Княжина Анна: другие произведения.

Кровавый бал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История Нины началась с банального знакомства, которое могло бы перерасти во что-то большее. Вот только в реальности совсем все не так как в красивых сказках про любовь. Злой рок заставит Нину или сдаться на милость богам, или стать сильной. Для чего? Для того, чтобы нещадно карать этих нелюдей. Их не должно быть на нашей планете и надо сделать все возможное, даже отдать свою жизнь, если понадобится, только стереть любое упоминание о них.


"Кровавый бал"

Пролог

   В одной из больниц для душевнобольных летом этого года было не протолкнуться. С чем связан такой "бум" доподлинно неизвестно, но врачи заверили, что во всем разберутся и пугаться не стоит. А тем временем профессор Закошанский, светило и идол для миллионов практикующих психиатров, проводил ежедневный обход больных в своей клинике. Разумеется, след в след, стараясь особо не разговаривать и даже не дышать за ним следовала стайка молодых практикантов.
   Вдруг профессор остановился и прислушался к закрытой двери, которая вела в палату для одиночек. Вот уже целый месяц там пребывает одна очень юная особа, которая от переживаний и страданий просто лишилась рассудка.
   - Бедняжка! - глубокомысленно заметил профессор и снял очки, чтобы потереть указательным и большим пальцами весьма внушительных размеров нос. - Такая молодая.
   - Простите, профессор. - осмелился подать слабенький голосок один рыженький студент. - Кто бедняжка?
   - Итак! - внезапно всплеснув руками профессор, чем несомненно перепугал и без того ранимую душу будущих психиатров, резко развернулся на пятках идеально начищенных туфель, выхватил папку с красным ярлычком и первым вошел в таинственную комнату. - Приступим.
   Честно признаться, профессор был добрейшим человеком, всегда подкармливал бездомных собак, даже одну распорядился взять для охраны прибольничной территории, и приносил домашнее печенье с шоколадом для своих студентов - это увлечение было вторым, после психиатрии, главным делом в его жизни. Когда практиканты впервые попадали в эту обитель, то были до глубины души поражены такой переменой характера, ведь каждый знает, преподаватель Закошанский - тиран и деспот, который только рад муштровать бедных студентов на предмет наличия знаний и внушительных интеллектуальных способностей, которые так нужны этой профессии. Но, когда профессор оказывался в клинике, вся его деспотичность куда-то испарялась, оставляя после себя добродушного профессора далеко за сорок лет, с примечательным дефектом речи, он начинал шепелявить, когда раздражался, отчего у студентов складывалось впечатление шипения, как у змей, поэтому иногда профессора про себя звали Змеем Горынычем, или просто Горынычем. А внешне он походил не на один десяток таких же профессоров: невысокого роста, плотного телосложения, чуть поблекшие голубые глаза, небольшая залысина с сединой по бокам и как заключительная черта, твидовый пиджак с кожаными нашивками на локтях и это в такую-то жару! Но факт оставался фактом - все, кто хоть раз познакомился с таким человеком будут покорены с полуслова на всю оставшуюся жизнь. Вот такой он, профессор Закошанский!
   Но речь пойдет сейчас не о нем, а о его подопечной - некой Нине С., поступившей ровно месяц назад с амнезией и глубокой депрессией, судя по ее карте. Ей был прописан целый набор различных антидепрессантов, бета-блокаторов, комплексов для улучшения мозговой активности, но с каждым днем пациентке становилось все хуже, и она таяла словно на глазах свеча, то впадая в буйство, то, наоборот, ведя себя, как растение, вяло и апатично по отношению ко всему. Это был безусловно интересный и одновременно удручающий случай. Если дело пойдет так и дальше, то пациентке придется вводить внутривенное питание.
   Заходить к ней в палату разрешено было только профессору и доверенному лицу, которое профессор определял сам, дело в том, что пациентка очень эмоционально реагировала на незнакомых людей. И сегодня эта честь выпала тому самому рыженькому парнишке лет двадцати двух.
   - Здравствуйте, Нина. - будничным тоном поприветствовал он темноволосую девушку, лежащую на кровати лицом к стене. Она вздрогнула, когда профессор назвал ее имя, но повернуться не спешила. А профессор тем временем удобно присаживался в кресло, что стояло напротив кровати.
   Вообще, эта клиника была самой лучшей в стране, здесь для пациентов были созданы все условия жизни в столь неприятный период жизни. И многим удается справится с болезнью, многим, но не всем.
   - Как вы сегодня спали? Мне вот было очень жарко, даже ночью пришлось вставать, чтобы утолить жажду.
   Он старался говорить ровным тоном, перемешивая в равной степени и вопросы, и праздные предложения, чтобы завязать разговор, заставить ее повернуться, откликнуться и пойти на контакт.
   И все же он смог добиться от нее внимания. Спустя десять минут она перевернулась, чтобы внимательным, проницательным даже, взглядом окинуть присутствующих. Выглядела она испуганно, большие глаза темно-серого цвета метались с одного лица на другое, не зная на ком сконцентрировать свой взгляд, резко очерченные черты лица, небольшой, аккуратный нос, вот только губы все искусаны до крови, да кожа слишком бледная, и это не считая болезненной худобы. Она осторожно подтянула ноги к себе и сжалась в комочек, забившись в самый дальний угол кровати подальше от профессора и рыженького паренька.
   - Вы хотите узнать, что со мной случилось? - внезапно тихим полушепотом поинтересовалась она. - Ответ все тот же. Я не помню.
   - Позвольте, милочка, с вами не согласиться. - улыбнувшись сквозь очки глазами ответил он. - Вы все знаете, просто вспомнить не можете, для этого вы и приехали сюда.
   - Я приехала? Сама? - удивилась пациентка. - А что я говорила тогда?
   - Вы прибыли к нам поздней ночью, одетая как самая настоящая воительница, за спиной была катана, а на бедренных кожаных ремнях по кинжалу.
   - А еще я выглядела куда лучше. - криво улыбнувшись прервала она рассказ профессора.
   - Верно. Я рад, что вы улыбаетесь, у вас очень красивая улыбка.
   - Спасибо, мне уже это говорили.
   - Правда?! - деланно удивился он, от чего стал похож на филина. - А кто вам это говорил?
   И тут случилось непредвиденное. Девушка резко вскочила на кровати, чуть раскачавшись, но устояла, перепрыгнула через спинку и ринулась к окну. К счастью профессор был шустрее и в один прыжок настиг беглянку, один укол и все было кончено.
   - Вы тут немного поспите, а я к вам вечером зайду. Хорошо?
   - Нет! Не надо. Оставьте мне карандаш и большой блокнот, я вам все расскажу сама, а там вы сами увидите, почему мой разум решил забыть прошлую жизнь.
   - А вы обещаете мне ничего не делать плохого? - интригующе спросил профессор, но все же распорядился принести ей диктофон, все же он видел слишком много, чтобы так опрометчиво верить словам.
   - Теперь уже поздно что-то предпринимать, я буду доживать свою скучную жизнь по возможности в ваших стенах. Здесь мне будет спокойно.
   - Посмотрим, но вы должны помнить о данном только что обещании и расскажете свою историю, мне будет очень интересно.
   Уходил профессор с хорошим предчувствием. За целый месяц Нина впервые проявила интерес к беседе, связно излагала свои мысли и, что самое важное, она решила пойти на контакт и сама предложила продолжить беседу. Быть может она встала на путь исцеления? Ах, как много предстоит ей пройти, но главное сделать первый шаг, а там будет легче.

Глава 1. "Мышеловка"

   Когда все началось? Я и сама не помню, точно знаю, что это был май, а на улице уже вовсю светило солнце, заставляя мечтать о прохладе леса или о глади озер. С момента окончания университета прошло целых пять лет, я успела устроиться на работу в государственный архив, где трудилась генеалогом вот уже три года. Канцелярская крыса, как презрительно отзывались обо мне некогда близкие друзья, я часто любила проводить все свое свободное время в библиотеках, рассматривая записи давно минувших дней. Ну, а в те выходные вся наша группа выпускников истфака должна была встретиться в одном из модных заведений Санкт-Петербурга, чтобы отметить свой выпуск пять лет тому назад, похвастаться достижениями или попросту напиться с горя. Кстати последний вариант ближе всего был именно мне, не то, чтобы у меня не было достижений, или за пять лет стала выглядеть хуже, но общаться не очень-то и хотелось, книги говорят куда больше, да и зачастую правдивее нежели большинство из людей.
   Короче говоря, для себя уже все решила: одеться прилично, поздороваться со всеми и уединиться с бутылочкой хорошего вина где-нибудь в уголочке, желательно в полном одиночестве. Но перед этим необходимо было закончить свой доклад, в котором буквально "по полочкам" разложила семейное древо одной очень интересной особы. Это был парень. Не просто парень. А именно ПАРЕНЬ, красивый до боли в зубах, весь подтянутый, спортивно сложен, с огромными карими глазами, которые словно завораживали одним только светом, а его манеры? Да, не каждый будет настолько обходителен с незнакомой девушкой, а он просто сама вежливость. Тембр голоса интриговал, заставлял желать большего и от этих мыслей становилось стыдно. Нестерпимый жар поднимался от груди к щекам и ушам. Чего уж тут скрывать, я очень надеялась, что он окажется свободен и у меня будет шанс попробовать его на вкус. Каждый раз как он должен был прийти на очередную встречу, я принаряжалась в ультра-эротичное платье, стараясь привлечь его внимание, но каждый раз терпела фиаско. Кроме культурного обращения и чуть более теплого отношения я так ничего и не добилась. И вот, в тот вечер, когда должна была передать ему родовой герб и доклад, я намеревалась высказать свою симпатию. Нет, я не стала надевать еще одно платье, потому как было ясно - эротическая составляющая его не интересует, поэтому выбрала самый простой брючный костюм насыщенного синего цвета и белую рубашку плюс самые обычные черные туфли на невысоком каблуке. Надоело притворяться той, кем я не являюсь. Простота - вот, что должно покорить моего парня. И вот настал тот самый волшебный вечер, когда я, по своей глупости или от недостатка ума, решила завоевать красавчика. Встреча была назначена, как и всегда в отделе древних языков научной библиотеки. Впервые за все это время я не переживала, просто старалась вести себя, как обычно. Он появился, как и всегда вовремя, одет был в костюм, видимо куда-то собирался вечером, и я подозревала что отнюдь не в одиночестве, и как-то вся моя прыть и упрямство растаяли как прошлогодний снег по весне. В каком-то смысле я даже была рада, что не придется краснеть, придумывая очередной повод для встречи, а просто запечатлею его образ у себя в памяти, чтобы в дальнейшем вспоминать о нем по ночам и расстанемся, что говорится, полюбовно.
   - Дорогая Нина! Я польщен столь быстрому отклику, полагаю вы намереваетесь вручить окончательный вариант моего фамильного древа? - он говорил так ласково, немного растягивая гласные буквы и каждое его слово заставляло судорожно вздыхать меня, наполняя каждую клеточку запахом его парфюма. Черт! До чего же он хорош. Даже страшно и одновременно интересно знать, каков он в постели.
   - И даже больше! Я смогла отыскать помимо этого и герб, принадлежавший вашему роду на протяжении нескольких столетий, пока главе дома не пришлось распрощаться с деньгами и землями из-за карточных долгов и многочисленных любовниц.
   - Ну! - протянул он многозначительно, и взглянул на меня таким пылким взглядом, что я мгновенно вспотела. - С женщинами у нас всегда были проблемы.
   - Вот смотрите. - решила переключить его внимание на куда более интересный объект.
   Я развернула перед ним на столе гобелен с изображением фамильного древа. Обычно там изображаются мифические существа, эдакие воплощения силы, благородства и могущества. Но тут совсем другая история. Два черных аспида, обвивающие нагую рыжеволосую женщину. Они впивались ей в тело, медленно отравляя ее разум, забирая жизнь раз и навсегда.
   Взглянув на гобелен, я перевела удивленный взгляд на мужчину своей мечты. Тот стоял неподвижно, впитывая взглядом каждый уголок гобелена, запоминая его и даже...наслаждаясь.
   - Вы довольны? - удивленно поинтересовалась у него я. Было странно нарушать такую сакральную тишину своим слишком громким голосом, но стоять и смотреть на эту застывшую статую красивого мужчины было трудно. Того и гляди набросилась бы прямо тут, не опасаясь посторонних взглядов.
   - Доволен ли я? Да я в полном восторге! - поднял он блестящие глаза и так тепло улыбнулся, что не улыбнуться ему в ответ было просто невозможно. - Позвольте поцеловать вам руку, вы просто непревзойденный профессионал!
   И вот стоило мне усомниться столь явной лести и, быть может, даже насторожится, но то ли отсутствие отношений, то ли просто природная недальновидность застила мне глаза, и я растаяла, как мороженное на солнце.
   - Не стоит, честно! Это всего лишь моя работа. - смущенно пролепетала я и отвела взгляд.
   Он обогнул стол и приблизился ко мне вплотную. Его дыхание обожгло мою кожу, и я даже судорожно вдохнула так некстати закончившийся воздух. "Что этот парень творит со мной?" - пронеслось в голове и тут же улетучилось в неизвестном направлении. Все, чего я хотела - это слиться с ним в страстном поцелуе, забыться на миг под одеялом, словно мы были одни в целом мире.
   Мне было тяжело устоять на ногах, а он тем временем взял мою руку в свои ладони, поднес к своим бархатным губам и слегка коснулся ее. Я инстинктивно отдернула руку, заливаясь краской до самых кончиков ушей.
   - Я же говорю, не стоит. - пропищала я и сделала пару шагов назад.
   - Тогда позвольте мне вас отблагодарить и пригласить на раут сегодня, а точнее, - он взглянул на часы и ухмыльнулся. - через час, но мы успеем. У меня здесь машина припаркована неподалеку. Домчимся в миг.
   И мне бы прокричать во все горло "Нет!", но вместо этого я просто улыбнулась и молча согласилась. В конце концов что я теряла? А так есть шанс провести с ним не только вечер.
   Воодушевленная таким раскладом, я быстро собрала все лишние бумаги и записи, запихнула в свой рюкзак, который прикупила по случаю на распродаже одного именитого бренда, и решительно пошла к выходу.
   - Вы куда? - удивился он, преграждая мне путь. Я даже вскрикнула, поражаясь такой прыткости.
   - Ну, мне необходимо заскочить домой, чтобы оставить вот это. - показала перед его носом рюкзак и добавила. - Да и не мешало бы подправить макияж и сменить туфли.
   - Женщины! - засмеялся он и тревога исчезла во взгляде, сменяясь нотками заигрывания, даже флирта. - Давайте я вас подвезу! В конце концов, метро не самое лучшее место для девушки.
   Конечно, мне безумно хотелось согласиться на это предложение, но внутренний голос упорно продолжал убеждать, что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но в тот роковой вечер все прошло по его плану, и мышка послушно потопала в мышеловку.
   - Ладно, только обещай не подниматься ко мне домой, там жуткий беспорядок! - доверительно прошептала ему на ухо, и первая вышла из библиотеки. Он поспешил за мной.
   Вот так вот беспечно началась самая ужасная полоса в моей жизни, хотя тогда я так не считала, наивно полагая, что вытащила счастливый билет и в скором времени стану девушкой идеального мужчины своей мечты.
   Мы мчались по ночным улицам города в дорогом форде на ужасающей скорости, я даже вжалась в кресло посильнее, не забыв пристегнуться. А вот Дениса похоже такая скорость совсем не волновала, скорее наоборот, добавляла адреналина, заставляя сердце бешено биться, а глаза гореть праведным огнем. С ума сойти просто!
   - Я хочу еще жить. - в конце концов была вынуждена прокричать я, потому как музыка заглушала любые попытки робко попросить сбавить обороты. - Вы хуже сумасшедшего джокера из комиксов!
