Анфилатов Александр Николаевич: другие произведения.

Хроники Трона. Книга 3. Изумрудная долина. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.80*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга выложена полностью.(Последние обновления от 10.06.12.)


  
   Книга вторая Изумрудная долина
   Часть первая Зеленые поместья
   Глава 56
   Надежная мощеная дорога связывала страну Ласу с внешним миром. Сегодня, спустя более чем двести лет после великого исхода, некогда грандиозное творение пребывало в глубоком запустении. Леса "Гелеи" пленили создание древних предков, превратив дорогу в непролазную тропу. Однако каравану переселенцев двигаться по мощенному, твердому пути было гораздо проще, чем сквозь нетронутый, девственный лес. Тем более что когда караван спустился в долину и миновал внутренний залив, стали попадаться признаки былой цивилизации. Вдоль дороги появились каменные, поросшие мхом и кустарником заборы-изгороди. Они делили некогда густо заселенные и плодородные земли на участки, на которых в прошлом семьи ласу вели хозяйство. В долине реки и залива стен оказалось много. По этой причине древнее шоссе становилось единственно возможным путем. Люди, взяв в руки топоры, освобождали дорогу для продвижения повозок и многочисленных стад скота. Легкий подлесок просто вырубали, а крупные деревья для ускорения дела старались обойти. В результате движение замедлилось как никогда, но былого ропота не наблюдалось. Народ, поняв, какие богатства идут в его руки, стал весел и с энтузиазмом пробивался сквозь непролазную чащу.
   Два полных дня ушло на движение. Но, испытав тяготы пути через горную гряду "Клык дракона", переселенцы, можно сказать, просто не заметили перевал, отделявший внутреннюю долину от Изумрудной, настолько незначительным возвышением он показался. Саму вершину определяла старая, полуразрушенная сторожевая башня, со ступеней которой открывался вид на новую родину. Многие поспешили увидеть владения с высоты, но то, что отрылось взору, представляло собой бескрайне зеленое море лесов и подтверждало новое название - Долина изумрудная.
   Проклятие, сотни лет витавшие над ее лесами, оказалось сломлено, что подтверждали все без исключения ласу, сопровождавшие переселенцев и знакомые с дурным характером долины. В единый голос они подтверждали безопасность и веселыми возгласами сопровождали бурную радость по поводу избавления их родины от несчастья. Прямо в пути ласу приносили жертвы богам, пели гимны, исполняли пляски в честь такого архиважного события. Вообще, вели себя, в отличие от угрюмых землян и сдержанных модонов, не совсем адекватно. Неудивительно, если для последних совершенно дикая местность была не в новинку, то землянам радоваться особо было нечему: их ждали тяжкий труд и радость только от его результатов.
   Тропический лес Изумрудной долины практически ничем не отличался от того, через который переселенцы пробирались два предыдущих дня, ну разве что стал гуще, деревья выше, а зелень сочнее. Все так же приходилось прорубать путь, придерживаясь древней дороги. Единственное, что можно отметить, так это богатство фауны. В отличие от лесов за перевалом, здесь среди листвы и ярких цветов летало множество насекомых всевозможных видов и расцветок. Многие походили на известные землянам виды, такие как бабочки или стрекозы, но попадались совершенно незнакомые, которых люди пугались. Особенно, если какой-нибудь жук или не пойми кто, величиной с кулак, прострекочет восьмью крыльями рядом с твоим лицом в погоне за стрекозой и грохнется на повозку, начав смачно чавкать пойманной добычей. Однако страхи землян успокаивали ласу, хорошо знавших животный мир долины, где не имелось опасных для жизни человека существ, ну или почти не имелось.
  
   * * *
   По рассказам ласу, крупных животных в долине не обитало, за исключением одичавших коз, свиней, да тростниковых котов, которые держали себя пугливо, не показываясь на глаза людям. Несмотря на это, Ярослав однажды заметил удивленную мордочку косули, с любопытством рассматривающую вторгшихся на ее территорию незнакомцев.
   На третий день пути Ярослав оправился от понесенных ушибов и в дурном настроении вяло выбрался на облучок повозки. Все мужчины группы были впереди каравана на расчистке дороги, и Ярослав коротал время в обществе женщин, вуоксов и старика Колтука.
   Потерю сына ласу перенес стоически, не прослезившись, но в его семье было много слез, стенаний и горя. И сам он, по всему, тяжело переживал, хотя не подавал вида. Четверо сыновей как могли поддерживали отца и утешали мать, восприняв потерю брата как жертву Богам. Земляне отнеслись к гибели товарища холодно и с некоторым безразличием, как бы говоря: "Могло быть и хуже". От этого Ярослав чувствовал себя скверно. По всему получалось, что он переживает гибель друзей тяжелее всех, а тут еще Ольга со своей заботой, как это у нее водится, уложила в повозку на трое суток. Потому настроение сложилось вяло-тяжелое и одновременно нервное. Хотелось действовать, выплеснуть скопившуюся за время вынужденного безделья энергию в какое-нибудь дело. Уже на третий день, чуть оправившись, Ярослав хотел двинуть своих разведчиков вперед каравана, осмотреть окрестности, найти удобные места ночевки, источники чистой воды.
   По причинам, собственно известным только Олегу и Ярославу, да некоторым из представителей ласу, переселенцы двигались без передового охранения, и вообще, командиры старались кучковать людей, не позволяя отлучаться в одиночку, а если такое требовалось, то большими группами, человек по пять. Тем более что встретить двуногих в долине не предполагалось и серьезная разведка не требовалась. Но ему не позволили. Принудили остаться в обозе именно в то время, когда не было сил смотреть людям в глаза.
   И повозку, как назло, нестерпимо трясет на ухабах и недовырубленных кореньях, - не заснешь. Одно удовольствие заниматься с Анютой-младшей, что в последнее время не часто случалось. Впрочем, у племянницы после Агерона появилось много новых приятелей подходящего возраста, и она уже не чувствовала себя столь одиноко, как раньше. Несмотря на языковой барьер, дети находили себе занятие по душе. Игры и забавы не останавливались весь долгий путь в горах. И надо признать, земляне, благодаря высокому интеллекту и крайней, по сравнению с местными общительностью, быстро занимали ведущие роли в складывающихся небольших возрастных группах. К примеру, Анюта, по причине мизерного количества девочек ее возраста, собрала вокруг себя "коллектив", состоящий не только из мальчиков и девочек, семей Наростяшно и Хвурбекусов, но упорно вводила в круг людей ровесницу вуоксу и ее совсем маленького брата. Командовала жестко, порой безапелляционно, с сознанием собственного превосходства над слабо развитыми аборигенами. И те смирялись, даже более старшие по возрасту мальчишки подчинялись ее авторитету, признавая статус предводителя, дочери вождя и его прямой наследницы.
   Утром четвертого дня караван выбрался к полноводной реке, делившей долину на две равные части: южную и северную. В этом месте она была как нельзя широка, глубока и потому судоходна. Преодолеть ее для обремененного поклажей и стадами каравана казалось нереально сложно, требовалось или искать брод, или строить плоты, благо леса на берегах в достатке. На счастье, древняя дорога привела людей к переправе и каменному мосту, перекинутому через бурные воды. Сложенный из грубо отесанных гранитных глыб, он представлял собой надежное сооружение, двенадцать полуциркульных пролетов которого смогли выдержать века запустения. Мост, связывавший берега, в средней части имел пустой пролет, где в прошлом размещался подъемный деревянный настил, на сегодня благополучно сгнивший. Назначение столь "редкого" устройства вполне очевидно: дать возможность прохода вверх по реке кораблям и в дополнение служить оборонительным целям.
   Кажется, так просто наладить переправу через двенадцатиметровый пролет! Бросить полтора десятка бревен, - и путь открыт, но пришлось повозиться. На постройку переправы Олег бросил лучшие силы, и тем не менее, прошло несколько часов, прежде чем первые повозки смогли перебраться на другой берег. И нет ничего удивительного, что первым на южном берегу оказался Ярослав. Собрав группу разведчиков из не занятых в работах людей, он частным порядком, с молчаливого попустительства Олега, ушел далеко вперед каравана. Просто не смог более сидеть на месте!
  
