Аникин Владимир Юрьевич: другие произведения.

Вояж

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  

Вояж

  
  У меня в техникуме была студентка. Хорошистка, не отличница. Т.е. всё на четыре: успеваемость, поведение, внешность - всё на четыре. Но, уши! Она их прятала под прямыми волосами, но острые кончики верхних краешков ушей пробивались наружу. Когда остренькие ушки высовывались из волос, я знал: эльфы есть! Это была правда, она же - присказка. Сказка впереди.
  (автор)
  
   В одиннадцать вечера прилетели три молодых чёрта, превратились в летучих мышей и повисли на нижней ветке старой высокой берёзы, растущей над лавкой у подъезда многоэтажного дома. Висят летучие мыши, кайфуют. А что не кайфовать? Вечер тёплый, луна растущая
   Черти молодые, секреты, что они за день разузнали, из них так и прут.
   - Этот город скоро зальёт по самую макушку, - говорит первый чёрт.
   - Наводнение будет? - спрашивает его второй.
   - Дождь будет лить день и ночь. Машины будет с улиц смывать, подвалы зальёт. Транспорт встанет, торговля прекратится. На огородах картошку-морковку-укроп смоет. Есть будет нечего.
   - И как же такой ливень случится? - интересуется третий. - Шлюзы небесные взорвут, как перед всемирным потопом?
   - Нет. В этот раз подпорки выбьют, и само небо на землю упадёт со всей водой, что на нём есть.
   - И спасения нет? - уточняет второй.
   - Есть. Если кто-то догадается домкрат любой под небо подставить и небо поднять, то всё прекратится. Да кто же до этого додумается?
   Тут второй своим секретом делится:
   - В соседнем городе мэр болен. Скоро помрёт, и душа его к нам в лапы попадёт.
   - И сильно болен? - интересуется третий.
   - Всем, чем можно. Он уже лучших лекарей созвал, почти все деньги, что наворовал, на лекарства да на больницы потратил. Лежит в лучшей палате, золотую капельницу ему ставят, серебряные пилюли дают. Да только всё не в прок. Знобит его, уже холод могильный он чует. Скоро, скоро наш будет.
   - И всё-таки спасти его можно? - с подковыркой спаривает первый.
   Вздохнул второй:
   - Конечно, можно. Надо на него старый промасленный ватник за сто рублей купленный надеть. Но, кто же на мэра будет грязный ватник натягивать?
   А тут третий рвётся рассказать:
   - В деревне Самошки нет воды и света. Света нет, потому что на линии электропередач, на её повороте, дерево легло на опору, смяло всё в кучу, и там коротит. На подстанции включают, коротит, предохранители вышибает, и опять без света. А раз нет электричества, то не работают насосы. Вот и воды нет. Холодильники не работают, телевизоры тоже. Третий месяц так. Они скоро начнут всем селом чертыхаться, и тогда они наши.
   Первый усомнился:
   - Да неужели никто по линии не прошёл?
   - Нет. Местные ждут, что электрики исправят, а электриков двое на весь район осталось, они работать не рвутся.
   - Ну! Это не интересно! - закричали два чертёнка.
   А тут по каналу "Дом кино" сериал "Сваты" закончился, и они рванули домой, а то мамка заругает.
   Третий полетел за ними следом, крича обиженно:
   - Но вы же не дослушали!
   А под лавкой спал Пётр Демидович. Сначала он на лавке спал. Его туда друзья положили, с которыми он слегка выпил. До квартиры его не понесли, опасаясь тяжёлой руки супруги, Марии Филипповны. А что? Хорошо на лавке: вечер тёплый, луна молодая. Пётр Демидович на лавке вертелся. Сначала упал с неё, а потом под лавку закатился. Голоса его разбудили, он не видел, кто говорил, но слышал всё. Потом подумал: "Приснится же такое. Домкрат. Домкрат". И опять уснул.
   Утром пошёл Пётр Демидович на свою автобазу на работу, как не в себе.
   Его мужики просят движок посмотреть, а он:
   - Домкрат надо.
   Ему кричат:
   - Демидыч, глянь рулевую колонку.
   А он опять:
   - Домкрат бы.
