Анин Александр Николаевич: другие произведения.

Остаточный принцип. или Однажды в начале осени

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  
   Остаточный принцип, или
   Однажды в начале осени
  
  
  Суворин Александр Николаевич, 41 год, научный сотрудник, ищет женщину для создания семьи.
  Суворина Валентина Дмитриевна, его мать.
  Суворина Ольга Юрьевна, его бывшая жена.
  Кирилл,
  Николай, сыновья Суворина.
  Солохина Елена Вячеславовна, нерешительная женщина.
  Изотова Нина Петровна, отчаявшаяся женщина.
  Устроенный мужчина.
  Рудская Татьяна Васильевна, устроенная женщина.
  Шлейнова Татьяна Сергеевна, женщина, очень требовательная к мужчинам.
  Бакулин Павел Ильич, сокурсник и друг Суворина.
  Бакулина Людмила Георгиевна, его жена.
  Милова Лидия Сергеевна, общительная женщина.
  Пономарева Светлана Павловна, одноклассница и однокурсница Суворина.
  Лаврухина Валентина Петровна, 40 лет, скучающая женщина.
  Прыткий Александр Петрович, 49 лет, светлый шатен.
  Смелова Наталья Николаевна, полноватая блондинка.
  Первенцова Наталья Владимировна, 39 лет, темносероглазая брюнетка.
  Тихушина Наталья Ивановна, любительница животных.
  Билетерша
  Катерина, дочь Первенцовой, 18 лет.
  Проскурин Валерий Иванович, сотрудник Суворина.
  Проскурина, его жена.
  Вольнова, тетка Суворина.
  Вольнов, ее муж.
  Оппонент. Церемониймейстер. Жених
  
  
  
   Действие первое
  
   Картина первая
  
  Сцена разделена на две половины. Правая полусцена - за занавесом. Открывается занавес на левой полусцене, на ней - обстановка жилой комнаты. В комнате - Суворин, подтянутый брюнет среднего роста. Он подходит к дивану, садится и листает записную книжку. Затем встает, берет с тумбочки телефон, ходит с ним по комнате.
  
  С у в о р и н. Так... Надо собраться. Внятная речь, уверенный тон... Женщины, как мне сказали в агентстве, любят уверенных в себе мужчин. Кто там у нас по списку первый?
  
  Садится на диван и набирает номер телефона. Открывается занавес на правой полусцене. Обстановка жилой комнаты. В комнате уютно, чувствуется вкус и заботливые руки хозяйки. На диване сидит и смотрит телевизор Солохина. Она одета по-домашнему. В комнате раздается телефонный звонок. Она подходит к телефону и снимает трубку.
  
  С у в о р и н (бодро). Добрый вечер.
  С о л о х и н а (настороженно). Здравствуйте.
  - Мена зовут Александр. Мне дали ваш телефон в брачном агентстве. Я не ошибся номером? Вы действительно обращались в эту контору?
   - Да... То есть нет.
   - Получается, мне по ошибке дали ваш телефон? Вы не обращались туда за услугами?
   - Не обращалась. Вернее, обращалась, но не я.
   - То есть как не вы?..
   - Это - подруга...
   - Что - подруга?.. Подавала заявление?
   - Да.
   - ...А телефона у нее нет, так она дала ваш, а вы ничего не знали?
   - Нет. Знала... То есть потом узнала.
   - Тогда - как мне поговорить с подругой? Ее, как я понимаю, зовут Елена Вячеславовна?
   - Нет, это я Елена Вячеславовна.
   - Ничего не понимаю. Вы меня совсем запутали. Получается, что подруга за вас подала заявление... Ну а вы сами-то как к этой затее подруги относитесь?
   - Я не знаю.
  
  Пауза.
  
  С у в о р и н. Вам, наверное, позванивают мужчины, раз ваш телефон имеется в агентстве?
   - Бывает.
   - И предлагают встретиться, чтобы познакомиться поближе?
   - Да.
   - И что? Не нашлось еще мужчины, достойного вашего внимания?
   - Нет.
   - Или дальше телефонных звонков дело не продвинулось?
   - Да.
   - Догадываюсь. Вы договаривались о встрече, а последний момент передумывали. Мне вы тоже назначите встречу и не придете. Правильно я понимаю?
   - Не знаю.
   - Да-а-а. Так вы долго будете искать себе спутника жизни. (Задумчиво, после паузы.) Как же нам с вами быть? Давайте сделаем вот что: вы посоветуйтесь еще раз с подругой и решите, нужна вам эта затея или нет. А я тоже подумаю и перезвоню вам через некоторое время. Договорились?
   - Да.
   - Ну вот и прекрасно, всего вам доброго.
   - До свидания.
  
  Кладут трубки и произносят одновременно:
  С о л о х и н а. Позвонит он, как же!
  С у в о р и н. Позвоню я, как же!
  С о л о х и н а (удрученно). Вот так всегда. Да и я тоже хороша: заладила: 'да-нет', 'я-не я'.
  
   Занавес на правой полусцене.
  
   С у в о р и н (озабоченно). Так-та-а-к! Придется констатировать: начало пока не обещает бурного романа со счастливым эпилогом. И чего это подруга принимает такое активное участие в устройстве ее личной жизни, когда та сама не знает, нужно это ей или нет? А что если подруга всю жизнь будет ее так опекать? Это же будет третий член семьи, и вопрос, кто в такой семье будет главным, не вызывает сомнений. Нет, лучше от этих кумушек держаться подальше. Ладно... Едем дальше. Кто там у нас по списку следующий? Нина Петровна, сорок один год, разведена, двое детей. Любит прогулки на природе и плавание.
  
  Набирает номер телефона.
  
   Картина вторая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Обстановка комнаты приятная. В комнате раздается телефонный звонок. Входит Изотова. Она одета по-домашнему. Подходит к телефону и снимает трубку.
  
  И з о т о в а. Алло!
  С у в о р и н (не так бодро). Добрый вечер. Будьте добры - Нину Петровну.
   - Это я.
   - Очень приятно. Меня зовут Александр. Вы как-то обращались за содействием в брачное агентство. Вы еще не нашли свою половину?
   - (Без энтузиазма.) Я думала, что там меня уже забыли. Я ведь давно обращалась туда, уже больше полугода прошло.
   - Как видите, еще помнят.
   - Половину свою, как вы выражаетесь, я не нашла да уже и не мечтаю.
   - А не хотите сделать еще одну попытку?
   - Эти попытки порой превращаются в пытки. Я уже не верю, что таким образом можно познакомиться с нормальным мужчиной.
   - Что ж, туда, в агентство, одни ненормальные обращаются?
   - Да как вам сказать?
   - ...Чтобы не обидеть меня? Не стесняйтесь.
   - Всех мужчин, которые мне звонили, интересовали, в основном, два вопроса: какая у меня квартира и со мной живут дети или - отдельно.
   - Что, прямо так сразу и спрашивали: 'Какая у вас квартира'?
   - И прямо, и разными наводящими вопросами пытались узнать. Потом... Порой приходят на встречу просто опустившиеся мужчины, на которых жалко смотреть, некоторые - подшофе. Так что я решила: если уж не суждено познакомиться, как все нормальные люди, то лучше пусть остается все, как есть. Желаю вам найти свою половинку, а я в эти игры больше не играю.
   - (В замешательстве, сбивчиво.) Напрасно вы так...пессимистически... Не все же такие. Ну что ж, извините за беспокойство. Всего хорошего.
   - Желаю и вам всего хорошего.
  
  Кладут трубки. Занавес на правой полусцене.
  
  С у в о р и н. Х-м-м. Я-то думал, что соискатели женской руки выстроились в очередь, и мне там с моими данными (разглядывает себя в зеркало) делать нечего. А по разговору с этой женщиной можно понять, что очередь, действительно, есть, но из - как бы это сказать - из невостребованных, что ли, мужчин. Но тогда мои шансы, если меня можно считать востребованным (снова смотрится в зеркало), повышаются. Но один урок я должен усвоить: о квартире ни слова... А может быть, надо начинать не с первых в списке, а с последних? Эти обратились в агентство недавно и, скорее всего, не успели еще никого осчастливить. Кто там у нас последний? Вот... Татьяна Васильевна, сорок два года, вдова. Сыну двадцать два года, живет отдельно. Ищет мужчину для создания семьи.
  
   Картина третья
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Жилая комната, в комнате Рудская и Устроенный мужчина. Он невысокого роста, с брюшком, лысоватый, на вид - лет пятьдесят-пятьдесят два. На ногах - белые шерстяные носки без тапочек. Брюки заправлены в носки. Она - в простом халате. Обстановка комнаты - уютная. Устроенный мужчина сидит на диване и смотрит телевизор. Рудская гладит белье. Суворин садится на диван и набирает номер телефона. В комнате Рудской раздается телефонный звонок. Устроенный мужчина подходит к телефону.
  
  У с т р о е н н ы й м у ж ч и н а. Вас слушают.
   С у в о р и н (совсем не бодро). Добрый вечер. Могу я поговорить с Татьяной Васильевной?
   - Тань, тебя! (Передает трубку Татьяне Васильевне.)
  Р у д с к а я (голосом довольного жизнью человека). Аль-о!
  С у в о р и н. Добрый вечер. Вы как-то обращались в брачное агентство по поводу устройства своего семейного положения!
   - Да, было такое. Но у меня уже этот вопрос решился.
   - То есть вы нашли спутника жизни?
   - Совершенно верно.
   - Тогда извините за беспокойство, желаю вам семейного счастья и благополучия. Всего вам доброго.
   - И я вам желаю найти свою любовь. Всего доброго.
  
  Занавес на правой полусцене.
  
  С у в о р и н (сокрушено). Т-а-а-а-к! Три звонка - это уже статистика. Что же это получается? Судя по интонациям, женщина очень хорошо устроилась. Но когда же она успела? Одна за полгода не смогла никого найти, другая за две недели обрела свое счастье! Подведем промежуточные итоги. В списке у меня было семь претенденток на мое нерастраченное душевное тепло. Осталось четыре. Список скоро будет исчерпан, а результат - нулевой. Ну ладно, еще один звонок, и на сегодня - хватит. Попробуем еще вот так. (Закрывает глаза и тычет ручкой в блокнот. Открывает глаза и смотрит в блокнот.) Нина Петровна. Стоп! Ей я уже звонил. (Повторяет попытку.) Татьяна Сергеевна, тридцать восемь лет, разведена.
  
  Садится на диван и набирает номер телефона.
  
   Картина четвертая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Обстановка жилой комнаты. За столом сидит Шлейнова, делает вычисления на калькуляторе, после чего заносит данные в какие-то документы. В ее комнате раздается звонок. Она подходит к телефону и берет трубку.
  
  Ш л е й н о в а. Алë!
  С у в о р и н (неуверенно). Добрый день.
   - Вы из какого полушария звоните? В нашем - уже вечер.
   - (Сбивчиво.) Простите...добрый вечер. Мне сказали в брачном агентстве...вы туда обращались...чтобы помогли...в общем, насчет знакомства.
   - Да, я вас слушаю.
   - Вас, если не ошибаюсь, зовут Татьяна Сергеевна.
   - Нет, не ошибаетесь. Но сначала скажите, как вас зовут.
   - Да, простите, я не представился... Александр.
   - А еще что-нибудь можете рассказать о себе, кроме того, что вы Александр?
   - Да, конечно... Мне сорок один год.
   - Ну что из вас все как клещами приходится вытягивать! Сорок один год - это, конечно, многовато. Мне кажется, вам трудно будет с поиском спутницы. В ваши годы уже о другом думать надо. Расскажите о вашем семейном положении. А то некоторые звонят, а у самих - куча детей, на руках - больная мать-старушка да и жена никогда не даст развода.
   - Я разведен, двое детей, два мальчика: тринадцать и десять лет. Живут с моей бывшей женой. Плачу алименты. Мама, слава Богу, жива-здорова.
   - Так вы алиментщик!
   - Простите, не алиментщик я. Алиментщик - это кто уклоняется от уплаты алиментов, а я плачу.
   - Какая разница, все равно - алиментщик!
   - Хорошо, пусть будет алиментщик. Так вы действительно хотите познакомиться с мужчиной для создания семьи?
   - Да, но только не с алиментщиком. (Пафосно-назидательно.) Мне кажется, в вашем положении разумнее было бы сосредоточиться на детях. Они в таком возрасте требуют особого внимания, тем более - мальчики. А вы свалили все проблемы на мать, а сами ударились в кобеляж. (Распаляясь.) Вы думаете, что если платите алименты, то вы уже заслуженный отец республики. А детям, кроме алиментов, нужно еще кое-что. Какой пример вы им подаете?
  
  Суворин встает и стоя выслушивает монолог Шлейновой.
  
  Ш л е й н о в а. Глядя на вас, и они будут следовать той же модели семейного устройства: чуть что - сразу развод. Конечно, без детей - спокойнее. Можно полежать, газетку почитать, пивка попить с друзьями, словом, жить в свое удовольствие. Но разве человек пришел на этот свет, чтобы получать одни удовольствия? А где же ответственность? Или сейчас это уже не модно? Главное - взять от жизни побольше и не перетрудиться. Так что ли?
   - Да я...
   - А потом удивляемся, откуда хулиганы берутся...
   - Простите...
   - По статистике их больше в неблагополучных...
  
   Суворин кладет трубку.
  
  Ш л е й н о в а....семьях и в семьях, где один родитель. (Смотрит на трубку, потом кладет ее на аппарат.) Господи! Ну хоть бы один нормальный позвонил! (Выходит из комнаты.)
   С у в о р и н. Д-а-а! Это какой-то сплав меча и орала! В агентстве мне сказали, что она интеллигентная женщина. Я что-то этого не почувствовал. Конечно, предъявлять претензии свахе бессмысленно. Сам виноват, что ввязался в эту авантюру. Да и я тоже хорош! Мямлил, как первоклассник. Даже не представился. И с алиментами я, прямо скажем, не вовремя. Хотя, все равно когда-то надо говорить. Если об этом сказать потом, то...кто его знает, что лучше. (В сердцах.) И дернул же меня черт вляпаться в это глупое мероприятие!
  
  Выходит. Входит Валентина Дмитриевна. Открывает шкаф и кладет в него стопку выглаженного белья. Поправляет вещи на полках. Снимает со спинки стула пиджак и вешает его в шкаф. Входит Суворин.
  
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Саша, я хотела тебя спросить: ты в выходные едешь на дачу? А то белый налив уже созрел. В этом году яблок - тьма.
  С у в о р и н. Хороший урожай - это стихийное бедствие.
   - Какое бедствие?! Наварим варенья, соку нагоним и будем зимой всех угощать. Радоваться надо!
   - Да я радуюсь...
   - И забор надо поправить.
   - Знаю, знаю! И трава по пояс, и...
   - (Мягко.) Да ладно тебе! Трава весной да летом растет.
   - Поедем. Только не в пятницу. Мне надо кое-какие дела закончить. Давай в субботу.
   - Тогда я в пятницу с Семеновыми поеду. Их только двое будет в машине. Я сегодня с Алевтиной Герасимовной разговаривала - так она приглашала. А ты подъезжай в субботу.
  - Точно. Поезжай с Семеновыми, а я подъеду в субботу.
   - Только не очень поздно.
   - Хорошо, хорошо.
  
   Занавес на левой и правой полусценах.
  
   Картина пятая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната в квартире Суворина. Он сидит за столом и листает записную книжку. Время от времени делает вращательные движения головой. Раздается телефонный звонок. Суворин подходит к телефону и берет трубку.
  
  С у в о р и н. Алло! А, привет Паша! Как выходные провел? Куда? В Голландию? Ах, на футбол. Ну и как, помог там нашим, выиграли они? Нет? Значит, зря съездил. Лучше бы приехал к нам на дачу яблоки убирать. А то я в прошедшие выходные два дня не сгибая шеи... (пауза.) Да не спины, а именно шеи. До сих пор согнуть не могу. (Пауза.) А ты постой день со съемником задравши голову - так шея перестанет сгибаться, так разогнутой и останется. В этом году что-то невообразимое творится с яблоками. Выручай, приезжай на помощь, возьмешь хоть пару мешочков...Своих полно? Так у тебя не такие! (Входит Валентина Дмитриевна.) А то матушка собралась всех знакомых вареньем и соком зимой потчевать, а отдуваться-то придется мне. Да не есть-пить, а собирать и перерабатывать. (Закрывает трубку рукой, Валентине Дмитриевне.) Мам! Пашка просит яблок немного. Дадим?
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Дадим, отчего ж не дать.
  С у в о р и н. (в трубку). Вот и матушка тебя просит. В общем, заводи свою копейку и кати к нам на дачу. Адрес знаешь. Не можешь? О, я и забыл совсем! (Закрывает трубку рукой, Валентине Дмитриевне.) Мам, я не могу в субботу поехать на дачу. У Пашки юбилей, двадцатилетие бракосочетания.
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Ну что ж, двадцать лет - причина уважительная. Дай я его поздравлю. (Берет у Суворина трубку.) Пашенька, здравствуй, дорогой! Если мне память не изменяет, двадцатилетие - это фарфоровая свадьба. Угадала? Поздравляю! (Добродушно.) Как же вас угораздило пожениться в такое время года, когда страда еще не закончилась? Свадьбы-то на Руси всегда гуляли, когда хлеб уже в закромах, а соленья в погребах. (После паузы.) Чтоб распределили в одно место? Вот это, я понимаю, любовь! Ну, желаю счастья, и чтобы и на золотую свадьбу ваша любовь не потускнела. (Передает трубку Суворину и выходит.)
  С у в о р и н. (в трубку). Наши будут? Сколько, семь человек? Значит, в субботу в четырнадцать ноль-ноль. Хорошо. Пока. (Кладет трубку.)
  
   Картина шестая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - обстановка комнаты. Суворин набирает номер телефона. За сценой раздается звонок.
  
  С у в о р и н. Алло. Добрый вечер. Позовите, пожалуйста, к телефону Лидию Сергеевну.
  Д е т с к и й г о л о с з а с ц е н о й. Мам! Тебя!
  
   В комнату входит Милова с телефоном. В комнату входит Милова с телефоном.
  
  М и л о в а. Я вас слушаю. (Садится в кресло.)
  С у в о р и н. Добрый вечер. Мне дали ваш телефон в службе знакомств. Можно с вами поговорить по этому вопросу?
   - Можно. Если вам дали мой телефон, то дали и мои данные. Так что обо мне вы кое-что уже знаете. Расскажите немного о себе.
   - Ну, что вам сказать?..
   - Для начала - как вас зовут, сколько вам лет, чем занимаетесь?
   - Зовут Александр. Возраст...да что возраст! Много, одним словом. Больше, чем вам. Должность - научный сотрудник. По нынешним временам - малооплачиваемая, но я подрабатываю в малом предприятии.
   - О-о-о!
   - Что у вас вызвало такой восторг?
   - Я говорю: О-О-О - общество с ограниченной ответственностью, или, как сейчас шутят: общество ограниченных, но ответственных. Есть еще вариант: общество обходительных обдирал.
   - Это не про нас. Нам скорее подойдет 'общество обреченных оптимистов'. Хотя кое-что мы с этого общества все-таки имеем.
   - Ну, меня вы уже знаете, как зовут, возраст тоже в картотеке есть...Что еще?.. Разведена. Двое детей. Дочери - девятнадцать лет, замужем. Сыну - пятнадцать. Работаю конструктором. А ваше семейное положение?
   - Я тоже разведен, двое детей. Мальчики.
  
  Пауза. Пауза.
  
  М и л о в а. Вы знаете...обычно люди скрывают свой возраст, когда выглядят старше своих лет. Но если для женщины это - щекотливая тема, то сильному полу не к лицу паниковать по такому поводу. (Игриво-доброжелательно.) Так что вам лучше честно признаться, чтобы не выглядеть закомплексованным.
  С у в о р и н (ободряясь). Ладно, признаюсь честно. Сорок один. Но сразу хочу уточнить: зубы и волосы у меня свои. А что касается закомплексованности, то, возможно, некоторая доля ее имеет место. Мне недавно одна женщина сказала, что в мои годы нужно уже думать о другом.
   - Так. Понятно. Значит, вы все-таки паникуете. А сколько ей самой-то, этой женщине?
   - Тридцать восемь. А еще она сказала, что я ударился в кобеляж.
   - (Смеется.) Такая уж точно не закомплексует...(После паузы.) Может быть, это будет не очень деликатно, вы меня простите. Если не секрет, - из-за чего вы развелись со своей женой? Все-таки двое детей, шаг-то ответственный.
   - Я не хотел бы сейчас говорить об этом, если позволите. Вдруг мои доводы покажутся вам неубедительными. Тогда все сказанное может обернуться против меня и наши отношения, не завязавшись, испортятся.
   - А вы думаете, было бы хорошо, если бы они, как вы сказали, завязались?
   - Возможно.
   - Какой вы стратег однако. Ну ладно. Не хотите раскрывать свои тайны - не надо. Я сама про вас все узнаю. Подождите минутку. (Встает и берет с полки книгу.) Говорите месяц и число, когда родились вы и ваша жена.
   - ...Бывшая.
   - Ну, пусть будет 'бывшая'.
   - Я третьего ноября, бывшая жена - девятнадцатого января.
   - (Глядя в книгу.) Так... Скорпион - это вы. А она... Козерог. Так чего же вы хотите? Все ясно.
   - Что ясно?
   - Да вам вообще нельзя в одной комнате находиться больше десяти минут, а вы прожили целых... Сколько лет вы прожили?
   - ...Четырнадцать...
   - ...Целых четырнадцать лет. За это кому-то из вас нужно поставить памятник при жизни на родине героя.
  
   Пауза.
  
   - А вы что - увлекаетесь астрологией?.. Мне кажется, уж лучше в Бога верить.
   - Я пробовала. Но почитала Библию, походила в церковь и поняла, что это не мое.
   - Что так?
   - Да уж больно все неубедительно, если не сказать, примитивно.
   - И в чем же он, этот примитив, по-вашему, выражается?
   - Во многом. Ведь как доказывает теология божественность Создателя? Не мудрствуя лукаво: 'Он божество, потому что Он творец Вселенной, а творец потому, что все чрез Него нáчало быть.' Так можно доказывать, что угодно. Например, что Земля держится на трех китах, потому что такую тяжесть больше никто поднять не сможет. И ведь было время - люди верили.
   - Ключевым словом христианского вероучения является слово 'вера'. Не нужно ничего анализировать. Нужно просто поверить. Тому, кто поверил, будет Царство Божие.
   - Трудно поверить, когда, читая священные писания, спотыкаешься об алогизмы и противоречия.
   - Например?
   - Ну, например, эпизод, когда фарисеи упрекнули учеников Христа, не умывших рук перед обедом. Христос ответил на это: 'Вы, фарисеи, о чистоте рук заботитесь, а внутри - нечисты...'
   - Мне кажется, Христос хотел в данном случае подчеркнуть мысль о том, что чистота душевная важнее чистоты физической. Фарисейство же во все времена отождествлялось с ханжеством и лицемерием.
   - ...А раз фарисеи - лицемеры и ханжи, то можно есть грязными руками. Так получается? Где же логика? Пусть поддержание душевной чистоты - более важная вещь, но руки-то все равно надо мыть! (После паузы.) Вы, случаем, в церкви не служите?
  - С чего вы взяли?
  - Да говорите, словно проповедник.
   - Нет, не служу. У меня есть приятель, который ходит в церковь. И при этом занимается серьезной наукой.
   - Я всегда думала, что религия и наука - вещи несовместимые.
   - Мне самому этот феномен не очень понятен. Но мой приятель - очень достойный человек, поэтому я не могу не уважать его веру.
   - Ваш приятель выпадает из ряда. В церковь больше ходят одинокие отчаявшиеся люди, преимущественно - малообразованные. (Встает и ходит по комнате.) Таким проще внушить, что мир был сотворен за шесть дней. Мне кажется, если церковь хочет привлечь в свое лоно современного образованного и всесторонне развитого человека, то для начала должно быть создано что-то вроде новейшего завета. Библия написана две тысячи лет назад и написана для людей того уровня развития.
   - Новый завет - это сборник стихов-притч. В них говорится об истинах, которые не стареют, о вечных истинах.
   - Истины, может быть, и не стареют - стареют слова.
   - И потом: в Евангелии описывается земной период жизни Христа. Чью жизнь будет описывать ваш новейший завет? И где взять новых апостолов, чтобы люди им поверили?
   - Некоторые авторитетные люди считают, что мессия, который провозгласит зарождение новой религии и новой жизни, а также апостолы, которые будут проводниками в жизнь этой религии, уже живут рядом с нами.
   - И кто же эти апостолы? Уж не главари ли расплодившихся нынче в большом количестве религиозных сект?
   - В последнее время все чаще обсуждается тема детей индиго. Им с рождением даны нравственно-религиозные установки, в которые не вписываются существующие религиозные представления. И они могут сломать эти представления, так как обладают неземными способностями и гиперактивностью. Недаром церковь видит в них потенциальных соперников в борьбе за души людей.
  - (Иронично.) Да-а-а! Чувствуется, вы хорошо подготовились к крестовому походу против традиционных вероучений. (После паузы.) А что, в новую религию поверили бы?
   - Вряд ли. Скорее всего, в нее поверят новые люди, не обремененные грузом предрассудков, с чистой религиозной памятью.
   - Мне кажется, чем молодежи приобщаться к наркотикам и другим плодам цивилизации в кавычках, пусть лучше ходит в церковь и приобщается к вере. Если люди будут следовать хотя бы десяти заповедям, то уже будет какая-то польза для человечества.
   - Вообще я не против приобщения людей к вере. Но можно ли назвать приобщением, когда приезжают в церковь на лимузинах братки, вваливаются вместе с охраной, не обращая внимания на то, что идет служба, бухаются на колени, целуют образа, ставят свечки - и быстрее на выход, на новые подвиги.
   - Вы отстраняетесь от людей, пусть и грешников, но которые пришли к Богу с покаянием. И потом: в церковь приходят не только отмаливать грехи. Приходят и безгрешные люди, которым нужна моральная поддержка.
   - Что касается грехов, то грех греху - рознь. Грешник не уступивший место пожилому человеку в автобусе, и грешник - убивший этого пожилого человека, чтобы завладеть его квартирой. После покаяния прощается и тому, и другому. И если я отстраняюсь, то отстраняюсь от людей, которые приходят отмаливать преступления разной тяжести вплоть до убийства. А что касается безгрешных, которые пришли за поддержкой... Тургенев сказал где-то: 'О чем бы ни молился человек, он молится о чуде. Всякая молитва сводится к следующему: Великий Боже, сделай, чтобы дважды два не было четыре.' Таким образом, обращаясь к Богу за помощью, человек перекладывает на него свои проблемы и, как результат, разрушает свой жизненный иммунитет.
  
   Пауза. Пауза.
  
   - А что астрология?..Дает какое-то утешение?
   - Мне кажется, задача астрологии - подготавливать человека к более спокойному восприятию негативных жизненных ситуаций, отвлекать от суровой действительности.
   - А вам не кажется, что уходя от действительности, пусть даже и суровой, вы невольно приходите к мистике...
   - Мистика это или нет, но когда видишь, что почти все совпадает, то задумаешься.
   - Все эти астрологические прогнозы по достоверности не точнее гаданий на кофейной гуще. Чтобы придать формулировкам глубокомысленный вид, астролог старается напустить в них как можно больше туману. Эта их туманность, расплывчатость разрешает вписываться в них почти всем событиям. Это создает иллюзию совпадения. Дайте мне какой-нибудь астрологический прогноз, и я попытаюсь вам это доказать.
   - Пожалуйста. (Берет газету.) Вот, например: 'В первые дни недели можно получить хорошие новости издалека. Возможны удачные переговоры. В среду и в четверг постарайтесь удержаться от семейного конфликта. В конце недели вдвоем с любимым человеком можно отправиться в прекрасное путешествие.'
   - (Записывает.) Так. Разберем по пунктам. Пункт первый: 'В первые дни недели можно получить хорошие новости издалека. Возможны удачные переговоры.' Обратите внимание на неконкретность формулировок 'новости издалека' и 'переговоры'. Под них можно списать множество различных событий. Например, к новостям издалека можно отнести все новости, которые вы получаете за порогом своего дома, по телефону, по почте, через Интернет, а переговоры могут быть на работе, дома, у нотариуса, в гараже, в магазине, в транспорте и еще бог знает где. Что же касается вопроса, к какой категории отнести эти новости и переговоры: к категории хороших и удачных или плохих и неудачных, - то здесь все - относительно. Например, известие о смерти американской троюродной тетки - хорошая это новость или плохая?
   - Как известие о смерти может быть хорошей новостью?
   - Но если тетка - миллионерша, а получивший известие - потенциальный наследник, то для него эта новость может оказаться хорошей. Дальше: неконкретно указано время. То есть события могут случиться в понедельник, а могут - во вторник или в среду. И, наконец, слова 'можно' и 'возможны' вообще развязывают астрологу руки: случились новости и переговоры, не случились - астролог всегда прав.
   - Но ведь среди всего множества вероятных событий есть такие, которые не вписываются в формулу, и именно они и не должны произойти.
   - И тем не менее, они могут произойти. Но это не поколеблет вашей веры в астрологию. Тут есть один важный психологический момент: вы заряжены на то, что астролог всегда прав. Поэтому те события, которые не должны были произойти, но случились, вы или игнорируете, списывая их на погрешность астрологического прогноза, или подсознательно под него подгоняете.
   - И все-таки я на своем опыте неоднократно убеждалась в пользе астрологии.
   - Да эти наставления и полезные рекомендации, которые вы читаете в астрологических прогнозах, может дать вам любой заштатный психолог и даже просто человек, имеющий какой-то жизненный опыт! Так... Переходим к пункту второму: 'В среду и в четверг постарайтесь удержаться от семейного конфликта.' Ну так это же можно посоветовать всем семейным и не только в среду и четверг! Далее, пункт третий: 'В конце недели вдвоем с любимым человеком можно отправиться в прекрасное путешествие'. Это пункт вообще наводит на мысль, что астролог не в ладах с элементарной арифметикой. Для начала давайте определимся с понятием 'прекрасное путешествие.' Если оно прекрасное, то, надо полагать, это не поездка на дачу и не турне по городу на рейсовом автобусе. Сделаем небольшой расчет. (Садится за компьютер.) Знаков зодиака - двенадцать. Делим часть человечества, которая может воспользоваться этой рекомендацией, это что-то около четырех миллиардов человек, на двенадцать. Получаем триста тридцать три миллиона и три в периоде. Прибавим к ним еще столько же. Помните - вы должны отправиться в путешествие с любимым? Итого шестьсот шестьдесят семь миллионов человек. Мне трудно представить, где взять транспортные средства, чтобы перевезти в один день такое количество людей. А ведь в некоторых прогнозах такие путешествия рекомендуются не одному знаку.
   - А как вы объясните такой факт, что гороскопы всех людей неповторимы?
   - Ну, во-первых, не всех, а только двенадцать типов. Хотя я убежден: каждый человек неповторим. Во-вторых, если вы внимательно вчитаетесь в описания гороскопов, то увидите, что многие формулировки кочуют из знака в знак. Внешне они вроде бы отличаются, но по смыслу идентичны. Так что эта неповторимость сомнительна. С большой натяжкой можно считать, что она существует по совокупности признаков.
   - А вы что - изучали астрологию?
   - Бывшая жена увлекалась, а я факультативно... И потом: почему гороскоп привязывается к дате рождения? Если уж звезды и участвуют в планировании человеческой судьбы, то не при рождении, а при зачатии. Люди рождаются не только через девять месяцев, они рождаются и через семь, и через шесть и даже через десять. А точка отсчета - там. Вот где таинство, вот где роль провидения! Дальше процесс уже находится под влиянием других сил, сугубо земных: различных жизненных обстоятельств и окружающих людей. Этих обстоятельств и окружающих людей так много, что учесть их роль в судьбе эмбриона не под силу самой совершенной компьютерной системе, что уж говорить про астрологов.
   - ...Что бы вы мне ни говорили, гороскоп помогает в общении, помогает предупредить ненужные знакомства или, как вы сказали, завязаться нужным. Вот если бы вы познакомились с астрологией до вашей женитьбы, то на две поломанные судьбы было бы меньше.
   - Мне кажется, все дело не в совместимости гороскопов, а в совместимости воспитания.
   - Та-а-ак! Это уже тема для новой дискуссии.
   - (Смотрит на часы.) Ох, времени-то уже сколько! Простите, я вас совсем заговорил. Очень приятно было с вами пообщаться. Если вы не против, я позвоню вам еще.
   - Пожалуйста, звоните. Только в пятницу я уезжаю отдыхать, вернусь через три недели.
   - (Несколько разочаровано.) Спокойной ночи и хорошего отдыха.
   - Спасибо. Спокойной ночи.
  