   - Бросьте! Что такое жизнь, когда смерть неизбежна?! Наслаждайтесь всеми возможными достижениями великого ума человечества, ведь уже завтра все может измениться!
   Отчасти я была согласна с ним, быть может в силу возраста, быть может из-за врожденной наивности, но другая моя часть, рациональная, вопила во все горло, что он не тот самый парень и пора удирать стремглав, а не прихорашиваться для раута. Да и кто там будет тоже неизвестно, а что, если это собрание для таких же чокнутых, как и он сам.
   - Вы знаете, я уже сомневаюсь в предстоящем вечере. Быть может будет лучше мне остаться дома, переодеться в уютное платьице и почитать интересный исторический роман, нежели идти в незнакомое для меня место, где будет полным-полно таких же незнакомых для меня людей.
   - Напрасно вы так думаете. Я же вам уже знаком, вы даже моих родственников до десятого колена знаете! - мягко рассмеялся он, но скорость все же сбросил и слава Богу, а иначе обморок был бы не за горами. - Да и что вы теряете? Разве что один вечер, но кто знает, что вы приобретете сегодня?
   Он интриговал, заигрывал, даже флиртовал, стараясь склонить меня к этому рауту и тут я впервые задумалась. А зачем, собственно, я вообще понадобилась ему там? Не то, чтобы у меня была заниженная самооценка, но парню с его внешностью достаточно просто чихнуть и в очередь выстроиться не один десяток девушек куда симпатичнее меня, чтобы просто пожелать ему богатырского здоровья, а тут он приглашает первую попавшуюся девушку на светский раут и совсем не обеспокоен тем, как мы вместе будем выглядеть? Или он просто кому-то хочет "насолить"? Быть может своему папочке, или бывшей девушке. М-да, стать разменной монетой в чьих-то там играх совсем не улыбалось.
   - Ха-ха! - опять рассмеялся он тем самым завораживающим смехом, привлекая внимание к себе, отрывая от разумных сомнений. - Только не подумайте, что я какой-нибудь маньяк или извращенец, который всеми путями пытается вас вовлечь в нечто противоестественное. Вы и вправду мне нравитесь, и нет ничего зазорного чтобы выпить пару бокалов вина в приятном месте. И обещаю вам, вы ни разу не почувствуете себя одинокой.
   Ах, как он красиво поет! Но все равно попалась на сладкие речи и решилась сделать нечто экстраординарное хотя бы раз в жизни, чтобы потом вспоминать с улыбкой в глазах.
   - Ладно! Но домой ко мне вы не поднимаетесь. Уговор дороже денег. - робко улыбнулась я, выходя из машины.
   - И прошу называйте меня по имени, Нина.
   Я птичкой взлетела к себе на четвертый этаж, распахнула дверь и окунулась в домашний уют квартиры. Родители уехали жить на дачу до самой осени, оберегая урожай от мелких воришек, полностью вверяя мне святая святых - трехкомнатную квартиру на севере города. Быстро метнувшись к себе в комнату, я отыскала в шкафу самые шикарные туфли на шпильке, только бы голову не свернуть на них, обновила макияж, добавив к тону и туши еще светлые тени, несколько взмахов кисти с румянами и нежно-розовой помады, а волосы собрала шпильками, выпустив пару локонов по бокам головы и, захватив клатч в тон туфлям, припустила на встречу своей мечте. А мечта тем временем стояла на улице с пассажирской стороны, облокотившись бедром о машину, со скрещенными руками на груди. Ждал значит. Нет, ну а чего он хотел? Макияж требует мастерства и толику времени.
   - Обворожительно! - тут же отметил изменения во внешности Денис и поспешил открыть передо мною дверь.
   - Спасибо.
   Чем больше я проводила времени с ним рядом, тем меньше была моя тревога по поводу происходящего, да и вообще все казалось таким правильным, даже восхитительным, как нечто новое в моей серой жизни. Так почему бы не повеселиться сегодня вечером? А завтра всегда можно вернуться к привычному образу жизни канцелярской крысы.
   Когда мы только подъехали к зданию, где и будет проходить тот самый раут, я даже не поверила своим глазам. Конечно, надо понимать, что это Питер, но воображение упрямо рисовало некое фешенебельное здание с пафосными красными дорожками и учтивым персоналом, но никак не это здание. Нет, ну как? Как можно сопоставить дорогой автомобиль и речь идет явно о цене выше десяти миллионов рублей, и вот это невзрачное, почти заброшенное здание? Да кто он такой?
   И в действительности я мало что знала о нем самом. Нет, родословная там и всякая сопутствующая информация была мне известна и если говорить откровенно, то немного приводила в ужас, так как его предки не якшались убийствами, интригами, в которых страдали невинные судьбы и даже участием в переделе власти, но о нем конкретно информации было вообще мало. Звали его Денис Олегович, уроженец Санкт-Петербурга, но рано эмигрировал за рубеж, и спустя целых двадцать лет вернулся развивать свой бизнес. Вот и все, что мне было известно. Да и для работы большего мне не надо было. А что он знал обо мне? Еще меньше. Моя специализация, скудные данные из биографии, ну, там училась, стажировалась, последнее место работы и все, но не побоялся пригласить. Быть может я нужна была ему для чего-то другого? Сейчас я понимаю, что именно для этого "другого" и была нужна, но тогда думала, что просто понравилась ему. Глупая девчонка!
   А тем временем кареглазый брюнет уже вел меня под руку ко входу в заброшенное здание.
   - Особняк Брусницыных?! Не может быть! - не сдержала восторженных возгласов я. Да там мечтала побывать чуть ли не с младых лет. А теперь у меня есть шанс посетить нечто особенное со своей историей, самобытностью, прикоснуться к вехам той, давно забытой жизни. Потрясающе, правда?! И кто от такого откажется?
   - Я знал, что тебе понравится. А ты еще идти не хотела. Кто знает, быть может мы встретим там привидение? - глупо хихикнул он, но было заметно как он взбудоражен.
   - И оно расскажет нам страшную, но, конечно же, выдуманную историю. Смотрел мультфильм про кентервильское привидение?
   - Нет.
   - Тогда тебе стоит ознакомиться с ним, кто знает, может подчеркнешь для себя что-нибудь интересное.
   Мы вошли в здание, и я будто растворилась в истории дома. Все запахи, цвета, отделка и сама душа дома сейчас разговаривает со мной. Я не сразу заметила других приглашенных, осматривая чудом сохранившиеся камины, небольшие колоны, разделяющие комнаты, зеркала в старинных позолоченных рамах. Красота! Даже дух захватывает!
   Но, как это часто и бывает, мирская суета вырвала из объятий истории и заставила окунуться в настоящий мир. Я огляделась. Кругом сновали парочки или небольшие компании молодых и не очень людей. Кто-то смеялся, кто-то тихо перешептывался на светские темы, а я стояла посредине комнаты и таращилась на всех подряд, хорошо хоть челюсть не успела раскрыть, а то позора было бы не избежать. Денис куда-то испарился, оставив меня одну, но я не сильно рассердилась, было на что и на кого посмотреть. Мое внимание привлекли две необычные на мой взгляд парочки. Первая парочка - молодой, красивый парень и его спутница, старше лет эдак на тридцать, довольно мило щебетали о чем-то, не забывая бросать томные взгляды сквозь призму бокалов с вином. А вторая парочка не менее колоритная, страшненький, но должно быть очень умный парнишка с забавными усиками, и поросячьими глазками, сквозь толстую роговую оправу очков и его спутница, красотка до кончиков ее длинных "пергидрольных" волос в кожаных штанишках и кофте оверсайз яркой расцветки. Спрашивается, что их может связывать?! Такое чувство, что они познакомились буквально несколько часов назад, но то, как менее привлекательные партнеры смотрели на свои половинки было таким волшебным, таким притягательным. И тут я смекнула. А ведь и я наверняка выгляжу рядом с Денисом именно таким странным фриком, а если еще и учесть нестерпимое влечение к нему, как к мужчине, вообще становилось страшно и подозрительно, чего уж там.
   Я настолько погрузилась в наблюдение за парочками, что даже не услышала приближение моей половинки. Он подошел со спины, вплотную прижавшись торсом к спине и прошептал на ухо:
   - Заждалась?
   Вздрогнув всем телом, я медленно повернулась на встречу его удивительным карим глазам и чуть было не растворилась без остатка. Резко встряхнув головой, сфокусировала свой взгляд на спутнике и двух бокалах у него в руках.
   - Белое вино?! - удивилась я. - Как ты узнал, что именно этот сорт является моим любимым?
   - Просто угадал. - загадочно улыбнулся он, протягивая ко мне бокал. Я приняла безо всякой опаски, сделав демонстративно пару глотков.
   Так и хочется все отмотать назад, но ничего уже не изменить. Зря, очень даже зря я так легко доверилась, но ничего не поделать. Мышеловка почти захлопнулась, поймав бедную мышку за хвост.
   - Сейчас нас пригласят в другой зал, где будут восхитительные закуски и музыкальное сопровождение. А пока здесь знакомятся с остальными, быть может находят родственные души.
   - Ты же не привел меня на закрытую вечеринку свингеров? Правда? - деланно испугавшись поинтересовалась у спутника я, при этом налегая на вино, словно кто-то незримой рукой принуждал пить все больше и больше, теряя контроль над реальностью.
   - А у тебя резвая фантазия для человека, который большую часть времени даже солнца дневного не видит, разве что из окна библиотеки.
   - Да, мне это часто говорят, - улыбнулась я, мельком оглядывая других присутствующих. - Так зачем мы собственно пришли сюда? У тебя здесь есть свой интерес?
   - И да, и нет. Пришли сюда, потому что мне прислали приглашение. Вот, посмотри. - он достал приглашение и протянул его мне. Обычное пригласительное, написанное витиеватыми буквами на белой бумаге, также там предлагалось взять с собой спутника или спутницу. - Я говорил правду, когда приглашал тебя сюда и никаких тайных комнат здесь нет. Я надеюсь, что нет.
   - Ладно, но ведь это получается, что ты, как и я, никого не знаешь?
   - Да, но вот ту парочку я уже встречал.
   - Правда?! - заозиралась в указанном направлении я и подметила ботаника и его "пергидрольную" барби. - Интересно.
   - Давай познакомлю. - внезапно загорелся идеей Денис и не дожидаясь согласия попросту потащил меня в их сторону.
   - Может не стоит? - робко противилась я, но все равнр также послушно топала за ним след в след.
   - Брось! Будет весело, вот увидишь.
   - Звучит угрожающе. - нервно пошутила я.
   - Эрика! - окликнул он девушку. Ну, конечно, как еще могут звать эту барби? Но улыбаться все равно не переставала, только бы моя улыбка не была похожа на гримасу ужаса, а иначе Эрика убежит куда подальше.
   "Не переживай ты так, выглядишь просто восхитительно!" - старалась подбодрить себя я, но получалось не очень. А все потому что мой собственный размер одежды был далек от идеала, целый сорок шестой, это вам не зайчик чихнул, ямочки на щеках при улыбке, неподдельная любовь к различным сортам мороженного и совсем небольшой рост - сто шестьдесят сантиметров!
   - Эрика, это моя спутница Нина, она генеалог! - поспешил похвастаться он.
   - Гинеколог?! Интересная профессия. - пропела своим птичьим голоском она.
   - Профессия действительно интересная, вот только не гинеколог, а генеалог. Ну, человек, который занимается составлением генеалогического древа. А вы кем работаете? - постаралась перевести "стрелки" на кого угодно, только не на меня. Не люблю говорить о себе.
   - О! Я телеведущая на спортивном канале.
   - Как интересно! - искусно изобразив удивление, пролепетала я. Хотя на самом деле интересно мне, разумеется, совсем не было. - А кто ваш очаровательный спутник?
   - Это Григорий, мой сосед по даче. Я задолжала ему свидание, вот и пригодился билетик. - не без сарказма в голосе ответил она и вновь переключила свое внимание хищницы на Дениса. Вот гадина! - Как твои дела, Дениска?
   - Да все также хорошо, спасибо. Не знаешь, что тут будет за представление?
   - Ладно. - решила прервать эти умильные переговоры я. - Я отойду в дамскую комнату, а вы тут наслаждайтесь компанией. - и отсалютовав полупустым бокалом отправилась на поиски уборной.
   К счастью, Эрика осталась с мальчиками, и я полностью была удовлетворена таким раскладом. С каждой минутой мне все меньше хотелось находиться тут, словно сам дом старался предупредить меня, быть может, даже вывести на улицу, дать вдохнуть свежего воздуха, потому как приторно сладкий аромат, царивший в комнатах путал мысли, а вино лишь усугубляло и без того тлетворное влияние. Или это мне так казалось на первый взгляд, но я точно хотела убраться домой как можно скорее, наплевав и на Дениса, и на всех гостей, и на особняк со своей историей. Моя мама говорила, что первое впечатление самое правильное. Вот тогда-то и надо было бежать, доверившись своей интуиции, но... Как много "но" встречается в жизни.
   Я прошла к зеркалу, чтобы стереть блеск с лица и подправить макияж салфетками, открыла окно, необходимо было немного проветрить голову. Странно как-то все. Я обычно не поступаю так. "Что со мной происходит?" - этот вопрос не давал покоя с тех самых пор, как я взяла заказ у Дениса. Всмотревшись в зеркало, в свое отражение, попыталась ответить себе на этот вопрос. Мне уже целых двадцать пять, а семьи все еще нет, да и вообще живу с родителями. Чуть потускневшие от постоянного напряжения глаза мышиного цвета, темные, почти черного цвета волосы, повидавшие все ужасы подросткового периода с постоянными окрашиваниями, новомодными прическами и стрижками, и отнюдь не спортивная фигура. "Пожалуй, стоит записаться в бассейн для начала." - пронеслось тогда у меня в голове. Как выяснилось несколькими месяцами позже, стресс тоже оказывает чудодейственный эффект похудения. Но тогда я твердо решила что-то изменить в своей жизни и приступить намеревалась прямо с завтрашнего дня и решила поделиться сей прекрасной новостью со своей лучшей и единственной подругой Алиной. Она работала вместе со мной в библиотеке, занималась переводом с древних, давно мертвых языков на наш и английский. Как и все "заучки", она была честолюбива, одинока и обладала чертовски проницательным умом.
   - Привет, дорогая! Я тебе звоню сообщить одну очень важную вещь. - начала с "места в карьер" я, как только услышала голос подруги.
   - Дай угадаю. Ты собралась круто изменить свою жизнь?
   - Точно. А как ты догадалась?
   - Слишком часто в последнее время ты крутишься перед зеркалом, а это явный признак собственного осуждения к своей же внешности. - спокойным тоном учителя пояснила мне, непонятливой, такие простые истины. Обожаю ее!
   - Ладно. Тогда ты не поверишь где я нахожусь прямо сейчас! - не сдавалась я, стараясь хоть как-то привлечь внимание подруги. - Ты меня слышишь? Или опять ковыряешь какой-нибудь очередной перевод очередного безымянного автора?
   - Ульянова! Давай выкладывай всю нужную информацию и прекрати трепать мне нервы!
   И в ту самую минуту свет замерцал. Все поплыло перед глазами, и я услышала душераздирающие крики. Они доносились, казалось, отовсюду, наполняя ужасом и страхом. Там явно что-то происходило, но и со мной творилось что-то не ладное. Я потеряла ориентацию и упала, больно ударившись поясницей о выступ тумбочки. Стараясь не отключать телефон, поползла в сторону двери, чтобы позвать на помощь. Алина кричала что-то в трубку, но мой язык не слушался, словно прилип к нёбу. Мне что-то подсыпали? Определенно, но тогда подумала, что у меня случился инсульт и я попросту не смогу говорить или вообще умру. Как же мне стало страшно! Никогда прежде в жизни я не чувствовала такую ядреную смесь эмоций и гормонов, заставляющих мое сердце учащенно биться, отдавая гулким эхом в ушах. Уже на границе сознания заметила темный силуэт, который сначала показался в дверном проеме, а затем плавно переместился ко мне. Я плохо видела черты лица, боль застила глаза в прямом смысле слова, потому как незнакомец явно что-то делал с моей головой, потом услышала тихий шепот, знакомый такой, он заставлял меня предвкушать, желать, а теперь в нем чувствовалась странная смесь подобострастия и плохо скрываемого страха. Это был Денис. Он спросил у незнакомца нравится ли ему сделанный выбор. Незнакомец склонился над моими губами и буквально влил каждое слово в них:
   - Выбор сделан отличный, я дорого ее продам.