   В бардачок заглянул и говорит:
   - И здесь домкрата нет.
   Мужики забеспокоились: не "белочка" ли пришла? Но, через несколько дней забылось. Всё пошло своим чередом.
   И вот как-то вечером с работы Пётр Демидович выходит и идёт домой. Не сразу, конечно. По пути хотел в "Живое пиво" зайти, кружечку дёрнуть. И тут ясное небо как потемнеет. Влило сразу. Никто не ожидал! Поток воды с неба, всё вокруг бурлит. Начало машины потоком сносить. Люди в панике разбегаются, прячутся кто куда. И тут Пётр Демидович опять про домкрат вспомнил. Побежал к первой попавшейся машине:
   - Домкрат давай!
   Там девушка-блондинка, глупышка, только руками разводит. Он кричит:
   - Открывай багажник!
   Хватило ума - открыла. Вода потоком льёт такой высоты, что уже в багажник заливает. Пошарил Пётр Демидович руками в багажнике, нашёл домкрат. Вытащил, поставил посреди дороги под небо и давай небо поднимать. И поднял! Дождь утих.
   Все на улицу высыпали, удивляются: что такое было? Хорошо хоть, что внезапно началось и внезапно кончилось. На Петра Демидовича никто внимания не обращает и не знает, что он город спас. Постоял он в ожидании славы, не дождался. Что стоять с домкратом в руках? Понёс инструмент хозяйке возвращать. А та смотрит на него пристально и говорит:
   - Ох и не простой ты мужик, Пётр Демидович!
   - А откуда ты меня знаешь? - и тут работяга наш присмотрелся, а девица тоже не простая. Красоты неземной. Блондинка платиновая, стройная, тоненькая, высокая.
   - Ты, девонька, наверное, чемпионка олимпийская по волейболу? - спрашивает Пётр Демидович.
   - Почему по волейболу?
   - Высокая такая и красавица.
   - Спасибо, - говорит девушка. - Садись в машину. Поговорим. Я чую, нам по пути.
   Сел Пётр Демидович в машину, тронулись. Девушка говорит:
   - Так откуда ты про домкрат знал?
   И рассказал Пётр Демидович всё как на духу. Только он не знал, кто разговаривал. Он же не видел.
   - Это черти были, - пояснила девушка.
   - Откуда ты всё знаешь? - поражается Пётр Демидович. Присмотрелся. - Красивая ты. Только что у тебя с ушами? Впрочем, это сейчас оперируют.
   - Зачем оперировать? Я - эльф. Или ты не знаешь, кто это такие?
   - Почему не знаю. Сын пока в школе учился бредил этими хоббитами. Тетрадки ему покупали с властелином колец. Потом якшался с толканутыми.
   - Толкинистами?
   - Во-во. Толканутыми. Там тоже гномы были, ворки...
   - Орки.
   - Они самые. И эльфы. Потом подросли - успокоились. А помнишь ещё при последней переписи народ в хоббиты записывался? Ты значит не успокоилась и уши себе такие сделала?
   - Почему сделала. Я настоящий эльф. От рождения. И уши такие от рождения.
   Пётр Демидович засопел:
   - Какие же у нас эльфы? Это в Англии, наверное.
   Девушка рассмеялась. Красивый такой смех, мелодичный.
   - На территории России эльфы издавна живут. Вот город Элиста. Он раньше был Эльфий Стан, а потом слова скомкались.
   - А как тебя зовут? - поинтересовался Пётр Демидович.
   - Эльфира.
   - Эльвира, красиво.
   Девушка поправила:
   - Эльфира. От эльфа.
   Тут Пётр Демидович заволновался:
   - А куда мы едем? Мы уже куда-то за город выехали.
   - Мэра соседнего города спасать. Раз уж ты выполнил первое задание, надо второе выполнять.
   Пётр Демидович раньше не думал, что это - задания. Просто случайно подслушал. Да видать, всё не случайно, всё предопределено.
   Тут звонит у него телефон. Жена! И давай ругать: где он шляется?
   Пётр Демидович как на душу рассказывает:
   - Еду с девушкой в соседний город мэра спасать.
   - С какой-такой девушкой, - взвилась Мария Филипповна.
