Анишкин Валерий Георгиевич: другие произведения.

Моя Шамбала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой книге автор рассказывает о жизни небольшого провинциального городка в первый мирный год после войны 1941- 45 гг. В центре событий подросток, наделенный необычными паранормальными способностями, даром, который может принести его семье неприятности, но позволяет помочь в расследовании преступления. Читатель также познакомится с таким незаурядным явлением прошлого века как Вольф Мессинг, мастер психологического опыта и ясновидец. В книге много диалогов и действия, что обеспечивает легкое и занимательное чтение. Книга предназначена для самого широкого круга читателей, в том числе для детей старшего школьного возраста.

  
  
  
  
  Посвящаю моей любимой внучке
  Екатерине Шманевой
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Валерий Анишкин
  
  
  
  
  
  
  МОЯ ШАМБАЛА
  
  
  Человек в мире изменённого сознания
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  В этой книге автор рассказывает о жизни небольшого провинциального городка в первый мирный год после войны 1941- 45 гг. В центре событий подросток, наделенный необычными паранормальными способностями, даром, который может при-нести его семье неприятности, но позволяет помочь в расследовании преступления.
   Читатель также познакомится с таким незаурядным явлением прошлого века как Вольф Мессинг, мастер психологического опыта и ясновидец.
  В книге много диалогов и действия, что обеспечивает легкое и занимательное чтение.
  Книга предназначена для самого широкого круга читателей, в том числе для детей старшего школьного возраста.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Из переписки с рецензентом
  
  Валерий, здравствуйте!
  Я очень рад, что так угадал с отзывом и, надеюсь, помог Вам - тем более, что читать "Мою Шамбалу" было удовольствием - поверьте, это можно сказать об очень немногих рукописях.
  Сразу должен пояснить: к сожалению, я не могу обещать ничего, кроме хорошей рецензии на книгу и ее передачи в профильную редакцию. В "ЭКСМО" я "внутренний рецензент", то есть, скорее, советчик. Окончательное же решение остается не за мной и даже не за редактором - здесь вступают прежде всего мар-кетинговые (как ни жаль) соображения. То есть соот-ветствие книги формату, ее попадание в уже сущест-вующую серию и т.д.
  Тем не менее, зав отделом детской и подростковой литературы совершенно права: "Моя Шамбала" должна заинтересовать редакцию современной лите-ратуры. Детские и подростковые книги в "ЭКСМО" устроены, как правило, гораздо проще и, кроме того, ориентированы на современность (или совсем отда-ленное прошлое). Мне такой отбор кажется механи-стическим, за несоответствие пресловутому формату порой отсеиваются замечательные тексты (и издаются гораздо более бедные) - но как есть.
  А вот современная "большая" проза, по счастью, понимается шире, там издательство допускает жанро-вые эксперименты.
  Поэтому, если говорить о сюжете "Моей Шамба-лы", я могу только повторить свою рецензию: эзоте-рика совсем не портит книгу. Наоборот: таким обра-зом раскрывается актуальная для литературы послед-них десятилетий тема "очарованного детства" (в духе Гумилева - "...Колдовской ребенок, словом останав-ливавший дождь").
  "Моя Шамбала", безусловно, должна заинтересо-вать "современную" редакцию.
  
   С уважением,
   Алексей Обухов
   Шеф-редактор в холдинге "Москва Медиа",
   литературный рецензент издательства "Эксмо"
  
  
   О повести "Моя Шамбала"
  
   В предисловии к книге "Моя Шамбала" литератур-ный критик Алексей Обухов отмечает, что эзотерика не только не портит книгу, но помогает раскрыть "акту-альную для литературы последних десятилетий тему "очарованного детства" (в духе Гумилева - "Колдов-ской ребенок, словом останавливающий дождь".
  На мой взгляд, внесенная в канву книги эзотерика выполняет более важную роль - своего рода громоотво-да от военных и послевоенных потрясений России. Дет-ские мечты, стремления, размышления и даже фанта-стические решения мальчиком драматических челове-ческих проблем читатель воспринимает как силу беско-рыстия, правды и чести, которых явно не хватает обще-ству.
  Пацаны разрушенного, искареженного войной го-рода (почти все - полуголодные, многие - пополнив-шие миллионную безотцовщину!) гораздо быстрее взрослых вживаются в установившуюся новую жизнь. В романе эта жизнь не песнями звенит, не демонстра-циями ударных достижений. Все реально до боли, и до боли правдиво.
  Язык героев "Моей Шамбалы" принадлежит не только героям романа, но и языку поколения. В нем и ощущение военного лихолетья, и полуэзоповские рас-суждения людей эпохи Сталина.
  Особое место в книге отведено видениям юного про-видца. На первый взгляд эти видения ниспадают отку-да-то сверху, из неизученных человеком информацион-ных потоков. На самом деле этими предвидениями ав-тор показывает, что даже в юном возрасте люди могли предполагать и другие возможные варианты развития жизни. Но эта тема было как бы под запретом, и об этом старались вслух не говорить.
  В легендарную страну Шамбалу, страну Истины, нельзя попасть по желанию - туда нужно быть при-званным. В эту сказку-мечту, считает автор книги, чаще всего дорога открывается в детстве. И в большинстве случаев ее открывает "правда жизни", т.е. нечто застойно-равнодушное.
  Кто преподает Володе уроки Шамбалы? Не школа, не "воспитательный процесс". У него учителя - Лев Толстой и древние философы. Но не только они, рядом отец с полновесной школой жизни, рядом другие люди, прошедшие огонь войны.
  Среди строк романа нет надрывных слов, похожих на митинговую речь. Зато писатель не только создает образы, но и как бы рисует их на глазах читателя: "Дядя Павел пришел с фронта год назад, и я впервые увидел его мужчиной, потому что на войну он ушел в семна-дцать лет...". И далее: "Дядя Павел стоял, опустив руки и растянув губы в улыбке. Он не знал, как теперь обра-щаться к отцу... Я помнил, что до войны он называл от-ца дядей Юрой".
  Дело не только в прошедших годах. В.Анишкин раз-ворачивает в романе картину иного взросления: война открыла многое не только в нациях и поколениях; в ка-ждую семью, на каждую улицу она пришла неподкуп-ным судьей.
  "Человек в мире измененного сознания" - такой подзаголовок дал В. Анишкин к названию романа. Он очень точно характеризует мысль, суждение, которое проходит лейтмотивом через всю книгу: воля и совесть в человеке не преображаются какими-то усилиями со стороны - их воспитывает в себе человек сам и прове-ряет жизнью.
   И еще одно важное замечание: книга В.Анишкина - художественное произведение, несущее в себе живую историю жизни. В романе нет "пожелтевших старых фотографий", но как реалистично открываются в нем страницы прошлого, люди и общество прошлых лет! Я бы сказал, что в романе присутствует достаточно убеди-тельно то, что можно назвать "психологическим пейза-жем" - картина мыслей, переживаний, чувств.
  Можно только удивляться и поражаться - как автор смог соединить в житии выросшего в войну поколения простоту истины и неожиданности человеческого разу-ма. Все герои у В. Анишкина - живые, язык звучит по тем нотам, которые разыгрывала тогда судьба с мил-лионами героев войны и их детей.
  Трудно рецензировать хорошие вещи - не находишь нужных слов. Но как хочется, чтобы таких книг у нас в России было больше.
  Хорошая получилась книга.
  
  
  dd>   В. Самарин,
   член Союза российских писателей
  
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
  ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ 10
  Часть I. "КОЛДУН" 11
  Глава 1. Сквер героев. Площадь. Блатной Леха. Наказание за глупость. Улица. 11
  Глава 2. Застолье. Женщины вспоминают войну. Мужчины вспоминают героические будни войны. 19
  Глава 3. Оля. Бабушка Маня. Отец и "Вера". 25
  Глава 4. "Цара". Я показываю "фокусы". Огород за два миллиона. Славка Песенка. Ти - Ти. Душевный разговор. 28
  Глава 5. Горбун Боря. Немец Густав и подпольщики. Помещик Никольский. Борино убежище. 37
  Глава 6. Шаман. Похождение души. Камлание. Отец и бабушка о бессмертии души. 42
  Глава 7. Отец и Леха. Пустырь. Метатель молота Алексеев. Ванька Коза. Рассказ о Ваське Графе. Леху увозит "черный ворон". 47
  Глава 8. Прокурорские дочки. В лес за порохом. Землянка. Гильза с предсмертной запиской. Костер. Наказание. Сон. 55
  Глава 9. Дядя Павел. Встреча. Последствие ранения. Я лечу дядю Павла. Невеста дяди Павла. 64
  Глава 10. Неожиданный телефонный звонок . У генерала. Больная дочь. Состояние измененного сознания. Генеральский дом. Странная болезнь. 81
  Глава 11. Скандал в доме дяди Павла и воспоминания о возвращении домой. Переезд бабушки к дяде Павлу 92
  Глава 12. Мила. Последнее средство. Погружение в особое состояние. Исцеление. Рассказ Милы. Загадочные следы на шее. Благодарность. 98
  Глава 13. Нинка Козлиха. Цирк. Работа за контрамарки. Карманник. Цирковое представление. 109
  Глава 14. Олька теряет карточки. Симка-дурочка. Городские сумасшедшие. Керосиновая лавка. На речке. Я "колдую" 119
  Глава 15. Голубятница Раечка. Катины заботы. Мария Семеновна. Драка с плачевным результатом. Монгол. Немой Бэк. Музей. 133
  Глава 16. Обыск у дяди Павла. Тень генерала. Дядя Павел на свободе. 144
  Глава 17. Квартирант Мухомеджана. Открытая эстрада. Во дворе у татар. "Теория соответствия" Амира. Ода огородам. Морские офицеры Витька Голощапов и Ванька Горлин. Нинка учит нас танцевать. 147
  Глава 18. Монгол приводит девушку. Предательство. 158
  Глава 19. Опять скандал. Разбойное нападение на дядю Павла. Больница. Счастливая встреча. Новая жизнь дяди Павла. 160
  Глава 20. Мучительные приступы. Я лечу отца. Вечером у колонки. Аська Фишман. Катин муж Федор. Разговор матери с тетей Ниной. Прокурорская Лена уезжает. 165
  Глава 21. Бабушка Паша. Капитал в матрасе. Мое видение. Память о сыне. 172
  Глава 22. Лето идет на убыль. На берегу. Выбор профессии. "Мотяция". Беспокойная плоть Вальки Андриянова. Ожидание большого футбола. Ванька Коза. Конная милиция. Футбольный матч. 178
  Глава 23. У кассы. Без билета. Кинотеатр "Родина". Кино. 190
  Глава 24. На пустыре. Прощальный сбор. У кого шире клеши? Призвание. Вокал Монгола. Простой гипноз. Грусть расставания. 193
  
  
  Часть II. ВОЛЬФ МЕССИНГ 205
  Глава 1. Сон или видение? Школа. Урок английского. Директор Костя. Серый со шпаной. Отпор шпане. 205
  Глава 2. Симулянты. Покровская церковь. Разрушение. Наваждение. "Попухли". Учитель математики Филин. 212
  Глава 3. Фотографическая память. Переписка отца с академией наук. Пророческие сны. Конец переписки. 217
  Глава 4. Физгармония. Монгол показывает свое "искусство" 222
  Глава 5. Обрусевший немец Штерн. Анна. Любовь Жорки Шалыгина. Злополучные качели. Разлад. 224
  Глава 6. В кабинете у директора. Военрук Долдон. Майор из военкомата. Ребята получают благодарность. Мать героя Варвара Степановна. Снова бабушка Паша. 228
  Глава 7. Разговор матери с тетей Ниной. Моя бабушка Василина. Сын Николай и невестка Зинаида. Простое решение. 236
  Глава 8. Память Василины. Папоротник. Дети. Зинкина ярость. У дочки Нюры. Антонина. Не нужна. 243
  Глава 9. Чужие немцы и свои полицаи. Тимоха. Тень смерти. Казнь. 253
  Глава 10. Эхо войны. Школьная линейка. Костя ругает ребят за то, за что хвалил Сорокин. Припадок эпилепсии. 260
  Глава 11. Предчувствие беды. Смерть дяди Павла. Следствие. Я "вижу". За околицей. Убийца. Тоня. 265
  Глава 12. Цыган. Убийство в состоянии аффекта. Снова в колхозе. Участковый Николай Кузьмич. В избе у Насти Кузиной. Ушел. Логический конец. 272
  Глава 1З. Махатмы. Откровения. Загадочная страна Шамбала. Индийская религиозная философия. 278
  Глава 14. Аникеев мстит за двойки. Пахом вступается за Филина. Подлость. Принципиальная драка. 281
  Глава 15. Ожидание наказания. Да здравствует разум! Мы навещаем Филина. Прощение. 285
  Глава 16. "Артисты из Москвы". Фокусник. Представление в школе. Я теряю контроль. 290
  Глава 17. Дома после школы. У Каплунского. Набивалочки. Спор. Рассказ про Кума и Ореха. Кто они? Шпана? 295
  Глава 18. Вор Курица. У дома Ваньки Бугая. Печать смерти. Кум выигрывает спор, а Пахом набивалку. 300
  Глава 19. Подарки товарищу Сталину. Отцова война. Мистика или реальность? Есть ли предел возможности человека? 309
  Глава 20. Арест старого Мурзы. Жена Юсупа. Зубной врач Васильковский. Ограбление. 314
  Глава 21. Банная круча. Навязчивая идея. Крутой спуск. Прием в комсомол. Принципиальный Третьяков. 321
  Глава 22. Ощущение чужой беды. Снова Орех с Кумом. Получка. В кафе "Огонек". Китаец. Гибель Кума. 327
  Глава 23. Запах весны. Подарок к 8 Марта. Индивидуалист Себеляев. Ворованные деньги. Позор. 334
  Глава 24. Приезд Мессинга. Психологические опыты. Мессинг "читает мысли". Мессинг "вычисляет" меня. Я показываю свои способности. Серьезный разговор. Благословение. 337
  Глава 25. Наводнение. Вода на улице. На плоту. Выдра. Откровение Махатмы. Болезнь. Я теряю свой дар. Жизнь продолжается. 350
  
  
   ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
  
  В этой книге ничего не выдумано. Даже имена и фа-милии героев я счел возможным не менять. Исключение составили только те действующие лица, которые могли бы негативно воспринять упоминание своего имени в художе-ственном произведении в том свободном изложении, кото-рое является результатом воли и фантазии автора или вви-ду непривлекательности образа.
  В отдельных случаях я сместил время, в которое про-исходили те или иные события, приблизив их к эпицентру всего действия.
  Я не ставил своей целью документально точно воспро-извести детали происходящих в моем городе событий, по-этому, во избежание упреков, я не называю город, в кото-ром происходит действие. Но у меня не поднялась рука из-менить названия всех других достопримечательностей, и они узнаваемы.
  Bee остальное - реальные факты, включая встречу с Вольфом Мессингом.
  Впрочем, вся наша жизнь состоит из коллизий, а во-круг иногда происходят такие диковинные вещи, что мы часто более склонны поверить самому изощренному фанта-стическому литературному сюжету, чем иной правдивой жизненной истории.
  
  
  Mentem mortalia tanqunt.
  Вергилий, "Энеида"
  
  Часть I. "КОЛДУН"
  
  Глава 1
  Сквер героев. Площадь. Блатной Леха. Наказание за глупость. Улица.
  
  - Давай рысью! - отрывисто скомандовал Монгол, - и мы побежали. Мы как собаки, ходить не умели. У нас все было рысью. Длинноногий Мишка Монгол бежал как ино-ходец, широко переставляя ноги, и мы изо всех сил стара-лись не отставать. Младшие едва поспевали за нами.
  Мы завернули за угол и побежали по улице, где жили "хорики". Это была их территория. "Хорики" играли в "цару". Когда мы пробегали мимо, они подняли головы от земли. Венька Хорьков, уже вслед, крикнул:
  - Монгол, куда бежите?
  Мы не ответили и вскоре услышали за собой пыхтение и топот.
  - Куда, говорю, бежите-то? - повторил Венька на ходу.
  - На площадь, - сплевывая сквозь зубы, деловито бро-сил Пахом.
  - А что там? - не отставал Венька.
  - Не знаем! - ответил Мишка Монгол.
  - Брешешь! - не поверили "хорики" и побежали за на-ми по Московской улице.
  Люди шагали по дороге как по тротуару. Дребезжа стеклами и сотрясая воздух пронзительной трелью педаль-ного звонка, прогромыхал фанерный трамвай. Неуклюже подпрыгивая на неровностях каменной мостовой, тарахтел редкий грузовик. И хотя слышен он был "за версту", шофер часто сигналил, заставляя озираться тротуарного пешехода.
  Мы пробежали мимо пятиэтажки, на пожарной ка-ланче которой трепетал на ветру красный флаг, водружен-ный в честь освобождения города. Перебежав улицу, мы оказались в сквере Героев, где невольно замедлили шаг.
  - Миш, - спросил я у Монгола. - Ты видел, как снимали повешенных?
  - А то! - ответил Монгол.
  - А где они висели?
  - Вон там. Видишь тополя с суками? И вон на тех липах.
  - Не, Монгол, - вмешался Венька Хорик. - На липах никого не было.
  Мишка обиженно засопел, чуть помолчал и презри-тельно бросил:
  - А ты видел?
  - Видел, не беспокойся. Я видел и танк, который пер-вым ворвался в город. А возле моста его подбили...
  Возле танка мы притихли. Свежевыкрашенный зеле-ной краской, танк стоял на земляной насыпи с небольшим наклоном, и ствол его пушки непокорно задрался вверх.
  На сетчатой ограде, тоже покрашенной в зеленый цвет, висела фанерная табличка с надписью:
  "Вечная память героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины".
  - Весь экипаж сгорел в танке, никто не спасся, - сказал Венька.
  - Может быть, они были раненые? - предположил Сеня Письман.
  - Нет, - убежденно ответил Венька. - Они не захотели сдаваться. Они решили, что лучше погибнуть, чем сдаться.
  От танка тянулся длинный, на полсквера, холм брат-ской могилы. По могиле рассыпались цветы: красные буто-ны тюльпанов и едва распустившиеся ветки сирени.
  - Вень, это правда, что там, где сейчас могила, был ров и что расстрелянных сбрасывали туда? - спросил я.
  - А то нет! Их самих заставили копать ров и расстреля-ли. А потом сталкивали, тех, кто остался на краю, а тех, кто был еще жив, добивали или сбрасывали прямо живыми.
  - Это ты откуда знаешь? - недоверчиво спросил Самуил Ваткин.
  - Оттуда, - огрызнулся Венька. - Когда наши пришли, стали вытаскивать трупы, чтобы родственники опознали, и нашли двух живых. Один потом умер, а другой и сейчас жив. А потом уже мертвых похоронили как следует и сдела-ли братскую могилу.
  - Фашисты! - с ненавистью проговорил Пахом.
  Мы бежали по деревянному мосту, возведенному са-перами на месте чугунного, взорванного немцами при от-ступлении.
  Сразу за мостом, по правую и по левую стороны, тяну-лись старые, двухвековой давности, торговые ряды. Камен-ные двухэтажные строения имели множество арок с деко-ративными колоннами и коридорным переходом по всей длине. Штукатурка, изорванная пулями, во многих местах отвалилась, и обшарпанные здания мрачно смотрели друг на друга. За рядами, на стрелке, образованной слиянием двух рек, вместилась церковь Михаила Архангела с двумя голубыми куполами и позолоченными крестами.
  Здесь почти четыре века назад указом Ивана IV осно-вана была крепость, прикрывавшая южную границу Рус-ского государства от набегов татар, от которой и пошел наш город.
  От рядов, огибая здание театра, тараканьими усами расходились две большие улицы. От театра осталась одна коробка с пустыми глазницами окон. Но это был театр, су-ществовал он уже 135 лет и начинался с труппы крепостных графа Каменского.
  На площади играл духовой оркестр, заглушая черные колокольчики громкоговорителей, через которые в паузы врывались бравурные звуки маршей. Люди танцевали. Что-бы лучше видеть, мы, цепляясь за покореженные металли-ческие рельсы опор и выступы в кирпичных стенах, влезли на второй этаж развалин и высунулись в оконные проемы дома напротив театра.
  Море голов волновалось, затопляя площадь. Куда-то делись "хорики".
  - Нашли что-нибудь поинтереснее и тихо смылись, - решил Монгол и скомандовал: - Айда в горсад!
  Просачиваясь сквозь толпу, перекликаясь, чтоб не по-теряться, мы вышли к деревянному мосту через Орлик и побежали к горсаду.
  В горсаду кроме качелей, каруселей, танцплощадки, да открытой эстрады, на которой под баян пела толстая тетка, ничего не было, но народ шел сюда со всего города и здесь гулял до ночи, пока закрывалась танцплощадка.
  Мы вышли на центральную аллею и наткнулись на моего дядьку, блатного Леху. Лexa был навеселе. Из-под кепочки-московки с козырьком в полтора пальца рябино-вой гроздью горел рыжий чуб в мелких завитках. Чуб Лехе накрутила тетя Люся, мать Сени Письмана. Леха был ее первым и последним бесплатным клиентом. На нем тетя Люся пробовала "состав". Никто из соседей не соглашался сесть под примус с паровым бачком, а Леха сел. Проба ока-залась удачной, и тетя Нина, наша соседка, которую тетя Люся не смогла уговорить на бесплатную пробу, потом все сокрушалась, что не согласилась на завивку. В зубах Лехи дергалась дорогая папироса "Дюшес" с коротко откусан-ным мундштуком. Папироса перелетала из одного уголка рта в другой, а то повисала, приклеенная к нижней губе, и тогда во рту Лехи солнечно блестела начищенная золотая коронка. Брюки темно-коричневого костюма, заправлен-ные в хромовые сапоги, свисали над низко опущенной гар-мошкой голенищ. Руки Леха держал в карманах пиджака, натягивая пиджак так, что тощий зад его выпирал фут-больным мячиком, и Леxa катал его из стороны в сторону, когда семенил своей мелкой блатной походочкой. Мы было шмыгнули в кусты, но он нас остановил:
  - Куда, шкеты? Ну-ка, хромайте сюда!
  Мы неохотно подошли,
  - Монгол, куда ведешь шкетов? - спросил он Мишку.
  - Дак ить, день-то. Победа, гуляем. А что, нельзя? - за-бубнил Мишка.
  - Чтобы гулять, марки нужны. У вас марки есть? - стро-го спросил Леха.
  - Нету, - ответил за всех Витька Михеев.
  - Ладно, фраера, пошли за мной, - решил Леха. - Знайте Леху. Когда Леха добрый, он угощает. А сегодня я добрый.
  Лехa остановился у пивного ларька, вытащил из карма-на пиджака несколько тридцаток и одну протянул Мишке.
  - Ну-ка, Монгол, сообрази пивка на всех. Мишка взял деньги и побрел в хвост очереди.
  - Ты что, кишкинка, - вернул его Леха. - Ну-ка, давай сюда.
  Он взял Мишку за плечи и, работая как тараном, стал проталкивать без очереди к раздаче. На Лёху обрушился шквал негодующих голосов, но он, кривляясь и балагуря, лез вперед.
  - Что, папаша, не видишь, беременная женщина пить хочет. Граждане, пропустите женщину с ребенком... Да дай пройти больному, а то щас с ним припадок будет... А ты, фраер, тихо, жить надоело?
  Минут через десять Лexa с Мишкой вылезли из очере-ди с пивом, которое держали в двух руках. Лёха показал на беседку над обрывистым берегом. В беседке оказалось пол-но народу, и мы стали спускаться ниже к покореженному "Тигру".
  Этот "Тигр" мы облазим вдоль и поперек и отвинтили все, что можно было отвинтить и унесли все, что можно было унести, а что не успели мы, унесли "монастырские". В прошлом году "монастырскому" пацану Кольке Серому люком перебило кисть. Зрелище было не для нервных, кровь лилась ручьем из рассеченной раны. Колька весь пе-ремазался кровью. Штаны и синяя рубаха покрылись чер-ными мокрыми подтеками. Ребята разодрали Колькину ру-баху на полосы и замотали руку. Тряпка тут же набухла и превратилась в темное месиво, похожее на лежалое мясо.
  - Вовец, - позвал Самуил, - помоги.
  Я оттолкнул ребят и перетянул руку в предплечьи. Я мог это делать. Но я мог и другое. Я снял окровавленные тряпки и наложил руки на рану, не касаясь ее. Я сосредото-чился на своих руках, и когда почувствовал, что кисти рук наливаются теплом, а кончики пальцев начинает покалы-вать как от комнатной воды, в которую опускаешь окоче-невшие на морозе руки, стал водить руками над раной, им-пульсами посылая живительную силу, которая жила во мне.
  Кровь стала свертываться и скоро только чуть сочилась из раны. Остатками рубахи мы перевязали Колькину руку и отвели в больницу.
  Я не знаю, откуда это у меня. Мать говорит, что это появилось после того, как меня маленького зашибла ло-шадь, и я лежал без сознания и был при смерти. Я этого не помню. Мне кажется, я всегда обладал способностью снять чужую боль, заживить рану, погрузить человека в сон.
  А еще я умел отключать свое сознание и тогда видел странные вещи, которые происходили где-то не в моем ми-ре. Вдруг появлялись и начинали мелькать замысловатые рисунки и знаки, которые я воспринимал, но не мог понять и объяснить. Я видел диковинное. И сны я видел яркие и тоже очень странные. Бабушка Василина, когда мы ездили к ней в деревню, говорила, что сны мои вещие, только не всем их дано разгадать. Отец на это хмурился, но бабушку не разубеждал.
  Мы держали в руках по кружке пива. Я пива раньше не пил и даже не пробовал, но знал, что оно горькое и уже ощущал во рту вкус этой горечи. Для меня было очень важ-но составить верное вкусовое представление, прежде чем я попробую что-то мне незнакомое, и если это представление не совпадало с его настоящим вкусом, я не мог это есть. Так было со мной, когда я впервые попробовал коржик. Коржик в моем представлении должен был иметь вкус чего-то очень пряного, гвоздичного и поперченного, то есть должен про-бирать до слез, как хорошая горчица или хрен. И когда я увидел, что это просто выпеченное тесто со вкусом сдобного печенья, я не смог проглотить ни кусочка, мой организм протестовал, и в нем не нашлось механизма, способного примирить это ожидаемое и действительное. То же про-изошло с пастилой. Я ожидал что-то вроде повидла с чуть кисловатым вкусом, а это оказались белые приторно слад-кие брусочки, которые нужно жевать, и они ватой заполня-ли рот. С тех пор я никогда не ел пастилу.
  Леха достал из кармана початую бутылку белоголовки, вынул зубами газетную пробку, хлебнул из горла, весь пе-редернулся, заведя глаза так, что сверкнули белки, нюхнул рукав и, протянув Мишке Монголу бутылку, отхлебнул из кружки пиво. Монгол взял бутылку, смело сделал глоток, тут же поперхнулся, и его вырвало.
  - Ты что, падла, добро переводишь? - Лexa вырвал из Мишкиных рук бутылку и отвесил ему шелобан. - Ну-ка, Мотя, - повернулся он к Витьке Михееву. - Покажи, как на-до пить.
  Витька осилил два глотка и изо всех сил держался, чтобы не показать отвращения, но рот его невольно переко-сился, а глаза покраснели и налились слезами. Младший брат Витьки, Володька, испуганно смотрел на Витьку. Вме-сте братьев звали Михеями, а по отдельности Витька Мотя и Володька Мотя, потому что мать их звали Мотей, и жен-щины на улице говорили о них: "Мотины дети".
  Я цедил горькое пиво сквозь зубы. На душе у меня бы-ло неспокойно, и дрожали руки, оттого что я участвую в чем-то постыдном. Пиво не уменьшалось, я косил глазами по сторонам и ждал удобного случая, чтобы выплеснуть желтую жижу в кусты.
  Ванька Пахом глотнул из бутылки и, не поморщив-шись, набрав в легкие воздух, залпом выпил кружку пива.
  - Во, кореш дает, - с восторгом хлопнул себя по ляжкам Лexa, возводя Пахома в герои. - Молоток. На-ка, закури.
  Пахом затянулся, закашлялся, но папиросу не бросил.
  - Лёха, Плесневый! - раздался голос сверху.
  У беседки стояли два парня в таких же как у Лехи ке-почках-московках.
  - Ты чего там детский сад развел? Канай сюда.
  - Уму учу, - осклабился в радостной улыбке Леха и по-лез наверх. По дороге он обернулся и пригрозил мне.
  - Скажешь матери, шкет, убью. Не посмотрю, что кол-дун!
  Пахома развезло. Сначала они с Витькой Мотей слов-но взбесились - кривлялись и хохотали. Потом стали коло-тить палками по танку и устроили такой грохот, что кто-то высунулся из беседки и крикнул:
  - Ну-ка, пацаны, кончай бузить!
  - Иди ты, дядя, пока цел, - зло огрызнулся Пахом.
  -Ах ты, сопляк, - разъярился усатый дядька с медаля-ми на гимнастерке. - Я сейчас покажу тебе "пока цел". Он отдал кружку с пивом своему товарищу и легко перемахнул через перила беседки. Мы, не сговариваясь, бросились к речке. Пахом упал и пропахал носом землю. Мы с Мишкой подхватили его под руки и потащили к плотине. У плотины остановились, чтобы перевести дух. За нами никто не гнал-ся. Все тяжело дышали. Пахом был бледен. Стесанный под-бородок кровоточил, губа раздулась, а под носом запеклась кровь. Ему стало плохо. Мы перешли через плотину на свой берег и расположились на любимом месте под ремеслен-ным училищем.
  - Пахом, давай раздевайся,- приказал Монгол.
  - Зачем? - Пахом еле шевелил губами.
  - Окунешься - станет легче.
  - Вода холодная, - жалобно протянул Пахом, стягивая все же с себя рубашку. Монгол с одной стороны, я - с другой повели Ваньку к воде; у самой воды его вырвало. Витька Мотя, который тоже стал раздеваться, увидев, как дергается в спазмах Ванька Пахом, быстро пригнулся к кустам.
  Пахом с Витькой после купания сидели синие и клаца-ли зубами.
  - Матери не го-о-ворите! - выбил дробью Пахом. - Вы-ы-дерет?
  - А зачем пили? - жестко заметил Монгол.
  - А с-сам не пил? - огрызнулся Ванька.
  - А я нарочно, выпил и выблевал. А ты, Пахом, из под-халимства и водку, и пиво вылакал. Во, мол, какой я ушлый.
  Пахом только вздохнул и ничего не ответил.
  Домой мы шли злые, голодные и недовольные собой.
  Ремесленники, квартировавшие у Михеевых, устроили возле дома "матаню". Белобрысый, веснушчатый Колька в черной, уже много раз стиранной, и от того с белыми отсве-тами, рубахе, затянутой ремнем со стальной бляхой и выби-тыми на ней буквами "РУ", лихо наяривал на двухрядной гармошке барыню; лицо его, как и положено гармонисту, было непроницаемо серьезно и безразлично, будто все, что здесь происходит, его не касается. А вокруг мелкой дробью выстукивали каблуки.
  Повела домой дядю Колю из двадцатого дома его доч-ка Раиса, толстая перезрелая девица. Ноги дядю Колю пло-хо слушались, его заводило в сторону, и Раиса с трудом вы-равнивала отца и молча тащила к дому.
  Куражился Гришка. Он, по пьяному обыкновению, устрашающе рычал, скрипел зубами и рвал на себе рубаху. Когда Гришка стал бегать за малыми ребятишками и пугать их, тетя Клава, Пахомова мать, пошла к его жене Наде и сказала:
  - Надь, уйми своего дурака? А то я уйму.
  Гришка жены боялся и, когда она вышла и поставила руки в боки, он сжался весь, затих, и она погнала его, смир-ного, домой.
  Весна стояла славная. Теплая земля покрылась свет-лой зеленью, последние набухшие почки лопались, выстре-ливая нежными маслянистыми листочками, и деревья, за-тянутые зеленой вуалью, радовали глаз.
  На скамейках у ворот сидели старушки, обратив к солнцу усохшие лица, на которых застыли безмятежность и покойное умиротворение. У ног их ссорились малыши. Кошки, развалясь на подоконниках, лениво щурили глаза.
  
  
  Глава 2
  Застолье. Женщины вспоминают войну. Мужчины вспоминают героические будни войны.
  
  - Где тебя носит? - беззлобно встретила меня мать. - Небось, есть хочешь? Знамо дело, как с утра ушел, так на целый день. Где шатался? Звала, звала. Куда-то, говорят, с Монголом побежали.
  - В футбол играли на пустыре, - беззаботно соврал я.
  - В следующий раз уйдешь без спросу, отцу пожалуюсь, что меня не слушаешь. Это что сегодня день такой, празд-ник. Иди, поздоровайся с гостями... Куда? Руки помой.
  В зале стоял гомон. За столом сидели бабушка Маня, дядя Павел, Николай Павлович с отцовой работы с тетей Верой, Мария Николаевна, с которой мы жили в эвакуации, и соседки: мамина подруга тетя Нина и Туболиха. Вкусно пахло картошкой, луком и салом.
  - А, Вовка, - обрадовалась Мария Николаевна. - Вон какой большой стал, уж с мать будешь. А кто тебе так лоб поцарапал? Дрался что ли?
  - Да это так,- отмахнулся я, жадно оглядывая стол.
  - А меня опять замучили ноги. Болят окаянные. Ты как-нибудь с мамой зашел бы. А, Вов?
  - Ладно, баб Мань, - согласился я. - Вы матери скажите.
  - Скажу, скажу, - закивала Мария Николаевна.
  Посреди стола стояла чугунная сковорода с целой кар-тошкой в сале со шкварками. Из миски выглядывали ров-ные соленые огурцы и гладкие, распертые газом помидоры. Мать доставала огурцы и, тем более помидоры, последний месяц скупо: засолка кончалась и нужно было протянуть как-то до нового урожая.
  Мать пристроила меня возле Марии Николаевны.
  - Что же ты его на угол сажаешь? Не женится, - пошу-тила тетя Нина. - А мы его от угла поближе ко мне. У меня кавалера нет, так он мне за кавалера будет. Хочешь быть моим кавалером, а, Вов? - весело сказала тетя Нина,
  - Не хочу, - буркнул я.
  - Ишь, какой злой, - засмеялась тетя Нина.
  - Тебе картошку разогреть? - опросила мать. - А то сало застыло.
  - Не надо, я так буду.
  И я с жадностью накинулся на картошку с солеными помидорами. Мать принесла мне аккуратный ломтик хлеба.
  - Завтра возьмешь карточки и пораньше займешь оче-редь за хлебом, - приказала мать.
  - Вов, помнишь, в эвакуации у нас заяц ручной был? - спросила Мария Николаевна. - Такой был понятливый.
  - Ой, тетя Маня, никогда не забуду, - живо откликну-лась мать. - Бывало, мы за стол, и он на табуретку - прыг. Мы и ждем, что будет дальше. Сами едим, а ему не даем. Так он как начнет лапами по столу колотить, как барабан-щик, да быстро так - есть просит.
  Я зайца помнил. Его поймал в огороде конюх Игнать-ич, добрый старик в драной шапке-ушанке и фуфайке, с не-ухоженной бородой, к которой всегда прилипали крошки махорки, и принес мне. Зайцу кто-то перебил лапу, и он с трудом передвигался, совершая редкие, неуклюжие прыж-ки, очевидно, доставлявшие ему боль. Зайца мы выходили, Я помню, как я, тогда еще бессознательно, держал руки над раной зайца, а он особым чутьем животного ощущал исце-ляющую силу, исходящую от моих рук, и доверчиво под-ставлял мне больную лапу.
  Заяц к нам быстро привык и стал совсем ручным, По-том он облюбовал место в закутке, где стояла корова Марии Николаевны, подружился с ней и шастал по закутку, со-вершенно не опасаясь ее копыт, и, конечно, корова однаж-ды наступила на него. Я ревел, меня утешали, а потом тот же конюх Игнатьич сделал из моего зайца чучело, которое мы поставили на комод.
  - Жалко было зайца. Мы к нему так привыкли. А как Вовка по нему убивался. Больно было глядеть.
  Мария Николаевна сочувственно покачала головой, а я недовольно насупился. Зачем при людях такое?
  - Тетя Мань, а помнишь, как ты плясала под Рождест-во? - вспомнила мать. Лицо ее оживилось, и она сразу по-молодела, словно сошла с той фотокарточки, где была ше-стнадцатилетней, и которую я так любил.
  - Ой, Нин, - глаза матери озорно блеснули. - Ты б по-смотрела. Игнатьич играет на рожке, а тетя Маня встает, а ноги-то, как тумбы. Ее и тогда ревматизм мучил, еле ходи-ла, помню, всё сырую картошку ела. А здесь разошлась и как медведь: топ-топ, топ-топ, то одной ногой, то другой, да еще платочком взмахнет туда-сюда, туда-сюда. Мы с Вов-кой так и покатились от смеха.
  - На то и праздник. Надо ж вас было развеселить. Си-дят, носы повесили, вот-вот разревутся, - с неловкой улыб-кой, словно оправдываясь, сказала Мария Николаевна.
  - Хорошо жили! - похвалилась мать, - Голодно, тяже-ло, иной раз свет не мил, хоть волком вой, а тетя Маня, бы-вало, подойдет:
  - Э, ты что это, милая? Наши вон как фашистов бьют, уже к границе гонят, скоро мужики наши вернуться. Зажи-вем еще. Ну-ка, гляди веселей!- Где шуткой, где отругает, глядишь,- и правда легче.
  - Да уж теперь вы мне все равно что родные, - подтвер-дила Мария Николаевна. - Вместе и горе, и радость делили. Как я за тебя радовалась, когда от Юрия Тимофеевича весть пришла. Перед иконой Бога благодарила, а вроде и не ве-рующая. И то, надо сказать, почти полгода ни слуху, ни ду-ху. Извелась вся, как щепочка стала. И Вовка уже большой, все понимает, переживает, ластится к матери, серьезный как старичок, хмурится все, не улыбнется. А потом нас уди-вил. "Мам, - говорит, - папа жив. Он в госпитале". Мы к нему: "Откуда ты знаешь?" "Я его видел. Больницу видел. Люди в белом". "Во сне видел?" "Нет, - говорит, - не во сне". Ну, ладно, думаем, ребенок. Чего не придумает. Ви-дит, как мать переживает, мерещится ему что-то. Потом, смотрим, уведомление пришло, что ваш муж, мол, такой-то и такой-то получил сильную контузию и находился на из-лечении в Тегеране, в госпитале для Советского континген-та войск. В настоящее время проходит лечение в Ашхабаде.
  Чудно твое дело, Господи. А тут как-то Шура брюкву резала, да ножом руку полосонула. Кровь хлестанула, вид-но, вену задела. Я перепугалась, не знаю, что делать. Под-ходит Вовка. Не испугался, ничего. Взял материну руку, ла-дошку подержал над порезом. Кровь остановилась и даже не сочится. Вроде даже и подсыхать стала. Я стою, словно аршин проглотила, и Шура глазам своим не верит, Я опом-нилась, перевязала рану. На следующий день повязку сня-ли, а там уже корочка образовалась. Вовка опять поводил рукой над раной. И больше уже не завязывали. Через день корочка отвалилась, и все зажило прямо на глазах. Тут мы и зайца вспомнили. Вовка ж его и вылечил. Дальше - боль-ше. Ревматизм донимает, ни днем, ни ночью покоя не на-хожу. Вовка минут пять поводил руками, чую, боль прохо-дит. А на следующий день и опухоль стала спадать. Госпо-ди, на кого молиться? То ли на Николу Угодника, то ли на Вовку, прости ты меня, Господи.
  А в аккурат перед самым приездом Юрия Тимофееви-ча Вовка и говорит: "Мам, папа к нам "летит". Да ладно бы это. А то назавтра пролетел над нами самолет. Вовка вы-скочил, раздетый, да как закричит: "Папа, папа!" Сам дро-жит, и слезы из глаз катятся. А мы уж и верим.
  Глядь, назавтра Юрий Тимофеевич заявляется. И точ-но, этим самолетом летел.
  - С чего ж это у него вдруг взялось? - спросила тетя Вера.
  - Кто знает? - пожала плечами мать. - Может после то-го случая, как его лошадь копытом стукнула... Они с ребя-тами игру затеяли, кто не испугается под брюхом лошади пролезть. И лошадь-то смирная была. Все пролезли. А его наподдала. Что-то ей не понравилось. Стукнула-то копытом в бок, да он об камень головой ударился. Притащили без сознания. Кровь льет. Спасибо в детдоме, где я работала, врачиха была. Перевязала, уложила в постель, укол сделала какой-то. Три дня бредил, то придет в сознание, то снова забудется... А потом вроде ничего, быстро так поправился. А только, видно, что-то в голове переменилось.
  И мать заплакала. Женщины слушали внимательно, переживали, сочувственно качали головами, и время от времени поглядывали на меня, будто впервые видели. Я ут-кнулся в тарелку и делал вид, что занят едой, и этот разго-вор меня не касается.
  - Да, жили дружно, - вернулась к своему главному Ма-рия Николаевна. - А как же было иначе? Нужно было дер-жаться друг за друга. Кругом разлад, да слезы. Все так. Чай, русские.
  - Не скажи, Марь Николаевна, - отозвалась Туболиха. - Вы в эвакуации далеко были, многого не знаете, а мы под немцем насмотрелись на некоторых русских. В полицаи шли, на брюхе перед немцем ползали.
  - Это те, кому Советская власть всегда поперек горла стояла, - возразила Мария Николаевна.
  - А что плохого сделала Советская власть Симке Рыжо-вой? В школе бесплатно учила, в техникум дорогу открыла, а до Советской власти батька в батраках служил, и ей бы гнуть до скончания века спину на помещика. И батька, ме-жду прочим, в гражданскую за Советскую власть голову по-ложил. А она с немцами открыто гуляла, с первого дня на машинах по городу разъезжала.
  - А меня с ней в комсомол вместе принимали, - сказала тетя Нина.
  - Ну, в семье не без урода. Всякие люди, конечно, и среди нас есть.
  И в войну, кто горе мыкал, а кто на слезах наживался. Вон Шурка часы золотые, подарок мужа, за килограмм масла и за буханку хлеба отдала, когда Вовка болел. Тех я в расчет не беру. Бог им судья. Да и не верю я, что таких много. Просто они как бельмо на глазу, их в первую очередь и видно.
  После еды меня стал одолевать сон, глаза слипались. С женщинами было скучно, и я начал прислушиваться, о чем говорят мужчины, А говорили они про войну. Я подсел по-ближе к отцу. Отец обнял меня за плечи и притянул к себе.
  - Правильно, племяш, иди к мужикам. Что там с жен-щинами сидеть? - одобрил дядя Павел.
  - Ну, что там про орден-то? - напомнил он Николаю Павловичу. Николай Павлович потер пальцем орден Крас-ной звезды и стал рассказывать:
  - Мы тогда входили в состав 257 отдельной смешанной авиадивизии, в седьмую отдельную армию. Я служил в пол-ковой разведке. А мы только что освободили Демидовку, на реке Свирь. Речка находилась неподалеку от штаба. А жара стояла невыносимая. Июнь же месяц. Ну, пошел я иску-паться, простирнуть белье, то да се. Сполоснул гимнастерку, пошел к кустам, повесить хотел, гладь, - в кустах солдат спит. Я его окликнул. Он как-то быстро вскочил и, вижу, че-го-то испугался. Как-то необычно для солдата. Думаю, надо проверить. Доставил его, голубчика, в отдел контрразведки. На допросе он и раскололся. Назвался Никитиным, был на фронте, воевал, попал в плен, в плену его и обработали. Определили в разведшколу, обучили и как агента оставили на освобожденной территории для сбора сведений о местах дислокации, видах самолетов и численности авиачасти... За это орден и получил.
  - У нас тоже ловили, - подтвердил дядя Павел.- Одного сам начальник разведки поймал. Капитан Фомин такой был. Это уже в Германии. Шел в комендатуру и видит: женщина везет на ручной тележке барахло всякое, а ей по-могает молодой немец. У Фомина сразу подозрение: поче-му, мол, не на фронте? Задержал. При обыске нашли топо-графическую карту с непонятными пометками. Шнайдером звали. Долго не признавался, что он агент, а потом все рас-сказал и выдал еще двух человек. Оба немцы. Обоих взяли. У одного была рация. Так Фомину тогда тоже Красную звезду дали.
  
  
  Глава 3
  Оля. Бабушка Маня. Отец и "Вера".
  
  - Иди, мой ноги и ложись в бабушкиной комнате, - до-неслось до меня. Я с трудом разлепил глаза и пошел на кухню, за которой находилась комната. В бабушкиной ком-нате, больше похожей на чулан с маленьким окошечком где-то под самым потолком, умещались как раз две крова-ти, которые стояли по обеим сторонам двери. Бабушка Ма-ня спала с дочкой, моей теткой, которая была лишь на год старше меня, на высокой железной кровати с блестящими шарами на спинках. Спали они на двух перинах, и когда ложились, проваливались в перины так, что я с моей по-солдатски тощей кровати видел одни их носы.
  Я перешел в бабушкину комнату, когда Леха ушел в общежитие, которое ему предоставила кондитерская фаб-рика, куда его устроил отец. Но с некоторых пор мне стали опять стелить на диване в общей комнате, которую мать на-зывала залом, что вызывало у меня протест. Тесная комна-та четырех метров в длину и трех в ширину, всегда темная от разросшихся кустов неухоженной сирени в палисаднике за окном, не соответствовала моим представлениям о залах.
  Мать мне объяснила, что Оля уже девочка большая и меня стесняется, и вообще нехорошо большому мальчику спать в одной комнате с девочкой. После этого я стал при-глядываться к Ольке, ничего особенного не заметил, но Олька пожаловалась матери, что я подглядываю за ней. Мать мне выговаривала, а я стоял красный от стыда и чуть не плакал.
  Бабушка Маня приехала к нам из-под Смоленска с одиннадцатилетней дочкой Олей и четырнадцатилетним сыном Леней вскоре после нашего возвращения из эвакуа-ции в город. Мать почему-то об этом говорила: "Юра выпи-сал мать из деревни". Я не понимал, как это "выписал", но слово это связалось у меня со словом "спас", спас от голода.
  Мать над письмами из деревни плакала, а отец, читая, хмурился и успокаивал мать. Бабушка писала, что зиму она с двумя детьми не переживет. У Оли истощение, у Лени ма-локровие, а у самой ноги опухают, и она больше лежит и в колхозе работать не может. Коровы у них нет, одна коза, ко-торую тоже нечем кормить.
  Мать часто и долго говорили с отцом о бабушке, и отец, в конце концов, предложил взять ее с детьми к себе. Мать колебалась. За отцом нужен был хороший уход, пото-му что с войны он вернулся совершенно больным, и с ним часто случались припадки, после которых он долго не мог оправиться. Я пытался лечить отца, но болезнь плохо под-давалась и все, что я пока мог, это унять боль во время при-ступа.
  - Может быть, ей лучше пока помогать? - нерешитель-но предложила мать.
  - Чем? - усмехнулся отец. - С продуктами сама знаешь как. А деньги! Сколько мы можем послать? Триста рублей? А что на них сейчас купишь?.. Нет, надо выписывать. Вме-сте как-нибудь проживем.
  Приехала бабушка к зиме. Уже установились прочные холода, и хотя снега еще не было, "белые мухи" кружили, а за ними вот-вот налетит метель, закружит и завалит все снегом.
  Бабушку никто не встречал. Она приехала как-то вдруг, и я увидел ее, уже стоящую среди узлов, с детьми по обе руки.
  Девочка, укутанная в клетчатый платок, перевязанный крест-накрест, сама была похожа на узел. Из оставленной в платке щели выглядывали синие глаза с рыжими ресница-ми. Серое заплатанное пальто почти закрывало ноги, и из-под пальто торчали лишь круглые мячики подшитых вале-нок. На руках у девочки были новые пушистые варежки из черной козьей шерсти.
  Мальчишка был в фуфайке защитного цвета с подвер-нутыми рукавами, в не по возрасту больших, но добротных ботинках со скобками вверху для шнурков. Штаны болта-лись на щиколотках. Фуфайку стягивал кожаный офицер-ский ремень с латунной пряжкой, а на голове сидела набек-рень солдатская шапка-ушанка со звездой на отвороте. Мальчишка бойко "стрелял" по сторонам глазами.
  Среди узлов барином стоял черный, словно прокоп-ченный, сундук, перетянутый кованым железом.
  Для бабушки с детьми приспособили темную комнату, служившую раньше чуланом. Чулан побелили, покрасили полы. У соседей нашлась еще одна, старая кровать, которую отец починил и поставил в комнату.
  Бабушка Маня оказалась сухонькой, проворной, не очень старой и смешной. Голова, похожая на свеколку, кон-чалась на макушке собранными в пучок волосами, скреп-ленными гребешком. Она никогда не ругалась "чертом", но всегда поминала его и винила во всех своих грехах. Если разбивала чашку или роняла вилку, то виноват был он: "Ишь, вот нечистая сила, из рук выбивает. Господи, прости мя грешную, и аз воздам".
  В своей комнате в изголовье кровати она сразу повеси-ла иконы: дорогую "Казанской божьей матери" в серебря-ном окладе, небольшую "Николы чудотворца" под стеклом и совсем маленькую досточку с распятием Иисуса Христа. Я слышал, как мать то ли жаловалась отцу, то ли выпытывала его отношение к этому факту: "Мать икон нагородила, стыдно войти", и как отец оборвал ее: "Не суй нос, куда не следует. Верует - пусть верует. Тебе иконы ее не мешают".
  
  
  Глава 4
  "Цара". Я показываю "фокусы". Огород за два миллиона. Славка Песенка. Ти - Ти.
  Душевный разговор.
  
  Проснулся я от скрипа половиц. Солнце давно засло-нило мой сон, растворив его в яркой слепящей белизне. Но проснулся я от скрипа половиц. Половицы певуче скрипе-ли, и скрип то прекращался, то появлялся вновь. Шипело сало. Пахло жареным луком. Это бабушка хлопотала на кухне. Сначала я почувствовал голод, потом открыл глаза. Солнце било прямо в лицо, и я невольно прищурился и за-крыл глаза ладонью.
  - Вовка, - раздалось с улицы. - Вовка, - нетерпеливо, потом свист. Я мгновенно выпрыгнул из кровати, натянул шаровары, майку, схватил свою потертую феску, высунулся в окно и крикнул: "Щас". Не садясь за стол, жадно похва-тал то, что поставила бабушка: квашеную капусту, картош-ку с луком и салом и выскочил на улицу, дожевывая на хо-ду. Вслед что-то кричала бабушка, но я не слышал, я уже был во власти улицы.
  - Айда на площадку, - позвал Пахом. - Там пацаны в "цару" играют. - У тебя деньги есть?
  Я потряс карман, глухо звякнув медяками.
  - За меня поставишь, - решил Пахом.
  На пустыре, за частными домами, находилась бетони-рованная площадка, засыпанная землей и заваленная по-кореженным железом. Мы расчистили эту площадку, осво-бодив от земли и хлама. Получилось ровное сухое место. Здесь можно было играть после дождя и ранней весной, ко-гда в других местах еще грязь и слякоть. Говорят, что до войны на пустыре стояли ремонтные мастерские, а когда немцы подходили к городу, рабочие поснимали станки и другое оборудование; что закопали, а что увезли.
  Мы поднялись на площадку. Вокруг разбитого кона ползали на коленках и сопели пацаны. Нас заметили толь-ко, когда стали ставить новый кон. Я поставил за себя и за Пахома. Метая за черту биту, тяжелый царский пятак, ра-зыграли очередь. Я оказался четвертым. Пахом вторым. Через несколько конов я проиграл все свои деньги. Не по-мог и Пахом, вернувший мне долг. Пахому везло, он три раза сбил кон, а переворачивал монеты, как семечки щел-кал. Игра закончилась, и Пахом считал свой капитал: гну-тые медяки, гривенники и пятиалтынные.
  - Вовец, покажи фокус, - попросил Алик Мухомеджан.
  - Не получится, настроения нет, - отмахнулся я.
  - Да ладно, чего ты, Вовец, покажи, все просят, - тут же влез Витька Мотя.
  Я неохотно опустился на колени.
  - Клади монету на плиту, - попросил я Мотю. Тот вы-нул из кармана штанов гривенник и положил передо мной.
  Пацаны сгрудились вокруг. Я потер руки. Убедился, что они сухие, и стал как бы накатывать ладони на монету, то опуская их, то поднимая. Создав необходимое поле и ощутив связь между руками и монетой, я стал двигать ла-дони от себя, словно прокладывая монете дорогу. Гривен-ник шевельнулся и пополз сначала медленно, потом быст-рее туда, куда я вел его ладонями. Потом я остановил моне-ту и стал медленно ее поднимать. Гривенник послушно поднялся за ладонями сантиметра на два и упал.
  - Все, - сказал я, - дальше не получается.
  - А без рук? - попросил Изя Каплунский.
  - Нет, все, устал, - наотрез отказался я.
  - Кончай, Вовец, своих пацанов не уважаешь, - обидел-ся Пахом.
  - Ладно, ставь кон. - Я знал, что от Пахома все равно не отвяжешься.
  Пахом выгреб мелочь из кармана и стал городить кон, ставя одну монету на другую. Внизу пятаки, выше пятнаш-ки, потом гривенники. Я снова опустился на коленки.
  - Вовец, это близко, так каждый дурак сможет, - оста-новил меня Пахом.
  - Я чуть отодвинулся и стал смотреть на столбик из монет, концентрируя на нем всю свою энергию. Столбик зашатался, как от подувшего на него ветерка. Я всем телом подался вперед, облекая желание в физическую форму. Столбик рухнул, и монеты рассыпались, укатываясь от мес-та, где стояли.
  - Молодец, Вовец, - похвалил меня Пахом. - Знай на-ших. А у меня ничего не получается, как ни стараюсь.
  - И не получится, - усмехнулся Самуил Ваткин. - У Вовки от природы другая энергия в организме заложена, поэтому она и лечить может. Это как электричество.
  - Эта энергия у всех есть, только она не проявилась, как у меня. И если тренироваться, можно достичь тех же результатов, - поспешил заверить я.
  - Ерунда, - зевнул Самуил, не желая спорить о том, что ему было ясно.
  - А где Монгол? - спохватился вдруг Пахом.
  - А ему Коза огород копает. А он следит, чтобы Коза лучше копал,- вспомнил Витька Мотя.
  - А зачем это Коза Монголу огород копает? - удивился Самуил.
  - Дак Коза Монголу два миллиона проиграл.
  - Как это два миллиона? - у Витьки Моти вытянулось лицо.
  - А так! Сначала играли в пристеночки по две копейки. Монгол выиграл 18 копеек. Стали играть по пять копеек. Монгол выиграл рубль. Больше у Козы не было. Стали иг-рать в долг. Сначала по рублю, потом по десять, потом по сто. Надоело в пристеночки, стали играть в погонялочки. Ну, в погонялочки Монгол кого хочешь обставит!
  Когда Коза задолжал миллион, сыграли на миллион. После двух миллионов Монгол играть больше не стал. А долг обещал простить, если Коза ему вскопает огород.
  - Пошли смотреть, - предложил Пахом. На Мишкином огороде трудился Ванька Козлов. Мы остановились в сто-ронке и стали смотреть, как Иван ковыряет лопатой землю. По его лицу струился пот, и он едва успевал вытирать его рукавом. Мишка Монгол стоял рядом с руками в карманах и погонял Ваньку.
  Увидев зрителей, Монгол почувствовал вдохновение и, подмигивая нам, стал разыгрывать комедию.
  - Да, Коза, это тебе не в пристеночки играть. Давай, давай, не останавливайся. Как играть, так с удовольствием, а как копать, так лень.
  Иван молча сопел и с трудом, прогибаясь назад, вы-таскивал лопату с землей, затем всем телом обрушивался на эту лопату, чтобы разбить вынутый ком земли.
  - А щас ты получишь шелобан, - весело сказал Мишка. - Чтоб не копал как зря, а на всю лопату.
  И Монгол отвесил Ваньке шелобан с оттяжкой. У Ива-на выступили слезы на глазах. Видно было, что он устал и еле держит лопату.
  - Монгол, дай я покопаю за Ваньку, - предложил Па-хом.
  - Не надо, - сказал Монгол. - Договор дороже денег. Он мне два миллиона проиграл, пусть копает.
  - А тебе не все равно, кто будет копать? Пусть Ванька отдохнет, а я покопаю.
  Мы молча смотрели на Монгола.
  - Ладно, - подумав, согласился Монгол. - Копай, жал-ко, что-ли.
  После Пахома копал Витька Мотя, потом я, потом Са-муил Ваткин, потом Аликпер Мухомеджан, потом Изя Кап-лунский. Устав, решили сходить на речку, а после обеда раздобыть лопаты и докопать Мишкин огород.
  На улице Революции, у рабочих бараков, малышня иг-рала в ножички. Монгол вдруг остановился и приподнял за шиворот второклашку Славку Песенкова.
  - Ты чего, пусти, - Славка стал извиваться, стараясь ос-вободиться от Монгола.
  - Да я тебя не трогаю, дурачок. Мишка отпустил Славку.
  - Правда, что тебя берут в Москву в детский хор?
  - Ага, - подтвердил Славка и шмыгнул носом. В носу звонко хлюпнуло.
  - А как же мамка отпускает? - поинтересовался Монгол.
  - А к нам целую неделю каждый день Игорь Яковлевич приходил.
  - Это кто такой Игорь Яковлевич?
  - Дирижер. Я в Москве буду на казенных харчах жить в интернате. Мамка хоть и плачет, а ей с нами двумя трудно. Я буду на каникулы приезжать.
  - Песенка, спой, - ласково попросил Монгол.
  Славка упрашивать себя не заставил. Он будто ждал, когда его попросят спеть, отошел чуть в сторону, откашлял-ся и запел чистым серебряным дискантом, от которого му-рашки пошли по коже:
  Суль маре лючика, Лястро гарденто,
  Плячиде лендо, Простер альвендо.
  Вели тер ляпиде, Валь тендо мия,
  Санто Лючия, Санто Лючия.
  Славке было все равно, на каком языке петь. Он пел так, как пели на пластинке, по радио или в кино. Пели бы там на китайском, и он повторял бы слова на китайском языке. Слова у него как-то прочно оседали в голове вместе с музыкой, и он не воспринимал их раздельно.
  - Песенка, спой еще, - стали просить мы, но тут из окна высунулась мать Славки, Зоя:
  - Чего к ребенку привязались? А ну марш отсюда! Здо-ровые балбесы! Делать нечего?.. А ты иди домой, - напусти-лась она на Славика.
  Внешность Зои не вязалась с хриплым, срывающимся на визг голосом. Красавица со смуглой кожей, голубыми глазами, длиннющими ресницами и черной толстой косой, уложенной венком вокруг головы, мать Славки орала, раз-дражаясь по любому поводу. Женщины уступали ей и тер-пеливо сносили грубость. Ее жалели.
  В сорок четвертом Зое принесли похоронку, а месяцем раньше ее муж, офицер с золотыми погонами и грудью, ук-рашенной орденами и медалями, приезжал в отпуск по ра-нению и ходил с ней под ручку. Женщины понимающе улыбались и прятали зависть, опуская глаза, а дома ревели от щемящей тоски и одиночества...
  Этот душераздирающий крик всегда будет стоять у меня в ушах. Зоя рвала на себе волосы и пыталась наложить на се-бя руки. Она успела прожить со своим мужем два года до войны и неделю на побывке. Первое время женщины не ос-тавляли ее одну, а она ходила как полоумная и все молчала; одеваться стала неряшливо и не снимала с головы черного платка. А потом, когда стала отходить, удивила всех злобным характером и раздражительностью. И не изменилась, когда родила девочку, последнюю память о муже...
  - Атанда! - весело крикнул Алик Мухомеджан, и мы по-неслись галопом к речке, провожаемые Зойкиным криком.
  У плотины под "бушем" Ти-Ти с Петькой Длинным возились в воде с самодельными сетками из противней, за которые всех нас в свое время драли, потому что противни мы тащили из дома. Мы их пробивали гвоздем, подвеши-вали за четыре угла на проволочный каркас, привязывали к днищу приманку и на веревке с деревянной палкой-поплавком опускали в воду, чтобы через некоторое время вытащить с пескарями, ершами и окуньками.
  - Ти-Ти, - позвал Витька Мотя. - В третий класс пере-шел?
  Ти-Ти недовольно повел ухом в нашу сторону и про-молчал.
  - Мы вас трогаем? - сразу взвился Петька. Когда оби-жали Ти-Ти, он остервенело бросался на его защиту.
  Ти-Ти из-за дефекта речи долго не мог научиться чи-тать. Он шепелявил и не выговаривал несколько букв. Над ним смеялись, он стеснялся и отказывался читать вслух. В первом классе его оставили на второй год. С трудом переве-ли в следующий класс и снова оставили на второй год во втором. Когда он читал числа, у него получалось что-то не-суразное вроде "лас, та, ли, читыли", а когда счет перева-ливал за двадцать, получалось "тати лас, тати та, ти-ти-ти". Так и прозвали его Ти-Ти.
  Петьку во второй класс перевели, но он решил дож-даться Ти-Ти и оказался, в конце концов, с ним за одной партой. Их рассадили, но они перестали вообще ходить в школу.
  Ти-Ти рос без отца, но мать драла его безбожно и за отца и за себя, прибавляя от души за свою несчастную до-лю. У Петьки отец был, но лучше бы его не было. Он как пришел в сорок четвертом, так с тех пор и не просыхал, пил горькую. Пьяный лез целоваться, плакал и жалел Петьку, а трезвый бил всем, что под руку попадет.
  Маленький Ти-Ти, казалось, вообще расти не собирал-ся, как был в первом классе недомерком, так и остался, а Петька все тянулся и тянулся вверх, словно вьюн к солнцу. Так и ходили они два друга, метель да вьюга, везде вдвоем, водой не разольешь, вызывая невольные улыбки взрослых.
  - Ти-Ти, - не обращая внимания на Петьку, веселился Витька Мотя, - как читается "конь"?
  - Конь читается "мати знак - лосадь", - ответил Пахом.
  Еще в первом классе учительница развесила на доске картинки с надписями и вызвала Ти-ти прочитать одну из картинок. Ти-Ти прочитал по складам: "Кы, о, ны, мати знак", посмотрел на картинку и объявил: "лосадь". Эта весть моментально облетела школу. В класс приходили старшие ребята и спрашивали: "Где у вас тут лошадь?"
  От этой популярности Ти-Ти снова перестал ходить в школу. Завуч беседовала с классом, а учительница ходила к Ти-Ти домой, долго разговаривала с матерью, после чего Ти-Ти снова появился в школе с неизменной холщевой сумкой через плечо...
  - Чего привязались? - лениво повторил Петька. Они о чем пошептались с Ти-Ти, "смотали" сетки, достали из во-ды нанизанных на нитку пескарей, взяли из-под камня присыпанные песочком штаны и, не обращая на нас вни-мания, побрели вниз по берегу. Мы молча проводили взглядом удаляющиеся фигуры, маленькую Ти-Ти и длин-ную тощую Петьки.
  Сразу лезть в холодную воду не хотелось, и мы просто развалились на теплом песке и смотрели в бездонную голу-бизну неба. Солнце ласково грело голые животы, потусто-ронне шумела плотина, закрывались на дрему глаза и ле-ниво шевелились мысли.
  - Ты кем будешь, когда вырастешь. Пахом? - спросил Монгол.
  - Не знаю, а что?
  - Он будет дворником. Каждый день во дворе метлой машет,- засмеялся Армен Григорян,
  - Щас получишь, - не поворачиваясь, огрызнулся Па-хом и, подумав, ответил:
  - Я люблю море.
  - Это где ж ты его полюбить успел? Когда двор метлой чистил? Наверно, представляешь, что это палуба, - не уни-мался Армен.
  - Дурак ты, Армен, - презрительно бросим Пахом. - У меня дед еще в Японскую на канонерке "Смелый" служил, а дядя Петя на подводной лодке плавал, сами знаете.
  Мы, конечно, знали, что брат Ванькиного отца был моряком и погиб под Севастополем, и теперь чуть помолча-ли, как бы утверждая за Пахомом право стать моряком.
  - А я люблю природу, - задумчиво покусывая травинку, сказал Мишка Монгол. Голос Монгола подобрел, а глаза стали масляными. - Мать хочет, чтобы я пошел учиться на садовника. Говорит, всю жизнь на воздухе среди цветов.
  - И среди говна, - продолжил в тон ему Самуил таким же мечтательным голосом. - Знаю, бабка Фира, дяди Абра-ма мать, на цветах помешана. Так от ее навоза у нас уже но-сы посинели. Куринный помет собирает, коровьи лепешки по улице ищет. Все ведра и кастрюли загадила.
  - Много ты понимаешь, Шнобель. Бабке спасибо ска-зать нужно.
  - Это за что ж?
  - За красоту, дурак. За то, что она людей радует.
  - Как же, радует! - обозлился Самуил. - Кто ее цветы видел? Ты видел? То-то. На базаре ее цветам радуются. По червонцу штучка.
  - Самуил, а почему вы в свой двор никого не пускаете? - поинтересовался Витька Мотя. - Забор такой, что не пе-релезешь.
  - А ты перелезь. Там пес с теленка на проволоке по двору бегает. Недаром на калитке написано "Злая собака", - усмехнулся Пахом.
  Мы выжидающе смотрели на Самуила.
  - А я почем знаю? - смутился Самуил. - Это дом дяди Абрама.
  - Ну и что? Твой же родственник, - упрямо возразил Витька.
  - Да, родственник, - вспыхнул Самуил. - Родственник. Только мы с матерью, Соней и Наумом в одной полутемной комнате живем. А мать ему за квартиру двести рублей пла-тит. И с матерью он ругается за то, что она нас в синагогу не пускает.
  - Ну, фашист, - вырвалось у Моти.
  - Какой же он фашист, если во время войны сто тысяч на танк отдал, - сказал Изя Каплунский. Просто в нем ста-рая вера глубоко сидит. Он боится, что если не будет хра-нить старые еврейские традиции, то евреи потеряются и во-обще исчезнут. Поэтому он и не пускает к себе никого, кро-ме верующих евреев, и с русскими старается не водиться.
  - Он и читает только старые еврейские книги, - под-твердил Самуил. - Потеха. Начинает с конца и читает на-оборот.
  - Как это, наоборот? - усомнился Мотя.
  - Ну, мы читаем слева направо и с первой страницы, а древнееврейские книги читаются справа налево с послед-ней страницы.
  - Здорово.
  - Каплун, а откуда ты про Абрама все знаешь?
  - Знаю, что знаю, - уклончиво ответил Изя.
  - Дядя Абрам на его матери жениться хотел, - выдал тайну Самуил. Изя бросил на него презрительный взгляд:
  - Пусть сначала рожу помоет. Мать от него корки хлеба не возьмет. Это он отца посадил. А потом охал, жалел, по-мощь предлагал. Мы голодали, а только мать копейки у не-го не взяла.
  Изя сжал губы и замолчал. Видно, он думал о чем-то своем, чем не хотел делиться с нами.
  - Ну, огольцы, купнемся! - бодро предложил Монгол.
  - А купнемся, - отчаянно согласился Пахом.
  Они стащили штаны, потом трусы и, закрываясь ла-дошками, стали опасливо входить в воду. Монгол не вы-держал медленной казни холодной водой и, завопив диким голосом, бросился всем телом в речку, обдав Пахома фон-таном брызг. Пахом повернул к берегу, за ним следом вы-скочил с выпученными глазами Монгол и, издавая ошале-лые вопли, стал как безумный носится по берегу.
  
  Глава 5
  Горбун Боря. Немец Густав и подпольщики. Помещик Никольский. Борино убежище.
  
  Сверху послышался шорох и посыпались камешки. Цепляясь одной рукой за землю, по крутому берегу неловко спускался горбатый Боря. На голове, вдавленной в плечи, сидела мятая фетровая шляпа, засаленная и потертая на-столько, что трудно было угадать ее цвет.
  - Ну, что, соколики мои милые, водичка теплая? - его резкий скрипучий голос шел не из горла, а откуда-то из живота.
  - Не-е, холодная, - засмеялся Пахом.
  - А мне сказали, как парное молоко.
  Подбородок горбуна тянулся кверху, еще больше вдавливая затылок в плечи, и умные огромные василько-вые глаза от этого тоже глядели вверх. Глаза были настоль-ко выразительны, что, казалось, живут на лице отдельно, сами по себе.
  - А ты сам окунись, а потом нам скажешь, - посовето-вал Пахом,
  - И то верно, - согласился Боря и стал неторопливо раздеваться.
  Голый Боря являл совершенно нелепое зрелище. Длинные тонкие ноги, как у журавля, подпирали короткое туловище с плоским тазом, а в промежности висела, будто сама по себе, темная кила тяжелой мошонки.
  - Дядь Борь, закройся, вон бабa белье поласкает, - пре-дупредил Изя Каплунский.
  - Небось не укусит, - бросил равнодушно Боря и пошел своей маятниковой походкой, закидывая руки за спину и размахивая ими где-то за ягодицами, ступая осторожно, будто пробуя воду. В речку Боря зашел также неторопливо, как шел по берегу. Когда вода дошла ему до груди, он пере-вернулся на спину и поплыл вдоль берега.
  - Во дает, - хохотнул Монгол, - вода ледяная, окунуться б, да назад.
  - Да Боря зимой по двору в трескучий мороз без ру-башки ходит, - сказал Мухомеджан.
  - Зачем? - заинтересовался Самуил.
  - Закаляется, чтобы не болеть. Ты же видишь, он убо-гий, болел часто, вот и стал закаляться. Он и зимой в плаще ходит.
  - Да это мы знаем,- засмеялся Пахом.- Больше надеть нечего, вот и ходит.
  - Ладно, есть чего или нечего, а ты поплавай с Борей, если такой ушлый, - усмехнулся Монгол.
  - Ага, разогнался. Я лучше щас Армена искупаю, - и он сделал движение в сторону Григоряна, тот приготовился вскочить.
  - Да не бойся, я пошутил, - Пахом расслаблено улегся на песок.
  Из речки вышел Боря. Он руками стряхнул с себя воду и стал одеваться. На теле не появились даже мурашки.
  - Дядя Борь, это правда, что ты голый по двору хо-дишь, закаляешься? - спросил Изя Каплунский.
  - Да что ты, милый, - засмеялся как заквакал Боря, - голый не хожу, а закаляться закаляюсь и, вздохнув глубоко, сказал:
  - Эх, ребятушки, пошли вам бог хорошего здоровья. Плохо хворому-то.
  - А правда, что ты подпольщиков у себя при немцах прятал? - поинтересовался Каплунский.
  - Было такое, соколик мой, - нехотя ответил Боря.
  - Расскажи, дядя Боря, - попросил Мишка Коза.
  Боря вдруг поскучнел лицом и завозился со шнурками на кирзовых ботинках.
  - Расскажи, дядя Борь, не ломайся, - присоединился к просьбе Мишки Монгол.
  - Да ведь будь она, эта война, проклята. Как вспомню, сердце останавливается. До сих пор Густав во сне снится.
  - Что за Густав такой? - поинтересовался Мотя.
  - Жилец. Унтер. Как напьется, за пистолет: "Горбатч, к стенке". Да, почитай, каждый день расстреливал. Стоишь и думаешь, пальнет мимо, или спьяну попадет? А то выводил во двор. "Все, Горбатч, пошли. Ты есть партизан, и я буду те-бя расстрелять". Выведет, к дереву поставит и целится в лоб. Я смерти-то не боюсь. Что я? Муха. Прихлопнул и растер. А вот унижение терпеть невыносимо. Человек, он что? Червь. Есть он - и нет его. Но это опять же, с какой стороны смот-реть. Разум мне дан свыше, а отсюда и гордость человече-ская, и боль, и скорбь. И терпел я унижения эти потому, что не за себя одного отвечал, а за людей был в ответе, которых хоронил в подвале своем. У меня дома подвал до войны хит-рый получился. Из кухни вход под половицами. Дом-то ста-рый, помещичий, еще Никольскому принадлежал.
  - Это, какому Никольскому, деду Андрею Владимиро-вичу?- уточнил Мишка.
  - Истинно. Андрею Владимировичу. У него еще два дома по нашей улице стояло.
  - Так он буржуй недорезанный, - зло пыхнул Витька Мотя. - Как же его в Сибирь не сослали?
  - Э, милок, человек Андрей Владимирович особый, не стандартный.
  Только революция пришла, он тут же дома Советской власти отписал. Золото, не скажу, что все, а в ЧК самолично сдал. Пришел, попросил двух сотрудников, привел в сад, показал, где копать, да не в одном, а в нескольких местах. Жена, покойница, в голос: "Ирод, по миру пустил, дочку без приданого оставил". Тот сначала слушал, а потом как гаркнет: "Цыц, купчиха чертова, из-за тебя, на утробу вашу совестью торговать начали, о душе забыли. Куда копили? Кого грабили? Да взял топор - и к трубе водосточной. Раз-воротил коленце, а оттуда банка круглая с драгоценностя-ми. "Вот, - говорит, - хотел на черный день оставить, а те-перь вижу: не надо, ничего не надо, все берите". Да пере-крестился и говорит: "До чего же мне легко стало, господи. Яко благ, яко наг".
  - Ну, дед, ну Никольский! - обрадовался почему-то Па-хом, а Самуил недоверчиво покачал головой:
  - Ну, положим, все-то он не отдал; что-нибудь да себе оставил.
  - А ты по своему Абраму не суди,- обиделся за Николь-ского Каплунский.
  - Да, соколики мои, русская душа за семью печатями лежит. И никому не дано понять и оценить характер и по-ступок русского человека. Казалось бы, писатели наши: Достоевский Федор Михайлович и Толстой Лев Николаевич куда как полно раскрыли русский характер и в душу рус-скую заглянули. Ан нет. Еще Чехов Антон Павлович пона-добился, чтобы новую струнку затронуть. И не разгадан русский человек, и не описан полностью остался.
  Максим Горький изумился как-то и с восхищением воскликнул: "Талантлив до гениальности", не удержался и заметил: "И бестолков до глупости".
  Взять того же Никольского Владимира Андреевича. Как сыр в масле катался. Казалось бы, чего тебе еще? Ешь, сыт и ублажен, и прихоти любые твои исполняются. А ведь ел его червь сомнения, душа роптала и протест в ней зрел.
  Фашист, он так и думал, когда ему место головы Го-родской Думы предлагал. Мол, властью обиженный, ли-шился всего и теперь зубами грызть большевиков будет, а он кукиш им. Стар, говорит, немощен я служить, дайте по-мереть спокойно. А старик, сами знаете, крепок. И про под-вал он знал, конечно. Кому как не ему свой дом бывший знать? Знал и молчал.
  - Так что про подвал-то, дядя Борь? - напомнил Монгол.
  Вот я и говорю. Подвал с каменными сводами был ак-курат под моей квартирой, я им и пользовался. Вход со дво-ра, из палисадника, еще до войны замуровал заподлицо с фундаментом, а проем, где кончались ступеньки и начинал-ся подвал, тоже заложил кирпичом, так что получился по-тайной простенок. А вход в подвал у меня начинался из подпола. Только если в подпол спустишься, входа в подвал не увидишь, кто не знает, тот и искать не станет. Опять же, если кто вход найдет, да вниз спустится, ни за что не дога-дается простенок искать. А в простенок-то и можно через потайной лаз попасть, да если что, отсидеться.
  Все мы про Борин подвал знали, но слушали, не пере-бивая, будто в первый раз слышали.
  - Дядя Борь? - опросил Самуил. - А как же так вышло, что ты на базаре примусными иголками торгуешь? Самого секретаря горкома прятал и иголки продаешь.
  Самуил, прищурив глаз, смотрел на Борю. Мы тоже с интересом ждали, что скажет Боря.
  - Эх, вы, воробушки небесные, да мало ли кто кого, где прятал, кого спасал. Что ж теперь - памятники им ставить? Да и не секретаря я прятал, а человека божьего...
  - А вот Густава я все же встретил, - без всякого перехо-да сказал Боря.
  - Да ну? Где? - вскинул голову Мотя.
  - А здесь, в городе. У Свисткова, начальника над воен-нопленными, немцы дом ремонтировали. Иду как-то по улице, вижу: двое пленных свистульки и гимнастов на двух палочках на хлеб меняют. Гляжу и глазам не верю: Густав, подлец, стоит, а вокруг ребятишки. Увидел меня, узнал, вы-тянулся, побледнел. Улыбка жалкая, "Гитлер капут, рус-ский гут", - шепчет. Посмотрел я на него, и чувствую, нет у меня зла. Все перегорело. И передо мной не зверь какой стоит, а самый обыкновенный человек, рыжий, лопоухий.
  - Я все равно б не простил, - сказал Пахом. - Они на-ших вешали, а мы их в плен.
  - Э, милый, всякие немцы были. Были такие, что ве-шали. А были солдаты чести, которые воевали, выполняя приказ фюрера Германии. Эти не лютовали, а исполняли свой долг. А больше всего было одураченных. Правда, к концу войны прозрели и те и другие.
  - Я б не простил, - упрямо повторил Пахом.
  - Ну ладно, ребятушки-козлятушки, вы загорайте, а я пошел. Пора мне.
  И Боря полез наверх, то, помогая себе одной рукой, цепляясь за кустики, то становясь на четвереньки. А мы смотрели ему вслед, пока он не взобрался наверх крутого берега и, став на тропинку, не исчез за его крутизной.
  Уже вечером мы вскопали Мишке огород. Мать его, чуть тронутая умом Анна Павловна, курицей кудахтала во-круг нас, не зная, как отблагодарить и, наконец, дала всем по стакану молока от козы, которую держала для Мишки и берегла как зеницу ока, считая, что полезнее козьего моло-ка нет ничего на свете...
  На соседнем огороде бабка Пирожкова, сидя на табу-ретке, тыкала лопатой в землю, окапывая себя. Когда она заканчивала копать землю в пределах ее досягаемости, дочка Люся и внучка Зоя поднимали бабку под руки, пере-водили на новое место и подставляли под нее табуретку. Полностью ее зад на табуретку не умещался и свисал с двух сторон двумя жирными складками. Так Пирожкова выпол-няла предписание врача, пытаясь сбросить свой стосорока-килограммовый вес физической работой.
  
  
  Глава 6
  Шаман. Похождение души. Камлание. Отец и бабушка о бессмертии души.
  
  ...Шаманом меня выбрали духи-покровители. Они явились ко мне и предложили стать шаманом. Я предна-значен быть шаманом, потому что в моем роду были пред-ки шаманы и потому, что я болел шаманской болезнью. Временами я ночью тайком выходил из чума и сидел на де-реве. С рассветом я, стараясь быть незаметным, возвращал-ся и ложился в свою постель. Я часто лежал без сил, ощу-щая ужасные боли. Мне чудилось, что Духи преследуют и терзают меня из-за моего упрямства, потому что Духи од-нажды явились и предложили мне стать шаманом, а я отка-зался, и им ничего не оставалось, как наслать на меня бо-лезнь. Без мучений обойтись было нельзя. Духи должны были разрубить меня на части, сварить и съесть, чтобы вос-кресить уже новым человеком, стоящим выше простых смертных. Во время моей болезни меня водили по разным темным местам, где бросали то в огонь, то в воду. Я шел ку-да-то вниз и так дошел до середины моря и услышал голос: "Ты получишь шаманский дар от хозяина воды. Твое ша-манское имя будет "Гагара". У меня были спутники: мышь и горностай, которые показали мне семь чумов. В одном чуме "леди преисподней" вырвали мое сердце и бросили вариться в котел. В месте, где было девять озер, мне зака-ливали горло и голос; там я увидел на острове высокое де-рево.
  Голос сказал мне: "Из ветвей этого дерева тебе нужно сделать бубен". Потом я летел вместе с птицами озер. Как только я стал удаляться от земли, я увидел падающую ветку для бубна и поймал ее.
  Горностай и мышь привели меня к высокой сопке. Я за-метил вход и вошел. Внутри было светло. Там сидели две сле-пые женщины-божества с ветвистыми рогами и оленьей шер-стью. Женщины позволили вырвать у них по волоску и сказа-ли: "Это поможет тебе смастерить шаманскую одежду".
  Дальше я увидел высокие камни с широкими отвер-стиями. В одно из них я вошел. Там сидел голый человек и раздувал огонь мехами. Увидев меня, голый человек взял щипцы, притянул меня ими, разрубил тело на части и сва-рил. "Если над ним поработать, он станет великим шама-ном, - сказал он. - Вот наковальня доброго шамана". Он по-ложил мою голову на наковальню и несколько раз сильно ударил по голове. Потом кузнец собрал меня по частям, в голову вставил другие глаза, а потом просверлил уши и ска-зал: "Ты будешь понимать и слышать разговоры растений".
  Через семь лет моих похождений какой-то человек вло-жил мне в рот когда-то вырезанное сердце. Из-за того что мое сердце долго варилось и закалялось, я могу долго распевать шаманские заклинания и не испытывать усталости...
  Теперь я мог спасти свой род от болезней. Перед кам-ланием я взял свой шаманский ящик с костюмом, бубном и
  "духами, вырезанными из дерева. Ящик мой украшали ко-локольчики, ленты, шнурки. На одной стенке красной краской нарисованы мои духи. Я одевался неторопливо и тщательно. На длинных ноговицах, привязанных к штатам и соединенных у щиколоток с короткими головками из ка-мосов, у меня пришиты когти медведя, потому что это не я буду ходить, а медведь будет прыгать и скакать, раскачива-ясь на ходу. На плечах моего кафтана нашиты железные крылья гагары, потому что это не я буду летать по воздуху, а гагара, в которую я обращусь. На шапке, сделанной из шку-ры оленя, снятой вместе с рожками, торчит железное изо-бражение рогов оленя, потому что олень, в которого я пре-вращусь, будет мчаться сквозь лесную чащу,
  Звон колокольчиков и подвесок - это звук, который идет из мира духов. Трудно держать в руках бубен из-за тя-жести собравшихся в нем духов. Но благодаря духам, в нужное время бубен превратится в лодку, плывущую по бы-строй реке, или в лук, а потом в летящего по воздуху оленя.
  Я бью в бубен, я призываю своих духов-помощников. Их надо возвеличивать. Тогда они быстрее услышат меня и появятся.
  "Откликаясь на мой голос, придите. Откликаясь на зов, опуститесь, железного хана сын-хан, уважаемый, крас-норечивый хан".
  Дух услышал обращенное к нему песнопение, и я хри-пло объявил о его присутствии и заговорил его голосом: "АО, кам, ай".
  Я созвал своих духов и проверил, надежна ли стража из духов у чума и на пути предстоящего путешествия. Моя душа отправилась в сопровождении духов-помощников в подземный мир, чтобы выяснить, почему мой род болеет. Предки сказали, что во всем виноват шаман соседнего рода. Посланные им духи вселились в людей и губят их. Но как спасти род?
  Я сильнее забил в бубен, и моя душа опять улетела к предкам. Они сказали, что надо послать к соседям злых ду-хов "бумумук". Пусть "бумумуки" вселятся в соседей и принесут гибель, и тогда их шаман возьмет назад своих вредоносных духов. Я бешено скакал по чуму, разбрасывая ногами головешки и угли из очага, потом, доведенный до экстаза, бился головой о шесты чума, кусал до крови губы и стал подражать полету своих духов. Потом я летал вместе с духами через скалы, хребты, водопады и реки в сторону врагов. Я наслал "бумумуков" на соседей. Я спас свой род.
  Внезапно силы оставили меня, и я бессильно повалил-ся на пол чума, и меня окутала непроницаемая тьма...
  Когда мы вечером сидели за столом и пили чай, я ска-зал, что во сне был шаманом и шаманил, носясь по комнате как угорелый, а перед этим прошел весь путь шамана.
  - Ну, во-первых, это называется камлать, а не шама-нить, а носился ты не по комнате, а по чуму, - с улыбкой сказал отец.
  - Правильно, по чуму. Я носился по чуму и камлал, - подтвердил я.
  - Вовонька, дитенок, - пропела бабушка. - Это твоя беспокойная душа рассказывает о том, что когда-то видела,
  -Уж тогда скорее твоя душа вспоминала, что ты был когда-то шаманом, - усмехнулся отец.
  - Почему? - спросил я.
  - В восточных религиозных учениях есть такое поня-тие "реинкарнация", что значит "переселение душ". Явле-ние это известно с древних времен. Еще Платон вслед за Пифагором разделял идею переселения душ.
  - Что значит "переселение душ"? - Эта тема волновала меня, потому что в моих снах, похожих на яркие картинки, логичные в своем продолжении, часто терялась та грань, за которой кончается явь, и я пользовался любой возможно-стью, даже нелепой, чтобы объяснить эту мою раздвоен-ность сознания.
  - Это значит, - продолжал отец, - что душа - бессмерт-на и со смертью физического тела переселяется в другое те-ло или даже растение.
  - Что ты такое говоришь, Тимофеич? - возмутилась ба-бушка.- Душа-то бессмертна, но она никуда не переселяет-ся. Господь забирает ее и определяет ей место. Какая в рай попадет, а какая в ад.
  - Это в нашей, православной вере, мама. А я так думаю, что она никуда не попадает, потому что ее просто нет.
  - Господь с тобой! Грех это, - бабушка перекрестилась и испуганно оглянулась на свою комнату, где висели ее иконы. Потом зашептала:
  - Как же без души? Без души - это пень тогда будет, а не человек. Господь дает нам душу. Господь и отнимает. Ты же библию читаешь, и церковные книги я у тебя видела.
  - Да веруйте вы себе на здоровье, мама, - сказал отец.- Я уважаю всякую Веру, и никого не хочу разубеждать. А библию я читаю, потому что хочу понять, где вымысел, а где правда. Чем, например, отличаются мусульмане от хри-стиан.
  - А тем и отличаются, что басурманы они, нехристи.
  - Вот видишь, а они говорят, что мы неверные.
  - Это пусть говорят, Бог их за это и покарает.
  - Так уж и "покарает". А за что карать-то? Ты веришь в Бога и Христа, мусульмане верят в Аллаха и Мохаммеда, что для них то же самое, а Бог-то един.
  - Один, один, батюшка. Истинно один. Спасибо за чай.
  Решив не гневить Господа греховным разговором, ба-бушка встала, перекрестилась и пошла к себе в комнату.
  - Ну, ты, Юр, связался, - недовольно сказала мать. - Что, поговорить больше не о чем?
  - Извини, - смутился отец. - Как-то так получилось... Вот, думаю сам веру принять. Только не знаю, какая лучше, православная или мусульманская. А может буддизм? Но то-гда в переселение душ придется поверить. Правда, после этого меня из партии выгонят, - пошутил отец.
  - Буровишь ты, Юр, черте что, - возмутилась мать. - За столом сидишь. Ты лучше бы с Вовкой куда к врачам схо-дил. То летает куда-то, то чертовщину какую-то видит.
  - Да не беспокойся ты, мать. Все у него нормально. Просто он немного не похож на других. У него более чувст-вительная нервная система. Поэтому и сны у него необыч-ные. Его память запечатлевает любую, даже самую незна-чительную информацию помимо его воли, а потом она про-является, во сне, например. Вот и весь фокус. Вот он гово-рит, что не знал таких слов, как "камлать", "чум", но ведь они как-то к нему в память попали.
  - А как же одежда? А слова, которыми я духов вызы-вал? - неуверенно сказал я.
  - Да все то же самое. И одежду ты мог видеть. Может быть, в музее.
  - В музее шаманов нет.
  - Ну, мало где? Я же говорю, что эта информация мо-жет откладываться в памяти непроизвольно. И радио, и подслушанные невольно разговоры ... Не хочешь же ты ска-зать, что ты действительно был когда-то шаманом? - Отец потрепал меня по волосам, - Отдыхать надо больше. И меньше забивать голову всякой ерундой.
  
  
  Глава 7
  Отец и Леха. Пустырь. Метатель молота Алексеев. Ванька Коза. Рассказ о Ваське Графе. Леху увозит "черный ворон".
  
