Анкудинова Екатерина Николаевна: другие произведения.

Тёмный ангел

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одна встреча может изменить жизнь...

Ужастик

Темный ангел

Автор произведения: Екатерина Анкудинова

Дата создания и выход в свет: 2014- 2016 г.

Когда живешь вечно, начинаешь на многое смотреть по-другому.

Многое начинает приобретать иной смысл.

Жизнь вообще становится другой, если ты вампир.

И чем больше сила, тем больше ответственность -

Это мой дар, мое проклятье.

Я до сих пор помню ту ночь в Нью-Орлеане. Ночь, изменившую все. Той ночью я стал исчадием ада - вампиром. Очнувшись на закате, я уже не был самим собой, и жажда крови, была сильнее здравого смысла.

***

Солнце уже село за горизонт, новая ночь, новый приступ голода. Каждую ночь я выхожу на охоту, я уже стал забывать какого это быть человеком. Меня обратили больше ста лет назад, и с той поры единственное что окружало меня это ночь и кровь, но все изменилось когда пару дней назад я встретил ее. Она прогуливалась средь могил на кладбище, где я любил размышлять, глядя на звездное небо. Девушка, одетая во все черное, ходила от могилы к могиле и оставляла в вазах алые розы. Я наблюдал за ней с вершины склепа. С каждым шагом она подходила все ближе и ближе к моему убежищу, и по мере того как она приближалась, я стал четко осознавать, что меньше всего хочу ее убийства. Я спустился вниз, она тихо сидела на скамейке, задумавшись о чем-то своем. Я подошел к ней и сел рядом.

- Привет! - произнес я.

- Привет! - ответила она и протянула мне лепесток розы.

- Зачем ты это делаешь? - спросил я.

- Ты о розах?

Я кивнул головой в знак согласия.

- А почему бы и нет, - ответила девушка, улыбнувшись, и пожала плечами. - Это кладбище очень старое, многие могилы давно заброшены, о них некому позаботиться, и мне в голову пришла эта идея, купить розы и оставить их на могилах, чтобы умершие знали, что о них помнят, хоть я и не знала их лично.

- Тебе кто-нибудь говорил, что ты необыкновенная, - ответил я.

- Да, но чаще мне говорят, что я странная.

- Нет, ты не странная, и те, кто говорили тебе это, неправы, просто они не видят какая ты необыкновенная.

Девушка улыбнулась, и взглянула на небо, где из-за облака показалась луна.

- А что ты здесь делаешь? - спросила она, взглянув на меня.

- Я часто прихожу сюда, чтобы подумать, атмосфера здесь как раз располагает к раздумьям.

- Малика, - произнесла девушка.

- Прости, я не совсем тебя понял?

- Мое имя, Малика.

- Имя столь же необыкновенное, как и ты.

Я поднялся со скамьи, чтобы уйти в ночь, ибо голод начинал брать надо мной верх, а подвергать опасности этого темного ангела я не хотел.

- А как зовут тебя?

- Рафаэль.

- Мы еще увидимся?

- Возможно, - ответил я. - Помни, я часто прихожу сюда.

Малика улыбнулась, я ответил ей взаимной улыбкой, после чего развернулся и пошел прочь. В какой-то момент я обернулся, что бы увидеть ее еще раз. Малика вновь ходила от могилы к могиле и оставляла в вазах алые розы.

***

Я не видел ее уже два дня, вернее сказать две ночи. Сегодня, войдя в ворота кладбища, я и не думал застать ее там. Однако Малика сидела на скамейке и что-то рисовала в альбоме. Подойдя ближе, я увидел, что рисовала она замок на скале.

- Красиво, - произнес я, и сел на скамью, рядом с ней.

- Спасибо, - произнесла Малика.

- Можно? - спросил я, и протянул руку к альбому.

- Конечно.

Малика, передала мне альбом. Я начал пролистывать рисунок за рисунком, они были прекрасны. Разные темы, техники, но во всех прослеживалась одно - романтичность и темная красота готического искусства.

- Они великолепны, - произнес я, протягивая альбом Малике.

Девушка лишь улыбнулась в ответ.

- Ты этим профессионально занимаешься?

- Нет, это просто хобби, - ответила Малика.

- Я бы на твоем месте занялся искусством профессионально.

- Я подумаю над этим, - ответила она. И отложила альбом в сторону. - А ты чем занимаешься в свободное время?

- Ты имеешь в виду хобби?

- Ага.

- Прихожу сюда, и наслаждаюсь тишиной.

- И все?

- Да.

- Совсем нет свободного времени?

- Да, ты права, ни капли.

- У моих родителей тоже, они все время на работе, даже дома заняты работой. Как выглядит старший брат, я уже вообще забыла, он все время пропадает где-то с друзьями. Ну, а с младшими мне не интересно. А если сказать честно, меня дома вообще мало кто понимает. А твоя семья?

- Моя семья далеко отсюда.

- Значит ты, как и мы сюда переехал, а я, почему то решила, что ты местный.

- Нет, я сюда переехал, и это было очень давно.

- А где ты жил до этого?

- Я родился в Нью-Орлеане, но когда вырос очень часто переезжал с места на место, перечислять все места, где я побывал, нет никакого смысла, - ответил я и улыбнулся.

Малика улыбнулась мне в ответ, и тут же спросила.

- Рафаэль, тебя что-то беспокоит? Почему ты такой грустный?

- С чего ты это взяла?

- Твой голос полон печали, а в глазах застыла грусть и одиночество, даже когда ты улыбаешься, твои глаза печальны.

Я лишь улыбнулся в ответ, и на какое-то время задумался над тем, что ответить, правду я сказать никак не мог.

- Прости, Малика, но у меня нет ответа на этот вопрос.

- Что-то личное, да?

Я покачал головой в знак согласия.

- Ясно, но если вдруг захочешь поговорить...

- Вряд ли, - прервал я девушку, не дав ей договорить мысль.

Она понимающе кивнула.

- Сегодня, ты не убегаешь в ночь?

- Хм, нет, и даже готов показать тебе те городские места, куда сама ты не забредешь, а никто другой кроме меня не покажет.

- Звучит заманчиво, - Малика быстро сложила в сумку альбом и карандаш, которым рисовала, и, перекинув сумку через плечо, произнесла. - Я готова, показывай!

- И ты вот так запросто пойдешь с малоизвестным тебе парнем неизвестно куда?

- Да.

- И даже на секунду не задумаешься о том, что я могу оказаться маньяком, или еще каким-нибудь психом?

- Ты, не псих, Рафаэль, и уж точно не маньяк, скорее гот, как и я, который любит темную романтику, и видит красоту во мраке.

Я улыбнулся, взглянув на Малику, она тоже улыбалась и глаза ее в отличие от моих искрились и улыбались вместе с ней.

- Ладно пойдем, - произнес я, и протянул девушке руку.

Мы двинулись вглубь кладбища, мало, кто знал о том, что если пройти достаточно далеко, то можно наткнуться на щель в решетке забора, которая выведет прямиком в лес, и что если идти в правильном направлении через лес, то можно набрести на пещеру и руины замка, который некогда блистал красотой и величием, но кто сейчас об этом знал и помнил, ведь было это сотни лет назад. Это нам вампирам суждено сменить эпохи и застать то, что потом канет в лету. Но замок и пещера это еще не все, что я хотел показать Малике, вид, который открывался с руин был прекрасен, и мне подумалось, что мой темный ангел это оценит. Пещера же хранила несколько тайн, она скрывала не только летучих мышей от дневного света, а иногда и одного заблудшего вампира, но и подземное озеро с кристально чистой водой.

