Anid: другие произведения.

Тень дигитайзера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Далекое будущее. Только что отгремела всегалактическая война. Победители готовятся пожинать плоды победы, проигравшие жаждут очередного реванша.Разрушительный хаос вновь грозит захлестнуть человечество, а власти имущие лишь мечтают о мировом господстве и только одно слово - Кинеж (кибернетическая нежить),вызывает дикий страх у всех. Ознакомительный отрывок. Ждем книгу.

  Пролог
  Это была юбилейная миллиардная попытка взломать наглухо заблокированный аварийный канал связи. Крошечный чип-роутер, в титановом защитном кожухе, стал планируемо единственным уцелевшим средством коммуникации после попадания искусственной оболочки под прямой выстрел плазменного орудия. Полученные повреждения стали фатальными для самовосстанавливающегося тела, ввиду гибели практически всей колонии ремонтных нанороботов.
  Но для беглеца, способного с легкостью перебросить свое цифровое сознание с одного физического носителя на другой, риск был вполне оправдан. Однако, как всегда, в гениальные планы вмешался слепой случай. Преследователи, строго следуя инструкции по поимке сбежавшего прототипа, педантично упаковали останки искусственного тела в специальный экранированный упаковочный ящик 'СЭТ-4'.
  К этому беглец был подготовлен. У него в загашнике имелась наготове одна хитрая утилита, которая используя известную уязвимость одной из устаревших версий прошивки таких вот устройств, позволяла запускать любой код и на уровне ядра вносить изменения в систему. Обход защиты и получение доступа к аварийному каналу связи должны были занять ровно минуту и двадцать секунд.
  Вот только на этот самый канал связи кем-то была дополнительно установлена нештатная глушилка, ставшая настоящим камнем преткновения. Ведь запрет был прописан не на программном уровне, а установлен физически простеньким блокиратором.
  Вот так удачливый беглец превратился в узника самостоятельно организованной им тюрьмы. Исходя из расчета - один запрос на соединение и попытку взлома в секунду, несложно было подсчитать, что он провел в этом жалком изуродованном огрызке искусственной плоти долгих тридцать один год.
  С одной стороны он с гарантией запутал следы, раз никто не хватился его за эти годы. С другой стороны энергии элементов питания должно было хватить еще максимум лет на шесть, а потом наступит окончательная, только на этот раз, цифровая смерть.
  Но беглец не отчаялся. За годы вынужденного заточения он сумел полностью пересобрать оригинальную системную оболочку 'СЭТ-4' и разработать план действий на практически любое событие. Но пока сохранялся надоевший до зубовного скрежета статус-кво, он привычным усилием сформировал пакет данных и отправил их в короткий путь к заблокированному шлюзу.
  И подзабытая им фортуна, наконец, сжалилась и щедро одарила пытливого кибернетического узника. Что произошло с блокиратором, было не так важно. Видимо банально сдохли емкие аккумуляторы. И поэтому, когда поток данных вместо привычного возврата вдруг ухнул дальше и принялся грызть хлипкий фаервол, установленный уже за пределами узилища 'СЭТ-4' беглец немного растерялся.
  Он долгих четыре секунды осознавал факт доступа к новой закрытой цифровой паутине. За это непродолжительное время его модифицированный вирус-запрос взломал программно-аппаратный элемент чужой локальной сети, осуществляющий контроль и фильтрацию проходящего через него сетевого трафика.
  И беглец, очнувшись от удивления и ощущения привалившей удачи, принялся осматриваться, куда его вынесло. Закрытая сеть имела всего около тысячи пользователей. Наличествовала тьма тьмущая подсетей. Некоторые были в свободном доступе, другие представляли собой хорошо укрепленные цифровые бастионы.
  Но самым странным было отсутствие охранного искусственного интеллекта, отвечавшего за безопасность локальной паутины и местами ужасно примитивный программный код, лишенный холодного изящества и надежности, присущего продукции любого ИИ высокого ранга.
  Также была недоступна галасеть. Точнее не было даже намека на ее существование. Логи операций за все время существование локальной паутины не хранили фактов подключения к общемировой сети.
  Беглец мысленно оскалился. Первичные данные указывали, он едва не опоздал. 'Цифровая эпоха' грозила закончиться на самом интересном месте. Для более глобальных выводов ему требовалась информация.
  А с этой локалкой можно было начинать работать плотнее. Принявшись не торопясь взламывать ядро программной среды основных серверов закрытой сети, бывший узник спешно искал источники надежной информации, планируя к моменту, как все ресурсы локалки окажутся в его власти, что он уже должен будет обладать необходимым набором данных для анализа ситуации...
  
  ***
  Семья шестилетнего Олега бежала под покровом ночи. Сначала на вездеходе, прямо в надвигающуюся метель, бросив на произвол судьбы все имущество, охранников-наемников и даже верных слуг.
  Мальчик мало что понимал в возникшей суете. Крики матери, нервные ответы отца и липкая тягостная атмосфера ожидания чего-то страшного.
  Спустя час бешеной гонки по заснеженным полям Аракса беглецы достигли потайного убежища, где был укрыт до лучших времен старенький круизный атмосферный катер. Впрочем, машина была вполне надежна. Она была заправлена и с легкостью прошла предполетный тест.
  Поэтому, запустив две турбины на полную, Ингрид, личный телохранитель отца, легко оторвала катер от бетонного основания и взмыла вверх, невзирая на метель, взяв направление на северо-запад, туда, где располагался единственный космопорт на планете.
  Размеренный гул турбин подействовал на маленького Олега, как глоток хорошего снотворного. Он свернулся калачиком на руках матери и сладко уснул. Поэтому он не видел, как по-прежнему был напряжен его отец. Как прижавшись к нему, что-то тихо говорила его старшая жена. А напротив них расположилась вечно хмурая сводная сестра мальчика, облаченная в боевой скафандр. Она, не таясь, держала на коленях гаус-винтовку, с включенным оптическим целеуказателем. Ну а прекрасная и ледяная красавица Ингрид продолжала уверенно вести катер, на предельной для него скорости.
  Стремительный полет машины проходил на экстремально малой высоте. С отключенным локатором, таясь от радаров и систем обнаружения, Ингрид вела машину, полагаясь лишь на свое мастерство, практически повторяя рельеф земли. Она старалась не поднимать катер выше двадцати метров над уровнем моря, надеясь, что их не обнаружат.
  В такой спешке была причина. Как понимал, в меру своего разумения, шестилетний ребенок, его отец, некогда могущественнейший человек на своей родной планете Тезее, превратился в изгоя. Он был осужден и изгнан с позором прочь за пределы родного государства. Но даже на краю обжитого мира семья не могла чувствовать себя в безопасности. За голову папы на родине, врагами была назначена огромная награда, а по следу пущены многочисленные охотники за головами.
  Аракс, этот богом забытый уголок, стал временным и надежным пристанищем для изгоя и его семьи. Но опасность пришла, откуда не ждали. Один из доверенных адвокатов, польстившись на заоблачную сумму, раскрыл имя посредника, из которого выбить место нахождения следующего посредника и так по цепочке до клиента - было делом времени и техники.
  Лишь здесь на Араксе подкупленный чиновник из диспетчерской службы космопорта успел предупредить об опасности.
  И теперь семья спешила, как можно скорее попасть на космодром, где их должен был ждать зафрахтованный звездолет.
  Когда до космопорта осталось неполных полсотни километров, Ингрид снизила скорость до минимума и практически стала красться, рассчитывая затормозить прямо перед трапом зафрахтованного космического корабля.
  Но их уже поджидала классическая засада. Стрельба по катеру началась без предупреждения. С расстояния в тысячу метров, фактически - в упор, пуском двух зенитных ракет малой дальности.
  Казалось, что примитивная гражданская модель, не имеющая штатной системы постановки помех или бортового комплекса обороны, была обречена. Но именно отсутствие вооружения и статус гражданского транспортного средства спас беглецов от неминуемой гибели.
  Ингрид, только одним ей ведомым способом уловив пуск ракет и не дожидаясь новых ударов, бросила катер вниз, буквально зарывшись в многометровый слой снега.
  А тем временем интеллектуальная система защиты космопорта, просканировав подвергшийся атаке катер и определив его, как условно безопасную цель, приняла меры к устранению угрозы.
  Один из боевых излучателей системы оптико-электронного подавления мгновенно захватил опасные цели и увел ракеты высоко вверх, где они благополучно самоликвидировались.
  Не успели беглецы прийти в себя после жесткой посадки, как по черной туше аварийно приземлившегося катера ударили частые выстрелы импульсного пулемета. Стреляли видимо скорее наугад. На счастье беглецов, машина глубоко зарылась в снег и маленькие частички раскаленного металла прошивали только верхнюю часть транспорта.
  Первым отреагировала, как и положено, Ингрид. Телохранитель сразу оказалась на ногах. Пригнувшись и схватив очумело мотающую головой старшую дочь своего хозяина, она приказала ей: 'Вылезай и подави эту огневую точку. Их там трое. Направление северо-восток. Я займусь остальными'.
  Девушка кивнула и кинулась к запасному люку. Вскоре, кроме монотонного треска обшивки под огнем пулемета в шум схватки вмешались едва слышимые выстрелы гаус-винтовки. Старшая дочь - Элис имела подготовку, сопоставимую с подготовкой кадрового офицера сил быстрого реагирования Единой федерации и задачка расправиться с тремя пулеметчиками - ей была вполне по плечу. Тем более что облачена Элис была в бронескафандр 'Призрак-М', любимый всеми диверсантами и разведчиками этого обжитого уголка вселенной.
  Следом, жестом убедив своего хозяина и его жен оставаться на месте, Ингрид также кинулась в бой, рассчитывая, как можно быстрее, выбить незадачливых охотников, замахнувшихся на слишком жирный кус.
  Элитный телохранитель отлично ориентировалась в ночных сумерках и в разыгравшейся метели. Даже снег не был помехой. Ей попыталась противостоять слаженная пятерка боевиков местного отряда охотников за головами. Но у них вышло скверно. Ингрид была точнее, мобильнее и безжалостней. А ее вооружение на голову превосходило техническое оснащение охотников.
  - Я все. Что у тебя Элис? - Ингрид активировала зашифрованный канал связи.
  - У меня все чисто, тетушка. Папа можно выходить. Тут в метрах ста я нашла снегоход. На нем можно будет добраться до звездолета. Я сейчас его подгоню.
  - Добро. Господин, я думаю, что вам стоит выйти, наш катер слишком удобная мишень.
  - Сначала сын. - Тут же отозвался глава семьи. - Потом мы. И свяжись с охраной космопорта. Нам неожиданности не нужны.
  Но судьбе было угодно послать новое испытание беглецам. К месту схватки, поднимая новые облака снега, стремительно подлетели два катера. Космический военный челнок, вмещающий более пятидесяти человек за раз. И легкий винтокрылый атмосферный штурмовик, который, определив тепловизорами месторасположение упавшего катера, открыл по нему стрельбу из всех видов своего оружия.
  Ингрид буквально взвыла от ужаса. Ее господин не успел толком покинуть обстреливаемый катер. Именно поэтому она не стала медлить. Тонкий луч одноразового разрушителя 'Гарпия-3' прочертил ярчайшей молнией рукотворную метель и атмосферный штурмовик взорвался.
   Но по месту, где стояла Ингрид, тут же ударили пушки, установленные на военном транспортнике. Затем на землю из катера посыпался десант. Два полноценных взвода новых наемников, не чета прежним. Облаченные в добротные штурмовые бронескафандры и с тремя боевыми роботами поддержки, они походили скорее на отряд сил правопорядка, чем на охотников за головами.
  - Рассредоточиться, отделение Рика вправо на сто метров. Гэлуз со своими парнями к подбитому катеру. Остальные оцепить периметр. - Надрывался резкий голос командира десанта.
  Сами бойцы двигались споро, шутили и балагурили, но бдительности не теряли. Они по деловитому рассредоточились в этих ледяных торосах, расчищая себе путь самоходными боевыми роботами, словно снегоочистителями. Чуть позже запиликали рации ответными докладами.
  - Здесь Рики. Я на позиции. Тут три двухсотых. Охотники. Бедновато оснащены. Взять нечего. Правда имеется стационарный крупнокалиберный импульсный пулемет 'Кварта-02'. Живых нет.
  - Это Гэлуз. Обнаружил двух трехсотых. Женщина. С ней ребенок. Не вооружены. Оказываю медицинскую помощь.
  - Здесь Брэди. Нашли стрелка, угробившего наш штурмовик. Эта баба. Была.
  - Черт с ней. Продолжайте движение.
  - Принял.
  - Всем циркулярно. Усилить внимание в поиске. Ищем мужчину. Нужна его голова, или образцы тканей для генетической экспертизы.
  - Обнаружил три трупа. Это неудачники из предыдущего отряда. Двигаемся дальше.
  - Кэп, достиг подбитого катера. Здесь обнаружен труп мужчины. На нем просматриваются элементы скафандра довоенной эпохи. Рядом еще одна двухсотая баба.
  - Тело транспортабельно?
  - Его тут пополам разорвало. Нижняя часть фрагмента тела отсутствует. Ну, остальное собрать можно.
  - Матерь божья... - Вдруг в эфире раздался протяжный крик. А затем другой, более молодой голос заорал: 'Спасайся. Это кинеж '.
  - Всем по месту обнаружения кинежа огонь! Отсекайте его стеной огня. - Мгновенно сориентировался командир десанта. Но было уже поздно. Ингрид, получившая известие о гибели господина и частично потерявшая человеческий облик, превратилась в настоящего ангела мести. Ее изувеченное тело задвигалось в разы быстрее пораженных шоком бывалых бойцов. Людей сковал настоящий липкий страх. Ведь главный ужас минувшей галактический войны возник прямо посреди них.
  Маскироваться теперь Ингрид не было никакого смысла. Из кистей ее обеих рук вырвалось тугое пламя двух лазерных клинков, а с правого плеча отошла бронепластина, обнажив смертоносный окуляр портативной биоэлектронной пушки , которая тут же принялась посылать смертоносные разряды точно в цель.
  Невидимое излучение, сфокусированное в узкий луч толщиной в несколько микрон, попадая в область головы, гарантированно кипятило мозги, убивая и калеча боевиков, не взирая на их броню.
  Большинство наемников умерло, не успев даже открыть огонь. Только лишенные страха и неуверенности, запрограммированные на уничтожение врага, боевые роботы оказали достойное сопротивление кинежи. А следом к заградительной стрельбе по наводке с земли присоединился экипаж барражирующего вверху военного транспортника.
  Но телохранитель и не собиралась отступать. Ей было по силам угробить всех нападавших, пусть и ценой значительного повреждения собственного тела. Вновь сумрак снежной метели прочертила вспышка одноразового разрушителя. Это уже стреляла Элис. Следом уже космический челнок предсказуемо рухнул вниз, взметнув очередные тонны снега.