  Лexy забрали. Он не ночевал дома, и его не было в об-щежитии. Бабушка Маруся сходила к хорикам, где жил ка-кой-то Лехин знакомый, пришла в слезах, бухнулась к отцу в ноги и, тонко причитая, стала просить вызволить парази-та Лешку из милиции. Отец недовольно хмурился, отчиты-вал мать, которая заступалась за брата, выговаривал ба-бушке, но куда-то ходил, перед кем-то хлопотал, и через неделю Лёха пришел домой.
  На Леху жалко было смотреть. Блатной налет с него слетел как шелуха, будто его и не было. Леха осунулся, бе-лесые ресницы растерянно хлопали, и было видно, что он напуган.
  Леха появился утром, когда отец уже был на работе, и как шмыгнул в бабушкину комнату, так и просидел там до вечера.
  Бабушка порхала из кухни в комнату, из комнаты на кухню, совала Лехе картошку с огурцом и все охала и со-крушалась, что он похудел.
  Придя с работы, отец спросил коротко:
  - Пришел?
  - Дома, целый день сидит, не евши, в рот ничего не взял, - заскулила бабушка Маруся.
  - Пусть зайдет в зал, - приказал отец.
  - Леня, дитенок, иди, Юрий Тимофеевич зовет, - с на-рочитой строгостью позвала бабушка и просительно к отцу:
  - Ты ж его, сироту, не бей.
  - Дура вы, мамаша, - возмутился отец. - Вам бы не за-ступаться, а просить меня, чтоб три шкуры с него, подлеца, спустил за его дела, а вы ...
  Отец не договорил и, махнув рукой, ушел в зал. Из своего убежища вышел Лexa. Он не знал, куда деть руки, то засовывал их в карманы, то вытаскивал, и они щупали и мяли рубаху, а глаза его бегали загнанными зверьками.
  - Ой, дитенок, сиротинушка моя горемычная, голо-вушка горькая, - вполголоса запричитала бабушка, погля-дывая на дверь в зал.
  - Леонид, - послышался голос отца.
  Леха втянул голову в плечи и шагнул в комнату с ви-дом обреченного на смерть. Я было сунулся за ним следом, но отец выставил меня за дверь, и я сидел, прислушиваясь к тому, что происходило в зале. Бабушка мягко, как кошка, ходила по кухне, промокала глаза концом головного платка и тоже прислушивалась.
  До нас доносился сердитый голос отца, но слов было не разобрать. Только отчетливо выговаривал рыдающий голос Лехи: "Отец, гад буду, если..." Наконец, дверь распахнулась, и вышел Леха с красными мокрыми глазами и жалким оска-лом зубов с огненным сиянием золотой коронки.
  - За отца душу выну, - пообещал Лехa и ушел в бабуш-кину комнату додумывать свою дальнейшую жизнь...
  На улице никого не было, и я побежал на пустырь. В это время на пустыре тренировался чемпион области Юра Алексеев, и мы любили смотреть, как он метает свой молот. Пацаны кучно сидели на пригорке и следили за чемпио-ном. В спортивных шароварах, до пояса обнаженный, Алек-сеев, раскручивал над головой ядро на металлическом тро-се, поворачивался вслед за ядром несколько раз сам и вы-пускал снаряд. Ядро тянуло спортсмена за собой, и он ба-лансировал на одной ноге, удерживая равновесие, чтобы не переступить черту, и следил за полетом снаряда, который со свистом, рассекая воздух, мощно летел, неся за собой трос с ручкой, будто хвост кометы; опускался по дуге и глу-хо бухал о землю, замерев в выбитой им лунке. Алексеев так и стоял на одной ноге, провожая взглядом ядро и наклоня-ясь, будто сам летел вместе со снарядом, и только когда снаряд падал, он, словно спотыкался обо что-то, выпрям-лялся и шел к концу поля.
  Алексеев долго щупал землю или воронку, вырытую ядром, чистил шар снятой рукавицей и, наконец, возвра-щался на исходную позицию. Меня всегда удивляло, что он тащил ядро через все поле назад, а не бросал его оттуда еще раз.
  - Юрик, сколько? - деловито осведомился Пахом. Алексеев даже не посмотрел в его сторону, расставил ноги, потоптался, как бы врываясь в вытоптанный пятачок, и снова закрутил молот над головой.
  - Меньше пятидесяти, - сочувственно перевел Мухо-меджан.
  - Ну что, Вовец? - поинтересовался Монгол. - Твой отец Лёхе врезал? Ребята отвели глаза от поля и уставились на меня.
  - Нет, - разочаровал я их, - не врезал.
  - Почему?
  - Откуда я знаю? Отец с ним целый час о чем-то гово-рил, а дверь была закрыта.
  - А откуда ж ты знаешь, что не врезал? - с надеждой спросил Изя Каплунский. Я пожал плачами:
  - Если бы он его ударил, Леха визжал бы как резан-ный, а он молчал. Да и отец никогда не дерется.
  - Вовец, а почему Леха тебя не любит? Вроде дядька, заступаться должен, а ты сам его боишься.
  - Не знаю. Он себя считает сиротой, а я при отце и ма-тери. Злится. Только у нас дома отец никого не выделяет. С Олькой нам покупают все поровну, ей даже больше, чтобы разговоров не было. А Леха сам себя в несчастные записал. Ему неловко вроде сидеть на отцовой шее, а сам получает мало. И злится. Со шпаной связался.
  - А зачем ему получать много? Он на кондитерской фабрике работает. Конфеты, пряники. Ешь, не хочу! - Изя мечтательно завел глаза.
  - Нас бы туда! - согласился Вовка Мотя. Все засмея-лись.
  - От Лехи всегда кондитерской фабрикой пахнет, - ска-зал Григорян.
  - Эссенцией от него всегда пахнет, - усмехнулся я. - Фруктовая эссенция, которую добавляют в конфеты, на спирту. Мужики там ее пьют вместо водки.
  - То-то Лёха все время пьяный ходит, - сообразил Витька Мотя.
  - Так за что его забрали в милицию? - спросил Самуил.
  - Не знаю. Бабушка не говорит, а мать сказала, что это не моего ума дело.
  - Не знаю, не знаю! - передразнил Пахом. - Что ты вообще знаешь? Мать говорит, что они ограбили квартиру.
  - Не квартиру, а магазин, - поправил Ванька Коза. - А Леха на шухере стоял.
  Витька Мотя присвистнул. Мы выжидательно смотре-ли на Ваньку. Ванька было замолчал, чуть поколебался и выложил все, что знал:
  - Магазин брали монастырские, с которыми водится Леха. Леху поставили на шухер. Только какой Леха вор? Обыкновенный приблатненный. Стоял, а коленки, видно, тряслись. Увидел лягавого - в штаны наложил и драпанул с перепугу. Тот его и сцапал. Конечно, подняли тревогу. Всех и взяли. Китаец ушел вроде, но через день его тоже взяли на малине.
  - Не драпани Леха, лягаш прошел бы мимо - и магази-ну хана, - заключил Иван.
  Пока мы молча переваривали Ванькин рассказ, Алек-сеев успел снова метнуть свой молот и ощупывал воронку на другом конце. Монгол вынул изо рта сухую былинку, ко-торую лениво перетирал зубами, и вдруг спросил:
  - Коза, а откуда тебе все это известно?
  Иван приподнялся на локтях, внимательно посмотрел на Монгола и с усмешкой ответил:
  - Сорока на хвосте принесла.
  - Смотри, Коза, доиграешься. Забуришь как Леха. Кур-ские-то почище монастырских будут.
  Ванька презрительно циркнул слюной через зубы и ничего не ответил.
  Ванька последнее время водился с нами редко, все больше бегал на Курскую, где жила отъявленная шпана. Не раз он приносил домой ворованные тряпки, а мать молча прятала, невольно поощряя его. Старшая сестра, Нинка, девка красивая и развязная, когда Ванька показал ей ма-ленькие золотые сережки, спросила:
  - Где взял?
  - Нашел, - ответил Ванька,
  - Сразу две? - засмеялась Нинка. Серьги у него взяла и, подмигнув, сказала, улыбаясь:
  - Вот бы ты мне еще перстенек золотой нашел,
  Нинке было шестнадцать лет, но полнота делала ее старше, ходила она в туфлях на высоких каблуках, и за ней ухаживали офицеры.
  - Огольцы, гляди! - показал рукой Армен.
  Алексеев метнул молот, побалансировал на одной но-ге, проследив за полетом ядра, и опрометью бросился на другой конец поля. Он поднял ядро и долго ходил вокруг лунки, поглядывая на нас, потом вбил кол, сделав отметку броска, и пошел, сияющий, к исходной позиции ближней к нам стороной.
  - Сколько, Юрик? - спросил Пахом.
  - Пятьдесят два! - белозубо улыбаясь, ответил чемпи-он.
  - Ну, ты даешь! - вежливо удивились мы.
  У Алексеева рот растянулся до ушей. Он почистил яд-ро, не торопясь, надел рубашку и, усталый и довольный, пошел с поля.
  - Так он скоро и Александра Шехтеля догонит, а Шех-тель чемпион России, - сказал Самуил Ваткин.
  - А это сколько? - поинтересовался Монгол.
  - Больше пятидесяти четырех метров.
  - Так Юрик его скоро и догонит, - порадовался Пахом,
  - Может и догонит.
  - Мне домой пора, - поднялся Ванька Коза.
  - А футбол? - спросил Каплунский.
  - Неохота, - отмахнулся Ванька.
  Он ушел, не торопясь, вразвалочку, чувствуя, что мы смотрим ему вслед.
  - Пошел к курским, - сказал Мотя.
  - А то куда ж, - согласился Монгол.
  Солнце клонилось к закату, румяня крыши домов и верхушки деревьев, отчего они становились похожими на сказочные картинки из детских книг. Земля за день нагре-лась, напиталась солнцем, но за ночь она остынет и утром встретит светило паром и туманом в низинах. Но солнце вновь даст ей тепло, необходимое для жизни. Вечера по-следних весенних дней выдались сухими и теплыми. Мы сидели на траве, развалясь и лениво пожевывая травинки, А вокруг все дышало тишиной и покоем.
  - Миш, а, правда, что Васька Граф сам с Курской? - спросил Сеня Письман.
  - Правда.
  - А я слышал, что он из монастырских, - возразил Па-хом.
  - Нет, из курских, точно знаю. Да ты спроси у Козы, он тебе скажет.
  - Коза сам не знает. Это курские форс давят, будто Граф их. Бахвалятся.
  - Тетя Фира говорит, что вчера на барахолке мужику продали отрез бостона, дома развернул, а там уже рукав от фуфайки, - сказал Семен. - Надо же так сделать. Ведь му-жик своими глазами отрез смотрел.
  - "Кукла". Жулики могут все что угодно завернуть, ко-мар носа не подточит. Могут показать настоящий отрез, а подсунуть "куклу". Ловкость рук, - объяснил Монгол.
  - Это Граф, - решил Володька Мотя.
  - Ой, уморил. Будет Граф руки марать такой мелочью. Он по барахолкам не ходит. Это Санька Хипиш. Тот такие штучки вытворяет. А Граф ворует по крупному.
  - А, говорят, они работают в паре, - Витька Мотя пере-менил позу и сел поудобнее. - Я слышал про них такую ис-торию. Сели в поезд, в купе. Ну, Граф в шляпе, при галсту-ке. Сидит, ведет разговор с пассажирами, о том, о сем, зна-комится. Появляется Хипиш. Садится. При удобном случае вытаскивает у Графа, так чтобы заметили соседи по купе, часы и смывается. Тут сразу поднимается шухер. Мол, у вас часы украли. Граф говорит: "Не может быть. Мои часы при мне". "Нет, часов у вас нет". Короче, Граф вызывает всех на спор. Те знают, что часов точно нет, и готовы спорить на все, что у них есть. Граф показывает часы, получает деньги и - прощай Маруся.
  - Ловко! - отметил Армен Григорян. Мы засмеялись.
  - Санька на базаре быть не мог, - неожиданно заявил Самуил Ваткин.
  - Почему это? - приподнялся на локтях Монгол.
  - Да потому что он в тюрьме.
  - А ты откуда знаешь?
  - Помнишь, в прошлом году в мебельном магазине за-брали цыган. Хотели магазин ограбить, да не успели?
  - Ну? - подтвердил Алик Мухомеджан.
  - Так вот, Граф там был главарем, а Хипиш ему помо-гал.
  - А цыгане?
  - А цыгане для отвода глаз.
  - Знаешь, так расскажи, - потребовал Мотя старший.
  - Давай, рассказывай, - поддержали мы Мотю.
  - Значит так, - деловито начал Самуил. - Граф с цыга-нами за 15 минут до закрытия магазина на перерыв поку-пают шкаф. Долго выбирают, открывают, закрывают, а под шумок Санька прячется в шкафу. Граф платит деньги и до-говаривается увезти шкаф после перерыва. Когда магазин закрывают, из шкафа вылезает Санька Хипиш, забирает в кассе деньги и снова прячется в шкаф. После перерыва должны прийти цыгане и забрать шкаф с Санькой, но кас-сирша в самую последнюю минуту обнаружила пропажу денег, и магазин не открылся. Санька слышал топот, шум, ждал, когда все стихнет, уснул и вывалился из шкафа.
  - Все это брехня, - после короткого молчания заявил Мотя старший. - Выдумки, никакого Графа нет.
  - А кто же есть? - в вопросе Пахома сквозила ирония.
  - А никого. Жулики, ворюги есть. Развелось их теперь - только за карман держись. Вчера у прокурорши сумочку в трамвае срезали. Мать говорит, пятьсот рублей было.
  - А у нас вчера ночью под окном кто-то ходил-ходил, потом по стеклу стал скрестись, - шепотом стал рассказы-вать Семен Письман, - потом как кошкой замяукает, и как кто-то побежит.
  - Ты-то чего боишься? - засмеялся Монгол. - У вас во-ровать нечего. Вот у прокурора!
  - У прокурора телефон, - напомнил Пахом. - Когда у прокурорши срезали сумочку, прокурор звонил самому Ле-ве Дубровкину.
  - Дубровкина бандюги боятся как огня, - подтвердил Мотя старший. Он порядок наведет. Когда нашли убитого милиционера, помните? Милиция еще облаву на барахолке устроила? Так Дубровкин сразу убийц поймал.
  - Жорик Шалыгин говорит, что Лева Дубровкин все воровские дела знает, потому что сам беспризорничал и даже в воровской шайке был.
  Надолго замолчали. Лягушки сначала робко, словно пробуя голос, потом вдруг уверенно и нагло разрушили ве-чернюю тишину, запели дружно, и трели их заглушили все остальные звуки. Кузнечик, стрекотавший где-то рядом, испуганно умолк, уступив место пробудившейся силе.
  - Играть что ли не будем? - подал голос Мотя млад-ший.
  - Да уж темнеет, - лениво сказал Каплунский.
  - Мне домой пора, мать небось ищет, - нехотя поднял-ся Пахом.
  - Мне тоже,- отозвался Самуил.
  - Пошли, правда. Есть охота, - согласился Монгол.
  Дома я застал заплаканную мать. Она утешала бабуш-ку, которая в голос причитала. Отец нервно ходил по залу.
  - Вовка, ешь сам! Там я тебе на столе все оставила, - сказала мать.
  Я сел за стол. Из слов матери и по причитанию бабуш-ки я понял, что Леху снова взяли. Приехал "Черный во-рон", и два милиционера увезли моего горемычного не-удельного дядьку.
  
  Глава 8
  Прокурорские дочки. В лес за порохом. Землянка. Гильза с предсмертной запиской. Костер. Наказание. Сон.
  
  Сквозь сон я услышал голоса матери и тети Нины. Го-лоса плавали по комнате и сплошным гулом лезли в уши. Потом я стал различать слова. Я проснулся, но лежал с за-крытыми глазами, цепляясь еще за ниточку уходящего сна.
  - Даром что красивая, а будет так перебирать и в дев-ках останется, - слышал я голос матери. - Другая и некраси-вая, а, глядишь, замуж выскочила и жить еще как будет.
  - Это уж точно, - поддакивала тетя Нина. - Недаром го-ворится, "Не родись красивой, а родись счастливой".
  - Чем Витька не жених? Воевал, собой видный, серьез-ный. И семья хорошая. Дядя Петя - шишка по сельскому хозяйству. Тетя Клава сроду за ним не работала.
  В голосе матери слышалась обида за Витьку. Тетя Ни-на чуть помолчала и с матерью не согласилась:
  - Да нет, Шур, простоват все же Витька для нее. - Дере-венские они, а Ленку вон как воспитали, как одевают. Сей-час-то приехала к родителям из Ленинграда. В институт по-ступила.
  - Ну, не знаю, Витька на руках бы ее носил. Уж очень они гордые.
  - Насильно мил не будешь.
  - Старые говорят: стерпится - слюбится. А сейчас же-нихи, где они? Другая рада бы хоть за какого ни на есть ин-валида, лишь бы мужик был.
  - А по мне, чем какой-нибудь, лучше вообще никакой, - зло ответила тетя Нина. Недовольные друг другом жен-щины замолчали.
  - Все же Витьку жалко, извелся весь, - примирительно сказала мать.
  - Ничего, от этого еще никто не умирал. Сук по себе рубить надо. И Витька твой найдет бабу попроще и думать про Ленку забудет.
  В большом доме с высокими окнами напротив жил прокурор с прокуроршей и двумя дочерьми, Еленой и Эл-лой. Девятнадцатилетняя Елена была настоящей красави-цей, и за ней робко ухаживал демобилизованный офицер Витька Голощапов. Ходил Голощапов в военном кителе без погон, в синих галифе и хромовых сапогах. Китель украша-ли желто-красные нашивки о ранениях и шесть медалей. Голощаповы занимали просторную квартиру в нашем доме, а окна их выходили на улицу и смотрели на прокурорские окна.
  Наша ровесница Элла с нами не водилась, ее учили играть на пианино, и она изводила улицу гаммами. Кроме гамм мы от нее больше ничего не слышали. Иногда она пе-ла под свои гаммы, голоса не хватало, и она пускала "пету-ха". Мы дразнили Эллу с улицы, кукарекая на все лады. То-гда ее мать захлопывала окна, предварительно обозвав нас "хулиганьем" и "босью драной".
  Жили прокуроры богато, У них был телефон, может быть, единственный на улице. Позже телефон поставили переехавшим в наш двор в пустующую квартиру в кирпич-ном доме Григорянам. Месроп Аванесович Григорян, отец Армена и его сестры Таты, работал в горкоме партии.
  - Мам, есть хочу! - окончательно стряхнув с себя сон, заявил я.
  - А, проснулся. Умойся сначала, потом будешь есть.
  - Хотя бы "здравствуй" сказал, жених, - засмеялась те-тя Нина.
  - Здравствуйте.
  - То-то здравствуйте! - ворчливо заметила мать. - Сего-дня-то куда вас понесет? - От ребят отбою нет. Где носит, с кем носит? Улица, одна улица на уме, - пожаловалась мать тете Нине.
  - Здоровый парень, чего ему не носиться? - заступи-лась за меня тетя Нина. - Пусть мускулы нагуливает.
  Я не сказал, куда меня понесет сегодня, потому что се-годня мы шли в лес, куда дорога нам была заказана. В лесу оставались еще снаряды, патроны и могли быть мины. И хотя минеры поработали везде, где могли быть мины, опас-ность наткнуться на мину оставалась. Все еще помнили, как на мине в Медвежьем лесу подорвались братья Галкины и Толик Беляев из нашей школы. Старшего Галкина разнесло на куски, Толику оторвало ногу и ранило в голову, и он так и умер, не приходя в сознание. Младшему Галкину, навер-но, потому что он шел последним, "повезло": он лишился двух пальцев на левой руке, у него осколком вырвало щеку и контузило. Минеры еще раз прочесали лес миноискате-лями, но кроме мин оставались еще патроны, неразорвав-шиеся снаряды, гранаты.
  Тогда попало под горячую руку от матери Ваньке Па-хому. Она отодрала его ремнем, приговаривая:
  - Не ходи в лес, не ходи!
  Мы потом спросили, заступаясь за Ваньку:
  - Тетя Клава, за что вы его били, он ведь в лес не хо-дил.
  - Знаю, что не ходил, - согласилась тетя Клава, - Толь-ко теперь уж точно не пойдет.
  - Галкина хоронили в закрытом гробу. Толю несли в открытом. Но какое это имело значение! Обоих не было в живых.
  После этого случая в лес ходить долго никто не решал-ся. Потом у ребят с других улиц появился порох причудли-вой формы: в виде желтых цилиндриков; мелкий, черными кристалликами, и в виде палочек. Мы выменивали порох на биты, покупали на выигранные пятаки. Порох вспыхи-вал от спички и моментально сгорал, хорошо стрелял, если его положить на железку или гладкий камень и ударить молотком или другим тяжелым предметом...
  Пойти в лес предложил Монгол.
  - Там этого пороху навалом! - сказал Монгол.
  - А если подорвемся? - сказал осторожный Самуил Ваткин.
  - Никто не подрывается, а мы подорвемся? - в голосе Монгола была убийственная ирония, и мы нашли его довод разумным.
  - Дома - никому! - предупредил Монгол и показал ку-лак...
  По городу ехали трамваем. Сбились кучей на задней площадке поближе к дверям, пугливо озираясь на проход ва-гона, чтобы не прозевать кондукторшу. А когда где-то рядом раздалось: "Кто еще не взял билетики" и Монгол крикнул: "Атанда, прыгай", мы, не раздумывая, повыскакивали из трамвая. Последним прыгал Сеня Письман, прыгнул и рас-тянулся на мостовой, быстро вскочил и, прихрамывая, побе-жал за нами. Следом неслись ругательства кондукторши.
  - Кто ж так прыгает, дурачок? - стал отчитывать Мон-гол Семена. - Надо прыгать вперед и стараться пробежать за трамваем, а ты сиганул назад. Хорошо еще, мордой мос-товую не пропахал. Чем стукнулся-то?
  Сеня захныкал, одной ладонью утирая хлюпающий нос, другой, держась за то место, которым сдуру ударился о мостовую.
  - Не ной, - Монгол хлопнул Сеню по плечу. - Не голо-ва, пройдет.
  Ближе к железнодорожному вокзалу стояло недостро-енное с довоенных лет здание причудливой формы из красного кирпича.
  - Миш, а правда говорят, что здание строил архитек-тор-фашист, и что когда смотришь на него сверху, оно по-хоже на фашистский знак? - спросил Пахом.
  - Не на фашистский знак, а на крест, - поправил Монгол.
  - А как же узнали?
  - Летчик с самолета заметил.
  - И что?
  - Фашиста расстреляли, а дом не успели разломать, началась война.
  - Брехня все, - возразил Самуил, - никакого фашист-ского знака нет.
  - А почему ж тогда дом не достроили? - возразил Пахом.
  - Да потому что не успели. Началась война, - повторил Самуил Монголовы слова.
  - Ну ладно, кончай трепаться, нам надо до полудня обернуться в лес и назад, чтоб дома не хватились, - напом-нил Монгол, и мы прибавили шагу.
  Сразу за железнодорожным мостом город заканчивал-ся. Короткие резкие гудки паровозов и лязг составов оста-лись позади. Мы шагали по обочине шоссе, а по сторонам тянулись изрезанные оврагами поля с синими полосками лесов на горизонте. За ближней деревней стоял Медвежий лес.
  К лесу подошли, когда солнце стояло в зените. Уста-лые и разморенные жарой, мы сели в тени, чуть отойдя от опушки, достали все, что смогли добыть дома: огурцы, лук и по паре сырых картофелин. Набрали хворосту и развели костер. Смотреть за костром и печь картошку оставили младших: Вовку Мотю, Семена и Армена, а сами пошли в лес.
  - А то к вечеру не поспеем, - объяснил Монгол.
  В прохладной, чистой, будто профильтрованной ти-шине леса, отчетливо слышалась дробь, выбиваемая дят-лом и перекличка лесных птиц. И дятел и пение птиц лишь подчеркивали тишину, и мы тоже старались не шуметь, чтобы не разрушить эту тишину.
  - Где-то здесь должна быть разбитая пушка, - шепотом сказал Монгол. - От пушки нужно идти вправо. Мне хорики говорили, что за пушкой пороху навалом.
  С полчаса мы молча ходили по лесу за Монголом.
  - Ну, где твоя пушка? - не вытерпел Мотя-старший.
  - А я почем знаю? - огрызнулся Монгол. - Я что, "был здесь?
  - Да мы же опять на опушку вышли. Вон поле, - уди-вился Изя Каплунский.
  - Огольцы, сюда, - донеслось откуда-то снизу. Мы по-шли на голос. Из-под земли показалась голова Пахома. Па-хом сидел в полузасыпанной траншее. На дне траншеи ва-лялись гильзы из-под патронов, пустые пулеметные ленты.
  - А где же пулемет? - спросил Мухомеджан. - Должен же быть какой-то пулемет.
  - Хватился, - усмехнулся Изя Каплунский. - Здесь сразу после освобождения солдаты специально ходили, собирали оружие, искали документы.
  Траншея привела к землянке. Накат был разворочен, несколько бревен завалились концами вниз. Пахом протис-нулся через заваленный вход.
  - Ну что, Пахом? - Монгол пытался разглядеть что-либо через бревна.
  - Ничего! Тряпье на нарах, каска, пробитый пулями котелок... Во, целые патроны.
  - Подожди, Пахом, сейчас я пролезу, - заторопился Монгол. Нас он остановил:
  - Всем нельзя. Может завалить. Патроны поделим.
  Пахом с Монголом долго возились в землянке, нако-нец, появились, сначала Монгол, потом Пахом. Подолы вымазанных глиной рубашек они держали руками.
  - Много набрали? - нам не терпелось посмотреть на патроны.
  - Увидите. Дайте вылезти.
  Мы выбрались наверх траншеи, и Мотя с Пахомом вы-сыпали из подолов рубах десятка два патронов, две обоймы и два больших патрона для противотанкового ружья.
  - Патроны землей засыпаны, - стал объяснять возбуж-денный Пахом. - Там еще накопать можно.
  - Про это место - никому!- наказал Монгол, - Может, еще сюда придем.
  Мы без труда нашли нашу стоянку. Заждавшиеся па-цаны бросились к нам навстречу.
  Костер почти погас. Осталась лишь горка серого пепла, да тлеющие угли, которые от легкого дуновения ветерка вдруг вспыхивали прозрачным белым пламенем.
  Палкой выгребли картошку. Набрали еще хворосту, подложили в костер и раздули огонь.
  - Давайте гильзы, - протянул руку Монгол. Мы с Кап-лунским отдали ему несколько гильз, он бросил их в костер. Смотри, не вздумай бросить патрон! - предупредил Монгол. - Хорики бросили, Веньку чуть не убило. Хорошо, пуля только щеку царапнула. И то крови сколько было. Немного бы в бок и хана, поминай, как звали.
  Обжигаясь, ели картошку, скупо посыпая солью, вы-грызая горелые корки до сажи.
  Раздался глухой хлопок, будто лопнула электрическая лампочка, потом второй, третий и затрещали разом нагре-тые в костре капсюли гильз.
  - Все, салют окончен, довольно произнес Монгол, когда хлопки прекратились. - Давайте теперь потрошить патроны.
  Мы нашли железки, камни и стали выбивать пули из патронов. Монгол с Мотей-старшим трудились над патро-нами из бронебойных ружей, где пороху было больше.
  - Осторожней, не попади кто по капсюлю, - строго ска-зал Монгол. - Так пальцы и оторвет.
  - Мишка, смотри! - Каплунский держал в одной руке патрон, в другой мятый клочок бумажки.
  - Я этот патрон нашел, когда собирал гильзы. Пулю отбил, а порох не высыпается, я стал ковырять сучком и вы-тащил. Вроде записка.
  Мы обступили Каплунского! Мишка Монгол взял бу-мажку в руки. Она была запачкана землей по краям изгиба, на одной стороне проступали расплывшиеся в нескольких местах чернила букв, написанных химическим каранда-шом:
  "...рощайте... овар... ументы.... копа... удем... бит...о ... посл... ван. Юр..." - с трудом по складам разобрал Мотя. За-писка пошла по рукам.
  - "Прощайте товарищи, документы закопали, - пере-вел Каплунский.
  - А что такое "удем бит посл" и "ван Юр"?
  - Наверно, "будем убиты"... не понятно. "ван Юр" - это Иван, Юра. Во-первых, слова последние, во-вторых, второе слово сразу после первого без точки начинается с большой буквы, - расшифровал Самуил Ваткин.
  - Молоток, - похвалил Пахом.
  - А где закопали-то? - захлопал глазами Семен. Все за-смеялись.
  - Дурной ты, Сеня, - сказал Армен. - Что на клочке бу-маги напишешь? Да и времени у них не было расписывать. Один, наверно, отстреливался от фашистов, а другой в это время писал.
  - Где еще можно закопать? - стал рассуждать Монгол. - Там же, в траншее.
  - Может, поищем? - предложил Пахом.
  - Думаешь, это очень просто? - усмехнулся Мотя-старший.
  - Не, пацаны. Айда домой. Теперь хоть бы дотемна дойти. Небось уж ищут.
  Витька мрачно сплюнул в потухший костер. Его на-строение невольно передалось нам, и мы притихли.
  - Место мы запомнили. Возьмем лопату и придем сно-ва, - пообещал Монгол, но мы без особого энтузиазма вос-приняли его слова.
  - Каплун, давай сюда патрон и записку.
  Каплунский скорчил недовольную мину и попытался возразить, но Монгол выхватил у него записку.
  - Давай, давай. У меня целей будет.
  Он аккуратно свернул записку по старым сгибам и снова засунул ее в гильзу.
  Домой мы шли быстрым шагом и почти всю дорогу молчали. Уже совсем стемнело, когда мы подходили к дому. За квартал нас встретили хорики.
  - Ну и влетит вам, - радостно сообщил Венька.
  Наши и без того кислые физиономии вытянулись еще больше,
  - За что влетит-то? - неуверенно спросил Пахом,
  -`Зато, чтоб не ходил пузатый, - ехидно заметил Вовка Жирик. - Все знают, что вы были в лесу.
  - Откуда знают-то? - проговорился Семен.
  - Бабки видели, как вы кодлой шли к Московской ули-це с сетками.
  - Сетка была только у меня, - полностью выдал нас Монгол.
  Первым увидел свою мать Пахом. Он втянул голову в плечи и как-то спотыкаясь, кругами пошел в ее сторону. Ни слова не говоря, тетя Клава влепила ему мощную оплеуху, и он с громовым ревом влетел в калитку. Пока я плелся к сво-ему дому, я слышал, как в ответ на крик матери, что-то буб-нил Мишка Монгол, и тоненько на одной ноте гундосил Мотя-младший. Меня мать крепко охватила за руку и, цеп-ко держа, повела домой.
  - Ну, отец с тобой поговорит, - пообещала мать.
  Вот как раз отца я и не боялся. Перед ним я чувствовал скорее стыд, чем страх. С отцом мы ладили, и он понимал меня. В конце концов, я был просто мальчишкой, и со мной время от времени случались всякие истории.
  На этот раз, после неприятного объяснения с отцом, мать настояла, чтобы я никуда не выходил и недельку по-сидел дома.
  После этого мне больше ничего не оставалось, как за-няться чтением.
  Наша домашняя библиотека помимо книг по истории, философии религий, и самих религиозных книг, давнего увлечения отца, от Библии и Евангелия и нескольких томов "Четьи-Минеи" дореволюционного издания, где содержа-лись описания жития святых, до атеистических, типа "Бог Иисус" Андрея Немоевского, переведенной и изданной в Петербурге уже в 1920 году, регулярно пополнялась лите-ратурой вроде "Экстрасенсорное восприятие" Р.Райна, "Физико-химические основы высшей нервной деятельно-сти" Л.П. Лазарева, "Неврогипнология" Дж. Брайда и мас-сой других, дореволюционных и довоенных, переведенных на русский язык, и отечественных книг.
  В этих книгах отец искал ответы на вопросы, касаю-щиеся моих "психических отклонений", хотя я сам, при-знаться, не сильно тяготился тем, что слышу звуки, которые не слышат другие, а над цветами вижу радужное свечение.
  Я иногда смотрел эти книги, но, честно говоря, ничего не понимал: что-то о процессе принуждения чужой воли, о физической энергии, о том, что все виды материи обладают физиологической энергией, о том, что почти все мы обла-даем экстрасенсорными способностями, и так далее. Все научно и неинтересно.
  Я нашел "Мадам Бовари" Гюстава Флобера. Мне было очень любопытно узнать, что в ней такого, что мать проре-вела над ней весь день. На десятой странице я чуть не за-снул, положил книгу на место, взял "Трех мушкетеров" Александра Дюма и ушел в нее с головой...
  Мне снился странный сон. Что-то неясное, иногда раз-личимое, иногда смутное, словно подернутое пеленой. Тан-ки, взрывы, солдаты суетятся вокруг пушек. Все это виде-лось словно в тумане. И скорее это даже было не действие, а ощущение, что идет бой. Но в какой-то момент яркая вспышка выхватила одно место, и меня словно бросило в окоп на опушке леса. Я оказался среди солдат, и бой стал сразу реальностью.
  На нас шли танки. Солдаты стреляли из противотан-кового ружья, потом били из пулемета по пехоте. И, каза-лось, что бой длится вечно. Их осталось двое, и один был ранен в голову. Пуля скользнула по волосам, содрала кожу, и кровь обильно текла, заливая глаза. Перевязался только тогда, когда отступила в очередной раз пехота. А до тех пор стрелял, вытирая глаза рукавом грязной и потной гимна-стерки. Уже молчали фланги, но они не могли отступать, потому что отступать приказа не поступало. Сейчас опять пойдут танки. Раненный вырвал из маленькой записной книжечки листок, свернул его пополам, разорвал и стал пи-сать химическим карандашом, часто слюнявя его. Потом свернул клочок бумаги в несколько раз, засунул в пустую гильзу и заткнул пулей, выбитой из целого патрона, что-то беззвучно сказал товарищу, и тот вынул из кармана доку-мент и протянул его раненому. Теперь танки обходили их, и бой шел уже где-то за лесом, а на них двигались во весь рост черные фигуры, презирающие смерть и готовые смести, раздавить и разметать эту последнюю непокорную точку усмиренного пространства, все еще изрыгающую раскален-ный свинец, и это был конец ...
  Танки, пушки, люди стали стремительно уменьшаться, и я завис над всей этой панорамой, наблюдая, как подерги-вается дымкой, растворяется и уплывает мой сон.
  
  Глава 9
  Дядя Павел. Встреча. Последствие ранения. Я лечу дядю Павла. Невеста дяди Павла.
  
  Дядя Павел пришел с фронта год назад, и я впервые увидел его мужчиной, потому что на войну он ушел в сем-надцать лет, и ему тогда было всего на три с половиной года больше, чем мне теперь...
  Первой его узнала бабушка. Он стоял в солдатской форме, с чемоданом в руке и с вещмешком за плечами, не-решительно оглядывая двери и не зная, в какую войти.
  Из окон на него с любопытством смотрели соседи. Ба-бушка схватилась за сердце, зачем-то стала ощупывать себя, поправила пучок волос, собранный на затылке, и все это на ходу, вываливаясь на улицу, на, ставших вдруг непослуш-ными, ногах.
  - Пашенька, сынок! - с каким-то всхлипом выдохнула она и повисла на дяде Павле, и обмякла вдруг, сразу осла-бев. Дядя Павел подхватил ее, прижал к себе, гладил по го-лове и тихо повторял: "Мама! Родная моя!"
  Следом за бабушкой выскочила мать с Олькой. Олька узнала брата, но стояла в стороне, не решаясь подойти.
  Из квартир стали выходить соседи, и бабушка, оду-ревшая от счастья, сквозь слезы объясняла: "Сын, Паша вернулся!"
  Мать внесла вещи в квартиру и, оставив их в прихо-жей, служившей и кухней, провела дядю Павла в зал, уса-дила на диван, села сама, но тут же вскочила.
  - Ой, да что же мы! Тебе ж умыться надо с дороги, - спохватилась мать и потащила дядю Павла к умывальнику, достала из комода чистое полотенце и стояла, смотрела, как по пояс голый брат фыркает, разбрызгивая воду, обдавая себя из сложенных лодочкой ладоней, и шумно хлопая подмышками. Был дядя Павел худ, и лопатки по-детски выпирали, натягивая кожу так, что, казалось, вот-вот по-рвут ее. Бабушка, зажав рот рукой-горсточкой, с жалостью глядела на сына, а когда он повернулся к матери за поло-тенцем, глаза ее споткнулись о бледный до поганочной го-лубизны, какой-то прозрачный и непрочный шрам. Я ко-жей ощутил ту физическую боль, которую почувствовала бабушка и которая, должно быть, сразила ее Павла, и те-перь завыла в голос, запричитала. Мать захлопотала вокруг бабушки. Дядя Павел растерялся:
  - Да что ты, мам? Живой ведь вернулся, - стал он не-ловко успокаивать бабушку.
  Мать затолкала бабушку в зал и недовольно выговари-вала:
  -Ну, хватит, хватит! Как по покойнику, ей богу!
  Бабушка скоро успокоилась. Когда, застегивая на ходу гимнастерку, в зал вошел дядя Павел, моя мать опять засуе-тилась.
  - Мам, почисти картошки. Небось голодный? - повер-нулась она к брату.
  - Да нет, я перекусил в буфете с одним приятелем.
  Ну, тогда ладно. Я сбегаю за Юрием Тимофеевичем, может пораньше уйдет с работы. Ты хоть Юрия Тимофее-вича помнишь?
  - Помню,- кивнул дядя Павел.
  Мать обернулась скоро. Она достала из хозяйственной сумки бутылку водки с коричневой сургучной головкой, по-ставила на стол и, весело посмотрев на брата, пошла на кухню помогать бабушке.
  Пришел отец. Дядя Павел стоял, опустив руки и рас-тянув губы в застенчивой улыбке. Он не знал, как теперь обращаться к отцу, и от этого чувствовал неловкость. Я помнил, что до войны он звал отца дядей Юрой, слушал с открытым ртом и ходил за ним собачонкой. Конечно, тогда он был пацаном, а теперь сам мужик. Говорят, что на войне за год три идет. Тогда дяде Павлу сейчас, считай, за три-дцать.
  - Ну, давай обнимемся что-ли, герой! - отец обнял дя-дю Павла, и они расцеловались,
  - Возмужал, посуровел,- отметил отец, разглядывая дядю Павла.- Видно, что пороху понюхал.
  - Пороху понюхал!- серьёзно согласился дядя Павел. Глаза его сразу потускнели, ушли в себя, и он стал похож на умудренного жизнью старика.
  Отец взял дядю Павла за плечи, усадил на диван и, покрутив в руках бутылку водки, одиноким реквизитом стоявшую на столе, сказал:
  - Давай-ка по маленькой, пока женщины обед сообразят.
  Он принес из кухни два граненых стакана и миску с огурцами, налил по-чуть водки.
  - Ну, за то, чтоб больше войны не было.
  Они выпили.
  - Хороши огурчики, Тимофеич! - неожиданно нашел форму обращения дядя Павел.
  - Со своего огорода,- похвастался отец. - Нам нарезали пять соток, здорово выручает. Семья-то: нас трое, да детиш-ки. Не знаю как бы мы без огорода.
  - Я как устроюсь, мать с Олькой возьму,- сказал тогда дядя Павел.
  - Ну, это ты брось! - обиделся отец. - Разговор не об этом. Всем сейчас тяжело.
  - Да нет, Тимофеич,- смутился дядя Павел. - Я не в обиду. Хочу, чтоб мать со мной жила.
  Вошла бабушка с кастрюлей подогретых щей. Мать поставила на стол селедку, сало, принесла в большой миске дымящуюся, целиком отваренную картошку.
  Уселись за стол, дядя Павел остался с отцом на диване. Разлили водку: мужчинам в стаканы, женщинам в гране-ные рюмочки.
  Мы с Олькой пили из чайных чашек квас. Мать стала наливать в тарелки щи. Отец встал со стаканом и сказал, обращаясь больше к бабушке:
  - Ну, мать, дождалась! И война кончилась, и сын жи-вой вернулся. Давайте до дна, за встречу.
  Пока ели щи, молчали, только алюминиевые ложки звякали о тарелки. От второй рюмки женщины отказались, и мужчины допили водку одни. Насытившись и чуть захме-лев, заговорили.
  - Тимофеич, я по последнему письму понял, что ты за границей был?
  - Был,- подтвердил отец. Усмехнулся и добавил: - Да чуть там совсем не остался.
  - Это как? - не понял дядя Павел.
  - Долгая это история, Паша. Я стараюсь не вспоминать, - отец поморщился как от зубной боли, но, поймав вопроси-тельный взгляд дяди Павла, неохотно стал рассказывать:
  - Сопровождали мы груз через границу и попали в за-саду диверсионной группы. Я чудом выжил. Считай полго-да в госпиталях валялся. Два месяца в Тегеране, три - в Аш-хабаде... А сейчас приступы донимают. Голова.
  - Ой, Паш, как я с ним намучилась,- плаксиво отозва-лась мать. - Ведь как приступ начинается, на стенку лезет. Если б не Вовка, давно бы в Кишкинку попал. Потому и "скорую" боюсь вызывать. Как-то раз, когда Вовку где-то с ребятами носило,- мать строго посмотрела в мою сторону, - вызвала, а его в Кишкинку отвезли. Спасибо, сама с ним по-ехала, да еле уговорила, чтобы отпустили, да расписку за-ставили писать, что, мол, несу ответственность. Потом уж Вовка, слава богу, явился... Там не разбирают, нормальный ты или ненормальный. Глаза-то в это время безумные. По-пробуй, вытерпи такую боль!
  - А Вовка-то что? Чем Вовка-то помогает? - спросил дядя Павел.
  - Да лечить он руками, Паш, может. Способности у не-го такие. Руки излучают какое-то тепло особое, - зашептала мать.
  - Это что ж, колдовство какое, вроде как знахарь?- удивился дядя Павел.
  - Дар это божий, сынок. Господь ему послал,- вмеша-лась бабушка и прочитала на память елейным голосом: "Придя в дом Петров, Иисус увидел тёщу его, лежащую в горячке, и коснулся руки её, и она встала и служила им".
  - Мам, опять ты с глупостями своими, - осадила мать бабушку.
  - Это не глупости, это Евангелие от Матфея, - усмех-нулся отец.
  - Попом бы тебе, Юрий Тимофеич, быть. И Библию, и Евангелие знаешь,- одобрила бабушка. Она робела перед отцом и обращалась к нему не иначе как Юрий Тимофее-вич. Юрой отца называла только мать, но в третьем лице тоже звала по имени-отчеству. Был он намного старше ма-тери и относился к ней со снисходительностью старше-классника к младшему.
  - Нет здесь никакого колдовства, Павел,- повернулся к дяде Павлу отец. - Это научный факт. В научной литературе описаны случаи исцеления с помощью рук, которые явля-ются источниками энергии. Более того, все мы - и я, и ты - обладаем этой энергией. Только некоторые люди обладают этой энергией в большей степени.
  - Сынок, подержи руки над цветами,- попросил меня отец.
  На этажерке с книгами в двухлитровой банке стояли тюльпаны. Их головки уже закрылись, будто цветы пригото-вились к ночному сну. Я с большой неохотой вылез из-за сто-ла и подошел к этажерке, потер руки одну о другую. Сухие ла-дони прошуршали смятым листом бумаги. Я стал гладить цветы, не прикасаясь к ним. По комнате разнесся легкий за-пах свежести. Бутоны зашевелились и стали распускаться. Дя-дя Павел как зачарованный смотрел на тюльпаны.
  - Как же так, Тимофеич, я не понял? - вымолвил сби-тый с толку дядя Павел. - Он их даже не трогал.
  - Я же говорю тебе, что руки источают энергию. Это все равно, как цветы раскрываются на солнечный свет.
  -Чудно!- покачал головой дядя Павел.
  - Он много чего умеет,- сказал отец. - Ты ещё увидишь.
  - А лучше б ничего не умел. Был бы как все нормаль-ные люди. А у этого то запахи, то звуки, то сны какие-то не-нормальные. И видит-то не то, что надо. А ночью подой-дешь, лежит - не дышит. И не знаешь, то ли жив, то ли нет.
  Мать заплакала.
  - Да что ты, ей богу! - отец недовольно нахмурился. - Нормальный парень. И все у него нормально. Спасибо ска-зать нужно за то, что природа одарила его такими способ-ностями. У него же, Павел, феноменальная память. Он страницу любой книжки может повторить за тобой без еди-ной ошибки.
  - Чудно! - повторил дядя Павел и внимательно погля-дел на меня.
  Я сосредоточенно ковырял вилкой картошку и облег-ченно вздохнул, когда мать неожиданно вернулась к недос-казанному и наболевшему.
  - Полгода известий никаких не было. И писем нет и похоронки нет. А приехал худой, в чем только душа держа-лась. Он и сейчас-то худой, а тогда чуть толкни и упадет. Тут чирьи по всему телу пошли. Избавились от чирьев, за-снул. Дeнь спит, ночь спит и утром не просыпается. Я бу-дить, а он не дышит. Ну что есть мертвец. Вот так иногда и Вовка. Чего и боюсь. Может, проснется, а может, нет.
  Отец молчал, только брови сошлись на переносице, обозначив три вертикальные складки на лбу, а пальцы нервно выбивали дробь по столу.
  - Перепугалась я, Пашенька, до смерти. Вызвала вра-ча, а врач и говорит: "Это летаргический сон. Может быть, несколько суток проспит, а может быть, и месяцев. И ни в коем случае не пытайтесь будить. А мы будем следить, под-держивать глюкозой. Глянул на меня, а я сама как мертвец. Как заругается он. Да вы, говорит, себя-то пожалейте. Раз-ве, говорит, можно так. Ничего же страшного не случилось. Сильное нервное истощение. Все обойдется. Ему укол сде-лал, да и мне заодно.
  Павел, не перебивая, слушал и с невольным любопыт-ством поглядывал на отца. Тот чувствовал себя неловко и, наконец, недовольно бросил матери:
  - Ну ладно, хватит об этом. Кому про чужие болячки слушать интересно? У каждого своих полно.
  - Погоди, погоди, Тимофеич! - остановил отца дядя Павел.- И что же потом?- спросил он мать.
  - Да что? Проснулся через три дня. Не знаю, то ли Вовка, - он же не отходил от отца, все гладил его. А может сам по себе проснулся, - устало проговорила мать.
  - Шура, сходи в магазин, принеси еще поллитровочку. Что нам, мужикам, одна? Не каждый день родственники с войны приходят, - попросил отец.
  Мать замялась и как-то виновато взглянула на Павла. Я понял, что ей стыдно сказать при брате, что у неё осталось денег в обрез до отцовой получки. Но она встала и пошла в их с отцом комнату к шифоньеру, где под бельем хранила завернутые в ситцевую косынку деньги. Дядя Павел достал из кармана гимнастерки две новенькие сотни и хотел от-дать матери, но отец отвел его руку:
  - Ты спрячь свои деньги. Еще успеешь потратить. У нас пока есть, а там посмотрим.
  Дядя Павел заупрямился, и мать при молчаливом со-гласии отца деньги взяла.
  Мать ушла. Вслед за ней встала из-за стола бабушка, собрала грязную посуду и унесла на кухню. Олька выпорх-нула следом, а я с живым интересом слушал разговор отца с дядей Павлом.
  - Сам-то ты как? Ничего ж еще не рассказал,- спросил отец.
  - Да я писал, - уклончиво ответил дядя Павел.
  - Ну, письма - это одно, а жизнь - другое. Как-никак, пол-Европы прошагал, до самого Берлина дошел. Как там Европа-то?
  - Европа как Европа. Что с ней, с Европой сделается? Много чудного, конечно... а народ ихний хороший. Их запу-гали коммунистами и потому нас встречали с опаской, не-доверчиво, а потом разобрались, ничего. Видят, что мы не зверствуем, как фашисты, никого не трогаем, детишек под-кармливаем...
  - Русский народ отходчив,- подтвердил отец.
  - Отходчив-то, отходчив, да всякой доброте есть пре-дел,- возразил Павел. - Что делал немец с нашими людьми! Насмотрелись, век не забыть. И детишкам и внукам пере-дам. Кто видел, тот не забудет... Стариков, детей расстрели-вали, над женщинами измывались, целые деревни жгли. Мы по Белоруссии шли, так волосы дыбом вставали. А про концлагеря знаешь?
  - Слыхал, много писали,- отозвался отец.
  - В Польше один такой освобождать пришлось, Май-данек, недалеко от Люблина. Камеры специальные приду-мали, людей газом удушали. Нас встретили не люди, а по-лумертвецы, кожей обтянутые кости... Многие, особенно те, у кого родных замучили, люто немцев ненавидели. Тогда, перед вступлением в Германию приказ Жукова вышел об отношении к мирному населению и о мародерстве. Приказ и сдерживал. А то расстрел, без всякого трибунала...
  Дядя Павел замолчал. Отец положил на стол вилку, которую крутил в руках, пока говорил дядя Павел, и задум-чиво сказал, словно отвечал на свою мысль:
  - Проводили здесь у нас по городу колонну пленных немцев, тех самых, которые нашу землю топтали, города жгли, а женщины смотрели на них с сочувствием. Какая-то старушка выскочила из толпы, подбежала к колонне и ста-ла раздавать сухари.
  - Я бы этой старушке всыпал по первое число,- зло сказал дядя Павел. - Нашла, кого жалеть. Небось при фа-шистах подолом пыль перед ними мела.
  - Не скажи. Вон мать говорит, что у нее двое сыновей с войны не вернулись. Просто русский человек по природе добр и отходчив. Доброта у него в душе заложена.
  - Добр-то добр. А как быть, когда войне, считай, конец, а в тебя, сволочи, из-за угла палят. Сколько, нашего брата в последние дни полегло!
  Дядя Павел надолго замолчал. Отец тоже ушел в себя, и установилась какая-то неприятная, напряженная тишина. Первым очнулся Дядя Павел:
  - А ты, Тимофеич, стало быть, в Персии был?
  - В Иране. С 1935 года Персия Ираном называется,- поправил отец. - Я был в Тегеране, в группе Советских войск.
  - В Тегеране проходила конференция трех держав. Нам политрук рассказывал. Товарища Сталина видел?
  - Ну, меня уж к тому времени там не было. Конферен-ция в ноябре сорок третьего проходила. Так что, не дове-лось.
  - А что за народ персидский? За нас он или нет?
  - Да как тебе сказать? За нас или не за нас. Они про нас мало что знают. Девяносто процентов неграмотных, само-сознание у людей низкое. Хотя в 1905 году там тоже своя революция была. Правда, это ничем не кончилось, револю-цию подавили... В Иране очень малочисленный рабочий класс.
  - А так они, наверное, все же за нас,- подумав, сказал отец. - Народ там разный. Коренные жители, персы, со-ставляют лишь половину населения. Много иранских азер-байджанцев, курдов. Есть ещё луры, арабы, теймуры, турк-мены и много других национальностей. Но народ там, ска-жу тебе, доведен до такой нищеты, что дальше некуда. Дети шести-семи лет работают как взрослые по 13 - 14 часов в су-тки. Делают ковры. Стоит выйти на улицу, как на тебя на-брасываются, чуть не на части рвут: "Хуб, хуб, бедухин". Дай, значит, денег, господин. Но нам категорически запре-тили подавать. Жалко их, первое время никак не мог при-выкнуть. А что делать? Всех ведь не оделишь... Многие даже не могут себе жены купить.
  - Как купить? - удивился дядя Павел.
  - Ну, как у нас в некоторых среднеазиатских республи-ках было? Нужно заплатить калым, то есть, фактически ку-пить жену. Так вот, самые нищие живут с ослицами.
  - Ну, ты наговоришь, Тимофеич. Как это с ослицами жить можно? - Дядя Павел невольно покраснел, и глаза его расширились от изумления.
  Глаза отца улыбались, и непонятно было, всерьез он говорил это или шутил.
  - Чудно! - в который раз повторил дядя Павел, покачав головой. - Чего только на свете не бывает!
  - А в магазинах драли с нас втридорога. С англичан одну цену просят, а с нас дерут. Дело в том, что наше ко-мандование строго-настрого запретило торговаться. Вскоре, правда, для нас советские магазины открыли.
  Дядя Павел вдруг зашелся в кашле. Кашель давил его, гнул к полу. Дядя Павел тер грудь ладонью, словно разди-рал её, и никак не мог остановить приступ. Он достал из кармана галифе кисет с махоркой и, сложенную в несколь-ко раз до маленьких, папиросного размера, квадратиков, газету; дрожащими руками, рассыпая табак от судорожных конвульсий тела, скрутил цигарку и закурил. Кашель по-степенно отпустил.
  - Ты последний раз писал из госпиталя, ранен был. Тяжело? - спросил отец, сочувствуя.
  - Да, осколком в грудь в битве за Правобережную Ук-раину. Корсунь-Шевченковская операция, может, слышал? Три осколка вынули, а один в лёгких остался. Своих дого-нял уже, когда вышли к Висле, в Польшу вступили.
  - Может курить не надо? - посоветовал отец.
  - Закурю, вроде легче становится, проходит.
  Отец встал и прошелся по комнате. Пришла мать. По-ставила водку на стол и пошла на кухню. Вскоре они с ба-бушкой принесли чистые тарелки, вилки. Снова сели за стол. Отец налил дяде Павлу, себе и матери.
  - Погоди, Тимофеич, я совсем забыл,- остановил дядя Павел отца, когда тот взял стакан с водкой.- Я же всем гос-тинцы привез. Ну-ка, сестренка, где там мой чемодан? Неси сюда.
  Мать принесла чемодан. Дядя Павел присел на кор-точки, расстегнул ремни, открыл замки, откинул крышку и стал вытаскивать подарки. Бабушка получила пуховый пла-ток. Она, даже не разглядев его, прижала к груди и не могла вымолвить ни слова, а глаза её сияли, хотя в них стояли слезы.
  Матери дядя Павел подарил черное бархатное платье, расшитое бисером, и черные замшевые туфли. Мать рас-цвела маковым цветом. Она приложила платье к себе, оно доставало до пола.
  - Ну, куда я в нем? - прерывистым от волнения голо-сом проговорила мать.- Это только артистке в таком ходить.
  - Ничего, сестренка, - уверил дядя Павел. - Ты у нас не хуже другой артистки.
  Отцу дядя Павел преподнес опасную бритву и зажи-галку.
  - Зеленгеновская сталь,- довольно отметил отец, раз-глядывая лезвие.- А это.. гляди-ка, во Европа!
  Отец со смешком отдал зажигалку матери. На зажи-галке была наклеена обнаженная женщина. Она стояла в вольной позе, отставив бедро в сторону, подперев его рукой и подмигивая одним глазом.
  - Срамники, - стыдливо засмеялась мать и не стала смотреть, сунув зажигалку обратно отцу.
  - Ну-ка, мам, зови Ольку, - приказал дядя Павел.
  Через минуту, будто ждала, что её позовут, запыхав-шаяся Олька сама влетела в комнату. Её тощее тело пульси-ровало от частого дыхания.
  Мне досталась курточка с короткими штанами на по-мочах, которые я так никогда потом и не надел, Ольке боль-шой кусок парашютного шелка яркого оранжевого цвета на платье.
  От второй бутылки мужчины запьянели, разговор принял бессвязный характер, дядя Павел стал перечислять пофамильно своих боевых товарищей, скрипел зубами и все пытался показать свои раны: то задирал гимнастерку, то за-сучивал рукава. Тоже захмелевший, но более сдержанный, отец мягко останавливал дядю Павла. Неожиданно дядя Павел запел. Пел он плохо, задыхался, часто глотая воздух на середине слова, и из легких вместе со словами вылетал какой-то клекот:
  А по диким, а степям, а Забай-а-калья,
  А где золото, а роют, а в гор-ах...
  - Бродяга, судьбу проклиная, - подхватила было мать, но не смогла подладиться под брата и замолчала. Отец сосредо-точенно молчал, тяжело поднимая слипающиеся веки...
  Спал дядя Павел на диване. Ночью он что-то яростно выкрикивал, нецензурно ругался; раза два вскакивал и си-дел, тяжело дыша, глядел перед собой дурными глазами, пил воду, закуривал и, успокоившись, укладывался снова.
  Утром завтракали целой картошкой и свежими огур-цами. Дядя Павел от картошки отказался, но выпил стакана три чая, тошнотворно сладкого от нескольких кристалли-ков сахарина, и отправился в военкомат.
  Вернулся дядя Павел поздно. Был он выпимши и при-нес бутылку с собой. Нам с Олькой протянул кулек караме-ли, бутылку поставил на кухонный стол.
  - Не надо б водку-то, Паш, - заметила моя мать. - День-ги-то пригодились бы.
  - Ничего, сестренка, деньги дело наживное, - с хмельной бесшабашностью возразил дядя Павел. - Да я уже направле-ние на работу получил. Так что, скоро работать начну.
  - Куда определили-то, сынок? - спросила бабушка за ужином.
  - Предложили в воинскую часть. Завтра схожу, по-смотрю, что да как?
  - Не надоела армия-то? - отец мыл руки и теперь шел к столу.
  - А куда мне ещё идти? - нахмурился дядя Павел. - Я семнадцати лет на фронт пошёл. После семилетки в колхозе работал. Навоз возил, да коров пас. Чему я научился? Что умею?.. Меня стрелять научили. Это я могу, это у меня полу-чается... Военком тоже спросил: "Ну, сержант, как жить дальше собираешься, куда определяться будем? Со здоровьем как?" А как со здоровьем? В легких осколок, рука немеет, вре-менами как не своя, пулей кость задета. От контузии голова до сих пор как ватой набита, в ушах звон. В общем, весь сшитый и залатанный. "Да в документах, говорю, товарищ майор, все записано". "Вижу, солдат, что инвалид, потому и думаю, куда тебя пристроить. На завод тебя, говорит, пока не пошлёшь, на стройку тоже. Вот есть у меня, может, подойдет. Воинской части требуется зав складским хозяйством, должность стар-шинская. Ну, ты человек грамотный, семилетка. Думаю, по-дойдешь". Чего тут рассуждать? Взял я направление, откозы-рял и ушел. Завтра видно будет.
  - Так-то оно так,- согласился отец. - Только вот мате-риальная ответственность. Не боишься?
  - Волков бояться - в лес не ходить, - беззаботно ответил дядя Павел. - Я в части каптенармусом почти год служил... Ладно, это потом, а сейчас, Тимофеич, лучше давай вы-пьем.
  Через два дня дядя Павел уже работал. Ему выдали новое обмундирование. Все офицерское, с иголочки, из добротной диагонали. Только на погонах вместо звездочек была выложена старшинская буква "Т".
  - Ну, как? - спросил отец, когда дядя Павел отработал первый день.
  - Нормально, - пожал плечами дядя Павел. - Прини-май, выдавай, да веди отчетность.
  - Смотри, аккуратнее с документами, - предостерег отец.
  В тот вечер я по просьбе отца стал лечить дядю Павла. Тогда я даже не мог представить, какое это будет иметь по-следствие и для нас с отцом, и для дяди Павла.
  Дядя Павел дышал тяжело, в груди что-то клокотало, и он долго и мучительно кашлял, но еще больше его беспо-коила рука: дядя Павел кроме ранения в грудь перенес ра-нение в руку. Пораженная рука плохо слушалась и немела. Ко всему прочему давала знать контузия. В госпитале дядю Павла кое-как подлечили, но все же был он плох.
  Во время первого нашего сеанса дядя Павел не очень охотно, только чтобы не обидеть отца, снял с себя нижнюю рубашку, скептической улыбкой давая понять, что все это баловство, и толку от этого он особенно не ждет.
  Левая, больная рука дяди Павла, была холоднее, чем все тело. Мне сразу бросилась в глаза разница между свече-нием вокруг правой и левой руки. Вокруг больной руки, как и вокруг головы, мерцал синий холодный свет, но с ясно выраженными темно-красными очагами поражения, а во-круг правой свет играл голубоватым цветом с теплым зеле-ным равномерным оттенком. Я положил больную руку дя-ди Павла поудобнее, провел ладонью вдоль руки и стал во-дить руками сверху вниз, не касаясь ее. Потом подержал руки над небольшим, еще не огрубевшим шрамом. Мед-ленно, но заметно цвета стали меняться - синие позелене-ли, зеленые порозовели, а в некоторых местах начали крас-неть. Зато красный очаг стад бледнеть. Это означало, что температура тела на поверхности возросла, а болевой очаг рассасывается.
  - Что-нибудь чувствуешь, дядя Паша? - спросил я, зная заранее ответ.
  - Горячо, жжет и покалывает! - удивленно сказал дядя Павел.
  - Это хорошо, дядя Паш! - усмехнулся я и перевел руки на голову.
  Минут через десять я погрузил своего дядьку в сон и стал внушать, что у него заживают раны, а голова проясня-ется, исчезает шум и утром он встанет бодрым, с хорошим настроением.
  Дядька ни свет, ни заря поднял меня с постели и стал на весь дом орать, что у него перестала ныть рука и в ней появилась сила, стало легче дышать, а в голове нет никако-го шума. Дядя Павел беспрерывно сжимал и разжимал кисть больной руки, демонстрируя ее силу. Кисть и правда стала работать лучше, но я видел, что со всей силы до конца сжать ее еще не может. Он как заведенный повторял: "Племяш, племяш мой дорогой!" и смотрел на всех счаст-ливыми глазами.
  Неделю, каждый день я проводил с дядей Пашей свои сеансы, не забывая про гипноз, В конце концов, рука у дяди Павла стала работать почти как правая, его перестал бить кашель, и хотя одышка еще оставалась, дышать ему стало легче. Голова тоже пришла в норму. Но, главное, во сне он теперь не кричал и не ругался, по ночам не вскакивал и спал относительно спокойным сном. А через неделю наши лечебные сеансы прекратились.
  Дядя Павел привел девицу с быстрыми зелеными гла-зами и неумело накрашенными яркой помадой губами в форме откровенного сердечка. Маленькая и смешливая, она казалась совершенной девчонкой, но изо всех сил ста-ралась выглядеть выше и взрослей, поэтому носила туфли на высоких каблуках и замысловатую прическу из собран-ных за ушами волос, веером спадавших завитыми концами на плечи. На затылке чудом держалась шляпка "минингит-ка". Модное креп-жоржетовое платье с алыми розами по небесно-голубому полю, с высоко поднятыми плечиками, шито было явно не по ней, и хотя она подогнала его под свой рост, висело на ней, как на вешалке.
  После, мать, кипя от негодования и еле сдерживая слезы, говорила отцу: "Платье-то из Пашкиного чемодана. Вот дурак-то. Первая встречная облапошила. И уже спали вместе. Заметил, как его мужская гордость распирает?"
  - Познакомьтесь, Варя, - дядя Павел явно любовался своим сокровищем.
  Сокровище хихикнуло в кулак. Матери с бабушкой де-вушка сразу не понравилась. Мать с кислой миной пожала протянутую Варину руку, а бабушка, поджав губы, ушла на кухню. Вслед за ней вышла и мать. Отец радушно предло-жил Варваре сесть и, выглянув на кухню, попросил чаю. За чаем дядя Павел объявил, что они с Варей решили распи-саться. Варвара опять хихикнула, а бабушка тихонько заго-лосила. Мать закусила губы и молчала. Отец, по обыкнове-нию, забарабанил пальцами по столу, потом сказал:
  - А вы не спешите? Так вот вдруг ... Я вот, Паша, к вам целый год ходил, пока с Шурой поженились.
  - Да тогда другое время было, - возразил дядя Павел недовольно.- Да и чего тут знать еще нужно. Варя, вот она, вся налицо.
  - Вы где познакомились-то? - спросил отец.
  - Да на работе же, - засмеялась Варвара. - Мы работаем вместе.
  - Варя связистка, - пояснил Павел. - И на фронте свя-зисткой была. Награды имеет.
  - Так вы воевали? - удивился отец. - Сколько же вам лет?
  - У женщин про возраст не спрашивают, - кокетничая, сказала Варвара и опять хихикнула.
  - Да-да, конечно! - смутился отец и молчал до самого конца чаепития.
  Когда дядя Павел с Варварой ушли, мать дала волю раздражению:
  - Это ж надо! Ну, нашел. Это ж, каким дураком нужно быть! Кругом столько девок, только помани, любая пойдет. А он нашел. Да была б хоть баба приличная! А то ... глядеть не на что. Ни кожи, ни рожи, глупа, да еще фронтовая подруга. Бабушка молча плакала и только согласно кивала головой.
  - Хоть бы ты поговорил с ним, - потребовала от отца мать. - Может, тебя послушает. Ведь вокруг пальца обвела, окрутила парня. Я понимаю, чем она его взяла. Он же бабы по-настоящему еще не видел. Ночь провел, так скорей же-ниться. Платье вон подарил.
  - Так он меня и послушает. Поговорить-то я поговорю, только насильно ведь не запретишь, - неохотно согласился отец и, видно было, что ему неприятен этот разговор.
  Вечером, когда все собрались за столом, отец спросил дядю Павла напрямик.
  - Паша, ты что это насчет женитьбы, серьезно?
  - А что? - вскинулся Павел. - Не нравится?
  - Я не могу ничего сказать о ней плохого, - уклончиво начал отец, но мать его перебила и с возмущением стала выговаривать брату:
  - Да ты разуй глаза! С кем ты связался? Другие таких бросают, а он подобрал. Неужели лучше не нашел? - Глаза ее сузились и из синих стали черными.
  - И чем же она плоха? - стал закипать дядя Павел. - Девушка как девушка, не хуже других.
  - Девушка! - в голосе Нины была и ирония, и презре-ние, и насмешка.
  - Знаем мы этих девушек, которые с фронта... Девушки здесь, в тылу работали и мужчин своих ждали.
  - Прекрати! - кровь бросилась в лицо дяди Павлу, и, багровый, он вскочил с места. - Ты говори, да не заговари-вайся. Всякие и здесь были. И там были настоящие. Тебя бы туда, в ад этот...
  - Не я одна, все знают, как к ним на фронте относи-лись, - чуть тише, но упрямо проговорила мать.
  - По-товарищески относились и берегли.
  - Ну, эта не из тех, - отрезала мать.
  - А тебе почем знать, из каких она?
  - А по ней видно!
  - Хватит чушь молоть! - не выдержал отец, - Не нам судить.
  Отец нервно забарабанил пальцами по столу, задерга-лась вдруг щека, но лицо казалось спокойным. Мать сразу замолчала и испуганно следила за отцом.
  - Пашенька, сынок, - подала голос бабушка. - Ты прежде узнал бы ее получше. Дело-то серьезное. Недаром говорится: "Семь раз отмерь, один отрежь". Погоди маленько.
  - Ладно! - стиснул зубы Павел. - Не вам, мне жить.
  Он встал и пошел к двери. Отец хотел остановить его, но Павел предупредил:
  - Не надо, Тимофеич, - и соврав: "Я сегодня в ночь де-журю", вышел.
  На следующий день Павел пришел за вещами. Ему было неловко уходить сразу, и он посидел немного. Мать хотела замять вчерашнюю ссору, но не знала с какими сло-вами подступиться к брату. Дядя Павел первый сказал, об-ращаясь к отцу:
  - Мы как немного обживемся, позовем к себе.
  - Паша, прости меня, - заплакала мать.- Я же хотела, как лучше. Если б я тебя не любила...
  - Ладно, сестренка, все перемелется, - охотно простил Павел.
  - Ты Варю-то приводи к нам, не стесняйся. Надо же нам теперь поближе как-то познакомиться, - сказал отец. - Раз уж такой оборот ... будет родственница нам.
  - На этом спасибо, Тимофеич! - растрогался дядя Па-вел. Он попрощался с отцом за руку, поцеловался с мате-рью, обнял бабушку, которая стояла мумией у дверного ко-сяка, за все время не проронив ни слова.
  
  Глава 10
  Неожиданный телефонный звонок. У генерала. Больная дочь. Состояние измененного сознания. Генеральский дом. Странная болезнь.
  
  А вскоре случилась эта история, не без участия дяди Павла, история, которая дала нам высокого покровителя в лице начальника очень серьезной организации. С тех пор в нашем доме поселилась тайна. Отец сразу запретил даже упоминать обо всем этом в постороннем разговоре. Вслух не назывались ни имена, ни должности ...
  Однажды отец пришел с работы раньше обычного. Он был чем-то расстроен, сразу прошел в зал и позвал нас с матерью.
  - Ты что, заболел? - встревожилась мать.
  - Да нет, здоров, - отмахнулся отец. Они с матерью си-дели на нашем стареньком диване с откидными валиками, я - у стола на стуле.
  - Кажется, мы попали в большую неприятность.
  Мать побледнела и схватилась за сердце.
  - Да погоди ты, ничего еще не случилось.
  Отец чуть помолчал, как бы собираясь с мыслями, по-глядел на меня, как мне показалось, с жалостью, вздохнул и стал рассказывать.
  Утром отцу позвонили в отдел. Он снял трубку и пред-ставился:
  - Анохин.
  - Здравствуйте Юрий Тимофеевич. Вам звонят из управления госбезопасности, - раздался мягкий голос на другом конце.
  - Я вас слушаю, - голос отца сразу "сел".
  - Не могли бы вы к нам подъехать, скажем, часикам к 13. Машину мы за вами пришлем.
  - Да я могу сам, - растерялся отец. - Здесь недалеко.
  - Ну, зачем же? Без четверти час вас будет ждать "Эм-ка" у подъезда. С вашим начальством вопрос согласован.
  - Простите, а по какому вопросу? - у отца пересохло горло.
  - На месте все узнаете. Да вы не волнуйтесь, Юрий Тимо-феевич, скорее всего какая-нибудь консультация. До свидания.
  - Да я и не волнуюсь, - сказал озадаченный отец по инерции, потому что на том конце уже положили трубку.
  Не успел отец поговорить, как раздался еще один зво-нок. Звонил предгорисполкома.
  - Ты чего там натворил, Юрий Тимофеевич?- раздался веселый голос начальника.
  - Да ничего не натворил, Тихон Матвеевич.
  - А чего вызывают?
  - Представления не имею.
  - Ладно, если вернешься, расскажешь, - хохотнул Ти-хон Матвеевич.
  - Ну и шутки у тебя, Тихон Матвеевич, - сказал недо-вольно отец.
  Пропуск отцу был заказан. У проходной его встретил офицер. Они поднялись на второй этаж, вошли в одну из дверей, и отец оказался в приемной.
  - Товарищ Анохин доставлен, - сдал отца офицер на руки секретарше.
  Секретарша, строгая опрятная женщина лет сорока пяти сняла трубку одного из телефонов и сказала:
  - Товарищ Анохин здесь, Фаддей Семенович. Потом кивнула отцу на дверь.
  - Товарищ генерал ждет вас. Пройдите.
  Отец вошел в огромный кабинет и остановился в две-рях. За двухтумбовым письменным столом сидел сухоща-вый человек в штатском. Он встал, когда отец вошел, но ос-тался стоять за столом, поздоровался и жестом пригласил отца пройти.
  - Здравствуйте, Юрий Тимофеевич, проходите, садитесь.
  Отец, стараясь не показывать своего волнения, не то-ропясь прошел по ковровой дорожке, пожал протянутую руку и мельком оглядел кабинет. К письменному столу примыкали буквой "Т" столы, составляя несуразно длин-ную ножку. По стенкам кабинета стояли в ряд стулья. Спра-ва от письменного стола у стены располагались два мягких кресла и маленький низкий столик, слева несколько шка-фов с книгами. Отец отметил, что это были полные собра-ния сочинений Ленина и Сталина, еще какие-то книги. Письменный стол был заделан зеленым сукном. На стене висел большой портрет Дзержинского в профиль, а на вы-сокой тумбочке, застеленной красным, стоял бюст Сталина.
  Строгая секретарша принесла на подносе два стакана чаю в ажурных подстаканниках и печенье.
  - Спасибо, Таня, - поблагодарил хозяин кабинета. - По-ставьте на тот столик. - Вы свободны. Ко мне пока никого не впускать.
  - Юрий Тимофеевич, давайте присядем в кресла, так будет удобнее.
  Генерал снова встал. Был он выше отца, но в плечах не широк и такой же худой.
  - Может быть, коньяку? - он вопросительно посмотрел на отца.
  - Спасибо, нет, - благоразумно отказался отец.
  - Тогда давайте пить чай и к делу.
  Генерал помешал чай, стараясь не звенеть ложкой.
  - Вы до вашего ранения находились в Тегеране?
  - Да, по заданию ЦК, - счел нужным пояснить отец.
  - Кстати, как сейчас ваше здоровье?
  - Откровенно говоря, не очень. Голова дает знать себя.
  - Значит сапожник без сапог, - улыбнулся генерал.
  - Почему без сапог? - не понял отец.
  - Ну, я слышал, ваш сын творит чудеса. Вот вашего родственника, говорят, вылечил.
  - Чудес, товарищ генерал, не бывает. В природе все подчинено определенным законам. Я материалист.
  Отец про себя ругнул дядю Павла за болтливый язык. Небось нагородил бог весть что, - с досадой подумал отец.
  - Да, к сожалению, чудес не бывает, - согласился гене-рал. - Но всё же сын ваш как-то лечит?
  - Понимаете, товарищ генерал...
  - Фаддей Семенович.
  - Понимаете, Фаддей Семенович, к нашему огорчению или к счастью, сейчас я уже и не знаю, природа одарила моего сына определенными способностями. Его особая энергия благоприятно воздействует на пораженные очаги, быстро заживляет раны, снимает болевые ощущения. Вот вы говорите, сапожник без сапог, а ведь если бы не сын, во-прос, сидел ли бы я сейчас перед вами. Но, повторяю, ника-кого чуда здесь нет. Я пытаюсь понять природу этого явле-ния и нахожу массу примеров в научной литературе исце-ления методом наложения рук, хотя четкого объяснения этому нет, есть только попытки объяснить.
  - Лично меня вполне устраивает ваша позиция. Честно говоря, прежде чем решиться на этот разговор, я покопался в вашем досье, простите за такую откровенность. Здесь мы неисправимы, работа такая, - улыбнулся Фаддей Семено-вич, заглядывая в глаза отца. Улыбка у него была жесткая, взгляд тяжелый. Глаза его ощупывали собеседника, изуча-ли, сверлили, пытаясь пролезть в самую душу, и держали в напряжении.
  - Мне скрывать, Фаддей Семенович, нечего. Моя анке-та чиста.
  - Знаю, Юрий Тимофеевич. Но часто чистая анкета еще ни о чем не говорит. Чтобы понять человека, лучше с ним по-говорить, правда, еще лучше с ним пуд соли съесть, - генерал снова улыбнулся, но на этот раз улыбка вышла более привет-ливой, может быть потому, что чуть потеплели глаза.
  - Я удовлетворен нашей беседой. Теперь суть, - Фаддей Семенович чуть помедлил, словно еще раз взвешивая, стоит ли собеседник его откровения, и продолжал:
  - У меня есть дочь. Она больна. Мы испробовали ка-жется все, что только можно. Ничего не помогает. Она про-ходила курс лечения в лучших санаториях, ее смотрели хо-рошие врачи. Какие-то улучшения наблюдались, но потом становилось еще хуже. А сейчас у нас просто опустились ру-ки. Жена тайком от меня возила её к каким-то знахарям. По этому поводу у нас с ней был тяжелый разговор. И вот она узнает от моего шофера о каком-то чудесном исцелении одного из наших сотрудников...
  - Да не было никакого чудесного исцеления, - запро-тестовал отец, - просто сын ускорил заживление каких-то остаточных явлений после ранений, как-то мобилизовав ес-тественные иммунные силы организма.
  - Я в этом не сомневаюсь. Но я устал спорить с женой. Это, как вы понимаете, занятие бессмысленное. Я знаю, что все это бесполезная затея. Но пусть моя супруга сама убе-дится в этом, иначе всю оставшуюся жизнь мне придется жить на вулкане.
  Генерал сделал паузу, чтобы в очередной раз просвер-лить отца взглядом и попросил, как приказал:
  - Надеюсь, вы не откажете мне в просьбе. Вам удобно будет, если я пришлю за вами машину в воскресенье? Луч-ше утром. Скажем, часикам к десяти.
  - Как я понимаю, у вашей дочери душевная болезнь? - осторожно спросил отец, не ответив на просьбу генерала, хо-тя, что там отвечать, если все уже было и без него решено!
  - Моя дочь умственно нормальный человек. В школе она хорошо учится. Перешла в девятый класс, но теперь врачи советуют пока оставить школу. Она все больше ста-новится раздражительной, злобной, стала сторониться лю-дей, и её мучают головные боли, все чаще одолевают при-ступы меланхолии. Врачи предполагают, что это возможно результат родовой травмы.
  Отец покачал головой:
  - Но вы же понимаете, что это несерьёзно. Чем же мой сын здесь может помочь?
  - Это мы с вами понимаем, а вот жена ничего слушать не хочет. Говорят же, что надежда умирает последней.
  Генерал посмотрел на часы и встал, давая понять, что разговор окончен. Попрощавшись с отцом за руку, он не проводил его, а пошел за свой письменный стол. Когда отец был уже у дверей, генерал окликнул его:
  - Юрий Тимофеевич, надеюсь, вы понимаете, что наш разговор сугубо конфиденциальный, и знать о нем не обя-зательно ни вашему начальству, ни кому бы то ни было? И дома поговорите об этом с женой и сыном.
  - Несомненно, - заверил отец.
  На работу в этот день отец не пошел. Он позвонил на-чальнику и сказал, что неважно себя чувствует.
  - Да уж понимаю, - согласился Тихон Матвеевич. - Кто ж будет хорошо себя чувствовать после такого приглаше-ния. Так чего вызывали-то?
  - Да ерунда. Действительно просили проконсультиро-вать по политическим аспектам жизни Ирана тех лет.
  - А-а, ну давай, Тимофеич, отдыхай, - разочаровался Тихон Матвеевич.
  - Придется ехать, сынок! - заключил отец, и было вид-но, что он очень расстроен.
  - Ладно, пап, съездим. Ты только не переживай, - по-пытался я его успокоить.
  К вечеру у отца случился приступ. Приступ был не сильный, я быстро справился с ним и погрузил отца в глу-бокий сон, после которого он обычно просыпался в более-менее нормальном состоянии.
  Я тоже лег спать, долго лежал с открытыми глазами, думал об отце и переживал за него, и о больной девушке, к которой нам придется ехать, и сам не заметил, как вошел в то особое состояние, которое случалось со мной часто без моего участия. Иногда меня погружали в него какие-нибудь ритмичные звуки, которые вызывали музыку, и эта музыка звучала только в моем сознании. Музыка была всегда не-обычна, она была во мне, и она была вокруг меня. В какой-то момент я начинал физически ощущать её. Она обвола-кивала мое сознание, парализуя мою волю, и давала ощу-щение покоя и счастья. И я осознавал, что именно эта му-зыка уносила меня в неведомые миры, где все причудливо и странно. Музыка начинала вибрацией пронизывать мое тело и вызывала ответные вибрации. И я сам становился музыкой.
  Сначала вибрация исходит из рук и ног. От них к центру тела, словно струится, энергия. Когда она достигает головы, в сознании появляются образы. Я вижу себя со стороны. Нет страха и боли. Иногда вокруг меня пляшет белое пламя. Это холодное, приятное пламя. Оно проникает в меня тогда, ко-гда во мне сидит боль, и сжигает все нездоровое, дурное, что накопилось в теле и душе. Я чувствую, что во мне идет цели-тельный процесс небывалой силы. Кажется, потоки энергии и огня наполняют и захлестывают мое тело. И тогда мне хо-чется плакать. По лицу текут слезы. Они не вызывают чувст-во горечи или стыда, я ощущаю радость...
  На этот раз я испытал совершенно невероятные ощу-щения, которые раньше никогда не испытывал.
  Огненные потоки вдруг сместились в область таза. Они вихрем раскручивались, и, казалось, во мне тоже рождается вихрь. В его центре начались сильные вибрации и судороги. Я почувствовал чудовищное напряжение и боль в нижней части живота. Хотелось закричать о помощи, но челюсти тоже были сведены судорогой. Я не мог даже вздохнуть. Неожиданно мышцы расслабились, я ощутил блаженную легкость, почти невесомость. Потом начались непроиз-вольные движения. Тело то прогибалось назад, то скрючи-валось. При этом я выпячивал и втягивал живот. В нем опять появились напряжение и боль.
  Когда это повторилось несколько раз, я, к своему ужа-су, понял, что рожаю, а эти периодические судороги то, что у женщин называется схватками.
  Я ожидал пережить все, что угодно, но не это. Но са-мое неожиданное даже не то, что я переживал роды, а то, что мне были знакомы эти ощущения, мое тело помнило их...
  В воскресенье, к десяти часам я, чистый и причесан-ный, в белой рубахе и куртке, подаренной дядей Павлом, сидел на диване в ожидании машины. Мать все наставляла меня, как надо вести себя в культурном доме, а отец молчал и нервно барабанил пальцами по столу.
  - Вова, не вздумай там ничего трогать руками. Не гла-зей по сторонам. Спросят - отвечай. И очень-то себя не по-казывай. Больше молчи, мол, иногда могу помочь, если там голова или зубы, а больше ничего.
  Мать тараторила без умолку. Наверно, это у нее тоже было нервное.
  - Да ладно, мам, я все понял, - кивал я головой, осо-бенно не вникая в смысл ее слов. Меня больше занимало, на какой машине мы поедем.
  В десять часов ровно мы услышали автомобильный сигнал, и вышли с отцом к машине. Во дворе стояла черная "Эмка". Шофер открыл дверцу, и я запрыгнул на заднее сидение. Отец узнал шофера, поздоровался с ним, как со старым знакомым, и сел рядом с ним на переднее сидение.
  - Вы назад нас привезете?
  - Не беспокойтесь, приказано доставить, - ответил шофер.
  Мы подъехали к небольшому двухэтажному каменно-му особняку где-то в районе Купеческого гнезда. Возле до-ма ходил милиционер, а чуть поодаль остановился и, не выказывая особого беспокойства, смотрел на нас человек в штатском. Шофер приветственно махнул ему рукой, поздо-ровался за руку с милиционером, что-то сказал ему, тот от-дал нам честь, и мы пошли к парадному входу, с высокими, как у прокурорского дома, каменными ступеньками.
  На звонок вышла миловидная пожилая женщина. Она оставила нас в прихожей и ушла в комнаты. Я принялся рассматривать прихожую, которая была не меньше всей нашей квартиры. На красивой резной тумбочке необычного красноватого цвета, на кружевной салфетке стоял телефон, а возле - низкие мягкие табуреточки круглой формы. Дальше - большое, во весь рост, трюмо на подставке такого же цвета, как тумбочка под телефон. На противоположной стене висела картина в широкой золоченой рамке с видом на природу и водяной мельницей. С мельничного колеса падала вода, настолько живая, что в какой-то момент я ус-лышал шум от ее падения и скрип мельничного колеса.
  Поглощенный созерцанием картины, я не заметил, как в прихожую вплыла роскошная дама, еще довольно мо-лодая, и, пожалуй, красивая, если бы не двойной подборо-док, так некстати прилепившийся к лицу. Красивый шелко-вый халат, расшитый павлинами, не скрывал полноты, а пояс, завязанный узлом спереди, только подчеркивал эту полноту.
  - Кира Валериановна, мне ждать или можно отлучить-ся? - спросил шофер.
  - Жди, Гриша! - чуть поколебавшись, решила хозяйка, и шофер пошел к машине.
  - Проходите в зал, - пригласила нас Кира Валерианов-на. - Варя, - крикнула она куда-то в комнаты. - Дай гостям тапочки.
  Мы пошли в зал. Вот это был зал. Высокие лепные по-толки. Стеклянный шкаф с хрустальной посудой. Потом мать мне объяснила, что это называется "горка". Овальный стол и красивые стулья с высокими спинками вокруг, диван и кресла, обтянутые красным бархатом. Тяжелые бархат-ные шторы и такие же занавеси на двухстворчатых дверях. Почти во всю комнату - мягкий ковер на полу. На стене то-же висел ковер с ярким рисунком. Но больше всего меня поразил рояль. Прокурорская семья считалась богатой, но у них было пианино. А здесь рояль. Я всегда думал, что рояли бывают только в концертных залах.
  Кира Валериановна усадила нас на диван, а сама села в кресло.
  - Меня зовут, вы уже слышали, Кира Валериановна, - хозяйка улыбнулась, но улыбка вышла вымученной. Видно было, что она нервничает. Отец представился и представил меня.
  - Я почему-то думала, вы старше, - сказала Кира Вале-риановна, задерживая на мне взгляд. - И вы умеете лечить?
  - Кира Валериановна, я уже говорил вашему мужу, что энергия моего сына может ускорить заживление раны, снять болевые ощущения, но сила этого воздействия не без-гранична. Чудес, Кира Валериановна, не бывает.
  - Но, говорят, он кого-то вылечил. Может быть, он и мою дочь сумеет вылечить?
   В ней все же жила надежда на чудо, и она вряд ли по-верила словам отца.
  - Вам, наверно, нужно знать историю болезни моей дочери?
  - Это лишнее, Кира Валериановна, - мягко сказал отец. - Володе это не поможет. Все, что нужно увидеть, поверьте, он увидит.
  - Тогда я сейчас приглашу дочь,
  Кира Валериановна ушла и вскоре вернулась с доче-рью. Это была очень красивая девушка, с толстыми темно русыми косами, круглым лицом и карими глазами,
  Лицом она походила на мать, но глаза, скорее всего, унаследовала от отца, потому что у матери глаза были се-рые. Я сразу отметил бледность девушки и беспокойный, настороженный взгляд.
  - Моя дочь Мила.
  - Здравствуйте, - буркнула Мила, и глаза ее уставились на меня.
  - Это ты, что ли лечить меня будешь? - с усмешкой ска-зала она.
  - Мила! - укоризненно покачала головой Кира Вале-риановна.
  -Что, Мила? - глаза девочки зло сверкнули, а лицо по-шло красными пятнами. - Ты знахарям веришь больше, чем врачам, а я комсомолка.
  Я обратил внимание на свечение вокруг ее головы. Цвета плясали прямо каким-то пожаром. Голубого цвета почти не было видно. Красные сгустки просто пульсировали в несколь-ких местах. Несомненно, Мила была очень больна.
  - У тебя голова болит? - спросил я.
  - А тебе-то что? - огрызнулась Мила. - Можешь выле-чить? - Она зло усмехнулась,
  - Голову могу. Хочешь?
  - Обойдусь.
  Я разозлился.
  - Мила, - вышла из себя мама. - Как ты себя ведешь? - Соблюдай хоть некоторые приличия.
  - Подождите, Кира Валериановна, - остановил я мать Милы. Голос мой прозвучал неожиданно резко, и обе, мать и дочь, посмотрели на меня с удивлением, но теперь меня ничто не могло остановить. Я встал, подошел к креслу, где сидела Мила. Она съежилась, будто от удара, и вдруг неес-тественно выпрямилась и застыла, глаза ее потускнели.
  Она извинится, - сказал я, глядя на девушку и мыс-ленно повторяя приказание. Мила встала, подошла и ска-зала ровным голосом:
  - Простите меня, я больше не буду.
  - Володя, что еще за фокусы? - строго посмотрел на меня отец. А Кира Валериановна хлопала глазами как сова, хотела что-то сказать, открыла рот и тут же закрыла его.
  - Пап, она должна мне поверить, а она издевается, - шепотом оказал я отцу. - Сейчас я сниму головную боль и верну Милу назад.
   Я стал водить руками в той зоне, где собирались тем-но-красные сгустки. Их было больше у лобной части. Через несколько минут сгустки посветлели. Весь нимб вокруг го-ловы чуть позеленел. Это от тепла. Когда я отниму руки, он станет голубовато-синим, сгустки останутся, как и в свече-нии вокруг головы отца, но они на время как бы растворят-ся в естественном мерцании голубоватого оттенка.
  Мысленно внушив девушке хорошее настроение, я вернул ее к нормальному состоянию.
  - Что случилось? - Мила растерянно смотрела на нас.
  Наверно, мы все слишком откровенно уставились на нее. Отец молчал, Кира Валериановна пребывала в легком шоке, а я сказал:
  - Ничего. Голова болит?
  - Нет, - ответила Мила и на всякий случай потрясла головой, потом как-то виновато улыбнулась.
  - Мила! - прошептала, Кира Валериановна. - Я глазам своим не верю!.. А знаешь, что ты сейчас сделала?
  - Что? - испугалась Мила,
  - Ты попросила прощения.
  - Это правда? - спросила она у моего отца.
  Отец пожал плечами.
  - Но я ничего не помню, - заволновалась Мила. - Это ты? - Она почему-то с ужасом смотрела на меня.
  - Не обижайся. Простой гипноз, - буркнул я.
  - Вы посмотрите, у нее даже румянец появился, - нако-нец обрела дар речи Кира Валериановна. - Спасибо, Воло-дя. Я даже не знаю, как вас благодарить. Знаете что? Пой-демте чай пить.
  - Нет-нет! Спасибо, Кира Валериановна, не беспокой-тесь. Как-нибудь в другой раз.
  Кира Валериановна не стала настаивать, но пока мы в прихожей возились с ботинками, завязывая шнурки, она ушла и вернулась с большой коробкой конфет. Как отец ни отказывался, она всунула конфеты мне в руки со словами "Вы нас с Милочкой обидите, если не возьмете". И тут же спросила:
  - А когда вы продолжите лечение, Володя? Я же пони-маю, что не все так просто.
  - Кира Валериановна, давайте посмотрим, как ваша дочь будет себя чувствовать дальше, и тогда решим, - без энтузиазма ответил за меня отец. Я видел, что ему очень не хочется снова возвращаться в этот дом. В машине мы мол-чали, а дома отец отругал меня за гипноз.
  - Не было никакой необходимости делать это. Я тебе сколько раз говорил, поменьше показывай то, что умеешь. Кроме вреда это ничего не принесет.
  Я понимал, что отцу нужно выговориться, чтобы снять напряжение, но вместо того, чтобы промолчать, я упрямо возразил:
  - Зато ты видел? Сразу как шелковая стала. А то строит из себя... Хотят, чтобы я лечил, пусть знают, что я что-то умею...
  - Ты понимаешь, у Киры Валериановны подруги, она начнет рассказывать. Пойдут разговоры.
  - Ладно, пап, - мягко сказал я. - Она все равно расска-жет. Не про гипноз, так про лечение.
  - Хорошо, оставим это, - устало заключил отец. - Все же девушке ты помог. И это хорошо.
  - Пап, да у нее сегодня к вечеру или завтра голова опять начнет болеть, ее руками не вылечишь, даже если они будут излучать энергию в сто раз сильнее моей.
  - Прискорбно, но ты же не господь бог!
  - Пап, ее нужно ввести в особое состояние, в котором бываю я.
  - Ты это серьезно? - испугался отец, и у него даже бро-ви поползли вверх.
  - Да, пап, я знаю, что нужно сделать, так.
   Я видел, что эта моя затея отцу не нравится, и поспе-шил успокоить его.
  - Хуже-то точно не будет. Я, по крайней мере, всегда после этого чувствую себя свежим и бодрым, будто хорошо выспался.
  - Ну, попробуй, - неохотно согласился отец. - Если это твое внутреннее ощущение ...
  - Пап, ты же не хочешь, чтобы я бегал к ним каждый день лечить ей голову. Если получится, все разом кончится. А потом, от Милы ведь все отказались, поэтому нужно по-пробовать.
  
  Глава 11
  Скандал в доме дяди Павла и воспоминания о возвращени домой. Переезд бабушки к дяде Павлу.
  