- Ой-ёй, - произнесла Малика, как только мы подошли к щели в заборе. - Каблуки, явно не самая лучшая обувь для похода по лесу.

- Не переживай, по дебрям я тебя не поведу, а если придется, понесу на руках, - ответил я. - Идем.

Мы пролезли через щель, и направились к руинам.

***

Мы уже подходили к замку, и мне пришла в голову идея, что для Малики, это должно быть сюрпризом, а если мы сейчас просто выйдем к руинам, будет как-то не то.

- Закрой глаза и не подглядывай, - произнес я.

- Что ты задумал? Как я пойду с закрытыми глазами?

- А кто сказал, что ты пойдешь? Я тебя понесу, - ответил я, и поднял девушку на руки, она даже не успела среагировать и только растерянно поглядывала то на меня, то на место где еще недавно стояла.

- Ну, у тебя и реакция, - произнесла она, все еще прибывая в легком смятении.

- Я же обещал понести тебя на руках, - ответил я улыбаясь. - А теперь закрой глаза, иначе сюрприз не получится.

- Сюрприз? - переспросила Малика, и в ее глазах мелькнул огонек любопытства.

- Да, но для этого...

Я и договорить не успел, как Малика закрыла глаза и произнесла, что она готова, но тут же поняв, как выглядело со стороны ее действие, она рассмеялась, и ее смех отозвался в лесу перезвоном колокольчиков. Когда мы оба перестали смеяться, я все-таки продолжил путь к руинам, а чтобы преодолеть путь быстрее использовал небольшой вампирский трюк со скоростью.

- Можешь открыть глаза, - произнес я, как только мы оказались возле руин.

Малика открыла глаза и какое-то время молча осматривала все вокруг.

- Рафаэль, здесь так красиво! - произнесла она. - Верни меня обратно на землю, я хочу здесь все осмотреть.

Малика снова засмеялась, и только тут до меня дошло, что я все еще держу ее на руках, хотя должен был опустить ее на ноги как только мы подошли к руинам. Я ответил на ее смех улыбкой и опустил девушку на траву.

- Только осторожно, здесь все очень старое, и может обрушиться, не стоит очень близко подходить к замку, к тому же прекрасное видится на расстоянии.

- Да, пожалуй ты прав, внутрь руин лезти не стоит. Ты сказал замок? А что за замок и почему он здесь в таком состоянии, почему его в свое время не сохранили и не использовали как достопримечательность? Ведь это наверняка был очень красивый замок, руины даже сейчас блистают красотой.

- Я не знаю, наверное, город не мог позволить себе подобной роскоши, да и кто знает, сколько времени этот замок забыт среди лесов, но в одном ты права его величие непревзойденно даже сейчас, и когда-то здесь наверняка царили пышные балы, и рыцари танцевали со своими дамами.

После этих слов я подхватил Малику и закружил ее в вальсе. Девушка вновь не ожидавшая подобного действия сперва растерялась, но уже через секунду смеялась, и кружилась со мной в танце и на какую-то долю секунды мне показалась, что я слышу музыку, доносящуюся из замка. Я остановился, и призраки прошлого нахлынули на меня воспоминаниями, конечно Малика не могла этого не заметить.

- Все в порядке? В твоих глазах снова печаль.

- Все хорошо, - ответил я, и улыбнулся.

- А ты был прав, - произнесла Малика.

- В чем же?

- Ты сумасшедший, - ответила она.

Я рассмеялся, а Малика продолжила.

- Но зато теперь я знаю, что от тебя можно ожидать чего угодно, - она улыбнулась, прикрыла глаза, и глубоко вдохнула воздух. - Здесь так хорошо, спокойно, и таинственно, воздух просто пропитан тайнами былых времен.

-Да, ты права, этот замок явно повидал не мало. Идем, там есть пещера, в ней тебе тоже понравится.

Я взял Малику за руку и повел к пещере, которая располагалась за руинами. Конечно, я мог ей рассказать многое об этих руинах, но не мог, и не только потому, что это могло выдать мою тайну, и вовсе не потому, что история замка была стерта со страниц истории города, и про его одинокие руины никто ничего не знал. А если кто-то и набредал на руины, то он недоумевал откуда они здесь и что это, начинал теряться в догадках искать ответы, и ничего не найдя забывал точно также, как когда-то его предки решили забыть свою историю, как страшный сон. Я не мог всего ей поведать в первую очередь потому, что у истории не всегда счастливый конец, и для слушателя не все истории бывают безопасными. Иногда незнание лучше правды. Пока я придавался раздумьям мы как раз подошли к пещере.

- Как там темно, - произнесла Малика. - У тебя есть фонарик?

- Нет, мы используем мобильные, от них свет не такой яркий, светом фонаря мы можем их испугать.

- Кого ты имеешь ввиду?

- Летучих мышей, их там много, - ответил я, указав на вход в пещеру. - Но если ты испугалась, можем вернуться обратно.

- Шутишь! Живые летучи мыши, не на картинках или в фильмах, а в реальности, это же здорово, я никогда не видела летучих мышей, но мне всегда хотелось этого, и вот теперь ты говоришь о повороте назад, ни за что!

Малика вытащила телефон, ее буквально переполняли одновременно восторг и радость.

Мы переступили порог пещеры и ступили в темноту. Я шел впереди, держа Малику за руку и попутно освещая ей дорогу. Своим телефоном она светила по сторонам, пытаясь разглядеть все вокруг и, конечно же, увидеть ночных обитателей.

- Зря ты их здесь ищешь, они дальше, - произнес я.

- Что?

- Мышки, они дальше, там, где темнее.

- Да, конечно, глупо себя виду.

- Нет, тебя переполняет любопытство - это нормально.

Малика ответила смущенной улыбкой.

Мы пошли дальше, свернули на развилке пещер, и оказались в большой просторной комнате, если можно, такое понятие отнести к пещере.

- А вот теперь медленно подними луч света к потолку, - произнес я и направил руку Малики вверх.

Как только свет коснулся потолка, он тут же выхватил из темноты маленькие черные тельца, которые не преминули расправить крылья и нервно запищать, обидевшись на то, что мы их потревожили. Одна из летучих мышей даже слетела вниз и пролетела над нашими головами, от неожиданности Малика чуть не выронила телефон.

- Нервничают, надо убрать свет, - произнес я.

- Но тогда их не будет видно.

- Да, но зато тогда ты попадешь в их мир, и возможно одна из них решит познакомиться с тобой поближе, например та, что только что тебя испугала.

Малика послушно опустила телефон и заблокировала его, убрав свет.

- И что теперь? - поинтересовалась она.

- Слушай, они разговаривают.

Мы замолчали, и сквозь шорох крыльев летучих мышей, Малика явно услышала тот писк, о котором я ей говорил, на самом деле мыши и правда разговаривали. Тональность их писка менялась, шорох становился тише, потом исчез совсем. Мышки успокоились - свет их больше не беспокоил, я прекрасно понимал их, детей ночи, привыкших к вечной тьме. В этот момент несколько мышей и, правда отделились от потолка и спикировали вниз, зависнув над нашими головами.

- Они совсем близко, - прошептал я на ухо Малике.

Она кивнула, будто я мог это видеть, хотя конечно мог, но она этого не знала, просто сделала машинальный жест, чтобы не спугнуть мышек речью.

Я протянул руку и одна из летучих мышей, явно почуяв своего, тут же уцепилась лапками за рукав моей рубашки, повиснув вниз головой. Я улыбнулся, для этих летучих мышей подобное поведение было уже нормальным, они давно привыкли ко мне, уж больно часто я проводил время в этой пещере. Я погладил мышонка, он пискнул, но скорее от удовольствия, а не от паники, убедившись в этом, я взял Малику за ладошку и поднес ее указательный палец прямо к мышонку. Девушка вздрогнула, и мышонок нервно пошевелился, ему явно не понравилось, что Малика испугалась его.