   Тут Эльфира своим нежным голосом говорит Петру Демидовичу:
   - Дай телефон.
   Берёт и, всё так же мило улыбаясь, вдруг говорит грубым басом:
   - Женщина, что вы пристали к коллеге? У нас между городами колонна встала, нужны рабочие руки. Нас командировали.
   - А вы кто такой? - уточняет Мария Филипповна.
   - А я блондинка, - продолжает Эльфира тем же басом, - высокая, красивая, третья грудь...
   - Третья грудь у неё! - взорвалась Мария Филипповна. - Вы там перепились что ли, алкаши?
   Тут Пётр Демидович как заорёт:
   - Останови! Останови! Вон мужик в ватнике! Останови возле него.
   И тут, слыша эти крики, Мария Филипповна успокоилась:
   - А так вы уже доехали до места аварии? Ну, тогда трудитесь. Пусть только мой оболтус, как закончит, позвонит.
   На краю дороги стоит мужик в грязном ватнике, остановились рядом с ним. У мужика руки трясутся:
   - Дайте полтинничек, - говорит он умоляюще.
   - Я тебе сотку дам, - отвечает Пётр Демидович. - Только ты отдай мне ватник.
   - Бери, - охотно откликается мужик. Снял ватник и остался во вполне приличном костюме. Дали ему сто рублей, забрали ватник и поехали дальше. А из вечерних сумерек к мужику подходит другой. Первый ему говорит:
   - Вот видите, коллега, работяге помогают охотнее. А вы меня корили, когда я этот ватник из куста выудил и на себя надел.
   И два загулявших участника симпозиума по квантовой физике, доктор технических наук и доктор физико-математических наук, пошли заливать горящее нутро холодным пивом.
   Когда Пётр Демидович с Эльфирой доехали до другого города перевалило за полночь. Пётр Демидович заговорил:
   - И как этот ватник на мэра надеть? Ватник грязный. Я человек рабочий, привычный, и мне противно его в руки брать. Он не только грязный, а ещё какой-то пыльный, в колючках, в паутине.
   - Я тебя научу, - говорит Эльфира. - Есть у меня план.
   И рассказал план, и научила.
   Вся больница спит, мэр - нет. Болит у него, всё тело разламывается, ноги крутит, пальцы от боли растопыривает, уши огнём горят, нос и пятки холодом могильным сводит, на мозжечке иней, в коленях черви мохнатые ползают. Тут дверь открывается заходит Пётр Демидович и молвит:
   - Враги твои к тебе убийцу послали, бежать надо.
   Мэр думает: "Какой ещё убийца? Я через два дня сам помру". А жить-то хочется!
   - Вставай! - продолжает Пётр Демидович. - Бежим.
   Мэр хоть и при смерти, а жизнь дорога. Кое-как встал, до двери доковылял. Выглянул в коридор, а там завораживающее зрелище. Коридор тусклым светом ночных дежурных ламп освещён, да из окон коридорных свет полной луны втекает. И идёт по коридору девица метра под два голливудской красоты. И в каждой руке по длинноствольному пистолету с глушителем. Из-за угла ноги женские торчат, сиделку уже значит грохнули. Девушка движется плавно, человек так не ходит, а движения головы как механические. Проходит девушка мимо открытой двери, повернула голову, глянула в палату, подняла руку с пистолетом. Звук, как плевок, и в палате кто-то рухнул. Она дальше идёт. У следующей платы то же самое: "плевок" и звук тела падающего. Робота безжалостного враги подослали. Мэр, еле-еле передвигаясь, о стенку опираясь, бежать пытается. За угол с Петром Демидовичем завернули, тут Пётр Демидович мэру говорит:
   - В пижаме она тебя сразу раскусит. Вот одень.
   И снимает с крючка ватник старый. Противно мэру, но как жить хочется! Одел.
   И вдруг почувствовал себя гораздо лучше! Побежал рысью. Из больницы выскочил, за угол завернул, дворами уже галопом понёсся. И убежал от опасности.
   Пётр Демидович еле за ним поспел.
   Остановились.
   - Уф! - еле дышит Пётр Демидович и говорит. - Я тебя спас. Ты меня отблагодарить должен.