  Семейная жизнь дяди Павла не заладилась...
  По разговорам бабушки с матерью, во время которых бабушка плакала, а мать только качала головой, жалея бра-та, и потом пересказывала отцу эти разговоры, осуждая Варвару и возмущаясь ее бессовесностью, я живо представ-лял, что происходило у дяди Павла в доме, и понимал, что бабушка пошла жить к нему с наивной верой в то, что Вар-вару смягчит и остепенит ее постороннее присутствие.
  В разговорах с отцом Павел часто возвращался к вой-не, которая была для него более привычна, чем вялотеку-щая жизнь послевоенных дней, к которым он никак не мог приспособиться, и я "видел", а может быть в моей памяти так прочно сидели рассказы Павла о войне, однополчанах и о его возвращении в мирную жизнь, которой жил город, где волей судьбы оказались его близкие, что мне и не нужно было "видеть", потому что я знал...
  После очередного скандала, короткого и жесткого, Па-вел едва сдержался, чтобы не ударить Варвару. Как в тумане пошел к вешалке, взял кепку и вышел, хлопнув дверью. Зло и обида душили Павла, пальцы дрожали, когда он скручи-вал цигарку. Закурил, затягиваясь глубоко и судорожно, и все никак не мог успокоиться.
  Он задержался на работе, пришел голодный и устав-ший. Дома было холодно, печка не топилась. Варвара сиде-ла на кровати, не зажигая света, и ждала Павла.
  - Ты чего в темноте сидишь? - спросил Павел и вклю-чил свет.
  Варвара промолчала. Павел повесил кепку на вешалку и попросил:
  - Поесть нечего?
  - Посмотри, - не вставая с места, зло сказала Варвара.
  Павел подошел к подоконнику и заглянул в кастрюлю, где, застыв желтыми льдинками, стоял свекольник, сварен-ный вчера Павлом.
  - Неужели не могла хотя бы разогреть? - громыхнул крышкой Павел.
  - Сам разогрей, если печку растопишь!
  - А у тебя что, руки не оттуда растут? - рассвирепел Павел, - Ты что, профессорская дочка? Ишь, фрау мадам... Это ж твое, бабье, дело. Уголь принесен, дрова на растопку есть. Ну ладно, не умеешь чего-то, так ты же и научиться не хочешь!
  - Чему надо, тому научилась, - не тая злой усмешки, огрызнулась Варвара. - Я к тебе в прислужницы не нани-малась. Не для того замуж выходила, чтоб тебе жратву го-товить.
  - А для чего ж ты выходила? - изумился Павел.
  - А я думала, что на руках носить будешь, - с издевкой сказала Варваpa. - А то на что ты мне рыжий недомерок сдался! Там у меня не чета тебе были.
  Она выплеснула эту фразу вместе со злобой.
  - Ах, вот оно что!
  Павел побагровел, желваки заходили по скулам, кула-ки сжались, и он сделал шаг к Варваре. Варвару испугали его глаза: они люто ненавидели, они убивали, точно он шел на врага. И Варвара закричала. Павел остановился как от тычка, с минуту смотрел на Варвару, потом пошел к вешал-ке, взял кепку и вышел, хлопнув дверью.
   Он сидел на скамейке во дворе, курил и думал о войне, где ему жилось проще. Ему вспомнились его фронтовые друзья, и он невольно улыбнулся, а на сердце чуть потепле-ло. Потом словно ожили картинки недалекого прошлого, когда он, демобилизованный старший сержант Павел Мок-рецов, возвращался домой...
  Больше шести суток Павел трясся в теплушке. Ехал он из Берлина, а путь его лежал в незнакомый городок, где теперь жила мать с младшей сестренкой, вывезенные из голодной де-ревни Обуховки, что в родной Смоленской области, два года назад. За шесть дней он проехал то, что прошел с боями за че-тыре года и вместе с товарищами стоял в дверях теплушки, уз-навая места, которые навек остались в памяти, и сглатывал горький комок, вспоминая погибших здесь друзей.
  Его никто не встречал, и он, оказавшись на платформе разбитого вокзала, стоял с туго набитым вещмешком и большим трофейным чемоданом, озираясь по сторонам. За четыре года войны он впервые почувствовал вдруг себя одиноко, словно враз потерял семью, как это случалось на фронте с его братом - солдатом. Вызывают на КПП, вруча-ют письмо, а там... Мужайся, солдат... "в результате прямо-го попадания... отец, мать, сестренка". Солдат мужался, но седел на глазах, каменел и остервенело лез под пули... По каким-то немыслимым законам пули часто обходили его, и он оставался целым.
  И Павел растерялся. А вокруг сновали люди с мешка-ми, чемоданами, узлами. Мелькали и солдатские гимна-стерки, но в них были уже другие, гражданские люди, для которых война не стала и не могла стать ремеслом, потому что была лишь эпизодом, страшным и затянувшимся, но эпизодом, а ремесло у них было другое и там, на войне, по нему тосковали и, приближая тот день, когда будет можно оставить автомат и взять нормальный мирный инструмент, отдавали жизни.
  Павел помнил, как старательно и ловко работал топо-ром рядовой дядька Федор, когда размещались на постой в каком-нибудь украинском хуторе, помогая хозяйке попра-вить забор или выполняя другую плотницкую работу; и как блестели глаза сержанта Галутина, когда он копался в часо-вом механизме, который попадал ему в руки.
  Павел поискал глазами, у кого спросить, как пройти на улицу Советскую, где у сестры жила мать, но мимо шли озабоченные и занятые своим люди, и он, вскинув повыше вещмешок и взяв чемодан, пошел к выходу в город. На привокзальной площади было не так людно как на вокзале, прохожие не суетились; они деловито шагали мимо Павла, успевали бросить уважительный взгляд на его грудь с ше-стью медалями и двумя орденами, но не замедляли шаг. Мимо прошел инвалид в вылинявшей добела гимнастерке. Он широко переставлял единственную ногу, ловко помогая себе костылями.
  - Земляк! - окликнул Павел инвалида. Тот остановился и с недовольным видом повернулся в сторону Павла, но, увидев солдата, фронтовика, подобрел.
  - Отвоевался, кореш? - рот его расплылся в беззубой улыбке.- Где воевал?
  - Начал под Москвой, закончил в Берлине.
  - То-то, я вижу, цапок сколько! - подмигнул инвалид. Павлу его тон не понравился, и он нахмурился:
  - Я за эти цапки три раза в госпиталях валялся.
  Он закинул за плечо вещмешок и взялся за чемодан.
  - Ладно, солдат, хорош психовать. Я крови пролил не меньше. А медалей у меня поболе твоего. Давай лучше пе-туха. Серегой меня зовут.
  - Пашка, - чуть поколебавшись, протяну руку Павел.
  - Выпить бы нам за знакомство, да я на мели. Угостил бы что ли?
  - Можно, - решил Павел. - Только не долго.
  - Чего там долго! Вон магазин. А вон шалман на дру-гой стороне, видишь? "Зеленый шум" зовем,- засмеялся Сергей, показывая беззубый рот.
  В павильончике кучевыми облаками плавал синий па-пиросный дым. "На папиросы я не сетую, сам курю и вам советую", - вспомнил Павел рекламную надпись на дере-вянном щите возле магазина и улыбнулся. Выше надписи был изображен лихой красавец в шляпе и с дымящейся па-пиросой.
  Стоял гам, и почти не было видно лиц. Мужское со-словие брало приступом буфетную стойку, теснилось у до-щатых стоек вдоль стен, устраиваясь на пивных бочках, за-нимавших добрую половину павильона.
  Рыжая буфетчица виртуозно отмеряла водку, собачи-лась с очередью, подавала закуску, наливала пиво, опуская кружки так низко, что желтоватая вязкая пена заполняла весь объем кружки, начинала вываливаться наружу.
  Серега протиснулся к буфету. На него злобно ощери-лась очередь, но при виде костылей успокоилась и только тихо ворчала. Сергей взял две кружки пива, камсы и хлеба. От водки и пива Сергея быстро развезло, и он стал встре-вать в чужие разговоры и задираться. Пьяный он оказался злым и подозрительным. Но, видно, его здесь знали и не обращали внимания, пропуская едкие слова мимо ушей. Когда его кто-то окликнул и позвал: "Серега, иди сюда!", он радостно осклабился и сказал Павлу: "Мои кореша! Ай-да к ним!" Но Павел посмотрел на часы и заспешил: "Не могу. Надо домой". Сергей полез пьяно целоваться, но за-держивать не стал.
  Павел шел пешком, часто останавливался, глазел по сторонам, знакомясь с городом, и беспричинно улыбался. Его захлестывала радость бытия. Ему хотелось обнять каж-дого встречного, хотелось с каждым заговорить. А встреч-ные торопились и жили полной гражданской жизнью - для них война стала уже чем-то прошлым, хотя следы ее были всюду. На месте домов - груды кирпича, покореженное же-лезо, битое стекло, разметанные взрывами расщепленные доски, бревна. Казалось, весь город превращен в груду раз-валин. И на этом фоне радовало глаз выщербленное пуля-ми, но уцелевшее пятиэтажное здание, на куполе пожарной башни которого развевался красный флаг.
  Улица Свободы находилась в стороне от центра, и Па-вел, поминутно спрашивая и путаясь в переулках, наконец, подошел к дому, где жила сестра.
  Дом был несуразно длинный и изогнутый, как паро-возный состав на повороте, со множеством подъездиков и входов. Видно, к основной части дома все подстраивали и подстраивали квартиры, и дом удлинялся вглубь двора до тех пор, пока ни уткнулся в каменную кладь разрушенного детского сада. Посреди двора был разбит огород, обнесен-ный железными прутьями, колючей проволокой и ржавой металлической сеткой.
  Павел стоял в нерешительности, не зная, в какую дверь войти. Сердце его бешено колотилось. Из окон смот-рели на него с любопытством. Вдруг из дверей ближнего к Павлу подъезда выпорхнула легонькая старушка с пучком волос, собранных узлом на затылке. "Пашенька, сынок, - с каким-то всхлипом выдохнула она и повисла на Павле, и обмякла вдруг, сразу ослабев. Павел подхватил ее, прижал к себе, гладил по голове и тихо повторял: "Мама! Родная моя!"...
  Папироска давно догорела до мундштука. Павел бро-сил ее под ноги и по привычке раздавил сапогом. Станови-лось прохладно, да и голод давал себя знать, и Павел поду-мал, что надо идти домой, а в голове все звучало: "Пашень-ка, сынок!"
  И он вдруг совершенно отчетливо понял, что нужно делать. Нужно взять мать к себе. И все пойдет по-другому. И ему сразу стало покойно, он поднялся со скамейки и уже без злобы пошел в дом...
  Павел пришел к нам в субботу ни свет, ни заря, чтобы забрать к себе мать с Олькой. Отец уговорил бабушку оста-вить Ольку у нас. Сейчас она бы только мешала там. И по-том, ее нужно было куда-то устраивать. Олька закончила семилетку. Учеба давалась ей трудно, и школу она не люби-ла. Девчонки дразнили ее "рыжей-конопатой", а мальчиш-ки смотрели на нее как на пустое место. В конце концов, все согласились, чтобы Олька получила какую-нибудь легкую специальность.
  Бабушка собрала свои нехитрые вещи в клетчатый шерстяной платок и завязала концы узлом. Все вместе пили чай и говорили ни о чем. Бабушка пыталась плакать, дядя Павел её успокаивал, а мать недовольно говорила:
  - Мам, тебя никто не гонит. Не хочешь, не уходи!
  Бабушка торопливо вытирала слезы и отвечала:
  - Да нет, дочк, поживу с Пашенькой.
  На дорогу опять присели. И дядя Павел увел бабушку Марусю, одной рукой поддерживая её под локоть, другой неся нетяжелый бабушкин узел.
  
  Глава 12
  Мила. Последнее средство. Погружение в особое состояние. Исцеление. Рассказ Милы. Загадочные следы на шее. Благодарность.
  
  Ждать вестей от генерала нам долго не пришлось. Уже на следующий день за отцом прислали машину. На этот раз председателя горисполкома заранее поставили в извест-ность, что отец на весь день поступает в распоряжение ко-митета госбезопасности. Меня нашли на пустыре, где я с пацанами играл в футбол. Мать меня быстро переодела, и мы поехали к генеральскому особняку.
  Кира Валериановна еще в прихожей скороговоркой, волнуясь и промокая глаза кружевным носовым платком, рассказала нам, что к ночи у Милы опять разболелась голо-ва, она плакала, потом с ней случилась истерика. Таблетки не помогли. С трудом ей удалось уснуть. Во сне она задыха-лась. Утром голова не прошла. Сейчас болит не так сильно как вчера, но Мила в депрессии. Ничего не ест, никого к се-бе не пускает. Варя, домработница, принесла к ней поднос с завтраком, так она выгнала ее. На меня кричит ...
  Кира Валериановна всхлипнула и высморкалась в свой кружевной платочек.
  Мы, как и в прошлый раз, прошли в зал, но на этот раз Кира Валериановна, оставив нас, сразу пошла за дочерью. Мила не заставила себя ждать, она помнила, как быстро я унял ее головную боль вчера, и сейчас торопилась освобо-диться от этой боли. Красные воспаленные глаза девушки застилали слезы. Бледность, словно маска, покрывала ее лицо. Было видно, что боль измотала ее.
  - Володя! - тихо сказал отец.
  Я подошел к Миле, попросил закрыть глаза и стал во-дить руками ото лба к затылку и в стороны. Темно-красные сгустки снова выделялись на фоне сине-сиреневого свечения.
  - Ты чувствуешь тепло? - спросил я Милу.
  - Да, приятное тепло, как теплый ветерок. Даже не ве-терок, а какое-то колебание, которое проходит через голову. Я чувствую покалывание.
  - Боль проходит?
  - Проходит, - тихо, словно боясь спугнуть это ощуще-ние наступающего облегчения, сказала Мила.
  Еще немного и боль исчезла. Снова на ее лице просту-пил легкий румянец. Посветлели глаза. Некоторое время Мила сидела неподвижно, прислушиваясь к новому ощу-щению.
  - Как ты, доченька?
  - Хорошо, - одними губами ответила Мила. Она все еще боялась, что боль может вернуться.
  - Юрий Тимофеевич, но ведь потом все снова повто-рится? - Кира Валериановна даже не спрашивала, а утвер-ждала.
  - Кира Валериановна, Володя хочет попробовать дру-гой метод. Для этого он должен ввести Милу в особое со-стояние, которое может испытывать сам.
  - Это гипноз? - попыталась осмыслить Кира Валериа-новна.
  - Не совсем, - уклонился от объяснения отец.
  - Это опасно?
  - Да нет. Он будет контролировать ситуацию.
  - Что для этого нужно?
  - Ну, прежде всего, чтобы Мила полностью доверилась моему сыну.
  - Мила! - Кира Валериановна умоляюще посмотрела на дочь. У нее самой на мой счет, по-видимому, никаких сомнений не осталось.
  - Я согласна. Я на все согласна. Вы не представляете, что такое постоянная головная боль. Я все последнее время нахожусь в каком-то полуживом состоянии. Я ничего не мо-гу делать, я никого не хочу видеть. Иногда мне хочется убить себя.
  Мила разрыдалась. Этот эмоциональный взрыв вы-плеснул накопившуюся в ней душевную боль, позволяя ор-ганизму расслабиться, и набрать силы для сопротивления болезни.
  - Вот и хорошо, вот и молодец, - попытался успокоить ее отец, а Киру Валериановну стала бить мелкая дрожь. Очевидно, она тоже была на грани срыва.
  Отец глазами показал мне на нее.
  Я подошел и быстро ввел ее в состояние гипноза. Че-рез минуту вывел уже расслабленную и спокойную. По-моему, она даже не заметила этого, потому что, увидев, что я стою возле нее, удивленно посмотрела на меня и вопроси-тельно на отца.
  - Все в порядке, Кира Валериановна. Вы стали нервни-чать, и Володя помог вам. Теперь так, Володе нужна тихая комната. Такая, чтобы туда не проникали посторонние зву-ки и шум.
  - Я думаю, Милочкина спальня подойдет. Хотя у нас везде тихо. Да я и Варвару предупрежу, чтоб за этим про-следила.
  - А вот Варвару вашу давайте сюда, Кира Валерианов-на, ему нельзя мешать. Лучше будет, если мы все останемся в зале.
  - Пап, мне нужно посмотреть.
  - Конечно, пойдемте, - услышала Кира Валериановна. - Милочка, веди нас.
  Мы поднялись по деревянной лестнице с красивыми резными перилами на второй этаж, и Мила провела нас в свою комнату. Комната была сравнительно небольшая, сравнительно, если говорить о зале, но очень уютная. Кро-вать с зеркальными шарами, застеленная ковровым покры-валом, с пирамидой подушек в изголовье. Над кроватью ко-вер, над письменным столом географическая карта с двумя полушариями, небольшое круглое зеркало в рамке, под ним тумбочка. В углу кресло. Главное же, что на полу лежал мягкий ковер, в ворсе которого буквально утопали ноги.
  - Вот эти часы ходят? - спросил я, заметив на столе бу-дильник.
  - Ходят, только я их не завожу, чтобы не тикали, - ска-зала Мила.
  - Громко тикают?
  - По-крайней мере, слышно. А что?
  - Можно завести? - попросил я.
  - Пожалуйста, - пожала плечами Мила. Она завела ча-сы, и они стали ритмично отсчитывать секунды.
  - Все, пап. Только Миле нужно снять свитер и надеть что-нибудь свободное, а еще лучше спортивный костюм. Еще нужно завесить шторы и включить настольную лампу.
  - Прямо театр какой-то, - не удержалась от ехидной реплики Мила.
  - Мила, не забывайся, - осадила её Кира Валериановна, и она послушно прикусила язык.
  - Вы выйдите, пока я переоденусь? - все же в её словах сквозила то насмешка, то ехидство.
  - Да, пожалуйста, - отец поспешил к выходу. Мы снова спустились в зал.
  - Это продлится долго? - опросила Кира Валериановна. Отец обернулся ко мне.
  - Не знаю, пап. Может быть, час, может быть, два. Здесь время не замечаешь. Просто чувствуешь, что все за-кончилось.
  - Но это действительно не опасно?
  - Кира Валериановна, доверьтесь моему сыну, - в кото-рый раз пришлось успокаивать её отцу.
  - Я готова, - Мила в спортивном костюме выглядела ещё более стройной и привлекательной.
  Я встал, и мы пошли в комнату Милы. Без отца и присут-ствия Киры Валериановны я почувствовал себя свободнее. Войдя в комнату, я плюхнулся в кресло. Мила села на стул.
  - Ну и что дальше? - насмешливо спросила Мила.
  - Сейчас увидишь, не спеши. А кто твой отец?
  - Генерал, - с гордостью ответила Мила.
  - Здорово. Зато мой специальное задание в Иране вы-полнял, - похвастался в ответ я.
  - Меня это не интересует. Скажи лучше, как ты все это делаешь?
  - Не знаю, - признался я. - Умею и все.
  - А что ты ещё умеешь?
  - Много чего.
  - Ладно, хвастун. И ты меня действительно вылечишь?
  - Не знаю, - откровенно признался я. - Если ты сейчас мне поможешь и войдешь в то состояние, в которое мне нужно, может быть и вылечу.
  - Так давай. Что я должна делать?
  - Хорошо. О чем ты сейчас думаешь?
  - Ни о чем.
  - Вот и хорошо. Сейчас ты ляжешь на пол. Я буду ря-дом.
  - Что, лежать? - глаза ее озорно блеснули.
  - А что? - удивился я.
  - Да нет, ничего, ложись.
  - Слушай, Мил, я, кажется, сказал тебе. Мне сидеть здесь с тобой не очень охота. Я сейчас бы с пацанами в фут-бол гонял или на речке загорал.
  - Лежать.
  - Что лежать?
  - Ну, ты сказал: "Мне с тобой здесь сидеть". Ты же ле-жать будешь.
  - Дура, - разозлился я. - Мне что, у меня голова не болит!
  - Все, Володя, прости. На меня иногда находит. Я дей-ствительно хочу вылечиться.
  Мила легла на пол.
  - Закрой глаза. Дыши равномерно и спокойно. Я буду держать твою руку и входить в это состояние вместе с тобой. Мне сделать это проще, а ты войдешь вместе со мной. Если тебе будет страшно или плохо, я помогу. Не бойся ничего.
  Я лег рядом и взял руку Милы в свою.
  - А сейчас слушай тиканье часов, настраивайся на их ритм. Потом ты услышишь музыку. Дыши, как тебе удобно. Скоро твой организм сам настроится на нужное дыхание.
  Вскоре Мила начала быстро дышать. Потом дыхание выровнялось и стало более глубоким. Я почувствовал, как за-вибрировало ее тело, появились слабые судороги. Я понял, что она перестала контролировать свое тело. Мила лежала спо-койно, но иногда пальцы её рук принимали неестественное положение и холодели, но мне достаточно было сжать их по-сильнее, как гибкость и тепло возвращались. Несколько раз y нee нарушался ритм дыхания, и я возвращал ей правильный ритм. Но я чувствовал, что не достигаю основной цели: заста-вить её пережить роды. Тогда я вошел вместе с ней в то со-стояние, в котором она пребывала, и стал направлять потоки энергии, заполнявшие ее и меня, в область таза, и когда они вызвали ту боль, которую я недавно пережил сам в нижней части живота, и у меня начались судороги, я вышел из этого состояния, но видел, что судороги начались у Милы. Её тело изгибалось, скрючивалось, испарина выступила у неё на лбу. Она открывала рот, чтобы закричать, но крика не было. Вдруг Мила стала задыхаться. Она хваталась рукой за шею, пытаясь убрать что-то мешающее ей, и я держал свои руки у её шеи, снимая неприятные ощущения энергией своих рук. Когда страшные переживания закончились, она затихла, и по её ли-цу потекли слёзы. Лицо выражало покой и радость.
  Когда я вывел Милу из необычного состояния, на её лице плавала счастливая улыбка.
  - Как твоя голова? - спросил я.
  - Да подожди ты с головой... Я такое видела. Мои не поверят. А что будет с девчонками, с ума сойти.
  - А ты не рассказывай, если все равно не поверят.
  - Да ты что? Да я все равно не удержусь... Послушай, Володь, я что, правда рожала? - переходя на шепот и округ-ляя глаза, спросила Мила.
  - А я откуда знаю? Что, и про это будешь рассказывать?
  - И ты все видел?
  -Ничего я не видел. Я видел совсем другое.
  - Ну, тогда ладно,- успокоилась Мила.
  - У тебя синяки на шее.
  - Откуда? - испугалась Мила и бросилась к зеркалу. - Ничего себе! Это не ты, случаем?
  - Вот дура. Ты же в сознании была. Смотри, матери не брякни.
  - Да ладно, шуток не понимаешь? Что я, правда, дура что-ли?
  - Ты не помнишь, как сама себя за шею хватала?
  - Помню, меня душило что-то, не давало дышать.
  - Ладно, пойдем вниз.
  - Иди, я свитер надену, а то мать сразу увидит. Я лучше ей потом расскажу.
  Я спустился в зал. Кира Валериановна поднялась мне навстречу.
  - Ну, как, Володя? Ее лицо выражало вместе и тревогу и ожидание.
  - Нормально, - сказал я,
  - Что нормально? - спросил отец. - Толком говори.
  - Пусть она скажет.
  Мила впорхнула в зал, ее будто подменили. Это была сама доброжелательность. Улыбка не сходила с ее лица. Она опустилась в кресло и весело сказала:
  - Мам, что со мной былo! Сказал бы кто раньше, что такое бывает,- ни за что бы не поверила.
  Кира Валериановна даже растерялась. Она не знала, что делать; смеяться или плакать, верить тому, что видела или нет.
  - Как вы себя чувствуете, Мила? - поинтересовался отец.
  - Спасибо! Просто чудесно. Такое ощущение, что у ме-ня начинается новая счастливая жизнь. Только вы мне объ-ясните, что это было?
  Мила принялась рассказывать.
  Когда я стала глубоко дышать, я, как Володя и сказал мне, стала слышать музыку. Сначала я слушала тиканье бу-дильника, а потом тиканье куда-то пропало, и вместо него зазвучала какая-то незнакомая музыка. Потом появилась вибрация в руках и ногах. И меня закрутили потоки энер-гии и какого-то белого огня. Увидев яркий свет, я подумала, что на потолке зажглась люстра. Открыла глаза - вокруг по-прежнему полумрак от настольной лампы. Закрыла гла-за, опять светло как в солнечный день. А потом увидела не-вероятное: руки Володи излучали свет. Это было хорошо видно. Из любопытства я посмотрела на свою руку - она тоже светилась. Что это Юрий Тимофеевич?
  - Это могла быть просто игра воображения. Это при-чудливый образ необычного состояния вашего сознания, - соврал отец.
  - Но это было так реально, - разочарованно протянула Мила.
  - А почему я рожала?
  - Милочка, что ты городишь? - испугалась мать. - Ты понимаешь, что ты несешь?
  - Понимаю, мама. Скажи ей, Володя.
  - Чего сказать? Я-то откуда знаю? Это же тебе присни-лось, а не мне. - Я почувствовал, что краснею. Ну и дура. Она и правда хочет рассказать. И не стыдно.
  - Вова, я не понимаю, что-то случилось? - на лице отца было удивление.
  - Да ничего не случилось. Она должна была пережить свое рождение вновь. В этом и заключалось лечение.
  - Мам, ты слушай, что со мной было. Сначала я испы-тывала муки схваток, весь процесс родов и блаженное со-стояние радости. Потом я уже не рожала, а сама рождалась. Я испытывала чувство невесомости. Это непередаваемо приятное ощущение. Казалось, я погружена в жидкость в какой-то емкости. Я плавала в этой жидкости в позе заро-дыша. Вдруг появились другие ощущения - словно я закова-на в какой-то деревянный скафандр и освобождаюсь от него, испытывая невероятное блаженство. Опять возникла неве-сомость. Только теперь казалось, что я парю в воздухе: мое тело поднялось над полом и медленно смещалось в горизон-тальном положении. Я видела неземное сияние. Неужели такое блаженство испытывает новорожденный. Но прежде у меня был страх, меня душило что-то, я задыхалась, А страх такой, как будто я умираю. А потом все хорошо.
  А еще я чувствовала, как холодное пламя вылечивает меня. Оно словно пожирало мою болезнь.
  - Это что, сон, Володя?
  - Наверно, сон, - согласился я.
  - Сон? - недоверчиво посмотрела на меня Мила. - Хо-рошо!
  А это тогда что?
  И она сделала то, чего я от нее не ожидал: отвернула горловину свитера и показала синяки на шее.
  - Мила, что это? - Кира Валериановна уставилась на шею дочери. Отец вопросительно посмотрел на меня. А я с ужасом ждал, что она ляпнет на этот раз.
  - Когда я появлялась на свет, меня что-то душило, я испытывала страх, я задыхалась и, как вы говорите, во сне хватала себя за горло.
  Я вздохнул с облегчением, потому что от нее можно было ожидать всего чего угодно. Она бы могла сказать "не знаю", и мне пришлось бы объяснять, что это за синяки и кто ее душил. Хотя я бы не удивился, если бы она сказала, что это я душил ее.
  Кира Валериановна неожиданно спокойно отреагиро-вала на объяснение дочери. Она только поднесла свой кру-жевной платочек к глазам и сказала;
  - Да, доченька, в самом деле, тебя душила пуповина, которая обмоталась вокруг шеи. Я так была рада, когда все закончилось благополучно, и ты появилась на свет...
  В конце концов, мне пришлось рассказать отцу о пе-режитом мной необычном ощущении, которое стало клю-чом к болезни Милы. Отец, как всегда, стал искать объяс-нение этому явлению.
  - Знаешь, сынок, когда младенец появляется на свет, между ним и матерью нет границ - это единое целое. И пе-реживания у них общие. Нет ничего удивительного, что ре-бенок запоминает ощущения матери. Правда, есть еще одно объяснение. По мнению Юнга, каждый человек может оживить в себе память предков. Это обобщенные образы - мужское и женское начало, материнское состояние, пере-живание родов. Хотя наша наука осудила юнговскую тео-рию психоанализа как реакционную. И то: ученик Фрейда. А фрейдизм - вообще не стоящая внимания чушь.
  Был у нас с отцом разговор и об этих злополучных си-няках на шее Милы. Я уверял, что она не могла себе наста-вить синяков, синяки появились сами.
  - Как же они могли появиться сами? - усомнился отец.
  Тогда я напомнил про ожог, который у меня как-то появился на глазах у отца, когда я представил, что держу руку над пламенем.
  - Возможно, - согласился отец. - Тогда это могут быть следы от воображаемой пуповины...
  Еще несколько раз я ездил в генеральский особняк один. Я продолжал лечить Милу энергией своих рук.
  Болезнь отступила. После того как она побывала в не-обычном состоянии, у нее исчезли головные боли. Мила отказалась от лекарств и чувствовала себя очень хорошо. От ее раздражительности не осталось и следа, хотя вредности в ней было, хоть отбавляй.
  Как-то нас еще раз позвали вместе с отцом. Генерал прислал за нами машину вечером. Мы с Милой ушли в ее комнату, а отца генерал увел к себе в кабинет. Варя унесла к ним закуску, и сидели они там очень долго.
  Меня Кира Валериановна поила чаем и была ко мне очень доброжелательна. Мила меня все время дразнила и говорила колкости, а мать одергивала ее и, обращаясь ко мне, говорила:
  - Вы, Володя, на нее не обращайте внимания. Она не хочет вас обидеть, просто у нее такой вредный характер.
  Мы уехали домой, когда уже смеркалось. От отца по-пахивало коньяком, он был в хорошем расположении духа, хвалил генерала и уверял, что тот человек редкого ума, но о чем они там говорили, рассказывать не стал. Мы знали только, что отец просил генерала никому из знакомых не говорить обо мне, но скорее он намекал на подруг Киры Ва-лериановны.
  На следующий день шофер Фаддея Семеновича привез аккуратный сверток. Когда мы сняли шуршащую перга-ментную бумагу, под ней оказались шахматы. Шахматная доска была инкрустирована янтарем и малахитом, а шах-матные фигуры из слоновой кости и черного дерева изо-бражали войско. Король и королева - шах и шахиня, на боевом слоне - погонщик, на коне - арабский наездник, ладьи изображала крепостную башню, а пешки - индийских солдат со щитами и копьями.
  Отец с восторгом разглядывал фигуры, был смущен и не знал, как поступить с подарком. Вернуть, значило оби-деть хозяина. И оставить неловко. Будет похоже, что Милу лечили из корысти.
  В конце концов, решили поговорить с генералом, если удастся, или с Кирой Валериановной.
  А недели через две отца пригласили в обком партии к самому первому секретарю и предложили на выбор долж-ность секретаря райкома или зам зав. отделом обкома пар-тии. Отец сослался на то, что еще не совсем оправился по-сле ранения, и спросил, нет ли какого-нибудь места для не-го по специальности. Первый пожал плечами и сказал с со-жалением:
  - Жаль, вы нам подходите. Тем более вас рекомендуют очень ответственные люди... Ну что ж, поправляйтесь. К этому вопросу можно вернуться позже. А работу мы вам по-ка подберем. И подлечим. Я распоряжусь, чтобы вас при-крепили к нашей поликлинике.
  - Ну и правильно, - сказала мать отцу. - Собачья рабо-та. Не с твоим здоровьем, высунув язык, бегать по району.
  - Там бегать не надо. Первому секретарю машина по-ложена.
  - Не нужна нам никакая машина.
  Секретарь обкома свое слово сдержал. На этот раз отца пригласили к заведующему промышленным отделом. Здесь тоже был выбор: директором какой-то фабрики или глав-ным инженером какого-то комбината. Отец выбрал вто-рое... Мать по этому поводу сказала:
  - Ну и правильно. У главного инженера ответственно-сти меньше. За все отвечает директор.
  С Милой мы еще какое-то время встречались. Раза два по ее просьбе за мной присылали машину. Мы даже гуляли в Купеческом гнезде. Я ей еще был интересен.
  Кира Валериановна усаживала меня за стол, угощала шоколадными конфетами и печеньем, спрашивала про школу, про родителей.
  Потом они с Кирой Валериановной уехали на море. Вернулись к самому началу учебного года, и наши встречи как-то сами собой прекратились.
  Так закончилась эта история, хотя генерал еще раз даст о себе знать, и в нашей семье помянут его добрым словом.
  
  
  Глава 13
  Нинка Козлиха. Цирк. Работа за контрамарки. Карманник. Цирковое представление.
  
  К вечеру второго дня домашний арест с меня сняли, и я вышел на улицу.
  Во дворе стучали топорами плотники. Это парикмахер Хаим Фридман строил себе павильон для парикмахерской. Его жена, огненно рыжая Зинка, командовала мужиками.
  Пацаны сидели на пригорке у сараев, выходящих за-дами на улицу. На высоком крыльце Голощаповского подъ-езда и на табуретках, вынесенных из дома, расположились старухи и обсуждали житейские мелочи.
  У Пахома правый глаз расплылся синяком. Ему всегда попадало "на всю катушку". А что недодавала мать, отсчи-тывал отец. Отец Пахома говорил: "Так-то оно надежней".
  - А как же теперь документы? - спросил я.
  - Ничего, сходим, пусть шум утихнет, - пообещал Монгол.
  - Ты записку, Мишка, не потеряй, - сказал Мотя-старший.
  - Учи ученого! - обиделся Монгол.
  - Гляди, пацаны, - Каплунский показал глазами в сто-рону голощаповокого крыльца.
  По улице плыла Нинка Козлиха. Она шла, покачивая бедрами, демонстративно не обращая внимания на старух, которые с раскрытыми ртами уставились на неё. Нинка бы-ла одета в просвечивающееся насквозь голубое с белыми цветами платье; под платьем прозрачная короткая комби-нация, а через комбинацию четко вырисовывались трусики, присборенные с боков, как шторы в окнах прокурора.
  - Во бесстыжая, - смогла выговорить Кустиха. Сплюну-ла в сторону, перекрестилась и скороговоркой добавила, за-ведя глаза кверху:
  - Прости меня, господи, грешную.
  И сразу, будто всех прорвало:
  - У неё и батька беспутный был.
  - Известно, каков поп, таков и приход.
  - А оно и мать не лучше.
  - А меня озолоти, в жизнь бы в таком сраме не пошла, - доложила Кустиха.
  - Ой, бабы, давеча, уж к ночи, я на двор вышла, слышу смех и два голоса, мужской и Нинкин. Ну, бабы, чего я только не наслушалась. Вот где срам-то.
  - Ну, ну! И чего срам-то? - заинтересовалась Туболиха. Кустиха поправила платок и зашепталась с бабками, те ка-чали головами, а глаза их горели лукавым огнем.
  - Нинка! К офицеру пошла? - крикнул Пахом и, зало-жив пальцы в рот, пронзительно свистнул.
  Монгол смазал его по затылку.
  - Ты чего? - опешил Пахом.
  - Ничего. Она тебя трогает?
  - Влюбился что-ли? - пробормотал как бы про себя Пахом.
  - Чего? - приподнялся на локтях Монгол. - В лоб за-хотел? Я могу.
   Пахом отодвинулся от Монгола. Нинка скрылась за углом.
  - Во Козлиха дает! - засмеялся Мотя-младший, когда Нинка скрылась за углом. Никто не поддержал Мотю и тот, скосив глаза на хмурого Монгола, замолчал.
  - Гляди, пацаны. Сенька бежит, - заметил Семена Письмана Пахом.
  Семен действительно спешил изо всех сил. Черная дермантиновая сумка с синей заплаткой и перевязанными медной проволокой ручками тяжестью перекашивала его на одну сторону, и он припадал на правую ногу, будто она у него была короче.
  - Что он кричит? - опросил Монгол.
  - Вроде "сыр" какой-то, - пожал плечами Мотя-старший. Не понять, пыхтит как паровоз.
  - "Цирк", вроде "цирк", - разобрал Самуил.
  - Цирк приехал, - выдохнул, наконец, подбежавший Семен, бросил сумку на траву и завалился рядом. Грудь его вздымалась и опускалась с ритмом бешено работающего насоса.
  - Брешешь!
  Мы разом сели.
  - Ты говори толком, рыло, - строго сказал Пахом. - Где цирк?
  - Мать послала за солью, - переведя дыхание, стал рас-сказывать Семен. - А на пустыре у моста машины, лошади и клетки со львами. А рабочие вбивают в землю колья.
  - Бежим, - вскочил Монгол. И мы побежали в сторону Московской.
  - А я? Я только сумку отнесу, - взмолился Семен. - Я ж вам про цирк сказал.
  Но мы его не слышали. Мы на всех парах неслись к площади.
  На месте разрушенного здания у моста и выровненной бульдозером площадке, как раз напротив Покровской церкви, царило оживление. Прохожие останавливались, чтобы посмотреть на оживший пустырь. Пацаны, надежно заняв все свободные позиции, жадно следили за события-ми, которые разворачивались на площадке.
  Заливисто лаями собаки, скрытые вагончиками, раз-давался львиный рык, и недовольно фыркали лошади.
  Четверо рабочих натягивали брезент купола. Усатый пожилой дядька, видно старший, покрикивал на рабочих, те что-то сердито отвечали. Работа продвигалась с трудом.
  - Ребята! - донеслось до нас. - Ребята! Бесплатно в цирк хотите? Усатый обращался к нам. Мы ринулись к не-му.
  - Будете помогать. Послезавтра представление.
  Помогать хотели все, но усатый отобрал самых стар-ших, в том числе и крутившихся здесь хориков. За младших стал просить Мотя и Монгол.
  - Дядь, вы не смотрите, что они маленькие, они, зато, проворные. Носить будут чего-нибудь. Вон досок сколько.
  - Это скамейки, - заметил усатый начальник, - и, по-думав, решил:
  - Ладно, валяйте все. Только, чур, не бить баклуши.
  Работали дотемна. Семен с Мотей-младшим и Армен Григорян быстро устали и только путались под ногами, ме-шая старшим. Монгол отправил их домой. Мотя-младший стал хныкать, но брат показал ему кулак и наказал:
  - Скажи там, что мы работаем и что нас за это в цирк пустят.
  Еще раньше разбежалась хорикововкая малышня.
  Остальные старались изо всех сил - таскали, держали, вбивали, тянули и лезли на глаза усатому дядьке, закреп-ляя свое право на бесплатный проход в цирк.
  И уже валились с ног, когда усатый отпустил нас до-мой.
  - Спасибо, ребятки, помогли! Завтра приходите по-раньше, а послезавтра всех, кто будет работать, пущу в цирк бесплатно.
  У нас вытянулись лица. Пахом зло сплюнул и тихо ругнулся. Мы не думали, что придется работать еще день, и растерянно смотрели на Монгола. Расстроенный не меньше нас, Монгол пожал плечами.
  - Придем, - вяло согласился он за всех, и мы молча по-плелись домой, еле волоча ноги и не зная, что нас там ожи-дает.
  Но дома все обошлось. Пацаны предупредили наших родителей, которых, видно, вполне устраивало, что мы за-нимаемся хоть каким-то делом и вроде как зарабатываем, пусть даже на цирк, а не болтаемся "черте где".
  На следующий день на работу в цирк не пошел Кап-лунский. Я твердо решил последовать его примеру. У меня на ладонях были кровавые мозоли, и все во мне сопротив-лялось, когда Витька Мотя насмешливо спросил:
  - Ну что, Вовец, ты идешь?
  - Иду! - глухо, как стон, выдавил я из себя и тут же усомнился, я ли это сказал. Тело мое болело, и не хотелось двигаться, не то что таскать что-то.
  - Ну, айда! - приказал Монгол.
  И опять таскали, и опять крепили, и опять держали и тянули. Правда, рвения нашего сильно поубавилось. Все делалось как во сне. Ряды хориков тоже поредели. Их при-шло двое: Венька и Толик Жирик. И вид у них был не луч-ше нашего. К полудню чуть разошлись и, вроде, стало по-легче. И совсем приободрились, когда дядька с усами подо-звал нас к себе и пожал всем по очереди руки:
  - Спасибо, ребята, помогли. Завтра в 12 первое пред-ставление. Приходите пораньше, спросите Станислава Юрьевича. Я вас проведу.
  Ночью я долго не мог уснуть, спал плохо, ворочался, просыпался и смотрел на ходики. А снился мне цирк, сни-лись львы, слоны и клоуны, играла музыка и падали поче-му-то звезды из-под купола, а купол был небом ...
  Вскочил я ни свет ни заря. А на зеленом бугорке за са-раями на улице уже сидели Пахом и оба Моти. До двена-дцати было далеко, и нам ничего не оставалось делать, только ждать. Часам к десяти собрались все, и ноги сами принесли нас к цирку. Мы слонялись возле вагончиков, приставленных вплотную друг к другу, пытаясь в щели ме-жду ними увидеть, что происходит там, внутри. Вагончики составляли закрытую со всех сторон площадку. Снаружи ос-тавалась только касса и красные дощатые стены цирка с ог-ромным брезентовым куполом, от которого расходились во все стороны стальные тросы. А на площадке за вагончика-ми шла таинственная жизнь, не умолкал собачий лай, кто-то звал Наташу, стучали молотком, пофыркивали кони, и изредка сотрясал воздух львиный рык.
  Стали появляться родители с детьми. Дети постарше шли одни. Казалось, здесь собрались пацаны со всего горо-да. Здесь были курские и монастырские, но это была пацан-ва мелкая, и они не особенно задирались, потому что здесь за ними не было взрослой шпаны.
  Пацаны шныряли вокруг цирка, высматривая лазей-ки, через которые можно было прошмыгнуть в цирк без билета.
  Когда открылась касса, народ заволновался, очередь сжалась плотнее, придвигаясь к кассе. Мы тоже придвину-лись ближе к цирку, опасаясь, что нас не найдет Станислав Юрьевич. Раздался женский вопль, посыпалась ругань и началась перебранка.
  - Кошелек у кого-то свиснули, - определил Пахом. Но нам было не до чужого кошелька, мы ждали Станислава Юрьевича.
  Вдруг на крыше одного из вагончиков появился клоун с белым лицом, красным носом картошкой и огромным красным ртом. Широкие белые штаны и такую же широкую белую куртку украшали крупные красные горошины, такие крупные, что скорее были похожи на яблоки.
  Голову клоуна венчал колпак с кисточкой, из-под ко-торого свисали длинные соломенные волосы.
  - Здравствуйте, почтенная публика! Клоун сделал два глубоких риверанса. Вокруг смеялись и улюлюкали.
  
  Начинаем представление всем на удивление.
  Крысы лезут в самолет - начинается полет,
  Медведь на тумбе станцует румбу,
  Собачка так и сяк станцует краковяк,
  Девушка невидимка расскажет о военных,
  Гражданских и судебных делах.
  Времени для начала остается очень и очень мало.
  Приобретайте билеты. Налево касса, направо вход.
  Вот!
  Клоун сделал на крыше вагончика сальто и исчез.
  Уже стали пропускать по билетам. Уже одного пацана милиционер стащил со стены и вел за ухо подальше от цир-ка. Тот орал благим матом: "Дяденька, отпустите, я больше не буду". Но за спиной милиционера тут же, став на спину другому пацану, подтягивался на руках, чтобы нырнуть в щель между стеной и брезентом, ловкий безбилетник.
  Мы стояли возле билетерши, и Монгол канючил:
  - Тетенька, пропустите, мы работали здесь, нас Стани-слав Юрьевич обещал провести бесплатно.
  - Ничего не знаю, отойдите, - отвечала строгая биле-тёрша. - А то милиционера позову.
  Мы отчаялись и совсем упали духом, когда раздался первый звонок.
  - Тетенька, позовите Станислава Юрьевича, - унижен-но просил Монгол, а мы подтягивали.
  - Пропустите нас, позовите Станислава Юрьевича.
  - Вот он, пацаны! - вдруг завопил Пахом, и мы разом повернулись в ту сторону, куда показывал Пахом. Стани-слав Юрьевич, большой и важный, в сером толстом пиджа-ке, с красной бабочкой вместо галстука, неторопливо шест-вовал, нет, не шествовал, а нес тело по опустевшей террито-рии цирка.
  Появился он у вагончиков, а мы ждали его у входа в цирк.
  Мы бросились к нему, и все разом загалдели:
  - Станислав Юрьевич, нас не пускают. Скажите, чтоб пропустили. Вы нам сказали, что пропустят бесплатно, а она не верит. Вы обещали.
  - Тихо, тихо! ... Обещал, значит? - Станислав Юрьевич улыбался.
  - Ну, сколько вас тут? Кто работал?.. Этих помню. Он показал на Пахома, Монгола, старшего Хорика.
  - Да что-то вас тут больно много! А эти пескари что, тоже работали? Что-то я их не видел.
  Станислав Юрьевич по-прежнему улыбался. У него было хорошее настроение. Семен, Мотя, Армен, младшие хорики умоляюще смотрели на старших ребят и чуть не плакали.
  - Работали! - твердо сказал Монгол. - Они в первый день работали, и вы их не запомнили.
  - Они скамейки таскали, - подтвердил Венька-хорик.
  - Ладно, таскали, значит таскали! Ларисочка, пропусти эту молодежь. Только прошу, с галерки - ни шагу. Не взду-майте лезть вниз. Увижу, всех выгоню.
  Станислав Юрьевич будто стер улыбку, и на лице оста-лись одни строгие усы. Но мы его уже не слушали, мы бро-сились вверх по деревянному трапу, чуть не сбив с ног "Ла-рисочку".
  Свободных мест не было. Люди сидели плотно, так что, если бы в цирк пришла тетя Клава, ей пришлось бы покупать два билета, такие узкие места отводились на одно-го человека.
  Мы стояли за последним рядом галерки у самого вхо-да. У Монгола голова упиралась в брезент, уходящий кону-сом вверх, и он стоял, пригнув голову, как бодливый бык перед атакой.
  Заиграли марш, и все стихло. Только шуршали бумаж-ки. Наверно, кавалеры угощали дам конфетами...
  Перед нами сидела мелкая шпана с Курской. Я стал ловить себя на том, что не могу сосредоточиться. Что-то мне мешало. Музыка вдруг уплывала, и в уши врывался от-четливый женский вопль и слова Пахома: "Кошелек у кого-то свиснули". Это длилось всего какие-то доли секунды, по-сле чего я снова слышал звуки марша, но что-то опять во мне ломалось, и в ушах снова звучал людской гомон и муж-ская ругань.
  - Клоунов давай! - раздался голос сидящего прямо пе-редо мной пацана. Я чуть не упирался в его стриженную под бокс голову с оттопыренными ушами. Мой мозг с про-тивным звоном стал расползаться сначала до размеров цирка, потом до размеров всей площади, на которой стоял этот цирк. Теперь я видел цирк сверху. Видел вагончики, кассу. А потом меня словно бросило со всего маху на толпу у кассы. Я оказался возле того лопоухого пацана, когда он ловко вытянул кошелек из сумочки молодой женщины, тут же передал его пацану постарше и быстро выбрался из оче-реди сам. Опять мои уши прорезал женский вопль, и все исчезло. Оркестр играл марш, а я смотрел на арену. Но ко-гда я почувствовал, что оркестр начинает снова куда-то уп-лывать, я стал протискиваться на другой конец, где стоял Пахом, подальше от сидевшего передо мной карманника.
  На арену вышел наш знакомый Станислав Юрьевич. Раздались аплодисменты. Оркестр умолк. Станислав Юрье-вич поднял руки, призывая к тишине, и обратился к зрите-лям:
  - Здравствуйте, уважаемая публика. Московский цирк приветствует вас сегодня на этой арене.
  Переждав аплодисменты, он продолжал:
  - Сегодня мы вам покажем дрессированных диких зве-рей, а также вы увидите гимнастов под куполом цирка, мага и чародея и его говорящую голову, лилипутов и многое дру-гое, не менее интересное. Весь спектакль вас будут смешить клоуны Бип и Боб.
  И сразу выскочили два клоуна: один уже знакомый нам белый и другой, рыжий. Голову рыжего украшала ог-ненная шевелюра.
  Белый клоун, ни слова не говоря, огрел рыжего тро-стью по голове, тот упал как подкошенный, потом встал и заревел, а из глаз его фонтаном били слезы. Он мотал голо-вой, и слезы поливали арену как из лейки.
  - За что ты меня бьешь, Бип?
  - А это, чтобы ты не врал, Боб!
  - Да я еще ни слова не сказал.
  - Вот потому и не сказал, что я тебя побил, а если бы сказал, то обязательно соврал бы.
  И он снова стукнул рыжего увесистой тростью. Зрите-ли хохотали до слез.
  Потом на арену выходили акробаты. Они делали саль-то, ловко крутили фляши, прыгали с трамплинов, станови-лись в трехэтажные пирамиды.
  Ходили на задних лапах беленькие болонки, считала до четырех сообразительная дворняга, которую портил, а, может быть, украшал, хвост закорючкой.
  Красавцы-кони вороной масти тоже ходили на задних ногах, становились на одно колено и, кивая головой, благо-дарили публику за аплодисменты.
  Фокусник показывал забавные фокусы с узлами на ве-ревочках и металлическими кольцами.
  Голова действительно лежала на тарелке и разговари-вала, а девушку, которая вышла из публики, распилили по-полам, туловище откатили в одну сторону, а ноги - в дру-гую, потом соединили, и она, как ни в чем не бывало, вы-лезла из ящика. Hа свoe место она не вернулась, а ушла за кулисы служебного входа.
  Лилипуты проделывали все то же, что и обычные ар-тисты: они показывали фокусы, жонглировали маленькими шарами и булавами, крутили, тарелки на палочках, а де-вочка-лилипутка доставала зубами розу с помоста, про-гнувшись через спину, а потом просовывала улыбающуюся голову между ног и так ходила, держась руками за ноги, го-ловой вниз. У лилипутов был даже свой силач, толстый, почти квадратный, человек. Он ходил по арене, широко расставив ноги и руки, поднимал гири, жонглировал штан-гой с двумя шарами на концах грифа, бросал вверх метал-лическое ядро и ловил его на шею.
  А после небольшого перерыва, во время которого мы не выходили из цирка, опасаясь, что назад нас не пустят, мы увидели львов и тигра. Дрессировщик с пышными чер-ными усами щелкнул кнутом, и они выскочили на арену, огороженную металлической решеткой, которую рабочие быстро собрали за перерыв. Дрессировщик кнутом загнал зверей на тумбы. Кнут щелкал беспрерывно, звери рычали и пытались лапами достать кнут, но делали все, что хотел от них дрессировщик: перепрыгивали один через другого, прыгали через горящее кольцо. Дрессировщик раздвигал львам пасти и садился на их спины. Львы на все отвечали рыком, внутренне противясь, но ни разу не ослушались дрессировщика.
  Домой мы шли возбужденные и пресыщенные таким для нас редким зрелищем, как цирк.
  - Миш, а Миш, - спросил Семен Письман у Монгола. - А как фокусник тетку перелепил, а она целая?
  - Как, как! Очень просто! Там две тетки были спрятаны.
  - А куда ж они прятались? Там же некуда. Один ящик, в котором она лежала.
  Монгол подумал, пожал плечами и честно ответил:
  - Почем я знаю?
  - А голова? - спросил Каплунский, - Ведь не отрезали же её в самом деле? Куда туловище делось?
  - Может это гипноз? - предположил Армен Григорян.
  - Ага, гипноз! - засмеялся Монгол. - Туловище есть, а весь зал не видит. Скажи, Вовец.
  - Да нет, конечно, - подтвердил я.
  Монгол взял кепку Армена за козырек и натянул ему на глаза.
  - Я читал в одной книжке, - сказал Самуил. - Там объ-ясняются физические явления. Оказывается, можно так ус-тановить зеркала, что они будут преломлять свет особым образом, и всем будет казаться, что это пустое место. Нам кажется, например, что стол с ножками, а на самом деле это ящик.
  - Ну, это ты загнул! - не поверил Венька-хорик, кото-рый со своими пацанами шел впереди. - Какие зеркала ни ставь, ноги-то закроются. А фокусник ходил вокруг стола, и мы все видели его ноги.
   Так и не решив этот вопрос, мы разошлись по домам.
  
  
  Глава 14
  Олька теряет карточки. Симка-дурочка. Городские сумасшедшие. Керосиновая лавка. На речке. Я "колдую"
  
  Мать варила обед. Летом она готовила на примусе. Со-седки, Туболиха и тетя Нина, пользовались керосинками. Мать керосинку не любила - в ней хоть и было пять фити-лей, грела она слабо.
  Бабушка крутилась возле матери. Она приходила к нам почти каждый день. Дядя Павел с Варей уходили на работу, и бабушка, если дел больших не было, шла к нам.
  Мать поставила передо мной миску с картошкой, огур-цы и отрезала кусок хлеба. Я стал жадно есть.
  - Был в цирке-то? - спросила мать.
  - Был.
  - Ну и что там, в цирке-то?
  - Клоуны, львы, лилипуты, - без воодушевления стал перечислять я.
  Я уже перегорел цирком, и мне говорить об этом не хотелось.
  - Из тебя слова не вытянешь, - вздохнула мать.
  - Да все они такие, прости меня Господи, - поддакнула как-то невпопад бабушка. Она больше обычного суетилась вокруг матери и больше мешала, чем помогала.
  - А где Олька? - спросил я.
  - Сидит в комнате, ревет! - бабушка понизила голос до шепота.
  - А чего ревет?
  - А от матери попало.
  - От моей?
  Бабушка промолчала. Олька часто тоже мою мать на-зывала матерью.
  - За что?
  - А за дело.
  - За какое дело? - Я уже начал злиться, потому что от бабушки никогда ничего толком не добьешься.
  - Карточки потеряла! - наконец сказала бабушка.
  Я молчал, не зная, что сказать. Карточки - это хлеб. В войну - это жизнь или смерть. Сколько людей лишились жизни, оставшись без карточек. Правда, сейчас не война, но все же. На базаре буханка хлеба - двести рублей, для неко-торых половина получки.
  - Била? - осторожно полюбопытствовал я, жалея Оль-ку.
  - Знамо, по голове не погладила.
  - И как же теперь без карточек?
  - Дак карточки-то целы.
  - Как целы? А говоришь, потеряла.
  - Дак, и потеряла.
  - Что ты, баб, все "дак, дак". Расскажи толком-то, по-теряла или не потеряла? - Я все же разозлился.
  - Дак..., - начала опять бабушка, но тут встряла мать.
  - Украли у нее карточки, - голос у матери был раздра-женный, даже злой. - Украли, а она ничего не сказала. Это Кустиха рассказала. Какой-то хромой дядька выхватил у нее карточки из рук. Она закричала, а тот бежать. Спасибо му-жики в очереди пожалели, да бросились за хромым. А тот: "Знать ничего не знаю, не брал". Мужики накостыляли ему и обыскали. Нашли карточки и отдали этой дуре.
  - А за что же Ольке попало? Карточки-то целы!
  - За то, что рот не разевай. Кто карточки в руках дер-жит? Хорошо, мужики нашлись сознательные, а то - ищи ветра в поле.
  Я пошел к Ольке. Она сидела в темной комнате и уже не ревела, только шмыгала носом. Я присел рядом.
  - Что ты из-за ерунды ревешь? Подумаешь, попало! Мать уж забыла все.
  - Да-а, тебе бы так, - всхлипнула Олька.
  - А ты помнишь, как меня мать веником огрела. Я хо-тел увернуться, споткнулся и сопатку раскровянил. И не ре-вел.
  Олька улыбнулась сквозь слезы. Видно, вспомнила, как я летел через порог.
  - Вот Пахома мать лупит, это лупит. Прошлый раз она его так поленом отходила, что он три дня на улицу высу-нуться не мог. А наша больше кричит, чем бьет.
  - Ага! А помнишь как меня мать туфлей по голове.
  - Ну, Оль, за такое, кто хочешь убьет. Ты же ее новые замшевые туфли испортила. Немецкие. Дядя Павел привез. Надо сообразить было, замшевые туфли гуталином почистить!
  - Откуда я знала? Она попросила почистить, я и почис-тила. Мне никто не сказал, как надо.
  Эту почти трагическую историю в семье помнили до конца жизни. Подарки дядя Павла - черное бархатное пла-тье, расшитое бисером, и черные замшевые туфли на высо-ких каблуках - мать берегла как зеницу ока.
  В первый раз, когда она примерила платье и надела туфли, дядя Павел сказал, что она у нас как настоящая ар-тистка. А отец, когда она надевала это платье и туфли, са-модовольно улыбался и глаз с нее не сводил.
  Мать и платье, и туфли надевала редко, просто некуда было, но туфли время от времени вытаскивала, чистила от пыли одежной щеткой, вытирала тряпочкой, в которую она их заворачивала, любовалась и снова прятала в ящик комода.
  Как-то в очередной раз она достала туфли, развернула и стала любоваться. Но тут ее позвала тетя Нина. Мать ос-тавила туфли и пошла, наказав Ольке почистить туфли. Ольга, недолго думая, достала гуталин, взяла щетку и стала мазать замшу. Замша никак не мазалась, и Ольга, наивная душа, пошла докладывать матери, что туфли не чистятся. Мать сначала не поняла, потом не могла поверить, а когда увидела изуродованную туфлю с втертым гуталином, с ней случилась истерика. Ольга стояла ни жива, ни мертва. По-сле истерики последовал яростный взрыв. Мать схватила туфлю за каблук и бросилась на Ольгу. Раза два Ольге по-пало подметкой по голове, а на третий раз Олька нырнула под кровать. Мать пыталась достать ее, но не могла и только шарила туфлей под кроватью и, всхлипывая, причитала:
  - А ну, вылезай, подлюка! Убью!
  Олька вжалась в стенку и затихла. Мать еще побегала по комнате и постепенно остыла, села на кровать и заревела са-ма. Олька просидела под кроватью до вечера. Все поставил на свои места отец. Когда он узнал, что мать била Ольку туфлей, сам пришел я ярость, но ярость его была тихой, может быть, этим и страшной. Он вытащил перепуганную Ольку из-под кровати, прижал ее к себе, погладил по голове, на что Олька разрыдалась, и сказал, едва сдерживая себя:
  - Бить ребенка? Сироту?.. За паршивые туфли! ...
  - Запомни, - процедил он сквозь зубы. - Это в послед-ний раз.
  Мать не оправдывалась. Она уже отошла от своего праведного гнева и теперь чувствовала раскаяние...
  - Ладно, Оль, плюнь! Смотри, какая хорошая погода!
  - Вовка! - донеслось с улицы, - Вов, выходи. И я уже собрался шмыгнуть в коридор.
  - Куда? - остановила меня мать. Еще не нагулялся? Целыми днями на улице. Сходи-ка за керосином.
  Я нехотя вернулся:
  - Пусть Олька сходит.
  - Олька сейчас полы мыть будет. А потом мы белье на речку полоскать пойдем. Вот деньги на два литра. Сдачу принесешь.
  Я с кислой физиономией взял жестяной жбан. Прово-лочная ручка резала руку, и мы, когда ходили за кероси-ном, обматывали ее газетой, свернутой в несколько слоев.
  - На речку не идешь что-ли? - бросил взгляд на керо-синовый жбан Каплунский.
  - Не видишь, его мамка за керосином послала! - не мог удержаться ехидный Пахом.
  - Как будто тебя не посылают! - шикнул на него Мон-гол и сказал:
  - Приходи, Вовец, мы на своем месте будем.
  Я побежал в керосиновую лавку, которая находилась в трех кварталах от нашего дома, в крошечном полуподваль-ном помещении, где кроме керосина продавались мыло, фитили, стекла для керосиновых ламп, примусы, керогазы и керосинки, а также толстые стеариновые свечи, гвозди, различный инструмент, веники, гуталин и даже хомуты, и много другого товара. За керосином сбегать было недолго, но я терпеть не мог стоять в очередях. Конечно, это была не хлебная очередь, но все равно очередь.
  В очереди шел обычный разговор о том, что, где сего-дня давали, что-где почем, и сплетничали о соседях.
  - Симку-то дурочку знаете? - сказала тетка из углового дома с нашей улицы.
  Симку знали, и все помнили, как ее хотели определить в школу для умственно отсталых. Привели к учителям, ста-ли задавать разные вопросы, а она как в рот воды набрала. Молчала, молчала, потом как обложит учителей матом, да таким, что они уши позатыкали. Вот и вся ее учеба, которая закончилась, так и не начавшись.
  Кто-то засмеялся, кто-то сочувственно покачал голо-вой. И все согласились с набожной старушкой, которая пeрекрестилась и сказала:
  - И смех и грех. Не дай Бог! Прости нас, Господи!
  Отец Симки, маленький еврей Исаак, считался хоро-шим портным и кормил один всю семью. Он каждое утро с точностью часов шел через всю улицу на работу в ателье и также точно возвращался домой вечером. Ходил он важно, насколько ему позволяла его незначительная комплекция. А после работы он опять работал допоздна, выполняя част-ные заказы на дому. Его жена, дородная и белая лицом Фи-ра, сидела дома. Считалось, что она воспитывает детей. Кроме Симы у них была еще Галя, девушка на выданье, очень симпатичная, смуглая, с черной шапкой густых во-лос, миниатюрная как отец. Еще одна дочь, Женя, вышла замуж за русского, такого же коротышку, как ее отец Исаак, составив похожую на родителей пару.
  Сима пошла в мать. Несмотря на свои неполные три-надцать лет, она уже была вполне сформировавшейся де-вицей. Симу, дурочку от рождения, не запирали, и она при-видением бродила по улице, заходя в квартиры и часто на-смерть пугая хозяек.
  Стали говорить ее матери, Фире, чтобы следила за ду-рочкой, и некоторое время Симу держали дома. Но попро-буй, удержи живого человека взаперти. И Сима продолжала гулять по улице. Особенно-то никто и не возражал. Хуже стало, когда Сима почувствовала свою плоть. У нее появи-лась привычка задирать подол перед мужчинами. Свои му-жики знали ее и стыдили, нехорошо, мол, Сима, так нельзя. Чужие сразу понимали, что девушка не совсем в своем уме, и быстро проходили дальше, а ребятам это было на потеху. Иногда они приходили с другой улицы специально на это представление, и, улучив момент, просили: "Сима, пока-жи". А потом с хохотом разбегались. Мать Симу секла, но это помогало мало.
  В нашем городе, как и в любом другом, были свои су-масшедшие. Одни вели себя тихо и были почти незаметны, другие чудили.
  Был такой Витька Лавровский, маленький и толстый мужичонка, он всегда хотел есть, и есть мог сколько угодно. Как-то раз он выскочил под колеса милицейского мотоцик-ла. Мотоцикл чуть не сбил Витьку и едва не перевернулся.
  - Слушай, - обратился Витька к подбежавшему мили-ционеру, как ни в чем не бывало, - езжай в столовую возле автоколонны. Там сегодня макаронов наварили во-о, - и провел рукой по грязной, небритой шее. - Меня накормили от пуза и тебе дадут, только побыстрей, а то сожрут все без тебя, - посоветовал он ошалевшему старшине.
  Милиционер в сердцах плюнул и дал Витьке по шее, чем того смертельно обидел.
  Был еще сумасшедший, Саша. Тот любил переодевать-ся. Он мог, например, надев где-то раздобытую милицей-скую фуражку, завернуть в далекий объезд телегу с просто-ватым деревенским мужиком.
  - Да мне ж вот сюда, тут три шага, - молил мужик. Но Сашка-милиционер оставался непреклонным;
  - Сказано, проезд закрыт. Давай заворачивай. И Му-жик заворачивал и ехал черте куда.
  А когда Сашка надевал тельняшку, то ходил вразва-лочку, широко расставляя ноги, будто под ним качает палу-бу. И тогда он говорил: "Полундра", "братки", "свистать всех наверх". Пацаны дразнили его. На это Сашка повора-чивался, делал блатной полуприсед с разводом рук и гово-рил: "Ша, салаги", и орал: "Полундра, наших бьют".
  Был еще один тихий помешанный, на вид совершенно нормальный человек, чисто одетый и неприметный среди людей. Каждый день он приходил на Главпочтамт, брал те-леграфные бланки или просто любые клочки бумаги, за-полнял их крючками и закорючками, а потом четко выво-дил адрес: Москва, Кремль. Кто знает, что творилось в его душе! Но, видно, его съедала какая-то обида, и он жаловал-ся высшей власти.
  Тихо помешанные жили бок о бок с нами. Они никому не мешали и даже скрашивали трудную послевоенную жизнь. А буйных отправляли в психушку, расположенную возле деревни Кишкинка. Название стало нарицательным: отправить в Кишкинку, значило - отправить в психушку.
  Один такой буйный, Слава Григорьев, жил в нашем дворе и с ума сходил на наших глазах.
  Григорьев пришел с фронта в 1944 году, списанный вчистую по контузии. Это был высокий широкоплечий два-дцатипятилетний красавец, бывший спортсмен. До войны он занимался боксом и даже был чемпионом округа. После контузии у него часто болела голова, и тогда он сидел дома, в маленькой комнатенке с крохотным коридорчиком. С ним жила его тетка, мрачная, затюканная старуха. Она боялась Славку, никогда ни с кем не разговаривала, тенью про-скальзывала по двору в магазин и также, умудряясь оста-ваться незаметной, возвращалась домой в их со Славкой каморку. Славкина тетка даже помои старалась выносить по ночам.
  Славка хорошо играл в шахматы, и когда у него не бо-лела голова, выходил во двор со старенькой шахматной доской и играл со всеми, кто мог составить ему партию. Мой отец, тоже любитель шахмат, иногда играл с ним и го-ворил, что Славка играет, по меньшей мере, по первой кате-гории.
  Но любимым Славкиным увлечением была литерату-ра. Он писал рассказы о войне и относил их в редакцию. Ему рассказы возвращали, и он беззлобно поносил редак-тора. Свои рассказы Славка показывал всем. Рассказы были короткими и непонятными. Я помню начало одного: "В бо-лоте, берега которого были обосраны коровами, квакали лягушки...". Но, видно, к своим литературным опытам Славка и сам относился с иронией. Он смеялся, когда читал что-нибудь из своих рассказов. Впрочем, он все время сме-ялся. А иногда вдруг начинал нести такую чушь, что его со-беседники недоуменно пожимали плечами и отходили. Жил он на небольшую пенсию, которую ему платили по ин-валидности. Пенсии не хватало, и он пытался работать на заводе. Но больше двух месяцев удержаться на работе не мог, его увольняли. Мужики с нашей улицы, которые рабо-тали с ним, говорили, что он ненормальный. Всё чудил. А последний раз пошел к директору завода и сказал, что на-чальник их цеха - шпион и работает на американскую раз-ведку. Директор сначала внимательно слушал, но потом, когда Славка понес ахинею про какие-то явки в туалете за-вода и пленки с разведданными, понял, что перед ним ду-шевно больной человек, вызвал милицию, и Славку забра-ли. Отпустили его, правда, в тот же день.
  Второй раз его забрали, когда он попытался запатен-товать "Способ подготовки бочек для соления огурцов". Причем, патентовать он пошел в ту же редакцию, куда но-сил свои рассказы, а когда его оттуда выставили, двинул в Обком КПСС. Там его и скрутили, но через пару дней, об-следовав и поставив на учет, снова выпустили. Во дворе и на улице Славку стали сторониться. Он лез ко всем со свои-ми рассказами, бестолково и бессвязно что-то объяснял, часто хохотал и говорил громко, будто сам ничего не слы-шал, а, может быть, и не воспринимал реальность происхо-дящего, оставаясь со своим миром наедине. Он уже утвер-ждал настойчиво и серьезно, что послевоенная страна пре-ображается при его непосредственном участии, что его план роста благосостояния народа лежит в Кремле у това-рища Сталина. Эти его слова пугали людей. Теперь, завидев Славку, знакомые старались нырнуть в первый попавшийся двор и переждать, пока он пройдет.
  Вскоре после этого его поместили в Кишкинку, а во двор приходили неприметные штатские люди и интересо-вались, что еще Григорьев говорил про товарища Сталина.
  - К зиме Славка пришел тихий и сильно похудевший. Вяло рассказывал, как выигрывает у главврача психушки в шахматы. Посмеивался, но как-то словно нехотя. Иногда жаловался, что в психушке бьют, заставляют работать и да-ют насильно лекарство, от которого уходит вся сила. Его перестали бояться и замечать, и он снова растворился в на-шей повседневной жизни.
  А в начале весны в Славку опять вселились черти. В гла-зах появился лихорадочный блеск, движения стали резкими, речь отрывистой и быстрой. Опять его понесло, и он начал го-ворить бессвязную ерунду. Потом он собрал все бумаги, какие нашел в доме, сложил их в коридорчике и поджег. Тетка, пришедшая из магазина, потушила костер. Тогда Славка из-бил тетку. На этот раз скорая приехала за ним к ночи. Но он раскидал санитаров, здоровых мужиков, и они бегали за ним по огородам и ловили чуть не до утра. На этот раз Славку уп-рятали надежно, и больше мы его не видели...
  Керосин наливали из широкой железной бочки лит-ровыми, полулитровыми и двухсотпятидесятиграммовыми мерками. Эти алюминиевые мерки-черпаки висели на длинных ручках с ушками вокруг бочки. Керосин качали в бочку как пиво ручным насосом из большой черной цис-терны, стоящей на металлических подставках у стены.
  Уже подходя к своей улице, я увидел Юрика Алексеева с его вечным молотом. Он шел на пустырь, ежедневную свою боль и радость.
  - Юрик? Вчера сколько? - вежливо спросил я, готовый разделить его триумф или неудачу.
  - Пятьдесят три семьдесят, - ничуть не заносясь, отве-тил спортсмен.
  - Молодец, Юрик! - похвалил я. Алексеев хорошо улыбнулся мне, мое сердце заколотилось радостно, и я на крыльях полетел домой.
  Мать с Олькой меня не дождались, и я, поставив жбан с керосином в коридор, помчался на речку.
  Женщины стирали и полоскали белье на больших камнях, отполированных бельем и водой, и на небольшом дощатом плотике, одним концом закрепленном на берегу, другим к двум сосновым столбикам, вбитым в неглубокое дно у берега.
  - Мам, я с ребятами купаться! - нашел я мать. Олька с девчонками плавали на надутых наволочках рядом.
  Чуть выше мылся Шалыгин. Намыленная голова белым поплавком покачивалась в воде. Это он плыл к берегу. Вот он вышел из воды по пояс, выставляя на обозрение развитый торс, синий от наколок. Эти наколки мы знали наизусть, по-тому что летом Шалыгин ходил по двору полуголый. По вече-рам, выпив водки, он выносил гитару и пел сильным хриплым голосом с блатным надрывом, пел здорово, а мы слушали и разглядывали наколки. На груди красовались профили Лени-на и Сталина, на руках кинжал, обвитый змеей, и голая краса-вица с длинными ресницами; на спине средневековый замок и еще бог весть что: и орел, несущий опять же голую красави-цу в когтях, и "не забуду мать родную", и могильный холмик с крестом; у него и на ногах были наколки. Я помню надпись: "они устали". При всем при этом, мужик Шалыгин был ум-ный и не злой, любил книги и читал запоем. Но в подпитии становился буйным, и тогда от него старались держаться по-дальше как от греха.
  - Керосин принес? - донеслось до меня.
  - Принес.
  - Сдачу принес?
  Но я уже бежал на наше место под ремеслухой. Ребята наплавались и лежали на песочке, лениво переговариваясь. Разом замолчали, увидев парней, спускающихся к реке,
  - Орех с Кумом! - тихо сказал Мишка Монгол.
  Парни поздоровались за руку с Шалыгиным, чему-то посмеялись и стали раздеваться. Мы с восторгом смотрели на Кума. Мощные плечи, тонкая талия и мышцы, змеины-ми клубками перекатывающиеся под белесой и кажущейся прозрачной кожицей торса. Орех был массивнее своего дру-га, такой же широкоплечий и мощный, но мышцы его об-волакивал небольшой слой жира, и они не казались такими рельефными как у Кума.
  - Они физкультурники? - спросил Семен Письман.
  - Орех играет за город в хоккей, а Кум чемпион по ги-рям. А вообще они на пятом заводе работают, - объяснил Мишка Монгол.
  - Миш, а ты слышал, как Кум монастырских побил? - опросил Мотя-старший.
  - Слышал. Только он их не бил. Они там перебздели все.
  - Расскажи, Миш, - попросили мы.
  - Ладно, - согласился Монгол. Помолчал и, глянув на Мотю, предупредил:
  - Только, чур, не перебивать! Я как слышал, так и рас-скажу... Кум познакомился с девахой в горсаду. А деваха оказалась монастырской. Ну, пошел он ее провожать, а там сидят человек пять шпаны у забора.
  - Больше, там человек шесть было.
  - Мотя, рассказывай ты, если такой ушлый! - обиделся Монгол.
  - Вить, дай Мишка расскажет, - вмешался Мухомед-жан.
  - Ну, сидят там, не знаю, может и шесть человек, - про-должал рассказ Монгол.
  - Точно шесть, - подтвердил Мотя.
  - Кум с девахой прошел мимо - ничего, все тихо. А ко-гда пошел назад, один, самый блатной, остановил его. Ос-тальные сидят, смотрят. Этот блатной начинает рыпаться: тебе, мол, что, жить надоело? И все такое прочее. Кум ему так спокойно отвечает: кореш, мол, ты меня не знаешь, и я тебя не знаю, я, мол, тебя не трогаю, и ты иди своей доро-гой. Блатной Кума за грудки. А Кум, если его разозлить, - зверь. Недаром их любая шпана стороной обходит. Короче, Кум взял его за кадык и вломил ему с такой силой, что тот пролетел метра три.
  - Больше, метров пять, - поправил Мотя.
  - Вить! - Монгол строго посмотрел на Мотю-старшего.
  - Ну вот, блатной пролетел, не знаю, сколько, и прямо на своих корешей, которые сидели у забора. Забор завалил-ся. Шпана понять не может, что случилось, бабки за забо-ром перепугались, орут на своих, а тот, кто с Кумом залу-пился, лежит без памяти. Потом до кого-то из монастыр-ских дошло, что это Кум, а Кум даже не оглянулся на все это и спокойно себе пошел.
  - А потом что? - спросил Пахом. - Монастырские не простят так просто.
  - Да ничего! Видишь, вон, плавает.
  - А пацан тот жив? - тихо спросил Армен Григорян.
  - Жив, Кум ему челюсть сломал, и еще у него сотрясе-ние мозга,- объяснил Монгол и добавил:
  - А мог и убить.
  - А, говорят, они с Орехом и Мироном ходили к мона-стырским и пили мировую с их паханом.
  Монгол закончил свой рассказ, и пацаны молча стали смотреть, как резвятся в воде Орех с Кумом, и от их мощных тел, как от моторок, волны расходятся кругами и бьются о берег.
  - Вовец, дело есть! - сказал Мотя-старший.
  - Сейчас, я только окунусь!
  Я на ходу скинул майку и феску, сбросил свои видавшие виды сандалии и с размаху врезался в теплую ласковую воду.
  - Ну, так значит что? В лес мы пойдем? - сказал Мотя, когда я вылез из речки.
  - Тебе мало досталось? - лениво усмехнулся Монгол. - Вон у Пахома еще фингал не сошел, а ты на всю задницу не садишься, все боком норовишь.
  - Будто тебе не досталось? - обиделся Мотя.
  - Мне не досталось. Раз только мать по кумполу съез-дила шваброй. Да она до моей морды не дотянется! - до-вольно засмеялся Монгол.
  Монгол был и правда длинный. И нескладный. От сво-его роста он сутулился и ходил плечами вперед, смешно размахивая руками.
  - И чем копать? Теперь лопату не пронесешь, увидят. Да и не найдем мы сами ничего, - поставил точку Монгол. - Всю землянку, что ли, перекапывать? А, может быть, там вообще никаких документов нет.
  - А с запиской что? - Каплунского, конечно, больше всего волновала записка - ведь это он ее нашел.
  - Я думаю, что записку с патроном надо отнести в краеведческий музей или сообщить в военкомат, - предло-жил Самуил. - А, может быть, музей сам свяжется с воен-коматом. Если их это заинтересует, мы покажем место.
  - Молоток, Самуил, - похвалил Монгол.
  - Кому нужна одна записка? - я уже успел обсохнуть и лежал со всеми на песке, лениво щурясь на солнце. - Лучше будет, если мы принесем вместе с запиской документы.
  - Ты знаешь, где искать? - живо повернулся ко мне Монгол.
  - Я знаю, что найду! - уклончиво ответил я. По-крайней мере, я знал, что они реально существуют...
  В лес мы шли втроем: Мишка Монгол, Мотя-старший и я. На этот раз до леса мы дошли быстро. Мы не отвлека-лись, не глазели по сторонам и не дурачились. Помня урок нашего первого похода, мы решили вернуться назад до обе-да. Дома мы сказали, что идем на речку, а ребят предупре-дили: если что, после речки мы пошли на пустырь играть с хориками в футбол.
  Землянку мы нашли без труда, и только здесь сели от-дохнуть и в один присест съели хлеб, который прихватили из дома, посыпав его солью и потерев корочку чесноком,
  - Ну, давай, Вовец, колдуй, - сказал Мотя.
  Мне не нравилось, когда пацаны говорили "колдуй", но я не обижался, потому что говорилось это без всякого умысла.
  Я уверен был, что у меня получится. Сон дал необхо-димый толчок, хотя я всегда чувствовал, когда смогу "ви-деть". Я прошел по траншее и остановился у полуобвалив-шейся землянки. Теперь я уже не управлял собой. Я подчи-нялся какой-то другой силе, и мои действия похожи были на действия лунатика. Я спустился в землянку, пролезая под обвалившимися бревнами, и присел на дощатый лежак, сдвинув рукой еще не сгнившее тряпье. В ушах появился легкий звон, и землянка колыхнулась. Воздух завибриро-вал, как в жаркий день над асфальтом, и заколебались не-ясные тени... И все разом исчезло.
  Я взял гильзу от противотанкового патрона, подержал ее, бросил и снова сел. И вдруг звон в ушах до боли сдавил мои перепонки, заставляя согнуться. Звон так же внезапно пропал, как и появился, и я увидел окоп, двух солдат: один припал к пулемету, другой стрелял из винтовки. Голова то-го, который стрелял из винтовки, была кое-как перевязана белой тряпицей, очевидно оторванной от рубахи полосой, потому что стоял он у бруствера полуголый, а разорванная нижняя рубаха и гимнастерка валялись рядом. Повязка пропиталась кровью и смешалась с пылью, образуя засо-хшую грязную корку. Вот раненый оставил ружьё, поднял гимнастерку, достал маленькую записную книжку, вырвал листок, сложил его пополам и стал писать что-то огрызком карандаша, часто поднося его ко рту. Потом свернул клочок бумаги в несколько раз, засунул в пустую гильзу и заткнул пулей, выбитой из целого патрона.
  Вся картина виделась мне как замедленное кино. Что-то я видел четко, что-то еле различимо, но картина не исче-зала, и я знал, что только моя воля теперь может остано-вить её.
  Раненый что-то беззвучно сказал товарищу, и тот вы-нул из кармана белую картонку, свернутую пополам, на-верно, документ, и отдал раненому. Потом снова взялся за пулемет. Раненый достал из своей гимнастерки точно такую же книжицу, завернул в остатки нижней рубахи, спустился в землянку, огляделся и стал копать саперной лопаткой землю у стенки возле лежака; положил сверток в образо-вавшуюся ямку, засыпал землей, разровнял и притоптал ногами.
  Снова в ушах появился звон, невыносимый, доводя-щий до исступления. Я зажал уши и через секунду с облег-чением почувствовал, что сижу в полной тишине в землян-ке. Я замерз, и по рукам бегали мурашки гусиной кожи.
  - Пацаны! - крикну я из землянки. - Спускайтесь сюда кто-нибудь. Спустился Монгол. Я показал ему, где копать, и мы вместе стали разгребать гильзами и руками землю. Сердце мое радостно забилось, когда появилась грязная от земли обветшалая тряпица, и мы вытащили сверток.
  - Есть! - заорал Монгол. - Молоток, Вовец... Огольцы, нашли! Наверху мы развернули тряпку и бережно взяли в руки две тоненькие, из двух плотных листов книжечки.
  К обеду мы были дома.
  
  
  Глава 15
  Голубятница Раечка. Катины заботы. Мария Семеновна. Драка с плачевным результатом. Монгол. Немой Бэк. Музей.
  
  Солнце еще только тронуло крыши домов и верхушки деревьев, и еще зыбкая прохлада исходила от земли, и тра-ва поблескивала утренней росой, а мы уже сидели на голо-щаповском крыльце, будто никуда не уходили с вечера.
  Раечка, семидесятилетняя шустрая старуха с утра го-няла голубей. Голуби невысоко вспархивали над голубят-ней и снова пытались сесть на конек крыши, но Раечка рез-ким пронзительным свистом и шестом, к концу которого была привязана тряпка, поднимала их в воздух, не давая сесть, и краснопегие, чиграши, почтари, турманы, бабоч-ные, наконец, взвились стаей и ушли в сторону, набирая высоту.
  Раечка держала голубей всю жизнь, и ее знали все приличные голубятники города. Ее шикарная голубятня, обитая железом, стояла на четырех высоченных металличе-ских столбах и была видна всей улице.
  Задрав головы, мы долго любовались белой стаей пор-хающих в небе голубей. Они будто купались в утреннем солнце. Частые взмахи крыльев делали их похожими на больших бабочек. Вот от стаи отделился один голубь. Он стал кувыркаться через голову, падая вниз. Это турман, или кубырной. Докувыркавшись почти до земли, он вдруг, как бы опомнившись, взмыл вверх и быстро присоединился к стае. В небе появились еще две стаи. Это другие голубятни-ки запустили своих голубей. Небо, пронизанное солнечным светом, казалось бездонным и прозрачным. У меня от дол-гого созерцания красоты голубиного полета заслезились глаза и свело шею. Я опустился на землю.
  Звякнули ведра. Это шла собирать пищевые отходы для своих свиней Катя, мать моего одноклассника Сашки Митрофанова. Полы мужского офицерского кителя разве-вались и мешали ей. Обтрепанный шерстяной платок, большие резиновые сапоги, хлюпающие на ногах, делали ее фигуру несуразной и жалкой, но Катя на себя не обращала внимания, ее поглощала одна забота - накормить своих свиней.
  Кате хозяйки сочувствовали. Муж ее, Федор, хоть и был хороший мастеровой, но пил, а сын Сашка болел эпи-лепсией. Сашку мать жалела, хотя особо с ним не церемо-нилась, и он волчком вертелся у нее по хозяйству. Когда у него участились припадки, врачи советовали прервать уче-бу, и он год не учился, а потом его определили к нам в шес-той класс. Мать надеялась, что он осилит семилетку и полу-чит, как Бог даст, законченное образование.
  Припадки начались у него лет с пяти, после того, как его покусала собака, их сторожевая дворняга Лайка. Лайка только ощенилась и никого не подпускала к щенкам. Сашка полез гладить их, и Лайка, никогда до этого не трогавшая своих, словно взбесившись, вдруг ощерилась и с яростью вцепилась в него зубами.
  Лайку Федор пристрелил из охотничьего ружья, а щенков утопил, и больше они собак не заводили.
  Катя скрылась в нашем дворе.
  - Катя к Кустихе пошла, - отметил Пахом. - Сейчас со-бачий концерт начнется.
  Собаки словно поджидали Катю и яростно наброси-лись на нее, исходясь в злобном лае, пытаясь подобраться к пяткам или ухватить за подол кителя, но никогда не кусали: то ли боялись ведра, то ли просто снимали на Кате свое со-бачье напряжение, а, может быть, это была своеобразная разминка, тренировка высших собачьих качеств: голоса и отваги. Это продолжалось изо дня в день. И хотя одни соба-ки куда-то время от времени пропадали, другие занимали их место, и объект передавался, словно эстафета.
  Покрикивая на собак басом, считая, что так лучше их отпугнет, хотя это собак только больше раздражало, Катя рысью пробежала через двор и юркнула в Кустихину квар-тиру. Лай смолк.
  Мимо нас прошел маленький Исаак.
  Неожиданно на конце улицы появилась Нинка. Она ус-тало брела в сторону дома. Ее растрепанные волосы шевелил легкий ветерок. Она шла босиком, а туфли несла в руках.
  - С работы, Нин? - не удержался Пахом.
  - Ага, с ночной! - беззаботно засмеялась Нинка. - А вам чего не спится?
  Нинка, не останавливаясь, проплыла мимо нас. Мы проводили её восхищенными взглядами.
  Снова захлебнулись в лае собаки, и на улицу, согнувшись под тяжестью ведра, выскочила Катя. Ее окликнула Мария Семеновна, сидевшая напротив нас на крыльце своего дома. Мария Семеновна была старой девой и жила с братом, тоже бобылем, Николаем Семеновичем. Совсем недавно умерла их девяностатрехлетняя мать, выжившая из ума старуха, и они, наверно, с облегчением вздохнули, потому что мать регулярно поджигала дом, а в остальное время сидела на крыльце и раз-говаривала сама с собой вслух, уделяя основное внимание де-тям, которых зло ругала матерными словами.
  - Кать, поди-ка!
  Катя, мельча шаг, как беременная сучка Шпулька, по-слушно засеменила к Марии Семеновне.
  - Развели псарню, - стала ворчливо сочувствовать Ма-рия Семеновна Кате. - Людям прохода не дают. Боишься из квартиры выйти. А дети все с этими собаками возятся... Не кусаются! - передразнила кого-то Мария Семеновна. - А укусит? Что тогда?.. Ну-ка, за хвост потяни, как Колька вче-ра. Это надо сообразить, чтоб Пирата за хвост ухватить! Его же, черта страшного, все собаки боятся... Если б моя воля, я бы всех собак на мыло извела.
  Катя согласно кивала головой, нетерпеливо ожидая, что еще хорошего скажет ей Мария Семеновна.
  - У Сашки-то давно припадки были? - спросила вдруг Мария Семеновна про Катиного сына.
  - Пока бог милует, - Катя поплевала в сторону левого плеча.
  - Ты смотри! - Мария Семеновна понизила голос до шепота, который отчетливо долетал до нас. Как все глухо-ватые люди, она говорила громко. - Он возле Симки-дурочки ходит. Кабы чего не вышло. Симке-то даром, что тринадцать лет, а чувства уже все бабьи имеет. К мужикам ее тянет. И вытворять стала что зря. То подол задерет перед ребятами, а то вчера ремесленника за срамное место схва-тила. Тот с перепугу на всю улицу орал. Думали, повредила что. Мать Симку секла и дома заперла. Да ведь вечно вза-перти держать не будешь.
  - Ой, господи! - перепугалась Катя. - Избави бог. Уж я ему, паразиту окаянному, выдам по первое число. Вот нака-зание-то!
  Не на шутку встревоженная, Катя заспешила домой.
  - Во дает Сашок! - засмеялся Пахом.
  - Да брешет старуха, - не поверил Витька Мотя. - Она, как ее мать, тоже с придурью.
  Мы посмеялись, соглашаясь с Витькой.
  - А я скоро работать пойду! - вдруг сообщил Монгол.
  - А школа? - не подумав, ляпнул Григорян.
  - Ты, Армен, с луны что-ли свалился? - Мотя отвесил Армену шелобан.
  - Какая школа? Мне туда дорога заказана. Буду в ве-черней учиться.
   Глаза Монгола стали грустными.
  Монгола исключили из школы за драку. Дрался он с Юркой Бараном, а попало завучу. А дело было так.
  В седьмом классе шел обычный урок истории. Фео-дальный строй, мeждоусобица, "Вассал моего вассала - не мой вассал". И тому подобная ерунда. И каждый, как пола-гается, занимался своим делом. Кто играл в морской бой, кто рисовал войну, кто сосал жмых - любимое лакомство всех пацанов. Мишка Монгол старательно выводил хлоркой двойку в дневнике, благо сидел за предпоследней партой. За Монголом сидел Юрка Голубев по прозвищу Баран. И вот Юрка Баран стал школьной ручкой с пером ? 86 во-дить за ухом Мишки Монгола. Монгол отмахнулся раз, дру-гой. Потом, не поворачивая головы, раздраженно, как и по-ложено занятому человеку, которому не дают работать, прошипел: "А кто-то щас получит по бараньей морде".
  После этого обиженный "баран" уже откровенно по-лез на рожон. Он уколол Монгола пером. Рассвирепевший Монгол схватил свою ручку, обернулся, с грохотом откиды-вая крышку парты, и всадил перо в скулу Барана. И нача-лось "ледовое побоище". Два пятнадцатилетних переростка с яростью бросились друг на друга. Крепко сбитый широко-плечий Баран и тощий, но длиннорукий и жилистый Мон-гол, не уступая друг другу, сцепились в равном поединке. У Барана кровь сочилась из раны на скуле, а у Монгола текла из разбитого носа. Историчка истошно орала на всю школу. Ученики, разделившись на два лагеря поддержки, тоже повскакали с мест и галдели, подбадривая бойцов. На-смерть перепуганная историчка, открыла двери и кричала: "Кто-нибудь, помогите!"
  Прибежал завуч Петр Николаевич, такой же худой и длинный как Монгол, и с грозным криком "Прекратите! Сейчас же прекратите!" стал оттаскивать того, кто был ближе. Ближе, на свою беду, оказался Монгол. Это его и по-губило. Он в запале драки, еще не понимая, что происхо-дит, с размаху съездил завучу в ухо. Тот опешил, но быстро пришел в себя и попытался подмять Монгола. И тогда Мон-гол, не принимая насилия над собой, стал отбиваться от за-вуча и, уже лежа, лягнул его в подбородок, вырвался и убе-жал. Класс притих, Баран вжался спиной в стену и стоял, безвольно опустив руки и хлопая своими пустыми серыми глазами. На его щеке запеклась темной коркой кровь. Ис-торичка прилипла к доске и всхлипывала, сжимая на груди кулачки. Завуч, тяжело дыша, со словами: "Исключить мерзавца" быстро вышел из класса. В дверях бросил: "Зоя Сергеевна, продолжайте урок".
  Барана в школе оставили до первого предупреждения. Монгола исключили. Припомнили и двойки, и второй год в шестом классе. А особенно учителей вывел из себя дневник, в котором бедный Монгол аккуратно хлоркой вывел двой-ку. Этот дневник, как вещественное доказательство монго-лова разгильдяйства, передавался на педсовете из рук в ру-ки, и учителя возмущенно восклицали: "Ну как же так можно!" ...
  - А куда работать-то, Миш? - в голосе Пахома было и уважение, и сочувствие.
  - Учеником автослесаря. В автоколонну.
  - Это на Революции?
  - На Революции, - подтвердил Монгол. - Рядом, и ез-дить ни на чем не надо. Буду получать сначала учениче-ские. Говорят, двести рублей. А слесари по пятьсот получа-ют.
  Монгол с таким воодушевлением говорил о своей бу-дущей работе, что мы невольно позавидовали ему.
  - А знаете, кто там начальник? - Монгол выдержал паузу. - Немец. Клейн его фамилия.
  - Как это немец может быть начальником? - не пове-рил Каплунский.
  - Так он Герой Советского Союза.
  - Герой Советского Союза? - у нас вытянулись лица.
  - Как может быть немец Героем Советского Союза? - обиделся Пахом.
  - А вот и может. Он наш разведчик. Он ходил среди фа-шистов в их офицерской форме и добывал нужные сведения.
  Мы молча переваривали эту странную историю.
  Улица ожила. В нашем дворе уже стучали топорами плотники: парикмахер Арон достраивал свой ларек, чтобы потом увезти его на базарную площадь.
  Из дома вышла старшая прокурорская дочка, краса-вица Ленкa. И сразу же появился на парадном крыльце Витька Голощапов в военном кителе без погон и в синем галифе. Хромовые сапоги его отражали солнце. На гимна-стерке выделялись желто-красные нашивки о ранениях и орденские планки. В руках он держал офицерскую план-шетку. Витька догнал Ленку, что-то сказал ей, но она даже не повернула головы, и они пошли рядом.
  Прошел немой Бэк, рослый молодой мужик. Грудь его распирала сила, а ноги, пораженные детским параличом, он словно тащил за собой, но делал это мощно, и они вспа-хивали землю.
  - Привет, Бэк, - закивали мы дружно головами, подни-мая руки в приветствии. Бэк тоже закивал нам, открыто улы-баясь. Большой ребёнок. Одно время его донимали хорики. Они дразнили его, жестом показывая на язык, а потом на зад-ницу. Бэк свирепел. Он хватал попавшиеся под ноги камни и с яростью разъяренного животного метал в обидчиков. Те мол-ниеносно исчезали за заборами, и камни с невероятной силой летели в дерево ворот, выбивая щепки. Все кончилось после того, как сожительница Бэка, тихая невзрачная женщина, по-говорила с участковым дядей Володей. Участковый прошелся по нескольким домам, и Бэка оставили в покое.
  - Ну что, пошли что-ли? - Монгол потянулся, разми-ная занемевшие от однообразной позы конечности. Мы дружно, словно стая воробьев, сорвались и полетели в сто-рону Московской.
  Краеведческий музей находился в Рядах. Мы много раз пробегали мимо вывески с названием "Краеведческий музей" на черном стекле, но в музее ни разу не были. День-ги, если они у нас появлялись, мы предпочитали тратить на кино, которое не променяли бы ни на что на свете. А вот на второй этаж, где поселился краеведческий музей, мы шли в первый раз.
  Препираясь и толкаясь, мы стояли у дверей и никак не могли решиться войти. Дверь открылась сама. Пожилая женщина, увидев целую ораву мальчишек, спросила:
  - Мальчики, вы к кому?
  Мы сразу умолкли.
  - Нам к директору, - нерешительно выговорил Самуил.
  - А зачем вам директор? - женщина приветливо улыб-нулась.
  - Говори ты, Мишка! - толкнул Монгола Самуил.
  - Вот, мы нашли в окопе! - Монгол разжал кулак, где лежал патрон. - Здесь записка. А еще документы.
  - Подождите минуточку! - женщина скрылась за две-рью. Мы опять загалдели.
  - Нужна им эта записка! - сказал Мотя-старший. - У них тыща таких записок, если не больше!
  - Да подожди ты квакать, - остановил Мотю Монгол. - У нас не одна записка. У нас еще документы.
  - Испыток - не убыток! - поддержал Каплунский. - Что нас, съедят что-ли?
  Дверь снова открылась. Вышла знакомая нам женщи-на и мужчина в очках.
  - Вот, Валерий Петрович! Это ребята, которые к вам.
  Валерий Петрович оглядел нас всех по очереди и весе-ло сказал неожиданным басом:
  - Ну, ребята, пошли ко мне в кабинет.
  В кабинете Валерия Петровича поместились с трудом. Стульев не хватило, и хозяин сходил и принес еще два сту-ла. Мы, ощущая неловкость, тихо сидели, разглядывая чу-чела птиц, чьи-то кости и черепки, занимавшие все свобод-ные углы кабинета. На книжных шкафах лежал сноп то ли ржи, то ли пшеницы, на подоконнике стояли глиняные ва-зы и миски с отбитыми краями.
  - Ну, давайте, что там у вас? - Валерий Петрович надел маленькие круглые очки, которые не вязались с его круп-ной головой, заправил мягкие дужки за уши, и стал похож на сову. Он долго разглядывал записку и документы, потом снял очки, достал из кармана брюк мятый платок и стал те-реть стекла очков.
  Мы молча смотрели на его, ставшее задумчивым, лицо.
  - Да-а, - наконец сказал, будто разговаривая сам с со-бой, Валерий Петрович. - Много наших полегло в этих кра-ях. - И тут же, словно стряхивая с себя тяжесть воспомина-ний, спросил:
  - Где нашли?
  Мы подробно рассказали, как ходили в лес.
  - Больше не ходите! - сказал Валерий Петрович стро-го, это прозвучало как приказ. Но тут же другим, почти умоляющим голосом, попросил:
  - Ребята, я прошу вас, не ходите больше в лес. Пока минеры не доведут свое дело до конца. Сами знаете, сколь-ко всего осталось после фашистов! У минеров руки не дохо-дят. Еще в городе полно снарядов и мин. На вулкане жи-вем! Договорились?.. Ну, вот и ладно. Записку мы обяза-тельно поместим в музей. Солдатские книжки передадим в военкомат, пусть сообщат родным... Сколько еще будет этих последних приветов с того света!
  Валерий Петрович замолчал. Потом спросил:
  - А вы в музее нашем уже бывали?
  - Я до войны был, - сказал Мишка Монгол. - Один раз.
  Остальные промолчали.
  - Ну, понятно. Сейчас я вас проведу. Большое вам спа-сибо за записку и особенно за документы. Теперь это уже не без вести пропавшие.
  Валерий Петрович переписал наши фамилии, встал и каждому из нас пожал руку. Потом повел через коридор ко входу в музей. Он передал нас женщине, сидевший у входа в зал, где помещались экспонаты, и попросил пропустить нас. Женщина кивнула, посмотрела на нас с неудовольствием.
  - Если что-то будет непонятно, спрашивайте у работ-ников музея, они дежурят в залах, - сказал Валерий Петро-вич и ушел.
  - Руками ничего не трогать, близко к экспонатам не подходить,- строго предупредила женщина и еще раз с не-довольным видом оглядела нас.
  Но мы уже не могли отвести глаз от огромного чучела бурого медведя. Медведь стоял на задних лапах, держась передними за толстую березовую палку, больше похожую на ствол дерева. Красная пасть медведя застыла в яростном реве. Казалось, медведь вот-вот оживет и пойдет на нас. У меня даже мурашки пошли по телу. Мы невольно стали го-ворить шепотом.
  - Этот экземпляр попал в музей задолго до революции из имения графа Комаровского, - вдруг заговорила женщи-на, так холодно встретившая нас вначале. - Кто его убил, неизвестно. Только стоял он здесь во время революции и при немцах, и, как видите, цел... Это, вроде как, наш музей-ный талисман.
  Женщина рассказывала с удовольствием, даже голос ее подобрел.
  Видно, любила этого медведя и музей, если так быстро оттаяла. Она гордилась чучелом так, словно сама его убила, набила соломой и поставила рядом с собой у входа. И те-перь не он охраняет вход, а она сторожит его.
  Мы вежливым шепотом поблагодарили служительницу, и пошли дальше. Мы осматривали кости и собранные скелеты доисторических животных, найденных еще до войны при рас-копках. С картин на нас глядели наши предки, больше похо-жие на обезьян, но палки в руках и шкуры животных вместо одежды позволяли думать, что они разумные.
  Нас привлек, и мы долго не отходили от него, макет древнего поселения с очагом и нехитрой утварью. Будто от-звук мертвого прошлого донесся до нас. Скорее даже нет. Прошлое не казалось мертвым. Эти древние исторические предметы излучали что-то неуловимое, что принимало на-ше сознание, потому что мы не были чужими этому про-шлому, мы были его частицей, его живым продолжением.
  Динозавры разгуливали по равнинам, и их головы воз-вышались над мощными кронами деревьев. Птеродактили парили в воздухе, выискивая добычу, и саблезубые тигры уг-рожающе раскрывали страшные пасти, а их свирепый рык слышался далеко окрест. А наши предки в звериных шкурах испытывали ужас перед окружавшим их миром, как могли, противостояли этому миру, и их единственной целью было выжить, чтобы на Земле восторжествовал Разум.
  Постепенно мы возвращались в наш, уже более знако-мый нам мир. Мы уже основали город-крепость по указу царя Ивана Грозного и стали южным заслоном на пути татаро-монгол, потом мы помогали Петру I Великому строить флот, воевать с турками и шведами. Мы делали революцию, печата-ли листовки на ротаторе и стреляли из маузера по врагу.
  Все это было интересно, но казалось далеким. А вот вой-на с фашистами шла вчера и даже идет еще сегодня, если счи-тать, сколько погибло и продолжает гибнуть от мин и неразо-рвавшихся снарядов, как братья Галкины или Толик Беляев.
  Мы ходили от экспоната к экспонату и долго смотрели через стекло на полуобгоревший комсомольский билет, личные вещи командиров, именное оружие.
  Фантазия наша была беспредельна, и мы примеряли на себя шинель генерала Гуртьева, пользовались его план-шеткой и компасом. Мы сидели в землянке при тусклом светильнике из гильзы артиллерийского снаряда и читали письма-треугольнички из далекого тыла.
  Одна небольшая комната посвящалась партизанскому движению нашего края. Здесь можно было увидеть аусвай-сы, выдаваемые жителям города немецкой властью, белые нарукавные повязки полицаев с черными надписями "Poli-zai", партизанские листовки, написанные от руки, и даже пеньковую веревку с петлей, такую, на которых вешали со-противлявшихся немецкой власти или за отказ работать на нее. Мы все это хорошо знали. Я по рассказам взрослых, а Михеевы, Монголис, Венька Хорьков и еще многие ребята, остававшиеся в оккупации, видели зверства фашистов соб-ственными глазами.
  Дальше шли полупустые залы, которые мы проскочи-ли галопом. Нас совершенно не интересовала скудная по-слевоенная продукция первого мирного года. Только у чу-чела довоенной свиньи Машки мы остановились на минут-ку и подивились её огромным размерам...
  По дороге домой мы оживленно обсуждали увиденное, не толкались, не кричали и были рассудительны. Наверно, за часы, проведенные в музее, мы стали чуть-чуть взрослее и, может быть, умнее.
  Глава 16
  Обыск у дяди Павла. Тень генерала. Дядя Павел на свободе.
  
