Путешественница: другие произведения.

Чёрная невеста. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.93*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Тёмного феникса". Буду добавлять по мере увеличения отдельных глав.

   Я слегка нервно поворачивал голову то направо, то налево. Через стигну начнется выступление стража Академии, а Дарк до сих пор не появился. Я уже не один раз успел задаться вопросом: зачем я его жду? И каждый раз отвечал по-разному. Но могу поспорить на что угодно - по возвращении в Академию тёмный сразу пойдет именно в свою комнату, а не на общее собрание. Тогда остается единственный вопрос: почему он до сих пор не появился? А вдруг я все-таки ошибся и ему кто-то уже сказал? В таком случае...
  - Дар, что ты здесь делаешь?
  Я чуть не подскочил на месте от неожиданности. Только что рядом никого не было, и вдруг прямо передо мной появился тёмный, сияющий как полуденное светило. Похоже, нам придется привыкать к его новым штучкам.
  Схватив Дарка за руку, я потянул его за собой.
  - Где тебя носит? Страж по головке не погладит за опоздание на общее собрание.
  - Но мне вещи нужно...
  - Успеешь. Побежали!
   И мы побежали. Теперь позади оказался уже я. Джер и Бездна, как он быстро бегает! Я едва за ним поспеваю. А ведь еще сиан назад тёмный двигался чуть быстрее замшелого валуна.
  Мы успели вовремя. Варан как раз направлялся к трибуне, когда мы проскользнули в зал. Начало речи стража я пропустил, занятый выравниванием дыхания и искоса поглядывая на Дарка. Темный даже не запыхался, не смотря на то, что мы бежали со всех ног.
  - В этом сиане у нас будут новые учителя. Магистр Гнорен, преподававший теловедение и зельеварение покинул нас.
  - И слава богам, - раздалось рядом.
  - Ему предложили работу в Центре Наблюдения Города, - продолжил тем временем страж Академии. - Вместо него зельеварение и некоторые младшие курсы по теловедению возьмет на себя наш новый наставник Гроссер.
  Я привстал на носочки, пытаясь рассмотреть нового наставника, но мы находились почти в конце зала, откуда даже Варана видно не было.
  - Приветс-свую вс-сех с-собравш-шихс-ся з-сдес-сь учеников. Как с-сказал дос-стопочтимый магис-стр Варан, в этом с-сиане я буду преподавать данные предметы. Учтите, раз-сгильдяйс-ства не потерплю и поблаж-шек не будет никому.
  - Его нужно было назвать не Гроссер, а Грошшесс, причем со множеством 'с' на конце, - дернул меня вниз Дарк. - Шипит как настоящая змеюка.
  - Я бы не советовал тебе распускать язык, - цыкнул я на него. - У нас на этом курсе будет и теловедение и зельеварение. Так что помалкивай лучше, пока неприятности не начались.
  - Думаешь, у него настолько хороший слух? - усомнился тёмный.
  - Или слушалки по всему залу. Во всяком случае, наставники не слишком любят, когда их обсуждают.
  - Благодарю, наставник Гроссер, - послышался спокойный голос стража Академии. - Также от нас ушел магистр Эларон. Вместо него община друидов обещала нам прислать на днях другого наставника. До его появления у вас будут происходить в расписании некоторые замены. К моему большому сожалению, и магистр Берилан не пожелал продлить контракт. Вместо него в этом сиане щиты будет преподавать наставник Канорен. Теперь информация, касающаяся кураторства на этот сиан. Куратором четвертого курса назначен магистр Дэриван, пятого - Гроссер, шестого - Канорен, седьмого...
  Я, не слушая больше, обернулся к Дарку.
  - Повезло тебе, тёмный. Ты же у нас любимец Дэривана.
  - Я не любимец, - слегка поморщился тёмный, но тут же оживился: - А что означает кураторство над курсом?
  - Мы будем проходить практику под руководство данных наставников.
  - А почему только с четвертого курса?
  -Потому, что именно с него начинается настоящая практика. Отправят нас на какую-нибудь захолустную планету в захудалый городок бороться с последствиями мора, тогда...
  - Что, прям так сразу с мором? - испугался Дарк.
  - Ну, это я загнул, конечно. Но кто их знает. Практика всегда различная. К тому же куратор курса - это первый феникс, к которому можно обратиться за помощью во время учебы.
  - Это хорошо, но надеюсь, обращаться придется не слишком часто, - чуть смущенно улыбнулся Дарк.
  - Благодарю за внимание, - закруглился магистр Варан. - На сегодня все свободны. Занятия начнутся с завтрашнего дня согласно расписанию.
  - Вот и чудненько. - Я схватил Дарка за руку, потянул к выходу, и мы оказались в коридоре одними из первых. Теперь нужно на склад, потом разобраться с вещами и сходить в столовую, после этого можно спокойно собраться с ребятами и все обсудить.
  Я оглянулся на выливающийся из дверей поток учеников и побежал к складу, крикнув темному на ходу: 'Догоняй!'. Толочься в очереди за постелью у меня не было никакого желания. Дарк за спиной весело рассмеялся, и без особых усилий нагнал меня.
  Забрав со склада форму и чистые постели, мы уговорились, что Дарк через бой зайдет за мной в комнату. Я ещё на каникулах пообещал себе, что буду присматривать за одногруппником, а то этот темный опять во что-нибудь вляпается... или с кем-нибудь познакомится. Последние пол-луны я чуть волком не выл от скуки, привык уже к постоянному присутствию одногруппника рядом. И вдруг этот звонок. Несмотря на то, что Дарк ни разу за весь тот продолжительный разговор не произнес имени, я прекрасно знал причину его отказа видеться со мной. Риока.
  Почему между нами обязательно кто-то встает? Риока, Марианна, Дэри, Брэдон. Только я начинаю приближаться к Дарку, как между нами вырастает очередная преграда, которая заставляет тёмного отдаляться. Скольких трудов мне стоило пробить стену отчуждения, которую выстроил вокруг себя одногруппник, сколько времени, сколько нервов на это потрачено. И все для того, чтобы взявшийся буквально из ниоткуда Риока или Марианна начинали настраивать мальчишку против меня. И мне вновь и вновь приходится начинать чуть ли не заново.
  Хотя после общения с этим Риокой Дарк почти не отдалился. Или это только на первый взгляд так кажется? Ничего, в ближайшее же время проверю это.
  Я уже успел заправить кровать и приступить к наведению порядка в шкафу, когда в комнату ввалился чуть запыхавшийся Райан. Свалив вещи небрежной кучей на кровати, он резко повернулся ко мне и выпалил:
  - Видел кольцо Дарка?
  Ну вот и началось.
  - Видел. И незачем так орать. Я еще не глухой.
  - Оно настоящее?
  - Настоящее, - подтвердил за меня вошедший вслед за Райаном Мирек.
  - Ни Джера себе! А сам-то всё это время прикидывался: бедный родственник, бедный родственник!
  - Ему подарили, - несколько резко перебил я, почувствовав, как меня задели эти пренебрежительные слова.
  - Ничего себе подарочек! Да мне отец в жизни на такой не раскошелится.
  - Тебе - может и нет, а вот темному вполне, - вновь влез в разговор Мирек.
  - И с чего это он такой особенный? - нахмурился Райан.
  - Особенный... Ребята, вам нравится получать подарки?
  - Конечно, - ответили мы почти в унисон.
  - Ну-у, если это что-нибудь стоящее и нужное, - же дополнил Райан.
  - Ага, - согласился Мирэк. - А дарить?
  - Смотря кому, - пожал я плечами. - И что.
  - Вот именно, - поддакнул Райан. - А к чему все эти вопросы?
  - Просто я только сегодня понял, какое это счастье - дарить подарки. В частности Дарку. Вы же помните, как он меня выручил во время практики у этой мегеры? Вот я и решил его отблагодарить. У нашего тёмного ведь проблемы с языками, вот я и принял решение подарить ему электронный язычник. Дешевка, но Дарк так радовался, будто я ему личную планету подарил. Он был настолько счастлив самим фактом, что ему что-то кто-то подарил, что у меня возникло ощущение, будто эта его эйфория заполнила все окружающее пространство и меня в том числе. Уходя, я словил себя на мысли, что нужно ему ещё что-нибудь подарить.
  - Дарк что, эмпат? - удивился Райан.
  - Нет. Просто он умеет получать подарки... в отличие от всех тех, с кем я раньше сталкивался. То есть, видя эту незамутненную радость, ты сам хочешь сделать ему приятное.
   - Мирек, ты случайно не заболел? - забеспокоился Райан, явно не поверив, что можно в ясном уме и твёрдой памяти самому разорять себя на дорогостоящие подарки.
  - Хочешь проверить на себе?
  - Я хочу, - отозвался я, заинтересованный рассказом одногруппника.
  - Отлично. У меня как раз есть кольцо, которое Диона просила передать тёмному, - воодушевился Мирек. Я скептически посмотрел на него.
  - Ты уверен, что оно подойдет на роль подарка? От Дионы можно ожидать чего угодно.
  - В нем простая следилка, так что вреда Дарку не будет, - принялся уверять нас Мирек. - Я проверял. А толку Дионее тоже мало. Мы ведь почти постоянно в Академии будем находиться. Так что вы ничем не рискуете.
  - А почему ты сам его не подарил? - с подозрением поинтересовался Райан. - Ведь так красочно расписывал...
  - Честно? - перебил друга Мирек. - Стыдно. Дарить подобное после того, как я видел его реакцию... Не-е, это выше моих сил.
  - То есть самому тебе эту гадость отдавать стыдно, а нас использовать, значит, нет?
  - Я же объяснил: это простая следилка! - вспыхнул Мирэк, но Райан не отставал:
  - А если в ней какой-нибудь подвох?
  - Ну хочешь, проверим.
  - Мы изучали только основы артефактологии. Мы не сможем...
  Внезапный стук в дверь прервал меня на середине фразы, а через мгновение на пороге вырисовался предмет наших обсуждений. Я стрельнул глазами в сторону Мирека и широко улыбнулся:
  - Привет, Дарк. Мы тут как раз о тебе говорили, точнее Мирек сокрушался, что забыл тебе кое-что передать.
  - Да, - вымученно улыбнулся одногруппник, доставая кольцо с пульсирующим красным леонитом. - Тебе Диона просила передать как извинение за свое нетактичное поведение.
  - Правда? - Дарк аж засветился от счастья. - Какое милое! Спасибо ей большое.
   Я почувствовал, как губы невольно расплываются в улыбке, хотя нам-то радоваться было нечему, но из Дарка, как неспокойные волны о берег, бил невероятный восторг. Если он и вправду подобным образом реагирует на подарки, то я склонен согласиться с Мирэком. И на неконтролируемую эмпатию это не очень-то похоже.
  Однако стоило тёмному прикоснуться к кольцу, как камень померк. Дарк тоже прекрасно увидел это. Его плечи поникли, а радость будто рукой сняло.
  - Ну вот, опять. - Тёмный с грустью рассматривая артефакт, утративший всю свою красоту. Теперь он походил на дешёвку, которую можно купить в любой лавке буквально за пару монет.
  - Что произошло? - Я подошел к ребятам и взял кольцо. Камень треснул. Теперь он ни на что не годен.
  - У меня в руках всё ломается в считанные мгновения, - горестно вздохнул Дарк.
  - Но ведь твое кольцо работает, - удивился я.
  - Да. На нем, наверно, специальная какая-то защита.
  - Постой-постой, - влез Мирэк, до этого ошарашено разглядывающий безнадежно испорченный артефакт. - Ты хочешь сказать, что и язычник...
  - Угу, - удрученно кивнул тёмный. Мне стало его искренне жаль. Так радоваться подарку, чтобы через стигну понять, что он ни на что не годен.
  - Но я все равно благодарен тебе, - поспешил уверить Мирэка тёмный.
  - Может, его ещё можно починить, - задумчиво протянул Мирэк, забрав у меня кольцо и рассматривая его со всех сторон.
  - Ты что, совсем того? - вспыхнул Райан.
  - Я про язычник, - холодно пояснил друг. Дарк задумался, потом отрицательно покачал головой.
  - У вас почти вся техника и артефакты созданы на основе использования нефизических сил и возможностей. Вот с ними-то я и не слишком лажу.
  - Обидно. Но ты не расстраивайся. В следующий раз мы обязательно это учтем, - заверил я его. - А зачем ты пришел?
  - Да вот, - Дарк достал из кармана штанов плохо обработанный дымчато-серый камень и показал нам, - Вы знаете как им пользоваться?
  Я недоуменно окинул взглядом грубую поделку, не понимая, что это такое. Райан, похоже, был более осведомлен. Оттолкнув меня в сторону, он выхватил из рук Дарка камень и начал рассматривать его, затаив дыхание. Наконец одногруппник выдохнул и с трепетом произнес:
  - Это карионит, один из самых редких камней в Империях. Ты хоть представляешь, какое счастье тебе перепало? О свойствах карионита известно немного, но, поговаривают, будто его возможности практически не ограничены. В него можно заложить любую информацию: визуальную, звуковую, тактильную, но делается это только на этапе обработки камня. А чтобы взяться за подобное нужно драконово упорство. Кто тебе его дал?
  - Риока подарил.
  - Это очень дорогой подарок. В Империях всего около сотни активных карионитов.
  - Да, дорогой, - со странной нежностью произнес Дарк, а меня охватила непонятная злоба. Захотелось выхватить этот камень и разбить о стену, лишь бы темный не смотрел на эту вещицу с таким обожанием. Неужели он и на Риоку так смотрит?
  - Но как пользоваться этим карионитом?
  - Э-э... не знаю, - признался Райан. - Это строго индивидуально. А что там внутри такое?
  - Секрет. Ладно, вечером подумаю. - Дарк забрал камень и засунул его обратно в карман штанов. - Уже обедать пора. Пойдете со мной?
  - Конечно, пойдем, - за всех ответил я. - Тебя же одного нельзя ни на стигну оставить: то сломаешь что-нибудь, то куда вляпаешься. Шучу-шучу, нечего на меня так смотреть.
  
   ХХХ
  
  Я уже наверное часа два билась над подарком Риоки, но песни извлечь из упрямой каменюки не удавалось. Может дракон туда вложил не только песни из моей памяти, но и свой характер? У ребят ничего толком узнать не удалось. Зато Дар меня до самого ужина никуда не отпускал. Пришлось полдня провести с ребятами, мечтая лишь о том, чтобы быстрее заняться карионитом. Но Дар выглядел таким довольным, когда я согласилась на их посиделки, что у меня духу не хватило уйти до ужина, несмотря на то, что большинство разговоров наводили на меня скуку.
  Я покрутила в руке упрямый камень, не зная, что еще можно использовать. Наверно, уже спать пора, завтра рано вставать, но как можно уснуть, зная, что частица моих воспоминаний так близко... и недоступна. Я вытянулась на кровати, подняла вверх камень и просто смотрела на него, ни о чем не думая. Не знаю, сколько времени я так пролежала. Может, пару минут, а может час. В мыслях была абсолютная пустота, но в какой-то момент будто издалека послышалась музыка.
  'Вот бы громче', - подумала я и меня буквально оглушило. Рука дрогнула, камень выпал из ладони и скатился на пол, а музыка и не думала прекращаться. Поморщившись, я подумала: 'Тише', но ничего не произошло.
  Вскочив с кровати, я подняла камень и, глядя на него, вновь подумала: 'Сделай тише'. Опять ничего. Что я не так делаю? Если она будет и дальше так орать, я свихнусь. Будто осознав этот факт, звук стал намного тише.
  Я опустилась прямо на пол, не выпуская подарка Риоки.
  - В следующий раз нужно будет обязательно просить инструкцию по использованию, - процедила я сквозь зубы, откидываясь назад, но тут же вскочила. В дверях стояли Дар, Райан, Дори, Мирэк, а за ними и другие ученики.
  - Дарк, что это? - недоуменно поинтересовался Дарион.
  Упс, похоже музыка звучит не только у меня в сознании, но и в окружающем пространстве. Я быстро подумала: 'Остановись'. К моему удивлению, сработало с первого раза.
  - Ничего, - невинными глазами посмотрела я на ребят, пряча карионит за спиной.- Извините, если разбудил. А ведь и вправду разбудила. Одногруппники были босиком, одеты кое-как и выглядели откровенно злыми. На всякий случай я еще пообещала:
  -Такого больше не повторится.
  - Надеюсь, - буркнул Мирэк. - Меня совершенно не впечатляет каждую ночь вскакивать от диких воплей вперемешку с долбежом по ушам.
  - Угу, - виновато согласилась я, поняв, что фениксы не оценили земную музыку. Правда, меня эта песня тоже не слишком впечатлила, слишком тяжёлая, но должны быть и другие. Нормальные.
  Выпроводив ребят, я еще долго возилась с карионитом. Совершенно игнорируя бухтение внутреннего голоса по поводу того, что мне завтра вставать нужно рано. Встану. И лягу тоже скоро... вот только еще пару песен прослушаю.
  'Подъем!!!'
  Я подскочила, дико озираясь по сторонам. Музыка все так же продолжала играть. Похоже, я заснула, забыв ее выключить.
  Ты чего кричишь?
  'Утро уже. Собирайся'.
  Уже?! Но...
  'А я предупреждал'.
  Вот черт! Я чувствовала себя усталой и разбитой. Единственное, чего мне сейчас хотелось, это закрыть глаза и снова заснуть.
  'А ну не спать!'
  Да-да. Уже иду, - с покорной обречённостью пробормотала я, откидывая одеяло и спуская ноги на пол.
  'Куда это?'
  В столовую, естественно.
  'Браслет не забудь.'
  Я скривилась, но отключила музыку и подошла к шкафу. Достав четыре небольших, плотно облегающих запястья и лодыжки браслета, с тихим отвращением застегнула их на руках ногах. Работать с утяжелением Риока предложил ещё на каникулах, сразу после своего возвращения из поездки. Каждый браслет весил грамм триста - триста пятьдесят. Когда Риока в первый раз одел их на меня, то я упала на первом же шаге, а теперь ничего, более-менее привыкла.
  Как пояснил дракон, эти браслеты не только помогут мне укрепить мышцы, развить дополнительную скорость, но и создадут для остальных учеников и, быть может, учителей иллюзию моего более низкого физического уровня.
  - С Даром же своим разбирайся как хочешь, - сказал мне тогда Риока, и я поняла, отчего он был так категорически против моих тренировок с одногруппником. Вчера я так и не смогла поговорить об этом со светлым и очень надеялась, что тот не слишком болтливый. Нечего пока остальным знать о моем настоящем уровне, иначе могут возникнуть ненужные расспросы.
  Кое-как запихнув в себя завтрак, я вяло плелась вслед одногруппникам, невпопад отвечая на обращенные ко мне вопросы.
  - Дарк, что случилось? - наконец не выдержал Дар.
  - Не выспался,- зевнула я в ответ.
  - Все не выспались, но это не повод...
  - А я сильно не выспался, - проворчала я, сцеживая очередной зевок в кулак.
  - Ничего, скоро проснешься! - бодро и жизнерадостно сообщил Мирэк. Я покосилась на него. Неужели он задумал какую-то пакость?
  Но нет, дело оказалось в другом. Первой необычной вещью было то, что на первый урок мы пошли вниз, хотя до этого почти все занятия, кроме рукопашного боя, проводились на нашем этаже. Этот же должен был проходить в подвале, где я ни разу до этого не была.
  Наставник и с пяток одногруппников уже дожидались возле одинокой двери в конце коридора. Этого феникса я, вроде, даже не видела раньше. Бледный, будто никогда не выходил на солнце, с какими-то белесыми волосами и ресницами, бескровными губами, он у меня ассоциировался с вампиром. На наше приближение феникс не обратил никакого внимания, полностью погруженный в себя.
  - А почему бы не зайти внутрь? - удивилась я, подходя к двери.
  - Все вместе зайдем, - отозвался наставник. - Как я понимаю, ты Дарк? Я магистр Бэтхэр. В этом сиане я преподаю вам теловедение. С остальными учениками мне уже довелось общаться на первом курсе, и я более-менее знаю, чего от них ожидать. Буду надеяться, что и ты меня не разочаруешь, - усмехнулся наставник и вновь стал смотреть в одну точку.
  Вскоре подтянулись остальные ребята. Будто очнувшись, магистр Бэтхэр обвел всех безучастным взглядом и, толкнув дверь, сказал:
  - Заходите.
  Мы вереницей потянулись в небольшой предбанник. Мэриот, шедший первым, толкнул дверь в его конце, не спрашивая разрешения наставника. Я удивленно глянула на магистра Бэтхэра, но по его виду было совершенно непонятно, как он отнесся к поведению ученика.
  Комната, в отличии от первой - маленькой, пустой и полутемной, - буквально утопала в свете. А ещё здесь было довольно прохладно. Справа шли какие-то шкафчики, утопленные в стену. Здесь также не было ни столов со стульями, ни чего-либо ещё. Белые стены наводили на удручающую мысль о больнице.
  Ребята выстроились полукругом, лицом к шкафчикам. Наставник окинул всех коротким взглядом и пояснил:
  - Прежде чем переходить к новому материалу, я бы хотел пройтись по уже изученному. - Он подошел к одному из шкафчиков и открыл дверцу. Еще до того, как он извлек оттуда тележку, я уже знала, что там.
  На вид труп оказался еще безобразнее, чем я ожидала: не просто голый, холодный и бледный, но ещё и с развороченной грудной клеткой. От столь неприглядной картины у меня резко закружилась голова и нахлынула слабость. Сглотнув, я поспешно отвела взгляд от мертвеца.
  - Дори, начнем с тебя, - вызвал наставник. - Давай основную раскладку внутренних органов и энергетические каналы, заодно объясни нам, от чего этот тип помер.
  - Да, наставник, - сухим голосом отозвался одногруппник. Я ему заранее посочувствовала: дотрагиваться до этого мертвяка, чтобы почувствовать остатки энергетических каналов, то ещё удовольствие.
  - Данная особь относится к расе гнорэков. Сердце у представителей этой расы находится в правой части грудины на уровне восьмого - четырнадцатого ребер.
   - Показываем-показываем, - подтолкнул одногруппника наставник, - и давай быстрее. Я хочу сегодня начать новую тему.
  - Да, наставник. Как видим...
  - Дарк, - перебил Дори магистр Бэтхэр через какое-то время, - как посмотрю, ты и так все знаешь. Поделись-ка с нами крупицами своей осведомленности.
  - Я? - удивленно глянула я на наставника.
  - У нас в группе два Дарка?
  - Нет, - смутилась я.
  'Влипла. Ты только труп не испогань ему, а то окончательно озвереет', - посоветовал голос.
  Тебе легко говорить, - начиная паниковать, огрызнулась я.
  'Так уж и быть, расщедрюсь на совет: используй частичное слияние. Феникс подавит ненужные эмоции и поможет при ответе'.
  Я на негнущихся ногах подошла к столу, упорно глядя в пол. Пересилив себя, я все же глянула на мертвеца и вновь отвела взгляд.
  - Мы долго ждать будем? - поинтересовался магистр Бэтхэр.
  Меня так и подмывало ляпнуть: 'Долго'. Но вместо того, что бы нарываться на явную грубость, я вновь посмотрела на труп, убеждая себя, что я видела и похуже. В воспоминаниях Риоки. В своей прошлой жизни. В снах. Значит, я смогу.
  От ключицы да бедер мертвеца шел тонкий разрез. Я взялась за одеревеневшую плоть и потянула на себя. Это оказалось тяжелее, чем думалось поначалу. Я судорожно сглотнула, и тут же поняла, что зря это сделала: запах разложения, пусть и едва ощутимый, всё же присутствовал. Я быстро закрыла глаза, частично сливая свое сознание с фениксом. Зверь, в отличие от меня, не заморачивался никакими моральными принципами. Для него что труп, что соломенная кукла - всё одно. Нужно объяснить устройство внутренних органов? Пожалуйста.
  Я открыла глаза. Труп и запах никуда не делся, но ни первое, ни второе больше меня не волновало, несмотря на то, что воспринимала окружающий мир я сейчас намного четче, чем раньше. Я потянула на себя плоть, как будто была заправским мясником.
  - Как видим, ребра гнорэков почти сливаются с тазобедренными костями, что является дополнительной защитой для внутренних органов. Сердце данной особи смещено вправо, что является следствием удара в грудину под углом... - мой голос был совершенно лишен каких-либо эмоций. Зверь позаботился о том, чтобы я ничего не чувствовала, видимо осознав, что в противном случае я с воплем сбегу отсюда. А ещё феникс щедро делился своими поистине бесконечным запасом знаний об анатомии различных представителей Вселенной. Ей богу, за эти пятнадцать минут, что я объясняла строение данного трупа, я узнала больше, чем за всю свою жизнь.
  - Неплохо, Дарк, - похвалил наставник, после того, как я замолкла. - Совсем неплохо. Иди на место. Один-единственный совет на будущее: смотри не только на тело перед тобой, но и на реакцию аудитории. Быть может, у кого-нибудь есть вопросы?
  Я отвернулась от трупа и уставилась в пол. Резко выдохнув, я освободила сознание от присутствия феникса, и меня тут же повело. Желудок подскочил к горлу, а в носу, казалось, навсегда поселился гадезный запах. Перед глазами резко потемнело, и я кулем рухнула на пол.
  - Похоже, я тебя перехвалил, - послышался откуда-то издалека голос наставника. Я инстинктивно отпрянула от флакончика, который магистр Бэтхэр подсунул мне под нос.
  - Со мной уже все нормально.
  - Ну что ж, будем считать, что я тебе поверил. Стоять можешь?
  Я неуверенно кивнула и поднялась. Ноги слегка подрагивали, по телу разливалась слабость, голова болела, но стоять я могла. К тому же труп уже убрали, что тоже было хорошей новостью.
  'Нечего было хапать столько информации за раз, - проворчал голос. - Не последний день живешь'.
  Так это от избытка информации?
  'Однозначно,- отозвался мой внутренний собеседник, a потом задумчиво добавил: - Во всяком случае я так надеюсь, иначе придется признать, что ты ни на что не годная кисейная барышня'.
  Услышав альтернативу, я тоже предпочла считать, что хлопнулась в обморок от обилия полученных знаний.
  - Итак, Дарк нам наглядно показал расположение основных органов и энергетических каналов большинства антропоморфных созданий на примере данной особи. Надеюсь, методы блокировки и очистки данных каналов вы помните. Если кто-то забыл, то лучше скажите об этом сейчас и мы повторим. - Наставник сделал паузу и обвел нас внимательным взглядом. Для меня ничего повторять не надо было: я взяла эту информацию вместе с другой из памяти феникса. Честно говоря, я до этого дня была уверена, что у Зверя нет своих знаний, а он оказывается, наставника Бэтхэра за пояс может заткнуть. Или не может? А не пойти ли к Варану и не попросить освободить меня от занятий по теловедению в связи с доскональным знанием данного предмета и нежеланием еще сильнее травмировать свою нежную психику?
  - Вопросов нет, - тем временем продолжил наставник. - Тогда переходим к нашей основной теме. Кто знает, сколько болевых точек на теле феникса?
   Рука сама собой потянулась вверх.
  - Опять ты, Дарк? Если ты знаешь данную тему столь же досконально, как и предыдущую, то мы с удовольствием тебя послушаем. Могу даже наглядный материал предоставить.
  Я отрицательно замотала головой с такой энергией, что наставник не удержался от улыбки:
  - Не беспокойся, на сей раз наглядность будет представлена проекцией и добровольцами.
  Я кивнула и неуверенно подошла к Бэтхэру. На ребят я всё так же не смотрела. Кашлянув, я негромко заговорила:
  - На теле почти любого живого существа огромное количество точек, через которые можно непосредственно влиять на внутренние органы и общее состояние организма. Это участки на теле человека, наиболее чувствительные к повреждениям. Собственно, и назвали их так от того, что удар по ним вызывает боль и разнообразные внутренние повреждения. В большинстве своём они представляют собой относительно незащищённые нервные узлы, органы, суставы либо тонкие кости. Воздействие на них можно наносить как чисто физическим ударом, так и ударом, усиленным внутренней энергией. Обычно используется около 80 болевых точек. Конечно же, не нужно и глупо ждать, пока откроется какая-либо определенная точка. Любой удар по точке на теле может быть решающим, однако наиболее достижимыми являются около 20-35 точек, которые можно заучить до уровня подсознания.
  По одной из самых распространённых классификация болевые точки делятся на точки, вызывающие боль; точки, вызывающие нервное потрясение или судороги; точки, вызывающие паралич конечностей и смертельные точки. Однако стоит принимать во внимание также тот факт, что неправильный удар по болевой точке может вообще не дать результата. Для достижения заранее планируемого результата должна быть правильная сила удара, правильная точность удара, правильно выбранная ударная поверхность, правильно выбранная форма удара (толчок, надавливание, удар, приём), и самое главное, чему подчинены перечисленные пункты: правильное намерение удара, то есть для чего вам, собственно, нужно воздействовать на противника.
   Помимо физических точек стоит упомянуть точки энергетические, воздействие на которые может быть во много раз сильнее по эффективности, нежели на обычные телесные, но и воздействовать на них, в большинстве случаев, много труднее. - Постепенно мой голос набирал силу и перестал подрагивать, а когда магистр Бэтхэр предоставил нам основные голограммы, я совсем перестала волноваться. Иногда наставник давал пояснения к моментам, которые, по его мнению, я раскрывала не полностью, но в общем, почти не вмешивался. Наконец, я закончила описание общих характеристик и вопросительно глянула на Бэтхэра. Наставник доброжелательно кивнул и предложил вернуться на место.
  - Дарк неплохо описал основную информацию, но на следующее занятие вам следует более детально ознакомится с ней по книгам, список которых я вам дам. Пока мы будем делать упор на боевое направление, но впоследствии нужно будет обращать также внимание и на лечение посредством точечного воздействия. На сегодня достаточно. Можете быть свободны.
  Ребята разом оживились и поспешили убраться подальше. Стоило нам оказаться в коридоре, как Дар поинтересовался:
  - И откуда у тебя такие глубокие познания в теловедении?
  - Книжки на каникулах читал, - стараясь говорить небрежно, отозвалась я.
  - Книжки, - эхом откликнулся Дар, странно глядя на меня.
  - А ты неплохо продержался, - похвалил Дори. - Правда, в начале у тебя был такой вид, будто ты скорее вторым трупом ляжешь рядом с ним, чем дотронешься до этого мертвяка.
  - Так и было, - зябко передёрнула я плечами, невольно вспоминая пережитые ощущения. - И давайте больше не будем об этом. Надеюсь, количество неприятных сюрпризов на сегодня исчерпано?
  - Ну как тебе сказать... Впереди ещё зельеварение с нашим милым Грошшессом.
  - Наставника зовут Гроссер, - педантично поправил Дара Мирэк.
  - Зато Грошшесс ему больше идёт, - упёрся Дарион. - Потом щиты и основы владения оружием, причём последнее занятие двойное. А после обеда ещё и рукопашный бой будет. - Заметив, как меня перекосило, светлый решил подсластить пилюлю: скорее всего занятия с Хисореном будут, как и на первом-втором курсах, идти в связке с теловедением. А это значит, что у тебя никаких проблем с этим возникнуть не должно.
  Я кивнула, чтобы показать, что слушаю, но сама думала совершенно о другом: удастся ли мне и на этом курсе пропускать щиты? Это было бы очень кстати. Тогда я могла бы больше времени уделять тренировкам с иглами и кинжалами.
  Кабинет зельеварения находился здесь же, в подвале. Я с интересом, переходящим в недоумение, огляделась. Внутри стояли обычные столы, стулья, кафедра, доска. А где же колбы, реторты, котелки и иные атрибуты?
  Я была разочарованна. Для меня зельеварение ассоциировалось чуть ли не с магией, а здесь обычный учебный класс, такой же привычный, как и десятки других.
  Наставник вынырнул из-за неприметной дверцы позади кафедры. Гроссер обвёл нас взглядом и довольно кивнул в ответ на свои мысли. Он и вправду чем-то неуловимо напоминал змею. Небольшой приплюснутый нос, глубоко посаженные глаза, вместо бровей какие-то костяные наросты, тонкие, едва очерченные губы, впалые щёки. Невысокого роста, с жидкими белесыми волосами, почти полностью закутанный в мантию с капюшоном: который периодически соскальзывал с головы при особенно резких поворотах. А это случалось не так редко, ведь стоило наставнику по-настоящему воодушевиться, как он начинал буквально бегать туда-сюда. Гроссер даже отдалённо не напоминал фениксов, какими я привыкла их видеть, что было странно. Я считала, что все наши наставники, кроме друида, фениксы. Получается, что нет. Но тогда почему Академия фениксов?
  - Приветс-ствую. Меня з-совут нас-ставник Гроссер. О предмете, на который вы приш-шли, надеюс-сь, вы имеете хоть какое-то предс-ставление. Я хотел бы поз-снакомитс-ся с-с вами ближ-ше. Я хочу ус-слыш-шать не только ваш-ши имена, но и ещё ч-што-нибудь. Буквально пару предлож-шений о с-своих увлеч-шениях, целях, о чём угодно, лиш-шь бы это кас-салос-сь лич-шно вас-с. Нач-шнём с-с тебя.
  Тонкая сероватого цвета рука наставника с длинными когтистыми пальцами указала на сидящего первым в правом ряду Мэриота. Одногруппник встал и громко, чётко произнёс:
  - Мэриот Андар Каорэ. Мой отец...
  - Мне не важ-шно, кто твой отец. Говори про с-себя.
  Мэриот был явно сбит с толку подобным требованием и, мигом растеряв всю свою уверенность, пролепетал:
  - Ну-у, у меня есть два брата и три...
  - З-сачем ты пос-ступил в Академию? - перебил его Гроссер.
  - Отдали, - чуть растерянно пожал плечами светлый.
  - Чудес-сно, а на вопрос-с: 'З-сачем ты ж-шивёш-шь на с-свете?' ты ответиш-шь: 'Родили'?
  По классу вспыхнули смешки, но тут же стихли. Я тоже не смогла удержаться от улыбки. Кажется, не всё так плохо. Во всяком случае, с чувством юмора у наставника, похоже, в порядке. Гроссер тем временем решил сделать ещё одну попытку выпытать интересующие его сведения:
  - Ч-што ты будеш-шь делать, когда з-сакончиш-шь Академию?
  - Работать, - как нечто само собой разумеющееся ответил Мэриот.
  - С-садис-сь! - скривился наставник и перевёл взгляд на другого ученика: - С-следующий.
  По мере того, как опрос приближался к последним столам, Гроссер всё больше мрачнел. Впрочем, я его в чём-то понимаю: сидят перед тобой двадцать лбов, у которых ни интересов, ни целей в этой жизни нет.
  - Райан Диори Кнэрэн. Увлекаюсь редкими артефактами. Дальнейшую свою деятельность надеюсь связать с этой областью.
  Во взгляде наставника промелькнула искра интереса, и Гроссер довольно благосклонно кивнул, разрешая Райану сесть на место.
  - Дарион Нираэ Зонор. На данном этапе хочу стать первым на курсе. Всё.
  - Дарк. Моя теперешняя цель превзойти кое-кого, - бодро отчеканила я, не вдаваясь в подробности.
  - Да? Оч-шень интерес-сно, - слегка оживился наставник. - Уж-ш не Дариона ли?
  - Нет.
  - А ч-што ты делаеш-шь на с-светлом факультете?
  - Меня направил в эту группу магистр Варан. Со всеми вопросами, касающимися моего перевода, обращайтесь непосредственно к нему.
  - Хорош-шо. Обращ-шус-сь. С-садис-сь.
  По окончании 'знакомства', Гроссер приступил непосредственно к своему предмету:
  - Бывали ли у вас-с с-случаи, когда вы с-считали, ч-што выкладываетес-сь по-полной? С-случаи, когда вам каз-салос-сь, ч-што на больш-шее вы не с-спос-собны? Бывали, по глаз-сам виж-шу. Это то, с-с чем с-сталкиваетс-ся поч-шти каж-шдый из-с нас-с. Так вот, то, ч-што больш-шинс-ство из-с нас-с с-считает с-своим пределом, на с-самом деле таковым не являетс-ся. Даж-ше по оконч-шании Академии вы не с-сможете с-самос-стоятельно з-садейс-ствовать вс-се с-скрытые рез-сервы ваш-шего организма. А ведь они обш-ширны, ч-шуть ли не бес-сконеч-шны. Ещ-шё в древние времена ваш-ши предки ис-спольз-совали с-специальные с-сос-ставы, ч-штобы на определённый промежуток времени повыс-сить вынос-сливос-сть, с-силу, чувс-ствительнос-сть, ус-скорить регенерацию. И в наш-ше время, нес-смотря на вс-се технологии, эти с-составы ос-стаютс-ся актуальными. Вдвое-втрое увелич-шить с-силу, обоняние, ос-сязание, с-слух, не с-спать нес-сколько лун - это реальнос-сть, с-с которой вам придётс-ся с-столкнутьс-ся. А с-сейчас-с давайте пройдём в лабораторию.
  Мы послушно встали и последовали за наставником в ту дверцу, откуда он появился. Здесь были те же столы, стулья, но на каждой столешнице находилось по сосуду с мой палец высотой и полпальца в диаметре с узким горлышком, внутри которых содержалась серая с прозеленью жидкость, один вид которой внушал брезгливость.
  - С-садитес-сь.
  Я аккуратно примостилась за ближайшим столом и стала рассматривать колбу, в которой плавало что-то наподобие плесени или мха в придачу. Если нас заставят это пить...
  - Откупорьте крыш-шки.
  Превозмогая отвращение, я поддела пробку. В нос ударил тошнотворный резкий запах, показавшийся, тем не менее, знакомым. Очень знакомым. Правда, я старалась не вдыхать 'ароматы' составов, которыми меня щедро пичкали Марианна и Риока. Но этот запах протухлой болотной воды, отдающий гнилью, я ни с чем не спутаю. Вот только раньше данная гадость была приправлена более приятными для носа компонентами, сейчас же предстала в чистом, так сказать первозданном, виде.
  - Перед вами так наз-сываемый 'элексир вынос-сливос-сти'. С-спец-сиально подобранный с-состав дейст-ствует на... - самозабвенно вещал тем временем Гроссер. Услышав заветное слово 'выносливость', я не слишком вдавалась в дальнейшие пояснения. Аккуратно обмакнув палец в жидкость и стараясь не дышать, я лизнула его. Покатала на языке и поспешно сглотнула. Гадость-гадостью, но могу ручаться, что нечто подобное я уже пила!
  - Как виж-шу Дарку не терпитс-ся прис-ступить к практике. - В голосе наставника проступили ехидные нотки. Я поспешно спрятала руки под стол, осознав, что все смотрят на меня.
  - Ну как, вкусно? - шёпотом поинтересовался сидящий справа Даорэ.
  - Гадость редкостнейшая, - также тихо ответила я, едва шевеля губами.
  - Уваж-шаемый Дарк, быть мож-шет, вы вс-сё-таки с-сначала узнаете с-свойс-ства данного с-сос-става, а потом уже будете его пробовать?
  - Конечно, простите наставник, - ещё сильнее потупилась я. Но взгляд вновь и вновь возвращался к заветной колбе. С помощью этого 'экстракта' я смогу тренироваться намного больше и эффективнее. Внутренний голос только хмыкнул в ответ на мой восторг, но не прокомментировал ни единым словом.
  - Таким образ-сом повыш-шаютс-ся не только внимание, память, иные моз-сговые процесс-сы, но задейс-ствуютс-ся такж-ше некоторые рез-сервы организ-сма. При надобнос-сти ус-скоряютс-ся движ-шения, тело эффективно боретс-ся с-с с-симптомами ус-сталос-сти и болез-сней, а это з-сначит, ч-што вы мож-шете дольш-ше работать и з-сначительно меньш-ше времени тратить на отдых.
  'Вот оно!'
  Я чуть не подпрыгнула от восторга. Теперь осталось только научиться самой готовить подобный состав.
  - Однако с-смею вас-с з-саверить, ч-што не вс-сё так уж-ш радуж-шно, как вы, вероятно, нарис-совали для с-себя. Когда з-саканчиваетс-ся с-срок дейс-ствия элекс-сира, организ-сму требуетс-ся длительный отдых. Дейс-ствия той порции, ч-што с-стоит перед каж-шдым из-с вас-с, хватит на тридцать боев. При необходимости мож-шно поддерж-шивать организ-см в течении двух лун, пос-следующее ис-спольз-сование с-сос-става приведёт к из-снос-су организ-сма, возможно увечьям или даж-ше с-смерти. И это не прос-стая с-страш-шилка, а реальные факты. Вс-се с-сильные элекс-сиры имеют более или менее ярко выраж-шенные побочные эффекты, преодолеть которые, нес-смотря ни на ч-што, до с-сих пор не удалось. Именно поэтому з-селья не получ-шили ш-широкого рас-спространения, нес-смотря на свои феноменальные с-свойс-ства.
  Сбитая с толку, я ошеломлённо смотрела на эликсир. Как же так? Я пила их по три луны и даже больше. И ничего. Конечно, я чувствовала разницу во время приёма зелий и после, но чтобы испытывать негативные последствия... Просто всё постепенно вернулось к норме, но ни в коем случае не стало хуже. Значит, Риока и Марианна знают более действенные составы, нежели фениксы?
  - Вопрос-сы? Нет вопрос-сов. Теперь мож-шете пить.
  - А... это обязательно? - неуверенно поинтересовался Дори. - Вы же сами только что сказали, что...
  - Я прекрас-сно помню, ч-што я с-сказ-сал. Но так или инач-ше, вам придётс-ся с-столкнутьс-ся в с-своей жиз-сни с-с з-сельями, и в Академии от вас-с требуетс-ся начитьс-ся не только их с-сос-ставлять, но и раз-сличать по вкус-су, з-сапаху и эффектам. Предупреж-шдаю с-сраз-су и повторять не буду: внимательно фикс-сируйте вс-се из-сменения, проис-сходящие с-с вами чуть ли не по с-стигнам. К с-следущему з-санятию каждый принес-сёт пис-сьменный отчёт. Впрос-следс-ствии подобная дотош-шнос-сть может с-спасти вам ж-шиз-снь. А теперь пейте.
  Я залпом проглотила гадостный декокт и поспешно зажала рот рукой. Комок какой-то слизи, попавший в организм вместе с жидкостью теперь настойчиво просился обратно. Краем глаза я отметила, что Даорэ, не вняв предупреждениям, незаметно сплёвывает чудо-элексир. Увы, подобной наблюдательностью могла похвастаться не одна я.
  - А вы, уваж-шаемый Даорэ, з-садерж-шитес-сь и вымоете кабинет. И ож-шидаю от вас-с отчёта никак не меньше дес-сяти страниц. Теперь же обратим внимание на с-состав. Важ-шнейш-шими компонентами данного эликс-сира являютс-ся...
  Лекция, несомненно, была интересной. И я даже запомнила, благодаря действию экстракта, вторую её часть вместе с подробным описанием приготовления. Первая же половина прошла мимо меня, занятой утихомириванием взбунтовавшегося организма и мыслями, такая ли я зелёная, как и Мирэк или всё же меньше похожу на лягушку цветом лица.
  Стоило Гроссеру произнести сакраментальное: 'На сегодня достаточно, можете быть свободны', как большая часть группы бросилась к дверям. Я же, наоборот, приблизилась к насупленному наставнику, мрачно изучающему представшую его взгляду картину бегства.
  - Э-э, простите, магистр Гроссер...
  - Я пока ещ-шё не магис-стр.
  - Извините ещё раз. У вас водички не найдётся?
  - Водой з-сапивать эликс-сир выно-ссливос-сти ни в коем с-случае не рекомендуетс-ся. Это мож-шет привес-сти к... гм... неж-шелательным рез-сультатам.
  - А что не приведёт?
  - Это, конеч-шно, лич-шно моё мнение, но вытяж-шка корня андаоры в с-соединении с-с лис-стьями кхаохи нич-шуть не с-сниж-шают, а, быть мож-шет, даж-ше ус-силивают эффект эликс-сира... равно, как и из-сбавляют от неприятного пос-слевкус-сия.
  Гроссер жестом фокусника выудил из-под стола серебристую жидкость в обычной бутылке и протянул мне, предупредив:
  - Не больш-ше двух глотков, а луч-ше один.
  Я поспешно глотнула приторную жидкость прямо из горлышка и только тут до меня дошло. Оглядевшись, я поняла, что помимо меня и наставника, в кабинете остался лишь Даорэ, злобно зыркающий в нашу сторону. Поставив бутылку на столешницу и поблагодарив, я тихо поинтересовалась:
  - Надеюсь, вы не имели в виду, что воду нельзя пить всё то время, пока действует эликсир.
  - Вот как раз-с-таки это я и имел в виду.
  - Но почему?.. - ахнула я от подобной подлости.
  - В жиз-сни ничего нового не уз-снаеш-шь, пока не задаш-шь вопрос-с. Увы, больш-шинс-ство учащихс-ся глупы и без-сынициативны. В них убито с-стремление к поз-снанию нового. А ведь однаж-шды оно мож-шет с-спас-сти им ж-шиз-снь.
  - Э-э, да. Наверно, вы правы. Спасибо за совет, - пробормотала и поспешила ретироваться вслед за остальными.
  Странный он, этот наставник. Он же специально всем не сказал про воду. Надеялся, что все, как один, пойдут к нему с вопросом? Или, наоборот, получал извращённое удовольствие от мысли, что ребятам придётся мучиться?
  С водой также непонятка получается. Когда я пила эликсиры Риоки и Марианны, то, наоборот, потребляла неимоверное количество воды и еды и всё было нормально. А тут оказывается, что её нельзя пить с эликсиром выносливости, который был один из тех, что мне давали.
  Уже через пару минут размышлений я была вынуждена признать, что окончательно запуталась, но одновременно осознала, что хочу решить эту головоломку во что бы то ни стало.
  На щитах наши ряды были уже не столь дружными. Четверых пришлось отправить к магистру Дэривану, ещё восемь сидели, мало на что реагируя. Канорен долго разорялся, что ему срывают уже второй урок, но потом более-менее успокоился и решил отыграться на остальных, безбожно гоняя по теории и практике построения защитных систем. Тогда-то и выяснилось, что зачёт автоматом на этом курсе мне не светит. И на последующих тоже вплоть до тех пор, пока Канорен будет преподавать нам щиты. Я ему сразу не понравилась. Зато к Мэриоту у наставника никаких претензий не возникло. А ведь одногруппник, как и я, не мог создать даже простейшего щита. Единственная наша разница была в том, что он по собственному желанию посещал этот предмет на прошлом курсе и был более подкован в теории. Но ведь и я тоже уже не полный профан. Однако моё посредственное знание в принципе не нужного мне предмета совершенно не повод к постоянным придиркам.
  - И этого вы тоже не знаете? - изгалялся Канорен. Из всей группы он меня одну на 'вы' называет. - Тогда почему вам позволено было не посещать данный предмет на прошлом курсе?
  А вот и причина нападок открылась. Стараясь говорить вежливо, я пояснила:
  - Я не могу строить щиты, а защита от нефизического воздействия у меня природная.
  - Надо же, - деланно изумился наставник. - С каких это пор в Академии начали действовать подобные отговорки?
  Я мрачно смотрела на Канорена, проигнорировав, как мне показалось, риторический вопрос. Наставник от моего молчания окончательно взбесился и пригрозил:
  - Ты у меня экзамен не сдашь!
  - Я, конечно, дико извиняюсь, наставник Канорен, но как я могу сдать или не сдать практический экзамен, если мне неподвластно сотворение щитов и вообще они мне без надобности?
  Канорен побледнел весь. Я даже испугалась за его самочувствие. Однако наставник быстро пришёл в себя и, злобно буравя меня взглядом, прошипел:
  - Я подниму на совете вопрос о введении теоретической части экзамена.
  - Нельзя быть таким мелочным, - не выдержала я. - Вас студенты возненавидят.
  Мне показалось, что после моей фраз феникс задохнётся, но нет, взяв себя в руки, он очень тихо и с явной ненавистью произнёс:
  - Пшёл вон с моего занятия.
  Я недоумённо пожала плечами и спокойно вышла. А на коридоре прислонилась к стене и задумалась. Случись подобный инцидент в начале прошлого курса я бы уже померла со страху, а теперь хамлю в глаза и ничуть не волнуюсь.
  Прикинув, что до начала следующего урока ещё больше часа времени, я решила провести его с пользой. Пробравшись в библиотеку, я заказала у духа-хранителя несколько томов по зельеварению и углубилась в чтение. Оказывается, эликсиров выносливости было несколько видов, различающихся по силе воздействия, побочными эффектам и возможностям комбинирования с другими зельями.
  Чем больше я читала, тем сильнее недоумевала. Оказывается, 'эликсир выносливости' очень капризен и при комбинации с другими теряет до восьмидесяти процентов своих полезных свойств, в то время как негативные последствия значительно усиливаются. Пытаясь разобраться почему так, я совершенно потеряла счёт времени, в результате чего, взмыленная и запыхавшаяся, ввалилась в тренировочный зал уже после начала занятия.
  Мельком мазнув взглядом по одногруппникам, которых осталось только девять, я, стараясь сдерживать дыхание, направилась в конец маленькой колонны, подальше от наставника. Но стоило мне только приблизиться к ребятам, как сбоку раздалось:
  - Дарк, ты бы хоть извинился за опоздание.
   Я замерла на полушаге, не понимая, как наставник сподобился меня заметить. Повернув голову, я убедилась, что смотрит он прямо на меня. Обречённо вздохнув, я попереминалась с ноги на ногу, стала более материальной и пробормотала, склонив голову:
  - Извините, пожалуйста, за опоздание. Постараюсь, чтобы впредь это не повторялось.
  Подняв голову, я встретилась со слегка осуждающим взглядом разноцветных глаз тёмного феникса. Чёрные, отливающие просинью волосы были перетянуты шнуром где-то на уровне лопаток. Не знаю, с чего я так решила, но могла поклясться, что кончики ушей наставника чуть-чуть заострены. Но больше всего поражали большие, обрамлённые пушистыми ресницами глаза насыщенного зелёного и тёмно-голубого оттенка. Помнится, я уже видела этого феникса на прошлом курсе, но не разглядела тогда, как следует. Наставник тоже рассматривал меня со странно неослабевающим интересом.
  - Извинения приняты. Меня зовут магистр Арион, страж тёмного факультета. Присоединяйся к остальным. Итак, я остановился на целях, которые вы должны поставить перед собой. Цель первая: научиться попадать в цель любым предметом, что попадётся под руку. Заострю ваше внимание на том, что мы не будем ограничиваться иглами, дротиками, звёздочками и ножами с кинжалами. Попутно будет проводиться ознакомление и с некоторыми основами ведения ближнего боя. Не хочу угрожать или запугивать, но десятая пересдача моего экзамена станет для вас последней. Начнём же наш курс с ознакомления с оружием по основным параметрам: использование материалов, ковка, балансировка.
  Наставник достал из кармана с десяток колец и направился вдоль ряда учеников, выдавая каждому по одному. Когда очередь дошла до меня, то я отрицательно покачала головой и спрятала руки за спину, пояснив:
  - Я не дружу с техникой.
  - Ничего, одногруппники помогут.
  - Вы не поняли. У меня в руках ломается практически любая вещь.
  Магистр Арион смерил меня подозрительным взглядом с ног до головы и потребовал:
  - Покажи руки.
  Я вытянула вперёд руки ладонями вниз. Феникс насмешливо хмыкнул:
  - А дорогие, значит, не ломаются?
  - По-видимому, так и есть, - пожала плечами я.
  - Я всё же рискну. Бери.
  Стоило мне одеть кольцо, как маленький камешек в нём ярко вспыхнул, и мы с магистром синхронно отскочили в стороны. Прямо перед нами из ниоткуда появилась гора оружия, с бряцанием приземлившаяся на пол.
  - Однако, - со странным выражением на лице произнёс Арион, но быстро взял себя в руки и приказал, показывая на оружие: - Будешь находить необходимые вещи здесь.
  Я, не отрываясь, смотрела на клад, грудой громоздящийся передо мной. Многие вещи я видела впервые. Так и подмывало всё потрогать и пощупать, особенно вон ту маленькую косу, но я сдержалась, подозревая, что вскоре моё любопытство будет удовлетворено. И вправду, мы по-очереди примерялись к различным колюще-режущим предметам, попутно внимательно прислушиваясь к лекции магистра Ариона по поводу различных его характеристик. Вкратце я была знакома, благодаря своим учителям, с кое-какими особенностями тех же метательных ножей. Но в отличие от Риоки и Марианны, магистр подходил ко всему весьма основательно, вываливая на наши бедные головы нескончаемые потоки разнообразной информации.
  К концу лекции у меня уже мозги пухли от обилия полученных знаний, и это несмотря на действие эликсира. А ведь мы не только слушали, но и сразу опробовали даваемые знания на практике, разглядывая всё на свет и ловя отблески, примеряясь к балансировке и весу оружия, подбрасывая его в воздух и метая в цель с десяти шагов. Зато теперь я смогу самостоятельно выбрать в магазине более-менее сносное оружие. Ещё бы кто денег на покупку дал...
  'Зачем тебе это? Тебе своего мало?'
  Просто на будущее.
  'Даже лучшее производимое сейчас оружие не сравнится с твоим, так что в покупке нового надобности нет', - бескомпромиссно заявил голос, но я не была так уверена в вечности подаренных мне вещей.
  А если сломается или потеряется?
  Хотел бы я видеть процесс поломки. А потерянную вещь ты сможешь вернуть, просто пожелав это. Как-никак это оружие постепенно становится частью тебя.
  Тут уж у меня не нашлось, что возразить. Придётся верить голосу на слово, он ведь знает об оружии с розой много больше моего. Вот только делится своим знанием крайне неохотно.
  Загрузив нас напоследок ещё и солидным домашним заданием, магистр Арион отпустил всех, а меня попросил немного задержаться.
  - И давно у тебя такое своеобразные отношения с техникой? - поинтересовался страж тёмного факультета, не дожидаясь, пока мои одногруппники выйдут. Я неоднозначно пожала плечами.
  - Не помню. Раньше как-то не приходилось иметь с ними дела.
  - Понятно. Ты позволишь мне как-нибудь, скажем завтра, осмотреть твою ауру?
  - Зачем? Меня ведь уже осматривал магистр Барион, - непонимающе глянула я на наставника. Тот слегка поморщился.
  - Знаю. Просто у меня несколько другая специфика... восприятия.
  - Ну если вам так...
  'Откажись'.
  Чего?
  'Отказывайся. Не нравится мне этот тип'.
  - Если можно, я всё же предпочёл бы отказаться, - быстро закончила я фразу, боясь, как бы магистр не воспользовался возникшей заминкой.
  - Почему? - заинтересовался Арион. Я пристально посмотрела на него, потом отвела взгляд и безразличным тоном произнесла:
  - Я, конечно, отличаюсь от других, но это совершенно не значит, что мне нравится выступать в роли подопытного кролика.
  - Однако, - с насмешкой протянул магистр. - Поговаривали, что на прошлом курсе ты слово боялся произнести. А сейчас, гляди ты, хамишь направо и налево.
  - Простите, если вы считаете высказывать свое мнение грубостью, но я остаюсь при своём мнении, - поджала я губы, недовольная подобным замечанием. Он мне что, нотации здесь устраивать собрался?
  - Хорошо. Будь по-твоему. Когда передумаешь - обращайся. Вполне возможно, что я смог бы указать тебе на некоторые ещё нераскрытые силы твоего организма, а также найти источник твоей несовместимости с техникой.
  - Благодарю. Я подумаю. Могу я идти?
  - Да.
  На коридоре меня поджидал бледный, наверняка сбежавший от магистра Дэривана Дар в компании Дори.
  - Что он от тебя хотел? - накинулись на меня светлые.
  - Предложил изучить ауру, чтобы разобраться, отчего я не могу пользоваться техникой.
  - Правда? Это же классно, если ты избавишься от этой проблемы.
  - Я отказался.
  - Но почему?! Ты чего? - в один голос изумились одногруппники.
  - Он мне не понравился.
  - Ну это-то не удивительно, - глубокомысленно покивал Дори. - Изверг он ещё тот. Поговаривают, он один из худших во всей Академии. К любой мелочи придирается. Но это не значит, что нужно пренебрегать его предложением.
  - Что-то я не слышала раньше про стражей факультетов. У нас кто?
  - На светлом факультете нет отдельного стража, а вот тёмным он нужен. У них народ беспокойнее. Правда, магистра Ариона слишком часто вызывают в Город, так что в Академии он отсутствует по полсиана, а то и больше.
  - То есть как? Я думал, что наставники не покидают Академию во время обучения, - поразилась я.
  - Для магистра Ариона сделали исключение. Он один из двух последователей теней на весь Город. Это полузабытое направление сил Хаоса. Правда, в чём его специфика, я не знаю, но в Городе магистр востребован. На прошлом курсе он в Академии вообще почти не показывался. Мы надеялись, что и нас пронесёт. Изначально поставили другого наставника, но внезапно объявился этот.
  - Если его вновь отзовут, то у нас будет заменять кто-то другой? - решила расставить я все точки над 'ё'.
  - Конечно.
  - А экзамен мы кому в таком случае сдавать будем?
  - Хм, интересный вопрос. Даже и не знаю, - растерялся Дори. - Я надеюсь, что не магистру Ариону.
  - А что он там про пересдачи говорил? Почему так много?
  - Говорю же, изверг, - скривился Дори. - Раньше, чем с третьего раза его экзамен сдают единицы.
  - Почему?
  - Требования завышает. Он вытрясет в конце из нас всё, чему обучал в теории и на практике, в придачу к этому нужно будет свободно владеть разнообразными знаниями, почёрпнутыми 'самостоятельно'. Ребята говорят, что днюют и ночуют в библиотеке, а ему всё равно мало.
  Под болтовню Дори мы добрались до столовой и неспешно пообедали. Дар почти не притронулся к еде и предпочёл молчать. Ещё бы! Если правда то, что я прочитала в книгах, то у него, нахлебавшегося воды, должны быть периодические мышечные судороги. До еды ли тут? Но как держится! Самое обидное, что в книгах не написано, как нейтрализовывать этот эффект.
  После обеда, спровадив Дори, я поинтересовалась у Дара:
  - Быть может, я могу помочь. Правда, сам не знаю чем.
  - Спасибо, - выдал жалкое подобие привычной улыбки светлый. - Но мне ничего не поможет... ещё боя три как минимум. Если бы ты умел, то мог бы сделать массаж. Правда, эффект продлится не больше двух-трёх стигн.
  - Я могу попробовать, - вызвалась я добровольцем. - Но предупреждаю сразу: массаж я никогда не делал.
  - Ну что ж, есть повод научиться. Будет практика перед следующим курсом, - хмыкнул Дар. - Пошли к тебе. До рукопашки всё равно ещё больше полубоя. Кстати, ты же у нас специалист по точечной терапии. Может, она поможет?
  Покопавшись в памяти, я была вынуждена отрицательно покачать головой. Меня учили воздействию на болевые точки и их нейтрализации. Про судороги речи не шло.
  Пристроившись хвостиком за Даром, я обругала себя последними словами за несдержанность. Ну что мне стоило промолчать? Нет же, надо было предложить свою помощь. Вот влипла из-за собственного языка. Теперь не отвертишься, сама же предложила.
  Оказавшись в моей комнате, светлый начал расстегивать рубашку. Я смутилась. Ничего подобного я не ожидала. Нет, конечно, я понимаю, что массаж лучше делать на голую кожу, но это как-то... и зачем я на это вызвалась?
  'Дура потому что'.
  - А может, я через одежду попробую?
  - Ткань слишком толстая. Я просто ничего не почувствую.
  Я поспешно отвела взгляд и залилась краской, как маков цвет. Зато голос не удержался от очередного комментария:
  'Наверно, он давно ждал этого часа. Ишь, как шустро разоблачается. - Я мимо воли скосила глаза в сторону одногруппника, но тут же поспешно отвернулась ещё больше. - Какие мы скромные, прям в монастырь пора, а не в мужскую академию! Вау! А штаны снимать - это самое то'.
  Что!?!
  Я подскочила на месте и обернулась. Дар, похоже, и вправду вознамерился раздеться полностью. Сброшенные рубашка, майка и обувь лежали прямо на полу у кровати. Вновь отвернувшись, я попросила:
  - Штаны не надо снимать.
  - Ты чего? - удивился светлый.
  - Пожалуйста, - жалобно протянула я.
  - Как скажешь.
  С тихим вздохом Дар вытянулся на кровати. Я боязливо приблизилась. И зачем я вызвалась помогать? Светлый неподвижно лежал на животе, перекрестив руки под щекой и повернувшись лицом к стене. Сейчас было прекрасно видно, как волны дрожи проходят по всему его телу. Наверно, это дико больно. Я должна попробовать помочь ему.
  С чего начинать, я даже не представляла. По-идее, нужно как-то расслабить напряжённые мышцы. Но как это сделать? Опустившись на колени возле кровати, я попросила:
  - Вытяни вдоль тела правую руку, попробую начать с неё.
  Дар, не пререкаясь и не поворачивая головы, подчинился. Сняв браслеты с запястий, я осторожно прикоснулась к руке. Она была горячей и как будто деревянной. Пододвинув конечность поближе к себе, я неуверенно попыталась размять её. Минуты через две поинтересовалась:
  - Ну как?
  - Такое чувство, будто я фарфоровый, и ты боишься меня покалечить, - честно сознался Дар. - Я почти не чувствую твоих прикосновений.
  Стиснув зубы, я попробовала прилагать больше сил. В результате у меня на лбу даже испарина выступила, а Дару ничуть не стало легче. Светлый повернулся ко мне лицом и с кривой усмешкой сказал:
  - Тебя не Куколкой нужно было назвать, а Пушинкой. Самое то было бы.
  - Ну знаешь! - всерьёз обиделась я, вскочила на ноги и бросилась к двери.
  - Дарк, постой! Я не хотел тебя обидеть.
  Но я уже была на коридоре. Знал же с кем связался! Зачем тогда было просить? Чтобы посмеяться?
  - Дарк! - раздалось сзади, но я перешла на другой материальный уровень и понеслась со всех ног. Пушинка! Как будто я виновата, что они здесь все гиппопотамы толстокожие
  'Но у тебя и вправду мало сил по сравнению с ними', - подала голос моя шиза. Я лишь злобно шикнула на неё. И голос тоже только и делает, что развлекается за мой счёт.
  'Вместо того, чтобы ругаться, лучше бы немного головой подумала. Ты могла помочь парню через своего феникса. Он же, как-никак, специализируется на крови, следовательно, имеет определённое влияние практически на любое существо'.
  Этот упрёк отрезвил меня. И вправду, не подумала. Но возвращаться и пробовать уже не буду. Перебьётся. Да за Пушинку я с Даром вообще разговаривать не буду.
  Наставник Хисорен уже был во дворе, хотя ребята ещё не пришли. Феникс коротким кивком поприветствовал меня и поинтересовался, как я провела каникулы. Честно говоря, вопрос меня удивил. Не ожидала, что Хисорену хоть сколько интересна моя судьба.
  - Хорошо провёл.
  - В доме Дара?
  - Нет, за мной присматривал Риока.
  - Знакомое имя... Кто это?
  - Феникс, что обучал меня индивидуально на прошлом курсе.
  - Он ещё в Городе? - удивился наставник. - Я думал, его депортировали.
  - Депа... что? - переспросила я, не знавшая такого слова.
  - Не обращай внимания, - отмахнулся феникс. - Это так, размышления вслух. Кстати, в этом семестре ты больше не будешь рыдать у меня на занятиях. Мы начинаем проходить болевые точки, так что твой козырь перестанет быть таковым. К концу семестра ребята не только смогут достичь твоего настоящего уровня, но и превзойдут его. И не надейся на какие-либо поблажки от того, что заранее знаешь тот или иной материал, понял?
  - Да, наставник.
  Постепенно на площадку подходили одногруппники. Однако к началу занятия нас набралось лишь восемь. Дара среди присутствующих не было.
  - Где остальные?
  - У магистра Дэривана. Мы сегодня на зельеварении проходили эликсир выносливости и наставник не предупредил нас о побочных эффектах, - отчитался Дори.
  - Плохо. Но урок отменять я не намерен. Будут нагонять самостоятельно, - подвёл итог наставник. - Пять кругов в среднем темпе бегом марш!
  
  ХХХ
  
  'Пру! Куда собралась?'
  Спать. Тебя что-то не устраивает? - поинтересовалась я у голоса, не прерывая процесса избавления от одежды. Повязка на грудь, которую я решила носить с начала учебного года, неимоверно жала, давила и вызывала массу неудобств. Размотав её, я с удовольствием глубоко вздохнула. А то как в тисках. Внимательно осмотрев себя и даже ощупав, я пришла к выводу, что пока могу вполне обойтись без этой жутко неудобно тряпки. А потом уже придётся терпеть.
  'Ну что, налюбовалась?'
  Нет бы что толковое посоветовал, - проворчала я скорее по привычке.
  'Я уже высказался по данному вопросу. Но если жаждешь услышать ещё раз - пожалуйста: нечего там перевязывать и прятать!'
  Я аж задохнулась от возмущения. Он ещё и критикует!
  У самого и такой нет!! - в сердцах ляпнула я, но голос на диво индифферентно отозвался:
  'А она мне не нужна. А теперь одевайся обратно и на пробежку'.
  Я не уверена, что...
  'У тебя такой редкий шанс, а ты нос воротишь. Или считаешь, что тебя здесь каждый день зельями пичкать будут?'
  Я была вынуждена признать правоту голоса. Мне выпал и вправду редкий шанс. Одевшись и прихватив карионит, я приступила к ночной тренировке. Выбрав один из пустующих залов подальше от жилого сектора, я изучила его на предмет просматривающих и прослушивающих устройств. К собственному удивлению, не обнаружила. Голос тоже уверил, что беспокоиться не о чем. А ему я, несмотря на всё его занудство и бесчеловечность в отношении тренировок, я безоговорочно доверяла.
  Включив музыку, я принялась за разминку и растяжку. Вроде всё делала, как обычно, но что-то мне всё равно беспокоило.
  'Может, отсутствие утяжелителей на запястьях?' - ласково спросил голос.
  Точно! Похоже, я их забыла в комнате, - покаялась я, ничуть не сожалея об этом факте.
  'Снимай ножные', - приказал голос.
  Ты, что, серьёзно? - обрадовалась я.
  'А, что, похоже, что я шучу?'
  Я быстро отщёлкнула браслеты, всё ещё не веря, что буду сегодня заниматься без этих кандалов, от которых уже болит всё.
  'И не мечтай, - отрезвил меня голос. - Доставай следующий набор'.
  Но он же тяжелее!
  'Нечего быть такой растяпой! Одевай скорее.
  Я с мученическим вздохом извлекла браслеты и защёлкнула. Изменение тяжести было очень даже ощутимым.
  'Не ной, они всего грамм на сто тяжелее предыдущих'.
  Ага, а в сумме почти не полкило...
  'Рассусоливаться' голос не позволил, принявшись нещадно меня гонять. Так что привыкать пришлось прямо на ходу, набивая синяки и получая лишние ссадины.
  Через бой даже с действием зелья я лежала пластом, не в силах поднять даже руку.
  'Слабачка', - презрительно отозвался голос.
  Я не слабачка.
  'Тогда простой хотя бы одну песню с вытянутыми вперёд руками'.
  Издеваешься? Я и пары секунд не выстою.
  'Я же говорю: хилячка. Оттого и кувырок с толчком толком сделать не можешь, что руки у тебя слабые. Не выстоишь песню - отберу музыку. Риока её тебе не для того дарил, чтобы ты её ночами слушала в ущерб отдых'.
  И как, позволь узнать, ты собираешься её отобрать?
  'Я знаю ключ-блокатор, а ты нет. Так что выбирай: или стоишь с вытянутыми руками или не услышишь ни одной песни луны две, а то и все четыре... смотря по тому, насколько ты меня разозлишь'.
  Я выстою!
  Поспешно вскочив на ноги, я тут же пожалела о своём порыве, но отступать уже не намерена. Остаться без музыки как раз тогда, когда я её заполучила... ну уж нет, не дождётся.
  Начался проигрыш. Я, сжав зубы посильнее, подняла руки. Наконец, начались слова. Я едва не взвыла, услышав речитатив. На что-либо короткое можно не рассчитывать. Я попробовала отрешиться от пудовых рук, вытянутых вперёд, и сконцентрироваться на смысле диалога. Главное для меня сейчас - отвлечься. Я вытерплю. И нечего, что руки дрожат хуже, чем у закоренелого выпивохи. Чем дальше я слушала диалог, тем сильнее чувствовала, что эта песня мне не нравится. Однозначно. Двое подростков. Мотоцикл. Дождь. Ночь. Перед глазами сама собой всплыла полузабытая картина. Темно уже, за окном накрапывает некая изморозь. Брат свернулся клубком рядом на сиденье, а я с интересом смотрю на нечастые проносящиеся мимо жёлтые огни фар. Я встретилась взглядом с отцом в зеркале, и он мне подмигнул. Я весело рассмеялась, отчего мама рассерженно шикнула и покосилась на Сергея. Не проснулся ли?
  Внезапно мчащийся навстречу нам одинокий огонёк мигнул и резанул прямо по глазам. Папа резко крутанул руль. Я от неожиданности ударилась о дверцу и упала на пол за папиным сиденьем...
  По щекам уже давно катились слёзы, но я не осознавала этого. Жалко всхлипнув, я бессильно осела на пол и разрыдалась, громко и некрасиво. Но мне было всё равно. А сквозь всхлипы молотком били по мозгам слова: 'Он знал, чем обернётся школьный бал, что наяву, а не во сне'.
  Когда закончилась песня, я не заметила, полностью погрузившись в воспоминания и раз за разом переживая ТУ минуту. Ту последнюю минуту.
  'Прекрати истерить! - ворвался в воспоминания непрошенный глосс, разбивая их на ошмётки. - Из-за какой-то песни целое болото развела. Стыд и срам'.
  От... отвали. Там... по... погиб... гибли.
  'Кошмар какой! - не скрывая презрения, отозвался голос. - Да тут каждая четвёртая песня - личная трагедия. И что из-за этого, повеситься?'
  Ду... дурак! Моя семь... семья. Они... они... они погибли. Авто... авто... ката... тастрофа.
  Я зарыдала ещё сильнее. Голос не решился больше вставлять свои язвительные комментарии. Вместо этого он растерянно пробормотал:
  'Ещё рыдающих девиц я не успокаивал. За что мне это?'
  А потом я ничего не слышала и не чувствовала, полностью уйдя в своё горе. Но почему мне показалось, что меня кто-то обнимает и поддерживает, не давая скатиться в самую глубину беспросветности?
  Обессиленная, я ещё долго икала, свернувшись клубком на полу. Мне хотелось спрятаться. От внешнего мира и от внутреннего. Но больше всего от почти физической боли, буквально разрывающей на части.
  