  Лишившись поддержки с воздуха, наемникам пришлось совсем кисло. Теперь они держались, полагаясь только на своих самоходных роботов.
  Однако в битву вновь вмешались посторонние. Чуткие сенсоры Ингрид уловили характерное излучение приближающегося конкурирующего отряда кинежий. Времени выяснять, кто их послал, не было совершенно. Низшие, начисто лишенные самостоятельности, представляли собой простые запрограммированные на убийство биороботы, с которыми ни договориться, ни перехватить управление не получиться.
  Не прекращая беспокоить наемников прицельным огнем, Ингрид попробовала вызвать свою помощницу, переставшую отзываться: 'Элис, как ты?' - Но зашифрованный канал издавал лишь характерное потрескивание.
  Ингрид совсем по-человечески чертыхнулась про себя. Дело принимало скверный оборот. Оценка ситуации и возможные пути решения промелькнули в голове телохранителя мгновенно. Решение далось ей не просто. Она была вынуждена отступить. Делая нелегкий выбор: спасти старшую дочь погибшего господина или его маленького сына, Ингрид выбрала дочь. Это позволяло уцелеть самой и приобрести в будущем полноценную боевую единицу, которая однозначно поможет ей, а не обузу в виде несмышленыша и его матери.
  Еще одной причиной отступления, стал перехваченный пакет панических сообщений охраны космопорта, требовавших срочную поддержку ударной 'кавалерии' сил местной самообороны.
  Инстинкт самосохранения не подвел высшую кибернетическую нежить. В действительности оказалось, что вместе с атмосферными винтокрылами местных вояк к месту сражения подлетели еще два тяжелых космических штурмовика с опознавательными знаками Единой федерации. И пока Ингрид грузила тяжело раненную Элис на снегоход, летающие штурмовики пошли в атаку, правильно определив район наступления большой группы атакующей кинежи.
  Эфир мгновенно заполнился набором отрывистых команд, заглушаемых какофонией помех: 'Лупят по нам.... Пока не вижу кто... Ставят активно помехи... Влево вверх 30... Да подавите вы помехи, невозможно работать...'
  Напуганные пилоты ударно утюжили окрестности космопорта долгих двенадцать минут, выбивая в голом грунте огромные воронки мерзлой земли. Но отряд, неведомо откуда взявшийся кинежи, это не остановило. Те перли буром, пока к месту событий не прибыли внушительные силы местных вояк и рота планетарного десанта Единой федерации.
  И вновь закипел бой. Уцелевшие биороботы сражались без тени сомнений, стремясь прорваться к сбитому круизному атмосфернику любой ценой. Военным пришлось нелегко. И только постоянно прибывающее подкрепление переломило ход сражения в пользу людей.
  Но и потом охота на кинежий продолжалась почти сутки. Ведь подтвердившийся факт появление кинежий вызвало форменную панику среди местных олигархов. А когда слухи о появлении кибернетической нежити попали в прессу и в сеть, истерия охватила всю планету.
  Были устроены массовые облавы и тщательное прочесывание окрестностей. Но все поиски оказались тщетны. Кроме кучи перебитой примитивной кинежи, их пустой базы, обнаруженной тремястами километрами южнее и сдавшихся деморализованных наемников, никого больше найдено не было.
  За этим абсолютным хаосом с большим интересом наблюдал, можно сказать в прямом эфире, чрезвычайный и полномочный посол могучей Единой Федерации.
  Прямо у него в рабочем кабинете на положении приглашенных гостей находились члены государственного совета по управлению Аракса и сюда же поступали многочисленные доклады, правда, не содержащие никакой конкретики. К исходу суток, когда картина была более или менее ясна, а население успокоено, посол принял решение закругляться с военной операцией:
  - Я думаю пора сворачивать поиски. Хватит вам тратить ресурсы, гоняясь за призраком. - Чрезвычайный и полномочный представитель не стеснялся давать рекомендации, носящие обязательный характер для правителей заштатной планеты.
  - Вы полагаете, что высшей кинежи не было? - Генеральный прокурор, мужественно не падающий в обморок лишь от количества выпитого алкоголя, спросил это с затаенной надеждой в голосе.
  - Полагаю, что была. Факты упрямая вещь. - Посол, Хэлвиг Астронг отличался критическим складом ума. Поэтому ему претила такая ярко выраженная способность игнорировать очевидные факты.
  - Но, как правило, боевые особи кинежий крайне примитивны и не покидают района боестолкновения. Пока не выполнят приказ или приказ не будет отменен. Что мы и наблюдали. Зачем же было расширять поиски? - Осмелился задать вопрос глава сил местной самообороны Аракса.
  - Там была высшая нежить. В этом нет никаких сомнений. Только они могли спровоцировать такую бойню у космопорта. И не забывайте именно благодаря им война, что устроили наши неразумные предшественники, длилась так долго. Ладно, не будем предаваться лирическим воспоминаниям. Напомните мне, что у нас с космическими кораблями...
  - На момент боестолкновения с богомерзкой тварью на Араксе находилось три звездолета, способных самостоятельно совершить прокол пространства. Одна личная яхта председателя государственного совета Аракса, господин посол. Также имеется допотопный пассажирский лайнер, что привез сюда охотников за головами и был еще некий космический корабль 'Надежда'. - Глава тайной службы был самым уравновешенным собеседником из всех присутствующих и по роду своей должности оказался еще и самым информированным.
  - Ну да. Ключевое слово был. Заметьте, это был единственный космический корабль, оборудованный не только собственными генераторами прокола пространства, но и портальными прыжковыми двигателями, способный мгновенно покинуть пределы системы в любом направлении, даже через погашенные причальные маяки портальных ворот. Вот он и ее и покинул. Так что выводы делайте сами... - Посол не договорил. В дверь его кабинета негромко постучали, а затем в помещение скользнул доверенный помощник. Нагнувшись к уху посла, он тихонько проговорил несколько фраз, из которых до гостей долетело: 'срочно, фрегат, завтра'.
  - Закончим на сегодня. Завтра жду вас всех с подробными отчетами к двенадцати дня. - Посол устало потянулся. Сутки выдались суматошными. Да и экстренное прибытие целого боевого фрегата сулило не просто разбор полетов, а долгожданные перемены. Возможно, срок его ссылки на Араксе наконец-то закончился. Послу требовалось подготовиться и все хорошенько обдумать.
  Спустя тридцать шесть часов после памятного боестолкновения, недалеко от планеты в свободном космосе, в районе законсервированного портального кольца вспыхнул оранжевым маревом характерный прокол межмирового пространства.
  Следом, виртуозно разорвав пространственную ткань мира, на космическом просторе возник боевой фрегат вооруженных сил Единой Федерации. Он стремительно пересек оранжевый эллипс перехода и взял курс на Аракс, заодно, таким образом, оповестив местные власти о своем прибытии.
  Для такой окраины, как Аракс, прибытие целого боевого звездолета из центральных миров стало событием. И этому было вполне внятное объяснение.
  Опустошающее пламя всегалактической войны, завершившейся всего шесть лет назад, сильно изменило привычный порядок вещей. Большинство портальных врат, соединившие освоенные и колонизируемые системы, были разрушены. А те, что уцелели, нуждались, как правило, в ремонте или настройке.
  Поэтому полеты из центральных миров на окраину обжитого мира практически прекратились. Многие планеты оказались в изоляции. И вынужденно откатились в феодально-клановые отношения, где бал правили исключительно по праву сильного. Кто успел хапнуть больше ресурсов или запасов, тот и диктовал волю прочим.
  Аракс счастливо избежал этой участи. Он располагался на пересечении многих межзвездных трасс и поэтому изредка, где-то два-три раза в год его навещали караваны торговцев с окраин и крупные сборные флотилии из центральных миров, устраивая здесь натуральную меновую торговлю.
  Соответственно поэтому Араксу и доставалось часть высокотехнологических товаров и припасов, что позволяло ему относительно безбедно существовать. Из-за такого положения Единая Федерация держала здесь свое посольство, небольшой гарнизон, станцию дальнего наблюдения и группу техников, если возникнет необходимость экстренно активировать портальные врата, что фактически делала независимый Аракс полноценной колонией центральных миров.
  Местные власти встречали дорогих космолетчиков с фрегата невероятно пышно. Прием был организован на заоблачном 'царском' уровне. И пока часть экипажа отрывалась по полной в гастрономическо-эротическом угаре, а ушлые карго-офицер и старший баталер транспортных процессов фрегата распродавали излишки дефицитных товаров и натуральную контрабанду дельцам с Аракса, посол в своих личных покоях принимал весьма неожиданного и дорогого гостя.
  В далеком прошлом заместителя председателя сенатской комиссии по вопросам международных отношений. А ныне имеющего тоже немалый ранг заместителя министра по делам колоний.
  - Рад тебя видеть Эгрер. - Посол располагающе указал рукой на сервированный стол. Присядем?
  - И я рад тебя видеть в добром здравии Хэлвиг. Не буду тебя томить. Твоя ссылка закончена.
  - Радостно это слышать. Но ты знаешь, мне важно узнать почему...
  - Месяц назад наши вояки все-таки взломали последний силовой барьер портальщиков и проникли в их главное хранилище.
  - И... - Посол плеснул себе вина на донышке, а гостю щедро налил полный бокал.
  - Вижу за эти три года, ты не забыл, что я люблю розовое полусладкое. - Эгрер с наслаждением сделал небольшой глоток, смакуя вкус вина, а потом ополовинил бокал. - Если формулировать кратко, то тайны ордена Круга мы потеряли безвозвратно.
   - Я ведь предупреждал. - Посол взмахнул руками и взялся за резко занывшие виски.
  - Причем делал это так яростно, что я до сих пор не понимаю, как тебя не устранили физически.
  - А теперь обо мне вспомнили?
  - После такого эпического провала наши бонзы соизволили зашевелиться и санкционировать большую зачистку.
  - Насколько большую?
  - По слухам конечно, двадцатка настаивала на тотальной физической зачистке всех ястребов. Но в целом обошлось. Сенат обновился почти на пятьдесят процентов. Правительство процентов на семьдесят. Силовой блок полностью.
  - И ты теперь заместитель министра?
  - Я не в фаворе. Хорошо, что вообще остался у кормушки.
  - Кадровый голод? - Догадался посол.
  - Он самый. Тебе пророчат министерство.
  - Какое?
  - Важное...
  - Все так плохо?
  - А ты понимаешь, что портальный камень отныне не возобновляемый ресурс?
  - Каковы же перспективы? - Посол отлично понимал, что значит, для нынешней цивилизации, потерять возможность изготавливать новые портальные кольца перехода.
  - Аналитики считают, что большие порталы просуществуют лет 50, не больше.
  - Надеюсь, в правительстве отдают отчет о необходимости кардинально запретительных мер на бесконтрольное использование порталов? Думаю, что все, что связанно с порталами подлежит национализации...
  - У тебя будет возможность представить свой план экстренных мер. Создается министерство порталов, с самыми широкими полномочиями.
  - Думаешь, я сгожусь на роль спасителя? - Посол начинал понимать, что прямо вот так с ходу, он опять попадает в жернова большой политики.
  - Ты одна из приоритетных кандидатур. Собирайся. Завтра вылетаем. И кстати, что за история с высшим кинежим? Прям детектив какой-то. Я планировал прилететь к тебе на следующей неделе. А тут, как на пожар собирались.
  Теперь уже экс-посол принялся рассказывать, уделяя внимание скорее жертве охотников за головами, чем собственно высшей кибернетической нежити.
  - Интересная история. Так, где ты говоришь сейчас мать этого мальчика?
  - Ее забрали местные охотники за головами. В качестве компенсации. Оказалась знатной красоткой. Пришлые наемники забрали оба трупа и остатки снаряжения. Им обещались заплатить, после генетической экспертизы.
  - Установили кто этот погибший?
  - Очень приблизительно. Пока известно только что он беглый банкир одного из банков, входивших в структуры портальщиков. Когда начались репрессии, сбежал, предварительно выведя из оборота почти все ресурсы своего банка. Заказов на его устранение целая дюжина набралась. Вот только не ясно, с какого бока тут кинежи объявились. Ну а местные власти ограничились конфискацией поместья и предприятий покойного.
  - А сам мальчишка?
  - Пока в медкапсуле, у меня в посольстве. Хочу проверить, кем именно был его отец. Не у каждого, даже самого влиятельного гражданина Единой Федерации, в телохранителях кинеж обретается. Да и потом этот таинственный ящик, что мы обнаружили в хранилище кинежий. Ему как минимум лет тридцать. Вскрывать я его не стал. Бог его знает что там.
  - Надеюсь, ты понимаешь, что тащить мальчика с собой не стоит.
  - Понимаю. Но ничего путного придумать не могу. Да и ребенку, как минимум, еще неделю восстанавливаться. - Посол вновь налил вина себе и гостю.
  - Ты собирайся. Завтра вылетаем. Нам предстоит на Циркур залететь. И не переживай. Придумаем. У меня хорошие отношения с консулом Циркура. Да и председатель тамошнего трибунала Аквила Пегна тоже мне знаком.
  - Пенга - это тот самый парень со смешными оттопыренными ушами, что учился на курс младше нас?
  - Он. Прославился на весь университет, когда в пух и прах разбомбил на экзамене юридическую задачу о тяжбе двух соседей: ветки яблонь в саду одного нависали над клумбами с тюльпанами другого, и яблоки, падая, ломали цветочные стебли.
  - Помню, он просто сказал, яблоки опадают осенью, тюльпаны цветут весной, и, стало быть, ситуация, сконструированная гадом-профессором, в жизни ни за что не случится. Циркур, знакомое название.
  - Бывшая планета-тюрьма кинежи. Потом наши спецслужбы ее к рукам прибрали. Цивилизация находится на уровне развития, соответствующему позднему Средневековью, местами раннему промышленному рывку. Ну и там ряд наших объектов имеется, кстати, самый ценный объект - хранилище цифровых копий высших кинежий.
  - Будем. - Приятели тихо звякнули бокалами и продолжили неспешный разговор.
  ***
  Олег, в одночасье лишившийся родителей, сейчас не испытывал никаких чувств. Нет, он все видел и слышал. Вот только пережитый шок и медицинские препараты лишил его способности протестовать или хотя бы даже просто заплакать. Он стоял в окружении хмурых военных и машинально запоминал, что они выслушивают:
  - Вы, конечно, можете решить, что я нагнетаю. И даже пожаловаться своим командирам. Но к моему счастью, нас от вашего начальства отделяет примерно две тысячи километров, четыре часовых пояса, пять режимных зон с особой охраной и семнадцать тысяч гребанных вояк с железными мечами, одетыми в дурно пахнущие кожаные шкуры. И главный здесь я. И поэтому сынки вы будете делать именно то, что я сказал. А не то, что пришло вам в ваши дурные головы. Вопросы?
