Анфимова Анастасия: другие произведения.

Оскал Фортуны или Урок Выживания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.24*44  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что будет, если душа юной, прекрасной, но взбалмошной старшеклассницы переселится в тело мастера из Клана Теней? Для старшеклассницы - ничего хорошего, только старое мужское тело, которому богиня вернула молодость. Но на этом её помощь и ограничилась. Мальчик с душой девочки и навыками убийцы остается один на один с кровавым миром, где правят жестокие феодалы, готовые отрубить простолюдину голову просто так, для тренировки удара.

обложка []

Анфимова Анастасия Владимировна

Оскал Фортуны или урок выживания.

  
  
   Если судьба показала зубы,
   это не значит, что она улыбается.
  
   Пролог
  
   1.
  
   6 день Цапли 955 год Сына Неба.
   С самого утра жители Кувами-но-Токого-но-Канаго ждали нового господина. Затерянная среди холмов и лесов северо-запада сегуната Канаго, деревня без особых потрясений пережила гражданскую войну. Пятеро парней ушли в войско Самозванца, да два года спустя отряд армии Сына Неба сжег третью часть домов и, оставив за собой десяток кольев с умиравшими сельчанами, помчался дальше за бунтовщиками.
   Крестьяне безропотно заплатили барону Годуцо Токого оброк за два года и всю зиму питались рыбой и дикими корешками. Из-за чего умерли все дети младше десяти лет и несколько стариков. Господин поступил справедливо. Другие землевладельцы содрали с крепостных недоимки за четыре года. Управитель барона не забывал напоминать об этом жителям деревни. И вот теперь у них будет новый господин. Будет ли он так же справедлив как барон Токого? Было над чем задуматься бедному крестьянину.
   Сын Неба, да продлится его жизнь десять тысяч раз по десять тысяч лет, после победы над Самозванцем и южными варварами возвел в бароны и рыцари множество воинов, повелев сегунам выделить новым землевладельцам полагающиеся их титулу имения. Больше всего новых землевладельцев пришлось разметить на своих землях сегунам, так или иначе поддержавших Самозванца в его недолгом царствовании. Сегуны, в свою очередь, потеснили слишком строптивых баронов. Установка границ новых землевладений и оформление соответствующих грамот дело не быстрое. Нужно внести изменения в регистры баронств и книги учета сегунатов. А тут еще император даровал право мелким землевладельцам жаловаться на своих господ. Вновь возведенные землевладельцы и те, кому волей сегунов пришлось потесниться, забросали Канцелярию Сына Неба жалобами. Кое-где чиновничьи проволочки тянулись годами.
   Годуцо Токого не стал жаловаться. Сегун Канаго отнял у него земли Кувами, чтобы отдать Одо Гатомо, его же соратнику, отличившемуся в битве у Змеиных озер и в Пустынном походе. Барон был согласен с тем, что этот воин вполне заслуживал посвящения в рыцари.
   Управитель Токого давно освободил просторный дом за крепкой оградой и ждал только приезда нового хозяина деревни, чтобы покинуть ее навсегда. Согнанные на встречу нового землевладельца крестьяне уже устали стоять под мелким моросящим дождем, когда на дороге показался конный отряд и обоз из трех повозок, запряженных волами. Первым на темной от воды лошади ехал соратник, держа в руке копье с поникшим от сырости флажком.
   Управитель поправил меч. Он узнал Гатомо, одетого в блестящие лакированные доспехи поверх нового кимо. Латы двенадцати соратников рыцаря выглядели значительно беднее. Слуга подхватил под уздцы лошадь нового землевладельца. Гатомо легко спрыгнул на мокрую землю.
   - Кто ты, и что тебе нужно? - после поклона произнес управитель ритуальную фразу.
   Гатомо снял с пояса лакированный футляр и протянул ему сложенный лист бумаги. Увидев печать Токого, управитель низко поклонился.
   - Теперь это ваш господин, - сказал он крестьянам. - Отныне ваша деревня называется Кувами-но-Гатомо-но-Токого-но-Канаго.
   Селяне грохнулись на колени. Они обрели нового хозяина.
   Дом Гатомо не понравился. В двух из четырех комнат пол не обогревался. Крошечные окна хранили тепло, но пропускали мало света. Старший соратник Румото Макао разделял мнение господина. Рыцарь вышел на крыльцо.
   - Разгружайтесь.
   - Забор-то жидковат, Гатомо-сей, - проговорил за спиной Макао.
   - Будем строить замок! - ответил свежеиспеченный землевладелец. Подгоняемые соратниками крестьяне бросились разгружать повозки, таскать вещи в дом и кладовую. Прежний владелец оставил их в идеальном порядке. На дощатом полу амбара не было ни одного зернышка.
   Из повозки крытой кожаным пологом выбралась толстая немолодая женщина в застиранной юбе. (Юба - повседневная одежда благородных женщин. Прим. авт)
   - Где будет комната госпожи Сайо, Гатомо-сей? - поклонившись, спросила она у рыцаря.
   - Выбери сама, - разрешил Гатомо. - Только смотри, чтобы там было тепло.
   Весь день он обустраивался и устраивал соратников. Четверо поселились в доме, остальные у наиболее зажиточных крестьян. Вместе с рыцарем приехал помощник мастера - строителя. Не теряя времени, он с двумя соратниками стал выбирать наиболее подходящее место для постройки замка.
   Пока Гатомо назначил старосту и объезжал окрестности, строитель уже отыскал три места, где можно построить маленький замок. Рыцарю осталось выбрать одно из них. Новый землевладелец потихоньку обживался в Кувами.
  
   Между тем воспитанница Гатомо - трехлетняя Юмико Сайо заболела. Видимо сказалась дальняя дорога и слабое здоровье крошки. Два дня нянька пыталась лечить ее всеми известными ей способами, а на третий - решила побеспокоить господина.
   Рыцарь, наконец, выбрал место для своего замка. Крестьяне начали копать ров. Вместе с помощником мастера - строителя Гатомо до вечера составлял список необходимого инструмента. Он прекрасно разбирался в фортификации и несколько раз указывал начинающему строителю на недостатки в проекте замка.
   - Я учту замечания, - поклонился тот. - Но последнее слово за моим хозяином.
   - Вонгок - знаменитый мастер, - кивнул рыцарь. - Я думаю, он меня поддержит.
   Он приказал подавать ужин. Молоденькая племянница старосты, взятая в дом служанкой, стала раскладывать по фарфоровым тарелочкам куски мяса и рыбы, когда в дверь, низко кланяясь, вошла нянька.
   - Что случилось? - недовольно спросил Гатомо. - Ты мешаешь мне есть!
   Женщина упала на колени:
   - Госпожа Сайо больна, Гатомо-сей.
   - Так лечи ее!
   - Госпожа болеет уже два дня, - ответила нянька, не поднимая головы. - Я не знаю, как ей помочь.
   Гатомо нахмурился.
   - Иди к ней.
   Девочка лежала в самой теплой комнате на толстом матраце, закутанная в меховое одеяло. Бледное лицо с мокрой челкой пылало, в зеленых глазах поселилась боль. Мягко ступая, Гатомо опустился у постели Сайо:
   - Что с тобой, моя девочка? - спросил он, положив ей ладонь на огненный лоб.
   - Мне плохо, мой господин, - слабым голосом ответила Сайо. - У меня ножки болят.
   - Ты поправишься, - чуть улыбнулся рыцарь. - Обязательно. А няня сошьет новое платье для куклы.
   - Шелковое?- спросила девочка.
   - Шелковое, - пообещал Гатомо.
   Соратники приволокли трясущегося от страха старосту. Выхваченный из теплой постели крестьянин не ждал для себя ничего хорошего.
   - Есть в деревне лекарь? - хмуро спросил рыцарь.
   - Нет, господин, - не вставая с колен, ответил староста. - Я иногда лечу.
   - Ты должен вылечить маленькую госпожу!
   - Не могу, господин, - заскулил крестьянин. - Твоя служанка уже спрашивала меня. Я не знаю, как помочь маленькой госпоже.
   Гатомо кивком отпустил старосту. Он плохо спал и весь день не мог найти себе места. Когда они подъехали к стройке, рыцарь почти не слушал пояснения строителя. Сочувствуя, тот сказал:
   - Я знаю, кто может помочь вашей дочери, Гатомо-сей.
   - Она мне не дочь! - оборвал его Гатомо, и тут же спохватившись, спросил. - Кто?
   - В Мусимо-но- Тонго живет лекарь Лихак. Говорят, нет болезни, от которой он не знал бы лекарства.
   - Девочка не переживет дальней дороги, - покачал головой рыцарь.
   - Прости мою смелость, господин, - вмешался соратник,- Можно привести сюда лекаря. Мы все равно поедем за мастером Вонг Боком.
   - Мусимо - небесный город, - сказал Гатомо, - Этот лекарь запросит кучу денег.
   - Да, - согласился строитель. - Он дорого берет.
   Вечером рыцарь первым делом поинтересовался здоровьем девочки.
   - Жар спал, - ответила нянька, щуря красные от недосыпания глаза. - Но она слабеет на глазах.
   Утром Гатомо собрал воинов во дворе дома.
   - Я еду в Мусимо, - сказал он. - Со мной Макао и семеро соратников. Четверо останутся в Кувами. Ждите нас через три дня.
   Выстроившись в шеренги по шестеро, соратники коротким поклоном ответили на слова господина.
   Сайо опять впала в забытье. Нянька вытерла пот с бледного лба девочки. Когда-то у нее тоже были дети: двое мальчиков и девочка, радость матери. Господин ее мужа пошел за Самозванцем. Как подобает жене воина, она терпеливо ждала супруга, воспитывала детей, вела маленькое хозяйство. Муж не вернулся. Вместо него с юга пришло войско Агарито Тонго. Вместе с женами и детьми других соратников она наравне с мужчинами защищала стены замка. Детей убили, а ее вырвал из рук разъяренных воинов Гатомо. Ему нужна была нянька для годовалой девочки. Гатомо никогда не говорил, кем ему приходится Сайо, а она никогда не спрашивала.
   В обозе сегуна Канаго она прошла от Нагаси-но-Хайдаро на севере, до Фамлао-сегу на юге. Теперь судьба занесла ее на северовосток, где Гатомо стал рыцарем. Женщина стала надеяться на спокойную старость где-нибудь в уголке господской кухни, но Сайо заболела. Она искренне любила девочку. Пережив своих детей, она перенесла на малышку всю нерастраченную нежность.
   Четвертую ночь нянька не смыкала глаз, подавая девочке травяной настой, меняя пропотевшее белье, уговаривая маленькую госпожу съесть хотя бы ложечку кашки с медом.
   Соратники, оставленные Гатомо в деревне, ночевали в доме управителя, охраняя имущество господина. Семеро вооруженных до зубов оборванцев решили не тревожить господский дом. Благородные воины за крепким забором слишком серьезный противник для этих шакалов. Проще пройти по деревне, запастись продуктами и скрыться в лесу.
   Война с Самозванцем закончилась два года назад, но до сих пор империя кишела шайками бунтовщиков, беглых крестьян и просто разбойников, торопливо ловивших рыбку в мутной воде. Жители Кувами безропотно отдавали последнюю курицу, последний прогорклый рис. Не брезговали бандиты и жалким крестьянским тряпьем.
   Лай собак насторожил соратников Гатомо. Один из них отправился на разведку и у первой же хижины столкнулся с тремя разбойниками. Опытный воин, он не стал отступать и выхватил меч. Его противники тоже не были новичками в драке. Одному из них удалось оцарапать бок соратника, но воин Гатомо вторым ударом разрубил ему грудь. Второй разбойник получил меч в брюхо. Третий, изловчившись попал копьем в ногу соратника, распоров ляжку. Обливаясь кровью, воин упал и тут же погиб от удара в шею.
   Не дождавшись посланного на разведку товарища, трое соратников стали спорить между собой. Один предлагал пойти в деревню и разузнать в чем дело. Другие возражали. Неизвестно столько врагов в Кувами. Вдруг с минуты на минуту они нападут на дом.
   Узнав о гибели товарищей, разбойники не загорелись жаждой мести,а покидав добычу и мешки, скрылись в лесу.
   Гатомо вернулся в полдень. С ним приехал строитель замков Вонг Бок, и пришел большой обоз с припасами и рисом. Узнав о нападении на деревню, рыцарь пришел в ярость и едва не бросился в бессмысленную погоню. Старший соратник осторожно напомнил господину, что с ночи прошло слишком много времени, и вряд ли удастся отыскать следы разбойников.
   Вместе с ним приехал и Лихак. Известный лекарь осмотрел девочку и поспешил к Гатомо. Тот стоял во дворе с мастером и разговаривал с коленопреклоненным старостой. Врач смиренно ждал, когда же на него обратят внимание. Получив необходимые распоряжения, мастер со старостой отошли.
   - Что с маленькой госпожой? - наконец спросил Гатомо.
   - У нее огненная лихорадка, Гатомо-сей, - опустив глаза, ответил лекарь.
   - Ты ее вылечишь?
   - Да, Гатомо - сей, - Лихак поклонился. - Но девочка не сможет ходить.
   - Как не сможет ходить?
   - Эта болезнь поражает ноги человека, - пояснил лекарь. - Я спасу ей жизнь. Она доживет до старости, но ходить не сможет никогда.
   - И ничего нельзя сделать?
   - Я бессилен, Гатомо-сей - развел руками Лихак.
   Рыцарь замолчал.
   - Лечи! - подумав, приказал Гатомо. - И без ног люди живут.
   Лекарь поклонился и, подхватив полы халата, поспешил в дом.
   Жители Кувами были довольны своим старым господином Токого, но поступок нового хозяина поверг крестьян в шок. Купленным на свои деньги рисом, рыцарь приказал кормить не только приезжих мастеров, но и жителей деревни, работавших на строительстве замка. Впервые за многие годы крестьяне искренне благодарили небеса за произошедшие перемены. Между тем дело было не в доброте Гатомо. Просто он знал, что предыдущий землевладелец обобрал жителей его деревни до нитки. И если не накормить их, то работать на него скоро будет некому.
   Вечером, уставший до изнеможения, Гатомо ужинал со старшим соратником и мастерами-строителями. Вдруг в комнату вошел соратник, охранявший ворота.
   - Господин, - поклонился воин. - Пришел староста с каким-то парнем. Они просят выслушать их.
   - Пусть приходят завтра, - махнул рукой рыцарь. Он только что выпил и теперь думал только о том, как скорее оказаться в постели.
   - Речь идет о разбойниках, Гатомо-сей.
   Рыцарь вскочил.
   - Пошли, Макао-сей.
   У ворот на коленях стояли староста и молодой паренек.
   - Что ты хотел сказать, старик?
   - Мой господин, - ответил староста. - Сим говорит, что знает, где прячутся разбойники.
   - Кто этот Сим?
   - Это я, мой господин, - страшно шепелявя ответил паренек.
   - Встань и расскажи, что знаешь.
   Крестьянин поднял голову.
   - Вчера ночью я пошел за хворостом ... - заговорил Сим.
   - Почему ночью?
   - Весь день мы копали ров для твоего замка, - ответил за парня староста.
   - Я спрашиваю не тебя! - оборвал его Гатомо. - Рассказывай дальше.
   - Я увидел каких-то вооруженных людей с мешками. Они бежали от деревни. Я испугался и спрятался в кустах. Хвала Вечному Небу, они меня не заметили. Я слышал, как они говорили о заброшенной шахте у горы Осенних дождей...
   - Так прямо и говорили? - удивился Гатомо.
   - Нет, господин. Они стали спорить. И главный пригрозил одному, что бросит его в шахту. А шахта в округе только одна. У горы Осенних Дождей.
   - Давным-давно там добывали серебро, - робко пояснил староста.
   - Ты знаешь туда дорогу? - спросил рыцарь.
   - Да, мой господин.
   - Завтра с восходом солнца будь здесь.
   Гатомо и Макао вернулись в дом. Соратники выжидательно смотрели на господина.
   - Всем спать! - приказал он, - Завтра мы отомстим разбойникам!
   Обменявшись радостными взглядами, воины покинули комнату.
   Опираясь на крепкую сухую палку, староста бодро шагал по лесу. Гатомо приказал одному из соратников зорко наблюдать за крестьянином и убить при малейшей попытке предать. Лошадей оставили в деревне. В лесу от них толку мало.
   Рыцарь рос в сегунате Хайдаро, где тоже немало лесов. Бесшумно ступая по опавшим листьям, он привычно отмахивался от докучливых насекомых, осматриваясь вокруг. Вдруг он заметил на склоне холма коричневое пятно.
   - Господин, - негромко сказал старший соратник. - Похоже, там человек.
   Отряд остановился.
   - Кто это, старик? - спросил Гатомо у старосты.
   - Это и есть гора Осенних дождей, - пояснил тот.
   - Я спрашиваю, кто это?
   - Монах - отшельник, - торопливо заговорил староста. - Преподобный Кимцзы. Он живет в пещере много лет.
   - Если его видим мы, то он может видеть нас, - сказал Макао. - Вдруг он предупредит разбойников?
   - Нет, Макао-сей! - заверил староста. - Он святой и не вмешивается в дела людей.
   - Мимо этой пещеры можно пройти к шахте?
   - Да только дорога будет длиннее.
   - Веди к монаху, - приказал старосте рыцарь.
   По еле заметной тропинке, петлявшей по заросшему кустарником склону, отряд Гатомо вышел на площадку перед пещерой, вход в которую закрывала бычья шкура. Неподалеку на плоском камне сидел одетый в коричневый балахон монаха лысый старик с редкими усами на морщинистом лице. Гатомо многое повидал в жизни и давно избавился от трепетного отношения к священникам и монахам. Стараясь быть вежливым, он слегка поклонился и спросил:
   - Здравствуй, преподобный. Ты не видел здесь разбойников?
   Монах оторвался от созерцания горизонта.
   - О чем ты спрашиваешь, воин?
   - Ты плохо слышишь, старик! - крикнул Макао.
   - Я говорю о вооруженных людях! - повысил голос Гатомо. - Они напали и ограбили мою деревню!
   - Ты тоже вооружен, мой господин, - ответил монах.
   Рыцарь почувствовал в словах отшельника оскорбление. Быстрым движением он выхватил меч. Сталь зазвенела о камень, где секунду назад сидел монах. А он спокойно стоял рядом и внимательно смотрел на Гатомо.
   - Ты хочешь посмеяться надо мной? - свистящим шепотом спросил тот.
   - Я никогда ни над кем не смеюсь, - возразил отшельник, спокойно глядя в наливающиеся гневом глаза рыцаря. - И я не сказал ничего, что могло бы оскорбить тебя, мой господин
   Стоявший рядом староста со страхом вслушивался во все более напряженный разговор.
   - Где разбойники?
   - Ты же знаешь, - невозмутимо ответил монах. - Разве этот почтенный крестьянин ведет тебя не туда?
   Неизвестно, чем бы закончилась их беседа, но тут из пещеры послышался глухой шум. Сейчас же Макао и двое соратников бросились туда. Из-за бычьей шкуры донеслись негромкие возгласы, глухие удары, звуки борьбы. Продолжая сжимать меч, Гатомо внимательно наблюдал за стариком. Морщинистое лицо отшельника оставалось бесстрастным. Соратники выволокли из пещеры изможденного бледного мужчину одетого в рваное кимо.
   - Ты кто? - спросил рыцарь, разглядывая незнакомца.
   - Гейцо Мирамо.
   - Разбойник?
   - Я ратник!
   - Ты воевал за Самозванца?
   - Я воевал за господина.
   - Кто был твоим господином?
   - Барон Дзиро Бамоко.
   - Бамоко - бунтовщик.
   - Мой господин храбро дрался у Змеиных озер и с честью погиб у стен Хайдаро-сегу! - ответил воин.
   Спорить с этим Гатомо не стал.
   - Что ты делаешь у старика?
   - Преподобный Кимцзы лечил меня от болотного дурмана.
   - Ты лекарь? - удивленно спросил Гатомо у монаха.
   - Нет, - покачал головой отшельник. - Я лишь помогаю человеку изгнать болезнь из своего тела.
   Рыцарь пристально взглянул на ратника. Тот старался твердо держаться на ногах, но было видно, что это дается ему не легко. Мелкие капельки пота выступили на высоком лбу. Чисто выбритое лицо усиливало впечатление бледности. Вряд ли он мог участвовать в налете на Кувами.
   - А ты, Мирамо-сей, видел разбойников? - спросил он у ратника.
   - Да, мой господин, - Мирамо поклонился. - Они были здесь вчера. У них двое раненых. Преподобный Ким Цзы дал им мазь.
   - И ты не пошел с ними?
   - Я не разбойник, мой господин, - с достоинством ответил Мирамо - Я воин!
   - Я еще вернусь сюда, - сказал Гатомо, убирая меч в ножны. - Не вздумайте предупредить разбойников.
   Отряд спустился с горы и вступил в густые заросли. Когда-то здесь бушевал пожар. Лесные великаны выгорели, уступив место молодым деревцам. Несмотря на все старания, бесшумно идти не получалось. Соратники обнажили клинки. К счастью заросли кончились, и они вновь вступили в старый лес.
   Макао первым заметил среди деревьев поросшие лишайником стены. Когда-то это был большой срубленный из толстых бревен дом, служивший жильем охране шахты и складом серебра. Сейчас от него остались лишь три стены, утопавшие в зарослях папоротника и волчьих ягод. Разбойники набросали сверху веток, и получился просторный навес, под которым можно укрыться от дождя.
   Никто из них не услышал, как соратники Гатомо обкладывали их со всех сторон. Один из бандитов сидел у потухшего костра и точил меч, второй неумело штопал рваную куртку, трое спали, укрывшись тряпьем.
   Драка получилась стремительной и кровавой. Все пятеро не успели оказать серьезного сопротивления. Тела разбойников порубили на куски и побросали в шахту. Взяв оружие и остатки захваченной в деревне добычи, Гатомо с соратниками вернулись к пещере отшельника.
   Монах с тем же отрешенным видом сидел на знакомом камне и смотрел в сторону горизонта. А Мирамо стоял с котомкой за плечами, явно поджидая отряд. Едва они приблизились, ратник поклонился Гатомо и сказал:
   - Мой господин Гатомо, я предлагаю тебе свою руку и меч, доставшийся мне от предков.
   - Ты хочешь стать моим соратником? - спросил рыцарь.
   - Да, Гатомо-сей.
   - Я не так богат, чтобы платить очень щедро, - сказал Гатомо.
   - Зато ты храбрый воин и благородный человек, - Мирамо открыто взглянул в глаза рыцаря.
   - Я приму тебя с одним условием.
   - Я согласен, мой господин.
   - Ты еще не знаешь, что я от тебя потребую? - нахмурился Гатомо.
   - Я уверен, что это не заденет мою честь.
   Рыцарю особенно понравились эти слова.
   - В бою с разбойниками погиб мой соратник. У него остались жена и две дочери. Стань им отцом, а ей мужем.
   - Да, Гатомо-сей.
   Мирамо встал на колено и протянул Гатомо меч рукояткой вперед. Рыцарь обнажил клинок на ширину ладони, полюбовавшись затейливым узором, потом поцеловал холодную сталь и вернул меч Мирамо. Новый соратник поднялся.
   - Моя правая рука, старший соратник Румото Макао, - сказал Гатомо, указав на Макао. Мирамо поклонился непосредственному начальнику. Покончив с процедурой найма, Гатомо обратился к монаху, так и не оторвавшему взгляд от горизонта.
   - Ты можешь вылечить от огненной лихорадки?
   - Я не лечу, - поправил отшельник рыцаря. - Я лишь помогаю человеку изгнать болезнь из своего тела.
   Рыцарь не позволил себе разозлиться.
   - Ты сможешь помочь маленькой девочке изгнать из тела огненную лихорадку? - по-другому спросил он.
   - Когда она заболела?
   - Восемь дней назад.
   - Ее лечили?
   - Я привез из Мусимо лекаря . Он сказал, что вылечит ее, но она не сможет ходить.
   - Такое случается после огненной лихорадки, - согласился Кимцзы. - А ты хочешь, чтобы она ходила?
   - Конечно! - ответил Гатомо.
   Отшельник задумался, не отрывая взгляда от горизонта. Рыцарь терпеливо ждал, не решаясь нарушить молчание монаха. Вдруг, он сможет сделать то, что не под силу лучшим лекарям. Память Гатомо услужливо подсказывала многочисленные рассказы о чудесах творимых святыми отшельниками.
   - Сколько ей лет? - спросил Кимцзы.
   - Три года.
   - Это плохо, - нахмурился монах, - Я попробую помочь ей изгнать болезнь. Но на это могут уйти годы.
   - Годы! - вскричал рыцарь.
   - Дети редко болеют огненной лихорадкой, - пояснил отшельник, отрывая взгляд от неба и посмотрев на Гатомо. - Выживают еще реже.
   - Я согласен, - поспешил согласиться рыцарь. - Пусть годы, лишь бы ходила.
   - Тогда привози девочку.
   - Куда привозить? - опешил Гатомо - Сюда? В сырую пещеру? Преподобный Кимцзы, может быть лучше, ты переедешь в мой дом? Я сделаю все, чтобы тебе там было хорошо.
   - Нет! - решительно отказался монах. - Когда жар спадет, ты привезешь ее сюда. Я попробую помочь ей.
   Гатомо слегка растерялся.
   - Но почему ты настаиваешь на этом?
   - В другом месте ничего не получится. Здесь недалеко целебная грязь озера Арива, полезные травы, живой воздух, - стал объяснять монах. - Но главное, тут ничто не помешает ей сосредоточиться на упражнениях, воспитывающих волю, укрепляющих тело и дух.
   Гатомо взглянул на старшего соратника. Вдвоем они вошли в пещеру отшельника. Пол застилали сухие травы, от запаха которых запершило в горле. В углу поблескивал гаснущими углями очаг, дым от которого уходил в узкую расщелину. Вдоль стены на веревках висели пучки трав, на полках теснились деревянные и глиняные плошки. Рыцарь окинул жилище монаха быстрым внимательным взглядом. Осмотревшись, они вышли на воздух.
   - Если жар уже спал, я пришлю девочку с нянькой.
   - Без няньки, - монах опять уставился на горизонт.
   - Она же совсем маленькая! - повысил голос рыцарь, скулы его побледнели. Соратники, давно знавшие господина видели, что он едва сдерживает себя. Одно его слово, и они изрубят старика.
   - Чем тебе мешает нянька?
   - Исцеление потребует полной отдачи и строгой дисциплины, - ответил Кимцзы.
   - Но кто будет ухаживать за ней?
   - Я, - спокойно ответил отшельник.
   - Я совсем не знаю тебя!
   Монах взглянул на Гатомо.
   - Если не доверяешь, зачем просишь помочь?
   Рыцарь не нашел, что ответить. Отшельник перевел взгляд на горизонт.
   - Пришли с ней любого, кому доверяешь. Но это должен быть мужчина.
   Гатомо отвернулся.
   - Уходим, - громко скомандовал он.
   Вернувшись в деревню, он раздал отнятые у разбойников продукты тем крестьянам, у кого в домах жили соратники. Потом навестил Сайо. Девочка спала, посапывая во сне. Лихак, растиравший в ступке какое-то лекарство, поклонился рыцарю. Прикорнувшая у постели девочки нянька, проснулась и упала на колени.
   - Жар спал, мой господин, - шепотом проговорил лекарь.
   - Как ее ноги? - понизив голос, спросил Гатомо.
   - Увы, - развел руками Лихак.
   - Их можно вылечить?
   - Мне такие средства не известны, - ответил лекарь. - Дети редко болеют этой болезнью...
   - Знаю! - оборвал его рыцарь. - А выживают еще реже.
   - Я оставлю лекарство, - поспешно заговорил Лихак. - И скажу, как им пользоваться.
   - Оставляй, - согласился Гатомо. - Что от тебя еще ждать.
   - Мне жаль, что я не всесилен, - ответил глубоким поклоном лекарь.
   Утром рыцарь расплатился с Лихак и приказал трем соратникам проводить его до Мусимо. От части ему было жаль уплаченных лекарю денег. Жизнь он девочке спас, но она осталась калекой. А это значит, что ей не удастся создать семью. Когда-то Гатомо дал клятву устроить ее жизнь, а он привык отвечать за свои слова. Исчерпав все средства, придется воспользоваться последней возможностью.
   Проводив взглядом повозку Лихака, он взглянул на Макао. Старший соратник привычно стоял за правым плечом.
   - Я решил отправить Сайо к монаху, - в полголоса сказал рыцарь. - Возьми соратника и запас еды на неделю для двоих.
   - Да, Гатомо-сей, - поклонился Макао.
   - И тебе придется остаться с ней.
   - Как это? - не понял верный соратник.
   - Ты останешься у монаха, - пояснил Гатомо. - Ты единственный, кому я могу доверить жизнь Сайо. И мою честь.
   Макао молчал. Господин пытливо взглянул ему в глаза.
   - Ты помнишь, что я поклялся сделать все для счастья девочки?
   - Да, Гатомо-сей.
   - И ты помнишь, когда и кому я дал эту клятву?
   - Да, мой господин, - старший соратник застыл в глубоком поклоне.
   - Ты останешься с ней, и будешь оберегать ее.
   Макао выпрямился.
   - Я буду хранить ее как свою дочь.
   Гатомо и старший соратник поклонились друг другу.
   На следующее утро Гатомо проводил маленький отряд до опушки леса. Новый старший соратник почтительно молчал за правым плечом. Когда Макао с соратником и двумя крестьянами, несшими маленький паланкин, скрылись среди деревьев, рыцарь почувствовал в сердце сосущую пустоту. Сколько лет придется провести девочке в лесной пещере, знает только Вечное небо. И будет ли от этого толк? А ему нужно тропиться. Закончить строительство замка, жениться, родить наследника и навеки закрепить Кувами за своим родом.
  
   2.
  
   20 день месяца Оленя 964 год Сына Неба
   - Деревня называется Кувами-но-Гатомо, - проговорил ученик. - И дальше еще много всего.
   Он раскладывал на широком листе лопуха свежие куриные яйца, лепешку, миску с вареным рисом и вымытые в ручье молодые морковки.
   "Значит, до горы Осенних дождей всего два перехода", - подумал Ро Тай, молча взяв одно из яиц.
   - Там теперь новый хозяин, - продолжал Анмин. - Рыцарь Гатомо.
   - Тебя кто-нибудь видел?
   - Что ты, учитель, - обиделся подросток. - Я же ученик самого Мастера Теней!
   - Даже здесь в лесной чаще не стоит говорить такое, - нахмурился Ротай.
   Анмин побледнел и, упав на колени, ткнулся лицом в прелую листву:
   - Прости, учитель, я виноват!
   - В наказание будешь молчать, пока я не разрешу.
   Молодой человек кивнул, не поднимая головы.
   Ро Тай знал, что вокруг поляны, где они остановились, на сотни шагов вокруг нет ни одного человека, но счел своим долгом напомнить мальчишке о соблюдении тайны.
   Слишком многие охотились сейчас за его головой. Мастер Теней, единственный из совета братства уничтоженного по приказу Сына Неба. Он уже очень стар, мышцы давно потеряли упругость, глаза зоркость, а слух остроту. Осталось только великое искусство, вколоченное долгими годами тренировок, лишений и послушания.
   - Встань, - тихо проговорил Ротай. Юноша тихо поднялся.
   Мастер выпил два яйца, съел лепешку и рис, протянул ученику последнее яйцо и кусок лепешки.
   - Ешь. Идти еще далеко.)
   Вокруг поднимались к небу высокие сосны. Внизу была тишина, а верхушки еле слышно отзывались на робкую ласку ветра. Вот уже много дней они шли на северо-восток от столицы тонгайской империи. По пятам, дыша в затылок, гнались ищейки Тайного Ока Сына Неба, а они не бросали взятый след.
   Опираясь на посох, мастер бесшумно скользил среди деревьев, безошибочно выбирая самую легкую дорогу. Под его старческим ступнями не хрустнул ни один сучек, не зашелестела потревоженная трава.
   Пристыженный Анмин шел сзади, во всю стараясь подражать походке учителя. Несмотря на разнос, устроенный ему, юноша был необычайно горд собой. Еще бы! Ему нет и четырнадцати лет, а он уже ученик самого Ротая. Последний ученик последнего Мастера Теней. Он уже научился открывать замки и засовы, карабкаться по стенам, бесшумно убивать кинжалом, удавкой и даже голыми руками. По пути из Тонго он воровал им еду и деньги и ни разу не попался ни стражам императорских наместников, ни соратникам владельцев земель, через которые приходилось пробираться. Анмин не знал, куда держит путь его великий учитель, по закону Братства Теней - послушник подчиняется наставнику безмолвно "как труп". Но чувствовал, что не просто так они забрались в дебри сегуната Кувами.
   Путники вышли на поляну, впереди показались поросшие лесом невысокие горы.
   - Еще день, другой и мы будем в гостях у преподобного Кимцзы, - тихо сказал мастер.
   Анмин открыл было рот, но вовремя вспомнил, что ему еще не разрешили говорить.
   Ротай искоса посмотрел на ученика и спрятал улыбку в уголках морщинистого рта. "Способный ученик, вот только слишком глупый, - подумал старый мастер. - А может и хорошо. Умного было бы жаль."
   Когда солнце коснулось края леса, Ротай распорядился становиться на ночлег. Анмин бросился собирать хворост. Мастер сам разжег крошечный бездымный костер под нависшими ветками ели и с наслаждением уселся, вытянув натруженные ноги. Ученик быстро, но без суеты принес охапку мягкой травы, повесил над огнем закопченный маленький чайник и стал насаживать на прутики собранные по дороге грибы.
   Не торопясь, выпив чашку горячего ароматного чая, Ротай расслабился и протянув пустую чашку ученику сказал:
   - Выпей и можешь говорить.
   Анмин обжигаясь выхлебал горячий напиток.
   - Спасибо за урок, учитель.
   - Я рад, что ты понял, - благожелательно кивнул мастер. - Спи, завтра у нас важная встреча...
   - Отдыхай, учитель, - склонил в поклоне голову Анмин. - Я буду охранять твой сон.
   - Ты должен спать! - проворчал Ротай. - Ты словно позабыл все, чему я тебя учил! Сон очищает сознание и дает силы! Но он должен быть чутким, как у лесного кота! Без этого никогда не стать Братом Тени.
   Ученик вновь ткнулся лицом в землю.
   - Прости учитель! Я лишь хотел проявить заботу....
   Лучше бы он этого не говорил! Мастер почувствовал, как его разум охватывает гнев на глупого молокососа. Ни один мускул не дрогнул на морщинистом лице, голос продолжал звучать так же спокойно и благожелательно.
   - Я еще не нуждаюсь в такой заботе. Поэтому спи!
   Утром Ротай безошибочно узнал среди вершин гору Осенних дождей, хотя не видел ее ни разу, лишь слышал от старых мастеров ее подробное описание.
   Примерно через час им попалась едва различимая в траве тропинка.
   - Что это? - спросил ученик, указывая на поросшие кустарником развалины небольшого сооружения.
   - Не знаю, - равнодушно пожал плечами Ротай, его мысли занимала приближающаяся встреча с легендарным человеком.
   Тропинка извиваясь вползла на гору и привела путников к входу в пещеру, завешанному старой бычьей шкурой. Кругом не было никаких свежих следов пребывания человека.
   - Осмотрись тут, - приказал старик, отодвигая тяжелую шкуру. На полу толстый слой пыли. Она покрывала расставленные на полках миски и широкую лежанку в каменной нише. По углам висят пучки обвешанной паутиной травы. Все говорило о том, что здесь уже давно никто не живет.
   - Учитель! - раздался негромкий голос Анмина.
   Мастер вышел. Ученик стоял возле продолговатого холмика, обсыпанного ярко желтыми цветами, явно посаженными чьей-то заботливой рукой.
   - Не дождался меня преподобный Кимцзы, - вздохнул Ротай и вдруг почувствовал себя старым, больным и ни на что не годным.
   - Там есть очаг, - приказал он. - Растопи его, сегодня мы переночуем здесь, и сходи в лес, нам надо подкрепиться.
   - Да, учитель, - кивнул Анмин.
   Братья Тени должны уметь находить еду даже там, где обычный человек умрет с голоду. Молодой ученик еще не овладел в совершенстве этим искусством, но сумел поймать пару куропаток.
   Вечером путники сытно поужинали. Ротай сам приготовил чай и, смакуя каждый глоток, стал рассказывать:
   - В этой пещере жил монах, все его знали как преподобного Кимцзы. И только Мастера Теней знали его истинное имя. Тебе ни к чему его знать. Это был самый молодой Мастер за всю историю нашего Братства. Не было такого дела, с которым бы он не справился. Я горжусь тем, что когда-то знал его. Однажды на него снизошло просветление. Он решил отречься от мира и посвятить себя самосовершенствованию и молитвам Вечному Небу, где обитают десять тысяч богов.
   Слушавший его с открытым ртом Анмин завозился.
   - Ты хочешь что-то спросить? - благожелательно поинтересовался Учитель.
   - А разве можно покинуть Братство? - спросил он испуганным шепотом.
   - После клятвы на крови нельзя! - ответил Мастер, и отложив в сторону опустевшую чашку, продолжил. - Когда он доложил совету Братства о своем желании, многие напомнили ему о клятве и хотели тут же лишить дерзкого жизни. Но другие Мастера сказали, что служение монаха - так же священно. Совет долго спорил, пока самый старый Мастер не примирил всех. Ему разрешили стать монахом, но приказали поселиться именно здесь, в сегунате Касато. Кимцзы, как его стали называть, сторожил путь к Тайне Тайн Братства Теней.
   - Так она есть? - с горящими глазами чуть слышно спросил Анмин. Жгучее желание прикоснуться к тайне заставило забыть обо всем. Неужели то, о чем тайком шептались ученики Мастеров и младшие Братья существует на самом деле. Нечто чудесное и настолько запретное, что одно упоминание об этом могло стоить жизни.
   Ротай прикрыл глаза и погрузился в молчание. Ученик напряженно ждал ответа, но Мастер сделал вид, что задремал, и молодой человек, разочарованно вздохнув, стал наливать себе остывший чай.
   Утром Мастер устроил своему спутнику еще один экзамен. Под строгим взглядом учителя тот привел пещеру в первоначальный вид. Теперь никто сразу не определит, что здесь недавно побывали люди.
   Так же придирчиво он проверил и то, как ученик заметал следы, оставленные на траве возле пещеры. Указав на некоторые огрехи, Мастер Тени в целом оказался доволен и даже похвалил парнишку за старание. Поклонившись могиле Кимцзы, путники отправились дальше.
   Раздувшийся от гордости юноша с собачьей преданностью смотрел в спину наставника, шаг за шагом углублявшегося в чащу. Деревья тут росли так близко друг к другу, что у земли царил вечный полумрак, нарушаемый бледным светом редких грибов, облюбовавших стволы упавших от старости гигантов. Казалось удивительным, как в такой мешанине деревьев, густо переплетенных колючим кустарником, Ротай безошибочно находил дорогу, неутомимо переставляя старческие ноги в заплатанных башмаках.
   Анмин устал, его руки были исцарапаны колючками, на потное лицо липла противная, жирная паутина, но он молчал и ни разу не сбился с дыхания. Если мастер Ротай разменявший седьмой десяток может идти, то уж он, ни за что не станет просить об отдыхе.
   Возле очередного рухнувшего дерева наставник остановился и перевел дух.
   - Еще немного. Мы должны выйти из леса до темноты. Ночевать тут слишком опасно даже для нас.
   - Веди, учитель! - громко, и как ему казалось, спокойно проговорил Анмин.
   Мастер Тени отцепил от пояса сушеную тыкву, служившую флягой и, сделав глоток, протянул ее юноше.
   - Только один глоток! - строго сказал он.
   Но что такое один глоток для иссушенного длительным переходом горла? Однако Анмин сдержался.
   Принимая тыкву обратно, Ротай одобрительно хмыкнул.
   "Учитель опять похвалил меня!" - обрадовано возликовал юноша.
   Лес кончился, и они вышли на крутой склон, поросший низким кустарником. Мастер поднял руку, призывая к вниманию.
   - Слышишь?
   Анмин замер, где-то рядом слышался неясный звук.
   - Вода? - вполголоса проговорил он.
   Вскоре они отыскали небольшой ручеек, с журчанием кативший свои воды вниз по склону.
   - Уже скоро, - облегченно вздохнул Ротай, в изнеможении опускаясь на землю.
   Ученик мысленно поблагодарил Вечное Небо и всех обитающих там богов за то, что учитель решил остановиться на отдых. Юноше казалось, что он не сможет сделать больше ни шагу.
   Вот только ему пришлось еще развести небольшой костер и вскипятить чай.
   - Мне добыть еду, учитель? - дрогнувшим голосом спросил Анмин.
   - Нет, - покачал головой Ротай. - Сегодня мы ляжем спать голодными.
   Ученик с облегчением растянулся на траве.
   Настоящий Брат Тени мог спокойно выспаться и на голых камнях, но Анмин был еще только учеником, поэтому ему не спалось. Он закрыл глаза и пытался добросовестно делать вид, будто он спит. Однако сон не шел. Мастер Ротай мирно похрапывал с другой стороны костра, а юноша все никак не мог заснуть. Ночной ветер шелестел кустарником, а ему казалось, что это кто-то шепчет невнятные, но полные тревоги слова.
   "Неужели здесь кто-то прячется?" - подумал Анмин, поднимая голову. Но наставник спал, как ни в чем не бывало, а уж он то давно бы почувствовал присутствие рядом хоть зверя, хоть человека.
   Чтобы прогнать тревогу, юноша начал вспоминать свою жизнь. Мать, которую он почти не помнил. Стайку вечно голодных ребятишек, собиравших милостыню и копавшихся на свалках на окраине Тонго. Как один за другим погибали его друзья. Кто от болезни, кто от кулаков старших и сильных обитателей воровского квартала.
   Все изменилось шесть лет назад, когда он попытался вытащить кошелек у неприметного старичка, похожего на лавочника или небогатого крестьянина. Конечно, он попался. Ведь это был сам Мастер Теней Ротай. Но он не стал убивать неудачливого воришку и не сдал его стражам в надежде на медный грош, полагавшийся за поимку малолетних преступников. Нет, великодушный Ротай взял его в ученики.
   Уже тогда Братство Теней переживало не лучшие времена. Отступники, перешедшие на службу в Тайное Око Сына Неба, беспощадно расправлялись с бывшими братьями, и общество тайных убийц теряло одного члена за другим. И вот остался только один - последний Мастер и он - последний ученик. Душу юноши переполняло чувство любви и преданности к учителю.
   К входу в пещеру они подошли примерно через час после рассвета. Неприметная дыра в скале, полускрытая кустарником.
   Ротай посохом отвел в сторону колючие ветки и прислушался. Анмин тоже замер, прижимая к груди приготовленные факелы - смолистые еловые ветки.
   - Пошли, - проговорил учитель.
   Внутри было тесно. С потока свисали длинные каменные сосульки.
   Анмин с трудом смог скрыть свое разочарование. Его наставник, казалось, совсем забыл об ученике. С напряженным вниманием он осматривал стены пещеры, кое-где покрытые незамысловатыми рисунками. Наконец, видимо что-то вспомнив, он решительно направился в угол, где среди мусора белели кости и полусгнившие обрывки шкур. Видимо в пещере когда-то обитал крупный хищник. Ротай сунул руку в щель и надавил на камень.
   Юноша замер, ожидая чего-то необыкновенного. Но ничего не произошло. Мастер подождал немного и, подойдя к торчащему возле стены каменному столбику, наклонил его к земле.
   Послышался негромкий шум падающей воды, и часть стены плавно отъехала в сторону, открыв прямоугольный проход, пахнувший на людей холодом и запахом опасности.
   - Учитель, - благоговейно прошептал Анмин.
   - Пойдем, - махнул рукой Ротай. - Только не наступи на порог, если хочешь жить.
   Юноша быстро-быстро закивал головой.
   Путники вошли в темноту коридора.
   - Зажги факел, - приказал Мастер.
   Повозившись с кресалом Анмин запалил смолистую ветку и высоко поднял ее над головой.
   Люди шли по каменным плитам, затаив дыхание. Юноша разглядывал гладко отшлифованные стены коридора: никаких рисунков или орнаментов, глухая темная чернота.
   Шагов через двадцать они вошли в просторное помещение. Взяв из рук ученика факел, Ротай поднес его к стоявшим у входа чашам. Ровное синее пламя осветило куполообразный потолок, блестящий пол с металлическим кругом по средине и барельеф на противоположной от входа стене комнаты. Прекрасное лицо девушки или скорее девочки грустно смотрело на вошедших.
   - Кто это? - шепотом спросил Анмин. Открывшаяся картина так его заворожила, что ученик напрочь забыл о правилах поведения.
   - Богиня радуги, - тихо ответил Ротай. - Стражница перехода.
   Он подошел к нише, где лежало нечто аккуратно закрытое шелковым покрывалом.
   - Ты думаешь, наш мир единственный во вселенной? - проговорил он, стряхивая с шелка мельчайшие пылинки, осевшие за долгие годы.
   - Есть еще Вечное небо, обитель богов, - не задумываясь, ответил юноша и, поколебавшись, добавил. - Еще тайный мир духов.
   - Нет, мой ученик, миров великое множество, - возразил Ротай, рассматривая разложенные в нише золотые браслеты, обсидиановый нож, чашу из голубого нефрита и маску из неизвестного металла с большими черными рубинами вместо глаз.
   - В одних живут люди подобные нам, в других нет ничего кроме смерти, третьи полны странными существами, для которых нет названия на человеческом языке.
   Мастер Тени застегнул браслеты на руках.
   - Когда-то боги и некоторые из людей свободно бродили по пространствам разных миров. То было время великих героев, злодеев и магов. Никто из живущих не помнит те времена. Не сохранились они ни в сказаниях, ни в летописях владык и монастырей. Слишком давно это было.
   Юноша заворожено слушал речь учителя, а богиня на барельефе с тихой грустью смотрела на него, казалось, ее большие глаза стали наполняться слезами.
   - Потом что-то случилось, - продолжал монотонно бубнить Ротай. - Одни говорят, что это была война богов, едва не погубившая саму жизнь, другие - что из неких пространств прорвались твари столь свирепые и могучие, что испугали даже богов... Никто не знает, но с тех пор дорога между мирами закрыта.
   Учитель повернулся к Анмину.
   - Но не для всех. Есть силы, в чьей власти провести человека в другой мир. Где его недостанет даже гнев Сына Неба, где он вновь будет молод и силен.
   - Мы пойдем туда? - догадался ученик - В другой мир?
   - Да, - улыбнулся наставник. - Этот ритуал никто не совершал уже три сотни лет, даже не все члены совета нашего братства знают о нем.
   - Теперь я единственный, кто владеет тайной, - тихо закончил он, подходя к юноше и глядя ему в глаза. - Я им и останусь.
   Молниеносными движениями он ткнул железными пальцами в грудь, живот и шею ученика.
   Юноша захрипел и мешком рухнул на каменный пол, закатив глаза.
   - Не притворяйся, - брезгливо скривил губы Ротай. - Ты не умер.
   Анмин открыл наполненные ужасом глаза.
   - Проход между мирами подобен радуге, - продолжил мастер, направляясь к нише. - Так же прекрасен, невесом и мимолетен. Именно поэтому его сторожит Асиона - девочка богиня.
   Юноша судорожно дышал, чувствуя, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой. Тело словно одеревенело, стало чужим, и только глаза еще оставались в его власти.
   - Но она не нарушит волю богов. Только Тантос может привести человека в другой мир...
   Анмин почувствовал, как по штанам медленно потекла теплая струйка. "Давно забытый демон разрушения, насильственной смерти, владыка проказы и других смертельных болезней!" Сотни лет никто не слышал о его адептах. Лишь в страшных сказках остались упоминания о кровавых обрядах и жутких церемониях.
   - Когда боги закрыли проход между мирами, они изгнали Тантоса из нашей вселенной, - Ротай вернулся к распростертому телу ученика. В одной руке он держал обсидиановый нож, в другой - нефритовую чашу. - К счастью я знаю, как вызвать его.
   Старик аккуратно вскрыл вены юноше и подставил чашу под струю крови.
   - Ты боишься, ученик, - одобрительно и жестоко заметил он. - Это хорошо. Тантос любит страх.
   Оставив истекающего кровью ученика, Ротай подошел к барельефу.
   - Уйди! - громко сказал он, гладя в печальное лицо богини. - Освободи место для истинного владыки портала!
   Зачерпнув из чаши кровь, Мастер Теней стал наносить ее на лицо Асионы, бормоча при этом какие-то непонятные слова. Вскоре весь барельеф был покрыт толстым слоем крови, красными ручейками стекавшими по стене.
   - Заклинаю тебя! - взвыл Ротай, воздев обагренные руки.
   И тут по камню пробежала дрожь, словно туманная дымка окутала барельеф, и прекрасное лицо стало превращаться в отвратительную морду.
   Старик рухнул на колени.
   - Спаси, о великий Тантос! - тонким голосом закричал он. - Проведи меня по радуге в другой мир!
   Каменные уста разомкнулись:
   - Ты знаешь, что надо делать?
   - Да, мой бог!
   Старик засуетился. Он затащил еле живого Анмина в бронзовый круг и перерезал несчастному горло. Когда кровь пролилась на металлический круг, из-под него поднялась яркая световая колонна, упиравшаяся в центр свода храма.
   - Ты попадешь лишь в тот мир, где я смогу открыть проход, - прогрохотал голос демона.
   - Я знаю!- закивал головой Мастер Теней. - Я готов уйти куда угодно.
   - Ты должен как можно быстрее принести мне там достойную жертву, - продолжал Тантос. - Иначе твоя душа навсегда останется в бесконечном ничто между мирами.
   - Я принесу тебе жертву, мой бог, - Ротай надел маску и, сделав шаг, вступил в колонну света.
   В начале он ничего не мог различить в сплошной мешанине цветных пятен и даже потерял ориентацию, окончательно запутавшись, где верх, а где низ.
   Но постепенно Ротай стал различать какой-то смутный силуэт.
   - Убей ее! - раздался в голове скрежещущий голос демона. - Закрепи портал!
   Но оказалось, что в этом сверкающем яркими красками мире, он лучший убийца Клана Теней беспомощен как новорожденный котенок. Ротай не чувствовал ни рук, ни ног, все его попытки приблизиться к отдалявшемуся силуэту ни к чему не привели.
   - Придется тебе помочь, человечек, - вновь заговорил демон.
   Краски перед глазами Мастера Теней словно сгустились, и он четко разглядел перед собой низкорослого человека, отступавшего к черной стене. Он не различал ни лица, ни одежды, но это было не важно. Теперь старый убийца, наконец-то, смог увидеть жертву. У него даже появилось ощущение рук и ног. Правда они казались деревянными и словно бы чужими.
   Поэтому Ротай решил просто свернуть жертве шею и вытянул вперед расставленные руки.
   Жертва заметалась, по её силуэту бегали огненные сполохи, казалось даже, что он различает жалобные крики.
   - Убей! - проскрипел демон.
   И тут нестерпимая боль пронзила все существо Ротая. Его безмолвный крик ужаса и боли смешался с воплем демона. Мир стремительно свернулся в яркую точку и, вспыхнув, исчез словно погасшая звезда.
  
   3.
  
   13 июля 20.. года от Рождества Христова.
   Ее звали Дрейк. Александра Дрейк. Но она не имела никакого отношения к знаменитому капитану корсаров и любимцу Елизаветы Английской.
   Своей странной фамилией она обязана отцу - Федору Ивановичу Дрейку. При рождении Феденька носил не звучную и пошлую фамилию - Хомяков. Не удивительно, что она никогда ему не нравилась. Ну, сами посудите, не может умный, образованный, воспитанный человек иметь такую грызуновую фамилию. Конечно при первой же возможности он ее сменил. А поскольку он был человек начитанный, то избрал себе фамилию более знаменитую - то есть Дрейк. Просто в молодости Федя Хомяков зачитывался книгами о пиратах, сокровищах и приключениях. Он и сейчас частенько "зависал" с интересной книгой. Просто удивительно, как такой человек, имевший кроме громкой фамилии выдающуюся близорукость и толстые очки, смог заполучить в жены умницу, красавицу и т.д. Плодами столь "противоестественного союза" стал сын Евгений и дочь Александра. Старший брат пошел в мать. Целеустремленный, энергичный, он закончил заочно школу экономики и стал торговым представителем одной известной фирмы. Кроме зарабатывания денег Евгений увлекался альпинизмом, никогда впрочем, не смешивая два этих занятия.
   Но если сын получился в целом "нормальным современным молодым человеком", то на дочери природа отыгралась во всю. В то время как интеллигентный папочка только мечтал о подвигах и приключениях, перечитывая очередной потрепанный том, Александра их целеустремленно искала на свою... шею!
   К пятнадцати годам она уже имела своеобразную репутацию. Первым событием в списке её "славных дел" стоял привод в милицию. Девочка на спор угнала машину, но все же вернула ее владельцу. Только - побитой. Вторым знаменательным событием стал прыжок с парашютом. Но поскольку парашют был сделан в Китае, он не раскрылся. Александру спасло лишь то, что высота было небольшой - двухэтажный дом. Саша отделалась сломанной ногой и постоянными насмешками брата. Третьим значительным событием стала жестокая драка в классе. Девочка поссорилась с Витькой Терминатором, "крутым" школьным авторитетом, который прославился самым продвинутым смартфоном и тем, что занимался в секции дзюдо. Во время драки Александра откусила ему кусочек мочки уха, после чего получила прозвище: "Кровавая Мери". Родители Виктора были людьми далеко не бедными, и чтобы замять историю, Дрейкам пришлось выложить значительную сумму. После этого в школе с Александрой предпочитали не связываться. Четвертая история была связана с занятием дайвингом на местном озере. Вот только, как и остальные ее "увлечения", оно также окончилось не вполне удачно. Девочка чересчур много времени провела под водой, после чего ее пришлось откачивать, и очнулась она только в реанимации. Однако это не охладило боевого пыла однофамилицы знаменитого пирата. Так как попытка самостоятельно построить дельтаплан с позором провалилась, она попыталась угнать вертолет. Поиграв в компьютерные симуляторы, ей очень захотелось испытать полет в "натуре". К счастью малолетняя вертолетчица успела только запустить двигатель. Потом было все как в старой песенке "Нас не догонят!". Александра быстро - быстро убегала, а охранник маленького частного аэродрома медленно - медленно догонял. И это лишь самые громкие из ее историй.
   Не совсем верно считать Сашу обычной хулиганкой, хотя поводов для этого предостаточно. Все ее безобразия никогда не имели меркантильного интереса. Просто окружающая жизнь казалась ей скучной и пресной без приключений и подвигов. Отвечая на родительские упреки, девочка демонстрировала свой дневник, где тройка была явлением достаточно редким. Отец гордо смотрел на маму сквозь очки: "Моя кровь!". На это супруга лишь сокрушенно качала головой: "Наличие образования не означает наличие ума!".
   Неизвестно, куда бы завела Александру неуемная тяга к приключениям: на скамью подсудимых или в Государственную Думу. Кто знает, что могло бы случиться? Если бы не новое увлечение Саши. Вот уже целых три месяца она по макушку погрузилась в таинственный мир паронормальных явлений. Посидев пару ночей в Интернете Дрейк с грустью поняла, что тема эта столь же велика как вселенная или русская душа. Даже ей не под силу объять необъятное. Скрепя сердце пришлось выбрать боле узкое направление для исследования. Экстросенсорика, изотерика, полтергейст сразу пришлось оставить в стороне. Саша решила осчастливить мировую науку исследованием аномальных зон. Вот где есть поле деятельности для ее пытливого ума и беспокойной натуры! Ведь именно в этих местах случаются таинственные происшествия, появляются летающие кастрюли и их лягушкоподобные пассажиры.
   Сказано - сделано! Первым делом "народный академик в первом поколении" решила составить список всех загадочных мест в радиусе пятидесяти километров. Более дальние исследования были затруднены отсутствием собственных средств передвижения.
   Используя строго научный подход, поиски Дрейк начала с районной библиотеки, где осчастливила пожилую заведующую скромной просьбой позволить ей поработать с материалами собранными местными краеведами. Женщина даже прослезилась от умиления, глядя на скромную девочку в аккуратном платьице, белых носочках (Саня была сама себе противна в таком виде. Но наука требует жертв!) и с короткой косой.
   - Очень хорошо, что наша молодежь интересуется историей родного края, - с чувством проговорила она и приказала хмурой библиотекарше выдать просительнице все имеющиеся материалы.
   Усевшись в читальном зале, Дрейк достала мобильник, вставила наушники и, включив последний альбом Rammstein, принялась бегло пролистывать написанные и машинописные страницы. Ни разоренные дворянские усадьбы, ни купеческие династии, ни разрушенные церкви её не интересовали. Даже местные промыслы и ремесла не удостоились внимания девочки. Глаза Дрейк загорелись, когда ей попалась работа какой-то учительницы начала семидесятых годов прошлого века, посвященная местным легендам. Разбойничьи клады, утопленные красавицы, девочка тяжело вздохнула. Вдруг ее взгляд "зацепился" за знакомое название.
   "Тряпишкина пещера возле села Елизаровка, - прочитала она и улыбнулась. - Там же бабка Маринкина живет! Вот здорово!"
   Судя по легендам, в этой пещере еще при царе Горохе пропал купец Тряпишкин. При чем все его добро осталось нетронуто. Более того, старожилы рассказывали, что в древние времена в этой пещере было языческое капище, уничтоженное еще самим Всеволодом Большое Гнездо. Чем тебе не аномальная зона!
   От села до пещеры всего пять километров! Ура! Она уговорит Марину отправиться в гости к любимой бабушке, а по пути завернуть в Тряпишкину пещеру. Класс!
   Выйдя из автобуса, девочки вскинула на плечи рюкзаки. До Елизаровки нужно было пройти еще два километра по остаткам шоссе. Когда-то многолюдная деревня в последние годы опустела. Теперь там постоянно жили только четыре старушки, да на лето приезжали несколько дачников.
   Марину родители довольно часто возили к бабушке. Неугомонная старушка таскала внучку с собой по грибы и ягоды. Так, что окрестности деревни девочка знала довольно хорошо. В самой Тряпишкиной пещере ей, правда, бывать не доводилось. Но до Глухого Оврага, прямо за которым, если судить по записям, располагалась пещера, они с бабушкой доходили.
   По этому, сразу за остановкой подруги углубились в лес. Высокие ели вперемежку с осинником, ароматный лесной воздух. Все это быстро подняло Саше настроение, которое после долгой тряски в автобусе было на уровне городской канализации.
   - Алекс? - спросила Марина, так подруга любила называть Сашу. - Там наверняка никакой пещеры нет!
   - Почему? - спросила Дрейк, ударом кроссовки отправляя в полет шляпку попавшегося на пути мухомора.
   - Помнишь землетрясение в прошлом году? Когда дом на Краснопервовской трещинами пошел, а у вас картины попадали?
   - Ну и что? - пожала плечами Саша.
   - Засыпало твою пещеру, вот что, - огрызнулась Марина.
   - Тогда пойдем к твоей бабушке, - жизнерадостно сказала Дрейк. - Навоз у козы убирать или еще чего. Помочь надо старушке.
   Марина поморщилась.
   Ей с самого начала не нравилась и эта поездка. Потратить целый день на бессмысленное хождение по лесу. Потом еще к бабке придется заходить, а она на огород пошлет. "Помоги внучка бабушке, водички наноси", - девочка поморщилась. И мобильник в этой дыре не ловит.
   Но Дрейк приспичило взглянуть на эту нору, и подружке пришлось согласиться. Она почти никогда не спорила с Александрой. Многим казалось, что Саша чересчур нагло ведет себя по отношению к Марине, но это было обманчивое впечатление. Девочки никогда не ссорились, деля поровну радости и печали "переходного" возраста. Мягкая на первый взгляд Марина умела настоять на своем и не всегда принимала участие в авантюрах Дрейк. Но всегда помогала подруге из них выпутываться. К тому же всякий, рискнувший ее обидеть, имел дело с Кровавой Мери.
   Заваленный валежником лес производил впечатление сказочных дебрей. Трещали под ногами сухие ветки, влажно зеленел папоротник. Часа через полтора, уставшие девочки устроили привал. По словам Марины до Глухого оврага оставалось чуть больше километра. Солнце привычно карабкалось по ясному светло - голубому небу. Здесь в тени густого ельника воздух прогрелся, стал густым и вязким.
   - Ну, и где твой овраг? - спросила Саша, вытирая со лба пот и налипшую паутину.
   - Глаза разуй, - буркнула подруга, отряхивая штанину. - Мы уже по нему идем.
   Присмотревшись, Дрейк увидела пологие склоны, густо заросшие березняком и орешником. То тут, то там мелькали шляпки грибов.
   - На обратном пути можно грибов набрать, - попыталась поднять настроение подруги Дрейк.
   Но та только безнадежно махнула рукой. Постепенно склоны стали круче, запахло сыростью. Стали попадаться рухнувшие вниз деревья.
   - А тут звери водятся? - запоздало поинтересовалась Саша.
   - Угу, - мрачно кивнула Марина. - Барсуки, волки, лоси. Ты не бойся, тебя они не тронут.
   - Почему?
   - Отравятся!
   Так переругиваясь, они шли до тех пор, пока овраг не превратился в узкую щель в земле с практически отвесными стенами.
   - Вон твоя пещера, - устало проговорила Марина.
   Слева, высоко над дном оврага виднелась черная дыра.
   Усталость Дрейк как рукой сняло. Цепляясь за кусты орешника и торчавшие из земли корни, она полезла наверх со скоростью таракана.
   - Эй! - крикнула Марина. - А я?
   Саша забралась на торчавшую почти под прямым углом березу и раскрыла рюкзак. Кроме всего прочего, там лежали веревки и прочее альпинистское снаряжение. Которое Александра, выражаясь словами Марины, "стащила у брата", и после у нее "будут проблемы". Но сама Саша предпочитала говорить: "Взяла на время попользоваться, только Женя об это еще не знает".
   Дрейк сбросила вниз веревку с поясом.
   - Держи!
   Пока Марина возилась с застежками, Саша пыталась заглянуть в пещеру, но до ее края оставалось еще около метра. "Интересно, как туда попал тот купец?" - подумала она. - "Или овраг тогда был поменьше, или Тряпишкин был скалолаз".
   -Тяни! - крикнула подруга.
   Вспомнив пару уроков брата, Саша легко втащила Марину на дерево.
   - Держись крепче и не падай! - наставительно проговорил она и вновь стала карабкаться наверх.
   Вот, наконец, и пещера! Неровная, черная дыра чуть выше человеческого роста.
   Саша села, вытащила из рюкзака большой фонарик. Проход шел прямо шагов на двадцать и оканчивался завалом.
   Когда Дрейк помогала вскарабкаться Марине, вдруг подул резкий холодный ветер. Они подняли головы. Откуда-то с запада стала стремительно наползать темно-синяя туча. В мрачной глубине облаков раздавалось многообещающее ворчание.
   - Ну, вот! - плаксиво проговорила Марина. - Теперь дождь будет! И что делать?
   - У меня есть палатка, - жизнерадостно ответила Саша. - Переночуем в ней. А утром пойдем к твоей бабушке.
   - Мать меня убьет, - вздохнула подруга, потом посмотрела в черный проход. - Ну, и что тут интересного?
   Первоначальный осмотр показал, что в пещере нет ничего кроме сухих листьев, мелких веток и прочего мусора. На одной из стен отыскались каике-то надписи, относящиеся, правда, уже к двадцатому веку.
   Пока Дрейк с увлеченностью щенка обследовала пещеру, Марина, с тоской посмотрев на потемневшее небо, стала распаковывать рюкзаки.
   Крик, похожий на боевой клич папуасов - людоедов заставил сердце девочки болезненно сжаться. Термос рухнул на землю и жалобно тренькнул.
   - Тут трещина! Маринка! Да тут точно трещина!
   Девочка бросилась к подруге.
   Оказывается, Дрейк не теряла времени даром. Саша оттащила от стены пару камней, как она выразилась "посвежее". И обнаружила в стене длинную трещину, толщиной примерно в сантиметр..
   Поддавшись настроению подруги, Марина тоже нацепила на лоб маленький фонарик и попыталась туда заглянуть. Там явно было пустое пространство. Девочки звонко стукнулись головами.
   - Ты куда? - удивленно вскричала подруга, глядя, как Алекс галопом несется к рюкзаку.
   - За молотком! Будем долбить!
   Однако скала не спешила поддаваться разрушению. Только когда Саша вставила в трещину короткий ломик, взятый как средство археологических раскопок и самообороны, стала понемногу раскачиваться. По стене побежали новые трещины, обозначив неровный контур. После того, как Саша от души ударила в его центр ногой, камень не выдержал и рухнул внутрь. Словно в ответ на это раздался первый удар грома. Однако увлеченные девочки не обратили на это никакого внимания.
   В воздух поднялось облако пыли. Оно быстро улеглось, и глазам подруг представился темный ход. Из мрачной глубины вырвался порыв холодного ветра, заставивший девочек поежиться. Марине показалось, что это был чей-то вздох, словно от тысячелетней спячки проснулось какое-то огромное существо. Стало жутко.
   - Алекс, - жалобно попросила она. - А может, не полезем туда, а?
   Но подруга бросила на нее взгляд, означающий: "Чтобы я и не пошла? Ты издеваешься?" и стала протискиваться в узкий лаз. "Одарила же меня природа формами", - думала она, пыхтя и стараясь не порвать одежду о камни. Ну вот, Александра полностью пролезла, встала и тут же ударила лбом в нависший потолок. Не выдержав такого обращения, фонарик погас.
   - Вот гадство! - от души выругалась Саша.
   - Ты чего? - в дыре показалась голова Марины.
   Воспользовавшись светом ее фонарика, Александра огляделась. Внутри было пыльно и грязно. Пол покрывал песок и мелкие камешки. Вслед за подругой полезла и Марина. Ей это было сделать гораздо проще. При бледном свете фонарика было видно, что проход имеет прямоугольную форму. Ну, разве может в любой уважающей себя пещере быть прямоугольный ход? Мама Марины сказала бы нет. Она когда-то занималась живописью и говорила: "В природе нет прямых линий". Но ведь откуда-то они тут взялись? И её дочь просто обязана узнать откуда.
   Чем дальше ползли девочки, тем выше становился проход. Вскоре они очутились в небольшом квадратном зале с полом, засыпанным пылью и песком.
   - Марин, давай здесь заночуем, - обратилась к подруге Алекс. - Подальше от грозы.
   - А может не надо? Жутко здесь как-то, - тихо сказала Марина.
   Саша в ответ громко засмеялась.
   - Да ладно. Я сейчас быстренько за вещами! - деловым тоном проговорила Александра и исчезла в проеме.
   Подруга утащила фонарик, стало темно так, что девочка ничего не видела. В тот же миг, сквозь доносившийся снаружи шум дождя, ей послышалась чье-то тяжелое дыхание. Марина почувствовала, как шевелятся волосы на голове. Нет, вроде бы показалось. Девочка перевела дух и даже нашла в себе силы улыбнуться. И тут раздался жуткий удар грома, отсвет молнии, на миг осветил противоположную от входа стену. Марине вдруг показалось, что из черноты скалы на нее смотрит, скривившись в усмешке страшное, уродливое лицо... или морда. Тут нервы ее не выдержали, и она завопила:
   - А-Алекс!
   - Ты что? - удивленно спросила Саша, ворвавшись в комнату и обнаружив подругу, прижавщуюся к стене. - Что случилось? Чего орешь?
   Сощурившись от света фонарика, Марина пришла в себя и выдохнула:
   - Почудилось просто,- и быстро спросила: - Домой звонила?
   - Здесь же сети нет. Забыла? И вообще, что тут тебе такое почудилось?
   В место ответа девочка зябко поежилась.
   Алекс с трудом вытаскивала палатку из рюкзака:
   - Где ставить будем?
   - Зачем? - удивилась Марина. - Нас же здесь не замочит?
   - Что, я ее зря тащила что ли? - вопросом на вопрос ответила Александра и решительно заявила. - Посередине.
   Естественно, поставили палатку там, где захотела Алекс. Как только они это сделали, им сразу стало скучно. Марина сумела убедить себя, что все ее страхи лишь плод разыгравшейся фантазии, и спокойно валялась на спальнике, копалась в телефоне. А вот Александра еще не так устала, чтобы просто сидеть без дела. Посмотрев на подругу, она спросила:
   - Давай чего-нибудь поделаем, а?
   Та не ответила. Оторвавшись от экранчика телефона, она вспоминала лицо, которое ей привиделось.
   - Алё, ты в сети, или как?
   - В сети, - отмахнулась Марина.
   - Так давай чем-то займемся? Скучно так сидеть! - жалобным тоном попросила Алекс.
   - Если тебе так хочется, наведи здесь порядок, а мне не мешай, - раздраженно ответила подруга. Она всегда предлагала Александре заняться уборкой, если та начинала ее уж очень сильно доставать. Дрейк всей душой презирала это "бессмысленное занятие" и на какое-то время оставляла ее в покое. Но сейчас Саша догадалась, что с Мариной что-то не так. Девочка выключила телефон и отвернулась, уткнувшись лицом в матерчатую стену палатки. Она все никак не могла решить: видела она ту морду или испугалась собственной фантазии. Тут девочка почувствовала, как что-то больно врезалось ей в бок. Зашипев Марина стала шарить рукой в песке. Саша в тот же миг села на корточки и спросила:
   - Эй. Что сегодня с тобой происходит?
   - Со мной все нормально, - странным тоном ответила подруга.
   - Алекс, по-моему я нашла что-то интересное.
   Она вытащила предмет, который так мешал ей спокойно лежать, и начала его отряхивать от песка.
   При ближайшем рассмотрении это оказался обруч из красно-желтого металла, украшенный рельефом в виде переплетенных цветков, напоминавших лилии.
   -Какой тяжелый, - проговорила Марина, разглядывая находку. На обратной стороне обруча, оказавшегося толщиной в палец, были выбиты столбцы странных знаков, напоминавших пляшущих пауков.
   - Это же золото! - вскричала Дрейк, выхватывая находку.
   С одной стороны кольцо расширялось, и на круглом медальоне яркими красками был изображен анфас портрет девушки с печальными глазами на вытянутом лице.
   Подруг охватило странное чувство. Несколько минут они молча смотрели друг на друга круглыми от удивления глазами.
   - Марин, ты тоже это видишь? - взволновано спросила Саша.
   - Ага, - странным тоном ответила подруга.
   - Ты понимаешь, что это значит?
   Та отрицательно помотала головой.
   - Мы нашли неизвестное сокровище! Ты понимаешь это?! Настоящий клад!!!
   Марина смотрела на раскрасневшуюся подругу и ничего не понимала. Откуда в скале спрятан клад? С другой стороны, откуда здесь ход прямоугольной формы?....Из раздумий ее вывел возглас Саши:
   - А здесь еще есть! - оказывается, она нашла еще несколько золотых и серебряных монет с чеканкой в виде каких-то китайский иероглифов и два браслета из серебристого металла. Теперь все это вместе с кольцом лежало на спальнике подружки.
   - Другого места найти не могла? - раздраженно спросила она и бросила все обратно в песок.- И верни мне обруч.
   - Ты чего? - изумленно спросила Саша и начала подбирать сокровища и повторно их отряхивать от песка. - У тебя сегодня какое-то обострение нервозности. Влюбилась, а? - с хитрой улыбкой промурлыкала она.
   Марина надулась. Она опять взяла в руки обруч и начала его разглядывать, поворачивая так и эдак.
   - А ведь это корона!- воскликнула она. - Точно!
   Но едва она собралась водрузить ее себе на голову, вновь то же чувство опасности, что преследовало девочку в этом подземелье, заставило Марину замереть. Кольцо, кажется, стало холоднее, словно по гладкому металлу пробежали легкие разряды непонятной энергии. Девочка вновь поднесла кольцо к глазам. Цветы орнамента затрепетали словно живые. Марина взглянула на портрет девочки. Или ей показалось, или скорбные морщинки в углу рта стали глубже, а глаза заблестели словно от слез?
   Саша, не церемонясь, выхватила из рук Марины корону, говоря:
   - Дай-ка, - и водрузила себе на растрепанные волосы.
   - Ну, как мне? - попыталась позировать Алекс. Подруга фыркнула, в этот момент Саша чуть не упала.
   - А она тяжелая, - пробормотала Дрейк с затуманенными глазами.
   - Алекс! - взвизгнула Марина, глядя, как подруга стремительно бледнеет, медленно опускаясь на песок.
   - Что с тобой?! - девочка бросилась к подруге и схватила ее за руку.
   И тут корона вспыхнула ярко-синим светом, цветы орнамента почернели и покрылись шипами.
   Марина завизжала. Алекс резко вдохнула. Открытыми невидящими глазами посмотрела она на подругу и открыла рот.
   - Свершилось! - прогремел в пещере скрипучий нечеловеческий голос. - Открылась дверь между мирами! Невинное дитя обрело корону Владык Перехода! Я не зря ждал...
   Ослепленная ужасом, Марина отпрянула и бросилась к выходу. Но зачарованная Александра нечеловеческим прыжком преградила ей путь.
   - Твоя никчемная жизнь должна закрепить портал, - мертвенно-бледные губы подруги скривились в злобной усмешке, обнажив зубы.
   -Саша, очнись! - закричала девочка. - Это же я, Марина! Очнись!
   Вдруг она перевела взгляд на корону. Портрет девочки с грустными глазами исчез. Вместо него на Марину, злобно усмехаясь, смотрела перекошенная морда...Именно та, которую она видела при вспышке молнии.
   Девочка рванулась в сторону, пытаясь обойти Дрейк, но зацепилась ногой за мешок со снаряжением и едва не упала. Александра надвигалась на нее, хрипло хихикая и выставив вперед руки с растопыренными пальцами.
   Марина схватила подвернувшийся под руку предмет и на четвереньках бросилась прочь от монстра, в которого превратилась подруга.
   В тесной пещере далеко не уползешь. Ткнувшись лбом в стену, девочка поднялась на ноги.
   - Не прячься! Смирись, прими свою судьбу! - рокотал голос.
   И тут Марина увидела, что сжимает в руке молоток, которым Алекс так неосмотрительно разбила стенку пещеры.
   Монстр приближался. Только сейчас девочка окончательно поняла, что ее лучшей подруги уже нет, а если она промедлит, то не станет и ее.
   Горевшие за спиной Алекса фонари делали фигуру девочки каменно-огромной. Синий, излучаемый короной свет освещал мертвенно бледное лицо и пустые глаза. Теперь даже лицо ничем не напоминало лучшую подругу Марины. Морда на короне издевательски хихикала.
   "Корона!" - молнией пронеслось в голове девочки.
   - Умри!
   Но прежде чем руки Александры сомкнулись у нее на шее, Марина из всех сил ударила ее по голове.
   Родители всегда говорили, что Марина счастливчик, и ей всегда везет.
   Острие из титановой стали ударило прямо в центр портрета, пробив мягкое золото и... череп Александры Дрейк.
   Нечеловеческий вой заполнил пещеру. Тело девочки, охваченное черно-синим сиянием, рухнуло на пол. Окончательно потеряв голову, Марина, не разбирая дороги, бросилась вон из пещеры. Ей было уже нечего терять, кроме своей жизни. Алекс не вернуть.
   Окончательно она пришла в себя от жуткой боли в ноге. Лил дождь. Она лежала на дне оврага, рядом падали каменные глыбы. Скорее всего, произошел обвал. Попытка встать привела к новой вспышке боли.
   "Сломала ногу", - в отчаянье подумала Марина, и тут крупный камень ударил ее в плечо. Хватась руками за раскисшую от дождя землю, девочка поползла прочь от падавших со скалы камней.
  
   Марину нашли только через два дня. Двойной перелом, двустороннее воспаление легких, многочисленные ушибы и полная амнезия о последних двух днях. Вот и все, что осталось на память ей об альпинистских опытах лучшей в мире подруги - Александры Дрейк.
  
  
   - Что, братец, плохо? А все потому, что ты опять нарушил запрет Создателя?
   - Тебя же считают доброй, сестра. И вдруг ты радуешься тому, что моя сущность так сильно пострадала!
   - Создатель запретил нам вмешиваться в судьбы людей этого мира. Ты сам виноват, братец!
   - Нет, не я! Ты виновата, сестра. Ты ушла со своего места, открыв Мост радуги.
   - Ты же знаешь, что я не выношу крови.
   - Конечно! Ты у нас вечная девочка, сестра!
   - А ты вечный негодяй!
   - Таким сделал меня Создатель. Вини его.
   - Создатель безгрешен! Лучше подумай о том, что две души попали в ничто между мирами по твоей вине!
   - Одна, сестра. Только одна. Другую еще можно вернуть в свое тело.
   - Какой же ты мерзавец! Чистая невинная душа останется в вечном холоде и мраке, без надежды на новое перерождение, а черная душа предателя и убийцы вернется в свой мир, чтобы как должно завершить свой путь!
   - Но тот человек жив, и портал открыт только туда! Второе тело умерло, а воскресить мертвых под силу только Создателю!
   - Я конечно не Создатель, но не допущу такой несправедливости! Я отправлю безгрешную душу в тот мир, а своего адепта можешь забрать себе!
   - Ха, ха, ха! Тело старика с душой девчонки, такое могло придти на ум только тебе, Асиона, вечная девочка!
   - И тем не менее я сделаю это! Я упряма, и ты со своей ослабленной сущностью не сможешь мне помешать!
   - Тому телу осталось жить совсем немного, даже по меркам людей.
   - Я позабочусь об этом.
   - А как же запрет Создателя вмешиваться в судьбы людей?
   - Я не вмешиваюсь! Я лишь исправляю твою ошибку, братец.
  
  
   Часть первая
   Вздох
  
   Глава I
   Куда можно вылезти с Земли

И я говорю вам:

если вы войдете в двери Мории, то берегитесь!

Дж.Д. Толкин Властелин колец

   Прошла целая вечность и еще полвечности, пока Александра смогла приподнять налитые свинцом веки. Но окружающая действительность все никак не хотела проявляться. Перед глазами в бесконечном хаотическом хороводе кружились темные и светлые пятна. Девочка стиснула зубы, пытаясь сфокусировать зрение. В голове огненным пожаром разлилась боль.
   "Ну, уж нет!" в бешенстве подумала она и с запредельным усилием, наконец, собрала взгляд в одну точку, разглядев куполообразный, темный потолок, освещенный неровным, колеблющимся светом.
   Алекс приподняла голову и увидела, что лежит на спине в просторной комнате с каменными стенами. В голове стало проясняться. С хриплым стоном, она попыталась встать, опираясь рукой об пол, но ладонь скользнула по заляпанному чем-то липким металлу.
   "Что за фигня!" - мысленно выругалась Александра и тут заметила, что она в комнате, но не одна. Рядом, нелепо выгнувшись, лежит еще кто-то и не двигается. Странная одежда этого "кого-то" была густо залита кровью. Почему-то девочка сразу поняла, что этот человек мертв. Она мгновенно (как ей показалось), на самом деле очень медленно вскочила и огляделась вокруг.
   Зал освещался синеватым пламенем, горевшим в двух глубоких чашах у входа.
   На противоположной стене помещения был изображен барельеф - портрет девочки, показавшийся ей странно знакомым. Каменный пол под портретом блестел от свежепролитой крови. Почувствовав тошноту, Алекс бросилась к двери, ведущей в темный коридор. Спотыкаясь, то и дело хватаясь за стены чтобы не упасть, она вбежала в пещеру, ярко освещенную лучами солнца. После затхлой, пропитанной смертью атмосферы зала, здешний воздух показался ей живительным, словно глоток газировки в жару. Александра с шумом вздохнула и вытерла взмокший лоб. Но что-то было не так! Она посмотрела на свои руки. Ее маленькие с грязными ногтями пальцы исчезли! Теперь на их месте были руки старушки: с пигментными пятнами, синими венами, да вдобавок покрытые толстой коркой засохшей крови. Девочка удивленно икнула и, закрыв глаза, замотала головой, прогоняя страшное наваждение. На лоб упали длинные слипшиеся пряди. Машинально Алекс пригладила волосы и замерла.
   Кошмар не исчез! Он стал еще кошмарнее! У нее всегда были короткие волосы, которые еле-еле собираются в конский хвост, ...А сейчас перед глазами висели мокрые от пота, сальные СЕДЫЕ космы длиной почти до носа. Александра провела ладонью по лицу. Кошмар сгущался! Мало того, что лицо покрывали глубокие морщины, у нее появилась БОРОДА! Вернее бородка или бороденка, но от этого не легче.
   Стремглав выбежав из пещеры на вольный свет, Алекс внимательно осмотрела себя. Вместо старого, любимого спортивного костюма на ней была какая-то жестоко потрепанная куртка на завязках, грязно-серые штаны до середины икр, подвязанные веревочкой, а место привычных кроссовок - заняли допотопные САНДАЛИИ! Скуля от подступавшего ужаса и путаясь в многочисленных шнурках, девочка сбросила куртку и оказавшуюся под ней вонючую рубаху с короткими рукавами. Лишившиеся поддержки штаны слетели сами. И только тут Александра окончательно поняла, чего она лишилась, и что приобрела.
   Дикий, режущий уши вой нарушил безмятежное спокойствие горного пейзажа.
   Словно в ответ из пещеры за ее спиной раздался скрежет камней, напоминающий злобный нечеловеческий смех.
   Схватив в охапку куртку и поддерживая спадающие штаны, обезумевшая от ужаса.... девочка (?) бросилась вниз по склону к темневшему невдалеке лесу.
   Первая же встреча с колючим кустарником вернула ей микроскопическую долю самообладания. Во всяком случае, у Александры хватило ума подвязать штаны и накинуть куртку.
   "Стоп - размышляла она, то и дело спотыкаясь о корни и сухие сучья. - Я это - я. Меня зовут Саша Дрейк, я девушка, мне пятнадцать лет, у меня есть папа, мама и вредный старший брат, я живу..."
   И тут опять длинная прядь седых волос упала на глаза.
   - Ага, а поседела я от страха перед ЕГЭ, и волосы у меня выросли и... кое-что еще. Дура! -
   Она ткнулась лбом в ствол дерева и заревела.
   - Это сказки, сон, кошмар, я сплю!
   С отчаянной злобой кричала она, стуча кулаком по шершавой коре лесного великана, и... не узнавала своего голоса. Старческий, надтреснутый, визгливый, .... противный!
   Исцарапав лицо и руки о кору, она в изнеможении прижалась к дереву спиной и громко всхлипнула. Ей приходилось смотреть пару американских фильмов о "переселении" сознания, и даже несколько серий нудного отечественного сериала на эту тему. Было забавно наблюдать за приключениями героев, ставших в одночасье из девушек парнями и наоборот. Вот только в жизни все оказалось очень даже не смешно! К тому же, рядом с главным героем всегда оказывалась верная подруга, помогавшая ему выпутаться из самых запутанных ситуаций, и действие в фильмах всегда происходило в нормальном городе. Александра огляделаь вокруг.
   А глядеть то оказалось особенно не на что. Вокруг был лес. Причем не какой-то там веселенький лесок, куда ее иногда затаскивала мама за грибами или за ягодами, а что называется - дебри. Высокие сосны, переплетенные колючим кустарником с мелкими сине-зелеными ягодами, толстые, гнилые стволы, валявшиеся тут и там.
   Теперь, наряду с вопросом: "Кто я?", актуальность приобретал и другой - "Где я?" То, что это не окрестности их города и ежу понятно. Там и лес пожиже и горы пониже. Тогда, что это за место?
   Столь насущный и своевременный вопрос на какое-то время переключил мысли Александры. Вытерев рукавом слезы и сопли, она (или он?) поднялась и решила идти. Для начала вниз с горы, а там будет видно.
   Дорога оказалась нелегкой, ноги то и дело проваливались в полусгнивший бурелом, сучки цеплялись за одежду, мелкие злые колючки больно царапали ладони и голые икры, а висевшая на ветках паутина липла к потному лицу. Несколько раз на пути попадались прогалы, напоминающие тропинки, Александра прошла по одной из них и вышла к зарослям ягод, подозрительно похожих на малину.
   - Ну, тут явно не грибники ходили - проговорила она, с опаской оглядываясь по сторонам. Сквозь щебет незнакомых птиц иногда слышались крики, принадлежавшие явно не безобидным пернатым.
   - Тайга какая-то - бормотала она, раздвигая ветви - или джунгли.
   Но джунгли в ее представлении стойко ассоциировались с обезьянами и попугаями. Здешние птицы на попугаев не походили. Серенькие такие пичужки с хохолками, то и дело мелькавшие среди деревьев.
   Алекс не представляла, сколько времени она уже продирается сквозь эти дебри, наверняка, не один час. Постепенно деревья стали редеть, кусты с ягодами куда-то подевались, и девочка перевела дух. Идти стало гораздо легче, и лес вокруг уже не напоминал декорации к фильмам ужасов. Александра взглянула на ясное голубое небо и впервые улыбнулась - Она все-таки выбралась из той страшной чащи.
   Но тут судьба вновь напомнила девочке о ее очень... необычном и даже плачевном положении. Ей захотелось... Ну в общем, в туалет. Не умирать же, в самом деле, от разрыва мочевого пузыря!
   Обычная вроде бы процедура вновь ввергла ее в мрачное уныние, грозящее вот-вот перейти в очередную истерику.
   Опять не к стати вспомнился российский сериал. "Хорошо было Маргоше - с раздражением подумала Алекс - у нее хоть унитаз был. И Сомова для консультаций!"
   Она застыла - "Стоп машина! Ведь если я здесь в теле этого старпера, то его сознание сейчас в моем!"
   Девочка едва не задохнулась от ужаса. Где-то там, в мире Александры какой-то старикашка будет пользоваться ее путь и не прекрасной, но такой любимой тушкой! И он будет жить в ее доме с ее родителями!
   "Нет!" - решительно возразила она сама себе - Я же не знаю ничего про этого старика, значит, он не знает ничего про меня!"
   От такой догадки стало чуть легче, но с другой стороны было очень неуютно от мысли, что в ее теле будет жить душа старого убийцы. Александра вспомнила залитый кровью пол в зале, мертвое тело и поежилась.
   - Марина! - вскричала она. - Там же была Марина! А что если он, то есть я, ну... то есть, тот старик во мне ее прибьет!
   Эта мысль показалась девочке столь ужасной, что она схватилась за голову, крепко сжав виски и застонав от бессилья.
   И тут, словно легкая пелена проплыла у нее перед глазами. Александра зажмурилась. Пещера, свет электрического фонаря, испуганный крик Марины, она... Причем, себя Алекс видела как бы со стороны. Деревянно вышагивающая фигура с широко разведенными руками, с дурацкой короной на голове и стеклянными глазами. Потом был блеск металла в руке подруги и дикая боль в мозгу.
   Она сделала пару шагов и грохнулась лицом в землю.
   - Она меня убила! - поняла Александра. - Маринка меня убила! Мое тело там... дома мертвое!-
   Не понятно почему, но она знала это абсолютно точно! Взвизнув, девочка вырвала из своей новой шевелюры изрядный клок волос. Брезгливо отряхивая ладони, девочка пробормотала:
   - И что же? Теперь мне не в кого возвращаться!
   От очередного приступа саможаления ее избавил треск сучьев, раздавшийся где-то сбоку. Алекс моментально обратилась в слух. Треск повторился. Среди деревьев мелькнуло большое темно-бурое тело
   "Медведь!"- едва не заорала она, прячась за дерево. Косолапый это был или другой зверь, к счастью, осталось неизвестно. Животное удалилось по своим делам, то ли не почуяв человека, то ли не обращая на него внимания.
   "Нет, отсюда определенно надо сматываться как можно скорее!" - подумала Александра. - "Вот только куда?"
   Как ни размышляй, но путь у нее был только один - продолжать спускаться с горы. По дороге она машинально подобрала длинную палку и стала опираться на нее как на посох.
   То, что это не ее мир было понятно без шпаргалки. Но вот где она? Возможно это далекое прошлое, и она в каком-нибудь неолите или палеолите, или как там назывался каменный век? Невесело думала она, шаг за шагом спускаясь в долину. - "Нет, в каменном веке не было рубах из ткани, там все в звериных шкурах рассекали".
   Вечерело. У нее уже гудели от усталости ноги, в горле пересохло, и еще очень хотелось есть.
   "Видимо, этот противный старикашка как следует не позавтракал,"- то ли думала, то ли бубнила она себе под нос, не забывая, однако, оглядываться по сторонам, прислушиваться к звукам леса: "Нет, ну не могли меня забросить в женщину или хотя бы в тело помоложе что ли лет на пятьдесят, у него, наверное, куча всяких болячек: гайморитов с геморроями и прочих ревматизмов."
   Других претензий к тем, кто так нагло переселил ее сознание, Александра высказать не успела. Ей показалось, что где-то журчит вода.
   Крошечный, терявшийся среди травы и камней ручеек смог, наконец, увлажнить иссохшее горло. Она помнила, как в одной из книг учили находить дорогу в незнакомой местности. Надо идти вниз по текущей воде. Рано или поздно ручеек вольется в реку, а возле реки всегда живут люди. Вот только как они ее встретят? Кажется, этот старикашка был еще тот живорез. Как бы за его приключения не пришлось отвечать Александре. Девочка поежилась. В любом случае, жить в лесу ей не хотелось. Значит, надо идти к людям!
   Приятно провести ночку у костра в хорошей компании, развлекая друг друга веселыми историями и страшилками, а под утро спрятаться от холода в палатке.
   Здесь у Александры не было ни палаток, ни костра, ни компании. Зато страшилками эта ночь обеспечила ее по полной программе.
   Не найдя подходящего укрытия, она забралась на дерево, заставив себя "позабыть" про диких кошек, от которых таким образом уберечься невозможно. После долгих усилий Александре, наконец, удалось устроиться в развилке ствола. Солнце закатилось, и лес погрузился в темноту и прохладу. Подул ветерок, холодя тело под грубой курткой. Где-то резко ухнула сова или филин. Словно в ответ раздался противный крик какой-то другой ночной твари. Всю ночь Алекс просидела тараща глаза в темноту и, лишь на короткое время впадая в легкую дрему, прерываемую то криком какого-то существа, то шумом прямо у подножья ее дерева. Тогда она замирала, крепче сжимая в руках палку.
   Даже премьеры последней серии "Властелина колец" она не ждала с таким нетерпением, как того утра. Когда над горами появился край солнца, она не выдержала и пару раз хлюпнула носом. "Думала не доживу".
   С трудом распрямив затекшие ноги и еще раз обругав поганого старикашку, Александра спустилась с дерева и отправилась дальше, не теряя из виду ручей. Ручей себе тек, лес тянулся, а есть хотелось все сильнее. Она не знала, когда ее тело "кушало" в последний раз, но чувствовалось, что очень давно.
   Девушка от души напилась, стараясь заглушить чувство голода, но это плохо помогало. Все мысли Алекс были только о еде, как ни старалась она прогнать мучительные воспоминания. Эскимо и пирожные, копченая курица и яблочный пирог, колбаса и бананы продолжали мелькать перед ее воспаленным взором
   - Да, что же это за хрень такая! - в сердцах вскричала она, после того как ей вспомнился торт "Наполеон", приготовленный мамой на ее четырнадцатилетие.
   Совсем рядом в кустах раздался шорох, и мимо ее лица что-то промелькнуло. Тело Александры резко дернулось, свистнула палка, и на траву упала... сбитая птичка. Серенькая, размером чуть крупнее голубя, она поджала лапки и, вывернув головку, в последнем вздохе раскрыла клюв. Рот моментально наполнился слюной. "Мясо!" - плотоядно облизнулась девушка (или старик).
   Вот только что с ним делать? В своей прошлой жизни Александра встречала птиц либо в живом виде на улицах и в небе, либо в мертвом на прилавке и в холодильнике.
   Но там они уже были почти "готовы к употреблению", а что делать с этой добычей, она не представляла.
   Голод - лучший учитель! Через минуту у ручья легким облаком кружились перья. Александра с ожесточением драла несчастную, устраивая птичке принудительный стриптиз.
   Перемазавшись в пуху, перьях и крови, она прополоскала добычу в проточной воде. Величиной с два кулачка, с крошечными остатками крылышек, свернутой головой и обломанными ногами ее трофей представлял жалкое зрелище. Теперь встал вопрос об огне. Разумеется, спичек в карманах куртки не оказалось. У нее вообще не было карманов. От идеи добыть огонь трением Алекс отказалась сразу. Слишком долго. В конце концов, мучимая голодом, она умяла птичку сырой! Да так, что только за ушами трещало! Зубки у старичка оказались что надо!
   Наконец, получив хоть какое-то занятие, желудок примолк, занявшись перевариванием дичи.
   Александра сытно рыгнула и посмотрела на свои (теперь свои) руки, перепачканные кровью и жиром. Да и лицо не мешало бы сполоснуть.
   Зачерпнув холодной воды из ручья, она с наслаждением умылась, уже не впадая в ступор от морщин и дряблой кожы. А когда вытерла рукавом глаза, увидела пучки волос, прилипшие к пальцам.
   - Что за фигня! - забеспокоилась Алекс и еще раз ощупала лицо. - А борода где? -
   Ответ прилип к мокрым рукам. То недоразумение, что росло на подбородке старика, вернее теперь уже у нее... вылезло!
   Это заставило Александру всполошиться. Схватившись за противную шевелюру, она с ужасом убедилась, что и на голове волосы лезут длинными седыми клоками.
   - Ну ни... чего себе! Я что еще и радиации хватанула? И теперь буду не только старой, а еще и лысой!
   Вчерашняя истерика с новой силой вцепилась в многострадальную душу девушки. Вопль и ругательства огласили лес. Теперь ей уже было абсолютно неважно, слышит ее кто-то или нет! Даже хорошо, если услышит. Алекс страшно захотелось кого-нибудь убить! Отомстить хоть кому-то за свою загубленную юность, пропавшую зрелость и паршивую старость. И вдруг она остановилась. Потом попыталась еще раз поругаться. Знакомые любому русскому слова звучали как-то странно, словно бы с чудовищным акцентом.
   - Это что? Язык местный что ли? - громко и четко произнесла она. Пришлось сильно поднапрячь порядком перегруженные мозги, чтобы окончательно убедиться - Александра говорит на местном наречии, которое не походило ни на что, слышанное ранее.
   Новое открытие на какое-то время заслонило проблему выпадения волос. Связав все, что осталось от волос, в пучок, она подхватила палку и отправилась дальше.
   Немного погодя Александра наткнулась на настоящую тропинку, еле заметной змейкой исчезавшую среди низкорослых деревьев и кустарников. "Первые следы человека", - подумала она, глядя на потемневший от времени пенек тонкого деревца. Справа показались развалины какой-то постройки.
   "Посмотрим", - решила Алекс, сворачивая с тропинки. Однако, она не прошла и десяти шагов, как земля под ногами провалилась, и Александра рухнула в темноту. Девочка завизжала, а тело, изогнувшись, крепко вцепилось в торчащий из стены корень.
   - Ух ты! - пробормотала Алекс, но тут корень хрустнув обломился, и она полетела дальше. Приземлившись на полусогнутые ноги, Александра перекатилась через голову и замерла, сжимая обломок корня. Сверху лился веселенький солнечный свет, освещая уходящий вверх сруб.
   "Колодец?" - первым делом подумалось ей - "А где вода?"
   Через минуту, когда глаза привыкли к темноте, она различила темнеющие туннели, уходившие в обе стороны от места ее приземления. Пол был усыпан мелким щебнем, пылью и обломками камней.
   "Шахта", - догадалсь Александра и прокоментирвала: `Говорила сыну мама - ходи там, где люди ходят! Не послушался и стал шахтером".
   Смех смехом, но надо было как-то выбираться. Вначале она попыталась вскарабкаться вверх по срубу. По ее расчету до земли было метров пять. Удивительно, как она себе шею не свернула, чебурахнувшись с такой-то высоты.
   Однако дерево под ногами было насквозь трухлявым и скользким. В третий раз сорвавшись вниз и больно ударившись копчиком, Алекс бросила это занятие. Потирая ушибленное место, она решила обследовать один из тоннелей.
   Больше всего Александра боялась свалиться в какой-нибудь колодец или штрек (так, кажется, он правильно называется).
   Прощупывая пол впереди обломком корня, она долго шла в кромешной темноте, пока не услышала шум падающих капель. По одной из стен струился ручеек.
   - По крайней мере, от жажды я не умру.
   Вода оказалась довольно вкусной, хотя заметно холодила горло. Да и вообще, с самочувствием девочки (или вернее ее нового тела) было явно что-то не в порядке. Ее знобило, откуда-то прорезался мерзский сухой кашель, в носу щекотало.
   - Три русских буквы - печально вздохнула Александра, вытирая мокрый нос. - ОРВ.
   Заслезившиеся глаза помешали ей заметить, что впереди замаячил какой-то свет. И только когда она перешагнула через короткое полено, до Алекс дошло, что стало заметно светлее. С чувством высморкавшись в рукав куртки и протерев глаза, она разглядела впереди свет.
   Самочувствие моментально улучшилось.
   Стали различимы серые неровные стены тоннеля с попадавшимися то тут, то там низкими в полметра проходами. Впереди показался неровный прямоугольник света. Похоже, ее подземное путешествие завершается! Но чем ближе она к нему приближалась, тем большие сомнения зарождались в душе девушки... Свет шел сверху. А в двух шагах от выхода кучей лежали какие-то... ветки.
   - Ни фигасе - только и смогла пробормотать Александра, чувствуя, как бешено заколотилось сердце. - Так и инфаркт заработать можно.
   Она оказалась на дне точно такой же шахты, через которую попала в эту... задницу. А ветки были кучей костей. Чуть в стороне улыбался безгубой улыбкой череп с остатками волос и рядом еще один.
   Алекс почувствовала тошноту. Несмотря на свою крутизну, ей еще ни разу не приходилось видеть столько человеческих останков. Однако она сумела взять себя в руки и даже подойти поближе. Судя по всему, людей просто порубили на куски. Там рука, там нога, тут грудная клетка с ребрами прикрытыми остатками плоти и полусгнившей одежды.
   - Ну и порядочки тут - проговорила Александра, поднимая голову и с тоской глядя на синеющий в вышине неровный прямоугольник.
   Придя в себя, она и здесь попробовала вскарабкаться наверх. И с тем же результатом упала, только ударилась еще больней. Потирая ушибленные бока, она обошла страшную кучу и зашагала дальше по тоннелю. Не пройдя и двадцати шагов, она уперлась в тупик. От пола до потолка высилась куча здоровенных обломков, пересыпанных мелким щебнем.
   - Приехали.-
   Будет сильным преувеличением сказать, что Александра почувствовала себя плохо. Нет, ей стало мерзко, от боли во всем теле, от голода и жестокого разочарования.
   Возвращаясь, она уже с полнейшим равнодушием взглянула на кости несчастных и уже собиралась пройти мимо, когда заметила у стены прямую палку, толщиной сантиметра три и в ее (бывший) рост длинной. Скорее всего, когда-то это называлось копьем. Наконечника не было, но дерево еще не сгнило. Отбросив ненужный корень, Алекс взяла палку и, опираясь на нее, зашагала обратно. Другая сторона тоннеля могла вывести ее наружу или могла закончиться таким же тупиком.
   Когда она вернулась на место своего "приземления", в окошечке наверху весело мигали звезды. Александра в изнеможении села, прижавшись спиной к холодной стене. Идти дальше просто не было сил. Болело все тело, голова, суставы выворачивало на изнанку, в животе творилось черт знает что, отдаваясь в спине.
   "Надо отдохнуть, хотя бы чуть-чуть" - с трудом подумала Алекс, закрывая глаза и проваливаясь в забытье. Там вновь подралась с Витькой Терминатором. Только на этот раз она не стала кусать его за ухо. Согнув пальцы, Алекс стремительно ударила одной рукой в горло, другой в печень. Записной красавец и сердцеед школьного масштаба захрипел, схватившись за сломанную гортань, и стал падать.
   - Ты его убила! - завизжал кто-то, выталкивая Александру из кошмара.
   Кругом царила кромешная тьма и тишина, нарушаемая только негромким звуком падающих капель. Опираясь на палку, она с трудом встала на дрожащие ноги.
   - Надо идти, - приказала себе - Или ты хочешь сдохнуть здесь, вместе с телом этого старикашки! Сама вляпалась, сама и выбирайся!
   Подстегивая себя другими ласковыми словами и опираясь на посох, Алекс сделала первый шаг. С каждым следующим шагом идти становилось все легче.
   "Второе дыхание открылось", - подумала Александра. - "А там будет третье, четвертое..."
   Уперлась посохом, шагнула. Уперлась посохом, шагнула. В голове шумело, с носа капало, спину ломало, исчезли все мысли кроме одной - идти вперед, в неизвестность и темноту. Она забыла о провалах и колодцах, о том кто она была и кто есть. Мрак, неизвестность, камни под растрескавшимися сандалиями и дикая боль во всем теле. Время перестало существовать. Казалось, в мире не осталось ничего кроме темноты, боли и посоха в руках. Вечное движение закончилось. Александра грузно упала, расцарапав лицо о камни, с глухим стуком укатился куда-то посох. Выступившая на лице кровь "прочистила" мозги, в месте с мыслями пришло отчаянье, хлынули слезы.
   "Я здесь сдохну!" - взвыла она, втягивая воздух истерзанным носом. И вдруг почувствовала легкий на грани восприятия поток свежего воздуха. Так пахнет летом перед грозой. Зашарив в темноте руками, она поняла, что грохнулась возле одного из низких лазов, разбросанных то тут, то там по стенам тоннеля. На четвереньках, раня руки об острые камни, она заползла в нору. Как ей показалось, запах усилился. Вперед, теперь только вперед за призраком новой надежды. Неровные стены и низкий потолок рвали куртку, штаны превратились в лохмотья, острые камни до крови царапали колени, но Александра с упорством бульдозера перла вперед, не обращая внимания на то, что проход явно начал сужаться. Казалось, каменные челюсти скалы медленно, но неотвратимо сдвигались, стремясь разжевать ползущего между ними червяка - человечка.
   "Еще хорошо, что у меня нет клаустрофобии", - подумала Алекс и тут больно ударилась головой. Проход закончился тупиком!
   - Да что это за день сегодня! - провыла она сквозь стиснутые зубы, и зашарила в темноте руками, но не нащупала ничего кроме какой-то ржавой железяки с острыми концами. Пришлось вновь задействовать обоняние. Освободив ноздри от пыли, Александра втянула воздух. Ну, явно пахнет грозой! Прижав лицо к камню, стала лихорадочно обнюхивать стены.
   В узкую длинную щель ощутимо тянуло свежим воздухом. Вот только пролезть туда могла разве что кошка. Неужели это конец? Спасение, казавшееся таким близким, вновь превратилось в мираж.
   - Ненавижу! - захрипела Алекс и ударила в стену зажатой железякой, сразу отколов порядочный кусок. - Ненавижу!
   Помогая себе проклятиями и воя от злости, она била и била, разбивая в кровь пальцы, высекая снопы искр, отбрасывая за спину отвалившуюся породу. Александра почувствовала, как порядочный кусок скалы зашевелился. Ухватившись за край, она потянула на себя, чувствуя, как трещат мышцы в запредельном усилии. Камень дрогнул и отошел, свалившись ей на руку. Но такие мелочи уже не имели значения. Она сунула голову в открывшуюся дыру. Отчетливо чувствовался запах мокрой травы и деревьев.
   - Я великий шахтер! - пробормотала она, протискиваясь в нору. Ползти пришлось на пузе, отталкиваясь от земляных стен коленками и локтями, словно огромный дождевой червь.
   Силы давно закончились, только непоколебимое упорство, унаследованное от древних предков, с помощью плотницкого топора, Бога и такой-то матери создавших великое государство от Карпат до Камчатки, не давало ей остановиться и застрять в этой земляной кишке. Вытянутые вперед руки ткнулись в рыхлую землю, и Александра стала копать, срывая ногти и раздирая пальцы до костей.
   Со стороны зрелище, явно, походило на сцену из классического фильма "Ночь живых мертвецов". Из стены оврага вдруг вылезла окровавленная рука, раздвигая недавно осыпавшуюся после дождя землю показалась лысая в обрывках волос голова с выпученными глазами. Голова распахнула пасть и вздохнула.
   К счастью единственным свидетелем подобного ужаса была белка, от неожиданности выронившая орех и поскакавшая прочь от столь страшно появившегося существа. Прочие тварюшки: червяки, насекомые и лягушки, населявшие покрытое грязью дно овражка, не обладали достаточно развитым интеллектом, чтобы чему-то удивляться.
   Не видя ничего кроме светлого пятна, Александра со стоном вылезала из плена рыхлой земли. Живительный свежий воздух наполнял истерзанные легкие, вызывая удушающий кашель. Она попыталась встать, но не удержалась на склоне и плюхнулась в грязную лужу, распугав лягушек.
   "Не, на ноги пока рано", - подумала Алекс, выползая на сухое место и в блаженстве растягиваясь на траве.
   "Yes! Я это сделала! Я выбралась, я жива, я дышу, тут небо и солнышко", - Александра разревелась, размазывая слезы по грязному лицу.
   Короткий отдых не принес облегчения. Она вновь попыталась встать. Нет. Слишком сильно кружится голова. Лучше пока на четвереньках.
   Здесь судьба вновь подложила ей бяку. Овражек был неглубоким, но имел крутые и скользкие стены. Будь Александра в добром здравии даже в теле этого старпера, она бы птицей взлетела наверх. Но сейчас она раз за разом срывалась и падала.
   - Твою дивизию! Из шахты выползла, а из ямы никак! - в бессильной злобе зарычала Алекс.
   У нее уже совсем не осталось сил. Тело не просто болело, оно как бы существовало отдельно. Истерзанное снаружи и изнутри, оно вытащило хозяйку из пекла и тем исчерпало все свои резервы..
   В отчаянии Александра закричала:
   - Помогите! Пожалуйста, помогите мне!
   Ей казалось, что она орет во все горло, но с губ срывался только хриплый сип.
   "Дура!" - с обреченной усталостью подумала Алекс - "Кто тебя тут услышит? Одни волки да медведи кругом."
   Едва она успела подумать это, как ясно услышала рядом голоса. Это были люди.
   - Помогите! - на исходе сил выкрикнула Александра и провалилась в благодатное забытье.
   - Глянь Римхо, тут кто-то лежит.
   - Кто там Би Гунн?
   - Человек, только грязный, будто из земли вылез.
  
   Глава II
   Как получаются красивые мальчики

- Такой высокий, симпатичный? - спросила Алисия

-Сильный и не болтун - прибавила Кэти, и

три подружки снова прыснули

Дж.К. Ролинг

Гарри Поттер и узник Азкабана

   - Кто это, Римхо? Я такого у нас в Кувами не видел.
   - Его сейчас мать родная не узнает, - проворчал приятель, вытирая руки пучком травы.
   Рим наклонился над телом, с немалыми трудностями извлеченным из грязного оврага.
   - Эй, ты кто?
   Человек с трудом разлепил заросшие грязной коркой веки. На крестьян смотрели два серых мутных глаза. Потрескавшиеся губы дрогнули.
   - Бигун, принеси из моей корзины фляжку.
   Тот кивнул. И покопавшись в высокой корзине, вытащил из-под грибов сушеную тыкву, служившую фляжкой.
   - У него жар, - сказал Римхо, вытаскивая кожаную пробку - Горячий, как печка.
   Вода размыла грязь на губах, найденыш дернулся и, сделав судорожный глоток, открыл глаза.
   - Ты кто? Откуда ты? - в один голос спросили крестьяне.
   - Алекс, - прошептал человек.
   Это слово оказалось единственным. Неизвестный вновь впал в беспамятство.
   - Может быть, он из людей барона Токого? - предположил Бигун.
   - От Токого-маро дорога есть. Чего его в лес да горы понесло? - возразил Римхо и встрепенулся.
   - Неужели беглый?
   - Сбежал от Токого? - уточнил Бигун.
   - Может и не от него. Мало ли людей бегает от господ.
   Приятели знали, что со времен войны с Самозванцем, Сын Неба так и не отменил Закон о беглых крестьянах. По нему - смерти предавлались не только беглецы и их семьи, но и все, кто им помогал.
   Правда, они уже давно не слышали, чтобы где-то ловили беглых.
   - Может, бросим его, а, Римхо?
   Бигун всегда предпочитал доверять решение сложных вопросов приятелю.
   - Нет - решительно возразил тот, - А вдруг это честный человек, попавший в беду?
   - Мало ли честных людей в беду попадает - повторил слова приятеля Бигун, пряча глаза.
   - Я больного человека в лесу не брошу! - решительно пресек трусливые рассуждения Римхо.
   - Что же с ним делать?
   - Понесли к шалашу, там посмотрим.
   Крестьяне срубили два шеста, натянули на них куртки, навалили веток, чтобы найденыш не измазал одежду, и положили на них бесчувственное тело.
   - За грибами потом придем, - решил Бигун.
   У низкого шалаша стоял длинный навес, под которым на веревках сушились древесные грибы. Гатомо-сей назначил каждой семье сдать в замок определенное количество грибов, ягод и орехов.
  
   После двух хороших ударов по щекам Александра с трудом вынырнула из забытья. Над ней (ним) склонились две круглые физиономии.
   - Кто ты?
   Спросила одна из них, украшенная длинными вислыми усами.
   "Хохол что ли?" - подумала она. В голове звенели пасхальные колокола. Голоса неизвестных раздавались словно сквозь толстый слой ваты.
   Второй, помоложе, приложил к ее губам странного вида сосуд с водой. Александра сделала пару глотков, промыв забитое грязью горло.
   - Я Алекс, - ответила она первое, что пришло на ум.
   - Откуда ты?
   Спросил второй мужчина. Александра не знала, что ответить аборигену и решила просто закрыть глаза.
  
   - Странное какое-то имя, - пробормотал Римхо. - Аль Екс.
   - Не благородное,- добавил Бигун.
   - Значит, точно беглый.
   - Может это фамилия? Алексо? - предположил Бигун.
   - Он сказал Аль Екс, - возразил приятель. - Наверняка, беглый.
   - Беглый, не беглый, - раздраженно проворчал Римхо, - Пойди за корзинками сходи, пока до них олени с белками не добрались!
   Обиженный Бигун надулся, но перечить не стал.
   Римхо стащил с неизвестного остатки куртки и сандалий. Все тело покрывали многочисленные раны, царапины и грязь, особенно толстый слой был на голове.
   Оставив раненого в шалаше, крестьянин взял кожаное ведро и отправился к ручью за водой.
  
   Александра чувствовала, как мужчина ее раздевает, но не могла пошевелить и пальцем. В начале это ее слегка напрягло, но вспомнив, что она сама сейчас мужик, Алекс успокоилась. Тем более что он ограничился курткой и сандалиями, не покусившись на остатки штанов.
   Пробурчав что-то себе под нос, мужчина вышел.
   Александра открыла глаза и попыталась сосредоточиться. Она лежала на сухой, приятно пахнущей траве в шалаше, собранном из жердей и веток. Повернув голову, Алекс разглядела вторую кучу сена, покрытую какой-то одежиной.
   "Имя свое я им выболтала,"- думала Александра, стараясь не провалиться в забытье - "Тут еще спрашивали откуда я? И что отвечать? Допустим из России с планеты Земля. Дурдом."
   Мужик куда-то зашагал. Алекс облизала вновь пересохшие губы.
   "И откуда я? Да не знаю я!"
   Ответ нашелся сам собой. "Будем играть в потерю памяти. То есть совсем ничего не помним, кроме имени. Эх, жаль, его ляпнула".
   Решив этот принципиальный для дальнейшего существования вопрос, она с облегчением отключилась.
  
   Под вечер приятели напоили незнакомца целебным отваром из запасов Римхо и смыли с бесчувственного тела грязь. Человек по-прежнему не приходил в себя, он оказался страшно худым и изможденным, с лысой головой и ввалившимися глазами. Римхо попытался накормить его сырной лепешкой, но тот смог проглотить только пару кусков.
   - Помрет он здесь, - вздохнул Бигун. - Зря только из грязи вытаскивали. Его в деревню надо.
   - Не донесем, - покачал головой Римхо. - Это весь день идти, да еще с носилками и с грибами. Не успеем, умрет.
   - Значит, такова его судьба, - пожал плечами Бигун. - Так угодно Великому небу, святому жилищу богов.
   - Отнесем его на озеро Арива. Там живет госпожа. Пусть она решает, что с ним делать дальше.
   - Стоит ли беспокоить больную - засомневался Бигун.
   - У нее там служанки и двое соратников. А Симара в болезнях понимает, уже давно лечит Шанако-ли. - решил Римхо, подумав про себя: "Вот только толку нет".
  
   Александра стоически перенесла водные процедуры. Когда ее довольно небрежно затащили обратно в шалаш и прикрыли рваным одеялом, она с блаженством перевела дух. "Чистота - залог здоровья". К своему удивлению она чувствовала себя лучше. Звон в голове уменьшился, не так выворачивало суставы. Один из мужчин принес кружку травяного чая и кусок жесткой, как пластмасса лепешки. Чай она выпила, а от лепешки смогла откусить крошечный кусочек. У Алекс, почему-то заломило зубы. Причем сразу все. Боль была терпимой и не мешала дремать. "Может быть - это цинга?" - подумала Александра, пробуя десны языком. Они слегка припухли, но сами зубы сидели как влитые.
   Когда ее спасители, расположившись рядом, заснули, она провела более тщательный "личный досмотр". Результат оказался неутешительным. Волос не было нигде. "Значит, все-таки радиация". Кожа казалась сухой и какой-то натянутой. Все остальное, вроде присутствовало там, где надо. Александра вспомнила где-то прочитанное: "От лучевой болезни умирают не всегда, все зависит от дозы облучения".
   "Может быть, еще поскриплю годик. Интересно же, куда меня занесло?"
   С такой "оптимистической" мыслью она закрыла глаза и впервые за последнее время не провалилась в забытье, а просто заснула.
  
   Утром неизвестный чувствовал себя гораздо лучше. Он подтвердил, что его действительно зовут Аль Екс. Прежде чем задавать другие вопросы найденышу, они решили позавтракать. Алекс выпил пару чашек травяного настоя, а вот от лепешек отказался.
   - Зубы болят, - пожаловался он приятелям. - Кусать больно.
   Крестьяне переглянулись. Отправляясь в горы на пару дней, они не взяли ни рису, ни сладких клубней, чтобы не возиться с готовкой. Лепешки из рисовой муки с сыром, да горячий чай. Кусок вяленой рыбы, что захватил Бигун, они съели вчера в обед.
   Проблему как всегда решил Римхо. Он поломал лепешку на куски и залил ее горячей водой.
   - Кто ты? - не справившись с любопытством, спросил Бигун, глядя, как Аль Екс, почти не жуя, глотает полужидкую кашицу.
   - Алекс.
   - Аль Екс? - уточнил Римхо.
   - Просто Алекс, - вытирая губы, проговорил неизвестный.
   Приятели переглянулись.
   - Он, наверное, с побережья? - предположил Бигун.
   - Не знаю, - пожал плечами Алекс. - Может и с побережья.
  
   Александра глядела на своих спасителей чистыми глазами главных героев рекламы подгузников. Сегодня ей было гораздо лучше, и она даже приподнялась на локте, чтобы поесть.
   Мужчины переглянулись. Алекс продолжала работать ложкой, походившей на маленькую совковую лопату, и исподтишка рассматривала своих спасителей.
   Их одежда походила на ту ,что была на старике и стала на нем. У усатого куртка казалась поновей, и выглядывавшая из-под нее рубаха почище чем у безусого, щеголявшего большой заплатой на боку.
   - Может, ты беглый? - осторожно спросил безусый. Он был немного постарше, но держался не так уверенно как его приятель.
   - Может, - пожала плечами Александра.
   - Ты случайно не благородный? - задал вопрос усатый, заметно насторожившись. - Может быть ты ратник? Или чей-то соратник? Откуда ты взялся в этих горах.
   Александра отложила опустошенную чашку. Впервые за долгое время она почувствовала себя сытой.
   - Не помню я ничего. Ни кто я, ни откуда. Я даже не помню, кто такие благородные или ратники с соратниками.
   Приятели переглянулись.
   -Такого не бывает, - покачал головой безусый.
   - Бывает, - авторитетно возразил другой. - Помнишь, на свадьбе сына старосты Лусако-сей рассказывал про случай на войне с Самозванцем, когда соратник барона Малышо потерял память после ранения в голову. Он тогда не мог вспомнить даже собственное имя.
   - Мало ли чего спьяну не наболтаешь. Лусако-сей любит за бутылкой языком трепать.
   Слушая их перебранку, Александра не понимала ровным счетом ничего и решила взять беседу в свои руки.
   - Спасибо, что не дали мне пропасть, добрые люди, - проникновенно поблагодарила она умолкших от неожиданности мужчин. - А как вас зовут?
   - Я Римхо, - представился усатый
   - Я Бигун.
   - Мы крестьяне рыцаря Одо Гатомо из деревни Кувами-но-Гатомо-но-Токого-но-Канаго.
   "Оба на! Да тут кажись феодализм!" - подумала Алекс. - "Благородные рыцари, прекрасные принцессы и я - старый стручок с сознанием девочки. Похоже, будет весело".
   Она усмехнулась и вытерла пот. Беседа здорово утомила Александру, но прекращать ее она не собиралась.
   - Расскажите мне, добрые люди: Где я? Кто такие благородные, кто такие ратники, может, после ваших слов я сама что-то вспомню.
   Поняв, что проговорилась, Алекс закашлялась.
  