   - Отблагодарить? - возмутился выздоровевший мэр. - Да ты может всё подстроил так, чтобы из меня деньги выжать. А ну-ка пошли в полицию.
   Пётр Демидович подумал, что там у мэра все свои, а он в этом городе человек чужой. Плюнул и пошёл. Вот так добрые дела делать.
   А мэр воспрял духом: от убийцы сбежал, болезнь ушла, от вымогателя избавился. Снял мэр противный ватник, в контейнер мусорный выбросил и пошёл было домой. Сделал шага четыре, и такая боль его скрутила, что хоть в петлю лезь. Завыл мэр. А потом что-то в голове щёлкнуло. Вернулся он к баку мусорному, влез в него из последних сил, ватник нашёл и надел. И сразу стал бодрым и здоровым.
   Опять в машине едут Пётр Демидович с Эльфирой.
   - В больнице никто не пострадал? - волнуется Пётр Демидович.
   - Нет, - рассмеялась девушка. - Пистолеты бутафорские. Люди в сон впадали. Мы эльфы умеем на человека сон наслать. А мне давно хотелось такую сцену сыграть, как в голливудских боевиках.
   - Здорово получилось, - соглашается Пётр Демидович. - Очень натурально выглядело. Я как вспомню, у меня от этого зрелища о сих пор мурашки по коже. Теперь, получается, в Самошки, людей спасать?
   - В Самошки. Надо же народу свет и воду вернуть.
  Приехали в деревню, а там весь народ на площади перед магазином собрался. Орут, митингуют. Скоро чертыхаться начнут. Над ними реют чёрные ласточки, стрижи и грачи. Это черти со всей округи слетелись, злобой людской питаются. Ждут. Как люди чертыхаться начнут, так души их погибшие ловить надо и в тёмное гнездо уносить.
  Остановилась машина. Эльфира вышла. Все взгляды на неё: мужские оценивающие, женские с осуждением. На Петра Демидовича ноль внимания, а он с вопросом к обществу:
  - Случилось у вас тут что?
  Ему в ответ орут:
  - Света нет! Воды нет! В будке трансформаторной всё выбивает.
  - Так надо по линии пройти.
  Люди орут в ответ:
  - Пройди, касатик, сделай милость!
  - Умный какой нашёлся! Вот ты и сходи!
  - Пасть закрой, без тебя тошно.
  Закрыл Пётр Демидович пасть и пошёл по линии. Эльфира с улыбкой очаровательной людям говорит:
  - Не волнуйтесь. Это кудесник, он небо поднял, больного с того света вернул, и вам свет и воду вернёт.
  Хорошо, Пётр Демидович знал, что надо искать поворот трассы, и чтобы дерево прямо рядом со столбом. И вот трасса поворачивает. Стоит чёрный клён, верхушкой в небо упёрся. В его чёрную листву уходит столб, тоже весь почернел. Где-то внутри листвы искры мелькают. Коротит там.
  - Нашёл! - кричит Пётр Демидович. - Надо дерево валить.
  Набежал местный люд, кто с пилой, кто с топором, кто с багром. Вжик-вжик, тюк-тюк, хряп-хряп. И повалили дерево.
  Стоит чёрный-пречёрный столб. И вдруг вспыхнуло, искры, столб просмолённый загорелся и на глазах у всех сгорел. "Ноль", "фаза" и заземление сплавились в один комок. Провода на землю пали. Электроны побежали со страху, набились в трансформаторную будку, и будка лопнула. Взвыли люди:
  - У нас теперь никогда света и воды не будет. Что ты натворил?
  А черти в птичьих образах снижаются с небес, души хапать.
  Тут из кустов выходят два. Не молодца, не одинаковых с лица. Но мужчины, с будуна не без причины. И один говорит:
  - А позвольте, мы с коллегой покумекаем. Мы тут на симпозиуме по квантовой физике кое-что обсуждали.
  Второй обращается к другу:
  - Дайте-ка я первый посмотрю. Я как-никак доктор технических наук. А вопрос здесь технический, нет контакта.
  Первый опровергает:
  - А я как-никак доктор физико-математических наук. А физика - это наука о контактах.