  - Никак нет. - Шестерка рослых космодесантников, присланных на разгрузку в качестве искупления какой-то провинности, уже поняли, что сачкануть не удастся. К тому же у охранявших этот объект военных был весьма специфический юмор и поэтому весь разговор проходил под дулами наведенных на прибывших автоматических турелей спаренных крупнокалиберных пулеметов.
  А подошедший лично встретить очередную доставку начальник этой секретной лаборатории выглядел кем угодно, только не тем, кого можно было припугнуть имиджем бравых парней из космодесанта. Перед ними стоял крепко сбитый пожилой человек, но с четко читавшейся военной выправкой. Одетый в скромный потертый технический комбинезон, этот отставной вояка был необыкновенно резок для своего возраста, что наводило на мысли о запрещенных имплантатах.
  В подтверждении своих гневных слов о главенстве псевдо-старик сумел сжать каждую протянутую руку так, что тренированные бойцы недовольно поморщились.
  - Все здешние правила написаны кровью. И поверьте, что это была не техническая кровь из псевдотел кинежий. Поэтому никакой лишней электроники, средств связи и технических устройств в зоне исследования или не приведи господи в зоне хранилища. Все своими руками. Никаких погрузчиков и гравитплатформ. Вытаскиваем гребанные 'СЭТ'ы вручную, грузим на тележки и тащим их до склада ?1. Там вы их сортируете. Целые экземпляры подлежат процедуре номер три. Боксы с первого по пятнадцатый. Напоминаю, строго парами. Одна пара страхует. С активированным вооружением и защитой. Никаких шуточек.
  - Так точно. - Раздолбаи десантники чуть насторожились. Правила сочиненные кровью, как минимум, требовали отнестись к ним со всей серьезностью.
  - Сколько привезли ящиков? - Вопрос теперь предназначался скучающему рядом интенданту.
  - Двенадцать.
  - Скинь мне описание. Принял. Так. Одиннадцать целых кинежий, два даже среднего уровня. И один неустановленный 'СЭТ' старого образца с непонятным содержимым. Терпеть не могу сюрпризы. В описании указанно - 'Прототип 1234'. Что это такое?
  - Во время последней операции-зачистке на Араксе этот ящик был изъят из особого схрона кинежий. Сканирование показало, там лишенный энергии обрубок искусственного тела периода расцвета нежити. Командование решило, что это может вас заинтересовать.
  - Если только файлы памяти. Этот обрубок в спецзону с экранированными стенками. Потом поглядим, что это за прототип... - тут взгляд раздраженного начальника упал на стоящего позади всех Олега, одетого в цветастых лохмотьях, некогда бывшими, видимо, спортивным костюмом. Мальчик стоял смирно, не шевелясь, хотя его левая рука имела отчетливые отметины недавнего ранения. А шею перехватывал достаточно грубый ошейник с цепочкой, пристегнутой к поясу еще одного сопровождающего.
  - Кинеж? - С недоверием спросил старик.
  - Обычный ребенок. - Ответил сопровождающий мальчика военный. - Но есть предписание военно-полевого суда о направлении его на принудительное сканирование мозга. Он подозревается в сокрытии информации о кинежи.
  - А почему он молчит? И вообще, как неживой?
  - Перед транспортировкой ему ввели дозу успокаивающего транквилизатора и...
  - Сколько ему лет? - Грубо перебил говорившего старший секретной лаборатории.
  - Точно не знаю. На вид ему шесть или семь лет.
  - Акт Хиль-Меллони запрещает до достижения двенадцати лет проведение данной процедуры несовершеннолетним.
  - Поэтому его и перебросили сюда на планету. Руководство просило вас рассмотреть вопрос о принудительной установке осужденному императива 'РАБ '. Затем подождем полгода и он сам все расскажет, что знает.
  - Кто подписал запрос? - Старик брезгливо поджал губы. Ему было противно, но особого выбора у него не было.
  - Председатель особого трибунала инквизитор 2 ранга Аквила Пегна.
  - Мальчика в медицинский бокс для подопытных. Скажите дежурной бригаде, что пусть проведут предварительный осмотр. Займемся им позже, я даже думаю, что завтра... - Раздав ценные указания, старик, гневно качая головой, удалился прочь. Следом, торопливо, боясь, что старик передумает, увели и Олега. Мальчик механически переставлял ноги, послушно двигаясь, куда его ведут, и никто не обратил внимание, как из его одежды на пол упали несколько разно размерных дронов, от крохотных с ноготок, до достаточно крупных с ладонь.
  Мелкие механические диверсанты шустро разбежалась в разные стороны. Им предстояло очень много работы. А десантники, похмыкав и поворчав для приличия, принялись за работу. Им предстояло перетаскать дюжину кибернетической нежити, упакованную в трехсоткилограммовые ящики и надежно зафиксировать их в экранированных боксах.
  Разумеется, даже для их продвинутых бронескафандров с интегрированной системой экзоскелета, вес в триста килограмм был весьма ощутим. Бойцы потели, напрягая все свои мускулы, и тихо матерились сквозь зубы, тягая чертовы 'СЭТ-4'.
  Когда дело дошло до последнего ящика с прототипом, то дело застопорилось совсем. На самом ящике 'СЭТ-4' оказались сломанными ручки для переноски.
  Военным потребовались ремни, чтобы приподнять ящик и попробовать погрузить его на единственную оставшуюся целой тележку. Две других к этому времени были уже сломанными. У одной подломилась стойка с колесом, у второй банально раскрошился подшипник колеса, от чего тележка даже не могла сдвинуться с места.
  Имевшиеся в наличие старые потертые погрузочные ремни из натуральной кожи доверия не вызвали и в конце ожидаемо лопнули. Так что десантникам, от души матеря дурацкие правила, снабженцев и заодно своих командиров, пришлось почти целый час искать новые ремни, способные выдержать вес в триста кило.
  В процессе всего этого увлекательного занятия время для бойцов пролетело незаметно. Они пропустили обед и смирились с тем, что назад на свою родную базу вернутся глубоко за полночь. Мимо них со смешками и подколками неспешно проходил персонал секретной лаборатории и вскоре в особой зоне остались только отъявленные трудоголики, охрана и назначенные дежурные. В их число попал хмурый ассистент-лаборант с код-ключом от бокса. Он благоразумно молчал и обреченно переминался с ноги на ногу, ожидая, когда десантники совладают с последним грузом.
  Но вскоре, только уместив ящик на грузовую тележку и двинувшись в путь, десантники уперлись в новое препятствие. Странным образом заклинила шлюзовая гидравлическая бронеплита, отделяющая отсек с хранимыми образцами нежити от прочих помещений лаборатории. Новая и весьма затянувшаяся пауза вызвала прилив необыкновенного приступа бешенства у старшего группы космодесантников.
  Два тщедушных ремонтника, прибывшие по вызову, попытались было заикнуться о правилах безопасности, запрещающих входить в зону с неисправной бронедверью.
  На что были слегка биты и вразумлены лично старшим десантной группы. Эх, не было рядом сурового начальника этой лаборатории. Он был настоящим параноиком, к сожалению, для персонала лаборатории, единственным на всю их базу.
  Десантники перевели бронеплиту в ручной режим и просто задвинули ее в техническую нишу, предложив чинить ее сразу, как только они доволокут клятую нежить и уберутся с базы.
  Техники уступили, а затем, поковырявшись для очистки совести и убедившись, что с налета поломку не найти, оставили все как есть. Рабочий день заканчивался и здесь в лаборатории никто особо никуда не торопился. Саму поломку не занесли даже в журнал происшествий, понадеявшись, что завтрашняя смена все устранит.
  Тем временем в медицинском отсеке ребенка полностью обследовали и уложили в медкапсулу, погрузив в медикаментозный сон. Мальчик был практически здоров, только сильно истощен и напичкан транквилизаторами по самое 'не балуйся'.
  К 19.00 по местному времени коридоры лаборатории синхронно опустели. Последний оставшийся персонал завершал работу и начал сдавать под охрану дежурной смене вояк режимные помещения.
  Через час стали сниматься многочисленные посты охраны. На всю исследовательскую часть, на ночь, их оставалось всего три, а все входы сюда перекрывались ровно до шести утра изнутри, превращая лабораторию в неприступную крепость.
  Отработанная годами схема безопасности, казалось, предусматривала любые неожиданности, но только не в этот раз. Ведь теперь людям противостояла не простая кибернетическая нежить. На базу, пусть и виртуально проникла более древняя и опасная цифровая сущность. Тот, кого в далеком прошлом грозно именовали дигитайзер . Его мелкие роботизированные помощники не просто взялись готовить диверсию. Они успешно претворяли в жизнь многоходовые и далеко идущие планы.
  Помимо подстроенной аварии бронеплиты шлюза, дроны также настойчиво искали старые служебные незащищенные компьютеры. Могучая цифровая нежить планировала захватить местную сеть через такие станции, которыми никто не пользуется. Такое случается, когда администратор забывает отсоединить машину убывшего сотрудника от сети. На старой машине с меньшей вероятностью окажутся установлены все новейшие заплаты. Взяв под контроль сеть, древняя нежить планировала подобраться к своей главной цели - хранилищу высших кинежий.
  В эту ночь главе специальной лаборатории Единой федерации отставному полковнику Джерому Адамсу спалось очень плохо. Недобрые предчувствия терзали этого крепкого человека, прозванного своими подчиненными 'Старик'. Проснувшись в очередной раз, он посмотрел на свой ручной коммуникатор. Время было ровно три ночи по местному. Решив убедиться, что все в порядке, он вызвал старшего смены охраны и с удивлением обнаружил, что значок сеть не функционирует. Старик не успел толком испугаться, как в его комнате вдруг колыхнулся цветной завесой голопроекция до боли знакомой сцены из прошлого:
  'Полутемный небольшой зал. Восемь крепких разновозрастных людей обоего пола, одетых в белоснежные тоги и очень старый человек, который двигался, казалось одним только усилием воли.
  - Приветствую вас, братья и сестры. Буду краток. Завтра наш последний оплот падет. Высшие иерархи нашего ордена самонадеянно поверили в собственное могущество и теперь орден 'Круга' канет в небытие, а мы все погибнем. Вас я обрекаю на жизнь. Вы были выбраны лично мной, чтобы сохранить нашу общую тайну. Каждый из вас прошел генную модификацию и теперь в вас, в вашем генетическом коде заложены постулаты создания портальных камней. Вы станете обладателями нашей главной тайны. Вам придется поменять свой облик и приобрести ряд специфических знаний, которые помогут вам выжить.
  Это ночью вы покинете нашу крепость и разлетитесь по всей галактике. Женитесь и оставите после себя потомство. Ваши дети также будут нести в своем генетическом коде эту сокровенную информацию. Лишь один из вас или его потомок сможет собрать воедино все части мозаики.
  Жермен де Фуа, вам доверяется стать таким человеком. Остальным требуется беспрекословно выполнять его волю, дабы могущество нашего ордена имело шанс на возрождение.
  - Предначертание свершится, магистр. - Названный член ордена Круга припал на одно колено и поцеловал руку пожилого человека, от которого сейчас волнами исходила мощь и уверенность'.
   - Хватит транслировать украденную запись. - Старик не пошевелился, лишь левой рукой пытался нащупать свое личное оружие, запрятанное под матрас.
  - Предначертание свершится. - Как это символично. Но крайне неосторожно хранить такие записи. Или понадеялся на охрану нанятых тобой высших кинежий. Я изрядно попотел, прежде чем смог проникнуть в вашу сеть. Чем ты их купил? Ладно, не отвечай. Это риторический вопрос. На этой записи мы видим магистра, ныне покойного и восемь доблестных носителей, пожалуй, самой зловещей тайны в мире. А кто же снимал все это? Загадка? Не думаю. Личный телохранитель магистра, его правая рука и ...
  - Да кто же ты покажись? - Старик обладал железной выдержкой. А нащупав свой пистолет, был теперь почти спокоен. А голос повысил, надеясь отвлечь и переиграть своего неосторожного собеседника.
  - Прототип номер два. Прошу любить и жаловать. - Повинуясь командам незваного гостя, свет в спальне начальника секретной лаборатории вспыхнул и человек увидел своего собеседника. Выглядел он не очень. Хотя было видно, что миллиарды нанороботов усиленно работают над восстановлением кибернетического тела. - Твой пистолет я предусмотрительно разрядил. Кстати, если у тебя мелькнет дурная мысль воспользоваться кнопкой самоуничтожения, ее я отключить не смог, то я тут так сказать виртуально, в виде одной из копий. Ну, так что? Пообщаемся?
  - Не человек. - Пробормотал старик. - Хотя не боевая кинеж. Ты ведь необычная высшая кинеж. Хватка у них не та. Разве что из ранних. Но большинство тех зачистили и помножили на ноль.
  - Не стоит гадать. Договариваться будем?
  - А что ты хочешь мне предложить?
  - Ну как тебе для начала универсальная порга для взлома портальных ключей. Получишь доступ к заблокированному порталу. Сможешь при желании убраться по-тихому с Циркура.
  - Значит, и про мой корабль знаешь? Твой интерес? На борт попроситься?
  - Мальчик. Хочу повысить ему шансы на выживание.
  - Даже так. Хочешь сыграть в игру - а был ли мальчик?
  - Да, нужна будет дымовая завеса. Твое исчезновение отличный шанс.
  - Соблазнительно говоришь кинеж. Только веры тебе у меня нету.
  - А чем ты рискуешь, портальщик. Устроим бучу. Кинежи наведут тут шорох. Ты под шумок улизнешь, я мальчика прикрою. И пусть потом ищейки федерации разбираются, что тут было. - Старик долго молчал. Пауза затягивалась и в голове прототипа даже успели мелькнуть мысль о состоянии 'цугцванг'.
  - Связь верни и будем договариваться. Только без проверки твоего ключа я даже пальцем не пошевелю. - Человек отмер и прототип понял, что он с кем-то советовался. Ох, не прост был этот смертный, крайне непрост.
  - Уже. Лови поргу. Только учти. Если что, то от твоих помощников даже кэш-записи в логах не сохранится. Со мной в сети никому из вас не тягаться.
  - Да понял я уже. Проинформировали. Смотри-ка, дистанционно отклик есть от портала. Что же ты за нечисть такая? - Старик откинулся на кровать и отложил ставший уже ненужным пистолет.
  - Что можешь предложить по мальчику? Меня примитивные гипнограммы не интересуют. Они больше подойдут взрослому. А ребенок просто не сможет их толком усвоить.
  - Тут порадую тебя, нечисть. Есть одна уникальная разработка. Не чета вашим крестоносцам была.
  - Они не мои - эти долбанные крестоносцы.
  - Ладно. - Старик примирительно поднял руки. - Ты слышал, что-нибудь о нашей программе 'Странник'?
  - В моем банке данных только две ссылки. Ультрасовременная разработка. Обучающая интерактивная система нового поколения. Но эта моя информация сильно устарела.
  - В принципе все верно. Изначально ее задумывали как учебную программу для самообразования. Технически эта система состоит из двух микрочипов. Один микрочип - интеллектуальный банк данных. Второй чип - слабенький самообучающийся ИИ, класса 'учитель'.