   Римхо обратил внимание, что Алекс говорит о себе в женском роде, но решил, что это от усталости и потери памяти. Бигун похоже не заметил ничего.
   - Мы в великой Поднебесной, иначе Тонгойской империи! Благородные - это воины. У них есть право носить оружие, они не занимаются простой работой. Это роняет их честь. Самые благородные - сегуны! Выше них - только Сын Неба, да продлится его жизнь десять тысяч раз по десять тысяч лет!
   - Да продлится, - поддержал Римхо. Он решил не прерывать разговорившегося друга. Все в деревне знали, что Бигун любит поболтать. Только слушать его пустые разговоры мало кому нравилось. Поговаривали, что дома даже жена и дети старались поскорее уйти или заняться чем угодно, только не слушать его нудные речи.
   - Ниже сегунов стоят бароны, потом рыцари. Все они владеют землей, а значит и всем что на ней находится.
   - И людьми? - уточнил Алекс.
   - Разумеется! - подтвердил Бигун. - Мы принадлежим рыцарю, господину Гатомо-сею! Как и наша деревня Кувами.
   - Кувами или Кувами-но... чего-то там? - переспросил Алекс
   - Кувами, это название деревни, - стал терпеливо объяснять Бигун. - А остальное просто значит, кому она принадлежит. Рыцарю Гатомо, который является вассалом барона Токого. А он вассал сегуна Канаго.
   - Ого! - присвистнула Алекс. - Как вы только все запоминаете?
   - Не забивай себе голову, - махнул рукой Римхо. - Кувами и Кувами. А с баронами да сегунами пусть господин разбирается.
   - Одо Гатомо? - уточнил собеседник.
   - Он благородный. У них есть имя и фамилия. Мы простые люди, - ответил Римхо. - У нас только имена, да прозвища.
   Человек помолчал, видимо запоминая услышанное, и продолжил расспросы:
   - Тогда кто такие ратники или соратники?
   Бигун вздохнул, собираясь обстоятельно ответить, но Римхо заметил, что их собеседник явно устал и прервал его:
   - Соратник - это благородный воин, который служит господину - владельцу земли, а ратник - благородный воин без господина. Отдохни, Алекс.
   - Спасибо тебе Римхо-сей - поблагодарил тот.
   - Ты явно ничего не помнишь! - всплеснул руками Бигун. - "Сей" говорят только благородному господину, а госпоже говорят - " ли". Понял?
   - Понял, спасибо, Бигун. Ты очень умный.
   Польщенный крестьянин гордо посмотрел на приятеля, а Алекс откинулся на спину и закрыл глаза.
   -Вот бедняга, - покачал головой Бигун, - совсем ничего не помнит.
   Они с Римхо сооружали новые носилки. Идти далеко, а у Алекса после долгого разговора опять поднялся жар.
   - Он совсем лысый, - проговорил приятель, глядя на него. - Голова гладкая, как куриное яйцо.
   - Болеет.
   После того, как Алекс назвал его "очень умным", Бигун проникся к нему искренней заботой и без обычного ворчания пер носилки до озера Арива, где доживала свой век тяжело больная жена их господина Гатомо.
  
   В начале Александра почувствовала себя как древнеримский патриций, путешествующий по Вечному городу на паланкине. Однако её носильщиков удобство транспортируемого, казалось, совсем не интересовало. Теперь она представляла себя сильно раненым бойцом, которого верные друзья - однополчане очень-очень торопятся доставить в санчасть. Мысли Алекс вдруг приняли неожиданное направление. "И с чего это парни обещают девушкам, что будут их "на руках носить"? Ничего хорошего. Если мне кто так скажет - пошлю на фиг!" - думала она сквозь боль во всем теле. - "Болтаешься туда сюда как... В общем плохо болтаешься."
   Потом она вспомнила, что у нее сейчас за тело, и поняла всю не актуальность таких мыслей.
   Правда, шли ее спасители быстро, так что возможно мучительное путешествие долго не продлится. Кстати, как их там зовут? Ах да, Римхо и Бигун. Надо запомнить
  
   Целебные грязи озера Арива применялись жителями окрестных деревень для лечения всех и всяческих заболеваний. Болей в спине и груди, в руках и ногах. Если страждущий выздоравливал, это служило дополнительной рекламой чудодейственной грязи, если умирал - что же, такова воля Вечного Неба. Когда жена рыцаря Гатомо так и не смогла оправиться после родов, произведя на свет мертвого мальчика, муж вспомнил о целебных грязях Арива и отослал ее из замка. А чтобы младшая сестра барона Кирохо не чувствовала обиды, Гатомо приказал построить на озере приличествующий жене рыцаря дом с хозяйственными постройками, выделил ей пару слуг, трех служанок и двух соратников для охраны.
   Воинам нравилась эта служба. В замке старший соратник Мирамо неустанно гонял их, заставляя выполнять воинские упражнения. А на озере - благодать! О разбойниках в этих местах лет пять никто не слышал. Всех дел, что приглядывать за слугами, чтобы в конец не разбаловались. Госпоже Гатомо, судя по всему, жить осталось недолго. Она уже почти не встает с постели. Соратник Досимо Кирибуцо покачал головой, личная служанка госпожи Симара вчера ночью рассказала ему, что никакие настои не унимают рвущий грудь кровавый кашель, а спит госпожа, только приняв опий. Воин отвлекся от грустных мыслей и орлиным взором окинул тропинку на Кувами и окружающий лес. Тропинка была пустынна, но из леса шли двое знакомых крестьян, неся что-то на носилках. Соратник встрепенулся.
  
   Александра с облегчением увидела, как среди деревьев блеснула широкая водная гладь. Ее спасители шли к невысокому частоколу, за которым поднимался двухэтажный деревянный дом, и виднелись крыши еще двух построек. У открытых ворот стоял невысокий приземистый дядечка в длиннополом халате с глубокими вырезами по бокам. Сквозь них проглядывали заправленные в сапоги мешковатые темно-зеленые штаны. За широким поясом мужчины был длинный меч в черных ножнах, с длинной рукоятью и два кинжала. Воин хмуро глядел на приближавшихся, скрестив на груди руки. Не доходя пяти - шести шагов до него, Бигун и Римхо опустили носилки и низко поклонились.
   - Здравствуй, господин Кирибуцо-сей.
   Воин важно выпятил подбородок и вразвалочку сделал пару шагов. Его широкое бритое лицо с густыми нахмуренными бровями походило на мордочку мопса. Вот только глаза были не по-собачьи холодными. Алекс заметила, что халат на нем одет поверх белой рубахи с завязками у шеи. И вообще, в одежде местных жителей она не заметила ни одной пуговицы
   - Что это вы притащили, Римхо? - спросил он.
  
   - Вот человека нашли в лесу, Кирибуцо-сей - поклонился простолюдин.
   У рыцаря Гатомо было не так много крестьян, и соратники многих из них знали по именам.
   - Кто такой?
   Грозно рявкнул воин.
   Неизвестный был покрыт старым рваным одеялом, из-под которого торчали худые ноги. Голубые глаза смотрели из глубоко запавших глазниц, кожа плотно обтягивала совершенно лысый череп с маленькими аккуратными ушами.
   - Алекс. - негромко ответил он, и тут же заработал пинок под ребра.
  
   - Он ничего не помнит, уважаемый Кирибуцо-сей! - вскричал Бигун - Он забыл, как надо разговаривать с благородными господами.
   - Так напомни ему! - рявкнул воин, взмахнув широким рукавом
   У Александры от удара сперло дыхание и в глазах потемнело. "Лежачего больного бьет! Козел!"
   - Надо добавлять "мой господин", - быстро затараторил Бигун.
   - И имя благородного господина, - вступил в разговор Римхо. - Этого благородного господина зовут Кирибуцо-сей.
   Римхо поклонился.
   - Я все понял - закивала головой Алекс, с трудом восстанавливая дыхание - Мой господин Кирибуцо-сей.
   - Откуда ты?
   - Не помню, мой господин Кирибуцо-сей.
   - Беглый?
   - Не знаю, мой господин Кирибуцо-сей.
   - А чего вы его притащили сюда? - спросил воин у Римхо. - Несите в замок к господину Гатомо.
   -Горячка у него, мой господин, - ответил тот. - Боялись, не донесем. Пусть Симара его полечит, если конечно госпожа Гатомо-ли разрешит.
   Воин сорвал с Александры одеяло, брезгливо посмотрел на торчащие ребра и впалый живот.
   - Ладно, несите.
  
   И носилки с Алекс торжественно вплыли на широкий, засыпанный песком двор. Громкий разговор у ворот привлек внимание обитателей усадьбы. Из дверей стали появляться мужчины и женщины. Александра прикрыла глаза и стала изображать раненого эльфа. Сложенные на груди руки, скорбно поджатые губы, задранный нос. Столь печальное зрелище не могло не вызвать отклик в бесхитростных сердцах аборигенов. Её (вернее его) поместили в доме для слуг, с деревянным полом, обмазанной глиной печкой и окошком, затянутым тонким полотном. Специально для Алекс освободили топчан у стены, постелили свежей соломы, принесли теплое одеяло. Устраивая ее поудобнее, служанки и слуги хлопотали вокруг, словно радуясь бесплатному развлечению. Пришел еще один воин. Высокий, широкоплечий с увязанными в пучок на затылке черными волосами. В таком же халате, но отороченном по краям широкой зеленой лентой. "Как им только не мешают такие широкие рукава," - подумала Александра.
   Воин тоже задал пару вопросов. На этот раз она не сплоховала и честно отыграла роль поттеровского Добби, смиренно добавляя "мой господин Конзимо-сей".
   Полная женщина лет тридцати - тридцати пяти, бегло осмотрев его, принесла в чашке противный горький и очень горячий отвар. Алекс глотала его мелкими глоточками, разглядывая одежду женщины. Светлая кофта, по верх нее платье с длинными рукавами, запахнутое наподобии банного халата. Пояс с кокетливым бантом, затянутый почти под грудью. Не смотря на то, что одежда сильно напоминала земную китайско - корейско - японскую, в лицах аборигенов почти не было ничего азиатского. Нормальные европейские физиономии, только кругловатые.
  
   Появление таинственного Алекса стало грандиозным событием для жителей Озерного дома, хоть на какое-то время разогнавшим царившую там унылую скуку. Даже госпожа Гатомо заинтересовалась необычной находкой и распорядилась оказать больному необходимую помощь. Не отстали от хозяйки и прочие обитатели поместья. В дом слуг за день не один раз забегали все служанки. Слуги мужчины пытались разговорить Алекса, расспрашивая его о самых обычных вещах. Но тот только горько вздыхал, разводя руками. Не рассказал он ничего и соратнику Конзимо. А вечером к больному пришла сама госпожа Шанако Гатомо. Заглушив боль чашкой опиумной настойки, поддерживаемая под руки двумя служанками, она впервые за много дней спустилась из своих комнат на втором этаже. Усевшись на раскладной стульчик, Гатомо стала разглядывать незнакомца.
   Худой, неопределенного возраста, лысый. Алекс не производил приятного впечатления, вот разве что голубые глаза, так редко встречавшиеся у жителей тонгутов, казались красивыми.
   - Моя госпожа Гатомо-ли, - проговорил он. - Спасибо тебе за то, что приняла меня в своем доме и не дала погибнуть.
   - Что с ним, Симара? - спросила госпожа.
   - Горячка, - поклонившись, ответила служанка. - Он сильно отощал. Наверное, долго пробыл в горах.
   - Ты помнишь, откуда ты? - спросила Гатомо.
   - Нет, моя госпожа, - вздохнув, ответил Алекс. - Я не помню ничего кроме имени.
   - Он поправится?
   - Конечно, Гатомо-ли. Я напоила его жаропонижающим отваром, вечером прикажу Кикуре приготовить ванну с травами...
   - Постой, - сморщилась госпожа. - Не части. У тебя еще остался настой золотого корня?
   - Да, Гатомо-ли.
   - Дай ему, путь быстрее поправляется.
   - Но он нужен тебе, госпожа...
   - Мне уже ничего не нужно, - резко оборвала ее Гатомо. - И не заставляй меня повторять дважды!
   - Слушаюсь, моя госпожа.- Симара низко поклонилась.
   - Все, я устала, пойдемте отсюда. Душно тут.
  
   Оплывшую женщину с болезненно - бледным лицом, подхватили под руки две служанки и с трудом подняли ее на ноги. Александра проводила взглядом выходивших из домика женщин. Даже ей стало понятно, что дни местной хозяйки сочтены. Ее глаза напомнили Алексу взгляд Витьки - торчка, наркомана с их улицы. Такие же пустые, бессмысленные и одновременно лихорадочно-блестящие. Этот визит оставил тягостное впечатление. В остальном все пока шло неплохо. С помощью одного из слуг она (в данном случае скорее - он) впервые самостоятельно посетила местный туалет типа "сортир", приятно поразивший чистотой и тщательностью отделки.
   На ужин ей принесли чашку риса с овощами, политыми соусом, кусок пшеничной лепешки и кувшинчик козьего молока. Потом пришла служанка Какура, пожилая серьезная женщина в переднике, надетом поверх платья.
   - Пойдем, Алекс, Симара велела тебе ванну с травой сделать.
   Александра с трудом поднялась, держась за стену.
   - Эй, Чикут! - крикнула она одному из слуг. - Помоги проводить Алекса до бани.
   Невысокий толстячок с постно - ехидной физиономией обиженно проворчал:
   - Почему я?
   - Потому, что все еще заняты, а ты уже кверху брюхом лежишь! Или мне Симаре сказать?
   Очевидно, служанка госпожи обладала здесь непререкаемым авторитетом.
   В просторной бане, освещенной тремя масляными фонарями, Алекс уложили на скамью и вывалили на спину ведро теплой, дурно пахнущей грязи. Женщина развезла ее по ногам и спине Александры ровным слоем, и проговорив:
   - Лежи, - занялась ванной, которая представляла собой большую деревянную бадью, наполненную горячей водой. Служанка сыпала туда какие-то травы из глиняных горшков, помещение наполнилась острым, пряным ароматом. Как следует перемешав воду, женщина вернулась к Алекс и счистила грязь деревянным скребком, потом помогла встать и залезть в бадью. От жара перехватило дух.
   - Горячо! - взвизгнула Александра.
   - Сиди! - рявкнула служанка. - Не сваришься!
   Алекс сцепила зубы. В той жизни она не особенно любила мыться.
   - Вариться то нечему, - продолжала ворчать старая женщина. - Кожа да кости! Где только тебя носило.
   Александру так распарило и развезло, что выбраться из ванны удалось только с помощью Чикута. Она не помнила, как одела новые, чистые штаны и рубаху, как слуга провожал ее обратно, не давая свалиться по дороге. Последнее воспоминание того вечера - это Симара с бутылью из толстого синего стекла в руках.
   - Пей, Алекс, - велела она, поднося к ее рту ложку с рубиново-красным лекарством. - Настой золотого корня. Дорогой, не каждого благородного так лечат. Госпоже спасибо скажи.
   Уже не чувствуя вкуса, Александра проглотила драгоценный продукт местной фармацевтики, и провалилась в глубокий и спокойный сон.
  
   Обыкновенно Одо Гатомо обедал либо в одиночестве, либо в обществе старшего соратника или преподобного Макао, если тот гостил в замке, но сегодня рыцарь пригласил к столу Сайо.
   Девочка уважала и побаивалась своего покровителя и опекуна, поэтому неожиданный вызов в верхние покои ее не обрадовал.
   Преподобный Кимцзы не только вылечил ей ноги, но и обучил приемам управления своим телом и эмоциями. Поэтому когда она, поклонившись, взглянула на опекуна, лицо ее не выражало ничего кроме почтительного внимания.
   - Присядь, Сайо-ли - приказал Гатомо, указывая на место справа от себя. - Я решил, что с сегодняшнего дня ты будешь есть со мной за одним столом.
   - Благодарю, Гатомо-сей, - поклонилась Сайо, тревожась все сильнее.
   Расторопные служанки внесли подносы с блюдами. Рыцарь налил себе и Мирамо рисовой водки, после чего все принялись за еду.
   - Гатомо- ей!- встрепенулся старший соратник. - В дом госпожи на озере принесли неизвестного человека!
   Рыцарь отложил в сторону недоеденный кусок рыбы. Мирамо конечно искусный воин и не дает расслабляться его соратникам, но вот соображения у него нет никакого. Разве он не знает, что господин не любит вспоминать об умирающей супруге?
   - Кого принесли, кто принес?
   - Принесли наши крестьяне. Нашли в лесу, назвался Алексом, говорит, что больше о себе ничего не помнит.
   - Почему понесли на озеро, а не в замок?
   - Сказали, что он очень болен, и они просто боялись не донести его до Гатомо-фами.
   - Где нашли?
   - Недалеко от бывшей шахты.
   - А не один ли это из тех, кого ищет Тайное Око Сына Неба? - Гатомо мгновенно забыл о мелких неприятностях.- Недавно была какая-то грамота от наместника.
   - Это та, в которой за их поимку объявлена награда? - уточнил старший соратник.
   - Да.
   Рыцарь встал
   - Надо отыскать грамоту с приметами преступников. А ты, Мирамо-сей, завтра же утром поезжай на озеро и посмотри на этого неизвестного.
   - Хорошо, мой господин, - поклонился старший соратник.
   Забыв о еде, рыцарь поспешил в кабинет. Если повезет, он станет богаче на пять тысяч золотых. Большие деньги для хозяина маленького замка.
  
   С утра Александра чувствовала себя значительно лучше. С двумя остановками она самостоятельно добралась до кухни, где ее накормили вкусным завтраком: тот же рис с овощами и молоко с лепешкой. Кухарка сказала, что молоко Алекс дают по распоряжению Симары. Коз в озерном доме держали для Гатомо-ли, но госпожа уже давно почти ничего не ест, и из молока теперь делают творог, а потом отправляют в замок.
   Александра с аппетитом уминала сдобную лепешку, внимательно слушала словоохотливую женщину и разглядывала убранство кухни. Ничего из ряда вон выходящего. Очаг с вертелом, плита, бронзовые чайники, сковородки, толстостенные котлы.
   На полках красовалась "парадная" посуда из расписного фарфора.
   Забежала Симара и напоила ее волшебным настоем. А после еды она занималась тем, что положено делать больному человеку: спала и выздоравливала. Ей снился какой-то хороший сон о прежней земной жизни, когда его бесцеремонно оборвали громкие голоса и ржание лошадей.
  
   Мирамо не особенно торопился на озеро Арива, справедливо полагая, что если неизвестный болен, то никуда он оттуда не денется. Проверив посты, и с разрешения господина захватив с собой пару конных соратников, он прибыл в дом на озере ближе к обеду. Стоявший на посту у ворот Кирибуцо доложил непосредственному командиру о всех происшествиях. Мирамо отправился навестить больную госпожу, а соратники получили приказ к его возвращению подготовить неизвестного Алекса к беседе.
  
   Дверь с шумом распахнулась, и перед Александрой предстал хмурый воин в пластинчатом панцире. Из-за спины которого выглядывала мопсовая физиономия Кирибуцо.
   - Вот он!
   - Встать! - рявкнул незнакомый соратник.
   Алекс вскочила и едва не упала от головокружения, вовремя схватившись за стену.
   - Ты назвал себя Алексом?
   Александра перевела дух и вновь "включила" Добби.
   - Да, мой господин.
   - Выходи!
   Подхватив куртку, Алекс вышла из дома.
   "Кажется, пришел толстый пушной зверек", - подумала она, с тревогой оглядываясь по сторонам. Воин в доспехах о чем-то беседовал с соратником Конзимо. В стороне слуги привязывали к забору лошадей.
   На широкой веранде господского дома появился еще один воин. Его доспехи украшали желтые финтифлюшки, на вытянутом лице темнела полоска усов и бородка как у мушкетера.
   Решив, что лучше перебдеть, чем получить по шее, Александра склонилась в глубоком поклоне. "Насяльника присла", - вспомнилась ей "Наша Раша".
   - Ты кто?
   - Алекс, - ответила она, не поднимая головы.
   Начальник сам взял ее (его) за подбородок и взглянул в лицо.
  
   На Мирамо смотрели безмятежные голубые глаза, только на самом дне их что-то шевелилось. Хотя воин мог и ошибаться. Будет он еще вглядываться в зенки всякого быдла.
   - Беглый?
   - Не знаю, мой господин.
   Мирамо повернулся к соратнику.
   - Подай письмо наместника из сумки.
  
   "Что за письмо? - с тревогой подумала Александра. - Явно, не любовное".
   Воин в доспехах протянул начальству сложенный листок плотной бумаги, и тот погрузился в чтение, то и дело поглядывая на нее. Потом вновь взял ее за подбородок и несколько раз повернул голову туда - сюда. "Описание примет! - догадалась Александра. - Старикашка здесь здорово наследил. Вот и хотел сбежать в наш мир. Ну, Сашка, кажись все - приехали". Внезапно она почувствовала небывалый прилив сил. Ноги сами собой слегка согнулись, плечи развернулись. Алекс вдруг поняла, что если захочет, то убьет этого воина голыми руками! Но тут начальник отпустил ее лицо.
   - Беглый?
   - Не знаю, мой господин, - поклонилась Александра. - Я ничего не помню кроме моего имени.
   - Рубаху сними, - внезапно приказал воин.
   Алекс выполнила приказание.
   - Руки подними!
   Она сделала и это.
   Нисколько не смущаясь воин осмотрел ее подмышки.
   - Одевайся и иди.
   Александра не заставила себя упрашивать. Натянув рубаху, куртку, она все же решилась спросить.
   - Куда, мой господин?
   Потерявший к ней интерес воин оглянулся.
   - Лечись.
   Не задерживаясь больше ни минуты, он вскочил на лошадь и вместе с двумя другими воинами выехал за ворота.
   - Кто это был? - спросила Александра у подошедшего Дакута.
   - Сам Мирамо-сей, старший соратник нашего господина.
   "Пронесло",- подумала она, вытирая пот с шершавой головы.
   "Почему с шершавой?" - Алекс бросила взгляд на Дакута, но тот уже скрылся куда-то по своим делам. Она заскочила в дом для слуг и провела ладонью по лысине. Всю ее покрывали маленькие пупырышки.
   - Кажется, прическа у меня все-таки будет, - усмехнулась она, заваливаясь на солому.
  
   Обитатели Гатомо-фами живо обсуждали необыкновенное происшествие на озере Арива. Сопровождавшие Мирамо соратники не стали держать язык за зубами, и вскоре все: от их жен до последних слуг знали про странного человека, найденного в горах. Учитывая, что появление новых людей в их глуши было большой редкостью, предположения по поводу личности Алекса строились разнообразнейшие. Таинственности добавляла полная потеря памяти. Это открывало небывалый простор для измышлений.
   Сайо почему-то думала, что это благородный воин, бежавший от врагов и заблудившийся в горах, или тут замешана любовь?
   Преподобный Кимцзы обучил ее чтению и письму. Вот только в пещере у него были только скучные богословские трактаты. А в замке у Гатомо нашлось несколько любовных романов, забытых госпожой Шанако. Фантазия Сайо сочиняла истории одна романтичнее другой.
   Сам хозяин Гатомо-фами хмуро слушал доклад старшего соратника
   - Он не подходит ни под одного из разыскиваемых. Трудно определить его возраст, он болен и очень худ. Но ему гораздо меньше пятидесяти.
   - Там есть приметы и молодого, - напомнил рыцарь.
   - Да, Гатомо-сей, - поклонился Мирамо. - Но в грамоте сказано о татуировке подмышкой в виде дракона. Ее нет. И главное - у этого Алекса голубые глаза, а это не подходит под описание никого из грамоты наместника.
   - Ты виделся с госпожой?
   - Гатомо-ли не узнала меня. Её душа готовится к встрече с Вечным небом.
   Рыцарь вздохнул.
   - Что делать с этим Алексом? - старший соратник решил прервать затянувшееся молчание.
   - Пусть выздоравливает. Работы в замке много.
  
   Очевидно, визит старшего соратника оказал на Александру благотворное влияние. Вечером, вылезая из ванны, она обратила внимание, что пигментные пятна на руках исчезли, вены уже не тянутся канатами поверх кожи, да и сил заметно прибавилось.
   Когда слуги укладывались спать, она уже приняла живейшее участие в разговоре, задавая кучу всяческих вопросов.
   Большинство из них вызывали у собеседников смех. Александра меньше всего стеснялась показаться смешной. Ей как воздух нужна была информация. Под конец ее (его) просто грубо попросили заткнуться и дать уставшим людям поспать.
   Через два дня Алекс посчитали достаточно здоровым, чтобы припахать помогать кухарке. Александра без энтузиазма мыла овощи и рис, чистила золой посуду.
   "Тоже мне, Cinderella влопалась!" - бубнила она, протирая пучком травы толстостенный чугунный котел, не замечая, как налилось силой тело, окрепли мышцы, и куда-то делись морщины на лице.
   (Cinderella англ. - золушка. Прим автора)
   Получив отповедь от кухарки за грязную рубаху, Александра еще больше разозлилась: "Ну никакого уважения к старшим. Отчитала как пацана". Кипя от раздражения, она отправилась в баню отмыть руки и сполоснуть рубаху.
   - Хорошо хоть хватило ума куртку снять.
   Похвалила она себя, наклоняясь над широкой кадушкой, и замерла. Там отражалось изможденное худое, но совершенно незнакомое и молодое лицо. Алекс закрыла глаза и услышала ... девчоночье хихиканье.
   Она оглянулась, продолжая держаться руками за края бочки.
   - Я здесь, - раздался мелодичный голосок.
   Александра вновь взглянула в воду.
   На нее смотрела девочка в золотом платье с переливающимися разными цветами радуги волосами. Алекс хотела отпрянуть, но руки словно приросли к бочке
   - Это не глюки, Саша! - сердито возразила девочка.
   - Ты кто? - прохрипела Александра.
   - Вообще-то меня зовут Асиона, - обстоятельно ответила девочка, потом отвела глаза и смешно шмыгнула носом. - Так получилось, что я не смогла помешать тому старику, занять твое тело...
   - Ты волшебница? Маг?
   - Волшебников и магов в этом мире нет, - разъяснила Асиона. - Я простая богиня. И не перебивай меня, пожалуйста!
   Ошарашенная Алекс только закивала головой
   - Саша, никакая тут не фэнтези!
   - Я молчу, - пробормотала Александра, но не удержалась.
   - Значит, тот старик хотел занять мое тело, а меня переселить в свое?
   - Зато думаешь! - заворчала богиня и грустно вздохнула. - Нет. Все еще страшнее. Твоя душа должна была вечно скитаться в пустоте между мирами, не находя дорогу ни в один из них.
   - Значит, это ты меня... посадила в это тело.
   - Я, - кивнула хорошенькой головкой Асиона. - Я всего лишь девочка-богиня, у меня нет.... большого могущества. Но я вывела тебя из подземелья, куда ты влетела по собственной глупости. Еще я сделала твое тело вновь молодым. Теперь тебе столько же лет, сколько на самом деле.
   - А нельзя сделать меня....
   - Ну, вы люди наглые! - не на шутку обиделась Асиона. - Я для нее.... А она...
   - Прости меня, - испугалась Александра. - Прости, пожалуйста, милая Асиона.
   - Ладно, прощаю, - как и все маленькие девочки, она не умела долго злиться. - Теперь тебе придется жить самой. Я больше ничем не смогу тебе помочь. Все, что было в тебе хорошего: смелость, пытливый ум, жажда нового, все это у тебя осталось. Только теперь ты стала юношей.
   - Да... Уж, - проворчала Алекс.
   - И довольно симпатичным, - хихикнула Асиона. - Прощай, Саша.
   Вода подернулась рябью, и Александра (или Александр) рассмотрела свое новое лицо. Оно казалось слегка вытянутым, скорее овальным чем круглым, как у большинства встретившихся ему аборигенов. Прямой нос, резкие скулы, острый подбородок. По сравнению с прошлым теперь у нее (нет, уже точно у него!) был высокий лоб, на котором появились, пожалуй, чересчур аккуратные для юноши узкие брови. Небольшой рот с тонкими, плотно сжатыми губами. И, тем не менее, что-то неуловимое в нем было и от Александры Дрейк. Может быть, задорный блеск голубых глаз?
   - Красивый мальчик получился, - согласилась с богиней Алекс и хихикнула. Она впервые подумала о себе как о мужчине.
  
   Глава III Уроки и история

- Урок осторожности усвоен хорошо,

- согласился Бродяжник с угрюмой

усмешкой.

Дж. Д. Толкин Властелин колец

  
   Весть о кончине супруги не застала рыцаря врасплох. Все необходимые распоряжения были отданы заранее. Соратники отправились со скорбной вестью к ближайшим соседям и в монастырь Небесного спокойствия к преподробному Макао. Гатомо помнил: Шанако хотела, чтобы погребальную церемонию над ее телом совершил именно он.
   Замок кипел как растревоженный улей, всюду сновали озабоченные слуги, соратники в траурных белых одеждах стояли у ворот.
   На поляне у кладбища крестьяне расставляли скамьи для гостей, а плотники собирали навес, под которым должны были поставить для прощания гроб с телом хозяйки Гатомо-фами. Жены и дочери соратников украшали навес цветами и гирляндами.
   Вечером носильщики принесли с озера лакированный гроб, который запасливый Гатомо отправил туда уже давно. Тело внесли в замок, всю ночь возле него горели свечи, и стояли в последнем карауле соратники с обнаженными мечами.
   Первым еще на рассвете в Гатомо-фами появился преподобный Макао.
   - Я знал, что ты не бросишь меня в столь скорбный час! - поблагодарил его рыцарь.
   - Вечное небо часто отнимает у нас самое дорогое, - утешил его монах.
   - Ты не откажешься позавтракать со мной?
   - Конечно, Гатомо-сей. Я вышел из монастыря еще затемно и проголодался.
   - Почему нет Сайо-ли? - хмурясь спросил рыцарь у склоненной служанки.
   - Она украшает гроб госпожи цветами, - пробормотала женщина.
   Гатомо нахмурился, но ничего не сказал. Когда за ней закрылась дверь, он обернулся к монаху, с преувеличенным вниманием разглядывавшим картину на стене.
   - Не одобряешь?
   - Кто я такой, чтобы что-то одобрять, - ответил Макао, пряча глаза. - Но она совсем девочка, ей только тринадцать.
   - Я собираюсь соблюсти траур по моей супруге, - усмехнулся рыцарь. - Нужно уважать память дочери барона Кирохо. А Сайо тогда будет уже пятнадцать.
   - Тогда зачем ты сажаешь ее за свой стол уже сейчас?
   - Пусть все знают, кто будет хозяйкой в Гатомо-фами.
   Монах вздохнул и придвинул к себе чашку с рисом.
   Рыцарь был доволен тем, как прошли похороны. Приехал его господин - барон Токого с женой, детьми и многочисленной свитой. Прикатили соседи - рыцари со своими семьями.
   Гатомо хвалил себя за предусмотрительность: лавок хватило для всех благородных гостей.
   Жители Кувами уселись прямо на траву.
   Макао громким чистым голосом читал молитву Вечному небу и просил богов принять новую душу в райские чертоги. Потом пришло время прощаться.
   Первым к гробу подошел Гатомо, потом Сайо, за ней другие благородные обитатели замка и гости.
   Поклонившись и бросив быстрый взгляд на восковое лицо Шанако, Сайо отступила, не поднимая глаз. Люди кланялись, отходили в сторону, а кое-кто из приглашенных с нескрываемым любопытством глазел на тонкую, хрупкую девочку в белом шелковом платье.
   Сайо кожей чувствовала нездоровое любопытство гостей. Ей казалось противным, что в такой печальный день их головы заняты посторонними непристойными мыслями.
   Получившие по медяку жены крестьян исправно их отработали, когда пришло время прощаться с Гатомо-ли. Плачь, вопли, исцарапанные в горе лица: все говорило о том, как жители деревни любили добрую и заботливую госпожу.
   Гости съели по ритуальному рисовому пирожку, пустыми словами утешили вдовца. Многие при этом многозначительно поглядывали на юную воспитанницу, которую тот впервые представил местному благородному обществу.
   Рыцарь кланялся, сохраняя скорбный вид, вздыхал, мысленно подсчитывая убытки, и ждал, когда же это кончится.
   Наконец, последним отбыл в свой замок барон Токого, взяв с хозяина обещание непременно его навестить. Гатомо перевел дух, и тут подошел старший соратник:
   - Что делать с озерным домом, Гатомо-сей?
   Ну, никакого соображения у человека! Рыцарь мысленно плюнул.
   - Ничего. Все что можно - вывезти, слуг тоже. Завтра же прикажи старосте отправить туда людей.
   - Да, господин, - поклонился Мирамо, чувствуя, что опять чем то не угодил.
  
   Александра не принимала никакого участия в скорбных хлопотах. Ее как "слабосильную команду" опять отправили в распоряжение кухарки. Хотя сама себя она уже таковой не считала. То ли вмешательство богини, то ли чудодейственный бальзам, но Алекс чувствовала себя почти нормально. Однако сообщать об этом пока не спешила.
   Тяжеленный лакированный гроб понесли в замок восемь человек, в помощь слугам из деревни прислали пятерых крестьян. Вместе с ними ушли все служанки и соратник. Второй воин, кухарка и Алекс остались в усадьбе на озере. Ей поручили накормить коз, кур, кроликов и почистить клетки. Возясь со скотиной, Александра думала об этой женщине, которую видела раз в жизни и испытывала к ней чувство благодарности. Умирая, та позаботилась о больном и истощенном незнакомце.
   Подметя в доме слуг, она уже собиралась завалиться спать, когда в дверь ввалился пьяненький соратник. Очевидно, они с кухаркой уже начали поминать госпожу.
   - Иди сюда! - рявкнул он, пошатываясь.
   Алекс поклонился.
   - Возьми палку вон там у ворот.
   Она взяла длинный гладко оструганный шест.
   - Будешь сторожить! - приказал воин, заметно покачиваясь. - Если что, зови меня. Понял?
   - Да, мой господин Кирибуцо-сей, - почтительно поклонилась Александра, добавляя про себя множество эпитетов, характеризующих любовные пристрастия соратника.
   - По пустякам не тревожь! - продолжал инструктаж соратник. - Горе у нас. Ик.
   - У всех горе, мой господин, - поддержала Александра.
   - Вот именно! - воин гордо поднял палец, - Большое горе.
   Судя по величине корзины со снедью и размеру бутылки, что пронесла в дом кухарка, поминать Гатомо-ли собрались долго и добросовестно.
   Алекс закрыла ворота и стала обходить усадьбу, помахивая шестом и размышляя о превратностях судьбы и о том, как бы скоротать ночь. Понемногу начал подкрадываться сон.
   "И оно мне надо, шататься всю ночь?- подумала она после очередного сладкого зевка.- Нужно что-то делать".
   Усевшись на скамеечку возле крыльца, Александра попробовала подремать, нежно обнимая шест, однако ночная прохлада упорно прогоняла сон.
   - Так не пойдет, - буркнула она, передергивая плечами. - Надо хоть какое-то пальтишко отыскать.
   Поиски подходящей одежонки на кухне и в доме слуг закончились неудачей. Тогда Александра решила наведаться в господский дом.
   Сняв сандалии, она осторожно вошла с веранды в дом. Пол из плотно подогнанных досок покрытых чем-то вроде лака. Мебели не много. Шкафчики на высоких ножках, низкие приземистые сундуки, один из которых оказался открытым. Алекс прислушалась. Из комнаты соратников доносился богатырский храп вперемешку с тонкими взвизгами кухарки. Сочтя это добрым предзнаменованием, она осмотрела сундук.
   "Это я удачно заглянула!" - с удовлетворением подумала Алекс, вертя в руках толстый стеганый халат. Даже при тусклом свете фонаря вещь казалось старой, на локтях выделялись большие заплаты. В общем то, что нужно.
   Можно бы вернуться на улицу и предаться сну. Но интересно же глянуть, как живут местные феодалы.
   Лестница на второй этаж даже не скрипнула. Делали на совесть. Тот же голый лакированный пол, кое-где покрытый жесткими циновками, та же мебель вычурная на гнутых ножках, богато украшенная резьбой.
   Александра заглянула в первую комнату. Такая крошечная, что едва убираются две низкие узкие кровати со скомканным бельем. В маленькое окно с открытыми ставнями печально смотрит луна. На стенах полочки с кувшинчиками и коробочками, гребни с длинными редкими зубьями, длинные заколки для волос, клубки ниток, с воткнутыми иголками.
   В комнате хозяйки стоял устойчивый запах болезни. Большие окна, затянутые тонким полотном, были закрыты. Большая с резными спинками кровать аккуратно заправлена. Стопка подушек пирамидой высилась на расшитом покрывале.
   "У госпожи прибрались, у себя не успели", - сделала вывод Алекс. На стенах, обтянутых материей, висели картины на шелке. Горные пейзажи, водопады, птицы, женщины в развевающихся на ветру плащах с длинными косами или затейливыми прическами.
   Возле окна стояло вытянутое длинное кресло с горкой вышитых подушечек, рядом стол с выдвижными шкафчиками. На столике стопкой несколько книг, листы бумаги, чернильница и пучок перьев.
   Александра подошла к креслу. Ее внимание привлекла одна из подушек с выцветшей вышивкой. "Подойдет": решила она, и еще раз оглядев комнату, тихо спустилась вниз.
   Возле комнаты соратников Алекс остановилась.
   "Надо подстраховаться!"
   Один из столиков был аккуратно придвинут к самой двери, тут же разместилась и складная ширма, до этого мирно стоявшая в трех шагах.
   Завершив необходимые приготовления, Александра удобно устроилась в тени веранды. Халат был теплый, подушка мягкая.
   Разбудил ее грохот и брань. Секунда понадобилась, чтобы сунуть вещи под лавку. Когда разъяренный соратник, опираясь за стенку, вышел из дверей, Алекс уже бежала к нему, держа фонарь высоко над головой.
   - Что-то случилось, Кирибуцо-сей? - с материнской заботой спросила она, глядя в мутные глаза воина.
   - Ты где шляешься! - прошипел тот, держась за коленку.
   - Двор обходил, мой господин.
   - Все в порядке?
   - Конечно, Кирибуцо-сей! - отрапортовала Александра, стараясь, что бы тусклый свет фонаря не падал на ее заспанное лицо. - Если бы что случилось, я бы предупредил.
   - Лучше смотри,- напутствовал соратник, и хромая поплелся в уборную.
   Когда бравый воин вернулся обратно с чувством выполненного долга, Алекс взглянула на небо и, увидев первые признаки зари, решила, что пора "сдавать постели". Подхватив халат, она взялась за угол подушки и почувствовала под расшитой тканью не только слежавшуюся вату.
   Кирибуцо блаженно храпел, но Александра торопилась, кухарка всегда просыпалась с первыми лучами солнца, вряд ли она сильно изменит своей привычке.
   В комнате служанок она еще раз внимательно осмотрела подушку. Так и есть! Короткий участок шва явно был свежим, а в набивке что-то прощупывалось! Безусловно, это никак ее не касалось, именно поэтому Алекс и решила выяснить, в чем дело.
   Отыскав ножницы, она как можно аккуратнее распорола шов и достала сложенный лист мягкой бумаги. Поднеся его к фонарю, Александра увидела строчки букв. Вот только в слова они складываться никак не хотели.
   "Буду учиться читать!" - решила Алекс, пряча находку.
   Еще несколько минут ушло на то, чтобы придать подушке прежний вид. При этом она умудрилась исколоть себе все пальцы. Шипя от боли, Александра вернула вещь на место и едва успела спуститься со второго этажа, как в комнате соратников послышались сонные голоса.
   Она на цыпочках пробежала мимо, натянула сандалии и встретила хмурую растрепанную кухарку злобным взглядом, всю ночь не спавшего человека.
  
   -Вот, Гатомо-сей, письмо, что моя госпожа написала брату незадолго до смерти. - Симара с поклоном протянула рыцарю сложенный лист плотной бумаги.
   - А вот вещи, что она просила ему отправить.
   Гатомо положил на стол письмо, стопку книг и, встав, подошел к корзине.
   - Здесь ее свадебное платье, - не поднимая головы, поясняла служанка. - Украшения и кое-какие вышивки.
   Не перебирая тряпок, рыцарь открыл шкатулку. В ней не было ничего из его подарков. Шанако хорошо знала обычай. Брат получит только те ценности, что сестра привезла с собой из родительского дома.
   - Я уже отправил гонца в Кирохо-маро, - сказал он, вернув шкатулку в корзину. - Можешь идти.
   Симара упала на колени
   - Мой господин, можно ли мне спросить тебя?
   - Спрашивай, - удивленно разрешил тот.
   - Что будет со мной, о Гатомо-сей?
   Рыцарь задумался, глядя в окно на солнечный свет, пробивавшийся сквозь тонкую материю.
   - Ты верно служила старой хозяйке замка, - проговорил он. - Через два года здесь будет новая госпожа. Я назначаю тебя служанкой к Сайо-ли!
   - Благодарю, Гатомо-сей! - ткнулась лбом в пол женщина.
   - Моя воспитанница еще очень молода и не понимает, какая честь будет ей оказана, - продолжал рыцарь, глядя на нее сверху вниз. - Я хочу, чтобы ты помогла ей это понять. Встань.
   Служанка подняла голову и посмотрела в лицо хозяина.
   - И еще, я хочу знать не только, что она говорит и что делает, но и что она думает! Ты справишься с такой работой?
   - Я приложу все усилия, чтобы оправдать доверие господина, - Симара опять ударилась лбом в лакированный пол.
   - Иди, найди Сайо-ли, и приходите сюда обе... Через час.
   Пятясь и кланяясь, служанка вышла из кабинета.
   Гатомо подошел к столу и взял письмо.
   "Мой любимый брат. Вот и пришло мое время дать ответ Вечному небу за свою жизнь. Мне очень жаль, что нам так и не довелось встретиться после смерти отца. Посылаю тебе мои любимые книги. Среди них том стихов Ману Нороно. Я знаю, что твоя уважаемая супруга очень любит ее творчество. Драгоценности отдай дочерям как подарок от тети, которую они никогда не видели и не увидят. И еще две просьбы к тебе, уважаемый брат. Обязательно передай спасибо за науку мастерице Юдаше. Именно вышивание помогало мне бороться с тоской и болезнью. Мое свадебное платье отдай ее дочерям, они уже взрослые и скоро будут выходить замуж. Посылаю тебе вещи, вышитые моей рукой. Пусть Юдаша сделает из них красивые панно. Повесь их где-нибудь в замке, как память о своей ушедшей сестре".
   Рыцарь сложил бумагу и взялся за книги. Он никогда не понимал любви бывшей жены к литературе. Чтение бессмысленных романов или глупых стихов всегда казалось ему пустой тратой времени.
   Из верхнего самого потрепанного тома выпал засушенный цветок. Гатмо смял его и выбросил в окно. Больше ничего среди страниц не оказалось. В корзине было то, о чем Шанако написала в письме. Свадебное платье, вышитые подушки.
   В дверь кабинета постучали.
   - Войди, - разрешил Гатомо, усаживаясь за стол.
   Вошли Сайо и Симара.
   - Вот эти вещи моя супруга хотела отправить брату, - сказал рыцарь.- Уложите их так, чтобы не стыдно было отправить к барону Кирохо. Проследи, Сайо - ли.
   - Да, Гатомо-сей, - поклонилась воспитанница.
   - И с завтрашнего дня Симара станет твоей служанкой.
   - Да, Гатомо-сей.
   - Отец твоей служанки давно просил разрешения выдать ее замуж за богатого торговца из земель барона Токого, - рыцарь все же решил объяснить воспитаннице причину своего решения.
   - Пусть ее новая жизнь будет счастливой, - так же бесстрастно проговорила Сайо.
   Озадачив женщин, Гатомо отправился проверить состояние дел в замке. Во двор въезжали запряженные волами повозки, нагруженные мебелью из озерного дома. Рыцарь уже давно сговорился с одним богатым купцом, который обещал забрать все оптом. Гонец уже уехал, теперь вещи нужно как следует сохранить до приезда торговца.
   Мимо господина то и дело сновали крестьяне со шкафчиками, столиками и прочей мелочью, которую он решил сложить прямо в большом зале главной башни.
   Приглядевшись к крестьянам, сгружавшим тяжеленную кровать, которую было решено упрятать на конюшню, Гатомо заметил незнакомого юношу - почти подростка.
   - Кто это? - в полголоса спросил он.
   - Тот самый Алекс, - ответил из-за спины Мирамо.
   - Пусть подойдет.
   Невысокий, хорошо сложенный молодой человек со щетиной вместо волос глубоко поклонился.
   - Звали меня, мой господин?
   - Ты, Алекс? - нахмурил седые брови Гатомо.
   - Это мое имя, Гатомо-сей.
   - Ты меня знаешь? - удивился рыцарь.
   - Я знаю уважаемого Мирамо-сей, - ответил Алекс. - Он стоит за вашей спиной. Значит: ты - господин этого замка и всех земель.
   Ответ Гатомо понравился.
   - Ты кто?
   - Не помню, мой господин.
   - Что умеешь делать?
   - Не знаю, мой господин.
   - Иди к ключнику Чжанчолу, пусть отведет тебя к плотникам. Будешь им помогать. И скажи, что я приказал определить тебе место для ночлега.
   - Благодарю, Гатомо-сей, - поклонился Алекс, впервые на долю секунды взглянув в глаза Гатомо.
   Рыцарю показалось, что в них мелькнуло что-то неуловимое. Неужели усмешка? Но Алекс уже уходил, мелко кланяясь и бормоча благодарности.
   Сайо не терпелось взглянуть на загадочного Алекса. Узнав, куда его направили на работу, она, выбрав подходящий предлог, пошла на задний дворик замка. Девочка сразу увидела незнакомого молодого человека, помогавшего плотникам в ремонте курятника. Зрение у Сайо было превосходным, она еще издали разглядела приятный овал лица, маленькие уши, голубые глаза под узкими густыми бровями. Но тут он, видимо, попал себе молотком по пальцу.
   "Благородный человек никогда не станет употреблять такие слова", - моментально вспыхнула Сайо и величественно проследовала мимо склонившихся в поклоне плотников, гордо вскинув хорошенький носик.
  
   Среднего роста красномордый человек с выпирающим брюшком и связкой ключей на поясе провел Александру в один из коридоров трехэтажной каменной башни.
   - Спать будешь здесь, - брызгая слюной сказал он, указывая на пол в углу.
   - А постель? - само собой вырвалось у Алекс.
   Ключник отодвинул деревянную панель, за которой оказалась маленькая ниша со сложенным тюфяком и цилиндрической подушкой.
   - Вот это твое, запомни, - указал Чжанчол. - Здесь спят все слуги, кто ночует в замке, так что не перепутай.
   - Понял, - без энтузиазма кивнула Александра.
   - Обращайся ко мне "почтенный Чжанчол", - наставительно проговорил ключник. - Я самый главный слуга в Гатомом-фами!
   - Конечно, почтенный Чжанчол, - чуть поклонилась Алекс. - Самый главный.
   Ключник либо не заметил иронии в ее словах или не захотел заметить.
   - Пошли, - хмуро буркнул он, взяв Александру за рукав.
   Обойдя главную башню, они оказались на хозяйственном дворе. Блеяли козы, хрюкали свиньи, кудахтали и гоготали птицы. Несколько человек в потрепанных куртках возились возле кучи досок.
   - Эй, Джихон! - еще издали крикнул ключник. - Я тебе помощника привел.
   Высокий старик с венчиком седых волос и неприятной порослью под носом оторвался от разговора со вторым плотником:
   - Кого, почтенный Чжанчол?
   - Помощника! - рявкнул ключник, подходя ближе. - Это тот самый Алекс, кого нашли в горах без памяти.
   - Ага, - кивнул старик.
   Плотники: Джихон, мужчина средних лет и парень годов восемнадцати с противным угрястым лицом, стали бесцеремонно разглядывать Александру.
   - Что ты умеешь? - брезгливо оттопырив нижнюю губу, спросил угрястый.
   - Не знаю, - включила старую пластинку Алекс.
   Джихон открыл было рот, чтобы что-то сказать, но его опередил Чжанчол
   - Ты просил помощника - вот тебе помощник! Больше никого нет! И поторапливайтесь, чтобы к вечеру было готово.
   - Сделаем, почтенный, - усмехнулся Джихон. - Дел то, сараюшку сколотить.
   Ключник хмыкнул и одернул полы зеленой безрукавки, надетой на синюю рубаху. Подобные жилеты, надеваемые через голову, носили все слуги мужчины. Очевидно, эта деталь одежды являлась отличительным признаком их социального статуса.
   Александру, что называется "поставили на подхвате", то есть: "принеси - подай - пошел на фиг - не мешай". Занятые возведением фундаментального сооружения для замковых пернатых, старшие плотники мало обращали внимание на нее, только парень норовил поддеть новичка. То одно ему не нравилось, то другое. Александра почувствовала, как у нее начинают чесаться кулаки. Еще не много, и она подправила бы ими угрястую физиономию. Этого удовольствия ее лишил Джихон, доверив молоток и три здоровенных кованых гвоздя. Лихо размахивая орудием производства, Алекс уже вколотила один из них, когда заметила двух женщин, вышедших из-за угла главной башни.
   Впереди с важным видом торопилась куда-то девочка лет двенадцати - тринадцати в голубом платье, с широким узорчатым поясом и голубым шелковым платком, накинутым на плечи. Большущие зеленовато - карие глаза на слегка вытянутом бледном лице смотрели куда-то в космическую даль. За ней что-то бубня шла Симара.
   И надо же было случиться, что именно в этот момент молоток соскользнул со шляпки гвоздя и пребольно съездил Александре по пальцам.
   Не глядя на плотников, девочка презрительно скривила губы. Симара, взглянув на них, выразительно покачала головой.
   - Силен же ты ругаться, Алекс, - задребезжал стариковским смехом Джихон, когда важные люди скрылись из глаз.
   - На Сайо-ли засмотрелся! - подхватил молодой. - Глазеть на девчонок много ума не надо.
   - Было бы на что глядеть! - огрызнулась Александра, посасывая окровавленный палец.
   - Кому что нравится, - усмехнулся Джихон.
   - А эта Сайо, она - дочь нашего хозяина? - спросила Алекс.
   Плотники переглянулись.
   - Воспитанница, - кривовато улыбаясь, ответил угрястый. - Дочь кого-то из друзей. Он ее с войны привез.
   - Ты, Алекс, лучше о ней не спрашивай, - наставительно проговорил Джихон. - Голова целее будет. Понял?
   - Как не понять, - кивнула Александра, решив про себя разузнать все, что только можно об этой Сайо.
   - А если понял, сходи к Чжанчолу и скажи, что я тебя за кожей для навесов прислал.
   К вечеру они закончили незатейливое сооружение. Ключник остался доволен и прислал кухарку с корзиной еды.
   - Вот почтенный Чжанчол прислал за работу.
   - Не откажемся, - обрадовался Джихон, принимая чашку с рисом и маленький кусочек мяса. Старик присел на кроточки, прислонившись спиной к курятнику. Другой плотник завернул свою порцию в лист лопуха и убрал в сумку на поясе
   - Домой я пойду, - проговорил он. - Жена приболела, отнесу еду ребятишкам.
   Старик кивнул, пережевывая рис беззубыми челюстями.
   - Иди. А вы садитесь, поужинаем после хорошей работы.
   Александра и молодой плотник уселись рядышком и принялись уминать рис.
   - Не забудьте посуду на кухню занести, - кухарка положила два кусочка мяса на свежеструганный насест и ушла.
   Алекс не успела взять свою порцию, как парень, вскочив, сграбастал оба куска.
   - Жирно тебе будет, соплив больно.
   - Отдай, Вонгыр! - прикрикнул Джихон, вытирая губы, - Алекс не меньше тебя работал.
   - Пусть сначала молоток научится держать! - нагло усмехнулся тот, глядя на Александру.
   - Злой ты, Вонгыр, - вздохнул старик, отворачиваясь - Мальчишка, можно сказать, себя не помнит, не поправился еще толком, а ты...
   - Вот когда вспомнит, тогда пусть мясо и ест! - заржал парень.
   Прежняя Саша Дрейк уже махала бы кулаками или вцепилась бы ногтями в наглую морду.
   Но Алекс вдруг почувствовала, как откуда-то из глубин сознания поднимается пугающая, темная волна.
   Не торопясь, она облизала ложку, глядя, как Вонгыр рвет крепкими зубами жесткое мясо.
   - Животик не заболит? - участливо спросила Алекс, снизу вверх рассматривая обидчика.
   - Чего? - не понял тот.
   - Я говорю, брюхо не треснет?
   Вонгыр был выше ее ростом и гораздо шире в плечах. Уперев руки в бока, он грозно возвышался над сидящей Александрой.
   - Захочу, мое брюхо и тебя переварит, понял, придурок!
   Дальше все случилось словно бы помимо воли Алекс. Пальцы правой руки согнулись, образовав нечто напоминавшее клюв и стремительно, как бросок кобры, ударили в живот наглеца.
   Лицо Вонгыра побледнело так, что красные пятна образовали на круглой физиономии затейливое созвездие. Александра неторопясь встала и отошла в сторону.
   Парень все никак не мог вздохнуть.
   - Эй, Вонгыр, - обернулся к ним Джихон. - Ты чего?
   Угреносца вырвало. Мутный поток вывалился на свежий пол.
   - Съел чего-то не то, - ответила Алекс на безмолвный вопрос старика.
  
   Сайо чувствовала, что со смертью Шанако в ее жизни начался новый этап. Если раньше она рассчитывала, что опекун выдаст ее замуж за кого-то из соратников соседей, или найдется младший сын какого-нибудь землевладельца, который согласится взять ее в жены. Теперь же девочка твердо знала, что никуда ей из этого замка не деться. Жизнь Сайо обречена пройти в его стенах замужем за старым Гатомо.
   Грустные размышления прервал шум на дворе. В ворота въезжали вооруженные всадники. Впереди ехал воин в белом траурном кимо. "Соратники барона Кирохо", - догадалась Сайо.
   Рыцарь встретил дорогих гостей на крыльце главной башни. На нем тоже была белая траурная одежда, а на лице - соответствующее скорбное выражение.
   Соратник Кирохо поклонился.
   - Как только мой господин получил от тебя печальную весть, мы сейчас же выехали из замка, чтобы помолиться от его имени на могиле сестры.
   Гатомо возвратил поклон.
   - Предлагаю вам смыть дорожную пыль, поесть, а после я провожу вас на кладбище.
   - Благодарю за гостеприимство, Гатомо-сей.
   В то время, как посланцы барона мылись в бане, конюхи рыцаря занялись их лошадьми. Направленный им помогать Алекс никак не мог снять седло.
   Хозяин замка поморщился и приказал конюху показать новичку, как это делается.
   - А то он до вечера возиться будет.
   - Гатомо-сей, - обратился к нему старший соратник. - Может, спросим у людей Кирохо об Алексе?
   Рыцарь удивленно посмотрел на Мирамо
   - Зачем?
   Они давно знали друг друга, и господин вполне доверял начальнику своих воинов. Зная это, старший соратник высказался откровенно.
   - Не нравится он мне, Гатомо-сей.
   - Чем?
   - Не знаю, - отвел глаза воин. - Странный он какой-то.
   Рыцарь взглянул на Алекса, уже возившегося возле другой лошади.
   - Пока на него никто не жалуется. И что могут знать воины барона?
   - Наши крестьяне нашли его в горах, - стал торопливо объяснять Мирамо. - По ту сторону перевала - владения вассалов Кирохо. Что если он сбежал от кого-то из них? Соратники барона вполне могли слышать такое редкое имя.
   - Если его, конечно, зовут Алексом, - проворчал рыцарь.
   - Они могут знать его приметы, - продолжал настаивать Мирамо. - Ведь канцелярия наместника рассылает описание только врагов Сына Неба, а не беглых крестьян...
   - Потом, - оборвал его Гатомо, заметив выходящих из бани гостей.
   Согласившись привести себя в порядок после дальней дороги, гости, однако, от еды отказались, сразу направившись на кладбище. Там они зажгли привезенные с собой свечи и, опустившись на колени, стали молиться о светлой душе сестры их господина. Само собой Гатомо тоже пришлось присоединиться.
   Наконец старший из посланцев барона счел главную часть миссии выполненной, и благородные воины решили подкрепиться.
   - У тебя хороший замок, Гатомо-сей, - сделал он комплимент хозяину, когда они вошли в ворота.
   - У твоего господина, Имитумо-сей, он куда больше, - вернул похвалу рыцарь.
   - Кирохо-маро уже пятьдесят лет, а твой замок совсем молод, - возразил соратник барона. - Уверен, что через полвека и он станет не хуже.
   За приятным разговором они поднялись на третий этаж главной башни. У дверей большого зала их встретили Сайо и Симара. Не обращая внимания на склонившихся в поклоне женщин, Гатомо указал на обтянутый синей материей короб.
   - Здесь то, что моя супруга просила передать брату.
   Соратник барона смешался.
   - Прости, Гатомо-сей, мы торопились и не взяли повозки. Нельзя ли переложить вещи в сумки, чтобы мы могли приторочить их к седлам.
   Рыцарь мысленно обругал себя за недогадливость.
   - Конечно, Имитумо-сей! Надеюсь, вы не торопитесь?
   - Нет. Мы хотим выехать завтра с рассветом.
   В главном зале их ждал накрытый стол. Усадив посланца барона на почетное место, Гатомо стал расспрашивать его о здоровье благородного Кирохо-сея, о новостях. Вошел Мирамо, склонившись к уху господина, он проговорил:
   - Вещи уже перекладывают.
   - Хорошо, - похвалил его рыцарь.
   - Может быть, покажем Алекса, пока...
   Соратник красноречиво взглянул на большую бутыль водки, гордо возвышавшуюся в центре стола.
   Гатомо раздраженно поводил седыми усами. И в который раз подумал: не сменить ли ему старшего соратника?
   - Скажи, пусть приведут, - сквозь зубы буркнул он.
   Мирамо, поклонившись, вышел.
   - У нас тут интересная история приключилась, - проговорил рыцарь, обращаясь к гостю. - Мои люди нашли в лесу человека, который ничего о себе не помнит...
   Симара со служанкой торопливо вытаскивали из короба заботливо уложенные вещи Шанако, когда мимо них прошел озабоченный старший соратник. Семенящий за ним Чжанчол принес новенькие мешки.
   - Вот, - проговорил он, вытирая пот, - Самые лучшие выбрал.
   - А нитки с иголками? - спросила Сайо.
   - Не забыл, Сайо-ли, - ключник подал Симаре кожаный мешочек с торчащими иголками.
   Тут дверь в зал открылась, и вышел Мирамо.
   - Чжанчол, - скомандовал он. - Найди Алекса и приведи сюда. Господа хотят на него взглянуть.
   - Слушаюсь, мой господин, - поклонился ключник.
   - Поторопись!
   "Зачем соратнику барона Кирохо смотреть на какого-то Алекса",- недоумевала Сайо.
   Смешно шлепая босыми ногами по гладкому полу, Алекс поклонился госпоже, потом старшему соратнику, при этом бросив странный взгляд на разложенные вещи Шанако:
   - Звал меня, Мирамо-сей?
   Гатомо разливал уже по второй, когда, постучавшись, в комнату вошел старший соратник
   - Вот это Алекс, - проговорил он.
   Молодой человек низко поклонился.
   - Взгляни, Имитумо-сей, - попросил хозяин.
   Соратник барона поднялся и, подойдя в плотную, взглянул парню в глаза.
   - Нет, Гатомо-сей, - эту морду я никогда не видел. И не слышал, чтобы у кого-то из соседей сбежал крестьянин с таким именем.
   - Иди, - разрешил рыцарь, недовольно взглянув на Мирамо.
   Когда старший соратник вышел из зала, Сайо заметила у того на лице красные пятна. Алекс едва успел поклониться, как Мирамо схватил его за шиворот и почти сбросил с лестницы.
   Внизу послышался грохот и ругань кого-то из соратников. Бросив взгляд на удивленную Сайо, старший соратник перевел дыхание.
   - Что там? - спросил он.
   - Этот болван опрокинул столик, - донесся со второго этажа голос Кирибуцо.
   - Разбил чего?
   - Нет.
   - Двадцать палок, - бросил Мирамо, - Пусть лучше под ноги смотрит.
   Успокоившись, старший соратник вернулся в зал, чтобы присоединиться к трапезе и помочь господину развлечь гостя приятной беседой.
  
   После разборки с Вонгыром Александра ждала новых наездов. Однако ее никто не тревожил. Вечером она спокойно достала из шкафа постель, расстелила на полу тощий матрас и улеглась, прикрывшись заплатанным одеялом.
   Как вскоре выяснила Алекс, в замке существовала четкая иерархия. Хозяином всего и вся, вещей и людей являлся рыцарь Одо Гатомо, чьи покои располагались на третьем этаже главной башни. Там же жила и Юмико Сайо, чье положение было несколько неопределенным, но гораздо выше остальных обитателей Гатомо-фами. На втором этаже жили соратники и их семьи. Старший соратник Мирамо по существу являлся вторым человеком в замке, не только командуя воинами, но и отвечая за текущие хозяйственные вопросы. Ниже по служебной лестнице располагались соратники, их жены и дети. То есть - все благородное население замка.
   У слуг был свой табель о рангах. Здесь элитой считались личные слуги рыцаря и его воспитанницы. После них шли ключник, кухарка, кузнец и прочие "узкие специалисты", каждый из которых имел в замке свою каморку. Александра попала в самый низ этой пирамиды. Она и еще пятеро разновозрастных парней выполняли самые простые работы: от погрузочно - разгрузочных на складе и в амбаре, до уборочно - навозных в хлеву и на конюшне.
   Если учитывать тот факт, что с лошадьми Александра близко не общалась никогда, гнев конюха, обрушившего на нее громы и молнии, был вполне объясним.
   - Вот, развяжи этот ремень, потом седло снимай, понял?
   - Понял, - вздохнула Алекс и почувствовала на себе чей-то неприязненный взгляд. Старший соратник стоял возле крыльца главной башни и что-то говорил Гатомо.
   Александра поспешила удалиться с начальственных глаз.
   - А кто это приехал? - спросила она, когда конюх успокоился и вручил ей лопату для уборки навоза.
   - Соратники барона Кирохо, - охотно ответил тот. - Наша умершая госпожа ему сестрой приходится, вот он и прислал воинов помолиться на могилке.
   - А почему он сам не приехал на похороны Шанако-ли?
   Конюх сердито плюнул.
   - Ты совсем тупой? Неужели не помнишь, что первый месяц после смерти нельзя называть покойника?
   Он понизил голос почти до шепота.
   - А по имени благородных людей могут звать только близкие родственники. Все остальные только по фамилии. Как ты мог даже такие мелочи позабыть?
   - Забыл вот, - удрученно ответила Алекс и уточнила. - Почему сам барон не приехал?
   - А зачем? - удивился конюх. - Путь до Кирохо-маро не близкий, а он уже не молод. Прислал соратников, навестят могилку, помолятся и довольно.
   Александра помолчала, обдумывая очередную порцию информации о местных реалиях.
   - Скажи, пожалуйста, - вновь заговорила Алекс. - Почему наш замок называют Гатомо - фами, а замок брата... умершей жены нашего господина Кирохо-маро.
   - Да, с памятью у тебя совсем плохо. Замок рыцаря -"фами", замок барона - "маро", ну а замок сегуна - "сегу".
   Они еще о многом переговорили, пока Александра протирала шкуры лошадей жесткой тряпкой.
   Познавательную беседу бесцеремонно прервал Чжанчол.
   - Алекс, тебя старший соратник зовет. Пошли быстрее.
   Александра скинула фартук и поспешила за торопящимся ключником.
   - Куда прешь, - брызнул слюной Чжанчол. - Разувайся, бестолочь!
   Алекс скинула сандалии на крыльце главной башни.
   - Скорее!
   Они почти бегом поднялись на третий этаж по крутой деревянной лестнице. Возле резной двери стоял мрачный старший соратник, кроме него в комнате находились Сайо, Симара и еще две женщины. Вокруг них прямо на чистом лакированном полу были разложены вещи, среди которых Александра узнала вышитую подушку из озерного дома. Она низко поклонилась госпоже, потом старшему соратнику.
   - Звал меня, Мирамо-сей?
   Тот открыл дверь и кивком велел заходить.
   За накрытым столом сидели Гатомо и один из гостей.
   Александра низко поклонилась, громко приветствуя господина.
   - Вот это Алекс, - проговорил рыцарь. - Взгляни, Имитумо-сей.
   Как и следовало ожидать, процедура опознания завершилась провалом. Соратник барона ее (его) не узнал.
   Когда Александра вышла из комнаты, взгляд опять "споткнулся" на подушке, в недрах которой она отыскала какое-то послание. Симара как раз зашивала ее в мешок.
   К сожалению, как следует, рассмотреть Алекс ничего не успела. Шагавший следом старший соратник ни слова не говоря, швырнул ее вниз по лестнице. И опять тело Александры словно действовало отдельно от впавшего в панику мозга. Сделав сальто, она колесом прокатилась по крутым ступеням, не заработав даже серьезного синяка. Этот акробатический номер завершился бы вполне благополучно для исполнителя, если бы внизу у лестницы не стоял маленький столик.
   Александра случайно задела его рукой и опрокинула. Стоявшая на нем бело-голубая фарфоровая ваза устремилась навстречу с полом. Алекс пребольно ударилась плечом, но сумела спасти творение прикладного искусства. При этом ее куртка оказалась залита водой и засыпана живыми цветами.
   - Что там? - раздался грозный голос Мирамо.
   Стоявший на посту соратник крикнул:
   - Этот болван опрокинул столик!
   - Разбил чего?
   Алекс показала Кирибуцо целую и невредимую вазу. Соратник усмехнулся:
   - Нет.
   - Двадцать палок. Пусть лучше под ноги смотрит!
   Услышав приказ старшего соратника, Александра опешила. Двадцать палок ни за что ни про что! Её рука крепко вцепилась в вазу. "Да меня мать с отцом пальцем не трогали, а тут какие-то феодалы пороть собрались!" Уже знакомое темное, жуткое чувство стало стремительно подниматься из глубины сознания.
   - Алекс! - вскричал Кирибуцо, хватаясь рукой за меч. - Не дури!
   Александра жутко усмехнулась, пристально глядя на медленно приближавшегося воина. Она уже представила, как вазон вдребезги расшибается о его бритый лоб. Потом столик в руки - и никто ее не остановит! "Дорого вам моя порка обойдется! Перебью всех, кто на пути встанет! - думала она. - Вырвусь из замка - и на волю, в пампасы!"
   За миг до броска кто-то крепко вдарил ей по затылку. Распаленное жуткими фантазиями сознание погасло.
   - Может, стоило его сразу убить? - услышала она напоследок.
   Александра пришла в себя от ведра холодной воды. Она лежала на широкой лавке, руки были крепко связаны внизу, а на ногах уселись двое слуг.
   - Посмотрим теперь, чей желудок крепче, - раздался глумливый голос Вонгыра.
   Оскалившись словно дикая кошка, Александра взглянула в его торжествующую физиономию и оглянулась. Кроме слуг в конюшне присутствовали грустный Чжанчол и мрачный как туча Кирибуцо.
   - Начинай! - бесстрастно проговорил он.
   Вонгыр широко размахнулся, и спину Александры прорезала боль. Первый удар она перенесла сравнительно легко, но с каждым новым становилось все тяжелее. Спина горела, казалось, ее рвут раскаленными когтями.
   А Вонгыр, явно наслаждаясь, вкладывал в каждый удар всю свою немалую силу. Алекс скрипела зубами и материлась, чувствуя жуткую ненависть к угрявому подонку, к слугам, сидевшим на ее ногах, к Чжанчолу, ровным голосом отсчитывавшему удары, к соратникам, к Мирамо, ко всему этому гребанному миру.
   - Девятнадцать, двадцать...
   Однако распаленный Вонгыр, похоже, не собирался останавливаться. Спокойно стоявший соратник сделал широкий шаг, сверкнула сталь. Экзекутор испуганно уставился на срезанную у самой ладони палку, окровавленный конец которой покатился по дощатому полу.
   - Ему назначили двадцать ударов, - произнес Кирибуцо, убирая меч в ножны.
   - Конечно, мой господин, - поклонился Вонгыр. - Конечно.
   Александра сплюнула кровь с искусанных губ. Чжанчол развязал ей руки и помог сесть.
   Подошел конюх:
   - Пойдем, после палок тебе отлежаться надо.
   Поддерживаемая с двух сторон, Алекс прошла в угол конюшни, где на охапке сена лежало расстеленное одеяло.
   Александра легла на живот и с тоской подумала: "Вот они, суровые реалии крепостного права".
  
   Услышав про двадцать палок, Сайо едва удержалась от удивленного возгласа. Нет, конечно, простолюдинов надо наказывать, и в Гатомо-фами частенько били нерадивых слуг. Но так много и не понятно за что.
   Со второго этажа донесся возглас Кирибуцо:
   - Алекс, не дури!
   Потом звонкий удар. Предчувствуя что-то нехорошее, Сайо быстро зашагала к лестнице и столкнулась со спешащим наверх соратником.
   - Что случилось?
   - Алекс напал на Кирибуцо-сея, Сайо-ли, - поклонился воин, стараясь обойти девочку.
   - Он убит? - остановила та его. За нападение на благородного простолюдину полагалась немедленная смерть.
   - Нет, я ударил его по голове ножнами меча. Прости, Сайо-ли, надо сообщить господину.
   - У господина гость. Соратник барона Кирохо.
   - Тогда - старшему соратнику, - нерешительно проговорил воин.
   - Мирамо-сей с ними, - сообщила Сайо и приказала: - Пойдем, я разберусь.
   Соратник замялся, но во взгляде и словах воспитанницы Гатомо была такая властность, что он согласился.
   - Конечно, Сайо-ли.
   Рядом со злополучным столиком в луже воды лежало тело Алекса. Возле него стоял Кирибуцо и смотрел на спускавшуюся Сайо.
   - Он тебя ударил? - не дослушав приветствия, спросила она.
   - Нет, Сайо - ли.
   - Замахнулся?
   - Нет, - вновь ответил соратник. Как объяснить малолетней девчонке, что во взгляде Алекса сквозила ненависть, не вызывавшая никаких сомнений в серьезности его намерений?
   - Почему ты ударил его? - повернулась она ко второму соратнику.
   - Мне показалось... - замялся тот.
   Поза Алекса, его напряженное тело и та неуловимая аура приближающейся схватки не на жизнь, а на смерть - все это много говорило опытному воину, но станет ли слушать его воспитанница Гатомо?
   - Значит, вы собрались побеспокоить нашего господина, занятого важной беседой с гостем, потому что вам что-то показалось?
   Сайо окинула внимательным взглядом потупившихся соратников. Пауза затянулась.
   - Что же делать, Сайо-ли? - не выдержал Кирибуцо.
   - Как что? - деланно удивилась девочка. - Выполнять приказ старшего соратника. Он велел дать Алексу двадцать палок!
   Довольные тем, что им не придется тревожить начальство, воины дружно поклонились.
   - Да, Сайо-ли.
   На лестнице снизу послышались торопливые шаги и тяжелое дыхание. Запыхавшийся Чжанчол с трудом перевел дух.
   - Двадцать палок! - сказал Кирибуцо, указывая на Алекса, чье тело уже начало подавать признаки жизни.
   Убедившись, что ситуация благополучно разрешилась, Сайо пошла на верх. Служанки воробьями бросились прочь от лестницы. Не глядя на них, девочка приказала вытереть воду, пролитую из вазы, и заменить цветы.
   Вечером Симара под большим секретом поведала молодой госпоже, чем Алекс так не угодил старшему соратнику Мирамо.
   - Неужели это правда? - скривилась та в брезгливой усмешке.
   - Весь замок только об этом и говорит, - жарко зашептала служанка. - Когда Алекса Вонгыр порол, он даже не застонал, только зубами скрипел и ругался!
   "Настоящий воин", - подумала Сайо и вдруг спросила:
   - Симара, у тебя есть какой-нибудь бальзам от ран?
   - Найдется.
   - Тогда помоги Алексу быстрее оправиться от побоев.
   - Слушаюсь, Сайо-ли.
   Прихватив узелок с лекарствами, служанка отправилась на конюшню. Подняв над головой фонарь, она шла мимо фыркавших коней, косившихся на яркий свет.
   В углу кто-то бубнил:
   - Сейчас спину помажу, сразу полегчает...
   - Не порти парнишку! Тебе только скотину лечить! - громко проговорила служанка. Конюх поднялся, и она увидела Алекса, лежащего животом на куче сена.
   - Симара? - удивился Андак. - Ты чего здесь делаешь?
   - Вот пришла Алекса полечить, - ответила женщина, ставя фонарь на полку. - От моих бальзамов больше пользы будет.
   - Это точно! - хохотнул лошадиный начальник, пытаясь ее приобнять, - И от тебя тоже.
   Симара больно ударила его по руке.
   - Сходи на кухню и принеси теплой воды. Скажешь, я велела.
   - Сделаем!
   Служанка развязала узелок и стала расставлять горшочки и плошечки со снадобьями.
   - Спасибо тебе, почтенная Симара, - поблагодарил Алекс и, сделав попытку повернуться, сморщился от боли.
   - Чего это ты меня в старухи записал? - обиженно покачала головой женщина. - Я в почтенные еще не собираюсь.
   - Ну, прости меня.
   - Ладно, чего уж. Ты парень молодой, может ,тебе я и почтенной кажусь.
   - Вот тебе вода, - конюх поставил на пол глиняный кувшин. - Еще чего надо?
   - Нет. Иди. Сама управлюсь.
   Служанка осторожно приподняла куртку, покрывавшую спину парня.
   - Сильно тебя отделали, - проговорила она, глядя на рваную кожу и запекшуюся кровь.
   - Вонгыр старался, - отозвался Алекс.
   Симара намочила тряпку и стала осторожно протирать истерзанную спину, попутно вытаскивая занозы. Парень зашипел. Чтобы как-то отвлечь его, она тихо заговорила:
   - А ты нашел с кем связываться! С Вонгыром.
   - Да не связывался я! - шипя от боли, возразил тот.
   - Весь замок знает, как ты его блевать заставил. Кто же такое простит.
   - Меня не Вонгыр бить приказал...- повысил голос Алекс, но женщина положила ему палец на губы.
   - Тихо, дурачок! Вонгыр - внебрачный сын Мирамо!
   - Оно как! - удивленно прошептал парень.
   - Так вот! - Симара помешала деревянной лопаточкой мазь. - Держись. Сейчас подерет.
   - Ох!
   - Не охай! - женщина наклонилась к самому уху Алекса. - Законная жена родила ему двух девок! А благородным всегда наследник требуется. Говорят, Мирамо хочет его посмертным сыном сделать.
   - Это как?
   Не отвечая, Симара критически взглянула на широкую рваную рану.
   - Шить придется.
   - Шей, - безропотно согласился Алекс и повторил вопрос - Как это "посмертным сыном"?
   - Есть такой старинный обычай, - женщина взяла кривую иголку с шелковой нитью. - Если у благородного воина нет сыновей, то перед смертью он может завещать свое имя и меч кому угодно, даже простолюдину. Но только меч. Ни земли, ни денег он не получит. Вроде как мечом все это добыть можно. Держись!
   Парень охнул.
   - Еще чуть-чуть. Умишком Вонгыр слабоват, а гонор уже как у благородного. Вот и достает всех. Слуги помалкивают, кому охота старшего соратника злить. Один ты сумел ему укорот дать. За это на тебя Мирамо и обозлился. Не столько за то, что побил сынка, столько за позор. Как теперь Вонгыра Гатомо-сей на службу возьмет?
   - Прямо тайны мадридского двора, - пробормотал Алекс.
   - Какого двора? - не поняла Симара.
   - Никакого, - парень вытер пот.
   - А ратник без господина, - женщина нагнулась и прошептала: - все равно, что разбойник!
   - Понятно, - согласился парень. - Уже все?
   - Еще одна рана осталась, - вздохнула женщина. - Терпи.
   - А скажи, пожалуйста, Симара, - скрипнул он зубами. - Когда меня к Гатомо позвали, я вышивки очень красивые видел. Чья работа?
   - Госпожи старой, - женщина проколола кожу и начала стягивать края раны. - Раньше она много вышивала. Говорят, у знаменитой мастерицы училась...
   - У-у-у-у как больно!
   - Палкой небось больнее было! - прикрикнула женщина и продолжила, отвлекая парня.
   - Потом забросила все, сидела да на озеро глядела. А перед смертью дня за три вдруг опять нитки с иголкой потребовала. Я уже подумала, что на поправку пошло...
   - Теперь они Сайо достанутся?
   - Нужны они ей! - фыркнула Симара. - Наша будущая госпожа больше книжки читает. Вышивки эти и еще кое-что из вещей старая госпожа просила брату отправить. На память.
   Симара осторожно нанесла на спину обезболивающий бальзам.
   - Легче стало?
   - Ага. Спасибо тебе.
   - Выздоравливай. Чжанчол сказал, что дня три тебя на работу посылать не будет.
   Алекс улыбнулся мокрым от пота и слез лицом.
   - И ему спасибо передай.
   Симара поколебалась, потом взяла пузырек.
   - Вот сделай глоток, чтобы спалось лучше.
   Алекс закашлялся, вытаращив глаза
   - Ух, крепка зараза?
   - Чего? - опять не поняла его женщина.
   - Рот, говорю, обожгло.
   Симара усмехнулась и взяла фонарь,
   - Не сгоришь.
  
   Неизвестно, какие травки собирала Симара для этого лекарства, но настаивала она его точно на чистом спирте. После экзекуции и почти столь же болезненного лечения, глоток этой гадости моментально бросил Александру в блаженное царство сна. Там не было ни злобных феодалов, ни их отпрысков - садистов. В сновидениях она совсем маленькой девочкой бродила по цветущей поляне, а на небе во всю играла радуга.
   Проснулась Алекс вместе с лошадьми, а те - с петухами. Спина уже не горела огнем, а лишь тупо садила и чесалась. Повернувшись на бок, Александра решила, что настало время хорошенько обдумать то веселое положение, в котором она в очередной раз оказалась.
   "Это же надо! Первый день в замке и уже нажила врагов. Да не кого-нибудь попроще. Нет, мы по мелочам не размениваемся. Можно сказать, второму человеку в этой дыре умудрилась наступить на хвост. Они с прибабахнутым отпрыском меня живьем жрать будут! И пусть подавятся! Я им гадам этого вовек не прощу".
   От разработки планов страшной мести Мирамо и его сынку Алекс отвлек конюх.
   - Как ты?
   - Спина болит, а так - нормально.
   Мужик усмехнулся.
   Из своего закутка Александра не видела, как собирались и уезжали соратники Кирохо. Зато слышала, как тепло прощался с ними Гатомо, передавая пожелания всяческих благ барону.
   Алекс нащупала зашитую в куртке бумагу, и мысли ее обрели другое направление.
   После рассказа Симары ясно, что это Шанако написала письмо и спрятала в подушку. Она знала, что Гатомо после ее смерти передаст брату эту вещь. Значит, в послании содержится убойнейший компромат на здешнего шефа.
   "При чем, - заметила она сама себе. - Если она года не вылезала с озера, то порочащие его сведения известны были давно. А вот передать братцу решилась только перед смертью. Странно."
   И вдруг она чуть не привстала, зашипев от боли.
   "Получается, Шанако решила слить компру, когда ей уже все будет по барабану! Значит, письмо грозит большой бякой не только самому Гатомо! Что же он такое натворил?"
   Из исторической литературы Александра знала, как враждующие феодалы вырезали всех близких и дальних родичей друг друга, не считая слуг, рабов и прочей скотины. И еще она слышала, что недавно в Тонгойской империи прошла гражданская война. Не здесь ли кроется тайна Гатомо. Александра опять остро пожалела, что не умеет читать. Вот только кто ее научит?
   "В любом случае, это еще одна веская причина в темпе слинять отсюда", - сделала вывод. И подумала: "Только перед этим надо отомстить. И мстя моя будет страшной".
   Алекс вновь погрузилась в разработку коварных планов.
   Пришла кухарка и, пряча глаза, протянула чашечку с рисом. Похоже, проглотистый Вонгыр успел ополовинить его порцию. Александра поблагодарила и быстро слопала холодную липкую кашу.
   После обеда ее навестил необычный гость. Высокий мужчина с лицом постаревшего Джигурды и лысиной Куценко, одетый в просторный коричневый балахон, появился в сопровождении лебезящего Чжанчола.
   Ключник поминутно кланялся, показывая дорогу. Александра встала, держась за стенку, и поклонилась.
   - Вот, Макао-сей, - это Алекс, про которого тебе говорил мой господин Гатомо, - представил его ключник.
   - Быстро ты от побоев оправился, - проговорил Макао.
   "Надо же! И голос как у Джигурды, противный," - подумала Александра, а в слух сказала. - Это все бальзамы Симары. Если бы не они...
   - Бальзамы бальзамами, а ты все-таки ляг, - велел Макао. - Помоги ему, Чжанчол.
   Ключник помог ей лечь.
   - Иди, почтенный Чжанчол, у тебя наверняка много дел.
   - Конечно, преподобный Макао-сей.
   "Ты глянь," - усмехнулась про себя Александра,- "Преподобный? Поп, монах или еще жрец какой?"
   Скрестив ноги, Макао уселся рядом на сено.
   - Я монах из монастыря Небесного спокойствия,- представился он. - Когда-то я был старшим соратником Гатомо-сея, поэтому я иногда бываю в замке. Кто ты, Алекс? Расскажи мне, что помнишь.
   - Только свое имя, - Александра решила твердо держаться прежней "легенды".
   - Да, - кивнул Макао. - Мне говорили. А скажи, Алекс....
   Никто еще не задавал ей столько вопросов. В начале "экзамен" шел сравнительно легко. Александра с упорством автоответчика твердила "ничего не помню". Не добившись ничего, коричневый "инквизитор" решил зайти с другой стороны и стал расспрашивать о впечатлениях от "новой жизни": про замок, о его хозяине, старшем соратнике - козле, об отношении Алекс к вчерашней экзекуции. Вот тут ей пришлось гораздо труднее. Александра даже вспотела, удерживая рвущиеся с языка комментарии. "Без очков" было видно, что собеседник во всю старается ее спровоцировать. Чувствуя, что еще чуть-чуть, и она выскажет все, что думает о нем лично и об этом гребаном мире вообще, Александра сама ринулась в наступление. Едва монах умолк, переводя дух, как она тут же его спросила:
   - Скажи, пожалуйста, Макао-сей, кто такая Асиона?
   Собеседник словно споткнулся.
   - Откуда ты знаешь это имя?
   - Не знаю, - пожала плечами Александра. - Вспомнилось, когда увидел Сайо-ли.
   - Асиона - хранительница радуги, богиня - покровительница девочек. В старших сегунатах даже есть праздник в ее честь. Первый день месяца ящерицы, самое начало лета, - ответил Макао. - В этот день отцы и братья дарят маленьким девочкам подарки. Но в наших местах его не празднуют. Может быть, ты из тех краев?
   - Может быть, - согласилась Алекс и задала новый вопрос.- Я слышал о войне с каким-то Самозванцем. Я не мог в ней участвовать?
   Макао засмеялся.
   - Ты слишком молод. Если и воевал, то только игрушечным мечом.
   - Если у тебя есть время, расскажи мне о войне, преподобный? Расскажи мне об Тангойской империи. Слуги мало что знают, а благородных я расспрашивать не могу.
   - Зачем это тебе? - монах нахмурился и пристально посмотрел на Александру.
   Но той было на самом деле очень интересно, поэтому ее взгляд светился чистотой и бескорыстием совсем как на предвыборных плакатах в далекой России.
   - Вдруг я услышу знакомое название или вспомню чего-нибудь. Пожалуйста, Макао-сей! Ты, наверняка, знаешь очень много!
   - Ну не очень много, все-таки я бывший воин. Слушай. Может быть, что-то и вспомнишь, - пожал плечами монах и, откашлявшись, начал:
   - Империя подобно пирамиде. Внизу - крестьяне, они выращивают еду. Но земля нуждается в защите, поэтому она принадлежит благородным воинам: рыцарям, баронам, сегунам. На вершине пирамиды - Сын Неба. Чуть ниже - сегуны. Они прямые потомки первого Сына Неба. Семьсот лет наши предки завоевывали все новые и новые земли, увеличивая число сегунатов, пока Сумицо-завоеватель не установил священное число - 12. Шесть старших и шесть младших. Запретив под страхом проклятия небес увеличивать это число.
   Макао замолк и взглянул на Александру. Та лежала с открытым ртом, ловя каждое слово. Монах продолжил:
   - Как и империя, земли сегуната неделимы. Старший сын наследует все владения и титул. Прочие сыновья сегунов - становятся синими баронами...
   - Почему синими? - не удержалась от вопроса Алекс.
   - Цвет герба любого сегуна - синий, - пояснил монах. - Их потомки имеют в гербе синюю часть от предков сегунов. Барон же, с согласия сегуна, может выделить надел и младшему сыну, тогда он становится рыцарем, или же передать все земли старшему. Кое-кто из младших сыновей баронов идут в соратники к старшим братьям или другим землевладельцам. Так сложилось уже очень давно. Правда, недавно появились желтые бароны и рыцари. Это землевладельцы, получившие наделы от сегунов по приказу Сына Неба.
   В далекие времена не все благородные чтили власть Сына Неба. В стране царил хаос. Воевали все против всех. Сегуны, бароны, рыцари. Возникали и распадались военные союзы, а в это время страну терзали набеги варваров. Дошло до того, что некоторые из землевладельцев стали вооружать крестьян, те обходились куда дешевле благородных соратников. Двести лет назад Сын Неба Фукуо - законник запретил простолюдинам иметь оружие. Это сразу подняло цену на воинов. Тот мудрый указ высоко поднял авторитет верховной власти. И его сын взялся за наведение порядка внутри страны, оставив после себя крепкое государство. Но правление Бошо стало несчастьем для империи. Взяв в жены Ёшино дочь сегуна Хайдаро, он влюбился в одну из наложниц, женщину редкой красоты и ума. Очарованный ей Сын Неба отправил благородную жену в дальний замок, а через шесть лет короновал Циньо. Через два года после коронации родился наследник. После смерти отца Агарито взошел на престол. Но тут откуда-то явился Самозванец, преступно назвавшийся сыном Ёшино, якобы родившимся уже в ссылке. С кучкой приспешников он разъезжал по северным землям, обещая крестьянам свободу, ратникам - деньги и добычу. Презрев закон, Самозванец разрешил простолюдинам носить оружие. Не только крестьяне, но и кое-кто из благородных признал его царственное происхождение. Из чувства мести на его сторону встал сегун Хайдаро. Ну, вспомнил, что- нибудь?
   Очарованная рассказом Александра не сразу нашла что ответить.
   - Нет пока. А что дальше?
   Было заметно, что Макао приятно такое внимание слушателя.
   - К счастью Великое Небо просветило землевладельцев юга. Агарито взял в жены дочь сегуна Фамлао и повел войска южан освобождать страну. Армия Самозванца потерпела поражение, сам он укрылся в неприступной крепости на дальнем севере, где и был убит. Его тело долго возили по городам, чтобы все могли убедиться в смерти преступника. Великодушный Агарито не хотел лишней крови и отпустил уцелевших мятежников к северным варварам, где те и сгинули.
   - Как интересно! - восхищенно проговорила Александра. - Как ты чудесно рассказываешь, Макао - сей!
   Польщенный монах не смог сдержать улыбки.
   - Но прости мой вопрос. Ты называл имена Сыновей Неба. Разве так можно? - осторожно поинтересовалась Алекс. - Мне сказали, что называть благородного человека по имени могут только очень близкие люди?
   - Сын Неба, да продлится его жизнь десять тысяч раз по десять тысяч лет, один! - строго сказал преподобный. - Как же подданным различать сроки правления императоров? Только по именам. Но в целом ты прав. Назвать благородного человека по имени могут только близкие.
   - Спасибо за ответ. Теперь я, наверняка, что-то вспомню, - заливалась витасом Александра. - Я уже что-то припоминаю.
   - Что? - живо заинтересовался Макао.
   - Что-то смутное, - уклончиво ответила Алекс. - Какие-то люди, куда-то идут.
   - Я рад, если мой рассказ поможет тебе вернуть память, - проговорил монах, поднимаясь на ноги.
   Александра решила ковать железо не отходя от кассы.
   - Преподобный Макао-сей! - трагическим голосом проговорила она. - Есть у меня еще одна просьба, с которой не смею я обратиться к другим благородным!
   Монах хрустнул коленками, и нахмурился.
   - Что тебе нужно?
   - Научи меня грамоте!
   Видимо Макао ожидал чего-то другого.
   - Зачем тебе это?
   Алекс встала так, чтобы он не видел ее глаз.
   - Еще не знаю. Но очень хочется научиться читать
   - Я живу в монастыре и сюда прихожу редко, - после недолгого молчания ответил монах. - А тебе надо сначала узнать: согласится ли Гатомо-сей, чтобы его слуга тратил время на пустые занятия.
   Александра поклонилась. "Это значит - знай свое место, холоп!" - подумала она и сказала, отведя взгляд:
   - Спасибо тебе, Макао-сей.
   - За что? - улыбнулся монах.
   - За урок. И за историю.
  
   Глава IV
   Праздники, призы и подарки
  

Гости не были разочарованы:

праздник получился весьма

приятным, богатым,

обильным, разнообразным и длительным.

Дж.Д. Толкин Властелин колец

   Гатомо внимательно выслушал Симару.
   - Иди, - разрешил он. - Ты все правильно сделала. Я доволен.
   Кланяясь и пятясь спиной, служанка покинула кабинет рыцаря. Хозяин замка немного подумал и отправился навестить воспитанницу.
   Увидев опекуна, Сайо отложила книгу и поклонилась.
   - Здравствуй, Гатомо-сей.
   - Здравствуй, - кивнул рыцарь. - Я пришел похвалить тебя, Сайо-ли. Ты хорошо сделала, что не дала Кирибуцо прервать нашу беседу с соратником барона Кирохо.
   - Я лишь выполняла свой долг. Благородному гостю вряд ли интересны мелкие проступки хозяйских слуг.
   Гатомо улыбнулся и пригладил седые усы.
   - А почему ты приказала Симаре лечить Алекса?
   - Я лишь выполняла свой долг, - повторила воспитанница. - Алекс недавно оправился после тяжелых лишений, и если ему не помочь, то неизвестно, сколько времени он пролежит на животе, даром переводя твой хлеб. А Симара обещала поставить его на ноги за два дня.
   "Из этой девочки вырастет прекрасная хозяйка!"- восхищенно подумал Гатомо, еще раз похвалив воспитанницу:
   - Ты опять все сделала правильно, Сайо-ли.
   - Я рада, что угодила тебе, Гатомо-сей.
   - Сегодня нас должен навестить преподобный Макао, - сообщил рыцарь, зная, что девочка будет рада этой встрече. - Я хочу попросить его переговорить с Алексам. Балахон монаха только добавил остроту его уму. Может быть, он сможет понять больше чем мы?
   Бывший старший соратник не разочаровал Гатомо.
   - Этот человек говорит не все, что знает, - уверенно заявил он за ужином.
   Рыцарь, Мирамо и Сайо удивлено посмотрели на него.
   - Тогда ему мало двадцати палок! - вскричал старший соратник.
   - Почему ты так решил, Макао-сей? - робко спросила Сайо, ей почему-то не хотелось, чтобы бедного Алекса еще раз выпороли.
   - Он молод и еще не научился лгать, - снисходительно пояснил монах. - Но наказывать его не за что, уважаемый Мирамо-сей.
   - Как это? - удивился рыцарь. - Если он обманывает...
   - Я не сказал "обманывает", - напомнил Макао, поливая рис острым соусом. - Он просто не все говорит. Скорее всего, потому, что на самом деле очень много не помнит. Видимо, пока его воспоминания слишком разрозненны.
   - Как ты думаешь, кто он? - спросил немного успокоившийся Гатомо.
   - Меньше всего он похож на простолюдина, - к всеобщему удивлению ответил монах.
   - Ты считаешь его благородным? - проговорил старший соратник. - Почему?
   Однако Макао не стал отвечать прямо, ответив вопросом на вопрос:
   - Как думаешь, Мирамо-сей, о чем мы так долго с ним говорили?
   - Не знаю, преподобный, - смутился воин.
   - Об истории Тангойской империи! - Макао поднял вверх палец. - От первых Сынов Неба до войны с Самозванцем! И я не встречал более внимательного слушателя. При этом он не знает самых элементарных вещей: кто такие сегуны, чем различаются синие и желтые бароны, и даже то, что простолюдинам нельзя носить оружие.
   - Что же ты ему рассказал... о войне? - рыцарь налил себе еще водки.
   - Только то, что знает каждый благородный человек, - непринужденно ответил Макао.
   - Значит, по-твоему - он благородного происхождения? - вновь задал вопрос старший соратник.
   - У него живой и острый ум, - продолжал увиливать от прямого ответа монах. - Ему все любопытно. Я простой монах и часто беседую с простыми людьми. Для меня теперь нет деления на благородных и не благородных. Мне известно, как думают простолюдины. Алекс думает по-другому. Он даже попросил научить его читать!
   - Вот как! - удивился рыцарь.
   Сайо, забыв о приличиях, широко распахнутыми глазами уставилась на Макао.
   - Ты согласился?
   - Нет, конечно, - покачал головой монах. - Не мое дело решать, что должен знать чужой слуга.
   Гатомо одобрительно хмыкнул.
   На лице Мирамо заходили желваки.
   - И, тем не менее, ты считаешь его благородным? - спросил он, с трудом сохраняя вежливый тон.
   Макао отвел глаза, явно вновь не собираясь дать четкого ответа. С улыбкой наблюдавший их диалог Гатомо рассмеялся.
   - Признайся, Макао-сей, ты так и не узнал, кто он.
   - Ты мудр, мой господин, - развел руками бывший старший соратник. - Я действительно не знаю, кто такой Алекс.
   Сайо уткнулась лицом в тарелку, с трудом подавляя смех.
   - Что же тогда ты узнал, преподобный? - пришел в хорошее расположение духа Мирамо.
   - Я знаю, откуда он.
   - И откуда? - спросил уже изрядно захмелевший рыцарь.
   - С запада, из старших сегунатов.
   - Почему ты так решил?
   - Он знает Асиону. У нас эта богиня почти не известна, а в старших сегунатах есть даже праздник в ее честь.
   - Она покровительница девочек и хранительница радуги, - очень тихо проговорила Сайо.
   - Да, Сайо-ли, - кивнул монах, он услышал ее слова.
   - Значит, все-таки беглый крестьянин! - хищно осклабился Мирамо.
   - Или ратник, - возразил Макао. - Младший сын бедного рыцаря, а может - чьего-то соратника. Или житель Небесного города. ( Небесный город - город подчиненный непосредственно Сыну Неба, резиденция императорских наместников, не путать со столицами сегунатов. Прим. автора)
   - В таком случае, - пьяно усмехнулся рыцарь. - Ты, Мирамо- сей, дважды прав, что велел его выпороть. Я не знаю, кем он был раньше, но теперь будет - моим рабом!
   - Я рад служить тебе, Гатомо-сей, - склонил голову старший соратник.
   - У них на западе народу полно, - продолжал пьяно бубнить Гатомо. - А в нашей глуши каждый простолюдин на счету.
   Мужчины важно закивали, признавая бесспорную правоту хозяина. Сайо скромно молчала, размышляя над словами Макао. Мысль о том, что Алекс может быть благородным воином, ей явно нравилась.
   - Слышишь, Мирамо-сей? - продолжал рыцарь. - Здесь дорог каждый работник! И мне не нравится, когда мое имущество портят по пустякам!
   - Я понял, Гатомо - сей, - отвел глаза воин.
  
   Чжанчол сдержал свое обещание, и целых три дня Александра валялась на сене. Симара приходила еще два раза: намазала спину едучей мазью и сняла швы. Кроме нее вечером заскочили две молоденькие служанки.
   Пина и Тиули пришли познакомиться и принесли пострадавшему гостинцы: пшеничные лепешки с медом. Как подозревала Алекс, эти вкусности являлись объедками с барского стола. Однако в ее положении привередничать не приходилось. Пока Александра поглощала угощение, служанки охали, сочувствовали, и поведали, какой чудак (на букву "м") этот Вунгыр, как он пристает к порядочным девушкам. Под большим секретом они рассказали, что старший соратник, видимо, получил от господина нагоняй за его порку. "Второй день ходит злой, как медведь после зимней спячки", - смеясь шептала Пина, прикрывая рот ладошкой. Вот только Александру это совсем не обрадовало. Лепешки она слопала, а трескотня посетительниц стала надоедать. К счастью появился конюх, и служанки, пожелав скорейшего выздоровления и одарив многообещающими взглядами, скрылись. Алекс перевела дух.
   - Приглянулся ты нашим девкам, - засмеялся Андак. - Мало ли тут народу пороли, а в гости служанки господина только к тебе пришли.
   Александра в ответ только кисло улыбнулась. В данный момент ее больше волновал старший соратник со своим ублюдком.
   Все хорошее всегда проходит слишком быстро. На четвертый день ее с утра припахали помогать конюху. "Ну вот, больничный лист закрыли", - грустно думала Александра.
   Она раздавала лошадям сено, овес, носила из колодца воду, убирала навоз, растирала лошадиные шкуры жесткой тряпкой, промазывала маслом кожаные ремни уздечек. По поведению конюха чувствовалось, что он явно доволен новым помощником. Однако вечером мужчина подошел к ней и, пряча глаза, проговорил:
   - Ты вот что, Алекс... В общем, возвращайся ночевать на свое место. Спина у тебя поджила и вообще, нечего тут.
   Александра усмехнулась.
   - Спасибо за гостеприимство.
   Замок погружался в сон. На лестнице главной башни монументальной фигурой возвышался Вонгыр. Алекс хотела его обойти, но парень заступил ей дорогу. Александра шагнула в сторону, Вонгыр сделал вид, будто пропускает ее, и попытался ударить локтем в бок.
   Алекс легко увернулась, крепко вцепившись в локтевой сустав. Пальцы сами отыскали нужные точки, и парень тихо взвыл от боли.
   - Слушай, козел, - очень тихо проговорила Александра. - Если ты еще раз меня хоть пальцем тронешь - я тебя убью.
   - Тебя тоже убьют! - зашипел от боли будущий благородный.
   - Конечно, - не стала спорить Алекс. - Вот только тебе это будет уже все равно. И папиного меча тебе точно не видать!
   Она отпустила локоть и прошла в коридор.
   Сложенная постель была на месте. Но едва она разложила матрас, к ней вихляющей походкой подошел один из слуг.
   - Эй ты, полоумный! - крикнул он тонким, писклячим голосом. - Теперь я тут спать буду!
   Александра повернулась. Парнишка лет шестнадцати смотрел на неё, грозно выпятив нижнюю челюсть и сжимая немаленькие кулаки.
   Остальные четверо слуг стояли в стороне, с интересом наблюдая за происходящим.
   - Что? - переспросила Алекс.
   - Здесь теперь мое место! - уже увереннее проговорил пацан, подходя вплотную. Как раз в это время среди слуг появился Вонгыр.
   - А твое место у двери!
   - У тебя тоже папа соратник? - Александра поморщилась от стойкого запаха гнилых зубов.
   - Нет, - парнишка явно не ожидал такого вопроса. - Он кузнец...
   - Замечательно! - улыбнулась Алекс и от души пнула его коленом между ног.
   Ей самой в новом теле еще не приходилось этого испытывать, но, судя по имеющейся информации, должно было быть больно.
   Парнишка заскулил и стал валиться на пол. Александра подхватила его за шею и швырнула в слуг.
   - У кого еще папы из благородных! - оскалилась она.
   - Ни у кого? - уточнила Александра, сейчас она была готова растерзать этих щенят. - Тогда я буду спать там, где захочу!
   Слуги подхватили пострадавшего коллегу и помогли лечь на матрасик.
   Алекс сняла куртку, положила ее под подушку и, натянув на голову одеяло, затаилась. Но, видимо, полученный урок оказался слишком наглядным. Никто из слуг ее больше не побеспокоил.
  
   - Господину барону ответ нужен немедленно? - спросил Гатомо, принимая у гонца письмо.
   - Нет, Гатомо - сей, - поклонился воин.
   Отпустив соратника Токого, рыцарь сломал печать и развернул листок. Прочитав письмо сюзерена, он сразу же направился к Сайо.
   Воспитанницу он отыскал на кухне. Девочка о чем-то оживленно беседовала с кухаркой. Стоявшая рядом Симара первой заметила хозяина и склонилась в глубоком поклоне.
   - Что ты тут делаешь, Сайо-ли?
   - Мой господин, мы обсуждали праздничный ужин, - объяснила воспитанница.- Ты сказал, что на праздник цветения риса в замке будут гости.
   - Я думаю, с этим справятся и без тебя, - усмехнулся рыцарь, взглянув на кухарку.
   - Конечно, Гатмомо-сей, - поклонилась женщина.
   - Пойдем. Я хочу с тобой поговорить.
   Сайо в недоумении шла за рыцарем. Его лицо казалось странным. Под седыми усами пряталась довольная улыбка. За госпожой семенила еще более заинтересованная Симара. Какое такое новое дело придумал господин для своей воспитанницы. Служанка привычно остановилась у двери кабинета, но хозяин жестом пригласил войти и ее.
   Усевшись за стол, Гатомо взял только что полученное письмо.
   - Нас приглашает на праздник господин Токого, - сообщил он. - Меня и Сайо.
   - Я очень рада, - пролепетала девочка. Ей еще никогда не приходилось ездить к кому-то в гости.
   - К барону приехала его сестра, - продолжал рыцарь. - Барон рассказал ей о тебе, и госпожа Кацуо Айоро хочет с тобой познакомиться.
   - Хорошо, Гатомо-сей, - поклонилась Сайо.
   Рыцарь нахмурился.
   - Ее супруг господин Мусасибо Айоро - командир сотни соратников сегуна, а Кацуо - придворная дама жены нашего сегуна.
   Стоявшая у стены Симара тихо охнула.
   - Теперь ты понимаешь, как важна эта встреча? - сказал Гатомо, не обратив внимания на служанку.
   - Понимаю, Гатомо-сей.
   - Иди, - буркнул рыцарь. Ему казалось, что воспитанница не серьезно отнеслась к полученному известию.
   Симара звонко грохнулась на колени.
   - Разреши сказать, мой господин!
   - Что еще? - Гатомо готов был взорваться.
   - Сайо-ли не может ехать в Токого-маро, - торопливо заговорила служанка.
   - Это почему? - хозяин даже растерялся от подобной наглости рабыни.
   - У нее же нет подходящего платья! - разъяснила Симара. - Вся ее одежда - это одежда девочек! А в Токого-маро она должна выглядеть как будущая хозяйка Гатомо-фами. Сайо-ли не должна опозориться в глазах госпожи Айоры и других благородных женщин.
   Подумав, Гатомо признал правоту служанки.
   - Пригласи жен соратников и нашу портниху, - распорядился рыцарь. - Ткань выберете в кладовой сами.
   - Нет, мой господин, - подала голос Сайо. - Я не должна появиться на празднике цветения риса в платье, сшитом нашей портнихой.
   - Почему? - еще больше удивился Гатомо. На его памяти это был второй или третий раз, когда воспитанница осмеливалась ему противоречить.
   - Благородные женщины в Токого-маро прежде всего будут смотреть: кто и как одет, - спокойно разъяснила Сайо. - Их одежды, наверняка, сшиты лучшими мастерицами сегуната. Я уважаю вкус жен наших соратников и мастерство портнихи, но в ее платье я буду только позорить моего господина.
   Рыцарь не мог не согласиться со словами воспитанницы. Мысленно прикинув наличные, он решительно объявил:
   - Завтра Мирамо едет в Мусимо, я прикажу ему заказать тебе лучшее платье.
   - Настоящий воин не доверит покупку меча никому, - твердо сказала Сайо. - Платье для женщины тоже оружие, Гатомо-сей. И я не хочу быть беззащитной в Токого-маро.
   Гатомо откинулся на спинку кресла, с нескрываемым удивлением глядя на девочку. Симара продолжала стоять на коленях, не поднимая глаз, но внутри она не могла не восхищаться словами новой госпожи.
   - Я согласен с тобой, Сайо-ли, - непривычно мягко проговорил он. - Завтра мы едем в город, и ты закажешь себе хорошее платье.
   - Благодарю, мой господин, - поклонилась девочка.
   "Какая женщина из нее вырастит! - молча покачал головой Гатомо, глядя вслед Сайо. - Умница и красавица. Вполне достойная меня."
   Девочка шла по коридору, гордо подняв голову. Она едет выбирать себе платье! Первый раз в жизни она будет заказывать себе красивую одежду. Сайо не знала, чем обернется для нее поездка на праздник в Токого-маро, но в ее бедной событиями жизни она обещала стать настоящим праздником.
   Мирамо как всегда внимательно слушал распоряжения господина.
   - Прикажи приготовить коляску. Завтра я и Сайо-ли едем в город. Возьми четверых соратников. Оденьте доспехи, поедем с деньгами.
   - Да, Гатомо-сей.
   - Пока мы будем заказывать платье для госпожи, съезди в канцелярию наместника. Проверь, может кто-нибудь разыскивает человека по имени Алекс.
  
   Александра проснулась необычайно рано. Вокруг закутавшись в одеяла сопели во сне слуги. Что-то было не так. Осторожно ступая, она вышла на крыльцо. Новое тело Алекс явно чего-то требовало. И это были не физиологические надобности. В мягких лучах рассвета Александра прошла на задний двор. Решив выяснить, что все-таки хочет ее новая оболочка, она присела на корточки, закрыла глаза и постаралась отрешиться от всего. Вспомнила мать, доброго, но такого не приспособленного к жизни отца, старшего брата, Марину. Александра едва не расплакалась, а когда очнулась, то обнаружила, что.... Делает зарядку! То есть занимается абсолютно бессмысленным с точки зрения Саши Дрейк делом! Она замерла в причудливой позе с поднятыми вверх руками.
   "Что ж, - философски решила Александра. - Будем поддерживать форму". И резко ударила воздух ребрами ладоней. Потом пришел черед растяжек. Связки нового тела еще не затвердели, и она легко задирала ноги выше головы и садилась на шпагат не хуже красавчика Ван Дама.
   В такой позе ее и застал Кирибуцо, обходивший дозором двор замка.
   - Неплохо, - прокомментировал он увиденное.
   Алекс легко вскочила и привычно поклонилась.
   - Мой господин.
   - Кто научил?
   - Не помню, Кирибуцо-сей.
   Воин поправил меч.
   - Хочешь победить на празднике?
   - На каком празднике, мой господин? - не поняла Александра.
   - Через четыре дня праздник цветения риса. Господин выставляет угощение, будут танцы и состязания.
   - Я ничего об этом мне знал, Кирибуцо-сей.
   - Благородные бьются на мечах, - продолжал соратник.
   Проскучав всю ночь, он был рад хоть такому собеседнику.
   - А простолюдины соревнуются в борьбе. Второй год среди юношей побеждает Вонгыр, - воин усмехнулся.- Победитель получает козу.
   Оставив Александру в замешательстве, соратник пошел дальше по обычному маршруту.
   Совершив кувырок через голову, Алекс удовлетворенно улыбнулась. И тут услышала какой-то шум.
   "Вот гадство! - вдруг вспомнила она. - Чжанчол же велел пораньше воды на кухню принести!" Проклиная себя за забывчивость, она рысью бросилась на кухню. Там ее встретила ругань кухарки:
   - Хорошо, что я со вчерашнего дня воду оставила, а то на чем бы стала господам завтрак готовить!
   Алекс схватила деревянные ведра и побежала к колодцу. На дворе царила суета: ходили вооруженные соратники в доспехах, конюх запрягал лошадей в старую повозку. Ее вчера вытащили из сарая и долго приводили в порядок: меняли кожаные рессоры, подкрашивали лаком потертые поручни.
   Когда Александра делала третий водовозный рейс, на крыльцо главной башни вышел хозяин замка: тоже в доспехах и Сайо. Алекс обратила внимание, на сколько хмурой была физиономия Гатомо, на столько светилось плохо скрываемой радостью лицо его воспитанницы.
   Подскочил Чжанчол.
   -Ты где лазишь?
   - В колодце, - ответила Александра, глядя, как господа усаживаются в повозку.
   Ключник хотел было продолжить политико - воспитательную работу, но тут Гатомо жестом позвал его к себе. Алекс подхватила ведра и пулей скрылась за дверьми кухни.
   Выругавшаяся и подобревшая кухарка заставила его мыть рис для завтрака слугам. Работа на кухне считалась среди обитателей замка не престижной, но Александре это было по-барабану: рис мыть или курятник чистить.
   В кухню вбежали служанки. Помещение моментально наполнилось смехом, торопливыми разговорами и хихиканьем.
   - Есть что-нибудь покушать? Смира, дай пожевать.
   - Господа все съели.
   - Завтрак готов?
   - Тихо вы, сороки,- перекрыл шум мощный голос кухарки.
   - Нет еще ничего. Вон по яблоку возьмите, если невтерпеж.
   - Почему рис еще не готов? - набычилась Пина. - Ты же знала, что господа уезжают на рассвете.
   - Господ я накормила! - отрезала кухарка. - А вы потерпите. Я же не виновата, что кое у кого память отшибло!
   Александра стойко промолчала.
   - Лучше скажите, чего это их так рано в город потянуло? Я Симару спрашивала, та только щеки надула от важности...
   - Она теперь всегда так ходит, - рассмеялась Тиули и надув щеки пошла, смешно переваливаясь и виляя задом.
   Кухарка засмеялась. Алекс помимо воли тоже улыбнулась. Кухарка вручила ей нож и десяток маленьких луковиц.
   - За платьем они едут нашей маленькой Сайо-ли, - кривляясь сказала Пина. - Будут заказывать у мастериц.
   - С чего бы это наш старый скр... господин так расщедрился? - не на шутку удивилась Смира.
   Стреляя глазками в плачущую Александру, служанки наперебой стали рассказывать:
   - Их пригласил на праздник барон Токого. Говорят, там будет его сестра - очень важная дама из самого Канаго-сегу! Чуть ли не лучшая подруга жены сегуна. Вот Гатомо-сей и решил показать свою будущую супругу в полном блеске. Вот только с ее костями откуда взяться блеску то.. Что не одень, все будет болтаться как на пугале.
   Обозленная сплетнями за чужой спиной, чего Саша Дрейк не любила еще на Земле, и луком, до слез разъедавшим глаза, она буркнула:
   - Были бы кости, мясо нарастет.
   На миг в кухне воцарилась тишина. После чего кухарка разразилась громовым хохотом.
   - Ну, Алекс, ну сказал!
   Служанки переглянулись, решая важный вопрос: рассмеяться или обидеться.
   Выбрали смех.
   - Так значит, наших господ на празднике в замке не будет? - вытерла слезы кухарка.
   - Нет! - довольно защебетала Тиули. - Чжанчол сказал, что разрешит танцы прямо в замке устроить...
   - Так тебе Мирамо и позволит у него под окнами плясать, - возразила кухарка.
   - Это он с господином такой строгий, - беспечно отмахнулась служанка. - Благородные сами не прочь без хозяев повеселиться.
   - Займут главный зал, и пойдет потеха! - подхватила Пина и, стрельнув глазами в плачущую Александру, спросила:
   - А ты, Алекс, на праздник пойдешь?
   - Чего я там забыл, - огрызнулась Александра, кромсая очередную луковицу.
   - Там угощение будет, - продолжала служанка. - Вогыр козу за борьбу выиграет, мяса жареного поедим.
   - Как же, угостит он, - проворчала кухарка. - Даст по куску, остальное сожрет со своими подпевалами.
   - Спасибо, - усмехнулся Алекс, передавая ей нарезанный лук. - Он меня уже угощал. До сих пор отрыгается.
   - Тогда потанцуем, - лукаво улыбнулась Пина.
   - Я не умею.
   - Мы научим! - поддержала подругу Тиули.
   Девушки засмеялись, явно наслаждаясь смущением молодого человека.
   От продолжения неприятного разговора Алекс спасли слуги, толпой ввалившиеся в кухню. Служанки господина не сочли для себя возможным продолжать беседу в таком обществе и покинули помещение, ловко уворачиваясь от шаловливых рук парней.
  
   Гатомо безропотно выдержал час, слушая разговоры о тканях, фасонах, отделке и оборках. Однако, ни его воспитанница, ни мастерица, ни даже Симара все никак не могли выбрать подходящий фасон.
   Первой заметила грозное шевеление седых усов многоопытная служанка. Наклонившись к уху госпожи, она быстро зашептала.
   Сайо отвлеклась от увлекательной беседы и подошла к опекуну.
   - Уважаемый Гатомо-сей, не хотелось бы занимать твое время. Я знаю, что у тебя много дел в городе, а тут, если ты доверишь, мы можем решить все сами.
   Рыцарь встал.
   - Ждите меня здесь. Я оставлю одного соратника на всякий случай.
   У Гатомо были запланированы встречи с купцами, к тому же стоило навестить старых знакомых. После слов Сайо он решил, что в этой мастерской ему придется только торговаться, во всем остальном воин все равно ничего не понимал.
   Посоветовавшись с мастерицей и Симарой, Сайо, наконец, выбрала ткань, цвет, фасон и отделку. Мастерица лично сняла мерку, поручила помощницам заняться кроем, а сама стала угощать посетительницу чаем с изумительными песочными пирожными.
   За этим занятием Сайо и застал Мирамо. Отказавшись от угощения, он мрачно уселся в углу и стал дожидаться господина.
   Чиновник в канцелярии наместника добросовестно отработал полученный медяк, но так и не нашел среди множества описаний преступников никого, кто хотя бы приблизительно подходил под описание Алекса. Огорчение от потери монеты слегка сглаживали только слова господина: "Не важно, кем был Алекс - теперь он мой раб".
   Гатомо приехал веселый и слегка пьяный. Он еще больше расцвел, когда мастерица похвалила замечательный вкус воспитанницы. Но хмель мигом вылетел из головы, как только рыцарь узнал цену нового платья. Умная женщина предложила Гатомо сразу после мероприятия выкупить его за половину стоимости.
   - Многие благородные и горожане не могут позволить себе шить платье на заказ, а покупают готовое.
   Рыцарь сразу принял выгодное предложение. Сайо, втайне мечтавшая оставить платье у себя, не показала вида, как расстроило ее быстрое согласие опекуна.
   Довольная мастерица подсказала Гатомо, где можно взять на прокат драгоценности.
   - Разумеется под залог, - пояснила она.- Но это честная и уважаемая семья. Купцы в пятом поколении.
   Все огорчение Сайо моментально прошло. Пусть только на один день, но у нее будет и прекрасное платье, и нефритовые заколки, и жемчужное ожерелье, и даже серьги с драгоценными камнями.
   Заплатив аванс, Гатомо со спутниками отправился домой.
  