   * * *
   Отряд оказался собранным с миру по нитке. Из землян свободны оказались только Труба и Юля. Банула Наростяшино отпустил младшего сына шестнадцати лет отроду и трех вуоксов во главе с Уиром. Всего семь человек, одна собака и четыре лошади. За долгий путь земляне настолько привыкли к этим животным, что даже в тропическом лесу не могли представить себе идти пешком. Однако верховая езда по зарослям неудобна, и поневоле пришлось вести лошадей в поводу.
   Тем не менее, маленький отряд быстро углубился в джунгли, на языке ласу - гелеи. Несколько часов они двигались вдоль мощеного пути, иногда удаляясь в стороны для осмотра местности и поиска водопоев. Здесь в самом сердце долины, в прошлом располагалось множество поселков и земельных угодий, разграниченных заборами из необработанного каменного плитняка и сложенных без раствора. Ярослав осмотрел множество таких сельскохозяйственных усадеб, в современное время полностью заросших лесом.
   Типичное хозяйство представляло собой участок примерно в три четверти гектара земли, огороженное со всех сторон и имевшее одни или двое ворот. Дома хозяев располагались хаотично, без плана, но часто ближе к центральному проезду и представляли собой прямоугольник каменных стен с остатками очага в середине. Крышу, по рассказам ласу, из соломы поддерживали четыре каменных столба в центре вокруг очага. Остальные постройки, вероятно, носили временный, легкий характер из прутьев и соломы, и только для хранения продуктов и зерна абсолютно в каждом хозяйстве имелись огромных размеров глиняные кувшины, вкопанные в землю. Подобные "горшки", несмотря на время, хорошо сохранились, и некоторые из осмотренных могли быть использованы вновь.
   Вероятно, в прошлом ласу выращивали много плодовых деревьев, потому что их полуодичавшие сады в изобилии встречались на участках. Яблони и вишни были хорошо знакомы землянам, но попадались необычные, совсем незнакомые растения. Одно, на вид как пальма или папоротник, имело на длинных узких ветвях кожистые шишки, которые Ярослав на свой страх и риск осмелился попробовать. На вкус они оказались похожи на ананас, только маленькие и терпкие. По здравому размышлению и осмотру он пришел к выводу, что, вероятно, растение является родственным именно ананасу, но претерпело изменения в других условиях и в более суровом климате.
   Среди одичавших садов встретили животных, ранее не знакомых не только землянам, но и вуоксам с модонами. Небольшие пушистые зверьки лакомились плодами, не особо скрываясь от людей. Круглые любопытные глазки непрерывно следили за незнакомцами, а ловкие лапки бойко собирали все, до чего могли дотянуться. Их серые полосатые тела чем-то напоминали кошачьи, хвосты средней длины с черными полосками и белоснежными маковками. Лапы без когтей имели длинные ловкие пальцы, а мордочки, больше походили на обезьяньи, или даже на лица вуоксов. Те же покатые лбы и умные одухотворенные физиономии. "Уж не родственники ли Уира"? - терялся в догадках Ярослав, пытаясь подманить животное. Подружиться не получалось. Любопытные зверьки упорно сопровождали людей на переходе, но близко не подпускали, соблюдая небольшую, однако безопасную дистанцию.
   К концу дня достигли невысокой горной гряды с пологими склонами, сплошь заросшими лесом. Древняя дорога, как в сказке, разветвилась в трех направлениях. Одна уходила круто на гряду; другая на восток, вероятно, к морю; а третья вдоль подошвы возвышенности шла на запад, в неизвестном направлении, к основаниям больших гор. Указателей или камня с предупреждениями, типа "налево пойдешь...", не имелось, поэтому, куда двинуть отряд, Ярославу приходилось решать, сообразуясь с целесообразностью.
   Если южное горное и восточное направление известно всем куда вели, к морю и развалинам большого поселения ласу, в прошлом столице долины, то западное интриговало. Спрашивается: "Зачем мощеная дорога в горы?" Ответов может быть много, и это стоит узнать, тем более что караван выйдет на развилку дорог только завтра к середине дня, и у разведчиков есть время осмотреть подозрительное направление.
  
   * * *
   Вплоть до сумерек Ярослав вел людей западным путем. Полосатые зверьки отстали, прекратив сопровождать людей в тех местах, где закончились тянуться по обочинам дороги ограды бывших поместий. Местность значительно повышалась, и теперь только отдельные хутора попадались на пути. Готовясь к ночевке, Ярослав послал вуоксов найти ближайший источник воды. Воины вернулись быстро, и явно чем-то взволнованные. Ярослав уже неплохо понимал язык лесных жителей, и потому разведчики перешептывались с Уиром в стороне от командира. Видя, что скрыть причины не удастся, неформальный предводитель вуоксов предложил:
   - Ногата Дхоу, тебе стоит это увидеть!
   Отряд в полном составе проследовал к месту невдалеке от дороги, где на территории рядового поместья протекал ручей и имелось обычное брошенное строение. Еще подходя к хижине, Ярослав обратил внимание на полусгнившие жерди и ветви деревьев наподобие шалаша, прислоненные к каменным стенам.
   От неприятного предчувствия в груди больно екнуло сердце, но Ярослав не подал виду. Мало ли кто мог устроить гнездо. В центре постройки вуоксы показали свежее пепелище от костра. Это уже не мог быть зверь, только человек. "Но как в закрытой и запечатанной проклятием долине могли обитать люди?! Невероятно!" - думал Ярослав, ковыряя пепелище носком сапога.
   - Вчера, или немного раньше, - предупредил вопрос вождя Уир.
   - Как бы то ни было, людей не может быть много, - озадаченно ответил Ярослав, успокаивая себя и постепенно начиная верить в то, что говорит. - Проклятие действовало в основном на побережье, предотвращая проникновение в долину с моря. И нет ничего удивительного, что здесь, далеко на западе, сохранились поселения людей. Зона действия могла не охватывать самые дальние уголки. Впрочем, люди могли прийти и из соседних горных долин...
   Вуоксы вежливо слушали витиеватые, зачастую непонятные, умозаключения Дхоу, ожидая, когда тот выговорится. Наконец объяснения иссякли, и Уир передал в руки Ярослава обрывок старого обгорелого ремня, найденный на пепелище. Ярослав взял предмет, не понимая, зачем его дают и вопросительно глядя на вуокса. Видя недоумение в глазах командира, Уир охотно пояснил.
   - Не люди! - сказал он, тыча кривым пальцем в обрывок. - Плохие не люди!
   Ярослав изумился неожиданному повороту, взглядом и словом требуя объяснений:
   - Кто?!
   - Войо! - резко отрезал Уир.
   - Мать твою! - от неожиданности вырвалось из уст Ярослава. - Какого х... им здесь надо?!
   Вуокс не понял глубину мысли Дхоу, но помотал головой в знак непонимания причин.
   - Ты уверен, что это войо? - в душе еще теплилась малая надежда на ошибку.
   Уир развеял последние остатки:
   - Войо, Дхоу! Ремни с таким орнаментом я видел раньше, и у Дхоу есть подобные... - Вуокс намекал на трофей, взятый Ярославом в "Древнем лесу".
   "Действительно, - припомнил Ярослав, - дисковая броня войо из Древнего леса держалась на подобной подпруге, а трофеи видели в группе все, в том числе и вуоксы".
   Он даже хотел подарить кому-нибудь из них, но те отказались.
   - Что советуешь делать, Уир?
   - Выследить и... - вуокс сделал недвусмысленное движение копьем.
   - Выследить, - это хорошо, - уверенно согласился Ярослав, - этим вы и займетесь, но не сегодня, а завтра. И не убивать! Ни в коем случае не убивать! Только кровной мести нам не хватало!
   Уир потупил взор, смиряясь с приказом, но не проявляя понимания.
   - Войо или люди, это нам все едино, - продолжал развивать мысль Ярослав, - долина не велика и охотой большое поголовье не прокормит, а потому местных немного и будут вести себя осторожно, по крайне мере, в начале. О нашем присутствии, думаю, уже знают и небольшой группой следят. Наша задача - не лезть на рожон, далеко от каравана не отходить, и главное - помалкивать, не пугать ни своих, ни модонов. Понятно, о чем толкую? - строго обратился ко всему отряду. - Ни полслова! Потом, когда все устаканится, соберем втихаря экспедицию - разберемся! А сейчас отступим ближе к каравану, и пока тот не пройдет через горы, станем исполнять роль охранения. Наша задача - не допустить неожиданной засады на пути переселенцев.
  
   * * *
   Отряд вернулся ближе к развилке дорог, где и провел ночь среди развалин древних поместий. Ярослав всегда помнил, в долине есть летающие охотники на крупную дичь, что активны ночью. Существа не имели собственного имени, ласу их звали просто стражей. За большие размеры и кожистые крылья, за схожесть внешнего вида с мифическими существами, Ярослав стал называть их гарпиями. В течение трех последних дней не было ни ночных, ни дневных нападений на людей, но переселенцы шли по долине густой толпой, а отряд разведчиков был невелик и ночевал в диком месте. По этим причинам и близости войо все оставались настороже, выставив секреты и неся дежурство. По берегам многочисленных ручьев, в изобилии стекавших с гор и покрывавших долину густой сетью мелких рек и речушек, произрастало тривиальное земное растение бамбук, в местных условиях хилое и слабое, наподобие большого, крупного кустарника, но полезное в хозяйстве. Ярослав приказал вырубить несколько деревьев, обрезать листву, оставив ветвистую крону. Расчет строился на том, что, при появлении гарпий, два-три человека должны принимать монстра кроной дерева, ограничивая движения и не подпуская к себе и товарищам. Остальные - колоть копьями, расстреливать из луков и арбалетов, не вступая в рукопашную с опасным зверем. Со временем этот вид вооружения широко привился среди переселенцев, которые использовали его не только для борьбы с животными, но и применяли против людей.
  