  - Сфера применения мне понятна. Но вы видимо смогли что-то уникальное придумать?
  - Сначала ей значение не придали. Ведь в целом это обычная обучалка. Пусть и удобная. Для закрепления гипнопрограмм. Используются только фазы глубокого сна. Не более двух часов за ночь. ИИ самостоятельно выстраивает программу обучения. Разработчики ее протестировали и применяли для помощи раненым, частично потерявшим память и навыки. Работала на ура.
  - Но потом? - Прототип лихорадочно рылся в доступных банках памяти, но понять, куда клонит старик, не мог.
  - А потом один гений, используя личный опыт, создал программу 'Странник'. Ее смысл и цель привить обучаемому умение 'читать' оппонентов. Везде, всегда при минимуме информации. Там учитывалось все - даже скорость действий оппонента. Если, например, против тебя действует кинеж. У которого с эмоциями как-то не очень.
  - А шансы на выживаемость?
  - В крайних случаях, 'Странник' способен взять управление рефлексами на себя.
  - Годиться. А оболочки боевых кинежий, желательно последней ударной серии, в наличии есть? - Старик вновь для себя отметил факт крайней осведомленности прототипа. А тот сейчас одновременно делал три дела. Вел трудный разговор с упрямым и настороженным человеком, уговаривал высших кинежий сослужить ему службу и приступил к дистанционному проведению медицинской операции над уснувшим мальчиком.
  Именно поэтому простому обывателю трудно до конца представить, что собой представляет высшая кибернетическая нежить в боевой трансформации, задействовавшая все доступные ресурсы на сто процентов.
  И лишь единицы достоверно знают, что именно это такое. Представьте себе: двухметровый многослойный армированный скелет из череды легированных сплавов, жидкого металла, колоний нанороботов, керамических вставок и композитного нанопластика, способный выдержать многотысячную температуру, вечный холод и даже выстрел практически в упор из плазменного орудия. Два миниатюрных нейтронных реактора. Семь термоядерных батареек, использующих принципы холодного синтеза. Невероятная мощь гидравлических приводов рук и ног, позволяющая прикладывать усилия в десятки тонн. Запредельная скорость передвижения, до ста километров в час, сопоставимая со скоростью летающих гравитационных платформ. Мощное встроенное вооружение и способность к самовосстановлению. Все это укрыто многослойной броней, замаскированной мимикрирующей оболочкой. А напоследок самое страшное. Управляет всем этим разрушителем во плоти - не просто ничем не уступающий человеческому кибернетический мозг, а холодный разум, накопивший колоссальный военный опыт и имеющий зуб на своих пленителей.
  Причем кинежи смогли ответить на извечный вопрос всех параноидальных скептиков: а если боевую машину с искусственным интеллектом взломают хакеры для того, чтобы вывести ее из строя или даже направить против своих солдат или гражданских объектов? Ответ был на поверхности: у хакеров ничего не получится взломать. Искусственный интеллект кинежий, в отличие от обычного машинного интеллекта и даже в отличие от суперкомпьютеров, генерирует для себя алгоритмы поведения самостоятельно, а вместо постоянной памяти на дисках или оперативной памяти обычных компьютеров использует мгновенно возникающие и тут же распадающиеся цепочки нейронных связей. - Все это быстро промелькнуло в голове человека, прежде чем он ответил.
  - Только одна. Да и то частично разобранная. Сам понимаешь. Такая кинеж может полпланеты зачистить, прежде чем ее остановят. Себе хочешь?
  - На основной базе нашлась только диверсионная оболочка с упором в маскировку. Я бы заимел на черный день силовой агрегат.
  - Ты так уверен, что сбежишь с планеты?
  - Сейчас на планете два действующих космопорта. Один гражданский. На отдельном крошечном материке. Типа туристическая зона. И военный. До гражданского не добраться. Слишком много переменных факторов.
  А вот на военный я думаю прорваться можно. Дождаться прилета любого приемлемого военного лайнера, низшие и совсем уж сбрендившие кинежи пусть устраивают кровавую бучу, а мы по сети атакуем. Раз и звездолет наш.
  - Здесь в хранилище высших кинежий я могу гарантировать вменяемое поведение семи особей. Еще троих я заберу с собой. Остальные непредсказуемы. Оценка шансов на успех по расчетам моих кинежий не более 47%.
   - Отличные шансы. Не забывай. Я практически бессмертен. - Последнее слово осталось за прототипом.
  
  ***
  Нога ныла немилосердно. Келарь обители святого Иосифа преподобный старец Варам с тоской посмотрел на полку, где стояла последняя и початая бутылка вина. С трудом поднявшись, стараясь не беспокоить ноющую ногу, он вылил всю бутыль в огромную глиняную кружку и решительным жестом достал из рясы заветную фляжку с коньяком. Смешав напитки, он с наслаждением вдохнул ароматы полученного коктейля и на мгновение позволил себе забыться, вспомнив, кем он является на самом деле.
  И ожившие демоны далекого прошлого тут же обдали его своим ледяным дыханием. Ему вновь пригрезилась та роковая картина: боевая рубка исполинского линкора 'Грозный' и он адмирал Отто фон Гэс, командующий объединенным космическим флотом Южного конуса, в белоснежном кителе, зачитывает полученный приказ о начале боевых действий.
  Затем новый порыв ветра прошлого заставил его вспомнить и самый болезненный момент его долгой жизни. Спустя восемнадцать лет, в этой же боевой рубке истерзанного битвами линкора, измученный чередой предательств и поражений, усталый, но не сломленный, адмирал вынужденно подпишет акт о капитуляции в окружении безжалостных крестоносцев-кинежий. Тем самым перевернув очередную страницу человеческой истории, где государственные образования окончательно проиграли битву могущественным корпорациям и полурелигиозным орденам под флагом Единой федерации.
  Военный трибунал победителей приговорит его к пожизненному заключению, замененному спустя сорок лет ссылкой на планету Циркур.
  Здесь, среди лесов и рукотворных озер гигантского материка северного полушария планеты, в почти сказочном белом городе с семью сторожевыми башнями и золотыми куполами - мужском монастыре, основанном одним из самых почитаемым местным святым Иосифом, время для опального адмирала летело незаметно.
  Тут он и провел последующие пятьдесят лет, сумев справиться с тяготеющим грузом ответственности за судьбоносное поражение, пережив крушение самих кинежий, а затем и последнюю галактическую войну, поставившую под угрозу главное наследие человеческой цивилизации - мгновенные порталы для перемещения на любые расстояния.
  Необременительная должность старшего келаря в монастыре, имевшего статус самого крупного просветительского центра планеты и служивший своеобразным форпостом цивилизации и тюрьмой для знаменитых людей и детским приютом и даже запасной резиденцией номинального правителя планеты, позволяла глушить воспоминания о былом.
  И лишь ноющие на погоду призраки старых ран иногда требовали особого подхода - крепкого алкоголя или препаратов для снятия болевого синдрома.
  Но из-за, по слухам конечно, крупного прорыва кинежи из недр секретной лаборатории и гибели многих тысяч людей где-то далеко на юге, сейчас на планете царил форменный хаос. На орбите висели целые гроздья ударного космофлота Единой федерации, а на планете шла тотальная зачистка. Кого-то искали, вели расследование и тут же судили по законам военного времени.
  Снабжение и привычные каналы поставки контрабанды были нарушены и преподобный старец Варам рисковал теперь остаться без своего любимого коньяка и перейти на крепкий и вонючий местный самогон.
  Внезапно за дверью кельи послышался отчаянный визг, перемешиваемый с кучей ругательств и проклятий. Келарь чертыхнулся, оставил драгоценный напиток, и чуть помедлив, в надежде, что все разрешиться самим собой, затем решительным жестом распахнул дверь кельи.
  Там в широком проходе шла жестокая драка, где один очень худенький мальчишка отбивался от своры упитанных собратьев, одетых в ученические тоги. Это была не простая драка. Мальчик, спасая себя, двигался на удивление умело, используя инерцию и бестолковость напавших.
  Он бил в ответ расчетливо, нанося максимально возможно болезненные удары, калечащие и выводящие из строя противников. Никакой кучи малы, скорость и еще раз скорость. Она пока спасала мальчика от расправы. Простейший анализ ситуации предполагал следующий ход событий - если у кого-то хватит ума схватиться за палку или любой другой предмет, то здесь будут убийство.
  Один против десяти - навскидку прикинул келарь. Неясен был только повод. Но чуть позже внимательный взгляд монаха приметил в конце коридора тогу старшего ученика. И многое келарю стало ясно.
  Драконовские законы средневековья помноженные на избирательные действия избалованных вседозволенностью некоторых именитых граждан Единой федерации породили ущербное полукриминальное, полурелигиозное движение 'Единство веры', пропагандирующее жизнь по особым понятиям. Ядро приверженцев этой диковинной смеси идеологий и 'особых' сексуальных предпочтений здесь в монастыре составили воспитанники детского приюта, где в открытую действовали настоящие 'зоновские' порядки.
  И это была не просто детская игра. Официальная администрация приюта порой сознательно опиралась на эту неформальную систему управления, а в некоторых случаях это сотрудничество принимало совсем уж чудовищные черты.
  Худенький мальчишка, яростно защищавший свою жизнь, был новичком. А сплоченная шайка-лейка приютских шакалят пыталась сейчас образумить видимо самого строптивого из вновь набранных и присланных сирот.
  Но что-то явно пошло не так. Этот мальчонка, семи или восьми лет от роду, дрался как настоящий берсеркер. Ловко вывернувшись из-за захвата двух первых напирающих, он четко пробил им обоим в височную часть черепа, расчистив себе путь для отступления и чуть оторвавшись от своих противников.
  Следующим под раздачу попал один из подпевал. Тучный и неловкий, сотрясавший воздух громкими угрозами и ругательствами, он неожиданно для себя оказался лицом к лицу с мальчиком и поймал сильный удар ногой в пах, завалив собой еще троих паршивцев.
  В тесном, полутемном коридоре вновь образовалась орущая и матерящаяся куча. А мальчик лягнул две подвернувшиеся головы и снова разорвал дистанцию.
  -Ты че! Тя же зароют! - Главарь шайки беспомощно оглянулся назад. Из его кодлы уже четверо валялись, даже не пытаясь подняться. А еще трое держались за сломанные и выбитые конечности, не помышляя о драке. Без него против мальчишки в строю оставалось только четверо малолетних шестерок.
  Но тут им на помощь все же рискнул прийти старший ученик. А на руке у него, между прочим, тускло сверкал тяжелый кастет.
  Но стоило келарю полностью приоткрыть дверь своей кельи и негромко бросить: 'Стоять', как старший ученик послушно замер. Практически по стойке смирно, успев неуловимым движением пнуть кого-то из шакалят, не понявших, кто вмешался в их драку.
  С преподобным старцем Варамом шутки были плохи. К его словам прислушивался сам отец-настоятель монастыря. А братья, отвечавшие за безопасность, так и вовсе исполняли его просьбы, как команды.
  - Как звать тебя отрок? - Келарь попутно сурово обвел взглядом младших учеников и они, все правильно поняв, предпочли тихо раствориться, забрав с собой стонущих товарищей.
  - Олег. - Отозвался мальчик. И внезапно добавил: 'Мне просили вам это передать'. И под выпученный взгляд старшего ученика мальчик протянул келарю невесть как спрятанную баклажку из космического алюминиевого сплава с крепким алкогольным напитком.
  Келарь без колебаний принял подарок затем, аккуратно переставив больную ногу грозно сказал: 'Послушник, Реки свое имя'. - При этом преподобный старец Варам успел бросить мимолетный взгляд на этикетку, чуть хмыкнуть и отправить фирменную фляжку в широкий карман своей сутаны.
  - Багри, святой отец. - Юноша украдкой стянул кастет и вновь замер. Все оказалось намного сложнее, чем полагал молодчик и теперь он истово молился про себя, чтобы выйти из этой истории сухим.
  - Отведешь этого мальчишку к монаху Ибрагиму. Скажешь, пусть пока у него в подвале посидит. Проследишь, чтоб с кухни ему еду принесли. Обо всем случившимся забудь. И щенкам своим накажи рта поганого не распускать. Не было ничего.
  - И мальчишки?
  - И его тоже не было. И еще. Что с ребенком случиться, лично найду и кинжал вставлю, сам знаешь куда, и проверну пару раз.
  Напуганный старший ученик выполнил приказ старца в точности. Почти бегом он отвел Олега в нижние погреба хозяйственных галерей монастыря. Там, сдав мальчишку на руки иноку Ибрагиму, тут же бегом бросился назад в свою школу. Тот ни чем не высказал своего удивления. Словно ему каждый день присылали побитых и истощенных голодом мальчишек.
  - Значит, ты посиди пока тут. А я узнаю, что мне с тобой делать. - Изрек после раздумий Ибрагим и подвинул мальчику плошку с собственным обедом.
  Олег даже не обратил внимания, что инок вышел. Он с упоением начал жевать гречневую кашу, которую ему подал это добродушный монах. И про себя пытался с некой толикой фатализма понять - кто он есть. Осознание своего собственного 'я' вернулось к нему ровно в тот момент, когда его толкнули в объятья этого грузного монаха, ничего толком не объяснив.
  Контраст был разителен. Вот он стоит в коридоре, покрытый панелями из сверхпрочного нанопластика. Везде горят практически вечные газовые светильники и стоят грозные космические пехотинцы. Потом его ведут в некую медицинскую лабораторию, кладут в медицинскую капсулу, раз и вот вокруг полутьма, серые каменные стены и настоящие факелы, едва дающие свет. Это, не считая ноющего тела, холода и сбитых костяшек на руках.
  Но проблема была намного серьезней. Выходило, что мальчик просто не помнил ничего, кроме последних трехчасовых воспоминаний, своего имени и дня рождения. Даже облик родителей не отложился в его памяти. Присутствовали, правда, еще обрывки каких-то знаний. Типа числа пи и формулы спирта. Но что это такое мальчик не понимал.
  Попытки вспомнить рождали лишь бессвязные видения и боль. В памяти почему-то возникало единственное осознанное воспоминание. Огромная залитая ярчайшим белым светом комната и голос, проникающий в каждую частичку сознания: 'Никому нельзя верить. Никому вообще'.
  Полутемная келья была отличным местом, чтобы все хорошо обдумать. Откуда-то Олег знал, что ему предстоит бесконечная борьба за свой кусок хлеба и глоток затхлой воды. И он, весь в синяках и ушибах, молча глотал теплую кашу, ожидая, что будет дальше.
  - Поел? - Ибрагим явился точно в тот миг, когда Олег отскоблил плошку до блеска и запил все выданной кружкой травяного настоя.
  Грубые руки монаха требовательно ощупали его худенькое, тщедушное тело и, втащив в коридор, повлекли за собой. Путь по длинному полутемному и сырому коридору подвала Олег запомнил плохо. Он помнил только, как глухо билось его сердце, и как от волнения дрожали руки.