   Как лишний раз убедилась Александра, невозможно сохранить секрет в маленьком коллективе. Даже слуги, что спали с ней в одном коридоре, пол ночи обсуждали "эпохальную" поездку рыцаря в город! Все дружно решили, что их хозяин "однако, шибко любит девку Сайо". Так Алекс мысленно прокомментировала восторженные речи парней о его небывалой щедрости. Вполголоса с вытаращенными глазами Вонгыр "под страшным секретом (!)" поведал, что своей воспитаннице Гатомо не только заказал шитое чистым золотом шелковую коюбу, но и накупил кучу драгоценностей! ( Коюба - парадная женская одежда, представляющая из себя платье, состоящее как бы из нескольких платьев, надеваемых друг на друга, с широкими, почти до пола рукавами и большим отложным воротником. Прим. автора)
   Не принимавшая участие в разговоре Александра лежала лицом к стене и во всю пыталась уснуть. "И какое удовольствие таскать на себе кучу побрякушек,- думала она.- Да еще золотое платье! У нее же все тело чесаться будет!"
   Тем не менее, ей почему-то было страшно любопытно: чего же такого необыкновенного сошьют Сайо? Она даже мысленно прикинула, какая одежда из ее времени могла бы подойти этой тощенькой девчонке. Джинсы и синий топ? А может лосины и черная туника с блестками. Или тяжелые штаны с большими карманами, в которых обычно ходят поклонники рэпа, и спортивная кофточка...
   Утром на кухню, куда сердобольный Чжанчол продолжал посылать Александру, вновь прискакали эти две козы: Пина и Тиули. Похоже, они решили довести ее до белого каления! Кроме уже известных сплетен о платье и драгоценностях служанки рассказали, что старший соратник вновь облажался с Алексом!
   - Это как? - не на шутку удивилась Александра. Вечное небо, слава Богу, оберегало ее от встреч с Мирамо.
   С двух сторон наклонившись к ее ушам, они поведали, как благородный господин ездил в канцелярию наместника Сына Неба, чтобы отыскать среди примет преступников приметы Алекса.
   - И ничего не нашел! - прямо в ухо взвизгнула от восторга Тиули.
   Александра дернулась.
   - И вовсе незачем так орать! - проговорила она голосом Кролика из известного мультика.
   Девушки засмеялись.
   - Берите завтрак господам да идите отсюда! - прикрикнула на них кухарка. - Вот пристали к парню! Работать только мешают.
   - Это точно, - от всей души согласилась Алекс. И после выполнения всех кухонных работ, отправилась искать Чжанчола.
   Она легко нашла ключника, ориентируясь на визгливый, пронзительный крик.
   - И что мне теперь делать, безрукий ты баран! Опять считать? Я вчера два часа разбирался, а ты мне всю бумагу залил.
   Александра вошла в кладовую. Старик клокотал от гнева, потрясая кулаками на одного из слуг. На маленьком столике лежал листок рисовой бумаги, залитый чаем, от букв остались одни расплывшиеся пятна.
   - Даже чай налить, как следует, не умеешь!
   Тут он заметил Алекс и перевел дух.
   - Тебе чего?
   - Что за беда стряслась, почтенный Чжанчол? - очень вежливо поинтересовалась Александра.
   - Я вчера распределил, кому из крестьян, что к празднику принести, записал, а этот безрукий баран весь список залил!
   - Неужели теперь тебе придется все восстанавливать заново, - искренне посочувствовала Алекс.
   - Если бы так, - слегка успокоился ключник. - Его бы давно на конюшне драли! Я уже всем задание дал. Одни яйца остались.
   - Чего? - Александра едва не застыла с открытым ртом.
   - Сто яиц надо поровну поделить на восемь хозяев!
   - Поровну не получится, почтенный Чжанчол, - покачала головой Алекс. - Ты же не будешь требовать принести по двенадцать с половиной яиц?
   Ключник ядовито усмехнулся.
   - Только такой дурак как ты может требовать с кого-то половину куриного яйца!
   И вдруг глаза старика подозрительно сощурились.
   - Откуда ты знаешь?
   - Посчитал, - пожала плечами Александра. - Тут или шестерым по двенадцать и двум по четырнадцать. Либо семь по тринадцать и один по девять.
   - Ты пришел яйца считать? - рявкнул ключник.
   - Что ты, почтенный Чжанчол! - возразила, удивленная такой агрессией, Алекс. - Просто я уже здоров и прошу тебя, если можно, переведи меня снова на конюшню работать!
   - Ты меня учить будешь? - еще больше распалился старик.
   - Да что ты, уважаемый, почтеннейший Чжанчол! - Александра уже и не рада была, что затеяла этот разговор.
   - Где скажу, там и будешь работать! Понял?
   - Понял, почтенный Чжанчол, - чуть поклонилась Алекс и пошла вон из кладовой, проклиная склочного старикашку.
   Очевидно ключник все же прислушался к ее пожеланиям. После обеда, когда Александра чистила песком большой медный котел, пришел конюх и торжественно объявил, что ее "кухонные каникулы" закончились, и с завтрашнего утра Алекс вновь поступает в его распоряжение!
  
   Утром Гатомо обнаружил, что не сделал вчера одно важное дело. За завтраком он велел Сайо прийти к нему в кабинет.
   Воспитанница скромно стала у двери, опустив глаза и ожидая, что скажет господин.
   - Говорят, госпожа Айора любит стихи, - сказал рыцарь, подумав: "Делать им там нечего при дворе, вот с жиру и бесятся".
   - Я взял на время одну книжку, - Гатомо достал из свертка потрепанный том. - Посмотри, может, что выучишь или перепишешь. В общем, тебе надо не опозориться перед столичной дамой.
   Сайо быстро подошла к столу и восхищенно выдохнула:
   - Это же "Букет Небесного сада"! Редчайший сборник произведений поэтесс, составленный императрицей Ёшино! Как тебе только удалось его найти? Огромное спасибо, Гатомо-сей!
   Не удостоив девочку ответа, рыцарь величественно проговорил:
   - Поторопись. Меня просили, ее долго не задерживать.
   Не отвечать же воспитаннице, что книжку ему с большой неохотой на время одолжила знакомая хозяйка публичного дома. После войны с Самозванцем, все так или иначе связанное с именем первой жены Сына Неба Башо, находилось под негласным запретом.
   Сайо стрелой влетела в комнату.
   - Симара! Перо, чернила и бумагу, немедленно!
   Служанка, занятая укладкой белья госпожи, мигом все бросив, побежала исполнять приказание. Как женщина неоднократно убеждалась, не смотря на возраст и субтильное телосложение, эта девчонка умеет заставить себя слушаться.
   Весь день мысли Чжанчола нет-нет да и возвращались к злополучному Алексу. Как мог сопливый пацан мгновенно посчитать то, на что у него ушел почти час? Насколько ему известно, благородные люди сильно не утруждали себя изучением счета. Не рассказать ли о происшествии хозяину или старшему соратнику? Однако, подумав, ключник решил сейчас их не беспокоить. Слишком занят Гатомо-сей приготовлением к предстоящему визиту в Токого-маро.
   Зря почтенный Чжанчол так считал. Любое происшествие с участием Алекса всегда привлекало внимание Мирамо. А присутствовавший при разговоре с ключником мальчишка не стал держать язык за зубами.
   Чжанчол со слугами перетряхивали старую одежду, когда в кладовую вошел старший соратник. Повинуясь движению бровей воина, парни быстро выскочили во двор.
   - Это правда, что Алекс считает лучше тебя?
   Прямой вопрос требовал прямого ответа.
   - Очень похоже, Мирамо - сей, - поклонился ключник.
   - Как такое может быть?
   Чжанчол задумался. Он прожил уже достаточно и пользовался безграничным доверием господина, но оставался всего лишь слугой.
   - Его научили, Мирамо-сей, - осторожно ответил ключник. - Счет необходим купцам или мастеровым.
   - Каким мастеровым?
   - Например: строителям или корабелам, или аптекарям, даже оружейникам.
   Мирамо вышел. Похоже, этот Алекс не может быть благородным человеком. Это радовало.
   А вот об утренних тренировках Алекса не узнал никто. Соратник Кирибуцо после недолгого размышеления решил не отвлекать начальство по пустякам. Более того, на следующее утро он как бы случайно вновь оказался на заднем дворе. Глядя на ее прыжки, воин сказал.
   - На состязаниях простолюдинов запрещены удары.
   - Не расскажешь ли, мой господин, о правилах борьбы?
   Воин фыркнул.
   - Вот еще. С чего бы мне знать о драках простолюдинов! Слышал только, что победителем считается тот, кто уложит противника на спину и удержит десять ударов сердца.
   - Спасибо, Кирибуцо-сей, - послышалось всед уходящему соратнику.
  
   Александре все больше и больше нравилась работать на конюшне. Она уже не путала попону с подпругой, а уздечку со стременами. Алекс совсем перестала бояться этих больших, но таких добрых животных. Были, конечно, и среди них свои индивиды. Жеребец старшего соратника несколько раз пытался ее укусить. Один раз это ему это даже удалось. Конюх перевязал рану относительно чистой тряпицей и посоветовал с конем не церемониться. Пара ударов по бурому лбу с белым пятнышком помогли наладить их конструктивные взаимоотношения.
   А главное, Александра распространяла вокруг себя настолько устойчивый лошадиный аромат, что нездоровый интерес к ней со стороны служанок улетучился начисто.
   "Имидж ничто, запах все!" - гордо подумала Алекс, когда Пина убежала от нее, зажимая пальцами нос.
   - Ты бы хоть одежду постирал, - проворчала более запахоустойчивая кухарка, передавая ему еду для конюха.
   - Не господа - потерпим, - гордо ответила Александра.
   Когда Гатомо с воспитанницей собрались ехать в город во второй раз, именно Александра запрягала лошадей, не вызвав уже никаких нареканий со стороны Андака.
   Господа укатили, а на конюшню пришел Чжанчол. Переговорив с начальником Алекс, он забрал ее на другую работу.
   Вместе со старым знакомым Джихоном Александра собирала столы для праздничного угощения. Джихон считался замковым плотником и столяром. Дерево он знал как никто другой, а вот сил становилось все меньше.
   - А где второй твой помощник, почтенный Джихон? - спросила Алекс. Что Вонгыр занимался починкой доспехов, она уже знала и не завидовала их хозяевам.
   - Лохун, что ли? - старик ловко забил шип в паз.
   - Ну, тот мужчина, что был с тобой, когда курятник строили.
   - Лохун и есть. Он крестьянин. Правда в деревне лучше него никто топор в руках держать не умеет. Он в тот день барщину отрабатывал. А сегодня мне одного тебя хватит. Дел тут немного. Соберем столы к празднику и все.
   - У него, кажется, жена болела, - продолжала расспрашивать Александра, пытаясь развеять жуткую скуку.
   - Слава Вечному небу, поправилась. На ноги встала. Он в монастырь за лекарством ходил. Единственную козу отдал.
   - Бесплатно не помогли преподобные, - усмехнулась Александра.
   - Монахам тоже пить, есть надо, - философски заметил Джихон. - Вот только его дочке год, без молока не выживет. Ну они молодые - еще родят.
   Алекс покоробила такое отношение к жизни маленького ребенка.
   - Может ему у господина помощи попросить? - робко предложила она.
   Старик даже молоток опустил.
   - Ты и впрямь без ума! Нужна господину годовалая соплячка. Ох, Алекс, ну ты бывает и дурь несешь.
   Александра молча согласилась и еще острее почувствовала чуждость этого мира ее земному сознанию.
   Господа вернулись после обеда. Конюх куда-то запропастился, и встречать повозку пришлось Александре. Она подхватила лошадей под уздцы и стала гладить их мокрые шеи.
   Гатомо молодцевато спрыгнул на землю и, ни на кого не глядя, поспешил в замок. Потом соскочила Симара, помогая сойти госпоже. Сайо в запыленном плаще сошествовала на землю, бросив только один взгляд зеленовато - карих глаз на застывшую Алекс.
   И тут Александра, словно впервые, увидела свои грязные, покрытые цыпками руки, засаленные до невозможности штаны с висячими коленками, сандалии с налипшим конским навозом и куртку, обсаженную разнообразными пятнами.
   "Подумаешь! Какая цаца, - вскипело все в душе Алекс, - я, понимаешь, работаю, как лошадь! Горбачусь, как раб на галерах. А она в экипажах разъезжает! Платья у местных кутьрьев заказывает! Аристократка фиговая!"
   Однако праведный гнев так и не смог успокоить пролетарского сердца Александры. Она вдруг обнаружила, что на отросших волосах хватит сала яичницу пожарить, от тела несет хуже, чем от жеребца Мирамо, а ноги приобрели цвет навоза.
   "Нет, подруга! - решительно заявила она себе. - Так дело не пойдет. Давай-ка приводить себя в порядок".
  
   Глядя на воспитанницу, Гатомо решил, что мастерица честно отработала каждую монету. Цвет платья менялся снизу вверх от светло-зеленого до нежно-голубого. По зелени травы важно вышагивали белые цапли, а у самой шеи вились легкие облака. Широкий пояс с большим бантом на спине скрадывал угловатость тела девочки, подчеркивая ее молодую еще не яркую женственность.
   Помощницы мастерицы хлопотали вокруг стоявшей Сайо с нитками, иголками и булавками.
   - Сегодня же к вечеру платье будет полностью готово, Гатомо- сей, - сообщила хозяйка мастерской.
   - Я оставлю в городе соратника, он заедет и заберет, - кивнул рыцарь.
   - Если мой господин не возражает, мы могли бы уже сейчас примерить украшения, - предложила мастерица.
   Рыцарь не возражал. Мирамо лично внес в комнату тяжелый железный ящик. Гатомо отпер замок и стал вытаскивать коробки и коробочки.
   Сайо стояла не отрывая взгляда от большого зеркала. Ее лицо побледнело, только зеленые глаза сверкали подобно падающим звездам. Мягкое шелковое платье создавало приятное ощущение уюта; цвет ткани, вышивка, украшения - все было даже лучше, чем она могла себе представить. А когда на тонкой шее тепло засверкали жемчужины, в волосах появилась нефритовая заколка, а в ушах качнулись серьги с темно-красными камнями, у нее перехватило дыхание.
   Она не помнила, как с нее снимали это великолепие, как села в коляску. Вся дорога до Гатомо-фами пронеслась в один миг. Сайо что-то отвечала на вопросы Гатомо, улыбалась, кивая его словам, но ничего не помнила. Очнулась она только тогда, когда коляска въехала во двор замка. И тут девочка словно в первый раз разглядела убожество своего жилища. Низкие деревянные стены, пыль, запах навоза, слуга с немытой физиономией в засаленной куртке, старый Гатомо с его противными седыми усами и самодовольной улыбкой.
   После праздника примерки нового платья возвращение к реальности было мучительным. И вновь только воспитание духа, полученное от святого Кимцзы, помогло ей сохранить внешнее самообладание. Смыв дорожную пыль, Сайо долго сидела перед маленьким в две ладошки зеркальцем, пока заботливая Симара расчесывала ее длинные, густые волосы щеткой. Ей не хотелось говорить, и умная служанка тоже молчала. Свернувшись клубочком на чистой, но застиранной простыне, девочка тихо проклинала жену Токого и его сестру. Если бы не их приглашение, она бы никогда не почувствовала, что есть другой мир, где женщины надевают красивую одежду, а мужчины не трясутся над каждым медяком. Где кроме разговоров о видах на урожай, люди обсуждают поэзию, живопись и литературу. И где, наконец, есть мужчины моложе и красивее Гатомо, а среди них тот, кто полюбит ее всей душой и увезет в прекрасный замок на высокой горе! С детских лет привыкшая скрывать свои чувства Сайо только наедине с собой позволяла себе поплакать. Вот только на этот раз слезы почему-то не принесли долгожданного облегчения.
  
   Алекс поймала Чжанчола, когда он закрывал кладовую на большой висячий замок.
   - Чего тебе? - неприязненно спросил ключник.
   - Штаны и рубаху, почтенный Чжанчол, - лаконично ответила Александра.
   Старый слуга впал в ступор от подобной наглости.
   - А шелковую куртку тебе не надо! - вскипел вулканом ключник. - Или кожаный плащ и сапоги со шпорами? Ты, вообще, соображаешь, что говоришь? Или спина уже заросла?
   Но Александру было не так-то просто сбить с выбранного пути.
   - Спина заросла, плащ мне ни к чему, сапоги со шпорами тоже, почтенный Чжанчол. А вот штаны и рубаху на день надо.
   Старик набрал в грудь воздуха, собираясь послать ее очень далеко. Но она его опередила:
   - Постираться я хочу, почтенный Чжанчол. А до утра одежда никак не высохнет.
   - В сырой походишь, - буркнул ключник. Было видно, что ему очень не хочется возвращаться на склад.
   - Не одену, - твердо возразила Алекс.
   - Тогда ходи голым!
   - Заметь, почтенный Чжанчол, это не я предложил, - усмехнулась Александра. - Вот только что ты завтра господину скажешь, когда он меня с голым задом увидит? Что в замке старых штанов не нашлось.
   - Ну, Алекс, ты и зайца заставишь мышей ловить! - плюнул ключник. ( "Заставить зайца мышей ловить". - Поговорка аналогичная - "Мертвого достанешь." Прим. автора)
   Вручая ей мятые, застиранные штаны с обилием заплат и такую же рубаху, Чжанчол, ворча, посоветовал сходить на кухню за щелоком.
   Александра искренне похвалила доброго старичка за совет.
   Баню слуг сегодня не топили. Алекс поставила на полку тусклый фонарь, и критически окинув взглядом помещение со щелястым полом, решила помыться на улице. Погода стояла теплая, обитатели замка расползлись по норам до утра.
   Прихватив корыто, она отправилась на задний двор. Пару ведер еще горячей воды Александра взяла в хозяйской бане. Несмотря на соблазн, мыться там она не стала, как бы ни застукали соратники.
   Первым делом попыталась промыть волосы. Это удалось исключительно благодаря мягкости здешней воды и короткой прическе. Потом забралась в корыто сама. И хотя Александру уже не шарахало от ее нового тела, раздеваться догола все еще было не очень приятно. Наверно, думала она, так бывает с людьми, получившими серьезное увечье: страшный шрам, потерявшими руку или ногу. Вроде уже ничего изменить нельзя, со всем человек смирился, а на тело свое глядеть все равно неприятно. Отбросив философию, Алекс быстренько ополоснулась и, натянув чистые штаны, занялась стиркой. Солнце давно село, и вечерняя прохлада покрыла ее тело гусиной кожей.
   "Сейчас согреемся, - думала она, с силой шваркая рубахой в мутной воде. - Это тебе не индезит. Тут все ручками. Средние века, блин".
   - Ах, это ты! - раздался мужской голос.
   Александра взвизгнула, прикрывая голую грудь мокрой рубахой.
   К ней приближался соратник Ломано.
   - Чего визжишь как девка? - спросил воин, поправляя меч.
   Алекс уже пришла в себя и, бросив рубаху в корыто, вытерла лицо локтем.
   - Ты так бесшумно подошел, мой господин. Вот я и испугался.
   - Решил к празднику одежонку простирнуть? - продолжал расспрашивать воин.
   - Да, Ломано-сей.
   - Не забудь только корыто назад отнести, а то еще кто-нибудь споткнется в темноте.
  
   Праздник цветения риса - один из самых любимых у тонган. Вот только у соратников рыцаря Гатомо в этом году он оказался безнадежно испорчен. Вместо того, чтобы в хорошей компании попить вина и пива, поплясать и отведать праздничного угощения, сегодня восемь воинов из двенадцати едут сопровождать господина в Токого-маро.
   - У меня в коляске шесть тысяч золотых, - услышал Мирамо в ответ на робкое замечание о чрезмерности охраны.
   В денежных вопросах рыцарь был неумолим. Слишком много средств и надежд вложил он в эту поездку.
   Первый раз за всю историю Гатомо-фами его обитатели проснулись раньше подвластных крестьян.
   Когда Симара осторожно приоткрыла дверь в спальню маленькой госпожи, Сайо уже сидела перед зеркалом. Силами трех служанок образ воспитанницы рыцаря приобрел, наконец, законченный вид.
   Когда девочка робко вошла в обеденный зал, Гатомо едва не поперхнулся. Он видел ее в новом платье, но сейчас, когда волосы Сайо были уложены в затейливую прическу, брови аккуратно подведены, губы чуть тронуты помадой, а на глаза наложены мягкие тени, воспитанница показалась ему настоящей красавицей.
   Старший соратник, как лицо подчиненное, прореагировал на появление будущей госпожи более сдержанно. Только на миг его глаза расширились, чтобы потом быстро уткнуться в тарелку.
   Весь замок в этот день поднялся ни свет, ни заря. Плотники устанавливали на коляску навес, чтобы защитить пассажиров от дорожной пыли. Чисто отмытые, накормленные лошади радостно фыркали перед долгожданной пробежкой. Конюх тоже был при параде. Хозяин приказал ему сопровождать их в поездке. Вдруг кучеру понадобится помощь.
   Когда господа вышли на крыльцо главной башни, все обитатели замка: от жен и детей соратников до свинаря, вышли полюбоваться открывшейся картиной. Сам Гатомо в парадном, расшитом золотыми узорами сикимо ("Сикимо" - парадная одежда благородных мужчин. Главной деталью сикимо является жилет из плотной ткани с прямыми, твердыми плечами, выходящими за линию туловища. Прим. автора) с мечом в лакированных ножнах у пояса. Его седые усы и шевелюра были заметно подкрашены. Рыцарь держался преувеличенно бодро, отдавая короткие распоряжения согнувшемуся в глубоком поклоне Чжанчолу. Когда в дверях показалась Сайо, кое-кто из слуг не смог сдержать восхищенного шепота. Невиданное шелковое платье, драгоценности, прическа, все это оказалось так необычным для Гатомо-фами. Жаль, что это великолепие быстро скрылось под длинным плащом с капюшоном. Симара помогла госпоже забраться в коляску, кучер тронул лошадей. Гатомо вскочил в седло, грозно глянул на притихших слуг и махнул рукой соратникам.
   Всадники скрылись в воротах.
   Оставшийся за старшего соратник Кирибуцо что-то буркнул Чжанчолу.
   Ключник рявкнул во всю мощь старческих легких:
   - Чего стали? Дел полно. Праздник сегодня. Забыли?
   В замке вновь началась предпраздничная суета. К тому же, это был первый праздник цветения риса, который обитатели Гатомо-фами проведут в отсутствии господ.
  
   На Александру новое платье госпожи тоже произвело впечатление. Вот только она на себя эдакую "живопись" ни в жисть бы не одела.
   За эти дни она узнала примерную программу праздничных мероприятий. С утра землевладелец с группой стариков обходили поля, прося Вечное Небо о богатом урожае. Хозяйки в это время занимались готовкой. Главным блюдом праздника считался, разумеется, рис с медом и ягодами. Крестьяне разливали свежесваренное пиво и доставали из погребов глиняные бутылки с самогоном.
   На большой поляне у замка слуги расставляли столы и угощение от землевладельца. Сюда же крестьянки приносили и свое блюдо для общего стола. При этом каждая из них стремилась не ударить в грязь лицом, изощряясь в попытках приготовить что-то необыкновенное из обычных продуктов.
   После обхода полей землевладелец произносил короткую, прочувственную речь, выпивал стаканчик водки, закусывал и отправлялся праздновать в замок среди соратников, их жен и детей. А крестьяне оставались предоставленные сами себе. Начинались танцы, разговоры и, разумеется, соревнования.. Главными из которых считались бег с мешком риса на плечах и борьба. Лучший бегун получал в качестве приза два мешка риса, а лучший борец - что-то из живности: поросенка или козу.
   Кирибуцо не решился заменить господина, поэтому крестьяне отправились молиться на поля одни.
   "Праздник праздником, а на конюшне все по расписанию", - думала Александра, привычно сгребая навоз. Как ни любопытно было ей взглянуть на местную тусовку, работа - прежде всего!
   По этому, когда она проявилась на поляне, за столами уже во всю кипели разговоры пьяненьких мужиков. Женщины стайкой сгрудились в другом конце длинного стола и с жаром перемывали кому-то кости.
   Деревенский оркестр из двух визгливых дудок, чего-то похожего на вставшую на дыбы гитару и барабана наигрывал тоскливый мотив, под который топтали траву несколько пар.
   - Алекс! - раздался знакомый насмешливый голос. - Решил потанцевать?
   Александра оглянулась и встретилась взглядом с Тиули. Судя по блеску в глазах, девушка уже успела приложиться к горячительному.
   - Да ты даже куртку постирал! - продолжала заигрывать она. - И штаны, наверное, чистые?
   - Тебе какое дело до моих штанов? - огрызнулась Александра.
   Неизвестно, что ответила бы девушка, но тут к Алекс подскочили двое парней и почти силой потянули за стол.
   От водки Александра категорически отказалась, несмотря на все уговоры и подначки. "Слабо тебе!" на нее не действовало с пятого класса, после того как зимой подруги уговорили Сашу поцеловать железный лом.
   Пиво местное оказалось на редкость кислым. "Зато натуральное и без консервантов", - утешала она себя. А вот разнообразным блюдам, выставленным на стол, было оказано достойное внимание. Соседи пытались разговорить Алекс, но она по-прежнему предпочитала больше слушать.
   - Хватит жрать! - вскричала подбежавшая Пина и схватила ее за рукав. - Пошли танцевать!
   - Я не умею, - ответила она с набитым ртом.
   Однако девушка оказалась настойчива:
   - Я научу! Ну же Алекс! Пойдем!
   Алекс бросила взгляд на танцующих. Два круга - один внутри другого двигались в противоположных направлениях. При этом танцующие пели песню. На припеве они останаливались, кавалеры из внешнего круга брали дам за талию и делали несколько оборотов на месте, после чего пары расходились, и круги продолжали движение до следующего припева.
   От одной мысли, что ей придется обнимать девчонку, Александру передернуло.
   - Отстань от меня! Я сюда не танцевать пришел!
   - Ну и как хочешь! - вскричала не на шутку обиженная Пина. - Сиди! Индюк надутый!
   Внимательно слушавшие их разговор парни дружно заржали, наполняя окружающий воздух запахом перегара.
   Алекс вскочила.
   - Я слышал, тут где-то борются?
   Парни замолчали.
   - Тут недалеко, - негромко сказал один из замковых слуг.
   - Покажешь?
   Если судьей на соревнованиях по бегу с мешками был деревенский староста, то борьбу судил лично Чжанчол.
   Легонько пнув ногой очередную жертву, Вонгыр гордо оглядел притихших зрителей.
   - Ну, кто еще хочет? А то мне еще козу резать.
   Несколько человек угодливо захихикали.
   - Я, - Александра вошла в круг.
   Улыбка Вонгыра слегка увяла.
   - Все должно быть по правилам! - вскричал Чжанчол. Он сидел на табуретке, а перед ним на столике стояла бутылка водки и тарелка с пирогами.
   - Я знаю правила, почтенный Чжанчол, - заверила Алекс и скинула куртку.
   Вонгыр осторожно приближался к ней, широко расставив руки. Александра кружила по площадке, не отрывая взгляда от лица противника.
   Парень бросился вперед. Алекс проскочила у него под руками и дала легкий пинок по круглой заднице.
   Зрители засмеялись. Вонгыр взвыл. Он вновь попытался ее схватить, Александра снова увернулась, легонько ткнув пальцем в бок.
   - Если пришел бороться - борись! А не скачи как блоха по собаке! - крикнули из толпы.
   Но она не просто прыгала.
   Разглядев все, что было нужно, Алекс бросилась навстречу противнику. На ходу она сделала легкое движение, и у нее в пальцах оказался зажат отточенный кусочек железа, подобранный около кузни.
   Обрадованный Вонгыр сжал ее в медвежьих объятиях, и приподняв, собирался повалить на землю. Острая железячка скользнула по веревке на штанах незаконнорожденного сына старшего соратника. Оставшись без поддержки, штаны сбежали вниз, открыв взору волосатые ноги, бледные ягодицы и много чего интересного.
   Зрители заржали от восторга.
   Воспользовавшись заминкой противника, Александра вырвалась из захвата и откатилась в сторону, попутно загнав железку глубоко под траву.
   Покрасневший Вонгыр, поддерживая одной рукой штаны, второй попытался ударить Алекс. Она легко уклонилась, чуть подправив полет тяжелого тела, и выставила ногу.
   Противник упал, штаны снова слетели. Зрители неистовствали. Даже Чжанчол хохотал, стирая слезы с покрасневших глаз.
   Вонгыр хотел подняться, опираясь на руки. Александра бросилась на него, ударив всем телом, перевернула на спину и, зажав руку в замок, заставила взвыть на этот раз от боли.
   Он попытался встать, Алекс еще сильней вывернула руку.
   Вонгыр бешено вращал покрасневшими от боли глазами:
   - Убью! Слышишь, я тебя убью. Ты у меня кровью умоешься!
   - Эй, почтенный Чжанчол! - крикнула Александра.- Долго еще нам валяться? А то пацан все хозяйство отморозит.
   - Хватит! - закричал ключник, с трудом справляясь с хохотом. - Ты победил, Алекс!
   Александра легко пружинисто вскочила, и наклонившись к покрытому угрями лицу, прошептала:
   - Очередь займи, придурок!
   Саша Дрейк попыталась бы просто избить парня. А вот Алексу уже было важно, чтобы месть была адекватна проступку.
   Не скрывающий слез Вонгыр подхватил штаны и пошел прямо на смеющуюся толпу. Люди расступились, не глядя на вчерашнего кумира.
   К Александре подскочили слуги, крестьянские парни, даже почтенные отцы семейств. Каждый норовил похлопать ее по спине, сказать что-то типа: "Ты не реально крут и т.д."
   Алекс не стала наслаждаться сиюминутной славой. Растолкав болельщиков, она подошла к ключнику.
   - И где моя коза?
   Чжанчол посмотрел на нее долгим, оценивающим взглядом. Теперь в старческих глазах уже не было смеха.
   - Вон, привязана к колышку. Хочешь, возьми вместо нее три медяка?
   Александра покачала головой.
   - Хочу козу.
   - А я помогу ее разделать, - предложил кто-то из слуг.
   - Пожарим мясо на костре! - подхватил второй.
   Алекс подошла к белой козочке, мирно пощипывающей травку.
   - Право слово, не знаю, нужна ли кому такая жестокость? - спросила она у притихших парней.
   В наступившей тишине Александра повела упиравшееся животное по дороге в деревню.
   Вина и пива на столах оставалось еще достаточно много, поэтому происшествие с козой забылось быстро.
   Алекс поймала несущегося в припрыжку мальчика лет семи.
   - Слышь, малый, помоги мне.
   - Ты Алекс? - в свою очередь спросило любознательное создание.
   - Алекс, Алекс. Так поможешь?
   - Это ты Вонгыра побил? - продолжал расспросы малолетний журналист.
   "Ну, ни фига себе! Высокоскоростной Интернет да и только", - подумала Александра и задала вопрос, поставивший пацаненка в тупик:
   - Ты меня проводишь до дома Лохуна? Или нет?
   Мальчишка собрался спросить еще что-то, но Алекс уже шла в деревню.
   - Стой! Алекс! Стой! Я покажу.
   Крестьянские дома представляли собой срубы из тонких бревен, для тепла обмазанных глиной.
   - Вот тут он живет, - мальчишка указал на покосившиеся ворота.
   - Спасибо, - поблагодарила Александра. Она и на Земле была вежливой девочкой. Пацан хмыкнул, но остался стоять.
   - Эй, хозяева, есть кто-нибудь! - крикнула Алекс.
   В доме послышался шум, и на покосившееся крыльцо вышел Лохун.
   - Алекс? - удивился мужчина. - Тебе чего?
   - Вот козу привел,- сказала Александра, - Владей.
   - Откуда она у тебя? - насторожился Лохун.
   - А тебе не все равно? Я ее не украл.
   - Ты выиграл борьбу! - догадался крестьянин. - Побил Вонгыра!
   - Выиграл, - скромно согласилась Алекс. - Коза моя, и я тебе ее дарю. Ну, рассуди, куда мне на конюшне козы?
   - Я не могу принять твой подарок, - заупрямился Лохун.
   - Боишься Мирамо? А о дочке ты подумал?
   Крестьянин колебался.
   Александра наклонилась и прошептала:
   - Скажешь, что купил ее у меня за четыре медяка.
   - У меня нет таких денег! - зашипел Лохун.
   - Но старший соратник об этом не знает, - подмигнула Алекс.
  
   Гости стали съезжаться к обеду. Когда барон Токого вернулся с обхода полей, где он вместе со старейшинами деревень молился о ниспослании урожая, все приглашенные уже были в замке.
   Баронесса представила Сайо золовке. Молодая, привлекательная женщина с золотой брошью в виде герба сегунов Канаго холодно кивнула девочке и потеряла к ней всякий интерес.
   "Не очень то и хочет она со мной знакомиться",- подумала девочка, проходя в большую, светлую комнату, где уже собралось несколько десятков женщин. Как заметила Сайо, ее платье не выделялось на фоне нарядов других дам.
   Празднование дня цветения риса у богатых землевладельцев шло совсем не так как в бедном Гатомо-фами. Мужчины во главе с хозяином замка пировали в одном помещении, женщины в другом. Между ними располагался зал, предназначенный для танцев и бесед.
   Сайо усадили в самом конце длинного стола, уставленного разнообразными кушаньями. Вместо водки здесь подавали дорогое виноградное вино с далекого юга. Девочка пригубила из любопытства и нашла вкус очень приятным. Однако она не выпила за время застолья и половины бокала.
   - Не нравится вино? - спросила полная соседка.
   - Я еще слишком молода для него, - скромно ответила девочка.
   Толстуха сразу потеряла к ней интерес. Сайо была жутко разочарована. И здесь благородные дамы вели точно те же разговоры, что и жены соратников в Гатомо-фами. Хвалились детьми, обсуждали наряды, сплетничали о знакомых и незнакомых.
   Заметив, что кое-кто из женщин вышли из-за стола, девочка покинула говорливых соседок и отправилась рассматривать картины на стенах.
   Возле одной она задержалась надолго. Увидев знакомую, к ней направилась дочь рыцаря Бадуро соседа Гатомо. Заметив, что Сайо внимательно рассматривает рисунок, она спросила:
   - Нравится?
   - Не очень, - ответила та, радуясь возможности поговорить хоть о чем-то кроме: "Родила, вышла замуж, купила, изменила, умерла".
   - Посмотри, на картине очень тщательно прорисованы детали одежды, пейзаж, а лицо женщины словно маска. В нем нет жизни. Впрочем, это характерно для живописцев южной школы...
   - Ты в этом разбираешься, Сайо-ли? - удивилась собеседница.
   - Немного, - не смущаясь, ответила девочка. - Бывшая супруга моего опекуна увлекалась исскуством. Кое-что узнала у нее, кое-что из книг. Я заметила, тут большинство картин южной школы.
   Не обращая внимания на робкую попытку знакомой отойти, Сайо подхватила ее за рукав и буквально подтащила к другой картине.
   - Вот взгляни. То же самое, - замечательный пейзаж, можно рассмотреть каждую травинку. Но жизни нет...
   - Что же тебе нравится, юное дитя? - Раздался приятный женский голос.
   Сайо обернулась. На нее внимательно смотрела Айора, стоявшие за ней женщины затихли.
   - Картина в углу, - ответила девочка. - Старик у потока.
   - Покажи, - попросила женщина. И разноцветный табунок благородных дам потянулся вслед за ними.
   - Вот, - протянула руку Сайо. - Скорее всего, школа сегуната Думмо. Картина или очень старая, или написана в старинной манере.
   Айора взглянула на хозяйку замка. Пожилая баронесса важно кивнула сложной прической.
   - Продавец уверял, что ей лет двести, и она действительно из Думмо.
   - Как ты определила?
   - Манера письма, - девочка наслаждалась вниманием окружающих. - Пейзаж и детали нарочито размыты. Фигура старика бесформенна, зато лицо прописано удивительно живо.
   - Ты неплохо разбираешься в живописи, - похвалила ее придворная дама и, обернувшись ко всем, громко сказала:
   - Прошу всех, кто не хочет танцевать, пройти в зал.
   Таких набралось человек пятнадцать.
   - Предлагаю устроить состязание! - громко сказала Айора. - А это - наш приз!
   Она подняла над головой красивое ожерелье из серебряной проволоки, украшенное нефритовыми цветами и жемчугом. Женщины восхищенно заохали.
   - Пусть каждая, кто хочет получить его, напишет короткое стихотворение. Чтобы все было честно, листы не подписывать и класть в эту вазу. Бумага и чернила уже на столе.
   Нарядно одетая служанка негромко ударила в серебряный колокольчик, перевернув песочные часы. Дамы толпой бросились к столам, где часть блюд уже убрали.
   Сайо опустила листок в числе последних. Колокольчик прозвенел во второй раз, и баронесса с важной гостьей удалились для подведения итогов.
   Пока одни женщины писали стихи, другие танцевали или сплетничали за пиршественным столом, всем было весело.
   Претендентки на обладание ожерельем с нетерпением ожидали возвращения судей.
   - Мы отобрали три стихотворения, - объявила баронесса.
   - Вот первое из них: "Осень печали"

Осенние печали

Вздыхаю: чем больше чувство любви,
тем больше потом тоска.

К тому же еще и ветер с луной
наполнили осенью двор.

От спальни моей, как назло, вблизи
звуки стражи ночной.

Ночь за ночью лампа горит,
и седеет моя голова.

   Слушательницы зашептались. Сайо стихи понравились. Она уже запаслась бумагой, чернилами, и примостившись в углу, быстро покрывала листок знаками скорописи.
   Дождавшись тишины, баронесса продолжила:
   - Еще мы посчитали достойным вашего внимания вот это. Называется "Цветок"

Твоя листва - из яшмы бахрома - 
Свисает над землей за слоем слой. 
Десятки тысяч лепестков твоих, 
Как золото чеканное горят... 
О хризантема, осени цветок, 
Твой гордый дух, вид необычный твой 
О совершенстве доблестных мужей 
Мне говорит. 

   Его Сайо не стала записывать.
   - И, наконец, третье стихотворение. К сожалению, автор не указала название:

Он на глазах легко меняет цвет,
И изменяется внезапно.
Цветок неверный он,
Изменчивый цветок,
Что называют - сердце человека

   ( В книге использованы стихи древних восточных поэтесс: Япония, Китай, Корея. Прим. автора)
   - Мы хотим, чтобы победительницу нашего соревнования выбрали те, чьи стихи не вошли в этот список, - сказала Айора. - Поэтому авторов я прошу покинуть нас.
   Под пристальными взглядами проигравших три женщины вышли в зал для танцев. Сайо прислонилась взмокшей спиной к стене. Две другие женщины бросали на девочку уничижительные взгляды.
   А по залу чинно ходили пары. Великолепный оркестр играл "танец колосьев". Нарядно одетые кавалеры придерживали дам за талию и, раскачиваясь, шли по кругу.
   Заметив новых девушек, к ним устремились двое молодых людей. Не обратив никакого внимания на Сайо, они попытались пригласить двух других конкурсанток. Но девушки в ответ не очень вежливо огрызнулись. Парни пожали крылатыми плечами в парадных сикимо и отошли, обмениваясь нелестными отзывами о странных девицах.
   Наконец их позвали в зал.
   Судя по разгоряченным лицам дам, обсуждение было бурным. Айора, загадочно улыбаясь, смотрела на замершую троицу.
   - Лучшим было признано третье стихотворение, - проговорила она. Не рассчитывавшая на победу Сайо повернулась к радостно улыбавшейся соседке.
   - Но приз надо вручить не тебе, дорогая, а Само Курацино, умершей сто пятьдесят лет назад. Это ее произведение ты пыталась выдать за свое.
   Покрасневшая до корней волос девушка стрелой вылетела из комнаты.
   - Приз достается автору стихотворения "Цветок"!
   Несмотря на все свое самообладание, Сайо растерялась. Проигравшая конкурсантка неожиданно для нее улыбнулась.
   - Ты заслужила, иди!
   Под взглядами десятков глаз Сайо медленно подошла к Айоре. Та протянула ей футляр.
   - Девочка, у тебя талант.
   - Благодарю, Айоро-ли,- Сайо поклонилась и тут только заметила, что все еще держит в руке листок.
   - Что это? - заинтересовалась женщина.
   - Я записала стихи, - ответила Сайо, изо всех сил старясь сохранить выражение вежливого внимания на лице.
   Айора развернула листок.
   - Ты владеешь скорописью? - изумилась она.
   - Немного, - все-таки не смогла совладать со смущением Сайо.
   - Возьми, - Айоро подала ей футляр, листок со стихами и тихо проговорила. - Возможно, мы еще увидимся.
   Девочка с поклоном приняла первый настоящий приз, полученный на самом лучшем в ее жизни празднике.
  
  
   Глава V
   Дураки и дороги

Пожалуйста,

любезные господа, не готовьте из меня ничего!

Джон Рональд Руэл ТОЛКИЕН

Хоббит

   Гатомо тоже считал, что у него праздник удался. Пока молодежь прыгала и плясала, он успел обсудить с соседями - землевладельцами виды на урожай, новые распоряжения сегуна и наместника, низкие цены на рис, ячмень и мясо, дороговизну городских товаров и еще много интересного. И все это под водочку да с хорошей закуской! Рыцарь пребывал в прекраснейшем расположении духа и даже подпевал какому-то модному сказителю, которого барон пригласил развлечь гостей пением героических баллад.
   Вдруг кто-то его окликнул.
   - Гатомо-сей!
   Рыцарь обернулся.
   Склонившийся в почтительном поклоне слуга проговорил:
   - Благородная госпожа Айоро желает поговорить с тобой.
   Гатомо встал и последовал за ним, полный самых мрачных предчувствий. Они проследовали в маленькую комнату, где за столом уже сидела красивая женщина с гербом Канаго на платье.
   - Я рад встретиться с тобой, Айоро-ли, - поклонился рыцарь.
   Женщина ответила ему прелестной улыбкой и жестом показала на стул рядом.
   - Я тоже рада нашей встрече, Гатомо-сей, - любезно сказала она. - Должна признаться, твоя воспитанница произвела на меня самое приятное впечатление.
   Рыцарь расцвел.
   - Она старалась.
   - Я давно ищу помощницу, - продолжила женщина. - И Сайо мне подходит. Я хочу взять ее с собой в Канаго-сегу.
   От неожиданности Гатомо вздрогнул.
   - Но она совсем девчонка!
   - Она алмаз, - наставительно проговорила Айоро. - И я могу сделать из нее бриллиант. Такой, какой только мне нужно.
   Рыцарь пребывал в полнейшем замешательстве. Потратив несколько секунд на обдумывание подходящего ответа, он произнес:
   - Она слишком молода, Айоро-ли. Как мне кажется, жизнь при дворе таит столько соблазнов, что и более опытному человеку бывает трудно равнодушно пройти мимо них.
   - Ты прав, Гатомо-сей. Хотя и никогда не был при дворе. Но я собираюсь так загрузить ее работой, что у Сайо не останется времени на всякие глупости. К тому же ее молодость послужит дополнительной защитой. Наш сегун, да продлит его жизнь Вечное небо, придерживается строгих правил. И в его дворце никакой ловелас не рискнет обидеть столь юную особу.
   - Ах, Айоро-ли, рыцарь полностью пришел в себя от неожиданного предложения и стал изыскивать удобный предлог вежливо отказать. - Сайо для меня как дочь...
   - Вот как! - оборвала его женщина.- А я слышала, у тебя на ее счет другие планы.
   - Ну да, - слегка смутился мужчина. - Через два года, когда Сайо-ли будет пятнадцать...
   - А сколько будет тебе, Гатомо-сей? - вновь прервала его Айоро. - Пятьдесят один? Я не ошиблась?
   И не дожидаясь его слов, продолжила:
   - Неизвестно еще, сможет ли Сайо сразу родить тебе наследника. Твоя первая жена подарила тебе ребенка через пять лет брака. Мне бесконечно жаль, что Вечное небо забрало твоего сына.
   Рыцарю стал откровенно не нравиться этот разговор. Конечно сестра барона, приближенная жены сегуна, но он мужчина и старшее ее.
   - Ты знал хозяина Кауцо-фами? - вдруг спросила Айоро.
   - Да, - довольно резко ответил Гатомо. - Он умер три года назад.
   - Братьев у него нет. Земли наследует его вдова - Тасо. Ей тридцать один год, у нее две дочери. Правда есть еще племянники. Один из них обратился к моему брату с просьбой передать поместье дяди. Ведь женщина не может самостоятельно владеть землей.
   Она замолчала. Рыцарь проглотил комок в горле.
   - Продолжай, Айоро-ли.
   - Если найдется землевладелец, готовый взять ее в жены, мой брат оставит за ней поместье и замок.
   - Но Кауцо-фами далековато от моей земли.
   - Разве это так важно? - вскинула аккуратные брови женщина - Главное, наследник Гатомо-фами автоматически становится наследником Кауцо-фами.
   - Я думаю, можете передать брату, что такой землевладелец есть, - решительно сказал Гатомо.
   - А что бы у тебя не было никаких сомнений в моих чистых намерениях, я готова выкупить опекунство над Сайо-ли.
   Вот тут рыцарь растерялся.
   - Понимаешь, Айоро-ли. У меня нет никаких документов на Сайо. Она дочь моего боевого товарища Акихо Сайо. Мы вместе воевали в отряде твоего брата на войне с Самозванцем. Он погиб, спасая мне жизнь, и перед смертью попросил позаботиться о его дочери.
   - Это печально,- слегка нахмурилась собеседница. - Но я думаю, решу это вопрос. Тебе нужно будет только написать мне расписку в отказе от покровительства над Юмико Сайо за пять тысяч золотых.
   У Гатомо аж дух захватило от подобной суммы.
   - Но ты понимаешь, что я не смогу выплатить тебе все деньги. Оформление документов дело дорогое. Я думаю, мы сойдемся на тысяче золотых.
   - А расписку на пять? - уточнил Гатомо.
   Айоро очаровательно улыбнулась.
   - Конечно, Гатомо-сей. И можете ехать с визитом в Кауцо-фами.
   - Хорошо, Айоро-ли.
   - Когда все документы будут оформлены, я пришлю за Сайо.
   - Я буду ждать, - поняв, что аудиенция окончена, рыцарь встал и, поклонившись, направился к двери.
   - Гатомо-сей, - окликнула его женщина.
   - Да, Айоро-ли? - обернулся рыцарь.
   - Я знаю, что ты взял драгоценности в аренду. Их, безусловно, надо вернуть. Но, пожалуйста, оставь девочке платье. Оно ей так идет.
   В общий зал рыцарь возвращался со смешанным чувством. Он видел жену рыцаря Кауцо лет пять назад. Ничем не примечательная женщина. Трюк с распиской Гатомо раскусил сразу. Теперь любой, кто захочет посвататься к Сайо, выплатит опекуну пять тысяч золотых. "Вот это масштаб, - с завистью подумал он. - А мы тут "совами" считаем. Хорошо еще, что она не знает, кто настоящие родители Сайо".
   Испугавшись этих мыслей, Гатомо налил себе стопку и залпом выпил. Он понял, что его обманули. Вот только интересно, на сколько? На четыре тысячи? Или больше?
  
   Господа приехали поздно. Александра даже успела, как следует всхрапнуть на душистом сене. Разбудили ее громкие голоса, звон сбруи и конское ржание. В ворота замка один за другим въезжали запыленные усталые и злые соратники. Алекс успела продрать глаза и подхватить под уздцы лошадей повозки. Сумрачный и какой-то взъерошенный Гатомо неглядя проскочил на крыльцо. Сайо с сияющими и ничего не видящими глазами бабочкой выпорхнула за ним.
   Потом они почти до утра возились с лошадьми. Конюх как следует принял на грудь, и работник был никакой. Зато, мужественно борясь со сном, рассказывал Александре о том, как замечательно он провел этот день.
   - Вина было море! Я удивляюсь, вообще, как все не перепились? Пива еще больше! Еды? Ну, столы ломились! Представляешь, Алекс? Просто ломились! Барон слугам целую корову зарезал! А у нас и козы не дождешься!
   Алекс развела коней, сложила седла, повесила сбрую на деревянные колышки.
   - С какой девчонкой я там познакомился! Яблочко наливное. Ик! - продолжал бубнить Андак. - Мы уже почти договорились... А тут ее жених.. Облом...
   Он еще долго бормотал что-то уже совсем бессвязное. Александра помогла ему подняться и увела в закуток, где уложила на постель, заботливо прикрыв рваным одеялом.
   Ей самой тоже удалось немного поспать. За завтраком хмурая и неприступная кухарка бросила ей в чашку половник риса.
   - А конюху? - спросила Алекс, слегка обескураженная столь холодным приемом.
   - Сам придет! - отрезала женщина и отвернулась.
   Покачав головой, Александра вернулась на рабочее место. Занимаясь обычными делами, она ни на секунду не теряла бдительности. Поэтому бесшумное появление старшего соратника в воротах конюшни не стало для нее сюрпризом.
   - Иди сюда! - гаркнул воин.
   - Звал, мой господин? - Алекс взглянула на пылающую гневом физиономию соратника и низко поклонилась.
   - Я убью тебя, - медленно проговорил он, глядя на Александру белыми от бешенства глазами.
   - Вчера Вонгыр грозился сделать то же самое, Мирамо-сей, - ответила Алекс. - Я ему посоветовал оставить это удовольствие для кого-нибудь постарше.
   Воин сделал два шага, сверкнула сталь. Александра перекатилась по полу и, вскочив на ноги, в два прыжка оказалась на загородке в двух метрах над полом.
   Шипя и ругаясь, Мирамо вытаскивал застрявший в столбе меч. Жалобно звякнув, благородный клинок освободился из деревянного плена.
   - Я сказал, иди сюда, недоносок!
   Алекс мягко спрыгнула, приметив прислоненные к стене вилы.
   Но старший соратник уже пришел в себя, и его лицо застыло в маске презрительного негодования.
   - Ты умрешь. Или под палками, или от моего меча.
   - Мирамо-сей! - раздался громкий голос. В конюшню торопливо вбежал соратник Кирибуцо.
   - Господин зовет. Скорее.
   - Жди смерти, мозгляк, - бросил старший соратник на прощание.
   Из своего закутка выглянул перепуганный конюх. Подойдя к столбу, он с уважением посмотрел на зарубку.
   - Убьет он тебя, Алекс,- со вздохом сказал мужчина.
   - Это возможно, - согласилась Александра.
   Конюх покачал головой и сморщился от боли.
   - Что? - усмехнулась Алекс. - Похмелье?
   На следующиее утро Гатомо вновь укатил, забрав с собой семерых соратников во главе с Мирамо.
   - Не иначе, тебя хранит Вечное небо, - восхищенно проговорил Андак. - Господин уехал на три или четыре дня. За это время старший соратник перебесится...
   - Не перебесится, - уверенно возразила Александра. - Вонгыр не даст. Ты что не видишь, он ходит, будто в штаны наклал?
   - Если бы я перед всей деревней оказался без штанов, ходил бы так же, - хохотнул мужик.
   - Но ты же не станешь отбирать куски мяса из чашек товарищей? - спросила Алекс, ставя на пол мешок с овсом.
   - Ну, у него отец благородный. Ты же знаешь. Он хочет передать ему меч.
   -А что меч нужен, чтобы отбирать у слабых мясо? - Александра высыпала зерно в ларь. - По-моему меч нужен, чтобы слабых защищать. Иначе, какое тут благородство.
   Конюх отложил в сторону попону и нитку с иглой.
   - Не знаю, откуда ты взялся, Алекс. Но говоришь ты точно как малое дите.
  
   Сайо практически не спала. Когда служанка ушла, пожелав госпоже спокойной ночи, девочка вскочила с кровати, запалила свечи и, усевшись перед зеркалом, надела новое ожерелье прямо поверх ночной рубашки.
   Она еще долго сидела, разглядывая свое отражение, любуясь тонкой работой неизвестного ювелира и мечтая о чем-то необыкновенном. Не зря же госпожа Айоро намекнула на возможность новой встречи. Может быть, ее пригласят на следующий праздник? Вздохнув, девочка сложила ожерелье в футляр.
   Несмотря на то, что хозяева уснули поздно, завтрак отложили только на час. Рыцарь, проворочившийся всю ночь, был хмур и неприветлив. Старший соратник с трудом сдерживал зевоту. Сужанки привычно меняли блюда.
   - Сайо-ли, пройдем в мой кабинет, - бросил Гатомо.
   Воспитанница скромно стояла у двери, ожидая, пока господин усядется в кресло, разберет скопившиеся бумаги и решит обратить на нее внимание.
   -Я решил оставить платье тебе, - наконец заговорил он.
   И без того большие глаза девочки стали в пол лица.
   - Спасибо! Огромное спасибо, Гатомо-сей!
   Вскричала она, с трудом удерживаясь, чтобы не захлопать в ладоши и не завизжать от радости. Мрачное настроение рыцаря слегка смягчилось.
   - Завтра я уезжаю. Надо вернуть драгоценности и еще кое-куда съездить. Возможно, меня не будет дня три. Я оставляю за старшего соратника Кирибуцо. Приглядывай за ним и за замком.
   - Хорошо, Гатомо-сей.
   Рыцарь постучал пальцем по столу, пошевелил усами, с которых успела облезть краска, и добавил, тщательно подбирая слова:
   -Возможно, когда я вернусь, нам надо будет серьезно поговорить.
   - Я буду ждать, Гатомо-сей, - поклонилась Сайо.
   - Иди и скажи, пусть найдут Мирамо.
   Тот не слишком удивился, услышав о новом путешествии.
   - Возьмем шестерых соратников в полном вооружении. В замке за старшего Кирибуцо. Будь готов, что мы можем задержаться на пару тройку дней. Надо кое-куда заехать.
   Проводив господина, Сайо почти бегом бросилась в свою комнату. Там она распаковала уже уложенное новое платье. Служанки во главе с Симарой долго придавали ему прежний вид, разглаживая единственным бронзовым утюгом образовавшиеся складки. Девочка внимательно следила, чтобы они ненароком не повредили тонкую ткань. Уж очень ей хотелось примерить его со своими новыми драгоценностями.
   Служанки дружно восхищались, переводя дух, пока Сайо вертелась перед единственным зеркалом. Потом она попросила Симару сделать ей прическу, и та провозилась до обеда.
   За столом кроме Сайо не было никого. Служанки приносили и уносили блюда, а она сидела, выпрямившись как струна, и смотрела куда-то вдаль отсутствующим взглядом. Девочка мечтала. Ей казалось, что она снова на празднике в прекрасном замке, где умные и красивые женщины читают стихи и любуются творениями гениальных художников. К сожалению, долго мечтать ей не дали. Пришел Чжанчол с каким-то вопросом, и волшебство растаяло. Недовольная Сайо едва удержалась, чтобы не отчитать ключника.
   Платье перевесили в шкаф, девочка забралась на кровать и уткнулась в книгу. Внезапно она вспомнила, что так и не переписала услышанные на празднике стихи со скорописи на нормальный алфавит.
   Это занятие показалось ей куда интереснее пролеживания матраса. Подхватив листы, Сайо пошла в кабинет Гатомо. Пробежав мимо служанок, намывавших и без того чистый пол, она закрыла дверь и, усевшись за стол, принялась писать.
   К сожалению, стихов надолго не хватило. Сайо еще немного посидела в кресле опекуна, поболтала ногами. Надо было возвращаться к себе.
   Девочка подошла к двери и вдруг остановилась.
   - ...Мирамо чуть не убил, - донесся из-за неплотно прикрытой двери голос Пины. - Он едва увернулся. Меч в столбе застрял! Жалко, что старший соратник промахнулся.
   - Это ему за Вонгыра. Опозорил парня перед всей деревней, - поддержала ее Тиули. - Вонгыр, конечно, поганец. Но он когда выигрывал, всегда угощал нас жареным мясом. А Алекс продал козу Лохуну. Этому навознику...
   - Говорят, не продал, - понизила голос Пина.
   Услышанное заинтересовало Сайо, и она застыла, обратившись в слух.
   - Так отдал! Бесплатно!
   - Чудной он, - сказала Тиули. - Все не как у людей.
   - Я хотела его пригласить танцевать, - сказала Пина. - Он на меня так наорал, будто я уродина какая.
   - А может он.... - Тиули понизила голос, и Сайо не смогла расслышать ни слова.
   Служанки дружно прыснули.
   - Я слышала, что Вонгыр с парнями собираются его сегодня ночью проучить, - чуть повысила голос Пина.
   - Там же конюх?
   - Мне сказали, что он у Чжанчола отпросился куда-то на ночь.
   Устав стоять неподвижно, Сайо пошевелилась и задела локтем лежавший на полке свиток, свалившийся на пол. Служанки замолчали, только громче стал шум выжимаемой воды.
   Удобно устроившись под одеялом, девочка размышляла над услышанным. Алекса явно собираются побить. Сайо знала, как дорожит Гатомо каждым работником. Вряд ли ему понравится, если помощник конюха вновь сляжет с побоями. А если его убьют? Сайо села. Что делать? Будь господин в замке, она бы незадумываясь пошла и рассказала об услышанном. А там пусть сам разбирается со своими слугами. Но Гатомо нет. Нет и старшего соратника. Приказать Кирибуцо охранять Алекса? Сайо скривила губы. Совсем глупая мысль. Что бы не говорил Гатомо, она еще не хозяйка в замке. Соратник только посмеется над ее словами и будет прав. Сайо раздраженно взбила подушку. Может быть, этот Алекс вполне достоин хорошей трепки? Она вспомнила их последнюю встречу. Чумазое лицо, грязная куртка, штаны с отвисшими коленками. Неприятное зрелище. В конце-то концов, вряд ли Вонгыр будет сильно калечить парня. Слишком хочется ему получить отцовский меч.
   Решив ничего не предпринимать, девочка открыла книгу и вновь погрузилась в изящный мир поэзии. Однако сидение за обедом в парадном платье очень скоро отыгралось на желудке. Сайо почувствовала голод.
   - Симара! - крикнула она служанку.
   Обычно та сразу же выглядывала из-за двери. Но сейчас ее не было.
   - Симара! - во всю рявкнула Сайо. - Пина, Тиули!
   Никого! Разозлившись, девочка вскочила с кровати и, накинув халат, выскочила из комнаты. В закутке Симары было пусто. Встал вопрос: ждать служанок, устроить им выволочку, а потом перекусить или сходить на кухню, перекусить, а потом отругать служанок.
   Жалобно пискнувший желудок выбрал второй вариант. Кроме основной лестницы в главной башне имелась еще одна - узенькая прямиком с кухни.
   Взяв светильник, Сайо стала спускаться, накаляясь с каждой ступенькой.
   Увидев госпожу, кухарка испуганно поклонилась. Девочка слегка успокоилась.
   - Ужин готов?
   - Осталось совсем чуть - чуть, Сайо-ли, - пролепетала кухарка. - Пирожки подрумянятся...
   - Тогда дай мне печенья и молока.
   - Сейчас, моя госпожа, - засуетилась кухарка, бросаясь куда-то вглубь кухни.
   Девочка стала разглядывать развешанные повсюду сковороды и кастрюли, вдыхая дразнящий запах пирожков.
   Дверь во двор отворилась, и кто-то едва не сбил ее с ног. Тяжелые ведра с грохотом стали на пол, обрызгав полы халата.
   - Прости, Сайо-ли, - пролепетал знакомый голос.
   Она обернулась и встретила обеспокоенный взгляд голубых глаз Алекса.
   - Я не заметил тебя, моя госпожа.
   Вымытое симпатичное лицо, голубые глаза, чистые волосы, куртка явно недавно стиранная. Все это произвело на девочку приятное впечатление.
   - В следующий раз будь осторожнее, - строго проговорила она и неизвестно почему добавила. - Особенно сегодня ночью.
   - Воды принес? - грубо рявкнула кухарка. - Ну и проваливай отсюда! Не мешай госпоже.
   В это время дверь на лестницу распахнулась, и в кухню вбежала испуганная Симара.
   - Моя госпожа!
   - Где ты шляешься! - едва не подавилась от гнева Сайо.
   - В уборной задержалась, - испуганно залепетала женщина. - Бывает так, ты же знаешь, Сайо-ли.
   - А где эти две болтушки Пина и Тиули? - продолжала бушевать девочка. - Господин за ворота, они по своим делам! Палки по вам плачут! По всем троим!
  
   Александре устроили молчаливый бойкот. Слуги подчеркнуто не замечали ее. Теперь служанки господ не то что бы заигрывать, смотреть в ее сторону не хотели. Парни так же всячески сторонились. Даже те, кто так горячо поздравлял с победой в соревнованиях по борьбе. А вот Вонгыра почему-то стали жалеть. И хотя он обходил Алекс за километр, во взгляде угреносного наследника Мирамо уже не было вчерашней забитости.
   После обеда ее "обрадовал" озабоченный конюх.
   - Мне надо в деревню. В доме брата крыша провалилась. Помочь надо. А то, как бы дождя не было. Чжанчол меня отпустил. Дел много. Может, ночевать у него останусь.
   Александра окинула взглядом пустые денники.
   - Тогда поторопись. Я здесь и один управлюсь.
   Сразу после его ухода пришел насупленный Чжанчол. Внимательно оглядев конюшню, он, видимо, решил, что работы здесь для Алекс маловато.
   - Иди на кухню. Там воды надо натаскать.
   - Конечно, почтенный Чжанчол, - кивнула Александра. - Вот только переложу мешки и...
   - Я что сказал! - рявкнул ключник. - Пшел на кухню!
   - Уже иду.
   Не глядя, кухарка сунула ей в руки деревянные ведра и кивнула на полупустой бочонок.
   - Нальешь.
   "Краткость сестра таланта", - усмехнулась про себя Алекс, открывая плечом дверь. И едва не налетела на застывшую посредине кухни Сайо. Вот уж ее то она меньше всего ожидала здесь увидеть. От неожиданности Александра едва не выронила ведра. От удара об пол, капли воды попали на халат воспитанницы Гатомо, украсив ткань мокрыми пятнами.
   - Прости, Сайо-ли, - извинилась она.
   Девочка удивленно взглянула на нее большими зелеными глазами.
   - Я не заметил тебя, моя госпожа.
   - В следующий раз будь осторожнее, - строго проговорила Сайо. - Особенно сегодня ночью.
   - Воды принес? - кухарка быстро шла к нему, держа в руках кувшин и тарелку с печеньем. - Ну и проваливай отсюда! Не мешай госпоже.
   Александра не стала себя уговаривать и, вылив ведра в бочонок, скользнула за дверь.
   После визита старшего соратника к любым предупреждениям стоило относиться серьезно. Вернувшись из кухни, Алекс оглядела конюшню. В углу лежали доски, приготовленные для ремонта. Она подняла взгляд на балки, поддерживавшие стропила, и улыбнулась.
   Наверное, им казалось, что они вошли совершенно бесшумно. Лишь чуть скрипнула створка ворот, да тихо всхрапнула потревоженная лошадь. Четверо парней двигались крадучись. Трое сжимали в руках крепкие колья. Четвертый нес тусклый фонарь.
   - Вон туда, - тихо прошептал знакомый голос. У стены на куче сена кто-то спал. Из-под рваного одеяла торчали замотанные в тряпье ноги.
   - Давай! - вскричал один из парней, и все трое что есть силы стали бить спящего кольями.
   - Стойте! - остановил их тот, что был с фонарем. Он откинул одеяло. Под ним лежал набитый сеном мешок, с которого улыбалась нарисованная углем смеющаяся рожица.
   - Спасибо, что пыль выбили, - раздался откуда-то сверху ехидный голос. - А то мне все некогда.
   Все четверо оглянулись. Из темноты вылетело стремя и звонко ударилось в лоб. Парень рухнул. Следующий снаряд пролетел мимо. Алекс спрыгнула с настила. Длинная рукоятка от вил стрельнула вперед, и еще один противник рухнул, держась за живот. "Осветитель" швырнул в нее фонарем и естественно промахнулся. Звякнув об пол, фонарь потух, погружая конюшню в полную темноту. Оставшиеся невредимыми нападавшие ломанулись к выходу. Александра успела пару раз огреть отстающего по спине и перевела дух.
   - Что тут творится? - раздался грозный крик ворвавшегося в конюшню соратника.
   Растирая кулаками глаза, к нему вышла Алекс.
   - Что-то случилось, мой господин?
   Воин высоко поднял фонарь и огляделся.
   Разбуженные лошади фыркали и топтались в денниках.
   - Отсюда только что выбежали двое? - спросил воин, подозрительно глядя на Александру.
   Та широко раскрыла глаза.
   - Тут никого не было, Ломано-сей. Конюх ушел в деревню, его отпустил почтенный Чжанчол...
   - Я знаю, - оборвал ее соратник.
   Вряд ли опытного воина могли провести честные глаза Алекс. Решив, что не стоит благородному разбираться в делах простолюдинов, воин вышел.
   Александра взяла ковш и плеснула в лицо пострадавшим. Тот, что получил концом ручки в живот, очнулся первым. У второго уже алел замечательный, с алыми крапинками синяк в половину лба.
   Наконец и его взгляд обрел осмысленное выражение.
   - Идите отсюда, - усмехнулась она. - Да глядите, во дворе соратник.
   Помогая друг другу, парни поднялись на ноги.
   - Запомните и передайте Вонгыру. Я такой добрый в последний раз.
   Бросив на него злобный взгляд, те скрылись в воротах.
   После ночного происшествия отношения со слугами окончательно испортились. Александра недоумевала. Сомнения развеял конюх, когда заметил, как кухарка выплеснула грязную воду почти ей под ноги.
   - Ты, Алекс, вроде не совсем глупый, - сказал он. - Но дурак.
   - Это почему? - даже обиделась Александра.
   - Ни один умный человек не станет ссориться с теми, с кем живет.
   - Я ни с кем кроме Вонгыра не ссорился! - возразила она.
   - Ты куда козу дел? - насмешливо спросил Андак и сам ответил. - В деревню отвел. Но замковые-то привыкли на праздник жареной козлятиной баловаться. Понимаешь?
   - Не очень, - честно призналась Александра.
   - Если козу выигрывает деревенский, то забирает себе. Если кто из замковых - ее жарят и угощают всех слуг. Так принято, понял?
   - Понял, - кивнул Алекс.
   - Вот то-то, - наставительно продолжил конюх. - Замковые на деревенских свысока смотрят. Как же! В чистоте живут, господские объедки жуют. А крестьяне кто? Всю жизнь в земле копаются как черви земляные. Куда им до слуг. Это мне все равно. Я у отца со скотиной возился и здесь вожусь. По мне что лошадь, что корова. Но остальных ты сильно обидел. Не дадут они тебе жить спокойно.
  
   Это была самая странная поездка за все время службы Мирамо в Гатомо-фами. Едва Кувами скрылась за поворотом, рыцарь приказал старшему соратнику отправить воина в монастырь Небесного спокойствия.
   - Передай преподобному Макао, пусть придет в замок, я хочу с ним встретиться. Мы вернемся послезавтра. Запомнил?
   - Да, Гатомо-сей, - склонился соратник.
   - Если я задержусь, пусть подождет. А ты из монастыря - прямо в город. Найдешь нас в гостинице Дакуси.
   - Понял, Гатомо-сей! - всадник ударил коня плеткой и понесся по дороге.
   Странности продолжились и в городе. Сдав драгоценности, получив расписку и деньги, рыцарь с отрядом отправился в гостиницу Дакуси, где оставил старшего соратника с мешком золотых и всех воинов, кроме одного. Приказав стеречь деньги, Гатомо уехал. По его словам надо еще вернуть какую-то ценную книгу. Рыцарь вернулся поздно вечером довольный и сильно навеселе. Устраиваясь на ночлег, он еще раз напомнил старшему соратнику о бдительности и велел обязательно разбудить его на рассвете.
   Мирамо, как всегда, точно выполнил все распоряжения. Хмурый и злой с похмелья Гатомо отказался от заботливо приготовленного завтрака, ограничившись кружкой пива и пирожком.
   - Остаешься здесь приглядывать за деньгами, - сказал он старшему соратнику, морщась и потирая виски. - Я с тремя воинами едем в Кауцо-фами. Ждите нас к вечеру.
   Оставив старшего соратника в полном недоумении, рыцарь, кряхтя, забрался в седло и тронул лошадь. Проводив его, Мирамо быстренько разузнал у хозяина гостиницы о Кауцо-фами. Услышанное его сильно озадачило. Зачем господину вдова с двумя дочерьми? Жениться? Видно, что Гатомо торопится. А как же траур и Сайо? Он все уши прожужжал, что именно воспитанница станет новой хозяйкой замка. Получается, что господин не будет соблюдать траур по бывшей жене? И собирается взять в жены совсем другую женщину? Как к этому отнесется Сайо, старшему соратнику было все равно. Но что скажет брат покойной госпожи - барон Кирохо? Как бы Гатомо не нажить себе могущественного недоброжелателя? Однако Мирамо был настоящим воином и предпочитал думать лишь о том, что касалось его непосредственных обязанностей, а господин пусть сам решает, что делать.
   Приехал Гатомо под вечер, заметно подобревшим. Не говоря ничего своему старшему соратнику, он сходил в баню и, поужинав, лег спать. Пришлось Мирамо выспрашивать подчиненных. По словам воинов их в Кауцо-фами явно ждали. Хозяйка вместе с Гатомо удалилась в кабинет, откуда они не выходили часа три. Им даже обед принесли туда.
   - Замок небольшой, - продолжал делиться впечатлениями соратник. - Но аккуратный. Много каменных построек. Не только главная башня как у нас, но и амбары, конюшня, даже двор замощен каменными плитами. Деревня тоже побогаче Кувами выглядит. Нас старший соратник принимал. У него в подчинении восемь воинов. Платят им хорошо. Побольше чем нам. Многого он не сказал, но чувствуется, что с тех пор, как умер прежний хозяин, мужской руки там явно не хватает. Уж не задумал ли наш господин жениться на вдовушке, Мирамо-сей?
   - Это его дело, - одернул подчиненного старший соратник.
   Но чувство непонимания происходящего не проходило. И Гатомо-фами и Кауцо-фами входят в земли вассальные барону Токого, но не имеют общих границ. Да и как еще посмотрит барон на такой брак, увеличивающий земельные владения Гатомо вдвое? Или уже все решено на празднике цветения риса? Как ни гони ненужные вопросы, они все равно упрямо лезли в голову. А Гатомо, словно дразня, так и не посвятил его в свои планы, только улыбался да поглаживал седые усы.
   Получив послание от Гатомо, преподобный Макао не на шутку забеспокоился. На его памяти бывший господин никогда не просил о встрече. Неужели кому-то стала известна их тайна? Монах с нетерпением ждал приезда Гатомо, но увидев его довольное лицо, слегка успокоился.
   - Здравствуй, преподобный! - первым поздоровался тот, слезая с лошади.
   - Здравствуй, Гатомо-сей, - поклонился Макао. - Здравствуйте, благородные воины.
   Соратники вразнобой поприветствовали монаха.
   - Давно ждешь? - спросил Гатомо.
   - С утра.
   - Тогда пойдем мыться с дороги, - предложил рыцарь.
   Отделанная липовыми дощечками господская баня наполнилась клубами душистого пара, когда служанка плеснула на раскаленные камни травяной отвар.
   - Иди, Пина, - отпустил ее господин, откидывая голову на край лохани. В соседней - отмокал монах. Из горячей воды торчала только красная от жара лысая голова, блестевшая капельками пота в лучах солнца, пробивавшихся сквозь густой пар из маленького застекленного окна.
   - Ты хотел меня видеть, Гатомо-сей? - спросил он. - Зачем?
   - У меня столько новостей, что я не знаю, с которой начать, - ответил рыцарь потягиваясь.
   Макао поудобнее уселся, вдохнул ароматный настоянный на травах и липовом меде воздух.
   - Начни с самой важной.
   - Я женюсь. И не через два года, а через три месяца.
   Даже не глядя на него, Гатомо почувствовал, как вздрогнул монах.
   - Нет, - усмехнулся он. - Твоей любимице ничего не угрожает. Я беру в жены Хиромо Кауцо вдову Насо Кауцо.
   Макао даже привстал от неожиданности.
   - А как же Кирохо? Барон тебе это не простит.
   Рыцарь вздохнул.
   - С бароном пусть разбирается барон.
   - Как это? - не понял монах.
   - Этот брак нужен не только мне, а еще и моему господину - Токого.
   - С чего бы это наш барон так озаботился судьбой какого-то рыцаря? - не удержался от иронии Макао. Ему расхотелось сидеть в лохани. Глядя, как он заворачивается в простыню, Гатомо заговорил.
   - У бывшего хозяина Кауцо-фами нет наследников, нет у него и братьев. Зато полно племянников. Один из них служит при дворе сегуна, второй - в канцелярии наместника! И каждый хочет стать землевладельцем. Так что наш господин Токого попал меж двух огней. И с наместником ссориться не хочется и сегуна огорчать неохота. А тут вдова вышла замуж, хозяин у земли есть, и никаких претензий к Токого.
   -Ловко! - усмехнулся монах, наливая себе травяного отвара.- А как же Сайо?
   - Так с нее все и началось! - вскричал рыцарь и рассказал о разговоре с Айоро.
   - Она готова стать официальным опекуном? - переспросил Макао.
   - Да, и даже заплатит мне. У девочки появятся официальные документы. С ее умом, красотой и помощью госпожи Айоро она составит себе хорошую партию при дворе сегуна.
   - Да, ты прав, Гатомо-сей, - вынужден был согласиться монах. - Там у нее куда больше возможностей устроить свою жизнь.
   - Конечно, старый друг, - проговорил рыцарь, тоже выбираясь из лохани. - Можно сказать, я выполнил свою клятву. И теперь все будет зависеть уже только от нее.
   За ужином Гатомо расспрашивал о происшествиях в замке, о самочувствии Сайо, но ни словом не обмолвился о своей поездке в Кауцо-фами. Отпустив девочку, он приказал служанкам принести еще водки и не тревожить их по пустякам.
   Монах от выпивки отказался, а хмурый старший соратник молча прихлопнул свою стопку. Весь ужин он явно собирался что-то сказать, но не решался. Но рыцарь, вместо того чтобы поинтересоваться, что беспокоит старшего соратника, вдруг спросил:
   - Скажи, Мирамо-сей, тебе хочется иметь свой замок?
   - Конечно! - удивился вопросу воин. - Но мне ни когда не стать землевладельцем, мой господин.
   - А управителем? - лукаво улыбаясь в седые усы, спросил рыцарь.
   У старшего соратника перехватило дыхание, все его беспокойство моментально куда-то улетучилось. Управитель осуществляет полномочия землевладельца в случае его длительного отсутствия. Например: служба при дворе, выполнение поручений господина, связанных с долгими путешествиями и походами.
   - Но ведь тебя не посылают в дальний поход, Гатомо-сей?
   - Нет, - пьяно покачал головой рыцарь. - И ко двору меня тоже не приглашают.
   - Тогда как я могу быть управителем, если у тебя, мой господин, только один замок и одна деревня?
   - А если будет два?
   - Вот если у тебя будет еще один замок, Гатомо-сей, я буду служить тебе управителем так же верно, как служу соратником.
   - Когда будет, - поправил рыцарь. - А пока, никому ни слова об этом разговоре. И оставь нас с преподобным.
   - Конечно, Гатомо-сей.
   - Когда ты собираешься сказать Сайо? - поинтересовался монах, едва дверь за старшим соратником затворилась.
   - Еще не знаю,- рыцарь слегка протрезвел. - Честно говоря, мне будет жалко с ней расставаться.
   - Мне тоже, - вздохнул монах. - Ты пошлешь с ней кого-нибудь?
   - Вот еще! - вскинул белесые брови Гатомо. - За нее будет отвечать Айоро. Пусть она и дает слуг.
   - Когда я только поступил в монастырь, - тихо заговорил Макао. - То по уставу год не мог покидать его стены и видеться с посторонними. Даже тебе, чтобы встретиться со мной, пришлось внести в монастырскую казну целую серебряную монету.
   -Я помню, - засмеялся рыцарь. - За "лебедя" мы едва успели сказать друг другу пару слов. Прибежал настоятель и велел мне покинуть монастырь.
   - Теперь представь, каково будет маленькой девочке среди абсолютно незнакомых людей?
   Гатомо засопел.
   - Даже старый слуга может быть милее нового господина, - напомнил старинную пословицу Макао. - Не оставляй ее одну, Гатомо-сей.
   - Я подумаю, - буркнул рыцарь, с трудом поднимаясь из-за стола.
  
   Александра проделывала обязательный комплекс утренних упражнений. Теперь ей приходилось просыпаться на целый час раньше, но тело настоятельно этого требовало. А после того, как это самое тело выручило Алекс из стольких передряг, утренняя зарядка являлась самым малым, чем она могла его отблагодарить.
   Сделав глубокий выдох, Александра подошла к бочке. По привычке оглянувшись, она скинула рубаху и окунула торс в воду. От холода захватило дух. Вынырнув, Алекс почувствовала на себе чей-то взгляд. Прижав руки к груди, она оглянулась. Ей показалось, что в окне третьего этажа главной башни что-то мелькнуло. Протерев тело уворованной тряпкой, Александра натянула куртку и поспешила на рабочее место.
   "Если бы не Сайо, эти могли бы мне все кости переломать", - подумала она, провожая взглядом прошмыгнувшего мимо слугу. Парень бросил на Алекс кровожадный взгляд и скрылся за углом башни. Синяк успел потерять свою первозданную лиловость, но по-прежнему закрывал половину лба.
   "С чего бы Сайо меня предупредила? - опять пришло в голову.- Интересно, она специально за этим спустилась на кухню, или это случайность?"
   "Понравился ты ей. Весь из себя такой красивый, с глазками голубыми, - ехидно заметила совесть. - Не ест, не спит, в уборную не ходит. Все переживает: не обидели ли Алекса нехорошие мальчики? Такого-то красавца".
   "Заткнись! - рявкнула на совесть Александра, чувствуя, что краснеет. - Эдак ты, дорогая, не знаю до чего, додумаешься. Прааативная."
   Для того, чтобы заглушить ехидный голос совести, ей пришлось сильно постараться.
   - Ты, Алекс, сегодня с утра прямо как пчела летаешь, - похвалил ее усердие конюх.
   "Бегу как таракан от дихлофоса", - подумала она, взваливая на плечо очередной мешок.
   Кроме борьбы с собственной совестью, Александра в этот день смогла убедиться, что и здешним людям свойственно помнить добро.
   В конюшню пришел Лохун. Запинаясь и пряча глаза, он протянул ей что-то в чистой тряпочке.
   - Вот возьми, Алекс. Жена пирогов напекла с малиной. Вкусные. Спасибо тебе передает.
   - И ей спасибо, - взяла подарок Александра. - Как дочка?
   - Хвала Вечному небу, растет, - улыбнулся мужик, - Скоро мы с молоком будем. Ты заходи, если что надо будет.
   - Зайду, может быть, - неопределенно сказала Алекс. - И ты меня не забывай.
   - Вот сегодня с Джихоном будем лестницу на стене чинить. Так что я пошел.
   - До свидания, - крикнула она убегавшему Лохуну.
   Александра развернула тряпочку. Взяла круглый румяный пирожок и, разломив пополам, протянула половинку конюху.
   - Знатно Лохунова баба готовит, - прокомментировал тот. - Такой пирог можно и господам подавать.
   Алекс перестала жевать. У нее вдруг появилась интересная идея. Протянув еще один пирог конюху, Александра сказала:
   - Я тебе сильно нужен?
   - Пока нет. А что?
   - Пойду к Чжанчолу сбегаю.
   - Зачем тебе?
   - Надо, - уклончиво ответила она и, взяв оставшиеся пироги, вышла из конюшни.
   Ключника она отыскала на кухне. Чжанчол обстоятельно обсуждал с кухаркой состояние продуктовых запасов. Стараясь не привлечь внимания спорщиков, Александра выскочила на двор и стала ждать, когда тот освободится.
   Ключник вышел, громко хлопнув дверью, и не глядя ни на кого, засеменил на склад.
   - Почтенный Чжанчол, - Алекс постаралась вложить в голос весь сахар, что слопала за свою жизнь.
   - Тебе чего? - необорачиваясь буркнул старик.
   - Подарок принес, почтенный Чжанчол, - продолжала разливаться рекламой Александра.
   Ключник даже встал.
   - Чего?
   - Вот пирожки. Вкусные, с малиной. Мне принесли, а разве я могу не угостить своего благодетеля.
   Старик косо взглянул на нее.
   - Чего надо?
   - Вот возьми, - она протянула сверток.
   Ключник попробовал пирог. Пожевал.
   - Так чего тебе? Штаны надо или рубаху?
   - Поговорить, - вкрадчиво ответила Алекс.
   Чжанчол загремел ключами, открывая большой висячий замок в виде свернутого дракона.
   - Заходи.
   Усевшись за столик, он принялся с аппетитом поедать пирожки.
   - Я очень хочу научиться читать, - сказала она, и прежде чем старик что-то возразил, добавила. - Знаю, что надо разрешение господина. Знаю, что он его не даст. Но может, я уже умел? Помоги мне узнать это, почтенный Чжанчол.
   - Да как же я тебе помогу? - не на шутку удивился ключник.
   - А ты напиши мне несколько слов, - пояснила Александра. - Я буду смотреть на них и вспоминать. Вдруг вспомню не только буквы, но и кто я. Если бы ты знал, как это тяжело не знать о себе ничего. Напиши. Пожалуйста. Всего несколько слов!
   Выслушав столь патетическую речь, Чжанчол поморщился.
   - Бумага денег стоит.
   - А ты на бересте, - она протянула вычищенный кусок березовой коры.
   - Делать тебе нечего, - проворчал старик, раскладывая бересту на столике и берясь за перо. - Что писать?
   - На самом верху - имя нашего господина Гатомо, ниже - его воспитанницы, еще ниже - старшего соратника, потом - свое. В общем, имена всех главных людей замка по порядку. А в самом низу напиши: "Начальники Алекса".
   Услышав, что его ставят наравне с благородными господами, ключник заскрипел пером.
   Александра наблюдала, как береста покрывается цепочками знаков. Они походили и на иероглифы и на буквы какого-то азиатского алфавита. Писали в Тонго слева на право.
   - На, вспоминай, - старик протянул ей бересту.
   - Спасибо, почтенный Чжанчол, - низко поклонилась она.
   - Иди, работай, - махнул рукой ключник, принимаясь за последний пирожок. - Ну, точно, зайца заставит мышей ловить! Вспоминатель.
   Ночью, когда конюх уже крепко спал, Алекс запалила фонарь и вытащила из-под заплаты письмо Шанако. Через минуту она убедилась, что в послании упоминается и Гатомо и как ни странно - Сайо. И судя по значкам, обозначающим имена собственные еще несколько человек.
   "При чем же тут Сайо?" - думала она, заложив руки за голову и незаметно для себя все глубже погружаясь в сон. Алекс снилось, что она находится в своей школе, в кабинете физики, которую Саша так ненавидела. Перед ней привычно сидела Марина и непонятно каким образом взявшийся Вонгыр, одетый как подобает среднестатистическому ботанику, и как ни странно в очках. Взглянув направо от себя, Алекс увидела, так ею ненавидимого Витьку - Терминатора, флиртующего с Пиной и Тиули, он показывал им очередную модель мобильника. Тут их классный руководитель, учитель (или мучитель, как его любила называть Дрейк) физики, интеллигентнейший человек Ферапонтов Михаил Сергеевич, сейчас одетый почему-то как соратник, с такой же прической и мечом за поясом, привел к ним в класс Сайо. Одетая в джинсы и курточку, разрисованную лебедями, с конским хвостом, та держала в руках большущий рюкзак. Классный поклонился портретам физиков, украшавших стену класса, и сказал:
   - Дети, у нас новенькая. Ее зовут Сайо-ли, дочь нашего уважаемого директора Шманцева-сея. Садитесь, уважаемая Сайо-ли. Вот свободное место рядом с Александром Дрейк.
   - Почему новенькую ко мне, Михаил Сергеевич? - возмущенно воскликнула Саша и в досаде повернулась к окну, у которого она сидела. Или он? Ведь в отражении стекла на нее смотрели такие уже привычные голубые глаза....
   Алекс в испуге проснулась. Сердце колотилось, норовя выскочить из груди. Теперь она даже во сне видит себе парнем! Ужас!
  
   Сегодня утром Сайо проснулась очень рано. Сон не шел. Неожиданный визит Макао, странная поездка опекуна и долгие их посиделки после ужина. Все это внушало беспокойство. К тому же и служанки стали на нее как-то странно поглядывать. Девочка встала ни свет, ни заря и подошла к зеркалу. Решила позвать Симару и начать приводить себя в порядок. Но раздумала. Вместо этого она открыла окно, впуская в душное тепло спальни прохладный воздух утра. По заднему двору прыгал какой-то парень.
   "Интересно кто это, и что он делает?" - подумала Сайо. Приглядевшись, она узнала Алекса. "Простолюдин занимается воинскими упражнениями?" - изумилась девочка. Глядя, как он, на секунду замерев в замысловатой позе, вдруг прыгал, рубя руками и ногами воздух, Сайо невольно улыбнулась. По всему видно, что попытка слуг поколотить его, скорее всего, окончилась для них печально.
   "А он симпатичный", - подумала девочка, когда Алекс, оглянувшись, скинул рубаху. На белой спине багровели свежие шрамы. Ее передернуло. Очевидно, он почувствовал, что за ним наблюдают. Сайо едва успела закрыть окно и отодвинуться. Почему-то не хотелось, что бы Алекс заметил ее.
   Тихо скрипнула дверь.
   - Уже проснулась, госпожа?
   - Да, Симара, - девочка села перед зеркалом. - Давай одеваться.
   Как не откладывал Гатомо неприятный разговор с воспитанницей, пришло время и для него. По замку уже бродили неясные слухи. Соратники не стали держать язык за зубами, и его странная поездка в Кауцо-фами будоражила воображение обитателей Гатомо-фами.
   - Садись, Сайо-ли, - предложил он ей.
   Воспитанница села на стул, внимательно и тревожно глядя на рыцаря. Гатомо оглядел кабинет. Тянуть больше нельзя.
   - На празднике цветения риса в Токого-маро со мной разговаривала Айоро-ли. Она хочет стать твоим опекуном, забрать тебя в Канаго-сегу и сделать своей помощницей, - на одном дыхании выпалил он.
   Со времен войны Гатомо не видел, чтобы человек так стремительно бледнел. Через секунду живыми на лице Сайо оставались только глаза. И без того большие, сейчас они превратились в два зеленых омута. На какой-то момент рыцарь даже слегка испугался за здоровье воспитанницы. Но вот та перевела дух.
   - Я женюсь, - улыбнулся Гатомо. - На женщине более подходящей мне по возрасту.
   - Но траур...- не выдержав, пролепетала Сайо.
   - Я слишком стар, чтобы ждать два года, - наставительно ответил рыцарь. - И вообще, не думай об этом. Я сейчас еду к барону Токого по делам. Спрошу его и о тебе. Госпожа Айоро обещала прислать за тобой, как только приготовит все бумаги по передаче опекунства. У придворной дамы нашего сегуна большие возможности. Так что скоро ты покинешь этот замок. С твоими талантами и с помощью госпожи Айоро, я надеюсь, Вечное небо даст тебе более достойную жизнь, чем в нашем захолустье.
   Он и сам не знал, зачем это говорит. Черствое сердце старого воина сжала непонятная боль, глаза защипало, и он недовольно зашевелил усами.
   Сайо упала на колени, и низко склонив красивую голову, проговорила, не сдерживая рыданий:
   - Спасибо тебе, о мой господин Гатомо-сей! За доброту, заботу, за те хлопоты, что я доставила тебе.
   Рыцарь встал и отвернулся к окну.
   - Иди, Сайо-ли. Готовься к отъезду.
   С рыданиями девочка выскочила из кабинета опекуна и, пробежав мимо остолбеневших служанок, влетела в свою спальню, где дала волю слезам.
   Наблюдавшие "вылет" Сайо служанки долго перемывали кости господам. Симара несколько раз попыталась войти, но девочка всякий раз отсылала ее. Она не выходила до самого обеда. Когда кухарка сообщила, что все готово, служанка вновь постучалась в комнату. Ответа не было. Симара осторожно приоткрыла дверь. Сайо сидела на кровати, обхватив колени руками.
   - Госпожа, обед подавать? - спросила она, глядя на испуганно застывшее лицо девочки. - Все готово.
   - Господин уехал? - бесцветным голосом спросила Сайо.
   - Да, моя госпожа.
   - Старший соратник?
   - С ним, Сайо-ли.
   - Я не пойду есть, Симара. Мне не хочется.
   - Что с тобой, моя госпожа? - не на шутку перепугалась служанка. - Может принести чего-нибудь? Пирожков? Или печенья?
   - Я ничего не хочу! Понимаешь? Ничего! - вскричала девочка. - И вообще, меня здесь скоро не будет! Уйди! Оставь меня!
   Ошарашенная Симара выскочила в коридор.
   Не успел Гатомо со старшим соратником и свитой покинуть замок, как служанки бросились делиться потрясающей новостью с ближайшими подругами. Через несколько минут замок закипел. Слуги побросали работу и собирались кучками. Напрасно Чжанчол грозил конюшней и палками. Слишком скучной и однообразной была жизнь в деревне и в Гатомо-фами. И когда появилась новость, касавшаяся всех, удержать людей от ее обсуждения не могла даже угроза наказания. А сообщение Симары вообще повергло женщин в шок. Поджимая губы и пристально глядя на подруг, служанка госпожи трагическим голосом поведала леденящую кровь историю.
   - Так и сказала: "Скоро меня здесь не будет". Вот посмотрите, Гатомо упрячет ее куда-нибудь. Как свою бывшую жену.
   - Это, наверное, его новая невеста потребовала избавиться от Сайо! - высказала догадку Пина.
   - Она благородных кровей! - строго напомнила Симара. - Ее нельзя продать как простолюдинку!
   - А документов, что она из благородных нет, - очень тихо проговорила Пина. - Я сама еще давно слышала. По закону она такая же, как мы!
   Симара всплеснула руками.
   - Вечное небо! Спаси нашу девочку. Если уж новая хозяйка не щадит ребенка, что же она будет делать со слугами?
   Женщины переглянулись. Симара поежилась.
   - Пойду, попробую разузнать побольше.
   Новые подробности планов хозяина потребовали немедленного распространения. Служанки бегом бросились на первый этаж.
   Заметив, что Пина уже "просвещает" кухарку, Тиули выскочила во двор. Душа горела поделиться с кем нибудь потрясающей новостью. Она заметила Алекса, таскавшего воду из колодца. Несмотря на его грубость, мальчик продолжал нравиться девушке. Поколебавшись, она его окликнула.
   - Тебе чего? - резко спросил он, хмуро глядя на подбегавшую служанку.
   Не обращая внимания на прохладный прием, Тиули затараторила:
   - Наш господин женится! Слышал?
   - Нет, - Алекс поставил ведра на землю. - На ком?
   - На вдове хозяина замка Кауцо-фами! - служанка поняла, что ей удалось заинтересовать парня. - Говорят, у нее две дочери и замок побольше нашего!
   - А как же Сайо? - вскинул тонкие брови Алекс.
   - Сегодня утром она выскочила от господина вся в слезах! Сейчас ревет у себя в комнате и никого не принимает! Значит расстроилась! - Тиули наклонилась к самому лицу, невольно отпрянувшего парня. - Говорят, новая хозяйка потребовала от господина Гатомо продать Сайо!
   - Как продать? - вскричал Алекс.
   - Тихо, - служанка попыталась заткнуть ему рот ладонью.
   Парень увернулся и уже тише спросил:
   - Разве благородными торгуют?
   - Нет у нее документов, что она благородная!
   - Но все соседи ее видели на похоронах, на празднике и вообще...
   Когда Тиули почувствовала, что завладела вниманием собеседника, ее что называется "понесло".
   - Кому она нужна? Ни отца, ни братьев, ни родичей. Скажет, что отправил к кому нибудь в гости, и все! А за благородную девицу у работорговцев можно такие деньги отхватить! Сайо у нас молоденькая, симпатичная. Вот он ее и продаст! И невесте угодит и денежки заработает. Наш господин деньги любит больше воспитанницы...
   - Так тут что и рабами торгуют? - прервал ее парень
   - Ой, Алекс! Я и забыла, что у тебя память отшибло! - всплеснула руками служанка. - У нас всем торгуют! К Гатомо иногда такие гости заезжают, по роже видно - разбойники! Вот им и продаст Сайо.
   - Так, а что делать? - растерянно проговорил он.
   - Что мы слуги сделаем? - ханжески вздохнула Тиули. - Разве что молить за нашу девочку Вечное небо.
   - Ну, ты помолись. И я помолюсь, - встрепенулся Алекс, вновь берясь за ведра. - А сейчас у меня работы полно.
   - Ты что не понимаешь? - всплеснула руками девушка. - Какая тут хозяйка будет! Если она заставила господина Сайо выгнать, то и слуг своих привезет!
   - Ну, вряд ли она потащит сюда конюхов, - усмехнулся он, поднимая ведра.
   - Ты точно тупой! - вскричала Тиули в удалявшуюся спину.
  
   Воспитанную на криминальных хрониках российского телевидения Александру не поразило намерение Гатомо продать Сайо. Ее мозг лихорадочно искал способ спасти девчонку. Существует же здесь какое-никакое государство. Хотя бы и феодальное. Сайо благородных кровей, значит, имеет и соответственные права. О ней знают все соседи и даже Гатомов начальник - барон Токого.
   Александра замерла.
   - Эй, Алекс! - окликнул ее конюх. - Заснул.
   - Нет, - отозвалась она, выливая воду в поилку.
   Токого видел Сайо на похоронах и даже, как говорил конюх, пригласил ее на праздник цветения риса. Значит, есть шанс, что он заступится за сироту. Александра механически продолжала работать, не обращая внимания на происходящее вокруг. Все ее мысли были теперь только об одном.
   Как добраться до баронского замка ей теоретически известно. Не так давно они с конюхом беседовали о всех ближних и дальних соседях Гатомо-фами. Но что она скажет Токого, и главное - будет ли он ее слушать? И в "поле чудес" не играй - не будет. Кто она? Простолюдин без роду и племени. А вот если принести ему письмо от Сайо. То, пожалуй, появляется шанс, что барон его прочитает и примет меры. Вот только как это письмо заполучить? Не пойдешь же в главную башню? Так, мол, и так, Сайо - ли, черкни пару строк барону Токого. Не пустят соратники, Гатомо узнает, а значит, может поторопиться с продажей девочки. Нет. Надо умудриться пробраться к ней тайком! Только как?
   До вечера Александра решала эту проблему. На первом этаже главной башни спали слуги. Теоретически можно незаметно пробраться мимо. Но на лестнице между вторым и третьим этажами всегда стоит соратник. Гатомо увел с собой шестерых воинов. В замке осталось пятеро. Двое каждую ночь дежурят на стенах, двое обходят замок, один - на посту в главной башне. Но ведь на третий этаж ведет еще лестница с кухни! Вспомнила Александра. Вот это идея! На третий этаж в главный зал она попадет. Из своего единственного визита туда (так печально закончившегося), она помнила, что в помещение перед главным залом выходило несколько дверей. И какая из них ведет в комнату Сайо? Как бы вместо воспитанницы не попасть в гости к Пине с Тиули, которые ночуют рядом со спальней Гатомо. Да и Симара тоже спит у двери госпожи. Вот гадство!
   Улучив момент, Александра обошла главную башню кругом. Перехватив спешащего куда-то слугу, она без обиняков спросила:
   - Где окно комнаты госпожи?
   Пацан удивленно вскинул глаза. Но переспрашивать страшного Алекса не решился.
   - Вон, с синими ставнями.
   Александра отпустила парня и окинула взглядом башню. Как раз до третьего этажа она была сложена из отесанных камней, а выше - из кирпича. По границе каменной и кирпичной кладки вдоль всего здания шел узкий парапет.
   "Вот если только по нему", - подумала духовная наследница камикадзе.
   Незаметно от конюха она припрятала маленький фонарь. Еще припасла длинную веревку, нож и короткую толстую палку. Так, на всякий случай. Теперь осталось только дождаться темноты.
   Александра прикидывала, сколько времени понадобится ей, чтобы добраться до замка барона. Как ни крути - часов пять - шесть, а то и больше. Конечно, отсутствие ее рано или поздно обнаружат. Но вряд ли кто свяжет это с продажей Сайо.
   Уже давно конюх мерно сопел в своем закутке, а Александра продолжала ждать. Кто-то словно бы говорил: "Еще не время, еще не время".
   Наконец, она почувствовала: "Вот теперь - пора!" Тенью выскочив из конюшни, Александра проскочила к двери кухни. Легонько торкнулась. Как и следовало ожидать, она оказалась не заперта. Вообще в замке было не принято закрываться, кроме, разумеется, складов и главных ворот. Очевидно, это было связано с тем, что патрулирование соратников не имело четкого маршрута. По ночам воины шлялись где попало, присматривая за порядком.
   Пригнувшись, Александра шмыгнула на кухню. В тишине слышалось только легкое похрапывание кухарки да негромкий стрекот сверчка. Алекс вытащила из-под куртки фонарь. И без того тусклый он был измазан грязью и лишь чуть разгонял кромешную тьму. Стараясь не споткнуться о развешанные всюду кухонные принадлежности, она на цыпочках прошла к узкой, малозаметной двери. Чуть слышно скрипнули петли. Александра нырнула в проход и замерла прислушиваясь. Храпение на миг стихло, потом возобновилось с новой силой.
   Подняв над головой фонарь, она быстро зашагала наверх, старясь ставить ногу ближе к краю плохо оструганных ступеней. Еще одна дверь, за ней матерчатая ширма. Александра сунула фонарь под полу куртки и заглянула за нее. В окно светила ущербная луна, освещая пустынную комнату с длинным столом и двумя рядами стульев. Тишина. Александра разулась, сунув матерчатые сандалии за пазуху. Лакированный пол холодил голые ступни. Несколько минут ушло на то, чтобы разобраться с запором на металлических оконных переплетах. Глянув вниз, Александра поёжилась. Высоко. "И что ты делаешь, идиотка? - вскричало проснувшееся благоразумие.- Грохнешься, костей не соберешь! Остановись, пока не поздно!" Однако к голосу этого чувства Саша Дрейк прислушивалась чрезвычайно редко.
   Вот и сейчас она бестрепетно встала ногой на узкий, сантиметров двадцать карниз. Первый шаг дался на удивление легко, а вот следующий уже труднее.
   "Не смотри вниз. Только не смотри! - твердила она себе, всем телом прижимаясь к холодным кирпичам. - Гляди, куда ставишь ноги! Вот еще немножко прошли".
   Хорошо еще, что неизвестные строители не покрыли стены штукатуркой. Александра цеплялась пальцами за щели в кладке и медленно шла вдоль стены. "Интересно, сколько до земли?" - подумала она. Воспользовавшись моментом, благоразумие ехидно ответило: "Шею сломать хватит".
   - Вот, сволочи пернатые! - вскричала она сквозь зубы, когда ступня вляпалась в птичий помет.
   "Птицы мира, блин. Гады летучие", - уже подумала Александра, продолжая упорно двигаться к намеченной цели. Вот, наконец, и нужное окно. Вытащив из-за пояса нож, Александра тихо постучала по стеклу. Потом громче. "А если это не её комната? - умная мысль как всегда опоздала. - Попробую еще и мотаю отсюда."
   - Кто тут? - испуганно пискнула Сайо.
   - Алекс!
   - Кто? - уже не так испуганно переспросила девочка.
   - Алекс! Открой, Сайо-ли, а то я сейчас...
   Договорить она не успела. Окно резко распахнулось. Александра дернулась, тело бросило назад так, что она едва успела схватиться за створку. "Саша все!" - только успела подумать Александра, как Сайо уцепилась ей за куртку и одним рывком бросила на подоконник.
   - Ты откуда взялся? - гневно прошептала она.
   Александра только хватала ртом воздух, делая невразумительные движения руками.
   - Отвечай! - топнула девочка босой ножкой. Свет месяца падал на тоненькую фигурку, окутывая ее голубоватым сиянием.
   - По карнизу, госпожа, - наконец выдавила из себя Александра. - Из зала. А туда из кухни.
   - Чего тебе надо? - все так же гневно задала она новый вопрос.
   - Правда, что Гатомо собирается тебя продавать, Сайо-ли? - проговорила Алекс.
   - Что? - девочка застыла, глядя на нее огромными зелеными глазами.
   - Ну, слуги говорят, что невеста господина потребовала от него тебя продать, - пояснила Александра и торопливо продолжила. - Ты же сама сказала, что тебя скоро здесь не будет! Напиши...
   - Кто сказал? - перебила его Сайо.
   - Какая разница! Слуги, - терпеливо стала объяснять Александра. - Говорят, что новая невеста Гатомо требует от тебя избавиться. Ну, ты же сказала Симаре, что тебя скоро здесь не будет...
   - И они подумали... - девочка зажала себе рот, ее плечи затряслись, а на глазах выступили слезы.
   - Не плачь, Сайо-ли, - попыталась утешить девочку Александра. - Напиши письмо барону Токого, он поможет.
   Сайо сделала несколько глубоких вздохов и отняла руки ото рта.
   - Я уезжаю в Канаго-сегу ко двору сегуна! Гатомо - сей передает опекунство надо мной придворной даме Айоро-ли. А вы продает... Ой, не могу!
   Сайо вновь прижала руки ко рту, во всю стараясь унять душивший ее хохот.
   Так глупо Александра не чувствовала себя с тех пор, как во втором классе на спор съела кусок мыла.
   За дверью послышался шум. Алекс нырнула в окно, присев на карнизе.
   - У тебя все в порядке, Сайо-ли? - раздался заспанный голос Симары.
   - Все хорошо, спи, - борясь с приступом истерического хохота, ответила девочка. - Сон смешной приснился.
   - А. Ну тогда добрых тебе снов, - пробурчала служанка.
   Александра встала, держась за подоконник.
   - Запомни, Алекс, - Сайо подошла ближе. - Никогда не слушай сплетен слуг. Гатомо-сей меня любит как родную дочь и никогда не сделает ничего плохого.
   Как же хотелось Александре отпустить руки и прыгнуть вниз... от стыда.
   - Ты, правда, прошел по карнизу? - спросила девочка, присаживаясь на подоконник и запахивая плотнее длиннополый халат.
   - Ага, госпожа, - грустно ответила она. - Сейчас назад пойду.
   - Может быть, лучше по лестнице? Симару я куда-нибудь отошлю...
   - Нет, Сайо-ли, - покачала головой Александра и тут вспомнила о веревке.
   - Вот надо привязать за что-нибудь. Я спущусь, два раза дерну, ты, моя госпожа отвяжешь и все.
   - Давай веревку, Алекс, - решительно сказала девочка.
   Александра терпела, пока срывая кожу с ладоней, спускалась вниз по стене. Терпела, пока сворачивала сброшенную сверху веревку, даже когда шла на конюшню терпела. И лишь когда улеглась под одеяло, высказала все, что о себе думает.
   - Дура! - скрипела она зубами. - Идиотка! Нашла, кого слушать! Треплушек этих! Ой, до чего противно! Чуть шею себе не свернула! По карнизам как макака скакала! Спасать красавицу бросилась! Ну и дура! Спаситель наследника, блин. Нет, ты не дура. Ты хуже в сто раз! Ты - дурак!
   Александра еще долго ругалась, стараясь злостью осушить переполнявшие глаза слезы.
  
   Отвязав от ножки кровати веревку, Сайо сбросила ее в окно и вновь принялась хохотать, уткнувшись лицом в подушку. Это же надо! Гатомо хочет ее продать! Такого даже в кошмарном сне не приснится! Придумали же такое! У наших служанок фантазии побольше, чем у самых известных придворных писателей и поэтов! Наговорили парню, а он дурачок прилез ее спасать! И от кого? От Гатомо! Ох, и насмешил.
   Сайо села на кровати, вытерла слезы, выступившие от смеха, и запахнулась в одеяло. Интересно, видел ли кто-нибудь, как Алекс слезал по стене? А то завтра в замке еще и не такую историю придумают. Девочка поежилась. Вот ведь растяпа! Забыла закрыть окно. Она вскочила с кровати. Прежде чем захлопнуть створки, взглянула вниз, потом оценила ширину карниза и поежилась. А Алекс шел по нему над такой бездной за тем, чтобы ей помочь. От этой мысли стало как-то непривычно тепло на душе. Девочка засмеялась, но уже совсем по другому и, напевая себе под нос, нырнула в постель.
   Барон встретил Гатомо радушно. Как и говорила Айоро, он не стал препятствовать объединению земельных участков своих вассалов.
   Рыцарь сидел в роскошном кабинете Токого и терпеливо ждал, пока хозяин не закончит читать брачный контракт. Взгляд старого воина блуждал по полкам, уставленным книгами и свитками, по картинам с изображениями богов и героев. Токого не любил пейзажи, не раз говоря, что живые люди для него интереснее мертвой природы. В углу в застекленном шкафчике стоял полный комплект богатых доспехов, украшенных драконами и вычурными цветами.
   - Значит, если родится наследник, то дочери Хиромо Кауцо от первого брака получат в приданное по пять тысяч золотых? - спросил барон, складывая документ.
   - Да, мой господин.
   - А если нет - по тысячи.
   - Мне очень нужен наследник, - смутился рыцарь.
   - Если Кауцо-ли не возражает, я тоже. Подписывай, женись. Обещаю быть на свадьбе.
   Рыцарь встал и поклонился.
   - Благодарю, Токого-сей. Для меня это честь.
   - Я получил письмо от сестры, - продолжил барон. - Документы для Сайо-ли будут готовы дней через десять. Значит через пятнадцать - Айоро пришлет за ней соратников сегуна. Она просила, чтобы девочка была готова. До Канаго-сегу путь не близкий, и время прощаться не будет.
   - Я понял, Токого-сей. Как ты думаешь, она не будет возражать, если я отправлю с Сайо-ли пару слуг?
   - Конечно, нет, - развел руками барон. - В дороге одной девочке будет тяжеловато.
   - Спасибо, мой господин, - рыцарь поклонился и собрался покинуть кабинет.
   - Еще одно, Гатомо-сей! - остановил его Токого. - В наших местах объявился отряд вольных ратников. Говорят, идут на запад к границе. Будь осторожен. На замок даже твой напасть вряд ли решатся, а вот в деревне могут набезобразничать. Если что - шли гонца. Сам знаешь: ратник без господина....
   - Знаю, Токого-сей, почти разбойник.
   - А их становится все больше, - озабоченно проговорил барон.
   - Надо бы Сыну Неба, да продлится его жизнь десять тысяч раз по десять тысяч лет, найти работу для их мечей, - осторожно проговорил рыцарь.
   - Ты прав, Гатомо-сей, - вздохнул Токого, поднимаясь. - Но об этом пусть думает Сын Неба и его мудрые советники.
   Рыцарь поклонился и вышел.
   Гатомо не знал выражения: "Куй железо, не отходя от кассы". Но действовал именно так. Из Токого-маро он направился к невесте, где гостил два дня, внимательно осматривая Кауцо-фами и прилегающие земли. На третий день, вполне довольный увиденным, Гатомо отправился в обратный путь.
   Глядя, как господин, покачиваясь в седле, мурлычет незатейливую песенку, старший соратник, наконец, решился на важный разговор. Тронув коня, он поравнялся с рыцарем.
   - У меня есть большая просьба к тебе, о мой господин Гатомо-сей.
   - Говори, - рыцарь внимательно взглянул на него.
   - Я очень редко беспокоил тебя, - заговорил воин. - Но сейчас задета моя честь.
   - Чего ты хочешь, Мирамо-сей? - нахмурился Гатомо.
   - Голову твоего раба! - выпалил тот и торопливо добавил. - Я готов заплатить за него.
   - Алекса! - догадался рыцарь.
   - Да, Гатомо-сей. Этот ублюдок оскорбил меня, но он принадлежит тебе, мой господин, и я оставил ему жизнь.
   Рыцарь некоторое время ехал молча, глядя на петлявшую по лесу дорогу. Старший соратник не решался прервать молчание господина.
   - Хорошо, Мирамо-сей. Я подумаю, - наконец проговорил он.
   В городе они съездили по знакомым купцам, потом рыцарь посетил храм, ночевать, как всегда, поехали в гостинницу Дакуси. Легли рано, чтобы с самого утра отправиться домой.
   В замке после бани и трапезы Гатомо приказал соратникам собраться в главном зале. Одетые в парадные одежды воины встали вдоль стен. Рыцарь так же в расшитом золотом сикимо, с мечом за поясом окинул орлиным взором свое войско и объявил о предстоящих переменах:
   - После свадьбы я намерен увеличить жалованье всем соратникам. И вам, и воинам из Кауцо - фами.
   Воодушевленные многообещающим заявлением соратники дружно поклонились и гаркнули:
   - Да, мой господин Гатомо-сей!
   После благородных обитателей замка рыцарь принял до крайности обеспокоенную Симару.
   - У тебя есть два пути, - без обиняков заявил он женщине. - Либо ты едешь с Сайо-ли в Канаго-сегу, либо выходишь замуж за племянника Чжанчола. Зеян овдовел три года назад, и хозяйству нужны женские руки.
   Служанка рухнула на колени и звонко ткнулась лбом в пол.
   - О, мой господин Гатомо-сей! Умоляю тебя, не разлучай меня с госпожой Сайо-ли!
   - Я рад, что рядом с моей воспитанницей будет не только служанка, но и умелый лекарь.
   - Я не достойна твоей похвалы, мой господин.
   - Мне решать, кто здесь чего достоин, - сурово нахмурил густые брови рыцарь. - Иди и пришли сюда Сайо-ли. Потом отыщи Чжанчола и Пину с Тиули. Вы скоро мне понадобитесь.
   Сайо выслушала известие о скором расставании с вежливым вниманием
   - Я решил отправить с тобой Симару и кого-нибудь еще. Скорее всего - Пину. Чтобы ты появилась в Канаго-сегу со слугами, как подобает благородной даме.
   - Благодарю тебя, Гатомо-сей.
   - Посмотри, пришел там Чжанчол или нет.
   Сайо выглянула из кабинета.
   - Он здесь, мой господин. И служанки тоже.
   - Зови всех, - распорядился рыцарь.
   Оглядев собравшихся, он сказал:
   - Моя воспитанница Сайо-ли уезжает ко двору самого сегуна!
   Слуги переглянулись.
   - Мы должны дать ей все необходимое на первое время. Одежду, обувь и прочие мелочи, необходимые благородной девушке. Составьте список, чего нет в замке, и принесите мне.
   Когда все пятеро покинули кабинет, Чжанчол поклонился и сказал:
   - Сайо-ли, может быть, посмотрите без меня? Пришлешь потом Пину или Тиули. Уж очень много дел.
   - Иди, - отпустила ключника девочка.
   И женщины занялись увлекательнейшим делом: разборкой гардероба. И хотя он был не так велик, занятие это потребовало очень много времени. Нужно было прикинуть, что одеть в дорогу, еще раз перемерить домашние платья, приготовить нижнее и постельное белье. Только к обеду Сайо отправила служанку на склад к Чжанчолу. Та вернулась с рулонами ткани. После обеда, вооружившись ножницами, служанки засели за работу, а Сайо со списком отправилась к господину. Ей ну совершенно необходима новая косметика и главное - как минимум, пару домашних платьев. Учитывая место, куда она направляется, девочке не хотелось бы ударить в грязь лицом.
   Пробежав глазами листок, Гатомо крякнул. Сайо испуганно сжалась.
   - Если это слишком... Можно кое-что исключить, - пробормотала она.
   - Ничего исключать не надо! - оборвал ее опекун. - Я хорошо тебя знаю. Лишнего ты не попросишь. Завтра же едем в город и все купим!
   - Спасибо, Гатомо-сей, - благодарно поклонилась девочка, со счастливым лицом выходя из кабинета.
   Проводив ее взглядом, рыцарь еще раз просмотрел список. "Краски да маски - это ерунда. А платья купим готовые. Тысяча золотых Айоро все окупит".
   Когда Сайо ушла к господину, Тиули отложила ножницы и с тревогой взглянула на подруг, словно колеблясь.
   - Что стряслось? - испуганно спросила Пина.
   - Говори! - поддержала ее Симара.
   - Не знаю, как и сказать,- девушка вытерла лоб.
   - Да не тяни ты вола за... хвост! - прикрикнула Симара. - Начала - так продолжай!
   - Мне Кирибуцо-сей сказал, что Мирамо выпросил у Гатомо голову Алекса!
   Пина в испуге прижала руки ко рту.
   - Не может быть!
   - Может! Он говорил, что раб, его оскорбивший, должен умереть!
   - И Гатомо согласился? - стала допытываться Симара.
   Тиули покачала головой.
   - Кирибуцо сказал, что господин будет думать!
   - Ой, девочки! - Пина посмотрела на служанок. - Его же убьют!
   - Да уж, Мирамо не помилует, - вздохнула Тиули и с ожесточением добавила. - Все из-за сыночка своего прыщавого.
   . Несмотря на сложные взаимоотношения между собой замковые слуги оставались сплоченной группой, старавшейся не выносить внутренние конфликты на суд господ.
   - Может, попробуете его отговорить, девочки? - робко спросила Симара.
   Пина горько усмехнулась.
   - Будет он нас слушать.
   - Еще и самим попадет, - поддержала Тиули и решительно добавила. - Если Гатомо кого-то послушает, то только Сайо.
   - Захочет ли она заступаться за слугу? - с сомнением покачала головой Пина.
   - Попробовать можно, - проговорила Симара и улыбнулась. - За это она палками не накажет.
   - Вот и попробуй, - предложила Пина.
   - Только поторопись, пожалуйста, - всхлипнула Тиули. - Парня жалко.
   Служанка задумалась. Вспомнила, как изможденного и больного Алекса принесли в дом на озере. Как покойная госпожа Гатомо отдала ему драгоценный бальзам, как сама Сайо послала ее на конюшню лечить его после жестокого наказания палками.
   - Как только госпожа придет, вы потихоньку оставьте нас, - решила Симара. - Попробую я с ней поговорить.
   Сайо вбежала в комнату в отличном настроении. Служанки прилежно орудовали нитками, обшивая края новой простыни.
   - Симара! Завтра едем в город! За покупками!
   - Ой, Сайо-ли, - встрепенулась Пина. - Я пойду к Чжанчолу, нитки кончились.
   - Скорее только! - махнула рукой девочка.
   Едва затих дробный стук ее ног на лестнице, как всплеснула руками Тиули.
   - Утюг совсем остыл! Побегу греть.
   Воспитанница рыцаря вопросительно посмотрела на Симару.
   - И что это значит? Они ведь не просто так ушли?
   Служанка отложила в сторону шитье и низко поклонилась.
   - От твоего взгляда ничего не спрячешь, госпожа.
   - Не хотят ехать в Канаго-сегу? - догадалась Сайо.
   - Разве не господин выбирает путь слуги! - вскинула брови Симара. - Никто из нас не посмеет ослушаться приказа нашего благодетеля и господина Гатомо-сея.
   - Тогда в чем дело? - растерялась девочка. - Я же чувствую, ты хочешь за них просить.
   - Не за них, Сайо-ли, - служанка поклонилась еще раз. - За парня по имени Алекс.
   - А что с Алексом? - Сайо присела на стул, не глядя на служанку.
   - Господин Мирамо-сей просит его голову у нашего господина Гатомо.
   - Что? - резко обернулась девочка. - Как это "просит голову"?
   - Мирамо-сей считает, что Алекс нанес ему оскорбление, которое можно смыть только кровью! - патетически прошептала Симара.
   Сайо встала со стула, подошла к окну.
   - Только ты, Сайо- ли, можешь спасти жизнь парню! Мы все тебя просим...
   - И ты?
   - Прости смелость мою, уважаемая госпожа, - Симара низко поклонилась. - Но разве Алекс виноват, что сын господина Мирамо-сея...
   - Довольно! - остановила ее девочка. - Я попробую.
   И пройдя мимо застывшей в поклоне служанки, скрылась за дверью. Симара выпрямилась. Она никак не ожидала, что юная госпожа столь близко к сердцу примет их просьбу.
   - Ты что-то забыла, Сайо-ли? - удивился рыцарь, вновь увидев воспитанницу.
   - Это по поводу моей поездки в Канаго-сегу. Я прошу выслушать меня.
   - Садись, - заинтригованно пригласил опекун.
   - Дорога дальняя, и одной Симаре будет тяжело. Не будет ли лучше взять ей в помощь мужчину? Подать, принести вещи. Куда-то сходить.
   - Ты говоришь о ком-то конкретно? - догадался рыцарь.
   - Да, Гатомо-сей. Об Алексе.
   - Почему о нем? - нахмурился рыцарь.
   - Он молод. У него здесь никого нет. Он толком ничего не умеет делать. В замке Алекс бесполезен. Наделить его землей тоже бессмысленно. Он не может ее обрабатывать. Но главная причина не в этом.
   - В чем же?
   - Чжанчол мне говорил, что Алекс хорошо считает, и он хотел научиться читать. Я попытаюсь за дорогу обучить его. В Канаго-сегу мне понадобится грамотный слуга, мой господин.
   Рыцарь с грустной улыбкой смотрел на воспитанницу.
   - Ты умная девочка, Сайо-ли. Какой же женщиной ты станешь! Я тебя выслушал. Теперь иди. Я подумаю.
   После ужина, прошедшего в тягостном молчании, Гатомо пригласил Мирамо к себе в кабинет. Служанки зажгли светильники и бесшумно удалились.
   - Ты по-прежнему хочешь убить Алекса?
   - Больше всего на свете! - горячо вскричал старший соратник. - Моя поруганная честь истекает кровью.
   - Красиво сказано, - похвалил его рыцарь. - А если я скажу будущему управителю Кауцо-фами, что он больше никогда не увидит Алекса и не услышит о нем. Если этот простолюдин исчезнет из его жизни? Его честь успокоится?
   Прежде чем Мирамо успел открыть рот, господин развел руками:
   - Конечно, если нанесенные оскорбления так серьезны, я не смогу отказать... своему старшему соратнику.
   Мирамо сглотнул слюну, глядя в насмешливые глаза старика.
  