- Тише ты, глупенькая, спугнешь. Можешь его погладить, - шепотом произнес я, и улыбнулся, глядя на то, как испуг девушки тут же сменился восторгом.

Я вновь направил ее палец на мышонка и провел им по шерстке в нужном направлении, он расправил крылья, явно ощущая волнение Малики.

- Успокойся, он чувствует каждое колебание твоего тела, - вновь произнес я.

Малика вздохнула и протянула мне руку. Да теперь уже чувствовалась большая уверенность, дрожь в ее руке стала утихать. В этот момент на ее вытянутую руку, а точнее на рукав спикировал второй мышонок.

- Он прицепился ко мне?! - еле слышно произнесла Малика.

- Да, - ответил я не в силах сдержать улыбки, ее удивление тут же сменилось восхищением. - Это второй, первый все еще у меня.

Я направил вторую руку Малики в сторону ее летучей мышки. Девушка гладила мышонка уже увереннее, и он не сопротивлялся, напротив ему очень даже нравилось, что его гладят. Я погладил своего, который стал бунтовать о том, что его перестали гладить, вцепившись в мою рубашку чуть сильнее и периодически расправляя крылья, как бы намекая, не будешь гладить - улечу.

Мы стояли молча и каждый гладил своего летучего мышонка, я переводил взгляд с Малики и ее неуклюжих поглаживаний по шерстке мышонка в темноте, на своего мышонка. Такие милые существа, и за что люди недолюбливают летучих мышей, навешивая на них всевозможные ярлыки. Хотя да, вампиры причастны к этим ярлыкам не меньше. Все дело в том, что ни один вампир не способен превратиться в летучую мышь, но очень часто летучие мыши сопровождают нас по ночам, ведь они такие же дети ночи, как и мы, и когда происходит встреча с человеком, то прежде чем этот человек сможет понять кто перед ним, вампир исчезает, применив сверхскорость, а летучие мыши остаются, ведь они на такое не способны, отсюда люди и стали думать, что вампиры превращаются в летучих мышей. Бред, хоть бы один человек, хотя бы раз включил бы здравый смысл и подумал над тем, что это физически не возможно, нет, мы конечно обладаем силой и превышаем способности человека, но даже у наших возможностей есть предел.

Время уже давно перевалило за полночь, скоро начнет вставать солнце, и до этого времени нужно успеть показать Малеке озеро.

- Думаю, пора их отпустить, к тому здесь есть еще кое-что, что мне хотелось бы тебе показать, - произнес я, отцепляя мышонка от рубашки, он снова недовольно пискнул, но расправил крылья и завис у меня над головой.

- А как его отцепить? - поинтересовалась Малика.

- Сейчас, - ответил я и отцепил второго мышонка от ее рукава.

Мышонок присоединился к своему собрату и теперь уже оба парили над нами.

- Где они?

- Над нами, - ответил я.

Малика хотела достать телефон, но я перехватил ее руку.

- Не нужно, доверься мне, я проведу тебя без света, иначе мы их снова потревожим.

- Хорошо, - прошептала Малика.

Я взял ее за руку и повел ко второму туннелю, выводящему к озеру. Какое-то время мы шли молча, но я чувствовал что Малика, напряжена и у нее куча вопросов. Еще бы я вел ее в кромешной тьме, в которой только я видел дорогу, да летучие мыши, сопровождавшие нас.

- Ты словно вампир, как тебе удается видеть в такой темноте? - не выдержав, произнесла Малика.

- Вампиров не существует, это фольклорный вымысел. Просто я здесь очень часто бываю, и уже выучил каждый уголок этой пещеры. К тому же я не хочу тревожить их.

В этот момент летучие мыши, сопровождавшие нас, услышав голоса, спустились ниже и зависли над головой Малики.

- Так они все это время летели за нами?

- Да, они часто так делают, поэтому мне пришлось научиться обходиться в этой пещере без фонаря. Да и к тому же еще пара сантиметров и мы выйдем к озеру, там светлее, чем здесь. Идем уже не далеко.

Черт, какая наглая ложь, если бы Малика могла знать, насколько она близка к истине. Вампир... Да, вампир, ты права, мой темный ангел, рядом с тобой вампир, который прекрасно видит в темноте, не только каждый камешек и изгиб пещеры, но даже сладкие вены на твоей коже.

- Вау, - только и смогла произнести Малика, когда мы свернули за угол и оказались у озера. - Но как такое возможно? Почему здесь так светло?

- Стены покрыты кристаллами серебра, они отражают воду из озера, поэтому и светло, - ответил я.

- Как красиво, - произнесла Малика, заворожено переводя взгляд с воды на стены. - Но от куда здесь это? В смысле гора же не из серебра?

- Нет, конечно, кто-то очень давно, что бы порадовать кого-то, сотворил это чудо.

- И этот кто-то наверняка был очень рад такому подарку.

- Еще бы, если уж спустя века, это место притягивает своей красотой, то да, думаю, что та, для кого был сделан этот подарок была ему очень рада.

Малика улыбнулась, а затем подошла к воде и опустила в него руки. Она набрала в ладошки воды, и стала потихоньку выливать ее обратно, и чистая горная вода заиграла в ее руках кристалликами серебра.

Да, принцесса, действительно была счастлива и этому подарку и жизни в замке, до тех пор, пока в округе не появился вампир, алчущий крови.

- Рафаэль?!

Голос Малики вырвал меня из раздумий. Я повернулся к ней.

- Все нормально? Где ты все время витаешь? Сам вроде здесь, а мыслями где-то очень далеко.

- Прости. Я исправлюсь, обещаю, - произнес я и дотронулся тыльной стороной ладони до щеки Малики.

Девушка смущенно улыбнулась и взглянула наверх.

- Кого-то потеряла? - спросил я.

- А где наши провожатые?

- Там, - я указал обратно на пещеру, где было темно. - Их глаза привыкли к темноте, они не любят свет, поэтому ждут где-то там.

Малика снова взглянула на меня.

- Так о чем ты думал, пока я не окликнула тебя?

- Я подумал, что тебе, наверно здорово влетит за эту прогулку. Ведь ты, уже наверно давным-давно должна была быть дома?

- Что? Нет, мне не влетит, можешь за это не волноваться. Родители в очередной командировке, а брат как всегда где-то с друзьями зависает, младшие сидят с няней, так что я сама себе хозяйка, к тому же я частенько очень поздно возвращаюсь домой, родители уже к этому привыкли, наверно, а может просто махнули на все рукой, не знаю, но так или иначе они уже давно перестали меня ругать за ночные вылазки.

Малика улыбнулась, но пошла обратно к входу в тоннель. Я последовал за ней.

- Ты ведь приведешь меня сюда еще раз?

- Конечно, - ответил я.

Малика улыбнулась, вытащила из кармана телефон и, направив свет себе под ноги, направилась в тоннель, я последовал за ней.

- Они все еще здесь?

- Мышки? Нет, видимо вернулись обратно, а может, улетели на охоту, кто их знает.

Мы шли молча, пока не вышли из пещеры.

- Светает, - произнесла Малика.

- Да, - ответил я, и помог ей спуститься по камням.

Обратно мы шли той же дорогой, выведшей нас к кладбищу, ибо по всем другим Малика не прошла бы в своих туфлях.

Я проводил ее до дома, дорогой мы почти не разговаривали, Малика все еще находилась под впечатлением от увиденного, а я пребывал в своих раздумьях.

- Зайдешь? - спросила она, когда мы подошли к ее дому.