   ХХХ
  
  Очнулась я разбитой и усталой. Руки-ноги были словно налиты свинцом, всё тело ломило, а внизу живота противно тянуло.
  'Фу-ух! Проснулась, наконец. А то я не знал, что делать'.
  Что со мной такое?
  'Не знаю, - честно признался голос. - Полагаю, что это из-за слишком сильного эмоционального напряжения. В общем, твой организм вместо того, чтобы восстанавливаться после физических нагрузок, боролся со стрессом. Да, и ещё. Не могу понять отчего, но... не хочу тебя особо пугать... но у тебя открылось кровотечение'.
  Что?
  Я порывисто вскочила на ноги, но меня тут же повело в сторону от слабости.
  'Я бы посоветовал сходить в душ, пока ученики не зашевелились и показаться магистру Дэривану, потому что я не нахожу объективных причин для кровотечения'.
  Я тоже её не находила. И не могла сообразить, где и как я умудрилась пораниться, тем более в таком месте. Я избавилась от браслетов и, позорно держась за стенки, поковыляла в душ, не забыв прихватить с собой карионит. Раздевшись, я впала в панику. Кровь ручейками спускалась чуть ли не до колен. А вдруг у меня какое-нибудь внутреннее повреждение?
  'Прекрати разводить панику! Современные знания позволяют восстановить живое существо чуть ли не по частям, а ты тут панику разводишь из-за какой-то мелочи'.
  А ведь голос прав. Нечего непоправимого пока не произошло. К тому же магистр Дэриван хороший лекарь. Но идти к нему с подобной проблемой идти было как-то стыдно.
  'Лучше сейчас, чем потом'.
  Феникс был мягко говоря удивлён моим столь ранним появлением на пороге его комнаты. И фраза, сказанная им вместо приветствия меня отнюдь не воодушевила:
  - Дарк, сиан только начался, а у тебя уже проблемы!
  Я грустно вздохнула, подтверждая его правоту и последовала за фениксом в прихожую.
  - Что на этот раз? - хмуро поинтересовался магистр.
  - Не знаю. Наверно, повреждено что-то из внутренних органов. Иного объяснения я не нахожу.
  Проведя диагностику, магистр одарил меня неутешительным:
  - Я тоже. Травм нет, и организм считает происходящее не сильным отклонением от нормы. Я никогда не осматривал девушек, так что выводы поостерегусь делать. Могу лишь сказать, что много хуже для тебя твоё подавленное состояние. Что случилось?
  - Ничего, - отвернувшись к стене, выдавила я, не понимая, как такое в принципе можно.
  - Это, конечно, твоё дело, - невозмутимо сказал магистр, - но без знания причин я вряд ли смогу понять, что пошло неправильно.
  - Так вы мне поможете?
  - Пока не вижу как.
  - Понятно.
  - Заходи вечером. Посмотрим, что изменится, - сказал мне уже в спину магистр Дэриван. Я даже не обернулась, ничем не показывая, что услышала последнюю реплику. И вечером не собираюсь приходить.
  День прошёл кошмарно. Мало того, что предательская слабость и усталость и не думали проходить, так ещё и настроение к вечеру опустилось ниже плинтуса.
  У меня сложилось впечатление, что половина учеников нашего факультета посчитала долгом подойти ко мне с вопросом: 'Может, тебе стоит сходить к магистру Дэривану?', причём некоторые в лоб спрашивали, где это я умудрилась так пораниться. Чтоб их всех с их развитым обонянием! На Дара я так вообще от души наорала. Беспокоится он, видите ли, а сам ещё зелёный весь.
  Голос к моему удивление, за весь день не проронил ни звука. Ну и правильно, а то бы ещё и ему перепало.
  После ужина, плюнув на недоделанные уроки, я завалилась на кровать и моментально отключилась... стигн на пять, после чего подскочила, зажимая рот руками, чтобы не закричать. Кошмары, уже давно не посещавшие меня, теперь решили восполнить утрату с лихвой.
  
   ХХХ
  
   Я с беспокойством поглядывал в сторону Дарка. Что он творит? Под глазами пролегли чёрные тени, сам осунулся, побледнел, но и слышать не хочет, чтобы показаться магистру лекарю. А ещё этот непонятный запах крови, вот уже четвёртый день преследующий тёмного. Он же себя до погребального костра доведёт!
  Наконец-то зельеварение закончилось, но Дарк даже не пошевелился, чтобы встать. Я заколебался. С одной стороны, нужно бы подойти и поинтересоваться. С другой, наорёт от души и ещё больше замкнётся в себя. Поэтому я собрал вещи и направился к двери, где и замер, зорко следя за тёмным. Тот дождался, пока все покинут кабинет, потом подошёл к наставнику и что-то спросил.
  - З-сачем тебе? - изумился Гроссер.
  - Надо, - упрямо мотнул головой Дарк.
  - Для с-себя хоть?
  - Конечно.
  - С-сильное... оно довольно опас-сно. Приходи вечером с-сюда, обыкновенное дам. Ес-сли не помож-шет, вс-сегда мож-шно поэкс-сперементировать.
  - Спасибо, - кивнул тёмный.
  - Долж-шен будеш-шь, - широко ухмыльнулся наставник.
  - Буду.
  Я поспешил выскользнуть в коридор, пока одногруппник меня не заметили. Вряд ли Дарк будет в восторге, поняв, что я подслушивал. Но зачем ему понадобилось снотворное? Неужто у тёмного бессонница? В принципе, это весьма вероятный вариант, который позволяет снять многие вопросы, связанные с внешним видом Дарка и его самочувствием. Но тогда получается, что его странная рана здесь ни при чём? И ведь говорить не хочет... как и магистр Дэриван слушать.
  Вечером тёмный без труда избавился от моего сопровождения. Я не рискнул идти да ним к Гроссеру. Одно дело просто присматривать за одногруппником, другое следить. Второе он мне вряд ли простит. Так что и проверять не стоит. Лучше загляну к Дарку ночью, сам посмотрю, как он там. Да, точно. Так и сделаю. И всё-таки я избавился бы от кучи проблем, если бы тёмный мне хоть немного доверял.
  
   ХХХ
  
  Я проспал. Причём проспал совершенно безбожно. Меня едва Райан растолкал к завтраку. Ругаясь на чём свет стоит, я натянул вещи и, даже не заправив постель, бросился со всех ног к комнате тёмного.
  Распахнув дверь, я уже открыл было рот, чтобы поторопить Дарка, но так и застыл в проёме, потрясённый. В нос ударил металлический запах крови одногруппника. Свежей, и уже старой, засохшей. Дарк валялся на полу у противоположной стены. Включив свет, я ахнул: тёмный валялся в огромной луже собственной крови, расползшейся чуть ли не на четверть комнаты. Я бросился к мальчишке и, едва не поскользнувшись на мокром полу, грохнулся на колени у бесчувственного тела. Перевернув тёмного, я сам побледнел, настолько его лицо было землистым, а дыхание практически неразличимым.
  - Дарк, очнись! Не смей подыхать, слышишь?!
  Я тряс одногруппника со всех сил и орал прямо в лицо, но тёмный не реагировал. Бросив это бесполезное занятие, я начал искать эту демонову рану, что было не так-то легко, учитывая, что тёмный был перемазан в крови с головы до ног. Впрочем, долго искать не пришлось.
  - Придурок, ты что с собой сотворил? - Мне хотелось орать, но горло сдавило так, что выходил лишь сдавленный шёпот. Левая рука тёмного от запястья и почти до плеча была испещрена порезами, и некоторые из них до сих пор кровоточили.
  Подхватив одногруппника на руки, я со всех ног бросился к магистру Дэривану. Так быстро я редко когда бегал, но всё равно меня не оставляло ощущение, будто я опаздываю. Катастрофически опаздываю. Магистр лекарь, если и удивился плачевному состоянию тёмного, вида не подал
  - Что случилось? Ложи его сюда.
  - Я пришёл его будить утром, а он на полу в крови валяется. Всю руку исполосовал.
  - Зачем? Ему, что, мало? - будто у себя спросил магистр. Я предпочёл промолчать.
  - Позови сюда Варана и Бариона и побыстрее, - не оборачиваясь, приказал Дэриван. Я поспешил к выходу. Похоже, всё и вправду очень серьёзно. Как будто с Дарком бывает по-другому.
  Варан войти следом за собою к лекарю не позволил, что у меня сейчас начнутся занятия, а мой вид желает оставлять лучшего. Но какие тут могут быть занятия, когда неизвестно что приключилось с этим тёмным. Однако спорить со стражем Академии я не решился. Но, с другой стороны, быть может, наставникам понадобится моя помощь. Поэтому, чуть подумав, я решил, что гнев Варана я как-нибудь переживу и остался в коридоре у двери магистра лекаря. Помощь и вправду вскоре понадобилась. Обеспокоенный Варан, выскочивший в коридор, что совершенно не соответствовало его статусу стража, заметил меня и тут же натянул маску своего обычного ледяного спокойствия.
  - Отлично, что ты здесь. Беги в комнату Дарка. Там должна быть какая-то вещь, от которой будет нести силой на много шагов вокруг. Ни в коем случае не трогай её голыми руками. Заверни её во что-нибудь и неси быстро сюда. Понял?
  - Ага.
  Могу поспорить, что это тот самый камень. Так и знал, что нельзя доверять этому проходимцу - Риоке.
  Возле комнаты Дарка собралась целая толпа. Я скривился. Нужно было дверь за собой прикрыть, но я слишком спешил.. теперь попробуй пробейся сквозь этот заслон. Тем не менее, приложив немало стараний, я всё-таки смог это сделать. И застыл точно так же с отвисшей челюстью, как и другие. На стене комнаты, прямо напротив двери, была нарисована тёмно-красной краской девушка поразительной красоты.
  'Нет, не краской...' - сообразил я, почувствовав обещанный 'фон'.
  Портрет был изображён с помощью крови. Крови тёмного. На кой это ему понадобилось? И как он смог изобразить незнакомку столь реалистично, используя лишь один цвет? Но так или иначе, а девушка выглядела донельзя... живой. Будто ещё мгновение - и она шагнёт в комнату с протянутой рукой.
  На неё хотелось смотреть и стигну, и бой, и два, но мне нужно было возвращаться, сообщить сражу Академии, что 'вещь' транспортировке не подлежит.
  Когда я, не постучавшись, вошёл к магистру Дэривану, то похолодел, услышав голос магистра Ариона.
  - И как он до сих пор жив? Странно. Их него силы тянет широкой воронкой.
  И он об этом так спокойно говорит?
  Варан, заметивший меня первым, спросил:
  - Ну что, принёс?
  - Боюсь, что это невозможно. Там рисунок на стене... кровью.
  - Что-о-о?! Что ты сказал? Точно кровью? - посыпались вопросы наставников, число которых значительно увеличилось за время моего отсутствия.
  - Вам лучше самим это увидеть, - поспешил я избавиться от настойчивого внимания. Наставники переглянулись, Варан помрачнел и приказал:
  - Арион, Варен, - пойдёте со мной. Див и Банор, наведите порядок среди учащихся. Дэриван, Барион, присмотрите за Дарком.
  - А можно, я тоже... - неуверенно подал я голос.
  - Что тоже?
  - Присмотрю. Он же мой друг как-никак, - попытался я объясниться, чувствуя себя неуютно под пытливым взглядом стража Академии.
  - Другом? - хмыкнул Арион и пренебрежительно добавил: - Похоже, он тебя таковым не считает.
  У меня перехватило дыхание и потемнело в глазах, будто меня ударили, но я тут же взял себя в руки и довольно спокойным тоном ответил, хотя хотел заорать во всю глотку:
  - Вы ничего о нас не знаете. С чего это вы принимаетесь судить о наших отношениях?
  Наставники очень странно посмотрели на меня, будто ожидали чего угодно, но не подобного ответа. Мне стало крайне неуютно под их пытливыми взглядами, выворачивающими душу наизнанку. Чего они знают такого, чего я не знаю?
  Наконец Варан отвернулся и сделал знак следовать за ним. Я незаметно перевёл дух и повернулся к кушетке, где лежал мертвенно-бледный одногруппник. И тут же напрягся, словив подозрительный взгляд магистра Дэривана. Что с ними со всеми? Что они от меня скрывают?
  - Дарион, возвращайся-ка ты лучше к занятиям, - тихо, но веско сказал магистр лекарь. - Здесь ты ничем не поможешь.
  - Но почему?!? - взвыл я. - Почему он везде и всюду такой особенный?! - я всё же не удержался и сорвался на крик, напрочь забыв о манерах и уважении к старшим.
  - Потому что его здесь вообще не должно было быть, - на диво спокойно отозвался магистр. - А теперь уходи и не будем больше обсуждать эту тему.
  Меня второй раз выставили за дверь. И причина этого мне была абсолютно неясна. Я ведь и вправду самый близкий Дарку феникс во всей Академии, а наставники, похоже, против этого. Но почему? Почему они не хотят, чтобы с тёмным кто-либо сближался? Ведь если подумать, все их усилия могут быть направлены именно на это: отправить тёмного на светлый факультет, выделять его среди сверстников, давать индивидуальную программу - это могло быть сделано для того, чтобы никто не захотел общаться с выскочкой и любимцем наставников. Да и сам Дарк хочет держать нас на расстоянии. В чём причина этого отчуждения?
  'Его здесь вообще не должно было быть'. Что это может значить?
  
  ХХХ
  
   Так тепло и спокойно мне уже давно не было. Будто меня обнимают мамины тёплые руки, а в ушах звучит её голос. Я счастливо улыбнулась и свернулась клубком.
  - Кровь, наконец, удалось остановить.
  - Да, и отток сил прекратился. Всё-таки мы были правы, предполагая, что эти два явления связаны между собой.
  Я невольно поморщилась от резких голосов, звучащих совсем рядом, и потянулась за ускользающим теплом рук и мамиными интонациями. Они накрыли меня, унося следом за собой в радужные сны...
  Первое, что я увидела, открыв глаза, был привалившийся к противоположной стене Дар, неотрывно смотрящий на меня. Я удивилась. Такое чувство, будто находится здесь он здесь уже давно.
  - Привет, что ты здесь делаешь?
  - Сижу, - лаконично отозвался однокурсник, не меняя положения. Только сейчас до меня дошло, что именно мне показалось неправильным: напротив моей кровати в комнате должна быть стоять вторая, а её нет. Оглядевшись, я сообразила, что нахожусь в одной из 'лекарских' палат, куда частенько попадала раньше с вывихами и ранами различной степени тяжести.
  - А что Я здесь делаю?
  - Лежишь, - всё так же лаконично ответил Дар.
  - Ты сегодня на редкость информативен, - скривилась я, распрямляясь под одеялом. Тело затекло в неудобном положении.
  - А ты такой всегда, - пожал плечами светлый. Какая муха его укусила? Раньше он таким странным не был. Или я что-то пропустила? Нахмурившись, я попыталась вспомнить события, которые могли привести меня к столь плачевному состоянию, что понадобилась помощь магистра Дэривана. К моему удивлению, последние события вспоминались с трудом. В голове смешались клубком образы и события, выдернутые будто из разных жизней. От попыток вспомнить виски пронзила боль, поэтому я решила оставить это на потом. Ведь есть более быстрый способ узнать интересующую меня информацию. Глянув на Дара, я спросила:
  - Как я здесь очутился?
  - Я принёс, - всё тем же бесцветным тоном известил одногруппник.
  - А зачем?
  - Потому что ты решил стать первым фениксом-самоубийцей. - Внезапно в его взгляде появилась злость, что подтверждали и зародившиеся нотки в голосе. - Вот скажи, зачем тебе нужно было полосовать себе руки?
  - Э-э... - я растерялась. Ничего подобного в моих воспоминаниях не было. Однако, высвободив левую руку из-под одеяла, я убедилась, что Дар и не думал шутить. Но зачем мне понадобилось резать себя? Размотав бинты, я ужаснулась ещё сильнее. Хаотическая мешанина рубцов шла по внутренней стороне руки, пересекая вены. Кошмар какой! Я поспешно отвела взгляд... и вспомнила.
  Мне обязательно нужно было забыть, отвлечься. Эти видения сводили меня с ума, ведь в них я вновь не могла ходить. Отчаявшись, я решила нарисовать её, Синди, свою спасительницу. Я пошла на этот шаг лишь потому, чтобы каждый раз по пробуждении видеть её и осознавать себя здоровой. Почему я решила изобразить её с помощью своей крови сама объяснить не могу, но по мере создания портрета мои извечные кошмары отступили. Однако им на смену пришли другие.
  Я поёжилась и отрешилась от воспоминаний. Эти сны в прошлом. Во всяком случае, я на это надеюсь.
  Одногруппник всё так же неотрывно смотрел на меня, не произнося ни слова. Наконец, я не выдержала:
  - Ты что-то хочешь спросить?
  - Ты всё равно не ответишь, - криво усмехнулся светлый. - Так что это бесполезное сотрясание воздуха.
  - Пока не спросишь - не узнаешь, - пожала я плечами, наспех замотав бинты и пряча руку под одеялом. - Странный ты.
  - Не я, а ты. Этот разговор вообще бессмыслен. - Дар встал и направился к двери. - Ты пропустил три дня занятий. Надеюсь, что сегодня ты всё-таки появишься.
  Я проводила одногруппника недоуменным взглядом. Я его не понимаю. Какая ему разница?. К тому же подобная холодность и сдержанность совершенно не характерны для Дара. В обычной ситуации он бы из меня душу вытряс, методически подвергая допросам и пытаясь докопаться до правды.
  Сев на кровати, я замерла на пару минут, пытаясь перебороть нахлынувшую слабость и головокружение. Похоже, я ещё не восстановилась после столь крупной кровопотери.
  Я как раз ползала по полу на четвереньках, пытаясь найти свою обувь, когда в комнату вошёл магистр Дэриван.
  - Ну и как это называется? - поинтересовался феникс.
  - Обувь ищу. Куда вы её запихнули?
  - В смежной комнате у порога. Но я о другом. Что ты уже натворил и, главное, зачем?
  - Вы о чём? - кося под дурочку, спросила я. Разговаривать о произошедшем не было никакого желания. Однако подобные чувства испытывала одна я.
  - Я о картине кровью на стене. Ты хоть понимаешь, что твоих сил могло не хватить на столь масштабную работу? С кровью не шутят. И тратить свой дар на подобные глупости...
  - А что вы называете глупостью? - В первый раз с начала разговора посмотрела я прямо на магистра.
  - Бесконтрольное транжирство энергии и прямую угрозу твоей жизни! - рявкнул Дэриван. В первый раз вижу его таким злым. - Что за блажь на тебя нашла? К чему подобные сложности ради обычного оберега?
  - Не понимаю, о чём вы, - пожала я плечами.
  - Дарк, не дури мне голову. Ты вполне мог обратиться ко мне или любому другому наставнику, чтобы...
  - Я не позволю никому лезть в мои воспоминания! - отрубила я, не дожидаясь окончания объяснения.
  - Причём здесь это? - удивился магистр.
  - Притом, что именно в них вся проблема. И вы здесь ничем не поможете.
  - Так вот что гнело тебя всё это время. Но к чему эта девушка? Ты мог найти более лёгкий способ побороть свой страх перед прошлым. И менее экзотичный.
  - Можете считать, что она подарила мне мою теперешнюю жизнь. Так что этот портрет - напоминание и благодарность. А теперь позвольте уйти.
  - Дарк, ты наглеешь от собственной безнаказанности. Будешь и дальше грубить направо и налево - нарвёшься. Канорен уже поднял вопрос о твоём недостойном поведении, а также о возможности ввести теоретическую часть в экзамен по щитам.
  - Мне это не важно. Дайте, пожалуйста, пройти.
  - А что тебе важно? - Этот вопрос застал меня врасплох настолько, что я второй раз посмотрела в лицо магистру. Он был сосредоточен и чуточку грустен.
  - Вы о чём?
  - Ты говоришь, что тебе не важно, будешь ли ты иметь лишние проблемы уже в этом сиане. Вот я и спрашиваю: что же тебе важно:
  Я растерялась. Чего он от меня хочет?
  - Я всё равно не понимаю. Кстати, вы не знаете, где мои остальные вещи? Я хотел бы получить их обратно.
  Магистр разочарованно вздохнул и пропустил меня к двери. Сам он направился к тумбочке возле кушетки, извлёк из верхней полки мои вещи и отдал мне, предупредив:
  - Не мелькай особо с ними. Лишние вопросы, думаю, тебе ни к чему. А они обязательно возникнут у ребят. Кстати, с картиной делай, что хочешь, но чтобы к следующему вечеру её больше не было видно. Иначе её сведёт магистр Арион. А к сегодняшнему разговору мы вернёмся позже, когда немного подрастёшь.
  Подрастёшь, - мысленно передразнила я магистра. - Между прочим, мне почти уже тринадцать лет, а он относится ко мне, как к сущему ребёнку!
  'Ты и есть ребёнок, - проворчал молчавший ранее голос. - Особенно по меркам фениксов'.
  Но я не феникс. Я человек, а люди растут быстрее.
  'Если ты ещё не заметила, то сейчас ты взрослеешь много медленнее, чем в обычной ситуации. Причём, как физически, так и психологически'.
  Так что, меня ещё десять лет будут называть ребёнком? - ужаснулась я.
  'Если не все тридцать пять. Фениксы считаются достаточно взрослыми только по достижении сианов сорока, когда им нужно проходить инициацию. Последнее является важнейшим шагом во взрослую жизнь. Если феникс психологически не готов к контролю своих эмоций, то он рано или поздно погибнет'.
  Но я-то прошла инициацию. Во всяком случае, меня так уверяли.
  'Насильственное вселение в тебя недофеникса не является инициацией, - менторским тоном заметил голос. - А до взрослости тебе, как до грани без крыльев. Так что молчи в тряпочку и слушай старших'.
  Старший, - не без язвительности протянула я, - а где ты был все прошлые дни, когда мне нужна была твоя помощь?
  'Не мог к тебе пробиться. Из-за своих негативных эмоций и страхов ты выстроила почти непреодолимый барьер, отрезав меня'.
  То есть ты хочешь сказать, что я опять кругом виновата?
  'В принципе, да. Ты проявила слабость, дав воспоминаниям захлестнуть тебя и подавить твою волю. Отсюда и кошмары. Ты отказалась от какой бы то ни было помощи и, оставшись наедине со своими страхами, позорно проиграла им. Ты почти не контролировала себя, поглощённая прошлым, отсюда и порезы на руках, и портрет на стене, и куча проблем с наставниками и одногруппниками'.
  У меня нет проблем с одногруппниками, - огрызнулась я, всерьёз задетая за живое.
  'Будут. И не только с ними. Вопросы возникли много у кого'.
  Не каркай, а?
  'А ты не будь наивной. А ещё утверждаешь, что с тобой нужно обращаться, как со взрослой'.
  Голос, как ни прискорбно это осознавать, оказался абсолютно прав. Не успела я дойти до своей комнаты, как меня перехватили Райан и Дори и засыпали вопросами касательно девушки, портрет которой я изобразила. Больше всего меня добила просьба Райана: 'Познакомь нас с ней как-нибудь'. И ведь он даже слышать не хотел, что сиё невозможно. Какие они всё-таки глупые и упрямые! Разве я осталась бы здесь, если бы знала, как попасть на Землю?
  А самое противное, что до завтрака ещё полбоя, а двери моей комнаты уже караулят. Слава Богу, что это всего лишь Райан и Дори. А если бы на их месте оказались старшие?
  'Ничего, это ещё впереди, - 'утешил' меня голос. - Подозреваю, слухи о портрете обошли весь факультет. Так что проблем у нас будет - не разгребёшься'.
  Отбившись от одногруппников, я закрылась в комнате и бессильно сползла по двери. Голос прав: это всего лишь начало. И дальше будет только хуже.
  Подтянув колени к подбородку, я просто сидела и размышляла над сложившейся ситуацией. И вдруг меня будто подбросило. Нужно хоть самой посмотреть, из-за чего весь сыр-бор разгорелся. Встав, я нащупала выключатель. Внезапно вспыхнувший свет ослепил. Моргнув, я быстро перестроилась на яркое освещение, что раньше мне было недоступно, и замерла. На стене напротив была изображена ОНА. Такая реальная... и чужая, незнакомая. Я будто мимо воли подошла к портрету и дотронулась до протянутой вперёд руки кончиками пальцев.
  Последовавшая затем вспышка не имела никакого отношения к освещению, но тем не менее в глазах резко потемнело, а в ушах послышался такой знакомый голос, но с чужими, холодными интонациями:
  - Не знаю, кто ты, но твоя настойчивость и вера поразительны. За это я награжу тебя. Я не смогу уберечь тебя от твоих врагов, но помогу избавится от глупой борьбы с собой. Прими моё благословление, и ты забудешь, что такое страх.
  Быть может, мне стоило задуматься над подобной постановкой предложения, но моё доверие к этой женщине было слишком велико. Поэтому я, не колеблясь ни секунды, открылась ей. Это было подобно мягкому свету, проникнувшему в моё тело, впитавшемуся в него и растворившемуся в каждой клеточке.
  Наконец свет и ощущение реального присутствия исчезли, а я, обессиленная или же наполненная настолько, что ноги не держали, рухнула на колени. Что это было? Что только что произошло?
  'Тебя благословили. Подумать только, эта девчонка оказалась богиней. Недооценивали мы её'.
  Богиней? Синдиана? Но она же человек!
  'Ты тоже раньше была им. А сейчас не слишком-то похожа'.
  Богиня. У меня в голове не умещалось подобное. Но с другой стороны, я ведь сама почувствовала её силу. Даже находясь от настоящей Синдианы на огромной расстоянии, я ощутила этот океан силы, что скрыт в теле хрупкой женщины.
  'Она источник. Отсюда и сила'.
  Да, ты прав. Как ты думаешь, что она имела в виду, когда говорила, что я не буду больше бояться?
  'Без понятия. Однако я уже не ощущаю её присутствия рядом, как и каких-либо изменений в тебе. Но не могла эта прорва силы уйти в никуда'.
  Не могла, наверно.
  Я чувствовала себя совершенно подавленной. Привычный мир рушился на мелкие кусочки. Уже второй раз. Во что мне теперь верить? Кому доверять? На Земле мне твердили, что Бог один, а теперь я лично столкнулась с настоящей богиней, которая когда-то была человеком. В кого же тогда превратилась я, очутившись здесь? Смогу ли я когда-нибудь вновь вернуться на Землю и стоит ли вообще туда возвращаться?
  Однако, была среди всего этого бедлама и утешающая новость: кровотечение, наконец-то остановилось.
  
  ХХХ
  
  Первым был урок у магистра Ариона. До зала, где мы занимались в прошлый раз, пришлось пробираться, как выразился мой внутренний собеседник, 'подворотнями и задворками', то есть на другом материальном уровне. Очень уж не хотелось общаться с толпой прогуливающихся по коридору светлых, у которых резко появилось много свободного времени и неадекватное желание бродить именно у моей двери.
  К моему удивлению, в зале было пусто. Я растерянно озиралась, пытаясь понять, где все, когда от двери послышался голос Дара:
  - Так и знал, что найду тебя здесь. Пошли, а то опоздаем.
  - А с чего ты решил, что я приду именно сюда? И дождался же.
  Дар пожал плечами, но снизошёл до пояснения:
  - Ты постоянно не знаешь, где мы, и приходишь в последний момент, так что я привык.
  - Понятно, - протянула я, следуя за одногруппником. До самого кабинета Дар не произнёс больше ни слова, что было крайне на него не похоже. Однако так мне было много комфортнее, чем отвечать на множество вопросов и затрагивать темы, о которых я предпочла бы умолчать. Видимо, светлый понял моё состояние, и я ему была благодарна за это.
  Всё-таки мы опоздали, за что и получили недовольно-осуждающий взгляд наставника, а также его укоризненное:
  - Дарк, ты же обещал не опаздывать.
  Я покраснела и смущённо пролепетала:
  - Простите, впредь постараюсь исправиться.
  - Проходите. Дарк, ты пропустил прошлую пару занятий, поэтому будь крайне внимателен. После окончания подойдёшь ко мне, поговорим о времени отработки материала.
  Не обращая больше на нас внимания, магистр Арион приступил к объяснению задания. Сегодня мы знакомились с исходными материалами, из которых создавалась подавляющая часть оружия. Различные камни, руды, сплавы... Я непонимающе смотрела на гору, как мне казалось, полного хламья, возвышающуюся передо мной, и не могла объяснить себе, зачем нам всё это.
  Голос хмыкнул и пообещал, что скоро узнаю, а потом с нотками уважения добавил:
  'А дельный феникс вам попался. С таким не пропадёшь. Интересно бы знать, такой ли он специалист, каким хочет казаться?'
  И как ты можешь это проверить?
  'Ну-у, спроси его, знает ли он что-либо про алаконит'.
  А это что такое?
  'Вот и поинтересуйся'.
  Пару секунд поразмыслив, я всё же подняла руку, привлекая внимание магистра.
  - Ты что-то хотел спросить, Дарк?
  - Да, магистр Арион. Слышали ли вы что-нибудь про алаконит?
  - Алаконит? - удивился страж тёмного факультета, потом чуть снисходительно усмехнулся. - Это миф. Во всяком случае, ни одного предмета из алаконита за всю свою обширную практику я не видел.
  - Но что это такое? - не отставала я.
  - Алаконитом принято называть то ли минерал, то ли специальный сплав, из которого в своё время Алакосты изготавливали оружие и защиту. Считается, что подобные вещи невозможно сломать, они не изнашиваются и не теряют своих способностей со временем, не подвергаются коррозии, а также обладают совсем уж мифическими возможностями, доступными далеко не всякому живому существу: оружие способно изменять свой внешний вид, размер, массу. Я даже где-то натолкнулся на утверждение, что оно имеет свой разум, эмоции, волю. Однако это попросту невозможно: даже при наших высоко развитых технологиях до сих пор не получилось создать ни одной вещи сколько-нибудь похожей на оружие-морф. А намёки на его разумность вообще абсурдны.
  - А если в него вложить специфические силы и возможности? К тому же сейчас достаточно развито компьютеризированное направление, что успешно может заменить разум.
  - Однако следует учитывать, что ни один материал не выдержит подобных нагрузок. При ковке и последующем применении можно вложить силу определённых направлений, чаще всего используются бытовые, такие как прочность и самозаточка, а также стихийные, иногда закладываются и более специфические возможности, но истории известно лишь несколько удачных попыток изменения вида и размера оружия. О варьировании массы, а тем паче о разумности речи не идёт: внедрить чип в расплавленный металл можно, но оружие от этого не приобретёт ни капли своих мозгов.
  'Тем не менее, есть способы', - загадочно добавил голос, одной этой фразой заставивший меня усомниться в мифичности подобного оружия. Ведь у нас на Земле также есть легенды об одушевлённом оружии. Одушевлённом. Оружии...
  - Магистр Арион, а что если использовать не чип, а иную субстанцию? Например, душу. Знаю, это...
  Договорить я не успела. Взгляд наставника внезапно похолодел, впрочем, как и голос.
  - В Империях запрещены опыты над живыми существами, а использовать души для внедрения их в оружие - о таком даже подумать невозможно.
  - Ну почему же... - протянула я, вспомнив обрывок одного из своих кошмаров. К собственному удивлению, сейчас ничего, кроме отвращения, я не испытывала, хотя раньше подобные видения пугали меня чуть ли не до икоты. - В истории полно всяких отморозков и моральных уродов. А легенды про именно одушевлённые вещи я слышал не раз.
  Интересно, что случится, если у живого человека забрать душу? - задалась я вопросом, всё ещё думая об обрывке сна. Вслух я это произнести не решалась. Магистр и так смотрел на меня с крайним подозрением.
  'Останется оболочка, быть может, сохранится разум, но исчезнет эмоциональный и волевой стержень. Кукла получится, Дарк. Кукла, над которой можно запросто установить контроль'.
  Как вижу, ты настоящий специалист в данной области. Говоришь по собственному опыту?
  'Может быть'.
  А что будет с человеком, если убрать одну эмоцию?
  'Без понятия. Я в людях вообще не разбираюсь'.
  - Дарк, ты меня слушаешь?
  - Да, магистр Арион, - уверила я наставника и сконцентрировалась на преподаваемом материале, но на задворках сознания непрерывно скреблась мысль: а было ли увиденное простым сном или же ко мне каким-то образом попало чужое воспоминание?
  Объяснив характеристики первичных руд и материалов, а также основных их сплавов, магистр в конце второго урока ласково улыбнулся нам и произнёс:
  - Только не думайте, что это было бесполезное для вас занятие, не нужное вам никоим образом. Следующая луна будет почти полностью посвящена ковке и балансировке оружия. Безоружный феникс - это просто смешно, поэтому вы должны уметь сделать себе практически из ничего нужную вам вещь. Кузнецами, конечно, вы не станете, но сделать что-либо, не ломающееся на десятом ударе, научитесь. Все, кроме Дарка, свободны.
  Ну вот, опять. И за что мне подобная милость?
  Я мрачно наблюдала за наставником, прибирающимся в кабинете, больше похожим на склад. Когда дверь за шедшим последним Даром закрылась, магистр Арион подошёл ко мне и с угрозой произнёс:
  - Не знаю, откуда ты и кто, но очень надеюсь, что не существо из-за Грани...
  'Ха-ха! Ой, не могу!!' - развеселился голос. Я недоумённо глядела на магистра.
  - Но так или иначе, если не хочешь быстро окончить этот жизненный круг, советую больше не упоминать об одушевлённом оружии и подобных предположениях. В Империях очень серьёзно относятся к закону об экспериментах над живыми существами.
  - Позвольте с вами не согласиться. Если что-то хорошо скрывают, то это совершенно не значит, что этого не существует. Но спасибо за предупреждение.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Только то, что всегда есть те, кто переступают закон.
  - Ты что-то об этом знаешь? - напрягся Арион.
  - Нет, просто так показывает историческая практика.
  - Дурак ты, Дарк. И маленький ещё к тому же, поэтому и не боишься.
  - Может быть, вы правы, - не стала спорить я. Хватило уже одного того, что страж меня начал подозревать невесть в чём.
  - Приходи после ужина ко мне в комнаты. Третья дверь справа от апартаментов Дэривана. Я растолкую пропущенный материал, но и тебе предстоит объясниться.
  Я ничего не ответила. Просто поклонилась и вышла. Дар ждал в коридоре. Светлый даже ничего не спросил, просто смерил долгим взглядом, отлепился от стены и пошёл рядом. Однозначно, таким Дар мне нравится намного больше, чем постоянно сыплющий вопросами по любому поводу.
  Весь день я тщательно прислушивалась к себе, пытаясь найти хоть толику страха. И не находила. А ведь я специально начала дискутировать с Гроссером в области, в которой ничегошеньки не понимала, поругалась с Канореном и вызвалась отвечать по неподготовленной теме на амаорском языке.
  Этого мне показалось мало, и после обеда я поднялась на крышу, где долго лежала, наполовину свесившись с края. И размышляла, смогу ли я сгруппироваться должным образом и не разбиться, если сейчас свалюсь вниз. Но страха всё не было. Ни капельки. Поэтому я отбросила бесплотные попытки запугать себя и направилась в библиотеку. Если я не могу найти ответа внутри себя, то он должен быть в книгах.
  Мне повезло почти сразу, однако более-менее разобраться в этом вопросе я смогла лишь ближе к полуночи беспрерывного сидения в окружении древних фолиантов. Найдя, наконец, ответ, я откинулась на спинку кресла, переосмысливая данные. Вывод был неутешителен:
  - Так она всё-таки богиня с колоссальным объёмом силы. Да ещё и суккуб в придачу.
  По тем крупицам, которые я нашла, выходило, что ничего страшного в моём положении нет, а положительных эффектов от подобного состояния намного больше, нежели отрицательных. Синди, с помощью своих способностей, переплела мои эмоции, каким-то образом исключив из спектра страх. Данное физиологическое и эмоциональное состояние у меня теперь заменялось схожими реакциями: злостью, раздражением, агрессией, выбросом адреналина, холодным расчётом и ещё невесть чем. Взвесив все 'за' и 'против', просмотрев свои воспоминания, я пришла к выводу, что жить без страха всё-таки удобнее, чем с ним. Поразмышляв немного, я прикинула, что признательность лишней не бывает, а раз Синдиана теперь богиня, то моей веры и благодарных мыслей ей вполне может хватить, особенно, если каждую ночь засыпать с ритуальным 'спасибо тебе'. И почему-то мне показалось, что находящаяся где-то далеко богиня меня обязательно услышит.
  В этот вечер я опоздала к магистру Ариону. Сильно опоздала. Быстро дожёвывая украденный с кухни фрукт (так как ужин благополучно пропустила), я раздумывала, стоя под дверью стража тёмного факультета, что его сильнее рассердит: если я постучусь сейчас, посреди ночи, или не постучусь вообще и пойду спать. Решив не рисковать, ведь поговаривали, что спросонья магистр не лучший собеседник, я перешла на другой материальный уровень и проскользнула внутрь без спроса. И сильно удивилась увиденному. По сравнению с двумя аскетичными комнатами, которые занимал страж тёмного факультета, жилище магистра Дэривана и вправду можно величать апартаментами.
  Сразу за входной дверью шла жилая комната наставника, а вторая была отведена под исследовательский кабинет, защищённый получше кабинета стража Академии. Я не рискнула вламываться сквозь защитные плетения и тихонько постучала. Магистр Арион открыл почти сразу. И сильно удивился, увидев меня.
  - Дарк? Что ты здесь делаешь в такое время?
  - Э-э... вы же сами сказали прийти. Я просто не уследил за временем, вот и опоздал немного.
  - Немного! - передразнил страж тёмного факультета.- Я уже спать собираюсь. Чем же таким ты был занят? Не верю, что засиделся за уроками.
  Я покраснела, вспомнив, что на завтра я совершенно не готова, и пробормотала:
  - Нет, я искал кое-что в библиотеке.
  - Про алаконит, наверно?
  - Нет, это другое. Так я сегодня вам не нужен?
  - Приходи-ка завтра. Но для начала ответь мне на вопрос: что именно ты искал в книгах? Если про манипуляции с душами, то это совершенно бесполезно и, повторяю ещё раз, крайне опасно и необдуманно.
  - Нет, что вы, - слабо улыбнулась я. Похоже, магистр Арион слишком близко принял наш сегодняшний разговор. - Это личное. И я предпочёл бы не распространяться на эту тему.
  - Однако я настаиваю, - в голосе стража тёмного факультета проскользнул металл. Я в очередной раз прислушалась к себе и констатировала, что ни капельки не боюсь, а ведь наставник может доставить мне уйму неприятностей, разозли я его.
  - Меня интересует контроль эмоций, - медленно ответила я, глядя прямо в глаза магистру. Правду мне говорить не хотелось, но и откровенно лгать тоже не стоило.
  - Вы вскоре будете проходить данный курс. Наконтролируешься ещё.
  Я недоумённо смотрела на Ариона, затем, сообразив, что он, видимо, не в курсе, пояснила:
  - Данный аспект весьма актуален для меня уже сейчас. - Увидев вопрос в его глазах, я пожала плечами.- Спросите у магистра Варана. Если он сочтёт нужным, то объяснит вам всё. До завтра.
  - До завтра, - рассеянно отозвался феникс, но тут же встрепенулся: - Кстати, разве тебя не учили, что входить без спроса в чужые комнаты некультурно?
  - Говорили. Больше подобного не повторится, - скороговоркой выпалила я и, прежде чем наставник успел произнести ещё хоть звук, выскочила за дверь.
  
  ХХХ
  
  
  - Да-арк. Дарк, да просыпайся ты.
  Судя по лёгкому раздражению, проявляющемуся в голосе светлого и довольно бесцеремонной тряске, будит он меня уже долго. Зевнув, я потянулась то хруста в костях и едва не сверзлась со стула. Боже, как я хочу спать! Вчера заснула над очередным фолиантом, но так и не успела подготовиться по амаорскому и теловедению, а по щитам не прочла и четверти пропущенного материала. И если по первым двум предметам ещё можно выплыть за счёт феникса, то Канорен будет меня весь урок пилить.
  - Ау! Дарк, пошли. На завтрак опоздаем. - Дар, не дожидаясь, пока я окончательно приду в себя, споро набивал учебниками и листами для записей выделенную мне сумку. А потом, вскинув её на плечо, чуть ли не волоком потянул меня за собой. Я же, занятая своими мыслями, совершенно забыла, что в коридор мне выходить крайне нежелательно. О чём очень быстро и пожалела.
  - О, Дарк, привет! Где ты такую красотку отхватил?
  - А ещё бедненьким прикидываешься.
  - Как её зовут-то хоть?
  - Она точно стоит того, чтобы из-за неё помирать?
  Мне захотелось резко дать задний ход и закрыться в комнате или на крайний случай телепортироваться куда подальше от облепивших со всех сторон светлых. Но от двери нас с Даром уже отделяла парочка старших, а телепортацией я, увы, пока не владела. Поэтому, сжав зубы и стараясь игнорировать окружающих, я локтями расчищала себе путь вперёд, с энтузиазмом топчась по чужим ногам. Поняв, что даже подобная тактика бесполезна в данном случае, я плюнула на условности и перешла на другой материальный уровень. И мне, и Дару так будет проще добраться до вожделенной столовой. Надеюсь, светлый поймёт, что не стоит дожидаться меня здесь.
  Вспомнив о вчерашних событиях, я внимательно прислушалась к себе, но страха так и не обнаружила, только раздражение и немного смущения от столь повышенного внимания. Но нужно что-то делать. Меня совершенно не устраивают все их вопросы, на которые я не могу ответить так, чтобы мне поверили и оставили в покое.
  Дар всё понял правильно, правда, с некоторым запозданием. Когда он появился в дверях столовой, за мной в очереди уже пристроилось фениксов десять. К моему большому удивлению, цепляться с вопросами здесь не стали. Однако я вскоре заметила причину подобной сдержанности, что несколько приглушило мою радость по данному поводу. За одним из столов рядом с очередью сидел наставник Рейган и вяло что-то жевал. Значит, когда поблизости наставники, меня пытать не будут. И то хлеб.
  Дар, вместо того, чтобы подойти и стать рядом, пристроился в конец очереди. Потом на мой недоумённый вопрос светлый пояснил, что у них не принято занимать очередь за другого.
  - За это и побить могут, - проворчал под конец объяснения одногруппник, проглатывая полупережёванную кашу.
  - Странно. Ладно, давай поторопимся. У нас же первым амаорский?
  - Да. И опаздывать на него лучше не стоит, если не хочешь отвечать по всей теме.
  - Вот именно, что не хочу.
  Я порывисто встала из-за стола и нечаянно задела одним из браслетов, которые вновь начала носить, край столешницы. Браслет глухо звякнул. Дар впился в него взглядом и уже открыл было рот, чтобы спросить, но будто вспомнив что-то, отвернулся и бросил мне:
  - Пошли.
  Что это с ним?
  Удивлённая, я непонимающе глядела на напряжённую спину удаляющегося светлого. Я, конечно, рада, что Дар перестал задавать лишние вопросы, но для него это как-то даже противоестественно. И я не думаю, что светлый сможет долго так выдержать.
  'Меня беспокоит другое. Твои прошлые утяжелители, они же пропали. И именно после того, как к тебе наведался светлый'.
  Да ладно тебе. Не думаешь ли ты, что Дар мог...
  'Больше некому. И вообще, это ж нужно быть такой растяпой: оставить браслеты без присмотра!'
  Но я даже представить не могла...
  '...что вездесущий светлый не заинтересуется ими?'
  Я ему доверяла! Доверяю. Я ручаюсь, что Дар их не брал.
  'Хочешь поспорить?'
  Нет, но сегодня же спрошу, не видел ли Дар их. Это всё и прояснит.
  'Ну-ну. Это рискованно. И не говори потом, что я тебя не предупреждал'.
  По-моему, из нас двоих именно ты любишь рискованные предприятия. А теперь... Я тебя не узнаю.
  'Потому, что я не хочу, чтобы другие знали о твоём нынешнем уровне. Иначе возникнет слишком много ненужных вопросов'.
  Но и оставлять без внимания происшествие тоже не слишком разумно.
  'А по мне, это рано или поздно всё равно всплывёт. Причём скорее рано, если ты сама поднимешь этот вопрос. Так что забей на это'.
  И не собираюсь, - вскинулась я и поспешила догнать ушедшего вперёд Дара.
  Однако поговорить в этот день со светлым мне так и не удалось. Канорен надолго задержал меня после своего занятия. На уроке наставник был со мной предельно вежлив, зато наедине высказал все те нелестные эпитеты, что смог подобрать. От наносной вежливости и холодности не осталось и следа. На меня никогда так не орали. Раньше бы я испугалась, а сейчас просто стояла, стараясь не выказывать своей злости. Этот феникс меня всё больше бесил. Но всё-таки я стерпела и не усугубила ситуацию бесполезной вспышкой эмоций, чем втайне возгордилась.
  Напоследок наставник добил меня заявлением, что я должна буду в ближайшую луну сдать ему теорию за прошлый курс.
  - Как вы себе это представляете? - Я была настолько шокирована, что даже не повысила голос, хотя так и подмывало заорать.
  - Это твои проблемы. Луна - это много. Свободен.
  Через полчаса я сидела в своей комнате и с оторопью глядела на полторы дюжины томов по страничек двести каждый. И мне это нужно выучить за месяц? Нереально. Даже если заброшу подготовку по остальным предметам, то не смогу уложиться в указанный срок.
  - Может, я чем-нибудь могу помочь? - раздался женский голос совсем рядом. Я вскочила на ноги, выхватывая метательный нож. Но в комнате, помимо меня, никого не было. - Не туда смотришь, - с явной насмешкой произнёс голос.
  Я обернулась и потеряла на время дар речи. На стене прямо над столом сидела нарисованная Синди. Я оглянулась на место, где портрет был первоначально, потом перевела взгляд обратно, ничего не понимая. Как нарисованная картина могла переместиться, да ещё и поменять позу в придачу?
  - Что, нравлюсь? - Синди прогнулась, единым грациозным жестом подчёркивая все свои достоинства. Я, всё ещё находясь в ступоре, молчала, зато внутренний голос не замедлил съязвить:
  'Нашла перед кем стараться. Дарк всё равно не оценит'.
  Хоть я и была уверена, что голос произнёс это исключительно в моей голове, нарисованная Синди прекрасно его услышала. Вздохнув, она пожала плечами и с грустью промолвила:
  - Всё равно больше не перед кем. А тут такой благодатный зритель. Впечатлительный...
  - А ты, собственно, кто? - наконец отмерла я. Сталкиваться с настоящей Синдианой после того, что я о ней узнала, желания не было. Ведь она оказалась совершенно не таким человеком, как я себе представляла. Да и не человеком, если на то пошло. Суккубом. Богиней... Наверно.
  - Я частица божественной силы той, кого называют Смертельным Вихрем.
  - Божественной? Так она всё-таки богиня?
  - Ты права.
  - И суккуб?
  - В числе прочего.
  - А почему Смертельный Вихрь-то? Почему не Синди, как раньше?
  - У меня нет воспоминаний, как нет и прошлой жизни.
  - Так ты - это она?
  - Я часть её. Когда ты обратилась с просьбой о защите, то я откликнулась, но, чтобы преодолеть огромное расстояние, разделяющее нас, мне пришлось отделиться, отправив часть своих сил и свою божественную волю.
  - Я не слишком поняла, но главное не это. Меня интересует вопрос: ты так здесь и останешься?
  - Конечно. У меня просто не хватит энергии вернуться обратно, и я растворюсь в Мироздании. Собственно, я на это и не рассчитывала. Моей миссией была передача божественного благословления.
  - Н-да, проблемка. Наверно не слишком приятно осознавать подобный факт.
  Картина только улыбнулась и небрежно пожала плечами, оставив моё замечание без комментариев.
  - Значит, ты так и останешься на стене?
  - Ну да, я вселилась в этот напитанный твоей кровью и силой образ и буду теперь пребывать в нём.
  - И до каких пор?
  - Пока его не уничтожат или не закончится поддерживающая меня энергия. Не беспокойся, на твой век хватит, - уверила она меня, увидев обеспокоенность на моём лице.
  - Но мне сказали убрать рисунок, то есть тебя. Иначе этим займутся наставники.
  - Нет проблем. Я на какое-то время могу прикрываться пологом невидимости. В крайнем случае уйду за шкаф. Как тебе мой подарок?
  - Подарок? - не сообразила я, о чём она говорит.
  - Фе! Какие вы все неблагодарные. Я избавила тебя от страха, а ты уже и не помнишь.
  - Прости. - Я покраснела от стыда. Я и вправду повела себя неблагодарно. - Я просто ещё не свыклась с твоим... её... в общем, вашим даром.
  Девушка хихикнула.
  - Ничего, пообвыкнешься ещё.
  - Послушай... - я запнулась, не зная, как обращаться к своей собеседнице. Всё же это не человек, и называть её Синди как-то язык не поворачивается. Да и не похожа эта девушка на ту, которая дала мне новую жизнь. - Я не могу называть тебя её именем. Может, как-то по-другому позволишь?
  - Я частица её божественной силы, так что вполне можешь называть меня Синди, если тебе так нравится, или дать иное имя.
  - Частица божественной силы... Божественная сила... Божественная?
  Девушка вновь прыснула и постановила:
  - Мне нравится. Будешь называть меня Божественная. Я вот что хотела тебе предложить. У тебя же проблемы с одним из наставников. Как ты смотришь на то, чтобы отвлечь его от твоих знаний? То есть незнаний.
  - Это как?
  - Ну, скажем, если он влюбится в тебя, то ему будет как-то не до остального.
  - Упаси Бог!
  - Не упасу! Ты только подумай, у него не будет возможности...
  - Нет! Ни за что.
  - Так. Подойдём с другой стороны. Ты делаешь вид, что знаешь, что нравится ему, и именно поэтому Канорен цепляется к тебе. Пару раз поставишь его в неловкую ситуацию фразами типа: 'Я, конечно, понимаю, что нравлюсь вам, но не надо это так откровенно показывать'. После этого он будет бояться к тебе лишний раз обратиться.
  Я сидела, не в силах вымолвить ни слова. Я так не смогу.
  - Сможешь-сможешь. Похлопаешь своими невинными глазками, шаркнешь ножкой и, потупившись, ангельским голосом опустишь его ниже плинтуса. Или предпочитаешь сутками сидеть над ненужными тебе книгами? Я полагаю, тебе найдётся, чем заняться вместо этого.
  В принципе, Божественная была права. Щиты мне ни к чему. И времени жалко. Но вести себя подобным образом... У меня уши вспыхивали, стоило мне подумать об этом.
  'У вас в следующем семестре будет маскировка. Там как раз будете проходить вживание в роль. Так что потренируешься заранее, - поддержал Божественную голос. - А сейчас занимайся уроками. Ночью у нас много работы'.
  
  ХХХ
  
  Тёмный выглядел слегка нервным. И не удивительно: Канорен, небось, его уже до самых печёнок достал своими придирками. А ещё Дарк вновь начал тренироваться в одиночестве. И выловить его я никак не могу. Может, сейчас подойти? При всех... А если он опять окрысится непойми за что? Уж лучше после обеда поговорю, наедине. Главное, не упускать тёмного из виду, а то вновь куда исчезнет.
  Дарк всё-таки свёл тот портрет со стены, чему безмерно радовались наставники и отчего роптали ученики. Старшие до сих пор хотят подловить тёмного, но тот передвигается исключительно в образе невидимки, а в собственной комнате появляется редко.
  Наконец, мы зашли в кабинет открытый Канореном. Дарк сел на своё место и уткнулся в книгу, всем своим видом показывая, что он занят. Как меня бесит эта специально воздвигаемая им стена отчуждения! У меня уже накопилась уйма вопросов к тёмному, но, похоже, он не собирается на них отвечать, равно как не воспринимает мою дружбу. Неужели я что-то делаю неправильно? Или у тёмных отношения складываются по-другому? Да вряд ли. А ведь столько раз мне приходилось переступать через себя, чтобы остаться рядом с тёмным, сколько я стерпел от него обид, а Дарк совершенно этого не ценит! Вряд ли кто-то другой пойдёт ради него на подобные жертвы, а ему всё мало.
  Наставник вошёл в кабинет, сухо поздоровался и начал занятие. И вновь принялся цепляться к Дарку. Тёмный терпеливо сносил это где-то с треть боя, потом резко встал. Все, заинтересованные столь необычным поступком, обернулись к нему. Низко опустив голову и опершись ладонями о столешницу, Дарк пробормотал фразу, от которой у всех нас синхронно отпали челюсти:
  - Я, конечно, понимаю, что нравлюсь вам... - тёмный вскинул голову и с вызовом посмотрел на наставника, - ...но не надо это так явно демонстрировать!
  В кабинете повисла абсолютная тишина. Все пребывали в шоке от подобного заявления. Так вот какова причина, по которой Канорен задержал Дарка в прошлый раз после занятия! И тёмный мне ничего не сказал об этом?!? Да за домогательство к ученику Канорен из Города может вылететь, не говоря уж об Академии и команде. Но теперь становится понятна причина всех этих придирок. Дарку нужно было сразу сказать об этом Варану... или мне.
  - Что ты несёшь! - отмерев от изумления, прошипел взбеленившийся наставник.
  - Ещё скажите, что я не прав, - вскинулся в ответ Дарк. В первый раз я видел его таким злым. На Канорена так вообще страшно смотреть, настолько он побледнел от ярости.
  - Ах ты вшивый малолетка! Как ты вообще посмел такое ляпнуть?
  Дарк ничего не ответил, лишь молча с вызовом смотрел на наставника, в глазах которого не выражалось ничего, кроме жажды убийства. Да он же прикопает тёмного при первой же возможности. С трудом взяв себя в руки, Канорен процедил:
  - После занятия пойдёшь со мной к Варану.
  - Никуда я с вами не пойду! - огрызнулся тёмный. Правильно, я бы тоже поостерёгся. Убьёт ведь по дороге.
  - Ах ты мелкий!.. - снова начал заводиться наставник, потом быстрым шагом направился к двери. Через четверть стигны он вернулся обратно, сел за стол и уткнулся в бумаги. Мы подавленно молчали, боясь произнести хоть звук. Ещё через стигну дверь открылась и на пороге появился Варан.
  - Что здесь происходит? - поинтересовался страж Академии.
  - Всем выйти, кроме Дарка, - глянул на группу Канорен. Мы встали, но Варан отрицательно покачал головой:
  - Сидите.
  Он прошёл к наставнику и поинтересовался:
  - Объясни, что произошло.
  - Этот малолетка придумал сказку, будто я его добиваюсь, - процедил сквозь зубы Канорен. Страж Академии обернулся к нам:
  - Дарк?
  - Он постоянно ко мне цепляется. Я просто не вижу иной причину, - на диво спокойно отозвался тёмный.
  - Ты ничего не знаешь! - рявкнул Канорен.
  - Не правда, я готовлюсь к каждому вашему уроку! - огрызнулся в ответ тёмный.
  - Дарк, возьми обратно свои слова, - потребовал Варан.- А ты, Канорен, относись одинаково-объективно ко всем ученикам.
  - Прошу прощения, наставник Канорен, за свои слова, - отведя глаза в сторону, сухо сказал Дарк. Страж Академии и Канорен молчали, но сообразив, что большего они не добьются, Варен проинформировал:
  - И на будущее, если ты кем-то и чем-то недоволен, то приходишь ко мне и объясняешь причины, а не устраиваешь представление для всей группы. Ты меня понял?
  - Да, магистр.
  - Продолжайте занятие.
  После ухода стража Академии гнетущая атмосфера, казалось, ещё более сгустилась, мешая нормально дышать. Канорен вообще не смотрел на Дарка. Я же не знал, что и думать. Так это было просто предположение тёмного или у него есть какие-то доказательства, которые он скрыл?
  Наконец, наставник с шумом захлопнул книгу и, не сказав ни слова, вышел. Мы все бросились к Дарку, засыпая его градом вопросов:
  - Ты, что, серьёзно? Он к тебе приставал? Ты хоть понимаешь, что он пойдёт на всё, лишь бы отравить тебе жизнь? - раздавалось со всех сторон. Тёмный только плечами пожал, не собираясь отвечать.
  - Дарк, тебе здесь учиться и учиться, если он тебя добивался, то...
  - А что я ещё мог подумать, если он меня постоянно задирает при первой же возможности? - огрызнулся тёмный и исчез.
  Плохо. Теперь Канорен ему житья не даст за подобное оскорбление... или побоится возможных слухов? Второй вариант намного удобнее для Дарка, но учтёт ли этот вариант Канорен?
  - Ребята. - Я вскочил на стол, привлекая всеобщее внимание. - У меня к вам просьба: давайте пока никому не говорить о происшествии. Слухи ещё больше настроят Канорена не только против Дарка, но и против нас тоже. Вот если у нас будут доказательства, тогда можно и рассказать.
  - Да ты постоянно его защищаешь! А нам от него пока одни только проблемы! - выкрикнул Мэриот.
  - Нужно же кому-то это делать. Дарк не плохой, просто... он другой.
  - Ага, особенный! - буркнул кто-то.
  - Но пока и вправду лучше умолчать о произошедшем, - поддержал меня Мирэк. Остальные тоже понемногу согласились, что не стоит ещё больше нагнетать атмосферу.
  Не знаю, слышал ли наш разговор Дарк, но на зельеварении он ни словом, ни жестом не показал, что в курсе произошедшего. А может, ему просто было не до этого? После дискуссии на прошлом занятии Гроссер задал тёмному индивидуальное задание. И сегодня наставник начал не с общей проверки нашего задания, а с вопроса к Дарку:
  - Ну что, нашёл?
  - В принципе, у меня есть кое-какие идеи, - кивнул тёмный. - Что, если добавить корень косаки?
  Мы все разом скисли. Эти дебаты на всю группу наводили тоску зелёную. И Дарк, и Гроссер сыпали терминами и компонентами, которые мы ещё не проходили, поэтому эти дискуссии были интересны исключительно им двоим.
  - Он не сочетается с селеянкой. Если помнишь, она усиливает свойства стеблей солоки и нейтрализует негативный эффект гебарии.
  - Без селеянки можно обойтись...
  Я медленно впадал в пучину уныния. Нужно будет сказать Дарку, чтобы не провоцировал больше наставника своими вопросами на левые темы. Если им обоим так нравится экспериментировать с зельями, то пусть делают это после занятий, а не срывают оные. Зато как воодушевляется Гроссер во время этих дебатов! И куда только исчезают его язвительность и пренебрежение? Нормальный, вменяемый наставник, оказывается, вот только повёрнут на своём предмете донельзя.
  Наконец, обсудив свой вопрос и так, и эдак, они угомонились, и Гроссер приступил к теме занятия.
  На перемене я так и не смог пообщаться с тёмным. На занятии по флоре и фауне Империй, слава богам, никаких эксцессов не было. А вот после него я умудрился перехватить Дарка. Утянув тёмного в дальний угол и подождав, пока ребята уйдут, я рассказал о решении группы молчать о произошедшем. Дарк никак не отреагировал на мои слова, будто вообще ничего не слышал. Что это с ним?
  - Как ты смотришь на то, чтобы возобновить наши тренировки? - напоследок поинтересовался я.
  - Ты думаешь, стоит? - с сомнением протянул Дарк, глядя в сторону. Как будто там есть что-то интересное! Но я постарался проигнорировать очередной закидон тёмного.
  - Конечно.
  - Не знаю. Почему ты хочешь тренироваться именно со мной?
  - Потому что ты самый сильный в группе.
  - Ну уж нет! - рассмеялся Дарк. - Я самый слабый.
  - Я не в этом смысле. И ты прекрасно понимаешь, о чём я.
  - Дар, не надо настраиваться на мою манеру боя. Она слишком... специфична. Вряд ли тебе попадётся ещё один подобный противник.
  - Всё равно я буду тренироваться с тобой и не отстану, пока ты не согласишься.
  - Хорошо, - сдался Дарк. - Но при условии, что одновременно с этим будет тренировать различные языки.
  - Идёт, - радостно согласился я столь мелкой просьбе. По правде сказать, я уже настроился на долгие уговоры, но был доволен, что тёмный так быстро сдался.
  
   ХХХ
  
  - Я не буду отрабатывать, - упрямо мотнула я головой.
  - Это ещё почему? - удивился Хисорен.
  - Достаточно того, что я знаю, как его применять и какие будут последствия. И, если уж на то пошло, то много удобнее использовать общую парализацию, а не подобное измывательство.
  - Дарк, ты можешь относиться положительно или отрицательно к тому или иному приёму, но уметь его использовать ты просто обязан.
  - Я никогда не использую эту гадость на ком-либо.
  - Неужели на тебе его уже испытали и ты настолько впечатлился? - решил подколоть наставник. Его пренебрежительное отношение к подобным вещам меня буквально взбесило.
  - Представьте, я в полной мере это на себе испытал. На целых два сиана. И мне говорили тогда, что я уже никогда не смогу вновь ходить!
  Вспышка уже прошла и я сожалела, что сорвалась. Но наставника по-настоящему проняло... и не только его.
  - Ты серьёзно? - тихо спросил Хисорен внезапно севшим голосом.
  - Забудьте об этом! - Я отвернулась и наткнулась на полный жалости взгляд Адара. - Это было в прошлом. И не надо меня жалеть.
  - Хорошо. Прости.
  Я с удивлением уставилась на наставника. Он извинился? На Сумеречный Город свалилась луна, не иначе. Вот только этот задумчивый взгляд мне однозначно не нравится.
  Инцидент замяли, но неприятный осадок остался. Сегодня вообще всё наперекосяк, начиная с урока Канорена и заканчивая этой вспышкой. А я ещё согласилась тренироваться с Даром. Нет, сегодня день однозначно не удался.
  'А тебя никто за язык не тянул'.
  Да ну? Вы мне сами все уши прожужжали...
  'Я про Хисорена', - сухо перебил голос.
  А я про Канорена: теперь проблем не оберусь.
  'Он не посмеет доводить тебя придирками и дальше. А это именно то, чего мы добивались, ведь так?'
  Не уверена, что это была правильная тактика.
  'У тебя имелся план получше? Нет: вот и молчи в тряпочку. А на тренировки с Даром ты сама согласилась'.
  Да помню я, помню.
  'Предупреждаю, что индивидуальные тренировки не позволю забросить ни в коем случае'.
  Я так и подумала.
  Тренировки с Даром... Стоит ли использовать для них утяжелители? Светлый на них и так с подозрением поглядывает, а ведь я ещё не поговорила с ним о пропаже.
  'Так уж и быть, помогу в очередной раз, - проворчала 'шиза'. - Браслеты можно использовать, как наручи и поножи, однако...' - голос многозначительно замолчал. Пришлось его подталкивать:
  Что однако?..
  'Данные специфические особенности не доступны набору, который ты сейчас носишь'.
  Почему?
  'Лёгкий слишком'.
  А прошлый?
  'Тоже. Так что вполне можешь скормить светлому эту отговорку'.
  Дай хоть посмотреть, что они из себя представляют! - попросила я, полная нетерпения. Если эти кандалы могут быть полезными... так это ж круто!
  'Да, пожалуйста'.
  Следующий комплект отличался изощрённой гравировкой по всей поверхности и оказался тяжелее раза в полтора. Я моментально скисла: таскать эти оковы, пусть даже они и дают некоторую защиту...
  'Одень'.
  Я покорно надела и легко пробежалась пальцами по спрятанным в рисунке рунам на правом наручном браслете в порядке, который подсказал голос. Украшения вмиг вытянулись и плотно обхватили мои руки до локтей и ноги до колен. Это, без сомнения, впечатляло, но какой лишний груз для меня!
  'Привыкай. И для начала носи их ежедневно хотя бы по бою. На обед там или на теоретические занятия. А всё остальное время будешь с прошлыми ходить'.
  Не скажу, что меня такая перспектива сильно впечатлила. Я и к теперешним своим браслетам не полностью привыкла. Что ж тут говорить про дополнительную нагрузку?
   Вытянувшись на узкой кровати и попросив голос разбудить меня к ужину, я заснула. Мне понадобится много сил, чтобы заниматься сначала с Даром, а потом самостоятельно. А ещё эти браслеты... Я только мельком удивилась, что больше не думаю о неприятностях этого дня, о недоделанном теловедении, а также флоре и фауне Империй, и провалилась в сон.
  После ужина я доделала задания, подискутировала немного с Божественной на тему различных компонентов зелий. Она, от нечего делать, пролопачивала гору литературы во время моего отсутствия и стала незаменимым помощником во многих вопросах. Божественная оказалась интересным собеседником с собственным мнением по любому вопросу и нестандартным подходом к решению возникающих задач. С помощью портрета на задания стало уходить в два-три раза меньше времени, отчего я была ей искренне благодарна.
  Когда я после пробежки вошла в тренировочный зал, Дар уже ждал меня. Где-то полбоя он крепился, но потом не выдержал и спросил по-хакадски:
  - Это правда, что ты мог ходить?
  Я сделала вид, что не поняла вопроса, но светлый, вместо того, чтобы закрыть эту тему, продублировал вопрос на фениоре. Мрачно глянув на одногруппника, я пояснила:
  - Никогда не спрашивай меня о моём прошлом. Незачем ворошить то, что я хотел бы забыть.
  Было прекрасно видно, что светлому не нравится такой ответ, но он всё же удержался от дальнейших расспросов и переключился на нейтральные темы, а потом и вовсе на отдельные фразы. Нам обоим приходилось тяжело: следовало максимально концентрироваться на противнике, но и не забывать про реплики на амаорском и хакадском. Браслеты довольно сильно мешали и сковывали движения, а Дар со времени наших последних спаррингов усердно тренировался, поэтому светлый смог выиграть четыре боя из шести, чем был сильно удивлён.
  - Дарк, что случилось? Я тебя не узнаю. На каникулах ты был много быстрее и ловчее.
  Чуть подумав, я всё же решила объяснить причину:
  - Это из-за браслетов. Ничего, когда я к ним привыкну, многих может ожидать неприятный сюрприз.
  - Для чего они?
  - Сам потом увидишь, - уклончиво ответила я. - Ну что, последний спарринг - и заканчиваем?
  Одногруппник согласился. Я предвкушающее улыбнулась. Есть у меня одна задумка, как можно использовать браслеты уже сейчас. Главное, выбрать подходящий момент.
  И я его подловила! Когда Дар чуть припозднился с уворотом, я хлестнула его запястьем по лицу. И тут же выругалась. Украшение основательно рассекло светлому щёку. Непривлекательное зрелище.
  - Прости. Зубы хоть не выбил? - покаялась я, протягивая Дару чистую ткань.
  - Нет, но всё равно приятного мало, - невнятно отозвался светлый.
  - Мало! - передразнила я его. - Тебе срочно к магистру Дэривану надо. Проводить?
  - Да ладно уж. Сам дойду. Небось, не калека. Но ты в следующий раз так не делай.
  - Договорились, - отвернувшись, хмыкнула я, стараясь не показывать жалости и вины, скрёбшейся на душе. Вряд ли светлый их оценит. - На тебе больше не буду.
  Покинув вслед за Даром тренировочный зал, я направилась в другой, где обычно занималась в одиночестве. 'Включив' карионит, я принялась за обязательный комплекс упражнений. Но сегодня ни музыка, ни окрики голоса не помогали сконцентрироваться, и я раз за разом возвращалась мыслями к Дару. Надеюсь, магистр Дэриван избавит одногруппника от раны до завтрашнего дня. Лично мне было бы неприятно щеголять' по Академии с подобным украшением.
  Наконец, сообразив, что ничего толкового от меня сегодня добиться не получиться, голос приказал сворачиваться. Я не стала спорить.
  Приняв душ, я решила заглянуть проверить, как там Дар. Собирающийся спать Райан ответил, что его ещё не было. Чего он так надолго у магистра лекаря застрял? Ладно, за завтраком узнаю.
  Скинув одежду, я неспешно втирала по чуть-чуть мазь на свежие синяки, когда дверь бесшумно распахнулась и Дар шагнул в комнату. На мгновение я растерялась, а потом вскочила с кровати и метнулась к брошенной у шкафа одежде. Баночка с остатками мази свалилась на пол и закатилась под кровать. Прижав рубашку к себе, я коротко глянула на светлого. Все сомнения рассеялись, стоило глянуть на ошарашенного Дара: одногшрппник всё видел. Какого его сюда потянуло в комендантский час?!
  - Дарк, так ты...
  - Закрой дверь, - прошипела я и со злостью добавила: - С обратной стороны!
  Светлый бараном посмотрел на меня, но кивнул и подчинился. Так быстро я в жизни не одевалась. Ну почему именно сегодня? Я ведь так редко раздеваюсь полностью! И нужно было ему зайти именно сегодня.
  'Хватит закатывать истерики! - перебил мои всполошенные мысли голос. - Поговори со светлым, чтобы он никому не разболтал. Ну же, зови его обратно!'
  Выглянув в коридор, я дёрнула Дара за собой в комнату. Выпихнув растерянного феникса на середину, я прижалась спиной к двери и просто молча смотрела на одногруппника, мельком отметив, что Дэриван полностью залечил порез. Светлый, ошеломлённый увиденным, тоже молчал. Наконец я не выдержала и процедила:
  - Какого ты забыл в моей комнате?
  - Хотел спросить, зачем ты заходил, - отвернувшись, пробормотал Дар.
  Ну вот! Опять я виновата. Не зайди я к нему, светлый бы и не подумал сунуться сюда. Но теперь-то ничего не изменишь.
  - Дарк... ты и вправду... девчонка? - последним словом одногруппник чуть не подавился. Он выглядел таким растерянным, что злость понемногу начала утихать. Я не отвечала, просто смотрела на светлого. Ответ и так понятен. - А наставники знают? - тихо спросил Дар. Я и этот вопрос оставила без ответа. Плечи светлого ещё больше поникли. - Так вот что они имели в виду! И эта фраза, что тебя вообще не должно было быть здесь. А ведь и вправду не должно... - Дар внезапно покраснел, шагнул ко мне и хлопнулся на колени, сбивчиво бормоча: - Прости. Я не знал. Особенно вначале... Я бы никогда не ударил девчонку! Грань и Бездна, да если бы я знал раньше!..
  Я с удивлением слушала этот бессвязный лепет и, наконец, не выдержав, расхохоталась. Всё-таки хорошо, что это именно Дар, а не кто-нибудь другой.
  - Ты чего? - удивился светлый моей неадекватной реакции.
  - Так значит, ты раскаиваешься, что избивал меня вначале?
  - Да, прости.
  Я хмыкнула и пригрозила:
  - Простым 'прости' ты у меня не отделаешься. Пообещай, что никому не расскажешь. Мне лишние проблемы ни к чему.
  - Но наставники же знают, - удивился Дар.
  - А ученики нет! - отрезала я. - И не должны знать и дальше. Обещай.
  Дар без пререканий поклялся. Судя по виду, он готов был дать хоть сотню клятв, лишь бы я его простила. Странный он всё-таки.
  - Всё, теперь можешь возвращаться к себе.
  - Возвращаться? - он смотрел на меня, будто я заговорила на незнакомом языке.
  'Похоже, у парня происходит ломка мировоззрения, - проворчал голос. - Но всё равно, соображать он мог бы и побыстрее'.
  Я отошла от двери и пояснила:
  - Если ты не забыл, нам вставать завтра рано.
  - А... можно я ещё немного побуду? - робко поинтересовался одногруппник. Я его совершенно не узнавала. Куда делись его самоуверенность и спокойствие?
  - Нет. Мне тоже завтра вставать рано.
  - Я просто никак не привыкну, что...
  - Так! - я ткнула Дара в грудь указательным пальцем и чётко, чуть ли не по слогам, произнесла: - Я всё тот же Дарк, тёмный бесплатник, капризами Варана попавший на ваш факультет. Если ты не хочешь, чтобы меня перевели на тёмный, то будешь относиться абсолютно так, как и раньше. Ты меня понял? - решила припугнуть я одногруппника с подсказки голоса. Дар интенсивно закивал головой, показывая, что, дескать, да, понял. - А теперь спокойной ночи.
  Вытолкав светлого в коридор, я добрела до кровати и без сил вытянулась на ней. Очень надеюсь, что ничего непоправимого не произошло... хотя смешно надеяться на подобное.
  Неуверенный стук в дверь, прервал мои мысли.
  - Чего тебе ещё? - буркнула я, рывком вскакивая на ноги. Дар не стал заходить, он просто просунул в комнату голову и предупредил:
  - С тобой магистр Дэриван хотел поговорить. Но это, наверно, уже завтра.
  - Угу, спасибо.
  - Спокойной ночи.
  - Спокойной.
  Дверь тихо затворилась, а я вновь упала на кровать. Какой сегодня всё-таки кошмарный день.
  
