Аникин Владимир Юрьевич: другие произведения.

Путёвка в детство

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Герои едут в деревню искать сказки и песни сказочных существ

  

Путёвка в детство

  
   Я достал из почтового ящика две квитанции, капремонт и за газ, и цветной листок. На нём разноцветными буквами было написано: 'Выиграй две путёвки. Просто отправь на этот номер sms: год твоего рождения (четыре цифры)'. Я задумался: зачем мне две путёвки? Жена укатила на юга на семинар: йога, фитнес, пилатес, ЗОЖ и ПП. Я остался коротать отпуск один. И куда путёвки? На листке не было привычных для такого рода заманух пальм и фото роскошных отелей или санаториев. А чем чёрт не шутит? Я набрал год своего рождения и оправил по указанному номеру. Ничего.
   Я вышел из дома пошёл к Рейгану. Лет тридцать пять назад в институте он был у нас президентом театральной студии. Президент и актёр в те годы вызывали одну единственную ассоциацию. Так для нас, его студенческих друзей, он стал и остался навсегда Рейганом. Несколько лет назад он загорелся идеей собрать в библиотеку те книги, о которых мечтал в молодости: фантастику Нортон и Гаррисона, детективы Гарднера и Стаута, собрания сочинений Дюма и Майн Рида, серию фантастики издательства 'Северо-Запад' и ещё много чего. То, что раньше было недостижимо из-за дефицита или дороговизны, сегодня он собирал практически даром, даже по помойкам и в хорошем виде.
   Он мне как-то говорил:
   - Выносят собрания сочинений, их раньше только по подписке получали. А теперь с бункерами рядом ставят - забирай!
   За книгами я к нему и шёл. Думал - наберу побольше и буду читать весь отпуск, не вставая с дивана.
   Тут меня осенило. Я остановился и проверил счёт телефона. Точно - сняли 30 рублей за sms. Я рассмеялся: провели в очередной раз. Хорошо хоть, по-божески взяли. Сколько сейчас таких как я отправили тридцаточку неведомым мошенникам? Только в нашей лотерее десятки призов и миллион лохов.
   Рейгана я застал в прихожей, он собирал рюкзак.
   - Ты меня вовремя застал, - отреагировал он, когда я сказал, зачем пришёл. - Завтра бы опоздал, уезжаю. В экспедицию.
   Рейган вечно мчится в какие-то экспедиции. В студенческие годы он ездил в М-ский треугольник, был такой в Пермской области. Там он искал встречи с НЛО. Потом ездил на Белое море спасать полярных птиц. Потом искать утерянный город Римов. Потом собирать кости мамонтов на реке Десне. Он собирал камни и отпечатки босых ног. Искал снежного человека и казну Чингисхана.
   С казной интересно. Я тогда спросил: почему не казну Наполеона? Он ответил, что у Чингисхана казна должна была быть круче. Кроме того казну Наполеона или библиотеку Ивана Грозного искали все, а казну Чингисхана - никто. Соответственно шанс найти её гораздо выше. Почему это так, я не понял.
   - Что будешь искать?
   - Собирать. Криптофольклор.
   - Это что такое?
   - Песни, сказки, баллады, былины...
   - Ничего необычного.
   - Ты недослушал. Сказки и песни эльфов, гномов, троллей, домовых. Гуменников наконец.
   - Так про них столько уже собрано, бери в интеренете и читай. Что ты нового найдешь?
   - Ты стал старый, - укорил меня Рейган. - Ты не слышишь собеседника. Не про гномов, а сказки гномов.
   Вот тут я завис:
   - Ты считаешь, что гномы сочиняют сказки? Подожди, начну по-другому. Ты считаешь: гномы есть?
   - Есть. И домовые, и лешие. И они сочиняют сказки. Раз есть разумные существа, обладающие речью, у них должен быть фольклор. И вот собирание и изучение этого фольклора должно нам помочь лучше узнать эти виды криптолюдей.
   - Ты считаешь, это люди?
   - Однозначно! По всем признакам человек, только несколько другой.
   - И они есть?
   - Не сомневайся, находок достаточно: скелеты хоббитов в Индонезии, город гномов в Иране, остатки кораблей эльфов в Ирландии, зеркала вампиров.