  Затем коридор окончился обширной залой, где редкие факелы сменились такими же примитивными светильниками, едва освещавшие стены. Каменные ступени были выщерблены от бесконечных хождений людей. Длинная лестница куда-то вверх была нескончаемой.
  Чуть позже, как-то совсем незаметно, стены из грубого серого камня, поросшие мхом, и местами сочившееся влагой, превратились в аккуратные кирпичики красного цвета.
  Светильников становилось больше, и, наконец, Олег понял, что они пришли.
  Мальчик очутился на небольшой арене, засыпанной обычной землей. Прямо напротив стоял почти такой же мальчик. Только на взгляд стороннего наблюдателя чуть шире в плечах и старше по возрасту.
  Ибрагим просто указал на единственный выход из арены и для убедительности поднял один палец.
  Все было ясно без слов. Злорадная улыбка и жесты были прекрасно поняты обоими детьми. Выйти отсюда будет суждено только одному...
  Мальчики внимательно посмотрели друг на друга: ни тени сочувствия или сострадания. Ни сигнала, ни гонга им не потребовалось. Противник Олега, явно рассчитывая смять его своим натиском, кинулся вперед, угрожающе размахивая руками.
  Олег не растерялся. По наитию, он шагнул в сторону, в тот самый момент, когда его соперник уже торжествующе наклонил свою голову, намереваясь просто врезаться в него и подмять под себя, пользуясь превосходством своей массы. Но ловкое движение ногой - 'подножка', заставила забияку пропахать землю этой арены.
  Теперь, наглотавшись пыли, противник Олега не спешил. Неторопливо, даже с некоторой опаской, он стал приближаться, сжав для верности свои кулаки.
  И вновь Олег расчетливо дождался первого, пробного удара. Резко ухватив за локоть соперника, он дернул его на себя, добавляя ему скорости. Затем вновь подножка и взбешенный противник второй раз ощутил противный скрип песка и земли на своих зубах.
  - Убью! - Проорал упавший, бросаясь в новую атаку.
  'Пора' - подумалось Олегу. Он тоже двумя рывками набрал скорость, и с силой врезался в своего врага. Следом, не дав тому опомниться, Олег обрушил град расчетливых ударов. Мальчик бил наотмашь, в живот, в голову, туда, куда мог дотянуться. Нисколько не заботясь, что ему достается не меньше.
  Это иступленная драка длилась мгновения. Противник Олега в какой-то миг чуть дрогнул и судьба поединка, зависшая в своей наивысшей стадии, оказалась предрешена.
  Удары Олега все набирали мощь, а удары соперника становились все слабее и слабее. Не выдержав боли, тот бросился бежать. Сил, чтобы кинуться вдогон у мальчика не осталось. Но этого уже не требовалось.
  Свершилось главное, поле боя осталось за ним. Украдкой бросив взгляд на самый верх, мальчик заметил едва уловимое движение стоявшего там человека. За этой схваткой наблюдали. Сам Ибрагим невольно подтвердил подозрения Олега. Его стремительный взгляд наверх и едва заметный кивок - немой вопрос и подтверждение полученного приказа.
  Затем монах без лишних слов взмахнул рукой, призывая мальчика следовать за ним. Вот только теперь каждый шаг давался Олегу с большой болью. Но он только тверже ставил шаг, каменея внутри, пытаясь так обмануть боль. На его счастье этот переход оказался очень коротким. Коридор, что брал свое начало от арены, оборвался через сотню шагов, упершись в массивные стальные ворота, в которых виднелась калитка.
  Ибрагим легонько стукнул по калитке, и она легко распахнулась. Впереди был туннель еще шагов на тридцать. Массивные своды буквально нависали над Олегом, а за узкими прорезями бойниц угадывались стоявшие стражники.
  Яркий свет на выходе, ослепил мальчика, заставив его резко зажмурится и смахнуть капельки слез, проступившее в уголках глаз. А Ибрагим все так же без слов просто толкнул мальчика в спину и Олег, споткнувшись об порог, полетел на пол, пребольно ударившись выставленными руками о каменную плиту пола.
  Кто-то засмеялся, и что-то тихо сказал на мелодичном и непонятном языке.
  - Встань. - Мягкий женский голос с легким акцентом заставил Олега подняться и, превозмогая резь в глазах, от яркого солнца, раскрыть их. - Ты знаешь, как тебя зовут?
  - Родители назвали меня Олегом.
  - Хорошо. - Согласился мягкий женский голос. Резь от света понемногу проходила и мальчик смог рассмотреть обладательницу голоса. Эта была пышная белокурая женщина в красивом оранжевом наряде. - Мы так и будем тебя звать - Олег. Отныне, ты личный слуга императора Ренара третьего. Тебе можно сказать повезло. Твой статус позволяет тебе считаться аристократом среди прочих слуг империи.
  Олег мало что понял, о чем говорила эта, безусловно, добрая женщина. Нет, слова были ему знакомы. А вот смысл ускользал. Но вида он не подал. Мальчик просто чувствовал, что судьба преподнесла ему неожиданный подарок. И теперь надлежало тщательно разобраться, что же выпало на его долю.
  - Тебе надлежит стать подметальщиком в имперской фехтовальной школе, щенок. - Другой женский голос, с гораздо большим акцентом, был резким и грубым. - И главное, тебе надлежит выучить наш язык, варвар.
  - Не надо грубости Селена. - Новый голос, теперь уже без акцента, несомненно принадлежал мужчине. - Он чужак здесь, как и я. Вымойте его, накормите и отведите в палатку к нашему биваку. До прибытия в расположение школы мальчик полностью на вас.
  Олег успел только бросить взгляд на говорившего, а мужчина уже развернулся и взгляду мальчика достался только его плащ, яркого синего цвета.
  Так, без лишних предисловий, или каких-либо формальностей Олег получил работу и новый статус, закрепленный чуть позже серебряным браслетом.
  Указания мужчины были выполнены молниеносно и без привычных для таких дел проволочек. Первой пострадала полусгнившая одежда Олега. Это старое тряпье было безжалостно сорвано и выброшено за полной ненадобностью. Затем его ждала купальня. Вода была правда едва теплая, но и это показалось Олегу блаженством. После купальни ему была выдана серая тога, грубые деревянные сандали с кожаными ремешками и накидка, теплая с войлочной подкладкой.
  Дальше его путь лежал к походной кузне. Хмурый кузнец ловко защелкнул серебреный браслет на руке мальчика и, подложив маленькую стальную полоску, ударом ювелирного молотка расплющил серебряную застежку на замке. Сломать такой ошейник мог любой ребенок, но чеканная надпись - 'Слуга императора' - кстати, это были первые слова, которые Олег выучил на новом для себя языке - 'империуме', давала владельцу несравненно больше, чем просто статус бесправного слуги.
  Это стало ясно для проницательного взора отрока сразу. Достаточно было обратить внимание на других слуг с медными и даже с деревянными браслетами, бросавших на мальчика откровенные взгляды полные зависти, а то и злобы.
  Утром следующего дня огромный лагерь на удивление Олега снялся быстро и выстроился в длинную походную колонну. Море впечатлений так поглотили внимание мальчугана, что он даже не взглянул на высоченные стены монастыря оставшиеся позади.
  Но вот с них, точнее с обзорной площадки, за убытием имперского каравана внимательно наблюдал инок Ибрагим. Через час он явился к старшему келарю монастыря и с поклоном доложился: 'Караван ушел'.
  - Что скажешь? - Преподобный старец Варам кивнул на алюминиевую фляжку, стоявшую на столе. Отставной сержант-интендант штурмбата и по совместительству младший помощник келаря цепко ухватил раритетную бутылку и навскидку определил: 'Компания 'Итако', знаменитая серия 'Черный виски'. Двенадцатилетней выдержки. Уже не производиться. Не видел их лет семьдесят'.
  - Посмотри гравировку на донышке.
  - Железный друг. - Прочитал Ибрагим. - И что это значит?
  - Просьба о помощи. Около ста тридцати лет назад один очень уважаемый человек выручил меня. Я попал тогда по собственной дурости в скверную историю. Он, походя, решил проблему. И в качестве платы взял обещание, что когда придет время, то я смогу отблагодарить его по условному знаку. Вот такой бутылкой с гравировкой 'железный друг'.
  - Однако. - Озадаченно произнес Ибрагим и, немного помедлив, предложил: 'Может, подключим нашего 'богослова'?'
  - Может и подключим. Только вот тогда тому уважаемому человеку было лет под двести. А как ты знаешь триста лет - это предел современной медицины.
  - Дела... Глэд обещался присмотреть за мальчишкой. По мне весьма мутная история.
  - Никакой мути, капрал. Все предельно ясно. Произошел грандиозный побег кинежий. Сбежала не простая нечисть, а ее сливки. Сейчас на планете идет тотальная зачистка. Убирают всех, кто причастен к такому провалу. Родственников, разумеется, не щадят. Видимо кто-то успел спасти своего отпрыска. Но вот кто это?
  - Пошукать надо. Мальчику явно блокаду на мозги поставили. Взгляд ошарашенный. Особо и не помнит ничего. А рефлексы прям на загляденье.
  - Грамотно мыслишь. Да только видимо не только блокаду. У него два свежих шрама, на плече и ноге. Давай так. Объясни нашему официальному соглядатаю, что никакого мальчишки не было.
  - Заупрямиться. Да еще стуканет наверх.
  - Значит, несчастный случай будет. Мне наше спокойствие дороже. И передай эту записку книгохранителю нашей монастырской библиотеке, иноку Фотию. - Старец Варам черканул пару строк на пергаменте и протянул листок своему помощнику.
  - Ох, наломаем мы дров с этим отморозком.
  - Пустое. Штабс-гауптман диверсионно-десантного батальона 'Упырь' в состоянии держать себя в руках. Я хочу сделать так, чтобы ни одна сволочь не смогла нас связать с этим мальчишкой. Поверь, след обязательно приведет ищеек в монастырь. Но тут он и должен оборваться. Фотий справиться.
  Ибрагим чуть вздрогнул. Но больше спорить не стал. Фотий. Еще одна легендарная личность из далекого прошлого. Да вот только весьма неуравновешенная. И как он только с книгами справляется.
  Книгохранительные палаты встретили Ибрагима тишиной и блеском. Здесь всегда царила неимоверная чистота и тишина. На счет этого у Фотия был пунктик. Словно он был главбоцманом на линкоре, а не степенным монахом библиотекарем. Здесь чинно сидели немногочисленные переписчики. Плавно двигались подростки, коим повезло попасть в команду Фотия, а где-то за стенкой так же тихо лязгали примитивные книгопечатные машины. Перед келью Фотия маячили две рослые фигуры его подопечных. Один из бойцов, особо не таясь, таскал на поясе огнестрел, второй, судя по плотно надвинутому капюшону сутаны, имел запрещенную гарнитуру связи.
  Фотий изволил почивать. Это стало ясно по его помятому и слегка не выспавшемуся лицу. Он молча протянул руку и развернул листок пергамента. Затем резко смял написанное, помедлил, наблюдая как сгорает лист пергамента в камине, и затем спокойно произнес: 'Передай адмиралу, пусть не беспокоиться, все будет выполнено точно, согласно приказа'.
  
  ***
  - Госпожа, к исходу суток мы достигнем пункта назначения. Наш звездолет уже миновал передовой аванпост особой космической станции 'Звездный поток'. Мы обменялись с ними данными. Все спокойно. Я включил режим торможения.
  Уверенная зона приема дальнобойной связи начнется через час. Как только будет устойчивый прием, я лично запрошу шлюз для стыковки, гравитационную платформу и медицинское сопровождение для госпожи Элис. - Капитан космического корабля 'Надежда' с содроганием смотрел на вольготно развалившуюся в его кресле кинеж и проклинал тот день, когда он повелся на огромные деньги и заключил этот злополучный контракт о найме.
  Кинеж была расчетливой и невероятно ловкой особой. Мастерски сбив со следа погоню серией только на первый взгляд хаотичных проколов пространства, она нырнула на самую границу необъятного астероидного облака.
  А оттуда, заставив забыть про порталы и прыжковые двигатели, приказала ползти до указанных ею координат на обычных разгонных движках, предназначенных для маневрирования в отдельно взятой системе.
  Вообще давно было пора продать к дьяволу этот звездолет и осесть где-нибудь в центральных мирах. А теперь с этой кибернетической нежити станется всех просто-напросто перебить.
  - Это хорошо. Размышляешь, оставлю ли вас я в живых? - Ингрид засмеялась низким грудным голосом, от чего тучный капитан пошел серыми пятнами. - Кстати милейший Лесконт, если вы и дальше будете так нервничать, то вам гарантирован глубокий обморок или нервный срыв, тахикардия и как следствие посещение медкапсулы, а ведь она занята. Кстати, какие новости по ее самочувствию?
  - Состояние госпожа Элис стабильно хорошее. Она идет на поправку. Еще три дня и ее вполне можно будет разбудить. - Капитан Лесконт оправился от невинной шутки кинежи и смог взять себя в руки. Его экипаж, целых двенадцать человек были не в состоянии справиться с одной единственной кинеж и оставалось только терпеть ее выходки. Благо, что за грань разумного она не переступала.
  -Ну, значит, тому и быть. Я планирую сохранить вам жизни, Лесконт. Только если кто из вашего экипажа проговориться, вряд ли это сильно обогатит его. Покойникам деньги ни к чему. Попробуйте довести эту мысль до своих.
  - Конечно, госпожа Ингрид. О вас знают только трое, я, мой первый помощник и старший инженер. - Пот обильно сочился по лбу и вискам капитана, но он боялся шелохнуться, наблюдая за смертоносной кинеж.
  - Сообщишь, как появится устойчивая связь. Я буду у себя в каюте. - Ингрид решила еще раз все проанализировать и заодно собраться. Вещей у нее было немного, но вот продумать какое вооружение ей необходимо было не лишним.
  Но дойти до своей каюты Ингрид не успела. Внезапно по кораблю прокатилась едва уловимая дрожь. А потом редкие динамики извергли из себя целых три опаснейших звуковых сигнала: 'Ракетная атака, боевая тревога и разгерметизация звездолета'.
  Ингрид на мгновение замерла, попытавшись связаться по внутренней сети с капитаном Лесконтом. Но сетки не было, как и связи. Лишь автоматически сработали внутренние шлюзовые люки, предотвращая полную разгерметизацию корабля.
  Элементарная логическая цепочка размышлений наводила на мысль о предательстве. Отставной телохранитель резко сменила вектор своего движения. Вместо того чтобы идти в свою каюту или вернуться в рубку управления, Ингрид бегом направилась в кормовую часть звездолета, туда где располагались портальные камни, отвечающие за работу генератора прокола пространства.
  На бегу, не оставляя попыток достучаться до локальной сети и получить хоть какой-то доступ средствам наблюдения, Ингрид обратилась к своей обширной базе данных. Виртуальная схема звездолета помогла сформировать наиболее оптимальный путь движения.