   ХХХ
  
  - Добрый вечер, магис-стр Варан. Уделите мне с-стигну ваш-шего времени.
  - Конечно, Гроссер, проходите. Вина?
  - Нет, с-спас-сибо. Я приш-шёл нас-счёт Дарка.
  - Что он уже натворил? - вскинул брови Варан. Он-то надеялся, что на сегодня сюрпризы от тёмного закончились. Оказывается, ещё нет.
  - Нич-шего, - усмехнулся Гроссер. - Я не наш-шёл его лич-шного дела, а Карел оправил меня к вам. Оч-шень вс-спыльч-шивый и неуравновеш-шенный феникс-с. С-сочувс-ствую ваш-шим уч-шеникам.
  - А зачем вам, собственно, его дело? - с холодком осведомился страж Академии.
  - Я из-сучаю вс-се дос-сье с-своих учеников, чтобы понять, какие з-селья могут им в будущ-шем пригодитьс-ся. Карел выдал мне дела на вс-сех учеников, кроме Дарка. С-с ними я уж-ше оз-знакомился. Что не так с-с этим молодым феникс-сом? Чес-стно с-сказ-сать, он меня с-сильно з-саинтерес-совал. Такая ж-шаж-шда з-снаний... Я больш-ше ни у кого не заметил подобного интуз-сиаз-сма.
  Варан окинул взглядом лицо сарса. Тёмный дракон, направленный от управления Города, Гроссер не вызывал доверия. Ему и Канорену пока ничего не говорили про Дарка, вот и начались проблемы. Один пошёл на конфликт и получил отпор, второй решил покопаться в прошлом. Но Варан придерживался мнения, что информацию о Дарке пока можно ещё попридержать.
  - Проблема в том, уважаемый Гроссер, что на Дарка ещё не заведено личное дело как таковое.
  - Как это?
  - Мы не смогли провести компьютерную диагностику, так как мальчик совершенно не... состыкуется с какой бы то ни было техникой. У него в руках ломается практически всё. При приёме и попытке первичного осмотра Дарк обесточил Академию, после этого Карел отказался иметь с ним какие-либо дела. Сейчас мальчика курирует магистр Дэриван, по крупицам собирая возможную информацию.
  - Неуж-шели это нас-столько с-слож-шно?
  - Дарк поглощает любую энергию, направленную на него. Так что да, это сложно.
  - Понятно. Но как ж-ше он с-смог с-с подобным с-спос-собностями не привлечь внимания до поступления в Академию?
  - В Сумеречном и Ночном Городе можно спрятать всё, что угодно... и кого угодно. А про своё прошлое мальчик говорить не хочет.
  - Необыч-шная с-ситуация. Оч-шень. Могу я вас-с прос-сить об одолжении?
  - Да, конечно.
  - Дарк з-саинтерес-сован моим предметом. Мож-шно ли мне з-саниматьс-ся с-с ним индивидуально?
  - Хм, боюсь, что не всё так просто. Мальчик не успевает по некоторым предметам, и лишняя нагрузка для него была бы нежелательной.
  - Понимаете, Дарк полон новых идей. Он ис-стинный экс-спериментатор, что, увы, редко вс-стречается в с-среде феникс-сов. Нас-сколько я з-снаю, пос-следним по с-сходным характерис-стикам был выпус-скник Академии С-стивен, с-создавший головной компьютер Города. Вы ж-ше понимаете, нас-сколько редки подобные таланты. Они подобны...
  - Но зельеварение! Для этого совсем не обязательно быть фениксом.
  - Вы без-сус-словно правы. Но ес-сли Дарк и вправду с-соверш-шенно... м-м, не друж-шит с-с техникой, это его единс-ственный ш-шанс-с. Он мож-шет с-сделать прорыв в этой облас-сти. Уж-ше с-сейчас у него воз-сникают с-свеж-шие, нес-стандартные идеи. А ведь он только начал оз-снакомление с-с предметом. Что ж-ше говорить о перс-спективе?: нуж-шно дать мальчику воз-смож-шнос-сть раз-свиватьс-ся.
  - Даже не знаю, - Варан был явно растерян столь активным напором Гроссера.
  - Нельз-ся з-сарывать подобный талант!
  - Хорошо, возможно вы правы. Но я соглашусь на это только в том случае, если Дарк сам этого захочет. Если я увижу, что ваши занятия наносят вред основным предметам, я немедленно их пресеку.
  - Благодарю вас-с. Думаю, вы не пож-шалеете.
  Оставшись в одиночестве, страж Академии ещё долго смотрел в одну точку, раздумывая. Не делает ли он ошибку? О Гроссере ходили слухи, что он по-настоящему повёрнут на своём предмете. Но только ли из-за этого его направили сюда? Нет ли какого скрытого смысла во всех его действиях? Совет Города всегда хотел иметь хоть какое влияние на Академию, так что вполне мог направить своего соглядатая в качестве наставника. Но надо же было ему заинтересоваться именно Дарком! Нужно будет предупредить мальчика, чтобы был поосторожнее с этим сарсом.
   Оставшись в одиночестве, страж Академии ещё долго смотрел в одну точку, раздумывая. Не делает ли он ошибку? О Гроссере ходили слухи, что он по-настоящему повёрнут на своём предмете. Но только ли из-за этого его направили сюда? Нет ли какого скрытого смысла во всех его действиях? Совет Города всегда хотел иметь хоть какое влияние на Академию, так что вполне мог направить своего соглядатая в качестве наставника. Но надо же было ему заинтересоваться именно Дарком! Нужно будет предупредить мальчика, чтобы был поосторожнее с этим сарсом. А лучше, чтобы вообще не связывался с ним.
  
   ХХХ
  
  - Да что с тобой такое? - рявкнул, не выдержав, Дарк.- Я, что, хрустальный и рассыплюсь от одного твоего прикосновения?
  Я потупился и выдавил:
  - Понимаешь... я просто не могу. А вдруг я тебя покалечу?
  - О, Боже! За что мне такое наказание? - обратился к потолку тёмный, потом вновь посмотрел на меня: - Зато я смогу. От всей души и злости. А ну вставай в боевую стойку!
  Я встал. И оказался на полу. И снова, и снова, и снова. Дарк злился... злилась и испытывала на мне самые болезненные приёмы. А я просто не мог пересилить себя и ударить её. Она ведь девчонка!
  Повалив меня в очередной раз на пол, тёмная схватила меня за воротник рубашки, рывком притянула к себе и в бешенстве зашипела:
  - Или ты нормально дерёшься, или я больше не трачу на тебя своё время!
  - То есть?
  Дарк оттолкнула меня, и я довольно сильно приложился о пол выставленными локтями.
  - Это не тренировки. Мне не нужно твоё расшаркивание. Так что не вижу в них никакой пользы.
  - Дарк, я просто не могу поднять на тебя руку. Как подумаю...
  - Вот и думай в одиночестве!
  Круто развернувшись, тёмная выбежала из зала, хлопнув напоследок дверью. Я, обессиленный, опустился на пол.
  Что мне делать? Уже прошло четверть луны с тех пор, как я узнал, что Дарк девчонка. И я до сих пор не представляю, как себя с ней вести. С одной стороны сильно напрягает сама возможность того, что о тайне тёмной могут проведать другие. С другой, я могу больше не лукавить перед собой и признаться, что Дарк мне нравится. Боги и Бездна! Я стал рассеян и невнимателен. А всё от того, что краем глаза наблюдаю за ней, за её движениями, мимикой, ответами на уроках. Я постоянно думаю о ней... и не могу выбросить из головы тот миг, когда увидел её голой. О да, ей есть чего стесняться! Подумать только, девчонка решилась поступать в мужскую Академию. Это безумие, настоящее безумие. Девушки не созданы, чтобы воевать. Недаром у неё такие хрупкие кости. И я вновь боюсь сделать ей больно.
  Но от этого получается только хуже! Дарка раздражают мои 'расшаркивания'. Она неделю со мной не тренировался... лась и теперь пригрозила, что и дальше не будет. Но я хочу её видеть! Слышать её задорный смех и голос, любоваться скоростью движений и грацией, смотреть в эти тёмные глаза. Она такая открытая во время наших тренировок. И я лишусь этого? По своей собственной глупости? Но ударить её...
  Джер! Почему всё так сложно?
  Вскочив на ноги, я поплёлся в душ. Потом ещё нужно задания на завтра сделать, а то я из-за постоянных мыслей о Дарке совсем забросил учёбу.
  Может, признаться тёмной, что она мне нравится? А вдруг Дарк поднимет меня на смех? С неё станется.
  Погружённый в себя, я совершенно не смотрел, куда иду, поэтому чувствительный удар лбом и мелодичный звон стали для меня неожиданностью.
  - Мальч-шик, с-смотри, куда прёш-шь!
  - Простите, наставник Гроссер, задумался.
  - Дар, ты мне реагенты чуть не раз-сбил. Пош-шли, помож-шеш-шь донес-сти. А то мало ли ещё кого вс-стретим.
  'Вот влип. Он же меня сейчас припашет к какой-нибудь общественно-полезной деятельности, - отругал я себя за невнимательность и тем не менее покорно побрёл за наставником, не зная, как отказаться.
  - Открой дверь.
  Мы вошли в незнакомый мне кабинет и прошли сквозь него в... лабораторию? Помещение для экспериментов?
  - С-садис-сь. Что с-случилос-сь?
  - Ничего.
  - Уж-ше четверть луны как нич-шего. На, выпей. Помож-шет мыс-слить яс-сно и с-снимет ус-сталос-сть.
  Я подозрительно принюхался, но налитая в чашку жидкость по запаху и консистенции напоминала вкусный броинский чай. Я отпил чуть-чуть и с удивлением констатировал, что ничего подобного обычным гадким декоктам Гроссера внутри не содержится.
  - А теперь рас-сказ-сывай. Как виж-шу, один ты с-со с-своей проблемой не с-справиш-шьс-ся.
  - Рассказывать собственно не о чем.
  - И вс-сё ж-ше. Быть мож-шет, я с-смогу подс-сказ-сать. Как-никак ж-шиву много дольш-ше и с-с раз-сным с-сталкивалс-ся.
  Я выдавил вялую улыбку, почувствовав, как из тела уходит усталость. Чай, как и остальные предлагаемые Гроссером эликсиры, начал действовать почти сразу.
  - Ну-у, понимаете...
  - С-с Дарком поссорилс-ся?
  - В общем, да.
  - То-то он ходит нас-супленный и нераз-сговорч-шивый. В ч-шём причина ссоры?
  - Ну... как бы вам объяснить... У тёмного очень хрупкие кости. Он сам весь такой хрупкий, того и глядишь сломается. Я хочу с ним тренироваться, но боюсь его покалечить, а он от этого бесится.
  - Нас-сколько я з-снаю, Дарк - один из-с с-сильнейш-ших на потоке и хрупкие кос-сти этому ничуть не помеха.
  - Ему, может, и нет. Но мне-то да.
  - По-моему, раньш-ше ты этим вопрос-сом не з-садавался.
  - Так то было раньше!
  - А что из-сменилось?
  Я помрачнел. Гроссер был таким открытым и доброжелательным. Так и хотелось рассказать ему всё. Но что, если это ловушка? Вдруг Дарка и вправду переведут на тёмный факультет из-за моего несдержанного языка? Но и отмалчиваться нельзя.
  - Понимаете, Дарк... он... мне нравится.
  - Быть может, ты с-сильно удивиш-шьс-ся, но это з-саметно.
  - Я глянул на наставника исподлобья. Но нет, он и не думал насмешничать. Поэтому я продолжел:
  - А я ему, похоже, нет. И не знаю, как это изменить.
  - Хм, з-сато я, каж-шетс-ся з-снаю.
  - Да ну? Вы увидели его впервые меньше луны назад!
  - Яумею с-смотреть и видеть. Полагаю, ты с-слыш-шал от мальчика о таких с-сущес-ствах, как Марианна и Риока.
  Меня перекосило. Опять эта парочка.
  - При чём здесь они?
  - При том, что оба с-сильны. Именно их с-сила привлекает Дарка, з-сас-ставляет делать вс-сё, чтобы с-сравнитьс-ся с-с ними. Нас-сколько я понял, мальчик буквально бредит этой идеей. С-следовательно он пос-стоянно думает о с-своих з-снакомых. Поэтому, чтобы привлечь внимание твоего одногруппника и добитьс-ся его уваж-шения, ты долж-шен быть с-сильнее его. Нас-сколько я понимаю, тебе пока это не удалос-сь.
  - И не удастся, - проворчал я, оскорбленный выводами наставника. - Ещё сиан назад он не умел ничего, а теперь лучший на курсе. За сиан достигнуть с нуля уровня четвёртого курса - это нереально!
  - Ну почему ж-ше, - Гроссер задумался. - С-спос-собы ес-сть. Вс-спомни, Дарк с-становилс-ся лучше с-с одинаковой с-скорос-стью или ж-ше были периоды, когда он делал огромный качес-ственный с-скачок вперёд?
  - После первого семестра Дарк был слабейшим на потоке. А потом появился этот Марианна и сделал из тёмного за шесть лун непойми что.
  - Марианна, з-сначит. А каков был уровень Дарка, когда он з-санималс-ся с-с Марианной?
  - Не знаю. Они вдвоём оставались в Академии, а мы все были на полигонах.
  - А Риока?
  - Риока занимался с Дарком на каникулах.
  - Ты тогда виделс-ся с-с одногруппником?
  - Да.
  - И тебя ничего не нас-сторож-шило?
  - А должно было?
  - С-сила, с-скорос-сть, реакция мальчика - они не были много выш-ше, чем теперь?
  Я растерялся. Да, несомненно. Но ведь сейчас тёмная носит браслеты. Естественно её скорость снизилась. Но только ли из-за этого? Разрыв и вправду слишком велик.
  - Так да или нет? - настаивал Гроссер.
  - Наверно, да.
  - Наверно?
  - Сейчас Дарк носит тяжёлые браслеты, а на каникулах их не было.
  - И именно з-са эти два периода Дарк с-сделал огромные рывки в с-своём обучении?
  - Пожалуй, да. Да, точно.
  - Тогда понятно! - Гроссер довольно улыбнулся и щёлкнул пальцами. - Теперь мне абс-солютно яс-сен его интерес-с к з-сельям и с-столь огромное ж-шелание побыс-стрее получить дос-ступ к ним.
  - Я вас не понимаю.
  - В эти два периода Дарку давали з-селья. Оч-шень качес-ственные и мощные. Они также были вес-сьма выс-сокого уровня. Чтобы с-сделать с-столь качес-ственный рывок з-са подобный с-срок... Да, теперь я понимаю, почему мальчика ни в коей мере не ус-страивают ординарные з-селья. Чтобы продолж-шительное время давать ребёнку с-стимуляторы, их нуж-шно было макс-симально обез-свредить.
  - То есть Дарка держали на стимуляторах? - с ужасом выдохнул я.
  - Одноз-сначно. Иного объяс-снения и быть не мож-шет.
  - Но как же так? Они ведь все с негативными побочными!
  - Не вс-се. ес-сли подобрать индивидуальную программу с-совмес-стимос-сти... но времени и с-средс-ств на это нуж-шно! Без-сумное количес-ство.
  - Но зачем им это?
  - Я бы тоже хотел з-снать ответ на этот вопрос-с. Но меня интерес-сует ещё и другой: почему эта парочка появилас-сь только в прош-шлом с-сиане, а не раньш-ше, ведь Дарк уж-ше на четвёртом курс-се как-никак.
  - Так его сразу на третий и перевели.
  - То ес-сть?
  - Он поступил в прошлом сиане и его сразу отправили к нам. Мэриот говорил, что это из-за специфических способностей Дарка: он обладает аурой страха. Варан наотрез отказался селить тёмного с первокурсниками, которые не в состоянии себя защитить. А мы со второй половины второго курса приступили к ознакомлению со щитами и могли хоть немного ослабить это воздействие.
  - Очень интерес-сно. И необычно.
  Гроссер задумался, вертя в руке небольшую палочку. Внезапно он вздрогнул, будто проснувшись, и устремил на меня свои змеиные глаза:
  - Пос-слуш-шай, как ты с-смотриш-шь на то, чтобы побить Дарка его ж-ше оруж-шием?
  - Не понимаю, к чему вы клоните.
  - Я лично с-сос-ставлю тебе программу з-селий, с-с помощью которой ты к концу первого с-семес-стра дос-стигнеш-шь уровня Дарка, а то и превз-сойдёш-шь его.
  - Но вам это зачем?
  - Профес-сиональный азарт. Интерес-сно, с-смогу ли я превз-сойти этого неведомого с-сос-ставителя программы для Дарка.
  - Но тратить на меня своё время...
  - Ес-стес-ственно ты мне будеш-шь помогать убирать в лаборатории, компоновать з-селья, с-сортировать компоненты... да мало ли чего! А то от Дарка никакого проку. Мы вс-сё время с-спрорим и экс-спериментируем. Это, без-сус-словно, интерес-сно, но мне такж-ше нуж-шна помощь. Так с-соглас-сен?
  Хм, победить Дарка. Звучит весьма заманчиво, ведь тогда тёмная будет ровняться не на Марианну, а на меня...
  - Хорошо, я согласен.
  - Но у меня ещё нес-сколько ус-словий. Никому не говори, что я вз-сялс-ся з-са раз-сработку индивидуальной программы. К тому ж-ше никто не должен з-снать, что ты мне помогаеш-шь. Не хочу новых пререканий с-с Вараном на тему чрез-смерной з-сагруж-шеннос-сти учеников и бес-сполез-снос-сти моего предмета для феникс-сов.
  - Идёт.
  - Для начала мне нуж-шна твоя кровь, кус-сочек кож-ши, волос-с и с-спис-сок любимых продуктов. С-спис-сок мож-шешь принес-сти з-савтра пос-сле з-санятия, вс-сё ос-стальное с-сейчас-с.
  
   ХХХ
  
  - Добрый вечер, Дарк. Проходи. По какому вопросу?
  - Сами сказали прийти, а теперь что-то выпытываете.
  Магистр Арион рассмеялся.
  - До магистра Дэривана ты так и не добрался, так что пришлось просить мне. Проходи, присаживайся.
  Я поплелась за стражем тёмного факультета. Магистр указал мне на довольно жёсткое кресло, сам опустился во второе. Я упорно молчала, давая ему возможность начать первому и тем самым понять, чего им ещё от меня надо. Наконец, Арион заговорил:
  -Благодарю за то, что убрал картину со стены.
  - Угу.
  - ...а то ребята тебя уже выселять собрались, - улыбнулся магистр. Я всё так же мрачно молчала. Что бы он сказал, узнай, что я не трогала Божественную?
  - Тем не менее фон в твоей комнате остался. К моему стыду, мы с Бериланом так и не смогли понять, что за оберег ты использовал. - Арион переплёл пальцы и опёрся на них подбородком. - Не подскажешь?
  Я задумалась. Если преподаватели начнут копать глубже, то я ничего внятного не смогу ответить, но и откровенно врать не стоит. Поэтому я решила сказать часть правды:
  - Он избавляет меня от кошмаров... и страха перед ними.
  - Кошмары, значит? Что же произошло в твоей жизни, что тебе до сих пор снятся кошмары?
  - Многое.
  - И как ты смог создать столь сильный оберег? Не думал, что у тебя достаточно знаний для этого.
  - Я не создавал оберег, мне просто становилось лучше, когда я рисовал этот портрет.
  - А это, собственно, кто?
  - Девушка одна, которой я очень многим обязан.
  - Многим, говоришь... Но кто она такая?
  - Без понятия. - Отметив удивлённый взгляд магистра, я нехотя пояснила: - Она не вела со мной душевных бесед о своей жизни.
  Я отвернулась, поняв, что Арион не слишком-то мне поверил.
  - А кто такой Риока, знаешь?
  - Феникс из команды дзэта.
  - Так-то оно так... Ты встречал его до поступления в Академию?
  - Нет.
  - А Марианну? В картотеке Города не числится ни одного живого существа с этим именем. - Я отрицательно помотала головой. - И Безрака тоже там нет.
  - Откуда я знаю. Может, это не настоящие их имена?
  - Но как они могли узнать о тебе, раз ты утверждаешь, что ни с кем из них не сталкивался ранее.
  - Без понятия.
  - Дарк, я не хочу тебя пугать... - Я невольно хмыкнула, услышав данный оборот. Вряд ли теперь меня можно хоть чем испугать. - ...просто предупреждаю: не стоит так безоговорочно доверять незнакомцам с тёмным прошлым.
  - За Риоку я могу поручиться. Он не желает мне зла.
  Меня начал понемногу раздражать этот разговор. Какая ему разница, с кем я общаюсь, да ещё и вне стен Академии?
  - Вполне возможно. Но у них должны быть свои причины возиться с тобой. Я не верю, что это простой альтруизм... Они знают о тебе правду?
  - Да.
  - Все трое?
  - Да.
  - Не стоит им так безоговорочно доверять. Вполне возможно, что ты им нужна для какой-то цели.
  - Магистр Арион...
  - Выслушай! - страж тёмного факультета хлопнул ладонью по подлокотнику и выпрямился. - Неужели тебе никогда не приходила в голову мысль, что тебя могут просто-напросто использовать?
  - Они или другие - какая разница? - безразлично отозвалась я.
  - То есть?
  - Когда я закончу обучение, меня будут использовать власти Города, тогда чем этот вариант хуже?
  - Тем, что мы не знаем, зачем ты им.
  - Когда скажут, тогда и узнаю, - пожала я плечами.
  - А поздно не будет? Быть может, настанет тот момент, что ты не сможешь отказаться, чего бы они не потребовали.
  'Бла-бла-бла-бла-бла... Пускай конкретно скажет, чего он от тебя хочет, а не ходит вокруг да около. Если ему не нравятся подарки, что тебе дарят, то в следующий раз можно будет поговорить с Риокой. Правда, толку будет чуть. Слишком уж он к тебе привязался'.
  По-моему, насчёт привязанности ты сильно ошибаешься.
  'Ага, как и насчёт того, что во время праздничного вечера этот придурок прятался за портьерами, внимательно наблюдая с дебильной улыбкой за твоей реакцией'.
  Что, правда? - мои губы, мимо воли сами расплылись в улыбке.
  'Только ему не говори'.
  - Магистр Арион, я думаю, что сам вполне смогу справиться со своими проблемами, когда они возникнут. Сейчас же вы ничего, кроме беспочвенных подозрений не имеете.
  - Ты прав. Я просто волнуюсь.
  - С чего бы это?
  - Оставь сарказм. Мы с Вараном следим за нашими выпускниками, чтобы они не оступились на первых парах. Ведь провести столько времени в изоляции - это не может не наложить своего отпечатка и не проходит бесследно. Знал бы ты, какие баталии разыгрываются из-за некоторых старших, когда подходит время практики. У тебя же это испытание начнётся намного раньше.
  - И что вы предлагаете?
  - Будь осторожен. Мы о них ничего не знаем, кроме того, что эти парни из Сумеречного Города, а ты сам прекрасно помнишь, какой контингент там отшивается.
  - А почему вы уверены, что они именно из Сумеречного Города? - несколько резче, чем хотелось бы, спросила я.
  - Риока однозначно оттуда. Остальные, полагаю, тоже. Больше им негде прятаться. О них нет абсолютно никаких сведений, но ведь за столько сианов они бы засветились даже в Ночном Городе.
  От Ариона я вышла в глубокой задумчивости. Магистр смог-таки поколебать моё доверие к своим знакомым. А вдруг они как-то связаны с лабораторией?
  'Глупости! Да они просто не могут быть связаны с этой гадостью'.
  А ты откуда знаешь? - огрызнулась я.
  'И знаю! Слышала про такое понятие, как интуиция? Вот оно, наверно, и работает'.
  Но голос так и не смог меня переубедить. Надо же, магистр Арион задел ту самую струну, которая разбередила мне душу.
  Чтобы хот немного отрешиться от беспокоящих мыслей, я направилась к залу для тренировок. Включив карионит, я с головой ушла в музыку, концентрацию и движения.
  Сколь долго они наблюдали а тренировкой, я не заметила. Отметила их присутствие только перейдя к работе с метательными иглами и кинжалами.
  - А вы что здесь делаете?
  - На концерт пришли, - усмехнулся Канор, сидящий у стены справа от двери. - Мимо проходили и заинтересовались. Необычные песни. У нас так не поют.
  - Откуда ты их взял? - поинтересовался голубоволосый светлый, который учился в группе Канора. Имени его я не знала.
  - Какая разница? Музыкальный вечер окончен. - Я подняла карионит и выключила его.
  - Почему так быстро? Ты только на середине тренировки.
  - Не люблю непрошенных зрителей.
  - Так мы можем стать участниками, - улыбнулся голубоволосый.
  - Один справлюсь.
  - Как хочешь, но тогда отдай нам карионит.
  - Ещё чего! Он мой.
  - А если мы начнём настаивать? - встал с пола Канор. - Ты ведь не хочешь провести пару дней в гостях у Дэривана?
  - Смотрите, как бы вам там не оказаться, - окрысилась я.
  - Нас четверо, ты один. Вывод? - поинтересовался незнакомый мне платиновый блондин с темно-зелёной прядью.
  - Четыре гостя магистра лекаря и длительные разборки с Вараном, - отозвалась я.
  - Ты такой самоуверенный, - протянул голубоволосый.
  - Нет, просто такая перспектива наиболее вероятна.
  - Ну что ж, проверим, - пригрозил Канор, и ребята начали окружать меня. Так я им это и позволю! Отстегнув браслеты, я сорвалась с места и перешла на другой материальный уровень. Такую тактику мы отрабатывали и с Марианной, и с Риокой, но во время тренировочных боёв она бесполезна. Зато сейчас пригодилась.
  Очень быстро фениксы поняли, что победа будет не так легка, как им казалось в начале. Я была беспрерывно в движении, на краткие доли мгновения переходя на материальный уровень, чтобы метнуть иглу или кинжал, а потом силой воли возвращала их обратно. Однако ребята представляли собой сработанную тройку и неплохо противостояли моим атакам, используя не только реакцию, но и щиты. Посмотрим, как они справятся кое с чем другим. Не замедляясь ни на секунду, я выпустила ауру страха. Полностью её, как я понимаю, даже наставники не могут подавить. Для недоучившихся фениксов это ещё хуже.
  Через пару минут светлые сдались.
  - Ладно, прекращай. Давай поговорим, - обратился ко мне Канор... Правда, я находилась немного в другом месте. Убрав ауру и отойдя в другой конец зала, я поинтересовалась:
  - О чём?
  - Что ты хочешь за карионит?
  - Ничего. Я его не продам.
  - А дать на время?
  - Нет.
  - Почему?
  - Это подарок. Я с ним не расстанусь.
  - Мы перепишем песни и вернём тебе.
  - Зачем они вам дались?
  - Они интересные. Хотелось бы все послушать.
  'Ага, особенно что-нибудь типа: 'Будем дружить головами, руками и телом' и в том же русле', - не удержался от подначки голос. Я покраснела. Нет, подобное слышать им совершенно ни к чему, а то ещё неизвестно что обо мне думать будут..
  - Нет, даже так я не отдам вам карионит. Он вам ни к чему.
  - Значит, во время твоих тренировок будут зрители... и слушатели.. мы тоже не собираемся отступать. Пока не отступишься, жизни спокойной не жди.
  - Выловите для начала, а уж потом грозитесь! - рассмеялась я и вновь перешла на другой материальный уровень. Тренировку пришлось продолжить в одном из залов тёмного факультета.
  Карионит я отдавать не собиралась, даже после уверения голоса, что он может ограничить доступ для других. Им мои песни вообще ни к чему.
  Пройдя сквозь дверь к себе, я застыла, поражённая. Они перевернули вверх юном всю комнату. Одежда, постельное бельё, книги, записи - всё беспорядочно разбросано по полу. Я сжала кулаки от бешенства. Ах так? Да я им теперь из принципа карионит ни за что не отдам!
  Кое-как наведя порядок, я легла спать. Но не успела даже закимарить, как меня буквально сбросило на пол. Опасность! Когда открылась дверь и вошли они, я была уже на другом материальном уровне и со всей злости хлестнула страхом. Нежданные гости выскочили в коридор, как ошпаренные. Но уже минут через пятнадцать заявились новые.
  Они же мне поспать спокойно не жадут! Может, пойти к Дару? Нет, не стоит, а то опять расшаркиваться будет. Ещё свою кровать уступит. А оно мне надо: эти препирания на глазах у Райана? К тому же старшие могут добраться и до одногруппников, коли узнают, что я у них ночевала. К тому же с Даром лучше вообще не общаться, пока он не придёт в ному. Поворчав и собрав на завтра записи, я направилась на тёмный факультет к Дэри. Феникс уже спал, но при моём появлении моментально проснулся.
  - Я у тебя переночую, - буркнула я и без лишних разговоров завалилась на свободную кровать и отключилась.
   На утро комната была опять в диком беспорядке. Если они полагают, что я так быстро сдамся, то придётся всеми средствами доказывать обратное.
  Старшие начали настоящую травлю. Я становилась материальной только на время занятий, всё остальное время пребывая в виде призрака. Кроме тренировок и сна, когда я находилась на тёмном факультете. Порядок в комнате я уже не наводила. К чему? Всё равно через час опять будет бардак. У меня пропали обе мази из тумбочки, что расстроило сильнее всего. А потом начали исчезать учебники. Одногруппникам я ничего не рассказывала. С Даром мы вообще делали вид, что не знакомы. Не знаю, как его, а меня такая ситуация сейчас вполне устраивала.
  - Наложить бы на комнату охранку поубойнее, - в сердцах высказалась я Божественной. - Пару раз нарвутся - больше не полезут.
  Мрачный портрет не отозвался, но, видимо, его тоже достали до самых печёнок, так как к моему следующему визиту на тумбочке лежала потрёпанная, древняя, вся в кровоподтёках книга.
  - Что это? - брезгливо ткнула я её пальцем.
  - Охранные заклинания поубойнее, как и заказывала, - огрызнулась Божественная. В последнее время она стала на редкость раздражительной.
  Не решаясь пока притрагиваться к подозрительному талмуду, я присела на корточки и прочла: 'Триста запрещённых в Ориоле заклинаний на крови'. Что-то не внушает она мне доверия, эта книга. Подковырнув обложку ногтём, я осторожно, двумя пальцами, открыла талмуд. Потом брезгливо пролистала пару страниц, выделанных из тонкой кожи, и захлопнула. Я подобной гадостью в жизни не воспользуюсь! Ничуть не сомневаюсь, что данные заклинания относятся к разряду убойных... с таким-то количеством жертв на построение кругов силы.
  - Убери это туда, откуда взяла, - оттолкнула я книгу. - Подобная мерзость мне ни к чему. Я лучше в библиотеке что-нибудь найду.
  - Как ты себе это представляешь? - огрызнулась Божественная.
  - Как взяла, так и отправь обратно, - отозвалась я и, не слушая больше возражений, ушла. Сегодня придётся пожертвовать тренировкой в пользу сидения в книгохранилище. Даже голос был согласен, что безнаказанными выходки старших оставлять нельзя.
  Я так и заснула щекой на очередном фолианте, зато утром была полна сил и решимости наложить на свою комнату всё то, что полезного вычитала сегодня ночью. Однако моему намерению было не суждено сбыться.
  Войдя в комнату, я замерла, потрясённая. Помимо пяти старших там были Берилан, Арион и Варан. Страж тёмного факультета обнаружил меня моментально.
  - Явился. Иди сюда, Дарк.
  Я послушно перешла на материальный уровень. В меня тут де впились взгляды присутствующих. Наставники были донельзя мрачными, а старшие явно растерянными.
  - Может, объяснишься? - мягко спросил Варан.
  'Драпать надо! - заявил голос. - Не знаю, что произошло, но это сулит крупные неприятности. Ноги в руки и дуй отсюда'.
  Куда? Устроить забег по Академии, чтобы поразвлечь учеников? Не лучшая идея, - отозвалась я, наблюдая за приближающимся стражем тёмного факультета. Арион, не говоря ни слова, стал у меня за спиной. Я с удивлением глянула на его застывшее лицо, не понимая, что происходит.
  - Что объяснять, - повернулась я, наконец, к Варану. Он впился в мои глаза своими и начал давить голосом:
  - Что ты сделал с Бриланом?
  До тренировок с Риокой я бы не смогла ему противостоять, сейчас же выставила мощнейшие из доступных мне пока блоков, выдерживающих от силы стигну, и неприязненно ответила:
  - Не имею понятия, о ком вы говорите.
  - О моём одногруппнике! - выкрикнул Канор я его сразу и не признала. Парень осунулся весь, растерял задор и самоуверенность.
  - Ничего я с ним не делал, - пожала я плечами.
  - Тогда почему мы нашли его сегодня почти полностью выпитого? - грозно вопросил Варан. Я вновь перевела взгляд на стража Академии и непонимающе хлопнула глазами.
  - Без понятия, что вы имеете в виду, - но тут же не сдержалась и добавила: - Но так или иначе, он получил по заслугам. Нечего мне было жизнь портить.
  'Ой, зря ты это сказала!' - предрекла моя шиза и повторно предложила сбежать, на этот раз не просто из комнаты, но и из Академии.
  - Для чего тебе понадобилась его сила? Ты хотел использовать что-нибудь из этого? - на пол к моим ногам полетела знакомая книга. Я брезгливо скривилась, опознав запачканную обложку.
  - А эта гадость что здесь делает?
  - Это мы хотели узнать у тебя. Мы нашли её под твоей кроватью.
  Несмотря на всю серьёзность ситуации, я улыбнулась, представив. Как страж Академии лично лезет ко мне под кровать. Моя улыбка, похоже, окончательно добила Варана, так как он очень тихо спросил:
  - Ты считаешь, мы здесь шутки шутим?
  - Нет, я просто не понимаю, в чём я виноват.
  - Ты обвиняешься в покушении на жизнь одного из учеников Академии, а также хранении запрещённой литературы.
  - Да не трогал я вашего ученика, будь он трижды неладен! И чхать хотел на всех остальных. Я эту ночь в книгохранилище провёл. И прошлой ночью меня здесь не было, и позапрошлой. Я вот уже пол-луны не ночую в своей комнате, потому что меня постоянно третируют старшие! Богатенькие сыночки, родители которых не удовлетворили все их прихоти!! - я буквально шипела от бешенства, прожигая гневным взглядом отшатнувшихся светлых учеников.
  - Тогда как у тебя оказалась эта книга? - обратился ко мне Варан, проигнорировав вспышку и, не оборачиваясь к ученикам, приказал: - Ребята, выйдите. Мы с вами потом поговорим.
  - Этой пакости здесь вообще быть не должно, - огрызнулась я. - Хотелось бы посмотреть на того психопата, который это написал!
  - Ты её читал, - ещё тише произнёс Варан.
  'Не отве...' - попытался перебить меня голос, но я уже говорила:
  - Пролистал пару заклинаний вначале.
  - Так тебе известен этот язык?
  'Молчи!' - завопил голос, но я отмахнулась:
  - Хеттский.
  - Тот самый, за который ты принял хакадский в начале прошлого сиана? Откуда ты его знаешь?
  - Без понятия. Просто знаю.
  - Ученик Дарк, до суда и выяснения всех обстоятельств ты будешь сидеть в карцере.
  - Какой суд? Какой карцер?! Я же ничего не делал! И к книге не имею никакого отношения!
  - Вот это мы и выясним, - сухо пообещал Варан. На запястьях щёлкнули странные тёмные браслеты. Я с удивлением потрясла рукой.
  - А это ещё зачем?
  - Чтоб ты не сбежал.
  Я ошалело смотрела на застывшего Варана, и до меня начала доходить серьёзность ситуации. Арион подтолкнул меня к выходу. На глаза навернулись злые слёзы.
  - Но я же ни в чём не виноват! - воскликнула я, потом повернулась к стене и попросила: - Подтверди хоть ты!
  На пустой стене под моим взглядом начал проступать портрет.
  'Не-е, похоже, критинизм - это неизлечимо', - констатировал голос.
  Божественная села, подтянув колени к подбородку и подтвердила:
  - Не виноват, - потом портрет посмотрел на замерших статуями наставников и добавил: - Но, по-моему, тебе от этого легче не станет.
  В плечо больно впилась рука магистра Ариона. Когда он заговорил, я даже не поняла, я даже не поняла, что голос принадлежит именно стражу тёмного факультета, настолько он изменился:
  - Похоже, ты чхать хотел не только на фениксов, но и на законы Империй. И возникает очень интересный вопрос: откуда ты вообще взялся?
  А меня больше интересует вопрос, как я сюда попала.
  - А твоё одушевлённое создание мы уничтожим! - постановил Варан.
  - Она не одушевлённая, - огрызнулась я. И только сейчас до меня дошло. Я в ошеломлении уставилась на стража Академии и уточнила: - Так вы считаете, что я её... - я ткнула пальцем в сторону портрета, - ...одушевила? За кого вы меня принимаете?
  - Я уже и не знаю, - чуть сгорбился Варан - Когда дело касается тебя, то я вообще ни в чём не уверен. Арион, уведи его
  Коридоры были пустынны. Шли мы долго и в полном молчании. Наконец, меня подтолкнули в какую-то круглую полутёмную комнату, похожую на колодец, с маленьким светильником в центре на полу. Дверь за спиной с лязгом захлопнулась.
  Меня душили слёзы обиды. За кого они меня принимают? Неужели можно, не разобравшись, в чём дело, обвинять кого бы то ни было? И это взрослые фениксы, прожившие не один десяток лет... точнее, не одну сотню.
  Мысли метались в такт перепадам настроения: я впадала то в мрачную меланхолию, то в чёрную депрессию, то в ярость, то невыносимо страдала от одиночества и боролась с нервничающим фениксом. Ему здесь однозначно не нравилось. Впрочем, мне тоже. Конкретной причины свого негативного отношения к этому месту я назвать бы не смогла, просто чувствовала себя весьма и весьма неуютно... и совершенно незащищено.
  Голос не желал отзываться, феникс не хотел успокаиваться, но сильнее всего я страдала от голода и жажды. Временами мне казалось, что про меня забыли. Иногда я даже весьма реалистично представляла, как, доведённая муками голода до безумия, бросаюсь на первого вошедшего.
  Мне опять стали сниться чужие сны. Однажды, очнувшись после одного из них, полного крови и чужих страданий, я запустила несколько отросшие ногти в ладони. Боль чуток отрезвила. Я глянула на свои руки и, увидев на ладонях проступающую кровь, безумно захохотала. По щекам текли слёзы, а я хохотала, как ненормальная, не в силах остановиться.
  Кто-то встряхнул меня так, что лязгнули зубы. Смех как отрезало. Я оказалась смотрящей прямо в глаза магистра Ариона и предвкушающее улыбнулась.
  - Дарк, что с тобой? - обеспокоенно спросил страж тёмного факультета. Моя улыбка стала похожей на оскал.
  - Я схожу с ума. Как вы думаете, вы вкусный?
  - При чём здесь это? - В глазах магистра плескалась бездна непонимания.
  - Я хочу вас съесть, - терпеливо пояснила я. - Вы вкусный?
  - Нет! - отрезал страж.
  - Жаль, - огорчилась я. - Но, думаю, стоит попробовать. А вдруг мне придётся по нраву?
  Магистр посмотрел на меня с явным испугом, и мне это понравилось. Однако в следующее мгновение мне в руки впихнули какой-то незнакомый фрукт. Я внимательно осмотрела его. По виду это напоминало огромный оранжевый помидор, но шкурка была бархатистой на ощупь. Я приблизила его к лицу, вдохнула пьянящий аромат и вгрызлась в податливый бок.
  
   ХХХ
  
  Дарк был похож на маленького зверька. Схватив обеими руками гаану, он вгрызался в неё, не обращая внимания на то, что сок брызгает во все стороны и стекает по подбородку, пачкая одежду. Во что он превратился за эти два дня?
  Я требовал привести его сразу после разговора с этим существом на стене, но Варан находился в таком бешенстве от наглого поведения Дарка, что отказался. Как он тогда выразился? Пусть посидит хотя бы денька три-четыре, спесь собьёт. Я не выдержал и, как выражается этот ребёнок, начхав на приказ, пошёл к мальчонке раньше. И что я вижу? Всего лишь за два дня он практически обезумел. Этот взгляд... наверно, я до конца жизни его не забуду. А ведь прошло только два дня! Что же мы ещё не знаем об этом ребёнке?
  Видя, что Дарк расправился с фруктом, я всучил ему второй, потом третий. Четырёх гаан достаточно взрослому фениксу с истощённым резервом, но Дарк ел ещё и ещё. Куда в него столько влезает?
  Внезапно его глаза закрылись, и ребёнок завалился на бок. Недоеденная гаана выпала из ослабевших пальцев и покатилась по полу. Я осторожно приблизился к мальчику и проверил, что случилось. Дарк спал... просто-напросто спал.
  Я убрал полусьеденную гаану в кольцо. Нужно будет потом её выкинуть. Но что делать с мальчишкой... точнее, девчонкой? Мы постановили общаться с Дарком, как с полноценным мальчиком и, похоже, ошиблись. Его поведение постоянно идёт вразрез со всеми возможными нормами. Вот и сейчас, я даже не знаю, чего от него ожидать, когда Дарк очнётся ото сна. Я ещё раз внимательно осмотрел ребёнка. Сейчас его лицо смягчилось и стало таким открыто-беззащитным. Ещё сиана четыре - и у нас начнутся проблемы. Сейчас ещё можно скрывать, но впоследствии вряд ли кто назовёт её мальчиком. Присмотревшись, можно уже сейчас отметить эти различия. Однако ребята настолько свыклись с образом Дарка-мальчика, что пока не обращают на них внимания. Но что делать потом? Использовать иллюзии? Но на нём никакая иллюзия, даже с подпиткой, не удержится больше полустигны. Тогда что?
  Я заправил Дарку за ухо упавшую на лицо прядь и замер. Сердце пропустило удар, ошеломлённое не меньше моего. Дарк улыбнулся во сне. Никогда не видел, чтобы он так улыбался. Ради такой улыбки можно простить всё, ради неё можно завоевать пару галактик... ради одной только улыбки. Но почему? Отчего она на меня так действует? Как будто я попал в поток божественного света и тепла.
  Внезапно улыбка сбежала с губ мальчика, на лицо наползла тень. Он подтянул колени к подбородку и зарылся в них лицом.
  Наваждение исчезло. Я стоял в полной растерянности. Что это было? Что он только что сделал? Почему я чувствовал себя самым счастливым фениксом во всём Мироздании? Я невольно словил себя на том, что вновь хочу увидеть эту улыбку, ощутить её действие на себе, и задумался: а так ли был я прав, утверждая, что Дарком собираются манипулировать? Может, всё как-раз-таки наоборот? И тот же Риока подпал под воздействие этих неведомых чар?
  Но нет, такой феникс, как Риока, не станет для кого-то просто так стараться. Это законченный эгоист и одиночка. Во всей команде им дорожит только Миокард. Однако все в один голос утверждают, будто этот Риока силён... но до сих пор никто так и не смог чётко сказать, какое его основное направление силы.
   Я подхватил Дарка на руки и пристроился с ним у стены. Прежде чем покинуть карцер, нужно удостовериться, что мальчик вменяем и не преподнесёт никакого неприятного сюрприза. Дарк чуть расслабился и зарылся лицом мне в рубашку. Я напрягся, потом беззвучно рассмеялся: я боюсь ребёнка, которым сам же любовался ещё полстигны назад! Глупости. Это просто маленький запуганный зверёк, которому кажется, что против него ополчился весь мир. И единственный феникс крови, рождённый на территориях Империй за последние шестьсот пятьдесят сианов. Что бы там ни утверждал Варан, мы просто не можем позволить этому ребёнку погибнуть, а уж тем более свернуть на кривую тропку. Наверно, мальчику просто нужно повышенное внимание и забота, а его заперли в этот рассадник монстров. Я провёл ладонью по чёрным волосам с поблёкшими красными прядями. Это ж нужно додуматься до подобного: покрасить волосы!
  Внезапно Дарк застонал во сне, вцепился мне в рубашку и едва слышно зашептал: 'Нет. Нет, я не хочу'.
  А ведь его до сих пор мучают кошмары. Нужно будет после разговора поставить ему пару блоков на память.
  Вдруг мальчик оттолкнулся от меня. Пришлось придерживать, чтобы не упал. Он вновь затих, но вскоре с ненавистью зашептал:
  - Нет! Ты не заставишь делать меня подобное! Никогда!!!
  Не знаю, что ответил ему воображаемый собеседник, но лицо Дарка исказилось от боли, он дёрнулся и внезапно открыл глаза. Пелена боли постепенно сменялась осмысленным взглядом. Я напрягся, ожидая чего угодно, но не удивлённого вопроса:
  - А вы что здесь делаете?
  - За тобой пришёл. Вставай.
  Дарк неуверенно встал, я тоже поднялся, гадая, чему же стал только что свидетелем. Мальчик поспал меньше стигны. Неужели он все два дня так? Тогда неудивительно, что он находится в подобном состоянии. Пытка бессонницей довольно жестока, а прерываемая подобными кошмарами... Дарку, скорее всего казалось, что он провёл в заточении не меньше, чем пол-луны. Впрочем, подобные испытания ему ещё предстоят в будущем. По-видимому, сейчас просто слишком рано подвергать организм подобным перегрузкам, вот малыш и не справляется.
  - Пошли, поговорим с Вараном.
  - О чём мне с ним говорить? - устало спросил Дарк.
  - О многом. Варан этот разговор и так слишком долго оттягивал.
  - Мне нужно помыться, - пробормотал мальчик, глянув на свои руки. На моём веку это первый столь чистоплотный бесплатник. Остальных... приручали. Не привыкшим к подобному фениксам не слишком приятно когда рядом сидит вот такой вот... грязный. Вот и устраивали принудительную помывку. После парочки таких мероприятий бесплатники усваивали урок на 'отлично'. Но вряд ли кто проделывал подобную шутку с Дарком, иначе бы уже вся Академия давно знала, что в стенах появилась девчонка. И какая!
  - Хорошо, пошли, - ответил я, надеясь, что этому ребёнку не придёт в голову глупость попытаться сбежать от меня. Даже когда на нём браслеты, я не уверен, что Дарк ничего не выкинет.
  Пусть даже это и девчонка, но у неё оказался характер истинного феникса, хотя поначалу, смотря на это дрожащее от ужаса создание никто подобного и предсказать не мог. И всё же целеустремлённость, завидное упорство, гордость, желание узнать как можно больше и превзойти других полностью изменили её. Одна эта стычка со старшими чего стоит! Подумать только, Дарк смогла дать отпор старшекурсникам. Мало кто решился бы на подобное... и отстоял свою позицию.
  Я отправил ребёнка в свой душ, а сам прислонился к двери и слушал стук капель о пол и тихое пофыркивание девочки. Она взяла с меня клятвенное заверение, что я не войду в душ без её разрешения. Иногда она смешная в своих убеждениях. И доверчивая. Слишком даже. Как бы её это не сгубило. Я по своим каналам попросил провести расследование касательно её знакомых из Сумеречного Города, но узнать результаты я смогу не раньше конца курса. А это плохо.
  Шелест струй в душе прекратился. Настала тишина. Я напрягся. Почему она не выходит?
  - Дарк, что-то случилось? - спросил я через дверь. Я мог, конечно, применить свои силы и сам увидеть, что там такое, но ведь Дарк мне так доверял. За подобную открытость не хочется платить неверием.
  - Мне не во что переодеться, - насупленным голосом уведомил меня этот непосредственный ребёнок. Я едва не рассмеялся.
  - В твоём кольце есть смена одежды?
  - Да! Вы можете принести? - Он так искренне обрадовался... А меня на мгновение вновь осветил отблеск того тёплого света. Нужно что-то с этим делать. Если он и на учениках подобное практикует,.. то в Академии на некоторое время может появиться личный идол, которому будут стараться угождать. На очень короткое время.
  Дверь приоткрылась и высунулась рука. Я вложил в раскрытую ладонь кольцо, предупредив:
  - Только верни, как оденешься.
  Вскоре Дарк был готов. Он отдал мне кольцо и попросил:
  - Не могли бы вы вернуть мне мою ленту? Она мне очень дорога.
  - Дороже всего остального? - заинтересовался я. Дарк явно растерялся. Наконец, он смог облечь свои чувства в слова:
  - Не совсем. Эти вещи все дорогостоящи для меня, но оружие вы мне не отдадите, кольцо и браслет тоже навряд ли...
  - Пока не отдам, - пришлось поправить мне. Не стоит, чтобы он заранее видел в нас недругов и судил предвзято. - После разговора с Вараном обязательно верну. А ленту могу уже сейчас.
  - Спасибо.
  Стоило нам выйти в коридор, как мы столкнулись со стражем Академии. Дарк моментально помрачнел. Похоже, он никогда не простит Варану двух дней карцера. Плохо. Обычно именно страж факультета может вызвать на откровенность. То, что Дарк научился защищаться от воздействия Варана, настораживает и даёт всё меньше возможностей контролировать его в случае психических сдвигов. И с Дэриваном он в последнее время общается всё меньше. Если что-то произойдёт, мы даже не сможем предупредить это. Однако не хотелось бы терять столь перспективного ребёнка только из-за того, что он настолько скрытный... и довольно злопамятный. Нужно будет попробовать заняться им лично.
  - Почему ты ослушался моего указания? - холодно спросил страж Академии.
  - Оно было нецелесообразно. Поговори с мальчиком сейчас и отпусти его. Он вымотан весь.
  Варан неотрывно смотрел на меня с десятину стигны, потом кивнул, развернулся и бросил через плечо:
  - Следуйте за мной.
  По дороге он ментально связался с Минореном, Дэриваном и Барионом. Насчёт Дэривана - это он поторопился. Не стоило бы лекарю светиться при этом разговоре. Но есть варианты и похуже. Неужели он собирается отстранить меня? Похоже, между нами будет первый конфликт за все двадцать два сиана совместной работы. И опять же в этом виноват будет вездесущий Дарк. После его поступления только и слышится со всех сторон: тёмный то, да Дарк сё. Будто другие ученики ничего не творят.
  Конечным пунктом нашего путешествия оказались комнаты Минорена, самые отдалённые из всех. Полагаю, Варану просто нужно было немного времени, чтобы взять себя в руки и выстроить линию поведения со мной и Дарком.
  Страж Академии пропустил нас вперёд, придержав дверь, и зашёл последним. Меня не попросили остаться в коридоре. Уже хорошо.
  Всё честное собрание было уже в сборе. Дарка собирались посадить на неудобный стул, в то время как остальным были предоставлены кресла. Ух ты, на моё присутствие тоже рассчитывали! Однако придётся всех малость разочаровать и спутать часть планов.
  Я подтолкнул ребёнка к свободному креслу и встал за его спинкой. Ха! Прямо как образцовый телохранитель. Невольно вспоминаются давно ушедшие времена, когда приходилось охранять вот таких вот малявок. Вот только одежда и характер у них были несколько иными.
  Фениксы не помешали мне выполнить этот маневр и ничем не высказали своего неудовольствия. Только Варан чуть подвинул своё кресло, чтобы быть прямо напротив Дарка. Разговор тоже начал он:
  - Дарк, думаю, пришло время узнать о твоём прошлом. Расскажи всё подробно.
  - Не о чем там рассказывать! - уставившись в пустой угол комнаты, неприязненно отозвался ученик. Судя по мелькнувшему изумлению на лице стража Академии, Дарк смог сбросить подчинение за доли мига. Чем же он ещё нас удивит?
  - Дарк, послушай, - вступил в разговор магистр Дэриван, - ты просто слишком отличаешься от нас. Мы даже вообразить не можем, что ты сделаешь в очередной миг! Тот же портрет на стене. Это не одушевлённый предмет, но и на призыв не слишком похоже. Ты не знаешь элементарных вещей, зато разбираешься в том, над чем выдающиеся умы Империй ломают головы вот уже тысячи сианов. И я могу поспорить, что ты даже понятия не имел о том, что на территории Империй призыв существ из-за Грани карается смертью.
  - Я ей предлагал уйти, - пожал плечами Дарк.
  - Расскажи нам всё с самого начала: откуда ты, что за существа тебя окружали и как ты сюда попал.
  Мальчик не ответил. Просто сидел, не глядя на наставников, потом подтянул ноги к животу, свернулся клубком в кресле и, всё так же не глядя ни на кого, заговорил:
  - На нашей планете живут только люди. Во всяком случае, я так раньше считал. И все остальные тоже свято уверены, что на Земле живут только люди. А ещё у нас есть различные мифы, легенды и сказки. Много-много того, что взрослые называют выдумками и игрой воображения. Наша техника не так развита, как у вас, магией... то есть нефизическими силами мы не обладаем... наверно. Зато в легендах рассказывается о многочисленных богах, демонах и ангелах, оборотнях и вампирах, драконах и иных необычных существах, которые, мало того, что обладают сверхъестественными силами, так ещё и имеют дела с необычными предметами: мечом-кладенцом, сапогами-скороходами, ковром-самолётом, шапкой-невидимкой, яблоками молодости... всего и не перечислишь. А ещё у нас считается, что некоторое оружие и предметы могу быть одушевлёнными. Этого никто не видел, но многие верят в подобную возможность.
  Родился я лет тринадцать назад. На ваш возраст это будет где-то сианов шесть-семь. В пять лет попал в автомобильную аварию. Моя семья погибла. Я один выжил, но стал калекой. Сломанный позвоночник у нас ещё не лечат. Почти пять лет я провёл в инвалидном кресле и уже никогда не надеялся вновь встать на ноги, начать ходить. А потом появилась она. Нет, они.
  Их звали Синди и Диана. О них ходили настоящие легенды. Синди была человеком... во всяком случае, я так думал. А Диана... уже тогда она воспринималась чужачкой, чуждой для всех нас. Тёмная сущность, удерживающая свои инстинкты лишь потому, что любила, всем своим естеством отдаваясь этому чувству.
  - Ты не знаешь, кто эта Диана?
  - Без понятия. Ни до, ни после я не встречал никого, хоть отдалённо напоминающего её. А Синди... Она стала светом в моём невесёлом мире. Она пообещала, что я буду ходить. И я поверил. Всем сердцем поверил в её слова и в силы этой странной женщины. Потом была операция. Очень сложная и опасная. Такие проводят под общим наркозом. Это когда засыпаешь и можешь больше не проснуться никогда. Я же очнулся, но уже в Городе. Точнее, под Городом. На первом или втором нижнем уровне. Тогда-то я и увидел объявление. Поначалу я не обратила на него внимания. Но за время, проведённое на улицах Сумеречного Города, я поняла, что готова пойти куда угодно, лишь бы там кормили и давали надежду на будущее. - Дарк, похоже, сам не заметил, как сбился и начал рассказывать о себе от имени девушки. Меня неприятно кольнула мысль, что мы тоже слишком часто забываем, что он не мальчик. А ещё и пережить столько, сколько выпало на долю этого ребёнка... - Подозреваю, именно мои способности помогли мне выжить на негостеприимных улицах. А то, что я попала к воротам Академии именно в назначенный срок ничем, кроме провидения, объяснить не могу.
  - Сколько времени ты провела в Сумеречном Городе? - Варан не стал заострять внимание на изменении лица, от которого говорила девочка. И то правда, она ведь в первый раз за всё время пребывания здесь сбилась и перестала доказывать всем свою позицию: 'я - мальчик'.
  - Луну, может, полторы. У нас на Земле дни считаются по восходу и заходу солнца, а у вас его будто прибили к небу, чтобы оно не сдвинулось с места.
  Я невольно улыбнулся. Надо же! Прибить дневное и ночное светило к небу - это ж надо до такого додуматься.
  - А вначале этого сиана меня вновь стало мучить прошлое. Смерть моей семьи, период, когда я была калекой... Мне не к кому было обратиться, вот я и вспомнила её. Синди ведь помогла мне тогда. Я была почему-то уверена, что именно её образ поможет мне и в данной ситуации. Честно говоря, я не слишком соображала, измученная воспоминаниями, иначе бы ни за что не сделала портрет собственной кровью. Кто ж знал, что моя спасительница окажется кем-то вроде богини? Она отправила мне частицу себя и своё благословление, что и помогло мне перебороть неприятности того периода.
  - В чём состояло её благословление? - сдержано поинтересовался Варан. Похоже, он всё ещё не до конца верит рассказу разумного портрета, хотя он в точности совпадает с тем, что только что сказала девочка.
  - Она каким-то образом лишила меня страха.
  - Это как? - спросил Варан. Этот вопрос портрет обсуждать отказался, и я тоже не был уверен, что правильно расслышал и понял, что сказала девочка.
  - Она суккуб. Я в этом не разбираюсь. У неё спрашивайте, если хотите. Из книг я поняла только то, что это осуществимо. Правда, я до сих пор не до конца верю, что подобное в принципе возможно: полностью избавить от страха. Но пока поводов сомневаться в даре Божественной я не вижу.
  - Очень интересно. А почему она не вернулась, передав, как ты утверждаешь, 'свой дар'?
  - Сказала, что это бессмысленно. Она не доберётся обратно. Слишком далеко.
  - Но и оставаться в стенах Академии она не может. Ты знаешь, что твоя Божественная тянула из тебя силы?
  - Нет, я этого не замечала. Зато она интересный собеседник.
  - Она могла тебя полностью иссушить, как Брилана, а тебе, в отличие от других учеников, невозможно дать внешнюю подпитку. То есть она могла попросту убить тебя. А ты - 'интересный собеседник'! - поморщился Варан от наивности Дарка.
  - Я не испытывала никакого дискомфорта при общении с ней, никакой слабости или ещё каких признаков. Думаю, Божественная, уведомила бы меня, угрожай мне какая опасность с её стороны. Для неё ведь тоже невыгодно, чтобы я умерла. А ещё она помогает мне с уроками. К тому же она вроде как живая и всё прекрасно чувствует и понимает. Думаю, ей было бы неприятно, если бы её уничтожили. - Дэриван закашлялся, Минорен тоже хмыкнул. Это ж надо так сказать: 'Ей было бы неприятно, если бы её уничтожили'! Полагаю, да. Кому ж это понравится? Но Дарк проигнорировала реакцию наставников и продолжила, как ни в чём не бывало: - А ещё я считаю её своим личным ангелом-хранителем и прошу не делать ей ничего плохого.
  - Кем-кем? - переспросил Минорен. Ангелом-хранителем? Насколько я знаю из книг, ангелы не те существа, чтобы охранять кого-либо. Но что мы о них знаем? Те же легенды и древние упоминания, что и на планете Дарка про одушевлённые предметы. Могут ли они похвастаться полной достоверностью?
  - Считается, что у каждого человека есть свой ангел-хранитель, оберегающий его на протяжении жизни. Я верю, что нашла своего. Во всяком случае, - хмыкнула Дарк, - от кошмаров Божественная оберегает прекрасно.
  - То есть в твоей комнате тебе больше ничего не снится? - уточнил я, не выдержав, хоть и обещал себе, что не буду встревать в разговор.
  - Ни разу с того момента, как она появилась. - Дарк наконец распрямилась и села в кресле ровно, потом умоляюще попросила: - Пожалуйста, не трогайте её. Её можно скрыть от других. Божественная - единственное существо в Академии, которое связывает меня с моим домом. К тому же я могу с ней общаться начистоту.
  - А с нами не можешь? Ты ведь знаешь, что мы всегда готовы выслушать и дать совет, - заговорил Варан.
  - Как сказал как-то Дар: 'Как я могу тебе доверять, если ты мне не доверяешь?' - в её голосе проскользнула горечь. Сколько уже судьба била эту девочку? А мы ещё добавляем ей страданий. Но когда узнают, что в Академии учится девчонка... Будет огромный скандал. Скорее всего придётся её исключать. Куда она пойдёт потом? Одна, без средств к существованию, ещё и с пожизненным долгом за время обучения в Академии.
  - Хорошо, мы оставим пока твою Божественную, - решил, после краткого молчания Варан, но тут же предупредил: - Однако конфликт со старшими будешь улаживать сама. И чтобы больше без эксцессов.
  - Со старшими разберусь, не беспокойтесь, - в голосе Дарка появилось предвкушение.
  - И ещё. Это просто моё предвзятое мнение... - Варан запнулся и уже тише продолжил, - будь осторожнее с Канореном и держись подальше от Гроссера. Мы им не говорили о том, что ты девочка.
  - Почему?
  - Нельзя сразу же доверяться пришлым.
  - Гроссер нормальный, вменяемый наставник, просто он повёрнут на своих зельях, - попыталась защитить сарса девочка. Варан хмыкнул и передразнил:
  - А Канорен нормальный, вменяемый, просто молодой ещё феникс и потому, наверно, несколько вспыльчивый. Возникает вопрос: и как их только в Академию направили? В общем, это дело мы замнём, ученики лишнего болтать не будут. Ты тоже не распространяйся, где пропадала эти два дня. И последнее: я искренне надеюсь, что в ближайшую луну я о тебе ничего не услышу.
  - Поверьте, я тоже об этом мечтаю, - уверил девочка.
  - Можешь идти.
  - Как скажете.
  Она вскочила на ноги и исчезла. Позёрша. Прикрыв глаза, я удостоверился, что девочка покинула комнату, потом глянул в сторону Варана. Страж Академии откинулся на спинку кресла и над чем-то размышлял. Остальные тихо вышли. Не сомневаюсь, что каждый из них уже составил собственное мнение, которым Варан не примнёт попросить поделиться. Наконец, он заговорил:
  - Хотелось бы о многом расспросить этого странного ребёнка.
  - Да, - эхом отозвался я.
  - Но, знаешь, я просто не решился, почувствовав под конец, что она начинает испытывать нетерпение и тяготиться этим разговором.
  - Только под конец? По-моему, она вообще не жаждала говорить о своём прошлом.
  - В принципе, я её понимаю. Кто ж захочет такое вспоминать. Но расспросить про её планету нужно бы поподробнее, и про Божественную эту. В идеале, следовало бы отправить её в Центр исследований Города, но... она как-никак живое существо с собственным мнением и эмоциями. Будем надеяться, что эта парочка больше ничего не натворит.
  - Сомнительно, особенно зная Дарка...
  - Это точно. - Варан внезапно подобрался и сурово глянул на меня. - Почему ты ослушался моего приказа? Тебе её жалко?
  - Да.
  - Неужели её судьба хуже твоей?
  - Это вряд ли, но даже меня в своё время едва не сломали. А девочка достойна лучшей участи, чем обучение в Академии. Боюсь, её психика просто не выдержит испытаний старших курсов.
  - Арион, - в голосе Варана появились предупреждающие нотки.
  - Я хочу её удочерить. - Я посмотрел прямо в глаза стражу Академии. Он явно осуждал моё намерение.
  - Арион, это глупо. Ты сможешь заняться её документами не раньше практики.
  - Время ещё есть.
  - Не вижу в этом смысла. Она выучится и уйдёт в одну из команд. Девчонка далеко не так слаба, как ты себе представляешь.
  - Ты так наивно надеешься, что никто не заметит её взросления? - изумился я. - Максимум сиана через три у нас начнутся крупные проблемы. Мы не сможем скрывать правду.
  - Думаешь, совет потребует исключить её? - нахмурился Варан. Похоже, с этой точки зрения он ситуацию ещё не рассматривал.
  - Без сомнения. Они ведь рьяные поборники правил.
  Варан невесело улыбнулся.
  - Насчёт этого должен буду их огорчить. Нигде не сказано, что девушкам запрещено обучаться в Академии.
  Я недоумённо посмотрел на феникса, потом расхохотался. Так значит, всё даже лучше, чем я надеялся. Как бы страж Академии ни относился к девочке, он будет отстаивать её право на дальнейшее обучение. Но вскоре я вновь помрачнел, вспомнив жалкий вид, в котором застал Дарка.
  - Я хочу подстраховаться. Девочке крайне тяжело здесь. За ней нужен пригляд. Ты прекрасно понимаешь, что феникс при нестабильной психике... Это может обернуться катастрофой.
  - Пойдут слухи.
  - Ну и что?
  - Арион, это не шутки.
  - Я тоже не шучу. Девочка чуть с ума не сошла в карцере. Её мучают кошмары... Знаешь, может, это уже паранойя, но мне кажется, что Дарк нам не всё рассказал.
  - Это не паранойя. Девчонка что-то утаивает, а я никак не могу понять, что именно. К тому же её сопротивляемость ментальному воздействию очень сильно возросла. Сам заметил, что я почти не могу вести её. Честно сказать, подобные возможности пугают. Что будет потом?
  - Сильнейший феникс Города.
  - Если выдержит пресс собственной силы. Мы почти ничего не знаем о фениксах крови. Они практически ушли в легенды. А если их вспоминать...
  - Ты про Кровавого Пророка? Он был маньяком, - отмахнулся я, но тут же замер. Кошмары... Сны. Прорицания. Уж не прорицательница ли эта девочка? Тогда всё может быть ещё хуже, чем самый неудобоваримый вариант. Обычно прорицатели почти не владеют силой. Но и сам по себе этот дар сводит с ума за считанные десятки сианов, если он силён и может полноценно раскрыться. Но Дарк... Если подобная мощь станет неконтролируемой... об этом пока не стоит думать. Мы не можем дать ей индивидуальный пригляд и обучение. Если мы будем её ещё сильнее выделять среди других, то Совет просто-напросто начнёт настаивать на личном контроле над ней. Не лучший вариант - жить в клетке с постоянным осознанием, что от тебя могут избавиться в любой момент. Так что нужно приложить максимум усилий, чтобы оттащить девочку от пропасти, в которую она может сверзнуться. Даже если Варан и не захочет сражаться за будущее девочки, я буду. Ради её улыбки и проблеска пугливого доверия в глазах.
  