   - Вампиры не отражаются в зеркалах.
   - В зеркалах на серебряной основе, - уточнил Рейган. - В прочих хорошо отражаются! Как, по-твоему, должны наряжаться вампирши-модницы? Остатки материальной культуры - это ерунда. Сказки, песни, загадки - вот, что надо.
   - Почему?
   - Ты тупой! - радостно резюмировал Рейган. - Нашёл ты красную шапку, что она тебе рассказала о жизни в давнее время? Толком ничего. А сказка про Красную шапочку - это пласт сведений о жизни в то время.
   Я продолжил мысль:
   - Я могу сожрать два мешка репы, но ничего не узнаю о жизни на селе...
   - А сказка про репку, - продолжил Рейган.
   Я его перебил:
   - Тоже ничего не объясняет об их жизни. Только вбивает мысль, что дело нужно делать сообща.
   Мы помолчали.
   - Жена тебя отпускает? - поинтересовался я.
   - Она всем недовольна, - отмахнулся Рейган. - Что ни сделаю для неё, недовольна. Купил ей стиральную плиту - недовольна.
   Я не знал, как правильно реагировать на такое приобретение.
   - А поехали со мной? Одному скучновато. Тебя жена отпустит?
   - Моя на юге.
   - Вот и поехали!
   Я подумал и позвонил жене:
   - Еду с Рейганом в экспедицию.
   - Неожиданный поворот событий, - заинтересовалась жена. - Ты же его всё время критиковал за эти спонтанные и бестолковые разъезды. Что теперь? Концепция поменялась?
   - Скука, - просто сказал я.
   - Его высочество скучает! Ну и езжай. Всё, не могу говорить, у нас семинар.
   Я посмотрел на Рейгана:
   - Мне надо собраться.
   - Тогда встречаемся завтра на автовокзале.
   - Зачем автобус? Ради тебя я выкачу свою 'Ладу'.
   - Она ещё ездит?
   - Больше стоит. Доедем как-нибудь. А сломается - и бросить не жалко. Завтра я буду у тебя в девять утра.
   Выехали вовремя.
   - Куда едем? - поинтересовался я.
   - Точно не знаю. Давай на восток. Там территории заселены меньше.
   - Я в соседнюю область ездил в командировку от работы. Ехали часа три, ни одного села. Одни поля. Правда засеянные.
   Рейган покивал головой:
   - Да. Пришли агрохолдинги, всё на механизации. Тем не менее - на восток. Найдём деревню, так чтобы одни старики век доживали.
   - Это правильно, - согласился я. - Кто кроме стариков может помнить былины и сказания? Молодые только по современным вещам. Хотя, помнишь в детстве был фильм? Там бабка этнографу под балалайку пела Высоцкого, 'Разговор у телевизора'.
   Рейган опять кивнул:
   - 'Шла собака по роялю'. Помню.
   - Вот. А сегодня тебе Моргенштерна споют под балалайку.
   Рейган загрустил:
   - Я Моргенштерна не слушал. Мне споют - я не пойму. Прокатит ведь. Останови у урны какой-нибудь.
   - Зачем?
   У Рейгана в руках были какие-то бумажки.
   - Из почтового ящика достал, - пояснил он. - Меня не будет, что они будут лежать?
   Я тормознул, он скомкал какие-то рекламные листочки и метко закинул в урну. В руке у него осталась газета.
   - Ты что-то выписываешь?
   - Нет. Кандидат в депутаты забросил.
   - Ты эту гадость читать будешь?
   - Посмотрю, что обещает. А так оставил, чтобы потом что-нибудь завернуть. Если будет нужно.
   Он стал пролистывать газету, мы какое-то время ехали молча.
   Тут Рейган вскрикнул:
   - Это для нас?
   - Что случилось?
   - Кандидат этот в депутаты пишет: нужно приложить все усилия для возрождения русского села. Например, деревня Малая Алатыевка, такого-то района. До ближайшей трассы час езды, магазина нет, школы нет, ничего нет. Остались старики да старухи. Нам туда. Сейчас найду её.
   Рейган как штурман вёл нас по карте в телефоне.
   - Вот, - показал он съезд с дороги. - Тут грунтовочка уходит, там где-то деревня. Давай туда.
