Ангара: другие произведения.

Звезда по имени...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 6.66*38  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    >Книга вне серий Закончено! Выложено частично.
    Рассылка производиться не будет

    Она была молодой звездой. Ее голос поражал глубиной и диапазоном, заставляя миллионы фанатов по всему миру заворожено прислушиваться или тихонько подпевать, забывая о ее внешности и неприятном характере. Она была тауританкой, матриархом дома лэу Рьед. Она крепко держала в своих руках власть и деньги, железной рукой управляя тысячами подчиненных, не дрогнув отправляя в Космос неугодных и недовольных, она владела всем, кроме времени и не могла удержать свою жизнь. И тогда, она стала...

  Звезда по имени...
  
  
  Пролог
  
  -Лили? Девочка моя? Давай поговорим? - глубокий мужской голос отчаянно взывал к стремительно удаляющейся по коридору спине.
  - Лили? Малыш? - новая попытка, и вновь неудача. Фигура девушки не останавливаясь влетела в распахнутую дверь гримерки и резко захлопнула за собой эту самую дверь. Прямо перед носом мужчины. Можно сказать даже не захлопнула, а сильно долбанула по носу, отчего неудачливый герой-любовник ойкнул, прижал руку к пострадавшей конечности и прошипел:
   - С-с-сука!
  Закрыв глаза, он глубоко вдохнул, поправил кончик носа, и , удостоверившись, что ничего с ним страшного не произошло, выдохнув, положил руки на створки двери. Мужчина был зол. Очень зол, и прежде всего на себя, на свой болтливый и не в меру длинный язык, а еще на любопытный нос и длинные ушки одной наглой особы. Что ей стоило сидеть в гримерке и готовиться к выступлению? Жрать свои конфеты и готовиться к выступлению? Примерять очередной шедевр портновского искусства, ведь это надо очень постараться, чтобы на ее туше это искусство смотрелось, и готовиться к этому долбанному выступлению? Что? Теперь все может полететь к чертям собачьим! И никак ведь не выкрутишься!
  Скрипнув зубами, он воровато оглянулся и заметил внимание одного из секьюрити. Шкафообразная образина в тонированных очках, прикрывающих не только глаза, но и часть лица, развалилась в одном из многочисленных кресел, установленных возле панорамного окна. Неспешно попивая воду из маленькой бутылки, охранник делал вид что отдыхал, но Рича не проведешь, у него нюх на такие вещи.
  Кожа на лопатках неприятно зудилась, сигнализируя о напряженном тяжелом взгляде, пытающемся пролезть в самое нутро. Передернув мышцами спины, Рич скрипнул зубами и попытался расслабиться, а потом вновь постучал, и , понизив голос до интимного шепота, принялся жарко убеждать спрятавшуюся за дверью девушку. Хотя какая она девушка? Женщина. Баба. Ледокол, прущий напролом и не замещающий всех его ухищрений.
  Обидно... Но ничего, он еще отыграет свое.
  -Лили?
  Лилиан, отчетливо слышавшая все: и "Девочку", и "Малыша" и "Суку", скривила губы в неприятной улыбке и неслышно, невзирая на большой вес, подошла к столику. Ничего нового эта сволочь уже не скажет, все что можно и нужно, а точнее все, что от нее скрывали, но о чем она догадывалась, Лили услышала. И была неприятно удивлена. Да. А кому понравится услышать о себе неприкрытую правду, сдобренную пошлыми шутками и непристойностями.
  Скосив глаза на открытую коробку конфет, Лилиан на секунду задумалась, а потом все же подхватила пухлыми наманикюренными пальцами шоколадное чудо и закинула его в рот. Блаженно прикрыв веки, она легко отодвинула неприятные воспоминания в сторону, туда же отправила уже бывшего любовника и представила себя на сцене, под софитами, под сотнями ожидающих, предвкушающих глаз. Скоро ее выход, и она, как всегда, должна быть безупречна. Великолепная Лилиан. Лучший голос столетия. Пять октав. Единственная и неповторимая. Она действительно неповторима. А то, что с личной жизнью ситуация не складывается, не беда. Возможно она ищет не там и не тех. Все возможно.
  Открыв глаза, Лили внимательно посмотрела на свое отражение и машинально потянулась за новой конфетой.
  Стресс, чтоб его. Не каждый день расстаешься с бойфрендом. Не каждый, всего лишь раз в месяц - два. Но все же... Рич продержался полтора, и так глупо попался.
  Слегка нахмурив брови, Лили пристальнее всмотрелась в зеркало, выискивая на своем лице следы недовольства и растерянности. А не найдя, довольно улыбнулась. Хорошо. Правильно. Так и должно быть. Журналисты ничего не должны узнать. Незачем. У нее и так благодаря тяжелому характеру скандальная репутация, и подогревать интерес сомнительными новостями не стоит.
  Карие глаза удовлетворенно блеснули, губы растянулись в дежурной 'загадочной' улыбке. Королева вокала готова к восхищению публики.
  
  Глава 1
  
  Резко придя в себя, попыталась открыть глаза и потянулась пальцами к светильнику. Что-то не давало покоя, словно маленькие молоточки это что-то пыталось достучаться до разума, кричало о себе, но раз за разом натыкалось на плотную высокую стену. Отринув неуловимую мысль, пошарила пальцами по тумбочке, но вместо плоской деревянной поверхности нащупала пустоту. Замерев, еще раз провела ладонью там, где должна была стоять моя прикроватная тумба. Белая, резная, лично мной выбранная по каталогу пару лет назад. С коваными ручками. Со светильником в виде арфы - подарка одного из поклонников. Но ни светильника, ни тумбы на месте не оказалось. Только пустота. Не понимая происходящего, сжала пальцы второй руки, с силой собирая и сминая тонкий батист, но вместо собранной ткани, вместо части простыни, была пустота. Странная и пульсирующая пустота.
  Глаза широко раскрылись, и я точно знала, что в них отражалось не только непонимание происходящего, но и ужас, ощущаемый каждой клеточкой тела. Мысль, усиленно пробивающаяся к сонному сознанию, достигла точки назначения, взрывая мозг своей абсурдностью и невозможностью. Ибо я никак не могла находиться в пустоте. Не могла. Но была. Странное пустое нечто, окружающее тело. Такого не должно быть, но было. Я не лежала у себя на кровати и не отдыхала после выматывающего выступления. Я даже не была у себя дома.
  Вязкая, пульсирующая чернота, в которой не видно ни единого светлого пятнышка, заполняла пространство.
  Пытаясь успокоиться, обняла себя руками и мысленно взвыла, когда руки обхватили пустоту. Мысленно, потому что в полный голос заорать я не смогла. Здесь и сейчас не было толстушки Лили, не было известной оперной дивы, владелицы шикарного голоса и не менее шикарного тела, восхваляемого на картинах Рубенса. Здесь и сейчас не было ничего, кроме черного пульсирующего нечто и моих мыслей.
  Ужас затопил сознание, а неожиданная вспышка боли отправила его в еще большую черноту.
  Следующий раз я очнулась так же внезапно, полностью, как какой-то механизм, запущенный щелчком тумблера. Раз и все. Распахнув глаза, которых не было, я до воображаемой рези всматривалась в очертания, пытаясь увидеть хоть что-то. Воображаемые руки все так же наталкивались на пустоту в бесполезной попытке найти хоть что-то материальное. Истерика. Я чувствовала что еще мгновение и она вновь затопит сознание, и тогда.. Что будет потом? И будет ли оно когда-нибудь? Или я растворюсь в этом непонятном и страшном "нигде"?
  Сдерживаясь из последних сил, сцепила зубы и сжала кулаки, попыталась двинуться вперед, выбраться из этого амебного непонятного состояния. Я даже представила, как ноги, одна за другой, легко сгибаясь в коленях, сделали шаг, как руки махнули, помогая телу. Как я побежала! Как я осталась на месте... Ибо не двигалась совсем.
  Темное нечто, окружающее меня, бесстрастно взирало на мои неловкие попытки, а потом внезапно засмеялось неприятным шипящим смехом, отвечая на мой немой, мысленный крик. И вновь наступила невыносимая боль, поглощающая сознание.
  Глаза открылись. Какой раз? Пятнадцатый? Двадцатый? Я перестала считать после шестого. Я перестала кричать, и уже безэмоционально взирала на темное, окружающее меня нечто, но не перестала двигаться. С упорством приговоренного к смерти, каждый раз двигала руками и ногами, старалась сделать хоть шаг, мысленно напевая и комментируя. Лишь бы не сойти с ума. Двигаясь, я вспоминала какие-то мелочи, давно забытые факты. Спела несколько песен и прошлась по таблице умножения. Я даже мысленно составила сочинение, и сама себе поставила удовлетворительно. Литература никогда не была моей сильной стороной. И каждый раз темнота взрывалась вспышкой и отправляла меня в небытие.
  Сегодня, сейчас... Для меня осталось лишь "сейчас", ведь я не знала, надолго ли хватит меня, как долго смогу продержаться и не потерять себя. Сейчас мне показалось, что темнота слегка рассеялась и на периферии зрения мелькнули два ярких продолговатых пятна. Судорожно оборачиваясь и напрягая глаза, всматривалась в непонятное нечто. Мне не показалось. Что-то яркое рассеивало тьму, и это что-то приобретало силуэты людей. Странные, немного вытянутые силуэты. С жадностью всматриваясь в яркие очертания, я почему-то начала искать крылья. Обычные. Такие, с которыми изображают ангелов. Я всматривалась до боли в глазах, до рези, до вспышки... И снова потерялась в темном ничто.
  Опять в сознании. Это хорошо или плохо? Наверно, все же хорошо. Я думаю, значит я существую. Но почему так странно? Жутко и непонятно. Что это за темное "ничто"? И когда я наконец смогу по настоящему открыть глаза? Надеюсь скоро. Иначе... Что будет "иначе", я старалась не думать.
  Мысленно вздохнув, в который раз вспомнила последний день моей настоящей, земной жизни. Жаркие софиты освещали сцену. Моя фигура, скрытая тенью. Восторженные зрители, затаившие дыхание. Все как обычно, почти как всегда. Кроме, конечно, расставания с Ричем. Некрасивого и гадкого. Зачем я вообще с ним связалась? Чем он мне понравился? Яркими зелеными глазами или спортивной фигурой? Или вечно взъерошенными, темными волосами, похожими на иголки недовольного ежика? Или скорее нескрываемым интересом в глазах, как оказалось позже, сильно наигранным и неправильно мною понятым. Интерес был, да, вот только совсем иного рода. Денежный. И тут отметился презренный металл. А ведь Ричард даже не просил ничего как другие, не намекал. Ни подарков, ни денег, ничего... кроме моего времени. И я даже почти поверила. Почти. Потому что по настоящему я не верила никому и никогда. И даже зеленые глаза не заставили меня забыть свои принципы. Поэтому и ощущение после подслушанного разговора было просто мерзкое, как будто случайно подсмотрела не за своим любовником, а за чужим. Как будто обсуждали не меня, а чужую жирную тетку, возомнившую о себе Бог весть что. Мерзко и неприятно. Всего лишь. Можно было закрыть дверь и забыть, что я и сделала, легко зачеркнув полтора месяца так называемых отношений. А сердце? Что сердце? Оно даже не екнуло, лишь удовлетворенно стукнуло, как будто знало все заранее. А дальше билось как обычно. Ровно. Его не задели циничные высказывания твари, именующей себя "близким другом великолепной Лили".
  Так что же тогда произошло? Выступление. Игнорирование Ричи. Гримерка. Зеркало с моим отражением. И конфеты. Очередная маленькая радость. Одна из многих, которые себе позволяла. А как иначе? Я всегда обожала шоколад. И чем больше становились мои доходы, тем качественнее продукт покупала. В последнее время я могла позволить себе все. И даже конфеты ручной работы. Только для меня. Исключительно для меня. Приятно? Очень. Особенно для девочки с окраин, добившейся всего исключительно своими талантами.
  Конфеты. Что было после? А после я куда-то шла, что-то говорила и, все, темнота. Мысль о том, что я без сознания, в больнице, была отринута сразу. Буквально за неделю до выступления у меня был плановый медосмотр. Я очень тщательно подходила к вопросу о своем здоровье. И пусть у меня был лишний вес, на сердце он не сказывался. А значит, это что-то другое. Авария? Кома? Нет... Да и машина, моя бронированная крошка, могла выдержать не только прямой удар в бетонный столб но и автоматную очередь. За своей безопасностью я тоже следила. В конце концов, я у себя любимая одна, а раз любимая, то никакие траты лишними не бывают.
  Похищение? Это слово, эту мысль я обдумывала все тщательнее. Возвращалась к ней все чаще и чаще. Пока не согласилась и не приняла. Осталось догадаться "кто?" и "зачем?". А потом выбраться и отомстить гаду.
  На этой мысли я вновь почувствовала боль, раздирающую все мое существо и вновь отправляющую в темное беспамятство.
  Открывала глаза неохотно. Сегодня, сейчас я чувствовала себя почему-то очень уставшей и больной. Но преодолев "не хочу", все же открыла глаза и от неожиданности быстро их зажмурила, отгораживаясь веками от приглушенного, чуть синеватого света, окружающего меня со всех сторон.
  Сердце бешено застучало, отдаваясь в голове гулким "Бум", "Бум", "Бум". Стало страшно. Я и сама не заметила, как привыкла к состоянию необычности, невесомости, небытия. Там все было понятно... Хотя, все ли? Лукавишь, Лилиан. Да и давно ли ты стала безвольной тряпкой?
  Отвесив себе мысленный подзатыльник, решительно распахнула глаза, с удивлением всматриваясь в расплывающуюся действительность. Глаза цеплялись за странные предметы, становившиеся то четче, то размазаннее. Как будто огромный ребенок срисовывал силуэты из книжки и забыл их правильно заполнить, и они стояли - большие и маленькие, на своих местах, вроде четкие, но неприятно растекающиеся при очередном моргании. Странно и жутко.
  Зажмурившись до рези в глазах, отогнала неприятную мысль об испортившемся зрении. С чего бы вдруг? Да и разве бывает такое? Почти стопроцентное и вдруг... Нет! Поэтому, медленно открыла веки и вновь посмотрела, стараясь не двигать головой и не моргать.
  Покрытое голубой дымкой пространство всколыхнулось, смазывая картинку, но вскоре успокоилось, и я четко рассмотрела предметы, мебель, какие-то установки и агрегаты. Странные и футуристические. Колбы на столах, непонятные емкости и предметы. Видимая мной комната была похожа на лабораторию безумного ученого, но никак не на больницу, как в начале я подумала.
  Не больница... Тогда что? Что это за место? И кто тут я? Пациент или? Или кто? Кто я тут? И зачем? Что я тут делаю?
  Пространство пошло рябью как на старых телевизорах при отсутствии сигнала. Это я, как оказалось, повернула голову, чтобы с удивлением обнаружить большую установку, напоминающую симбиоз хирургического стола с длиной глубокой чашей, над которой застыли странные металлические утолщения. Голубоватый металл хищно поблескивал, освещенный мягким холодным светом.
  Внутренне передернувшись, повернула голову в другую сторону и в шоке застыла, отказываясь принимать действительность. Там, в нескольких метрах от меня, стояло существо в голубом мешковатом комбинезоне со множеством карманов. Высокое, худое, с узкими плечами и чуть длинноватыми руками и ногами. С совершенно лысой головой, имеющей странный, нежно-голубоватый оттенок. Существо что-то рассматривало на маленьком, висящем в воздухе экране, потом оно недовольно мотнуло головой и провело пальцами по воздуху. В тот же миг изображение на экране сменилось, но существо вновь недовольно вздохнуло, а потом резко повернулось в мою сторону, впившись в меня абсолютно черными глазами.
  Не человек.
  Эта мысль пришла мгновенно.
  Мертвец? Зомби?
  Я не увлекалась фентези, но фильмы иногда посматривала, да что греха таить, и книжки почитывала. Надо же было как-то скрашивать долгие перелеты. И это существо, явно мужчина, был похож именно на мертвеца, недавно умершего и только-только поднятого. Слишком острые черты лица, слишком странные глаза, слишком странный цвет кожи. Все слишком. И эта его болезненная непохожесть или наоборот, схожесть с человеком, делала этот странный контраст действительно жутким.
  Он плавно подошел ко мне и, поймав мой взгляд, удовлетворенно улыбнулся, показывая белые, заостренные зубы. И только сейчас, когда он в упор рассматривал мое лицо, до меня дошло - я стояла. Не лежала на кровати, не возлежала на кушетке или еще где-либо, а именно стояла, как какой-то заспиртованный экземпляр в кунсткамере.
  Существо к чему-то прислушалось и бесстрастно осмотрело все мое тело, а потом меня вновь затопила привычная боль.
  Господи... Как же больно...
  С трудом разлепив опухшие, налившие словно свинцом веки, попыталась сфокусировать внимание, на какой-то фигуре, остановившейся рядом. Чужой сканирующий взгляд я ощутила уже давно, но вот только сил открыть глаза и рассмотреть наглеца внимательнее, увы, не было.
  Меня корежило. Тело плавилось, а по венам бежал обжигающий огонь. Мне казалось, что кто-то просто вынул из меня все кости, а потом начал тянуть, добавляя к моим и так немаленьким метр семидесяти пяти лишние сантиметры.
  Боль как океанская волна накатывала, погребала меня под собой, перемалывала и мягко отступала, чтобы потом внезапно нахлынуть снова. И я ждала, ждала ее с каким то мазохистким удовольствием, каждый раз надеясь, что вот сейчас, вот буквально через секунду, провалюсь в темное небытие, но каждый раз она обманывала меня. Каждый следующий раз корежа мое тело и сознание, она уже не достигала точки невозврата, о которой я буквально молила... Каждый раз подталкивая меня к безумию все сильнее, она издевательски уходила, деликатно закрыв за собой дверь, оставив лишь маленькую щель, через которую подсматривала и словно живая дергала за нервные окончания, напоминая о себе, не давая забыть.
  В этом непрерывном беге по кругу я пыталась зацепиться угасающим сознанием за что-то родное и существенное, за что-то мое, но боль каждый раз острым стилетом отрезала от меня по кусочку, забирая нечто важное, и я каждый раз отступала, позорно сдавая территории.
  Перед внутренним взором мелькали и исчезали дни и недели, месяцы и года. Маленькое "Я" называемое когда-то Лили Хантер, становилось все меньше и меньше, а боль все наступала и нещадно вырывала из памяти знакомые лица и события, пока однажды не напоролось на черту, за которую так и не смогла пробиться, а я, обрадовавшись, зацепилась за нее, выстраивая вокруг себя каменные и металлические стены.
  Тело страдало, я ощущала отголоски и взрывы боли, но разум четко и планомерно диагностируя внешнее состояние, анализируя последние данные, выдавал ближайшие перспективы. Нерадостные.
  Здесь и сейчас я была неким подопытным кроликом, над которым элементарно издевались. Где "здесь" и что такое "сейчас", старалась не думать, чтобы не потерять себя в ненужных вопросах , на которые нет ответа. Возможно, когда-нибудь, я это узнаю, возможно нет, и следующая волна боли сметет мой последний рубеж, мою последнюю защиту, и человек по имени Лили Хантер прекратит свое существование. Об этом я тоже старалась не думать , потому что хотела жить. Очень хотела жить, а потом и отомстить, за все.
  Сфокусировав глаза на высокой худой фигуре, заметила , как существо открывало и закрывало рот, явно произнося слова. К чему-то прислушиваясь, он снова что-то сказал и недовольно ощерился, показывая заостренные зубы, предназначенные явно не для жевания. Нахмурившись, он кинул на меня последний рассеянный взгляд и отошел.
  Сейчас он тоже был похож на живого мертвеца, но уже меньше. Что-то изменилось в нем. Цвет кожи? Глаза? Не знаю, но это что-то цепляло, вносило дисбаланс в составленный мной ранее портрет, заставляло мозг вновь анализировать и делать выводы. А еще, я хотела знать, о чем он говорил, и с кем.
  Прикрыв глаза, наблюдая за миром через узкие щелки, я напряженно думала. Думала и всматривалась в окружающую действительность, пока не поняла, что что-то происходит. Нечто странное и важное. Я наконец услышала окружающий мир. Сначала это был гул, потом шорох и стук. Звуки, идентифицированные мозгом, сменяли друг друга, пока я четко не различила чьи-то уверенные шаги, дублированные мягким шорохом и тяжелым стуком. Шаги приближались, а с ними и новый шум. Кто-то говорил. Но вот что? Этот язык я не понимала. Явно чужой, не похожий ни на один из слышимых мною ранее.
  За все годы гастролей, я побывала во многих странах и выучила приветствия публики на многих языках. Это важно. Люди обожали, когда с ними говорили именно на их языке. Пусть это было чуть коряво и явно с акцентом, но публика впадала в экстаз, когда я здоровалась и спрашивала "Как дела?" у японцев на японском, у парижан на французском, в России на русском. Это сближало, делало меня своей, делало меня любимой.
  Шаги остановились напротив меня, и я могла рассмотреть двоих. Уже знакомого мне мужчину и старуху. Такая же высокая как и он, с мерцающей бледно-голубой кожей и уложенными в странную прическу серо-голубыми волосами, она опиралась на трость. Вперив в меня черные страшные глаза, она словно препарировала мое тело, отделяя кости от кожи и мяса. Сухожилия от вен. Ее странный взгляд собственника, словно я принадлежала ей со всеми своими потрохами, со всеми мыслями и чаяниями, неприятно царапал и вводил в ступор.
  -С-ш-шс...? - прошипев вопрос, она недовольно подняла подбородок и подошла ближе. Тонкие губы незнакомки поджались, а глаза сощурились. Стукнув тростью о пол, она фыркнула на явно подобострастный ответ мужчины в комбинезоне.
  -Шс-с-сш! - тихое, змеиное шипение, и старуха, величественно развернувшись, не спеша уходит, а я случайно ловлю взгляд мужчины. Полный ненависти и презрения. И его странную улыбку, буквально на секунду искривившую тонкие губы.
  Странные отношения... Хотя... Наверно ко мне относились так же - улыбались и лебезили напоказ, лишь бы заметила рвение и оценила, а за спиной нещадно ругали и поносили. Неужели они все думали, что я не знала о разговорах и мыслях? Глупые... Знала! Все! И принимала меры, хотя все же где-то и прокололась, иначе как я тут оказалась? Наверняка ведь стараниями одного из лизоблюдов... Вот только кого? Кто посмел?
  Тело скрутило от новой вспышки боли, уже знакомой и привычной. Мышцы непроизвольно сократились, а глаза закрылись, отрезая меня от голубоватого света. Но мозг исправно работал и фиксировал посторонние звуки, потом анализировал увиденное и делал выводы.
  Не люди... Да, я уже поняла, что эти голубые господа имеют к homosapien самое отдаленное отношение, если конечно вообще имеют хоть какое-то отношение. Слишком чуждые и нереальные. Если бы мужчина в комбинезоне был представлен в единственном экземпляре, еще возможно было бы сделать предположение о некой мутации, болезни, измененных генах на худой конец, но ведь это не так... Сегодняшняя старуха своим присутствием перевернула всю мою реальность. Явно богатая и властная... Эта женщина должна быть известна всему бомонду планеты Земля... Все сливки общества, к которым последнее время принадлежала и я, знали друг друга чуть ли не в лицо, а это значит...
  Она чужая. Совершенно. Видимо как и я ей.
  Внутренне расхохотавшись, пропустила через себя новый виток боли.
  Инопланетяне. Подумать только. Значит возвращать меня домой за некую оплату они не собираются. Плохо. Отвратительно!
  Жаль.
  Обидно... А я так стремилась к своему статусу звезды, я так лелеяла свои мечты, и что? Все паршивому коту под хвост? Не дождетесь!
  Злость буквально клокотала во мне, искала выхода, но не найдя, с трудом успокоилась и на время затаилась.
  Я подожду удобного момента. Я всегда умела ждать и выгадывать. Пусть пройдет день, неделя, месяц... Главное не сойти с ума и не упустить момент.
  Приняв для себя единственно верное решение, стала ждать и наблюдать, день за днем вслушиваясь и всматриваясь в окружающую действительность, к мужчине в комбинезоне и к старухе, приходившей ко мне все чаще и чаще.
  