  Дома я застал мать и бабушку Марусю в слезах. Ба-бушка Маруся теперь бывала у нас редко. А когда приходи-ла, жаловалась матери на невестку Варвару, жалела сына, потому что видела: Павла Варвара не любит.
  На этот раз бабушка пришла с бедой. Арестовали дядю Павла. К ним на квартиру пришли двое, предъявили удо-стоверения, пригласили понятых и произвели обыск. Впро-чем, это даже нельзя было назвать обыском. У Мокрецовых все было на виду: фанерный стол, старенький Варварин шифоньер, комод с небольшим зеркалом, купленным на барахолке уже при совместной жизни, да кровать. При-шедшие с обыском заглянули под кровать, подняли на вся-кий случай матрац, затем открыли шифоньер и вытащили из него новые яловые сапоги, спаренные суровой ниткой за края голенищ. Варвара была на работе, а бабушка, тряслась от страха и не понимала, что происходит.
  - Чьи сапоги? - строго спросил высокий, со стрижкой под бокс и от того, что затылок и виски были выстрижены, казавшийся более лопоухим, чем был на самом деле.
  - Должно, Павла, - едва выговорила бабушка непо-слушными губами.
  - А вы, стало быть, его мамаша будете? - уточнил дру-гой, пониже ростом, с крупной, начинающей лысеть голо-вой. - Сапоги принес сын?
  - Сын, - подтвердила бабушка, моргая подслеповаты-ми, подернутыми мутью глазами.
  Больше они ничего искать не стали, даже не осмотре-ли чемоданы, которые лежали на шифоньере, составили акт, заставили расписаться под актом понятых и ушли, взяв с собой сапоги. После их ухода, насмерть перепуганная ба-бушка опустилась на стул и сидела так, ничего не сообра-жая и не зная, куда бежать и что делать.
  Когда Варвара пришла с работы, бабушка бросилась к ней с расспросами, но словно споткнулась о гипсовое лицо и какой-то потусторонний, отсутствующий взгляд.
  Невестка невидящими глазами окинула кухню и стала медленно снимать пыльник; потом пошла в комнату и, как была в туфлях, бросилась вдруг на кровать. Плечи ее за-тряслись, послышались глухие рыдания.
  -За что же такое наказание? - выговаривала Варвара. - Мало я с ним мучилась? А теперь этот позор на мою голову. Ведь под суд же теперь пойдет ...
  Мать принесла кружку воды и стояла над Варварой, уговаривала:
  - Варь, да что это ты, дочк? На-ко, выпей вот... Что ж теперь убиваться?
  А у самой ноги подкашивались, и тряслись руки. Она по Варвариным словам догадывалась, что случилось, хотя не могла вполне осознать серьезность положения.
  - Что натворил Пашка-то, что c обыском приходили, - отважилась, наконец, спросить бабушка.
  - Украл, - вот что натворил Пашка твой, - почему-то злорадствуя, проговорила Варвара. - Сапоги украл.
  - Да как же это? - охнула бабушка.
  - Да так же, - змеей зашипела Варвара. - Дружки поя-вились, выпивки.
  - Да сапоги-то он принес на обмен. Сказал, что кому-то менять срок подошел, - возразила бабушка.
  - Подошел, да не подошел, - теперь в словах Варвары были зло и горечь. - Сапоги у него выпросил на обмен этот мордатый дружок его, Месяц, чтоб ему облезнуть, скотине. Пашка взял сапоги домой, а Месяц должен был отдать ему старые...
  Она замолчала и вдруг заговорила о другом, озарен-ная:
  - Маслов донес, больше некому. Он дежурил, когда Пашка проносил сапоги. Он давно на него зуб имел. Наш-то дурак нес и не скрывал. Думал оформить потом, сам ведь хозяин.
  - Так может и обойдется? - с робкой надеждой спроси-ла бабушка.
  - Да как же ты не понимаешь? Сапоги- то дома нашли. Кому теперь нужно знать, что он думал, чего не думал?
  - Так этот, дружок его, скажет.
  - Как же? Скажет и покажет. Держи карман шире! - скривила губы в презрительной усмешке Варвара.
  Все это в подробностях, которые вытягивала из нее клещами моя расстроенная мать, рассказывала бабушка, а мать еще и еще пытала ее, заставляя повторять, как шел обыск, что говорили, да какими словами ругала Павла Вар-вара...
  Павла до суда не выпустили. Следствие велось долго. За хищение социалистической собственности судили стро-го, и дяде Павлу грозило не менее пяти лет с лишением всех наград, что разом перечеркнуло бы все его боевые заслуги, будто их и не было.
  Но совершенно неожиданно суд вынес очень мягкий приговор. Дяде Павлу дали два года условно за халатность. Месяц, на следствии отрицавший любую свою причастность к этому делу, мол, первый раз о сапогах слышит, и Мокре-цову должно быть стыдно выкручиваться и наводить тень на честных советских граждан, на суде изменил свои пока-зания. Он рассказал все, как было. Его бледное лицо по-крылось испариной, и он все время поглядывал в сторону, где сидел офицер МГБ.
  Когда вынесли приговор, дядя Павел заплакал.
  Варвара встретила дядю Павла не то, чтобы холодно, но и без особой радости. Вроде того что "пришел, ну и пришел". Зато бабушка светилась вся, как икона от лам-падки.
  У нас дядю Павла встретили просто, по-доброму. Уст-роили стол. За бутылкой отец спросил:
  - Ну, как, тяжело пришлось?
  - Да, честно говоря, уже и не думал, что свидимся. Не знаю, какому богу молиться, кого благодарить? - ответил Павел. За время, проведенное под следствием, он сильно изменился, осунулся, еще похудел и стал совсем похож на подростка.
  - Генерала благодари, а лучше Вовку... за то, что он его дочку вылечил, - тихо сказал отец.
  - Неужто сам помог? - не поверил дядя Павел.
  - А кто еще мог бы помочь в твоем положении?.. Сколько времени прошло, а добро помнит. Другой бы с его властью и думать забыл.
  У отца счастьем светились глаза, как будто он сам сде-лал доброе дело.
  - Ну что, ж спасибо ему. И тебе, племяш, спасибо?
  Дядя Павел встал и картинно, чуть не в пояс, покло-нился. Я смутился, а отец засмеялся:
  - Да брось ты, Павел. Все хорошо, что хорошо кончает-ся. Давай-ка выпьем за то, что ты цел, и все плохое позади.
  На работу дядю Павла взяли на машиностроительный завод чернорабочим. Работа была тяжелая и грязная, но денежная. Первое время он приходил домой и с ног валил-ся. Прежде чем поесть, ложился и лежал без сил, уставив-шись в побелку потолка бессмысленным взглядом. Потом втянулся и ничего...
   Значительно позже, уже повзрослев, я осмысленно понял, как невыносимо трудно было дяде Павлу опреде-литься и найти свое место в запутанном мире гражданских хитросплетений после четырех лет жестокой войны, украв-шей его юность.
  
  
  Глава 17
  Квартирант Мухомеджана. Открытая эстрада. Во дворе у татар. "Теория соответствия" Амира. Ода огородам. Морские офицеры Витька Голощапов и Ванька Горлин. Нинка учит нас танцевать.
  
  У Алика Мухомеджана поселился квартирант, их дальний родственник Амир, невысокий, но крепко сбитый, широкоскулый и черноглазый парень. Амир часто улыбал-ся, и его белозубая улыбка располагала к нему. С нами Амир охотно водился, но все его разговоры сводились к де-вушкам. Амир мечтал до армии жениться, чтобы он слу-жил, а она его ждала и писала письма. В армию ему пред-стояло идти осенью, а невесты он еще не нашел, поэтому по вечерам ходил в горсад на танцы. Амир всегда носил с со-бой расческу и небольшое прямоугольное зеркальце, часто смотрелся в него и поправлял расческой непослушные во-лосы. На ночь он надевал на голову мелкую сеточку на ре-зинке, чтобы лучше лежали зачесанные назад волосы.
  Мы иногда тоже бегали в горсад и смотрели через ще-ли в дощатом заборе, огораживающем танцплощадку, на танцующих. Но больше нам нравились приезжие из Моск-вы артисты, которые давали концерты в летнем "Зеленом театре". Нам нравились сатирические куплеты:
   Римский папа грязной лапой
   Лезет не в свои дела.
   Ах, зачем такого папу
   Только мама родила?
  Мы хохотали, рискуя свалиться с забора, с которого смотрели на выступления артистов.
  Когда нас сгоняли с заборов, мы лезли на деревья, ко-торых полно росло вокруг эстрады.
  - Тарапунька, знаешь какая самая широкая река в ми-ре?
  - Конечно, Штепсель, знаю. Это Амазонка.
  - А вот и нет. Орлик.
  - Почему?
  - Да потому, что третий год здесь мост через Орлик строят, а конца не видно.
  Мы смеялись, потому что мост, и правда, никак не могли построить, и люди, чтобы попасть на Ленинскую улицу, ходили по шаткому деревянному мостику, рискуя свалиться в реку.
  Мы сидели во дворе у татар, в котором, кроме них, в полуподвале жили еще Изя Каплунский с матерью и млад-шей сестрой Лизой и Мишка Чекарев, тоже с матерью и со-вершенно взрослой сестрой.
  Чекарев заканчивал школу и собирался поступать в летное училище, поэтому занимался физкультурой. Он кру-тил "солнце" на самодельном турнике и поднимал штангу, выкатывая её из-за ограды палисадника, где она хранилась. А еще Чекарев ходил в музыкальную школу и таскал за со-бой обитый черным дермантином футляр с баяном, похо-жий на ящик, но с двумя замками, как у чемодана. Мы ста-рались подражать Чекареву, лезли на турник, болтались как сосиски, и все, что могли, это поупражняться в подтяги-вании.
  Мы сидели на траве, наслаждаясь теплым солнечным днем. Чекарев что-то разучивал на баяне по нотам. Ноты стояли перед ним на стуле, упираясь в спинку, а сам он си-дел на табуретке и брал аккорды, время от времени накло-няясь ближе к нотам или переворачивая листы. Мы терпе-ливо ждали, когда он заиграет что-нибудь уже выученное.
  - Пара должна соответствовать, - рассуждал Амир. - Он должен быть выше девушки на полголовы. Она должна доставать ему до уха. И одеты они должны быть хорошо. Он обязательно в костюме, и чтоб белая рубашка, а воротничок выпущен на пиджак. Вообще, хорошо, когда мужчина тем-ный, а женщина светленькая. Мне нравятся светленькие.
  Мне все это было совершенно безразличного, но я за-метил, что Монгол, Мотя-старший, Самуил и Алик Мухо-меджан слушают Амира с интересом.
  - А то, иногда смотришь, она с ним одного роста или даже выше. Такая пара не смотрится.
  - Как Исаакова Женька с Женькой, - подтвердил Па-хом.
  - Это какая? - поинтересовался Амир.
  - Да сестра Симки-дурочки, Женька. Она с мужем жи-вет теперь в доме Никольского, комнату снимают.
  - Так у нее и отец Исаак меньше матери, - напомнил Монгол.
  - И что хорошего? - пожал плечами Амир.
  - Так Исаак любит свою Фиру, - возразил Самуил. - И что же здесь плохого?
  - Ну, не знаю, - немного смешался Амир. - Конечно, ничего плохого. Но все же лучше, когда пара соответствует.
  И Амир улыбнулся своей открытой улыбкой,
  Чекарев продолжал разбирать ноты, и баян отвечал стройными, сильными аккордами, и уже складывалась ка-кая-то мелодия.
  - Вот вчера шла девушка с морским офицером. Она свет-ленькая и ростом как раз чуть повыше его плеча. Вот это под-ходящая пара. Все соответствует, - оживился вдруг Амир.
  - Да это Нинка Козлиха с Ванькой Горлиным. Ванька в отпуск приехал. Он в прошлом году училище закончил, - засмеялся Пахом.
  - Нинка всем подходящая пара, - подтвердил Самуил. - Позавчера она с Колькой Голощаповым под ручку шла.
  - Так Колька с Ванькой вместе в отпуск приехали. Они же кореша. Вместе в училище учились, а теперь вместе служат, - сказал Мотя-младший.
  - Без тебя знаем, - оборвал его Монгол.
  Колька Голощапов, младший брат Витьки, который ухаживал за прокурорской Ленкой, жил в нашем доме, а Иван Горлин - на соседней улице, в частном доме. Они еще до училища дружили и все время ходили вместе. Вместе и в летное поступили. Считалось, что Колька в летчики пошел из-за романтики, а Иван из чисто материальных соображе-ний. Тогда тетя Нина в разговоре с моей матерью заметила:
  - Правильно надумал. Два года - и красивая обеспе-ченная жизнь. А то, смотреть жалко...
  У Ивана был еще малолетний брат, и мать еле тянула их на свою уборщицкую зарплату. Отец пропал без вести еще в начале войны. И, если бы не огород, - не выжили бы.
  Мой отец говорил, что эти одеяльные клочки земли полстраны спасли от голодной смерти. Как-то, когда у нас дома собралось застолье, отец заговорил со своим еще до-военным приятелем Константином Петровичем или КП, как все звали его у нас в доме, про огороды. Началось с то-го, что гости стали хвалить материну засолку. У нас дейст-вительно всегда были очень вкусные помидоры и огурцы, и капуста. Матъ, как всегда, зарделась, а отец сказал:
  - Спасибо огороду. И клочок-то небольшой, а кормит.
  - У меня есть статистика,- сказал КП. - Ты знаешь, на-пример, Егор, что официально в 1942 году огородничеством занималось пять миллионов человек. Правда, тогда пол ев-ропейской части России уже находилось под немцем, и на эту часть сведения статистики не распространялись. Зато в 1945 году официальная цифра составила 18,5 миллионов человек.
  - Не человек, а семей, - возразил отец. - Считались-то наделы. А наделом владела семья. Так что эту цифру нужно увеличивать минимум в четыре раза. Только, Костя, не верь ты статистике. Статистика суха. Никто в войну не спрашивал власти, где сажать картошку. Где был пустырь, там огород и разбивали. Сначала под картошку, а там, глядишь, сил хвати-ло еще прикопать под капустку, да под редисочку, и лучку по-садить можно. Знали: с землей жив человек, не помрет, вы-живет. Власти это тоже понимали и не препятствовали. Это сейчас, после войны, мало-помалу учет повели и постепенно с этих клочков, если он не при частном доме, стали сгонять...
  Вот так, наверно, и тетя Капа с огородом вытянула Ивана с Мишкой. А когда Иван ушел в училище на казен-ный кошт, вздохнула с облегчением: с одним уже стало проще. Но вот Иван начал служить и вдруг прислал ей пятьсот рублей. Тетя Нина рассказывал, что тетя Капа ре-вела над этими, свалившимися на нее деньгами, навзрыд, а когда успокоилась, пошла в магазин, купила полкило варе-ной колбасы и килограмм "жамок". Мишка, сроду колбасы не видавший, проглотил кусок, который мать отрезала, не-жевамши, а пряник долго облизывал, сдирая зубами гла-зурную корочку, и ел маленькими кусочками, которые не жевал, а сосал, смакуя и растягивая удовольствие.
  Про Ивана моя мать говорила, что он уходил в учили-ще тощим подростком: "Господи, шейка была как у цып-ленка, щеки впалые, в чем только душа держалась. А теперь настоящий здоровяк: лицо округлилось, и шея как у быка". "Армия откормила", - согласно кивала тетя Нина и с удо-вольствием отмечала, что и Ванька, и Колька у девок - на-расхват. "Конечно, - говорила тетя Нина, - золотые якоря, на фуражке золотая птичка, на погонах по две золотые звездочки и кортик сбоку, как у морских офицеров. Город-то сухопутный! Тут поневоле сойдешь с ума...".
  - Так они, вроде, с Нинкой Козлихой ходят, - заметила мать.
  - Да в том-то и дело, Шур... А как она их сразу двух пе-рехватила - загадка с тремя неизвестными.
  Этот факт приводил ее в недоумение и даже расстройство.
  - Вот ведь, стерва, каких ребят взбаламутила, - возму-щалась тетя Нина.
  - Не говори, Нин. Столько девок хороших вокруг, а они вокруг этой сучки увиваются, - соглашалась моя мать.
  - Да им, видно, сейчас хороших и не надо, - усмехну-лась тетя Нина и, понизив почему-то голос, стала рассказы-вать матери, что слышала через стенку:
  - Таня Голощапова ругала Кольку. Ты, говорит, что ж мать-то срамишь? С кем ты ходишь? С Нинкой, с прости-туткой. Вся улица знает. А он ей: "Да что ты переживаешь, мам? Я что, жениться что-ли на ней собираюсь!" А она: "Да хоть и не жениться. Что, других девок нет? Стыд-то какой!" А когда Ванька приходил, она и Ваньке выговаривала. Ванька смеялся: "Все, говорит, теть Тань, мы с ней больше ходить не будем".
  - А и правда, - сказала мать, - вроде вчера Колька с Иваном вдвоем шли. Нинки не было.
  - Ага, а Нинка через полчаса за ними вслед из дома вышла, - засмеялась тетя Нина. - Но это, Шур, еще что? Витька познакомил Кольку с Ленкой, за которой ухаживает, а Ленке, видно, Колька приглянулся, потому что мать как-то выговаривала ему: "Ты, говорит, смотри Ленку не взду-май от Витьки отбивать. Любит он её. А он ей: "Пустое это. Она его не любит". "Это она сама тебе сказала?" - спросила Таня. "Зачем, - говорит Колька. - Это и так видно". "Лад-но, - вздохнула Таня. - Видно-то видно, да он не видит. Лю-бовь-то, она слепая. Я прошу тебя, не крути ты ей голову". "Ладно, мам, я все понимаю".
  - Неужто правда? - моя мать покачала головой, а в го-лосе ее было сомнение и удивление.
  - Да чтоб у меня язык отсох, - побожилась тетя Нина, - Когда они громко говорят, у меня в спаленке за шторой, все слышно. Перегородки-то, сама знаешь...
  Баян взорвался быстрым фокстротом Цфассмана. Че-карев закончил занятия и как всегда после этого начинал свой маленький концерт. Мы оставили разговоры и при-двинулись поближе к баяну. Из дома вышла горбатенькая сестра Мухомеджана, Зина, и села на крылечко. Из полу-подвала вылезла Лизка, сестра Изи Каплунского. Во двор потянулись соседи. Зашла на веселье Женька, а с ней обе Исааковские дочки: средняя Галя и Сима-дурочка. Исаак жил в соседнем дворе, а Женька ходила беременная и все время торчала у матери. Пришли и стали в сторонке Зойка Пирожкова с подругой. Скоро во двор набилось народу как на свадьбу. Женщины танцевали, а мы дурачились и смея-лись беспричинно, глядя на Зойку Пирожкову и Лизку, ко-торые танцевали друг с другом. Нам почему-то было нелов-ко, и мы так прятали свое смущение.
  Оживившийся Амир приглашал по очереди молодых женщин, и мы видели, как он вежливо кланялся и просил: "Разрешите вас!" А потом отводил партнершу на место и говорил: "Спасибо за танец". Амир спросил у Монгола:
  - А чего вы не танцуете? Не умеете что-ли? Это же про-сто. Танцевать нужно уметь обязательно. Без этого ни с ка-кой девушкой не познакомишься.
  - А где научиться-то? - смеясь, спросил Витька-Мотя.
  - Ну, я могу показать. А еще лучше, если девушка. Де-вушки все умеют танцевать.
  - Нинка может научить, - сказал Монгол, краснея.
  Нинка, к нашему удивлению, сразу согласилась. Утром мы сидели на прокурорском крыльце и ждали, когда вый-дет Ванька Коза.
  - Вань, позови Нинку, - попросил Монгол. Нинка вы-шла, и Монгол позвал:
  - Нин, поди сюда.
  - Еще чего! - фыркнула Нинка.- Тебе надо, ты и иди.
  Монгол подошел и, смущаясь, спросил:
  - Нин, ты на танцы ходишь?
  - Ну! - не понимая, к чему Мишка клонит, подтверди-ла Нинка.
  - А танцевать умеешь?
  Глупее Монгол придумать не мог. Спросить у барыш-ни, которая ходит на танцы, умеет ли она танцевать!
  - Ты что, хочешь меня на танцы пригласить? - засмея-лась Нинка.
  - Не, Нин, - испугался Монгол. И разом выпалил: - Научи нас танцевать,
  - Что, приспичило? Влюбился что-ли? - развеселилась Нинка.
  - Еще чего! - разозлился Монгол. - Не хочешь, так и скажи!
  - Ладно, ладно, - сказала Нинка примирительно. - Научу. Где будем учиться-то?
  - У Каплунских. У них мать на работе. Они все время одни.
  Софья Борисовна Каплунская, строгая красавица с гордой осанкой и мягкой походкой балерины, работала бух-галтером в богом забытой конторе "Вторчермета". Но она держалась за эту работу, потому что помнила, каких уни-жений стоило ей получить это место. Её нигде не брали на работу. Двери закрывались перед ней, как только началь-ник отдела кадров узнавал, что ее муж осужден по полити-ческой статье.
  Им бы тоже не выжить, если бы не огород и соседи. Соседи то какую-нибудь одежду для детей принесут, то что-нибудь из еды. И гордая Софья Борисовна не могла отка-заться от помощи. Когда к ней в первый раз пришла тетя Клава, Пахомова мать, со шматом сала, и Софья Борисовна, покраснев как рак, стала отказываться: "Зачем? Не надо. У нас все есть!", тетя Клава поставила руки в боки и глянула на Софью Борисовну так, что та сразу отвела глаза в сторо-ну: "Ты свою гордость оставь! У тебя двое. Сама, как хо-чешь, а дети не виноваты. Их вырастить надо. Ну-ка бери!" "А если б я оказалась в твоем положении, неужто не помог-ла бы? - уже тише сказала тетя Клава, заглядывая в её гла-за". И Софья Борисовна сало взяла и больше от помощи от-казываться не смела. Эта помощь шла от сердца.
  Софья Борисовна отдавала из своих четырехсот рублей бухгалтерской зарплаты сто рублей некоему Дмитрию Мои-сеевичу, с которым ее свел портной Исаак, за устройство на работу. И Софья Борисовна была этому рада. Во-первых, она имела твердый заработок, во-вторых, ей шел пенсионный стаж. Поэтому она старалась. Приходила в контору раньше всех, уходила позже всех, да еще прихватывала работу на дом.
  Изя с Лизой целыми днями оставались одни. Еда чаще всего состояла из картошки. Хлеб, - когда был, когда нет. На день мать оставляла детям большую сковородку жаре-ной на подсолнечном масле картошки, а когда кончалось масло, то кастрюлю вареной, и Изя, как старший, делил эту картошку на два раза, чтобы хватило до вечера, а потом они с нетерпением ждали, когда придет мать, и они после ужи-на сядут все вокруг грубо сколоченного из тесаных досок стола и достанут отложенную вчера на самом интересном месте книгу Жюля Верна. Днем они только смотрели эту замечательную книгу, перелистывали ее, давно выучили подписи под картинками и играли в придуманную ими са-мими игру: один закрывает надпись под картинкой, другой говорит напамять слова. Если ошибался, менялись места-ми. Например: "Путешественники подъехали к станции Род Гумм", или "Люди и животные исчезли в огромной волне", "Элен и Мэри не спускали глаз с лодки", "Отруб-ленные головы торчали на частоколе".
  Им очень хотелось узнать, что будет дальше, но читать без матери они не смели. Это было табу, нарушить которое значило бы разрушить гармонию их единства, поколебать любовь и доверие друг к другу, которые их связывали без отца. А они инстинктивно боялись этого, потому что без любви и доверия останется пустота.
  И еще они очень надеялись дождаться отца. Но я знал, что отца их нет в живых. Однажды Изя показал мне не-большую выцветшую фотокарточку отца, и меня током пронзила мысль, что этот человек мертв. Эта уверенность пришла с ощущением неуловимой перемены в изображе-нии человека на фотокарточке. Мой мозг отметил, что на фотокарточке живое "нечто" как бы померкло, то есть его не было. Я вернул фото и Изе ничего не сказал...
  Нинка пришла, как и обещала, к десяти утра. Часов мы не имели, но как только мать Каплунских ушла на рабо-ту, нырнули по кирпичным ступенькам вниз, в полуподвал. Большую часть жилища занимала печка с плитой, но, не-смотря на то, что ее топили даже летом, в комнате ощуща-лась сырость. Мотя-старший принес из дома патефон и не-сколько пластинок. Мы сразу завели патефон, а Монгол пошел на улицу ждать Нинку.
  - Что-то вас больно много, - оглядела нас Нинка.
  - Мы, Нин, мешать не будем, - заверил Армен. - Мы просто посмотрим и пластинки послушаем.
  - Да мне-то что? Мне вы не мешаете, - согласилась Нинка. Она выбрала пластинку, вставила в патефон и по-крутила ручку завода.
  "Мне сегодня так больно, слезы взор мой туманят. Эти слезы невольно я роняю в тиши", - зазвучал рыдающий го-лос Изабеллы Юрьевой.
  - Давай, Мишка, возьми мою правую руку, отведи ее в сторону левой рукой, а правой обними меня за талию. И пошли. На меня.
  - Двa шага, поворачивайся. Ногу приставляй. Теперь на тебя. Танго танцевать легко. Ходи в такт музыке. Раз-два, раз-два. Ну вот, получается.
  "Мой нежный друг, часто слезы роняю, и с тоской я вспоминаю дни прошедшей любви".
  Мишка неуклюже ходил за Нинкой. Лицо его покрас-нело, но было сосредоточено, ноги деревянно двигались, повторяя Нинкины движения. И на Нинкины ноги Мишка ни разу не наступил.
  - Молодец, - похвалила его Нинка. - У тебя есть чувст-во ритма. Только зад не отклячивай. Ну-ка, прижми меня этой рукой, которая на талии. Да не бойся ты. Вот так. Де-вушкам это нравится.
  Мишка стеснялся такой близости и отворачивал лицо то в одну, то в другую сторону. Нинка понимала это и на-рочно прижимала его еще плотней.
  - Ну ладно, хватит, - решила, наконец, Нинка. - Вить, давай ты, - позвала она Мотю-старшего. - А ты, Мишка, смотри и повторяй за нами. Потом Нинка учила Самуила, потом Алика Мухомеджана. Фокстрот оказался не труднее танго. Только немного другой ритм, побыстрее.
  "Сердце мoe, не стучи, глупое сердце, молчи. Я шутить над собой не позволю, я изменника прочь оттолкну и при встрече кивну головою, равнодушно и гордо кивну".
  Теперь пацаны уже сами могли танцевать друг с другом, и все топтались под музыку, а Нинка только поправляла.
  - Да-а, не балет. Но если немного потренируетесь, то из вас получатся женихи хоть куда.
  Нинка была явно довольно своей работой. Оказалось, что Изя Каплунский давно умеет танцевать. Их учила Со-фья Борисовна, их мать, и они очень ловко танцевали с се-строй и танго, и фокстрот.
  - Вовка!- неожиданно позвала меня Нинка, - иди-ка ко мне. Тебе тоже нужно учиться танцевать. Подрастешь, бу-дешь девкам головы кружить. Вон глаза какие синие, как озера.
  Она обняла меня крепко за талию, прижала к себе, лишив возможности дышать, и повела меня так, что я стал двигаться как одно целое с ней, она почти несла меня. Или это я сам летел? Я задохнулся. Мое сердце билось, словно птица в силках. Я не мог понять, что со мной. Какое-то но-вое ощущение вошло в меня. Мне было приятно чувство-вать Нинкино тело через ее легкое ситцевое платье. От во-лос ее пахло травой, а вся она источала что-то волнующее. Я как под гипнозом ходил за Нинкой, повторяя все ее дви-жения. Я легко передвигался вместе с ней, я танцевал, и мне казалось, что я давно умею это делать. И я влюблен был в Нинку... Наверно, от меня исходил такой мощный поток флюидов, что Нинка остановилась, серьезно посмот-рела на меня, мягко отстранила, потом толкнула легонько в плечо и смущенно сказала:
  - Хватит с тебя. Теперь сам научишься. - И добавила с легким вздохом, а улыбка плавала на лице: - Ох, Вовка! Бу-дут по тебе девки сохнуть.
  Потом она поймала Монгола и позвала:
  - Пойдем, научу целоваться!
  Монгол опешил, но безропотно пошел за Нинкой за печку, а я почувствовал вдруг смертельную тоску, и это, на-верно, была ревность.
  
  Глава 18
  Монгол приводит девушку. Предательство.
  
  Дом Мишки Монгола с улицы закрывал латанный-перелатанный глухой забор без ворот, но с калиткой. Щели забора забивались ржавыми полосками железа, кусками фанеры - всем, что попадалось под руку.
  Калитка выглядела не лучше, петли ее не держали, она нижним концом лежала на земле, и чтобы открыть ка-литку, ее нужно было приподнять.
  Латал забор сам Монгол, Он деловито стучал молот-ком по железу, и металлический грохот слышали все окре-стные улицы до самой Московской. Мать Монгола, Анна Павловна, с гордым умилением смотрела на сына, радуясь, что растет хозяин в доме и, отмечая, что он все больше ста-новится похожим на отца.
  Мишкин отец Арвис Монголис работал начальником производства на пятом заводе. Его арестовали еще до вой-ны по делу инженеров. Тогда прокатилась волна арестов по городу. Анна Павловна от горя чуть с ума не сошла, год ис-правно обивала пороги соответствующих учреждений, в конце концов, узнала, что он осужден на десять лет без пра-ва переписки за вредительство, ничего не поняла, но с тех пор в ее поведении появились некоторые странности. Вроде и нормальная, только вроде как немного не в себе.
  Со стороны пустыря, там, где до войны стояли ре-монтные мастерские и где мальчишки на бетонированной площадке играли в цару, а девчонки в классики, небольшой дворик и огород Монгола, тот самый, который за два мил-лиона копал Ванька Коза, огораживал редкий дощатый за-борчик.
  Подходя к Калитке Мишкиного дома, мы услышали женский смех и голос самого Монгола. Мы опешили и не стали стучаться в калитку, а пошли к забору со стороны пустыря.
  То, что мы увидели сквозь забор, смутило нас и по-вергло в уныние. Монгол привел домой чужую женщину. Огненно-рыжее тощее создание сидело на приступках кры-лечка и лузгало семечки, доставая их из небольшого газет-ного кулечка, а Мишка выжимал двадцатикилограммовую гирю. Эту гирю все мальчишки поднимали только до колен, а выжимали ее, вернее толкали только Монгол и Мухомед-жан. Гиря была странной прямоугольной формы с утоп-ленной ручкой. Мишка корячился с гирей, лицо его побаг-ровело, и он чуть не складывался пополам, выталкивая ги-рю в третий или четвертый раз. Рыжая заливалась звонким смехом. Непонятно, чему она смеялась, но чистый ее смех был приятен и рассыпался серебром. Тем не менее, рыжую мы возненавидели сразу и бесповоротно. Она уводила на-шего друга. Это как чужая голубка, которая садилась на Римочкину голубятню, а потом уводила какого-нибудь ее сизокрылого. Разве можно представить, чтобы Римочка равнодушно взирала на это.
  - Миш, не упернись! Кила вылезет! - первым не вы-держал Пахом. Все захохотали, и в этом смехе была месть, неприязнь к рыжей и презрение.
  Рыжая перестала грызть свои семечки и вопроситель-но посмотрела на Мишку. Монгол бросил гирю и повернул-ся в нашу сторону. Мы замолчали и осуждающе смотрели на Монгола, ожидая, что он бросится на нас и, может быть, даже со зла проломит забор, но он лишь криво усмехнулся, покрутил указательным пальцем у виска, взял под руку свою рыжую и увел в дом.
  Мы молча потоптались еще на площадке и пошли ис-кать Витьку Мотю. Витька выслушал наш взволнованный рассказ равнодушно.
  - Ну и что? - оказал Мотя. - С вами что ль в присте-ночки интереснее играть? Может, у него любовь!
  И заметив на наших лицах растерянность, успокоил:
  - Малы еще, раз не понимаете. Подрастете, поймете.
  Чего мы поймём, Мотя не сказал.
  - Может, и ты приведешь? - ехидно спросил Пахом.
  - Не твое, Пахом, дело! Может, и приведу, - оборвал его Мотя и больше не стал с нами разговаривать.
  
  Глава 19
  Опять скандал. Разбойное нападение на дядю Павла. Больница. Счастливая встреча.
  Новая жизнь дяди Павла.
  
  Бабушка Маня вдруг снова зачастила к нам. Она пла-кала, закрывалась с матерью в зале, и они там долго о чем-то шептались, но чаще всего бабушка не таилась и расска-зывала о неладной жизни сына с невесткой. И я опять пред-ставлял или "видел" то, что происходило у Павла в доме.
  Варвара после Павлова суда словно взбесилась. Разгова-ривала криком, все ее раздражало, она могла без причины за-катить истерику, часто плакала. Сначала Павел молча сносил все это, чувствовал свою вину. Потом запил. Пьяного Варвара на кровать не пускала, и он спал, где попало, на стульях, на сундуке. Иногда его приводили, и тогда он валялся на полу, после чего ходил недели две, как в воду опущенный, в рот не брал ничего спиртного, и когда Варвара, исходя криком, чис-тила его на чем свет стоит, виновато молчал и только хлопал глазами. А после снова напивался. Пил он вдумчиво, пьяный похож был на помешанного: звал кого-то, кому-то отдавал честь, скрипел зубами и, обхватив голову руками, плакал. Иногда пел что-нибудь фронтовое, по-рыбьи ртом хватая воз-дух и задыхаясь. А в глазах его была смертельная тоска.
  Однажды, в день получки, он не пришел домой. Вар-вара ждала его, прислушиваясь к шорохам, просыпалась несколько раз ночью и вся кипела злом, готова была разо-рвать его на части.
  - Ой, убили? - вдруг тихонько заскулила бабушка, - Чу-ет мое сердце, убили.
  - Как же, убьют его, - ненавидяще прошипела Варвара. - Нажрался, да завалился у кого-нибудь. Или в вытрезви-тель загремел. А в глубине души шевельнулась, жившая там мысль: "Господи, убили - отмучилась бы".
  А утром на работу ей позвонили из больницы. Ночью Павел поступил без сознания с проломленным черепом. Нашли его на улице. Утром, придя в сознание, он попросил сообщить о нем жене и дал телефон.
  Варвара в больницу не пошла. Бабушку пустили на не-сколько минут, и она потом, вытирая концом платка тихие слезы, рассказала Варваре в надежде разжалобить ее:
  - Плохой. Говорит - еле языком ворочает.
  - А он им всегда еле ворочает. Деньги, небось, выта-щили? - криво усмехнулась Варвара.
  - Его остановили двое ребят и по голове железкой уда-рили... Видать, знали, что с деньгами идет, подкараулили.
  - Вот и пусть святым духом питается. Я его кормить не собираюсь. На хрен он мне сдался?.. Хватит с меня. Я еще свою жизнь хочу устроить. Связалась, дура. Да хоть бы му-жик был, а то глядеть не на что.
  В тот же день Варвара подала на развод.
  К дяде Павлу ходила бабушка. О Варваре он не спраши-вал, и бабушка не упоминала про нее тоже, а когда прогово-рилась, что Варвара подала на развод, дядя Павел прореаги-ровал спокойно, только губы скривились в горькой усмешке.
  - Как же так получилось-то? - спросил отец дядю Пав-ла, когда мы пришли к нему в больницу.
  - Выпимши был. С получки с ребятами выпили. Толь-ко, Тимофеич, не подумай, выпили-то всего ничего. Так вот, только перешел через маленький мостик, хотел идти через скверик, там ближе. Подошли двое ребят: "Тихо,- го-ворят. - Пикнешь - перо в бок. Давай деньги". Я сделал вид, что полез в карман, а сам момент выждал и одному но-гой в пах, а от второго не увернулся. Откуда у него железка в руках оказалась? Сразу не рассмотрел. Только почувство-вал удар по голове и упал. Очнулся, никого нет, весь кровью залит, и подняться не могу. Не знаю, как на дорогу выполз. Там меня, видно, и нашли.
  - Совсем обнаглела шпана! Куда только милиция смотрит? - возмутилась мать...
  И вдруг неожиданно у Павла все определилось и сла-дилось, будто судьба, сжалившись над ним, дала ему пере-дышку... И бабушка, и Павел не раз пересказывали эту ис-торию: бабушка, не скрывая удовольствия, Павел с застен-чивой улыбкой, выдающей смущение. Моя мать радовалась за брата, отец ободрял его, а мне снились (а, может быть, я видел наяву) картинки Павловой жизни, которые потом ос-колками собирались в единое целое...
  В больницу к Павлу пришел Семен, с которым они вместе работали в цехе. Семен, бывший фронтовик, был лет на десять старше Павла. Мужик баламутный и заводной, но добрый и открытый. В руках Семен держал дермантиновую сумку.
  - Здоров, кирюха! - добродушно пробасил Семен. - Жив? А, говорят, на тот свет собрался. Передумал что ль?
  Семен засмеялся своей шутке. Павлу было приятно, что его навестил кто-то с работы.
  - Привет от ребят. Вот передачу прислали.
  Семен вытащил из сумки хорошие папиросы "Беломор-канал", бутылку "Ситро", яблоки, конфеты. Потом он достал миску с котлетами, банку с огурцами и тарелку с оладьями. Павел с недоумением смотрел на оладьи и котлеты.
  - А это Тонька прислала, - перехватил его взгляд Се-мен. - Помнишь, были у нее в Новых Выселках, выпивали. Моя двоюродная. Она про тебя все знает.
  Павел смутился. Он помнил Тоню, и она ему тогда по-нравилась. Тихая, с виду неприметная женщина, c добрым чистым лицом и влажными всепрощающими глазами. Се-мен как-то в выходной затащил его к сестре. Это было со-всем недалеко, минут тридцать автобусом; небольшая дере-венька, колхоз "Рассвет". Они взяли с собой бутылку водки, и Тоня суетилась, собирала стол, как на свадьбу, и прислу-живала им, а потом сходила в сельмаг и принесла еще бу-тылку. Была доброжелательна, внимательно слушала Пав-ла и от души смеялась, когда тот рассказывал что-либо смешное. Павлу было приятно и необычно от такого вни-мания к нему, и ему не хотелось уходить. Семен чувствовал себя здесь как дома, водил Павла по саду, показывал не-большое Тонино хозяйство, кроликов, огород. Потом они долго сидели на скамейке под яблоней и пели. Тоня приби-рала в доме, время от времени выходила на крыльцо и хо-рошо улыбалась.
  - Ну, как тебе моя сестричка? - спросил тогда со сме-хом Семен.
  - Женщина мировая, с такой можно и в разведку, - ис-кренне ответил Павел.
  Теперь Павел не знал, что и сказать. Эта передача бы-ла приятна и неожиданна.
  - Зачем это она? - с чувством неловкости проговорил Павел.
  - А ты ей сам скажи, - засмеялся Семен. - Она внизу сидит. Позвать?
  - Да ты что? - всполошился Павел.- У меня видок-то.
  - А что? Боевой видок, - отметил Семен и, несмотря на протесты Павла, поднялся:
  - Лaднo, выздоравливай. Ещё, может, как-нибудь за-скочу. Он ушел, и через несколько минут вошла Тоня. Сму-щаясь, она протянула ему руку-лодочку и, церемонно по-здоровавшись, сказала:
  - Вы, Паша, только не подумайте чего-нибудь такого... Я ведь от всего сердца. Если вам неприятно, скажите.
  - Что вы, Тоня, удивился Павел, даже привстал. - Мне очень даже приятно.
  И замолчал, не зная, что еще сказать, поглядывая на Тоню как-то украдкой.
  Одета она была просто. Немного старомодный черный бостоновый жакет с юбкой, туфли на низком каблуке, на голове цветастый крепдешиновый платочек. Все, однако, сидело на ней ладно и аккуратно.
  Понемногу разговорились, и Тоня просидела у него до самого обеда. Несколько раз порывалась уйти, но Павел просил посидеть еще немного, и она оставалась.
  Павлу неловко было просить, чтобы она как-нибудь зашла к нему еще, но она сама сказала:
  - Я еще приду.
  И стала ходить к нему ежедневно. Павлу с Тоней было легко и просто, и в его разлаженных мыслях появилась вдруг определенность, а вместе с определенностью стала появляться уверенность.
  Как-то, когда Павел мог уже самостоятельно ходить, не ощущая тошноты и головокружения, которые почти ме-сяц не позволяли ему даже сидеть, а не то, чтобы двигаться, они с Тоней сидели в больничном дворе.
  Погода стояла ясная, солнечная, но уже чувствовалось приближение осени. То паутинка задержится на лице, то взгляд наткнется на желтеющий кленовый лист. Да и вся зелень стала какой-то тяжелой. Природа налилась и томи-лась, словно девка на выданье. Густые и сочные темно-зеленые кроны деревьев покачивались на ветру, и не было в них уже весеннего легкомыслия, когда они распускались почти прозрачными зелененькими листочками.
  Тоня рассказывала про свою деревенскую жизнь, про мужа, погибшего на втором году войны.
  - Я с ним и пожить-то как следует не успела. Даже ре-бенка не прижила, - задумчиво сказала Тоня и добавила, чуть помолчав:
  - Очень ты похож на него. Я тебя как с Семеном увиде-ла, аж сердце упало, до чего похож. И характером ты доб-рый. Жалок ты мне, Паша, - призналась она. У нее на глаза навернулись слезы.
  Тоня вытерла глаза концом косынки, завязанной узелком на подбородке.
  - Да что ты, Тонь! - смущенно пробормотал Павел, об-нимая ее за плечи. Она уткнулась в него, счастливая.
  - Паш, у тебя с женой-то серьезно? Может, наладилось бы еще?- спросила на всякий случай Тоня.
  - Ну, уж нет, - нахмурился Павел. - Хватит.
  Через неделю Павла выписали. Он зашел домой, когда Варвара была на работе, чтобы собрать вещи.
  Тоня его ждала с самого полдня. Она несколько раз выходила к автобусу, пока, наконец, ни увидела Павла, проводила его в дом, и он, поставив чемодан в горнице, по-хозяйски прошел в сенцы, взял ведра и сходил к колодцу за водой. Потом, раздевшись по пояс и попросив Тоню слить ему, фыркал под ручейком ледяной воды и с удовольствием растирал тело докрасна чистым льняным полотенцем, пах-нущим речкой. Тоня, скрестив руки на груди, глядела на его тощее тело и думала, жалея Павла, что его надо получше кормить...
  На следующий день к ним переехала бабушка Маруся.
  Глава 20
  Мучительные приступы. Я лечу отца. Вечером у колонки. Аська Фишман. Катин муж Федор. Разговор матери с тетей Ниной. Прокурорская Лена уезжает.
  
  У отца случился очередной приступ. Эти приступы те-перь случались реже, чем в первый год его возвращениям. Я легко справлялся с ними, если это случалось при мне. Но иногда я гонял где-нибудь с ребятами мяч или загорал и купался на речке. Бывало, что я ощущал тревогу, и тогда спешил домой, и чем ближе подходил к дому, тем отчетли-вее "принимал" сигналы беды.
  Обычно приступ давал о себе знать заранее. В этот день отец чувствовал вялость, сонливость, у него пропадал аппетит, все время хотелось пить, и он спешил отпроситься с работы, потому что головная боль появлялась внезапно и быстро усиливалась, пока не обрушивалась всей силой; и не оставалось тогда воли сдерживать себя.
  Переставала существовать стройная реальность, она уступала место хаосу. Мозги кипели и распирали череп из-нутри. Казалось, что череп, в конце концов, не выдержит и расколется. Отец перетягивал голову полотенцем и стяги-вал узел все сильнее и сильнее, словно укрепляя череп. В горсаду так стягивали треснувший вяз металлической стяжкой, свинчивая болтом, пока железо не врезалось в ко-ру. Но наступал момент, когда человеческое терпение кон-чалось. И тогда из отцовского горла вылетал стон, больше похожий на рев раненого зверя. Отец катался по кровати и прокусывал наволочку подушки, пытаясь заглушить боль...
  Я ощутил тревогу, когда вспомнил, что хочу есть, и мысли унесли меня на нашу кухню. Пацаны еще останови-лись поговорить с хориками насчет футбольного матча ме-жду нашими улицами, а я уже мчался к дому. Отец, обесси-ленный, лежал на кровати. Мать дала волю слезам, сбрасы-вая напряжение и страх последних часов на меня.
  - Где тебя носило? Паразит! Ни отца, ни матери не жалко. Отец при смерти был, а ты лындаешь, черти носят. Где ты был?
  Я ничего не ответил и подошел к отцу. Отец был бле-ден и лежал на спине с руками поверх одеяла, голова его бессильно откинулась на подушке.
  - Скорую вызывали. Врач укол морфия сделал, - пояс-нила мать. Я положил руку на голову отца, веки его чуть дрогнули, он открыл глаза и улыбнулся мне вымученной улыбкой.
  Я ясно видел легкое мерцание голубоватого свечения вокруг головы отца. Гармонию свечения нарушали красно-вато-оранжевые сгустки. Морфий только приглушил боль, но она оставалась, и ее нужно было снять, иначе она вер-нется, как только действие лекарства закончится. Я подер-жал руки над головой отца, то приближая, то удаляя их, и когда почувствовал легкое покалывание в пальцах, стал де-лать круговые движения в области скопления сгустков. Иногда мне казалось, что оранжевая боль просачивается через мои руки и уходит через меня, оставляя во мне что-то неприятное, гнетущее, и отнимает силы. Я был похож на человека, который взялся за оголенный электропровод с неиссякаемым источником тока, потому что источник боли моего отца был так же неиссякаем.
  Боль - это S0S живого организма, который начинает сигналить о том, что защитные силы выработали свой пре-дел. Сейчас я заберу эту боль, но потом она начнет выраба-тываться снова. Я мог на какое-то время помочь отцу, но вылечить не мог. Его мозг был поражен необратимо и жил за счет всех жизнеспособных органов, которые отдавали все свои силы и сами оставались без защиты. Я все это мог про-читать по свечению, окутывающему живое тело, как коко-ном, легкой мерцающей оболочкой. Я научился определять очаг болезни и степень поражения основных органов. Ста-новясь старше, я стал интересоваться анатомией, о непо-нятном спрашивал отца, поэтому знал расположение и функции основных органов...
  Через несколько минут темно-красные сгустки окраси-лись в розовый цвет, потом стали менять свой цвет на голу-боватый и скоро свечение стало почти однородным. Этого было достаточно. Я знал, что сейчас отцу лучше. Дыхание его стало глубоким и ровным. Я погрузил отца в сон. Теперь он проснется выспавшимся, и силы снова вернутся к нему. До следующего раза, который, как я надеялся, теперь отодвинет-ся еще дальше. Но только время покажет, насколько его ор-ганизм и моя помощь справились с болезнью.
  Я чувствовал слабость, апатию, и мне тоже хотелось спать, но я пошел на улицу. Что-то мне вслед говорила мать, окликнула тетя Нина - я не слушал. Мне хотелось по-быть одному.
  Незаметно спала жара. Солнце погасило свой слепя-щий лик и красным диском опускалось за горизонт. Ярче обозначились предметы. Они перестали отражать прямой солнечный свет и стали более различимыми, контрастны-ми. Зато тени на глазах удлинялись и, расплываясь, теряли четкие очертания. Наступала та вечерняя благодать, когда силы начинают вновь возвращаться в мышцы и готовят те-ло для торжества плоти.
  Сегодня мне опять приснится сон, который повторялся с регулярным постоянством несколько последних лет.
  Я пробиваюсь на какой-то диковинной машине через льды, через снежные торосы к полюсу, а слева от него - ог-ромный водопад. Многотысячетонные массы воды, пенясь и разлетаясь миллионами брызг, падают с диким грохотом, кипят, путаясь в водовороте, находят свой путь и мощными потоками устремляются вниз, заливая все свободное про-странство. Именно вниз, потому что я ощущаю планету, как огромный глобус. А над водопадом повисает гигантская молния, одним концом касаясь водопада, другим, уходя в бесконечность.
  Молния постоянна, как непрерывная дуга электро-сварки, и пульсирует, играя переменчивым цветом. Я ощу-щаю ее энергию, которая пронизывает окружающую среду.
  Иногда в этих снах водопада нет, а я парю над землей, вижу реки, артериями прорезающие землю; горы, словно вылепленные на макете умелыми руками художника; моря и озера, похожие на лужицы после дождя и заливающие почти всю планету; величественные океаны, и материки, которые плавают в них огромными плотами.
  Вуаль почти прозрачных облаков лежит подо мной и украшает голубую планету.
  Но всегда присутствует молния. Она упирается в зем-лю и уходит в бесконечность. И все пронизывает энергия, которую я ощущаю каждой своей клеткой. Энергия напол-няет меня, как пустую оболочку. И я не боюсь всей этой грандиозной и страшной силы, этого гула, парализующего слух.
  А утром я просыпаюсь свежим, бодрым и сильным...
  - Вовка, сходи за водой! Дома воды ни капли.
  Мать стояла возле меня с ведрами. Наверно, сама шла за водой, но увидела меня. Я с удовольствием взял ведра и пошел к перекрестку.
  У колонки столпились женщины, но их сейчас не зани-мала вода, их занимал скандал, который устроила Катя и Ась-ка Фишман из-за отходов из бачков, которые стояли в новой трехэтажке. Бачки эти ставил свиной откормочный цех с ули-цы Революции. Катя успевала набрать свое ведро до того, как цеховые забирали отходы, но сегодня, выходя из дома, она на-ткнулась на свою бывшую соседку Аську Фишман, получив-шую с мужем Ароном квартиру в новом доме.
  - Уже и здесь поспела? - ехидно спросила Аська.
  Кате промолчать бы, но ее задели эти слова, и она ска-зала вроде про себя:
  - Нам пенсий не начисляют.
  Намек был куда как прозрачен. Вся улица знала, что Аська, сроду нигде не работавшая, когда строился дом, на-нялась сторожить стройку. На стройке лежали штабеля до-сок и стояла циркулярная пила. Аська, подворовывая но-чью доски, пользовалась этой пилой, перепиливая их на-двое.
  Работа с циркулярной пилой требовала определенной сноровки. И Аська такую сноровку выработала. Но, как го-ворится, и на старуху бывает проруха. Доску повело, и пила циркнула по руке, отхватив два пальца на левой руке. А че-рез некоторое время она стала получать пенсию по инва-лидности. Это Катя и имела в виду. Аська взорвалась не-медленно:
  - Да у тебя в чулке больше, чем у директора мясного магазина на сберкнижке. Ты же по три поросенка выкарм-ливаешь. Даром что как нищая в тряпье ходишь.
  Этот спектакль в один момент собрал немало зрите-лей. Кто-то шел за водой, кто-то из магазина. И теперь с удовольствием наблюдали за развитием драмы.
  - Зато ты вся в золоте ходишь, - теперь уже напропа-лую пошла Катя. - Сонька расползлась не хуже того поро-сенка, вот-вот лопнет. И один Арон работает.
  - Вон отсюда, паскудина, - не вынесла этих слов Ась-ка... - А ну-ка, вываливай все назад. Ходит, выгребает ... Для нее здесь бачки поставлены.
  - Чтоб тебе подавиться этими объедками! На, ешь! - сразу осевшим голосом выкрикнула Катя и, теряя рассудок oт нахлынувшей ярости, опрокинула ведро прямо рядом с Аськой. И вдруг, сообразив, что это может плохо кончиться, быстро пошла от Аськиного дома. Аська охнула и стала по рыбьи ловить ртом воздух, не находя слов для возмущения, и только когда Катя была уже недосягаема для рук, крикну-ла вслед:
  - Ну, тварь, чтоб твоей ноги здесь больше не было! И близко не смей подходить к этому дому.
  На это Катя показала зад, похлопав по нему ладонью, и от греха поскорее затрусила к своему дому.
  Публика хохотала.
  Не успел закончиться один спектакль, как начался другой. Теперь все взгляды были обращены на дорогу, по которой два приятеля вели Федора, Катиного мужа. Вели его серединой улицы, поддерживая под руки с двух сторон. Шли молча, сосредоточенно выбирая дорогу, стараясь обойти рытвины и выбоины. Были они в той стадии опья-нения, когда все внимание направлено на ноги, а мозг вы-полняет одну работу: не дает упасть, удерживает на ногах. Тетя Мотя, оставив ведра, бросилась к дому Кати, которая жила чуть подальше колонки, чтобы сообщить о том, что ее Федора ведут пьяного, но Катя, уже сама стояла у калитки, высматривая мужа.
  - Кать, твоего ведут! - сообщила издалека тетя Мотя и остановилась, прижимаясь ближе к домам.
  Федор безвольно висел на своих дружках, закатывая глаза от натужного усилия согнать дурь, скрипел зубами. Но ближе к дому сделал вдруг отчаянное усилие, пытаясь высвободиться из рук своих приятелей, и те, потеряв равно-весие, упали вместе с ним. Поднялись и, с пьяной решимо-стью довести друга до самого дома, упорно пытались снова взять оставшегося на земле Федора за руки, но Федору это не понравилось, и он, вдруг обидевшись, неожиданно уда-рил в лицо своего приятеля. Тот удивленно охнул и, не раз-думывая, ответил сильным тычком в зубы. Федор повалил-ся и, матерясь, пытался стать на четвереньки, но приятель, не давая ему подняться на ноги, завалил и стал пинать но-гами, ладясь угадать под ребра. Сразу оторвалась от ворот и коршуном налетела на него Катя. Она стала оттаскивать его от Федора, колотя кулаками по спине и пытаясь дотянуться до волос. Другой приятель долго не мог взять в толк, что происходит, а потом бросился отнимать своего товарища у Кати, и скоро они ушли, оставив Федора на земле.
  Федору никак не удавалось подняться. Катя помогала ему и причитала на всю улицу:
  - Ой, убили. Убили, окаянные.
  Кто с сочувствием, кто с любопытством, а кто с откро-венным удовольствием смотрели на дармовое представле-ние и с нетерпением ждали, чем этот спектакль закончится.
  Помог Кате Ольгин сын Толяй, добрый малый из на-шего двора. Он поднял Федора и вместе с Катей отвел в дом...
  Я поставил ведра на скамейку возле рукомойника и пошел к отцу. Отец открыл глаза. Был он бледен, но выгля-дел заметно посвежевшим.
  - Как ты, пап? - спросил я.
  - Спасибо, сынок! Чтобы я без тебя делал?
  Он смотрел на меня с такой любовью, что мне стало неловко, и я опустил глаза.
  Мать позвала есть. Она хотела принести еду отцу в по-стель, но он встал и вышел к столу сам. Мать уже успокои-лась и теперь наседкой кружилась вокруг отца. Она отдава-ла ему все лучшее и всю любовь своего нерастраченного сердца, отодвигая всех, в том числе и меня, на второй план. Видно, они с отцом еще не успели налюбиться, и теперь она берегла его и холила, как могла, добывая для него мед, ко-торый мешала с коньяком и орехами, делая питательный состав; она отжимала свекольный сок и поила его от давле-ния. Он был для нее и ребенком и мужем. Казалось, "под-держать" отца стало целью ее жизни. Она говорила: "Надо поддержать Юру" и подкладывала ему лучшие куски. Я не обижался, потому что тоже любил и жалел отца.
  После ужина отец лег с книгой в свою кровать, а я по-шел в темную каморку, где раньше жила бабушка Маруся с Олькой и где теперь спал я, потому что Олька перешла в зал.
  Я включил свет и взял томик Брет Гарта, которого мне принес отец. Но читать не получалось. Зашла тетя Нина, и они с матерью стали обсуждать последние уличные ново-сти. Я невольно слушал.
  - Шур, ты слышала, Ленка-то прокуророва уехала.
  - Да что ты говоришь? - искренне удивилась мать. Она всегда узнавала новости последней и чаще всего от тети Нины. Тетя Нина выдержала паузу, наслаждаясь произве-дённым эффектом от этой новости, и заговорила, не оста-навливаясь:
  - Укатила к себе в Ленинград и ни с кем не попроща-лась. А до учебы еще месяц целый. Кольке-то что? У него этих девок - пруд пруди. А вот Витька, Витька сам не свой ходит. "Я слышала, как мать его уговаривала: "Вить, поел бы что-нибудь, что ж ты все куришь да куришь. Посмотри, на кого стал похож. Да чем же она, змея, тебя так присуши-ла?" Да как заплачет, как заплачет. А Витька дверью - хлоп, и из дома вон".
  - Да чем же, правда, она так его взяла? Девка как дев-ка. Ну, конечно, красивая. Но уж не настолько.
  И вздохнув почему-то, может, вспомнив молодого отца и себя молодую, сказала:
  - Да и то, любовь, она не спрашивает.
  - Жалко Витьку, - согласилась тетя Нина. - Такой па-рень. Все при нем. И добрый, и из себя видный. С войны капитаном пришел.
  - Ну, как хочешь, Нин, а все же не пара он ей, - вдруг решительно заговорила мать. - У нее воспитание... и обра-зованная. Вон в институте в Ленинграде учится. А он что? Хоть капитан, хоть не капитан, а как был лапоть, так лаптем и останется.
  - Да Ленка за Витькой, как за каменной стеной жила бы. Это пока молодая перебирает. Только перебирать не из чего. Где они, мужики-то? Другая рада хоть за какого инва-лида выйти, - с обидой сказала тетя Нина, и мне даже по-казалось, что в голосе ее задрожали слезы.
  - Нет, Нин, когда человека не любишь, никаких золо-тых гор не надо, - мягко сказала мать. - А Ленка, что ж? Эта одна не останется. А, может, кто в Ленинграде есть!
  "Прошлый раз мать за Витьку заступалась, а тетя Ни-на против была. А теперь все наоборот", - с удивлением от-метил я.
  
  
  Глава 21
  Бабушка Паша. Капитал в матрасе. Мое видение. Память о сыне.
  
  Исчерпав тему, обе надолго замолчали. Глухо позвя-кивали тарелки - это мать мыла посуду. Я снова открыл книгу, но читать так и не начал. Тетя Нина, словно спохва-тившись, сказала:
  - Ты ведь знаешь, что вчера бабушку Пашу похорони-ли?
  Мать знала. Сама пятерку на похороны давала, когда по соседям деньги собирали. Но тетя Нина еще напомнила:
  - Что могли, по людям собрали. Спасибо Моте, побега-ла. Гроб дядя Коля бесплатно сколотил, за одну выпивку. Немного coбec помог. Ну, помянули потом. Мужики, кото-рые гроб несли. Дядя Коля, Шалыгин, еще мужики.
  - Да уж беднее бабы Паши не было! - согласилась мать.- Царство ей небесное!
  - Да в том то и дело, Шур! Ты знаешь, сколько у нее в матрасе нашли? - Тетя Нина выдержала паузу и с какой-то злой радостью выдохнула: - Пять тыщ.
  - Да ты что? - испугалась мать. Я живо представил, как у нее округлились глаза.
  - Вот тебе и "что"! Стали разбирать вещи. А какие там вещи? Все на выброс. Мотя думала, может, что взять себе, да что там! Одно тряпье. Матрас и тот обветшал. Хотели выбросить, да что-то зашуршало. Мотя пощупала, вроде бумага. Надорвали материю, а она и расползлась, гнилая, да и повалились деньги. Больше пятерки и тридцатки, но были и сотенные.
  - Вот тебе и нищая! - мать никак не могла прийти в се-бя. Я удивлен был не меньше и ждал, что тетя Нина скажет дальше, но на кухне установилось долгое молчание: тетя Нина с матерью стали что-то сосредоточенно двигать. Я вернулся к книге, но строчки расплывались, глаза невольно возвращались к одному и тому же месту. Со мной что-то происходило. Мне было не по себе. Я почему-то ощущал стыд и боль. И эта боль разрасталась, будто мне ее кто-то навязывал, она заполняла все мое существо, вытесняя ре-альность, а когда стала почти невыносимой, вдруг оборва-лась, и бабушка Паша явилась мне как живая. Я попытался освободиться от этого наваждения, но она легко вошла в меня, и мое сознание заполнило что-то непонятное и пу-гающее новизной ощущений. Её жизнь вдруг стала моим навязчивым видением, но то, что я увидел под углом чужо-го восприятия, смешалось с тем, что я знал...
  Бабушка Паша жила одна в маленькой комнатке с кори-дорчиком, приспособленным под кухню, где на ветхом кухон-ном столе стояла, покрытая копотью керосинка. На этой керо-синке она варила свой нехитрый старушечий обед, чаще всего молочною вермишель. Дом, в котором она жила, был ветхий, облезлый и покосившийся. И бабушка Паша была такая же ветхая, как дом, в котором она жила, и помнила еще помещи-ка, хозяина этого дома. Тогда дом был иной, с прямым фаса-дом, выкрашенным зеленой масляной краской, и под желез-ной кровлей, радующей глаз ярким суриковым цветом.
  Из той своей жизни бабушка Паша видела неясные и странные сны. Но видела она себя в этих снах как бы со сто-роны и все, что было давным-давно, казалось, было не с ней, а с кем-то другим. Сны путались, и перед ней предста-вал вместе с погибшим в гражданскую мужем Семеном, ба-тюшка Богоявленской церкви, куда она ходила молиться, отец Борис.
  А то видела сына, убитого в первый же год войны, по-сле чего ополоумела от горя и сразу стала старухой. Сын снился мальчиком. Он протягивал к ней руки, а она, опять же посторонняя, никак не могла дотянуться до него.
  Старушки богомолки, когда она рассказывала этот сон, со значением говорили, что это господь дает знамение, к себе призовет скоро.
  - Да уж скорей бы, Господи! - вздыхала бабушка Па-ша, не потому что в самом деле считала, что пришла пора помирать, а чтобы не гневить Господа.
  За сына она получала тридцать рублей пенсии. Сосед-ка Мотя советовала похлопотать насчет прибавки. Как-никак, и муж, и сын головы за советскую власть сложили. Но хлопотать было некому, да и документов никаких, кроме двух писем от сына, да похоронки не было. И бабушка Па-ша обходилась так.
  Полного достатка она никогда не знала. Озарилось, было, счастьем ее житье, когда Семена встретила, да не ей, видно, оно было предназначено, не в тот дом залетело, вой-ной обернувшись, оторвало от мужа, не дав к нему привык-нуть как следует, разбив все слаженное вдребезги. Осталась вдовой Прасковья с плотью и кровью Семеновой, годова-лым сыном.
  Привыкнув жить бедно, бабушка Паша лучше жить не могла, потому что, как лучше, не знала. Она ни у кого ниче-го не просила, но ей всегда подавали. И принимая деньги, яблоко или кусок пирога, старые боты или поношенную кофту, униженно кланялась и благодарила от себя и от имени Господа, обещая его милость, будто он был ее родст-венник.
  Вынужденная всегда и на всем экономить и отказы-вать себе во всем, она незаметно стала скупой. Покупала в основном молоко да хлеб, на что с гаком хватало мелочи, которую ей подавали. То, что перепадало ей из старой но-шеной одежды, она ухитрялась куда-то сбывать и оставляла себе лишь малое из пожалованного, самое добротное и нужное, да и то прятала в сундук, предпочитая носить ко-гда-то бывшее черным и, давно потерявшее цвет, сатиновое платье, высокие стоптанные ботинки, модернизированная копия "цыганок", в которых щеголяли еще гимназистки, да потертую плюшку, неизменно пользующуюся спросом у старушек и пожилых колхозниц.
  По дороге домой бабушка Паша, откуда бы ни шла, кланялась земле, подбирая щепки, доски, кусочки угля - все, что горело и, таким образом, обеспечивала себя топли-вом; и никогда не упускала случая заглянуть в скрытые от глаз углы и кусты в поисках пустых бутылок, и они у нее вечно звякали в облезлой дермантиновой сумке с ручками, обмотанными изоляционной лентой.
  В церковь она ходила не ко всякой службе, экономя на свечке и строительстве храма божьего, жертвуя только по большим праздникам, хотя в бога верила твердо, часто мо-лилась с поклонами и не забывала прочесть краткую мо-литву "На сон грядущим": "Огради мя, Господи, силою Че-стнаго и Животворящаго Твоего Креста, и сохрани мя от всякого зла" и "Ослаби, остави, прости, Боже, прегрешения наша, вольная и невольная, иже в слове и в деле, иже в ве-дении и в не ведении, иже во дни и в нощи, иже во уме и в помышлении: вся нам прости, яко Благ и Человеколюбец".
  В комнате, в углу, у нее висел черный от копоти Нико-лай Угодник, которому она надоедала, выпрашивая себе здоровья и легкой смерти. У Матери Божьей, святой девы Марии, она не просила ничего, но делилась мелкими забо-тами, пересказывая уличные склоки, жаловалась на суету мирскую и, повздыхав перед образом, снимала с души зло-бу, накопившуюся за день.
  Выше отца Бориса в своей мирской жизни она никого не знала. И когда после окончания службы подходила к не-му под благословение, робела. Ей казалось, что батюшка читает ее душу как книгу, где видит грехи, которые больше никому не ведомы. Она поспешно прикладывалась к кресту и, получив благословение, спешила отойти, а, отойдя, вздыхала с облегчением.
  Так она и жила. Тихо. Уживаясь с людьми и Богом. Ничего ни у кого не просила, ничего никому не давала, раз-ве что благословение Божье, которое давать было просто.
  И счет годам, бабушка Паша потеряла и дня своего рождения не помнила.
  Но умереть она не могла, потому что далеко под Пско-вом, в селе Дубки, лежал в братской могиле ее сын, и она еще не плакала на его могиле. И она знала, что не будет ей покоя, пока не съездит на его могилу.
  Для того и копила деньги, откладывала копеечку к ко-пеечке, рубль к рублю.
  Она берегла память о сыне и носила ее в себе все эти долгие годы войны. И все эти годы ей не давала покоя мысль о том, что сын ее умирал в чужой стороне и звал ее, а она была далеко, и некому было унять его боль, утешить, облегчить его страдания. Эта мысль жгла ее и терзала серд-це. И все чаще в последнее время стало возникать перед ней лицо сына, точно он напоминал ей о себе. И когда видение становилось особенно навязчивым, она шла в церковь, ста-вила незапланированную свечку, оставляла поминание и сама молилась за упокой души убиенного раба Божьего Михаила.
  Однажды, когда бабушка Паша стояла в овощном ма-газине за капустой, ей стало плохо. Сердце вдруг сдавило невидимой силой так, что она не могла вздохнуть, в глазах потемнело, а ноги подломились, и она стала опускаться на пол. Она бы упала, но ее успели подхватить под руки, отве-ли к окну и усадили на ящик.
  Когда сердце немного отпустило и бабушка Паша смогла перевести дух, ее отвели домой. Соседка Мотя дала ей капель и оставила одну.
  Оставшись в своей комнатенке, бабушка Паша почув-ствовала себя плохо. Ноги не слушались, и хотелось поско-рее лечь. У нее хватило сил по стеночке добраться до крова-ти...Она не видела ангелов и не слышала колокольный звон, и даже не успела понять, что умирает. Сердце сделало последний какой-то судорожный толчок, тело дернулось и замерло. Но мозг некоторое время еще продолжал рабо-тать, и сознание успело отметить расползающуюся пустоту и бестелесную легкость...
  Я умер одновременно и вместе с бабушкой Пашей. Я летел в бесконечную бездну; я летел, а вокруг все рушилось и разноцветным калейдоскопом менялось и кружилось пе-ред глазами... И разом все прекратилось, потому что я от-крыл глаза. Передо мной стояла мать и трясла за плечо.
  - Что с тобой? Ты так стонал. Да у тебя жар, - мать приложила руку к моему лбу. Рука была прохладной, и ее прикосновение доставляло наслаждение.
  - Да нет, ничего. Просто уснул, и что-то приснилось, - ответил я.
  - Ну, спи, спи, - мать поправила одеяло, подняла книгу с пола, положила на стул рядом с кроватью и вышла...
  - Ну и кому ж эти тыщи теперь? - спросила мать тетю Нину.
  - А государству, кому ж? У нее-то никого не было. Кому копила?! А все жадность.
  "Нет, - кричало все во мне, - это неправда. Не жад-ность, а святая материнская любовь. И не для себя копила, а для цели большой!"
  Но я молчал. Видно так угодно кому-то было; ей оста-ваться осужденной, а мне молчать.
  - ...все жадность наша. Хотя б отказала кому, хоть бы и Моте. Сколько Мотя для нее сделала?! А то так, никому.
  - Так Мотя и взяла бы.
  - Да нет, Шур, там же не одна Мотя была. Да и муж у Моти милиционер. Не дал бы. Не положено.
  - Да и то, правда. Чужое руки жжет. Потом как жить? Совесть замучает, - согласилась мать.
  - А, может, что и взяла, - словно не слыша и думая о чем-то своем, сказала тетя Нина.
  
  Глава 22
  Лето идет на убыль. На берегу. Выбор профессии. "Мотяция". Беспокойная плоть Вальки Андриянова. Ожидание большого футбола. Ванька Коза. Конная милиция. Футбольный матч.
  