   Машина скатилась с трассы на избитую сухую тропу и покатилась между полями. Вдали работал неопознанный сельхозагрегат. Как не раз писали в книгах: в небе палило солнце, перелетали птицы, в траве стрекотали кузнечики. Идиллия. Мне поездка начинала нравиться.
   После полудня добрались до деревни. Проехали пару домов, притормозили.
   - Давай ехать медленно и смотреть по сторонам. Как увидишь живого человека, тормози. Спросим у него, где бы здесь остановиться.
   Живого человека нашли в конце улицы, он открывал ворота, собираясь выкатить на улицу мотоцикл с коляской.
   Мы спросили у него, кто может взять постояльцев?
   - А чего вам с хозяевами ютиться, - спокойно ответил мужик. - За поворотом дома к реке идут, второй от реки пустой, хозяева в городе, ключ у меня. По цене сговоримся, я вас пущу.
   Внутри дома я сразу вспомнил детство. Тканые дорожки, ситцевые занавесочки, сонная муха между стёкол. Окна во двор, где разрослась малина под старой яблоней.
   - А дрова где можно нарубить?
   - Зачем дрова? - изумился мужик. - Здесь плита газовая.
   - У вас газопровод в деревне?
   - Не дотянули. Но у Виталика, он через две улицы, я покажу, возьмёте баллон.
   Рейган усомнился:
   - Мы баллон не израсходуем. Зачем нам баллон?
   - Во-первых, возьмёте маленький. Во-вторых, рассчитаетесь по манометру, сколько израсходуете. У Виталика можно и с машиной, если что порешать. Масло поменять или канистру бензина перехватить до трассы доехать.
   Это было важно, потому что до трассы было прилично. Мы через луга час ехали.
   - Продуктового магазина, - продолжал Михалыч, так звали мужика, - у нас, считай, нет. Лавка всякого товара, медсестра содержит.
   - Какая медсестра?
   - Деревенская. Медпункт почти закрыли. Вот она и совмещает. Отделила половину. Полдня она - Клавдия-медсестра. Потом перешла в другую половину - Клавка-продавщица. Хлеб привозят. Иногда молочку. Но по дворам всё можно купить: овощи, мясо-сало, молоко свойское. Вода в доме тоже есть, за сараем вентиль, я вам открою.
   Мы отдали мужику аванс, перетащили продукты из машины в дом. Михалыч показал, где погреб, мы снесли туда скоропортящееся. Сходили к Виталию, принесли баллон, наладили плиту. Вскипятили чай.
   Я был в восторге. То, о чём мечтал. Шикарный отдых.
   Остаток дня мы гуляли по округе, любовались. Вечером, сидя на лавке, наслаждались видом звёздного неба. В городе небо засвеченное, такого пиршества светил нет.
   На следующий день пошли искать стариков.
   По пути наткнулись на дом, на котором висело две вывески. Одна слева от двери, официальный квадратик: 'Фельдшерско-акушерский пункт'. Справа под крышей большая вывеска: 'Сельпо'.
   Здесь хозяйничала Клавдия. Дверь была одна, мы вошли. В тесном коридорчике виднелись две двери.
   'Как квест - подумал я. - Куда свернёте Вы?'
   Правая дверь была полуоткрыта. Пахло хлебом. Мы вошли. Это было время Клавки-продавщицы. Она осмотрела нас с хитрецой и сказала:
   - Если приболели, то рано ещё. После обеда приходите.
   - Да нет. Мы за хлебом.
   Клавдия сняла с лотка буханку:
   - Ещё что?
   - Пока всё остальное у нас есть.
   - Удочек не вижу.
   Мы растерялись.
   - Каких удочек?
   - Вы же рыбачить приехали? Что ещё у нас делать?
   - Нет. Мы приехали фольклор собирать: сказки, легенды.
   Клавка заулыбалась:
   - А! Тосты!
   Я представил себе стакан мутного самогона и замотал в ужасе головой.
   - Нет-нет. Мы не пьём.
   - Что так? - участливо поинтересовалась продавщица, она же медсестра.
   - Прививку только что сделали, - влез Рейган. - А вот песни старые кто у вас знает? Есть такие старики?