  ***
  
  - Доктор? Мне надоело ждать! - черные глаза Катраэлы лэу Рьед остановились на высоком худом мужчине. Как же он ее раздражал! Слизняк... Посмешище своего рода, но к ее глубокому сожалению умное посмешище. Только он смог бы решить ее деликатную проблему именно так, как она того желала. Только он, к ее большому сожалению.
  - Прошу прощения, светлейшая, я предупреждал что данный геном достаточно сложно изменить в нужном нам направлении, при этом не затерев его особенностей, - доктор слегка поежился под пронизывающим взглядом и скосил глаза на расчеты.
  Старая карга! Да когда же она сдохнет? Хотя нет, он сам приложит к этому свои руки. Самостоятельно отправит мегеру, отравившую ему жизнь, в последнее путешествие. И она даже об этом узнает, но ничего не сможет сделать. Он действительно гений!
  - Мне нужна только одна особенность! Я уже повторяла это! И не один раз. Все остальное, - старуха обвела клюкой полукруг и стукнула по стеклянной колбе, в которой находилось обсуждаемое тело, - Мне не нужно.
  - Светлейшая... Экземпляр уже претерпел многие изменения, Вы и сами видите...
  - Вижу конечно, я слава Космосу еще в здравом уме, да и на зрение не жалуюсь, - издевательски прошипев, Катраэла стукнула тростью буквально в паре миллиметров от носка ботинка доктора и довольно хмыкнула, заметив его судорожное желание убрать подальше свои конечности. Но молодец, сдержался...
  - Какой процент готовности тела? - отвернувшись от собеседника, светлейшая взглянула на женский экземпляр, находящийся в капсуле. Нежно-голубой раствор обволакивал тело, преломлял краски и скрывал многочисленные мелкие трубочки, соединяющие датчики, иглы и катетеры введенные в тело с аппаратом, контролирующим изменения и жизненные показатели.
  Старуха не разбиралась в этом. Зачем? По ее мнению каждый должен заниматься своим делом, даже такое ничтожество, как доктор лэу Шаурд. И, в принципе, он неплохо с этим делом справлялся, по крайней мере неплохо на первый взгляд.
  Наконец за долгий месяц тело стало походить на то, которое хотела бы видеть Катраэла. Высокое, стройное, гибкое. Без этих безобразных жировых отложений, этих вульгарных волос и невнятного цвета глаз. К сожалению, доктор пока не смог кардинально изменить волосы, они почему-то стали темнее, чернильно-черные, как и глаза, но вот кожа... Да, кожа светлейшую радовала. Даже у нее в молодости такой не было. Сияющая, нежно-голубая, нежнее лепестков альбы.
  - Девяносто восемь. Через три часа запущу полную проверку системы и уже завтра мы можем провести операцию.
  - Великолепно, - удовлетворенно кивнув, старуха позволила себе тонкую, довольную усмешку, доктор все равно стоял за спиной и не видел ее заблестевших в предвкушении глаз.
  - Я приду в это же время. Надеюсь все будет готово?
  - Конечно, светлейшая. Все будет готово.
  Катраэна, погруженная в свои мысли, снова кивнула, и направилась к выходу. За пределами лаборатории ее ждал последний день, который нужно провести с пользой. Необходимо проверить и перепроверить все документы, дать последние распоряжения. Случайностей быть не должно.
  
  Глава 2
  
  Сегодня мой голубой тюремщик странно суетился, постоянно что-то проверял и перепроверял. Как сумасшедший бегал от одного прибора к другому и над каждым на мгновение зависал. Тонкие брови хмурились, глаза щурились, а губы поджимались. Наблюдая за его действиями, я и сама внутренне подобралась. Почему-то мне показалось, что вот сегодня и настанет день "Х". Сегодня я наконец пойму, для чего меня выкрали, и как я буду жить дальше, и буду ли вообще жить.
  А жить хотелось. Очень. Не существовать, закованной, упрятанной в непонятном сооружении, а именно жить. Полноценно дышать, двигаться, радоваться каждому дню, разговаривать, смеяться, петь. Как мало оказывается нужно для счастья... Деньги, положение в обществе, поклонники - все тлен, и это особенно понимаешь, лишаясь самого элементарного.
  Если бы смогла, отвоевывала бы свою жизнь когтями и зубами, выгрызала ее у этого голубого господина, у судьбы, у мира, но я не могла. Я лишь беспомощно наблюдала, выжидая и моля. Единственный шанс, лишь один, и я им воспользуюсь. Пожалуйста, Господи! Пожалуйста! Дай мне его!
  Существо в комбинезоне внезапно успокоилось и село в кресло. Оттолкнувшись ногами от пола, он крутанулся на сидении и повернулся лицом ко мне. Черные глаза предвкушающе поблескивали, а длинные пальцы, вцепившиеся в подлокотники нервно подрагивали. Он ждал. Сейчас мужчина в комбинезоне стал напоминать падальщика, с нетерпением ожидающего свою часть добычи, трусливая тварь, спрятавшаяся поодаль от хищников и нетерпеливо ждущая своего куска. Передернувшись от омерзения, уловила знакомый перестук. Старуха. Только она могла ходить так - тихие шаги и громкий стук тростью.
  Мужчина вскочил с кресла и подобострастно улыбнувшись, что-то залопотал, а вскоре и замолк - старуха прошипела что-то в ответ. Нервно дернувшись, он сделал ко мне пару больших шагов и остановился, но не возле меня, а левее. Тихо переговариваясь, он нажал несколько кнопок, и сместился еще левее, так, что я его практически не видела, но великолепно слышала все, что происходило рядом.
  Щелчок.
  Недовольный шипящий возглас.
  Удар. Что-то упало и покатилось.
  Щелчок.
  Странная, звенящая тишина.
  Удовлетворенное шипение мужчины.
  Нарастающее гудение, и...чернота.
  Я не хочу умирать!
  Знакомая боль обволакивала сознание, но мысль билась словно птица в клетке "Я не хочу умирать!". Цепляясь за желание жить, я сопротивлялась наступающей черноте, не той, уже знакомой, в которой была тысячи раз, а новой, живой, прожорливой. Я почему-то была уверена: если потеряю сознание, отступлю - потеряю себя, навсегда. И я боролась. Мысленно сцепив зубы, раз за разом повторяла свое имя, раз за разом вспоминала себя. Себя маленькую девочку, себя подростка, себя - взрослую, успешную женщину, сильную, властную, неприятную. Себя - суку, себя - стерву, себя любую.
  Тьма окружающая меня, замерла, а потом потянула щупальца, пытаясь поглотить мое "я". Обступая со всех сторон, она давила, сначала неуверенно, потом все сильнее и сильнее. Обмотав мое внутреннее "я" черным коконом, она подобралась близко, дыша мне в затылок, опаляя дыханием лицо, удивленно рассматривая мое сопротивление со всех сторон черными, знакомыми глазами в которых с трудом узнавались глаза старухи.
  Растерявшись, замерла, всего лишь на мгновение, чем и воспользовалась тьма. Клыкасто улыбнувшись, она затянула щупальца туже, клацая зубами где-то совсем рядом.
  Нет! Я хочу жить!
  - Не-е-ет!
  Мысленно заорав, вздрогнула от боли, когда почувствовала , как чужое сознание проникает в мое, как чужие мысли и воспоминания, накладываются на мои. Они словно черви, направляемые чужой волей, пронизывали все мое существо.
  - Как необычно... Надо же, соврал гаденыш, - шипящий старческий голос пронзил словно молния, - Ничего, не долго ему осталось, нашел с кем играться, паразит.
  - Убирайтесь из моих мыслей! - крикнув, попыталась вытолкнуть чужое сознание.
  - Даже так? Хм-м-м... Тебе тоже не долго осталось. Может упростим друг другу жизнь? - мерзко ухмыльнувшись, голос засмеялся.
  Каркающий смех наждачкой прошелся по обнаженным нервам, заставив вздрогнуть все мое существо, вскрывая затаившуюся ярость, формируя новую, куда более разрушительную.
  - Не дождешься! - рыкнув, мысленно ударила туда, откуда слышался голос, и удовлетворенно оскалилась, услышав в ответ болезненный вскрик.
  Вся моя злость, ярость и боль, сплелись в огромный клубок, в шар, в бомбу, взорвавшуюся в следующий момент, разнесшую сдерживающие меня щупальца в клочья.
  - Пошла вон из моего тела!
  Я не стала ждать ответа, нет, я действовала на опережение. Я или меня. Я выбрала себя. Я слишком хотела жить. Повторяя про себя два слова "Пошла вон!", мысленно кромсала тьму, пока обессиленная не упала на колени, и , озираясь, не разрыдалась от облегчения.
  Все кончено. Надолго ли? Я точно знала - навсегда. Осталось лишь прийти в сознание. Сущая малость. Всего ничего. Прийти в сознание и выбраться из этой лаборатории. А потом и взорвать ее к Космосу. Ну и конечно же лэу Шаурд, он ответит за все. И за похищение, и за пренебрежение, и за..
  Замерев, с ужасом прислушалась к себе и своим мыслям.
  Какой лэу Шаурд? Какое пренебрежение? Какая к чертям собачьим лаборатория?
  Я Лилиан Хантер, и не знаю никакого...
  Обняв себя руками, ошарашено оглянулась и застонала. Я знала этого доктора, видела его чужими глазами, разговаривала с ним, пытаясь задеть своей тростью, ведь это так забавно - неожиданно ударять ею по чужой ноге. Я ловила его пренебрежение и недовольный оскал и сама себе пообещала - "Отомщу! Никто не уходил безнаказанным от Катраэлы лэу Рьед. Никто не смел смотреть на меня такими глазами."
  -Никто! -губы шептали, а пальцы судорожно сжимались в кулаки, готовые вцепиться в одно старое, уже покинувшее мир существо.
  Что, во имя Космоса, произошло? Я Лилиан Хантер... Я Катраэла лэу Рьед... Я.. Кто я сейчас?
  Я помнила свою жизнь. От и до. Даже лучше. Сейчас я могла припомнить даже цвет костюма своей первой учительницы. Даже ее выражение глаз - усталость и обреченность, с которыми она смотрела на нас - маленьких шестилетних монстров. Я помнила свое первое бальное платье и мое неприятие этих безобразных рюшей, считающихся эталоном вкуса на тот момент. Какой идиот их придумал? В итоге я единственная была в приличном наряде, яро воспротивившись воздушному безобразию, остальные же таурианки походили на бледные пироженки, застоявшиеся на витрине кондитерской.
  Таурианки...
  Застыв, покатала на языке такое незнакомое знакомое слово. Таурия, одна из семи планет в тройной звездной системе, состоящей из двух оранжевых карликов и одного красного. Огромная, похожая на Землю, но больше ее в два с половиной раза, она быстро вращалась вокруг красного карлика.
  Откуда я это знаю? Я ведь никогда не увлекалась астрономией, да и не слышала подобных названий. Я - Лилиан была не знакома, а вот я - Катраэла...
  Дыхание участилось. Воспоминания накладывались одно на другое, противореча здравой логике одним своим существованием. Я не могла быть одновременно двумя разными существами, но была. Когда это произошло? Как получилось, что внезапно я стала Хантер лэу Рьед? Некой новой личностью Катраэлой-Лилиан? Когда? И что мне с этим делать?
  Сжав голову ладонями, попыталась абстрагироваться от накатившей паники и мыслить здраво, тем более ни Лилиан , ни Катраэла паникершами никогда не были, а значит и я -новая, ею не буду.
  Я сильная. Я была гибкой в обоих жизнях. Я шла к своей цели и на Земле, и на Таурии, так почему бы не принять это за аксиому, и не попробовать сначала? Тем более прошлая Катраэла предоставила такой замечательный шанс?
  Выровняв дыхание, прислушалась к своему телу, и с удивлением охнула, не ощутив своей постоянной спутницы. Боль, моя вечная дуэнья, исчезла, оставив меня наедине с темнотой. Приятный бонус. Осталось только проснуться, и посмотреть на мир новыми глазами.
  Я решила принять свою новую сущность, мое новое "я", ставшее за какой-то момент старше, мудрее, опытнее, богаче. Сейчас мне совершенно не хотелось задумываться, как произошла эта метаморфоза и почему, разберусь с этим позже, сейчас же нужно вырваться из этого "ничто" и начать новую жизнь.
  Сколько прошло времени после этого решения? Секунда? Минута? Час? Ожидание оказалось до странности длинным и в то же время удивительно коротким, когда я внезапно распахнула глаза и вдохнула настоящий, присущий только больницам воздух. Удушающая смесь запахов ворвалась в легкие, заставив кашлять.
  - Очнулась? Смотри на меня!
  От неожиданности я дернула головой и, продолжая кашлять, уставилась в черные довольные глаза доктора.
  - Замечательно! Получилось... - потерев ладони, он небрежно махнул на кушетку, окруженную проводами, - Ложись, проверим как все прошло.
  Отвернувшись, он подошел к прибору, и что-то покрутил в настройках.
  - Ну? Долго я буду ждать? - недовольно поторопив, он поджал губы, - Я тороплюсь и не собираюсь с тобой возится дольше обычного.
  Распрямившись, удивленно уставилась на мужчину, посмевшего неподобающе обратиться к главе дома. Ко мне.
  - Что?
  - Ты оглохла? - пожевав тонкую губу, он удивленно воскликнул, - Неужели где-то ошибся?
  Сев в кресло, он удивленно окинул меня взглядом, потом вскочил и кинулся к планшету. Судорожно набирая данные, лэу Шаурд посматривал на меня через плечо и одновременно что-то проверял в записях.
  - Нет! - кинув планшет на стол, он подбежал ко мне и тыкнул пальцем в грудь, - Ты должна меня слушаться! Расчеты верные. Нет ошибки, а значит...
  - Какой ошибки, уважаемый лэу Шаурд? - растянув губы в знакомой ухмылке, скосила глаза на палец. - У Вас лишние конечности? Могу исправить это недоразумение...
  - Что? - и без того бледная кожа доктора резко побледнела, а сам он буквально отпрыгнул назад, - Как?
  - Что "как" уважаемый? Неужели Вы рассчитывали на другой результат?
  - Я? О Космос..., - новый шаг от меня дался доктору несколько тяжелее, - Светлейшая?
  - Вы ожидали кого-то другого? М-м-м? Доктор?
  Мужчина сделал еще один шаг назад и схватился за грудь. Неожиданно захрипев, он буквально упал на колени.
  - Я...
  - Что с вами доктор? Неужели плохо?
  Оставшись стоять на месте, я с любопытством, ужасом и неким предвкушением наблюдала, как мужчина выпучив глаза стал хватать воздух, как, захрипев, повалился набок и дернулся.
  Часть меня хотела броситься вперед, чем-то помочь страдающему существу, но другая часть , большая, с удовлетворением отмечала новый виток агонии. Эта, более страшная часть отчитывала секунды, пока наконец тело мужчины не замерло окончательно, пока по нему не прошла последняя, смертельная судорога.
  - Вот и все...
  Мой голос прозвучал тихо и гулко, оживляя мертвую тишину лаборатории.
  - Все...
  Повторив слово, прислушалась к новому голосу и мысленно кивнула - не изменился, все тот же голос , мой, голос Лилиан.
  Глаза пробежали по мертвой, скрюченной фигуре доктора, распластавшейся возле проводов и приборов. Мне не было его жаль, совсем, почти, возможно только самую малость. Он сам подписал себе смертельный приговор, когда согласился на безумный эксперимент старой Катраэлы, когда смотрел на нее ненавидящим взглядом, когда плел свои детские интриги, когда решил убить ее и меня.
  Вот только старая карга оказалась быстрее и прозорливее.
  Глаза бессмысленно осмотрели лабораторию, зацепились за мигающую установку запущенную доком, спустились к телу.
  Ему я уже ничем не помогу, да и не хочу, чтобы здесь оставался мой след. Надо уйти.
  Развернувшись, потрясенно выдохнула и задрала голову вверх, на мгновение забыв о времени и принятом решении. Передо мной на подставке возвышались огромные стеклянные колбы, прикрытые сверху крышечками-шапочками и оплетенные проводами. Прямо напротив меня находилась совершенно пустая капсула, поблескивающая в голубоватом свете ламп чистой поверхностью, а вот справа ее сестра-близняшка заставила меня вздрогнуть и поежиться. В густом, похожем на сироп растворе вертикально плавало тело. Обнаженное, со сморщенной светло-голубой кожей, с лентами волос, мягкими змеями обхватывающими голову и плечи, с закрытыми глазами. Подавшись вперед, я впитывала в себя такой знакомый и одновременно чуждый образ. Одна моя часть помнила это тело, видела как оно медленно старело, как боролось каждый день с увяданием, вспоминало последний день из ее-моей жизни. Очень важный день для меня сегодняшней. Другая часть смотрела с недоумением и злостью. Все, что случилось со мной-Лилианой, вся та боль, которую я терпела, весь ужас и страх, который я пережила, все это произошло из-за этой старой таурианки, из-за этого тела, из-за жажды молодости и власти одного существа.
  Резкий пронзительный звук заставил прийти в себя и обернуться, выискивая опасность. Но ее не было, всего лишь один из приборов доктора решил напомнить о себе неприятным звуком и миганием пары лампочек.
  Время. Время действительно бежит, и не стоит мне тут задерживаться, нарываясь на неприятности и объяснения. Мало ли кто тут шастает кроме меня.
  Встряхнув головой, вновь поежилась.
  Космос!
  Глаза зашарили по ближайшим поверхностям, пока не остановились на стопке одежды.
  Как я могла забыть этот момент?
  Костеря себя и свою выборочную память, одновременно благодарила всех богов о том, что не сразу рванула к выходу. Вот бы народ поиздевался, разглядывая обнаженную меня. Какая прелесть! Голая девица на просторах Таурии, потом доказывай, что я не верблюд!
  Не задумываясь, натягивала на себя чистые вещи, напрочь игнорируя стопку вещей старухи. Кажется все? Легкое светлое платье непривычного кроя, белье, сандалии на завязках мягко охватывают щиколотку.
  Пальцы машинально схватили браслет и натянули на левое запястье. Все? Все!
  Уже направляясь к двери, на выход, заметила закатившуюся под медблок трость. Секунда на размышление, и я кидаюсь обратно к вещам. Где-то там были перчатки, про которые я напрочь забыла. Нельзя, никак нельзя оставлять в лаборатории эту вещь.
  Натянув на руки тонкие, ажурные перчатки, идеально подходившие по цвету к платью, полностью закрывающие ладонь плотной тканью, полезла за тростью.
  Иди ко мне маленькая. Хорошая моя.
  Стараясь не касаться двух тонких полос, смазанных сложным составом, аккуратно взяла палку, а потом перехватила ее за набалдашник.
  Вот так...
  А то не хотелось бы оказаться через некоторое время в положении бедного доктора. Не думаю, что такая быстрая и болезненная смерть мне понравится. Она и лэу Шаурд то не пришлась по вкусу. Ну еще бы! Такие надежды на безвольную меня, на капиталы старухи, и все пошло прахом из за маленького инфаркта. Ну и что, что он спровоцирован редким ядом, а вы докажите! Насколько я помнила, вещество довольно быстро рассасывалось в крови, а вот нанесенное на поверхность могло представлять ощутимую угрозу не только жизни, но и моей безопасности. Действительно, мало ли кто тут будет шариться после меня?!
  Последний раз окинув взглядом лабораторию, направилась к двери.
  Теперь точно все. Привет новый мир.
  Введя в систему безопасности пароль на открытие двери, вдохнула, выдохнула, и с опаской потянула ее на себя, выглядывая наружу. Массивная дверь с тихим щелчком распахнулась и показала длинный коридор, украшенный дверями попроще.
  Никого. Что странно.
  Память заработала, выдавая продуманные ранее Катраэлой варианты развития событий. И в каждом из них, практически в каждом фигурировало еще одно действующее лицо, кроме меня. И где это лицо?
  Скептически осмотрев пустынный коридор, сделала пару шагов наружу, тихонько притворяя за собой дверь.
  Ну что ж, раз никого нет, то...
  Додумать я не успела. Соседняя дверь распахнулась, выпуская высокого мужчину в темно-синей, похожей на военную, форме. Заметив меня, он застыл, с недоверием разглядывая мою фигуру. Высокий, широкоплечий, с темно-голубой кожей и черными глазами, выбритыми висками и полоской заплетенных синих волос на голове, он был очень похож и одновременно совершенно не похож на мужчин Земли. Странный контраст немного пугал, как и его глаза, внимательно следившие за мной.
  - Капитан? - расслабившись, сделала шаг вперед, он был единственным, кому я могла доверить жизнь, и единственным, кто знал о моих планах. О ее планах.
  - Светлейшая? - недоверчиво протянув, он посмотрел поверх моей головы на дверь лаборатории, потом вновь на меня.
  Разведя руки в стороны, улыбнулась и, резко крутанувшись, поинтересовалась:
  - Не похоже?
  - Похоже..., - его взгляд скользнул по моим рукам, по перчаткам, задержался на браслете и трости, - Очень похоже. Добро пожаловать на Таурию, светлейшая!
  