   * * *
   Новый день наступал медленно и тягуче. Где-то вдалеке шел караван, стучали топоры, подрубая ветви кустарника, кричали люди, ржали уставшие лошади, ревел скот. А у отряда разведчиков время тянулось неторопливо, в наблюдении трепещущей листвы и шороха крыльев насекомых. Все утро Ярослав держал людей широкой завесой, обращенной в сторону запада и северо-запада. Многочисленные заборы одновременно и затрудняли, и облегчали наблюдение. Крадучись в их тени, можно пройти незамеченным большие расстояния, но преодоление поперечных преград демаскировало полностью. Расставив секреты в удобных местах, он сам с Трубой пытался патрулировать длинные, не мощеные подобия улиц, тянущиеся вдоль заборов и ручьев на многие километры. Запутанная вязь этих переулков и проездов порой заводила в тупик, и приходилось возвращаться или, с риском быть обнаруженным, перелазить.
   Лошадей, как совершенно бесполезных в густом лесу, отправили к каравану вместе с Юлей и наказом найти подмогу. Трое вуоксов явились где-то через пару часов, взмыленные от быстрого бега, сама же девушка со старшими сыновьями Наростяшно лишь спустя четыре часа. Как бы то ни было, отряд собрался большой, двенадцать человек, из них шестеро опытных в лесных предприятиях вуоксов, и это несмотря на секретность, авторитарно установленную командиром.
   До середины дня присутствие войо не обнаруживалось. Были мысли снять охранение и отойти к дороге. Даже Уир предположил:
   - Войо боятся. Лошади рядом. Войо давно должны быть здесь.
   Однако Ярослав тянул, чего-то ожидая, сам не зная чего и как будто чувствуя: "Не могут они нас пропустить просто так".
   - Будем ждать, пока караван не пройдет развилку, - пояснил свои намерения Уиру. Не прошло и пятнадцати минут после всеобщих колебаний, уйти или остаться, как младший из вуоксов доложил:
   - Идут! Пять воинов. Двумя группами. С оружием!
   У Ярослава не было желания вступать в бой, но и давать врагу скрытно преследовать караван тоже. Могли возникнуть неожиданные сюрпризы или попытки нападения. Лучше всего в такой ситуации дать понять войо, что они обнаружены и должны соблюдать дистанцию. Но как это устроить без столкновения? На помощь пришел Реур - старший по возрасту вуокс:
   - Нужно на тропе положить стрелу, - предложил он, - воины поймут.
   Сказано - сделано. Вуоксы подбросили несколько модонских стрел на предполагаемом пути отрядов войо. Оставалось только ждать.
   Для большей убедительности Ярослав решился демаскировать патруль, и тем самым отвлечь внимание войо от секретов с вуоксами, их давними врагами. Втроем они двинулись на север вдоль одного из проулков, не особо скрываясь, но и излишне не отсвечивая. Время клонилось за полдень, караван должен был в это время достичь развилки, а Ярославу и его людям пора отходить к дороге. Крайней точкой своего патрулирования выбрали пересечение проулка и ручья, далее которых углубляться не резон, так как караван давно позади охранения. Здесь у переправы и столкнулись нос к носу с войо.
   Воин сидел в тени каменной ограды, спрятанный среди листьев вьюна и побегов бамбука, покрывавших берег ручья и пространство до ближайшей изгороди. Ярослав заметил его совершенно случайно, потому что остановился, - было пора возвращаться, а зеленовато-бежевое голое тело диссонировало с сочной, яркой зеленью. Вероятно, молодой, но крупный войо только что перешел ручей и еще не успел укрыться, как появились люди, незаметно крадущиеся вдоль оград.
   Похоже, встреча оказалась неожиданностью для всех, воин натянул лук, ожидая действий человека. В свою очередь Ярослав, несмотря на неожиданность (на него сейчас в упор нацелились три-пять луков), быстро взял себя в руки и, как ни в чем не бывало, будто в упор не видел войо, сделал жест, ничего неподозревавшему Трубе о возвращении. Затем осторожно развернулся спиной к ручью и, демонстративно показывая заряженный арбалет, отошел на безопасное расстояние, укрываясь в тени ближайших оград. Пока шел открыто, спину сводила судорога от взгляда врагов, а разум мучили угрызения совести о собственной безалаберности, потому как кольчугу он отправил вместе с лошадьми к своим, и сейчас шел под нацеленными луками, как будто голый, думая: "А ну как стрельнут". Но обошлось!
   Быстро отступили. А затем, оставив на пути войо арбалетный болт, отступили еще, за секреты вуоксов. Потом медленно стали отходить все вместе, давая понять, что не подпустят близко к повозкам. Войо преследовали по пятам, но по докладам вуоксов, после обнаружения стали осторожны, можно сказать, даже излишне осторожны. На что Уир многозначительно выразился:
   - Знак стрелы!
   Действительно, обе группы войо оказались адекватны. Занимали оставленные людьми позиции без нажима и наглости. Ярослав с отрядом медленно отходили к перевалу, время от времени останавливаясь и психологически сдерживая преследователей. Те не пытались напасть, и даже, можно сказать, после первых неожиданных встреч утихли, чувствуя, что люди избегают боя, но были спокойны и решительны. В сумерках войо отстали, и отряд, оставив охранение, поспешил вдогонку за караваном.
  
   * * *
   Своих догнали в сумерках, далеко за горной грядой. Переселенцы, преодолев перевал, вышли к длинному и узкому фиорду. Северный берег порос лесом, а южный представлял собой горы, в нижней части покрытые зеленью; выше и дальше к горизонту простирались луга, за ними вершины и далее в заходящих лучах звезд виднелись снеговые шапки. Здесь дорога, змеясь между заборов, ручьев и мостов, уперлась в стену и ворота в ней. Древние петли давно лишились деревянных створок, а медный брус, когда-то служивший запором, лежал поперек пути, как будто продолжая свою службу по охране развалин.
   Мертвый город встретил зловещей тишиной, и лишь редкие окна смотрели на переселенцев пустыми глазницами. Руины произвели на людей гнетущее впечатление, тем более что вступали уже ночью, при свете факелов, и их всполохи плясали на стенах руин и камнях мостовой. Здесь заросли почти отошли, уступая место широким плитам гранита и габра, сквозь которые лишь редкие и жалкие ростки пробивали себе жизненный путь. Плотно пригнанные глыбы не могло сокрушить ни одно растение. В отличие от улиц, дворы и дома, лишившиеся крыш, да и сами стены покрывали кусты и деревья, порой растущие прямо на развалинах.
   Через один или два поворота дорога пошла в гору, и караван поднялся на скалу, увенчанную стенами, в свое время служившими городу цитаделью. Точно такие же ворота, как и городские, привели на нижний двор - форбург, где Олег приказал разбить лагерь. Часть повозок поднялась выше, в замковый двор, здесь тоже разместились люди, и был согнан скот. А повозки Олега и Ярослава через пропилеи из двух колоннад въехали на центральную площадь перед руинами обширного дома. Здесь обнаружили большой колодец, вода из которого оказалась непригодна для питья, но со временем могла дать хороший источник.
   Ярослав с отрядом разведчиков вошел в крепость одним из последних, за стадами скота, в самом хвосте колонны. Его люди несли на плечах бамбуковые деревья, что всех позабавило и озадачило. Но никто из разведчиков не отвечал, зачем весь маскарад, и такая странная, многозначительная скрытность насмешила всех еще больше. Потешный вид вуоксов, модонов и самого Ярослава, бодро идущих с зеленью на плечах, отдаленно напоминал вербное воскресение в Иерусалиме и пальмовые ветви в руках паломников. Никто не чувствовал сходства, за исключением единиц, но необычно-забавное поведение вуоксов несколько разрядило гнетущее впечатление от вступления в город. Ворота замка перегородили повозками и стволами свежесрубленных деревьев. Упала глухая ночь, лагерь уснул. Что принесет новое утро, никто не знал.
  
   Глава 57
   Пробуждение наступило в неурочный час от непонятной и страной возни в изголовье. Ярослав знал, что там, у Анюты, находится запас шоколада. Ввиду того что продукт невозобновляемый, девчушка употребляла его не часто, по возможности экономя, и тем более поедать в тайне за ней не водилось. Да и возня казалась подозрительно непохожей на движения ребенка в своей постели. Они спали поперек повозки на самом краю, чтобы Ярослав мог в любой момент покинуть ее и защитить находящихся внутри.
   Открыв глаза, он увидел, что на него в упор смотрели маленькие испуганные глазки. На сером лобике от страха медленно поднималась шерстка. Одной лапкой существо прижимало к груди несколько диких ярко-красных яблок, а другой шерудило под подушкой у племянницы. Анюта спокойно спала, не подозревая о покушении на ее богатства. Первая секунда тянулась мучительно долго. Наконец зверек осознал, что хозяин проснулся и все видит. Мелко пискнув, он метнулся прямо через человека, на лету теряя яблоки и во время прыжка больно ударив того в живот задними лапами. Ярослав охнул от боли и неожиданности. Несмотря на кольчугу и гамбезон, сила толчка достала его в солнечное сплетение. В довершение, упавшее яблоко ударило прямо в лоб, - не больно, но возмутительно.
   В ярости Ярослав спрыгнул с повозки, намереваясь, если поймает ворюгу, линчевать на месте. Воплотить столь зверские намерения не было никакой возможности, перепуганные криками разбойники уже бросились врассыпную, унося с собой захваченные у людей припасы. Их полосатые серые спины уже мелькали вблизи увитых вьюном стен, а иные уже наверху отчаянным верещанием подбадривали улепетывающих товарищей. Вспышка ярости прошла, оставив после себя мысль, что скучать в этой долине не придется.
   Смеясь, Ярослав пошел подымать Трубу. Начинался новый день.
  