  Кладут трубки. Милова выходит. Занавес на правой полусцене.
  
   - Надо же! А я уже и не ожидал встретить в этой конторе человека, с которым можно хотя бы поговорить.
  
   Занавес на левой полусцене.
  
  
  
   Картина седьмая.
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната Суворина. Входит Валентина Дмитриевна, подходит к столу, ставит на него стакан с соком. Входит Суворин.
  С у в о р и н. Добрый вечер, мам!
   В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Добрый вечер. (Подходит к столу, берет в руки стакан с соком, протягивает Суворину.) Попробуй, что получилось.
   - (Отпивает из стакана.) Вкусно!
   - Что-то у меня с этой соковаркой дело движется медленно: за три дня нагнала всего двенадцать литров. Давай, налаживай еще соковыжималку, с ней дело пойдет побыстрей. А то так мы до нового года будем перерабатывать. А еще ведь штрифель с антоновкой на подходе.
   - Хорошо. Я с завтрашнего дня тоже включаюсь в процесс. Обязуюсь каждый день уделять по часу на хозяйственные работы. Ты соковыжималку поставь где-нибудь на видном месте, я освобожусь - посмотрю.
   - На кухне, на столе поставлю.
   - Понял. (Садится за компьютер.)
  
  Валентина Дмитриевна выходит.
  
   Картина восьмая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - комната в квартире Пономаревой. Она сидит с телефоном на диване. Набирает номер, но, не дождавшись соединения, кладет трубку на аппарат. Снова набирает - и снова кладет. Встает и ходит по комнате. Подходит к окну и смотрит на улицу. Решительно подходит к телефону, снимает трубку и набирает номер. В квартире Суворина раздается телефонный звонок. Он подходит к телефону, берет трубку.
  
  С у в о р и н. Да!
  П о н о м а р е в а. Здравствуй, Саша.
   - Здравствуйте...
   -(Укоризненно.) Не узнал! Это - Света. Света Пономарева.
   - Здравствуй, Светлана. Рад тебя слышать.
   - Да уж вижу, как рад... Узнавать не хочешь.
   - Прости. Телефон немного искажает голос, поэтому сразу трудно определить... Мы ведь с тобой по телефону последний раз, наверное, лет пятнадцать назад разговаривали.
   - Да ладно, не оправдывайся! Как тебе пашкин юбилей?
   - Юбилей, плавно перешедший в студенческую вечеринку.
   - Так чего же ты хочешь!? Столько не виделись!
   - Какой Пашка молодец, что собрал нас. Жалко только не хватило времени со всеми пообщаться.
   - ...Со мной, например.
   - Да как с тобой пообщаешься, если твой кавалер узурпировал тебя на весь вечер. До дому-то хоть довез?
   - Да никакой он не кавалер. Просто попутчик. Довез меня и дальше поехал.
   - Что, так и уехал?
   - (С деланным удивлением.) А как он должен был уехать?
   - Ну, не знаю... Мог бы комплимент какой-нибудь сказать, попросить о встрече.
   - Не было ничего такого.
   - Тогда он ничего не понимает в женской красоте...
   - Да он-то, может быть, и понимает, только мне это не нужно. (Игриво.) И что это ты вспомнил про этого кавалера? Можно подумать, что ревнуешь. А сам со своей соседкой, между прочим, на глазах у мужа флиртовал напропалую.
   - Да ничего я не флиртовал. Просто - знак вежливости. А 'на глазах' - это не совсем точно. Эдик-то наклюкался, так что глаза его уже ничего не видели. Пришлось выручать однокашника: женщина впервые в нашей институтской компании. Прошлый раз у него, насколько я помню, другая жена была. Когда это он успел?
  - Чтобы меньше удивляться, чаще надобно встречаться. Последний раз когда собирались?..
   - Кажется, на десятилетие.
   - Ну, вот видишь! Помнишь, первое время после выпуска встречались ежегодно? А сейчас даже круглые даты стали пропускать. Пятнадцатилетний юбилей пропустили. Стареем!
   - Да, обрастаем потихоньку жирком, становимся ленивыми и неповоротливыми.
   - На будущий год надо обязательно собраться. Все-таки круглая дата... Только подготовка должна на этот раз быть основательной, не за два дня, как всегда бывает. Нужно заранее созвониться, создать оргкомитет.
   - ...Тебя - председателем. У тебя получится. Тебе все будут подчиняться. Нерешительных и ленивых обаянием будешь брать.
   - Ты считаешь, что я еще могу кого-то обаять? Спасибо за комплимент. Но я хотела бы свое обаяние, если оно действительно у меня есть, сосредоточить на одной персоне, а не растрачивать на всех.
   - Кто же эта персона? Открой тайну.
   - (Уклончиво.) Ты с ним видишься каждый день, только не замечаешь. Ладно... Расскажи лучше, как живешь, чем занимаешься.
   - Живу я хорошо. Работаю. Прихожу домой - и снова работаю. Мальчишек надо поставить на ноги. Старший у меня серьезно увлекся теннисом.
   - Это у него наследственное. Ты ведь тоже хорошо играешь.
   - Я играю на любительском уровне - он же играет на профессиональном. Уже имеет приличные успехи. Вот недавно завоевал очередной кубок в своей возрастной категории. Но пока это занятие - затратное.
   - Ничего, скоро, надеюсь, станет прибыльным, если он в папу характером.
   - ...А пока: тренеров, площадки, поездки надо оплатить, инвентарь тоже... Вот и тружусь в поте лица... Ольге-то не по силам решать такие проблемы.
   - Кстати, как она? Я была очень удивлена, когда узнала, что вы развелись.
   - Да уж два года, как...
   - Чего не поделили-то? Такая была хорошая пара, пылинки сдували друг с друга - и вдруг...
   - Как тебе сказать? Постороннему человеку все мои доводы могут показаться легковесными, несерьезными.
   - Да мы с тобой вроде бы не совсем посторонние. Было время - доверяли друг другу сокровенное. Помнишь?
   - Помню. Только это в двух словах не расскажешь. Короче, изменилась она очень сильно за последние годы... В худшую сторону. Стала нетерпимой, невоздержанной, грубой.
   - Мне она всегда казалась тихой, даже застенчивой. Неужели такое возможно?
   - Я сам удивляюсь такой метаморфозе. После рождения второго ребенка - как подменили.
   - Может быть, ради детей надо было стерпеть? Ведь живут же люди без любви ради детей.
   - Да только ради детей и тянул лямку. Но в один прекрасный, вернее, в один прискорбный момент понял, что детям своим я нужней живой и работоспособный, чем труп или живой труп.
   - Что, действительно все так серьезно?
   - Представь себе.
   - Да, печально. (После паузы.) А как проводишь свободное время?
   - А что такое свободное время? Это - когда не работают? Так ведь я почти всегда работаю.
   - Свободное время служит для восстановления сил, которые отнимает у человека труд, а также для физического и духовного развития. Когда последний раз на концерт или в театр ходил?
   - Не помню. Кажется, года три назад. Смотрел?.. Не помню. Кажется, 'Трехгрошовую оперу'. А ты как восстанавливаешь силы, отнятые тяжелым трудом?
   - Я тоже целую вечность нигде не была. С удовольствием послушала бы хорошую музыку, да никто не приглашает.
   - Да никогда не поверю, чтобы у такой красавицы не было желающих пригласить.
   - Желающие есть, желанных нет. А слушать хорошую музыку приятно с приятным человеком.
   - Ты стихи, случайно, не пишешь?
   - Не пробовала.
   - Тебе надо стихи писать. Ты постоянно сползаешь на поэтический штиль.
   - Это у меня сегодня настроение такое. (У Суворина звонит мобильный телефон.) Я слышу, у тебя мобильник звонит. Не буду тебя больше задерживать. Пока.
   - Пока. (Кладет трубку, берет мобильный телефон.) Алло! Ты, Паша? Привет. Ты из дома звонишь? Перезвони мне на домашний, он освободился. (Берет телефон. Садится на диван.)
  
  Занавес на правой полусцене.
  
   Картина девятая
  
   В комнате Суворина раздается телефонный звонок. Он снимает трубку.
  
  С у в о р и н. Да! Привет, Паша! (После паузы). Доехал хорошо. (Пауза). Да как тебе сказать? В поте лица трудился на даче. Ты же не приезжал помогать... Ну ладно, шучу... Да вот сижу, работаю. Ничего, не горит... Как вы? Ты молодец, что собрал вместе нашу теплую кампанию. Сколько же мы не виделись? Ты знаешь, я ожидал, что все остепенились, стали важными и недоступными, а на самом деле, как будто не было этих девятнадцати лет. Толик все такой же рассудительный, а Димка по-прежнему готов без конца рассказывать анекдоты. Светка стала еще обворожительней, чем в студенческие годы. Этот твой сотрудник все-таки ее уговорил. Занял у меня денег на такси и увез ее. (После паузы.) Не отдаст? Ну и черт с ним! Хотя за такую красавицу с него надо было выкуп брать. (После паузы.) А я - что? Я ничего. Светка про меня расспрашивала? (Удивленно.) Что ты говоришь! Надо же! (После паузы.) А я думаю: чего это она вдруг позвонила? Вопросы какие-то странные задавала. Телефон где-то мой нашла. Ты дал? Только вряд ли у нас что получится. Слишком много мы друг про друга знаем. Между прочим, мы с ней посовещались и решили создать оргкомитет по подготовке к празднованию двадцатилетия окончания института. Ее выбрали председателем. (После паузы.) Людмила спрашивала, почему я один? Видела меня с женщиной? Это - так, случайное знакомство. Невесту мне нашла? Да ничего я не один. Ладно, так и быть, тебе скажу по секрету. Только чтобы - никому. Обещаешь? Я тут затеял одно авантюрное предприятие: обратился в брачное агентство. Дали мне список с телефонами кандидатур. С такой кандидатурой, видимо, меня Людмила и видела. (После паузы.) Ты знаешь, я раньше и не предполагал, что такие типажи могут существовать в природе. Уникальные попадаются экземпляры - просто романы и комедии можно писать. С одной дамой проболтали весь вечер по телефону. Разговорчивая оказалась: всю свою биографию в деталях мне изложила. А я по неопытности проникся сочувствием, не подозревая о последствиях. А последствия были такими: часов в двенадцать ночи она, разогретая моим сочувствием, собралась ко мне в гости. Говорит, хочу тебя видеть, по разговору ты мне кажешься необыкновенным человеком. Пока разговаривали, она успела залезть в компьютер, по моему телефону нашла адрес и собралась уже такси вызывать. Еле-еле уговорил отложить встречу. Встречались? Нет, не с ней. Ей пришлось нагородить, что у меня целый букет врожденных физических недугов. Кажется, подействовало. Не звонит... Вот завтра встреча с очередной претенденткой на мою нерастраченную любовь. (Пауза.) Хорошо, постараюсь. Ну, давай! Людмиле - большой привет. Пока.
  
   Занавес на левой полусцене.
  
  
   Картина десятая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - улица, вход в кафе, сквер около кафе. Моросит дождик. Вдали - раскаты грома. У входа в кафе под козырьком стоит Лаврухина. У нее звонит мобильный телефон. Она достает телефон.
  
  Л а в р у х и н а. Алло! (Пауза.) А меня дождик прогнал. Идите прямо, не сворачивая, дойдете до перекрестка - поверните направо. Увидите кафе. Я стою у входа.
  
  Появляется Суворин.
  
  С у в о р и н. Вот вы где спрятались! (Встает рядом.) Добрый вечер.
   - Добрый вечер.
   - Я смотрю, вы тоже без зонтика.
   - Так ведь не было никаких признаков. И прогноз был хороший. Да, видно, синоптики опять день не угадали.
   - Это - как?
   - Есть такой анекдот. Работника Гидрометцентра спрашивают: вы всегда точно предсказываете погоду? Погоду - да, говорит, только день не всегда.
   - (Смеется). Есть один верный рецепт: чтобы не было дождя, надо, выходя из дома, брать с собой зонтик. Мы с вами без зонтов - вот он и льет.
   - Что ж, природа сама подсказывает решение. Давайте зайдем, посидим, выпьем по чашечке кофе.
   - Давайте.
  
   Картина одиннадцатая.
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - интерьер кафе. Лаврухина и Суворин заходят в кафе, садятся за столик. Занавес на правой полусцене. Играет Музыка. Подходит официант.
  
  Л а в р у х и н а. Мне, пожалуйста, черный кофе без сахара и маленькую шоколадку. (Официанту.) Найдется у вас?
  О ф и ц и а н т. Поищем.
   С у в о р и н (официанту.) А мне черный с сахаром.
  
  Официант уходит.
  
  С у в о р и н. Как прошли выходные?
   - Да как вам сказать?..
   - Если не знаете, как сказать, значит, скучали.
   - Если скучно - это когда не веселятся, то - да.
   - Кто-то из известных писателей сказал: 'Неделя дана нам для того, чтобы отдохнуть от воскресной скуки.' Так что у вас теперь впереди целых пять дней на отдых.
  
  Официант приносит кофе, уходит.
  
  С у в о р и н. Вообще-то я тоже не мог дождаться, когда выходные кончатся, но по другой причине... Вам яблок не нужно? Может, выручите, возьмете мешочек?
   - Каких яблок?
   - Хороших. Белый налив.
   - У вас с собой?.. (Оглядывается и осматривает Суворина.)
   - Нет, но могу в любое время доставить по нужному адресу.
   - Вы что - на рынке, что ли, работаете? И почем за килограмм?
   - Да нипочем - так. И не с рынка, а из сада.
   - Ах, из сада! А я подумала - с рынка. Думаю: вот устроился человек! Продукты домой мешками таскает. (Смеется.)
   - В этом году у нас на даче что-то невообразимое творится с яблоками. Стихийное бедствие!
  
   Музыка играет громче. Лаврухина и Суворин продолжают говорить, но слов за музыкой не слышно. Занавес на левой полусцене.
  
   Картина двенадцатая.
  
  Пауза. Открывается занавес на правой полусцене. На ней - улица, вход в кафе, сквер около кафе. Суворин и Лаврухина выходят из кафе. На улице стемнело, дождь прекратился. Зажглись фонари.
  
  Л а в р у х и н а. На улице-то как хорошо! И дождик прекратился.
  С у в о р и н. Природа сжалилась над синоптиками. Теперь у них есть оправдание: по большому счету, дождя не было. Мелкий и кратковременный не в счет.
   - Я удивляюсь, как это за столько лет непрерывных наблюдений не научиться правильно предсказывать погоду? Я читала про одну женщину, которая делает достаточно точные прогнозы, точнее, чем Гидрометцентр. Она систематизировала наблюдения за несколько столетий и выявила в природных процессах некую закономерность.
   - Мне кажется, это - из разряда баек. Делать более или менее точный прогноз, особенно долгосрочный - значит решать систему из нескольких десятков уравнений с тысячами неизвестных. С необходимой человеку точностью и вероятностью такая система не имеет решений. Да и зачем вам точный прогноз? Предсказуемость исключает интригу, а без интриги скучно жить.
   - А чтобы легче было переносить интриги природы, нужно внушать себе, что 'у природы нет плохой погоды.'
  
  Занавес на правой полусцене. Пауза.
  
   Картина тринадцатая.
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней аллея в сквере. Суворин и Лаврухина ходят по алее.
  
  Л а в р у х и н а. (После паузы.) Вы знаете, после нашего телефонного разговора я представляла вас несколько другим.
   - Каким же?
   - Скучным, нерешительным ботаником.
   - Странно. Я старался быть интересным собеседником. Что же я такое говорил, что дал вам повод так подумать?
   - Да ничего особенного вы не говорили. Просто в ваших словах чувствовалась какая-то неуверенность.
   - Может быть, настроение было такое. Я накануне общался по телефону с одной очень требовательной дамой из клиенток агентства, и после этого общения засомневался в своих умственных способностях. По ее теории, умный обязательно должен быть богатым, а я, что делать, далеко не олигарх.
   - Она сама богатая?
   - Не знаю... Знаю только, что она искала богатого покровителя.
   - Богатые женихи в агентство не обращаются. У них и так предложение превышает спрос. (После паузы.) А знаете что? Мне что-то шампанского захотелось. Приглашаю вас к себе на ужин. (Строго.) Только, пожалуйста, не делайте из этого никаких поспешных выводов.
   - Хорошо, не буду... Здесь недалеко есть магазинчик с хорошим ассортиментом шампанского. Предлагаю зайти туда.
  - Пойдемте.
  
  Уходят. Занавес на левой полусцене.
  
   Картина четырнадцатая
  
   Открывается занавес на правой полусцене. Обстановка комнаты, входят Лаврухина и Суворин.
  
  Л а в р у х и н а. Проходите, располагайтесь. Вот здесь я живу. Поищите пока какую-нибудь хорошую музыку, а я на стол накрою.
  
  Достает бокалы, ставит на стол, выходит. Суворин достает шампанское и ставит на стол. Включает приемник и настраивает его. Звучит музыка. Ходит по комнате, разглядывает картины на стенах, останавливается у книжной полки, рассматривает книги. Входит Лаврухина. Ставит на стол фрукты, закуску, приборы. Садятся за стол. Суворин открывает шампанское и разливает по бокалам. Поднимают бокалы.
  
  С у в о р и н. Я хочу выпить за то, чтобы в этом уютном доме никогда не было места скуке.
  
   Чокаются и выпивают шампанское. Пауза.
  
  Вот вы говорили, что по телефонному разговору я показался вам скучным ботаником. А сейчас?.. Удалось мне хоть немного поколебать ваше первое впечатление?
  Л а в р у х и н а. Да! (Смеется.) Особенно, когда про мешок яблок начали разговор. Думаю: час от часу не легче! Уж лучше - ботаник. С этим хотя бы можно поговорить на отвлеченные темы.
   - Для нашего лихого времени такой выбор выглядит несколько нетипичным.
   - Почему же?
   - Сегодня большинство женщин ушиблено шоковой терапией и мыслит более прагматично.
   - Как та ваша знакомая...
   - Вы знаете... А эта женщина в чем-то права. Действительно, если рассуждать абстрактно, умные должны преуспевать.
   - А если не абстрактно?
   - А если не абстрактно, то тогда возникает вопрос: в чем преуспевать? Можно ли назвать преуспевающим специалиста только потому, что он хорошо зарабатывает: конструктора, который раньше проектировал самолеты или корабли, а теперь проектирует встроенную мебель, высококлассного рабочего-станочника, который раньше изготавливал сложные детали для уникального оборудования, а теперь торгует на рынке женским бельем, талантливого спортсмена, который после завершения спортивной карьеры должен растить себе смену, а он работает в охранном предприятии? А взять ученого... Неужели сейчас разработка программ по учету товара в какой-нибудь вино-водочной фирме важней, чем исследование строения атомного ядра или создание нанотехнологий? Можно, конечно, сказать: а кому нужна сейчас наука? Но сегодня не нужна наука, завтра - искусство, послезавтра - спорт, потом можно перестать чистить зубы, перестать следить за своим внешним видом, забыть про мораль, отказаться от всего, что человечество веками добывало по крупицам...
   - До этого, я думаю, дело не дойдет. Просто сейчас полоса такая - черная, - потом будет белая...
   - Будем надеяться.
  
  Наливает в бокалы шампанское. Поднимет бокал.
  
  С у в о р и н. За то, чтобы когда-нибудь в будущем эта черная полоса не показалась нам белой.
  
   Чокаются и выпивают шампанское. Пауза.
  
  Л а в р у х и н а. Скажите, а почему вы решили обратиться в брачное агентство? Сейчас есть много других способов знакомств: объявления в различных печатных изданиях, сообщения на мобильный телефон, Интернет. Вы не пробовали знакомиться через Интернет?
   - Пробовал. Мне такой способ показался малопродуктивным: много холостых звонков. Народу разного толчется масса, а выбора нет.
   - Неужели в таком море предложений нельзя подобрать себе подходящую пару?
   - Если рассматривать женский контингент, то, по моим наблюдениям, таких, кто имеет серьезные намерения и одновременно адекватен, на сайтах знакомств - единицы. Основная масса - это или виртуальные тусовщицы, или целеустремленные, последовательные прагматики. У первых - много свободного времени, и под рукой - компьютер. Они таким образом развлекаются, а общение у них сводится к переписке на сайте или к телефонному флирту. Некоторые из них когда-то, может быть, и хотели изменить свой семейный статус, но после нескольких неудачных заходов отказались от дальнейших попыток.
   -Что касается виртуального общения, то - что в этом плохого? В конце концов, пусть люди, чтобы окончательно не потеряться в этой жизни, общаются хотя бы так.
   - Пусть! Но зачем путаться под ногами у тех, кто всерьез пытается устроить свою личную жизнь, отнимать у них время на пустую переписку? В фантики можно играть и в другом месте: на всевозможных форумах, чатах, конференциях, блогах...Теперь, что касается второй группы - прагматиков. Эти имеют серьезные намерения. Но какие? Одни из них ищут спонсора, другие хотят завести любовника при живом муже, третьим нужно срочно заполнить вакуум, образовавшийся после разрыва со своим мужчиной, чтобы поскорее забыть его, иначе они просто не выживут.
   -Женщина инстинктивно ищет поддержки, она слабый пол.
   - Я бы не сказал, что эти похожи на слабые создания. Как правило, - это женщины с сильной доминантой. Типичная родовая черта этой группы - завышенная самооценка, и отсюда, как производное - пренебрежительный тон, высокомерие. К партнеру они предъявляют требования, часто не соответствующие собственным достоинствам... А есть еще такие, которые, нахлебавшись вдоволь семейной жизни, хотят иметь мужа, но только приходящего, или сами хотят быть приходящими женами. Нетерпимость и эгоизм не позволяют им выносить постоянное присутствие рядом с собой другого человека... И потом: то и дело натыкаешься то на геев, то на скрытые сексуслуги... В общем, я неуютно себя чувствую в такой компании.
   - Но ведь знакомятся же таким образом люди и даже заключают браки.
   - ...Случается и такое, но это - исключение. А правило состоит в том, что каждый раз, приходя на встречу с очередным претендентом на вашу руку, вы будете испытывать разочарование из-за того, что реальный персонаж не похож на тот образ, который нарисовало ваше воображение.
   - Все, что вы сказали, свойственно всем заочным знакомствам. В брачном агентстве мы тоже не застрахованы от контактов с людьми, не соответствующими нашему представлению о порядочности, внешней привлекательности, а, следовательно, не застрахованы от разочарований.
   - Согласен, не застрахованы. Но агентство, хоть и номинально, но выполняет роль фильтра. Ведь, прежде чем сваха дала мне ваш телефон, она ознакомилась и с моим досье, и с вашим, оценила наши данные, прикинула, подходим мы друг другу или нет, то есть провела предварительный отбор на совместимость. Да и клиенты, которые сюда приходят, как правило, - люди серьезные и с серьезными намерениями.
   - ...Но не имеющие возможности реализовать свои намерения без посторонней помощи.
   - Если вы имели в виду меня, то, действительно, способность к реализации намерений не самая сильная моя черта.
  - Простите, я, кажется, проявила бестактность. Не принимайте на свой счет. Я имела в виду себя.
   - Да что там... Я ведь понимаю, что в сердечных делах мужчины должны быть несколько храбрее женщин. Но что делать? Не знакомиться же на улице в моем возрасте...Люди могут это неправильно истолковать. Вот как бы вы себя повели, если бы к вам на улице подошел человек моих лет и завел разговор на тему, отнюдь не связанную со схемой движения городского транспорта в данном районе?
   - Ну, если бы подошли вы, я бы подумала, прежде чем возмутиться. (Смеется.)
  
   Суворин разливает по бокалам шампанское. Поднимает свой бокал.
  
  С у в о р и н. А если бы мне потребовалось узнать, как проехать по нужному адресу, и вы оказались бы рядом, я обратился бы именно к вам.
   - Почему?
   - Потому что вы производите впечатление человека внимательного, отзывчивого, готового в трудную минуту прийти на помощь.
   - Спасибо за теплые слова, но вы меня еще не знаете.
   - ...За то, чтобы у вас все было хорошо.
  
  Пьют шампанское. За окном - шум дождя, вспышки молний и раскаты грома. Лаврухина подходит к окну.
  
  Л а в р у х и н а. На улице - ливень. Как же вы поедете?
   - (Подходит к ней, смотрит в окно.) Ничего. Как-нибудь доберусь.
   - Придется постелить вам на кухне.
  - А это - удобно?
  - Неудобно было бы выпроводить вас в такую погоду.
  - Спасибо. Вы очень добрый человек.
  - (Поворачивается, просительно смотрит на Суворина). Только, пожалуйста, не делайте из этого никаких выводов.
  - (Тихо.) Хорошо. Не буду.
  
  Стоят и пристально смотрят друг на друга. Пауза. Суворин берет Лаврухину за плечи. Она упирается ладонями в его грудь и несколько отстраняется. Постепенно ее руки поднимаются и оказываются у него на плечах. Обнимаются. Сначала осторожные поцелуи, потом более жаркие.
  
  Л а в р у х и н а. Я сейчас... (Выходит.)
  
  Суворин достает мобильный телефон и набирает номер.
  
  С у в о р и н. Алло! Мам! Я сегодня дома не ночую. Да все хорошо, не беспокойся. Ложись спать. У тебя все нормально? Света звонила?.. Хорошо, завтра поговорим. Спокойной ночи.
  
  Гроза постепенно стихает. Суворин встает, ходит по комнате, подходит к книжным полкам, берет книгу, открывает, листает. В дверь квартиры звонят. За сценой слышен шум открываемой двери, приглушенные голоса, слова неразборчивы. Суворин выключает музыку, садится на диван, листает книгу, временами прислушивается к разговору. Через некоторое время слышен шум закрывающейся входной двери. Входит Валентина Петровна в легком красивом халате. Суворин встает. Лаврухина подходит к нему, обнимает его, целует.
  
  С у в о р и н. Кто-то приходил?
  - Бывший приходил...
  - Я не помешал?
  - Нет, конечно. Не обращай внимания. (Ловит глазами его взгляд.) У нас с ним давно уже нет ничего общего: мы в разводе уже четыре года. Но он иногда появляется...когда много выпьет.
  - Может быть, мне лучше уйти?
  - (Тихо.) Нет... Не надо... Я не хочу... Он больше не придет. (Обнимает и целует Суворина.)
  
  Свет медленно гаснет. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина пятнадцатая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната Суворина, над ней - комната в квартире этажом выше. В нижней комнате - Суворин, в верхней - Смелова. Она в черной кожаной куртке и джинсах. Суворин подходит к телефону и набирает номер. В комнате Смеловой раздается телефонный звонок. Она подходит к телефону.
  
  С м е л о в а. Алë!
  - Добрый вечер, Наташа!
  - Здрасьте!
  - Мы с вами на сегодня договаривались о встрече. И вы просили напомнить вам, сделать контрольный звонок перед выходом.
  - Да, спасибо, я не забыла.
  - Значит, в семь часов около кинотеатра 'Родина'?
  - Да.
  - Всего хорошего, до встречи.
  
   Кладут трубки.
  
   Картина шестнадцатая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - лестничная клетка, холл подъезда, через стекла холла и выходной двери видна часть улицы. Смелова выходит на лестничную площадку, запирает квартиру на ключ и уходит за кулисы. Слышны ее шаги по лестнице. На лестничную площадку выходит Суворин. Смелова появляется на этой лестничной площадке, проходит мимо Суворина.
  
  С у в о р и н. Добрый вечер.
  С м е л о в а. Здрасьте.
  
  Смелова уходит за кулисы. Слышны ее шаги по лестнице. Суворин запирает квартиру на ключ и уходит за кулисы. Потом возвращается, отпирает квартиру, заходит в комнату, подходит к столу, достает что-то из ящика стола. Занавес на левой полусцене. Суворин снова выходит на лестничную площадку, запирает квартиру на ключ и уходит за кулисы. Смелова выходит из подъезда, проходит за стеклами холла и уходит за кулисы. Суворин спускается по лестнице. Слышны его шаги. Он выходит из подъезда и направляется в сторону, противоположную той, в которую направилась Смелова. Занавес на правой полусцене.
  
  
   Картина семнадцатая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - часть фасада кинотеатра и часть улицы. На некотором отдалении стоит Прыткий. На заднем плане на кулисах натянуто белое полотно, на которое проецируется записанная на кинопленку массовка, изображающая два движущихся встречных потока людей. На этом фоне к кинотеатру подходит Смелова, идет в сторону зала, останавливается, оглядывается. К ней подходит Прыткий.
  