   А затем тьма накрыла меня впервые за всю мою жизнь и ничего спасительного в ней не было, только липкий холод, который так яростно высасывал душу да бесконечный ужас, что все время ждал, затаившись в тишине. Меня накачали и собираются продать, как рабыню.

Глава 2 "А был ли мальчик?!"

   Знаете как неприятно просыпаться осенью, когда еще батареи не включили, а погода уже решила понизить градус, чтобы все на улице спокойно уснуло до весны под уютным одеялом инея? Вот точно с такими же ощущениями я проснулась там, на полу в туалетной комнате злосчастного особняка. Голова весила, наверное, тонну, потому что оторвать ее от пола удалось отнюдь не с первого раза, а когда все-таки мне это удалось, то желудок сделал неожиданное сальто и заставил все выпитое и съеденное за день оказаться прямо передо мной на полу. Так дальше продолжаться не должно, мне было необходимо выбраться отсюда и желательно не в загоне для скота, в котором меня перевезут в Турцию или на Кипр, где смогут продать на органы или еще хуже - заставить заниматься проституцией, а на своих двоих, чтобы поскорее спрятаться у себя в квартире "зализывать раны".
   "О, нет! Он же знает где я живу!" - молниеносно пронеслось у меня в голове и желудок сделал еще одно непреднамеренное сальто, вот только еды там не осталось. Совсем. От такой мысли стало еще хуже. Куда податься? Как уберечься самой и уберечь своих родителей? Во что я вляпалась?
   "Так! Спокойно! Без паники!" - скомандовал мой внутренний голос. Паника заставляет делать дилетантские ошибки, а я не какой-то там бакалавр, а магистр исторических наук, и это должно звучать гордо!
   Вздернув нос и стиснув зубы, я встала сначала на колени, а потом, опираясь о стены руками, все же приняла вертикально положение, как и положено homo sapiens, и чуть было не потеряла равновесие, головокружения сменялись нестерпимой болью, а затем вновь приходили с утроенной силой. Как ни странно, клатч лежал на краю раковины абсолютно не тронутым, там же нашелся и телефон. Быть может они передумали меня забирать? Ох! А что он проделывал с моей головой? Почему она так болит? Осмотрев наскоро себя, я отметила, что больше ничего не болит и никаких метаморфоз с моим телом я тоже не обнаружила, кроме небольшого пластыря за ухом. Не моим пластырем, но сейчас с этим разбираться у меня не было сил.
   "Так! Надо успокоиться и подумать что делать дальше. Телефон мне оставили, значит я могу вызвать полицию, а там разберемся по обстоятельствам." - решил мой внутренний голос за меня и затих до поры, до времени. Я же поспешила умыться и прополоскать рот, чтобы избавиться не только от "прелестей" рвоты, но и от приторного привкуса солодки. Не знаю, что за дрянь мне подсыпали в вино, но привкус у нее, как у сиропа от кашля. Голова немного адаптировалась и больше не пульсировала, желудок тоже акробатических номеров не по плану исполнять не собирался. И на том спасибо! Приоткрытое окно впустило свежий воздух, а ледяная вода из-под крана заставила мыслить лучше. Необходимо было выбираться отсюда и путь был только один - через дверь в особняк, а там уже на улицу. Я взяла клатч одной рукой, второй крепко сжала телефон с уже набранным номером и медленно пошла к выходу. Дверь никто не подпирал, голосов или перешептываний слышно не было, тогда я осмелилась выйти полностью из туалетной комнаты и пройти в зал приема, где, наверняка, должны были остаться люди и быть может им нужна была помощь или кто-то сможет помочь мне. Идти было тяжело, что-то было со светом, он постоянно мерцал, заставляя и без того больную голову еще и напрягать глаза, чтобы разбирать дорогу, не задевая при этом обстановку дома. А когда я добралась-таки до того злополучного помещения испытала шок, сравнимый с эпилепсией. Меня затрясло, ноги словно прилипли к полу и никак не хотели двигаться, желудок опять проделал свой грязный трюк и меня вырвало прямо под ноги убитой девушки. Она и еще примерно с десяток человек лежали в лужах крови и не подавали абсолютно никаких признаков жизни. Они выглядели как восковые фигуры, такие неподвижные с застывшими масками ужаса, а глаза? Они были стеклянными с широко раскрытыми зрачками. "Кошачий глаз", кажется так говорилось в сериале про криминалистов, который я как-то недавно смотрела. Вот только в реальности все выглядело куда хуже. Растерзанные, кровоточащие, а некоторые словно обескровленные. Все они лежали там и уже никогда не смогут рассказать свою историю. Возник закономерный вопрос, который самопроизвольно вырвался у меня чуть в менее цензурной версии:
   - Что, мать вашу, тут произошло?! - мой голос раздался гулким эхом над всеми этими трупами и звучал он странно. Прикрыв глаза и давая таким образом организму пообвыкнуть, искренне надеялась, что все это мне снится.
   Я услышала еле различимый стон и со всех ног рванула в сторону к тому самому ботанику, он старался отползти к спасительным дверям, но силы покидали его слишком быстро. Я не долго раздумывая набрала полицию и прокричала буквально адрес дежурному, попросив еще вызвать и скорую помощь, так как я хороший историк, а не медик и понятия не имею кто из них еще жив.
   Тем временем Гриша подозрительно затих, а я все еще осторожно переступала тела, стараясь устоять и не упасть в кровь, которая, казалось, была повсюду: на стенах, окнах, занавесках и даже одна струя виднелась на потолке, кому-то перерезали горло и кровь из артерий устремилась со скоростью пятьдесят километров в час прямо вверх.
   "Ты должна успокоиться, когда приедут полицейские твои познания могут вызвать подозрения у них." - прошептал внутренний голос и я не могла с ним не согласиться, но в стрессовой ситуации я начинаю сыпать фактами, которые подчерпнула из энциклопедий. Люблю почитать в обеденный перерыв, что тут поделать.
   - Помогите мне. - глотая звуки вместе с кровью, прошептал Гриша.
   - Извините! - вновь ругая себя, выдавила я и рухнула на пол, так неудачно поскользнувшись на крови. - Я уже вызвала "скорую", потерпите немного.
   У него были серьезные ранения по всему телу, и я не знала, что в такой ситуации надо делать. Никто не знает, что в такой ситуации делать! Я все же постаралась оттянуть его к стене, чтобы хоть как-то усадить его, затем сняла пиджак и прижала к самым большим ранам, стараясь уменьшить кровопотерю и молилась. Я - убежденная атеистка, которая везде и всюду ставила во главе науку, стала яростно молиться и за него, и за себя. Но сейчас все мои убеждения были не важны, я хотела, чтобы парень выжил. Быть может он смог бы рассказать что происходит, быть может он видел кто сотворил такое бесчеловечное преступление и поможет разыскать его?
   - Ты только живи! - зачем-то попросила парня, а затем расплакалась в бессильном порыве. Кто-то привел нас на убой и этому кому-то нужна была я живой, в отличие от этих бедняг.
   Долго ли ехала полиция я точно не помню, зато отчетливо помню их появление в этом проклятом месте. Каски, бронежилеты, автоматы через плечо и губы трубочкой, словно они приехали обезвреживать банду вооруженных до зубов урок, а не на пепелище после всепоглощающего пожара адским пламенем. Влетели, как ураган с фонариками и кричат что-то невнятное, а я и слова распознать не могу, только глазами бешено в разные стороны смотрю и почему-то защищаю голову руками. Эти архаровцы разобрались в ситуации довольно быстро и ничуть не стесняясь в выражениях повалили меня на пол лицом вниз и приказали помалкивать, что я и так сделала, потому как шок напрочь зашил губы толстыми нитками.
   Осмотрев все помещение и не найдя живых, которых можно было бы уложить лицом в пол, они вернулись ко мне и попытались разговорить. Наивные люди! У меня в голове словно все слова выветрились, я не могла промычать и звука до тех пор, пока тетенька из "скорой" не вколола мне мышечный релаксант вместе с сильнодействующим успокоительным, и когда тепло медленно заполнило каждую клеточку моего тела, я наконец-то со страшным ревом прокричала:
   - Там живой! Его зовут Гриша. Спасите его! - и бессильно рухнула на стул. Вот только дела до меня никому не было, видимо, они здраво рассудили, что я уже не в состоянии бежать.
   Спустя какое-то время подошел парень в халате, пощупал пульс и что-то тихо прошептал угрюмому мужику, должно быть главному в этом деле. Тот понимающе кивнул головой, придирчиво изучил мое лицо и быстрым шагом ушел в дом, где уже орудовали криминалисты и следователи. Пр-росто замечательно!
   - Милочка, вам необходимо проехать в больницу для сдачи анализов и осмотра. Быть может у вас есть внутренние кровотечения, повреждения. Вы же хотите еще погулять на свадьбе вашего сына или дочки? - как-то странно спросил врач. И тут до меня дошло. Они все думают, что я причастна к этой резне?!
   - Вы не понимаете! - попыталась встать и прорваться к тому самому угрюмому следователю. - Они специально привели нас туда! Они...
   Я резко осела, почувствовав укол иглы в руку. Они все неправильно поняли. Ведь это я их вызвала, а они вот как! Усталость медленно брала свое и каждый вдох давался все тяжелее, а веки словно свинцом наливались, и, когда силы покинули меня, я уснула.
   Очнулась в больничной палате, рядом со мной на колченогом табурете сидел молоденький полицейский и увлеченно с кем-то переписывался по телефону.
   - Пить. - тихо прошептала пересохшими губами я и попыталась приподняться на постели. Паренек все также продолжал "дырявить" взглядом свой телефон, напрочь игнорируя запросы своей подопечной. Тогда я прокашлялась и попросила куда более решительно. - Эй, служивый! Пить дай мне, а иначе я буду вынуждена выпить твою кровь до последней капли! - И зубами так звонко клацнула, что даже сама испугалась.
   Надо признать такая постановка вопроса возымела куда больше эффекта. Паренек тут же отбросил телефон в сторону и вытянулся по стойке смирно, а затем сделал два неуверенных шага к стене и держась за нее выбежал прочь. Честно говоря, я не знала, что именно подвигло мальца на бегство, но находиться в палате в одиночестве нравилось куда больше. Необходимо было привести свои мысли в порядок, составить линию защиты, учитывая тот факт, что меня подозревают в этих убийствах и вспомнить номер телефона своего хорошего друга, по совместительству адвоката по особо тяжким делам. Но это все успею сделать потом, а сейчас я планировала осушить чуть ли не весь запас пресной воды.
   Кое-как мне удалось сползти с кровати и добраться до спасительной воды. Вообще не самая лучшая идея - пить из-под крана нефильтрованную воду, но, учитывая обстоятельства, сегодня можно сделать исключение. Господи! Я никогда в жизни не пила такой вкусной воды!
   В палату вошел тот самый угрюмый мужчина, который, как решила при первой встрече, был главным, я вытянула руку в предупреждающем жесте, чтобы не вздумал остановить этот миг блаженства, и он послушно сел на колченогий табурет. Интересно! Может я уже из разряда безжалостных убийц перешла в разряд свидетелей? Сколько же я была без сознания?! Последний вопрос похоже я задала вслух.
   - Двое суток. - все также спокойно восседая на табурете, как на троне, ответил он и достал пачку сигарет. - А-а! Черт! Забыл, что мы в больнице. Итак, Нина Геннадьевна, вижу, что вам стало лучше, вот первым решил отдать свое почтение, а заодно и поговорить. Вы же не откажете старому пройдохе в разговоре по душам? - хитро прищурился он. Играет что ли.
   - А у меня есть выбор? - словно не своим голосом спросила я, и подобрала колени к груди, полностью закрываясь от собеседника. Он меня настораживал тогда, а сейчас и вовсе приводит в панический ужас. Ведь он еще тогда знал, как и кто сотворил это с нами, но решил узнать что было мне известно. И таких там десятки и сотни, тех, для кого правда была всегда на виду. Вот только делиться с остальными они не спешили.
   - Как говаривала жертва, съеденная питоном: "Выход есть всегда, а в моем случае их даже два." Так что сами решайте, Нина Геннадьевна, какой выход вам по душе.
   Он говорил уверенно, как и каждый из них, все козыри были у них в рукавах, а неугодных всегда можно пустить в расход, но тогда я просто доверилась ему, посчитав, что этот угрюмый дядька наверняка разберется во всем этом хаосе.
   - Полное сотрудничество. Как вам мой выбор? - робко поинтересовалась я.
   - Правильный выбор. А теперь расскажите мне в мельчайших подробностях что же случилось там такого и самое главное, кто это сделал, учитывая, что в выживших остались вы одни. Ваша помощь будет неоценима.
   - Как одна?! - тут же очнувшись от лекарственного сна спросила я. - Был же раненый. Его звали Гриша. Я же помню.
   Я попыталась сбивчиво объяснить ему о ком говорю, но все, что срывалось с моих губ можно было назвать одним ёмким словом "бред".
   - Ну, что же вы так расстроились? Самое главное, что вы живы. По правде сказать, я было решил, что вы причастны, но на ваших вещах не оказалось и капли крови хотя бы одного погибшего, а второй потерпевший всю дорогу до больницы пытался назвать нам имена. По всей видимости, ему было известно больше вашего.
   Именно по этой причине его и добили, и в никакую больницу он не ехал, но тогда мне это не известно было. Кто знает, может быть именно незнание спасло мою жизнь, если такое существование можно назвать жизнью.
   - У него были родные? Я хотела бы присутствовать на похоронах. - внезапно для себя решила поступить правильно. Да, мы плохо друг друга знали, чего уж там скрывать, виделись впервые, но мы пережили ад, а это хоть что-то да значит.
   - Нет. Родных у него не осталось, он будет похоронен за государственный счет, но я могу сказать место захоронения.
   - Да, спасибо. - сухо поблагодарила его я. Вот не нравился он мне еще тогда, как будто было в нем нечто неестественное, скрытный, дерганный весь какой-то, но все равно пришлось давать показания, аккуратно подбирая слова.
   Я рассказала ему все, что знала о моем новом знакомом, тупой блондиночке и об остальных странных парочек, упустила лишь тот разговор незнакомцев, решив, что в том состоянии могло и показаться, а может я боялась. Не знаю точно, да и теперь уже это совсем неважно.
   Следователь нахмурил свои кустистые брови, чем еще больше стал походить на Брежнева, мои профессиональные навыки тут же подметили это, а затем я взглянула на него что говорится под другим углом и отметила про себя начинающееся облысение, седину на висках, потускневшие от постоянного курения глаза, сероватый цвет лица и ужасно желтые ногти. Кошмар! Какие сигареты он курит? Махорку что ли? Но в слух ничего не сказала, не хватало еще больше проблем нажить чем я уже имею. Да и какая мне разница до его родословной? Лишь бы избавить себя от ненужного внимания и уйти домой, а потом долго-долго плакать в душе и еще чуть-чуть лежа у себя в кровати, а потом собраться с духом и выйти в этот страшный мир широко улыбаясь. План был не так уж и плох, я даже расправила плечи, словно крылья, и готова была упорхнуть отсюда хоть сейчас.
   - Если я не задержана, то могу покинуть столь благопристойное место в скором времени?