   * * *
   После долгого и тяжелого пути люди неохотно вставали, всем хотелось отдохнуть, поспать подольше. Командиры не настаивали, но и разлеживаться не давали. Спустя час-два после обычного подъема, когда еще даже Олег проявлял расслабленость и не выбрался из своей вездесущей палатки, Ярослав собрал своих людей, несмотря на всеобщую лень, не позволяя расслабляться.
   Самое трудное досталось Петровичу и его четвертому взводу:
   - Павел Петрович, - ответственно наставлял Ярослав, - сейчас для нас главное - расчистка земли от леса. И ваши люди должны начать непосредственно с периметра вокруг крепости. На расстоянии в пятьсот метров не должно остаться ни деревьев, ни кустов, ни даже травы, - все вычистить под косу. Начните с напольной западной стороны, затем переходите внутрь города. Срубленное сжигать, кроме пригодных к строительству стволов деревьев, а также дров. Все складировать на нижнем дворе.
   - Я считал, что необходимо вначале рассчитать участки под посевы, а не скалы вокруг крепости, - резонно не согласился учтивый капитан.
   На что Ярослав таинственно возразил:
   - У меня есть причины начать работы с укрепления нашей позиции.
   Капитан козырнул, не сочтя нужным более возражать, и удалился к своим людям выполнять распоряжение.
   Жиган и разведчики получили отдельный приказ несколько ранее обычного построения для развода на работы, и к этому моменту уже находились далеко в лесах. Их задачей стали войо, которых требовалось постоянно контролировать. Для усиления с разведчиками ушли все вуоксы и трое сыновей Наростяшно. Настоятельно требовалось рассказать Олегу об аборигенах войо, но Ярослав не видел его два дня. И сейчас тот спал, а будить он не решился.
   Для Станислава остались работы внутри крепости.
   - Тебе, Тимофеич, и карты в руки, кроме тебя некому, - уважительно настаивал Ярослав, как будто тот откажет, - нужно изготовить двое ворот для крепости и одни для города. Придется рубить из сырого леса, но выбора у нас нет. В дополнение на северном и южном концах укреплений требуется установить наблюдательные вышки и учредить стражу. Внутри крепости выбрать подходящие помещения, расчистить их и соорудить крыши и навесы. В помощь возьми пятый женский взвод, пусть помогают разгребать завалы, выбирают годную черепицу и обустраиваются, как могут.
   После развода Ярослав осмотрел место и крепость, к которым шли несколько месяцев, потратив много сил и трудов. Поднявшись на поросшие вьюном стены, лестниц в обозримом пространстве не имелось, он увидел полуразрушенное нагромождение хаотических строений, в очертаниях которых просматривалась изначальная четкая логика.
   Крепость или, можно сказать, замок, занимал продолговатую каменную скалу-плато, высотой около десяти - пятнадцати метров, длиной триста с лишним и шириной около ста. По краю обрыва древние строители возвели стены, циклопическая кладка которых вызывала уважение. Труба, сопровождая Ярослава во всех походах, и сейчас следовал за ним, удивляясь безрассудству древних строителей.
   - Зачем строить из таких огромные глыб, их трудно обработать, а сколько надо сил притащить?
   Ярослав ухмыльнулся над наивностью молодого паренька:
   - Ты заблуждаешься, Женя, обработать их легче, чем множество мелких, и из каменоломен плиты не таскали, а катали. Я уже спрашивал об этом ласу.
   Труба схватился за живот.
   - Катали!? Ну, насмешил!
   - Именно катали, - спокойно подтвердил Ярослав, в душе смеясь случайному совпадению смысла слов. - Здесь должны быть часты землетрясения, - рассеяно добавил он, - потому стены так широки и массивны.
   Действительно, поражала толщина всех стен, даже внутренних, не предназначенных для обороны. Они делили крепость на несколько дворов.
   В северной части располагался самый обширный и самый низкий по уровню земли внешний двор крепости. Ярослав окрестил его Форбургом за то, что занимал больше половины ее территории и был самым низшим в иерархии. Здесь не было строений и, вероятно, при осаде размещалось население города. Сейчас в этом месте остановилась большая часть переселенцев-аборигенов, и располагались стада скота.
   Форбург от остальной части замка отделяла высокая прочная стена с воротами в восточном углу, являвшаяся основной цитаделью крепости и самым мощным укреплением, способным надолго сдержать врага, если тот захватит нижний двор.
   Ворота цитадели вели в узкий проезд шириной всего пять метров, с нависающими высокими стенами со всех сторон. Располагался этот коридор в восточной части цитадели и примыкал одной стороной к внешней стене. Именно здесь находились главные ворота замка, и путник вначале попадал именно в этот каменный провал, а только затем мог попасть в Форбург, не имевший собственных внешних ворот. Южным концом проезд упирался в собственно ворота цитадели. Далее проезд продолжался, но здесь вдоль стен были устроены помещения для жилья и складов. Это уже внутренняя часть замка, не предназначенная для войны.
   Затем, пройдя врата, поддерживаемые двумя колоннами, путник попадал в обширный южный замковый двор, обнесенный по сторонам колоннами и множеством мелких помещений. В северной его части строители устроили пропилен с четырьмя колоннами и фризом над ними. Сооружение совершенно мирного характера.
   За пропилеями - внутренний замковый двор с колодцем и алтарем посредине. Его можно назвать и дворцовым, так как здесь располагалось здание с обвалившейся крышей и большими колоннами, которое Ярослав почитал дворцом, храмом или неким общественным местом, по плану чем-то схожим с базиликой. Двор окружала колоннада с обрушившейся кровлей и кучами заросшей кустарником черепицы и камней. За стенами двора лабиринт жилых помещений становился совсем запутанным, переходы сменялись световыми двориками, а обширные залы совсем крошечными каморками. И нигде не сохранилось крыш или сводов, зато всюду зелень, вьюны, деревья, порой растущие прямо на стенах, а так же кучи заросшего мусора, битых камней, черепицы и обрушившихся стен.
   "Вот такое наследство оставили нам предки! - с ужасом думал Ярослав, глядя на запустение, царящее в замке. - Есть от чего схватиться за голову. Одно радует, стройматериала много и лес прямо под рукой. Похоже на этот раз Олег думал головой, выбирая место для колонии, а не иным местом, как это у нас водится. Готовая, хоть и древняя крепость, это не шутка".
   Пора возвращаться. Задача на данный момент для Ярослава стояла простая и одновременно ответственная - необходимо найти удобное место под расчистку участков для посадок, - поручить такую работу другому не мог, в группе практически все горожане и о сельском хозяйстве имеют смутное представление. Сам Ярослав не был знатоком, но, имея приусадебное хозяйство, кое в чем разбирался, приходилось и сеять, и пахать. К тому же надо торопиться: семьи модонов и ласу с раннего утра заслали людей на разведку. Земляне тормозили, но и москвичи и сибиряки бурно обсуждали вопрос о земле. Было кое-что еще, помимо выбора земли. В бинокль Ярослав видел на вершине ближайшего к городу холма некое сооружение, похоже на башню или маяк. Белоснежная постройка ярко контрастировала на фоне буйного лесного ландшафта, и интриговала. "Чтобы это могло быть?! - думал Ярослав, спускаясь со стены и шагая к палатке Олега. - В конце концов, пора доложить о войо! И сколько можно расслабляться".
   У палатки охранник его огорошил.
   - Начальник экспедиции выехал из крепости еще затемно, куда - не сказал! Взял двух лошадей! - лучник пожал плечами, показывая, что совершенно не в курсе зачем, куда и недоумевает вместе со всеми.
   "Вот так раз! - думал Ярослав по поводу сказанного. - Я считал, что в этой шкатулке открыты все секретные отделения, а нет! И сколько еще тайн хранит Олег?"
   И в сердцах махнув рукой, отправился готовиться к отъезду, по пути делая разносы всем попадавшим под руку - сибирякам за то, что без приказа ничего не делают, давно пора приучаться думать самим.
   - Занимайте помещения по периметру внутреннего двора и обустраивайте жилье, - решительно командовал он, - ищите удобные участки ближе к городу с плодородной землей. Ставьте людей на вырубку. До холодного сезона совсем ничего, дай бог хоть что-то вырастить. Выделить людей и на периметр крепости, и на обустройство внутри. Больше привлекайте модонов, что числятся за вашей группой.
   Видя, что не все из четвертого взвода в работе, вежливо напомнил капитану:
   - Павел Петрович, гоните этих бездельников, пусть присоединяются к ушедшим на периметр, оставьте только тех, что займутся жильем.
   Указал и Станиславу:
   - Тимофеич! Не стесняйся, занимай в центре дворца лучшие помещения, привлекай к работам аборигенов из других групп и, вообще, любых, что попадут под руку. На периметр выделили только модонов, пусть наши устраивают жилье. Сам я поеду искать землю, ну а уже завтра начнем корчевать участки. Постараюсь найти ближе к крепости.
   Станислав предложил занять небольшой дворик по соседству с внутренним двором и разрушенной базиликой:
   - Я осмотрел! Помещения удобные, и, что главное, изолированные от остальных, это похоже на дом внутри дворца. И проезд достаточно широкий, запряженная повозка проходит, так что можно мусор и ветви грузить прямо на месте.
   Ярослав с готовностью согласился:
   - Очень хорошо, но займите и смежное помещение: оно широкое - пятнадцать на пятнадцать метров, из него выйдет хорошая мастерская и на будущее пригодиться.
   Осмотрев дворики и помещения вокруг, решили занять и соседний больший по размерам двор со всеми близлежащими комнатами, но не лично для себя, а устроить здесь женскую половину, размещая землянок из пятого хозяйственного взвода и всех, кому потребуется помощь.
  