  Глава 3
  
  
  Долгий нервный день подошел к концу. Я сидела, прислонившись спиной к откосу открытого окна и смотрела, как огромное красное солнце тонуло в фиолетовых сумерках. Небо вспыхивало цветной радугой, переливалось словно ртуть и тянулось к горизонту причудливыми облаками.
  Свесив ноги на карниз, огляделась. Упасть мне не грозило - подоконник был огромен, а ниже шла широкая полоса местного бетона, опоясывающая здание и уставленная возле каждого окна кадками с цветами. Возле моего красовались фиолетовые и алые. Сейчас они как раз распускались, показывая миру большие мясистые лепестки и мягко светившиеся пестики с тычинками.
  Поглядывая на ботаническое чудо, вспомнила название цветов - Алуры, и их назначение - ловлю насекомых и подсветку домов. Два в одном... Забавные цветочки. Впрочем, как и мир, как и весь этот суматошный день.
  Когда я стояла в коридоре возле лаборатории, даже не представляла того, что меня ждет. Как все же хорошо, что мне в наследство достался капитан. Все-таки Катраэла была умной теткой, благодаря этому мужчине она обеспечила себе настоящее, а мне будущее. Я склоняюсь перед ее гением, ее масштабными замыслами. Она все продумывала наперед, на многие циклы , а не как я - на день, на неделю, на месяц. Как уж она подловила капитана, как выгадала момент, чтобы ввести рэу Суард в ближайший круг и получить клятву служения Жизни, а потом и вовсе сделать его рэу Рьед. Теперь он моя семья, моя стена, моя защита и моя нянька. Он действительно единственный, кому я могу доверять безоговорочно, хотя я даже ему никогда не признаюсь, что прошлой Катраэлы больше нет. Ее тело лежит внизу, окруженное цветами и зеркалами - странный местный обычай, дающий душе уйти в любой мир по желанию. Хотя чему там уходить? Мы оба с капитаном знаем, что души там нет. Он уверен, что она во мне, а я точно знаю, что сущность старухи скончалась в том странном темном "ничто". И я сама лично приложила к этому руки. Но традиции, традиции нельзя игнорировать.
  А вот меня, как оказалось, можно.
  
  ***
  
  - Добро пожаловать на Таурию, светлейшая!
  - Спасибо, Рауш. Необходимо позаботиться о моем теле и о лаборатории. Я думаю, разработки доктора этому миру видеть еще рано.
  - Уничтожить все?
  На мгновение задумавшись, приподняла подбородок, внимательно осмотрела стоявшего мужчину и автоматически стукнула тростью о пол, и тут же поймала его удовлетворенный хмык. Он еще раз удостоверился в том, что глаза его не обманывают, и я, это действительно я. Это плюс, но вот то, что об этом будет догадываться кто-то посторонний, это минус. Катраэла умерла. По всем документам. И пусть там и остается.
  - Привычка, Космос ее забери, нужно избавляться, -недовольно прошипев, поджала губы и поинтересовалась, - Как ты относишься к новому телу? Циклов через десять, двадцать?
  - Я не задумывался...
  - Не ври. И хватит меня проверять. Я ощущаю клятву, все же ты ее давал не телу, - задумчиво протянув, мысленно кивнула. Да, действительно ощущаю. Он соврал, и как будто внутри что-то неприятно заскреблось. Но как такое могло произойти? Тело бабки мертво, сущность тоже, но что-то видимо осталось ее во мне, и это не только память.
  -Так что?
  - Простите, Светлейшая, Вы выглядите...
  - Иначе, я знаю. Я предупреждала тебя, тело совсем не похоже на мое прошлое. И все же?
  - Может возникнуть такая ситуация, и разработки доктора понадобятся Вам.
  - Может. Риски?
  - Если провернуть все быстро - никаких. Лэу Шаурд был довольно скрытен, Вы и сами это знаете. Что-то изучал, что-то исследовал, его никто не воспринимал всерьез, я за этим следил.
  Кивнув, мысленно согласилась. Я тоже следила и сама порой была источником дезинформации. Сказать там, бросить фразу здесь, поболтать за чашечкой чая и услышать что-то "по-секрету" в ответ. Вот так и рождаются слухи полностью порочащие репутацию. А доктор и не знал. Он был весь в проекте.
  Как мне не хотелось идти в лабораторию, но пришлось. Капитан туда никогда не заходил, доктор был сильно привередлив и не терпел гостей на своей территории, и Катраэла соглашалась. Хочет? Пусть. Главное работает и движется к цели. Поэтому все сама, все сама, в который раз.
  Не глядя по сторонам, уверенно прошла мимо колб с плавающими телами, остановилась у пустой, где совсем недавно висела я сама и нажала на неприметную кнопку. Тут же открылось углубление, в котором прятался один из нужных кристаллов. Небольшой, длиной с мизинец, прозрачно-зеленый. Второй обнаружился у колбы с плавающей Катраэлой, еще два у контролирующей установки. Все они немного отличались по цвету, и я точно знала, что должен быть еще один кристалл с данными, последний или нет, но еще одного не хватало.
  - Рауш, не хватает пятого. Где он может быть?
  Таурианец, до этого внимательно следивший за моими действиями, подключился к поискам, начав обшаривать карманы дока, простукивать аппаратуру и стены, пока я выворачивала ящики и рылась в столах. Мы все же нашли пятый. Совершенно случайно и на самом видном месте. Устав разгребать докторский бардак, я плюхнулась в его любимое кресло и, подперев подбородок ладонью, лениво оглядывала помещение. Получалось обидно и глупо, решить сохранить информацию и не найти этой самой информации, а еще обиднее найти, но не всю.
  Взгляд опустился на стол, прошелся по колбочкам, непонятным предметам и остановился на рамке, в которых у нас обычно держали фотографии. Двадцать на пятнадцать, возможно чуть больше. Протянув руку, взяла маленькую картину с изображением скал. Довольно натуралистичное изображение, вот, даже камни использовались. Блестящие, красивые, разных форм и размеров зелено-синие кристаллы.
  - Рауш? Хватит ломать стены.
  Стук прекратился, и через мгновение возле меня возвышалась большая фигура моей няньки.
  - Смотри, какая прелесть... - показав молчаливому капитану картину, недовольно добавила, - Недооценивали мы с тобой доктора...
  Поднявшись с кресла, подхватила свободной рукой трость и указала ее концом на колбу с Катраэлой.
  - Доставай тело. Лабораторию сжечь, можно взорвать, сам решай, что лучше и достовернее, а тело в особняк. Катраэла лэу Рьед умерла, какое горе... Нужно объявить о трауре всем родным, а так же обрадовать о моем появлении... Не терпится увидеть их счастливые лица!
  Прижимая к груди картину, направилась к выходу. Что делать дальше, Рауш и сам прекрасно знает, в конце концов, не впервой избавляться от улик, а вот мне нужно морально подготовиться. По воспоминаниям Катраэлы ее семейка тот еще серпентарий.
  Спустя минут пять я поднялась на крышу здания и, подняв лицо к ярко-красному солнцу, вдохнула тяжеловатый, насыщенный ароматами цветов воздух.
  Господи, как же мне этого не хватало! Воздуха, неба и солнца... А я даже и не подозревала об этом.
  Не обращая внимания на поглядывающих на меня мужчин, сгруппировавшихся возле двух похожих на машины механизмов, подошла к краю крыши, огороженному высокими поручнями, и посмотрела вниз. Этажей шесть-семь, если не ошибаюсь.
  Облокотившись о поручни, щурясь от яркого солнца, лениво осмотрела окрестности. Красиво и ярко. Вот первое что приходит на ум. Кругом ни одной привычной мне бетонной высотки, ни сплошного асфальтового тротуара, только причудливые небольшие дома, максимальной высотой в семь этажей и много-много зелени. Или не зелени? Как иначе назвать деревья, траву и кустарники с расцветкой от нежно-сиреневого до темно-фиолетового? Фиолетовость?
  Качнув головой мысленно усмехнулась. Пусть все же это будет зеленью, пока не узнаю как растительность называют местные. В моей же памяти эти данные напрочь отсутствовали. Или не перенеслись, или госпожу Катраэлу столь низменные материи не интересовали, а зная примерный склад ума покойной, думаю все же второе.
  Стараясь вспомнить столь несущественную вещь, внезапно вспомнила очень важную. Документы. Именно ими сейчас необходимо было заняться. Именно они доказывали мой новый статус и давали "путевку в жизнь".
  - Светлейшая? Тело готово к отправлению.
  Развернувшись, посмотрела на две машины, готовые в любой момент взмыть в воздух. Как странно, они и тут назывались "машинами" - "таер" - машина, механизм. Странно и знакомо. Ну что же, так даже лучше. Проще. Не собьюсь случайно и не спрошу лишнего.
  - Действуем по плану? - уточнив, внимательно посмотрела в черные, лишенные белка глаза своего визави.
  - Конечно, светлейшая.
  Удовлетворенно кивнув, отправилась к машине с распахнутой дверцей. Темно-фиолетовая, почти черная, слегка вытянутая, с острым носом, она очень напоминала гоночный болид. Наверно и скорость развивала похожую. Единственное отличие - это утолщения по бокам, похожие на крохотные самолетные крылышки.
  Утонув в мягком кресле, откинула голову на подоконник и прикрыла глаза, стараясь вспомнить малейшие детали придуманного старухой плана. От пропущенной мелочи могла зависеть моя дальнейшая жизнь. Неприятно, конечно, но лучше так, чем распрощаться с жизнью навсегда.
  Матриарх рода лэу Рьед оказалась забавной старушкой, с эгоистичными взглядами на жизнь. "Если не мне, так не достанься ты никому!" Как оказалось, старуха продумала весь план возрождения, до мелочей. Она даже продумала свою истинную смерть, поставив на пути "наследницы" некие преграды. Прошла - молодец! Получи наследство, не прошла - сама виновата, но извини, запустим план "Бэ". Замечательный такой план, шикарный, подразумевающий уничтожение не справившейся с заданиями кандидатки. А все имущество, банки , заводы-пароходы автоматически распродается, и все полученные деньги уходят на различные исследования, типа "Есть ли жизнь после смерти?" и тому подобную ерунду.
  К счастью для меня, слияние с сущностью таурианки все же произошло, и я вспомнила такие "мелочи", а потому мы сейчас с моей нянькой едем не в особняк скончавшейся Катраэлы, любоваться на вытянутые лица дражайших родственников, а в банк, где в ячейке на предъявителя хранятся документы. Очень важные и очень нужные. А так же ждет уважаемый лэу Асмур, чтобы дать ход этим самым документам и официально признать меня наследницей.
  Я не заметила, как машина взлетела, даже не смотрела по сторонам, пытаясь в затемненное стекло разглядеть окружающие красоты, меня больше интересовал вопрос - все ли я вспомнила? Или что-то все же забыла? Но ничего нового память так и не преподнесла.
  Мысленно досчитав до десяти, заставила себя успокоиться и действовать по обстоятельствам. В моем случае паниковать вредно не только для здоровья, но и для жизни.
  - Светлейшая? - дверь бесшумно открылась, открывая обзор на площадку, заставленную различными машинами и на собранного, немного напряженного Рауша.
  - Рауш, расслабься, - опершись на поданную руку, скользнула из машины и еще тише прошептала, - Я все помню.
  - Хорошо, - так же тихо прошептав в ответ, он пропустил меня вперед и встал за правым плечом.
  - Ты знаешь, что ты паникер? - заправив прядь волос за ухо, поправила перчатки.
  - Вы говорили.
  - Повторяю еще раз. Кстати, ты связался с лэу Асмур?
  - Конечно, он уже ждет Вас.
  - Вот и замечательно...
  Переговариваясь, мы, сопровождаемые еще двумя сотрудниками моей охраны, спустились в подвальное помещение, именно там хранились банковские ячейки.
  Оставив охрану на первом пропускном пункте, я прошла еще два, на каждом называя требуемые числа и фразы, пока наконец не попала в маленькую комнатку, сплошь состоящую из квадратных дверок.
  - Введите код, пожалуйста, - сопровождающий меня сотрудник банка, худой молодой мужчина с узкими плечиками и чуть длинноватыми темно-синими волосами, указал на одну из дверок, украшенную круглой ручкой с выбитыми на ней цифрами.
  Замешкавшись, быстро посмотрела на Рауша, улыбнулась и сделала шаг к сейфу. Вот сейчас все и решится...
  Пожалуйста, Космос, не подведи...
  Аккуратно обхватив пальцами рукоятку, медленно прокрутила ее на первую позицию, дождавшись практически неслышного щелчка, крутанула на вторую, потом на третью, и на четвертую. Десять цифр, ярко-алыми буквами горевшие в моей голове, переносились в реальность, новым щелчком доказывая верность кода.
  Последний щелчок, и я потянула дверцу на себя.
  Спасибо, Господи!
  Закрыв глаза, поблагодарила далекое божество и заглянула в сейф. Там, в темной глубине металлического ящика, лежал один единственный белый кристалл. Мое будущее.
  Достав находку, поднесла ее к глазам и посмотрела на свет. Неужели это все? Все мое будущее заключается в этой невзрачной вещице?
  Погладив грани находки, захлопнула уже ненужный сейф и направилась к закрытой двери, при моем приближении медленно отъехавшей вверх. Где-то там, меня ожидает еще одно испытание - встреча с уважаемым, а возможно и не очень, лэу Асмур. Скорее всего, это будет просто формальность, все же кристалл у меня, и на сколько я помнила, именно он являлся своеобразным пропуском в жизнь, но мало ли что... Поэтому не расслабляться, Лили, не расслабляться! Этот мир еще может принести уйму неприятностей.
  Решив для себя "держать ухо востро" на предстоящем разговоре, расслаблено улыбнулась: подумаешь, банкир? Что, я банкиров за свою недолгую жизнь не видала? Да пачками, причем разной весовой категории - от мелких служащих, напыщенных от своей важности, до матерых акул бизнеса, заправляющих своими владениями железной рукой. От мальчиков "на побегушках", до наследников империй, причем и те и те при близком знакомстве могли иметь отнюдь не сахарный характер, а последние были откровенно наглой, беспардонной "золотой молодежью", чувствующей свою вседозволенность и безнаказанность.
  Да, я общалась со многими, и прежде чем достичь своих высот, съела много дерьма, но зато потом, м-м-м! Я оторвалась по полной, во всей красе демонстрируя свой истинный характер, и уже им, этим мелким оболтусам пришлось глотать свои слова, уже им пришлось следить за своим поведением и своими манерами, и тихо беситься. Ведь папочки не погладят по голове, если из-за них один из главных акционеров банка внезапно продаст эти самые акции, а потом и пустит слух о неблагонадежности конкретного банка. Поэтому они улыбались мне в лицо, боясь сказать лишнее слово в ответ, и скалили за спиной зубы, как шакалы, при этом откровенно трясясь всем своим тощим тельцем.
  Презрительно фыркнув на свои мысли, заметила краем глаза движение - это вздрогнул мой сопровождающий. Несладко пришлось пареньку. Сейчас его окружала моя охрана - три огромных таурианца из касты воинов, со зверским выражением лиц, с оружием на бедре, и с огромными лапищами, лежащими на этом самом оружии. Судя по расширенным глазам и взгляду загнанной лани, парень обладал богатым воображением и уже представлял себя с дыркой в груди. Бедняжка явно из научников - именно они имели субтильное телосложение и были похожи на наших гламурных мальчиков, к тому же, похоже, он новенький в банке и не привык к столь пристальному тяжелому вниманию. Ничего, пройдет цикл, другой и не будет так вздрагивать от резких движений окружающих, и улыбаться будет все время, все же хорошее настроение клиента во многом зависит от улыбки обслуживающего персонала.
  Автоматически отмечая повороты и считая ступеньки, задумалась и не заметила, как наша группа остановилась возле одной из дверей, украшенной черненой табличкой с надписью.
  - Прошу, - толкнув дверь, паренек резво просочился внутрь, кивнул вскочившей девице и прошел к следующей двери.
  - Куда? - рявкнув, синекожая дива попыталась закрыть вторую дверь грудью, и у нее почти получилось сие действо, но громкий голос, раздавшийся в помещении из скрытых динамиков "ласково" приказал провести скорых гостей в кабинет.
  Поджав тонкие губы, секретарша, я все же решила присвоить ей этот статус, хотя по комплекции она больше напоминала секьюрити, оправила невидимые складки ткани на необъятной груди, смерила нас пристальным пренебрежительным взглядом и распахнула дверь.
  - Прошу!
  Как все неприятно и ... знакомо. Нет я не ожидала, что меня сразу будут принимать с распахнутыми объятьями. Нет. Но такое явное пренебрежение достойно ответного удара. Причем двойного. Уже явно не уважаемый банкир знал о нашем прибытии, об этом должна была знать и секретарша, но почему-то о таком незначительном событии как мы, сообщают в последний момент, буквально у нас над головой. Об отношении воинствующей дамы к нам вообще отдельный разговор. Нет, такой плевок нельзя оставлять незамеченным. Пусть не сейчас, пусть через оборот или два, но я отомщу. К этому взывало и мое чувство собственного достоинства, к этому звала и память Катраэлы. Если один раз дать безнаказанно вытереть о себя ноги, то второй последует незамедлительно, а за ним и третий, а потом уже никто не будет в этом мире считаться с одной маленькой светлейшей.
  - Светлейшая? - черные, холодные глаза хозяина кабинета остановились на моем лице. Быстро обежали всю фигуру и отметили всю нашу композицию, как впрочем и я. Я тоже внимательно осматривала своего первого "врага" и его место обитания.
  Старый хищник, вот так двумя словами можно было бы охарактеризовать увиденное. Матерый, переживший не одну битву и явно вышедший из них победителем, сейчас он почивал на заслуженных лаврах. Отчего его когда-то подтянутое тело раздобрело в талии, а голубоватая кожа слегка лоснилась. Руки с короткими ухоженными пальцами свободно лежали на столе, сам же он чуть развалился в кресле и даже не думал подниматься в моем присутствии. Эту деталь я тоже отметила. Возможно, я еще не заслужила уважения как таурианка, как глава дома, как денежный партнер, все возможно, поэтому он и рассматривал меня как мелкую невиданную зверушку, но играть так грубо... Он все же довольно стар, чтобы не задумываться о том, кем я могу вскоре стать. Любопытно, он действительно так груб и считает меня недостойной своего внимания, или я что-то пропустила? Какую-нибудь незначительную, но важную деталь?
  Усмехнувшись, решительно прошла в кабинет и села в кресло. Закидывая ногу на ногу, пристально следила за мимикой таурианца.
  - Уважаемый лэу Асмур, я хочу поскорее закончить с формальностями, сами понимаете, смерть близкого родственника, такое горе.
  Сделав скорбное лицо, промокнула сухие глаза поданным белым платком. Откуда уж взял Рауш чистый тонкий кусок ткани не знаю, но подал он его мне своевременно, похоже не одна я страдаю театральностью, покойная Катраэла этим тоже грешила.
  - Конечно, - протянул банкир. Не спуская с меня глаз, он потянулся к уху и что-то нажав, четко произнес, - Ситара, организуй чай.
  - Светлейшая, вы забрали содержимое ячейки?
  - Конечно, - снисходительно улыбнувшись, кивнула капитану, - Рауш?
  Мужчина сделал шаг вперед и продемонстрировал кристалл и тут же спрятал его обратно.
  - Замечательно. Теперь только маленькая формальность. Вашу руку...
  Толстые пальцы подтолкнули в мою сторону небольшую плоскую коробочку. Наблюдая за движением вещицы, пыталась судорожно вспомнить, для чего она нужна и что мне с ней делать? Но все мои метания прекратил капитан. Он просто взял предмет со стола, нажал на кнопку, отчего черная поверхность покрылась туманом в пару сантиметров высотой, и протянул его мне, как раз к руке с браслетом.
  Мысль вспыхнула в голове и погасла. Точно! Браслет! А я все думала, зачем он нужен и почему я должна была его взять.
  Пока Рауш удерживал прибор, я протянула ладонь и смотрела, как туман словно живой окутывал ладонь и запястье. Потом что-то кольнуло, как будто что-то взяло на пробу маленькую капельку крови, браслет нагрелся, и дымка начала рассеиваться.
  Значит браслет идентификатор. Местный паспорт, страховка и все остальное в одном флаконе. А что? Удобно. Не нужно таскать кучу документов и бояться потерять очередную очень важную бумажку.
  Откинувшись на спинку кресла, сквозь прикрытые глаза наблюдала, как банкир, виртуозно сдерживая нетерпение, потянулся к плоскому приборчику, как получив его, что-то нажал, и как после этого над идентификатором возник экран с данными. Быстро пробежав глазами по тексту, он удивленно хмыкнул и перевел взгляд на меня.
  - Не ожидал. Светлейшая Катраэла была очень скрытной женщиной. Судя по этим данным вы являетесь единственной наследницей первой очереди.
  Вперив в меня ожидающий взгляд, он пытался буквально прочитать мои мысли. А что их читать, если я и сама в них плаваю и совершенно не понимаю о чем речь. Нет, конечно о том, что я единственная наследница, а точнее мое тело - об этом я знала. Да тут даже других вариантов то не было. А вот о том, что я наследница первой очереди, да еще единственная физически?! Неужели у бабки за всю ее долгую жизнь не было ни одного ребенка? Странно как-то.
  Не дождавшись от меня особой реакции, лэу Асмур тонко улыбнулся.
  - Ваша мать была одним из крупнейших наших вкладчиков, скорее всего Вы и сами об этом знаете.
  На мгновение прервавшись, он дождался, пока вошедшая секретарша поставит поднос с чашками и высоким ажурным графином с крышечкой на стол, уточнил:
  - Сладкий или соленый? Классика или?
  - Сладкий, классика, - неужели чай у них бывает соленым? И что такое классика?
  - Мне как обычно и сладкий.
  Секретарша не спеша разлила по полупрозрачным чашечкам лиловый напиток, щипчиками кинула в один пару шариков, похожих на лед, во второй три таких же и долила что-то черное, напоминающее шоколадный сироп. Чашку с тремя наполнителями поставила перед хозяином кабинета, вторую же напротив меня.
  Интересно, я придираюсь или она специально нарушает законы гостеприимства?
  - Спасибо, Ситара.
  Кивнув, секретарша так же медленно вышла. Дождавшись глухого хлопка двери, лэу Асмур, отхлебнул из чашки:
  - Попробуйте, - он кивнул на мою чашку, - У Ситары отменный чай.
  - Возможно, но у Ситары напрочь отсутствует инстинкт самосохранения, - язвительно усмехнувшись, положила ладони на колени. Я не собиралась тут оставаться дольше необходимого, общаться о погоде и распивать чаи. Чем дальше, тем больше мне не нравился хозяин кабинета и его секретарша. Все таки им повезло, что сейчас тут сидела именно я, а не Катраэла.
  Медленно поставив чашку на стол, банкир прищурился, совсем как добрый дедушка Санта Клаус:
  - Ну что Вы, светлейшая, не будьте так строги к девочке. Совсем молодая ведь, буквально два оборота на этом месте, вот и считает меня своим солнцем и космосом. С одной стороны это конечно правильно, начальство нужно почитать, а с другой, она забывает о главном девизе нашего банка "Клиент и только клиент!" - на этих словах лэу Асмур выдавил улыбку, видимо долженствующую обозначать отеческую озабоченность и клиентом, и обсуждаемой девицей, - Я обязательно укажу ей на ее недостатки... Обязательно.
  - Так вот, - буквально без перехода продолжил он свою мысль, - Вернемся к ушедшей светлейшей Катраэле. Прекрасная женщина, прекрасный денежный партнер, у нас было много замечательных сделок и проектов, хотелось бы в дальнейшем и с Вами проводить ту же политику.
  Банкир замолчал и выжидающе приподнял брови, видимо надеясь услышать в ответ столько же патоки и лести.
  Наивный. Неужели действительно надеялся на заверении в вечной дружбе и партнерстве? Фантазер. Может он и гениальный консультант, и знает все подводные камни, и разбирается в денежных потоках, но вот как человек, простите таурианец, он вызывал у меня только одно желание - плюнуть и уйти. Вот прямо сейчас.
  - Я подумаю, уважаемый лэу Асмур, пока оставлю все как есть. К сожалению мне уже пора.
  Причем давно пора. Вместо того, чтобы говорить ни о чем и распивать чаи, я могла бы уже изучить доставшийся в наследство кристалл и действовать более осмысленно, а не тонуть в информации, пытаясь угадать наобум.
  - Конечно, я все понимаю. Надеюсь на скорую встречу, светлейшая, со дня на день я ожидаю выгодный проект. И думаю, он Вас заинтересует.
  Кинув мне наживку, он поднялся и решил сам проводить нас до дверей кабинета, с чего бы это?
  Распрощавшись с банкиром, мы молча поднялись на крышу и сели в машину.
  - Толстый боров! - не выдержав, я прошипела, как только дверь авто закрыла меня от мира, и тут же уловила тихий хмык устроившегося напротив капитана.
  - Ты со мной не согласен? - возмущенно воскликнув, откинулась на спинку кресла и сложила руки на груди.
  - Согласен, светлейшая. Но раньше вы этого не замечали.
  - Раньше было все по другому! - отвернувшись от капитана, посмотрела на проносящиеся под машиной пейзажи. Чуждые человеку пейзажи, но сейчас воспринимавшиеся мной как нечто абсолютно нормальное и естественное.
  Раньше действительно было все по-другому и все другое, не только я, но и мир. Пора бы об этом забыть, Лили, пора, давно пора, но почему-то не получается.
  