   Следователь вскинул брови и удивленно посмотрел прямо в мои глаза.
   - А вы чувствуете в себе силы? Куда вам спешить?
   - Вот поем и сразу станет лучше. - Неуверенно пробурчала я и мои "крылышки" тут же пропали.
   - Да-да. Я слышал, как вы изъявили желание выпить всю кровь лейтенанта Старшикова. - хмыкнул он, а затем вновь натянул маску непроницаемости и чеканя каждое слово произнес. -Сначала вам необходимо поехать в отдел для составления фоторобота, да и в чем вы поедете? Вся ваша одежда порезана на мелкие лоскуты нашими доблестными экспертами, вам же не захочется надеть окровавленную одежду? - я отрицательно замотала головой. Конечно я не собиралась, но какой у него интерес оставлять меня здесь? Подозрительно. - Ну, вот! Вы можете позвонить подруге или близким, чтобы они привезли одежду?
   - Нет! - слишком быстро и громко ответила я, а затем взяла себя в руки и спокойным голосом повторила. - Нет, у меня никого нет, а все мои подруги остались еще в юности. Я что-нибудь придумаю. А теперь если вы не возражаете, я хотела бы поговорить с врачом о моем состоянии здоровья. И, честное слово, я зайду в отдел, как только выйду из больницы. Как мне вас найти? - собиралась ли я тогда в отдел? Да. Помнила ли я хоть что-нибудь особенное во внешности этого парня? Абсолютно ничего, словно мне вытерли эти воспоминания затхлой тряпкой, но говорить об этом я почему-то не стала, списывала все на перенесенный стресс.
   - Вот вам мой номер телефона, наберете в любое удобное для вас время и не ходите по темным улицам в одиночестве, там могут скрываться тени прошлого.
   И нагнав тумана в свои слова, он встал с табурета, положил визитку на тумбочку и вышел из комнаты, не обернувшись. Я проводила его подозрительным взглядом и, как только дверь за ним затворилась, я схватила визитку и вчиталась в буквы:
   - Значит, Малин Алексей Петрович? Будем знакомы.
   Как ни странно, в палату ко мне больше никто не зашел, ни товарищ Старшиков с отсутствующим чувством юмора, ни врач, ни даже медсестра. У меня еще промелькнула мысль в голове: "А не умерла ли я?". Но все разрешилось само собой, когда я соизволила выйти из палаты, чтобы дойти в туалет. Тут обнаружился весь персонал больницы, который воззрился на меня аки на демона во плоти, честное слово! Нет, я допускала, что выглядела не очень, в больничной ночнушке, с давно развалившейся прической и чуть бледноватым оттенком кожи, но и меня понять можно. Мой желудок столько раз делал сальто, не забывая очищаться, что удивительно как мой цвет лица не поменялся на зеленый.
   Не успела я доплестись до ближайшей уборной, как ко мне со всех сторон подлетели медсестры и убедительным тоном попросили вернуться в палату, так как я могла напугать посетителей больницы. Эх! Если бы мои знания сейчас, да применить в той больнице, то быть может я спасла бы не одну сотню человек от подобной расправы, но моя история тогда только начиналась, поэтому развивалось все совсем не так, как хотелось бы мне сейчас. А тогда на все мои просьбы и даже мольбы о пяти минутах наедине с собой, они ответили отказом, аргументируя это тем, что с минуты на минуту должен прийти врач для осмотра. Пришлось стиснуть зубы и возвращаться назад, будь все не ладно! Но после осмотра я собиралась всеми правдами и неправдами прорваться сквозь кордон этих гарпий и посетить злосчастный туалет, а затем убраться оттуда куда подальше.
   К слову сказать, врач действительно появился быстро. Деловито прошел сквозь палату к окну и открыл его, заставляя меня поёжиться, на мне-то ничего кроме ночнушки и не было, даже белье куда-то исчезло, подозреваю кануло туда же, куда и мой брючный костюм.
   Так вот. Ему совсем не было дела до моего состояния, он вдыхал воздух жадными глотками, подумать можно я бомж какой-то и не мылась целую неделю. Даже обидно стало. Что этот врач себе позволяет?! Я придирчиво посмотрела на него, выглядел чуть моложе меня, но от него исходила такая аура спокойствия и всепоглощающих знаний, что я в момент перестала копошиться в одеяле и принялась внимать каждому его слову. Казалось, он только и ждал этого, потому как резко развернулся ко мне лицом и в один шаг оказался рядом. И вместо разговора перешёл к делу, слишком сильно повернув голову под нужным ему углом, содрал пластырь и, прицыкивая языком, осмотрел рану. По крайней мере это я ее так называла, потому что не успела разглядеть что они сделали со мной. Его пальцы были холодными и каждое прикосновение успокаивало кожу, которая почем-то именно в этот момент нестерпимо жгла.
   - Со мной все в порядке? - испуганно поинтересовалась я у него и вернула своей голове привычное положение.
   - Конечно! С вами все в полном порядке! Как только подготовлю документы, вы сможете покинуть больницу. Ничего кроме ссадин, синяков и мелких ушибов диагностировано не было. - даже не наградив меня взглядом из-под своих густых ресниц ответил он и что-то быстро зачирикал у себя в блокноте.
   - А что у меня там за ухом? Оно еще жжет немного.
   - Вы только не расстраивайтесь. - притягивая табурет к себе ближе начал он и тут его глаза столкнулись с моими и словно загипнотизировали меня. Такими красивыми они были. В них само золото земли смешивалось с яркими лучами солнца, а мелкие крапинки оникса только подчеркивали глубину цвета. Потрясающе! - Вообще оно должно в скором времени зажить, я распоряжусь чтобы вам нанесли обезболивающую мазь. В общем, там небольшое клеймо.
   Сглотнув неприятный ком в горле, я постаралась не расплакаться при нем и спокойно, как мне показалось, уточнила:
   - И что же там изображено?
   - Оно волосами прикроется и ничего видно не будет, а потом, когда ткань зарубцуется, сможете иссечь лазером. Это плевое дело для любого хирурга! - продолжал лепетать он испуганно.
   - Доктор! - обратилась я к нему чуть громче, чем хотелось и при это не сводя взгляда. - Я хочу знать что эти изуверы сделали со мной.
   - В общем, там два скрещенных меча вокруг девушки вроде бы. - стараясь придать своему голосу легкость ответил он, но взгляд все же отвел.
   - Точно мечи? Быть может змеи? - срывающимся голосом спросила я, а сама пропустила удар сердца, так как уже знала ответ на свой вопрос.
   - Да. Вполне может быть и так. А что? Вам это о чем-то или о ком-то говорит? - подозрительно поинтересовался он.
   - Нет, просто чего еще ждать от этих зверей?
   - Ну, что вы так! Главное, что вы живы и вполне здоровы. Другим так не повезло.
   - Да. - согласилась я и понуро опустила голову. - Другим так не повезло.
   - Старайтесь не задерживатся здесь после выписки, здесь очень придирчивая публика и боюсь встреча с ними для вас сейчас, в таком состоянии будет губительна. Я вам как друг говорю.
   Он похлопал приятельски меня по плечу и вышел из палаты оставив наедине со своими грустными мыслями. "Любят они тайны нагнать, а мне сиди и бойся тут!" - подумалось мне, а затем мои мысли взяли совсем другое направление. Я подумала о Грише и других жертвах.
   Сейчас, после всего того, что выпало мне на долю, я даже и не знаю, кому из нас повезло больше, но тогда конечно же так не считала. Я осталась жива! И это прекрасно. Здорова ли я? Нет, ни физически, ни психически. Вообще не представляла как буду жить дальше с грузом воспоминаний. Забыть такое невозможно, хоть я и не присутствовала при этой резне, но мне хватило увиденного, чтобы понять и прочувствовать ту боль утраты, которую пришлось перенести перед смертью этим несчастным. А запах крови и содержимого человеческого тела? Разве такое забудешь? Разве сможешь проходить по рынку или по отделам с мясом и спокойно вести себя, как ни в чем не бывало? Это вряд ли. А он говорит, что я должна быть благодарной?!
   Меня клеймили как жвачное животное, поставили свою метку, чтобы не потерять в толпе, чтобы я не вздумала прятаться и всегда несла в памяти - они знают все, они выбрали тучную коровку и совсем скоро поведут ее на убой. Вот только коровка не собирается покорно выполнять задуманное. Зря он обратился к генеалогу, я знаю о его предках все, значит и о нем самом узнаю в скором времени, а потом заставлю ответить перед лицом закона за все эти зверства. С такими воинственными мыслями я вышла из палаты и направилась туда, куда и собиралась - в туалет, и на все взгляды и попытки остановить, награждала такой тирадой, что они пасовали передо мной, зашиваясь к себе на пост. Вот там им самое место! А я собираюсь уйти отсюда как можно скорее. Мне еще надо было предупредить родителей, чтобы они ни в коем случае не надумали навестить меня, и поговорить с подругой, которая, конечно же, могла даже не заметить моего отсутствия, но я искренне верила, что ошибаюсь, и она сможет поддержать хотя бы морально. Ведь без друзей тяжело, а когда еще и близкие далеко, то совсем невыносимо.
   Как только я получила документы на руки, тут же забрала сумку с пожитками и прямо в ночнушке спустилась в холл, повезло, что она не просвечивала, а то от стыда сгорела бы там заживо. Быстро вызвала такси, чтобы наконец покинуть эти неприветливые стены и прижалась к холодной стене, чтобы перевести дух, ведь головокружение в купе с тошнотой заставляло ощущать незащищенной, а учитывая тот факт, что я была практически голая на виду у незнакомых людей и это не считая таксиста, дай Бог, чтобы попался интеллигент, чудо, что до сих пор не упала в обморок. Странно, за весь свой немаленький жизненный срок, так ни разу и не лежала в больницах, даже с обыкновенной простудой. Можно считать это моим первым опытом, и я явно не горю желанием его повторять. Что касается постояльцев, о которых так пеклись медсестры, то мне не повстречался никто. Это сейчас знаю, что надо было дождаться ночи, чтобы эти нелюди выползли из своих нор, но тогда мне это известно не было, к счастью, чего уж скрывать.
   Тем временем такси приехало спустя полчаса, водитель по началу сильно удивился, но заслышав шуршание наличности у меня в руках, благосклонно распахнул двери своей красавицы "лады" и умчал по нужному адресу. И вот тебе сюрприз! Замок входной двери был взломан, а сама дверь аккуратно притворена. Сначала я с ужасом подумала, что нас обокрали, а потом мое услужливое сознание подсказало, что и воровать-то особенно нечего, люди мы не богатые и вряд ли кто-то позариться на старый телевизор или холодильник, а уж о стиральной машине вообще промолчу, потому как она помнит меня еще чуть ли не с пеленок. Конечно, у меня был ноутбук, в котором хранилась вся моя жизнь, но для чего рабочий компьютер, если не для резервного копирования?! Да и я настолько вымоталась и в эмоциональном плане, и в физическом, что меньше всего хотела связываться с полицией и переживать этот кошмар заново. В общем, я решила, что если ничего ценного не похищено, то поднимать панику не стану, а спокойно приму душ, переоденусь во что-нибудь людское, а уж потом буду думать что мне делать со всем этим.
   Я аккуратно, стараясь особо не шуметь, зашла в квартиру и... ничего странного не обнаружила. Как и предполагалось, ничего брать вор не стал, даже мамины "советские" украшения, мои книги, которые определенно точно являлись для меня самым ценным во всем мире, тоже никто не тронул. Лишь ноутбук сиротливо лежал на кровати, куда точно по определению я не могла его положить, даже будучи в сильном подпитии, а я уверенная трезвенница. Крышка неплотно закрыта и не надо быть экспертом в криминалистике, чтобы понять, что именно информация интересовала того, кто отважился на взлом. Быстро проверив все немногочисленное содержимое папок, я поняла, что не хватает тех самых папок по работе с этим таинственным убийцей. Забавно, как быстро парнишка перешел из разряда - "он самый классный на всем белом свете", в просто и коротко - "убийца". Но сдаваться я все равно не собиралась, пусть удаляет все, что угодно, все файлы автоматически сохраняются на рабочем компьютере, а весь архив удалить он не сможет. И вот такой подъем душевный я ощутила тогда, что была не в силах сдержать свой напор. Я хотела обрушить на головы виновных всю неотвратимость наказания и собиралась провести в архивах хоть всю свою оставшуюся жизнь, лишь бы добраться и отомстить каждому, кто причастен к гибели всех этих людей и такому бесцеремонному вмешательству в мое психическое здоровье.
   План был до банального прост: принять душ, переодеться в джинсы и футболку, позвонить родителям, и бежать сломя голову к себе на работу. Никого в свои проблемы не посвящать, а на все расспросы отвечать, как в замечательном фильме Гайдая: "Упал - заснул, очнулся - гипс!" и ни толикой информации больше, не хватало еще и тонны сочувствующих гримас видеть каждый раз, как я буду в плохом настроении духа.
   Первые два пункта плана выполнить было особенно легко, пришлось, правда, внести корректировки и устроить небольшой перекус, так как мой желудок жалобно заурчал, что я была вынуждена послушно плестись на кухню за бутербродами с сыром и рыбой. Затем я набралась смелости и позвонила родителям, в ответ я прослушала целую лекцию о папином ревматизме и о мамином горе, никто ей видите ли не хочет помогать, а есть картошку и закатки зимой хочется всем. В общем, все как всегда, но именно в этот момент я так обрадовалась этим мелочам, тому, что с моими близкими людьми все в полном порядок, что с удовольствием выслушала, не пикнув и слова. Естественно, я не собиралась говорить о взломе, ведь ничего похищено не было, а со всем остальным разберусь сама, и если понадобиться помощь доблестной полиции, то непременно позабочусь и об этом. Мама может мною гордиться, вон какую самостоятельную дочь вырастила. Сама влипла в историю, сама поддалась искушению, сама стала жертвой нападения и собиралась сама расквитаться, ну, или хотя бы поспособствовать поимке этих неизвестных! Вот это я молодец! Самостоятельная, нечего сказать.
   Затем пришел черед смены дверного замка, а родителям нагло совру о потери ключа у нас в районе, думаю вопросы отпадут сами собой, ведь в наш век нельзя быть уверенным ни в чем, особенно в доброжелательность соседей. Замок поменяли очень быстро, пришлось заплатить за данную услугу около двух тысяч, но теперь можно вздохнуть спокойно и собраться на работу, не опасаясь нежданного визита нашего подъездного кота Митрофана.
   Правда, и там меня ждал очередной неприятный сюрприз, если о таком вообще можно так сказать. В общем, не было больше у меня работы вот и все! Весь отдел городского архива, где имела честь работать все эти годы полыхал ярким пламенем, а пожарные доблестно тушили это безобразие. Как позже установило следствие, кто-то оставил окурок, ну да, как же, так и поверила! Но официальные строки были весьма скупы на данные, ни кто поджог, ни как жить дальше таким, как я в том документе не говорилось. Теперь все здание было необходимо ремонтировать, а нас временно "приквартировали" к отделу древних языков, ведь мы с ними делили библиотеку. Как можно было догадаться кто-то таинственный, кто поработал у меня дома, так же не упустил возможности убрать информацию и из моего рабочего компьютера вместе с моей работой, чего уж тут мелочиться, по-видимому. С каждым днем моя злость все росла, и я никак не могла унять жажду мести. Алина догадывалась в какую передрягу я попала, все же и научные светила смотрят канал новостей, но благоразумно помалкивала, лишь раз заметя, что я как-то изменилась и стала другой Ниной, меланхоличной и болезненной, как и многие во времена испанки. Она приступила к переводу сонетов какого-то там театрала и теперь переносила ту реальность на меня, даже однажды нашла у меня признаки явного смертельного заболевания. Стоит ли говорить о том, что ее присутствие несколько нервирует. Меня перестала волновать работа, общение, немногочисленные друзья, я лишь жила для одной-единственной цели - узнать с кем меня свела судьба.
