядело весьма добротно. Невзирая на сумрак, Лешка пришел к выводу, что здесь поработала хорошая строительная компания.
   - У вас тут что - кинофестиваль проходит?
   - Чего? - удивился Лука.
   - Может карнавал какой? - неуверенно поинтересовался Лешка. - Откуда такие декорации? Тут же денег угрохано - не меряно, а в газетах вроде ничего такого не писали...
   - Газетах?!
   Лешка понял, что лучше и впрямь помалкивать, хоть психика здоровой останется.
   Так, держа рот на замке, Лешка шагал по главной улице Шанги. Он все больше убеждался, что тут снимают кино. Эдакий фильм в стиле Александра Роу, типа "Морозко" или "Огонь, вода и медные трубы"... Что не говори, но Шанга явно годилась для сьемок колоритного исторического фильма с древнерусским уклоном. Все здесь могло радовать глаз истинного знатока славянской культуры. Тут стояли добротные высокие избы, окруженные заборами и кустами смороды. За ними угадывались треугольные крыши подсобных сараюшек, поленницы, пухлые стожки, бани и прочая деревенская бутафория. Остро пахло свежим сеном, близкой рекой и навозом. В некоторых избах светились маленькие слюдяные оконца, изредка слышался приглушенный говор или плачь ребенка. Где-то мычала скотина, кудахтали куры, гремели цепями псы. Потом на глаза попался диковинный бревенчатый колодец с опустившимся журавлем, еще дальше конюшня с пьяненьким сторожем и пожарная каланча. Наконец миновали широкую рыночную площадь, заполненную пустыми торговыми рядами, и направились к большому строению, заметному издалека, очевидно местной гостинице, а может лабазу или постоялому двору. Оттуда доносились басистые мужские голоса.
   Заведение называлось "Два блина в глотку". Табличка с надписью была прибита над входом, она подсвечивалась толстым огарком свечи, пламя которой билось в стеклянной банке, подвешенной рядышком на веревке. Меню в зале отсутствовало напрочь, положенного телефона также нигде не наблюдалось, но зато кормили тут вполне сносно, по-крестьянски, без привычных для городских кафе проволочек. Не прошло и минуты, как им подали два положенных блина, к ним присовокупили жареное мяса, рыбу, хлеб да плошку черной икры. С хмельными напитками дело обстояло не хуже. Их принесла миловидная девушка. Она поставила на стол пару больших деревянных чарок, улыбнулась как бы невзначай, пожелала припозднившимся гостям приятного аппетита и удалилась.
   - Как звать тебя, девушка? - спросил вдогонку Лешка Сухарев.
   - Лада, - донеслось в ответ.
   - Что, понравилась молодка? - усмехнулся Лука.
   Лешка зыркнул на него, но язык придержал при себе. Он основательно приналег на мясное, затем уплел блины и кусок отменной рыбешки. На десерт жахнул чарку хмельного напитка, по вкусу напоминавшего пиво "Балтика", и искренне подивился тому, что оно неразбавленно, как обычно, питерской мочой.
   Лука Мудищев смотрел, как он есть и добродушно посмеивался.
   - Ешь-ешь, бедолага, видать тебя давно не потчевали справной пищей, приготовленной для доброго народа, а не для гнилого ворога.

Эпизод десятый

  
   Нам изменить наивное сознание,
   Порой способствует насилие и страдание...
  