   ХХХ
  
  Плелась я в комнату нога за ногу. Казалось, нужно было радоваться, что всё хорошо закончилось, но ничего, кроме гадливости, я не чувствовала. Будто меня использовали и даже не подумали извиниться. А ещё этот Арион не вернул мне вещи.
  - Привет.
  Я вскинула голову и поняла, что незаметно добралась до своей комнаты. На кровати сидел Дар и смотрел прямо на меня. В душе всколыхнулось раздражение: на кой мне эта невидимость, если даже Дар может почувствовать, что я пришла?
  'Фьють! Затронула основы своего дара, а хочешь отдачи, как от мастера. Тебе ещё шлифовать и шлифовать свою способность', - очнулся вот уже два дня молчавший голос.
  Проснулся? А раньше где ты был? Там, в карцере, когда мне было так плохо?
  'Я тебе, что, личный утешитель? Извини, на подобное я не нанимался. И вообще, у меня возникает такое чувство, что ты скоро думать перестанешь, ожидая моей подсказки. Причём, исключительно тогда, когда это не нужно. А в экстремальных ситуациях ты меня игнорируешь!'
  Я только недовольно цыкнула от столь несправедливого выговора и стала видимой.
  - Привет, Дар. Ты что-то хотел?
  Одногруппник встал с моей кровати и приблизился. Он изменился. Я не могла с точностью сказать, в чём это выражалось, просто подсознательно чувствовала это.
  - Я тебе больше не уступлю. Ни в чём.
  - Ну попробуй, - небрежно пожала я плечами, думая о другом.
  - В конце семестра я выиграю бой у тебя.
  - Попытайся, - всё так же слегка пренебрежительно отозвалась я.
  - А ты станешь моей девочкой на праздник.
  Это требование заставило меня очнуться от апатии. Честно говоря, я не слишком обратила внимания на первые два заявления одногруппника, считая их простым желание похвалиться, но подобная наглость...
  - Щаз-з! Разбежался.
  - А если выиграешь ты, то я исполню любое твоё желание.
  - Даже никогда больше не будешь ко мне приближаться? - насмешливо поинтересовалась я.
  - Даже это.
  Я смотрела прямо ему в глаза и понимала, что он не шутит. Дар жизнь положит на этот спор. Но вряд ли выиграет. Зато это должно быть интересно, и, может, он перестанет возиться со мной как с хрупкой китайской вазой. Я ухмыльнулась и протянула руку.
  - Идёт.
  Дар крепко сжал моё запястье и выпустил, закрепляя уговор. Похоже, мне есть к чему стремиться в этом семестре. Впрочем, Дару тоже.
  Не говоря больше ни слова, одногруппник вышел из комнаты. Я подошла к стене, прислонилась к ней спиной и без сил сползла на пол. Интересно, что будет, когда Дар проиграет? Неужели он сдержит слово и не будет ко мне приближаться? Не верится. С другой стороны, не взвою ли я от одиночества? Ведь это единственный более-менее близкий мне феникс во всей Академии.
  'У тебя есть ещё я!' - возмутился голос.
  С тем как ты 'есть' в экстренных ситуациях, так лучше бы тебя вообще не было, - раздражённо отозвалась я.
  Голос не ответил. Может, обиделся? Ну и чёрт с ним. Потом поговорим. Спать хочется неимоверно, но от одной мысли об очередном кошмаре во мне всё переворачивается.
  - Какие-то проблемы?
  - Да, Божественная. Опять кошмары. Так странно, больше двух лун ничего не было и вот вновь накатило.
  - Это потому, что ты спала не здесь. Я тебя могу в определённой степени защитить.
  - Я тоже так думаю.
  - И всё-таки он начинает меня раздражать своим упорством.
  - Он? - переспросила я, думая, что Божественная оговорилась.
  - Я тебе уже объясняла, что у тебя есть враг. Он пытается подчинить тебя, а через сны это сделать много легче... если уметь, конечно.
  - Враг, - я прикрыла воспалённые глаза. - Враг - это хорошо. Его хотя бы убить можно.
  - Сначала до него добраться надо, - осадила меня Божественная. - Он очень далеко отсюда. К тому же он много сильнее тебя.
  - Менталист?
  - Нет. Скорее направление смерти, может даже некромант. Некроманты сильнее, но и специфика у них несколько другая. У этого, похоже, силы хоть отбавляй. И как он умудряется до тебя добираться - ума не приложу. Наверно, это свидетельствует о недостатке знаний. Если ты мне принесёшь библиотечные книги по этой тематике, то я смогу сказать больше.
  - Хорошо, поищу. И сама тоже займусь этой проблемой, но позже. Сейчас для меня важно другое. У меня есть задумка, но я не знаю, как её воплотить. Вот послушай...
  
  ХХХ
  
  Арион сегодня будто озверел! - Брилан без сил упал на кровать. - Столько задавать! У меня даже слов нет по поводу объёма подготовки на следующее занятие. А ты где пропадал?
  - У магистра Дэривана, - отозвался Канор.
  - Ты всё ещё не переболел идеей стать первоклассным лекарем?
  - Если у меня есть к этому способности, то почему бы их не развивать? - вопросом ответил Канор.
  - Лучше бы делал упор на основную специализацию. Или к занятиям того же Ариона больше готовился. После той истории с Дарком магистр гоняет нас в три шеи.
  - Он и раньше к любой мелочи придирался, - отмахнулся от Брилана одногруппник. - Ладно, давай отдыхать. Завтра первым Рэган, а он тоже не сахар.
  Канору показалось, что он только заснул, когда по ушам ударила громкая музыка. Феникс подскочил, автоматическим жестом включая свет, осмотрелся и встретил ошарашенный взгляд Брилана. А музыка и не думала стихать.
  - Этот мелкий!.. - зашипел Брилан, первым сообразивший, кто виновник подобной нестандартной побудки.
  - Или я неправильно понял его характер, - вздохнул Канор, - или это просто мелкая месть. Нужно найти, куда он спрятал камень.
  Фениксы перевернули комнату вверх дном, но так и не смогли установить источник звука.
  - Что за Джер?! - рассерженный Брилан выскочил в коридор, но через пару мигов вернулся обратно, сообщив: - И всё-таки он где-то здесь.
  - Будем искать более тщательно, - решил Канор. - Под эту гадость невозможно заснуть.
  Фениксы ещё раз внимательно перебрали свои вещи, просмотрели шкафы, тумбы, кровати, стены, пол и даже потолок, но ничего так и не нашли. Музыка, будто в насмешку, становилась всё громче.
  - Прибью! - рыкнул разъярённый Канор.
  Она замолкла только под утро, причём самостоятельно. За это время фениксы перепробовали всё: от тривиального прятанья голов под подушки, до специальных техник Бэтхэра и Дэривана - ничего не помогало. Такое чувство, будто музыка играла прямо в мозгу.
  А на следующую ночь всё началось сначала. И не у них одних. Страдали все, кто участвовал в травле мелкого. Третью ночь Канор провёл в библиотеке. Феникс надеялся найти в книгах хоть какое средство от свалившейся на них напасти. Но не успел он просмотреть и двух десятков относительно полезных статей, как его сморил сон.
  - Он нас выживает из наших комнат, - проворчал Брилан, выслушав объяснение друга. - Точно так же, как и мы его в своё время.
  - Но и сейчас его не выловить! Доберусь до него - тёмный мне за всё ответит.
  - Он не такой дурак, чтобы этого не понимать. Знаешь, кажется, я начинаю понимать, отчего наставники с ним так носятся. Ребёнок с подобным потенциалом...
  - Его бы потенциал да на благо общества! - поморщился Канор. Но и он уже сожалел, что связался с этим мелким. Но не признавать же поражение?
  - Что делать будем?
  - Попробую ещё в библиотеке поискать.
  - Можно вместе, заодно и поспать более-менее нормально.
  - Не-а, не выйдет. Джин терпеть не будет. Я удивлюсь, если он меня сегодня не вытолкал взашей.
  - Плохо. А если попробовать мелких вытурить из комнат?
  - До Варана дойдёт подобный произвол - мало не покажется.
  - Какие ещё варианты?
  - Подумаем.
  
  ХХХ
  
  Я понял, почему Дарк готов был глотать эти гадостные декокты в неимоверных количествах. Ощущать себя сильным, быстрым, гибким... могущественным. Когда кончается действие очередного эликсира, мне приходится собирать волю в кулак, чтобы не идти сразу же к Гроссеру за следующим. Боги! Каким же неуклюжим и немощным я чувствую себя тогда! Но Гроссер прав. Незачем остальным видеть, ЧТО я могу. Да и непрерывно пить зелья нельзя. Так говорит Гроссер, но как мне хочется надеяться на другое! Когда ты знаешь, что стать ловким и сильным так легко, удержать себя в руках довольно проблематично. Однако я начал замечать, что выдаваемые мне зелья действуют уже не так эффективно. Или это просто самовнушение?
  Тем не менее тренируюсь я теперь почти каждую ночь и вижу, как повышается мой уровень. Но этого недостаточно. Совершенно недостаточно. Дарк по-прежнему опережает меня. Конечно, со мной ведь не занимались по индивидуальной программе! Но всё равно я не проиграю девчонке. Дарк будет танцевать со мной на карнавальном вечере. На неё все будут смотреть, но танцевать она будет только со мной. А остальные пускай себе локти кусают.
  Сразу после разговора с Гроссером я хотел сказать Дарку, что всё о ней знаю, но сдержался. Ни к чему хорошему бы это не привело. Я решил пока заниматься самостоятельно, чтобы ребята не заподозрили чего. К тому же Гроссер объяснил, что, вообще-то, пользоваться стимуляторами в Академии запрещено, тем более во время экзаменов. Сначала я не слишком придавал значения окончанию фразы, но недавно задумался: да, я делаю определённые успехи, но всё равно не могу нагнать Дарка. На занятиях по рукопашке с ним возится сам Хисорен, мотивируя это более высоким уровнем Дарка по данной специализации. На учебных спаррингах я противостоял тёмной лишь дважды и оба раза проиграл. И это не удивительно, если посмотреть, как её натаскивает Хисорен. Пока мы всё ещё проходим чисто болевые точки, а Дарк с наставником уже используют комбинированный бой.
  А ещё к тёмной внезапно начал проявлять повышенный интерес магистр Арион. Ещё бы! На первом же практическом занятии Дарк показала такой класс, что мы все онемели... а магистр охарактеризовал увиденное довольно посредственным уровнем владения метательными кинжалами и иглами, но тут же добавил, обращаясь к нам, что к концу курса мы должны быть ничем не хуже. И как следствие, магистр Арион также уделяет Дарку больше внимания, чем остальным. В то время, как мы отрабатываем основы, они уже устраивают спарринги. Со стороны это выглядит ужасно, так что я даже стараюсь туда не смотреть, боясь ненароком проявить внешне обеспокоенность за тёмную. Пока, слава богам, Дарк отделывается лишь более-менее серьёзными царапинами. Но не может же ей постоянно так везти!
  Как странно, если подумать. С одной стороны я беспокоюсь за одногруппницу, с другой же меня злит, что наставники уделяют ей больше внимания, чем другим. Если так пойдёт и дальше, то я не смогу её нагнать. Однако есть ещё кое-что, в чём я сам не до конца разобрался, а именно: меня бесит присутствие посторонних рядом с Дарком. Меня буквально трясти начинает, когда я вижу, как она запросто общается с наставниками и одногруппниками. Так и хочется подойти и перетянуть всё внимание на себя. Хочется, чтобы Дарк разговаривала только со мной и смотрела лишь на меня.
  Вот только получается всё исключительно наоборот. Тёмная упорно делает вид, будто меня не существует. Она даже с Райаном и Дори заговаривает первой, а со мной ни разу. Я хотел стать ближе к ней, но, по-моему, только сильнее отдаляюсь.
  И не только от Дарка. У меня нет времени на тренировки с друзьями, впрочем, и возможности с ними тренироваться у меня тоже пока нет. Я перестал полноценно с ними общаться и отношения постепенно начали портиться. Особенно после того, как я приказал Мирэку не приближаться к Дарку. Довольно грубо приказал. Мы даже подрались тогда. А чего он её смешит? И будто назло постоянно рядом ошивается.
  Что касается меня, то после нашего пари, я больше не заговаривал с Дарком. Да и пари было чистой воды импровизацией. Я просто беспокоился, куда тёмная в очередной раз пропала, но спросить так и не осмелился. Побоялся показаться смешным. Джер! Как же мне её всё-таки не хватает.
  Может, отбросить гордость и заговорить первым? А если Дарк не захочет со мной общаться? Да ещё и всех на виду? С неё станется. Недавно у неё опять был период повышенной агрессии и раздражительности. И от неё опять пахло кровью. Только её поведение удержало меня от опрометчивого шага. А ведь так хотелось подойти и выяснить, что же она творит на этот раз. Нет, не выяснить, а просто потрясти хорошенько и наорать от души. Но к чему бы это привело?
  Я так и не подошёл. Менее осмотрительные были отправлены в отдалённые места, а то и по шее получили. На эти четыре-пять дней Дарка буквально подменили: она хамила направо и налево, была взвинчена и вспыхивала по малейшему поводу. А ещё капризничала, как избалованная вниманием принцесса. Но самое удивительное, что все терпеливо сносили эти перепады настроения. От наставников я, честно говоря, не ожидал подобной сдержанности. Хотя, если подумать, период нервозности Дарка начался через пару дней после странного отсутствия. Вполне возможно, эти два события как-то связаны и наставники просто знают об этом больше моего.
  А позавчера, когда я решился-таки поговорить с тёмной наедине, обнаружил, что она наложила на свою комнату защиту, да такую, что Барион изучал её с полбоя, а потом объявил старшим, что защитает досрочно практическую часть экзамена тому, кто сможет её взломать. Желающих особо так и не нашлось.
  - Дарк, что с тобой стряслось? - возмутился Хисорен. - Каменные големы и те двигаются побыстрее тебя!
  Я вынырнул из своих мыслей и посмотрел в сторону, откуда слышался голос наставника. Тёмная уже закончила одиночную разминку и приступила к спаррингу с Хисореном. Понаблюдав с восьмицу стигны, я понял возмущение наставника. Дарк и вправду была сегодня не в форме: двигалась крайне медленно и как-то неуверенно. К сожалению, возможности надолго отвлекаться у меня не было. И всё же было бы интересно понять причины столь странного поведения тёмной.
  Когда мы приступили к отработке ударов по болевым точкам, Хисорен отправил Дарка в пару к Даорэ, раздосадованный её медлительностью. Это, как обычно, вызвало во мне двоякие чувства. С одной стороны, я завидовал Даорэ, ведь он оказался в одной паре с Дарком. С другой стороны, я не смог поручиться, что буду ей серьёзным противником: я до сих пор не был уверен, что смогу найти в себе силы ударить её, сделать больно. Видел, что другие ничуть не жалеют её, понимал, что поступаю крайне глупо... и не мог переступить через себя.
  А ведь в конце семестра, до которого осталось не многим больше шести лун, нам предстоит сражаться всерьёз. Если я проиграю, то навсегда потеряю её, но, чтобы выиграть, я буду вынужден причинить Дарку боль. А я до сих пор не уверен, что в состоянии поступить подобным образом с этой хрупкой девушкой.
  Вскоре меня отвлекла ругань Даорэ. Мы с Мэриотом синхронно повернули головы на звук, моментально оставив отработку ударов.
  - Извини, - покаялся Дарк. - Я нечаянно.
  - Не правда! - орал разозлённый Даорэ. - Нечаянно защиту не ставят!
  - А нечего было пытаться ногу мне сломать, - огрызнулась девочка. - Нужная тебе точка у основания шеи. Какого Джера ты ударил меня в голень?
  Даорэ насуплено замолчал. Крыть ему было нечем. Это ж надо было додуматься: пытаться специально вывести Куколку из строя, ориентируясь на её хрупкие кости! В данном случае я был полностью на стороне тёмной, и, похоже, не в одиночестве.
  Хисорен, приказав остальным продолжать, отозвал парочку в сторону и устроил обоим разнос. Интересно, чем ему Дарк не угодила? Однако после разбора полётов оба одногруппника были на редкость мрачны. А в конце занятия наставник сказал Дарку задержаться. Опять её выделяют всеми возможными способами.
  Дойдя до двери в здание Академии, я оглянулся. Хисорен ходил туда-сюда возле тёмной и что-то ей выговаривал. Дарк насуплено молчала, изредка огрызаясь в ответ. Сжав зубы, я повернулся и шагнул в дверной проём. И едва не натолкнулся на одного из старших.
  Странно, после нас, вроде, второкурсники занимаются. Что здесь эти забыли целой группой? А то и двумя. Заметив Дарка, старшие целеустремлённо направились к ней. Что-то мне это не нравится. Надеюсь, у тёмной не намечаются очередные проблемы?
  Я собирался последовать за ребятами, но меня грубо осадили и отправили на занятие.
  - Иди-иди, ничего твоему Дарку не будет, - раздался за спиной голос магистра Ариона.
  - Почему вы так в этом уверены? - повернувшись, спросила я.
  - Потому что я, в отличие от тебя, знаю, зачем они здесь.
  Опять Дарк, Дарк, Дарк! Почему с ней постоянно что-то случается, и зачем к ней все лезут? Я представил, как сажаю тёмную в комнату под замок, и невесело усмехнулся. Так она и позволит себя запереть, пусть даже это будет сделано для её блага.
  Быстро ополоснувшись в душе, я поспешил на занятие магистра Бэтхэра. Ко всеобщему удивлению, у своего кабинета он до сих пор не появился. Зато к самому началу занятия пришёл наставник Канорен и объявил, что сегодня вместо анатомии будут щиты. Вот Джер! Никто ведь не готовился.
  Канорен провёл нас в ближайший свободный зал и объявил, что сегодня, в связи с нашей полной неготовностью к классическому занятию, будет проведен особый урок. Вскоре мы начинаем тему так называемых малых щитов. В отличие от общих, эта разновидность имеет объём в одну-три ладони и прикрывает лишь определённые участки тела, может быть мобильной, но требует повышенной концентрации.
  - Многие недооценивают значение малых щитов, предполагая, что в большинстве ситуаций те вовсе бесполезны. Это не так. На восьмом-девятом курсах, когда вы разовьёте концентрацию и манипулирование активными щитами на достаточном уровне, вы будете проходить защиту от физического воздействия. Именно тогда малые щиты будут наиболее эффективны. Чтобы вы осознали, что это не пустые слова, я вам продемонстрирую, как это выглядит. Дарк здесь?
  И снова Дарк!
  - Да.
  - Иди. Твоя задача попытаться нанести мне физический вред.
  - Чем я могу пользоваться?
  - Своим телом, естественно. Мне игрушки Ариона здесь ни к чему.
  Игрушки Ариона! Слышал бы это магистр. Но большинство из нас и вправду несколько пренебрежительно относится к метательному оружию. Основным-то у нас будет меч. Но поди объясни это магистру Ариону.
  Дарк медленно вышел вперёд.
  - Да пошевеливайся ты! Не на похороны идёшь.
  Судя по выражению, мелькнувшему на лице тёмной, она не была согласна с этим утверждением. Став напротив наставника, Дарк сделала попытку отвертеться от оказанной чести.
  - Наставник Канорен, я не уверен, что я лучший противник в данном случае. Выберите кого-либо из остальных учеников.
  - Нападать будешь только ты, так что перестань трусить, - с пренебрежением заявил Канорен. Дарк горько вздохнула и поинтересовалась:
  - Вы готовы?
  - Уже давно. Приступай.
  И девочка ударила. Мы все заметили, как щит на уровне груди Канорена вспыхнул, но тут же погас, и удар почти беспрепятственно достиг своей цели. Судя по ошарашенному виду наставника, он тоже не ожидал подобного исхода.
  - Давай ещё раз, - потребовал он.
  - Результат повторился. Я первым сообразил, в чём дело. Тёмная ведь поглощает направленную на неё энергию. Поэтому ей не нужны щиты, но и против неё они практически бесполезны. Да уж, поистине, худшего противника Канорен выбрать не мог. Но он теперь из одной только гордости не отступится.
  И вправду, наставник требовал Дарка бить раз за разом, пока не смог выставить щит, который девочка не пробила.
  - А теперь нападай на меня, будто я твой настоящий противник.
  Тёмная вновь заколебалась, но после очередного рассерженного окрика всё же атаковала. Канорен, не двигаясь с места, выставил щиты, блокируя сыплющееся на него удары. Та значит, и на Дарка кое-что действует.
  - Всё, достаточно, - приказал наставник, потом обернулся к нам и принялся пояснять: - На поддержание малого щита нужно намного меньше энергии, чем для общего. К тому же, общий изнашивается в местах частотных ударов, и его нужно или полностью заменять, или латать. И то, и другое забирает много энергии. Вопросы?
  Ко всеобщему изумлению, голос подала Дарк:
  - Простите, наставник. Можно я ещё раз попробую пробить ваш щит?
  - Ну что ж, попробуй. Всем остальным разбиться на пары и приступить к спаррингу в свободном стиле. То есть вы можете использовать все известные вам знания и техники. Проигравших ожидает дополнительное задание к следующему занятию. Всем всё ясно?
  Я толкнул плечом стоявшего рядом Мирэка и указал головой на свободное пространство. Мирэк в нашей группе единственный, кроме Дарка, естественно, кто может более-менее успешно противостоять мне. Однако скоро придётся тренироваться исключительно с тёмной, так как остальные остались далеко позади. Уже сейчас со мной и Дарком никто не желает становиться в пару. Ещё бы! Я намного сильнее одногруппников, а от Дарка всегда неизвестно чего ожидать. Она постоянно применяет обманки и элементы, которые мы не изучали.
  За спиной раздался грохот. Мы все синхронно повернулись в ту сторону, и я моментально оказался на полу. Обругал себя за невнимательность и злобно зыркнул на Мирэка. Знал же, что с этим нужно держать ухо востро!
  Канорен медленно поднимался с пола. Дарк, похоже, сама не ожидала подобного эффекта. А уж когда наставник встал на ноги, держась за бок... Интересно, как тёмная умудрилась так чувствительно его приложить?
  - Что ты мне здесь втюриваешь! - зарычал Канорен. - Щиты ты не можешь ставить?! А это только что как называется?!?
  Без дальнейших пререканий Канорен бросился на Дарка. Я дёрнулся в их сторону, но замер. Тёмная довольно успешно блокировала удары руками. Вряд ли наставник сдерживает силу. Так значит, это и вправду физические щиты? Но, видимо, Дарку ещё сложно было поддерживать подобный темп, поэтому через пару мигов она согнулась от удара в живот. Однако уже следующий удар не достиг Дарка. Кулак был остановлен в полупальце от тела тёмной. Ещё один. Ещё.
  Получается тёмная всё-таки владеет щитами? Да ещё столь высококлассными. Тем не менее, это нужно прекращать. Канор буквально взбесился, и Дарку приходится худо. Она уже просто стоит на коленях, закрыв глаза, чтобы лучше концентрироваться, все силы вкладывая в эти джеровы щиты.
  Я был уже шагах в десяти от них, как тёмная начала сиять. Точнее, не Дарк, а печати, наложенные на неё. Какие же мы все идиоты! Это не щита, а аура. Тёмная пошла на слияние с фениксом, чтобы защититься. И если немедленно не остановить Канорена, то сработают печати.
  Я не успел. Совсем чуть-чуть, но не успел. Со злостью ударив в прозрачную стену, выставленную Канореном, я со всё нарастающей паникой наблюдал за вышедшим из-под контроля спаррингом. Внезапно Дарк вскочила на ноги и хлестнула наставника аурой страха, сметя его щиты. Я замер с открытым ртом. Соваться в развернувшийся передо мной поединок теперь было сущим безумием. Воздух искрил, по полу поползли трещины, а оба феникса напоминали легендарных демонов разрушения. Хотя тёмная скорее напоминала светящегося ангела мщения. Она начала использовать метательные ножи и иглы в придачу к ауре, а также постоянные переходы на другой материальный уровень. Канор достал меч.
  Внезапно тёмная ярко вспыхнула... и пропустила сильнейший удар противника. На подобных скоростях иных и быть не может. Дарк пролетела почти ползала и, с грохотом врезавшись в стену примерно на уровне моего роста, упала изломанной куклой. Я отмер и бросился наперерез Канорену, намеревающемуся, судя по зверскому выражению лица, добить тёмную.
  - Наставник, не надо!
  - Отвали! - рыкнул он, отстраняя меня. Я обернулся к подавленным одногруппникам и приказал:
  - Дори, беги к магистру Дэривану. Мирэк, найди Варана или Ариона. Да пошевеливайтесь вы!
  Бросившись вслед за наставником, я оказался возле Дарка одновременно с ним. Тёмная выглядела ужасно. Из уголка рта, глаз, ушей медленно текла кровь, а в подобном положении тела ни один здоровый феникс лежать не может.
  Я бросился на колени и приподнял девчонку. Странно, раньше она была намного легче. Соскользнувшая безвольная рука больно ударила меня по ноге. Придёрживая тёмную, я засучил её рукав и недоумённо уставился на тёмный, матово поблёскивающий металл. Растерянно потыкал в него пальцем и поспешно отдёрнул конечность: металл сполз с кожи, собравшись компактным браслетом на запястье. Так вот зачем они ей нужны! Приподняв безвольную руку, я чуть не присвистнул: весила эта защита раза в четыре больше, чем те браслеты, что я когда-то забрал из комнаты Дарка. Не удивительно, что девочка такая медлительная и столь быстро выдохлась. С такой-то нагрузкой.
  Аккуратно подняв тёмную, я встал и обернулся. Канорен стоял прямо за моей спиной, не произнося ни слова. Свой меч он уже убрал. К моему изумлению, наставник даже подвинулся, позволяя мне пройти.
  К комнатам магистра Дэривана я бежал, твердя, как мантру: 'Она жива. Она выживет. Магистр лекарь её спасёт. Он вытягивал учеников, попадавших в худшее положение'.
  И только отдав Дарка магистру, я привалился к стене и бессильно сполз по ней. Я думал обо всём, о чём угодно, но только не о том, что за всю дорогу не почувствовал ни единого удара сердца тёмной. Об этом думать нельзя. Её спасут. Её...
  Спешащие мимо наставники, наверно, меня даже не заметили, и я, набравшись храбрости, проскользнул вслед за ними в вожделенную дверь. И тут же увидел изнурённого магистра. Лекарь, не говоря ни слова, отрицательно покачал головой.
  Нет, я ошибаюсь. Он ошибается. Её можно спасти! Нужно попробовать ещё раз!
  Я уже открыл было рот, чтобы сказать это - хотя скорее выкрикнуть - как из комнаты за спиной ринулась сила. Честно сказать, никогда бы не подумал, что у силы может быть вкус и запах. Однако у этой был. Этакий гадко-противный привкус затхлости и гнили, от которой скудный Академический завтрак мигом запросился наружу. Я зажал рот руками, борясь с рвотными порывами, а наставники бросились в другую комнату. Сила, заполнившая окружающее пространство, схлынула также внезапно, как и пришла. Осталось только омерзительное ощущение желчи на языке и непреодолимое желание помыться, словно чужая сила осела на коже тривиальной грязью.
  - Что же это за чудовище такое? - услышал я изумлённый возглас Варана.
  Дарк - не чудовище! Они ничего не понимают!! Прекратив на время дышать, я приблизился к распахнутой двери и услышал неуверенное тихое возражение Ариона:
  - Мы наверняка не знаем о нём всего.
  Я довольно бесцеремонно протолкался сквозь ряды наставников и замер на мгновение, а потом с радостным возгласом бросился к Дарку. Выглядела она белее одеяла, которым была укрыта, но, без сомнения, была жива. А капельки крови на коже, стенах и ткани - это не смертельно. Главное, что она жива.
  - Дарион, что ты здесь делаешь? - строго спросил Дэриван, пытаясь отодвинуть меня от тёмной, но я вцепился в её тонкую, бледную руку и выпускать не собирался. - Выйди.
  - Она ведь будет жить, правда?
  Магистр лекарь заледенел, а потом медленно повернул лицо ко мне. Никогда не думал, что могу настолько испугаться одного его вида.
  - Так ты знаешь?
  - Что? - я невольно отступил на шаг, но ещё сильнее сжал руку тёмной.
  - Правду о Дарке, - раздался от двери голос Варана. Я побледнел. Джер! Я всё-таки проговорился. Но... но... мой взгляд перебегал с Дэривана на остальных наставников и видел лишь холод на их лицах. Как я мог проболтаться?!
  - Я... если это так необходимо, поставьте мне блок на память, но только не переводите её на тёмный факультет!
  - Дар, ты... - выражение лица Ариона стало растерянным, на остальных же читалась непреклонность.
  - Дар, выйди, - повторил Дэриван. - Мне нужно его осмотреть. Варан, Арион, вы тоже. Барион, помоги мне.
  Дэриван надавил мне на болевую точку на запястье, заставляя разжать пальцы, и подтолкнул к двери. Я оказался в прихожей лекаря наедине с обоими стражами. Арион отпустил меня, закрыл двери в комнату и коридор, потом повернулся к нам.
  - Дар, мне очень жаль, но придётся прибегнуть к этой неприятной процедуре... - начал было Варан, но страж тёмного факультета перебил его.
  - Как долго ты об этом знаешь?
  - Больше трёх лун.
  - Почему именно Дарк?
  Я непонимающе поглядел на магистра Ариона, но тут же потупил глаза, не выдержав его давящего взгляда. Похоже, страж тёмного факультета тоже неплохой специалист, хотя старается не мелькать этой своей способностью.
  - Дар, ты просто забудешь обо всём, что вас связывало, - услышал я будто издалека голос Варана. Забыть о ней? Они насмехаются.
  - Варан, это бесполезно, - устало произнёс Арион. - Разве ты не видишь? Уже поздно. И дело даже не в длительном сроке их общения... хотя, подозреваю, вся загвоздка может скрываться именно в нём.
  - Арион, он не мог так рано...
  - Не знаю, но признаки уже проявляются.
  - Но мы не можем всё вот так оставить!
  - Посмотрим, может, мы сможем ещё как-то на него повлиять. Пошли, Дар, нам предстоит длинный разговор.
  
   ХХХ
  
  'Очнулась?'
  Голос, казалось, раздавался отовсюду. Окружающее пространство задрапировалось тьмой, не позволяя определить местоположение моего собеседника.
  Шиза, это ты? - неуверенно спросила я, в ответ на что темнота вокруг захохотала, отчего по спине промаршировали мурашки. Я невольно поёжилась. Что это за место? Внезапно смех как отрезало.
  'Нет, я не шиза. Хотя и удивлён, что ты не признала меня'.
  А должна?
  'Почему бы и нет? Не в первый раз сталкиваемся. К тому же, могла бы быть и полюбезнее. Я тебе жизнь спас, как-никак'.
  Может, всё-таки представишься, а не будешь ходить вокруг да около?
  'Ну что ж, красавица. Если вы так настаиваете... - в голосе проскользнула мимолётная, как молния, насмешка. - Карадан, твой будущий хозяин'.
  А губозакаточную машинку тебе не купить? - офигела я от последней фразы.
  'Что, прости?'
  Тоже мне, рабовладелец нашёлся!
  Окружающее меня пространство вновь захохотало.
  'Ты уже почти моя. Ещё чуть-чуть - и ты станешь моей невестой'.
  А моего согласия, значит, уже спрашивать не нужно? - возмутилась я от подобной бесцеремонности.
  Темнота вновь развеселилась. Отсмеявшись, голос пояснил:
  'Ты всё равно добровольно не согласишься. Даже несмотря на то, что я так много сделал для тебя... Тот же феникс - это ведь моё творение. Не слишком удачное, правда, но не об этом речь. Именно я помог тебе в Лаборатории, и сейчас жизнь спас. Думаю, этого достаточно, чтобы...'
  А я не просила вживлять в меня феникса. И спасать меня было незачем!
  'Ну-ну, не надо так нервничать. Я вложил в тебя слишком много сил и времени, чтобы терять сейчас. По правде сказать, когда я начинал этот эксперимент, то не ожидал, что он потребует такой отдачи. Но теперь уж я не отступлюсь. Осталось совсем чуть-чуть - и ты будешь моей. Как бы ты не сопротивлялась'.
  Зачем я тебе?
  'Мне надоели пустоголовые игрушки. Големы, зомби, личи... насколько бы они не выглядели или воспринимались живыми, они не обладают собственной волей и цельным разумом. За ними нужен постоянный контроль'.
   Так ты тот самый некромант!
  'Я рад, что ты меня признала. Так вот, мне нужен более интеллектуальный и независимый слуга, умеющий самостоятельно принимать решения в той или иной ситуации'.
  Некроманты не могут подчинять живых существ, - насуплено проинформировала я, сожалея, что мой противник не желает показать себя. Всего один удар - и...
  'Распространённое заблуждение. Что неудивительно, если учесть, сколько я над тобой бьюсь. Но цель уже близка. Я буду первым, кто создаст настоящую Чёрную Невесту за последние двадцать тысяч лет'.
  То есть, ты хочешь превратить меня в свою куклу?
  'Не надо мыслить так примитивно и избито. Кукла - это глупое и безвольное создание. Лучше подойдёт понятие 'преданный слуга', имеющий некоторые ограничения по действиям'.
  Подавишься! И проваливай из моей головы. Я никогда не позволю собой управлять, слышишь?
  Окружающая тьма всколыхнулась безумным хохотом и, шепнув напоследок: 'До скорой встречи', - осыпалась обсидиановыми осколками.
  Я распахнула глаза и бессмысленно уставилась на белый потолок. На душе было муторно. Что только что произошло? Это был простой сон? Мне хотелось бы так думать, но я осознавала, что пытаться заниматься самообманом в данном случае глупо и даже опасно. Мой враг показал, наконец, своё лицо... хотя скорее голос. Стать игрушкой в руках безумного экспериментатора... Нет, не дождётся! Быстрее я до него доберусь и прибью своими же руками.
  А ведь он меня спас. Думает, что я буду ему за это благодарна? Перебьётся! Ведь действовал-то он чисто из корыстных побуждений.
  Ненавижу некромантов. Ненавижу! Ненавижу!! НЕНАВИЖУ!!!
  Слёзы текли из глаз, а я тупо смотрела в потолок, опустошенная эмоциональной вспышкой. Почему именно я? За что мне всё это?
  Я тихо застонала от отчаяния.
  - Проснулся? - раздался голос Дара. - Есть хочешь?
  - Нет.
  Я медленно свернулась клубком под одеялом. Не хотелось ничего. Зачем мне эта жизнь, если скоро она будет принадлежать другому?
  'Чего нюни распустила? Он добился именно того, чего хотел: ты раскисла и готова прекратить сопротивление. Этот некромант большой оптимист, раз утверждает, что скоро сможет заполучить тебя. Запомни одно: пока ты сопротивляешься, ты не будешь ему принадлежать. Именно поэтому он психологически давит на тебя: кошмары, этот разговор - всё направлено на то, чтобы сломить твою волю'.
  Это правда? - с надеждой спросила я у шизы.
  'Абсолютнейшая'.
  Спасибо.
  - Дарк, зачем ты сцепился с наставником Канореном? - услышала я приглушенный голос одногруппника.
  Зачем? Да я и сама толком объяснить не могу. Просто захотелось проверить, достанет ли у меня сил и умений пробить его защиту, а вон как вышло.
  - Глупый потому что. А что есть поесть? - выглянула я из-под одеяла и охнула от боли в рёбрах. Почему так больно?
  'Тебя не полностью вылечили. Далеко не полностью'.
  - На. - Над кроватью появилась рука Дара с зажатой в ладони вуагой. Я осторожно распрямилась и села. Ощущения кошмарные. Видимо, только что закончилось действие анестетика, так как до этого я не чувствовала себя так, будто по мне каток прошёлся. Я взяла вуагу и начала медленно её есть, поминутно морщась от боли. Даже жевать и глотать было неимоверно сложно.
  - Тебя Дэриван пустил? Я удивлён, - чтобы хоть что-то сказать, произнесла я.
  - Нет, я пришёл без разрешения. Сейчас занятия.
  - Прогуливаешь?
  - Ну и что? О тебе уже пол-луны нет никаких известий, а Дэриван никого сюда не пускает. Ребята тоже волнуются за тебя.
  - Не боишься, что накажут за произвол?
  - Ну так что? Переживу как-нибудь.
  - А Канорен что?
  - Стал тихим и задумчивым после продолжительного разговора с Арионом и Вараном. Оказывается, они ему не говорили про тебя.
  - Я знаю. Спасибо за вуагу. А теперь иди лучше на занятия, пока здесь не появился Дэриван.
  Я аккуратно уложила своё ноющее тело на твёрдую кровать, закрыла глаза и почти моментально отключилась. Когда я проснулась, Дара в комнате уже не было, и лишь вуага на одеяле напоминала о его посещении. Я улыбнулась и, аккуратно высвободив руку из-под одеяла, взяла фрукт. Похоже, период странностей благополучно миновал и светлый ведёт себя вновь, как обычно.
  Почувствовав чьё-то приближение, я спрятала фрукт и поморщилась: столь порывистые движения мне пока противопоказаны.
  В комнату вошли Дэриван и Варан. Увидев, что я не сплю, они испытали явное облегчение.
  - Очнулся, наконец, - выдохнул лекарь. - Мы уже подумывали, что ты так и не выйдешь из стазиса.
  - Сколько я здесь уже?
  - Три четверти луны.
  - Странно, за это время вполне можно было выздороветь, - нахмурилась я.
  - Можно было бы, но вместо лечения всем наставникам приходилось расходовать безумные количества силы для поддержания жизни в твоём тщедушном теле. Так что, выражаясь твоими словами, не надо бросать камни в мой огород, - огрызнулся задетый за живое Дэриван. - И учти, что лежать тебе ещё здесь не меньше, чем пол-луны.
  - Сколько?!?
  - А ты что думал? Нужно срочно заниматься твоими птичьими косточками, пока не стало поздно. У тебя полный комплект: трещины, смещения, переломы. За прошедшее время я смог удалить осколки из организма и поработать над основными системами: эндокринной, нервной, кровеносной, лимфатической, энергетической. Осталось проработать ещё девятнадцать очагов, прежде чем можно будет выпустить тебя отсюда. За это время тебе необходимо наверстать весь упущенный материал, так что не думай, что будешь просто валяться здесь, ничем не занимаясь. Варан, - обернулся магистр Дэриван к стражу Академии, - только недолго. Мне потом он нужен в ясном сознании. Хочу проверить одну теорию.
  Я мрачно глянула на магистра и попыталась подвинуться ближе к стенке, но поморщилась от боли.
  - Не надо на мне ничего проверять!
  Магистр только хмыкнул и вышел. Варан сел в кресло в угол комнаты. Странно, насколько я помню ещё месяц назад там стоял простой стул. Очень неудобный, кстати.
  - Дарк, я хочу слышать твою версию произошедшего. Но сначала я хотел бы напомнить кое о чём: ты ведь так и не снял с комнат ребят свою... даже и не знаю, как это назвать.
  - У меня просто не было времени. Подойди они хотя бы на день раньше... впрочем, не факт, что я бы справился за день. Я сам не очень-то знаю, как это снять.
  - Ну что ж, Арион и Барион могут не слишком корить себя, что потратили на твои стенотворчества почти седмицу луны. Как-никак никто в Академии больше не владеет направлением крови. Теперь же вернёмся к основной теме. Рассказывай.
  - Что рассказывать? - ещё больше помрачнела я и начала нервно перебирать край одеяла, упорно не глядя на стража Академии.
  - Зачем ты спровоцировал Канорена?
  - Просто захотелось проверить, смогу ли я пробить его защиту.
  - А теперь Канорен уверен, что тебе доступно построение щитов.
  - Это была аура феникса. И я могу использовать её весьма ограничено. Так что наставник Канорен может и не думать о том, чтобы пытаться заставлять меня строить на её основе щиты, - неприязненно отозвалась я.
  - Он не будет. Канорен освободил тебя от занятий при условии, что ты будешь уделять это время концентрации и работе с магистром Арионом. Но сейчас разговор не об этом. Ты слился тогда с фениксом. Сразу?
  - Да, частичное слияние даёт некоторое время, прежде чем активируются печати. Но феникс был настроен категорически против Канорена и попытался подавить меня, чтобы перехватить контроль.
  - Как я понимаю, он это сделал-таки.
  - Да, почти.
  - Что произошло, захвати он власть над твоим телом полностью? Он попытался бы убить Канорена?
  - Да.
  - Итак, из-за пустого бахвальства могли погибнуть либо ты, либо наставник. Ты хоть осознаёшь, что тебе дарована сила, с которой нельзя играть?!
  - Дарована! - горько усмехнулась я, вспомнив слова некроманта.
  - Вот именно, что дарована! - рявкнул Варан, не понимающий, чего я так язвлю по данному поводу. - Ты совершенно не умеешь ею пользоваться, постоянно подвергая ненужному риску окружающих.
  - Если бы наставник не взбесился, то ничего бы не произошло, - непримиримо отозвался я.
  - Канорен молод! И хорошо, что он силён. Ты хоть понимаешь, какие бы у тебя были проблемы, убей ты его?
  - Этого бы не произошло в любом случае, - устало отозвалась я, мечтая побыстрее прекратить этот разговор. Вроде взрослый и опытный феникс, должен же сам понимать, что я не могла воспользоваться возможностями Зверя в полной мере.
  - Почему ты так уверен в этом? - холодно поинтересовался Варан.
  - Печати просто не позволят фениксу убить кого-либо. В подобных случаях происходит мгновенная активация.
  - Откуда ты знаешь? - обыденным голосом спросил страж Академии. Похоже, он просто проверял меня. В очередной раз. Терпеть этого не могу.
  - Сделал выводы, и могу поручиться за их верность собственной головой.
  - Хорошо. Допустим, что я тебе поверю. Откуда ты узнал про частичное слияние?
  - Пробовал пользоваться фениксом, и пришёл к этому путём проб и ошибок.
  - Интересно. В чём состоит твоё частичное слияние? - не отставал магистр. Опять проверяет, как много я знаю и откуда?
  - Ну, как бы объяснить... я не становлюсь им, а просто работаю со Зверем.
  - Зверем?
  - Я так называю своего феникса иногда.
  - А что происходит, когда ты становишься им?
  - Это сложно выразить словами...
  - Изменяется мировосприятие? - подсказал Варан.
  - Да, - облегчённо выдохнула я. - И это тоже.
  - А что ещё?
  - Очень много мелочей.
  - В том числе и борьба за лидерство в тандеме, я понимаю.
  - Да, вы правы.
  - А при частичном слиянии такого нет? - вернулся к интересующей его теме магистр.
  - Есть, но это не так ярко выражено.
  - Интересно. Покажешь как-нибудь мне или магистру Ариону, как это происходит. Но как ты можешь объяснить ещё одну вещь... Ты ведь не владеешь силами смерти?
  - Да.
  - Ты был в тяжёлом состоянии после схватки. Как получилось так, что ты выжил?
  - Не знаю, - бесцветным голосом ответила я, отвернувшись. Почему он от меня никак не отстанет?
  - А ведь для того, чтобы запустить твоё остановившееся сердце были использованы именно силы смерти.
  - Без понятия. Не думал, что с помощью этого направления можно оживить кого-либо.
  - Я тоже. И меня очень интересует этот вопрос. Не меня одного, кстати.
  - Простите, у меня нет на него ответа.
  'Это плетение называется 'Жертва', когда на расправу смерти отдаётся существо взамен другого. Гадкая вещь, запрещённая в Империях', - пояснил голос.
  Почему?
  'Жертва должна превосходить показателями заменяемого: быть сильнее, моложе, иметь яркую личность... А ещё иметь схожие показатели, известные только владеющим силами смерти. Часто одной жертвы недостаточно. Там много нюансов, в которых я не разбираюсь'.
  Я ещё больше помрачнела.
  Прояснив ещё кое-какие нюансы и окончательно опустив мне настроение ниже плинтуса, страж Академии, наконец, удалился, оставив меня на растерзание магистру Дэривану.
  - Дарк, я хочу попробовать одну вещь, но для этого нужна твоя помощь, - начал с порога лекарь. Я глянула на него исподлобья и процедила:
  - Не надо на мне ничего пробовать.
  Чего они ко мне все цепляются? Один пытает различными вопросами, другого на эксперименты потянуло. При одном упоминании об экспериментах меня передёрнуло, а тело неприятно заныло. Но Дэриван и не думал отступать.
  - Ты ведь хочешь побыстрее выздороветь?
  - Не уверен. Во всяком случае испытывать на себе всякие гадости не позволю.
  - Я не буду на тебе ничего испытывать, - уверил магистр Дэриван. - Я буду тебя просто лечить. От тебя лишь требуется давать мне энергию на это. Полагаю, что таким образом я смогу поставить тебя на ноги раза в два быстрее.
  - Я не умею.
  - Сейчас объясню. Тебе нужно просто открыться.
  - Я не шкаф.
  - Мысленно представь, что ты... источник, из которого потоками бьёт вода в окружающее пространство. Точнее, не в пространство, а в меня.
  - Простите, магистр. Я сейчас не в настроении фантазировать.
  - А я не в настроении с тобой цацкаться! - рявкнул Дэриван. - Просто представь себе источник!
  - Я его никогда в глаза не видел! - взвыла я. - Откуда я знаю, где он берёт воду?!?
  - Ну представь тогда, что ты шар. Сияющий шар. И твоё сияние исходит во все стороны.
  'А не пойти ли ему с такими образами? - проворчал голос. - Пусть нормально лечит. За это время ты как раз нагонишь программу'.
  - Магистр, давайте обойдёмся без экспериментов, а? - умоляюще глянула я на лекаря. Меня тоже не вдохновляла перспектива изощряться над своим организмом и фантазией, занимаясь передачей неких мыслеобразов и невесть чего ещё.
  - Тебе так сложно напрячь мозги? - холодно поинтересовался Дэриван, а голос противно хихикнул и прокомментировал:
  'Там напрягать-то нечего'.
  Я лишь горько показательно вздохнула и представила себе шар... грязный, немытый, тусклый, точно соответствующий моему самочувствию. А потом от всей злости запульнула им в магистра. Авось подавится и отстанет?
  Дэриван и вправду подавился. Магистр закашлялся и рухнул на колени. Когда он отнял руку ото рта, ладонь была в крови. Лекарь сплюнул на пол тёмный сгусток и прохрипел, глядя на меня чуть ли не с ненавистью:
  - Ты что творишь?
  - Но вы же сами сказали... - Я запнулась под прожигающим взглядом наставника, уставилась в потолок и пробормотала:
  - Простите, я не хотел.
  'Ага, не хотел! - ухохатывался голос. - Зарядила от всей души. Теперь поостережётся лезть с подобными предположениями'.
  Магистр меня сегодня не лечил, зато высказывался, долго, упорно и эмоционально. Никогда не думала, что он знает столько ругательств. Я их не понимала, зато голос получал настоящее наслаждение и комментировал периодически то, что он называл 'перлами'.
  Наконец магистр Дэриван оставил меня одну, обложив со всех сторон книгами и водрузив на тумбочку поднос с едой. Я даже не глянула на них, раз за разом возвращаясь к сказанному голосом касательно жертвы. Кто-то погиб, чтобы я выжила. Быть может, он был не один. Или она... Разве я стою чьей-то смерти? Не лучше ли мне было умереть тогда, чем быть игрушкой в руках безжалостного некроманта?
  'Слушай, хватит хандрить! - раздражённо отозвался на мои самокопательства голос. - Жизнь бесценна, а ты ею собралась разбрасываться'.
  Вот именно, что бесценна! Любая жизнь! Этого не должно было произойти.
  'Нужно было головой думать, прежде чем лезть к наставнику, а не сокрушаться теперь попусту'.
  Отвали! Не хочу тебя больше слышать. Проваливай и дай мне побыть в одиночестве!
  Как ни странно, голос послушался, не издав больше ни единого звука. А я всё больше погружалась в бездну депрессии.
  
   ХХХ
  
  Музыка была слышна уже за шагов тридцать от комнат Дэривана, а сгрудившиеся в коридоре ученики как светлого, так и тёмного факультетов вызывали улыбку. Нужно что-нибудь придумать со щитом между факультетами. Раньше я не задумывался, что можно попасть на другую часть Академии, просто воспользовавшись преподавательским коридором. Следует исправить это упущение.
  При моём приближении ребята вскочили на ноги и поклонились.
  - Давно вы уже здесь? - поинтересовался я.
  - Больше боя, - ответил Лоаран, выпускник тёмного факультета.
  Я прислушался к доносящимся из-за двери словам.
  'И лишь осиновый крест на холме напоминает обо мне...'
  - И всё время в подобном ключе? - кивнул на дверь. Ребята поняли без пояснений. Ответил тот же Лоаран.
  - Это ещё ничего. Бывает и хуже.
  - Это Дарка, да? - влез незнакомый светлый феникс курса с шестого-седьмого.
  - Да, но не советую пытаться одолжить или позаимствовать у него эту музыку, - охладил я пыл ученика и припугнул: - Предупреждаю: последующие гадости, наложенные этим звёздным ребёнком, снимать не буду. Сейчас концерт окончится, так что идите-ка по своим делам, - обвёл я взглядом разномастную компанию и, повернувшись, толкнул дверь, ведущую в комнаты Дэривана. И замер на пороге под напором обрушившихся на меня звуков. Я и забыл, насколько хорошая у Дэривана изоляция. Дарк там ещё не оглох? Как можно так громко слушать музыку?
  Девочку я увидел сразу. Согбенная фигура сидела под одеялом на кровати, хотя Дэриван должен был сказать ей, что сидеть подобным образом при таком наборе травм категорически запрещено.
  '...и, может, на крови
  Вырастет тот дом,
  Чистый для любви...
  Может быть, потом,
  Наших падших душ
  Не коснётся больше зло'.
  Я прикрыл поскорее дверь. Что она слушает? Если у неё вся подборка такая, то лучшим выходом будет вообще забрать у неё этот джеров кристалл. И откуда она только подобную мерзость взяла?
  Подойдя к кровати, я буквально навис над девочкой, на что она никак не отреагировала. Пришлось сдёрнуть укрывающее её одеяло. Дарк сидела, подтянув колени к груди и положив на них щёку. Взгляд тусклых почти безжизненных глаз смотрел, казалось в одной ей ведомое пространство.
  - А ну выключи! - потребовал я. Она медленно подняла голову и спросила, но из-за глушащей музыки я понял смысл только по движению губ:
  - Зачем?
  - Ты что за гадость слушаешь?
  На удивление, она меня даже поняла и ответила:
  - Это вполне соответствует моему настроению.
  - Выключи, поговорить надо.
  Звук стал много тише, но так и не прекратился. Я только поморщился. Взяв Дарка за плечи, я аккуратно распрямил её, проигнорировав болезненный вздох, уложил на кровать и накинул на худое тело одеяло.
  - Что за изломанная жизнь и бесполезный сюжет? Ты выжила - радовать надо! - возмутился я подобному настрою.
  - Радуюсь, - криво усмехнулась Дарк. - Разве не видно.
  - Нет! - рявкнул я, начиная выходить из себя.
  - Значит, и радоваться нечему, - отстранённо отозвалась девочка. Я вообще перестал её понимать. Что за странности такие?
  - Может, объяснишь? - перешёл я на мягкий, увещевательный голос. - После столь тяжёлой травмы тебе нужна вся твоя сила для скорейшего выздоровления, но никак не это упадническое настроение.
  - Не думаю, что моё настроение хоть как-то повлияет на способности магистра Дэривана или на природные особенности моего организма.
  Я едва зубами не скрипнул. Нужно срочно вытягивать её из этой ямы. Но как? За свою жизнь я вдоволь наобщался с особями противоположного пола, но все они были определённого контингента: воровки, убийцы либо продающиеся за деньги. Тем малолеткам, которых я охранял, незачем было разговаривать со мной. Для них я был просто предметом интерьера: полезного либо мешающего определённым планам. Но вот успокаивать или поднимать их дух мне ни разу не доводилось.
  Присев на край кровати, я легонько дотронулся до впавшей щеки Дарка и, глядя прямо в глаза, попросил:
  - Расскажи, пожалуйста, что произошло. Я хочу просто понять.
  - Я уже всё рассказал Варану, - неприязненно отозвалась малышка.
  - Я не имею в виду твоё происшествие с Канореном. Я про твоё теперешнее состояние.
  - А что про него рассказывать? Лежу с переломанными костями и лежать буду ещё с пол-луны.
  - И даже не ешь ничего? - вскинул я брови, кивнув на нетронутый поднос.
  - Больно даже жевать.
  - Жить тоже больно, но никто из сильных натур пока не жаловался.
  - А я слабая и ранимая, - насупилась девочка. Я не удержался и расхохотался, услышав подобную характеристику.
  - И эта 'слабая и ранимая' почти победила наставника!
  Дарк отвела взгляд и ничего не ответила.
  - Малышка, послушай... - девочка вздрогнула и попросила:
  - Не называйте меня так.
  - Дарк получается довольно обезличенным именем, а о тебе я беспокоюсь.
  - Хватит играть в доброту! - вспыхнула девочка, прожигая меня яростью своих глаз. Я аж онемел на миг. Неужели она до сих пор считает, что мы, наставники, ничем не можем ей помочь?
  - Играть? Дарк, я на полном серьёзе обеспокоен твоим состоянием.
  - С чего бы это? Я для вас никто!
  - Не правда. Я хочу подать документы в конце этого курса на отцовские права над тобой.
  Затаив дыхание, я наблюдал, как непонимание на её лице сменилось изумлением, потом недоверием, а под конец ехидством.
  - Вы меня хотите усыновить или удочерить? - поинтересовалась, наконец, девочка. Я растерялся, не зная, что ответить. Она права: если я буду её усыновлять, то документы могу признать недействительными. А если раскрывать правду о том, что она не мальчик, то проблемы могут возникнуть много раньше ожидаемого. Признаюсь, я совершенно не принимал данный вопрос во внимание, о чём сейчас и поплатился.
  - Не знаю, - взлохматил я волосы слегка нервным жестом. Эта девочка поражает совей внимательностью к мелочам и непредсказуемостью. - Думаю, что смогу уладить этот вопрос, когда и если он возникнет.
  - Это глупо. Я не зарегистрирован ни в одном из документов Города. У них не будет никаких данных.
  - Ну так что? Многие из жителей Ночного и Сумеречного города точно в таком же положении.
  - Зачем вам это?
  - Я не хочу, чтобы ты оказалась на улице, если нас всё-таки заставят исключить тебя из Академии, - почти честно признался я. Не объяснять же ей, что после исключения из Академии структуры Города ни за что не выпустят её из поля внимания. А это довольно тяжёлое бремя, от которого я хотел бы, по возможности, её оградить. - Одна, без средств к существованию и какой-либо поддержки... Ты достойна лучшего, чем прозябать в самых низах общества.
  - У меня есть, к кому пойти, - враждебно отозвалась Дарк.
  - А если они окажутся не теми, за кого себя выдают? Так у тебя окажется запасной вариант.
  - Хорошо, но я совершенно не понимаю, зачем ВАМ это?
  - Я сам когда-то пробился из низов, и совершенно не желаю, чтобы ты испытала нечто подобное.
  - Откуда мне знаю, что вам можно довериться? - не хотела отступаться девочка. Я чуть слышно вздохнул. Тёмные бесплатники почти всегда оказываются на удивление трудными детьми.
  - Дарк, нельзя быть такой ершистой.
  - Почём мне знать, что ваше отношение ко мне впоследствии не изменится? Вы берётесь меня опекать, не имея обо мне абсолютно никакой информации.
  - А что ещё я должен знать? - мигом напрягся я. Девочка точно что-то недоговаривает! И, может, я сейчас смогу хоть частично понять, что именно она так тщательно пытается скрывать.
  Поняв, что сказала лишнее, Дарк смешалась и отвела свои пытливые глаза.
  - Варан, похоже, изменил. А ведь я ещё никого не убил даже.
  - Ещё никого не убил?! Говоришь так, будто собираешься.
  Дарк ещё больше смешалась. Мне сильно хотелось схватить девочку за подбородок, чтобы увидеть выражение её глаз в этот момент. Что же она так тщательно скрывает?
  - Вы неправильно меня поняли. Просто неизвестно, что меня ждёт в дальнейшем. Может, мне придётся убивать.
  Я чувствовал ложь и постоянные недоговорки почти каждый раз, когда мы начинали более-менее неофициально общаться. Мне нужно, чтобы она объяснила мне всё. Что она скрывает? Кого она собирается убить?
  - Оставьте эту затею. Не надо меня удочерять, - тем временем продолжила Дарк. - Есть множество более нуждающихся в вашей жалости и сочувствии. Мне от вас ничего не нужно.
  - Дарк, я ведь от тебя ничего и не требую. Как я и сказал, это просто запасной вариант на случай...
  - Не нужен мне запасной вариант! И случая не представится.
  - Послушай, если у тебя есть какие-то проблемы...
  - То я их решу самостоятельно. Я и так вам многим обязан. Простите, я устал и хотел бы поспать.
  - Хорошо, мы вернёмся к этому разговору позже. Но у меня есть вопрос, который я хотел бы обсудить сейчас. - Я достал из кольца кандалы, которые с трудом сняли с Дарка, пока она была в стазисе. Созданные из дорогостоящего сплава, довольно лёгкие для своей конструкции и возможных функций, тем не менее они были весьма ощутимой нагрузкой для этого ребёнка. - Зачем тебе это?
  Девочка скосила глаза и без единой эмоции в голосе ответила:
  - Защита.
  - С таким-то весом? Это глупо. Ты прекрасно знаешь, что твой козырь - скорость. С ней тебе никакая защита не нужна.
  - Это уже мне решать, - упрямо вскинула подбородок девочка.
  - Да кем ты себя возомнила? - не выдержал я. - Или ты считаешь, что мы ничему уже тебя не можем здесь научить?
  - Работа с утяжелителями также повышает скорость движения, - нехотя отозвалась Дарк.
  - Но зачем ходить с ними на занятия?!?
  - Чтобы быстрее привыкнуть. К тому же это увеличивает силу и выносливость.
  - В общем так, чтобы я больше их у тебя на практических занятиях не видел, поняла? Иначе заберу.
  - У меня ещё есть, - сухо проинформировала девочка. Я замер, поражённый догадкой:
  - Их тебе дал Риока?
  Судя по ответному молчанию, так и было. Конечно! Не сама же она себе купила. И ведь явно сделаны на заказ, что ещё больше повышает их цену. Похоже, скоро я присоединюсь к позиции Дара и стану тихо ненавидеть всех этих незваных наставников девочки. Это ж надо додуматься - сковывать её подобными кандалами, чтобы ускорить обучение! Чего они добиваются? Дарк и так лучшая на курсе. Неужели им этого недостаточно? Она работает, как проклятая и свято уверена, что может выкладываться ещё больше. Это уже фанатизм какой-то! Какими обещаниями они заманили её в свои сети и чего добиваются, готовые тратить бешенные суммы, лишь бы завоевать её расположение и ответную отдачу?
  Встав, я направился к двери, предупредив напоследок:
  - Я от своих слов не отступлюсь: увижу ещё раз их на практике или услышу от кого-либо - заберу. Не бесконечный же у тебя их запас.
  Так и хотелось в сердцах хлопнуть дверью, а ещё лучше вытрясти из Дарка всё, что она знает о всех этих Риоках-Марианнах и вбить в эту упрямую голову хоть немного осторожности и здравомыслия. Нельзя так зацикливаться на одном-единственном варианте и с ходу отвергать все остальные. Что она будет делать потом, когда раскроются истинные мотивы этих 'доброжелателей'? жаль, что у меня пока ограничены возможности добычи информации. Ничего, во время практики я весь Город перетрясу, но найду тех, кто так активно хочет подгрести этого звёздного ребёнка под себя.
  
   ХХХ
  
  Без присутствия Дарка окружающий мир будто поблек. Дэриван понял, что я побывал у тёмной и наложил на дверь какую-то гадостную защиту, не позволяющую проникать в комнаты. Мне так и не поставили блок на память, отчего я сильно благодарен магистру Ариону, но пришлось пройти какой-то 'курс адаптации' у Карела. Наставники же просто предпочли сделать вид, что ничего экстраординарного не произошло. Как посмотрю, это их любимая тактика. Всё то время, что Дарк пребывал в стазисе, я не знал, куда себя деть. Как вариант забыться хоть на время, чему я и следовал, с головой уходя в тренировки по вечерам. Даже к Гроссеру не показывался за новыми зельями, боясь очередных вопросов. Но моя проблема не в зельях, а в недостатке знаний. Когда Дарк выздоровеет, он будет всё равно знать больше, чем я. Что же мне делать? Оттачивать свои умения до совершенства? С помощью этого тёмную не победить. Нужно что-то другое. Попросить наставников позаниматься со мной? Будто у них других дел нет, кроме как тратить на меня своё время. Обратиться к старшекурсникам? Так они бесплатно возиться со мной не станут. От одной мысли о возможной расплате меня перекосило. Ну уж нет, обойдусь как-нибудь сам. Тем не менее нужно что-то предпринять. Обязательно.
  - Дарион. Давно т-себя не видел, - раздался спереди голос наставника Гроссера. Я ругнулся про себя. Вот уж с кем сейчас разговаривать не хочу. Я у него уже три занятия пропустил. Он же мне сейчас такую лекцию закатит по данному поводу!
  Я коротко глянул на добродушно улыбающегося сарса и пробормотал:
  - Простите, наставник Гроссер, мне нужно торопиться.
  - И не мечтай! - холодно припечатал сарс, мигом согнав улыбку. - Пош-шли с-со мной. Мне нуж-шна твоя помощь.
  Ну вот, теперь он заставит отрабатывать все пропущенные занятия, а то и всю ту луну, что я к нему не наведывался.
  Сарс и вправду припахал меня по полной программе, одновременно галопом прогнав по темам пропущенных занятий.
  - Вс-сё. Благодарю за помощь, а теперь с-садис-сь и рас-ссказ-сывай.
  - Что?
  - Ч-што опять произ-сош-шло. Нет, то, что Дарк с-серьёз-сно ранен, это я з-снаю. Но я так и не с-смог понять, что ж-ше произ-сош-шло на з-санятии Канорена.
  - Подрались они, вот Дарк и попал к лекарю, - проворчал я, совершенно не настроенный на откровенный разговор.
  - Это ес-стес-ственно. Дарк не чета наставникам. Чаю хочеш-шь? Где-то у меня ещё и ос-статки миорс-ской с-сдобы ес-сть. Ты когда в пос-следнее время дос-сыта наедалс-ся?
  - Не помню.
  - То-то, ос-сунулся вес-сь. На, угощайс-ся.
  Я нехотя откусил краешек воздушного печенья, которым так гордились пекари Миории и хлебнул вкусно пахнущего чая. И почувствовал зверский голод.
  - Ты уж-шинал?
  - Нет.
  - Почему?
  - Тренировался.
  - Тебе нуж-шно хорош-шо питатьс-ся.
  - То, чем нас кормят в столовой, есть невозможно! - насупился я, проглатывая одно печенье за другим, почти не прожёвывая его.
  - З-сато еда в с-столовой вос-сокоэнергетична и оч-шень полез-сна для организ-сма.
  - После того, как Дарк рассказал, из чего её делают... ну уж нет, благодарю.
  - Кс-стати о Дарке, из-с-з-са чего произ-сош-шла его ссора с-с нас-ставником Канореном?
  Я удивлённо глянул на Гроссера. Он не в курсе? Странно.
  - Дарк пробил щит наставника и тот разозлися.
  - Да-да, и пос-считал, ч-што тёмному мальчику дос-ступны щиты. Я в курс-се этого. Меня интерес-сует, КАК Дарк, не владеющий щитами и иными боевыми воз-смож-шнос-стями вз-срос-слого феникс-са с-смог с-сначала пробить з-сащиту Канорена, а потом довольно успеш-шно ему противос-стоять.
  - Дарк ведь имеет собственного феникса, - горько выдохнул я. С Гроссером было так легко и спокойно. И почему я раньше к нему не пришёл? Быть может, наставник сможет мне помочь в сложившейся ситуации?
  - Феникс-с? - изумился сарс. - Но ведь вы не проходите инициацию в с-столь раннем воз-срас-сте!
  - А Дарк прошёл, - пожал я плечами. Откуда я знаю, как он это сподобился сделать? И не расскажет ведь.
  - Воз-смож-шно ли такое? - будто у себя спросил Гроссер. Его взгляд вновь остановился на мне. - Но как нас-ставники допус-стили, чтобы уч-шеник прош-шёл инициацию в с-столь юном воз-срас-сте?
  - Дарк уже и мел феникса, когда пришёл сюда. - Глядя в расширенные от изумления глаза сарса, я поинтересовался: - А вам, что, не сказали?
  - На Дарка даже не з-саводили дела. На вс-сех уч-шеников з-савели дела, а на него будто бы 'не с-смогли'. Ес-сли он умрёт, то вс-сё мож-шно обс-ставить так, что этого с-странного мальчика вообще не с-сущес-ствовало, - глядя в одну точку, принялся размышлять вслух сарс. У меня от подобных предположений волосы на голове зашевелились.
  - Не говорите глупостей!
  - Глупос-стей? Откуда нам з-снать, что на уме у Варана?
  - Страж Академии не станет убивать собственного ученика, - безапелляционно заявил я.
  - Не с-своими руками, конеч-шно. И не обяз-сательно убивать. Лиш-шь подс-страховатьс-ся. Да. С-столкнутьс-ся с-с инициированным феникс-сом... если он обез-сумеет, то от него из-сбавятся без-с з-саз-срений с-совести.
  - Дарк прекрасно себя контролирует! - рявкнул я. Гроссер криво усмехнулся и 'продолжил' мою фразу:
  - И подтверж-шдение тому бой с Канореном... А ты вс-сё так ж-ше горой з-са этого ребёнка, даж-ше после того, ч-што видел с-своими глаз-сами?
  - Я доверяю Дарку!
  - Быть рядом с-с ним - это вс-сё равно, что с-сидеть на верш-шине вулкана, готового в любой миг вз-сорватьс-ся. Дарион, з-сабудь о Дарке. Такие, как он, обяз-сательно с-сходят с-с ума. Рано или поз-сдно, но это с-случитс-ся.
  - Не хочу даже слушать!
  - Хорош-шо. И ты прав: я не долж-шен придерж-шиватьс-ся неподтверж-шдённых данных и з-саранее обвинять мальчика. Тем ни менее ш-шанс велик, даж-ше с-слиш-шком велик.
  - Прекратите, пожалуйста. Дарк справится.
  - Да, конеч-шно, - мягко улыбнулся Гроссер. - У этого феникс-са с-сильная воля, а его целеус-стремлённос-сти мож-шно только поз-савидовать.
  - Да, вы правы, - с облегчением выдохнул я, радуясь, что наставник ушёл от неприятной темы. - Я хотел спросить: быть может, вы могли бы помочь мне в одном вопросе?
  - С-слуш-шаю.
  - Дело в том, что мне не хватает знаний. У меня слишком ограниченное количество приёмов, и я ничего не могу противопоставить Дарку в будущем поединке.
  - Я не воин. Обратис-сь к другим нас-ставникам или уч-шеникам, - поморщился Гроссер. Я понурился. Честно говоря, не ожидал столь резкого отказа.
  - Понятно.
  - Впроч-шем, ес-сли тебя не ус-страивает такой вариант, - тут же спохватился наставник, переходя на более дружелюбный тон, - мож-шеш-шь поис-скать в библиотеке. Ес-сли ничего не найдёш-шь, приходи через-с пол-луны или луну. Ес-сть один с-спос-соб, но... в общем, приходи, ес-сли не ос-станетс-ся других вариантов.
  - Спасибо, - радостно выдохнул я. И как это можно было упустить из виду библиотеку? Там обязательно должна быть гора нужной литературы.
  