   К счастью, следователь отцепился от меня сразу же, как понял, что я ничего толкового для следствия дать не могу, а клеймо действительно беспокоило меньше, благодаря ли мази странного доктора или просто из-за особенностей организма, но выглядело оно куда лучше. Да, я его фотографировала почти каждый день, и ждала тот миг, когда смогу избавиться от него у пластического хирурга. Кстати говоря, деньги для этой процедуры я копила благодаря частным подработкам, все равно наш отдел еще не восстановили.
   Все изменилось в ту холодную июньскую ночь, когда я проснулась с криком на устах. Виной тому стал мой ночной кошмар. Во сне меня звал ослепительно красивый брюнет и звал он меня по имени. И очнулась вовсе не из-за страха, а из-за непреодолимого желания познать его губы на вкус. Ощутить пламя его силы во мне и вот от этих желаний становилось по-настоящему плохо, потому что явись этот брюнет ко мне в окно, я без сомнений прыгнула в объятия, растворяясь в них, как росинка в утренних лучах солнца.

Глава 3. "Собери себя сам"

   Последующие дни и даже недели прошли как в тумане. Днем, на работе я выполняла все свои обязательства и даже находила силы на дополнительный заработок, а вот вечером, возвращаясь домой чуть было не заходилась слезами, прекрасно понимая что именно ожидает меня ночью. Нестерпимое желание отыскать того самого желанного незнакомца, который с каждым разом становиться все откровеннее, все желаннее. Где-то глубоко в подсознании понимала, что все эти видения связаны каким-то образом с произошедшим в том особняке, но установить точной связи так и не смогла, но я старалась бороться с самой собой каждую ночь. Сначала просто пила кофе кружками, сражаясь со сном, к слову сказать, первые две ночи мне удалось не заснуть и тем самым избежать встречи во сне с этим красавцем, но минусом являлись заторможенные реакции и не совсем адекватное поведение и как апогей моей сложной миссии - уснула прямо за рабочим столом моей подруги Алины. Тогда я впервые ощутила как тосковала по нему, ждала встречи, объятий, поцелуев и сильно разозлилась на саму себя, что лишилась такого удовольствия. Проснувшись от недружелюбного толчка в плечо, тут же с сожалением отпустила образ моего голубоглазого шатена в мир грез и со злобой в глазах уставилась на подругу.
   - Что? - ничего не понимающим взглядом уточнила она, но на всякий случай сделала шаг назад. - Ты на меня так смотришь, словно я тебе денег задолжала!
   - Угу. - только и выдавила я, ощущая странное раздражение в глубине души. Как она посмела вырвать из рук моего красавца?!
   - Вообще-то, если ты, конечно, не забыла, - начала оправдываться Алина. - ты находишься на рабочем месте, и засыпать, пуская слюну на мои уникальные записи как минимум кощунственно, а как максимум просто непрофессионально! Ты прежде всего работник архива, генеалог, историк наконец, а после уставшая женщина, перенесшая совсем недавно не самые приятные моменты в жизни.
   - О, как! - хмыкнула я. - Значит работник архива?! -Вот честное слово, если бы она вовремя не ушла с моего пути, я бы ее разорвала и не почувствовала ни малейшего укола совести!
   Резко встряхнув волосами, я словно очнулась от дурмана и посмотрела на перепуганную до смерти подругу совершенно другими глазами. Во что я превращаюсь? Что со мной сделали? Быть может они смилостивились над теми несчастными, подарив им легкую смерть? Правда, легкой весьма условно можно назвать ту "мясорубку" в особняке, но страдать от недосыпа, терять лицо не только перед подругой, но и коллегами, лишая себя нормального сна - это тоже своеобразная пытка.
   - Прости меня. - повинилась перед подругой я и неуверенно улыбнулась. - В последнее время плохо сплю, вот и озверела немного. Пожалуй, я пойду отпрошусь на сегодня у Артема Филипповича и постараюсь прийти в форму.
   - Не мешало бы - примирительно подметила Алина и, подойдя ко мне ближе без опаски, обняла. Что для нее вообще не свойственно, уж поверьте! Она и с родными мила всего раз в месяц, а с другими холоднее айсберга. Наверное, я действительно очень плохо выгляжу. - Нина, то, что с тобой произошло сломает любого сильного человека, но ведь надо жить как-то дальше, у тебя вся жизнь впереди и жить с таким грузом очень тяжело.
   - Алинка, - заподозрила неладное я. - ты же не считаешь меня сумасшедшей?
   - Вовсе нет! - картинно удивилась она и тут же отстранилась. - Просто хотела порекомендовать тебе одного моего хорошего знакомого, он работает в институте сна и вполне может помочь тебе наладить хотя бы эту часть жизни.
   - Ох ты ж ё-моё! Ты должно быть шутишь.
   - Но попробовать-то тебе ничего не стоит. К тому же, он не женат и вполне себе самостоятельный парень.
   - Сводница! - мстительно заявила я, сощурив презрительно глаза, но почему-то не ушла. Может мне действительно нужна помощь?
   - Считай как знаешь, мое дело дать тебе визитку и рекомендовать специалиста, а ты там сама разбирайся. - спокойно парировала мои обвинения она и, повернувшись ко мне спиной, зашуршала страницами своего ежедневника. Спустя мгновение она извлекла ту самую визитку и протянула ее мне. - На! Держи! И не благодари. Мы, люди науки, скромные, будет достаточно хорошей бутылочки вина и коробки конфет.
   Пока я вертела в руках визитку, размышляя над своим невеселым финалом без помощи специалиста, Алинка тихо подошла ко мне и нагло выставила за дверь со словами:
   - А теперь дай нормальным людям поработать.
   Я еще немного постояла у закрытой двери, удивленно таращась на нее и слабо понимая что сейчас произошло, а затем решительным шагом направилась за помощью. Нет, это был не знакомый Алинки, а две бутылочки бальзама, которые я собиралась выпить перед сном. Честно признаться, в последнее время стала употреблять алкоголя на порядок больше, но так мне становилось хоть чуточку легче, уходила та горечь потери, заменяясь горечью алкоголя и мне пока это состояние нравилось куда больше привычной трезвости. Быть может потом, когда я разберусь со всем этим хаосом в жизни, я раз и навсегда откажусь от алкоголя в любых его проявлениях, но не сегодня. Это точно будет не сегодня!
   Артем Филиппович расщедрился и дал мне даже целых два дня выходных в счет будущего отпуска разумеется, он хоть и был слишком молод для занимаемой должности, но спуску подчиненным не давал, а самое главное, за что его ценили во всем архиве - напрочь игнорировал любые сплетни и жестоко высмеивал сплетниц, коих в женском коллективе было не мало. В общем, порядок навел он за пару месяцев, а всех неугодных перевел по райцентрам пыль вытирать, дамам бальзаковского возраста это не нравилось, но до пенсии доработать все же надо было, вот они, скрипя зубами, и перебирались на окраины. За это мы нашего руководителя любили безмерно и чуть ли не боготворили за справедливость и рассудительность. Вот и в этот раз я была ему благодарна за понимание.
   Быстро собрав свои вещички, и впервые за день причесавшись, я выпорхнула бабочкой на улицу, к солнцу, свежему воздуху, и припустила домой, не забыв по дороге зайти в магазин за своим личным сортом снотворного - кофейным бальзамом. За эти недели я сильно похудела, так как аппетит с каждым днем был хуже и хуже, а в какой-то момент еда и вовсе перестала интересовать меня. Борьба с самой собой давалась нелегко, и я чувствовала, что проигрываю своим желаниям, практически сдаваясь без боя. Дом тоже пришел в упадок, так как не оставалось сил даже на банальную влажную уборку. Я просто закрывала плотно шторы, погружаясь во мрак и лишь на кухне оставляла свет, чтобы хоть немного различать предметы в квартире. Родители не собирались приезжать в ближайшие месяцы, так как вели кровопролитные бои с тлей, колорадским жуком и фитофторой, которые повадились покушаться на овощи и ягоды. Поэтому с уборкой я временила, откладывая на неопределенный день.
   В какие-то моменты прозрения я понимала, что опускалась все ниже и ниже, почти достав пятками до дна, но ничего поделать с этим не могла. Какая-то апатия ко всему материальному словно обволакивала меня, как паук свою жертву, превращая ее в кокон для питания. Ничего кроме его самого меня больше не интересовало, даже сама жизнь.
   И вот, в очередной раз засыпая в пьяном бреду, я встретилась с долгожданным кошмаром моей новой жизни. Голубоглазый шатен восседал в кресле, вальяжно откинувшись на спинку, руки его лежали на подлокотниках. Казалось, он спал и от этой картины я просто перестала дышать. Настолько он прекрасен был в мерцающем свете луны, как сам древнегреческий бог Аполлон, он заставлял мое сердце учащенно биться, а глаза слезиться от счастья.
   Вдруг незнакомец открыл глаза, улыбнулся, лишь слегка обнажив свои белоснежные зубы и величественно поднял руку в приглашающем жесте.
   - Подойди ко мне. - приказал он и я послушно поплелась к нему, боясь смотреть куда-либо кроме него самого. - Ты плохо выглядишь.
   Его голос менял тембр с каждой фразой, заставляя вздрагивать каждый раз, как от удара розгой. Я осмотрела себя и почувствовала, как стыд поднимается до самых корней волос. На мне были обыкновенные спортивные штаны с вытянутыми коленками, майка не первой свежести, а на голове подобие вороньего гнезда.
   - Это все ты виноват. - вырвалось у меня и в ужасе тут же закрыла рот руками.
   Шатен побледнел, сдвинул брови, отчего стал похож на хищную птицу и сквозь зубы прорычал:
   - Если ты выглядишь, как побитая собака, значит и получишь такое же отношение!
   Я почувствовала резкий укол боли у себя в районе уха, там, где было ненавистное клеймо и тут же осела на пол, хватая руками за голову.
   - Еще раз позволишь себе явиться ко мне в таком виде, я тебе надену ошейник и посажу на цепь. Поняла?! - намотав мои волосы на кулак спросил он. Я же, глотая слезы, только кивала головой, соглашаясь на любые его требования. - А теперь расскажи мне, милая, почему ты так долго не являлась ко мне.
   - Были дела, а потом я немного приболела - пыталась оправдаться я. Самой себе было стыдно и за вранье, и за панический страх перед ним. В конце концов, кто он такой? Я собралась с духом и тихо прошептала. - Ты всего лишь плод моего больного воображения.
   Я закрыла глаза, ожидая удара или еще чего-то подобного, но ничего не происходило. Наконец, я набралась храбрости и посмотрела в столь ненавистные и одновременно любимые глаза, а в них ничего не было.
   - Глупая ты. До сих пор ничего не поняла? Я - твой хозяин! И совсем скоро обрету полную силу над тобой, тогда ты сама прибежишь ко мне и не во сне, а в реальности! А теперь пошла вон! - он отпихнул меня ногой, отчего я упала навзничь, больно ударив локоть. Затем темнота в конце концов подарила столь долгожданный покой, и я уснула тревожным сном, впервые с той страшной ночи в особняке.
   Долго ли провалялась в таком состоянии полусна я точно не знаю, заснула немножко "под шофе" и не обратила внимание на время, но проснулась кристально трезвой, даже голова не болела. То ли организм уже привык к алкоголю и не отвечает реакцией на интоксикацию, то ли бальзамчик не такой крепкий, как написано на этикетке, а раз не крепкий, то можно и с утра пропустить пару рюмочек с конфетами. Так и решила. Быстро поднялась, скинула ту одежду, которая по какой-то причине попала в тот сон и стала тотчас ненавистна, а затем поплелась прямо на кухню, минуя ванную комнату. Достала из холодильника прохладный напиток и щедро наполнила бокал, так как рюмки оказались все в раковине, но помыть же можно и потом, после импровизированного завтрака. В общем, не мучаясь совестью поднесла бокал ко рту и чуть было не взвыла в голос. Быстро поставив бокал на стол, я присела на стул и постаралась сдержать рвотные позывы. "Что за дела?" - пронеслось в голове.
   - Мистика какая-то! - удивилась вслух и повторила попытку. А потом еще и еще раз, но ничего, кроме омерзения, волны необъяснимого страха и головной боли не добилась.
   Посидев некоторое время в полном раздумье, я сделала кое-какие неутешительные выводы. Во-первых, этот красавец каким-то образом влияет на мое сознание и от этого становиться еще страшнее, а вдруг он заставит меня покончить жизнь самоубийством или что-о в этом духе? Во-вторых, видимо я и в самом деле перестану пить даже по праздникам, даже конфеты с ликером теперь мне не доступны, и стало как-то грустно, словно у меня забрали главную радость в жизни. Ну, и в-третьих, а не оказалась ли я под гипнозом? И если это так, необходимо было узнать чьих это рук дело. Первой в список подозреваемых попала моя подруга Алинка, учитывая ее академические познания вполне возможно, что она и станет главным фигурантом моего дела. Также попал в тот список таинственный незнакомец, приходивший ко мне во сне каждый раз, как только я закрывала глаза. Он сам решал когда, где и при каких обстоятельствах состоится наша встреча, лишь в последний раз сон был по моим правилам. И если следующая встреча с ним, я очень надеюсь, будет в ближайшую ночь, то Алинке можно позвонить прямо сейчас.
   - Привет. - раздалось на том конце трубки.
   - Привет. Я хотела бы с тобой поговорить, если ты можешь уделить мне минуточку.
   - Давай быстрее, мне сейчас надо идти на симпозиум по романским языкам. - как всегда собранная донельзя. И почему я не такая? Но сейчас это не важно.
   - Я хотела расспросить тебя про твоего знакомого из института сна. Помнишь, ты мне вчера давала визитку?
   - Ну. - буркнула она и предупредила. - Я поставила на громкую связь, так что говори громче.
   - Так вот. Я хотела спросить у тебя. - все никак не решалась задать свой главный вопрос я, подбирая в голове нужную фразу, но, наконец, решилась и на одном дыхании выпалила. - Ты случаем не загипнотизировала меня?
   С минуту она молчала, и я даже в какой-то момент испугалась, что она не услышала и придется заново повторять весь этот бред. А спустя мгновение послышались торопливые шаги и сопение, затем Алина буквально прошипела в трубку:
   - Да ты, мать, пьяна уже с утра! Давай я тебе дам дружеский совет - ложись-ка ты спать, а потом обратись к специалистам, похоже тебе нужна помощь толкового нарколога.
   И с этими словами она отключила вызов, оставив сидеть меня в полном недоумении. А когда первое впечатление сменилось сначала яростью, а затем истерическим хохотом, я поняла, что мои подозрения беспочвенны, навряд ли она вообще признает гипноз.
   - Ну, Алинка! Вот же зараза! И как она только могла так подумать обо мне. - проговорила вслух и тут же осеклась.
   "Действительно! С чего бы ей думать так? Да? А сколько дней подряд ты пьешь? Сколько ночей подряд ты не спишь? А когда в последний раз ты ела горячую пищу?" - услужливо напомнил о себе мой ехидный внутренний голос. Истерику как рукой сняло. На меня как будто снизошло озарение - я превратилась в пьянчужку без цели в жизни и с огромной дырой в сердце. А ведь совсем недавно я пообещала погибшему пареньку найти виновных, да чего уж тут говорить! Я себе пообещала! И что в результате? Взгляд на мир через дно бутылки?
   Оглядевшись вокруг себя пришла в замешательство. Такого беспорядка не помню со времен нашего переезда в квартиру. И мне стало так стыдно, так мерзко, что я тут же решила действовать.
   - Сначала уборка, потом все остальное!