  П р ы т к и й. Добрый день.
  С м е л о в а. Здрасьте.
  - Вы Наталья?
  - Да. А вы Александр?
  - Да, он самый.
  
   Садятся на скамейку.
  
  С м е л о в а. Я вас совсем другим представляла. Вы мне сказали, что вы брюнет. А я вижу - шатен и скорее светлый, чем темный.
  - Что, правда что ли, я сказал, что брюнет? (Поглаживает свой череп с остатками волос неопределенного цвета.)
   - Ну да. Какой мне смысл сочинять?
  - И что это мне взбрело в голову, что я брюнет? Может быть, когда-то и был брюнетом, я уже не помню.
  - Ну ладно. Может быть, здесь освещение такое. Пусть будет брюнет. Так что будем делать? У вас есть какие-нибудь соображения?
  - Может быть, сходим в ресторан? Тут недалеко есть один - ничего - ресторанчик...
  - Сразу - в ресторан! Не слишком ли резвое начало? Женщин при первом знакомстве в ресторан приглашают, обычно, с определенными намерениями. (Шутливо-назидательно.) А когда вы обращались в агентство, наверное, говорили, что у вас намерения серьезные. Не так ли?
  - Насчет ресторана у меня тоже намерения очень серьезные: с утра ничего не ел. Давайте пройдемся немного. Я тут недалеко машину не очень удачно припарковал. Как бы чего не вышло.
  
  Уходят. К кинотеатру подходит Суворин. Прохаживается около входа. Появляется Первенцова. Она в плаще. Оба прохаживаются взад-вперед, изредка бросая взгляды друг на друга. Останавливаются. Смотрят в разные стороны, словно ожидая кого-то, поворачиваются. Суворин подходит к Первенцовой.
  
  С у в о р и н. Простите... Вы не Александра ждете?
  П е р в е н ц о в а. Да.
  - Добрый вечер.
  - Добрый вечер. (Удивленно.) А вы Александр?
  - А что, не похож?
  - Да, признаться, не очень.
  - А вы, стало быть, Наталья?
  - Да. Простите за опоздание.
  - Не стоит извинений, я сам только что подошел. У вас есть какие-нибудь пожелания насчет программы сегодняшнего вечера?
  - Давайте просто погуляем. Здесь недалеко - очень приличный парк. Не возражаете?
  - Погода хорошая. Почему бы не погулять?
  
   Уходят. Занавес на левой полусцене.
  
   Картина восемнадцатая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней аллея городского парка, вдоль аллеи - пара скамеек. Суворин и Первенцова появляются на правой полусцене. Прогуливаются по аллее парка взад и вперед.
  
  П е р в е н ц о в а. Скажите, а вы верите, что с помощью брачного агентства можно познакомиться с порядочным человеком и построить с ним счастливую, прочную семью?
  С у в о р и н. Ну, таких гарантий вам не даст никто. В агентстве вам предложат только варианты, а дальше - дело за вами. В вашей жизни тоже ведь встречаются варианты, идет их перебор. Только здесь перебор идет ускоренными темпами. Что же касается счастливой и прочной, то смотря что подразумевать под этим. Я недавно беседовал по телефону с одной женщиной, так по ее разговору все сводилось к тому, что счастливая семья - это когда муж делает, что надо, а жена, - что хочет.
  - Феминистки борются за уравнение в правах с мужчинами - ваша знакомая пошла дальше: начала лишать мужчину некоторых прав, в частности, права выбора. Ведь чтó надо делать, определяет, конечно, она?
  - Я не стал уточнять, но после этого разговора понял, что жить в счастливом браке мне не суждено...Вот вы упомянули феминизм. А как вы считаете, в наше время это движение имеет какие-то перспективы? Ведь, как мне кажется, женщины уже уравняли себя в правах с мужчинами везде или почти везде.
  - ...Кроме кухни. Кухня - это место, где мужчина реализует свои права, а женщина выполняет свои обязанности.
  - (Иронично.) Вот теперь я вижу, что перспективы у феминизма есть: решив вопрос с правами, можно начинать снимать с себя обязанности.
  - Я думаю, до этого не дойдет. Только хотелось бы, чтобы и мужчины тоже не снимали с себя некоторых обязанностей, например, - быть мужественными.
  - ...А женщины - быть женственными.
  - А вот это будет возможно, если мужчины не снимут с себя еще одну обязанность: беречь женщину. Ведь женственность - вещь хрупкая, требует защиты и поддержки.
  - Что касается поддержки, то мужчине она тоже нужна, хотя и несколько иного свойства. Понимание, сочувственное отношение к делу его жизни помогают ему реализоваться, состояться как личность. А только состоявшись, он может считать себя причисленным к той части человечества, которую принято называть сильной.
  - 'Реализоваться, состояться'... Мне кажется, эти слова применимы больше к людям творческих профессий или к людям, у которых основным рабочим инструментом является серое вещество. А тем, кто стоит у станка, сеет-пашет, выполняет нудную, неинтересную работу, нужно просто работать, добывать средства к существованию. На всех творческой работы все равно не хватит. Да и не у всех есть склонность, природные данные к творчеству.
  - Есть такая расхожая фраза: 'В жизни всегда есть место творчеству'. Она стала затертой из-за частого - к месту и не к месту - применения, но от этого не стала менее справедливой. Вот вам пример. Года два назад в нашем доме делали капитальный ремонт. Меняли трубы, сантехнику... Один работяга предложил мне установить на кранах резиновые прокладки, которые он сам придумал и сам изготовил. Так, представьте, они работают до сих пор, хотя обычные приходится менять каждые пол года.
  - Повышением качества сантехники должны заниматься другие люди, специально поставленные на это.
  - Кесарю - кесарево, а слесарю - слесарево - так получается? Но зачем же отказывать в творчестве простому человеку? Прогресс начинается с того, что кому-то захотелось что-то улучшить. И не важно, на какой иерархической ступени этот 'кто-то' стоит, поставлен он на это дело или нет. Паровую машину изобрел простой механик Джеймс Уатт. А Морзе, изобретатель первого телеграфного аппарата, был профессиональным художником. И вряд ли они смогли что-нибудь изобрести, если бы слышали постоянные упреки, что занимаются не тем, чем надо.
  - Понятно... Судя по вашему тону, вы состоялись не благодаря, а вопреки.
  
  
   Картина девятнадцатая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - продолжение аллеи парка. У края аллеи - продавщица цветов.
  
  П е р в е н ц о в а. Скажите, а вы давно занимаетесь, как вы выразились, ускоренным перебором вариантов?
  С у в о р и н. Что-то около месяца. Да какой это перебор? Так...
   - Мне хочется понять, есть ли вообще смысл во всей этой затее. Я никак не могу избавиться от предубеждения, что это - какое-то шарлатанство вроде известных пирамид или сетевого маркетинга.
  - Я могу судить только по своему небогатому опыту. В агентство обращаются люди разных взглядов на жизнь, на супружество, с разными образованием, интеллектом, темпераментом, характером. Да и привлекательности природа кому-то отвалила щедро, а кому-то - пожалела. Чтобы разобраться, что - к чему, точнее, кто - к кому, может быть, действительно, нужно использовать некоторые элементы маркетинга.
  - Например?
  - Ну, например, подбор и изучение предложений с целью выбора индивида, хоть как-то приближенного к вашему идеалу. Если это и маркетинг, то маркетинг сердечных дел. И, как во всяком маркетинге, удача приходит к терпеливым.
  - Вы меня озадачили. Прямо, рынок какой-то. Мне не по себе становится, когда я представлю себя товаром на рынке, пусть и сердечном.
  - Вообще-то, если - честно, то я вначале тоже был несколько озадачен и разочарован. Хотел даже бросить все к чертовой бабушке, особенно после разговора с одной дамой, которая сказала, что в моем возрасте нужно думать уже о другом.
  - Давайте присядем.
  
   Присаживаются на скамейку недалеко от продавщицы цветов.
  П е р в е н ц о в а. А потом?
  - А потом поговорил с другой дамой - и понял, что не так уж все и плохо. Нужно только научиться восстанавливаться после неизбежных в таких делах потерь и разочарований. Например, когда при встрече вы обнаруживаете, что оригинал далек от созданного вашим воображением образа. Или, когда другая сторона, по непонятной вам причине, неожиданно прерывает контакт. Что делать? Как поется в песне: 'Мы выбираем, нас выбирают... Как это часто не совпадает'.
  - Вот вы говорите, что уже около месяца занимаетесь поиском спутницы. За это время у вас, наверное, были не только разговоры по телефону, но и встречи.
  - Было три встречи...
  - А сколько звонков?
  - Что-то около двадцати.
  - Получается, что в большинстве случаев людям достаточно общения по телефону, чтобы понять, нужно им встречаться или нет?
  - Да, зачастую телефонный разговор дает достаточно информации, чтобы решить, нужна тебе эта затея или нет.
  - Чего же надо такого наговорить, чтобы у вас появилось или - наоборот - пропало желание встречаться?
  - Ничего особенного. Организация речи, словарный запас, круг предлагаемых к обсуждению вопросов уже формируют образ собеседника. А сделать этот образ более достоверным помогает одна замечательная особенность телефона. Декарт говорил, что наш взгляд подобен палке, которой слепой ощупывает предметы. Так вот, при общении по телефону человек не испытывает на себе оценивающего взгляда собеседника, этой декартовой палки. Это помогает ему раскрыться, быть более естественным.
  - Мне кажется, ваша коммуникативная теория плохо увязывается с практикой. По крайней мере, в случае с вами - все наоборот.
  - Что - не соответствую виртуальному образу?
  - До такой степени, что, пообщавшись с вами по телефону, я сначала даже не хотела с вами встречаться.
  - Странно...Я не помню в подробностях, что и как я говорил, но, мне кажется, я следил за своей речью.
  - ...Чтобы выглядеть лучше оригинала?
  - Чтобы выглядеть не хуже.
  - Тогда вам это плохо удалось. Ну ладно, будем считать, что ваша теория дала сбой... Судя по тому, что вы продолжаете поиск, ни вы, ни вас пока не выбрали. Так никто и не приглянулся?
  - Видите ли... (После паузы.) Чтобы завязались отношения, чтобы люди начали делать первые шаги навстречу друг другу, должно произойти что-то такое-этакое. Вот про людей, которые находятся в размолвке, говорят: между ними пробежала черная кошка. А здесь, наверное, должен пробежать белый пушистый котенок.
  - Только где набрать столько белых и пушистых котят?
  - Что поделать, на всех их, действительно, не хватает. Потому-то, видимо, не у всех и складывается...
  - Некоторые современные мужчины считают, что супружеская жизнь это - кабала.
  - При неудачном браке - да. Но если брак удачный, то кабала приятная и где-то даже полезная.
  - Как это кабала может быть полезной?
  - Да вот про медведей говорят, что они в неволе живут дольше.
  - Ага! Значит, вы хотите продлить свою жизни за счет жены!
  - Я надеюсь, что это будет взаимно. Помните кинофильм 'Жили-были старик со старухой'? Там есть мудрые слова пожилой женщины про две головешки, которые вместе дольше тянут.
  - Еще неизвестно, хватит ли вашей любви до глубокой старости. Полюбите-то вы женщину в расцвете сил.
  - А вот на это есть слова другого мудрого человека из кинофильма 'Твой современник'. Там одного старого человека не очень старый ловелас спрашивает: 'Как вы прожили со своей женой столько лет, и вам не надоело ее любить?' На что герой, которого великолепно играет Плотников, отвечает: 'Когда выбираешь себе жену, нужно спросить себя, сможешь ли ты любить ее, когда она станет старенькой.'
  - Давайте походим немного. (Встает.)
  
  Суворин и Первенцова встают, переходят на правую полусцену. Занавес на левой полусцене.
  
  П е р в е н ц о в а. Вы имеете какое-то отношение к кино?
  - Почему вы так решили?
  - Такие подробности из кинофильмов помните, словно вы кинокритик или историк кино.
  - Да просто вспомнилось к месту.
   - И какие-то фильмы вспоминаете, которые сейчас уже не показывают, а покажут, так никто смотреть не станет. Особенно, если в это время по другим каналам идет 'Бригада' или 'Дом-2'. А еще хуже - высмеют. (После паузы). Скажите, а вы музыку любите?
  - Вы какую имеете в виду: грандж, шугейзер, нойз-рок или какую-нибудь еще?
  - Вы музыковед?
  - Нет. Просто однажды был в компании, где присутствовали продюсер и солист какой-то малоизвестной музыкальной группы. Между ними разгорелась дискуссия на тему шоу-бизнеса. Они называли многие направления. Мне запомнились эти.
  - Да, действительно, сегодня, когда говорим 'музыка', нужно уточнять: какая... Нет, я имела в виду...музыку.
  - Было время - часто посещал концерты, даже много лет приобретал абонементы. После женитьбы все как-то постепенно сошло на нет.
  - Я тоже когда-то регулярно ходила на абонементные концерты. Потом был вынужденный перерыв. Но в этом году решила возобновить посещение музыкальных вечеров: купила на новый сезон абонемент в филармонию... А в какие годы вы меломанили?
  - Примерно, с начала восьмидесятых и до начала девяностых годов.
  - Как интересно! Получается, что мы с вами в одно и то же время бывали в одних и тех же местах...
  - ...и могли встретиться еще много лет назад.
  - Где вы обычно сидели? В филармонии мое любимое место - балкон. Оттуда хорошо слышно, а удаленность от сцены дает возможность сосредоточиться на музыке, не отвлекаясь на изучение второстепенных деталей.
  - Я тоже иногда там сиживал, но, в основном, не по своей воле, а когда опаздывал к началу, и билетерши не пускали меня в партер. Тогда приходилось на первое отделение пристраиваться на балконе. Помню один неприятный случай, когда, пробираясь на свободное место, наступил девушке на ногу. Она вскрикнула от боли, а все оглянулись и зашикали на нас.
  - Постойте, постойте! Так это были вы?
  - В каком смысле?
  - Это вы наступили мне на ногу?
  - Так это вам я наступил на ногу?
  - (Задумчиво.) Сколько же лет прошло?
  - Уже, наверное, около пятнадцати.
  
   Появляется продавщица цветов. Она медленно катит тележку с цветами.
  
  - А как будто вчера...
  - Что - все еще болит?
  - Да, до сих пор гематома. (Смеется).
   - Простите еще раз...Подождите минутку. (Подходит к продавщице.) Дайте мне, пожалуйста, вон тот букетик. (Протягивает деньги, берет букет, подходит к Первенцовой.)
  - У вас намечается праздник?
  - Это - вам. (Протягивает Первенцовой цветы.)
  - Мне? Спасибо. По какому случаю? Или вы решили загладить свою вину по прошествии стольких лет?
  - Да. То есть я еще тогда, помню, попытался загладить свою вину, но ваш спутник в погонах так на меня посмотрел, что я понял: сейчас достанет пистолет - и в партер я уже сегодня не попаду... А я смотрю - ужасно знакомое лицо. Только никак не мог вспомнить, где я вас раньше видел.
  
  Продолжая разговор, уходят за кулисы. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина двадцатая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. Комната Суворина, над ней - комната в квартире этажом выше. В нижней комнате - Суворин, в верхней - Смелова. Она в джинсах и причесана так же, как и на свидании с Прытким. Суворин подходит к телефону и набирает номер. В комнате Смеловой раздается телефонный звонок. Она подходит к телефону.
  
  С м е л о в а. Алë!
  С у в о р и н. Добрый вечер, Наташа. Это - Александр. Мы с вами встречались вчера.
   - Здрасьте.
  - Как спалось после вчерашней прогулки?
  - Спасибо, хорошо.
  - А как ваша нога? После прогулки гематома не беспокоит?
  - Нет. А что?
  - Наташа! Я посмотрел программу музыкальных вечеров в филармонии. До вашего абонементного концерта еще целых две недели. Получается слишком большой перерыв в культурной программе. Предлагаю сходить послушать музыку в ближайшую субботу. Будут Моцарт, Брамс, Шуман.
  - Слушайте, Александр. У вас что - крыша поехала? Какая гематома, какой Шуман?
  - (В замешательстве.) Простите, Я разговариваю с Натальей Николаевной?
  - Да.
  - А вчера мы с вами встречались?
  - Допустим.
  - ...И гуляли в парке около кинотеатра?
  - Если мне не изменяет память, мы с вами вчера были в ресторане (повышая голос, возмущенно), а гуляли вы уже с другой Натальей. (Распаляясь.) А что же вы ее выгуливали в парке, а не сводили в ресторан?... Или в ночной клуб? Вот что, Александр! Чтобы впредь не путаться, советую вам купить блокнотик и вести строгий учет своим свиданиям. Прошу вас больше мне не звонить. Я не собираюсь участвовать в вашем маркетинге, тестинге, кастинге или как там еще у вас это мероприятие называется. Желаю счастья. (Кладет трубку, выходит.)
   - (Кладет трубку.) Да-а-а! Ситуация! Наташа, да не наша. Получается, я договаривался с одной Натальей, а встречался с другой. Но как же это могло произойти? И как мне теперь искать эту другую?
  
  В комнате Суворина раздается телефонный звонок. Суворин подходит к телефону и снимает трубку.
  
  С у в о р и н. Да!
   Г о л о с Л а в р у х и н о й и з т е л е ф о н н о й т р у б к и з а с ц е н о й. Здравствуй, Саша!
  - Здравствуй, Валюша!
  - Ждала, ждала от тебя звонка, и не дождавшись, решила позвонить сама.
  - Извини, я совсем закрутился. Как поживаешь?
  - Твой тост за искоренения из жизни скуки не подействовал.
  - Что, опять скучаешь?
  - (С шутливым укором.) Не скучала бы, если бы кое-кто помнил свои обещания.
  - Я действительно был очень занят.
  - На яблоках, что ли? Кстати, как насчет мешочка яблок? Помню, кто-то обещал доставить в любое время по нужному адресу. Или адрес забыл?
  - Обязательно... Только дай немного со срочными делами разделаться.
  - А мне что-то шампанского захотелось. А пить в одиночестве... Говорят, это последняя стадия алкоголизма.
  - Обещаю составить компанию, дай только сначала дела закончить...
  - Нет, ты все-таки ухажер невнимательный. За четыре дня не удосужился позвонить любимой женщине.
  - Неужели четыре дня прошло? Вот время летит!
  - Не четыре, а целых четыре. Ну ладно, не буду мешать. Будет желание - позвони. Пока.
  - Пока. Не обижайся.
  - Попробую...
  
  Суворин кладет трубку. Занавес на левой полусцене.
  
   Картина двадцать первая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Часть прихожей и гостиная в квартире Первенцовой. На диване сидит Катерина и читает книгу. Входит Первенцова.
  
  П е р в е н ц о в а. Катюня, ужинать!
  К а т е р и н а. Сейчас, мам. Полстранички осталось.
  - И что это ты с таким упоением читаешь? (Подходит и смотрит на обложку.) Юрий Никиткин. Что-то я не знаю такого писателя. Интересно пишет?
  - (Не отрываясь от чтения.) Что ты! Оторваться невозможно!
  - И про что?
  - Да про все. Про романтические приключения трех друзей, про то, как нужно дружить и любить...
  - Ладно. Заканчивай. Ужин стынет.
  - Иду.
  
  Первенцова выходит. В прихожей звонит телефон. Катерина подходит к телефону.
  
  К а т е р и н а. Алло!
  Г о л о с П р ы т к о г о и з т е л е ф о н н о й т р у б к и з а с ц е н о й. Добрый вечер. Наталью Владимировну можно?
  К а т е р и н а. Мам! Тебя спрашивают.
  
   Первенцова торопливо подходит к телефону. Катерина удивленно смотрит на нее.
  
  К а т е р и н а. Мужской голос.
  П е р в е н ц о в а (Катерине). Иди, кушай, я тебе все положила.
  
   Берет трубку. Катерина выходит. У двери оборачивается и смотрит на Первенцову. Появляется голографическое изображение Суворина.
  
  П е р в е н ц о в а (в трубку). Да!
  П р ы т к и й. Наталья! Привет!
  - (Разочарованно.) Кто это?
  - Это Александр...
  
  Голограмма исчезает.
  
  П е р в е н ц о в а. Добрый вечер.
  - Как спалось после вчерашнего?
  - Хорошо.
  - А мне черти снились. Наверное, переел, на ночь глядя, вчера в ресторане.
  - Вы еще в ресторан успели завернуть?
  - Кто это - вы. А ты разве не была со мной в ресторане?
  - Я вообще в ресторане век не была.
   - Да ладно шутки шутить! Это у тебя юмор такой? И чего это ты вдруг на 'вы' перешла. Мы на бруденшафт пили? Пили.
  - Вот что, Александр. Я хоть и Наталья, но не та, которая вам нужна. Желаю вам всего хорошего. (Кладет трубку.)
  
  Первенцова выходит. Пауза. Снова звонит телефон. Она возвращается, торопливо подходит к телефону, берет трубку.
  
  П е р в е н ц о в а. Да!
  П р ы т к и й. Это опять я...
  (Раздосадованно). Александр! Я же вам все, по-моему, доходчиво объяснила.
  - Это самое...как вас по батюшке, не знаю.
  - Это сейчас не так важно.
  - Тут, похоже, и вправду какая-то путанка. А вы не знаете, как мне найти другую Наталью? Я ведь с ней по этому телефону разговаривал, и мы встречались. Не могла же она так вот просто пропасть.
   - Откуда же я могу знать? Здесь ее нет. Ищите в другом месте.
  - А вы меня не разыгрываете? Скажите, вы...
  - Да не разыгрываю я вас! Я вас действительно не знаю. Желаю найти свою Наталью. Всего вам доброго. (Кладет трубку, выходит.)
  
   Занавес на правой полусцене.
  
   Картина двадцать вторая
  
  Открывается занавес на левой и правой полусценах. На левой - квартира Суворина, на правой - часть прихожей и гостиная в квартире Первенцовой. Она сидит с книгой, отбрасывает ее, включает телевизор, выключает его, подходит к окну. Выходит из комнаты, снова входит. Суворин ходит по комнате с телефоном. Садится на диван и набирает номер. За сценой слышится гудок телефона.
  
  Г о л о с з а с ц е н о й и з т е л е ф о н н о й т р у б к и. 'Гименей двадцать один'...Вас слушают! Добрый вечер!
   С у в о р и н. Добрый вечер! Вас беспокоит ваш клиент. Помогите, пожалуйста, в одном вопросе. Дело в том, что я встречался с женщиной, которую вы мне порекомендовали. И мы с ней договорились созвониться, но я потерял ее телефон.
  - Что-нибудь можете сказать про вашу женщину?
  - Зовут Наталья, красивая, на вид лет сорок, волосы темные, глаза темносерые...
  - Стоп, стоп!.. Так мы с вами далеко не продвинемся. Мне другие данные нужны: фамилия, отчество, год рождения, рост, вес - словом, те данные, которые есть в нашей картотеке.
  - К сожалению, больше ничего не могу сказать. Да, еще улицу и номер дома знаю. Номера квартиры не знаю.
  - А можете сходить и покараулить ее около дома?
  - Пробовал - безуспешно...
  - Ну отчество-то вы хотя бы помните? Мы же вам даем кандидатуры с отчеством, а не кое-как.
  - Раньше был уверен, что Николаевна, а теперь не знаю.
  - Ну тогда я посмотрю всех женщин с именем Наталья в возрасте от тридцати пяти до сорока пяти лет. Согласны?
  - Да.
  - А дальше уж вы разбирайтесь сами. Всего у нас Наталий, я думаю, не меньше пятидесяти. В указанном возрастном диапазоне наберется не менее тридцати. Поэтому быстро сделать подборочку не получится. Перезвоните мне минут через тридцать. Хорошо? Скажите, а у вас есть электронный ящик в Интернете?
  - Да.
  - Тогда давайте я сброшу вам список через Интернет. Мне так - проще и быстрее. Только вы пошлите коротенький запрос, чтобы у меня ваш адрес высветился. Наш адрес вы знаете, он есть на нашей визитке. Есть она у вас?
  - Да, есть.
  - Ну и прекрасно. Всего доброго.
  - Большое вам спасибо. Всего доброго. (Садится за компьютер, нажимает на клавиши.)
  
   В квартире Первенцовой раздается телефонный звонок. Она спешит в прихожую к телефону. Берет трубку. Уходит в гостиную. Появляется голографическое изображение Суворина.
  
  П е р в е н ц о в а. Здравствуйте. (Пауза.) Нет. (Голограмма исчезает.) Квартиру мы не сдаем и сдавать не будем. (С досадой.) Мне уже много раз звонили риэлтеры, и каждый раз я прошу убрать меня из вашего банка данных. Но вы все продолжаете и продолжаете звонить. Ну сколько можно?! (Кладет трубку.) Черт знает что!
  
  В квартире Первенцовой снова раздается звонок. Она берет трубку. Появляется голографическое изображение Суворина.
  
  П е р в е н ц о в а. Добрый вечер. (Разочарованно). Да, обращалась. (Голограмма исчезает, пауза.) Да, это я. (Пауза.) А вы как относитесь к музыке? Что предпочитаете: грандж, шугейзер, нойз-рок или какую-нибудь еще? Что это такое? (Со злой иронией.) Вы меня удивляете! Не знать таких популярных направлений в современной музыке!..(Пауза. Язвительно.) Ну да, я забыла: мы же на рынке сердечных услуг. А на рынке, прежде чем торговаться, нужно провести маркетинг.
  
  В прихожую входит Катерина. Она в куртке, шапке и сапогах. Подходит к двери в гостиную, стоит и с недоброй улыбкой смотрит на Первенцову. Та замечает Катерину.
  
  П е р в е н ц о в а. Простите...Мне сейчас не до этого. Может быть, как-нибудь позже. Сейчас я не в состоянии этим заниматься. Желаю вам успеха в поисках вариантов. Всего доброго. (Кладет трубку.)
  К а т е р и н а (иронично). И что это нам мужчины обзвонились? Звонят и звонят, звонят и звонят.
  - Да это из агентства недвижимости звонили. Спрашивали, будем мы сдавать квартиру или нет.
  
  Суворин снова нажимает на клавиши. Из принтера выходит распечатка. Он берет ее, изучает.
  
  К а т е р и н а. А что? Давай сдадим одну комнату.
  - Кому?
  - Ну хотя бы этому Александру.
  - (Резко.) Катерина!
  - (Резко.) Что 'Катерина'?!
  - (Смягчаясь, примирительно.) Ничего... Раздевайся. Идем, я тебя покормлю. У нас сегодня твои любимые сырники с клюквенным киселем.
  
  Уходят.
  
  С у в о р и н. Так... В списке двадцать четыре Наташи. Начнем по порядку. Наталья Сергеевна, тридцать шесть лет, разведена, детей нет. Рост сто шестьдесят семь. Вес шестьдесят три. Занимается парашютным спортом. Что-то я не помню, чтобы Наталья рассказывала о своем увлечении парашютным спортом. Да и не похожа она на экстремала... Парашютистка отпадает. Дальше: Наталья Николаевна, сорок лет, блондинка, вдова. Рост сто шестьдесят восемь, вес шестьдесят девять, дочь семнадцать лет... Стоп! Так это - Наташа, которая не наша. Отпадает... Следующая - Наталья Ивановна, сорок два года, рост сто шестьдесят пять, вес почему-то не указан, замужем не была. Детей нет. Любит животных. (Берет трубку. Набирает номер. За сценой слышен гудок телефона.)
  Г о л о с Т и х у ш и н о й и з т е л е ф о н н о й т р у б к и з а с ц е н о й. Алë!
  С у в о р и н. Наталья Ивановна?
  Т и х у ш и н а. Да.
  - Добрый вечер!
  - Добрый вечер!
  - Извините, может быть, мой вопрос покажется странным... Вас беспокоит один из клиентов клуба знакомств. Вы туда обращались за содействием.
   - Слушаю вас.
  - Меня зовут Александр. Скажите: не с вами мы вчера встречались около кинотеатра и гуляли в парке?
  - Нет, я вчера ни с кем не встречалась. Я вчера вообще от дома далеко не отходила. У меня Сильва заболела. Что-то ее стошнило с утра, а потом она какая-то вялая была весь день, нос был горячий. Так что пришлось всерьез заниматься ее лечением. Сейчас дело пошло на поправку. Да, Сильва? Поправляемся? Поправляемся... Молодец, моя девочка.
  - Желаю скорейшего выздоровления вашей дочери.
  - Сильва мне не дочь. (В телефонной трубке за сценой слышен собачий лай. К нему присоединяется другой.) Берта, отстань от нее! Да что же это такое! (После паузы.) Извините, собаки разбушевались... Сильва не дочка, Сильва - собачка.
  - Я смотрю, у вас их несколько?
  - Четыре. Есть еще Берта, Джолли и Сеньор. И еще три кошечки. Мы дружная семья: семь их и я.
  - Как же вы управляетесь с таким количеством живности?
  - Они ведь не просто живность! Они душу имеют. И они мне родней родных. Потому мне с ними легко управляться.
  - Ну что ж, прошу прощения за беспокойство, всего доброго вам и вашим, которые роднее родных.
  - Вам тоже всего доброго.
  
  Суворин кладет трубку. Смотрит в распечатку. У него звонит телефон. Он берет трубку.
  
  Г о л о с П о н о м а р е в о й з а с ц е н о й и з т е л е ф о н н о й т р у б к и. Добрый вечер, Саша.
  С у в о р и н. Здравствуй, Светлана!
  П о н о м а р е в а. Как дела?
  - Как тебе сказать? Не так хорошо, как хотелось бы. Но и не так плохо, как хотелось бы другим.
  - И много этих 'других'? По твоему тону чувствуется, что много. Не слишком ли мрачно смотришь на жизнь?
  - Да это я так...Жизнь прекрасна и удивительна!
  - Что-то случилось? Может быть, поделишься? Если, конечно, можешь.
  - Да ничего особенного. Просто не клеится ничего последние дни.
  - А я тебе говорила, что нужно делать перерывы в работе. Кстати, мне принесли два билета на концерт в субботу. Моцарт, Брамс, Шуман. Приглашаю присоединиться.
  - Не могу. Дел - по горло.
  - Так концерт - в выходной.
  - Все равно не могу.
  - Жаль... Не буду больше отвлекать тебя от важных дел пустыми вопросами. Просто захотелось послушать хорошую музыку, а не с кем. Вот и решила позвонить тебе.
  - Пойми, мне действительно сейчас не до чего.
  - Может быть, со здоровьем что?.. Лекарства какие нужны? У меня есть возможность...
  - Нет, не надо, спасибо. Здоровье в порядке - спасибо зарядке.
  - Мама здорова?
  - Да, слава Богу, здорова.
  - Ну тогда извини за назойливость. Пока.
  - Пока. Не обижайся.
  