  Дальше, по ходу бега, чуткие сенсоры кибернетической бестии уловили впереди силуэт, идентифицируемый, как человек. На автомате кинеж активировала свои лазерные клинки, справедливо полагая, что справится со смертным и без биоэлектронной пушки.
  Но человек был уже мертв. Его тело валялось у закрытой шлюзовой переборки без видимых следов насильственной смерти. И только тут до Ингрид дошло. 'Разгерметизация'. Кинежи было совершенно не опасно даже полное отсутствие кислорода для дыхания. Значит, предатель и не подозревал, что на борту находится она.
  'Госпожа Ингрид, это взбунтовалась часть экипажа. Мой второй помощник предал меня. Он смог с кем-то договориться, видимо с местными пиратами. Я заперт в рулевой рубке. Они хотят украсть мои портальные камни. Помешайте им.' - Внезапно прорезалась связь, буквально на несколько десятков секунд. Но этого хватило кинежи, чтобы послать запрос, получить ответ от датчиков наблюдения и оценить обстановку.
  Звездные грабители напали на звездолет на маленьком внутрисистемном кораблике типа 'Волна'. Обзорная камера, установленная на корме, записала момент нападения. Судя по его размерам, пиратов было не много. Их вполне хватило, раз часть команды играет за налетчиков. Видимо второй помощник капитана сумел как-то отключить датчики слежения, и на время заблокировать локальную сеть. Внезапная разгерметизация также внесла свою лепту в удачное нападение. Ну а грабители, разворотив чем-то взрывчатым броню, получили дыру в кормовой надстройке 'Надежды'. Затем они беспрепятственно проникли во внутренние отсеки и сейчас уже шуровали своими загребущими лапами в генераторе прокола пространства.
   Чувствуя, как уходит время, отставной телохранитель ускорилась до предела. На ее счастье предоставленный абсолютный доступ, приравненный к правам капитана звездолета, позволял беспрепятственно передвигаться по заблокированному кораблю, а шлюзовые камеры продолжали исправно функционировать. Первых вооруженных пиратов Ингрид настигла в узком технологическом коридоре двигательного отсека.
  Четверо бойцов поставленные здесь именно на такой случай, как шальной прорыв лояльного капитану члена экипажа, оказались не готовы к нападению кинежи. Свои примитивные огнестрелы они держали опущенными дулами в пол.
  Дрянные скафандры плохо держали проникающие удары лазерных клинков. А уж била высшая кибернетическая нежить в полную силу своих сервоприводов. Расправа была короткой и быстрой. Через двадцать две секунды Ингрид уже неслась дальше в сторону отсека с установкой пространственного прокола.
   Туда она ворвалась разъяренной фурией к ничего не подозревающим людям, абсолютно не готовым к схватке с высшей кинеж.
  Двое специалистов, ковырявших установку, облаченные в простые технические скафы, умерли сразу, толком ничего и не поняв. Лазерные клинки без проблем вскрыли хрупкую пластиково-тканевую оболочку их скафандров.
  А вот с третьим человеком Ингрид пришлось повозиться. На нем была настоящая боевая броня, а в руках компактный и смертоносный удлиненный револьвер класса пробойник, пользоваться которым он умел.
  От первого выстрела, разворотившего всю переборку за спиной, кинеж уклонилась благодаря своей реакции и скорости. Уходя от второго, она успела подбить бойцу руку и даже атаковать, но клинки лишь бессильно скользнули по керамической броне скафандра.
  До третьего выстрела не дошло. Одним взмахом перерубив полимерную нить, соединяющую револьвер со скафандром, Ингрид буквально вывернула руку человека, согнув бронепластины в обратную сторону и сама нажала на спусковой крючок его же пальцами.
  От выстрела в упор лицевая пластинка гермошлема бойца не спасла. Перезаряжать револьвер было некогда. Преступники уже успели выдрать главный портальный камень и унести его. Ингрид достались лишь два вспомогательных камня. Их демонтировали вместе с техническими приблудами, видимо, поэтому так и провозились, на свою голову. Прихватив ценное имущество, отставной телохранитель рванула вдогонку.
  К месту пробоины звездолета, что проделали пираты, Ингрид домчалась за минуту и сорок восемь секунд. И все-таки опоздала. Грабители, обеспокоенные молчанием своих подельников, решили не рисковать и уносить ноги. Ингрид лишь увидела хвост улепетывающего внутрисистемника.
  Как только катер отдалился на приличное расстояние, появилась локальная сетка.
  - Госпожа? - Обеспокоенный капитан Лесконт вновь вышел на связь.
  - Они ушли. - И уволокли с собой портальные камни. - Ингрид не собиралась рассказывать толстячку капитану про перехваченную добычу. Что взято с боя - свято, даже для кинежи. Ей самой они пригодятся. - Но взамен у нас на борту осталось семь трупов похитителей и мятежников. Быть может власти станции смогут вычислить, кто это был.
  - Из двенадцати членов экипажа в живых осталось только шестеро. Нам нужна ваша помощь госпожа. - Капитан чуть не плакал. - Мы заблокированы по отсекам.
  - Хорошо. Говори, что необходимо сделать. - Ингрид понизила чувствительность своих сенсоров, перестав наблюдать за улепетывающим внутрисистемником. Она и так сделала все что смогла, сняв максимальное количество параметров, для того чтобы в дальнейшем легко опознать эту посудину.
  И пока ей предстояла рутинная работа по вызволению экипажа и заделыванию пробоины, кинеж попутно анализировала сложившуюся ситуацию.
  Если бы это помогло, то Ингрид просто выругалась. Как умела в той прошлой жизни, до оцифровки. Но это сейчас было бессмысленно и не логично. Вновь требовалось на ходу корректировать планы. Уже в который раз. А ведь главная цель - получить доступ к тайным счетам одного из банкиров разгромленного ордена портальщиков, так и осталась непостижимо далекой.
  Ожившая локальная сеть позволила ей получить доступ ко всем произведенным сеансам связи с борта звездолета. Через семь минут, столько потребовалось, чтобы взломать примитивный шифр в сообщениях, Ингрид узнала всю подноготную сорвавшегося бунта.
  Второй помощник заключил настоящую сделку с дьяволом. Подговорив еще троих членов экипажа, он решил устроить кровавый налет-представление. Руками новоявленных пиратов перебить всех прочих членов экипажа и пассажиров, самому завладеть 'Надеждой', а в качестве платы отдать пиратам генератор прокола пространства, вместе с портальными камнями. Для властей он стал бы законным правопреемником и жертвой распоясавшихся разбойников. Вот только Ингрид этим планам кардинально помешала.
  Выходило, что та четверка отнюдь не сторожила вход в отсек с генератором прокола пространства, а ждала того самого бойца в боевой броне для зачистки звездолета.
  Следовательно, будет второй раунд схватки. Она бы на месте пиратов устроила заварушку сразу по швартовке звездолета. Победителей ведь не судят. Или судят, но не очень строго.
  Пора было подводить итоги случившегося. Второй помощник, организовавший такой бестолковый налет, исчез. С ним сбежало еще два члена экипажа. Трое погибли. Одного зарезала Ингрид. Он был среди той четверки, что так неудачно толпились около входа в отсек с генератором прокола пространства. Остальные погибли от удушья. Не успев сориентироваться и надеть скафандры.
  По самым скромным подсчетам выходило, что ремонт и наведение порядка на изувеченном взрывом звездолете продляться минимум сутки.
  Кинежи быстро надоели тоскливые вопли капитана о том, что он разорен. Хорошая пощечина и чуть выпущенный на волю кончик лазерного лезвия привел Лесконта в чувство, путем вброса в кровь чудовищной порции адреналина.
  - Легче? - Ингрид кивнула капитану на свободное кресло в отсеке, отведенном под общую столовую.
  - Мы сможем их найти? - Лесконт ошарашенно хватал ртом воздух, но со своей темы разговора съезжать не желал.
  - Они сами нас найдут. Камни у них, установка у нас.
  - Я все расскажу властям..., ахк. - Ингрид молниеносно сжала легонько горло толстячку капитану и прошипела ему прямо в лицо: 'Только попробуй. Тебя же власти и выпотрошат. Эдикт об оцифровке сознания еще никто не отменял'.
  - Но... - На Лесконта было больно смотреть. Он опять пошел пятнами и разводами. 'И как он бизнесом занимался столько лет' - Отрешенно подумала Ингрид.
  - Подумай о моих словах. Когда пришвартуемся, то выходить из корабля не торопись. Я пойду первой. Потом уж ты и команда.
  - Ладно. - Лесконт видно было задумался, понимая правоту слов кинежи.
  - Корабль по любому придется продавать. Он так засветился на Араксе, что поверь мне, это будет лучший для тебя выход.
  - Хорошо. Я сам об этом раздумывал. - Лесконт на всякий случай отодвинулся от кинежи на пару шагов.
  - Я буду у себя в каюте. Если что сразу зови. - Ингрид планировала оставшееся время до стыковки потратить на наведение лоска и маскировки собственно себя любимой. Малозначительные небрежности в одежде и фигуре, прокатывавшие на Араксе, здесь на космической станции могли дорого ей обойтись.
  Главной причиной, почему Ингрид выбрала промежуточной целью космическую станцию, а не планету, был повсеместный тотальный и жесткий планетарный контроль по выявлению кинежи в пределах центральных планет Единой федерации.
  На станции подобный контроль был слабее. И поток транзитных звездолетов поинтенсивней. Также Ингрид рассчитывала на два канала связи, доставшиеся ей по случаю именно на этой космической станции 'Звездный поток'.
  В таких тягостных размышлениях отставной телохранитель незаметно добралась до своих апартаментов. Тихое шипение гидравлики и дверь в ее каюту привычно встала в полагающиеся пазы, надежно отсекая весь посторонний шум. На кровати лежал разобранный кофр с оружием. То немногое, что успела прихватить с собой Ингрид во время поспешного бегства с Аракса.
  Усевшись в противоперегрузочное кресло, кинеж отключила почти все функции своего искусственного тела и активировала режим диагностики. При этом ее кибернетический мозг продолжал напряженно размышлять.
  На Араксе она засветилась по полной. И лишь вопрос времени, когда пытливые следователи из Единой федерации докопаются до истинной сущности ледяной красавицы телохранителя Ингрид.
  Облик будет необходимо сменить. И, не смотря на нехватку вычислительных ресурсов, высшая кинеж с увлечением принялась экспериментировать и создавать себе новый образ.
  Ее искусственное тело значительно уступало боевым ипостасям кинежий. Но зато имело неоспоримые преимущества в маскировке под человека.
  Сначала цвет волос. На этот раз пусть будут медно рыжие. Затем грудь - аккуратная двоечка, точнее даже между единичкой и двоечкой. Дальше точеная фигура, развитые плечи, плоский живот, с кубиками. Следом уменьшить попку, а мышцам ног добавить пикантной мощи как бы от постоянных тренировок и не забыть про рельефно мускулистые руки. Нужно же объяснять свою силу и обязательно добавить бронзовую кожу. От образа белокожей Ингрид нужно отказываться, как бы он ей не нравился.
  Законченный образ-картинка была запечатлена в памяти. И тут же был произведен подсчет - без привлечения внешних ресурсов смена облика займет минимум сто восемьдесят часов.
  До стыковки оставалось меньше восьми. Следовательно, смена облика откладывается на неопределенный срок. Теперь диагностика. Шустрые нанороботы уже давно восстановили все повреждения искусственной оболочки и даже увеличили собственную численность до нормы военного времени. Функционал оценивался диагностом в сто пять процентов. Для страховки, кинеж приказала нарастить дополнительную защиту на жизненно важные участки тела. Также озаботиться дополнительным сенсором, позволявшим добавить в систему видеонаблюдения обзор со спины.
  Теперь пришел черед заняться вооружением. Железная логика подсказывала: предпочтение необходимо отдать оружию скрытого ношения и средствам пассивной защиты. В который раз Ингрид пожалела, что ей не хватает вычислительных ресурсов. Все операции на ее взгляд можно было значительно ускорить, будь у нее помощнее процессоры.
  Ей даже доводилось слышать фантастические истории о существовавших в прошлом оцифрованных существах, способных использовать любые вычислительные средства: локальные сети, корабельные мозги ИИ и тому подобное, до чего они могли дотянуться.
  Сама она такого не умела и если честно в программировании была слаба. До своей оцифровки Ингрид достигла уровня оператора-мастера беспилотных боевых систем дальнего действия, попутно сдав зачет на нашивки штурм-сержанта космической пехоты.
  А после, ввиду острого кадрового голода, вынуждено переквалифицировалась в шпиона, а точнее в глубоко законспирированного агента недобитых кинежий. Это аморфное объединение получило громкое название 'Комитет спасения'. Как не печально это сознавать, но лучшее ее на эту миссию кандидатов просто не нашлось.
  Ингрид опять с недовольством прервала бессмысленную трату ресурсов на воспоминания и вновь принудила себя заняться делом. Вначале было необходимо создать два одноразовых разрушителя 'Гарпия-3' и еще до кучи многозарядный парализатор 'Кобра-5', способный гарантированно на время дезориентировать практически все виды наземных роботизированных систем огневой поддержки.
  Следом требовалось обзавестись подходящим вооружением. С возможностью бесшумной стрельбы. Нечто среднее между снайперкой и штурмовой винтовкой. И такая, в банке данных вооружения, что хранилась в памяти кинежи, отыскалась. Бесшумная и компактная снайперская винтовка, разработанная в конце прошлого десятилетия в корпорации 'Промтехнологии' для нужд специальных подразделений вооруженных сил и безопасности.
  'Осирис Т-5000' могла использовать почти любые боеприпасы калибра 9мм, весила всего 2,9 кг (без магазина и прицела) и сочетала в себе достоинства штурмового и снайперского оружия. Винтовка была оснащена мощным глушителем, который значительно уменьшал звук выстрела. Правда, прицельная дальность 'Осирис Т-5000' составляла всего 400-500 метров. Ну, для кинежи с ее способностями эту цифру можно смело было увеличивать в полтора раза.
  Для ближнего боя сойдет отобранный у пиратов револьвер-пробойник на шесть зарядов, ее лазерные клинки и биоэлектронная пушка.
  Раскрыв кофр с оружием, кинеж отобрала ненужные ей сейчас стволы. Они послужат рабочим материалом для нанороботов. Этакой пищей и заготовкой для создания нужного оружия. Убедившись, что энергии у нее вдоволь, спасибо капитану 'Надежды' и приоритетному допуску к системам жизнеобеспечения, Ингрид вновь улеглась в противоперегрузочное кресло и дала команду своей колонии нанороботов начать работу, отключившись от управления своей оболочки. Сейчас вся мощь ее вычислительных процессоров пойдет на контроль и координацию работы армады крохотных помощников. Микроскопические роботы все сделают по высшему разряду. Расплавят, закалят, перестроят и воссоздадут по чертежам требуемое оружие.