  Так, где препираясь, где друг с другом соглашаясь, и взялись они за дело. И к вечеру смастерили что-то. Вдруг вспыхнули все фонари в посёлке, и вода пошла в дома.
  - Ну, - говорят учёные.- У вас теперь электричество и вода всегда будут. И платить вам за них не надо. Только электросетям не говорите.
   Какое ликование тут началось в народе, а чёрные птицы, крича жалобно, разлетелись в разные стороны.
  Стали на улицу столы выносить, накрывать. Зовут всех к празднику присоединиться. Доктора наук пировать пошли, а Пётр Демидович Эльфире говорит:
  - Что-то тут не так. Не могло дерево само по себе вот так рядом со столбом вырасти.
  Взял он большую палку и подошёл к дыре, которая образовалась, когда клён рухнул, и корни его из земли выворотились. Сунул Пётр Демидович палку в дыру и пошуровал там.
  Тут из дыры как рванут, то ли человечки в шубах, то ли зверьки мохнатые. В сумерках и не поймёшь. Но орут так противно. Мол, себе палку засунь, сам знаешь куда, и поверти. Кричали неприлично, но разбежались в разные стороны и пропали без следа.
  - Это - шубаршуны, - смеётся Эльфира. - Ох и вредные существа.
  Пётр Демидович смотрит в дыру, а оттуда свечение. Полез - кругляши бирюзовым светом светят. Набрал горсть, вылез наверх, стал при свете фонаря рассматривать. А это - деньги, но странные.
  - Повезло тебе, - говорит Эльфира, - это - эльфимки. Раньше их в народе ефимками звали. Эльфийские деньги. Самая твёрдая в мире валюта.
  - А где их потратить можно?
  - Нигде, - спокойно отвечает Эльфира. - Только если повезёт.
  - Ну и зачем они тогда? Пусть остаются.
  - Зря ты отказываешься, - упрекает его эльфийка. - Тебе клад сам в руки идёт, а его отталкиваешь. Бери.
  - Мне столько и не надо.
  Позвали деревенских, позвали двух учёных. Поделили на всех поровну, считая и Эльфиру с Петром Демидовичем.
  - Пора нам обратно ехать, - говорит Эльфира. - Тебя жена заждалась, да и у меня дела.
  Едут. Пётр Демидович вслух раздумывает:
  - Странно получилось всё. Небо я поднял, город спас. А мне ни спасибо, ни полспасибо. Вроде так и надо, вроде всё само прошло. Мэру я здоровье, что здоровье, жизнь вернул. И опять мне ни шиша. Даже грозился в полицию меня сдать. В деревне вот хорошо получилось, по-людски. Но, опять - деньги есть, а где я могу их потратить?
  - Нигде, - соглашается Эльфира. - В банке их у тебя не возьмут, в магазине не примут, и даже нумизматы от них шарахаться будут.
  - Тогда зачем всё это?
  - Так приключения! Тебе хотелось иногда приключений? Томился ты без интересного дела?
  - Томился.
  - Отсюда пьянка.
  - Отсюда, - соглашается Пётр Демидович.
  - А ты не пей, - убеждает его Эльфира.
  И чувствует Пётр Демидович, что убеждение это волшебное, и пить он больше не будет. А вот уже и приехали. Остановились у подъезда. Пётр Демидович вышел:
  - Ну, прощай, красавица. Чувствую, вряд ли увидимся. Ты птица высокого полёта, а мне раз в жизни на такое приключение повезло.
  Эльфира печально и согласно кивнула. Потом говорит:
  - Подожди, - вышла из машины. От берёзы, на какой черти висели, оторвала кусок бересты, поводила по ней ноготком наманикюренным и подала. - Захочешь эльфимки потратить, вот тебе помощь.
  Села в машину и укатила. Хорошая машина - "Эльфокар".
  Пётр Демидович при свете подъездного фонаря попытался разобрать, что Эльфира на бересте нацарапала, да ничего не высмотрел. Сунул в карман и домой пошёл.
  Прошло дня три. Утром Пётр Демидович пошёл из дому под громкие стоны Марии Филипповны. У неё совсем отказал утюг.
  В обед к Петру Демидовичу приблизился Григорий, вредный мужичонка, занимавшийся снабжением.