  До футбольного матча оставалось больше двух недель, а город уже волновался и жил ожиданием большого футбо-ла. К нам ехала знаменитая московская команда класса "А", чтобы сыграть товарищеский матч с местными чем-пионами. Этот подарок городу преподнесли москвичи к го-довщине освобождения его от фашистских захватчиков. Болельщики обсуждали на улицах волновавшие их вопро-сы: приедет ли Константин Бесков, будет ли Всеволод Блинков, Василий Трофимов и Виктор Царев. И будет ли стоять в воротах Хомич. Скептики утверждали, что ничего этого не будет. Приедут запасные, а то и вовсе вторая ко-манда, побегают в свое удовольствие, проведут тренировку и укатят восвояси.
  Но как бы там ни было, футбола ждали, и, как обеща-ли афиши, матч состоится при любой погоде.
  А пока погода стояла необыкновенно теплая. Все в природе налилось и достигло предела своей зрелости. При-рода млела и томилась и, тяготясь своим изобилием, гото-вилась разродиться несметными своими дарами. Лето уже перевалило за свою вторую половину. Вода в речке стала холоднее. В народе говорили "Пророк Илья в речку помо-чился". После этого купались только самые отчаянные. А по утрам и вечерам ходить в маечке стало зябко. И птицы стали тише. Реже раздавалось их веселое щебетание и жиз-неутверждающее пение. Птенцы давно выросли, окрепли и вылетели из гнезд. Вороны и то каркали как-то по-особому, лениво и вроде потому, что им так положено.
  Но до осени еще было далеко. Мальчишки сидели почти всей своей компанией на берегу под ремеслухой. Ве-терок лениво играл темной густой зеленью листвы, и она, будто нехотя, отзывалась легким шелестом. С нами не было только Мишки Монгола и Ваньки Козы. Ну, Ванька-то от нас давно откололся и появлялся лишь изредка, но и тогда больше молчал и тяготился нашей компанией. А вот Мон-гола всем недоставало. Мальчишки с грустью сознавали, что потеряли своего капитана.
  - Монгол теперь с Толей Длинным в хоровой кружок в Клуб Строителей ходит, - сказал Витька Мотя.
  - Куда ходит? - не понял Каплунский.
  - Туда. Ты что, глухой, что-ли? - окрысился Мотя и уже спокойней сказал:
  - Я с ними тоже ходил, но мне не понравилось.
  - А Монгол сказал, что тебя не взяли, - с усмешкой вставил Самуил.
  - Чего не взяли? Сам не захотел, - беззлобно отмахнул-ся Мотя,- Чего там хорошего-то? Сто придурков стоят в куче и тянут: "а-а-а!". "А" да "а" - вот и весь хор.
  - А откуда Толя Длинный взялся? Он же уезжал жить к матери, - спросил Каплунский.
  - Приехал в техникум поступать. Да Монгол корешил-ся с Толей с пятого класса, когда мать Толи еще с отцом Свистковым жила. Дома-то напротив, - объяснил Мотя.
  - А он в какой техникум? - заинтересовался Алик Му-хомеджан.
  - В машиностроительный.
  - Может и мы в машиностроительный? - Мухомеджан приподнялся на локтях с травы и посмотрел на Мотю-старшего.
  - А чем железнодорожный хуже? - в голосе Моти зву-чала уверенность. - Чем плохо работать на железной доро-ге? Будешь поездами командовать. А если не захочешь, мо-жешь где угодно работать. Хоть в связи, хоть где. А машин-ка, что? Только на завод. Всю жизнь через проходную и в четырех стенах, как в тюрьме.
  - Да это да! - сразу согласился Аликпер, который волю не променял бы на золотые горы, потому что любил приро-ду и рыбалку больше жизни. В этом деле он не признавал компаний и ходил по грибы и на рыбалку один. И грибни-ком и рыболовом он был удачливым, и к его удаче относи-лись с уважением даже взрослые рыбаки.
  "Мухомеджану бы в лесники или в рыбнадзор", - ле-ниво шевельнулась у меня мысль и вдруг обрела четкую форму: "не поступит". Это было опущение, которое вспыш-кой пронзило мозг и погасло, не оставив следа. Все про-изошло произвольно. Через минуту я уже об этом забыл. Есть вещи, о которых лучше молчать. Как об отце Изи Кап-лунского. Наверно, здесь действовал всесильный инстинкт самосохранения, и это срабатывало помимо воли.
  - Ты готовишься? - ревниво спросил Мухомеджан Мотю.
  - Да так, грамматику читаю, - неуверенно сказал Мотя.
  - А я что читаю, что не читаю. Темный лес, - засмеялся Мухомеджан. - У меня всегда с русским нелады были.
  - А у кого лады? - согласился Мотя. - Вспомни, как учились-то!
  - А ты, Самуил, все же с нами не хочешь? Тоже в ма-шинку идешь?
  - У него, брат, Haум, мастером на пятом заводе работа-ет, - пояснил Каплунский.
  - А я думал, Наум портной, - сказал Мотя-младший,
  - Почему портной? - пожал плечами Самуил.
  - Да все время в костюме ходит. Как Исаак.
  Ребята засмеялись.
  - Вовкин отец тоже в костюме ходит! - засмеялся Мотя-старший.
  - Вовкин отец инженером работает, все знают.
  - А чего Монгола вдруг в хор потянуло? - вернулся к их разговору Пахом. Видно ему никак не давал покоя Мон-гол, который ни с того ни с сего потащился в хор.
  - Так у него голос прорезался, - лениво отозвался Мо-тя-старший. Руководительница сказала, что это после мо-тации.
  - Чего? - не понял Пахом, - После мотяции?
  - Ну, ты, в ухо хочешь? - обиделся Мотя. - Мотация у всех бывает. Это когда голос меняется. Когда в мужика пре-вращаешься.
  - Вот у тебя еще не прошла, потому ты и пищишь. А у меня уже прошла, видишь, голос какой грубый. Только я петь не умею. А Монгол вот запел.
  - Это где ж я пищу? - от возмущения Пахом сел. - Да я сроду не пищал. Скажите, пацаны.
  Пахом действительно не пищал. Голос у него был мальчишеский, но сиплый, и все это подтвердили.
  - Ну ладно, не пищишь - согласился Мотя. - Но все равно у тебя мотация.
  - Мутация, - поправил я. - Возрастная ломка голоса в период полового созревания.
  - А ты, Вовец, откуда знаешь? - на всякий случай опро-сил Пахом.
  - Читал.
  - Вовец все знает, - польстил мне Мотя-старший.
  - Половое созревание - это как у Андрияна? - уточнил Пахом. Все засмеялись. Эту историю с Валькой Андрияно-вым знала вся школа.
  Валька Андрианов в оккупации, как другие перерост-ки, не был, но к шестому классу умудрился два раза остать-ся на второй год. Это был симпатичный крепкий парень, улыбчивый и не драчливый, но лентяй, каких мало. На уроках он сидел с такой постной физиономией, что его ста-новилось жалко даже учителям.
  Но с некоторых пор его стала беспокоить плоть, и он время от времени развлекался с не дававшим ему покоя предметом прямо на уроке. Особенно он приходил в волне-ние на уроке биологии. Молоденькая симпатичная биоло-гичка была невысокая, худенькая, но с сильно развитой грудью. Эта грудь видно и доводила Андрияна до исступле-ния. Он двигал рукой под партой, не сводя глаз с биологич-ки. При этом физиономия его розовела от невыразимого удовольствия, и он сладострастно закатывал глаза. Сначала биологичка не понимала в чем дело. Только как-то раз сде-лала замечание: "Андрианов, что ты там все возишься?". В конце концов, ее не так беспокоил Андрианов, как осталь-ной класс, который тридцатью парами глаз вдруг начинал косить в его сторону. Так долго продолжаться не могло, и однажды, когда началась очередная возня, биологичка, как бы невзначай приблизившись к Андриановой парте, вдруг кошачьим движением быстро откинула крышку. То, что она увидела, повергло ее в ужас. Она покраснела, глаза ее ок-руглились, и она по-рыбьи стала хватать воздух ртом. Анд-риану бы прикрыться, но он уже не мог остановиться и с выпученными глазами и перепуганным лицом все же за-канчивал начатое дело.
  И вдруг биологичка взревела:
  - Вон, скотина! Вон из класса! - Гримаса брезгливого отвращения передергивала ее лицо.
  Андриян, прикрываясь руками, боком неуклюже вы-лез из-за парты и под смех и улюлюканье класса бросился к двери, на ходу заправляя свой срам.
  Биологичка, не смея сама пойти к директору с этим вопросом, рассказала все Нине Капитоновне, пожилой учи-тельнице географии, а та директору школы.
  Директор Костя вызвал Андрияна, но долго с ним не разговаривал, не читал нотаций, просто отобрал сумку и сказал, чтобы за сумкой пришла мать. А матери сказал, что без справки врача в школу его не пустит. Мать Андрияна высекла, а через день Андриян принес справку от невропа-толога: "Здоров. Беседа о вреде онанизма проведена".
  На том дело и кончилось.
  - Вовец, какой будет счет? - вдруг спросил меня Пахом.
  - Откуда я знаю? - пожал я плечами.
  - Да ладно, можешь не говорить, - не поверил Мотя. - Но хоть кто выиграет?
  - Да не знаю я, - сказал я, раздражаясь.
  Знание приходило независимо от меня и чаще всего, когда я не ждал этого. Конечно, иногда я мог заставить свое сознание настроиться на непонятное мне и болезненное восприятие загадочного мерцающего пространства, которое несло информацию. Но для этого нужны были особые усло-вия, при которых я мог бы управлять своим сознанием.
  - НУ, хорошо, а как ты думаешь, по-твоему, кто выиг-рает? - подошел с другого конца Мотя-старший.
  - Наверно, будет ничья,- наобум сказал я. Хотя, почему бы и нет? Московское "Динамо" будет у нас в гостях. Игра состоится в честь праздника нашего города, и выигрывать, вроде, не совсем удобно. Но и проигрывать команде класса "Б" тоже не резон. Вполне может быть ничья.
  - "Ну, это ты загнул, - не поверил Самуил. - Москов-ское "Динамо" в прошлом году чемпионат СССР выиграло. Они, если уступят, то может только ЦДСА. А ты, "ничья". Да они нас на сухую раскатают.
  Самуилу можно было верить. Он не пропускал ни одного футбольного репортажа, которые вел всеобщий кумир Синяв-ский. Самуил знал наперечет всех известных футболистов и мог назвать составы всех основных команд класса "А".
  - Не может быть ничьей, - согласился Витька Мотя.
  - Может и не будет, - не стал спорить я.
  - Не хочешь говорить, не говори, только тогда вообще молчи, - обиделся за всех Изя Каплунский.
  Мне нечего было возразить, и я молча жевал травинку.
  - Я вчера Ваньку Козу видел, - вспомнил Самуил. - Блатяга. Московочка, сапоги в гармошку. Я ему: "Здорово, Вань! На футбол идешь? А он сплюнул так через зубы и го-ворит: "А как же. У меня и билеты третьем ряду".
  - Ни хрена себе, - обалдел Мухомеджан. - Билеты по-купает. Это сколько ж у него денег?
  - Да больше, чем у нас всех вместе на 1-е Мая было, - пришел к выводу Каплунский.
  - Тут на кино у матери руб не выпросишь, - вздохнул Самуил.
  - Да ну его на хрен с его деньгами, - сказал Мотя. - Лучше без денег, да на свободе. Он же без конвоя послед-ние денечки ходит. Раз ворует, значит, тюрьма по нему плачет.
  - Все. С Козой больше не водиться, - приказал Мотя.
  - Да никто с ним уже давно не водится, - согласился за всех Каплунский.
  Время перевалило за полдень, и солнце стало кло-ниться к западу. Но жара не спадала, и мы все же рискнули искупаться. Вода обжигала тело, но мы с разбега бесстраш-но бросались в воду, задыхаясь от спазм, сковывающих те-ло, и оглашая берег отчаянными воплями и не совсем при-личными словами.
  Матч между московским "Динамо" и сборной города был объявлен на семь часов, но уже часа за три до встречи команд народ потянулся к стадиону. А за два часа до начала трамваи и автобусы были забиты до отказа, и люди висели на трамвайных подножках, а автобусы из-за невозможно-сти открыть двери, вторую часть своего маршрута шли без остановок до самого стадиона.
  Стадион находился напротив горсада, и ряд вековых лип и каштанов служил хорошим местом для обзора фут-больного поля не хуже трибун. Не только пацаны, но и взрослые уже карабкались на деревья, осваивая суки по-толще, но, теснимые нижними, лезли выше, рискуя сва-литься и сломать себе шею.
  И уже за час до начала матча люди висели на суках та-кими гроздьями, что зелень становилась неразличимой. Ворон не садилось на ночевку на одно дерево столько, сколько сумело разместиться безбилетных зрителей.
  Стадион окружала крепость шириной в два с полови-ной кирпича и высотой не менее двух метров.
  Мы знали два места, где кирпичная кладка высыпа-лась, и забор стал ниже. Нужно было только подтянуться на руках и перевалить на ту сторону. Главное не свалиться на голову дежурного работника стадиона. Такое тоже случа-лось, правда очень редко, потому что уже на заборе можно было быстро сообразить, где там ходит дежурный и, если близко, отступить. Но это, когда нет конной милиции, а се-годня четыре лошади скакали вдоль забора, и всадники в милицейской форме угрожающе размахивали нагайками.
  - Ну что? - оценив обстановку, сказал Мотя-старший. - Через забор не перелезть. Вон сколько лошадей. Не успеть.
  - Я попробую, - решил я. - Как только лошадь ускачет вон к тому концу забора, где дом генерала Родина, можно успеть. Там даже кто-то кирпичи подложил, совсем низко... Самуил пойдешь со мной?
  Самуил с сомнением посмотрел на забор, на лошадь, бешено проскакавшую вплотную к забору, и покачал голо-вой.
  - Не, я лучше на дерево. Или с горсадовского забора посмотрю.
  - Я пойду, - решил Мухомеджан.
  Мотя-старший был с братом и тоже не захотел риско-вать. Каплунский, было, подался в нашу сторону, но разду-мал вдруг и остался на месте. Пахом уже сидел на дереве и орал нам что-то, призывно махая рукой. Но пацаны оста-лись посмотреть, перелезем мы с Аликом или конный ми-лиционер стеганет нас нагайкой. А если стеганет, мало нe покажется.
  - Я постарше, прикрою, - приказал Алик. - Беги, лезь первым. Я за тобой.
  Мы дождались, когда лошадь проскачет в одну сторо-ну, а другая - в противоположную.
  Раз, два, три! Мы бросились через дорогу, но не успел я поставить ногу на кирпичи, как внезапное ощущение опасности заставило меня оглянуться.
  На Алика мчалась лошадь. Алик следил за тем, как я перелезаю через забор и готовился тут же перемахнуть сле-дом за мной. На это нужно было несколько секунд, но еще меньше нужно было лошади, чтобы поравняться с Аликом. Я наверняка успевал перепрыгнуть забор, но Алик попадал под нагайку, да не одну, потому что конники имели обык-новение крутиться на лошади вокруг своей жертвы до тех пор, пока она, прикрыв голову, убегала, тщетно стараясь увернуться от удара, или валил ее с ног, и та спешила от-ползти в сторону, подальше от опасной зоны.
  - Не двигайся! - мой резкий окрик пригвоздил Мухо-меджана к месту. Я закрыл его собой. А на него уже надви-галась лошадь, и он видел ухмылку на лице милиционера и нагайку в отведенной для удара руке. Но я уже знал, что он не ударит его. Мое тело напружинилось как перед прыж-ком, в глазах потемнело, и мой мозг выбросил такой поток энергии, которая, случись это в доме, наверное, пережгла бы все пробки. Лошадь, как от чумы, шарахнулась от меня в сторону, и тревожное ржание оскалило ее морду. У рыжего милиционера злорадная улыбка сменилась недоумением. Он с трудом удержался в седле и стеганул нагайкой ни в чем не повинное животное. Лошадь встала на дыбы, чуть снова не опрокинув седока, и тот еле выровнял лошадь и поскакал дальше, забыв, зачем вдруг развернулся, не дое-хав до конца забора. Меня с Аликом он не заметил, будто нас и не было. Алик так и не понял, что произошло. Он пе-ревалил меня через забор и перелез сам. А я подумал, что в таком состоянии я и не смог бы перелезть через забор без посторонней помощи. У меня дрожали руки, и знакомая слабость, так часто угнетающая меня после таких эмоцио-нальных нагрузок, неприятно сковала все мое тело.
  - Дежурный стоял далеко спиной к забору. Его больше интересовало то, что происходило на поле. Он полностью доверял конной милиции.
  - Тебе не попало? - участливо спросил Мухомеджан.
  - Да нет, не успел, - вяло ответил я.
  - Хорошо, что лашадь споткнулась, - объяснил Алик. - А то, кранты. И тебе и мне. Повезло.
  Потом пацаны, рассказывая взахлеб, как было дело, сошлись на том, что лошадь чего-то испугалась в самый по-следний момент и шарахнулась в сторону. Может, мильтон больно ткнул ее шпорой. А пока он справлялся с ней, я и Алик успели перелезть через забор. Со стороны, скорее все-го, так и было.
  Мы протиснулись к ограждению у самой беговой до-рожки, за которой начиналось футбольное поле. Нас толка-ли, на нас кричали, но мы сумели протиснуться к самому ограждению, и поле лежало перед нами как на ладони.
  На поле выскочили на разминку игроки обеих команд. Я постепенно приходил в себя. Меня еще подташнивало, но слабость прошла, и я среди всеобщего гула стал различать отдельные голоса и реплики.
  - Всеволод Блинов... А вон Виктор Царев.
  - Где, где?
  - А кто на воротах? Хомич?
  - Нет, кто-то из молодых. Запасной, наверно. Яшин фамилия.
  - А Бесков? Бесков где?
  - Нету Бескова.
  Лениво постучав мячом по воротам, поприседав и по-играв мячом на публику, первыми ушли с разминки мос-ковские динамовцы. Их проводили жидкими аплодисмен-тами. Следом потянулись местные футболисты, сопровож-даемые ревом трибун. Свои смущенно улыбались и, подни-мая руки в знак признательности, трусцой уходили в разде-валку.
  - Накидайте им, ребята! ... Гена, вложи им пару штук...Дави их.
  Болельщики знали своих футболистов. Знали Гену Та-таренкова или просто Татара, знали Алексея Ивешина, Щеглова, Виктора Дьякова, вратаря Горохова.
  Когда нетерпение стадиона достигало предела, на поле вышли судьи в черных рубашках и в черных длинных до колен трусах. Главный судья нес в руках футбольный мяч, два боковых держали в руках флажки. И тут же следом бок о бок выбежали обе команды. Стадион взревел, и этот рев уже не прекращался, только затихал на время, чтобы воз-никнуть с ещё большей силой.
  - Хомич. В воротах Хомич! - вдруг пронеслось по ста-диону. И точно, объявили состав команд и вместе с Всево-лодом Блиновым, Василием Трофимовым, Виктором Царе-вым, Александром Малявкиным и другими, знакомыми по репортажам Синявского фамилиями, назвали Хомича.
  Стадион ликовал и, казалось, забыл о том, что болеет за свою команду. Но нет, стали называть состав местной команды, и каждого встречали тоже дружным ревом. И тут же футбольные спецы, которых везде хватает, стали пере-краивать состав. "Зачем в ворота Кешу поставили? У него же руки дырявые. Нужно было Гороха ставить". "Не нужно было в защиту Сивого ставить. У него мяч между ног про-скальзывает. Вот Костик сыграл бы".
  - А что с Бесковым? Почему Бесков не приехал? - огорчился стадион. И словно услышав вопрос, мучивший болельщиков, по стадиону объявили:
  "Константин Бесков сегодня не играет. Бесков не смог приехать из-за болезни. Он простудился, и врачи посовето-вали ему соблюдать постельный режим. Ничего серьезного, товарищи. Пожелаем ему скорейшего выздоровления".
  Публика тут же простила Бескову его отсутствие и за-аплодировала, разрешая ему поболеть. Что ж поделаешь? Со всяким может случиться.
  Прозвучал свисток и матч начался. Динамо разыграло мяч, несколькими короткими пассами прошло нашу поло-вину поля, и вдруг Трофимов каким-то немыслимым фин-том оставил сзади нашего хавбека и, не подбирая ноги, с левой ударил по воротам. Мяч просвистел над штангой.
  Наш вратарь только присел, не успев среагировать на удар. Если бы мяч попал в ворота, гол был бы неминуем. Стадион проводил мяч единым тысячекратно усиленным вздохом. "О-о"! И точно одно на всех сердце екнуло и опус-тилось. И теперь уже стадион стал похож на огромное ты-сячеглавое чудовище. Это чудовище рычало и стонало, ре-вело и свистело, радовалось и переживало, умирало и вос-кресало.
  Еще одна быстрая комбинация, и тот же Трофимов с подачи Блинова вколотил мяч в девятку. Наш вратарь Ин-нокентий Агошков красиво бросился на мяч, но лишь кос-нулся его пальцами. И это была не его вина, потому что та-кие мячи не берутся. Стадион это понял и затих. Только на деревьях не поняли или не видели хорошо, что произошло, и кричали: "Вратарь - дырка! На мыло!".
  После гола все вдруг переменилось. Динамовских атак стало меньше. Гости показывали финты, набивали мяч голо-вой, коленями, а к воротам не шли. И болельщики увидели, наконец, броски Хомича. Хомич был без костей. Бросаясь на мяч, он извивался кошкой. Казалось, что забить ему можно только, если метра на два расставить штангу, да на метр при-поднять перекладину. Он играл с мячом, как котенок с клуб-ком? Он забавлялся. Даже на простой мяч он прыгал и, забрав его мертвой хваткой, изворачивался как-то красиво в воздухе и падал на него, замерев неподвижно, а стадион-зверь награ-ждал его восхищенным гулом и овациями.
  - Недаром англичане прозвали его "Тигром", - сказал кто-то рядом.
  - Да уж другого такого не будет, - согласились другие.
  Первый тайм так и закончился со счетом 1:0 в пользу гостей.
  Я к футболу, в общем-то, был равнодушен. Нет, слу-шал, конечно, репортажи, но не так как Самуил, который менялся в лице и орал вместе с Синявским " Го-о-л !"
  Но здесь мастерство знаменитых на вою страну напа-дающих захватило и меня, и я тоже свистел, переживал, и мое сердце колотилось в унисон со стадионом, когда нашим чуть не забили еще один гол. Блинов, выйдя один на один с вратарем, как-то неловко ударил, и мяч срезался мимо во-рот.
  Стадион облегченно простонал свое "О-о", а мне пока-залось, что он нарочно не стал забивать этот мяч, он просто послал мяч мимо ворот.
  Во втором тайме Хомича в воротах заменил запасной игрок, высокий голенастый мальчишка. Его ворота стояли против солнца, и он все время надвигал кепку на глаза, за-щищаясь от солнечных лучей.
  Местные старались изо всех сил, но переиграть гостей не могли. Чемпионы есть чемпионы, даже с ослабленным составом. Гости подолгу держали мяч, демонстрируя юве-лирные передачи. Футболист местной команды Горох, тоже вышедший на замену, взял пару очень хороших мячей, и болельщики моментально решили, что отныне только его и нужно ставить теперь в ворота.
  И все же местные забили свой гол. Минут за пять до конца, когда весь стадион смирился с поражением, уте-шившись тем, что проиграли не кому-нибудь, а самому чемпиону Союза, Щегол прошел по правому краю, обыграл динамовского хавбека и сделал короткий пас Татару; тот без обработки вернул мяч Щеглу на ход, и Щегол, тоже без обработки, сходу послал мяч в угол ворот. Мяч задел штан-гу и влетел в сетку. Вратарь то ли из-за солнца, то ли из-за сутолоки у ворот, удар прозевал. Он бросился в угол, вытя-нув, насколько мог, свои длинные руки, и его тело почти закрыло ворота, но мяч не достал.
  Что творилось на стадионе и прилегающем к нему пространстве, описать невозможно. Стадион вскочил в еди-ном порыве и взревел, Эхом отозвались деревья-трибуны в горсаду. Рев стоял над городом, и совершенно равнодуш-ные к футболу горожане, спрашивали друг друга, кто кому забил. Те, кто уже покидал стадион, расстроенные проиг-рышем своих, вернулись и тоже орали, досадуя, что не ви-дели этого гола.
  Последние минуты футболисты доигрывали при не-утихающем гуле стадиона. На поле уже никто не смотрел, и свисток судьи потонул в новом реве болельщиков.
  Мы с Мухомеджаном шли домой вдвоем. Своих найти в этой черной колышущейся массе было также невероятно, как рубль на мостовой. Пацанов мы увидели, уже сворачи-вая с Московской на улицу Степана Разина. Окликнули и догнали. Возбужденные матчем пацаны, все еще обсуждали игру, жестикулировали руками и показывали, какой частью ноги били по ворогам нападающие, щечкой или подъемом.
  - Вовец! - сказал с обидой Мотя-старший. - Один - один. Как ты и сказал. Только не надо темнить в следую-щий раз. Спросили, скажи. А то "не знаю, не знаю", - пере-дразнил меня Мотя. Я молча пожал плечами.
  Это Вавилонское скопление народа закончилось впол-не благополучно, "С деревьев свалилось всего человек пять, причем, только двое сломали ноги, и один получил пере-лом руки. Правда, многим досталось от нагаек конной ми-лиции. Не обошлось, конечно, и без драк. Курские столкну-лись с Монастырскими, но большого шума не получилось, и разошлись без ножей. Шпана вовремя вспомнила, что пришла на футбол, а не на разборку.
  
  
  Глава 23
  У кассы. Без билета. Кинотеатр "Родина". Кино.
  
  В последний день лета мальчишки собрались дружно. Даже Монгол был снова с нами. Еще с вечера договорились идти в кино. Шла новая серия "Тарзана". От этих тарзаньих серий весь город сходил с ума. Пацанва висела на деревьях и, приставляя рупором ладони ко рту, орала дикими голо-сами, и не счесть было переломанных рук и ног, не говоря уже о расквашенных носах, синяках и ссадинах.
  На трофейные фильмы народ валил валом. Такие фильмы, как "Знак Зорро", "Индийская гробница", "Го-лубка", "Багдадский вор" смотрели бесконечное число раз и любили не меньше, чем "Волга-Волга", "Веселые ребя-та", "Они защищали Родину", "Цирк", "Чапаев" или "Александр Невский".
  В кассу не пробиться. Но мы в общей очереди не стояли. У нас была своя примитивная система. Кто-то с деньгами стано-вился слева от кассы, где тоже выстраивалась очередь из тех, кто лез без очереди, а остальные потихоньку проталкивали его, оттирая других желающих втиснуться в эту левую очередь...
  Давили и слева и справа. Но где-то через час, изрядно помятые, но довольные, мальчишки с билетами и ошале-лыми глазами выбирались из толпы, которая ближе к кассе уже мало походила на очередь. Вторая задача состояла в том, чтобы провести под шумок одного-двух малышей ми-мо билетёрши без билетов. С этой задачей успешно справ-лялся я. Малыши жались поближе ко мне, а я подавал свой билет и смотрел на билетёршу. Она как-то сникала и, пере-ставая на какое-то время соображать, машинально отрыва-ла контроль у моего билета, и все свободно проходили, а иногда с нами успевал проскочить и кто-то чужой.
  Я не очень сильно напрягался. Я просто думал о том, что мы пройдем, и все.
  Когда я проделал это в первый раз, пацаны потребова-ли от меня, чтобы я проводил всех по одному билету. Зачем тратить кровные, выпрошенные с таким трудом рубли на билет, если можно пройти "за так"? Но я сразу уперся, уве-рив пацанов, что моих сил на большее не хватит. Пацаны долго сверлили меня взглядами, но, в конце концов, пове-рили. Конечно, я мог бы провести мимо билетерши всех своих и чужих ребят, но меня удерживало от этого что-то помимо моей воли. Я подчинялся какому-то внутреннему запрету и знал, что никогда не смогу переступить ту грань, за которой начинается зло и хаос.
  Мы любили свой кинотеатр. Назывался он хорошим словом "Родина". Кинотеатр построили еще до войны, и он счастливо уцелел во время бомбежек и артобстрелов.
  Иногда мы бегали в "Октябрь", зрительный зал кото-рого находился на первом этаже длинного жилого двух-этажного дома, уходящего под мост реки Орлик; или на Ле-нинскую, в "Дом строителя", где тоже крутили кино. Но больше мы любили "Родину" с просторным фойе, где по вечерам перед сеансами, на которые нас не пускали и на ко-торые у нас все равно не хватало денег, играл оркестр, и пе-ли свои или приглашенные артисты.
  Зрительный зал был с балконом, а по обе стороны эк-рана, на выступах стен красовались цитаты: "Из всех ис-кусств для нас важнейшим является кино. В.И Ленин", и "Кино в руках Советской власти представляет огромную неоценимую силу. И. В. Сталин".
  Эти цитаты остались в моей памяти вместе с фильма-ми и стали неотъемлемой частью любого кино.
  В зал пускали после первого звонка. На детские сеансы билеты продавали без указания мест, и после звонка начи-нался штурм зрительного зала и борьба за первые ряды. Пацаны, которые прорывались первыми, бросались на сту-лья и ложились на них, вытянув руки, в ожидании своих то-варищей, которые тут же следом и занимали эти лучшие места.
  Шум, гам, свист, топот, ругань, возня, мелкие и быст-рые стычки. Работница кинотеатра бегала по рядам, пыта-ясь утихомирить совершенно неуправляемую дикую орду, но, в конце концов, понимала бесплодность своих усилий, шла к дверям и давала сигнал к началу сразу вторым и третьим звонками, нажимая одной ей известную кнопку.
  И все вдруг стихало. Свет мигал три раза и гас, уступив место застрекотавшему кинопроекционному аппарату.
  Еще немного, еще несколько минут мелькания титров, которые нам были глубоко безразличны, и мы тонули в счастье сопереживания героям, растворяясь в экранных со-бытиях. В зале оставались только возгласы сочувствия, сто-ны, смех и слезы, крики торжества и радости.
  Полтора часа пролетали как один миг. Наши души возвращались в свои тела, и мы неохотно приходили в себя. Нам было немного грустно оттого, что волшебство кино так быстро кончилось, но мы не умели долго горевать и уноси-ли радостные впечатления с собой, вспоминая самые яркие эпизоды фильма и переживая все еще раз.
  - Зря Тарзан с этой Джейн связался, - сказал Пахом. - Она же ничего не умеет. А он как дурак катает ее на лианах.
  - Тарзану Джейн не пара, Тарзану пара Бара, - пропел Мотя-младший.
  - Ну, дурак ты, Пахом, - возмутился Самуил, - Во-первых, он ее не выбирал. Так получилось, что именно она оказалась в беде. Во-вторых, потому и защищал, что она сама себя защитить не могла.
  - А если бы на ее месте оказалась дикая Бара, - упрямо возразил Пахом, - было бы лучше. Вот бы они вдвоем по-казали всем?
  - И кому б они что показали? - усмехнулся Витька Мо-тя. - Тогда бы получился другой фильм и назывался бы он "Тарзан и дикая Бара".
  - Вот бы посмотреть! - мечтательно сказал Пахом.
  - Ладно, огольцы, хватит хреновину городить, - пре-рвал разговор Монгол. - Мне завтра на работу, вам на уче-бу. Давай часа через два соберемся на пустыре. Гульнем на-последок. За мной выпивка, а вы несите жрачку, кто что может.
  - Я через два часа не могу, - сказал Витька Мотя. - Мы с батькой уголь в сарай таскать будем. Не успею.
  - Давайте часа в четыре, - предложил Мухомеджан. - А то я тоже матери обещал сегодня в огороде помочь.
  - Ладно, в четыре так в четыре, - согласился Монгол, и все разошлись по домам.
  
  Глава 24
  На пустыре. Прощальный сбор. У кого шире клеши? Призвание. Вокал Монгола. Простой гипноз. Грусть расставания.
  
  К четырем часам все, кроме Витьки Моти, сидели на пригорке, с краю от зеленого, не очень ровного поля, куда приходили играть в футбол все пацаны окрестных улиц. Сейчас здесь было тихо и спокойно. В футбол обычно игра-ли или утром или вечером. Иногда только с завода, кото-рый начинался сразу за полем и был огорожен кирпичным забором, долетало тарахтенье грузовика, да короткие пере-бранки мужиков-грузчиков. Приятное состояние ничегоне-делания охватило нас томной негой. Мы сидели и возлежа-ли в свободных позах, как римские патриции во время ор-гий, а перед нами на газете лежали нехитрые дары нашей бедной природы: штук пять некрупных, какие водятся в нашей полосе, но красных помидоров, с десяток огурцов и яблоки, которые мы с Каплунским и Арменом Григоряном, сговорившись заранее, натрясли в саду старика Никольско-го. Хлеба принес по кусочку каждый, и его оказалось у нас немного, зато у нас была картошка, и мы собирались испечь ее в золе, для чего Монгол заставил Мотю-младшего, Семе-на и Армена Григоряна собирать хворост, щепки и другой горючий материал, и они, как всегда, с недовольными фи-зиономиями, но беспрекословно ушли за поле и уже таска-ли в кучу ветки, остатки сена после давнего покоса - все, что попадало под руку и могло гореть.
  - Вов, а где брательник-то? Не придет что-ли? - крик-нул Монгол Моте-младшему, когда тот как муравей сосре-доточенно тащил какую-то суковатую корягу.
  - И куда ты тащишь эту оглоблю? Она же не сгорит. Да и сырая, видно.
  - Сказал, придет, - ответил Володька Мотя, игнорируя замечание Монгола насчет коряги. - Когда я уходил, они с отцом уже подгребали лопатами последний уголь.
  - Ладно! Огольцы, разводи костер. Алик, ты по этому деду мастер.
  Мухомеджан, будто только этого и ждал, с удовольстви-ем стал мастерить костер, предварительно расчистив место.
  Скоро костер уже дымился, а Мухомеджан, стоя на ко-ленках, дул на слабые язычки огня, пока они ни ожили и начали сначала лизать ветки, а потом, будто распробовав корм, стали жрать его ненасытно. Костер заполыхал во всю адскую силу.
  - Вон Витька идет! - сообщил Мотя-младший.
  Витька быстро шел к нам, размахивая руками и улы-баясь во весь рот. Глаза Витьки были черными, как наве-денные сурьмой, - угольная пыль въелась в поры рук и в уши.
  - Не отмываются. Вечером с мылом помою, - отмах-нулся от наших шуток Витька. - Жрать охота. Дома есть не стал, боялся не успеть. Вот, принес.
  И Мотя положил на газету до кучи ломоть хлеба, пу-чок зеленого лука и небольшой кусок сала...
  - Картошку не пекли? - спросил он.
  Только костер разгорелся, - ответил Самуил и повер-нулся к Монголу: - Класть?
  - Да бросай!
  И Самуил стал бросать по одной картофелине в уже образовавшуюся золу. Мухомеджан утапливал картошку длинной палкой, которой поправлял костер.
  - Ладно, пацаны, давай выпьем.
  Две бутылки дешевого яблочного вина, принесенные Монголом в карманах широких клёшей, лежали среди нашей нехитрой снеди, поблескивая на солнце зеленью стекла.
  Я улыбнулся про себя, вспомнив, как из-за того, чьи клёши шире, чуть не подрались Монгол с Мотей старшим,
  Новые штаны появились у Моти и у Монгола одно-временно к Первому Мая. То есть новые штаны были не со-всем новыми, потому что это были переделанные под рост брюки Мотиного отца и брюки, которые Монголова мать, Анна Петровна, достала из оставшихся вещей Мишкиного отца. Переделывала штаны тетя Мотя, мать обоих Мотей, Витьки и Вовки, и ребята упросили тетю Мотю сделать штаны пошире, для чего той пришлось вставлять клинья из отрезанных кусков. Клинья были одинаковыми, но штаны разные. Мишкин отец, видно, был выше Мотиного отца, также как Мишка выше самого Моти.
  На Первое Мая мальчишки, как всегда, всей ватагой шли в горсад, где устраивались праздничные гуляния, где продавали пирожки с ливером, ситро и ириски по три руб-ля за штуку, а также крутились карусели, работали качели и играла музыка.
  И вот прекрасным солнечным днем, когда бледно-зеленые листочки легкой вуалью окутывали деревья и ра-довали глаз, когда птицы пели гимн пробудившейся жизни, два здоровых подростка, забыв обо всем на свете, на самом проходе тротуара на Московской улице мерили клеши, а мы, пять пацанов с любопытством смотрели и ждали, чем закончится спор.
  Клеши Монгола были все же чуть шире, но Мотя не сдавался и тянул штанину изо всех сил, чтобы уравняться с Монголом. И тот и другой время от времени обращались к нам, чтобы мы подтвердили правоту каждого. Но мы, не желая обидеть ни того, ни другого, держали нейтралитет,
  - Ты что, дурак, что-ли? Смотри, насколько у меня ши-ре? - кричал Монгол.
  - Монгол, - брызгал слюной Мотя,- тебе очки носить нужно. Смотри!
  И Мотя тянул свою штанину.
  - Пацаны, скажи, - обращался к нам Мотя.
  - Скажи, пацаны, - поднимал на нас глаза Монгол.
  - Вроде одинаковые, - пожимали мы плечами.
  - Да где ж одинаковые? - кипятился Монгол и уже не-навидящим взглядом впивался в Монгола. У того тоже по-кошачьи суживались зрачки. И уже стали забываться шта-ны. И уже встали с четверенек Монгол с Мотей. И не мино-вать бы драки. Но тут вмешался благоразумный Самуил:
  - Пацаны, Миш, Вить! Вы же ж меня слушайте! У вас клеши одинаковые.
  - Как же одинаковые, если у меня, все видели, больше? - не сдавался Монгол.
  - Правильно, немного, совсем чуть-чуть больше.
  - Ты же сказал, что одинаковые, - возмутился Мотя.
  - Правильно, одинаковые. Ты же меньше Мишки, и нога у тебя меньше. А у него нога больше, и тот сантиметр, на который его штанина больше, делает ваши клеши оди-наковыми.
  Монгол с Мотей молча думали, недоверчиво посмат-ривая на Самуила, но Самуил заговорил снова, лишая их сомнения.
  - Представляете, если у Мишки на ноге будет сидеть твоя брючина? Тогда получится вообще не клеш.
  - Вообще-то, конечно, - стал медленно соглашаться Мотя. - Да мои штаны ему вообще по колено будут.
  - Так значит, говоришь, одинаковые? - спросил Монгол Самуила. Самуил развел руками, ничего, мол, не поделаешь.
  - Одинаковые? - обратил Монгол свой вопрос к Моте.
  - Выходит, одинаковые! - согласился Мотя. Один Алик Мухомеджан так ничего в Самуиловой логике и не понял. Но, видно, долго ему не давал покоя вопрос, почему все же клеши одинаковые, если у Монгола на сантиметр шире, по-тому что уже в горсаду, когда все давно забыли этот случай, вдруг спросил:
  - Самуил, а почему одинаковые-то?...
  Вино пили из алюминиевой кружки, которую Монгол принес вместе с вином. Всем досталось понемногу. Чуть на-капали и Моте-младшему, и Сене, и Армену Григоряну.
  Разделили Мотино сало на микроскопические кусочки и моментально его проглотили. С аппетитом захрустели огурцами и луком с хлебом. Вторую бутылку оставили под печеную картошку.
  - Миш! - спросил я Монгола чуть позже, когда наш го-лод немного утолился, и мы расслабились. - Миш! Так ты теперь слесарем в автоколонне будешь работать?
  - Не, Вовец, все переменилось. У меня оказалось при-звание.
  - Я ж говорил, что у Монгола голос появился, и он в хоре запевает, - подтвердил Витька Мотя.
  - Я с завтрашнего дня в музыкальном училище рабо-тать буду, - не обращая внимания на Мотю, продолжал Монгол. - Наш руководитель с директором училища разго-варивал. Меня прослушивали, я им показался, и если бы у меня было семь классов, я бы уже в этом году в училище учился.
  Все с уважением смотрели на Мишку. Он чуть помол-чал, пережевывая яблоко, и продолжал, прислушиваясь к себе, будто проверяя еще раз то, что было обдумано и ого-ворено с матерью и было главным для него, судьбоносным.
  - Решили, что я закончу вечернюю школу. Директор взял меня чернорабочим. Работа - не бей лежачего. Пере-двинуть рояль, перенести что-нибудь. Ну и возможность заниматься с первым курсом.
  Мы засмеялись, одобряя Мишкину удачу.
  - Если буду успевать, на будущий год возьмут сразу на второй курс без экзаменов. А там на первом курсе, между прочим, дяди есть побольше моего. В школе я переросток был, а здесь нормальный. И еще со мной преподаватель бу-дет отдельно вокалом заниматься.
  - Это как, вокалом? - спросил Мухомеджан.
  - Ну, голос мой будут ставить.
  - Как ставить?
  - Ну, так говорят у нас. Нужно поставить голос, чтобы правильно пел.
  - Так ты сейчас неправильно поешь? - в голосе Мухо-меджана было полное разочарование.
  - Почему неправильно? - обиделся Монгол. - Я пою правильно. Но я не умею дышать, не знаю, когда звук от-крыть, когда закрыть,
  - Как не умеешь дышать? - испугался неугомонный Мухомеджан.
  Пацаны зашикали на него, и он, засопев сердито, за-молчал.
  - Я умею дышать обыкновенно. А в пении важно осо-бое дыхание, - с удовольствием объяснил Монгол.
  - Спой, Миш! - вдруг попросил Изя Каплунский.
  - Спой! - поддержал его Самуил.
  - Спой! - загалдели все разом.
  И Мишка спел. Он был готов петь. Он хотел петь. Он встал, распрямился, и пропала сразу его обычная сутулость, чуть расставил ноги, приподнял подбородок и устремил взгляд куда-то за поле. Лицо его сделалось серьезным. Так его, наверное, учили в клубе "Строителей". Мальчишки замерли.
  И вдруг чистейший лирический тенор зазвучал над полем и понесся ввысь и вширь, повергая нас в изумление и в сладостное состояние любви и всепрощения.
  А-а-ве Ма-ри-ия?
  Гра-ция пле-на до-ми-нус те-кум.
  Бе-не-дик-тус фрук-тус вен-трис ту-и,
  Йе-сус сан-кта Ма-рия ма-тер деи...
  Пел Мишка на нерусском языке. Никто из нас не слышал прежде этой мелодии. И Мишкин голос мы тоже слышали впервые. Но все это было настолько изумительно, что мы сиде-ли зачарованные и не смели пошевелиться, чтобы не спугнуть это волшебное ощущение нереальности происходящего.
  Я закрыл глаза и через какое-то время увидел разно-цветное мелькание точек, словно мерцание многочислен-ных звезд. Мишкин голос зазвучал объемно, пространство расширилось, и я вдруг увидел горе, всеобщее людское го-ре. Оно плыло над головами, над морем голов. Грузовики, перекрывающие улицы, военные, много военных, белые крыши, снег на головах и на грузовиках. Все безмолвно, все движется, как в замедленном кино, величественно и страшно. А над этим живым безмолвием звучит:
  Бе-не-дик-тус фру-ктус вен-трис ту-и
  Йе-сус сан-кта Ма-рия ма-тер де-и...
  Я пролетел над толпой, будто меня переставили с места на место, проник сквозь стены и оказался в большом траурном зале. Вокруг все красное и черное, и еловая зелень веток; снова военные. И вдруг какая-то сила ткнула меня в постамент, как кошку мордой в молоко. На постаменте, задрапированном красным и черным, стоял гроб, утопающий в цветах, и в гробу лежал человек в военном, лицо которого каждому знакомо с малых лет. Паника и Страх отбросили меня от знакомого лица. А вокруг стояли и колыхались люди, и лица их выражали скорбь. Громче и проникновеннее зазвучал высокий голое:
  Ор-а про но-бис пе-ка-то-ри-оус ну-унс эт
  Ин хо-ра мор-тис но-стра-э А-мен.
  - Когда? - беззвучно и отрешенно забилось мое созна-ние в вопросе. Огнем заполыхали цифры, из которых скла-дывался год.
  И вдруг всё стихло. Исчез зал. Еще раз мелькнула пе-ред глазами нескончаемая людская масса, заснеженные крыши.
  Я открыл глаза. Монгол стоял, опустив голову. Все молчали. Потрескивал, догорая, костер. Каплунский отвер-нулся, сглатывая комок, подступивший к горлу. Он тихо плакал. Может быть, вспомнил об отце, а, может быть, жа-лел мать и сестру.
  - Мишка, Монгол! - задохнулся от восторга Мухомед-жан. - Ну, ты, это... гений!
  - Пацан! - донеслось со стороны завода. Несколько го-лов, выглядывало из-за забора.
  - Молодец, кореш! Спой еще! - попросили они.
  От дороги послышались хлопки. Это с десяток прохо-жих свернули на голос. Монгол смутился, повернулся в сто-рону забора, потом в сторону дороги, показал на горло: "Не могу". Головы исчезли за забором, а люди, свернувшие с дороги, увидев, что певец сел и петь больше не собирается, быстро разошлись.
  Возбуждение прошло, но осталось тепло в душе и доб-ро в сердце. То ли от вина, то ли от Мишкиного пения, а скорее всего и от того и от другого, нас пронизывала любовь и теплое чувство счастья. Так бывает в горе, когда слезы об-легчили душевную скорбь и очистили душу, и ты готов по-делиться со всеми последним.
  Монгол открыл вторую бутылку, и мы выпили еще вина, закусывая картошкой, от которой шел пар, разламывая ее, и выгрызая до подгоревшей корочки, перемазывая руки, носы и щеки сажей. Сажа скрипела на зубах, но это было пустяком по сравнению с удовольствием от печеной в костре картошки.
  - Аликпер, ты работать идешь, или в школу в восьмой? - спросил Мухомеджана Монгол.
  - Нет, хватит, в школу больше не пойду, - улыбнулся безза-ботно Мухомеджан. - Меня в котельную берут. Работа грязная, с углем, зато сезонная. А летом лес, рыбалка. А там посмотрим.
  - Как же ты диктант завалил? - удивился Монгол. У Монгола с русским всегда были лады.
  - Да он в слове "еще" четыре ошибки делает, - без-злобно засмеялся Мотя-старший. - Надо же умудриться, на одной странице шесть орфографических и четыре синтак-сических ошибки.
  Мотя повернулся к Алику.
  - Я ж перед тобой сидел. Когда проверка была, отодви-гался в сторону, чтоб ты посмотрел. А ты, придурок, уста-вился в свой диктант как баран и глаз не поднял.
  - Да ладно, чего теперь! - голос Мухомеджана звучал лениво и добродушно. - Да и не хочу я железнодорожником быть. Я природу люблю. Буду зимой готовиться, хочу в "Лесной техникум" поступить. В Брянск поеду.
  - Да, это твое,- согласился Самуил и предложил:
  - Тебя Каплун подтянет. У него с русским хорошо. В одном дворе живете.
  - Да я что? - пожал плечами Каплунский. - Мне не трудно.
  - Точно, - оживился Алик. - Каплун, поможешь?
  - Сказал же! - подтвердил Каплунский. - Конечно, помогу.
  Мы молча жевали яблоки. Все, что можно было съесть, было съедено. Только яблоки еще лежали на газете.
  - Как-то получилось, что все по разным местам раз-брелись. Самуил в машинке теперь будет учиться, ты, Мотя, с Каплунским - в железнодорожном, я по музыке, - грустно сказал Монгол.
  - Самуил, - обратился Мишка к Самуилу. - Ты дер-жись Толи длинного. Он тоже поступил в машинострои-тельный. Толя хороший пацан.
  - Да мы с ним не очень как-то.
  - Вот и покорешитесь. Я ему тоже скажу.
  - Да не надо. Там разберемся, - уклонился Самуил.
  - Ну, смотри, как хочешь...
  - А куда "хорики" пошли? Венька? Жирик? - спросил Армен Григорян.
  - Венька на шофера пошел учиться, а Жирик на пова-ра, - ответил Витька Мотя.
  - Во, дает, - засмеялся Изя Каплунский. - Еще жирнее станет.
  - Зря смеешься, - сказал Самуил. - Нормальная про-фессия.
  - А ты, Каплун, чего не пошел на художника учиться? - в голосе Монгола было сожаление. - Рисуешь ты здорово!
  Он вспомнил, наверно, последний рисунок Каплунско-го. Изя срисовал картину Васнецова "Три богатыря" на лист ватмана, который ему принесла мать. Это была совер-шенно точная увеличенная копия с небольшой открытки.
  - Срисовать, это еще не значит уметь рисовать, - отве-тил Каплунский.
  - Ничего себе "не уметь", - обиделся за Каплунокого Мотя-старший. - Заставь меня срисовать дерево, так я мет-лу нарисую.
  Мы рассмеялись, представив Мотю с красками и кис-точкой. Пожалуй, у него и метлы не получится.
  - А вот куда у нас Вовец после школы пойдет? - по-смотрел на меня Мотя.
  - А ему никуда идти не нужно, он колдун, - усмехнулся Мухомеджан.
  Сам ты колдун, - обиделся я. - Обыкновенный, как все. Просто иногда могу больше, чем другие.
  - Да ладно, не обижайся, Вовец. Это бабки тебя за гла-за так зовут. Но уважают, - заступился Монгол.
  - В цирк он пойдет. Точно, Вовец? - пошутил Витька Мотя.
  - Вовец куда хочешь пойдет. Ему все легко дается. Он ничего не учит, а ему пятерки ставят, - серьезно сказал Монгол.
  - Потому что колдун, - Мухомеджан смотрел на меня с усмешкой.
  - Смотри, Аликпер! А то Вовец тебе чего-нибудь устро-ит. Не боишься? - серьезно спросил Монгол.
  - А что он со мной сделает? - Мухомеджан с вызовом смотрел на меня. - Что ты со мной сделаешь, Вовец? Пре-вратишь в собаку, как в кино "Багдадский вор?"
  Алик засмеялся сухим злым смехом. То ли вино, то ли азиатская кровь и дух предков-завоевателей взыграли в нем, но он вдруг стал агрессивным и с вызовом ждал, что сделаю я.
  На меня тоже подействовало вино, разбудив азарт и всколыхнув задетое самолюбие. И я сделал то, что не стал бы делать при других обстоятельствах. Я посмотрел на Му-хомеджана, ощутив при этом физически импульс своей во-ли. Мне говорили, что в таких случаях у меня меняется цвет глаз, и они из серых становились почти черными. Я на ка-кие-то доли секунды словно парализовал Алика и тут же легким движением рук у его лица погрузил в гипнотиче-ский сон, безоговорочно подчинив его себе. Нет, я не посы-лал мысленные команды, как об этом читал в описаниях гипнотических сеансов. Все было проще. Я знал, чего хочу, и мой мозг подчинялся мне и подчинял чужую волю. И это как-то не обретало форму слова. Это не приобретало ника-кую форму. Если бы меня попросили объяснить, как я это делаю, я бы объяснить не смог.
  Мухомеджан застыл живым изваянием.
  - Да ладно, пацаны, кончайте! - встревожился Самуил. - Алик, сядь!
  - Он тебя не слышит, - отрывисто бросил я. - Он сей-час слышит только меня.
  - Алик, ты сейчас в лесу. Кругом грибы. Видишь? - спросил я.
  - Да, - ответил Мухомеджан. Глаза его забегали по тра-ве.
  - Собирай! - приказал я.
  Алик опустился на корточки и сорвал "гриб", потом второй и пошел по полю. "Грибы" он складывал в вообра-жаемую корзинку. Пацаны чуть не умерли со смеху.
  - Вовец, заставь его стать на четвереньки и полаять, - потребовал Пахом.
  - Давай, Вовец! Пусть полает! Чтоб не сомневался, - обрадовался Витька Мотя.
  - Нет! - твердо сказал я. - Я просто хочу, чтобы он не-много успокоился.
  - Алик, - позвал я. - Иди сюда! У тебя уже полная кор-зинка.
  Мухомеджан послушно пошел на мой голос.
  - Сейчас ты забудешь все, что с тобой случилось. К тебе вернется хорошее настроение, - пообещал я, провел рукой перед глазами Мухомеджана и сел.
  Аликпер стоял перед нами, а на лицо его наплывала улыбка. Он сел при гробовом молчании. Все глаза были устремлены на него.
  - Вы чего? - испугался Алик.
  - Ну, ты что? Ничего не помнишь? - спросил Каплун-ский.
  - А что я должен помнить? - улыбка по-прежнему иг-рала на недоуменном лице Мухомеджана.
  - Ты ж по всему футбольному полю бегал, грибы соби-рал. Хорошо, что Вовец не захотел, чтобы ты лаял, а то бы гавкал как миленький.
  - Правда? - посмотрел на меня Мухомеджан. - А еще что я делал? Он чувствовал себя неловко, хотя и улыбался,
  - Больше ничего. Настроение хорошее?
  - Нормальное.
  Алик улыбался.
  Подул ветерок, набежали тучи и закрыли солнце. Сра-зу стало прохладно. Зашумели листьями березки на краю поля, зашелестела трава. Собирался дождь.
  - Ладно, пацаны! Пошли по домам. - Мишка Монгол поднялся с травы, остальные за ним...
  Праздник кончился. Ушла радость, а за ней и ощуще-ние покоя, но осталось чувство любви и благодарности друг к другу.
  Немного грустно было на душе оттого, что кончилось наше беззаботное лето, оттого, что мы не будем теперь так часто видеться как раньше, и немного тревожно оттого, что завтра начнется новая жизнь, а какая она будет не дано знать никакому колдуну...
  О своем видении я постарался забыть и не рассказал о нем даже отцу.
  
  Quid est veritas?
  (Понтий Пилат к Иисусу Христу.
  Евангелие от Иоанна.)
  
  Часть II
  ВОЛЬФ МЕССИНГ
  
  
  Глава 1
  Сон или видение? Школа. Урок Английского. Директор Костя. Серый со шпаной. Отпор шпане.
  
  Я видел себя... женщиной. Меня сжигали на костре. Я был привязан к столбу и ждал, то есть ждала, смерти.
  Костер разгорался, и уже языки пламени лизали мои ноги. Дым ел глаза, и я поворачивал голову, стараясь увер-нуться от едкого дыма. Жар усиливался, а когда пекло дос-тигло невероятной силы, я потерял сознание.
  После смерти я увидел себя, парящим над костром. Вокруг разливался удивительно красивый золотой туман. Я блаженно плавал в нем, освещенный каким-то неземным светом...
  Вдруг я очутился в другом месте. Я увидел себя боль-шой пятнистой кошкой. Самым поразительным было ощу-щение мягких прикосновений к земле подушечек на лапах. Это были очень необычные ощущения, почему-то они каза-лись мне знакомыми. Мое тело помнило их.
  В этот момент я открыл глаза и с удивлением стал раз-глядывать свои руки. Думал увидеть подушечки на лапах, но это были ладони. Я снова закрыл глаза - видение про-должалось.
  Я вышел из джунглей на берег реки. Осторожно ступая по песку, приблизился к воде, чего-то высматривая, подсте-регая. Наконец, я увидел больших рыб, прыгнул в воду и стал ловить добычу...зубами и лапой. Рыбалка была успеш-ной. Я чувствовал, как во рту трепещет холодное тело ры-бины. Сжал челюсти - зубы вонзились в чешую, раздался хруст костей, и я почувствовал вкус рыбы, который был мне приятен... В это время картины стали быстро сменять друг друга в обратной последовательности, - и я снова парил над костром, потом готовился к смерти, наконец, вернулся в свое тело...
  Утром я чувствовал себя бодро. У меня было отличное настроение. И, как ни странно, никаких неприятных опу-щений после сна у меня не осталось, если не считать легко-го крапивного жжения в ногах, которое вскоре прошло.
  Я рассказал о своем видении отцу. Ему передалось мое хорошее настроение, и он легко разъяснил все происходящее со мной так же, как и в случае с шаманством, упростив все до элементарных понятий. Это ничего не объясняло, но это не выходило за рамки материалистического восприятия.
  - Можно наверняка предположить, что ты когда-то чи-тал об этом или видел в кино, но потом забыл, а в твоем сознании мозг воспроизвел эту информацию в виде при-чудливых образов.
  - Пап, но это было так реально, что я чувствовал жар костра, и у меня до сих пор горят ноги. - Я не стал говорить отцу, что мои ступни до самых щиколоток все еще остава-лись красными, как если бы я держал их в кипятке.
  - Сынок, нет оснований для беспокойства, ты же зна-ешь, у тебя все ощущения на более высоком психическом уровне, чем у обычных людей. У тебя хорошее самочувст-вие, и это главное.
  - Кстати, - добавил отец с улыбкой. - Мудрецы Востока объяснили бы это реинкарнацией: когда-то твоя душа жила в теле леопарда, потом перевоплотилась в колдунью, кото-рую приговорили к сожжению на костре, может быть, за то, что неудачно лечила какими-нибудь снадобьями. Впрочем, мы с тобой уже как-то обсуждали эту тему.
  Мужская школа номер семь, где я учился последние два года, находилась в трех кварталах от нашей улицы и размещалась в отремонтированном наспех двухэтажном здании, длинном и несуразном. Окна первого, кирпичного этажа, почти лежали на земле, а второй этаж, деревянный, выглядел так, будто он предназначался для другого дома, а его по ошибке приставили сюда. А до этого учащихся тасо-вали как карты и раскидывали по всем существующим в го-роде школам. Ни нам, ни нашим родителям смысл этих пе-ремещений был не понятен. Видно, у Гороно имелся какой-то свой, и не иначе как стратегический, замысел. В резуль-тате, к пятому классу я успел поучиться еще в пяти школах. Нас отрывали от новых друзей, чтобы через полугодие или год свести с ними вновь Может быть, в этом и была страте-гия и тактика Гороно, дать испытать мальчишкам горечь расставания, чтобы они острее почувствовали радость от встреч.
  Все эти переходы и переводы не оставляли особого следа в памяти. Это происходило серо и буднично и кроме досады и слез ничего не вызывало.
  Четвертый класс мне запомнился по Семенову. Семе-нов, тихий тринадцатилетний переросток, в первый день учебы достал на перемене из холщовой сумки, похожей на торбу, с которой ходят пастухи, сверток в тряпках, развер-нул их и вынул плоский алюминиевый котелок со следами облезлой зеленой краски, открыл его, и по классу поплыл запах вареной картошки. Из котелка шел пар, и Семенов стал жадно есть самодельной деревянной некрашеной лож-кой толченую картошку без хлеба. Картошка быстро кон-чилась, Семенов поскреб ложкой по дну, облизал ее, с со-жалением посмотрел на пустой котелок, кинул туда ложку и спрятал его вместе о тряпками в сумку, где лежали тет-радки. Потом мы привыкли к таким обедам. Иногда Семе-нов ел картошку с хлебом. А ближе к весне он ел хлеб или распаренный горох. Пацаны брали на обед, кто что мог. Чаще всего это был хлеб с маргарином или подсолнечным маслом, посыпанный солью. Старшие ребята носили с со-бой жмых, могли принести пару вареных картофелин, но толченую картошку в котелке носил только Семенов.
  Учителя тоже, наверно, сытыми не бывали, потому что любили задавать вопросы о еде. Я помнил, как Нина Степа-новна (мы звали ее Мина Степановна или просто Мина), добродушно улыбаясь, спрашивала самых чистеньких, хо-рошо одетых Миронова, Осипова, Гусева:
  - Витечка, что ты сегодня ел на завтрак?
  И Витечка Гусев отвечал, морща лоб и закатывая глаза к потолку, вспоминая:
  - Яйцо всмятку, какао, булочку.
  Семенов с Аникеевым не знали, что такое какао и не помнили вкуса белого хлеба, поэтому слушали Витечку, раскрыв рты.
  А позже как-то незаметно вошло в правило, чтобы Нине Степановне утром на стол клали, кто что может. И на учительский стол ложились яблоки, карамель в бумажке, баранка и другие нехитрые подношения. Клали одни и те же ученики, и класс их тихо ненавидел.
  На нашей улице, рядом с бывшей синагогой, а потом вторым ремесленным училищем, тоже была школа. В этой школе учились девочки. Иногда по воскресеньям в жен-скую школу привозили бесплатное кино. Кино показывали по частям в тесном физкультурном зале, народу набивалось много, и взрослых было не меньше, чем детей. Аппарат, ус-тановленный прямо в зале на столе, трещал как "кукуруз-ник". Когда заканчивалась часть, на экране появлялись звездочки, полосы, и экран чернел, потом ярко вспыхивал слепящим белым светом. Кто-нибудь у выключателя вклю-чал свет, и киномеханик заправлял бобину с новой частью, а зал орал, топал и свистел. Часть заканчивалась всегда не-ожиданно и на самом интересном месте.
  Мы завидовали девчонкам, которые учились в этом кра-сивом двухэтажном здании с физкультурным залом и про-сторными светлыми классами, и не думали тогда, что нам повезет, и оканчивать среднюю школу мы будем именно в этой школе, а учиться нам придется вместе с девчонками.
  Молоденькая учительница Алла Константиновна, круг-лолицая, с доверчивыми близорукими глазами, простодуш-ная и застенчивая, держать в узде банду из трех десятков че-тырнадцати - пятнадцатилетних шалопаев не могла. Нa голо-ву ей сели сразу и бесповоротно на первом же уроке, когда она робко вошла в класс, предварительно протиснув голову в дверь, словно опоздавшая школьница. Класс напряженно за-мер, и это была первая и последняя тишина на ее уроке. На новую учительницу выжидающе смотрели тридцать две пары хитрых и наглых глаз, обладатели которых имели в своем ар-сенале бесконечное число проделок и пакостей, способных сломить и не таких учителей, как эта барышня. Барышня прошла к столу, сощурилась так, что носик ее сморщился и прыгнул вверх, оглядела класс и сказала:
  - Меня зовут Алла Константиновна. Я буду вести у вас английский. Good morning.
  "Гуд монинг, гуд монинг, гуд монинг ту ю, огромная муха сидит на бую", - показал свои познания в английском языке матершинник Валька Себеляев. Учительница зали-лась краской до корней волос, а класс покатился со смеху. И тут началось такое веселье, что Аллочка (над прозвищем голову долго не ломали), вылетела из класса и вернулась минут через пятнадцать, когда наши глотки охрипли от крика, с директором. Нет, она не побежала жаловаться. Костя сам нашел ее в коридоре у окна со слезами на глазах и с платочком у носа.
  Костю ученики боялись. Боялись и уважали.
  Вся школа знала, как Костя расправился со шпаной в школьном дворе и не дрогнул при виде ножа....
  Шпану привел Серый, которого исключили год назад из шестого класса. Серому шел уже шестнадцатый год, он курил, матерился и постоянно устраивал драки. От него плакали все учителя, и один раз его уже пробовали исклю-чать, но тогда вмешалась милиция, где Серый стоял на уче-те, и через участкового упросила директора дать ему еще один испытательный срок. Терпение Кости лопнуло, когда Серый пришел в школу пьяным и стал бузить, сорвав заня-тия в нескольких классах. Вызвали милицию. Серого забра-ли, и больше он в школу не ходил. А тут появился на спорт-площадке с двумя приятелями. Они стали гонять по пло-щадке малышей, с которыми проводила урок физкультуры их классная учительница.
  Костя все видел из окна своего кабинета. Кто-то из старших пацанов, прогуливавших урок, рассказывал, как он спрятался за школьными сараями, когда Костя вышел во двор, и слышал, как он попросил шпану покинуть школь-ный двор, но те и ухом не повели, лишь покуривали и ух-мылялись. Тогда Костя еще раз, уже строго попросил уб-раться с территории школы.
  - А что ты мне сделаешь, если не уберусь? - вызываю-ще спросил один из приятелей Серого.
  А Костя хоть и был жилистым мужиком, но ростом, по сравнению с любым из них, не вышел. Да и эти двое при-ятелей Серого были настоящие блатные.
  - Иди сода, покажу! - сказал Костя тихо.
  Тот посмотрел на своих дружков, вынул окурок изо рта, а в руке у него блестела финка. Костя ждал.
  А дальше все произошло в одно мгновение. Не то что мы из своих окон, но, наверно, и шпана не успела сообра-зить, что случилось. Блатной лежал с заломленной рукой, а нож валялся на земле. Недаром Костя в разведке служил. Мы видели, сколько у него было орденов и медалей, когда ходили на демонстрацию.
  - Марь Николаевна, поднимите нож. Да не бойтесь вы. Теперь он не опасен, - сказал Костя учительнице. Та стояла ни жива, ни мертва, но, боясь ослушаться своего директора, двумя пальцами взяла нож и держала его, не зная, что де-лать дальше. Детишки сбились в кучу и жались друг к другу ближе к своей учительнице.
  Костя достал свисток и засвистел. Серый с приятелем растерянно топтались на месте, озадаченные неожиданным поворотом дела.
  Услышав свисток, они, не сговариваясь, дунули во все лопатки в сторону забора, перелезли, и только их и видели. А их приятель с завернутой рукой визжал: "Отпусти, падла, больно. Дай уйти, я больше не буду. Век свободы не видать".
  Всех троих забрали. Больше никто из нас их не видел.
  На учеников, конечно, Костя руки не поднимал, но этого и не требовалось...
  В классе воцарилась тишина.
  - Ну что? Кто-то хочет ко мне в кабинет? - сурово ог-лядев класс, спросил Костя.
  К нему в кабинет никто не хотел, потому что в его ка-бинет входили хоть и перепуганными, но нормальными, а выходили красными как после бани и ничего не сообража-ли. Что он говорил им, какие слова, - никто не помнил, но неделю, тот кто у него в кабинете побывал, ходил по струн-ке и становился шелковым. А уж если Костя вызывал мать или отца, - это конец света. Родителям не позавидуешь, а пацанам ... и говорить нечего.
  Все сидели, боясь пошевелиться.
  - Я вам не успел представить вашу новую учительницу. Задержался ... А вы ее как встретили? ... Конечно, законы гостеприимства вам неведомы... Новый человек... Женщи-на. Входит в класс, а попадает в зверинец... Посмотрите на себя! У вас же шерсть растет и клыки лезут.
  Ребята недоверчиво и сдержано засмеялись.
  - Ну, вот что, голубчики. Я вас всех как под микроско-пом вижу. Знаю, кто здесь верховодит. Что, Аникеев, за Нефедова прячешься? Тебе чтобы спрятаться, шкаф нужно вместо Нефедова поставить.
  - Как что, так Аникеев! - привычно затянул Колька Аникеев, стараясь не смотреть на Костю.
  - Встань, когда с тобой директор разговаривает! - гаркнул Костя. Аникеев быстро встал.
  - Головой скоро потолок проломишь! Какой год-то в шестом?
  - Первый. Это я в пятом два года сидел.
  - И в третьем два... А ты, Пахомов, что ухмыляешься? Не-далеко от Аникеева ушел ...И остальные голубчики. Знаете, ко-го я имею в виду. Правильно. Агарков, Андриянов, Королев, Себеляев ... Первые кандидаты на вылет из школы.
  Пахомов, довольно рослый для своих лет и крепко сбитый, переростком не был, он добросовестно переходил из класса в класс, но энергия, бившая из него через край, не давала покоя ни ему, ни учителям и привела его на "кам-чатку", где сидели переростки. Среди переростков только трое были второгодниками Аникеев, Андриянов и Агарков, остальные пришли в четвертый класс после оккупации, на-верстывали упущенное и не могли дождаться, когда закон-чат семилетку и пойдут работать. Некоторые уже брили усы, а у Кобелева на груди росли волосы. Переростки томи-лись с младшими и тяготились школой. И еще они все вре-мя хотели есть. Они не отнимали у младших, но клянчили и отрабатывали "хлеб", заступаясь за тех, кто их регулярно подкармливал.
  Нагнав страху и внушив нам уважение к англичанке, Костя, наконец, покинул класс. Внушения хватило ровно на остаток урока, а потом все пошло своим чередом. Класс об-наглел, а бедная Алла Константиновна, добрый и хороший человек, терпела наши выходки и ничегонеделание, в кон-це концов, махнула на свой предмет рукой и тратила все свои силы только на то, чтобы обеспечить хоть какую-нибудь видимость урока.
  В результате, к концу года мы знали хорошо два слова: "фазе" и "мазе", которые произносили по-русски твердо и уверенно.
  Глава 2
  Симулянты. Покровская церковь. Разрушение. Наваждение. "Попухли". Учитель математики Филин.
  
  На английский мы не пошли. Со стороны Московской доносились взрывы. Взрывали Покровскую церковь. Здра-во рассудив, что такое зрелище грех пропустить, мы с Па-хомом, Женькой Третьяковым и Генкой Дурневым тихо "смылись" с урока, наказав старосте Женьке Богданову, чтобы он сам придумал, почему нас нет: то ли мы болеем, то ли школьный двор метем. По дороге к нам присоединил-ся откуда-то взявшийся Сеня Письман.
  - А ты почему не на уроке? - строго спросил Сеню Пахом.
  - Я с вами, - не ответил на вопрос Семен.
  - Шел бы ты на урок. Нас и так много, и ты еще под но-гами крутишься, - недовольно сказал Дурнев, но Сеню мы не прогнали, и он молча трусил за нами.
  Стоял этот красивый пятиглавый храм у моста на бе-регу реки в самом центре города, был на виду, и мимо него ежедневно ходили и ездили тысячи людей.
  К храму привыкли, и посмотреть, как его взрывают, собралось чуть не полгорода. Народ стоял на противопо-ложной стороне улицы и в безопасной близости возле хра-ма. Ближе, чем на сто метров, к церкви не подпускали. Дальше стояло милицейское оцепление, и милиционеры зорко следили, чтобы никто не пересек условную черту. Взрывы гулко бухали где-то внутри уже изуродованного здания с обвалившимися после первого взрыва куполами. Но стены оседали неохотно, с каждым взрывом лишь вздрагивая испуганным животным, и уступая какую-то часть. Глыбы завалили нутро. Пыль толстым слоем окуты-вала полуразрушенную церковь и медленно оседала на еще непорушенную кладку.
  - Хрен возьмешь! - раздался чей-то радостный возглас и вызвал восторженную реакцию. Толпа свистом и смехом встречала каждый взрыв, после которого стены оставались все еще стоять.
  - Это вам не барак! - весело хрипел пьяненький мужи-чонка, получивший неожиданно к своему хмельному загулу еще и зрелище.
  - Пятьдесят лет строили, - объяснял интеллигентный пожилой мужчина. Шляпу он снял и держал в руках. Седые его волосы шевелил легкий ветерок. - Стены в пять кирпи-чей. В раствор белки яиц добавляли.
  Мужчину внимательно слушали.
  - Правда, неудачно встроили центральный купол, и он обвалился. Но стены вечные... А купол потом укрепили.
  - Грех это великий, - сухонькая старушка с укором ка-чала головой.
  Старух собралось много. Верующие пришли попро-щаться с символом своей веры, который рушили на глазах. Старушки крестились на то, что еще утром называлось По-кровской церковью. Многие плакали.
  Взрывы прекратились. Стены, наполовину разрушен-ные, все же внушительно высились еще, заваленные напо-ловину глыбами кирпича и цемента. Кое-где виднелись толстые пласты штукатурки с фресками.
  За дело взялись рабочие с отбойными молотками. Они влезли на стены и, стоя на них, как на лесах, точь-в-точь, как шахтеры в кино, только каски без ламп, затрещали от-бойными молотками. Стены поддавались плохо, кирпич от-валивался скорее, чем кладка. Наверно, угольный пласт от-валивать легче, чем любой их этих кирпичей.
  Заработал экскаватор, но зацепить ковшом мусор не смог, мешали крупные глыбы. Экскаваторщик остановил машину, вылез из кабины и пошел к бульдозеру. Вскоре бульдозер пополз по горе, становясь чуть ли не вертикаль-но, так что бульдозерист почти лежал на спине и рисковал свернуть себе шею. Глыбы поддавались и послушно сдвига-лись в одно место.
  Неожиданно я услышал тихий колокольный звон. "Наверно, в Богоявленской церкви, стоящей как раз напро-тив, через речку, или в церкви Михаила Архангела, которая стояла подальше, ударили в колокола", - подумал я. Но нет, звон стал различимей, усилился и шел он от этой, По-кровской церкви.
  Звон колоколов заглушил все остальные звуки. Зако-лыхалась толпа и оказалась вдруг подо мной. Только это уже была другая толпа. Богомолки в белых платках со свеч-ками в руках. Неправдоподобно медленно проехала, словно проплыла, карета, запряженная парой лошадей. Мужчины в цилиндрах и дамы в шляпках с вуалями и длинных юбках то ли шли, то ли стояли, покачиваясь из стороны в сторону. Полицейский в белом кителе с золотыми пуговицами и бе-лой фуражке с лаковым козырьком неподвижно стоял у моста. И мост был другой, с чугунными литыми перилами и сходом к церкви.
  И тут я увидел храм во всем его величии. Он наплыл на меня или это я приблизился к нему. Золотые купола слепили глаза. Они находились как раз на уровне моего ли-ца и почти незримо колыхались, точно отражение в воде, но казались реально осязаемыми, как в хорошем сне, о ко-тором говорят, "как на яву". В церкви шла праздничная служба. Свет от сотен свечей заливал храм. Батюшка в рас-шитой золотом рясе и митре беззвучно шевелил губами.
  Колокольный звон становился все сильнее. Казалось, в колокола бьют над головой. А потом моя голова сама пре-вратилась в колокол. Она звенела глухо, и лопались пере-понки.
  И внезапно все кончилось. Так же неожиданно, как и возникло.
  - Вовец, что с тобой? Голова болит? - Генка Дурнев с беспокойством смотрел на меня. Я стоял, зажав уши рука-ми, а из носа сочилась кровь.
  - Сейчас пройдет, - мои губы плохо слушались меня. Такое ощущение я испытал, когда мне удаляли больной зуб и сделали укол новокаина. Тогда мне было смешно, потому что я никак не мог выговорить слово: губы не слушались меня, а когда я потрогал их пальцами, то будто залез в сту-день...
  Я провел тыльной стороной ладони по носу, размазав кровь. Но кровь быстро свернулась, и я слюной и платком, как мог, вытер следы.
  Экскаватор ревел двигателем, и ковш ползал по горе битого кирпича, нащупывая, где податливее строительный мусор, и захватывал очередную порцию, чтобы отправить ее в кузов трехтонной машины. Кузов оседал под напором высыпанного разом груза и отъезжал, лениво урча, как сы-тое животное, уступая место другому грузовику.
  Трещали отбойные молотки, терпеливо ковыряя рас-считанную на века кладку и отбивая от нее кусок за куском. Народ начал медленно расходиться. Мы вспомнили про школу и тоже заспешили прочь от развалин.
  Мы успели к четвертому уроку. Как раз закончилась большая перемена. Мы ввалились в класс и бросились к своим партам, чтобы отдышаться до появления учителя.
  - Попухли! - злорадно сообщил Кобелев. - Вас к ди-ректору. Я посмотрел на Женьку Богданова. Тот пожал пле-чами:
  - Я не причем. Я даже не успел Аллочке сказать, что вы пошли в поликлинику. Вошел Костя и спросил, где вы. Я сказал, что не знаю.
  - Как это не знаешь? - обиделся Женька Третьяков. - Ты же собирался сказать Аллочке, что мы пошли в поли-клинику, ну и сказал бы.
  - Дурак ты, Третьяк. Если Костя пришел специально, чтобы спросить, где вы, значит, знал уже, что вы симули-руете. И я бы с вами вместе за брехню попух.
  - Кто заложил? - Пахом обвел класс угрожающим взглядом.
  - Да никто! - с усмешкой сказал Аркашка Аникеев, брат того самого Юрки Барана, из-за которого исключили из школы Мишку Монгола.
  - Вы же смылись перед самым уроком, а мы все сидели в классе.
  Пахом досадливо махнул рукой и уставился перед со-бой, оставив бессмысленную затею вывести на чистую воду наушника.
  - Это кто-нибудь вас видел, когда вы бежали к Москов-ской, - догадался Богданов.
  - Конечно, такой кодлой! - согласился Аникеев.
  - Сумки взяли? - спросил Генка Дурнев, хотя знал навер-няка, что взяли, но на всякий случай откинул крышку парты.
  - А как же! - все так же насмешливо подтвердил Ани-кеев и с явным удовольствием добавил: - Мы с `Кобелем относили.
  - Ну, Аникей, ты у меня припомнишь! - вскипел Па-хом, даже жилы вздулись на шее. Он тут же готов был сце-питься с Аникеем, но его остановил здоровяк Семенов.
  - Да брось ты, Пахом! Тебе бы Костя сказал, и ты тоже, как миленький, понес бы. А ты, Аникей, не ехидничай, - по-вернулся он к Аркашке? Забыл, сколько раз у тебя сумку отнимали?
  - А он как прошлый раз изгалялся, когда у меня Скиф сумку отнял? - обиделся Аникеев. - Забыл, Пахом?
  - Ладно, кончайте бузу. Филин идет.
  Филин, учитель математики Матвей Захарович с фа-милией Филин, которая, очевидно, не имела ничего общего с ночной птицей, седой грузный старик в допотопных очках с толстыми стеклами и гибкими ушками, страдал дально-зоркостью, поэтому очки висели у него на кончике носа, чтобы иметь возможность обозревать класс поверх их.
  Время от времени Филин снимал очки, чтобы проте-реть кругляшки стекол огромным, больше похожих на по-лотенце, носовым платком и снова надеть их на кончик но-са, тщательно прилаживая, словно зачесывая за уши, гиб-кие ушки.
  Старик давно заслужил себе пенсию и ушел бы, но ка-ждый раз директор уговаривал его поработать еще год, и он оставался, объявляя этот год последним.
  Филин набычил голову и оглядел всех поверх очков; бросил журнал на стол, сел и, еще раз оглядев класс, вы-звал:
  - Пахомов, Третьяков, Дурнев, Анохин.
  Мы вразнобой поднялись из-за парт.
  - К директору, голубчики, - ласково, с каким-то даже умилением сказал Филин...
  Больше всех, как всегда, досталось бедному Пахому. Ему досталось по первое число от тети Клавы, а потом пришел с работы отец и выдал все остальное.
  Третьяк на все расспросы только отмахивался и жалко улыбался.
  Семена Письмана никогда не били, но отец, дядя Зяма, долго и нудно читал ему нотации, которые сводились все-гда к тому, как хорошо быть ученым и как плохо быть не-учем, и приводил в пример дядю Давида, который, благо-даря своему уму и учености, стал директором треста строй-материалов.
  - Вот, если бы у меня было образование, разве я пошел бы в часовщики. Нет, я не жалуюсь, это очень уважаемая профессия, но это же не одно и то же, что трест строймате-риалов.
  - И дядя Зяма вздыхал тяжело. Но здесь он немного лукавил, потому что его профессия позволяла неплохо кор-мить семью из четырех человек.
  Так вот, Семену так долго и нудно читали нотацию, что он сказал Пахому, что лучше бы его избили. Пахом по-смотрел на него, как на ненормального, повертел пальцем у виска и сказал от всей души:
  - Дурак ты, Пися.
  У меня после разговора с Костей остался нехороший осадок. Мне было стыдно, и чувство стыда усиливалось от того, что Костя на меня не кричал, просто сказал, что если отличники будут вести себя так, то что же остается делать другим.
  - От кого-кого, а от тебя я не ожидал! - молвил грустно Костя. Он отдал мне портфель и сказал, чтобы я сам расска-зал все отцу, и добавил:
  - Отец - уважаемый человек, а ты его так подводишь...
  Конечно, я первым делом рассказал отцу о том, как удрал с английского и о том, как потрясло меня разрушение церкви. Отец не перебивал и молча слушал рассказ о моем разговоре с директором, и, видя в глазах отца вопрос, я соз-нался, что поступил нехорошо. Этого отцу оказалось доста-точно. Матери мы ничего не сказали.
  
  Глава 3
  Фотографическая память. Переписка отца с академией наук. Пророческие сны. Конец переписки.
  
  Монгол ошибался, утверждая, что я ничего не учу, а мне ставят пятерки. Уроки я делал. Просто мне давалось все легко. Я обладал фотографической памятью. Пробежав глазами страницу, я мог воспроизвести ее слово в слово. Причем, эта страница так прочно откладывалась в моей го-лове, что я видел ее перед собой со всеми картинками, точ-ками и запятыми. Получалось, что я не читал книгу, а фо-тографировал страницы, отправляя снимки с них в память.
  Когда меня вызывали к доске, я старался переставить предложения, чтобы не казалось, что я вызубрил урок наи-зусть.
  С математикой у меня тоже проблем не возникало. У меня списывало пол класса, а на контрольной я успевал сделать оба варианта.
  В общем, свободного времени у меня оставалось доста-точно, и я тратил его на чтение. Отец любил книги, и дома у нас постепенно собиралась хорошая библиотека. Кроме книг классических и религиозного содержания, отец доста-вал специальную литературу, в которой пытался найти от-веты на вопросы, не укладывающиеся в его материалисти-ческое мировоззрение. Он всегда считал проявление моих способностей фактом научно объяснимым и материали-стичным, в отличие от его матери, а моей любимой бабуш-ки, Василины, которая видела во мне избранника божьего и молилась на меня.
  Читал я все подряд, как гоголевский Петрушка, но, в отличие от литературного героя, я понимал, что читал, лю-бил приключения и обожал Майн Рида, Фенимора Купера, Роберта Луиса Стивенсона, не говоря уже об Александре Дюма с его мушкетерами. Кроме того, меня занимала "Об-щая психология" и "Анатомия человека", к которым я вре-мя от времени возвращался. Книги типа "Эксперименталь-ные исследования мысленного внушения" профессора Л. Васильева меня перестали интересовать после того, как я попробовал как-то вникнуть в научные дебри, ничего не понял, запутался и оставил это...
  Отец писал обо мне в Академию Наук, и я помнил не-которые письма с ответами, которые отец мне показывал.
  "Я не оспариваю некоторых чудес, о которых говорит-ся. Я, например, полностью признал историчность Иисуса Христа, и есть чудеса, которые можно объяснить; например, эффект передвижения легких предметов, находящихся в создаваемом вашим сыном силовом поле, вполне уклады-вается в рамки нашей обычной физики - скажем, его мож-но объяснить законами электродинамики и акустики. Так что, "волшебство" в этом явлении - вовсе не сами факты передвижения, а редкая, необычная способность вашего сына управлять и выработкой магнитных импульсов в ор-ганизме, и созданными зарядами. Так что, этот феномен вполне материален. Хотя объяснить суть явления еще пред-стоит. Проф. В. М. Вольштейн".
  "Можно думать, что прекращение кровотечения, за-живление ран, язв, осуществляемые целителями, происхо-дит также в основном за счет генерируемых или физиче-ских полей. Об этих полях и об их роли в жизни и, в частно-сти, в экстраординарных психофизических явлениях, мы ничего не знаем. Исследования этих полей и изучение ме-ханизма их воздействия на организм, безусловно, откроет новые горизонты в ряде областей науки, и в первую очередь в медицине. Ю. Кобзев, радиофизик".
  Моего отца эти письма утверждали в его вере, у меня же они не вызывали никаких чувств, это были лишь простые рас-суждения, которые никоим образом меня не задевали. Я оста-вался самим собой, и ничего во мне не менялось.
  Но однажды отец получил короткое послание от про-фессора И. Блохина, которое его очень расстроило и насто-рожило. "У меня позиция была и остается твердой: с науч-ной точки зрения в этом феномене ничего нет. Чудесами и мистикой мы не занимаемся", - категорически заявлял профессор.
  Для того чтобы стало понятно, о каком феномене идет речь, нужно вернуться назад, к нашему с отцом разговору, со-стоявшемуся больше года назад. Речь шла о снах, которые отец называл пророческими, а бабушка Василина вещими.
  Я помнил, как проснулся в слезах и не находил весь день места, когда мне приснилось подобие "Последнего дня Пом-пеи" с картины Карла Брюллова. Люди метались, падали, вставали и оставались лежать, а я был одним из них и тоже бежал. Большие строения складывались как бумажные гар-мошки и оседали бесформенными грудами, более легкие по-стройки сносило, и они летели как клочки бумаги от легкого порыва ветра. Все горело. Дым и пыль, поднятые до небес, за-крывали солнце. Я запомнил ужас, который захватил и пара-лизовал меня. Я хотел проснуться и не мог открыть глаза. Ве-ки, налитые свинцом, заставили меня искать спасения. Я бе-жал, а на меня валились куски бетона, обломки кирпича, стекло и железо. Я споткнулся, не удержался на ногах, и тут на меня стала валиться бетонная стена. Она раздавила меня. Но я успел закричать... И проснулся...
  Я рассказал сон отцу. Отец задумался.
  - В прошлом году тебе приснилось извержение вулка-на. Помнишь? - спросил отец. - Тебя тогда еще поразило не само извержение, а лава. Ты ее так красочно описывал и говорил, что под лавой гибли люди.
  Я кивнул.
  - А потом "Правда" сообщила, что 1 Марта того года произошло извержение Везувия, и самые большие разру-шения и жертвы принес именно поток лавы? - отец сделал небольшую паузу и посмотрел на меня, словно хотел убе-диться, что я слушаю. - Но ты же помнишь, что извержение произошло только через два дня после твоего сна?
  Я, конечно, помнил и снова кивнул.
  - Потом, уже в сентябре тебе снился ураган, - продол-жал отец. - Ты видел шатающиеся небоскребы, говорил, что ветер вырывал с корнями деревья, срывал крыши с домов, переворачивал автомобили. Ты даже говорил о каких-то островах... Через несколько дней мы прочитали в "Правде" об урагане-убийце, прошедшем от Северной Каролины до Атлантик-Сити и Нью-Йорка со скоростью 225 км в час. И все было, как ты видел. Катались небоскребы, срывались с домов крыши. А острова, которые тебе снились, оказались Багамскими островами.
  - Я помню, пап. И знаю, что ты хочешь сказать. То, что я видел сегодня, может где-то произойти.
  - Да, сынок. И это страшно.
  - Так давай сообщим куда-нибудь, пап.
  - А для доказательства сошлемся на "Жития Святых" и приведем в пример Сергия Радонежского или Василия Блаженного, а еще лучше на Иисуса Христа.
  - Ну почему Христа? Можно сослаться и на предсказа-ние смерти Пушкину.
  - Предсказание кем? Гадалкой Кирхгоф. А была еще га-далка Ленорман. Уж тогда нужно вспомнить лучшего из них - монаха-предсказателя Авеля. Он предсказал дни и часы смер-ти Екатерины II и Павла I, нашествие французов и сожжение Москвы, за что и провел двадцать лет в тюрьме... Все это, сы-нок, далеко от науки и называется шарлатанством.
  - Хорошо. А вот это? - я прочитал напамять цитату, которую отец как-то показал мне в одной из своих книг: "Предвидение будущего, не научное предвидение, а интуи-тивное - существует. Необъяснимо? Да, с нашим нечетким представлением о сущности времени, о его связях с про-странством, о взаимосвязях прошлого, настоящего и буду-щего пока необъяснимо. Мы еще очень мало знаем о взаи-мозависимости между прошлым и будущим. Должен убеж-денно заявить, что будущее определяется прошлым и на-стоящим, и связи эти еще далеко не известны людям".
  - Этой цитатой ты сам ответил себе. "Мы еще очень мало знаем о взаимосвязях между прошлым и будущим". А, вернее, ничего не знаем. Это все ничего не значащие слова и не более. А должно быть научное объяснение.
  - Хорошо, пап, пусть не поверят, но когда произойдет то, что я видел, они вспомнят про нас.
  - И как ты это представляешь? Допустим, прихожу я к парторгу и сообщаю, что в какой-то Восточной стране про-изойдет на днях катастрофа, а на вопрос, откуда у меня эти сведения, я отвечаю: "Сын во сне видел". Но это бы ладно. В лучшем случае парторг посмеется, в худшем станет рас-сказывать всем, что Анохин немного, как бы это помягче, не в своем уме. А дальше, если через несколько дней случится катастрофа, кто поверит, что тебе это приснилось? Снам у нас не верят. Предсказаниям тоже. Коммунист и мистика - понятия, мой сын, взаимоисключающие...
  Через четыре дня, 7 августа 1945 года "Правда" с воз-мущением писала о том, что 6 августа американские летчи-ки сбросили на японский город Хиросима урановую бомбу, нанеся большой урон японскому населению и громадные разрушения городским строениям.
  Я ходил весь день как потерянный, проклинал свой страшный дар, а с отцом случился приступ.
  Потом отец в очень осторожной форме составил пись-мо и отправил в Академию Наук СССР. Суть письма состав-лял вопрос, как современная наука объясняет случаи пред-видения. Отец описал два моих сна, опустив последний.
  Вот на это письмо мы и получили ответ профессора Н. Блохина, уместившийся в две строчки: "У меня позиция была и остается твердой: с научной точки зрения в этом феномене ничего нет. Чудесами и мистикой мы не занима-емся".
  Окончательно добило отца мрачное письмо физика-теоретика Френкеля, которое он получил вскоре. Письмо заканчивалось так:
  "...обстановка в науке настолько сложна и опасна для открытого обсуждения этих сложных проблем, что прихо-дится скрывать информацию в стенах лаборатории, хотя лаборатория поддерживается профессором А.Д.Александровым... Поэтому ни в коем случае не следует никому нигде рассказывать...Все будет расценено, как рас-пространение лженауки. Физик-теоретик Френкель".
  Это письмо напугало отца. Письмо он сжег и затею с перепиской оставил...
  
  
  Глава 4
  Физгармония. Монгол показывает свое "искусство"
  
  Вечером мы взялись помочь Мишке Монголу перета-щить от его соседа Свисткова какую-то музыкальную "бан-дуру", которая без дела валялась в свистковском сарае вме-сте с другим хламом.
  - Это что, клавесин? - спросил Самуил, когда мы из-влекли из сарая на свет божий инструмент размером со школьную парту, похожий на пианино.
  - Нет, физгармония, - ответил довольный Монгол. - Видишь, внизу, где у пианино педали, встроены меха?
  Действительно, внизу располагались две коробки, по-хожие на кузнечные меха, которыми кузнец раздувает огонь. Я видел такие в деревенской кузнице, когда мы ез-дили к бабушке Василине в освобожденную от немцев Брянскую деревню.
  - Ставишь ноги на меха и поочередно нажимаешь на них, - охотно объяснял Монгол. - Воздух подается на кла-виши и играй себе.
  - Как у Чекарева баяна, - сообразил Мухомеджан.
  - Точно, - подтвердил Монгол. - Ладно, поперли. Мы облепили физгармонию со всех сторон и, мешая друг другу, потащили инструмент через дорогу.
  Инструмент остался у Свисткова после ухода немцев и с тех пор пылился в сарае. Когда мы, преодолев пороги и калитки, затащили, наконец, физгармонию в дом и, тяжело дыша, не хуже этих мехов, когда на них давят ногами, ото-шли в сторонку, вид наш являл довольно неприглядное зрелище. Одежда покрылась пылью и перепачкалась ме-лом, а на лицах отпечатались следы грязных пальцев. Мать Мишки Монгола, Анна Павловна, дала нам щетку и чистую тряпку вместо полотенца, и мы пошли чиститься на колон-ку. Анна Павловна, как всегда, суетилась вокруг нас и уже наливала по стакану козьего молока, что означало ее самое большое расположение. Потом она, решив помыть инстру-мент, взяла таз с водой, и уже окунула в него тряпку так, будто собиралась мыть пол, а не музыкальный инструмент, но Монгол от греха подальше взялся за это дело сам. Он отжал тряпку до влажного состояния и стал аккуратно при-водить свое приобретение в порядок.
  Наконец, наступил торжественный момент. Монгол сел на табуретку перед своим первым в жизни инструмен-том, поставил ноги на меха и стал нажимать на них пооче-редно, сначала на один, потом на другой. При этом руками он водил по клавишам. Это оказалось не просто, работать одновременно ногами и руками. Стоило Мишке сосредото-читься на руках, как он тут же забывал про ноги. Он раска-чивался вслед за движением ног, как истинно верующий еврей на молитве. Мишка хотел показать, чему уже смог научиться в училище, но у него ничего не получалось. И тут ему в голову пришла хорошая мысль.
  - Вить, - сказал Монгол Моте старшему, - садись со мной рядом, будешь нажимать на меха.
  Мотя взял стул, сел рядом с Монголом и старательно заработал ногами. И все бы было хорошо, если бы Витька не закрывал собой клавиши и не мешал Монголу. Тогда Витька Мотя предложил загнать под физгармонию Мотю младшего и Армена Григоряна, и те, налегая всей массой своих тощих тел, руками стали давить на меха. Дело пошло. Монгол теперь следил только за руками и показал нам не-сколько аккордов, которым научился. Пацаны ждали большего, чем несколько неуверенных аккордов, и разоча-рованно смотрели на Монгола. Володька Мотя и Армен ус-тали сидеть под физгармонией и, шмыгая носами и высо-вывая головы, спрашивали:
  - Долго еще?
  - Ладно, хорош! - решил Монгол и, как бы извиняясь перед ребятами, сказал:
  - Упражняться надо. Пальцы развивать.
  Мы вышли на улицу.
  - Пацаны, в воскресенье в два часа наш хор выступать в клубе Строителей будет, - крикнул из дверей Монгол. - Скажите, чтоб меня позвали. Я проведу.
  Я шел и думал, что нелегка Монголова наука, если их за целый месяц смогли научить всего четырем аккордам.
  
  
  Глава 5
  Обрусевший немец Штерн. Анна. Любовь Жорки Шалыгина. Злополучные качели. Разлад.
  
  Еще издали мы увидели толпу напротив моего дома и припустились бегом, чтобы не прозевать того, что там про-исходит.
  - Что здесь, тетя Тань? - спросил я Кустиху.
  - Да Жорка Шалыгин пьяный. К Аньке лезет.
  Напротив, за высокими воротами стоял крепкий дом обрусевшего немца Ивана Андреевича Штерна. Его предки стали служить России еще при Петре I, поэтому в их роду давно уже перевелись Иоганны и Арнольды, и появились Иваны и Андреи. Иван Андреевич воевал, дошел до Берли-на, и грудь его украшало не меньше десяти медалей. Но не-мецкое начало брало верх, и порядок для него являлся ос-новой всех основ. Вымощенный кирпичом двор своего дома Иван Андреевич содержал в такой же чистоте как и сам дом. Работал Штерн прорабом на строительстве и был ува-жаемым человеком.
  В доме у немца жила на квартире дальняя родствен-ница его жены Анна, полненькая светловолосая и белозубая веселая девушка двадцати пяти лет. Анна нравилась Жорке Шалыгину. Жорка мог увлечь занятным разговором, любил пошутить, что нравилось Анне, и она его ухаживания при-нимала. Иногда они ходили в горсад на танцплощадку, по-том он провожал ее домой, и они долго стояли у ее калитки, и на улице слышен был ее приглушенный счастливый смех. И, видно, к Анне Шалыгин относился серьезно, потому что стал реже пить. И Анне Шалыгин, наверно, нравился, иначе бы она до ночи у калитки с ним не стояла.
  Жорка осаждал ворота серьезно. Погрохав кулаком в калитку, он стал с разбегу, словно тараном биться в ворота. Потом он полез через ворота. Он подпрыгнул, уцепился за воротину и стал подтягиваться. Один раз он свалился, но снова полез, и ему удалось, наконец, перевалиться через ворота. По ту сторону послышался раздраженный голос Штерна и пьяная ругань Шалыгина. Калитка открылась, и из нее вывалился Шалыгин. Он упал на спину и стал орать, обращаясь к людям:
  - Немцы наших бьют!
  - Жор, уймись, опять в милицию попадешь! - сказала из толпы тетя Надя. - Иди, проспись!
  - Я Аньку люблю, - заплакал вдруг Жорка.
  - Анька, выйди, а то утоплюсь, - заорал Шалыгин, раз-мазывая слезы по лицу. И вдруг быком бросился на ворота и стал колотиться об них головой.
  - Ань, выйди, а то не уймется. И правда руки наложит на себя, - крикнула за ворота тетя Надя.
  Анна, видно, чутко прислушивалась ко всему, что про-исходило, и слышно было, как она о чем-то спорила со Штерном.
  Калитка отворилась, и Анна вышла за ворота. Зрители притихла. Шалыгин, увидев Анну, как-то сразу обмяк, с минуту смотрел на нее, будто глазам своим не верил, и не-ожиданно повалился ей в ноги:
  - Анюта, не могу без тебя. Делай со мной что хочешь. Убей, а без тебя мне не жить.
  - Что ж ты срамишь меня перед людьми? - взмолилась Анна. - Откуда ж ты на мою голову взялся?
  Анна заплакала.
  - Иди домой. Завтра поговорим.
  - Прости меня, Аня? - с надрывом прохрипел Жорик. - Для меня твое слово - закон!
  Шалыгин вобрал голову в плечи и, нетвердо ступая, пошел домой.
  Вечером мать спросила тетю Нину:
  - Чегой-то Жорка ломился к немцу сегодня?
  - Чего, чего? Любовь - вот чего, - усмехнулась тетя Нина.
  - Какая ж это любовь, если она видеть его не хочет? А ведь у них, вроде как, к свадьбе шло.
  - Ну, к свадьбе не к свадьбе, а любовь между ними была.
  - А что ж случилось?
  - Да боится она. Шалыгин-то шальной. Вот этой своей шальной удалью он ее и напугал. 3наешь, у нас, где удаль, там и дурь. Ну ты что, правда, не знаешь, что случилось в горсаду? - брови тети Нины удивленно прыгнули вверх.
  - Ну, знаю, что Жорка с качелей свалился и в больницу попал, - ответила мать.
  - Тогда слушай. Я же своими глазами все видела. Мы в то воскресенье с Женькой, Исааковой дочкой, днем в горса-ду гуляли. Шалыгин был выпимши, но не сильно. Говорят, от этой своей любви он на руках таскал Аньку по всем алле-ям. А она хоть и отбивалась, но хохотала. Наверно, это ей нравилось...
  На беду Шалыгину попались на глаза эти чертовы ка-чели. Он купил два билета, но Анька с ним кататься не за-хотела. Я, говорит, с тобой боюсь, ты отчаянный. Это еще больше раззадорило Жорку, и он сел в лодку один. А мы с Женькой как раз собирались тоже покататься и стояли, смотрели. Шалыгин с шутками и прибаутками стал раска-чиваться. Сила-то есть - ума не надо. Лодка аж дыбом ста-новилась. Если бы не прутья, на которых она была закреп-лена, давно перевернулась бы. Прутья бились о переклади-ну и гнулись. Жорка одурел от восторга и орал что-то впе-ремешку с матом, продолжая раскачиваться. Народ собрал-ся у заборчика, ограждавшего качели. Даже другие качели остановились, и из них смотрели на Шалыгина. Женщины визжали и требовали остановить это хулиганство. А Анька стояла бледная, на глазах слезы, кулачки прижала к груди и что-то шепчет про себя. Появился милиционер и стал сви-стеть в свисток. Контролерша, наконец-то, подняла тормоз-ную колодку. И тут Шалыгин вылетел из лодки. Прутья ка-челей в очередной раз стукнулись о трубу перекладины, и Жорка не удержался. Руки разжались, и он вылетел из каче-лей, зацепив шеей прутья; пролетел всю площадку и упал на деревянный штакетник заборчика. Помогло то, что он как-то руками защитился, и туловище скользнуло по забору.
  - Ну, Шур, мы думали, после такого Шалыгину конец. Народ ахнул. Мы бросились к штакетнику туда, где он упал. А он лежит весь в крови. Кровь течет из шеи, как прутьями зацепил. Смотрим, жив и даже в сознании. Только ругается и держится за шею рукой, а кровь сочится из-под пальцев. Белая рубашка стала алой как флаг, и лежит Шалыгин как подпольщик с обернутым вокруг тела флагом. И смех и грех. Мы орем: "Скорую, скорую вызывайте!". Кто вызвал, не знаем, только скорая приехала быстро. Анька поехала в больницу вместе с ним. Рана оказалась не опасной. Просто глубокий порез и содрана кожа. Крови потерял Жорка тоже не так уж много. Она у него свернулась быстро, как у соба-ки. Никаких переломов. Только два ребра ушиблены. Вот не верь, когда говорят, что пьяному - море по колено. Жор-ке наложили четыре шва, помазали йодом ссадины, и через два дня он уже был дома.
  - А что ж Анька? - спросила мать о том, что ее больше всего волновало.
  - А Анька после этого наотрез отказалась встречаться с Жоркой, - заключила тетя Нина.
  - Ты знаешь, Нин, а мне жалко. Ведь качели-то, - это из-за нее. Смелость свою доказывал.
  - Вот и доказал, дурак!... Аньке-то это зачем? Бабе нужно, что б мужик надежный был. А Жорка баламут.
  - Ну, не скажи, Нин. Он токарь пятого разряда. Полу-чает хорошо. Один, вот и дурит. А женится, еще как жить будут. И по сапожному делу мастер. Пол улицы обувь у него чинит.
  - Это ты Аньке скажи, - усмехнулась тетя Нина.
  - Ну и что ж, так Анька и не в какую? - в голосе матери было сожаление.
  - После этого месяц ходил за ней, на углу караулил, а потом напился и стал ломиться в калитку их дома. Первый раз Штерн сумел уговорить Жорку. Мол, иди проспись, а завтра приходи. Потом немец, он же тоже здоровый, помял Шалыгина и сдал в милицию. А это уже в третий раз.
  - Да, Нин, видно здорово она запала Жорке в душу, ес-ли он головой на ворота кидается.
  - Может и правда любовь, - согласилась тетя Нина.
  Глава 6
  В кабинете у директора. Военрук Долдон. Майор из военкомата. Ребята получают благодарность. Мать героя Варвара Степановна. Снова бабушка Паша.
  