   Александру удивил столь ранний приезд хозяина. Уводя лошадей на конюшню, она спиной почувствовала ненавидящий взгляд. Скосив глаза, Алекс увидела старшего соратника, чьи мушкетерские усики топорщила торжествующая улыбка, от которой по спине пробежал холодок.
   К обеду все слуги замка знали, что господин женится, а Сайо отправляется ко двору самого сегуна. Александра, скептически улыбаясь, смотрела на разгоряченного новостью конюха.
   - А нам-то что?
   Мужик смутился.
   - Нам что к барону она поедет, что к сегуну, что еще куда, - усмехнулась Алекс.
   - Странный ты какой-то, - вздохнул конюх. Очевидно, он рассчитывал тщательно и со вкусом обсудить эту новость с помощником.
   Работы было много. Весь день мыли и чистили лошадей. Обнаружили несколько свежих ранок, которые конюх заботливо смазал вонючей мазью. У одного коня подкова держалась на честном слове, пришлось вести в деревню к кузнецу. Умаявшись за день, улеглись спать. Александра дождалась, пока Андак уснет, и перебралась на навес под крышей. Интересно, что конюх, заметив уложенные на балки доски, не проявил к ним никакого интереса, словно не заметил.
   А на следующий день начались форменные чудеса. Проводив коляску с господином и госпожой Сайо, Александра вновь поймала взгляд старшего соратника. Вот только на этот раз в нем преобладала бессильная ярость. Покачав головой и удивляясь столь разительной перемене, она отправилась на кухню за завтраком и руганью. Однако на этот раз кухарка была само дружелюбие. Женщина наложила две полные чашки риса, щедро политые растительным маслом и посыпанные мелко нарубленным зеленым луком. Принимая от помощника свою порцию, конюх присвистнул от удивления. Рис оказался теплым, вкусным и рассыпчатым. Собрав последние крошки, конюх отправил Александру назад, отнести посуду и сказать "большое спасибо".
   Кухарка чинно пила чай в компании служанок господина. Прежде чем Алекс сумел отговориться, бойкие девицы буквально силой усадили его за стол, налили чаю, а Смира сунула в руку медовый пирожок. Ожидая неизбежного подвоха, она откусила кусочек.
   - Вкусно? - спросила кухарка.
   - Очень, - была вынуждена признаться Александра.
   - Пироги с медом у меня всегда хорошо получаются.
   - Ты новости знаешь? - задала вопрос Тиули.
   - Конечно, - Алекс чувствовала, что надо уходить, но уж больно вкусен был пирог, да и чай ароматный с легкой приятной горчинкой. - И про женитьбу и про Канаго-сегу...
   - А про себя? - эффектно улыбнулась Пина, демонстрируя застарелый кариес.
   - А что про меня? - насторожилась Александра.
   Кухарка засмеялась, ставя чашку на стол.
   - Самое главное не знаешь!
   - Мирамо просил у господина твою голову! - выпалила Тиули.
   Пирог колом встал в глотке. С немалым трудом протолкнув его в пищевод, Александра спросила:
   - Это как?
   - Прибить тебя хотел, - сурово пояснила Смира. - Да Гатомо побаивался. Ты же его раб. Вот разрешения и попросил.
   - И что Гатомо?
   - Спасибо нам скажи, - гордо выпятила немалую грудь Пина. - И Симаре...
   - Да помолчи ты! - оборвала ее Тиули. - Если кого и благодарить, так это Сайо-ли. Она с Гатомо говорила.
   - А если бы мы не сказали! Если бы не Симара... - затараторила Пина.
   Александра взглянула на кухарку. Женщина махнула рукой.
   - Симара сказала Сайо-ли. И она попросила за тебя. Так что живи, Алекс, и помни, кому ты жизнью обязан!
   Ошарашенная Александра кивала головой и прихлебывала остывший чай. Девушки еще что-то говорили, но ее мысли были совсем о другом.
   " Вот не думала, не гадала, что этот козел так раздурится. Ну, спасибо, зеленоглазка. Выходит, не зря я по карнизам как кошка лазила!" Механически поблагодарив девушек, она вышла из кухни, сжимая в руке половинку пирога. Погруженная в свои думы Александра едва не налетела лбом на створку ворот конюшни.
   Выругавшись, она протянула удивленному конюху кусок пирога. Тот не чинясь слопал.
   - Ты чего?
   Александра кратко пересказала услышанное.
   - Да, парень. Повезло тебе. Третий раз, можно сказать, родился.
   - Это как? - не поняла Алекс.
   - Первый раз - когда мать тебя непутевого родила, второй - когда тебя мужики в лесу нашли, - охотно пояснил конюх. - Сейчас - третий. Ты видел, как соратники мечами работают?
   - Приходилось, - вздохнула Александра и поежилась. Пару раз ей пришлось наблюдать тренировки воинов Гатомо. Тяжелые деревянные клинки бабочками порхали в сильных руках, так что глаз едва успевал проследить за их движением. Тут никакое "дзю до" и "дзю после" не спасет.
   - То, что Гатомо не отдал тебя старшему соратнику, - продолжал Андак. - Вообще чудо. Не иначе могучий хранитель у тебя на Вечном небе.
   Алекс смогла только скромно опустить глаза и еще раз мысленно поблагодарить Асиону. Даже если она тут и ни при чем.
   Однако лимит на чудеса сегодня на этом не закончился. Вечером прикатили господа. Александра привычно подхватила лошадей под уздцы. Слуги стали снимать с повозки сундуки, окованные медными полосами. Гатомо спешился и, поправив меч, нашел его глазами.
   - Алекс!
   Бросив поводья, она подбежала на зов господина. "На кого же он так похож?" - подумала она, кланяясь.
   - Слушаю, мой господин Гатомо-сей.
   - Ты поедешь с госпожой Сайо-ли в Канаго - сегу, - резко сказал он, усмехаясь.
   - Как прикажите, мой господин.
   "На Михалкова! Ну, того, который Никита!" - догадалась Александра, опуская глаза.
   К рыцарю подошла Сайо и что-то прошептала на ухо. Тот повел носом.
   "Только пониже и потолще. А так - вылитый Михалков, утомленный солнцем, блин".
   - Иди, - резко проговорил господин, отворачиваясь.
   Объяви он смертный приговор, Алекс удивилась бы гораздо меньше. Ехать в Канаго-сегу слугой этой соплячки! Ну, ни чего себе перспектива! "Зато будешь подальше от Мирамо и его бабахнутого сыночка", - услужливо подсказало благоразумие. На этот раз спорить с ним Александра не стала.
   Шли дни. Внешне жизнь Алекс почти не изменилась. Она все так же трудилась на конюшне, кормила и поила лошадей, убирала денники. Даже получила несколько уроков верховой езды, не закончившихся печально только благодаря ее ловкости. Вот только отношение слуг к ней стало другим. Кухарка норовила получше накормить, парни хоть и сторонились по-прежнему, уже не смотрели как праведные троечники на завзятого ботана. Несколько раз пересеклись ее пути и с Мирамо. Старший соратник, видимо, успокоился и подчеркнуто не замечал простолюдина.
   Но однажды вечером на конюшню заявился Чжанчол.
   - С завтрашнего дня ты тут не работаешь, - сказал он ей. - Утром придешь на склад.
   - Хорошо, почтенный Чжанчол.
   Когда ключник ушел, огорченный конюх вздохнул.
   - Жаль мне с тобой расставаться. Работаешь ты хорошо и лошадей любишь. Да только прав наш господин. Не место тебе здесь.
   - Мирамо? - спросила Александра.
   - Он самый.
   - Да уж, страшный соратник.
   - Это ты правильно сказал, - согласился мужик. - Вдвоем вам тут не ужиться. Рано или поздно убьет он тебя. Не могут благородные простых людей прощать. Не дано им.
   Первым делом Чжанчол отправил Алекс в баню, выдав полный комплект чистой одежды.
   - Тряпье свое принесешь, - напомнил ключник. - Нечего добру пропадать. Да мойся, как следует! Работать в главной башне будешь. А от тебя конюшней несет.
   "И что я там буду делать?" - думала Александра, намыливая голову щелоком.
   Все оказалось просто. Гатомо вознамерился перестроить третий этаж. Пока Сайо еще не уехала, Джихон и Алекс ломали перегородки между коридором и закутками для служанок. Именно такой: в опилках и пыли, застал ее приезд в замок отряда соратников сегуна.
   Восемь всадников в доспехах с гербом и маленькая повозка, запряженная толстопузым осликом. Командир отряда прошел в кабинет рыцаря, немного погодя туда же вызвали Сайо. Плотники сочли за благо не мозолить глаза начальству и вместе с Симарой спрятались в комнате воспитанницы. Очень быстро девочка выскочила обратно.
   - Ну что там, Сайо-ли? - не выдержав, спросила Симара. Александра и Джихон низко поклонились.
   Глядя в никуда огромными зелеными глазами, девочка тихо проговорила:
   - Завтра едем.
   Воинов сегуна намыли в бане, накормили, напоили и уложили спать. В это время укладывались последние сундуки, Александра получила новую куртку, штаны и кожаные (!) сандалии. Кроме этого Чжанчол уже лично от себя подарил ей тупую бритву и вылезший помазок. Хлюпавшие носом служанки преподнесли вышитую нижнюю рубаху, явно раньше принадлежавшую самому Гатомо, а кухарка наложила полный узелок черствых пирогов. Конюх торопливо сунул нож в потертых кожаных ножнах.
   Сам отъезд Алекс запомнила плохо. Все суетились, укладывали сундуки. Сайо с заплаканными глазами, Гатомо то и дело сморкавшийся в усы. Толпа слуг, пришедших проводить воспитанницу господина. Всадники, запрудившие тесный двор маленького замка. Последние поклоны. Рыцарь помог девочке забраться внутрь повозки и отвернулся в тщетной попытке скрыть слезы. Симара скользнула вслед за госпожой, а Александра уселась на крошечную скамеечку сзади.
   Она смотрела, как скрывается за стеной леса Гатомо - фами. Место, где она впервые прикоснулась к реалиям этого мира. Там остались ее первые победы и поражения, друзья и недруги. Именно в Гатомо-фами началось ее преображение. Нет, Алекс еще не чувствовала себя по-настоящему парнем, но девочка Саша Дрейк уже исчезла. Высокое деревянное колесо попало в яму, и она едва не свалилась с узкой скамеечки.
   "Похоже, дураки и дороги тоже входят в число главных бед этой Земли! - весело подумала она. - Значит - не пропадем!"
  
  
   Часть вторая
  
   Прикосновение
  
   Глава I
   Неожиданные встречи

До них, наконец, дошло, что путешествие их опаснее,

чем они воображали, и даже если они преодолеют

все трудности, в конце пути их ждет дракон.

Дж.Д. Толкин "Хоббит или туда и обратно"

  
   Нельзя сказать, что путешествие показалось Сайо приятным. Одно дело, когда сидишь в просторной коляске и можешь любоваться окрестностями, другое - в тесной повозке, где не развернуться от вещей. Как не старается Симара занять поменьше места, у нее это не очень получается. К тому же присланная повозка, казалось, не пропускает ни одной кочки на дороге. Девочка потратила много усилий в безуспешных попытках разместиться поудобнее. В конце концов, махнула рукой и стала стоически переносить боль в затекших ногах.
   Симаре пришлось еще тяжелее. Под ней же не было трех пуховых подушек, а всего одна и та перьевая. Обе женщины ужасно устали, и когда занавесь, отделявшая их от возницы, раздвинулась, с надеждой посмотрели на круглую физиономию кучера. Неужели остановка?
   - Господин Сабуро-сей хочет устроить привал. Тут рядом ручей, можно перекусить. Он спрашивает: "Ты выйдешь, госпожа Сайо-ли?"
   - Передай, что обязательно! - решительно сказала девочка. Неужели ей и на остановках торчать в этом сундуке на колесах!
   Возница передал ответ, и коляска стала сворачивать с дороги.
   Высокий воин с длинным лицом и аккуратной бородкой подал руку Сайо, помогая сойти с повозки. Несмотря на боль в затекших руках девочка царственно положила ладошку на сильные пальцы воина.
   - Благодарю, Сабуро-сей.
   Симару буквально вытащил наружу Алекс. Он тоже удостоился слов благодарности. С трудом разогнув натруженную спину, служанка процедила сквозь зубы:
   - Поаккуратнее, я не мешок с овсом.
   Парень развел руками, с неприкрытой насмешкой наблюдая за мучениями женщин. Сам он ехал на крошечной скамейке позади. И судя по всему, кроме пыли не имел никаких больших неудобств.
   - Симара! - приказала Сайо. - Пойдем, поищем цветов, а ты Алекс разведи костер и завари чай!
   - Конечно, Сайо-ли, - поклонился парень, направляясь в соседние кусты.
   Повеселевшая, с букетиком цветов девочка сидела на подушечке у крошечного костерка, над которым служанка разогревала лепешки, нанизав их на палочки. Перед Сайо стоял низенький раскладной столик с чайником и блюдом с медом. В стороне прямо на траве расположился Алекс и доедал свою лепешку.
   Соратники сегуна тесным кружком сидели в стороне и перекусывали тем, что Гатомо послал. Возница ел не слезая с облучка.
   К Сайо подошел высокий воин.
   - Если госпожа желает, мы можем еще задержаться.
   - В нашем маленьком караване ты распоряжаешься, Сабуро-сей, - учтиво ответила девочка и пригласила его присесть с ней за столик.
   - Благодарю, я уже поел.
   - Тогда я тоже потороплюсь, - сказала Сайо, принимая теплую лепешку.
   Соратник кивнул и отошел к своим людям.
   Пока Алекс ополаскивал посуду в ручье и складывал столик, Симара торопливо заталкивала в себя холодную лепешку с остатками меда. Через несколько минут караван продолжил движение по лесной дороге на восток. Сайо, наконец-то, удалось более-менее удобно устроиться, загнав несчастную Симару на сундук. Служанке это очень скоро надоело, и она, попросив у госпожи разрешения, вылезла на облучок и стала болтать с кучером.
   "Могла бы раньше догадаться!" - ворчливо подумала Сайо, сворачиваясь клубочком. Очень скоро она задремала, несмотря на тряску.
   Вечером караван въехал в большую деревню с постоялым двором. Тут в распоряжение Сайо поступила целая комната! Слуги гостиницы и Алекс перенесли в нее самое ценное. Большие сундуки остались в повозке. Хозяин клялся, что у него ничего не пропадает. Путники получили возможность смыть дорожную пыль в неплохой бане.
   Вытирая госпоже волосы, Симара спросила:
   - Спать будешь, Сайо-ли, или почитаешь?
   - Ты хотела сполоснуться? - в свою очередь спросила девочка.
   - Если разрешишь, - проговорила служанка. - Вода еще осталась, а баня входит в цену за постой.
   - Алекс вымылся?
   - Не знаю, - Симару очень удивил подобный вопрос.
   - Если да, то пришли его ко мне и иди в баню.
   - Слушаюсь, Сайо - ли.
   Парень вошел в ярко освещенную комнатку и поклонился.
   - Звала меня, госпожа?
   - Не передумал учиться читать?
   - Конечно, нет! - обрадовался Алекс.
   - Тогда подай вон тот сундучок.
   Сайо открыла ларец, достала пару листов бумаги, чернильницу и гусиное перо. Быстро написав весь тонгойский алфавит, она подала лист парню.
   - Вот это все буквы. Начни с первой...
   Когда Симара, наслаждаясь собственной чистотой, подошла к двери в комнату госпожи, оттуда доносился гневный голос Сайо.
   - У тебя не руки, а бревна! Эту черточку пишут точно посредине!
   Служанка осторожно заглянула. Алекс сидел на полу подогнув ноги, а госпожа, уперев руки в бока, стояла и, сверкая зеленью глаз, тыкала пальцем в листок.
   - Чтобы к утру научился писать эту букву! Пошел отсюда! Я спать хочу.
   - Да, Сайо-ли, - пробубнил пристыженный парень, кланяясь и в дверях сталкиваясь с Симарой.
   - Учи! - крикнула ему в след госпожа на весь гостиничный коридор.
   Сбросив халат и оставшись в ночной рубахе, девочка рухнула на постель.
   - Никогда не думала, что учить так тяжело, - проговорила она.
   Поскольку тут не было прямого вопроса, умная служанка сочла правильным - смолчать.
   - Понимаешь, Симара, вот видно, что не дурак, а не может простую букву написать правильно!
   - Как мне говорила одна благородная госпожа: "Учеба - тяжкий труд".
   - А учить иногда еще тяжелее, - буркнула Сайо, натягивая одеяло.
  
   "Ну, педагог гребаный! - бушевала Александра, в тщетной попытке нарисовать заковыристую загогулину. - Прямо этот как его Фурсенко, или Фурсенка. Короче достала!"
   Отбросив наполовину исписанный лист, она перевела дух и попробовала для тренировки вспомнить русские буквы. Каков же был ее ужас, когда пальцы не смогли правильно написать ни одной. Пришлось срочно успокаивать расшалившиеся нервы долгими вдохами и выдохами. Успокоившись, Александра отрешилась от всего происходящего. От крыльца, на котором сидела, от двора гостиницы, по которому, косясь на нее, вышагивал часовой соратник. Даже от комаров, налетевших на свет фонаря над крыльцом. Вся она сейчас была лишь кончики пальцев, сжимавших отточенное перо.
   Она взмокла, пока на листе появился удобоваримая буква "син". Потом еще и еще. Только к полуночи проклятый значок стал получаться похожим на себя. Сложив листок и спрятав его за полу куртки, Александра отправилась спать в обеденный зал, служивший по ночам спальней для слуг.
   Утром ее растолкали ни свет ни заря. Разрывая рот зевотой, Александра помогала Симаре затаскивать в повозку вещи.
   - Алекс! - крикнула Сайо перед тем, как забраться внутрь.
   - Я здесь, Сайо-ли, - подбежала она.
   - Букву выучил? - свела густые брови маленькая госпожа.
   - Как ты приказала, - Александра протянула ей сложенный листок.
   Не разворачивая его, девочка залезла в повозку. Симара привычно устроилась на облучке. Кажется, кучер был этому даже рад, а Алекс уселась сзади. В привычном порядке караван тронулся дальше к далекому Канаго-сегу.
   Дорога по-прежнему петляла по лесам, но все чаще стали появляться поселения. На стоянке Александра прилежно помогала Симаре: разводила костер, используя свой небогатый туристский опыт. В пятом классе она ходила искать снежного человека. Нашла насморк и бронхит. В этот раз готовили полноценный обед. Соратникам кухарил кучер, а им Симара. Варили одно и то же - рис.
   Воспользовавшись задержкой, малолетняя учительница пристала к Алекс с новым заданием - заучить наизусть все буквы тонгойского алфавита. А их там - тридцать восемь! Было от чего взвыть раненым койотом. Царственно протянув ей листок с местной азбукой, Сайо проговорила:
   - Сиди и учи. Что тебе еще делать дорогой.
   - Спасибо, о моя госпожа! - проникновенно поблагодарила Александра, с поклоном принимая бесценный дар.
   - Для начала - хотя бы первые десять, - очевидно, посоветовавшись с благоразумием, разрешила девочка.
   "Уже лучше!" - обрадовалась Александра.
   И всю дорогу до следующей деревни бубнила названия букв: "Цинь, Ляо, Кун, Со, То, Дей, Зи, Аве, Еши, Во".
   В новой гостинице все произошло точно так же, как и в предыдущей.
  
   Сайо чинно ужинала рисом с вареной курицей, когда к столику подошел командир соратников. Девочка встала, и как подобает женщине, первой поклонилась мужчине. Воин возвратил поклон.
   - Не утомила ли тебя дорога, Сайо-ли? - спросил он. - Может быть, нам остановиться здесь на день, чтобы ты отдохнула?
   - Благодарю, Сабуро-сей, все хорошо. Из-за меня не нужно задерживаться. Я чувствую себя хорошо.
   - Госпожа Айоро очень просила нашего командира, чтобы мы постарались сделать твое путешествие как можно менее утомительным.
   - Я благодарна господину и госпоже Айоро за заботу о столь незначительном человеке как я, - скромно пролепетала девочка.
   - Наш командир не стал бы посылать своих людей в такую даль за незначительным человеком, - возразил воин.
   Сайо засмущалась еще больше.
   - Может быть, ты присядешь, Сабуро-сей?
   - Только если поговорить с тобой, - развел руками соратник. - Я уже поужинал.
   - Почему бы и не поговорить, - легко согласилась девочка. - Скажи, пожалуйста, нам еще долго ехать?
   - Завтра мы пересечем реку Мио и приедем в Татсо - маро, а от него до Канаго - сегу четыре дня пути.
   - Спасибо, Сабуро -сей, - поклонилась Сайо. - Может быть, ты хотя бы выпьешь чаю?
   Повинуясь движению бровей госпожи, Симара подала девочке чашу, а та с поклоном протянула ее воину.
   - Как откажешь такому учтивому предложению! - соратник широко улыбнулся, от чего глубокий шрам на щеке сморщился. - Думаю, еще одна чашка чая меня не утопит.
   Он рассмеялся и похлопал себя по объемистому животу.
   - У тебя большая семья, Сабуро - сей? - спросила Сайо.
   - Два сына и две дочери. Старшая Ясако - твоя ровесница, Сайо - ли. Она служит у придворной дамы Юкихо. Я хочу, чтобы вы познакомились и подружились.
   - На новом месте всегда трудно найти друзей, - ответила девочка. - Я буду только рада обрести первую подругу в Канаго - сегу.
   - Похоже, супруга нашего командира не ошиблась, выбирая помощницу, - еще шире улыбнулся соратник.
   - Ты слишком добр, Сабуро - сей, - скромно опустила глазки Сайо.
   Вот баня в этом месте ей не понравилась. Прохладно, под полом шуршат то ли ужи, то ли лягушки, лохань протекала, и девочке пришлось торопиться, пока вода не уйдет вся.
   Ничего удивительного, что в свою комнату, которая оказалась так же холодней, чем в предыдущей гостинице, Сайо явилась далеко не в лучшем настроении.
   - Прислать Алекса? - рискнула напомнить Симара, прежде чем уйти мыться.
   - Пусть придет, - буркнула госпожа, плотнее запахиваясь в теплый халат.
   Против ожидания парень ее порадовал. Он четко выучил первые десять букв алфавита. Сайо показывала ему буквы и по порядку, и порознь, Алекс ошибся всего один раз. А вот написание никак не шло. Девочка четыре раза показала, как правильно пишется "Ляо", однако под пером парня рождались какие-то ни на что не похожие уродцы. Потеряв терпение, Сайо подошла к нему сзади и сама стала выводить его рукой такую сложную для Алекса букву. Разумеется, у нее все получилось, вот только при этом она так прижалась грудью к ученику, что почувствовала тепло его тела. Лишь сила воли, закаленная преподобным Кимцзы, не дала ей сразу же отпрыгнуть в сторону. Неторопливо отступив, Сайо благожелательно кивнула:
   - Уже лучше.
   Казалось, Алекс и не заметил произошедшего, столь сосредоточенной была его физиономия. Девочке стало даже как-то обидно.
   - Вот! - вскричал он, показывая листок. - Сам написал, Сайо -ли!
   Учительница оценила творение парня на твердое "посредственно". В нарисованном каракуле хотя бы угадывались очертания "Ляо".
   - Иди. На сегодня достаточно. До утра напишешь три строчки, - распорядилась госпожа, отводя взгляд.
   - Как прикажешь, моя госпожа, - парень поклонился и вышел, столкнувшись в коридоре с Симарой. Сайо прислушалась, вытянув шею.
   - Сегодня тебя уже не так ругали, Алекс, - зевая, проговорила служанка.
   Тот буркнул что-то неразборчивое.
   А ночью он ей приснился! В сверкающих необычных доспехах с бриллиантовым значком на груди, Алекс ехал на великолепном белом жеребце к огромному замку на берегу моря, а она, одетая в красивое платье, которое бывает только у принцесс, выглядывала из окна башни и смотрела на него. Ветер нежно дул ей в лицо, солнце погружалось в море...И почему-то сердце у девочки радостно трепетало в предчувствии скорой встречи.
   "Приснится же такая чушь!- подумала она, тщетно взбивая попышней жесткую подушку. - И ничего красивого в нем нет. Может быть только глаза? Нет, и глаза обычные. Тупой простолюдин! Даже читать не умеет".
   - Все хорошо, Сайо - ли? - спросила спавшая на полу служанка.
   - Спи, - буркнула госпожа. - Сон дурацкий приснился.
  
   На этот раз Александра относительно легко справилась с "домашним заданием". Видимо, разум человека двадцать первого века брал верх над телом тонганина. Полюбовавшись на строчки более - менее прилично выглядевших букв, она, зевнув, отправилась спать.
   Утром командир соратников лично помог Сайо забраться в повозку. Наблюдавшая за этим Алекс отвернулась, скрывая презрительную усмешку: "Она тебе во внучки годится, старый козел".
   Привычно устроившись на своей скамейке, она углубилась в изучение тонгойской азбуки. Часа через два после обеда повозка неожиданно встала. Подъехал командир и постучал по крыше рукояткой плети. В крошечном окошечке показалось озабоченное личико Сайо.
   - Паром на той стороне сломан, - проговорил соратник. - Придется ждать, как починят. Если хочешь, можешь прогуляться по берегу.
   - Спасибо, Сабуро-сей, - ответила девочка.
   Александра соскочила со своего места и посмотрела вперед. За своими учеными занятиями она пропустила момент, когда их караван выехал на берег широкой реки. На той стороне возле парома, состоявшего из двух больших лодок перекрытых помостом, суетились люди. Кроме них на берегу дожидался переправы купеческий караван из трех повозок под охраной пяти воинов на разномастных лошадях. Стоявшие в стороне возчики и их хозяин, пожилой, пузатый мужчина в темно-синем жилете поверх белой, вязаной рубахи быстро зашептались между собой, бросая на соратников сегуна хмурые взгляды.
   Галантный соратник подал руку Сайо, и она, с явным облегчением выпрямившись, огляделась вокруг. Вслед за ней выбралась Симара. Не глядя на нее, госпожа пошла вдоль заросшего камышом берега. За ней поспешила служанка и один из соратников, зорко посматривавший по сторонам. Александра подумала, не присоединиться ли к столь представительной компании? Но в конце концов передумала и осталась у повозки. К ней подошел кучер, вытирая руки куском ветоши.
   - И ты в Канаго-сегу?
   - Угу, - кивнула она. - Меня Алекс зовут.
   - Знаю, - кивнул кучер. - Симара говорила. Меня Уномом кличут.
   Александра окинула взглядом немолодого мужчину:
   - У кого служишь?
   - У господ Айоро.
   - Уном, а как в Канаго - сегу слуги живут? - задала Алекс более практичный вопрос.
   - От господ зависит. И еще от того, где живут.
   - Это как? - не поняла она
   - Если в городском доме, еще ничего, терпимо, - рассудительно пояснил кучер. - А вот если во дворце, там хуже.
   - Почему?
   - Тесно там нашему брату. В малюсенькую комнатенку человек по пять набивается. Хорошо тем, кто с господами живет. Да только таких мало. У благородных своя жизнь. Так что, парень, как повезет, так и жить будешь.
   Он усмехнулся:
   - Только, я думаю, с госпожой тебя не поселят.
   - Я тоже так думаю, - улыбнулась Александра. - У нее Симара есть.
   - Серьезная женщина - эта ваша Симара, - с готовностью подхватил разговор кучер. - Обстоятельная, с головой.
   - Так женись, - предложила Алекс.
   Мужчина посмотрел на него долгим, задумчивым взглядом.
   - Может и женюсь. Я сам вдовый. Жена второй год как померла. Не разродилась.
   Александра стушевалась.
   - Молодой ты еще, - вздохнул Уном и вдруг радостно воскликнул. - Глянь, паром пошел!
   Восемь человек, работая четырьмя огромными веслами, переводили громоздкое судно через поток. Пока паром форсировал преграду, пока укладывали сходни, Александра успела ополоснуться до пояса в ближайших кустах. Разумеется, и речи не могло быть, что какие-то купцы будут переправляться вперед воинов сегуна. Алекс встала у борта и стала смотреть на текущую воду.
   - Что стряслось с твоим паромом? - громко спросил Сабуро у лысого мужчины, с поклоном принявшего деньги за перевоз.
   - Вчера вечером все было нормально, мой господин, - ответил паромщик. - Сегодня утром пришли, а в носу дыра прорублена. Не иначе, кто-то мне навредить захотел.
   - Заделали? - поинтересовался соратник. - Не утонем?
   - Храни нас Вечное небо, мой господин! - возразил мужчина. - Все заколотили, законопатили. Перевезем как по сухой земле.
   - Смотри у меня, - беззлобно пригрозил воин.
   Правый берег оказался гораздо круче левого.
   "Могли бы и вылезти. Хотя бы Симара. Не пушинка все-таки!" - думала Александра, помогая ослу и вознице втаскивать повозку на дорогу.
   Оказавшись в колее, повозка покатила дальше в Канаго - сегу, а она вновь углубилась в тонгайский алфавит.
   К повозке подъехал Сабуро.
   - Сайо - ли, - позвал он. - Мы уже не успеваем до темноты в Татсо-маро. Можно поехать в деревню Гиды. До нее три ли. Но там нет гостиницы. Или переночуем в лесу. Это не будет для тебя тяжело?
   - Нет, мой господин Сабуро, - ответила девочка. - Я посплю в повозке.
   "А я? - с раздражением подумала Александра. - А Симара? Самой есть, где спать, а на простых людей наплевать. Одно слово - елита, блин!"
   Вскоре они свернули с дороги и углубились в лес метров на сто. Там оказалась вполне симпатичная полянка, а в стороне имелся маленький родничок.
   К вечеру, когда все поужинали, маленький караван стал готовиться ко сну. По предложению Сабуро повозку Сайо поставили чуть в стороне от костра, вокруг которого расположились воины.
   Очевидно, у госпожи все-таки осталось немного здравого смысла, и она оставила Симару ночевать с ней в повозке. Александре было выделено толстое зеленое одеяло. Подумав, та улеглась прямо под повозкой. Вдруг дождь пойдет, а она под крышей. Сквозь тонкие доски Алекс слышала, как служанка помогала Сайо раздеться, потом они долго разговаривали о предстоящем житье в Канаго - сегу.
   Александра резко проснулась и села, звонко ударившись головой о дно повозки.
   - Что? - раздался испуганный голос служанки.
   С пылающими щеками Алекс на четвереньках бросилась к ближайшим кустам. Спрятавшись в их тени, она долго не могла успокоить трепыхавшееся сердце. "Это неправильно! - думала Александра, обхватив колени руками. - Это не мой сон! Нет! Я ничего такого не хочу! Я же нормальная!" И тут же беззвучно расплакалась: "Кто тут нормальный? Ты, дура, с телом озабоченного подростка. Заткнулась бы лучше!". Она вытерла слезы и прислушалась к своим ощущениям. Вроде стало легче. Но ЭТО, наверняка, повторится и что тогда? "Ну не тянет меня к девчонкам! Не тянет! Это у тушки моей гормон взыграл!" - доказывала себе Александра. А ехидное благоразумие, воспользовавшись моментом, вновь напомнило о себе: "Ты еще скажи, что тебя к парням тянет, прааативный!" Алекс всхлипнула и вспомнила единственного приятеля в прошлой жизни - Димку Миронова. С ним она ходила в кино, менялась дисками и даже один раз целовалась. Они расстались после того, как Димон отказался принять участие в ночном налете на старое, еще позапрошлого века, кладбище. Где под одной из могил, по абсолютно точным сведениям Дрейк, был закопан клад. Нет, похоже, что и к парням ее тоже не тянет. "Ну, на евнуха ты явно не похож", - еще раз ударило по самому болезненному мстительное благоразумие. "Да, уж", - согласилась Александра, вспомнив сон. "Давай определяйся, кто ты. Назад в девчонки дороги нет", - благоразумие продолжило терзать воспаленный мозг. Однако, Алекс уже пришла в себя, благополучно пережив не самые приятные моменты. "Мужик я, - ворча, ответила она благоразумию. - Только маленький. Не надо мне еще таких снов". На самом деле Александра не понимала, кто она. Вот только телу шестнадцатилетнего, полного сил подростка трудно было объяснить терзание измученной души.
   Вдруг ночную тьму прорезал громкий свист. В кустах замелькали факелы, раздались крики и звон оружия. Мимо Алекс пробежал человек, сжимая в одной руке факел, в другой обнаженный меч. В три прыжка он достиг повозки и распорол клинком полотняную стенку. Александра бросилась за ним, на ходу сгребая в горсть землю и прошлогодние листья. Воин обернулся на шум. Она швырнула ему в лицо мусор. Спасая глаза, тот бросил факел, меч и прикрыл их ладонями. Рука Алекс метнулась к его поясу, выдернула из ножен кинжал и безошибочно ударила в печень. Все это заняло не более десяти секунд. А на поляне во всю шел бой! Кричали люди, лязгал металл, хрипели раненые и умирающие.
   - Что тут! - испуганно пискнула Сайо, выглядывая в прорезанную дыру.
   - Уходим! - вскричала Александра, схватив ее за руку и буквально выдернув из повозки. - В лес! Симара скорее, это разбойники!
   Перебросив легкое тело госпожи через плечо, Алекс, не зная зачем, схватила одеяло.
   - Какие разбойники! - бормотала служанка, выбираясь наружу. Чей-то полный невыносимой боли крик подстегнул ее лучше всяких объяснений.
   - В лес! - скомандовала Александра и с Сайо на плече побежала к темневшим кустам.
   - Поставь меня на ноги сейчас же! - рассерженной гадюкой шипела ему в ухо девочка. - Я приказываю!
   Скорее всего, Алекс проигнорировала бы это требование, но первые же двадцать шагов показали, что с такой ношей ей еще далеко не убежать. Александра поставила госпожу на землю.
   - На нас напали! - торопливо заговорила Алекс, накидывая на узкие плечи одеяло. - Их много. Надо уходить, Сайо - ли!
   Та прислушалась. С поляны все еще доносился шум яростной битвы.
   - Пошли!
   Вот только она забыла обуться. Опавшие шишки, сучки и другой мусор больно ранили нежную кожу. Девочка шипела, прихрамывая уже на обе ноги.
   "Так мы далеко не уйдем!" - обреченно подумала Александра. А позади показались два светлых пятна от факелов. Оглядевшись в белесой полутьме, она увидела густой куст малины.
   - Сюда, Сайо-ли! - сказала она, раздвигая колючие ветки. - Дай одеяло!
   Она бросила его на землю, не смотря на бурные, но к счастью беззвучные возражения госпожи, посадила ее на одеяло.
   - Завернись и сиди, пока я не позову: "Сайо-ли из Гатомо-фами", - быстро проговорила Алекс. - Откликайся только на такие слова. Понятно, госпожа?
   Девочка кивнула. Александра сгрудила ветки, прикрывая сжавшуюся в комок девочку.
   - Ну, Симара. А нам надо побегать.
   - Бежим! - согласилась та.
   - И покричать! - Алекс шлепнула ее ладонью по крепкому бедру.
   - Ах ты, сопляк! - взвилась женщина в праведном гневе.
   Александра схватила ее за руку и поволокла прочь от малинника. Замерев, факелы двинулись за ними. Пробежка по ночному лесу - то еще удовольствие. Через несколько минут Симара лишилась половины подола, а Алекс поставила шишку на лбу. Погоня приближалась.
   - Все! - прохрипела женщина. - Не могу! Оставь меня, беги.
   - Щаззз! - оскалилась Александра, помогая Симаре перебраться через поваленное дерево. - Это я останусь, а ты дальше побежишь.
   - Что? - удивилась та.
   - Беги, если жить хочешь! - рявкнула Алекс, еще раз приложившись к служанкиному телу по ниже спины.
   - Отстань, молокосос! - заорала та и, прихрамывая, устремилась в лес.
   Александра усмехнулась и достала из-за пояса трофейный клинок. "Подождем", - подумала она, притаившись за деревом. Очень скоро послышался шум погони. Вот чуть в стороне промчался воин с факелом. Второй слегка приотстал и, видимо, срезая путь, пробежал мимо спрятавшейся Александры, не заметив в темноте предательски вытянутой ноги. Получив подножку, воин грохнулось на опавшую листву. Алекс кошкой прыгнула ему на спину и нанесла несколько ударов по шее. Теплая жидкость ударила в лицо.
   - Накуто! - раздался пронзительный крик. - Накуто!
   Александра перевернула тело и вытащила у него из-за пояса кинжал. Второй воин приближался, держа меч над головой. Алекс успела вскочить на ноги и "поймала" клинок скрещенными кинжалами. Видимо, его меч оказался гораздо хуже трофейных кинжалов Александры. Жалобно звякнув, он переломился. Длинный кусок железа мазнул по ее голове, распарывая кожу. Не ожидавший такого воин на миг замер. Алекс сместилась в сторону, противник по инерции подался вперед. Александра развернулась вокруг своей оси, одновременно нанося рубящий удар кинжалом по лицу. Воин закричал, бросив бесполезный меч. Второй кинжал она вбила в широкую спину. Настала оглушающая тишина. Со стороны поляны уже не доносилось ни звука. Алекс взглянула на распростертое у ног тело, потом на свои залитые кровью руки. С таким шоком не смогло справиться сознание пятнадцатилетней девочки, ноги у нее подломились, и она рухнула на поверженного врага.
   Очнулась она от энергичных хлопков по щекам.
   - Алекс, - тихо шипел знакомый голос. - Очнись, Алекс.
   Александра разлепила глаза. В полутьме на нее с тревогой смотрела Симара.
   - Погоня? - хрипло спросила Александра.
   - Тихо все, - в полголоса ответила служанка. Она сидела на земле, положив голову Алекс себе на колени.
   Александра приподнялась, и тут ее взгляд упал на мертвого воина с кинжалом в спине. Желудок мгновенно скрутило в жутком спазме. Ужин, обед, а может, и завтрак вылетели со сверхзвуковой скоростью, едва не задев во вовремя отскочившую женщину. Опираясь руками о ствол дерева, она еще долго блевала, извергая из пустого желудка желчь пополам со страхом и отвращением. Обессилив, Александра сползла вниз по стволу. Подошла служанка.
   - В первый раз убивал? - тихо спросила она.
   - В первый, - отрешенно ответила Алекс.
   Симара обняла ее и стала гладить по голове.
   - Они бы тебя не пожалели. Зверье это. Ратники. Для них простого человека убить, что тебе высморкаться.
   Она еще что-то говорила, а Александра уткнувшись ей в грудь, тихо всхлипывала, оплакивая так внезапно закончившееся детство.
  
   Сайо закуталась в одеяло, выглядывая наружу одним глазом. Крики и шум боя на поляне давно затих. Где-то прошли люди с факелами, окликая товарищей. Девочка хорошо запомнила слова Алекса. И хотя ей было неприятно подчиняться распоряжениям простолюдина, Сайо признавала их бесспорную правоту. Время шло, комары зудели над ухом, норовя усесться на потную кожу. Становилось страшновато. Темнота сменялась серостью, между деревьев поползли клочья тумана. "А если никто не придет? - с тревогой подумала девочка. - Вдруг их перебили? Что тогда?" Решив ничего не предпринимать до рассвета, она уселась поудобнее и задремала.
   - Сайо-ли из Гатомо-фами, - раздался где-то негромкий крик. Потом другой, женский. - Сайо - ли из Гатомо-фами.
   Девочка безошибочно узнала голос Симары.
   - Я здесь.
   Откинув одеяло, она встала в полный рост.
   - Сюда!
   Продираясь сквозь кустарник, к ней шли слуги. Служанка с растрепанными волосами в рваном платье и Алекс, с ног до головы забрызганный кровью.
   - Ты ранен! - вскричала она.
   Парень взглянул на госпожу какими-то пустыми глазами и провел рукой по лицу.
   - Чуть-чуть.
   - Но кровь...
   - Это не моя, Сайо - ли.
   Светало, девочка шла между слуг, внимательно глядя под ноги, стараясь ступать только на прелую листву. С непривычки ноги очень озябли. Внезапно Алекс остановился.
   - Побудьте здесь. Я схожу, гляну что там.
   Симара заботливо подстелила под ноги госпожи одеяло. Та присела, приготовившись ждать. Из тумана выскочил еще более бледный Алекс.
   - Останься, пожалуйста, здесь, Сайо-ли, - попросил он. - Симара, пойдем со мной.
   - Я тоже иду! - встала девочка.
   Алекс открыл было рот, чтобы возразить, но госпожа опередила.
   - Я. Иду. С вами.
   Парень, усмехнувшись, поклонился.
   - Вряд ли там тебе понравится, Сайо-ли.
   - Я дочь благородного воина! - вспыхнула девочка. - И мне решать, куда идти!
   - Конечно, моя госпожа, - успокоил разбушевавшуюся хозяйку Алекс. - Только ты босая...
   - Я принесу что-нибудь, - вскричала Симара, с тревогой прислушиваясь к напряженному диалогу.
   - Лучше я сам, - парень скрылся среди деревьев.
   - Прости его, о моя госпожа Сайо- ли, - тихо проговорила служанка. - Он сейчас сам не свой.
   - А что с ним? - спросила у нее девочка.
   - Он двух разбойников зарезал, Сайо-ли, - в полголоса объяснила женщина. - Молодой еще, переживает. Видимо, не любит зря кровь проливать.
   - Двоих ратников? - удивилась девочка.
   - Да, - подтвердила Симара и тут же испугалась. - Только ты, пожалуйста, не говори никому. За убийство благородного простолюдина казнят.
   - Напав на мирный караван, они поставили себя вне закона, - успокоила ее Сайо. - Но так и быть, если ты просишь, я никому не скажу про твоего Алекса.
   "Ох, госпожа, - подумала женщина. - Еще неизвестно, чей он больше".
   Алекс пришел и протянул ей пару измазанных землей туфелек.
   - Все остальные твои вещи они унесли, Сайо-ли.
   Разбойники раскурочили повозку, разломали сундуки, разбросали белье и постельные принадлежности. Чуть дальше вповалку валялись окровавленные тела соратников сегуна и нападавших. Причем последних было гораздо больше. Отрубленные руки, распоротые животы и противно жужжащие мухи. Сайо подняла взгляд от кровавого месива на земле и не смогла сдержать крик ужаса. Соратник Сабуро был распят за руки между двух деревьев.
   - Я говорил, что тебе не понравится.
   Не слушая ворчание слуги, Сайо подбежала ближе и до крови закусила губу. В запястья воина были воткнуты по кинжалу, ноги качались над землей, а во рту торчала большая палка. Вдруг ресницы Сабуро дрогнули.
   - Он жив! - вскричала девочка. - Алекс, Симара, его нужно немедленно снять!
   Парень обхватил бесчувственное тело.
   - Симара, тащи кинжалы.
   Служанка долго и безуспешно пыталась извлечь клинки из дерева, вызывая новые потоки крови.
   - Он истекает кровью! - кричала Сайо.- Тащи кинжалы ты, Алекс, а мы подхватим его.
   С этими словами девочка крепко обхватила тело распятого. С другой стороны в него вцепилась служанка.
   Бесчувственного соратника осторожно положили на траву.
   - Симара! - скомандовала Сайо. - Поищи свои мази и чем перевязать раны. Алекс, разведи костер и грей воду. А я попробую вытащить этот сучок.
   - Может лучше я...- заикнулся парень.
   - Ты плохо слышишь! - рявкнула Сайо.
   - Хорошо, о моя госпожа, - поклонился парень.
   Девочка проводила его гневным взглядом и присела на корточки перед Сабуро. Кусок деревяшки был буквально вбит в рот несчастного. Вспомнив уроки преподобного Кимцзы, Сайо проделала несколько дыхательных упражнений, изгоняя из сознания все колебания и сомнения. И только после этого осторожно взялась тонкими пальцами за лицо несчастного. Когда прибежала служанка, сжимая в руках уцелевшие баночки с мазями и кусок чистого полотна, соратник уже хватал разбитым ртом воздух, силясь что-то сказать.
   - Молчи, Сабуро-сей, - остановила его Сайо. - Тебе еще трудно говорить.
   Симара с уважением взглянула на госпожу и занялась запястьями. К счастью раны были чистые, она лишь смазала их бальзамом и перевязала. Вдруг в кустах раздался какой-то шум.
   Сайо испуганно вскочила. Раздвигая ветви, на поляну вышел ослик.
   - Лошадей забрали, а его оставили, - прокомментировал появление скотины Алекс, во всю раздувавший огонь под помятым котелком.
   - Очень хорошо, - сказала госпожа. - Теперь мы его запряжем.
   К сожалению, это оказалось проще сказать, чем сделать. С непонятной злобой нападавшие расправились с ни в чем не повинной повозкой. Ее буквально разломали до щепок. Алекс предложил сделать волокуши для раненого. Он срубил мечом два тонких деревца и ошкурил их. Потом занялся изготовлением сбруи для ослика. Теплой водой Симара обтерла лицо и руки раненого. Он открыл глаза и вновь попытался что-то сказать.
   - Воды? - спросила Сайо.
   Раненый кивнул. Он выдул три чашки, прежде чем на бритом лбу выступила испарина, и воин откинулся на подложенный под голову плащ.
   - Его надо как можно скорее доставить в Татсо-маро, - озабоченно проговорила девочка.
   - Сабуро-сей потерял много крови, - сказала служанка. - Удивительно, что он еще в памяти.
   - Все готово, Сайо-ли, - крикнул Алекс, укладывая на волокушу уцелевшие вещи госпожи.
   Сабуро уложили на одеяло, постеленное поверх узлов. Ослик бодро зашагал по лесной дороге. Погруженная в мрачные размышления, Сайо шла с одной стороны, слуги с другой. Едва не споткнувшись об торчавший из земли корень, девочка очнулась от своих дум и прислушалась к словам молодого человека. Они ее заинтересовали.
   - Алекс! - позвала она. - Подойди сюда.
   Он передал повод Симаре и поспешил на зов.
   - Слушаю, Сайо-ли.
   - Что ты там говорил о разбойниках?
   Алекс покосился на впавшего в забытье соратника.
   - Я думаю, моя госпожа, что это было какое-то странное нападение.
   - Почему? - заинтересовалась девочка.
   - Зачем им нападать на нас? - спросил Алекс и продолжил. - У нас нет товаров, нет денег. Разбойники потеряли двенадцать человек. И это только убитыми. Сколько ушло раненых, мы не знаем. Ради чего такие жертвы?
   Госпожа многозначительно хмыкнула.
   - Не похоже, что они хотели похитить тебя, Сайо-ли. Они даже не обыскали, как следует, окрестности поляны.
   - Какая разница, Алекс, - вздохнула девочка. - Эти злые жестокие люди убили семерых соратников сегуна и распяли Сабуро-сея. Что теперь гадать.
   - Прости меня, о моя госпожа, - поклонился парень. - Но если люди знают причины каких-то неприятностей, они реже попадают в них.
   Девочка с интересом взглянула на слугу. Ободренный молчанием тот продолжил.
   - Мне кажется, нас с кем-то спутали. Засада была не на отряд Сабуро.
   В это время они вышли на дорогу.
   - Возможно на них, - Алекс указал на приближавшийся со стороны реки караван. - Похоже, купцы не стали переправляться через реку, на ночь глядя. И паром как по заказу сломали.
   - При чем тут паром? - не поняла госпожа.
   - Как же, Сайо-ли! - удивился Алекс. - Я сам слышал, как паромщик говорил, что кто-то испортил паром. Если бы первыми переправились купцы, они тоже не успели бы в Татсо-маро.
   - Они могли бы переночевать в деревне Гиды, - возразила девочка. Этот разговор становился все более и более интересным.
   - Только если в караване не было сообщников нападавших, - усмехнулся парень. - Кого-то кто мог настоять на ночевке в лесу.
   К ним галопом мчался один из охранников каравана.
   - Что с вами случилось? - спросил он у Сайо, с тревогой глядя на раненого.
   - Разбойники, - коротко ответила девочка. - Все кроме нас убиты. Помогите нам добраться до Татсо-маро.
   - Конечно, благородная госпожа, - ратник коротко кивнул. - Торговец Эстул найдет место в повозке для тебя и для раненого.
   - Я уверена, сегун отблагодарит за заботу о его соратниках.
   - Я доложу командиру, - воин развернул коня.
   - Смотри, Сайо-ли! - вскричал Алекс, указывая на охранника, устремившегося в лес, прочь от каравана. - Что и требовалось доказать!
  
   Александра, усмехаясь, смотрела, как всадник скрылся среди деревьев. Через миг за ним бросились еще два воина. Возницы защелкали бичами, подгоняя недовольно вопящих ослов. К их маленькому отряду подскакал седой всадник, одетый чуть богаче предыдущего.
   Сайо слегка поклонилась. Слуги последовали ее примеру. Спешившись, воин ответил на поклон.
   - Я Зеито Фуро, командир отряда.
   - Я Юмико Сайо, воспитанница Кацуо Айоро. Мы направлялись в Канаго-сегу. В ста шагах от сюда на поляне на нас напали. В живых остался только Одзаво Сабуро - соратник сегуна, я и мои слуги.
   - Ты говоришь о поляне возле ручья? - уточнил ратник.
   - Да, Фуро-сей, - подтвердила Сайо.
   В это время к ним, тряся обширным чревом, старческой рысцой подбежал пожилой мужчина в темно-синем жилете.
   - Видишь, Ритул, - рявкнул на него воин. - У ручья была засада!
   Купец окинул взглядом растрепанных, грязных людей, потом посмотрел на раненого в окровавленных повязках.
   - Нас там ждали, Фуро-сей?
   - Конечно! - взвился воин. - Вот почему Онодо так тащил нас туда! А я его взял по твоей просьбе!
   Торговец хотел было что-то возразить. Но его прервала Сайо.
   - Сабуро-сей потерял много крови! - громко сказала она. - Его нужно немедленно отправить в Татсо-маро!
   Мужчины замолчали, удивленно глядя на девочку. На плохо промытом лице гневно сверкали зеленые глаза.
   - Надо предупредить барона Татсо! - продолжала она. - И похоронить убитых! У моих слуг просто не хватило времени! Нельзя оставлять тела благородных воинов лесным зверям!
   Купец взглянул на охранника.
   - Конечно, Сайо-ли, - согласился тот.
   - Раненого можно перенести в повозку, - предложил Ритул. - Две из них пустые, я только еду за товаром...
   - Покажи, почтенный Ритул, - оборвала его девочка.
   "Вот деловая! Всех построила в две шеренги! " - с уважением подумала Александра, с помощью возчиков затаскивая раненого соратника в повозку. Она была раза в два больше чем транспорт Сайо. Так что Сабуро спокойно растянулся во весь рост на тощем тюфяке.
   - Ушел! - услышала Алекс хриплый голос снаружи. - Лошадь бросил. Разве его в лесу найдешь!
   - Он может навести на нас разбойников! - вскричал купец.
   - Сайо-ли, сколько разбойников погибло на поляне? - спросил Фуро.
   - Двенадцать человек, - ответила девочка. - И семь соратников сегуна. А их командира они распяли!
   - Одеть доспехи! - рявкнул командир охранников.
   - Нужно отправить гонца в Татсо-маро, - решительно сказал купец.
   - Кого? - огрызнулся Фуро. - У меня всего четверо ратников!
   - Пошлем Нирина, - решил Ритул. - Он мой племянник, и его хорошо знают в замке. Эй, Нирин!
   - Что, почтенный Ритул? - из повозки выбрался один из возчиков.
   - Бери лошадь и гони в Татсо-маро, - скомандовал воин. - Скажешь, что разбойники напали на соратников сегуна. И могут напасть на нас. И поторопись!
   - Я мигом, Фуро-сей!
   Александра услышала топот копыт.
   - А теперь, может быть, почтенный Ритул, проводит меня в повозку, где я смогу привести себя в порядок? - услышала она голос госпожи.
   - Конечно, моя госпожа! - заторопился купец.
   Второй возчик вылез из повозки, оставив Алекс наедине с бессознательным Сабуро. Она улеглась рядом прямо на дощатый пол и с наслаждением вытянула ноги. Повозка тронулась, Александру стал одолевать сон.
   "Ну и ночка, - сквозь дрему думала она. - Прямо фильм ужасов и боевик в одном флаконе". Вот только выспаться ей так и не дали. Повозка остановилась, и к Алекс присоединилась госпожа, одетая в простую юбу, Симара и все их узлы. Служанка соорудила для Сайо из одеяла какое-то подобие дивана, а сама стала раскладывать у ложа раненого свои мази и настои.
   Когда стали менять повязки, Сабуро очнулся и застонал от боли. В ответ служанка угостила его уже знакомым Александре бальзамчиком. Глаза воина расширились. "Прямо японские анимэ," - с трудом подавила улыбку Алекс. Потом закрылись, и на распухших губах появилось подобие улыбки.
   - Бедная наша госпожа, - в полголоса проговорила Симара, глядя, как Сайо, свернувшись калачиком, дремлет под скрип колес. Повозка подпрыгивала на кочках, в ответ моталась голова девочки.
   - Такого страха натерпелась, - продолжала служанка, нанося мазь на лицо раненого.
   "А я так мультики смотрела", - неприязненно подумала Александра и поежилась от нахлынувших воспоминаний. Очевидно, женщина заметила ее реакцию. Прижав палец к губам, она наклонилась к уху Алекс и прошептала:
   - Ты про свои подвиги в лесу помалкивай!
   Александра отодвинулась и открыла было рот. Служанка схватила ее за плечо и притянула к себе:
   - Они разбойники, да из благородных! А ты - простолюдин. Понял?
   "Простолюдину, поднявшему руку на благородного, наказание одно - смерть", - вспомнила Алекс.
   - Я госпожу попросила, - продолжила шептать Симара. - Она никому ничего не скажет. А если что спросят: говори "убежали в лес" и все!
   Александра кивнула:
   - Спасибо, что предупредила, Симара.
   И с грустью подумала: "Разбойники для них люди, а мы быдло. И что тут нового?"
  
   Сайо проснулась от грохота копыт. Повозка остановилась. Девочка привстала. Слуги с тревогой смотрели на нее.
   - Госпожа Сайо-ли! - раздался незнакомый голос.
   Дверь отворилась, и в светлом проеме показался силуэт воина.
   - Это я, - встала девочка.
   - Я Амако Нороно старший соратник барона Бунтаро Татсо! Мой господин узнал о постигшем ваш отряд несчастье. Он приглашает тебя и раненого соратника сегуна в замок.
   - Благодарю, Нороно-сей, тебя и барона Татсо за гостеприимство,- поклонилась Сайо. - Сабуро-сей тяжело ранен. Ему нужен лекарь.
   - Конечно! - вскричал соратник. - Я же привез с собой лекаря господина барона!
   Кто-то из возчиков принес лестницу, и в повозку влезли три человека. Сразу стало тесно. Новые люди оттеснили от раненого ее слуг.
   - Я, пожалуй, выйду, - громко сказала Сайо. - Чтобы не мешать вам, делать свою работу.
   Соратник барона подал ей руку, помогая спуститься на землю.
   - Господин и госпожа Татсо прислали за тобой коляску, Сайо-ли, - сказал он.
   - А как же убитые соратники сегуна? - вскинула брови девочка. - А как же Сабуро-сей?
   - Эй, Чокин! - крикнул воин.
   Из повозки высунулась бородатая физиономия под остроконечной шапочкой.
   - Благородный господин потерял много крови. И хотя опасности я не вижу, лучше его лишний раз не тревожить, Нороно-сей.
   - Купец! - позвал соратник.
   Подскочил торчавший неподалеку Ритул.
   - Доставишь благородного воина в Татсо-маро.
   - Да, мой господин, - поклонился купец.
   - Иди. Да смотри, не растряси его дорогой! И пригляди за вещами благородной госпожи!
   Старший соратник перевел взгляд на Сайо.
   - Наш отряд уже направился на поляну. С телами погибших поступят, как положено. Ты можешь не беспокоиться.
   - Мне очень не хочется еще раз беспокоить тебя, Нороно-сей, - поклонилась девочка.- Но я прошу разрешения взять мою служанку.
   - Госпожа Татсо даст тебе столько служанок, сколько ты запросишь, Сайо-ли, - усмехнулся воин.
   Сайо поджала губы. Старший соратник засмеялся.
   - Пусть садится!
   В коляске ехать было, конечно, гораздо удобнее. Мягкие обитые сафьяном сиденья, окна затянутые тканью. Нороно уселся напротив нее, поставив между ног меч в лакированных ножнах. Симара забилась в уголок и не решалась лишний раз вздохнуть. Таким важным казался ей старший соратник барона Татсо. Едва коляска тронулась, он стал расспрашивать о ночном нападении на соратников сегуна. Сайо отвечала сдержанно, исподволь рассматривая своего соседа. Ровесник Гатомо, только потолще и пошире в плечах. Гладко выбритое лицо, глубокие морщины на лбу и щеках, цепкие, внимательные глаза.
   - Что же слуги бросили тебя в лесу? - вскричал он, свирепо взглянув на побледневшую Симару.
   - Они спрятали меня, - твердо ответила девочка. - И увели разбойников за собой!
   - Тогда, - усмехнулся Нороно. - Их надо похвалить.
   Симара выдохнула с облегчением.
   Когда Сайо стала рассказывать о распятом Сабуро, голос ее предательски задрожал. Однако она справилась и поведала о встрече с купеческим караваном и о бегстве одного из охранников. Соратник слушал внимательно, изредка задавая наводящие вопросы.
   - Тебе много пришлось пережить, Сайо-ли, - тяжко вздохнув, сказал он. - Ты храбрая девушка, и я думаю, твоя опекунша может гордиться тобой. Когда увидишь господ Айоро, передай, что смерть соратников сегуна не останется безнаказанной.
   - Они обязательно узнают о доброте барона Татсо, - пообещала девочка.
   - В здешних краях давно не случалось ничего подобного, - сказал соратник. - Наш господин поддерживает строгий порядок на своих землях.
   - Я в этом не сомневаюсь, - кивнула Сайо.
   Колеса загрохотали по каменной мостовой.
   - Вот и Татсо-маро, - улыбнулся соратник.
   Девочка отогнула край занавеси. Коляска ехала по прекрасному парку. Показались замковая стена, ворота с опущенным мостом и застывшие в карауле соратники.
   Очевидно, Нороно заранее оповестил о своем приближении. На крыльце центральной башни стояла группа людей в богатых одеждах.
   - Тебя встречают, Сайо-ли, - улыбнулся старший соратник.
   - Право, я не достойна такого внимания, - испуганно пролепетала девочка.
   - Моему господину лучше знать, - загадочно улыбнулся мужчина, вылезая из коляски.
   Едва Сайо ступила на покрытый каменными плитами двор, к ней навстречу устремилась тучная пожилая женщина.
   - Здравствуй, я Юнехиро Нороно управительница покоев господ Татсо...
   - И моя супруга! - усмехнулся старший соратник.
   - Конечно, Нороно-сей! - кивнула в его строну женщина и вновь обратилась к Сайо.
   - Господа хотят встретиться с тобой, Сайо-ли.
   - Но я в таком виде, - пробормотала девочка.
   - Я здесь, чтобы помочь в этом! - торжественно заявила управительница. - Пойдем! Тебя ждет баня!
   Женщина решительно подхватила ее под руку.
   - Моя служанка... - только успела проговорить Сайо.
   - Её проводят в твою комнату! - уверила управительница.
   Почти бегом она проволокла девочку по богато убранным коридорам. Помещение бани, облицованное белым камнем, наполняли клубы густого ароматного пара. Пока Сайо нежилась в лохани из красивого розового дерева с приятным пряным запахом, двое служанок промывали ей волосы отваром душистых трав.
   Потом за нее принялась массажистка. Давно Сайо не чувствовала такого блаженства! Сильными руками женщина размяла каждую мышцу ее тела, возвращая бодрость и желание жить.
   Госпожа Нороно принесла белый халат из мягкого хлопка.
   - Господа Татсо приглашают тебя присоединиться к ним за обедом, - говорила она, провожая девочку в ее комнату.
   - Право, я не достойна такого внимания, - лепетала Сайо, едва успевая переставлять ноги в мягких кожаных башмачках. Она ни за что не смогла бы повторить путь от бани до ее комнаты. Столько по дороге было переходов, коридоров и коридорчиков, пока они не подошли к украшенной резьбой двустворчатой двери.
   - Здесь ты будешь жить, пока гостишь в нашем замке, Сайо-ли! - торжественно сказала Нароно.
   Первое, что бросилось ей в глаза огромное, размером почти в локоть зеркало над туалетным столиком! И разбирающая их жалкие узлы Симара. Увидев госпожу, служанка низко поклонилась. Сайо обернулась к управительнице.
   - К сожалению моя коюба пропала...
   - Не стоит переживать, - махнула рукой управительница, и выглянув за дверь, что-то крикнула.
   В комнату торжественно вошли четыре служанки, каждая из которых несла на вытянутых руках парадное платье.
   - Госпожа Татсо-ли дарит тебе любое из этих платьев!
   У Сайо захватило дух. Каждая коюба выглядела гораздо лучше, чем та, в которой девочка гостила у барона Токого.
   - Это слишком дорогой подарок, - решительно заявила она. - Я не могу его принять.
   Нороно нахмурилась.
   - Не вежливо гостю указывать хозяевам, что им делать! Если моя госпожа предлагает тебе подарок, невежливо отказываться.
   Девочка почувствовала, как от этих слов огнем запылали щеки и шея. Казалось, даже уши покраснели.
   - Выбирай, Сайо-ли, - еще раз предложила управительница.
   С трудом, преодолев робость, девочка подошла поближе. Каждое из платьев казалось ей по-особенному красивым. Одно походило на ее потерянную коюбу с аистами и камышом. Второе было пронзительно-синим, и по ткани бежали белые барашки волн. На третьем плясали золотые драконы. Четвертое походило на вечерний небосвод, украшенный рисунком созвездий. Немного подумав, она выбрала синее. Облачившись с помощью Симары, Сайо подошла к зеркалу. Платье казалось чуть великоватым, но не на столько, чтобы сразу бросаться в глаза.
   - Осталось сделать прическу! - улыбнулась Нороно. - Пригасить мастера?
   - Спасибо, Нороно - ли, - вежливо поблагодарила Сайо. - Волосы мне уделает служанка.
   Управительница бросила на Симару пренебрежительный взгляд. Истолковав его по-своему, девочка добавила.
   - Это не займет много времени.
   - Тогда я тебя оставлю, - Нороно вышла.
   Сайо внимательно посмотрела на служанку.
   - Нам нельзя опозориться.
   Женщина указала на туалетный столик
   - С такими-то инструментами? Да ты поразишь их своей красотой!
   Сайо уселась перед зеркалом, положа руки на колени.
   Когда управительница, легонько постучав, вошла, из волос девочки была сооружена затейливая прическа, украшенная блестящими серебряными заколками. Никак не прокомментировав увиденное, Нороно проговорила:
   - Господин и госпожа Татсо ждут!
   В этот раз они шли чинно, не торопясь. Так что девочка успевала разглядеть украшавшие стены картины и вышивки. По всему выходило, хозяин замка был гораздо богаче барона Токого.
   В просторном зале с большими сводчатыми окнами за длинным столом сидели шесть человек. Сайо окинула их быстрым взглядом и поклонилась. Сидевший во главе старик с окладистой седой бородой встал и возвратил поклон.
   - Мне жаль, Сайо-ли, что наша встреча произошла при столь трагических обстоятельствах, - проговорил он скрипучим голосом. - Однако я очень рад видеть воспитанницу уважаемой госпожи Айоро. Когда десять дней назад у меня гостил Сабуро-сей, он рассказал мне о цели своего путешествия. Я уже тогда захотел познакомиться со столь необычной девушкой.
   Сайо смутилась, но быстро овладела собой.
   - Как здоровье уважаемого Сабуро-сея?
   - Его устроили со всеми возможными удобствами, - заверил барон. - А я хочу представить тебе мою семью. Богово Татсо - мой старший сын.
   Уже не молодой, грузный человек поднялся со стула и отвесил короткий поклон.
   - Даиро Татсо - младший сын.
   На Сайо взглянули темно-карие, почти черные глаза, сверкавшие из-под густых ресниц. Девочка почувствовала странное замешательство и поспешно отвела взгляд.
   - Госпожа Хино Татсо - моя супруга.
   Увешанная золотом женщина кивнула густо набеленным лицом.
   - Юшоко Татсо - старшая невестка.
   Молодая женщина с грустными глазами улыбнулась уголками губ.
   - И моя младшая дочь - Сендзо!
   Вот в чьих глазах Сайо прочла нескрываемую зависть и восхищение. Младшая дочь вышла из-за стола и, подойдя, протянула ей руку.
   - Прошу тебя, занять место рядом со мной.
   - Для меня это честь, Татсо-ли, - ответила Сайо.
   Едва она уселась на мягкое сиденье, двери отворились, и показались слуги, несущие подносы с едой. Сайо решительно отказалась от водки, тогда по мановению руки баронессы, ей принесли белого вина. Девочка пригубила из бокала и принялась за еду. Несмотря на голод, она ела понемногу и подчеркнуто медленно. Блюда были шикарные, такие же, как и на празднике цветения риса в Токого - маро.
   - Напав на соратников сегуна на моей земле, разбойники оскорбили мою честь, - сказал барон после первой перемены блюд. - Они будут найдены и уничтожены.
   - Смерть благородных воинов не должна остаться безнаказанной! - громко произнес старший сын Татсо.
   - Наверняка, господин Айоро захочет узнать подробности, - продолжил барон. - Единственный свидетель произошедшего ты, Сайо-ли.
   - Я ничего не видела, - ответила девочка, скромно потупив взор. - Когда напали разбойники, слуги спрятали меня в лесу.
   Ей почему-то не захотелось делиться с Татсо подозрениями Алекса.
   - Я отправил гонца в Канаго - сегу, - продолжил барон. - Думаю, дней через семь мы получим письмо от господина Айоро. До этого ты можешь пожить в Татсо-маро.
   - Отец, - вступил в разговор Таиро, голос у него оказался мягким и словно бархатным. - Ты собирался отправить меня в Канаго- сегу через три дня. Может быть, наша гостья согласится поехать со мной?
   Барон взглянул на девочку.
   - Как тебе такое предложение, Сайо-ли?
   Прежде чем она смогла что-то ответить, вмешалась баронесса.
   - Бедняжка устала, пережила ужасную ночь. А вы торопите ее с принятием такого важного решения! Пусть она сначала отдохнет, придет в себя, а уж потом будет думать, как ей поступать дальше.
   - Благодарю тебя, Татсо-ли, - склонила голову Сайо. Она действительно не знала, что сказать.
   После обеда управительница проводила Сайо в ее комнату, и девочка, наконец, смогла лечь. Баня, легкое вино и напряженная беседа утомили и без того уставший разум. Девочка очень скоро заснула и спала крепко, без сновидений.
  
   Возясь вокруг раненого Сабуро, лекарь и помощники тихо переговаривались, не обращая никакого внимания на Александру. Та пожала плечами, и устроившись в уголке на бывшем месте Сайо, задремала под скрип колес и негромкое бормотание.
   - Вылезай! - разбудил ее громкий крик.
   Александра открыла глаза и невольно сощурилась. Сквозь открытую дверь во всю бил яркий солнечный свет.
   - Тряпье свое не забудь, - проворчал кто-то. Она подхватила узлы и спрыгнула на булыжную мостовую. "Цивилизация", - подумала Александра, оглядываясь вокруг. Купеческий караван стоял на широком дворе позади П-образного здания. Вокруг суетилось множество чрезвычайно занятых людей. Один из таких: бородач в добротной коричневой куртке с широким синим поясом глядел на нее из-под грозно сведенных жидких бровей.
   - Хватит таращиться! Бери узлы и пойдем.
   - Куда, почтенный? - спросила Александра.- Это вещи моей госпожи...
   - К ней и пойдем! - повысил голос мужчина. - Наш господин поселил ее в покоях для гостей.
   Алекс похватала тряпье и последовала за провожатым. Бородач косился на нее, видимо, ожидая удивления или даже восхищения бестолковой деревенщины на кичливо выставленное в коридорах богатство барона Татсо. Вот только все увиденное Александрой не стило одной лестницы Эрмитажа.
   Им навстречу попалась пожилая толстуха в богатом платье. Провожатый низко поклонился. Во избежание неприятностей Алекс так же последовала его примеру.
   - Вещи Сайо-ли? - спросила она.
   - Да, моя госпожа, - подтвердил бородач.
   - А это ее слуга? - она ткнула пальцем в Александру.
   - Да, Нороно-ли, - ответила Саша.
   Густо зачерненные брови женщины полезли на лоб.
   - Ты смеешь говорить, когда тебя не спрашивают? - прошипела она.
   Алекс поняла, что сейчас может произойти нечто ну очень неприятное. С шумом бросив вещи, она рухнула на колени, ткнувшись лбом об лакированный пол. "Перехимичила", - подумала она, чувствуя, как на лбу набухает порядочная шишка.
   Видимо, такое унижение пришлось даме по нраву.
   - Встань, - приказала она. - И запомни. Здесь тебе не деревня! Говори только тогда, когда тебе прикажут. Понял?
   - Понял, о моя госпожа Нороно-ли.
   - Тащи свои тряпки.
   Женщина прошла мимо, обдав Александру густым запахом чего-то приторно-сладкого. Бородач проводил ее взглядом и посмотрел на Алекс:
   - Тебе жить надоело?
   - Пока нет, - честно ответила она.
   - Тогда не забывай, где ты.
   - Теперь точно не забуду, - ответила она, потирая разбитый лоб.
   Симара схватила узлы и захлопнула дверь, не сказав ни слова. Бородач усмехнулся и вновь скомандовал:
   - Пошли.
   На этот раз их путешествие закончилось в темном сыром подвале, служившем баней для слуг. Провожатый подал ей банку со щелоком и кивнул на гнилую лохань.
   - Ополоснись с дороги и жди меня.
   Убедившись, что он ушел, Александра стала раздеваться. В поясе негромко брякнули три больших серебряных монеты, еще три были замотаны в портянки на ногах. Во время первого визита на поляну она по-быстрому обшмонала нескольких убитых разбойников. Жаль, улов был невелик. Да и шарить по карманам трупов оказалось на редкость противно. Десяток медяков Александра рассовала по карманам, а серебро припрятала.
   Подойдя к лохани, она попробовала рукой мутную воду. Чуть теплая. "Что я морж, что ли?" - подумала Алекс. Кое-как обтерлась, сполоснула голову и принялась одеваться.
   Ждать пришлось долго. Наконец, знакомый бородач появился, и они вновь куда-то пошли. На кухне ей подали слипшийся комок горького риса и жбан прокисшего пива. От последнего она благоразумно отказалась, а рис слопала. Уж очень хотелось кушать. После так называемого обеда ее привели в комнату для слуг, больше походившую на тюремную камеру или казарму. Маленькие узкие окна, пробитые у самой земли, тускло освещали низкое помещение, уставленное двухъярусными нарами.
   - Можешь поспать, - сказал бородач, указывая на верхний матрас. - Вот твое место.
   - Спасибо, почтенный, - поблагодарила она, но важный слуга уже скрылся за низкой обшарпанной дверью.
   Устроившись на тощем, набитом соломой тюфяке Александра подумала: "Да, это тебе не норка Бильбо Бэггинса ".
   Но это было все же лучше, чем спать под открытым небом. Едва она задремала, раздался грозный крик.
   - Где тут слуга Сайо-ли?
   Александра едва не свалилась с нар. У двери стоял соратник и вглядывался в полумрак.
   - Я здесь, мой господин!
   - Пошли!
   "Опять "пошли",- грустно подумала Алекс. - Ни пожрать, ни поспать".
   На этот раз прогулка оказалась недолгой. Во дворе, заполненном всадниками, она увидела старшего соратника Нороно. Он о чем-то беседовал с тремя воинами. Ей приказали ждать. Отпустив соратников, Нороно взглянул на нее. Александра поклонилась.
   - Иди сюда! - позвал старший соратник. - Ты слуга Сайо-ли?
   - Да, мой господин Нороно - сей.
   - Расскажи о нападении разбойников.
   - Я спал под повозкой госпожи. Меня разбудил громкий свист. В лесу показались вооруженные люди с факелами. Мы с Симарой помогли госпоже вылезти из повозки, увели ее в лес и там спрятали. За нами погнались два разбойника. Мы отвлекли их от госпожи, потом спрятались. Я слышал какой-то шум. Утром мы со служанкой нашли в лесу два трупа. Вот и все, мой господин.
   Воин хмыкнул.
   - Коротко и ясно. А почему у тебя куртка в крови?
   - Разбойники распяли Сабуро-сея. Это его кровь. Я измазался, когда снимал его.
   - Иди, - отпустил его старший соратник.
   Переведя дух, Александра вернулась в знакомый подвал и забралась на нары. Один за другим стали приходить слуги. Однако никто не удивился ее появлению. Они молча раздевались и укладывались спать, лишь изредка перебрасываясь короткими репликами. Даже при скудном освещении единственного фонаря было видно, как устали и измучились эти люди. "Феодализм, однако", - подумала Алекс, взбивая по пышнее тощую цилиндрическую подушку. Кажется, этот день, принесший столько неожиданных встреч, наконец-то кончается.
  
  
   Глава II
   Suum cuigue*
   ( *Каждому - свое. Лат.)

Высокими и белыми были его стены,

гладкими его ступени. Стройной и

прочной была его башня короля.

Там играли сияющие фонтаны, а во дворе

Тургона стояли подобия деревьев древности,

которые создал сам Тургон,

использовав все искусство Эльфов.

Джон Рональд Руэл ТОЛКИЕН

СИЛЬМАРИЛЛИОН

Мне кажется, что его слуга должен

быть внешне привлекательным,

но по сути отвратительным,

если вы понимаете,

что я хочу сказать.

Джон Рональд Руэл ТОЛКИЕН

Властелин колец

  
   Сайо прекрасно выспалась на мягких матрасах. Она бы еще долго нежилась под одеялом, если бы из своего закутка не появилась Симара.
   - Ты просила разбудить тебя, госпожа, - виновато проговорила она. - Приходила служанка и сказала, что скоро принесут завтрак.
   - Тогда действительно надо вставать, - согласилась девушка, со вкусом потягиваясь и чувствуя кожей ласковый шелк ночной рубашки.
   Симара принесла тазик и воду для утреннего туалета. Госпожа едва успела привести себя в порядок, как в дверь постучали. Дождавшись разрешения, в комнату вошла служанка. Расставив посуду на столике в углу, девушка безмолвно поклонилась и вышла. Каша с медом, пряники и молоко. Сайо быстро все умяла и приготовилась скучать.
   Гонец из Канаго - сегу приедет еще очень нескоро. Хозяева замка и так приняли ее со всем радушием, не хватало еще, чтобы они развлекали незваную гостью. А ходить без разрешения по чужому дому как-то не прилично.
   Но зря она думала, что о ней забыли. После того как служанка унесла посуду, в дверь постучали.
   - Войдите! - разрешила Сайо. На пороге стоял улыбающийся старший соратник.
   - Здравствуй, Нороно-сей, - поприветствовала его девушка.
   - Как отдохнула, моя госпожа? - спросил мужчина, пряча руки за спиной.
   - Очень хорошо, господа Татсо проявили ко мне незаслуженную заботу.
   - Не мне судить моего господина, - еще шире улыбнулся воин. - Я тут кое-что принес. Кажется, это принадлежало тебе.
   С этими словами мужчина протянул ей хорошо знакомый футляр. Не удержавшись, девушка радостно вскрикнула. Наслаждаясь моментом, воин откинул крышку. Хорошо знакомое ожерелье поблескивало серебром на темном бархате.
   - Где ты нашел его, Нороно - сей?
   - Мы отыскали разбойников, - ответил старший соратник. - Они получили по заслугам. Перед смертью один из них признался, что единственной добычей после битвы с соратниками сегуна стало это ожерелье. Мужчины таких не носят. Значит - оно твое.
   - Я просто не знаю, как мне отблагодарить тебя, Нороно - сей! - девушка осторожно взяла футляр из сильных рук. - Это же подарок госпожи Айоро!
   - Тогда расскажи ей, что барон Татсо и его соратники больше не допустят подобных преступлений на своей земле.
   - Я обещаю, что передам твои слова, - Сайо поклонилась.
   - Теперь прости, но я должен уйти, - развел руками воин. - Много дел.
   - А как здоровье господина Сабуро? - торопливо поинтересовалась девушка.
   - Вчера вечером ему было значительно лучше. Если хочешь, можешь его навестить.
   - Я сделаю это обязательно!
   Оставшись вдвоем с Симарой, Сайо не удержалась и надела ожерелье. На подаренном платье оно смотрелось великолепно. Вот в таком виде не стыдно идти навещать раненого соратника сегуна. Еще бы кто-нибудь дорогу показал?
   Словно подслушав ее мысли, к ней пришла Сендзо Татсо и пригласила прогуляться по саду. Стоит ли говорить, что девушка попросила в начале проводить ее к раненому. Юная баронесса с радостью согласилась. Когда они плутали по переходам и лестницам, Сендзо заметила растерянность гостьи.
   - Замку больше трехсот лет, - сказала она, открывая очередную дверь. - Каждый барон Татсо что-то переделывал или достраивал. Старший брат хочет провести большой ремонт, но отец против. Он говорит, что тогда исчезнет очарование древности родового гнезда.
   - Дом должен нравиться прежде всего своим хозяевам, - дипломатично ответила Сайо.
   Для соратника сегуна барон выделил большую светлую комнату. Белея чистыми повязками, Сабуро лежал на широкой кровати, а рядом клевал носом пожилой слуга. Увидев женщин, он бодро вскочил и замер в глубоком поклоне.
   - Здравствуй, Сабуро-сей, - поприветствовала его Сайо.
   Раненый открыл глаза и улыбнулся распухшими губами. Он попытался что-то сказать, но вместо слов получалось какое-то шипение.
   - Что с благородным господином? - спросила Татсо. - Почему он не говорит?
   - У благородного господина распух язык, - ответил слуга, не поднимая глаз. - Опухоль спадет со дня на день.
   Соратник попытался развести руками, но тут же скривился от боли в пробитых запястьях.
   - Выздоравливай, Сабуро-сей, - вздохнула Сайо. - Я еще приду.
   Воин улыбнулся и еле заметно кивнул.
   - Теперь в сад? - спросила Татсо, когда они вышли из комнаты.
   - С радостью! - согласилась гостья.
   - Какое у тебя красивое ожерелье! - проговорила баронесса, пропуская ее вперед на очередной лестнице. - Нороно говорил, что тебе его подарила госпожа Айоро.
   - Да, - ответила Сайо и, не удержавшись, похвасталась. - Я его выиграла на поэтическом конкурсе в Токого - маро.
   -Ты сочиняешь стихи! - удивилась Татсо.
   - Немного, - потупилась девушка.
   - Тогда тебе будет, о чем поговорить с моим братом, - заявила баронесса. - Он считает себя непревзойденным знатоком поэзии.
   - А ты разве не любишь стихи, Татсо-ли? - спросила Сайо.
   - Я люблю рисовать.
   - Тогда может быть, ты покажешь мне свои картины?
   - С удовольствием, - согласилась баронесса. - Но в начале я хочу показать тебе наш сад.
   Поглядеть действительно было на что. Возле стен замка росли: розовые кусты, клематисы и рододендроны, высаженные аккуратными рядами, на клумбах пестрели астры и георгины. Девушки шли по дорожке из тесанных камней и словно плыли в густом аромате цветов. То тут, то там возились трудолюбивые садовники, ухаживавшие за капризными растениями. При их приближении они бросали свою работу и низко кланялись.
   - А сейчас ты увидишь наших золотых рыбок! - сказала Татсо, когда они шли по длинному коридору из ярко-зеленого кустарника. Дорожка привела к круглому водоему, окруженному каменным парапетом, на котором сидел молодой барон Даиро Татсо.
   - Я так и знал, что вы придете сюда! - проговорил он мягким бархатным голосом, от которого у Сайо сладко заныло сердце.
   - Здравствуй, Татсо-сей, - сказала она, с трудом заставив себя отвести взгляд от темно-карих глаз и посмотреть в прозрачную как хрусталь воду прудика. Там среди камней и водорослей плавали ярко окрашенные рыбки.
   - Прекрасные творения богов, - сказал барон.
   - Я никогда не видела ничего подобного, - простодушно призналась Сайо.
   - Их привозят с далекого юга, - охотно пояснил юноша. - Эти создания не могут жить в наших водах. Осенью их вылавливают и переносят в помещение до следующей весны.
   - Когда на них смотришь, приходит вдохновение, - сказала Татсо.
   - Моя сестра еще не показывала тебе свои картины, Сайо-ли? - спросил барон.
   Девушка уже более-менее освоилась в присутствии этого красивого юноши.
   - Еще нет, но она сказала, что ты знаток поэзии?
   - Считать себя истинным знатоком было бы не скромно, - завораживающе улыбнулся Татсо. - Мне нравится творчество Осако Дошо. Именно она триста лет назад стала первой писать трехстишия. Говорят, их было около тысячи. Я знаю сорок.
   - Я двадцать две, - похвалилась Сайо. - Вот только среди них встречаются не слишком скромные.
   - Что же ты хочешь от гетеры и любовницы сегуна Рокидо.
   - Не только любовницы, - поправила брата баронесса. - Но и подруги. И даже советника.
   Тот не стал спорить.
   - Лучше всего о поэтессе говорят ее стихи.
   Он улыбнулся и тихо прочитал:

Я - словно горы, ты - ручью подобен.
Течет поток, а горы неизменны.
Ручей вдали от гор, тоскуя, плачет.

   Сендзо Татсо посмотрела на Сайо. Та улыбнулась, принимая вызов:

Вода меняется, лишь горы неизменны.
И днем и ночью вдаль текут потоки.
Так человек: ушел и не вернется.

   Юноша положил руку на широкий пояс и ответил:

Из зимней ночи вырежу лоскут,
Впрок спрячу до весны под одеялом,
Чтобы длиннее сделать ночь с любимым..

   Они еще долго читали стихи несравненной Дошо, пока Сайо, смеясь, не признала свое поражение.
   - Ты действительно знаток, Татсо - сей!
   Молодой человек развел руками и, словно закрепляя свою победу, прочитал:

Скажи, тебя хоть раз я обманула?
Как холодна подушка в третью стражу!
Лишь ветер шелестит листвой опавшей.

   - Хватит упражняться в декламации! - нахмурилась сестра. - Лучше покатай нас на лодке! Сайо - ли, ты не против такой прогулки?
   - Конечно нет, - девушка пребывала в прекрасном расположении духа. Ей нравилось буквально все. И сад, и Сендзо, и особенно Даиро.
   Они прошли по дорожке до заполненного водой широкого рва. У крошечной пристани их ждала лодка с мягкими сиденьями и двумя молчаливыми гребцами на корме. Юноша помог забраться сестре и Сайо, сам сел лицом к ним и махнул рукой. Лодка неторопливо поплыла по стоячей воде мимо заросших невысоким камышом берегов. Несколько человек по шею в воде орудовали длинными серпами.
   - Что они делают? - спросила гостья.
   - Ров надо очищать, - любезно пояснил барон. - Иначе он зарастет травой. А ведь это не только канал для прогулок, но и оборонительное сооружение.
   - Ваш замок поражает не только красотой и благоустройством, но и образцовым содержанием, - польстила хозяевам девушка.
   - Так и должно быть, - улыбнулся юноша. - Это наш дом.
   - А ты знаешь, Сайо - ли не только хорошо знает поэзию, но и сама пишет стихи, - сменила тему разговора сестра.
   Брат встрепенулся:
   - Это правда?
   - Да. Я участвовала в поэтическом конкурсе...
   - И даже завоевала приз! - прервала ее баронесса, заставив ужасно смутиться.
   - Тогда ты должна почитать нам свои стихи! - решительно сказал Татсо. - Иначе это будет просто нелюбезно.
   Сайо отвела взгляд от его прекрасного лица и тихо продекламировала:

За рекой заря восходит -

Там светает понемногу,

Там деревья и кустарник

Разрослись в дремучий лес.

Мы пришли, полюбовались,

Но уже пора в дорогу,

Горный пик на горизонте

В дымке облачной исчез.

Мы пришли, полюбовались

И уходим ранним утром.

Вас я, друг мой, не увижу -

Широка речная гладь.

Но надеюсь, что рассказы

О правленье вашем мудром

Всю далекую дорогу

Будут нас сопровождать.

   - Великолепно! - вскричала Сендзо. - Ты настоящая поэтесса, Сайо - ли!
   - Это просто забава для души, - краснея до кончиков волос, ответила девушка.
   - Это не забава, - тихо возразил ей Даиро. - Это очень хорошие стихи. Может быть, ты еще порадуешь нас своим творчеством.
   - Нет, - нашла в себе силы отказаться Сайо. - Я всего лишь молодая девушка, и как бы мне не зазнаться от ваших похвал.
   - Но почему... - попытался было возразить барон. Но сестра остановила его порыв.
   - Оставь нашу гостью в покое. Видишь, мы почти приплыли.
   За интересным разговором они не заметили, как обогнули замок. Вновь показалась крошечная пристань, где их терпеливо дожидался слуга.
   - Что тебе нужно? - нахмурился Даиро.
   - Мой господин Татсо - сей, твоя уважаемая матушка напоминает, что приближается время обеда.
   - Иди, передай, что я не забыл.
   - А после обеда ты должна посмотреть мои картины! - решительно заявила баронесса.
   За обедом Сайо поблагодарила хозяев за гостеприимство, а барона за возвращенное ожерелье. Она искренне и бесхитростно восхищалась Татсо - маро, вызвав довольную улыбку на сухих губах хозяина замка. В свою очередь он рассказал, что отправил гонца на лучшем скакуне, и завтра уже ждет ответа из Канаго - сегу. При этом барон еще раз повторил предложение отправить Сайо вместе с отрядом младшего сына. Однако девушка решила ничего не предпринимать до получения письма от господ Айоро. Ей все больше и больше нравилась семья Татсо, но не стоило забывать о новом опекуне. Неизвестно еще, как отнесется Айоро - ли к такой самостоятельности. Видимо, барон это понял. Разговор в свои руки взяла его супруга, и дальше за столом говорили лишь о поэзии и о... погоде.
   - Это слабость моей матушки, - смеясь, рассказывал Даиро. - Она считает, что все ее болезни так или иначе связаны с погодой.
   - Может быть, она и права, - ответила Сайо, когда они шли в комнаты Сендзо. Молодой барон слегка поддержал ее за локоть на ступеньках крутой лестницы, и девушка не смогла скрыть счастливой улыбки. "Молодой, красивый, знатный! Ой, Сайо, не потеряй головы", - вдруг, словно наяву, услышала она голос преподобного Кимцзы, и страшно смутившись, аккуратно высвободила руку из заботливых пальцев.
   Младшая дочь барона рисовала на бумаге и шелке. Гостья сразу отметила самобытную манеру письма. На картинах Сендзо вышагивали голенастые журавли, в зарослях камыша прятались тигры, медведь, стоя на задних лапах, обдирал когтями кору.
   - Люблю рисовать зверей, - ответила на невысказанный вопрос девушка. - В них больше человеческого, чем в некоторых людях.
   - Ты не только художница, но и философ, - засмеялся брат. - Не боишься, что твой ум распугает всех женихов.
   - Умные не испугаются, а муж дурак мне не нужен! - парировала сестра.
   Сайо подошла к следующей картине, где на нагретых камнях нежилась сине-зеленая змея, положив голову на свернутое в кольца тело.
   "Спящая смерть", - прочитала она каллиграфическую подпись в углу рисунка и вдруг спросила:
   - А где мой слуга?
   Брат с сестрой переглянулись.
   - Где-нибудь работает. Зачем он тебе? - в один голос проговорили они.
   - Я учу его грамоте, - пояснила девушка.
   - Слугу? - удивилась баронесса.
   - В Канаго - сегу мне будет нужен грамотный слуга, - пояснила Сайо.
   - У меня есть, - сказал Даиро. - Если хочешь, я подарю тебе. А у Сендзо имеется даже грамотная служанка.
   - Да, - подтвердила сестра, и повернувшись, крикнула. - Эй, кто там!
   В дверях мастерской появилась служанка.
   - Найди мне Тому.
   - Слушаюсь, госпожа.
   - Мне не хочется доставлять вам лишние хлопоты, - засмущалась гостья.
   - Никаких хлопот! - возразила баронесса. - Мне в радость оказать тебе услугу, Сайо - ли!
   В комнату с поклоном вошла молодая круглолицая девушка в аккуратном платье.
   - Звала меня, госпожа Татсо - ли?
   - Вот это Тома. Умеет читать, писать и даже считает. Если хочешь, можешь взять ее в Канаго - сегу, - сказала баронесса. - Она еще неплохо делает прическу. Разбирается в одежде благородных женщин.
   Сайо взглянула на девушку. На миг ей показалось, что в маленьких глазах мелькнул страх, но тут же Тома привычно уставилась в пол. Сайо подумала, что ей вовсе не хочется уезжать из замка. Да и ей не нужна еще одна служанка.
   - Мой слуга, - тихо проговорила Сайо, тщательно подбирая слова. - Дорог мне как память о доме, в который я больше никогда не вернусь. Как тебе, Татсо - ли, дороги старые, привычные к пальцам кисти. Вон они стоят в стаканчике. Ты же не спешишь расставаться с ними? А твой кинжал, Татсо - сей? Судя по рукояти, он служит тебе не один год.
   - Это так, - улыбнулся молодой человек. - Кажется, я понимаю тебя.
   - Пошла вон, - отослала служанку баронесса.
   Сайо улыбнулась:
   - Если хотите мне помочь, путь кто-нибудь из ваших слуг позанимается с моим бездельником и научит его читать.
   - Это легко! - вновь пришла в хорошее расположение духа баронесса.
  
   Разбудил Александру чувствительный тычок под ребра. Она резко привстала, едва не стукнувшись макушкой о низкий потолок.
   - Вставай, лентяй! Хватит спать! - кричал незнакомый слуга в коричневом жилете, с синим поясом.
   - В чем дело, почтенный? - вежливо спросила Алекс.
   - Видишь, все уже поднялись! - продолжал разоряться слуга. - Один ты валяешься как боров!
   Александре совсем не понравилось подобное сравнение, да и сам обладатель пронзительного голоса казался все менее симпатичным. Она огляделась. Торопливо одеваясь, между нар сновали слуги с помятыми заспанными лицами.
   - Ты думаешь, тебя здесь задарма кормить будут! - продолжал бушевать обладатель синего пояса.
   Какая-то логика в этих словах, безусловно, присутствовала. Поэтому Алекс только зыркнула на него разъяренным взглядом и стала напяливать куртку.
   Бригадир, пахан, бугор, менеджер, или как он тут назывался, невольно отшатнулся и чуть сбавил тон. Даже не протерев морду лица, Александра вместе с другими работягами отправилась на кухню. Вернее к кухне. В маленьком дворике собралось множество слуг обоего пола. Ели прямо под открытым небом. Кухарки в засаленных платьях разносили плошки с клейким, даже на вид противным рисом. Надеясь на волшебную силу денег, Алекс нашарила в кармане одну из трофейных медяшек. Придерживая чашку, она догнала женщину у дверей кухни, из которых мощно доносились не слишком аппетитные запахи.
   - Тебе чего? - подозрительно спросила та.
   Александра разжала кулак и показала денежку.
   - Поесть.
   Кухарка воровато оглянулась. Слуги быстро поглощали привычный завтрак. Два соратника, стоявшие у входа в дворик, лениво переговаривались друг с другом.
   - Сейчас, - буркнула она, сметая с ладони монетку с корявым изображением совы.
   Алекс уселась прямо у двери и принялась без аппетита забрасывать в рот горьковатый рис. Опять появился менеджер. А пожрать ей все еще не принесли. "И здесь надувают", - с грустью подумала Александра. В этот момент кухарка вышла и сунула в руки узелок. Глядя, как разоряется начальство, подгоняя недоевших, Алекс спрятала сверток за пазуху.
   Ее и еще троих мрачных мужиков "бригадира" привел к складу, возле дверей которого уже дожидалась запряженная волами подвода. Неподалеку маячил соратник. Александру поразило количество воинов в Татсо - маро, словно полиции на матче "Зенит" - "Спартак". "Это же сколько надо денег, чтобы кормить такую ораву бездельников?" - думала она, ворочая мешки с рисом. Потом привезли корзины с луком и чесноком, за ними свеклу и морковь. Александра уже дышала загнанной лошадью, а ее коллеги с равнодушием автоматов таскали и складывали бесконечные мешки, корзины, бочонки.
   Наконец, отъехала последняя подвода. Чуть позже пришел еще один синепоясый слуга и отправился с их "бригадирой" на склад. У грузчиков образовался маленький перекур.
   Александра достала пропотевший узелок. Внутри оказалась черствая пшеничная лепешка и изрядный кусок сыра. Повернувшись спиной к соратнику, она разломила местный лаваш, покромсала сыр и протянула слугам. Те не заставили себя уговаривать и быстро - быстро заработали челюстями. Прежде чем воин, стоявший шагах в двадцати, успел что-то разглядеть, хлеб и сыр были съедены до последней крошки.
   - Где взял? - тихо спросил один из мужиков.
   - Купил, - так же тихо ответила Александра.
   - Ты откуда? - спросил второй.
   - Из Гатомо - фами.
   - Не слыхал.
   - На восток отсюда. Возле гор.
   - У вас там что, слугам деньги платят? - вступил в разговор старый и худой работник.
   - Я козу продал, - пояснила Алекс. - Выиграл на празднике и продал.
   Мужики уважительно закивали головами, вполне довольные таким объяснением. К сожалению, перерыв оказался коротким. "Бригадир - бугор - менеджер" погнал их дальше и скоро сдал другому начальнику. Этот пожилой, представительный мужчина кроме коричневой куртки и синего пояса имел еще окладистую бороду и короткий нож. Он уже вел куда-то пяток слуг с двумя тачками, где навалом лежали то ли косы, то ли серпы на длинных рукоятях. Чуть в стороне, явно их конвоируя, вышагивали двое соратников. Пройдя двумя двориками, бригада вышла к замковым воротам, которые охранялись как изнутри, так и снаружи. Бородач что-то сказал одетым в доспехи воинам и махнул рукой. Под еле слышный скрип тачек слуги ступили на мост, перекинутый через широкий, наполненный водой ров. Пройдя по толстым, выщербленным доскам, они сошли с дороги и зашагали вдоль кромки воды. Метров через сто они встали, и начальник объяснил задачу. Она оказалась простой - чистить ров от травы и камыша. Одни слуги, вооружившись инструментом, срезали растительность, другие грузили ее в тачки и увозили.
   Александру, как не местного и самого молодого, загнали в воду. Не смотря на солидный стаж пребывания в мужском теле, она так и не решилась снять штаны и даже оставила рубаху. Вот только никому до этого не было никакого дела. Водичка оказалась холодноватой, и она уже стала поеживаться, когда из-за угла замка выплыла изящная лодочка с двумя гребцами на корме и тремя смеющимися пассажирами. В одном из них Алекс к удивлению узнала Сайо. Одетая в новое красивое платье, она оживленно беседовала с молодым человеком с длинными, черными волосами, в богатых одеждах, и похожей на него девушкой. Лодочка проплыла достаточно близко, и Александра смогла хорошенько разглядеть всех троих. На шее бывшей воспитанницы Гатомо блестело знакомое серебряное ожерелье, а парень был вылитый Орландо Блум в роли эльфа из "Властелина колец". Только волосы черные как вороново крыло, да черты лица порезче. В общем - красавчик. У Алекс даже дыхание перехватило. Да и у Сайо радостно поблескивали зелененькие глазки. Стоявшие на берегу слуги и соратники проводили господ низким поклоном. Едва лодочка отплыла, работа возобновилась.
   Вдруг сосед Алекс громко вскрикнул и поднял вверх сломанную рукоять "косо-серпа".
   - Сломал! - рявкнул бородатый "бригадира". - Ищи! А то после тебя тут кто-нибудь ноги порежет.
   - Сейчас, сейчас, почтенный Чернам, - засуетился слуга. - Рукоятка то была с трещиной. Я говорил...
   - Ищи! - не слушая его, разорялось начальство.
   Услышав шум, соратники подошли поближе.
   Мужчина раз за разом скрывался под водой. Александра уже отвернулась, чтобы срезать очередной пучок, когда раздался радостный крик:
   - Нашел!
   Слуга выбрался на берег, держа в руках свернутую штопором железяку.
   - Она между камней застряла...
   - И куда ее теперь? - еще больше разбушевался бригадир. - В кузню, на металл?
   - Там трещина...
   - Двадцать палок! - выйдя из себя, заорал бородач.
   "Опять двадцать", - не удержалась от улыбки Александра, да так и застыла с ней на помертвевших губах.
   - Почтенный Чернам, там трещина....
   Договорить слуга не успел. Алекс разглядела только холодный блеск стали. Голова несчастного подпрыгнула как в голливудских ужастиках, а из перерубленной шеи взметнулся кровавый фонтан. И вот уже воин, не торопясь, вкладывает меч в ножны.
   - Уберите.
   - Да, мой господин, - низко кланяется бородач, а двое слуг равнодушно грузят обезглавленное тело в тачку.
   Александру затошнило. Она уже видела смерть, ей даже пришлось убивать. Но равнодушие, с каким было проделано это убийство, и полное спокойствие окружающих заставило ее содрогнуться.
   Соратник отошел к приятелю и продолжил прерванный разговор.
   - И часто у вас так? - тихо спросила Алекс, передавая охапку мокрой травы слуге, который расспрашивал о деньгах.
   - А у вас не так? - зло усмехнулся тот.
   - Нет, - покачала головой Александра. - У моего бывшего господина народу мало. По пустякам башки не рубят...
   - Эй! - крикнул "бригадира". - Работайте, хватит болтать!
   Алекс усиленно заработал "серпо-косой".
   - Тут и за меньшее прибить могут, - проговорил слуга, принимая очередную охапку. - Это тебе не деревня
   -Это точно, - кивнула Александра.
   Кровавое происшествие заставило на время забыть о холоде. К счастью озябнуть, как следует, она так и не успела. По каким-то одному ему известным приметам начальство определило, что работа выполнена. Александра выбралась из воды, забежала за куст, выжала штаны и побежала догонять слуг, уже подходивших к мосту.
   Обедали все тем же рисом, на этот раз приправленным вареными овощами. Алекс уже собиралась потратить еще один медяк, когда услышала громкий крик.
   - Кто слуга Сайо - ли?
   - Я! - Александра встала и увидела низкорослого пожилого мужчину в коричневой куртке.
   - Иди сюда.
   Положив на землю пустую плошку, Алекс пошла, огибая сидящих прямо на земле слуг.
   - Господа велели тебя хорошенько покормить, - проговорил мужчина.
   - Благодарю их за заботу,- вежливо ответила Александра.
   Пройдя через чадящую кухню, они пришли в просторный зал с длинными столами и лавками. Для благородных грязновато. Видимо, здесь питаются "бригадиры - бугры - менеджеры". То есть те, кто щеголяет в коричневых жилетах с синими поясами. Опрятно одетая кухарка расставила перед ней аппетитно пахнущие блюда. Большую миску белого рассыпчатого риса с кусочками мяса, посыпанного специями, тарелку с мелкой сушеной рыбой и широкогорлый кувшин.
   Мужчина уселся напротив и предложил:
   - Угощайся.
   Чувствуя сильный голод, Александра накинулась на еду. Рис оказался острым и соленым, рыба вкусной, а в кувшине плескался сладкий сок.
   - Твоя госпожа попросила научить тебя грамоте.
   Алекс кивнула, продолжая усиленно жевать.
   - Я очень хочу научиться.
   - Это радует, - одобрительно кивнул собеседник. - Только сначала подкрепись.
   - Спасибо, почтенный, - поблагодарила Александра, наконец-то проглотив сухой рис.
   - Зови меня Учителем, - представился мужчина. Он терпеливо дождался, пока Алекс все съест и выпьет.
   - Мы пройдем на господскую часть замка. Так что нас будут сопровождать соратники. Не бойся, - предупредил мужчина.
   - Я понял, почтенный Учитель, - кивнула Александра.
   Они вошли в коридор, где их уже дожидались двое воинов. Алекс было не очень уютно с таким конвоем. Однако соратники, казалось, не обращают на него никакого внимания. Да и идти было не далеко. Учитель распахнул толстую дверь, пропуская ее вперед.
   Первое, что бросилось в глаза - школьная доска, висевшая перед массивным креслом! Грязно-серая, сколоченная из плотно подогнанных досок, она напомнила Александре прошлую жизнь.
   - Садись! - велел учитель.
   Едва Алекс села, как на плечи ей тут же опустились руки соратников. Она дернулась.
   - Тихо, - негромко произнес один из них, второй вытащил из-за пояса ее нож. Старик наклонился и ловко защелкнул на щиколотках Александры широкие металлические браслеты.
   - Зачем это, почтенный Учитель? - тихо спросила она, чувствуя, как по спине сбегают струйки холодного пота.
   - Чтобы лучше запоминалось, - улыбнулся тот узкими безжизненными губами. Мужчина взял легкий деревянный столик и поставил перед креслом, потом положил на него стопку серых листов и маленькую чернильницу с торчащим пером.
   - Тебя зовут Алекс? - уточнил старик.
   - Да, - ответила Александра, специально позабыв добавить "почтенный", однако собеседника это, кажется, нисколько не задело.
   - Тогда начнем...
   - Можно сначала воды, почтенный Учитель? - Алекс вытерла пот. Ей казалось, что в комнате очень жарко. Она огляделась вокруг. Свет на доску и столик падал из большого, плотно закрытого окна
   - За стеной кухонные печи, - пояснил мужчина. Он, казалось, совсем не чувствовал жары. Хотя даже на лицах разоруживших Александру соратников выступили капли пота.
   Глядя на Алекс мертвыми, рыбьими глазами, Учитель подошел к бадейке и зачерпнул большой ковш.
   - Хватит?
   - Да, - Александра протянула руку.
   - Получишь, когда правильно назовешь все буквы, - сказал он, ставя ковш на лавку у стены. - Повторяй за мной Цинь, Ляо, Кун, Со, То, Дей, Зи, Аве, Еши...
   Первые два десятка у нее просто отскакивали от зубов, следующие пошли хуже. За каждую неправильно названную букву, мужчина выливал обратно в бадью оловянный стаканчик воды.
   - Не плохо, - похвалил учитель, протягивая ковш. - Осталось почти половина.
   Александра молча тянула воду мелкими глотками.
   - Теперь будем писать.
   Она вытерла пот.
   - Здесь очень душно, почтенный Учитель. Нельзя ли открыто окно.
   - Нет, - спокойно возразил мужчина. - Мне надо обучить грамоте деревенского увальня за два дня. Бить тебя не разрешили. Калечить тоже. Как же я вобью грамоту в твои тупые мозги?
   Алекс подвинула к себе бумагу и чернильницу, а учитель налил себе воды и громко со вкусом выпил.
   На ее счастье мужчина не предъявлял чрезмерных требований к чистописанию, и когда Александра вновь почувствовала сильнейшую жажду, в ковше еще оставалось немного воды.
   - Ты не похож на деревенского дурачка, - прокомментировал ее успехи учитель. - Посмотрим, как у тебя получится составлять слова.
   Он повернулся к доске и взял кусок древесного угля.
   Вот тут ей пришлось по настоящему худо. К тому же переработанная вода уже стала проситься обратно. Алекс сделала попытку встать. Соратники вскочили.
   - Отлить хочешь? - заботливо поинтересовался учитель.
   - Очень, - она криво улыбнулась.
   - Напиши правильно слова, и я открою в сиденье дырку. Ты сможешь сделать свои дела в горшок. Если напишешь неправильно, будешь сидеть в мокрых, вонючих штанах.
   - Сволочь! - тихо скрипнула зубами Александра, казалось, еще миг, и она разревется. Даже под ударами палки Вонгыра Алекс не чувствовала себя такой униженной. Ужасная резь внизу живота мешала сосредоточиться, перо выскакивало из пальцев, а мужчина медленно, с расстановкой диктовал: "господин, госпожа, раб, делать..." Он закончил, когда у Александры перед глазами уже плыл туман. Еще чуть-чуть и она или умрет, или обмочит штаны.
   - Больше половины правильно, - похвалил мучитель. - Ты заслужил свой горшок.
   "Разве это феодализм? - думала Алекс, лихорадочно развязывая пояс. - Это же фашизм какой-то!"
   Мужчина, не брезгуя, сам пошел выносить горшок. Пока он отсутствовал, Александра сидела, закрыв глаза, и тихо беззвучно плакала.
   - Слезы только уменьшат количество влаги в твоем теле, - раздался нудно - равнодушный голос. Она даже не заметила, как мучитель вернулся.
   И пытка продолжилась. За окном стемнело. Дважды в комнате сменялись охранники. Алекс уже не помнила, сколько раз она потела и высыхала в этой душной жаре, где каждую каплю воды приходилось буквально вырывать из рук равнодушного монстра, и не меньше усилий требовалось, чтобы пристойно избавиться от переработанной воды. Ее "класс" навестили. Александра не стала разглядывать посетителя. В это время она старательно выводила предложение, открывавшее дырку в стуле.
   - Передай господину, - сказал старик вошедшему, а дальше послышалось только: "Бу, бу, бу".
   Выпроводив посетителя, учитель проверил написанное и остался доволен. Тонгайское письмо не отличалось большой сложностью, да и разум жительницы двадцать первого века все же оказался более гибким, чем у здешних крестьян. Она уже потеряла счет времени, к жажде добавился голод, но Алекс помалкивала. А то еще накормят воблой и без пива. Кажется, даже учитель начал уставать. Он перестал писать на доске и только диктовал, сидя на лавке. Все чаще и чаще мужчина прикладывался к воде. Лицо осунулось, постарело, под глазами набрякли мешки, голос стал хриплым, а седые волосы слиплись от пота. Только глаза продолжали оставаться тусклыми, как оловянные пуговицы, да интонация была все такой же безжизненной.
   Даже кошмар когда-нибудь кончается. Неожиданно для нее учитель наклонился и отпер кандалы на ногах.
   - Иди, - тихо проговорил он, вытирая пот. - Тебя проводят.
   Александра вскочила и едва не упала обратно в страшное кресло. Она с ненавистью взглянула на мучителя. Тот сидел, закрыв глаза, прислонившись спиной к стене, и тяжело дышал. От перенесенных страданий у Алекс не оставалось сил даже двинуть ему, как следует. Да и соратники (уже третья пара) не сводили с нее внимательных глаз.
   За дверью ее ждал слуга в противном коричневом жилете с фонарем в руке. Подождав, когда из "учебного класса" выйдут соратники, он быстро зашагал по коридору, заставив обессилевшую Александру торопливо семенить за ним.
  
   Сайо переживала счастливейшие дни в своей жизни. Соратник Сабуро благополучно выздоравливал и уже говорил с ней. Словно извиняясь за пережитый девушкой ночной кошмар, судьба преподнесла ей радость общения с семьей Татсо. Вернее с Сендзо и Даиро. Казалось, сбылась ее давняя мечта, и Сайо, наконец, встретилась с людьми, которым интересна поэзия и живопись, а не только виды на урожай и пошлые сплетни. За эти два дня они так сблизились, что даже договорились называть друг друга по именам.
   На правах подруги младшая дочь барона уговорила Сайо позировать ей.
   - Я все же решила попробовать изобразить человека, - объяснила она свою просьбу. - И хочу написать твой портрет.
   Сендзо долго размышляла над материалом для будущей картины. Шелк или бумага? Пока художница определялась с выбором, Сайо ходила по мастерской, разглядывая готовые работы. Звери, птицы, пейзажи. Ей не хотелось огорчать гостеприимную хозяйку, но в картинах чувствовалась какая-то искусственность. Животные не выглядели живыми, а пейзажи настоящими. Сайо подошла к длинному столу, уставленному красками, кисточками, заваленному листами с рисунками. Один показался ей странным. Гостья незаметно оглянулась. Хозяйка деловито натягивала шелк на подрамник. Девушка вытащила заинтересовавший рисунок и вздрогнула. На белом листе короткими, резкими мазками был изображен тигр, терзающий привязанного к столбу человека. От картины веяло болью и застывшим ужасом.
   - Нравится? - спросила Сендзо.
   Сайо резко обернулась. Девушка подошла совсем неслышно.
   - Вижу, что нравится, - улыбнулась баронесса. - Самая удачная моя работа. Три года назад соратники поймали браконьера. А в окрестностях как раз объявился тигр-людоед. Вот браконьер и пригодился для приманки.
   - Ты была там? - со страхом спросила Сайо.
   - Конечно, - баронесса даже обиделась.
   - Я три часа просидела на дереве вместе с братом и охотниками, - девушка улыбнулась. - Но, согласись, картина того стоит.
   - Да, - кивнула гостья.
   - Я тебе ее подарю! - решительно заявила хозяйка. - Но только после того, как ты мне по позируешь.
   Она долго усаживала Сайо возле широкого окна, вертя ее то так, то эдак.
   - Ты совсем замучаешь нашу гостью, Сендзо! - засмеялся Даиро, войдя в мастерскую как раз тогда, когда сестра подбирала для Сайо подходящую позу.
   - Не мешай нам! - отрезала художница, не прерывая своего занятия. Ее тонкие, холодные пальцы вертели голову гостьи, стараясь поймать нужный ракурс.
   - Новая картина - это святое! - вскинул руки Даиро. - Лучше я уйду. Когда сестра пишет, она становится невыносимой.
   Не обращая внимания на слова брата, Сендзо отошла на два шага и улыбнулась.
   - Вот так и сиди.
   Какое-то время в мастерской царила тишина, нарушаемая лишь дыханием девушек и легким шелестом шелка.
   - Можно мне задать вопрос? - тихо проговорила Сайо.
   - Конечно! Только не двигайся.
   - Сколько тебе лет, Сендзо - ли?
   - Пятнадцать.
   - И у тебя есть жених?
   - Я помолвлена с Эясо Буро, старшим сыном нашего соседа. Свадьба будет, когда ему исполнится шестнадцать.
   - И когда это будет?
   - Через четыре года.
   - Он тебе нравится?
   - Кто?
   - Буро.
   - Не знаю. Мальчишка как мальчишка. Но он наследник барона Буро.
   Сайо еще немного помолчала. Однако, демон любопытства терзал ее все сильнее.
   - А Даиро тоже помолвлен?
   Баронесса опустила кисть.
   - Он тебе нравится?
   Гостья смутилась и отвела взгляд.
   - Просто интересно, - сказала она как можно равнодушнее.
   Вот только чуть покрасневшие щеки выдали Сендзо истинные мысли подруги.
   - Значит, нравится! - сделала вывод баронесса.
   - Я слишком молода, чтобы думать об этом, - ужасно смутилась Сайо. - И я не могу распоряжаться собой. Моя судьба в руках госпожи Айоро.
   - Наши судьбы всегда в чьих-то руках, - баронесса отложила кисть и лукаво улыбнулась. - Вот только думать мы можем о ком угодно!
   Девушки захихикали.
   - На сегодня художества хватит! - решила Сендзо. - Пойдем, я тебе кое-что покажу.
   Они вновь долго шли по запутанным переходам Татсо-маро. На этот раз хозяйка привела гостью в низкую пустую комнатку с длинным узким окном у самого пола. Служанка зажгла масляный светильник и бесшумно удалилась. Баронесса уселась на бархатную подушечку и пригласила подругу присесть рядом. Потом отодвинула штору, закрывавшую окно.
   - Посмотри.
   Сайо увидела внизу большой зал. Одетый в кожаные доспехи Даиро ловко отбивался деревянным мечом от трех противников. Младший Татсо словно плясал, ловко уворачиваясь, отводя чужие мечи своим клинком и нанося короткие разящие удары.
   - Ты спрашивала, помолвлен ли мой брат, - сказала Сендзо. - Нет. У него слишком туманное будущее.
   Подруга взглянула на нее.
   - Отец уже решил, что не выделит ему надел. Земли и титул получит Богово. Даиро придется служить. А честь рода требует, чтобы его господином был либо Сын Неба, либо - сегун.
   - Так вот зачем он едет в Канаго-сегу! - вскричала Сайо и посмотрела в зал.
   Противники Даиро медленно поднимались с пола, держась за бока. Юноша откинул со лба мокрую прядь. Заметив в окне гостью, он улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. Сайо не удержалась и помахала ему рукой.
   - Брат не любит, когда кто-то смотрит, как он тренируется, - проговорила Сендзо. - Но, похоже, к тебе это не относится. Наверное, и ты ему нравишься.
   - Но ведь и моя судьба не определена, - тихо проговорила Сайо.
   - Вот вы бы и помогли друг другу определить ваше будущее, - серьезно сказала Сендзо
  
   Александра спала долго. Перенесенные испытания избавили натруженный мозг от сновидений. Когда же пришлось все-таки слезть с нар, она увидела, что в "казарме" никого нет. Спать больше не хотелось, сидеть в вонючей полутьме тоже. Алекс поднялась по лестнице и вышла, щурясь от ярких лучей низкого солнца. Похоже, скоро вечер. Дворик был пустынен, только у ворот привычно стоял соратник. Александра уселась в тенечке и задумалась. Давно у нее не было таких невеселых мыслей. Если в замке барона царят такие нравы, то что ее ждет во дворце сегуна? Теперь все неприятности, случившиеся в Гатомо-фами, казались детской игрой, угреносец Вонгыр - лучшим другом, а старший соратник Мирамо - просто милым человеком.
   "Куда же меня несет?" - с тоской думала она. Даже неуемная тяга к приключениям как-то поубавилась и поблекла. Александра мрачно оглядела двор. Проходивший мимо соратника слуга заметил Алекс и направился к ней. По жилету и синему поясу та поняла, что приближается очередное начальство. Пришлось встать. У начальства оказалось чисто выбритое круглое лицо с большими губами и маленькие, глубоко посаженные глазки.
   - Ты слуга Сайо-ли? - спросил он причмокивая.
   - Я, почтенный.
   - Тебя не велели будить, - продолжил слуга. - Но уж если ты встал, то пойдем со мной.
   Обычно начальство вышагивало впереди, не утруждая себя общением с подчиненными. Этот оказался более говорливым. Низенький, чуть ниже Александры, полный, он шел рядом, непринужденно болтая.
   - Учитель Ори сказал, что ты очень умный. Научился читать меньше чем за сутки. Мне пришлось сидеть в парилке три дня. Настоящий кошмар. Правда?
   - Жарковато было, - дипломатично ответила Александра.
   - Меня зовут Егай, - продолжал толстячок. - А тебя Алекс?
   - Да.
   - Редкое имя, - Егай причмокнул губами. - Знал я одного Лукаса, а вот Алексов не приходилось
   - Вот и узнал, - улыбнулась Александра.
   - Я думаю, мы подружимся! - уверенно заявил Егай.
   Алекс промолчала. Но, похоже, ее мнение собеседника не интересовало.
   Они пришли в прачечную, где два десятка женщин стирали белье в большой лохани с грязной водой.
   - Они скоро закончат и уйдут, - стал объяснять Егай. - Выльешь воду в вон тот сток, сполоснешь бадью, нальешь чистой воды в котлы, протрешь пол и жди меня.
   Очевидно, появление начальства являлось для прачек сигналом к концу рабочего дня. Побросав в корзины мокрые штаны и рубахи, женщины потянулись к выходу, вытирая красные от горячей воды руки. Большинство из них не удостоило Александру даже взгляда. Только молодая девушка, посмотрев на нее, что-то прошептала на ухо пожилой соседке. Та перевела взгляд на Алекс и скривила серые от усталости губы в некое подобие улыбки. Александра давно заметила, что слуги в Татсо-маро на редкость мало разговорчивые и какие-то безжизненные, словно зомби. Казалось, они не интересуются ни чем, что не входит в их обязанности. Просто автоматы, а не люди. "Как же их выдрессировали!" - подумала Алекс и поежилась. Только пухлощекий Егай излучал веселье и оптимизм. Это то и казалось подозрительным.
   Она долго возилась, приводя помещение прачечной в порядок. Стемнело, пришлось зажечь фонарь, а Егая все не было. Только когда на небе загорелись первые звезды, прибежал запыхавшийся толстячок.
   - Все сделал? - первым делом спросил он.
   - Посмотри сам, почтенный Егай, - Алекс подала фонарь.
   Поблескивая мокрой от пота лысиной, слуга осмотрел прачечную и остался доволен.
   - Молодец! Теперь тебя нужно покормить!
   - Не мешало бы, - согласилась Александра, чувствуя сосущую пустоту в желудке.
   Взяв за руку, Егай повел ее за собой. Алекс хотела освободиться от липких пальцев, но те оказались на удивление цепкими. "Черт с ним, путь подержится", - решила она. Толстяк привел ее в знакомую столовую для старших слуг.
   - Пойду, узнаю, что осталось на кухне, - заговорщицки подмигнул он Александре. Отсутствовал слуга недолго.
   - А вот и я! - громко объявил Егай, ставя перед ней чашку с рисом и большую кружку пива. - Подкрепись и выпей.
   Алекс отведала рис. Не слишком соленый, вкусный и рассыпчатый. Взялась за кружку, продолжая искоса поглядывать на любезного толстячка. Тот в волнении облизал пухлые губы. Александра пригубила мутную жидкость. Возможно, ей показалось, но пиво явно отдавало чем-то горьким. "Лучше быть живым параноиком, чем не быть вообще", - подумалось ей. Опыт недолгого пребывания в Татсо-маро приучил внимательно относиться к мелочам. Алекс прожевала очередную порцию риса и как бы случайно уронила на пол лопатообразную ложку. Быстро спустившись под стол, она сломала ее и появилась перед Егаем с унылой физиономией.
   - Вот ведь. Сломалась. Не руками же теперь есть?
   Как она и предполагала, дружелюбный толстячок тут же предложил сбегать за новой.
   - Мне так не хочется тебя утруждать, почтенный Егай, - виновато проговорила Александра, хватаясь за кружку.
   - Мне же нетрудно, Алекс, - буквально расцвел мужчина и заторопился в кухню, высоко подняв один из двух горевших в столовой фонарей. Ох, и не понравилась ей такая услужливость. Едва тот скрылся в дверном проеме, пиво отправилось в угол. В кружке оставалось совсем чуть-чуть, на самом донышке. Его то и допила Александра под одобрительную улыбку слуги.
   - Возьми, - протянул он ей новую деревянную ложку.
   - Благодарю, почтенный Егай, - Алекс почувствовала легкое головокружение: "Точно, чего-то подсыпал".
   - Устал? - чуть погодя осведомился слуга. Александра решила притвориться пьяной. Вспомнила соседа из второй квартиры Колюшка и, подражая ему, мотнув головой, икнула.
   - П-п-почти нет.
   - Может, спать пойдем? - предложил Егай, помогая ей подняться и подхватывая за талию.
   - П-п-пойдем, - согласилась Алекс, выпуская из рук ложку и размазывая по куртке прилипчивый рис.
   - Пойдем, пойдем, - мурлыкал толстячок, проводя "в стельку пьяного" мимо соратника.
   - А куртка-то вся в грязи, - бормотала Александра.
   - Будет у тебя куртка, - широко улыбнулся Егай.
   Соратник скрылся за углом. Показалась дверь в подвал, где ночевала Алекс.
   - М-м-мы пришли? - спросила она. - Или еще нет?
   Слуга втащил ее в коридор.
   - В гости зайти не хочешь? - жарко прошептал он на ухо. - Голубоглазенький мой.
   При этих словах пухлые ручонки резво спустились с талии.
   "Да он педик!" - догадалась Александра и едва не засмеялась, оценивая комизм ситуации. Видимо, Егай принял еле сдерживаемый смех за вздохи страсти.
   - Я для тебя все сделаю! И курточку новую, и штанишки, - тихо взвизгнул он, пытаясь нашарить вытянутыми в трубочку губами губы Алекс.
   Удар в солнечное сплетение заставил его разжать объятия.
   - Ах ты, гаденыш! Я все скажу...
   Лучше бы ему помолчать. Александра вспомнила убитого у рва слугу, вспомнила мертвые лица прачек. "Если этот гад не умрет, умру я", - поняла она. Егай продолжал хрипеть, пытаясь нормализовать дыхание.
   - Прости, пра-а-ативный, - осклабилась Алекс. - Ты не в моем вкусе.
   С этими словами она рывком приподняла тяжеленную тушу, развернула и швырнула лицом в ступени лестницы. Дерево оказалось крепче костей черепа. Любитель мальчиков дернулся и затих. "Соратник видел нас вместе, - вспомнила Александра, вытирая руки о куртку Егая. - Значит, нужно алиби". Она оглянулась. На узкой темной лестнице горел всего один фонарь. Ступени вниз вели в казарму простых слуг, ступени вверх, очевидно, в комнаты синепоясых.
   Алекс сунула два пальца в рот и извергла недавний ужин. Стащила с ноги трупа кожаный тапок и провела их по дурно пахнущей луже. Типа: вляпался, поскользнулся и не очнулся. Уже собиралась задуть единственный светильник, потом передумала. Ухмыльнувшись, вытащила из кармана три медяшки и вложила в руку Егая.
   - Хорошо лежит, - тихо проговорила Александра. - Как живой.
   Потом задула светильник, погрузив лестницу в кромешную тьму. На ощупь спустилась в свою казарму.
   "Смогу я такой пьяный залезть наверх? - спросила себя Александра и сама же ответила.- Конечно, нет!" Стащив с первого же спящего тощее одеяло, она отыскала уголок потеплее и задремала, ожидая дальнейшего развития событий.
  