  Глава 4
  
  Значит дочь...
  Вспомнив фразу банкира, мысленно скривилась. Из Катраэлы мать, как из меня супермен. Нереально и невероятно. Но тем не менее, по документам и крови она моя мать. Кошмар. Я прекрасно помнила свою мать, свою настоящую мать, благополучно оставшуюся на далекой Земле. И хотя к ней нельзя было бы применить ласковое "мама", но она все же была больше готова к этой роли чем таурианка. Я никогда не понимала розово-сопливых реклам каких-нибудь соков или запеченных курочек, где на первом плане всегда была улыбающаяся женщина, этакая идеальная жена-мать. Она с восторженной улыбкой накладывала чумазому чаду очередную порцию кулинарного шедевра, млела от комплиментов и с непонятным оптимизмом смотрела на жизнь. Моя мать была не такой. Вечно занятая, часто хмурая, постоянно отсутствующая, но все же следившая за моими минимальными жизненными потребностями. Грубо? Реально! Я долго не верила, когда мои одноклассницы по классу фортепиано доказывали мне, что там они учились исключительно из-за настояний мамочек. Долго, пока не увидела одну запоминающуюся картину, пробравшую меня до глубины души - незнакомая девочка лет семи истерически орала и упиралась, отказываясь идти на занятия, ее же покрасневшая мать всячески пыталась уговорить свое чадо на еще "один разочек". Зачем? Я не понимала их обеих, девочку за безобразное поведение, мать за странную настойчивость. Но я долго стояла и смотрела, и завидовала, видя озабоченность родительницы будущим ребенка, а потом на показательных концертах, завидовала, видя действительно довольные лица мамаш и их чад. За них беспокоились, за них переживали, в них верили. В меня верила только я сама, да еще моя преподаватель по вокалу. Все. Остальные только кривились, разглядывая меня и мою полную фигуру. Тогда, много лет назад, я сама решила учиться музыке. Я сама нашла школу и записалась, буквально вытребовав у матери заявление на принятие и месячную оплату за обучение. Сама. Все сама. Единственный плюс - она не мешала, и не забрала мой шанс на успех. Это единственное за что я ей благодарна.
  А какой матерью стала бы Катраэла? Ужасной. Хотя бы потому, что она не любила детей. От слова "совсем".
  Кстати, о детях...
  - Рауш? - я повернулась к капитану, сейчас расслабленно сидевшему и дремавшему в кресле, - Я хочу просмотреть полученный инфокристалл.
  Кивнув, мужчина протянул лежавший рядом планшет, а потом достал и местный носитель информации.
  Тупо рассматривая эти две вещи, попыталась одновременно вспомнить и сообразить, а что же делать дальше? Планшет очень похож на наш, обычный, земной, но вот как он включается? И куда в таком случае вставлять сам кристалл? Никакого углубления на черной матовой поверхности планшета не было.
  Космос!
  Закрыв глаза, я выругалась. Надо же было такому случиться! Не помню! И даже мыслей нет, что делать с этой техникой.
  - Рауш? - я открыла глаза и поймала настороженный взгляд няньки, - У меня возникла ма-а-аленькая проблема...
  Соединив большой палец с указательным, я приподняла кисть руки и показала всю глубину своего отчаяния, совсем крохотного, малюсенького, чтобы капитан особо не паниковал и не придумывал лишнего.
  - Совсем крохотная проблема, - добившись абсолютного внимания, добавила, - Я не помню некоторые вещи.
  Взгляд таурианца опустился с моих глаз на пальцы, потом на планшет и кристалл.
  - Да, это как раз одна из этих вещей.
  - Еще что-то? - черные глаза встретились с моими, я опустила руку и пожала плечами, - Но в банке все прошло на "отлично". Я думал что именно там возникнет загвоздка.
  - Показывай, - показав глазами на планшет, с интересом наблюдала, как медленно, специально для меня, Рауш демонстрировал работу прибора. Элементарно простую, с которой мог бы справиться любой местный ребенок, но не я, жительница далекой планеты.
  Кристалл крепился на магнитную подушку, появляющуюся в центре прибора при включении боковой кнопки. При нажатии второй кнопки, белый цвет сменился на перламутровый, и над планшетом возник призрачный экран с одной единственной надписью и пустым прямоугольником.
  Введите пароль.
  Не замечая напряженного взгляда мужчины, я потянулась к призрачной клавиатуре, и практически не глядя, вбила единственное слово "возрождение". Откуда оно всплыло? А не все ли равно. Я просто знала.
  - Светлейшая? Вы меня в Космос отправите раньше времени, - закрыв глаза он расслабился и пальцами потер веки.
  - Не преувеличивай. Я же сказала " маленькая проблема", просто будь настороже, - отмахнувшись, я вчитывалась в текст, решая, что же на данный момент мне важнее знать - "Перспективы развития" или отчет " О тратах семьи". Решила, что лучше проверить документы по наследству и не прогадала. Я, наконец, нашла свое новое имя и дату рождения - Элинария лэу Рьед, 1459 цикл от нового летоисчисления.
  Элинария.
  Покатав на языке незнакомое имя, попыталась применить его к себе и внезапно поняла, что не знаю, как выгляжу. Чуть голубоватая кожа, черные волосы, и ...все. Ну еще ногти, похожие на коготки кошки, черно-голубые и острые. Интересно, они втягиваются в пальцы?
  Глаза опустились вниз, на ладонь, и я , не долго думая, попробовала мысленно втянуть, а потом наоборот, вытянуть когти. Ничего. Ну и ладно.
  Глаза сместились на текст.
  Значит Элинария.
  Эли? Лина? Элина...
  Неплохо, могло быть хуже. В конце концов даже созвучно с моим - Лил-Лин... Не запутаюсь.
  А вот что такое новое летоисчисление? И почему цикл?
  Повернувшись к окну, вновь обратилась к памяти, копаясь в ней как старьевщик в вещах. Доставая на свет давно не нужное или обыденное.
  Как странно, я уже и сама не заметила, как в мыслях вместо слова "месяц", использовала "оборот", и даже не задумывалась об этом, но слово "цикл" меня смутило. Почему? "Оборот" - это оборот планеты вокруг светила, всего 39 дней. Мало. Но именно столько дней необходимо Таурии, чтобы протанцевать вокруг солнца. А цикл? Это сложный танец, в котором задействованы Близнецы. Именно так таурианцы назвали еще два оранжевых солнца в этой тройной солнечной системе. И уже оборот красного карлика вокруг Близнецов назывался "циклом".
  Мне вдруг стало очень интересно увидеть этот танец, я захотела его представить мысленно , хотя бы схематично, но не смогла. Катраэла не увлекалась астрономией. Ее не волновали "родственные" отношения космических объектов, только сухие факты и данные. Данные же гласили, цикл - 468 дней, или 13 оборотов, а юной наследнице семьи лэу Рьед, родившейся в 1459 цикле - исполнилось двадцать четыре.
  Мысленно пересчитав циклы Таурии на года Земли, охнула, неужели я так резко постарела?
  Почти тридцать один. Много? Очень! Особенно если взять в расчет то, что мне на момент похищения было только двадцать три. Всего двадцать три!
  - Светлейшая? Что-то случилось?
  Озабоченный голос телохранителя прозвучал неожиданно близко. Рауш наклонился, переводя озадаченный взгляд с информера на мое лицо.
  - Что? М-м-м, нет. Нет... Не обращай внимания, просто еще один момент...
  Отмахнувшись, выключила планшет-информер и посмотрела в окно. Читать не хотелось, думать о предстоящей встрече с родственниками тоже. Хотелось лечь и заснуть, отодвинув проблемы этого дня на завтра, но нельзя. Именно сегодня решалась моя судьба.
  Насколько я помнила из воспоминаний старухи, родственники не ждали ее скорейшей кончины, хотя и подозревали, что дела со здоровьем не так хороши, как она говорила. Но они все равно готовились, укрепляли свои позиции, составляли коалиции и группки по интересам - сотрудники Рауша были неплохими специалистами в области шпионажа. Поэтому Катраэла знала поименно всех негласных лидеров и фаворитов в этой гонке. Она знала и была готова практически ко всему. Даже к неудаче с переселением сознания. Хотя бы поэтому я не имею права откладывать дела на завтра, потому что завтра будет уже поздно.
  Машина начала плавно снижаться, а вскоре и вовсе приземлилась на крыше одного из особняков, окруженных буйной фиолетово-лиловой "зеленью". Дверь распахнулась. Первым выскочил Рауш и, видимо, удостоверившись в безопасности, протянул руку мне. Вылезать не хотелось, поэтому я вдохнула поглубже и, стараясь потянуть время, оглядела салон машины. Заметила пустой выключенный информер, и когда только капитан успел спрятать кристалл? Валяющуюся в ногах трость, надо бы не забыть ее продезинфицировать, а лучше вообще убрать с глаз подальше. И пустоту. Пора? Пора, Лили... Или лучше Эли?
  Выбравшись из машины, посмотрела на небо и прикрыла глаза, зажмурившись от яркого солнца, находящегося точнехонько в зените. Часов двенадцать дня? Неужели обед...
  А то что-то есть захотелось... Когда я в последний раз нормально ела? Оборот назад? Больше? Помнится, это был завтрак на утро перед выступлением, а последним перекусом была вкусная шоколадная конфетка, моя любимая... да...
  - Рауш? Ты предупредил слуг о нашем приезде? - лениво разглядывая окруживших меня охранников, требовательно посмотрела на няньку.
  - Слуг, да, - выделив первое слово, капитан указал на двух подчиненных, кивком головы отправляя их в авангард.
  Значит родственников нет? Замечательно... Устроим сюрприз.
  Крыша кончилась быстро, за ней как-то очень быстро закончился коридор, и лифт, доставивший нашу группу на необходимый этаж за пару секунд, не добавил оптимизма.
  Стараясь не смотреть по сторонам, я расслабилась и вышла. Как в бой, честное слово! Двое из охраны закрывали меня своими широкими спинами, за плечом нависал капитан, тылы прикрывали еще двое, эдакая живая инопланетная коробочка, перед которой расступался народ, кучковавшийся на четвертом этаже.
  При нашем приближении таурианцы замолкали и недоуменно пятились, тут же начиная непонимающе перешептываться, когда среди прибывших замечали меня.
  - Что происходит? - охрана остановилась и чуть расступилась, пропуская меня и Рауша вперед.
  - Я еще раз спрашиваю! Что! Происходит?! - на нас гневно взирала пожилая полноватая таурианка. Ее прищуренные черные глаза пробежались по нашей композиции и остановились на моей няньке.
  - Капитан рэу Суард, как вы посмели оставить тело моей сестры? Ваша прямая обязанность..
  - Тетушка? -грубо прервав речь дамы, я сделала шаг вперед и слегка расставила руки в стороны, как бы обнимая воздух вокруг широкой талии "тетки", - Вы разве не рады меня видеть?
  - Что? - бойкая старушка уклонилась от объятий сделав шаг назад. Презрительно скривив губы, она осмотрела меня с ног до головы, - Это что?
  - Ай, ай, ай, - я покачала головой и притворно вздохнула, - Разве так встречают новую главу клана?
  Мило улыбнувшись, обвела взглядом затихшую толпу. Люди, я до сих пор по старой памяти пыталась обозвать их людьми, смотрели на меня по разному: кто-то недоверчиво, кто-то ошарашено, кто-то недовольно, или непонимающе. Не дав опомниться, продолжила атаку:
  - Я глубоко тронута тем, что всех вас опечалила кончина моей матери. Она была великой женщиной, великолепной главой, и я надеюсь следовать по ее стопам, я буду всеми силами стараться претворять ее идеи в жизнь. Следовать ее советам, которым она так щедро делилась со мной.
  Сцепив ладони, я тяжело вздохнула.
  Сзади кто-то громко сглотнул.
  Глаза тетки, хватающей открытым ртом воздух широко распахнулись. Она явно не ожидала такого финта.
  - Я рада, что вы пришли поддержать меня в столь трудный момент, и конечно же учту ваше искреннее участие в дальнейшей судьбе рода. Завтра, в полдень, капсула с телом матери последний раз увидит солнце.
  - Так быстро? - кто-то недовольно воскликнул.
  - Это непристойно..., - а это уже явно женский голос. И кто же у нас такой поборник нравственности?
  Повернувшись, жестко посмотрела на начавшую возмущаться пожилую женщину. А вот похоже и еще одна из моих многочисленных тетка.
  - Тетушка, моя мать пожелала именно этого. Она оставила четкие указания, и я конечно же выполню ее последнюю волю.
  - А-а-а..
  Повернувшись к первой тетке, добавила:
  - А вас, я жду завтра. Сегодня мне нужно проконтролировать последние приготовления. Капитан?
  - Конечно, светлейшая. Уважаемые, прошу покинуть особняк.
  - Я требую...
  - Сегодня, да и завтра тоже, вы не можете требовать от меня ничего. Проявите уважение к ушедшей и моему горю, - скорбно, но твердо посмотрев на посиневшую родственницу, обошла ее фигуру и приблизилась к открытой капсуле, в которой возлежала Катраэла. Я не смотрела по сторонам, но краем глаза видела, как моя охрана рассредоточилась по залу, как недовольные родственники тихо переговариваясь уходили, оставляя меня почти одну.
  Наконец-то.
  - Великолепно! - медленно повернувшись к дверям, в недоумении приподняла брови. Высокая статная женщина, театрально хлопая в ладоши, не обращая внимания на парня из охраны, ласково улыбнулась:
  - Молодец, девочка, с этими старыми перечницами и оболтусами так и надо... Жаль, конечно, что Катраэла не познакомила нас... Но, что случилось, то случилось. Добро пожаловать в семью.
  Подойдя ближе, она обняла воздух вокруг меня и чмокнула пространство возле щеки.
  Подумать только, другой мир, а все то же, у них что, других приветствий между родственниками нет? Только обниматься и чмокаться? Какой ужас... Меня это ужасно раздражало в нашей богеме, но терпеть это и тут?
  Мысленно передернувшись, на мгновение закрыла глаза.
  -Тетушка?
  - Каллиота... Наверняка ты уже ознакомилась с образами, но все же.. А ты у нас?
  - Элинария. Элинария лэу Рьед.
  - Мило, очень мило, - пробормотав, она пристально меня осмотрела, - Значит, Катраэла оставила распоряжения? Очень похоже на нее..
  - Ты знаешь? - она наклонилась к моему уху и заговорщицки зашептала, - Она все любила контролировать... Я даже совсем не удивилась, что и прощание она тоже организовала сама... Даже уйдя, она не выпускает власть из рук. Мда... Но все же, тебе обязательно придется проконтролировать службу по Прощанию, а ты так молода, и наверняка в этом сложном деле у тебя нет опыта? Я думаю...
  - Ну что вы, тетушка Каллиота, это мой долг, какая же выйдет из меня глава, если я уже сейчас переложу ответственность на чужие плечи?
  - Но дорогая...
  - Вы уже подобрали платье?
  - Конечно же нет, - женщина вспыхнула и отстранилась, а ее голубоватые щеки потемнели, - Как только мне сообщили новость, я сражу же отправилась сюда!
  Ну еще бы ты не помчалась сюда, как впрочем и остальные, надо же успеть урвать кусочек, а лучше несколько, от состояния благополучно почившей сестренки?
  - Вот видите? Вы уже выполнили свой долг, выразили поддержку своим присутствием. Завтра сложный день и для меня, и для Вас... Рауш? Проводите тетушку, все же не каждый день сообщают такие новости.
  Промокнув сухие глаза платком, чмокнула на прощание воздух возле посиневшей теткиной щеки и, решительно развернувшись, отправилась вглубь дома. Меня ждал обед и куча, куча дел.
  Выкинув из головы назойливую родственницу, в задумчивости остановилась возле огромного, во всю стену окна. И куда теперь? План дома я смутно помнила, а если задуматься, в принципе могла вспомнить и до деталей, но сопровождающая меня охрана ведь этого не знала. Для всех я неизвестная фигура. Девчонка, по иронии судьбы являющаяся дочерью покойной и появившаяся словно черт из табакерки. По легенде, я приехала издалека и не знаю ни слуг, ни расположение комнат, а значит...
  - Проводите меня в столовую.
  Кинув через плечо застывшим памятниками воинам, заметила приближающегося капитана. Быстро он однако.
  - Свободны. Я сам провожу светлейшую, - скомандовал Рауш, в секунды оценив обстановку, и указав рукой в сторону, - Прошу.
  В молчании преодолев лестничный пролет, мы вышли в большую залу с цветным стеклом и десятком маленьких антрацитовых столиков. Яркие блики, играющие на поверхности стен придавали этой огромной комнате фантасмогоричность. Замерев на пороге, я огляделась, пытаясь понять и принять творившийся вокруг хаос цвета. Потерев виски, поймала озабоченный взгляд капитана:
  - Можно пообедать здесь, но я думаю лучше все же в малой столовой?
  - Да, лучше в малой.
  - Зарк, отправь сообщение, пусть готовят в малой,- отдав приказ дежурившему на этаже охраннику, Рауш повел меня дальше, через все пространство залы, через еще один лестничный пролет и окно во всю стену.
  Распахнув высокие створки светло-лилового цвета, он зашел в относительно небольшую комнату с овальным столом и креслами с мягкой обивкой. Отодвинув кресло во главе стола, по-джентельменски дождался пока я сяду и приземлился рядом, на соседнее место. И буквально сразу же, будто кто-то специально подглядывал когда мы сядем, появилась вереница невысоких женщин в темных чепцах и фартуках , толкающих перед собой по воздуху двухэтажные тележки с блюдами. Не делая лишних движений, женщины подходили к столу и выгружали привезенное содержимое. Темно-синие пальцы ловко расставляли тарелки и тарелочки, и вот уже буквально через пару минут я наблюдала, как последняя голубая юбка с оборочками уплывает в сторону скрытых дверей.
  Проводив взглядом последнюю фигуру, посмотрела на стол. Его черная блестящая поверхность буквально спряталась под местным фарфором светло-голубого цвета. Тарелки разных конфигураций с разным наполнением угрожающе нависали в три ряда, и не падали лишь благодаря специальным конструкциям. Прямо же передо мной стояла пустая пятиугольная тарелочка, а чуть левее гордо возвышалась вазочка с жидкостью, похожей на воду.
  Растерянно переводя взгляд с одного блюда на другое, с первого "этажа" на второй и третий, услышала голос няньки с извиняющимися нотками:
  - Я не знаю, что сейчас Вам придется по вкусу, поэтому заказал всего помаленьку. Может позвать официанта?
  - Н-н-нет, пожалуй, нет. Положи мне сам что-нибудь, - неопределенно махнув рукой, откинулась на кресло.
  - Тогда пожалуй начнем с Ваших любимых, а потом, если что, перейдем на другое, - "согласовав" план действий, мужчина поднялся и не спеша аккуратно наполнил мою тарелку, заполнив ее кучками по уголкам, а центр украсив тягучим темно-красным соусом, похожим на кетчуп. Потом, подобным же образом заполнив свою тарелку, таурианец сел и ополоснул пальцы в вазочке с водой. Пару секунд подержав кисть над емкостью, он уже абсолютно сухими пальцами взял вилку.
  - Светлейшая? -заметив мой интерес, он подался вперед, - Все в порядке?
  - Да, задумалась.
  Повторив действия мужчины, взяла свой прибор и, намотав на острые зубцы что-то синее и мягкое, поинтересовалась:
  - Светлейшая Каллиота не доставила беспокойств?
  - Нет, - мужчина хмыкнул, - Но завтра она попробует утвердиться, как впрочем и другие сестры.
  Медленно кивнув, попробовала кусочек синего. Оказалось мясо. Или нечто, похожее на мясо, кисло-сладкое, с китайскими нотками. Неплохо. Попробовав кусочек из каждой кучки, задумчиво перевела взгляд на остальное кулинарное богатство, призывно благоухающее и ждущее своего часа. Я любила поесть всегда. А тут такое поле не паханое. Хотелось всего и сразу, но и в тоже время, совсем не хотелось портить новоприобретенную стройную фигуру. Тяжело вздохнув, доела две из пяти горок, и решительно отодвинула блюдо.
  - Чай? - капитан видимо не страдал внутренними проблемами и не сидел на диете. Его пятиугольная тарелка была полностью пуста, - Или возможно что-нибудь еще?
  - Чай, - решительно кивнув, поднялась, - Но не тут, а в кабинете, мне нужно продумать дальнейший план действий.
  