   * * *
   Ярослав покинул крепость в сопровождении Юли, Анны-старшей и Трубы. Путешествовать в одиночку считал безрассудным, но не из трусости или зазнайства, а потому, что не хотел давать дурной пример подчиненным, которые, глядя на него, могли себе позволить одиночные отлучки из лагеря, кивая на командира, поступающего подобным образом, при этом рискуя попасть в переплет. Одиночный уход из расположения или даже на разведку в роте Ярослава категорически запрещались, поэтому он брал с собой людей свободных от работ, которые на данный момент имелись, и нет ничего удивительного, что это девушки. Мужчины по большей части были заняты службой или тяжелой работой. А то, что в формальный эскорт попадали все время одни и те же...
   Город и крепость стояли на берегу длинного обширного фиорда. Вдоль его южного берега практически вплотную к воде примыкали скалы, с глубокими трещинами и каньонами, нагромождением утесов и островов. Напротив северный берег представлял собой относительно низкое место и являлся уже частью поймы реки. От основной долины прибрежная полоса фиорда отделялась невысоким холмистым хребтом с плоскими вершинами плато, идущими от самых гор на западе и вплоть до города. Здесь хребет заканчивался вблизи городских стен, на расстоянии примерно в километр, далее шли заросшие густым лесом низины, вплоть до самого моря на расстояние в десять километров.
   Город представлял собой почти правильный прямоугольник, со сторонами примерно в километр-полтора, ограниченный с южной стороны фиордом, с восточной - длинным узким заливом. С запада, малым заливом и крепостью на его западном берегу. И только вдоль северного края города была построена стена, от узкого залива до крепости. Таким образом, только северная и западная сторона города имели укрепления, остальные омывались водой. Между стеной и хребтом на севере проложена дорога, по сторонам которой много сельских поместий, ее пересекали ручьи и речки, стекающие с плато и уходящие куда-то под стены в город. Над каждым таким потоком древние ласу устроили каменные мосты, прочные и надежные, как все, ими созданное.
   По пути миновали три таких мостика и двое ворот, в которые уходили ответвления мощеной дороги. Наконец, минут через тридцать они достигли восточного края города, залива, его ограничивающего, и утеса, которым заканчивалась холмистая гряда. Дорога ныряла куда-то под самый утес и между ним и заливом уходила в неизвестность, вероятно, к морю и устью реки.
   Здесь Ярослав обнаружил старую мельницу, поток воды из плотины и участки, достаточно удобные для возделывания. Все рядом: вода, дорога, земля, город не более, как в километре, и до крепости не более полтора. По пологому склону горы тянулись искусственные террасы, на которых до сих пор росло много одичалых культурных деревьев. Небольшая речка начиналась где-то на вершине, водопадами сбегала с террас, и, минуя мельницу, затем дорогу, уходила к стенам города, где располагалось болотистое озеро, вероятно старый дренаж и протоки в стене засорились.
   Мощеная дорога имела ответвление в сторону мельницы и далее уже грунтовая поднималась на возвышенность, петляя меж террас. Путники поднялись на плато холмистой гряды и не обнаружили ничего необычного, те же каменные заборы поместий, заросли леса, исключая виденную еще из крепости белую башню - сооружение, необычное даже для Земли. В первую очередь, что удивило людей, это полное отсутствие растительности вокруг нее. Площадка была выровнена и посыпана мелкой дробленой мраморной крошкой и по странной иронии не заросла травой за сотни лет. Квадратную площадь, шириной сто на сто метров, окружал портик с изящной колоннадой из белого мрамора, на крыше портика и помещений и вдоль него росли кусты и деревья, но внутри на площади -ничего. Подобный контраст очень смутил и удивил Ярослава.
   Он осмотрел помещения портика. Небольшие, с высокими выложенными камнем сводами они были абсолютно пусты. Ярослав с девушками поднялись в башню. Дверей нет, и, похоже, не предусматривалось. Мраморные ступени вытерты ступнями ног за многие годы использования, и вся башня производит впечатление прочной, но старинной постройки, может быть даже старше города и крепости. Никаких помещений на пути, только витая лестница до самого верха.
   "Что это может быть?" - размышлял Ярослав, поднимаясь на смотровую площадку. Все молчали, заворожено любуясь видом.
   - Какая красота! - не выдержала Анна, глядя на необозримые просторы, с высоты сорокаметровой башни. На восемь колон опиралась ротонда, защищавшая людей от солнца.
   - Да-а ! - протянула Юля, поддерживая подругу. - Клево!
   Ярослав молча глядел в бинокль, о лучшем наблюдательном пункте нельзя и мечтать.
   - Необходимо установить здесь постоянный пост наблюдения, - деловито констатировал он, ломая романтическое настроение девушек, - думаю, вам двоим придется лицезреть этот вид неделями... Смотрите!!! - он указал рукой в сторону моря. - Там, на горизонте, паруса! Это корабли! - яростно воскликнул он, весь в нетерпении.
   - Где? Где? - закричали радостно девушки, отбирая бинокль и ища на горизонте корабли.
   Действительно, далеко в море белели крошечные пятна, ветер раздувал паруса, с большого расстояния похожие на елочные игрушки.
   - Море! - в восхищении выдохнула Анна.
   - Едем купаться! - с энтузиазмом предложила Юля, понимая, что спутники ощущают те же чувства, что и она. Все трое были северянами и к теплым морям испытывали чувства непередаваемого трепета и волнения. Но Ярослав придержал уже загоревшихся идеей девчонок.
   - Не сегодня! Завтра! И возьмем с собой человек десять, хорошо вооруженных, а если хочется сегодня, то можно искупаться в заливе у крепости, но и в этом случае с охраной. В общем, без охраны никуда и никогда.
   - У-у, - в голос возразили недовольство девушки, но Ярослав был непреклонен.
   - Если отважитесь отправиться к морю одни, посажу в крепость под замок!
   Вид с башни действительно открывался живописный. Зеленое море лесов дельты реки сливалось с зеленовато серыми волнами океана. Далеко на севере белели горы, ближе утесы и каньон мертвых с некрополем. От них до самого подножия холмистой гряды и на запад до самых гор простиралась долина. В отдельных местах хорошо видимая серебристая полоса реки сверкала на солнце, в других - скрывалась за буйной зеленью. Ближе к морю она разветвлялась на множество рукавов, затем терялась в заболоченных просторах дельты. К югу непосредственно у подошвы гряды лежал город Ласу. Сейчас заросший зеленью настолько, что почти не просматривался сквозь ветви деревьев. За ним - узкий длинный фиорд от самого моря далеко в горы, а далее горы, горы и на горизонте снеговые вершины очередного южного хребта.
   Наслаждаясь великолепием панорамы, Ярослав обратил внимание на темные пятна кораблей, стоящие на якорях в устье реки. Их паруса убраны, а команды, вероятно, запасали воду. Буквально через несколько минут один из них, подняв паруса, ушел в море, оставив удобную стоянку в дельте негостеприимной реки. Увиденное натолкнуло Ярослава на неприятные моменты. После прихода землян древнее проклятие перестало защищать долину от непрошенных гостей, и мореходы, почувствовав изменения, могли без страха высаживаться на берега реки, создавая серьезную конкуренцию малочисленным переселенцам. После прекращения действия артефакта ничто не мешало любому человеку обосноваться в долине. "С этим надо что-то делать! - не давала покоя отчаянная мысль. - Устье реки просто жизненно необходимо взять под контроль, построить укрепление".
   Вплоть до конца дня Ярослав с девушками и Трубой обшаривали возвышенность и ее склоны. Не были пропущены ни одна усадьба или терраса. Северный, обращенный к долине склон, оказался крут, а в некоторых местах даже скалист, здесь не было обычных сельских поместий, но зато в изобилии сохранились леса с могучими деревьями, судя по размерам, растущие с незапамятных времен. Спускаясь к подошве гряды и вновь подымаясь по крутым, обрывистым склонам, они исследовали все самые потаенные уголки обретенной земли, и не напрасно. У подножия скал обнаружились рощи, в которых росли деревья, столь нужные Ярославу и переселенцам. Разлапистые и одновременно стройные стволы, прочная и ценная древесина давали повод надеяться на осуществление планов Олега о строительстве кораблей.
   - Красное дерево, - пустился от радости в пляс Ярослав, увлекая за собой девушек.
   Те, не понимая, отчего столько веселья по поводу обычного для земли растения, неуклюже поддержали друга, выразив сомнение в необходимости столь бурного выражения радости.
   - У нас теперь отличный материал для постройки лодок и судов, - весело объяснил Ярослав свое поведение.
   - М.....мм, - в голос промычали девушки, показывая разочарование и насколько они далеки от мужских забот. Труба был менее сдержан и лучше понимал причины явления. Они вдвоем подобрали подходящий по весу образец материала для показа Олегу.
   Другой удачей первого дня в долине стала находка хорошего участка земли на вершине плато. Вероятно, разработанная еще в древности земля питалась источниками вод, бьющими прямо здесь, и имела прекрасный обширный усадебный дом. Обвалившиеся потолки не смутили.
   Даже Анна, человек далекий от села, с уверенностью отдала предпочтение участку.
   Несмотря на, казалось бы, неудобное положение на склоне гряды и плато, усадьба поражала своей обжитой масштабностью. В отличие от обычных крестьянских хозяйств здесь имелись каменные постройки для скота, специальные конюшни, хранилища и обширный, обнесенный стеной выпас. Главный дом, значительно крупнее обычных, имел в центре двор с бассейном, в который стекала вода соседних источников. Именно этот водоем был началом речки у подошвы горы и питал водой мельницу, которую путешественники обнаружили по пути сюда в начале дня. Подножие горы с мельницей, весь склон с террасами и вершина с домом, выпасом и участками в прошлом принадлежали одному владельцу, надо прямо сказать, по местным меркам человеку состоятельному.
   В жарком климате подобный бассейн был весьма кстати, и путники не удержались от соблазна искупаться в кристально чистой холодной воде. Четыре каменных трубы, расположенные в разных концах водоема, непрерывно журчали, создавая ощущения умиротворения и покоя, а каменные колонны портика, увитые вьюном и диким виноградом, несмотря на обвалившиеся кровли, служили живописной иллюстрацией вида, достойного кисти художников, что в прошлом писали картины на руинах Рима. Стоя на камнях плотины, с которой водопадом стекала переполняющая бассейн вода, Ярослав заявил:
   - Лучшего места не найти. И хотя недостатки его очевидны, зато какой прекрасный вид на город, море и горы. Завтра начинаем обживать это место, пока кто-нибудь нас не опередил.
   Все в голос поддержали командира:
   - Да! Да! Обживаем! Пока не стало поздно. Иначе придется жить внизу, а здесь так замечательно.
  