   ХХХ
  
  Когда за воодушевлённым мальчиком закрылась дверь, сарс сгорбился в кресле. Казалось, он за пару мигов постарел на десятки сианов. Гроссер некоторое время полубессознательно выводил пальцем на столешнице полузабытые формулы и внезапно дико расхохотался. Мироздание любит сумасшедшие шутки.
  Он думал спрятаться здесь. После уничтожения лаборатории за сотрудниками идёт настоящая охота. Их вырезают бесшумно и безжалостно. К моменту вступления в должность наставником Академии кроме Гроссера осталось в живых не более десяти сотрудников. За прошедший сиан исчезло более сотни. Он думал спрятаться за этими высокими стенами, отрезающими маленький мир от большого. Он был уверен, что здесь его и не подумают искать. Он наконец-то чувствовал себя в безопасности.
  И на тебе. Как могли прогнозисты так ошибиться? Среди них работали одни из лучших предсказателей Империй. И все, как один, заявили, что последний эксперимент мёртв. Уничтожен в тот же день, что и лаборатория. Услышав это, Гроссер вздохнул с облегчением. Он был единственным, кому удалось сбежать из того кошмара, пробираясь по коридорам, заваленным изувеченными трупами. Он не имел отношения к генетикам, работающим над созданием альтернативного воина. И лишь потом узнал, что последний эксперимент вышел из-под контроля. Сарсу до сих пор снились куски тел и изуродованные страданиями лица.
  А ведь они все так гордились, что их приняли в лабораторию. Закрытое заведение, где каждый в полной мере мог проявить свой талант, не скованный условностями и запретами. О, да. Любой из экспериментов, проводимых в тех стенах, тянул, по меньшей мере, на смертную казнь. Но какой же рывок они смогли сделать в науке за эти три сиана полноценного существования лаборатории!
  Он, работающий почти исключительно с зельями, смог добиться результатов, о которых могли только мечтать поколения его предшественников. И всё это благодаря возможности испытывать составы на разумных подопытных.
  И он сбежал оттуда, как какой-то карас, опасаясь за свою жизнь. Все архивы лаборатории были уничтожены, и знания остались лишь в его голове.
  Весь прошлый сиан он только и делал, что убегал и прятался, спасаясь от идущих по его следам охотников. И вот появился шанс. Академия. Закрытое заведение. Тут его точно не будут искать. Он уже начал потихоньку осваиваться на новом месте, воспроизводить погибшие записи. Даже подобрал себе двух учеников, над которыми можно было бы работать. Дарк сам пришёл к нему. У мальчика оказался живой взгляд на вещи, необычный склад ума и тяга к экспериментаторству. Дарионом же легко манипулировать. Брошенный ребёнок, отчаянно нуждающийся в поддержке, он всё сделает для того, кто подарит ему чуточку внимания и ласки. Гроссер сам вызвался ему помочь. Поначалу это был простой азарт, но теперь...
  Если в стенах Академии оказался последний эксперимент, то нужно от него избавляться. Причём желательно не своими руками. Есть, конечно, шанс, что это не тот ребёнок. Тем более, что поговаривали, будто последний эксперимент - это девочка, но... возможность, что в Городе окажется два несовершеннолетних феникса, прошедших инициацию, мизерен. Тем не менее, нужно сначала проверить этот вариант, а потом уже действовать. Терять из-за глупой ошибки подобный фонтан идей было бы просто расточительством. Но если это всё же окажется последний эксперимент, то находиться рядом с клокочущим вулканом...
  Гроссер вновь вспомнил коридор, заваленный мёртвыми телами, и передёрнул плечами.
  Нет, он не хочет себе подобной судьбы. И другим тоже.
  
   ХХХ
  
  Наконец-то я свободна! У меня уже голова пухнет от количества книг, что я прочла. С момента нашего последнего разговора с Арионом прошла почти луна. Больше, чем магистр Дэриван предполагал изначально. Но сращивать мои кости оказалось настоящей пыткой. Для нас обоих. После окончания лечения магистр чистосердечно пообещал, что в следующий раз добьёт меня собственноручно, попади я ему в подобном состоянии. Я лишь криво усмехнулась в ответ. Не добьёт. Если даже после 'сгустка' не прибил, то теперь тем более. Он после своего эксперимента почти сутки кровью кашлял и не лечил меня дня четыре.
  Наконец, после тщательного осмотра мне было сказано, что я свободна и могу со следующего дня приступать к учёбе.
  - Спасибо, магистр. Я вам очень благодарен за всё. И простите мне мои возможные ошибки. Я честно не хотел.
  Поклонившись напоследок, я поспешила в свою комнату, где ждала Божественная. Именно она вытянула меня из недавней депрессии и вернула смысл и краски жизни. И, кажется, я знаю, как её отблагодарить. Каким образом Божественная пробралась на стену комнаты Дэривана, я до сих пор гадаю. Но находилась она тогда в кошмарном состоянии. Оказывается, чтобы существовать отдельно от своей основной части, живому портрету нужна постоянная энергетическая подпитка. Обычно Божественная заимствовала мою энергию. А я даже и не замечала этого. Именно из-за моего постоянного отсутствия портрет выпил из попавшегося под руку Брилана силы.
  Вот и пришлось Божественной искать способ сбежать из комнаты, чтобы не исчезнуть с лица Мироздания. И она его нашла. После чего устроила мне такой разнос! До сих пор уши краснеют при одном воспоминании. А потом она смылась обратно в комнату. Пережидать мою ответную реакцию.
  - Привет, Божественная! - я вихрем ворвалась в комнату и включила свет.
  - Чего кричишь? - недовольно глянул на меня портрет.
  - Рад тебя видеть.
  - Ну-ну, я тоже, - без особого энтузиазма отозвалась девушка. - У тебя такой вид, будто ты задумала какую-то гадость.
  - Не правда, тебе понравится! - уверила я. - Иди сюда.
  Божественная, вместо того, чтобы приблизиться торопливо попятилась в дальний угол.
  - Знаешь, я лучше подожду, пока твоё воодушевление пройдёт, а то мало ли чего от тебя можно ждать в подобном состоянии.
  - Да не бойся ты. Это совершенно безопасно, - уговаривала я портрет, мечась за ним по всей комнате. Я просто нашла эффективный способ тебя отблагодарить.
  - Не нужна мне твоя благодарность! - возмущалась Божественная. - Я эта... альтруистка. И вполне могу обойтись без твоих шизанутых идей!
  - А я говорю: тебе понравится.
  Наконец я смогла загнать портрет в угол и специальным плетением обездвижила его. В углу, конечно, рисовать неудобно, но ведь лучше хоть так, чем никак.
  - Если ты меня изуродуешь, - тихо, но с явной угрозой пообещала Божественная, - то я тебе всю оставшуюся жизнь испорчу.
  Она не шутила.
  'Какая девушка будет шутить, когда речь идёт о её внешности?' - удивился голос. В принципе, он прав. Наверно.
  - Тогда я тебя отпущу, и ты станешь на середине стены. Всё равно я от своего не оступлюсь.
  - Что ты от меня хочешь-то?
  - Крылья тебе дорисовать.
  - На кой ляд они мне сдались?!
  - Ты меня за низ ещё благодарить будешь! - возмутилась, в свою очередь, я. - Я вычитала, что крылья - один из лучших накопителей энергии, они улучшают...
  - Я это всё и без тебя знаю! - оборвала меня Божественная. - Но чтобы хорошо выполнять свои функции они должны быть не меньше, чем в мой рост. Зачем мне эти две орясины за спиной? Огромные, неудобные, да ещё, наверняка, тяжёлые.
  - Зато ты будешь выглядеть как настоящий ангел-хранитель.
  - А оно мне надо?
  - Плюс к этому сможешь долго обходиться без внешней подпитки.
  - Можно нарисовать кольцо-накопитель. Или браслет, - не сдавалась Божественная.
  - Но крылья вписываются более органично. К тому же они будут частью твоего тела, следовательно, ты сама сможешь контролировать энергетические потоки. А браслет... сама знаешь, что заряд в них недолговечен. Что будет, если он закончится, когда меня не будет рядом?
  Портрет нахмурился, понимая мою правоту. Тем не менее на крылья Божественная согласилась далеко как не сразу...
  
  - Привет! Не меня ждёшь?
  Дар вздрогнул от неожиданности и тупо посмотрел на меня, появившуюся у него прямо перед носом. Честно говоря, я была удивлена, увидев его с утра пораньше напротив двери в мою комнату.
  - Дарк... - феникс смущённо улыбнулся. - Так ты и вправду выздоровел?
  - В точку.
  - А чего ты такой заморенный тогда?
  - Спать не хотелось, вот и решил воплотить одну идею в жизнь.
  Светлый странно посмотрел на меня, но никак не прокомментировал мой ответ. Вместо этого он предложил:
  - Пошли вместе в столовую.
  - Ну пошли.
  По пути Дар болтал, не смолкая ни на секунду, будто пытался за раз вывалить на меня все новости за пропущенные по болезни полторы луны. На нас оглядывались почти все мимо проходящие ученики, что, судя по всему, дико бесило светлого. Я сначала понять не могла, отчего в его голосе периодически проскальзывают этакие рычащие нотки. Но когда одногруппник будто нечаянно оттолкнул попытавшегося приблизиться Райана, то удостоился от меня долгого внимательного взгляда.
  - Дар, ты чего? - возмутился Райан.
  - Может, объяснишь? - поддержала я его.
  Светлый насупился и, судя по всему, отвечать не собирался. Опять у него странности начались. А я-то было уже понадеялась, что всё наладилось. Что с ним опять происходит?
  - Рад, что ты наконец-то выздоровел, - обратился ко мне Райан, не дождавшись ответа Дара. - Постарайся больше так надолго не попадать к Дэривану. Без тебя скучно.
  Я чуть криво усмехнулась. Скучно им без меня. Вот уж где бесплатное развлечение для всей Академии.
  - Пошли, а то поесть не успеем, - схватил меня за руку Дар и рывком потянул за собой. Я чуть не упала и с силой рванула руку обратно, рявкнув:
  - Ты что себе позволяешь? Я тебе тут не собачонка на поводке!
  Дар зло посмотрел на меня, потом потупился и сгорбился. Блин, да что с ним такое творится?
  - В общем, я пошёл, - поспешил ретироваться Райан.
  - Постой, я с тобой, - крикнула я ему вслед, но феникс обернулся и отрицательно покачал головой.
  - Не стоит. Дар так много хотел тебе рассказать, а я влез без спросу. Встретимся в кабинете перед занятием.
  - Дар, что с тобой происходит? - обернулась я парню.
  - Ничего.
  - Раньше ты так себя не вёл.
  - Ты раньше тоже был другим, - отозвался светлый, не поднимая глаз.
  - Не помню такого, - отрезала я. - В общем, я в столовую, а ты себе как хочешь.
  Дар безмолвный призраком последовал за мной. Но на этом его странности не закончились. Светлый замкнулся в себе и не произносил больше ни слова.
  Правда, к концу завтрака он оттаяло. Хотя правильнее сказать пересилил себя, так как даже мне было прекрасно видно, насколько тяжело это ему далось. Да что с ним такое происходит? И ответа от него не добьёшься. С другой стороны, уж лучше, когда он болтает обо всём подряд, чем сидит насупленный рядом, портя аппетит своим кислым видом. Но всё равно та беззаботная атмосфера, что появилась в начале встречи, была безвозвратно утеряна.
  Искоса поглядывая на вновь притихшего Дара, я шла в кабинет. Первым у нас амаорский. Но до него ещё достаточно времени. Смогу немного пообщаться с ребятами... особенно, если светлый не будет, как сейчас, плестись нога за ногу.
  Я только открыла рот, чтобы поторопить Дара, как в правое плечо будто раскалённый жгут всадили. Инстинктивно схватившись за пострадавшее место, я рухнула на колени, до хруста сжимая зубы, чтобы не заорать от боли.
  'А ну быстро вставай!' - рявкнул голос. Я могла поклясться, что он тоже это чувствует.
  Что это? - выдохнула я, изо всех сил сдерживая готовые потечь из глаз слёзы.
  'Твоё клеймо. Вставай, дракон тебя подери!'
  Я на автомате подчинилась, как привыкла подчиняться всем его приказам.
  - Дарк, что случилось? - спросил побледневший светлый, придерживая меня.
  'Скажи, что Дэриван тебя немного не долечил и убери немедленно руку от клейма!' - гаркнул голос, злясь от моей медлительности и непонятливости.
  - Похоже, Дэриван меня малость не долечил, - покорно выдохнула я сквозь зубы.
  Почему клеймо так болит?
  'Кто-то здесь знает, что ты носишь цветок'.
  Враг! И здесь тоже. Я окинула взглядом находящихся в коридоре учеников. Кто же из них? Кто?
  - Дарк, тебе нужно срочно к магистру лекарю.
  - Да, ты прав. Похоже, я всё-таки опоздаю на амаорский.
  Боль, так безбожно терзавшая моё тело, схлынула столь же внезапно, как и появилась.
  'Делай вид, что тебе всё ещё больно', - приказал голос. Я покорно поморщилась и повернулась к одногруппнику.
  - Иди на занятие. Я вскоре буду, только к магистру Дэривану загляну.
  - Я провожу, - тут же вызвался нежелательным добровольцем Дар.
  - Не глупи. Я быстро, а опаздывать обоим на занятие чревато.
  Перейдя на другой материальный уровень, я ещё раз оглядела учеников. Кто мог это сделать? Кто мог догадаться?
  Как они смогли заставить болеть плечо с клеймом?
  'Есть специальные приборы, позволяющие выявить клеймённых. Подбираешь определённую частоту и...'
  Так значит, они знали, какого типа у меня клеймо? Следовательно, они связаны с Лабораторией.
  'Получается так. И если кто-то хотел удостовериться в своей догадке, то теперь у него вряд ли есть какие сомнения. Джер, а мы даже не знаем, кто это!'
  Почему клеймо перестало болеть?
  'Выключили излучатель или его радиус перестал задевать тебя'.
  То есть ему не обязательно было всё время находиться рядом? Как далеко действует излучатель? - допытывалась я, моментально подобравшись. Это мог быть след. Главное, разгадать, кому он принадлежит.
  'Обычно шагов тридцать-сорок. Есть и более мощные модели, покрывающие пространство в несколько тысяч шагов. Это из компактных. Вряд ли в Академию смогли бы протащить бандуру, воздействующую на поверхность до десяти шаринов. Эта махина слишком громоздкая, и использовать её в Городе официально запрещено. А теперь хватит стоять столбом. Иди к Дэривану и попроси посмотреть ещё раз то последнее ребро, что он тебе лечил. Скажи, что ноет'.
  Не плечо? - удивилась я. - Но почему?
  'При осмотре плеча лекарь может уловить остаточный фон от активации клейма. Вряд ли он поймёт, что это такое, но ненужные вопросы всё равно возникнут'.
  Так может, вообще не идти?
  'А если спросят, приходила ли ты?'
  Точно так же могут спросить, зачем я приходила, - мрачно отозвалась я.
  'Если начнут выпытывать, Дэриван насторожится. К чему кому-то интересоваться, что у тебя заболело последним?'
  Наверно, ты прав.
  Этот случай сильно обеспокоил меня и испортил настроение на весь день. Не обрадовало даже заявление голоса, что мне ещё повезло.
  'Обычно на использованном диапазоне боль такая, что даже думать связно нельзя, не то, что двигаться. Клеймо было придумано, как обозначитель. Этакий маячок для хозяев. Но через него можно также влиять на носителя, подавляя волю и заставляя выполнять определённые приказы. Такую мощь, что ты испытала, используют обычно, при ловле беглых. Просто включают излучатель и берут неспособную сопротивляться жертву'.
  Мне показалась, или в интонациях моей шизы промелькнула горечь? Кем же я ещё обладаю помимо феникса?
  'Разогналась! Обладает она! - фыркнул голос, подслушав мои всполошенные мысли. - Вот захочу и уйду в любой момент. Только что ты без меня делать будешь?'
  Учиться думать самостоятельно. И поверь мне, прекрасно справлюсь с этой задачей, - с толикой обиды отозвалась я. Чего он постоянно намекает, что я недалёкая и неспособна сама ничего сделать?
  'Да? А почему тогда каждый раз, когда я тебя на время оставляю, ты умудряешься куда-нибудь вляпаться?' - с сарказмом спросил голос.
  Я и с тобой это успешно делаю! - огрызнулась я, разобиженная вконец.
  'Да потому, что ты меня не слушаешь!' - возопила шиза.
  Учусь думать самостоятельно. Сам ведь мне об этом день и ночь долбишь!
  'Ладно, всё. Успокойся, и оставим эту тему. Всё равно ни к чему толковому не придём'.
  Несмотря на ссору с внутренним голосом и утреннее происшествие, день прошёл не так уж и плохо. Бельвеор сделал вид, что он не заметил, когда я появилась, Бэтхэр не слишком издевался над нами. Во всяком случае, на предоставленный нашему рассмотрению труп можно было смотреть без содрогания. С Гроссером мы опять проспорили половину занятия, после чего условились встретиться завтра перед ужином и немного поэкспериментировать.
  А ещё ребята пригласили отметить моё выздоровление. Сначала я намеревалась отказаться, ведь совершенно потеряла форму, полтора месяца валяясь в постели, но потом всё же решила пойти. Потренируюсь сегодня поменьше. Всё равно мне сейчас большие нагрузки не потянуть. А по одногруппникам я даже немного соскучилась, да и нормального общения в последнее время мне катастрофически не хватало. Дэриван не слишком разговорчивый, особенно, когда устаёт, а шиза общается только, когда ему самому этого хочется. Так что его даже собеседником назвать нельзя.
  Вечер удался на славу. Собралась наша команда с практики и ещё пара ребят. Все пели по-очереди, пили нечто, по вкусу напоминающее приторный компот, шутили и играли в какую-то странную, замысловатую игру, правил которой я так и не поняла. Но всё равно было интересно наблюдать. Даже Дар вёл себя почти нормально.
  Когда мне дали гитару, я долго думала, что же спеть. Такое, чтобы оно отражало моё внутреннее состояние, да ещё и мелодия была не сложной. Наконец, нужная песня пришла сама. Я ударила по струнам и начала отбивать такт прямо на верхней деке инструмента.
  
  'Не кричи, мой милый, вслед мне не кричи.
  Не кричи, не думай обо мне...' (Лена Николаева 'Капкан')
  
  Когда я запела про палачей, голос недовольно фыркнул: ему досталась роль дурака. А на большее он и не тянет.
  'Да я в тысячу раз умнее тебя!' - оскорбилась шиза.
  Без сомнения, - уверила я и ехидно добавила: - Но всё равно дурак!
  'Это ещё почему?'
  Иначе бы давно бросил, - беззаботно пояснила я. Почему-то даже злость внутреннего голоса показалась смешной. - А ты всё возишься.
  Голос не отозвался. Похоже, шутку он не оценил.
  Потренироваться в этот день так и не удалось, ведь разбрелись мы... только когда нас разогнал взбешенный Арион. Он что-то там ещё возмущённо вопил, что у Варана на факультете нет никакой дисциплины и что он нами лично займётся. Я с удивлением отметила, что 'компот' оказался не таким уж невинным, каким прикидывался изначально: до моей комнаты Дар меня практически нёс на себе. Как я снимала защиту с двери, чтобы он мог войти, я не припомню, даже пообещай мне Арион зачёт на экзамене автоматом.
  А на следующий день Варан вызвал нас всех на ковёр и устроил головомойку. В качестве наказания мы были отправлены в помощь Дэривану на две недели, после чего я окончательно зареклась пить запрещённые в Академии напитки и гулять до середины комендантского часа.
  А ещё я каким-то образом настроила дверь на Дара. Теперь светлый - единственный во всей Академии, кроме меня - может беспрепятственно входить в мою комнату. Сначала я хотела убрать данную возможность, но времени катастрофически не хватало, да и желания особого не было возиться.
  Вскоре распорядок дня пришёл в норму, а усиленные тренировки, под руководством голоса начали приносить свои плоды. Я уже почти достигла уровня до периода своей травмы. Правда, с тяжёлыми браслетами сейчас я занималась весьма ограничено, зато лёгкие почти не снимала. Исключением стали практические занятия.
  Иногда мы устраивали спарринги с Даром. Светлый добился поразительных результатов за столь короткий период, но и я не собиралась сдаваться. Моя скорость всё равно выше, чем у одногруппника, да и реакция у него иногда запаздывает. Ещё посмотрим, кто будет первым на экзамене.
  Дар в последнее время исправился. Мы, конечно, редко виделись вне занятий, но одногруппник больше не грубил ребятам, не навязывался мне, а после поздних тренировок я иногда находила на тумбочке очередную вуагу.
  И всё бы хорошо, но беспокоило полное отсутствие действий со стороны неизвестного. Он вообще ничего не предпринимал. Будто и не было происшествия с излучателем. Мой враг затаился, что наверняка предвещало грандиозную гадость в будущем. Как предположил голос, неизвестный, скорее всего, приложит все усилия, чтобы уничтожить меня одним ударом. Ничуть не утешающее. И это бесконечное напряжённое ожидание сильно подавляло. Быть постоянно начеку, подозревать всех и вся - это угнетало морально и физически.
  Я ещё раз имела 'удовольствие' беседовать с тем чёртовым некромантом. Он вновь насмешничал и выставлял моё положение в самом невыгодном свете. Я же в ответ дико бесилась и обещала убивать его долго и болезненно. Голос прав: он пытается сломить меня, чтобы перехватить контроль. А вот фиг ему. Я сама хозяйка своей жизни и только я могу распоряжаться ею.
  До экзаменов оставалась уже буквально пара недель, когда мой хрупкий мир спокойствия содрогнулся до основания. Беда грянула неожиданно, но я не сразу оценила размеры произошедшей катастрофы.
  В тот вечер мы с Даром устроили спарринги. Светлый, без сомнения, хороший противник, но так получилось, что все три победы остались за мной. И кто меня тогда потянул за язык ляпнуть:
  - Ничего тебе на экзамене не светит!
  Одногруппник волком глянул на меня и процедил:
  - Это мы ещё посмотрим.
  Он выбежал, даже не попрощавшись. Похоже, я всё-таки перегнула палку. Тем более, что я до сих так и не сказала ему, что хочу изменить своё желание в нашем пари. Пускай Дар, когда проиграет, будет девушкой на балу. Пусть на своей шкуре прочувствует, каково это, когда на тебя взваливают подобную роль.
  Я всё же решила извиниться за свои необдуманные слова и рассказать о новом условии. Но, зайдя после тренировки в комнату одногруппника, его там не обнаружила.
  Ничего, завтра увижу на занятиях. - Решив не заморачиваться ожиданием и поисками, я направилась в свою комнату.
  Но на следующие день Дар не присутствовал ни на одном уроке. И через день тоже. Я уже всерьёз забеспокоилась, когда светлый без спросу вломился ко мне посреди ночи в комнату. Выглядел он, откровенно сказать, странно: немытый, нечесаный, с подозрительным шалым блеском в глазах. Феникс мне чуть ли не с порога заявил, что девчонки не предназначены для драк и сражений.
  - Ты просто завидуешь, что я лучше! - отозвалась я, задетая подобным утверждением.
  - Вы нужны лишь для того, чтобы ублажать мужчин, - заявил Дар, чем ввёл меня в глубокий ступор. Не дав мне времени опомниться, светлый схватил меня за волосы и впился в рот поцелуем. Моё изумление сменилось яростью. Да что он себе здесь понавыдумывал?!
  Я с силой укусила одногруппника за губу, тем самым заставив его поспешно отшатнуться. Мы с минуту злобно буравили друг друга взглядами, затем Дар буквально прорычал:
  - Ты всё равно будешь моей!
  Толкнув меня на кровать, светлый навалился следом. Я никогда не была сильна в бое на коротких дистанциях, а тут ещё и все мои знания куда-то испарились, оставив только ошарашенную растерянность. В голову не пришло ничего иного, кроме как наградить взбесившегося одногруппника чувствительной оплеухой. Подобного он явно не ожидал. Пару секунд просто смотрел на меня, нянчившую враз занывшую конечность, с явным недоумением, а потом в его глазах начал проступать ужас.
  Дар отшатнулся, не удержался на краю кровати и свалился на пол. Когда он поднялся на ноги, у светлого был вид побитой собачонки, но это ничуть не угасило заполнявшей меня злости.
  - Дарк, прости, я не знаю, что на меня нашло.
  - Убирайся из моей комнаты! - рассерженной кошкой зашипела я.
  - Дарк, я и вправду...
  - Я сказал: вон! И не смей ко мне больше приближаться!!!
  И он ушёл. Просто повернулся и ушёл, не говоря больше ни слова. Я никому из наставников не рассказала о произошедшем, но за оставшиеся до экзаменов две недели мы с Даром не обменялись ни единым звуком.
  Он наглядно мне показал, какая я была мечтательница, надеявшаяся завести в Академии друзей. Я одиночка, и до конца жизни буду таковой. Расчёт прост: нет друзей - нет предательства и разочарований, нет обманутых надежд, нет волнений и подсознательных ожиданий, что вот-вот откроется дверь (которую я обратно запечатала), Дар улыбнётся и скажет: 'Привет'. Не скажет больше. И ни к чему мне это. И вуаг на тумбочке не надо, и редкого клочка листика с нацарапанным ответом на очередную задачку. Ничего не надо! Пускай катится куда подальше! У меня своя дорога. И проблем своих выше крыши, чтобы ещё беспокоиться о чужих. Обойдётся. На экзамене всё закончится. И слава Богу.
  
  ХХХ
  
  Тело у моих ног выгнулось. Под кожей перестраивались со щелчками кости, изменялись мышцы, но мальчишка не издавал ни звука. Ну не идиот ли? Выпить залпом три мерки экспериментального зелья! Я над ним столько работал, вынес из лаборатории, рискуя своей головой, а этот мальчишка... Воистину, меня окружают сплошные дураки. Что мне теперь с ним делать? Я так долго ждал подходящего момента. Зацепил мальчонку на занятии своим рассказом, оставил колбу на видном месте. Феникс не раз видел эликсир, помогая мне при уборке, даже расспрашивал про его свойства. Но взять не решался. Я уже думал ещё как его подтолкнуть, как этот паршивец самовольно проник в мой кабинет и, вместо стоящего на видном месте эликсира, выпил запрятанное подальше экспериментальное зелье!
  Ну где у них логика? Я ведь и так, и эдак замечу пропажу. Но теперь взлелеянный план идёт дракону под хвост. А как зелье скажется на фениксе, я даже предположить не могу. Хотя уже сейчас видно, что ни к чему хорошему это не приведёт. Вон как мальчонку корчит. Похоже, он получил сполна за свою выходку. Так ему и надо. И всё-таки...
  Я развернулся и вышел из каморки, плотно прикрыв за собой дверь. Мутации - это всегда болезненный процесс. Тут любой закричать может, а лишнее внимание мне ни к чему. Умостившись в кресле, я начал вспоминать.
  Идея использовать мальчишку появилась сразу после того, как я удостоверился, что Дарк на самом деле последний эксперимент. А ведь я до самого конца надеялся на лучшее. Как оказалось, зря. Последний эксперимент выжил. Теперь понятно, отчего этот, как выражаются наставники, 'задохлик' никак не подохнет. Знали бы они, с кем столкнулись! В лаборатории ему противостояли восемнадцать специально обученных фениксов, опытных и взрослых, и почти полсотни обыкновенных охранников. Никто из них не выжил. А они думают, что этому отродью может повредить кто-либо из малолеток-недоучек! Наивные.
  С тех пор, как я узнал, что столкнулся с последним экспериментом, постоянно приходится контролировать себя, вести себя 'естественно'... Как же это тяжело, когда доподлинно знаешь, что любая ошибка будет стоить тебе жизни.
  Что же касается Дара... От мальчишки требовалось лишь выпить зелье подчинения и убить это отродье. У него был шанс, так как нужно было нанести лишь один неожиданный удар. В противном случае, Дарка бы осудили за убийство одногруппника, и тогда я бы уж смог найти способ, чтобы приговор превратился в смертный.
  Однако, воистину, надо мной висит проклятье!
  Я как-то работал с полсиана в паре с один генетиком, мечтавшим восстановить исчезнувший народ фоморов. Этот безумец утверждал, что нашёл ключ к их генокоду. Несмотря на скептическое отношение к подобного рода заявлениям, я использовал кое-что из его разработок. С другой стороны, нужно отдать этому генетику должное: с существом, аналогичным тому, что мне довелось увидеть в своей комнате, я никогда ещё не сталкивался. Судя по всему, мутация затронула все, даже самые глубинные структуры организма.
  Что же мне теперь делать? К Варану я идти не могу. Во-первых, прошло уже почти двое суток, как мальчишка выпил зелье. Время для раскаяния упущено. Во-вторых, неизвестно, как поведёт себя страж Академии. Как-никак, это несанкционированное в Империях зелье, основанное на неизвестном генокоде. Так что мальчишка вляпался по-полной и утянул за собой меня.
  Я тоже хорош. Вместо того, чтобы сразу предпринять что-либо, принялся за изучение получившегося существа. Ну что ж, мальчонка получил то, о чём так долго мечтал: скорость, сила, нефизические показатели таковы, что с ними могут сравняться только взрослые, прошедшие инициацию фениксы. Чего бы Дар мог достичь в дальнейшем даже представить не берусь.
  Я невесело улыбнулся. Чем не идеальный воин? Кости сильнее фениксовых, чешуя, мощные когти, эфирные крылья, сильнейшая аура. Но позволить увидеть мальчишку в таком виде хоть кому-либо - значит подписать себе смертный приговор.
   Больше суток ушло на то, чтобы создать на основе остатков зелья фомора и имеющегося материала генокода феникса состав, долженствующий вернуть мальчишку в изначальное состояние. Что ж, я думаю, уже можно посмотреть, что же получилось.
  Я встал и подошёл к двери, где эти два дня держал запертого Дара. Из коморки не раздавалось ни звука. Медленно открыв дверь, я подошёл к неподвижно лежащему на полу обнажённому телу. Мальчик дышал и выглядел вполне обычным. Ну что ж, можно поздравить себя с успехом. Но за зелье фомора Дарион со мной за всю жизнь не рассчитается. Хотя...
  Я тихо вышел в основную комнату и вернулся спустя полстигны с зельем подчинения. Так или иначе, а этот мальчишка своё предназначение выполнит.
  
   ХХХ
  
  Мышцы вновь скрутило судорогой. Я упал на колени и обхватил себя руками, пережидая очередной припадок. А ведь уже завтра экзамен по боевым искусствам. Что я могу в подобном состоянии противопоставить Дарку? Она же меня по полу размажет, особенно после того, что я натворил не так давно. А кажется, что прошла уже вечность.
  Похоже, у меня от зелья Гроссера тогда мозги переклинило. Хотя нет, последние отказали мне ещё две с половиной луны назад, когда я начал всерьёз обдумывать идею украсть у сарса зелье и ненароком наткнулся на точно такое же, но запрятанное подальше от посторонних глаз. В тот шкафчик Гроссер сам очень редко лазил, и мне подумалось, что наставник не заметит, если я отопью буквально чуть-чуть.
  Быть может, я так и не рискнул бы заделаться вором, не начни тёмная насмехаться. Помнится, в тот злополучный вечер она пренебрежительно бросила: 'Тебе ничего не светит'. Это прозвучало, как окончательный приговор. Тогда я всерьёз испугался, что потеряю Дарка навсегда. Я ведь ей не нужен. Она постоянно ведёт себя так, будто я только мешаюсь под ногами, говорю и делаю совершенно не то, что нужно. Я же просто не могу представить себе дальнейшую жизнь без тёмной. Смотреть на неё украдкой, не смея подойти - это же настоящая пытка, причём из самых жестоких. А если так будет продолжаться постоянно...
  В общем, я пришёл к выводу, что гнев Гроссера я как-нибудь переживу... если он вообще заметит пропажу. И только я успел сделать небольшой глоток этой вязкой массы, по несуразности отнесённой к зельям, как меня скрутило. Бутылочка с оставшимся зельем выскользнула из рук и разбилась, а окружающий мир исчез за пологом боли. У меня появилось ощущение, будто чьи-то невидимые руки мнут меня и выкручивают, чтобы получше отжать, как ту мокрую тряпку перед просушкой. Я просто орал от боли и катался по полу, совершенно не контролируя себя. А после того, как всё закончилось, ещё со стигну лежал, подспудно ожидая повторения. Однако боль больше не возвращалась.
  Открыв глаза, я долго осматривал окружающие меня предметы, видя их в совершенно ином свете, чем раньше. Брат рассказывал, что он по-новому взглянул на мир, впервые сознательно слившись с фениксом. Мне посчастливилось наблюдать это ещё до слияния: каждая вещь, казалось, светилась внутренним светом, отражающим ауру. И на всех предметах без исключения лежали 'отпечатки' Гроссера.
  Кстати, о сарсе. Нужно побыстрее уходить отсюда, пока он меня не увидел. И прибрать за собой тоже не помешает. Слава богам, что бутылочка была запрятана так далеко. Вряд ли наставник сразу заметит её исчезновение.
  И тут я впервые глянул на свои руки. И обмер. Пошевелился, не в силах поверить, что эта когтистая огромная полулапа, покрытая мелкой серебристой чешуёй действительно принадлежит мне. Но к моему ужасу, она покорно двигалась, пальцы сгибались и разгибались, как я того хотел... но ведь ЭТО просто не может быть моей рукой!
  Рывком вскочив на ноги, я едва удержал равновесие с непривычки. Окружающий мир приблизился и как-то уменьшился. Что за Джер тут вытворяет? Это тело, сплошь покрытое чешуёй, покорно следует за разумом, но движения выходят неловкими, будто мышцы разучились правильно работать.
  Кое-как, едва не падая на каждом шагу, я доковылял до зеркала, висящего на внутренней стороне шкафа в соседней комнате. Из овала отражающей поверхности на меня смотрело... неведомое существо. Выше меня головы на полторы, с выгоревшими почти до белизны глазами, более грубыми чертами лица, растрёпанными жёсткими противно-бесцветными волосами, сплошь покрытое странной рельефной чешуёй, которую я не замедлил подковырнуть ногтём... хотя, скорее уж когтём. Чешуйка не поддалась, и ничего, кроме лёгкой чесотки я не ощутил. Ступни и ладони были более широкими, пальцы заканчивались странными серебристыми когтями. Всё тело стало более массивным, ширококостным, а за спиной колыхалось странное полупрозрачное марево. Оно, что, тоже прилагается к комплекту?!
  И это я? Во что я превратился? Может, есть какой-то способ всё обратить назад? Наверняка есть!
  Мой взгляд пойманным зверем заметался по комнате и уловил лёгкое движение в зеркале. Резко повернувшись, я увидел замершего в дверном проёме сарса. Гроссер, судя по растерянному виду, никак не ожидал увидеть нечто подобное мне в своих комнатах. Вот Дже-ер! И как ему теперь объяснить то, что он видит?
  - Наставник... - пролепетал я, гадая, как он отреагирует на просьбу вернуть мне нормальный внешний вид.
  - Ты какое з-селье выпил, парш-шивец?!? - зашипел, отмерший Гроссер.
  Судя по виду сарса, ему бы самому не помешало чего-нибудь выпить. Успокаивающего. Причём, побольше.
  - Я...
  - Ты где его вз-сял?!
  - В среднем шкафу в той комнате, - слегка струхнув, промямлил я. Гроссер пошёл странными бледными пятнами, и мне совершенно не улыбалось его откачивать. - Послушайте, наставник...
  Но Гроссер уже спешил в кабинет. Я неуверенно поплёлся за ним. Внимательно изучив остатки жидкости на полу, сарс вновь накинулся на меня:
  - Какого дракона ты вз-сдумал лаз-сить по моим ш-шкафам? Да ты предс-ставить с-себе не мож-шеш-шь, с-сколько я над ним работал! А некоторые компоненты, входящ-шие в его с-сос-став, уж-ше невоз-смож-шно добыть!!
  Он орал на меня больше стигны, а я всё яснее осознавал, что сарсу абсолютно наплевать на то, что стало со мной, и как я буду выкручиваться из сложившейся ситуации. Так вот почему я иногда чувствовал некую ложь в его обращении со мной. С другой стороны, Гроссер никогда и не отрицал, что я ему важен, в первую очередь, для уборки помещений и сортировки зелий с компонентами.
  Но чем сильнее сарс разорялся, тем труднее мне становилось сдерживаться. Так и хотелось ударить его растопыренной пятернёй, чтобы в жизни больше не слышать этого режущего уши шипения. Но нельзя. Уже хотя бы потому, что один Гроссер знает, что именно он напихал в своё 'чудотворное' зелье. Наверняка, лишь он сможет создать качественный антидот. Впрочем, сарс вскоре выдохся окончательно, и я смог задать животрепещущий вопрос:
  - Наставник, вы сможете создать зелье обратного действия?
  Он исподлобья глянул на меня и злобно процедил:
  - Попробую.
  Всё то время, пока сарс возился с антидотом, я просидел, запертый в каморке, откуда Гроссер на всякий случай вынес не только хранимые здесь ингредиенты, но и все более-менее крупные и бьющиеся вещи. Он, что, думает, что я решу покончить с жизнью... или с ним?
  Я провёл там почти сутки. Один, без еды, питья и света, с обострённым чувством времени. Но это меня ничуть не беспокоило. Я многое обдумал за время ожидания: своё нынешнее положение, ещё раз переосмыслил отношение к Дарку, одногруппникам, наставникам.
  От Гроссера, после того, как я понял его натуру, буду держаться как можно дальше. От одногруппников, наоборот, я чересчур отдалился, в результате чего, единственным близким существом в Академии для меня стала тёмная. А ведь это неправильно. Совершенно неправильно. Завязанный на ней одной, я слишком близко воспринимаю наши разлады и даже излить душу никому я не могу. Но так ли это? Наставники в курсе истинного пола Дарка. Но после Гроссера решусь ли я открыться кому-либо из них? Не Варану, конечно. Быть может, Дэривану или тому же Ариону. Они неплохо знают тёмную, да и сами кажутся... Ага, Гроссер тоже принимал внимательный вид, и только теперь я понял, что он меня просто-напросто использовал. Причём, какое-то внутреннее чувство мне подсказывает, что я ему нужен был не только в качестве помощника по зельям.
  И, наконец, Дарк. Похоже, я в корне веду себя неправильно по отношению к ней. Тёмной нужно, чтобы рядом был кто-то сильный. Она девчонка, как-никак, и ей нужна защита. Я же, находясь рядом с ней, буквально раскисаю и ничего не делаю, чтобы хоть как-то измениться. А ведь ей нужен кто-то сильный. В данном случае, речь идёт, похоже, не только и не столько о физическом превосходстве, как я полагал до этого, сколько о том моральном стержне, на котором держится вся личность феникса и которую брат как-то охарактеризовал понятием 'несгибаемая воля'. Не я должен ожидать от Дарка поддержки, а она от меня. Я ведь парень, а получается, что выставляю себя слабее девчонки. Да пусть она хоть двадцать раз прошла инициацию и может победить даже наставников, в душе тёмная всё та же слабая девчонка, спрашивающая окружающий безжалостный мир с полными слёз глазами: 'За что?'
  И я должен стать её стеной. Заново сблизиться с ней, наново создать наши отношения, коренным образом поменяв установленные роли. В последний сиан Дарк казался мне сильнее и мужественнее, чем я. И лишь потом я узнал, что это просто девчонка, которую слишком сильно било Мироздание. Это помогло тёмной сформировать характер, но и сделало чересчур недоверчивой и подозрительной. Теперь моя очередь становиться сильнее. Прежде всего, по отношению к Дарку... и требовательнее к себе.
  Вспомнилась песня, которую тёмная исполнила, когда мы собрались с ребятами. Капкан. Вот уж поистине один на всех. И не побоялась же спеть от имени девушки.
  Припомнив мотив и слова, я запел, заново переосмысливая чуждую логику. А чем Академия отличается от неизвестно каменной печи, в которой мы все плавимся на медленном огне?
  - У нас один капкан!
  - Я виж-шу, ч-што ты неплохо ос-своился. Даж-ше поёш-шь.
  Я мигом вскочил на ноги, с некоторым беспокойством вглядываясь в неподвижное лицо Гроссера. Он ещё больше посерел за эти сутки, но выглядел довольно-таки воодушевлённым. Значит, шанс стать нормальным у меня всё же есть.
  - Боюсь, что в данной ситуации от меня ничего не зависит, - осторожно отозвался я, надеясь, что во взгляде не проскользнула просьба и затаённое ожидание.
  - Это точ-шно. Вс-сё, ч-што от тебя могло з-савис-сеть, ты уж-ше с-сделал! Это ж-ше надо было додуматьс-ся, воровать у нас-ставника неиз-свес-стное з-селье!!
  - Я не воровал, - отозвался я, понимая, что Гроссер, в общем-то, прав. Изначально предприятие задумывалось именно как воровство. Что то сарс потребует в качестве компенсации за подобный поступок? Даже думать об этом не хочется.
  Гроссер смерил меня уничижительным взглядом, но не стал больше затрагивать эту болезненную для нас обоих тему. Вместо ожидаемых мною нотаций, наставник просто достал из кармана непрозрачный пузырёк и протянул мне.
  - Многие компоненты приш-шлось з-саменять, так что окончательный рез-сультат даж-ше не реш-шаюс-сь предс-ставить.
  Я с подозрением оглядел бутылёк. Интересно, а хуже, чем сейчас, от налитого в него стать может? Ну что ж, придётся проверять. Причём на собственной шкуре. Всё равно иного выхода я не вижу. Не идти же к другим наставникам объясняться, что я всего лишь хотел стать сильнее.
  Выхватив пузырёк, я щелчком откупорил его и выпил. Противная жидкость прошлась по горлу в желудок. Я же замер, прислушиваясь к своим ощущениям. И никаких изменений не замечал. Я уже хотел было сообщить Гроссеру, что его зелье не подействовало, когда боль жадными клыками вгрызлась в живот и постепенно расползлась по всему телу. Обратный процесс мутации проходил медленнее, и за счёт этого как-то не так болезненно. Или привык уже? Во всяком случае, на этот раз я почти не кричал, зато умудрился под конец потерять сознание.
  Когда очнулся, сарса рядом не было видно, зато появилось непреодолимое желание поговорить с Дарком. Даже не удосужившись глянуть в зеркало, чтобы удостовериться, что с внешностью всё в порядке, я попёрся в комнату к тёмной. Как я себя с ней вёл! До сих пор уши краснеют. И что тогда на меня нашло? Самое странное, что стоило тёмной дать мне более-менее чувствительную затрещину, я будто протрезвел. Но извиняться было уже поздно. Дарк отгородилась своей злостью и не хотела ничего слушать.
  А на следующий день я обнаружил, что дверь её комнаты заперта. До обеда я не решался приближаться к тёмной, прекрасно осознавая, что она не постесняется высказать мне своё нелестное мнение при свидетелях, а потом Дарк стала поистине неуловимой. Да и тренировки забрасывать было нельзя.
  Гроссер молчал, ни жестом не напоминая о произошедшем. Я же чувствовал, что стал другим. Не в смысле физических показателей, которые пришли обратно в норму. Мне стала доступна сила. К какому направлению она относилась и как ею овладеть, я даже представить не мог. Ни с чем подобным я раньше не сталкивался. Вроде как я её ощущаю, но воспользоваться совершенно не в состоянии.
  А вскоре начала накатывать волнами боль. Каждый раз приливы становились сильнее и продолжительнее. Идти к Гроссеру и объяснять, что его зелье не слишком-то и подействовало, желания пока не возникало. Но, похоже, у меня просто не осталось выбора. Постепенно, раз за разом, моё тело и восприятие изменяются. И вскоре я вновь стану чешуйчатым когтистым непонятно кем. Удручающая перспектива. А ведь прошло немногим меньше луны. Хорошо хоть наставники не особо обращают внимание на то, что со мной происходит. На занятиях я не смог бы сейчас скрывать изменений в скорости и реакции. Так что можно только благодарить богов, что начались экзамены. Если бы ещё не эти столь несвоевременные приступы...
  Наблюдая на экзамене по рукопашке за боями одногруппников, я мечтал лишь об одной вещи... нет, о двух: чтобы меня не скрутило у всех на глазах, и чтобы я смог победить Дарка. Тогда у меня будет шанс объяснить ей всё, извиниться, наконец. Да мало ли ещё для чего. У нас ведь будет целый вечер впереди. И, конечно же, простив меня, тёмная не откажет мне в одном-двух танцах...
  Первых два боя прошли успешно. В способностях тёмной я тем более не сомневался. И вот мы с Дарком стоим друг напротив друга. Она опять надела свою нелепую защиту. Неужели считает, что эти громоздкие браслеты смогут компенсировать ей сильную потерю в скорости? В начале боя я даже не напрягался, подстраиваясь под замедленный темп тёмной, но девчонка умудрилась, невесть как изогнувшись, уйти из моего захвата.
  Ладно, шутки кончились. Дарк, похоже, пришла к аналогичным выводам, так как я едва смог увернуться в пущенного в мою сторону... браслета?!?
  Отвлёкшись буквально на миг, я уже не обнаружил одногруппницу на прежнем месте. И лишь обострённые инстинкты пробуждающегося не-феникса помогли мне избежать удара. Джер! Девчонка двигается ещё быстрее, чем в последнюю нашу встречу. Мы закружили по очерченному полю, выкладываясь по-полной. Не знаю, как Дарк, а я с каждым мигом всё сильнее упивался боем, используя весь арсенал доступных мне знаний и раз за разом проводя рискованные атаки. Тёмная слегка выигрывала в скорости, но я держался настороже, не позволяя сократить дистанцию и блокируя любые попытки добраться до важных болевых точек. Для этого мотылька они не столь уж многочисленны, как для других учеников, имеющих возможность ударить со всей силы.
  - Ну малышня даёт! - раздался неподалёку восхищенный возглас, но я его проигнорировал. Сейчас мир сузился только до кружащихся на очерченном пяточке существ, Дарка и меня. Предвкушающе улыбнувшись, я сорвался с места...
  Вязкую, как густой кисель, тишину, прорезал тонкий крик боли. Я с недоумением сфокусировал взгляд на стоящей передо мной на коленях Дарке и поспешно отшатнулся, выпуская её из захвата. Довольная улыбка вмиг сползла с моего лица. Джер! Как я умудрился сломать тёмной руку? Но самое страшное то, что я напрочь не помню отрезка времени, предшествовавшего этому событию.
  Я бросился обратно к тёмной, лепеча:
  - Дарк, прости. Я не хотел. Не знаю, что на меня нашло.
  Девочка лишь отшатнулась от меня, буравя полным боли и ненависти взглядом. Потом вокруг как-то сразу вокруг появилось много ребят и наставник сказал увести тёмную. Я же остался, не в силах сдвинуться с места. Она меня ненавидит? Нет, мне показалось. Просто показалось.
  - Не ожидал от тебя такого, - раздался рядом голос Хисорена. Я перевёл на него растерянный взгляд. - От Дарка мог ожидать, но от тебя ни в коей мере. Что на тебя нашло? Вы поссорились?
  - Нет, - убито отозвался я. Не объяснять же ему всё.
  - Он ведь тебя возненавидит за такое.
  - Не правда!
  - Правда, - жёстко отрезал Хисорен. - Иди к Карелу, сделай полную проверку.
  - Зачем? - тупо спросил я, внутренне холодея. Если они поймут...
  - На зелья, - жёстко бросил Хисорен, отворачиваясь и переключая внимание на других ребят. Он понял? Неужели?
  Я бросился со всех ног, но не к Карелу, а к Гроссеру. Слава богам, у сарса уже закончился экзамен и он был у себя. Внимательно выслушав моё сбивчивое объяснение, наставник принёс небольшую бутылочку цветного стекла и отмерил с десяток капель, после чего разбавил водой и протянул мне со словами:
  - Выпей, и в ближайшие сутки никто ничего не увидит даже на самых прогрессивных компьютерах.
  - А потом? - поинтересовался я, отстранённо рассматривая бесцветную жидкость в стакане, потом вздохнул и залпом выпил, тут же скривившись, настолько кислым оказалось зелье. Неужели Гроссер не может сделать что-нибудь с более-менее нормальным вкусом?
  - Ночевать придёшь ко мне, - тем временем наставлял меня сарс. - Только не раньше, чем все лягут. Тебя никто не должен видеть. Может, ничего и не будет, но я предпочитаю перестраховаться. С тобой неизвестно чего ожидать в следующий миг.
  - То есть, я никогда уже не стану обратно нор... фениксом?
  - В борьбе всегда побеждает сильнейший. Рано или поздно. Похоже, гены феникса в данном случае оказались слабее.
  - Но я не хочу всю жизнь сидеть на зельях! - отчаянно взвыл я, на миг представив себе подобную перспективу.
  - У тебя есть альтернатива? - холодно поинтересовался сарс, отворачиваясь и возвращая бутылочку на место в стройные ряды ей подобных. - Иди быстро к Карелу, пока не возникло лишних вопросов.
  
   ХХХ
  
  Куколка будет на балу!
  Эта новость гуляла по Академии, передаваясь из уст в уста. Они опять увидят Куколку в платье. Некоторые откровенно радовались этому известию, другие были настроены весьма скептически и вспоминали происшествие на прошлом большом балу. Тогда мало того, что присутствовали наставники, так ещё и Куколка повела себя совершенно... неадекватно.
  Поговаривают, что Дарк стал одним из лучших на потоке за прошедший сиан. Тогда возникает вопрос: почему он опять наряжается девчонкой? Может, он извращенец? Ни один феникс не наденет девчачью одежду по собственному почину, а этот, говорят и в конце прошлого сиана в платье щеголял.
  Ладно, это всё проблемы Дарка: что он там о себе думает и на какие неприятности хочет нарваться по своей придури. Меня больше беспокоит другой вопрос: если на балу будет этот психанутый, то стоит ли мне вообще туда идти?
  Я так и не смог узнать, отчего Дарк так на меня взъелся. Без объяснения причин, не говоря вообще ни слова использовать силу. А ведь он хотел меня убить. Не напугать, не отомстить, а именно убить. Но за что?
  Этот вопрос не давал мне покоя весь прошлый сиан. И никто не знал на него ответа. Хотя, наверно, кое-кто мог бы дать его мне. Если бы остался жив. Вот только во время практики я узнал, что мой старший брат погиб при исполнении одного из заданий. А мне это сообщили с опозданием больше, чем в сиан.
  Но есть ли какая-то связь между смертью брата и нападением на меня этого малолетки? И если есть, то что должен был сделать Маорэ, чтобы Дарк его настолько возненавидел, а с ним и всех его родственников?
  Внезапно подумалось, что Маорэ погиб, когда Дарк ещё не поступил в Академию. Может ли статься, что этот ненормальный связан со смертью брата или даже... причастен к ней?
  Магистр Дэриван всячески выгораживает своего любимчика, уверяя, что Дарк не планировал это нападение, что его феникс, напуганный толпой, просто-напросто перехватил контроль над сознанием мальчишки. Нет, то что мелкий не планировал убийство заранее, я согласен. Поддерживаю и версию со слетевшим с катушек фениксе, но... Я видел, как проявляют себя фениксы и сам не раз испытывал влияние на себе. То, что произошло с Дарком во время бала ничуть не походило на подобное состояние. И феникс у мальчишки странный. Взять уже хотя бы то, что он слишком силён для мелкого. Обычно фениксы подбираются приблизительно равными нам, а этот напоминает гору, рядом с булыжником. По-идее, Дарк уже давно должен был сойти с ума, столкнувшись с подобной силой. Но ведь нет, наперекор всему мальчишка живёт и весьма шустро развивается. Вторая странность заключается в восприятии этого феникса. Обычно фениксы хаоса рациональны вплоть до потери эмоций, а этот будто бы наоборот: я не ощутил ни одной связной мысли, исходящей от него, лишь поток немотивированной ненависти, моментально преобразующийся в силу.
  В общем, необычный этот Дарк. И он сам, и его феникс. Но в то же время он единственный ключ ко внезапной гибели брата. Насколько я узнал, родителей даже не пустили к телу для последнего прощания. И о подробностях гибели также умолчали. Впрочем, последнее, как-раз-таки понятно. Большинство заказов, поступающих в команды, строго засекречено, так что здесь даже глупо пытаться что-либо искать.
  Остаются собственные источники информации (которых нет) или вариант расспросить этого мелкого. Однако сомневаюсь, что Дарк захочет разговаривать со мной. А уж тем более о моём брате. Так что же, и здесь тупик?
  - Каридэн, ты долго ещё копаться будешь? - заглянул в комнату Бэкан. - Или ты вообще на бал не собираешься?
  - Я думаю. Стоит ли мне туда идти?
  - Ну ты даёшь! Такая возможность выпадает два раза в сиан, а ты нос воротишь.
  - Там Дарк будет, - сухо проинформировал я.
  - И что? Собираешься от него всю оставшуюся жизнь бегать?
  - Нет, конечно. Но всё же не хотелось бы повторения...
  - Ну хорошо, сегодня ты отсидишься в комнате. Предположим, что на полигоне тебе повезёт, и мелкий не попадёт в наш лагерь. Но рано или поздно вы столкнётесь лицом к лицу: в коридоре или столовой.
  - Вряд ли. Обычно светлый и тёмный лагеря не смешивают, да и...
  - Похоже, ты не слышал ещё последней новости, - решил просветить меня друг. - Дарка перевели на наш факультет, на четвёртый курс. Туда же скинули и второго звёздного мальчишку. Наверно, чтобы прибили друг друга ненароком и не доставляли больше головной боли наставникам.
  - Подожди-подожди, - не мог поверить я своим ушам. - Как перевели?
  - А так. И причину, как всегда не объяснили. Аноре присутствовал на экзамене мелких, и он говорит, что у светлых свой псих завёлся. Как его... Даран... Дарин... а, Дарион! Он этого Дарка прямо в круге чуть не раскатал, вот наставники и решили эту парочку разделить. Правда, о чём они думали, переводя в эту же группу Льдинку - ума не приложу.
  - Этого странного первокурсника, который умудрился сдать разницу за четыре сиана?
  - Говорят, что когда он поступил, то даже писать мог с трудом. И за девять лун так преуспел. Зато дрался он уже тогда отменно.
  - Но переводить-то зачем? - непонимающе спросил я. - Я вообще о подобной тактике впервые слышу. А тут сразу двое. И оба на нашем факультете.
  - Ну не знаю. Но учти, что этот Льдинка на первокурсника по возрасту не тянет: поздно поступать пришёл. А во-вторых, у него характер неуживчивый.
  - И зачем тогда их сводить в одной группе? - вопросил я, представив себе вполне закономерный результат подобного соседства.
  - Может, наставникам просто стало интересно, что из этого выйдет. Они любят прибегать к странным тактикам при обучении. К тому же поговаривают, что Дарк примерно равен ему по физической подготовке. На экзамене ему реально мог противостоять только Дарион. Если эта парочка доживёт до конца курса, то к ним будет очередь на экзамен выстраиваться.
  - Так Варен и позволит устраивать у себя столпотворения!
  - По-моему, у них Варен ещё не ведёт. В общем, к чему это я? Ах, да! Ну-ка быстро на бал, пока я из-за тебя не опоздал на открытие.
  Я только хмыкнул. Мне не оставляют выбора. Придётся идти. Учитывая сложившуюся ситуацию, лучше столкнуться с этим мелким сейчас и сразу увидеть его реакцию, чем потом повстречать в пустынном коридоре.
  На балу царило обычное оживление, впрочем, слегка нервное и выжидательное. Похоже, не один я задавался вопросом, что ещё может выкинуть этот мелкий. Впрочем, самого Дарка я пока не заметил.
  В этом сиане балом распоряжаются светлые. В прошлом были мы, теперь они, следующий опять за нами. И так каждый раз меняемся, чтобы не обидно было. Но лично я предпочёл бы, чтобы в этом сиане ответственным был наш факультет. В качестве меры предосторожности. А то мало ли что может выкинуть этот Дарк. Как ни обидно признавать, но против его полной силы я пока ещё немного стою.
  В случае осложнений первыми на помощь должны прийти именно ответственные за проведение бала. Но вряд ли стоит полагаться в этом вопросе на светлых.
  Я прикрыл глаза и улыбнулся. Паникую, как мальчишка, перед первым боем. Глупо. Страх мешает рационально мыслить, поэтому нужно отгородиться от него. А с Дарком поговорить сегодня же. Впрочем, стоило настоять на своей идее переговорить с мелким ещё сиан назад в присутствии наставников. Помнится. Магистр Дэриван отнёсся к моему предложению довольно скептически, а Варан утверждал, что мы вряд ли столкнёмся в будущем. А теперь этот внезапный перевод.
  Да уж права была сестрёнка, сказав: 'Сколько не бегай от жениха, а бракосочетание всё равно состоится'. В её случае бракосочетание откладывалось четыре раза. Можно сказать, своеобразный рекорд в мирке фениксов.
   В моей же ситуации все недоразумения лучше снять сейчас. Ещё бы найти этого самого Дарка. В прошлый раз я ориентировался на толпу и низкорослость мелкого. Сейчас не заметно ни того, ни другого.
  Я в очередной раз оглядел собравшихся в зале и невольно залюбовался невысокой черноволосой красавицей в нежном закрытом бирюзовом платье, идеально сидевшем на 'девочке'. Будто для неё и шили. В забранных наверх волосах блестели серебристые нити глубоководного жемчуга. Ожерелье из более крупных жемчужин обвивало тонкую шейку. В руке красавица держала инкрустированный серебром веер чуть темнее аквамаринового цвета. И в явном раздражении била им по платью. Из образа принцессы выбивалось лишь крупное кольцо с головкой полураспустившейся розы, и тёмный, абсолютно ни с чем не вяжущийся, браслет. Девушка нервно притоптывала туфелькой и окидывала взглядом ближайших фениксов, но с места так и не двигалась.
  Красавица. Жаль, что ещё такая молодая. Курса с четвёртого, максимум, с шестого. Арион шкуру спустит с того, кто посмеет лезть к мелким. Вот бы его опять отозвали на задание! Варан слишком нагружен и на наш факультет частенько закрывает глаза, пока мы не начинаем слишком уж наглеть. Впрочем, поговаривают, что страж Академии также весьма трепетно относится к мелким.
  Впрочем, за такой красоткой вряд ли смогут уследить. Слишком многие заинтересованно поглядывают в её сторону. В подобной ситуации тем более странно, что никто ещё не подошёл.
  - А-а, любуешься? - раздался рядом приятный баритон Бэкана. Я искоса глянул на друга. - Эффектная из него всё-таки девочка получается.
  - Ты её знаешь? - на этот раз Бэкан удостоился более продолжительного взгляда.
  - А ты не признал? - удивился феникс. - Это же Куколка. Вот уж не думал, что ты так быстро её позабудешь.
  - Куколка?! Но сиан назад она была чуть ли не на полголовы ниже! И воспринималась ребёнок-ребёнком. А эта...
  - Не беспокойся, характер остался при ней. Куколка уже успела отправить в дальнюю дорогу Ханора, опустив его по полной программе. Представляешь, она окинула его своим фирменным уничижительным взглядом и обозвала вшивым некромантом.
  - И Ханор просто так отступил? В жизни не поверю.
  - Куколка прекрасно дала понять, что присутствие данного феникса поблизости от неё крайне нежелательно.
  - Она не могла отказать. Правила запрещают...
  - А Дарк и здесь умудрился выделиться. Он не девочка, он спутница на балу. Вот только чья? Впрочем, у меня есть одно предположение...
  - Так значит, приглашать на танец её не будут...
  - Если и будут, то получат столь же грубый отказ. Так что, если хочешь, вполне можешь поговорить с мелким, пока не заявился его спутник.
  - Ты прав. И всё-таки порой Мироздание крайне несправедливо. Дарку следовало родиться девчонкой. Из него вышла бы ошеломительная красавица, которая обязательно сделала бы выгодную партию, а не калечила себя в стенах Академии.
  - Ты прав, но только в том случае, если бы она до этого не приобрела красный цветок на плечо. Я вообще не слышал о таком, чтобы девчонки из низов составляли выгодную партию. Все более-менее привлекательные чуть ли не с детства в продажных заведениях обретаются.
  - Да-а, - протянул я, не в силах оторвать взгляд от хрупкой фигурки. - Ему определённо стоило родиться богатой девчонкой и каждый день носить подобные платья.
  Бэкан шутливо толкнул меня в плечо и по-своему продолжил мою фразу:
  - А мы бы тогда передрались за право одеть ей браслет на руку.
  Я усмехнулся и с лёгкой грустью отозвался:
  - За такую не стыдно было бы и подраться... сианов через пять-семь. Но, увы, на нашу долю достался мало того, что безродный мальчишка, так ещё и с паршивейшим характером. И непредсказуемым фениксом в придачу.
  - Да ладно, не кисни, - хлопнул меня по плечу Бэкан и подтолкнул вперёд. - Иди-иди, хватит попусту глазеть. А то так и не поговоришь сегодня. Кто знает, может, Куколка оценит твой уровень обаяния выше, чем несчастного Ханора, и уделит тебе хотя бы стигну своего драгоценного времени.
  Я слегка поморщился и неуверенно направился вперёд, не особо горя желанием общаться с этим звёздным ребёнком, находящимся откровенно не в духе. Но не успел я сделать и десяток шагов, как понял, что меня опередили. К Дарку наперерез мне целенаправленно направлялся невысокий незнакомый мне феникс с белоснежными, но в то же время отливающими различными оттенками спектра волосами. Остановившись перед Куколкой, это чудо непойми с какого факультета церемонно поклонилось. Неизвестно как оказавшийся рядом Бэкан дёрнул меня за плечо, зашипев:
  - Погоди, я хочу посмотреть, что из этого выйдет!
  Я покорно застыл, тихо поинтересовавшись:
  - А это ещё кто?
  - Льдинка. Помолчи. И так не слышно о чём они говорят.
  - Тот самый, который должен теперь учиться с Дарком в одной группе? - сообразил я.
  - Именно. А теперь, будь добр, помолчи.
  Как назло, странный бесплатник стал к нам спиной, загородив Дарка. И разговаривали они негромко. Внезапно по залу брызнул счастливый смех, а Льдинка отшатнулся. На пару мгновений я увидел, как Дарк счастливо хохочет, запрокинув голову. Зато его собеседника подобная реакция явно взбесила. Он сжал руки в кулаки и сделал небольшой замах, явно собираясь ударить... Ударить девчонку на балу!
  Я бросился к ним, но застыл. Дарк, широко улыбаясь, подскочил к этому странному Льдинке, схватил его за руку и потянул за собой. К танцевальному кругу.
  - Быть может, наставники были не так уж и неправы, сводя их вместе, - пробормотал рядом не менее моего ошеломлённый Бэкан.
  