  Глава 5
  
  Я сидела в глубоком кресле уже собственного кабинета и тупо разглядывала свое отражение в большой гладкой поверхности висящего на стене зеркала.
  Приказав принести чай в бывший кабинет Катраэлы, я и не думала увидеть здесь эту вещь. Да, меня очень интересовало то, как я стала выглядеть, но эта мысль была скорее фоном, ее перекрывали другие. Сначала банк и не очень уважаемый банкир, потом полученная информация на инфокристалле, следом мое новое имя и родственные отношения, и весь этот коктейль был приправлен увеличивающимся чувством голода. Сейчас же я нашла некую точку принятия и уже не сильно переживала насчет своей дальнейшей судьбы. Я верила. Справлюсь. Пусть будет трудно, но я справлюсь со всем, что мне приготовит этот мир, иначе просто никак.
  Несколько минут назад , внезапно поймав отраженный солнечный блик, я резко развернулась, чтобы наконец увидеть новую себя и... Ноги подогнулись, а руки успели нащупать кресло, по счастливой случайности замеченное мной раньше и оказавшееся рядом. Вот в него то я и упала, вот из него то и рассматривала сейчас свое обновленное лицо и тело.
  Из зеркальной поверхности на меня смотрели в ответ большие, расширенные от шока чернильно-черные глаза без белка, очень выделяющиеся на бледно-голубом симпатичном личике. Личике девочки шестнадцати-восемнадцати лет. У этой девочки еще не исчезла детская припухлость на щеках, но уже проглядывала женская утонченность. Это было ново и странно. Очень странно. Раньше я никогда не отличалась худобой, особенно после двадцати лет. Я всегда видела в зеркале свои полные щеки и второй подбородок, и шею, с маленькими складочками. Здесь же этого не было. Единственное, что напоминало мне старую себя - это нос. Обычный прямой нос, без горбинок, скосов и приплюснутостей. Нос, каких тысячи, десятки тысяч. И...все. Все остальное было не мое. Даже губы на этом личике казались чуть полнее.
  Но возраст! Космос! Я была уверена, что выгляжу, с учетом моих прикидок на разницу во времени, лет на двадцать восемь, но никак не на неполные восемнадцать!
  Кряхтя как старая бабка, я поднялась и подошла к зеркалу, с удивлением и некой жалостью разглядывая свою фигуру. Судя по отражению, потолстеть мне не грозит, причем очень долго. Худющая, с еле обозначенной грудью, четко выделенной талией и узкими бедрами. Обнять и плакать... Единственное, на что сходу можно обратить внимание - это большие глаза и длинные черные волосы. Все. Возможно, когда-нибудь я буду напоминать женщину, при усиленном питании лет через дцать, но сейчас я больше походила на суповой набор.
  Я не выглядела как глава рода. Совсем. Ни капельки. Я смотрелась как недавно вышедшая из детской девочка, возомнившая о себе Бог весть что. Мое поведение диссонировало с внешностью и вводило окружающих в ступор. Сейчас, глядя на себя, я немного понимала пренебрежение лэу Асмур и его секретарши. Понимала, но не оправдывала. И дальше этого делать не собиралась. Я - глава рода. Пусть волею случая, желанием Катраэлы и возможностями почившего доктора, но глава. И это место я не уступлю никому.
  Внешность обманчива, если я приму себя такой, то остальные и подавно должны считаться со мной, с моими действиями и решениями. А сначала нужно все же прочитать, или хотя бы просмотреть документы, да и проконтролировать рабочих тоже не мешало.
  Развернувшись к столу, решительно села в великоватое для меня кресло и включила белый инфокристалл, тот самый, принесенный из банка.
  Час сменялся часом, я , не замечая принесенного графина с оранжевым чаем и тарелочки с пирожными, просматривала документ за документом, вчитываясь в строки, проглядывая данные, голограммы, графики и таблицы. Я не столько узнавала новое, сколько вспоминала, доставала из памяти затрамбованное туда Катраэлой.
  Узнанное удручало. По мнению почившей старушки верить можно было только себе, да еще пожалуй Раушу. На этом обширный список доверенных лиц подходил к концу. На остальных у ушлой бабульки накопилось столько компромата, что распечатав его, можно было бы легко использовать вместо обоев и обклеить всю резиденцию сверху донизу.
  К вечеру голова буквально распухла от информации, отчего хотелось лечь на пол и растечься по нему тонким слоем до утра, а лучше и до завтрашнего вечера, но нельзя.
  Выключив информер, откинулась на спинку кресла и зажмурила глаза, до рези, до зеленых мушек, а потом резко распахнула и с удивлением увидела входящего капитана. Недовольно хмурясь, он прошелся тяжелым взглядом по кабинету, заметил нетронутый чай с полной чашкой уже остывшего напитка, чуть подсохшие пирожные и остановился на моей уморенной физиономии.
  - Светлейшая? - даже его голос, обычно практически нейтральный, сейчас выражал недовольство. Сверкнув глазами, он сел в кресло возле окна и отчитался, - Тело подготовлено, завтрашняя церемония согласована с властями города, служба ритуалов отработала потраченные тары на все сто.
  Подперев ладонью подбородок, вздохнула:
  -Значит все идет по плану?
  - Нет!
  - Нет? - положив ладони на стол, подалась вперед, - Что не так? Мне казалось, план был продуман идеально?
  - План - да, но вот если Вы и дальше собираетесь работать такими темпами, то уже завтра можно отправлять в последний путь вместо одной капсулы - две, - казалось бы приятные слова, сказанные заботливым подчиненным, но ворчливо-покровительственные нотки меня насторожили.
  Выпрямив спину, не спуская глаз с до сих пор напряженного няньки, пробарабанила кончиками пальцев по столу. Начинается. Вот как чувствовала, разглядывая свое новое тело, что так и будет! И это при том, что полдня прошло довольно спокойно, Рауш держался, не высказывал лишних эмоций - все по существу, и вот на тебе! С одной стороны он конечно прав, зачиталась, забыла о времени, но с другой! Неужели и тут мне придется с боем отстаивать свое взрослое "я"? Или он несколько циклов собирается ходить за мной по пятам, пока не вырасту, и грозить пальчиком?
  - Рауш? - ласково пропев, приподняла подбородок, - Ничего не изменилось, я все та же. Почти.
  - Прошу прощения, светлейшая, - потемнев, он все же не отвел глаз, продолжая безмолвно доказывать свою правоту.
  Тяжело вздохнув, качнула головой. Непробиваемый.
  - Вот скажи мне, Рауш, как будут воспринимать меня служащие и родственники, если капитан моей охраны относится ко мне как к ребенку? И как после этого я смогу полноценно выполнять обязанности главы?
  - Я понял, - в создавшейся тишине отчетливо прозвучал скрип зубов, - Постараюсь это контролировать.
  - Постарайся, - кивнув, перевела тему разговора, нет, я конечно не думала что он сразу же вернется к нейтрально-уважительному отношению, но все же, раз сказать, другой... Может и дойдет.
  - Так, что там с ужином?
  - Все готово, через час назначена встреча с портными.
  - Замечательно, ужин, а потом встреча! Идем.
  Ужин прошел по тому же сценарию что и обед. Та же малая столовая, та же вереница женщин, их спорые ловкие движения и результат - гора тарелок и тарелочек. Но в этот раз я не растерялась, опустошила свое блюдо полностью и заела все это безобразие шикарным пирожным. Жить можно, подумала было я и расслабилась. Как оказалась зря.
  Встреча с портными прошла эмоционально. Даже не так! Феерично и сногсшибательно.
  Величественная дама-кутюрье с кожей небесного цвета, аки генерал окинула фронт работ, то есть меня и пренебрежительно сморщилась. Пренебрежительно! Опять! Скривившись в ответ, я даже не подумала подняться и поздороваться с вошедшей, а наоборот, растеклась по дивану, всем своим видом транслируя скуку.
  Даму перекосило.
  Ничего! В эти игры можно играть вдвоем.
  Мысленно ухмыльнувшись, игнорируя прибывающих помощниц портнихи, повернулась к капитану:
  - Рауш? Надеюсь это не надолго? У меня много дел.
  Мадам запыхтела.
  Грубо? Да. По-детски? Возможно. В конце концов имею право. Неужели она подумала, что пренебрежение, читающееся не только у нее на лице, но и в глазах помощниц сойдет ей с рук? Наивная.
  Не поднимаясь, потянулась к информеру и включила кристалл.
  Мелкая детская месть грела сознание. Дамы опоздали. Часа на полтора. Так бизнес не ведут, даже я сама в бытность свою уже мировой звездой не позволяла себе опаздывать. И это при наших то пробках! Нет, так просто они не отделаются.
  - Светлейшая? - прошипев, напомнила о себе портниха.
  "Очнувшись" подняла непонимающие глаза на женщин.
  - Вы работайте, работайте, - поторопив гостий, уткнулась в голограмму.
  - Так невозможно работать! - всплеснув руками громко воскликнула разозленная таурианка.
  Да неужели?
  Мысленно мерзко хихикнув, вновь посмотрела на женщину.
  - Почему?
  - Мне необходимо снять ваши мерки!
  - Зачем? Вы же получили голографию? Я слышала о Вас, уважаемая лэу Наил, только хорошие отзывы, и предполагала что высланных данных Вам достаточно. Да и модели? Что Вы можете предложить? Учтите, завтра важное событие не только для меня, но и для всего моего рода. Нужно не только подобрать оттенок, но и фасон. Покажите, что Вы подготовили.
  Портниха посинела, причем не только щеки , но и шея, и область довольно внушительного декольте.
  - Девочки? Информер!
  Практически рявкнув, она с силой нажала на кнопку, и попыталась испепелить меня взглядом.
  Нет, я конечно понимаю, творческий человек, но Космос, это не перечеркивает того, что нужно быть вежливыми с незнакомыми существами, тем более с работодателем. На что она рассчитывала? На свою репутацию? Глупая, неужели не знает, как быстро можно разбить ее. На опыт? На возраст? На то, что я не замечу? Это не оправдание. Тогда на что? На что они все рассчитывают? На отсутствие у меня мозга?
  Посреди комнаты появилась большая голограмма с точностью передающая мою фигуру. Разглядывая фантом со стороны, я видела все недостатки фигуры, впрочем как и достоинства, что радовало.
  - У меня несколько вариантов. Первый, - изображение сменилось с меня в обычном платье на меня в ярко-алом. Облегающий верх, вырез под горло, длинные рукава и струящийся низ, полностью закрывающий ноги.
  Забавно, у нас в таком народ на красную дорожку не брезгует ходить, а тут предлагают на похороны прогуляться.
  - Вариант неплохой, добавляет серьезности и торжественности, хорошо сочетается с оттенком кожи.
  Закинув ногу на ногу, закусила губу. Действительно неплохой. Элегантно и просто. Интересно, сколько народу завтра будет в таком же элегантном и простом?
  - Дальше.
  - Вариант второй, - изображение сменилось. Теперь мою фигуру украшало красное платье футляр до колена с вырезом лодочкой и опять же длинными рукавами, - Как видите наряд открывает ноги, что придает нотку бунтарства. В вашем возрасте это допустимо.
  - Возможно. Мне не нравится цвет.
  Действительно в этом красном моя кожа выглядела болезненно-бледной, а я сама изможденной плоской доской.
  - Дальше.
  Лэу Наил вздохнула:
  - Следующий вариант. К нему необходимы перчатки.
  На моей голограмме появилось новое милое платьице из плотной рельефной ткани. Рукава три четверти, вырез лодочкой, облегающий верх и низ, расходящийся колокольчиком. Платье мне действительно шло, но вот цвет... Цвет опять был не тот, кроваво-красный явно не мой.
  - Мило, - протянув, быстро скосила глаза на невозмутимого Рауша, -Мне нравится.
  Лэу Наил расплылась в поощрительной улыбке. Ха.
  - Но цвет! Цвет мне не нравится!
  Улыбка скисла.
  - Светлейшая, на сегодняшний момент это самый модный оттенок.
  - Возможно. Но цвет мне не нравится. Какие варианты?
  Скрипнув зубами, она быстро поменяла кристалл на новый, поданный одной из помощниц. И началось. Мы спорили, цедили слова сквозь зубы, повышали голос доказывая свою точку зрения, пока минут через тридцать не пришли к консенсусу, а именно, пока уважаемая портниха не сдалась под моим напором и не взяла на вооружение выбранный мной оттенок. Пурпурный.
  - Когда Вы пришлете платье?
  - Часам к десяти все будет готово.
  - Замечательно. Оставьте образец ткани. Рауш?
  Улыбаясь во все тридцать три, кстати нужно бы посмотреть анатомию, а то даже и не знаю, где у меня сердце и сколько во рту зубов, повернулась к капитану, кивком головы указав на информер и кристалл.
  Прощание с кутюрье прошло в сжатые сроки, дама уходила озадаченной и недовольной, напоследок окинув меня оценивающим взглядом, она качнула головой, словно с чем-то не соглашаясь. Ну и пусть. Скорее всего я найду себе другую портниху, ибо не собираюсь в ближайшем будущем выглядеть чучелом в угоду чьим то интересам. А то, что лэу Наил действовала согласно советам неизвестного "доброжелателя" , я уже поняла. Ну не может элегантно и со вкусом одетая женщина предлагать своей клиентке Космос пойми что.
  - Рауш? - оставшись в малой комнате для приемов вдвоем с капитаном, решила все же уточнить мучавший меня вопрос, - А кто покровительствует уважаемой лэу Наил? Не знаешь?
  Капитан, до этого сидевший в кресле с закрытыми глазами, приоткрыл тяжелые веки и внимательно посмотрел на меня.
  - Нет, она еще не попадала в сферу Вашего внимания. Раньше Вы предпочитали лэу Сайлур, возможно стоит вновь воспользоваться его услугами?
  Побарабанив пальцами по столешнице, невольно поморщилась:
  - Возможно. А лучше подготовь другие варианты, не думаю что мы сработаемся с уважаемым лэу Сайлур. Он не обшивает молодежь. А лэу Наил... Я хочу узнать, с кем она общалась до прихода ко мне.
  - Хорошо, - нянька поднялся и чуть кивнул головой.
  - И еще, - остановив уходящего мужчину, потянулась к информеру, - Покажи, где я могу выбрать туфли и перчатки. Не помню!
  Досадливо прикусив губу, откинулась на спинку кресла и сложила руки на груди.
  Я действительно не помнила, как можно было выйти в местный интернет. Инфосеть, или коротко ИС, так он здесь назывался. Здесь, как и у нас, можно было заказать все и даже больше, чем я и планировала воспользоваться.
  Совершенно не удивившись моей просьбе, мужчина в пару шагов приблизился ко мне и, наклонившись к информеру, быстро показывая необходимую комбинацию кнопок, вывел голограмму.
  - Здесь всеобщая база товаров. Тут, - синий палец показал на строки, - Выбираете необходимые параметры, далее модель, и заказываете.
  - Угу.
  Действительно ничего сложного, все предельно просто, а при моих финансовых возможностях вообще элементарно.
  Отпустив капитана кивком головы, углубилась в дебри местной моды и тенденций. Изображение сменялось изображением, обзор критиков впечатлениями покупателей, модель одного дизайнера, вещью другого. Я выбирала тщательно, скрупулезно. И пусть это были всего лишь туфли и перчатки, но они были той недостающей деталью, завершающей мой завтрашний образ.
  Спустя часа полтора, все же удовлетворенно выдохнула и потерла уставшие глаза. Я нашла и заказала именно то, что нужно. Обувь от начинающего дизайнера. Красивая, удобная, подчеркивающая и наличие вкуса, и некий дух бунтарства. То, что нужно.
  С удовольствием выключив информер, посмотрела в сторону окна. Красно-фиолетовые сумерки скрывали мир за стенами дома, и только в комнате благодаря невидимому освещению они рассеивались. День закончился, завтра ожидался новый. Возможно сложнее, возможно проще, но мне почему-то казалось, что все только начинается, и сегодняшних шагов по утверждению себя в этом мире совсем недостаточно.
  
  Глава 6
  
  - Светлейшая? Привезли посылку от лэу Наил, - бодрый голос капитана прогремел над моей головой, как гром среди ясного неба, вырывая из сладких объятий сна. Натянув одеяло повыше, попыталась прикрыть уши, слышать с утра пораньше няньку почему-то не хотелось. Проваливаясь в сон, почувствовала тепло на щеке, а потом что-то очень светлое, попавшее прямо в глаз. Заворчав, перевернулась на другой бок, стараясь уйти из зоны поражения наглого яркого лучика.
  Какая зараза отменила затемнение стекол?
  - Светлейшая? Коробку от лэу Парл тоже доставили, - зараза уверенно сняла затемнение со всего окна, отчего спальня моментально посветлела, - Необходимо примерить, и если не подойдет, переделать или перезаказать.
  - Да-а-а, - согласившись, плотнее завернулась в одеяло, не желая слушать аргументы в пользу подъема. Легла я вчера поздно, все никак не могла заснуть, да и вообще никогда не была ранней пташкой, поэтому и подыматься сегодня мне совсем не хотелось.
  - Завтрак приказать принести сюда, или в малую столовую?
  Поборов себя, сдернула одеяло с головы и, щурясь, попыталась разглядеть таурианца. Усевшись поодаль, он положил на колени информер и что-то увлеченно выискивал на светящейся голограмме. Пробегая глазами по строчкам, Рауш делал какие-то пометки, совершенно не обращая внимания на меня.
  - Ты уже завтракал?
  - Да.
  - Тогда сюда.
  - Хорошо, - поднеся к губам руку с браслетом, похожим на мой, быстро отдал указания и вновь уткнулся в тест.
  Озадаченно проморгавшись, скосила глаза на закрытую дверь. За ней находилась ванная. В принципе, я могла умыться и позже, да и расчесаться можно тоже потом. В конце концов я не планировала соблазнять капитана, поэтому можно было бы и не заморачиваться по поводу внешности, но все же в ванну хотелось, и совсем не умываться. А щеголять перед посторонним мужчиной, пусть даже и телохранителем, в одних плавках совсем не комильфо.
  - Рауш? - протянув, заправила прядь волос за ухо, - Выйди.
  - Что? - что-то быстро набивая, мужчина сбился и посмотрел удивленно.
  - За дверь. Выйди. На пару минут.
  - Зачем? - непонимающе меня оглядев, он сощурился, поднялся, медленно положил информер на табурет и одним слитным движением оказавшись возле меня, резко задрал простыню, заглядывая под кровать.
  За всю мою жизнь мне никогда не было стыдно, вот ни капельки, ни разу! Я всегда находила оправдание своим поступкам, но сейчас почему-то мне вдруг стало не по себе. Особенно, когда ничего не найдя под кроватью, кроме возможно пыли, Рауш поднял на меня озадаченно-обиженное лицо. Мне почему-то было неловко от того, что он там ничего не нашел, но когда до меня наконец дошло, что он там мог искать, я заорала:
  - Рауш! Ты что себе позволяешь?!
  Быстро опустив ткань простыни, мужчина смутился и отступил на шаг.
  - Прошу прощения, светлейшая. Я проконтролирую завтрак. Что-то не несут.
  Быстро взяв себя в руки, он ретировался и успел скрыться за дверью до того, как в нее прилетела моя туфля.
  Зараза!
  Пыхтя, я выпуталась из одеяла и, накинув его на плечи словно плащ, потопала приводить в себя в порядок.
  Зараза!
  Пнув по дороге вторую туфлю, злобно зыркнула в сторону молчаливой двери, за которой спрятался телохранитель.
  Каков, а? Интересно, когда он решил еще и мою нравственность блюсти?
  Громко хлопнув дверью, уставилась на свое сонное изображение. Взлохмаченные черные волосы, полуприкрытые глаза, на щеке след от подушки - красавица. Сбросив одеяло, скользнула взглядом ниже, по выступающим ключицам, по ребрам...
  Как есть красавица! Собаки бы за такой суповой набор любого бы к праотцам отправили.