   Клавдия погрустнела:
   - Одни старики и остались. Сейчас домашние дела поделают, выйдут на завалинки. Походите, поговорите. Много чего наслушаетесь.
   Мы кинули буханку в рюкзак, попрощались и пошли. Стариков, правда, не было видно ни одного. Вышли в поля. Как мальчишки, вытащили из рюкзака буханку, стали ломать её тёплые углы и есть, приправляя всё ароматом луговых трав.
   Шли обратно, захотелось пить.
   Рейган показал рукой. В переулочке был виден колодезный журавль. Мы дошли до колодца. Было опасение, что имея водопровод, местные колодец не чистят. Но вода в колодце блестела в глубине и пахло влажной свежестью.
   Мы стали опускать ведро и услышали, как за нашими спинами кто-то поёт. На лавке у дома в тени сидела девочка лет шести, расчёсывала куклу. Пела она:
  
  Славно бывает подкову
  Украсть у коня на бегу.
  Потин ромашковый, эль васильковый
  Спрячет в кувшине сургуч.
  
  Напившись студёной воды, Рейган поинтересовался у девочки:
  - Что же это за песня такая? Мама поёт?
  - Нет. Человечки.
  - Какие.
  - Которые на луг приходят.
  Тут мы насторожились.
  - Что за человечки такие? Что они ещё поют? Как бы их увидеть?
  Девочка порылась в своём платьице, вытащила из недр старенький смартфон, поелозила пальчиками по экрану.
  - Вот, - она протянула экран к нашим лицам.
  Пошли кадры: человечки плясали и пели на лугу.
  Я расхохотался:
  - Телепузики! Мультики!
  Девочка тут же перебрала пальчиками и стала гонять по экрану шарики. Мы помахали ей и пошли своей дорогой, а девчушка запела вновь:
  
  Опять идёт волна атак,
  Падут за волком волк.
  Возносится валлийский стяг
  Там, где прошёл наш полк.
  
  Какая-то недетская песенка.
  Ночью снилась ерунда: жители Уэльса громили англичан в волчьем обличье, кони теряли подковы, я склонился над могильным курганом, раскопал его, но вместо останков нашёл кувшин, запечатанный сургучной печатью, вскрыл печать, но не нашёл василькового эля, зато вылетел джинн.
  Я проснулся. Мы с Рейганом спали в разных комнатушках, поэтому, не опасаясь разбудить его, встал, прошёл на кухню и, не зажигая света, вскипятил чайник. Пил крепкий чай у открытого окна. Ветер колыхал занавески. Не было ни комаров, ни мошек. Прямо у окна висела луна: дородная, рыхлая и пахнущая пирожками с капустой.
  - Плохо спал, - рассказывал я утром своему компаньону. - Это из-за полнолуния.
  - Меня не берёт, - радостно ответствовал Рейган. - Я спал, как убитый.
  - А мне всё в картинках снились девочкины песни. Мрак какой-то.
  - А, - отмахнулся Рейган. - Лабуда для детей.
  - Не скажи. Про полк не детская песенка.
  Рейган честно признался:
  - Я не вслушивался. И дикция у неё детская, не разбери поймёшь. Что вот у неё было ромашковое?
  - Потин.
  - Бессмыслица. Игра слов.
  - Э-э, нет. Я посмотрел в интернете. Потин - это крепкий алкогольный напиток. Бывает до девяносто градусов.
  - Ух ты! - восхитился Рейган. - Наконец-то детей с самого детства начали обучать чему-то стоящему.
  - Потин ромашковый, эль васильковый - это цветочки. А вот про полк - песня жёсткая. Падут за волком волк.
  - А! - поразился Рейган. - А я не разобрал. Какие-то 'омком омк'.
  - Валлийский стяг... - продолжал я.
  - А я услышал 'суфийский'.
  И тут меня как громом шарахнуло:
  - Эльфийский! И не волки! 'Падут за орком орк... Возносится эльфийский стяг...'
  Мы встали, оцепенев.
  - А я ещё подумал, - медленно протянул Рейган. - Почему человечки были в плохом изображении, если шарики потом были очень красочные?
  Мы смотрели друг друга в глаза и хором медленно выговорили:
  - Это - не мультик. Это - съёмка.