   За четыре дня, проведенных в гостеприимном доме Татсо, Сайо отвыкла просыпаться рано. Вечерами они подолгу беседовали с Сендзо о самых разных вещах. Новая подруга восхищала девочку смелостью мыслей, складом ума, больше подходящим мужчине. Часто ее рассуждения пугали Сайо бесстыдной обнаженностью и цинизмом. Наверное, поэтому ее никогда не покидало чувство некоторой настороженности. И, тем не менее, Сайо искренне радовалась, что встретилась и подружилась с Сендзо.
   Служанка уже три раза деликатно намекала о скором завтраке. Лениво потягиваясь, госпожа все-таки выбралась из кровати. Привела себя в порядок и уселась пред зеркалом, предоставляя Симаре возможность заняться ее прической и макияжем. Та уже почти закончила, когда в дверь постучали.
   Вместе со служанкой пришла управительница покоев.
   - Доброе утро, Сайо-ли.
   - И тебе тоже, Нороно-ли, - насторожившись, ответила девушка.
   Управительница подождала, пока служанка выложит на столик завтрак и с поклоном удалится.
   - Кушай, и пойдем к господину барону.
   - Что-то случилось?
   - Вначале поешь, - улыбнулась женщина. - И не торопись, я подожду.
   Сайо быстренько поклевала кашу, выпила чай с печеньем.
   - Я готова.
   - Ты очень мало ешь, Сайо-ли, - покачала головой управительница.
   - Я больше не хочу, - пожала плечами та.
   - Как хочешь, - вздохнула Нороно. - Пойдем в кабинет к Татсо-сею. Приехал господин Айоро и хочет тебя видеть.
   "Муж Айоро-ли здесь, - думала девушка, стараясь не отстать от быстро шагавшей управительницы. - Интересно, какой он? Как встретит меня?"
   Они долго поднимались вверх по узкой, плохо освещенной лестнице. Как и везде, личные покои хозяина замка располагались почти на самом верху. В просторной приемной, где на стенах висели картины дочери Татсо, толпился народ. У больших двустворчатых дверей застыли на карауле соратник барона и воин с гербом сегуна Канаго. Бесцеремонно расталкивая людей, Нороно повела Сайо к кабинету хозяина. На перерез им поднялся со стула высокий мужчина в темно-синем кимо.
   - Сайо-ли к Айоро-сею, - представила свою спутницу управительница. Мужчина поклонился.
   - Проходите, Сайо-ли.
   Девушка растерянно взглянула на провожатую.
   - Иди, - подбодрила та. - Не бойся.
   Сайо вздохнула и тихо вошла в кабинет. Кресло с высокой спинкой у большого, заваленного бумагами стола было пусто.
   - Мы здесь, Сайо-ли, раздался знакомый голос барона.
   Она оглянулась. В углу за небольшим квадратным столиком сидели двое мужчин. В одном она узнала Бунтаро Татсо, второй - сухощавый, с острыми чертами лица и маленькими усиками не сводил с нее настороженного взгляда узких колючих глаз. Его кимо с гербом сегуна кое-где покрывала пыль.
   - Здравствуй, Татсо-сей, - поклонилась Сайо. - Здравствуй, Айоро-сей.
   Сотник сегуна несколько секунд сверлил ее глазами, потом чуть пошевелил крошечными усиками. Очевидно, это должно было изобразить улыбку.
   - Здравствуй, Сайо-ли.
   Голос у него казался безжизненным и скрипучим. Девушка подумала, что больше всего он похож на старое сухое дерево.
   - Моя супруга просила меня узнать о твоем самочувствии.
   - Благодарю Айоро-ли за заботу, - поклонилась девушка. - Я чувствую себя хорошо. Татсо-сей относятся ко мне как к члену семьи.
   Старый барон не смог удержаться от довольной улыбки. На лице сотника сегуна не пошевелился ни один мускул.
   - Ты и Сабуро-сей единственные уцелевшие из отряда посланного в Гатомо-фами, - продолжил он. - С соратником я уже поговорил. К сожалению, времени у меня мало. Поэтому поступим так. Думаю, наш гостеприимный хозяин не откажется дать тебе бумагу и чернила?
   - Конечно! - ответил барон.
   - И найдет местечко, где ты опишешь все, что произошло. С самого начала. Понятно?
   - Не совсем, - рискнула возразить Сайо. - С какого момента я должна начать?
   На секунду сотник задумался.
   - С того, как вы выехали из Тууру-но-Токого.
   Девушка поклонилась.
   - Хорошо, Айоро-сей.
   - Это нужно сделать к обеду.
   - Я постараюсь раньше.
   Айоро чуть сжал тонкие губы.
   - Иди.
   Татсо позвонил в серебряный колокольчик. Вошел знакомый мужчина в темно-синем кимо.
   - Отведи Сайо-ли к писарям. Дай ей стол, бумагу, чернила и прикажи, чтобы никто не мешал.
   - Слушаюсь, мой господин.
   Ее привели в комнату рядом с кабинетом. Мужчина, видимо, секретарь барона выгнал оттуда двух слуг, усердно корпевших над бумагами, и выдал Сайо все, что приказал барон.
   - Если что-нибудь будет нужно, Сайо - ли, я в приемной.
   - Спасибо, господин, - поклонилась девушка.
   Мужчина представляться не стал, улыбнулся и вышел, оставив ее один на один с бумагой. Сайо понимала, что Айоро устраивает ей что-то вроде экзамена. Вот только по каким критериям он собрался выставлять оценку? Поразмыслив, девушка решила написать только то, что видела собственными глазами.
   Она довольно быстро закончила. Два раза перечитала написанное, после чего переписала один лист и стала ждать. В комнату заглянул секретарь барона.
   - У меня все готово, - сказала она, протягивая листы. - Вот.
   Мужчина взял их.
   - Я доложу господину Айоро.
   Сайо вздохнула и посмотрела в окно. Интересно, разрешат ли ей доехать до Канаго-сегу с Даиро? За дорогу они могли бы лучше узнать друг друга. Сами собой родились стихи:
  

Каждую встречу
На нить драгоценную жизни
Спешу нанизать.
Так могу ли думать без страха,
Что разом все оборвется?

   Быстро записав, она едва успела спрятать сложенный листок, как вновь появился секретарь.
   - Господин Айоро приглашает, Сайо-ли.
   И сотник, и барон сидели на том же месте. Айоро держал в руках исписанные листы.
   - Ты сама видела, как ратник сбежал в лес?
   - Я не знаю, сбежал ли он, - осторожно ответила девушка.- Но один из охранников скрылся в лесу, когда их командир подъехал к нам.
   - Сабуро-сей был приколот к деревьям именно кинжалами?
   - Да, мой господин. Мой слуга передал их командиру стражей каравана.
   Сотник задал еще несколько уточняющих вопросов. Девушка заметила, что Татсо еле заметно улыбается, слушая их диалог.
   - Я жду тебя после обеда, - наконец, отпустил ее Айоро.
   Как всегда Сайо обедала вместе с семьей барона. Вот только хозяина замка на этот раз не было за столом. Как она поняла, Бунтаро Татсо потчует важного гостя в другой столовой.
   - Как тебе муж опекунши? - в полголоса поинтересовалась Сендзо.
   - Очень серьезный и важный господин, - ответила та.
   - Я думаю, ты ему понравишься, - сказала баронесса.
   - Такая девушка не может не понравиться, - улыбнулся Даиро.
   Все сидящие за столом засмеялись.
   После обеда Мусасибо Айоро выглядел слегка подобревшим. Возможно, на его настроение повлияла баня. Сотник сиял свежевыбритыми щеками и новеньким кимо.
   - Супруга мне говорила, что ты владеешь скорописью? - спросил он у Сайо.
   - Да, мой господин.
   - Тогда возьми бумагу и садись. Надеюсь, гостеприимный хозяин разрешит нам воспользоваться своим столом?
   - Чувствуй себя как дома, Айоро-сей, - развел руками барон, всем своим видом демонстрируя полное радушие. Девушка подошла к массивному столу и в нерешительности остановилась. Ей показалось бестактным занимать кресло хозяина.
   - Садись, Сайо-ли, - подбодрил ее Татсо. - Садись.
   Вздохнув, девушка присела на мягкое, обтянутое красным бархатом сиденье.
   - Попроси пригласить сюда господина Нороно, - сказал Айоро барону. - А ты, Сайо-ли, запишешь нашу беседу.
   - Да, мой господин, - кивнула она, приготовив бумагу, чернильницу и три отточенных пера.
   Татсо позвонил в колокольчик. Получив распоряжение, секретарь скрылся за дверью.
   Старший соратник не заставил себя ждать. Придерживая меч, он поклонился барону и сотнику, всем видом выражая готовность ответить на любые вопросы.
   - Уважаемый Нороно - сей, расскажи, когда ты узнал о разбойниках, и что произошло дальше, - спросил Айоро.
   Первым делом воин взглянул на барона. Господин важно кинул. Старший соратник откашлялся и заговорил:
   - Четыре дня назад утром в замок примчался Нирин, племянник купца Ритула, и рассказал, что на отряд соратников сегуна под командой Одзаво Сабуро напали разбойники...
   Нороно отвечал неторопливо и обстоятельно. А Айоро наоборот вопросы задавал быстро, часто переспрашивал и уточнял. Рука Сайо порхала по листу, покрывая его значками скорописи и мелкими кляксами. Чище никак не получалось. Старший соратник барона рассказал, как они отыскали логово бандитов в старых развалинах, как молниеносно расправились с ними.
   -... В живых осталось всего восемь ратников, из них пятеро ранены. После допроса их казнили. Головы я приказал выставить на перекрестке дорог у Татсо - маро. Все, что они успели награбить, привезли в замок. Документы Сайо-ли я передал моему господину, а ожерелье сразу вернул ей.
   Барон важно кивнул.
   - Бумаги в полной сохранности. Ты можешь их забрать в любое время, Айоро-сей.
   - Благодарю, - склонил голову сотник и, обратившись к Нороно, спросил:
   - Сломанный паром - их работа?
   - Да, Айоро - сей, - ответил старший соратник. - Они рассчитывали заманить караван Ритула на поляну и ограбить его. Купец вез большую сумму денег. Чтобы не спугнуть охрану, разбойники подошли к поляне ночью и в темноте приняли повозку Сайо-ли за купеческую.
   Сотник поблагодарил его за исчерпывающий рассказ. Нороно откланялся и вышел.
   - Все успела записать, Сайо - ли? - спросил Айоро.
   - Да, Айоро - сей. Только нужно еще значки скорописи перевести в обычную азбуку...
   - Переводи, не торопись, - разрешил сотник. - Думаю, мы с господином Татсо не помешаем?
   - Конечно нет, - улыбнулась девушка.
   Мужчины пустились в разговор о свежих политических новостях, а она принялась за перевод.
   Мусасибо Айоро еще и еще раз пробегал глазами строки, написанные убористым аккуратным подчерком. Невероятно, но она ничего не пропустила. Ни единого слова!
   - Воистину, моя жена умеет находить сокровища даже в куче мусора, - негромко проговорил он.
   Барон разгадал нехитрый маневр недоверчивого царедворца. Этот тощий напыщенный петух подозревал, что девчонке помогает кто-то из его слуг. Тем приятнее видеть посрамление придворного гусака.
   - Ты же уже готовый секретарь! Грамотно и четко описала нападение разбойников, прекрасно владеешь скорописью! - вскричал он, с удивлением глядя на девушку. - Кто тебя научил всему этому?
   - Мой учитель преподобный Кимцзы говорил, что праздность - главный враг человека, - скромно ответила Сайо. - Он считал, что день, когда ты не узнал ничего полезного, прожит зря.
   - И что же ты еще умеешь? Кроме сочинения стихов.
   Девушка подняла глаза на Айоро. Сейчас он уже не производил впечатления живого мертвеца. Глаза блестели, на тонких губах играла легкая улыбка.
   - Знаю сложение, вычитание, разделение. Составляю букеты. Разбираюсь в травах. Правда, не очень хорошо. Понимаю язык варваров. Вот говорю с трудом. Еще умею читать по губам.
   - Да ты настоящий клад, Сайо - ли! - рассмеялся сотник. Барон же, наоборот, улыбаться перестал.
   - Не удивительно, что моя супруга так торопится тебя увидеть, - Айоро нахмурился. - К сожалению, я должен задержаться еще на пару дней. Так что можешь отправляться в Канаго - сегу уже завтра с отрядом уважаемого господина Татсо.
   - Благодарю, Айоро-сей! - Сайо не стала скрывать радости, и кланяясь, вышла из кабинета.
  
   Александра очень хотела не пропустить момент, когда отыщут тело незадачливого любителя мальчиков. Однако, снадобье, которым потчевал ее "прааативный" Егай, оказалось слишком сильным. Несмотря на жесткий пол и холод, сон все же сморил Алекс. И когда ее приложили ногой по ребрам, Александра проснулась и взглянула на окружающих с натурально ошарашенным видом. В воздухе трещали факелы. Полуодетые слуги кучками жались к стенам. Трое соратников стояли вокруг Алекс. Она попыталась встать, но от долгого лежания на жестком полу ноги затекли, и Александру повело в сторону. Чтобы не упасть, ей пришлось схватиться за угол нар.
   Воины переглянулись.
   - Ты убил Егая? - как-то неуверенно рявкнул один из них.
   - Кого? - она на самом деле еще не пришла в себя.
   - Слугу Егая! - заорал соратник.
   - Никого я не убивал, мой господин, - наркотический дурман понемногу развеивался.
   - Пошли, - скомандовал другой воин.
   Алекс под конвоем вывели на ярко освещенную лестницу. На верхней площадке стояли слуги в коричневых жилетах с горящими фонарями. На ступенях, вытянувшись во весь свой невеликий рост, растянулся Егай. Из-под головы натекла лужа крови.
   - Твоя работа? - грозно спросил воин.
   - Да ты что, уважаемый господин! - взвизгнула Александра. - Я не знаю ничего!
   Конечно, Оскара за такую актерскую игру вряд ли бы присудили, но для фильмов категории "B" ее игра точно подходила.
   - Вы вдвоем вышли из кухни, - сказал другой соратник. - Ты жив, а старший слуга Егай мертв. Как это случилось.
   - Не помню, - обреченно проговорила Алекс.
   Молчавший до сих пор воин выхватил меч. Свистнув, клинок порезал кожу на шее Александры.
   - Может это освежит твою память?
   Она вспомнила, как подпрыгнула вверх отрубленная голова несчастного слуги у рва, и побледнела.
   - Уже. Уже вспомнил, мой господин. Все вспомнил.
   - Говори, - сказал он, не убирая клинок.
   - Этот... Егай велел мне убраться в прачечной....
   - Короче...
   - Потом он привел меня на кухню, принес рис и пиво. Я очень сильно опьянел, мой господин, и Егай пошел меня провожать. На лестнице мне сделалось плохо. Меня вырвало. Егай стал ругаться и толкнул меня вниз. Все, я больше ничего не помню.
   - Совсем ничего? - клинок сделал надрез.
   - Он куртку мне обещал! - заорала Александра.
   Соратник убрал меч.
   - Какую куртку? - спросил другой воин.
   - У меня куртка больно плоха, - начала она объяснять. - Вот он и сказал, что достанет мне куртку за три монетки.
   - Про куртку я слышал, - подтвердил третий соратник. Только теперь Александра узнала воина. Это он стоял на посту в дворике у кухни.
   - Эй, - крикнул он слугам на верхней площадке. - Поищите у него деньги.
   Бородатый мужчина, в котором она узнала распорядителя работ у замкового рва, наклонился над телом.
   - Вот, мой господин, три "совушки".
   - Откуда у тебя деньги? - подозрительно сощурился бывший постовой.
   - Козу продал?
   - Какую козу? - стал закипать соратник.
   - Ты, вообще, кто такой? - не дал разгореться конфликту третий воин.
   - Алекс слуга Юмико Сайо, гостьи господина Татсо. На нас разбойники напали...
   Соратники переглянулись. Тем временем бородач подошел к дурно пахнущей куче и втянул носом воздух.
   - Что там, Зигол? -
   - Медвежий корень, Муджо - сей, - ответил слуга. - Похоже, Егай поскользнулся на его блевотине.
   - Доигрался, - усмехнулся Фуджо. - Уберите тут все.
   Соратники вышли. Александра в изнеможении прислонилась к стене.
   - Эй, ты! - крикнул её Зигол. - Неси тряпку и ведро. Сам свое добро отмывать будешь.
   Она знала, где хранится уборочный инвентарь, и поспешила во двор. У двери разговаривали двое соратников. Алекс на миг задержалась прислушиваясь.
   ...- пристукнули.
   - Нет. Этот мальчишка не справился бы с таким боровом. Особенно после медвежьего корня. Это кто-то другой.
   - Плевать. Простолюдином больше, простолюдином меньше.
   - Что господину скажем?
   - На блевотине поскользнулся. А уж старшие слуги пусть сами разбираются.
   Александра громко закашлялась и с шумом вышла на крыльцо. Воины были уже далеко. Только факел ярким пятном горел у них над головами. Когда она принесла ведро с водой и тряпку, трое слуг выносили из дверей бездыханное тело Егая. Глядя на нее колючими глазами, бородатый слуга приказал:
   - Когда помоешь, не забудь ведро сполоснуть.
   - Конечно, почтенный Зигол.
   Мытье собственной блевотины Алекс посчитала минимальным наказанием за убийство хозяйского прихвостня. Слуги разошлись. А ей пришлось дважды менять воду в ведре, и все равно на лестнице еще оставался отвратительный запах кислятины. Когда Александра вернулась в казарму, там все уже спали. Странно, но даже такое происшествие не вызвало интереса у здешних обитателей. "Чему тут удивляться, - подумав, решила она. - Смерть здесь дело привычное".
   Утром её и еще троих мужиков погнали на работу в сад. Они выкапывали кусты с одного места и закапывали их в другом. Видимо, в этом занятии имелся какой-то скрытый смысл. Когда синепоясый "бригадира" отошел к соратнику, наблюдавшему за работой шагов с сорока, знакомый слуга, тот с кем Александра чистила ров, заваливая корни землей, тихо проговорил:
   - А ты молодец. От этой жабы мало кто из мальчишек уходил.
   - О чем ты? - вскинула она брови.
   - Брось, Алекс, - слуга улыбнулся. - Я в темноте как кошка вижу. Семь лет в шахте. Не пьяный ты ночью был. И шум я слышал.
   - Это тебе показалось, - нейтрально возразила Александра. - Понимаешь, показалось.
   - Тут всем все кажется, - согласился мужик, беря из тачки следующий куст.
   - А как же ты из шахты сюда попал?
   - По глупости, - пожал плечами слуга. - Надсмотрщика пожалел, вытащил из завала.
   - Надсмотрщика? - удивилась Алекс.
   - Молодой он был. Не озверел еще, - пояснил мужчина. - Погибни он, нам бы такую сволочь прислали. Вот я и полез. А он отблагодарил.
   - Здесь лучше?
   - Конечно! - слуга посмотрел на нее как на сумасшедшего. - Тут солнышко, небо синее. А там - пыль да камни.
   Их приятную беседу прервал "бригадир". Бывшего шахтера отправили с тачкой на склад, а Александре вручили мотыжку и определили фронт работ. Вспомнив "дачные опыты", она принялась рыхлить почву под высоким вечнозеленым кустарником.
   -...она очаровывает Айоро, - услышала Александра женский голос. Осторожно выглянув, она увидела, как по дорожке идут парень и девушка. Те, кто был с Сайо на прогулочной лодке в канале.
   - Очарует? - спросил молодой человек. Голос у него оказался мягким и одновременно звучным, бархатным.
   - Тебя же очаровала? - усмехнулась девушка.
   - Да и тебе, сестра, Сайо нравится тоже.
   - Удивительное сочетание провинциальности и ума, - сказала сестра. - Я думаю, Айоро разрешит ей ехать в Канаго - сегу с тобой.
   - Это было бы не плохо, - еле расслышала Алекс слова удалявшегося молодого человека.
   - Чего спишь! - рявкнул подошедший "бригадир".
   - И вовсе я не сплю, почтенный, - сделала вид, будто обиделась Александра. - Почти все сделал.
   Начальство для порядка отыскало парочку огрехов, но в целом было довольно. Она указала на прогуливавшихся вдалеке молодых людей.
   - Кто это, почтенный?
   - Младший сын и дочь нашего господина Татсо, - тихо ответил слуга, потом, поколебавшись, добавил. - Им лучше лишний раз на глаза не попадаться.
   - Спасибо, почтенный, - поклонилась Алекс.
   А вечером его отправили в баню.
   - Завтра твоя госпожа уезжает, - пояснил носитель синего пояса. - Помойся перед дорогой. И еще тебе велено выдать новую одежду. Вот.
   Он протянул Александре свернутую коричневую куртку и штаны.
   Алекс сполоснулась и переоделась в обновки. Старое тряпье она выбрасывать не стала. Пригодится как рабочая одежда.
   Утром ее подняли ни свет ни заря. Господа выразили желание выехать из Татсо-маро с первыми лучами солнца. Караван их двух повозок: большой двуосной, как у купцов, и маленькой и десяток конных соратников уже стояли на центральном дворе. Здесь она впервые увидела Симару. Служанка выглядела сильно уставшей. Вдвоем они погрузили новенький сундук, очевидно подарок барона, и пару узлов в большую повозку. Внутри она оказалась разделена на две части матерчатой перегородкой. Передняя представляла из себя крошечную, как железнодорожное купе, комнатку с кроватью и столиком, а позади располагался багаж и Симара. Чтобы не мозолить глаза хозяевам, Александра тоже забралась в этот закуток и опустила полог из толстой просмоленной парусины, продолжая наблюдать за происходящим в щелочку.
   На широкое крыльцо вышла большая группа людей. Алекс сразу узнала Сайо в новом платье, сестру барона, ее брата красавца в дорожном плаще. В центре событий кроме его и Сайо находились двое пожилых людей в богатых одеждах. У одного из них на кимо был вышит герб сегуна. "Это, наверное, и есть господин Айоро, - догадалась Александра.- А второй, скорее всего, барон Татсо". После всеобщих поклонов и напутственных слов красавец проводил Сайо в маленькую повозку, сам легко вскочил в седло, и караван тронулся.
   - Тебе, я вижу, не очень-то понравилось в Татсо - маро, - тихо спросила Алекс у служанки. Женщина вздохнула.
   - Все дни просидела в комнате у госпожи. Лишний раз по нужде сбегать боялась, - шепотом призналась Самара. - Страшно тут.
   - А Сайо - ли, похоже, довольна, - продолжила Александра. - Вон, чуть не заплакала уезжая.
   - Не всегда, где хорошо хозяевам, хорошо слугам, - философски заметила женщина.
   - Да уж, - усмехнулась Алекс. - Как говорится: Каждому - своё.
   И тут же поежилась. В отличие от многих своих сверстниц на Земле, она знала, над какими воротами был начертан этот девиз.
  
   Глава III
   Феодальные страсти

В бурном море людей и событий,
    Не щадя живота своего,
   
Совершите вы массу открытий,
    Иногда не желая того

Песня: Купите билет на пароход

из К/Ф 12 стульев

Сл. Ю. Кима

Муз. Г. Гладкова

   Сайо уселась в маленькую тележку. За спиной возницы имелось широкое мягкое кресло, обшитое бархатом. Из него можно наблюдать за дорогой через два застекленных окошечка. Даиро птицей взлетел в седло и, улыбнувшись ей, проехал в голову каравана.
   Девушка вздохнула, вытирая слезы. Прощание с гостеприимным семейством Татсо получилось очень теплым и трогательным. Даже старый барон зашмыгал носом. Баронесса откровенно плакала, хотя с ней Сайо общалась меньше всего. Сендзо, забыв об этикете, обняла ее за плечи и тихо прошептала на ухо:
   - Приглядывай за ним. Мужчины - как дети.
   Потом отстранилась.
   - Пиши. Обязательно пиши при первой же возможности. Помни, здесь осталась подруга, которая тебя любит.
   - Спасибо, Сендзо-ли. Я обязательно напишу.
   Растроганная воспоминаниями Сайо опять заплакала.
   Повозка неторопливо проехала по парку, словно давая возможность ей еще раз полюбоваться прекрасным пейзажем. "Какие милые, чудесные люди, - в который раз мысленно вздыхала девушка. - Как жаль, что я не знала их раньше". От грустных мыслей ее отвлек голос молодого барона. Он подъехал к окну и что-то говорил.
   - Простите, Татсо-сей, - встрепенулась она. - Я задумалась.
   - Взгляни на тот холм над деревней, - барон указал на небольшое каменное строение с блестевшей на солнце островерхой крышей. - Храм бога дождя. Его построил еще мой прадед. В день цветения риса здесь собираются сотни людей, а молебен служит сам настоятель монастыря Небесного спокойствия или его помощник.
   Сайо посмотрела на расположенную у подножья холма деревню. Даже отсюда было видно, что крепостные Татсо живут гораздо богаче жителей Кувами. Все дома срублены из толстых бревен. Возле каждого - добротные хозяйственные постройки. Обмазанных глиной халуп как у крестьян Гатомо почти не видно.
   - А вон тот, дальний холм с лысой вершиной видишь? - сказал Даиро, вытягивая руку.
   - Это тот, над которым вьются птицы?
   - Да, - кивнул барон. - У озера за ним мы с отцом три года назад убили тигра.
   - Людоеда? - спросила Сайо, вспомнив рисунок Сендзо.
   - Нет, - засмеялся барон. - Этой беды в наших местах не было лет двадцать. Просто тигр забрел или с востока, или с севера.
   Девушка открыла рот, чтобы спросить о картине, но промолчала, а Даиро продолжал.
   - Там, где ты жила раньше, наверное, много всякого зверья?
   - Хватает, - улыбнулась Сайо, глядя, с каким азартом молодой человек рассказывает об охоте.- Только в наших краях тигр - редкий гость. А вот медведей, оленей, кабанов действительно много. Крестьяне даже оброк платят шкурками, лесными орехами или грибами.
   - Тебе приходилось заниматься хозяйственными делами? - слегка удивился барон.
   - В той мере, в какой мне позволял бывший опекун, - ответила девушка и не удержалась от ехидного замечания. - Ты думал, я только стихи сочинять умею?
   - Но они у тебя получаются гораздо лучше, чем у всех моих знакомых, - сделал ей комплимент Татсо.
   Они непринужденно болтали до полудня. На обед караван остановился на живописном пригорке, возле узкой речушки. Легкий ветерок отгонял назойливых комаров, а от жарких лучей солнца защищал полотняный навес, натянутый над легким складным столиком. Слуги разложили на его лакированной столешнице захваченные из Татсо-маро вкусности.
   Соратники перекусывали в сторонке. Среди коричнево-синих кимо соратников Татсо выделялся воин в одежде с гербом Канаго. Мусасибо Айоро послал с ними одного из своих людей. Он вез документы Сайо, и как предполагала девушка, ненавязчиво приглядывал за ней.
   - Вина? - спросил барон, берясь за оплетенную глиняную бутыль.
   - Немного, - неожиданно для самой себя согласилась девушка.
   Обедали по-походному, без слуг. Поэтому Даиро сам наполнил высокий стеклянный бокал.
   - Я очень рад, Сайо-ли, что у нас есть возможность побыть наедине эти три дня.
   - Мне тоже нравится твое общество, - улыбнулась девушка, пригубив вина.
   Молодой человек смотрел ей в глаза, и в его взгляде ясно читалась нежность и грусть.
   - Вряд ли у нас еще будет возможность вот так посидеть и поговорить.
   - Почему? - удивилась Сайо - Мы же вместе едем в Канаго-сегу?
   - Ты едешь ко двору. Тебя ждет важная придворная дама, - ответил Даиро. - А меня - дальний родственник. Простой соратник.
   - Но ведь и ты хотел стать соратником сегуна? - девушка не совсем понимала своего собеседника.
   - Желающих стать воинами сегуна слишком много, а вакансий слишком мало.
   - Может быть, тебе поможет господин Айоро?
   - Отец говорил с ним, - махнул рукой юноша, наливая еще вина. - Но так ничего определенного и не добился. Он только пообещал устроить мне экзамен на звание соратника.
   - Ты его выдержишь, - уверенно сказала Сайо. - Я наблюдала за тобой в зале.
   - Я помню, - тепло улыбнулся Татсо. - Только и другие соискатели владеют мечом не хуже меня.
   - И все-таки я верю в тебя.
   - Я тоже верю, - согласился молодой человек. - Вот только сейчас я уже не знаю, хочу ли я становиться соратником сегуна. Может быть, лучше сразу ехать в столицу?
   - Почему? - голос у девушки дрогнул.
   Собеседник отвел глаза, выписывая рукоятью ножа узоры на скатерти.
   - Почему? - повторила она свой вопрос.
   - Из-за тебя, - ответил Даиро.
   - Из-за меня? - зеленые глаза полезли на лоб.
   - Как ни велик двор сегуна, мы будем встречаться. Мне это будет слишком больно, - выдохнул он. - Ведь я люблю тебя, Сайо-ли!
   Девушка замерла. Сердце бешено колотилось, готовое вырваться из груди. Он все же сказал это!
   - Почему больно? - она опустила взгляд и густо покраснела. - Ты тоже мне не просто симпатичен.
   Барон молчал. На его белой щеке удобно устроился комар, впившись хоботком в нежную кожу. Но молодой человек не чувствовал боли. Голос его чуть заметно дрогнул:
   - Тем более. Видеть тебя, слышать твой голос и не говорить с тобой, не сметь прикоснуться к тебе. Это слишком мучительно.
   - Я не понимаю, - растерялась Сайо. - Кто сможет помешать, нам видеться? Кому могут не понравиться наши разговоры?
   - У тебя очень важная опекунша, - усмехнулся юноша. - Вряд ли в ее замыслах относительно тебя есть место простому соратнику.
   Девушка пристально взглянула на него.
   - А если мне самой поговорить с госпожой Айоро и попросить отыскать в своих планах место для нас? Ты же сын уважаемого отца.
   Даиро ласково накрыл пальцами ее ладонь.
   - Милая Юмико! Да, я сын барона. Но я не наследник.
   - Причем тут это? - она резко отодвинула руку.
   - Я могу заплатить пять тысяч золотом. Но после у меня совсем ничего не останется. Придется жить только на жалованье соратника. А оно не так велико, чтобы достойно содержать... тебя.
   - Какие пять тысяч?
   - Разве ты не знаешь? - удивился Даиро. - Госпожа Айоро выкупила право опекунства . Наши соратники нашли у разбойников бумаги. Там есть расписка Одо Гатомо о получении пяти тысяч золотом от Кацуо Айоро. Любой, кто захочет стать твоим мужем, должен будет возвратить ей их.
   Девушка пребывала в замешательстве. Она предполагала, что Гатомо получил с Айоро какие-то деньги. Но и подумать не могла о такой сумме. Неудивительно, что ее супруг отнесся к ней с таким предубеждением. Очнувшись от своих мыслей, прислушалась к словам собеседника.
   - ...может только помешать. Она умная женщина и без труда разберется в моих чувствах к тебе.
   Он вновь положил руку на ее ладонь.
   - Поверь, я еще никогда не встречал такой девушки. Моя душа разрывается от любви. Я наслаждаюсь этим чувством и боюсь его.
   - Я такая страшная, - чуть улыбнулась Сайо.
   - Ты прекрасна, словно утренняя звезда, что появляется на небе перед восходом солнца, - с жаром проговорил юноша.
   - Тогда почему ты меня боишься?
   - Я боюсь себя, - Даиро отвел от нее пылающий взгляд. - Мне страшно от моих желаний!
   Вот почему я не знаю, смогу ли остаться в Канаго-сегу.
   - Не всех желаний нужно опасаться, - проговорила девушка, глядя, как соратники, закончив обед, поднимаются с земли.
   На лице Даиро заиграла легкая улыбка.
   - Рядом с Иси-но-Канаго у нашего знакомого есть усадьба. Он уехал в столицу по делам. Мы могли бы остановиться там. Поместье большое. Хватит места и для соратников и... для нас.
   - Я слишком устала, - пробормотала девушка поднимаясь. - Мне нужно отдохнуть.
   - Я провожу тебя до повозки.
   - Нет! - остановила его порыв Сайо. - Я сама.
   Симара, видя сумрачное настроение госпожи, молча помогла ей раздеться. Надевая халат, девушка не сразу попала в рукав. С беспокойством глядя на нее, служанка разобрала постель.
   - Эта дорога так утомительна, - пробормотала Сайо, вытягиваясь на узкой кровати. Симара сложила одежду, и не получив никаких распоряжений, уселась в углу, продолжая чинить старую куртку Алекса.
   "Значит, слуги все-таки были правы, - с горечью думала девушка. - Гатомо меня продал".
   На ее губы набежала легкая улыбка: "Вот уж не думала, что стою так дорого". Осознание своей ценности не подняло настроения. Любая крестьянка из Кувами имела больший выбор чем она, дочь благородного Акихо Сайо. На ее памяти две девушки приходили к Гатомо, умоляя запретить родителям выдавать их за нелюбимых. Родителям одной из них рыцарь приказал отдать дочь за другого. А кто заступится за нее? Сегун? Вздор, Айоро заплатила деньги за опекунство и вправе распоряжаться ее судьбой по своему усмотрению. Таков закон. Сайо сжала челюсти. Даже в личной жизни простолюдины гораздо свободнее благородных. Она знала, что в Кувами брали в жены с ребенком и даже с двумя, если родители предлагали хорошее приданное. А вот в среде знати невинность невесты считалась обязательной. Значит, и ее будут хранить какому-нибудь придворному с толстым рыхлым брюхом и лысиной во всю голову! Но ей только тринадцать? Нет, почти четырнадцать! Столько же было Ёшино, когда ее выдали за Сына Неба. Кацуо Токого превратилась в госпожу Айоро тоже в четырнадцать!
   Сайо попыталась вскочить, позвать Даиро и сказать, что она согласна ехать в усадьбу его друга. Однако остатки благоразумия удержали девушку на кровати. Она и так сказала слишком много.
   - Симара! - вскричала она срывающимся голосом. - Симара!
   - Я здесь, моя госпожа Сайо-ли! - подскочила служанка.
   - Если меня будут спрашивать: я отдыхаю. Меня не будить до вечера!
   - Как прикажешь, Сайо-ли, - поклонилась удивленная служанка.
   Девушка отвернулась к дощатой стенке повозки. "Пусть будет так, как захочет Вечное Небо! - думала она, не чувствуя, как колеса подскакивают на неровностях дороги. - Пусть все решит Вечное Небо!"
  
   - Тебе новую куртку подарили, - сказала Симара, окинув Александру придирчивым взором. - Даже с подкладкой.
   - Ага, - согласилась она. - И еще штаны. Добрые все в том замке. Как змеи на болоте.
   Алекс вдруг поняла, что соскучилась по этой полной, немолодой женщине. Давящее ощущение постоянного напряжения и даже страха, царившего в Татсо-маро, ужасно вымотало. Захотелось просто с кем-то поболтать, не опасаясь удара меча.
   - Даже читать меня выучили, - с горьким сарказмом похвалилась Александра.
   - Правда? - не поверила служанка.
   Алекс кивнула и поведала Симаре об увлекательном процессе обучения. По мере рассказа женщина всплескивала руками, вскрикивала и даже ругалась.
   -Ой, и натерпелся же ты! - искренне пожалела она ее. - А я то, дура, думала, только мне так страшно. Тот замок как будто болью пропах.
   - Чем? - удивилась Александра.
   Служанка придвинулась ближе и, понизив голос так, что Алекс едва разбирала слова среди скрипа колес, сказала:
   - Болью там пахнет. Как в доме на озере Арива.
   - Лекарствами что ли? - уточнила Александра.
   - Нет, - скорбно покачала головой женщина. - Не болезнью, а именно болью.
   - Я вроде ничего не почувствовал, - отстранилась Алекс.
   Женщина обиженно поджала губы.
   - Не каждый учует. Дар у меня.
   - Какой? - усмехнулась Александра, про себя подумав: "Вот и первый здешний экстрасекс."
   - Ты не смейся! - нахмурилась служанка. - И мать моя, и бабка травницами были. Травы знаем, где и какие собирать, с какими словами выкопать или сорвать. С ними и сила к нам приходит видеть и чувствовать то, что не все замечают.
   Алекс не захотелось огорчать ее недоверием, и она спросила:
   - А в Гатомо-фами чем пахло? -
   - Старостью, - вздохнула Симара. - Когда госпожа Сайо жила, как будто цветочный запашок гниль перебивал. Появится новая жена, родит Гатомо наследника, глядишь, и появится другой аромат.
   Александра молчала, удивляясь точному определению. Не смотря на то, что Гатомо-фами только построен, замок действительно производил впечатление старого, неряшливого жилья.
   - А Татсо-маро болью пропах ровно щипцы у зубодера, - продолжала служанка. - Я тут с одной девчонкой переговорила. Так, пару слов друг дружке сказали. Она рассказала, что слуг там бьют не палками, как у Гатомо, а плетьми. Это если проступок мелкий, за большой - сразу убивают. А вот крестьяне у Татсо хорошо живут. Оброк в половину меньше чем у Гатомо. Молодые семьи на три года от всех податей освобождает.
   - Почему так? - спросила Алекс.
   - У барона одиннадцать деревень, а у Гатомо одна. Вот и жмет из простого человека все соки. У богатого господина земледельцу всегда легче.
   Александра внимательно выслушала очередной урок феодальной политэкономии. Потом спросила:
   - У тебя ножницы есть?
   - Есть, - удивилась служанка. - Вот, возьми.
   Алекс распорола пояс и выложила на ладонь три серебряные монеты.
   - Тебе.
   - Что это? - испугалась служанка. - Откуда?
   - У разбойников взял на поляне. Это твоя доля.
   - За что?
   - За то, что помогла их прикончить, - начала перечислять Александра. - За то, что предупредила о том, чтобы молчал об этом. Ну и вообще...
   Она заводила руками, стараясь подобрать подходящие слова:
   - Надо нам вместе держаться. Помогать друг другу. В баронском замке чуть не прибили. Что будет твориться у сегуна во дворце, и подумать страшно. Вот я и решил, чтобы все у нас поровну было. Ты мне помогла, я тебе.
   Женщина улыбнулась и с легкой грустью покачала головой.
   - Будь я годков на десять помоложе, или ты на пяток постарше... Может, что и вышло бы у нас. Старая я, Алекс, для тебя.
   Однако Александру и в прошлой жизни трудно было смутить, а уж если что вперлось в башку, то и кувалдой не вышибешь.
   - Про мать свою я ничего не помню, - продолжала она. - Отцом тебе все равно не стать. Может, согласишься быть хотя бы тетей? Тетя Сима, звучит?
   Симара рассмеялась, и прежде чем Алекс успела среагировать, схватила ее за уши и звонко чмокнула в лоб.
   - Ну, спасибо, племянничек!
   Она взяла монеты и, смахивая набежавшую слезу, стала убирать их куда-то в свои тряпки. Воспользовавшись тем, что женщина отвернулась, Александра достала письмо Шанако Гатомо и сунула за пазуху новой куртки.
   - Если так, давай я твою старую куртку зашью. Смотри, тут дыра на дыре. Зачем ты ее вообще оставил?
   - Так, - пожала она плечами. - Пригодится грязную работу делать.
   Она отвернулась и, отодвинув занавесь, стала смотреть на дорогу. От хвоста каравана показался черноволосый всадник на вороном коне. И Александре показалось, что мимо их повозки медленно едет ее детская мечта. Саша Дрейк была просто без ума от Орландо Блума в роли эльфа из "Властелина колец". После выхода первого фильма, ее комната оказалась увешанной его фотографиями, стол забит статьями и вырезками из журналов. Даже с потолка улыбался эльфийский стрелок. Единственное, что не устраивало Дрейк, были светлые волосы. Кое-где Саша лично закрашивала их черным фломастером. Она с громадным нетерпением ждала выхода каждой новой картины этой серии, не жалея денег покупала корявые пиратские копии, лишь бы скорее лицезреть своего кумира.
   И вот теперь этот светлый образ из бесконечно далекой жизни едет на лошади в пяти, нет уже в трех шагах от нее. Прекрасная бледная кожа, навевавшая мысль о красавцах - вампирах (Эдвард Калин из "Сумерек" или Деймон Сальватор из "Дневников Вампиров"). Прямой и дерзкий взгляд темно-карих глаз под густыми ровными бровями. Все то, что не нравилось ей в Блумовском Леголасе, здесь было исправлено! Черные волосы, длинные и густые! Более резкие и мужественные черты лица. У Александры перехватило дыхание. Наверное, так чувствовал бы себя Мышиный король из Щелкунчика, если бы отыскал орех Кракатук, потеряв зубы после жестокой цинги. Или кладоискатель, найдя по старой карте миллион советских рублей, или... Другие пришедшие на ум сравнения казались и вовсе неприличными.
   Она проводила взглядом удалявшуюся спину в темном плаще, когда поняла, что к ее спине прижалась Симара и что-то горячо шепчет на ухо.
   Алекс пошевелила плечами.
   - Я говорю, погубит нашу госпожу, - сказала служанка, скорбно поджав губы. - Красавец этот.
   - Красавец, - вздохнула Александра, все еще находясь под впечатлением от встречи с мечтой.
   - Тебе что тоже нравится? - удивилась Симара, отодвигаясь.
   - Как тебе сказать, - пробормотала Алекс, мучительно возвращаясь к реальности. - Будь я девчонкой... Он мне бы очень понравился!
   Женщина поджала губы и умолкла, прислонившись спиной к стенке повозки. А у Александры пред глазами все еще стояло прекрасное бледное лицо в обрамлении длинных черных, как крылья ворона, волос. Исчезнувшая, кажется, навсегда личность Саши Дрейк вновь напомнила о себе, разбередив душу, уже начавшую осваиваться с новым телом. Она отвернулась и стала смотреть на дорогу, а слезы текли из голубых глаз, проделывая на щеках мокрые, блестящие дорожки.
   Вдруг повозку резко подбросило на ухабе. Звякнула посуда в плетеном сундучке, Симара завалилась на бок, а Александра едва не вывалилась через бортик.
   - Не дрова везешь! - крикнула она вознице.
   Не слушая ее, он остановил повозку и слез с облучка.
   - Пойдем, поможете. Господа обедать будут.
   Алекс спрыгнула на землю, потянулась, прогоняя слезы и ненужные воспоминания. Вчетвером вместе со вторым возницей они воткнули четыре копья с натянутым легким полотном, поставили столик, два легких складных кресла. Возница с маленькой повозки принес большую корзину с продуктами.
   - Расставь все и убирайся, - приказал барон Татсо, глядя, как Сайо не спеша прогуливается вдоль речушки.
   - Как прикажете, мой господин, - поклонился слуга.
   В это время второй возница вытащил из своей повозки еще одну корзину для соратников, расположившихся прямо на траве. На долю слуг пришлись по две черствых лепешки. Хорошо еще Симара умудрилась вскипятить воды в крошечном чайнике. Не сказав даже спасибо, слуги Татсо налили себе по чашке и отошли в строну.
   - Видишь, какие гордые, - прокомментировала их поведение служанка. - С нами и чаю попить зазорно.
   - Как хотят, - отмахнулась Александра, внимательно наблюдая за разговором господ. Она не слышала ни одного слова. Зато увидела, как молодой человек положил руку на ладонь девушки. Заметила это и Симара.
   - Погубит девчонку, погубит, - озабоченно зашептала она. - А Сайо то совсем голову потеряла. Что творит! Несчастная, что творит. Ему же девятнадцать! А ей тринадцать всего! Закрутил девчонке голову, стервец волосатый!
   - Четырнадцать скоро будет, - сама не зная зачем, возразила Александра, хотя ей тоже не нравилось то, что происходило за столом.
   - Все равно, - гнула свое Симара. - Она же ребенок против него!
   - Любовь, - буркнула Алекс, стараясь избавиться от очарования молодым бароном.
   - Ты и впрямь дурак! - не выдержала женщина. - Это простолюдинке можно любовью болеть, пока отец дубиной не вылечит. Она же благородных кровей!
   - Ну и что? - не поняла Александра.
   Вспомнив о потере памяти, Симара передумала злиться и решила объяснить.
   - Благородным важно, чтобы наследство их детям досталось. Замки, деньги, титулы всякие. Вот они и следят, чтобы невеста до свадьбы ни с кем ни-ни. Понял?
   - Как не понять, - кивнула Алекс. - Чтобы для мужа себя берегли.
   - Правильно, - похвалила ее догадливость служанка. - Если кто не сберег, страшный позор для родни. Муж может вернуть родителям, или вообще убьет.
   - Убьет? - не поверила Александра.
   - Конечно! - подтвердила Симара. - Любая жена мужу принадлежит: хоть благородная, хоть простолюдинка. Что он хочет с ней, то и сделает!
   - Не верю, - усмехнулась Александра. - Что-то Гатомо свою первую не тронул, ждал, как сама помрет.
   - Смотря, кто родня, - наставительно сказала женщина. - С богатым и знатным родом ссориться никто не захочет. А Сайо сирота!
   - Айоро - семья не из последних, - вновь возразила Алекс. - Так что не переживай за нашу госпожу.
   - Хоть на вид ты и умный, - покачала головой служанка. - А иногда такую дурь скажешь!
   - Это почему?
   - Сайо не дочь им! - Симара начала злиться. - Так, сирота приблудная! Придет время ее замуж отдавать, они денежки получат и забудут, кто такая Сайо!
   Тем временем разговор за столом стал более оживленным. Девушка встала и пошла к большой повозке.
   Дожевывая на ходу лепешку, Александра бросилась помогать слугам Татсо. Тем временем барон о чем-то беседовал с соратником сегуна. Выслушав молодого человека, воин, соглашаясь, кивнул. Барон махнул рукой, и одинокий всадник, нахлестывая коня, помчался по дороге.
   Пока возчики складывали навес, Алекс отправили мыть посуду. Споласкивая в ручье фарфоровые тарелки, она думала, что в нынешней ситуации подобная работа больше подошла бы Симаре, как настоящей женщине. Вот только хитрая служанка смоталась "помогать госпоже ложиться отдыхать".
   - Скорее! - прикрикнул с пригорка какой-то соратник.
   Не дожидаясь повторного предупреждения, она побросала кое-как помытую посуду в плетеный ларец.
   Забравшись на свое место, она осторожно заглянула в "купе". Орудовавшая иголкой Симара нахмурилась и, прижав палец к губам, замахала рукой. Типа - исчезни с глаз. Александра безропотно подчинилась, устроившись в задней части повозки. Ехать стало скучно. Воспользовавшись моментом, она соорудила себе ложе из узлов и задремала под негромкий скрип колес.
   Ей приснилась школьная дискотека. Полутемный спортзал, освещенный мерцающими огнями, громкая ритмичная музыка, танцующие парни и девчонки. Они стояли с Мариной у стены и оживленно беседовали. Вдруг подруга схватила ее за рукав.
   - Смотри!
   Саша обернулась. От дверей к ним медленно танцующей походкой шел... барон Татсо! В черных брюках, в темной шелковой рубахе с расстегнутым воротом, обнажавшим сильную шею, он приближался, глядя только на нее, и толпа расступалась пред ним словно в благоговейном ужасе. Огромные черные глаза звали за собой, на бледном лице светилась загадочная улыбка. Волосы крыльями лежали на широких плечах.
   - Пойдем, - сказал он Саше, протягивая руку.
   Всей своей душой погружаясь в чарующий взгляд, она вложила свои пальцы в сильную, холодную как камень ладонь. Не слыша и не видя вокруг ничего, девушка покорно шла рядом с Татсо, приближаясь к выходу, за которым вместо серого школьного коридора цветными сполохами переливалось нечто прекрасное и отталкивающее.
   - Что там? - нашла в себе силы прошептать она.
   - Увидишь, - негромко ответил молодой человек, обнажив в улыбке белоснежные зубы с чуть выступающими клыками.
   Но девушка не испугалась, а лишь крепче сжала его холодную кисть. Все ярче и призывнее переливалось зовущее к себе пространство за дверью зала. Вот до него осталось десять шагов, пять, три.
   Возле самого порога изломанной игрушкой лежало чье-то тело. Неожиданно в уши ворвалось кипеловское: "... Ты теперь демон, ты вампир. В поисках новой жертвы в снег и зной. Вечный изгой". Яркая цветная вспышка осветила остекленевшие зеленые глаза и тонкую разорванную шею. Саша не поняла, откуда в ее руке взялся кинжал. Неизвестно, смог ли настоящий вампир перехватить ее руку. Барон не смог. Острая сталь ударила по глазам. Хриплый рев заполнил мозг.
   Александра в ужасе проснулась. Где-то рядом во всю глотку орал осел.
   - Чтоб тебя! - прошипела она, добавив пару слов из ненормативной лексики.
   - Заткнись, дырявый бурдюк, - музыкально вплетались в рев чьи то визгливые выкрики и звуки ударов. - Пусть тебя сожрет шакал, горластое отродье. Замолкни, позор ишачьего племени, а то отдам тебя живодерам. Простите его, о мой благородный господин. Ослицу почувствовал. Вот и надрывается.
   - Если он не замолчит, ему не понадобится ослица, а тебе - жена!
   Очевидно, даже тонгойская скотина понимала, что перечить благородным опасно для жизни. Животное замолчало. Зато закричала Симара:
   - Алекс! Где ты? Иди сюда!
   Александра откинула полог и спрыгнула на траву. Караван стоял на большом дворе, окруженном высоким частоколом. Как следует, оглядеться не пришлось. Подскочила служанка.
   - Помоги донести вещи! - скомандовала она.
   Алекс взвалила на плечо сундучок и поспешила за Симарой. Та, в свою очередь, старалась не отстать от Сайо, которая в сопровождении высокого, сухого старика в потрепанном сикимо торопливо шла по яблоневой аллее к стоявшему среди деревьев маленькому двухэтажному зданию.
   - Этот дом мой господин построил специально для гостей, - рассказывал старик девушке. - У него два отдельных входа. Сейчас там никто не живет, но мы приготовили для тебя покои в одной половине.
   - Спасибо, уважаемый Омаро-сей, - поблагодарила Сайо странным, словно бы срывающимся голосом.
   Домик напоминал павильон или небольшой особнячок.
   - Внизу у нас хранятся разные вещи, а комнаты для гостей на втором этаже. Оттуда открывается великолепный вид на сад.
   Через легкие резные двери они вошли в крошечный тамбур, из которого наверх вела узкая лестница из лакированного дерева. Омаро учтиво пропустил даму вперед, а Александра едва не упала на гладких ступеньках. В просторной комнате имелась широкая кровать, большой шкаф, туалетный столик с зеркалом, стены покрывали резные деревянные панели.
   - Располагайтесь, - любезно предложил Омаро. - Если желаете перед ужином смыть дорожную пыль, баня готова.
   - Обязательно! - поблагодарила Сайо и, обратившись к Александре, добавила: - Помоги слугам благородного господина Омаро.
   - Твой человек будет не лишним, Сайо-ли, - улыбнулся старик. - Когда господа в отъезде, мы не держим здесь много людей.
   Шагах в ста от павильона располагалось главное здание, а в стороне большая конюшня, возле которой суетились возничие и... соратники Татсо. Видимо, воины барона не считали зазорным поухаживать за своими лошадьми. Александру Омаро привел на кухню, где задерганный толстый повар с пышными усами старался приготовить ужин на полтора десятка человек, из которых двенадцать были благородными, а двое еще и знатными. Для нее нашлась привычная работа "подай-принеси-не мешай". Она бегала за водой, колола дрова, чистила котел. Вдруг на кухню заглянул молодой слуга.
   - Эй, кто тут Алекс?
   - Я. Что надо? - отозвалась она, вытирая грязные руки.
   - Симара просила принести из комнаты белье. Оно на кровати.
   - Куда нести? - спросила Александра.
   - Баня там, по коридору! - крикнул слуга и побежал на чей-то зов.
   Алекс вышла в зал. Соратники барона коротали время до ужина за неспешной беседой. В углу трое воинов сидели вместе с соратником сегуна и пили пиво. Причем на столе красовались уже три пустых кувшина. Понимая, что нужно поторопиться, она побежала бегом. Остановившись у крыльца павильона, чтобы перевести дух, Александра услышала чьи-то голоса. Нырнув в коридор, она затаилась, глядя сквозь щель в двери. Из-за угла вышел молодой барон Татсо и Омаро. Низко кланяясь, тот говорил:
   - Я лично смазал петли. Никто ничего не услышит. Кресло поставим внизу, принесем пива с водкой. Спать будет как мертвый.
   - Если все получится, - сказал молодой человек. - Я тебя не забуду. Вот пока золотой за труды.
   Старик с поклоном принял монету, а Татсо, улыбаясь, заспешил по аллее.
   "Какие такие петли?" - с тревогой подумала Алекс. Дождавшись, пока Омаро не скроется из виду, она обошла домик кругом и торкнулась в дверь на противоположной стороне. Такой же тамбур. Пыльная лестница со следами сапог. Пройдя по ним, Александра дошла до двери в комнату, приоткрыла. Не застеленная кровать, пыль на мебели и множество отпечатков у стены. Алекс пробежала взглядом по панелям. Наверняка одна из них открывается. Вот только чтобы найти какая, уйдет уйма времени. Да так ли это важно. За этой стеной комната Сайо. Именно отсюда пылкий влюбленный намеревается сегодня ночью явиться к объекту страсти. Ну да это мы еще поглядим: кто и куда явится.
   Алекс осмотрела дверь в комнату. Вполне солидная, открывающаяся во внутрь, с хлипким изящным засовом. Если заклинить ее еще и солидным ножом, барону долго придется возиться, прежде чем попасть сюда. Удовлетворенная осмотром, она осторожно выглянула в окно. Забраться до него по стене дома - плевое дело. Надо лишь открыть запор на раме. А теперь нужно поспешить за бельем госпожи.
   Александра влетела в комнату Сайо, подхватила сверток и бросилась назад. "Просто закрыть дверь в комнату явно не достаточно", - думала она, пересекая яблоневую аллею: "Нужно придумать что-то такое, чтобы этот козел и не вспомнил о девчонке!" Вдруг на ум пришла идея столь грандиозная, что Александра едва не упала от неожиданности.
   Пробежав мимо кухни, она подошла к низкой двери и тихо постучала.
   - Симара, это я Алекс!
   Из бани выскочила разъяренная служанка:
   - Где тебя носит? Госпожа уже гневается!
   Вырвав у нее из рук белье, женщина ринулась обратно, но Александра крепко вцепилась ей в рукав:
   - Сегодня ночью барон придет к Сайо!
   Какой-то миг казалось, что Симара не поняла, но вдруг гневное лицо побледнело.
   - Как?
   - В комнате есть потайная дверь.
   - Я с ней остан....
   - Если она позволит, - оборвала Александра.
   - Что же делать? - губы у женщины мелко-мелко задрожали. - Алекс, придумай что-нибудь!
   - Уже придумал! - остановила она истерику.
   - Симара! - раздался из-за двери голос Сайо.
   - У тебя слабительное есть? - быстро спросила Александра.
   - Иду, госпожа! - отозвалась служанка. - Чего?
   - Средство такое, чтобы человек из уборной не вылезал!
   - Варить надо, - простонала Симара.
   - Времени нет, - отмахнулась Алекс. - Сырым неси. Я на кухне.
   За дверью послышался шум. Служанка кивнула и скрылась в бане. Тут же послышались громкие слова извинений.
   Александра усмехнулась и пошла на кухню. Там уже бушевал главный повар. Увидев Алекс, он вручил два ведра и отправил бегом за водой. Потом пришлось еще мыть рис, чистить овощи, резать лук. Уже заглядывал хмурый соратник, спрашивал об ужине, многозначительно поглаживая рукоятку меча.
   - Алекс! - окликнула ее запыхавшаяся Симара.
   - Чего?
   - Вот, - служанка протянула ему кулек с мелко нарубленной травой. - Что ты просил. Не знаю только, как подействует.
   - Подействует, - отмахнулась Александра и спросила: - Сайо красный соус ест?
   - Что? - не поняла женщина.
   - Когда я после обеда мыл тарелки, одна была в красном соусе, - терпеливо объяснила Алекс. - Вот я и спрашиваю: Сайо его ест?
   - Нет, - уверенно ответила служанка. - Она вообще острое не жалует.
   - Вот и хорошо, - криво усмехнулась Александра. - Иди и постарайся остаться ночевать в ее комнате. Поняла?
   Женщина кивнула, глядя на нее по собачьи преданными глазами.
   Отвлечь повара и сыпануть в кипящий соус "волшебной травки" оказалось делом пяти минут.
   Соратники ужинали в большой столовой за длинными столами. Здесь подавали Александра и возчики. С большущим подносом на руках Алекс едва не упала, поскользнувшись на горошине.
   - Гляди, куда ступаешь! - рыкнул повар. - Чуть пять порций не угробил!
   Господа кушали в комнате на втором этаже, там прислуживала Симара и один из местных слуг. Когда женщина в очередной раз спустилась на кухню, Александра сумела ее перехватить. В ответ на безмолвный вопрос та ухмыльнулась.
   -Жрет, аж за ушами трещит!
   - А она.
   Служанка поскучнела.
   - Помалкивает, почти не ест. Глаза от стола не поднимает...
   - Эй! Ты там тащи куриц господам соратникам! - заорал повар.
   - Уже иду! - отозвался Алекс и торопливо спросил:
   - У тебя не найдется длинного мешочка?
   - Длинного?
   - Да, с локоть, - пояснила Александра. - Или старого рукава?
   - Где ты там, молокосос!
   - Поищу, - пообещала женщина.
   После ужина сбившиеся с ног слуги устраивали на ночлег воинов. В обеденном зале столы сдвинули к стене, а на полу разложили матрасы и одеяла. Трое из соратников сразу ушли в караул. Воин сегуна сильно поддатый прихватил копье и отправился сторожить домик для гостей.
   Только когда все благородные гости были размещены, слуги смогли перекусить. За этим занятием их и застал барон Татсо.
   - Эй! - громко позвал он.
   Простолюдины встали и немедленно поклонились.
   - Кто повар? - вид у молодого человека был неважный. Он морщился и гладил живот.
   Побледневший кулинар что-то промычал. Его шикарные усы моментально обвисли.
   - Есть рисовый отвар?
   - Конечно, мой господин, - засуетился он. - Вот, еще не вылили.
   - Накормил какой-то дрянью, - проворчал молодой человек, принимая из рук повара чашку. - Теперь в животе бурчит.
   Татсо отшвырнул пустую посуду и вышел, громко хлопнув дверью. Слуги перевели дух.
   - И чего у него бурчит, - тихонько заворчал повар, стараясь вернуть усам прежний, бодрый вид. - Сколько лет на кухне, никто еще на мою стряпню не жаловался, а тут...
   - Слишком благородный, однако, - ответила Александра, доедая рис. - Для таких ты еще, наверное, не готовил.
   - Мальчишка, пустобрех! - взревел благородным негодованием кулинар. - Я самому сегуну рыбные блюда готовил.
   Алекс хотела еще немного позлить горластого рыцаря плиты и поварешки, но тут на кухню заглянула бледная Симара.
   - Что-то случилось, тетя? - громко спросила Александра, поднимаясь и откладывая пустую чашку.
   - Госпожа в большой дом спать отправила, - проговорила она еле слышно.
   Алекс взяла ее за руку и вывела в коридор.
   - Кричала, как кричала, - стала рассказывать служанка. - Потом по щеке ударила. "Иди отсюда, дура старая". Вот ведь что делается!
   - Ишь, как не терпится, - зло усмехнулась Александра.
   - Я не помню, чтобы она кого-то била, - продолжала женщина. - Я ей: "Чужой дом, мало ли кто придет". А она меня по лицу...
   Губы у нее скривились, в глазах показались слезы.
   - Не реви, - цыкнула Алекс. - Мешочек нашла?
   - Чего? - встрепенулась женщина. - Нет. Вот рукав от старой юбы. Пойдет?
   - Сгодится, - махнула рукой Александра, завязывая один конец рукава узлом. - Тебе где спать велели?
   - Сказали: "Или на конюшню иди, или на кухню". Я сюда пришла. Здесь потеплее.
   - Правильно, - одобрила решение Алекс. - Устраивайся в закутке возле котла. Я как чувствовал, два матраса взял.
   Самара, всхлипывая и вытирая нос, пошла за большую плиту, где ее "племянничек" отвоевал свободное место для ночлега. А сама Александра насыпала в пустой рукав гороха из мешка в углу. Получилась тяжелая, плотная колбаска, вполне подходящая в качестве "последнего аргумента".
   Слуги потихоньку укладывались. Повар ушел в отдельную каморку рядом с продуктовым складом. Симара долго возилась и вздыхала, натягивая на плечи рваное одеяло.
   - Пора, - то и дело тыкала она Алекс в бок. - Иди уже.
   - Рано, - неизменно отвечала она, прислушиваясь к спящим.
   Только когда все успокоились, Александра тихо встала и направилась к двери, взяв с полки маленький фонарь и кресало. Из дома она целенаправленно двинулась в сторону уборной.
   - Стой! - к ней приближался соратник с факелом. - Куда?
   Алекс согнулась, схватившись за живот, стараясь скрыть спрятанные за пазухой предметы.
   - Туда, - просипела она сквозь стиснутые зубы.
   Воин ухмыльнулся.
   - Приперло?
   - Очень-очень, благородный господин! - взвыла Александра.
   - Беги, а то навалишь в штаны, - разрешил соратник, и она опрометью бросилась в темноту. Ущербная луна и звезды давали достаточно света, чтобы не заблудиться. Прячась в тени деревьев, Алекс быстро добралась до павильона. Первым делом она заглянула в дверь, ведущую к комнате Сайо, и едва успела подхватить прислоненное к створке копье. Очевидно, шум от его падения должен был разбудить соратника сегуна, чей богатырский храп раздавался из глубины коридорчика. В тусклом свете фонаря Александра разглядела его спящим в глубоком кресле. Однако спал воин грамотно. Любой, кто захотел бы подняться по лестнице не мог его миновать. Вернув "сигнализатор" на место, Алекс обошла домик. Прислушалась. Тихо. Не рискнув пройти коридором, забралась на второй этаж через окно. Вновь прислушалась. Издалека еле слышно доносился храп. Александра подошла к стене. За ней скрипнула кровать. "Опоздала!" - с ужасом подумала она. Нет. Кажется, Сайо одна и явно волнуется. Судя по вздохам, чуть слышному бормотанию и шуршанию одеяла.
   "Ждет голубка голубка, да не дождется... ни шиша", - подумала Алекс, положив возле двери толстый кухонный нож. Если что, им можно накрепко заклинить дверь. Пусть вышибает и перебудит всю округу. Она удовлетворенно улыбнулась и тут вспомнила о копье соратника. Кажется и ей не помешает еще одна линия обороны. Запалив фонарик, Александра вышла на лестницу и рассыпала по нижним ступенькам несколько горстей гороха.
   "Вот теперь будем ждать", - мысленно сказала Алекс сама себе и, приготовив "последний аргумент", спряталась в темном углу.
   Время шло. Сайо ворочалась, соратник храпел, барон не появлялся. Александра уже подумала, что Симарина травка отбила таки у него охоту к любовным подвигам. Ошиблась! Внизу чуть слышно скрипнула входная дверь. Алекс приготовилась вогнать нож и запечатать комнату. Только пылкий любовник до нее не добрался. Раздался грохот, шум паденья и тихая, злобная ругань.
   "Нечего детишек совращать! - злорадно захихикала Александра. - Сам уже дядя, а на маленьких бросаешься. Нашел, понимаешь, Лолиту". Барон долго ругался и шипел, но почему-то не повторил попытку подняться по лестнице. Через несколько минут дверь еще раз хлопнула. Алекс выглянула на площадку и тут же почувствовала характерный запашок. "Подействовала травка-то!" - она еще раз тихо захихикала. Потом быстро собрала горох и выскочила из павильона.
   - Ну что? - срывающимся от нетерпения голосом спросила Симара.
   - Из-за потери невинности будущий муж ее точно не убьет, - тихо ответила Александра и шепотом рассказала о происшествии в домике для гостей.
   Опытная лекарка поняла все сразу:
   - Он рисовым отваром закрепился чуток, а как грохнулся, его и расслабило.
   - Судя по запаху, хорошо расслабило, - пробормотала Алекс, засыпая с чувством выполненного долга.
  
   Низко кланяясь, Симара попятилась к двери.
   - Придешь утром! - рявкнула Сайо.
   - Да, моя госпожа Сайо-ли, - уже прикрывая дверь, отозвалась служанка.
   Девушка запахнула халат, подошла к кровати и села, все еще пребывая в сильнейшем раздражении. Сколько она себя помнила, ей никогда не приходилось поднимать руку на слуг.
   "Обнаглела! - стиснув зубы, подумала Сайо. - Какая-то простолюдинка без роду и племени будет указывать мне, что делать!"
   Она потрясла рукой. Все-таки ударила она ее слишком сильно. Ладонь до сих пор как огнем горит. "Нет, разбаловал их Гатомо, - сделала вывод девушка. - Вон у Татсо все как по струнке ходят. И мне надо так же приучать. Только:"Да, госпожа" и "Что угодно, госпожа". А то, указывать взялись!"
   Сайо подошла к окну. Солнце клонилось к закату, становилось прохладно. Девушка присела на подоконник. За ужином Даиро не сводил с нее восторженных глаз. Сайо вздохнула. Видимо, так решило Великое Небо. Что ее ждет в Канаго-сегу? Работа на госпожу Айоро и какой-нибудь пошлый придворный с толстым пузом и кошельком. Нет! Пусть уж лучше первым будет Даиро. Ведь он так ее любит. Сайо счастливо засмеялась и, вскочив, закружилась по комнате. "Он ее любит! И он сказал, что придет! И ничего не сможет ему помешать!" - девушка упала на кровать и ткнулась головой в подушку. Вдруг она подумала: "А не заподозрила ли чего Симара? Может, служанка нарочно так хотела остаться с ней в одной комнате, чтобы помешать свиданию!"
   Девушка едва не задохнулась от возмущения: "Точно! Эта старая корова решила помешать нам с Татсо! Надо будет сказать любимому, чтобы забрал ее себе в замок, а ей бы прислал новую служанку! Вот гадина! Какое ее дело, что хочет госпожа? Никакого!"
   Сайо готова была сейчас же идти к Татсо, но все же сдержалась. Подумав, она решила, что двадцати палок будет вполне достаточно для начала.
   Внизу послышался какой-то шум. Девушка отодвинула задвижку и выглянула в коридор. Напевая что-то себе под нос, соратник сегуна передвигал массивное кресло ближе к лестнице. Сайо белкой метнулась в комнату. "Как же Даиро пройдет мимо него? - с испугом подумала она. - Воин Айоро не пропустит барона в ее комнату ночью! Но любимый обещал. А это значит, он придет!"
   Сайо тихо лежала на кровати и ждала. Светила ущербная луна, бросая на стену решетчатый силуэт окна. Среди деревьев цикады пели свою ночную песню. На какую-то секунду ей показалось, что за стенкой что-то еле слышно прошуршало. Девушка встрепенулась. Сердце заколотилось словно маленькая птичка в клетке. Нет. Вновь наступила тишина. Лишь похрапывал внизу соратник, да где-то под полом тихо скреблась мышь. И вновь она ясно расслышала шум. Потом еще. Сайо вскочила и, подбежав на цыпочках, приникла ухом к стене. За ней явно что-то происходило. Девушка бросилась на кровать. Вот сейчас войдет он и... Никто не вошел. Она приоткрыла дверь комнаты и выглянула в коридорчик. Воин перестал храпеть. "Может быть, он помешал Даиро?" - подумала Сайо. Но соратник очень скоро вернулся, поворочался, устраиваясь поудобнее, и вновь захрапел. "Но ведь он сказал, что ему ничто не помешает, - думала девушка, сквозь слезы глядя на сереющий небосвод. - Теперь он уже точно не придет". Сайо всхлипнула, уткнулась носом в подушку и с облегчением заснула.
  
   Молодой барон шипел и ругался, когда заспанный слуга стаскивал с него вонючие штаны. В беседке, куда принес его верный соратник, горел маленький фонарик, привлекая тучи мошек.
   - Принеси воды из бани, - распорядился Даиро, щупая затылок. Там набухала приличного размера шишка. Кроме нее у молодого человека было вывихнуто плечо, и адски болела лодыжка. Хорошо еще воин догадался привезти своего слугу из Татсо-маро. А то местные опозорят на весь Иси.
   Возчик принес теплой воды из бани и новую одежду. Барон был готов убить неуклюжего ублюдка, пока тот надевал на него подштанники.
   - Пошел вон, - тихо прорычал он.
   Слуга поклонился.
   - Стой! - Даиро взглянул на возчика. - Если кто-то узнает о том, что здесь произошло. Значит, проговорился ты. И я с тебя с живого кожу сдеру. Понял?
   - Да, мой господин Татсо-сей, - дрогнувшим голосом ответил тот, низко поклонившись.
   Когда слуга на цыпочках вышел из беседки, барон внимательно посмотрел на соратника.
   - На моих устах печать молчания, мой господин, - поклонился воин.
   Молодой человек улыбнулся сквозь боль.
   - Я не забуду этого, а сейчас помоги мне добраться до комнаты.
   Соратник подхватил его за здоровое плечо, и они поковыляли к дому.
   - Похоже, меня всерьез собрались убить, - хмыкнул барон. - В начале отравление, потом... вот это.
   - Если мой господин позволит... - проговорил воин.
   - Говори, - заинтересовался барон.
   - Не только у тебя... прихватило живот.
   - У кого же еще? - Татсо встал, чтобы перевести дух. Прыгать на одной ноге занятие не из легких.
   - У слуги Сайо-ли, - ответил соратник. - Я встретил его ночью, он торопился в уборную.
   - Больше ты никого не заметил?
   - Нет, - ответил воин, и они похромали дальше.
   Очутившись в своих покоях, Даиро приказал разбудить Омаро и принести водки. Выпив стакан и заглушив боль, барон встретил управителя свирепым рыком.
   - Мало того, что твой повар чуть меня не отравил, твои слуги еще не могут, как следует убраться!
   Старик в подштанниках и наброшенном на плечи кимо отчаянно моргал, стараясь проснуться. Соратник встряхнул его за воротник.
   - Я накажу повара, Татсо-сей, - наконец обрел дар речи Омаро.
   - Заткнись! - оборвал его барон. - Немедленно отправь кого-нибудь из слуг за костоправом. И пусть с ним поедет мой соратник.
   - Да, мой господин, - поклонился управитель, пятясь к двери.
   - И сейчас же вернись! - продолжал бушевать Даиро. - Я еще не все тебе сказал.
   Воин и управитель вышли. Молодой человек откинулся на подушку и заскрипел зубами. Его ждет молодая, нетронутая девушка, а он без боли пошевелиться не может. Но ведь он обещал, что его ничто не остановит. Как он посмотрит в глупые зеленые глаза? Как ответить на ее безмолвный вопрос? Извини дорогая, поскользнулся и обделался! Ну, уж нет! Для прекрасных ушек Сайо надо придумать более романтическую причину. Например - нападение из-за угла. Шел, летел к тебе на крыльях любви, вдруг кто-то из-за угла как даст по голове! Барон криво усмехнулся. Глупо конечно, но для девки сойдет.
   В комнату вернулся соратник
   - За костоправом поехали, мой господин.
   - Хорошо, - кивнул Даиро, в голове уже начало шуметь, под действием алкоголя боль в плече и лодыжке отступила.
   - Скажи всем: я приказал говорить госпоже Сайо, что на меня ночью напали разбойники, оглушили, избили и ограбили. Понял?
   - Да, Татсо-сей.
   Позволь себе воин хотя бы намек на улыбку, его служба у барона Татсо могла закончиться очень быстро. Но соратник сохранил невозмутимое выражение лица.
   Постучав, вошел управитель. На этот раз полностью одетый, с виноватым выражением на сморщенном лице. Даиро тоже слегка успокоился. Он пристально взглянул на воина. Тот, коротко поклонившись, вышел.
   - Я уже приказал утром выдать повару двадцать палок, - заискивающе проговорил он.
   - Выдашь, как уедет караван, - приказал барон. - Когда рассветет, отправишь слуг убираться на вторую половину дома для гостей.
   - Да, мой господин...
   - Не перебивай, Омаро-сей, - сверкнул глазами Даиро. - Главное: пусть как следует, осмотрят лестницу и найдут, на чем я там поскользнулся.
   - Да, мой господин.
   - Это не все! Если воин сегуна спросит: почему они так рано прибираются. Пусть отвечают, что ждут гостей. Ясно?
   - Да, Татсо-сей.
   - Иди.
   Барон остался один. Не часто испытывал он чувство такого полного бессилия. Обычно Даиро всегда добивался своего. Там, где не помогали титул и деньги, шел в ход меч. Но ничего из этого сейчас не поможет. Вновь заболело вывернутое плечо, заныла нога.
   - Где этот проклятый костоправ! - рявкнул он и тут же поморщился от боли. На крик вбежал воин. Барон махнул рукой и закрыл глаза. Ему не хотелось даже глядеть на белый свет.
   В дверь постучали. Даиро открыл глаза:
   - Войди.
   В комнату, кланяясь, вошел Омаро, а за ним высокий широкоплечий мужчина в темно-зеленой куртке с коротко стриженными как у простолюдина седыми волосами и кожаной сумкой через плечо.
   - Это мастер Гедзи, - представил его управитель. - Лучший костоправ в Иси.
   - Здравствуй, мой господин, - поздоровался тот гулким басом.
   - Взгляни, что с моим плечом и правой ногой, - приказал барон.
   Костоправ мягкими сильными пальцами ощупал плечо. Татсо поморщился.
   - Сейчас будет больно, - предупредил Гедзи.
   В плече что-то хрустнуло, барон вскрикнул и тут же почувствовал облегчение.
   - Чтобы рука не болела ближайшие пару дней господину лучше носить повязку, - лекарь достал из сумки свернутый кусок полотна.
   Туго перевязав плечо, костоправ прикрыл молодого человека одеялом.
   - Ткань пропитана целебной мазью. Послезавтра вечером можно снять.
   - Понятно, - отмахнулся барон, - Что с ногой?
   - Сейчас займемся и ей, мой господин, - прогудел Гедзи.
   На этот раз он ощупывал гораздо дольше. Татсо шипел и ругался, однако костоправ, казалось, его совсем не слышал.
   - Перелома нет, - наконец сказал он. - Растяжение или трещина в кости. Я наложу повязку, но нога должна быть в покое хотя бы дней пять.
   - Как это в покое? - не понял барон.
   - Для выздоровления тебе придется провести эти дни в постели, - пояснил Гедзи.
   - Ты смеешь мне указывать?! - вскипел Даиро.
   - Я не могу указывать, мой господин, - спокойно ответил костоправ, перевязывая ногу, очевидно, он привык к капризам благородных пациентов. - Но если треснула кость, то появится хромота на всю жизнь.
   - Иди отсюда, - буркнул Даиро. - Тебе заплатят.
   Гедзи взял сумку и, поклонившись, направился к двери.
   - Стой! - приказал барон. - Перевяжи мне голову.
   Костоправ удивленно вскинул брови.
   - Ты плохо слышишь? - прошипел Татсо.
   - Хорошо, мой господин, - пожал плечами лекарь, вытаскивая из сумки полосы чистой материи.
   Барон уже засыпал, когда в комнату тихо постучали, и в дверь просунулась лысина Омаро. В начале Даиро хотел прогнать управителя, но у того был слишком взволнованный вид.
   - Заходи, - разрешил он.
   Омаро поклонился и вытянул руку.
   - Что это? - нахмурился молодой человек.
   - Горох, Татсо-сей, - ответил управитель. - Слуги нашли под лестницей десяток горошин.
   - И ты посмел из-за этого меня беспокоить! - взъярился Даиро.
   - Но именно на нем ты и поскользнулся! - торопливо объяснил Омаро. - К тому же горох никак не может быть в доме для гостей!
   Барон мгновенно остыл и сделал знак приблизиться. Желто-красные, крупные горошины кучкой лежали на ладони управителя.
   - Много там было?
   - Нет, Татсо-сей, - покачал головой управитель. - Похоже, его собрали после того, как ты ушел.
   "Подумать только! - про себя изумился Татсо. - Обычный горох".
   - Спасибо, Омаро-сей, - поблагодарил старика барон. - Иди, я хочу отдохнуть.
   Молодой человек задумался. Рассыпать горох по лакированным ступеням. Просто и эффективно, особенно если человек крадется в темноте и не хочет привлекать к себе внимания. Кто же сыграл с ним такую злобную шутку? Единственным, возможным кандидатом Даиро видел соратника сегуна - Амо Хиро. Хотя его, как следует, напоили воины Татсо, тот умудрился сохранить остатки разума. Перед тем как войти в заветную дверь, барон заглянул в другой коридор. Воин сегуна безмятежно спал. Вот только странно стояло прислоненное к двери копье. "Он его специально так поставил! - догадался Даиро. - И сидел он так, что по лестнице мимо него не пройдешь". Барон скривился. Соратник сегуна был единственным человеком, кому он ничего не мог сделать. "Проклятый сморчок! Как только он узнал о тайной двери!" Татсо едва не завыл от гнева и бессилья.
   - Эй, кто там! - позвал молодой человек.
   Вошел знакомый соратник.
   - Позови старшего.
   Воин кивнул.
   Барон приказал принести еще водки и что-нибудь закусить. Подкрепившись и изрядно выпив, он отдал необходимые распоряжения о дальнейшем движении каравана уже без него. Нервное напряжение прошедшей ночи, наконец, отпустило, и Татсо заснул, когда на небе уже появились первые проблески зари.
   Сайо с трудом оторвала голову от подушки. В дверь негромко, но настойчиво стучали.
   - Кто? - спросила она, все еще не проснувшись.
   - Симара, Сайо-ли, - ответили из коридора. - Ты приказала прийти утром. Солнце уже давно встало.
   - Ну и что, - буркнула девушка, со вкусом зевая во весь рот.
   - Соратники седлают коней, - продолжала бубнить служанка. - Пора выезжать.
   - Ладно, - Сайо встала и еще раз зевнула. - Иду.
   Она отодвинула задвижку, впустив в комнату Симару с тазиком и кувшином для умывания. Даже вода не смогла прогнать сон. Все еще не окончательно проснувшись, девушка позволила себя одеть в дорожное платье, усадить перед зеркалом и причесать. Лишь собственное лицо с полуприкрытыми глазами и полуоткрытым ртом заставило Сайо встряхнуться. Она еще раз зевнула, не открывая рта, и подставила шею под ожерелье. Обычно утром служанка трещала без умолку, сопровождая комментариями каждое свое действие. Сегодня Симара молчала.
   - Выспалась? - нарушила тишину госпожа.
   - Да, Сайо-ли, - поклонилась служанка, поправляя ожерелье и отходя к стене.
   Как правило, она гордо оглядывала госпожу, любуясь своей работой. Но сейчас Симара встала у стены, сложив руки и опустив глаза. Девушка открыла было рот, чтобы узнать в чем дело, но тут вспомнила. Именно так ведут себя слуги в Татсо-маро. Очевидно, вчерашний урок пошел ей на пользу, решила Сайо. Гордо вскинув голову, она направилась к двери.
   - Когда завтрак?
   - На кухне все готово, моя госпожа, - ответила Симара.
   На нижней площадке никого не было, даже кресло уже убрали.
   Во дворе суетились соратники Татсо, возчики запрягали в повозки ослов. Девушка прошла к дому и растерянно огляделась. Но к ней уже спешил взволнованный Омаро.
   - Прошу простить меня, моя госпожа Сайо-ли,- поклонился он. - Что не встретил тебя. Очень много дел.
   - А где господин Татсо? - якобы непринужденно поинтересовалась она.
   - Ой, - покачал головой управитель. - Он ранен.
   - Что! - побледнела девушка. - Как? Когда?
   - На него напали ночью, когда он прогуливался при луне, - трагическим тоном поведал Омаро.
   - Он жив! - Сайо схватила старика за кимо. - Скажи, он жив?
   - Конечно, - управитель вежливо оторвал ее пальцы от материи. - Татсо-сей в своей комнате.
   - Я должна его видеть! - вскричала девушка. - Проводи меня к нему немедленно!
   - Пойдем, госпожа, - согласился Омаро.
   Пока они поднимались на второй этаж, девушка взяла себя в руки и внешне успокоилась. Управитель тихо постучал в дверь. Сайо не стала ждать разрешения и, оттеснив старика, вошла в комнату. На кровати храпел Даиро, белея перевязанной головой. Девушка быстро подошла к нему.
   - Татсо-сей, - позвала она, поморщившись от винного перегара.
   Молодой человек резко всхрапнул, повернулся на бок и с шумом выпустил газы.
   - Татсо-сей! - Сайо положила ладонь на плечо.
   - Что за...- пробурчал молодой барон, просыпаясь и глядя на нее осоловелыми, ничего не понимающими глазами.
   - Что с тобой, Даиро? - тихо спросила девушка.
   Парень глуповато улыбнулся, икнул и попытался развести руками, но тут же сморщился.
   - Вот, ик. Лежу, ик. Чуть меня не убили, Сайо. Отрав...
   Татсо сделал над собой гигантское усилие, даже лицо покраснело. Зато взгляд стал чуть более осмысленным.
   - Напали на меня, Сайо-ли. Когда я к тебе шел. Ночью. Из-за угла. Ударили. Прямо по голове. Потом били, били. Ох, как они меня били.
   - Милый Даиро, - девушка провела ладонью по его щеке. - Мне так жаль. Но кто посмел?
   Барон опять попробовал развести руками. Поморщился, и еще чуть протрезвел.
   - Я не видел. После удара по голове я почти ничего не помню.
   Девушка оглянулась, старый управитель деликатно вышел из комнаты.
   - Я ждала, - тихо проговорила она, продолжая гладить его по щеке. - Всю ночь ждала, любимый.
   - А я вот, - на глаза барона набежали пьяные слезы.
   (Откуда ему было знать, что один из ингредиентов порошочка Симары, расслаблял не только прямую кишку, но и центральную нервную систему, делая ее более восприимчивой к действию алкоголя.)
   - Вот лежу, понимаешь, - Татсо всхлипнул. - Я ведь так хотел тебя т... Ик. ...уть... Ой.
   - Я останусь здесь, - твердо решила Сайо. - Буду ухаживать за тобой. Помогать лечить.
   - Н..н..н..не надо, - Даиро помахал пальцем. - Тут есть, кому меня лечить. А тебя Айоро ждет. Езжай. Ик.
   - Но...- попыталась возразить девушка.
   - Нет! - пьяно нахмурился барон. - Айоро меня убьет. Езжай. Я поправлюсь и обязательно тебя разыщу. Не беспокойся.
   Сайо упала ему на грудь и разрыдалась. Лицо молодого человека посинело. Девушка встала.
   - Я буду ждать, - тихо проговорила она, отступая к двери. - Я дождусь тебя, милый Даиро.
   Молодой человек закивал, продолжая синеть. Но его возлюбленная, ничего не замечая, вышла из комнаты, комкая в руках мокрый от слез носовой платок. Едва дверь за ней закрылась, Татсо перегнулся через край кровати и изверг из желудка остатки вина и закуски.
   - Завтрак готов, Сайо-ли, - поклонился ей управитель.
   - Что? - переспросила девушка.
   - Кушать подано, - повторил старик.
   - Нет, - отказалась она. - Я не хочу, если можно, соберите мне с собой что-нибудь.
   - Конечно, моя госпожа, - легко согласился управитель.
   - Какой-то он странный, Омаро-сей, - сказала Сайо, спускаясь по лестнице и вытирая нос.
   - Очень сильно по голове били, - вздохнул тот.
   - И вином пахнет.
   - Это специально, чтобы снять боль, - объяснил управитель.
   - Может быть, ему нужен лекарь? - встрепенулась девушка. - Моя...
   - У него уже был лекарь,- довольно невежливо оборвал ее старик. - И все лекарства тоже есть. Тебе пора отправляться, Сайо-ли.
   - Конечно, - растерянно пробормотала девушка.
   Видя, что она никак не может прийти в себя, управитель взял ее под локоть и буквально впихнул в повозку.
   - До свидания, Сайо-ли, - поклонился он и, не дожидаясь ответа, вытер пот со лба.
   Девушка в полной растерянности откинулась на подушки и стала смотреть в окно невидящим взглядом. Они проехали чуть больше четверти ли, когда Сайо застучала в переднюю стенку.
   - Останови!
   Удивленный возница попридержал ослов. Девушка открыла дверь и спрыгнула на дорогу. К ней тот час подъехал воин сегуна.
   - Что-то случилось, Сайо-ли? - озабоченно спросил он.
   - Я хочу пройти в большую повозку, - ответила она, мучительно стараясь вспомнить, знает она, как зовут этого воина, или нет.
   - Я Амо Хиро, - разрешил он ее затруднения. - В отсутствие барона Татсо я принял командование караваном.
   - Благодарю, Хиро-сей, - поклонилась она. - Меня зовут Юмико Сайо.
   - Я знаю, Сайо-ли - улыбнулся костистым лицом мужчина, слезая с лошади. - Теперь я буду заботиться о тебе.
   Он помог ей забраться в повозку и сел в седло. Дождавшись, когда всадник отъедет, Сайо подошла к матерчатой перегородке.
   - Симара, Алекс, вы здесь?
   - Да, - в один голос ответили слуги.
   - Сюда, - приказала она. - Я буду с вами говорить.
   Разумеется, для них никто караван останавливать не стал. Напрямую через перегородку хода не было, им пришлось спрыгнуть с повозки и забираться через дверь. Парень подсадил служанку, потом легко вскочил сам. Девушка сидела на кровати, скрестив руки на груди и сверля то одного, то другую пронзительным взглядом зеленых глаз.
   - Ты звала, Сайо-ли? - робко спросила Симара, держась за стенку, чтобы не упасть. При этом она старательно прятала взгляд от разъяренной госпожи. Алекс наоборот прямо смотрел своими голубыми глазами. Он был выше служанки и одной рукой схватился за поперечный брусок на потолке.
   - Ваша работа? - спросила она сквозь зубы.
   - Чего? Что, Сайо-ли? - в один голос спросили слуги.
   Стараясь сдерживаться, она поманила их рукой. Парень и женщина приблизились вплотную.
   - Зачем ты избил барона Татсо? - девушка не спросила, а словно вбила гвоздь.
   Голубые глаза полыхнули таким удивлением, что Сайо на миг показалось, что Алекс здесь и, правда, не причем.
   - Я никого не бил.
   - Врешь! Ты напал на него ночью и сзади ударил по голове! - не дала она себя запутать. - Не знаю, кто ты там на самом деле, но это похоже на твои штучки!
   - Я не трогал барона Татсо даже пальцем, - упорствовал парень.
   - Что бы ты ни сказал, я знаю, - продолжала девушка. - Я знаю. Ты подкараулил его и избил.
   - Госпожа Сайо-ли...- сделала попытку заступиться Симара.
   - Заткнись, старая корова! - завизжала сквозь зубы девушка. - Это ты подговорила Алекса расправиться с Даиро! Я ничего не сказала барону, но это тебе с рук не сойдет! В Канаго-сегу ты получишь свои палки. Потом я отправлю тебя к Гатомо, и пусть он пошлет тебя на свинарник.
   Служанка зарыдала и грохнулась на колени. Но гнев госпожи уже переместился на молодого человека.
   - А ты даже не доедешь до Канаго-сегу. Если бы ты признался. Может, я бы ограничилась палками. Но ты снова врешь!
   - Пощади его, о госпожа Сайо! - Симара подползла к девушке на четвереньках и стала целовать туфли.
   - Не пощадит! - уверенно возразил Алекс. Девушка побледнела, а в голубых глазах слуги плескалась жалость пополам с презрением. - Наша госпожа очень умная. Когда она перебесится, она спросит себя: если кто-то напал на сына господина, почему соратники не перерыли всю усадьбу?
   Не будь Сайо так ошарашена выходкой парня, она бы уже позвала воинов. А Алекс продолжал гулким свистящим шепотом:
   - Когда мне отрубят башку, наша госпожа спросит себя: если сыну барона Татсо грозит неизвестная опасность, почему с ним остался всего один соратник. А главное - почему не отправили гонца в Татсо-маро, ведь до замка всего один переход. Потом наша госпожа вспомнит, что в караване есть человек, которому по.. наплевать на Даиро Татсо и трижды наплевать на Алекса. Может быть, он расскажет ей, что произошло ночью накануне казни ее слуги. Я говорю о соратнике сегуна. Конечно, госпожа расспросит его обо всем, только тогда когда успокоится и начнет думать.
   Симара побледнела как полотно и тихо завыла, прикрыв голову руками. Сайо не могла вздохнуть от подобной выходки слуги. Тот ухмылялся и продолжал с наглой обреченностью.
   - Проще всего избавиться от неудобных слуг. Ведь нашей умной Сайо-ли не нужна служанка, которая любит ее как свою дочь, не нужен и слуга, рисковавший своей жизнью, чтобы спасти ее. Нет. Госпоже нужны такие слуги как в Татсо-маро. Которые как автом... как бараны выполняют любой каприз. Но ничего не делают без приказа. А всегда ли есть возможность отдать приказ? Как думаешь, Сайо-ли, пошевелят они хотя бы пальцем, чтобы самим спасти своих господ?
   Багровая пелена бешенства накатила на глаза девушки. И вновь, как и всегда в тяжелый час, раздался в голове тихий голос преподобного Кимцзы: "Гнев - плохой советчик. Не можешь успокоиться, сосчитай до десяти".
   Парень замолчал и уставился в стену над ее головой, тихо выла служанка, обливая слезами туфельки Сайо. Девушка перевела дыхание, вновь вспомнила слова Учителя: "Каждому решению должно предшествовать размышление". В гневной речи Алекса присутствовало рациональное зерно. Отстранив Симару, она подошла к передней стенке повозки и заколотила кулаком по тонким доскам.
   - Что случилось, моя госпожа? - раздался глухой голос возницы.
   - Останови.
   Через несколько минут послышался конский топот, и в дверь постучали.
   - Войди, - разрешила девушка.
   В дверь заглянул воин сегуна.
   - Почему ты приказала остановиться, Сайо-ли?
   - Я хочу попросить у тебя одолжение, Хиро-сей.
   - Что нужно?
   - Пусть кто-нибудь посторожит моего слугу, - попросила девушка, злобно взглянув на побледневшего Алекса.
   - Может лучше сразу убить? - любезно предложил воин.
   - Пока не нужно, - вежливо отказалась Сайо.
   Симара уползла в угол повозки. Хиро позвал одного из соратников. Алекс спрыгнул на траву обочины и огляделся. Рядом с ним расположился всадник, положив руку на меч.
   - И еще одна просьба к тебе, уважаемый Хиро-сей, - продолжила девушка. - Не мог бы ты уделить мне немного времени.
   - Конечно, Сайо-ли, - улыбнулся воин, слезая с лошади. Он легко влез в повозку и аккуратно прикрыл дверь.
   Девушка оценивающе взглянула на соратника. Чуть старше сорока лет, сухой как и его командир. Изрезанное морщинами лицо, спокойные, даже равнодушные глаза.
   - Сядь, пожалуйста, поближе, - решилась попросить девушка.
   Воин чуть усмехнулся и присел на кровать.
   - Ты знаешь, кто напал на господина Татсо? - отбросив все условности, спросила девушка. Желание разобраться в происходящем оказалось сильнее скромности.
   - Я не слышал, что кто-то на него нападал, - в полголоса ответил соратник. - Зато меня очень просили: если ты спросишь, сказать, что на него напали.
   - Как это? - не поняла Сайо-ли.
   - Очень просто, - пожал узкими плечами Хиро. - На твои вопросы о Тасто-сее я должен отвечать, что его избили неизвестные.
   - А ты...
   - Я служу не барону Татсо, - нахмурился мужчина. - Мой господин - сегун Канаго, а командир - господин Айоро.
   Девушка встала и поклонилась.
   - Благодарю тебя, Хиро-сей. Не смею больше задерживать тебя.
   Соратник возвратил поклон.
   -Так слугу убить или как? - спросил он, открывая дверь.
   - Пусть живет, - отмахнулась девушка. - Пока.
   Повозка поехала дальше. Умный парень догадался, что госпожа не расположена видеть его наглую рожу, и залез в маленькое заднее отделение. Симара затаилась в углу, а Сайо размышляла:
   "Получается, на Татсо никто не нападал, и Алекс прав? Тогда почему он не пришел? Может быть, просто оступился в темноте? Но зачем врать?" Девушка пребывала в полной растерянности, не находя правдоподобного ответа на этот вопрос. "У Даиро перевязаны голова и рука, - вспомнила она прощальную встречу. - Похоже, он просто неудачно упал?" Сайо легла на кровать поверх покрывала, и на память пришел сильнейший запах водочного перегара, странные слова, неадекватное поведение. Девушка села: "Он же пьян до полусмерти! Шел в темноте, на что-то налетел, разбил голову и повредил руку! Признаться было стыдно, и Даиро придумал эту историю с нападением!" Вот теперь все вставало на свои места. И спокойное поведение соратников, допустивших нападение на сына господина, и стала понятна причина лжи Татсо. "Но вдруг он выпил с горя? - подумала девушка. - Из-за того, что не смог прийти". И в этом случае все получалось складно. Напился парень с горя. У мужчин такое бывает. Только одно оставалось странным: почему он соврал? Упал и упал. Недаром говорят в народе: "И на ровном месте можно сломать ногу". Чем дольше она думала, тем больше приходила к выводу, что Даиро все-таки упал по пьянке. Она тут же вспомнила осоловелое лицо, пустые, пьяные глаза и бессмысленное бормотание. "И он шел ко мне в таком виде? - с негодованием подумала Сайо, начиная злиться. - Я так ждала, мечтала стать его. А он в это время пьянствовал! И из-за его пьяной лжи я чуть было не убила своих слуг". Сайо вспомнила, как Алекс ночью шел по карнизу башни в Гатомо-фами, как в ночь нападения на караван он выволок ее из повозки и спрятал в лесу. Как вдвоем с Симарой они увели разбойников в лес. Как она найдет в Канаго-сегу таких же верных и преданных слуг. И тут Сайо сделала то, на что не решилась бы ни одна из благородных женщин.
   Девушка села на кровати и тихо позвала.
   - Симара.
   - Я здесь, моя госпожа, - отозвалась женщина, подползая к ее ногам.
   Сайо взяла ее за плечи и, заставив встать, негромко проговорила:
   - Прости меня, я сильно погорячилась.
   - Госпожа! - заплакала служанка, опустившись на пол и уткнувшись в колени Сайо. - Я простолюдинка и недостойна таких слов.
   - Это я поступила недостойно, - проговорила девушка, вспоминая слова Кимцзы: "По настоящему благороден лишь тот, кто совершает благородные поступки".
   Она чувствовала, как у нее защипало глаза. Сайо ткнулась носом в спину служанки и заревела. Обе женщины долго и со вкусом поплакали, жалея друг друга.
  
   Александра не была склонна к тихому самоубийству. Когда рядом с ней остановился конный воин, она уже обдумывала способ удрать. Поправив штанину, Алекс достала примотанный к ноге нож и спрятала его в рукаве. В начале Александра хотела выкинуть всадника из седла и уйти верхом. Но, к сожалению, она не Конан-варвар, чтобы швыряться такими здоровыми мужиками. Пришлось разрабатывать другой план. Как только будет отдан приказ о ее казни, Алекс нырнет под коня, полоснув того по брюху. В десяти шагах за ним кусты, а дальше лес. Если повезет, добежит. А там пусть ловят.
   Когда в дверях повозки показался соратник сегуна, Александра сжала рукоять ножа и приготовилась.
   - Так слугу убить или как?
   - Пусть живет пока, - послышался из повозки недовольный голос Сайо.
   Алекс перевела дух, чувствуя, как по спине сбегают капли пота. Кажется, девчонка действительно не дура. Это радует. Тем не менее, показываться ей на глаза пока не стоит. Пусть хорошенько подумает над тем, что произошло. Александра забралась в маленький задний отсек и притихла.
   Услышав негромкие слова Сайо, Алекс присвистнула. Надо же! Госпожа извиняется перед крепостной. Да Симара теперь за нее жизнь отдаст. Потом послышалось тихое всхлипывание. "Ну, это надолго", - поняла Александра и решила заняться тем, что давно хотела. Пора, наконец, воспользоваться знаниями, вколоченными в ее голову столь варварским способом.
   Она вытащила из-за пазухи тряпочку, развернула. В руках оказался сложенный листок сероватой бумаги, уже изрядно потертой на сгибах. Письмо Шанако своему брату. Повозка подпрыгивала на кочках, буквы плясали перед глазами, с трудом складываясь в слова прощального послания:
   "Здравствуй, мой любимый брат Кирохо-сей. Если ты читаешь это письмо, значит, я окончила свой земной путь. Как я думаю, ты вряд ли приезжал на мои похороны. По этому не забудь щедро отблагодарить Юдашу за эту последнюю весточку. Пожалуйста, любимый брат, отнесись серьезно к тому, что я собираюсь тебе написать. Поверь, это не бред умирающей женщины. Много лет я храню тайну. И, наверное, унесла бы ее с собой в могилу. Но я возненавидела Гатомо. Этот недостойный человек обрек меня на медленное угасание в ужасном доме посреди лесов. Больше полугода прошло с момента его последнего приезда. Но и тогда я не услышала от него теплого слова. Около меня нет ни одного близкого человека. Слуги меня ненавидят и шпионят за мной. Соратники - презирают. А ведь в первое время я искренне считала, что муж заботится обо мне и лишь хочет скорейшего выздоровления. Теперь-то понятно, он просто убрал меня с глаз долой. Сюда, в дремучие леса озера Арива, где я давно не обращаю внимания на волчий вой и на медведей, что приходят прямо к частоколу точить когти.
   Прости за длинное вступление, дорогой брат, но я хочу, чтобы ты понял причину, заставившую меня молчать во время нашей последней встречи. Тогда я еще была не готова предать мужа. К сожалению, ты больше не приезжал и даже не присылал своих соратников, а доверять людям Гатомо я не могу. Этот ублюдок очень хитер. Любое мое письмо к тебе, посланное через слуг или соратников, первым делом попадет к нему. И тогда моя смерть придет еще быстрее, а ты так и не узнаешь о преступлении моего муженька.
   Теперь о сути. Все, что я пишу, мне стало понятно из обрывков разговоров и подслушанных случайно бесед пьяного Гатомо с Румото Макао, бывшим его старшим соратником, а теперь монахом монастыря Небесного спокойствия.
   Так вот, воспитанница Гатомо не имеет никакого отношения к соратнику барона Токого Акихо Сайо, погибшему во время войны с Самозванцем. Перед самым концом той страшной войны недалеко от крепости Нагаси отряд под командованием Гатомо напал на обоз бунтовщиков. Кажется, там были только женщины и дети с небольшой охраной. Их почти перебили, когда на выручку пришел сам Бусо Сакуро с телохранителями Самозванца. Из отряда Гатомо в живых остался только он сам и тяжело раненый Макао. Они тоже ждали смерти. Но Сакуро предложил сохранить им жизнь в обмен на клятву вырастить его дочь. Девочка оказалась единственной уцелевшей из всего обоза. Конечно, мой трусливый супруг такое обещание дал. Это я слышала своими ушами. Надеюсь, что ты, мой дорогой брат, не забыл, что любой родственник бунтовщиков до четвертого колена подлежит немедленной смерти, так же как и укрывавшие его от правосудия. Конечно, моих слов мало, чтобы объявить Одо Гатомо государственным преступником. Ведь его посвятил в рыцари сам Сын Неба. Я знаю об этом. Здесь на озере у меня было много времени подумать.
   Всем, кто знаком с историей войны с Самозванцем известно, что у его жены Фудзико, сестры Бусо Сакуро были зеленые глаза. У Сайо тоже. Имя Фудзико звучит как "бабочка". А если произнести ее по северному - "Фуудзико", то как "крыло бабочки". У Сайо под левой грудью есть родимое пятно, похожее на крыло бабочки. Так что она вполне может быть из рода Сакуро. Конечно, я помню, что Бусо Сакуро никогда не был женат. Значит, девчонка или незаконнорожденная или дочь самой Фудзико.
   Вот и все, что я хотела тебе рассказать. Как ты распорядишься этим, решай сам. Можешь сжечь это письмо и никогда не вспоминать о нем, а можешь отправиться с ним в столицу в Канцелярию Сына Неба. Я уверена, там есть полный список примет и жены Самозванца и командира его телохранителей. Сын Неба разберется, кого казнить, а кого наградить.
   Я ни на чем не настаиваю. Но мне бы хотелось, чтобы Гатомо был наказан за мою загубленную жизнь. Прощай, твоя несчастная сестра Шанако."
   Александра бережно сложила письмо. Как говаривала Алиса из Страны Чудес: "Все страньше и страньше". Прямо какой-то латиноамериканский сериал или индийский фильм. И что теперь делать с таким взрывоопасным посланием? Уничтожить? Или передать Сайо. Пусть знает свою истинную "родословную". Только как бы добрая госпожа не распорядилась прикончить столь "многознающего" слугу.
   Так ничего и не решив, Александра засунула письмо за подкладку куртки. "Вот ведь какие феодальные страсти", - подумала она, тяжело вздохнув.
  
   Глава IV
   Где жить можно
  

Вслед за холодной зимой всегда

приходит солнечная весна;

только этот закон и следует в жизни помнить,

а обратный ему - предпочтительнее позабыть.

Леонид Соловьев

Очарованный принц

  
   Выплакавшись, Сайо решила отдохнуть, поминутно вытиравшая нос служанка разобрала постель, и девушка с наслаждением закрыла глаза. Бессонная ночь и утренние треволнения сыграли свое дело, девушка спала, не обращая внимания на колдобины, которые возница, кажется, нарочно отыскивал на дороге. Симара тихо сидела в углу и зашивала старую куртку Алекса. Она заметила, что это занятие ее успокаивает. Дырок на куртке оставалось еще много, так что успокоительным служанка была обеспечена надолго. Алекс тоже притих в своем закутке. Фыркали ослы, тихо скрипела телега, переговаривались соратники, посапывала во сне госпожа. Даже когда мимо повозки с гиканьем промчался отряд всадников, заставив служанку вздрогнуть и уколоть палец, девушка не пошевелилась. Когда караван остановился на обед, Сайо так же категорически отказалась вылезать из-под одеяла, и все попытки Симары разбудить госпожу не имели успеха. Получив пинок голой ногой, служанка была вынуждена оставить это безнадежное предприятие. Соратник Хиро не стал устраивать пикник, слуги быстренько приготовили рис с вяленым мясом, воины поели и, не задерживаясь, поехали дальше. Симара припасла для своей госпожи чайник, заботливо укутав тряпками, чтобы не остыл, и кусок пирога, захваченный в Иси. И правильно сделала. Когда девушка все же проснулась, аппетит у нее оказался зверский. Осторожно прихлебывая горячий чай из прыгавшей вместе с повозкой кружки, она уминала пирог за обе щеки. После припоздавшего обеда Сайо решила продолжить путешествие в маленькой повозке. Она успокоилась и была готова вновь смотреть спокойно на окружающий мир. По дороге двигались караваны повозок и отряды всадников, а по обочинам дороги тянулись бесконечные вереницы крестьян с корзинами за спиной или коромыслами, на которых местные жители переносили разнообразные вещи.
   Городок Сага-но-Канаго, куда направлялся караван, являлся центром, где сходились несколько дорог, поэтому тут было великое множество постоялых дворов и гостиниц на любой вкус и кошелек. Хиро выбрал для ночлега не самую дорогую, но и не из дешевых. За вполне умеренную плату "Толстый Жу", так называлось заведение, предлагал двух- и четырехместные номера, баню с каменной ванной или деревянной лоханью, хорошую хотя и не изысканную кухню, а так же вино и пиво собственного приготовления.
   Хозяин встретил их с распростертыми объятиями. Для госпожи нашлась уютная комнатка с двумя кроватями, столиком и зеркалом, а для соратников два четырехместных номера. На этот раз Сайо отказалась мыть голову, просто сполоснулась перед ужином, который ей принесли прямо в номер. Сытая, посвежевшая, в приподнятом настроении девушка решила, что пора провести воспитательную беседу со слугой, а за одно проверить выполнили ли Тасто свое обещание.
   - Звала, госпожа? - спросил Алекс, кланяясь и сверкая мокрыми волосами.
   - Да, - ответила девушка, поудобнее усаживаясь на кровать. - Мне сказали, что тебя учили грамоте в Татсо-маро?
   - Учили, госпожа, - подтвердил слуга, как-то странно ухмыльнувшись.
   - Давай посмотрим, чему ты там научился, - Сайо открыла наугад книгу и протянула ее парню. - Читай с начала страницы.
   Тот смешно наморщил лоб и, запинаясь, начал:
  

Гладь озерную расколов,
Ветер волны нагнал без числа,
И едва уловим
Запах редких цветов -

   - Хватит, - прервала его госпожа. - Не плохо. Писать тоже умеешь?
   - Учили, - пожал плечами слуга. - Госпожа Сайо-ли.
   - На столе чернильница и листок бумаги. Садись.
   Молодой человек присел, обмакнул перо и стал ждать.
   - Прозрачные капли воды, - стала диктовать девушка. - И трава под жемчужной росой.
   - Помедленнее, моя госпожа, - буркнул парень, старательно выводя буквы.
   - Молодец! - проговорила Сайо, разглядывая корявые строчки. - За два дня научиться читать и писать. Или у тебя талант, или в замке Татсо живут волшебники.
   - Скорее второе, госпожа, - усмехнулся слуга.
   - Расскажи, как это они смогли так быстро тебя выучить? - заинтересовалась девушка.
   - Тебе так интересно, моя госпожа?
   - Конечно! - даже удивилась подобному вопросу Сайо.
   - Это просто, - слуга улыбнулся. - Берешь голодного ученика, кормишь его пересоленным рисом, ведешь в жарко натопленную комнату и привязываешь к стулу. Поверь, Сайо-ли, когда человек хочет пить, это очень помогает запомнить урок.
   - Как это? - не поняла девушка.
   - Пока ученик не повторит урок, учитель не даст ему воды, - любезно разъяснил Алекс и, поклонившись, добавил. - Ты же по доброте своей не захотела меня калечить, вот и пришлось применять такой способ обучения. Уж как там учат своих, мне и подумать жутко.
   - Тебе не давали воды? - спросила Сайо, сглотнув слюну.
   - Ага, - подтвердил молодой человек.
   Девушка растерялась. Предложив брату и сестре Татсо помочь с обучением Алекса, она лишь пыталась вежливо избавиться от настойчивых предложений, заменить ее слугу, и никак не предполагала такого способа преподавания.
   - Мне жаль, - пробормотала она, пряча глаза. - Поверь, я не знала и не хотела этого.
   Молодой человек криво улыбнулся.
   - Я знаю, Сайо-ли.
   Он сунул руку за пазуху.
   - Но это не давало тебе право так дерзко разговаривать со мной сегодня утром! - она быстро перевела разговор на другую тему. - Ты понимаешь, что должен быть наказан?
   Парень опустил руку и уставился в стену.
   - Понимаю, моя госпожа.
   - За такую дерзость даже я должна приказать тебя выпороть! - продолжала девушка, распаляясь все больше и больше. - Или даже приказать соратникам убить тебя!
   - Как прикажешь, моя госпожа, - проговорил Алекс, не отрывая взгляда от стены.
   - Смотри мне в глаза! - она вскочила с кровати.
   - А надо, Сайо-ли? - спросил молодой человек, посмотрев на нее грустными глазами. В них ясно читалось... разочарование.
   От подобного вопроса девушка растерялась. Плотнее затянув пояс халата, она отвела взгляд.
   - Скажи спасибо Симаре, - проговорила госпожа. - Она так уговаривала тебя не наказывать, что мне пришлось ей пообещать это.
   - Спасибо, моя госпожа Сайо-ли, - поклонился слуга.
   - Но если такое повторится еще раз! - она крепко сжала кулачки. - Я забуду о своем обещании. Не знаю, кто ты был. Но сейчас ты мой слуга! Понял, Алекс?
   - Нечто я да не пойму, при моем-то при уму, - развел он руками. - Оно конечно. Господская воля.
   - Иди! - махнула рукой девушка.
   Парень поклонился, как-то странно коснувшись пальцами пола, и вышел, пятясь задом. А в коридоре изнывала от нетерпения Симара. Едва Алекс, не переставая кланяться, прикрыл дверь. Она зашептала:
   - Ну что там?
   - Велела сказать тебе спасибо, - ответил парень, кривя губы. - Вот я и говорю. Спасибо.
   - За что? - вскинула брови женщина.
   - За то, что уговорила нашу строгую, но ужасно справедливую госпожу меня не наказывать, - еще больше ухмыляясь, ответил он.
   К своему стыду Симара и думать забыла о "племянничке" и даже не заговаривала о нем с Сайо. Однако служанка рассудила, что мнимое заступничество сильно повысит ее авторитет в глазах Алекса. Скорбно поджав губы, она вздохнула:
   - Да уж. Еле упросила. Знаешь, какая она строгая. Но ты же сам сказал, что мы должны помогать друг другу. Вот и я тебе помогла.
   - Спасибо тебе, Симара, - парень поклонился. - И спокойной ночи.
   - Тебе так же, - кивнула служанка и, задрав нос, открыла дверь в комнату госпожи.
   Алекс еще несколько секунд постоял, потом махнул рукой и отправился на двор, сегодня ему придется ночевать под большой повозкой.
   - Можно войти, госпожа, - робко улыбнувшись, спросила Симара.
   - Заходи.
   Сайо сидела на кровати, скрестив руки на груди и мрачно глядя в стену. Не решаясь прерывать размышления хозяйки, служанка привычно расстелила на полу матрас.
   - Вон свободная койка, - внезапно сказала девушка.
   - Она для господ, - робко возразила Симара.
   - Все равно никто не увидит, - махнула рукой Сайо. - А пол здесь слишком холодный.
   - Благодарю, госпожа.
   Девушка скинула халат и легла, натянув одеяло до подбородка.
   Служанка, продолжая бормотать благодарности, с кряхтением улеглась на кровать.
   - Скажи, Симара, - вдруг проговорила девушка. - Только правду.
   - Да разве я посмею врать тебе, о моя госпожа...
   - Помолчи! - поморщилась Сайо.
   Женщина замолчала, настороженно ожидая продолжения.
   - Алекс имеет отношение к тому, что случилось с бароном Татсо?
   - О, госпожа, - залепетала Симара. - Клянусь, он не трогал его и пальцем!
   - Значит, имеет, - вздохнула Сайо и резко приказала. - Все, хватит причитать. Спать давай. Завтра вставать рано.
  