  Тьфу! И как ему вообще такие мысли в голову пришли? Кого он под кроватью хотел обнаружить? Десантника- невидимку?! Человека- паука? Кого?! Я неплохо помнила выкладки по безопасности дома, так вот: никто другой, кроме выше перечисленных, в дом, да и еще в мою комнату проникнуть бы не смог!
  Быстро разобравшись с местной сантехникой, не сильно отличающейся по функционалу от нашей, умылась и накинула халат. Туго затянув пояс, решительно распахнула дверь. Запал прошел, но неприятный осадок от действий няньки все же остался. Оглядев комнату, сразу же заметила Рауша. Он вновь сидел на том же месте и в той же позе и опять что-то читал, делая пометки. Вот только рядом появился столик, заставленный тарелками и большим сосудом с оранжевой жидкостью. Прошлепав босыми ногами к столу, присела на свободный стул. Придерживая полы халата устроилась и только потом решила посмотреть на напряженно следившего за моими действиями мужчину. Игнорируя сгустившееся напряжение, ловко набрала на пустую тарелку пару корзиночек с различными начинками и нарезку из фруктов. Орудуя приборами, отправила в рот первый кусочек, и все это не спуская глаз с поджимающего губы капитана. Ему явно было не по себе, видимо покойная вела себя иначе, но ничего, пусть привыкает. Зачем кричать и выяснять отношения? Ведь можно вначале хорошенько промариновать провинившегося, а там он и сам выводы сделает, возможны даже верные, если конечно умный.
  На тарелке осталось несколько кусочков фруктов, когда капитан сдался.
  - Светлейшая?
  Я закинула в рот красный треугольный кусочек. Надо бы узнать что это за фрукты. Нечто среднее между дыней и ванильным кремом. Вкусно.
  - Я превысил полномочия...
  Еще один кусочек исчез из моей тарелки.
  Капитан замолчал и тяжело вздохнул.
  Начинает раздражаться, бедолага. Но ничего, подержу чуток его в тонусе, а там глядишь и поспокойнее будет. Иначе в тонусе от его действий постоянно буду я, а оно мне надо? Нет. Совершенно! Мне родственников за глаза хватает.
  Аккуратно налив чаю, отхлебнула. Тоже неплохо. Сегодня вкус оказался другим, нежели вчера. Что-то сладко-травянистое. Но вчера все же было лучше, более тонкий вкус и цветочные нотки.
  Мы опять молчали. Я маленькими глоточками пила чай и разглядывала мужчину, констатируя как ему идет синяя форма. А капитан наблюдал за мной и делал вид, что виноват. Я знала, что увольнять его не буду, другого телохранителя его уровня, да еще давшего клятву найти будет проблематично, если вообще возможно. Он это отлично понимал, но и видимо снимать с себя новые обязанности не торопился. Его это устраивало. Все в рамках договора, единственно, как он его понимал на данный момент. В общем, мы сидели такие понимающие и пялились друг на друга. Идиллия.
  Отставив пустую чашку. Поджала губы.
  - Рауш? Мы с тобой вчера договаривались.
  Мужчина еле заметно кивнул.
  - Договаривались, - я повторила и тоже кивнула подтверждая, - Я могу быть очень вредной и неприятной в общении.
  Таурианец напрягся.
  - И могу сильно осложнить тебе жизнь. Очень сильно.
  Капитан недоверчиво прищурил один глаз.
  - Но мне не хотелось бы этого делать. Мне хватает родственников. Я еще не посещала предприятия и совет директоров. Но я уже заранее представляю шок и негатив. Поэтому сейчас мне нужна не дуэнья, мне необходима непробиваемая скала за спиной. Я очень надеюсь, что этой скалой останешься ты.
  Рауш непонимающе приподнял брови.
  - Иначе я буду вынуждена отстранить тебя от личной охраны.
  Капитан дернулся.
  Шах и мат. Не зря я вчера прочитала все о данной Раушем клятве. Она очень похожа на те, что давали самураи, но все же отличалась расширенным толкованием. Но неизменным оставалась честь. Единственное, что остается у воина даже после его смерти - это честь, и если я все же решу отстранить телохранителя от занимаемой должности по формулировке "профнепригодность", он лишится этой самой чести.
  В полнейшей тишине я поднялась и, подхватив коробки, направилась в ванную. Время идет, необходимо переодеваться, да и пищу для размышления Раушу я подкинула. Уверена, он примет правильное решение. Возможно, если бы я действительно была маленькой девочкой, той, кто отображался в зеркале, то приняла бы как должное измененное отношение капитана, но я не она. Я взрослая, состоявшаяся женщина, достигшая в своей жизни очень многого, и я просто не собираюсь ломать себя в угоду поменявшегося мировоззрения своего охранника.
  Платье село идеально, цвет не делал из меня несвежего покойника, а фасон жертву анорексии. Натянув туфли, перекатилась с пятки на носок, покружилась возле зеркала. Замечательно, нигде не давило и не жало. Расчесав волосы, вышла.
  - Поехали, - не глядя на поднимающегося капитана, направилась к двери. На сколько я помнила, прощание должно было состояться на специальной станции, отправляющей капсулы прямо в солнце. И сейчас мы: я, Рауш, охрана и капсула с телом полетим на эту самую станцию.
  Внутри поднималось нетерпение и ожидание чуда. Нет, не по поводу лицезрения тела старушки, была бы моя воля, ее капсула стартанула прямо бы отсюда, но... Законы притяжения никто не отменял, да и традиции. Именно благодаря им, матриархи и патриархи родов, а так же значимые для городов и планеты в целом таурианцы, встречались с солнцем. Красивое должно быть зрелище. Вот я и сравню выводы своей богатой фантазии с реальностью.
  - Капсула погружена? - не останавливаясь, уверенно шла к лифтам. Топать наверх на шпильках, мне совершенно не хотелось, как впрочем и показывать свою заинтересованность телохранителем. Вот сядем, полетим, тогда можно будет и закончить разговор.
  - Да, нас уже ждут. Я получил еще несколько запросов на присутствие на церемонии.
  Молча кивнув, мысленно выругалась. Кого еще туда принесет Космос? Похоже, обычная процедура прощания медленно но верно превращается в балаган, где мне отведена роль главного шута. Посмотрим...
  - Кого ожидать?
  Действительно, кто там такой любопытный. Родственники то да, эти захотят урвать любой кусочек. Мэр с супругой, без него тоже никак, все же старуха была почетным членом города. А так как она прославилась еще и на все континенты за свой мерзкий характер, то наверняка пожалует кто-нибудь из Совета, дабы убедиться что бабулька действительно отправилась в последний путь, и уже не будет вставлять им палки в колеса. Мдам.
  Рауш чуть обогнал меня и нажал на кнопку вызова лифта, а так как этим чудом местной техники пользовалась только я, то и дверцы открылись моментально. Удобно.
  - Пришло пятнадцать сообщений. Четыре от членов Совета, остальные от значимых домов планеты.
  Много. Плохо. Успею только просмотреть от кого, но данные по адресатам вряд ли.
  С прямой спиной встав напротив дверей, дождалась, пока они откроются на последнем этаже, и в молчании вышла на крышу.
  - Сюда, светлейшая, - указав на большой вытянутый болид серебристого цвета, нянька не забыл оглядеть вверенную территорию, пробежаться взглядом по застывшей охране, и только потом позволил мне забраться в темное нутро автомобиля.
  Забравшись внутрь, огляделась.
  Забавно. Если прошлая машина напоминала обычную легковушку представительского класса, то эту можно было бы назвать лимузином. Длинная, комфортная, явно поделенная на отсеки, и какое-то внутреннее чувство подсказывало, что за моей спиной не просто стенка, там находится мертвое тело. Нет, против покойников, особенно замурованных в сталь и стекло, я ничего не имела, но все же было как-то не по себе.
  Мужчина, залезший следом, захлопнул дверь и устроился напротив. Хмуро поглядывая на меня из-под насупленных бровей, он не торопился начинать разговор, видимо ожидая от меня первого шага. В принципе, он прав, да и пора уже, сколько можно тянуть, а то передержу паузу, он и успокоится. Непорядок.
  - И что ты решил?
  - Вы правы.
  - Но? Я ведь правильно поняла, есть некие "но"?
  - Да.
  Просверливая меня взглядом, он недовольно поджал губы. Надо же, еще и недоволен! А я значит радоваться должна!?
  Разозлившись, поторопила:
  - Рауш? Будь добр, не тяни! Я еще данные по гостям хотела посмотреть.
  - Нам минут сорок лететь.
  - Благодарю за уточнение, но я спрашивала не об этом.
  Откинувшись назад, он устало потер лицо ладонями.
  - Мне сложно. Я не могу сопоставить Ваш возраст и Ваш вид. Ваша сущность и это тело, - он неопределенно махнул рукой, - У меня самопроизвольно включаются инстинкты защитника. Я ощущаю Вас ребенком, я вижу Вас ребенком... Мне сложно с этим бороться.
  - Понятно, - отвернувшись к окну, задумчиво прикусила губу.
  Понятно? Да ни черта не понятно! Это надо теперь читать о касте воинов и их заморочках? Космос! За что мне это счастье? Хотя...
  Я тут же взяла себя в руки.
  Лучше это счастье, чем могилка и памятник в двадцать четыре. Значит будем приспосабливаться , да и Рауша заставлю приспособиться. Не мне же одной страдать?
  - Понятно, - повернувшись, протянула руку, - Давай сюда информер, буду просвещаться. Кстати, сколько там еще лететь?
  К чему то прислушавшись, капитан уверенно выдал:
  - Тридцать минут.
  - Значит эти тридцать минут я буду изучать наших уважаемых гостей, а ты подумай, как ты собираешься себя сдерживать, по крайней мере при них.
  Получив включенный информер, углубилась в изучение данных на излишне ретивых господ. И чего им всем дома не сидится? Быстро проглядывая общие данные, периодически морщилась и вздыхала.
  Информация, выданная Раушем, делилась на два вида: краткая характеристика с основными чертами, на что мне крайне необходимо обратить внимание, и полное досье. Так как на просмотр полных данных у меня элементарно не хватало времени, то я проглядывала краткую версию. Каждый такой файл заглавлялся именем таурианца, его голограммой, положением в обществе и годовым доходом. Ну что я могу сказать? Доходы впечатляли, как в прочем и изображения. Практически с каждого на меня взирала холеная самодовольная физиономия владельца жизни. Каждый из них значился как важный и законопослушный член общества, но , видимо, Рауш все же не зря кушал свой хлеб с маслом и икрой, и на каждого, на каждого(!), было накопано столько грязи, что мои глаза периодически лезли на лоб.
  Космос, когда же они успели столько всего наворотить? Среди скрытой деятельности у многих значилась торговля и изготовление оружия, психотропных веществ и полного спектра запрещенного, входящего в список " О запрете производства и распространения...". Сюда же входила торговля рабами.
  При этом мои брови медленно поехали наверх.
  Подумать только! Развитая цивилизация, и... Хотя, интересно , а я сама-то тоже получается вхожу в этот список запрещенного... Не думаю, что эксперименты, проводимые с подачи Катраэлы, находилось хотя бы на грани законного.
  У-у-у...
  Это я удивленно присвистнула, когда добралась до "анкетных" данный одной из теток. Моя практически родная Каллиота оказалась владелицей гарема! Ну надо же, а представлялась божьим одуванчиком. Интересно, зачем ей содержать шесть мужиков? Не понимаю... Я в своей прошлой жизни и от одного то была рада избавиться, а тут шесть!?
  А тетушка Ксиксилия!? Следующий файл был о ней. Любительница казино и новых мужей. Сейчас у нее восьмой, и каждый последующий оказывается все старее и старее, хотя и сама тетушка уже не блещет молодостью. Мда, на фоне остальных она просто образец благопристойности.
  - Через две минуты стыковка.
  Вздрогнув, подняла на Рауша ошарашенный взгляд.
  Чтиво было интересным. Мда... Таким занимательным, что я совершенно забыла о цели полета.
  - Стыковка?
  - Да, уже подлетели к станции. Позвольте?
  Отдав информер, медленно развернулась к окну.
  Космос! Там был именно он.
  Черный, бескрайний, пугающий. С миллионами точек-звездочек предвкушающе подмигивающих через стекло.
  Машина вздрогнула, вид из окна посветлел, а потом и вовсе поменялся на бездушно-серый. За те несколько секунд, что мы влетали в раскрытый зев приемника, я не успела рассмотреть толком ничего. Раз - темное бескрайнее пространство, два - нутро станции. Возможно позже, после встречи , после ритуала прощания, будет время, и я подробнее все рассмотрю.
  Посматривая на браслет, капитан выжидающе поглядывал на двери. Он напоминал хищника, огромного черного ягуара, готового в любой момент кинуться на добычу. Обычно плотно сомкнутые губы сейчас приподнимались, демонстрируя острые кончики зубов.
  На миг мне стало страшно. Моя нянька, мой телохранитель, в последние сутки ставший для меня незыблемой опорой и огромным миром, в эти длинные секунды стал похож на убийцу, для которого не было ничего святого. Такой походя может свернуть шею, не задумываясь отправить на тот свет десятки человек, взорвать планету к чертовой бабушке...
  Перечисление всех возможностей применения жестокости моего телохранителя прервал тонкий писк браслета, и мгновенно звериная сущность моего попутчика спряталась, как будто ее и не было, как будто мне показалось.
  Космос!
  Судорожно вздохнув, поежилась от холодка пробежавшего по спине и рефлекторно в защите сжала кулаки.
  И этому существу я ставила условия? Ли, детка! Подумай о своем поведении и пересмотри все, что уже успела надумать! И о касте воинов тоже посмотри, будет обидно потерять жизнь по незнанию...
  - Светлейшая, с Вами все хорошо?- Рауш удивленно уставился на мои крепко сжатые пальцы, ногтями впивающиеся в ладони.
  - Да! - выдохнув, медленно разжала кулаки, стараясь не обращать внимания на тонкие лунки и закипающую в них темную кровь. Смотри-ка, она оказывается у меня темно-синяя!
   - Все хорошо! - уточнив, поймала взглядом черные глаза и медленно кивнула. Приняв на веру мою отговорку, он кивнул в ответ и скользнул в открывающуюся дверь. Выбравшись, он кинул кому-то пару фраз, которые я не смогла разобрать и протянул мне руку.
  Пора.
  Затолкав переживания поглубже, выбралась следом и огляделась. Большой, хорошо освещенный серый ангар. Несколько машин, похожих на мою. И люди, точнее таурианцы, одетые в ярко-алые наряды. Обслуживающий персонал станции, и каждый из них был чем -то занят, как впрочем и моя охрана, зорко оглядывающаяся по сторонам и изображающая "бдение".
  Я не помнила, чтобы Катраэла была на этой станции. Никакого отклика, никаких ассоциаций. Единственное, что я помнила, она ненавидела похороны, впрочем как и саму смерть, но даже ей не удалось отсрочить встречу со старухой с косой, даже ей...
  Выкинув на время из головы возможности и моральные ценности капитана, встала рядом с ним, и с неким злорадством смотрела, как парни из моей охраны доставали капсулу Катраэлы. Нет, я не смеялась над смертью, я смеялась над самонадеянностью тауринки. Возможно, если бы из схемы доктор -Катраэла -я -шанс -удача -капитан, можно было бы выкинуть пару пунктов на финише, то скорее всего, сейчас тут стояла бы именно Катраэла, а не я. Но, вмешалась удача, боролась я, и свою лепту внес доктор, окончательно сведя на нет все шансы старой леди на долгое и замечательное существование. И я искренне благодарна доктору за это вмешательство.
  Поставив капсулу на парившую над полом платформу, охрана рассредоточилась вокруг меня, взяв в кольцо, и ведомая одним из таурианцев - служителей, до этого безучастно наблюдающих за действом, направилась по коридору куда-то вглубь станции.
  Если я правильно понимаю, нас должны довести до зала прощания , где возможно уже собралась часть прилетевших удостовериться, что пожилая дама действительно почила. Не думаю, что о ней кто-то по настоящему будет скорбеть, слишком уж она была властной фигурой, слишком жесткой. Судя по данным, добытым Раушем, многие обрадуются открывшимся перспективам, многие вздохнут свободно, особенно те, кто плотно сидел на крючке старой шантажистки. Да, моя предшественница не брезговала и шантажом. А еще разделение сфер влияния. Часть рынка оружия так же принадлежала Катраэле. В общем дама она была разносторонне одаренная, любопытная и хваткая. И все это богатство достанется мне. Кошмар.
  Перебирая в уме открывающиеся перспективы и мысленно содрогаясь, поглядывала на серые, чуть блестящие стены коридора. Совершенно гладкие, скругленные сверху, они странно диссонировали с обычной фиолетовой расцветкой планеты, и потому казались мертвыми. Особенно это бросалось в глаза на фоне ярко-алых, летящих одежд служителей.
  Коридор странно закручивался и пересекался под углом с другими, и вот , наконец, за одним из поворотов, послышался шум голосов, моментально стихший при нашем появлении. Десятки таурианцев, до этого разбившиеся на группки и о чем то оживленно беседующие, поглядывающие друг на друга с явной антипатией, дружно замолчали и повернули к нам единым фронтом.
  Надо же, какая сплоченность!
  Натянув на лицо вежливую маску, старалась не замечать косые взгляды. Зачем портить себе настроение? Я у себя одна, и я себя очень люблю, да и успеется еще. Не думаю, что здесь собрались все понимающие и сочувствующие моему "горю", наверняка ведь кто-нибудь уже сегодня начнет делить толстую шкурку медведя, если уже не начали. Например те же родственники, они наверняка за сутки успели просчитать все варианты развития событий, да и остальные зубастые рыбки, явно не акулы в бизнесе, а как минимум мегалодоны, с такими-то зубками.
  Пройдя сквозь расступающуюся толпу аки Моисей по сухому морю, мы добрались до центра большой круглой залы, с высокой, уходящей в потолок прозрачной трубой.
  Пока охрана, под руководством служителя загружала капсулу в трубу, я решила осмотреться. Толпа, видимо оценившая мой невинный вид, расслабилась. Каждый вернулся к своему прерванному делу - обсуждению, только теперь я слышала то тут то там упоминание своего имени.
  Как базарные бабки, прямо слово.
  Отвернувшись, тоже сделала вид, что занята, правда не разговором, а наблюдением за работой охраны, но тоже дело. И вот, капсула с тихим щелчком вошла на свое место, отверстие в трубе на глазах затянулось, а воздух разрезал мелодичный бой.
  Толпа прекратила шушукаться.
  Новый удар.
  Было очень похоже на звонок перед представлением.
  Толпа подобралась поближе.
  Третий удар.
  Серые стены, окружающие зал стали на глазах сужаться, открывая черную бездну.
  Четвертый.
  Крыша над головой зарябила и поползла к краю, как круги в воде, она расходилась, пока не слилась в тонкую серебристую полосу.
  Кто-то ахнул. Возможно даже я.
  Над головой повисло огромное ярко-красное солнце. Как будто живое, оно тянуло к нам свои щупальца, оно взрывалось, оно закручивалось в протуберанцы.
  Пятый удар.
  Зал загудел. Низко, на грани приятия, в такт пульсации светила. Капсула дернулась и медленно поползла по трубе вверх.
  Не знаю, как остальные, но я не могла оторвать глаз от действа. Я жадно смотрела, как капсула, дойдя до конца трубы замерла, я даже испугалась, вдруг что-то пошло не так, вдруг что-то сломалось. Но она ожила и рванула в самый центр огненного торнадо.
  - Величественное зрелище, не правда ли? - рядом раздался восторженный женский вздох.
  