   ХХХ
  
  Я с самого утра была в бешенстве. Даже не с утра, а с вчерашнего дня. Во время боя он показал класс, подобный которому я от него никак не ожидала. Светлый, конечно, выкладывался по-полной, но и меня заставлял действовать так же. А ещё эта сволочь предвкушающе улыбалась, абсолютно уверенная в своей победе. Как я мечтала стареть эту наглую улыбку с его опротивевшего лица! Наконец-то он показал свою истинную сущность, пряча до поры до времени настоящие возможности. Надо же, а я, наивная, свято верила в его игру, будто бы светлый не смеет меня даже ужарить. А тут без малейшего сожаления руку сломал. И это тот, кто попрекает меня постоянной ложью и недомолвками?!
  Мне повезло, что у магистра Дэривана ребята как раз сдавали экзамен по целительству. Не будь их, пришлось бы мне сегодня щеголять с повязкой. Дара я ни вчера, ни сегодня так и не увидела. Ну и слава богу, а то прибила бы без зазрения совести.
  Убила бы уже за то, что в нечаянно подслушанном разговоре наставники говорили именно про этого светлого. Они, как и я, были не слишком прекрасно осведомлены о текущем уровне Дара, но предполагали, что одногруппник воспользовался стимуляторами, чтобы победить меня. Если это и вправду так... Впрочем, не знаю, что хуже: ложь или прибегание к нечестному приёму. Но так или иначе, а я твёрдо решила сдержать своё слово и побыть его спутницей на балу. А потом...
  Потом мы просто перестанем видеться. Арион сказал, что добился разрешения от Варана перевести меня на тёмный факультет. В иной ситуации я бы руками и ногами была против этого, несмотря на все уверения стража, что там ему за мной проще приглядывать, да и помочь, в случае чего. Я ведь уже привыкла к своим одногруппникам и, наверняка, мне будет не хватать многих из них. Но Дара... вот уж о ком даже вспоминать не хочется. И видеть его тем более. И сдерживать слово, данное ему. Из-за одного этого светлого я согласилась с доводами Ариона. И наставник прекрасно понял скрытую причину.
  Платье сидело превосходно. Украшения, макияж и прическа совершенно преобразили меня, превратив из замухрышки в принцессу. Но даже собственное отражение в зеркале не подняло мне настроения. Да и каблуки не ахти какие удобные с непривычки. Весь этот день пришлось скрываться ото всех, чтобы избежать дурацких вопросов и разговоров. Но с бала-то уже никуда не денешься! Честно говоря, какая-то частичка моей души хотела, чтобы Дар побыстрее пришёл. Ведь тогда ко мне перестанут лезть окружающие. Правда, я всё же смогла охладить пыл некоторых, на примере показав, чем может закончиться столь необдуманный поступок. Я им тут не девчонка на вечер, так что обойдутся без 'принести бокал вина и потанцевать'.
  Феникс внутри меня нервничал от обилия народа, но вел себя пока что весьма и весьма корректно. Во всяком случае, мне не приходилось бегать по всему залу, пытаясь оказаться в относительном одиночестве.
  'Зачем? Глядя на твоё зверское выражение лица, даже закалённые в боях фениксы не рискуют приближаться', - не удержался от подколки голос.
  Это даже к лучшему. Меньше проблем будет, - отозвалась я, но тут же мысленно недовольно шикнула. Ко мне направлялись сращу трое: двое старшекурсников с тёмного и странный феникс сиана на три-четыре старше меня со светлого факультета. Настораживает тот факт, что раньше я его никогда не видела, что странно. С пятого курса начинают посещать занятия магистра Дэривана, а на них я пообщалась чуть ли не со всеми представителями своего... бывшего факультета и половинной теперешнего. Но эти, столь примечательные, отливающие разноцветными искрами, белоснежные волосы раньше не замечала. И лицо у него необычное, непохожее на фениксовое. И глаза не такие. Фигура ладная - сразу видно, что силовые упражнения играют в жизни этого подростка далеко не последнюю роль - и всё равно худощавая.
  Но. Но-но-но-но-но. Не знаю, как для других, а для меня у этого парня будто на лбу было клеймо 'не-феникс'. И что только он здесь забыл? А главное, как поступил сюда?
  Подросток остановился прямо передо мной и церемонно поклонился, прижав в знак уважения правую руку к груди.
  - Приветствую. Могу ли я просить вас о милости? - серьёзно спросил парень. Я недоумённо посмотрела на него. Что это за высокопарный слог? Или он просто издевается? Не дождавшись моей ответной реакции, парень продолжил: - Вы Дарк, насколько мне известно.
  - И что с того? - придя, наконец, в себя, недоброжелательно поинтересовалась я.
  - Меня зовут Люцифэ. Насколько я понял, я твой новый одногруппник.
  - Люцифе? - повторила я, смотря на него, как баран на отражение. И внезапно расхохоталась: - Ко мне пришёл Люцифер! Собственной персоной!!
  - Да как ты смеешь надо мной издеваться?! - рассерженной гидрой зашипел парень. Сквозь выступившие от смеха на глазах слёзы было явственно видно, что я его оскорбила до глубины души. С трудом справившись со смехом, я включила 'обаяние' и улыбнулась своему собеседнику, отчего тот отшатнулся и слегка побледнел, но я решила не зацикливаться на его странностях. Схватив мальчишку за руку, я потянула его за собой, прощебетав:
  - Прости, не хотел тебя обидеть. Пошли потанцуем.
  - Но...
  - Только, чур, веду я!
  Не слушая возражений мальчишки, я тащила его за собой, гадая, как отреагирует Дар, увидя нас танцующих вместе? Взбесится, наверно. Ну и пусть. Я его и так достаточно долго ждала. Не буду же я до утра подпирать эту стенку. Зато потом можно будет похвастаться, что танцевала с самим Люцифером. А ещё лучше заявить Дару, что я его не дождалась и решила исполнить обещание... с первым попавшимся.
  Стоило нам вступить в танцевальный круг, как окружающие волнами подались назад, оставляя для нас довольно много свободного пространства. Я на пару секунд замерла. Я конечно уже неплохо танцую местные танцы, но сейчас, в этом тяжёлом шикарном платье мне отчего-то захотелось вальсировать.
   В детстве, ещё до травмы, мы с братом ходили в танцевальную школу. Брат эти занятия терпеть не мог, а мне они нравились. И получалось, вроде как неплохо.
  Поэтому я прикрыла глаза, слегка откинула голову и, гордо выпрямившись, положила одну руку на плечо партнёра, а вторую на его предплечье. Глубоко вздохнув, я отрешилась от окружающих звуков и вспомнила одну из песен, что мне больше всего нравились. 'Are you the one'. Там как раз неплохой ритм для вальсирования.
  Шаг, второй... Неуверенность и скованность ушли и забыты, в сознание потоком хлынула нужная песня. Мой партнёр моментально смог подстроиться под необычные движения и звуки, и мы заскользили по отшлифованным ногами многочисленных учеников Академии камням. Воздух вокруг будто сгустился, пропитанный мелодией и грустным голосом. Люцифер слегка отодвинулся, но меня это ничуть не волновало, пока он покорно следовал за мной в танце.
  В какой-то момент мне показалось, что я расту и ширюсь, заполняя всё больше пространства. Я видела, хотя скорее, чувствовала, окружающих нас фениксов, их силу и слабости. Совсем как тогда, на прошлом курсе, когда я спасла Дара. Но сейчас это виденье было более осознанным, что ли, но в то же время более отстранённым. Как будто я ограждалась от остальных прозрачной, но ощутимой стеной. Нет, не ограждалась! Я была этой стеной, точнее, это она была частью меня. Я же, при желании, могла ею осознанно управлять.
  Поражённая внезапной догадкой, я распахнула глаза и зашипела на собирающегося отскочить подальше Люцифера:
  - Не смей портить мне танец!
  Странный не-феникс дёрнулся, но решил не испытывать судьбу. Он сиял странным разноцветным светом, но одновременно я видела и физическую оболочку моего партнёра. Что же это?
  'Восприятие мира твоим фениксом, насколько я понимаю', - раздался едва слышимый голос шизы.
  Так многогранно воспринимать окружающий мир... Поразительно. А парень-то не простой! Манипуляции со временем - это вам не шуточки. И он уверен в своей силе. Даже сейчас, находясь на расстоянии от меня в пол-локтя и боясь моей непредсказуемости, он убеждён, что успеет предугадать удар, предупредить его. Я весело оскалилась, самодовольно отметив, что парень оцепенел, и чуть издевательски протянула:
  - Ты такой наи-ивный.
  Мне не обязательно двигаться самой, чтобы достать этого не-феникса, да и любого другого, находящегося в зале. Уже сейчас моя аура покрывает расстояние в десяток шагов вокруг. Захоти я - и эта бесплотная сила моментально станет смертоносным оружием. Но мне этого не нужно. Ведь у меня нет здесь врагов.
  Нет.
  Врагов.
  Улыбка на губах увяла, а мир слегка поблек, стоило мне вспомнить. Искать сейчас? Глупо. Потом? Но смогу ли я вновь войти в это состояние, чтобы отличать хорошее от плохого? И внезапно поняла: смогу, но не стоит злоупотреблять этой возможностью слияния, ведь в подобные моменты я становлюсь более уязвимой для того психанутого некроманта. А жаль. Можно было бы развернуться во всю мощь.
  Похоже, при слиянии феникс начинает влиять не только на моё мировосприятие, но и на ход мыслей. И пусть только после этого голос заявит, что у моего зверя нет личности!
  Отзвучали последние слова, сделаны последние шаги. Мы замерли: мой партнёр по танцу, собранный и настороженный, и я, расслабленная, почти в полной гармонии с миром. Прикрыв глаза, я глубоко вздохнула, высвобождая свой разум от чужого влияния. Поблагодарив своего феникса, я почувствовала, как он вновь вернулся в свою 'тюрьму'. Сразу же и я будто очутилась в клетке своего тела, зато стало легче дышать. Хоть Риока каким-то образом и смог ослабить действие печатей, они всё равно никуда не делись.
  Открыв глаза и поморщившись от появившейся невесть откуда головной боли, я благодарно улыбнулась своему партнёру.
  - Спасибо. Это был прекрасный танец, Люцифер.
  - Меня зовут Люцифэ! - недовольно процедил не-феникс, почти не разжимая губ.
  - Хорошо, - легко согласилась я. - Не хочешь быть Люцифером, буду звать тебя Часовщиком.
  Мальчишка явно растерялся от моего предложения.
  - Пошли отсюда. Дар до сих пор так и не появился. Видно, ему не слишком было нужно наше пари. Пошли! Я о многом хотел бы тебя расспросить.
  Головная боль всё усиливалась. Я поманила Часовщика пальцем и, перейдя на другой материальный уровень, покинула зал.
  Парень буквально через минуту выскользнул в коридор вслед за мной. Шепнув ему, чтобы ждал на крыше, я поспешила туда. Платье - это, конечно, красиво, но бегать в нём я не собираюсь, да ещё и на каблуках в придачу. К моему приходу Часовщик снял куртку и расстелил на покрытии, напоминающем битум.
  - Присаживайся.
  - Какая забота! - не сдержавшись, съязвила я, но всё же скинула туфли и устроилась с большей или меньшей степенью комфорта. - С чего бы это?
  Парень проигнорировал мой комментарий и вопрос и задал свой:
  - Почему Часовщик?
  - Со временем работаешь, - широко ухмыльнулась я. Взгляд моего собеседника враз стал холодным и опасным.
  - Попросил бы не распространяться об этом.
  - Как пожелаешь, - легко согласилась я. Мальчишка был явно сбит с толку столь лёгкой победой. Неужели подумал, что придётся прибегать к грубой силе? - Ты с какого факультета?
  - Тёмного. Бесплатник. Поступил в этом сиане, сдал разницу после первого семестра и перешёл на четвёртый курс.
  - Сдал разницу, значит, - с плохо скрываемой ноткой зависти протянула я. - С твоими способностями это не так-то сложно... если знать как. Но, насколько я знаю, манипулирующие со временем встречаются крайне редко. И дар у них развивается на редкость медленно. Тогда как ты в таком возрасте сподобился добиться подобных результатов?
  - Ты тоже смог пройти инициацию, хотя и младше меня, - отозвался Часовщик, явно не собираясь делиться секретами.
  - У меня другая ситуация.
  - Тем не менее твои способности также поражают. Кстати, разве цвет волос меняется не на инициации?
  - Причём здесь волосы? - насупилась я. - Перестань уходить от ответа.
  - Притом, что во время нашего танца у тебя волосы поменяли цвет. - Видя моё недоверие, Часовщик достал из браслета старинное зеркало в золотой оправе с мою растопыренную ладонь на удобной ручке и протянул отражающей поверхностью ко мне. Узрев, что творится у меня на голове, я охнула и выхватила зеркало. Почти слезшая краска не была видна, скрывшись в тёмно-красных, как венозная кровь, прядях, чередующихся со смолисто-чёрными. Бр-р! Гадость какая.
  - Интересно, это можно закрасить? - отрешённо поинтересовалась я, поворачивая голову и так и эдак. Подобная расцветка меня совершенно не прельщала. - Выглядят откровенно мрачно. Посветлее бы да поярче.
  - Ты ж не огневик. А краски на волосах фениксов, я слышал, держатся исключительно мало. Да никто особо и не старается перекрашивать свои волосы, ведь это считается бесчестным - прятать свои способности от противников.
  - Но выглядит чудовищно. Держи зеркало, спасибо.
  - Не за что, - Часовщик взял у меня оказавшуюся довольно массивной вещь, мельком глянул на своё отражение и спрятал в браслет. - И не расстраивайся ты так. У меня, вот, волосы вообще непонятного цвета.
  - Так ты ведь не феникс, - вяло огрызнулась я. - И как только поступил сюда?
  Часовщик довольно ухмыльнулся и раздельно произнёс:
  - А это сек-рет! А ещё у меня к тебе просьба... или предложение. Смотря как ты захочешь.
  'Отказывайся', - внезапно переполошился голос.
  Это ещё почему? Я ведь даже не знаю, что он хочет мне предложить.
  'Он мне не нравится'.
  А мне очень даже, хотя это и странно.
  'Просто тебе кажется, что он на Дариона похож, вот и...'
  Ни чуточку!
  - И в чём заключается твоя просьба-предложение?
  - Понимаешь... - Часовщик замялся. - Мне нужно много больше энергии, чем другим фениксам. Ты мог бы мне её дать, а за это я исполню твоё желание.
  - А почему именно я?
  - Потому что на тебе потеря энергии никак не скажется, - просто и а разоруживающей откровенностью отозвался Люцифэ, которая лично у меня вызвала лишь новый прилив подозрительности.
  - И я такой единственный и неповторимый во всей Академии?
  - Да, это очень редкая способность.
  - А что ты можешь мне дать взамен? - поинтересовалась я, стараясь как можно больше оттянуть момент ответа, так как уже решила, что откажу. Мало ли что он говорит.
  Парень после моего ответа помрачнел, но всё же глухо сказал:
  - Всё, что захочешь.
  - Хм... - растерялась я от подобной перспективы.
  - Например, могу рассказать то, что знаю о твоих способностях.
  - А как я узнаю, что ты говоришь правду?
  - То есть? - растерялся Люцифэ.
  - Вот ты утверждаешь, что на мне потеря энергии никак не скажется, откуда мне знать, что ты не врёшь?
  Похоже, моё предположение прозвучало для него настоящей дикостью, но Часовщик довольно быстро взял себя в руки и попытался растолковать мне элементарные, с его точки зрения, вещи:
  - Послушай, Дарк. Такие, как ты встречаются исключительно редко. Я и помыслить не могу, чтобы причинить тебе вред. За исключением случаев, когда ты нападёшь первым.
  - Почему ты меня так боишься?
  Часовщик глянул на меня исподлобья, но всё же тихо ответил, моментально подобравшись:
  - Потому что я знаю, на что ты способен.
  - Не придавай внимания слухам, что ходят по Академии, - небрежно отмахнулась я - Половина из них неправда, а всё остальное сильно приукрашено.
  - Я не об этих досужих сплетнях, - ещё тише отозвался Часовщик.
  - Тогда я тебя не понимаю.
  - Не понимаешь, значит. Хорошо. Помнишь Лабораторию?
  Я моментально вскочила на ноги. Вот он, враг!
  - Значит, помнишь, - констатировал Люцифэ, даже не пошевелившись. - А припоминаешь, что ты там сотворил... ла?
  - Ты о чём?
  Я легонько шевельнула рукой, и в ладонь скользнула метательная игла. Главное, выбрать подходящий момент для атаки. И всё решить одним внезапным броском.
  - Не помнишь, значит? - протянул Часовщик. Он отвернулся и подтянул ноги к груди.
  Сейчас!
  'Погоди! Это не он. Лучше выслушай', - остановил меня голос, а Часовщик тем временем продолжил:
  - А я на всю жизнь запомню этот храм крови и смерти. Я не раз пожалел, что вообще туда сунулся. Проклятое любопытство на этот раз меня едва не сгубило. А ведь могло, окажись ты быстрее.
  - Я тебя не помню. И ничего из того, о чём ты говоришь, тоже, - процедила я. С чего я должна его слушать, когда и так понятна расстановка сил?
  - Правда? Может, и так. Ты выглядела тогда совершенно иной. Когда я вошёл в центральный зал, ты сидела на полу, с головы до ног заляпанная красным и что-то чертила кровью. Почувствовав моё присутствие, ты подняла голову и, предвкушающее улыбнувшись, прощебетала: 'О! Ещё одна жертва. И ведь сам пришёл'.
  - Не правда, - севшим голосом, пробормотала я, отступая от парня и от нарисованной воображением картины. - Я не могла сделать подобное!
  - Ты в одиночку убила кучу народа, в том числе и стражей Города, элитных бойцов Империи, - холодно глянул на меня Часовщик. - А когда ты бросилась на меня, то я с перепугу применил одно из плетений, которое даже и вспомнить потом не мог. Подозреваю, что просто напутал что-то со страху.
  - Нет, неправда. Ты врёшь!
  - Осторожно, а то с крыши свалишься, если и дальше будешь пятиться, - не оборачиваясь, предупредил Часовщик.
  'Успокойся, - отвесил мне мысленную затрещину голос. - Лучше спроси, что ты там чертила?'
  Я покорно повторила вопрос.
  - Круг призыва на крови, насколько я понял. Причём, судя по уходящему туда количеству энергии, он вполне мог выдержать существо из-за Грани. Так вспомнила?
  - Нет. И не хочу.
  Значит, этот некромант смог-таки подчинить меня уже по крайней мере однажды. И если бы я призвала его сюда... Я вздрогнула от вставшей перед глазами картины. Он превратил меня в убийцу! И может опять сделать это.
  Я сжала кулаки и посмотрела прямо в глаза Люцифэ.
  - Хорошо. Я дам тебе энергию. А ты, в свою очередь, поклянёшься остановить меня, если я вновь стану такой, как тогда.
  'Ты что, совсем ополоумела?' - возопил голос.
  Парень растерялся. Подобной реакции от меня он явно не ожидал.
  - Ты так просто отдаёшь свою жизнь в чужие руки? А ведь в тот раз я был уверен, что убил тебя. Это просто чудо, что ты выжила.
  - Значит, убьешь сейчас. Лучше смерть, чем призвать этого монстра сюда и стать его покорной игрушкой.
  - Так это был один из видов подчинения? - сообразил Часовщик. - Странно, он совершенно не ощущался таковым, хотя привкус чуждости был явственно заметен. Но хорошо. Я согласен. Я постараюсь остановить тебя, если произойдёт нечто подобное.
  - Спасибо. А чтобы ты не нервничал попусту, могу сказать, что изменения будут заметны... и не только в поведении. Что мне нужно сейчас делать?
  - Ничего. Просто постой спокойно.
  Люцифэ встал и приблизился ко мне, опустился на одно колено и мягко обхватил моё лицо ладонями. Я смотрела в его приближающиеся глаза. Он их так и не закрыл, даже когда едва ощутимо прикоснулся своими губами к моим.
  В тот же миг мне показалось, что я очутилась посреди ревущего и бушующего горного потока. Часовщик отстранился, и всё прекратилось. Лишь кровь в висках продолжала пульсировать сильнее обычного, но и она быстро успокаивалась.
  - Благодарю тебя.
  Люцифэ поклонился и встал. Я в недоумении приложила палец к губам. Это всё? И эти странные ощущения были от простого соприкосновения губами?
  - Я должен попросить у тебя прощения.
  - А? - всё ещё не придя в себя, переспросила я.
  - Вместе с энергией я считал и информацию о твоей жизни. Прошу прощения.
  'Вот гад! - с явственным восхищением протянул голос. - Прибить его мало'.
  - То есть как?
  То есть я знаю абсолютно всё, что с тобой произошло с момента рождения. Одна из моих способностей.
  Я заледенела. Теперь он знает обо мне ВСЁ? Но...
  - Обещаю, что никому ничего не расскажу. Просто мне нужно было под другим углом посмотреть на это твоё подчинение, чтобы понять, что же это такое.
  - Но узнать всё... Это низко! - обиженно вскрикнула я и отвернулась. На душе было гадко. Меня опять использовали. В который раз.
  - Прости. Но это не совсем то, что ты думаешь. Я не лез тебе в душу и не читал мыслей, я просто просмотрел твою жизнь твоими глазами. Её физическую составляющую. Что я могу сделать, чтобы загладить свою вину? - всё так же спокойно продолжил Люцифэ. Не зря всё-таки его имя напоминает высшего демона. Позже, он ничуть не сожалеет о содеянном.
  - Держаться от меня подальше! - крикнула я и поспешила к лестнице, но парень меня опередил. Двигался он с поразительной скоростью, что не удивительно. При его-то способностях.
  - Подожди, Дарк.
  - Отойди.
  - Выслушай меня. Просто сядь и выслушай, а потом уже принимай решение. Эмоции пройдут, а подобный шаг нужно как следует обдумать.
  - И слушать не желаю!
  - Пойми же! Как я могу сдержать обещание, если ты будешь меня избегать? Когда я всё пойму, то будет уже поздно. Я не хочу повторения в стенах Академии или где бы то ни было. Но для этого я должен постоянно находиться рядом. - Люцифэ замолчал, потом много тише добавил: - Или ты хочешь изменить своё желание?
  Я чуть было не ляпнула: 'Да!', но всё же задумалась. Как ни обидно это осознавать, Часовщик прав. Я тоже не хочу, чтобы в Академии началась кровавая баня. Доверить свой секрет я больше никому не могу, а Люцифэ и так уже всё обо мне знает. Я чуть было не застонала от отчаяния. Вот именно, что всё. Кому приятно, когда знают всю его подноготную? К тому же совершенно незнакомое тебе существо?
  Я исподлобья глянула на Люцифэ. Он спокойно стоял, ожидая моего решения.
  - Хорошо. Я не буду менять своего желания, но взамен ты правдиво ответишь на все мои вопросы.
  - На какие смогу ответить, - поправил меня Люцифэ. - Сразу должен тебя расстроить: таких будет меньшинство. Это не мои секреты, и пока я не имею права посвящать тебя в них. Но, думаю, что время скоро наступит. Пошли обратно. И не ссутулься, пожалуйста. Тебе не идёт.
  - Ты мне ещё указывать будешь! - устало огрызнулась я. Эти вспышки эмоций и тихая, но непрекращающаяся головная боль совершенно вымотали меня. А этот... узнал обо мне всё, а я о нём не получу совершенно никакой информации. Так нечестно.
  - Буду. Я ведь старше. И лучше разбираюсь в некоторых вещах.
  Я нехотя направилась обратно, сопровождаемая идущим по пятам Люцифэ. Парень подождал, пока я устроюсь на его куртке, и только после этого сел сам. На самом краешке, чтобы полностью исключить возможный физический контакт.
  - К какой расе ты принадлежишь?
  - Прости, но на этот вопрос я не отвечу.
  - Тогда где жил до Академии?
  - В Городе.
  - А поточнее?
  - Нет, извини.
  - Блин! - взвыла я. - Тогда какой толк тебя расспрашивать?
  - Похоже, ты права. Я лучше расскажу сам. Так будет быстрее.
  - А имя-то почему у тебя такое необычное?
  - Первая часть взята из имени моего прародителя, вторая родителя и только последняя - собственно моя.
  - То есть, тебя зовут Фэ?
  - В принципе, ты права, но мы никогда не позволяем себе такую бестактность, как именовать друг друга сокращённым именем. Слишком фамильярно, а мы предпочитаем держать дистанцию. Что я могу рассказать о себе ещё? Я вырос и до поступления жил в очень ограниченном обществе. Меня всячески опекали и оберегали, отчего я почти не сталкивался с незнакомыми.
  - Но почему так?
  - Тот, кто за мной присматривал, очень боялся меня потерять. Точно так же, как и моего родителя в своё время. К тому же я обладаю поистине редкими способностями, что, наверняка, тоже внесло свой вклад в мою затворническую жизнь. В Город я начал сбегать только сианов десять назад. Но мои прогулки были слишком краткосрочны, а уходить из-под опеки становилось всё сложнее. Даже с моими способностями.
  Город меня ошеломил. Он такой красочный, шумный. Все куда-то спешат, эмоции бурлят, по улицам носятся скоростные мобили. Я был в восторге. Правда, в первый же бой умудрился влипнуть в неприятности. С тех пор ни одна моя вылазка в Город не проходила спокойно. На тебя я натолкнулся неожиданно и совершенно случайно. Я тогда изучал незнакомый мне район и уловил ужас, расползающийся по округе, а потом заметил нескольких существ, убегающих от серого здания. Оно походило на огромный барак среди десятка таких же, вот только распахнутые двери были толщиной в мою руку от кончиков пальцев до локтя. Да и существа в серых халатах не слишком походили на разнорабочих.
  Мне стало интересно, и я вошёл внутрь. Вокруг было пусто и тихо, и лишь ужас убежавших ещё витал в воздухе. По ходу моего продвижения всё чаще начала попадаться кровь на полу и стенах, а вскоре и первые трупы. Знаешь, когда я тебя увидел, то только удивился. Мне всегда говорили, что Стражи Города - это элита бойцов, сильнейшие из Имперских воинов, а убила их всех одна-единственная девчонка. Но когда ты подняла голову и, улыбнувшись, посмотрела на меня, я в первый раз в жизни испугался по-настоящему. Твоя сила в слиянии с фениксом впечатляет, но именно тень некроманта, стоящая за спиной может кого угодно довести до икоты. Я теперь прекрасно понимаю, отчего ты предпочитаешь умереть, но не стать его собственностью. Я читал кое-что про Чёрных Невест. В книгах говорилось, что это существа с собственной волей и личностью. Но вряд ли твой некромант стерпит хоть какую инициативу с твоей стороны.
  Плетения мы пустили одновременно, но я успел защититься, а ты нет. Вырубив тебя, я сбежал, даже боясь оглянуться и удостовериться в том, что убил тебя. Мне казалось, что твоя тень всё ещё следует за мной по пятам.
  Потом я целый сиан не предпринимал никаких попыток выбраться в Город. Но и сидеть взаперти мне было уже невмоготу. Всё те же лица, всё те же разговоры... За целый сиан в нашем маленьком мирке не произошло абсолютно ничего нового! И это угнетало.
  В принципе, меня всегда предостерегали от различных опасностей Города. Но они забывали упомянуть главную. И я её прекрасно прочувствовал на себе. Город затягивает. Побывав там хоть однажды, ты стремишься туда вновь и вновь. А те, кто не имеют возможности сами туда попасть, жадно ловят любую новость про него. Но большинство из нас настолько окостенело, что просто боятся этой шумящей и бурлящей жизни. Им нужны лишь тишина и покой.
  Я жаждал этого нового, мечтал освободиться от навязчивой опеки, избавиться от опостылевших лиц и безбрежного одиночества. В нашем мирке мы, хоть и живём вроде как вместе, но всё равно полностью одиноки. Лишь в Городе я впервые увидел, что значит дружба, ощутил, как могут любить и ненавидеть. В нашем застоявшемся болоте такого нет. А зря. Но с другой стороны, впусти к нам сильные эмоции, и мы перебьём друг друга просто от того, что нам осточертело общество друг друга.
  В последний раз я пробыл в Городе пол-луны. Это оказался мой предел. Всего лишь пол-луны. Целых пол-луны. Когда я вернулся, то предок устроил мне такой разнос, что я впервые в жизни всерьёз на него обиделся и решил доказать, что, вопреки всему, смогу выжить самостоятельно. Без его утомительного попечительства.
  Улучив момент, я сбежал. На этот раз я был более подготовлен и рассчитывал вернуться не меньше чем через полсиана. Или не возвращаться вообще, если получится. Наткнувшись на объявление о приёме в Академию, решил поступать сюда.
  - А как ты прошёл определение на феникса?
  - Смухлевал. Дождался, пока передо мной пройдёт с пяток фениксов, чтобы нечаянно не пролететь, и изменил временной поток камня. В результате он, вместо того, чтобы показать моё несоответствие, воспроизвёл недавнюю информацию. Вот так я и прошёл в стены Академии как полноправный феникс. С Карелом и его техникой было, конечно, сложно, но я и их смог обмануть. Зато чего мне это стоило! Мой запас сократился более, чем наполовину.
  Зато потом пошло полегче. Слишком сильно напрягаться не приходилось, да и кормёжка здесь терпимая. Особенно, если ещё и по ночам наведываться.
  Я, не удержавшись, захохотала. Не я одна, оказывается, обираю столовую. То-то на меня так подозрительно косятся. Но молчат, учитывая мою участившуюся тенденцию надолго пропадать у магистра Дэривана.
  - Ты чего? - удивился Люцифэ.
  - Интересно, как это мы ни разу не столкнулись во время кражи фруктов?
  - И ты тоже? - удивился парень и неуверенно улыбнулся. Вскоре он продолжил: - Но даже теперь мне приходилось сложновато. За полсиана обучения я израсходовал весь оставшийся запас, что прихватил с собой. Не знаю, что бы я делал, не заметь тебя. О тебе частенько судачат, но я не любитель слушать сплетни. Да и не слишком-то верил во все эти разговоры. Пока однажды не почувствовал сам, проходя мимо комнат одного из преподавателей. Дэривана, как я узнал впоследствии. Та вспышка энергии, что я ощутил, не может происходить от обычного феникса. Тогда я заинтересовался тобой и решил перейти на твою параллель, сдав разницу. Оставалась лишь одна проблема: сойтись с тобой поближе, что не так-то уж легко, находясь на разных факультетах. Но тут уж зашевелились наставники. Арион уже пару лун вынашивал план перевести тебя к себе, но Варан был категорически против. Однако после твоего боя с Даром он сдался. Кстати, не слишком обижайся на своего светлого друга. У всех у нас случаются моменты помутнения рассудка.
  - Вот только не надо мне давать советы по поводу Дара. Знать его больше не желаю! - вспылила я при одном упоминании о бывшем одногруппнике.
  - Зря ты его подпустила так близко к себе. Постоянное общение с такими, как ты, накладывает определённый отпечаток. Даже не чувствуй он к тебе абсолютно ничего, мальчик будет страдать.
  - Вот пусть и страдает! Так ему и надо, - не желала успокаиваться я. - Сам виноват.
  - Вы просто разные, и он никак не может понять тебя и выстроить правильную линию поведения.
  - А ты, значит, можешь? - злобно зыркнула я в сторону Люцифэ.
  - Я много общался с подобными тебе. Одного из них так избаловали вниманием, что он теперь палец о палец не ударит просто так. Надеюсь, ты никогда не вступишь на этот путь саморазрушения.
  - А что с ним такое случилось?
  - Говорю же, избаловали. Потакали всем прихотям, вот и превратился в незнамо что.
  - А больше не к кому обратиться?
  - В принципе, у нас таких, как ты, трое. Точнее, четверо, но последнюю можно не принимать во внимание. К ней и ходить далеко, да и не любим мы её беспокоить. Из оставшейся троицы один крайне необщителен, второй уже давно где-то пропадает и почти не показывается. Вот и остаётся этот. Приходится терпеть поневоле.
  Мы ещё долго болтали. Обо мне, о Божественной, о наставниках и бывших одногруппниках, о порядках на тёмном факультете и своеобразности нашего обучения. В результате, решили поселиться вместе, а по возвращении с полигона забрать к себе Божественную. Люцифэ предложил погрузить её в стазис, пока мы не вернёмся, но я отказалась. Не согласится она на такое. Одна надежда, что крылья не подведут.
  Уже под утро мы добрели до комнаты Люцифэ и, не раздеваясь, заснули. Моей последней мыслью была: 'Не делаю ли я ошибки, позволяя себе привязаться к совершенно незнакомому существу? Не окажется ли он хуже Дара? Но с другой стороны, с Часовщиком я могу говорить начистоту, ничего не скрывая. А ещё его обещание. К тому же с ним так легко. И голос не слишком-то возмущается против нашего общения'.
  Утром нас поднял рык взбешенного Ариона, стоящего в дверях:
  - Дарк, ты какого Джера здесь делаешь?!!
  - А? - совиными глазами уставилась я на стража тёмного факультета
  - Мы всю Академию перевернули, пытаясь их найти, а они здесь спят, как ни в чём не бывало.
  - А в чём проблема? - широко зевнул Люцифэ. - Нам ведь не обязательно было оставаться до конца бала в зале.
  Арион удостоил Часовщика долгим взглядом, затем бросил, не собираясь пояснять причины своего недовольства:
  - Собирайте вещи и на выход. Сбор через полбоя во дворе. И не забудь вернуть вещи в гардеробную.
  - Что?!? Через полбоя? Мне ещё переодеться надо и кучу дел успеть! - взвыла я, стоило двери закрыться за спиной наставника.
  - Давай помогу избавиться от платья и атрибутов, - предложил Люцифэ, потягиваясь на своей кровати. Он, как и я, жил один в комнате.
  - Мы всё равно не успеем, - пробубнила я, но позволила Часовщику заняться моим костюмом. Он справился меньше, чем за стигну. Я только стояла и хлопала глазами. Расшнуровать корсет, выпутать из причёски шпильки и нити жемчуга меньше, чем за стигну - это же нереально.
  - Ты что, специально тренировался? - изумлённо выдохнула я, переступая через соскользнувшее на пол платье.
  - Представь себе, каждый день.
  - Серьёзно, что ли? - с подозрением глянула я на Часовщика.
  - Да шучу, конечно. Поспеши, тебе ещё собраться надо.
  Во двор мы выбежали, когда большая часть учеников уже ушла на полигон. Осталась только наша группа под предводительством Ариона и ещё одна, возглавляемая магистром Дарионом. Как я узнала чуть позже, все группы отправляются в разные места: на острова, в горы, пустыню, тропики, на север и в долину. На нашу долю выпала последняя, как одно из самых приятных мест из перечисленного. Каждая группа насчитывает около ста пятидесяти учеников и пять-шесть сопровождающих наставников. Один из них, обычно самый опытный, назначается ответственным и отвечает за благополучное возвращение ребят полным составом чуть ли не головой.
  В группе Дэривана я заметила одного из бывших одногруппников и помимо воли поискала глазами Дара. Он стоял недалеко от магистра лекаря, бледный, осунувшийся и понурый. Я сделала было шаг в его сторону, но тут же одёрнула себя. Меня его проблемы больше не касаются.
  Группа магистра Дэривана двинулась к пристройке. Я отвернулась и принялась изучать тех, с кем мне придётся более-менее близко общаться в ближайшие лун пять, а то и много дольше. В группе Ариона были собраны младшие фениксы с тёмного факультета курса до восьмого-десятого. Причём, получилось так, что мы с Люцифэ стояли слегка сбоку и приближаться к нам никто желанием не горел. Может, это даже и к лучшему.
  Вскоре выдвинулись и мы. Кроме Ариона нашу группу сопровождали Див, Барион и ещё двое незнакомых темноволосых наставников.
  Для меня использование порталов много предпочтительнее перемещения на машинах и мотоциклах. Я не успевала даже ничего почувствовать. Шаг - и ты стоишь совершенно в другом месте. Вот и сейчас, стоило мне войти в пустую, на первый взгляд, арку, как в следующую секунду в глаза ударило яркое солнце. Те, привыкшие к более скудному освещению, заслезились. И эта резь с непривычки. Ничего, вскоре мой организм приспособится к изменениям, тогда я смогу осмотреться нормально. Сделав пару десятков шагов вправо, я села, предварительно ощупав мягкую-мягкую траву, и с удовольствием вытянулась на ней, не пытаясь пока вновь познакомиться с окружающим миром. Пускай глаза немного привыкнут, вот потом...
  - И долго ты собрался тут прохлаждаться? - Меня накрыла тень и тут же отступила, но пришлось-таки недовольно открывать правый глаз, чтобы увидеть наглеца, посмевшего меня побеспокоить. Надо мной возвышалась тёмная фигура, залитая потоками света. Вокруг головы феникса сиял настоящий ареол. Прям как на картинках со святыми. Бр-р! Ещё не хватало мне какого-нибудь праведника, пришедшего по мою душу.
  'Праведник' заметил моё недоумение, присел на корточки, протянул мне руку и много мягче продолжил:
  - Поднимайся, нужно идти лагерь обустраивать.
  - Магистр Арион, - признала, наконец, я святого. - Не пугайте вы так.
  - А ты разве испугался? - удивился страж тёмного факультета.
  - Я решил, что вы мне морали начнёте читать, - чистосердечно призналась я.
  - Морали? Это что такое?
  - Это увещевания принять более праведный образ жизни, - проворчала я, принимая помощь наставника и вставая вслед за ним.
  - Я и сам не праведник. К чему мне указывать другим? - пожал плечами магистр Арион. - Пошли. У нас на сегодня много работы запланировано.
  - Угу, - машинально отозвалась я, не обращая больше внимания на наставника. Вокруг простиралась первозданная природа: огромные деревья в нескольких десятках шагов, из крон которых раздавались мелодичные птичьи трели, мягкая насыщенного цвета трава, светло-светло-синее небо с белесым солнцем. Воздух был наполнен незнакомыми ароматами цветов и растений и был таким лёгким и вкусным. Даже дышать здесь было намного легче, чем в Городе. Будто убрали невидимую, но непрерывно давящую на плечи тяжесть.
  - Хорошо-то как! - вдохнула я полной грудью и раскинула руки в стороны, будто хотела вобрать в себя весь мир или открыться ему полностью. - Прям настоящий рай.
  Правда, к вечеру мои восторги поутихли. Нам пришлось бегом пробираться звериными тропами вслед за магистром Арионом к месту лагеря. По всему пути нужно было постоянно уклоняться от низко висящих веток. Лагерь оказался местом неблизким, а страж хотел обустроиться до наступления темноты. В этом я его прекрасно понимала: местные комары зверствовали жуть как.
  Место для лагеря я признала сразу. Вместительная лесная поляна, избранная наставниками носила явные следы многочисленных посещений. Трава, конечно, скрыла все кострища, камни и брёвна, об одно из которых я не слишком удачно запнулась уже на шестом шаге, после чего с крайней осторожностью продвигалась дальше.
  На расстоянии шагов тридцать от деревьев были выстроены кругом сооружения, напоминающие шалаши. Очень отдалённо напоминающие. Этакие домики мой отец сооружал для разведения костра на природе. Но нам-то зачем эти прислонённые друг к другу палки?
  Неподалёку от меня замер, восхищённо озираясь, Люцифэ. Спустя пару минут не-феникс присел на корточки и начал осторожно, даже как-то боязливо, трогать кончики стебельков травы. Я подошла к парню и дёрнула за рукав, поинтересовавшись:
  - Ты чего?
  Он поднял на меня сияющий взгляд и пробормотал:
  - Поразительно. Оно вокруг всё такое живое.
  - Ну да, - недоумённо пожала я плечами. - Не пустыня ведь.
  - Но в Городе ничего подобного нет!
  - А-а! - дошло до меня, наконец. - В этом ты прав. По сравнению с Городом даже пустыня должна напоминать цветущий сад.
  - Идёмте, нужно обустроиться, а времени осталось не так много, - сказал подошедший Див.
  - О, наставник! - обрадовалась я возможности удовлетворить своё любопытство. - А зачем нам вот это? - я ткнула в ближайшее сооружение.
  - Каркасы. Их покрывают листьями, травой, игольчатыми ветками либо шкурами, а потом живут по трое-четверо внутри.
  Я с сомнением ещё раз оглядела будущие жилища.
  - Что-то они не кажутся мне настолько большими, чтобы там смогло поместиться четыре ученика.
  - Уверяю, все уместитесь. - 'Ага, утрамбуетесь!', - хмыкнул голос. - А теперь приступайте к работе. Подберите себе пару из группы и приводите жилище в порядок. Ребята подскажут что к чему.
  - Угу, поняли, - отозвалась я, наблюдая за суетящимися учениками. Наставники разбрелись по 'лагерю' и руководили работой. И только когда Див ушёл, я сообразила, что понятия не имею, кто мои одногруппники. Я ведь ни с кем, кроме Люцифэ не знакома. Тут мой взгляд наткнулся на подозрительно примечательную фигуру, стоящую в гордом одиночестве. Похоже, кое-кого я всё-таки знаю. Правда, сильно сомневаюсь, что Дэри можно отнести к числу моих одногруппников.
  Феникс тоже нас заметил. Некоторое время мы молча разглядывали друг друга, затем Дэри что-то решил для себя и, утвердительно кивнув головой, направился к нам.
  - Давайте втроём поселимся, - предложил феникс. Я вопросительно глянула на Люцифэ. Тот усмехнулся и отрицательно покачал головой.
  - Не уживёмся.
  - Я с Дарком неплохо знаком, так что не вижу преград, чтобы... - нахмурился Дэри, но Часовщик не дал ему закончить.
  - Что касается обаяния Дарка, то это, безусловно, а вот насчёт его поведения в обыденной жизни - это я сомневаюсь. Сбежишь на следующий же день.
  - Проверим? - хищно оскалился Дэри.
  - Не от Дарка, так уж от меня ты точно сбежишь, - небрежно отозвался Люцифэ.
  Я перевела недоумевающий взгляд с расслабленного Часовщика на подобравшегося Дэри и невесело вздохнула. Похоже, и вправду не уживёмся.
  
  ХХХ
  
  Дэри сбежал от нас на третий день, причём перебрался сразу на другой конец лагеря. Подальше от нашей парочки. Сказать, кто из нас двоих более этому поспособствовал, я затруднялась. С одной стороны, Люцифэ с его пунктуальностью, принципиальностью, дотошностью, ненормальностью и вечными придирками. С другой я со своими еженощными кошмарами. Нам повезло, что устроились мы во внешнем кольце лагеря, а не посередине. Довольно быстро обитатели ближайшей к нам палатки решили перебраться куда подальше. Остальным повезло меньше, ибо переселяться было просто некуда.
  Ко мне пару раз подходил магистр Арион с предложением поставить блок на память или ещё как помочь, но я каждый раз отвечала категоричным отказом. Теперь стражу тёмного факультета тем более незачем знать, какие события имели место в моей жизни. К тому же сны не были никоим образом связаны с моим прошлым. Это было нечто совершенно иное и больше напоминало кошмары в Академии. Я будто проживала чужие жизни, испытывая вместе с неведомыми существами их страхи, горести, радости, страдания. Как за полночи я успевала прожить целые года вместе с этими незнакомцами - ума не приложу. Просыпалась я всегда одинаково: чувствовала приближение чего-то неведомого, подбиралась для боя и била аурой страха.
  На этом месте сны всегда обрывались. Я распахивала глаза и долго лежала, успокаивая дыхание, чувства и мысли. А со мной ту же процедуру проводил весь лагерь, так как аурой перепадало именно им, а не монстру из сновидений.
  Люцифэ даже предложил поменять распорядок дня. Всё равно после моей побудки мало кто засыпал вновь. Однако магистр Арион наотрез отказался, аргументировав тем, что фениксы должны приспосабливаться к любым условиям. Ребят такой ответ не воодушевил, но они не осмеливались бунтовать.
  Если же отбросить постоянные кошмары, то мне здесь нравилось. Несмотря на то, что магистр Арион и другие наставники нещадно нас гоняли, было относительно много свободного времени, так как теоретическими занятиями нас вообще не нагружали, как и домашними заданиями по ним.
  Конечно, нужно было следить за порядком и чистотой в нашем вигваме и вокруг него, самим стирать одежду, добывать и готовить еду. Но даже с учётом всего этого времени у меня собиралось достаточно. На это немало влиял тот факт, что добытчиком мяса и кухаркой в нашем тандеме был Люцифэ. Часовщик, конечно, попытался один раз припрячь меня к этому общественно-полезному делу, но, увидев мою позеленевшую физиономию и услышав угрозу стать вегетарианкой, если мне придётся потрошить и свежевать этих милых пушистых созданий, благоразумно отступился от своей идеи.
  Так что меня вполне хватало на дополнительные тренировки, на которых меня гонял не только голос, но и на удивление быстро освобождающийся от своих обязанностей не-феникс. Последний оказался в этом плане даже более придирчивым и въедливым, чем моя шиза.
  А потом начались эти видения. Поначалу я думала, что имею дело с очередной разновидностью ментального воздействия некроманта, но кошмары никогда раньше не накатывали днём. В последний раз меня накрыло прямо посреди общей тренировки.
  Это походило на замену одной реальности на другую. Ещё миг назад я видела высокую фигуру магистра Ариона, а теперь смотрю чужими глазами на пылающий город и жутких монстров, приближающихся ко мне. Они не спешили, прекрасно осознавая, что их жертва никуда не денется. Я отчётливо чувствовала ужас девочки и её безумное желание жить. А ведь это именно она отравляет в последнее время моё существование. Она и эти монстры, походившие на пупырчатых жаб, скрещенных с серыми орангутангами. Из-под полузакрытых шлемов выглядывали крупные длинные клыки и белесые навыкате глаза. Захватчики уже почти вырезали городок, и эта девочка одна из немногих выживших. Дочь главного жреца города, у которой так до сих пор и не проявились силы. Даже в столь экстремальной ситуации. Так что можно с уверенностью сказать, что она совершенно бездарна. И умрёт в ближайшие же минуты не самой лучшей смертью. И я за компанию.
  Пусть даже потом я просто очнусь, но... Такое уже бывало. Я умирала, а потом просыпалась. И каждый раз надеялась больше не испытывать подобных ощущений.
  Мы отступили ещё на шаг и упёрлись спиной в каменную стену. Сбоку высилась громада каких-то беспорядочно сваленных плохо сбитых ящиков. Судорожно ищущую хоть что-либо руку обожгло болью. По коже заструилась горячая кровь. Класс, ещё и порезалась! Девчонке определённо не везёт. Я недовольно шикнула и подняла руку к лицу. Точно порезалась, в придачу неслабо так!
  И тут до меня дошло, что на этот раз я не подчинённая, запертая внутри чужого тела наблюдательница. Я могу им управлять! Переступив с ноги на ногу и пошевелив пальцами, я ещё больше уверилась в своём выводе. Но ведь, если я здесь главная, то смогу действовать на своё усмотрение. Это же прекрасно!
  Оглянувшись на кучу ящиков, я увидела самодельное копьё, сделанное из не слишком крепкой палки и кухонного ножа. Собственно, об него я и порезалась. Кровавые следы на древке наводили на грустные мысли о кончине предыдущего владельца этой штуковины. Но мне она вполне может ещё пригодится, если не сломается от первого же удара. Подхватив копьё и перехватив его поудобнее, я бросилась на замерших от неожиданности созданий.
  Надо отдать должное копью, оно сломалось не с первого раза. И даже не со второго. Отбросив бесполезный уже обломок палки и не упуская из внимания раненого страшидлу, я бросилась на двух оставшихся. Чужое тело не отличалось ни быстротой, ни ловкостью, ни силой, к которым я привыкла, что явилось не слишком приятным сюрпризом мне и позволило орангутангу остаться живым после моей первой атаки.
  Уже через пару минут все мои противники были выведены из строя. Мне же нужно было выбираться отсюда побыстрее, пока не подоспели другие. В том, что они где-то рядом я ничуточки не сомневалась. Поэтому я поспешила выбраться из закутка между домами, куда забралась, спасаясь от преследователей девчонка.
  Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в каком-то странном средневековом городе, спланированном обезумевшим архитектором. На узкой извилистой улице беззаботно играл с переливающейся на солнце пылью пушистый зверёк, похожий на длинноухого котёнка. Весьма отдалённо похожий.
  Кроме него вокруг не было никого. Однако вид развороченных дверей и выбитых ставень, а также валяющейся кое-где разбитой мебели не внушали оптимизма.
  Подхватив несопротивляющуюся зверюшку под мышку, я направилась вдоль улицы, внимательно глядя по сторонам. Проектировщик, если таковой вообще существовал в природе, помимо безумия, отличался сильным пристрастием к крепким напиткам, так как улица не имела ни малейшего намёка на прямоту. Отдельные дома вылезали чуть ли не на середину дороги, другие, наоборот, отступали подальше в тень соседей, иные вообще стояли углом к улице. Как они здесь вообще ездят с подобной планировкой?
  За очередным вылезшим вперёд, явно дышащим на ладан домишкой меня поджидал труп. Видимо, ждал он здесь уже давно, так как успел приобрести крайне непрезентабельный вид. Я даже поначалу подумала, что это простая мусора, устроенная под покосившейся стеной. И только когда в воздух взвилась туча мух, я сообразила, на что наткнулась, и почему вокруг такой отвратный запах.
  Перед глазами поплыло, а потом и потемнело. Резко распахнув их, я увидела всё то же раскалённое небо и белесое солнце, называемое здесь Клио, которое спустя мгновение заслонила фигура Люцифэ.
  - Очнулся, наконец.
  Я эмоционально высказалась, сообразив, что произошло.
  - Ты чего? - удивился кто-то неподалёку.
  - Эта дура в обморок грохнулась, - пояснила я, отстранённо глядя на небо. Точно такое же было над городом. И Клио висело почти на том же месте.
  - Кто? - поинтересовался присевший рядом с Люцифэ магистр Арион. Я проигнорировала вопрос, стараясь понять, что со мной только что произошло. Сон? Не слишком-то похоже.
  Я села, опершись на левую руку, и недоумённо подняла её, с изумлением разглядывая ноющую ладонь. И вновь выругалась. Пореза не было, но ладонь ныла точно так же, как и во сне.
  - Что произошло? - вопросительно глянула я на Люцифэ.
  - Это мы бы хотели спросить у тебя, - повернул меня к себе Арион. Так как я упорно молчала, Часовщик вкратце обрисовал произошедшие события: я ни с того ни с сего качнулась и упала без сознания. Несмотря на все усилия, привести меня в себя так и не смогли.
  - Понятно, - протянула я и огляделась по сторонам. Тренировка была спешно свёрнута, и возле меня находились лишь Люцифэ, магистр Арион и наставник Див. Прикинув так и эдак, я обратилась к стражу тёмного факультета. Быть может, это всё бред, порождённый моим воображением. Но если нет... то девчонка может погибнуть. И неизвестно, выживу ли я после этого в свете последних событий. Я невольно сжала ноющую ладонь другой рукой.
  - Магистр Арион, вам ни о чём не говорит название Баккаора и имя Хаоном?
  Страж тёмного факультета едва заметно напрягся и поинтересовался:
  - Откуда ты взял эти сведения?
  - Просто ответьте. Этот город, как понимаю, находится на полигоне?
  - Да, - медленно проговорил Арион. - Это ближайший к лагерю город. Туда ребята постарше отправятся вскоре наёмниками.
  - Их там не наймут, - мрачно ответила я и добавила: - Просто некому будет нанимать. Уже сейчас почти весь город вырезан существами неизвестной расы. - Видя неверящий взгляд обоих наставников, я пояснила: - Мне уже не в первый раз приходит видение про этот город. И я не хотел бы, чтобы девчонка, оказавшаяся там, погибла. А то мало ли что... Поэтому я прошу разрешения...
  - Не дождёшься! - рявкнул страж. Он глянул на Дива и приказал: - Собери лучших учеников и наставника Гаорана. Через полбоя выдвигаемся. Оставишь ребят на попечение Хрона и Мриона.
  - Мне тоже нужно идти. Я хочу понять, что это было, - вцепилась я в магистра Ариона
  - Дарк, у тебя недостаточно опыта для этого задания.
  - Чхать! Если я умру, когда прибьют эту девчонку, то опыта у меня явно не увеличится, - упорно стояла я на своём.
  - Дарк, - попытался урезонить меня страж, - что бы там ни произошло, я думаю, что твоей жизни ничего не угрожает.
  - Откуда вы знаете?
  - Хотя бы потому, что никогда не слышал ни о чём подобном.
  - Не думаю, что вы знали многих, владеющих силой крови на должном уровне, - встал на мою сторону Люцифэ. - Их способности очень специфичны, и Дарк совершенно не умеет ими управлять или хотя бы контролировать.
  У магистра Ариона едва заметно нервно дёрнулась щека, но он всё же бросил:
  - Хорошо.
  Отдав указания другим наставникам, страж тёмного факультета бесцеремонно подхватил меня поперёк туловища под мышку. Бок обожгло жаром. От неожиданности я вцепилась в наставника.
  И тут мы взмыли в небо.
  Но удивляться или восхищаться первым в своей жизни полётом было некогда. Уже знакомый мне жар прошёл по артериям и венам, а в глазах потемнело.
  Я прикрыла веки, наслаждаясь чувством всё возрастающей силы, буквально купаясь в ней. Хотелось смеяться от счастья, кружиться, раскинув руки в стороны, а ещё лучше взлететь самой. Я ощущала себя настоящим морем, в которое несла воды полноводная река.
  Однако вскоре вода почему-то начала быстро убывать. Мне это не понравилось. Похоже, какой-то злой дух решил испортить мне настроение, создав выше по течению плотину. Но я просто так не сдамся. Я поманила воду к себе, и поток начал усиливаться. И тут я увидела разноцветные злобные глаза духа. Мои в ответ прищурились и недобро полыхнули. Нужно его убрать, чтобы не вмешивался.
  Я уже подняла руку, чтобы избавиться от нежданного препятствия в виде бестелесной сущности, как почувствовала неладное. Река всё ещё вливалась в море... но притока энергии я больше не чувствовала.
  Опасность! Я крутанулась на месте. В ладонь скользнул прохладный металл. Прыжок - и в следующее мгновение я оказалась лежащей на животе с заломленной за спину рукой. Неизвестный всё сильнее изменял угол залома, увеличивая приносимую боль.
  - Я тебя убью, Дарион! - с ненавистью прошипели губы. Я больше не пыталась освободиться, прекрасно помня произошедшие события. Кто ещё может победить меня и сознательно причинять боль?
  - Я не Дарион, - холодно ответил мой противник. - Не сходи с ума. Никого ты не убьёшь. Теперь успокойся.
  Наконец, сквозь туман бешенства начали проступать предметы окружающего мира. В нос лезла упорная травинка. Вокруг тихо-тихо, испуганно шумел лес. Я нехотя проворчала:
  - Отпусти меня.
  - Успокоился, - констатировал голос и неизвестный освободил из захвата руку. Я медленно повернула голову. Люцифэ. Откуда он здесь?
  - Вставай, - подал мне руку Часовщик.
  - Зачем ты напал на меня? - нахохлилась я в ответ, глядя на него снизу вверх.
  - Ты чуть не выпил энергию Ариона. Тебе своей мало?
  Я перекатилась на спину и вскочила на ноги. Неподалёку и вправду стоял растерянный страж тёмного факультета. Выглядел он бледновато, но больше никаких изменений во внешности не наблюдалось.
  - И что мы здесь делаем? - поинтересовалась я, чтобы хоть как-то заполнить затянувшуюся паузу.
  - Вот именно, - радостно встрепенулся Люцифэ, который тоже чувствовал себя не в своей тарелке. - Нам нужно как можно быстрее попасть в город, а со всем остальным потом разберётесь.
  - Но... - немного пришёл в себя наставник. Однако Люцифэ не собирался его слушать. Схватив меня за здоровую руку, он потянул вслед за собой. Я оглянулась на стража тёмного факультета и побежала, увлекаемая Часовщиком и откровенным нежеланием объясняться с магистром по поводу произошедшего. Мне бы кто ещё объяснил.
  И тут Люцифэ начал применять свои способности. Это завораживало. Мы походили на две стремительные тени, мчащиеся сквозь лес. Да, основное направление Часовщика - это работа со временем, но ему доступны также игры с пространством. И Люцифэ настолько ловко манипулирует обоими, что сразу и не заметишь.
  Стигны через три мы были около города. Я запрокинула голову и рассмеялась, безмерно удивив своей реакцией Часовщика.
  - Ты чего?
  - Могу поспорить, что в реальном времени не прошло и полстигны, - всё ещё улыбаясь, отозвалась я.
  - Ты прав, - усмехнулся в ответ Часовщик. - Но ведь нам нужно было добраться сюда побыстрее. Так что не обессудь и ничего не говори наставникам.
  И тут я рассмотрела город. Улыбка соскользнула с губ, как скатерть с края столешницы. На стенах не было никого, ворота призывно распахнуты настежь, а в небо кое-где поднимаются тонкие тёмные столбы дыма. Хм, силе встреченных существ я знаю цену, так что думаю, мы вдвоём вполне с ними справимся.
  - Пошли, - потянула я Люцифэ.
  Путь от опушки леса до городских ворот в полшагрина мы преодолели за считанные секунды. В воротах никого живого, улицы пусты. От небольшой площади у ворот расходилось сразу четыре.
  - Разделимся? - предложила я и добавила, видя колебание Часовщика: - Противники не отличаются силой и умом, а девочку нужно найти побыстрее.
  Люцифэ нехотя кивнул, соглашаясь. И вот я вновь среди безумных улочек города. На этот раз на неспешное вышагивание просто нет времени. Дорога каждая секунда.
  Я бежала вперёд, внимательно вглядываясь в облики домов, выстроившихся вдоль улицы, но знакомых мне зданий всё не было. Занятая своими мыслями, я не обратила внимания на посторонний звук и за очередным вылезшим вперёд домом наткнулась на четвёрку налётчиков. Встреча стала неожиданностью для обеих сторон, но я пришла в себя быстрее.
  Реальность ничем не отличалась от сновидений. Лишних эмоций тоже не было: ни жалости, ни раскаяния или угрызений совести - вообще ничего. Будто переступила через обычное бревно, а не убитого мною противника. Оставив позади распластанную четвёрку, я поспешила дальше. Голову занимал лишь один вопрос: успею ли первой найти девочку?
  Стигны проходили одна за другой. Я встретила ещё три группы обезьяноподобных созданий, но так и не нашла ни ребёнка, ни знакомой улицы. Зато на одном из поворотов натолкнулась на Люцифэ.
  - Так не пойдёт, - остановил меня Часовщик. - Мы можем оббегать весь город, но так и не найти её. Ты помнишь, как выглядит девочка, как она ощущается?
  Медленно вдохнув, чтобы выровнять дыхание, я резко выдохнула и нервно огрызнулась:
  - Я на неё не смотрел со стороны!
  - Ну а внутренние ощущения сможешь воссоздать?
  Тут уж я задумалась и неуверенно пожала плечами.
  - Не знаю. Можно попробовать.
  - Это будет, конечно, сложнее. Но попытаться определённо стоит. Если бы у нас была хотя бы капля крови, то даже вопросов бы не возникло. А так... - Часовщик извиняющее развёл руками и внезапно повернулся.
  Я посмотрела в ту сторону. Привалившись к стене шагах в двадцати от нас стоял магистр Арион. Оттолкнувшись, он направился к нам. Приближаясь, страж сконцентрировал всё своё внимание именно на мне, отчего стало несколько неловко. Он просто смотрел, не произнося ни звука, и этот тяжёлый взгляд давил, вызывая желание хоть как-то отгородиться. За Люцифэ спрятаться, что ли? Наконец, магистр заговорил, совершенно спокойно и по делу, чего я, честно говоря, не ожидала.
  - Вспомни свои ощущения от этой девочки и просто сними щиты.
  - Но...
  - И, пожалуйста, без сюрпризов на этот раз. Я могу найти любое существо по остаточному восприятию его ауры. Город не такой большой. За одну-две стигны мы найдём девочку.
  Я колебалась всего несколько секунд, потом глянула в глаза магистра Ариона.
  - Обещайте, что не будете пытаться узнать обо мне что-либо. Только считаете моё восприятие девочки и всё.
  - Обещаю, - кивнул магистр.
  Я была напряжена до предела, в каждую секунду готовая сомкнуть разведённые щиты. Без их защиты я чувствовала себя как без одежды. Присутствие Ариона совершенно не походило на натиск Риоки. Магистр будто оставался сторонним наблюдателем, не пытаясь понять меня или переделать.
  'Не о том думаешь, - одёрнул голос. - Полностью сконцентрируйся на девочке'.
  Я послушалась, и спустя всего пару мгновений магистр покинул моё сознание. Когда я открыла глаза, феникс пребывал в состоянии, напоминающем транс.
  - Нашёл, - выдохнул, наконец, он. - Идёмте. Ребёнок недалеко.
  Она забилась в подвал одного из пустующих домов и судорожно прижимала к груди пушистую зверушку. Та была явно против, тихонько попискивая и активно пытаясь вырваться на волю, но ничего не получалось. Стоило мне прикоснуться к тёплой коже колотящейся от страха малышки лет шести на вид, как голос довольно произнёс:
  'Медиум. Теперь понятно'.
  Ребёнок, мигом забыв про радостно пискнувшую и аки мячик отпрыгнувшую в сторону зверушку, в то же мгновение повис у меня на шее, облегчённо выдохнув:
  - Вы пришли меня спасти.
  - Отцепись от меня! - совершенно не обрадовалась я подобной реакции. А что, если сейчас на нас кто-то внезапно нападёт? А она тут на мне висит. Все попытки оторвать впившуюся не хуже клеща девчонку ни к чему не привели: ребёнок наотрез отказался разжимать будто сведённые судорогой руки.
  - Отпусти Дарка, иди сюда и расскажи, что произошло, - попросил магистр Арион. Спустя секунд десять девочка, будто против своей воли, нехотя повиновалась. Отправив Люцифэ наблюдать за улицей, страж тёмного факультета принялся за расспросы.
  Из ответов девочки вырисовывалась не слишком радостная картина. Неизвестные напали на город два дня назад. Случилось это в полдень. Ворота были спешно закрыты и до темноты жители успешно противостояли беспорядочным атакам нападающих. Однако ночью что-то произошло и существа смогли попасть внутрь.
  Судя по состоянию ворот, их открыли добровольно, - припомнила я.
  'Или при помощи определённых сил, - не согласился голос. - Может, дело в простом подчинении. Тогда вполне понятно, отчего жители собственными руками открыли вход в город'.
  Но, если судить по рассказу девочки, то ворота не открывались. Захватчики просто оказались внутри запертого города и начали убивать. И не одни они. Над домами появилось нечто, отчего жители умирали в страшных мучениях, несмотря на то, что к ним никто не прикасался.
   Когда погиб отец девочки, она побежала в ближайший храм и, забившись в подвалы, начала взывать к помощи высших существ. Сначала она молилась их богу, но он не ответил. 'Прямо как когда-то я', - невольно мелькнуло в мыслях, но я поспешно отогнала непрошенное воспоминание. Потом что-то произошло, и малышка смогла увидеть мир по-иному. Она поняла, что в городе находятся два странных существа. Сейчас одно из них ушло, а второе по-прежнему где-то прячется среди домов.
  В отчаянии девочка 'покинула' город и не слишком далеко почувствовала присутствие возможных защитников.
  - Ну и вот, - ребёнок виновато-благодарно посмотрел на меня. - Ты меня спасла. Сможешь и других. Всё ещё прячущихся в храмах.
  - Но почему именно я?!? Ты мне жизнь отравляла на протяжении полутора суток своими видениями! - взвыла я, не горя желанием выискивать монстров этого погибшего города.
  - У меня не было выхода, - вздохнула девочка и, тихо всхлипнув, добавила: - Ты должна была увидеть, что творится здесь.
  - Так это было не первое введенье, которое тебя посетило? - заинтересовался наставник.
  - Да мне каждую ночь всякая муть снится! Большая разница - тот или иной кошмар находит? - огрызнулась я, совершенно не желая развивать разговор в этом направлении. Магистр, похоже, понял это и перекинулся на другую тему, правда, та оказалась не лучше первой:
  - Но почему ты не выбрала кого-либо из наставников, а именно Дарка?
  - Она ярче всех сияла, и контакт удалось установить почти сразу. А потом всё прекратилось. Я чувствовала её присутствие рядом, но она ничего не предпринимала. Я стала нервничать и допустила ошибку, слишком часто начав выходить на улицы.
  - А ты боялась, гуляя по городу в одиночестве?
  - Конечно, боялась. Но у меня просто не было выбора. Если бы я этого не сделала, то вы бы не пришли.
  - Железная логика. А почему ты не обратилась к кому-нибудь другому, когда поняла, что Дарк не желает сотрудничать с тобой?
  - Я обратилась было. Он сказал, что я ему мешаю.
  - И кто это был? - удивлённо вскинул брови магистр.
  - Тот, который с вами.
  - Вспомни, что он конкретно сказал и сделал, - не отставал Арион. Я только диву давалась. Оказывается, Люцифэ умеет общаться с медиумами. А ведь выглядит ненамного старше меня.
  - Когда я к нему... как бы это сказать... вроде как прикоснулась, он разозлился и приказал не мешаться под ногами, потом что-то сделал, и меня отбросило обратно в моё тело.
  - Очень интересно, - протянул магистр Арион, и интонации его голоса мне совершенно не понравились. - То есть ты хочешь сказать, что этот феникс сильнейший после Дарка из всех, кто находился в лагере?
  - Я воспринимаю так.
  - Позволь мне разделить твоё виденье мира, - мягко попросил наставник. Девчонка растерялась, а у меня на голове начали дыбом вставать волосы. Магистр мигом раскусит, что Люцифэ не имеет никакого отношения к фениксам. Нужно его как-то отвлечь от этой затеи. Не придумав ничего лучше, я пошла напролом:
  - Магистр Арион, я думаю, что сейчас главное не это. Девочка говорила о существе, до сих пор находящимся в городе. Нам нужно побыстрее что-либо предпринять, пока...
  Страж тёмного факультета внимательно посмотрел на меня и констатировал:
  - Ты что-то знаешь и покрываешь этого странного феникса. Почему? И сошлись вы на удивление быстро. Я даже не ожидал.
  - Магистр, это сейчас не важно. То существо...
  - Ты считаешь, что оно может быть опасным даже для нас? - поинтересовался Арион, ни на секунду не отводя от меня своих внимательных разноцветных глаз.
  - Судя по тому, что мы услышали, оно владеет силой...
  - Хорошо. С Люцифэ я потом поговорю. Скоро должны подойти ребята. Они помогут зачистить город. А до их прихода нужно найти это существо и по возможности собрать выживших жителей. Малышка, ты знаешь, где оно? Кстати, как тебя зовут?
  - Иона. А существо прячется где-то возле ратуши.
  - Хорошо, Иона. Ты с Дарком и другим фениксом, тем, что пришёл с нами, найдёшь выживших и соберёшь в главном храме.
  - Он разрушен. Там... - девочка всхлипнула, на мигом опустившихся ресницах заблестели капельки слёз.
  - Тогда в храме Брио. Он-то хоть цел?
  - Да.
  - Тогда за работу.
  
  ХХХ
  
  До темноты мы собрали выживших, прятавшихся преимущественно по намоленным местам. Таковых оказалось менее сотни. И это из почти десятитысячного города. Иона утверждала, что в домах должны быть ещё спрятавшиеся жители, но одиночек мы решили пока не искать. Мне лично и так хватило истерик, обмороков и попыток убить нас. Выжившие выглядели кошмарно. Оголодавшие, трясущиеся от страха, они даже мыслить рационально не могли. Каких усилий нам стоило заставить их покинуть свои 'убежища'! Даже увещеваниям Ионы не все желали доверять. Многие нуждались в медицинской помощи. После первой вылазки мы запаслись едой и питьём и раздавали их местным.
  Как я и ожидала, среди выживших были, в основном, женщины с детьми и старики. Мужчин, способных носить оружие, обнаружилось лишь трое. Двое из ни оказались раненными, а третий просто отъявленным трусом. Из сбивчивых рассказов я так и не поняла, что же это за существа, обладающие силой, и как они убивают. Их НИКТО не видел и не слышал.
  Иона же уверяла, что появлялись они с наступлением ночи. К сожалению, девочка весьма необдуманно произнесла это в присутствии остальных жителей. Что после этого началось! Женщины будто с ума походили от страха. Почему-то они были уверены, что именно сейчас неизвестный монстр доберётся до них. От криков, стенаний, причитаний и бессмысленных метаний впали в настоящую истерику малолетние дети. Я поначалу пыталась помочь Люцифэ и Ионе успокаивать жителей, но потом разозлилась и поспешила к выходу из храма.
  'Утешитель из тебя никакой', - хмыкнул голос, на что я нервно огрызнулась:
  Буду я со всякими истеричками церемониться!
  Щека, по которой прошлась ногтями обезумевшая от страха женщина, неприятно ныла. Вообще-то, сия фурия изначально намеревалась выцарапать мне глаза, так что урон можно считать минимальным. Но всё равно противно.
  Клио уже спряталось, а Брио не спешила занимать его место. Я вдохнула свежий воздух и расслабленно смотрела в темноту. Ни одного огонька вокруг. И тишина, густая и вязкая, как кисель. Даже не верится, что стоит открыть дверь, к которой я привалилась спиной, и меня оглушат крикливые женщины и плачущие дети. Интересно, где до сих пор бродит магистр и группа направленных на подмогу фениксов?
  Быстрее бы уже разобраться со всем и смыться отсюда подальше. Не нравится мне это город. И произошедшее в нём тем более, и жители его, и сама эта гнетущая атмосфера и темнота, которая давит и не даёт расслабиться. А ведь как было хорошо в лагере. Брио в окружении звёзд так загадочна и неповторима. Брио. В окружении звёзд...
  Я вскинула голову и темнота вокруг ожила. Наполнившись чужим присутствием. Мрачная, молчаливая, всеобъемлющая. Живая.
  Сколько раз я сталкивалась с ней в своих снах-видениях? Сколько раз реагировала абсолютно одинаково? Вот и сейчас, не раздумывая ни мгновения, я сконцентрировала ауру страха и ударила ею в темноту. Та, будто ожидая именно этого момента, бросилась на меня.
  Прыгнув в сторону, я в перекате почти наугад послала метательный кинжал. И даже попала. Боже, как она взвыла! Любая баньши удавилась бы от зависти. Меня протянуло по камням, которыми предусмотрительные горожане мостили крупные площади города, и смачно впечатало в стену. На пару секунд я ослепла и оглохла к окружающему миру.
  Чужое приближение я прекрасно ощутила, но сделать уже ничего не успевала. Что-то на огромной скорости врезалось мне в бок, заставив на собственной шкуре ещё раз пересчитать ближайшие камни мостовой. Внезапно тяжесть чужого тела исчезла. Я наконец-то смогла видеть окружающий мир. Секунды две мне понадобилось, чтобы осознать, что безумно прыгающие подмигивающие точки вдалеке - это местные звёзды. Сверкающий хоровод всё замедлялся. Значит, со зрением и мозгами у меня пока в порядке. А вот с телом нет. На ноги я всё же встала, но о скорости и грации можно благополучно забыть. После подобной атаки боец из меня никакой. Зря я, наверно, дала кольцо Ионе. Беспокоилась за девочку, а теперь у самой целый ворох проблем.
  - Возвращайся в храм, быстро! - крикнул Люцифэ, которого я не сразу заметила. А напротив него шагах в пятнадцати замерло... Я невольно сглотнула. Похоже, магистр не справился-таки с местным монстром.
  - Поторопись! Твоё присутствие связывает мне руки, - рявкнул Часовщик, ни на миг не отводя взгляда от своего противника. Однако что он может противопоставить подобному созданию? А я что могу? Даже феникс почему-то не отзывается.
  К тому, что в критических ситуациях голос молчит, как партизан в лесу, я уже привыкла. Но то, что я не чувствую своего феникса - это уже ненормально.
  Добежав до двери храма, я оглянулась. Люцифэ двигался на грани моего восприятия, атакуя белесую тварь, не похожую ни на что, виденное мною ранее. Светящаяся бледным светом, около двух метров ростом, она висела где-то в метре над камнями, используя, судя по всему какую-то разновидность левитации. Крылья у неё имелись, но представляли собой то ли тонкие кости, то ли толстые нити наподобие паутины и предназначались скорее для защиты, нежели для перемещений. Ног видно не было. Тело внизу заканчивалось вместе с обгрызенным ветхим балахоном. Так как последний светился, равно как и всё остальное тело существа, то у меня зародилось дикое предположение, что это не просто одежда. Оборонялась эта тварь от нападок Люцифэ странными белесыми жгутами, выстреливающими откуда-то из-за спины. Внезапно существо глянуло на меня своими слепыми глазами и открыло непропорционально огромный рот на удлинённом лице.
  Я сорвалась с места, сообразив, что со мной будет, если меня ещё раз накроет крик этого монстра. Но ничего не произошло. Я резко затормозила и повернулась. На площади стоял, небрежно, как на посох, опираясь на красивый алый меч Часовщик. В нескольких шагах от него по камням растекалась белесая масса. Свет, исходящий от существа начал заметно тускнеть.
  Я было сделала шаг вперёд, но Люцифэ повернулся и медленно направился ко мне. Меч, небрежно отведённый назад, начал проворно уменьшаться и истончаться. Казалось, он входит прямо в ладонь Часовщика. Когда Люцифэ приблизился, оружия не было и в помине.
  - С тобой всё в порядке? - поинтересовался Часовщик.
  - Вроде как. Что это было?
  - В первый раз с чем-то подобным сталкиваюсь. Смахивает на модернизированный сплав тени и баньши.
  - Я не о существе. Кстати, оно мертво?
  - Скорее всего, но приближаться не рекомендую. Чем ты ему так напакостила, что оно к тебе так и рвалось?
  - Запустила кинжалом.
  - Он в неё даже не попал.
  - Ну ещё страхом ударила, но она, похоже, этого не почувствовала.
  - Страхом, говоришь? - со странной интонацией протянул Люцифэ и тут же поинтересовался: - А ты знаешь, что тени питаются страхом? Если так, тогда понятно, отчего это существо даже толком не обращало на меня внимания.
  - Что-то не похоже. Едва на ногах стоишь. Пошли, я осмотрю. Вдруг оно тебя где ранило?
  - Не стоит. Это просто энергетическое истощение. Если для тебя это не в тягость, то я хотел бы попросить... - Люцифэ виновато усмехнулся, и я сразу поняла суть непроизнесённой просьбы.
  - Давай, только быстро. Нам ещё магистра Ариона искать.
  Часовщик с облегчением бухнулся передо мной на колени, легонько обхватил лицо ладонями и прикоснулся губами.
  На этот раз процесс 'питания' получился более длительным. И чем-то он напоминал сегодняшнее происшествие на поляне. Вот только рекой на тот раз была я. А тогда? Неужели?!?.. У меня заалели щёки, когда я сообразила, что чуть не вытянула у магистра Ариона всю его энергию.
  Наконец, Люцифэ отодвинулся. Сквозь мои сумбурные мысли типа 'Да как же так?' и 'нужно, наверно, извиниться' пробился его спокойный голос.
  - Благодарю тебя.
  - Да не... - Я открыла глаза и замерла на середине фразы. На другом конце площади стоял магистр Арион. Он всё видел! Теперь у меня пылало не только лицо, но и уши с шеей за компанию. Люцифэ, заметив мою странную реакцию, оглянулся и быстро встал с колен, заслоняя меня от наставника. Что тот о нас подумал?
  Часовщик как ни в чём не бывало пошёл вперёд, и я рискнула сделать два шага вправо. Наставник уже стоял возле поверженного существа, растерявшего весь свой свет, и внимательно его рассматривал. Я, пошатываясь и разом растеряв оставшиеся силы, побрела вслед за Люцифэ, но Часовщик обернулся и молча отрицательно покачал головой, потом указал на храм. Я лишь криво усмехнулась. Всё ясно. Будем надеяться, что он сможет объясниться самостоятельно.
  