  - Я слышал, - полушёпотом сказал Григорий, - у тебя эльфимки есть. Могу что-нибудь за них устроить. Тебе что надо?
  Пётр Демидович Григория не любил и сперва отшатнулся:
  - Что тебе, Гришка, надо? Откуда ты вообще знаешь? А впрочем... Утюг есть?
  - Легко. Прекрасной фирмы "Гремлинг", в магазине такого не купишь.
  - И сколько стоит?
  Григорий посмотрел на Петра Демидовича испытующе и медленно проговорил:
  - Ну сколько утюг в магазине стоит?
  - Мне дорогой не надо, - торопливо сказал Пётр Демидович. - мне попроще.
  - Ну, тысяча триста. Отдам за тысячу сто.
  Пётр Демидович подумал, что он тогда почти половину эльфимков отдаст. Жалко. С другой стороны, Эльфира сама говорила, что он их нигде не потратит. Так с паршивой овцы хоть шерсти клок.
  - Хорошо, - решился Пётр Демидович. - Приноси завтра утюг, а я деньги принесу.
  Григорий заулыбался, хлопнули по рукам. Пётр Демидович руку в карман сунул, а там как цилиндр какой-то и тёплый. Он достал - кусочек бересты в рулончик свёрнутый и греется. Развернул Пётр Демидович, а там буквы рубиновые вспучились.
  "Цена утюга "Эльфтон" (отечественный) - 2 эльфимка. "Гремлинг" не брать. Барахло!"
  Пётр Демидович стал Гришке тыкать в лицо.
  - Это как понимать?
  Григорий погрустнел.
  - Правду, значит, говорят, что тебе сама Эльфира Леголасовна покровительствует. Будет тебе "Эльфтон" за два эльфимка. Хотя мы уже по рукам ударили.
  - Ладно, - сжалился Пётр Демидович. - Я тебе три эльфимка принесу.
  - Ты смотри, - сказал Гришка уходя, - если что надо, приходи. А прейскурант, - он кивнул на бересту, - у тебя есть.
  Через день порадовал Пётр Демидович супругу новым шикарным утюгом. Сказал, что его за сверхурочную работу по ликвидации аварии автоколонны премировали.
  И зажили они по-прежнему. Правда, пить Пётр Демидович перестал совсем. Вечерами дома сидел.
  И вот однажды перед сном пошёл на кухню у окна покурить. Часов одиннадцать было. И тут прилетели три молодых чёрта, превратились в чёрных совят и сели на ветку березы. Завели разговор.
  Первый говорит:
  - Не удалось с потопом. Кто-то домкрат под небо подставил и небо поднял.
  Второй в ответ:
  - И мэр выздоровел. Теперь ходит в ватнике. В такой грязной одежде в кабинетах, да в президиумах не посидишь. Поэтому он всё время на стройках, на ремонтах. Уже все системы жизнеобеспечения в городе наладил, дороги какие построил, какие отремонтировал. Теперь будет детские сады, школы и больницы строить. Люди на него не нарадуются, на следующий срок собираются переизбрать.
  Третий влезает:
  - В Самошках теперь и свет, и тепло, и вода навсегда. Одно расстройство. А ещё там...
  Но тут его первый перебил:
  - Да ладно тебе с Самошками. Вот я услышал, что новое замышляется. Вот тут мы за всё отыграемся.
  Пётр Демидович уши навострил слушать. Приготовился в очередной раз мир спасать.
  Но тут на кухню вошла Мария Филипповна.
  - Кто у нас всё под окнами тараторит, спать не даёт?
  Прошлый день воду в микрорайоне отключали, поэтому запас делали. На столах в кухне банки и кастрюльки с водой. Одну такую кастрюльку Мария Филипповна ухватила, посмотрела в воду, да ещё и говорит:
  - Ах ты, Господи, помилуй за грехи мои тяжкие.
  Да в окно эту воду как плесканёт. Чертей такой водой облить, что кипятком обдать. Завопили они и улетели.
  Мария Филипповна ушла, а Пётр Демидович сделал последнюю затяжку и стал смотреть, как тишина и покой разливаются над этим миром.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"