   Александра шла по коридору и не замечала ничего вокруг. "Нет, ну надо быть такой дурой! - пылало в ее голове. - Чуть своими руками башку себе не оторвала". Она взяла крошечный фонарь и отправилась на двор. Новый "главнокомандующий" каравана, воин сегуна, приказал ему спать под большой повозкой, которая стояла в закутке за баней и плохо просматривалась со двора, где расположился караульный соратник.
   - Присмотришь за добром, - сказал Хиро, с трудом сдерживая зевоту. - Если что, кричи.
   - Да, господин, - поклонилась Александра. - "Это меня на место сторожевой собаки, ишь как карьера пошла. Собак-то тут подороже людей ценят."
   Она вспомнила этот разговор, когда раскладывала облезлую баранью шкуру, выданную вместо матраса.
   "И я еще ей хотела письмо Шанако отдать, - с грустью подумала Алекс, ставя фонарь на землю. - Подругу нашла. Сочувствует она мне, как же! Вот блин, вспоминать противно. Рассопливилась. А тут прямо в рожу: "Ты мой слуга". Да и черт с тобой, стерва тощая."
   Александра осторожно сняла с фонарика бумажный колпачок. Маленький огонек испуганно затрепетал под легким ветерком. Она еще раз оглянулась. Фигура караульного соратника маячила где-то у конюшни. Запоздалые посетители, пошатываясь, расходись по домам. Здесь в закутке было тихо. Только за рубленой стеной бани лениво переговаривались служанки, приводившие помещение в порядок. Она вытащила обтрепанный листок, распрямила и поднесла к огню. Сероватая бумага вспыхнула ярким пламенем, навсегда уничтожив посмертный донос несчастной женщины. Которая так ненавидела мужа, что решила вместе с ним наказать еще и ни в чем не повинную девчонку. Вспомнив какой-то шпионский фильм, Александра растерла пепел в пыль. "Теперь даже в ФБР не прочитают, - удовлетворенно подумала она, забираясь под толстое, колючее одеяло. - Ну что же, Сайо, слуга значит слуга".
   Утром Александра проснулась очень рано. Снилась какая-то муть. Все вокруг окутывал густой туман. Воспользовавшись этим, она с наслаждением проделала весь комплекс упражнений, чувствуя как радуются мышцы привычной нагрузке. Под стеком на углу бани стояла низкая бочка. Воровато оглянувшись, туман уже редел, Алекс разделась до пояса и смыла натруженный пот. Она едва успела надеть рубаху, подошедший соратник хмыкнул:
   - Не спится?
   - Скоро рассвет, мой господин, - поклонилась она, настороженно гадая, видел ли воин ее прыжки и растяжки?
   - Это хорошо, - воин растянул в зевке широкий рот, демонстрируя гнилые зубы. - Слуга должен рано вставать.
   - Да, мой господин, - еще раз поклонилась Александра подумав: "И зад вам лизать, крепостники хреновы".
   Учитывая пожелание гостей, хозяин распорядился на счет раннего завтрака. Алекс тоже получила свою лепешку с чуть теплым чаем. Чувствуя, как желудок обиженно заурчал, она решила потратить оставшиеся два медяка. Заспанная подавальщица принесла вареную курицу, две черствые пшеничных лепешки и половинку вареной тыквы.
   Пока благородные насыщались, Александра сложила продукты в закутке, рассчитывая поесть дорогой. Госпожа расположилась в маленькой повозке, а Симара залезла к ней. Судя по виду служанки, ее буквально распирало желание поделиться какой-то сногсшибательной новостью.
   Повозка выехала из ворот, когда Симара решилась.
   - Она все знает!
   - Никто все не знает, - апатично возразила Алекс.
   Женщина наморщила лоб, пытаясь понять сказанное. Александра, усмехнувшись, переспросила:
   - Кто, чего знает?
   - Госпожа! - сообщила служанка. - Она догадалась, что ты что-то сделал с бароном Татсо.
   - Умная у нас госпожа, - вздохнула Алекс. - Даже слишком.
   - Ты не понял? - Симара стала злиться. - Она знает!
   - И что теперь? - Александра нахмурилась. - Самому повеситься? Или сбежать туда, не знаю куда?
   Женщина смутилась. Собираясь сообщить столь потрясающую новость, она явно ожидала другой реакции.
   - Не переживай, тетя Сима, - махнула рукой Алекс. - Вчера не убила, сегодня не убьет.
   - Наверное, - пожала плечами служанка.
   - Давай лучше подкрепимся, - с этим словами она выложила на расстеленную тряпочку закупленные продукты.
   - Откуда это?
   - Ой! Ну не крал я! - Александра поморщилась. - Купил.
   Симара разломила курицу и взяла лепешку. Мясо оказалось жестковато, да и не первой свежести. Ладно, все лучше, чем лепешка с чаем. А вот тыква оказалась очень вкусной. Сочная, сладкая, женщина даже зажмурилась от удовольствия.
   - В честь чего ты устроил такой праздник? - спросила она, вытирая руки.
   - Просто так, - пожала плечами Алекс, грустно подумав: "Вот и справила поминки по последним иллюзиям".
   - Еще бы по кружечке пивка и совсем хорошо, - Симара сытно рыгнула, прикрыв рот ладонью. - Ох, и каково это будет, жить в Канаго-сегу?
   - Если как в Татсо-маро, то не весело, - мрачно усмехнулась Александра. - Да еще с такой шибко умной госпожой.
   - Чего это тебе наша госпожа не нравится? - нахмурилась женщина.
   - А она не золотая монета, чтобы всем нравиться, - огрызнулась Алекс.
   - Да такой доброй и справедливой хозяйки как наша во всем свете не сыщешь! - ринулась в бой Симара. - Сам видел в Татсо-маро, какие господа бывают. Наша Сайо просто ангел.
   - Наплевать мне, - махнула рукой Александра. - Мне не за.. не жениться на ней.
   - Это уж точно, - значительно кивнула служанка. - Такие красавицы и умницы не для простолюдинов. Госпожа Айоро найдет ей при дворе знатного мужа.
   - Успехов ей. Пусть ищет.
   Служанка еще что-то говорила, но Александра уже не слушала, машинально кивая и поддакивая.
   После обеда госпожа и служанка завалились спать. Алекс мрачно глазела на проползавший мимо пейзаж. Ровная, слабо всхолмленная равнина, покрытая ровными квадратами полей. Часто попадались рощи и луга с пасущимися коровами и козами. Ослики никуда не торопись, а значит, и караван особо не спешил. Тем не менее, к вечеру они въехали в небольшой городок. Ати являлся последней остановкой на пути в столицу сегуната. Соратник Хиро привел караван в гостиницу, и все повторилось вновь. Сгрузили сундуки, госпожа отправилась в баню. Вот только своего слугу на этот раз она видеть не захотела. Из-за чего Александра ни капельки не расстроилась. Ночевать вновь пришлось под открытым небом, точнее под повозкой. На этот раз у нее оказалась неплохая компания. Черный, усыпанный белыми пятнышками котенок, такой долматинец наоборот, нагло забрался под одеяло и замурлыкал.
   - Ах ты, чертенок, - улыбнулась Алекс, почесывая его за ухом. Котенок не производил впечатления бродячего. Гладкая шерсть, сытное брюшко и полное доверие к незнакомым людям. "Совсем как я когда-то", - вдруг подумала Александра, и у нее защипало глаза. Внезапно она поняла, что это первая кошка, встретившаяся ей в новом мире. Вообще-то Саша Дрейк не принадлежала к числу "собачниц", "кошатниц" или других "любителей животных". Её не умиляли картинки с кисками, собачками и прочими хомячками. Но этот комок шерсти почему-то вызвал небывалый прилив нежности. Она задумалась. Алекс видела практически всех не экзотических домашних животных, знакомых по прошлой жизни. А вот кошек среди них, точно, не было. Ни в Гатомо-фами, ни в деревне, ни даже в замке Татсо.
   В это время во двор выбежала босая девчушка лет семи в одной рубашке и накинутом сверху платке.
   - Айфик! - громко позвала она оглядываясь. - Айфик! Где ты прячешься, негодник?! А ну иди сюда, Айфик!
   Не смотря на то, что котенок и ухом не повел, Александра догадалась, что ищут именно его. Она выбралась из-под повозки:
   - Эй, девочка, ты не его ищешь?
   - Ой, спасибо, дяденька, - маленькая хозяйка подбежала и буквально вырвала из рук Алекс протестующе пискнувшего котенка.
   - А откуда у тебя такой диковинный зверь? - спросила Александра.
   - Папа с войны привез, - гордо ответила та. - У нас есть еще Риска и Путик. Сейчас у Риски четыре котенка. Этот вот самый непослушный. Все время убегает. Беда мне с ним.
   - Послушай, - Алекс присела. - Подари мне его?
   - Что ты, дядя! - девочка отодвинулась. - Я не могу. Это тебе надо папу спросить.
   - Пойдем, спросим.
   Несмотря на поздний час хозяин постоялого двора еще не спал. Наморщив лоб, он что-то считал на маленьких костяных счетах. Увидев дочь с незнакомым парнем, немолодой мужчина с кривым шрамом на щеке нахмурился.
   - Папа, - со значением проговорила девочка. - Этот дядя хочет нашего Айфика.
   - Да, почтенный, - подтвердила Александра.
   Морщины на лице отца разгладились.
   - Понравилась зверюшка? - спросил он странным, каркающим голосом.
   Алекс кивнула.
   - Это я с юга привез, - мужчина отложил в сторону перо. - Я тогда с обозом ходил в армии Сына Неба, да продлится его жизнь десять тысяч раз по десять тысяч лет. Вот на юге и подобрал себе пару. "Кошки" называются. Что-то вроде тигров, только маленькие. Мышей ловят и вообще - симпатичные. Только ты уж прости, парень, отдать тебе котенка не могу. Кошки в наших краях зверь редкий. Сам понимаешь.
   - Сколько?
   - Я думаю "лебедя" хватит.
   - Серебряную за котенка? - вскинула брови Александра.
   - Не хочешь, не бери, - мужик взялся за перо.
   - Не сходи с ума, Жмат, - раздался грубый голос. - Откуда у слуги такие деньги.
   Алекс оглянулась. Из двери в кухню вошла высокая широкоплечая женщина с черной полоской усов над верхней губой. Вытирая красные от горячей воды руки, она проговорила:
   - Десять "сов" и забирай котенка.
   Александра заколебалась.
   - За эти деньги дам еще корзинку с крышкой, - вступил в разговор Жмат. - Будешь его по городу таскать, пока маленький.
   - Идет! - быстро согласилась Алекс.
   - Папа, - всхлипнула девчонка. - А как же я?
   - У тебя еще есть Риска и Путик, - утешила дочь мама.
   - Подождите, - сказала Александра. - Сейчас принесу деньги.
   Бегом вернувшись под повозку, она размотала обмотку на ноге и достала одну из серебряных монет. На секунду замешкалась: "Обдурили ведь? А, плевать, один раз живем!"
   Хозяин долго разглядывал серебряный кружок с изображением лебедя.
   - Да не украл! - по-своему поняла его Алекс. - Награда это.
   Девочка принесла маленькую корзиночку с открывающейся крышкой, в которой недовольно возился котенок. Жмат отсчитал пять монет сдачи. Александра засопела. Мужик добавил еще три.
   - Спасибо, дядя, - криво усмехаясь, она взяла корзинку.
   Спать взаперти звереныш категорически отказался и натужно мяукал, пока не очутился под одеялом.
   - Нет, Айфиком мы тебя звать не будем, - решила Алекс, щекоча его за ухом. - Ты у нас будешь...
   Она задумалась. "Далматинец? Он же черный, только с белыми пятнами. Нет, не пойдет. Может быть, назвать тебя Радугой? - Александра заглянула покупке под хвост. - Нет. Нужно мужское имя. Пусть будет Чертенком. А лучше - Чертякой!".
   - Чертяка! - прошептала она.
   Имя ей понравилось. Наверное, понравилось оно и котенку. Он уткнулся мордочкой в бок Алекс и замурлыкал. Она погладила его по короткой мягкой шерстке и заснула.
   Впервые за много дней ей снился хороший сон: цветущая поляна, она, маленькая в смешном розовом платье, бегала среди цветов, сдувая пух с одуванчиков, а на небе во всю играла яркая радуга.
   Проснувшись в прекрасном настроении, Александра растормошила недовольного Чертяку и, улыбаясь, стала делать зарядку, не обращая внимание на косые взгляды караульного.
   Перед погрузкой вещей накормленный котенок безропотно дал себя засунуть в корзину и не мешать хозяину (хозяйке) исполнять служебные обязанности. Только когда его погрузили в повозку, маленький пассажир недовольно завозился.
   - Подожди! - строго сказала Александра. - Не до тебя пока.
   Госпожа, даже не глядя в ее строну, уселась в переднюю повозку, а Симара сразу села к Алекс. Возница щелкнул кнутом, и караван начал завершающий этап путешествия из Гатомо-фами в Канаго-сегу.
   - Как отдохнул? - спросила служанка, устраиваясь поудобнее.
   - Нормально, - пожала плечами Александра. - На свежем воздухе спится лучше.
   - А Сайо-ли плохо спала, - вздохнула Симара. - Ворочалась с боку на бок. Волнуется бедняжка. Сегодня вечером на место приедем.
   - Сразу во дворец? - спросила Алекс.
   - Нет, - покачала головой женщина. - Я слышала, как госпожа спрашивала у Хиро-сей, куда ее привезут. Тот ответил, что в городской дом господ Айоро.
   - Ну, это еще неплохо, - слегка успокоилась Александра.
   Вдруг служанка увидела закрытую корзину.
   - Это у тебя что?
   - Зверюшку купил, - ответила Алекс.
   То ли обидевшись на пренебрежительное название, то ли по другой причине котенок раздраженно фыркнул.
   - Змею что ли? - женщина отползла подальше и прижалась к борту повозки.
   - Зачем мне еще змея, - усмехнулась Александра. - Одной хватает.
   - Ох, Алекс, - осуждающе покачала головой Симара. - Доведет тебя язык до могилы.
   - Ты же не донесешь? - спросила та. - Или как?
   - Не донесу, - успокоила женщина. - Другие найдутся.
   - Здесь нет больше никого, - Алекс открыла крышку, достала Чертяку. И только тут заметила, что у котенка пронзительно голубые глаза. На секунду она задумалась: "А какие они вчера были?" Но как не старалась, не смогла вспомнить.
   - Ой! - прервала ее размышления Симара. - Кто это?
   - Тигр, - ответила Александра, опуская питомца на застеленный кошмой пол.
   - Скажешь тоже, - обиделась женщина. - Что я тигров не видала?
   - Карликовый, - пояснила Алекс. - Кот называется.
   - А что он делает?
   - Мышей ловит.
   - У тебя, что есть амбар? - засмеялась служанка.
   - Он еще поет, - Александра перехватила Чертяку, целенаправленно пытавшегося залезть к Симаре на колени. Женщина боязливо отодвинулась.
   Алекс взяла баловника и пощекотала брюшко, однако упрямец никак не хотел мурлыкать, желая поближе познакомиться с Симарой. Та пригляделась к зверьку и вдруг рассмеялась.
   - Да у него глаза как у тебя!
   И решившись, попросила:
   - Дай, поглядеть.
   Котенок устроился на коленях женщины и замурлыкал, щуря глаза.
   - И правда, поет! - засмеялась служанка.
   Они до обеда возились с Чертякой к его полному удовольствию. А после обеда на зверюшку захотела взглянуть госпожа. Александра внесла корзинку в "купе", Вытянув шею, Сайо заглянула под крышку.
   - Кошка! - вскричала она.
   - Кот, моя госпожа, - поправила Алекс.
   - Где ты достал такую диковину?
   - На постоялом дворе, госпожа.
   - В наших местах такой зверь стоит денег. Откуда они у тебя, Алекс?
   - Козу продал, - в очередной раз использовала "несчастную скотину" Александра.
   - Это ту, что выиграл на празднике?
   - Да, моя госпожа.
   - Красивый зверек, - улыбнулась девушка, и тут же ее лицо стало неприступно строгим. - Но учти, я буду спрашивать с тебя службу как раньше.
   - Конечно, госпожа, - поклонилась Алекс, пряча недовольного котенка в корзину. - Я буду выполнять только твои приказы.
   Сайо важно кивнула.
   "Котенок же говорить не умеет, - подумала Александра и мысленно улыбнулась. - Если бы умел, наверняка сказал бы что-то более умное".
   Посчитав, что аудиенция закончена, она выпрыгнула из повозки. Естественно, никто ради нее останавливать караван не стал. Тем более что они уже подъезжали к Канаго-сегу. С невысокого холма открывался великолепный вид на столицу сегуната. Невооруженным глазом было видно, что город состоит из трех неравным частей. Самая маленькая, но важная, располагалась не в центре, как привыкла Александра, а чуть в стороне. У неширокой речки, за высокой крепостной стеной возвышались монументальные башни цитадели - дворца сегунов. Центральную часть города занимал обширный квартал одно- и двухэтажных особняков и вилл, окруженных садами, а по краям теснились лачуги бедняков. Какое-то время Алекс шла рядом с повозкой, рассматривая город, где, скорее всего, придется провести не один месяц, а то и год.
   Чертяка возился и возмущенно попискивал. Пришлось забраться в свой закуток и выпустить животинку погулять по полу.
   В это время караван въехал на узкие улочки пригорода. Александра одним глазом следила за котенком, который занялся обрывком веревки, другим наблюдала за городом. Уже вечерело, и улицы были полны народа. Встречались тут и одетые в рванье ратники со старыми мечами, и приличного вида воины с разнообразными гербами на кимо. Однако большинство прохожих составляли простолюдины самого разнообразного облика. От откровенно нищих, чьи тощие тела еле прикрывало рубище, до богатеев, гордо несших пузатые животы обтянутые добротной материей. Если ранее встречавшиеся ей крестьяне предпочитали одеваться довольно однообразно: куртка, мешковатые штаны до середины икр, соломенная шляпа или что-то вроде скрученного полотенца на голове, то горожане удивили разнообразием одеяний. Тут были и совсем короткие курточки, и длинные ниже колен халаты, запахивавшиеся на узбекский манер, жилеты и почти пиджаки, чьи обладатели гордо демонстрировали яркие шелковые рубахи. Цветовая гамма присутствовала самая разная, за исключением кричаще ярких цветов. Даже женщины кроме традиционной юбы здесь носили узкие платья с длинными вырезами по бокам. Нет, они не дразнили окружающих мужчин видом голых ног. Их скрывали короткие, до середины икр, широкие штанишки. Обычно так одевались дамы, стайками толпившиеся у узких переулков. Их густо набеленные лица с нарисованными бровями резко выделялись в толпе. Кроме кричащей "боевой раскраски" у каждой из них на одежде или на веере красовался значок, напоминавший букву "G". Судя по тому, как они набрасывались на любого мужчину, рискнувшего обратить на них внимание, это были работницы эротического фронта.
   "Древнейшая профессия", - подумала Александра, играя с котенком. И тут ее взгляд привлекла необычная группа, вышедшая из переулка. Впереди гордо вышагивали двое соратников сегуна, за ними шли четверо здоровых парней, вооруженных толстыми палками. "Очевидно местная ППС и народная дружина", - предположила Алекс.
   Еще ее удивило обилие носилок. Создавалось впечатление, что состоятельные горожане предпочитали пользоваться не четвероногим, а двуногим транспортом. Попадались просто ящики с окошками, которые несли на толстой жерди четыре человека, а встречались и настоящие экипажи класса "люкс": целые домики с восьмью - десятью носильщиками. Как правило, такие богатые паланкины сопровождали вооруженные соратники.
   Пригород от квартала особняков отделяла неглубокая речка с загаженными берегами. Через нее был перекинут широкий каменный мост, который охраняли двое соратников и трое "народных дружинников". Ехавший впереди Хиро коротко кивнул воинам, и они вернулись на скамеечку под полотняным навесом.
   За мостом был совсем другой мир. Усыпанная мелким гравием дорога шла мимо низких каменных заборов, за которыми буйно зеленели сады. В их глубинах прятались небольшие двух-, редко трехэтажные особнячки. Везде стояли на карауле вооруженные воины. Чистота и порядок. Прохожих не много. Только снуют туда-сюда паланкины и открытые носилки с дамами и господами. Редко попадались слуги, озабоченно спешащие по важным господским делам. Караван углубился метров на восемьсот в обиталище местного "среднего класса" и встал у ворот из кованых железных прутьев. "Вот, кажется, и добрались", - с волнением подумала Александра.
   Из боковой калитки выскочил слуга и склонился, приветствуя Хиро. В это время второй быстро распахивал створки. Повозки въехали в парк по вымощенной камнем дорожке, обсаженной ярко-зелеными кустарниками. За ними видно подстриженную лужайку с легкой беседкой посредине. Дорога раздваивалась. Направо был поворот к "парадному" входу, украшенному скульптурами каких-то зверей.
   Понятно, что их провезли дальше за особняк. Там оказалась площадка, окруженная хозяйственными постройками. Алекс сунула пискнувшего Чертяку в корзину. Повозки встали. Не дожидаясь распоряжения, она спрыгнула и огляделась. Одуряющее пахло садом. Из дома вышла пожилая, представительная дама в нарядном, но не особо богатом платье. Хиро почтительно поклонился. Они обменялись парой слов, когда дверь большой повозки распахнулась, и выглянула Сайо. Женщина всплеснула руками и, не обращая внимания на соратника, поспешила к девушке.
   - Эй, вы там! - звонко крикнула она. - Помогите разгрузить вещи.
   Из приземистого одноэтажного здания выбежали двое парней. Один мужчина лет тридцати с устойчивым запахом конского навоза, второй совсем мелкий - лет десять, одиннадцать. Пока разгружали и заносили вещи госпожи в дом, познакомились. Старшего звали Южир, наверное, за пухлое лицо, а младший назвался Тимом.
   - Как? - удивленно переспросила Александра, когда они спускались со второго этажа, где располагалась комната Сайо.
   - Тим, - повторил парнишка и улыбнулся, став удивительно похожим на парня из "Парка Юрского периода".
   - А меня Алекс.
   К ее огромному облегчению Тим и его приятель совсем не походили на зомбиподобных слуг Татсо. Как знать, может, и господа здесь тоже другие?
  
   Сайо не поняла этой странной привязанности почти взрослого парня к пищащему клочку меха. Правда зверек был симпатичный и голубоглазый как его хозяин. Вот только кошка в сознании девушки прочно ассоциировалась с югом. С жаркими пустынями, глинобитными дворцами варварских владык, с гаремами и их постыдными тайнами. Не могла она представить настоящего благородного воина ... с котом! С охотничьим соколом, с любимым боевым конем, в самом крайнем случае со свирепым псом, первым помощником на охоте. Кошка - животное женщин или женоподобных мужчин. Неужели ее слуга Алекс из таких? Вспомнила Сайо странные разговоры служанок в Гатомо-фами. Девушка неприязненно взглянула на парня: "Пялится на своего кота, как мать на ребенка. Если узнаю, что он с мужчинами... того, выгоню сразу. Или нет, отошлю к Татсо. Ты смотри, как улыбается. И это мужчина? Пора призвать его к порядку".
   - Красивый зверек. Но учти, я буду спрашивать с тебя службу как раньше.
   - Конечно, госпожа, - парень смутился и убрал звереныша в корзинку. - Я буду выполнять только твои приказы.
   После Сайо долго ругала себя за то, что послушала Симару и решила взглянуть на кота и его хозяина. Как раз в это время караван въезжал в Канаго-сегу! Просить об остановке для того, чтобы пересесть в маленькую повозку было бы бестактно, и девушка пыталась рассмотреть город, отогнув ткань, загораживавшую маленькое окошечко. Но многое ли увидишь через дырку размером в палец. Мелькали разнообразно одетые люди, паланкины, потом мост, и колеса зашуршали по гравию. Сайо шумно сопела, бросая на служанку испепеляющие взгляды. Та уже и сама была не рада, что рассказала о диковинном звере Алекса. Тут повозка замедлила и без того неторопливый ход, куда-то повернув. Показались подстриженные кусты, потом какой-то небольшой домик, и они встали. Сайо какое-то время сидела, ожидая дальнейшего развития событий. Но, в конце концов, не выдержала и открыла дверь.
   Они стояли позади дома. Соратник Хиро разговаривал с какой-то женщиной. Увидев девушку, та всплеснула руками.
   - Сайо-ли! А госпожа Айоро уже заждалась тебя.
   Она протянула руку и помогла девушке спуститься. Сайо поклонилась.
   - Здравствуйте, госпожа...
   Женщина возвратила поклон и представилась:
   - Тоно Махаро, управительница дома господ Айоро и сестра господина Хиро
   Она решительно пресекла попытку девушки поклониться еще раз.
   - Я знаю, как тебя зовут, Сайо-ли. Госпожа Айоро с нетерпением ждала твоего приезда. Пойдем, тебе приготовлена комната.
   Женщина оглянулась. Увидела выбравшегося из повозки Алекса, нахмурилась и звонко крикнула:
   - Эй, кто там, помогите разгрузить вещи!
   - Подожди, госпожа Махаро, - остановилась Сайо и громко сказала, обращаясь к соратнику сегуна:
   - Хиро-сей, не мог бы ты позвать кого-нибудь из воинов барона Татсо.
   Тот оглянулся, и вскоре к девушке неторопливо подошел немолодой мужчина.
   - Я написала письмо господину Татсо, - Сайо протянула ему сложенный лист. - А на словах передай, что моя благодарность ему и его семье безмерна, и я никогда не забуду того, что они для меня сделали.
   - Я обязательно передам твои слова, Сайо-ли, - поклонился соратник, принимая послание.
   Стоявший рядом с девушкой Амо Хиро одобрительно засопел.
   Она обернулась к управительнице.
   - Вот теперь я готова идти, куда ты скажешь, Махаро-ли.
   Женщина пошла вперед, показывая дорогу. Дом Айоро снаружи казался очень маленьким не только по сравнению с замком Татсо, но даже с главной башней Гатомо-фами. Однако внутри оказалось неожиданно просторно и уютно.
   - А где сама госпожа Айоро? - спросила Сайо, поднимаясь по лестнице вслед за Махаро.
   - Её срочно вызвали во дворец, - ответила женщина. - А она так хотела тебя встретить.
   - И когда она вернется?
   - Скорее всего, завтра утром, - вздохнула управительница и улыбнулась. - Не переживай, успеешь наговориться с госпожой. Сейчас тебе нужно вымыться с дороги, поесть и хорошенько поспать.
   - Спасибо тебе, госпожа Махаро.
   Комната, которую для нее выделили Айоро, тоже оказалась небольшой, но очень уютной. Стены до половины украшали деревянные лакированные панели приятного вишневого цвета, а выше были оббиты тканью с мелкими сине-зелеными цветами. Кровать, туалетный столик, маленькое кресло, мягкий табурет и ширма в углу, из-за которой выглядывал краешек узкого диванчика.
   - Вот здесь ты и будешь жить, - сказала управительница, подойдя к широкому застекленному окну, за которым колыхались под ветром верхушки сливовых деревьев, усыпанные ягодами. - Располагайся. Тут, правда, не слишком просторно...
   - Что ты! - забыв о вежливости, прервала ее Сайо. - Здесь чудесно!
   Женщина улыбнулась, продемонстрировав отсутствие трех передних зубов.
   - Я рада, что тебе понравилось. К сожалению, разместить служанку рядом с твоей комнатой не получается. Так что выбирай. Или она будет жить в людской, или вместе с тобой за ширмой.
   - Думаю, пока будет лучше, если она останется со мной, - осторожно проговорила Сайо. Сразу почувствовав, что ответ понравился.
   С лестницы послышалось пыхтение и недовольный голос Симары. Она торопила Алекса, который вместе со слугой Айоро тащили наверх сундук.
   - Вот и твои вещи, - сказала Махаро. - Пусть служанка собирает белье, баня ждет.
   Сборы заняли немного времени, и вскоре Сайо и служанка вошли в наполненное паром помещение с большой каменной ванной. Свет из узких окон с разноцветными стеклами падал на разложенные банные принадлежности. Чего тут только не было: мыло трех сортов, баночки с благовониями, каменные терки для пяток и еще множество абсолютно непонятных для девушки вещей: от бритвы до ажурных щипчиков. Решив не напрягаться по этому поводу, она разделась и с наслаждением окунулась в теплую воду.
   После долгого путешествия и горячей ванны девушку стало неудержимо клонить в сон. Но она не могла отказаться от ужина. Ели вдвоем с управительницей. Дав ей возможность слегка утолить голод, Махаро спросила:
   - Я слышала от госпожи, на твой караван напали разбойники?
   - Да, - кивнула девушка. - Ночью. В лесу недалеко от Татсо-маро.
   - Кто-нибудь кроме тебя и твоих слуг выжил?
   - Одзаво Сабуро. Он тяжело ранен и остался в замке барона Татсо.
   - А кучер? - к удивлению Сайо спросила Махаро.
   - Его убили как и всех соратников.
   - Бедный Фусан, - покачала головой женщина. -Уном был его старшим сыном.
   Девушка поняла, что управительница говорит о слугах. После Тасто-маро такая забота о простолюдинах показалась ей странной.
   Решив перевести разговор на другую тему, Сайо спросила:
   - А что у господ Айоро нет детей?
   Махаро вздохнула.
   - Их сын Диго сейчас в столице служит помощником секретаря канцлера.
   - В канцелярии самого Сына Неба? - встрепенулась девушка.
   - Да, - подтвердила женщина. - Только госпожа Айоро не очень любит рассказывать о нем. Так что, если она сама не заговорит, о Диго лучше не расспрашивать.
   - Спасибо тебе, Махаро-ли, - искренне поблагодарила управительницу Сайо и озабоченно спросила: - Есть ли еще что-то, что я должна знать, чтобы не огорчать господ Айоро?
   Женщина с уважением посмотрела на девушку.
   - Очевидно, Айоро-ли в тебе не ошиблась. Нет, остальное не так важно, и ты все поймешь сама.
   - А все-таки? - настаивала Сайо.
   Управительница пожала плечами:
   - Господин Айоро не любит шума, а госпожа - когда ее перебивают. Они хорошие добрые люди. Тебе здесь понравится.
   - Я надеюсь, - опустила глаза девушка, успокаиваясь.
   Чтобы еще подбодрить ее, Махаро сказала:
   - Это хорошо, что ты привезла с собой служанку. В твоем возрасте не помешает присутствие рядом опытной женщины.
   - Симара хорошо знает лечебные травы, - похвалила служанку Сайо, с трудом сдерживая зевоту.
   - Очень хорошо, - кивнула Махаро, разделывая вареную рыбину. - Думаю, господам Айоро это понравится. А что умеет делать твой слуга?
   - В Гатомо-фами он работал на конюшне, - ответила девушка.
   - Думаю, после гибели Унома, и для него отыщется место, - управительница слегка улыбнулась. - Ну, хватит о делах. Иди, отдыхай. Завтра утром приедет госпожа, с ней обо всем и поговоришь.
   Сайо без провожатых поднялась в свою комнату. Симара уже разложила повсюду ее вещи и разобрала постель. Едва коснувшись щекой мягкого шелка подушки, девушка провалилась в глубокий без сновидений сон.
   - Госпожа, - кто-то тихо тронул ее за плечо. - Госпожа.
   Сайо открыла глаза, со сна еще не соображая, где она, и что случилось.
   - Махаро-ли уже спрашивала, когда ты проснешься, - опасаясь гнева хозяйки, скороговоркой проговорила Симара.
   Девушка рывком села на кровати.
   - Умываться.
   Приведя себя в порядок, она решила спуститься вниз и на лестнице столкнулась с управительницей. Женщина улыбнулась.
   - Доброе утро. Прости, что не предупредила, но в этом доме все встают рано.
   - Там, где я жила раньше, тоже не приходилось разлеживаться, - ответила Сайо. - Госпожа Айоро еще не прибыла?
   - Нет, - покачала головой Махаро. - Пока ее нет, я предлагаю прогуляться.
   - С удовольствием, - согласилась девушка.
   Они вышли в сад. Он ничем не напоминал вычурный парк Татсо, скорее ту усадьбу в Иси. Ровные ряды плодовых деревьев перемежались с небольшими лужайками.
   - В этой беседке господа иногда обедают, - показала управительница. - Еще здесь любит отдыхать Айоро-сей.
   Сайо разглядела большой круглый стол, пару легких кресел и маленький диванчик.
   - Когда он спит, его лучше не тревожить, - улыбнулась Махаро.
   - А вот этому дереву, - женщина указала на высокий раскидистый дуб, единственный во всем парке. - Почти тысяча лет. Во всяком случае, говорят, он помнит еще первого Сына Неба.
   Так, непринужденно болтая, они подошли к воротам, за которыми маячила фигура соратника. Они собрались повернуть назад, когда в боковую калитку вошла высокая черноволосая женщина в простом платье. Махаро встала, дождалась, пока та приблизится, и сказала:
   - Это служанка нашей госпожи. Её зовут Низа.
   Высокая, широкоплечая, с резкими чертами лица, она вызвала у Сайо чувство настороженности. Еще более странным показался ее дерзкий, оценивающий взгляд.
   - Я рада приветствовать долгожданную госпожу Сайо, - поспешно опустив глаза, поклонилась она.
   - Здравствуй, Низа, - слегка наклонила голову девушка.
   - Я пойду готовить комнату, Махаро-ли? - спросила женщина управительницу.
   - Иди.
   - Разве служанка Айоро-ли живет не здесь? - удивилась Сайо, когда высокая фигура скрылась за углом дома.
   - Госпожа отпустила ее навестить мать, - пояснила Махаро.
   Они не успели осмотреть хозяйственные постройки, ворота распахнулись, и шестеро слуг внесли богато украшенный паланкин.
   - Вот и наша госпожа, - заторопилась Махаро.
   Сайо отметила, что Кацуо Айоро мало изменилась с момента их последней встречи. Только лицо придворной дамы сейчас было усталым и озабоченным. Впрочем, оно сразу изменилось, как только женщина увидела Сайо.
   - Здравствуй, дорогая! - Айоро нежно взяла ее за плечи. - Я очень рада тебя видеть.
   - Я тоже, моя госпожа, - девушка сделала попытку поклониться.
   - Не нужно, - остановила ее новая опекунша. - Ты так много пережила за эту дорогу, что я невольно чувствую себя виноватой.
   - Что ты, Айоро-ли! - вскричала девушка. - То, что случилось - всего лишь досадная случайность. Видимо, так было угодно Вечному Небу.
   - Наверное, ты права, - согласилась Айоро и обратилась к управительнице. - Вы завтракали?
   - Мы ждем тебя, госпожа, - поклонилась Махаро.
   - И зря, - нахмурилась женщина. - Кто знает, когда я смогу освободиться, а Сайо нужно питаться правильно. Она же растет.
   - Не вежливо садиться за стол без хозяев, - попыталась заступиться за управительницу девушка.
   - Ты здесь не гость, - как-то по-особому значительно возразила Айоро. - Теперь это твой дом.
   - Извини, госпожа, - смутилась Сайо.
   Хозяйка посмотрела на замолкнувших собеседниц и фыркнула.
   - Мы будем завтракать или нет?
   - Конечно, Айоро-ли! - улыбнулась Махаро. - Проходите, я пойду, распоряжусь. Все уже должно быть готово.
   Вдвоем с опекуншей они проследовали в столовую.
   - Татсо, действительно, так хорошо тебя приняли? - на ходу спросила Айоро.
   - Очень хорошо, - пылко подтвердила Сайо. - Честно говоря, я и сама не ожидала такого теплого приема.
   - Вырос младший сын, - усмехнулась женщина, усаживаясь за стол. - Надо куда-то пристраивать. Кстати, а что с ним случилось? Он же должен был тебя сопровождать?
   - Непонятная история, - пожала плечами Сайо, стараясь не смотреть собеседнице в глаза.
   Пока она рассказывала о том, что стряслось в Ити, служанки принесли завтрак. К удивлению девушки они наложили хозяйке целую гору риса, политого мясной подливкой. Внимательно слушая Сайо, Айоро с жадностью накинулась на еду.
   - Действительно, странная история, - согласилась она, отодвигая пустую чашку. От нее не укрылось удивление девушки.
   - Её высочество Киано, к сожалению, имеет склонность к полноте, и чтобы сохранить стройность, кушает очень мало. Придворным тоже приходится довольствоваться птичьими порциями, - охотно пояснила она. - Но я, к счастью, такой склонности не имею и приезжаю из дворца всегда зверски голодной.
   Женщина засмеялась, явно приглашая собеседницу присоединиться к веселью. Сайо улыбнулась.
   - Многие считают, что высокородные господа являются необыкновенными существами, - продолжала говорить Айоро, откусывая печенье и запивая его молоком. - На самом деле они такие же люди. И кроме властных забот у них есть и чисто человеческие проблемы.
   Она поставила чашку на стол и строго взглянула на девушку:
   - Я надеюсь на твою скромность, Сайо-ли. У нас можно говорить открыто обо всем. Но ничего из сказанного здесь, не должно покидать пределы дома.
   - Я понимаю, Айоро-ли, - склонила голову девушка.
   - Вот и хорошо! - она встала. - А сейчас пойдем, прогуляемся, и ты мне подробно расскажешь о своем путешествии.
   - Конечно, госпожа.
   За время рассказа, оказавшегося довольно длительным, опекунша ни разу ее не прервала. Они пришли в беседку. Сев на диванчик, Айоро пригласила Сайо расположиться рядом.
   - Вот и все, госпожа.
   - Из всего отряда выжили только ты с господином Сабуро и твои слуги?
   - Да, Айоро-ли.
   - Сабуро так серьезно ранен?
   - Еще немного и он бы истек кровью, - ответила девушка. - Так сказала моя служанка, а она разбирается в ранах и болезнях.
   - Выходит, ты спасла ему жизнь, - улыбнулась женщина.
   - Я лишь выполнила свой долг, - опустив глаза, ответила Сайо.
   - Это хорошо, - похвалила ее опекунша. - Одзаво Сабуро по-настоящему благородный человек. Теперь, Сайо-ли, у тебя в Канаго-сегу уже есть друг.
   - Я не думала об этом, - пожала плечами девушка.
   - Это не важно, - махнула рукой Айоро. - Значит, такова была воля Вечного Неба. Лучше скажи, когда мой супруг приехал в Татсо-маро, он устроил тебе настоящий экзамен?
   - Я бы так не сказала, - осторожно возразила девушка. - Он лишь попросил меня...
   - Описать происшедшее в ночь нападения, потом посадил за скоропись, - остановила ее возражения женщина. - Это на него похоже. Скажи, он остался доволен?
   - Это нужно узнать у господина Айоро.
   - Сайо-ли, ты знаешь, о чем я спрашиваю, - нахмурилась опекунша. - Пойми, ни я, ни мой супруг тебе не враги. Здесь ты можешь говорить, что думаешь.
   - Айоро-сей сказал, что я уже готовый секретарь, - смущаясь, пролепетала девушка и добавила уже краснея. - И еще он сказал, что ты умеешь находить сокровище.
   Женщина польщено улыбнулась.
   - Господин спросил, что я умею кроме сочинения стихов.
   - И что ты ответила? - заинтересовалась опекунша.
   - Я знаю сложение, вычитание, разделение. Понимаю северных варваров и читаю по губам.
   - Вот как! - удивилась Айоро, глядя на пылающие щеки девушки. - Тогда я понимаю моего супруга. Кстати, он не сказал, на сколько задержится?
   - На два - три дня.
   - Значит, послезавтра можно уже его ждать, - сделала вывод женщина. - Давай вернемся в дом. Мне не терпится снять коюбу и надеть домашний халат.
   Сайо хотела подождать ее внизу, но опекунша позвала девушку за собой.
   - Я хочу, чтобы ты как можно скорее узнала расположение всех помещений в доме.
   Покои хозяев располагались тоже на втором этаже, чуть дальше комнаты Сайо. В просторной светлой спальне с широкой кроватью и шкафом хлопотала Низа. Увидев вошедших, она поклонилась.
   - Здравствуй, Айоро-ли.
   - Здравствуй, Низа. Как мать?
   - Хвала Вечному Небу, неплохо, - служанка стала помогать госпоже, выбраться из парадного платья.
   Сайо еще раз оглядела комнату. Стены, оббитые темно-голубой материей с большими ярко- красными цветами, большое зеркало над туалетным столиком, пара мягких пуфиков, застекленный шкафчик со шкатулками и коробочками и все. "А где же они хранят свою одежду", - с удивлением подумала девушка.
   Наконец, Айоро осталась в одной нижней рубашке. Служанка подошла к стене... и открыла незаметный шкаф, откуда достала свернутый халат небесно-голубого цвета.
   - Мне сказали, ты привезла с собой служанку? - спросила опекунша, завязывая пояс.
   Сайо встала.
   -Да. Симара знает лекарственные травы и умеет лечить многие болезни.
   - Это хорошо, - кивнула женщина. - Пойдем вниз. Не будем мешать Низе приводить комнату в порядок.
   И хотя Сайо не заметила в спальне никакого беспорядка, она послушно кивнула. Пройдя через столовую, они оказались в просторной гостиной, где Айоро сразу села в мягкое кресло, пригласив девушку последовать ее примеру.
   - Я привезла с собой еще и слугу, - осторожно сообщила Сайо.
   - Я знаю, - кивнула опекунша. - Махаро мне написала. Уном погиб, и у нас освободилось место кучера. Я думаю, мы можем его оставить.
   - В Гатомо-фами он работал на конюшне, - сообщила девушка. - Правда, помощником конюха.
   - Значит, справится, - сделала вывод Айоро. - Фусана жаль. Это самый старый наш слуга. Уном был его старшим сыном.
   Сайо очень удивилась тому, что такую благородную даму интересуют переживания какого-то простолюдина.
   - Что еще может твой слуга? - спросила женщина.
   - Я не знаю, - пожала плечами девушка. - Он у нас недавно.
   - Вот как! - удивилась опекунша. - Кто его родители? Или Гатомо покупает слуг?
   - Что ты, Айоро-ли, - улыбнулась девушка и пояснила. - Просто он ничего не помнит о своей жизни.
   - Расскажи, - заинтересовалась собеседница.
   - Странная история, - хмыкнула она, прослушав рассказ девушки.
   - В начале Гатомо-сей посчитал его беглым крестьянином, - продолжала Сайо. - Но ни у кого из соседей не убегал молодой парнишка. Потом он проверил в канцелярии Наместника, не разыскивают ли за преступления против власти Сына Неба человека с такими приметами. Все напрасно.
   Айоро задумалась. Потом подошла к маленькому столику и ударила серебряной палочкой по подвешенной металлической пластинке. Через несколько секунд на пороге появилась Низа.
   - Найди Махаро и скажи, что я хочу ее видеть.
   - Да, госпожа, - поклонилась служанка.
   Ждать пришлось не долго.
   - Ты звала меня, Айоро-ли?
   - Да. Где слуга Сайо-ли? Кажется, Алекс.
   - Он со старым Фусаном ремонтирует забор, - ответила управительница. - Старик проплакал всю ночь, а утром попросил тележку, пару лопат и помощника. Привез глины, и сейчас они вдвоем мешают раствор.
   - Почему ты ему разрешила? - нахмурилась Айоро.
   - Фусан сам напросился, - возразила управительница. - Сказал, что за работой горе забывается быстрее.
   - Тогда пусть работают, - кивнула госпожа.
   - Я еще нужна, Айоро-ли? - спросила Махаро.
   - Нет. Благодарю. Можешь идти.
   Когда управительница мягко прикрыла дверь, Айоро откинулась на спинку кресла и потянулась.
   - Во дворце я никогда не высыпаюсь.
   - Может быть, тебе лучше отдохнуть? - заботливо предложила Сайо.
   - После обеда, - возразила женщина. - Со слугой определились, будем думать о твоей судьбе. Ты, безусловно, умная и начитанная девушка, но я решила определить тебя на учебу.
   - Как скажешь, госпожа, - сидевшая на самом краешке кресла Сайо поклонилась.
   - Моя подруга, госпожа Юто Дзимо, содержит школу для девочек знатных родов. Читать, писать, считать и прочее ты умеешь. Значит, тебе надо научиться, прежде всего, общению.
   - Что это значит, Айоро-ли? - спросила девушка.
   - Будешь учиться петь, танцевать, играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Научишься быть интересной в беседе, - пояснила госпожа. - Рано или поздно мне придется представить тебя ко двору. А там лучше появляться во всеоружии.
   - Я буду стараться, - еще раз поклонилась Сайо.
   - И самое главное, - Айоро подалась вперед. - В этой школе тебя научат исскуству очаровывать мужчин.
   - Госпожа, - краснея, пролепетала девушка.
   - Да, моя милая Сайо, - грустно улыбнулась опекунша. - Мы слабы. Мы не можем драться на мечах, скакать день и ночь на коне, преследуя врага. У нас не хватит сил совершать долгие утомительные марши в тяжелых доспехах, а потом всей силой обрушиваться на противника. Это удел мужчин. Они управляют миром. Так уж решило Вечное Небо. Но мы должны управлять мужчинами. Именно этому тебя и будут учить в школе Юто Дзимо.
   - Смогу ли я? - усомнилась девушка, потрясенная речью Айоро.
   - Сможешь, - улыбнулась та. - Мы, женщины, можем все в этом мире. Для этого нам нужно лишь найти подходящего мужчину.
   Айоро встала.
   -Пойдем, я кое-что тебе покажу.
   Она подошла к двери в соседнюю комнату.
   - Я знаю, ты любишь читать.
   - Да, Айоро-ли, - согласилась девушка.
   - Тогда тебе понравится то, что ты увидишь.
   С этими словами женщина распахнула дверь. Сайо вошла в просторную светлую комнату с широким окном и ахнула. Две стены были сплошь уставлены книгами. На первый взгляд их тут было не меньше трех сотен.
   - Наше главное богатство, - проговорила опекунша, входя вслед за девушкой. - Вот книги по богословию, вот - по воинскому исскуству, по медицине и математике. Здесь стоят произведения лучших поэтов Тонго. А вот на этих полках - древние и самые новые романы.
   - Какое сокровище, - проговорила девушка, зачарованно оглядывая книжные полки.
   - И не только духовное, - улыбнулась женщина.
   - Как это? - не поняла Сайо.
   - Трое моих слуг прекрасные переписчики, - ответила Айоро. - Хотя им и не сравниться с каллиграфами двора сегуна. Я потом покажу тебе их мастерскую.
   - Эти книги переписали у вас? - удивилась девушка.
   - Нет, - покачала головой опекунша. - Это образцы. Их мы переписывали заказчикам.
   - И это приносит большой доход? - заинтересовалась Сайо.
   - Больших денег так не заработать, - покачала головой женщина. - Но мои слуги сами себя обрабатывают. Ты же видишь, что наш дом не замок барона или рыцаря. Мы с мужем живем только службой.
   Она присела на лавочку у окна.
   - Господин Канаго щедрый правитель, но и жизнь в его столице очень дорогая. Нам с мужем вполне хватило бы трех слуг, и пары служанок. Но по статусу у меня должен быть паланкин с не менее чем шестью носильщиками, и это не считая дорогой модной одежды, косметики, украшений. Да многое чего еще нужно иметь придворной даме.
   - Я понимаю, - кивнула Сайо.
   - Я знаю, ты умная девушка, - улыбнулась Айоро. - Можешь взять любую книгу. Читай, наслаждайся. Или, если хочешь, я покажу тебе мастерскую?
   - Если тебе не трудно, госпожа, - проговорила девушка. - Я еще никогда не видела, как переписывают книги.
   - Пойдем, - опекунша встала.
   Они прошли в здание напротив главного дома.
   - В одной половине живут слуги, - пояснила Айоро. - В другой - мастерская.
   Просторное, залитое солнцем помещение наполняли запахи бумаги, чернил и красок. Трое мужчин разного возраста склонились над столами, тщательно выводя буквы. Увидев женщин, слуги встали.
   - Здравствуйте, - поздоровалась хозяйка.
   - Здравствуй, госпожа, - в разнобой поздоровались переписчики, склонившись в глубоком поклоне.
   - Это госпожа Сайо-ли, - представила Айоро спутницу. - Теперь она член нашей семьи.
   Слуги поклонились.
   - Покажите ей, как переписываются книги, - распорядилась госпожа. - Смотри, Сайо, а я тебя оставлю. Мне нужно отдохнуть.
   - Да, Айоро-ли, - поклонилась девушка.
  
   - Это твою госпожу Айоро-ли нашла? - спросил Южир, когда они спускались за вторым сундуком.
   - Наверное, - пожала плечами Александра. - Мне не сказали, кто кого нашел.
   - Слугам много не говорят, - улыбнулся мужчина. - Я хотел узнать, вы с востока?
   - Да, - ответила Алекс. - Из Гатомо-фами, что возле гор.
   Южир кивнул, берясь за сундук.
   Они подняли на второй этаж все вещи Сайо. Спустившись во двор, мужик вытер пот и спросил:
   - Почему с чужими воинами приехали?
   Александра подняла с земли свои вещами.
   - Напали на нас ночью, всех перебили. Только мы спаслись да соратник Сабуро. Его разбойники между двух деревьев распяли.
   - А кучер? - Южир взял ее за рукав.- С ним что?
   - Мертв, как и остальные.
   - О, мой бедный брат! - вскричал мужчина, и его круглое лицо исказила гримаса боли.
   - Он был твоим братом?! - вытаращила глаза Алекс. - Прости, я не знал. Я...
   - Причем тут ты? - грубо оборвал ее Южир и, видя, как та попятилась, чуть смягчился. - Не ты же его убивал.
   В это время из-за длинного одноэтажного дома показался быстро семенящий старик в заношенной куртке, с редкой бородой и связанными в пучок седыми волосами.
   - Что случилось? - еще издали закричал он тонким дребезжащим голосом.
   - Отец! - мужчина вытер слезы. - Брат погиб.
   Старик встал, словно наткнулся на стену, и начал валиться на сторону. Появившийся откуда-то Тим еле успел его подхватить.
   Южир бросился к отцу. Александра осталась стоять, не зная, что делать дальше. Из дверей дома с криком выбежала молодая женщина в длинном фартуке.
   - Что случилось?
   - Брат погиб, - ответил тот, поддерживая под руки отца.
   - Ой, какое горе! - всхлипнула женщина, прижав красные руки к груди. - Как? Когда?
   - Помолчи! - оборвал ее мужчина. Вдвоем с Тимом они провели старика в широкую дверь посредине длинного дома.
   Женщина повернулась к Алекс.
   - Это ты сказал?
   - Я, - растерянно ответила она.
   - Откуда знаешь?
   Ответить Александра не успела. В дверях показался Тим.
   - Эй, Алекс, иди сюда.
   Вслед за парнем она вошла в широкий коридор. Здесь на лавке стоял бочонок с водой, на стенах висело несколько длинный плащей. По бокам располагались две двери. Тим открыл правую. Александра оказалась в большом помещении, походившем на "казарму" в Татсо-маро. Только тут света было побольше, и вся комната оказалась разделена на маленькие клетушки высокими, не доходящими до потолка перегородками. По средине располагался длинный стол и лавки.
   - Сюда, Алекс, - позвал ее Тим.
   В последнем "отсеке" на широкой, приделанной к стене кровати сидел старик, держа в руке кружку с водой.
   - Сядь, - слабым голосом проговорил он.
   Александра растерянно оглянулась. Куда? На пол? Тут появился Южир с обшарпанным табуретом. Она села, поставив на пол корзинку с котенком. Тот зашуршал, но никто не обратил на это внимания.
   Подошла женщина в фартуке и встала, прислонившись к переборке.
   - Когда погиб мой сын?
   - Семь дней назад, - ответила Алекс.
   - Как это случилось?
   Александра вздохнула и рассказала о ночном нападении разбойников, из скромности опустив кое-какие подробности.
   - Его похоронили? - с надеждой спросила женщина.
   - Мы торопились. Сабуро истекал кровью, - стала объяснять Алекс. - Но потом барон Татсо послал по нашему следу своих соратников, и они сделали все как надо.
   - Бедный мой сын! - тихо проговорил старик, по морщинистому лицу потекли скупые слезы.
   - Это хорошо, что его тело не оставили диким зверям, - всхлипнула женщина.
   - Токи, - обратился Южир к женщине. - Возвращайся на кухню. А то мастер Микан хватится.
   Та быстро-быстро закивала головой и, всхлипывая, ушла. Старик сидел, ни на кого не глядя. Александру взял за локоть Южир.
   - Пусть отец посидит один.
   Алекс кивнула и пересела на скамью.
   - Ты жди здесь, - велел мужчина. - Госпожа Махаро придет и скажет, что делать дальше.
   - Махаро - это кто?
   - Управительница, - пояснил слуга. - Она встречала твою госпожу.
   Александра кивнула и, приготовившись к долгому ожиданию, осмотрелась. Помещение напоминало плацкартный вагон с пятью "купе" по обе стороны. Некоторые из них были завешаны плотными шторами. В каждом имелось свое окно. Чистый, некрашеный пол устилали толстые циновки. В центре стола стоял большой, трехрожковый масляный светильник. Очень скоро Чертяка перестал возиться и начал тихо мяукать. "Проголодался", - догадалась Алекс, у нее самой в желудке уже жалобно урчало.
   Она достала котенка и начала с ним играть, стараясь хоть чем-то отвлечь нечастного зверька. За этим занятием их и застала управительница. Александра вскочила, едва успев поймать свалившегося с колен Чертяку.
   - Здравствуй, моя госпожа Махаро-ли.
   - Ты, Алекс, - полувопросительно, полуутвердительно сказала женщина.
   - Да, госпожа.
   - Пойдем, - она махнула рукой, подзывая его к одному из завешанных "купе". - Здесь жил наш кучер, теперь это твое место.
   - Да, госпожа, - поклонилась Алекс, окинув взглядом новое жилище.
   - Твой зверь? - спросила женщина, кивнув на прижатого к груди котенка.
   - Мой, Махаро-ли.
   - Если нагадит, убирать будешь сам!
   - Конечно, моя госпожа, - тут же согласилась Александра.
   - В господский в дом не пускай. Поймаю, ты его больше не увидишь.
   - Понял, госпожа.
   - И последнее, но самое важное, - управительница пристально посмотрела ей в глаза. - Господин Айоро очень добрый человек. Поэтому у нас слуг палками не бьют. В этом доме есть три вида наказания. Предупреждение, напоминание и смерть. Уяснил?
   Алекс низко поклонилась.
   - Да, моя госпожа Махаро-ли.
   - Напоминания еще нет ни у кого из слуг, - продолжила женщина, разглядывая Александру. - И я надеюсь, что у тебя тоже не будет.
   - Я приложу все усилия, моя госпожа, - с видом принимающего присягу президента ответила Алекс.
   - Вот и хорошо, - управительница как-то странно улыбнулась. - Сейчас иди на кухню. Там тебя покормят.
   Не слушая слов благодарности, она пошла к выходу. У самой двери женщина оглянулась и, задержавшись на миг, вышла.
   Александре это не понравилось. Чертяка взвыл дурным голосом. Задумавшись, она слишком сильно прижала котенка к груди.
   - Извини, малыш, - Алекс потрепала его по мягкой шерстке. - Пойдем ужинать.
   На кухне ее встретили Токи и маленький человечек в светлой куртке с длинным ножом в руке.
   - Это ты - наш новый слуга? - спросил он тихим голосом
   - Да, - ответила Александра. - Меня зовут Алекс. А ты мастер Микан?
   Повар важно кивнул и тут обратил внимание на котенка.
   - Твой?
   - Мой! - гордо ответила она и деловито спросила. - Молока не найдется?
   - Для тебя? - удивился Микан.
   - Ему, - с обидой пояснила Александра.
   Повар улыбнулся.
   - Есть сливки. Ложечку дам.
   Котенок с жадностью набросился на лакомство, а перед его хозяйкой (хозяином) поставили целую чашку риса с овощной подливкой и кружку настоящего (!) чая. Так вкусно она не ела с Гатомо-фами. Мягкий, рассыпчатый рис и то ли мелкие кабачки, то ли крупные огурцы с луком, тертой морковью и перцем. Объедение. Хотя, если полгода назад кто-то сказал Саше Дрейк, что она будет уплетать за обе щеки такую бурду, в лучшем случае тот пошел бы по известному адресу.
   На кухню вошла Токи со свертком.
   - Вот госпожа Махаро тебе штаны прислала, а то твои сильно грязные. И мыться иди. Муж сказал, что вода нагрелась.
   - Дай поесть спокойно, торопыга, - остановил ее порыв Микан.
   Но Александра уже облизала ложку, Чертяка тоже покончил со сливками.
   - Куда идти? - спросила она, убирая его в корзину.
   - Я покажу, - предложила женщина.
   - Тим проводит, - заворчал повар.
   - Тима Махаро во дворец услала с письмом к госпоже, - возразила Токи.
   - Тогда иди скорее! - вспыхнул повар. - Дел полно.
   - Я быстро, мастер Микан, - заверила женщина. - Пойдем, Алекс.
   Вход в баню для слуг оказался с торца длинного здания. У лестницы ведущей вниз Александра спросила:
   - Я тут постирать решил. Где можно штаны повесить?
   - В предбаннике и вешай, - ответила провожатая. - Там они никому не помешают.
   Баня оказалась темной, низкой, но теплой и чистой. Алекс чудесно вымылась, промыв отросшие волосы щелоком. Вытершись висевшим тут же полотенцем, она развернула подаренные штаны и присвистнула. Внутри были уложены белые подштанники. Насколько знала Александра, нижнее белье здесь являлось привилегией благородных. "Кто же это такой добрый?"- подумала она, прекрасно зная ответ. "Госпожа Махаро, - от этой догадки она поежилась. - Как бы мне эти кальсоны боком не вышли. Или еще чем". Однако жизнь в этом мире отучила Александру слишком пристально вглядываться в завтрашний день. Что будет, то и будет. Она пожала плечами и облачилась в нижнее белье.
   Развесив кое-как простиранные штаны, она отправилась обживать новое место. В людской (так здесь называли жилье слуг) никого не было кроме печального старика. Увидев Александру, он словно очнулся и поманил ее рукой.
   - Чего тебе, почтенный? - спросила она.
   - Меня Фусаном зовут, - ответил тот. - Кучером у вас старший мой был. Год назад у него жена умерла, так и не подарив мне внука. Он тогда переживал очень.
   Алекс стояла, не зная, что сказать. Старик встал и, не глядя на нее, вышел. Александра прошла в свое "купе" и села на кровать. Матрас зашуршал свежей соломой. Решив лишний раз не мозолить людям глаза, она задернула занавеску и вытащила из корзинки котенка.
   - Ну, Чертяка, вот это наш новый дом. Не знаю, правда, надолго ли?
   Котенок спрыгнул на скобленый пол и деловито стал обнюхивать ножку кровати. Потом задрал хвостишко и побежал в угол, где принялся исследывать стены.
   Его хозяйка улеглась на матрас и в тусклом свете умирающего дня стала бездумно наблюдать за питомцем. Из-за занавески доносились негромкие голоса, какой-то стук. Вдруг ее окликнули:
   - Спишь, Алекс?
   - Еще нет, - отозвалась она.
   - Выйди, дело есть.
   Звучало двусмысленно, Александра достала спрятанный в обмотках нож, сунула его в рукав и вышла к столу. Тревога оказалась ложной.
   - Присаживайся, - махнул рукой Южир.
   За столом, уставленным посудой, сидели слуги: старый Фусан, Токи, мастер Микан, сверкал любопытными глазенками Тим.
   - Помянем моего старшего сына, - тихо сказал Фусан, беря в руку пивную кружку. Выпили молча и стали закусывать. Традиционных для поминок пирожков не было. Их заменял обычный рис. Какое-то время стояла полная тишина, так что было слышно, как над ухом противно пищит комар, да где-то под столом лазит Чертяка.
   - Алекс, - обратился к ней старик. - Расскажи о новой госпоже. Кто она? Какой у нее характер? Что нам ждать от нее?
   - Я знаю Сайо всего два месяца, - пожала плечами Александра, изо всех сил стараясь быть объективной. - Она сирота, родители погибли в войне с Самозванцем. С малых лет ее воспитывал однополчанин отца. Человек она не плохой. Вот только считает себя очень умной.
   - А на самом деле? - спросил мастер Микан.
   - Ну, не полная дура, конечно, - ответила Алекс. - До тех пор, пока какая-нибудь блажь в голову не ударит. Тогда держись. Орёт и по морде дать может.
   - Ого! - покачал головой маленький Тим.
   - И часто с ней такое бывает? - уточнил повар.
   - На моей памяти один раз, - вынуждена была признаться Александра.
   - Скажи, Алекс, - вдруг спросил Фусан. - Если ты так мало знаешь госпожу, почему тебя с ней отправили?
   - Не знаю, - пожала плечами Александра. - Скорее всего, потому что от меня не было никакой пользы.
   - Как это? - нахмурился старик.
   - Я ничего не умею делать, - пояснила она. - За два месяца научилась немного за лошадьми ходить и все.
   - А до этого, чем ты занимался? - продолжал допытываться Фусан.
   - Не знаю, - завела старую пластинку Алекс. - Меня нашли в лесу два месяца назад. Я не помню, кто я на самом деле. Ни своего имени, ни родителей, ни места где родился.
   Слуги застыли от удивления.
   - Отыскали меня в горах, без памяти. Крестьяне Гатомо принесли в его замок. Там меня подлечили, выходили. Вот и все.
   Александра трагически вздохнула.
   - Совсем-совсем ничего не помнишь? - всхлипнув, спросила Токи, вытирая слезы грязным носовым платком.
   - Ничего, - Алекс опустила голову, привычно играя вселенскую скорбь.
   Фусан смущенно крякал, а Тим открыл от удивления рот.
   - Вот так история, - задумчиво проговорил Южир. - А мы, признаться, думали, что приехал какой-то деревенский увалень.
   - Может и деревенский, - грустно пожала плечами Александра. - Я же не помню.
   - Ты, Алекс, сильно не переживай, - попытался утешить ее старик. - Если будет на то воля Вечного Неба, может память и вернется.
   - Только на него и надеюсь, - вздохнула Александра, шмыгнув носом. Потом спросила:
   - А как тут у вас господа?
   - Повезло тебе, парень, что к ним попал, - очень серьезно ответил Фусан. - Нас тут девять человек. Живем так, что и умирать не надо.
   Алекс окинула взглядом помещение.
   - Остальные во дворце, - понял его старик. - Паланкин госпожи понесли.
   - Обычно, отнесут и возвращаются, - продолжил Южир. - А сегодня что-то ночевать остались.
   - Наверное, госпожа надеялась к вечеру вернуться, - предположила Токи. - Уж очень ей хотелось твою Сайо встретить.
   - Значит, или Айоро приедет завтра утром, или носильщики вернутся, - предположил конюх и, усмехнувшись, добавил. - Только ты, Алекс, их так не называй. Обидятся.
   Слуги за столом засмеялись.
   - Почему? - удивилась Александра.- Если они паланкин таскают, значит - носильщики.
   - Паланкин они редко носят, - стал объяснять Фусан. - Госпожа все больше во дворце живет. Наши ее отнесут, принесут. Ну, когда в гости к кому соберется. Только такое еще реже случается.
   - Чем же они занимаются в остальное время? - с удивлением спросила Алекс.
   - Книги переписывают, - гордо ответил старик и пренебрежительно добавил. - Есть там еще Агути. Так он садовник. А остальные, книжки делают.
   - Вутай и братья Оита с Ивата переписывают, - стал перечислять Ним. - Тотига картинки рисует, а Матай переплетает.
   - Ого! - вскинула брови Александра. - Да тут целая мастерская.
   - Еще какая!, - чуть улыбнувшись подтвердил Фусан. - Вон дверь в коридоре. Если хочешь, можешь посмотреть.
   - У всех придворных слуги работают, - разъяснил новичку Южир. - Обычно их отдают в аренду какому-нибудь купцу или ремесленнику.
   - А что им еще делать? - фыркнула Токи. - Таскают хозяев по городу и все. У благородных считается, чем больше у тебя носильщиков, тем ты важней.
   - Даже если ездят раз в месяц, - поддержал ее супруг.
   "Значит, тут паланкин что-то вроде навороченной иномарки, - подумала Александра. - Чем больше лошадей под капотом, тем ты круче. Жаль, только здешних "лошадей" нельзя поставить в гараж и забыть на полгодика ".
   - В городе вообще все не так, как в деревне, - наставительно проговорил Фусан. - Тут для господ самое главное перещеголять друг дружку. Пустить пыль в глаза. Вот и покупают дома, заводят ораву слуг, а сами из дворца не вылезают.
   - И Айоро тоже? - спросила Алекс, поднимая с пола котенка и сажая на колени.
   - С тех пор, как сын уехал, по полмесяца здесь не появляется, - охотно ответила Токи. - Заедет на пару дней и опять во дворец.
   - У них есть сын? - заинтересовалась Александра. - Где он?
   - В столице, - с гордостью проговорил Фусан. - Умный он. Науки всякие знает. Самому Сыну Неба служит. Вот как!
   - Только господа о нем разговаривать не любят, - предупредила женщина.
   - Почему? - вскинула брови Алекс.
   - Кто знает, - пожала плечами Токи. - У них не спросишь.
   - Значит, господин подолгу один живет? - сделала вывод Александра.
   - Нет, - покачал головой Южир. - Он тоже дома не задерживается.
   - Почему?
   Слуги переглянулись, потом посмотрели на Фусана. Тот пожал плечами.
   - Все равно узнаешь. Наложница у него в пригороде. У нее и пропадает. Вот уже почти год.
   - Вот как! - не удержалась от восклицания Александра.
   - Ты, Алекс, помалкивай об этом, - строго сказал старик. - Не надо господам знать, что мы знаем.
   - Это понятно, - успокоила она Фусана.
   - Когда Айоро нет, здесь Махаро всем заправляет, - продолжила свой рассказ Токи. - Женщина она разумная, но строгая.
   Вот это Александре совсем не понравилось. Повышенное внимание управительницы к ее персоне оптимизма не внушало.
   - Еще Низа есть, - отвлек ее от мрачных мыслей Тим.
   - Это кто? - спросила она.
   - Служанка госпожи, - ответил Фусан. - Живет в доме, с нами не знается. Гордая.
   - Говорит, что незаконнорожденная дочь сегуна, - усмехнулась Токи.- Врет конечно. Видели мы Канаго. Маленький и невзрачный, а эта дылда воробьев может на лету ловить.
   - И злая, - осмелев, продолжил Тим. - Спросишь чего, промолчит или огрызнется. Настоящая змея.
   - Сейчас она во дворце с госпожой? - поинтересовалась Александра.
   - Нет, - покачал головой Фусан. - Там ей моя племянница прислуживает.
   - Аби хорошая девушка, - сказала Токи. - Только с тех пор, как появилась эта оглобля, она сюда ни ногой.
   - А у господина служанки нет? - продолжила расспросы Алекс.
   - Нет, - покачал головой старик. - В казармах дворцовые слуги, а когда он дома, прислуживаю я.
   Они еще долго разговаривали, просвещая нового соседа и коллегу об особенностях городской жизни. Когда у всех уже стали слипаться глаза, Южир деловито спросил:
   - Ты, Алекс, с лошадьми работал?
   - Да, - подтвердила Александра.
   - Завтра с утра пойдем конюшню смотреть. Я думаю, Махаро тебя вместо брата кучером поставит.
   - Не трогай пацана, - остановил сына Фусан. - Сейчас на конюшне у тебя только один осел стоит. Мы с Алексом завтра заднюю ограду ремонтировать пойдем.
   - Может быть, тебе стоит отдохнуть, отец? - робко предложила Токи.
   - Работа - лучшее лекарство от горя, - вздохнул старик и, поднявшись из-за стола, ушел к себе.
   - Давайте все спать, - сказал Южир и задул на светильнике два огонька.
   Александра взяла Чертяку и отправилась в свое "купе". Задернув занавесь, она разделась до белья и нырнула под одеяло. Котенок потоптался и устроился под боком. Алекс погладила мягкую шерстку, в ответ зверек негромко замурлыкал.
   "Если все так, как мне сказали, то тут жить можно", - подумала она засыпая.
  
  
   Глава V
  
   Совпадения и случайности
  

- Это просто случайность, - прервал его Фродо.

- Сомневаюсь, - сказал Бродяжник.

- Случайность! Даже если так, она

сделала ваше положение крайне опасным.

Джон Рональд Руэл ТОЛКИЕН

Властелин колец

  
   Госпожа Айоро не вышла к обеду. Непривычно улыбающаяся Низа взяла на кухне поднос с закусками, глиняную бутылочку с белым вином и отнесла все в спальню госпожи.
   Сайо проводила ее удивленным взглядом и посмотрела на управительницу. Махаро пожала плечами.
   - Очевидно, Айоро-ли не захотелось одеваться.
   Удовлетворенная объяснением, девушка вернулась к еде.
   Для визита в школу госпожи Ито Дзимо Сайо выбрала скромную светло-зеленую коюбу, с заросшими лесом горами, и серебряные сережки. Симара убрала ее волосы в высокую прическу и чуть подкрасила губы. Полностью приготовившись, девушка расположилась в гостиной, прихватив из библиотеки приглянувшуюся книгу. Ждать пришлось долго. Прошло больше часа, прежде чем на лестнице послышался веселый голос Айоро.
   Сайо встала. Нарядно одетая госпожа торопливо спускалась на первый этаж. На щеках ее играл яркий румянец, глаза радостно блестели. Заметив девушку, она улыбнулась.
   - Извини, что заставила тебя ждать. Но я всегда так устаю после дворца.
   Подхватив ее под руку, Айоро увлекла девушку на улицу, где уже их уже ждал паланкин.
   - Вдвоем здесь тесновато, - непривычно тараторила Айоро. - Но тут недалеко, и ты не такая толстая, как я.
   - Что ты, госпожа! - вскричала удивленная Сайо, втискиваясь в узенькую кабинку. - Ты стройна как березка и очень красива.
   Засмеявшись, женщина откинулась на мягкие шелковые подушки, положив руку ей на колени и легонько сжав.
   - Нет. Мои золотые годы уже прошли, а ты только-только вступаешь в пору цветения.
   Носильщики подняли паланкин и направились к воротам.
   - Вот тебе мой первый подарок, - проговорила Айоро, протягивая девушке костяной веер. - Эта вещь необходима каждой благородной даме.
   - Благодарю, моя госпожа.
   Женщина улыбнулась и, потянувшись, отодвинула занавесь на узком окне.
   Хорошо знавшие свое дело носильщики быстро несли паланкин по широкой, засыпанной щебнем улице.
   - Здесь недалеко, - в который раз повторяла госпожа, чему-то улыбаясь.
   Паланкин остановился возле кованых ворот. Айоро очнулась от своих мыслей и выглянула в окошечко. Обменявшись парой слов с караульным соратником, она вновь опустилась на подушки.
   - Вот и приехали.
   - Моя госпожа, как мне себя вести с госпожой Дзимо? - спросила Сайо.
   - Её здесь нет, - ответила женщина. - Она служит при дворе, как и я. Поэтому почти не появляется дома. Я представлю тебя начальнице - госпоже Миядзо, с ней мы и обсудим, чему ты будешь учиться.
   Паланкин пронесли по саду, где среди деревьев прямо на траве группами сидели нарядно одетые девушки. Слышалась негромкая музыка и пение. Они остановились у парадного крыльца двухэтажного особняка, походившего на дом Айоро, только вместо каменных львов парадный подъезд украшали большие вазы с роскошными цветами. Госпожа выбралась первой, Сайо последовала за ней.
   - Вот сюда ты будешь ездить каждый день, - наставительно проговорила опекунша. Девушка скромно опустила глаза.
   Долго стоять у порога им не пришлось. Двери распахнулись, и на встречу гостям заспешила пожилая, полная женщина в платье, усыпанном ярко синими цветами.
   - Здравствуй, госпожа Айоро-ли! - поклонившись, поздоровалась она.
   - И тебе всех благ, - ответила на поклон опекунша. - Вот привезла воспитанницу. Хочу, чтобы ты сделала из нее настоящую даму.
   - О! Мы будем стараться, - поклонилась женщина. - Но все зависит только от нее. Как тебя зовут, красавица?
   - Юмико Сайо, - поклонилась девушка.
   - А я Шако Миядзо, управительница школы для благородных девушек, - она слегка поклонилась и добавила. - Прошу в дом, дорогие гости. Выпейте по чашечке чаю.
   Она привела их в просторную комнату с круглым столом и украшенными картинами стенами. Откуда-то появилась служанка с большим подносом, на котором красовался парящий чайник, три белые фарфоровые чашечки и тарелка с медовыми пряниками.
   Гостьи отдали должное и прекрасно заваренному чаю, и сладостям. Управительница не торопила.
   - Я думаю, госпожа Дзимо говорила с тобой о моей воспитаннице? - спросила Айоро, ставя пустую чашку на стол.
   - Разумеется, - ответила Миядзо. - Но мне все же хочется самой оценить уровень знаний нашей новой ученицы.
   - Пожалуйста, - предложила Айоро, откидываясь на спинку стула и заранее предчувствуя триумф воспитанницы.
   Разумеется, Сайо ее не разочаровала. Бегло прочитав пару стихотворений, она без труда решила довольно сложный пример и аккуратным, убористым подчерком написала несколько предложений со сложными знаками препинания.
   - Чему же мне ее учить, Айоро-ли? - засмеялась управительница.
   - Тому, - серьезно ответила женщина. - Без чего невозможно представить себе благородную даму.
   - А! - вскинула густые, ровные брови Миядзо. - Музыка, пение, танцы и общение?
   - Разумеется! - подтвердила опекунша, вставая. - Я во всем полагаюсь на твой опыт, уважаемая Миядзо-ли. Вечером за Сайо придет паланкин.
   Все встали. Царственной походкой придворная дама покинула комнату.
   - Ну, девочка, пойдем, я покажу тебе мастериц, - предложила управительница. - Хочу предупредить тебя: этих уважаемых женщин надо называть только так, как я их тебе представлю.
   - Я поняла, госпожа Миядзо-ли, - скрыв удивление, кивнула Сайо.
   Они вышли в сад.
   - На чем ты хочешь научиться играть? Что тебе ближе? - благожелательно спросила управительница.
   - А что у вас есть? - в свою очередь спросила Сайо.
   - Флейта, цитра, барабанчики, - перечислила Миядзо, - Я бы посоветовала тебе цитру. Для настоящей игры на флейте нужно глубокое дыхание, а барабанчики требуют силы и выносливости.
   - Я послушаюсь твоего совета, уважаемая госпожа, - кивнула девушка.
   Управительница свернула вправо, и вскоре впереди послышались звенящие звуки цитры. Под раскидистым деревом кружком сидели пять девушек. В центре расположилась немолодая женщина, с прикрытыми глазами перебиравшая струны цитры, положив ее себе на колени.
   Заметив начальство, она встала, вслед за ней поднялись со своих ковриков и ученицы.
   - Вот, Мастерица Пион, твоя новая ученица Юмико Сайо, воспитанница госпожи Кацуо Айоро.
   Предупрежденная заранее девушка поклонилась, ничем не выдавая своего удивления. Пожилая преподавательница улыбнулась морщинистым лицом и, возвратив поклон, сказала:
   - Сайо-ли присоединится к нам прямо сейчас?
   - Нет, - покачала головой начальница. - Чуть позже.
   - Тогда я с нетерпением жду.
   За живой изгородью из темно-зеленого кустарника, усыпанного мелкими, серыми цветами, занимались танцами. На земле был сколочен дощатый настил, на котором девушки под руководством высокой стройной мастерицы, удивительно молодой для такого звания, разучивали сложные движения какого-то новомодного танца. При этом во всю использовался веер. Эту преподавательницу звали Мастерица Вьюн.
   Пением ученицы занимались в доме. Этому искусству их учила полная женщина с грубым мясистым лицом, но удивительно глубоким и сильным голосом. Сайо обменялась поклонами с Мастерицей Тюльпан и поспешила вслед за управительницей на второй этаж. Кажется, она догадалась, почему преподавательницы этой школы носили столь экзотические имена. Они были простолюдинки, и чтобы неблагозвучные имена не оскорбляли уста благородных учениц, их поменяли на названия цветов.
   Миядзо открыла двустворчатые двери в большой залитый солнечным светом зал. На камышовых циновках, выпрямившись, сидели восемь учениц возраста Сайо. Перед каждой из них располагался низенький столик с набором косметики, а так же стопка листов, чернильница с пером и еще какие-то непонятные предметы, в которых девушка с удивлением узнала детские игрушки. У стены за широким столом, уставленным разнообразными предметами, сидела молодая, красивая женщина в великолепном темно-синем платье с ползущими по грозовому небу облаками. Её сложную прическу украшали серебряные заколки, а в руке она держала большой шелковый веер, расписанный алыми маками.
   Едва управительница вошла, женщина отложила в сторону стеклянный шар и грациозно поднялась на ноги.
   - Мастерица общения Роза, - представила ее Миядзо.
   Преподавательница удивительно изящно поклонилась.
   - Я рада видеть новую ученицу нашей школы, - проговорила она приятным грудным голосом. Сайо ответила на поклон и представилась.
   - Меня зовут Юмико Сайо, я воспитанница госпожи Айоро.
   - Мне знакомо твое лицо, - сказала женщина и спросила. - Мы не встречались?
   - Вряд ли, Мастерица, - ответила удивленная девушка. - Я первый раз в Канаго-сегу и никогда раньше не покидала замка моего прежнего опекуна.
   - Наверное, я ошиблась, - извинилась Роза, а Сайо заметила, что она далеко не так молода, как ей показалась ранее. В уголках глаз прятались искусно закрашенные морщины, у самых корней волос пробивалась еле заметная седина, а в глазах читалась грустная мудрость много повидавшего человека.
   - О чем ты рассказывала девушкам? - спросила управительница.
   - О взглядах, Миядзо-ли, - поклонившись, ответила Роза.
   - Тогда пусть наша новая ученица начнет свои занятия с твоего урока, - решила управительница. - Циновку и столик со всем необходимым сейчас принесут.
   Она вышла, а Сайо осталась стоять у двери под прицелом восьми пар оценивающих глаз, и это ей совсем не нравилось. Видимо, почувствовав это, мастерица решила отвлечь внимание слушательниц от новенькой.
   - Как я уже говорила, глаза человека иногда говорят о нем окружающим больше, чем он бы хотел. Никогда не забывайте об этом. Поэтому вы, благородные дамы, должны управлять взглядом не менее искусно, чем своим телом. Хотя, это намного труднее, чем кажется. Пусть ваш язык говорит одно, а глаза, если необходимо, совсем другое. Когда уста женщины восхищаются мужчиной, а взгляд полон презрения, это ранит сильнее всяких слов. Помните, что нельзя произнести, можно сказать глазами.
   В дверь зала негромко постучали.
   - Войди, - разрешила Мастерица.
   Две служанки внесли маленький столик и циновку. Сайо уселась и приготовилась внимательно слушать. Ей понадобилось всего несколько минут, чтобы разобраться: Мастерица Роза учила слушательниц виртуозно лгать, притворяться и обманывать окружающих. Урок закончился, и девушки чинно направились к выходу, поглядывая на новенькую и шушукаясь.
   - Сайо-ли! - остановила ее Роза. - Ты не могла бы задержаться.
   - Конечно, Мастерица, - Сайо подошла к женщине.
   - Скажи, кто были твои уважаемые родители? - спросила женщина, улыбаясь. - Может быть, я знала кого-нибудь из них?
   Девушка пожала плечами.
   - Возможно, но я их совсем не помню. С трех лет меня воспитывал опекун Одо Гатомо. Он говорил, что моего отца звали Акихо Сайо, а мать Сиго.
   - Ты не знаешь, откуда она была родом?
   - Прости, Мастерица, - пожала плечами Сайо. - Я ничего не знаю о ней.
   - А об отце?
   - Гатомо рассказывал, что он был его однополчанином, соратником барона Токого. В схватке возле Нагаси мой отец спас Гатомо, но сам погиб.
   - Где это произошло? - переспросила Мастерица.
   - У крепости Нагаси, - повторила Сайо и внимательно взглянула на женщину.
   Ее красиво очерченные серые глаза на миг чуть расширились, словно Роза чему-то сильно удивилась, но через миг в них не было ничего кроме вежливого внимания.
   - Наверное, я ошиблась, - мягко извинилась она, раскрыв веер и опуская взгляд.
   Девушка поклонилась и пошла к двери. Мастерица поняла, кого ей напомнило это лицо с зелеными глазами. И от подобного понимания холодок пробежал по спине старой гетеры.
   Сайо успела побывать только на одном занятии. Вечерело, и ученицы одна за другой усаживались в паланкины. Ей тоже не пришлось долго ждать. Одной сидеть было гораздо удобнее, девушка откинула занавеску и с интересом наблюдала за вечерней жизнью квартала. Сновали туда сюда разнообразные носилки, редкие всадники чинно ехали в сопровождении вооруженных соратников. Торопились слуги и с легкими сумками, и с тяжелыми корзинами за плечами.
   Первый урок произвел на девушку тягостное впечатление. "Ложь и обман, притворство и лицемерие, - с грустью думала она. - Вот чему учат будущих жен приближенных сегуна. Стоило ли так стремиться в Канаго-сегу? Или лучше бы ей остаться у Гатомо и через два года стать его женой?"
   Теперь уже Сайо не могла однозначно ответить себе на этот вопрос.
   Опекунша встретила ее в гостиной. Одетая в халат, Айоро сидела в кресле и, казалось, дремала. Однако когда Сайо повернулась, чтобы выйти и не мешать ей, женщина встрепенулась.
   - Уже приехала?
   - Да, госпожа.
   - Переодевайся и приходи ужинать.
   Грустные мысли не способствовали хорошему аппетиту. Девушка лениво ковыряла салат. Её мрачное настроение не укрылось от опекунши. Отложив ложку, она спросила:
   - Тебе что-то не понравилось в школе?
   - Не знаю, госпожа, - попыталась честно ответить Сайо. - Я была только на одном занятии.
   - Тогда еще рано делать выводы и хмуриться, - улыбнулась Айоро и предложила. - Выпьешь вина? Чтобы лучше спалось.
   - Что-то не хочется.
   Но опекунша уже наполнила высокий стеклянный фужер белым виноградным вином.
   - Завтра я должна быть во дворце. Когда вернусь, не знаю, - Айоро подняла свой бокал. - Если что-то понадобится, обращайся к Махаро.
   - Да, госпожа, - кивнула девушка, пробуя вино. - Вкусно.
   Женщина засмеялась.
   - Еще бы! Пей и иди отдыхай. Завтра у тебя тяжелый день. Набирайся сил.
   Сайо сразу воспользовалась добрым советом. Раздевшись, она решила немного почитать, но на третьей странице уснула.
   Симара на цыпочках подошла к кровати госпожи, осторожно взяла из ослабевших рук книгу и, вздохнув, задула светильник.
   Сайо только спустилась к завтраку, а Айоро уже собиралась во дворец. Одетая, причесанная, вся какая-то собранная, она уже ничем не напоминала ту женщину, что смеялась и весело болтала с ней по дороге в школу.
   - Забыла тебе сказать, - проговорила она, направляясь на крыльцо. - Сегодня или завтра должен приехать мой супруг. Отнесись к нему со всем возможным почтением.
   - Да, моя госпожа Айоро-ли, - поклонилась девушка.
   - Не забудь, - со значением напомнила женщина. - Поскольку он мой муж, то является теперь твоим опекуном.
   Когда паланкин вернулся из дворца, Сайо уже была готова ехать в школу.
   Первым занятием сегодня оказались танцы. Мастерица Вьюн не ожидала таких успехов от новой ученицы и даже похвалила ее. Видимо сказалась подготовка, заложенная в раннем детстве у преподобного Кимцзы. Жаль только, что другие девушки встретили слова преподавательницы тихим презрительным фырканьем. На что Сайо гордо улыбнулась.
   А вот с пением возникли проблемы. Под злорадное хихиканье девушка услышала предложение преподавательницы сосредоточиться на цитре. Подавив чувство обиды, Сайо так и сделала. Пожилая Мастерица Пион сразу оценила рвение новенькой.
   За легким обедом девушка, наконец, смогла познакомиться с другими ученицами. В основном это оказались дочери придворных сегуна. О чем каждая из них сообщала с превеликой гордостью. Но вот, услышав знакомую фамилию, Сайо встрепенулась.
   - Ясако Сабуро? - обратилась она к высокой, плотной девушке.
   - Да, - настороженно ответила та, глядя на новенькую.
   - Твоего уважаемого отца зовут Одзаво-сей?
   - Да, - чуть мягче подтвердила она.
   - Я Юмико Сайо. Это за мной господин Айоро посылал твоего отца.
   - Что с ним? - встрепенулась девушка, отставляя в сторону чашку с чаем. - Нам сказали, что на отряд напали разбойники.
   - Он жив! - успокоила ее Сайо. - Только ранен. Сейчас он в замке барона Татсо.
   - Сайо-ли, - обратилась к ней Сабуро. - Будь добра, расскажи, что случилось, а то мы все очень переживаем.
   - Конечно, - согласилась девушка, вставая из-за стола. - Давай отойдем и не будем мешать девочкам обедать.
   "Две нищенки", - услышала она за спиной чей-то злобный шепот. Не обращая внимания, Сайо взяла Ясако за локоть и увела из гостиной.
   Девушка с жадностью слушала ее рассказ о нападении разбойников, о жестокой расправе с соратниками сегуна, о ранении отца.
   - Господин Айоро обещал забрать его из замка и привезти домой, - закончила Сайо.
   Сабуро опустилась на колени и, прежде чем девушка смогла ей помешать, поцеловала руку Сайо.
   - Что ты! - испугалась та. - Встань, девочки увидят.
   Дочь десятника встала, не скрывая слез.
   - Плевать я хотела на этих разряженных куриц. Ты спасла отца от смерти, а нашу семью - от нищеты. Скажи, как я могу отблагодарить тебя?
   Сайо взяла ее за руку.
   - Это тебя мне послало Вечное Небо. Если хочешь, стань моей подругой.
   - Для меня это честь, Сайо-ли, - поклонилась Сабуро.
   - Расскажи мне о школе, о Мастерицах и других девочках.
   - Что о них говорить, - презрительно скривила губы Ясако. - Кроме трех - четырех нормальных девчонок, сплошь вертлявые бестолковки. На каждом шагу тыкают всем своей родословной, а сами только позорят память славных предков. Читают по слогам, пишут как курица лапой. Зато "мы родовитые, напрямую от самого сегуна".
   Девушка презрительно взглянула на дверь гостиной, из-за которой доносились звонкие голоса.
   - А Мастерицы? - напомнила Сайо.
   - Простолюдинки, - махнула рукой подруга. - Пион и Кувшинку госпожа Дзимо привезла из столицы. Говорят, они в молодости служили в театре при дворе самого Сына Неба.
   - Ого! - вскинула брови Сайо.
   - Вьюн из пригорода, - продолжала Сабуро. - Хотела стать танцовщицей сегуна, да ее не взяли. Теперь учит танцам нас. Я слышала, она из любовниц старшего соратника господина Дзимо.
   Девушка наморщила лоб.
   - Счету и письму ты не учишься. Их преподают Ромашка и Василек. Редкостные зануды. Говорят из благородных. Не знаю.
   - А что говорят о Розе?
   Сабуро взглянула на подругу.
   - Раньше была очень дорогой гетерой. Жила в столице. После войны перебралась в пригород. И как будто до сих пор принимает мужчин.
   Сайо смутилась и опять перевела разговор.
   - Почему они назвали нас нищенками? - задала еще один вопрос Сайо.
   - Моя семья тоже ничего не платит за мою учебу, - пояснила Сабуро. - Отец как-то оказал услугу брату госпожи Дзимо. Вот он за меня и попросил.
   Она вздохнула:
   - Я готовлюсь к экзамену на должность при дворе ее высочества.
   - И когда он будет? - поинтересовалась Сайо.
   - Через полгода, - ответила новая подруга и, вздохнув, добавила. - А у меня все еще с танцами плохо.
   - Я тебе помогу, - улыбнулась Сайо. - Будем учиться вместе!
   Занятия продолжались до вечера. Потом девушки стали рассаживаться по паланкинам и покинули школу госпожи Ито Дзимо. Садясь в простенький паланкин, Сабуро тепло попрощалась с новой подругой.
   К удивлению Сайо, ее встречала управительница Махаро.
   - Приехал господин, - тихо проговорила она.
   Девушка оглянулась.
   - Он отдыхает в беседке, - правильно поняла ее движение женщина. - Переодевайся и выходи к ужину.
   Сайо слегка волновалась. Одно дело госпожа Айоро, другое - ее супруг. Не смотря на то, что она достойно выдержала экзамен, устроенный ей сотником, кто знает, как он поведет себя в домашней обстановке.
   По началу казалось, что всякие опасения беспочвенны. Господин задал несколько вежливых вопросов о школе, заинтересовался, когда узнал, что воспитанница нашла себе подругу.
   - Я распорядился отвезти соратника Сабуро домой, - проговорил он, обгладывая куриную ножку. - Так, что у них сегодня праздник.
   - Как он себя чувствует? - спросила Сайо, не смотря на зверский аппетит, стараясь жевать помедленнее.
   - Еще месяц и сможет держать в руках меч, - лаконично ответил сотник. - Сабуро не знатный, но древний род. Если дочь похожа на отца, она будет хорошей подругой.
   - Я очень на это надеюсь, - согласилась девушка.
   Закончив с трапезой, хозяин встал и пригласил воспитанницу в кабинет. Сайо насторожилась. Пройдя в конец коридора, он распахнул дверь в маленькую комнату с письменным столом и несколькими закрытыми шкафами.
   - Я хочу попросить тебя помочь мне разобраться с перепиской, - сказал Айоро, открывая узкий ящичек, битком набитый бумагами.
   - Рассортируй её по годам, авторам и направлениям, - пояснил сотник.
   Сайо посмотрела на гору корреспонденции и погрустнела.
   - Я могу взять это в свою комнату, мой господин? - спросила она.
   - Зачем? - искренне удивился мужчина. - Работай прямо здесь. Я оставлю тебе ключи от ящиков. Бумага и чернила на полке. Если хочешь, я распоряжусь, чтобы принесли еще один светильник.
   - Было бы не плохо, Айоро-сей, - поклонилась Сайо.
   - Завтра я уезжаю по делам, меня не будет несколько дней, - продолжал он. - Так, что кабинет в твоем распоряжении.
   У девушки уже слезились глаза, а она еще даже не рассортировала бумаги по годам. Тут были распоряжения сегуна, касавшиеся как лично Айоро, так и его сотни. Переписка с купцами по снабжению сеном и фуражом. Расписки в получении денег для раздачи соратникам. Короткие письма от сына и длинные от дальних родственников из столицы.
   В дверь тихо постучали.
   - Войди, - разрешила девушка.
   Как она и предполагала, пришла Симара с маленьким бумажным фонарем.
   - Уже поздно, госпожа, - негромко сказала служанка, с жалостью глядя на нее. - Тебе необходим отдых.
   - Ах, - вздохнула девушка. - Здесь еще столько работы.
   - Не прогневайся, Сайо-ли, - поклонилась Симара. - Но когда ты закончишь эту работу, господин Айоро сразу найдет тебе другую. Тем более, он же не приказывал торопиться.
   В этих словах была великая мудрость слуг. И благородная Сайо прекрасно ее поняла.
   - Пойдем спать, - согласилась она, задувая большой светильник.
   Все удивительное постепенно становится привычным. Каждое утро паланкин доставлял Сайо в школу, где она с удовольствием танцевала, училась играть на цитре, по словам Мастерицы Пион, делая большие успехи. Вот только занятия Мастерицы Розы иной раз вызывали у нее тошноту. Бывшая гетера больше не заговаривала с ней и не выделяла из общего числа учениц. Иногда Сайо ловила на себе ее пристальный взгляд, но женщина всякий раз быстро отводила глаза.
   Пятый день занятий начался необычно. С самого утра Сабуро делала ей какие-то знаки, многозначительно щурилась и улыбалась. Сайо недоуменно пожимала плечами, а подруга только еще сильнее гримасничала. Сайо пыталась с ней поговорить, но Сабуро только косилась в сторону других учениц и поджимала губы. Так что пообщаться девушки смогли только в обед. Выскочив на крыльцо, Сабуро жарко прошептала ей на ухо:
   - У меня для тебя письмо!
   - От кого? - встрепенулась Сайо, оглядываясь.
   - От одного знатного и красивого молодого человека! - прыснула Сабуро. - Он просто умолял передать тебе послание полное любви!
   - Даиро Татсо?
   - А разве тебе много молодых людей признавалось в любви? - вскинула брови девушка. - Вот когда все открывается. А с виду тихоня!
   - Брось шутить, Ясако! - нахмурилась Сайо.- Где письмо?
   - Вот! - Сабуро достала из-за пазухи сложенный вчетверо листок. - Держала у самого сердца и торопилась передать лучшей подруге!
   - Не больно то и торопилась, - проворчала Сайо, собираясь прочесть послание.
   Но тут в дверях появились остальные ученицы.
   Под насмешливо - завистливый взгляд подруги Сайо быстро сунула письмо в рукав. Щеки ее горели, дыхание сбилось. Татсо выполнил свое обещание. Он ее нашел!
  
   Александра опасалась, что в тесноте людской с котенком возникнут проблемы. Однако Чертяка оказался существом настолько милым и непоседливым, что сразу приобрел среди слуг Айоро преданного поклонника. Тим с огромной радостью согласился помогать Алекс в воспитании зверюшки. А уж когда она сделала из нитки и куска тряпочки игрушку и показала, что может вытворять заигравшийся котенок, восторгу парнишки не было предела. Чертяка позволял мальчику с ним играть, чесать за ухом и щекотать брюшко. Однако сердце звереныша целиком принадлежало Александре. Котенок бегал за ней по всей усадьбе, умудряясь не отставать и не попасться кому-нибудь под ноги. Когда Алекс месила глину у заднего забора сада, Чертяка спал в тенёчке, потом лазил по кустам ни на секунду не теряя из виду обожаемого хозяина (хозяйку).
   После обеда Александра заметила, что Фусан начал подолгу раздумывать, какой из кирпичей взять. Это ее насторожило, а когда старик стал поглаживать левую сторону груди, она предложила.
   - Ты бы посидел, почтенный. Я один закончу.
   - Ты тут до темна провозишься, - возразил тот, морщась от боли.
   - А ты помрешь! - Алекс решительно взяла его под локоть и усадила под дерево.
   - Что с тобой, почтенный Фусан? - раздался озабоченный голос Тима. Парнишка принес из кухни рыбью голову для Чертяки и теперь стоял, тревожно глядя на старого слугу.
   - Посидит, отдохнет, и пройдет все, - успокоила парнишку Александра, беря из кучи кирпич. Этот стройматериал мало походил на знакомые ей российские кирпичи. Плоский, широкий и тонкий он больше походил на поднос.
   - Ты бы помог Алексу, Тим, - попросил мальчика старик.
   - Конечно, почтенный Фусан! - быстро согласился тот. - Вот только спрошу разрешения у госпожи Махаро.
   Тим убежал, а старик, тяжело дыша, лег на траву.
   Алекс вытерла руки и присела рядом.
   - Так плохо? - тихо спросила она.
   - Отлежусь, - преувеличенно бодро ответил старик. Его бледное лицо постепенно приобретало нормальный цвет.
   Александра вернулась к работе. Чертяка быстро расправился с подаренной головой и теперь сидел возле Фусана, намывая лапой нос.
   - Я уже иду! - звонко крикнул мальчик, выскакивая из-за кустов. Вдвоем дело пошло веселее. Тим оказался парнишкой веселым и общительным. За работой они успели поболтать о кошках, зверях, птицах. Её помощник был круглым сиротой, подобранным господином Айоро во время выполнения одного из поручений сегуна. Вот уже три года он живет в его доме и не устает благодарить Вечное Небо за такую удачу.
   - Иначе пришлось бы идти воровать, - рассказывал Тим, ловко перемешивая тяжелый раствор. - Или в трактирные слуги подаваться. А там мальчишки долго не живут.
   - Что так? - удивилась Александра. Из прочитанных когда-то исторических книг она знала, что мальчишки официанты или "половые" были на Руси явлением распространенным.
   - Посетители всякие встречаются, - поерзал плечами Тим, чувствовалось, что на эту тему ему разговаривать совсем не хочется.
   "Бедный мальчик, - подумала Александра. - Сколько же ему пришлось перенести".
   Старик закашлялся. "Каменщики" тревожно замерли. Фусан вздохнул и перевернулся на бок, положив под голову скомканную куртку Алекс.
   - А ты видел, как соратники сегуна сражались с разбойниками? - спросил Тим.
   - Темно было, - пожала плечами Алекс. - Когда я услышал крики и звон мечей, то схватил госпожу, Симару, и побежали в лес...
   Она еще раз с удовольствием поведала о своих приключениях. Так что в людскую они пришли уже лучшими друзьями. Парнишка проникся к Александре таким доверием, что привел ее в свое "купе" и продемонстрировал накопленные "сокровища". Отделанную слоновой костью рукоятку кинжала, кусочек шелка с вышитым драконом, глиняного ратника без головы и несколько бумажных игрушек.
   - Смотри, Алекс, - говорил он. - Вот это лисица. Видишь: лапы, хвост, ушки. А это утка. Однажды я своровал такую у одного крестьянина. Эх, меня тогда и били. Еле вырвался.
   - Хочешь, я тебе сделаю лягушку, и она будет прыгать? - вспомнив детство, предложила Александра.
   - Конечно, хочу! - обрадовался пацан.
   - Есть листок бумаги?
   Тим бросился под кровать и вытащил плоский ящичек.
   - Вот. Мне переписчики дают. Испорченные листы. Я на них рисую. Но есть и чистые.
   Наморщив лоб, Александра мучительно вспоминала, как она когда-то складывала "лягушку". После нескольких неудачных опытов у нее, наконец, получилось. От ловкого удара по задней части "лягушки", та делала скачок вперед. Тим засмеялся.
   - Она прыгает как лягушка!
   Он разбросал свои бумажные игрушки и, вытащив одну из них, гордо сказал:
   - На нее будет охотиться мой журавль! Смотри, Алекс, как он машет крыльями.
   - Он же не летает, - презрительно фыркнула Александра. - Сейчас я тебе сделаю настоящий сам.... Настоящую птицу!
   В беззаботную пору начальной школы много таких "птиц" порхало по классу, где училась Саша Дрейк. В клеточку и в линейку. Целые стаи их летали на переменах, а иногда и на уроках, вызывая праведный гнев учителей.
   Впервые увидев полет бумажного самолетика, Тим едва язык не проглотил от удивления.
   - Она на самом деле летает!
   Не в силах побороть охватившего его восторга, мальчик схватил игрушку и бросился показывать ее другим слугам.
   - Смотрите! Птица. Бумажная птица. Она летает!
   Диковинное зрелище на какое-то время привлекло внимание всех обитателей людской. Александра скромно грелась в лучах недолгой славы. Потом она посоветовала Тиму раскрасить игрушку, и тот убежал в свой закуток, влекомый новой грандиозной идеей.
   Утром Южир отвел ее в каретный сарай.
   - Здесь раньше работал мой брат, - вздохнул он. - Теперь ты будешь кучером.
   - Но я в этом деле ничего не понимаю, - проговорила Александра.
   - Научишься, - махнул рукой конюх. - Не велика наука. Тут тележка, паланкины. Ты должен и за ними приглядывать. Повозка стояла вот тут.
   Мужчина опять тяжело вздохнул.
   - Разбирайся. Я на конюшню.
   И он ушел, вытирая слезящиеся глаза.
   Первым обследовать полутемное помещение отправился Чертяка. Вскоре он уже чем-то шуршал в углу. Александра осмотрелась. Разложенные на рабочем столе инструменты, запасные колеса, оглобли, доски. На вбитых в стену колышках висели хомуты и связки кожаных ремней. На вещах и дощатом полу толстый слой пыли.
   - Чистота - залог здоровья, - пробормотала она, берясь за метлу.
   - Наводишь порядок, - раздался звонкий голос.
   Алекс обернулась. В дверях стояла управительница. Александра поклонилась.
   - Да, госпожа Махаро-ли.
   - Это хорошо, - проговорила она мурлыкающим голосом. При этом женщина разглядывала слугу так, как покупательницы оценивают разложенную на прилавке мясника вырезку.
   - Когда приедет господин, - продолжала Махаро. - Пойдем с тобой покупать новую повозку. Чтобы ты стал настоящим кучером.
   - Я не умею выбирать повозки, моя госпожа, - пожала плечами Александра.
   - Я умею, - ответила управительница, улыбнувшись.
   Алекс чувствовала, как в груди начинает подниматься темная волна злобы на эту молодящуюся любительницу мальчиков. Неизвестно, как протекал бы их дальнейший разговор. Но тут послышался крик Тима.
   - Госпожа Махаро! Госпожа Махаро, тебя зовет госпожа Айоро.
   Женщина досадливо поморщилась.
   - Мы еще поговорим. Как-нибудь вечерком, - сказала она Александре и пошла в дом, грациозно покачивая бедрами.
   Алекс плюнула, отбросила метлу и села на скамеечку.
   "И везет же мне на извращенцев, - кипя от возмущения, думала она. - В Татсо-маро Егай, здесь Махаро. Тетеньке лет сорок, если не больше, а подростку глазки строит".
   Подошел котенок и стал тереться о ногу. Александра взяла его на руки и, посадив на колени, почесала за ухом. Зверек благодарно замурлыкал.
   - Вот, Чертяка. И что теперь делать? Морду бить?
   Она тяжело вздохнула.
   "Может удавить эту дуру по-тихому? Чик и все, - подумала Александра. - Не выход. Народу кругом полно. Да управительница Айоро, это тебе не слуга Татсо. Искать будут".
   На душе стало нестерпимо мерзко.
   "Неужели придется убегать?"
   "Куда?" - возразил здравый смысл.
   Алекс представила себе... И ее тут же передернуло от отвращения: "Да уж лучше сбежать, чем дать себя изнасиловать!"
   Она решительно встала, положила задремавшего котенка на сложенную куртку и вновь взялась за метлу. Работа помогла успокоиться. Взглянув на запыленный паланкин, Александра подумала, что пока госпожа дома, управительница вряд ли решится развратничать. Значит, время у нее еще есть.
   "Не поговорить ли мне с Симарой? - подумала Алекс, выметая сор из-под грузовой тележки. - Она женщина опытная, может быть, что и посоветует".
   Под вечер Сайо с опекуншей куда-то понесли. Алекс поймала Тима и попросила вызвать из господского дома Симару.
   - Сходи сам, - предложил мальчик.
   - Да не хочется мне Махаро глаза мозолить, - поморщилась Александра.
   Парнишка засмеялся.
   - А она на тебя точно глаз положила. Все уже знают.
   Алекс так и застыла с полуоткрытым ртом.
   - Не переживай, - совсем по отечески похлопал ее по плечу Тим. - Она добрая.
   Александра почувствовала, что краснеет.
   - Ты Симару позови. Пожалуйста.
   - Хорошо, - удивленно пожал плечами парнишка и помчался в дом. Он вообще редко ходил шагом.
   - Что стряслось, Алекс? - спросила служанка, вытирая о фартук мокрые руки.
   - Хотел узнать, как у тебя дела?
   - Так себе, - вздохнув, ответила женщина. - Поначалу на новом месте всегда трудно. Вот мне кроме заботы о госпоже назначили еще весь первый этаж мыть. А эта дылда Низа только в комнатах господ Айоро убирается. Она же меня моложе и здоровая как лошадь. Нет, ее не трогают. Сидит себе целыми днями в спальне. Только жрать и выходит! А как возразишь? Госпожа Махаро приказала.
   Симара еще раз горестно вздохнула.
   - Ты то как?
   - Вроде нормально, Александра повела плечами. - Вот только с управительницей...
   - Что? - встрепенулась служанка.
   Алекс замялась, мучительно подбирая слова.
   - Мне кажется, она ко мне...
   - Придираться начала? - подсказала Симара
   - Наоборот!
   - Думаешь, ты ей глянулся? - игриво вскинула брови служанка.
   - Того и гляди, в постель потащит, - буркнула Александра, отводя глаза.
   - Так это хорошо! - неожиданно для нее вскричала Симара. - Радоваться надо. Она женщина благородная. Да и не старая еще. Меня лет на пять помоложе будет. К тому же безмужняя. Чего тебе еще надо?
   Александра едва не задохнулась от таких слов.
   - Если угодишь, так и деньжонок подкинет. Они у нее водятся. Уж ты мне поверь.
   - Да не нужна она мне! - вскипела Алекс. - Никак не надо.
   - Ты слуга, - оборвала ее Симара. - Кто тебя будет спрашивать.
   Александра скрипнула зубами. "Точно придется уходить, - подумала она. - Игрушкой для старой потаскухи я не стану!"
   - Или тебя, в самом деле, к мужикам тянет? - прервала ее мысли Симара.
   - Ни к кому меня не тянет! - рявкнула сквозь зубы Алекс. - Поняла? Ни к кому?
   Женщина всплеснула руками, и ее глаза наполнились жалостью.
   - Так что же ты раньше не сказал? У меня с собой и лекарств то нужных нету. Все в Гатомо-фами осталось.
   Александра открыла рот, чтобы высказать все, что думает об умственный способностях "тети Симы". Да так и застыла. "Вот и выход нарисовался!" - подумала она, с трудом гася зарождавшуюся улыбку.
   - Думал, само пройдет, - проговорила она с видом правозащитника на пресс-конференции общества "Мемориал".
   - А мы гадали, чего это такой парень на девчонок не глядит, - качала головой Симара, подперев щеку мокрой ладонью. - И давно это с тобой?
   - Сколько себя помню, - честно ответила Александра.
   - Поможем твоему горю, - решительно заявила служанка. - Как время будет, сходим в пригород. В аптечную лавку. Купим травы, которой надо, а уж лекарство я быстро приготовлю.
   - Спасибо тебе, тетя Сима, - с жаром поблагодарила Алекс. - Только ты уж сильно не торопись.
   - Бедненький, - служанка погладила Александру по щеке. - Как только смогу, так и пойдем. Ты уж потерпи.
   - Да я то как-нибудь, - обреченно махнула рукой Алекс. - А вот госпожа Махаро...
   - Давай, тогда завтра же и сходим? - предложила женщина.
   - Ты что? - вскинула брови Александра. - Что скажут господа? Не успели приехать, сразу на базар поперлись.
   - Ты прав. Что же делать?
   - Ты, Симара, женщина умная, - вкрадчиво заговорила Алекс. - Всю жизнь служанка. Повидала всякого. Все уловки знаешь.
   - Еще бы, - вздохнула та. - С восьми лет в людях.
   - Не могла бы ты сделать так, чтобы госпожа Махаро узнала о моем.... О моей проблеме, - продолжала Александра. - Сама понимаешь. Мне говорить об этом как-то неудобно. А то управительница наша уж больно настойчива. Как бы мне не опростоволоситься. И ей неприятно, и мне... Плохо будет.
   - Тогда, - растерялась от подобного предложения Симара. - И все узнают...
   - Значит, на то воля Вечного Неба, - ханжески вздохнула Алекс.
   По матерински обняв "непутевого племянничка", женщина смахнула с глаз слезинку и, кивнув, отправилась домывать пол.
   Александра перевела дух. На какое-то время угроза изнасилования отведена. А там... Лечиться можно бесконечно. Особенно если здоров.
   Неизвестно, дошло ли сообщение о "маленькой проблеме" Алекса до госпожи Махаро. Но приобретать ослика и тележку слуги отправились без нее. В роли главного покупателя выступал умудренный жизнью Фусан. Старик отлежался и чувствовал себе сносно. Экспертом шел его сын Южир и Александра, как будущий кучер.
   Для нее это был первый выход в тонгайский город. На другом берегу речки, за мостом жизнь резко отличалась от всего виденного ей ранее. Под ногами заклубилась пыль, в нос ударил густой аромат, состоящий из аппетитных и отвратительных запахов. Вдоль улицы сплошной стеной тянулись разнообразные лавки, магазины, харчевни и мастерские. Доносился перестук молотков, гомон продавцов и покупателей. Вся улица представляла собой сплошной базар. В толпе ходили торговцы, предлагавшие жареные семечки, холодную выпечку и горячий чай. Шныряли подозрительные личности с бегающими глазками.
   - По сторонам не глазей, - наставительно проговорил Фусан. - Потеряешься, ищи тебя по всему пригороду.
   Александра презрительно фыркнула, но от комментариев воздержалась. Они быстро свернули в один из тесных проулков.
   - Так быстрей, - прокомментировал смену маршрута Фусан.
   Запашок в переулке стоял еще тот. Александре пришлось внимательно смотреть под ноги, чтобы не вляпаться в продукты человеческой жизнедеятельности.
   - Тут недалеко, - успокоил ее Южир, вытирая о стену выпачканную сандалию. Шагов через двадцать они действительно вышли на другую улицу, оказавшуюся почти полной копией предыдущей. Разве, что к голосам людей добавились крики животных. Они прошли сквозь строй клеток с курицами и прочей домашней птицей, мимо свиней, лениво лежавших на подстилках, овец, топтавшихся в тесных клетушках.
   Возле большого загона с лошадьми толпились благородные, поблескивали на солнце шелковые, расшитые узорами кимо. Гордо стояли соратники, зорко охраняя господ, пришедших выбрать себе скакуна.
   Александра со спутниками обошли разряженную толпу по дуге. Их путь лежал к скакунам поскромнее. Десяток осликов стояли возле своих продавцов, лениво отмахиваясь от жужжащих насекомых. На взгляд Алекса они различались только размером, даже окрас был примерно одинаковым: мышисто-серым. Фусан словно генерал на параде пару раз прошел вдоль их строя. При этом все ослы, кроме одного не обратили на его дефилирование никакого внимания. Старик подошел именно к этому животному и стал осматривать его более тщательно. Открыл рот, внимательно посмотрел на большие желтые зубы. Помял ноги, заглянул под хвост, ощупал отвисший живот, на что-то нажав. Животное издало протестующий крик.
   - Староват! - сделал вывод Фусан, отходя в сторону.
   - На себя посмотри! - взвился продавец. - Мой осел в сто раз моложе тебя!
   - Выходит, он еще и не родился? - ехидно спросил старик.
   Началась старая как базар процедура. Один норовил подороже продать, второй подешевле купить.
   Александра отвернулась. По улице неторопливой рысью шел отряд конных соратников под незнакомым флажком. Люди удивленно расступались, освобождая дорогу.
   - Южир, - обратилась она к мужчине. - Кто это?
   - Отстань, - отмахнулся конюх, увлеченно наблюдавший за торгующимися.
   - Да посмотри! - ткнула она ему пальцем в бок.
   - Ой! - подпрыгнул мужчина. - Ты чего дерешься?
   - Кто это? - Александра указала на всадников.
   Южир поднес руку козырьком к глазам.
   - Герб Хайдаро, - удивленно проговорил он. - Чего они у нас забыли?
   - А Хайдаро это где?
   - На севере, - ответил конюх. - Младший сегунат на самой границе.
   - Бери покупку, - прервал их разговор довольный Фусан. - Теперь пойдем за повозкой.
   Старик, не глядя на своих спутников, гордо зашагал по базару. Южир в свою очередь сунул повод Александре.
   Свежеприобретенный осел полностью соответствовал своим литературным описаниям. Он категорически не захотел идти за новым хозяином. Алекс во всю уперлась, но не смогла сдвинуть с места упрямую скотину.
   - Что ты там копаешься? - крикнул Южир.
   - Он не хочет! - чуть не плача ответила Александра.
   Подошел Фусан.
   - Ну, и кто на ком ездить будет?
   Стоявший рядом продавец хохотал. Стали собираться зеваки. Алекс хлопнула осла по крупу. Животное обиженно заревело, но осталось на месте. Народ ржал. Глядя на смеющиеся физиономии окружающих, Александра почувствовала, что звереет. Наклонившись к длинному, заросшему жестким волосом уху она прошипела.
   - Или ты идешь за мной, или твою тушу унесут в мясной ряд!
   Осел вздохнул, махнул головой, отгоняя докучливых мух, и... пошел.
   По толпе прошел легкий вздох разочарования.
   - Посмотрите, девушки, какой красавчик идет! - услышала Александра громкий голос. Она и ее спутники оглянулись. На углу у переулка расположилась группка ярко раскрашенных проституток.
   - Иди к нам, мальчик! - игриво помахала одна из них Александре. - Не пожалеешь!
   - У нас молодым да голубоглазым сегодня скидка! - добавила другая под смех коллег.
   - Пошли, - тронул ее за рукав Южир и, вздохнув, добавил. - Смешно им. У человека горе, понимаешь...
   - Обслужим по полной! - на последок донеслось им в спину.
   - Ты, Алекс, на них внимания не обращай, - конюх дружески потрепал ее по плечу. - Пусть себе кричат подстилки дешевые. Я тебя с такой девкой познакомлю!
   Александра мысленно сморщилась. Южир крякнул:
   - Ну, когда-нибудь. Как сам захочешь.
   - Спасибо тебе, - проникновенно поблагодарила Алекс. - Ты настоящий друг.
   Мужик окончательно смутился и поспешил догнать отца. Было видно, как старик что-то ему вполголоса выговаривал.
   "Симара предупреждала, - подумала Александра. - Знать будут все. Так оно и есть".
   Они прошли с четверть часа, плутая по каким-то закоулкам, пока не вышли к большому двору, окруженному высокой оградой из заостренных кольев. У ворот расхаживал здоровый детина, одетый поверх куртки в кожаный жилет. Окинув взглядом Фусана, он спросил, поигрывая увесистой дубинкой:
   - Чего надо, почтенный?
   - Мастера Дачи, - спокойно ответил старик. - За повозкой пришли.
   - Проходите, - охранник шагнул в сторону, освобождая проход.
   Во дворе под навесами стояло множество двух- и четырехколесных повозок, на специальных подставках ждали покупателей лакированные паланкины самого разнообразного вида. Возле одних стояла группа людей. Высокий сухощавый старик в шелковом халате что-то объяснял забавному толстяку в бархатном жилете. В стороне смирно стояли трое слуг, вооруженных длинными дубинками.
   - Подождем, - проговорил Фусан, усаживаясь на толстое бревно у ворот.
   Александра с жадным интересом разглядывала изделия тайского "автопрома". Расписные и просто покрашенные, с тканевым и дощатым верхом, с толстыми сплошными и аккуратными резными колесами, с окнами и без. Здесь присутствовал транспорт на любой вкус. Толстый и тонкий, наконец, обменялись поклонами. Толстяк в сопровождении слуг покинул "автосалон", а старик в халате направился к ним.
   - Здравствуй, мастер Дачи, - встал и поклонился Фусан. - Рад видеть тебя в добром здравии.
   - И тебе всех благ, почтенный Фусан, - поклонился мастер. - Слышал о твоем горе. Скорблю.
   - Мертвым небеса, а живым надо жить, - вздохнул Фусан.- Вот пришли приобрести у тебя новую повозку взамен той, что пропала вместе с моим сыном.
   - Пойдем, поглядим, - сделал жест рукой Дачи. - У меня как раз есть точно такая же.
   - Эй, Алекс, - позвал ее Фусан. - Иди и ты. Тебе ей править.
   "Тоже мне, нашел водителя осла", - подумала она, важно кивая.
   Повозка, действительно, как две капли воды походила на ту, в которой они ехали из Гатомо-фами. Под скептическими взглядами стариков, Александра с умным видом взобралась на облучок, постучала по колесам. Заглянула внутрь, постукала по стенам.
   - Вроде, все нормально.
   Фусан покачал головой и поманил ее пальцем.
   - "Нормально", - передразнил он и показал вниз. - В оси трещина. Она развалится после десяти ли.
   - Там нет трещины, - возразил хозяин.
   - Ох, мастер, - покачал головой Фусан. - Я же не желторотый юнец. Мозги мне не пудри. Или заменяй ось, или давай скидку.
   - Какую?
   - В четверть будет самый раз.
   - Да ты меня разорить хочешь, старик! - возопил Дачи.
   - Ты и сам не мальчик, - усмехнулся Фусан. - Так что или меняй ось, или скидку. Или мы пойдем.
   - Ладно, учитывая, что твой господин мой постоянный покупатель, - вздохнул мастер. - Так и быть, я заменю ось. У меня как раз есть еще одна. Будешь ждать? Или мои люди пригонят повозку?
   - Мы подождем, - ответил слуга Айоро.
   Дачи оглядел пустынный двор.
   - Тогда пойдем, выпьем чаю, почтенный?
   - С удовольствием, мастер, - согласился Фусан.
   Дачи громко крикнул. Из ворот мастерской выскочил молодой парень в кожаном фартуке. Выслушав распоряжение начальства, он кивнул и вернулся обратно. Вскоре трое подмастерьев уже несли к выбранной повозке новую ось и инструменты. Фусан не поленился и лично осмотрел запчасть. Оставшись довольным, старик вернулся под навес, где на маленьком столике его уже ждала чашка с ароматным чаем. Мастер Дачи уселся напротив. Алекс и Южир остались стоять. Но им тоже налили по чашечке.
   - Какие новости в городе? - спросил гостя хозяин.
   - Все по-прежнему, - пожал плечами Фусан. - Господа служат сегуну, мы господам.
   - Ты как всегда осторожен, почтенный, - усмехнулся мастер и спросил. - Видел отряд из Хайдаро?
   - Да, - кивнул старик. - Господин говорил, что сегун ждет гостей.
   - А зачем, не говорил?
   - Кто я такой, чтобы он со мной делился сокровенным? - ушел от прямого ответа старый слуга.
   - Не доверяешь мне? - вскинул редкие брови Дачи. - А вот я слышал, что сегун Хайдаро задумал поход на северных варваров и предлагает Канаго присоединиться к экспедиции. Так ли это, почтенный Фусан?
   Старик крякнул
   - Ну, ты же меня знаешь сорок лет, - продолжал наседать мастер. - Я когда-нибудь тебя подводил? Откуда тогда такое недоверие?
   - Поговаривают, - наконец, выдавил из себя старый слуга. - Но точно я ничего не знаю.
   Удовлетворенный Дачи сделал большой глоток.
   - А какие новости в пригороде? - спросил Фусан.
   - Объявились какие-то сумасшедшие, - охотно ответил мастер. - Два дня назад в городе ограбили дом придворного сегуна.
   - Ого! - удивился слуга. - Такого лет десять не бывало.
   - Да, - подтвердил Дачи. - Братство воров уже выплатило компенсацию хозяевам и сейчас ищет нарушителей Договора.
   - И как?
   - Пока не нашли.
   - Я им не завидую, - усмехнулся Фусан.
   - Я тоже, - со значением проговорил мастер и озабоченно добавил. - Но пока не нашли, пусть ваши слуги сторожат по ночам. Мне будет неприятно, если ограбят дом моего постоянного клиента.
   - Я передам твои слова Махаро, - кивнул старик.
   Александра наклонилась к уху Южира.
   - О чем это они?
   Тот махнул рукой.
   - Потом расскажу.
   - Ну, Алекс, - сказал, улыбаясь, Фусан. - Запрягай своего скакуна.
   - О каком договоре они говорили? - спросила Александра, едва повозка отъехала метров на сто от мастерской.
   Конюх огляделся. Вокруг сновали озабоченные своими делами люди, и им не было никакого дела ни до повозки, ни до ее пассажиров.
   - Между Братством воров и соратниками сегуна уже много лет есть негласный Договор, - вполголоса стал объяснять Южир. - Стража не вмешивается в жизнь пригорода, пока там не начинает литься кровь, а воры не грабят слуг сегуна. В случае нарушения Договора Братство воров платит жертвам компенсацию.
   - А если они не захотят? - стала допытываться Александра. - Мол, мы ничего не знаем и, вообще, это чужие воры, не местные?
   - Тогда соратники сегуна будут убивать Мастеров Братства. Одного за другим. Пока не получат компенсации и не прекратится воровство.
   - А они знают главных воров? - удивилась Алекс.
   - Их все знают, - пожал плечами Южир. - Вон Дачи один из Мастеров Братства воров. Уважаемый человек. Платит подати сегуну и Сыну Неба.
   Александра задумалась: "Совсем как дома. Только честнее. Здесь хотя бы воров называют ворами, а не "бизнесменами"".
   - Скорее всего, в городе воровал кто-то из вчерашних крестьян, - продолжал конюх. - Или какие-то залетные воришки. Местные ни за что не полезут в город. Кому охота десять дней умирать.
   - Как это? - спросила Александра.
   - Нарушителей Договора девять дней режут на кусочки и только на десятый убивают.
   Алекс передернула плечами.
   - Стой! - крикнул конюх, натягивая поводья.
   Дорогу переходила многолюдная процессия. Впереди шли несколько монахов, вполголоса распевая молитвы. За ними около пятидесяти разнообразно одетых мужчин и женщин.
   - Кто это? - спросила Александра.
   - Паломники, - ответил Южир. - В Храм тысячи богов.
   - Где это?
   - В городе, недалеко от замка.
   - А как туда пройти?
   - Не знаю, - пожал плечами конюх. - Я там ни разу не был. Спроси лучше у Тотиги. Вот кто все окрестные храмы знает.
   Осел занял свое место в конюшне, повозку поставили в сарай. Александра взглянула на солнце. Судя по его положению и урчанию в животе, приближалось время обеда. Она позвала котенка и, прикрыв ворота, отправилась в людскую.
   За столом уже все собрались. Александра сполоснула руки и присела рядом с художником.
   - Мне сказали, что ты знаешь, где Храм тысячи богов?
   - Знаю, - кивнул Тотига. - Возле главных ворот замка.
   Она замялась, не зная, как правильно сформулировать вопрос.
   - Там можно помолиться Асионе?
   Мужчина взглянул на нее с удивлением.
   - Там есть ее алтарь. Но, Алекс, это же богиня девочек.
   - Я знаю, - вздохнула Александра. - Понимаешь, Тотига, кажется, в моей жизни было что-то важное, связанное с Асионой. Может быть, если я ей помолюсь, хотя бы часть воспоминаний вернется.
   Художник понимающе кивнул.
   - Через два дня будет праздник бога Благодатного дождя. Я пойду в храм. Если хочешь, пойдем со мной.
   - С радостью, - согласилась Александра. - Только попрошу разрешения у Махаро.
   Управительница сама нашла его тем же вечером. Сухо, без всяких заигрываний и намеков Махаро сообщила, что Алекс назначается ночным сторожем.
   - Найди себе подходящую палку, - в заключение сказала она. - Главное, приглядывай за садом и задней калиткой. Если что увидишь, зови соратников. С сегодняшнего дня их будет двое.
   - Да, моя госпожа Махаро, - поклонилась Александра.
   Первым делом стоило обзавестись подходящим оружием. Вначале она осмотрела каретный сарай. Нашла старую, тонкую оглоблю. Повертела в руках. Тяжеловата. Пусть полежит. Если не найду чего-то другого. Потом настал черед конюшни, скотного двора. Недовольно хрюкал поросенок, кудахтали куры, возмущенные наглым вторжением на их жилплощадь. Но именно там нашлась тяжелая дубинка с утолщением на конце. Александра хмыкнула:
   - Что надо!
   Отмыв оружие от куриного помета, она поставила ее сохнуть в тень и пошла вздремнуть перед дежурством, попросив Тима разбудить ее к ужину.
   Токи наложила ему полную миску риса с овощами и, вздохнув, протянула пару пирожков с начинкой из грецкого ореха.
   - Вот повар прислал, говорят, полезные.
   - Передай ему спасибо, - поблагодарила Александра.
   Чертяка выхлебал свои сливки и муркнул, видимо присоединяясь к благодарности.
   Заткнув дубинку за пояс, она отправилась в сад. Разумеется, Алекс не собиралась всю ночь шататься по саду как тень отца Гамлета. Все умные люди ночью спят. Александра тоже не собиралась нарушать эту традицию. Рассудив, что удобнее всего лезть в усадьбу через заднюю стену, Алекс решила устроить себе гнездышко где-то неподалеку. Дождавшись, как дом и людская погрузятся в темноту, она достала заранее спрятанное одеяло и, расстелив его в кустах, задремала, сжимая в руке дубинку. Кроме того, она припасла несколько голышей в качестве оружия дальнего боя.
   Проснулась Александра от резкого фырканья. С неба тускло светил тонкий серп месяца. На ее груди сидел котенок. Глаза его горели, а когти рвали плотную ткань куртки.
   - Тихо, маленький, - проговорила Алекс, осторожно отрывая от себя звереныша. - Я уже проснулась. Тихо.
   Среди деревьев мелькнул тусклый свет фонаря.
   Александра отбросила одеяло, подхватила дубинку, сунула в карман голыши и, стараясь ступать бесшумно, отправилась посмотреть на любителя ночных прогулок.
   По саду тихо пробирался один из соратников.
   - Господину что-то нужно? - тихо спросила она.
   Воин резко обернулся.
   - Ты кто?
   - Алекс, мой господин, - ответила Александра. - Сторож.
   - Не спишь? - задал соратник глупый вопрос.
   Она зевнула.
   - Нет, господин. Махаро-ли приказала приглядывать за задней стеной.
   - Правильно, - кивнул воин. - Если найду тебя спящим - убью.
   - Я знаю свои обязанности, мой господин, - поклонилась Александра.
   Ничего больше не говоря, соратник повернулся и зашагал к воротам.
   - Доверьяй, но проверьяй, - пробормотала Алекс вслед. - Папа рассказывал, что так говорил лучший друг Горби - Рональд Рейган.
   Потом нагнулась и взяла на руки котенка.
   - Спасибо тебе, Чертяка! - проговорила она, целуя зверька в нос. Тот смешно поморщился и отвернул мордашку. - Сегодня ты спас своей непутевой хозяйке жизнь.
   Соратник приходил еще пару раз. Александра только посмеивалась сквозь зевоту. А котенок утром получил от благодарной хозяйки дополнительную порцию сливок. Повар не смог отказать Алекс в такой маленькой просьбе.
   Перед посещением храма Алекс решила первый раз побриться. Выросшее на подбородке реденькое безобразие внушало ей чувство брезгливости, пополам с сожалением о своей прежней гладкой, бархатистой коже. Результатом этого стали многочисленные порезы, заклеенные кусочками бумаги.
   Увидев Александру в таком виде, простодушный Тим не мог сдержать смех.
   - Я посмотрю, как у тебя это получится в первый раз, - только и смогла сказать обиженная Алекс.
   Госпожа Махаро благосклонно отнеслась к его желанию посетить храм. Очевидно, полагая что знает, о чем собрался просить богов такой симпатичный, но увы... бесполезный для нее молодой человек.
   Они вышли из усадьбы, как только отвезли Сайо в школу. Тотига облачился в чистый халат, Александра тоже надела новую куртку. Не торопясь, они направились к замку. Под ногами тихо хрустел гравий дороги.
   - Я люблю ходить в храм, - негромко рассказывал художник. - Я вырос в монастыре, куда подбросила меня мать. Кто она, не знаю. Может быть, служанка кого-то из господ или благородная девушка, ставшая жертвой соблазнителя. Раньше я часто думал об этом. Теперь все реже и реже. Видимо, так было угодно Вечному Небу. Еще в детстве я решил, что стану монахом. Да вот не пришлось.
   - Почему? - спросила заинтригованная Александра.
   - Тяга к радостям жизни, - вздохнул Тотига. - Я чувствовал, что настоящим монахом мне не стать, а притворяться не хотелось.
   - Как же ты из монастыря попал к господам Айоро?
   - Госпожа привезла своих слуг для обучения письму. Когда я узнал, что она хочет заняться перепиской книг, я попросился к ней художником. Она посмотрела мои рисунки и согласилась.
   - И монахи тебя так просто отпустили?
   Тотига грустно посмотрел на нее.
   - Настоятель взял с меня слово, что если я буду жив, вернусь в монастырь через тридцать лет. Когда мое тело войдет в согласие с духом.
   - И сколько тебе еще осталось? - продолжала расспросы Александра.
   - Смотря как считать, - ответил художник. - Если по обещанию, то пятнадцать лет. Если по моей душе, то, наверное, лет пять. Или даже меньше.
   Он поднял глаза и улыбнулся.
   - А вот и храм.
   Алекс ожидала увидеть какое-то монументальное сооружение наподобие Исаакиевского собора или греческого Парфенона. Однако впереди был длинный высокий забор с большими широко распахнутыми воротами, возле которых на земле сидели трое монахов, и перед каждым лежала миска для подаяний.
   Александра не знала, как боги относятся к материальным благам, но то, что их служители любят денежки, ей было известно хорошо. По этому утром она вскрыла свою кубышку и прихватила несколько медяков. Вслед за Тотигой она положила в каждую миску по монетке и прошла на широкий, мощеный гладко отесанными плитами двор. Изнутри к забору лепились множество часовенок. Внутри которых располагались алтари с горящими или уже потухшими свечами и изображение божества. Разной величины скульптуры или рисунки. Возле некоторых часовен толпились люди, шепча слова молитвы.
   - Здесь есть храмы всех богов Тонгайского народа, - гордо сказал Тотига.
   - А где алтарь Асионы? - спросила Александра.
   - Вон там, - художник указал в дальний конец двора, где стояли несколько женщин и девочек.
   Она купила у монаха пару свечей и направилась к ним. Появление Александры те встретили шушуканьем и недоуменными взглядами. Но к подобному выражению чувств она была равнодушна уже давно.
   - Эй, мальчик, - крикнула какая-то бабушка, прижав к себе внучку лет семи. - Это алтарь Асионы. Ты ничего не перепутал?
   - Нет, - решительно буркнула Алекс, подходя к входу, где ее едва не сбила с ног выскочившая из храма девчушка.
   Александра зажгла свечи и посмотрела на цветной рисунок. Изображенная на нем девочка никак не походила на ту, что являлась ей.
   "Спасибо тебе за все, милая Асиона, - подумала Алекс, вспоминая смеющееся личико в темном круге воды. - Хотя у меня не все так хорошо, как бы хотелось, и жаль, что рядом нет родных и настоящих друзей. Но уж скучной мою жизнь точно не назовешь".
   Она грустно улыбнулась. Вдруг по картине пробежала быстрая рябь. Александра вздрогнула. На миг показалось, что на стене проступило то знакомое изображение богини - девочки. Асиона плакала. Миг, и виденье исчезло. Алекс заморгала. Все по-прежнему. Потрескивая, горят свечи, за спиной гомонят удивленные женщины. Яркий рисунок пухлощекой девочки улыбается с серой стены. Повинуясь минутному порыву, Александра протянула руку и провела ладонью по рисунку. На коже остался влажный след.
   Ошарашенная Алекс вышла на воздух и, ни на кого не глядя, поспешила покинуть храм. Интересно - это настоящие слезы богини? Или влага, выступившая на каменных стенах? А быть может, знакомое лицо ей лишь померещилось? Тогда откуда взялась сырость? Что это: случайность или совпадение?
  