  Глава 7
  
  Сколько бы я ни готовилась морально, но оказалось, что к массированной атаке со стороны присутствующих готова не была. Пробный выстрел сделала родная тетка. Начав издалека, она как-то быстро подошла к сути проблемы, а именно: важности моего представления не только гостям, но и всему бомонду Таурии. Все же что ни говори, а я наследница великой (!) Катраэлы лэу Рьед, а потому должна знать в лицо всех тех, в чьих руках сосредоточена власть. В общем то я была с ней согласна, поэтому покивав для видимости, проводив последним взглядом маленькую вспышку, в которую превратилась сгорающая капсула, развернулась к Каллиоте и мило улыбнулась.
  - Я думаю, стоит начать с мэра и его очаровательной супруги. Ты знала, что они с моей ушедшей сестрой были близкими друзьями? - заговорчески шепча мне на ухо ерунду, она потащила меня к представительному мужчине в темно-фиолетовом костюме и красной сорочке. Впрочем тут все мужчины были одеты подобным образом. Разнился лишь крой костюма и оттенок рубашки. Дамы же все как на подбор были в красном. Как и я.
  - Уважаемый Джаус, Аэгли, дорогая, я хочу вам представить мою любимую племянницу - Элинарию, - на миг ко мне прижавшись, она всем телом потянулась к красивой холодноватой женщине в элегантном платье, том самом, что мне настойчиво советовала приобрести вчерашняя портниха. Поцеловав воздух возле щеки красавицы, тетка улыбнулась мэру и приобняла меня, словно мягкую игрушку.
  По-моему перебор.
  Мысленно вспыхнув, улыбнулась еще шире.
  Космос! Если так пойдет и дальше, то я буду напоминать вечно улыбающуюся идиотку.
  - Тетя говорила, Вы были дружны с мамой? - если бы во время вопроса я не смотрела мэру в глаза, то вряд ли бы заметила пробежавшую тень. Интересно что она значила? "Нет!" или "С ума сошла, конечно же нет!?"
  - Да, - разговор решила поддержать супруга мэра. Поправив идеальную высокую прическу, она вздохнула, - Катраэла была одним из столпов нашего общества... Грустно, когда уходят такие люди.
  Перебросившись еще парой фраз ни о чем, мы договорились встретиться на моем будущем приеме и раскланялись. Далее знакомство с присутствующими представителями элиты продолжалось в таком же ключе. Тетка, радостно скалясь, тащила меня к очередному денежному мешку, далее они со спутницей власть имущего, если такая имелась, целовали воздух у надушенных щечек друг друга, мы представлялись, говорили стандартные фразы и разбегались.
  Передвигаясь по кругу, я поймала на себе неприятный, свербящий взгляд. Нет, поглядывали на меня все присутствующие, даже те, с кем я уже познакомилась, периодически многозначительно посматривали и не торопились покидать помещение. Они разговаривали, договаривались, обсуждали, причем многие уже не меня, и чего-то ждали.
  - Скоро прибудет поверенный, как раз успею познакомить тебя со всеми, - погладив мою руку, тетка стрельнула глазами на группу мужчин в военной форме, - Нет, пожалуй с ними я познакомлю тебя чуть позже. Сейчас ...
  - Светлейшая Каллиота? Вы сегодня прекрасны как никогда... - при звуке глубокого мужского голоса тетка напряглась и медленно повернулась на сто восемьдесят градусов.
  - Эфенди Дастан? Мы как раз направлялись к Вам, - щедро добавляя в голос приторную сладость, она чуть прищурила глаза, недовольно разглядывая подошедшего мужчину в военной форме.
  - Действительно? - таурианец ухмыльнулся, - Я рад. Представите нас!?
  Мужчина больше утверждал, чем спрашивал, отчего тетушка еще больше злилась, но видимо он занимал очень высокое положение, иначе как еще объяснить ее внутренние метания.
  - Конечно. Дорогая, познакомься, Дариус рэу Дастан. Представитель знаменитого рода Дастан. Эфенди Дастан, перед Вами моя племянница - светлейшая Элинария лэу Рьед.
  - Польщен...
  - Рада познакомиться, -не прекращая улыбаться, мысленно взвыла. Ну сколько можно уже? По моим подсчетам это был уже шестнадцатый представитель сильного пола, с которым меня познакомила тетушка. Осталось еще больше десяти. Ужас. А что будет на приеме? Хотя мне и не привыкать, но в последние месяцы на Земле я старалась избегать элитные сборища, тем более по подсчетам моего имиджмейкера, это придавало моей фигуре некую таинственность. Здесь же придется все начинать сначала.
  - Светлейшая, может поднимете глаза, а то не очень удобно общаться с Вашей, без сомнения, очаровательной макушкой, - в голосе мужчины прозвучали отчетливые нотки недовольства.
  Хмыкнув, оторвалась от разглядывания замысловатой пряжки на груди эфенди, и посмотрела ему в глаза. Высоковато. Даже не смотря на наличие шпилек на ногах, пришлось высоко задрать голову, прежде чем я смогла увидеть недовольно поджатые губы на скуластом лице. Выше был нос, у нас бы его назвали греческим. Чуть выше глаза. В общем полный набор. Все на месте. Вот только эти глаза рассматривали меня с уже знакомым пренебрежением. Не ново.
  Мне почему-то стало смешно на такую стандартную реакцию, и если бы я могла, то улыбка на моем лице расползлась бы еще шире, но шире было просто некуда.
  - Вот так?
  - Да! - проскрежетав, он демонстративно окинул меня взглядом и непонятно перемигнулся со стоящим за моей спиной Раушем.
  Та-а-ак!
  - А..., - сказать я ничего не успела. Перебили.
  - Каллиота, мне кажется, ты совершенно напрасно знакомишь девочку с эфенди!
  - Вам кажется? - мужчина скривил губы и повернулся к приближающейся на крейсерской скорости Касмине лэу Рьед. Именно ее голос разнесся по всему залу, благодаря чему присутствующие умолкли и с любопытством обернулись к нам, настроившись на представление. Замечательно. Только скандала нам и не хватало! Действительно, какие похороны и без полоскания грязного белья?
  - Я уверена! - отрезав, она презрительно сморщила свой аристократический носик и попыталась влезть между мной и мужчиной. Но тот стоял как скала, а вот мне пришлось подвинуться, масса бойцов оказалась не равнозначной, меня просто снесло в сторону.
  - Касмина, дорогая, не стоит, эфенди Дастан один из достойнейших, - положив ладонь на руку сестре, младшая из теток попыталась смягчить натиск старшей и устранить начинающийся скандал.
  -Калли, - смерив младшую взглядом, старуха с апломбом выдала, - Поверь моему опыту, я лучше знаю, что стоит, а что нет. Ушедшая Катраэла наверняка дала четкие указания по этому поводу. А я, как старейшая представительница рода лэу Рьед собираюсь взять девочку под опеку, и я уверена, такие знакомства ей не нужны.
  Хм-м-м. Интересная позиция. Неожиданная!
  - Вы так уверены в своем праве? - рэу Дастан наклонился к пожилой женщине. Угрожающий хриплый голос таурианца пробирал до костей, заставляя ежиться.
  Неприятный человек. Возможно, конечно, тетка и права, мне с ним лучше не общаться, тем более его данные Рауш почему-то не предоставил. Почему?
  - Угрожаете? - старушка вспыхнула, посинев щеками.
  - Предупреждаю, - ласково улыбнувшись, хищник сделал шаг назад, - Мое почтение светлейшие.
  Черные глаза просканировали каждую из нас, и я почему-то была уверена что эта встреча не последняя, причем следующая будет очень скоро. Эфенди подходил явно не просто так.
  - Каллиота!
  - Касми?
  - Ты не должна была.
  - Он не оставил мне никакого шанса!
  - Ты была вежлива с ним.
  - Конечно, он имеет огромный вес в мире бизнеса, как еще я должна была себя с ним вести?
  - Как я. В конце концов, он из военных. Не аристократ.
  - Касми, ты не права. Ты слишком узко мыслишь.
  Тихо переругиваясь, сестры забыли обо мне, чем я не преминула воспользоваться, сделав несколько шагов назад.
  - Рауш? - еще существенно увеличив расстояние от родственниц, передернула лопатками. Да что такое! - Еще долго?
  - Нет, поверенный будет с минуты на минуту.
  - Хорошо,- скучающе посматривая на гостей, попыталась незаметно оглянуться. Кто же такой наглый? Но сколько бы я ни смотрела, обнаружить следившего за мной не смогла.
  - Уважаемые? Прошу внимания.
  Повернув голову в сторону возвышения со стеклянной трубой, обнаружила невысокого сухонького таурианца с практически белыми, отливающими голубизной волосами, зачесанными назад.
  Дождавшись тишины, он зорко осмотрел помещение. Нашел меня взглядом и ласково улыбнулся.
  - Начнем, пожалуй.
  Поправив крупную пуговицу на пиджаке, он откашлялся и начал зачитывать текст, периодически посматривая то на меня, то на публику. Я не вслушивалась в скупые строчки, сказанные на удивление твердым и громким голосом. Зачем? Я на сто процентов знала все, что он мог сказать. Текст завещания был прочитан еще вчера, поэтому сейчас просто следила за лицами присутствующих. Многие слушали с вежливым любопытством, так как присутствовали здесь скорее для проформы, да для знакомства со мной. Кое-кто прислушивался к отдельным фразам, особенно когда речь пошла об акциях и участии в долевой собственности. Остальные же, как я поняла, родственники, жадно вслушивались в каждую строчку, на что-то надеясь, а потом разочаровано вздыхали при каждом однозначном решении в мою пользу.
  - Таким образом, моя дочь Элинария лэу Рьед является полной и единственной моей наследницей. Данное решение отмене не подлежит.
  - Что? - это возмущенно выдохнула какая-то дальняя кузина. Сестры Катраэлы пока держали себя в руках, но и отсюда мне было прекрасно видно, с каким трудом это им давалось.
  - Уважаемая! Прошу меня не прерывать.
  - Извините, - прошипев сквозь зубы, она оглянулась на меня и окинула ненавидящим взглядом.
  - Уважаемый лэу Сауш, прошу простить мою дочь, юности свойственны необдуманные порывы.
  - Конечно, светлейшая Каллиота.
  Ого!
  Я посмотрела на кузину, оказавшуюся не такой уж и дальней.
  Так это была дочка любезной тетушки Каллиоты? Надо же, а не похожа.
  Почувствовав мой взгляд, девица повернулась и поймала мою улыбку. Презрительно скривившись, она откинула назад волну светлых волос, и что-то зашептала на ухо рядом стоящей девушке. Видимо еще одной моей кузине.
  Какая огромная семья! К сожалению!
  Надо бы уточнить точное количество "счастья", а то мало ли, вдруг я кого и не помню, и не обрадуюсь вовремя при встрече? Непорядок.
  - Это невероятно!
  Лениво разглядывая фигурки возможных родственниц, вновь перестала слушать монотонный голос поверенного, как оказалось зря. Иначе почему старшая из тетушек решила пренебречь воспитанием и перебить старичка?
  - Немыслимо! Моя дорогая сестра не могла так, - в этот момент она возмущенно посмотрела в нашу сторону, - Поступить! Нет!
  - Вы хотите оспорить волю ушедшей? - устало вздохнув, поверенный посмотрел на тетушек как на неразумных детей.
  - Конечно, где это видано, чтобы несовершеннолетний ребенок единолично возглавлял концерн? А решающая подпись ее охранника? Подумать только! Охранника!? Он может воспользоваться моментом, и девочка останется нищей!
  Экспрессивно воскликнув, Касмина прижала руки к посиневшим щекам.
  - Касмина, не преувеличивай.
  Выпрямившись, старушка стрельнула глазами в сторону говорившей моложавой женщины.
  - Ксиксилия, в отличии от тебя, я радею за будущее рода, и я не потерплю пренебрежение законами.
  Пожав плечами, третья тетка поправила широкий тонкий шарф.
  - Как хочешь, - склонив голову к стоящему рядом мужчине, она что-то шепнула ему на ухо.
  - Я могу продолжить? - поправив многострадальную пуговицу, лэу Сауш страдальчески вздохнул.
  - Конечно уважаемый, - Каллиота быстро оглядела присутствующих, - Конечно.
  - Хорошо. В принципе это все, - быстро пробежав глазами по тексту, старик прищурился и посмотрел на старшую тетку, - Завещание подписано одиннадцатого дня седьмого месяца 1483 цикла по новому летоисчислению. По всем правилам. Конечно, если Вы, светлейшая Касмина решите оспорить волю ушедшей, то у Вас есть на это оборот. Далее завещание вступает в полную силу и отмене не подлежит.
  Тетка радостно улыбнулась и сжала ладони.
  - Но я все же хотел Вас предостеречь. Текст составлен очень грамотно, и отменить интересующий Вас пункт вряд ли получится.
  Улыбка на лице почтенной дамы заледенела.
  - Благодарю. Я все же воспользуюсь Вашим советом. Всего хорошего, уважаемый, - кивнув поверенному, она развернулась и нашла взглядом меня.
  - Интересное было прощание, - отвернувшись от тетки, посмотрела на стоявшего рядом мужчину. Кажется он совладелец одного из моих заводов, - Приятно было познакомиться, светлейшая.
  Улыбнувшись, он кивнул, перевел взгляд на возвышающегося рядом Рауша, хмыкнул, и вновь кивнул.
  - Надеюсь вскоре увидеть Вас на собрании акционеров. Тоже, думаю, будет интересно. Всего хорошего.
  - Хорошего.
  - Светлейшая Элинария? Замечательное прощание, не правда ли? - полная энергичная дама, оставившая о себе двоякое впечатление о знакомстве, протиснулась ближе, упорно не выпуская из рук локоть своего супруга.
  - Через пару дней у нас в особняке собирается общественный комитет города. Приглашение я пришлю сегодня же.
  - Конечно, но возможно...
  - Элинария, девочка моя, ты же разрешишь мне тебя так называть? Твоя ушедшая мать была почетным членом комитета. При ее поддержке прошло несколько значимых событий не только города, но и страны. И я уверена, ты продолжишь эту традицию.