  Кладет телефонную трубку, снова снимает ее и набирает номер. Занавес на левой и правой полусценах.
  
  
   Картина двадцать третья
  
  Открывается занавес на левой полусцене. Комната Суворина. Он входит в комнату. Снимает пиджак, вешает его на спинку стула. Включает компьютер. Садится за стол. Входит Валентина Дмитриевна.
  
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Саша! Мне надо с тобой поговорить.
  С у в о р и н. О чем, мама?
  - (Садясь на диван, нерешительно.) Я вижу, ты последнее время - сам не свой: рассеянный, грустный. Похудел.
  - Да ничего я не похудел!
  - ...Замкнулся.
  - Просто работы много. Ты же сама видишь, сижу, не разгибаясь.
  - Работу всю не переделаешь. С этой работой можно совсем себя доконать.
  - Что ты предлагаешь? Ты же знаешь, я не для себя стараюсь. Я же не виноват, что наше государство устроило нам такую веселую жизнь. Ребятам сейчас, как никогда, нужна поддержка. И они должны не только нормально питаться, одеваться. Они должны развиваться, летом хорошо отдыхать... А у нас куда ни сунься: на курсы языка, кружок или секцию, в какой-нибудь захудалый детский оздоровительный лагерь - везде деньги, деньги. И деньги немалые.
  - Конечно, я не могу тебе советовать, как жить. Ты взрослый человек. И говоришь ты все правильно. Детям нужна поддержка. Но они потихоньку подрастают, можно подумать немного и о себе, об устройстве своей личной жизни. Вокруг так много хороших женщин.
  - Та-а-а-к! Кажется, я догадываюсь, откуда эти мотивы: тебе звонила Света, и вы обсуждали мою несчастную личную жизнь.
  - Ничего мы не обсуждали. Просто говорили про жизнь. А потом я подумала: чем тебе не пара? Мы ее давно знаем: серьезная, порядочная, вежливая, будет замечательной женой.
  - Мам! Давай не будем об этом. Может, ты меня и сосватала уже?
  - Что ты! Как я могу?
  - Все у меня нормально. Не переживай ты за меня.
  - Ну, как знаешь. (Выходит.)
  
  Суворин садится за стол и нажимает пальцами на клавиатуру компьютера.
  
   Занавес общий.
  
  
  
  
   Действие второе
  
  
   Картина двадцать четвертая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На диване в фойе концертного зала сидит и рассматривает программку Первенцова. К ней подходит Суворин. Первенцова поднимает глаза и изумленно смотрит на Суворина.
  
  С у в о р и н. Здравствуйте, Наташа. Разрешите присесть? (Присаживается на диван.)
  
   Пауза, вызванная обоюдным замешательством. Раздается третий звонок.
  
  П е р в е н ц о в а. Вы?.. Вот не ожидала! Вы снова стали посещать концерты?
  - Да вот решил восполнить пробел в своем культурном развитии.
  - (После паузы.) Как вам первое отделение?
  - Если честно, то я плохо слушал музыку. Как-то не получалось сосредоточиться.
  
   Слышны звуки настраиваемых музыкальных инструментов.
  
  П е р в е н ц о в а. Что же вам мешало сосредоточиться?
  - Я искал одного человека, который, как мне сказали, появляется здесь периодически на абонементных концертах.
  
   Слышны аплодисменты.
  
  П е р в е н ц о в а. У детективов это, по-моему, называется наружное наблюдение. Что-то я не помню, чтобы вы мне говорили о таком своем увлечении.
  - Так получилось, что на время пришлось стать частным детективом.
  
   Пауза. Звучит Второй концерт Рахманинова. Подходит билетерша.
  
  Б и л е т е р ш а. Прошу вас не разговаривать. Вы мешаете.
  С у в о р и н (билетерше). Извините. (Первенцовой, тише.) Ваше место, как обычно, на балконе?
  П е р в е н ц о в а. Да. А ваше - в партере?
  - Да.
  - Вас на свое место теперь уж точно не пустят. Что ж, пойдемте погуляем.
  
  Подходят к гардеробу, одеваются. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина двадцать пятая.
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней панорама ночного города и вход в филармонию. Суворин и Первенцова выходят на улицу.
  
  П е р в е н ц о в а. Ну и как? Увенчалась успехом ваша операция?
  С у в о р и н. Пока не знаю.
  - Тогда, может быть, вам вернуться?..
  - (После паузы.) Наташа! Понимаете... Произошло недоразумение. Вы в тот вечер должны были встретиться с другим Александром, а я с другой Натальей.
  
  
   Картина двадцать шестая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - продолжение панорамы города. Суворин и Первенцова прогуливаются по левой и правой полусценам.
  
  П е р в е н ц о в а. Откровенно говоря, я с самого начала почувствовала, что здесь что-то не так. Мне бросилось в глаза разительное несоответствие виртульного и реального образов, и я - помните? - сказала вам об этом.
  С у в о р и н. Признаться, меня тоже несколько смутило одно обстоятельство: я ждал женщину в черной кожаной куртке и джинсах, а на вас был плащ, в котором вы сегодня... Я еще подумал тогда: ну вот, начинается склероз. Пора начинать следить за собой.
  - ...Окончательно же расставил все точки над i звонок другого Александра.
  - Не встречались с ним?
  - Нет. Тот Александр не в моем вкусе.
  - Как же вы это определили, если даже не видели его?
  - Здесь не нужно обладать особой прозорливостью, чтобы понять, что для меня перспективы в данном варианте нет. А он все никак не мог усвоить, что встречался не с той Натальей. Думал, что я его разыгрываю.
  - Если позвонит, можете передать ему телефон его Натальи. Человек, может быть, страдает, места себе не находит.
  - Да вряд ли он позвонит.
  
  Занавес на левой полусцене.
  
  П е р в е н ц о в а. А вы не стали продолжать знакомство с той Натальей?
  - Нет.
  - Как же так? Договаривались-то о встрече вы ведь с ней. (Шутливо.) Обнадежили женщину... Мужчина не должен так поступать.
  - Я ей звонил. И когда узнал, что в тот вечер еще успел посидеть с ней в ресторане, то подумал, что мой склероз стал прогрессировать чересчур быстрыми темпами. Но потом понял, что умственное расстройство здесь ни при чем.
  - ...А все дело в нашей нехорошей привычке опаздывать.
  - Да. В результате, более дисциплинированные и ответственные встретились раньше и ушли.
  - ...А безответственные встречались по остаточному принципу.
  - Совершенно верно. (После паузы.) Погода сегодня не располагает к прогулке на свежем воздухе. Предлагаю зайти в какое-нибудь заведение, где можно согреться за чашечкой чего-нибудь горячего.
  
   Картина двадцать седьмая
  
  Занавес на правой полусцене. Открывается занавес на левой полусцене. На ней - интерьер кафе. Суворин и Первенцова появляются в кафе. Снимают верхнюю одежду, проходят к столику, садятся. Подходит официант.
  
  С у в о р и н (Первенцовой). Не возражаете против кофе? А, может быть, для начала - шампанского? Надо же отметить нашу встречу. Не возражаете? Что будем брать из закусок?
   П е р в е н ц о в а. Я не голодна.
   С у в о р и н (официанту). Ну тогда что-нибудь легкое, на ваше усмотрение.
  
   Официант уходит.
  
  С у в о р и н. Как вы жили, что делали в свободное от работы время?
   - В свободное от работы время российская женщина занимается домашним хозяйством, решает бытовые проблемы, воспитывает подрастающее поколение. Дочь в таком возрасте, что требует особого внимания.
  - Сколько ей?
  - Восемнадцать.
  - Уже взрослый человек. Не расценивает ваше особое внимание как вмешательство в свою личную жизнь?
   - (Задумчиво.) ... Да, конечно, я понимаю: не дело - постоянно ее опекать. Но я никак не могу перестроиться. Мне все время кажется, что она еще ребенок... А у вас есть дети?
  - Есть. Двое. Мальчики, тринадцать и десять лет.
  - Еще маленькие... Живут с вашей бывшей женой?
  - Да.
  - Некоторые мамы после развода запрещают детям общаться с папой...
  - Поначалу и у нас была такая проблема. Потом отрегулировали. Правда, - через суд. Жаль только, что с возрастом желание пообщаться возникает у них все реже и реже. Особенно - у старшего. Может быть, это - из-за его частых и длительных отлучек на сборы и соревнования. Сказать, что между нами появилась отчужденность, было бы неправильно, но понемногу он отдаляется. Теперь во многих вопросах авторитетом для него является тренер.
  - Ревнуете?
  - Беспокоюсь о духовном благополучии. Что касается профессиональных качеств, то здесь его наставник, бесспорно, специалист высокого класса: воспитал нескольких известных теннисистов. Но что касается духовной составляющей, жизненных установок, то тут у него такие тараканы в голове!
  - И все-таки вы ревнуете. В ваших словах чувствуется обида. Что делать! Мне кажется, здесь если и надо обижаться, то на законы природы. Так уж в ней устроено, что, по мере взросления наших детей, мы нужны им все меньше и меньше. Может быть, когда вырастут, станут мудрее, они почувствуют потребность в общении с родителями.
  - (Задумчиво.) Любовь нечаянно нагрянет, когда меня уже не станет...
  - Будем надеяться, что это случится несколько раньше.
  
   Подходит официант. Ставит на стол шампанское, фужеры, тарелки с закусками. Открывает шампанское, разливает по бокалам. Уходит. Суворин и Первенцова поднимают бокалы.
  
  С у в о р и н. Оставим грустные мысли. Сегодня у меня праздник. Я хочу выпить за удачное завершение операции под кодовым названием 'Таинственная незнакомка'.
  
  Пьют шампанское. Пауза.
  
  П е р в е н ц о в а. А чем вы занимались? Как ваши успехи на рынке сердечных услуг?
  - Никак. Я забросил это дело.
  - (Иронично.) Медведь подумал и решил, что лучше прожить жизнь короткую, но на воле.
  - Нет, не совсем так. (После паузы.) Все это время я искал вас. Несколько раз звонил Наталье Николаевне, чтобы узнать у нее телефон другого Александра, а через него - ваш. Но она не брала трубку. Потом пробовал караулить вас около дома. Однако эту наружку пришлось быстро свернуть, так как сидящие около дома бабульки стали на меня косо смотреть и перешептываться. Наверное, приняли за наводчика. А потом одна из них поднялась и вошла в подъезд. Ну, думаю, сейчас позвонит в милицию. Пришлось ретироваться. Вы уезжали куда-нибудь?
  - Нет. Просто последнее время было много работы, и я поздно возвращалась домой.
  - Потом пытался найти вас через агентство. Про вас я почти ничего не знаю, даже отчества, поэтому мне дали список всех Наташ вашего примерно возраста. Таких набралось двадцать четыре. Обзвонил всех - вас среди них не оказалось.
  - Вы в каком агентстве меня искали?
  - 'Гименей двадцать один'.
  - Так ведь я в другом.
  - Чтобы это понять, мне нужно было сначала обзвонить всех Наташ из моего списка.
  -. И тогда, зная, что я посещаю абонементные концерты, вы решили...
  - Да. 'Место встречи изменить нельзя.' А если бы не ваша любовь к музыке, то пришлось бы обзванивать всех Наташ города. Так как же все-таки ваше отчество?
  - Владимировна. А ваше, надеюсь, не Петрович?
  - Николаевич.
  
   Пауза. Суворин разливает по бокалам шампанское. Поднимает свой бокал.
  
  С у в о р и н. Наше знакомство было случайным. Случай может сыграть злую шутку, а может стать счастливым. За то, чтобы в нашей жизни все случайности были только счастливыми.
  
   Пьют шампанское. Пауза.
  
  С у в о р и н (медленно, с трудом подбирая слова). Вы знаете...Когда я сегодня увидел вас в фойе, сидящей на диване, я ... не знаю даже, как это выразить... Наверное, такие чувства мог испытать Сизиф, если бы ему удалось, наконец, закатить свой камень на вершину горы: внутри как будто отпустили сжатую пружину, вместо огромного напряжения пришла необыкновенная легкость. А все, чем минуту назад был заполнен мир: люди, предметы, звуки - все это вдруг исчезло из поля зрения, перестало существовать. Есть только вы. Все остальное стало малозначительным, не достойным внимания, лишним...
  
   Пауза.
  
  П е р в е н ц о в а (тихо) ... Я ждала вашего звонка.
  С у в о р и н. И почему я не спросил в ту встречу номера вашего телефона?! Но мне и в голову не могло прийти, что вы не Наталья Николаевна.
  - Когда я поняла, что у вас нет моего телефона, я подумала: при желании разыскать меня не составит труда.
  - Я тоже поначалу так думал. И пошел, в общем-то, верным путем. Но на этом пути оказалось много завалов.
  - А я подумала: раз другая сторона по непонятной причине неожиданно прервала контакт, значит, 'нас не выбрали'.
  - Если бы мы не встретились сегодня, я продолжал бы искать вас до тех пор, пока не нашел.
  - 'И через тридцать лет они встретились снова' - сюжет для третьей части романа.
  - Почему - третьей? А где две первые?
  - Первая часть - 'Крик на балконе', вторая - 'Пятнадцать лет спустя', третья - 'Тридцать лет спустя'.
  - Нет, мы встретились бы гораздо раньше. У меня был составлен план поиска. Этот план обеспечивал решение поставленной задачи максимум в течение месяца.
  - (Шутливо.) В вашем лице следственные органы не досчитались талантливого специалиста.
  - Да не нужно здесь никакого таланта! Обыкновенный системный подход. И - строгое следование намеченному плану.
  - А я в этом 'плане перехвата' у вас объект или субъект?
  - Вы в нем объект обожания.
  - Так уж сразу! Ведь вы меня совсем не знаете... (После паузы.) Однако концерт в филармонии уже, наверное, закончился. (Смотрит на часы)...
  - Сколько? (Смотрит на часы.) Одиннадцатый час. (Проходящему мимо официанту.) Будьте добры...Нам - кофе и рассчитайте нас. (Первенцовой.) Ваша дочь, наверное, уже дома и ждет вашего возвращения, чтобы узнать, как прошел концерт.
  - Катя так рано не приходит.
  - ...По первому отделению вы еще можете отчитаться, а что будете говорить о втором?
  - Скажу, что я на него опоздала и пришлось слушать музыку, сидя в буфете за бокалом шампанского. (Смеется).
  
   Суворин разливает по бокалам шампанское, поднимает бокал.
  
  С у в о р и н. Вы говорили о романе в трех частях... За то, чтобы у этого романа был счастливый конец.
  
  Пьют шампанское. Пауза. Официант приносит кофе, расчет. Суворин расплачивается с официантом. Тот уходит.
  
  С у в о р и н. Да, пока не забыл... Чтобы не пришлось снова задействовать план перехвата 'Таинственная незнакомка', давайте я запишу номер вашего телефона. (Достает записную книжку и авторучку.)
  П е р в е н ц о в а. Давайте, я напишу. (Берет у Суворина записную книжку и авторучку, пишет. Возвращает записную книжку и авторучку.)
  
  Суворин пишет что-то в записной книжке, затем вырывает листок и протягивает его Первенцовой.
  
  С у в о р и н. А вот мои телефоны.
  П е р в е н ц о в а. Когда будете звонить, имейте в виду, что у нашей Кати есть одна индивидуальная особенность: она бросает трубку, где попало, иногда даже под подушку умудряется засунуть. Поэтому, если никто долго не подходит к телефону, - это еще не значит, что нас нет дома. Просто мы можем в это время искать трубку.
  - Я буду терпеливым и настойчивым.
  
  Встают, направляются к гардеробу. Одеваются и уходят за кулисы. Занавес на левой полусцене.
  
   Картина двадцать восьмая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Часть дома Первенцовой и подъезд. К подъезду подходят Суворин и Первенцова. У нее в руках букет цветов.
  
  П е р в е н ц о в а. Ну, вот я и пришла. (Смотрит на окна верхнего этажа.) Это удивительно, но мое чадо уже дома... Спасибо вам за цветы.
  С у в о р и н. А вам спасибо за то, что вы нашлись. Чем планируете заниматься завтра?
  - Завтра у нас напряженный день: закрытие дачного сезона. Нужно подготовить дом и растения к зимовке.
  - По себе знаю - задача эта ответственная и трудоемкая.
  - Да. Приедем уже никакие. Сил и времени останется только на то, чтобы кое-как приготовиться к рабочей неделе.
  - Понимаю. Ну а поговорить по телефону у вас хватит сил?
  - Посмотрим.
  - Тогда отдыхайте перед трудным днем. Завтра вечером я вам позвоню, узнаю, как прошла консервация дачи.
  - Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  
  Суворин поворачивается и уходит. Первенцова открывает дверь ключом домофона и заходит в подъезд.
  
   Занавес на правой полусцене.
  
   Картина двадцать девятая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната Суворина. Со сцены в зал стекает яблочный аромат. За сценой звонит телефон.
  
  Г о л о с П е р в е н ц о в о й и з т е л е ф о н н о й т р у б к и. Да! Алло!
  С у в о р и н. Добрый вечер, Наташа!
  П е р в е н ц о в а. Добрый вечер.
  - Это - Александр.
  - Я узнала.
  - Как прошло закрытие дачного сезона?
  - Благополучно. А вы чем занимались?
  - Переработкой яблок. У нас в этом году очень много яблок уродилось.
  - Вы сказали: яблоки - и у меня в комнате запахло спелым белым наливом.
  - Так это - запах из вашей телефонной трубки. У нас же вся квартира пропитана яблочным ароматом. И сушим, и сок гоним, и варенье варим. Вот этот запах и передается вам по телефону.
  - Шутите...Разве могут запахи передаваться по телефону?
   - Некоторые телефоны обладают такой способностью. Вот у меня сейчас из трубки пахнет вашими духами. А когда я обзванивал список, о котором я вам говорил, то разговаривал с одной Натальей. У Чехова была дама с собачкой, а это - дама с собачками. Живет с четырьмя собаками и тремя кошками. Любит их, как своих детей, разговаривает с ними, как с людьми. Так вот: когда я говорил с ней, у меня из трубки потянуло зверофермой. И вы знаете, мне показалось, что женщина счастлива... А у вас есть собака?
  - Нет. Была раньше. Когда закончился ее жизненный путь, Катюня очень тяжело переживала потерю.
  - Да, после этого задумаешься: заводить собаку или нет. Ведь собачий век короток, а человек привыкает к ней, и ее потеря бывает сравнима с потерей близкого человека.
  - Мы завели собаку ради Кати, чтобы она получала положительные эмоции, чтобы у нее вырабатывалось чувство ответственности, воспитывалась доброта.
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - часть прихожей и гостиная в квартире Первенцовой. Она сидит на диване.
  
  С у в о р и н. Наташа, а кто привил вам любовь к музыке? У вас в роду были музыканты?
  П е р в е н ц о в а. Нет, музыкантов не было. Родители регулярно посещали концерты и иногда брали меня с собой. Дома тоже часто звучала хорошая музыка. Но решающую роль сыграла музыкальная школа. У нас были замечательные педагоги, настоящие фанатики своего дела. С такими невозможно было не полюбить музыку.
  - На каком инструменте вы играете?
  - Я окончила школу по классу скрипки. Еще немного играю на фано.
  - Ваша профессиональная деятельность как-то связана с музыкой?
  - Да, я работаю музыкальным редактором на телевидении.
  - Не жалеете, что не стали профессиональным музыкантом?
  - Педагоги настоятельно рекомендовали родителям отдать меня в училище. Но я в то время мечтала о карьере киноактрисы.
  - Что же помешало осуществиться вашей мечте?
  
  В квартиру входит Катерина. Подходит к двери в гостиную, стоит и слушает. Первенцова ее не видит.
  
  П е р в е н ц о в а. Я проучилась во ВГИКе полтора года.
  С у в о р и н. А дальше?
  - А дальше было то, что часто бывает с начинающими актрисами. На втором курсе меня пригласил в свой фильм известный режиссер. Мне была предложена сделка - я отказалась. После этого у меня начались в институте проблемы. Пришлось забрать документы.
  
   Первенцова видит Катерину.
  
  П е р в е н ц о в а. На этой печальной ноте разрешите закончить свой рассказ. Пришло мое чадо.
  С у в о р и н. Еще на минутку задержу вас... Вы по-прежнему возвращаетесь поздно с работы?
  - Нет. Мы сдали передачу, сейчас - временное затишье.
  - Тогда я вам позвоню завтра вечером. Всего доброго и спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  
  Занавес на левой полусцене.
  
   Картина тридцатая
  
  П е р в е н ц о в а. Ты чего такая взъерошенная? Поссорились?
  К а т е р и н а. Да ну его!.. А у тебя, я смотрю, личная жизнь налаживается.
  - С чего ты взяла?
   - Ты сейчас похожа на люстру Большого театра перед началом спектакля.
  - Что - такая большая?
  - Такая сияющая.
  - Просто настроение хорошее.
  - Настроение 'просто' не бывает.
  - (Добродушно.) Какая ты наблюдательная... И мудрая не по годам. Ладно, раздевайся. Давай чайку попьем.
  
   Катерина выходит. Телефонный звонок. Катерина забегает в гостиную.
  
  К а т е р и н а. Если он, меня нет дома!..
  П е р в е н ц о в а. Вот это да! А где ж ты тогда в такое время?
  - Ушла гулять. (Выходит.)
  - Нет, уж ты, пожалуйста, меня сюда не впутывай, сама разбирайся. (Телефон продолжает звонить, через некоторое время замолкает.)
  
   В гостиную заходит Катерина.
  
  К а т е р и н а. Нет, вот ты скажи...как можно говорить, что любишь, и, в то же время, не считаться с желанием любимого человека?
  П е р в е н ц о в а. В чем же это выражается конкретно?
  - Мы собирались на следующей неделе пойти в кино. Я хотела посмотреть 'Титаник', а он купил билеты на 'Властелина колец'.
  - Вы собирались вообще в кино или на 'Титаника'?
  - Вообще.
  - В таком случае, он не нарушил вашей договоренности.
  - Но я не хочу идти на этого 'Властелина'. Я хочу посмотреть 'Титаник'.
  - Тогда в следующий раз договаривайтесь конкретнее. Ты знаешь... Мне кажется, это не тот случай, когда нужно обострять отношения и доводить дело до размолвки. А слова 'хочу', 'не хочу' было бы полезным вообще употреблять как можно реже.
  - А как тогда быть, если один хочет, а другой не хочет или хочет чего-нибудь другого?
  - Тогда нужно попробовать убедить.
  - А если не убеждается?
  - Чтобы убеждался, надо постараться быть убедительной. Для чего, во-первых, ты сама должна быть на сто процентов уверена, что твой вариант объективно лучше, именно объективно, а во-вторых, нужно иметь убедительные доводы.
  - Ну, а если даже убедительные доводы не действуют?
  - Тогда нужно попробовать согласиться.
  - Как у тебя все просто получается!
  - (Раздумчиво.) Да, я понимаю, советы давать - легче. Но ты попробуй. Может быть, получится. Вообще-то, все отношения между людьми строятся на уступках: сделаешь шаг навстречу - к тебе сделают два.
  
  Тихо звучит 'Пер Гюнт' Грига, голоса - тише. Занавес на правой полусцене начинает закрываться.
  
  П е р в е н ц о в а. Особенно важно делать такие встречные шаги в отношениях между близкими, в семье.
  
  Музыка звучит громче. Последние слова заглушает музыка. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина тридцать первая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната в квартире Суворина. Он сидит за компьютером, потом берет телефонную трубку, набирает номер. За сценой раздается телефонный звонок.
  
  Г о л о с П е р в е н ц о в о й з а с ц е н о й. Алло!
  С у в о р и н. Добрый вечер, Наташа.
  П е р в е н ц о в а. Здравствуйте.
  С у в о р и н. Как прошел день?
  - В суете. Занималась накопившимися бытовыми проблемами. А вы закончили переработку яблок?
  - Нет, еще мешка три осталось. А у вас как с урожаем яблок в этом году?
  - У нас старые яблони перестали плодоносить, и мы их спилили. А молодые еще не набрали сил.
  - Тогда, может быть, выручите, возьмете мешочек? А то я уже скоро костьми лягу с этими яблоками.
  - Что мы будем делать с целым мешком? Перерабатывать?
  - Нет, готовым продуктом я всегда могу вас и так побаловать. Ладно, не мешок, так хоть сколько-нибудь.
  - Я даже не знаю...
  - Могу хоть сейчас подвезти. Могу прямо к вашему подъезду.
  - Ну хорошо. Сколько времени вам нужно, чтобы добраться?
  - Минут двадцать.
  - Хорошо, я выйду через двадцать минут.
  
  Суворин выходит.
  
   Картина тридцать вторая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - подъезд и часть дома Первенцовой. Суворин прохаживается около подъезда. Первенцова выходит на улицу. К ней подходит Суворин.
  
  П е р в е н ц о в а. Добрый вечер.
  С у в о р и н. Здравствуйте. (Протягивает Первенцовой цветы.)
  - Спасибо. (Смотрит на пакет в руках Суворина.) Да вы, действительно, притащили чуть не целый мешок! Нам столько не освоить. Большое, конечно, спасибо... (Раздумчиво.) Как же я понесу такую тяжесть?
  - Я помогу...
  
  Первенцова и Суворин заходят в подъезд. В квартире Суворина звонит телефон. В комнату входит Валентина Дмитриевна. Подходит к телефону, берет трубку. Первенцова и Суворин поднимаются по лестнице.
  
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Алло! Добрый вечер, Светлана. А его нет дома. (Пауза.) Да потихонечку... Думала: вот выйду на пенсию - будет больше свободного времени, все дела переделаю. Да не тут-то было! Дня, как и раньше, не хватает. (Пауза.)
  
  Занавес на левой полусцене. Первенцова и Суворин останавливаются на третьем этаже.
  
   В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Спасибо, постараюсь. А как твои дела? (Пауза.) Замечательно! Поздравляю с новосельем. Я рада за тебя. Район хороший?
  
  Первенцова заходит в квартиру и через некоторое время появляется на лестничной площадке.
  
   В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Чудесно! (Пауза.) Ну, это - хлопоты приятные.
  
  Первенцова и Суворин спускаются.
  
   В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Я помню, когда мы лет тридцать пять назад получали квартиру, то полгода были заняты устранением неисправностей, меняли сантехнику, обои, паркет перестилали. Сейчас, наверное, уж этого нет...(Пауза.) То же самое? Надо же, ничего не изменилось. Ну ладно, самое главное - есть, что улучшать. (Пауза.) Другой телефон? Давай, запишу. Сейчас, возьму ручку.
  
  Первенцова и Суворин выходят из подъезда.
  
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Хорошо, обязательно передам. Всего доброго.
   П е р в е н ц о в а. Давайте немного пройдемся. Перед сном полезен небольшой променад.
  
   Уходят. Занавес на правой полусцене.
  
  
   Картина тридцать третья
  
  Открывается занавес на левой полусцене. Комната Катерины и часть прихожей в квартире Первенцовой. На столе в комнате - цветы, ваза с яблоками. Катерина сидит за компьютером. Звонит телефон. Катерина выбегает в прихожую, берет трубку.
  
  К а т е р и н а. Алло!
  Г о л о с С у в о р и н а з а с ц е н о й. Добрый вечер. Позовите, пожалуйста, Наталью Владимировну.
  К а т е р и н а (разочарованно). Минутку.
  
   Подходит Первенцова. Катерина передает ей трубку и уходит в комнату.
  
  П е р в е н ц о в а. Да!
  С у в о р и н. Добрый вечер, Наташа.
  - Здравствуйте.
  - Чем занимаетесь?
  - Занимаюсь ревизией своего гардероба, готовлюсь к завтрашнему дню. У мамы - день рождения.
  - Хотите удивить всех своим нарядом?
  - Удивлять особенно некого. Будут только близкие: родители, брат, мамина сестра с мужем, мы с Катей.
  - ...Мне нужно вас увидеть.
  - Что-нибудь случилось?
  - Да. Мы давно не виделись.
  - Мы с вами только позавчера встречались.
  - Для меня это - слишком большой перерыв.
  - А вчера разговаривали по телефону.
  - Телефон не в счет.
  - А сколько сейчас времени?
  - Полдевятого.
  - Хорошо. Где?
  - Вам где удобно?
  - Давайте у того же кинотеатра. Я подойду минут через десять.
  - Хорошо. До встречи.
  
   Первенцова Кладет трубку на базу, надевает плащ, заглядывает в комнату.
  
  К а т е р и н а. Ты куда?
  П е р в е н ц о в а. Пойду немного подышу воздухом. (Уходит.)
  
   Катерина выходит в прихожую, берет телефон, входит в комнату, садится на диван, задумчиво смотрит в пространство. Звонит телефон. Катерина вздрагивает, быстро включает трубку и подносит к уху.
  
  К а т е р и н а (радостно). Алло! (Разочарованно.) Привет. Да вот сижу - мучаю курсовую. Ничего не получается. Тебе хорошо, у тебя папа - кандидат наук. (Пауза.) ... Да он куда-то пропал. (Пауза.) (Подавленно.) Ну, в общем, - да, было... Из-за чего, из-за чего... Не из-за чего. Так просто, из-за дури. (У Катерины звонит мобильный телефон. Она берет трубку. Радостно.) Привет. (В другую трубку.) Тань, я тебе перезвоню попозже. (Выключает телефон. Говорит в мобильник.) Не мог раньше позвонить? (Пауза.) Звонил он... Значит, плохо звонил. У меня курсовая не идет, а он пропал. (Пауза.) Где? (Подбегает к окну.) Ну ты даешь! И долго ты будешь там стоять? Давай, поднимайся!
  
  Выходит в прихожую, открывает дверь, ждет. В квартиру Первенцовой входит Данила. Он в полинялых обтрепанных джинсах, в кроссовках, которые когда-то были белыми, в короткой ветровке. В руках у него роза на длинной ножке. Катерина бросается ему на шею. Долго стоят, обнявшись, неподвижно.
  