  Мы рванули по улице, но тут нас окликнули. Михалыч подъезжал на своём мотоцикле:
  - Куда торопитесь, путешественники?
  - Рядом. Там за две улочки, за поворотом дом у колодца. Там девочка...
  - А-а! Маришка! Вот хорошая девчушка. Всё снимает на свой телефон. У меня собачонок. Его снимала. А потом мне показывала, что твоё кино. Вот я смеялся! И козу на лугу показывала. И как Виталик машину чинит. Хорошая.
  И укатил по делам.
  - Точно нам надо к этой девочке вернуться, - жарко прошептал Рейган. - Что она ещё наснимала?
  Мы рванули к дому у колодца. На лавке в этот раз была не девчушка, а старушка. Она вязала. Мы остановились рядом в замешательстве.
  Старушка оглядела нас и сказала:
  - Нечем мне вам помочь. Картошку не копали ещё, огурцы у нас на той стороне деревни выращивают, а помидоры я позавчера на трассу отнесла, продала. Послезавтра приходите за помидорами, а то опять на трассу снесу.
  - Да нет. Тут девочка давеча сидела, песни пела.
  - Маришка? Внучка? Родители в город забрали. Дней через пять опять привезут.
  Мы пошли по своим делам, а старушка продолжила вязание и запела под нос:
  
  Дома нету молока,
  Стыдно крынку показать.
  Где же драные бока,
  Моя старая коза?
  На вересковых пустошах,
  На вересковых пустошах,
  На вересковых пустошах
  Старая коза.
  
  Рейган резко обернулся:
  - А что за песню вы поёте?
  - Не знаю. Это Маришка всё мультики свои смотрит на телефоне и поёт потом. Вот про козу песня привязалась.
  Мы шли по улице, и я вдруг спросил:
  - А куда она на трассу ходила? Мы с тобой от трассы около часа ехали. А она с помидорами, тяжело.
  - Ну, подъехала с кем-то, - думая о чём-то своём, сказал Рейган.
  - Не-ет. Она сказала именно 'ходила'.
  Мы пошли в магазин за тёплым хлебом. Клавка поторопила нас, ей предстояло переродиться в Клавдию.
  - Закрываю. Через двадцать минут приём пациентов.
  - Тут вот одна бабушка сказала, что с помидорами на трассу ходила.
  - И что? - пожала плечами Клавка. - Тут все ходят.
  - И Вы?
  - Мне там делать нечего. У меня в магазине, да в медпункте дел хватает.
  - И как ходят?
  - Через луг, - она кивнула головой.
  Мы поблагодарили за хлеб, взяли сдачу, вышли на улицу.
  - Луг в другой стороне, - я задумчиво посмотрел в указанном направлении. - Мы приехали с противоположной стороны.
  - Может там другая трасса?
  - Ты карту смотрел, - сказал я Рейгану. - Ты видел там другую трассу?
  - Нет. Не видел. Но как у нас карты составляют?
  Мы дошли до Виталика, он чинил машину во дворе.
  - С машиной что или с баллоном? - спросил он, завидя нас.
  - Нет. Просто мимо идём. Вы на трассу ходите?
  - Редко.
  - И что так?
  - Я же не выращиваю толком ничего. Что мне туда носить? А вот прошлый год синеножки много было, так я корзинами на трассу таскал.
  - Синеножка это что? - уточнил Рейган.
  - Грибы, - пояснил я.
  - Точно, - продолжил Виталик. - в этом году по весне строчков было много. Тоже пару вёдер продал. Ещё на рыбалку когда заохотится, я на целый день хожу. Наловлю карасей вёдер пять. Жена меня с ними из дома гонит, мол, сам чисти. Ну, ведро оставлю, а остальное на трассу.
  - Хорошо караси ловятся?
  - Уйма их здесь! А иногда и щука берёт.
  Мы продолжили свой путь.
  - А ты обратил внимание, - спросил я Рейгана, - что машин на улицах не видно и не слышно? Ну, Михалыч там на мотоцикле проедет.
  - И что? Это глухая деревня.
  - Да? А Маришку кто, когда и как забрал? Хлеб откуда и чем горячий привозят? И Виталик каждый раз новую машину чинит.