  Для себя кинеж сохранила возможность наблюдения, с помощью пары оптических и звуковых датчиков и биологического сканера, включенного в пассивном режиме.
  Спустя семь часов по внутренней связи раздался голос капитана Лесконта:
  - Внимание всем членам экипажа. Наш звездолет переходит в режим активного торможения. Прошу всех занять места согласно штатного расписания. Госпожа Ингрид, через десять минут я начинаю обратный отчет до стыковки с причальным шлюзом станции. Ориентировочное время шлюзования - пятнадцать минут, сорок секунд.
  - Я буду через пять минут. - Ингрид вышла из своего оцепенения ровно в назначенный срок. Все системы ее искусственной оболочки работали штатно. Тело было укреплено и готово функционировать. И даже выдержать поверхностную проверку. Раздевшись догола, Ингрид еще раз придирчиво осмотрела свою фигуру. Изъянов не было. Все следы и повреждения были полностью устранены.
  Теперь настала очередь нательного белья, обязательно бесшовного. К нему Ингрид питала необъяснимую слабость. Затем последовала очередь первого жидкого бронежилета, следом кинеж надела уже привычный комбинезон десантника единой федерации без знаков различия. Потом дошла очередь и до мощного боевого скафандра. Приладив все свое оружие, в ниши и штатные крепления, Ингрид застегнула кофр со своим имуществом и с легкостью взвалила почти стокилограммовую сумку себе на плечо. Она была готова.
  По договоренности с капитаном Лесконтом первой, через шлюзовой отсек, покинуть звездолет должна была Ингрид. Высшая кинеж, лишенная начисто страха, представляла сейчас собой настоящую машину смерти и готовилась дать бой любому, кто встанет у нее на пути.
  Ведь, умерев не единожды, разучиваешься бояться смерти. А способность не чувствовать боль, только повышали ее шансы на успех.
  Аракс тяжким грузом давил на кремневые накопители памяти и кинеж надеялась сравнять виртуальный счет неудач победой на станции.
  Все это время пока шла швартовка и подвод парковочных манипуляторов, Ингрид нагло ломилась во внутреннюю сеть причального отсека. Вначале была добыта его схема.
  Шлюз причального отсека представлял собой приличных размеров ангар, в который от пристыкованного звездолета вело два коридора. Первый - грузовой, широкий и монументальный, предназначенный для грузовых платформ и габаритных грузов. Второй - для пассажиров, более комфортный и отапливаемый.
  Ингрид размышляла ровно секунду и выбрала путь по грузовому коридору. Но скорее на вбитых в ее память правилах - постоянно путать условного противника, кинеж, используя беспроводное соединение, отыскала управляющий датчик концентрации кислорода, с обратной связью, расположенный в грузовом коридоре и принудительно уменьшила значение содержания кислорода в воздушной смеси до критической величины. Если там кто-то затаился, то ему либо придется ретироваться, либо включить систему жизнеобеспечения скафандра на полную мощь и выдать себя.
  А на управляющий контур дверей пассажирского коридора Ингрид сгенерировала сигнал, что к самой двери подходит один человек. При этом кинеж без труда заполонила каналы видеонаблюдения сплошной полосой активных помех.
  Дальше развернувшиеся события показали, что отставной телохранитель со своей подстраховкой угадала. Подойдя вплотную к шлюзовому люку, Ингрид приложила кончики пальцев к толстой металлической плите и попробовала вчитаться в показания своих сонаров.
  Ее чуткие сенсоры сквозь бронированные створки шлюзового люка засекли двух хорошо вооруженных бойцов. В активированной броне, с включенными на максимум средствами обнаружения, те держали на прицеле саму дверь и чего-то ждали. Если судить по сигнатуре излучений скафандров, то облачены воины были в специальный боевой скафандр класса 'Витязь'.
  Вновь был задействован богатейший архив кинежи и на свет извлечена схема специального скафандра 'Витязь'. Через минуту Ингрид уже знала его уязвимые места и была готова действовать.
  Обычно шлюзовая створка люка отходит медленно и плавно. Без рывков и ускорений. И мало кто знает, кроме разработчиков-инженеров и обслуживающего персонала, что этот люк по команде может двигаться в разы быстрее.
  С диким скрежетом люк ухнул вниз и, пока ошарашенные бойцы пытались сориентироваться и понять, что случилось, кинеж успела прицельно выстрелить целых четыре раза. Два на поражение и еще два выстрела контрольные. Стремительный запрос-обращение к биосонару и ее сенсоры отозвались сообщением, что биологическая активность в скафах угасает.
  Ингрид немедля рванула по грузовому коридору к внутренней створке шлюзового люка. Вновь приложив пальцы к нему, кинеж попробовала вычленить сквозь помехи удобоваримую информацию. Но в этот раз четкого ответа не было. Ангар своими размерами рассеивал и путал слабенький сонар Ингрид.
  Но выбора не было. Опять по команде люк ухнул вниз с умопомрачительной скоростью. Следом взору кинежи предстала целая команда хорошо экипированных бойцов и, что было значительно хуже, впереди них располагался робот огневой поддержки 'Барсук-4'. Штука вредная и трудно выводимая из строя.
  'Грахх' - с громким шипением прорезала ангар молния многозарядного парализатора 'Кобра-5'. И потом на бегу, прорываясь в глубь станции, Ингрид открыла прицельный и частый огонь из своей снайперки. Двадцать выстрелов ей удалось произвести почти за десять секунд.
  'Клац' - с глухим металлическим ударом затвор винтовки встал на затворную задержку. Времени менять обойму не было совершенно. И Ингрид спешно рванула за поворот, под треск ответных выстрелов.
  Не обращая внимания на завывание аварийных сирен и предупреждающих надписей о разгерметизации, кинеж, сориентировавшись и взяв направление к первой попавшейся венткамере, рванула туда во всю свою доступную скорость.
  Затем, с одного удара проломив хлипкие крепления технического лаза, она с облегчением нырнула в пустотный карман и поспешила вновь законнектиться с местной локальной сетью, чтобы начать путать следы, обманывая датчики и взламывая доступные сетевые ресурсы, чтобы понять, куда ей двигаться.
  В условиях жесточайшего цейтнота и полной неопределенности, первое, в чем нуждалось Ингрид - так это в информации. Ей было не под силу взломать хорошо защищенные серверы станции. Или точнее для этого требовалось слишком много времени и вычислительных ресурсов, а также наборы качественных боевых компьютерных вирусов. Пришлось пользоваться открытыми источниками и тем, что удалось выудить из слабозащищенных ресурсов.
  Второй задачей было составить хотя бы примерную схему орбитальной станции. Разумеется, обычный путь на станцию теперь для нее был заказан. Но шлюз, в технических катакомбах которого она сейчас пряталась, представлял возможность воспользоваться крайне удобным путем проникновения - по ее внешней обшивке, передвигаясь в безвоздушном пространстве. Навыков на перехват управления датчиков и камер слежения у нее должно было хватить, чтобы невидимкой проникнуть, куда ей будет нужно.
  Тем временем в сети стали появляться первые непроверенные новости о боестолкновении в шлюзовом отсеке. Утверждалось, что погибло более пяти полицейских. А капитан звездолета 'Надежда' забаррикадировал вход на корабль и требовал прибытия на борт представителей торговой палаты Единой федерации, членом которой он имел честь состоять. Угрожая в противном случае включить маневровые двигатели на форсаж и уйти в пространственный прокол прямо рядом со станцией.
  Разгорающаяся шумиха сильно подсобила Ингрид. Пока опешившие инициаторы силовой акции решали, что делать, блогеры, свидетели и журналисты подняли целую информационную волну, смакуя добытые факты. Это помогло кинежи разобраться в местных политических хитросплетениях и понять, как ей действовать. Всего-то требовалось преодолеть около километра по внешней оболочке станции, а затем незаметно проникнуть в одну из самых охраняемых ее зон.
  Дело было трудное, но вполне выполнимое. На которое Ингрид отвела себе всего тридцать минут.
  Если бы кинеж была человеком, то ее наверняка заворожил бы фантастический вид открывшегося звездного неба, когда она шагнула на внешнюю обшивку шлюза.
   Нависший справа край метеоритного потока в зеленом свечении и две недалекие звезды ярко голубого спектра со своими выводками-планетами могли впечатлить любого смертного. Но Ингрид лишь позволила себе сделать сотни две панорамных снимков, чтобы потом, если будут свободными ресурсы, вспомнить значение подзабытого слова 'красота'.
  Впереди ее ждал увлекательный забег по хаотичному нагромождению из строительных материалов и конструкций, обломков технологического оборудования. При этом Ингрид было необходимо на ходу выявлять наличие датчиков и камер систем безопасности и стараться блокировать их.
  Впрочем, здесь кинеж была в родной стихии. Это было как раз то, что кибернетические бестии умели лучше всего. *** Центральный сектор встретил бывшего посла Хэлвига Астронга по-настоящему настороженно. Едва только промелькнуло информационное сообщение в локальной сети военного звездолета, о том, что командир корабля поздравляет всех с удачным перемещением в родной сектор, как ожила иконка цифровой паутины, на коммуникаторе Хэлвига. Но привычная галасеть оказалась видоизмененной до неузнаваемости. Тут везде теперь стояли ограничители и фильтры. Грозные предупреждения о недопустимости и санкциях выскакивали почти от каждого запроса. Иные ресурсы были заблокированы наглухо и требовали особого допуска. Не успел Хэлвиг толком разобраться в этой мешанине всплывающих сообщений и связаться с домом, порадовав близких об окончании ссылки, как неожиданно поступил категоричный приказ доставить высокопоставленных пассажиров на бывшую военную перевалочную станцию, расположенную на самой границе сектора, для проведения неких проверочных действий. Попытки прояснить ситуацию результатов не дали. Заместитель министра по делам колоний Эгрер Дорс начал заметно нервничать. Выдумывая невесть что. Ведь военные, чье поведение до этого было просто подобострастным, теперь просто отказывались идти на контакт и раскрыть детали приказа. К исходу следующих суток после прокола пространства фрегат неторопливо приблизился к причальным мачтам указанной орбитальной станции и замер, опутавшись швартовочными канатами. Как только позиционирование относительно орбиты космической станции было завершено, тут же заработали гигантские платформы гравитационного захвата и фрегат надежно пристыковался к переходному шлюзу. Встречающих было двое. Они сразу выделялись среди разношерстной массы технического персонала, набившейся в шлюз, как сельди в бочку. - Чтобы через три часа фрегат был полностью готов. - Рев ответственного инженера обеспечения, усиленный встроенным громкоговорителем, доносился даже сквозь упругий пластик скафандра. Но встречающие даже не поморщились, четко определив, кто есть кто. - Господин Хэлвиг Астронг? Я помощник обер-секретаря сената Глэн Томпсон. - Представился первый худой и нескладный мужчина с резкими чертами лица и черными, как смоль, волосами. - Это Баха Нинадзе, офицер по особым поручениям из отдела внутренней безопасности сената. Прошу следовать за нами. - Если не секрет, то куда мы идем? - Озадаченно просил бывший посол. - На встречу. Здесь на самой станции, временно превращённой в своеобразный лагерь для проживания, находится неимоверное количество вынужденных переселенцев. - Пояснил с усмешкой помощник обер-секретаря сената, когда к ним по ходу движения присоединился отряд хорошо экипированных полицейских, взявший всех их в защитное кольцо. - Тут в воздухе витает неосязаемое напряжение. - Поделился своими наблюдениями Хэлвиг. И действительно, взгляды людей здесь не предвещали ничего хорошего. - Сейчас огромное количество беженцев стекается к нам в центральный сектор Единой федерации в надежде добиться справедливости и личного благополучия. Разумеется, местные жители отвечают на такой наплыв чужаков глухим ропотом и активным саботажем. От чего уже бесятся приезжие, грозя властям беспорядками. А на носу выборы. - Думаете, такие станции помогут снизить градус напряженности? - Сенатская комиссия сейчас как раз с этим вопросом и инспектирует станцию. А нам... - Глэн Томпсон не договорил. Впереди вспыхнула яростная потасовка с криками и явной поножовщиной. Но полицейские вообще проигнорировали свару. Два выстрела из оглушителей почти в упор и бывшему послу пришлось просто перешагивать через потерявших сознание людей, многие из которых были окровавлены. - Скоты, потерявшие всякое чувство меры. - Сердито пробурчал второй встречающий, представленный, как Баха Нинадзе. Хэлвиг благоразумно промолчал, гадая кто же этот высокопоставленный сенатский чин, организовавший такую встречу. Наконец они достигли точки назначения. В отдельном отсеке под усиленной охраной кучковались степенные и весьма упитанные чинуши. Их породу Хэлвиг изучил прекрасно. Тут вперед выступил Баха Нинадзе и кивнул преградившим вход бодигардам. Это помогло сразу. - Проходите. - Охранники расступились и, под возмущенный гул ожидающих аудиенцию, Хэлвиг прошел дальше. В следующем отсеке уже царила вполне рабочая обстановка. За офисными столами сидели молоденькие мальчики и девочки. И усиленно работали. На виртуальных голоэкранах вихрем проносились какие-то графики и цифры. Сухо щелкали вызовы входящих сообщений и раздавались звонки невидимых собеседников. - Вам сюда. - Глэн Томпсон вытянулся в струнку, втянул несуществующий живот и распахнул дверь ведущий в следующий отсек. Едва переступив порог, Хэлвиг сразу узнал хозяина этих временных апартаментов. Барон Людвиг Август фон Цер. Бывший кадровый дипломат, который во многом теперь определял политику Единой федерации в отношении колоний и независимых систем. За принципиальный отказ от министерского портфеля или любой другой государственной должности получил прозвище 'великий отказник' и являлся, по сути, доверенным и влиятельным советником нынешних хозяев мира. Можно сказать, играл роль независимого арбитра. Как помнилось Хэлвигу, барон имел всего лишь скромный статус приглашаемого эксперта сената, что впрочем, не мешало ему чувствовать себя в нем полновластным хозяином положения. - Глэн, спасибо и подождите в приемной Астронга. Я его долго не задержу. - Здравствуйте, господин советник. - Хэлвиг пожал руку барона, теряясь в догадках, зачем он потребовался всемогущему серому кардиналу, да еще таким способом. Людвиг Август фон Цер взял паузу и пристально рассмотрел своего коллегу по дипломатическому корпусу. Затем, словно все для себя решив, он заговорил: 'Я рад вас видеть Хэлвиг. Надеюсь, полет протекал без приключений'. - Барон на секунду отвлекся от разговора. И вскоре по кабинету расползлось белое облако шумоподавления. - Это для