  Улыбаясь, она ласково похлопала по моей руке.
  - Рада была с тобой познакомиться, всего хорошего.
  - Хорошего.
  Гости подходили один за другим, говорили несколько приличествующих случаю слов, давали обещания, пытались взять некие обещания с меня и, попрощавшись, уходили.
  - Кузина, - расплывшись в улыбке, подплыла одна из девушек, с которыми я не успела познакомиться. Как раз та, с кем усиленно сплетничала одна из дочурок Каллиоты, - Я так рада обретению новой сестры!
  Порывисто меня обняв, она отошла на шаг и закатила глаза
  - Представляю, как у тебя кружится голова от этих всех разговоров! Наверняка уже сама и не рада свалившемуся на тебя счастью? Я тебя так понимаю. В таком возрасте и такая ответственность.
  - А ты?
  - Ой, прости. Алиота. Со всеми этими разговорами о деньгах, совершенно забыла о вежливости. Прости, прости. Я сестра Алисты. Не обращай на нее внимания, она считалась любимицей тетушки и не ожидала твоего появления.
  - Я заметила, - улыбнувшись, посмотрела на хмурую Алисту, стоявшую поодаль.
  - Нам нужно обязательно встретиться. Всем вместе. Я знаю неплохой клуб. Можно организовать вечеринку, думаю даже выкупим часть зоны. Только свои. Как думаешь?
  - Подумаю. Возможно.
  Действительно. Было бы неплохо узнать поближе родственниц. Мало ли что.
  - Это замечательная идея! - схватив меня за ладони, она их чуть сжала, - Надо обязательно встретиться и все обсудить. Тебе понравится! Сегодня же скину название клуба на информер, посмотришь, и я все закажу.
  Сзади раздался тихий фырк.
  - Прости, еще столько гостей, а я тебя задерживаю! Рада была познакомиться. Сегодня свяжемся, не теряйся.
  Поцеловав воздух возле щеки, она распрощалась и, схватив скучающую сестру, заторопилась прочь.
  - Уже планируете отдых от тяжелых трудовых будней? Не думаю, что Ваша мать одобрила бы столь легкомысленный подход к делам.
  От холодного голоса раздавшегося за спиной по коже гордо промаршировал строй мурашек. Передернув плечами, медленно развернулась к говорившему.
  - Эфенди?
  - Светлейшая, - мужчина кивнул, - Я хочу обсудить завтра один из проектов, который мы недавно начали с Вашей матерью.
  Завтра? Интересно когда? Он уже десятый, кто собрался встречаться со мной завтра. И всем срочно! И у всех проекты!
  - Завтра я буду занята, давайте...
  - Думаю, что клубный вечер все же можно перенести на другой день, а завтра я жду Вас в офисе. Всего хорошего, светлейшая.
  Скрипнув зубами, прищурилась:
  - Хорошего.
  Я вежлива, всегда. А жаль. Сволочь!
  Набрав воздуха в легкие, задержала дыхание и начала медленно считать до десяти. На счете семь меня окликнул один из служителей:
  - Светлейшая? Необходимо закончить церемонию.
  - Сейчас.
  Найдя глазами мужчину, кивнула.
  Восемь. Девять. Десять. Я спокойна. Я абсолютно спокойна. Как белоснежные облака, медленно ползущие по бесконечному небу.
  - Подойдите пожалуйста сюда и нажмите кнопку.
  - Конечно.
  Как бескрайняя река, медленно несущая свои воды.
  Мир перед глазами сузился до стеклянного столба и стоящего рядом мужчины в алом.
  - Сюда пожалуйста, - темные пальцы указали на одну из нескольких кнопок.
  Как бездонные глубины океана. Как Марианская впадина.
  Я нажала и подняла голову вверх. Серебристая кромка вздрогнула, начался обратный отчет. Волна. И серебристое поле в считанные секунды закрыло солнце, образовав непроницаемый купол. Следом так же быстро закрылись стены. Вот и все.
  Как бескрайний космос.
  - Лучшей жизни, Катраэла, - тихонько прошептав, отвернулась.
  Похоже, на сегодня все.
  - Мне на информер уже поступило несколько запросов по завтрашним встречам.
  Склонив голову на бок, прикрыла глаза.
  Как удав, наметивший свою жертву.
  - Сами выберете нужные? Или оставите на меня?
  Распахнув глаза, зло посмотрела на невозмутимого телохранителя. Мнимое спокойствие рассыпалось на миллионы осколков.
  Медитация не помогала. Много и сразу. Я не справляюсь.
  С трудом сдерживая себя в руках, стараясь не сорваться и не заорать, не обращая внимания на идущего рядом капитана, направилась к выходу. В зале остались только я и охрана. Даже служители, быстро осмотревшие помещение, поторопились уйти. Замечательно, надеюсь в зале отправки никого не будет, и я не буду в очередной раз выслушивать вежливо-лживые заверения в сотрудничестве.
  Я спокойна! Как Джомолунгма!
  Неужели я похожа на идиотку? Да, по их меркам я малолетка, до совершеннолетия осталось чуть меньше цикла. Здесь оно наступает в двадцать пять. И то, подозреваю, многие думают, что я намного младше. Кстати!
  - Рауш, напомни, почему по моим метрикам я стала несовершеннолетней?
  - К двадцати пяти представляют обществу.
  Точно! Космос. Я же где то про это читала. Местные заморочки. Если до этого возраста ребенка можно воспитывать где-нибудь на необитаемом острове, причем о нем не будет знать никто, то к совершеннолетию его просто необходимо представить. Так сказать ввести во взрослую жизнь. Именно поэтому особенно никто не удивился моему появлению. Зная скрытный характер Катраэлы, они могли ожидать целую прорву неучтенных наследников. А тут всего лишь я одна. Какая удача.
  - Следующий коридор, - поворачивая в один из ответвлений лабиринта, была остановлена легким касанием и направлена в нужном направлении.
  Или неудача? Наверно все же удача. Со мной одной договориться будет проще, чем с десятком почувствовавших легкие деньги маленьких таурианцев. Да даже я, будь помладше, прыгала бы от восторга, свались на меня такое богатство. И наверняка бы пустилась во все тяжкие. Ну еще бы. Вырвалась с закрытой зоны. А тут все блага цивилизации, выбирай не хочу, пробуй до "не могу". Значит они ждут от меня именно этого?
  - До обеда я назначил встречу с эфенди.
  Наверняка именно этого и ждут. Вот и отгадка на снисхождение и презрение во взглядах. Ну еще бы, девочка выбралась на свободу! Что взять с ребенка?
  - После, желательно встретиться со сторонниками из Совета, так как через пару дней назначено внеочередное заседание. Необходимо прощупать почву. Скорее всего придется начинать все с нуля.
  Рауш недовольно вздохнул и снова ладонью направил меня в нужную сторону. Вздрогнув, остановилась и повернулась к мужчине.
  - Ты что-то сказал?
  Вспоминая и продумывая все нюансы встречи с гостями, я совершенно не слушала, о чем говорил таурианец. Его "бу-бу-бу" шло приятным фоном и не пересекалось с моими мыслями.
  Замерев, он прямо посмотрел мне в глаза, потом по сторонам, и снова на меня.
  - Да.
  Удивленно приподняв брови, молчаливо поторопила.
  - О завтрашних встречах.
  - Значит о встречах, - кивнув, тоже посмотрела по сторонам. Охрана усиленно делала вид, что ее здесь нет и пыталась слиться с местностью. Не получалось. На сером цвете великолепно выделялись синие тела затянутые в фиолетовую военную форму. Да даже короткие ежики волос привлекали к себе внимание. По крайней мере мое, где это видано, чтобы у брутальных мужиков цвет волос был нежно-голубым или сиреневым? Вот тут и видано, и похоже мне нужно поскорее привыкать к этому "виду", а то уже самой неловко внутренне передергиваться от такого диссонанса.
  Прекратив разглядывание охраны, повернулась к одному из рукавов коридора и уверенно направилась дальше. Но тут же была остановлена и вежливо направлена в другую сторону.
  - Туда.
  Туда , так туда. Нет я не страдаю топографическим критинизмом, но по этому коридору (а по этому ли?) я проходила второй раз, поэтому вполне допустимо несколько запутаться в направлениях.
  В молчании и без происшествий дойдя до зала прибытия, мы попрощались с дежурившим здесь служителем и погрузились в машину. Сев как обычно напротив меня, Рауш задумчиво пробарабанил пальцами по бедру и посмотрел в окно. Я посмотрела туда же. Серые стены станции сменились чернильно-черным небом. Но теперь оно почему-то совсем не влекло. Просто небо. Просто светящиеся точки на нем.
  - Так что ты говорил о завтрашнем дне? - развернувшись, откинулась на мягкую спинку сиденья и сложила руки на груди. Я была уверена - сказанное было важным, а так же знала наверняка - оно мне не понравится.
  - Я предложил в первой половине дня встретиться с эфенди, а во второй с ...
  - Стоп! - подняв ладонь, переспросила, - Значит с эфенди?
  Я оказалась права, сказанное мне не понравилось. Совсем. Я не хотела встречаться с этим типом так скоро. Нет, он был не лучше и не хуже остальных, с кем мне сегодня посчастливилось познакомиться, просто он оказался последней каплей, благодаря которой чаша моего терпения разбилась вдребезги. Может дня через два я бы и сама решила поинтересоваться тем проектом, о котором он говорил. Но не завтра.
  - Рауш? - опершись ладонями в мягкие края кресла, потянулась к мужчине, вперед, очень близко, так, что заметила сеточку мелких морщинок вокруг черных глаз капитана. Осмотрев уже знакомое лицо, тихо прошептала, - Я думала, ты единственный, кому я могу доверять. Сейчас я в этом начинаю сомневаться. Скажи мне, что это не так?!
  - Скажи!
  Мужчина окаменел, плотно сжатые губы стали похожи на острую линию, а черные глаза на бездонную мертвую бездну.
  - Светлейшая? Я...
  - Ты, Рауш, ты! Ведь нет никакого срочного проекта?! Я права? Нет! Катраэла никогда не работала с эфенди. Поэтому скажи мне , Рауш, как я должна была понять эту инсинуацию? Как я должна была понять ваши переглядывания?
  Всматриваясь в непроницаемые глаза мужчины, пыталась найти там ответ, опровержение моим домыслам. Если все не так, если я поняла не правильно, я извинюсь. Не настолько горда, чтобы цепляться за мнимую гордость. Но если я права? Мы слишком крепко связаны с Раушем, его предательство меня просто уничтожит. И эта клятва, старая, данная еще Катраэле, может она не распространяется на меня? Я не она. Совсем не она. И поэтому может быть все, что угодно.
  Мысли путались, наскакивали друг на друга, я перебирала их и никак не могла найти верные. Задержав дыхание, всматривалась в знакомые черты и ждала ответа.
  - Рауш?
  - Вы правы, отчасти.
  Вы правы?
  Воздух с шумом покинул легкие.
  Я права?
  Стало холодно. Обхватив себя руками, прикусила губу и отвернулась к окошку.
  Я права!?
  - Я не точно выразился.
  Развернувшись, подняла глаза. Ожидая... Чего? Чуда? Оправданий? Чего?
  Мужчина судорожно сжимал и разжимал кулаки, а я с надеждой всматривалась в его посветлевшее лицо.
  - Вы не работали с эфенди. Не успели. Он не успел. Я тоже, - таурианец говорил короткими рубленными фразами, глядя мне в глаза, и все так же сжимая и разжимая ладони, - Последние дни Вы были заняты только собой. Завещание. Лаборатория. Документы. Вы были заняты. Рэу Дастан выслал пакет документов. Я их просмотрел. Вчера вечером он тоже связался со мной по поводу Вас.
  - И? В инфокристалле не было про него ни строчки.
  - Он тщательно следит за своей личной жизнью. Компромата нет.
  - Но?
  - Я учился с ним на военке.
  - Что? - воскликнув, всплеснула руками.
  Шикарно!
  Пристально следя за моей реакцией, капитан расслабил ладони.
  Просто шикарно!
  - Рауш? Знаешь, как это все, - я развела руки в стороны, - Выглядит со стороны?
  - Я никогда не предам, - выдавив, он вновь сжал кулаки, сильно, до побелевших костяшек, - Я могу повторить клятву.
  Не дожидаясь моей реакции, он откуда -то достал небольшой кинжал и полоснул им по своей ладони.
  - Я, Рауш рэу Суард, ставший рэу Рьед, вручаю свою судьбу и жизнь, свое сердце и волю Элинарии Лэу Рьед. Пусть Звезды будут свидетелями, а солнце осветит мой путь...
  Проговаривая строчки, он взял мою ладонь и резко взмахнув кинжалом, сделал маленький надрез.
  - Рауш? Зачем?
  - Примите!
  Сглотнув, начала повторять всплывающие в памяти строки. Сердце колотилось как бешеное, губы шептали слова, а разум плавился, вопрошая "Зачем?".
  - Зачем, Рауш?
  - Так надо, Вы сами знаете. Вы почувствовали, что нить обрывалась. Вы были правы.
  Ничего не понимая, спросила:
  - А теперь?
  - Теперь Вы не будете во мне сомневаться, никогда.
  Опустив глаза, я посмотрела на свою ладонь. Крови не было. Ни капли. Перевела взгляд на руки телохранителя. Тонкий порез зарастал на глазах.
  В голове было пусто. Все, что произошло только что, казалось диким и странным, но, что удивительно, правильным. Я чувствовала, как что-то внутри меня удовлетворенно кивнуло, соглашаясь - все правильно. Так и должно быть.
  
  
  
   Залиты главы 1-7 из 27+ эпилог.
  
  
  
  Книгу можно приобрести на ПМ
Оценка: 6.66*38  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Дэвлин, "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | Э.Блесс "Где наша не пропадала" (Юмористическое фэнтези) | | К.Ши ""Муж" на час" (Короткий любовный роман) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Императорский отбор" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Враг моего сердца" (Любовное фэнтези) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | LUSI "Похоть Демона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"