  - Может всё одну и ту же?
  - Нет. Я машинах разбираюсь. Разные. Чьи это машины?
  Ночью я проснулся, но уже не от снов, а от шорохов. Снаружи поднялся ветер, и кусты малины шуршали и шелестели. Старый дом поскрипывал, и кто-то говорил скрипучим голосом. Я сперва подумал, что Рейган что-то говорит: может во сне, может по телефону разговаривает. Нет. Рейган храпел, а голос рассказывал.
  'Была в одном доме на лестнице скрипучая ступенька. Житья от неё не было. И вот пришёл добрый мастер. Он скрипучую ступеньку снял, а вместо неё поставил новую. Лестница перестала скрипеть. Как его благодарили хозяева, а он сказал:
  - Не надо благодарить. Живите счастливо, - и ушёл, и старую скрипучую ступеньку с собой унёс.
   Потом он пошёл в другой дом и там тоже заменил ступеньку на новую.
   Так он ходил из дома в дом и у дюжины семей привёл лестницы в порядок. Уходил он под слова благодарности, унося старые ступеньки.
   У себя дома из этих ступенек собрал он лестницу. И выяснилось, что ступеньки не скрипели, а пели.
   Какая певучая лестница получилась! Сбегает младший сын по лестнице, прыгая через ступеньку и получается весёлая песенка. А вот старшая дочь с книгой в руках медленно спускается к завтраку, и лестница поёт романс. Старый дедушка поднимается наверх, и звучит тягучая мелодия, в которой слышится и дорога, и мотив степи, и шёпот звёзд над головой. Квартирант, старый солдат-инвалид, одна нога - деревяшка, идёт припадая на увечную ногу, а звучит военный марш. Такая лестница, что все теперь ходят её послушать'.
   На следующий день мы ходили по деревне, общались со стариками. Рейган что-то записывал на диктофон в смартфоне. Проку от этого общения было мало. То ли нас принимали за поисковиков, то ли привыкли уже общаться только с поисковиками. Вспоминали войну. Как над деревней наш самолет, расстреляв боезапас, таранил немца. Оба пилота погибли. А потом оказалось, что наш самолёт женщина пилотировала. Как немцы в деревню пришли, но не остались. От трассы далеко, боялись партизан. До Белого Камня не дошли немцы. Как наш солдат был в деревне, ему баню истопили, он париться пошёл. А вёрст за восемь от деревни проходила железная дорога. Там ездил немецкий бронепоезд и стрелял для острастки. Стал деревню обстреливать. Солдат из бани выскочил, побежал через огороды, тут в него снаряд и попал.
   Много информации, и даже интересно, но не по нашей теме.
   - А песни, - просил Рейган.
   Охотно пели ему. Но что пели? 'Синенький скромный платочек', 'На честном слове и на одном крыле', 'Три танкиста' и всё такое. Когда запели 'Прощайте скалистые горы', я вспомнил 'Ширли-мырли' и сказал:
   - Хватит песен.
   Про сказки сказали так:
   - Какие же сказки про войну? Там и были хватает.
   Вечером я засыпал с намерением проснуться среди ночи и проснулся. Всё было как в прошлый раз: скрипы, шорохи и скрипучий голос:
   'Жили в соседних домах два домовых'.
   Я вспомнил, как Рейган днём рассказы стариков записывал, и включил на смартфоне запись.
   'Один домовой был трудолюбивый, а второй ленивый. У первого домового дома и огонь в печи горит, и вода в вёдра студёная налита, дом убран, зерно высушено, чужой в избу не влезет. А у второго домового вечно горшки и полы грязные, окна мутные, скот неухожен. Да ещё и нашкодит: вещи попрячет, по ночам в подвале шумит, кошку с печи гоняет, пряжу путает.
   А тут рядом с деревней построили большую гидроэлектростанцию, плотину возвели. Получалось так, что деревню затопит. Всех жителей переселять стали, новые дома им давали в другой деревне.
   И вот в первом доме хозяева поставили на пороге коробку с мягкими вещами, поклонились и сказали:
   'Дедушко, дедушко, поехали с нами. Будем жить богато и счастливо'.
   А в новом доме на пороге коробку открыли, в комнате блюдце с молоком поставили и булочку положили и сказали:
   'Дедушко, дедушко, будь хозяином, заходи полакомиться'.