   ХХХ
  
  Арион терпеливо ждал, когда подойдёт этот выскочка. Хорошо, хоть у того хватило ума услать Дарка подальше. Ни к чему девочке присутствовать при подобном разговоре. Когда Люцифэ беззвучно подошёл и замер в шаге от него, Арион, не отводя глаз от мёртвого создания, поинтересовался:
  - Ты что творишь, гадёныш?
  - Поверьте, ничего плохого Дарку я не делаю.
  - Не делаешь? После того, что с ней сотворил Дарион, девочка подавлена и дезориентирована. А ты её нагло используешь, видя эту слабость.
  - Мне очень жаль, что вы составили столь нелестные выводы, как о Дарке, так и обо мне.
  - У меня пока есть глаза, - процедил Арион.
  - Дарку нужна поддержка. Вы же сами сказали, что она сейчас...
  - Ты ЭТО называешь поддержкой? Не смей мне развращать ребёнка!
  - Это совершенно не то, о чём вы подумали. И не вздумайте решать за неё, что для неё лучше! - начал заводиться Люцифэ, у которого позиция 'судьбу определяет взрослый' вызывала едва ли не зубной скрежет.
  - Ты её знаешь немногим больше луны, а я...
  - А вы её абсолютно не знаете. И своим вмешательством делаете только хуже, - не сдержавшись, перебил Часовщик.
  - Посмотрим. Это Дарк убила создание?
  - Нет, я.
  - Тогда почему она так кошмарно выглядит, а на тебе ни царапины?
  - Потому что это существо охотилось именно на Дарка. Насколько я понял, девочка с запозданием почувствовала его приближение и использовала круг страха. До нас дошли лишь отголоски. В храме хорошие стены и атмосфера... тоже не способствовала тому, чтобы сразу же заметить влияние из вне. Ну и место само по себе намоленное, сильное. Это существо, скорее всего, пряталось под покрывалом тьмы, чтобы ближе подобраться к жертве и использовало нечто вроде голоса баньши, дезориентируя и лишая противников на время нефизических способностей. А ещё оно питается страхом, как и обычная тень. Так что, ознакомившись с тем, что может ей дать Дарк, оно на меня практически не обращало внимания. Перемещается левитацией. Вполне возможно, что способно на телепортацию на малые расстояния. Если принимать во внимание призрачное свечение, обладает ускоренной регенерацией. Судя по описаниям очевидцев, владеет тленом. Щупальца, находящиеся на спине, способны мгновенно изменять размер и длину. Подвижны и представляют собой основное средство защиты. По строению чем-то напоминает высшую тень, сближает этих существ также способ питания страхом, так что можно сделать вывод о возможности использования данным существом некоторых построений из школ тьмы и смерти. У меня пока всё. Можно, конечно, сделать вскрытие, но... - Люцифэ замялся, явно не горя желанием выступать инициатором данного процесса, потом посмотрел на феникса и обругал себя идиотом. Привык отчитываться каждый раз перед своим наставником, вот и прокололся.
  - И откуда ты такой умный выкопался? - прищурил разные глаза магистр. - Покрывало тьмы, круг страха, тлен, левитация... Жонглируешь названиями высших построений сразу нескольких школ, как уличный фокусник шарами. И ты не просто знаешь эти названия, ты умеешь распознавать вид заклинания и направленность силы. Откуда в Городе взяться баньшам или теням? А тлен тот вообще относится к запрещённым построениям на территориях всех Империй. Кто ты такой и откуда взялся? Откуда эти знания, возможности, силы?
  - У меня был хороший наставник, обучавший меня с младенчества, - отступая под натиском Ариона пояснил Люцифэ.
  - Тогда зачем тебе было поступать в Академию, если ты всё знаешь и умеешь?
  - Вряд ли он будет меня здесь искать.
  - А после окончания? Ты не сможешь всю жизнь оставаться в тени.
  - Если я закончу Академию, тогда он поймёт, что я достаточно взрослый и не нуждаюсь больше в его опеке.
  - Но Дарк-то тебе зачем?! - поморщился Арион.
  - Я тоже устал быть одиночкой. Мне надоело только и делать, что учиться. Мы с ним очень похожи. К тому же я обещал Дарку.
  - Сделаешь девочке больно - до конца жизни будешь сожалеть. Очень короткой жизни, - тихо пригрозил Арион и, развернувшись, направился к храму Брио. Потом внезапно остановился и, не оборачиваясь, поинтересовался: - А твой наставник не захочет пойти к нам в Академию?
  Люцифэ аж вздрогнул от подобной перспективы и честно ответил:
  - Тогда Академия станет самым непристижным заведением в Городе. Оттуда сбегут не только остальные учителя, но и все ученики поголовно.
  Хмыкнув, Арион энергичным шагом пошёл прочь. Люцифэ перевёл дух. Хорошо, хоть этот феникс довольствовался правдивостью слов и не слишком придирался к его прошлому, а то объяснять некоторые моменты очень не хотелось. Но за Дарком страж приглядывает как настоящий цепной дракон. Вот только к чему бы это? Неужели и вправду настолько обеспокоен судьбой девочки? Или же понял, что Дарк - источник? Нут, это вряд ли. А как её можно ещё использовать? Хм, вроде никак, если не знать истории её жизни полностью.
  Встряхнувшись и отбросив на время всё копящиеся вопросы, Люцифэ пошёл следом за фениксом. Сейчас нужно заняться ранами девочки. Заодно и ленту ей отдать, которую нечаянно выдернул. Люцифэ разжал ладонь и полюбовался на красную полоску, вздохнул и обратно сжал кулак. Как жаль, что эта лента принадлежит не ему. Он бы нашёл ей лучшее применение.
  
   ХХХ
  
  После того, как Люцифэ убил то странно существо, всё пришло в движение. И куда только делось настороженно-испуганное ожидание, разлитое по городским улицам и площадям? Той же ночью прибыла группа учеников и наставников. Арион свалил на них (и на меня заодно) всю заботу о выживших горожанах. Сам стаж куда-то ушёл, прихватив с собой обоих наставников и Люцифэ.
  Иона расклеилась окончательно, часто плакала и рассказывала мне о своём отце. А ещё девочка везде увязывалась за мной хвостиком, что вызывало улыбки и град насмешек со стороны ребят. Хорошо, хоть я смогла разъяснить мелкой, почему ко мне нужно обращаться в мужском роде.
  С Люцифэ я практически не видела. Арион постоянно давал ему различные поручения и неотлучно держал при себе.
  Через день в город прибыли ещё двое наставников. Похоже, Арион связался с одной из старших групп. Они долго что-то обсуждали, потом покинули город. Нам же нужно было проводить жителей в ближайшее крупное селение, потом возвращаться в лагерь. Старшим был назначен Див.
  Я вздохнула с облегчением, когда давящие стены остались позади. Не по себе мне в этом заброшенном месте. И не мне одной. Трупы мы сожгли, но запах остался. И ощущение это... мрачное и зловещее. Оно тоже никуда не делось.
  Ближайшее подходящее нам поселение находилось в восьми днях перехода. Но если учесть, что жители брали с собой по-максимому и тягловых животных не признавали, то полноценных пятнадцать дней прогулки нам обеспечено.
  Нагрузили нас, как волов. Про браслеты было сказано никому не говорить и не пользоваться, так как данные технологии на этой планете неизвестны. А так бы спрятали всё... или пришлось нести с собой чуть ли не целые дома в разобранном виде, прознай о подобной возможности местные женщины. Нет, я прекрасно понимаю, что покидать собственное жильё со всем имуществом тяжело и к дальней, но всё же родне, с пустыми руками не заявишься, и всё же... На каждого из ребят нагрузили килограмм шестьдесят-семьдесят - основную часть багажа. Облегчённая поклажа досталась лишь мне и наставнику. Последнему пришлось прибегнуть к намеку, что охранять наш караван тогда будет абсолютно некому. Я же просто высказала всё, что думаю о женщине, пытающейся использовать меня подобным образом. Сама она несла узел и одеждой и другим добром, который весил раз в восемь меньше. Что, собственно, меня и возмутило. Я не феникс и не муравей, способный тягать поклажу в три-четыре раза больше себя.
  Люцифэ, влезший в нашу склоку, пострадал сильнее всех. Ему, в нагрузку к своей, пришлось нести ещё и большую часть моей поклажи. Он не слишком сопротивлялся. Создавалось такое впечатление, что он готов на всё, лишь бы мы побыстрее прекратили и двинулись в путь.
  Вскоре я поняла почему. Дело в том, что планета, где находятся полигоны Академии, когда-то подверглась глобальным изменениям вследствие многочисленных войн с использованием разнообразных плетений, многие из которых теперь запрещены на территории Империй. Конечно, не она одна такая. Есть десятки подобных планет, но на большинстве из них находятся заказники, меньшинство заблокировано для проникновения, единицы непригодны для жизни. А одна из таких планет давно уже, после второго нашествия, превратилась в чёрную дыру. Это место и получило название Бездна, откуда никто не возвращается.
  На изменённых планетах появляются порталы и прорывы, откуда лезут существа Бездны. Теоретически связь порталов и чёрной дыры доказали, но положить конец прорывам не могут, так как порталы пробивают с другой стороны и заранее их отследить нельзя. Вот и приходится периодически выезжать на ликвидации.
  На нашем участке обычно ничего серьёзного не появляется, поэтому сюда и отправляют младшие курсы. Сейчас все наставники спешно ищут место прорыва и будут его блокировать.
  - А как же вторая тень? - поинтересовалась я, не горя желанием ещё раз встречаться с чем-то подобным убитому существу.
  - Сначала они ликвидируют прорыв, а уже потом будут искать проникших сюда существ.
  - Весело. То если в случае нападения этой твари придётся обороняться своими силами.
  - Получается так.
  Поразмыслив на ближайшем привале над сложившейся ситуацией, сопоставив нашу теперешнюю скорость с желаемой, я 'по секрету' поведала одной из женщин, что одно из ночных существ выжило и вполне возможно прячется где-то неподалёку. В результате, к десятому дню мы стояли перед частоколом нужного нам поселения.
  Сплавив подопечных, все вздохнули с облегчением. Один из ребят даже пообещал взять меня с собой в команду на практику. Для эффективной связи с общественностью, как он выразился.
  В лагерь мы направлялись другой дорогой, делая порядочный крюк, так как Арион сказал проверить ещё один городок. Однако там всё оказалось в порядке, и Див уже хотел было уходить, но я как-то умудрилась уговорить наставника остановиться на ночь в городской гостинице. Там меня ожидала горячая ванна, о которой я мечтала уже больше луны, и относительно мягкая постель... с местными кусачими насекомыми. Изгрызенная вконец, я посреди ночи заявилась в номер к Люцифэ и попросила избавить меня от этой напасти.
  - Не пойду, - зевнул Часовщик. - Хочешь, ложись со мной. Я ещё с вечера весь номер вычистил. А кровать довольно широкая.
  Повозмущавшись для очистки совести, я всё же согласилась. И только заснула, как заявился Дэри. Он споро стряхнул меня на пол и мрачным голосом пообещал сообщить всё Ариону.
  - Что всё? - зевнула я, поджимая ноги и не желая расставаться с настоящей пуховой подушкой. Сидеть на холодном полу неуютно, но и двигаться тоже лень.
  - Вам прям как советникам выделили по целому номеру, а ты не ценишь.
  - Ну так чья это была идея? К тому же со мной даже Люцифэ отказался ночевать в одном номере, несмотря на то, что кошмары мне больше не снятся, - недовольно проворчала я, но всё же решилась встать. А то у них в гостинице ещё и напольные сквозняки в придачу.
  - Через четверть боя выходим, так что поторапливайтесь, - пригрозил с порога Дэри и вышел.
  Городок мы покинули быстро и без лишнего шума, да и до лагеря добрались без происшествий. Последний встретил нас чрезмерным оживлением. То тут, то там мелькали головы учеников светлого факультета. Не поняла. Ещё большее недоумение вызвал тот факт, что наш 'шалаш' нагло заняли.
  Протолкавшись среди учеников, мы добрались до жилища наставников. Тут и выяснилось, что в ближайшее время до возвращения магистра Ариона придётся потесниться. На группу под предводительством Дэривана напали неизвестные существа. Есть раненные. Но больше всего меня поразило известие, что самого магистра лекаря отстранили от должности руководителя группы и спешно вызвали к Варану. Бред какой. И не иначе, как чьи-то происки. Однако на мои настойчивые вопросы никто не собирался отвечать. Нас с Люцифэ просто выставили за порог!
  - Что делать будем? - поинтересовалась я у Часовщика.
  - Искать место для ночлега, - как ни в чём не бывало отозвался тот.
  - Где? Лагерь кишит учениками, как переполненный муравейник! Ребята устраивают лежаки где придётся. Даже пройти по лагерю настоящая проблема.
  - Вот это и плохо. Если будет нападение, то подобная скученность явно не нам на руку. Предлагаю идти к реке.
  - И ночевать вне лагеря? - ахнула я. - Но мы же тогда останемся без защитного круга!
  - Что-то не очень он помог светлым, - кивнул на ближайшую группу Люцифэ. - А какую-никакую защиту мы и сами установить в состоянии. Пошли.
  
  ХХХ
  
  Райан бесцеремонно ввалился в наше временное жилище и плюхнулся на лапник рядом со мной, за что удостоился недовольного взгляда. Я как раз менял повязки спящего Дори. Этот неведомый Джеров яд действовал даже на фениксов, сильно замедляя регенерационные процессы в тканях. В стычке с неизвестными существами были ранены, в числе остальных, Дори и Мирэк. Я сам вызвался ухаживать за ними, не слишком-то доверяя присмотр старшим. Опасности для жизни друзей не было, нужно просто часто менять повязки, смазывая раны очищающим раствором, чтобы яд быстрее вышел.
  - Я видел его, - тихо заговорил Райан. Будить спящих не входило в его планы. - Он переговаривался о чём-то с тем хмырём, потом они вместе направились к реке. Насколько я понял, тот не собирается ночевать в лагере. Но самое странное, что Дарк ему беспрекословно подчиняется. Я даже глазам своим не поверил. Дарк, который из чистого упрямства постоянно поступает наперекор окружающим, его покорно слушается! Может, его опоили, а? - и, видя полное отсутствие реакции с моей стороны, Райан поинтересовался: - Что делать будешь?
  - Пока за ребятами присматривать.
  - Ну как хочешь, а я ещё прогуляюсь.
  Райан вскочил на ноги и бесшумно вышел, прихватив по пути таз с грязной водой.
  Наконец я закончил обрабатывать раны друга и уставился в одну точку. Всё пошло не так. С того самого боя всё пошло наперекосяк. Ненависть и обида в глазах Дарка, подозрение наставников... Я прошёл проверку у Карела. Наличие зелий или иных стимуляторов в организме, благодаря Гроссеру, не было обнаружено.
  А ночью начался обещанный сарсом откат. Даже после того, первого зелья, так плохо не было. Отпустило только под вечер следующего дня. Ни о каком бале я, конечно, уже и не помышлял. Тут бы хотя бы до душа добраться, а там и до своей комнаты. Хорошо, хоть ребят заранее предупредил, чтобы не волновались. А с Дарком можно и потом объясниться.
  Как оказалось, нельзя. Девчонку внезапно перевели на тёмный факультет. А на балу к ней подошёл какой-то парень, которого Райан охарактеризовал 'хмырём неизвестной направленности и возраста со смазливой мордашкой'.
  И Дарк с ним танцевала. Это известие оказалось настоящим ударом. Я и подумать не мог, что оно меня настолько заденет. А после танца, во время которого тёмная повторно инициировалась, они оба сбежали с бала. На следующее утро Дарк уже была с этим хмырём.
  Я ругал себя распоследними словами, что не обратил внимания перед уходом на полигон, где девчонка. Но тогда меня ещё не окончательно отпустило. А потом стало поздно. Однако время уже было упущено.
  Без присутствия Дарка жизнь показалась пустой и унылой. Я делал всё, что мне говорили, но чисто механически и без желания. Моя апатия продолжалась ровно до того момента, пока меня не отлупасил Райан, высказавший по ходу дела всё, что думает о тупости некоторых. Это немного отрезвило и позволило вынырнуть из пучины отчаяния. Райан прав: если я сдамся и не буду больше пытаться отбить у этого хмыря Дарка, то сильно облегчу ему задачу. А я этого делать не должен. Хотя бы из принципа. Я в своё время настрадался, а теперь пускай этот помучается. Вот только здесь важна одна немаловажная деталь. Для того, чтобы вмешиваться в отношения этой парочки, нужно быть рядом, а не на другом конце планеты.
  - Главное, поставь конкретную цель, - выговаривал тогда Райан, помогая Дори обрабатывать мои ушибы и ссадины. - А поставив, стремись к её достижению.
  Вот я её и поставил. Ещё раз увидеться с Дарком. Хотя бы для того, чтобы просто объясниться и попросить прощения. И сделать всё, чтобы тёмная простила. Но как? Как это возможно осуществить, находясь на разных факультетах? Ждать до следующего экзамена по бою? Но это невыносимо долго. А раньше увидеться вряд ли представится возможность.
  Тем не менее, не прошло и двух лун, как они встретились. Правда, события предшествующие этому вряд ли можно назвать удачным стечением обстоятельств.
  Магистр Дэриван никогда не возглавлял группы и всячески увиливал от ответственных назначений на полигоне. В этот раз не получилось, слишком много новых наставников, которым нельзя пока доверять столь ответственное задание. Об еженощных отлучках лекаря знали абсолютно все, но они сошли бы магистру с рук, если бы не это нападение.
  Когда Дэриван вернулся, всё уже закончилось. Канорен даже не позволил ему осмотреть раненных учеников. Сразу же связался с Вараном и потребовал отстранения лекаря от своих обязанностей главного группы. Страж Академии почему-то согласился и, более того, немедля призвал Дэривана к себе, а группу отправил под начальство Ариона. С помощью порталов добрались за два дня.
  И вот уже с четверть луны ученики-добровольцы выхаживают пострадавших товарищей. Будь с ними магистр Дэриван и хотя бы прошедшие инициацию старшие, то за дня три уже бы всех на ноги подняли. А так... Гроссер и те, кто более-менее разбираются в лекарском деле, занимаются в основном тяжело раненными. Среди наставников ни одного более-менее толкового лекаря не нашлось. И не удивительно.
  Лекарский дар довольно редок, а работать с ним хотят вообще единицы. Намного быстрее научиться лечить исключительно себя и продолжить делать упор на боевую подготовку, нежели в ущерб ей посвящать время на работу с чужими жизненными потоками. А потом всю жизнь оставаться низшим в иерархии кольца, не имея особой свободы действий. Вот и поплатились.
  И угораздило же Варана направить в одну группу Дэривана и Канорена. Ведь страж Академии прекрасно осознавал, что магистр не удержится от того, чтобы собрать десяток-другой редких трав. Ещё один недостаток, из-за которого к лекарям отношение довольно предвзятое: дисциплина для них понятие довольно относительное.
  Так или иначе, но я очутился в лагере тёмной. А Дарк, оказывается, ушла в рейд. И теперь только вернулась. Как к ней подойти я пока не имел ни малейшего представления. Одно понял точно. Спешить ни в коем случае нельзя. Второго шанса мне не дадут, если опять что-то пойдёт не так.
  Через бой Райан принёс следующую порцию новостей:
  - Поговаривают, что этот парень - левая рука магистра Ариона. Силён, зараза. Говорят также, что он перевёлся с первого курса на четвёртый, успешно сдав разницу.
  Ну что ж, Дарк в своём репертуаре. Кто бы сомневался, что её может потянуть к слабаку. Нет, нашла не только самого сильного на параллели, но, похоже, и среди всех, находящихся здесь. И как только умудряется с такими сходиться? Сдать разницу - это же какой объём знаний нужно перелопатить за полсиана!
  Интересно, а этот парень сильнее самой Дарк? Что-то мне подсказывает, что да. Иначе бы тёмная нашла кого-нибудь другого. Посмотреть, что ли, на него?
  Я подхватил использованные перевязочные ткани и вышел. Но не успел сделать и десятка шагов, как меня перехватил Гроссер.
  - Отлич-шно. Ты-то мне и нуж-шен. Найди и отправь ко мне того парня, ч-што отш-шивается рядом с Дарком.
  - А вам зачем? - вмиг подобрался я. В последнее время я испытывал ещё большую антипатию к наставнику-сарсу. И всё больше поражался, насколько был слеп по отношению к нему раньше. Гроссер оказался, в придачу ко всему своему букету пороков, ещё и честолюбив. Я подозревал, что смещение Дэривана могло быть его рук делом, но никаких доказательств не было. Сарс виртуозно умел водить за нос окружающих.
  - Ч-што-то ты з-садаёш-шь с-слиш-шком много вопрос-сов, - добродушно улыбнулся наставник. - З-саодно отнес-си и выкинь эти тряпки подальш-ше от лагеря.
  - Почему именно я? - поинтересовался, глянув исподлобья. Что он на этот раз придумал, ведь за любым его поступком всегда стоит двойной мотив.
  - Ты ж-ше хотел поговорить с-с Дарком. Я прос-сто предос-ставляю тебе эту воз-смож-шнос-сть. Право, мне ис-скренне ж-шаль, что в рез-сультате глупого недораз-сумения меж-шду вами воз-сникли с-столь с-сильные раз-сноглас-сия. Однако, ес-сли ты не хочеш-шь видеть с-своего бывш-шего друга, так и с-скаж-ши. Попрош-шу кого-нибудь другого.
  Я пару мигов буравил наставника взглядом, пытаясь сообразить, что же тот недосказал, но потом подхватил воняющие какой-то гадостью тряпки и направился к реке. С этим сарсом ни в чём нельзя быть уверенным. Даже когда он искренне говорит правду где-то на задворках сознания всё равно остаётся привкус лжи. Сколько я не думал об этом феномене, понять так и не смог. Такое чувство, будто каждое движение, каждое слово у него имеет скрытый подтекст. И это не недоговоренность, как у того же Дарка, а именно двоякость. Сначала я не понимал этого, и лишь недавно разобрался. Подобное сбивает с толку, а теперь ещё и жутко бесит. Вроде и не врёт, но и искренностью здесь не пахнет.
  Дарк со своим знакомым, по словам Райана, направились вверх по течению. И чего им в лагере не сидится? Ночь уже скоро. А в свете последних событий лучше держаться всем вместе.
  Всученные тряпки я спрятал под вылезшими на поверхность корнями одного из деревьев, а потом долго ещё отфыркивался. Запах, казалось, намертво впитался в одежду, волосы и кожу. Даже купание не помогло от него избавиться.
  Голоса я услышал много раньше, чем увидел их обладателей. От беззаботного щебетания Дарка кольнуло в груди. С одной стороны было приятно услышать её голос, а с другой больно осознавать, что она обращается к другому. Собеседник тёмной отвечал настолько тихо, что его реплик я, даже когда приблизился, не мог толком расслышать. Это было странно, ведь слух у меня отменный.
  - Ты ещё долго? - вздохнула Дарк. - Сколько можно возиться с этими узелками?... Я есть хочу!... Ты же прекрасно знаешь, что я не буду убивать эту разнесчастную животину, а потом ещё потрошить её... Нет, это не добровольное голодание... И хватит меня подкалывать по данному поводу! Мы же договорились! К тому же ты так отлично...
  Парень с волосами непонятного цвета, точнее, белыми с невероятными оттенками, стоял на коленях перед огромным типутом и что-то делал, склонившись к стволу дерева. Тёмная топталась у него за плечом и, судя по напряжённой спине парня, действовала на нервы. Внезапно она остановилась на середине фразы и удивлённо переспросила:
  - Ко мне?
  Дарк оглянулась и, увидев меня, вмиг помрачнела. Ну вот и встретились, называется. Захочет ли она меня вообще слушать?
  - Зачем пришёл? - насупилась тёмная, вскидывая подбородок. С этими красными прядями она выглядит ещё лучше. Прямо как тогда, на балу в доме отца. Вот бы ещё выражение лица ей изменить. Но, похоже, это не в моих силах. Я, не замедляя шага, приблизился к ребятам и протянул руку, чтобы дотронуться до плеча собеседника Дарка, но тот внезапно встал.
  - Не надо меня трогать. Я этого не люблю.
  Этот парень совершенно не был похож на феникса. Он вообще не походил ни на одну из известных мне рас. И глаза у него на редкость умные и проницательные.
  - Ты хотел с Дарком поговорить? - поинтересовался знакомый тёмной. Неужели она рассказала обо мне этому чужаку?
  - Нам не о чем говорить, - отрезала та. Я растерянно глянул на девочку. Рассказала. Всё рассказала. Похоже, в отличие от меня, тёмная полностью доверяет этому парню. А ведь знакомы всего-то полторы луны! Как этот чужак смог за столь короткое время завоевать доверие тёмной? И почему у него, Дара, это не получилось сделать даже за полтора сиана?
  Однако нельзя показывать, насколько меня задели слова. Я перевёл взгляд обратно на чужака и довольно спокойно произнёс:
  - Меня попросили передать, что наставники хотят поговорить с тобой.
  - Странно. Ещё пару боёв назад я им был совершенно ни к чему. Не знаешь, по какому поводу?
  - Они мне не отчитываются.
  - Только меня вызывали? - уточнил парень.
  - Да.
  - Хорошо, но чуть позже. Мне нужно закончить с охранкой.
  - Я передам, - развернувшись, я собрался уйти, но чужак остановил меня.
  - Постой, я думаю, ты не только для этого пошёл сюда.
  Я сжал руки в кулаки. Неужели этот парень не видит, что тёмная не намерена со мной разговаривать?
  - К тому же Дарк изнывает от голода и отсутствия полноценного общения, поэтому...
  - Враньё! Ужин я сама могу себе приготовить, а разговаривать нам с ним совершенно не о чем, - перебила тёмная, но парень не обратил на её возмущение ровным счётом никакого внимания и продолжил:
  - ...поэтому не мог бы ты заняться приготовлением еды насущной?
  - Мне нужно возвращаться в лагерь, - бросил я, не оборачиваясь, и уже сделал шаг, но замер и обернулся, когда чужак окликнул меня по имени.
  - Дар! Присмотри за ней, пожалуйста, пока меня не будет. Я не хочу, чтобы она оставалась одна.
  - Я с тобой пойду! - нахохлилась тёмная.
  - Здесь безопаснее, чем в лагере, поэтому не советую. К тому же наставники звали только меня. Что ты там будешь делать, дожидаясь меня в одиночестве?
  - А здесь я что забыла?
  - Поговорить. Давно уже пора. Так что, Дар, займись, пожалуйста, ужином.
  - И зачем только я согласился? Безумная надежда на миг заполнила всё моё существо и подтолкнула к столь опрометчивому шагу. Лагерь, обустроенный Дарком и этим проницательным чужаком, находился буквально в двадцати шагах от реки и был крайне прост. Ветки с листьями и травой заменяли постели, между ними ютился небольшой ещё тлеющий костерок и грэкх, замерший истуканом. Я поначалу подумал, что это иллюзия, но нет. Зверёк, изготовившийся к прыжку, казался вполне материальным, но каким-то ненастоящим. Я не решился его трогать, вместо этого наловил рыбы в реке и выпотрошил, а потом нанизал на прутики и поставил жариться.
  Вскоре подошли Дарк с чужаком. Парень потянул носом и поспешил ретироваться, Дарк с недовольным видом села по другую сторону костра и желания начинать разговор не проявляла. Я тоже молчал, размышляя, зачем оказался здесь. Зачем так настойчиво искал с ней встречи? Зачем бессонными ночами обдумывал слова оправдания? Но ведь и молчать, как истукан, тоже нельзя.
  Я искоса глянул на девочку. Вот он, шанс. Представится ли когда-либо другой?
  Слова сами полились потоком в пустоту. Я убеждал себя, что мне просто нужно высказаться. Дарк вроде бы слушала. Во всяком случае, тёмная не перебивала и не уходила. Когда я, наконец, замолк, девочка также не произнесла ни звука. Молчание накапливалось и начинало давить на психику. Я не понимал, почему Дарк никак не реагирует. Наконец, тёмная подняла голову и посмотрела на меня.
  - А от меня-то ты чего хочешь?
  - Прощения.
  - Хорошо, постараюсь тебя простить.
  Я растерянно смотрел на девочку. Это совершенно не та реакция, которую я ожидал. Не та, на которую надеялся. Не та, что мне нужна.
  - Мы сможем снова стать друзьями? - неуверенно уточнил я.
  - Нет. Простить тебя я со временем смогу, но ни о какой дружбе после подобного и речи быть не может.
  - Но почему?!
  - Ты сам прекрасно продемонстрировал, что это миф. Полная глупость.
  - Но я же объяснился и попросил прощения! Я даже сам не могу понять, что на меня тогда нашло! - чуть не взвыл я.
  - Между нами не может быть дружбы уже хотя бы потому, что мы не сможем доверять друг другу. Да и никогда не делали этого. - Она запнулась и совсем тихо добавила: - И не доверяем себе.
  - Давай попробуем ещё раз.
  - Зачем? Есть множество более достойных твоего общества. Тот же Дори или Райан, от которых ты отдалился.
  - Это не то, - попытался я выразить словами обуревавшие меня чувства. - Понимаешь... Мне кажется, что без них я смогу прожить, а без тебя нет.
  Сердце сильно бухнуло в груди. Я всё-таки сказал это. Только бы Дарк поняла, чего мне стоило это признание, и не оттолкнула вновь. Но она даже не смотрела в мою сторону, хотя было ясно видно, что последние слова не прошли мимо неё и заставили... нервничать? Тем не менее, тёмная довольно спокойным тоном произнесла:
  - По-моему, рыба готова.
  Я подал девочке горячий прутик, а себе взял второй. Почему она молчит и не отвечает? Ей ведь не безразлично то, что я сказал. Может, ей просто нужно время, чтобы всё обдумать? Но что там, в сущности, обдумывать?
  - Теперь я понимаю, отчего Люцифэ не стал дожидаться, пока рыба будет готова. Готовишь ты не ахти, - проворчала тёмная. - Правда, я ещё хуже. После одного взгляда на мои кулинарные изыски Люцифэ предложил нам питаться раздельно. Но потом согласился-таки готовить и на меня тоже.
  - При чём здесь еда? - не выдержал я. - Ответь мне. Пожалуйста.
  - Ты сам знаешь ответ, - глянула на меня тёмная поверх рыбы. - Просто упорно отрицаешь.
  - Скажи это. И объясни почему.
  - Ты мазохист, Дар. Ты это знаешь?
  - Кто? - не понял я.
  - Неужели тебе не противно унижаться передо мной?
  - Я должен услышать причину, - упрямо мотнул я головой.
  'И попытаться тебя переубедить', - добавил про себя.
  - Хорошо же. Нам нужно держаться подальше друг от друга уже хотя бы потому, что... - она замолкла, долго глядя на меня поверх тлеющего костра, прежде чем закончить фразу, - ... потому что я превращаю тебя в слабака.
  - Не понял, - растерялся я, ожидая чего угодно, но не подобного нелогичного умозаключения. - Я не понимаю, с чего ты это взял.
  - Ах, не понимаешь? Так я поясню,- жёстко выделяя каждое слово, сказала тёмная. - Из-за меня ты превращаешься в бесхребетного мямлю. И если ты будешь и дальше находиться возле меня, то станешь окончательным ничтожеством. Мне это ни к чему. Тебе тоже.
  - Дарк... - я растерянно глядел на тёмную. Так вот какого она мнения обо мне! А я дурак. Полный. Но неужели она и вправду так думает?
  - Уходи. Быть может, тебе будет больно какое-то время, но ты свыкнешься. Получится намного хуже, если мы и дальше будем общаться. Уходи. Сейчас же.
  Я не верил своим ушам. Дарк сказала уйти. Окончательно и бесповоротно. И на что я только надеялся? Да уж, надежды питают иной раз получше еды, но и ранят сильнее оружия. Нужно просто встать и уйти. Джер, как же это больно и тяжело! Но Дарк чётко изъяснила свою позицию по отношению ко мне. Идиотскую и нелогичную, но, судя по выражению лица, непоколебимую. Бездна, но какой же я всё-таки дурак, если надеялся хоть на какое-то понимание от этой бездушной куклы.
  - Ты права, - сами собой произнесли губы. - Прости, что пришлось выслушивать весь этот бред. Прощай.
  Я вторкнул в землю прутик с недоеденной рыбой, встал, отряхнулся и направился к лагерю. В голове было абсолютно пусто. Нахлынувшие было мысли исчезли без следа. Они будто материализовались и теперь невидимым грузом давили на плечи, заставляя горбиться.
  Я бессмысленно шагал вперёд, просто механически переставляя ноги, потом свалился как подрубленный на вылезшие корни очередного дерева, подтянул ноги к груди и по-детски беспомощно разрыдался.
  Так больно и обидно мне не было ещё ни разу. Никто не доставил мне столько унижений и разочарований, столько страданий душевных и физических. Тогда почему я рыдаю взахлёб от этих бессердечных слов и не могу успокоиться? Не хочу останавливаться.
  Моральная опустошенность смела кропотливо выстраиваемые барьеры, и началась частичная трансформация. А ведь я потратил столько времени, выстраивая их. Переход из феникса в незнамо кого уже не проходил так болезненно, как поначалу, однако постоянно приходилось контролировать себя и пить зелья Гроссера. А сейчас я сорвался, и результат налицо. Вот Джер! И что теперь делать? У меня нет с собой очередного состава, да и вряд ли он поможет на подобной стадии. Нужно как-то пробраться к сарсу ни с кем не столкнувшись. Особенно с этим Люцифэ.
  Бездна и демоны! Ведь этот парень попросил меня присмотреть за тёмной до его прихода, а я вместо этого... Но не возвращаться же сейчас. Но и бросать девчонку в одиночестве было глупо. Вдруг с ней что-нибудь случиться? Дарк же на пустом месте найдёт неприятности. Тянет к ней всяких... или это её тянет непойми к кому? Я ведь сам слышал, что на неё напало странное существо, и до этого что-то непонятное произошло. Да и вряд ли этот парень стал бы паниковать попусту.
  Идти к ней? В подобном виде? Ладно, я просто понаблюдаю из тени деревьев, пока не вернётся Люцифэ. Может, он уже даже пришёл.
  И вправду, ну не тряпка ли я? Так рыдать от того, что меня оскорбили и унизили. В первый раз что ли? И вполне возможно не в последний. Но не от неё. При одной мысли об этом в груди заболело. Бездна, да что же со мной такое происходит? Нужно немедленно собраться, а то веду себя хуже экзальтированной девицы.
  Вот только лес всё не кончался. Это было странно, ведь я уже давно должен был выйти к тому месту, где осталась тёмная. Может, я забрал слишком влево?
  Я уже с полбоя бродил в поисках реки. Врождённое чувство направления выкидывало совершенно дикие предположения, а лагерь тёмной всё никак не находился. Пройдя ещё со стигну, я привалился к дереву, пытаясь понять, что же происходит. Под спиной оказалась какая-то непонятная выпуклость. Я подвинулся вбок и нащупал верёвку с кропотливо завязанными многочисленными узелками. Защита, которую плёл Люцифэ. Что же этот парень натворил-то? Силы в узелках не чувствуется, хотя по идее должна быть. А вдруг они перестали работать, и Дарк оказалась совершенно без защиты?
  Подхватившись, я побежал в ту сторону, где, по уверениям внутреннего направления, должна находиться Дарк. Вот опять! Шаг назад оно утверждало, что тёмная где-то прямо, а теперь слева. Ладно, попробую ему поверить. Должен же я как-нибудь отыскать девчонку!
  Я ещё трижды менял направление, пока, наконец, не выскочил на знакомое место как раз у берега реки. Костёр уже потух. Тихонько приблизившись, я увидел свернувшуюся клубком тёмную, от которой исходила яркая тёплая аура. Дарк спала, но спокойным её состояние не назовёшь. Похоже, девчонка чем-то сильно взволнована или огорчена. Я ещё пока очень плохо умел читать внутреннее состояние других существ. В своё время отец нанимал мне лучших учителей, ведь хороший делец должен уметь читать других, как раскрытую книгу. Но я слишком рано сбежал, чтобы научиться чему-либо толковому. Только основам. А теперь немного сожалел об этом.
  Тёмная разогнулась и перевернулась на другой бок, потом вновь свернулась калачиком. Похоже, ей холодно. Но почему она не накрылась даже? Внезапно Дарк застонала, потом тихо пробормотала:
  - Прости, я не то хотела сказать. Просто так надо.
  Я замер. Значит... она... Глупая счастливая улыбка мимо воли появилась на губах. Значит, не всё потеряно.
  Движение, замеченное краем глаза, заставило меня резко обернуться и оцепенеть на долю мига. Недовольное тем, что его заметили, неведомое существо открыло свой огромный рот, но прежде чем на меня обрушилась звуковая волна, я метнулся вправо.
  Что это за тварь такая? Баньши? Не похоже. Но лишь у них такой разрушительный голос. Существо бросилось ко мне, выбросив из-за спины с десяток жгутов. А у меня нет даже никакого оружия с собой! Нужно увести эту тварь подальше.
  Я метнулся вправо, но буквально через шаг был сбит одним из щупалец. Почудилось, что тот раскалён до неимоверной температуры. Встать я не успел. Тело мгновенно обвили остальные щупальца, принося неимоверную боль. Я попробовал запустить в них когти, и буквально пару мигов спустя услышал скорее удивлённый вскрик тёмной. Вот демоны! А я даже помочь ей не в состоянии. Если бы у меня только был меч! Но его нет, а все остальные усилия ни к чему не приводят. Ну же, я должен хоть что-то сделать. Ведь там Дарк. Я должен её защитить. Один за другим оплетающие меня щупальца исчезали, давая надежду на...
  Внезапная боль в правой стороне груди прогнала все мысли. За ней последовал ещё один удар на уровне живота. Будто меч всадили. Меч. В полубреду я видел его как настоящий. Чёрный, хищно поблескивающий, с мягко изгибающейся гардой, защищающей запястье и рукоятью в виде тела и головы змеи с рубиново-красными глазами. Да, мне нужен этот меч, чтобы избавиться от дикой боли, раздирающей тело, от этой твари, угрожающей Дарку.
  Тяжёлое и такое материальное прикосновение холодного металла к ладони заставило руку инстинктивно сжаться, охватывая рифлёную рукоять. Закрытые глаза широко распахнулись от изумления. Неловкий замах плохо слушающейся рукой - и клинок врубается в щупальце, без труда разделяя его на две части. Пульсирующая боль в животе ослабевает. Тем не менее, мое состояние ничуть не улучшается. Перед глазами всё плывёт и покачивается, звуков окружающего мира вообще нет.
  Движение справа я скорее почувствовал, чем увидел. Меч вновь столкнулся с преградой и без труда прошёл сквозь неё. Резкая вспышка боли в груди, будто оттуда бесцеремонно достали кол, вырвала крик из надсаженного горла. Зато теперь немного лучше дышать и двигаться. Если бы ещё в груди так не клокотало, на языке не перекатывалась кровь, а в голове не мутилось от боли!
  Оглядевшись, я увидел своего противника и, вскочив на ноги, из последних сил бросился на него. Я почти. Успел.
  
  ХХХ
  
  - Дарк, ты не сильно пострадал? - обеспокоенный голос Люцифэ пробился сквозь тиски боли, чуть ослабляя их. Вовремя он. Ещё бы пару минут - и спасать было бы уже некого. В запястье что-то укололо, и боль начала постепенно отступать. По телу пробежали чуткие пальцы, и Часовщик вновь заговорил: - Выглядишь кошмарно, но ничего непоправимого нет. Даже шрамов не останется. Я к Дару, а ты полежи пока.
  - Я с тобой, - с трудом разлепив веки, сфокусировала я взгляд на склонившимся надо мной лицом.
  - Не уверен, что тебе стоит на это смотреть.
  - Тем более, ведь он меня защищал!
  Я встала. Тело послушно двигалось, но я его абсолютно не ощущала. Такое странное состояние, будто я сама по себе, а оно отдельно, но в то же время мы составляем единое целое.
  В нескольких шагах от нас стоял наставник Гроссер. Абсолютно такой, каким я его запомнила перед отъездом на полигоны. Странным было лишь то, что сарс неотрывно смотрел на меня, даже не попытавшись подойти к пострадавшему Дару.
  Люцифэ приблизился к ещё чуть сияющему телу и бесцеремонно пнул его ногой. Однако существо, обнаружившееся под тенью, не было Даром.
  - Это кто? - ошарашено выдохнула я, свято уверенная до этого, что это именно Дар сражался тогда с напавшим на меня монстром. Конечно, рассмотреть я его тогда толком не успела, но одежда и волосы однозначно были его. А, оказалось, принадлежали другому. Тело, покрытое многочисленными ожогами, было едва прикрыто одеждой, превратившейся в древние лохмотья. Они, казалось, расползутся в труху от одного прикосновения. Но самым странным было не это. Хотя как академическая форма могла так быстро превратиться в ЭТО тоже весьма занимательный вопрос. По лежащему на земле неподвижному телу змеился, слегка отблёскивая в свете Брио, лёгкий узор из мелкой чешуи. 'Светляк' подплыл к лицу парня, помогая разглядеть детали. Я ахнула, а Люцифэ выругался на непонятном языке.
  - Что же эта тварь с ним сделала? Дарк, не приближайся. Вдруг это заразно?
  Часовщик сам подошёл к лежащему телу и, поддев носком сапога чёрный клинок, попытался отбросить его в сторону. Но парень даже в беспамятстве не выпускал оружия из руки. Люцифэ вновь выругался.
  - Часовщик, мы можем?.. - начала было я, но Люцифэ меня перебил:
  - Мальчишка призвал проклятый клинок. Мы должны избавиться от этой гадости, пока она не добила твоего друга.
  Присев на корточки, Люцифэ попытался аккуратно разжать пальцы лежащего в беспамятстве феникса, но тут же отскочил. Я сглотнула, борясь с нахлынувшим отвращением.
  - Но... он же движется!!
  - Вот Джер, чтоб тебя!
  - Что это? - спросила я, глядя, как чёрное нечто несколько раз обвилось вокруг запястья Дара и замерло неподвижно, по виду вновь став куском металла.
  - Меч. Мы теперь от него даже избавиться не можем. Не отрубать же парню руку. Он и так на ладан дышит. Не подходи к нему, - ещё раз предупредил Люцифэ и сам отошёл к Гроссеру. Я же неотрывно смотрела на то, во что превратился Дар, не в силах поверить, что это и вправду он. Как эта тень смогла превратить его в...
  - Как это не можете? - вздрогнула я от окрика Люцифэ
  - Мои з-селья з-сдес-сь бессильны. Боюс-сь, что даж-ше Дэриван, окаж-шись он на моём мес-сте, не с-смог бы ничего с-сделать. Что ты от меня хочеш-шь? Я не лекарь!
  - Его ещё можно попытаться спасти.
  - А з-сачем? - холодно удивился сарс. - Чтобы он ос-статок жиз-сни с-страдал от с-собс-ственной ущербнос-сти?
  - Как вижу, вам его совершенно не жалко. Но как же профессиональная этика? Вы должны помогать по мере сил и возможностей, неважно, обречён парень или нет.
  - Мне нечего ему предлож-шить в данной с-ситуации. Я никогда не с-сталкивалс-ся ни с-с чем подобным. А с-с другими нас-ставниками я не могу с-связ-саться по причине отс-сутс-ствия брас-слета с-связ-си.
  - У всех наставников есть браслет или кольцо связи, - процедил Люцифэ, явно доходя до кондиции кипящего чайника.
  - У меня аллергия на аллаген.
  Резко развернувшись, Люцифэ приблизился ко мне и склонился над лежащим без сознания Даром. Через минуты две, Часовщик вынырнул из состояния, схожего с неглубокой медитацией и начал делать какие-то манипуляции, быстро водя руками над телом моего бывшего одногруппника, потом тихо попросил:
  - Помоги мне его перевернуть. Только аккуратно. И держись подальше от этого Джерова меча.
  На ощупь тело Дара оказалось холодным и твёрдым. Светлый даже не дышал вроде.
  - Он ещё жив?
  - Да, но боюсь, ненадолго, если ему не помогут. Всё, какое-то время я выиграл, но нужно связаться с наставниками.
  - Что с ним такое? Проблема ведь не в ожогах и не этих страшных ранах.
  - Конечно, нет. У него почти полностью уничтожена аура.
  - Дэриван может её восстановить, он прекрасный... - воодушевлённо начала я, но осеклась, увидев выражение лица Люцифэ. - Он не сможет?
  - У Дэривана не тот уровень. Нужно возвращаться в Город. Только в храме Иоралы есть те, которые могут хоть что-либо сделать. Но давай поговорим об этом потом. Я займусь пока организационными вопросами, а ты приберись здесь и разведи костёр. - Люцифэ обернулся к Гроссеру и холодно проинформировал: - Раз вы не в состоянии ничем помочь, то советую вернуться в лагерь. Мало ли что ещё может произойти. В отсутствии Дэривана на вас возложены солидные обязательства.
  - Я бы хотел с-серьёз-сно поговорить с-с Дарком и ос-смотреть его...
  - Он в вашей помощи не нуждается, - отрезал Люцифэ.
  - Не с-скаж-ши, - сузив глаза прошипел, начавший терять терпение сарс. - У меня ес-сть эликс-сир, с-спос-собс-ствующий ус-скорению регенерации тканей. Даж-ше ес-сли у меня не было воз-смож-шнос-сти помочь Дару, то это с-соверш-шенно не з-сначит, что я не хотел этого с-сделать.
  - Что вы, ни о чём подобном я не думал, - фыркнул Часовщик. - Просто Дарк не нуждается в вашей помощи, а я в вашем присутствии.
  - Пос-слушай, Люцифэ...
  - Мне нужно ещё многое сделать. Прошу не отвлекать меня. И поскорее вернуться к своим прямым обязанностям.
  Гроссер растерянно посмотрел на меня, но я только отвела взгляд. Если Люцифэ говорит и поступает подобным образом, то, наверно, есть причина такого поведения. Не мог он ни за что взъесться на сарса. Хотя отношение последнего меня слегка покоробило. Мог бы принять более активное участие, а не стоять просто сбоку.
  Люцифэ ушёл в лес, а я принялась собирать разбросанные ветки и вещи, намеренно игнорируя наставника. Правда, получалось это ровно до того момента, пока Гроссер не заступил мне дорогу, и я не натолкнулась на него.
  - Дарк, ты уверен, что тебе не нуж-шна помощь? У тебя с-серьёз-сные ож-шоги по вс-сему телу. И эта рана в плече.
  - Я их не чувствую, так что пока могу вполне обойтись без посторонней помощи, - отозвалась я, одновременно пытаясь обойти сарса. Вторым неприятным открытием за ночь оказалась неспособность кольца защитить меня от щупалец тени. А я ведь настолько уверилась в собственной безопасности, что совсем перестала уделять ей внимание. Сегодняшнее событие отрезвило меня. Нельзя полностью доверять жизнь защитному кольцу. Оно, как и любая другая вещь, неидеально. Если бы я не расслабилась и не отдалась обуревавшим меня чувствам, то быстрее бы разобралась в обстановке, смогла бы реально противостоять тени, пока не стало поздно и, быть может, спасти бы Дара.
  - Вообще? Полная потеря чувс-ствительнос-сти? - заинтересовался сарс. Я только поморщилась от его энтузиазма. Не хватало ещё на разные вопросы отвечать. Кстати, нужно будет узнать, что это вколол мне Часовщик, раз сарс этим так интересуется.
  - Да, полная. Однако я считаю, что Люцифэ прав, и вам не стоит надолго покидать лагерь. А меня вы вполне можете осмотреть завтра, если возникнет такая необходимость.
  - Дарк, по-моему, ты поступаеш-шь глупо, без-соговорочно доверяяс-сь этому парню.
  - У меня нет причин относиться к нему плохо. Он мне жизнь спас. Быть может, даже дважды.
  Ещё немного потоптавшись и видя, что я намеренно его игнорирую, сарс ушёл. Он меня уже начал нервировать своей настойчивостью. Стоило наставнику скрыться за деревьями, как я раздражёно бросила собранные ветки и поспешила на поиски Люцифэ. Часовщик во время нашего разговора вёл себя так, будто знал, что случилось с Даром, и как ему помочь. Однако присутствие наставника заставляло его умалчивать об этом.
  Голос Люцифэ я услышала много раньше, чем дошла до Часовщика. Это был первый раз на моей памяти, когда уравновешенный и всегда неизменно спокойный, аки змея, Люцифэ на кого-либо орал.
  - Как это не можете? Вы понимаете, что своей медлительностью вы губите ученика?!? У него ещё есть шанс на спасение, а вы не хотите ему его дать!
  Я, наконец, увидела самого Люцифэ. Он стоял в тени, поэтому я не смогла рассмотреть выражение лица не-феникса. Зато уменьшенная светящаяся голограмма стража Академии была прекрасно заметна даже издалека.
  - Пойми же, по технике безопасности мы не можем пользоваться стационарными порталами, пока не будут ликвидированы все прорывы. Сейчас порождения Бездны находятся только на этой планете, а в Империи их можно искать сианами! - объяснял страж свою позицию.
  - Не думаю, что эти создания устремятся в Город. К тому же возможно повторное нападение на учеников.
  - Послушай, Люцифэ. Я прекрасно всё понимаю, но правила есть правила. Не я их придумал, не мне их и отменять. Мы не можем жертвовать жизнями многих ради одной. Два дня. Мы постараемся запечатать прорывы за это время. Ничего более обнадёживающего я тебе сказать не могу. Обратись пока к Гроссеру.
  - Он не захотел возиться с мальчишкой, хотя это было в его компетенции. Пришлите хоть лекаря.
  - Хорошо, но он будет не раньше вечера. Слишком далеко мы находимся. А с Гроссером я лично переговорю. Уверяю, он сделает всё, что в его силах.
  - Не надо. Обойдёмся. Сарс прекрасно высказал свою позицию, - отозвался Люцифэ и, не слушая, что ещё хотел сказать Варан, первым прервал связь. Быстро приблизившись, Часовщик порывисто обнял меня. Я замерла. Что это на него нашло? Что касается прикосновений, Люцифэ всегда был странным, стараясь минимизировать тактильный контакт с другими, даже со мной. А тут сам обнял. Что происходит?
  - Мы его вытянем. Обязательно, - склонившись к моему уху, прошептал Часовщик. Именно эта фраза заставила меня осознать всю серьёзность происходящего.
  - Так значит, с Даром всё настолько страшно? - севшим голосом спросила я.
  - Его вытащат. В Городе есть храм. Про него целые легенды ходят. Там...
  - Но что произошло? Ожоги светлого не кажутся мне такой уж серьёзной опасностью. Да и Дэриван с Карелом легко смогут справиться с тем страшными ранами на груди и животе.
  - Дело не в этом. У парня практически полностью уничтожена аура и разрушены энергетические каналы.
  - Но ведь потерянную энергию можно восстановить. Я, например... - Я уже хотела было предложить свои услуги, но Люцифэ перебил меня:
  - Но не в том случае, когда полностью уничтожена структура. Как ты собираешься наполнять водой порванные шланги? Каналы нужно для начала восстановить, а уже потом приступать к их подпитке. В этом-то вся проблема и заключается. Дар может просто не продержаться до момента восстановления энергетических каналов. Он просто тихо умрёт прямо посреди процесса.
  У меня перехватило дыхание, когда до меня полностью дошёл смысл сказанного.
  Дар может умереть даже в том случае, если ему начнут помогать. Светлый может умереть только потому, что бросился на мою защиту. Он может умереть, так и не узнав, что я по-настоящему о нём думаю, не простив меня.
  Я с силой сжала предплечья Люцифэ и пробормотала:
  - Он должен выжить.
  - Да, я знаю.
  - Нет, ты не понял. Я обозвала его мямлей и никчёмнейшим созданием, а он всё равно бросился меня защищать. Люцифэ, прости, я нечаянно! Правда не хотела, чтобы это произошло! Его вылечат, и он сможет избавиться от своей зависимости, ведь так?
  - Я не совсем понял. Расскажи всё по порядку, - мягко попросил Часовщик. Я без сил опустилась на траву и заговорила. Мне нужно было выговориться. Нужно, чтобы кто-то поддержал меня, подтвердил мою правоту, чтобы этот груз вины хоть как-то уменьшился.
  - Помнишь тот случай, когда я нечаянно повлияла на тебя? Ты ещё сказал больше так не делать и ещё объяснял, насколько моя сила может быть опасной для окружающих, особенно для более слабых духом. Помнишь, мы ещё сравнивали меня с живым идолом, которому поклоняются толпы народа, готовые на всё, лишь бы сделать мне приятное? Так вот. Я подчинила Дара. Люцифэ, я не хотела! Честно. Это случилось ещё в Академии. И когда я осознала это...
  - Т-ш-ш-ш! Ты уверена в этом?
  - Да. Он сам мне сказал, что жить без меня не может.
  - Это ещё не показатель, - хмыкнув, попытался успокоить меня Люцифэ. - Но может оказаться тревожным сигналом.
  - Не показатель?!? Я наговорила ему кучу гадостей, а он всё равно вернулся меня защищать. И ты это называешь не показателем?
  - Дарк, парень вменяем. Ты просто ещё не видела тех, кого подчинили. Те просто не стали бы так долго ждать встречи с тобой. Однако когда парень восстановится, его придётся держать подальше от тебя какое-то время. Хотя бы до тех пор, пока каналы не окрепнут. Так что не думай пока об этом. Ты всё сделала правильно. И Дар тоже поступил верно. А нам теперь нужно приложить все силы, чтобы спасти его. Пошли.
  - Куда?
  - Мне нужна твоя помощь. Если придётся ждать как минимум два дня, то нужно упаковать парня более герметично. Я не рассчитывал на подобный срок. А это создаст определённые проблемы.
  Люцифэ помог мне встать и не спешил отпускать мою руку, даже когда его помощь уже не была нужна.
  - Какая проблема? - Я всеми силами старалась слушать Часовщика, но мысли вновь и вновь возвращались к тем мгновениям, когда я сознательно унижала Дара, искренне надеясь, что тем самым спасаю его. А ведь не уйди он, я бы, наверно, не заснула. Вдвоём мы бы смогли более эффективно противостоять тени.
  - Если я не упакую его герметично, то он не протянет столько времени. Но если я это сделаю, то точная диагностика состояния парня станет невозможной. Получится всё равно, что пытаться определить характер внутренних повреждений существа, запечатанного в прозрачном ящике. Его, вроде, и видно, но не достать. Снимать же стазис придётся быстро. И действовать после этого крайне оперативно. От этого риск потерять парня ещё больше увеличивается.
  - Но шанс ведь есть?
  - Он всегда есть.
  Дар всё так же неподвижно лежал на спине. Токая серебристая чешуя, казалась, переливалась и жила своей собственной жизнью. Я на какой-то момент поверила, что это вздымается и опадает развороченная грудная клетка. Но нет, это просто игра Брио и ночных теней.
  - Как ты думаешь, зачем тени нужно было делать его таким? - тихо спросила я, с жалостью разглядывая то, во что превратился Дарион.
  - Честно говоря, не знаю и не понимаю. Я был уверен, что тени, даже модифицированные, не могут изменять генетическую структуру других существ. Да и зачем бы это? Тени работают в основном на астральном плане. Получается крупная несостыковка. В данном виде феникс намного сильнее и защищённее. Яросто не вижу резона усиливать собственного противника.
  - А меч?
  - Меч является ещё одной загадкой. Я читал, что проклятые мечи можно призвать в критической ситуации. Подобные случаи известны в истории, правда, не скажу, что широко распространены. Но вот чтобы они приходили ради одного противника - я такого ещё не встречал. Переход забирает бездну энергии и им нужна колоссальная мощь, чтобы вновь напитаться. Поэтому эти мечи и прозвали проклятыми, что с их появлением текут реки крови.
  - Может, он ещё на что-то надеется?
  - Не уверен, что данная куча метала обладает подобным уровнем интеллекта. Стань над головой парня и вытяни руки вперёд с растопыренными пальцами ладонями вниз. А теперь постарайся отрешиться от всего и ни о чём не думать. Представь, что из твоих ладоней и пальцев струится энергия, которая пеленает Дара в плотный кокон.
  - Вместе с мечом? - на всякий случай уточнила я.
  - Ничего не поделаешь. Снять эту гадость пока не получится, так что придётся упаковывать и его.
  Я сконцентрировалась на данном мне задании и в какой-то миг чётко увидела потоки силы, идущие от моих рук к Дару. Правда, до кокона там было далеко, но Люцифэ не жаловался.
  - Всё, - выдохнул Часовщик, устало распрямляясь. - В таком состоянии он может пролежать хоть тысячи сианов.
  Я присела и попыталась дотронуться до влажных волос феникса, но буквально в миллиметре от них наткнулась на невидимую преграду. Над лицом светлого оказалась точно такая же.
  - Это оно и есть? - глянула я на наблюдавшего за моими манипуляциями Люцифэ.
  - Да. Пошли. Нужно заняться твоими повреждениями, пока не закончилось действие блокиратора.
  С моими ожогами и повреждённой левой рукой Люцифэ проводился до позднего утра: отпаивал чем-то, обрабатывал повреждённые участки, натирал, заставлял дважды купаться в реке. И всё равно остался недоволен результатом. Я же была настолько вымотанной, что мечтала лишь об одном - добраться до лежака и наконец-то выспаться. Когда Люцифэ закончил свою экзекуцию, я мгновенно провалилась в сон. И уже не чувствовала того. Как Часовщик через какое-то время пристроился рядом, обнял меня и, притянув к себе поближе, уткнулся лицом мне в шею.
  
  ХХХ
  
  Кожу будто обожгло огнём. В одно мгновение вернулась чувствительность, а с нею и боль. Было просто невыносимо лежать в кольце жгущих рук на жалящей земле. Я рванулась на свободу, но Люцифэ не разжал объятий.
  - Отпусти!
  - Т-ш-ш! - попытался успокоить меня Часовщик. - Потерпи. Немного, но потерпи. Меня тоже не раз задела первая тень, но я же терпел. Ты ничем не хуже меня, ты выдержишь. Единственное, чем я могу тебе помочь - это нанести ещё раз мазь на пострадавшие участки тела. Она чуть приглушит боль.
  Мазь на тело? Точно!
  - Люцифэ, ты гений!
  Высвободившись из кольца рук Люцифэ, я достала из браслета мазь Безрака и открутила крышку. По поляне поплыл едва уловимый запах мёда и корицы, от которого лично мне сразу захотелось есть. Часовщик потянул носом и заинтересованно спросил:
  - Откуда это у тебя?
  - Подарили. Нанеси, пожалуйста, на спину. А то я не везде достаю.
  - Подарили, - со странными нотками потянул Люцифэ. - А кто?
  - Безрак.
  - Безрак, Безрак, Безрак... - Часовщик уставился в одну точку и монотонным голосом повторял это имя, будто книгу листал в поисках нужного абзаца. Наконец его взгляд сфокусировался. - Ага, тот который занимался с тобой в начале прошлого курса. И как это я не обратил на него внимания? - Люцифэ прикрыл глаза и помрачнел, потом тихо заговорил: - А ты знаешь, что через четыре-пять сианов ты начнёшь полноценно раскрываться, как источник?
  - Ну и что с того? - не поняла я подоплеки его последнего вопроса. - И займись, пожалуйста, моей спиной, а то мне больно так далеко заводить руки назад.
  - Да, хорошо. - Люцифэ будто очнулся. Помолчав немного, он продолжил: - Помнишь, этот Безрак сказал тебе постараться не умереть на протяжении какого-то периода времени?
  - Ну да, - отозвалась я, начиная подозревать что-то неладное.
  - Так вот. Скоро ты начнёшь формироваться в постоянно действующий источник.
  - Ну так что? - всё ещё не понимая, поинтересовалась я.
  - Ты так спокойно относишься к тому, что тебя будут использовать? - удивился Часовщик и тут же обнял меня, с силой притянув к себе. Я только охнула от боли. - Не отпущу! Перебьётся твой Безрак. Мы закончим Академию и будем сами выбирать себе жизнь, не подчиняясь ничьей указке.
  - Для начала нужно её закончить. Потом отработать на благо Города не один сиан, а уже после этого мы сможем выбирать себе жизнь, - пробурчала я. - Люцифэ, что на тебя нашло? И отпусти меня, а то я сейчас взвою в полный голос.
  - Прости. Просто и Безрак, и Риока, и Марианна захотят забрать тебя. Я их не знаю, но они мне не нравятся.
  - Тогда почему они не сделали этого раньше? - задалась я резонным вопросом. Люцифэ растерялся.
  - Не знаю. Наверно, хотели, чтобы ты привыкла к местно атмосфере, особенностям...
  'Шикарственно, - отозвался в голове голос уже долго молчавшей шизы.- Этот Безрак собирался в наглую использовать тебя, когда доберётся в следующий раз. Как говорится, собственный активный источник ещё никому не мешал. Однако что этому белобрысому от тебя надо? Не может же он просто от вдруг проснувшегося бескорыстия за тебя в последнее время так активно цепляться'.
  А ведь голос в чём-то прав. Со вчерашнего дня поведение Люцифэ стало совершенно другим. Он будто убрал разделяющую нас стенку. Но почему он это сделал? Да ещё столь внезапно?
  - Ляг, я обработаю ноги, - попросил Часовщик.
  Почему-то именно сейчас, впервые за всё время общения с ним, я устыдилась своей наготы. А ведь Люцифэ парень. Я видела, как он купался. Правда, купался - это громко сказано. Часовщик до сих пор побаивается реки, несмотря на то, что довольно много занятий мы отрабатываем именно в воде. Почему-то ещё вчера меня совершенно не смущало, что Люцифэ обращался со мной, как с большой куклой, натирая мазями, вертя так и эдак, а сейчас...
  Отстранившись, я смущённо пробормотала:
  - Спасибо. Я сама.
  - Ты чего? - удивился Часовщик.
  - Живот и ноги я в состоянии сама обработать. Спасибо.
  - Да не за что, - похоже, от моего отказа парень немного растерялся. Быстро закончив с мазью, я оперативно оделась и подсела к костру, который разводил Часовщик. - Что случилось? - поинтересовался он, не поднимая головы.
  - Ничего, просто меня задели твои слова, будто Безрак собирается меня использовать.
  - А он и будет. Я читал, как некоторые пользовались источниками, особенно теми, которые не умеют ещё себя контролировать и тем самым становятся беззащитными. Я тебя им не отдам.
  - А тебе-то что от меня нужно? - тихо спросила я.
  - Дарк, ты... - Люцифэ с болью посмотрел на меня, потом отвернулся. Плечи его поникли. - Так вот какого ты обо мне мнения! Но это не правда. Я просто впервые в жизни привязался к кому-то. И это очень больно, когда в ответ сталкиваешься с подобным непониманием.
  Я смутилась. Похоже, я была неправа, начав подозревать всех направо и налево. Я хотела уже начать извиняться, но Люцифэ вновь заговорил:
  - Я никогда ещё не испытывал ничего подобного. Я впервые ощутил, какое же это счастье: ухаживать за тобой, защищать тебя, помогать во всём, просто разговаривать. Я будто прозрел. Для меня открылся совершенно новый мир. Теперь я понимаю, что имел в виду наставник, описывая данное состояние. Я буду учить тебя, защищать, пока ты не станешь взрослой. А потом, когда моя опека тебе больше не понадобится, у меня будет ребёнок. Точь-в-точь такой как ты.
  Люцифэ отстранённо посмотрел на меня. На его лице блуждала мечтательная улыбка. Я сглотнула. Какой ещё ребёнок?!?
  Голос хрюкнул и заржал, ни единым словом не прокомментировав свой смех. А Люцифэ тем временем продолжил:
  - Это долгий и сложным процесс. Нужно учесть очень много параметров. Если заняться подготовкой сианов через пять, то к сроку окончания Академии как раз всё будет готово. Правда, мне нужна будет твоя помощь на завершающей стадии.
  - А если... - я откашлялась, так как голос внезапно отказал мне, - а если я не согласна на ребёнка?
  - А при чём здесь твоё мнение? Это будет мой ребёнок. Я постараюсь, чтобы он полностью соответствовал твоим характеристикам. Источником, естественно, он не будет, и от некоторых способностей тоже придётся отказаться, так как нормальным организм не выдержит подобных перегрузок. Но внешность и характер будут полностью твои. Знаешь, - я чуть было не начала отползать подальше, наткнувшись на его просветлённо-восторженный взгляд, - мои соплеменники считали, что ребёнок должен быть почти полной копией своих предков, но теперь я понял, что подобный подход в корне неправильный. Подозреваю, что именно поэтому у нас такая низкая рождаемость. Мы просто не хотим заводить собственные копии. Правда, существуют ещё и другие причины, но я понял, что они все упираются в нашу изолированность, поэтому... Дарк, ты чего?
  - Ничего. Просто, если хочешь ребёнка, то это без меня.
  - Но почему? Я читал, что это не столь уж сложная процедура. Там даже особых знаний тебе не надо, просто...
  - Без меня, - отрезала я и тут же рявкнула на заходящийся голос:
  А ты чего ржёшь?!
  - Ты просто даже не хочешь меня выслушать, а уже берёшься судить, - обиженно пробубнил Люцифэ, сильно задетый моим отказом.
  Я поспешно вскочила на ноги, подавив приступ дурноты, возникший от резкого движения, и направилась в лес, бросив на ходу:
  - Я пойду прогуляюсь. Скоро вернусь.
  - Только далеко не заходи, а то заблудишься. Я охранку дезактивировал, так что поосторожнее там, - предупредил меня напоследок Люцифэ, не пытаясь удерживать. И то хорошо.
  Отойдя шагов на сто, я прислонилась ещё ноющей спиной к стволу дерева. Мазь Безрака действовала безотказно, и я уже почти не обращала внимания на своё физическое состояние. Но и эмоциональное было далеко от нормы.
  Такое чувство, будто он внезапно сбрендил, - пожаловалась я голосу.
  'В точку. Я с таким в четвёртый раз сталкиваюсь и могу с уверенностью сказать, что данные состояния очень похожи'.
  Но ребёнок! Я не хочу постоянно выслушивать не что подобное! - мысленно взвыла я.
  Голос вновь захохотал, потом, наконец, соизволил пояснить причины своего веселья:
  'У этой расы сильно развит инстинкт материнства. Он пробуждается исключительно редко, но если уж он проявляется, то только в самой шизанутой своей степени. Люцифэ с тебя теперь пылинки сдувать будет, если ты не сможешь его одёрнуть'.
  Я про другое. И ты прекрасно понял, о чём я.
  'Просто смирись. Он тебе этим ребёнком в ближайший сиан все уши прожужжит. Потом, может, и перебесится'.
  А если нет?
  'Тогда я лично поясню тебе твою роль в данном процессе', - весело отозвался голос и вновь рассмеялся.
  Не вижу ничего смешного, - огрызнулась я, ничуть не разделяя его веселья.
  'Ты просто не понимаешь сути. Не бойся, рожать тебе не придётся. - Голос хихикнул: - Слишком большая вероятность отхода от изначальных параметров. А для него это неприемлемо'.
  Так ты знаешь этого Люцифэ?
  'Нет, конечно. Но я сталкивался с подобными ему. Так что можешь успокоиться. Ничего тебе от него не грозит. И выходить замуж за него тебе тем более не придётся'.
  Я ещё немного постояла, прислонившись к стволу дерева. Мне нужно было немного времени, чтобы прийти в себя после слов Люцифэ и голоса. Что они от меня так упорно скрывают? И это ненормальное поведение Часовщика. Ещё вчера был вменяем, а теперь... Надеюсь, что голос окажется прав. Но меня как-то совсем не впечатляет перспектива постоянно выслушивать речи про ребёнка, как две капли воды похожего на меня.
  Наконец, я успокоилась и более-менее взяла себя в руки. Попробую просто игнорировать очередные странности Люцифэ. Быть может, это будет лучшей тактикой в данной ситуации.
  Когда я вышла на полянку, Люцифэ уже разделался с нимом и оставил куски мяса запекаться над углями. Дар всё так же неподвижно лежал в нескольких шагах от наших импровизированных кроватей. От тени же не осталось и следа, только помятая и пожухлая трава напоминала мне о реальности ночных событий. И Дар. Подсев к костру, я уставилась на переливы горячих угольков.
  - Мясо ещё нескоро будет готово. Пошли потренируемся, - предложил Люцифэ.
  - Я ранена.
  - Ну и что? - удивился Люцифэ. Как любит говорить магистр Арион: 'Двигаться в состоянии - значит, здоров'. На светлом факультете, что, другой подход?
  - Вообще-то, если серьёзное что, то могут до конца дня освободить от занятий, - необдуманно призналась я.
  - Странно, что светлые ещё в состоянии составить конкуренцию тёмным фениксам. Впрочем, это наверняка оттого, что Арион слишком часто отсутствует. Говорят, Варан всегда относится к своим ученикам гуманнее. Но не терять же весь день! Свободного времени у нас не так уже и много. Так что пошли.
  Я невольно вздрогнула, представив свои ощущения от ударов по не до конца зажившим ожогам. Сейчас, благодаря мази, я могу терпеть прикосновение одежды, даже двигаться могу, не сжимая зубы на каждом шагу. Но если Люцифэ начнёт отрабатывать на мне многочисленные удары из своего обширного арсенала... Нужно его как-то отвлечь.
  - Ты точно уверен, что нам не нужно возвращаться в лагерь?
  - Там сейчас такой бардак, что лучше туда вообще не показываться. Фениксы прекрасно функционируют в боевых кольцах, но мало кто из них по-настоящему прирождённый лидер, способный эффективно руководить большим количеством подчинённых. Пока не появится Арион или Варан ребята вряд ли будут толком тренироваться. Так что уж лучше здесь.
  - Но я слышала, что в кольце все стремятся стать командирами.
  - Во-первых, далеко не все и не во всякой команде. Во-вторых, это желание связано скорее со спецификой боевой единицы фениксов. Чем выше по иерархии ты стоишь, тем более независим ты в своих действиях. К тому же кольцо - это не ученики младших курсов, не знающие, куда себя деть. Кольцо - это взрослые фениксы, десятками сианов сплачиваемые в одну команду. Там уж хочешь, не хочешь, а научишься понимать друг друга без слов. Особенно на заданиях.
  От надвигающейся экзекуции меня спас Райан, выскочивший на поляну. Мазнув взглядом по одногруппнику и не узнав его, светлый потребовал:
  - Где Дар?
  - Э-э... понимаешь... - растерялась я, не зная, как объяснить фениксу сложившуюся ситуацию и избежать надвигающейся грозы.
  - Он натолкнулся на тень, - спокойно отозвался Люцифэ, перебивая мой неуверенный лепет. - Вечером должен прибыть Дэриван, а послезавтра отправим парня в Город.
  - Где он?
  - Да вон лежит, - небрежно качнул головой в ту сторону Часовщик.
  Райан ошарашено уставился на одногруппника, потом неуверенно приблизился к нему.
  - Вы врёте, это не может быть Дар, - убеждённо заявил светлый после краткого осмотра.
  Я потупилась, а Люцифэ всё так же спокойно ответил:
  - Сожалею, но это правда. Не знаю, что с ним сделала тень, но теперь он выглядит абсолютно по-другому.
  - Это всё ты виноват!- резко обернувшись, ткнул в меня пальцем Райан и попытался приблизиться, но Люцифэ заступил ему дорогу.
  - Отойди, - процедил светлый.
  - Нет, Дарк тоже сожалеет о произошедшем, и его вины в том нет.
  - Сожалеет?!? - свистящим шепотом переспросил Райан. - В его жалости никто здесь не нуждается. Он погубил Дара, а теперь сожалеет! Пусти, мне нужно кое-что сказать этому...
  - Успокойся! - резко бросил Люцифэ - Если Дарион умрёт, тогда всё и выскажешь, но не раньше.
  - Да? А во что вы его превратили?! - взвыл светлый, пытаясь обойти Часовщика и добраться до меня.
  - Вижу, и получше твоего. А теперь уходи, пока я тебя не выставил.
  - Позволь узнать, каким это образом?
  - Дарк, пошли, - обернулся ко мне Люцифэ. - Прогуляемся немного, кое-каких трав наберём.
  Я выглянула из-за плеча Часовщика и полюбовалась на рассерженного Райана, который застыл истуканом с открытым ртом, явно намереваясь сказать что-то ещё. Похоже, даже у железного Люцифэ в последнее время начинают сдавать нервы.
  