   Глава 58
   Только к вечеру вернулись в крепость.
   Тянуло гарью костров. За стенами замка взметнулись целые потоки дыма, - это люди по приказу Ярослава вырубали и выжигали предполье. Гигантские столбы уходили далеко в небо и там рассеивались наподобие сосен пиний с их пушистой кроной. Глядя на дымовую завесу, устроеную переселенцами, Ярослав думал, что перестарался: "Теперь каждый дурак и в долине, и на море поймет, что здесь нечисто". Но делать нечего, заросли надо вырубать, а отходы куда-то девать. Правда, большую часть стволов свезли на нижний двор, а некоторые уже использовали для крыш и навесов. Ярослав лично отобрал все стволы красного дерева (молодые деревья росли и в окрестности замка), запретив использовать и приказав провести приготовления к длительной сушке.
   Олег вернулся поздно, ведя в поводу груженых лошадей. Все видели, что он зол и что притащил с собой на спинах животных, никто не мог помыслить, а предположения, выдвигаемые переселенцами, были очень спорны. Едва вернулся начальник экспедиции, прибежал лучник с приказом:
   - Ярослава к командиру!
   Не успел тот явится на зов, как с порога получил выговор за отсутствие в течение дня в лагере (откуда узнал?) и огорошил сообщением, приведшим Ярослава в такое расстройство чувств, что тот забыл про войо, о которых собирался доложить Олегу секунду назад:
   - Завтра уезжаю!
   - Как так! - только и смог вымолвить ошарашенный Ярослав.
   - Время не ждет, мне необходимо срочно возвращаться назад на Землю, иначе можно пропустить срок и застрять здесь. В этом случае вторую группу переселенцев придется ждать слишком долго. Выбора у нас нет, ты должен возглавить людей на Троне до моего возвращения, - раздраженно пояснил обстановку Олег.
   - Но я...не рассчитывал, - пожимая плечами, смутился Ярослав, - не ожидал... ответственность и прочее...
   - А куда ты денешься? - жестоко прервал его Олег. - Все едино больше некому! - и далее командным тоном, не терпящим возражения:
   - Иди, собери командиров у костра и готовь список необходимых вещей для твоей группы, которые мы должны будем привезти с Земли.
   Ярослав вернулся к людям, которые и без того собрались, чувствуя необычное в поведении Олега и ожидая событий. Огонь развели в большом зале среди торчащих по сторонам колонн. Здесь нашелся большой круглый плоский камень с множеством золы вокруг, на котором и развели костер.
   - Ласу объяснили, что это очаг тронного зала, где главный Ласу принимал подданных, - объяснил выбор необычного места Станислав, - Колтук попросил развести здесь костер, для них это какой-то значимый огонь.
   Ласу во главе со стариком Колтуком стояли кружком, зачарованно глядя на огонь.
   - Верно, придется восстанавливать этот зал одним из первых, - грустно и с долей обреченности предположил Ярослав, глядя на впавших в ностальгию ласу.
   - Зачем он нам сдался?! - с явным нежеланием выдохнул Станислав. - Лучше восстановить жилые покои, парапеты на стенах, построить смотровые вышки, а уж с дворцами как бог даст.
   - А возможно придется, - не согласился Ярослав, - этот зал - символ власти для ласу, а власть должна быть в наших руках! Завтра посмотрим, что можно сделать, а сейчас нам нужно подумать о другом, - сколько и чего Олег привезет с Земли.
   Они углубились в беседу. Весть о скором отъезде Олега с быстротой молнии передавалась из уст в уста, еще не будучи отрыто сказанной.
  
   * * *
   Олег появился как призрак среди возбужденной слухами толпы, не замечающей ничего вокруг.
   - Мой уход обусловлен интересами всех переселенцев, не только тех, кто уже на Троне, но и тех, кто ждет своего часа на Земле. Все полномочия я передаю Ярославу! Назначенного главой колонии до моего возвращения, со всеми обязанностями и правами. Он прекрасный командир, и, уверен, справиться с поставленной задачей. Впредь все его приказы должны выполняться неукоснительно.
   Посыпались вопросы, не ждущие отлагательств, о первых необходимых действиях, истраченных и подходящих к концу запасах, о сроках прибытия второй волны переселенцев. Олег отвечал сдержанно, коротко, порой отсылая за ответом к новому командиру. И лишь запросы о припасах, которые необходимо доставить с Земли, целиком относил к себе, позволяя любые просьбы не только от групп, но и от любого переселенца, землянина, ласу или модона. Даже просьбы Станислава о необходимости пошить и доставить специальную обувь для вуоксов, пропорции ног которых не соответствовали человеческим и не позволяли носить обычную для людей обувь. До сего дня вуоксы ходили босые или носили плетеные из коры сандалии, что в группе считалось неудобным.
   Ярослав ошарашено слушал вопросы, обращенные к нему и в прошлом решаемые Олегом, с чувством некоторой обреченности и непонимания. "Почему я?" - билась в голове мысль. Он никогда не предполагал и не рассчитывал на такое ответственное положение среди переселенцев и сейчас был готов просить, ради бога, заменить его кем-нибудь другим: Станиславом или Петровичем, - но быть главой колонии не ожидал и не хотел.
   Из забытья его вывели подергивания за рукав. Повернувшись, он увидел Анну-старшую, в глазах слезы. Сразу понял, в чем дело: девушка хочет домой и намекает на данное в прошлом обещание.
   - Я помню, - успокоил ее Ярослав и решительно пошел к Олегу.
   Тот, закончив с запросами на поставки, собирался уходить в палатку.
   - Ты помнишь о моих просьбах в отношении Анны, - уверенно напомнил он командиру о разговорах, намеках и обещаниях, данных в прошлом Ярославу.
   - Слишком хорошо, - ехидно ответил Олег, жестом приглашая пройти в палатку. И уже внутри продолжал: - Я советую повременить с этим делом! Сейчас не самый подходящий момент, я отправляюсь в путь один, со мною груз, и девушка станет серьезной обузой.
   Ярослав смутился, он не ожидал отказа, он вообще не ожидал, что можно нарушить данные ранее обещания, даже если они даны мельком в спешке, под давлением обстоятельств.
   - Но...но?! - удивленно протянул Ярослав.
   - Я знаю, - перебил Олег, - и не отказываюсь вернуть девушку на Землю, но сам посуди, сейчас не судьба, тем более что ты знаешь, чем больше пройдет времени здесь на Троне, тем меньше там на Земле. Пусть пройдет хотя бы год, сдвинется биологическое торможение организмов, человек начнет расти, стареть.
   - Анна сильно подавлена затянувшимся приключением, и я настаиваю, так как дал слово и обязан сдержать его.
   - Никто не пытается препятствовать нарушению данного обещания. Но не будь дураком! Зачем упускать такую замечательную девушку, не лучше ли оставить ее себе, а там год, два, пойдут дети, сама не захочет возвращаться, и обещание нарушать не надо.
   - Я не могу быть столь циничным, как ты, - обиженно буркнул Ярослав, - совести еще не лишился.
   - Брось! - жестко отрезал Олег. - Возвращение Анны опасно. На земле гарантированно выдаст нас всех, и многие хорошие люди долгие годы проведут в тюрьме, а вы останетесь отрезаны на Троне. Вообще, делай что хочешь, женись на ней, договаривайся или иным способом сделай лояльной к переселенцам, а пока я не могу взять с собой.
   - Ты предвзято относишся к девушке! - не выдержав, сорвался на крик Ярослав. - Да и отпускать ее с тобой небезопасно, потеряешь по дороге!
   Олег ухмыльнулся:
   - Не мели чепухи, как только будет реальная возможность для возвращения и безопасно для нас, - скатертью дорога! А пока нет! Да как я ее потащу через горы, у меня своей поклажи невпроворот! Не возьму!
   Заинтригованный Ярослав неожиданно сообразил и вставил, хитро, глядя на командира:
   - Что везешь?!
   Тот поколебался, говорить или нет, затем решился.
   - Не твое дело! - в чувствах воскликнул Олег. - Обвиняет, что я могу убить девчонку по пути!
   - Я не говорил убить, - Ярослав стал жестче и хитрее, следы первой растерянности прошли, - потерять! Так что за тайна очередная с этим грузом?
   Олег вновь поколебался мгновение, махнув рукой.
   - Все равно тебе знать надо! - согласился он, выдавая секрет. - Может статься потребуется помощь. Казну нашу везу на пополнение, - Олег обреченно развел руками, - экспедиции стоят дорого, а бизнес требует развития и вложения капитала. В поклаже десятки килограммов чистого золота, которое на земле поступит в оборот, и в результате получится 450% прибыли только на обороте драгоценных металлов при обмене на серебро. Предприятие сколь прибыльное, столь и опасное. Так что пойми, Анне сейчас отправляться совсем не с руки. Вообще неизвестно, как пройдет схема и чем все это кончится, но возвращаться назад на Трон с пустыми руками глупо.
   - А в чем выгода этого бизнеса? - покорно поинтересовался смирившийся с участью Ярослав.
   - Не вдаваясь в подробности, отвечу, - с готовностью пояснил Олег, - соотношения обмена золото - серебро на Троне 1 к 4, а на Земле 1 к 17. Серебро на Земле значительно дешевле.
   - О-о! - глубокомысленно произнес Ярослав, совершенно не понимая сказанного. - Я гляжу, ты недалеко ушел от моих Жигана с Лимоном или Меченого. Тоже мечтают там воровать, а здесь отсиживаться.
   - Ну, ты сравнил! - Олег обиженно скривился.
  