  К а т е р и н а (умиротворенно-раздумчиво, как бы сама себе) ...И можно ничего говорить. Да?
  Д а н и л а. Да... То есть, я хотел только сказать: я купил билеты на 'Титаник'. Ты хотела...
  - Да ладно, бог с ним, с 'Титаником'. Я уже не хочу. Ой! Опять это нехорошее слово!..
  - Какое?
  - 'Хочу', 'не хочу'...Мама сказала, что я не должна употреблять это слово.
  - (Добродушно.) Да ладно, употребляй, только не так часто, чтобы я успевал перестраиваться на новую волну...(Отстраняется от Катерины, влюбленно смотрит ей в глаза.)
  - Раздевайся. Проходи.
  - Вот. (Протягивает ей розу.) Ой, ножка сломалась.
  - Ничего! Тут еще много осталось. (Заходят в комнату.) Потом, у нас все равно такой вазы нет. (Оглядывается по сторонам.) Да у нас, по-моему, вообще вазы кончились. У мамы появился обожатель, теперь у нас во всех комнатах - цветы.
  - А я думал, обожатель появился у тебя. (Смотрит на вазу с цветами.)
  - У меня обожатель пропал. Но теперь, слава богу, нашелся.
  
  Берет вазу с цветами, выходит. Данила садится к компьютеру. Берет яблоко, откусывает. Возвращается Катерина. Ставит на стол вазу с розой.
  
  Д а н и л а. Ну, показывай, что у тебя не получается.
  
  Катерина садится рядом с Данилой. Занавес на левой полусцене.
  
  
   Картина тридцать четвертая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - подъезд и часть дома Первенцовой. Она и Суворин подходят к подъезду. Останавливаются.
  
  С у в о р и н. (Смотрит наверх.) У вас горит свет.
  П е р в е н ц о в а. Катя делает курсовую, как она говорит. А сама - в какой-то прострации. Поругалась со своим молодым человеком и страдает.
  - По какому предмету курсовая?
  - Кажется, по начертательной геометрии.
  - Я мог бы помочь... В каком институте она учится?
  - В архитектурном... Она в детстве рисовала только домá, причем, самой необычной формы.
  
  На третьем этаже в квартире Первенцовой гаснет свет.
  
  П е р в е н ц о в а. Дома, в которых мы живем, ее не устраивали.
  
   В подъезде на третьем этаже появляются Катерина и Данила.
  
  П е р в е н ц о в а. Прочитала где-то, что Пушкину солнце мешало работать, и он закрывался от него занавесками. Тогда она придумала дом, в котором квартиры могут поворачиваться в любую сторону и таким образом следовать за солнцем или, наоборот, прятаться от него.
  С у в о р и н. Кубик Рубика?
  
  Катерина и Данила спускаются. На втором этаже останавливаются.
  
  П е р в е н ц о в а. Что-то вроде этого... (Пауза.) Ну что?.. Давайте прощаться. Спасибо за прогулку. Спасибо за цветы. Наша квартира скоро превратится в оранжерею. У нас уже ваз не хватает. Вы за неделю дарите мне цветы уже четвертый раз. И каждый раз - новые.
   - Каждый раз - новые потому, что я еще не знаю ваших любимых и вынужден действовать методом проб и ошибок.
  - Да всякие я люблю!
  
  Из подъезда выходят Катерина и Данила. Они видят Первенцову и Суворина.
  
  К а т е р и н а. Здравствуйте.
  Д а н и л а. Здравствуйте.
  С у в о р и н. Добрый вечер.
  П е р в е н ц о в а. Знакомьтесь. Это - Катя, а это - Данила.
  С у в о р и н. Очень приятно... Александр Николаевич.
  П е р в е н ц о в а. Вы далеко?..
  К а т е р и н а. Прогуляемся немного. (Она и Данила уходят.)
  П е р в е н ц о в а. Кажется, проблема с курсовой решена... До свидания. (Протягивает Суворину руку, тот берет ее, удерживает в своей.)
  С у в о р и н. Спокойной ночи. Желаю завтра приятно провести время. Я вам позвоню вечером. Ничего?
  П е р в е н ц о в а. Звоните. Мы часов в восемь должны быть уже дома.
  
   Суворин неохотно отпускает руку Первенцовой. Она поворачивается, идет к подъезду. Суворин смотрит ей вслед. Первенцова открывает дверь, поворачивается, машет рукой. Заходит в подъезд. Суворин уходит.
  
   Занавес на правой полусцене.
  
   Картина тридцать пятая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - часть прихожей в квартире Первенцовой и комната Катерины. На столике в комнате в вазе для фруктов - одно яблоко, рядом на листе бумаги - кучка огрызков. В квартиру входит Катерина, снимает куртку, входит в комнату. В комнату входит Первенцова.
  
  П е р в е н ц о в а. (Доброжелательно.) Ну что? Помирились?
  К а т е р и н а. Да
  - И курсовую сделали?
  - Сделали.
  - Ты сегодня вся в шоколаде: и помирились, и курсовую сделала, и с цветами!
  - Да куда мне с тобой по цветам соревноваться!
  - Важен знак внимания.
  - Количество знаков тоже имеет значение.
  - Вот выучитесь, будет Данила взрослым, самостоятельным, успешным, тогда знаков будет больше. А пока такая шикарная роза стоит многих букетов.
  - А Александр Николаевич - успешный?
  - Мы с ним не говорили на эту тему.
  - Интересно, на какие темы разговаривают взрослые? Наверное, говорят: какая молодежь невоспитанная, места в автобусе не уступает. Или - о политике, о стоимости жизни...
  - И об этом тоже. А вообще, главные темы бесед не меняются с того дня, как человек научился говорить: добро и зло, истина и ложь, смысл человеческого бытия...
  - А любовь?
  - И любовь тоже...
  - А взрослые любят, или им достаточно привычки?
  - Если они только что познакомились, и их потянуло друг к другу, то, я думаю, чувства, которые они испытывают, не сильно отличаются от тех, что испытывает молодежь. Ну, а если они уже съели пуд соли, привычка помогает сберечь любовь или хотя бы теплые отношения. Что в этом плохого?
  - А в любви они объясняются? Или они могут уже обходиться без этого?
  - (Здесь и далее - мягко.) Я думаю, у всех - по-разному, дело это сугубо индивидуальное. Но уж если говорить о выразительных средствах, то, мне кажется, здесь у взрослых дела обстоят несколько лучше, чем у молодежи.
  - Это почему же?
  - Да хотя бы потому, что они лексически немного более развиты. Ты же не будешь спорить с тем фактом, что словарь взрослого несколько богаче, чем словарь молодого человека, особенно, современного?
  - Так... Получается, место мы в автобусе не уступаем, с лексикой-то у нас хуже... В общем, не та нынче молодежь!
  - Да я бы не сказала, что вы сильно отличаетесь от нас в молодости. Разве что уж очень неряшливы в одежде... Но к тебе это не относится.
  - Ну, спасибо!
  - Ты у меня еще ничего... Может быть, потому, что мы старались, чтобы тебя с детства окружали красивые вещи. Но основная масса тинейджеров! Эти бесконечные замызганные с вытянутыми коленками джинсы, больше похожие на половую тряпку, пусть иногда и хорошо постиранную. Но даже если они еще до такой кондиции не доношены, то - все равно: все в одном и том же каждый день, зимой и летом, в будни и в праздники, все одинаковые, как насекомые одного вида.
  - Ну почему - все одинаковые? Джинсы бывают разного цвета, с вышивкой, с аппликацией...
  - (Иронично.) ...с заплатками, с надписями, с потертостями, в дырочку...
  - ...Не в дырочку, а 'рваные паруса' это называется.
  - ...Цвета застиранных сержантских кальсон...
  - А ты видела сержантские кальсоны?
  - Папа видел. Это его выражение... И то, что джинсы бывают разные, ничего не меняет. На самом деле, то, что мы привыкли считать разнообразием, есть не что иное, как унылое однообразие... Муравьи, наверное, тоже думают, что они неодинаковые.
  - Может быть, молодежь так выражает свой протест, вызов фарисейству.
  - Если бы это был протест, было бы полбеды. Только, мне кажется, здесь - другое...
  - Ну а если нет средств на покупку чего-нибудь приличного?
  - Что касается средств, то, я думаю, не в этом дело. Прилично и со вкусом одеться стоит не так уж и дорого. Надо только иметь немного вкуса и немного желания. Во всем этом есть еще один важный момент: созерцая ежедневно монотонную некрасивость, человек привыкает к ней, а привыкая к неэстетичности окружающей обстановки привыкает неэстетично мыслить.
  - Бытие определяет сознание? А одежда и, в частности, джинсы - это основа бытия...
  - Одежда - элемент бытия, один из самых массовых, широко представленных элементов... А еще мне непонятны критерии, которыми пользуются молодые, когда назначают себе поп-идолов.
  - А это - как любовь: не поддается анализу и описанию.
  - Мне кажется, в эти критерии красота как категория эстетики не входит.
  - У каждого свое представление о красоте. У некоторых африканских племен красивым считается то, что у нас считается уродством. И вообще: что такое красота?
  - Если говорить о красоте в живой природе, то из всех определений красоты, прекрасного мне ближе всего аристотелевское: красота - это целесообразность.
  - Вот и ты говоришь: 'Мне ближе всего...' Значит, другому может быть ближе другое определение. В результате, критериев может быть много, и какой из них верный - вопрос.
  - Как ценность красота может восприниматься по-разному людьми с различным эстетическим сознанием. Кроме того, критерии красоты могут иметь исторические, ареальные или социальные особенности. Но как эстетическая категория она объективна.
  - Раз красота - это целесообразность, то, получается, все некрасивое - нецелесообразно, а, значит, не имеет права на существование. И некрасивые люди - тоже.
  - Ну почему же? Я думаю, здесь целесообразность надо понимать не как пропуск в этот мир, а как бóльшую степень приспособленности к жизни.
  - А если этой, как ты говоришь, приспособленностью к жизни природа не одарила?
  - Если ты имеешь в виду человеческую внешность, то не всегда здесь надо предъявлять претензии природе. Многое зависит и от нас самих.
  - Как же это может зависеть от нас? Внешность - от наследственности.
  - Ребенок рождается с чистой памятью и с ясными чертами лица. Постепенно, по мере роста, начинает формироваться его внутренний мир - и черты лица преображаются: в них начинают проявляется характер, наклонности, темперамент. И в результате, получается: какой внутренний мир - такое и лицо. Только вот в формировании этого мира, кроме наследственности, участвует еще кое-что. Важную, а часто решающую роль здесь играют среда, воспитание. Ну а после двадцати лет, по выражению одного умного человека, каждый за свое лицо отвечает уже сам.
  - Но тогда получается: можно не быть, достаточно - казаться, то есть, чтобы не выглядеть непривлекательным, нужно всего лишь следить за выражением своего лица.
  - Я думаю, здесь речь идет о другом: о том, что взрослый человек уже сам достраивает свой внутренний мир. Когда он кропотливо работает над его совершенствованием, ему не нужно казаться, достаточно просто быть. И пусть человек внешностью далеко не супермодель, но обладает такими достоинствами, как ум, честность, открытость, решительность, надежность, ответственность, живет в гармонии с окружающим миром, то ни у кого язык не повернется сказать про него, что он некрасив.
  - Сказка про аленький цветочек...
  - А что?.. Фольклор часто бывает мудрей заумных трактатов ученых, потому что он отражает многовековой человеческий опыт...
  - Все равно, сколько ты не убеждай человека в том, что привлекательность не главное, счастья у него от этого не прибавится. Человеку хочется просто быть красивым: иметь красивые черты лица, красивый цвет кожи, красивые волосы, фигуру.
  - Для чего? Чтобы блистать на подиуме или на обложках глянцевых журналов?
  - ...Хотя бы для того, чтобы на тебя обратил внимание тот, кто понравился тебе.
  - А дальше?
  - А дальше, - чтобы полюбил.
  - Вот! И чтобы создать с любимым человеком семью. Так? Ведь, как ни крути, а большинству нормальных людей хочется обыкновенного семейного счастья. Но сколько симпатичных на внешность пар не смогли обрести своего счастья в браке! Видимо, для этого нужно что-то еще...Со мной вместе в институте училась девушка. Внешности она была, мягко выражаясь, заурядной, но в общении была такой обаяшкой, что была любимицей курса. Потом вышла замуж, родила двоих детей, все у нее хорошо. Я думаю, она счастлива и ее муж - тоже. Наверное, если говорить о семейном счастье, здесь большое значение имеет еще одно важное условие: союз будет прочным, если супруги - одного порядка, то есть одного круга, одного интеллектуального потенциала.
  - ...'Всяк сверчок знай свой шесток'?
  - ...Помнишь, в 'Унесенных ветром': 'Муж и жена должны быть из одного теста'?... Если они из одного теста, тогда у них общие интересы, одинаковые взгляды на жизнь. Это помогает построить и сохранить семью.
  - А вы с Александром Николаевичем из одного теста?
  - Я не знаю... Почему ты об этом спрашиваешь?
  - Так... Интересуюсь.
  - (После паузы.) Мы еще мало знакомы.
  
   Занавес на левой полусцене.
  
   Картина тридцать шестая
  
   Открывается занавес на правой полусцене. На ней - гостиная в квартире Первенцовой. Раздается телефонный звонок. Она входит в гостиную с телефоном.
  
  П е р в е н ц о в а. Алло!
  Г о л о с С у в о р и н а и з т е л е ф о н н о й т р у б к и з а с ц е н о й. Добрый вечер, Наташа.
  П е р в е н ц о в а. Добрый вечер.
  С у в о р и н. Как прошел семейный праздник?
  - На высоком художественном уровне. Мы с братом приготовили родителям сюрприз: устроили кинопремьеру. Брат старые папины фильмы, снятые еще на любительской пленочной кинокамере, переписал на видео, а я подобрала красивую музыку для озвучивания. Получилась хроникально-документальная киноэпопея с мамой в главной роли. Мама и сейчас сохранила привлекательность, а на кадрах тех времен - просто кинозвезда.
  - Если вы похожи на нее, то охотно верю.
  - Да что я?.. Я ее бледная копия... Родители вспомнили, как они познакомились. У мамы был в то время другой обожатель, но папа так красиво ухаживал, что не оставил тому никаких шансов... А еще папа по случаю маминого дня рождения сочинил оду, я присоединила к ней одну популярную мелодию. Получилась оратория, которую мы тут же хором и исполнили.
  - Вижу, вы отдохнули душой. Очень рад за вас.
  - А как у вас прошла суббота? Закончилась ваша яблочная страда?
  - Да, слава богу.
  - То-то я не чувствую сегодня яблочного аромата.
  - Теперь можно несколько лет отдыхать.
  - Почему?
  - Такой урожай бывает раз в пять-семь лет... Как вы смотрите на то, чтобы завтра сходить куда-нибудь?
  - Например?
  - Да мало ли куда можно сходить развлечься! Например, на выставку, в кино, на концерт, в театр, в цирк, наконец.
  - Я сто лет не была на природе.
  - А дача?
  - Что такое - наша совковая дача? Часть суши в шесть соток, со всех сторон окруженная морем любопытных глаз... Говорят, опята пошли.
  - Идея хорошая. Только вот осталось ли что-нибудь в лесу после сегодняшнего грибного чеса?
  - Так мы же не на заготовку поедем, а пообщаться с природой.
  - А вы знаете грибные места?
  - Грибных мест не знаю, но знаю одно место, где очень красивая природа.
  - Грибники обычно встают затемно.
  - Затемно - это во сколько?
  - Примерно в шесть-полседьмого.
  - Ну, это, может быть, рановато. Можно хотя бы до половины восьмого поспать?
  - Хорошо. Без четверти девять сможете быть на вокзале?
  - Постараюсь. В каком месте?
  - Давайте у пригородных касс.
  - Договорились. Без четверти девять у пригородных касс.
  - Не слышали, какой прогноз погоды на завтра?
  - По-моему, ничего плохого не предвещали...Я так давно не была в лесу, что не знаю, в чем теперь там ходят.
  - Мода не изменилась: резиновые сапоги и непромокаемая одежда.
  - ...И что нужно с собой взять? Вы разбираетесь в грибах? У меня есть, книжка хорошая, с цветными иллюстрациями. Взять?
  - Не смешите...
  - Ну ладно, я тогда почитаю перед сном.
  - Надо будет взять что-нибудь перекусить. Давайте, я возьму, что потяжелей: консервы, например, термос...
  - Какие консервы?! Вы что - собираетесь там остаться жить? (Смеется). 'Перекусить' я беру на себя, а вы возьмите термос, воду или сок...
  - Хорошо, договорились.
  - Всего доброго и - до завтра. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  
   Занавес на правой полусцене.
  
  
  
   Картина тридцать седьмая
  
   Открывается занавес на левой полусцене. Лес. На поляну выходят Первенцова и Суворин.
  
  С у в о р и н. Ну-ка, похвалитесь своей добычей! (Заглядывает в корзину Первенцовой.) Хорошо! Только вот этот - ядовитый, хотя очень похож на шампиньон. (Выбрасывает.) А у этого - видите - низ шляпки - розовый, а мякоть - смотрите - на изломе розовеет, и на вкус (пробует) - горький.
  П е р в е н ц о в а. Что вы делаете?! Отравитесь!
  - Да он не ядовитый. Просто несъедобный...
  - Надо же! А выглядит, как благородный. Похож на белый...
  - У грибов, как и у людей: содержание часто не соответствует форме.
  - (Шутливо.) Это у мужских особей. А вот сыроежки, например, или лисички и по форме - красивые, и на вкус - замечательные.
  - А вот среди мужских встречаются такие, у которых форма не очень, а содержание - на славу. Вот взять, например, сморчок. Ни внешностью, ни размерами, что называется, не вышел. Одним словом - сморчок. Но что касается вкуса, то некоторые грибники считают, что здесь он не уступает белому.
  - У вас есть? Покажите.
  - Нет. Сморчок по весне бывает... Его весна уже прошла. Ну что?! На суп и немножко засолить мы набрали. Предлагаю сделать привал и перекусить. Возражения есть? Возражений нет.
  
  Достает из рюкзака бутылку шампанского, ставит на землю.
  
  П е р в е н ц о в а. Ого! Да вы, я смотрю, во всеоружии! А что говорит закон о распитии спиртных напитков в общественных местах?
  - Не знаю, что там в человеческих законах, а закон природы говорит, что у нее в гостях да в компании обворожительной брюнетки не выпить - просто грех. (Достает одноразовые стаканчики, термос, сок. Выкладывает все на землю.)
  - Погодите. Куда же вы все на землю...(Достает циновку, подходит к поваленному дереву, расстилает на траве около дерева циновку, выкладывает на нее бутерброды, салфетки, ананас, перекладывает на циновку шампанское, стаканчики, термос.) Вот так будет лучше.
  - Что бы мы без вас - женщин - делали? Ели бы с земли, стоя не четвереньках... Вы даже ананас прихватили!
  - Вчера у родителей был переизбыток. Папа, брат и мы с Катей - все купили по ананасу. Мама потом их раздавала при прощании в качестве выходного пособия.
  
  Присаживаются на поваленное дерево. Суворин открывает бутылку, разливает по стаканам. Поднимает стакан.
  
  С у в о р и н. Ну, за то, чтобы вы - женщины - были, а мы - мужчины - чтобы не были...без вас.
  
   Пьют шампанское. Закусывают.
  
  ...Вы сказали как-то, что я вас совсем не знаю. А мне порой кажется, что мы знакомы всю жизнь, ну, если не всю, то, по крайней мере, пятнадцать лет, то есть с того дня, когда я впервые увидел вас.
  П е р в е н ц о в а. За эти пятнадцать лет столько всего случилось.
  - Не случилось главного.
  - Что вы имеете в виду?
  - Мы не встретились.
  - Если бы мы и встретились, то эта встреча не имела бы продолжения. Я все эти годы, за вычетом двух последних, была образцовой женой. Да и у вас была семья.
  
   Пауза.
  
  С у в о р и н (задумчиво). Да, действительно, если бы мы и встретились, то, скорее всего, разошлись бы, как в море корабли. Так что, может быть, это и - к лучшему, что мы встретились именно сейчас.
  - И вообще, мне кажется, разумнее беречь то, что есть, а не мечтать о том, что могло бы быть, если что-то изменить в прошлом.
  - Более того: мы должны быть благодарны прошлому за то, что оно было именно таким, каким было. Не надо в нем ничего менять: ни одного шага, ни одного чиха. Ни в прошлом человечества, ни в прошлом человека. Малейшее отклонение - и сегодняшний мир был бы другим. Он бы не перевернулся, может быть, был бы даже лучше, но нас бы в нем не было.
  - Вы говорите: мы должны быть благодарны прошлому. Но что такое - прошлое? Это -хаотическое нагромождение случайных событий или совокупность чьих-то взаимоувязанных осмысленных шагов?
  - Каким бы прошлое ни было, его творили люди, и настоящее - это, прежде всего, результат их действий и поступков.
  - Мне кажется, вы преувеличиваете роль субъективного фактора. В прошлом были еще и объективные обстоятельства.
  - Если исключить природные катаклизмы и другие непреодолимые силы, то все, что кажется нам объективным, есть на самом деле не что иное, как результат действий и поступков людей - субъектов. Из всех этих действий и поступков и складывается единственный вариант развития событий - фабула жизни. Другая комбинация действий и поступков дала бы в итоге другой вариант развития событий, а, значит, и другое настоящее. Вот если бы ваши родители сделали что-нибудь не так, чуть-чуть отклонились от своей жизненной линии... Представляете, что было бы? А ничего бы не было. Была бы космическая пустота, потому что вас бы не было. Была бы другая Наташа, но не вы.
  - Невелика потеря для человечества...
  - Насчет человечества не знаю, но мне бы вас не хватало.
  - (Отрезает ломтик ананаса, протягивает Суворину.) Попробуйте ...
  - Спасибо... (Берет ананас.) Я давно хочу узнать, как это блюдо приготавливают, которое называется 'Ананасы в шампанском'. Может быть, Игорь Северянин выдумал эти ананасы в шампанском.
  - Я тоже не знаю. А давайте сделаем так: удалим середину ананаса и нальем в него шампанского. Получится крюшон. (Суворин берет ананас, ножик и начинает вырезать из него мякоть.) Только не все вырезайте, оставьте немного мякоти. Та-а-к. Давайте, я подержу. (Берет в руки ананас.) Лейте шампанское. (Суворин наливает в ананас шампанского.) Теперь помешаем и дадим постоять. (Слышно пение синицы.)
  - Смотрите, паутина летит. Это - к хорошей погоде.
  - Благодать-то какая! Солнышко светит, птички поют. А небо какое! Посмотрите на небо - оно не просто голубое, а пронзительно голубое, а облака не просто белые, а ослепительно белые.
  - По-моему, такую красоту можно наблюдать только осенью.
  - Не осенью, а в бабье лето. Осень - это когда пасмурно и сыро... Смотрите, а вон то облако похоже на кита. Белые киты ведь бывают?
  - Бывают. А вон то похоже на белый рояль. А видите липу? Она густая и зеленая, как летом.
  - А у нее и есть лето, только - бабье.
  - А рядом - смотрите - еще не опавший, но уже весь желто-красный клен.
  - А вон видите дерево? Оно наполовину сбросило листву, а оставшиеся желтые листочки будто парят в воздухе. Как золотые снежинки...
  - И вот такая красота - зверью, а человеку - каменные джунгли.
  - Живите на природе. Кто вам запрещает?
  - Я пробовал, только больше двух-трех дней не выдерживаю, начинаю рваться в город.
  - Не можете обходиться без суеты, смога, оголтелых прохожих, заплеванных мостовых и загаженных газонов?
  - Да, все эти издержки урбанизации раздражают, порой очень сильно. Но в городе мне лучше работается. Там - другой ритм жизни, он подталкивает, не дает расслабляться.
  - Но ведь нужно же расслабляться время от времени. И голова тоже должна отдыхать. А как же без отдыха?
  - Велосипед сохраняет устойчивость и способность к движению, пока велосипедист крутит педали. Все мы на этом свете - велосипедисты. (Берет в руки ананас.) Давайте попробуем, что там у нас за напиток получился. (Передает ананас Первенцовой.) Переливать в стаканы - все разольется. Будем пить так. Осторожно, не облейтесь. (Первенцова отпивает немного, затем протягивает ананас Суворину. Тот, удерживая ее руки на ананасе, подносит его к губам и отпивает. Пристально смотрят друг на друга. Пауза. Суворин отпускает руки Первенцовой.) По вкусу он похож... На что же он похож?
  - По-моему, ни на что он не похож. На шампанское в ананасе он похож.
  - Надо придумать название.
  - Сокращенное от 'шампанского в ананасе' будет 'Шаман'. Так его и назовем. (После паузы.) Я только сейчас заметила, что мы сидим рядом с муравейником. (Встает и подходит к муравейнику.) Что-то не видно у них движения. Наверное, уже приготовились к зимней спячке. (Смотрит на землю, наклонившись.) А вон один подгулявший никак дорогу домой не найдет.
  - А вы знаете, что мозг муравья составляет восемьдесят пять процентов от его общего веса?
  - Как он только носит такую тяжесть?
  - И, к тому же, его мозг - совершеннее самой совершенной компьютерной системы.
  - Вот бы направить его на службу человеку! Вживить электроды и считывать информацию о прогнозе погоды, о грядущих землетрясениях. Они ведь могут предчувствовать катаклизмы.
  - Или подключить его к компьютеру и заставить решать насущные человеческие задачи. А что? В ближайшем будущем с помощью нанотехнологии, наверное, это будет возможно. А то столько мозгов пропадает зря.
  - Почему же пропадает? Может быть, это наши пропадают, а их как раз выполняют свою миссию: муравьи уничтожают вредителей, вырабатывают лекарство... И они ничего не разрушают, а только строят. Смотрите, какой дом отстроили! А человек?..
  - Да...Человек приходит на этот свет, чтобы истребить все живое на Земле. Это у нас называется 'покорение природы'. Ответ Земли адекватен: борясь за свое выживание, она стремится уничтожить человека. Отсюда - все ураганы, землетрясения, цунами, эпидемии...
  - Выходит, все живущие на планете люди - это та часть человечества, которой удалось выжить в схватке с Землей.
  - А дикая природа, и эти муравьи - тоже - это то, что еще не покорено, что осталось у нее после такой схватки.
  - Но как же Земля может бороться за свое выживание? Она что - разумное существо?
  - Существует теория, по которой наша планета функционирует, как живой организм. Но, я думаю, в таком представлении - много мистического. Скорее, она ближе к модели самоуравновешивающейся биомеханической системы. Всякое воздействие человека на эту систему приводит к дисбалансу, и Земля стремится восстановить равновесие. Так она борется за свое выживание.
  - Сегодня, судя по погоде, она отдыхает от такой борьбы.
  - (Берет в руки ананас, поднимает вверх.) Ну, за природу! (Протягивает ананас Первенцовой.)
  
   Отпивают по очереди из ананаса. Закусывают. Пауза.
  
  П е р в е н ц о в а. А знаете, почему я предложила выйти на этой станции? Я здесь несколько раз была, немного знаю эти места. Видите, как здесь красиво? У нас в этом районе неосвоенный участок в пятнадцать соток. Мужу дали незадолго до его гибели. Но мы так ничего еще и не успели на нем построить.
  - А что произошло с вашим мужем?
  - Помните трагический случай, когда в Чечне был сбит вертолет с нашим военным руководством на борту?
  - Помню. Кажется, все они погибли.
  - Он был в том вертолете... (Пауза.)
  - Печальная история... Это было трагедией для всей России. Представляю, как вам было тяжело.
  - Да, было очень непросто вынести все это. Но я надеялась: вот год как-нибудь напрягусь, переживу, потом будет немного легче. Однако на втором году, когда, казалось бы, время должно притупить боль утраты, мне стало хуже. Первый год хандрить было особенно некогда: девять дней, сорок дней, полгода, хлопоты с установкой памятника. Старалась работать больше... Мы, родственники погибших, часто встречались, перезванивались, как могли, поддерживали друг друга. Постоянная занятость нашими общими делами отвлекала, не давала сосредоточиться на мысли, что потеря - безвозвратна. А на втором году я окончательно осознала, что ничего уже не будет, и захандрила, да так сильно, что Катька испугалась и настояла, чтобы я пошла к психиатру. Он мне говорил, что мертвых не вернешь, что время - лучший лекарь, что жизнь на этом не остановилась, что у меня впереди будет еще много счастливых дней... Предложил стационар - я отказалась: я думала, что могу справиться сама. Он выписал мне антидепрессант и на прощанье сказал, что у меня синдром недолюбившей женщины. Порекомендовал обратиться в брачное агентство. Я посмеялась над его словами, и на этом моя лечебная эпопея закончилась. Справиться с недугом самой не получалось. Умом я понимала, что ничего уже не вернешь, но клетки моего организма не хотели этого признавать. Работа уже не спасала: я делала ее механически. Два месяца назад я встретила на улице бывшую приятельницу, с которой мы не виделись что-то около восьми лет. Разговорились... Оказалось - мы подруги по несчастью. У нее примерно два года назад погиб в автокатастрофе муж, кстати, тоже военный. Эльвира сказала, что у нее тоже был тяжелый период, и ей тоже пришлось обращаться к специалисту. Он ей сказал...вы сейчас будете смеяться...он сказал, что у нее... синдром недолюбившей женщины.
  - ...И посоветовал обратиться в брачное агентство.
  - Откуда вы знаете?
  - Она была в той же клинике и у того же врача. Вы ведь ходили в клинику минобороны?
  - Да. Но в отличие от меня, она приняла его рекомендации всерьез и говорит, что не жалеет. Сейчас она вышла замуж и очень довольна жизнью. Настоятельно советовала мне тоже попробовать. Я, чтобы закрыть эту тему, не подумав, пообещала. Мы поговорили и разошлись. Я забыла об этом разговоре. Но она не забыла. Через некоторое время позвонила, поинтересовалась, как мои дела на личном фронте. Узнав, что никак, принялась снова меня уговаривать. Сказала, что у нее есть хорошая знакомая в брачном агентстве, она может устроить так, что все будет очень пристойно. Видимо, я сопротивлялась не очень активно, из чего она сделала вывод, что я созрела, и, не поставив меня в известность, решила проявить инициативу. Когда пошли звонки, я сначала разозлилась. Позвонила Эльвире, чтобы высказать ей свое возмущение. Она долго извинялась, сказала, что, возможно, неправильно меня поняла при последнем нашем разговоре, подумала, что я, в принципе, не против, только не решаюсь сделать это сама... Ну что с ней было делать? В общем, я ее простила. Да и не тот Эльвира человек, на которого можно долго дуться. Вот... Сначала я все это воспринимала как способ отвлечься от грустных мыслей. Думала: поиграю, и все на этом закончится. Потом разочаровалась. Вот такие дела... Что-то становится прохладно. Сколько времени? Уже пятый час. Давайте заканчивать наш 'пикник на обочине' и потихоньку собираться. (Суворин снимает с себя куртку и укрывает Первенцову.) А как же вы?
  