   И домовой с ними ушёл.
   А про ленивого домового никто и не вспомнил. Теперь деревню залило, и он у водяного заместо шута и на посылках'.
   Утром я после завтрака, весь дрожа от нетерпения, рассказал всё Рейгану, пересказал сказку про лестницу и дал прослушать историю о домовых. Рейган вдруг покраснел, напрягся и завопил:
   - Не ожидал, что ты так надо мной посмеёшься!
   - Что ты? - обалдел я.
   - Шутишь, КВНшик хренов? Юморист нашёлся, над старым другом ржать. Давно это придумал?
   Я совсем впал в ступор:
   - Я не придумал. Всё - правда.
   Мы долго препирались, но, наконец, Рейган стал всё воспринимать как факт, а не как плохой розыгрыш. Я клялся и божился, что умысла с моей стороны не было, что всё я это реально слышал. Тем более, что есть запись. На ней слышны шорохи, скрипы и негромкий, но отчётливый голос со своеобразной хрипотцой.
   Мы вышли из дома, и Рейган уже начал обсуждать ночную историю как факт. Начал верить.
   Мимо протарахтел на мотоцикле Михалыч. Мы окликнули его:
   - На трассу ходите торговать?
   Он рассмеялся:
   - Вы видели какой у меня в саду урожай яблок уродился? Я что, сам это должен съесть? Что-то съем, что-то в погреб сложу. А остальное? Нашим не нужно. У них своего достаточно. Маришкины родители за ней приедут, забрать в школу, возьмут пару вёдер. И всё! Остальное только на трассу нести.
   - Через луг?
   - Через луг.
   - Вам хорошо, можно мотоцикл нагрузить.
   - Нет, - усомнился Михалыч. - Через луг только пешком.
   И уехал.
   - Понял? - сказал я. - Нам надо через луг сходить, посмотреть.
   Мы пошли. Рейган разглагольствовал:
   - И кто тебе сказки рассказывал? Домовой или сам дом? Темы интересные. Лестница ладно, потом с ней разберёмся. Такую сказку и человек мог сочинить. А вот про домовых. Есть же похожие сказки про двух братьев или двух мужиков. Ленивого и трудолюбивого.
   - Чаще про богатого и бедного.
   - А вот здесь интересный нюанс. Может домовой быть богатым или бедным? Домовой может жить в богатом или бедном доме, а сам он ни нищим, ни зажиточным быть не может.
   Я задумался:
   - А кто может быть богатым из сказочных существ? Гном может, эльф может, гоблин или орк может что-то скопить. Это всё западные существа, из мира наживы. Наши получаются бескорыстные? Домовой своего имущества не имеет, банник в чужой бане живёт, луговой на лугу. Леший в лесу, но лес для всех открыт, только веди себя по совести.
   - А Баба Яга?
   - Что Баба Яга?
   - У ней своя избушка, значит, имущество имеется движимое и недвижимое.
   - Избушка на курьих ножках - тоже движимое имущество. Бегает куда не попадя.
   И тут мы остановились и огляделись. За разговором мы и не заметили, как луг изменился. Разнотравье исчезло, трава стала меньше, среди неё проглядывали кочки, покрытые мхом. Вдали что-то прогрохотало. Мы подняли головы, в полукилометре от нас проезжала фура. Трасса. За ней начиналось какое-то берёзовое криволесье.
   - Что за чёрт? - удивился Рейган. - Мы куда зашли.
   Дошли до дороги. Шикарная трасса на две полосы. Пока мы стояли и озирались, рядом тормознула машина. Пассажир, сидевший рядом с водителем, открыл окно и крикнул:
   - Вы туристы или из деревни?
   - Из деревни, - быстро ответил я.
   - Бабка ваша когда с помидорами придёт?
   - Завтра собиралась.
   - А картошка, яблоки в этом году будут?
   - Яблоков навалом, - успокоил Рейган. - Думаю, и картошки хватит.
   Машина рванула вперёд, я смотрел ей вслед. За спиной присвистнул Рейган. Громко так присвистнул.
   Я обернулся, он смотрел на экран смартфона.