   * * *
   Анна ждала возвращения Ярослава с необычайным трепетом в сердце. Решалась ее судьба, увидит ли она в скором времени дом, мать, отца, которые сейчас, наверно, сходят с ума, младшего брата, что, несмотря на все свои каверзы и проказы, сейчас казался таким родным и желанным. Или ей придется до конца жизни общаться с окружавшими ее людьми, такими далекими от ее бед и желаний. Конечно, сердце Анны не окаменело, как у большинства девушек ее возраста, и закопченные дымом костров лица, пропахшие потом лошадей, грязно и неопрятно одетые люди за несколько месяцев пребывания в чужом мире стали в определенной степени близки. Их участие, поддержка в трудный момент и даже оказанное доверие в группе не могли не вызвать ответного чувства благодарности. Но домой она хотела больше всего. Ярослав обещал возвращение, и она хваталась за слова, как утопающий за соломинку. Впрочем, выбора нет, никто более и думать не хочет о ее возвращении. Оттого сердце замирало при мысли, что Ярослав с легкостью может отказаться от слова. Тем более, она замечала на себе взгляды молодого парня, явно неравнодушного к ее особе. С одной стороны, привязанность Ярослава играла на руку, что не сделает влюбленный человек, с другой, он мог удерживать ее из желания обладать. Такие чувства боролись в Анне последнее время, доводя до отчаяния. Она была готова пойти на самый решительный шаг, лишь бы суметь выпутаться из тяжелого положения, в которое попала.
   И как в подтверждение всех опасений, Ярослав вернулся расстроенный и удрученный.
   - К сожалению, надо ждать, - грустно и строго сообщил он, при этом хмуря брови.
   Отчаянию Анны не было предела.
   - Почему! - вырвался крик из ее груди и все бы услышали горечь возгласа, не находись они в стороне за повозками.
   Солнце скрылось, тени от деревьев падали на лагерь, а далекие всполохи костров лишь вяло освещали и оставляли невидимой гримасу ужаса, исказившую прекрасное лицо девушки.
   - Почему! - требовала она, сжимая кулачки и ударяя в грудь Ярослава.
   - Не время, - смиренно пояснил он.
   - Ты меня обманываешь! Ты не хочешь везти! - со слезами упрекала девушка, хватаясь за руки и куртку Ярослава. - Помоги мне! - молила она, просовывая свои ладони под куртку парня и прижимаясь всем телом. - Я сделаю все, что ты захочешь!
   Смущенный Ярослав отстранился, блокируя трепещущие ладони девушки.
   - Я не могу сейчас помочь, - отрезал он, - но обещание свое сдержу. В этот раз Олег едет один и мотивирует отказ обузой, которой ты можешь стать. А я не хочу отпускать тебя одну. Боюсь!
   - Что?! - искреннее удивилась девушка, ее прекрасные глаза застыли на мгновение.
   - Да! Боюсь за тебя, а Олегу не доверяю! В долгом пути многое может случиться: сорваться со скалы или утонуть в ручье.
   - Олег на такое способен?!! - глаза Анны застыли от удивления и неожиданности.
   - Не думаю, но не отпущу!
  
   * * *
   -Несмотря на то что день закончился, и ночная мгла легла на землю, народ долго не мог успокоиться. Обсуждение "кадровой перестановки" вызвало "бурную дискуссию", потому как у Ярослава оказалось немало противников чем-то обиженных в прошлом, но нашлись и отдельные сторонники, что поддержали назначение, открыто расхваливая "новый порядок", который якобы неминуемо наступит с приходом нового командира. Однако факт назначения состоялся, и недовольные оказались вынуждены скрепя сердце прикусить язык.
   Вечер затянулся. Многие не ложились спать, пока не подадут прошение, а так как просить мог любой и что угодно, то все оторвались. Конечно не факт, что необходимый товар доставят. Олег и не обещал, только по возможности, но за просьбу денег не брал. Вместо аборигенов записи составляли те из землян, кто более или менее научились языку и могли общаться.
   Ярослав допоздна занимался обсуждением и составлением списков для своих взводов, роты, а затем и всей колонии. Требовалось в минимальный вес уложить максимальное количество припасов. До собственных просьб руки дошли только тогда, когда весь лагерь затих. И, хотя Олег обещал лично для Ярослава доставить "что угодно" и выполнить любую просьбу: "Привезу хоть рояль, хоть слона", - уверенно обещал он, ограничился скромным списком одежды, инструмента, качественного металла и главное - качественной обуви, которую пошить на Троне было невозможно. По его расчетам, если рачительно использовать, доставленного запаса должно было хватить лет на десять. Ярослав предполагал, что, возможно, транспортов с Земли больше не будет и готовился заранее.
   Только ранним утром передал общие списки Олегу, когда тот уже собирался покинуть крепость. Оседланные и навьюченные лошади стояли у ворот, а отряд невыспавшихся лучников, выделенных в сопровождение, ожидал убытия бывшего начальника экспедиции.
   - Ты, Ярослав, похоже, и спишь в обнимку с палкой, - съязвил Олег, принимая списки и видя в руках друга образец корабельной древесины, еще со вчера подготовленной к показу, но до которого дело так и не дошло.
   - Отнюдь! - столь же ехидно отвечал Ярослав, помахивая гладко остроганной жердью. - Она как раз для тебя, Олег!
   У того глаза полезли на лоб.
   - Взгляни! - весело продолжал Ярослав. - Махагон! В просторечии красное дерево. Один из лучших материалов для кораблестроения. Вчера за грядой обнаружили небольшую рощу таких деревьев.
   - Радостное известие! - неожиданно весело согласился Олег. - Теперь можно надеяться, наши судостроительные планы исполнятся!
   - К сожалению, только отчасти, - грустно не согласился Ярослав, - обнаруженных запасов хватит на один, от силы два корабля, а это катастрофически мало. Возможно, в долине найдутся еще рощи махагона или другого подходящего дерева, но при всех условиях товарного производства не получится, дай бог обеспечить собственные нужды.
   - Один-два относительно полного отсутствия - большой прогресс! - успокоил, подтягивая подпругу, Олег.
   - В связи с этим есть предложение, на первый взгляд абсурдное, но, если копнуть глубже, по моему мнению, дельное.
   - Что ты предлагаешь? - заинтересованно спросил тот, бросив поводья на шею лошади.
   - Надо плюнуть на нераспространение технологий в отношении судостроения и попытаться наладить здесь в долине производство стеклоткани и небольших кораблей из стеклопластика. Технология эта столь сложна, что воспроизвести ее никто не сможет. Даже мы сами без поддержки Земли будем бессильны.
   Олег на минуту задумался.
   - Предложение сколь заманчивое, столь и неосуществимое, - медленно, задумчиво произнес он, - производство волокна одно из самых передовых на Земле, не говоря уже о смолах. А учитывая резонанс, который может вызвать появление пластиковых судов в мире Трона?!
   - Конечно, я не считаю идею самой удачной, - пошел на попятную Ярослав, - но хотя бы попытался зондировать возможность ее реализации. Найти технолога, который сможет воссоздать процесс в примитивных условиях и формах.
   - Попробую, - неуверенно согласился Олег, пожимая плечами.
   - И еще, - уверенно добавил Ярослав, - и это без возражений. Нужна пилорама. Современная ленточная, со всеми прибамбасами в виде заточного станка и запаса пил. Привод любой, тут мы сами что-нибудь приспособим. Без нее, ручными пилами кроить махагон, - он помотал головой, - тяжко!
   - Согласен! Будет! Еще что?
   - Остальное занесено в списки и относится к более простым для исполнения просьбам, - Ярослав передал оставшиеся листы и запечатанный пакет. - В нем некоторые финансовые просьбы, мои и Станислава. У нас осталось на Земле определенное имущество и небольшие источники дохода.
   - Постараюсь исполнить, - обещал Олег, забирая пакет и протягивая руку для прощания.
   - Когда тебя ждать? - уныло поинтересовался Ярослав.
   - Точную дату не скажу, но вероятно через месяц-полтора.
   После крепкого рукопожатия они расстались. Олег запрыгнул в седло, и небольшая группа всадников покинула крепость.
   "Учитывая, что все обещанные Олегом сроки следует умножать на три,-------- - думал Ярослав, ---------------- следует ожидать месяца через четыре, тем более что сами они уложились как раз в такой срок".
  
   * * *
   До рассвета оставалось полчаса-час, и на горизонте, над горами, малые звезды уже показали свои хитрые глазки. Отъезд друга произвел на Ярослава удручающее впечатление. Ответственность тяжким грузом легла на его душу, а тут еще войо, о которых он так и не решился сообщить. И разведка, как назло, за сутки, находясь на малом расстоянии от крепости, не удосужилась доложить обстановку.
   Предчувствие наступающей угрозы, создавало гнетущее состояние. Где-то на севере оставались недобитые гарпии, об опасности которых мало кто подозревал. А еще открытое с моря побережье и полная неспособность переселенцев на данный момент защитить себя от любого врага. Все это заставляло Ярослава лихорадочно искать выход и средства борьбы.
   Проходя мимо "Тронного зала", он с удивлением заметил копошащихся в нем людей. Почти полтора десятка ласу чистили помещение от мусора и битой черепицы, а в углу была выкопана яма, будто ищут клад. Такая идея могла быть вполне реальной, и Ярослав поспешил к нарушителям порядка. Увидев Колтука, обратился к нему как к человеку, имевшему среди ласу большой авторитет.
   - Уважаемый Колтук, - жестко, с недовольной интонацией заметил Ярослав, - почему ваши люди работают ночью без моего разрешения?
   Старик опешил от неожиданности, моргая глазами и не зная, что сказать.
   Меж тем Ярослав строго продолжил:
   - Люди устали! Не получив достаточного отдыха, они не смогут выполнить работы, назначенные днем. Ваши действия - прямое нарушение приказа Олега, о котором всем известно!
   Наконец, первая растерянность старика прошла, он ответил:
   - Мы думали, господин не будет против, если выполнив все работы, назначенные днем, ночью сможем работать для себя.
   - Конечно, я не против, но вы должны были поставить в известность и получить разрешение. В противном случае нет! Кстати, что вы здесь делаете и что это за яма? - Ярослав подошел к краю раскопа. На дне торчали обнажившиеся части камня, похожего на малахит. Куча земли и пара плит мощеного пола, выдернутых из земли, лежали в стороне.
   - Уважаемый Дхоу, - отвечал пришедший в себя Колтук, - зал мегарон очень важен. Здесь горит священный огонь и находится большой очаг народа ласу. Мы хотим как можно быстрее его восстановить и возжечь священное пламя. Наши традиции...
   - Я чту ваши традиции, уважаемый Колтук, - прервал старика Ярослав, - но на сегодня слишком много первоочередных работ, и тратить драгоценные силы наших людей следует осторожно. Раз начали, заканчивайте, но впредь без разрешения никаких ночных работ. Что на дне? - кивком головы указал на странный камень в глубине раскопа.
   - Это возвышение вождя, уважаемый Дхоу. Его здесь закопали наши предки, когда ...
   Неожиданно в Мегарон вбежал возбужденный Банула Наростяшно с возгласом:
   - Оуна наватаро! Моего сына привезли раненым!
   - О, демоны! - вырвалось у Ярослава, а в душе кольнуло: "неужели началось?"
   Все бросились к воротам крепости, где Лимон, доставивший раненного, уже ссадил его с лошади, а Ольга с помощницами обрабатывали рану. Не вытянутая стрела все еще торчала из левого бока. Парень хрипел.
   Мельком взглянув, Ярослав пришел к выводу: рана тяжелая, но не смертельная. Охотничья стрела вошла неглубоко, задев легкое. Не раздумывая, потребовал от Лимона:
   - Что там происходит?! Почему сутки не было известий?! Вообще, что твориться в джунглях?!
   Хитрый Лимон осклабился зловредной улыбочкой, утоляя жажду из фляги:
   - Ничего особенного, начальник! У нас мало людей! Жиган растянул патрули вдоль всей северной стороны гряды. Вуоксы в резерве, но я не знаю, где сейчас. Вчера было спокойно. Мордовороты показывались, но не нападали. Сегодня с утра два нападения, как видишь, подстрелили Бадоша, но и мы в долгу не остались. Жиган велел передать на словах, войо больше пытаются нас испугать ложными нападениями и криком, серьезных действий не предпринимают. При наших, как это, - он почесал шею и поднял указательный палец в верх, - ко-н-тр-атаках - бегут.
   - Олег и лучники?!
   - Видел! Мордовороты их не тронули, так как те покидали долину. Мне кажется, они хотят, чтобы мы убрались отсюда подобру-поздорову.
   - Но мы никуда не уйдем! Лимон! Ступай к Шестоперу, пусть выделит из своих людей четверых и в дополнение десяток модонов. Веди их на помощь Жигану. Пусть сдерживают войо до конца дня, к вечеру возвращает всех людей в крепость. Скажи, ночью периметр охранять не будем, слишком опасно.
   - Похоже, мордовороты на ночь тоже отходят в леса, - обрадовано уточнил Лимон.
   - Тем более не стоит их раздражать.
  