   Глава VI
   Любовь и кровь.
   Вот такая банальность

Мир, действительно, полон опасностей,

и в нем много темных мест, но в нем

так много и прекрасного, и хотя любовь

повсюду перемешана теперь с горем,

все же он хорош.

Джон Рональд Руэл ТОЛКИЕН

Властелин колец

  
   Сайо едва дождалась окончания занятий. Сгорая от нетерпения, она забралась в паланкин и с легким удивлением узнала в одном из носильщиков своего слугу. Алекс нагло пялился на рассаживавшихся по паланкинам девушек. "Какая невоспитанность! " - подумала она, задергивая штору.
   "Любимая! Судьба лишила нас встречи, о которой мы так мечтали. Но я ежеминутно думаю о тебе. Твои глаза подобно солнцу освещают беспросветный мрак моей жизни. Словно журавль я лечу на стук твоего сердца. Как смиренный слуга я прошу у тебя великой милости. Дай мне возможность вновь увидеть тебя. Говорить с тобой, слышать голос достойный богини. Умоляю, ночью, как только луна станет над замком сегуна, выйди в сад к задней стене. Я буду ждать. Вечно твой ДТ".
   Девушка отложила исписанный лист. Щеки ее горели, сердце сладко замирало в груди. Он нашел ее. Даиро ждет встречи. Разумеется, она придет. Чтобы ей это не стоило. Хозяева во дворце, управительница и слуги будут крепко спать, а соратники караулят у ворот. Значит, она пройдет через кухню. У повара своя комната, а кухарка спит в людской. Весь оставшийся путь до усадьбы Сайо улыбалась. Не сходила улыбка и за ужином. Управительница обратила внимание на хорошее настроение девушки.
   - Что-то случилось? - спросила она, разливая чай. - Ты такая радостная.
   - Ничего, госпожа Махаро, - ответила Сайо. - Просто я очень рада за свою подругу. Отец Ясако почти поправился и собирается на службу. Она была такая счастливая, что ее настроение передалось и мне.
   - Понимаю, - улыбнулась управительница. - Когда-то и у меня были подруги.
   - А где они сейчас? - спросила девушка.
   - Одни стали хозяйками замков, - женщина вздохнула. - Другие - женами соратников или придворных. У них семьи и заботы. Когда им вспоминать старую Махаро.
   - Ты еще не старая, - возразила девушка, но та лишь грустно улыбнулась.
   Сайо с раздражением посмотрела на гору бумаг. Сегодня ей совсем не хотелось работать. Разбираться в переписке господина Айоро оказалось делом скучным и утомительным. Сегодня она не станет засиживаться допоздна. Девушка решительно задула светильник и закрыла кабинет. Симара уже разобрала кровать. Увидев госпожу, служанка обрадовалась.
   - Наконец-то ты, Сайо-ли, решила лечь пораньше. Девушкам в твоем возрасте нужно больше спать.
   - Почему? - спросила она, усаживаясь перед зеркалом.
   - Полезно для здоровья, - продолжала ворковать служанка, помогая ей раздеться.
   Девушка укрылась мягким одеялом и закрыла глаза. Но сон не шел. Она поворочалась с боку на бок и чтобы отвлечься спросила:
   - Алекс стал носильщиком?
   - Что? - не поняла женщина.
   - Сегодня Алекс нес паланкин, - пояснила госпожа. - Махаро поставила его носильщиком. Вот я и хотела узнать, как он здесь устроился?
   Симара вышла из-за ширмы.
   - Ох, Сайо-ли, - тяжело вздохнула она и, подойдя ближе, присела на корточки. - У него такая беда. Мы вот не знай и что думали, а он...
   Женщина наклонилась к уху госпожи и быстро зашептала.
   - Откуда ты знаешь? - не поверила девушка.
   - Он сам мне рассказал, - клятвенно заверила служанка.
   - Когда?
   - Позавчера.
   - Почему же он молчал раньше? - не на шутку заинтересовалась госпожа.
   - Думал, само пройдет.
   - Ты что-то недоговариваешь, - девушка повернулась на бок. - Почти три месяца молчал, а тут вдруг разговорился.
   - Ничего от тебя не скроешь, Сайо-ли, - повинилась служанка и передала ей весь разговор с Алексом.
   - Когда ты собираешься на рынок в аптечную лавку?
   - Не знаю, - ответила Симара. - Он что-то не слишком торопится. Может, привык?
   - Может быть, - улыбнулась Сайо. - Когда пойдете, возьми у меня денег на лекарства. Такие травы, наверное, немалых денег стоят. Попрошу у госпожи Айоро как для себя.
   - Спасибо, госпожа.
   - Ну, иди спать, - девушка притворно зевнула и закрыла глаза. Она почему-то не поверила в "болезнь" Алекса. Похоже, этот голубоглазый прохвост всех просто дурачит. Вот только почему? Госпожа Махаро еще очень привлекательна. Размышляя об этом, Сайо едва не заснула. Рывком сев на кровати, она прислушалась. Из-за ширмы доносилось негромкое похрапывание. Девушка на цыпочках подошла к окну. Узкий серп месяца приближался к темневшей на холме громаде замка. Накинув теплый халат, Сайо приоткрыла дверь в коридор. Тихо. Особняк спал, погрузившись в темноту. Взяв в руки тапочки, девушка стала осторожно спускаться по лестнице на первый этаж.
   Она не видела, как приоткрылась дверь спальни госпожи. Выглянувшая Низа прислушалась к легким шагам и мрачно улыбнулась.
   Оказавшись на улице, Сайо плотнее запахнула халат. Дул прохладный ветерок, и листья громко шелестели, скрывая звуки ночи. Она почти бежала, торопясь на свидание. Вдруг ей показалось, что между деревьев мелькнула какая-то тень. Девушка замерла.
   - Татсо-сей, - негромко позвала она.
   Но в ответ только громче зашелестели под ветром ветви деревьев. "Показалось", - решила она и опять припустила бегом, едва не налетев на кирпичную стену.
   Прижавшись к ней спиной, девушка перевела дух и взглянула на небо. Месяц был уже над замком.
   - Татсо-сей! - чуть громче, чем в прошлый раз позвала она.
   - Ты все-таки пришла, - из темноты появился знакомый силуэт. Сайо перевела дух и улыбнулась.
   - Не ждал от тебя такой наглости, - проговорил Даиро, подходя ближе.
   От этих слов девушка отшатнулась, но молодой барон успел крепко схватить ее за халат.
   - Все еще не наигралась? - зловеще сказал он. - Решила, что потомка сегунов Канаго можно дурачить вечно?
   Даиро схватил девушку за горло и взглянул в обезумевшие от удивления глаза.
   - Ты думала, что я ничего не узнаю?
   Он чуть ослабил хватку.
   - Я не понимаю тебя, - прохрипела Сайо.
   - Поясню, - усмехнулся молодой человек, и в тусклом свете месяца сверкнули молочно белые зубы.
   - По твоему приказу служанка пыталась меня отравить. Будь яд смертелен, мой дух мог бы простить это. Но тебе понадобился мой позор, подлая обманщица!
   - Я не понимаю, - по лицу девушки потоком текли слезы.
   - На второй день после твоего отъезда в Иси приехал наш лекарь, - охотно пояснил молодой барон. - Он без труда разобрался в причинах моего недомогания.
   - Толченая кора крушины и ягоды лалака! Не твоя ли служанка хорошо разбирается в травах, гадина? А горох, который был рассыпан по лестнице? Помощник повара видел, как его накладывал в мешок твой слуга.
   - Я ничего не знала, - попробовала оправдаться бедная девушка, еле шевеля губами от страха.
   - Врешь! - вскипел Татсо, сжимая ладонь. - Зачем твоей служанке меня травить? А для чего слуге сыпать на лестницу горох? Кто ему сказал, что в комнате с той стороны есть потайная дверь? Только ты могла догадаться об этом. Тупой раб просто не мог додуматься до такого!
   - Клянусь памятью предков, - с трудом просипела сдавленным горлом Сайо. - Я ничего не знала.
   - Прибереги свои клятвы, - Даиро приблизил свое лицо, и девушка смогла хорошо разглядеть горевшие гневом глаза и злобный оскал красивого рта. - Времени у нас много. У меня есть для тебя прекрасный подвальчик в пригороде. Три локтя глубиной, на дне слой отбросов в локоть. Припас я и цепь, чтобы вытаскивать тебя оттуда для наших бесед.
   - Это все слуги! - от ужаса девушка едва не теряла сознание.
   - Спасибо, что напомнила, Сайо-ли, - глумливо захихикал молодой человек. - Они никуда не уйдут. Я буду убивать их на твоих глазах. Одного за другим. Так, чтобы ты визжала от страха.
   Глаза Татсо затянула туманная поволока, голос стал медленным и свистящим. Девушка, рванувшись, вырвалась из ослабевших рук и бросилась в сторону. Даиро резко ударил ее ребром ладони по шее. Сайо рухнула на траву, прохрипев:
   - Помогите!
   - Кто тебе поможет, дура! - тихо рявкнул Татсо. - Сотник Айоро завтра уезжает в Хайдаро-сегу. Наш сегун назначил его командиром отряда и послезавтра отсылает на север. Ему будет не до поисков воспитанницы. Хотя бы и такой дорогой. А у госпожи Айоро есть человек, который поможет ей забыть глупую, тощую девчонку.
   - Помогите, - прошептала Сайо, теряя сознание.
   Барон достал веревку. И тут раздался тихий, леденящий душу вой. Глухой, словно из преисподней, он перекатывался в темноте заканчиваясь злобным "-иияууу". Побледневший Даиро поднял голову. Банг! Что-то звонко ударило его в лоб. Одной рукой барон схватился за голову, второй за рукоятку меча. Банг! Второй камень попал в плечо.
   Из-за дерева выскочил темный силуэт с зажатой в руках дубинкой. Даиро одним прыжком оказался на ногах. Шипя от боли, он попытался выхватить меч. Неизвестный оказался быстрее. Шмяк. Удар по лицу бросил барона на землю. Татсо взвыл, стараясь достать оружие. Однако противник не дал ему время опомниться.
  
   Александра вытерла пот и наклонилась.
   - Трепло! Пришел воровать девку. Так хватай и беги, а не болтай языком.
   - Алекс! - раздался удивленный голос Сайо. Держась рукой за помятое горло, она села на траву, во все глаза глядя на своего спасителя.
   - А ты кого ждала, госпожа? Дедушку с мешком подарков?
   - Откуда ты взялся?
   "Ххоспода! Что с них взять, - с грустью подумала Александра. - Нет, чтобы "спасибо" сказать. Сразу расспросы".
   - Сторожу я, Сайо-ли. По приказу госпожи Махаро.
   - Ты его убил? - девушка с трудом встала.
   - А что, не надо было?
   - Надо, - тихо произнесла госпожа, с трудом сдерживая кашель. - Только он благородный человек. Знатного рода.
   Александра присела и ловко сняла с пальца кольцо с печатью.
   - Уже нет.
   - Его могут узнать!
   - Это вряд ли, - возразила Алекс, глядя на разбитое в кровь лицо.
   - Все равно, от тела нужно как-то избавиться, - сказала девушка, морщась от боли.
   Александра потерла гладко выбритый подбородок.
   - Тут в ста шагах на речке омуток есть. Я думаю, если привязать пару кирпичей, не выплывет.
   Она пошарила за пазухой у бывшего барона и вытащила свернутый мешок.
   - Вон они у стенки. Будь добра, Сайо-ли, принеси парочку. А я пока ему руки свяжу.
   К удивлению Александры, госпожа отправилась шарить в темноту и скоро вернулась.
   - Вот.
   - Положи их в мешок. И, пожалуйста, госпожа, иди в дом.
   - Тебе еще нужна какая-то помощь? - на прощание спросила девушка.
   - Сам справлюсь, - махнула рукой Александра.- Будь осторожна. Судя по словам этой сволочи, там есть кто-то, кто тебя не очень любит, госпожа.
   - Я постараюсь, - кивнула девушка, поворачиваясь, чтобы уйти.
   - И придумай, как будешь завтра объяснять синяки на шее, Сайо-ли, - тихо проговорила ей в след Алекс. Госпожа кивнула.
   "Убийство - дело грязное", - вздохнула Александра, раздеваясь до пояса. Потом она натянула на себя снятое с трупа кимо и, перехватив связанные руки барона, открыла калитку. Узкий серп луны еле-еле освещал заваленные мусором берега речки.
   "Отъелся эксплуататор", - пыхтела Алекс, волоча вдоль забора тяжелое тело. Добравшись до задней стены соседней усадьбы, она в изнеможении прислонила страшный груз к камням. Прошелестел травой Чертяка, так напугавший барона. От реки тянуло мерзким ароматом падали.
   "Вполне подходящая компания для садиста и убийцы", - подумала Александра, продолжив путь вдоль ограды. Омут, который показал ему Фусан два дня назад, был совсем близко. Вот только берег там больно загажен.
   Алекс сбросила труп на траву, сняла сандалии и надела сапоги Татсо. Устав нести на себе такого кабана, отсюда она потащила тело волоком. Под ногами мерзко чавкали отбросы, хрустели сухие ветки и какие-то черепки. Александра прикрыла тело рваной циновкой и огляделась. Тихо. Только где-то попискивают крысы, да черными тенями мелькают бродячие собаки. Фусан рассказывал, что их здесь ловят и продают в кабаки и харчевни. Оказывается, среди местных жителей есть любители блюд из собачатины. Неудивительно, что здешние "Шарики" столь пугливы и осторожны.
   Первым в темные воды омута полетел меч. Булькнуло. Оставив тело, Александра направилась за кирпичами. Подойдя к стене, она сняла сапоги и обулась в сандалии, потом подняла кинжалом дерн и, сунув туда кольцо, вернула его в прежнее положение. Вряд ли в ближайшее время кто-то отыщет фамильную печать Татсо.
   Кирпичи весили куда меньше барона. Сложив в мешок перепачканный кровью кимо, она привязала его к шее трупа. Тело прокатилось по крутому склону и ухнуло в воду, подняв небольшое облако брызг.
   Возвращаясь в усадьбу Айоро, Александра забросила сапоги за речку. В темноте испуганно взвизгнула напуганная собачонка.
   Алекс закрыла калитку и присела погладить котенка. Звереныш заурчал.
   - Ну, Чертяка, - тихо проговорила она. - Пойдем уничтожать другие следы преступления.
   Котенок фыркнул, вполне соглашаясь с предложением хозяина (хозяйки).
  
   Сайо растолкала храпящую Симару.
   - Ни о чем меня не спрашивай, - быстро проговорила она. - Мне надо спрятать это.
   Девушка поднесла светильник к шее, и служанка вздрогнула, разглядев лиловые пятна синяков.
   Женщина встала с лежанки и еще раз осмотрела госпожу.
   - Пудрой не получится. Слишком большие.
   - Что же делать? - беспомощно проговорила девушка.
   - Пойдем к зеркалу, Сайо-ли, - предложила служанка.
   Она зажгла еще один светильник.
   - Да как ты жива осталась, госпожа!
   - Не спрашивай, - повторила Сайо. Её вдруг стала бить мелкая дрожь. Обхватив себя за плечи, девушка невидящими глазами смотрела на свое отражение. - Но если меня такой увидят, быть беде.
   - Тебе надо поставить компресс, моя госпожа, - вдруг предложила служанка. - Госпоже управительнице скажешь, что у тебя заболело горло.
   - Правильно, Симара! - обрадовалась девушка. - Сделай мне компресс, чтобы эти ужасные синяки исчезли. А всем говори, что я простудилась!
   - Как прикажешь, Сайо-ли, - поклонилась женщина. - Только тебе придется принять лекарство, чтобы Махаро-ли ничего не заподозрила.
   - Делай, как знаешь, - разрешила Сайо. - Я тебе доверяю.
   Утром Симара сказала Махаро, что ее молодая госпожа заболела. Встревоженная управительница навестила девушку. Из глаз и из носа Сайо непрерывно текло, глаза покраснели, а горло было замотано шерстяным шарфом.
   - Дорогая госпожа Махаро, - обратилась она к женщине сиплым, простуженным голосом. - Пошли кого-нибудь в школу, передай госпоже Миядзо, что я заболела.
   - Обязательно, Сайо-ли, - пообещала управительница. - Тим сбегает. Он на ноги легкий. Может быть, тебе что-то нужно?
   - Спасибо, Махаро-ли, - поблагодарила девушка. - Симара меня уже лечит.
   После этих слов она оглушительно чихнула.
   Пожелав ей скорейшего выздоровления, Махаро вышла. Симара напоила ее жгучим отваром, сменила мазь на шее и ушла мыть пол. Девушка осталась одна. Вытерев нос, она подумала, что служанка немного перестаралась с ее мнимой болезнью. Ну вот, опять в носу щекотно.
   -А-а-а-пчхи!
   - Простудилась, Сайо-ли? - раздался смутно знакомый голос. Она подняла глаза. В двери стояла мрачно улыбавшаяся Низа.
   - Мне кажется, ты вошла без стука? - спросила девушка, стараясь говорить как можно тверже.
   - Ты не расслышала, госпожа, - возразила служанка, и ее губы сложились в кривую усмешку. - Наверное, и уши застудила.
   - Я...
   - Ночью в саду прохладно.
   Сайо застыла с открытым ртом.
   - Выздоравливай, госпожа, - служанка закрыла дверь, оставив Сайо напуганной до полусмерти.
   Однако испуг скоро прошел. Забыв о насморке, девушка лихорадочно размышляла, оценивая свое незавидное положение. Очевидно, Низа и была тем человеком, который, по словам Алекса, "ее не очень любит". К полудню в особняке начался переполох. Из дворца прибыли супруги Айоро. Обеспокоенная опекунша навестила приболевшую воспитанницу.
   - Как твое самочувствие? - спросила она, присаживаясь на стул.
   - Не очень хорошо, моя госпожа, - честно призналась девушка. - Вчера вечером промочила ноги в саду. К утру разболелось горло, знобит. Симара сказала, что ничего страшного нет. День, другой и все пройдет.
   - Ты ходила гулять ночью? - встревожилась опекунша.
   - Никак не могла заснуть, Айоро-ли, - вздохнув, ответила воспитанница. - Подумала, что прогулка поможет заснуть. Мне очень жаль, что так получилось.
   Если бы Мастерица Роза видела сейчас свою ученицу, она, безусловно, поставила бы ей отлично за такой блестящий обман.
   Гладя на страдающее лицо девушки, Айоро улыбнулась.
   - Путь это будет тебе уроком. Идешь вечером в сад, одевайся теплее. А лучше вообще воздержаться от прогулок. По крайней мере, пока.
   - Почему? - встревожилась воспитанница.
   - Говорят, в городе появился вор, - пояснила женщина. - Ограблены уже две виллы.
   - Мне никто ничего не говорил, Айоро-ли, - сказала Сайо.
   - Это я распорядилась не тревожить тебя понапрасну, - проговорила опекунша. - Я же не знала, что тебе захочется побродить под луной. Может быть, ты влюбилась?
   Женщина вскинула брови в лукавой усмешке. Не дожидаясь ответа, она встала.
   - Мы еще с тобой поговорим. А сейчас мне некогда. Сегун посылает супруга на север. Он поведет отряд соратников в Хайдаро-сегу. Нужно помочь ему собраться в дальнюю дорогу.
   Айоро вышла. Сайо откинулась на подушку и перевела дух. В виду болезни ее не пригласили на прощальный обед, на котором, судя по долетавшим голосам и звону посуды, присутствовали многочисленные гости.
   Поздно вечером вновь пришла Айоро. По ее приказу хмурая Низа принесла поднос с лакомствами и оставила их одних. Девушка грызла орехи в меду, запивала их крепким чаем, а немного пьяная опекунша, усевшись в кресле, смотрела на нее с легкой, задумчивой улыбкой.
   - Очень вкусно, Айоро-ли, - поблагодарила Сайо.
   - Кушай. Я рада, что тебе нравится, - ответила женщина. - Жаль, что ты не смогла выйти к ужину. Там были только друзья и соседи. Они слышали о тебе очень много хорошего и теперь обижаются, что мы так долго скрываем свою приемную дочь.
   - Не такая уж я и замечательная, Айоро-ли, - ужасно смутилась девушка.
   Однако та не обратила на ее слова никакого внимания. Глядя в никуда, женщина продолжала.
   - Я не в первый раз провожаю мужа в дорогу. Но сегодня мне почему-то особенно тоскливо.
   Сайо поправила шарф на шее и затихла. Кажется, ее опекунше просто нужно перед кем-то выговориться.
   - С севера приходят странные вести, - проговорила та, наливая себе чай. - В Диких степях варварские племена прекратили вечную войну между собой. Кажется, у них объявился какой-то новый вождь.
   - О какой Дикой степи ты говоришь, Айоро-ли? - не сдержала любопытства Сайо.
   - Ты не слышала? - вскинула брови женщина, взгляд ее стал задумчивым. - Далеко на северо-востоке, за лесами лежат сухие равнины, по которым круглый год кочуют дикие народы. Там так холодно, что по полгода лежит снег. Люди постоянно ходят в шкурах животных и сами похожи на зверей. Вся их жизнь подчинена одной цели - войне. Сотни лет они режут друг друга в постоянных схватках. Говорят, они столь кровожадны, что не чураются людоедства. Прочие слухи о них столь туманны и противоречивы, что больше похожи на сказки. Будто бы они могут сутками не слезать с коня, а их жены столь уродливы, что во время битв пугают врагов своим ужасным видом. И прочая чепуха.
   - Прости меня, госпожа, - воспользовавшись паузой, вставила Сайо. - Но ты сама говоришь, что они живут очень далеко и воюют между собой. Почему ты говоришь об этих варварах с такой тревогой?
   Айоро грустно улыбнулась.
   - Союзные нам племена обратились за помощью. С севера им стали угрожать эти самые степные варвары.
   - Это так серьезно?
   - Неизвестно, - пожала плечами опекунша. - Сын Неба приказал сегуну Хайдаро произвести разведку, а тот попросил помощи у Канаго. Мне это не нравится.
   - Почему? - искренне удивилась девушка. - Разве варваров можно сравнить с нашими благородными воинами? Доблестный господин Айоро вернется с победой, разогнав дикарей по их норам.
   - Спасибо за слова утешения, милая Сайо, - поблагодарила женщина. - Но это еще не все. Есть нечто очень важное, что беспокоит не только меня, но и всех кто об этом знает.
   - О чем?
   - Это очень большая тайна, - сказала Айоро, пристально глядя на девушку почти трезвыми глазами.
   - Я умею хранить секреты, моя госпожа, - твердо пообещала та.
   - Говорят... - опекунша сделал театральную паузу, потом шепотом продолжила. - Жену степного вождя зовут Фудзико, а главного советника Бусо Сакуро.
   - Жена Самозванца! - вскричала Сайо.
   - И ее брат, - тихо продолжила Айоро. - А в степном войске полным-полно уцелевших бунтовщиков!
   - Да хранит нас Вечное Небо, - пробормотала удивленная девушка.
   - Хотя, - Айоро всхлипнула и вытерла набрякшие слезами глаза. - Может быть это только слухи? Кто знает.
   Она тяжело поднялась.
   - Спи. Выздоравливай.
   Женщина попыталась игриво улыбнуться
   - А я пойду. Господин Айоро наверное уже меня заждался.
  
   Александра не уставала хвалить "себя умную" за предусмотрительность. После столь кровавого дела у нее остались лишь два пятна на штанах. Едва рассвело, она выдрала всю траву на месте драки и отнесла ее ослу. Дубинка, окрашенная "голубой" баронской кровью, нашла свой конец в топке бани.
   Позже Александра собиралась постирать штаны и слегка отоспаться, но появление в усадьбе блудных хозяев сгубили ее планы на корню. Сотника куда-то посылал сегун, и по этому поводу намечалась прощальная вечеринка. На аврал были брошены все людские резервы. Александра вместе с остальными слугами расставляла столы, протирала парадную посуду, бегом таскала воду на кухню. Мыла овощи и даже помогала разделывать поросенка, безвременно погибшего под ножом Южира. В последнем действии она приняла участие с особым удовольствием. Теперь все подозрительные пятна на ее одежде будут иметь вполне законное объяснение. Так что стирка может погодить.
   Гости прибывали на разнообразнейших паланкинах. Для носильщиков Айоро распорядился выставить бочонок пива и полмешка воблы. "Душевный у вас господин", - с завистью вздыхали слуги гостей, налегая на угощение.
   Чувствуя себя слишком сонной для того, чтобы наслаждаться жизнью, Александра слиняла в каретный сарай и завалилась спать. По словам многоопытного Фусана, хозяева будут гудеть до позднего вечера.
   Из сладкого, без сновидений сна ее вырвал боевой мяв Чертяки. Проснувшись, она увидела в воротах сарая высокий женский силуэт.
   - Уйми свою скотину. Или я ему башку оторву.
   Проговорил силуэт незнакомым голосом.
   Вспомнив Простоквашино, Александра голосом кота Матроскина ответила:
   - Я попрошу зверюшку мою не обижать.
   Подойдя ближе, она узнала служанку госпожи.
   - Пусть заткнется, если хочет жить.
   Алекс посадила Чертяку на верстак. Разговор нравился ей все меньше.
   - Ты сторожил вчера ночью?
   - Я и сегодня буду. Госпожа Мах...
   - Мне плевать! - резко одернула ее служанка. - Ты был вчера ночью в саду?
   - Был и что?
   - Кого-нибудь чужого видел?
   - Нет.
   - Я спрашиваю! - повысила голос почти до крика Низа. - Кого-нибудь чужого видел?
   - Нет.
   - А своих? - ухмыльнулась женщина. - Например, Сайо?
   Александра взглянула внизу вверх в дерзкие темно-серые глаза и ответила, четко проговаривая каждое слово.
   - Какое тебе дело до господ?
   Низа резко выбросила вперед сжатый кулак. Ожидавшая любой бяки, Алекс ловко увернулась. Перехватила руку и, рванув на себя, вывернула ее так, что служанка рухнула на колени.
   - Пусти, щенок! - вскричала женщина.
   - Я не щенок, - прошептала ей Александра прямо в ухо. - Я котенок. Знаешь, есть такие полосатые. В лесу живут. С ними даже лосихи вроде тебя не связываются. Поняла?
   Сустав захрустел, в ответ женщина заскрипела зубами. Александра отпустила руку и отошла. Через миг Низа взорвалась серией ударов. Не зря Алекс каждое утро, а теперь и каждую ночь истязала свое тело в бесконечных упражнениях! (На самом деле она просто убивала время). Увлекаемая весом собственного тела, Низа пролетела по сараю, приземлившись между оглобель повозки.
   - Местечко как раз по тебе, - не удержалась от комментария Александра.
   Оскалив ровные мелкие зубы, служанка вновь бросилась в атаку.
   - Широко шагаешь, - буркнула Алекс, отпрыгнув в сторону. - Пора унять молодицу.
   Бросившись на встречу разъяренной женщине, она немного подправила ее полет, завершившийся "ласковой" встречей со створкой ворот.
   - Я дочь сегуна! - прохрипела она, оборачиваясь.
   Александра поигрывала новой дубинкой.
   - А я может быть вообще барон. Кто знает?
   - Ты поднял руку на женщину, - проговорила Низа, потирая ушибленный локоть.
   - Если женщина ведет себя как мужчина, пусть не обижается, когда к ней относятся как к мужчине, - ответила Алекс. - Еще раз дернешься, получишь по лбу.
   Внезапно Низа звонко рассмеялась.
   - А ты молодец, котенок.
   Но Александра не думала расслабляться.
   - Ты пришла, нахамила, подралась. А теперь хвалишь. Зачем?
   - Я думала ты такой, как все слуги, - проговорила она, приближаясь. - Нажмешь, и сок потечет. Теперь вижу, что ошибалась.
   - Стой, где стоишь.
   Низа остановилась и подняла руки.
   - Все, Алекс. Я не хочу с тобой драться. Просто скажи. Вчера Сайо в саду была одна?
   - Зачем это тебе?
   - Не мне, - покачала головой служанка. - Госпожа Айоро интересуется.
   - Чужих в саду не видел, - осторожно подбирая слова, ответила Александра. - Иначе я бы поднял тревогу. Соратники предупредили, что в городе объявился вор, и нужно быть настороже.
   - Я так и передам госпоже, - кивнула Низа и на прощание спросила. - Где ты так драться научился?
   - Не помню, - ответила Александра, беря на руки котенка.
   Ей все же удалось поспать до наступления темноты. Проделав комплекс упражнений, Алекс пару раз обошла сад. Спугнула летучую мышь, увидела ежика и решила, что пора отдохнуть. После так трагически закончившегося визита барона Татсо, Александра уже не позволяла себе спать на посту. Усевшись под деревом, она хрумкала яблоко и гладила Чертяку, дремавшего у нее на коленях. Казалось, котенок крепко спал, даже не мурлыча. Но большие чуткие уши исправно поворачивались на любой подозрительный звук. Яблоки еще не созрели, и от кислоты сводило рот. Алекс с сожалением запустила огрызок в темноту.
   Вдруг котенок встрепенулся, поднял мордашку и зашипел. Александра уже имела удовольствие убедиться в его выдающихся караульных качествах. Она встала, крепко сжимая дубинку. Сквозь шум листвы чуть слышно скрипнула калитка, в петли которой Александра еще утром заботливо насыпала песка. Так что визжать она должна чуть тише циркулярной пилы. Похоже, кто-то озаботился их смазать. Дело пахло керосином. Положив напруженного котенка на траву, Алекс осторожно двинулась к задней стене усадьбы. Уже через десять шагов налетевший порыв ветра донес до нее запах пота и обрывки слов. "Да тут целая компания", - подумала Александра, по-рачьи пятясь назад. Чертяка уже собирался исторгнуть из себя боевой мяв, когда быстрые руки хозяйки (хозяина) схватили его под брюшко и утащили с собой.
   - Господин! - вскричала Алекс, подбегая к воротам. - В саду кто-то есть!
   - Откуда знаешь?
   Быстро спросил один из караульных соратников.
   - Слышал голоса, - ответила Александра. - И потом воняет.
   Воины переглянулись.
   - Я за помощью, - проговорил второй.
   - Поторопись, - напомнил первый и, обратившись к Алекс, спросил.- Где они?
   - Были у задней стены. Куда успели уйти, я не знаю.
   Подмога не заставила себя ждать. Впятером соратники бросились в сад, обнажив мечи. Александра посадила Чертяку на плечо и пошла по следам наступавших. Раздались крики и звон стали. В особняке зажглись окна. Через несколько минут из дверей кухни выскочил полуодетый господин Айоро с мечом наперевес. Замелькали факелы в руках разбуженных слуг. Которые, однако, не рискнули приблизиться к месту боя. Соратники сегуна не стали брать пленных. Трое неизвестных были зарублены в ходе короткой схватки. В одном из них Александра узнала соратника барона Татсо, но никому ничего не сказала. К тому же он был одет бедным ратником. Двое остальных вообще казались оборванцами. Из оружия у них были только окованные железными полосами дубинки и ножи. В стороне валялся моток веревки и большой мешок. "Не по мою ли душу они приперлись?" - с тревогой подумала Алекс, сглотнув подкативший к горлу комок.
   - Ратники уже в воры подались, - грустно вздохнул кто-то из воинов. Сотник запахнул халат и сурово оглядел подчиненных.
   - Кто-нибудь его знает?
   - Нет, Айоро-сей, - в разнобой ответили соратники.
   - А меч то хороший, - заметил кто-то. - И по одежде судить, он не бедствовал.
   - Вот только с ворами связался, - сурово проговорил Айоро. Немного помолчав, сотник стал отдавать распоряжения.
   - О погибшем воине никому ни слова. Ратник вор, это слишком большой позор для благородных людей.
   - Да, Айоро-сей, - поклонилась воины.
   - И ты держи язык за зубами, - с нескрываемой угрозой обратился он к Александре.
   Низко поклонившись, Алекс ответила:
   - Да, мой господин Айоро-сей. Я видел в саду лишь двух воров.
   Вполне довольный ответом сотник продолжил:
   - Ратника тайно похоронить. Воров выбросить за мост. Там с ними разберутся.
   Он еще плотнее запахнул халат и пошел в дом, сделав Алексу знак идти с ним. Подойдя к двери, сотник спросил:
   - Ты знал, что среди воров есть благородный человек?
   - Подозревал, мой господин, - еще раз поклонилась Александра. - Мне показалось, что двое были одеты в кимо.
   - А почему ничего не сказал соратникам?
   - Я боялся ошибиться, мой господин. Слуга не должен вводить в заблуждение господ.
   Айоро чуть улыбнулся.
   - Сторожи дальше. А я скажу Махаро, чтобы отпустила тебя со служанкой на рынок.
   - Благодарю, мой господин Айоро-сей, - низко поклонилась Алекс подумав: "Спасибо, благодетель".
  
   Сайо слышала, что ночью в сад забрались воры, доблестные соратники уберегли хозяйское добро и прикончили злоумышленников. Закатывая глаза, Симара несколько раз рассказывала о событиях беспокойной ночи, всякий раз добавляя новые подробности. Благодаря ее примочкам синяки на шее почти исчезли, но все же Сайо решила "поболеть" еще один день. Однако сегодня она вышла к обеду, изящно замотав шею шарфом. Госпожа Айоро была при полном параде.
   - Я должна ехать во дворец, - грустно улыбнулась она. - Её высочество отпустила меня только на один день, проводить мужа.
   - Я буду молить за него Вечное Небо, - пообещала Сайо.
   - Я тоже, - кивнула опекунша. - Может быть, дня через три, четыре я смогу вырваться, а пока слушайся госпожу Махаро и хорошо учись. Госпожа Дзимо говорит, что мастерицы хвалят твое прилежание и усердие.
   - Я стараюсь не опозорить твое имя, госпожа, - просипела девушка, скромно потупив глаза.
   - Надеюсь, что все так и будет, - проговорила женщина на прощание.
   Сайо вышла ее проводить на парадное крыльцо. Паланкин скрылся в воротах.
   - А ты не так глупа, госпожа, - раздался за спиной голос Низы.
   Девушка медленно повернулась.
   - Если ты еще раз позволишь себе непочтительно обращаться со мной...
   - Что ты сделаешь, госпожа? - усмехнулась служанка.
   - Когда вернется госпожа Айоро, я ударю тебя по лицу. И объясняйся тогда с хозяйкой.
   Служанка напряженно улыбнулась, но в зеленых глазах читалась такая решимость, что женщина стушевалась и, поклонившись, скрылась за дверью.
   В школу Сайо попала только на третий день. Первым делом она сделала страшные глаза Ясако. Подруга едва дождалась обеда, чтобы узнать причину ее столь долгого отсутствия.
   - Я простудилась, - шепотом ответила Сайо. - Прождала Даиро полночи в саду. А он не пришел.
   - Не пришел?! - вскричала Ясако.
   - У меня дурное предчувствие, - сказала подруга, пряча глаза. Присутствуй Мастерица Роза при этом разговоре, она бы, безусловно, вновь оценила игру Сайо на "отлично". Сабуро бросилась утешать девушку.
   - Может быть, он тоже заболел? Или его задержали важные дела? Почему ты сразу думаешь о плохом?
   - Нет. Он просто разлюбил меня, - всхлипнула подруга.
   - Тогда зачем ему было нужно назначать это свидание?
   Не сдавалась Сабуро.
   - Чтобы посмеяться надо мной! - гневно проговорила Сайо, вытирая платком почти сухие глаза. - Он решил пошутить над бедной глупышкой из захолустья.
   - Нет! - решительно возразила Ясако. - Я говорила с ним. Он тебя любит!
   - Не напоминай мне об этом обманщике! - не на шутку рассердилась подруга.
   Напуганная таким проявлением эмоций, Сабуро кивнула. В это время на крыльцо высыпали другие ученицы, и подруги стали обсуждать отправку войск сегуна в Хайдаро.
   Садясь после занятий в паланкин, Сайо узнала в одном из носильщиков Алекса. Слуга смотрел куда-то в сторону, совсем не замечая госпожу.
   "Парень второй раз спасает мою жизнь, - думала девушка, покачиваясь на мягком сиденье. - Теперь уже ясно, что слуги не дали мне совершить самую большую глупость". Она вспомнила свистящий шепот Татсо и его горящие злобой глаза. "Это чудовище я почти любила, - на глаза навернулись слезы. - Бедная, глупая девчонка из глуши, очарованная начитанным красавцем. Страшно подумать, что могло случиться, если бы не Алекс с Симарой". Сайо вспомнила, как ударила пожилую женщину по лицу, и ей впервые стало немножко стыдно. "Я должна найти способ их отблагодарить", - твердо решила она. Но как? У нее нет своих денег. Сорок серебряных монет, что подарил на прощание Гатомо, стали добычей разбойников. Может быть, подарить Симаре новое платье? Вряд ли Махаро откажет мне в такой просьбе. У нее же есть ненужная одежда. Довольная своей задумкой Сайо улыбнулась, представив, как горячо будет благодарить ее служанка. Но что подарить Алексу? Девушка вспомнила свои подозрения и покраснела. Как она могла считать такого искусного бойца "не мужчиной". Ну и что, что ему нравятся кошки и не нравятся девушки? Разве это так важно? Он отважен и смел, как настоящий воин! Потом вспомнила, как слуга лихо расправился с Татсо, и улыбнулась. Нет, она просто обязана найти способ его отблагодарить. Даже если придется просить госпожу Айоро. Девушка отодвинула занавеску. Ухватившись за ручку носилок, ее слуга шел по усыпанной гравием дороге. "Интересно, о чем он думает? Может быть обо мне?"
  
   Сайо очень сильно ошибалась. После кровавой ночи Александра ни разу не вспомнила о молодой госпоже. Её мозг занимали куда более важные мысли. "Интересно, они шли за мной или за Сайо? Если меня в чем-то подозревают, почему люди Татсо не явились к Махаро официально? "Так, мол, и так, ваш слуга поднял руку на нашего господина. А ну подать сюда Алекса!" Вместо этого они зачем-то пытались тайком пробраться в сад, чтобы выкрасть меня? Или в дом, чтобы выкрасть Сайо? Какая-то ерунда получается".
   Александра едва не упала, запнувшись о камень.
   - Осторожнее! - зашипел Тотига.
   - Извини, - буркнула она, продолжая размышлять.
   "Почему из троих только один соратник?"- Алекс вспомнила этого воина. Именно он остался с обкакавшимся бароном в Иси после того, как караван продолжил путь в Канаго-сегу. Скорее всего, Татсо просто не стал посвящать других воинов в подробности неудавшегося свидания. И вот теперь это доверенное лицо отправилось на поиски пропавшего господина и тоже исчезло. Александра несколько раз так и эдак осмысливала свое предположение. Если она права, то у нее есть время, прежде чем за поиски возьмется сам барон Татсо. Будем надеяться, что раки в омуте окажутся достаточно прожорливыми.
   Ночью она оборудовала еще несколько "шумелок". Протянула поверх стены шелковую нитку и установила старый, пробитый котел. Теперь, если кто попытается перелезть через стену, грохот гарантирован. Еще одну "придумку" спрятала возле двери с "уличной" стороны. Доска с набитыми гвоздями подобно гадюке спряталась среди густой травы. Главное убрать ее после дежурства, а то еще попадется кто-нибудь из кухонного персонала, когда пойдет мусор выбрасывать.
   Несмотря на дурное предчувствие, ночью не произошло ничего из ряда вон выходящего. Чертяка попробовал поиграть с ежом и жестоко поплатился за свою смелость. Утром пришлось опять тащить паланкин в "институт благородных девиц". А по возвращении его огорошила управительница.
   - Запрягай повозку. Поедем на рынок.
   Спорить с начальством тут не полагалось.
   - Да, госпожа Махаро, - поклонилась Александра и отправилась вытаскивать из конюшни Серого. Ослик уже службу понял. Грустно поводя ушами, он безропотно дал себя впрячь в оглобли, косясь на возницу обиженными глазами.
   - Нечего придуриваться, - Алекс хлопнула его по шее. - Засиделся на хозяйских харчах, теперь растряси жирок.
   Наверное, ослику было что возразить, но, будучи животным мудрым от природы, он счел за благо промолчать. Когда повозка подъехала к задней двери, из дома вышла целая процессия. Первой величественно вышагивала сама управительница. Александра спустила лесенку и помогла ей забраться в повозку. Следом шла Симара. Ободряюще посмотрев на "племянничка", она присоединилась к госпоже Махаро. А замыкавшая шествие Низа уселась рядом с Алекс на облучке.
   - Поехали! - громко скомандовала она, подмигивая вознице.
   Александра кисло улыбнулась.
   - Куда едем?
   - В пригород, - ответила служанка. - За мостом я скажу, куда дальше.
   Не смотря на небогатый "водительский" стаж, Александра быстро освоилась с управлением. Повинуясь "руководящей и направляющей" роли служанки, она привела повозку к широким воротам, за которыми царила суета. Грузчики таскали в повозки мешки и корзины, перекликались хорошо одетые приказчики, мелькали кимо и мечи благородных. Махаро выбралась из повозки и в сопровождении служанок скрылась в людском круговороте.
   Очень скоро вынырнула Симара и знаками стала показывать, куда должен пристать их "копытный BMW". После долгих и героических усилий Александре надоело, она слезла с облучка и, взяв ослика за узду, потащила к стоявшим толпой грузчикам.
   - Принимай! - рявкнул один из них и сунул Алекс корзину с огурцами и баклажанами. Она едва успела сунуть ее в повозку, подскочил другой мужик и всучил корзину с яблоками. После погрузки овощей и фруктов, Низа повелела проехать дальше к границам пригорода. Потом они примерно полчаса плутали по узким загаженным улочкам, пока не подъехали к другим воротам. Высокий шкафообразный охранник, видимо, хорошо знал Низу. Склонив лысую голову в ответ на ее поклон, он глухо проревел:
   - Масло привезли только сегодня. Свежее. И сыр тоже.
   - Спасибо, Шур! - поблагодарила служанка, спрыгивая на землю.
   - Заводи повозку, Алекс! - скомандовала она.
   Александра пожала плечами и тронула поводья.
   Они побывали еще в трех местах. Теперь Алекс стала понятна еще одна роль Низы в доме Айоро. Похоже, она помогала в снабжении продуктами питания. Очевидно, у женщины были хорошие связи в пригороде.
   На обратном пути они завернули в какой-то пропахший благовониями и пряностями переулок. Здешние ароматы заглушали даже всепроникающий запах отбросов. Махаро и Симара вошли в низкую толстую дверь, оббитую железными полосами.
   - Аптечная лавка, - Низа скривила губы в презрительной усмешке.
   Александра безмятежно разглядывала окружающие трущобы, не обращая внимания на откровенно насмешливый взгляд женщины.
   - Скажи, Алекс, - вдруг тихо проговорила она. - Сколько людей позавчерашней ночью было в саду?
   - Это тоже интересует госпожу Айоро? - усмехнулась Александра.
   - Нет, - ответила Низа.- Это нужно знать другим людям. Но они не менее уважаемые, чем господа Айоро. Хотя и живут в пригороде.
   - Мастер Дачи случайно не из их числа?
   - Ты много знаешь, котенок, - нахмурилась служанка.
   - У меня хороший слух, - пояснила Алекс. - И долгая память.
   - Значит, ты должен помнить, сколько людей ночью пришли в наш сад.
   - Ты не ответила на мой вопрос, - Александра демонстративно не глядела на собеседницу. - Это интересно и Мастеру Дачи?
   - Если тебе от этого будет легче, то и ему тоже.
   - Трое, - Алекс повернулась к служанке. Она решила не ссориться с Братством воров.
   - За мост принесли два тела, - нахмурилась Низа. - Ты уверен?
   - Да, - подтвердила Александра. - Но кто третий, не знаю. Близко я не подходил. Видел только, как соратники унесли куда-то труп.
   - Как ты мог их не видеть? - засомневалась служанка. - Кто же тогда поднял тревогу?
   - Я их услышал, - охотно пояснила Алекс. - Сказал соратникам. Они благородные воины. Вот пусть и дерутся. А я простой слуга. Больно мне нужно башку подставлять.
   Дальнейшие расспросы прервало появление Махаро и Симары. Служанка сгибалась под тяжестью коробочек и мешочков. Алекс спрыгнул с облучка и помог ей уложить покупки в повозку.
   -Гляди, сколько всего накупили? - картинно всплеснула руками Низа. - Ну, держитесь теперь пригородные девки! Алекс идет...
   - Ты опять хамишь, - прервала ее Александра. - Видимо, мала доза.
   - Что? - не поняла женщина.
   Алекс сложенными пальцами ткнула ей в бок. Низа скрипнула зубами и едва не сложилась пополам от боли. Её лицо побледнело.
   - Вон, впереди подходящая лужа, - как ни в чем не бывало, заговорила Александра. - Как раз, чтобы тебе случайно упасть.
   Серый нехотя ставил копытца в мутную жижу. Повозку затрясло на скрытых в воде камнях. Алекс схватила за плечо служанку, все еще пытавшуюся сделать вдох, и резко толкнула, одновременно удержав за платье. Материя треснула, но женщина удержалась на облучке и даже сумела вздохнуть.
   - Что ж ты такая неловкая? - на всю улицу глумливо попеняла ей Александра. Потом схватила за шею, и как следует сжав, тихо проговорила в самое ухо:
   - Не шути со мной. Не надо.
   Женщина метнула на него испепеляющий взгляд.
   - Вот и платье порвала! - продолжила Алекс тем же голоском. - Ай, ай, ай. Что теперь госпожа Махаро скажет? Крепче надо держаться.
   Она еще минут двадцать мела всякую чепуху, доводя Низу до бешенства. Казалось, еще секунда и женщина вцепится в нее зубами. Но служанка стерпела. Скрипнув зубами, она отвернулась и молчала до самой усадьбы.
   Александра помогла разгрузить покупки, распрягла Серого и стала наводить порядок в повозке. "Постоянная боеготовность экипажа" являлась одним из требований госпожи Махаро. А от корзин и мешков на стенах и полу накопился изрядный слой пыли.
  
   Время шло, и Сайо потихоньку стала приходить в себя от событий той страшной ночи. Она регулярно спрашивала подругу, нет ли нового послания от "возлюбленного", получала стандартный ответ, горько вздыхала и забывала об этом до следующего утра.
   Поигрывая веером, девушка смотрела в окно паланкина и улыбалась своим мыслям. Вернувшись ненадолго из дворца, госпожа Айоро рассказала, что сегун получил письмо от сотника. Айоро сообщал, что поход начался удачно, и теперь объединенный отряд Хайдаро и Канаго идет в глубь земель варваров, чтобы окончательно разбить разрозненные силы диких племен.
   Вдруг девушка нахмурилась. У ворот школы стояла группа вооруженных соратников, окружавших большой пышный паланкин. Разглядев герб, тщательно прорисованный на черном лакированном дереве, Сайо почувствовала, как сердце ее замерло от ужаса. Татсо здесь!
   Один из воинов разговаривал с охранником у ворот. Тот указывал рукой на паланкин Сайо. Девушка побледнев, крепко сжала веер. Вспомнила уроки преподобного Кимцзы и проделала несколько дыхательных упражнений. Стало легче. Вернулась способность соображать. Вряд ли ей грозит что-то серьезное. Даже барон Татсо не рискнет просто так средь бела дня хватать воспитанницу придворной сегуна. Приказала носильщикам встать и помочь ей выбраться из паланкина. Не скрывая нетерпения, направилась к воинам Татсо. Распахнулась дверь носилок с баронским гербом, и оттуда вышла одетая в светло-голубое платье девушка, в которой Сайо без труда узнала сестру Даиро. Отмахнувшись от соратников, она почти бегом устремилась на встречу Сайо.
   - Здравствуй, Сендзо-ли. Что случилось? - с тревогой спросила та.
   - Здравствуй, Юмико-ли, - ответила девушка, и осторожно взяв ее за рукав, тихо спросила. - Ты ничего не слышала о Даиро? Брат не подает о себе вестей вот уже полмесяца.
   - Какой ужас! - тихо вскрикнула Сайо, - Я получила от него письмо двенадцать дней назад. Он назначил свидание.
   - Ты точно помнишь, что это было двенадцать дней назад? - строго спросила Сендзо.
   - Как же я могу забыть? Пятый день месяца Саламандры, - даже обиделась девушка. Она сунула руку за пазуху и достала свернутый шелковый платок. - Вот, я сих пор храню это письмо!
   Молодая баронесса едва не вырвала из ее рук свернутый лист. Несколько минут она внимательно читала послание брата. Постепенно на ее лице стало отражаться откровенное недоумение.
   - Ничего не понимаю, - пробормотала она, возвращая Сайо письмо. - Кто тебе его передал?
   - Моя подруга. Дочь десятника Одзаво Сабуро, - ответила девушка. Она огляделась. Мимо них один за другим несли паланкины учениц. - Мы вместе учимся.
   - Дочь простого десятника посещает школу госпожи Ито Дзимо? - вскинула брови баронесса.
   - Да, - подтвердила Сайо. - Вон и ее носилки.
   - Я должна с ней поговорить, - решительно заявила Сендзо.
   Сабуро низко поклонилась молодой баронессе.
   - Чем могу служить, уважаемая Татсо-ли?
   В ответ Сендзо чуть кивнула головой.
   - Ты передала письмо моего брата госпоже Сайо?
   - Да, - кивнула дочь десятника.
   - Как и когда это случилось?
   - Я не помню точной даты, госпожа Татсо-ли, - пожала плечами девушка. - Твой уважаемый брат оказал нашей семье большую честь, навестив моего отца. Татсо-сей спросил, как заживают его раны и не нужна ли помощь опытного лекаря. Отец ответил, что и так всем обязан барону Татсо, да продлится его жизнь десять тысяч лет. Потом я оставила их одних, и не знаю, о чем они говорили. Когда господин Татсо уходил, он спросил меня, посещаю ли я школу госпожи Дзимо. Я ответила, что учусь там. Тогда он спросил, не знаю ли я девушку по имени Сайо. Я сказала, что она моя подруга. Господин очень обрадовался и попросил передать ей письмо полное любви.
   - Мой брат так и сказал? - удивилась Сендзо.
   - Клянусь Вечным Небом! - подтвердила девушка. - На следующий же день я выполнила его просьбу.
   - Спасибо тебе, Сабуро-ли, - поблагодарила баронесса. - Передай уважаемым наставницам, что госпожа Сайо еще немного задержится.
   - Конечно, Татсо-ли, - поклонилась дочь десятника и поспешила к воротам.
   - Если можно, расскажи мне поподробнее, что случилось? - глядя ей в след, попросила Сайо.
   Сендзо тяжело вздохнула.
   - Когда ты виделась с братом в последний раз?
   - В Иси, - твердо ответила собеседница. - Он был ранен и не смог меня сопровождать до Канаго-сегу
   - Наш лекарь говорит, что его пытались отравить, - после недолгого колебания ответила молодая баронесса.
   - Кто? И зачем?
   - Он не сказал, - пожала плечами Сендзо. - По словам Омаро, управителя из Иси, брат был в сильном гневе. Едва зажила нога, он помчался в Канаго-сегу в сопровождении всего трех соратников. У нас есть дом в городе. Но он почему-то предпочел остановиться в пригородной гостинице. По словам соратников, он встречался с какими-то подозрительными личностями. А третьего дня месяца Саламандры ушел, взяв с собой лишь одного воина, и предупредил, что его не будет два или три дня. Прошло пятнадцать. Но он так и не вернулся. Вместе с братом пропал и соратник.
   - Какой ужас, - повторила Сайо, стараясь не смотреть на молодую баронессу. - Неужели с ним что-то случилось, когда он шел ко мне?
   - Очень может быть, - жестко проговорила Татсо.
   - И Даиро совсем ничего не рассказывал соратникам? - усомнилась Сайо.
   - Они говорят - ничего, - вздохнула баронесса. - Мой брат, вообще, очень скрытный человек.
   - Что же делать? - спросила ее Сайо.
   - Искать, - ответила девушка. - Где-нибудь, кто-нибудь да знает, что случилось с моим братом.
   - Столько дней прошло, - тихо проговорила Сайо.
   - Убийство члена семьи Татсо не останется безнаказанным, - гневно нахмурившись, сказала Сендзо. - Отец позаботится об этом. Можешь быть спокойна, убийца твоего возлюбленного не уйдет от расплаты.
   - Я буду молить об этом Вечное Небо, - первый раз в жизни, говоря о молитве, врала Сайо.
   - Я спешу, Сайо-ли, - встрепенулась Татсо. - Нужно поставить в известность отца.
   - Разве он не приехал? - удивилась девушка.
   - Нет, - поморщилась баронесса. - Кроме скрытности мой братец отличается и другими выходками. Мне жаль тебе это говорить. Но вполне может быть, что все эти дни он пропадает в постели какой-нибудь красавицы.
   - Пусть лучше так, - вполне натурально всхлипнула Сайо.
   Сендзо порывисто обняла ее за плечи и пошла к паланкину, вытирая слезы.
   Воспитанница госпожи Айоро перевела дух. Кажется, ей только что удалось выдержать один из самых главных экзаменов в жизни. Еле передвигая ноги от усталости, она вернулась в паланкин.
   - Отнесите меня в Храм тысячи богов, - приказала она удивленным носильщикам.
  
   Вначале Александра пыталась напоить "ацким" отваром котенка. Но Чертяка рванулся от миски с темно-зеленой жидкостью со скоростью пассажирского экспресса "Сапсан", и все попытки влить зелье ему в рот не увенчались успехом. Плюнув, она решила поливать лекарством чахлый кустик возле каретного сарая. Через пару дней тот совсем засох. "Что за дрянью она меня подчует?" - с раздражением думала Александра, выливая очередную порцию "чудодейственного мужского" элексира. При этом, выдавая Алекс новую порцию приготовленного зелья, Симара заботливо спрашивала о действии ее лекарства. Александра только грустно разводила руками. С каждым днем служанка хмурилась все больше и больше. И вот однажды она приказала пить эту дрянь прямо на кухне. Так сказать "не отходя от кассы".
   - Я лучше перед сном,- попыталась привычно отбрехаться Александра.
   - Пей! - сурово нахмурилась Симара. - Этот отвар нужно пить свежим!
   Алекс сморщилась. Её мутило от одного вида черно-зеленого, густого как сироп варева.
   - Давай, парень! - подбодрил повар. - Потом заешь пирогом. Я специально для тебя один оставил.
   - Надо, значит надо, - поддержала его Токи. - Симара полдня готовила. Пей.
   Выдохнув, Александра сделала большой глоток. Против ожидания, вкус зелья оказался не таким уж и противным. Второй глоток прошел гораздо легче. Поставив кружку на стол, она "занюхала" выпивку рукавом и крякнула, со словами.
   - Всяк выпьет, да не всяк крякнет! - взяла из рук повара пирожок.
   Успокоенная Симара отправилась помогать укладываться спать госпоже, а Алекс с бурчащим животом поспешила в каретный сарай. Там она отыскала фляжку, сделанную из большой тыквы, и выпила почти всю воду. Потом погладила котенка, который смотрел на нее с откровенной жалостью, и стала заталкивать в рот два пальца. Вскоре эликсир благополучно оросил засохший кустик. Вытерев пот и слезы, Александра перевела дух.
   - Мы тоже кое-что понимаем, - сказала она Чертяке и почесала его за ухом. Почувствовав перемену настроения хозяйки, котенок замурлыкал.
   Довольная Александра проверила "сигнальные устройства" из старых горшков и дырявого котла, покидала голыши для тренировки и стала обходить по периметру ночной сад. Но примерно через час, Алекс стала чувствовать себя очень неуютно. Мысли путались, среди темных кустов мерещилась всякая чертовщина. "Нет, подруга, так дело не пойдет! - скрипнула Александра зубами, после очередного выверта воспаленного мозга. - Все мужики, то есть бабы, сволочи! Наше счастье в труде!"
   Чтобы вышибить из тела симарино варево, она решила увеличить физическую нагрузку вдвое! Никогда Александра еще так не тренировалась. Прыжки, приседания, повороты и удары по воздуху до изнеможения, до кровавого пота. Прислонившись к стене, Алекс стащила мокрую рубаху. Ночная прохлада приятно холодила разгоряченное тело. Стало легче. Чертяка огромными глазами наблюдавший бесплатное представление, устроенное хозяином (хозяйкой), фыркнул и скрылся в траве по своим кошачьим делам.
   Александра чувствовала, как тело наполняется блаженной усталостью. Мышцы ныли от чрезмерной нагрузки, а глаза сами стали закрываться. Алекс улыбнулась, с хрустом потянувшись и прогоняя сон. Небо посерело, на востоке зазолотились края облаков. В предутренней тишине звякнул металл. Усталость моментально куда-то испарилась. Приготовив голыш и крепко сжимая палку, она стала осторожно пробираться среди деревьев к задней стене.
   - Алекс! - раздался вдруг тихий голос.
   Отодвинув усыпанную яблоками ветку, она увидела за калиткой женский силуэт.
   - Кто тут?
   - Это я, Низа, - негромко ответила гостья.
   Служанка госпожи стояла у калитки, поеживаясь от холода.
   - Где ты ходишь?! - набросилась она на сторожа. - Я уже вся окоченела! Открывай скорее.
   - Чего это тебя так рано принесло? - удивилась Александра, подходя ближе. Она знала, что еще два дня назад госпожа Айоро отпустила Низу "навестить мать". Обычно ее служанка возвращалась уже после завтрака и никогда не пользовалась задней калиткой.
   - Сегодня много дел, - буркнула в ответ женщина, продолжая дрожать, хотя Алекс и не чувствовала особой прохлады. Но на ней же была теплая куртка.
   Александра сунула в карман голыш, отложила дубинку и отодвинула массивный железный засов. Женщина змеей проскользнула мимо нее. Алекс стала закрывать калитку, когда громкий крик котенка заставил ее резко обернуться. Сильная усталость помешала ей во время среагировать. Тело пронзила невероятная боль. Низа выдернула нож. Александра схватилась за пробитый живот и стала валиться на сторону. Служанка замахнулась, собираясь добить незадачливого сторожа. Черной молнией пролетев по траве, котенок одним прыжком запрыгнул на плечи хозяину (хозяйке). От неожиданности Алекс рухнула на землю, а орущий зверек клубком когтей и оскаленных зубов уже летел прямо в искаженное ненавистью лицо женщины. От неожиданности Низа закричала, выбросив нож. Чертяка рвал и кусал служанку. С трудом отодрав бешено извивающегося зверька, Низа изо всех сил швырнула его о стену. Держась одной рукой за залитое кровью лицо, второй она лихорадочно шарила по траве в поисках ножа.
   - Эй, сторож! - раздался среди деревьев крик караульного соратника. - Где ты там?
   Едва не плача от бессилия, Низа вскочила и изо всех сил ударила ногой по сжавшемуся в комок телу Александры. Потом рванулась к калитке и скрылась за стеной.
   Ей казалось, что она, надрываясь, кричит от дикой режущей живот боли, но на самом деле с побледневших губ слетало лишь еле слышное сипение. Она думала, что катается по траве, пытаясь потушить бушующий во внутренностях пожар, но лишь чуть шевелила ногами. Александра не почувствовала второго удара. Все ее сознание занимала огромная всеохватная боль. Пальцы, зажимавшие рану на животе, слиплись. "Кровь, - отрешенно думала она, задыхаясь в безмолвном крике. - Из меня течет кровь".
   Вдруг сквозь круговорот боли Александра увидела медленно ползущего котенка. Зверек двигался рывками, медленно поднимаясь на передние лапы и волоча за собой бессильно вытянувшуюся заднюю часть тела. Чертяка рухнул в полуметре от ее лица, полные любви и боли голубые глаза медленно стекленели.
   Александра с удивлением заметила, как окружающий мир начал стремительно сужаться, превращаясь в колодец с темными стенками. Только затухающие глаза котенка продолжали светиться искренней любовью. "Любовь и кровь, - вдруг подумала она, глядя на приближающегося соратника. - Надо же какая глупость".
  
  
  
  
  
   Часть третья
  
   Замах
  
   Глава I
   Поиски и находки

Это был один из тех редких случаев,

когда правда оказывается куда более странной

и волнующей, чем самые нелепые слухи.

Дж. К. Роллинг

Гарри Поттер и философский камень.

  
   Барон Татсо быстро шел за вооруженным соратником по прекрасному парку замка Канаго-сегу. Его не интересовали ни яркие цветы, высаженные искусным узором, ни придворные, кланявшиеся знатному землевладельцу. Машинально отвечая им, Татсо с трудом сдерживал гнев. Сегун не захотел даже разговаривать с ним, перепоручив его дело старшему соратнику, а тот решил принять его (Барона Татсо!) в садовой беседке возле большого фонтана. Барон никак не мог решить: достаточно ли это серьезное оскорбление для того, чтобы обидеться или нет.
   Повеяло прохладой. Большой фонтан бил струей высотой в человеческий рост из середины круглой каменной чаши. Рассыпаясь на сотни струй, вода текла сквозь рты зверей и мифических существ, украшавших края фонтана, собираясь в круглый водоем, откуда брали начало десятки искусственных ручьев. Один из которых протекал под большой беседкой с ажурными стенами и вычурной крышей в южном стиле. Возле стола, расположенного в ее центре, сидели три человека в богатых одеждах.
   До беседки оставалось не более сотни шагов, когда двое из них встали и, поклонившись, вышли, а третий, поправив меч, пошел навстречу Татсо.
   Землевладелец слегка успокоился. Старший соратник сегуна все же проявил должное уважение к его титулу.
   - Здравствуй, уважаемый господин Татсо-сей, - поклонился военачальник. Он был не намного моложе барона, и его умное лицо украшали не только морщины, но и два рубленый шрама, один из которых прятала густая борода. - Жаль, что наша встреча имеет столь печальный повод.
   - И тебе всяческих благ, Пунто-сей, - склонился барон. - Вечное Небо свидетель, не мои воины первыми пролили благородную кровь.
   - Прошу в беседку, уважаемый Татсо-сей, - пригласил барона Пунто.
   Два важных господина неторопливо ступили под благодатную тень. Легкий шум воды под беседкой стал фоном их разговора.
   - Твои соратники, уважаемый господин, устроили кровопролитие в пригороде, - сказал военачальник сегуна. - Они ворвались в гостиницу "Белый журавль", убили двух служанок, повара, ранили пятерых посетителей, а хозяину заведения учинили кровавый допрос.
   - Простолюдин не хотел отвечать на вопросы, - пожал плечами барон. - Он наверняка что-то знает о судьбе моего пропавшего сына. Неужели благородный человек должен терпеть упрямство какого-то быдла?
   - Тем не менее, это не твое быдло, уважаемый господин Татсо, - довольно жестко возразил старший соратник. - Твои воины пытались распоряжаться имуществом нашего сегуна.
   - Да, я знаю, - выдавил признание барон. - Произошла ошибка. И все же надо было, по крайней мере, выслушать моих людей!
   - Господин Татсо, - проникновенно сказал Пунто с мягкой улыбкой. - Ты должен знать, что в Канаго-сегу кровопролитие запрещено за исключением поединков между благородными людьми. А то, что сотворили твои соратники, тянет на разбой.
   - Что! - вскипел барон.- Да как у тебя только язык повернулся!?
   - Не надо повышать на меня голос! - рявкнул в ответ старший соратник. - Я лишь выполняю волю моего господина! Вооруженное нападение на его собственность - есть разбой! Или ты стерпишь, если чужие воины будут убивать твоих рабов?
   - Я ищу своего сына, - пошел на попятную Татсо. - Эта гостиница единственный след, что у меня есть.
   - Почему же ты сразу не обратился ко мне? - спросил Пунто.
   - Мне не хотелось выносить на всеобщее обозрение внутрисемейное дело, - вновь "отступил" барон.
   - Теперь скрывать что-то уже бессмысленно, - сказал старший соратник, подходя к краю беседки и опираясь на перила. - После того, как мне доложили о досадном недоразумении, я приказал провести расследование.
   - Ты что-то узнал, Пунто-сей? - с надеждой спросил барон.
   - Увы, не много, - вздохнул военачальник.- Твой сын пытался встретиться с воспитанницей господ Айоро. Но в назначенный день так и не пришел на свидание.
   - Это я и сам знаю, - разочарованно проговорил землевладелец.
   - Так же мне известно, что он нанял трех негодяев, - продолжил старший соратник. - Их даже не взяли в Братство воров за чрезмерную жестокость. После исчезновения твоего сына, они забрались в усадьбу Айоро, говорят, с ними был и твой соратник.
   - Этого я не знал, - барон отвел глаза.
   - Пригород не место для увеселительных прогулок, - военачальник сегуна не спускал глаз с землевладельца. - Твой сын вел себя безрассудно. Скомпрометировал приемную дочь уважаемых людей. Теперь ты своими поисками будоражишь население пригорода.
   - Возможно, мой сын действительно поступил неблагоразумно, - вынужден был согласиться барон. - Но он потомок уважаемого рода и не может бесследно исчезнуть. Я уверен, что негодяи из Братства воров знают больше. Если ты мешаешь мне проводить расследование, спроси у них сам.
   - Может быть, им известно еще что-то, - легко согласился старший соратник. - Вот только заставить их это рассказать не сможет никто.
   - А как же ваш пресловутый Договор? - скривил губы землевладелец.
   - Договор потому так и называется, что должен исполняться обеими сторонами, - с усмешкой ответил военачальник. - Мне пока не в чем упрекнуть Братство.
   - Тогда я испрошу встречи у сегуна, - барон поправил меч. - Надеюсь, его высочество найдет время для одного из своих верных слуг.
   - Боюсь, что у моего господина сейчас проблемы куда более важные, чем поиск влюбленного барона, - покачал головой старший соратник.
   Татсо вспыхнул.
   - Я все же испрошу о встрече.
   - Дело твое, уважаемый господин, - развел руками старший соратник. - Только прежде чем ты совершишь этот необдуманный поступок, позволь тебе первому сообщить новость, которую вскоре узнают все.
   - Если это имеет отношение к моему сыну, - усмехнулся барон.
   - Это имеет отношение ко всему сегунату, - мрачно проговорил военачальник. - Объединенная экспедиция Хайдаро и Канаго на север разбита варварами. Из полу-тысячного отряда спаслись менее пятидесяти человек.
   Татсо застыл.
   - Теперь ты понимаешь, почему я не могу позволить тебе дразнить пригород? - спросил старший соратник.
   - Да, мой господин Пунто, - склонил седую голову барон. - Не смею больше занимать твое время.
   - Подожди, уважаемый господин Татсо, - остановил его старший соратник. - Я знаю, кто может тебе помочь.
   - О чем ты, господин? - не понял землевладелец.
   - Найди Роно Чубсо, - посоветовал военачальник. - Он "гость сегуна".
   (Гость сегуна - нижний придворный чин, его обладатели выполняли разовые поручения господина.)
   Барон удивленно поднял брови.
   - И, кроме того, чиновник Тайного Ока Сына Неба, - понизив голос, добавил старший соратник. - Когда-то он жил в Пригороде и имеет там обширные связи.
   Воины переглянулись. Как и все аристократы империи, они втайне презирали деятелей тайного сыска. Тем более что подавляющее большинство этих чиновников являлись благородными людьми в "первом поколении", посвященные специальным указом Сына Неба.
   - Благодарю тебя, мой господин Пунто, - поклонился барон.
   - Только я прошу в ходе вашей беседы не называть моего имени, - предупредил старший соратник.
   - Можешь положиться на меня, мой господин, - заверил собеседника Татсо и откланялся.
   Первый же встреченный придворный поведал барону, где искать нужного "гостя сегуна". Знатный землевладелец никогда не был в этой части замка. Именно здесь в скромных комнатах проживали придворные самого низкого ранга. Слуга показал барону ничем не примечательную дверь и, поклонившись, скрылся в бесконечных переходах. Ни при каких других обстоятельствах Татсо не стал бы унижать свое достоинство личной встречей со столь незначительной фигурой. Но сегодня речь шла о пропавшем сыне. Барон тяжело вздохнул, и по его кивку один из соратников постучал.
   "Гость сегуна" вполне соответствовал своему имени. Ржаво-рыжие волосы на тыквообразной, вытянутой голове. Массивный нос топорообразной формы и маленькие настороженные глаза под редкими бровями.
   - Я рад видеть в своем бедном жилище столь знатного господина, - проговорил он, низко кланяясь входящему барону. - Думаю, что в моих скромных стенах барону Татсо ничего не грозит.
   - Ждите за дверью! - рыкнул землевладелец соратникам. Воины послушно остались в коридоре. Барон придирчиво оглядел комнату. Стены, обитые дорогой ткань, дубовый лакированный стол, богатая мебель, картины на шелке, полный комплект доспехов. Татсо усмехнулся. Очевидно, его реакция не ускользнула от внимания хозяина.
   - Присаживайся, мой господин Татсо, - радушно предложил Чубсо, указывая на большое кресло.
   Барон не стал церемониться. Положив на колени меч, он заговорил:
   - Я думаю, ты знаешь, что у меня пропал сын.
   "Гость" вежливо кивнул.
   - В последний раз его видели месяц назад.
   - Да, - подтвердил Татсо. - С тех пор я не могу обнаружить никаких следов. Жив мой сын или нет. Если он мертв, кто виновен в его смерти? Кому я должен отомстить, чтобы его дух обрел покой?
   Расположившийся на стуле Чубсо кивал, казалось, соглашаясь с каждым словом собеседника.
   - Если ты пришел ко мне, мой господин. Значит, соратники сегуна ничем не смогли тебе помочь.
   - Это так, - вынужден был согласиться барон.
   - И ты, Татсо-сей, хочешь, чтобы я отыскал следы твоего сына? - продолжил придворный.
   - Да, - кивнул гость.
   Чубсо задумался. Барон терпеливо ждал. Он почему-то поверил, что этот крысоподобный человек может решить его проблему.
   - Пожалуй, я попробую тебе помочь, Татсо-сей, - проговорил он. - Хотя, судя по всему, это будет не просто.
   - Если речь идет о деньгах...- начал было барон.
   Но хозяин резко перебил гостя.
   - Не пытайся купить меня, господин! Я служу только Сыну Неба!
   Не часто Татсо чувствовал себя таким растерянным. Глаза рыжего "гостя" горели праведным огнем. Казалось, еще миг и он просто выставит землевладельца за дверь.
   - Прошу простить, если мои слова тебя обидели, - выдавил из себя барон. Родовитый землевладелец чувствовал себя оплеванным вчерашним простолюдином.
   - У каждого из нас случаются в жизни ошибки, - резко успокоился Чубсо. - Я попытаюсь отыскать следы твоего сына. А ты поможешь Храму тысячи богов.
   Ошарашенный таким благочестием барон кивнул.
   - Конечно! Я готов!
   - Завтра, мой господин, - стал объяснять придворный. - Ты или твои люди передадут преподобному Мудо пятьсот золотых монет.
   - Сколько? - переспросил барон.
   - Пять сотен "цапель", - с удовольствием повторил Чубсо. - Если мои поиски окажутся удачными, и я отыщу следы твоего сына, то принесешь еще пятьсот.
   Рука барона крепко сжала рукоятку меча. Костяшки пальцев побелели. Рыжий "гость" откровенно издевался.
   - Не я к тебе пришел, Татсо-сей, - напомнил он. - Не тебе и условия ставить. Не нравится, можешь искать Даиро сам.
   - Ты знаешь имя моего сына?
   - Все, что знает старший соратник Пунто, знаю и я, - улыбнулся Чубсо.
   Барон встал.
   - Завтра деньги будут у преподобного Мудо, - сказал он и вышел, не глядя на склонившегося в поклоне хозяина.
  
   Сайо снился кошмар. Она медленно брела по затопленной равнине. Из мутной воды кое-где торчали ржавые листья сухой осоки. Большое красное солнце кровавой каплей висело над горизонтом. Девушка с тревогой оглядывалась по сторонам, но кругом расстилалось все то же угрюмое болото с редкими пятнами прозрачной воды. Дойдя до одного из таких озерков, девушка в растерянности остановилась. Вода перед ней забурлила. И сквозь поднявшуюся муть стало ясно проглядывать зеленовато-бледное лицо в обрамлении колыхающихся черных волос.
   Сайо завизжала от ужаса и проснулась. Сердце бешено колотилось, готовое выскочить из груди. Из-за приоткрытой двери доносился какой-то шум.
   - Симара! - тихо позвала девушка.
   Никто не отозвался. Раздосадованная Сайо встала с кровати и подошла к ширме. Лавка, на которой спала служанка, была пуста. Девушка накинула халат и вышла в коридор. На кухне гремели посудой, слышались громкие голоса. Стараясь не шуметь, Сайо стала спускаться. Повар Микан что-то растирал в ступке. Кое-как одетая Симара сыпала в горшок с кипящей водой мелко изрубленную траву, вытирая заплаканные глаза.
   - Что тут происходит? - громко спросила Сайо.
   Слуги испугано вздрогнули.
   - Алекса порезали, госпожа, - с трудом сдерживая рыдания, ответила служанка.
   В это время на кухню вбежала кухарка.
   - Вода нагрелась?
   - Бери, - скомандовал повар, указав ножом на кипящий котел.
   - Здравствуй, моя госпожа, - привычно поклонилась Токи и принялась переливать кипяток в кувшин.
   - Как? - вскричала Сайо. - Когда?
   - Не знаю, госпожа, - отмахнулась Симара. - Его караульный соратник нашел. Вон он на улице с Махаро-ли разговаривает.
   Девушка поспешила к двери, пропустив вперед кухарку. Возле людской стояли одетая в халат Махаро и один из охранников. Воин вертел в руках окровавленный нож. Сайо подошла ближе.
   - ... валялся в траве неподалеку от тела.
   Управительница с отвращением смотрела на клинок.
   - Мне кажется, я его уже видела. Знакомый узор на рукоятке.
   - Задняя калитка была открыта, - проговорил соратник. - Скорее всего, ее открыл сам сторож.
   - Алекс не мог впустить в усадьбу кого попало, - решительно заявила женщина.
   - Кто знает, что на уме у простолюдина, - пожал плечами воин, - Может быть, к нему ходила какая-нибудь девка, а сегодня их застал ее ревнивый дружок?
   - Вот уж этого точно не могло быть, - грустно покачала головой Махаро.
   - Тогда он решил ограбить усадьбу и поссорился с сообщником, - высказал новое предположение соратник.
   - Не думаю, - вновь возразила управительница. - Кто же ворует пред самым рассветом?
   - В любом случае, ты вряд ли узнаешь, кому он открыл калитку, госпожа, - вздохнул караульный.
   Встревоженная Сайо не стала ждать окончания разговора и бросилась в людскую. Еще в коридоре она заметила окровавленную одежду, небрежно брошенную в угол.
   Возле кровати Алекса уже хлопотала Симара. Фусан держал наготове узкие полосы чистого белого полотна. Служанка щедро смазала бальзамом кровоточащую рану. Старик прикрыл ее полотном, и они оба стали бинтовать неподвижное тело. Сайо взглянула на бледное лицо с заострившимся носом. Парень прерывисто и часто дышал, запавшие глаза были полузакрыты.
   В людскую вошла Махаро, слуги немедленно расступились перед управительницей. Женщина подошла к раненому. На белой ткани повязки уже выступили красные пятна.
   - Он выживет? - тихо спросила женщина у служанки.
   Симара встала и, вытерев вспотевший лоб красными от крови руками, безнадежно проговорила.
   - На все воля Великого Неба, госпожа.
   - Какие-нибудь лекарства еще нужны?
   - Нет, Махаро-ли, - ответила служанка и вдруг заплакала.
   Управительница дернулась, словно от удара.
   - Мастер Микан, что у нас сегодня на завтрак? - обратилась она к повару.
   - Пирожки с черникой, госпожа, - ответил тот. - Тесто уже подошло. Сейчас же начну печь.
   Слуги вдруг вспомнили о своих обязанностях и торопливо забегали по людской.
   - Где Тим? - громко спросила Махаро. - Кто-нибудь видел Тима?
   - Он в саду, - ответил Тотига.
   - Пришлите его ко мне. И побыстрее!
   - Да, моя госпожа, - поклонился художник.
   - Пойдем, Сайо-ли, - проговорила управительница. - Тебе надо привести себя в порядок перед школой.
   - Да, Махаро-ли, - поклонилась девушка и бросила взгляд на неподвижное тело Алекса. Ей вдруг показалось, что она больше никогда не увидит его живым. От этой мысли перехватило горло. Не помня себя, Сайо добралась до своей комнаты, и беззвучно заплакав, упала на постель. "Он просто слуга! - безуспешно пыталась она себя убедить. - Простолюдин, не достойный слез дочери благородного воина!"
   И тут же набрасывалась на себя: "Дурочка! Алекс уже два, нет, три раза спасал твою глупую жизнь!"
   "Это его долг! Какой еще долг? Лезть за тебя на мечи ратников? Или защищать тебя от негодяя Даиро? И вот он умирает в одиночестве, и ему даже некому подать воды. Вдруг он перед смертью скажет что-то важное? Я должна быть рядом, а не тащиться в эту глупую школу".
   Девушка села на кровати и вытерла нос.
   - Нет, - тихо проговорила она, всхлипывая и кривя губы. - Это невозможно. Что скажет госпожа Махаро? А госпожа Айоро? Они поймут меня? Нет. Для них он просто слуга.
   Еще секунда и слезы вновь потекли бы по ее щекам, но в дверь тихо постучали.
   - Войди, - разрешила Сайо.
   Вошла Симара с красным от слез лицом и с кувшином в руках.
   - Надо умыться, госпожа.
   Девушка кивнула и, всхлипнув, спросила:
   - Как он?
   - Ох, моя добрая госпожа Сайо-ли, - покачала головой служанка. - Не рви свое сердечко по какому-то слуге.
   - Я задала вопрос! - повысила голос девушка, досадуя на непонятливость женщины.
   - Не жилец он, госпожа, - вздохнула Симара. - Два раза подряд чудес не бывает.
   - О чем ты? - не поняла Сайо.
   - Отыщи его крестьяне в горах на день, два попозже, он был бы уже давно труп, - пояснила служанка.
   Девушка вспомнила их первую встречу во дворе замка Гатомо и вновь чуть не расплакалась. Женщина осторожно присела рядом с госпожой и очень тихо проговорила:
   - Прости мою смелость, Сайо-ли, но может быть, так оно и лучше будет?
   Девушка взглянула на собеседницу, и в зеленых глазах стало загораться опасное пламя.
   - Кругом же не слепые, госпожа, - чуть не плакала служанка. - Думаешь, одна я вижу, как ты на него смотришь? Люди злы, Сайо-ли, что и не было придумают. А сироту всякий обидеть сможет.
   Девушка отвернулась, упрямо сжав губы.
   - Господа Айоро люди хорошие, - зашептала Симара. - Да ведь не родная им ты.
   - Не ты первая мне это говоришь, - вздохнула Сайо, вытирая глаза. - Давай умываться.
   Усаживаясь перед зеркалом, девушка решила, что теперь будет особенно внимательно слушать Мастерицу Розу. Похоже, притворство - единственная оставшаяся у нее защита.
  
   Александра неторопливо поднималась на третий этаж по заплеванной лестнице. Ядовито-зеленые стены покрывали достойные образчики творчества молодых россиян. Вот и оббитая старой кожей дверь их квартиры. Александра хотела нажать кнопку звонка, но ручка повернулась сама, словно приглашая ее войти. В пустынной прихожей на облезлом коврике сидел Чертяка и жмурился.
   - Ты жив! - обрадовалась Алекс, присаживаясь и пытаясь поймать котенка. Зверек вырвался и побежал к ее комнате.
   Саша вошла вслед за ним и с улыбкой осмотрелась. Ничего не изменилось. Кое-как заправленная кровать. Старенький компьютер, обляпанный наклейками. Плакаты по стенам. Леголас с черными волосами и Линкин Парк, Аврил Лавин с всклокоченной прической и Джарэд Лето с розовым "ёжиком" на голове.
   - Я все правильно сделала? - раздался вдруг тонкий голос.
   На стуле возле письменного стола сидел Чертяка.
   - Ты!?
   - Конечно, - котенок важно кивнул мордочкой и вдруг превратился в маленькую девочку, одетую в облезлые джинсы и короткий светло-зеленый топик.
   - Асиона?! -
   - А ты кого ждала? Бабушку с мешком подарков? - фыркнула богиня и деловито спросила. - Как тебе мой костюм?
   - Замечательно, - ответила Александра. - Значит это все не настоящее?
   - Нет, - покачала очаровательной головкой Асиона. - Это лишь твои воспоминания.
   - Я уже умерла?
   - Пока нет, - ответила богиня-девочка, забираясь с ногами на стул.
   - Значит, умру?
   - Обязательно, - подтвердила Асиона. - Ты же человек.
   - А когда?
   - Это не мне решать, - пожала плечами богиня. - Я всего лишь избавила твое сознание от кошмаров, которые должны мучить тебя сейчас. По-моему то, что ты видишь здесь гораздо приятнее.
   - Да уж, - криво усмехнулась Александра, подходя к знакомому зеркалу. Веселый покемон улыбался из угла, простенькая косметика была в беспорядке рассыпана на узкой полочке. А из светлой пустоты зазеркалья на нее смотрело знакомое синеглазое лицо.
   - Теперь я даже в мыслях парень?
   - Почти, - лукаво усмехнулась Асиона. - Во всяком случае, уже не девчонка.
   Потом богиня резко спрыгнула со стула.
   - Скажи, пожалуйста, ты когда-нибудь поумнеешь?
   - Что? - не поняла Александра.
   - Сколько раз мне еще придется спасать твою глупую голову?
   - А разве...
   Договорить Алекс не успела. За долю секунды девочка превратилась в черного котенка, усыпанного белыми пятнышками.
   - Думаешь приятно, когда ломают позвоночник? Или может быть, ты считаешь, что раз я богиня, то совсем ничего не чувствую?
   - Так ты была Чертякой? - вытаращила глаза Александра. - Но ведь он кот?
   Богиня вновь обрела вид маленькой девочки и пренебрежительно махнула ручкой.
   - Во-первых, я лишь иногда вселялась в его сознание, Во-вторых, он был котенком, то есть таким же ребенком, как и я.
   - А я все думала, какой у меня необыкновенный зверь! - засмеялась Алекс.
   - И такого необыкновенного котенка ты собиралась напоить своим гадким лекарством, - всплеснула ручками богиня.
   - Ну, прости меня, милая Асиона! - повинилась Александра.
   - Опять "прости"! Снова "прости"! - вскричала богиня. - Сколько можно!
   - Что же мне умереть? - удивилась Алекс.
   - Не шути так, - по взрослому взглянула на нее богиня-девочка. - Особенно сейчас, когда Создатель решает твою судьбу.
   - Что же мне делать? - окончательно растерялась Александра.
   - Определиться, наконец, кто ты! - ответила Асиона. - Что ты хочешь в жизни? Ради чего живешь? Я хочу, чтобы человек, который мне симпатичен, не просто проживал свои дни, а совершил что-то достойное его. И меня.
   Алекс удивленно вскинула брови.
   - Да, - важно кивнула девочка. - Я богиня и я тщеславна. Такой уж меня сотворил Создатель.
   - Но я не тщеславна, - развела руками Александра. - Я не хочу быть царем, императором или еще каким полководцем.
   - Ты думаешь, только они совершают деяния достойные богов? - удивилась Асиона. - Поверь, в жизни обычных людей не меньше возможностей совершать великие дела.
   - По-моему я уже кое-что сделала, - напомнила Александра.
   - Думаешь, если бы ты дала негодяю украсть несчастную девочку, я бы с тобой разговаривала? - спросила богиня, выгнув брови.
   - Тогда прости, но я не понимаю, чего ты от меня хочешь? - сдалась Алекс.
   - Подумай, - ответила богиня и вдруг чисто, совсем по-детски улыбнулась. - Тем более что время у тебя, кажется, еще есть.
   Комната исчезла в огненном вихре, из глубины которого раздался другой детский голос:
   - Не умирай, Алекс. Ну, пожалуйста, не умирай!
   Багровый туман развеялся, и сквозь слезы боли Александра разглядела лицо Тима.
   - Пока не буду, - прошептала она треснутыми губами.
   - Он очнулся! - завизжал от радости мальчик.
  
   Чубсо решил начать там, где закончили люди барона. Одевшись понеприметнее, "гость сегуна" и по совместительству агент Тайного Ока Сына Неба направился в пригород. Увидев его на пороге разгромленного заведения, хозяин радостно всплеснул забинтованной рукой.
   - Щубасо-сей! Ждравштвуй, благодетель! - зашепелявил он разбитым ртом и низко поклонился. - Да продлитшя твоя жизнь дешять тышяч лет!
   - И тебе процветания, Гер, - благосклонно кивнул чиновник. - Смотри не перехвали меня.
   - Што ты, мой гошподин! - запротестовал хозяин. - Ешли бы ты не пожвал штражников, шоратники Татшо вышибли бы мне оштальные жубы.
   - Это мой долг, заботиться о добрых подданных нашего сегуна, - вздохнул Чубсо и тихо добавил. - Надо поговорить. И чтобы не мешали.
   Гер кивнул опухшей головой и, отдав распоряжения работникам, наводившим порядок в обеденном зале, пригласил гостя на второй этаж. Здесь следы визита соратников Татсо были менее заметны.
   Открыв дверь одного из номеров, хозяин заведения выгнал спавшую на кровати шлюху и пригласил гостя занять единственный в комнате стул. Усевшись на засаленную простыню, Гер почтительно приготовился слушать.
   Чубсо огляделся.
   - Не бешпокойша, мой господин, - заверил его хозяин. - Ждешь можно говорить швободно. В шошедних комнатах никого нет.
   - Что им было нужно от тебя? - негромко спросил гость.
   - Вше иж-жа баронова шыночка. Угораждило же его пошелитьша в моей гоштинице! И прожил то он у меня вшего дней пять или шешть. Потом куда-то ишчеж. Теперь папаша ражышкивает швое дитятко. Ну, шам пошуди, мой гошподин, откуда мне жнать, куда поперша лихой молодец?
   - Лихой? - переспросил Чубсо.
   - Еще какой! - подтвердил Гер. - Как пошелилша, первым делом штал рашпрашивать, где можно найти людей, чтобы крови не боялишь.
   - Ого! - вскинул брови гость.
   В коридоре раздался громкий звук шагов. Собеседники смолкли.
   - Хто там? - в ответ на робкий стук раздраженно рявкнул хозяин. - Войди.
   Вошел слуга с подносом и низко поклонился.
   - Штавь и уматывай, - разрешил Гер. - Да шмотрите у меня, ешли кто ближко к двери подойдет, убью!
   Слуга выставил на стол оплетенную бутыль, пару стеклянных кубков и блюдо с пирожками. Затем поклонился и что-то сунул хозяину в карман.
   Чубсо насторожился, но Гер уже разливал по бокалам красное вино.
   - Не откажи, мой гошподин, - с поклоном протянул гостю кубок.
   Чубсо оценил выбор хозяина.
   - Не плохо.
   - Для тебя всшё шамое лучшее, - приложил к груди забинтованную руку Гер, другой он положил на стол небольшой кожаный кошелек.
   - Это тебе, Чубашо-шей. Жнак моей глубокой прижнательношти.
   - Не надо, - к удивлению хозяина отказался гость. - Лучше расскажи все, что знаешь об этом баронском отпрыске.
   - Не много, мой гошподин, - пожал плечами Гер. - Я ему шражу ответил, что влежать в ражборки благородных охотников мало.
   - Это так, - задумчиво подтвердил гость.
   - Барон шказал, что жа деньги можно влешть хоть в преишподнюю.
   - Он тебе заплатил?
   - Одного журавля, - скромно потупился хозяин. - Ну, я ему и пошоветовал обратиться к Угрюмому Жуху. Он падок на большие деньги.
   - Ты рассказал об этом соратникам Татсо?
   - Пошле первого жуба.
   - И сказал, где Жуха искать?
   - Пошле первого пальца, - Гер показал забинтованную руку. - Но ты же жнаешь этого пройдоху. Он никогда долго не живет в одном меште. Шоратники Татшо нашли в той дыре какую-то молодую пару. Обоих убили, а што толку? Те и не шлышали о Шухе. Тогда воины опять жа меня вжались.
   - И что еще узнали? - улыбнувшись, гость сам налил себе вина.
   - Угрюмый отышкал для барона парочку молодцов. Они как-то приходили в гоштиницу.
   - Кто?
   - Толштый Шим и Обжора Аки, шлышал о таких?
   - Не их ли выгнали из Братства? - уточнил Чубсо.
   - Точно, - подтвердил Гер. - Убили шемью шлуги из города. Мать, беременную жену и дочь. Уж очень они женщин не любят.
   - Это понятно, - кивнул гость. - А с чего ты решил, что Угрюмый именно их нанял для Татсо?
   - Они пару раж жаглядывали в гоштиницу, - пояснил хозяин. - Шпрашивали барона.
   - Ты и это сказал соратникам?
   - На втором жубе, - тяжко вздохнул Гер. - Только им этого окажалось мало. Вынь и положи, где ишкать этих шволочей. А я жнаю? Отрежали мне палец, выбили еще жуб. Если бы не штража шегуна... Спасибо тебе, мой гошподин Чубашо.
   - Еще что-нибудь слышал об этой истории?
   - Жнаю, что шоратник барона пропал, а этих двоих вынешли жа мост. Жалежли в ушадьбу Айоро.
   - Может, и соратник с ними был?
   - Может быть, - пожал плечами хозяин. - Молодой Татшо по их вошпитаннице шох. Шобиралша на швидание, да видно не дошел.
   - Это и я знаю, - проговорил Чубсо, вставая. - Если что вспомнишь, сообщи.
   - Непременно, - закивал головой Гер и, провожая гостя, радушно проговорил. - Вот ремонт шделаю, жаходи, мой гошподин. Для тебя вшё, что пожелаешь, приготовлю.
   - Если будет время, - важно ответил гость. - Дел много.
   Он уже перешел через улицу, когда его окликнул Гер. Чубсо обернулся. Хозяин гостиницы бежал, махая перевязанной рукой.
   - Вот, что я вшпомнил, мой гошподин, - торопливо заговорил он, задыхаясь. - Шим и Аки одно время работали на шкладе у Железного Гу.
   - Гу стал торговцем? - удивился Чубсо.
   - Он же теперь Маштер Братштва, - объяснил Гер. - Жавел лавку, торгует ш городом. Жнатные шемьи у него овощи да фрукты покупают. Может быть, он тебе чем поможет?
   - Я спрошу, - кивнул гость, задумавшись.
  
   Несмотря на все усилия, Сайо никак не могла сосредоточиться на учебе. Впервые с начала посещения школы Мастерица Пион попеняла на ее невнимательность. Пообещав исправиться, девушка попыталась взять себя в руки. Но мысли упрямо возвращались к умиравшему в одиночестве Алексу. После обеда Сабуро набросилась на нее с расспросами.
   - Мне страшно, - зябко повела плечами Сайо. - Я в городе два месяца, а уже столько смертей вокруг.
   - Что ты имеешь ввиду? - не поняла подруга.
   - Сначала Татсо... пропадает. Потом какие-то воры пытаются ограбить усадьбу, а сегодня ночью зарезали моего слугу.
   - Слуги должны по ночам спать, - фыркнула Сабуро. - Наверное, связался с какой-нибудь компанией из пригорода?
   - Он сторожил! - чуть резче, чем следовало, ответила Сайо.
   - Значит, плохо сторожил, - не сдавалась подруга. - Сам виноват. Не стоит, Сайо-ли, расстраиваться из-за какого-то простолюдина.
   - Он спас мне жизнь, - проговорила Сайо. - В ту ночь, когда на наш караван напали, мои слуги спрятали меня в лесу, а сами увели разбойников за собой.
   - Это был его долг, - слегка смутилась Сабуро.
   - Потом они нашли меня и уговорили вернуться на место стоянки, - не слушала ее подруга. - Без них я бы ни за что не смогла спасти твоего отца.
   Ясако промолчала. Сайо, чувствуя потребность высказаться, продолжила:
   - Раньше я жила в маленьком замке у самых гор и не испытывала страха. Сейчас я боюсь с каждым днем все больше и больше. Воры, убийцы. Зачем только я встретила госпожу Айоро и приехала в этот город?!
   - Неужели лучше прозябать в вашей глуши? - фыркнула Сабуро. - Каждый день видеть одни и те же лица, слышать одни и те же разговоры. Смотреть, как крестьяне собирают на еду кузнечиков, а единственные два соратника - чуть живые старики и им все равно где умирать? Год за годом одеваться в одну и ту же одежду? Трястись над каждой "совой", гадая, куда ее потратить. Нет на новые штаны мужу, нет на посуду. Лупить служанок за тайком съеденный кусок мяса? Да так со скуки помереть можно.
   - Откуда ты так много знаешь о жизни в маленьком замке? - улыбнулась сквозь слезы Сайо.
   - Мой отец когда-то был рыцарем, - отвела глаза Сабуро. - В молодости наделал долгов. Потом продал землю и замок господину Дзимо.
   - Понятно, - кивнула Сайо.
   - Только я тебя заклинаю Вечным Небом, никому не рассказывай! - взмолилась девушка.
   - Конечно! - заверила Сайо. - Ты же моя единственная подруга!
   - Значит, было ради чего приезжать в город? - Ясако лукаво улыбнулась.
   - Только ради тебя! - согласилась собеседница.
   Девушки крепко обнялись.
   Разговор с подругой слегка развеял мрачные мысли. Но появление паланкина, где на месте Алекса шел другой слуга, вернули Сайо к мрачной действительности. В присутствии других учениц она не решилась спрашивать носильщиков о самочувствии парня.
   По мере приближения к усадьбе настроение портилось все больше и больше. Увидев заплаканное лицо Махаро, Сайо едва не упала.
   - Он умер?
   - Жив, - всхлипнула управительница. - Раны тяжелые. Госпожа собралась к нему. Нужно собрать ее в дорогу.
   - Госпожа Айоро хочет навестить моего слуг? - зеленые глаза округлились.
   - Какого слугу! - гневно вскричала Махаро. - Ранен господин!
   - Как? Когда? - испуганно залепетала Сайо.
   - Пришел скороход из замка с письмом от Айоро-ли, - стала объяснять управительница. - Варвары разбили объединенный отряд Канаго и Хайдаро. Спасая наследника Хайдаро, наш господин был тяжело ранен. Сейчас он в крепости Нагаси с уцелевшими воинами.
   - Какой ужас! - пробормотала Сайо.
   - А у меня некому вести повозку! - продолжала жаловаться Махаро.
   - Алекс умер? - внутренне сжавшись в ожидании утвердительного ответа, спросила Сайо.
   - Откуда я знаю! - отмахнулась женщина. - Какая разница! Наверное, еще жив. Мне никто ничего не говорил. Да все равно он никуда не годен.
   Девушка перевела дух. К счастью управительница ничего не замечала.
   - И Низа не вернулась.
   - Она еще не приходила? - удивилась девушка.
   - Негодная девка пользуется... добротой госпожи Айоро, - сквозь зубы процедила управительница. - И ведет себя как...
   Махаро вздохнула.
   - Дорога дальняя, нужно собрать белье, еду. Приготовить повозку. И все это к завтрашнему утру.
   - Я готова помочь, Махаро-ли, - предложила Сайо. - Говори, что нужно делать.
   - Но тебе же надо выполнять задание господина Айоро, - напомнила женщина.
   - Я думаю, сейчас это не самое важное! - решительно проговорила Сайо.
   - Спасибо, милая, - просветлела лицом управительница. - А то слуги уже с ног валятся. Встали то все ни свет, ни заря. Ходят как сонные мухи. Тиму пришлось даже вынести предупреждение. Никак не хотел отходить от своего дружка.
   - Я только переоденусь, - прервала ее девушка.
   - Конечно!
   Замотанная Симара с благодарностью приняла помощь госпожи. Вдвоем они обустроили повозку. Постелили постель, разложили необходимые принадлежности. Махаро лично готовила одежду и белье, никому не позволяя шарить по шкафам в спальне хозяйки. На кухне дым стоял коромыслом, повар с Токи готовили припасы в дорогу, им помогали двое слуг. Проблему с кучером решили за счет Южира. Он отправится в дальнюю дорогу с госпожой, а его отец возьмет на себя заботу о конюшне и скотном дворе. Ближе к полуночи, когда все уже чуть ходили от усталости, Сайо поймала в дверях кухни Тима.
   - Как там Алекс?
   Мальчишка какое-то время смотрел на нее ни чего не соображая, потом радостно улыбнулся.
   - Жив. Ему Симара дала лекарство, сейчас спит.
   Девушка кивнула, отпуская слугу, а едва паренек выскочил на улицу, захлопала в ладоши от восторга. Потом опомнилась и воровато оглянулась. Кухарка мыла посуду, и ей было явно не до причуд госпожи, а повар уже ушел в свою каморку отсыпаться после сумасшедшего дня. Подошла управительница и предложила выпить на ночь травяного чая.
   - Как ты думаешь, Сайо-ли, - спросила Махаро, отпивая глоток. - Может быть, предложить госпоже взять с собой твою служанку? Она хорошо разбирается в лечении.
   Сайо чуть не подавилась. Если Симара уедет, Алекс наверняка умрет. Его некому будет лечить. Прокашлявшись, девушка лихорадочно соображала, подбирая ответ.
   - Предложи, Махаро-ли, - согласилась она. - Симара разбирается в травах и болезнях. Правда, ей еще никогда не приходилось лечить раненых. И к тому же повозка слишком маленькая для трех женщин.
   - Каких трех? - не поняла управительница.
   - Госпожа, ее служанка и Симара.
   - Служанки могут ехать и верхом, - отмахнулась Махаро.
   - Тогда они задержат всех остальных, - возразила Сайо. - Верховая езда - дело не простое.
   - В поездке Симара вполне может служить госпоже, - упорствовала женщина.
   - И ты предложишь ей это? - грустно улыбнулась девушка и спросила: - А с кем Айоро-ли ездила раньше?
   - Низа, - ответила управительница и замолчала.
   - Ехать в такую даль со слугой, который не знает твоих требований и привычек не очень приятно.
   - Да, - согласилась с ней Махаро. - Если Низа не появится, госпожа, скорее всего, возьмет с собой Аби.
   - Вот видишь, - Сайо поставила чашку на стол. - А если придется в повозке везти еще и господина? И мне кажется, спасителю наследника сегуна благодарный отец наверняка найдет лекарей лучше, чем деревенская травница. Госпожа может согласиться взять Симару, но не пожалеет ли потом о своем решении?
   - Спасибо, Сайо-ли, - поклонилась женщина. - Кажется, ты уберегла меня от необдуманного поступка.
   - Госпожа Махаро, ты сама все верно рассудила, - возразила девушка. - Я лишь внимательно тебя слушала.
   - Спокойной ночи, моя госпожа, - тепло улыбнулась управительница.
  
   Александра рассматривала потолок, собранный из широких досок, и прислушивалась к своим ощущениям. Во рту было сухо словно в пустыне, язык одеревенел и не ворочался. Из живота кто-то выдрал все кишки и вложил на их место тяжелый, холодный камень. Послышался звук шагов и торопливый голос Тима.
   - Он открыл глаза, Симара! Алекс жив.
   Резко откинув занавеску, влетела служанка.
   - Хвала Вечному небу! - вскричала она, воздев руки. - Ты жив!
   Не в силах ворочать жестким, как напильник языком, Александра медленно кивнула. Симара откинула одеяло и взглянула на пропитанную кровью повязку.
   - Пить, - еле смогла выговорить Алекс.
   Женщина кивнула и взяла с табурета плошку. Нацедив ложечку какого-то лекарства, она поднесла ее к потрескавшимся губам.
   - Еще, - прохрипела Александра. Прохладный отвар без следа растворился в пустыне рта.
   - С раной в живот много воды нельзя, - строго проговорила Симара. - Подожди.
   - Кто это тебя? - спросил выглядывавший у нее из-за плеча Тим.
   - Низа, - ответила Алекс, закрывая глаза.
   - Вот она и не появляется! - злобно прошептал мальчишка. - Надо сказать госпоже Махаро.
   - Не стоит пока, - остановила его порыв многоопытная служанка. - Беги на кухню, там Токи помочь нужно. И найди Фусана, путь придет, поможет мне его перевязать.
   Тим убежал, женщина смочила ее губы влажной тряпочкой.
   - За что она тебя?
   Александра облизнулась.
   - Морду ей набил.
   - Когда?
   - Было дело, - неопределенно ответила Алекс. - Да и вообще, не нравлюсь я ей.
   - Да этой корове никто не нравится, - проговорила служанка, перемешивая щепочкой мазь в горшочке.
   - Где котенок?
   - Тим его в саду закопал.
   - Жалко, - Александра закрыла глаза.
   - Держись, сейчас больно будет, - предупредила женщина, начиная разворачивать пропитанную кровью повязку. - Ну, где этот старый пердун!
   Словно в ответ на ее негодование раздался дребезжащий голос Фусана.
   - Симара, ты здесь?
   - Давно уже! - ответила женщина. - Иди скорее!
   - ...яаааать! - зарычала Александра, мгновенно покрывшись липким холодным потом.
   - Рана чистая, - не обращая внимания на его вопль, бубнила служанка, щедро намазывая бальзам. - Даже красноты нет. Сейчас перевяжем, выпьешь лекарства, и все будет в порядке.
   Алекс часто дышала сквозь стиснутые зубы, стараясь не смотреть на свой живот.
   - Симара! - послышался звонкий голос Тима. - Симара, тебя госпожа Махаро зовет.
   - Сейчас, - отозвалась служанка, накладывая повязку на живот.
   - Скорее! - мальчишка всплеснул руками. - Она получила письмо из дворца и теперь кипятком писает!
   Несмотря на жуткую боль, Александра не смогла сдержать улыбки. Некоторые выражения переложенные с русского на тонгайском звучали еще забавнее.
   Женщина видимо прониклась нетерпением управительницы.
   - Помоги почтенному Фусану, - велела она Тиму, вытирая руки. - Пойду, узнаю, что там стряслось у нашей госпожи. А ты побудь с Алексом. Напоишь его этим отваром. Только много не давай. Две-три ложки и все. Понял?
   - Да, - кивнул парнишка.
   Женщина ушла. Старый да малый кое-как перевязали раненого, потом Фусан отправился по своим делам. Тим уселся на пол у изголовья кровати и принялся потчевать Александру. Выцедив третью ложку, она попыталась улечься поудобнее, но острая боль пронзила живот. Заметив недовольную гримасу друга, парнишка заботливо спросил:
   - Тебе что-нибудь нужно?
   Алекс в двух словах объяснила свои потребности. Тим умчался и через минуту вернулся с большой плоской миской.
   - Теперь помоги мне лечь на бок и уматывай, - распорядилась Александра. - Потом придешь и вынесешь.
   - Я могу подержать? - с готовностью предложил мальчишка.
   - Я сам удержу, - буркнула Александра. - Он не тяжелый. Иди отсюда.
   Освободившись от тяжести внизу живота. Она блаженно закрыла глаза. Очевидно, отвар содержал какой-то слабый наркотик. Боль отступила, Алекс заснула. Разбудил ее резкий, громкий голос Махаро.
   - Я посылала за тобой! Как ты смел, не явиться?
   - Прости меня, великодушная госпожа, - тихо бормотал Тим. - Алекс метался во сне и мог упасть с кровати.
   Александра приоткрыла глаза. Управительница возвышалась над коленопреклоненным парнишкой как статуя Свободы. Только вместо факела, сжимала в руке тонкую палку.
   - Мерзавец!
   Тим вздрогнул, безропотно принимая удар.
   - Забыл, где тебя нашли?!
   Алекс закрыла глаза, чувствуя, как те закипают слезами.
   - Хочешь опять на улицу?!
   И вновь удар.
   - Помилуй, о моя госпожа Махаро-ли!!! - вопил Тим, стукаясь головой о пол.
   - Встань! - приказала управительница. - Я объявляю тебе замечание! Понял, маленький ублюдок?
   - Да, моя госпожа.
   - А сейчас бегом на кухню! Пошел!
   Мальчишка пулей вылетел из людской. Александра чуть приподняла веки. Махаро бросила на него равнодушный взгляд и вышла, пинком сбив табурет с лекарствами.
   "Хороший господин - мертвый господин", - грустно подумала Алекс. Она долго лежала, изнывая от жажды, но никто так и не пришел. Тогда Александра стала сама пытаться потихоньку повернуться на бок и взять опрокинутый кувшин. За этими попытками её и застала Симара. На служанку жалко было смотреть. Под глазами мешки, волосы растрепаны, на щеке явный след от удара.
   - Ого! - просипела Алекс. - Госпожа Махаро тоже руки распускает? Так, тетя Сима?
   Женщина устало махнула рукой, быстро проверила повязку, напоила Александру лекарством. А на прощание поставила на табурет кувшин с водой.
   - Если не почувствуешь себя хуже, можешь выпить пару глотков, как стемнеет.
   - Что стряслось? - с тревогой спросила Алекс, но служанка уже вышла.
   В следующий раз он проснулся от тихих разговоров. На длинном столе горел большой светильник, слуги закусывали перед сном. Александра закашлялась. Послышался шум отодвигаемых скамеек, и вскоре все обитатели людской оказались у ее кровати. К удивлению Алекс среди них оказалась и Симара.
   - Проснулся? - заботливо спросила она, наливая в кружку воды.
   - Почему ты здесь? - поинтересовалась Александра.
   - Госпожа Сайо попросила, - ответила служанка, поднося к ее рту воду.
   Давно, очень давно она не пила ничего столь замечательного. Ослабленный организм тут же вернул все липким противным потом.
   - Она велела передать, чтобы ты скорее выздоравливал, - тихо пробубнила Симара в ухо Алекс. - И приказала приглядывать за тобой.
   - Спасибо, - поблагодарила Александра и громко спросила.- Что тут у вас произошло?
   - Господин наш Айоро ранен, - ответил Фусан. - Разбили их варвары. Госпожа завтра собралась ехать к нему на север. Сегодня весь день собирали ее в дорогу.
   - А Низа так и не пришла, - влез в разговор Тим.
   - Придет, - усмехнулась Александра. - Морду только подлечит и заявится.
   - Вы подрались? - спросил кто-то.
   - Нет, - возразила Алекс, подкладывая руку под голову и морщась от боли. - Она меня в саду окликнула. Я впустил ее и стал закрывать калитку. Тут она и пырнула. Еле успел увернуться. Чертяка спас, вцепился ей в харю.
   - Ничего себе успел! - проворчала Симара, разглядывая ее перебинтованный живот.
   - Повязку будем менять? - спросил Фусан.
   - Надо бы, - вздохнув, ответила служанка.
   - Как же она придет, если тебя чуть не убила? - гнул свое Тим.
   - Это я так сказал, - проговорила Александра. - А Низа скажет, что мне померещилось, и вообще, я сам себя зарезал. Кому госпожа поверит?
   Парнишка опустил взгляд и засопел.
   - Тому, кому захочет, - продолжала Алекс. - Я здесь месяц, а Низа сколько?
   - Два года, - подсказал кто-то из слуг.
   - Так что придет Низа, Тим. Не сомневайся, - "успокоила" парнишку Александра.
   - Да, - вздохнув, кивнул Фусан. - Если госпоже придется выбирать, кого слушать: Алекса или Низу, Айоро поверит ей.
   - Еще бы, - хмыкнул Тотига, и хотел сказать что-то еще, но замолчал под предостерегающим взглядом старика.
   - Для хороших господ слуги - навоз, - громко сказала Алекс. - Для плохих - пыль.
   - Как это? - не понял мальчишка. Все кроме Симары с интересом посмотрели на Александру.
   - Хороший хозяин даже навоз зря не выкинет, - пояснила та свою мысль. - Положит его на грядку, чтобы овощи лучше росли. А пыль просто стряхнут и все.
   - Хватит болтать, мудрец, - одернула ее служанка. - Терпи, сейчас больно будет.
   -.....яяаааать!
  