  Только начался урок математики. Филин сверил жур-нал и, отметив отсутствующих, стал оглядывать притихший класс поверх своих ехидных очков, угадывая, кого выта-щить к доске, чтобы в назидание всем поставить двойку, как вошла директорская секретарша Клавдия Петровна и, извинившись перед Филиным, вызвала:
  - Анохин, Пахомов к директору.
  - Клавдия Петровна! Зачем к директору? - спросил в коридоре осипшим голосом Пахом.
  - А я почем знаю? - отмахнулась Клавдия. И непонят-но было, то ли она действительно не знает, то ли не хочет говорить.
  В небольшом директорском кабинете кроме Кости си-дели наш военрук Иван Данилович или Долдон, как всегда, в военном кителе без погон, но с орденами и орденскими планками, и худощавый, невысокий, под стать Косте, май-ор-пехотинец (в этом мы разбирались). У майора на груди тоже поблескивал орден Красного Знамени, а три ряда ор-денских планок радужно расцвечивали китель.
  Долдон о чем-то разговаривал о майором и, когда мы с Пахомом вошли, строго посмотрел на нас. Долдона ребята не боялись, а на строевой подготовке отдыхали от уроков так же, как на физкультуре или на английском.
  Военрук методично вдалбливал нам уставные истины, повторяя их от урока к уроку.
  - Защита Родины что?
  А мы ленивым хором отвечали:
  - Священный долг каждого гражданина,
  - Каким должен быть солдат Советской Армии?
  - Солдат должен быть честным, стойким и крепким.
  - Что должен солдат?
  - Беречь Родину как зеницу ока.
  - Ну, пошел долдонить, - процедил как-то сквозь зубы Пахом. Прозвище понравилось и затмило прежнее "Дани-ла-мастер".
  С уставом Иван Данилович прожил жизнь, потому что был профессиональным военным. Устав был мил его серд-цу, а уставные положения звучали для него музыкой. Они были его Моцартом и Бетховеным, и, довольный, чуть не со слезой на глазах, он кивал умиленно:
  - Так, так. Хорошо!
  Быстро оценив ситуацию, мы вызубрили устав и осво-бодились от всех проблем строевой подготовки. Однажды Долдона из-за нас чуть не посадили. Класс стрелял из мел-кокалиберных винтовок по мишени. Заднюю часть школы огораживал невысокий кирпичный забор. За забором ле-жали школьные огороды, на которых мы трудились, а дальше, выходя окнами во двор, стояла та самая пятиэтаж-ка, на которой было водружено знамя Победы. Когда нам надоело стрелять по мишеням, мы при попустительстве Долдона поставили отрезок ржавой водосточной трубы на попа и стали палить по ней.
  Урок еще не кончился, когда во двор влетела молодая разъяренная женщина. Пуля от мелкокалиберного патрона угодила в бутылочку из-под молока, которым женщина со-биралась кормить ребенка. Никто не пострадал, потому что бутылочка стояла на столе.
  Пуля, потеряв свою скорость, так и осталась лежать среди осколков. Хлопки выстрелов доносились со стороны школы, и женщина, сообразив в чем дело, оставила малы-ша с бабкой и бросилась к школе. Она готова была разо-рвать военрука на части, визг стоял такой, что перепонки в ушах готовы были полопаться. На шум выскочил Костя и, узнав в чем дело, увел женщину к себе в кабинет.
  Дело замяли, Долдон получил строгий выговор и ос-тался в школе. Конечно, если бы дело дошло до суда, по-следствия могли бы быть самыми ужасными.
  Мы чувствовали себя виноватыми, жалели своего кон-туженного Долдона, в сущности хорошего, не злого челове-ка. Жестокими чаще были мы сами.
  - Вот, товарищ майор, ваши молодцы, - кивком пока-зал на нас с Пахомом Костя. Лицо его дышало добродуши-ем, которое к нему не шло.
  - Это скорее ваши молодцы, - улыбнулся майор.
  - Это вы нашли патрон с запиской и документы? - спросил майор, и лицо его сразу сделалось серьезным.
  - Пахом открыл было рот и снова закрыл. Он еще не понял, хорошо это или плохо, и чем это грозит лично ему, Пахому.
  - Мы, - ответил я, - тоже еще не решаясь сказать, что не мы одни.
  - Это достойный поступок советского школьника.
  - С нами были еще ребята, - добавил я, решив, что те-перь можно.
  - Мы знаем. Мы уже говорили с Константином Петро-вичем. Но сейчас в школе старшие только вы двое. Мы най-дем способ поблагодарить тех, кто уже не учится в школе.
  - А сейчас, - майор встал и подошел к нам. - От имени родственников погибших и горвоенкомата объявляю вам благодарность. А также благодарю школу в лице директора и всех учителей, которые учат и воспитывают надежную нашу смену.
  Улыбка осветила его лицо. Он пожал мне и Пахому по очереди руки. Пахом стоял, раздуваясь от гордости. А кому неприятно, когда его хвалят? Только Долдон ерзал на стуле и явно чувствовал неловкость, наверно, от того, что не нау-чил нас, как полагается отвечать на благодарность, объяв-ленную командованием. А что мы должны были сказать, кроме "спасибо"? "Служу Советскому Союзу", что ли?
  - Но у меня есть еще к вам одна просьба, - майор дос-тал носовой платок, снял фуражку, промокнул лоб и стал протирать внутреннюю окантовку фуражки.
  - Вы можете показать место, где нашли патрон и доку-менты?
  - Можем, - ответили мы хором. Майор улыбнулся.
  - Дело в том, что приехала мать одного из погибших. Мы ее уже отвезли на воинское кладбище, где захоронены останки, в том числе и тех солдат, документы которых вы нашли. Их имена уже пополнили перечень погибших. Но она хочет побывать на месте гибели ее сына.
  - Поедете с товарищем майором Сорокиным, - сказал Костя. - Я освобождаю вас сегодня от двух уроков. У вас, кажется, после математики география?
  Мы кивнули, а сердца наши переполнялись радостью.
  - И учтите. Поступок вы совершили достойный, но о вашем походе в лес мы еще поговорим. Мало вашего брата без рук и без ног осталось? Небось за порохом ходили?
  Мы молчали. Пахом нашел что-то интересное на по-толке, а я разглядывал шнурки на ботинках.
  - Мин в лесах нет, - заступился за нас майор.
  - А снаряды? Гранаты?
  - Этого добра еще хватает, - мрачно согласился военный.
  - Так они ж и подрываются на этом. Снаряды раскру-чивают, патроны в костер бросают.
  - Ладно, на первый раз инцидент, будем считать, ис-черпанным, тем более, что ходили вы в лес на каникулах, и школа за вас не отвечает.
  За воротами стоял открытый "Джип". За рулем дре-мал немолодой уже усатый дядька-сержант с красно-желтыми нашивками за ранения и двумя орденами боевого "Красного знамени" и "Славы III степени". При виде май-ора сержант передернул плечами, как собака после купа-ния, стряхивая сон, и бодро спросил:
  - Теперь куда, товарищ майор?
  - Давай к пятому заводу. Сразу за заводом частные до-ма. Я покажу.
  Майор усадил нас с Пахомом на заднее сидение, сам сел рядом с шофером.
  Остановились возле низкого небольшого бревенчатого домика, на который указал майор Сорокин. Майор зашел в калитку и вскоре вышел с двумя женщинами: постарше и помоложе. Обе в черных платках. У старшей в руках был букет белых хризантем. Мы потеснилась, и женщины сели рядом с нами на заднее сидение.
  - Знакомьтесь. Варвара Степановна, вот эти ребята нашли записку и документы вашего сына.
  - Да что вы по имени отчеству меня кличите, ей богу. Варя я. А это Поля. Я у нее остановилась. У знакомых в Са-ратове оказались здесь родственники. И повернулась к нам, прижимая руки к груди.
  - Дай вам бог здоровья, детки. Не иначе, как сам Гос-подь вас послал.
  Она пыталась обнять нас и поцеловать по очереди. В тесной машине это было неудобно, но она, к нашему неудо-вольствию, все же дотянулась до нас.
  - Ох, как тяжко, когда не знаешь, где твой сын голову сложил. И на могилке не поплакать.
  Женщина всхлипнула и стала вытирать глаза концами головного платка. Та, что постарше, которую Варвара Сте-пановна называла Полей, стала ее успокаивать...
  Мы нашли траншею и землянку с развороченным на-катом и заваленными бревнами.
  - Здесь, уверенно показал Пахом.
  У Варвары Степановны подкосились ноги, и она, впа-дая в полуобморочное состояние, почти повисла на Поле, и ее поспешил подхватить с другой стороны майор Сорокин.
  Но у самой землянки Варвара Степановна высвободи-ла руки и, оттолкнув Полю, повалилась на травяной холм и завыла, запричитала. В голос. Жутко. До мороза на коже, выплакивая последние слезы.
  Она жаловалась сыну на свое сиротское житье, на оди-ночество. Она жалела сына и жалела себя без него. Она кляла судьбу за то, что она, мать, все еще живет, а он, кото-рому жить бы да жить, лежит в земле. Поля несколько раз подходила к распластанной Варваре, пытаясь поднять ее, и все уговаривала:
  - Ну, хватит, Варь. Вставай, пойдем. Хватит.
  Но та, цеплялась за траву, не хотела оторваться от холмика у землянки.
  И невиноватые майор и сержант чувствовали вину от-того, что стоят здесь живые и невредимые и ничем не могут помочь этой убитой горем женщине.
  А Варвара все причитала, и плач ее разносился далеко окрест ...
  Я не заметил, как плач Варвары стал удаляться и слил-ся в один сплошной гул. Мои глаза начала застилать пеле-на, а гул усиливался и все сильнее давил на ушные пере-понки. Я хотел зажать уши ладонями, но руки налились свинцом, и я не мог пошевелить ими. Но тут же пелена рас-сеялась, и я увидел Варю, распластанную на травяном хол-ме. Только это была не Варя. И землянки никакой не было. В стороне от дороги на холме стоял небольшой деревянный памятник, обнесенный деревянным частоколом, выкра-шенным синей масляной краской. Вдали виднелось село ... Да это же бабушка Паша! Я не видел ее лица, но почему-то знал, что это она, недавно умершая нищенка, явившаяся мне уже однажды то ли во сне, то ли наяву.
  Наверно, я никогда не смогу привыкнуть к этому не-обычному состоянию невидимого свидетеля несуществую-щей реальности. Все происходит в абсолютном безмолвии, и все яркое и живое движется в отличие от него очень мед-ленно и кажется совсем нереальным.
  Две женщины оттащили бабушку Пашу от могилы и силой увели. Бабушка совершенно обессилила, и ее почти несли. Люди расступились, сочувственно смотрели на нее и плакали...
  Очнулся я уже в машине. Пахом испуганно смотрел на меня, а майор Сорокин озабоченно спрашивал:
  - Ну, как, герой? Сейчас получше?
  - Ничего, нормально, - вяло, с вымученной улыбкой ответил я.
  - Это солнце! А я уж испугался. Зову, а ты будто не слышишь.
  Тащил тебя, словно статую. У самой машины только стал ногами шевелить.
  - Солнцем напекло, - убежденно сказал сержант. - У нас такое часто случалось. Идешь, пыль, солнце так жарит, что плюнь на ладонь - зашипит. Так идешь-то не час, не два, а верст тридцать прошагаешь. Глядишь, кто-нибудь из слабонервных и грохнется в обморок. Ничего, водичкой по-брызгают, в обозе пару часов побудет и опять топает.
  Женщин высадили у Полиного дома. Майор попро-щался с ними, пожелал Варваре Степановне счастливого пути и повез домой нас с Пахомом. Нас подвезли к Голоща-повскому крыльцу, и джип сразу окружили пацаны. Маши-ны на нашей улице были редкостью. Соседи видели из окон, как мы с Пахомом долго вылезали из машины и май-ор жал нам руки.
  Дома я нехотя поел, лениво отвечал на расспросы ма-тери, полистал учебники и, наконец, взял книгу, которая лежала в зале на столе. "Психиатрические эскизы из исто-рии", П.И. Ковалевский, СПб 1898 г", - прочитал я. Оче-редная книга, которую где-то выкопал отец.
  Некоторые места, казавшиеся отцу важными, он под-черкнул. Я стал читать: "Более интересное и менее понят-ное в Жанне (Д"Арк) - дар предвидения и предчувствия. Трудно определить, что в передаваемом было правдой и что вымыслом. Со своей стороны мы можем сказать, что такие явления, несомненно, существуют. В них лежит частью та тонкая чувствительность, которая присуща лицам мечта-тельным с живым воображением, частью - область бессоз-нательного и поныне для нас мало выясненного и непонят-ного".
  Вот еще подчеркнуто: "Мы часто слышим об особен-ной способности некоторых лиц к предчувствию и даже предвидению... Когда у нас требуют объяснения этому яв-лению, то мы только находимся сказать, что это есть "осо-бенная неведомая нам способность... Да мы и правы, гово-ря, что эта способность нам неведомая, потому что она нам недоступна. А кто знает, может быть... этот дар "предвиде-ния" обязан своим существованием особенной способности людей рассматриваемой нами категории к расширению об-ласти восприятия ... То что для нас кажется предвидением, для них это будет естественным ведением ... А кто нам мо-жет поручиться, что люди не имеют более богатых и нам недоступных качественных восприятий? Это вполне воз-можно. В таком случае, в их сознание проникают новые ощущения, нам недоступные и непонятные, которые и соз-дают в них те явления, которые известны у нас под именем предвидения".
  - Галиматья какая-то, - мелькнуло у меня в голове. Глаза слипались, я отложил книгу и, не выключая света, провалился в мертвый сон.
  В какой-то момент мне приснился сон, яркий и реаль-ный до мелочей, как явь. То есть, это было больше, чем сон. Словно, мне кто-то навязывал некий ход событий, состав-ленных из кусков, но связанный последовательным дейст-вием.
  Мне опять снилась бабушка Паша.
  Сначала в церкви. Она ставит святым по свечке. Долго молится, ее благословляет батюшка...
  Бабушка Паша достает из сундука чистое белье, черное платье, черный кружевной платок. Потом сидит неподвиж-но на кровати, прямая и строгая, во всем черном. Ее за-стывшее лицо, оттененное черным кружевом, похоже на мумию. Лицо пугает женщину, которая вдруг появляется ниоткуда и зовет ее тихо:
  - Бабушка.
  Глаза бабушки Паши моргнули, и она чуть повернула голову, давая знать, что слышит.
  - Скоро ехать. Надо б поесть перед дорогой. Бабушка Паша послушно встает и идет за женщиной, в которой я уз-наю мать Витьки и Володьки тетю Мотю, соседку бабушки Паши...
  Бабушка Паша с тетей Мотей едут автобусом. Народу в автобусе много, но их усаживают, уступив место. Они чу-жие, и на них смотрят с любопытством.
  - Извините, вы чьи ж будете? - спрашивает кто-то.
  - Она к сыну едет. Похоронен он у вас, - спешит объяс-нить спутница бабушки Паши и добавляет:
  - В войну погиб.
  В автобусе становится тихо.
  А вот сон повторяет ту же полуявь, которая явилась мне, когда мы ездили с майором Сорокиным и двумя жен-щинами в лес и показывали место гибели сына Варваре Степановне,
  Только плач бабушки Паши теперь явственно слышен и раздирает душу ...
  И вот последний отрывок сна. Рослый, плечистый муж-чина с усами и усталыми глазами говорит бабушке Паше:
  - Я председатель здешнего совхоза. Слыхал я, мамаша, к сыну приехали. Добро. Побудьте у нас, погостите. Если нужно что, не стесняйтесь ... А люди у нас добрые, привет-ливые.
  - Спасибо вам. Мы сегодня едем, - ответила за бабушку тетя Мотя.
  - Чего ж так спешите-то? - спросил председатель.
  - А плоха я теперь сынок... Домой поспеть надо. Теперь смерти ждать буду.
  Бабушка Паша перекрестилась. Потом обратилась к председателю:
  - Сынок! ... Я тут денег собрала... на памятник.
  Председатель перебил, видно, ему было неловко:
  - Да мы, мамаша, не забываем погибших-то. За моги-лой ухаживаем. Конечно, памятник деревянный...
  - Да ты не обижайся, сынок. Могила ухоженная, и па-мятник хороший... Но ты уж возьми эти деньги. Я всю жизнь копила... Сделай уважение, поставь памятник боль-шой, красивый.
  - Много денег-то? - спросил председатель.
  - Пять тыщ тут.
  Бабушка положила на стол деньги:
  - Мне они без нужды. Это для них, для ребят ...
  А потом я снова умирал вместе с бабушкой Пашей. Снова летел в бесконечную бездну, снова вокруг все руши-лось и разноцветной мозаикой кружилось перед глазами.
  
  
  Глава 7
  Разговор матери с тетей Ниной. Моя бабушка Василина. Сын Николай и невестка Зинаида. Простое решение.
  
  Проснулся я от скрипа половиц и чугунного стука ско-вородок о плиту. Это мать готовила завтрак. Я вспомнил сон, но, как ни странно, он меня не угнетал. Я выспался и чувствовал себя бодро. А когда я вспомнил, что сегодня воскресенье и не надо идти в школу, от удовольствия засме-ялся. Я не стал вскакивать с постели, как делаю всегда, ко-гда опаздываю в школу, позволив себе еще немного поле-жать, и даже чуть задремал, но, услышав голоса матери и тети Нины, окончательно проснулся.
  - Мы вчера с Юрием Тимофеевичем в "Родину" ходи-ли на "Индийскую гробницу". Я, Нин, так наплакалась. - Это говорила мать.
  - А я все никак не попаду. Там билетов не достанешь. Такая очередища. - Это голос тети Нины.
  - А нам знакомый Юрия Тимофеевича с работы дос-тал. А так, что ты, разве выстоишь.
  - Расскажи, Шур, - попросила тетя Нина.
  - Сейчас расскажу, - пообещала мать и залилась вдруг тихим смехом.
  - Что? Ты чего Шур? - тетя Нина невольно заразилась материным весельем, и в ее голосе тоже прорывался смех.
  - Перед сеансом пел московский артист Бунчиков.
  - Это тот, который по радио поет? - удивилась тетя Нина. - Они еще с Михайловым поют "Нелюдимо наше мо-ре". Этот баритоном, а Михайлов басом.
  - Этот, этот, - подтвердила мать. - Так ты не поверишь, у него губы подкрашены.
  - Да что ты? Как у женщины?
  - Ну, не так ярко, но заметно. Я спрашиваю у Юрия Тимофеевича, зачем, мол, это? А он говорит: "Это же арти-сты. Они перед публикой выступают. И глаза подводят, чтобы ярче внешность была. Освещение-то искусственное, и черты лица, как бы, расплываются".
  - И глаза подводят? - ахнула тетя Нина.
   Потом мать с тетей Ниной о чем-то шептались. Тетя Нина засмеялась, потом наступила пауза, и тетя Нина снова попросила:
  - Ну, расскажи про кино-то?
  Я надел штаны и вышел на кухню.
  - Привет, жених, - приветливо улыбнулась мне тетя. Нина. Я по обыкновению буркнул под нос что-то вроде "здравствуйте" и стал поддавать снизу ладонями носик ру-комойника. Я терпеть не мог это тети Нинино "жених".
  - Ладно, расскажу, только покормлю своих мужиков, - пообещала мать, и тетя Нина пошла было к себе, но верну-лась:
  - Да, Шур! Ты знаешь новость-то?
  - Какую? - не отрываясь от плиты, спросила мать.
  - Жорик-то с Анькой расписались. На ноябрьские свадьбу играть будут.
  - Да ты что? - мать оставила сковородку, которую уже взяла за ручку, чтобы снять, на плите и быстро повернулась к тете Нине.
  - Добился все же! - мать засмеялась довольным сме-хом.
  - Где же свадьба будет?
  - Вроде, у немца, У них места много.
  - А жить где?
  - А это у него. У Жорки хоть и одна комнатка, но боль-шой коридор и чулан как комната. Можно спальню сделать ... Жорку, Шур, как подменили. Водки в рот не берет. И все с Анькой вместе.
  - А что? Я ж говорила, как жить-то еще будут!
  - Ну, это ты не загадывай! Все мужики начинают хорошо, да кончают плохо, - тетя Нина засмеялась и ушла к себе.
  Из коридора донеслись оживленные голоса тети Нины и Туболихи. Мать направилась было к двери, чтобы по-смотреть, что там стряслось, но дверь широко раскрылась, и на пороге появилась бабушка Василина, моя любимая муд-рая бабушка, мать отца. В одной руке небольшой узелок, в другой обструганная клюка. Одета она была нарядно и яр-ко, как одевались испокон веков в деревнях на Брянщине; белая рубаха, расшитая крестом, понева из домотканной ткани и что-то вроде тюрбана на голове, кажется, это назы-вается повойник. Видно было, что бабушка очень устала. Она поискала глазами и перекрестилась на угол, потом по-клонилась матери:
  - Здравствуй, Шура, здравствуй, детка!
  Они с матерью расцеловались.
  Увидев меня, она заплакала и стала жадно целовать меня в щеки, в глаза, куда попадала.
  Меня всегда раздражали поцелуи, и я считал, что дав-но вырос из этих телячьих нежностей, но когда это делала бабушка Василина, я почему-то не чувствовал стыда. Мне было радостно от ее чистой беззаветной любви и хотелось плакать, уткнувшись в ее колени.
  Бабушка, почему ты плачешь? - проглатывая комок, подкатиший к горлу, но счастливый, спросил я, высвобож-даясь из ее объятий.
  - А жалок ты мне, дитенок! И все вы мне жалки, - за-ключила Василина и передником вытерла голубые, как ва-сильки, но поблекшие и затянутые мутью глаза.
  Вышел oтец, и они обнялись.
  - Как же ты добралась одна? - удивился отец.
  - А пешком, - просто ответила бабушка.
  - Через весь город? - у отца приподнялись брови.
  - А ничего! Где посижу, отдохну. Помаленьку. Да здесь всего верст шесть будет.
  Отец увел бабушку в зал, и они о чем-то долго говори-ли вдвоем. Потом отец говорил тихо с матерью на кухне, а я сидел с бабушкой. Мать что-то возражала, в голосе отца появилось раздражение, и он стал что-то выговаривать ей. Затем все быстро успокоилось.
  - Бабушка будет жить с нами, - объявил отец. Мое сердце радостно запрыгало, и я прижался к бабушке Васи-лине.
  Вечером я рассказал о своем видении и своем сне. В глазах матери как всегда отразилась тревога, а отец, конеч-но, попытался найти естественное объяснение, которому, наверно, сам уже не верил:
  - Это все твоя сверхвпечатлительность. И сверхъесте-ственного здесь ничего нет. Просто ты близко к сердцу принял смерть нищенки, вот тебя и преследуют те видения, которые ты бессознательно рисуешь в своей голове.
  Бабушка объяснила все иначе и проще:
  - Вова, дитенок! Это душа ее не может успокоиться и обращается к тебе, божьему человеку, просит успокоить ее. Ты видел могилку сына ее. Значит, есть она. Это она тебе ее показала. Надо бы родственникам ее съездить туда, да ты говоришь, нет у нее никого... А я вот что сделаю. Я помо-люсь за упокой ее души, свечку поставлю. И за упокой его души тоже помолюсь.
  - Скажете тоже, мама! - недоверчиво фыркнула мать. Отец промолчал.
  Бабушку поместили в каморку с Олькой. Она немного посидела еще с отцом и матерью, потом все позавтракали картошкой с квашеной капустой из нового засола и попили чаю. Бабушка есть не стала, только попила чаю с баранками и с колотым сахаром вприкуску и легла.
  Вечером, когда я с улицы пришел домой, бабушка по-звала меня:
  - Вова, дитенок! Ноги болят, спасу нет. Посмотри, милок.
  Я приподнял одеяло до колен. Ноги распухли, вены вздулись. Это были даже не ноги, а что-то бесформенно толстое с красно-фиолетовым оттенком.
  - Зачем же ты пешком шла? - опросил я. - Как же им не болеть? И без того маешься ногами, да еще пешком.
  - Так, так, дитенок! - согласилась покорно бабушка.
  Я стал водить руками от колен к ступням, потом по-просил прикрыться рубахой, откинул одеяло, и руки мои поднялись чуть выше. Я чувствовал, как поток энергии шел к рукам и через руки к больным ногам бабушки, для меня этот поток был видимым, как и свечение вокруг бабушки-ных ног с лиловым оттенком и множеством темных сгуст-ков. Это мерцающее разноцветье медленно светлело, и ли-ловый оттенок менял свой цвет, становясь бледно-голубым. Сгустки оставались, но из темно-красных превратились в розовые. Я с радостью заметил, что опухоль спадает. Ноги стали приобретать нормальный живой цвет, а вены уже не выступают столь уродливо, а прячутся под кожу.
  - Ну, как, баб? - спросил я, накрывая бабушкины ноги одеялом.
  - Ангел, ангел божий! - повторяла бабушка, а глаза ее сияли тем счастьем сошедшей благодати, какое она всегда испытывала после общения с Богом, молясь усердно и ис-кренне, как это делают только истинно верующие...
  После того как я залечил гноившуюся рану на ноге де-ревенского мальчика Ванятки, чего не смогла сделать сама бабушка, умевшая лечить заговором, она совершенно серь-езно зачислила меня в святые.
  - Бог тебя отметил, дитенок! Он избрал тебя из мно-гих. Недаром Аноха зовется "божий человек".
  И бабушка попыталась поцеловать мне руку, но отец строго сказал:
  - Это еще что, мама? - у отца даже голос изменился. - Чтоб я этого больше не видел. Никто его никуда не изби-рал. Парень как парень. А если у него такие способности, то Бог здесь не причем. Такие факты призвана объяснять со-временная наука.
  Бабушка согласно кивала головой, но, конечно, оста-валась при своем мнении.
  В тот раз на родине отца, в глухой Брянской деревуш-ке, куда отец повез меня с матерью после освобождения Брянской области, состоялась моя любовь к бабушке Васи-лине. И эта любовь незримо и прочно соединилась с чувст-вом любви к Родине, потому что там, в этой глуши меня сразили наповал дикие, уходящие в бесконечную даль и те-ряющиеся за горизонтом Брянские леса, и ручей вокруг холма, на котором строился новый дом, потому что в де-ревне, после партизанского противостояния немцам оста-лись лишь обгорелые остовы печей, да землянки, в которых люди жили, как кроты.
  Там, в бабушкиной деревне я налился вдруг силой и понял, что другой такой земли в мире больше нет и не бу-дет.
  Жить в деревне с каждым годом становилось все тяже-лей. И через год отец привез из деревни брата с женой, по-том приехала младшая сестра, а за ними потянулась посте-пенно другая родня. А когда умер дед Тимоха, бабушка за-колотила дом и тоже подалась поближе к детям...
  Боль отступила, и Василина, освобожденная на время от страданий, забылась коротким сном, а проснулась с мыс-лью о сыне Николае и невестке Зинаиде, у которых жила все это время. О разговоре, который возник у них перед тем, как "отфутболить" ее к Нюрке, она не знала...
  - Вези матку к Нюрке, - сказала Зинаида мужу, когда они легли спать. - Пусть у нее поживет.
  - Что так? - удивился Николай.
  - А сил никаких моих больше нет. Уже что зря вытво-рять стала. - Зинка приподнялась на локте, пытаясь в тем-ноте определить выражение лица мужа. - Опять кастрюлю с супом перевернула... Тряпку на плиту положила. Никак не пойму, откуда гарь идет. Глядь, - тряпка горит.
  Зинка проглотила слюну, пытаясь справиться с оби-дой, комком застрявшей в горле. Не справилась и сквозь слезы добавила:
  - Тарелки. Все тарелки перегрохала.
  Николай нашарил на тумбочке папиросы и, чиркнув спичкой, закурил. Свет на мгновение ослепил Зинаиду, и она закрыла глаза. Хорошо взбитая перина нежила рас-слабленное тело, и резче обозначалась усталость, а мозг требовал сна, но взвинченные нервы не давали покоя, и Зинаида долдонила свою навязчивую мысль, вбивая ее в голову мужа:
  - Почему все ты? В конце концов, у нее есть еще две дочки и сын. Пусть у них о матке тоже голова болит.
  - Квартиру-то мы с матерью вместе получили, - подал, наконец, голос Николай. От сильной затяжки его лицо вспыхнуло красным огоньком и, мелькнув двойным подбо-родком и мясистым носом, погасло.
  - А мы с ребенком и без матки получили бы. - И за-молчала, ожидая, что скажет теперь Николай.
  - К Нюрке нельзя, - стал сдаваться Николай. - У нее одна комната.
  - Ну-к что ж? - повеселела Зинаида. - Не танцы же они там будут устраивать.
  - Так Нюрка с мужиком живет, - удивляясь Зинкиной тупости, сказал Николай, поворачивая к ней голову и забыв затянуться папиросой, а она уже еле мерцала, не раскурен-ная.
  - А он там не прописан! - бойко ответила Зинаида.
  - Для того чтобы с бабой спать, прописки не требуется, - резонно возразил Николай.
  Зинка почему-то обиделась, но дулась не долго, пото-му что надо было доводить дело до конца.
  - Тогда к Тоньке, - подумав, решила Зинаида, - у них тоже две комнаты.
  - Ага, а девки не в счет? А Верка, Федькина племянни-ца? Между прочим, беременная ходит.
  - Да ты что? - засмеялась Зинаида. - В самом деле?
  - Ну-у! Тонька мне вчера сама оказала. - И уж, гово-рит, ничего сделать нельзя.
  - Во, девки пошли! Соплячка ж еще совсем.
  - На это ума не надо, - буркнул Николай. - Семнадцать лет по нонешним временам самый для этого подходящий возраст.
  - Сиди, губошлеп, - ткнула мужа в бок Зинаида и поин-тересовалась:
  - Сказала хоть от кого?
  - А чего говорить-то? С кем ходила, от того и брюхо.
  - Это милиционер-то этот?
  - А то кто ж?
  - Не отказывается хоть?
  - Попробовал бы отказаться, - Николай глухо, как в бочку кашлянул. - Уже родителям написал, о свадьбе сго-вариваются.
  - А где ж жить-то будут?
  - Говорят, ему квартиру обещали, как женится.
  Удовлетворив свое женское любопытство, Зинаида вернулась к старому разговору:
  - Так что с маткой-то? - спросила она.
  Уж тогда давай к Нюрке, - решил Николай. - Нюрка младшая. Мать ее любит больше всех.
  Зинка успокоилась и быстро уснула. Она свернулась, как кошка, калачиком, уткнув голову в плечо мужа и обняв его руку. И в еще некрепком сне сладко причмокивала губами, пухло втягивая их и невнятно что-то договаривая уже во сне...
  В разговоре с матерью отец возмущался, ругал Николая и его жену Зинку, а мать поддакивала, соглашаясь с отцом.
  
  
  Глава 8
  Память Василины. Папоротник. Дети. Зинкина ярость. У дочки Нюры. Антонина. Не нужна.
  
  Старую Василину давно донимали ноги и мучила бес-сонница. Ноги грызла ревматическая боль. Невестка и доч-ки называли это отложением солей, а врачиха называла по мудреному, но, как не называй, ноги болели, и никакие рас-тирки не в силах были помочь. "Отрезать, да собакам бро-сить", - шутила Василина, когда ее спрашивали про ноги, сочувствуя.
  Она лежала с открытыми глазами и терпеливо ждала, пока сон возьмет ее, но сон не брал и, как всегда, перебира-ла Василина по кусочкам свою жизнь, не сетуя на судьбу, с философской покорностью принимая все, что судьба ей на-значила, и выжимая из этого те крохи счастья, которые на ее долю выпали. И получалось так, что эта скудная доля хо-рошего заслоняла все плохое, которого было в ее жизни значительно больше.
  Бабушка мне рассказывала про прадеда Кондрата Си-доровича, угрюмого и свирепого в трезвости, развеселого и щедрого до последней рубахи в пьяном виде мужика.
  Когда ее батька, а мой прадед Кондрат Савельевич вы-валивался из кабака, то пьяно орал:
  - Эй, залетные!
  И залетные, ватага деревенских ребятишек, приучен-ных уже дурной Кондратовой причудой, "подавала" с ги-ком небольшие сани, в которые сами и впрягались, и шум-но возили дядьку Кондрата на потеху деревне, возвещая:
  - Галеевский царь едет!
  "Галеевский царь" важно восседал в санях и царским жестом раздаривал конфеты и пряники, выгребая их из обширных карманов овчинного тулупа и разбрасывая гор-стями налево и направо.
  Вспоминая тот стыд и страх, который она принимала за батьку, Василина горько улыбалась.
  Их дом стоял на пригорке, как-то особняком от дерев-ни. Чтобы подняться к дому, нужно было спуститься в не-большой овражек и перейти по бревну неширокий ручеек. Бабушка всегда улыбалась, когда вспоминала пьяного бать-ку, который сколько раз возвращался с песнями домой, столько раз, оступившись, купался в этом ручье.
  Овраг окружал дом с трех сторон; с четвертой стороны, за огородами, было поле, а сбоку, через овраг, сразу за бе-резовой рощицей начинались леса, Брянские леса, уходя-щие в необозримую даль, закрывающие горизонт, запол-няющие весь видимый простор.
  Бабушка рассказывала, как в этот лес они с подружка-ми бегали по грибы и ягоды. Спускаясь в овраг, чтобы вый-ти к березняку на противоположенной стороне, они шли протоптанной тропинкой среди зарослей папоротника, ко-торый особенно буйствовал у ручья.
  Я помнил этот овраг, от которого тянуло подвальной сыростью, но он ласкал прохладой перегретые солнцем те-ла, и летний зной был воистину райским уголком, тени-стым от густых крон разросшихся кленов с черными барха-тистыми стволами, тонких и сочных рябин, и пышных, как купчихи, ракит.
  Папоротник. Он остался милой бабушкиному сердцу памятью и виделся, как спутник детства и свидетель той да-лекой жизни со всеми ее тревогами, поворотами, радостями и надеждами, которая пролетела мгновенным сном, и ино-гда ей казалось, будто сама она в этой жизни посторонняя, словно волшебная птица Симург взмахнула крылом, при-открыв на миг простор чужой чьей-то жизни, и снова за-крыла, завесив ночью и пустотой, словно перечеркнув все, что было.
  Папоротник частот снился во сне и мне, тропинка че-рез овраг вставала перед моими глазами, как на яву, и я яс-но видел сочную зелень папоротника, раздвигал его рука-ми, шел через ручей и взбирался по крутой тропе к берез-няку. Мне всегда снились цветные сны, в отличие от бабуш-ки Василины, которая цветных снов не видела, но папорот-ник ей снился тоже зеленым...
  Кондрат Сидорович сгинул в японскую, оставив трех девок и двух ребят на материных руках. Кормильцем семьи стал старший брат Петр.
  Деревня пьяно плясала, когда Василина выходила за-муж за Тимоху, работящего, но бедного мужика, способного ко всякому, но особенно к плотницкому делу.
  Тимофей пришел жить к ним, и они стали потихоньку строиться на том же холме, рядом с родительским домом.
  А через год, когда она родила первого, Федю, деревня опять пьяно плясала, только веселья уже не было. То тут, то там начинала биться в голос будущая вдова. Бабушка пом-нила пьяного Кирюху. Он ожесточенно бил пяткой, обутой в лапоть, в землю и, поводя руками по сторонам, как-то от-чаянно, осипшим голосом орал:
  Ты не лей по мне, Матрена, -
  Слезы лишние.
  На Ерманскую войну
  Гонют тышшами.
  А в мутных глазах угадывалась тоска, и проступали слезы.
  Изба осталась недостроенной, и бабушка часто захо-дила в свой новый дом, чтобы поплакать без свидетелей, ходила по неубранным стружкам и молила Бога, чтобы от-вел смерть от Тимофея и брата Петра.
  Бабушка совершенно серьезно говорила, что раз в год на Ивана Купалу папоротник цвел, и, если сорвать его ров-но в полночь, то откроется клад. Об этом, замирая от стра-ха, рассказывали полушепотом подруги; а раньше бабушка Василина слышала об этом от бабушки Фроси, когда соби-рались у нее на посиделки вечерами и кто-нибудь заводил упоительно-жуткий разговор о нечистой силе.
  В деревне все верили, что Васька Ермаков разбогател через цвет папоротника...
  Мой дед Тимоха пришел домой с простреленной но-гой. Была задета кость, и нога долго не заживала. Так он и остался хромым. В непогоду нога донимала ноющей болью, словно кто водил по оголенной кости рашпилем.
  Бабушкин брат Петр с войны не вернулся.
  Дети пошли один за другим. Сначала Марья, потом Алексей, Иван, Авдотья. Двенадцать человек. Дарья и Авдо-тья жили отдельно, своими семьями. При ней оставалось четверо: Антонина, Николай, Нюра и Юрий, которого она звала Егором. Этих уберегла. Эти были младшие. И всю войну находились при ней, кроме Егора. Егор воевал и вер-нулся контуженный, но живой. Да и эти, Антонина, Колька и Нюра, хоть и были при ней, но ходили в партизанах, и она нянчилась с Тонькиными девками, Валькой и Катькой.
  Четырех отдала фронту, а вернулся только один. Иван и Алексей погибли, один под Сталинградом, другой в чу-жой стороне, когда уже война шла к концу. На них она по-лучила похоронки. А Федор, первенец, любимый Тимофеев сын, пропал без вести. Но бабушка все надеялась и верила, что он жив и мыкает горе в плену. Ждала, пока шла война, и потом ждала, что объявится. И сейчас в глубине души ве-рила, что где-то на чужбине Федор мается, тоскует по Гале-евке, не может вернуться, потому что держит его что-то там, и не может он дать весточку, знак о себе. Грунюшку и Ва-сятку унес тиф. Катя умерла от простуды. Это было давно, еще до рождения Антонины, которой уж, считай, самой за тридцать будет.
  Но у нее в живых осталось еще шестеро детей. Трое здесь. Марья, самая старшая, далеко, на Камчатке, у самой скоро внуки будут. Изредка приходит письмо на Антонину, где Марья спрашивает, жива ли еще мать, и поклон переда-ет. Авдотья, та живет в Запорожье. Тоже пишет, тоже про мать спрашивает.
  Бабушка часто молилась, и я слышал, как она шепта-ла: "Пресвятая Троице, помилуй нас. Господи, очисти грехи наша. Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради. Господи, поми-луй"...
  Утром бабушка Василина рассказала за столом, как Николай с Зинкой отвезли ее к младшей дочери Нюрке, как она попала к Антонине, а потом пришла к нам...
  ...В воскресенье, пока Николай спал, 3инаида стала го-товить завтрак. Дочь Алевтина тоже еще спала.
  Часов в девять встал Николай, и Зинаида принялась тормошить Алевтину, которая, судя по открытому рту и сладкому посапыванию, спала крепко.
  Бабушка Василина уже поднялась и сидела в комнате на диване, ожидая, когда ее позовут есть.
  За столом Зинаида была не в меру оживлена, стараясь угодить Василине, и подсовывала ей лучшие куски, но та, казалось, этого не замечала. Она вообще была к еде равно-душна и ела мало, все больше чай, да молоко, когда было.
  Николай уткнулся в свою тарелку и, не поднимая глаз, с аппетитом уплетал картошку с огурцами. Зинаида поняла, что Николай нужного разговора все равно не начнет, и ре-шила сделать это сама.
  - Мам, а мам! - весело позвала она. - Что, если мы тебя свезем к Нюрке? У нее поживешь чуток!
  Василина оставила кружку с чаем и захлопала подсле-поватыми глазами, силясь вникнуть в слова невестки и по-нять, шутит она или что? Зинка доброжелательно вертелась возле нее и делала вид, что ничего особенного не случи-лось. Василина вопросительно посмотрела на сына, и тот, поерзав на стуле и неловко откашлявшись, поддержал Зин-ку, будто разрешил:
  - А чего? Поживи. У Нюрки тихо. Сколько уж у нее не была?
  Василина молчала и словно чего-то ждала. Николай невольно отвел глаза и, обращаясь к Зинке, поспешно доба-вил:
  - Надоест у Нюрки, назад заберем.
  Василина, ни слова не проронив, пошла в свой угол, где стояла по-солдатски тощая железная кровать, на кото-рой она часами неподвижно сидела, шевеля губами, заня-тая своими мыслями. Она вспомнила, что вчера вечером сын с невесткой в разговоре, отрывки которого до нее доно-сились из их комнаты, часто поминали ее, и теперь догады-валась, что невестка затеяла этот разговор, кончившийся для Василины неприятностью. Но на невестку не обижалась (понимала - мешает), хотя и не любила ее. Не могла сми-риться с тем, что Колька, ее сын, самых что ни на есть пар-тизанских кровей, привел в дом дочку полицая Сеньки Шу-лепы. Конечно, дети за родителей не ответчики. Да и Сень-ка свое получил - восемь лет дали. И разумом Василина это принимала, и зла у нее против Зинки не было, но сердцу приказать не могла. Для нее вся порода Сенькина была на-век проклятая.
   Когда Николай заглянул в комнату, где стояла кро-вать матери, он увидел, что мать собирает в узел свои вещи. На кровати лежал образ Николая Угодника, который стоял обычно на шифоньере, в углу, потому что Зинаида вешать икону на стену не разрешала.
  На диванчике сидела Алевтина и, насупившись, сле-дила за бабкой. Она покусывала губы, чтобы не зареветь.
  Николай, ничего не сказав, повернулся и пошел на кухню, где Зинка мыла посуду.
  - Мать укладывается, - сказал он хмуро.
  - Сейчас поедем, - не поняв его настроения, бросила Зинка.
  - Вроде как-то нехорошо! - сморщился, как от зубной боли Николай.
  - А мне хорошо? - Зинка с силой бросила мокрую тряпку в раковину и в сердцах громыхнула кастрюлей. И вдруг тоненько, по-собачьи, заскулила, загундосила:
  - Тебе, черту, что? Пришел, пожрал и во двор с мужи-ками в домино. А я дома с маткой твоей. Во все дырки нос сует. И все подкалывает, все с подковырками. Ну-ка попро-буй. Это не так, и то не этак. Она же меня всю жизнь нена-видит, я знаю. А я ее должна терпеть? Накось вот, выкуси! - сунула она кукиш из гладких, толстых, как сардельки, пальцев к носу Николая.
  Тот столбом стоял посреди кухни и хлопал глазами, даже не пытаясь остановить поток кипящих злобой слов распаленной Зинаиды. Но, когда Зинаида сунула ему в нос кукиш, его лицо начало наливаться кровью, и желваки от сильно стиснутых зубов заходили по скулам.
  Зинаида спохватилась и, гася мужнину ярость, броси-лась ему на грудь, с безошибочной женской интуицией мгновенно определив ту единственную манеру поведения, которая не даст разразиться скандалу, и разрыдалась.
  - Ладно! Будет, будет! - стал успокаивать ее Николай и, снисходительно похлопав, словно телку, по боку, отстра-нил от себя.
  - Я ж не враг какой твоей матке, - всхлипывая, выгово-рила Зинаида. - Пусть хоть с месяц побудет у Нюрки. Дай мне-то передых.
  Часам к одиннадцати собрались. Алевтину с собой брать не стали, и она, надув губы, пошла реветь в комнату.
  Василину с узлом запихнули в трамвай и с трудом влезли сами.
  Нюрка жила в двухэтажном деревянном доме на вто-ром этаже. Узел тащила Зинаида, а Николай вел мать по шатким ступенькам, поддерживая под руку.
  На звонок никто не ответил, и Николай, пошарив под половиком, достал ключ и открыл дверь. Ждать Нюрку не стали и, оставив Василину, уехали.
  Осмотревшись и разобрав узел, Василина села на ди-ван. Комната у Нюрки была небольшая, но все как у людей. И диван, и зеркало, и на полу красивые дерюжки. Шифонь-ер отделял диван от Нюркиной кровати, которая стояла за дверным выступом, и получалось что-то вроде отдельной спаленки. У Кольки, конечно, побогаче. Василина вспомни-ла вазу, которую приволокла Зинка и поставила в коридоре, в углу, возле комнаты, где она спала с Алевтиной. Когда проходишь мимо, она шатается и глухо звенит, будто гро-зится. Лишний раз из комнаты не высунешь, чтобы не за-цепить, да не разбить. Глаза-то еле видят. А днем девку по-кормить надо. Маленькая все ж, все подать нужно. Как те-перь будут?.. Да вертлявая очень девка-то. Так из рук все и выбивает. А они, руки, и впрямь, что крюки. Вот и выходит, то тарелку, то стакан расшмакаешь. А Зинка, когда придет к обеду, когда нет. Теперь, хошь не хошь, придется ходить каждый день. Алевтинку-то кормить. Назовут же, прости Господи, басурманским именем. Батюшка крестить под этим именем и то отказался. Катериной нарек.
  Зазвонил звонок, и Василина с крехтом стала подни-маться с дивана. Пока она дошла до двери, звонок еще по-звонил два раза, сначала коротко и резко, словно бранился, потом нетерпеливо и требовательно.
  - Господи, - переполошилась Василина и никак не могла справиться с замком.
  - Мам, ты? - спросила Нюрка из-за двери, и в голосе ее было беспокойство.
  - Я! Я это, Нюр! - поспешила отозваться Василина.
  - Ты крути ключ-то в другую сторону, вроде закрыва-ешь. Он, замок, у нас наоборот поставлен, - объяснила Нюрка. Замок, наконец, поддался, и дверь открылась.
  - Ты как приехала-то? - спросила Нюрка.
  - А на трамвае. Колька привез. Совсем я. Буду у тебя жить теперь.
  - Как так?
  - А так, что там ненужная стала. Мешаюсь я там.
  - Ну, гад ползучий! Ну жлоб ... - Нюрка захлебнулась от возмущения. - А все Зинка, паразитка. Ее это дело.
  - Мам, ты что, лежала, что-ли, на диване-то? - бросив взгляд на сбитое покрывало, обиженно сказала Нюрка. - Хоть покрывало-то сняла бы.
  Василина неловко сползла с насиженного места и уст-роилась на стуле. Нюрка свернула и убрала покрывало в нижний ящик шифоньера.
  Сожитель пришел к ночи, когда Василина уже устрои-лась спать (Нюрка постелила ей на диване), и все вздыхала и ворочалась, приспосабливая свои кости к новому месту. Он, по всему видно, был на сильном веселе, потому что фордыбачился, пытался петь, и на кухне что-то гремело и падало, а Нюрка все уговаривала его и о чем-то просила. Потом Нюрка вела его мимо Василины, придерживая за бок, а он старался идти на цыпочках, приложив палец к гу-бам, будто приказывал себе не шуметь.
  В Нюркином углу какое-то время слышалась возня, предостерегающий Нюркин шепот и даже отпечатался звонкий шлепок по голому телу, потом все стихло, и Васи-лина услышала мерный храп.
  "Тоже Бог счастья не дал, - подумала Василина. - Свой был мужик беспутный. Так от водки и сгорел. И это не му-жик. А с другой стороны, как одной? Плохо без мужика-то в доме. Это она по себе знает. Тимофей умер, когда ей, слава Богу, за семьдесят уже было. А как тяжело без него прихо-дилось. А Тимофею жить бы да жить. Все война, будь она проклята. В ключах сколько с коровой простаивал!.. От это-го и помер.
  Василина вздохнула, жалея дочку.
  К вечеру, к Нюркиному приходу, она наварила карто-шек и радовалась, что смогла хоть чем-то помочь дочери.
  Ужинать сели вместе. Нюрка достала огурцы и разо-грела картошку. За столом Нюрка все больше молчала и украдкой поглядывала на мать, словно что-то хотела ска-зать и не решалась.
  - Мам, - сказала она, наконец, когда поели, и Нюрка стала собирать со стола посуду. - Что, если я тебя отвезу к Тоньке? И не ожидая ответа, заговорила торопливо, объяс-няя, почему так нужно:
  - На время, пока Лешку уговорю. Боится он тебя. Не хочу, говорит, с матерью. А то, говорит, решай сама, как знаешь.
  Нюрка посмотрела на мать. Та молчала, лицо ее оста-валась спокойным, и в глазах не было осуждения, но Нюрке стало не по себе.
  - Уйдет ведь, - еле слышно сказала она, и в голосе ее была боль и растерянность.
  У Василины сердце сжалось от жалости, и она, как умела, успокоила:
  - Неруш, дочка! Э-э! Мне хоть тут, хоть там - все одно. Лишь бы крыша над головой, - соврала она. - А ему, оно, конечно. На любого доведись, ну-ка, попробуй.
  К Антонине ехали на автобусе. На поворотах Василину заводило в стороны, и она моталась на заднем сидении, за-валиваясь то на один бок, то на другой. Узелок мешал ей держаться, но она не выпускала его и крепче прижимала к коленкам.
  Встретили ее хорошо. Усадили за стол, и зять Федор даже достал бутылку белого, которую почти один и выпил. В разговоре стали ругать Николая за мать.
  - Это все Зинка, подлюка. Она им, дураком, как хочет вертит, а он только бельмами крутит как баран дурной, - высказалась Антонина и свирепо глянула на Федора, кото-рый все подливал себе в рюмку.
  - Этому лишь бы выжрать, - осадила она его мимохо-дом, скорее по привычке, чем по необходимости, и продол-жила разговор с Нюркой:
  - Я ему, дундуку, покажу. Барин какой. И эта утка рас-коряченная. Ну как ты думаешь? - раздраженно вдруг за-говорила Антонина, обращаясь к Нюрке.- Опять же, Верка, племянница Федькина у нас живет. Ни кола, ни двора. За-муж собирается, а где жить будут, еще не известно. И куда я матку? - спросила она Нюрку в упор. - Нет уж. Он, паразит, квартиру получил вместе с маткой. Погостить, пожалуй-ста!.. Мам, ты побудь денька два, я разве против? - живо повернулась она к Василине. - А завтра я к этим схожу.
  И замолчала. Федька тяжело встал из-за стола и под ненавидящим взглядом Антонины, слегка пошатываясь, пошел в свою комнату.
  - Господи, вот свинья-то, - не удержавшись, бросила она зло в спину мужу, но тот даже не огрызнулся.
  Василина прихлебывала чай из большой фаянсовой кружки, который пила по давней привычке вприкуску, ма-кая сахар в чай. Она молча слушала, о чем говорила Анто-нина, и время от времени кивала головой, соглашаясь со всем, что та говорила.
  Уложили Василину в зале на диван. Василина долго ворочалась и охала, пока нашла удобное положение, при котором боль в суставах не так беспокоила.
  Уже засыпая, она вспомнила старшую сестру Дарью и пожалела ее. Все сыновья ее сложили головы. Четыре сына, кровь и плоть ее, на этой войне. От слез ослепла Дарья. А живет еще. "Лет девяносто есть,- прикинула Василина". Недавно зять, Федор, Тонькин муж, в Галеевке был, весточ-ку привез. "Ох-хо-хо, - подумала вдруг Василина, - долго живем, лишнее уже. И ноги не ходят и руки не держат". И вспомнила, как вчера утром из рук у нее выскользнул ста-кан и разбился. Невестке она про стакан ничего не сказала, а собрала осколки и выбросила в мусор, затолкав поглубже.
  - Теперь уж скоро Господь приберет. И меня, и Дарью, - успокоила себя Василина и, закрыв глаза, задремала.
  Утром Василина собрала свой узел, взяла клюку, без которой на улицу не выходила, и пешком отправилась к са-мому жалкому своему сыну, Егору. Этот не прогонит. Сам хворый, потому и понимает лучше других, что такое не-мощь. И душа у него Богу открыта, хоть и партейный.
  
   Глава 9
  Чужие немцы и свои полицаи. Тимоха.
  Тень смерти. Казнь.
  
  А ночью мне приснился кошмар той войны, о которой мне рассказывала бабушка Василина, и который ярко и от-четливо отложился в моем сознании и дополнился тем ви-дением, которые так часто помимо моей воли посещали меня.
  Немцы пришли в Галеевку в августе сорок первого. Проехали на мотоциклах по вымершей деревне, согнали всех к правлению колхоза и назначили старосту, которого привезли с собой. К удивлению сельчан, это был Васька Ермаков, исчезнувший куда-то из деревни, как только на-чалась мобилизация. "Мало тебя раскулачили, - подумала Василина, - надо было на Соловки, гниду. А ведь думали, забыл, в колхоз приняли, завфермой поставили. А он зата-ился, значит, и носил камень за пазухой. Правда что, как волка ни корми, он все в лес смотрит".
  Немецкий офицер через переводчика, городского мужчину в галстуке, с кислым выражением лица и высо-ким, почти бабьим, голосом произнес речь с крыльца, в ко-торой бодро возвестил, что немецкая нация, наконец-то, освободила русский народ от ига советской власти и от кол-хоза, где нет простора частной инициативе и где ленивый и глупый одинаково получает с умным и работящим. Отныне каждый будет работать в полную силу на себя и Beликую Германию.
  Он остановился, наверное, ждал, если не аплодисмен-тов, то одобрения, но все подавлено молчали. А молодка Поля, пастуха Степана дочка, вдруг прыснула в кулак, изо всех сил удерживая смех.
  Никто из деревенских, кроме Тимофея, да еще двух мужиков, воевавших в Германскую, не слышал никогда не-мецкой речи, и сейчас эта речь, лающая, чужая и непонят-ная, произвела гнетущее впечатление и даже недоумение: зачем этот в сером мундире с блестящими погонами, затей-ливо сплетенными, как пояски из лыка, с непонятным язы-ком, который должен переталмачивать незнакомый город-ской, тоже не похожий на своего, человек; зачем здесь эти в сплющенных сверху касках, похожие на бульдогов, по трое сидящих в мотоциклетных колясках, с плоскими автомата-ми на шеях?
  И сразу своя деревня стала неуютной, потому что они, родившиеся и выросшие на этом клочке земли, который назывался Галеевка, уже не были хозяевами.
  Дарья, стоявшая рядом с Полей, зло толкнула ее лок-тем в бок, и та, ойкнув, разом смолкла.
  - А кто путет нарушайт великий херманский поряток, путем пороть, - сузив глаза и вглядываясь в баб и мужиков, раздраженно сказал по-русски офицер и звучно, наотмаш полосонул себя стеком по лакированному сапогу. Слова он подбирал тщательно и выговаривал их добросовестно, но они звучали на немецкий лад. Зато слово "пороть" он про-изнес чисто, привычно. И от этого "пороть", и от звука сте-ка по сапогу холодок пробежал по спине.
  Внучки Катька и Валька испуганно жались к матери, и Василина, обхватив их обеими руками, подминала под себя, точно курица-наседка, стараясь оградить от опасности, ко-торой еще не было, но которая ощущалась и носилась в воздухе, как приближающаяся гроза.
  Удрученные жители расходились по домам. Вскоре с улицы донеслось кудахтанье, возбужденная отрывистая речь, взалив забрехали собаки, дробью пробарабанила ав-томатная очередь, заскулил чей-то пес, послышался смех. Перепуганные куры, сбитые о места, ошалело носились по деревне, теряя перья.
  Набрав по домам яиц и наловив кур, немцы потреща-ли мотоциклами и уехали из деревни.
  Так для Галеевки началась война.
  Новое слово "полицай" вошло в деревню, когда Сань-ка Шулепа, Ванька Сычев и Митька-цыган прошли по де-ревне в серой полувоенной форме, офицерских кепочках, добротных сапогах, с повязками на рукавах и винтовками за плечами. Вот она, новая власть. Митька - вор, перед са-мой войной посадили за кражу зерна. Сенька Шулепа и Ванька Сычев - пьяницы и лодыри, всю жизнь света белого за самогоном не видели. Эти мать родную за стакан водки продадут ...
  Но если вся работа Сеньки Шулепы и Ваньки Сычева кончалась там, где начинался самогон, то Васька Ермаков, дорвавшись до власти, стал лютовать. По его указке немцы выводили из хлевов скот, выгребали из погребов последнюю картошку, находили и забирали те крохи продуктов, которые были припрятаны для детей и на черный день. Бабы голосили и сыпали на голову Васьки страшные проклятья.
  Когда в Галеевке появлялись немцы, хромой Тимоха уводил телку со двора и прятал ее в овраге, в зарослях густого ивняка и кустарника, простаивал в ключах часами, пока опас-ность пройдет стороной.
  Первое время Тимоха гонял корову в лес, подальше от греха, - в овраге оставлять боялся, знал, что всякий местный, если будет искать, овраг обшарит обязательно. И верно! Вась-ка Ермаков сразу бросился в овраг и добросовестно мял папо-ротник сапожищами в поисках следов. Через неделю опять облазил овраг и опять ничего не нашел. Хитрый Тимоха снова угнал корову в лес. А когда Ермаков привык к мысли, что ко-ровы нет, Тимоха оборудовал укрытие в овраге так, что можно было пройти рядом и ничего не заметить. Правда, приходи-лось мерзнуть в ключах, но ради спасения Белки можно было потерпеть. Тимоха все рассчитал. Даже если бы корова замы-чала, то звук, пройдя по кольцу рва, затерялся бы и пришел, как бы, из деревни. К счастью, умница Белка, будто, понимая свое значение для хозяев, тихо ворочала скулами, сжевывая ветки, которые Тимоха беспрерывно подсовывал к ее морде, да изредка переступала ногами по сырому настилу, и ее ог-ромные глаза словно говорили: "Не бойся, хозяин, не выдам".
  Не было еще случая, чтоб паршивая овца, Васька Ерма-ков, взял верх над Тимохой там, где требовалась смекалка.
  В деревне еще помнили случай, когда щуплый Тимоха на спор поставил "на попа" двухпудовик, чего не смог сде-лать здоровый, как деревенский бык Пахом, Ермаков. Тогда они оба были парнями и ходили в женихах, хотя Васька был Тимохе не чета, щеголял в сапогах-бутылках и красной плисовой косоворотке, а Тимоха шмурыгал в лаптях и дра-ных портках. Тимоха "уступил" Ваське пробовать первому. Васька надул шею, напыжился, как клоп налился кровью, но гиря выворачивалась и заваливалась набок, и он ползал вокруг нее на коленках, пытаясь опрокинуть и удержать на руке. При этом он кряхтел, и от него несло зловонным ду-хом. Парни отпускали по этому поводу шутки и гоготали, как жеребцы. Плюнув под ноги и зло матернувшись, Васька ото-шел в сторону. После Васьки силу пробовали другие здоровые мужики, но справились с гирей только Семен Никишин да Ев-сей Гапеев, признанные силачи. Пропустив всех, к гире подо-шел Тимоха. Не обращая внимания на смешки, он опустился на колени и стал щупать руками землю.
  - Мотри, Тимофей, кила вылезет! - серьезно преду-предил тронутый пастух Кирюха, что вызвало новый при-ступ безудержного веселья. Васька Ермаков, напустив на себя безразличный вид, стоял в стороне и лузгал семечки, шумно сдувая шелуху, когда она набиралась на губах, но кривая, напряженная улыбка не сходила с лица.
  Вдруг Тимоха, резко нагнув двухпудовик, крутанул его на себя так, что ручка точно легла в выдолбленную лунку, как в гнездо, и Тимохе оставалось только небольшим уси-лием удержать гирю в нужном положении.
  У Васьки с лица разом съехала ухмылка, и он, оставив семечки и забыв сдуть с губ шелуху, бросился к гире. Вась-ка, надрываясь, кричал, что так каждый дурак сможет, но сколько ни ползал на корячках вокруг гири, так с ней и не справился. Как ни откручивался Васька, его заставили вы-ставить полведра водки, которые он оговаривал за Тимохи-ну гармонь.
  На этот раз Ермаков нагрянул к ним со всей местной властью и привел с собой двух немцев.
  Пока Сенька Шулепа и Ванька Сычев шарили по за-куткам и сараям, Васька с немцем и Цыганом вошли в хату. Василина шуганула внучек Вальку и Катьку за печку, и они, боясь шелохнуться, молча смотрели оттуда вниз. Тоньке мать тоже приказала не высовываться, и та тихо сидела на кровати за занавеской, чутко прислушиваясь к тому, что происходило в избе, и переживала за мать.
  - Мужик дома? - с порога спросил Васька.
  - Негу, - сказала Василина. - В город уехал.
  - Васька, привстав на цыпочки, заглянул на лежанку печки, нечего не сказал и, пройдя к занавеске, рывком раз-двинул ее.
  - А, это ты краля? А ну, иди сюда, - приказал Васька.
  - Сказывай, где батька?
  - В город уехал, - без робости ответила Тонька.
  - Брешешь, подлюга! В лес пошел, к партизанам.
  - Partisanen? Wo ist partisanen? - насторожился немец, берясь за автомат.
  - А вот партизанка, - злобно сказал Ермаков и под-толкнул Антонину к немцу.
  - Heraus! - без разговоров скомандовал немец.
  - Schnell! - повел стволом автомата в сторону двери.
  Теперь автомат был плотно зажат в его руках, готовый выстрелить в любую минуту, и поэтому страшный до леде-нящего душу столбняка.
  - Да какая она партизанка, господи? - заголосила Ва-силина, хватая дочку за руку, пытаясь затолкнуть ее назад за занавески.
  - Вася! Что ж это делается? Побойся бога ..., - повер-нулась она в отчаянии к Ермакову, но немец больно ткнул ее стволом автомата под ребра, и она, охнув, отпустила Тоньку, но тут же повалилась немцу в ноги.
  - Господин офицер, - стала просить Василина солдата, хватая его за ноги. - Тонька никс "партизанка", она девоч-ка, "киндер" еще. Пожалейте, господин офицер.
  Немец попытался высвободить ноги, но не смог и ко-ротким тычком, на сколько позволял размах, ткнул Васи-лину сапогом в лицо. Василина вскрикнула и схватилась за лицо. Пальцы окрасились кровью. Валька, а следом за ней Катька, скатились с печки и с ревом бросились к матери. В суматохе Митька-цыган успел втолкнуть Тоньку в закуток и задернул занавески.
  - "Сиди тихо и не рыпайся!" - приказал он и стал что-то доказывать Ваське. Тот нехотя пошел к немцу, который сверлил белесыми глазами Василину, хищно раздувая ноз-дри при виде кровоточащего лица. Василина стояла, вжав-шись в печку, и прижимала детишек к животу, до боли сти-скивая их головы тяжелыми руками, и ужас был в ее глазах. Кровь тоненькой струйкой скатывалась из носа на подборо-док, сочилась из разбитой губы. Дети тоже были перемаза-ны кровью и, насмерть перепуганные, тоже молчали.
  - Неси самогон. Живо! - скомандовал ей Митька и ти-хо добавил: - Да не жмись. Вишь, как обернулось все?
  При слове "самогон" немец закрутил головой, как ре-тивый конь, и глаза его по-кошачьи блеснули.
  - Будем самогон "тринкен", - подтвердил Васька.
  - Гут, - удовлетворенно сказал немец, расслабляясь и опуская автомат.
  Жесткое хищное выражение исчезло с его лица и при-обрело мирный человеческий вид.
  Василина ожила и, птицей вылетев в сени, вернулась с двухлитровой бутылью, заткнутой деревянной пробкой, обернутой чистой тряпицей.
  Они ушли, прихватив с собой молоденького поросен-ка, оставив Василину приходить в себя. И та отходила мед-ленно и все никак не могла унять дрожи в коленках.
  Антонина ставила матери холодные примочки на раз-битое лицо и тихонько всхлипывала. Валька с Катькой, как ни в чем не бывало, затевали свору из-за стрелянной гиль-зы.
  Ночью Тимофей ушел в лес вместе с коровой. Митька успел шепнуть Василине, чтобы Тимоха дома не показы-вался.
  Партизаны действовали активно. Они контролировали дороги, отбивали и возвращали населению скот, захваты-вали обозы с продовольствием, появлялись внезапно там, где их не ждали, и наводили ужас на немцев, которые ста-ли, в конце концов, панически бояться самого слова "пар-тизан", и даже произносили его с опаской.
  Служба разведки была поставлена так, что ни один из обозов, вышедших из Галеевки, не доходил до Сечи, где располагался Гебитскоммиссариат...
  Ваську Ермакова убили средь бела дня. Сначала его предупредили, и на какое-то время он притих, но когда первый испуг прошел, принялся лютовать с прежней силой, хотя стал осторожнее - один по улице не ходил, а на ночь у дома ставил охрану. К тому же, добился размещения в Га-леевке отделения солдат.
  Его зарезали, как кабана - ножом под лопатку. Он ле-жал лицом вверх, видно, перевернули, чтобы убедиться в его смерти. Наверно, с Васькой пришлось повозиться, и в хате шла борьба, так как стол был перевернут, на полу ва-лялись подушки, у окна лежало заваленное ведро с фику-сом.
  В открытых глазах Васьки застыл ужас. На груди ле-жала записка, написанная химическим карандашом: "Так будет со всеми предателями".
  И тогда пришли каратели. Партизаны успели уйти, ос-тавив засаду для прикрытия и заминировав подходы к лесу. Предупредил Митька-цыган, Он же предупредил и тех в де-ревне, кому в первую очередь грозила опасность.
  Нарвавшись на засаду и напоровшись на минное поле, немцы потеряли чуть ли не треть солдат и оставили возле леса две покореженные танкетки. Полегла и засада, но от-ряд, обремененный бабами и детишками, скотом и хозяйст-вом далеко оторвался от преследования и будто растворил-ся в бескрайних просторах Брянских лесов.
  Разъяренные каратели стали чинить расправу в дерев-не. Они согнали жителей к дому старосты. Люди молча жа-лись друг к другу и со страхом смотрели на карателей.
  Полупьяные солдаты в черных мундирах со свастикой и молниями в петлицах пугали своими пустыми, стеклян-ными глазами, но еще страшнее были собаки. Они броса-лись на людей, натягивая короткие поводки до струнного звона, повисая в воздухе передними лапами, заходились в хриплом глухом лае, задыхаясь от ошейников, перетяги-вающих горло, свирепея от того, что им не дают рвать, грызть человеческое мясо.
  Притащили избитого Митьку-цыгана со связанными руками, и стало понятно, для кого готовилась веревка с петлей, которую немецкий солдат и русский полицай Сень-ка Шулепа старательно прилаживали к толстому суку ста-рого раскидистого клена. Глаза Митьки закрывал лилово-синий пузырь, на разбитых губах запеклась кровь.
  Молодой мордастый немец нашел кусок фанеры с вы-щербленными краями, углем вывел по-русски "партизан" и по-немецки "partisan" и с помощью куска проволоки по-весил на шею съежившегося Митьки.
  Митька растерянно смотрел на сельчан, и в глазах его было отчаяние и мольба. Что-то его мучило, и он хотел и не знал, как освободить свою совесть.
  Когда его подвели к виселице, он заплакал. Его поста-вили на скамейку, взятую в доме старосты, и, когда стали надевать петлю, он, словно поняв, наконец, и поверив окончательно, что сейчас умрет, и не скоро будут сказаны слова, его оправдывающие, заторопился:
  - Братцы, за вас я это... не полицай я. Это я поначалу так... партизаны скажут...
  У него из-под ног выбили скамейку, и она отлетела в сторону, вещь иуды-хозяина, сослужившего за него мертво-го, еще одну мерзкую службу. Но успел еще крикнуть Митька:
  - Бейте их, сук поганых. Мстите за нас, убитых.
  И уже не было страха в его звонком, отчаянном голосе. Бабы заголосили. Десятка два солдат по команде сняли с машин канистры с бензином и бросились врассыпную по деревне, поджигая заранее намеченные "партизанские" дома. Вскоре деревня полыхала смоляным факелом, высоко выбрасывая искры.
  Никого больше не тронули каратели, увозя убитых и раненых, оставив без крова стариков, женщин и детей.
  Следом, как шакалы за крупным хищником, потрусили, собрав свой, ставший обширным, скарб, полицаи Сенька Шу-лепа и Ванька Сычев, справедливо опасаясь возмездия.
  
  
  Глава 10
  Эхо войны. Школьная линейка. Костя ругает ребят за то, за что хвалил Сорокин. Припадок эпилепсии.
  
  Три пацана из соседней школы на Пушкинской подор-вались на бомбе в самом центре города. Кто знал, что на не-большом пустыре, недалеко от кинотеатра "Родина", где до войны стоял памятник Сталину, лежала и ждала своего ча-са неразорвавшаяся авиабомба. Пацаны, все курские, два шестиклассника и семиклассник, ковырялись в земле в по-исках каких-нибудь трофеев. На пустырях, в подвалах и на чердаках чего только после войны не находили: и каски, и пустые пулеметные ленты, и патронные гильзы, а иногда и оружие. У нас в сарае, например, с войны остался целый ар-сенал оружия и, что самое удивительное, несколько кавале-рийских шашек в черных с позолотой ножнах.
  Бомба рванула мощно. Город дрогнул, как от земле-трясения, а в ближайших домах повыбивало стекла.
  Ребят собирали по кусочкам. Хоронили в закрытых гробах. Провожал их в последний путь весь город. В школах прервали занятия, и старшеклассники шли в колонне про-вожающих.
  На следующий день, на большой перемене, всю школу выстроили во дворе. Наша классная, Зоя Николаевна, при-шла к концу урока географии, построила класс и вывела на школьный двор.
  - Зоя Николаевна, зачем на линейку-то? - спросил Генка Дурнев.
  - Узнаете! Все узнаете!
  - У Кобры никогда ничего не узнаешь, - шепнул мне Пахом. Зоя Николаевна была не столько злой, сколько за-мученной. Двое детей, да еще пьющий муж. Есть от чего взбеситься.
  Коброй ее прозвали даже не из-за круглых очков, а из-за слюны, которой она брызгала, когда орала на кого-нибудь из нас. Нашей классной она стала в шестом классе и, когда на первом же уроке стала брызгать слюной на Дур-нева, он на перемене убежденно сказал:
  - Пацаны, у нее слюна ядовитая! Если на кого попадет - капут!
  - Как у кобры! - согласился Женька Богданов.
  Каждый класс знал свое место и стоял в два ряда вдоль выведенной известкой линии. Школьная линейка образо-вывала нечто вроде каре с открытым проходом. Школа гу-дела, словно растревоженный осиный рой. Классные бес-полезно надрывались, пытаясь утихомирить свои классы. Галдеж стал стихать, когда появился Костя с Долдоном. Костя поднял руку, призывая к вниманию, и начал гово-рить. Говорил он нарочно тихо, и нам приходилось напря-гать слух. На линейке сразу установилась полная тишина.
  - Вчера мы похоронили ваших товарищей из восемна-дцатой школы. - Костя сделал паузу, и пауза эта зловеще повисла над линейкой. - Я знаю, что многие из вас произ-водят самостоятельные раскопки в поисках патронов, ору-жия. Чем это кончается, вы знаете. И это не первый случай гибели ваших товарищей, но хотелось бы верить, что по-следний. А кое-кто не довольствуется пустырями, а идет в лес, где смерть подстерегает на каждом шагу... Пахомов, Анохин, Михеев, Письман, выйдите из строя.
  Я опешил. Пятый класс стоял сбоку от нас, и я не ви-дел, что написано на физиономиях у Моти-младшего и у Семена Письмана, которых недавно тоже благодарил воен-ком, зато я стоял рядом с Пахомом. Пахом с красно-лиловым лицом и выпученными глазами был похож на окуня, которых мы ловили на донку в нашей Оке.
  - Да не трясись ты, Пахом. Ругать нас не за что, - попы-тался я успокоить Пахома, но до него мои слова не доходи-ли. У Пахома на этот счет было свое твердое убеждение: раз вызвали на линейке - добра не жди.
  - Пахомов, Анохин, Михеев, Письман и еще несколько ребят, которые уже не учатся в нашей школе, на каникулах ходили в лес. Они нашли в одном из блиндажей нашей обороны патрон с запиской и солдатские книжки двух бой-цов Советской армии, погибших от фашистских захватчи-ков, защищая нашу Родину. Документы вышеназванные ученики передали в музей. Таким образом, родственники героически погибших бойцов оповещены об их гибели. Также им сообщили о месте захоронения в братской могиле на воинском кладбище нашего города.
  У меня отлегло от сердца. Я подмигнул Пахому. Тот улыбался во весь рот. Костя продолжал:
  - Военком объявил этим ребятам благодарность от имени родственников погибших и от военкомата. Поступок достойный и заслуживает поощрения. Но все могло быть и по-другому. В лесу полно неразорвавшихся снарядов и гра-нат. И вам просто повезло (это уже к нам), что вас не по-стигла участь ваших погибших ровесников.
  Костя сделал паузу, наверно, для того, чтобы его слова лучше вошли в наши головы, и продолжал иезуитским го-лосом:
  - Говорят, победителей не судят. Я решил опроверг-нуть этот афоризм. Вслед за благодарностью объявляю вам выговор. И предупреждаю: если узнаю, что кто-то ходил в лес, пеняйте на себя. Вопрос будет решать педсовет. И вплоть до исключения из школы.
  Костя закончил свою речь и, видно, остался ей дово-лен, если судить по его лицу.
  Провинившиеся, то есть мы, стояли перед строем с озабоченно-траурным выражением, соответствующим те-кущему моменту, но раскаяния не испытывали. Я подумал, что пламенная речь Кости не имела никакого смысла, и, чтобы проникнуться его тревогой, нам самим нужно было взорваться на мине.
  На уроке литературы у Сашки Митрофанова случился припадок. Время от времени это с ним случалось, и все в классе знали, что нужно в таком случае делать.
  - Припадки возникали неожиданно. Сначала начина-ла ритмично подергиваться голова, словно он кивал ею. Потом закатывались глаза, появлялась пена изо рта, и Сашка валился с парты на пол. Его тело извивалось в судо-рогах, вытягивалось и сокращалось, будто кто-то незримый трепал и возил его по полу.
  - Смотри, - толкнул меня под локоть Третьяк. - Сашка дубаря засек.
  Почему и какого "дубаря" засек Сашка, объяснить бы никто не смог. Никто уже не помнил, откуда появилось это дурное выражение, но когда Сашкина голова начинала дер-гаться, кто-нибудь обязательно объявлял: "Сашка "дубаря" засек". И если это и звучало первоначально, как насмешка, то давно потеряло свой прежний смысл и осталось просто как предупреждение.
  Я взял ученическую линейку, первое, что подверну-лось под руки, и был готов втиснуть ее между зубами и прижать язык, чтобы Сашка не прокусил его.
  Сорвались со своих мест Агарков, Кобелев и Семенов и навалились на уже бьющегося на полу в припадке Митро-фанова. Щуплого, маленького Митрофанова еле удержива-ли три здоровых переростка. Я поддерживал голову, чтобы он не разбил ее об пол. От Сашкиной головы исходило не легкое голубоватое свечение, а прямо-таки играл солнеч-ный протуберанец. Красноватый нимб пульсировал и рас-творялся во внешней, более светлой части, растворялся и возникал вновь.
  Минуты через две Сашка затих. Синюшное с серым от-тенком лицо медленно приобретало естественный телес-ный цвет.
  Теперь наступила моя очередь, и все напряженно сле-дили за мной. И класс и школа знали, что я могу снять го-ловную или зубную боль, хотя за большее я никогда не брался. Отец предупреждал меня, чтобы я был осторожнее. Он боялся за меня и хотел, чтобы о моих способностях ле-чить знало как можно меньше людей, потому что кроме не-приятностей это ничего не приносило. Но недаром гово-рится, что шила в мешке не утаить. Скоро моими услугами стали пользоваться учителя. Головы у них болели часто. К моей способности снять головную боль они быстро при-выкли и относились спокойно, хотя первое время это вызы-вало у них недоверие, и каждый хотел убедиться сам, что это не чья-то глупая шутка.
  Обычно в класс заглядывала директорская секретарша Клавдия Петровна и обращалась к учителю:
  - Степан Сергеевич, Анохина в учительскую.
  Пацаны всё знали и потом шепотом спрашивали:
  - Вовец, у кого?
  - У химички, - отвечал я.
  Отец, когда про это узнал, встревожился и спросил, что еще про меня знают в школе. Я успокоил его, сказав, что учителя ничего не знают. Пацанов же мои способности волновали больше в том плане, что я даю им содрать у меня контрольную. О том, что я иногда показывал фокусы, кото-рые пыталась повторить вся школа, и со мной никто не иг-рает в перышки, потому что перья я легко переворачивал без помощи рук, отцу я не рассказал. А еще я отгадывал мысли. Все это я делал без всякого умысла. Просто это бы-ла, в каком-то роде, разминка, в которой я почему-то нуж-дался...
  Я положил руки на Сашкину голову, чуть подержал и, не касаясь головы, несколько раз провел руками. Сашка от-крыл глаза, и жалкое подобие улыбки появилось на его ли-це. Щеки чуть порозовели. Сашка с трудом поднялся, и гла-за его смотрели виновато.
  - Зоя Николаевна, - сказал я учительнице. - Митрофа-нову теперь нужно спать. Я его провожу домой, только пусть со мной Третьяков пойдет. А то, если что случится...
  - Да-да, конечно, Володя, идите, - не дала договорить Зоя Николаевна.
  Я с Женькой проводил Сашку домой. Тетя Катя никак не могла привыкнуть к Сашкиным припадкам. Хотя, к та-кому разве привыкнешь! И всякий раз, когда Сашку приво-дили домой, она бледнела, испуганно смотрела на Сашку, прижимала его к себе и начинала в голос реветь, причитая, как по покойнику.
  - Пошли, - толкнул я в бок Женьку, когда тетя Катя стала униженно благодарить нас, кланяясь и прося Бога по-слать нам здоровья.
  - Куда? - глаза Женьки Третьякова смотрели на меня подозрительно.
  - Успеем на геометрию.
  - Ты что, совсем спятил? - Женька презрительно сплюнул в сторону. - Нас отпустили. Весь класс знает, что мы Сашку домой повели. Если дурак, иди. А я погуляю. Гляди, солнышко. Листики падают. Лепота. Люблю волю.
  Женька как кот зажмурился на солнце, вот-вот замур-лычет.
  - Ладно, - согласился я. - Пойдем в горсад. Там кашта-ны падают.
  
  
  Глава 11
  Предчувствие беды. Смерть дяди Павла. Следствие. За околицей. Я "вижу". Убийца. Тоня.
  
  Весь день меня не покидало чувство тревоги. Один раз даже появился знакомый звон в ушах, но никаких видений не возникло. Сначала я боялся за отца, но мое подсознание молчало, когда я думал о нем, и я уверен был, что с ним все в порядке. Дома я спросил:
  - Мам, у нас ничего не случилось?
  - Нет, а что должно случиться? - мать испуганно уста-вилась на меня, зажав одной рукой недочищенную карто-фелину, другой нож.
  - Может, с отцом, что? - заволновалась мать.
  - Нет, - успокоил я ее. - С отцом все в порядке.
  - Тогда что? - мать вздохнула с облегчением и снова взялась за картошку. Картофелина ловко крутилась на ост-рие ножа, и тонкая непрерывная ленточка кожуры опуска-лась в ведро.
  - Бабушка Маня давно у нас была? - неожиданно вы-рвалось у меня, и что-то толкнуло меня изнутри, будто то-ком ударило. Передо мной мелькнуло вдруг лицо дяди Павла. И я уже уверенно сказал матери:
  - Мам! Что-то случилось с дядей Павлом. Мать охнула и побледнела. Недочищенная картофелина упала в ведро, а следом за ней нож, звякнув о железо.
  - Что с ним? - спросила мать скорее инстинктивно, еще не сознавая, что я не могу этого сказать, хотя я уже знал, что дяди Павла нет в живых.
  Мать хотела немедленно ехать в Новые Выселки и ждала отца. Но отец рассудил, что разумнее дождаться утра, ведь, по существу, они еще ничего не знали.
  А поздно вечером, когда уже стемнело, появилась ба-бушка Маруся. Она с порога заголосила, запричитала. Мать усадила ее на диван в зале и дала воды. Прибежала тетя Нина. Бережно переставляя ноги, вышла из своей комнаты бабушка Василина.
  Бабушка Маруся чуть успокоилась, а у нее и сил-то го-ворить больше не было. Маленькая, сухонькая, в отличие от дородной Василины, она являла ее полную противополож-ность, в чем только душа держалась. Она промокнула глаза кончиком черного сатинового платка, узлом завязанного на шее и, всхлипывая, рассказала, что Павла нашли на брев-нах за деревней с шилом в сердце. Рядом валялись две пус-тые бутылки из-под водки и стакан.
  - Убили его, дочка! И кому он помешал, страдалец? Ведь жил - мухи не обидел.
  Бабушка Маруся тоненько заскулила и, что-то приго-варивая, качала головой из стороны в сторону.
  Мать достала из шифоньера с полочки, где хранила лекарства, валерьянку, накапала в стакан, плеснула воды и заставила бабушку выпить.
  Рано утром мы с матерью и бабушкой Марусей поеха-ли автобусом до колхоза "Рассвет". Отец ушел на работу и обещал подъехать позже.
  Тоня встретила нас тихо, без слез. Все в ней уже перего-рело, и она опустошенная, недоумевая и не до конца пони-мая, что это произошло с ее Павлом, делала все как во сне.
  Когда ее спрашивали о чем-нибудь, она не слышала, и приходилось повторять вопрос еще раз.
  Дядя Павел лежал уже прибранный, в коричневом костюме, который он привез из Германии, в белой рубашке в синюю подоску и синем галстуке в белый горошек, завя-занном толстым неумелым узлом. Редкие рыжие волосы были аккуратно зачесаны назад. Ни орденов, ни медалей на дяде Павле не было. Вовка вспомнил дядю Павла, когда он вернулся с войны. Тогда грудь дяди украшали шесть меда-лей и два ордена. Всех своих кровно завоеванных наград он лишился разом, когда был осужден.
  Гроб еще не привезли. Колхозные плотники обещали сбить гроб к полудню, и дядя Павел лежал на двух досках, пристроенных концами на табуретки.
  Позже Тоня рассказала, что дядя Павел не пришел но-чевать, и она бегала по деревне, бесполезно пытаясь узнать, не видел ли кто его.
  А утром остывшее тело дяди Павла нашли на бревнах. Он сидел, свесившись вниз головой, с безжизненно опу-щенными руками.
  Участковый милиционер допросил всех, кто видел дя-дю Павла в тот вечер, и особенно тех, кто с ним пил на бревнах. Мужики эти оказались сплошь положительными. Один - колхозный плотник, другой - счетовод, выпить лю-били, но работали добросовестно и ни в чем плохом заме-чены не были. Они показали, что выпивали о дядей Пав-лом. Выпили сначала одну поллитру, но с закуской на при-роде, вроде, как и не пили. Дядя Павел сам вызвался схо-дить за второй бутылкой. Сидели тихо, не ругались, вспо-минали фронтовые годы. Все воевали. А Митрич, счетовод, под Минском руку потерял. Правда, был Павел какой-то задумчивый, вроде как мысли его где-то в другом месте на-ходились, а когда пел "Землянку", плакал. Потом стали расходиться, потому что начало темнеть. Плотник Иван Петрович поднялся первым. Сказал, что, мол, его Катерина небось уже у ворот с валиком стоит. Митрич ушел следом. Митрич еще спросил у Павла, идет он домой или нет. Павел сказал: "Идите, я чуток посижу, покурю".
  А шило это его, Павла. Он же по сапожному делу мас-тер был. Пол деревни у него сапоги тачало. Но когда они выпивали, шила у него не видели. И зачем он взял его с со-бой, непонятно.
  Участковый составил акт. Приезжал следователь из города и тоже говорил с Иваном Петровичем, с Митричем и другими мужиками, которые подтвердили, что Павел ни с кем не ссорился, вел себя смирно, и врагов у него не было. И хотя и бабушка Маруся, и Тоня твердили, что Павла уби-ли, что не мог он сам на себя руки наложить, и что шило это не его, потому что его шило дома, следствие подтвердило факт самоубийства.
  После похорон я попросил отца сходить со мной к мес-ту гибели дяди Павла, Отец посмотрел на меня и кивнул, соглашаясь. Он сразу понял, зачем это нужно.
  Мы молча пошли на конец деревни. Деревенские бабы выглядывали из-за невысоких заборов и провожали нас любопытными взглядами. Молодуха, попавшаяся нам с ведрами на коромысле, поздоровалась и, обернувшись, дол-го глядела вслед. За околицей, на большой поляне выси-лась связка сосновых бревен, заготовленных для какой-то колхозной надобности. Бревна удерживались двумя вбиты-ми по бокам толстыми кольями. Совсем рядом стоял бере-зовый лесок, а метрах в двухстах начиналась деревня.
  Мы с отцом сели на бревна. Я закрыл глаза. Отец не мешал мне и молча любовался открывающейся с бревен панорамой.
  Я стал думать о дяде Павле, представил его сидящим на этих бревнах. В ушах появился звон и стал расползаться, охватывая все пространство вокруг меня, и все ширился и нарастал, отдаваясь болью в висках и затылке. Хотелось за-ткнуть уши или сдавить голову руками, чтобы унять боль.
  Я всегда плохо переносил эти состояния, когда созна-ние перемещалось в пространство, которое позволяло мне "видеть". Это темное пространство было все испещрено зо-лотистыми маленькими точками. Мое сознание проникало туда и, словно, вытаскивало нужные мне картинки через какой-нибудь ключевой образ или деталь. Мои ощущения при этом были очень разными и непредсказуемыми, только звон, иногда слабый, иногда невыносимо сильный появ-лялся всегда ...
  Вдруг все разом кончилось, взорвавшись и ослепив меня яркой вспышкой. Пошла картинка в знакомом мне замедленном темпе. Постепенно она обрастала все боль-шим количеством деталей. Уже был вечер, но я отчетливо разглядел дядю Павла и двух мужчин. Я видел их со сторо-ны, как бы паря над ними, но видел четко до мелочей. Трое говорили о чем-то, плавно жестикулируя и кивая головами. На траве валялись пустые бутылки, на бревне стоял стакан. Вот поднялся один мужчина, невысокий, широкий в пле-чах. "Это тот плотник", - отметил я. За ним встал другой, худощавый, ростом чуть повыше плотника, с пустым рука-вом вместо левой руки. Они немного постояли, повернув к дяде Павлу головы, и ушли.
  Дядя Павел взял папиросу из лежащей рядом пачки "Север" и закурил.
  Я не заметил, откуда появился высокий худой мужчи-на в простом поношенном пиджаке и мятых брюках, за-правленных в кирзовые сапоги. На голове мужчины сидела кепка, надвинутая на глаза. Он поздоровался за руку с дя-дей Павлом, и его пошатнуло. Он сел на бревна. На руке я заметил наколку: солнце с расходящимися лучами и че-тырьмя буквами на пальцах, то ли "Поля", то ли "Коля"; Первую букву я не смог разобрать.
  Я вдруг увидел его лицо крупным планом, словно ки-нокамера наехала на него, вернее, это моя вторая сущность, глазами которой я и видел картинку прошлого, приблизи-лась к лицу мужчины, подчиняясь моему желанию. Для меня это не было чем-то необычным. Когда я погружался в это свое состояние "видения", я мог управлять своим дру-гим сознанием, то есть другой своей сущностью.
  Впалые щеки нездорового человека, заросшие щети-ной, и волчьи глаза, сверкнувшие зло в отсвете папиросной затяжки дяди Павла.
  Мужчина о чем-то просил дядю Павла, тот что-то от-вечал. Когда дядя Павел попытался встать, тот схватил его за ворот рубашки. Дядя Павел ребром ладони ударил муж-чину по рукам, тот разжал руки, но когда дядя Павел сде-лал ещё одну попытку встать, мужчина быстрым движени-ем сунул ему что-то в бок. Я понял, что это шило. Дядя Па-вел инстинктивно схватился рукой за место, куда вошло шило, наткнулся на руку убийцы, которую тот еще какое-то время держал на деревянной ручке. Глаза дяди Павла изумлённо раскрылись и тут же погасли. Мужчина отпус-тил дядю Павла, и его туловище уткнулось в колени, а руки повисли плетьми, доставая кистями нижние бревна. Муж-чина осторожно залез в карманы брюк дяди Павла, что-то засунул обратно, огляделся и быстро пошел прочь, обходя деревню.
  Потом наступил провал, темная пелена заслонила мне глаза, и я ничего не видел, но знал, что все еще нахожусь в другом отрезке времени...
  Пелена спала, и я увидел деревянный домик на косо-горе, покрытый щепой. Еще не ночь, но уже темно. Луна освещает дом с четырьмя окнами. Света в окнах нет. Забор. Скорее штакетник. Открылась калитка, и во двор вошел вы-сокий мужчина. "Это тот, который убил дядю Павла", - уз-нал я, хотя лицо его я увидел только, когда тот вошел в дом и включил свет. Мужчина вынул из кармана брюк бутылку водки и поставил на стол, потом подошел к зашторенным полкам, взял граненый стакан, миску с огурцами и тоже по-ставил на стол рядом с водкой.
  Из-за цветастой занавески вышла молодая женщина в нижней рубашке чуть выше колен. Волосы ее были распу-щены. Видно, она уже легла спать, и мужчина помешал ей. Женщина стала что-то говорить ему, он отвечал, потом она повернулась и ушла опять за занавеску.
  Мужчина открыл бутылку, налил полный стакан и выпил. Взял огурец, откусил от него и бросил назад в мис-ку. Вот он достал из внутреннего кармана пиджака портси-гар. Я сразу узнал портсигар дяди Павла. Простой алюми-ниевый портсигар с выбитым на крышке кремлем. Я даже знал, что на ребре (сразу и не заметишь) нацарапаны ини-циалы дяди Павла: М.П.П.- Мокрецов Павел Петрович. С минуту мужчина рассматривал портсигар, потом открыл. Портсигар был пустой. Я вспомнил папиросы "Север", ко-торые лежали рядом с дядей Павлом на бревне. Он почему-то не стал набивать свой портсигар.
  Мужчина захлопнул крышку, подержал портсигар в руках, затем подошел к стене, на которой висела большая рамка с фотокарточками с небольшим наклоном, нижней частью опираясь на два гвоздя, и сунул портсигар за рамку.
  Картина стала расплываться. Стол с бутылкой водки и миской с огурцами заколыхался как на волнах и растворил-ся. Все исчезло. Это значило, что я получил достаточную информацию, и в моем мозгу сработал механизм неулови-мого для его нормального восприятия отключения.
  Я стал медленно приходить в себя.
  - Видел? - спросил отец.
  - Да, пап. Бабушка оказалась права. Его убили. И я рассказал отцу все, что видел.
  - Ишь ты, - грустно усмехнулся отец. - И мать и Тоня с самого начала не верили, что Павел руки на себя наложил. Любящее сердце не обманешь.
  - А теперь, пап, что? Наверно, нужно в милицию сооб-щить?
  - Не все так просто, сынок, - отец нахмурился. - Нуж-но-то нужно. А как? Ну, придем мы. Арестуйте убийцу. Мы знаем, что он убил, потому что сын сам лично видел, как он убивал. Такая же нелепость как с твоими снами. Я за тебя и так боюсь. Мне кажется все время, что мы по тонкой до-щечке с тобой ходим, а внизу пропасть, и дощечка прогина-ется.
  - Что ж, убийцу оставить на свободе?
  - Нет, сынок, на свободе он не останется.
  Отец чуть помолчал, хмуря лоб, а потом встал с бре-вен.
  - Давай-ка поговорим с нашими.
  - Тоня, а где Павлов портсигар, - спросил отец, когда мы пришли в дом.
  - Не знаю, - пожала плечами Тоня.
  - А деньги у него были с собой в тот день?
  - Он за день до этого получил получку, но все мне от-дал. Оставил, как всегда, рублей сто на пиво, папиросы, ну с приятелями выпить.
  - Тоня, ты была права. Его убили. Вова видел.
  - Ой, - заголосила Тоня, как будто ей только что сооб-щили о смерти дяди Павла. - Ой, господи, за что такое на-казание? За что мне горе такое?
  - Сынок мой ненаглядный. Ангел ты мой. За что они тебя? - подхватила бабушка Маруся.
  И бабушка, и Тоня знали про меня все. Я помогал не только дяде Павлу, но и им обоим. Тоня на меня молилась после того, как я залечил ее целый год незаживающий от воспаления надкостницы свищ. Началось все с осложнения после удаления зуба. Сначала появилась припухлость десны возле больного зуба. Припухлость все увеличивалась, появи-лись боли, которые, в конце концов, стали постоянными. К вечеру поднималась температура. Когда отекла щека, а губа перекосилась с той стороны, где удалили зуб, Тоня пошла к врачу. Тот отругал ее за то, что запустила болезнь, и разрезал щеку. Гной вышел, и врач наложил повязку. Воспаление спа-ло, и боль прошла, но через некоторое время все повтори-лось. Тоня снова пошла к врачу и ей сказали, что в десне ос-тались участки омертвевшей кости, отделившиеся от здоро-вой части, и их нужно удалять операционным путем.
  Тоня пришла к нам вместе с дядей Павлом в подав-ленном состоянии. Ее так доконали боли, что свет стал не мил. Свищ то затягивался, то открывался снова.
  Я весьма приблизительно представлял себе весь про-цесс того, что происходит с Тониной надкостницей, но знал уже силу целебной энергии, которой обладал. После перво-го сеанса Тоне стало легче, а ночью она проснулась от того, что больное место начало чесаться. На подушке расплылось гнойное пятно с кровью. Это прорвался гнойник, и стали выходить мелкие кусочки омертвевшей кости. После второ-го сеанса, через два дня, вышли едва различимые остатки кости, а после третьего сеанса все очень быстро стало зажи-вать, и через неделю на щеке остался лишь небольшой, еле различимый розовый шрам.
  