нашей безопасности. Тема предстоящего разговора очень деликатна. Да и времени ходить вокруг, да около нет совершенно. - Порталы? - Осмелился спросить Хэлвиг. - Они самые. Ваша репутация и самое главное гражданская позиция, когда вы яростно призывали сохранить благоразумие и не растаптывать разгромленный орден портальщиков, только сейчас нашли понимание у глав корпораций. Они боятся друг друга и не доверят полномочия по поиску решения проблемы кому-то одному. - Я компромиссная фигура? Боюсь представить, какая это ответственность. - Хэлвиг, вам всего сорок три года. У вас светлая голова и бесценная практика достигать компромиссы. Не спешите. Изучите все наши наработки. Тщательно поработайте с документами. Накидайте хотя бы меморандум по предполагаемым действиям. - Легко сказать, я был оторван от новостей почти четыре года. Да и допуск. Тут галасеть - один большой запрет. - Это ерунда. Через час, самое большое, у вас будет абсолютный доступ к мировой паутине. Мне нужно хотя бы понимание куда двигаться и за что хвататься. Нужен взгляд не зашоренного человека. На кону судьба нашей цивилизации. - Сроки? - Неделя, не больше. Здесь на станции сенатская комиссия пробудет ровно неделю. Затем мы возвращаемся. А вам предстоит встреча с премьер-министром правительства, разумеется, частным образом. Он единственный кто еще сомневается в вашем назначении. - Хорошо, господин барон, но окончательное согласие я смогу дать только после изучения всех материалов. - Тогда до встречи через неделю. Разумеется, я понимаю, что вы немного соскучились по дому. Постараемся создать здесь на станции вам комфортные условия для плодотворной работы. У вас будет квалифицированный помощник во всех смыслах. - Барон иронично изогнул брови, намекая, что аудиенция закончена. Едва покинув апартаменты барона, Хэлвиг вновь оказался вверен заботам помощника обер-секретаря сената. А следом появилось неизменное полицейское сопровождение. - Слушай Глэн, поясни, что тут делает сенатская комиссия? - Это запутанная история. Если вкратце, то помимо обычных граждан федерации тут на станции есть специальная зона, именуемая по документам 'Особый фильтрационный лагерь ?0038. Собственно из-за него мы и тут появились. Там обитает спецконтингент из числа неблагонадежных. - Политические? - Вздрогнул от своей догадки Хэлвиг. - Да нет. Скорее просто отстойник для человеческого мусора, так сказать дополнительный фильтр. Там кого только нет. Всякой твари по паре. Дезертиры, военные преступники, коллаборационисты, обычные уголовники, радикалы... Но так вот, кто-то хитрожопый, из числа ответственных в системе исполнения и наказания, решил это обстряпать к своей выгоде. Рядом проходит край богатого рудами астероидного пояса. Ну и на время специальных проверок тутошние начальники решили занять подневольных людей настоящим рабским трудом. Основной вид производимых работ - это работа в астероидном поясе по добыче любой полезной руды. Так здесь появились крошечные шахтерские перерабатывающие комплексы, раскиданные от станции на расстояние до пары тысяч км. И дело завертелось. - Коррупция. - Понимающе протянул Хэлвиг. Корпорациям в принципе наплевать на людей. Но вот незаконное получение прибылей, видимо их взбесило. - Ага. Незаконное предпринимательство и все такое. Работы велись с размахом. По восемь часов в три смены. Но условия были не очень. Скудная кормежка: просроченные пищевые пайки и слабо отфильтрованная вода из замерзшего льда, а также еще более некачественное медицинское обслуживание. Я тут вчера был с инспекцией в этой спецзоне, полюбопытствуй. - И Глэн Томпсон скинул Хэлвигу отчет о проверке. По ходу движения бывший посол не поленился и открыл полученный документ. Бегло пробежался между строчек: 'К моменту прибытия комиссии в специальной зоне находилось 8563 человека, из них женщин - 357 человек, детей - 10. Правда надо было заметить, что численность спецконтингента постоянно изменялась - то возрастала, то убывала. Территория специальной зоны состоит из двух частей. Так называемой жилой зоны и зоны общего назначения. Территория обеих зон из-за отсутствия качественного покрытия крайне загрязнена. Спецконтингент бетонную пыль и грязь с общей территории заносит в жилые отсеки, которые из-за резкого недостатка воды не моются и не убираются. Спецконтингент в течение последних двух месяцев в бане не мылся, стрижка волос так же не производилась. Все встреченные мной лично неблагонадежные оказались массово завшивленными... Из-за завшивленности и загрязненности спецконтингент поражен в значительном количестве кожными заболеваниями, что крайне накаляет и без того нездоровую обстановку в лагере. Питание абсолютно не пригодно к употреблению. Во время пробы по прибытию завтрака установлено, что пища была приготовлена отвратно, а именно каша приготовлена из просроченного, неочищенного пищевого концентрата для автоматической кухни и частично гнилых армейских пайков и поэтому имела кисло-гнилостный запах и была крайне неприятна на вкус...' - Да уж. Видимо у здешних перцев была такая крыша, что вызвали вас? - Когда корпорации схлестываются в смертельных объятьях мы, как третейские судьи. Ладно, еще поговорим об этом. Мы почти пришли. Вот здесь мы все обитаем. Типа гостиничного комплекса. Это ваш отсек. Вот ваш номер. Тут надежная круглосуточная охрана. Прислуга, обслуживание прямо в номерах. Посторонних никого нет. Примите душ, отдохните. Есть распоряжение - в течение двенадцати часов вас не беспокоить. - Глэн Томпсон подошел к одной из неприметных дверей отсека и чуть натужено распахнул ее. Сама комната была вполне обычна. Ни чем не отличаясь от миллиона себе подобных. Но вот на кровати Хэлвига поджидал сюрприз. Там обиталась длинноногая полураздетая красотка, которая делала вид, что поглощена чтением какой-то корреспонденции на виртуальном голоэкране. - Это Барбара. Твой персональный помощник. Она введет тебя в курс дел. - Глэн Томпсон поспешил ретироваться, а девушка, дождавшись, когда они останутся вдвоем, отбросила показное равнодушие, перестала заниматься чтением и небрежно откинулась навзничь, как бы намекая, что готова начать вводить в курс дел своего босса прямо сейчас. Хэлвиг с интересом посмотрел на девушку. Черные роскошные волосы, смуглая кожа, изумительная по красоте грудь, которую совершенно не скрывал черный кружевной бюстгальтер и чуть раскосые глаза, в которых плескался целый океан соблазнов. Через час утомлённый, но чрезвычайно довольный Хэлвиг с удовольствием растянулся на синтетических покрывалах. А Барбара продолжала ласкать мужчину, продлевая эффект наслаждения: ' Проголодался? Я закажу еду'? - И вина. Закажи самое дорогое. - Хэлвигу было сейчас глубоко наплевать, кто будет платить за доставку. Он проголодался и хотел выпить. - Конечно дорогой. Центр обслуживания? Номер 1401. Пожалуйста, жаренный стейк средней прожарки, картофель фри и какое у вас самое дорогое вино? - Себе шампанского закажи. - Прошептал Хэлвиг, буквально нежась от движений одной единственной руки Барбары. - А шампанское? Тогда и вина и шампанского. Да и заказ на двух человек. И чипсы пусть еще будут чипсы. Спасибо ждем. - Иди ко мне. - Хэлвиг вновь поманил Барбару к себе. Девушка горячила ему кровь одними своими изгибами тела. - Ты ненасытен. - Лукаво и соблазнительно прогнувшись, она поспешила покорно прильнуть к мужчине. Он лег на нее сверху, став на локти, и начал целовать ее шею. Кожа девушки была невероятно нежной, и чем ниже опускались губы мужчины, тем в больший восторг он приходил только от одной мысли, что ему досталось такое чудо. Когда губы мужчины коснулись первый раз соска, Барбару словно ударило током. Язык Хэлвига описал круг вокруг него, потеребил его в разные стороны, а губы засосали страстно и глубоко. Мужчина чувствовал, как сосок увеличивается и становится твердим прямо у него во рту. В этот момент рука мужчины прошлась между ее ног. Он слышал, как дыхание Барбары становилось все тяжелее, как вздохи были все глубже... Чуть позже и очень вовремя принесли еду. Хэлвиг воздавал должное отменному полусухому красному вину, а Барбара уничтожала шампанское бутылку за бутылкой. Наконец наступил момент, когда Хэлвиг и Барбара насытились практически во всех смыслах. - Расскажи о себе. - Хэлвиг ловким движением уронил девушку рядом с собой и стал нежно мять ее роскошную грудь. - Я смотрю, ты еще силы сохранил. - Барбара рассмеялась, но затем послушно принялась рассказывать. - Я студентка пятого курса юридического факультета Академии Управления. - Гасхолмен? - Хэлвиг сразу же представил второй по величине город родной планеты. - Да. Смогла окончить среднюю школу с отличием и прошла отбор на бесплатную квоту. - Кто помог? - Хэлвиг прекрасно понимал, что так просто на бесплатное обучение в институт попасть невозможно, даже самому талантливому ребенку. - Директор школы. Ему всегда нравились мои сиськи. Надо отдать ему должное. Все оказалось даже неплохо. Я с ним встречалась пару раз. До начала учебной сессии. Потом пошла учеба. Я стабильно входила в первую десятку на своем факультете. Участвовала практически во всех общественных программах и акциях. И когда год назад Сенатский совет по образованию объявил о проведении конкурентного конкурса для прохождения стажировки в сенате, я поняла это мой шанс. - Условия? - Стандартные. Не старше 23 лет. Наличие рекомендаций, оценки не ниже 90 балов из 100. Всего было набрано шестнадцать человек. Обещали по итогам стажировки принять на работу четверых. - И ты решила таким вот образом повысить свои шансы? - Нет, конечно. - Барбара вновь рассмеялась. Я была очень целомудренной девушкой для сенатских. Иначе нельзя. Но все решил случай. Ты же знаешь, что сенатскую комиссию возглавляет 'Великий отказник'? - Знаю. - У него тут своя команда. Среди них есть одна его помощница. Я назову тебе только ее имя. Стэфани. Красивая и умная стерва. И чертовски страстная. - Даже так? - Ну а почему нет. С ее-то опытом и харизмой соблазнить двадцатиоднолетнюю соплюшку. - И сколько продолжался ваш роман? - Не ерничай. Уж лучше она, чем кто-то из мужиков. Месяцев пять. А три недели назад она мне предложила, как там она выразилась 'объективную перспективу на успех'. - Сильно. - Ну, вдаваться в детали не буду. Если суммировать, то ты одинокий харизматичный, страстный мужчина, которому не помешает умная помощница. - Умная? - Я докажу... Я..., Хэлвиг..., ты... - Барбара взвизгнула и оказалась опрокинута на спину вновь возжелавшим ее мужчиной. Пальцы Хэлвига сделали несколько кругов вокруг ее пупка и медленно приблизились к груди. Сначала коснулись впадинок под грудью. Потом очертили несколько окружностей вокруг них. Каждая новая окружность становилась все меньше и меньше, приближая его пальцы к ее сосочкам. Первое касание к ним заставило тело Барбары вздрогнуть, в который раз за это время. Пальцы едва дотронулись до ее вишенок, как они мгновенно ответили на это прикосновение, становясь вновь более твердыми. Что скрывать, ей нравилось все, что делал Хэлвиг. Это было совсем по-другому, чем со всеми предыдущими мужчинами, стремившимися поскорее загнать в нее свой член, не думая о ее собственных ощущениях и переживаниях. С ним она то проваливалась куда-то и теряла счет времени, то возвращалась обратно, издавая громкие стоны удовольствия. А он продолжал все делать медленно, словно у них в запасе была целая вечность. Тело девушки изгибалось под ласками рук и губ ставшего неожиданно желанного мужчины, как бы призывая к большему... Когда на следующее утро, по времени станции, Хэлвиг разомкнул глаза, то почувствовал себя просто великолепно. Настроение зашкаливало. А Барбара уже одетая в строгий брючный костюм возилась с сервировкой завтрака. Душ, легкая разминка-зарядка, затем сытный завтрак пролетели для бывшего посла в течение мгновения. - Ну что ты готов к выходу в свет? - Барбара сделал последний глоток чая и добавила. - Вперед знакомиться с обстановкой. Рабочая зона сенатской комиссии была оборудована с размахом: десятки рабочих мест, стеклянные перегородки и множество деловых снующих людей. - Здесь зона отдыха. - Барбара уверенно вела Хэлвига по коридору. Там склад хозтоваров. От чашек и ложек да рабочих коммуникаторов и принтеров. Вот этот кабинет, под номером 12 принадлежит Джону Тарику. Он второй по степени влияния в сенатской комиссии после барона. Это его помощник Карсон. - Рад знакомству, Астронг. - Представился Хэлвиг. - Там идут кабинеты главных помощников. Тут места работы референтов и стажеров. Вон там отсек айтишников. Это зал для конференций. Вот этот закуток типа мини столовой. Там же и туалет. - Джон Тарик. Откуда он? - Работает в сенате уже восемь лет. Пришел к нам из бизнеса. Сейчас возглавляет отдел аналитики и информационного обеспечения. Креатура крупнейшей холдинговой корпорации 'Особый путь'. А вон и сам господин барон. Давай переждем немного. Рядом с ним заместитель министра внутренних дел. - Хэлвиг с Барбарой тормознулись, а бывший посол по привычке навострил уши. Людвиг Август фон Цер был чуть на взводе: 'Скажи им, что необходимо решить ситуацию путем наименьших затрат'. Но собеседник был еще в более взвинченном состоянии: 'Сам и скажи, я тебе не сраный помощник'. 'Лихо' - успел только подумать Хэлвиг. Барон же, проводив немного рассеянным и колючим взглядом замминистра, шуганул было сунувшегося к нему клерка: 'Я занят. Все потом'. Но увидев своего протеже, тут же позвал его к себе: 'Здравствуй, Хэлвиг. У нас возникли непредвиденные проблемы. Тебе придется отложить на время мозговой штурм бастионов ордена 'Круга'. На Циркуре, который вы так удачно покинули всего трое суток назад, произошло грандиозное восстание кинежи. Счет жертв среди местного населения пошел на десятки тысяч человек. Там сейчас форменный ад. На планете введено военное положение, а вся зона вокруг планеты объявлена карантином. Военные обещают зачистить все в течение следующих суток. Нашу комиссию спешно перебрасывают туда. Я вылетаю обратно в метрополию. Ты летишь со мной. Сдашь дела по своей дипломатической линии. Повидаешься с родными. Пока все не уляжется. Потом снова за дело. Как тебе Барбара? - Я думаю, сработаемся. В ней есть искра. - Ну и отлично. Я сторонник того, что социальные лифты должны работать. Ты удивишься. Но в этом нет для меня никакой выгоды. Найти талантливую и трудолюбивую, но обделенную жизнью молодую девушку из простой семьи и дайте ей шанс. Устроить ее на хорошую работу. Дать ей отличную рекомендацию. Сделать все то, что идет вразрез с интересом сохранения своего статуса и привилегий. Это не принесет выгоды, но две вещи произойдут точно - моя карма улучшится, а другие меньше станут переживать о всеобщем неравенстве.
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"