   Спал Лешка Сухарев как убитый. Разбудил его крепкий тычок под ребра.
   - Эй, незнакомец... - грубо произнес чей-то недовольный голос. - Подымай свою задницу и живо дуй на выход. Воевода с тобой говорить желает.
   - А ты кто такой?
   - Ганец я. Велено тебя разбудить, и доставить к воротам.
   - Умыться хоть можно?
   - Чего?! - удивился Ганец.
   - Ладно... - Лешка досадливо махнул рукой.
   Воевода стоял на гребне стены, опоясавшей поселение широким кольцом. Подбоченившись, он хмуро выслушивал чью-то непотребную речь, раздававшуюся снизу. Слова звучали глухо, но вполне внятно, невзирая на изрядную высоту частокола и фортификационную мощь живописного крепостного сооружения. Еще издали журналист Алексей Сухарев сумел расслышать матерные угрозы неведомого оратора. Сей дипломат твердым тоном обещал сделать из тутошнего поселения тихий росский погост, а затем и его раскатать под чистое росское поле.
   Речь Лешке не понравилась. Он невольно оглянулся по сторонам, пытаясь найти лазейку для бегства, но ее не было.
   - Иди, иди... - подтолкнул его Ганец. - Вон они - ворота... Там же и толмач! Ежели чего не поймешь, он те враз все перетолкует и разжует...
   Тем временем, "высокий диалог" воеводы и пришлых гостей продолжался.
   - Мы желаем, чтобы ты выдал нам убийц вождя Торкала! - громко донеслось из-за высокого частокола. - Иначе тебе и твоим людям несдобровать! Мы вырежем здесь всех до единого! Мы сожжем каждый дом, а твой череп повесим на пику, и будем показывать его нашим врагам, дабы они и все ваше убогое племя трепетали от ужаса!
   - Кто вам нужен?! - мрачно спросил воевода.
   - Тебе лучше знать, шелудивый пес! И не надо делать из нас ослов! Не выдашь по-хорошему, быстро узнаешь, как говорят наши секиры и мечи!
   - А вы не борзейте, шпана заморская! - неожиданно отрезал им воевода. - Тут моя земля и наша росская воля! Россы своих не выдают! А чужих скотов и свиней нам и самим не надобно!
   - Это твое последнее слово, воевода?!
   Воевода не ответил. Он спустился вниз, мельком глянул на Лешку и широким шагом пошел к центру городища.
   Из-за стены донеслись угрожающие крики и ржание коней.
   - Даем тебе сроку до полудня, воевода!.. Потом время твоей жизни и твоих родичей будет сочтено нашими топорами!
   С таким напутствием Алексея Сухарева мигом окружили служивые хлопцы, и, подталкивая в зад копьями, повели вслед за воеводой на местные разборки.
   "Хана... - с неведомой доселе тоской подумал Лешка Сухарев. - Похоже конец спектакля близок. Либо меня сейчас грохнут, как чужака, не вписывающегося в местные правила игры, либо варягам сдадут на забаву, чтобы шкуры свои сохранить".
   На площади уже собрался местный люд. Человек триста, не более того. В толпе находилось несколько колоритных лилипутов - рыжеволосых и широкоплечих, словно ожившие гномы из европейских сказок. Им недоставало только милых улыбок для услады родителей и детворы, зато добротные кольчуги, боевые перчатки и стальные наплечники сидели на них как влитые. Было тихо, как и положено на похоронах.
   - Итак, гость незваный... - начал воевода свой допрос. - Кто таков будешь? Пошто Торкала завалил? И зачем сюда явился?
   - Торкала я не валил, - спокойно ответил Лешка Сухарев. - На хера он мне сдался, этот ваш Торкал. И к вам я специально не напрашивался, все вышло случайно.
   - Случайного ничего не бывает, мил человек, - коротко отрезал воевода. - Ибо нормальный путевый человек судьбу свою сам вершит.
   Ответ выглядел безупречным. Пришлось поведать о самолете, разбившемся в лесу возле Черного озера. Затем рассказать про Луку Мудищева, убийстве толкинистов, ночевке на болоте и долгой погоне.
   - Говоришь, самолетом упал? - с иронией спросил воевода.
   - Да брешь он! - воскликнул кто-то.
   - Ясное дело, брехун стопудовый!
   - Не, братцы... - сурово заключил еще один новоиспеченный россич. - Тутова разобраться надо, прежде чем напраслину на человека наводить!
   - Ладно, нехай пока в темнице подождет... - обронил воевода. - Да свяжите его покрепче, мало ли чо! А покуда сыщите Луку и поставьте сего детину пред мои светлые очи!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"