  Глава 12
  Цыган. Убийство в состоянии аффекта. Снова в колхозе. Участковый Николай Кузьмич. В избе у Насти Кузиной. Ушел. Логический конец.
  
  После того как женщины чуть успокоились, отец рас-сказал им, что я видел.
  - Так это ж Толик Цыган. Ах, сволочь. Оставил его председатель на нашу голову, пожалел. Как был зверем, так и остался, фашист.
  - Что, цыганской национальности?
  - Да нет. Обличье у него цыганское. Глазами зыркает: зырк, зырк. И волосы кучерявые, черные.
  - Ваш, деревенский?
  - Пришлый. Появился в деревне до войны. Кто гово-рит из Молдавии, кто из Чеченских краев. Да он и года не прожил у нас. Как посадили, так всю войну и просидел.
  - Так он уже сидел? - удивился отец. - За что ж сидел-то?
  - Слушай, Тимофеич, расскажу.
  - Выделил ему председатель хатку пустовавшую. Хатка не ахти какая, но жить можно. Толя оказался мужиком мас-теровым. Хату поправил. Сам печку новую сложил. В кол-хоз взяли его конюхом. Коней он хорошо знал, даже, не-чисть, ржал по-ихнему. Пошел было по бабам шалить за-мужним. А бабы на него поглядывали, потому что мужик видный был, ничего не скажешь. И отличие в нем от на-ших. Наши все больше рыжие, губастые, а этот черный, гу-бы тонкие, нос прямой. Но здесь ему мужики наломали бо-ка... Не любили его мужики. И дети боялись. Завидят, бы-вало, еще вдалеке идет, и - врассыпную, а то попрячутся. Ладно. Через короткое время привел откуда-то из города девку молодую. Девка ладная, справная, только бесстыжая. По деревне ходит, глазами мужиков ест. А те, дураки, тают. Нравится им. Ну, это ладно. А аккурат перед самой войной это все и случилось.
  Тоня подтянула потуже концы платка и продолжала:
  - Что у них там с девкой-то этой, Галей, случилось - дело темное. Может, приревновал или еще что, баба-то рас-путная была. Только стал он ее бить. Она во двор. Он за ней с топором. Да во дворе ее и зарубил. Галя его чуть до калит-ки не добежала. Крови было! Увидел, что наделал, топор бросил, вбежал в дом, облил все керосином, да поджог. Дом полыхает. Народ сбежался. Сначала не поняли, в чем дело. Потом увидели его мертвую сожительницу. А цыган чуть поодаль стоит и смотрит, как дом горит. Мужики наброси-лись на него, скрутили, а он и не сопротивлялся. Только зу-бами скрипел, матерился и что-то бормотал не по-нашему.
  Тоня помолчала, переживая эту давнюю трагедию. Потом сказала:
  - А на суде он не отрицал, что убил девку, плакал, бо-жился, что любил ее и не хотел убивать. Сам, мол, не знает, что на него нашло. В общем, ничего не помнил.
  - Убийство в состоянии аффекта, - сказал отец.
  - Как? - не поняла Тоня.
  - Ну, убийство в состоянии помрачения рассудка.
  - Во-во, так и в суде говорили, - закивала Тоня.
  - Да-а! - покачал головой отец. - Интересно. А как же это его председатель опять в колхоз принял?
  - Да вот так и принял. Вернулся-то тихий, виноватый. Колхозу-то он ничего плохого не сделал. Да и куда ему по-сле тюрьмы-то?.. Первое время так и жил с лошадьми, а по-том его приняла Настя Кузина. Он ей еще до войны, до это-го случая глянулся. Мужик у нее еще до Цыгана погиб, в речке утонул, с моста на машине пьяный свалился. Детей у них не было, не успели обзавестись, а замуж она больше так и не собралась. А тут война... Ну вот, с ней Цыган и живет. И все б ничего. Люди тот случай забывать стали, да только Цыган пить начал, а начал пить, начал и подворовывать. Не пойман, конечно, не вор, а только до Цыгана в деревне все спокойно было, а туг: плохо не клади - то одно пропадет, то другое. И кур ворует, и с огорода овощами поживиться не брезгует. Мужики ему прямо сказали: поймаем - убьем.
  - А он что? - спросил отец.
  - А он отнекивается. Если убьете, говорит, то невинно-го. И скалится, вроде как. в издевку. Из города какие-то по-дозрительные раза два наезжали. Тогда в сельмаге и один раз, и другой по целому ящику водки брали.
  - Плохой человек! Чужой! - заключила Тоня.
  - Да уж хуже некуда, - согласился отец.
  Тоня замолчала и сидела тихо, ожидая, что еще спро-сит отец. Но отец тоже молчал, словно взвешивая, как луч-ше сказать ей про то, что он задумал и, наконец, спросил:
  - Тоня, ты своего участкового хорошо знаешь?
  - Николая-то Кузьмича? А как же! Хороший человек, душевный, всегда выслушает. Внимательный. Он-то цыгана и сдерживал. А то этот гад здесь и не такого еще натворил бы.
  - Вот и хорошо. Придется тебе взяться за это дело. Нам с милицией связываться никак нельзя. Объяснить мы ниче-го не сумеем, только наживем неприятности.
  - Что делать-то? - сразу согласилась Тоня.
  - Скажи участковому, что у тебя есть подозрение, что Павла убил Цыган.
  - Так как докажешь-то?
  - Скажи, что у Павла пропал портсигар, и что ты виде-ла вроде этот портсигар у Цыгана. Пусть участковый по-ищет его за рамкой с фотокарточками.
  - А если портсигара там уже нет?
  - Вряд ли он сейчас за ним полезет. Во-первых, не та-кая это вещь, чтобы рисковать из-за нее. А во-вторых, если Цыган и захочет ее продать, то переждет, пока все утихнет. Портсигару цена-то бутылка. И с собой таскать такую улику он не станет.
  - Ну, а вдруг не найдут портсигара, Юрий Тимофее-вич? - упрямо стояла на своем Тоня.
  - Ну, тогда с тебя и взятки гладки, - успокоил ее отец. - Ты просто скажи, что они за рамку всегда прячут деньги и всякую нужную мелочь от посторонних глаз. Ты же не уве-ряешь, что портсигар лежит там. Ты просто думаешь, что он может быть за рамкой.
  Недели через две к нам зашли Тоня с бабушкой Мару-сей. Обе были возбуждены и, несмотря на траур, в хорошем настроении.
  - Только что из суда, - объявила Тоня.
  - Неужели посадили гада? - обрадовалась мать.
  - Пятнадцать лет дали ироду! - с удовольствием сооб-щила бабушка Маруся. - Бог, он все видит. - И она перекре-стилась на угол кухни.
  За чаем Тоня рассказала о том, что произошло за эти две недели.
  Участковый Николай Кузьмич, человек рассудитель-ный, внимательно выслушал Антонину, которую знал как женщину самостоятельную и серьёзную. Павлу он сочувст-вовал как фронтовик фронтовику. И то, мальчишкой вое-вал, пол-Европы прошел, а погиб не за понюх табака, так и не пожив как следует и не определив по-настоящему своего места в этой жизни. Цыган же давно был бельмом на глазу у всей деревни. А поэтому участковый принял информацию к сведению и вполне поверил, что все могло быть так, как Антонина и говорила.
  Не откладывая в долгий ящик, Николай Кузьмич по-дождал до вечера, когда, по всем приметам, Цыган должен был находиться дома, и пошел к избе Насти Кузиной. Изба стояла на отшибе, задами к лесу. Открыла Настя. Цыган, как и рассчитывал Николай Кузьмич, оказался дома. Был он уже под хмельком, но еще не пьяный. Настя засуетилась было накрывать на стол, но участковый остановил ее.
  - Анатолий, где ты был в субботу, пятого числа вече-ром? - спросил он Цыгана в упор.
  - В субботу? - растерялся Цыган.
  - А дома был. В аккурат в субботу, пятого числа.
  - Выпимши, дома был, - пришла на помощь Настя.
  - Цыц! Не с тобой разговариваю, - прикрикнул участ-ковый. Настя прикусила язык.- Так как, Анатолий?
  - Сказано, дома, выпимши был, неуверенно повторил за Настей Цыган.
  - А откуда у тебя Пашкин портсигар оказался?
  - К-какой портсигар? - сразу осевшим голосом, заика-ясь, вымолвил Цыган. Он ожидал всего, чего угодно, только не этого.
  - А такой. Обыкновенный, с Кремлем на крышке.
  - На понт берешь, начальник. Нет у меня никакого портсигара.
  - Теперь Цыган бравировал. На губах появилась на-глая ухмылка.
  - А что у тебя за этой рамкой с фотографиями лежит? - решил рискнуть участковый. - Настя, ну-ка, пошарь там рукой. Цыган изменился в лице, но продолжал отпираться.
  - Я нашел его.
  Настя с недоумением уставилась на портсигар, кото-рый вынула из-за рамки, посмотрела на Цыгана, потом пе-ревела взгляд на участкового.
  - Давай его сюда! - протянул руку участковый. Настя послушно отдала портсигар Николаю Кузьмичу.
  - Где ж ты его нашел? - с издевкой спросил участко-вый.
  - Может это не его вовсе! - продолжал отпираться Цы-ган.
  - А вот здесь инициалы обозначены, - участковый под-нес портсигар к глазам и прочитал: "М. П. П., Мокрецов Павел Петрович". - Этого ты не заметил, Анатолий.
  - Ну, хватит. Цыган,- Николай Кузьмич стукнул ладо-нью по столу.- Запираться нет смысла: тебя видели с Пав-лом. Ты его убил.
  - А кто видел? Там никого не бы... - Поняв, что прого-ворился, Цыган метнулся к окну, вышиб его ногой и вы-прыгнул в огород. Участковый не ожидал такой прыти от выпившего Цыгана и запоздало бросился за ним.
  - Стой, стрелять буду, - крикнул участковый, выстре-лил в воздух и тут же в по-заячьи петляющего Цыгана, ста-раясь угадать по ногам. В сумерках Николай Кузьмич плохо видел Цыгана, а тот уже был у самого леса. Участковый еще раз выстрелил, не прицеливаясь, наугад, по едва различи-мому силуэту, понял, что упустил, и вернулся в избу.
  Настя сидела за столом, опустив голову на руки, и ре-вела, всхлипывая и что-то приговаривая бессвязно.
  - Это тебе наука. Надо знать, с кем связываться, - ни-чуть не жалея Настю, сказал участковый.
  - Откуда я знала? - взвыла отчаянно Настя, подняла мокрое лицо и умоляюще посмотрела на Николая Кузьми-ча.
  - Это не знала, другое знала! Если не знала, зачем по-крываешь? Врешь, что дома был? 3наешь, что за это быва-ет? - безжалостно говорил, будто гвозди вбивал, участко-вый. Настя опустила голову и опять заголосила.
  - Ладно, успокойся. Будем считать, что ты ничего не говорила.
  А поймаем, будет суд, чтоб все как на духу. Одну прав-ду. Поняла?
  - По-няла-а-а! - продолжала голосить Настя.
  - Я пойду звонить в город, а потом покараулю у тебя на случай, если преступник вздумает вернуться. А ты, если что, уговори сдаться. Тогда будет явка с повинной.
  Ночью участковый сидел в засаде в избе Насти Кузи-ной, но Цыган не пришел.
  Утром прибыл наряд милиции. До вечера прочесыва-ли лес.
  А взяли Цыгана на вокзале. Дежурный младший лей-тенант узнал его по сообщенным утром приметам. Потре-бовал документы, но Цыган метнулся в сторону, намерева-ясь скрыться в толпе. Младший лейтенант был начеку и на-тренированным приемом сшиб его на пол и заломил руку назад. Подоспевший на помощь старшина милиции из ли-нейного отделения, помог отвести Цыгана в участок.
  Цыган долго не запирался и сознался в убийстве. "Убил не помнит как. Пьяный был. Попросил у Павла на бутылку. Тот не дал и обозвал его шакалом. А дальше ниче-го не помнит".
  Суд приговорил Цыгана к пятнадцати годам лишения свободы в колонии строгого режима.
  
  
  Глава 1З
  Махатмы. Откровения. Загадочная страна Шамбала. Индийская религиозная философия.
  
  ...Передо мной предстал высокий индус в белой чалме. И я услышал зов, как звон, прозвучавший в моих ушах: "Калагия".
  - Приди в Шамбалу, - сказал индус. Нет, не сказал, по-тому что рот его не открывался. Это я услышал слова, исхо-дящие от него.
  - Я один из махатм, по-вашему, Великая Душа. Наша страна скрыта от глаз чужих людей. Непроходимые пропас-ти и снежные лавины перекрывают пути к ней...
  И я увидел заснеженные пики гор и почувствовал хо-лодный леденящий ветер. Я перемещался, но не управлял собой, мной управляла какая-то невидимая мощная сила. Эта сила бросила меня на склон горы над пропастью и вло-жила в меня странные ощущения. Я почувствовал смер-тельную усталость и одиночество, как будто находился сре-ди этого страшного безмолвия много месяцев. Силы оста-вили меня, и меня охватило отчаяние от безысходности по-ложения, в котором я оказался. И когда я уже приготовился умереть, пропасть и снег пропали, и я снова увидел индуса и услышал его слова.
  Удивительное это было ощущение. Кругом пустота, но теперь чувство покоя, мягкого тепла и уюта словно обвола-кивали меня, а ясный чистый голос шел не от индуса, а из пространства, хотя я слушал и смотрел на него.
  - В Шамбале ты можешь получить великие знания и познать Закон Природы...
  Индус исчез как призрак, так же неощутимо и неожи-данно, как и появился. Исчезла желанная и мерцающая зо-лотыми точками пустота, в которой была информация о прошлом и будущем, и я перестал осознавать себя, словно растворился в этой пустоте...
  Я спросил у отца:
  - Пап, что такое Шамбала?
  Отец с удивлением посмотрел на меня и сказал:
  - Ну, в Азии с давних времен по сей день живут леген-ды о далекой сказочной стране. Никто не может найти туда дорогу, кроме тех, кто позван ею, немногие избранные, са-мые добродетельные, чистые, победившие свой эгоизм. А почему тебя заинтересовала эта легенда?
  - Вo сне приснилось.
  - Ох, уж эти твои странные сны, - огорченно вздохнул отец. - Эта твоя чувствительность!.. А как ты себя чувству-ешь?
  - Очень хорошо, - пожал я плечами. Я действительно чувствовал себя великолепно.
  - Расскажи про Шамбалу, - попросил я.
  - Ну, это скорее из истории религий. У нас по этой теме мало литературы. Я читал Ромена Роллана, который писал об индийских религиозных философах. На русском языке есть курс лекций Вивеканады, ученика Рамакришны, "Рад-жа-Йога". Эта книга в свое время восхитила Льва Толстого. Ты же знаешь, что Лев Толстой был отлучен от церкви?
  Я кивнул.
  - Так вот, я уверен, что отношение Толстого к церкви как раз сформировалось не без участия Вивеканады... А суть учения в том, что Рамакришна, пройдя путями важнейших мировых религий: иудаизма, христианства и ислама, при-шел к выводу о Единстве всех религий. Он нашел, что в ос-нове всех религий лежит единая Истина. Он критиковал лжехристианство и лицемерие "христианских" вождей, чем вызвал их озлобление... Ну, тебе, наверно, это не интересно.
  - Почему, интересно, - соврал я, - но ты расскажи все же про Шамбалу.
  - А что про Шамбалу? Шамбала - это и есть истина, воплощение мечты религиозной философии Азии... Мне приятно, что тебя заинтересовали вопросы религии. Это очень любопытная тема... В Шамбале живут махатмы.
  - Великие Души, - подсказал я.
  - Ага, уже, значит, читал.
  - Существуют древние тибетские манускрипты, упоми-нающие Шамбалу. Упоминается она и в Индийском эпосе Махабхарата. На Западе знают о Шамбале с древних вре-мен. В России, скорее всего, со времен киевского князя Вла-димира. По преданно, русский монах Сергий побывал в Шамбале, причем достиг ее один, потеряв всю свою экспе-дицию и животных, потратив на этот путь много лет. А ма-хатмы, живущие в Шамбале, объясняют свое существование законом космической эволюции человечества. В чем суть этого закона? Я тебе обрисую это в общих чертах. Подроб-нее, если интересно, прочитаешь.
  После смерти человека, его духовная сущность про-должает свое самостоятельное пространственное существо-вание, а приобретаемые человеком умственные и нравст-венные качества сохраняются, накапливаются и таким об-разом возрастают. Проходя через многие воплощения, ду-ховные качества постепенно развиваются, и по истечении какого-то времени человек, наконец, достигает полного че-ловеческого совершенства, и на этом человеческая эволю-ция завершается. А на следующей стадии жизни, уже "не-человеческой", или даже "божественной", находятся ма-хатмы или Великие Души... Понятно? - внимательно по-смотрел на меня отец.
  - Что здесь непонятного?
  - Хорошо, - продолжал отец. - В индийской религиоз-ной философии есть еще, так называемый, "кармический закон". Карма - это судьба, - встретив мой вопросительный взгляд, пояснил отец. - Этот закон говорит, что та или иная судьба человека - его счастливая жизнь или страдания - обусловливаются следствиями его прежних жизней; каж-дому воздается по заслугам, каждый пожинает плоды того, что он посеял в прошлом. Может быть, отсюда народное: "Что посеешь, то пожнёшь", "Не рой другому яму, сам в нее попадешь"?
  - Считается, что махатмы, по сравнению с обычными людьми, обладают колоссальными знаниями и мудростью, а также мощными внутренними силами.
  Вот вкратце, что такое махатмы, живущие в Шамбале.
  Я молчал, сопоставляя сказанное отцом с виденным мной. Потом спросил:
  - Так есть Шамбала на самом деле или нет?
  - Сынок, - серьезно ответил отец, - Я атеист, но как сказал Шекспировский герой: "Есть в мире много, друг Го-рацио, такого, что и не снилось нашим мудрецам". Иногда легенды принимают чудовищные формы, но где вымысел, где истина, кто определит? Я могу сказать лишь, что на ос-нове своих впечатлений от изучения религий, у меня сло-жилось мнение о том, что христианство с его загробной жизнью, раем и адом - архаично. Хотя это и понятно: хри-стианство пришло к нам в то время, когда мы созрели толь-ко для этих понятий. Другое тысячу лет назад мы бы не восприняли. Но ведь эта тысяча лет прошла.
  
  Глава 14
  Аникеев мстит за двойки. Пахом вступается за Филина. Подлость. Принципиальная драка.
  
  Филину подпилили ножку стула. Аникеев принес в школу полотно для пилы по металлу и за большую переме-ну, надев рукавицу, чтобы полотно не резало руку, подпи-лил ножку стула.
  - Зря ты это делаешь, Аникей, - сказал Женька Богданов.
  - "Почему зря? - окрысился Аникеев. - Он мне три двойки поставил.
  - А что он тебе должен был ставить? Пятерки? Учить надо было,
  - А ты что, пролягавишь?
  - Дурак! Весь класс из-за тебя попухнет. И Филина жалко. Старик ведь.
  - Жалко у пчелки! - вставил Дурнев, заступаясь за Аникеева. - Тебе что, больше всех надо? Пусть пилит. Вот потеха будет.
  Дурнев засмеялся, предвкушая зрелище. Его поддер-жали Себеляев и Кобелев.
  - Дураки вы, пацаны! Вовец, хоть ты скажи, - повер-нулся ко мне Богданов.
  - Аникей! Женька верно говорит. Из-за тебя все пого-рим, - попытался я уговорить Аникеева.
  - Кончай, Аникей! - неожиданно вмешался Пахом. - Узнают, из школы вылетишь.
  - Ты что ли донесешь? - Аникеев поднял голову и с уг-розой произнес:
  - Смотри, Пахом.
  - Я доносить не буду. А морду тебе начистить могу.
  Пахом принял нелегкое решение. Лицо его побледне-ло, а желваки заиграли на скулах, хотя внешне он старался быть спокойным. Аникей опешил. Так с ним еще никто не разговаривал. В школе он боялся только Семенова. Но Се-менов, сознавая свою силу, вел себя тихо, ни во что не вме-шивался и не становился на чью-либо сторону. Аникеев пе-рестал пилить, да там уж и пилить было нечего: ножка держалась на одной щепочке.
  - Кто? Ты? - Аникеев спрятал полотно во внутренний карман потертого куцего пиджачка и пошел к парте, за ко-торой сидел Пахом. Пахом встал.
  - Стой, Аникей! - Агарков встал между Аникеевым и Пахомовым. Агарков был не слабее Аникеева, но силой они ни разу не мерились.
  - Хочешь чкаться, давай, как полагается, после уроков, как договоритесь. Согласен, Пахом?
  - Согласен! - осипшим голосом сказал Пахом. Класс ответил одобрительный гулом.
  - Где будете чкатъся?
  - Мне все равно! - ответили оба соперника.
  - За сараями согласны?
  - Согласны, - ответил за себя и за Пахома Аникеев. Пахом пожал плечами.
  Прозвенел звонок.
  - Договорились. После уроков. Правила установим на месте, - торопливо закончил Агарков и пошел на свое ме-сто.
  Филин вошел в класс и оглядел всех поверх очков. Класс дружно встал. Филин махнул рукой: "Садитесь". Во-царилась мертвая тишина. Филин бросил журнал и тощий черный портфель, вытертый по сгибам до белизны, на стол и еще раз, сдвинув рукой очки, оглядел класс.
  Филин сел, ножка подломилась, и старик всем своим грузным телом грохнулся на пол. Ища опору, он ухватился за стол, стол накренился, и на Филина свалился сначала портфель, потом журнал и чернильница, а потом и сам стол. Филин сидел на полу, очки свалились с носа и висели на одной дужке, мутные глаза его беспомощно моргали. Он пытался подняться, но это ему не удавалось. И вдруг Филин разразился бранью.
  - Мерзавцы! Всех вон из школы! Скоты! Вас сечь надо! Розгами! В колонии вам место, а не в школе! Ах, негодяи!
  И вдруг Филин заплакал. Он сидел на полу и даже не делал попытки встать, потому что не мог. Женька Богданов, а следом я и Пахом бросились к Филину и помогли ему подняться. Кто-то сбегал в учительскую за стулом. Стол по-ставили на место. От чернильницы непроливайки на полу остались брызги, и Пахом, взяв тряпку с доски, стал стирать следы, размазывая их еще больше по полу. Филин сидел молча, положив руки на стол и сжимая и разжимая кисти рук, словно массируя их. Попробовал взять ручку, но паль-цы дрожали, и Филин оставил ее. Потом взял журнал и портфель, с трудом встал и пошел вон из класса, тяжело пе-редвигая ноги.
  - Урока не будет, - бросил он на ходу.
  - Ну и сволочь же ты, Аникей! - убежденно сказал равнодушный Семенов.
  - Да ладно! - отмахнулся притихший Аникеев. По ли-цу было видно, что он напуган.
  Весь класс с тревогой ждал появления директора или завуча. На Аникеева старались не смотреть, а он замер в своем углу на задней парте и что-то сосредоточенно выре-зал перочинным ножом на ученической ручке. Агарков с Кобелевым играли в перышки. Агарков ловко переворачи-вал металлические перья своим пером, и возле него вырос-ла целая горка перьев. В классе стояла напряженная тиши-на, и все разговаривали шепотом.
  К нашему удивлению, ничего не произошло. К середи-не урока пришла классная Зоя Николаевна и заставила пи-сать диктант. Мы безропотно подчинились.
  После уроков мы, соблюдая конспирацию, по одному - по двое потянулись за школьные сараи.
  Пахом с Аникеевым сразу стали друг против друга, ис-подлобья поглядывая один на другого и сжимая кулаки. Мальчишки теснились рядом, но расступились, когда Агар-ков, самоизбранный судья, попросил всех отодвинуться.
  - До первой крови или до пощады? - спросил Агарков.
  - До пощады, - Пахом решил драться до победного конца.
  - До пощады! - согласился Аникей.
  - Лежачего не бить, ногами не бить, в руках чтоб ниче-го не было.
  Но Пахом и Аникеев Агаркова уже не слушали. Они уже сходились грудь с грудью и толкались плечами, приго-варивая, как всегда в таких делах: "Ну, ударь", "Что? Бздимо?", "Начинай!", "Ты начинай!"
  Первым ударил Аникей. Ударил в лицо. У Пахома поя-вилась кровь из носа. Пахом вытер нос тыльной стороной ладони и размазал кровь по лицу. Аникей усмехнулся и торжествующе посмотрел в нашу сторону.
  - Дай ему, Аникей! - маленький, но злой Себеляев, Ко-белев и Дурнев - вот и все, кто болел за Аникеева. Все ос-тальные желали победы Пахому. И Пахом не разочаровал нас.
  Увидев следы крови на руке, он разозлился и вдруг с такой яростью бросился на Аникеева, что тот попятился. Пахом молотил кулаками наобум, попадая и пропуская удары, которые его уже не могли остановить. В этом и была сила Пахома: он не боялся разбитой губы или подбитого глаза. Ему все это было нипочем. С этим он разберется по-том. А сейчас перед ним маячила ненавистная физиономия Аникеева, которую нужно раскрасить как можно лучше, и Пахом старался. Теперь его остановить мог разве что Семе-нов.
  - Пахом, Пахом! - скандировали пацаны.
  И Аникеев дрогнул.
  У него из носа тоже текла кровь, кровь сочилась и из разбитой губы, а под правым глазом все отчетливее прояв-лялся лилово-сизый фингал. Видно было, что Аникей на-чинает бояться Пахома и уже не бьет, а только защищается, закрывая лицо руками. Это почувствовали и болельщики Аникеева.
  - Хватит! Ничья! - Дурнев попробовал увести Аникея от поражения.
  - Ни хера! - тяжело дыша, выдавил Пахом, колотя ку-лаками куда попало. Аникей, отступая, зацепился за кир-пич и упал. Пахом, нетерпеливо подрагивая, как бойцовая собака, которую удерживают на поводке перед тем, как от-пустить в круг, ждал, когда Аникеев встанет, но тот вставать не торопился. Он стал ощупывать рукой землю, наткнулся на половинку кирпича, о которую споткнулся, и хотел было взять ее в руку, но зоркий Агарков ногой отбросил кирпич в сторону и строго предупредил:
  - А вот это не надо! Как договаривались? В руках чтоб ничего не было. Просишь пощады?
  Аникей молча поднялся, но тут же получил хороший удар в подбородок, Теперь он уже просто отмахивался от Пахома, стараясь оттолкнуть его кулаки и хватая за руки.
  - Аникей, проси пощады! - кричали со всех сторон. Откуда-то среди нас оказались младшие пацаны из шестого и даже пятого классов.
  - Ладно, хватит, Пахом, - выдавил из себя Аникей.
  - Проси как следует! - тяжело дыша, потребовал Па-хом.
  - Ладно. Пощады!
  - Атанда! Костя! - раздался чей-то голос, и в считан-ные секунды площадка за сараем опустела, будто здесь ни-кого и не было.
  
  
  Глава 15
  Ожидание наказания. Да здравствует разум. Мы навещаем Филина. Прощение.
  
  На следующий день класс вcе еще пребывал в напря-женном ожидании. Мы тихо переговаривались и замирали, когда кто-то проходил мимо дверей. Мы извелись и думали только об одном, быстрее пришел бы Костя, и все, так или иначе, закончилось бы. Мы ждали справедливого наказа-ния за свою подлость. Даже раскрашенные физиономии Пахома и Аникея не смогли нас развеселить. И Аникей и Пахом молча плюхнулись за свои парты и поглядывали на всех исподлобья. По их лицам нельзя было понять, кому больше досталось. У обоих под глазами светило по лилово-му фонарю, носы припухли, а у Аникея кроме того чернела ссадина на подбородке. Мы знали, что Пахому досталось еще и от матери.
  Урок проходил за уроком, а директор не шел, и никого никуда не вызывали. Пришел черед математики. Мы за-мерли в ожидании Филина и не сомневались, что он поя-вится с Костей. Но вместо Филина в класс вошла физичка.
  - А где Матвей Захарович? - прозвучал в полной ти-шине вопрос.
  - Матвей Захарович серьезно заболел и, может быть, больше не будет у вас вести уроки. Физичка обвела класс неприязненным взглядом через стекла своих холодных оч-ков и убежденно сказала:
  - Довели?!
  От такого поворота на душе стало совсем муторно.
  - Лучше бы нас наказали, но Филин остался, - выразил общее настроение Женька Третьяков, когда урок закончил-ся и прозвенел звонок.
  - Пацаны! - сказал Богданов. - Надо идти к Филину,
  Все будто только этого и ждали. Пацаны загалдели, появился смех. Но Семенов вылил на нас ушат холодной воды.
  - Выгонит, - убежденно изрек Семенов. - За такое на порог не пустит.
  Галдеж сразу стих. И опять мы чувствовали неловкость в этой безысходной ситуации.
  - Выгонит, значит выгонит, - подумав, решил Богда-нов. - А идти все равно надо. Только, я думаю, Филин нас не выгонит.
  - Аникей, ты пойдешь? - повернулся к Аникееву Женька Третьяков.
  - Чего я там не видел? - промямлил Аникеев.
  - Бздишь? - презрительно усмехнулся Пахом.
  - Чегой-то я бздю? Могу и пойти, - сразу согласился Аникей. Но на Пахома он не глядел.
   После уроков мы узнали в учительской адрес Филина. Классная одобрила нашу идею, а географичка Нина Капи-тоновна даже расчувствовалась.
  - Сходите, сходите. Он так будет рад, - пропела она рас-троганно, а потом понизила голос и строго предупредила:
  - Только вы там будьте поделикатнее. Матвей Захаро-вич очень одинок. Сын погиб в самом конце войны, а жена вскоре умерла. Живут они вдвоем с сестрой. Говорят, не очень ладят.
  - Нина Капитоновна! - укоризненно покачала головой Зоя Николаевна.
  - Не беспокойтесь, Нина Капитоновна. Мы понимаем, - ответил за всех Женька Богданов, и все согласно закивали головами.
  Филин жил на той же улице, где стояла наша школа, только выше. Мы нашли дом по номеру, написанному ме-лом над калиткой. Сам дом стоял в глубине сада и из-за старого дощатого набора не был виден. Мы скреблись в ка-литку, не решаясь постучать громче, и долго ждали, пока до нас донесся скрип открываемой двери и усталый женский голос спросил: "Кто там?"
  - Даже собаки нет? - удивился Дурнев.
  - Почем ты знаешь? - спросил Себеляев.
  - А чего тут знать? Не брешет, значит нет. У нас у Дорфманов мимо ворот пройдешь, так полдня потом собака брехать будет.
  - Кто там? - теперь голос был рядом, за калиткой.
  - Мы к Матвею Захаровичу, ученики, - вразнобой отве-тили мы.
  Звякнул засов, и калитка отворилась. Немолодая уже женщина с грустными карими глазами, очень похожая на Филина, стояла перед нами. Тот же взгляд, как бы исподло-бья, хотя она и была без очков, тот же крупный, но пра-вильный нос. Из-под простенькой ситцевой косынки, завя-занной узлом сзади, выбивались темно-русые с проседью волосы. У Филина волосы были белыми как мел, которым он писал на доске условия задач, но, наверно, раньше они были вот такими темно-русыми, как у сестры.
  - Проходите, я ему скажу, - в голосе женщины было удивление. Она пошла вперед, у дверей обернулась:
  - У нас, кстати, в доме колокольчик. Нужно было по-дергать за проволочную петлю справа от калитки.
  Действительно, через весь сад от забора тянулся тон-кий проволочный шнур. Мы просто не заметили проволоч-ную петлю у калитки.
  - Подождите минуточку! - сказала женщина и ушла в дом.
  Мы огляделись. Весь сад состоял из нескольких яблонь и ягодных кустов вдоль проволочной ограды, отделявшей соседние участки слева и справа. Вдоль дорожки еще стоя-ли цветы: коготки, бессмертники, и чудом держались аст-ры. Дорожку, вымощенную когда-то давно красным кирпи-чом, который высыпался от времени, устилали жухлые ли-стья. Домик был невелик и стар. Крыша под железом, но облезлая, оттого что ее давно не касалась краска. Фунда-мент чуть просел, от чего и двери, и окна покосились. Стек-ла в окнах были вставлены местами из половинок, а стыки замазаны для тепла замазкой. За домом угадывался не-большой огородик, вряд ли больше двадцати метров в дли-ну: нам виден был тупик из редких, черных от времени, до-сок.
  - Входите! Матвей Захарович вас ждет. Только он про-сит извинить его. Ему нельзя вставать.
  Мы не заметили, как открылась дверь, и к нам снова вышла сестра Филина. Она провела нас через сенцы, где в беспорядке, на небольшом квадратном столе, на полу, на стульях стояли пустые банки, бутылки, а в углу теснились мешки, наверное, с картошкой, приготовленной для засып-ки в погреб, в комнату с низким потолком, до которого ка-ждый из нас мог дотянуться рукой. В углу стояла железная узкая кровать, на которой полулежал на высоко поднятых подушках наш Филин. Нижняя рубаха (к таким рубахам солдатам выдают кальсоны с тесемками внизу у щиколо-ток) белела в тускло освещенной одним окном комнате.
  - Здравствуйте, Матвей Захарович! - ребята неловко поздоровались и замолчали, не зная как вести себя дальше.
  - Здравствуйте, здравствуйте, орлы! - голос Филина будто смазали елеем. Он звучал вкрадчиво и ехидно. - Пришли все же! Не испугались!.. Это кто ж тут у нас? Ну, конечно, Богданов, Третьяков, Анохин. И Дурнев тут, и Аникеев, и Себеляев... - Теперь в его голосе было удовле-творение.
  - Матвей Захарович! - начал Богданов. - Мы просим у вас прощения за наш дурацкий поступок. Мы сознаем, что поступили подло.
  - То-то, что подло. А ты, Богданов, выходит, за всех от-дуваешься. Вон как у тебя лихо все получается, "осознали", "поступок". Прямо, как на собрании. Ты-то этого не делал, небось? - Филин дышал тяжело. Видно, говорить ему было трудно.
  - Не делал! Но...
  - Это я подпилил ножку! Я не думал, что все так вый-дет, - тихо сказал Аникеев.
  Ребята изумленно глядели на Аникеева, а он стоял бледный, с дрожащими губами, и слезы готовы были брыз-нуть из наполненных глаз.
  - Простите меня! - и он, не дожидаясь, что скажет Фи-лин, бросился вон из комнаты. Что-то громыхнуло в сенях, хлопнула дверь.
  - Остановите его. Скажите, что я на него не сержусь.
  Дурнев кинулся было за Аникеевым, но вернулся тут же и сказал:
  - Не догнать. Он уже по улице бежит.
  - Вот вам и Аникеев! - сказал растроганный Филин,- А ведь это поступок!.. И главное, что сам!
  - Матвей Захарович, - загалдели ребята разом. Мы вас любим. Не уходите от нас.
  - Вера! - позвал Филин.
  Вера не услышала, и Пахом сходил за ней.
  - Вера, принеси-ка этим замечательным хлопцам яб-лочек.
  - Пахомов! - удивился вдруг Филин. - Это кто ж тебя так разукрасил?
  - Да так! - Пахом поспешил закрыть ладонью фингал под глазом и отступил ближе к двери, где потемней.
  - Это они с Аникеевым подрались, - проговорился Се-беляев, и запоздалый толчок в бок не успел остановить его.
  - Ах, вот оно что! - понял Филин и перевел разговор на другую тему, чтобы не смущать Пахомова.
  - Как там в школе? Кто ведет математику? - поинтере-совался Филин.
  - У нас вместо математики физика.
  - Это плохо, - нахмурился Филин.
  - Поправляйтесь скорее, Матвей Захарович.
  - Постараюсь, - усмехнулся грустно Филин. - Стар я уже. Поправиться хочу, да организм мне плохо помогает. Не справляется... А где же остальные? Я не вижу Агаркова, Семенова.
  - Мы, Матвей Захарович, решили, что всем идти не-удобно. Мы делегацией.
  - Молодцы все же, что пришли. А вот и яблоки.
  В комнату, улыбаясь, вошла сестра Филина. Она несла большую вазу спелого "штрифеля".
  - Ешьте, не стесняйтесь, - сказала тетя Вера, и мы сте-пенно, не торопясь, потянулись за крупными с аппетитны-ми малиновыми полосками фруктами.
  Домой мы летели на крыльях. Нас переполняла тихая ра-дость от хорошего поступка и желания совершать только доброе.
  
  
  Глава 16
  "Артисты из Москвы". Фокусник. Представление в школе. Я теряю контроль.
  
  В школу приехал фокусник, и Кобра собирала с учени-ков по трояку, чтобы заплатить за представление.
  К нам всегда приезжали артисты из Москвы. Даже лектор, выступавший у нас с лекцией "О захватнических планах империализма", был из Москвы, Фотограф, сни-мавший школьников по случаю окончания шестого класса, тоже был из Москвы.
  Однажды школу посетил поэт, из Москвы.
  Поэтов мы знали только тех, которых проходили. Их было немного: Пушкин, Лермонтов, да Некрасов. Еще Кольцов, Фет, Тютчев, упоминавшиеся в младших классах, по затасканным стихам вроде:
   Мама, глянь-ка из окошка -
   Знать, вчера недаром кошка
   Умывала нос:
   Грязи нет, весь двор одело,
   Посветлело, побелело -
   Видно, есть мороз.
  Или:
   Зима недаром злится,
   Прошла ее пора -
   Весна в окно стучится
   И гонит со двора.
  Поэт рассказывал, какую он сложную жизнь прожил, а потом читал стихи из тоненькой, как ученическая тетрадка, книжечки. Когда классная попросила задавать вопросы, поднялся лес рук. Но вопросы не отличались разнообрази-ем и касались в основном войны:
  - А сколько вы убили фашистов?
  - А сколько у вас медалей?
  - А вы Сталина видели?
   Сталина поэт не видел, медаль у него была одна "За отвагу", фашистов он видел, но не убивал, потому что слу-жил корреспондентом в полковой газете.
  В горсаду на открытой эстраде постоянно выступали артисты из Москвы. В филармонии пел хор и танцевал ан-самбль песни и пляски из Москвы, в кинотеатрах перед се-ансами пели певцы и певицы из Москвы.
  Казалось, вся культурная Москва на время прописа-лась в нашем городе.
  У местного отдела культуры голова по этому поводу не болела. Народ отказывался принимать других артистов. Ну, какие могут быть артисты в Туле или в Ельце? В Туле могут быть самовары и пряники, а в Ельце кружева. А артисты в Москве. И отдел культуры, не мудрствуя лукаво, зачислял всех гастролирующих артистов в москвичи.
  На следующий день после уроков все, кто сдал деньги, собрались в большом проходном классе на втором этаже. Часть парт сдвинули к стене, образовав сцену с учитель-ским столом для артистов. Их было двое: фокусник, щуп-лый человечек с оттопыренными ушами и в клетчатом пиджаке с бабочкой вместо галстука и молодящаяся пыш-ная блондинка с ярко накрашенными губами.
  На представление пришли в основном младшие клас-сы, старших оказалось немного. В общей сложности сдав-ших деньги на фокусника набралось не больше полусотни. Стоял невообразимый гам, пацаны старались занять места поближе; кто не успел, становились ногами на парты.
  Я с Пахомом и Женькой Третьяковым на правах стар-шеклассников сидели за партой рядом с условно обозна-ченной сценой. Фокусник открыл чемодан и стал вытаски-вать различные предметы, передавая их ассистентке, и та клала их на стол. Это были стальные кольца, карты, какая-то машинка, похожая на арифмометр, который приносил на урок математики Филин, деревянный ящичек с крыш-кой, бутылка с чем-то белым, как потом оказалось, с моло-ком. Плоский черный круг превратился вдруг в цилиндр, который фокусник надел на голову. Все засмеялись, и фо-кусник объяснил:
  - Это называется шапокляк.
  Он снял цилиндр и снова сплющил его, потом опять превратил в цилиндр и надел на голову. В руках у фокусни-ка появилась трость, и вдруг эта трость стала летать вокруг его рук, которыми он словно дирижировал. Зрителя заап-лодировали.
  - Резинка, - тихо сказал Пахом. Фокусник, по-видимому, услышал и с улыбкой протянул трость Пахому. Тот смутился, но трость взял, повертел ее, провел по ней рукой и вернул фокуснику.
  - Чистая, - объявил он без особого энтузиазма.
  Потом артист показывал фокусы с картами. Он просил запомнить масть, тасовал карты и безошибочно находил нужную. Еще он угадывал имена и год рождения ребят или имена их родителей. Сначала ребята шепотом говорили ас-систентке имена или даты рождения, а потом она заставля-ла фокусника думать, еще лучше думать, правильно думать, думать быстрее или точнее, и тот после двух трех попыток давал правильный ответ. Иногда ассистентка спрашивала: "До чего я дотронулась?" И снова требовала от фокусника: "Отвечайте не сразу, думайте, четче, точнее!". И он снова угадывал.
  Фокусник доставал из цилиндра ленты и бумажные цветы. Он складывал в пустой ящичек с крышкой рубли, и они превращались там в червонцы. А рубли он печатал на машинке, похожей на арифмометр. Закладывал нарезан-ную белую бумагу, поворачивал ручку и появлялся рубль.
  - Ух ты, - воскликнул Женька Третьяков. - Настоящий.
  - Молодой человек, - усмехнулся фокусник. - Если б он был настоящий, мне не нужно было бы работать.
  А потом случилась эта дурацкая история. Фокусник подошел к Семену Письману, стоявшему за старшими ребя-тами, и вытащил его на сцену.
  - Хочешь молока? - спросил фокусник Семена. Семен глупо улыбался и молчал.
  - Хочет, хочет! - кричали пацаны с парт.
  Фокусник налил из бутылки в стакан молоко и дал Се-мену. Тот боялся какого-нибудь подвоха и не пил.
  - Пей, Семен! Чего боишься? - крикнул кто-то с зад-них парт. Семен поднес стакан ко рту и стал медленно пить молоко.
  - Так, - радостно произнес фокусник. - Ты мне должен за молоко два рубля.
  Глаза Семена расширились, он испуганно посмотрел на нас, потом на фокусника и сказал едва слышно, заика-ясь:
  - У-у меня нет.
  - А как же быть? Молоко выпил, а заплатить не мо-жешь?
   Фокуснику было весело, и он подмигивал нам, словно приглашая разделить его радость. Семен готов был прова-литься сквозь землю, он чуть не плакал и беспомощно гля-дел то на фокусника, то на нас.
  Мне стало его жалко. И пацаны притихли и уже не разделяли веселья фокусника, а тот продолжал изгаляться:
  - Что же мне с тобой делать? Может Розалия Проко-повна к тебе домой сходит.
  У мамы ведь есть деньги?
  - Нет у него денег? Чего пристал? - раздался одинокий голос
  - Ну, раз нет денег, значит отдавай назад молоко.
  - У меня нет молока! - выдавил из себя вконец расте-рявшийся Семен.
  - Как это нет? Есть! - объявил фокусник. Розалия Про-коповна, держите стакан. Фокусник согнул пополам Семе-на, надавил на живот, а руку его стал качать как колонку. В стакан, который держала Розалия Прокоповна, полилось молоко.
  Пацаны захохотали, завизжали от восторга, а Семен стоял бледный, и из глаз его катились слезы.
  - Сейчас я ему "покажу фокусы! - шепнул я Пахому.
  - А можно мне? - я встал и пошел к столу.
  Фокусник с недоумением посмотрел на меня, пожал плечами и сказал:
  - Розалия Прокоповна, налейте молодому человеку молока.
  Ассистентка налила стакан молока и с улыбкой протя-нула мне. Но, к всеобщему удивлению, стакан взял фокус-ник и выпил содержимое стакана до дна. Розалия Проко-повна открыла рот, чтобы сказать что-то, но снова закрыла, так ничего и не сказав. Глаза ее расширились, еще немного и полезли бы на лоб.
  - Розалия Прокоповна! У него есть деньги? - спросил я.
  - Н-не знаю, я ничего не знаю.
  Розалия Прокоповна была близка к истерике.
  - У него нет денег, - сказал я, поворачиваясь к паца-нам.
  - Качай, - орали восторженные зрители. Я согнул без-ропотно подчинившегося мне фокусника и стал качать его руку. Молоко фонтаном полилось на пол. Розалия Проко-повна лишилась дара речи и стояла беломраморной стату-ей, опираясь рукой на край стола, чтобы не упасть.
  Я выпрямил фокусника, провел рукой перед его гла-зами и сел на место. Фокусник не понял, что произошло. Он недоуменно смотрел, как его ассистентка Розалия Проко-повна, которая, наконец, заговорила, заталкивает реквизит в чемоданы и все время повторяет:
  - Родик, быстрей! Родик, идем быстрей!
  - Молодец, Вовец! - кто-то сзади легко стукнул меня ладонью по плечу...
  - Зря ты это, Вовец! Только разговоры лишние пойдут. Тебе это нужно? Сам говоришь, что отец не разрешает тебе показывать всякие трюки на людях! - выговаривали мне Пахом и Женька Третьяков!
  - Да поганый мужик этот фокусник. Мне за Семена обидно стало,- оправдывался я, понимая, что не нужно бы-ло этого делать, и жалел, что не сдержался.
  
  Глава 17
  Дома после школы. У Каплунского. Набивалочки. Спор. Рассказ про Кума и Ореха. Кто они? Шпана?
  
  Мать жаловалась отцу:
  - Все руки сбила кирпичом. Когда хоть это кончится?
  Каждая домохозяйка должна была отработать по три-дцать часов на расчистке города, и мать раз в неделю ходи-ла расчищать завалы разрушенных домов.
  - А вам разве рукавиц не дают? - удивился отец. Он приехал на обед и мыл руки перед умывальником, а мать стояла с полотенцем рядом.
  - Дают, да не всем хватает.
  Мать бросила работу в парикмахерской по настоянию отца, после того как его назначили директором Хладоком-бината, и по вечерам бегала на курсы кройки и шитья. У нее была швейная машинка "Зингер", приданое, которое она умудрилась сохранить, тащила с собой в эвакуацию, а потом привезла назад. Дядя Коля, отцов брат, приделал к машин-ке маленький моторчик и сделал ее электрической, чему мать радовалась как ребенок.
  Бабушка Василина сидела в своей келье и плела круг-лый коврик из разноцветных лоскутов ситца, порезанных на полосы и связанных в бесконечную ленту, намотанную на клубок, похожий на футбольный мячик.
  - Пришел, ангел божий! - пропела ласково бабушка Василина, и, бросив свои крючки, притянула меня к себе и поцеловала в лоб.
  - Некогда, баб! - я вырвался из ее добрых рук и пошел на кухню, где мать накрывала отцу на стол. Женщины с ним никогда не садились. Они старались поесть до его при-хода и мать кормила его отдельно по старой домостроев-ской традиции.
  - Вов, садись со мной! - позвал отец.
  - Да он уже пообедал, - ответила за меня мать.
  - Как в школе? - скорее по привычке спросил отец.
  - Хорошо! Вечером расскажу! - отмахнулся я и выско-чил за двери. Мы теперь собирались у Каплунского, где иг-рали в набивалочки и вели свои ребячьи разговоры. На улице становилось все холоднее. Уже мороз пощипывал уши, а без варежек мерзли руки. Снег падал, но не ложился и за день успевал растаять, оставляя слякоть, которая про-тивно хлюпала под ногами.
  С нами не было только Мишки Монгола и Витьки Мо-ти. Мы их видели редко. Зато вся остальная компания в полном сборе разместилась на табуретках и кроватях, ожи-дая своей очереди бить внутренней частью стопы по кусоч-ку свинца, прикрепленного к кожице кроличьего или ци-гейкового меха, чтобы он планировал насколько это воз-можно.
  Пацаны тоскливо смотрели, как Пахом подкидывает набивалку, и она летит выше головы и точно опускается на ногу Пахома, и, кажется, что конца и края этому размерен-ному полету не будет. А Пахом, словно издеваясь над нами, то замедлял, что ускорял темп, и набивалка летела к само-му потолку или едва отрывалась от ноги. Наши глаза друж-но поднимались и опускались вслед за набивалкой, а лица оставались серьезными, будто мы решали проблему мирно-го сосуществования двух систем.
  - Пахом, не упернись, - ехидно оказал Каплунский.
  - Бессовестный! Маме скажу! - тут же раздался оби-женный голос Лизки.
  - Пахом, играй как надо! Что ты бьешь ее до потолка? Это не по правилам, - попытался придраться к Пахому Са-муил.
  - Как хочу, так и бью, - огрызнулся Пахом. - Когда ты набивал, тебе никто ничего не говорил.
  - Конечно, так ты отдыхаешь! Это каждый набьет, сколько хочешь!
  Пахом молча продолжал набивать. Пацаны уже на-считали девяносто шесть, когда Пахом перебросил наби-валку с правой ноги на левую, чтобы подкинуть её внешней частью стопы, но набивалка скользнула по пятке и улетела в сторону.
  - Кто следующий? - спросил Мухомеджан. - Ты, Каплун?
  - Нет, я! - Самуил вышел на пятачок. Расправил белый мех на своей шикарной набивалке и, два раза поймав ее ру-кой, что считалось по правилам, вошел в ритм, и его нога, как маятник задвигалась вверх-вниз навстречу плавноопус-кающейся набивалке.
  Больше Пахома никто набить не мог, и вскоре игра как-то сама собой потухла. Когда очередь снова дошла до Пахома, он зевнул, потянулся и сказал:
  - Больше неохота. Да и набивалку плохо видно.
  В полуподвале и в самом деле уже стало темно, хотя на улице еще только опускались сумерки.
  - Пацаны, - оживился вдруг Мухомеджан. - Помните бревно, которое лежит перед домом Ивана, шофера? Ну, Ваньки Бугая?
  Все помнили это бревно чуть не в обхват взрослого мужика и метров четырех длиной. Ванька Бугай жил возле ремеслухи, не той, где мы всегда купались, а той, что раз-местилась в бывшей синагоге, рядом с женской школой, ку-да летом привозили бесплатное кино. Мимо этой ремеслухи мы ходили через плотину в горсад. А бревно это от спилен-ной осины лежало с незапамятных времен в ложбине меж-ду тротуаром и дорогой у частного дома. На этом бревне хо-рошо было сидеть и смотреть, как улица играла в футбол или лапту.
  - Завтра Вадик Кум на спор пронесет это бревно десять шагов.
  - Не пронесет, - Самуил с сомнением покачал головой.
  - Кум? Пронесет, - убежденно сказал Пахом. - Спо-рим?
  - Спорим! Я говорю, не пронесет, - Самуил протянул Пахому руку. - На что спорим?
  - На твою набивалку.
  У Самуила была хорошая набивалка, аккуратно выре-занная по коже кружком, с длинным песцовым ворсом.
  - Ладно, - поколебавшись, согласился Самуил. - Тогда ты ставишь свою биту.
  У Пахома для игры в "цару" был массивный Петров-ский пятак, которым он разбивал кон и немилосердно гнул монеты, переворачивая их с решки на орел.
  - Вовец, разбей! - повернулся ко мне Пахом.
  Я разбил их руки и подумал о том, что Самуил проспо-рил свою набивалку.
  - А вы слышали, как Кум ходил в секцию тяжелой ат-летики записываться? - спросил Мухомеджан.
  - Нет, не слышали, - ответил за всех Каплунский.
  - Я слышал, Витька Мотя рассказывал, - сказал Самуил.
  - Ты слышал, мы не слышали. Рассказывай, Аликпер, - попросил Пахом.
  - Ну вот, Карпачева знаете? - Мухомеджан обвел нас внимательным взглядом и убедился, что мы знаем.
  Карпачев был известным тренером по штанге в нашем городе. Он ходил, широко расставляя ноги и растопыривая руки, потому что мешали мышцы. Карпачев водку пил не часто, но когда приходило время пить, пил лихо, буянил и, в конце концов, попадал в вытрезвитель, откуда его наутро выпускали тихого и виноватого. Милиционеры относились к нему уважительно, он тренировал динамовцев, считался классным специалистом, а его ученики, которых перемани-вали в Москву, уже выступали на первенстве России и даже Союза. Да и мужик Карпачев был добрый.
  - Так вот, как-то Карпачев пришел на заводские сорев-нования по гиревому спорту. Ну, Кум там вообще король. Он трехпудовую гирю выжимает раз сорок, а двухпудовик вообще сколько хочешь. Ну, занял он, конечно, первое ме-сто, а Орех, понятно, второе. Карпачев к ним подходит и го-ворит, приходите, мол, ко мне в секцию, гиря, мол, ерунда, будете штангу поднимать, может, что дельное и получится. Ну, поговорили и забыли. А недели через две Орех с Кумом шли мимо "Динамо", да и зашли. В зале, конечно, пацаны тренируются. В трико, как положено. Карпачев и говорит: "Ну, пришли, так раздевайтесь, начнем тренироваться". А Орех и говорит: "Да мы еще не знаем. Нам бы попробо-вать". Подходит Орех к штанге, с которой занимался пер-воразрядник и спрашивает: "Сколько здесь"? "Тебе еще этого не поднять, - говорит Карпачев. - Это в жиме больше второго разряда, если судить по твоему весу". "Я попро-бую". Орех скинул пиджак, подошел к штанге, с трудом на-кинул ее на грудь и легко, не останавливаясь, выжал. У Карпачева глаза на лоб полезли. Потащил Ореха к весам. Взвесил его и говорит довольно: "Да это же чуть-чуть не первый разряд. Да я тебя теперь отсюда не выпущу". Тут подходит к штанге Кум и просит прибавить к этому весу еще десять килограммов. Карпачев ему говорит: "Эй, па-рень, ты сдвинулся? У нас тяжеловесы с этим весом не тре-нируются". А Вадик Кум, он раздетый такой мощный, а в одежде даже худым кажется. Я, говорит, попробую. "Ну, пробуй". Карпачев отошел в сторону и с улыбочкой ехид-ной такой смотрит. Пацаны бросили тренировку, тоже сто-ят, смотрят. Вадик скинул пиджачишко, подошел к штанге, зажал гриф пальцами, постоял чуть, и... бымс - штанга вы-жата. У Карпачева улыбка сошла с лица, а Вадик говорит: "Прибавьте еще десять килограммов". Орех смеется. "При-бавляй, прибавляй, - говорит". Прибавили - выжал. Еще прибавили и опять выжал. Пацаны захлопали, а Карпачев забегал, бледный от волнения. "Какой у тебя вес?" - спра-шивает. "Семьдесят". "Не может быть!" Взвесил - шесть-десят девять шестьсот, "Это же норма мастера спорта", - орет Карпачев. - Тебе технику поставить для рывка и толч-ка, - и ты мастер спорта, чемпион... Орех-то килограммов на десять тяжелее Кума.
  Пацаны слушали, затаив дыхание. А Мухомеджан за-молчал. У него всегда где-то тормоза не ко времени сраба-тывают. На середине слова вдруг остановится, а потом за-будет, о чем говорил.
  - Ну! - подтолкнул Алика Армен. - Что дальше-то?
  - А дальше ничего, - флегматично ответил Мухомед-жан. - Орех вообще не стал ходить на тренировки, а Кум два раза сходил, а на третий пришел выпимши и бутылку с со-бой принес. Они с Карпачевым выпили, а потом пошли до-пивать. Утром оба проснулись в вытрезвителе. После этого Карпачев сказал Куму: "Жаль. Ничего из тебя не получить-ся. А мог бы стать великим спортсменом".
  И всем стало бесконечно жалко, что у Кума ничего не получилось.
  - Что ж он не мог бросить водку ради спорта? - с горе-чью сказал Армен.
  - Нужен им этот спорт! Им бы выпить, да побузить! - заметил Каплунский.
  - А откуда у них сила? - поинтересовался Сеня Пись-ман.
  - Действительно, где-то же они мускулы тренируют?
  - Знаете, где Орех живет? - спросил Мухомеджан и сам ответил, хотя мы и так знали. - Рядом с Мишкой Горлиным, у которого брат Иван, морской летчик. Ну вот, я у Мишки во дворе был и видел, как в соседнем дворе Орех и Кум с гирями тренируются. А еще у них там штанга самодельная и гантели. Они же слесарями на пятом заводе работают. Всe сами могут сделать.
  - Хреновня это все, - твердо сказал Самуил.
  - Что хреновня? - не понял Мухомеджан.
  - Да все. Штанга, гантели. Все в природе дело. Куму сила от природы дана. Вот ты, Изя, хоть десять раз в день штангу поднимай, а толку от этого, как от козла молока бу-дет.
  Все засмеялись, а Изя Каплунский виновато улыбнул-ся, соглашаясь с Самуилом.
  - Алик, а чего Кум такой злой? - спросил Володька Мотя. - Я раз нес керосин, мать посыпала, а он дядьку бил. Тот упал уже, так он его лежачего ногами, там женщины ос-тановились, стали кричать, и он ушел.
  - Да, Кум в драке - зверь. Если б не Орех, он бы наде-лал дел, - подтвердил Мухомеджан. Орех умный, никогда головы не теряет.
  - А Мирон? Они ж часто втроем ходят, - поинтересо-вался Каплун.
  - А Мирон что? Ему что Орех скажет. Но дерется тоже здорово. ... Троица, что надо. Недаром их шпана боится.
  - А они не шпана? - усмехнулся Самуил.
  - Они рабочий класс и шпану не любят, - отрезал Па-хом.
  - Шпана ворует, а они на заработанные гуляют.
  Мы не заметили, как совсем стемнело, - зимой темнеет быстро, - и сидели, не зажигая света.
  - Скоро мать Каплуна с работы придет. Надо расхо-диться, - заметил Мухомеджан.
  - Ну, пойдем завтра смотреть? - спросил Пахом.
  - А как же! - согласились пацаны.
  
  
  Глава 18
  Вор Курица. У дома Ваньки Бугая. Печать смерти. Кум выигрывает спор, а Пахом набивалку.
  
  На следующий день к шестому уроку у Пахома вдруг заболел живот. Боли были такими сильными, что я попро-сил англичанку разрешить мне проводить Пахома домой. Бесхитростная Аллочка так запереживала, что даже пере-менилась в лице. Она замахала руками, что вы, мол, спра-шиваете, конечно, идите.
  - И обязательно покажитесь врачу, - наказала Аллочка, когда за нами уже закрывались двери.
  Когда мы с Пахомом миновали школу и вышли на Мо-сковскую улицу, живот у Пахома прошел, и врач ему был уже не нужен. Мы шли не спеша, наслаждаясь морозным солнечным днем. Снег валил всю ночь, и, к нашей неожи-данной радости, мы проснулись зимой. Снег поскрипывал под ногами. Люди, подгоняемые морозом, подняв воротни-ки, бежали по своим делам. Громыхал по рельсам трамвай. Воробьи затеяли драку из-за чего-то съедобного, что нашли на снегу. Они подняли писк и щипали друг друга так, что пух летел во все стороны, прямо на тротуаре, не обращая внимания на прохожих, а те обходили их стороной. Пахом пугнул воробьев, и они сорвались с места и вспорхнули дружной стайкой на дерево, прошуршав маленькими быст-рыми крыльями.
  - Я свободу лучше чувствую, когда срываюсь с уроков, - поделился своим открытием Пахом. Глупо было не согла-ситься, потому что я чувствовал то же самое, хотя не был таким крупным специалистом в этом вопросе, как Пахом.
  Мы пошли не по Московской, как всегда ходили до-мой, а по Дзержинской, мимо разрушенных церквей. Вме-сто руин здесь была теперь ровная площадка. Мать говори-ла, что там собирались разбить сквер.
  - Смотри! Курица! - толкнул меня в бок Пахом. На улице, прислонившись к завалинке двухэтажного каменно-го дома, сидел на корточках горбун. Длинные ноги его, обу-тые в просторные сапоги, коленками упирались в подборо-док, а плечи выступали где-то за ушами, словно, голову вбили в туловище кувалдой. Острый большой нос нависал над верхней губой и придавал черному обветренному лицу зловещее выражение. Это был уже немолодой мужчина, хо-тя шапка черных волос, чуть прикрытых на макушке шап-кой ушанкой, если бы не седина, больше подошла бы моло-дому.
  - Пойдем скорее! - потянул меня за рукав Пахом, и я, невольно поддаваясь его страху, ускорил шаг. Курица, когда мы поравнялись с ним, бросил на нас быстрый, как выпад змеи, взгляд и испепелил нас углями своих горящих глаз. Я готов был поспорить, что физически ощутил ту мощную силу, которая исходила из этого человека. Не сговариваясь, мы побежали и только за углом перевели дух.
  - Чего ты побежал-то? - спросил запыхавшийся Па-хом.
  - А ты чего?
  - Сам не знаю. Про него знаешь, что рассказывают.
  Про Курицу ходили разные слухи. Курица был "вором в законе". Говорили, что он держал воровской "общак", а это доверяют самым авторитетным, но значительная сумма из общих денег куда-то пропала. Курицу не убили, но иска-лечили до смерти и оставили умирать, но Курица выжил. Его нашла и выходила какая-то красавица. Оказалось, Ку-рицу подставил другой авторитетный вор, который метил занять его место. Это вскоре всплыло. Того, кто украл день-ги, сурово покарали, вынеся ему смертный приговор, кото-рый и привели в исполнение, а перед Курицей извинились и назначили ему щедрый пенсион.
  Красавице, которая его выходила, Курица купил дом и иногда ходил к ней и дарил щедрые подарки.
  Она, говорят, предлагала ему выйти за него замуж, но Курица не захотел из-за своего уродства.
  А кто говорил, что это его изуродовали в милиции за то, что он не выдал своих подельников. А после того, как он вышел больным из тюрьмы, его выходила молодая краса-вица, которая любила его еще до тюрьмы и не бросила, ко-гда он стал калекой. Воры назначили ему такой пенсион, что он купил своей красавице дом и иногда ходил туда, но не хотел жениться из-за своего уродства.
  Мы не знали, да нам это было и ни к чему, где тут правда, где вымысел. Зато мы знали, что Курица был свя-зан с ворами, и воры время от времени увозили его куда-то, наверно, на свою сходку.
  А в остальное время Курица зимой и летом сидел на корточках возле своего дома и смотрел на улицу.
  - Вовец, а ты знаешь, что в этом же доме живет Лева Дубровкин? - живо спросил Пахом.
  - Знаю, - сказал я. - Только я не знал, что Курица тоже живет в этом доме. И Курицу я вижу в первый раз.
  - Недаром говорят, что Лева сам шпаной был до рабо-ты в розыске. Поэтому он так их повадки и знает хорошо.
  -Да ему небось тот же Курица и подкидывает инфор-мацию, - усмехнулся я.
  - Да ну, вряд ли! - недоверчиво посмотрел на меня Пахом. - Хотя, кто его знает.
  У дома Ваньки Бугая на бревне сидели мужики. Ни Кума, ни Ореха видно не было. Зато на другой стороне стояли пацаны: Каплунский, Самуил, Мухомеджан, Артур Григорян, Семен, Мотя-младший. Мы с Пахомом перешли на другую сторону, чтобы не проходить мимо мужиков, и подошли к своим пацанам.
  - Здорово, огольцы? Когда начнут-то? - поинтересо-вался Пахом.
  - А кто их знает! - пожал плечами Мухомеджан.
  - Говорят, в два, а сейчас сколько?
  - Наверно, уже третий час, - ответил я.
  - Мы удрали с шестого урока. А шестой урок начинает-ся в час пятнадцать. Пока с англичанкой трепались, туда-сюда, пока шли. Точно, два уж давно есть, - прикинул я.
  - Так у них в два только работа кончается. Сегодня суб-бота, короткий день. Пока поедят. Раньше трех не начнут.
  - Самуил, а ты чего не в техникуме? - поинтересовался Пахом.
  - А у нас физкультура, я освобожден.
  - Грыжа что-ли? - засмеялся Мухомеджан.
  - Нет, ангина. Врач говорит, гланды надо удалять, - стал объяснять Самуил.
  - А ты, Каплун? - повернулся к Каплунскому неуго-монный Пахом.
  - А у нас третьей пары не было.
  - Что это за пары? - удивился Пахом.
  - Так у нас не как в школе. У нас один урок как ваших два, поэтому парой и называется. Как в институте, - пояс-нил Изя Каплунский.
  - А что же Мотя? Вы ж с ним вместе учитесь? - спро-сил Мухомеджан.
  - Мы в разных группах. Я в "Э", а он в "ПС".
  - Это что? - не понял Пахом.
  - "Э" - эксплуатация, а "ПС" - проводная связь. У Витьки третья пара, кажется, черчение, а с черчения не со-рвешься.
  - Что, училка строгая? - поинтересовался Армен Гри-горян.
  - У нас мужик. Еще какой строгий! Раза два пропус-тишь урок ... то есть занятие, не получишь зачет.
  Каплунский видно и сам еще не привык к новому по-ложению студента и путался в новых названиях.
  - Только у нас не учитель, а преподаватель.
  Все эти слова "зачет", "пара", "преподаватель" были из другого мира, отличного от нашего, школьного, звучали непривычно и маняще, и Каплун, и Мотя, и Самуил были студентами, и мы завидовали им.
  - А мы только что Курицу видели, - сменил тему разго-вора Пахом.
  - Да я его каждый день вижу, - сказал Мухомеджан. - Я хожу в котельную по Дзержинской. - Утром иду, а он уже сидит.
  - И чего ему не спится! - удивился Пахом.
  - Больной! Зато он все видит, все знает, - сказал Самуил.
  - Что он там видит? Улица как улица, - возразил Кап-лунский.
  - Не скажи! Если уметь видеть, то улица может от-крыться с самой неожиданной стороны. Это как непрочи-танная книга. Пока стоит на полке - просто книга, а стоит открыть ее и начать читать, откроется новый, незнакомый прежде мир. Так и на каждой улице десятки домов, сотни окон и за каждым своя жизнь. А Курица, похоже, читать умеет.
  - Ну, ты - философ! - Мухомеджан с уважением по-смотрел на Самуила. - Но я согласен с тобой. Курица не просто так сидит. Возле него всегда идет какое-то движе-ние. То пацаны возле него крутятся, то блатной какой на минуту подойдет, парой слов перекинется и исчезнет, будто его и не было.
  - Недаром говорят, что Курица замешан во всех серь-езных ограблениях, - вставил Самуил.
  - А что ж он на свободе ходит? - зло бросил Пахом.
  - А за что его сажать? Он на дело не ходит. А тот, кого поймают, его ни за что не продаст. Да эта мелюзга и сама не знает, кто за всем стоит, - предположил Самуил.
  - Курица эту мелюзгу и сдает Дубровкину, - убежденно сказал Пахом.
  - Гляди, пацаны! - прервал спор Володька-Мотя.
  Со стороны улицы Степана Разина шли Орех с Кумом. Роста они были одного, может быть, Кум чуть пониже, но рядом с Орехом он казался худым.
  - Привет, Вадик, Здорово, Женя! - невольно заиски-вая, чтобы не прогнали, стали здороваться Самуил и Мухо-меджан, которые знали Ореха и Кума, потому что иногда ходили во двор к Мишке Горлину.
  - Здорово, коль не шутите! - не останавливаясь, отве-тил Орех, окинув нас равнодушным взглядом.
  - Постой, постой! А чего эти-то здесь делают? - вместо приветствия взъярился вдруг Кум. - А ну, валите отсюда!
  Мы сразу сникли и стали пятиться к забору, у которого стояли, и уже готовы были дунуть на свою территорию. Кум был скор на расправу, и от него можно было ждать чего угодно.
  Всего на какие-то доли секунды я задержал взгляд на лице Кума, но что-то заставило меня взглянуть в его глаза еще раз, и я уже не мог отделаться от ощущения, что они мертвые. Может быть, другие видели в них агрессию или угрозу, а я видел в них смерть. Это были мертвые глаза, та-кие же как на фотографии отца Каплунского. Теперь я уже был не в силах справиться с собой и снова посмотрел в гла-за Кума. Я почувствовал, как в моем мозгу что-то щелкнуло как выключателем, и я в очередной раз провалился в безд-ну другого сознания, будто меня кто-то невидимый вырвал из реального мира.
  На зыбком, с расплывающимся контуром, лице Кума зияли пустые глазницы.
  В реальном времени это продолжалось всего несколь-ко мгновений, потому что меня вернул к действительности голос Ореха:
  - Да оставь, Вадик. Пусть смотрят. Больше свидетелей будет. Они не мешают.
  Кум перевел взгляд на Ореха, сплюнул сквозь зубы и бросил нервно:
  - Ладно, х... с ними!
  В другом мироощущении время было другое, и это длилось значительно дольше.
  Навстречу Ореху и Куму вышел их третий товарищ, Миронов. Мы не заметили, как он подошел и стоял у брев-на, где сидели мужики и поглядывали в сторону, откуда должны были появиться Орех с Кумом. Они перекинулись короткими, им одним понятными фразами, подошли к му-жикам. Орех с Кумом поздоровались со всеми за руку, чему-то посмеялись и стали обсуждать детали. Мы не могли ра-зобрать все, что они говорили, но основное поняли: мужики поднимают бревно, кладут его на плечо Кума, Кум несет бревно до колонки и там бросает. Если пронесет, мужики ставят ему две поллитры. Если нет, две поллитры ставит он. Дело чуть не разладилось из-за толстого рыжего мужика, который потребовал, чтобы Кум показал две поллитры, ко-торые он должен будет выставить, если проспорит.
  - Что ты вонь разводишь? - сказал с презрением Орех. - Вот башли. Мирон сбегает за две минуты. - И Орех пока-зал несколько красных бумажек. Рыжий стал было кочев-ряжиться и требовать, чтобы сбегали сейчас, но его осадил Иван-шофер, которого поддержали остальные мужики. Ударили по рукам, и Кум стал раздеваться. Он снял фуфай-ку и передал Мирону. Суконная шапка с серым цигейковым мехом осталась на голове. Под фуфайкой у Кума ничего не было кроме голубой тенниски. И сразу стала видна мощь его тела. Вдруг обозначилась ширина плеч, которая не бро-салась в глаза под фуфайкой; из-за плеч как-то диковато выглядывали трапециевидные мышцы, что делало шею Кума бычьей. Дома я часто обращался к "Анатомии челове-ка" и знал, как устроен человек, не хуже любого студента-медика.
  Когда я изредка видел Кума на речке, то невольно лю-бовался строением его тела, словно вышедшего из анатоми-ческого учебника. Хотелось подойти и поближе посмотреть, как работает та или иная мышца в ее живом воплощении.
  Распирая тенниску, бугрились грудные мышцы, кото-рым могла бы позавидовать иная женщина, а от легкого ве-терка, когда тенниска касалась тела, отчетливо обознача-лись квадратики мышц живота.
  Кум повел плечами, словно расправляя их, потом на-гнулся и подтянул шнурки на ботинках. Он, в отличие от Ореха, который был в кирзовых сапогах, пришел в рабочих ботинках. В таких ботинках на концах вместо дырочек при-креплялись скобки, и шнурки наматывались на них. Нако-нец, Кум нервно бросил в сторону мужиков:
  - Поднимай!
  Мужики быстро переговорились, где кому встать. Сна-чала они откатили бревно на край дороги. Потом попробо-вали вдвоем приподнять один край, и Иван Бугай, повернув лицо к Ореху и Мирону, прохрипел:
  - Давай, помогай!
  Орех с Мироном встали к бревну, потеснив чуть мужи-ков. Иван скомандовал натужным сиплым голосом:
  - Раз-два, взяли!
  Четыре мужика вместе с Орехом и Мироном подняли бревно на уровень живота. Кум уже стоял у середины брев-на, подложив ушанку на правое плечо.
  - Еще раз, взяли!
  Бревно взметнулось вверх, но до плеча Кума не доста-ло. Кум, видя, что мужики на таком вису бревно долго не удержат, подлез под него плечом, и вместе с мужиками сам ceбe взвалил этот дикий груз.
  - Подай вперед, - хрипло попросил Кум.
  Мужики, теперь уже легко, на плечах, чуть подали бревно вперед
  - Хорош! - бросил коротко Кум.
  Он обхватил кору бревна голыми руками спереди, прижимая его и не давая съехать назад. Из его глотки вы-рвалось что-то вроде "Ха" или "Га", будто команда для се-бя.
  И Кум пошел. Тяжело, но уверенно ступая, чуть про-гинаясь под тяжестью векового дерева, которое спиленным стволом пролежало неизвестно сколько лет в ложбине у шоферова дома. Кум медленно шел в сторону колонки. Из домов повыходил народ. И все смотрели на Кума, похожего на муравья с соломинкой, из-за которой его почти не видно.
  Кум eщe не дошел до колонки, а мужики уже знали, что спор они проиграли, и сидели с вытянутыми лицами, а Орех подзуживал их:
  - Ну что, вахлаки! Чья взяла? Говорил вам, с Кумом лучше не связывайтесь. Давай, гони бутылки. Смотри ты, белоголовочку купили! Небось, не верили, что наша возь-мет.
  Но это еще был не конец. Когда Кум донес бревно до колонки, он не бросил его, а медленно, очень осторожно развернулся и, к удивлению мужиков, пошел назад. При полном молчании он дошел до своего старта и сбросил бревно на землю.
  - Ты что, уху ел что ли? - сказал оторопело Иван. - На х... оно мне здесь нужно? Три года бельмом на глазу лежа-ло, думал, освободились. Ну ты, Кум, и дурак!
  - А ты не отдавай им водку. Договорились-то до колон-ки, а он обратно его притащил, - рыжий явно напрашивал-ся на неприятность.
  - Ну! - только и сказал Кум, глядя кровяными глазами на Ивана. Он тяжело дышал, ноздри широко раздувались, губы чуть подрагивали, а могучая грудь ходила ходуном, натягивая до разрыва старенькую тенниску. На рыжего он не обращал никакого внимания, словно того и не было. А Орех уже незаметно придвинулся к рыжему и готов был свалить его одним ударом, если тот рыпнется. Но рыжий уже понял, что для своей же пользы лучше заткнуться. Иван беспрекословно протянул Куму две бутылки водки. Кум кивнул Мирону, тот принял водку и засунул в карманы своего тонкого пальто, перешитого из черной немецкой шинели. Кум нахлобучил на голову шапку, накинул на дымящееся тело фуфайку, и они, весело переговариваясь, пошли в сторону дома Ореха.
  - Самуил, - сказал торжествующий Пахом, - ты про-спорил. Гони набивалку.
  Расстроенный Самуил, нехотя, полез в карман, мед-ленно вытащил свою замечательную песцовую набивалку, зачем-то подул на нее так, что белый мех вспушился, обра-зовав подобие кратера из волосков, и молча протянул Па-хому.
  
  Глава 19
  Подарки товарищу Сталину. Отцова война. Мистика или реальность? Есть ли предел возможности человека?
  
  - Ну, что в школе? - спросил отец, когда мы после ужина стали играть в шахматы. Шахматы я не любил, хотя играл сносно. Во мне начисто отсутствовал отцовский азарт. И у меня не портилось настроение, когда я проигрывал.
  Приступы головной боли у отца становились все реже, и они уже не были такими ужасными, как в первые два года после его возвращения, и я радовался этому, потому что не без моей помощи время справлялось с отцовым недугом. Мать тоже стала менее раздражительной. Страх за отца по-степенно оставлял ее.
  - Так что там в школе? - переспросил отец, перестав-ляя коня с белого, то есть янтарного поля, на черное, мала-хитовое.
  - Подарки товарищу Сталину делаем, - я двинул свою крайнюю пешку от ладьи, готовясь к короткой рокировке.
  - Да, это святое. Что же ты товарищу Сталину гото-вишь?
  - Хочу доклеить самолетик, который с прошлого года лежит недоклеенный. А то я его так никогда и не закончу, - я защитился от слона, переставив коня с черного на белое поле.
  - Ну-ну! - отец уставился на доску.
  - Пап, в прошлом году Каплунский нарисовал портрет товарища Сталина. Портрет вышел очень похожим, но учи-тельница испугалась, сказала, что вождей рисовать нельзя, отобрала портрет и унесла в учительскую.
  - Да? - поднял на меня глаза отец. - Действительно, нельзя. Чтобы рисовать членов политбюро, нужно быть не только художником, но и иметь специальное разрешение,- отец вывел королеву в центр поля.
  - Почему?
  - Потому что это слишком уважаемые народом люди, чтобы рисовать на них карикатуры.
  - Но ведь Каплунский не карикатуру нарисовал, - на-стаивал я.
  - А откуда это известно? Он же не профессиональный художник и мог ошибиться в отображении образа, сам не осознавая того. Давай, ходи!
  Я сделал рокировку.
  - Хорошо, пап, ну и пусть бы он что-то не так нарисо-вал. Так что из этого следует?
  - Горде!.. Шах... и через два хода мат.
  - Ладно, сдаюсь, - я смешал шахматы. - Так что из этого следует?
  - Я не хочу об этом больше говорить. И я не хочу, что-бы ты об этом тоже говорил. Есть вещи, о которых не надо рассуждать, а принимать их, как должное.
  - Ладно, пап! ...Я хотел тебя еще спросить. Ты почти два года находился в Иране и видел, наверно, столько инте-ресного...
  - Кое-что видел. Только не думаю, что это интересно, - отец нахмурил брови, и, видно было, что разговор этот ему неприятен.
  - Почему ты никогда об этом не рассказываешь?
  Отец как-то замялся, но после недолгого молчания за-говорил.
  - Ты извини! Я, наверно, должен. Но мне трудно вспо-минать все, что связано с тем временем. Я не военный че-ловек... Война как-то все во мне перевернула...Я женился, любил твою маму, родился ты, и я не был готов к такому близкому несчастью? Как-то разом все разрушилось, даже не разрушилось, а взорвалось и выбило всех из привычной среды... Я тебе читал Есенина, ты знаешь его некоторые стихи. По стихам можно судить о человеке. Это был чистый деревенский парень с очень тонкой, ранимой душой и неж-ным сердцем. Так вот, Горький сказал, что его погубил го-род, в котором он был чужим. Он растерялся, он оглох в не-привычной среде. В городе ему было нечем дышать, как рыбе, выброшенной на лед. Так и со мной, хотя более точно сравнить меня с дикарем, которого отловили в джунглях и привезли в большой город. Иногда мне кажется, что все, что со мной произошло - это просто страшный сон, о кото-ром надо забыть... Я знаю людей, которые живут войной. Они охотно рассказывают о ней, смакуя разные эпизоды из военной жизни. Я таких людей сторонюсь... Надеюсь, ты меня за это не осуждаешь?
  - Ну что ты, пап?
  - Но когда-нибудь я соберусь с духом и расскажу тебе все. Но только позже.
  - Кстати, пап, наш директор сказал, что хорошо бы те-бя пригласить на день Советской Армии, чтобы ты расска-зал об Иране.
  - Нет, - отрезал отец. - Нет, во-первых, потому что я только что говорил, во-вторых, моя война, как ты ее назы-ваешь, была в какой-то степени секретна: я давал подписку о неразглашении, и мне никто не разрешит публично гово-рить даже об общеизвестных фактах. Отец даже привстал с табуретки.
  - А откуда вашему директору известно о моей службе? - отец внимательно посмотрел на меня.
  - Ему известно то, что всем известно. Что ты во время войны находился за границей, где выполнял специальное задание, и что в этой стране проходила встреча руководи-телей трех союзных держав, - покраснев под отцовским взглядом, сказал я, но что-то во мне запротестовало, и я с вызовом бросил:
  - В, конце концов, ты мой отец, и я тоже хочу, чтобы все знали, что ты не сидел в тылу, когда все воевали.
  - Ну ладно, ладно, - примирительно сказал отец. - Я сам поговорю с директором.
  Я стал укладывать шахматы в янтарно-малахитовую доску, отдельно каждую фигуру, любуясь в который раз ее тонкой резьбой. Шахматы эти мы берегли не столько как дорогую художественную ценность, сколько как память о счастливом исцелении генеральской дочери.
  В тот раз отец так и не решился что-либо предпринять, чтобы вернуть дорогой подарок, но нашел случай, по-крайней мере, поблагодарить генерала. Конечно, отец не преминул заметить, что Милу я лечил без всяких корыст-ных расчетов, и лучшая благодарность - это ее выздоровле-ние. На что генерал cуxo сказал, что он иначе это и не вос-принимает, а шахматы - лишь знак его расположения и элементарной человеческой памяти...
  - Вова, - остановил меня отец, когда я встал, собираясь пойти на кухню, откуда доносился вкусный запах жареного лука.
  - Подожди, раз уж мы заговорили о "моей войне"... Я хочу поделиться с тобой одним своим ощущением.
  Я снова сел. Отец смотрел на меня, но было видно, что взгляд его обращен внутрь себя, и вряд ли он видел что-то перед собой.
  То, о чем я расскажу, несомненно, тоже относится к не-обычным способностям человека, его психофизическим воз-можностям... Диверсия против нас была совершена, когда мы сопровождали груз через границу в нашу Туркмению. Ко-лонна сразу встала, потому что диверсанты взорвали голов-ную машину. Я со своим помощником, молоденьким лейте-нантом, назову его Н., находился на заднем сидении "Вилли-са". Вел машину наш шофер, старшина, туркмен Аман Сеи-дов. Услышав взрывы и увидев, что колонна стала, я хотел выскочить из машины, но не успел, "Виллис" тряхнуло, и все, казалось, утонуло в огне. Все дальнейшее ты тоже зна-ешь.
  А теперь слушай. Я готов поклясться, что отчетливо видел снаряд, который прямой наводкой угодил в нашу машину. Раскаленная болванка лежала в машине, по ее стальной поверхности змеились огненные трещины, потом из них зловеще полыхнуло пламенем, а осколки начали медленно отделяться и плавно подниматься. И все это про-исходило бесшумно, как в немом кино. Куда-то исчез гро-хот взрывов, рев моторов, крики, пальба ...
  Потом все обрело привычный ритм. Яростно взмет-нулся столб взрыва, рявкнуло, будто доской ударило по ушам, и я потерял сознание.
  Отец замолчал, но через минуту заговорил снова:
  - Я об этом ни с кем не говорил, потому что больше это похоже на бред больного воображения. Но недавно наш шофер, пожилой уже человек, Иван Терентьевич, член пар-тии, солидный человек, семьянин, рассказал историю, ко-торая с ним произошла уже здесь в мирное время. На него во время ремонтных работ стал падать с высоты более двух метров двигатель "Студебеккера". Ты представляешь, что такое двигатель грузовой машины. Это минимум полтонны. Когда Иван Терентьевич увидел двигатель, он был пример-но в 50 сантиметрах. И потом все остановилось. Иван Те-рентьевич оказался внизу, а двигатель потихоньку падает, а он от него сторонится, то есть, отползает. Он видел, как проплывает крышка клапанов, выхлопной коллектор про-ходит впритирку от его ноги, потихоньку входит в снег, а из-под снега поднимается пыль.
  Я с интересом слушал в чем-то близкие мне ощущения и ждал, что дальше скажет отец.
  - Так я думаю, - заключил отец, - что я все же успел выпрыгнуть из машины, хотя не представляю, как я мог ус-петь, и с какой дикой скоростью это должно было произой-ти, если снаряд разрывался в это время в машине.
  Отец посмотрел на меня, словно ожидал какого-то объяснения, но я только пожал плечами.
  - Но ведь и твой Иван Терентьевич успел отползти, ко-гда мотор был в 50 сантиметрах от него.
  - Да, успел. В этом-то и штука. Я тоже успел, а лейте-нант и старшина на кусочки... - Видимо, природа заложила в человека исключительные способности, которые мы вольно или невольно игнорировали и подавляли, пока не потеряли вовсе. Ведь науке известно, что мы в своей актив-ной деятельности успеваем использовать лишь незначи-тельную часть возможности мозга. Значит, сынок, можно предположить, что у тебя, например, заработала какая-то часть мозговых ресурсов, которая не работает у обычного человека. Но, с другой стороны, как физически можно в ог-раниченное время произвести такие действия, которые не укладываются в этот временной интервал. Это же невыпол-нимая работа для мышц.
  Я очень внимательно слушал. Мне было интересно, но я не знал, что сказать в ответ. Я понимал эту постоянную боль и тревогу отца за меня. Он еще и еще раз искал объяс-нения аномалий в моем сознании, чтобы убедить меня, что я нормальный человек и ничем не отличаюсь от других, хо-тя мне казалось, что его это беспокоило больше, чем меня самого. Я давно сжился со всеми своими отклонениями, и они не слишком беспокоили меня.
  - Шахматисты, ужинать, - позвала мать.
  - Сашенька, я ужинать не буду. Принеси мне чаю в по-стель. Что-то я устал сегодня, - попросил отец.
  - Голова? - глаза матери беспокойно посмотрели на отца, а в голосе звучала тревога.
  - Да нет. Все хорошо. Просто хочется полежать. У меня книжица интересная.
  Я полистал эту книжицу еще днем. Это была книга "Болезни памяти" Теокюля Рибо, изданная в Санкт-Петербурге в I88I г.
  Рибо утверждал, что мозг может прибегать к обработ-ке информации в ускоренном темпе. Он описывал ощуще-ния людей, переживших повторно события своей жизни в состоянии смертельной опасности. В книге был приведен случай, когда человек избежал смерти лишь потому, что ус-пел лечь между железнодорожных рельсов. За время сле-дования над ним поезда он снова пережил свою жизнь.
  Где отец только выкапывает эти книги?! - подумал я.
  
  
  Глава 20
  Арест старого Мурзы. Жена Юсупа. Зубной врач Васильковский. Ограбление.
  