   ХХХ
  
  Я с тяжёлым вздохом посмотрела на ссутулившуюся фигуру Райана, уже больше часа неподвижно сидящего рядом с Даром. И зачем только ему всё рассказали? Ясно же было, что ни к чему хорошему это не приведёт. Гроссер вполне мог просто запретить фениксу покидать лагерь, однако он не сделал этого. Моё мнение о сарсе в последние дни опускается всё ниже. С такими темпами я его вскоре вообще уважать перестану.
  Встав на ноги, я приблизилась к светлому и положила ему руку на плечо.
  - Райан, мы сейчас ничем не можем ему помочь, но обещаю...
  Феникс резко сбросил мою руку и вскочил на ноги, обжигая меня беспричинным гневом.
  - Это всё из-за тебя! Если бы не ты, то...
  Райан мешком осел на землю, а неизвестно откуда взявшийся за его спиной Люцифэ устало произнёс:
  - Дарк, я же предупреждал. Он сейчас невменяем. Держись от него подальше. Он сейчас может тебе такого наговорить или сделать, о чём всю последующую жизнь будет сожалеть. Пошли.
  Люцифэ увлёк меня обратно к костру.
  - Но ведь он прав. Дар пострадал именно из-за меня.
  Часовщик от такого вывода поморщился.
  - Глупости. Ты здесь абсолютно ни при чём. Отдохни лучше. Ты мне завтра нужен в здоровом и вменяемом состоянии.
  - Люцифэ, я не могу.
  - Могу поспособствовать. Как и ему, - кивнул Часовщик на лежащего без сознания Райана. - Ложись.
  - Но же сам ещё спать не собираешься, - заперечила я.
  - Я тоже скоро пойду отдыхать. Отвечу на некоторые вопросы магистра и пойду.
  Люцифэ поцеловал меня в кончик носа и с улыбкой, отдающей грустью, взлохматил волосы. Я слегка отстранилась. Никак не могу привыкнуть к его выходкам. К тому же магистр Дэриван смотрит.
  Тем не менее, я покорно улеглась на импровизированную постель. Люцифэ сел рядом и принялся неспешно перебирать мои волосы, вновь негромко заговорив с наставником на амаорском. Под переливы их спокойных голосов я вскоре заснула.
  Следующий день пролетел в тягостном ожидании. Райана куда-то сплавили, чему я была неимоверно рада. Люцифэ постоянно отлучался по своим делам, а магистр Дэриван ушёл ещё ночью, не пожелав ночевать с нами.
  Мои ожоги, после лечения магистра уже почти сошли и не причиняли мне особого беспокойства, но желания заниматься в одиночку у меня не было.
  'Обленилась! - возмутился голос. - Люцифэ тебя совершенно избаловал'.
  Не правда, - скорее по привычке огрызнулась я.
  Тренироваться с Часовщиком мне понравилось. Хотя бы уже потому, что он меня ни разу серьёзно не ударил за время тренировки, а эффективность воспринимаемого материала, несмотря на всё ворчание голоса, снизилась не намного.
  Этот день я решила посвятить блаженному ничего не деланью. Чтобы не думать постоянно о произошедшем со мной и Даром, я достала карионит и включила музыку. Несмотря на то, что прошёл уже почти год с тех пор, как мне подарили этот камень, я много чего ещё не слушала, предпочитая раз за разом прокручивать композиции, которые мне нравятся но сейчас меня потянуло на что-нибудь новое.
  
  Можно верить и в отсутствие веры,
  Можно делать и отсутствие дела.
  Нищие молятся, молятся на...
  То, что их нищета гарантирована.
   (Nautilus Pompilius, "Скованные одной цепью")
  
  Я недовольно открыла глаза, услышав мелодичное мычание над головой, но, к моему удивлению, это оказался Люцифэ. Странно, до сего момента я не замечала за ним любви к музыке.
  Поняв, что я смотрю на него, Часовщик замолк, а когда композиция закончилась, вынес свой вердикт:
  - Интересная песня. Как раз нам подходит. Хотя музыку я не очень люблю.
  - С чего ты решил, что она нам подходит? - удивилась я.
  - А почему бы нет? Я связан с тобой. Мы соединяемся в группы, команды, факультеты, состоим частичкой Академии. Но больше всего мне понравилось вот это:
  'И если есть те, кто приходят к тебе,
  Найдутся и те, кто придёт за тобой'.
  Я хмыкнула и тут же погрустнела. Люцифэ в чём-то прав. За Даром уже приходили. Кто знает, может, и за нами скоро наведаются.
  Когда пришёл наставник Див, мы с Люцифэ, закинув руки за головы, лежали на траве и во весь голос распевали:
  'Скованные одной цепью,
  Связанные одной целью!'
  - Как я посмотрю, вы не унываете, - холодно отметил Див. Мы с Люцифэ синхронно вскочили на ноги. - Арион сказал отнести мальчика к порталу, чем я и займусь. А вы немедля возвращайтесь в лагерь.
  - Нам нужно сопровождать его. Без нас с него не снимут покровы, - заметил Люцифэ, в один миг оказываясь на ногах.
  - Уж как-нибудь разберёмся. А с тобой Арион хочет поговорить лично, когда освободится. Так что я вполне обойдусь без вашего сопровождения.
  Див направился к дару, но Часовщик заступил наставнику дорогу.
  - Никто в Городе не сможет снять наложенные мною покровы. Вы просто потратите время на бесполезное путешествие.
  - Считаешь себя таким единственным и неповторимым? - поинтересовался Див.
  - По моим сведениям, - необычайно сухо информировал в ответ Люцифэ, - я таковым и являюсь.
  - Так жаждешь, чтобы тебе доказали, что ты всего лишь мелкий выскочка, возомнивший о себе невесть что?
  - Наставник, - поморщился Часовщик, - вы слишком привыкли, что вас окружают изначально слабейшие противники. Поэтому вы даже не желаете интересоваться их текущим уровнем. Не боитесь, что когда-нибудь поплатитесь за свою халатность?
  - Наглеешь?
  - Нет, я просто веду к тому, что именно халатность не позволила эффективно отбить нападение на лагерь светлых. Мне очень обидно признавать, но, похоже, фениксы теряют былую хватку. Я был лучшего мнения об Академии, когда поступал в неё.
  - Мы продолжим этот разговор потом, - предвкушающее улыбнулся наставник Див, - но сейчас у меня не так много времени. Подвинься.
  Люцифэ пожал плечами и отступил в бок, давая наставнику возможность беспрепятственно пройти. Див с лёгким превосходством улыбнулся, подхватил на руки бесчувственного Дара и, окутавшись сильнейшей, почти непрозрачной чёрной аурой, взмыл в небо.
  - Почему ты его не задержал? - поинтересовалась я.
  - Мне ни к чему с ним препираться полдня. Бери свой музыкальный камень и пошли.
  - Куда?
  - К порталу, естественно. Или ты решил, что я так просто отступлюсь?
  - Нет, конечно.
  Я улыбнулась, чувствуя лёгкость и бесшабашное веселье. Люцифэ в который раз оправдал мои подсознательные ожидания. Интересно, что теперь скажет Див?
  - Ну что, побежали? Хочу побыстрее увидеть лицо наставника.
  - Нет, на этот раз мы не побежим, - отрицательно покачал головой Люцифэ, улыбаясь краем губ на мой бурлящий энтузиазм. - Я думал, что придётся переносить Дара, поэтому подготовил небольшую пространственную червоточину, в народе именуемую порталом. Пошли.
  - Так ты умеешь создавать порталы? - потрясённо охнула я. Улыбка Люцифэ стала более заметной, но он уклончиво отозвался:
  - Я много чего умею.
  - Но зачем нам куда-то идти? Почему бы не сделать портал прямо здесь?
  - Пространство намного легче разрывать на стыке предметов или стихий. Это требует меньших затрат усилий и значительно удобнее психологически.
  Подходящим 'стыком' Люцифэ избрал одно из деревьев. Мы просто шагнули в него, как в пустое пространство. Честно говоря, я до последнего момента ожидала, что стукнусь лбом о жёсткую кору. Даже глаза закрыла на всякий случай. Но после второго шага столкновения так и не произошло. Открыв глаза, я увидела совершенно другое место. В шаге за нами высилась громада арки. Это был портал, по которому мы пришли из Города.
  - Не поняла, - растерялась я. - Так быстро?
  - Конечно. Можно было, конечно, воспользоваться Тропой, но меня учили пробивать прямые порталы, не выходя на изнанку Мироздания.
  Прибывший через пару минут Див ничем не выдал своего удивления, но на наше сопровождение согласился довольно быстро. Я бы тоже на его месте так поступила, услышав, что в случае отказа Люцифэ пробьёт защиту стационарного портала, чтобы самовольно попасть в Город.
  Сплавив нам Дара, наставник занялся разблокировкой арки, и спустя полчаса мы были уже в Городе. К знаменитому храму пришлось добираться на нанятом авто. Меня больше не колотило при мысли, что придётся забираться внутрь этой скоростной зверюги, но определённый дискомфорт всё же остался. Часовщик всю дорогу поглаживал меня по напряжённой спине и что-то непрестанно шептал на ухо. Как ни странно, но от этого становилось немного легче.
  Храм нас не впечатлил. Люцифэ мне потом признался, что ожидал увидеть нечто величественное и прекрасное, а не огромную невзрачную коробку без единого намёка на украшение. Не увеличили эффекта даже те две сотни ступенек, по которым нам предстояло подняться. Да, после виденого по телевизору на Земле и показаного Даром в Утреннем и Дневном Городе, это уже не впечатляет.
  Служитель, встретивший нас на пороге храма, ознакомился с нашей проблемой и предложил следовать за ним. Данный представитель расы кариборов был невысокого, по их меркам, роста. Всего под два метра. Плотно сбитое тело, широкие плечи, широкий подбородок, широкие скулы и широкие сросшиеся на переносице брови придавали ему массивный, неповоротливый вид какого-то неандертальца. Покрыть этот абсолютно лысый череп спутанными волосами, чуть сгорбить, дать в руки каменный топор и выйдет нечто подобное человеку каменного века.
  Служитель настолько не вязался с моим представлением о местном культе солнца, что я даже усомнилась, туда ли мы пришли. Не уверена, что здесь могут поставить на ноги безнадёжно больных.
  Мы пересекли пустой квадратный зал, единственным украшением которого был небольшой вроде как бронзовый гонг на постаменте, залитым лучами света. За залом оказалась небольшая комната с круглой дырой в потолке. Наверно, здесь все помещения пропускают в себя свет Иоланы, местного солнца.
  Сказав нам подождать, служитель скрылся за незаметной дверью в стене, но вскоре вернулся с двумя гнорлами - созданиями, по своему истинному облику схожими с кусками необработанной глины, но умеющими изменять, или точнее, вылепливать, свою внешность. Сейчас они имели вполне антропоморфный вид, и только кирпичный цвет и морщинки-трещинки позволяли безошибочно угадать, к какой расе относятся эти существа.
  Коротко кивну нам, гнорлы попросили разрешение на осмотр пострадавшего.
  - Его нельзя пока осмотреть, - ответил Люцифэ, опередив открывшего рот наставника Дива. - Он в очень тяжёлом состоянии. Но я могу ответит на все интересующие вас вопросы.
  - Но мы не сможем составить точное представление, основываясь лишь на ваших словах, - возразил один из гнорлов.
  - Однако другого выхода у нас попросту нет. Как только я сниму полог, нужно немедленно приступать к лечению, иначе спасать будет уже некого. У него просто нет времени на всякие расшаркивания и дебаты.
  Немного поспорив, гнорлы всё же согласились удовольствоваться устным описанием состояния Дара. Выслушав рассказ Люцифэ, они забросали его уточняющими вопросами, после чего удалились на совещание. Наконец, они вернулись. Не знаю, как остальным, но мне уже надоело стоять на одном месте, но и позволить себе сесть, пусть даже на пол, в присутствии наставника было вопиющей бестактностью. Поэтому я с плохо скрываемой радостью глядела на вернувшихся гнорлов.
  - Судя по данным вами характеристикам, - заговорил правый гнорл, - положение этого феникса поистине катастрофическое. Мы можем ручаться лишь за его жизнь. Больше мы ничего не гарантируем.
  - Хорошо. Мы... - начал было Див, но Люцифэ перебил его.
  - В таком случае, нужно связаться с родителями Дара и испросить их разрешения, раз сам феникс не в состоянии определить свою судьбу.
  - Что ж, это верно, - кивнул правый гнорл и обратился к наставнику Диву: - Свяжитесь с родителями этого феникса и спросите их разрешения. Это не займёт много времени, к тому же ждать этот феникс может, насколько я понял, хоть целую вечность.
  - Да, находиться в подобном состоянии он может неограниченное количество времени, - подтвердил Часовщик.
  - Хорошо. Оставайтесь здесь, рядом с ним, - величественно кивнул нам левый гнорл. Потом перевёл свой какой-то отсутствующий взгляд на Дива. - А вы в кратчайшие сроки свяжитесь с законными представителями мальчика.
  - Пока он обучается в Академии, стражи являются его законными представителями, - буркнул Див, недовольно покосившись на нас.
  - У него нет родных? - вяло удивился левый гнорл. - Ведь в данном случае именно их согласие будет гарантией отсутствия претензий в будущем.
  Наставник бросил на нас мрачный взгляд, но всё же подчинился. Следом за ним комнату покинули гнорлы. Люцифэ сделал несколько быстрых жестов левой рукой и повернулся ко мне, прочтя в моих глазах немой вопрос.
  - Они обещают ему продолжительное существование. Честно сказать, я сильно разочарован. Я ожидал намного большего.
  - Чем ты недоволен? - не поняла я. В принципе, гнорлы ведь пообещали, что он будет жить, а это главное. Или нет?
  - Они восстановят его основные часть ауры и энергетические каналы, отвечающие за поддержание дальнейшей жизнедеятельности. Дар после этого будет крайне подвержен внешнему влиянию. Фактически, у него не будет собственной защиты от различных болезней и нефизического воздействия. Крайне низкая регенерация ещё больше усугубит дело.
  - То есть он может заболеть и умереть? - уточнила я на всякий случай.
  - И это тоже, но главным является то, что Дарион просто не сможет выжить без десятка амулетов, которые будут заменять ему искалеченную ауру, защищать от ментального давления и иных форм нефизического влияния. Также феникс лишится всех или практически всех своих нефизических способностей. В лучшем случае, его исключат из Академии, так как он не сможет пройти инициацию.
  - Нет, - отшатнулась я, представив себе весь ужас подобного существования для Дара. - Это ведь не правда, да?
  - Прости. Говорю же, я ожидал большего. Быть может, его отец откажется, и тогда...
   - Дар всю жизнь мечтал учиться в Академии. Исключение для него смерти подобно. Он не представляет свою жизнь иной. Тем более жить таким калекой... неужели нет иного выхода? - я с мольбой взглянула в глаза Люцифэ. Тот не выдержал и отвёл взгляд. И это мне подсказало лучше иных слов. - Есть. Я же вижу! Ты просто не хочешь говорить о нём.
  - Дарк, поверь мне, этот выход не лучший.
  - Но ведь тогда Дар сможет вновь жить, а не существовать? - загорелась я отблеском надежды, готовая в благодарность за самоотверженность феникса преодолеть любые препятствия.
  - Такой шанс есть, - осторожно подтвердил Люцифэ.
  - Так почему мы медлим?
  Часовщик грустно вздохнул и посмотрел на меня. Слова ему буквально пришлось выталкивать из себя, будто что-то внутри его активно сопротивлялось этому.
  - Существует шанс подчинения. Очень значительный шанс. То есть с Дарионом случится то, чего ты так опасался: он превратиться в добровольного раба. Причём его хозяином станет существо, от безумных выходок которого содрогаются все окружающие. И ещё неизвестно, что он потребует от нас за помощь. Он может до конца жизни заставить нас расплачиваться за свою помощь. Я боюсь, что этот вариант ещё хуже, чем его альтернатива. Ведь здесь может пострадать не только Дарион, но и все мы.
  - А может и не пострадать. Люцифэ, он мне жизнь спас! Я на всё пойду, лишь бы отплатить ему.
  - Ты не знаешь, на что подписываешься.
  - Мне всё равно. Я на всё соглашусь.
  - Даже выполнять любую прихоть извращённого мальчишки? Поверь мне, рядом с ним даже худшие фениксы покажутся тебе святыми. Он любит манипулировать другими, как марионетками.
  - Всё равно. Он спасёт Дара.
  - Дарк, - глаза Люцифэ переполняла невыносимая боль, но я осталась непреклонной.
  - Я выдержу. Главное, спасти Дара.
  - Дарк, я не уверен, что он будет благодарен за подобное спасение, - в отчаянии воскликнул Люцифэ.
  - Вылечим, тогда и спросим. Если хочешь, я сама попрошу этого парня.
  - Ну уж нет! Во всяком случае, договариваться предоставь мне. Если же он будет у тебя что-нибудь спрашивать, постарайся поменьше отвечать, желательно ограничиваясь фразами 'да' или 'нет', а ещё лучше помалкивай.
  - Хорошо, я понимаю. Где он, твой знакомый?
  - Нам нужно вернуться в Академию. Ты останешься там с Дарионом, а я пойду за Равианикиэлем.
  - Ну и имечко у него.
  Люцифэ поморщился и необычайно серьёзным тоном попросил:
  - Только пообещай, что не будешь ничего комментировать или спрашивать у него.
  - Но почему?
  - Я боюсь того, что он может тебе ответить.
  
   ХХХ
  
  Люцифэ появился, когда я уже совсем пала духом, поджидая его.
  - Я договорился, - устало уведомил Часовщик прямо с порога. - Я возьму Дара с собой. Тебе придётся подождать здесь ещё какое-то время. Еду я принёс, так что...
  - А никуда идти и не надо, - поплыл по комнате мягкий, но всё-таки какой-то неприятный, чуть резковатый голос. - Я вполне могу и здесь поработать.
   Мы с Люцифэ синхронно оглянулись на дверь. Прислонившись к косяку, стоял мальчик немногим старше меня, кутаясь в какой-то кошмарный серый балахон, из которого торчала черноволосая голова на неимоверно тонкой шее. Тонкие губы сжались в едва заметную полоску, стоило мне начать изучать незнакомца, а больше тёмно-синие глаза без радужки и со зрачками, похожими на овалы, всё больше прищуривались.
  - Я вообще не понимаю, зачем ты обратился ко мне, если у тебя под боком такой шикарный источник.
  - Она неинициирована и необучена. Равианикиэль, мы же договорились, что...
  - Я передумал, - отмахнулся от него, как от навязчивого насекомого, мальчишка, отталкиваясь от косяка и приближаясь ко мне. - Мы можем провести обряд прямо здесь. Заодно твоя новая знакомая кое-чему научится.
  Чем ближе он подходил, тем некомфортнее мне становилось. Возле этого странного мальчишки даже дышать было значительно тяжелее.
  'Это его аура и сила давят на тебя. И это при том, что он не открыл и десятой части своей мощи', - пояснил голос.
  - А что ты готова сделать, чтобы я вернул этого парнишу к жизни? - тихо, но проницательным до дрожи в коленках голосом спросил мальчик, на что я немедленно окрысилась:
  - Тебе-то зачем?
  - Интересно, во сколько ты оцениваешь его жизнь. Он много для тебя значит?
  - Да.
  - Дарк... - попытался влезть в наш разговор Люцифэ, но Равианикиэль шикнул на него, а в следующее мгновение нас окутала необычная серая туманная стена, отрезая от присутствующего в комнате Часовщика. Странный мальчишка тем временем продолжил как ни в чём не бывало:
  - Так значит, он тебе важен. Почему?
  - Он мне жизнь спас.
  - Да, это важный мотив. Но далеко ли ты готова дойти в своей благодарности?
  - Не понимаю, к чему ты клонишь, - нахмурилась я. Этот Равианикиэль с каждым мгновением нравился мне всё меньше и меньше.
  - Что ты готова сделать, если я его спасу?
  - Ты же вроде как договорился с Люцифэ.
  - Люцифэ не может мне дать того, что нужно. К тому же этот мальчишка для него никто, он важен именно для тебя. С тебя и плата.
  - У меня нет денег, но...
  - Меня они не интересуют, - поморщился мальчик. - Готова ли ты выполнить то, что я скажу?
  - Ну-у, - растерялась я от его напора. Похоже, Люцифэ не зря говорил, что нужно быть поосторожнее с этим Равианикиэлем. Прицепился, как репей к одежде, а его вопросы постоянно ставят меня в тупик. К тому же на них просто невозможно отвечать 'да' либо 'нет'.
  - В рамках разумного, - наконец ответила я, когда пауза стала уж слишком затягиваться.
  - А что ты относишь к этим рамкам? - продолжал допытываться мальчик, всё сильнее раздражая меня своей назойливостью, так что я недовольно буркнула:
  - Явно не луну с неба.
  - А что такое луна? - На этот раз, похоже, именно мне удалось поставить мальчишку в тупик, но даже это уже не могло поднять мне настроение. Хотелось побыстрее избавиться от общества этого Равианикиэля и окружающей его атмосферы, поэтому я раздражённо огрызнулась:
  - Ну, светило ваше ночное.
  Мальчик широко распахнул глаза и несколько секунд молчал, пытаясь понять, шучу я или говорю серьёзно. Наконец, он необычайно серьёзно поинтересовался:
  - А зачем мне ночное светило?
  - А я-то откуда знаю? - начала съезжать я на определённо-огрызающийся тон.
  - С тобой интересно разговаривать, - усмехнулся Равианикиэль. - Пойдёшь ко мне в услужение?
  - Обойдёшься!
  - Но ведь это вполне вписывается в твои рамки разумного.
  - Ты мне помогаешь раз, вот и я тебе помогу один раз, но не более! - отрезала я, чувствуя, что ещё пару минут общения, и я врежу по этой кажущейся такой самодовольной роже. Но меня останавливала мысль, что тонкая шея не выдержит такого надругательства, и сломается как спичка. И кто нам тогда помогать будет?
  - Один раз, - несколько разочарованно протянул Равианикиэль, потом с довольным видом щёлкнул пальцами, расплываясь в злой усмешке. - Договорились.
  Не успела я услышать последнего слога, как окружающий нас туман исчез, и ко мне подскочил крайне обеспокоенный Люцифэ.
  - Что ты ему пообещала? Я же предупреждал!
  - Ничего, - бараном глянула я на одногруппника.
  - Я займусь её досрочной инициацией. Это должно быть интересно, - предвосхищающим тоном сообщил мальчик. Часовщик на мгновение окаменел, потом медленно повернулся к нему и тихо переспросил:
  - Ты что сделаешь?
  Равианикиэль оскалился, демонстрируя четыре заостренных клычка.
  - Она сама разрешила!
  - Я разрываю нашу сделку.
  - Поздно.
  - Ты её не тронешь! - с угрозой прошипел Часовщик.
  - Договор заключён, и ты НИЧЕГО не можешь изменить.
  - Постойте, - влезла я в их разговор. - Но я ведь не соглашалась ни на какую...
  - Ты же сама сказала, что я могу воспользоваться тобой один раз. Я просто выбрал, как именно.
  - Равианикиэль, ты не можешь. Она не знает....
  - Закрой рот, а? И давай приступать к работе, пока я не передумал насчёт тебя.
  - Это ты послу... - договорить Часовщик не успел. Его буквально впечатало в стенку, а у меня волосы на теле встали дыбом от ударивших по мне отголосков энергии. Равианикиэль был раздражён, и я это чувствовала буквально каждой клеткой организма. Однако когда мальчик заговорил, его голос был вполне спокойным:
  - Как тебя зовут?
  - Дарк.
  - Пошли, Дарк. У нас впереди много работы.
  - А как же Люцифэ? - я с беспокойством глянула на потерявшего сознание одногруппника.
  - Он нам только помешает. Разгерметизировать твоего знакомого мы можем и без его помощи.
  - Но ведь...
  - Вот только не надо со мной пререкаться! - глянул на меня исподлобья мальчик, отчего у меня моментально перехватило дыхание, а по телу пробежала неприятная холодная волна. - Я этого не люблю.
  Я нехотя приблизилась вслед за Равианикиэлем к Дару, гадая, во что же вляпалась на этот раз. Тем временем мальчишка вновь заговорил:
  - От тебя требуется лишь беспрекословно подчиняться моим словам, иначе я не ручаюсь за результат. Но для начала я хотел бы получить общее представление об уровне твоих знаний.
  Следующие часа полтора я чувствовала себя ученицей-двоечницей на уроке требовательного преподавателя. Талантливого преподавателя, надо отметить. Несмотря на свой, судя по всему, крайне паршивый характер, мальчик умел доносить информацию чётко, быстро и понятно, обрисовывая ситуацию и пути её решения буквально в пяти-десяти фразах.
  - Хорошо, давай приступать. С головоломкой Люцифэ я справился... И, судя по открывшейся картине, действовать надо крайне оперативно. У нас максимум два боя на первичную реанимацию данного тела. - Так он всё это время не просто беседовал со мной, а снимал наложенный Часовщиком стазис? А я совершенно ничего не почувствовала. Несмотря на всю свою неприязнь к мальчишке, он постепенно завоёвывал моё уважение. - Займёшься закачкой энергии в отделы, на которые я буду указывать. Для начала займись пахом, животом и головой. Я начну с сердца.
  Я подчинилась. Было сложно и неудобно направлять энергию сразу в две руки, находящиеся на расстоянии более полуметра друг от друга. Но поразило меня другое.
  - Вся энергия ведь просто распыляется в никуда!
  - Естественно. А ты чего хотела? - Равианикиэль ответил, ни на секунду не отрываясь от своего занятия: быстрого перебора пальцами чего-то невидимого мне на уровне сердца феникса. - Твоя энергия проходит сквозь тело и поглощается планетой.
  - Но зачем тогда подобный пустой труд?
  - Чтоб твой ненаглядный не помер окончательно раньше времени. Иначе ничего, кроме высококачественного зомбяка, не гарантирую.
  Спустя определённое время у меня заболела голова и начали подрагивать руки, что привело к перебоям в энергии. Равианикиэль прикрикнул на меня, заставляя собраться, но вскоре стало ещё хуже. Энергия больше не шла потоком из моих ладоней, приходилось буквально выталкивать её из себя. Перед глазами начало плыть, а во рту появился металлический привкус крови.
  - Держи концентрацию! - прорычал на меня мальчик. - Иначе ты потеряешь навсегда своего дружка. И побольше энергии направляй на живот и пах.
  Прикусив губу, я продолжила выкачивать из себя энергию, направляя её на Дариона, но получалось всё хуже, а Равианикиэль до сих пор возился в районе правого желудочка. С такими темпами ему придётся реанимировать не только Дара, но и меня в придачу. В какой-то момент я покачнулась, но усилием воли заставила себя выпрямиться и продолжить выжимать из себя те крохи энергии, на которые была ещё способна, несмотря на дикую головную боль, общую слабость и кровь, штормовыми волнами разбивающуюся о стенки сосудов. Я даже не запомнила, в какой момент провалилась в обморок.
  В себя я пришла лёжа головой на коленях Люцифэ. Его прохладная рука на лбу приносила истинное блаженство.
  - Что же ты наделала, малышка? - тихо спросил Часовщик, когда я открыла глаза.
  - Ты... - я закашлялась. В пересохшем горле немилосердно першило, но я всё же смогла прохрипеть: - Ты о чём?
  - Равианикиэль - талантливый источник, но его понятия о развлечениях... Зачем ты согласилась взять на себя часть платы за жизнь Дара? Тс-с-с! Не говори ничего. На, попей немного. Тебе пока нельзя двигаться и разговаривать. У тебя сильнейшее истощение. - Я приподняла голову, поддерживаемая Люцифэ. Стоило его ладони исчезнуть с моего лба, как мигом накатили слабость, боль и тошнота. Я с трудом сделала два глотка и вновь опустила голову. Прохладная рука вернулась обратно на своё место. Так было намного лучше.
  - Я слышал, будто Равианикиэля искусственно пробуждали, намеренно усиливая его способности. Вас нельзя насильно инициировать, так как это может привести к смертельному исходу. Однако существует неподтверждённая теория, что такие источники будут намного мощнее обычных. Равианикиэль выжил, но ему сломали генокод и искалечили тело. Наставник мне как-то рассказывал об этом. По его словам, до инициации Равианикиэль владел тёмными силами, а после неё данные ему изначально способности расширились. Но и сам он превратился в проклятого. Представляешь, каково ему было: иметь возможность вернуть других к жизни, дать им красоту и молодость, силу и обширные возможности. И самому всю жизнь оставаться вечным ребёнком. В своё время его пытали, чтобы пробудить способности. И теперь он в отместку хочет перенести всю эту боль на тебя. Равианикиэль вообще любит причинять другим боль. Не физическую. Ему нравится делать окружающих несчастными, показывать им, что все понятия о доброте, дружбе, справедливости, все надежды на лучшую жизнь - просто миф. - Некоторое время Люцифэ молчал, то ли обдумывая что, то ли давая мне возможность осознать всю глупость сделанного шага. Внезапно Часовщик сильнее прижал меня к себе и с невероятной убеждённостью заговорил: - Но, знаешь, я ему тебя не отдам. Лучше сам убью. Быстро и безболезненно. Ты даже ничего не почувствуешь.
  Я поразилась: как можно с такой любовью смотреть мне прямо в глаза, с такой нежностью гладить волосы и говорить о моей смерти? Кажется, я начинаю осознавать пропасть, лежащую между нами. Поэтому, отведя взгляд, я поинтересовалась:
  - Где Дар?
  - Он выживет.
  - Звучит так, будто ты меня пытаешься утешить.
  - Нет, с ним всё нормально, - поспешил успокоить меня Люцифэ.
  - А Равианикиэль?
  - Ушёл. Странно, что он не потребовал плату сразу же. На него это не похоже.
  - Так что он хотел от тебя?
  Часовщик только грустно улыбнулся и провёл ладонью по моему лицу, ничего не ответив.
  - Знаешь, давай повременим с моим убийством, - на удивление спокойно предложила я. Быть может, причина этому была в том, что я просто не верила, что у Люцифэ поднимется рука на такое. Хотя кто его знает? - Я думаю, всё не так мрачно, как ты мне описываешь. А теперь помоги мне, пожалуйста, встать.
  - Не лучшая идея. Твой организм пережил сильнейший стресс. Тебе в ближайшие пару дней не рекомендуется вставать и активно двигаться. А доступа к энергии не будет как минимум четверть луны.
  - Я хочу посмотреть, как там Дар.
  Поначалу Часовщик попытался меня отговаривать, но я была непреклонна. Вздохнув, Люцифэ помог мне встать и, поддерживая, повёл по этажу. Дар оказался в лаборатории. Он находился в огромной стоящей у стены колбе, опутанный различными проводами и погружённый в бледно-зелёный раствор.
  - Он точно живой? - на всякий случай уточнила я, не видя ни малейшего признака дыхания. Хотя как можно дышать, будучи засунутым с головой в непонятную жидкость?
  - Да.
  - Он так и не изменился.
  - Равианикиэль не стал лезть в его генетическую структуру. Наверно, изменения были слишком глобальными. Дарион уже не феникс, Дарк. Он стал совершенно иным существом классом выше. Некоторые косвенные признаки указывают на его демоническую сущность, но я ни разу не сталкивался ни с чем подобным.
  - Зачем его туда засадили?
  - Равианикиэль восстановил его тело, но напитывать его энергией, укреплять воссозданные каналы и сращивать ауру не стал. Подозреваю, ему просто не хотелось возиться ещё четверть луны. Процесс это не сложный, но длительный и монотонный.
  - Понятно. Когда он придёт в себя?
  - Через пол-луны, полагаю.
  - А почему Равианикиэль не снял этот меч-браслет, тоже побоялся?
  - Нет. Если бы эта вещь угрожала Дариону, Равианикиэль обязательно избавился бы от него. Похоже, проклятый меч перешёл в статичное состояние, когда ему не требуется энергия. Он может вообще больше не проснуться, так навсегда и оставшись браслетом.
  - Понятно, - протянула я и криво усмехнулась, подумав о наставниках. - Как ты думаешь, что скажет Див, увидев живого Дара?
  - Что мы ослушались его приказа. В общем, ничего хорошего, но и ругать сильно не будет. Скорее уж начнёт выпытывать, каким образом нам это удалось сделать. Пошли. Я отведу тебя в комнату.
  - Тогда в мою прошлую. Я хочу посмотреть, как там Божественная. К тому же она может помочь мне быстрее восстановиться.
  - Даже под руководством и опекой Божественной первичное восстановление заняло четыре дня. Люцифэ, сдав меня в надёжные руки и вывалив на наши головы кучу указаний и рекомендаций, пропал в неизвестном направлении. Див всё не появлялся, Дар не подавал видимых признаков жизни, а я отчаянно скучала.
  Наконец, на четвёртый день Божественная позволила мне полуторачасовую прогулку по Академии. Ни о какой пробежке и речи быть не могло, а об активных тренировках можно забыть минимум ещё на неделю.
  Я бесцельно блуждала по коридорам, когда почувствовала что-то не то. Странное, необъяснимое ощущение, будто кому-то нужна моя помощь. Сильно нужна. Я хотела было отмахнуться от навязчивой абсурдной мысли - кому в пустой Академии я могла понадобиться? - но она упорно не уходила. А вдруг это Люцифэ меня так зовёт? Одно воспоминание о Часовщике заставило меня активно взяться за поиски. Его уже четыре дня нет, а вдруг ему нужна энергия?
  Он обнаружился в одной из ученических спален. Сжавшись в маленький комок и трясясь, как в лихорадке, Равианикиэль не издавал ни звука. Так, значит, он не покинул Академию. А где тогда Люцифэ?
  Я с некоторой опаской приблизилась к мальчику. Но стоило мне поднести к нему руку, как Равианикиэль отпрянул. Ударился о стену и распрямился. Меня обожгли потоком ненависти огромные красные глаза, а в следующее мгновение я была уже на середине комнаты. Ещё бы! Мальчик выглядел поистине ужасно: эдакий скелет, обтянутый пожелтевшей, морщинистой кожей.
  - Проваливай отсюда! - свистящим шёпотом пригрозил источник. Мне и самой хотелось уйти. Очень-очень хотелось. Но ведь ему нужна моя помощь. Нужна срочно и безотлагательно. Поэтому переборов отвращение, я направилась к странному существу, в которое превратился мальчик.
  - Я сказал: проваливай!
  Его начало трясти с ещё большей силой, даже зубы стучали, когда он говорил.
  - Не дождёшься. Пошли, я отведу тебя в лабораторию.
  - Я и сам могу справиться со своими проблемами! - не диво неприветливо огрызнулся Равианикиэль.
  - И ты знаешь, заметно, - съехидничала я, подхватывая лёгкое тело, чтобы стащить его с кровати, но мальчик с неожиданной силой ударил меня по рукам.
  - Ах ты!.. - во внезапной вспышке гнева я двинула Равианикиэля кулаком в челюсть. Я ему тут помогаю, а он ещё и сопротивляется! Источник ударился головой о стену и потерял сознание. М-да, похоже, я малость переборщила.
  Дотянуть Равианикиэля до лаборатории оказалось сложновато. Весил он всего ничего, но ведь и я была далеко не в лучшей форме.
  'Надень на него свой браслет, - посоветовал голос. - В нём должно быть немного энергии'.
  Так это всё-таки истощение! - с прорвавшимися нотками триумфа сообщила я свою догадку.
  'Истощение, истощение. Все вы, источники, со сдвигом. Причём на всю голову. Ты что задумала?'
  Поместить его в круг. Помниться, в мой первый день пребывания здесь, Карел попытался меня туда запихнуть. В результате я обесточила всё здание.
  'Вариант, конечно, неплохой. Но что тогда делать с Даром? Ему нужна постоянная подпитка. Прерывание поступления энергии чревато... Хотя там где-то должны быть автономные батареи'.
  Когда Равианикиэль пришёл в себя, я уже запустила подсказанную голосом программу. Мальчик пару раз ударил кулаком по призрачным стенам и, с ненавистью глядя на меня, что-то зашипел. Я только пожала плечами и отвернулась.
  На экран начали поступать первые данные, когда тревожно замигали чёрным лампочки, а потом начало сбоить электричество. Я поспешно нажала на квадрат с надписью 'прервать программу' и обернулась. Стоило Равианикиэлю почувствовать, что преграда между нами исчезла, как он бросился ко мне. Последнее, что я помню перед сильнейшим ударом в челюсть и нахлынувшей вслед темнотой, так это намного улучшившийся вид мальчика и его рычание:
  - Никогда больше так не делай!
  
   ХХХ
  
  - Дарк, ты меня слышишь?
  Я нехотя открыла глаза и увидела, что надо мной склонился обеспокоенный Арион.
  - Что произошло, Дарк?
  Я потрогала вспухшую щёку и откровенно призналась:
  - Мне чуть челюсть не свернули.
  - Кто? Люцифэ?
  - Вот и делай после этого другим добро, - вздохнула я, проигнорировав вопрос стража тёмного факультета. Но Арион не желал успокаиваться.
  - Где Люцифэ?
  - Не знаю. Я его уже пару дней не видел.
  Я начала аккуратно подниматься, но организму этот процесс не понравился. Началось головокружение, перед глазами всё поплыло. Увидев моё состояние, Арион уложил меня обратно на пол, но вопросы задавать не перестал.
  - Почему вы ослушались приказов Дива?
  - Не припомню таких, - с вызовом посмотрела я на феникса, но тут же поморщилась: даже от резкого движения глазами начало подташнивать.
  - Карел, проверь здесь всё. Див, свяжись с Вараном и передай, что мы их нашли. Барион, займись поисками Люцифэ.
  Сам Арион отнёс меня в свою комнату и уложил в постель.
  - Кто тебя так? - феникс провёл пальцами в миллиметрах от моей вспухшей щеки. Я только неоднозначно пожала плечами, в ответ на что страж тёмного факультета вымученно вздохнул, сообразив, что я буду молчать, как партизан на допросе.
  - Что с Дарионом?
  - Жить будет, - коротко отозвалась я, потом, чуть подумав, добавила: - Другой вопрос: а захочет ли?
  - Не захочет - заставим, - жёстко ответил Арион. - А тебя я на цепь посажу, чтобы никуда больше не лезла. Чего вам в лагере не сиделось?
  - Там народа много, - насуплено отозвалась я, обиженная на идиотское предложение магистра.
  - Зато безопаснее.
  - Не уверен, - с вызовом глянула я на феникса. Пусть ещё попробует утверждать, что это не так после нападения на лагерь светлых.
  - Как понимаю, этот Люцифэ умеет ладить с пространством. Тогда почему его защита не сработала и на вас напала тень?
  - Не знаю. У него спрашивайте. И вообще, я устала и спать хочу! - нахально заявила я, не имея ни малейшего желания отвечать на скользкие вопросы.
  - Как только отыщём Люцифэ, сразу возвращаемся на полигон, - уведомил меня напоследок страж, вставая с кровати.
  - А как же Дар?
  - В крайнем случае, здесь останется Карел.
  Арион ушёл, а мне насильно пришлось заставлять себя спать, так как до возвращения на полигоны следует как можно лучше отдохнуть. Люцифэ появился лишь на третий день. Всё это время мне пришлось изображать из себя чуть ли не умирающую, лишь бы меня оставили в покое. В результате, Арион смотрел на меня с крайним подозрением, но ничего добиться так и не смог.
  С Часовщиком я столкнулась во дворе Академии. Сразу поговорить нам не удалось, так как меня конвоировал магистр Арион, а его Див. Люцифэ выглядел утомлённым, тем не менее, он первым ободряюще улыбнулся мне. Вчетвером мы пересекли двор и вошли в пристройку с порталом. Лично я шла с полностью безучастным видом и лишь однажды сбилась с шага. На приоткрытой створке двери сидел Равианикиэль. И как только туда взобрался? Но самым поразительным было то, что кроме меня его никто не видел. Встретившись со мной взглядом, источник мрачно, многообещающе улыбнулся. Мало мне личной шизы, так ещё и собственный глюк появился? Может, он меня тогда чересчур сильно приложил кулаком? Или это я так удачно затылком ударилась?
  
   ХХХ
  
  Это было похоже на пробуждение после долгого сна. Вроде и проснулся, но в голове роятся обрывки многочисленных и совершенно бессвязных видений. Но почему они подсознательно кажутся мне такими важными? Я попытался сконцентрироваться на одном из этих обрывков, и, похоже, на самом неудачном.
  Тьму разрывали золотистые нити, молниями проносящиеся надо мной и сплетающиеся в замысловатый узор. А ещё присутствовал почти неощутимый свет, который я даже описать не в состоянии, настолько он был слаб. Одно я знал точно: этот свет добрый, ласковый и такой родной, что хочется потянуться к нему, но моё тело отчего-то будто свинцовое. Внезапно свет исчез совсем, а через миг послышался звук удара, будто бесчувственное тело упало на пол.
  - Вот дура! - раздался надо мной недовольный голос, хотя и на голос это не слишком-то походило. - Упрямая неумеха. Теперь придётся тратить силы ещё и на то, чтобы этот недодемон не подпал под моё влияние. Ну, ничего. Я с них всё при оплате взыщу. В тройном размере.
  Больше ничего из этого видения я вспомнить не смог, поэтому потянулся к другому. Там преобладали боль, тьма и чей-то голос на грани слышимости. Ну уж нет, и без этой гадости я как-нибудь обойдусь.
  Следующим отрывком оказался... наш разговор с Дарком.
  - Я превращаю тебя в бесхребетного мямлю! - полными гнева глазами глянула на меня девочка. - А вскоре ты станешь полным ничтожеством. Ты мне ни к чему!
  Горло перехватило, а глаза защипало от слёз. Я ей не нужен. Я слишком слаб для неё.
  'Грань и Бездна и все боги вместе взятые! - взвыл чей-то голос. - И это пресмыкающееся умудрилось меня призвать?!? А ну немедленно читай форму отречения!'
  Чего? - растерялся я, изумлённо распахивая глаза. Последние немедленно округлились, когда мозг осознал поступившую в него картинку: я находился в одной из восстановительных капсул лаборатории Карела. А вон и сам лаборант. Сидит спиной ко мне, уткнулся в экран чуть ли не носом и что-то бормочет в два голоса. Я многое слышал про Карела, но чтобы он сам с собой спорил - это уже перебор.
  Однако как я здесь очутился? Я говорил с Дарком... или это была лишь игра моего воображения?
  Так и найдя ответ на этот вопрос, впрочем, как и на другие, я поднял руку, собираясь постучать по стеклу капсулы и привлечь внимание Карела, но остановился на половине движения. Моя рука больше походила на лапу какого-то монстра. Неужели зелье Гроссера отказало в столь неподходящий момент?
  'Не в монстра, а в фомора. Между прочим, самого убогого из всех, кого я когда-либо видел на своём веку', расстроено пробурчал уже знакомый голос такое чувство, что прямо у меня в голове.
  А ты кто? - не сдержал я любопытства. Кажется, до этого я не обладал сильными ментальными задатками, чтобы мысленно общаться с кем-то другим.
  'Шеон!' - в ответ рявкнул озлобленно голос.
  Да? - растерялся я. Имя больше походило на какое-то ругательство, поэтому я не совсем уверенно добавил: - Приятно познакомиться.
  'Это ты шеон, - уточнил с рычащими нотками голос. - Полный'.
  Похоже, это всё-таки оскорбление.
  Но ты-то кто такой?
  'Не собираюсь разговаривать с таким убогим, как ты!' - высокомерно отозвался голос, явно пытаясь показать, что я по сравнению со своим собеседником просто червь ползучий, воззревший дневное светило. Однако я уже научился почти не обращать внимания на издёвки окружающих и только отозвался:
  Не хочешь, не надо.
  Отбросив все тревожащие мысли, я всё-таки постучал по стеклу. Не весь же день мне здесь скучать. И так придётся полбоя ждать, пока Карел снимет показания и отключит свою систему.
  Первый и единственный раз, помимо этого, когда я попал в восстановитель, заставил меня приложить все усилия, лишь бы подобное не повторилось. Один из тёмных при поступлении меня отделал так, что я едва круг покинул на своих двоих. Зато с тех пор меня никто, кроме Дарка, так не колошматил.
  Дарк... И как мне теперь ей на глаза показаться в подобном виде? Да и вопросы ненужные возникнут. Однако интересы остальных - это полная ерунда. Важно другое: захочет ли Дарк общаться со мной, когда увидит, во что я превратился? А если учесть, что тёмная в последнее время вела себя по отношению ко мне откровенно враждебно, то совсем грустная картина вырисовывается.
  'Дарк - это такая миниатюрная куколка, косящая под мальчика? С ней ещё рядом постоянно какой-то хмырь отшивается, так?' - заинтересовался неизвестный.
  Губы скривила улыбка: незнакомец и Райан сошлись во мнении. Это что-то да значит. Тем не менее, я не удержался и поддел:
  Ты же со мной говорить не желал, помнишь?
  'И не буду! Ты просто ответь на поставленный вопрос'.
  Да, Дарк - это именно та девочка.
  'Хороший выбор. Источники - вещь полезная. Им можно найти много применений', - в голосе незнакомца появились довольные нотки, взбесившие меня настолько, что я даже не полностью понял смысла произнесённого и рявкнул на нежданного собеседника:
  Дарк - не вещь!
  'Не пори чушню. Такими, как она, пользовались, пользуются и драться за обладание девчонкой придётся всерьёз. Зато какие открываются перспективы! - в голосе появились мечтательные нотки, и мне немедленно захотелось его заткнуть. - Однако в теперешнем твоём состоянии тебе ничего не светит, поэтому всё же придётся посотрудничать', - с явным отвращением закончил мой собеседник.
  Я? С тобой-то? И не собираюсь! - рявкнул я на хамоватого незнакомца и потребовал: - Немедленно извинись за свои слова.
  'Какие именно?'
  О том, что Дарк вещь и её можно использовать.
  'Грань и Бездна! Да что за чистоплюй мне попался? А ещё недоумок в придачу. Ты вообще хоть когда-нибудь слышал про источники?'
  Конечно.
  Я даже обиделся на такое открытое пренебрежение со стороны собеседника. Про природные источники знали абсолютно все, ведь это не было закрытой информацией. К тому же нам на первом курсе давали кое-какой дополнительный материал на эту тему.
  'Я не про природные источники говорю, а про живые. Есть такие существа, которые способны быстро аккумулировать в себе энергию и отдавать её другим без ущерба для здоровья и жизни'.
  Проще кристалл-накопитель купить или с десяток энергетических амулетов. Живые источники слабы. И вообще, это полные глупости.
  'Как всё запущенно, однако. И боги, значит, полные глупости?'
  А это сюда каким боком? - не смог я увязать вопрос с обсуждаемой темой.
  'За счёт чего они, думаешь, создавали целые планеты и системы, а потом населяли их различными расами? Как они могли помогать своим последователям и творить все приписываемые им чудеса? Для этого требуется прорва энергии'.
  Кто их знает? Может, у них своей хватало.
  'Естественно, своей. Любой создатель - источник. Без этого никак. Но существуют источники попроще, однако тоже очень сильные. Вспомни своё общение с Дарком. Неужели ты не чувствовал в себе перемен, долгое время находясь рядом с ней? Не чувствовал, что твои эмоции обостряются? Тебе никогда не хотелось расшибиться в лепёшку, лишь бы вновь почувствовать то необъяснимое состояние, похожее на внезапный прилив сил и улучшение настроения? Ага! Вижу, что такое уже случалось. И именно поэтому источники используют, но не пытаются воспринимать их как равных. Эти существа слишком опасны и изначально обречены на одиночество, ведь они, часто неосознанно, подчиняют себе тех, с кем постоянно контактируют. Через какое-то время ты готов будешь вырезать всю свою семью за одну улыбку этой девочки. А ведь она даже не инициирована, а это значит, что проявляет не больше одной десятой своих истинных сил'.
  Врёшь ты всё. Дарк не такая. Она обыкновенный феникс, а не... - бросился я на защиту девочки, не собираясь мириться с подобными словами, и запнулся, смущённый неистовым хохотом.
  'Обыкновенный феникс! Ха-ха! Ой, не могу!! Ты хоть понял, что ляпнул? Надо же, обозвать её обыкновенным фениксом. - Внезапно неизвестный собеседник посерьёзнел. Будто переключателем щёлкнули. - Но вопрос сейчас не в этом. Важно то, чтобы суметь при надобности отбить девчонку и не уступить её чарам. А для этого тебе надо стать сильнее. И мне всё-таки придётся тебе в этом помогать'.
  Но кто ты такой?
  'Взгляни на своё левое запястье. - Я покорно перевёл взгляд на руку. Там красовалась тонкая чёрная полоска, будто впаянная в кожу, настолько плотно она охватывала запястье. - Это я и есть. В своё время я был создан Хамаоркхом, восемнадцатым властителем фоморов. На моих глазах эта раса достигла пика своего расцвета и была уничтожена на всех просторах Империй. По правде сказать, я уже отчаялся было увидеть хоть кого из представителей этого великого клана демонов'.
  Но как ты очутился у меня?
  'Ты меня призвал, чтобы защитить то, что считал дорогим тебе существом. Ты влил силу в призыв, и я откликнулся'.
  Я не считаю Дарка дорогим мне существом. Она таковым и является.
  'Глупая иллюзия, от которой ты вскоре избавишься', - уверено предрёк неизвестный.
  Знаешь, что-то мне подсказывает, что я могу прекрасно справиться и без твоей помощи, - решительно произнёс я.
  'Не иначе, как твоя глупость и наивность. И всё же, почему?'
  Мне совершенно не нравится ход твоих мыслей и твоё отношение к Дарку.
  'Детские бредни! Вскоре ты сам будешь удивляться своим глупым мыслям'.
  Как раз в этот момент капсула начала открываться. Очень вовремя. Меня уже достал этот незнакомец. И нужно побыстрее избавиться от этой штуки на запястье.
  - Выходи, - чуть подогнал меня приблизившийся Карел. Когда я покинул восстановитель, лаборант поинтересовался: - Как самочувствие?
  - Неплохо, но... - Я с отвращением глянул на то, что ещё недавно было моей рукой, и закончил: - ...однако могло быть и лучше.
  - Понимаю. Я свяжусь с твоим отцом, так что скоро ты вернёшься домой.
  - Домой?! Но почему? Неужели моё ранение настолько серьёзно?
  - Нет. На физическом, астральном и ментальном плане ты полностью здоров. Есть только одно 'но', - Карел отвёл взгляд и замолчал.
  - Тогда я хотел бы вернуться к прерванному обучению.
  - Это бессмысленно, - лаборант всё так же не смотрел на меня. - Ты не феникс больше. Я просчитал все возможные варианты, но в любом случае получается, что ты не пройдёшь инициацию. Следовательно, ты не можешь продолжать обучение. Пойми, оно теряет всякий смысл для тебя.
  У меня было чувство, будто меня ударили. И не просто, а со всей силы и по самому уязвимому месту. Сердце заболело, перед глазами поплыло, а лёгкие отказывались принять в себя очередную порцию кислорода. Я больше не феникс? Но как же так? Если изменилось моё тело, то это совсем не значит, что меня можно вышвыривать из Академии! Внутри я ведь остался таким же. И я не хочу возвращаться к отцу. Мой дом здесь, а не там. Здесь, в месте, куда я так долго стремился. Здесь, где все мои друзья. Здесь, где Дарк. Именно здесь сосредоточена вся моя жизнь. ТАМ меня ждёт лишь бессмысленное существование.
  Я застонал, покачнулся и прикрыл ладонью глаза.
  Меня выкидывают, как старую ненужную вещь. Отголоски пойдут по всему Городу, так что позора не оберусь. Но за что? Почему так? Мне важно знать хотя бы причину.
  Эта мысль отрезвила меня. Я убрал руку от лица и посмотрел на Карела. Лицо феникса напоминало бесчувственную маску, но я прекрасно знал, что лаборант мне сочувствует. И на это можно надавить.
  - Не могли бы вы объяснить мне, что произошло, а также высказать ваши выводы по моему нынешнему состоянию? - попросил я. - А уже после этого можно будет связываться с отцом.
  - Хорошо, Дарион. Пошли.
  Мы устроились в не слишком удобных креслах у главного компьютера, и Карел принялся объяснять свои выводы. Первым откровением для меня стал тот факт, что наставники свалили моё нынешнее состояние на воздействие тени - существа, с которым я сражался в лагере Дарка. Это вселяло некоторую надежду. Второй новостью стало то, что после этой стычки я вообще выжил наперекор всем законам Мироздания. Оказывается, даже служители в храме Иоралы давали крайне неутешительные прогнозы по поводу моего будущего. Тогда-то наставники и связались с моим отцом. А потом я исчез. Вместе с Дарком и его дружком. Обнаружили нас лишь четверть луны спустя в стенах Академии.
  - Что отец знает о моём нынешнем состоянии? - спросил я, чтобы понять, как дальше планировать свои действия.
  - Я не давал ему чётких сведений.
  - А как на счёт моей внешности, он в курсе?
  - Див намекал ему, что она претерпела некоторые изменения, но ничего конкретного мы не говорили.
  - Уже хорошо. Но почему вы так уверены, что у меня нет будущего в Академии? - как я ни старался говорить небрежным тоном, голос всё же дрогнул, показывая Карелу моё истинное взволнованное состояние.
  - За время твоего восстановления, а это заняло целых пол-луны, я собрал обширнейший материал на тебя. Вот, смотри.
  Карел принялся демонстрировать мне различные слайды, сопровождая их пространственными пояснениями. Речь лаборанта изобиловала многочисленными профессиональными терминами и понятиями, что приводило в откровенное уныние. К тому же меня вскоре отвлёк мой невидимый собеседник. Моей рассеянности Карел даже не заметил.
  'Я могу помочь тебе вернуть прежний облик, если тебе так это важно. Правда, не понимаю, к чему он тебе. Сейчас твоё тело намного совершеннее'.
  Интересно, каким это образом? Ты тоже предлагаешь пить декокты?
  'Нет. Способ, который я хочу предложить, намного проще. Или сложнее. Смотря как ты это воспримешь. Просто считай, что ты высший морф. Следовательно, тебе подвластны преобразования структуры твоего тела вплоть до ментального уровня. Но в качестве ответной услуги ты кое-что сделаешь для меня'.
  Если ты опять про Дарка, то можешь даже не начинать, - неприязненно отозвался я.
  'О, нет. Дарк - лишь небольшая ступенька, способная помочь тебе достичь вершины'.
  Сколько раз тебе можно повторять: Дарк - не орудие и не вещь. Она живое создание, как ты или я. - Незнакомец только фыркнул, но я проигнорировал его реакцию и продолжил: - И если ты хоть раз ещё...
  'Думай, как хочешь. Можешь считать её хоть богиней, если тебе так нравится. Хотя на самом деле истинный бог именно ты'.
  Бред! Так что ты от меня хочешь?
  'Я передам тебе огромные знания, которыми обладаю. Перед тобой откроются бескрайние перспективы. С тобой не то что фениксы, даже драконы остерегутся связываться. Фоморы - одна из величайших рас Мироздания, сотворённая, чтобы править! Они истинные властители просторов и...'
  Один вопрос, а почему тогда их больше нет? - перебил я подозрительно восторженные речи.
  'На них ополчились завистники. Предательством и хитростью...'
  Короче, понятно. Переходи уже к делу! - раздражённо рыкнул я. Похоже, я нечаянно задел самую чувствительную струну, и голос, как тот Карел, разливается бескрайним морем хвалебных слов. А это может затянуться до утра. Причём, направление его идеологии меня совершенно не впечатляет. - Что от меня-то требуется?
  'Как что? Выжить!'
  И это всё?
  'Поверь мне, для этого тебе придётся вкалывать почище, чем каторжнику в рудниках Кхонха'.
  Никогда не слышал о таких, - небрежно отозвался я, раздумывая, зачем незнакомцу понадобилась моя жизнь.
  'Странно. Они были весьма известны очень долгий период времени'.
  И за это я получу лишь своё прежнее тело?
  'Ты недоумок или глухой? - подозрительно поинтересовался неизвестный собеседник. - Ты сможешь получить абсолютно ВСЁ: Дарка твоего, любую другую девчонку, богатство, власть, силу, последователей, бескрайние возможности... Всё зависит лишь от твоего желания и фантазии'.
  Слишком радужно и маловероятно. К тому же я не вижу твоей личной выгоды, а её просто не может быть.
  'Поговорим об это сианов этак через сто, когда ты достаточно окрепнешь'.
  Через сколько?!? А до этого мне что делать?
  'Начинать осваивать тот дар, которым тебя неожиданно наградило Мироздание'.
  Скорее уж безумный экспериментатор, - несогласный с подобным источником моих неприятностей, проворчал я. - А что ты потребуешь от меня по истечении данного срока?
  'Послушай, я предлагаю тебе...'
  Это ты послушай! Или ты мне выкладываешь всё начистоту, или я не желаю иметь с тобой никаких дел. Ищи другого придурка.
  'Это ты дурак! Круглый и в квадрате! Да половина существ жизнь бы отдали, лишь бы обрести хоть одну сотую часть твоих возможностей, а ты всё нос воротишь'.
  А мне всё равно. Или рассказывай, или проваливай.
  'А Дарк? Ты же уверен, что она тебя будет призирать при такой внешности', - попробовал зайти с другой стороны незнакомец.
  Сам сказал, что я морф. Так что, думаю, не всё потеряно.
  'Вообще измельчал народ, - пожаловался неизвестно кому мой собеседник. - Где стремление к великим свершениям? Где жажда власти? Где тяга к знаниям, к новому и незнакомому?'
  Может, хватит уже причитать, а? Утомил. Выкладывай свои мотивы, а не растекайся мыслию по древу.
  'Да ничего мне от тебя не нужно, - насупился неизвестный. - Я просто хочу, чтобы ты выжил и продолжил свой род'.
  И это всё? - изумился я. - Не понимаю.
  'Раса фоморов уничтожена. Ты - единственный представитель этого клана демонов, а твои дети будут, скорее всего, также фоморами. Я просто хочу возродить былое величие. Давно уже. И до сих пор безрезультатно. Но ты мой шанс на осуществление заветной мечты. Мы с тобой оказались в патовой ситуации: ты - высший демон, и уже не изменишь этого факта как бы не старался, а я просто не могу упустить представившуюся мне возможность. Ведь другой такой, скорее всего, у меня уже не будет. Наш союз выгоден и естественен'.
  Я демон. Ошизеть. Похоже, прохождение инициации мне и вправду не светит.
  'Ты во много раз сильнее любого инициированного феникса!' - обиделся невидимка.
  Но вряд ли это поможет мне не вылететь из Академии в ближайшие же дни.
  'А вот здесь ты ошибаешься. Сильно ошибаешься. Ты можешь абсолютно всё, что пожелаешь: и остаться в Академии, и даже, если так уж хочешь, пройти инициацию'.
  Хм, даже так? Хорошо. Я согласен. Но только на том условии, что всё сказанное тобой правда, иначе я могу в любой момент разорвать нашу сделку. Как тебя всё-таки зовут?
  'Амореон Наонхрэ - Рассекающий Тьму. И не надо так изумляться. Да, я оружие и не какой-то там бесплодный дух, как ты всё это время упорно считал. Я древнее и очень мощное оружие. - Поколебавшись пару секунд, он добавил: - Можешь называть меня Амореонэ. Но для вызова тебе понадобится моё полное имя, так что советую запомнить сейчас'.
  Ничего себе! Говорящее и мыслящее оружие! О таком даже в легендах не упоминается. И мне досталось подобное сокровище... Поверить не могу.
  Сквозь мои ошеломлённые мысли пробился глосс Карела:
  - Таким образом, на основании приведённых данных, приходится заключить...
  - Да. Я вас прекрасно понял, - пробормотал я, всё ещё не отойдя от шока, вызванного откровением Амореонэ, но внезапно встрепенулся. С разумным оружием я ещё смогу поговорить, и времени обдумать всё сказанное им у меня будет предостаточно. Но именно здесь и сейчас решается моя дальнейшая судьба. Я должен во что бы то ни стало остаться в Академии. Тем более, что есть шанс с успехом пройти инициацию и закончить обучение. Есть шанс вернуть себе прежнее тело. И я хочу здесь остаться. Не важно как, но я хочу продолжить обучение. Я мысленно перебирал сотни вариантов подобной возможности и, наконец, меня будто озарило. Я медленно заговорил, тщательно подбирая слова, чтобы не разозлить Карела. Если я выведу из себя вспыльчивого лаборанта, то мои шансы на то, чтобы остаться здесь, будут равны нулю. - Но не считаете ли вы подобный шаг слишком опрометчивым? Отец начнёт разбирательство и, вполне возможно, настроит против Академии определённые структуры Города. Во время обучения наставники отвечают за жизнь и состояние учеников. А отчислить из Академии вследствие ошибки, допущенной по недосмотру... это может вылиться в неприятные последствия, и я не смогу переубедить отца, если он начнёт вас обвинять. Вы же сами знаете, как мой отец вспыльчив и быстр в своих суждениях. Не думаю, что магистр Варан не задумывался над этим вопросом.
  - Да что ты говоришь? - голосом, полным иронии спросил Карел. - Думаешь, самый умный здесь?
  - Нет, что вы! - невесело усмехнулся я, видя, что мои слова вызвали враждебность наставника. - Просто предлагаю, как говорит Дарк, не выносить сор из избы. А точнее, просто замять это дело. С внешностью что-нибудь можно сделать. В крайнем случае, наложить морок.
  - А толку?
  - Дайте мне возможность продолжить обучение и пойти на инициацию. Смерть на мосту не такой уж выдающийся случай, даже в наши дни. Думаю, данный вариант самый оптимальный для вас и для меня.
  - И ты готов умереть?
  - Нет, конечно! Я сделаю всё, чтобы выжить в предстоящем противостоянии. Но даже если я и погибну на мосту, то до этого времени буду жить полноценной жизнью, а не существовать с клеймом урода и изгоя. Пожалуйста, для меня это очень важно.
  - Хорошо, я подумаю, что можно сделать в данной ситуации, - решился Карел - Но с твоим отцом в любом случае придётся встречаться в ближайшее время и объяснять ему сложившуюся ситуацию. И что-то мне подсказывает, что простая иллюзия его не удовлетворит, так что придётся здорово поломать голову над твоей незаурядной внешностью.
  Я едва не бросился ему на шею с диким возгласом радости. Он меня понял! И поддержал! Жизнь налаживается и даёт мне ещё один шанс. И, клянусь именем отца, я его использую!
  
  
Оценка: 7.93*29  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Герр "Захватчик" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | С.Суббота, "Василиса Прекрасная" (Современный любовный роман) | | М.Старр, "Сто оттенков босса" (Современный любовный роман) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | П.Белова "Маша и Дракон" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Современный любовный роман) | | Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"