   Суворин и Первенцова укладывают вещи в рюкзаки.
  
  С у в о р и н. Ничего... Мне совсем не холодно.
  
   Незаметно для Первенцовой перекладывает в ее корзину часть грибов из своей. Берет обе корзины. Уходят.
  
   Занавес на левой полусцене.
  
  
   Картина тридцать восьмая.
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - подъезд и часть дома Первенцовой. Суворин и Первенцова подходят к подъезду.
  
  С у в о р и н. У вас свет не горит.
  П е р в е н ц о в а. Катя уехала с Данилой на экскурсию по Золотому кольцу. (Снимает куртку Суворина, передает ему, берет у него корзину с грибами.) Что-то моя корзина потяжелела...
  - Пока мы шли, грибы подросли.
  - Шутите. Это, скорее, не они подросли, а я притомилась. (Протягивает Суворину руку.) Спасибо за прогулку. Чудесный был день!
  
   Суворин берет ее руку в свою, удерживает.
  
  С у в о р и н. Всего вам доброго.
  
  Нехотя отпускает руку.
  
  П е р в е н ц о в а. До свидания.
  
   Открывает дверь, поворачивается, машет рукой, заходит в подъезд. Суворин, постояв немного, уходит.
  
  Занавес на правой полусцене.
  
   Картина тридцать девятая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - часть прихожей и спальня в квартире Первенцовой. Она сидит в кресле, читает. Раздается телефонный звонок. Первенцова берет трубку.
  
  П е р в е н ц о в а. Алло!
   Г о л о с С у в о р и н а и з т е л е ф о н н о й т р у б к и з а с ц е н о й. Добрый вечер, Наташа.
  П е р в е н ц о в а. Здравствуйте.
  С у в о р и н. Как ваши дела? Что делаете?
  - Ничего не делаю. Читаю.
  - А что удалось приготовить из грибов?
  - Я ими пока не занималась. Вчера уже не было желания. Попозже что-нибудь приготовлю.
  - Они же не могут долго лежать, испортятся.
  - А я их в морозильную камеру бросила.
  - А мы часть засолили ускоренным методом. Уже можно есть.
  - Обожаю соленые грибочки!
  - Могу угостить.
  - Когда?
  - Да хоть сейчас.
  - Вкусное предложение. Даже не знаю, как быть. Ну, давайте. Когда сможете подъехать?
  - Минут через тридцать.
  - Хорошо. Когда к дому подойдете - позвоните по телефону. Я выйду.
  - До встречи.
  
  
   Картина сороковая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Подъезд и часть дома Первенцовой. У Суворина в руках два пакета и цветы. Он набирает номер телефона. В квартире Первенцовой слышен телефонный звонок. Она берет трубку.
  
  П е р в е н ц о в а. Да!
  С у в о р и н. Я пришел.
  - Хорошо, я спускаюсь.
  
  Первенцова выходит в прихожую, надевает плащ, выходит из квартиры. Суворин прохаживается около подъезда. Открывается дверь подъезда, выходит Первенцова.
  
  П е р в е н ц о в а. Это - что?.. Столько грибов?
  С у в о р и н. Нет, здесь еще варенье из китайки. Замечательное варенье, вам понравится.
  - И опять цветы... Спасибо. (Берет цветы и один пакет.) Ого! Тяжесть такая!
  - Я помогу.
  
  Берет у нее пакет. Заходят в подъезд.
  
   Картина сорок первая
  
  Занавес на правой полусцене. Пауза. Открывается дверь в квартире Первенцовой, она и Суворин появляются в дверном проеме.
  
   П е р в е н ц о в а. Проходите.
  
  В квартиру заходит Первенцова, за ней Суворин. Первенцова поворачивается к нему, Суворин стоит с пакетами в руках. Первенцова делает шаг вперед, хочет взять у него пакет, неожиданно прижимается к нему, кладет руки ему на плечи. Он продолжает стоять с пакетами в руках. Первенцова обнимает его, цветы, рассыпаясь, падают на пол. Суворин опускает пакеты на пол, обнимает Первенцову. Осторожные, нежные поцелуи. Долго стоят, обнявшись.
  
  П е р в е н ц о в а (отстраняясь). Раздевайся, проходи. (Снимает плащ.)
  
   Суворин снимает куртку, собирает цветы и протягивает ей.
  
  П е р в е н ц о в а. Пусть лежат здесь. (Кладет цветы на тумбочку.) У нас уже негде ставить, только в прихожей нет цветов.
  
   Картина сорок вторая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - гостиная в квартире Первенцовой. Она и Суворин заходят в гостиную. На журнальном столике - цветы, фрукты.
  
  П е р в е н ц о в а. Устраивайся, где тебе удобней будет. Хочешь - в кресло, а хочешь - на диван. Я сейчас...
  
  Суворин садится на диван. Первенцова выходит в прихожую, стоит, прижавшись лбом к зеркалу, неподвижно. Отстраняется, внимательно смотрит на свое отражение. Решительно поворачивается и идет в гостиную. Подходит к серванту, достает две бутылки: коньяк и вино.
  
  П е р в е н ц о в а. Что будешь - вино, коньяк?
  С у в о р и н (нерешительно.) Не знаю... Может быть, вино.
  
  Первенцова ставит на столик бутылки, бокалы. Протягивает Суворину штопор.
  
  П е р в е н ц о в а. Открывай.
  
  Суворин открывает бутылку и наливает вино в бокалы. Первенцова садится в кресло напротив. Оба поднимают бокалы.
  
  С у в о р и н. Я хочу поднять бокал за хозяйку этого дома, за обаятельную женщину и замечательного человека.
  П е р в е н ц о в а. Спасибо. (Поднимают бокалы, чокаются. Пьют вино.) Вот ты говорил, что настоящее - это результат действий и поступков людей в прошлом. Значит, наше будущее закладывается сегодня, и мы должны следить за каждым своим шагом. (Жалобно.) Так не хочется!
  - Беру свои слова обратно.
  - Нет, я серьезно...
  - А если серьезно, то от ошибок никто не застрахован. Что же касается плохих поступков, то ты на них просто не способна. Так что можешь спать спокойно.
  - Почему ты решил, что я не способна?
  
  Пересаживается на диван к Суворину.
  
  С у в о р и н. Да я же вижу.
  - Нет, ты скажи, скажи... (Тормошит его.)
  - Ну, во-первых, ты обворожительно красивая, во-вторых, умная, в-третьих, добрая, в-четвертых...
  - Стоп, стоп, стоп!.. Так не пойдет. Сейчас ты перечислишь все, что в женщине бывает хорошего, а что будешь говорить мне завтра? А еще будет послезавтра, будет много-много дней. Ведь будет? (Смотрит пристально в глаза Суворину.) Будут праздники, дни рождения. (Суворин тихо смеется.) Ты чего смеешься? Я что-то смешное сказала?
  - Нет. Это я смешное подумал. Я раньше несколько раз порывался предложить выпить на брудершафт, но все не решался, боялся оттолкнуть тебя, дорожил хрупким счастьем видеть тебя хоть изредка. А вот получилось все само собой.
  - (Шутливо.) Нет! Я не согласна. Давай, предлагай. То есть давайте, предлагайте.
  
  Суворин наливает вино в бокалы, поднимает свой.
  
  С у в о р и н (нарочито торжественно). Предлагаю выпить на брудершафт, а то я вас знаю уже пятнадцать лет, а еще ни разу не поцеловал.
  
   Пьют на брудершафт. Целуются.
  
  П е р в е н ц о в а. А теперь говори мне 'ты'.
  С у в о р и н. Ты чудо, ты самая...
  
   Первенцова закрывает ему рот рукой.
  
  П е р в е н ц о в а. Остановись! Я уже поняла, что красивые слова ты можешь произносить бесконечно. И где только научился? Просто какой-то автомат по произнесению красивых слов. (Тихо, после паузы.) Ты можешь сегодня не уходить?
  - А Катя?
  - Катя приезжает завтра вечером.
  
  Суворин целует руки Первенцовой. Она берет руки Суворина в свои и прижимает к своему лицу.
  
  П е р в е н ц о в а. Странно...
  - Что странно?..
  - Странно, что мы вопреки всему оказались вместе. Ведь после телефонного разговора я не хотела идти на ту встречу, но все-таки пошла, сама не знаю, почему. А потом, встретившись, мы потерялись. В общем, все было против, но помогло везение. Может быть, судьба будет благосклонна, и нам повезет еще раз. Как хотелось бы, чтобы отпущенные нам годы были прожиты без разочарований и незаслуженных потерь!
  - Ну что ты затянула какую-то заупокойную мессу! У такого замечательного человека, как ты, все должно быть хорошо. Я постараюсь сделать для этого все возможное.
  
   Первенцова встает и идет в спальню, берет в руки какой-то предмет с кровати, возвращается, держа руки за спиной.
  
  П е р в е н ц о в а. Отгадай, что у меня в руках.
  - Ну не знаю... Пистолет?
  - Не угадал! Ну, давай, спрашивай меня: 'Это мягкое или твердое?'
  - Это мягкое или твердое?
  - Мягкое. Дальше: 'Белое или черное?' Спрашивай.
  - Это белое или черное?
  - Белое. Большое или маленькое?
  - Большое или маленькое?
  - Маленькое. Говори слово! Ты же уже почти все про него знаешь!
  - (Немного помолчав.) Белый котенок?
  - Ну конечно! Какой ты молодец! (Достает из-за спины мягкую игрушку котенка. Ставит на столик.). Давай выпьем за него. Поухаживай за дамой.
  
   Суворин наливает вино в бокалы. Пьют вино. Суворин, едва пригубив, ставит бокал на столик.
  
  П е р в е н ц о в а. Ты совсем не пьешь. Хитрый! Так нечестно.
  - Я хочу запомнить этот вечер на всю оставшуюся жизнь. Каждый миг, каждое твое слово, каждое движение. Для меня это очень важно.
  - (Умиротворенно.) Ладно (кладет голову на плечо Суворину), будешь потом мне рассказывать.
  
  Медленно гаснет свет на сцене и в зале. Полная темнота. Пауза.
  
  
   Картина сорок третья
  
  За окнами - светает. На кровати в спальне лежат Первенцова и Суворин. Суворин спит, Первенцова тихо плачет. Суворин просыпается.
  
  С у в о р и н. Ты плачешь? Что случилось? (Поворачивается к ней.)
  
   Первенцова рыдает.
  
  С у в о р и н. Я сделал что-то не так?
  П е р в е н ц о в а. Нет.
  - Да в чем дело?! Болит что-нибудь?
  - (Успокаивается.) Нет, ничего не болит.
  - Слава богу!.. Ты больше, пожалуйста, так меня не пугай.
  
  Пауза. Первенцова вытирает слезы. Садится.
  
  П е р в е н ц о в а. ...У меня никогда такого не было. Это, наверное, предательство по отношению к мужу - так думать. Ведь мы прожили вместе семнадцать лет. Все считали наш брак удачным. Мне он тоже казался счастливым. Служба у Анатолия шла успешно. Последнее время он руководил штабом округа. А до этого воевал в горячих точках, имеет много боевых наград. В сорок четыре он был уже генералом. Я старалась сделать все, чтобы в доме было уютно, чтобы в нем было приятно находиться. Во всем был достаток. Каждый год - лучшие курорты. Все вокруг меня жили так же и все были довольны жизнью. Я свыклась с мыслью, что это и есть настоящее счастье. Догадывалась, что возможно что-то еще, возможна другая жизнь, но думала, что у всех бывает по-разному. У других - по-другому, у меня - вот так. Считала это за данность. А когда появился ты, я поняла, что у меня не было главного: не было счастья безраздельно, без остатка, без сомнений и тревог принадлежать любимому человеку, тому, кто сам мне принадлежит так же, без остатка. Ведь - так же? Скажи!
  - Так же и еще больше.
  - ...Когда я тебе предложила остаться, ты, наверное, подумал: доступная женщина... Недолго же она ломалась.
  - Я подумал: ты самая прекрасная женщина на свете, и это - самая счастливая минута в моей жизни.
  
  Пауза.
  
  П е р в е н ц о в а. Мне нелегко было сделать этот шаг.
  - Я знаю. (Гладит Первенцову по голове. Привстает.)... А сколько сейчас времени?
  - (Смотрит на часы.) Половина восьмого.
  - Ого! Мне же надо давно...
  - А можешь сегодня не ходить на работу?
  - Попробую. Только надо будет позвонить. (Опускает голову на подушку.) А ты?
  - У меня пока творческий перерыв.
  
   Занавес общий.
  
   Действие третье
  
   Картина сорок четвертая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Дом Первенцовой. Вечер. К подъезду подходят Суворин и Первенцова. У нее в руках - цветы.
  
  П е р в е н ц о в а. Я больше двух лет не была в театре. Раньше посещение театра было праздником, но сегодня у меня почему-то нет праздничного настроения.
   С у в о р и н. Когда ты мне предложила этот культпоход, я согласился, чтобы тебя не огорчать. Хотел, чтобы ты получила удовольствие. Сам-то я давно уже разочаровался в нашем театре.
  - Наверное, мы с тобой отстали от жизни. Ведь ходят же люди на эти шоу. Бывают аншлаги.
  - Мне кажется, театр находится в затяжном ступоре, если не на грани распада. Несколько бюджетных коллективов по инерции еще ставят классику, и у них есть свой зритель, который пришел тридцать-сорок лет назад и по ностальгической привычке продолжает ходить до сих пор. А остальные...
  - ...А остальные пустились во все тяжкие, опустились до эпатажа. Или берут классика и начинают его переписывать, коверкать. Я не понимаю: мода сегодня такая или это - от творческого инфантилизма.
  - Это у них называется адаптация. К кому или к чему адаптация? К зрителю с нетребовательным вкусом? Выходит, такой зритель опускает постановщиков до своего уровня, а те, в свою очередь, опускают зрителя. Взаимное опущение вместо взаимного обогащения.
  - Иногда делают приписочку: 'По мотивам Чехова'. Только почему нужно заимствовать мотив у великого писателя. Сочини свой и мычи, сколько хочешь!
  - Но на это же надо иметь какой-то дар художника, а не торговца подмостками. И почему-то все - и старые и молодые современные авторы и режиссеры - начисто забыли одно важнейшее предназначение театра: зритель должен войти в театр одним человеком, а выйти другим - лучше. Сейчас единственным не испохабленным видом искусства, мне кажется, остается музыка. Видимо, нельзя или сложно адаптировать. Или и сюда добрались?
  - Еще как добрались! Сонату Моцарта или Бетховена ничего не стоит превратить в шлягер. Ну ладно, эти хоть авторство себе не присваивают. А многие популярные композиторы сегодня не брезгуют и прямым воровством: берут какую-нибудь старинную мелодию и, чуть-чуть подправив ее, выдают за свое. Один известный сочинитель умудрился из старинного цыганского романса сделать марш, который стал чрезвычайно популярным. Массовому слушателю разобраться в этой кухне сложно: ведь фонотеки не библиотеки, не всем доступны. Мне не раз такие горе-композиторы предлагали большие деньги, чтобы скопировать фонотеку телестудии. Я всем отказываю. Но ведь они найдут другого, который скопирует.
  - Я не понимаю, как можно адаптировать музыку Моцарта, Баха или Бетховена? Она кажется посланием небес, посланием из другого, неведомого нам мира. Слушая ее, начинаешь верить в существование если не бога, то, по крайней мере, в существование высших сил. И чтобы ее адаптировать, надо возомнить себя божеством.
  - (Примирительно.) Да бог с ними, в концертные залы адаптированная музыка еще не пришла, а диски с такой музыкой мы не покупаем. (После паузы.) Погода сегодня замечательная, не хочется уходить с улицы.
  - Так давай еще погуляем! Когда будем жить вместе, каждый вечер, в любую погоду будем гулять.
  - И в дождь?
  - И в дождь.
  
   Прогуливаются около дома.
  
  - А когда станем совсем старенькими, и ходить будет уже тяжело?
  - Будем ходить с палочками. Но гулять все равно будем.
  - Представляю себя старенькой, с палочкой... Ну и что? И совсем не страшно. А знаешь, почему? Потому что я буду с тобой.
  - Вообще-то это противоречит статистике. Но я - с твоей помощью, конечно, - постараюсь сделать все возможное, чтобы ее подкорректировать.
  - Какую статистику ты собрался корректировать?
  - Одна дама из агентства, когда узнала, что мне сорок один год, решила, что я ей не подхожу. При этом, ей самой - тридцать восемь. Она рассуждала так: по статистике, женщины в России живут на пятнадцать-семнадцать лет больше, чем мужчины. Тогда почему семейные пары создаются без учета этого обстоятельства?
  - Чтобы было как у Грина: они жили счастливо и умерли в один день...
  - Совершенно верно. Но она считала, что мужчины еще не доросли до того, чтобы это понять, поэтому была согласна на разницу хотя бы в пять - семь лет.
  - Да... Несчастный тот мужчина, который свяжет с ней свою судьбу. (Шутливо.) Ну а моя помощь, как я понимаю, должна заключаться в том, чтобы создать тебе условия, максимально приближенные к жизни в неволе. Ведь медведи в неволе живут дольше, сам говорил.
  - Так то же медведи.
  - Ну хорошо, малины не обещаю, но на вкусные обеды по выходным можешь рассчитывать. (Пауза. Смотрит на окна.) Кати еще нет... Надо вас поближе познакомить. И о нашем решении пора ей объявить. Только я еще не придумала, как это лучше сделать.
  С у в о р и н. Давай не будем форсировать события. Надо дождаться подходящего момента, чтобы это было естественно и не вызывало отрицательной реакции. Жить можно у меня: хоть и двушка, но в сталинском доме. Места хватит всем. Мама будет только рада.
  - А Катя будет одна?
  - Но ведь когда-то ей надо начинать самостоятельную жизнь!
  - Нет. Мы еще не готовы к этому. Ни она, ни я. Жить будем у меня. И потом - семья из трех человек должна иметь не меньше трех комнат. Твоя квартира не подходит. А в нашей: в одной комнате будем мы, в другой - Катя, третья будет общей, будем в ней встречаться и принимать гостей. (После паузы.) Эту квартиру мы получили, когда мужу присвоили генерала. Но он мало в ней пожил.
  
  Подходят к подъезду.
  
  С у в о р и н. Что завтра делаем?
  П е р в е н ц о в а. Завтра работаем. Шеф на каникулах не дремал: полон новых идей и замыслов. Не успела я выйти, как снова оказалась в водовороте.
  - Что, опять допоздна?..
  - Пока еще нет. Две-три недели будет период накопления капитала. Горячка начнется позже. И будет продолжаться, пока не сдадим новую программу.
  
   Обнимаются. Нежные поцелуи. Долго стоят, прижавшись щека к щеке.
  
  П е р в е н ц о в а (тихо). Я тебя люблю.
  - Я тебя тоже очень люблю. Ты самая любимая женщина в мире.
  - Пока. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  
  Держатся за руки. Отпускают руки. Первенцова открывает дверь, поворачивается, посылает воздушный поцелуй. Заходит в подъезд. Суворин уходит. Появляются Катерина и Данила. Они видят уходящего Суворина.
  
  
  
   Картина сорок пятая
  
  К а т е р и н а. Мамин бойфренд пошел.
  Д а н и л а. Зачем ты так? Может быть, у них это - серьезно.
  - Уж куда серьезней! Только это - любовь зрелых людей, без эмоций... Не представляю, как я буду жить в одной квартире с чужим человеком?.. Как в общежитии: очередь в туалет, очередь в ванную, есть из одной посуды...
  - Что, они уже объявили о своей помолвке?
  - Нет еще, но все к этому идет.
  - Ты говоришь: без эмоций. Значит и у нас в их возрасте будет без эмоций?..
  - Ученые говорят, что после созревания организма каждый день у человека отмирает пятьдесят тысяч нейронов. Значит, отмирают и те, которые ответственны за эмоции.
  - Неужели в сорок лет жизнь закончится, и уже ничего не будет интересно, кроме работы, домашних забот... Не верится...
  - После сорока люди доживают. Так что давай, старайся все успеть до сорока: и дерево посадить, и дом построить, и ребенка родить.
  - Дерево я уже посадил, и не одно. Дом есть, строить не нужно.
  - Это какой такой дом у тебя есть?
  - Я же не на вокзале живу. Я живу в квартире.
  - Так это - дом, который построили родители, а ты должен построить свой!
  - Зачем же строить, если есть?..
  - Так положено...
  - Ну ладно. А что там у нас женщины должны делать? Следить, чтобы огонь в очаге не затух. Вот!
  - Да уследим, вы только дровишек вовремя подтаскивайте. Завтра что?.. Понедельник? У нас первой пары не будет, наш аццкий босс - на симпозиуме. Отосплюсь хоть...
  - Тебе хорошо. А у нас с утра конная гребля на коньках. Досыпать придется на дистанции три километра.
  - Так ложись пораньше.
  - Не могу. Дебилятор еще надо посмотреть. Наши сегодня с греками играют. Рубка будет, как на Бородинском озере. Ну, до завтра, давай. Пока.
  - Пока. Спокойной ночи. (Прощальный поцелуй.)
  
   Катерина заходит в подъезд. Данила уходит. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина сорок шестая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - прихожая в квартире Первенцовой и комната Катерины. Катерина входит в комнату. Садится на диван. В комнату входит Первенцова. Подходит к дивану, садится рядом с Катериной. Обнимает ее за плечи.
  
  П е р в е н ц о в а. Как прошел день? Куда ходили?
  К а т е р и н а (поворачивается к Первенцовой и смотрит на нее в упор). У меня будет новый папа?
  - (Растерянно, после паузы.) С чего ты взяла?
  - Да я же вижу. А в ЗАГС вы пойдете?
  - Пока об этом рано говорить.
  - А где вы будете жить?
  - Мы не обсуждали этот вопрос.
  - Как же вы до сих пор не удосужились поговорить на такую важную тему?
  - И с чего ты взяла, что мы собираемся жить?
  - А для чего же вы встречаетесь?
  - Просто встречаемся... А потом, даже если и собираемся, разве начинать строить отношения нужно с вопроса 'кто где будет жить'?
  - Если у вас все - серьезно, то этот вопрос решается не в последнюю очередь.
   - Ты считаешь, что нам негде жить? (После паузы.) Ну хорошо...Скажи, чем тебя не устраивает Александр Николаевич?
  - При чем здесь - устраивает или не устраивает? У меня может быть только один папа.
  - Я понимаю... Ты считаешь это предательством по отношению к нашему папе. Возможно, на твоем месте я рассуждала бы так же. Но давай посмотрим... Вот вы встречаетесь с Данилой. Бог даст, все будет хорошо, вы закончите учебу, поженитесь, а может быть, и раньше поженитесь. Заживете самостоятельной жизнью. Проблем с жильем ни у нас с тобой, ни, насколько мне известно, у Данилы с родителями нет.
  - ...Мы будем жить с тобой.
  - Меня тоже больше устроило бы, чтобы мы жили все вместе. Но современные молодые семьи, как правило, не хотят жить с родителями. Рано или поздно и вы захотите отделиться. Купить квартиру на первых порах при нынешних сумасшедших ценах на жилье, я думаю, вам будет не под силу. Тогда мы размениваем нашу.
  - Ты боишься остаться одна... Но, если мы даже и отделимся, мы же не на другой планете будем жить.
  - Вам с Данилой хватит своих забот: нужно делать карьеру, потом пойдут дети. Чтобы дети были ухоженными, росли здоровыми, хорошо развивались, я должна буду вам помогать. Идет время... Мне все трудней управляться с хозяйством, с дачей. А есть еще пятнадцать соток. Их тоже нужно обустраивать. Александр Николаевич мог бы взять на себя часть проблем по дому, разгрузить меня, чтобы я могла уделять вам больше времени.
  - Скажи уж лучше: захотелось немножко простого человеческого счастья. А то - дети, дача...
  - Хорошо... Пусть даже так... Но что в этом предосудительного? Разве хотеть счастья - это аморально?
  - Где счастье, там чувства, там эмоции...
  - Понимаю... Вам, молодежи, кажется, что к сорока годам человек настолько дряхлеет душой, что не в состоянии испытывать эмоции, не способен жить полноценной жизнью. Одним словом, преклонный возраст... Но давай посмотрим, что такое - эмоции? Эмоции - это наша внутренняя реакция на воздействие раздражителей. А у этой реакции есть еще ее проявления, ее внешняя сторона, то есть наши действия или высказывания. В молодом возрасте эти проявления имеют, чаще всего, бурный, порой неадекватный характер: высказывания бывают резкими, а действия - порывистыми...
  - Какие эмоции, такие и проявления...
  - Да в том-то и дело, что похожие внутренние реакции у разных людей могут иметь совершенно непохожие внешние проявления. Не буду спорить - с годами несколько по-другому воспринимается мир, меняются приоритеты. Но, уверяю тебя, сорокалетние так же способны испытывать радость, возмущение, восторг, гнев, только все это не врасхлест, без надрыва, не напоказ. Что же касается чувств, то поверь - люди старшего поколения так же получают удовлетворение от успехов, только удовлетворение это - без бахвальства и самолюбования, так же огорчаются неудачам, только огорчения эти - без истерики. Да и как же иначе? К этому возрасту человек уже обязан научиться властвовать собой, а если он эту науку не освоил - грош ему цена.
  - (С иронией.) И тогда он начинает понимать, что внешние проявления - роскошь, без которой можно обойтись.
  - ...Он начинает понимать, что внешние проявления могут иметь иную форму, могут быть более сдержанными. Вместо экзальтированности приходит уравновешенность, более спокойное восприятие событий; импульсивность, поспешность в принятии решений уступают место сдержанности, взвешенности поступков; максимализм уступает место умеренности, противоречивость - терпимости к чужому мнению...
  - (С иронией.) Начинается правильная жизнь, где все рассчитано, разложено по полочкам, где нет места сомнениям, ошибкам...
  - Ну почему же? К сожалению, бывают и сомнения, бывают и ошибки...
  - Мне кажется, сейчас ты собралась совершить очередную...
  - Если ты опасаешься, что тебе меньше достанется душевного тепла, то не беспокойся. Несмотря ни на что, ты всегда будешь для меня самым дорогим, самым близким и родным существом.
  - Я не представляю, как я буду находиться в одной квартире с совершенно чужим человеком. Ведь это будет уже какая-то коммунальная квартира.
  - Александр Николаевич очень деликатный человек и очень хорошо относится к тебе. Он сумеет построить с тобой добрые отношения. У него своих детей двое.
  - Вот и пусть строит добрые отношения со своими детьми!
  
  Резко встает и выходит. Занавес на левой полусцене.
  
   Картина сорок седьмая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Гостиная в квартире Суворина. Праздничный стол. За столом Суворин, Первенцова, Валентина Дмитриевна, Бакулин, Бакулина, Проскурин, Проскурина, Вольнова, Вольнов, Оппонент, Кирилл, Николай. Речевой застольный фон.
  
  П р о с к у р и н. (Поднимается, стучит вилкой по фужеру.) Прошу слова! (Возгласы: 'Тише!') Сегодня было сказано много хороших слов в адрес нашего новорожденного. Хочу немного добавить о его производственной деятельности. Александр Николаевич не просто высококлассный специалист, он талантливый ученый и изобретатель. Группе под его руководством удалось разработать метод получения материалов, которые обладают свойствами сверхпроводимости не только при комнатной температуре, но даже при высоких температурах вплоть до температуры плавления. А еще он изобрел магнитную линзу, позволяющую фокусировать магнитно-силовые линии. Все это позволило создать устройство для получения электрической энергии буквально из воздуха. Хочу подчеркнуть, что это не просто шаг вперед, это - прорыв в освоении природы.
  С у в о р и н. Ну это уж ты, Валера, слишком!..
  П р о с к у р и н. Да, да! Не скромничай! Недаром институту сверх лимита выделили деньги, чтобы продолжить эти работы в одной из лучших лабораторий мира. Вчера на имя руководства института пришла телеграмма из Швейцарии: деньги они получили. Так что, Александр Николаевич, собирайся в дорогу. Поздравляю тебя и желаю успешного завершения работы.
  
  Все встают, возгласы 'ура', 'поздравляем', пожелания успеха. Чокаются, выпивают. Пауза.
  