   - Карты показывают, что мы на федеральной трассе 'Кола'.
   Мы долго смотрели друг на друга. Окружающая природа подтверждала, что это не средняя полоса России.
   - Что делать? - нервно спросил я.
   - Давай-ка обратно, след в след. Точно как пришли, так же в обратную сторону. Авось выбредем.
   Мы пошли. Как мы не старались углядеть момент перехода, видимо от нервов, вздохнули уже тогда, когда под ногами ветер стал качать полевые цветы. Обернулись - ни трассы, ни берёз на горизонте.
   Вышли.
   При подходе к деревне у Рейгана зазвонил телефон. Жена. Говорила так громко, что я тоже слышал:
   - Хватит шляться! Дома плита стиральная не подключена, дел по горло, он лындает. Чтобы сегодня же был дома.
   Когда разговор закончился, Рейган с печалью посмотрел на меня. Я сказал:
   - Я всё слышал. Пошли собираться, поехали.
   Собрали вещи, немного прибрали в доме, всё заперли. Завезли баллон с остатком газа к Виталию, он чинил очередной автомобиль. Потом занесли ключи от дома Михалычу.
   - Пора? - только и спросил он.
   - Пора, - ответил я. Не удержался и спросил, - А к вам с трассы никто не приходит?
   - Нет.
   - А они не могут по следу пройти?
   Михалыч рассмеялся:
   - А мы к трассе идёт прямиком. А потом проходим в любую сторону метров сто-сто пятьдесят. Чтобы не ясно было, откуда вышли. С трассы не приходят. А вот зимой бывает ходит юкагир.
   - Зачем?
   - Рыбу приносит, оленину вяленую. Продаёт или на овощи, на молоко меняет.
   - На оленях приезжает?
   - На лыжах. Хотя говорит, что дома у него и оленья, и собачья упряжка.
   Мы сели в машину, стали отъезжать.
   - Приезжайте ещё, - помахал нам Михалыч.
   - Приедем, - крикнул Рейган. - Обязательно приедем!
   У меня зазвонил телефон, теперь моя жена.
   - Наш слёт юных Василис подошёл к концу, - бодро отрапортовала она. - Вылетаю в Москву, там пробегу по магазинам. Завтра буду дома.
   - Я тоже домой еду. Жду, встречаю.
   Машина, раскачиваясь во все стороны, преодолела наконец грунтовку и выехала на асфальт. Теперь покатили шустрее.
   - Обязательно вернёмся, - убеждённо сказал Рейган. - Мы там не то что не закончили, мы ещё толком и не начали. Всё изучим, всё запишем. Раз юкагир приходит, значит могут и эльфы прийти?
   - Не вернёмся.
   - Думаешь, времени не будет? Замотаемся? Да обязательно мы найдём время. Не так уж тут далеко.
   - Нет, - грустно сказал я. - один раз нам повезло. Один раз нас пустили. А так - всё фикция. Нет такой деревни. Не найдём мы её больше.
   Рейган начал кипятиться:
   - Что за бред? Вон она деревня. Вот яблоки у меня в сумке из Михалычева сада. А записи на телефоне? Деревня реальная, депутат же писал.
   - А где газета?
   - Я в неё что-то заворачивал выбросил. Какая разница? Не эта, так другая.
   - Мы домой приедем и выяснится, что нет такого кандидата в депутаты, нет такой деревни. Просто нас пустили разок. Уж не знаю, чем мы заслужили.
   - Куда пустили? В сказку?
   - В детство. Там, где всё просто и безопасно. Где страхи существуют для того, чтобы с ними геройски встречаться. Где ты говоришь: 'Я в дебрях Амазонки'. И ручей превращается в реку, соседская кошка в ягуара. Беды нет. Нечистики - не воплощение зла, а существа, с которыми можно или договориться, или обмануть их. Когда ты с товарищами: то мушкетёры короля, то путешественники по Африке, то солдаты, воюющие с фашистами, то богатыри русские. Мир безграничен, переходы из стран и эпох мгновенны, будущее безоблачно.
   - А мы куда едем? В затянутое тучами настоящее? В проблемы? Что вообще с нами было?
   - Просто повезло, - пожал я плечами. - Мы на неделю случайно выиграли путёвку в детство.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"