- Как-нибудь в другой раз, - ответил я, улыбнувшись и, развернулся, что бы уйти.

- Рафаэль!

Я обернулся на ее оклик.

- Завтра на том же месте? - поинтересовалась Малика.

Я кивнул головой в знак согласия, подмигнул темному ангелу и направился к своему дневному убежищу на окраину города.

Пока мы шли к дому Малики, солнце уже поднялось над горизонтом, и день полностью вступил в свои права, сменив ночь. Знойное утро, давно я не выходил на улицу днем, предпочитая это время суток проводить вдали от человеческих глаз и дневного света. Хоть, я и не сгорал от дневных лучей, кстати, это еще одно людское заблуждение по поводу нас вампиров, но тем не менее, дневной свет доставлял мне некие неудобства. Лучи солнца обжигали кожу, но я не вспыхивал от них, как показывают голливудские фильмы. Еще солнце обжигало глаза, причиняя жуткую боль, именно поэтому, если я когда и выходил днем на солнце, то исключительно в темных солнцезащитных очках, в противном случае глаза будут еще несколько дней изнывать от боли, и при этом старался, по возможности придерживаться тени. Совсем другое дело было выйти днем, когда на улице было пасмурно или шел дождь, в такое время хоть ожогов не получишь. Но, тем не менее, днем, я подобно любому другому ночному созданию, чувствовал слабость, вялость, подавленность, однако это гнетущее состояние проходило с наступлением сумерек и ночи - сразу же появлялась бодрость. Именно поэтому вампиры предпочитают ночь, именно ночь наше время суток.

Я открыл дверь и вошел в дом, меня тут же обдало прохладой и, мрак окутал своим спокойствием.

Да, в этот дом свет не проникал не под каким предлогом, все окна в доме были занавешены плотными портьерами, через которые лучам света было очень сложно пробиться. Я поднялся на второй этаж, где располагалась моя комната, открыл дверь, дошел до кровати и рухнул на нее даже не раздевшись. Я прикрыл глаза, они горели, словно их одновременно протыкали сотнями игл, как же хорошо в темноте, прохладно, все мое тело изнывает от жара, и всему виной солнце. Я понимал, что должен подняться, набрать холодную ванну и погрузиться в нее, что бы остыть от дневного зноя, но у меня не было сил этого сделать, слишком яркое солнце, слишком долгий путь домой, ведь днем вампиры намного слабее, и наша сверх сила не такая уж и сверх, в отличие от ночи. Да я и днем передвигаюсь быстрее, чем люди, но с каждым шагом солнце забирает силы, и путь до дома показался мне очень долгим. Я полежал на кровати еще немного, потом все-таки встал и пошел в ванную, набрав в нее холодную воду, я разделся и погрузился в живительную прохладу, с головой уйдя под воду. Постепенно тело стало остывать, под водой даже глазам, стало полегче, нет, не стоит так затягивать с прогулками, из-за чувств к Малике, я совсем потерял голову, о чем я только думал, идиот. Я вынырнул из воды и, откинувшись головой на край ванны, закрыл глаза, сам не заметил, как погрузился в сон.

***

Проснулся я на закате, с ужасным чувством голода. Да, вчерашняя прогулка под солнцем меня сильно потрепала.

Я вышел на улицу, и взглянул на небо - полнолуние, для людей это время романтики и тайн, для вампиров - время ужасного ненасытного голода, который очень сложно утолить, в этот момент вампиры буквально сходят с ума, именно в это время если вампир не способен себя контролировать, то все его жертвы обречены на смерть.

***

Когда я подошел к воротам кладбища, Малика уже сидела на скамейке.

- А тебе никогда не говорили, что ночами, все-таки девушке не безопасно ходить одной? - произнес я, подойдя к Малике, и вынув у нее из уха наушник.

- Рафаэль, с ума сошел, нельзя же так подкрадываться, ты напугал меня!

- Лучше я, чем кто-то другой, - ответил я и сел на скамью, рядом с Маликой.

- О чем ты?

- Да ни о чем, так мысли вслух, не воспринимай это всерьез, хотя об одиночных ночных прогулках я говорил вполне серьезно, завязывала бы ты с этим.

- Ты, прямо как моя мама, - ответила девушка. - Однако мне нравиться ходить сюда ночью, а еще мне нравиться ночью бродить по безлюдному городу, и я ничего не могу с этим поделать. Да ты ведь и сам не идеален, читаешь мне нотации, а сам при этом пришел сюда один и ночью.

- Сравнила. Я могу за себя постоять, а ты уязвима.

Малика укоризненно взглянула на меня и перевела взгляд на луну, освещавшую своим светом все вокруг.

Какое-то время мы сидели молча, каждый думал о своем, я в первую очередь боролся с полнолунием, а Малика, по всей видимости осмысливала сказанное мной.

- Возможно, ты прав, тогда сопровождай меня от дома до сюда.

Я улыбнулся.

- Хорошо, с завтрашнего дня я буду приходить за тобой, но если по какой-то причине я не приду, то пообещай мне никуда не ходить одна.

- Договорились, - ответила Малика, и улыбнулась мне в ответ. - Но, если ты вдруг не придешь, то я должна знать это, - и Малика робко протянула мне свой сотовый.

Я взял из ее рук телефон и набрал свой номер, после чего вернул телефон хозяйке. Малика тут же занесла мой телефон в справочник, и перезвонила мне. Тишину ночи, нарушил звук гитарного соло, донесшегося из динамиков моего телефона.

- Классная музыка, что за группа?

- Кажется, я.

- Серьезно? Ты играешь на гитаре?

- Да, играю, - ответил я и тут же пожалел, что сказал Малике правду, надо было назвать любую группу, играющую рок.

- И когда я услышу, твою игру вживую?

- А запись тебя не устроит? Просто я давно не брал в руки гитару, боюсь что так же классно, я уже не сыграю.

Я врал буквально на ходу, и это первое, что пришло мне в голову. Сыграть при Малике - значит раскрыть себя.

- Брось, Рафаэль, хватит скромничать, после такого соло, я никогда не поверю, что ты разучился играть.

Ох, язык мой - враг мой. Кто меня за него тянул?

- Ладно, я как-нибудь сыграю тебе, но прежде слегка приберусь дома, сейчас он для приема гостей никак не предназначен.

Видимо эти слова как-то подействовали на Малику, и она сбавила свой напор.

- Договорились, я буду ждать. Проводишь меня до дома, а то я слегка подзамерзла? На тебе вообще одна рубашка, ты не замерз?

- Есть немного, - ответил я.

Хотя и это была жуткая ложь, холод для вампира это норма, мы его не чувствуем, ровно как и жары, если только это не лучи солнца.

Мы поднялись со скамейки, и направились к дому Малики.

- Рафаэль! Если я задам тебе один вопрос, то могу ли я надеяться на правдивый ответ, и на то, что ты вообще на него ответишь?

- Хм, интересно, и что же ты такое хочешь спросить, что тебе нужно мое разрешение?

- Просто скажи да или нет.

- Да, я отвечу на твой вопрос.

- Ты влюбился в меня?

Я невольно улыбнулся, глядя на Малику. Пожалуй, мне легче было бы, ответить, если бы она спросила, вампир ли я.

- Знаешь, о таких вещах, вот так в лоб не спрашивают.

- Извини, просто мне показалось, ладно забудь не бери в голову.

- Тебе не показалось, Малика, я действительно испытываю к тебе чувства, но вот любовь ли это, я пока не знаю. Но одно я знаю точно, тебе в меня влюбляться не стоит, это не приведет, ни к чему хорошему.

- А что если это уже произошло, что если я уже влюблена в тебя?

- Тогда будет лучше для нас обоих, если я просто исчезну из твоей жизни.