  Я с аппетитом уплетал зажаренную в сале целую кар-тошку и хрустел соленым огурчиком бочковой засолки, ко-гда пришла тетя Нина.
  - Приятного аппетита, жених, - улыбаясь, сказала она, по обыкновению подшучивая надо мной.
  - Угy, - буркнул я, стараясь не обращать на нее внимания.
  - Юрий Тимофеевич дома? - тихо спросила Нина мать.
  - Отдыхает. Что-то ему нездоровится сегодня.
  - Слушай! Что я тебе расскажу, - уже без опаски, что может помешать отец, затараторила тетя Нина. - Знаешь старого Мурзу?
  - Это Мухомеджан что-ли? - стала вспоминать мать.
  - Да ты что, Шур! Мухомеджан - это молодой, у него мать. Там отца нет. У того сестра горбатенькая. А этот живет рядом. Ну, у него дочка грудастая такая, Зульфия, и сын Юсуп.
  - Да помню, помню, - перебила тетю Нину мать. - От которого жена сбежала, а Мурза его дед.
  - Какой тебе дед? Отец он ему.
  - Как отец? ... Ну, ты меня убила! Юсупу-то лет семна-дцать будет. Сколько же тогда Мурзе?
  - Да без малого восемьдесят.
  - Это, значит, Юсуп родился, когда Мурзе за шестьдесят было, - все подсчитывала мать.
  - Выходит, так, - согласилась тетя Нина.
  Я хорошо помнил сцену, когда из дома во двор выско-чила разъяренная старуха Джамиля, которую все звали просто Милой, и стала сыпать проклятиями, грозя кулаком в небо, перемешивая татарские слова с русскими:
  - Чтоб тебе сдохнуть, сука! Чтоб твои глаза бесстыжие закрылись навсегда! Чтоб твоим родителям мучиться до конца дней своих!
  Она завыла и стала рвать на себе волосы, потом упала на колени, возвела руки к небу и с надрывом, словно, вы-плескивая отчаяние вместе с душой, выкрикнула:
  - За что, Аллах, ты так покарал нас? Или мы меньше правоверные, чем другие?
  Из дома выбежали Зульфия и Юсуп, ухватили Милу под руки и утащили волоком в дом.
  - Чегой-то она? - спросил удивленный Самуил Мухо-меджана.
  - От Юсупа жена сбежала.
  - У них же маленький ребенок!
  - Бросила! - коротко ответил Мухомеджан, зло разду-вая ноздри.
  Вечером мать обсуждала эту историю с тетей Ниной.
  - И ребенка не пожалела, стерва! - тетя Нина искренне переживала за Юсупа.
  - Да она сама еще ребенок. В пятнадцать лет замуж выдали, - мать тоже казалась расстроенной.
  - А Юсупу шестнадцать было. Такие уж у них законы. Говорят, за нее калым большой заплатили. Ты же пом-нишь, как ее привезли братья. Приехали, побыли недолго и укатили назад, а ее оставили.
  - Ведь насильно, Нин! Ребенок же совсем. Выйдет на ули-цу и смотрит издалека, как в классики или в штандер наши девки играют. А дикая - никогда не подойдет и в игру не по-просится... Красивая девка была. Коса толстая, сама смуглая, а глаза, что угольки, - оживилась мать. - А с кем уехала-то?
  - Да, говорят, какой-то проводник, тоже татарин, увез.
  - Может, прежняя любовь? - предположила мать.
  - Ну, любовь не любовь, - возразила Тетя Нина, - а ре-бенка бросать - последнее дело.
  - Кто их, татар, разберет! - вздохнула мать ...
  - Ну вот, теперь слушай, - понизив голос, почти зашеп-тала тетя Нина. - Иду я вчера, поздно уже, часов в семь, с работы. Начальник попросил остаться, кое-какие цифры свести. Иду, я, значит, смотрю, у их дома стоит "черный во-рон", и как раз Мурзу старого к машине два милиционера под руки ведут.
  - За что? - так же тихо спросила мать, и глаза ее не-произвольно расширились.
  - Ты слушай! - тетя Нина сделала паузу, недовольная, что ее перебивают, и снова зашептала.
  - Смотрю, у ворот Мотя стоит, милиционерша. Я к ней: "Что, спрашиваю, натворил такого старик, что его мили-ция забирает?". Мотя мне все и рассказала.
  Знаешь Васильковского, зубного врача? На Дзержин-ской живет. Важный такой, пожилой уже.
  - Слыхала. Поговаривают, что он с дочкой своей живет.
  - Она ему не родная дочка. Это темная история, а мо-жет брехня. У девки какое-то душевное расстройство. Врачи вроде бы лечили, но без всякого толку, потом сказали, что ее надо замуж выдать. Станет жизнью половой жить, все пройдет. А девка еще несовершеннолетняя. Ну, отчим и уговорил мать, что чем отдавать кому-то в блуд, лучше он сам спать с ней станет, жена эта у него вторая, первая в войну умерла, а сын от первой жены в Москве, тоже врачом работает. А эта его баба в рот ему смотрит, не знает, чем угодить, ноги ему моет. Он только шикнет, и она трясется вся как осиновый лист. Это мне Валька, с которой мы рабо-таем вместе, рассказывала, а она от какой-то соседки Ва-сильковского слышала, - пояснила тетя Нина. Мать слуша-ла с нескрываемым интересом.
  - Всему городу известно, что у Васильковского денег - куры не клюют. Дом на десяти запорах, и на ночь ставни наглухо закрываются изнутри, а во дворе собака-овчарка на цепи бегает. У него и табличка на калитке прибита: "Во дворе злая собака". А у Васильковского есть племянник, в музыкальном училище учится ...
  Наверно, тетя Нина говорила про Владика, высокого тощего юношу с прыщавым лицом и длинными волосами. Его всегда видели с баяном, который тянул его к земле, и Владик для равновесия балансировал свободной рукой, от-ставляя ее в сторону...
  - Так что с Васильковским-то? Убили что-ли? Племян-ник? - не выдержала мать.
  - Да никто его не убивал. Обокрали. А с ним удар слу-чился. Отнялся язык.
  - Племянник обокрал?
  - Почему племянник? - удивилась тетя Нина.
  - Ну, ты ж сама про племянника сказала?
  - Так я потому сказала, что племянника тоже забрали, подозревают, что он навел воров, а то как бы воры узнали, где золото лежит?
  - А татарин-то, Мурза, при чем? - гнула свое мать.
  - Тебе, Шур, рассказывать, так никаких нервов не хва-тит. Ты же сама сказать не даешь, - возмутилась тетя Нина и разом кончила рассказ:
  - А золото продали Мурзе. Вот за скупку краденого Мурзу и арестовали.
  - Господи, откуда ж у людей такие деньги? - расстрои-лась мать. - Не пару же колец продали.
  Мать вопросительно посмотрела на тетю Нину.
  - Да уж наверно. За парой колец никто и не полез бы, не стали б рисковать.
  - А тех-то поймали? - с надеждой спросила мать.
  - Какая ты быстрая! - тетя Нина криво усмехнулась. - Так прямо и поймали.
  - Но ведь нашли Мурзу, который скупил золото! - не отставала мать.
  - Ну, нашли. И что? Воры-то не сами небось золото продавали. А тот, кто продавал, уже тю-тю, давно и след простыл. А то отсиживается где-нибудь.
  Почему-то мне вспомнился Курица, и я ясно предста-вил, как тот сидит на корточках у ворот своего дома и зорко оглядывает улицу, буравя своим черным тяжелым взглядом прохожих и коротко перебрасываясь одной-двумя фразами с шустрыми шкетами, которые изредка прошмыгивают мимо него, на секунду замедляя мелкий шаг.
  Мать с тетей Ниной уже сменили тему разговора и го-ворили о какой-то тете Симе, и я, быстро запив ужин чаем, с куском черного хлеба, посыпанного сахарным песком, пошел дочитывать "Красного корсара" Фенимора Купера. А перед глазами все стоял Курица, который жил там же, на Дзержинской, где и врач Васильковский, И когда мои глаза стали слипаться, мне привиделся не капитан Хайдегер, пи-рат и контрабандист, бросивший вызов военному флоту английского короля, а Курица. Он беззвучно смеялся, и смех сотрясал его щуплое, уродливое тело, потом он вырос до каких-то немыслимых размеров, закрыл собой все види-мое пространство и погрузил все во тьму. Но вскоре тьма начала расплываться радужной оболочкой и приняла меня, окутав теплом и покоем, сделав мой сон радостным и без-мятежным...
  Вадик, племянник врача Васильковского, просидел в КПЗ всего сутки. Он был виноват косвенно. Много болтал и выведать у него все, что ему было известно, жуликам не со-ставляло труда. К тому же племянник терпеть не мог своего дядьку и на каждом шагу рассказывал, какой тот жлоб: "На золоте сидит, а родная сестра в рваных туфлях ходит".
  Через неделю пришел Мурза, осунувшийся, небритый и ссутулившийся еще больше. Золота купил он не много. "Два кольца, цепочку и золотые часы", - поведал нам Му-хомеджан.
  Перед следователем клялся Аллахом, что не знал, что вещи краденные. Вряд ли ему поверили, но отпустили, ско-рее всего, из-за преклонного возраста.
  - Кого-нибудь подкупил, - не поверила тетя Нина. - С деньгами все можно.
  Мать только пожала плечами.
  Взяли Курицу и увезли на "воронке". Следствие по-дозревало его в организации кражи, но вскоре и он был ос-вобожден за недостаточностью улик. А после этого сразу взяли еще троих.
  После суда стали известны подробности, которые мы уз-нали от Витьки Моти - все же его отец служил в милиции...
  В дом к Васильковскому пришли среди белого дня, ко-гда он был один. Вошли так тихо, что он даже не заметил. Может быть, и слышал какой-то шорох, но не придал этому значения, инстинктивно полагаясь на собаку, немецкую ов-чарку Найду, озверевшую от цепи. От злости собака даже уже не лаяла, а хрипела.
  Овчарка лежала недалеко от ворот, вытянув лапы и ус-тавившись стеклянным глазом куда-то в небо. Язык выва-лился и свисал до земли, а на нем застыла белая пена. Со-баке бросили через ворота кусок мяса, щедро начинённого цианистым калием, и она, даже не успев брехнуть как сле-дует, проглотила "угощение", хотела заскулить, но только жалобно пискнула и сдохла.
  Хозяин увидел грабителей, когда те уже стояли перед ним. Перепуганный до смерти и потерявший дар речи, он ловил воздух ртом и не мог выговорить ни слова. Доктора даже не пришлось бить. Увидев в руке одного из грабителей финку, угрожающе поблескивающую холодной сталью, он показал на комод, где под бельем в нижнем ящике воры нашли десять тысяч рублей сотенными купюрами. Один из воров рассовал деньги по карманам штанов, отчего карма-ны внушительно вздулись, но не выразил при этом никако-го восторга, сел на стул рядом с готовым грохнуться в обмо-рок Васильковским и ровным, и от этого еще более пугаю-щим голосом, сказал:
  - Золото!
  Вот тут Васильковский и стал заваливаться на бок и свалился бы со стула, не поддержи его второй грабитель, стоявший рядом. Хлестнув хозяина пару раз по щекам и дав ему воды, жулики привели его в чувство, но не стали дожи-даться, когда к нему вернется дар речи, принялись за дело сами. Они довольно быстро нашли пару тайников. Из печ-ной вьюшки вынули жестяную коробку дореволюционного изделия из-под монпансье, перевязанную бечевкой. Короб-ка была доверху наполнена золотыми вещицами: кольца-ми, серьгами, перстнями, цепочками и другими ювелир-ными безделушками.
  Подняв квадратную плитку паркета, достали шкатулку черного дерева. В шкатулке лежали более крупные золотые вещи: браслеты, часы; хотя было там достаточно и колец, и перстней, но более массивных, чем в коробке из-под мон-пансье, и без камней.
  Хозяин держался за сердце и выл тоненьким голосом. Бандиты торопились. Они ссыпали содержимое коробки и шкатулки в дермантиновую хозяйственную сумку, прине-сенную с собой, и направились к дверям, но один из них вернулся, подошел к столу, у которого сидел хозяин, сдер-нул скатерть и покачал массивные резные ножки. Потом попробовал отвернуть одну из них. Ножка поддалась. Вор открутил ножку, перевернул ее, и из нее посыпались золо-тые монеты. Он собрал их и сложил в карман пиджака.
  - Ладно, пора рвать отсюда, - поторопил его подель-ник.
  - Адзынь,- оборвал его первый и стал откручивать вто-рую ножку, но там ничего не оказалось, и он, махнув рукой, устремился к двери, тем более, с улицы донесся свист.
  Вот тут у Васильковского и случился припадок. Глаза его налились кровью, лицо побагровело, и он, захрипев, по-валился на пол...
  Вернувшиеся с базара тут же после ухода воров, жена с падчерицей нашли хозяина на полу без сознания. В боль-нице Васильков оклемался, но вся левая сторона оказалась парализованной, рот перекосило, и он только мычал что-то нечленораздельное.
  Когда воров арестовали, жена Васильковского и девка на очной ставке признали в одном из сообщников электри-ка, который приходил к ним проверять проводку, хотя они никого не вызывали. "Электрик" сказал, что это профилак-тика, и что она проводится каждый квартал. Он ходил по всей квартире с плоскогубцами, щелкал выключателями, потом попросил расписаться в книжке и, вежливо изви-нившись, ушел.
  Воров судили. Двоим дали по пять лет, одному, "элек-трику", который стоял на шухере, - три.
  Золото Васильковскому не вернули, конфисковали как незаконно нажитые нетрудовые доходы. И если бы не ин-сульт, поразивший пострадавшего, судили бы. Так что, не-известно, что лучше, лесоповал или постельный режим при домашнем уходе...
  - Да ну, Шур, ни за что не поверю, что всё взяли! - ска-зала тетя Нина моей матери. - Небось столько же еще где-нибудь припрятано.
  
  
  Глава 21
  Банная круча. Навязчивая идея. Крутой спуск. Прием в комсомол. Принципиальный Третьяков.
  
  Зимой мы встречались реже. Иногда у Каплунского, чаще на улице, и тогда шли на банную гору кататься на сан-ках или лыжах. Санки были одни, у Пахома. И даже не сан-ки, а небольшие сани. На них мать Пахома, тетя Клава, во-зила воду в бочке. Лыжи были только у меня и у Армена. Наши универсальные лыжи подходили под любые валенки. Брезентовую петлю всегда можно было подтянуть или от-пустить, а пятки валенок надежно держала тугая резинка, закрепленная по краям петли.
  Катались по очереди. Лучше всех на лыжах держался Пахом. Но и он ни разу не осмелился съехать с высокой кручи, откуда съезжал Ерема с Ленинской улицы на лыжах с настоящими жесткими креплениями и легкими алюми-ниевыми палками. Мы знали, что Ерема занимается лыж-ным спортом в секции "Трудовые резервы".
  Эта круча в своем основании обрывалась, образуя трамплин так, что видна была глина и камни выступа, не засыпанного снегом. Когда Ерема лез на кручу, помогая се-бе палками, свои и чужие пацаны останавливались и жда-ли, когда он начнет свой спуск. А Ерема некоторое время стоял на небольшой площадке наверху, чтобы отдышаться, потом чуть приседал и, прижимая лыжи всем весом, мчался вниз, пролетая над обнаженным скальным выступом так, что одна лыжа от неровного края чуть поднималась выше другой и, казалось, Ерема потеряет равновесие и грохнется со всей силы на утоптанную дорожку, отделявшую кручу от общей горки, но он опускался точно на склон и, невероят-ным образом удерживая равновесие, стремительно скаты-вался вниз под свист и одобрительные крики всей катаю-щейся пацанвы.
  И никто больше не рискнул подняться на эту кручу, чтобы съехать с нее так же лихо, как Ерема.
  С некоторых пор меня стала преследовать навязчивая мысль. Чтобы я ни делал, у меня перед глазами стояла кру-ча, с которой скатывался Ерема. Она возникала в моем соз-нании так ярко, что я видел каждый камешек и черные мазки земли в глиняном выступе, хотя я, казалось, не об-ращал особого внимания на этот выступ. А когда мне стало регулярно сниться, что я съезжаю с этой кручи, причем, без конца: отталкиваюсь и еду, и снова отталкиваюсь, а страх опутывает ноги перед обрывом, и я возвращаюсь к исход-ному положению, я понял, что должен съехать с этой горы, чтобы прекратить это мучительное наваждение, которое буквально изводило меня.
  В этот день я встал пораньше, когда на горке еще ни-кого не было, и пошел к реке, твердо решив повторить Ере-мин спуск. Я чувствовал страх, когда лез на кручу, с трудом карабкаясь и помогая себе руками; я чувствовал страх, ко-гда стоял на небольшой площадке над выступом и, надев лыжи, смотрел вниз. Было высоко, и я не видел этого голо-го обрыва, который составлял трамплин. Передо мной ле-жал только снег, и визуально лыжня не обрывалась, а как бы продолжалась на сплошном склоне. В голове шевельну-лась мысль: "Нужно вернуться", но совершенно неожидан-но, будто кто меня толкнул, я сорвался вниз. Скорость бы-стро увеличивалась, на краю обрыва моя левая лыжа прыг-нула на неровности, и я почувствовал, что теряю равнове-сие и неотвратимо падаю, переворачиваясь головой вниз. Ударился я животом и лицом, смягчив удар руками. Я чув-ствовал, как ломаются лыжи, а в глазах темнеет, и бенгаль-скими огнями рассыпаются искры.
  Некоторое время я лежал в снегу. Снег забился в нос, уши, рот. Боль в солнечном сплетении, от которой я задох-нулся, и от которой померкло сознание, прошла. Я встал, выплевывая снег и отряхиваясь, и пошел собирать лыжи, от которых остались лишь полозья без концов, и вдруг почув-ствовал такой прилив дикого восторга, что мне захотелось петь и кричать. Восторг сменился ощущением счастья, и тихие слезы невольно покатились по щекам. Потом я ощу-тил, что во мне появилось что-то новое. Исчез страх. Если бы не сломанные лыжи, я бы обязательно повторил свой спуск, и мысли о том, что я могу разбиться, у меня больше не было, более того, я был уверен, что смогу теперь съехать и не упасть. Я не чувствовал страха, и это было больше ощущения "бояться, не бояться", это было полное и тупое отсутствие страха, и это противоречило основному биоло-гическому закону, закону самосохранения. Я сунул под-мышку сломанные лыжи, взял палки и пошел домой.
  Злополучная круча мне больше не снилась, но во мне поселилась высокомерная уверенность в том, что для меня отныне нет ничего невозможного. Это пугало и раздражало меня, потому что это было сродни гордыне, которая, как я знал от бабушки Маруси, была великим грехом...
  Перед Днем Советской Армии меня и Генку Дурнева принимали в комсомол, потому что нам исполнилось по че-тырнадцать. В нашем классе уже многие ходили комсо-мольцами. Кого приняли перед ноябрьскими праздниками, кого перед Новым Годом. Не комсомольцами оставались только переростки: Агарков, Андрианов, Семенов, Аникеев, да Аркашка, брат Барана. Им уже давно перевалило за пят-надцать и даже за шестнадцать, но как-то само собой разу-мелось, что им в комсомол путь заказан.
  Комсоргом класса у нас был выбранный единогласно Женька Третьяков. Недаром он читал собрание сочинений товарища Сталина. Тут не все художественную книжку мог-ли осилить до конца, a oн собрание сочинений товарища Сталина читает.
  На собрании мы с Генкой Дурневым сидели за первой партой в белых рубашках, застегнутых на верхние пугови-цы, напряженные и торжественные. За учительским столом сидели Женька Третьяков, Женька Богданов и приглашен-ный председатель Совета Пионерской дружины Валя Кли-мов. Он был в пионерском галстуке и с тремя красными нашивками на рукаве - символом его пионерской власти. На прошлой неделе мы с Дурневым стояли в этих же белых рубашках, но с повязанными поверх красными галстуками перед пионерской дружиной, а Валя Климов рекомендовал нас в комсомол, после чего собственноручно снял с нас гал-стуки, и мы как бы уже не были пионерами, хотя еще и не комсомольцами. Вторую рекомендацию мне дал Женька Богданов, а Дурневу сам Третьяков.
  Первым к столу пригласили Генку. Комсорг дал ему хорошую рекомендацию-характеристику и спросил у соб-рания, готовый в любую минуту поддержать своего проте-же: "Вопросы к Дурневу есть?"
  - Что такое демократический централизм? - раздался насмешливый голос Пахома.
  Собрание сразу оживилось. Раздались смешки.
  - Пахомов! - Женька привстал на стуле. - Не превра-щай комсомольское собрание в балаган.
  - При чем здесь балаган? - обиделся Пахом. - Пусть ответит на вопрос по уставу. Меня в райкоме спросили: "Что такое демократический централизм?"
  Генка Дурнев растерянно смотрел в зал и молча пере-минался с ноги на ногу. Женька Третьяк полез в Устав. По-листав, сразу не нашел, и захлопнув тоненькую красную брошюрку, спросил Пахома:
  - Ну и что же такое демократический централизм? Сам-то знаешь?
  - Теперь знаю. Выборность всех руководящих органов комсомола сверху донизу, отчетность комсомольских орга-нов, строгая комсомольская дисциплина и подчинение меньшинства большинству. И еще, обязательность реше-ний высших органов для низших, - отрапортовал Пахом и, довольный, сел.
  - Вот видите, товарищи, как плохо мы знаем Устав! - нашелся Женька Третьяк. - А в райкоме могут задать лю-бой вопрос, и будет стыдно не ответить. Еще вопросы?
  Вопросов больше не было. Всем хотелось, чтобы соб-рание поскорее заканчивалось, да разбежаться.
  - Обязанности члена ВЛКСМ, - задал вопрос сам Женька. Дурнев оживился и стал бойко перечислять:
  - Член BЛKCМ обязан: быть активным борцом за пре-творение в жизнь величественной программы коммунисти-ческого строительства, быть патриотом советской Родины, отдать для нее все свои силы, а если понадобиться, отдать за нее жизнь; настойчиво овладевать марксистско-ленинской теорией, показывать пример, хорошо учиться...
  - Смело развивать критику и самокритику, вскрывать недостатки в работе, сообщать о них в комсомольские орга-ны, вплоть до ЦК ВЛКСМ, - добавил Женька Третьяков, на-верно, важный для себя пункт. - Так?
  Дурнев кивнул.
  Когда очередь дошла до меня, вопросов не было. Женька Богданов, как поручитель, сказал о том, что я от-личник и всегда готов по первому зову прийти на помощь товарищу, что никогда не вру, и прочие такие слова.
  Слова в какой-то степени стандартные, но они гладили и елеем ложились на душу. Приятно лишний раз ощутить себя положительным примером. Правда, эта эйфория про-должалась недолго.
  - А я бы воздержался рекомендовать Анохина в комсо-мол.
  Слова Женьки Третьяка ударили меня как обухом по голове.
  По классу прошел недоуменный ропот. Я почувство-вал, что кровь приливает к лицу, и я краснею.
  - Это почему? - опешил Богдан.
  - А потому что Анохин занимается знахарством. И во-обще в нем нет комсомольской устремленности. Какой-то он не наш, не комсомольский. Эти его фокусы, гипнозы.
  - Ну, ты говори, да не заговаривайся. Наш, не наш. Все мы здесь наши, советские. Не наших мы в Берлине добили, - зло отчитал Третьяка Женька Богданов.
  - Да у него отец, выполняя задание партии, чуть не по-гиб в этой, как его, Турции.
  - Это мы знаем, - упрямо стоял на своем Третьяк. - Но сейчас мы в комсомол принимаем не отца.
  - Ты что, Третьяк, сдурел что-ли? - вскипел Пахом. Он встал из-за своей парты и, не давая опомниться Женьке Третьякову, который тоже вскочил при этих словах и уже поднял ладонь, чтобы хлопнуть ей по столу, но Пахом не дал ему и слова сказать:
  - Каким знахарством? К нему что, толпами в очередь стоят? Он что, объявление повесил, что он знахарь. Это ты его этим словом обозвал. Ты у нас всего без году неделя, а мы Вовца сто лет знаем. Как немцы ушли, они и приехали. Ты наших пацанов про него спроси, они тебе скажут. Спо-собности у человека такие особенные. Может, он для людей еще такое сделает, что тебе и не снилось.
  - А помнишь, у тебя зуб болел? - ехидно спросил Третьяка Пахом. - Ты же на стенку чуть не лез: "Ой, ма-мочки".
  Пахом передразнил Третьяка. Все засмеялись.
  - Кто твой зуб вылечил? Вовец. За три минуты все прошло.
  - А это неизвестно, вылечил или так совпало, что сам прошел, - уже спокойно произнес Третьяков. - Комсомолец этой чепухе не должен верить. В Уставе что сказано? - Женька Третьяков взял Устав, открыл и на этот раз быстро нашел нужное место: "Вести решительную борьбу со всеми проявлениями буржуазной идеологии, с тунеядством - ну это ладно, вот - религиозными предрассудками, различ-ными антиобщественными проявлениями и другими пере-житками прошлого".
  - Ну и какие же ты видишь антиобщественные прояв-ления в том, что Вовец тебе зуб вылечил? - с усмешкой спросил Пахом.
  - Я считаю, что спор бессмысленный. Давайте спросим у Анохина, что он думает о религиозных предрассудках и буржуазной идеологии, и будем голосовать. Если большин-ство "за" - принимаем, "нет" - значит, нет, - поставил точку разумный Богданов.
  Я чувствовал себя так, будто меня вывернули наизнан-ку и теперь скребком скоблят внутренности, задевая живые нервы и проводя железом по голым костям.
  - А что я думаю? - вяло ответил я. - Тоже, что и вы. Как всякий нормальный человек я принимаю нашу идеологию и не принимаю буржуазную. Только при чем здесь идеоло-гия? Гипноз - это наука. Гипнозом лечат во всем мире, и есть люди, обладающие даром гипноза в большей или меньшей степени. А энергетическими способностями обла-дают все люди. Только у разных людей они разные. Это как память: у кого она есть, у кого ее нет, но память можно раз-вить. Всё это - общенаучные факты. И ничего здесь буржу-азного нет.
  - А как же предметы, которые ты двигаешь глазами? - больше по инерции спросил Женька Третьяков.
  - Ну, это когда получается, когда нет! - соврал я. - И это тоже особый вид энергии.
  - Но у меня-то не получается? - пожаловался Третьяк.
  - Тренируйся! - насмешливо сказал Пахом.
  Проголосовали за меня все, кроме Женьки Третьякова.
  - Я остаюсь при своем особом мнении, - упрямо стоял на своем наш единогласно избранный комсорг. - Это мнение я как комсомолец буду вынужден отстаивать в райкоме ВЛКСМ...
  Отец, выслушав мой рассказ о комсомольском собра-нии, нахмурился и сказал:
  - Видно, придется вмешаться, а то этот ваш принципи-альный Третьяков так твою биографию сдуру подпортит, что потом ни в один ВУЗ не поступишь.
  
  
  Глава 22
  Ощущение чужой беды. Снова Орех с Кумом. Получка. В кафе "Огонек". Китаец. Гибель Кума.
  
  Перед сном я читал "Записки о Шерлоке Холмсе" Ко-нан Дойля и вместе с доктором Ватсоном пытался проник-нуть в тайну логики великого сыщика, восхищаясь его де-дуктивным методом. "Вы приехали утренним поездом". "Разве вы меня знаете?" "Heт, но я заметил в вашей левой перчатке обратный билет. Вы рано встали, а потом, направ-ляясь на станцию, долго тряслись в двуколке по скверной дороге?" Дама сильно вздрогнула и в замешательстве взглянула на Холмса. "Здесь нет никакого чуда, судары-ня"... "Так откуда вы это знаете?" "Я вижу это, я делаю вы-воды. Например, откуда я знаю, что вы недавно сильно промокли и что ваша горничная большая неряха?" "Доро-гой, Холмс, - сказал я, - это уже чересчур. Вас, несомненно, сожгли бы на костре, если бы вы жили несколько веков на-зад".
  Вдруг буквы начали сливаться в одно темное пятно, в глазах померкло, и будто в голове взорвалась маленькая бомба: мерцающие точки разлетались с бешеной скоростью во все стороны, и на меня стало наплывать белое безжиз-ненное лицо Кума. Это длилось доли секунды и пропало так же внезапно, как и возникло. Потом я еще какое-то время читал, но меня не покидало неприятное ощущение, что где-то рядом чужая боль, и все ждал видения, но больше ничего не произошло, только раз еще, когда я уже засыпал, я уви-дел пустые глазницы, те, какие я видел в тот день, когда Кум на спор тащил бревно.
  Может быть, какими-то неизвестными путями мой мозг считал некий ход жизненного цикла Кума и теперь, помимо моей воли, выдает информацию о его жизни или смерти?.. Да, смерти! Я уже не сомневался, что Кума нет в живых...
  О смерти Кума мы узнали на следующий день. Улица оживленно обсуждала бесславную кончину Геркулеса, до-полняя каждый рассказ новыми фактами и домыслами. С трудом верилось, что Кума можно было вот так просто ли-шить жизни. Но я знал то, чего не знал никто. Я "видел", как убили Кума...
  - Орех, тебе сколько начислили? - спросил Кум в раз-девалке.
  - Пятьсот. А тебе? - Орех неторопливо переодевался в чистое, устало поднимая руки, чтобы продеть в них рукава рубахи.
  - На сотню больше, - губы Кума растянулись в улыбке, обнажая мелкие крепкие зубы. - Вздрогнем?
  - Святое дело - получка! - согласился Орех. - Мирон придет?
  - Будет ждать у проходной.
  Кафе "Огонек" располагался недалеко от завода, ря-дом с кинотеатром "Родина", и больше походило на забе-галовку, которых в городе стало много. Выкрашенное в зе-леный цвет, кафе спряталось в небольшом скверике, слива-ясь с зеленью листвы.
  В кафе пришли, прихватив по дороге две бутылки бе-логоловки. Внутри было душно и накурено. Стоял несмол-каемый гам, все старались перекричать друг друга. Буфет-чица Рая отмеряла водку в стаканы и нацеживала в кружки пиво, ловко маскируя недолив обильной пеной. Легко от-теснив очередь, Кум с Орехом пробрались к стойке. Очередь было заворчала, но в большинстве своем она состояла из рабочих того же пятого завода и, увидев Ореха с Кумом, бы-стро успокоилась - связываться с ними никто не хотел. Только невысокий крепыш в кепочке-московке, надвинутой на глаза, и в расстёгнутой рубашке, из-под которой выгля-дывала широкая наколка, процедил сквозь зубы: "Что, Орех, тебя еще не успокоили?".
  -Чего, чего? - моментально вскинулся Кум, готовый безрассудно, не задумываясь, броситься в драку.
  - Ша! - остановил его Орех и, повернувшись к крепы-шу, сказал насмешливо:
  - А, это ты, Китаец? Это кто ж меня должен успокоить? Ваши курские, что ли?
  И уже свирепо, с угрозой:
  - В другой раз выбирай слова... И старайся, чтобы мы с вашими не пересекались.
  - Да, а как там Гундосый с Кылой? Из больницы вы-шли? - как бы невзначай спросил Орех. - Кум, сколько их тогда против нас было?
  - Человек шесть было, - засмеялся довольный Кум. Ки-таец как язык проглотил. Только скуластая морда переко-силась злобой, и желваки заходили по скулам.
  Орех с Кумом передали закуску: бутерброды с селед-кой, яйца и соленые огурцы Мирону, затем вылезли из оче-реди сами, поднимая высоко над головой кружки с пивом. Мирон уже разложил закуску на бочке, и Ореху пришлось сдвинуть бутерброды, чтобы поставить пиво.
  Кум достал из кармана тощего своего пальто бутылку, стукнул ее по дну, страхуя ладонью горлышко. Пробка оста-лась в руке. Очистив горлышко от сургуча, он налил до поло-вины единственный граненый стакан и дал первому Ореху.
  Орех чуть помедлил и стал пить маленькими глотка-ми. Его передернуло, как от озноба, и он тут же отпил из кружки пиво.
  - Значит, решил в мореходное, Мирон? - опросил Орех, когда все выпили.
  - Попробую. Семилетка есть. Все равно, не мореходка, так армия.
  - А как же мать? - спросил Кум.
  - Теперь брательник Колька вырос. Я горб поломал, теперь пусть он поломает. В этом году тоже семилетку за-канчивает. Может, на ваш завод учеником пойдет. Устрои-те?
  - Да это мы сделаем, - пообещал Орех. - Как сам-то бу-дешь?
  - Как все. Деньги, что заработаю, матери оставлю, до места попутными поездами доберусь. А там казенные хар-чи, казенная одежда. А нет, так руки есть.
  - Попутными поездами тоже уметь надо, - сказал Орех, прикладываясь к пиву.
  - Федюню помните? В Крым поехал батьку искать. Батька-то с войны не вернулся, а кто-то донес, что он там с другой бабой живет, фронтовой женой. До половины не доехал, поездом обе ноги отрезало. Теперь на тележке ката-ется и на базаре милостыней кормится.
  - Ты, Орех, даешь, - усмехнулся Мирон. - Федюня па-цан был.
  - Поезд, он не разбирает - пацан или мужик.
  - Так ты куда решил? В Таллинн или в Калининград?
  - Наверно, в Калининград. Документы через месяц отошлю, а там буду ждать вызова.
  - Ну ладно, давай за Калининград.
  Кум хотел налить водку в стакан, но Орех остановил его:
  - Лей в пиво. Здесь делить нечего.
  - Может, разомнемся? Бой гладиаторов устроим? Что-то мне кореша в том углу не нравятся, - оказал Кум, в кото-рого после водки вселялось мировое зло.
  - Это, где Китаец сидит? - уточнил Орех.
  - Все время в нашу сторону зырят, - подтвердил Мирон.
  - Не, пацаны, не здесь. Здесь лягавые ходят. Запросто сесть можно. Опять же, драка начнется, перебьем все, х... рассчитаешься. Давай лучше еще по сто пятьдесят возьмем.
  - Я не хочу, - вдруг сник Кум. - Завтра на работу. Под-ниматься тяжело.
  - Ну как хочешь, - удивленно посмотрел на Кума Орех. - А ты? -повернулся он к Мирону.
  - Мне тоже хватит.
  У Мирона чуть заплетался язык, но выглядел он трезво.
  - Ну, тогда пошли. Что я один что ль буду? - обиделся Орех и встал.
  Когда шли к выходу, Кум сделал маленький зигзаг в сторону, вроде обходя бочки, и, оказавшись рядом с един-ственным столиком, за которым сидели курские во главе с Китайцем, вдруг ногой подсек стул, выбив его из-под паца-на, ближе всех сидевшего к проходу. Тот растянулся на по-лу. Кружка с недопитым пивом упала, но не разбилась, и остатки пива растеклись лужицей по дощатому полу. Кур-ские вскочили, но Китаец грозно рявкнул на них и усадил на место, повернул к Куму перекошенное лицо, и едва сдерживая ярость, сказал, отчетливо выговаривая каждое слово:
  - Зря ты это сделал, Кум. Ты за это ответишь. И за Ми-хея с Гундосым ответишь. Это же ты их уложил?
  - Ну, пошли, отвечу. Выводи свою кодлу, - почти про-шипел Кум, а глаза его горели такой дикой ненавистью, что казались безумными.
  "Псих, настоящий псих, - подумал Китаец, отводя взгляд в сторону и ненавидя себя за это. Он, уже имевший три "ходки", вор, которого уважает вся курская шпана, бо-ится какого-то поганого фраера. - С ним надо кончать".
  Моя кодла останется здесь, - выдавил из себя Китаец. - Мы вас не боимся! Но тянуть срок по глупости нам не ре-зон. С вами мы встретимся в другом месте.
  - Погоди, Кум, - Орех обнял Кума за плечи и с силой подтолкнул к двери.
  - Надо б выпить! - сказал Кум уже на улице, возбуж-денный.
  - Говорил, давай возьмем по сто пятьдесят, - напомнил Орех.
  - Можно бутылку взять. Магазин напротив сквера Ге-роев. Все равно в ту сторону идем, - посоветовал Мирон. - А выпить в сквере можно.
  - В сквере нельзя, лягавые ходят. В вытрезвитель по-падем. Выпьем во дворе пятиэтажки, - сказал осторожный Орех.
  Пили из горла, закусывали огурцом, который им вы-ловили из бочки в магазине. Мирон сильно захмелел и все порывался идти к Верке, официантке привокзальной сто-ловой, на другой конец города.
  - Все, Кум, допиваем и пойдем, - сказал Орех. - Мирона надо до дома проводить.
  Орех тоже захмелел и говорил медленнее обычного, тщательно подбирая слова, но на ногах держался твердо. Кума, казалось, водка не брала, но он был не в духе, - гово-рил мало и больше слушал, но Орех этого не заметил.
  - Я матери хотел пряников купить, - сказал Кум. - Вы идите, я догоню.
  - Да ладно, сам доведу, не суетись. Все равно по домам расходимся. Мы сейчас по Дзержинской, там рядом. Ты да-вай через дворы, - решил Орех.
  - Ну, гут! Тогда до завтра! Они обнялись и разошлись...
  Удар был страшным. Кум, как оглушенный на бойне бык, упал на колени и сделал попытку подняться, но тело не подчинилось, будто многопудовая плита придавила его и гнула к земле, а земля уходила из-под ног и вдруг стала с бешеной скоростью вращаться, меняясь местом с небом, по-том все слилось в один сплошной круг, который стал быст-ро уменьшаться, превращаясь в черную точку. Сознание померкло, и он распластался на снегу темного полупроход-ного двора, рассыпая розовые пряники и окрашивая снег кровью, не дойдя двух шагов до невысокого кирпичного за-бора, через который он собирался перемахнуть легким ко-шачьим касанием, чтобы через минуту быть дома.
  - Готов! - сказал мужик в фуфайке, склонившись над Кумом.
  - Ну вот, а говорили, здоровый! - другой, в полупальто с кроличьим воротником, сплюнул сквозь зубы:
  - Мотаем отсюда.
  И они растворились во тьме двора.
  Когда его нашли утром в луже крови, он еще был жив и что-то пытался сказать, но только пошевелил губами. Врач, осмотрев рану на голове пострадавшего, безнадежно махнул рукой. Рану, как могли, обработали, перевязали, и Кума отвезли в палату. К вечеру Кум впал в кому, а ночью умер, не приходя в сознание...
  - Да ничего подобного, - кричал Семен Письман. - Их было человек десять. И они ничего не могли с ним сделать. Если бы сзади не стукнули ломом по голове, он бы их по-убивал там.
  - Откуда лом-то? - усмехнулся Мухомеджан. - Кто с собой лом на такое дело берет? Там невдалеке обрезок тру-бы нашли.
  - Не, огольцы, - сказал Пахом, - не так все было. В кафе на них задрались курские. Курских было человек шесть. Орех, Кум и Мирон отметелили их, дай боже. Тогда курские послали кого-то выследить Кума. Наши, ничего не подозре-вая, шли себе своей дорогой и не видели, что за ними кто-то следит. Тот, кто следил, дождался, когда Кум останется один, и сзади ударил по голове.
  - Откуда же курские знали, что Кум останется один? - заметил Самуил. - Они же втроем шли. А Орех с Кумом и живут рядом.
  - А они и не знали, - вмешался Мухомеджан. - Кто ос-тался, того и грохнули.
  - Как же теперь Орех с Мироном против шпаны? - ска-зал, ни к кому не обращаясь, Пахом.
  - Орех летом вообще один останется, - заметил Мотя-старший. - Мирон, вроде, в мореходку собирается.
  - Если доживет до лета, - мрачно буркнул Пахом.
  - Вчера мне Мишка Горлин, сосед Ореха, сказал, что они вместе решили в мореходку ехать. А если кто не посту-пит, вместе в Армию пойдут, - сообщил новость Мухомед-жан.
  - Ореха в армию не возьмут, у него бронь, он же на оборонном заводе работает.
  - Бронь на мирное время не распространяется. Все равно в армию идти, позже - хуже. А Орех уже давно дол-жен был служить, - объяснил Самуил. - У Ореха мать одна останется, он единственный кормилец.
  - Кум тоже единственным кормильцем был, - поста-вил точку в этом невеселом разговоре Самуил, и мы разо-шлись, похоронив самую яркую легенду наших дворов и нашей юности.
  
  Глава 23
  Запах весны. Подарок к 8 Марта. Индивидуалист Себеляев. Ворованные деньги. Позор.
  
  В последний день зимы погода стояла весенняя. Люди, отвыкшие за зиму от солнца, жмурились от нестерпимо яр-кого света и улыбались. Хотелось снять шапку и варежки. Но солнце еще только примерялось, и его холодные лучи не грели, хотя мягкий, податливый снег уже не скрипел под ногами, а с крыш капали капели, и с грохотом рушились со-сульки. На ум ничего не шло. Хотелось на улицу, и ученики все чаще смотрели не на доску, а на окна, за которыми, не торопясь, шли люди в пальто нараспашку и вдыхали через форточку сводящий с ума запах весны, по лошадиному раз-дувая ноздри.
  - Пацаны! Зою будем с Восьмым Марта поздравлять? - спросил староста Женька Богданов.
  - Будем, - вяло вразнобой ответили пацаны.
  - Хер ей! - сказал зло Себеляев. - Она мне двойку хо-чет в четверти поставить.
  - Она ничего не хочет, Себеляй. Это ты хочешь, чтобы она тебе эту двойку поставила, если тебе лень три парагра-фа вызубрить, - возмутился Богдан.
  - Мне что? Я как все, - буркнул обиженный Себеляев.
  - По сколько? - спросил Валька Климов.
  - Ну, кто сколько может. А вообще, нужно бы рублей пятьдесят набрать.
  На следующий день почти все принесли деньги. Пяти-десяти рублей не набралось. Но тут Себеляев вынул из кар-мана своих заляпанных чернилами штанов три скомканные тридцатки и положил одну в общую кучу.
  - А это я отдельно подарок куплю, - сказал важный как индюк Себеляев, запихивая остальные деньги назад в кар-ман. Мы обалдело смотрели на Себеляя.
  - Ни хрена себе! - присвистнул Пахом. - Откуда у тебя столько?
  - Нашел, - усмехнулся Себеляев.
  Никто, конечно, не поверил, но голову ломать, откуда у Себеляя деньги, не стали.
  После уроков ватагой пошли покупать подарок. До хрипоты спорили, вызывая улыбки покупателей и раздра-жение продавцов. А кончилось тем, что купили большую подарочную коробку печенья. Женька Богданов расстроил-ся и мрачно сказал:
  - Придурки. На женский день дарить жратву! Давайте тогда еще хоть цветы купим.
  С этим все согласились. Деньги еще оставались, и их отдали Женьке, чтобы он потом купил цветы.
  Поздравляли учителей торжественно. Валька Нефедов написал на большом листе поздравление и нарисовал ми-мозы. Настроены все были настолько празднично, что на первом же уроке поздравили с Восьмым Марта вернувшего-ся в школу Филина, на что Филин сказал, безнадежно мах-нув рукой:
  - Сядь Нефедов и придумай что-нибудь поумней... Иди-ка лучше к доске и напиши решение домашней задачи.
  А потом Филин старался сделать все, чтобы сбить нашу праздничную дурь, и гонял нас к доске, заставляя решать идиотские примеры. Двойки, правда, ни одной не поставил.
  Перед уроком литературы мы положили на учитель-ский стол коробку печенья, перевязанную ленточкой, и нарциссы, за которыми Женька Богданов ходил на базар.
  Себеляев принес шикарный флакон духов. На матовой ледяной глыбе из стекла стоял белый медведь, выполняю-щий роль пробки.
  - Себеляй, - оказал Пахом, - клади на стол вместе со всеми.
  - Не, я отдельно, - упрямо мотнул головой Себеляев. - Я от себя.
  - Думаешь, двойку не поставит? - ехидно засмеялся Аникеев. - Поставит, еще как.
  - Жаль, что ты не комсомолец, - вяло подал голос Третьяков.
  Себеляй промолчал. Вошла улыбающаяся Зоя. Она подошла к столу и всплеснула руками:
  - Это мне? Ой, зачем?
  Она как девочка зарделась. Богданов встал и выучено поздравил Зою от класса:
  - Дорогая, Зоя Николаевна, поздравляем Вас с жен-ским днем Восьмое Марта, желаем успехов в труде и сча-стья в личной жизни.
  И тут вышел Себеляев и поставил на стол свой флакон духов.
  - Я вас тоже поздравляю, - сказал он, глядя в пол, и быстро пошел на место.
  - Зоя растерялась, потом, нахмурясь, спросила:
  - Гена, а откуда у тебя деньги на такой подарок?
  - Отец дал, - пробормотал Себеляев.
  - Он же с вами не живет.
  - Ну и что? - с вызовом поднял голову Себеляев.
  Зоя Николаевна пожала плечами.
  Урок прошел спокойно. Зоя рассказывала нам о том, как зародился праздник 8 Марта, потом о выдающихся женщинах революционерках. Никого не спрашивала, и урок пролетел незаметно. А печенье она оставила нам. Это была роскошь, которой многие из класса никогда еще не пробовали...
  Через два дня разразился скандал. В школу пришла бабка Себеляева и заявила, что внук, паразит, стащил у нее сто рублей. Бабка голосила в учительской, и директор увел ее в свой кабинет.
  - Змей проклятый. На похороны собирала ... В иконе Матери Пресвятой Богородицы хоронила. Нашел нечести-вец, - причитала бабка. - Мать его веревкой драла: "Где деньги; сволочь?" А он и говорит: "На подарок учительни-це сдал".
  Успокоилась она только после того, как директор по-обещал ей все деньги вернуть.
  С Зоей случилась истерика. Она клялась, что ничего не знала, и что не хотела брать духи, как знала, что так все кончится. Костя наказывать Зою не стал, только строго за-метил:
  - Соображать надо, Зоя Николаевна. Деньги верните. Позор всей школе...
  Деньги собрали всей учительской. Зоя принесла зло-получные духи в школу, и вся женская часть учительской до конца года благоухала изумительным запахом Себеляева подарка. Мы тоже собрали тридцатку - столько, сколько нам добавлял Себеляев, и отнесли ее в учительскую. Ведь печенье, которое мы купили как подарок, мы сами и съели. Зато остались цветы, которые были подарены от чистого сердца и приобретены на наши кровные, выпрошенные у родителей честным путем.
  
  
  Глава 24
  Приезд Мессинга. Психологические опыты. Мессинг "читает мысли". Мессинг "вычисляет" меня. Я показываю свои способности. Серьезный разговор. Благословение.
  
  На деревянном заборе, на углу Московской и Степана Разина, появилась афиша: "Профессор Вольф Мессинг. Психологические опыты.
  Чтение мыслей. Нахождение предметов через индук-тора. Гипноз. Каталептический мост и другие опыты".
  - Опять фокусы какие-нибудь. Шарлатанов развелось. Не хуже того фокусника, который приезжал к вам в школу, - скептически махнул рукой отец, когда я сказал ему об афише.
  - Да нет, похоже, это серьезно! - возразил я. Отец по-жал плечами, помолчал и предложил:
  - Тогда давайте сходим все вместе. Ты, я и мама.
  Я сам вызвался купить билеты, простоял в очереди ча-са полтора и попросил билеты в первый ряд. Я уже ощущал значимость этого события для себя и хотел находиться как можно ближе к сцене и, может быть, даже участвовать в опытах. Но не только на первый ряд, который зарезервиро-вали какому-то начальству, а и на следующие четыре биле-тов уже не было. И тогда я взял себе место в проходе с краю в четвертом ряду, а родителям в пятом позади себя - луч-шее, что я мог придумать.
  Зал "Дома учителя" вмещал немногим больше двухсот человек. В ожидании, когда раздвинется занавес и начнется демонстрация опытов, я нетерпеливо поглядывал на сцену и невольно прислушивался к разговорам соседей:
  - Говорят, что для него нет ничего невозможного. На-пример, он может прийти в банк, и ему выложат все деньги, которые есть. Берите, пожалуйста.
  - Ну, это гипноз. А я слышала, что он может точно предсказать, что с тобой случится через неделю или через десять лет.
  - Ерунда. Если Мессинг что-то может, то это имеет на-учное объяснение. А предсказывают гадалки и шарлатаны.
  Занавес поплыл в стороны. На сцене одиноко стоял небольшой столик, накрытый зеленым, и стул. На столе графин с водой и граненый стакан.
  Зал стал аплодировать. На сцену энергично вышел мужчина в строгом черном костюме и галстуке. Но это был не Мессинг. Мужчина подождал, пока в зале наступит ти-шина, и стал говорить. Я жадно ловил каждое слово, и текст легко и надежно укладывался в моей памяти.
  "Мессинг в точности, безошибочно выполняет самые сложные мысленные приказания, которые любой из при-сутствующих пожелает ему предложить....
  В действительности ничего сверхъестественного в умении улавливать мысли нет...
  Мессинг непосредственно ощущает двигательные им-пульсы, поступающие из мозга в мускулатуру, когда испы-туемый мысленно дает ему задание...
  Совершенно неправильно было бы думать, что опыты Мессинга доказывают возможность передачи мысли из од-ного мозга в другой. Мысль неотделима от мозга...
  Наблюдая опыты Мессинга, мы еще раз убеждаемся в том, что нет такого явления, которое не находило бы ис-черпывающего научного объяснения с позиций диалекти-ко-материалистической теории".
  Мужчина закончил вступительную речь и под апло-дисменты зала покинул сцену.
  Я был разочарован. Слишком все просто и, в конце концов, ничего не объясняет. И если это так, как только что говорил выступающий, то Мессинг может выполнять толь-ко примитивные задания, а мое авантюрное желание - мысленно заставить Мессинга выделить меня в массе зри-телей и подойти ко мне, обречено на провал. А внутреннее ощущение говорило мне, что здесь таится какое-то проти-воречие, и Мессинг - это что-то более значительное, чем примитивно тренированный артист.
  И вот он вошел, нет, влетел на сцену. Невысокого рос-та, нервный и подвижный. Достаточно высокий лоб с залы-синами. Темные волосы зачесаны назад.
  - Я начинаю свои психологические опыты. Я покажу вам свое искусство. Многие считают его чудесным, но я должен убедить вас, что ничего чудесного в нем нет, все, что я делаю, я делаю силой своей психики, без вмешатель-ства каких бы то ни было потусторонних, сверхъестествен-ных сил.
  Эти слова мне понравились больше, чем предыдущее научное вступление.
  Мессинг быстро сбежал по ступенькам в зал, отобрал несколько человек и отправил на сцену.
  В конце зала появилась фигура какого-то значитель-ного начальника, потому что многие встали и начали при-ветствовать его. Я невольно отвлекся от "опытов" и по-смотрел в ту сторону. Начальник, не отвечая на приветст-вия, кривит рот в усмешке и скептически смотрит на Мес-синга, но вдруг начинает нелепо прыгать в проходе мимо опешивших зрителей прямо на сцену. Мессинг нарочито удивился и под аплодисменты отпустил начальника в зал. Тот вымученно изобразил улыбку, развел руками и, приги-наясь, пошел на свое место в первый ряд.
  На сцене, отобранные, в основном молодые люди, под хохот зрителей стали выделывать всевозможные смешные вещи: пели, будто они солисты Большого театра, нянчили несуществующих детей, входили в холодную воду. Одна де-вушка, которой Мессинг внушил, что ей шесть лет, смешно картавила и играла с куклой.
  Мне это было не интересно. Это я мог делать тоже.
  Потом Мессинг ввел молодого человека в состояние каталепсии, проведя обеими руками вдоль его тела, взял его вместе с помощниками из зала за голову и за ноги и по-ложил на края стульев так, что тело подопытного висело над полом. Получился "мост", на который Мессинг встал и даже покачался на нем. Тело лежало параллельно сцене, словно стальная плита. Зал аплодировал.
  Но по настоящему интересными все же были сеансы телепатии, угадывания мыслей.
  Мессинг попросил придумывать ему задания, и чем сложнее, тем лучше. Задания писались на бумаге и переда-вались ассистенту, который, не читая, клал их в конверт. Для чистоты эксперимента Мессинг пригласил из зала не-сколько человек, которые следили за выполнением заданий и оглашали текст записок.
  Одним из заданий, например, было: приставленный стул из восьмого ряда принести на сцену. Попросить муж-чину из четвертого ряда выйти на сцену и сесть на стул, вы-нуть из внутреннего кармана паспорт и вслух прочитать фамилию, имя и отчество его жены согласно паспортной отметке.
  Мессинг взял за руку индуктора, человека, который писал записку, и попросил сосредоточиться на задании. Яркий свет прожекторов слепил глаза. Вдруг Мессинг ри-нулся со сцены в зал, увлекая индуктора за собой, схватил приставленный стул в восьмом ряду и вышел на сцену. Мессинг еще раз нервно попросил сосредоточиться на за-дании. Лицо его при этом было отталкивающе неприятно. Слюна остановилась в уголках рта, он, как гончая собака, кидался из стороны в сторону, таская за собой индуктора или бегал вокруг него, иногда замирал на мгновение, вгля-дываясь в индуктора. И вдруг разом подбежал к мужчине в четвертом ряду, схватил его за руку, вывел на сцену, поса-дил на стул, достал из его кармана паспорт и, раскрыв, про-читал имя жены.
  Когда жюри огласило задание, зал взорвался апло-дисментами...
  Все другие задания не отличались особой оригиналь-ностью и были схожими, как братья близнецы, но Мессинг безропотно и добросовестно выполнял их. Он стремительно сбегал по ступенькам сцены, словно ныряя в зал, и индук-тор едва поспевал за его нервными и непредсказуемыми перемещениями.
  И все же я понял, что Мессинг "слышит" и "читает" мысли, когда он, выполняя очередное задание, подошел к одному из зрителей и раздраженно сказал:
  - Вы нарочно даете мне ложную информацию. Это за-трудняет работу, отнимает время. Мужчина смущенно из-винился.
  Настала моя очередь осуществлять мой план встречи с Мессингом. Я стал внушать Мессингу мысль найти меня, а когда тот пробегал мимо, "тормозил" его. Глаза Мессинга стали беспокойно "бегать" по рядам, и он бросил в зал: "Мне кто-то все время мешает". И вдруг, пробегая мимо меня в очередной раз, резко остановился, повел головой, ноздри его по-звериному зашевелились, будто он принюхи-вается, и он безошибочно определил: "Вы?" Я кивнул. "Зайдите ко мне после сеанса". "Сын, что ты задумал?" - наклонился ко мне отец. "Хочу понять, что я такое! Я этого долго ждал, и упустить шанс поговорить с таким человеком просто нелепо".
  Мессинга долго не отпускали со сцены. Аплодировали стоя и выносили на сцену цветы, такие редкие в это время года.
  Мать осталась ждать нас с отцом в вестибюле, а мы под-нялись на сцену и пошли искать уборную комнату Мессинга. Это было нетрудно, потому что возле нее толпились люди. Всем хотелось поговорить со знаменитым гипнотизером.
  Мы с отцом стали в сторонке, не зная, как пробиться через толпу. Но Мессинг, быстро спровадив пару-тройку поклонников, вышел сам, нашел меня глазами и пригла-сил: "Пройдите", а перед остальными извинился, сослав-шись на усталость.
  - Можно я с отцом? - спросил я.
  - Конечно, - кивнул Мессинг.
  Перед профессором стояла чашка с дымящимся чаем, и он помешивал чай ложечкой. Я удивился, когда увидел, что Мессинг надел очки. Очки были в черной оправе. Те-перь лицо его было обычным, человеческим, только страш-ная усталость обострила его черты. Напряжение отпустило его, но говорил он тихо и с трудом, словно, делая усилие над собой.
  - У вас очень сильное энергетическое поле. В отдель-ные мгновения я даже слышал вас. Вы хотели, чтобы я на-шел вас.
  Мы с отцом сидели на потертом дермантиновом дива-не с откидными валиками по бокам. Чувствуя мою нелов-кость, Мессинг спросил вдруг:
  - Что вы умеете?
  - Ну, - замялся я и, заметив на столе папиросы "Каз-бек", попросил:
  - Можно пустую коробку?
  Мессинг высыпал папиросы и подал мне пустую ко-робку. Я положил коробку на стол, потер руки одна о дру-гую, чтобы на них не оказалось случайной влаги, и помес-тил ладони так, чтобы коробка оказалась между ними, как бы обнимая ее, но не дотрагиваясь. Коробка шевельнулась, и я повел ее к краю стола, у самого края я убрал руки и, сконцентрировав взгляд на этой коробке, свалил ее со сто-ла. Она стукнулась о пол.
  - Браво, - похвалил Мессинг. Глаза его сияли, будто это не я проделал этот несложный трюк, а он сам.
  - Что еще?
  - Ну, если бы кто-нибудь согласился мне помочь, - ободренный профессором, сказал я. Мессинг встал и пошел к двери. Через некоторое время он вернулся с молодой женщиной, наверно, из тех поклонниц, которые все еще ка-раулили его в коридоре. Лицо женщины покрыл румянец, и она светилась вся от счастья. Еще бы, удостоилась чести быть приглашенной самим Мессингом. Я мгновенно опре-делил, что материал податлив, и мне будет стоить неболь-шого труда показать на ней свое умение. Так и случилось. Едва она опустилась на диван рядом с отцом, куда указал ей Мессинг, я произнес:
  - Встаньте! - голос мой звучал сухо и резко. И я уже не принадлежал себе, я перестал видеть окружающие предме-ты; всё, кроме лица женщины, отступило на второй план и, как бы, покрылось серой пеленой. Так художник-портретист оставляет фигуру позирующего объекта в цен-тре холста, закрашивая фон одним тоном.
  Женщина встала, но лицо ее выражало недоумение, которое быстро стало исчезать под моим взглядом, а я по-дошел совсем близко, но при этом не сделал ни одного жес-та и не произнес ни одного слова.
  - Всё, она никого не слышит, кроме меня, - сказал я Мессингу, и уловил недоверие на его лице. - Что бы вы хо-тели, чтобы она выполнила?
  - Что хотите, - оживился Мессинг.
  - Она сейчас возьмет папиросу из вашей пачки, за-жжет ее и передаст вам. При этом я не скажу ей ни олова.
  Я мысленно повел женщину к столу, мысленно заста-вил ее взять папиросу из пачки, зажечь от спички, которые лежали на столе, и протянуть профессору.
  В таких случаях я почти физически ощущал все дейст-вия, которые проделывал мой подконтрольный объект, то есть я, словно сам, брал папиросу, сам зажигал спичку и прикуривал. Поэтому ничего удивительного не было в том, что я закашлялся. Одновременно закашлялась женщина. Потом я усадил ее назад на диван и стоял, ожидая, что ска-жет Мессинг.
  - Более чем убедительно.
  Я дотронулся до плеча женщины и вывел ее из состоя-ния гипноза. Она удивленно посмотрела на меня, потому что я стоял рядом, и она успела увидеть мою руку, которую я отводил от ее плеча.
  - Что-нибудь не так? - спросила женщина, инстинк-тивно поправляя прическу.
  - Нет, нет. Все так! - весело успокоил ее Мессинг. - Как вам понравилось мое выступление?
  - Изумительно, изумительно! Вы чародей, вы маг! Я не могла уйти просто так, не сказав вам этого.
  Женщина пылко произносила свой монолог, прижав кулачки к груди и привстав с дивана.
  Мессинг поблагодарил ее и тактично выпроводил из комнаты, выслушивая по дороге к двери горячие компли-менты своему таланту.
  Все что случилось с ней в этой комнате, женщина не помнила. Разве что где-то глубоко в подсознании осталась картинка, как на киноленте, но это вряд ли помешает ей нормально жить.
  Вольф ... извините, не знаю вашего отчества, - подал голос мой отец.
  - Григорьевич.
  - Вольф Григорьевич, понимаете, сила Володи не в том, что он показал. Это все, как бы, сопутствующее, внешнее что-ли. Меня беспокоит его внутренний мир, совершенно не укла-дывающийся в привычные рамки. И я вижу, что ему очень тя-жело. Он раздваивается, потому что его другой мир находится за пределами нормального восприятия.
  - Как это выражается? - быстро спросил Мессинг.
  - Соприкасаясь с предметами, которые держал тот или иной человек, или, оказавшись в том месте, где происходи-ло нечто важное, Володя может погрузиться в такое состоя-ние, когда видит яркую картину происшедшего месяц назад или год. Он видит вещие сны. И они сбываются в глобаль-ном масштабе.
  - Состояние каталепсии, - определил Мессинг.
  - Я бы не определял это как состояние каталепсии, это что-то большее. Я знаю, что в этом состоянии вещают, но здесь совсем не то.
  - Каталепсия сейчас трактуется шире, чем оцепенение. Телепат в состоянии каталепсии может предвидеть буду-щее. Что еще? - терпеливо поинтересовался Мессинг.
  - Еще он лечит. Его руки способны творить чудеса. Правда, мы стараемся не афишировать это, и помогает он только близким. Но были факты, когда он погружал в это состояние, о котором я говорил, человека, возвращая его к дородовому периоду и, как бы, заставляя его вновь поя-виться на свет, И у того исчезало без следа серьезное пси-хическое заболевание.
  - Кому вы показывались?
  - Практически никому. Здесь встречались с нашим из-вестным психиатром. Он Володю смотрел, удивлялся его спо-собностям и, в конце концов, сказал: "А что вас, собственно, беспокоит? И гипноз и телепатия давно существуют и изуче-ны. Все это объяснимо и укладывается в научно-материалистическую концепцию, А все остальное: предска-зания, возвращение в прошлое - мистика, плоды усталого воображения. Мальчику нужно больше отдыхать. Его мозг так устроен, что постоянно работает".
  - Ваш доктор прав лишь отчасти, и он далеко не одинок в группе ученых, пытающихся отмахнуться от проблемы, ко-торую не могут объяснить. Прав в том, что все явления мож-но и нужно объяснять научно, и что они не противоречат диалектико-материалистической теории. Но ведь многие яв-ления далеко не изучены. Не изучен достаточно и гипноз, а тем более телепатия. Телепатию вообще скомпрометировали шарлатаны. Нужно отделять мистику и шарлатанство от те-лепатии. Многие ученые вообще отрицают саму возможность непосредственной передачи образа из мозга в мозг. Но эти ученые просто никогда не видели настоящих телепатов. И здесь мы сами виноваты. Люди, наделенные необычными способностями, часто скрывают их даже от самых близких. А многие вообще не сознают у себя эти способности, им кажет-ся, что так и должно быть, и они иногда лишь удивляют ок-ружающих. Все это не способствует изучению этой области психической деятельности человека... Я думаю, не надо гово-рить, что я искренне рад встретить здесь гак щедро одаренно-го природой юношу.
  - Вольф Григорьевич, я пытаюсь найти объяснения всем этим явлениям, но, признаюсь, бессилен. Часто многое не увязывается со здравым смыслом. Я не нашел сколько-нибудь серьезной литературы и только наталкиваюсь или на жития святых, или на древние трактаты. Например, у Ари-стотеля "О душе", где он вводит термин "метафизика". Где-то мне попадались сведения о Парацельсе, в которых гово-рится о целебных свойствах магнита, которым он врачевал раскрытые раны, исцелял переломы, оттягивал водянку и прочее. Не так ли действуют руки Володи? Тем более, еще в начале 17 века Гельмонд и Флюид говорили о "жизненной силе", истекающей из рук, глаз и других органов. По их мне-нию, влияние флюида на живое сродни действию магнита. С тех пор к этому "животному магнетизму" постоянно возвра-щались ученые более поздних времен. Например, венский врач конца 18 века Месмер или Джон Брайд, который в сере-дине 19 века написал книгу "Магия, колдовство, "жизнен-ный магнетизм", гипнотизм и электробиология". Но все это примитивно для нашего времени, и часто наивно. В новой же литературе я ничего интересного не нашел. И Павлов и Сече-нов, в общем-то, мне тоже ничего не объяснили.
  - Это естественно. Раз явления, о которых мы с вами говорим, не изучены, то их и не описывают, а если и описы-вают, то не объясняют. К сожалению, я тоже далеко не на все вопросы могу ответить, и сам был бы рад, если бы кто-нибудь ответил на них. У нас ведь, борясь против суеверий в сознании людей, не жалуют ни гадалок, ни волшебников, ни хиромантов. К числу таких же непоощряемых занятий относят и телепатию. Мне до сих пор это мешает. Мне при-ходится переубеждать и тысячу раз демонстрировать свои способности. Вот вы слушали вступительное слово перед моим выходом. А ведь оно не объясняет, например, способ-ность читать мысли, что, кстати, хорошо продемонстриро-вали сегодня вы, Володя. У меня есть номер "Шахматы с завязанными глазами". Я, не умеющий играть, ставлю мат через индуктора.
  Мне пытаются объяснить, что вот эти едва различи-мые движения организма, продиктованные мыслью индук-тора, и являются источником угадывания моего задания. Но ведь это слишком примитивно. Но я не спорю, потому что не могу научно дать другое объяснение. Да, я часто пользуюсь контактом через руку, это отнимает меньше энергии, но, в принципе, мне безразлично, есть у меня кон-такт с моим индуктором или нет. Один профессор , во все-услышание заявил, что к телепатии опыты Мессинга ника-кого отношения не имеют. Я готов согласиться с этим, если кто-нибудь скажет, как я могу сложить цифры номера удо-стоверения и числа, обозначающего срок действия другого удостоверения.
  Телепатия существует, только ученые не утруждают себя ее изучением.
  Мы с отцом слушали внимательно. Если мы и не полу-чим ответа на наши вопросы, то, по-крайней мере, будем знать положение дел вокруг этих явлений, да и ощущение, что я не одинок в этом мире со своей ношей и что вопросы, которые задает себе отец, не дают спать даже Мессингу, придавали уверенность.
  - Так что же это в таком случае? - не удержался отец. - Если это не электрические колебания и если это не нервная передача через сокращение мышц, то что?
  - Не знаю, - откровенно признался Мессинг. - Мы во-обще ничего не знаем об этом новом поле, или о частицах, или о другом своеобразном механизме, как еще семьдесят лет тому назад не знали о радиоволнах. Чтобы "услышать", мне нужна особая собранность чувств и сил, но когда я дос-тигаю этого состояния, я без труда "слышу" и читаю мысли любого человека. Я могу обходиться без контакта, а завя-занные глаза только помогают, и я вижу то, что видит ин-дуктор.
  Мессинг на минуту задумался и ушел в себя, и мы с от-цом приготовились терпеливо ждать, когда профессора ос-тавит память о далеком прошлом, но он быстро вернулся в реальность и продолжал:
  - Давно известно, что мыслительная деятельность че-ловека сопровождается возникновением в мозгу биотоков. Говорят, правда, что эти биотоки ничтожно малы. Но это тоже ведь не довод. Один молодой ученый предположил, что это могут быть волны гравитационного поля, для кото-рого нет преград, нет непрозрачных экранов. "Телепатиче-ские волны" обладают почти абсолютной способностью пронизывать любые препятствия.
  - Хорошо! Это в какой-то степени можно объяснить телепатию или, в конце концов, действие внушения под гипнозом. А как быть с такими явлениями как предсказа-ние и видение прошлого? Ведь никто не хочет признавать существование способности предсказывать или видеть прошлое. А Володя вообще попадает в какие-то странные, но, в его восприятии, реальные миры.
  - Именно поэтому я не люблю вспоминать о многих эпизодах в моей жизни, связанных с ясновидческими спо-собностями. Но ясновидение реально существует, и науке придется когда-нибудь заниматься и этим тоже. Вы читали Фейхтвангера? "Братья Лаутензак"?
  - К стыду своему, нет. Хотя Фейхтвангера люблю.
  - Не надо извиняться. Я не знаю, издана ли эта книга на русском языке. Написана она не так давно. Я читал ее в оригинале. Так вот, у Лаутензака был прообраз. Имя его Ганнусен, который состоял у Гитлера "ясновидящим". Но сюжет книги воспринимается как фантастика, и вряд ли тот, кто прочитает книгу, воспримет героя серьезно.
  Вольф Григорьевич снова ненадолго задумался и про-должал:
  - Видите ли, уважаемый Юрий Тимофеевич, что есть все эти явления, то есть телепатия, ясновидение и так да-лее? Атавизм наших предков? Или наоборот, свойство, ко-торым в полной мере будут обладать люди будущего или те существа, которые придут нам на смену?
  Одна точка зрения: чем примитивнее устроен орга-низм, тем нужнее ему телепатия. Телепатия исчезла у лю-дей, потому что перестала быть нужна, когда человек стал иметь множество способов обмена информацией. Но ино-гда, этот рудимент воскрешается у человека. Как у некото-рых людей от рождения имеется хвост или волосатость.
  Мессинг открыл коробку "Казбека", взял папиросу, размял ее в пальцах и закурил.
  - Явления, феномены из жизни людей, одаренных не-обычными способностями, часто ставят в тупик многих ученых классической науки, ибо с их позиции, они кажутся противоречивыми, взаимоисключающими и даже логиче-ски необоснованными или... трюкачеством.
  Ученым "классикам" признать такие явления, как те-лепатия, левитация, ясновидение, предвидение, реинкар-нация, лечение посредством рук мешает то, что они не ук-ладываются в рамки традиционной физической науки.
  Но, в конце концов, я верю, что, поскольку эти явле-ния реально существуют, они должны быть включены в общую картину мира.
  Все свидетельствует о безграничных возможностях че-ловеческой психики, в основе которой заложена таинствен-ная загадка человеческого мозга.
  Было видно, что Мессинг очень устал и ему нужен от-дых, и отец не решился задать еще один вопрос о том, что существует другая, параллельная классической, наука. Есть еще йоги, есть наука тибетских лам, да и колдуны знают немало тайн из этой нетрадиционной области. И почему бы не повернуть усилия исследователей в эту сторону. А отец именно в этом направлении вел с некоторых пор свой по-иск. Он недаром оставил в покое традиционную науку, ко-торая с маниакальной настойчивостью ссылается на Павло-ва и Сеченова и толчется на месте, не отрываясь от догмы материалистической науки, и теперь выкапывал где только мог затертые книги с дореволюционными "ятями" и "ера-ми" об оракулах и жрецах, разбирал на составные части "Илиаду" и "Одиссею", где упоминаются прорицатели, об-ращался к VI веку до н.э., когда известностью пользовалась афинская ведунья из г. Кумы Сивилла, и собирал случаи сбывшихся прорицаний, которые отмечались в дневниках М.П. Погодина, то в рассказах С.И. Муравьева-Апостола о парижской предсказательнице Марии Анне Аделаиде Ле-норман...
  - Спасибо, вам, Вольф Григорьевич, за содержатель-ную беседу. Вы нам очень помогли, просветили и ободрили. Желаем Вам здоровья и успехов.
  Отец поднялся. Мессинг протянул ему руку. Мою руку он взял в обе руки и ласково сказал: "Милый мальчик, ни-когда не пытайтесь разубедить людей, что Вы провидец или не такой как они, пусть они пребывают в заблуждении и думают, что вы ловкий фокусник, гипнотизер, на худой ко-нец. Но это лучше, чем быть в их глазах шарлатаном. Лет через пятнадцать, двадцать наука займется вплотную не-обычными явлениями и необычными свойствами челове-ческой психики и поймет, что возможности человека не по-знаны и, может быть, это будет другая наука, за пределами известной нам".
  Я был тронут до слез и не нашел ничего лучше, как ут-кнуться лицом в Вольфа Григорьевича. В конце концов, это был родственный мне человек, единственный, пожалуй, кто понимал внутреннюю мою суть не понаслышке.
  - Ну-ну, мальчик, - он погладил меня по голове. - Мы с тобой прощаемся ненадолго. Летом ты приедешь с отцом ко мне, и я познакомлю тебя с настоящими учеными. И, может быть, именно тебе с другими такими же одаренными ребя-тами, о которых мы, несомненно, узнаем, предстоит почет-ная миссия помочь познать истину.
  А вот тебе напоминание обо мне. Он достал из потертого портфеля черной кожи листок. Это был текст "Вступительно-го слова", который предварял выступления Мессинга.
  - Это мне для того, чтобы не отвечать на одни и те же вопросы, а тебе это что-то вроде индульгенции, защиты от ретивых и глупых.
  И Вольф Григорьевич быстрым почерком начертал поверх листка автоматической ручкой: "Моему юному дру-гу Володе Анохину в знак восхищения его необыкновенным способностям, которые, однако, являются полностью науч-но и материалистически объяснимыми. Вольф Мессинг".
  Ниже профессор написал свой московский адрес и те-лефон.
  
  Глава 25
  Наводнение. Вода на улице. На плоту. Выдра. Откровение Махатмы. Болезнь. Я теряю свой дар. Жизнь продолжается.
  
  Еще вчера река лежала неподвижно, скованная льдом, и наиболее отчаянный народ все еще перебирался на дру-гой берег по едва заметному следу, размытому талым сне-гом, перепрыгивая через небольшие лужицы и щупая ногой глубину выступившей из-подо льда воды, шлепали прямо по ней...
  А ночью лед пошел, и река стала быстро подниматься. К утру начали рвать ледяные заторы, и от взрывов в домах задребезжали стекла.
  В школу в этот день пришло меньше половины ребят. Все, кто жил ближе к реке, остались дома. Нас возбуждали взрывы, доносящиеся с реки, мы старались определить, в ка-кой стороне рвут, и почти не слышали учителей. Слова их вязли где-то на полпути к нашему сознанию, так как у нас полностью отсутствовало желание воспринимать что-то еще, кроме надвигающегося наводнения. Зоя нервно вздрагивала вместе с каждым глухим ударом и вела урок кое-как. Многие учителя тоже жили в районах возможного затопления, и их сейчас занимала судьба их жилища больше уроков.
  После третьего урока нас распустили по домам...
  Мы стояли у самой воды. А по речке быстро неслись льдины и льдинки. Большие льдины сталкивались иногда, вздыбливались и наползали одна на другую. Оживление вызвала собака, плывшая на льдине. Она скулила и мета-лась от одного края к другому. Кто-то засвистел, заулюлю-кал, но большинство собаку жалело, и вздох облегчения прошел по толпе, когда наперерез льдине с собакой устре-милась моторка, в которой сидело трое: один правил лод-кой, двое других баграми отталкивали льдины. Лодка бла-гополучно достигла цели, льдину подцепили багром и по-тащили, было, к берегу, но собака вдруг прыгнула в лодку, чуть не сбив лодочника.
  Вместе с льдинами по реке плыли доски, бревна, вет-ки. Стихия завораживала.
  Домой мы разошлись поздно, когда вода уже стала выходить из берегов на самых низких участках. Она быстро сочилась дальше, затопляя впадины и ямки прибрежного пространства.
  К вечеру вода полностью вышла из берегов и затопила первую из параллельных реке улиц - улицу Свободы, рука-вами растекаясь по боковым переулкам. Обычно здесь вода останавливалась. Дальше все становилось неинтересным, и ребята, усталые и пресыщенные зрелищем, разошлись по домам. В какой-то момент, когда я шел к дому, я вдруг ощу-тил, что иду по затопленной улице, меня окружает вода, и я тяжело передвигаю ноги, стараясь преодолеть ее сопротив-ление. Это наваждение длилось недолго, и я, давно при-выкший к сюрпризам своей психики, отмахнулся от него, как от назойливой мухи...
  Утром меня разбудили тревожные голоса, звон ведер, глухие стуки молотка или топора по дереву. Родители были на ногах и поднимали с пола все, что можно было поднять: сняли дорожки, табуретки взгромоздили на столы. Кар-тошку и всю засолку они еще раньше подняли из подвала, и мешки, бочки с капустой и огурцами стояли в углу кухни, занимая большую ее часть.
  Я быстро вскочил, натянул штаны, надел рубашку, су-нул ноги в резиновые сапоги, которые мать заставила меня надеть, когда я ходил на берег, накинул пальто и выскочил во двор. По двору ходил хмельной Шалыгин, сыпал приба-утками, и весь был в деле. Он умудрялся ходить верхними огородами мужикам, подплывавшим к нашему двору на подсобных плавсредствах, вплоть до ворот, за водкой в продмаг, и они его за это щедро угощали. Я, осторожно сту-пая по воде, вышел к улице и влез на бугор за сараями, где мы летом всегда сидели с пацанами, и стал наблюдать за водой. Кое-где люди сидели на крышах, и их снимали сол-даты на "амфибиях".
  - Вовец, - услышал я знакомый голос. - Вас затопило?
  На половинке ворот плыл Пахом. Он отталкивался длинным шестом. На лице сияла довольная улыбка.
  - Нет еще, - крикнул я в ответ.
  - А у нас всех эвакуировали в кино "Родину". Там на-роду - ужас.
  - А ты как же?
  - Так наш дом-то двухэтажный. Мы у Пирожковых на-верху сидим.
  - А Каплунские как?
  - Что Каплунские? Если нас по окна залило, то Кап-лунские полностью под водой... Да ничего страшного. Все ушли, когда вода подходить стала. Собрали вещички кое-какие, и своим ходом. А кто не ушел, вон на крышах сидят. Всё думали, обойдется. А в "Родине" им булки сегодня да-вали и, говорят, днем суп привезут.
  - А ты откуда знаешь? - удивился я. - Вы ж у Пирож-ковых сидите.
  - А мы ходили туда с Витькой Мотей по очереди. Один плот караулил, а другой ходил. Ладно, Вовец, пока. Хочу к Монголу сплавать. Вон он, через забор смотрит. Мне отсюда видно.
  И жизнерадостный Пахом оттолкнулся шестом и по-плыл к дому Мишки Монголиса.
  - Вам хорошо, вашу сторону никогда не заливает, - крикнул в мою сторону Пахом.
  - Мишке привет, - прокричал я в ответ.
  - Ладно! - не оборачиваясь, пообещал Пахом.
  С берега были видны огороды, залитые водой. Камен-ное крыльцо прокурорского дома вода залила до самых дверей, но до окон не дошла, закрыв лишь высокий фунда-мент. В одном окне дрогнула штора, и кто-то выглянул из-за нее. А может быть, мне показалось. Зато убогий домик бабушки Хархардиной плавал в воде по самую форточку.
  Отовсюду доносились всплески воды, переговарива-лись люди, лаяли собаки. Промычала где-то, может, у Мит-рохиных, корова.
  Во дворе раздался крик, потом возбужденные голоса и смех.
  Я поспешил на крик, оступился и съехал в воду, сразу провалившись по пояс. Ледяная вода обожгла. Я выбрался на сушу, снял поочерёдно сапоги, вылил из них воду и по-шел к нашему сараю, возле которого стояла мать, тетя Ни-на, пьяный Шалыгин и Туболиха. Они обсуждали необыч-ное происшествие. Мать пошла в сарай, куда перенесли поднятую из подвала картошку, вошла, а между ног юркну-ла черная, длинная, как змея, тварь. Мать с перепугу уро-нила ведро и заорала как резаная. На крик прибежали тетя Нина и Туболиха.
  - Это куница! - сказал Шалыгин, который, кажется, на протяжении всего наводнения вообще со двора не уходил. - Я их видел, они длинные, хвостатые.
  - Откуда здесь куницы? Разве куницы у нас водятся? - возразила тетя Нина.
  - Скорее всего, это выдра, - сказал вышедший из дома отец. - Выдры водятся в Европейской части везде. Не водят-ся, разве что, в Крыму. За пищей они могут заплывать куда угодно. Вот она с водой и приплыла. А плавают они не хуже любой рыбы.
  - Вовка, да ты весь мокрый! Зуб на зуб не попадаешь, - испугалась мать.
  Я действительно замерз и выбивал дробь зубами. Одежду продувал холодный ветер, и она неприятно сковы-вала тело задубевшей коркой.
  - А ну, живо домой.
  Дома мать переодела меня в сухое. Топилась печка, и я быстро согрелся.
  К вечеру вода стала, уходить. Я стоял и смотрел, как на глазах уменьшается лужица у входа в наш двор, увеличива-ется бугор за сараями, и, опускаясь, вода оставляет мокрый след на фасадах деревянных домов на другой стороне ули-цы. Вот уже открылась полностью верхняя ступенька ка-менных приступок прокурорского дома, и почти полностью показалось окно в доме бабушки Хархардиной...
  А ночью у меня начался жар...
  "Ты был среди избранных, но ты не можешь быть проводником. Ты потеряешь свой дар быть открытым для Истины... - говорил индус в белой чалме".
  Снова я висел в комфортном пространстве, снова ви-дел перед собой высокого индуса и слышал отчетливо чис-тый голос из пространства. От индуса шла энергия, которая настраивала мой мозг только на его слова, и они укладыва-лись в тайниках моей памяти, чтобы когда-нибудь снова воплотиться в слова.
  "Все, что существует в нашем мире, имеет начало и конец. Рождение, жизнь и смерть всего живого повторяется вечно. Как происходят смена дня и ночи, чередование лета и зимы, так рождается, живет и умирает человек.
  Но когда умирает живущее, весь мир не исчезает и ос-тается существовать, как нечто Нерушимое.
  И нет Абсолютного знания. Но стремление к познанию Непознанного должно быть - оно есть залог эволюции, высшая цель и смысл жизни. Но полное познание невоз-можно и будет всегда ускользать от тебя...
  Существуют высшие принципы бытия, в которых нет мес-та Злобе, ненависти. Планета - живой организм, а коллектив-ная мысль человечества - связующий высший принцип Зем-ли. И если человеческая мысль отравлена, планета больна.
  Если люди будут думать об уничтожении народов, а не о благе планеты, то планету ждет беспокойство и смятение. Войны - это дикость человечества. Они ведут к духовному краху. Никакие поверхностные признаки цивилизации не могут скрыть одичание духа. Не забывай о настоящей цели жизни. Жизнь дана не для наслаждений. Материальные, телесные, преходящие понятия отодвигают и застилают ис-тинные ценности.
  Это все".
  На этот раз индус исчезал медленно, как бы растворя-ясь в окружающей все пустоте.
  - А почему мое сознание закроется для познания Ис-тины? И зачем мне тогда знать то, что вы мне открыли? - прокричал в отчаянии я. Нет, не прокричал. Рот мой оста-вался закрытым, и крик оставался в нем. Но вдруг я услы-шал тот же отчетливый голос, только передо мной никого уже не было.
  - Это ты сам должен понять. Совершенствуйся в зна-ниях, постигай мудрость, победи свой эгоизм и живи ду-ховной жизнью. То что я вложил в тебя, не даст сбиться с пути истинной добродетели. Ведь ты был избранным.
  А ночью у меня начался жар. Я бредил. Мне мерещились ужасы. Кругом полыхал огонь, и я задыхался от жары. Огонь сменялся ледяной стужей. Я проваливался в темноту, когда кровать вдруг переворачивалась. И с раздражающим постоян-ством в воображении возникала тонкая веревочка, которая быстро утолщалась, превращаясь в канат. Канат не умещался во мне, и, разрывая мозг, выползал наружу, утолщаясь и утолщаясь где-то за пределами его, а тонкая веревочка возни-кала снова. "Зачем их такое бесконечное множество?" - как бы между прочим, отмечало мое сознание. Я отделялся от те-ла и поднимался над землей, но начинал падать, нелепо взма-хивая руками, и возвращался в свое тело, преодолевал стены дома и потолки, не ощущая их. Я становился субстанцией, мыслью без мозга и пронзал в доли секунды небо, и небесные тела с мелькающей быстротой оставались позади. Я оказывал-ся в центре мироздания, которое называется Вселенной, а она начинала крутиться вокруг меня с дикой, причиняющей боль скоростью, и все взрывалось, я тоже взрывался и возрождался тут же, чтобы падать в бездну.
  Иногда я открывал глаза и бессмысленно пялил их на потолок и на плачущую мать, прикладывающую мокрое полотенце к моей голове. И снова мое сознание провалива-лось, отказываясь служить мне.
  И вдруг наступил покой, исчез противный изматы-вающий звон в ушах, незаметно прекратился беспорядоч-ный, рвущий голову, разнозвучный шум и скрежет, кровать стала на место, и наступила тишина, во время которой я просто спал.
  Когда я проснулся, то с удивлением увидел белый пото-лок над собой. Повернул голову: рядом стояла белая железная кровать, на которой кто-то спал. "Это больница", - смекнул я. На тумбочке возле моей кровати лежал шоколад "Ротфронт" в яркой обертке и красное яблоко. Я почувствовал голод, взял яблоко, поднес ко рту, но никак не смог надкусить его - рот не открывался настолько, чтобы охватить зубами кусок яблока. И тут я почувствовал, насколько ослаб.
  Дверь приоткрылась, и в палату заглянула мать. На ней был накинут белый халат. Увидев меня с яблоком, она распахнула дверь, подбежала ко мне и, всхлипывая, стала причитать.
  - Вовочка, сыночек... Очнулся. Как же ты нас напугал! Боже мой, что я пережила!
  И мать заплакала, закрыв лицо руками.
  - Мам, я есть хочу, - мои губы с трудом размыкались, и я почти прошептал эти слова.
  - Ой, господи, - встрепенулась радостно мать. - Конеч-но, милый мой, сейчас.
  Она полезла в тумбочку, вынула литровую банку с чем-то желтым как рассол, убежала и вскоре вернулась с миской и ложкой. Из тумбочки она достала маленькую эмалированную кастрюльку с пирожками и взяла в руку один. Она кормила меня из ложки куриным бульоном, ко-торый я закусывал из ее рук пирожком с рисом и яйцом. Я ощущал невероятное наслаждение от этого бульона и от пирожка. С тех пор, наверно, я и полюбил на всю жизнь ку-риную лапшу и домашние пирожки. Мне казалось, что я был очень голоден, но съесть смог всего несколько ложек бульона и половину пирожка. Лoб мой покрылся испари-ной, в руках появилась дрожь, и я бессильно откинулся на подушку. Потом я опять спал. Проснулся от того, что моло-денькая сестра трясла меня за плечо:
  - Больной, давайте я сделаю вам укол.
  Сестра улыбалась, и я улыбнулся ей. За окном светило ярко солнце. Чирикали воробьи. Давно наступил день. Ско-ро я встану и увижу своих пацанов. А потом будет лето. "Хорошо жить на свете! - подумал я, переполняясь ощуще-нием счастья.
  - Здорово, молодец! - врач, полный розовощекий стари-чок, вкатился в палату и подошел ко мне. Он пощупал пульс, послушал меня, удовлетворенно хмыкнул и сказал серьезно:
  - Ну что ж, будешь жить!
  - А когда меня выпишут? - спросил я.
  - Э, батенька! Какой ты прыткий. Выпишут. Слава Бо-гу, в сознание пришел. А теперь, пока воспаление не прой-дет. У тебя ж двустороннее воспаление легких.
  - А сколько я уже здесь?
  - Три дня без памяти. Ладно бы одно воспаление, а то черте что. Температура под сорок, и зрачки на свет не реа-гируют. Думал, менингит. Но нет, слава Богу... Мать гово-рит, у тебя травма головы была когда-то?
  - Это давно. Лошадь копытом. Мне лет восемь было.
  - Не знаю. Непонятно. Хочу тебя невропатологу по-позже показать. Ладно, отдыхай. Слава Богу, все позади. Везучий ты у нас.
  После этого я быстро пошел на поправку, и уже через две недели меня выписали из больницы. Невропатолог смотрел меня, проверял глазное дно, надевал на голову шлем с проводочками, заставлял "дышать и не дышать" и вынес приговор: "Все у тебя в норме".
  Но я даже сам не мог представить, насколько у меня все стало в норме. В норме, как у всех.
  Сначала я не смог не то что подвинуть, но даже заста-вить шевельнуться огрызок карандаша. Энергии рук не хва-тило, чтобы на миллиметр сдвинуть пустяковый предмет. Потом я, как ни старался, не смог ввести себя в то состоя-ние, когда мое сознание начинало работать в особом режи-ме восприятия. Память тоже стала другой. Я легко запоми-нал текст или стихотворение, но уже не стояло передо мной фотографического изображения листа, как раньше. Да и все мое сознание отличалось от прежнего. Я перестал воспри-нимать окружающий меня мир так ярко и образно, как раньше. Если раньше я ощущал себя неотъемлемой частич-кой всего, что находилось, располагалось и жило вокруг меня, то теперь эта гармония оставалась только в сознании, а все жило и существовало рядом со мной, но не во мне.
  Я не то чтобы очень жалел об этом, но испытывал лег-кую грусть, как о потере чего-то, к чему привык. Как о вело-сипеде, из которого вырос, и его пришлось отдать чужому мальчику.
  Отец, так переживавший за меня столько лет, не вздохнул с облегчением, а расстроился и все просил:
  - Вова, сынок, попробуй еще, может, получится! - И когда не получалось, огорченно уходил в свою спальню. Странно устроен человек. Мне всегда больно было видеть, как мучительно искал отец ответы на вопросы по поводу моих "отклонений", как опасался за мой разум с его психи-ческими нагрузками, переживал и мысленно определял мое гражданское место в этой жизни. И вот, когда все, на-конец, стало с головы на ноги, он вдруг растерянно разво-дил руками и не знал, как помочь мне вернуть все снова.
  Отец написал письмо Вольфу Григорьевичу Meссингу. Через две недели он получил ответ:
  "Уважаемый Юрий Тимофеевич!
  Письмо Ваше меня огорчило, но не удивило. Мозг - это очень тонкий и сложный механизм. Когда мы говорим о безграничных возможностях человеческой психики, мы го-ворим о таинственной загадке человеческого мозга. Мы не знаем, как формируются феноменальные способности, но, как видно, достаточно незначительного внешнего фактора, чтобы потерять их. В мире известно много фактов, когда этот дар бесследно исчезал даже без видимых влияний из-вне. Особенно часто это случается со способностью мгно-венного счета. В раннем детстве у ребенка появляется спо-собность "считать", причем ребенок четырех-пяти лет, не имеющий даже понятия о четырех действиях, начинает ре-шать задачи, требующие извлечения квадратных и кубиче-ских корней, многократного возведения в степень и т.д. И вдруг с годами этот дар бесследно исчезает.
  В вашем случае все иначе. И я думаю, вполне вероят-но, что способности, которыми обладал Володя, не пропа-ли. Они могут вернуться так же внезапно, как и исчезли. Ведь у него остались знакомые ощущения, которые он пе-реживал в том своем состоянии. И если по каким-то причи-нам дар, данный ему природой, покинул его, этот дар мож-но попробовать вернуть, воздействуя на мозг уже знакомы-ми методами, т.е. попытаться снова "разбудить" уснувшие мозговые клетки.
  Мое предложение остается в силе. Я жду вас у себя ле-том. Однако предварительно позвоните, чтобы я сообщил вам график своих отсутствий в Москве.
  С искренним пожеланием всего наилучшего. В. Мессинг"...
  Жизнь продолжалась.
  
  
  
  
  Валерий Анишкин
  
  
  
  
  МОЯ ШАМБАЛА
  
  Человек в мире изменённого сознания
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Анишкин Валерий Георгиевич.
   Филолог, историк. Член Союза российских писателей. Живет и работает в г. Орле. Автор книг "Великие мыслите-ли. История и основные направления философии" (Ростов н/Д: Феникс, 2007), "Русь и ее самодержцы" (Ростов н/Д: Феникс,2009), "Быт и нравы царской России" (Ростов н/Д: Феникс, 2010), "Богатство и бедность царской России" ООО ПФ "Картуш",2013), "Изобилие и роскошь, беды и бедст-вия Руси" (Germany,Gmb&Co KG, 2014), романа "Потерявшиеся в России" (ООО ПФ "Картуш",2012; Germany, Gmb&Co.KG, 2012), сборника рассказов "Баламуты" (ООО ПФ "Картуш", 2014) и др. Печатался в центральных и областных газетах.
   Готовятся к изданию материалы с условным названи-ем "Мы хотели демократии. От Горбачева до Путина (Политический дневник)".
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"