   * * *
   По возвращении Ярослав с удивлением обнаружил перед Мегароном толпу людей и почти всех командиров и авторитетов. "Оно и к лучшему", - думал он, проходя внутрь постройки.
   Все ждали, что скажет новый командир. Ласу достали камень похожий на алтарь и водрузили на постамент у одной из стен. Ярослав, подойдя к возвышению, смахнул с него мусор и песок, но не сел. Обернулся к обступившим командирам. Народ, в основном, модоны, толпился у входа. Взмахнул рукой, обращаясь к ласу:
   - Зажигайте очаг, может он принесет нам удачу.
   Люди засуетились, подтаскивая дрова и разводя огонь. Затем обратился ко всем собравшимся.
   - Предполагаю, ни для кого не секрет, что в долине мы не одни, - большинство согласились с ним, кивая головами.
   - Войо - опасные противники, я их встречал в Древнем лесу, а модоны из Нидама ведают не понаслышке. Как они оказались в Изумрудной долине, знают лишь боги, да это и не важно. Победить их без огромных потерь мы не сможем, во всяком случае, сейчас. Чтобы это могло произойти в будущем, следует хорошо подготовиться. Поэтому приказываю! Какие-либо отлучки из крепости без приказа запрещаются. Крепость немедленно подготовить к обороне. Укрепить стены, ворота и собрать в лесу максимальное количество продовольствия, сейчас самый сезон для сбора дикорастущих плодов.
   Павел Петрович, расчистку периметра крепости следует ускорить. Необходимо как можно быстрее свалить и сжечь всю растительность как с напольной стороны, так и со стороны городской застройки.
   Станислав! Не прекращая обустройство внутри крепости, начать возведение парапетов на стенах, в первую очередь вокруг ворот и с напольной стороны. Соберите повозки и возниц со всего лагеря, разбирайте ограды из плитняка за городом, возите в крепость и делайте из него парапеты. Пусть это кладка на сухую, но лучше чем ничего.
   Галина, пусть большая часть женщин пятого взвода присоединиться к Станиславу. Одним мужчинам не справиться с таким объемом работ.
   Банула Наростяшно, Хвербекус! Пусть половина женщин-модонок помогает нашим на парапетах. Вторая, под руководством Тымиша, поступает в распоряжение Колтука и ласу для сбора продовольствия в окрестных лесах. Мужчинам ласу - охрана всех женщин за стенами крепости.
   Банула! Твоим людям - расчистка леса на будущих полях, в твое распоряжение поступают все, кто числятся за первым и вторым взводом. Выжигать участки непосредственно рядом с городом, не удаляясь далеко, желательно вдоль стен и идущей рядом дороги.
   Шестопер! Возьми собак, своих людей и десяток модонов, прочешите все окрестные леса по эту сторону гряды на предмет войо, которые, я уверен, должны выслать к городу разведку. Если обнаружите, не убивайте, постарайтесь взять живыми.
   Ерофей Силыч, ваши люди поддержат разведчиков по ту сторону гряды, прочешите город, окрестности к востоку от залива, затем северные склоны и соединитесь с Жиганом. Я сам присоединюсь к вам. Всем вернуться в крепость до захода солнца! Здесь старшим остается Станислав, он мой первый заместитель. Все его распоряжения выполняются как мои. Все! - потирая виски. - Все свободны!
   Ярослав сел на услужливо оказавшийся рядом кусок малахита, совершенно позабыв, что это возвышение правителя ласу.
   Командиры расходились, в свою очередь раздавая распоряжения подчиненным. Остались Станислав, некоторые из ласу и модонов.
   - Тымиш! Найди и пришли ко мне Ибирина, - бросил он вдогонку уходящим людям. - Колтук! Ты что-то хотел спросить, раз остался?
   - Да, господин! Я и все ласу просим разрешить поклонение нашим богам в мегароне и алтарях города. Уверяю, господин, помощь добрых богов нам всем очень нужна. Еще просим разрешить восстановление крыши мегарона, негоже дому предков оставаться разрушенным.
   Некоторое время Ярослав молчал, как бы раздумывая в неуверенности, разрешить или нет. Хотя для себя уже все решил. Религиозная тема в неоднородном сообществе переселенцев могла стать яблоком раздора, если не вести правильной политики в отношении конфессий. Ущемление одних в пользу других может вызвать серьезное недовольство, и хотя ласу по численности меньше всех, чувствуют они себя иначе, чем остальные, имея моральное право на эту землю и город. Да, делать нечего, придется им потесниться.
   - Поклонение богам разрешаю в Мегароне, на алтари города сначала посмотрю, затем решу, дозволить или нет. Вы, уважаемый Колтук, пойдете со мной. На ночные работы разрешение будете получать каждый раз отдельно, но не чаще, чем через две ночи. Раз трудились сегодня, следующий раз будет послезавтра.
   - Благодарю, господин! - с радостной улыбкой склонился в поклоне старик, отступая к дверям и уже собираясь уходить. Он и не надеялся на столь счастливый исход просьбы.
   - Это не все, - удержал его Ярослав, - пусть ласу найдут недалеко от города подходящие по размеру деревья для перекрытий Мегарона, срубят, а наши люди на повозках доставят в крепость.
   Тимофеич немедленно возразил:
   - Будто нам делать больше нечего, как возить бревна для тронного зала!
   - Надо, Станислав! - строго возразил командир. - Понимаешь, надо! И это приказ!
   Друг в бессилии развел руками:
   - Надо - значит, надо!
   Колтук вновь склонился в поклоне:
   - Ласу никогда не забудут щедрость господина.
   Появился Ибирин, и они с Ярославом немедленно покинули мегарон, перейдя в смежное помещение. Здесь среди еще неприбранного мусора, колючих кустов и вьюнов он спросил совета у Ибирина и его родственника Тымиша Хвербекуса.
   - Наше положение сложное, можно сказать критическое. Открытое столкновение приведет к гибели переселенцев. В такой ситуации перевес в численности может сыграть свою роль. В Агероне было много желающих идти с нами, но отказывали - нечем кормить. Сейчас другое дело, каждый кормит себя сам. Если составить письмо к Апию, пусть пришлет морем человек пятьдесят, желательно мужчин. Такой довесок может перетянуть в нашу пользу исход борьбы с войо.
   Хвеберкус серьезно задумался:
   - Написать можно, но как доставить?
   - Пусть Ибирин с сыновьями найдут способ переслать письмо на одном из кораблей, что заходят в устье реки пополнить запасы воды. Он свой человек среди моряков, пусть попробует договориться, а заплатит Апий уже в Агероне.
   - Дело может выгореть! - громогласно рявкнул моряк. - Пусть меня проглотит морской ящер, если не сумею договориться с капитаном корабля. Я знаю, они любят деньги и пойдут ради них на все.
   - Но и стар и млад узнают, что в проклятой долине люди! - нервно возразил Тымиш.
   - А не надо говорить! - успокоил Ярослав. - Пусть Ибирин придумает сказку поярче с кораблекрушением, колдунами и демонами, моряки народ доверчивый, купятся! - хитро предложил командир.
   - Хо-хо-хо, - гоготал Ибирин, - верняком, капитан! Прокатит! Ребята падки на всякие выдумки.
   - Тымиш, составишь письмо сам, а ласу напишут, распиши как здесь хорошо и как тяжко нам без их помощи. О войо не слова!
   Хвеберкус, тяжко вздохнув, кивнул головой.
   Следующие главы на https://zelluloza.ru/search/details/12518/
Оценка: 6.80*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"