- Ты боишься любить? Кто-то когда-то разбил тебе сердце?

На моем лице вновь мелькнула улыбка.

- Все дело в том, Малика, что у меня нет сердца и любить я попросту не способен.

- Не говори ерунды, можно просто сказать, что я тебе не нравлюсь, и что у меня нет шансов, и мы можем быть просто друзьями. Все нормально, просто я хотела понять, что ты испытываешь ко мне, так как твое поведение порой неоднозначно.

- Ты мне нравишься, Малика, но я весьма непостоянен, долгие отношения не для меня, но я хочу быть твоим другом, ведь как и ты я одинок.

Я прикоснулся к ее щеке, сам не зная зачем я это делаю, затем мои руки обхватили ее плечи, я привлек Малику к себе и заключил в объятия. Она уткнулась мне в плечо, и сомкнула руки на моей спине. Жар и близость ее тела стали пробуждать во мне жажду, но я поборол в себе это чувство, вспомнив нашу первую встречу, и момент когда понял, что не могу причинить ей боль.

- Если ты не влюблен в меня, то к чему эти объятья?

- Всему виной мое сумасшествие, - ответил я.

Малика улыбнулась, и взглянула в мои глаза.

- Что ты в них видишь? - поинтересовался я.

- Боль и одиночество, - ответила Малика.

Да, все так и есть, она вновь была права, иногда мне казалось, что не смотря на ее человечность, она способна видеть меня на сквозь. Ведь сейчас глубоко внутри себя я боролся со своим зверем, желающим разорвать девушку на части, и это причиняло мне некий дискомфорт. А одиночество, что ж вампир обречен на скитания и одиночество, это удел каждого из нас, мы пусты и одиноки внутри себя, даже если нас окружает толпа.

Малика глубоко вздохнула, затем перевела свой взгляд куда-то в сторону, и снова взглянула на меня, и наконец задала тот вопрос, который мучил ее сильнее всего.

- Ты вампир?

- Что? - переспросил я, и слегка отстранился от нее, не веря собственным ушам, мне это послышалось или она и правда задала этот вопрос.

- Я не сумасшедшая, просто я кое-что сопоставила, и это натолкнуло меня на мысль, что ты вампир.

- Я же тебе говорил, вампиров не существует, ну разве что в фильмах и книгах, - ответил я.

- Да, но разве любая легенда не должна иметь под собой реальность факта? Иначе, какой нужно обладать фантазией, что бы столько персонажей для легенд напридумывать.

- У людей богатая фантазия, - ответил я.

- Да, ты прав, богатая. Я наговорила лишнего, теперь ты будешь думать, что я сумасшедшая.

- Ну теперь, зато нас стало двое. Я ведь тоже сумасшедший или ты забыла? - я выпустил Малику из объятий и улыбнулся, взглянув на нее.

- Ага, - ответила Малика, и пошла дальше в сторону своего дома.

Я молча шел за ней. Если бы Малика только знала насколько она права, задав мне этот вопрос. Пожалуй, с этой минуты мне нужно быть еще осторожнее, чтобы у нее не было лишних поводов и сомнений.

Возле входной двери Малика остановилась и обернулась ко мне.

- Прости меня, Рафаэль, сама не знаю, что на меня нашло, видимо нужно меньше смотреть фильмов про вампиров, а то они мне скоро на каждом шагу начнут мерещиться.

- Все нормально, это не самое худшее, что мне приписывали, - ответил я. - Сладких снов, мой темный ангел.

Я улыбнулся и развернулся, что бы уйти.

- Значит, ты не злишься на меня?

- Конечно, нет, даже не забивай этим голову. Все нормально Малика, к тому же я сам во много виноват, виду себя странно, вот ты и подумала, что я вампир. Так что все нормально, я не злюсь на тебя и завтра, как и обещал, приду, что бы сопровождать тебя в ночной прогулке.

- Тогда до завтра?!

- Да.

Малика улыбнулась, и вошла в дом.

***

Я брел по ночным улицам, и все еще ощущал некое умиротворение после выпитой мною крови.

Но внезапно мои мысли вновь вернулись к вопросу, который задала Малика - вампир ли я? Да, вампир, который судя по всему, никогда не перестанет искать приключений на собственную голову.

Ведь этот вопрос мог и не зародиться в ее мыслях, если бы я вел себя иначе.

Так в раздумьях я дошел до своего дома, на какое-то время задержался у двери, глядя, как на горизонте начинает брезжить заря и вошел в дом.

Все еще прибывая в раздумьях, о том, как теперь выбить из головы Малики мысли о моем вампиризме, я добрел до своей комнаты и улегся на кровать. Вампиры, кстати не спят в гробах, это еще один фольклорный бред, мы, как и вы спим в кроватях, вот, только, окна занавешиваем плотными шторами, чтобы солнце не проникало, и этого, вполне, достаточно для сна.

Я уснул, так ничего и не придумав, кроме того, что нужно быть еще более осторожным.

***

Я проснулся от настойчивого стука в дверь. Часы на прикроватной тумбочке показывали три часа дня. Ну и кому я интересно мог понадобиться в три часа дня?

Я спустился вниз, а когда открыл дверь, то, пожалуй, испытал шок впервые за двести лет. На пороге стояла Малика и сияла от радости.

- Привет, я тебе нашла и, это не составило большого труда! Ты меня впустишь или как?

Я отошел в сторону и пропустил Малику в дом. Закрыл за ней дверь и только после этого обрел дар речи.

- Что ты здесь делаешь? И как ты меня нашла?

- Если честно, этот дом привлек мое внимание, как только мы сюда приехали, и я подумала, что искать тебя нужно как раз в этом доме, он здесь самый странный, и я оказалась права.

- Хорошо, но зачем ты меня искала?

- Хорошие шторы, - ответила Малика. - Такие плотные, и солнце через них не проникает.

- Я думал мы вчера закрыли этот вопрос?!

- А я думала, что друзья не врут друг другу, видимо мы оба ошиблись, - ответила Малика.

- Я никогда не врал тебя, возможно, чего-то не договаривал, но не врал.

Я прошел мимо Малики в сторону лестницы, ведущей наверх.

- Рафаэль!

- Располагайся, я приму душ и спущусь.

- Я тебя разбудила?

- Да, - ответил я, и ушел к себе, оставив Малику в гостиной.

Я стоял под холодным душем, стараясь привести в порядок свои мысли и попутно унять жажду. Ну кто ее просил приходить? Я ударил кулаком по стене и по кафельным плитам тут же пошла трещина. В этот момент я ощутил присутствие Малики в своей комнате, а вот это уже наглость. Я отключил душ, накинул на бедра полотенце и вышел из ванны. Малика сидела на моей кровати и держала в руках фоторамку, в которую я поместил лепесток от розы, который она подарила мне при первой нашей встречи.

- Ты сохранил его?

- Да, - ответил я и прошел к шкафу с одеждой.

Быстро натянув на себя джинсы и футболку, я сел на кровать рядом с Маликой.

- Слушай, ты не должна здесь находиться. Это не правильно, и не безопасно.

- Если бы ты хотел меня убить, ты бы давно это сделал, не так ли?

- Признаться честно, я думал об этом, еще при первой нашей встречи, когда наблюдал с крыши склепа за тем, как ты раскладываешь розы на могилах, но чем больше я за тобой наблюдал, тем слабее становилось желание убить тебя, и я понял, что хочу стать твоим другом, а не твоим убийцей.

- Значит, я права ты меня не убьешь.