   - Что с тобой? - нахмурившись, спросила Махаро, разглядывая заляпанное пластырем лицо Низы.
   - Подралась с соседкой, моя госпожа, - поклонилась служанка, не глядя на управительницу.
   - Ты должна была предупредить, - Махаро не сводила с женщины тяжелого давящего взгляда. Сайо, уже собравшись в школу, ожидала возвращения паланкина из дворца на крыльце виллы. Низа стояла на нижней ступени лестницы, теребила повязку на руке.
   - Я виновата, госпожа Махаро-ли, - извинялась она своим низким, сильным голосом. - Я очень плохо себя чувствовала и просто не могла идти.
   - Не слуги, а сборище калек! - вскричала управительница. - Один лежит с дырой в брюхе, вторая дерется с соседями и не может после этого ходить.
   Сайо заметила, как расширились темно-серые глаза служанки, когда она услышала, что Алекс жив. Симара уже успела рассказать госпоже о том, что произошло прошлым утром в саду, и девушка безоговорочно поверила словам своего слуги.
   - Вот вернется из дворца госпожа Айоро и пусть с тобой разбирается сама! - заключила управительница. - Пошла вон с глаз моих!
   - Я надеюсь на ее милосердие, - поклонилась Низа, чуть скривив губы в усмешке.
   В воротах усадьбы показался паланкин. Сайо уже знала, какими словами ей встретить опекуншу. Едва хмурая Айоро выбралась наружу, девушка бросилась к ней, опережая Махаро.
   - О, моя госпожа! Мне так жаль! Такое испытание послало нам Вечное Небо.
   Увидев слезы на глазах воспитанницы, Айоро сама едва не разревелась. Обняв девушку за плечи, она грустно улыбнулась.
   - Сегодня утром из Хайдаро примчался еще один гонец...
   - И? - встрепенулась Сайо, пристально взглянув в глаза женщине.
   - Ему лучше, - ответила та. - Господина перевезли в Хайдаро-сегу во дворец сегуна.
   - Хвала Вечному Небу! - вскинула руки Сайо. - Я так рада за господина Айоро и за тебя, моя госпожа.
   - Спасибо тебе, Сайо-ли, - поблагодарила опекунша.
   - Здравствуй, Айоро-ли, - наконец, смогла вставить слово Махаро. - Я тоже очень рада, что господину лучше. Это значит, что ты не поедешь на север?
   - Нет, - возразила госпожа. - Непременно еду. Сегодня же. После обеда. С отрядом Сабуро.
   - Он уже вышел на службу? - вниманием госпожи вновь завладела воспитанница.
   - Да, - кивнула та. - Сабуро-сей не может себе простить, что не поехал с господином. Он умолял его высочество сегуна отправить за нашим господином именно его.
   - Он смелый и благородный воин, - проговорила Сайо и жалобно попросила. - Моя госпожа, позволь мне не ехать в школу и проводить тебя.
   - Оставайся, - улыбнулась Айоро.
   - Для поездки все готово, моя госпожа, - сказала Махаро, с неудовольствием глядя на Сайо.
   Девушка притворилась, что не понимает многозначительных взглядов управительницы.
   - Спасибо тебе, Махаро-ли, - поблагодарила Айоро, входя в дом. - Что нового в усадьбе?
   - Сторожа ранили, - махнув рукой, ответила управительница.
   - Как? - остановилась госпожа. - Кто?
   - Низа ударила в живот ножом, - ответила Сайо.
   Управительница в ужасе застыла.
   - Низа? - резко обернулась к ней Айоро.
   - Я этого не знаю, - замялась женщина. - Вчера он был еще при смерти. А с твоим отъездом госпожа было столько хлопот...
   Опекунша повернулась к Сайо.
   - Мне сказала служанка, когда помогала одеваться, - пояснила та. - Сторож очнулся и рассказал ей. Низа позвала его открыть заднюю калитку, а когда тот стал закрывать за ней дверь, ударила ножом.
   Айоро вошла в гостиную и, усевшись на кресло, раскрыла веер.
   - Махаро-ли, позови, пожалуйста, Низу.
   Управительница поклонилась и с радостью исчезла с растерянных глаз госпожи.
   - Что тебе еще рассказала служанка? - спросила опекунша у Сайо.
   - Больше ничего, - развела руками девушка. - Вчера она попросила у меня разрешения переночевать в людской, чтобы помочь раненому, если возникнет необходимость. Я согласилась. Утром она как всегда пришла меня будить в школу и рассказала.
   - Звала меня, моя госпожа Айоро-ли? - Низа поклонилась, скромно опустив глаза.
   - Мне сказали, что ты ударила ножом нашего слугу?
   - Я не трогала ни чьих слуг, - скривила губы женщина.
   - Что с твоим лицом? - задала новый вопрос госпожа.
   - Вчера подралась с соседкой.
   - Наверное, поэтому тебя весь день не было в усадьбе? - спросила Сайо, подходя ближе.
   Низа бросила на нее презрительный взгляд и обратилась к госпоже:
   - Да, я плохо себя чувствовала и поэтому задержалась.
   - Из-за соседки? - уточнила Сайо.
   - Да.
   - И поцарапала тебя тоже она?
   - Кто же еще?
   Сайо одним рывком сорвала с лица служанки пластырь. От неожиданности все в комнате замерли.
   - Какие тонкие ногти у твоей соседки? - издеваясь, проговорила девушка. - И совсем крошечные ручки.
   На бледной коже лица ярко алели тонкие параллельные полосы, старательно замазанные пудрой.
   - И щеку тебе тоже соседка погрызла? - вскинула вверх брови девушка.
   Из неглубокой рваной раны темной струйкой текла кровь.
   Казалось, еще миг и разъяренная Низа бросится на Сайо. Но ее остановил негромкий и властный голос госпожи.
   - Отвечай!
   - Моя госпожа...
   - Это следы когтей зверька, принадлежавшего моему слуге, - продолжала Сайо. - Кот набросился на тебя, когда ты ударила парня ножом!
   - Я этого не делала! - рявкнула Низа, глядя на Айоро. - Нет!
   - И ты не знаешь, чей это нож? - Сайо указала на клинок, "случайно" оставленный ею на маленьком столике.
   - Махаро-ли! - громко позвала Айоро.
   - Я здесь, моя госпожа, - управительница с неохотой вошла в комнату.
   - Откуда здесь этот нож?
   - Соратники нашли его возле сторожа, - залепетала Махаро. - А я его где-то забыла. Вчера было столько дел...
   - Сайо-ли, подай, пожалуйста, - попросила Айоро.
   Девушка взяла нож, и далеко обойдя Низу, протянула его опекунше.
   - Он же твой, Низа, - проговорила госпожа, с жалостью глядя на нее. - Чем тебе помешал этот мальчик?
   Вдруг широкие плечи служанки затряслись и она, рухнув на колени, поползла к Айоро. Сайо быстро сдвинула стул, преграждая ей путь. Стукнувшись головой, Низа заплакала и села на пол.
   - Он приставал ко мне, госпожа Айоро-ли! Ты не представляешь, какие гнусности он мне предлагал...
   И тут Сайо и Махаро дружно засмеялись. Причем управительница тихонько хихикала, а девушка хохотала в голос.
   - Что это значит?! - строго спросила Айоро.
   - Прости, моя госпожа, - вытерла слезы Махаро. - Твоей служанке следовало бы хоть иногда разговаривать с другими твоими слугами.
   - Вся усадьба уже знает, что Алекс лишен мужской силы, - улыбнулась Сайо, глядя на побледневшую Низу. - Симара давно потчует его лекарствами, но пользы пока мало.
   - Действительно, - кивнула госпожа. - Я слышала об этом. Как он мог к тебе приставать? Зачем?
   Одним прыжком Низа вскочила на ноги. Отшвырнув подвернувшуюся на пути Махаро, служанка выбежала в сад.
   - Держите ее! - крикнула Айоро, вскакивая с кресла.
   Сайо одним прыжком перескочила через возившуюся на полу управительницу и выскочила на крыльцо.
   - Низа напала на Махаро! - во все горло закричала она караульным соратникам. Мчавшаяся к воротам служанка чуть не упала.
   - Она напала на Махаро-ли! - продолжала вопить девушка. Соратники бросились на перерез беглянке.
   - Молчи, Сайо! - вбежавшая на крыльцо Айоро крепко схватила ее рукав. - Молчи! Прошу тебя!
   - Вчера она почти убила слугу. А завтра? - гневно ответила девушка. - Меня? Или может быть тебя, Айоро-ли? Ты же видишь, госпожа, Низа неуправляема.
   - Все равно молчи! - на глазах Айоро заблестели слезы. - Молчи! Ради меня молчи.
   Но соратники уже волокли к крыльцу упиравшуюся Низу.
   - Пустите! Пустите, негодяи! Я дочь сегуна! Убери свои грязные лапы!
   - Да на твою мать и пьяный ратник не польстится! - рявкнул один из воинов после того, как женщина задела локтем его лицо.
   - Решай, госпожа Айоро-ли! - Сайо взглянула на опекуншу.
   Служанка вдруг обмякла и повисла на руках соратников.
   - Прости, Айоро-ли, - тихо проговорила она в наступившей тишине. - Прости, моя... моя любимая госпожа.
   - Ее поймали, госпожа? - потирая ушибленную спину, на крыльцо выбралась Махаро.
   - Что делать, Айоро-ли? - спросил воин. - Мы ждем.
   - Надо решать, госпожа, - Сайо не спускала с опекунши пронзительных зеленых глаз.
   - Ох! - скривилась от боли управительница.
   - Простолюдин, поднявший руку на благородного, подлежит смерти, - вскинула прекрасную голову придворная дама сегуна Канаго. - Исполняйте закон!
   - Нет! Ты не можешь! Нет! - завизжала Низа. - Как ты можешь! После всего! Дрянь! Подлая...
   Не опуская головы, Айоро вошла в дом. За ее спиной раздался глухой удар.
   - Махаро-ли! - обратилась госпожа к притихшей как мышь управительнице. - Пошли паланкин во дворец за Аби. В дороге мне понадобится служанка.
   - Да, моя госпожа Айоро-ли, - поклонилась женщина.
   - И пусть похоронят тело.
   - Конечно, госпожа, - управительница быстро вышла. Казалось, боль в ушибленной спине ее больше не мучит.
   Айоро тяжело опустилась на кресло. Подняла веер. Раскрыла, потом сложила.
   - Эта женщина была очень опасна, госпожа, - тихо проговорила Сайо, опускаясь рядом на ковер. - Непредсказуемая, как дикий зверь.
   - Милое дитя, - опекунша погладила ее по щеке. - Кому как не мне знать это.
   - Тогда почему ты винишь себя? - продолжила расспросы девушка. - Она нарушила закон, а ты защитила всех нас от этой страшной женщины.
   - Просто ты напомнила мне, что я уже не так молода. И мое время уходит. Пора становиться мудрее и найти, наконец, себя.
   - Не понимаю, Айоро-ли, - растерянно пролепетала Сайо.
   - Все, хватит об этом, - Айоро мягко прикрыла ей губы ладонью. - И больше никаких расспросов. Я устала и хочу выспаться перед дорогой. Если не трудно, пришли мне свою служанку. Надо переодеться.
   Уже в дверях Сайо услышала за спиной сдавленный стон. Девушка на миг оглянулась. Из-под опущенных ресниц по вмиг постаревшему лицу Айоро текли слезы. "Может быть, мне тоже поискать себя, пока не поздно? - подумала Сайо. - Вот только понравится ли мне то, что я найду?"
  
  
   Глава II
   Раненые и убитые

Удачно, что я тебя нашел! -

сказал человек, шагнув к нему. - Я

уже давно тебя ищу. Тебя причислили

бы к убитым, если бы не волшебник:

он уверял, будто в последний раз

слышал твой голос именно тут. Ты

сильно ранен?

Джон Рональд Руэл ТОЛКИЕН

Хоббит

  
   - Господин что-то ищет? - чуть склонив лысую голову, почтительно спросил охранник.
   - Господин ищет кого-то! - надменно ответил Чубсо. - И это не ты.
   Верзила отошел в сторону, пропуская "гостя сегуна" на запруженный повозками и грузчиками двор. Пробираясь сквозь толпу, Роно поймал за руку какого-то приказчика.
   - Где Мастер Гу?
   - На втором этаже, мой господин, - ответил молодой человек. - Лестница вон за той дверью.
   Если люди почтительно расступались перед свежеблагородным господином, то лошадь едва не наступила ему на ногу. Вспомнив молодость, тот с чувством облаял кучера, вызвав у того робкое чувство восхищения. Спрыгнув с облучка, он оттащил свою кобылу, не переставая кланяться. Гордый Чубсо ступил на дощатый помост, окружавший склад по периметру и направился к двери, у которой лениво развалясь на скамеечке сидел ратник, постукивая пальцами по рукоятке меча. "Неплохо придумано, - одобрил Чубсо. - Простолюдинов отпугнет верзила в воротах, а благородных этот воин". Заметив его, ратник встал.
   - Господин, я правильно иду к Мастеру Гу? - спросил он, прежде чем охранник открыл рот.
   - Да, мой господин, - поклонился воин, оценив не богатое но чистое и добротное кимо, меч в черных лакированных ножнах и важный вид посетителя. - Поднимись на второй этаж и спроси у писца на месте ли он.
   - Благодарю, господин, - Чубсо слегка поклонился и стал подниматься наверх по узким стертым ступеням.
   В маленькой комнатке корпел над письменным столом молодой человек с густо напудренным лицом. Хлопнув подведенными ресницами он удивленно уставился на посетителя. Не обращая на него никакого внимания, Чубсо быстро пересек приемную и открыл дверь в кабинет. За длинным столом передвигал костяшки счет пожилой, толстый человек. Скрип двери заставил его поднять круглое, добродушное лицо, на котором сразу же зажглась веселая, жизнерадостная улыбка. Быстро вскочив, хозяин кабинета всплеснул короткими ручками.
   - Рыжий! Какая встреча! Тысячу лет тебя не видел! Заходи!
   - Меня зовут Чубсо, - поморщился вошедший. - Роно Чубсо.
   - Конечно! - смеясь, продолжал трещать толстяк. - Прости меня старика. Забывчив стал.
   Казалось удивительным, что этот весельчак получил прозвище "Железного". Но бывший член братства наемных убийц Рыжий Чуб слишком хорошо знал истинную сущность человека, так похожего на изображения бога веселья Кайфа.
   - Проходи, садись на кресло. Если бы ты знал, какие люди на нем сидели! - закатил глаза хозяин. - Ты тоже хочешь заключить договор на поставку моих овощей и фруктов?
   - Мастер Гу, - прервал словесный поток Чубсо. - Ты же знаешь, что я еще не скопил на усадьбу в городе.
   - Тогда зачем я тебе нужен? - сухо и по-деловому спросил старик. Взгляд его, всего лишь миг назад искрящийся весельем, стал жестким и внимательным. - В игры властных я не вмешиваюсь. Торгую потихоньку овощами, плачу подати. Что нужно Оку Сына Неба от скромного лавочника?
   - Я пришел лишь узнать о Толстом Симе и Обжоре Аки, - успокоил Мастера Чубсо.
   Гу слегка расслабился.
   - Решил поработать на барона Татсо?
   - А разве это так важно?
   - Конечно нет, - замахал пухлыми ручками Гу, вновь лучась весельем. - Твои дела - это твои дела. Только эти два придурка уже мертвы. Поперлись в город.
   - Знаю, - оборвал его Чубсо. - Я уважаю Братство и тебя, Мастер Гу. Поэтому и пришел сказать, что мне нужно поговорить с твоими людьми. Может быть, кто-то из них знает что-то интересное.
   Хозяин ненадолго задумался.
   - Тебя интересует только эта сладкая парочка?
   - Исключительно, - заверил гость.
   - Я скажу, чтобы с тобой были откровенны, мой господин, - кивнул Гу.
   - Нет, Мастер, - засмеялся Чубсо. - Так не пойдет. Ты вызовешь старшего приказчика и прямо сейчас дашь ему такой приказ. А пока расскажи, что тебе самому известно о них.
   Гу почесал картофелеобразный нос, хмыкнул.
   - Мать Сима приходится мне двоюродной сестрой. Из-за нее и взял их на работу. Не дал умереть с голоду, когда изгнали из Братства. Лентяи первостатейные. Чуть приказчик зазевался, уже лежат где-нибудь в сторонке. Но если все время гонять, работали нормально. Потом появился Угрюмый Жух. Забрал их, как сказал - дней на пять. Даже заклад дал, чтобы место за ними оставил. Вот и все, что я знаю.
   Чубсо покачал головой.
   - Спасибо, Мастер.
   Круглое лицо Гу расплылось в улыбке.
   - Ты хочешь найти Угрюмого!
   Гость промолчал.
   - Да этот пройдоха содрал с молодого Татсо столько денег, что будет прятаться до тех пор, пока не утихнет весь этот шум.
   - Я знаю семью барона, - проговорил Чубсо. - Жуху придется прятаться очень долго.
   Гу развел руками, потом звякнул в колокольчик и приказал писцу найти ему главного приказчика.
   Чубсо взял с собой десяток медяков для освежения воспоминаний грузчиков. Ободренные возможностью заработать лишнюю "сову", работяги завалили его информацией. Подавляющее большинство которой было для него абсолютно бесполезно. "Гостю сегуна" повезло на четвертом грузчике. Замордованный тяжкой работой мужик вспомнил случайно подслушанный разговор приятелей. Сим упоминал, что Угрюмый назначил им встречу в халупе продажной женщины по имени Крикливая Шу. Получив вожделенный медяк, мужчина просветлел лицом и еще долго кланялся вслед "доброму господину".
   Чтобы отыскать конкретную проститутку среди многотысячного пригорода, у Чубсо ушло три дня. Выяснив место "работы" женщины, он послал к ней одного из своих помощников. Подхватив клиента под руку, Крикливая Шу вопила на всю улицу, расписывая свои несомненные достоинства. Роно шел позади и только усмехался, на сколько прозвище соответствует своей обладательнице. Пропетляв по переулкам, парочка скрылась за обшарпанной дверью. Чубсо приготовился ждать. Помощник открыл дверь и махнул рукой.
   Хозяйка комнаты, привязанная к старому разболтанному стулу, смотрела на Роно вытаращенными от ужаса глазами. Во рту женщины торчало свернутое полотенце.
   Чубсо вытащил кляп.
   - Кто вы... - немедленно заорала Шу. Чубсо поморщился и вновь заткнул ей рот. Потом несколькими точечными ударами заставил хозяйку потерять сознание. Вода из кувшина для умывания, выплеснутая ей в лицо, заставила женщину очнуться.
   Гость опять вытащил кляп.
   - Что тебе нужно? - прохрипела она.
   - Угрюмый Жух, - лаконично ответил Чубсо.
   - Я не знаю, где он, - покачала мокрой головой женщина.
   Роно вздохнул и взялся за кляп.
   - Погоди, мой господин! - заверещала Шу. - Я на самом деле не знаю, где он сейчас живет. Клянусь Вечным Небом.
   - И он к тебе не наведывается? - не поверил Чубсо.
   - Пару раз подходил на улице, - ответила женщина. - Спрашивал, про шум. Ну что идет из-за сынка Татсо. А сюда не заходил. Клянусь. Пощади, господин. Я слабая женщина, мне надо кормить престарелую мать...
   - Заткнись, - тихо проговорил гость. И Крикливая Шу моментально замолчала.
   - Если он еще раз к тебе подойдет, - наклонился к ее лицу Чубсо. - Передай, что с ним очень хочет встретиться Рыжий Чуб. Поняла?
   - Конечно, мой господин, - женщина смотрела на него с собачьей преданностью.
   - Я хочу только поговорить, - продолжил Чубсо. - Если надумает, пусть даст знать хозяину гостиницы "Белый журавль". И пусть поторопится. Или я объявлю его в розыск. Как врага Сына Неба. Ясно?
   - Да, мой господин, - пискнула Шу.
   Чубсо вышел и кивнул караулившему дверь помощнику.
   - Я закончил.
  
   Александра слушала брызгавшего слюной Тима и ничего не понимала.
   - .... Как двинет Махаро и бежать! Госпожа Сайо за ней! И кричит, кричит: "Хватайте ее! Хватайте". Соратники за ней! А потом госпожа Айоро говорит им: "Исполняйте закон!". А Низа как заорет хозяйке: "Дрянь!". Ну, соратник мечом как вдарит! Башка аж подпрыгнула. Кровища! Как из свиньи.
   - Теперь то же самое, но в двух словах, - вытерев заплеванное лицо, попросила Алекс.
   - Низу убили, - вздохнув, сообщил мальчишка.
   - Ого! - Александра вскинула брови. - Неужели госпожа Айро распорядилась.
   Тим набрал побольше воздуха, собираясь повторить свою захватывающую историю.
   - Тим! Где ты лазишь? На кухню скорее! - раздался от двери крик кого-то из слуг.
   Мальчишка побледнел и бросился бежать. В "купе" Александры заглянул Тотига.
   - Как ты?
   - Сегодня лучше, чем вчера, - бодро отрапортовала она. - А завтра буду лучше, чем сегодня.
   - Это хорошо, - скупо улыбнулся художник. - Я слышал, что Тим тебе все наши новости рассказал.
   - Не все, - покачала головой Алекс. - Когда уезжает госпожа?
   - В полдень, когда из замка придет отряд соратников.
   - Если будет возможность, шепни Симаре, попроси зайти, - попросила Александра художника.
   - Она сейчас очень занята, - с сомнением покачал головой Тотига. - Госпоже Айоро помогает.
   - Симара поедет с ней на север? - встрепенулась Алекс.
   - Нет, - покачал головой слуга. - Госпожа послала паланкин во дворец за Аби.
   - За племянницей Фусана? - уточнила Александра.
   Тотига кивнул и вышел, прихватив какую-то плетеную коробку. Алекс вновь осталась одна. Утренняя перевязка уже не причинила ей такой сильной боли как предыдущая. Александра самостоятельно вертелась с боку на бок. Прибежал Тим, сунул пирожок - подарок мастера Микана, поставил на табурет кувшин с водой и исчез.
   Симара зашла только к обеду. Убедившись, что главные новости ее "племянничек" уже знает, сменила повязку и устало присела прямо на пол.
   - Отъезд скоро? - спросила Александра, потирая садящий бок.
   - Не знаю, - покачала головой женщина. - Сейчас с Айоро ее служанка разбирается. Скорее бы уехали. Загоняла меня сегодня Махаро.
   - Тяжелый день?
   - Очень, - тяжело вздохнула Симара. - Утром тебя перевязывала, потом госпожу Сайо собирала, на кухне помогала с завтраком. Служанка госпожи пришла, вся облепленная пластырем. С соседкой она, видишь ли, подралась. Разве с такими тяжелыми ранами можно лук резать, да тарелки мыть.
   Служанка вытянула ноги и с чувством сказала:
   - Хвала Вечному Небу за то, что этот счастливый дом избавился от такой змеи! Каждый день согласна так работать, только бы не видеть ее противной лошадиной морды.
   - Это ее Чертяка порвал, - с гордостью сказала Александра, чувствуя, что еще немного, и она заплачет. Отвернувшись, Алекс украдкой вытерла набежавшие слезы.
   Резко хлопнула входная дверь, и молодой звонкий голос крикнул:
   - Дядя Фусан, ты здесь?
   - Аби! - ответил взволнованный старик.
   По доскам пола протопали быстрые шаги.
   Симара торопливо встала, отряхивая подол юбы.
   - Здравствуй! Давно не виделись! Как дворец, не упал? - со смехом приветствовали гостью слуги. - А мы уж думали, не заглянешь к нам до отъезда.
   - Госпожа решила отдохнуть перед дальней дорогой, - отвечала служанка. - Вот я к вам и забежала.
   - Симара, иди сюда, - позвал Фусан. - Погляди на мою племянницу.
   Служанка поправила волосы, разгладила платье и неторопливо вышла из "купе" Александры.
   - Вот, Аби, это и есть Симара, - как-то по особенному ласково представил женщину старый слуга.
   "Ого! - мысленно присвистнула Алекс. - А старичок-то запал на "тетю Симу"".
   - А я о тебе слышала от госпожи! Ты приехала с Сайо-ли, - быстро затараторила Аби. - Давно ты ее знаешь? Какая она со слугами?
   - Сайо хорошая госпожа, - неторопливая речь Симары заставила собеседницу умолкнуть. - Её я знаю с малых лет. На моих глазах росла. Спуску не дает, но зря не накажет.
   - Еще мне говорили, что ты в травах разбираешься.
   - Понимаю, кое-что, - скромно ответила женщина.
   - Как хорошо! - обрадовалась Аби, - Пойдем, мне с тобой поговорить надо.
   - Только не исчезай сразу, - крикнул вслед Фусан.
   - Ни сколько не изменилась, - вздохнув, проговорил кто-то из слуг.
   - Еще краше стала, - поддержал другой.
   - Видно, во дворце всем сладко, - вздохнул третий. - И господам и слугам.
   Собеседники пустились в воспоминания. Александра задремала, машинально положа руку на ноющую рану.
   Служанки очень скоро вернулись.
   - А где тут раненый? - вдруг поинтересовалась Аби.
   - Иди сюда, - охотно показала дорогу Симара
   Алекс приподнялась на локтях, чтобы лучше разглядеть откинувшую занавеску женщину. На круглом приятном лице сияла добродушная, заразительная улыбка. Гладя на нее, тоже хотелось улыбнуться. Темно-русые волосы, заплетенные в короткую, толстую косу. На взгляд Александры ей было около тридцати пяти лет. Почти старуха.
   - Здравствуй, - весело поздоровалась она. - Здорово тебе досталось?
   - Как следует, - ответила Алекс и, усмехнувшись, добавила. - Нас... бьют, а мы крепчаем!
   - А ты симпатичный, - продолжала посмеиваться служанка. - Когда вернусь, надо будет с тобой поближе познакомиться.
   - Не разочаруйся, - предостерегла Александра. - Внешность обманчива. Глаза могут ошибаться.
   Прислушавшиеся к разговору слуги, засмеялись.
   - Я сердцем чую, - не сдавалась служанка.
   - А уж женское сердце тем более, - ответила Алекс.
   - Посмотрим, - многозначительно проговорила Аби. - Вот выздоровеешь.
   Она еще немного поболтала и, попрощавшись, убежала проведать госпожу.
   "Да что их тянет на меня, как мух на..." - Александра смущенно кашлянула, вспомнив, где любят роиться вышеназванные насекомые.
   Наскоро перекусив, слуги тоже заторопились по своим делам.
   - Симара, - окликнула служанку Алекс. - Подойди на секундочку.
   - Чего?
   - Как думаешь, может мне выйти проводить госпожу Айоро?
   Служанка аж руками замахала, возмущенная ее глупостью.
   - Ты что, ополоумел? Мы всем говорим, что та кобыла тебя чуть не зарезала, что ты при смерти. А ты собрался госпожу провожать? Что подумает Айоро? А? То, что не так уж и сильно тебя порезали.
   - Наверное, - вынуждена была согласиться Александра.
   - Тебе сейчас никому из господ на глаза попадаться нельзя, - категорично заявила многоопытная Симара. - Сиди тут и не высовывайся.
   - Ага, - обреченно вздохнула она.
  
   Повозка выехала за ворота, где ее уже дожидались конные соратники, в одном из которых Сайо безошибочно узнала Сабуро. Борода десятника воинственно топорщилась, а глаза метали молнии. Рядом тяжело вздохнула Махаро.
   - И когда теперь они вернутся?
   - Все зависит от здоровья господина, - отозвалась девушка. - Вряд ли они будут сильно спешить. Но и задерживаться им тоже нет смысла.
   - Может быть, выпьем чаю? Или вина? - предложила управительница.
   - Мне чаю, - согласилась Сайо.
   Женщина вздохнула и крикнула толпившимся позади слугам:
   - Симара, Токи сделайте нам чаю!
   Благородные дамы вернулись в гостиную.
   - Госпожа Махаро-ли, - проникновенно сказала Сайо, усаживаясь за стол. - Ты так много сделала за эти дни, так устала. Почему бы тебе ни выпить стаканчик хорошего вина? Не смотри на меня. Я еще слишком молода и не так устала как ты.
   Управительница улыбнулась.
   - Может быть, все же выпьешь рюмочку?
   - Ну, если только одну.
   Махаро одной не ограничилась.
   - Мы лишились трех слуг, - вздыхала она, - А за домом надо следить. И заказ на четыре книги выполнять. Хорошо еще что ты, Сайо-ли, помогла мне со сборами. Одной мне ни за что бы ни справиться.
   - Кого троих ты имеешь ввиду, Махаро-ли? - спросила девушка. После стаканчика белого вина она попивала крепкий свежезаваренный чай.
   - Служанка госпожи, туда ей и дорога, - стала перечислять управительница. - Южир уехал с госпожой и Алекс, неизвестно еще когда сможет нормально работать.
   - Ужир вернется, Алекс поправится, - отмахнулась Сайо. - А вот еще одна служанка в доме, пожалуй, будет нужна.
   - Всех слуг господа подбирали сами, - сказала Махаро.
   - Вряд ли у них будет время, - с сомнением покачала головой девушка.
   - Что ты предлагаешь, Сайо-ли?
   - Думаю, что когда вернутся господа, моей Симаре придется ухаживать за господином Айоро. Она знает травы и поможет ему скорее вылечиться. Одновременно она может обслуживать и госпожу, когда та дома. Значит, новая служанка понадобится мне.
   Управительница слушала монолог собеседницы, не прерывая.
   - Ты уже приглядела кого-нибудь?
   - Где? - вскинула брови Сайо. - Я живу здесь второй месяц, и нигде кроме школы не была. Вот разве что спросить у Сабуро. Может быть, она кого посоветует. А если нет, спросим у наших слуг.
   - Как это? - нахмурилась Махаро.
   - Наверняка, у них есть приятельницы в пригороде, - пояснила девушка. - Пусть приведут. Ты посмотришь и скажешь свое мнение.
   - Господа не очень любят семейные пары, - усомнилась управительница. - Дети пойдут. Будут отвлекать от работы.
   - А как же Токи и Южир? - спросила девушка. - По-моему госпожа очень хорошо к ним относится.
   - У этой семьи детей не будет, - пояснила Махаро. - Господин Айоро в молодости бывал очень нетерпелив.
   - Тем не менее, Симаре одной будет очень тяжело ухаживать за раненым господином, поддерживать порядок в доме и помогать мне.
   - Подождем, что тебе скажет Сабуро, - сказала женщина, наливая себе очередной стаканчик.
   После него управительница пришла в такое замечательное расположение духа, что ни задумываясь, отдала служанкам все платья Низы, хранившиеся в одном из шкафов комнаты господ и свой старый халат.
   Узнав причину пропуска занятий, госпожа Миядзо нашла ее достаточно уважительной.
   - Мы все молим Вечное Небо за твоего господина, Сайо-ли, - вздохнула она. - Иди, продолжай заниматься.
   Во время коротких перерывов к ней подходили ученицы с пожеланиями скорейшего выздоровления господину Айоро. Похоже, положение сотника при дворе сегуна значительно упрочилось, не смотря на разгром отряда. Девушка благосклонно улыбалась, сообщая, что как только господа вернутся, она непременно передаст им эти добрые слова.
   В обеденный перерыв Сабуро всецело завладела вниманием подруги.
   - Если бы ты видела, Сайо-ли, как расстроился отец, когда узнал о ранении Айоро, - говорила она, размахивая руками. - Я никогда не видела слез на его лице. А вчера он плакал! Он пробился к самому сегуну! И его высочество разрешил отцу ехать на север! Мы всей семьей провожали его. На прощание отец поклялся больше никогда не оставлять господина Айоро!
   - Мы тоже вчера провожали госпожу Айоро, - воспользовавшись паузой, заговорила Сайо. - А утром ее служанка напала на госпожу Махаро. Управительницу.
   - Служанка госпожи Айоро напала на их управительницу? - глаза у Сабуро сделались в половину лица.
   - Я думаю, она сошла с ума, - авторитетно заявила Сайо. - Оказывается, это она ударила ножом моего слугу.
   - За что? - быстро спросила подруга. - Он к ней приставал? Или она его приревновала?
   Девушка тяжело вздохнула и, наклонившись к уху Сабуро, произнесла несколько слов.
   - За это и ударила! - решила та. - Наверное на что-то надеялась, а как все узнала... От разочарования.
   - Она точно была сумасшедшей.
   - Её убили? - поинтересовалась Сабуро.
   - Конечно! - Сайо даже обиделась. - Неужели госпожа Айоро стерпит такое! И вот теперь мне нужна служанка.
   - А твоя куда делась?
   - Я собираюсь предложить ее госпоже Айоро, - стала объяснять девушка. - Симара сможет не только служить госпоже, но и ухаживать за раненым господином Айоро. Поэтому мне и нужна служанка. Ты никого не посоветуешь?
   Сабуро замолчала, видимо, что-то соображая.
   - Я спрошу у матери, - наконец проговорила она.
   Сайо внимательно слушала очередной урок Мастерицы Розы, когда дверь отворилась, и вошла взволнованная госпожа Миядзо.
   - Мастерица, я заберу у тебя госпожу Сайо.
   - Как угодно, моя госпожа, - грациозно поклонилась Роза.
   - Что-то случилось, Миядзо-ли? - с тревогой спросила девушка.
   - Пришел паланкин, слуги передали письмо.
   Сай развернула свернутый лист.
   "Госпожа, с Махаро-ли плохо. Приезжай скорее. Я не знаю, что делать. Симара".
   - Миядзо-ли, в усадьбе неприятности, - быстро проговорила Сайо. - Я должна ехать.
   - Конечно, моя госпожа, - поклонилась управительница.
   Почти бегом девушка выбежала на крыльцо. Носильщики подняли паланкин.
   - Тотига! - крикнула она, забираясь внутрь. - Что произошло?
   - Симара сказала, что у госпожи Махаро удар! - крикнул носильщик уже на бегу.
   Первый раз ее несли с такой скоростью. Очевидно, знавший о происшествии соратник торопливо раскрыл ворота.
   Сайо поймала себя на том, что первый раз заходит в комнату управительницы. Расположенная на первом этаже, она была примерно таких же размеров, как и ее покои. Только стены оказались затянуты фиолетовой с синими цветами тканью, да кроме столика с зеркалом имелся небольшой письменный стол и узкий диван. На широкой кровати, разметав по подушке седые волосы и тяжело дыша, лежала старуха.
   Симара встала навстречу госпоже.
   - Я пустила кровь, Сайо-ли, - тихо проговорила она. - Скорее всего, ей уже ничего не угрожает. Но с кровати она встанет не скоро.
   - Сайо, госпожа, - негромко позвала Махаро.
   Девушка наклонилась над кроватью.
   - В глазах двоится, - проговорила управительница. - Возьми под подушкой ключи. Теперь ты отвечаешь за усадьбу. Документы и деньги в шкафу.
   Махаро закрыла глаза.
   - Бери, госпожа, - негромко сказала Симара. - Мастер Микан ждет продукты для обеда. Уже приходили из прачечной. Я велела зайти попозже.
   Сайо все еще колебалась.
   - У переписчиков краска закончилась, - бубнила за спиной служанка.
   Девушка сунула руку под изголовье больной и вытащила связку ключей на медном кольце.
   - Но я не знаю, какой ключ откуда? - проговорила она, беспомощно глядя на Симару.
   - Найдем, госпожа, - успокоила ее служанка.
   Весь день Сайо вникала в управление усадьбой. К счастью слуги прекрасно знали свои обязанности, и больших проблем у нее не возникло. Пока она разбиралась с продуктами, пришел Тотига и еще раз напомнил о краске. Пришлось возвращаться в комнату Махаро. Девушка открыла большой шкаф и, достав металлическую шкатулку, отсчитала художнику шесть серебряных монет. Слуга, кланяясь, ушел. Девушка взглянула на управительницу. Женщина спала. Симара напоила ее снотворным. У изголовья кровати сидел Тим, и от нечего делать, складывал из бумаги каких-то зверюшек. Он должен следить за состоянием Махаро, и если понадобится, позвать Симару или Токи.
   Сайо выгребла из шкафа гору бумаг, три большие книги и, усевшись у окна, стала разбираться в документах. Не больше получаса ей понадобилось, чтобы понять, в каком ужасном беспорядке находятся денежные дела Айоро. Сложив бумаги, она направилась в кабинет господина. Там и стол был удобнее, и окно больше, и светильник ярче. Девушка проработала допоздна, но не разобрала и четверти документов. Утром она отправилась в школу, оставив старшим Фусана, а ключи передала Симаре.
   Первым делом Сайо нашла управительницу школы. Выслушав девушку, госпожа Миядзо покачала головой.
   - Может быть, тебе пока не посещать занятия?
   - Я думаю, госпоже Айоро это не понравится, - возразила девушка. - Если бы можно было заниматься только до обеда...
   - Конечно! - сразу согласилась управительница. - Какие занятия тебя больше всего интересуют?
   - Уроки общения, - не задумываясь, ответила Сайо.
   - Я распоряжусь, чтобы Мастерица Роза занималась в первой половине дня.
   - Большое тебе спасибо, моя госпожа Миядзо, - низко поклонилась девушка.
   Ее появление в классе вызвало большой переполох. Не слушая преподавательницу, ученицы наперебой стали расспрашивать, что случилось в усадьбе Айоро?
   Сайо извинилась перед Мастерицей Розой и с мягкой улыбкой ответила озабоченным "подругам":
   - Управительница госпожа Махаро немного приболела и попросила меня помочь ей с делами. Прошу извинить, Мастерица, что отняла у тебя время.
   Ожидая паланкин, который должен отвезти ее в усадьбу, девушка спросила у Сабуро:
   - Чего это наши курицы так раскудахтались? Раньше не замечали, а сейчас в подруги набиваются?
   - Это все из-за господина Айоро, - авторитетно объяснила Ясако. - Он же совершил подвиг. Спас старшего сына Хайдаро. Наследника!
   - Я знаю, - кивнула Сайо.
   - И то, что сегун Хайдаро предложил господину Айоро службу, тоже знаешь?
   - Я об этом не слышала, - удивилась девушка.
   Сабуро, наслаждаясь удивлением подруги, продолжила:
   - А твой опекун ответил, что у них в роду два раза не присягают! Эти его слова пришлись по душе нашему сегуну. Все говорят, будто бы его высочество хочет дать Айоро какой-то большой придворный чин. Вот поэтому "наши курицы" и вьются вокруг тебя. Ты теперь приемная дочь большого человека!
   - Если господин Айоро еще жив останется, - вздохнула Сайо и резко сменила тему разговора. - Ты узнала про служанку?
   - Есть одна девушка, - не решительно заговорила Сабуро. - Вот только...
   - Что за девушка? Ты ее знаешь? Сколько ей лет? - забросала подругу вопросами Сайо.
   - Она вышивальщица по шелку. Видела у меня накидку с голубями? Красиво? Её работа. Ей двадцать лет. И еще... Она моя сестра.
   - Сестра? - удивилась собеседница.
   - По отцу, - пояснила Сабуро. - Её мать была служанкой в нашем замке. Ну, ты помнишь, я тебе говорила?
   - Я знала одну дочь сегуна, - усмехнулась Сайо.
   - Нет, она хорошая девушка, - возразила Сабуро, догадавшись, кого подруга имеет в виду. - Её мать перед смертью отыскала нас и попросила отца устроить Цию куда-нибудь. Он помог, и больше Ция никогда к нам не приходила. Отец навещает ее иногда, а она вот вышила мне накидку.
   - У нее хорошо получается, - девушка вспомнила переливавшийся шелковый рисунок.
   - В последнее время у Ции стали болеть глаза, - проговорила Сабуро. - Вот я и подумала... Пока она совсем не ослепла на этой работе
   - Почему же сразу не сказала? - удивилась Сайо.
   Подруга мялась, не зная, что сказать.
   - Есть еще что-то? - стала расспрашивать собеседница. - Она за мужем? В чем дело?
   - Кто ее возьмет без приданого? - фыркнула Сабуро. - Просто... Она очень похожа на меня. Если кто-нибудь догадается... Ну, понимаешь?
   - Кто будет разглядывать слуг? - успокоила ее Сайо. - А я никому не скажу.
   - Я тебе верю, - вздохнула подруга. - Но что еще отец скажет? Вдруг ему не понравится, что Ция будет у вас служить?
   - Мы ему не скажем.
   - Как это?
   - Я увидела твою накидку и захотела заказать такую же вышивку, - стала объяснять девушка. - Ты прислала Цию ко мне. А я ей предложила стать служанкой.
   - Какая ты умная, Сайо-ли, - восхищенно проговорила Сабуро.
   Увидев спешащих носильщиков, ее собеседница торопливо заговорила:
   - Только поторопись, пожалуйста, пусть она придет завтра в усадьбу пораньше, пока я в школу не уехала.
   За обедом Сайо выслушала подробный доклад Симары.
   - Состояние Махаро-ли не изменилось. Повар сказал, что нужно ехать за продуктами. Садовник спрашивает, когда начнем сбор яблок. Многие уже поспели. Тотига ворчит, что последний заказ они почти доделали. Еще день, другой, и можно отправлять заказчику. Фусан говорит, что нужно покупать поросенка, помои пропадают. И самое главное, Сайо-ли, надо еще одного слугу. А лучше служанку.
   - Я знаю, - вздохнула девушка. Есть ей почему-то расхотелось.
   - Завтра придет девушка. Зовут Ция. Скажи всем, пусть присмотрят, - стала отдавать распоряжения Сайо. - Передай Фусану, пусть ставит ее на самую грязную и тяжелую работу.
   - Может быть, поставить ее за Махаро-ли следить? - предложила Симара.
   Немного подумав, девушка отвергла эту идею.
   - Нет. Пусть всегда будет на глазах. Мало ли что. За Махаро-ли и Тим приглядит. А если что, тебя позовет. Вот тогда и бери ее с собой.
   - Поняла, Сайо-ли, - поклонилась служанка.
   Девушка вспомнила кучу бумаг в кабинете Айоро. Она поморщилась. Там две кучи. Ну, с одной можно подождать. А вот с денежными документами надо разобраться. Судя по словам Симары, управительница слегла надолго. Господам будет, наверняка, некогда, и беспорядок станет нарастать. Лучше, пока не поздно, самой во всем разобраться.
   - Симара, а как там Алекс? - вдруг спросила девушка.
   - Сегодня весь день на кухне помогал, - ответила служанка. - Ходить ему тяжело, рана может открыться, а стоя или сидя что-то делать можно.
   - Пришли мне его вечером, - приказала госпожа.
   Глаза Симары полезли на лоб. Она быстро опустила взгляд, стараясь не смотреть на девушку.
   Сайо вздохнула.
   - В Гатомо-фами говорили, что он хорошо считает.
  
   Угрюмый Жух принадлежал к той категории преступников, которые предпочитают сами не делать ничего противозаконного. Они посредники между теми, кто нуждается в определенного рода услугах, и теми, кто готов их предоставить за соответствующее вознаграждение. Купцы, не поладившие с конкурентами, ревнивые мужья и даже жены, наемные убийцы, воры, грабители и мошенники. Все, кто не решались встречаться друг с другом, нуждались в его услугах. Для работы таких дельцов любой конфликт с властью губителен. Чубсо не имел полномочий объявлять кого попало "врагом Сына Неба", но вот способствовать этому мог весьма активно. И Угрюмый Жух не мог не знать этого. Между тем шли дни, а он не давал о себе знать. Агент Тайного Ока уже стал подумывать, что пройдоха исчез из Канаго-сегу. Как вдруг дворцовый лакей принес письмо. Хорошо знакомые каракули с трудом складывались в слова: "Угромый савтра будит в гостиница". Улыбнувшись, Чубсо сжег бумажку и облегченно вздохнул.
   Для поднятия собственной значимости, Роно решил прийти на встречу ближе к обеду, дабы утомить Угрюмого ожиданием. Хозяин "Белого журавля" встретил дорогого гостя с распростертыми объятиями. Повязка на руке стала заметно меньше, опухоль на лице спала, и даже голос стал менее шепелявым. Гер с гордостью продемонстрировал отремонтированный зал, но гость не проявил никакого интереса к его достижениям.
   - Где он?
   - Сейчаш, мой гошподин, - мигом погрустнел Гер. - Сюда. Он уше ждет.
   Открыв малозаметную дверь в углу, хозяин поклонился, пропуская благородного человека вперед. В отдельном кабинете, предназначенном, судя по отделке, для особо важных персон, за столом сидел неприметный человек средних лет, одетый как мелкий торговец.
   - Гошподин Чубсо! - торжественно проговорил Гер. Человек медленно встал и поклонился.
   - Што-нибудь принешти? - заботливо поинтересовался хозяин гостиницы, когда гость уселся на стул.
   - Ты что-нибудь будешь? - спросил Роно у мужчины. Не поднимая взгляда, тот пожал плечами.
   - Разве что чаю?
   - Тогда неси чаю, - распорядился Чубсо,
   - Одну шекунду, - заверил Гер, выскакивая в обеденный зал.
   Пока хозяин лично выставлял на застиранную скатерть фарфоровый чайник с чашками и блюдо с печеньем, гости молчали. Роно не спускал глаз с собеседника, безуспешно пытаясь поймать его взгляд. Угрюмый не зря носил свое прозвище. Казалось, его интересует только то, что находится на уровне сапог.
   - Ты хотел меня видеть, господин, - проговорил он, едва за Гером закрылась дверь. - Я пришел.
   - Расскажи мне все, что ты знаешь о Даиро Татсо? - потребовал Чубсо.
   Его собеседник сделал мощный глоток.
   - Как ты уже знаешь, его ко мне прислал Гер. Благородные часто расправляются с противниками чужими руками. Поэтому я не удивился, услышав о том, кто ему нужен. Только спросил: "С кем придется работать? " Татсо чуть не убил меня за такой вопрос. Мол, это не мое дело и все в таком духе. Пришлось разъяснить, что мне без разницы. Я лишь хочу узнать, какого рода специалисты нужны "уважаемому господину". Потому что головорезы - простолюдины это одно, а умелые ратники - фехтовальщики совсем другое. Барон мгновенно успокоился. Ему, оказывается, необходимы люди, готовые мать родную замучить за медяк, и чтобы их потом никто не искал.
   - Ого! - вскинул брови удивленный Чубсо. - И ты стал на него работать? Не испугался?
   - Я взял аванс и не собирался идти за расчетом, - Угрюмый сделал еще глоток. - Толстый Сим и Обжора Аки как нельзя лучше подходили под такое описание. Я посчитал свою миссию выполненной, но молодой барон потребовал еще кое-каких услуг.
   - Каких? - насторожился собеседник.
   - Ему был нужен дом с подвалом, - пояснил угрюмый. - Недалеко от города. Я предложил пару, но он забраковал оба. Пришлось искать подальше. Бывший дом виноторговца Доганя. Может, знаешь?
   Чубсо кивнул. В том здании имеется глубокий каменный подвал.
   - По поручению барона я снял его на месяц, заплатив вперед. Потом эти два придурка таскали в подвал дерьмо.
   - Дерьмо? - переспросил Чубсо.
   - Я не оговорился, уважаемый господин, - покачал головой Угрюмый. - А мне было велено отыскать комплект для допросов.
   Чай у агента "Тайного Ока Сына Неба" дано остыл. Услышанное удивляло его все больше и больше.
   - В пригороде можно купить все, - пожал плечами Жух. - Были бы деньги. Татсо набор не понравился. Он приказал кое-что переделать. Похоже, парень знал толк в пытках. Получив все необходимое, барон дал мне новое задание. Разузнать все о воспитаннице господ Айоро.
   - Юмико Сайо, - показал свою осведомленность Чубсо.
   - Угу, - подтвердил Угрюмый. - Это оказалось очень просто. Сим с Аки знали служанку госпожи Айоро. Девка поигрывала в "камешки" и не всегда удачно. Однажды ее нагрели почти на три тысячи. Отдавать она не хотела. Кредитор обратился к "сладкой парочке". Те поговорили с упрямицей, дали ей последнюю отсрочку. И она принесла деньги. Представляешь? Служанка отыскала три тысячи "цапель".
   - Представляю, - усмехнулся Чубсо. - Просто хозяин девки стал на такую же сумму беднее.
   - Вот ее то я и расспросил о воспитаннице. Служанка рассказала, что госпожа отправила Сайо в школу госпожи Дзимо для знатных девушек.
   - Я слышал о ней, - кивнул Чубсо. - Дальше.
   - Мне пришлось еще кое с кем переговорить, - продолжил Угрюмый. - К счастью там же учится дочка соратника сегуна. Сабуро был ранен разбойниками и вылечивался в замке Татсо. Я рассказал о ней барону. И все.
   - Как? - нахмурился Чубсо. - А дальше?
   - Дальше ничего не было, мой господин, - усмехнулся Жух. - Выслушав меня, барон обрадовался и сказал, чтобы я пришел в дом Доганя завтра, и там он окончательно со мной рассчитается.
   - И ты не пошел?
   - Я похож на сумасшедшего, Чубсо-сей?
   - Не очень,- вынужден был согласиться Роно. - А скажи, кроме барона и этих двух придурков про подвал в доме Доганя знает еще кто-нибудь?
   - Знал соратник барона, - ответил собеседник. - Его имени я не помню. Может еще кто. Не знаю. При мне там больше никого не было.
   Чубсо встал.
   - Если соврал, я отыщу тебя на морском дне. Если нет, уматывай из Канаго. И не появляйся, пока жив старый Татсо. Здесь тебе не спрятаться. Барон вот-вот объявит награду за твою голову.
   Угрюмый тоже поднялся на ноги.
   - Благодарю за совет, Чубсо-сей. А мои слова проверить легко. Сходи в Медвежий тупик, загляни в бывший дом Доганя. Если хозяин не хватился постояльцев, найдешь там и пыточные инструменты, и цепь со сбруей.
   - Какой сбруей?
   - Барон приказал сделать, - махнул рукой Жух. - Чтобы человека из подвала вытаскивать на цепи.
   Роно поморщился.
   - Я не монах из Храма тысячи богов и не малолетняя девица из города, - пробурчал Угрюмый. - Но этот барон точно не в себе.
   - Каждый развлекается, как умеет, - хмыкнул Чубсо. - И помни, если ты соврал...
   - Сходи в дом, мой господин, - вздохнул Жух. - В подвале там было столько дерьма, что вонять будет еще очень долго.
   Справедливость слов Угрюмого Чубсо почувствовал шагов за сто до дома виноторговца. Навстречу ему двое оборванцев везли тележку с большой, грязной бочкой до краев полной нечистот. Даже для пригорода с его неповторимым по "нежности" ароматом запах, исходивший от бочки, разил наповал.
   - Эй! - окликнул их Роно. - Откуда добро везете?
   Бродяги переглянулись.
   - Из подвала, - пискнул один из них, поклонившись. - Вон тот двухэтажный дом, господин.
   Чубсо хмыкнул и пошел дальше. Возле ворот трое таких же оборванцев о чем-то ожесточенно спорили с высоким опрятно одетым торговцем.
   - Еще кувшин водки или лезь в это дерьмо сам, - упрямо тряс сальными волосами один из мужиков. Двое его приятелей скалили в улыбке беззубые рты.
   - Да вы уже выпороли три кувшина! - надрывался в крике мужчина. - Свалитесь там в дерьмо, вытаскивай вас потом.
   - Не, хозяин, - одетый в живописные лохмотья пьяница упрямо стоял на своем. - С одного кувшина на троих не свалимся.
   - Нет. Да чо будет с одного то! Не свалимся, но без водки больше не полезем.
   - Эй, бродяги! - привлек их внимание Чубсо. - Вот вам "сова", выпейте за мое здоровье.
   Один из мужиков ловко поймал блеснувший в воздухе медяк.
   - А потом чтобы вернулись к почтенному хозяину! - пригрозил Роно. - Не то всех порубаю! Ясно?
   - Конечно, мой господин! Щас, только подкрепимся и придем! Мы быстро.
   - Ах, господин! - всплеснул руками мужчина. - Что же ты наделал? Теперь этих пьяниц днем с огнем не найдешь.
   - Вот тебе две "совы", с ними других бродяг отыщешь. Их в пригороде полно.
   Получив монеты, мужчина с опаской посмотрел на щедрого ратника.
   - Покажи мне дом, - потребовал тот.
   - Мой господин, - покачал головой мужчина. - Там... так пахнет. Прежние жильцы устроили из подвала нужник. Просто удивительно, как они умудрились так быстро столько нагадить.
   - Покажи! - повысил голос Чубсо.
   - Я тебя предупредил, господин, - вздохнул собеседник, низко кланяясь.
   Первое, что бросилось в глаза, когда они вошли на маленький двор - распахнутая настежь толстая, обитая железными полосами дверь подвала. Именно оттуда зловонной струей тек невыносимый запах нечистот. В большой комнате на первом этаже зиял раскрытый люк, тоже источавший зловоние. Над ним в потолке был укреплен блок с перекинутой цепью. На конце которой качалась замысловатая кожаная сбруя.
   - Это что? - спросил у хозяина Чубсо.
   - Не знаю, господин, - пожал тот плечами. - От прежних хозяев осталась.
   В углу кучей валялись какие-то инструменты. Острые с деревянными ручками ножи, пилы с кривыми зубцами, тонкие шила, плети с крючком на конце, другие приспособления, назначения которых Роно не знал и не хотел узнавать.
   - Это тоже от прежних хозяев?
   - Ага, - вздохнув, подтвердил мужчина. - А ведь с виду приличные люди.
   - Благородный юноша и соратник?
   - Ты их знаешь, мой господин? - встрепенулся хозяин.
   - Не знаю, и тебе знать не советую, - проговорил Чубсо, выходя на свежий воздух. - Убери здесь скорее и забудь все, что видел.
   - Я понял, мой господин.
   "Уютное любовное гнездышко свил для Сайо молодой барон", - покачал головой Чубсо.
  
   Фусан, в молодости потаскавшийся с папашей господина Айоро по полям Гражданской войны, авторитетно заявил, что при ранении в живот ничего кроме каши есть нельзя. Александра с отвращением проглотила пюре из рисовый муки и завалилась выздоравливать (т.е. спать).
   Разбудили ее взволнованные женские голоса. За окном было уже темно, а в людской стоял неумолчный гомон. Осторожно поднявшись и держась за стенку, Александра подобралась к занавеске. В начале она ничего не поняла. Но тут ее заметил Тим.
   - Алекс! - крикнул мальчик. - Ты зачем встал?
   - За надо, - буркнула Александра. - Лучше помоги до уборной добраться.
   - Симара! - Тим дернул за платье склонившуюся над столом служанку. - Алекс в уборную хочет. Проводить, или горшок нести?
   - Пусть идет, - буркнула явно чем-то сильно озабоченная женщина.
   Парнишка подставил Алекс хрупкое плечо, и они зашагали к двери.
   - Что там такое? - спросила она, возвращаясь обратно.
   - Госпожа Махаро отдала Симаре и Токи все платья бывшей служанки госпожи! - радостно сообщил Тим. - И еще свой старый халат.
   - Ого! - удивилась Александра. - С чего бы это такая невиданная щедрость?
   - Не знаю, - пожал плечами мальчик. - Наверное из-за Ни... Бывшей служанки госпожи. Махаро-ли с ней сильно не ладила.
   Дележка "трофеев" проходила в напряженной и взрывоопасной обстановке. Как-то раз, еще в прошлой жизни, Александра смотрела в Интернете ролик из Украинского парламента. Сейчас в людской творилось нечто подобное. Фусану даже пришлось стукнуть кулаком по столу, когда дамы вцепились в старый потрепанный халат. Каждой хотелось приобщиться к кусочку "благородной жизни". Как и в любом споре женщин, Соломоново решение нашел мужчина. Тотига забрал халат себе!
   Алекс смеялась до слез. В "купе" вошла раскрасневшаяся Симара.
   - Посмотри, какое платье мне госпожа Махаро подарила?
   Александра вытерла слезы и оценила подарок. Безусловно, и качество ткани и пошив заметно отличался от повседневной одежды служанки Сайо. Но ничего особо замечательного Алекс не заметила.
   - Оно слишком длинное для тебя.
   - Укоротим! - отмахнулась довольная женщина, с нескрываемым удовольствием разглядывая подарок.
   - Дерзай, - усмехнулась Алекс, задирая рубаху для очередной перевязки.
   Дневной сон имеет и свои недостатки. Александра пол ночи проворочалась, пытаясь заснуть, но смогла задремать только под утро.
   - Проснись, Алекс! Проснись, - услышала она тревожный голос Фусана.
   - Что?
   - Вставай, поможешь на кухне, - старик помог ей подняться.
   - Да что стряслось то? - Александра обхватила костистые плечи старика и перевела дух.
   - У Махаро удар, - объяснил Фусан. - Симара и Тим с ней, Токи уборку делает. Мастер Микан один не справляется.
   - Сайо знает?
   - За ней послали паланкин.
   Повар окинул оценивающим взглядом увечного помощника.
   - Сидеть сможешь?
   - Смогу, - пообещала Алекс. - Только жевнуть бы чего-нибудь?
   - Почистишь овощи, и перекусим, - пообещал Мастер Микан.
   Прибежала Токи, забрала с плиты котелок с горячей водой.
   - Как там госпожа Махаро? - крикнул ей в след повар.
   - Симара пустила ей кровь, - отозвалась служанка на бегу.
   Повар покачал головой.
   - Давно с ней плохо стало? - спросила Александра, вытирая луковые слезы.
   - Никто не знает, - пожал плечами Мастер Микан. - Обычно она рано просыпается, а тут госпожа Сайо уже в школу уехала, а Махаро все спит. Я послал кухарку узнать в чем дело. Та прибежала в слезах, Махаро хрипит и глаза закатывает. Токи позвала Симару, та только взглянула, сразу сказала: "Удар". И прислала ко мне за ножом, кровь пускать.
   Из коридора донеслись взволнованные голоса. Алекс понял, что приехала Сайо. Единственная "дееспособная" представительница благородного сословия в усадьбе на настоящий момент. Навестив больную, воспитанница Айоро сразу взялась распоряжаться. И слуги слушались ее беспрекословно.
   Александра едва успевала переводить дух: "Никогда не думала, что работать на кухне так тяжело!" Только-только все позавтракали, и она помыла посуду, повар взялся за приготовление обеда. И опять пришлось чистить овощи и рыбу, резать мясо и лук. Мастер Микан, с жалостью поглядывавший на бледного парня, разрешил Алекс отдохнуть тут же на лавке. Заглянула затурканная Симара и поменяла ей повязку. Буркнув:
   - Хорошо заживает, - вновь убежала.
   А Александра с новыми силами взялась за работу. После обеда стало чуть легче. Она перемыла посуду и взялась неторопливо резать морковь, когда на кухню грозно, подобно американскому авианосцу, вплыла Симара. Бросив взгляд на зажатый в руке Алекс большой кухонный нож, она спросила:
   - Как ты? Работать не тяжело?
   - Справляюсь, - пожала плечами Александра.
   Ей очень не понравилось лицо "тети Симы". Губы женщины были плотно сжаты в полубрезгливую гримасу. Папа Саши Дрейк называл такое выражение "цыплячьей гузкой". Обычно появление ее на мамином лице не сулило папочке ничего хорошего. Столь безошибочный признак оказался верен и в этом мире.
   - Вечером зайди к госпоже, - процедила Симара.
   - К какой? - искренне не поняла Алекс.
   - К Сайо-ли! - выплюнула женщина.
   - Куда? - задала еще один уточняющий вопрос Александра.
   Симара растерялась, но быстро овладев собой, ответила:
   - Я уточню.
   Вернулась служанка очень скоро, с покрасневшими щеками и радостной улыбкой.
   - Госпожа ждет тебя в кабинете Айоро-сея.
   Алекс хотела еще уточнить, где он расположен, но женщина уже покинула пределы кухни. Повар охотно объяснил ей дорогу и посоветовал отправиться сразу после ужина.
   - Никогда не заставляй молодых господ ждать, - наставительно проговорил он. - Старые еще могут понять опоздание, молодые - никогда.
   Александра еще раз подивилась глубине мудрости здешних слуг.
   Она честно предложила помыть посуду, но Мастер Микан только руками замахал:
   - Иди, иди. Как-нибудь справлюсь. Я же не сразу поваром стал.
   Александра с трудом одолела подъем на второй этаж. Заболел живот. Она постояла, выждав пока не уляжется боль. Прошла по коридорчику и постучала.
   - Войди! - разрешила Сайо.
   В маленькой комнатке со шкафами вдоль стен, за столом сидела госпожа. Ярко горели два масляных светильника. Девушка смотрела на него, покусывая кончик пера.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила она, сунув перо в чернильницу и с наслаждением потянувшись.
   - Хорошо, госпожа, - на автомате ответила Алекс, поймав себя на том, что с интересом наблюдает, как натягивается материя на груди госпожи. Тут же отведя глаза, Александра густо покраснела: "Извращенка! То есть, извращенец! Тьфу ты! Сама не знаю, что думаю. Да и было бы на что пялиться!"
   К счастью у двери кабинета уже царил полумрак, и Сайо не заметила ее конфуза.
   - Вон в углу стол, - приказала девушка. - Садись.
   Пока Алекс устраивалась по удобнее на жестком стуле, госпожа подошла и зажгла светильник над разложенными по столику стопками бумаг.
   - Это счета, - стала она объяснять задачу. - За каждый месяц. Ты должен сосчитать итоговые суммы. Понял?
   - Понял, Сайо-ли, - кивнула Александра, чувствуя странную скованность от близости девушки.
   "Совсем омужичилась", - с тоскливой жалостью к себе подумала Алекс.
   - Ты слушаешь или нет? - прервал ее самобичевание возмущенный голос госпожи.
   - Прости, Сайо-ли, - стала извиняться Алекс. - Я очень внимательно слушаю.
   - Так тебе нужны счеты?
   - Нет, моя госпожа - решительно отказалась Александра. - Только бумага и чернила.
   - Цифры не перепутаешь?
   - Что ты, госпожа?! - деланно возмутилась Алекс.
   - Тогда считай! - все еще злясь, велела Сайо. - Да смотри, без ошибок! Дело важное. Напутаешь, заработаешь предупреждение. Понял?
   - Как не понять, госпожа - Александра вытерла нос. - Знамо дело, господская воля.
   - Что не ясно, спрашивай. Только по делу, у меня полно работы.
   Первым делом Алекс выписала в столбик все цифры из счетов на отдельный листок. Потом просто стала их складывать столбиком. С местными цифрами пришлось помучиться, но постепенно дело пошло.
   В дверь тихонько постучали.
   - Войди! - разрешила госпожа.
   На кончик пера прицепился какой-то волос, и девушка перепачкала чернилами все пальцы.
   - Я принесла чаю, госпожа, - робко проговорила Симара, быстрым взглядом окидывая комнату.
   - Поставь и иди отсюда, - буркнула Сайо, вытирая ладонь носовым платком. - Не мешай!
   - Не зарабатывайся допоздна, госпожа, - попросила служанка, осторожно прикрывая дверь.
   "Успокоилась, - мысленно рассмеялась Александра. - Убедилась теперь, что ее госпожа не занимается тут всякими непотребствами".
   Она усмехнулась и стала еще раз проверять свои вычисления.
  
   Выяснив, откуда Татсо направился на роковое свидание, Чубсо решил лучше узнать конечный пункт его маршрута. Дорога из дворца до усадьбы Айоро не заняла много времени. Медленно прогуливаясь по засыпанной щебнем улице, он хорошо рассмотрел и кованые ворота с двумя скучающими соратниками, и небольшую двухэтажную виллу в глубине сада, и даже висевшие на деревьях яблоки.
   Чубсо понимал, что Татсо не собирался заходить в усадьбу через ворота. Скорее всего, он назначил свидание Сайо где-то у задней стены ограды, где наверняка имеется калитка для выноса мусора. Теперь неизвестным оставался только сам путь, по которому шел сын барона. Чубсо, как никому другому, было известно, на сколько опасны прогулки по ночному пригороду. Но для дальнейшего хода расследования необходимо было кое-что уточнить на месте.
   Он прикрепил к запястьям два метательных кинжала, надел под кимо легкий панцирь, сунул за пояс меч и вышел из дворца, когда солнце стало стремиться к закату. До бывшего дома виноторговца Чубсо добрался уже в сумерках. Несколько раз ему казалось, что в темных подворотнях мелькали силуэты притаившихся людей. Но связываться с одиноким ратником никто не спешил, очевидно, полагая его слишком опасной добычей. И все-таки дураки отыскались!
   Из темноты со свистом вылетела метательная звезда и ударила Чубсо в грудь, жалобно звякнув о панцирь. "Гость сегуна" упал на одно колено и, сунув руки в рукава, выхватил метательные ножи. Сдавленный хрип показал, что его бросок оказался гораздо удачнее. Выхватив меч, Чубсо бесстрашно бросился в темноту. Впереди раздался дробный топот удаляющихся шагов. Глаза привыкли к темноте и "гость сегуна" заметил у стены скорчившегося человека.
   - Добить тебя или как? - спросил он, упираясь острием меча в тощую шею.
   - А от моего желания что-то зависит? - вопросом на вопрос ответил зажимавший кровоточащее плечо человек, одетый в невообразимые лохмотья.
   - Может быть, - пожал плечами Чубсо.
   - Господину что-то нужно? - догадался раненый.
   - Пара честных ответов на пару вопросов.
   - Конечно, господин, - заверил неудавшийся грабитель.
   - Ты всегда здесь работаешь?
   - С полгода. Здесь и еще на двух улицах рядом.
   - Часто попадаются благородные?
   Раненый замялся.
   - Не бойся, - заверил его Чубсо. - Я обещал тебя отпустить и слово свое сдержу.
   - Редко, мой господин, - наконец ответил грабитель. - За последние полгода ты первый. Я забыл, что в пригороде ратники или бедные как храмовые мыши, или... такие как ты, мой господин.
   Роно невольно улыбнулся.
   - А может быть, кому другому здесь благородные попадались на нож?
   - Вот этого не знаю, - заверил раненый. - Кто же об этом трезвонить будет?
   Чубсо убрал меч в ножны и вышел из переулка. Ему еще надо добраться до усадьбы Айоро. Естественной границей, отделявшей город от пригорода в этом месте, служила узкая речка с неблагозвучным названием. Попасть в квартал усадеб можно было либо по большому каменному мосту, где постоянно дежурят охранники, либо по деревянным мостикам, в изобилии понастроенными владельцами вилл для личного пользования. Как правило, они никем не охранялись. Чубсо подумал, что барон вряд ли будет лишний раз рисоваться перед соратниками сегуна. И решительно зашагал вдоль берега прочь от главной дороги. Первый же попавшийся ему мостик оказался разрушенным. Чубсо присел и в бледном свете луны стал рассматривать изломанные доски. Судя по их цвету, ломали их недавно. Очевидно, благородных жителей города все-таки напугали истории о ворах и грабителях, рискнувших нарушить Договор. Но очень может быть, что именно тут Татсо и перебрался на противоположный берег. Прикинув расстояние до остатков мостика, Чубсо разбежался и птицей перемахнул на ту сторону. Приземление оказалось не слишком удачным, нога поскользнулась, и "гость сегуна" пребольно ударился копчиком о сухую землю. Потерев ушибленное место, Чубсо огляделся. Полная луна давала достаточно освещения, чтобы понять в какую сторону двигаться дальше. Он шел мимо груд гниющих отбросов, слушая писк и возню крыс, выискивавших лакомые кусочки. В воде плеснула какая-то рыбина. Речушка в этом месте делала изгиб, омывая невысокий холмик.
   "Вполне может быть, что тело баронского отпрыска качается где-нибудь среди водорослей на радость рыб и раков", - вдруг подумал Чубсо. Словно в ответ на это на той стороне речки тонким голосом взвыла бродячая собачонка. Мужчина поежился и продолжил свой путь дальше, внимательно рассматривая сложенные то из камня, то из кирпича стены усадеб. В каждой из них имелась калитка и тропка от нее до берега речки. Мысленно считая их, Чубсо добрался до нужной. Если он не ошибся, то за запертой дверью из толстых металлических прутьев находится усадьба господина Айоро. Чтобы окончательно в этом убедиться, требовалось лишь одним глазом заглянуть за ограду. Только в этой усадьбе росло так много яблонь. Чубсо направился вдоль стены к калитке. Вдруг его ногу пронзила острая боль так, что он едва не упал. Чубсо поднял ногу. Вместе с ней из травы показалась утыканная гвоздями доска, один из которых торчал из его сапога. Скрипнув зубами, мужчина отбросил доску прочь и, держась за стену, похромал к большому мосту. Шагов через тридцать он сел на землю и снял сапог. Осторожно стащив мокрый от крови носок, Чубсо с радостью увидел, что толстый гвоздь прошел между пальцев, лишь слегка распоров самый большой. Чубсо знал, куда идет, поэтому в поясе у него был замотан кусок белого полотна. Ловко перевязав палец, мужчина с трудом втиснул ногу в сапог.
   "Далеко так не уйдешь, - с тоской думал он, тащась вдоль сплошного каменного забора. - А здорово придумано. Вор, наступив на такую дощечку, дальше не полезет". С каждым шагом нога болела все больше. Но, видимо, Вечное Небо в ту ночь благоволило к "гостю сегуна". На пути ему попалась большая суковатая палка. Опираясь на нее, идти оказалось гораздо легче. Впереди показался мост.
   - Кто там шатается? - раздался грубый окрик.
   - Сейчас башку отрублю, узнаешь кто! - рявкнул в ответ, уставший и измученный болью Чубсо.
   - Эй, Тауцо-сей! - вновь послышался тот же голос. - Тут какой-то благородный господин идет!
   Замелькал свет факелов.
   Чубсо зажмурился от яркого света.
   - Ты кто, господин?
   - Прохожий, - буркнул в ответ "гость сегуна". - Свет убери.
   - Ты ранен? - продолжал расспросы неизвестный, но факел все-таки поднял повыше.
   - На гвоздь наступил, - проворчал Чубсо, направляясь к мосту. Теперь он видел, что с ним разговаривает один из караульных соратников, а рядом с воином стоит высокий слуга и держит над головой ярко пылающий факел.
   - А что ты здесь делаешь в такое время, господин? - воин пристально смотрел на него, недобро щуря глаза под кустистыми бровями.
   - Гуляю, - огрызнулся Чубсо, подходя ближе. - Лучше прикажи своему слуге помочь. Видишь же, благородному человеку идти тяжело.
   Державший факел мордоворот дождался знака воина и подхватил его за плечо.
   - Тут у нас скамейка, мой господин, - проговорил слуга.
   Чубсо сел и с наслаждением вытянул раненую ногу.
   - Спешил я очень, - сказал он, глядя на соратника. - Некоторые люди имеют скверную привычку приходить домой, когда их там никто не ждет. Понял, господин?
   Лицо воина расплылось в улыбке.
   - Ну, она хоть стоила пробитой ноги?
   - Еще бы! - самодовольно усмехнулся Чубсо.
   - А тебе до дома далеко, господин? - поинтересовался соратник. - В какую сторону идти?
   - Во дворец, - с ленивым превосходством ответил "гость сегуна".
   Соратник смущенно кашлянул.
   - Тут можно взять паланкин, мой господин. На нем тебе удобнее будет. Только дороговато.
   - Сколько?
   - Хозяева просят за ночной рейс по городу целую "цаплю", - ответил воин.
   - Долго ждать?
   - Сейчас пошлю человека, и он приведет носильщиков, - засуетился соратник. - В один миг.
   - Посылай, - устало махнул рукой Чубсо. - Один золотой у меня найдется.
   - Вот ведь до чего дошло, - покачал он головой, провожая взглядом исчезнувшего в ночи слугу. В городских усадьбах сторожей стали держать! Доски с гвоздями по садам разбрасывают!
   - И не удивительно, мой господин, - охотно поддержал разговор воин. - Дней десять назад в усадьбу Айоро залезли. Двое воров, а третий страшно сказать - воин! До чего жизнь дошла. Благородному человеку приходится воровать, чтобы не умереть с голоду.
   - Я слышал, скоро все изменится, - таинственным шепотом проговорил Чубсо.
   - Что? - так же понизил голос, заинтересованный соратник.
   - Ратников будут набирать, - пояснил Чубсо. - Тех, у кого господина нет.
   - Неужели война?
   - Не война, - поправил его собеседник. - Карательный поход на север. Варвары должны навсегда запомнить, что жизни подданных Сына Неба священны!
   - Давно пора! - просветлел лицом воин. - А кто поведет войска?
   - Сам сегун Хайдаро!
   - Командир "черных драконов"! - еще сильнее обрадовался соратник. - Ох, и побили мы с ним мятежников в войне с Самозванцем!
   - Решил тряхнуть стариной и отомстить варварам за разгром объединенного отряда.
   - А почему берут только ратников?
   - Землевладельцы не хотят отпускать своих воинов, - еще сильнее понизил голос Чубсо. - Какая у варваров добыча? Коровы да шкуры вонючие. А ратник и простому жалованью рад.
   - Это да, - согласился воин. - Без господина тяжело. А без денег еще тяжелее.
   - А скажи, господин, - решил сменить тему Чубсо. - Кроме тех троих, здесь больше воров не ловили? Или может, кто-нибудь в усадьбу какую забрался?
   - Нет, господин, - решительно возразил соратник. - Я здесь четыре года служу. Если что случится, узнаю первым или вторым.
   Он засмеялся.
   - Дней пятнадцать или двадцать назад пограбили один дом. Но не здесь. В другой стороне города. У нас все тихо было. До этого случая с Айоро.
   В темноте показался легкий паланкин с тремя носильщиками и слугой с факелом. Чубсо отдал воину золотой и забрался на старое потертое сиденье. "Что мне сказать барону? - с грустью думал он. - Если моя ночная прогулка до усадьбы Айоро закончилась ранением, то у Татсо, она, скорее всего, завершилась могилой".
  
   Глава III
   Старые знакомые и новые родственники
  

И Гарри понял, что до нее все шло не

так уж и плохо...

Дж. К. Роллинг

Гарри Поттер и узник Азкабана.

  
   Сайо только за завтраком вспомнила о новой служанке. Когда Симара, позвякивая привязанными к поясу ключами, принесла чай, девушка спросила:
   - Меня никто не спрашивал?
   Служанка покачала головой.
   - Вроде никто, моя госпожа.
   - Сходи к воротам, - распорядилась Сайо. - Может быть она там?
   - Как прикажешь, госпожа, - поклонилась Симара.
   Девушка налила себе чаю и с удовольствием откусила кусок сладкого пирожка. В чашке уже показалось дно, когда служанка вернулась. Судя по лицу, она с трудом сдерживала смех.
   - Что случилось? - нахмурилась госпожа.
   - Твоя новая служанка с восхода стоит у ворот, госпожа, - ответила Симара.
   - Как это? - удивилась Сайо.
   - Она постеснялась попросить соратников доложить о ней.
   Девушка покачала головой.
   - Где она?
   - У крыльца.
   Сайо встала.
   - Паланкин?
   - Тоже у крыльца.
   Невысокая, крепко сбитая девушка, одетая в чистое, но старое, ужасно застиранное платье, стояла у нижней ступени крыльца, склонив голову и спрятав в рукава ладони.
   - Ты Ция? - спросила Сайо, спускаясь.
   - Да, моя госпожа Сайо-ли, - низко поклонившись, ответила девушка.
   Ее блестящие от сала волосы были собраны в короткую толстую косу. "Как у Аби", - подумала воспитанница Айоро, вспомнив служанку опекунши.
   - Мне нужна служанка, - проговорила она, сверху вниз глядя на девушку. - Я не могу обещать тебе постоянную работу. Но если ты мне понравишься, постараюсь уговорить госпожу Айоро взять тебя насовсем.
   - Благодарю, моя добрая госпожа, - голос у Ции был какой-то неприятно - безжизненный.
   - Посмотри на меня! - приказала Сайо. - Я не люблю, когда слуги прячут глаза.
   - Как прикажите, моя госпожа.
   Взгляд девушки напомнил Сайо глаза слуг Татсо. То же забитое безразличие.
   - Вот так, улыбнулась она. - Не бойся, Ция, здесь тебя никто не обидит. Пока меня нет, слушайся Симару. Без меня, она твой главный начальник.
   Услышав слова госпожи, старая служанка надулась от гордости. Ей еще никогда не приходилось быть чьим-то начальником.
   Садясь в паланкин, Сайо обратилась к носильщику, служившему еще и садовником:
   - Агути, встань поближе.
   - Хорошо, моя госпожа, - кивнул тот головой и поменялся местами с Тотигой.
   Из разговора с садовником девушка узнала, что часть яблок уже поспела и вот-вот начнет опадать. Необходима выборочная уборка. Сайо распорядилась, чтобы все слуги, свободные от дел, начали сбор яблок.
   В школе повторилась уже ставшая привычной процедура "радостной встречи", девушки наперебой расспрашивали Сайо о здоровье госпожи Махаро, о том, нет ли писем от госпожи Айоро и о других важных пустяках. Вот только дочь секретарей сегуна, наклонившись, проговорила:
   - У меня для тебя плохие новости, Сайо-ли.
   - Что случилось? - насторожилась девушка.
   Под ревнивым взглядом Сабуро, они отошли к окну.
   - Мне рассказали, что вчера на дне рожденья у госпожи Тоямо двоюродная сестра господина Айоро расспрашивала всех о тебе.
   - Я не знаю сестру господина Айоро, - осторожно проговорила Сайо, не зная как реагировать на услышанное.
   Одноклассница фыркнула:
   - Весь Канаго знает, что они терпеть друг друга не могут. Фуро Ромоно замужем за старшим соратником барона Сурало, служит управительницей в его городском доме. Очень вредная и злая тетка. Неспроста она так тобой интересуется, Сайо-ли.
   - Спасибо тебе большое, Тойо-ли, - проникновенно, как учила Мастерица Роза, поблагодарила девушка.
   - Всегда рада помочь, - улыбнулась одноклассница. - У меня во второй день месяца Окуня день рожденья, я тебя приглашаю.
   - С удовольствием приду, Тойо-ли, - пообещала Сайо. - Если разрешит госпожа Айоро.
   - Надеюсь, к этому времени она вернется?
   - И я надеюсь.
   Сайо уже знала, что "высший свет" Канаго представляет собой довольно замкнутый мирок, где все про всех все знают. Или думают, что знают.
   - Что от тебя было нужно этой колоде? - при первой же возможности пристала к ней Сабуро.
   - Потом расскажу, - отмахнулась Сайо. - В обед.
   - Да я вся изведусь! - вскричала подруга.
   - Тихо! - зашипела Сайо, глядя, как Мастерица Роза укоризненно качает головой.
   Сабуро надулась, но промолчала.
   Только после того, как подруга проглотила чай с пирогом, Сайо пересказала ей разговор с Фанико Тойо.
   - Мне говорили, что Айоро не больно ладит с родственниками, - проговорила Ясако. - А про Фуро Ромоно слышала, будто та заставляет слуг промышлять проституцией.
   - Не может быть!? - вскинула брови удивленная Сайо.
   - Еще как может, - заверила подруга. - Дом у барона Сурало трехэтажный. Чуть ли не самый большой в пригороде. Слуг полно, а сам барон, говорят, скуп без меры. Вот госпожа Ромоно и изворачивается. Соратники да придворные из мелких давно туда дорожку протоптали.
   - А что ты скажешь о приглашении? - спросила Сайо, переводя разговор.
   - В большие люди выходишь, - вздохнула Сабуро. - Секретарь Тойо кого попало в дом не пускает.
   - Я не пойду, - решила Сайо. - Госпоже Айоро может не понравиться такая самостоятельность.
   - Напиши ей письмо, - пожала плечами Сабуро. - Узнай о самочувствии господина, за одно и попроси разрешения сходить в гости к Тойо.
   - А кто его отвезет? - усмехнулась Сайо.
   - Гонцы в Хайдаро теперь часто ездят, - ответила подруга. - Мой брат служит в оружейной дворца. Я спрошу, может ли он передать твое письмо гонцу.
   - Спасибо, Сабуро, - девушка порывисто обняла подругу. - Но к Тойо я все равно не пойду. По крайней мере, без тебя.
   - Благодарю, Сайо-ли.
   - Что это значит? - пробормотала девушка, заметив фигурку Тима. Парнишка бегом бежал от ворот.
   - Неужели опять что-то случилось? - вслед за ней сказала Сабуро.
   Мальчик поклонился благородным девицам и протянул госпоже сложенный лист бумаги.
   "Дорогая Сайо, можешь заниматься целый день. Я за всем присмотрю. Фуро Ромоно, сестра господина Айоро".
   - Почему за мной не прислали паланкин? - спросила она Тима, заранее зная ответ.
   - Госпожа Ромоно распорядилась, - пролепетал парнишка.
   - Как это так случилось? Говори все, - приказала Сайо.
   - Госпожа Ромоно приехала на паланкине с тремя соратниками, - начал мальчик.
   - Чужие воины в усадьбе? - гневно вскричала девушка.
   - Но, госпожа, - пролепетал Тим. - Они вошли...
   - Дальше! - прервала его оправдания Сайо.
   - Госпожа Ромоно сказала, что пришла к Махаро-ли...
   - Ты присутствовал при их разговоре? - вновь прервала его девушка.
   - Да, - опустил голову парнишка.
   - Давай, рассказывай, что там они наговорили?
   - Госпожа Ромоно стала расспрашивать госпожу Махаро про здоровье. Госпожа Махаро жаловалась, что не вовремя заболела. Господа далеко, а в усадьбе никого...
   Мальчишка замялся.
   - Говори все, - настаивала Сайо. - Не бойся, я не стану тебя ругать за чужие слова. Ты же только повторяешь их.
   - Госпожа Махаро сказала, что в усадьбе только... глупая девчонка, которая ничего не смыслит в хозяйстве. Потом мне приказали позвать Симару, и я не слышал, о чем они разговаривали. Когда Симара пришла, Махаро велела отдать все ключи госпоже Ромоно. Симара сказала, что ключи ей дала ты, госпожа. Тогда Ромоно стала кричать, что если она не отдаст ключи, ей отрубят голову. Симара отдала.
   - Это все?
   - Нет, Сайо-ли, - вздохнул Тим. - Госпожа Ромоно прогнала ту девушку, которую ты хотела сделать своей служанкой. Изругала Агути и приказала слугам сначала привести в порядок дом.
   - А что ей не понравилось в доме? - удивилась девушка.
   - Госпожа Ромоно нашла пыль, - ответил мальчик. - Сейчас все слуги моют пол и стены.
   - Теперь все?
   - Еще она отругала мастера Микана.
   - А его за что?
   - Госпожа Ромоно сказала, что такой негодный повар разорит их сегуна. Потом приказала ему отнести половину продуктов в кладовую. Сказала, что слугам и так лишку. И чуть не приказала выпороть Алекса.
   - За что?
   - Плохо на нее посмотрел, госпожа Сайо, - пряча глаза, ответил мальчик.
   Девушка посмотрела на подругу, слушавшую весь этот разговор с открытым ртом.
   - Почему же не прислали паланкин? - перевела она взгляд на Тима.
   - Тотига сказал госпоже Ромоно, что надо ехать в школу. Но она запретила и послала меня с этим письмом.
   - Возвращайся в усадьбу! - приказала Сайо. - Скажешь, что передал его мне и все. Ты ничего не рассказывал. Понятно?
   - Да, моя госпожа, - поклонился Тим.
   Глядя вместе с Сайо вслед бегущему мальчику, Сабуро спросила:
   - Что будешь делать?
   - Попробую добраться до дома, - решительно проговорила подруга. - Ты не знаешь, у госпожи Миядзо паланкин есть?
   -Есть, только не стоит впутывать в это дело управительницу, - покачала головой Сабуро.
   - А мы ей не всё скажем, - усмехнулась Сайо.
   Узнав о поломке паланкина, госпожа Миядзо покачала головой.
   - И сколько же неприятностей свалилось на твои плечи, Сайо-ли!
   - Преодолевая трудности, мы закаляем свою волю, - улыбнулась девушка.
   - Я рада, что ты не падаешь духом, - похвалила ее управительница. - Конечно, я дам тебе паланкин. Тем более, что твой дом не так далеко.
   - Спасибо тебе, моя госпожа Миядзо-ли, - поклонилась Сайо. - Я обязательно расскажу госпоже Айоро о твоей бескорыстной помощи.
   - Я это делаю не только ради них, - улыбнулась управительница. - Но и ради тебя. Я тоже росла без родителей. И хотя дядя любил меня, я не чувствовала себя его дочерью.
   - Спасибо тебе, моя госпожа, - еще раз поклонилась растроганная Сайо.
   Она попросила носильщиков остановиться у ворот усадьбы. Заметив воспитанницу Айоро, один из караульных помог ей выбраться из носилок.
   - Спасибо, господин, - "сладким" голосом поблагодарила девушка.
   Лицо воина расплылось в улыбке.
   - Пожалуйста, госпожа Сайо-ли. Всегда рад тебе помочь.
   - Чем же? - улыбнулась девушка. - Пропустишь в мой дом еще кучу чужих соратников?
   - О чем это ты, госпожа? - нахмурился мужчина.
   - О том, что пока мой господин Айоро страдает от тяжелых ран, благородные воины, которые должны беречь и хранить его имущество, пропускают в усадьбу неизвестных соратников, - совсем другим голосом проговорила Сайо.
   - Это воины барона Сурало, - стал объяснять постовой. - Они пришли вместе с госпожой Ромоно.
   - А ей что-то угрожает в нашей усадьбе? - наседала на растерявшегося воина Сайо. - Я раньше жила в маленьком захолустном замке. Но и там соратник никогда не пустит чужих воинов без разрешения хозяина.
   - Ты не можешь так со мной разговаривать! - повысил голос постовой.
   - Не буду, мой господин, - чуть поклонилась Сайо. - Я завтра утром отправляю письмо госпоже Айоро. Наверняка, ей будет очень интересно узнать, как подчиненные мужа хранят его усадьбу.
   Девушка поклонилась и сделала попытку обойти растерянного воина.
   - Но, Сайо-ли... - пробормотал тот. - Может быть, не стоит беспокоить уважаемую госпожу Айоро?
   - У тебя есть время до утра, чтобы избавить ее дом от чужих воинов! - жестко проговорила Сайо.
   - Как же я...
   - Как впустил, так и выведешь! - девушка обошла соратника и распахнула калитку.
  
   После "ночной смены" Александра пребывала в полном смятении чувств. Более-менее установившееся душевное равновесие вновь рухнуло. Несмотря на адреналин, которым так богата здешняя действительность, проклятый философический вопрос вновь вылез как то самое шило из того мешка, что не утаишь. Кто она? Или вернее: она, он или оно? Вздохнув, Алекс полоснула себя по пальцу. Кровь брызнула, смешавшись с луковым соком.
   - Ты думаешь, подливка от этого станет вкуснее? - проворчал Мастер Микан, нарезая яблоки. Целую корзину крупных красных плодов принесли из сада с просьбой приготовить яблочный пирог.
   - Задумался, - буркнула Александра, перетягивая палец тряпочкой.
   - Кто ты такой, чтобы думать на кухне? - покачал головой повар. - Здесь мне положено думать, а тебе чистить лук
   Вдруг из коридора донесся незнакомый женский голос, а через минуту на кухне оказался вооруженный соратник. При чем, судя по гербу, не принадлежавший к войску сегуна. Воин окинул всех цепким взглядом, взял со стола яблоко и смачно захрумкал.
   - Ты кто, мой господин? - робко спросил повар.
   Воин бросил огрызок в ведро с помоями.
   - Соратник барона Сурало, - ответил он. - Пришел с госпожой Фуро Ромоно, сестрой господина Айоро.
   Соратник вытер рот и рявкнул:
   - Поняли, быдло?
   - Да, мой господин! Ясно, мой господин! - отозвались слуги.
   В дверях кухни показалась необъятная женщина с широким лицом, на котором "волжским утесом" выделялся мощный нос, одетая в яркую цветастую коюбу. Маленькие глазки цепко и недоверчиво смотрели из-под опухших век. Толстый слой пудры маскировал глубокие морщины.
   - Что тут у нас? - спросила она хриплым, задыхающимся голосом. - Кухня?
   - Да, моя госпожа Ромоно, - ответила из-за спины Симара.
   - А что делает здесь этот оболтус? - госпожа показала на Александру толстым, похожим на сардельку пальцем. - На нем пахать можно!
   - Он болен, госпожа, - вновь подала голос служанка.
   - Мои соратники хорошо умеют лечить такие болезни, - усмехнулась Ромоно. - Я, конечно, думала, что без хозяйского глаза слуги так распустятся, но то, что вижу, переходит всякие границы. Что у тебя болит?
   - Живот госпожа, - поклонилась Александра.
   - Обожрался хозяйских продуктов! - моментально поставила диагноз госпожа.
   - Мудрая госпожа ошибается, - попробовала возразить Симара. - Его ранили...
   - Он еще и дерется?!
   - Его ранили, когда он сторожил усадьбу, - проговорила служанка.
   - Какое безобразие! - всплеснула пухлыми руками Ромоно.
   Потом ее взгляд привлекли разложенные по столу продукты.
   - Что это?
   - Обед собираюсь готовить, госпожа, - поклонился повар.
   - У вас здесь что, дружина сегуна? - взвилась Ромоно. - Сколько слуг сейчас в усадьбе?
   - Одиннадцать, госпожа, - доложил Микан.
   - Так, ты, больной, и ты, женщина, уберите отсюда половину, - отдала распоряжение госпожа. - Вон в ту корзину положите. Так. Где тут у вас кладовая?
   В это момент на кухню вошла улыбавшаяся Ция. Александра подумала, что первый раз за день видит на ее лице улыбку.
   - Кто это? - рявкнула Фуро.
   Девушка поставила на стол корзину и застыла в глубоком поклоне.
   - Ция, моя госпожа.
   - Эту девушку Сайо-ли собирается взять к себе в служанки, - проговорила Симара.
   - Она собирается! - вскипела благородным негодованием Ромоно. - Кто она такая? С такими воспитанницами мой любимый брат пойдет по миру! Нет. Иди отсюда и не приходи больше. У госпожи Сайо нет никаких прав брать тебя в чужой дом.
   - Я поняла, госпожа, - поклонилась девушка и, пятясь, вышла из кухни.
   - Какая наглость! - продолжала бушевать Ромоно, открывая замок на кладовой. - Эта девчонка совсем не умеет обращаться с деньгами. Слава Вечному Небу, я оказалась здесь.
   Глядя на бурю эмоций кипевших на жирном лице, Александра не смогла сдержать усмешки.
   - Эй ты, больной? - окликнула ее госпожа. - Ты считаешь, что я сказала что-то смешное?
   - Твои речи отличает великая мудрость, госпожа, - поклонилась Алекс, придерживая бок. Рана уже начала себя проявлять неприятным зудом.
   - Чтобы ты это лучше запомнил, я, пожалуй, прикажу тебя выпороть, - усмехнулась Ромоно. - Двадцать палок. Как для начала?
   "Священное число, - подумала Александра. - Или они дальше считать не умеют?"
   - На все воля господ.
   - Моя госпожа Ромоно, - вновь рискнула подать голос служанка. - Он только сегодня встал с кровати. Рана еще не затянулась. Прости его, моя госпожа.
   - Я знаю, что пожалею о своей доброте, - мощно, с хриплым клокотанием в жирной груди вздохнула госпожа. И оглядевшись вокруг, спросила: - Что у вас там дальше?
   - Может быть, пройдешь в гостиную? - поклонилась Симара.
   - Конечно! Надо убедиться, что дом еще можно отмыть.
   Вслед за госпожой из кухни вышел и соратник. Микан вытер пот.
   - Кто эта копна? - тихо спросила Александра.
   - Двоюродная сестра нашего господина, - так же тихо ответил повар. - Только Айоро ее терпеть не может.
   - А чего она приперлась?
   - Я откуда знаю? - огрызнулся повар. - Лучше морковь порежь.
   - Вот так всегда, - вздохнула Алекс: "Стоит задуматься о смысле жизни, как жизнь поворачивается к тебе задом".
   Вскоре на кухню прилетел Тим и передал приказание госпожи Ромоно: "Греть воду".
   - Всех слуг заставят делать уборку! - сообщил мальчик. - Ругается! Грязью, кричит, заросли! Она нам покажет, как надо убираться! Дармоеды мы все! Разорить хотим ее брата! Не знаем, как деньги достаются!
   Парнишка махнул рукой и скрылся. "Бедная тетя Сима, - подумала, глядя ему вслед Александра. - А уж Сайо какая бедная!"
   Очень скоро по дому пронесся тропический ураган по имени "генеральная уборка". Найденная где-нибудь в углу за мебелью паутинка ввергала Ромоно в священный экстаз. Слуги Айоро, изрядно разбаловавшиеся при "добрых господах", узнали о себе массу интересного. Даже мужчин впрягли "вывозить мешки грязи", скопившиеся за время болезни госпожи Махаро. Александра тоже ползала вдоль плинтуса с мокрой тряпкой.
   - А ты почему не работаешь? - раздался недовольный голос Ромоно.
   Алекс подняла глаза и увидела в дверях гостиной Сайо.
   - Это же госпожа Сайо-ли, - мышонком пискнул Тим.
   Широкое как сковорода лицо расплылось в улыбке.
   - Моя дорогая, я тебя не узнала. Но почему ты не осталась в школе?
   Сайо низко поклонилась и голоском полным глупой радости защебетала:
   - Я не могла не встретиться с тобой, моя госпожа Ромоно! Я же столько хорошего о тебе слышала.
   - Не надо было бросать учебу. За нее уплачены такие деньги! - продолжала гнуть свое Ромоно. - Или ты думаешь, что мой брат печет монеты как пирожки?
   - Прости мою глупость, о мудрая госпожа, - девушка низко поклонилась, казалось, еще миг и она расплачется. - Я больше никогда не позволю себе такого!
   - Я рада, что ты правильно поняла мои слова, - благосклонно кивнула Ромоно. - И не обижайся...
   - Что ты! - всплеснула руками Сайо. - Как я...
   - Не перебивай! - одернула ее женщина. - Слушай, что говорит тетя. Она прожила жизнь и плохому не научит.
   - Я всегда буду слушаться тебя, моя госпожа, - поклонилась девушка.
   - И это правильно! - кивнула Ромоно. - Кто еще поможет кроме тети?
   Сайо подхватила ее под руку и помогла усесться в глубокое кресло.
   Александра только усмехалась, продолжая елозить тряпкой по полу. А вот остальные слуги, похоже, пребывали в полной прострации. Еще никогда в их присутствии благородные господа так не унижались. Судя по их взглядам, авторитет Сайо опустился ниже плинтуса. Тетка продолжала что-то "бухтеть" о своей тяжелой жизни, о тяжких испытаниях, выпавших на ее хрупкие плечи, о госпоже Айоро, отвратившей своего мужа от любящей сестры, и т.д. Сайо оставалась стоять, почтенно согнувшись и с благоговением внимая фонтану мудрости, извергаемому густо накрашенными, толстыми губами. Просвещая неразумную племянницу, госпожа Ромоно не забывала покрикивать на слуг. Заметив, что женщина вытирает покрытый каплями пота лоб, Сайо предложила:
   - Не выпить ли нам чаю, моя госпожа Ромоно?
   - Распорядись, пусть принесут, - благосклонно согласилась тетя.
   - Может быть, приказать накрыть в беседке? - поклонилась девушка. - Там прохлада, ветерок и цветы кругом.
   Видя, что женщина колеблется, Сайо, вздохнув, добавила:
   - Посмотришь на наш сад. Может быть, подскажешь, как лучше обустроить его.
   От такого предложения сестра господина Айоро отказаться не могла. Опираясь на почтительно подставленную ладонь девушки, Ромоно, тяжело переваливаясь, вышла из гостиной. Слуги перевели дух.
   - Теперь эта... госпожа наведет здесь свои порядки, - горько вздохнула Токи. Её поддержали несколько голосов, мгновенно стихнувших, после того как в комнату вошел один из соратников Ромоно. Если использовать армейское выражение старшего брата Саши Дрейк, "духи резко зашуршали".
  
   Чубсо ждал этого визита. Барон Татсо, не поздоровавшись, прошел в комнату и опустился на стул, демонстративно положив меч на колени.
   - Я рад видеть тебя, мой господин, - поклонился "гость сегуна" и, прихрамывая, подошел ко второму стулу.
   - У тебя есть, что мне сообщить? - грубо спросил Татсо.
   - Да и нет, мой господин, - ответил Чубсо.
   - Выражайся яснее! - нахмурившись, потребовал барон.
   - Теперь я знаю наверняка, что твой сын погиб. Я знаю, где находится его тело, - проговорил Роно. - Но я не смог отыскать его убийц.
   - Где? - подскочил старик. - Мой сын должен быть похоронен в замке.
   - Боюсь, это невозможно, - покачал головой собеседник.
   - Для Татсо нет ничего невозможного, когда речь идет о семье! - рявкнул барон. - Где мой мальчик?
   - На дне реки, которая разделяет город и пригород.
   - Что еще за речка? - нахмурился старик. - У нее хоть есть название?
   - Оно слишком неблагозвучно, - поморщился Роно.
   - И все-таки?
   - Если ты так хочешь, мой господин, - вздохнув, ответил Чубсо. - Тело твоего сына на дне Засранки
   Барон вскочил:
   - Как ты смеешь?!
   - Ты сам настоял, - развел руками собеседник. - Я лишь ответил на твой вопрос.
   - Мы его достанем,- сник Татсо. - Ты можешь указать место?
   - Нет, - покачал головой Чубсо. - Мне очень жаль тебе это говорить, мой господин. Но тело может быть в любом месте на протяжении примерно тысячи шагов.
   - Да, это будет непросто, - барон тяжело сел.
   - Не стоит забывать, что там может оказаться много трупов, - предупредил "гость сегуна".
   Старый Тасто засопел.
   - Ты видел когда-нибудь, мой господин, во что превращается тело человека после месяца пребывания в реке или озере полном рыбы и раков?
   Барон встал и решительно направился к двери.
   - Мой господин, Татсо-сей! - окликнул его Чубсо.
   - Чего тебе? - старик обернулся.
   - Я попробую продолжить поиски убийцы. Если ты не против.
   - Храму Тысячи богов понадобились дополнительные пожертвования? - ядовито осведомился барон и злобно добавил. - Нет уж, я лучше потрачу эти деньги на награду тому, кто найдет убийц сына! Чем отдавать золото за пустые сказки.
   - Ну, тогда убийц будет очень много, - улыбка тронула губы Чубсо. - Это пригород, господин барон. Здесь тебе через два дня приволокут десяток трупов. И все они будут принадлежать убийцам твоего сына.
   - Не считай меня глупцом, - процедил сквозь зубы Татсо. - Я потребую доказательств!
   - Каких? - заинтересовался собеседник.
   От такого простого вопроса барон растерялся.
   - Я выдам награду только за живого убийцу! - наконец нашел он подходящий ответ.
   - В принципе возможно и это, - согласился Чубсо. - Например, за жизнь любимого сына, дочери или жены многие назовутся убийцами. Особенно если их напоить зельями притупляющими боль. Получив такого лжеубийцу, ты удовлетворишь жажду мести. Но будет ли этот человек действительно виновен в смерти твоего сына? Я не уверен.
   - Что ты хочешь? - устало спросил старый барон.
   - Я лишь хочу пожелать господину быть очень недоверчивым к тем, кто придет к тебе за наградой, - поклонился Чубсо. - И позволить мне продолжить поиски.
   - Тебе так нужны деньги? - усмехнулся Татсо.
   - Они еще никому никогда не мешали, - уклончиво ответил собеседник. - Но, кроме того, меня серьезно заинтересовало это дело. Я считаю его вызовом своему мастерству чиновника Тайного ока Сына Неба.
   - Хорошо, Чубсо-сей, - кивнул барон, и в его голосе впервые за весь разговор послышалось уважение. - Продолжай. Если отыщешь, награда будет щедрой.
   Когда за стариком закрылась дверь, "гость сегуна" прохромал к креслу и задумался. Он вдруг понял, что в этой истории есть еще один фигурант, о котором он даже не задумывался. Юмико Сайо. Все говорят об их горячих чувствах друг к другу. И вдруг влюбленный юноша готовит предмету своей страсти пыточную камеру. Почему? Только ли из склонности к мучительству, характерную для Татсо? Или что-то повлияло на молодого барона, так что он решился на похищение воспитанницы придворных сегуна? В чем причина столь резкой смены настроения? По мнению Чубсо вывод напрашивался сам собой - ревность. Может быть, существует некто, выбросивший из сердца Юмико Сайо молодого Татсо, либо это только привидилось горячему баронскому отпрыску.
   В ходе расследования Чубсо узнал, что молодой барон сопровождал Сайо до Иси, где их караван останавливался по пути из Татсо-маро в Канаго-сегу. Там Татсо почему-то задержался на несколько дней. А когда появился в городе, стал готовиться к похищению Сайо. Очевидно, искать причину резкой перемены, случившейся с бароном, следует именно там.
  
   Сайо усадила тетку на легкое плетеное кресло, жалобно скрипнувшее под многомудрой тушей. Лично налила чаю и с поклоном поставила на столик перед Ромоно.
   - Может быть, угостить чаем твоих доблестных воинов? - предложила она, с собачьей преданностью глядя в заплывшие жиром глазки женщины.
   Тетка благосклонно кивнула.
   - Угости. Это правильно. А то жена твоего опекуна и благородной даме чаю не предложит!
   Двое воинов, сопровождавших Ромоно, с удовольствием стали потягивать ароматный напиток.
   - Ах, моя госпожа Ромоно-ли, - покачала головой девушка. - Если бы ты знала, какое вкусное варенье из абрикосов на горном меду привезли господину Айоро! Как его не хватает на этом столе.
   - Варенье из меда и абрикосов? - вскинула подведенные брови женщина. - Не пробовала.
   - Господин держит его в кладовой, - стала объяснять Сайо. - Слуги так и норовят объесть своих господ. Как ты говоришь, за ними нужен глаз да глаз.
   - Слушай тетю, Сайо, - важно закивала головой Ромоно. - Она трудную жизнь прожила и плохому не научит.
   - Я постараюсь выполнить все, что ты говоришь, уважаемая госпожа, - поклонилась девушка, уже с огромным трудом сдерживая себя. - И все же жаль, что ты так и не отведала варенья.
   Тетка с кряхтением стала подниматься из недр скрипящего кресла. Девушка испуганно замахала руками.
   - Что ты, что ты, уважаемая Ромоно-ли! Я принесу. Не трудись. Ты и так сегодня много сделала. Отдохни.
   Размякшая от подобной заботы тетка улыбнулась. И отвязав от пояса ключи, подала Сайо.
   - Да, я уже не так молода и проворна как когда-то. Поухаживай за тетей.
   - С удовольствием! - девушка взяла ключи и поспешила к дому, переводя дух.
   Почти вбежав в гостиную, она огляделась и, убедившись в отсутствии чужих, крикнула:
   - Алекс!
   Слуга, возившийся в углу, поднял голову.
   - Звала, госпожа?
   - Найди Тотигу, пусть берут носилки и немного погодя подходят к беседке. Понял?
   - Конечно, госпожа! - усмехнулся парень, поднимаясь.
   На цыпочках проскочив мимо кухни, девушка поднялась на второй этаж. Там в коридоре убирались двое слуг. Один из них держал на плечах Тима. Мальчик протирал лакированные доски потолка. Увидев госпожу, все замерли. Сайо прижала палец к губам и знаком приказала спустить парнишку на пол.
   - Постарайся быстро и незаметно пробраться к воротам, - тихо проговорила девушка, пристально глядя мальчику в глаза. - Постовому соратнику, тому, что повыше, скажешь: "Если он хочет исправить свою ошибку, то пусть будет готов как можно скорее". Запомнил?
   - Да, Сайо-ли, - тряхнул вихрами Тим. - Если господин хочет исправить ошибку, пусть будет готов как можно скорее.
   - Поспеши, - улыбнулась девушка. - Но будь осторожен.
   Вздохнув, Сайо вошла на кухню, где в углу монументом сидел один из чужих соратников.
   - Госпожа Ромоно прислала меня за вареньем, - проговорила она, позвякивая ключами.
   Воин сурово кивнул. Девушка очень неторопливо направилась к кладовой. Долго и придирчиво выбирала варенье, переставляя по полкам многочисленные кувшины. Чувствуя, что дальнейшая задержка может привлечь ненужное внимание соратника, Сайо взяла первый попавшийся горшок и вышла из кладовой, едва не столкнувшись с воином. Мило улыбнувшись, девушка проговорила:
   - Вот, нашла. Госпожа Ромоно сказала, чтобы ты, мой господин, тоже шел пить чай к беседке.
   Мужчина пристально взглянул ей в глаза и усмехнулся.
   - Чай это хорошо, госпожа.
   - Для этого варенья отбирают самые спелые абрикосы и мед горных пчел, - трещала Сайо, неторопливо спускаясь с крыльца. - Оно, правда, немного горчит, но именно это и придает варенью неповторимый аромат...
   Соратник, снисходительно улыбаясь, слушал пустую болтовню глупой девчонки. А она, напрягая зрение, старалась рассмотреть караульных. У ворот была какая-то суета. Похоже, Тим добрался до часовых. Теперь только бы они успели подготовиться.
   Тетка встретила ее появление ворчанием.
   - Очень долго ходишь, дорогая! Я уже все выпила.
   - Я налью тебе еще одну чашечку, - засуетилась Сайо, отрывая бумагу, которой было закрыто горлышко кувшина.
   - А ты чего пришел? - вдруг накинулась женщина на своего соратника. - Я же приказала быть на кухне?
   - Но мне сказали...
   - Это я его пригласила, Ромоно-ли - поклонилась девушка. - Ты же разрешила угостить своих воинов чаем?
   - Нельзя же быть такой глупой, милая! - вскричала тетя. - Я имела в виду только этих соратников!
   Она показала пухлой рукой на воинов, с аппетитом поглощавших печенье у беседки.
   - Значит, я просто не так тебя поняла, моя дорогая тетя, - вздохнув, развела руками девушка. - Если уж так случилось, разреши и его угостить чаем на прощанье.
   - Ну не гнать же теперь его, - махнула рукой женщина и вдруг встрепенулась. - Что значит "на прощанье"?
   Сайо охватило странное возбуждение. По мышцам словно пробегали искры, сердце колотилось как боевой барабан. Ей казалось, что нечто подобное должен испытывать воин перед своей первой схваткой не на жизнь, а на смерть.
   - Очевидно ты, тетя, по ошибке отправила назад свой паланкин, - улыбнулась девушка. - Я с удовольствием предоставлю тебе свой.
   - Вот значит, как? - грозно нахмурилась Ромоно. - Ах ты, негодная девчонка! Это так ты благодаришь моего любимого брата за доброту? Отдай ключи и извинись сейчас же!
   - Их я отдам только господину Айоро или его уважаемой супруге, - твердо ответила Сайо.
   - Ну, это мы еще посмотрим, - зловеще проговорила тетка, с трудом поднимаясь на ноги. - Отнимите у нее ключи!
   - На вашем месте я бы не стал этого делать! - раздался громкий крик.
   Все обернулись. От ворот к беседке шли четверо соратников сегуна. Судя по решительным физиономиям, шутить караульные не собирались.
   - Как ты смеешь вмешиваться в дела нашей семьи! - вскипела тетка.
   - С каких это пор ты стала членом нашей семьи Ромоно-ли? - усмехнулась Сайо. - Ты лишь гость в этом доме! И вести себя должна соответственно!
   К беседке подошли носильщики с паланкином.
   - Тебе пора, уважаемая госпожа, - поклонилась Сайо.
   - Неблагодарная дрянь! Весь город уже судачит о твоих любовных похождениях! - закричала тетка. - Ты опозорила имя моего брата своими шашнями! Бесстыдница, бегать на свидания с молодыми людьми по ночам!
   - За все, что сделано, я готова ответить перед господином Айоро, - проговорила девушка, бесстрашно глядя в налитые дурной кровью глаза Ромоно. - Только у него есть право меня судить. И суд этот я приму безропотно, как и полагается дочери благородных родителей!
   - Кто знает твоих родителей?! Да если бы не мягкое сердце моего любимого брата, ты бы до сих пор жила в своих диких лесах и ковырялась в навозе! - бушевала женщина. - Неблагодарная! Бедный мой брат. Ты покрыла его имя позором...
   - Хватит! - неожиданно для самой себя крикнула Сайо. - У тебя нет никакого права оскорблять меня! Убирайся из моего дома!
   Лицо девушки пылало от гнева, зеленые глаза метали молнии, маленькие ладони были крепко сжаты. Сайо сделала шаг, казалось, еще миг и она вцепится ногтями в рыхлое, густо накрашенное лицо.
   Ромоно невольно отодвинулась.
   - Только господин и госпожа Айоро вправе кричать на меня! А не ты! Пошла прочь!
   Девушка медленно наступала на пятившуюся тетку, и та едва не упала, во время подхваченная своим соратником.
   - Ты еще пожалеешь, - бубнила она, усаживаясь в паланкин. - Ох, как пожалеешь! На коленях будешь просить прощения. Вот только приедет мой несчастный обманутый брат, я ему все скажу.
   - Мой господин, - Сайо поклонилась соратнику сегуна. - Не мог бы ты выполнить одну мою просьбу.
   - Все, что пожелаешь, госпожа, - широко улыбаясь, ответил воин.
   - Пошли, пожалуйста, кого-нибудь проводить мою тетю...
   - Что? - рявкнула из глубины паланкина Ромоно. - Хочешь отправить меня под конвоем...
   В этот момент носильщики дружно взялись за рукоятки. От толчка тетя грузно повалилась на сиденье и разразилась новой порцией проклятий.
   - Я боюсь, что мои слуги могут пострадать от несдержанного характера госпожи Ромоно-ли, - как ни в чем не бывало, продолжила девушка. - Да и паланкин надо бы вернуть...
   - Конечно, моя госпожа Сайо-ли, - поклонился соратник и тут же отдал соответствующие распоряжения.
   Воины Ромоно безучастно наблюдали за происходящим. Им очень не хотелось связываться с людьми сегуна.
   Сайо проводила взглядом удалявшийся паланкин и перевела дух. Вытерев платком вспотевший лоб, девушка направилась к дому. На крыльце стоял улыбающийся Алекс.
   Ни слова не говоря, он низко поклонился.
   В гостиной ее встретили другие слуги. Поклонившись, они выжидательно уставились на госпожу.
   - Наводите порядок, - скомандовала она. - И в сад. Яблоки опадают.
   Люди радостно загомонили. К Сайо подскочила Симара.
   - А как же госпожа Ромоно?
   - Госпожа Ромоно вернулась домой, - ответила девушка.
   Служанка кивнула. Сайо тяжело опустилась на кресло. "Боевой задор" пропал, и она чувствовала себя очень уставшей. Симара и Агути, расставлявшие мебель, куда-то исчезли. К девушке подошел Алекс, толкая вперед упирающегося Тима.
   - Что-то случилось? - нахмурилась Сайо.
   - Он хочет тебе кое-что рассказать, госпожа, - поклонился парень и скрылся за дверью.
   Тим рухнул на колени и зарыдал.
   - Пощади, госпожа! Не наказывай меня! Пощади!
   - За что я должна тебя наказать? - удивилась девушка.
   - Я виноват, что к нам пришла эта женщина, - сквозь не прекращавшиеся рыдания выдавил мальчик.
   - Ты! - Сайо вскочила. - Как это?
   - Я отнес письмо госпожи Махаро-ли в дом барона Сурало для госпожи Ромоно, - поднял зареванное лицо Тим. - Но я не знал, что так случится. Честное слово, моя добрая госпожа.
   - Встань и расскажи все по порядку, - распорядилась Сайо.
   - Утром госпожа Махаро-ли попросила бумагу и чернила, - срывающимся голосом заговорил мальчик. - Я подал. Она написала письмо и приказала отнести госпоже Фуро Ромоно в дом барона Сурало. Я отнес. А потом пришла...
   - Я все поняла, - остановила его девушка. - Тебя не за что наказывать, Тим. Как добрый слуга ты лишь выполнил свой долг. Только в следующий раз сообщай мне, если тебя кто-то пошлет с письмом. Кроме, разумеется, господ Айоро.
   - Я понимаю, госпожа, - закивал головой обрадованный мальчик.
   А госпожа, резко встав, направилась в комнату Махаро. В коридорчике ей попался Алекс. Бросив на него хмурый взгляд, девушка проговорила:
   - Передай Мастеру Микану, обед пусть готовит по-старому.
   - Да, моя госпожа, - поклонился слуга.
   Открыв дверь в комнату управительницы, она поморщилась от неприятного запаха.
   - Сайо-ли, - слабым голосом поприветствовала ее женщина. - Пришли Симару или Токи. Мне очень нужно.
   - Не могу, Махаро-ли, - ханжески вздохнула девушка. - Все слуги заняты.
   - Как это? - не поняла больная.
   - Убираются в доме, - пояснила Сайо. - По приказу госпожи Ромоно.
   - Пожалуйста, скажи, чтобы кто-нибудь пришел, - стонала Махаро.
   - Кто же будет слушаться "глупую девчонку, ничего не смыслящую в хозяйстве"? - вскинула брови Сайо. - Сейчас всем распоряжается Фуро Ромоно. Это ведь ты ее позвала?
   - Прости меня, госпожа Сайо-ли, - заплакала управительница. - Я не хотела.
   - Да и некого мне посылать, - как ни в чем не бывало, продолжала девушка. - Я взяла новую служанку, чтобы было кому за тобой следить, но госпожа Ромоно ее прогнала.
   Махаро плакала.
   - Умоляю, прости меня, добрая госпожа Сайо-ли!
   - Все управители воруют, - в голосе девушки звенел металл. - Но мало кто ворует так нагло как ты, госпожа.
   - О чем это ты, госпожа? - моментально успокоилась женщина.
   - Если судить по счетам, только за этот год ты обворовала господ Айоро на две тысячи золотом. Не слишком ли жирно?
   - Неправда! - вскричала женщина. - Я ничего не брала.
   - Ты думала, что если запутала бумаги, никто ничего не узнает? - спросила Сайо. - Ошибаешься!
   - Ты никогда ничего не сможешь доказать! - крикнула Махаро.
   - Смогу! - уверенно ответила девушка. - И ты знаешь это.
   - Думаешь, деньги я брала для себя? - уже тише спросила управительница.
   - Наверняка нет, - усмехнулась девушка. - Вот только человека того уже нет в живых.
   - Она меня заставляла, - всхлипнула женщина.
   - Не лги, - оборвала ее Сайо. - Тебе самой было нужно, чтобы у госпожи Айоро не было ни времени, ни желанья копаться в приходно-расходных книгах.
   - Чего ты хочешь? - устало спросила Махаро.
   - Ты должна вернуть тысячу золотом! - ответила Сайо. - Немедленно!
   - Я даже встать не могу, - заплакала управительница. - Лежу вся в нечистотах...
   - Деньги спрятаны в доме, - жестко проговорила девушка. - По крайней мере, их часть. Укажи тайник. Больше чем тысячу я не возьму.
   - Хорошо, - тяжело вздохнув, сказала Махаро. - Только потом пришли ко мне Симару.
   - Обязательно, - пообещала Сайо.
  
   Александра наблюдала за исповедью Тима сквозь неплотно прикрытую дверь. "Молодец девчонка!" - одобрительно подумала она, глядя, как на глазах светлеет лицо маленького слуги. Мальчик торопливо откланялся и помчался на кухню. Красивое лицо Сайо исказилось гневом. Вскочив, она направилась к двери. Где лоб в лоб столкнулась с Алекс.
   - Передай Мастеру Микану, обед пусть готовит по-старому.
   - Да, моя госпожа.
   Весь вечер в людской стоял неумолчный гомон. Слуги наперебой обсуждали изгнание "толстой бесовки", так они прозвали госпожу Ромоно. Все, особенно Токи, выражали восхищение госпожой Сайо. Некоторая часть ее славы перепала и Александре, невольно попавшей под ее яркий блеск.
   Ему пришлось неоднократно повторять свой рассказ о проживании в Гатомо-фами и о том, что Сайо-ли всегда отличалась решительным и независимым характером. Потом ей это надоело, и Алекс вышла на улицу подышать свежим воздухом. Сегодня ее счетно-вычислительные услуги не понадобились. Александра присела на скамейку и задумалась. Вот уже полгода она в новом мире и даже в новом теле. Острота первых впечатлений давно спала. Теперь Александру уже не удивляют ни новое обличие, ни окружающий феодальный мир с роскошью нарядов и жестокостью обычаев. Она даже почти смирилась со своим полом, перестав морщиться при каждом посещении бани. А уж привыкнуть к жизни без мобильных телефонов, Интернета и даже без телевизора (О ужас!) оказалось поразительно лег