   И тут же приступила к выполнению данного себе обещания. Бутылки, а их оказалось целых два мусорных пакета, отправились первыми в мусоропровод. Туда же отправился и остальной мусор, затем пыль, мытье полов, стирка и все остальное. В общем спустя три часа я справилась с первым пунктом обещания и упорхнула в душ. Кстати говоря, спустя двадцать минут неги и блаженства, решила кардинально изменить свою жизнь. Теперь я не просто пьянчужка в вытянутых штанах и грязной майке, не жертва ужасного происшествия, а сама смерть для виновного во всех моих бедах, а именно для голубоглазого шатена из моих снов и Дениса, да-да, с отрезвлением пришли и воспоминания. Переодевшись в яркое бирюзовое платье и босоножки на небольшом каблуке, я выпорхнула в летний день на встречу к Михаилу, специалисту по снам. Пора было порвать со своими наваждениями и приняться мстить.
   Институт сна - это слишком громкое название для одного безликого нии в центре северной столицы. Как и многое, что имело сугубо государственные дотации, здание выглядело потрепанным не только временем, но и системой. Дверь неприятно заскрипела, отрезая от солнечного света и свежего воздуха, но меня это нисколько не волновало, слишком уж желанной была моя цель. Быстро пробежавшись взглядом по табличке, на которой красовался список кабинетов на первом и втором этажах с указанием ответственных лиц, отыскала нужный мне кабинет, который находился в самом конце первого этажа, туда я и направилась. Здесь было непривычно тихо, лишь изредка слышались голоса работников и звук работающей техники, даже спать как-то сразу захотелось. Все же я успела дойти до нужного кабинета, не заснув прямо в прохладном коридоре здания и тихонько постучала.
   - Михаил Иванович, можно? - обратилась к усатому мужчине за столом. Пока он смотрел на меня немигающим взглядом, пытаясь понять кто я такая. Я же старалась не думать плохо о подруге, которая еще и сватала меня за него. Усатый, бородатый, слегка лысеющий и глаза такие водянистые, наверное, кто-то слишком много проводит времени за компьютером, но фигура подтянутая, бугры мышц, игриво выглядывающие из-под майки, были тому прекрасным подтверждением. - Мне вас порекомендовала Алина.
   Опять немое недопонимание. У него так много знакомых девушек с этим именем что ли? Спустя мгновение он вроде как совладал с ситуацией и, поднявшись с кресла, пригласительным жестом разрешил войти, невольно вспомнилась ночь, когда таким же жестом пригласили на убой вместе с остальными несчастными. Тряхнув волосами, я отогнала дурное наваждение и поспешила войти, не забыв при этом плотно закрыть дверь.
   - У меня есть проблема, я надеюсь вы сможете мне помочь или хотя бы подсказать что с этим делать. - сразу изложила суть проблемы, чтобы как можно быстрее выйти к солнечному свету. В последние дни я слишком мало уделяла времени здоровью, а как известно витамин "Д" может усвоиться только с легким загаром. Опять что ли волнуюсь? Так и сыплю фактами.
   - Давайте для начала присядем и представимся, а там посмотрим чем именно смогу помочь. - дружелюбен на удивление. Я-то думала, что он откажет мне, сославшись на занятость или еще на что-нибудь в этом духе. Да-да! Вот такая я плохая и всех сужу по себе, но кто сказал, что в жизни все тебе будут помогать причем на безвозмездной основе?
   А ведь именно за бесплатно он и вызвался мне помочь, правда, попросил видео и аудиозапись для своей будущей научной работы по теме: "Нарушение сна у людей с неявными признаками психического расстройства. Шизофрения и ее разновидность". И стоит тут уточнить, что диагноз не подтвердился, а все произошедшее дальше не плод моего воспаленного мозга. Жаль, что о работе я узнала уже после ее публикации, хорошо, что истории пациентов он шифровал кодом, иначе рисковал бы не только своей головой. Впрочем, сейчас это все не имеет никакого сакрального смысла. Что было, то прошло и быльем поросло. Важнее всего, чего мы успели добиться. Ведь так?

Глава 4. "Ну, здравствуй, Кровавый Валентин!"

   Ага, добились. Раздвоение личности мы добились, а не спокойного контролируемого мной сна. В результате я и сама порой не понимала где нахожусь, то ли в реальности вместе с моими немногочисленными друзьями и любимой работой, то ли в полной боли и страданий вымышленной реальности рядом с любовью всей своей никчемной жизни, по крайней мере я так думала в те короткие моменты наших встреч. И чем больше времени проходило без него, тем больше мне хотелось быть рядом с ним. Вот такой вот парадокс. Осознание пришло внезапно. В тот день я в очередной раз монотонно пересказывала свои сновидения, когда поняла, что жизнь без своего голубоглазого мучителя лишена смысла. И как-то все само собой случилось. Я просто спокойным шагом прошла к окну, отдернула занавеску, встала обеими ногами на подоконник и шагнула прямо к свету, лишь бы больше не чувствовать той сердечной боли, что испытываю каждый раз находясь подле него и мне совсем не важно гладит ли он меня по головке, если я делаю все, что он скажет, или вырывает сердце голыми руками за невинную провинность. Без него жить не хотелось. Совсем.
   Больно приземлившись на пятки, все же первый этаж был немного выше обычного, я встряхнула в привычном жесте волосами и оглянулась на онемевшего от такой выходки Михаила, затем поднялась, неестественно наклонив голову вправо и убежала, оставив в кабинете бедного кандидата медицинских наук вместе с моими личными вещами и документами. Теперь мне все это не нужно, мне необходимо было добраться до ближайшего компьютера, чтобы кое-что отыскать. Я ощущала восхитительный прилив сил, мне хотелось бежать босиком, распустив волосы, абсолютно голой среди полей, засеянных пшеницей, чьи волоски будут ласкать мою кожу, окунаться в холодные ключи, где энергия земли напитает воспаленный разум, успокоит израненную душу, наполнит всепоглощающей любовью. В общем, умом тронулась. Этот шатен, как и обещал, обрел полную власть надо мной и никакие специалисты со своей научной ерундой, ни пресловутая сила воли, ни даже мольбы не спасли от него. Он приказывал, я исполняла. Вот и сейчас он приказал отыскать группу чудаков, которые должны были отвести меня на рыцарский турнир. Да-да. На турнир, мать его, ролевиков, которые возомнили себя потомками древних родов. Значит надо было отыскать их во чтобы то не стало. Там, если я буду вести себя правильно, удостоюсь встречи с ним и это будет не сон, а самая настоящая реальность и тогда я смогу прикоснуться к нему, почувствовать всю его силу и мощь. Стоит ли говорить, как заныло мое сердце? Да я бы землю перерыла в поисках хоть толики информации про нужных мне ролевиков. Правда, благодаря интернету рыть не пришлось, и уже спустя три часа поисков, я отыскала нужную страницу в сети. Оставалось дело за малым - уговорить их принять в свои дружные ряды и взять с собой на знаковое для них событие. Когда я регистрировалась невольно вспомнила о своем приключении в особняке. Тогда я подумала, что такой красавец не мог обратить внимания на такую как я, и была полностью права. Денис и ему подобные рыскают по свету в поисках таких легковерных дурочек, заманивают на общие вечеринки, а там, что говориться, по обстоятельствам. Или дарят своим более высоким покровителям в качестве игрушки, домашнего питомца, пищи наконец, или пускают кишки прямо на месте, давая возможность насытить неутолимый голод зверя. Мне выпала огромная честь стать домашним питомцем и как я не противилась, все же покорилась и вот теперь сижу перед компьютером, буквально своими руками приближаю свой конец. О, бедные родители! Не представляю, какое горе пришлось им пережить, когда они осознали, что больше меня нет среди живых, что их надежды угасли, как угасла сама свобода в моих глазах. Не было больше их доченьки, лишь биомасса, слепо следующая любому приказу своего господина.
   Как же я хотела вернуться туда, к ним, чтобы ощутить запах домашней выпечки, услышать знакомые и такие любимые голоса, почувствовать тепло маминых рук, но ничего не изменить. Никогда нельзя вернуть то, что поглотило время. И родителей мне тоже не вернуть.
   Ну, а тогда все это было вторичным, только один голос был вправе приказывать мне и только одного тепла так жаждали мои губы. Кровавый Валентин - вот как звали моего голубоглазого шатена. Я прочитала это имя на гравюре в одну из наших встреч во сне. Там он выступал в качестве охотника, но не на зверей, нет, это для них слишком просто и неинтересно. Ему куда интереснее охотиться на людей. Он был окружен красивыми женщинами, нагие, стройные красавицы с ошейниками, от которых тянулись цепи к одному-единственному хозяину - Кровавому Валентину, владыки земель ночи и тьмы. Именно он клеймил меня тогда в особняке, сам пометил свою дворняжку и лично намеревался встретить меня. Знала ли я тогда куда попаду и что со мной произойдет там? Нет, но догадывалась, каким-то седьмым чувством ощущала, что если и выживу после всего, то навсегда потеряю себя. Измениться образ мыслей, обостряться чувства, вся реальность наконец приобретет нужный оттенок серого, но от той наивной девочки не останется и следа.
   М-да... Многое можно было изменить, например, ответить "нет" Денису, и он ушел бы, но роковой случай распорядился по-другому. В какой-то мере я сама виновата в случившемся, доверилась незнакомому человеку в надежде, что он покажет мне рай, а получилось, что он оказался проводником в саму преисподнюю, ад длиной в несколько месяцев, а может быть и лет. Там, куда я попала время шло совсем по-другому, поэтому точно говорить не приходиться.
   В общем, находясь в состоянии полутранса, я отдала ключи соседям, чтобы мои родители смогли попасть домой, уволилась с работы под благовидным предлогом, оборвала все связи, в том числе и со своими друзьями, собрала скудный скарб в виде пары комплектов сменной одежды, белья на первое время, провизии и ушла в лес, туда, где меня поджидала сама смерть в лице Кровавого Владыки.
   Идти надо было не так уж далеко, как только неровный ряд елок и осин прикрыл отход к вечно пылающему светом городу, я обнаружила импровизированную стоянку средневековых рыцарей и дам. Прямо посредине огромной на вид поляны располагался эдакий полигон для сражений, к нему примыкал на возвышении помост, видимо, именно оттуда милостивая дама бросала победителю цветок, а "король" отдавал приказ к началу боя. Чуть поодаль в тени деревьев располагались два штаба враждующих отрядов. У одних палатки были выкрашены в оранжевый цвет, а у других в синий. Довольно-таки стандартные цвета для той эпохи, правда, оранжевый скорее олицетворял медный, или быть может даже золотой, но все это было не важно сейчас для меня. Вся эта историческая чушь мало меня волновала. "Забавно. Еще пару недель назад вся эта, как ты выразилась "историческая чушь" была смыслом всей жизни." - услужливо напомнил мне как сильно пала в своих глазах мой внутренний голос и с ним было сложно не согласиться.
   Но я вовремя отвлеклась на других персонажей этого сбора энтузиастов и все мои внутренние противоречия отошли на задний план. Здесь торговали своей продукцией немногочисленные ремесленники, среди которых без труда можно было узнать гончара, так как он предлагал различные свистульки, горшочки и прочую утварь, а также кузнеца, что продавал свои лучшие произведения чеканки по доступным ценам, по крайней мере он пытался всех убедить в этом, но торговаться не отказывался. И еще куча других интересных персонажей, да и зевак здесь было порядком, вот в эту толпу мне и предстояло затесаться. Лагерь для отдыхающих, кто не задействован в основном представлении находился чуть поодаль и уютно был скрыт небольшими кустами ореха. Там уже были разбиты несколько палаток и даже разожжен костер, на котором закипала вода в котелке. В общем, в самых лучших традициях пикника. Та компания, которую мне удалось уговорить взять "на хвост" одну беглянку в моем лице, еще не прибыла, и мне оставалось только с сожалением вдыхать ароматный запах полевой каши с мясом. Вдоволь надышавшись всякого рода вкуснятинами, я решилась на короткую прогулку, чтобы хоть как-то унять так не вовремя проснувшийся аппетит. На самом деле это было удивительно, каким образом природа и свежий воздух восполняли силы, пробуждали к новым свершениям, даже ядовитая пелена ненавистной любви к этому чудовищу на короткое мгновение пала, но этого мне хватило, чтобы совершить нечто необычное, в последствии спасшее мне жизнь.
   Я прогуливалась по ряду с прилавками, рассматривая во все глаза произведения местных ремесленников и всерьез раздумывая над покупкой какого-нибудь памятного сувенира, как внезапно ощутила жар, исходящий от прилавка с оружием.
   - Вам что-нибудь показать? - раздался грудной бас буквально над ухом.
   От неожиданности подпрыгнула на месте и поспешила обернутся. Кузнец стоял, озадаченно рассматривая меня, особенно его взгляд приковывало клеймо, он даже шею вытянул, чтобы лучше разглядеть рисунок. Я нахмурилась, неприлично так вести себя для такого дядечки.
   А посмотреть было на что. На вид ему лет под сорок, каштановые волосы собраны в небольшой хвост, брови кустистые, отчего его взгляд становился тяжелым, даже неприятным, в правом ухе небольшого размера серьга. Мускулы так красноречиво переливались под кожей, что сомневаться в его силе не приходиться и, главное, он гордился своей физической формой, а иначе как объяснить выбор одежды в типичный питерский летний денек, когда ветер гнал тучи по одному ему ведомому маршруту. А одет он был, в довольно-таки приталенные джинсы и кожаный фартук на голое тело. Обалдеть, в общем!
   - Просто потянуло сюда как-то. - сбивчиво объяснил свой интерес к оружию я и тут же не преминула покраснеть с ног до головы. Еще бы! Под таким натиском мускулов и отъявленный урка заплакал бы.
   - Ясно. Вы здесь одни?
   Интересно, он спрашивает это из праздного любопытства или он один из людей Кровавого Валентина? Не найдя правильного ответа, я растеряно улыбнулась и пожала плечами, пусть сам решает.
   - Вы не одна такая, кто приходит сюда впервые. Надеюсь, вам понравиться здесь, и вы обязательно заглянете как-нибудь еще, если будете живы.
   Последнюю часть предложения он почти прошептал, но я услышала и удивленно моргнула глазами. Чего это он тут мне пророчит?
   - Что значит ваше "если"? - решилась задать неприятный вопрос. А что? Пусть объясняется прямо здесь и сейчас.
   - Да вы не обижайтесь, а в знак примирения я могу вам сделать ошеломительную скидку на эти итальянские клинки, в сердцевину каждого из них добавлено серебро, а оно очищает от всего злого.
   Я с интересом и жадностью принялась разглядывать клинки абсолютно позабыв про неприятную оговорку кузнеца. Все его оружие было на удивление самобытным, если так можно сказать. Вот, допустим эти клинки. Рукоятка каждого из них инкрустирована небольшими камнями, а на самом острие надпись на латыни, означающая буквально следующее: "Каждому по способностям".
   - Вы знаете латынь? - теперь пришел черед удивляться кузнецу. Я с гордостью посмотрела на него и утвердительно кивнула головой.
   Он задумался на минуту, прикидывая что-то в уме, и стремительно скрылся в своей палатке, чем-то там загромыхал и извлек на свет потрясающей красоты медальон и протянул его мне.
   - Это вам подарок в счет будущей покупки и хороших взаимоотношений. - хитро улыбнулся он, подмигивая своими огромными глазищами цвета спелого ореха. Я неловко ухмыльнулась, но отказаться от медальона просто не смогла и протянула руку, чтобы получить желаемое. Медальон представлял из себя языческое изображение солнца, заключенного в круг из лунного камня, а цепочка пестрела рунами. Интересная вещица, ради такого можно и прикупить один клинок, на память, так сказать.
   - Тогда я возьму один этот клинок, если вы не против, немного стеснена в средствах. - еле слышно пролепетала я.