- Я нет, но есть другие, и они могут тебя убить. Думаешь, я просто так сказал, что тебе не безопасно ходить одной по ночам. Я прекрасно понимаю, что подверг тебя опасности, сев той ночью к тебе на скамейку, но ничего не смог с собой поделать, и теперь я стараюсь тебя защитить, а ты пытаешься разворошить пчелиный улей. Пойми, наконец, Малика, что чем меньше ты знаешь, тем для тебя лучше.

- А я всегда думала, что когда ты много знаешь, ты больше вооружен.

- Не в этом случае. Видишь ли, пока ты ничего не знаешь, о моем мире, ты смотришь на мир как обычный человек, который вампирам абсолютно не интересен и даже если ты столкнешься с одним из них на улице, ты пройдешь мимо него, не придав значения тому, кто перед тобой. Однако чем больше ты будешь знать, тем яснее станет твой взгляд на многие вещи, которых ты раньше не замечала, и многим это может не понравиться. Они могут рассчитать это как угрозу и открыть на тебя охоту. Понимаешь, о чем я говорю?

- Да, думаю да, - ответила Малика.

- Тогда, полагаю, вопрос вампиризма закрыт, и ты обещаешь мне не рыться в нем как ищейка и не искать неприятностей?!

- Да, - ответила Малика. - А ты спишь в гробу?

- Черт возьми, Малика, перед кем я только что распинался, и просил не совать свой нос туда, где ему быть не нужно.

- Но в этом, же нет ничего такого, это же не сверх тайна, я же не прошу показать мне убежище других вампиров.

- Нет, я сплю на кровати, как и ты, гробы - это фольклорная выдумка, и в вампирских мифах практически нет правды. Допрос окончен?

- Нет. Я еще и не начинала.

- Ты всегда такая упрямая? Знал бы об этой твоей черте раньше, прибил бы еще той ночью.

- Злишься? Но я просто хочу понять.

- Злюсь, Малика, но не на тебя, а на себя, на то, что поддался слабости и мимолетному желанию, хотя прекрасно знал, что за этим может последовать. А еще я голоден и в такие моменты, я могу быть раздраженным и резким. Кофе будешь?

- Да, - ответила Малика, удивленная моим вопросом, она явно ожидала чего-то другого.

Мы спустились вниз, и прошли на кухню. Я сделал Малике кофе, а себе налил красного вина, что бы хоть как-то успокоить жажду.

- Спасибо, - произнесла Малика, когда я поставил перед ней большую чашку со свежи сваренным кофе.

- Пожалуйста, - ответил я и сел напротив нее.

Какое-то время мы сидели в полной тишине, Малика пила кофе, я вино. Хоть мы и молчали, но любопытство, с которым Малика наблюдала за тем, как я пью вино, говорило о том, что она не успокоиться пока я не отвечу на все ее вопросы.

- Да, я способен пить вино, и я люблю кофе.

- Я же не спрашивала.

- Нет, но твой любопытной взгляд, которым ты сверлишь меня, все это время говорит сам за себя. И если честно сказать, мне не нравиться ощущать себя подопытным кроликом.

Последние слова я произнес Малике на ухо буквально за секунду преодолев расстояние, разделявшее нас. Девушка испуганно отшатнулась и обязательно бы упала, если бы мои руки не держали с обеих сторон спинку стула, создавая Малике защиту от падения.

- Выходит не все в книгах ложь, - произнесла она еле слышно.

Я улыбнулся.

- Не все, но большая часть. Знаешь до заката, еще пара часов, и эти пару часов я бы предпочел провести в спящем состоянии, - я отстранился от Малики, и добавил. - Дверь автоматически захлопывается, но для этого на ручке нужно повернуть кнопку, когда будешь уходить не забудь об этом.

После этих слов я направился прочь из кухни.

- Ты куда? - спросила Малика.

- Спать, - ответил я, оставив девушку в недоумении, и наедине со своими мыслями.

Я все еще жаждал крови, и единственное мое спасение было во сне, но уснуть сейчас будет нелегко. Я набрал в ванну холодной воды, снял с себя футболку, и уже расстегнул ремень у брюк, как учуял Малику за дверью своей комнаты. Она вошла внутрь и, поравнявшись с ванной, остановилась на ее пороге.

- Ты вроде как ушел спать?

- Да, и я попробую это сделать, если ты уйдешь, - ответил я.

- А ты ванну с кроватью не перепутал? - поинтересовалась Малика.

Я молча подошел к двери ванной комнаты. Взял Малику за руку, и отвел к своей кровати. Сдерживая себя из последних сил.

- Сиди здесь, можешь лечь, только на эти два часа оставь меня в покое, пожалуйста, - произнес я, и пошел обратно в ванную, на этот раз я запер за собой дверь и, сняв джинсы, залез в ванну.

Ледяная вода тут же обволокла мое тело, а спустя какое-то время, когда жажда слегка утихла, и ко мне вернулся здравый смысл, я подумал о Малике, которую оставил в недоумении на своей кровати, и которая надо сказать все еще была там, где я ее оставил. Я закрыл глаза, и подумал о том, что теперь мне делать со своим назойливым готом. Я не мог обречь ее на муки, не мог причинить ей боль - кому угодно, но не ей. Однако и оставить ее, я тоже был не в силах, она что-то пробудила во мне, и это что-то не давало мне покоя. Назвать это любовью, пожалуй, было бы не правильно, но меня тянуло к ней, и вовсе не жажда ее крови, я хотел узнать ее поближе, стать ей другом, а не врагом. И она права, между друзьями нет тайн, но если она все узнает, то будет обречена, а этого я допустить, ни как не могу. Исчезнуть из ее жизни тоже не вариант, она все равно будет искать ответы, ведь она теперь точно знает, что вампиры существуют. Хотя если подумать, в этом городе из вампиров только я, так что здесь ей ничего не угрожает, а пока я рядом ей вообще ничего не угрожает, мало, кто из вампиров решит вступить со мной в бой. Но если она решит от сюда уехать или меня не будет рядом, вот тут может возникнуть проблема, блин, в подобные моменты я жалею, что у меня нет способности - стирать людям память, сейчас бы такой дар пригодился как никогда.

Жажда почти утихла, но я знал, что это не надолго, но я также знал, что должен был выйти к Малике и отправить ее домой.

Я вылез из ванны, вытер тело от воды, натянул на себя одежду и вышел к Малике. Она и правда все также сидела на кровати и, казалось, просто застыла, переваривая всю ту информацию, что на нее навалилась.

- Послушай, Малика, - я присел на корточки напротив нее. - Тебе и правда лучше уйти, когда зайдет солнце я, как и обещал, приду чтобы сопроводить тебя во время прогулки, но сейчас, пожалуйста, Малика, иди домой.

Малика коснулась моей руки, но тут же отдернула свою руку обратно.

- Ты же весь ледяной, чем ты занимался в ванной?!

- Лежал в холодной воде, что бы утихомирить жажду, до заката дотяну, но ты должна уйти, пока жива, а не разорвана на части.

- Значит, все это время, что мы разговаривали, ты был голоден и хотел моей крови?

- Да, - ответил я. - И если бы на твоем месте был кто-то другой, он бы уже был мертв.

Малика взглянула на меня и наконец-то в ее глазах мелькнули нотки ужаса, а не только любопытство.

- Пойми, наконец, Малика, я убийца, а не белый плюшевый мишка, которого можно положить с собой на кровати. Я убивал сотнями, и мне это нравилось, это было смыслом каждой новой ночи.

Я смотрел на Малику и видел, как меняется выражение ее глаз, теперь в них читалась жалость, т.к. она заметила грусть в моих глазах, все туже грусть от нахлынувших воспоминаний.

- Не надо меня жалеть, Малика, не нужно, - я поднялся на ноги и отошел от нее в сторону.