   В о л ь н о в (обращаясь к Суворину). Несколько лет назад наш институт занимался разработкой прибора для навигационного спутника. Чтобы защитить от магнитных полей его чувствительный элемент, нужен был сверхпроводник хотя бы на минус пятьдесят градусов. Многочисленные публикации о якобы уже полученных высокотемпературных сверхпроводниках на поверку оказались блефом. В результате, наш проект почил в бозе.
  С у в о р и н. Да, в свое время эту жилу разрабатывали очень активно, но безуспешно. Может быть, потому, что основным методом был метод проб и ошибок, который, в результате, себя не оправдал. Мы пошли другим путем, а именно: задались целью не искать в природе материал с нужными свойствами, а создать его.
  О п п о н е н т. И что же из себя представляет ваш материал?
  С у в о р и н. В нашем сверхпроводнике электроны движутся внутри туннелей, избегая столкновений с атомами.
  В о л ь н о в. Ваши туннели - это что-то вроде капиллярных трубок?
  С у в о р и н. Гораздо тоньше. Их размеры в поперечнике сопоставимы с размерами атомов.
  О п п о н е н т. Вы их получаете механическим путем?
  С у в о р и н. Нет. Они формируются путем выстраивания атомов в нужном порядке.
  О п п о н е н т. Но ведь внутренняя структура материалов определяется межатомными связями и запрограммирована природой.
  С у в о р и н. С помощью нанотехнологий можно подкорректировать даже природу.
   О п п о н е н т. Атомы не кубики, которые можно переставлять в какую угодно позицию. Как можно вынуть из кристаллической решетки атом и переместить в другое место?
  С у в о р и н. А для этого есть молекулярные ассемблеры. На нашем двумерном ассемблере мы научились строить плоские структуры. Но для получения промышленных образцов нужны трехмерные ассемблеры. Такие ассемблеры могут изготавливаться на установке, которая есть в Берне, в Швейцарии.
  П р о с к у р и н а. А что для нас, женщин, в вашем новшестве полезного?.. Или внедрите опять в свои машины и компьютеры, а мы, как всегда, в стороне.
  П р о с к у р и н. О-о-о! Как раз для вас, женщин, оно, в первую очередь, и предназначено. Экономит время - раз, укрепляет здоровье - два, помогает сохранить фигуру - три, а в результате - продлевает жизнь.
  Б а к у л и н а. Я не знала, Саша, что ты, занимаешься медицинской тематикой.
  С у в о р и н. Да шутит он!
  П р о с к у р и н. И ничего я не шучу! Благодаря этому новшеству аккумуляторные батареи ваших часов (обращаясь к Бакулиной, показывает на ее наручные часы), мобильных телефонов, ноутбуков, другой техники теперь могут служить неопределенно долго без подзарядки. Только, чтобы эффект был ощутимее, нужно побольше двигаться, а физическая активность, как известно, - лучшее средство сохранить фигуру и продлить жизнь.
  С у в о р и н. ... Хотя медики тоже проявляют заинтересованность. В частности, кардиологи. Им для кардиостимуляторов требуются сверхминиатюрные аккумуляторы с емкостью, в разы превышающей емкости существующих устройств. Этими достоинствами как раз и обладает наш аккумулятор.
  В о л ь н о в а. Я не представляю, как люди могут ходить с какими-то железками внутри?!
  П р о с к у р и н а. Это что! Вот в Америке, я читала, уже есть люди с вживленными в мозг чипами. Так недалеко и до всеобщей чипизации. Подключат тебя к компьютеру и - прощай свобода. Превратишься в биоробота и будешь жить по программе.
  П р о с к у р и н. Зато можно будет на расстоянии управлять различной бытовой техникой, автомобилем. Человек будет иметь в распоряжении море информации и неограниченные умственные способности.
  П р о с к у р и н а. О каком человеке вы говорите?! Это будет уже не человек, а киборг! А там недалеко и до Всемирного разума, где есть только мы, а меня уже нет. Зачем мне такая жизнь? Да и жизнь ли это?.. Несчастные наши потомки!..
  П р о с к у р и н. А вот давайте спросим молодежь, как она к этому относится. Будут те люди несчастными или нет? (Кириллу.) Вот скажи, Кирилл, хотел бы ты стать частичкой Всемирного разума, воспринимать мир через чип, но зато иметь в распоряжении всю информацию, которая только существует в мире, и обладать неограниченными умственными способностями?
  К и р и л л. А что, лучше что ли, когда люди действуют в одиночку, а, получается - девяносто восемь процентов своих способностей расходуют на ерунду: производят продукты питания, предметы, как они говорят, первой необходимости...
  О п п о н е н т. А как же без этого? Без пищи, без машин, компьютеров, одежды, без вот этого стула, на котором ты сидишь?
  К и р и л л. А очень просто! Вот, к примеру, все, что съедает человек за день, после переработки превращается в несколько миллиграммов сукцината. Положить ему в желудок эти миллиграммы - и он сыт весь день. Может теперь заняться чем-нибудь более полезным.
  П р о с к у р и н. Ну, не знаю... Для меня самое приятное в жизни - вкусно поесть. Слава богу, до сукцината мы не доживем.
  О п п о н е н т.(Кириллу.) Вот ты сказал: заняться полезным. Полезным - это чем?
  К и р и л л. Да мало ли чем можно заняться, вместо того, чтобы производить - и потреблять, производить - и потреблять... Разве в этом - смысл жизни?
  Б а к у л и н. Кирилл правильно говорит. У нас еще море нерешенных проблем. Взять хотя бы такую сокровенную мечту человечества, как увеличение продолжительности жизни. По расчетам ученых, человек использует свой физический ресурс только наполовину.
  О п п о н е н т. В живой природе есть примеры долгожительства. Вот ель, к примеру, живет тысячу, а фикус - десять тысяч лет. Амеба же и пресноводная гидра вообще не умирают. А не боитесь, что природа потребует у гомо сапиенса превращение его в амебу в обмен на долголетие?
  Б а к у л и н. Если медицина победит болезни, которые ведут к преждевременному старению, то человек до последних дней будет обходиться собственной системой жизнеобеспечения и пребывать в здравом уме. И тогда превращение в амебу ему не грозит. Он будет продуктивно работать до полной остановки сердца, и, самое главное, значительно повысится кэпэдэ использования величайшего изобретения природы, владельцем которого он является. Я имею в виду наше серое вещество. Мы восхищаемся достижениями в компьютерной технике. Но посмотрите!.. Самый совершенный современный компьютер по возможностям не превосходит даже мозга дождевого червя. А наш мозг?! Ведь по сравнению с компьютером это - Солярис!
  О п п о н е н т. Только с годами нейронов в этом Солярисе становится все меньше и меньше...
  Б а к у л и н. Да, после созревания нашего организма ежедневно начинает отмирать порядка пятидесяти тысяч нейронов. Но ведь их - более пятидесяти миллиардов, и к шестидесяти годам отмирает всего-навсего тысячная доля процента. Остальные еще могут послужить человечеству.
  О п п о н е н т. Компьютерная техника по историческим масштабам сегодня находится в первой фазе своего развития. Но она стремительно развивается, и недалек тот день, когда в роли дождевого червя окажемся уже мы с нашим мозгом.
  Б а к у л и н. ...Что касается скорости вычислений и объемов обрабатываемой информации - да, здесь возможности компьютерной техники безграничны. Но есть еще такая нематериальная субстанция, как интуиция, благодаря которой сделано множество великих открытий и которую иначе, как божественным откровением не назовешь. Такое-то уж никогда не будет подвластно никакому компьютеру!
  О п п о н е н т. Получается, самое ценное, что есть в нас, - это наш мозг, а умственная деятельность есть главная наша миссия. А сукцинат, одежду, жилища, другие предметы первой необходимости будут производить, как я понимаю, роботы.
  П р о с к у р и н а.(Иронично.) Всё будут делать роботы, а человек будет сидеть за письменным столом и думать. Красота! Ну и на кого он будет похож этот ваш гомо футурум? Голова на колесиках?..
  К и р и л л. А он будет заниматься спортом.
  В о л ь н о в. Правильно! Человек где-то на клеточном уровне начинает понимать, что без спорта ему как виду грозит вырождение. И ему уже мало гимнастики, легкой атлетики, мало развивать выносливость. Он придумывает все новые и новые виды спорта: дельтапланеризм, парапланеризм, затяжные прыжки с парашютом, скалолазание, сёрфинг... Какие там еще есть экстремальные виды, Кирилл?
  К и р и л л. Фристайл, сноуборд, вингсъютинг...
  В о л ь н о в. Вот! И, кто знает, может быть, для него это не просто способ получить порцию адреналина. Может быть, это - подсознательное желание остановить физическую деградацию, вызов самому себе, природе, утверждение себя как квинтэссенции Вселенной.
  О п п о н е н т. Ну хорошо! Вот человек стал физически совершенным, стал жить вдвое дольше. Но ученые подсчитали, что даже при нынешней продолжительности жизни и при нынешних темпах роста населения возможен вариант, когда через три тысячи лет людей станет столько, что их общая масса сравняется с массой Земли.
  П р о с к у р и н а. Какие-то страшные картины вы рисуете. Вас послушаешь - так просто жить не хочется. Давайте лучше танцевать. Саша, включай музыку.
  
  
   Картина сорок восьмая
  
   Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната Суворина.
  
   П р о с к у р и н. Какие три тысячи? О чем вы говорите? Да на Земле уже через триста лет останутся одни стойбища!
  В о л ь н о в. (Оппоненту.) Насчет перенаселения Земли - это все из разряда пессимистических прогнозов. По оптимистическому - численность населения застабилизируется где-то на отметке около десяти миллиардов.
  
   Суворин заходит в комнату на левой полусцене, настраивает плеер.
  
  О п п о н е н т. ...Но это будет возможно только при регулировании рождаемости.
  П р о с к у р и н а. Выделят каждой стране квоту...
  В о л ь н о в а. ...Только до простого народа эта квота не дойдет: чиновники по дороге разберут.
  Б а к у л и н а. В Китае очень жесткие законы, и то там не могут удержать рост населения под контролем.
  К и р и л л. Надо переселяться на другую планету. Все равно наша скоро прекратит свое существование. Ведь она уже на девяносто процентов исчерпала свой временной ресурс.
  В о л ь н о в. А что?! Во Вселенной миллиарды планет, пригодных для обитания. В одной только нашей галактике таких около десяти тысяч. Какая-нибудь да приютит.
  
  Звучит музыка. В комнату на левой полусцене входят Первенцова, Проскурин, Проскурина. Суворин приглашает на танец Первенцову, Проскурин - Проскурину. Вольнов приглашает на танец Валентину Дмитриевну, они переходят на левую полусцену. Бакулина разговаривает с Вольновой, слов не слышно. Бакулин и Оппонент беседуют вполголоса с Кириллом.
  
  Б а к у л и н. Только, чтобы добраться до такой планеты, жизни не хватит.
  К и р и л л. Так это - при нынешних скоростях. А если с фотонным двигателем или с солнечным парусом... (Тише.) Корабль с солнечным парусом может лететь даже быстрее скорости света.
  
  Занавес на правой полусцене начинает закрываться.
  
  Ведь может же парусное судно идти по воде быстрее ветра, галсами? Может!
  О п п о н е н т. Но тогда...
  
   Продолжают разговор, слов не слышно. Занавес на правой полусцене.
  
  П е р в е н ц о в а (Суворину, встревоженно). Ты уезжаешь? Когда?
  С у в о р и н. Да никуда я не уезжаю! Успокойся. (Целует ее в щеку.) Я договорился с одним нашим очень толковым инженером. Он поедет вместо меня. Он хорошо знаком с проблемой и в состоянии подменить меня без ущерба для результата.
  - Но как же так?! Ведь ты столько вложил в этот проект сил, мозгов - и не поехать!
  - Мое присутствие здесь сейчас важней. Чтобы найти производителя и подготовить производство к выпуску своих ассемблеров, нужно будет побегать по кабэ, заводам, министерствам. Кроме того, нужно довести до конца патентные дела. Лучше меня этого никто не сделает.
  
  Занавес на левой полусцене начинает закрываться.
  
  С у в о р и н. И потом: я теперь уже и не представляю, как я смогу без тебя...
  - (Приклоняет голову на плечо Суворина.) Я тоже не представляю...
  
   Продолжают разговор, слов не слышно. Занавес на левой полусцене.
  
  
  
   Картина сорок девятая
  
   Открывается занавес на правой полусцене. Дом Первенцовой. Она и Суворин подходят к подъезду.
  
  С у в о р и н. Как тебе моя компания?
  - Очень милые люди. Особенно мне понравился Валерий Иванович.
  - Это - начальник дружественной лаборатории. Он как-то по-честному обаятелен, без кукиша в кармане. С ним легко работается.
  - А еще мне понравились твои мальчишки. Старший такой эрудит! Может на равных вести дискуссию с умудренными опытом спецами.
  - Да там пока еще больше резонерства и жгучего желания выдать свои дилетантские познания за фундаментальные.
  - Ну, если он и дилетант, то дилетант в хорошем понимании слова. (После паузы.) Я на днях имела разговор с Катюней. Разговор был нелицеприятный. Не я была его инициатором. Катя задавала мне колючие вопросы.
  - Например?
  - Например: пойдем ли мы в ЗАГС и где мы будем жить.
  - Ну, и что ты ей ответила?
  - Что я могла ответить? Она меня застала своими вопросами врасплох.
  - В общем, консенсуса у вас не получилось...
  - Пока не получилось. Да и вряд ли от первого серьезного разговора стоило ожидать положительного результата. Но ты не переживай, ничего страшного не произошло.
  - Я понимаю, для Кати сложно свыкнуться с мыслью, что ей придется жить рядом с чужим человеком...
  - Значит, нужно сделать так, чтобы ты стал для нее нечужим. Я думаю, тебе, с твоим тактом и умом, это под силу... Да, у нее нет опыта поведения в новой для нее ситуации. И скорее всего, не обструкция, а именно отсутствие опыта не позволяет ей выстроить правильную линию поведения, а отсюда - нервозность, импульсивность. Но я уверена - все наладится... И ведь вот что примечательно: пока Катя не задумывалась всерьез, она была настроена нормально. Я недавно узнала от Эльвиры, что они раньше на эту тему разговаривали, и Катя, в принципе, была не против... Только я тебя очень прошу: ты ради бога не паникуй. Все будет хорошо.
  
   Занавес на правой полусцене начинает закрываться.
  
  П е р в е н ц о в а. Вы два умных, порядочных человека, а такие всегда найдут достойное решение. (Последние слова слышны неотчетливо)
  
  Занавес на правой полусцене.
  
  
   Картина пятидесятая.
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната Суворина. Звонит телефон. В комнату входит Валентина Дмитриевна. Она в пальто и в шапке, в руках - хозяйственная сумка. Подходит к телефону и берет трубку.
  
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Ало!
  Г о л о с Н и к о л а я и з т е л е ф о н н о й т р у б к и. Баб Ва, здравствуй! Это Коля.
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Здравствуй, Коленька.
  Н и к о л а й. А папа дома?
  - Нет, не пришел еще. Он хотел после работы на какую-то выставку сходить. Что ему передать?
  - Да не надо ничего...
  - Или сказать, чтобы он тебе позвонил?
  - Да я сам позвоню.
  - Как дела-то?
  - Нормально.
  - А то подъехал бы. Ты давно у нас не был.
  - Сегодня не могу.
  - Ну, давай, звони.
  - Пока.
  - Пока.
  
   Картина пятьдесят первая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - подъезд дома Суворина. Вечер. Валентина Дмитриевна гасит свет и выходит из комнаты, выходит из подъезда, проходит по сцене, уходит за кулисы. К дому подходит Ольга Юрьевна, прохаживается около подъезда, потом садится на скамейку. Достает мобильный телефон и набирает номер. В комнате Суворина раздается телефонный звонок. Через некоторое время Ольга Юрьевна выключает телефон. Появляется Суворин и Первенцова. Ольга Юрьевна встает и идет им навстречу. Останавливается.
  
  О л ь г а Ю р ь е в н а. Здравствуй, Саша.
  С у в о р и н. Здравствуй.
  - Мне нужно с тобой поговорить.
  - Слушаю тебя.
  - Меня кладут в больницу...
  - Что с тобой?
  - Пока не знаю, возможно, предстоит операция. Мне на некоторое время, не знаю, на сколько, может быть, недели на две, на три нужна будет твоя помощь. Ты должен поопекать это время ребят. Их еще нельзя оставлять одних. Можешь взять их к себе, а можешь пожить у нас - как тебе будет удобней. Лучше, конечно, у нас, чтобы им не тратить много времени на дорогу в школу.
  - У меня сейчас очень ответственный момент с внедрением проекта. Могу в любой момент уехать в командировку или допоздна задержаться на работе. Ты не могла бы попросить помочь твоих родителей?
  - Родители - в отъезде. (Повышая голос.) И потом: почему я должна еще кого-то просить? У детей есть отец! (Обращаясь к Первенцовой.) А вы, милочка, если у вас много лишнего времени, взяли бы на воспитание ребенка, а если у вас есть, то - еще одного. Или заведите собачку. Это гораздо полезнее, чем соблазнять обремененных родительскими обязанностями мужчин.
  
   Первенцова поворачивается и направляется за кулисы.
  
  С у в о р и н. Наташа, постой! (Идет за Первенцовой.)
  О л ь г а Ю р ь е в н а. Беги, беги, пожалей ее. Шашни сейчас, конечно, важней, чем дети.
  
   Первенцова убегает. Суворин останавливается.
  
  С у в о р и н. Зачем ты так? Она же тебе не сделала ничего плохого.
  О л ь г а Ю р ь е в н а. А когда сделает, тогда будет совсем другой разговор.
  - Какая же ты все-таки дрянь! (Направляется к подъезду.)
  - (Вслед Суворину, с напором.) Посмотрите-ка! Я дрянь, - а он хороший! (Громко.) Если ты такой хороший, то посмотри лучше за детьми! Они будут предоставлены сами себе!
  
  Суворин заходит в подъезд. Ольга Юрьевна, постояв, уходит. Суворин появляется на левой полусцене, включает свет. Достает мобильный телефон. Набирает номер, долго слушает. Выключает телефон. Ходит по комнате. На правой полусцене появляется Валентина Дмитриевна. Заходит в подъезд, затем появляется в комнате Суворина.
  
   Картина пятьдесят вторая
  
  Занавес на правой полусцене. На левой полусцене появляется Валентина Дмитриевна, заходит в комнату Суворина.
  
   В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. Добрый вечер, Саша.
  С у в о р и н. Добрый вечер, мама.
  - Я посмотрела - у нас хлеба мало... Бегом в магазин... А где Наташа?
  - Наташи не будет.
  - Что-то случилось?
  - Ничего не случилось. Просто не будет.
  - Как же так? Вы же хотели отметить сегодня помолвку. Я испекла к чаю вкусный пирог с ежевикой... Салат новый с креветками...по книжке делала... Хотела сделать вам приятное, чтобы этот день запомнился. Ты мне можешь объяснить, что случилось?
  - Мам, ничего не случилось. Успокойся. Просто торжественный ужин переносится на другой день.
  - Странно...(Выходит.)
  
  Суворин подходит к окну, смотрит на улицу. Поворачивается, берет мобильный телефон, набирает номер. Ждет, выключает телефон. Выходит. Занавес на левой полусцене.
  
  
   Картина пятьдесят третья
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Гостиная в квартире Первенцовой. Она лежит на диване и плачет. Входит Катерина.
  
  К а т е р и н а. Мам, ты чего?..
  П е р в е н ц о в а. (Садится, вытирает слезы.) Ничего, не обращай внимания.
  - Как же не обращать? Что случилось?
  - Все хорошо.
  
  В квартире Первенцовой звонит телефон. Катерина выходит, возвращается с телефоном, протягивает Первенцовой.
  
  К а т е р и н а. Тебя...
  
   Пауза.
  
  П е р в е н ц о в а. (Берет трубку. После паузы.) За что? (Пауза. Катерина стоит и слушает.) Я тебя убедительно прошу, не звони мне больше...пока. Мне сейчас очень плохо, а от твоих звонков будет еще хуже. Я сама тебе позвоню, когда смогу.... Очень тебя прошу... (Кладет трубку. Плачет.)
  - Мам, что случилось? Поругались?
  - Хуже...
  - Как это - хуже? Подрались что ли?
  - (Грустно улыбается сквозь слезы.) До этого не дошло, но... В общем, все плохо. (Плачет.)
  - Мам, ну не плачь. Все наладится. Мы вон с Данилой сколько уже раз ругались - и ничего.
  - У вас не было непреодолимой силы и, надеюсь, не будет.
  - Какая может быть непреодолимая сила, если вы оба живы и здоровы.
  - Может...и даже очень непреодолимая. (Вытир слезы.) Пойдем ужинать.
  
   Катерина выходит. Первенцова подходит к серванту, достает бутылку вина, бокал, наливает в него вина, выпивает. Выходит. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина пятьдесят четвертая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - комната в квартире Ольги Юрьевны. За столом сидят Суворин и Николай. Суворин сидит за ноутбуком. Николай пишет что-то в тетради.
  
  Н и к о л а й. Пап, а у меня что-то голова начинает плохо работать. Это уже количество клеток в мозгу уменьшается?
  С у в о р и н. Это не количество клеток уменьшается, а количество лени увеличивается.
  - А правда...если по пятьдесят тысяч в день, то, получается, у меня уже отмерло (пауза, смотрит на потолок) больше двухсот миллионов. Ничего себе!
  - У тебя еще ничего не отмерло. Нейроны начинают отмирать после тридцати. А у тебя пока идет процесс заполнения пустых. Только учти: до седьмого класса тебе нужно успеть заполнить как можно большее число своих мозговых клеток.
  
  Входит Кирилл. Он в верхней одежде.
  
  К и р и л л. Привет.
  С у в о р и н. Привет. Как дела?
  К и р и л л. Нормально.
  С у в о р и н. Раздевайся. Ужин на столе...Ставь в микроволновку и кушай.
  К и р и л л. Я не хочу есть. Мы сегодня на секции отмечали день рождения.
  С у в о р и н. Тогда убери все в холодильник...
  
  Кирилл выходит.
  
  Н и к о л а й. Почему до седьмого?
  С у в о р и н. К этому времени у человека заканчивается формирование связей между ячейками памяти. Без этих связей невозможен сам процесс мышления. Только вот образуются они тогда, когда ячейки памяти заполнены. Так что спеши, заполняй...
  
   Входит Кирилл.
  
  Мама что-то молчит. Она сказала, что позвонит, сообщит номер палаты.
  К и р и л л. Какой палаты?
  С у в о р и н. Палаты в больнице.
  - А при чем здесь палата в больнице? Она что - заболела?
  - Да, а ты разве не знал?
  - Нет. А когда она заболела? Перед отъездом она чувствовала себя хорошо.
  - Перед каким отъездом?
  - Перед отъездом в Грецию.
  - Как в Грецию? Она мне сказала, что ложится в больницу.
  - Может, ты не так понял?
  - Как же можно понимать, когда она говорила о возможной операции?
  - Не знаю, нам с Колей она ничего не говорила про операцию.
  - Может быть, чтобы вас не беспокоить?..
  - Она мне сегодня прислала эсэмэску, пишет, что устроилась нормально, море теплое.
  С у в о р и н. Да, дела... Кирилл, посмотри, чтобы Коля не затягивал с уроками. Я пойду подышу свежим воздухом. (Выходит.)
  Н и к о л а й. Кирилл, а куда папа ушел?
  К и р и л л. Прогуляться. Ты не отвлекайся. Смотри: уже одиннадцатый час.
  
   Картина пятьдесят пятая
  
   Открывается занавес на правой полусцене. Подъезд и часть дома Ольги Юрьевны. В квартире Ольги Юрьевны звонит мобильный телефон. Кирилл берет трубку.
  
  К и р и л л. Алло. Привет, мам. Все нормально...
  
  Занавес на левой полусцене. Суворин выходит из подъезда, достает мобильный телефон, набирает номер. Ждет.
  
  К и р и л л. С нами... Его сейчас нет дома. Куда-то пошел. Сказал, подышать свежим воздухом...
  
  Суворин отключает телефон. Походив немного около подъезда, удаляется.
  
  К и р и л л. Не знаю. Мам, папа сказал, что ты в больнице. (Пауза.) Я тоже ему сказал, что он чего-то не так понял. Хорошо, передам. Нет. Ночует у нас... С того дня, как ты уехала. Чем питаемся? Да всем. Например? Например, котлеты домашние, пельмени, огурцы, помидоры, сок... Йогурты?... Нет, не покупает... Хорошо, скажу. (После паузы.) Хорошо, передам. Да ты сама ему скажи. Ах, да... Да вон сидит, уроки делает. Хорошо. До свидания. Пока. (Кладет трубку.)
  
   Занавес на правой полусцене.
  
   Картина пятьдесят шестая
  
   Открывается занавес на левой полусцене. На ней комната в квартире Ольги Юрьевны. В комнате - Суворин, Кирилл и Николай. Кирилл сидит за компьютером. Николай смотрит телевизор.
  
  Н и к о л а й. Пап, а ты когда уезжаешь в Швейцарию?
  С у в о р и н. Да не еду я ни в какую Швейцарию!
  Н и к о л а й. А почему?
  С у в о р и н. Не могу. Здесь работы много.
  Н и к о л а й. Жалко! Я бы к тебе приехал, покатались бы на лыжах.
  С у в о р и н. Побываешь еще и в Швейцарии, и в других странах. Учись только. И потом: даже если бы я и поехал, мне было бы не до лыж. Чтобы покататься, нужно ехать туда в отпуск.
  Н и к о л а й. А лучше - совсем там жить.
  С у в о р и н. Ты бы смог?
  Н и к о л а й. А чего?.. Они на каком языке разговаривают?
  С у в о р и н. На французском.
  Н и к о л а й. У меня французский - разговорный.
  С у в о р и н. Чтобы жить в чужой стране полноценной жизнью, а не чувствовать себя изгоем, кроме знания языка нужно еще много чего. Нужно знать историю, национальные особенности, традиции, законы, нужно уметь жить в условиях жестокой конкуренции. А вот чтобы решиться на такой шаг, нужно быть 'гражданином мира'.
  Н и к о л а й. А это кто такой?
  С у в о р и н. А это - для кого родина - Земной шар.
  К и р и л л. Так все люди живут на Земном шаре.
  С у в о р и н. Но у людей есть еще национальность, а у каждой национальности - свои традиции, культура, обычаи, уклад. В идеологии же космополитов, как еще называют этих людей, всего этого нет. Нет там ничего и про Родину, патриотизм, а со временем, я думаю, будут исключены и такие понятия, как друзья, родные, близкие... Вместо них будут компаньоны, сотрудники, люди одной группы крови, идентичной ДНК.
  К и р и л л. Вот все говорят: 'Родина, Родина'...А никто толком не может объяснить, что это такое вообще.
  С у в о р и н. Можно долго перечислять, что входит в это понятие: это и страна, где ты родился и рос, дом, улица, школа, друзья и много, много еще чего... Но, если коротко, то Родина - это все, чем человек жил и чего ему все время будет не хватать там, на чужбине.
  К и р и л л. Не знаю, чего им там, на этой проклятой чужбине может не хватать. По-моему, все довольны, никто назад не рвется.
  С у в о р и н. Что касается материальной стороны, то - да, плюсы есть. А в остальном... Правды ты от них никогда не узнаешь. Ведь сознаться в том, что тебе там не сладко, значит сознаться в том, что, уезжая, совершил ошибку. А ошибки свои мы признавать не умеем и не хотим. (После паузы.) Завтра суббота. Можно куда-нибудь сходить расслабиться. Я пойду прогуляюсь, а вы пока посовещайтесь насчет программы. К моему приходу чтобы было готовое решение. Только постарайтесь без конфликтов.
  
  Суворин выходит из комнаты, потом заходит одетый.
  
  С у в о р и н. Кирилл, дай мне твой телефон. Мой разрядился... (Берет телефон, выходит.)
  
   Занавес на левой полусцене начинает закрываться.
  
  Н и к о л а й. Я хочу в аквапарк. Кирилл, а ты?..
  К и р и л л. Да мы там уже были в прошлом году.
  Н и к о л а й. Тогда - в парк, на аттракционы. Там открыли американские горки. Вот бы прокатиться... (Последние слова слышны неразборчиво.)
  
   Занавес на левой полусцене.
  
   Картина пятьдесят седьмая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Гостиная в квартире Первенцовой. Звонит мобильный телефон. Она берет трубку.
  
  П е р в е н ц о в а. Алло. (Пауза.) Я же тебя просила... Но ты пошел на хитрость: звонишь с чужого телефона. Это непорядочно, в конце концов. Я же тебе сказала, что сама позвоню. Ты понимаешь, что делаешь мне больно?! (Кладет трубку. Плачет.)
  
  Входит Катерина.
  
  К а т е р и н а. Мам, ты чего? Ну ладно, успокойся. Ведь ничего же еще не известно определенно. Все будет хорошо, ты поправишься, вот увидишь. Не расстраивайся.
  - Спасибо. (Обнимает Катерину, вытирает слезы.) Меня кладут в понедельник. Ты поживешь пока у бабушки. Надо тебе приготовить одежду...
  - Да не беспокойся ты обо мне! Я не пропаду.
  - Да, ты у меня совсем большая, просто я никак не могу к этому привыкнуть.
  - Давай лучше думать о том, как тебе быстрей поправиться.
  - ...Иногда можешь питаться в кафе на углу. Там вкусно готовят и недорого. Деньги ты знаешь где... Данилку тоже не забывай подкармливать. Он вон какой худой! Домой иногда заходи, проверяй, все ли в порядке. Когда будешь уходить, не забывай закрывать окна и балкон.
  - Хорошо.
  - Я тебе позвоню и скажу, когда можно ко мне приходить.
  - Скажешь, чего тебе принести...
  - Первое время мне ничего из продуктов носить не надо.
  
  Занавес на правой полусцене начинает закрываться.
  
  П е р в е н ц о в а. Пока буду проходить обследование, сдавать анализы, я буду на строгой диете. А потом я тебе скажу, что принести... (Последние слова слышны неотчетливо.)
  
   Занавес на правой полусцене.
  
  
  
   Картина пятьдесят восьмая
  
   Открывается занавес на левой полусцене.
  
  С у в о р и н. Кирилл, завтра приезжает мама. Спланируй свои дела так, чтобы встретить ее.
  К и р и л л. Во сколько?..
  -Утром. Самолет прилетает в 9-45.
  - Ну утром - еще ничего. А то в 16 00 у меня игра с Тороповым.
  - Это который на прошлых соревнованиях тебе проиграл?
  - Не он проиграл, а я выиграл.
  - Он постарается доказать, что тот твой выигрыш был случайным. Будь готов к этому.
  - Да знаю! Но мы с тренером приготовили ему сюрприз.
  - Интересно, что вы такое изобрели? Никак - выход к сетке без ракетки?
  - Нет. Но я не скажу. Есть примета такая: как только поделишься с кем, так обязательно ничего не получится. Хотя мы всю последнюю неделю отрабатывали этот удар. Вроде бы ничего получается...
  - Ладно, потом покажешь. Но учти, что и он тоже мог приготовить какую-нибудь домашнюю заготовку.
  - Да я понимаю...
  - Коля где-то мотается...
  - Он сказал, что пойдет к Витьку компьютерную игру какую-то скачивать.
  - Да уж давно пора скачать. Скажешь ему, что на ужин. Я пойду прогуляюсь.
  
   Занавес на левой полусцене.
  
   Картина пятьдесят девятая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Дом Первенцовой. Окна ее квартиры не освещены. Суворин прохаживается около подъезда, временами посматривает на окна. Достает телефон. Звонит. Через некоторое время убирает телефон в карман. Снова прохаживается. К подъезду подходят Катерина и Данила. Останавливаются. Суворин подходит к ним.
  
  С у в о р и н. Добрый вечер.
  К а т е р и н а. Здравствуйте.
  Д а н и л а. Здравствуйте.
  С у в о р и н. Катя, где мама? Она уехала куда-нибудь?
  К а т е р и н а. Нет, не уехала.
  С у в о р и н. Я звоню на мобильный - она недоступна. С ней что-то случилось?
  К а т е р и н а. Нет... Не знаю.
  С у в о р и н. Как это 'не знаю'? Вы виделись сегодня?
  К а т е р и н а. Да.
  С у в о р и н. Где?
  К а т е р и н а. Мы... Она... Я не могу вам сказать. Она не велела говорить.
  С у в о р и н. Так с ней все в порядке?
  К а т е р и н а. Да... То есть не все... Пока не известно.
  С у в о р и н. Ну как же так?! Это, в конце концов, несерьезно. Если она больна, то ей, возможно, нужна экстренная квалифицированная помощь. А мы, вместо того, чтобы эту помощь организовать, в прятки играем.
  К а т е р и н а. Сейчас для нее делается все, что нужно.
  С у в о р и н. Так она в больнице? Скажи - это очень серьезно?
  К а т е р и н а. Точно пока не известно. Ну, в общем, ничего плохого...пока.
  С у в о р и н. (После паузы.) Сплошные загадки... Даже не знаю, что делать.
  К а т е р и н а. Она вам позвонит. Только нужно немного подождать.
  С у в о р и н. Только и остается, что ждать и надеяться на лучшее. У тебя у самой все в порядке?
  К а т е р и н а. Да.
  С у в о р и н. Помощь какая нужна?
  К а т е р и н а. Нет. Спасибо, ничего не нужно.
  С у в о р и н. Ну, тогда до свидания.
  