   - Идет. - легко согласился он и протянул вожделенный клинок. А когда я отошла от прилавка и потянулась к солнцу руками, он многозначительно добавил. - Когда Луна покажется из-за облаков, а дети ночи будут рядом, советую вам клинок использовать не по назначению, а просто приложить его к своему увечью, вам нужна будет его сила, его душа.
   Я нахмурилась, всматриваясь в лицо кузнеца, словно могла там отыскать ответы на свои вопросы, а затем моргнула, встряхнула волосами и поспешила прочь, обратно в лагерь, где нет таких странных индивидуумов, по крайней мере я на это надеялась.
   Ну, надежда всегда умирает последней, а конкретно мои надежды рассыпались в прах, когда я познакомилась со всеми прибывшими. Не поймите меня неправильно, людей я люблю и даже помогаю по мере сил, но ведь в каждой бочке есть своя ложка дёгтя. Эту "ложку" звали Леонид, маркетолог средней руки, который к своим тридцати с небольшим осознал, что сомнительные встречи на одну ночь и друзья-алкаши не совсем его уровень и душа требует чего-то более одухотворенного. Вот он изучил матчасть, что говориться, поездил по миру и теперь продвигает свои глупые теории всем подвернувшимся, в их число попала и я, к своему великому сожалению. Только мне воспитание не позволяло ответить грубостью, поэтому я натянула на себя маску высоко одухотворенного человека и призадумалась над словами...кузнеца. Какие такие "дети ночи"? Мне казалось, что Кровавый Валентин просто садист с навыками гипнотизера или что-то в этом роде, а еще он должно быть увлекается ролевками и решил предстать в образе рыцаря или даже короля, ведь никого из участников до открытия видеть не разрешалось, чтобы интригу не раскрывать. А про увечье как узнал? Он же не смог рассмотреть, я волосами все прикрываю, разве что ветер...
   - Так вот я тебе советую съездить в Киргизию на Тянь-Шань, так вдохновляет. - заливался соловьем Лёня, даже не заметив полное отсутствие интереса со стороны окружающих. Сугубо из-за воспитания я решила поддержать нить разговора брякнув "угу" и пошла к девчонкам помогать варить обед, есть хотелось просто жуть!
   Кстати, об остальной компании у меня остались только самые теплые воспоминания. Девчонки, а их было целых три, Катя, Ленка и еще одна Ленка третий раз посещают подобное мероприятие, правда, здесь впервые, но ставить палатку и готовить полевую пищу умели превосходно. Антон, Олег, Петя и Женя даже однажды участвовали в массовом сражении в честь победы над французами, вот только Олегу чуть глаз не выбили, а Женька получил по лбу древком бутафорского копья и все их попытки стать частью чего-то большего окончились, но тяга к средневековым сходкам осталась. А познакомились они все тоже случайно, по интернету списались и вот, во второй раз принимают в свои ряды таких же сумасшедших, как они сами. В этом году я и Леонид значится, ну, не всегда же им должно везти, правда?
   Вот так в заботах пролетел весь день, сменившись прохладным вечером. За эти часы я не осмелилась высунуть нос за пределы лагеря, чтобы избежать неловкости с кузнецом, но успела перезнакомиться со всеми не лично, так заочно. Горячая еда творит чудеса, ну, если это не так, то как минимум развивает коммуникацию среди абсолютно разных и по уровню жизни, и по интеллекту, и по интересам людей. Здесь я повстречала начинающих бизнесменов, молодых родителей, что решили отдохнуть от суеты, и даже самых настоящих бардов, были здесь и странные персонажи, Леонид не в счет. Аглая и Мария к примеру, посещали все рыцарские турниры, слепо веря в настоящую и чистую любовь, которую могли подарить рыцари круглого стола, а Никита и вовсе был веганом и совмещал приятное в виде рыцарского турнира с полезным, а именно сбором цветов и грибов. Но в целом люди здесь были приятные, даже как-то безразличен сам турнир стал, если честно. Хотя открытие рыцарского турнира должно было начаться уже через час, с показательных боев прошлогодних победителей и импровизированного смотра невест, за чьи сердца будут драться не на жизнь, а на смерть сегодняшние смельчаки, все же никто не спешил сворачивать задушевные беседы.
   Быть может это прозвучит немного смешно, но впервые с момента моего похода в особняк вновь почувствовала себя свободно, я могла говорить с этими незнакомцами о чем угодно и не ждать от них подвоха. Они были настоящими, со своими проблемами и вопросами, характерами и особенностями, но все они были живыми, а я не могла надышаться свободой. Но, как и все прекрасное в жизни любого человека рано или поздно заканчивается, пришло время отправляться чтобы встретить свою любовь или погибель. Почему-то я была уверена на все сто в том, что встречу Валентина именно там, а вся эта таинственность, кровожадность и прочая чепуха со снами просто плод моего воображения, не больше и не меньше. Конечно, я задавалась вопросами и по поводу своего клейма, и по поводу той картины, увиденной мной в злосчастном особняке, ведь это не воображение, а все происходило в реальности и полиция, и тот ботаник, в чьих глазах читался неподдельный ужас и страх за свою жизнь. В общем, медленно, но уверенно я шла ко дну и к психиатрической лечебнице. Здраво рассудив, что надо что говорится "ловить момент", я решила отдохнуть в последний раз, а там будь что будет!
   Быстро собрав свои нехитрые пожитки, отыскала подаренный медальон и надела, не забыв спрятать его под майку, в задний карман джинсов запихнула клинок и отправилась в таком боевом виде на представление. Что я ожидала там увидеть? Да я и сама точно не знала. Одно дело читать с пожелтевших страниц фолиантов исторические события, а другое дело видеть это воочию, правда, с некоторой поправкой на наше настоящее. Вряд ли в Средневековье девушки расхаживали в ультракоротких шортиках и лифах, да еще и при этом размахивали зажженными обручами, парни, одетые в кожаные костюмы, выпускали клубы пламени прямо перед входом на полигон. Музыка фолк-бэндов погружала в странное подобие транса, костры до самого неба, лошади в красивом убранстве, рыцари в кольчугах, расхаживающие туда-сюда, грозно бряцая оружием, казалось все пропитано нитями прошлого, и я чувствовала, как мое сердце бьется в унисон с музыкой, а глаза ищут того самого, ради кого я бросила свою прежнюю жизнь. Не отыскав милые сердцу черты лица, я принялась рассматривать прохожих, особо ни на ком не задерживаясь. Тем временем девушки уже взошли на помост, каждая выглядела словно с картины известных художников эпохи Ренессанса, рыцари заняли места на арене каждый напротив своей красавицы, последним вошел король со своей свитой и глашатаем. Я еще раз поразилась собственной никчемности. Ну как? Как можно было прожить практически половину жизненного пути среднестатистического россиянина и ни разу не посетить подобное мероприятие? Как можно было так потеряться среди каменных джунглей города? Продать свою душу и кошелек маркетологам и масс-маркетам?
   Тем временем глашатай во все горло кричал о доблести и чести, об отваге и долге и еще много о чем, пока не закончил свою пафосную речь провозглашением турнира и очередности поединков. После милые леди демонстративно бросали к ногам рыцарей всякую мелочевку, типа розочки, носового платочка, брошки и прочего и усаживались чуть подальше трона, на котором величественно восседал король. К слову сказать, неожиданную персону выбрали для этой роли. На вид мужчине было далеко за шестьдесят, выцветшие некогда голубые глаза, морщины давно стерли признаки былой красоты, уродливый шрам через левый глаз и щеку, интересно бутафорский грим? А его одеяние и вовсе заставило нервно вздрогнуть. Дело в том, что по своей работе я много времени проводила и в музеях тоже, так вот однажды я видела такое одеяние. Вот только историки не могли однозначно определить его принадлежность к той или иной линии монархов, поэтому мантия не выставлялась на всеобщее обозрение, дабы не путать ни посетителей, ни научных деятелей. Она была сшита из алтабаса с золотыми и серебряными нитями, растительный узор довольно стандартный по тем временам, а по низу отделка шкурками соболя. Корона, перстни, даже скипетр выглядели вполне себе настоящими, так и хотелось камушки потрогать. Заметив мой хищный взгляд, король ухмыльнулся, обнажив потрясающе белые зубы, и я вздрогнула еще раз. Все выглядело на удивление настоящим, от чего становилось еще страшнее. А что если нас сюда заманили и расправятся, как тогда в особняке? "Нет! Дважды молния не бьет в одно и тоже место. Ведь так?" - робко попыталась себя успокоить, но выходило не очень. Нервно сглотнув горький комок, я начала бешено озираться, чтобы убедиться в своей безопасности. Каким-то шестым чувством я понимала, что-то не так, словно все изменилось. Даже природа. Она была совсем другая. Вот там, за ареной росли кусты орешника. Где они сейчас? А там, в сторону моего лагеря вела небольшая тропинка, от которой сейчас не осталось и следа. И я поддалась панике, мудро рассудив, что вне толпы максимум что может мне угрожать это укус какой-нибудь бешеной лисицы нежели стать жертвой массовой расправы. Нет уж, увольте!
   Не обращая никакого внимания на зрелищный первый бой, я начала медленно отходить вглубь толпы пятясь задом, чтобы как можно незаметнее сбежать куда подальше, хоть в саму преисподнюю. Холодный пот, выступивший на коже намертво приклеил майку к телу, и я буквально стала задыхаться. Так и хотелось закричать, но разве один слабый женский голос перекричит толпу, кричащую от восторга? Все смотрели на арену как завороженные и не обращали на меня внимания, а я старалась дышать ровно и шаг за шагом продвигаться прочь от арены. Черт с ним, с этим Валентином, лучше закончить свои дни в психиатрической больнице среди ненормальных, но все же людей, чем рядом с этими зомби. Да куда я вообще пришла? Почему они все стали такими неживыми? Почему никто не обращает внимание на короля? А эти бои? Проигравший в первом поединке умер на глазах толпы из-за торчащего из груди копья, а никто и ухом не повел, все продолжали как ни в чем не бывало смотреть на арену и требовать еще больше зрелищ.
   Я пятилась весьма успешно, пока не уперлась во что-то твердое и теплое, явно живое. Затем крепкие руки схватили меня за плечи, а горячее дыхание обожгло шею, а затем и ухо.
   - Не двигайся, а иначе эти люди обречены.
   Это был кузнец. Я бы узнала его голос из тысячи. От неожиданности и сковавшего страха почувствовала, как мои ноги становятся словно "ватные", не давая возможности сбежать.
   - Что вы такое говорите?! - прошептала одними губами я, но была услышана.
   - Брось прикидываться! Ты же умная девочка и должна понимать, что ты здесь совсем не случайно, как и многие другие.
   - Другие? - с недоверием переспросила я и еще раз взглянула на толпу.
   Знаете что такое разочарование? Я его ощутила в полной мере лишь единожды, увидев тогда этих обреченных. Десятки даже сотни людей с похожими отметинами за ухом. Парни, девушки, дети и взрослые - все были там и смотрели на арену, где люди или кто они там были убивали друг друга с ожесточенностью, не свойственной разумному существу.
   - Вы здесь для того, чтобы стать пищей для одних и разменной монетой в угоду другим. Обо всем можно поговорить при нашей следующей встрече, если она будет.
   - Что значит пищей? О чем вы ради всего святого говорите? Вы меня пугаете и не давите на руки, синяки же останутся! - решила возмутится я и отвоевала себе свободу действий.
   Толпа в очередной раз ликующе взревела, когда король распорядился добить одного рыцаря на потеху толпе. Да-да, лишить жизни другого просто чтобы эти зомбированные не замечали, как меняется пространство вокруг них самих и как они сами потеряли лицо человека.
   - Что со мной будет. - дрожа всем телом от страха и холода решилась задать самый главный вопрос.
   Кузнец затаил дыхание, словно размышлял какую часть правды можно мне открыть, а затем громко выдохнул и прошептал:
   - Тебя захотят убить, но я дал защиту. Ты медальон взяла? - я инстинктивно потрогала ворот майки, медальон отозвался теплом.
   - Что за...
   - Успокойся, все в полном порядке. Орден выбрал тебя, теперь ты под нашей защитой, и мы не дадим умереть тебе. Поняла?
   - Нет. - честно призналась я абсолютно ничего не понимая. Какой такой орден? Да и не волновал он меня, куда сильнее тревожила замаячившая на горизонте смерть и это было страшно.
   - Все поймешь со временем, сейчас я не могу тебе раскрыть все секреты, но ты должна выполнить кое-что для ордена, и мы сможем попасть на ту сторону, спасти не одну душу.
   Я все также истошно мотала головой, словно могла что-то исправить. А может и могла? Для этого достаточно пустить себе кровь и избавить свой разум от боли.
   - Не стоит предпринимать опрометчивые поступки. Ты нужна нам, орден доверил тебе судьбы тысяч, так не посрами его. - и с этими словами он достал итальянский клинок, быстро, всего на секунды, приложил к клейму, а дальше меня накрыла волна боли и пустоты. Лишь на краю сознания я различила последнее предложение. - Если все пройдет как надо, ровно через два месяца мы встретимся на этом же месте, и ты откроешь нам портал. Прощай.
   Пришла в себя довольно-таки быстро, по крайней мере мне так показалось. Но вместо ликующих криков я услышала уже знакомые стоны от боли и слезы маленьких детей. Оглядеться времени не дали, кто-то резко схватил за локоть и буквально поволок туда, где находились некогда веселые зрители, а теперь перепуганные до смерти люди. Я пыталась подстроить шаг за своим конвоиром, но ничего не получалось. Тогда решилась и робко попросила не спешить, на что получила весьма увесистый пинок под зад, и силы идти бодрым шагом как ни странно нашлись мгновенно. Больше просить не стану никогда и никого.
   - Что тут происходит?! - прошипела сквозь зубы первому попавшемуся рыцарю, который размахивал тяжелым мечом над головами бледных девчонок. - Вы мне можете объяснить?
   - Заткнулась и смотришь вниз, пока тебе не приказали обратного! - не стесняясь в выражениях ответил он и носком сапога толкнул к толпе. Я упала, вымазав джинсы травой, а руки грязью, но в целом лица не уронила.
   Быстро окинув едва освещенную поляну испуганным взглядом, я чуть было не вскрикнула в ужасе. Нас окружали плотным кольцом незнакомые люди в черных плащах, а рыцари, которые тешили своими сражениями за сердце прекрасных дам, бегали по их указке и мучали людей, которые так удачно подвернулись им. Не осталось и следа от той поляны, куда мы пришли на праздник, не осталось и палаток с ремесленниками, словно их тут и не было, а потом я посмотрела в небо и поняла. - их действительно здесь не было, никого из нас не было здесь никогда. На небе красовались две Луны. Мы явно были не на Земле.
   - Эй! - позвала рыжего мальчишку я и подвинулась ближе. - Ты видел как мы переместились сюда? Кто эти люди?
   Он оглянулся по сторонам, чтобы убедиться в безопасности нашего разговора, облизал опухшие губы, видимо, его кто-то ударил, и доверительно прошептал:
   - Это не люди! Мы просто в какой-то момент словно с ног на голову переместились и уже над головой двоелуние. Так называют небо эти в черном. Они страшные! Одна женщина решила сбежать в лес, не веря в случившееся, а этот поднял ее и прямо на глазах детей скрутил ей голову, затем откинул, оголяя шею и зубами вырвал кусок мяса. Говорят, от увиденного дети поседели в один миг.
   - Какой кошмар. - против воли слишком громко вырвалось у меня, и я поспешила закрыть рот двумя руками. Убедившись, что никто не обратил внимания на наши перешептывания, он подозвал пальцем и опять принялся делиться увиденным.
   - У нас есть какие-то их метки и теперь каждый из нас принадлежит одному из этих черных плащей.
   Я вскинула бровь и оглядела еще раз, лишь мельком задержав взгляд на том самом, что так ужасно поступил с женщиной, а затем вновь взглянув на мальца спросила:
   - Тебя как звать?