- Но ведь воспоминания причиняют тебе боль, я давно это заметила, эту грусть в твоих глазах, смешенную с болью и одиночеством.

- Да, ты права, воспоминания причиняют мне боль, но эта боль, мое наказание за содеянное в прошлом, это моя кара. И не нужно меня за это жалеть. А теперь пожалуйста, Малика, иди домой, на моих руках и так достаточно крови, не добавляй на них еще и свою.

Видимо эти слова как-то повлияли на нее. Малика встала с кровати, подошла ко мне, улыбнулась, мимолетно чмокнула меня в щеку.

- Я буду ждать тебя после заката, - произнесла она и вышла из комнаты.

Я слышал, как щелкнул дверной замок, когда она открыла входную дверь, слышал, как захлопнулась дверь, когда Малика вышла на улицу. Я больше не ощущал в доме ее присутствия, но в комнате все еще чувствовался ее запах. Я рухнул на кровать и закрыл глаза, до заката оставалось чуть меньше часа, но для голодного вампира этот промежуток времени - равен вечности.

***

Я уже приближался к дому Малики, в этот момент открылась входная дверь и Малика вышла на улицу.

- Я увидела тебя из окна и пошла на встречу! - крикнула она мне.

- Вот как, - ответил я. - А то я уже подумал, что ты решила ослушаться, и пойти гулять в одиночестве.

Малика улыбнулась. Черт, какая же у нее чудная улыбка, я никогда не видел ничего подобного. Она улыбается искренне и вместе с ней смеются ее глаза, и это делает ее улыбку еще неповторимее.

- Куда пойдем? - спросила Малика, подойдя ко мне.

- Куда скажешь, - ответил я.

- Знаешь, у меня куча вопросов и на них нужны ответы, и полагаю нам нужно более укромное место для этого разговора, - произнесла Малика.

- Что ты задумала?

- Я хочу знать все, - ответила Малика.

В ее глазах читалась решимость, Малика была настроена серьезно. Она не просто хотела знать все о вампирах, она хотела знать все обо мне.

Мы дошли до моего дома, открыв дверь, я сперва пропустил Малику, затем зашел сам.

- Кофе? - спросил я.

- Не откажусь, - ответила Малика.

Я прошел на кухню, Малика последовала за мной. Она встала рядом со мной, возле плиты, облокотившись спиной на тумбочку.

- А тебя обратили, или ты рожден вампиром?

Я невольно улыбнулся, и продолжил мешать кофе, чтобы оно не пригорело.

- Что смешного? - поинтересовалась Малика.

- Ничего, просто, забавно, что именно этот вопрос ты задала первым, - ответил я.

- Так как? - снова поинтересовалась Малика.

- Обратили, - ответил я, разливая кофе по чашкам.

Малика вопросительным взглядом уставилась на меня.

- Хочешь знать где, как и когда?

- Угу, - буркнула она, все еще не веря, что это не сон.

- Это произошло в Нью-Орлеане в 1574.

Малика поперхнулась, только что отпитым кофе.

- Сколько тебе? - спросила она, когда прокашлялась.

- 442, - ответил я.

Малика уставилась на меня, как на картину в музее.

- Что, хорошо сохранился? - поинтересовался я.

- Я, конечно, предполагала, что ты старше меня, но думала что тебе где-то от силы лет 100.

Я снова улыбнулся, это была, пожалуй, единственная уместная эмоция в данном случае.

Пока Малика приходила в себя после сказанной мной даты, мы переместились из кухни в гостиную.

- Итак, ты готова слушать дальше? - поинтересовался я.

Малика лишь кивнула головой, все еще прибывая в легком шоке.

- Итак, Нью-Орлеан 1574 год, я молодой парень в расцвете лет, мне тогда было где-то 20 - 22, мы отдыхали с друзьями на речном берегу, и естественно были пьяны на столько, на сколько позволяло наше здоровье. Когда все произошло, я возвращался домой, я был один, т.к. остальные жили в противоположной стороне города. На дворе была ночь, вокруг никого, ну так, по крайней мере я думал, поэтому я шел и пел песни, мимоходом, попивая вино из бутылки, и вдруг я услышал шорох, но абсолютно не придал этому значения. От выпитого алкоголя я прибывал в определенной эйфории, и когда вампир напал на меня, я даже не сразу понял, что произошло, осознание произошедшего пришло ко мне намного позже. Когда я очнулся, я обнаружил себя лежащим в склепе с ужасной жаждой, однако в тот момент я решил, что это похмелье, и что именно в пьяном угаре я забрел в склеп. Я пришел домой, выпил воды, но жажда так и не утихла, я кое-как добрался до своей спальни. В какой-то момент ко мне заглянула сестра и когда, я увидел пульсирующую вену на ее шее, меня буквально перемкнуло, я набросился на нее, она кричала, а я впивался в ее горло все сильнее и сильнее, и с наслаждением пил кровь, чувствуя, как жгучая боль в горле утихает. На крик сестры прибежала мать, увидев меня, запятнанного кровью сестры и собственно ее мертвое окровавленное тело на моей кровати, мать стала кричать, что я - демон, исчадие ада, она проклинала меня, а потом назвала меня вампиром. И тут я понял, что произошло ночью, когда я возвращался домой, на меня напал вампир и обратил меня, и это именно он отнес меня в склеп, чтобы скрыть от лучей света. Я вспомнил, как он набросился на меня сзади и вскрыл мне вену на шее, я вспомнил эту тупую ноющую боль, от его клыков, я вспомнил, как он дал мне выпить своей крови, я как будто снова почувствовал ее привкус. Когда мать назвала меня вампиров, в моей голове снова что-то щелкнуло и помимо воспоминаний, заработал инстинкт самосохранения, говорящий мне что она опасна, раз знает правду. И я, не задумываясь, набросился на свою мать, в этот момент вернувшиеся с поля отец и младший брат, обнаружили меня как раз за этим занятием. Отец снял с плеча ружье и выстрелил в меня, пуля хоть и обжигала, но навредить мне не смогла. Я оставил в покое бездыханное тело матери, и переключился на отца с братом, брат сбежал, а отец, пытаясь его защитить, оступился на лестнице и, упав, свернул себе шею. Однако брату не удалось далеко сбежать, я настиг его и притащил обратно в дом, где расправился с ним также как с сестрой и матерью. Спустя какое-то время в мой дом пришел вампир, обративший меня, представшая перед ним картина, его поразила, и он сказал, что я стану великим вампиром. И он был прав, я стал великим вампиром, на меня объявлена охота, как со стороны самих вампиров, так и со стороны стражей. Однако помимо величия, я еще стал и жестоким убийцей, который даже убил своего создателя, когда понял, что он в нем больше не нуждается.

- А разве убийство вампира создавшего тебя это не самое страшное преступление в кодексе вампиров? - поинтересовалась Малика.

- Да, именно поэтому на меня и объявлена охота с обеих сторон, однако вампиры это сделали еще и потому, что бояться за свои жизни, после убийства своего создателя я понял, что кровь вампиров способна даровать силу, поэтому периодически я убивал не только людей, но и вампиров.

- Но сейчас, же ты этого не делаешь? - вновь спросила Малика.

- Нет, потому что пришлось залечь на дно, - ответил я.

- И чем же ты питаешься сейчас? - поинтересовалась Малика.

- Людской кровью, только делаю это с большей осторожностью. Каждую ночь я выхожу на охоту, и очень тщательно выбираю свою жертву, чаще всего я пью кровь тех, кого не станут расспрашивать, что у них за странные следы на шее или кого попросту не хватятся - это бомжи, проститутки, наркоманы, алкоголики, и прочие низы общества.

- Значит, ты больше не убиваешь?