  К а т е р и н а. До свидания.
  Д а н и л а. До свидания
  
   Суворин уходит.
  
  Д а н и л а. Почему вы от него скрываете? Человек переживает...
  К а т е р и н а. Мама не велела говорить. Наверное, потому, что у нее подозрение на онкологию.
  
  Занавес на правой полусцене.
  
   Картина шестидесятая
  
  Открывается занавес на левой полусцене.
  Суворин у себя дома. У него звонит мобильный телефон. Он берет трубку.
  
  С у в о р и н. Да. Наташа?! (Быстро встает, ходит по комнате.) Ты откуда звонишь?
  Г о л о с П е р в е н ц о в о й и з т е л е ф о н н о й т р у б к и з а с ц е н о й. Из больницы.
  С у в о р и н. Что с тобой?
  П е р в е н ц о в а. Можешь завтра приехать?
  - Куда?
  - Девятнадцатая больница, хирургическое отделение, палата четыреста восемь. Запомнил?
  - Да. Палата четыреста восемь...Что принести?
  - Ничего не надо. Если только грибочков соленых. Только не маринованых, а именно - соленых.
  - Которые мы с тобой собирали, подойдут?
  - Замечательные грибочки! Еще как подойдут.
  - Слава богу, ты нашлась. В какое время лучше прийти?
  - Приходи часов в семь вечера. (Пауза.) Я не могу больше говорить, извини. Пока, до завтра.
  - Пока.
  
  Входит Валентина Дмитриевна.
  
  С у в о р и н. Мама! Наташа звонила!
  В а л е н т и н а Д м и т р и е в н а. (С облегчением.) Слава богу! Нашлась. Где она?
  - В больнице.
  - (Встревоженно.) Что с ней? В какой больнице?
  - В девятнадцатой, в хирургии.
  - Что-нибудь серьезное?
  - Еще ничего не знаю. Завтра поеду к ней, а пока приходится только гадать.
  - Дай бог, чтобы все обошлось.
  - Она просила соленых грибов. У нас наши еще остались?
  - Остались. Мы же к Новому году берегли. Но для такого случая...
  - Очень хорошо.
  
  Занавес на левой полусцене.
  
   Картина шестьдесят первая
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Больничная палата. В ней - две кровати. На одной из них сидит Первенцова. Рядом, на стуле, сидит Катерина.
  
  К а т е р и н а. Мам, на днях я встретила около нашего дома Александра Николаевича. Он расспрашивал о тебе. Я молчала, как партизан. Ты же не велела ничего говорить.
  П е р в е н ц о в а. Да я ему вчера позвонила!.. Он в курсе.
  К а т е р и н а. Слава богу! А то я не знаю, что уж и говорить, если с ним еще раз встречусь.
  
  Раздается осторожный стук в дверь. Дверь приоткрывается. Суворин заглядывает в палату.
  
  С у в о р и н. Можно?
  П е р в е н ц о в а. А вот и он. Заходи.
  С у в о р и н. Добрый вечер. (Заходит. В руках у него большой букет белых хризантем.)
  К а т е р и н а. Здравствуйте.
  П е р в е н ц о в а. Привет. Возьми стульчик, присаживайся. (Берет у Суворина цветы.) Спасибо... Вазы нет, сейчас поищем какую-нибудь баночку. (Достает из тумбочки банку, подходит к умывальнику, наливает в банку воды, ставит в нее цветы.)
  К а т е р и н а. Мамуль, ну, я побегу?... (Встает.)
  П е р в е н ц о в а. Давай, Котик, беги. Данилке привет... (Целуются.)
  К а т е р и н а. Пока. (Выходит.)
  С у в о р и н. Ну, здравствуй. Рассказывай.
  П е р в е н ц о в а. У меня все хорошо. На четверг назначена операция.
  - Хорошо и - операция... Как это увязать? Операция серьезная?
  - Все могло быть гораздо серьезней. Но вчера стал известен результат моего анализа. Он показал, что у меня не злокачественная опухоль, а доброкачественная. (Не очень бодро.) Поэтому я бодра, весела.
  - Тогда 'бодра' надо говорить бодрее, а 'весела' - веселее. Помнишь этот фильм?
  - Помню. Только у меня пока не получается. Да и больница - такое место, где бодрость дается с трудом. Понасмотришься тут на всякое...
  - Когда тебя положили?
  - В прошлый понедельник.
  - Но почему не позвонила раньше?
  - Раньше не могла.
  - Плохо себя чувствовала?
  - Нет... Если бы диагноз был плохой, я вообще тебе не позвонила бы.
  - Но как же так?! У тебя проблемы со здоровьем, а я, получается, - в стороне? Ты же знаешь, у меня нет никого ближе и родней тебя!
  - Да, я знаю... (Плачет.) Поэтому и не звонила. Зачем тебе нужен инвалид, с часу на час ожидающий своего конца? Зачем рвать на части душу еще одному человеку? Лучше уж уйти тихо, по-английски, не прощаясь...
  - Как ты не понимаешь?! Если бы, не дай бог, что-нибудь случилось, душа этого человека рвалась бы на части по кусочкам всю оставшуюся жизнь, потому что он ничего не сделал, чтобы предотвратить несчастье.
  - Ну ладно. Не будем о грустном... (Вытирает слезы. После паузы.) У меня было много времени на размышления о нас с тобой. И я вот о чем подумала: любовь - это не прогулка по полю, усеянному цветами. Это - нелегкая ноша, это труд. Все гладко не бывает даже у самых счастливых людей. За счастье надо бороться или, по крайней мере, пытаться что-то делать, не сидеть сложа руки. Бывают трудности, которые кажутся нам непреодолимыми. Но нужно преодолевать...ради любви.
  - Сейчас тебе надо преодолеть главную на сегодня трудность: благополучно перенести операцию и как можно скорей встать на ноги.
  - А главная твоя трудность на сегодня - разобраться со своей бывшей женой.
  - Хорошо, я разберусь.
  - Кстати, как ее здоровье? Она ведь собиралась ложиться в больницу.
  - Нормальное здоровье.
  - А что у нее было?
  - Ничего особенного. Взяли анализ и выписали. Назначили амбулаторное лечение.
  - ...Если с ней не разобраться сейчас, то всю оставшуюся жизнь она будет стоять между нами.
  - Тебе сейчас нельзя волноваться.
  - Пойми, меня тревожит наше будущее. У нас ничего не получится, если она постоянно будет вмешиваться в нашу жизнь. Я поняла, что она ни перед чем не остановится. С Катей я все вопросы уладила. Она вообще-то никогда к тебе не относилась плохо. А сейчас она поняла: если мы с тобой будем вместе, ей от этого - одна только выгода.
  
   Занавес на правой полусцене начинает закрываться.
  
  П е р в е н ц о в а. А та ее вспышка отторжения - это не более, чем обычная человеческая противоречивость, импульсивная реакция.
  
  Занавес на правой полусцене.
  
   Картина шестьдесят вторая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. Продолжение дома Первенцовой. Она и Суворин идут вдоль дома.
  
  П е р в е н ц о в а. Помнишь, ты говорил, что когда будем старенькими, будем ходить с палочками. Вот мне уже нужна палочка. Ты моя палочка-выручалочка.
  С у в о р и н. Ничего, мы еще побегаем без палочки. К лету ты окончательно окрепнешь, и мы поедем к теплому морю.
  - И будем лежать на песочке, смотреть на море и мечтать. Даже не верится, что наступит когда-то такое время!
  - Наступит! Вот отпразднуем Новый год, потом 8-е Марта, а там скоро и лето... Новый год где будем встречать? Можно у нас... Матушка сказала, что пойдет к своей сестре.
  
  Разворачиваются, идут вдоль дома.
  
  П е р в е н ц о в а. Встречать будем у нас. Катька, наверняка, куда-нибудь убежит в свою компанию. Родители, конечно, будут звать к себе. Но мы зайдем к ним ненадолго, поздравим, а потом отбудем восвояси. Мне хочется, чтобы только ты и я... Нужно еще елку купить.
  - У нас - искусственная. Только достать и нарядить...
  - А мы с Катей любим настоящую. Без нее Новый год не праздник. У меня только от одного запаха хвои появляется праздничное настроение.
  - Это будет наш с тобой первый Новый год. После него будет еще много, но этот будет первым. Надо что-то придумать такое, чтобы он запомнился на всю жизнь.
  - Давай купим белого пушистого котенка и будем о нем заботиться.
  - Нет, у кошек век короткий. Потом с ним расставаться придется.
  - Ну, тогда красивого попугая...Попугаи долго живут. И будем учить его говорить.
  - Например: 'Доброе утро, Наташа'.
  - Ага! Хитренький! Я не хочу, чтобы 'доброе утро' говорил мне попугай. Хочу, чтобы ты...
  - Ну, тогда пусть говорит 'спокойной ночи'. У моего хорошего знакомого был попугай, который говорил 'спокойной ночи' всякий раз, когда в темное время суток выключали свет. Только эта способность стала для него роковой. Однажды на вечеринке хозяин, желая потешить гостей, стал попеременно то включать, то выключать свет. И каждый раз при наступлении темноты попугай говорил: 'Спокойной ночи'. Подгулявшая компания была в восторге и просила повторить фокус еще и еще. Кончилось тем, что где-то на третьем десятке бедняга упал замертво: сердце не выдержало.
  - Жалко птичку... А можно еще купить большой аквариум. И пусть там рыбки плавают. Я люблю смотреть на плавающих рыбок.
  
  Открывается занавес на правой полусцене. Продолжение дома и подъезд. Суворин и Первенцова переходят на правую полусцену, подходят к подъезду. В отдалении, в тени дерева стоит Ольга Юрьевна. Суворин и Первенцова ее не видят.
  
  П е р в е н ц о в а. Давай присядем. Что-то я устала ходить, а хочется еще немного побыть на свежем воздухе.
  
  Занавес на левой полусцене. Суворин и Первенцова садятся на скамейку. Первенцова прижимается к Суворину.
  
  П е р в е н ц о в а. Я ужасно хочу родить тебе ребенка...Красивого, умного... Это будет самый счастливый в мире ребенок. Он будет жить в атмосфере любви, поэтому вырастет самым замечательным человеком на свете. Ты будешь гордиться им. Жаль, что у меня уже нет времени нарожать тебе много детей. У меня всегда была мечта иметь много детей.
  - Много - это сколько?..
  - Ну, хотя бы троих-четверых... Мне всегда казалось, что дом без детей - все равно, что аквариум без рыбок. Ты видел когда-нибудь пустой аквариум, в котором только одна вода и водоросли? Удручающее зрелище...
  - А что говорят врачи?
  - Они говорят, что у меня способность к деторождению сохранилась. В остальном - сегодняшняя медицина может все или почти все. Ну а не получится - у нас уже есть с тобой на двоих трое детей. Будем заботиться о них. У тебя замечательные мальчишки. Я надеюсь, что смогу с ними подружиться. Во всяком случае, я сделаю все от меня зависящее, чтобы у них была потребность приходить в наш дом пообщаться с тобой... А еще я хочу, чтобы мы с тобой никогда не расставались. Я так перепугалась, когда услыхала про Швейцарию! Мне даже показалось, что я тебя больше никогда уже не увижу.
  - Мы с тобой никогда не будем расставаться. Везде будем ездить вместе. У нас будет много счастливых дней. Только ты поскорей поправляйся.
  - Я стараюсь. Ты же видишь, как я прогрессирую: уже могу совершать длительные прогулки. Только пока еще немного устаю. Ну, давай прощаться.
  
  Суворин и Первенцова встают, долго стоят, прижавшись друг к другу. Отстраняются, целуются.
  
   П е р в е н ц о в а. Пока.
   С у в о р и н. Пока. Спокойной ночи.
  
  Первенцова направляется к подъезду, открывает дверь, поворачивается, посылает Суворину воздушный поцелуй. Заходит в подъезд. Суворин, немного постояв, уходит за занавес левой полусцены. Из тени выходит Ольга Юрьевна. Внимательно смотрит на окна подъезда. Первенцова появляется на третьем этаже, заходит в квартиру. Ольга Юрьевна подходит к подъезду, внимательно изучает табличку с номерами квартир, нажимает на кнопку домофона.
  
  Г о л о с и з д о м о ф о н а. Кто?
  О л ь г а Ю р ь е в н а. Простите, пожалуйста... Это ваша соседка из 33 квартиры. Я забыла дома ключ от домофона. Откройте, пожалуйста.
  
  Дверь подъезда открывается. Ольга Юрьевна поднимается на третий этаж, постояв немного около квартиры Первенцовой, спускается. Занавес на правой полусцене.
  
   Картина шестьдесят третья
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - спальня Первенцовой и часть прихожей. В спальне - Первенцова. В квартиру заходит Катерина, раздевается, заходит в спальню.
  
  К а т е р и н а. Привет.
  П е р в е н ц о в а. Привет.
  - Мам! Данила сделал мне предложение.
  - А ты?
  - А я отказала.
  - Правда что ли? Чем же это он тебе не угодил?
  - Да шучу я!..
  - Шутишь - насчет предложения или насчет отказа?
  - Насчет отказа. Просто мы подумали и решили отложить свадьбу до лета. Ведь если мы сейчас подадим заявление, то нам уже будет не до учебы. Сдадим уж летнюю сессию - тогда...
  - Грамотное решение. Зачем же комкать такое грандиозное мероприятие. Да и я к лету буду уже в форме.
  - Потом Данила поедет на месяц в стройотряд. Он хочет денег заработать на свадьбу. Я тоже куда-нибудь устроюсь подработать.
  - Что вы там заработаете?! Но это хорошо, что вы пытаетесь проявить самостоятельность. Конечно и я, и, думаю, родители Данилы не останемся в стороне, поможем. Нужно сделать все достойно, красиво, чтобы вы вспоминали потом день свадьбы как самый светлый день вашей жизни.
  - Мам! А если у нас свадьба летом, а мы уже все решили, то когда Данила должен просить у тебя моей руки: потом или сейчас?
  - Я думаю, раз вы решили твердо, то - чего тянуть? Назначай день. Я накрою стол, устроим торжественный ужин.
  
   Раздается телефонный звонок. Катерина выходит в прихожую, берет телефон.
  
  К а т е р и н а. Алло!
  
  Заходит в спальню. Передает трубку Первенцовой.
  
  К а т е р и н а. Тебя. (Выходит.)
  П е р в е н ц о в а. Алло!
  Г о л о с О л ь г и Ю р ь е в н ы и з т е л е ф о н н о й т р у б к и. Добрый вечер.
  П е р в е н ц о в а. Добрый вечер.
  О л ь г а Ю р ь е в н а. С вами говорит жена Суворина.
  П е р в е н ц о в а. Слушаю вас.
  О л ь г а Ю р ь е в н а. Я хочу поговорить с вами по поводу ваших отношений с Александром Николаевичем.
  П е р в е н ц о в а. По-моему, наши отношения с Александром Николаевичем касаются только нас двоих.
  - Заблуждаетесь. Они касаются еще его детей. У вас есть дети?
  - Да. У меня дочь.
  - Большая?
  - Восемнадцать лет.
  - Ваша дочь - уже взрослый человек, и она у вас одна. А представьте, каково мне с двумя мальчишками, еще подростками? В таком возрасте, как никогда, нужна мужская поддержка.
  - Я вас понимаю. Но чем я могу помочь?
  - (Раздражаясь.) Да не нужна нам ваша помощь! Нам нужно, чтобы от вас не было вреда.
  - Вы ведь разведены с Александром Николаевичем, и это случилось задолго до того, как мы с ним познакомились. В том, что дети остались без отцовской опеки, виноваты вы оба. Кто больше, я не знаю, но виноваты вы оба...
  - Мы не будем сейчас выяснять, кто виноват. Вас это касается меньше всего.
  - Ну хорошо... Но ведь можно решить все по-доброму, сделать так, чтобы ваши дети продолжали общаться с отцом. Я со своей стороны готова создать максимум удобств для такого общения.
  - И волки сыты, и овцы целы - так что ли?
  - Не знаю, кто у вас тут - кто, я во всяком случае, не волк.
  - Но и я овцой тоже быть не собираюсь.
  - Поверьте, я очень хорошо отношусь к вашим мальчикам...
  - Что вы к ним в родственники набиваетесь?! У них есть одна мама и другая им не нужна. Имейте в виду: я сделаю все возможное, чтобы ваш союз не состоялся. Можете не строить никаких планов на будущее: у вас его просто не будет. Сейчас у меня серьезно заболел младший. Нужно будет повозить его по клиникам. Кто должен этим заниматься, как не отец? В общем, я вас предупредила. Если вы не отступитесь, вы будете каждый день просыпаться от моих звонков, вы всю оставшуюся жизнь будете вздрагивать во сне. Я вас в покое не оставлю. Я пойду...
  
  Первенцова кладет трубку. Неподвижно сидит и тупо смотрит в пространство. Входит Катерина.
  
  К а т е р и н а. Мам, ты чего? (Трогает Первенцову за плечо.) Ну, мам! (Трясет Первенцову за плечо.) Что случилось-то? С бабушкой, да?.. С дедушкой? Кто звонил? Ну, скажи же что-нибудь! Мама!
  
   Первенцова поворачивается к Катерине, смотрит на нее невидящим взглядом.
  
  К а т е р и н а. (Встревоженно.) Да что же это такое! Это она звонила?... Скажи! Она? Она тебе угрожала? Да?
  
  Занавес на левой полусцене.
  
   Картина шестьдесят четвертая
  
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней гостиная в квартире Первенцовой. Она сидит в кресле перед журнальным столиком. Наливает из графина воды в мензурку, капает в нее из флакона лекарство, выпивает. Раздается телефонный звонок. Первенцова берет трубку.
  
  П е р в е н ц о в а. Алло!
  С у в о р и н. Добрый вечер. Как дела? Что делаешь?
  - Ничего не делаю.
  - Я купил елку. Давай сегодня поставим и нарядим.
  - Сегодня не нужно.
  - Тогда - когда? Завтра? До Нового года остается всего один день.
  
  Появляется голографическое изображение Ольги Юрьевны.
  
  П е р в е н ц о в а. И завтра не нужно.
  - Не понимаю... Что-то случилось?
  - Ничего не случилось.
  - Еще вчера ты хотела живую елку. Я купил... Елка очень красивая: зеленая, пушистая... (Пауза.) Почему ты молчишь?
  - (После колебания.) Мне звонила твоя жена, и после этого разговора я поняла, что нам с тобой лучше больше не видеться.
  - Как не видеться? Что ты говоришь? И какая к черту жена?! Она мне давно уже не жена.
  - Она так представилась.
  - Что она тебе сказала? И как она узнала номер твоего телефона?
  - Для такой нет неразрешимых проблем. Я это поняла, еще когда увидела ее в первый раз. Она, в общем-то, говорила правильные вещи: что у твоих детей сейчас самый трудный возраст, что тебе нужно сосредоточиться на их воспитании...
  - Разве я не занимаюсь детьми? И разве это помешало как-то нашим с тобой отношениям?
  - Я ей тоже пыталась объяснить, что интересы твоих детей не будут ущемлены. Но она ничего не хочет слушать. Она сказала, что постарается сделать все для того, чтобы у нас с тобой не было будущего.
  - Она тебе угрожала?
  - Она предупреждала о последствиях.
  - Да мало ли чего она тебе наговорит! Разве наше будущее зависит не от нас с тобой?
  - В сложившейся ситуации от нас с тобой - меньше всего. Мы бессильны перед этим катком. И у нее, действительно, есть один очень серьезный довод: это ваши дети. И потом: она ведь до сих пор любит тебя и надеется воссоздать вашу семью.
  - О какой семье ты говоришь?! Все решено раз и навсегда, назад пути нет. И она давно поняла это и успокоилась. Просто сейчас у нее вспышка ревности, потому что в моей жизни появилась ты. Это пройдет. Ты тоже успокоишься. Все уляжется.
  - Не уляжется. Она сказала, что каждый день по утрам я буду просыпаться от ее звонков. И так будет всю оставшуюся жизнь.
  - Ну погоди. Не надо отчаиваться. Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы она оставила тебя...нас в покое.
  
  Голограмма исчезает.
  
  П е р в е н ц о в а. ...Да в том-то и дело, что ни твоих, ни, тем более, моих сил не хватит, чтобы преодолеть эту непреодолимую силу!
  - Какая непреодолимая сила?! Обиженная на судьбу особа в запале наговорила тебе всяких глупостей, а ты решила, что она такая крутая, что может испортить нам жизнь. Помнишь, ты как-то сказала, что за счастье надо бороться? (Пауза.) Ты слышишь меня? Наташа!
  
   Первенцова плачет.
  
  С у в о р и н. Что ты молчишь? Скажи что-нибудь.
  
  Пауза.
  
  П е р в е н ц о в а. Если этой борьбе будет посвящена вся оставшаяся жизнь, то для счастья в ней места уже не останется. Ну хорошо... Что ты можешь предложить конкретно?
  - Для начала я поговорю с ней.
  - Разговорами тут не поможешь. Она ничего не будет слушать.
  - Тогда мы будем действовать. Чтобы она не терроризировала тебя телефонными звонками, можно поменять телефон, можно поменять квартиру, уехать в другой город, обратиться в суд, наконец.
  - Любой суд всегда примет сторону матери с детьми. А уехать в другой город - значит тебе забросить свой проект...
  - К черту проект! Ты знаешь, что было действительной причиной моего отказа от поездки в Швейцарию? Ты думаешь, без меня здесь не обошлись бы? Это я не мог обойтись без тебя. Но ведь и ты тоже не могла. Мы оба не могли обойтись друг без друга. Скажи, разве не так?
  
  Появляется голографическое изображение Суворина.
  
  П е р в е н ц о в а. (Сквозь слезы.)...Да. Мне было хорошо с тобой. Скажу больше: это было похоже на то, о чем я мечтала в своих девичьих грезах. Когда стала постарше, поняла, что так бывает только в романах, а в жизни если и бывает, то раз в сто лет. И вот вдруг на меня свалилось такое счастьище...
  - Вот видишь! Неужели все это - перечеркнуть, забыть?
  
  Входит Катерина.
  
   К а т е р и н а. Мам! Ты чего?..
  
  Голограмма исчезает.
  
  П е р в е н ц о в а. (Вытирает слезы. Катерине.) Ничего. Иди. Я сейчас...
  
   Катерина, постояв, выходит. Появляется голографическое изображение Ольги Юрьевны.
  
  П е р в е н ц о в а. Помнишь, ты говорил о роли, которую играют субъекты в формировании жизненной линии человека?
  С у в о р и н. Так то - субъекты! А тут всего лишь один субъект.
  П е р в е н ц о в а. ...Этот один стоит нескольких десятков. Вот ты сказал: 'Мы будем действовать.' Но я не гожусь на роль борца: у меня слишком слабые нервы. И потом: со всем этим должен разобраться прежде всего ты сам... Хотя бы для того, чтобы почувствовать себя свободным, способным принимать самостоятельные решения человеком!...
  
   Голограмма исчезает.
  
  С у в о р и н. Я готов действовать самым решительным образом, готов идти до конца. Но мне нужно знать, что это нужно не мне одному. А получается: когда ты говорила, что за счастье надо бороться, ты имела в виду меня. Ты сейчас ведешь себя так, как будто тебе все равно, как будто тебе не дороги наши отношения.
  - Мне не все равно. Я сама не представляю, как я буду без тебя. Но идти до конца - значит опуститься до склок, испытать незаслуженные унижения. Такое не проходит даром. Воспоминания об этом отравляли бы наши отношения постоянно, всю жизнь. Это будет пиррова победа. В общем, все плохо. Я не хочу больше обсуждать эту тему. Я устала, я не вижу выхода.
  - Я тебя прошу: ты только не уходи. Ты же знаешь, что ты для меня значишь. Да, согласен, я виноват: расслабился, пустил все на самотек, вовремя не принял мер.
  - Ты не виноват. Мы не виноваты. Мы оба были достойны лучшей доли. Но это - судьба. Быть вместе мы все равно не сможем... Нам не дадут. Я тебе еще не сказала, что сегодня утром был первый, контрольный звоночек. Прости, но я действительно не вижу выхода. (Плачет. Пауза.)
  - Ты окончательно решила? Мне больше не беспокоить тебя?
  - (После паузы.) Да. (Кладет трубку.)
  
  Входит Катерина.
  
  К а т е р и н а. Мам, ты опять! (Садится рядом с Первенцовой, обнимает ее за плечи.) Ну, давай что-нибудь придумаем: поговорим с ней по-хорошему, не поможет - припугнем хорошенько, переедем на время к бабушке. Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Вы с Александром Николаевичем помúритесь. У вас все наладится.
  П е р в е н ц о в а. (Вытирает слезы.) Да ничего, все нормально, мне и с тобой хорошо. (Обнимает Катерину.)
  
  Занавес на правой полусцене.
  
  
   Картина шестьдесят пятая
  
  Открывается занавес на левой полусцене. На ней - зал церемоний Дворца бракосочетаний. В зале - церемониймейстер, Бакулин, свидетель невесты, гости. Суворин - в парадном костюме, Лаврухина - в красивом вечернем платье.
  
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Уважаемые Валентина Петровна и Александр Николаевич. Мне приятно приветствовать вас, ваших друзей и близких в один из самых ярких и незабываемых дней вашей жизни - день вашего бракосочетания. Вам обоим посчастливилось в жизни: вы встретили любимого человека. Решение связать свою судьбу с таким человеком на долгие годы - один из самых приятных и в то же время ответственных жизненных шагов. Вошли вы сюда женихом и невестой, выйдете мужем и женой, супружеской парой, двумя половинками одного целого - крепкой и дружной семьи. Прежде чем выполнить приятную для меня миссию - зарегистрировать ваш брак, - прошу ответить, согласны ли вы взять на себя обязательства мужа и жены, является ли ваше решение вступить в брак искренним и свободным. Прошу ответить вас, жених.
  С у в о р и н. Да!
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Невеста?
  Л а в р у х и н а. Да!
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Прошу подтвердить ваше решение подписями. (Суворин и Лаврухина подписывают брачное свидетельств.) В соответствии с семейным кодексом Российской Федерации ваш брак зарегистрирован. Объявляю вас мужем и женой. А теперь подарите друг другу ваш первый супружеский поцелуй. (Суворин и Лаврухина целуются.) Разрешите вручить вам первый в вашей совместный жизни документ - свидетельство о браке. (Вручает брачное свидетельство. Звучит свадебный марш Мендельсона.)
  
  Открывается занавес на правой полусцене. На ней - холл перед залом церемоний. В холле - две пары брачующихся: Катерина с Данилой и Первенцова со своим женихом, свидетели, гости.
  
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Поздравляю вас с рождением вашей семьи. Пусть в ней всегда царят любовь, согласие, уважение, терпимость, поддержка. Совет вам да любовь! Прошу гостей присоединиться к моим поздравлениям и пожелать счастья этой замечательной паре.
  
  Играет музыка, гости поздравляют молодоженов, дарят цветы. Фотография на память. Открывается дверь из зала в холл. Туда выходят Суворин, Лаврухина, их гости. В холл выходит церемониймейстер.
  
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Прошу следующую пару.
  
   Катерина, Данила и гости направляются в зал церемоний. К столу, на котором стоят фужеры, шампанское, фрукты, направляются Суворин, Лаврухина и их гости. Мимо них проходит Первенцова с женихом. Катерина, Данила и гости заходят в зал церемоний. Суворин и Первенцова останавливаются, долго стоят, вперившись взглядами друг на друга. Немая сцена.
  
  Л а в р у х и н а. Саша, ты чего? Пойдем. (Тянет его к столу.)
  Ж е н и х. Наташа, нас ждут. Уже начинается...
  
  Суворин, постояв немного, идет за Лаврухиной. Первенцова смотрит ему вслед. Потом медленно, не отрывая взгляда от Суворина, идет за женихом. Они заходят в зал церемоний. (Звучит свадебный марш Мендельсона.) Дверь за ними закрывается.
  
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Уважаемые Наталья Владимировна, Валерий Семенович, Екатерина Анатольевна и Данила Евгеньевич. Мне приятно приветствовать вас, ваших друзей и близких в один из самых ярких и незабываемых дней вашей жизни - день вашего бракосочетания.
  
   За столом разливают шампанское, поздравления, возгласы 'горько'.
  
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Вам обоим...Вам посчастливилось в жизни: вы встретили любимого человека.
  
  Занавес на левой полусцене начинает медленно закрываться.
  
  Ц е р е м о н и й м е й с т е р. Решение связать свою судьбу с таким человеком на долгие годы - один из самых приятных и в то же время ответственных жизненных шагов. Вошли вы сюда...
  
  Церемониймейстер продолжает говорить, слов не слышно. За столом гости поздравляют новобрачных, пьют шампанское. Суворин нарочито весел, целуется с Лаврухиной, пьет шампанское, улыбается голливудской улыбкой, изредка украдкой бросает взгляды на закрытую дверь в зал церемоний. В продолжение речи церемониймейстера Первенцова стоит боком к входной двери, но в четверть оборота к ней, борется с искушением повернуться и посмотреть в ту сторону. На правой полусцене молодожены и гости направляются в сторону кулис. Гости уходят за кулисы. Суворин оборачивается и в очередной раз смотрит на дверь, приостанавливается. Одновременно поворачивается и смотрит на дверь Первенцова. Занавес на левой полусцене. Лаврухина отпускает руку Суворина, стоит в растерянности, постояв немного, решительно берет его под руку.
  
  Л а в р у х и н а. (Мягко.) Пойдем. Тот поезд ушел, но ты никогда не будешь жалеть, что не попал на него. Я все для этого сделаю.
  С у в о р и н. Да, я знаю. Пойдем...все хорошо... Все будет хорошо.
   Уходят.
   Занавес.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Бывшая любовница" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Е.Мелоди "Условный рефлекс" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Попаданка с секретом" (Любовное фэнтези) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"