   - Антон, а тебя?
   - А меня Нина. Что за клеймо у тебя? Как ты его получил? - особо не рассусоливая, приступила к выявлению таких же, как и я. Быть может мне удастся разобраться в этом кошмаре и даже выбраться живой? У меня есть всего два месяца, а информации так мало.
   Рассуждая о предстоящем противостоянии, я не сразу заметила, как мелкий скис и потупил глаза, а когда заметила, то растерялась, не зная как на это реагировать.
   - Что-то не так? Я тебя чем-то обидела?
   - Нет. - глубоко вздохнул он, но рассказывать не спешил, я и не торопила, понимая, что разговор точно не простой. Вместо этого решила прислушаться к двум рыцарям что стояли в стороне и бурно кого-то обсуждали.
   - Нет, ну ты только подумай! - возмущался первый с рассеченной бровью и уродливым сломанным носом. - Он так решил! А то, что мы тоже должны питаться, он и слушать не хочет! И ради кого? Ради этой бабы? Сколько он выпил в том месяце? Три? Быть может четыре бабы, а ему все мало!
   - Да успокойся ты! С ним связываться себе дороже выйдет, у нас есть старухи, нищие и даже пара подростков, как-нибудь продержимся пару месяцев. - пытался вразумить его второй, что в шлеме стоял. И не жарко же этой скотине! Лучше бы сварился там, одним меньше!
   - И все равно я считаю правильным будет равное распределение. Я командиру так и сказал!
   Больше подслушать мне ничего не удалось, так как эти двое быстрым шагом направились в сторону, где о чем-то спорили тот самый король и один из черных плащей, а когда звуки голосов долетели до меня слабым эхом, я чуть было не лишилась чувств.
   - Ну, здравствуй, Кровавый Валентин! - прошептала я, смахивая проступившую слезу.
   - Ты его знаешь?! - удивился малец. - Откуда? Мне Денис Олегович о тебе ничего не говорил.
   - Денис?! - пришел мой черед удивляться. Эта мелкая пиявка и тут нагадила! Ну подожди у меня! Доберусь и вырву сердце голыми руками, лучше просидеть в тюрьме всю оставшуюся жизнь, но быть уверенной, что больше он вреда никому не причинит.
   - Да. - и малец, глотая слезы все же рассказал свою историю, от которой мое сердце защемило душевной болью. - Так случилось, что моя мама сильно заболела, а папа был вынужден работать на двух работах, чтобы содержать нас с Оксанкой и оплачивать мамины счета, а когда маме стало хуже, я решил найти работу. Меня взяли в музей на полставки мыть полы по ночам, спасибо тетушке, что замолвила словечко. Там, в музее, я и повстречал Дениса. Он обещал помочь моей семье в обмен на одну услугу, и я согласился, а, чтобы никуда не пропал, он поставил мне вот этот клеймо. Смотри какое красивое. - И он показал на руке знакомый герб: девушка, обвитая двумя змеями. Я инстинктивно погладила мальца по руке и тут же задохнулась собственным вдохом. Медальон так сильно обжег кожу, оставив красный след, что я даже испугалась не появиться ли еще одна отметина.
   - Что случилось? - искренне испугался малец.
   - Все в порядке. Просто с ним я тоже имела несчастье познакомиться.
   - Но у тебя нет клейма, - рассматривая подозрительным взглядом тут же подметил малец. - поэтому мы здесь все и сидим, никто не знает что с тобой делать. Тот в капюшоне настаивает, что лично ставил тебе отметину и ты его собственность, но клейма-то на тебе нет.
   - Как нет? - удивилась я и потерла кожу за ухом. Действительно ничего не было. Вот чудеса! - А, ну да!
   - А знаешь что самое страшное?
   - Что?
   - Что тот дядечка, что скрутил голову тетеньке и мой хозяин это одно лицо. Какой-то там Валентин. - пытаясь храбриться ошарашил своими знаниями паренек. - Как ты думаешь, он меня тоже убьет?
   - Нет! Ну, что ты! - слишком быстро отозвалась я и постаралась оправдаться. - Все будет хорошо, нас спасут, вот увидишь.
   Тут мое сердце словно стрела пронзила, такой болью отозвалось оно, когда Валентин взглянул на меня своими потрясающе голубыми глазами. Он что-то прошептал, но я не расслышала ни слова, поэтому осталась сидеть неподвижно. Так мы и смотрели друг на друга пару минут. Он со смесью ярости и ненависти ко мне и ко всему что со мной связано, а я с полным непониманием ситуации и чего тут скрывать злорадством. Я поняла, что смогла освободиться не только от его клейма, но и от влияния на меня. Теперь смогу спать спокойно, если удастся уснуть после всего этого кошмара. Помнится, в прошлый раз я ушла в запой, страшно представить что будет со мной в этот раз. Побывать на чужой планете, которая безумно походила на твою родную это вам не зайчик чихнул, тут без ста грамм не разберешься. Хорошо, что я пить больше не могу, быть может мне удастся разобраться во всем этом безобразии.
   "Надо как можно быстрее узнать про орден, а иначе как знать, во что еще умудрилась вляпаться." - отметила я про себя и ухмыльнулась, смотря прямо в глаза своей смерти. - "Теперь ты не сможешь дурить голову, Кровавый Валентин!"
   Он презрительно сплюнул себе под ноги и отвернулся, скомандовал что-то невнятное другим в черных плащах, а затем они исчезли в темноте. Рыцари принялись сворачивать декорации и рассаживать пленных по повозкам.
   Смертельная игра началась и победителем будет только один. Можно это буду я?

Глава 5. "Великая и ужасная Цефрея"

   Знаете, я даже не расстроилась своему странному приключению. Нет, правда! Быть может просто поверила в свое сумасшествие и окончательно свихнулась, уйдя в вымышленный мир, а быть может проснулся исследовательский интерес, и я жаждала разобрать этот неизведанный и таинственный мир на атомы. В общем, первопричины искать не стала, сосредоточившись на своей миссии лазутчика в стане врага и мести всем этим тварям, а для этого необходим холодный разум и какой-никакой план. Первым пунктом которого значилась такая сущая малость как способность выжить!
   Если бы кто-нибудь сказал, что я в двадцать первом веке буду передвигаться в повозке, больше похожей на тюремную камеру, в качестве рабыни с такими же несчастными, как и я сама, то непременно подсказала бы номер психиатрической больницы. Нет, ну, а что? Даже ролевики не страдали настолько, чтобы разыгрывать средневековье во всем его "радушии". Сражения там всякие, да фолк-музыканты, выпивка, еда и костюмы - это стандартно, без перегиба с рабынями и убийствами.
   Вспомнив про таинственного кузнеца, машинально потрогала медальон, который тут же отозвался теплом, словно успокаивая меня и говоря, чтобы ничего не боялась. И постепенно страх растворялся, оставив лишь призрачный налет, которого должно хватить, чтобы меня не убили в первые дни этого сумасшествия. Кстати о нем и о его причинах.
   Общий эмоциональный фон заключенных оставлял желать лучшего, кто-то дико озирался по сторонам, стараясь понять куда мы едем и что с нами будет дальше, кто-то тихонько выл, прикусывая губы от внутренних противоречий, терзавших сознание. Мужчины, коих было не мало, смотрели с ненавистью и непокорностью на сопровождающих, которым, казалось, было абсолютно безразлично, словно они этим занимались чуть ли не каждую неделю. А может и занимались?! И если это было так, то почему наши компетентные органы не заинтересовались мрачными убийствами и исчезновениями людей. И тут меня словно поразило током от догадки. А что если наши доблестные блюстители законов все знали и покрывали взамен на блага для себя лично? Если это так, то лучше бы мне сойти с этой планеты и жить отдельно от таких людей, которые потеряли человеческое лицо, обличив свою истинную, звериную натуру.
   Стараясь отвлечься от дурных предчувствий и тревожных мыслей, я машинально откинула волосы за спину и принялась рассматривать свой новый дом, пусть и на короткий период. Чем больше рассматривала, тем больше поражало сходство с моей родной планетой. Тут тебе и кудрявые березки, осинки, елочки пушистые, заросли орешника, даже болотца небольшие встречались, к слову сказать, в одном из них и застряла колесом телега впереди нас. Пока рыцари пытались вызволить злосчастное колесо, пленники были вынуждены сидеть около телеги под неусыпным контролем наших новоявленных хозяев и когда солнышко лизнуло макушки деревьев своими теплыми лучами произошло нечто настолько ужасное, что я еще долго буду вспоминать со страхом в самом сердце.
   Те нелюди в черных плащах, что возглавляли отряд, начали дымиться и исчезать по одному в густом дыме, от которого все заволокло вокруг, не давая спокойно вздохнуть полной грудью.
   - Они что? Демоны что ли? - в шутку прошептала я до смерти перепуганной девчушке, что сидела рядом со мной в клетке.
   Она нервно хихикнула и тут же согнулась как от удара, закричала, хватаясь за сердце и медленно стала оседать на пол. Я сразу как-то растерялась, не зная чем могу помочь в этой клетке и чуть было не разрыдалась.
   - Миленькая, что с тобой? - причитала я, вспоминая тот злосчастный вечер в особняке, когда впервые столкнулась со своей смертью и счастливым образом разминулась. Тут же вспомнился и приторный сладковатый запах крови в том зале, где убили всех.
   Я со злостью взглянула в ту сторону, где по одному исчезали эти нелюди и в буквальном смысле подавилась собственным вдохом. Его глаза горели яростью, в них столько было злого, неправильного, что я словно в море оказалась, а плавать так и не научилась, поэтому медленно, но уверено шла ко дну. Он смотрел, не отрываясь, и даже солнце не могло отвлечь от этого увлекательного занятия. Так и хотелось крикнуть, чтобы он сделал милость и сгорел адским пламенем, но язык не слушался и тут я заметила кривоватую ухмылку победителя. Да, какое-то влияние он все же мог оказать. Но и я не растерялась, а просто вспомнила слова о медальоне и с силой сжала его. И не знаю точно, что произошло, но его взгляд потерял былую притягательность, а способность дышать вновь вернулась ко мне и вот как-то не сдержалась я и показала фигу. Каюсь, честное слово. Это поступок не взрослой женщины, но вполне себе подходил ситуации.
   А вот за следующую смерть была виновата я и только я. Почему? Да потому что его взгляд метнулся на того бедолагу, что решил тихонько, не привлекая внимание уставших рыцарей, сбежать в лесок. Не знаю, на что он надеялся и как собирался вернуться на нашу планету, но он рискнул и уже никогда не выпьет шампанского. В одну секунду Валентин оказался рядом с ним и смотря мне прямо в глаза скрутил шею одним резким рывком, а затем бросил к рыцарям мертвое тело смельчака и исчез в облаке дыма.
   - Похоже, ты завела себе смертельного врага. - прошептала я вслух и отвернулась, чтобы не смотреть как рыцари, что выступали на потеху публике, вовсю лакомятся мертвечиной.
   Девушка, к слову, пришла в себя сама и лишь непонимающе оглядывалась по сторонам. Правда, взглянув на устроенный пир среди болот, девушка тут же добровольно упала в обморок и винить ее за это я не могла. Зрелище и в самом деле было ужасным.
   Когда все было окончено и эти изверги скинули останки в болото, где вонючая жижа навсегда унесла безымянного героя, наш отряд двинулся дальше, но уже без этих тварей в черных плащах.
   Мысленно я отметила эту странность с дымом от солнца и возможно в будущем она сыграет свою роль, быть может эта особенность сыграет мне на руку и получится прирезать их тихонько с утра пораньше.
   А тем временем наш кортеж из шести повозок наконец выкатил из леса, где нашему взору предстала деревушка. Хмурый мужичок и его жена поприветствовали рыцарей и поспешили убраться с дороги по добру, по здорову, так и не дойдя до ворот. Глухой стук в ворота и наш кортеж продолжил движение, остановившись у большого гостиничного дома. Приехали, значит.
   Уж не знаю, что нас ожидает дальше, но чувство, что мы попали в Средневековье только усилилось. Ну, во-первых, одежда этих нелюдей, во-вторых, способ передвижения и отсутствие асфальтированной дороги, и еще много-много странностей. Но сейчас мне на это было абсолютно все равно, потому что я чувствовала невероятную слабость, словно не спала уже вторые сутки подряд, а может и не спала, вдруг у них тут время идет по-другому и день за два, как в армии? А еще очень сильно хотелось переодеться хоть во что, лишь бы не пахнуть, как лошадь после галопа, да и по-маленькому сходить не мешало бы.
   Все больше и больше раздражаясь, устав наблюдать за снующими туда-сюда рабочими, которые странно косились на нас, я прокричала первому попавшемуся рыцарю:
   - Эй, служивый! Нас когда расквартируют? Мне бы умыться, да и другим необходим отдых.
   Рыцарь посмотрел на меня как на умалишенную, а потом, видимо, вспомнил, что я никому вроде как не принадлежу и оскалился, явив всем свои неестественно белые зубы.
   - Скот будет спать в хлеву! А достойные люди уже давно устроились. Лучше бы вам переночевать спокойно, завтра кое-кто навсегда останется здесь. - и он ушел! Сразу же, как за ним закрылась дверь, пленники стали перешептываться, гадая, о чем именно это он говорил, а я уже все поняла.
   Те, у кого нет клейма будут разменными монетами для оплаты ночлега, например, или ремонта телеги. Так нас будут оставлять по одному-два человека в каждом из остановочных пунктов, оставив несколько человек до конечной цели, а вот что будет там, большой вопрос. И я очень надеялась, что все же смогу попасть туда, где найду ответы на свои вопросы и сбегу отсюда как можно скорее. Надо закрыть свой рот на замок и стараться не отсвечивать в толпе, сгнить в средневековом захолустье так себе перспектива, если честно.
   Просидев так некоторое время, я уж было совсем отчаялась найти способ справить нужду и всерьез подумывала о вариантах мене приличных. Но, к моему облегчению, вскоре появился чубатый парнишка без передних зубов, который резким тоном хозяина скомандовал:
   - Сейчас я вас выпущу и вы по одному туда пойдете, там и просидите до утра. Если кто-то попытается убежать, дядька с усами лично закусит им на ужин. Понятно?
   Повторять нам не надо было, и так свежи воспоминания кровавой расправы. Оглядев по сторонам пленников, я еще раз в этом убедилась. На лицах отражался страх, недоумение, а у некоторых, еще и какое-то чувство отреченности. И тут я вспомнила наши откровенные встречи по ночам и мою истерию по поводу необъяснимых чувств, бушевавших в сердце, как сразу же поняла, что помеченные клеймом не просто во власти этих нелюдей, но и вовсе потеряли всякую связь с этим миром, навсегда застряв в мире грёз. Отлично! И в этой компании мне придется провести целую точнее день?! Кстати, а почему по ночам животных не видно и не слышно? Странное место, словно здесь все с ног на голову стало. Может, это мир-перевертыш? Интересная теория, надо ее как-нибудь проверить при удобном случае.
   Тем временем наша повозка почти опустела, и я поспешила пристроиться в конец колоны, чтобы пройти в свой новый дом, точнее хлев. Еду нам и впрямь выдали, точно так же, как и одежду - простую льняную рубаху, пояс с разными узорами юбки для женского пола и штаны для мужского, а вот обувь решили не давать, так я и осталась в кедах, но хоть переоделась в свежее белье. Многие не спешили следовать моему примеру, затравлено озираясь в поисках любопытных зрителей, но со временем они осмелели и насовсем расстались с частичкой своего дома. Ели мы каждый в своем углу, лишь изредка перебрасываясь парой фраз для порядка, говорить совсем не хотелось
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Кулаковская Ирина Ивановна
   Псевдоним "Княжина Анна"
   irinka.kulakovskaya@yandex.ru
   тел.+375298026335
   "Кровавый бал"
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"