- Не в этом городе, он маленький и убийства, происходящие каждую ночь, не останутся без внимания, - ответил я Малике.

Она покивала головой в знак согласия.

- Ты сказал следы на шее? Но разве кровь вампиров не способна заживлять нанесенные раны?

- Нет, - ответил я улыбнувшись. - Не способна, раны от укуса исчезнут мгновенно, только если обратить этого человека, но даже после этого место укуса будет постоянно напоминать о себе, периодически щекочущи-ноющей болью.

- Но воспоминания, то ты способен стереть иначе бы уже весь город знал, кто ты?

- Стереть - это тоже не совсем верное определение, скорее заменить реальность, вымыслом, выгодным вампиру.

- Я не совсем тебя поняла, - произнесла Малика.

- Когда вампир пьет человеческую кровь, он как бы соединяется с этим человеком в одно целое и способен проникнуть в его сознание, и заменить реальность вымыслом. Теперь поняла?

- Да, - ответила Малика. - Теперь, кажется, да.

На какое-то время мы замолчали. Малика явно осмысливала все, что я ей рассказал. А я гадал, каким будет ее следующий вопрос, и надо сказать она меня удивила.

- Расскажи мне, Рафаэль, что в действительности произошло с тем замком в лесу, ведь ты явно знаешь о нем больше, чем говоришь.

-Да, я знаю больше, - ответил я. - Но правда тебе не понравится.

- Но я хочу знать ее, какой бы печальной эта правда не была.

Я взглянул на Малику и начал свой рассказ, она слушала не перебивая, ловя каждое мое слово.

- Когда-то этот замок блистал своим величием, и многие приезжали сюда чтобы взглянуть на него и на принцессу, что жила в нем. Именно для нее на очередное день рождение было сооружено то озеро, и построил его ее отец, который души не чаял в своем дитя. В замке постоянно проходили балы, и пышные приемы, которые устраивались для увеселения принцессы. Она была прекрасна, но избалована и капризна и, тем не менее, все ее любили. И возможно замок и до сих пор бы стоял, блистая своим величием, а история его владельцев передавалась бы из поколения в поколение. Но однажды в эти земли пришла беда, о которой никто и поведать не мог. Прекрасная принцесса влюбилась в незнакомца, которого встретила, гуляя как-то вечером возле замка. В тот момент она подумала, что он один из гостей, которые собрались на бал и просто решил уединиться как и она. Они очень долго разговаривали, и принцесса узнала, что незнакомец приехал из далека, и что ему здесь очень понравилось, и он хотел бы погостить подольше. Она не долго думая уговорила отца, чтобы тот позволил гостю пожить у них какое-то время. Отец не мог перечить любимому дитя и легко поддался ее уговорам, не зная о том на что он обрек ее и свою жизнь. Дни сменяли ночь, принцесса все больше влюблялась в юношу, за разговорами они много времени проводили вместе у озера. На очередном балу принцесса тайно призналась юноше, что он ей очень дорог, и она хотела бы разделить с ним жизнь. Юноша лишь рассмеялся в ответ, сказав, что он не способен полюбить человека, но охотно разделить с ней ее жизнь. К тому моменту как произошло признание, в городе стали шептаться о непонятных убийствах и звере, что объявился в здешних краях. Принцесса не могла поверить собственным глазам, она слышала от прислуги про зверя, и отец запретил ей выходить одной из замка, но то, что зверь стоял перед ней и, что она любила его больше жизни она поверить никак не могла. Все происходящее казалось ей страшным кошмаром, она смотрела в его глаза наливающиеся кровью, она видела, как изменилось его выражение лица, и на губах заиграла дьявольская ухмылка, а когда юноша улыбнулся, она увидела, как удлинились и заострились его клыки. Принцесса хотела убежать, но не смогла, юноша набросился на нее и выпил досуха, после чего вынес тело к гостям. В ту ночь он славно поразвлекся в замке с теме, кто не успел сбежать. А на утро к замку пришли горожане, чтобы уничтожить исчадие ада. Горожане думали, что если сожгут замок, то убьют монстра, скрывающегося в нем. Как же они ошибались, ведь к тому моменту вампир уже давно ушел из замка он предполагал, что сбежавшие учудят панику, и ушел в пещеру, еще до восхода солнца. Он слышал, как ликуют горожане на кострище, он чувствовал запах гари. На закате вампир покинул город, больше здесь его ничто не держало, его целью была принцесса и она была мертва. Убийства прекратились и горожане поняли, что победили, но на всякий случай, вычеркнули из памяти все, что было связано с той историей, а со временем и замок затерялся средь лесов, город навсегда позабыл о нем и принцессе, что жила в этом замке.

Я вновь взглянул на Малику, она молча сидела, слушая мою историю, и перебирая в руках шнурок от платья.

- Хочешь о чем-то спросить, но боишься задать свой вопрос, - произнес я. - Не бойся, у нас ведь вечер откровений, поэтому я отвечу на любой твой вопрос.

Малика встала с дивана, подошла ко мне и села на облучок кресла.

- Не против? - спросила она.

- Нет, в данный момент тебе ничто не угрожает, - ответил я, и пересадил ее к себе на колени, чтобы она не свалилась с облучка.

Малика явно не была готова к такому повороту событий, она конечно хотела быть ближе ко мне, но...

- И о чем же таком ты хочешь спросить, что решила пересесть поближе? - спросил я.

Малика застенчиво улыбнулась, и тихо произнесла.

- Одно с другим не связано, - и тут же добавила. - Ты был тем вампиром?

- Да, - ответил я.

- Но зачем? Почему ты так хотел ее смерти? И почему тогда ты не убил ее сразу, зачем позволил влюбиться в себя?

- Когда же ты, наконец, поймешь Малика, что герой любовник, которым вампира рисуют в мифах не существует, мы хищники, убийцы, искусные охотники, и когда в твоих руках вечность, убивать просто ради пропитания надоедает, хочется развлечения, зрелищ, и ты начинаешь оттачивать свое мастерство убийцы, начинаешь изобретать, играть со своими жертвами. Мне было скучно, я просто искал развлечений, и нашел.

- Вот как, зрелищ значит. Тогда почему в твоих глазах появляется грусть, когда ты вспоминаешь свои игры?

- Хм, может, потому что тоскую по тем временам, когда мне не нужно было прятаться.

Малика отрицательно покачала головой.

- Нет, ты жалеешь о содеянном, к тому же это ты сказал, что твои воспоминания - это твоя кара, за содеянное в прошлом.

- Да сказал, но лишь, для того чтобы ты ушла, поняв, что я далеко не ангел.

- А мне кажется, что ты просто не хочешь самому себе признаться в том, что ты уже давно не зло. Да и если уж ты тут так накосячил, то зачем вернулся, разве что груз вины позвал?

- Нет, просто здесь идеальное место, чтобы скрыться от преследований, ни больше ни меньше.

- Как знаешь, Рафаэль, я не стану тебя переубеждать, ты лучше меня знаешь правду. А какую учесть ты уготовил мне? В какую игру ты сыграешь со мной?

- Я завязал с играми на какое-то время. И я же уже сказал, что хочу быть твоим другом, а не врагом.

- Да, но я буду знать твою тайну, разве это не повод меня убить.

- Нет, к тому же я твердо знаю о том, что ты не придашь, и эта тайна останется между нами.

Малика улыбнулась, улеглась ко мне на плечо и шепотом произнесла.

- Я готова разделить с тобой все твои тайны.

Она мирно лежала у меня на плече, и я не мог оторвать от нее взгляда. Мой темный ангел, если бы ты только знала, какой коварной способна быть темнота и как часто она толкает невинных существ в бездну.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"