Нероли Анна: другие произведения.

Свинцовые башмачки. Глава 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поймать провожорку.

  Бу
  В Несна-Хен кипела работа. Ждали эрну кильдирим, которая собиралась прибыть с большой свитой. Это будет первый визит за долгие годы, и все помещения, которые давно не использовались, готовили к приему гостей. Проветривали и мыли залы и комнаты, стирали и кипятили постельное белье, из огромных кладовых в спальни приносили покрывала и мебель. До блеска вымытые стены и полы сияли в лучах бледного солнца, которое показывалось теперь куда чаще.
  Линн полегчало. Она по-прежнему не готова была смириться с мыслью, что навсегда останется среди лайхха. Просто не могла себе этого вообразить. Думать о том, что она больше никогда не увидит Беррин, родных, Пико, было невыносимо. Но ощущение непереносимой тяжести, давившей на нее, отнимавшей все силы, ушло. Она крепко спала и легко вставала по утрам, была полна бодрости, успевала переделать уйму работы. Ей стали доставлять удовольствие простые вещи - луч солнца, крепкий сон, мягкая постель, вкусная еда, - ибо она не знала, будут ли у нее еще когда-нибудь другие радости.
  Она приучила себя жить одним днем, сосредотачиваясь на повседневных делах и заботах, пользуясь тем же приемом, который спасал ее до сих пор. "Сейчас я делаю это", "а вот теперь я делаю то". Даже мимолетная мысль о будущем пронзала ужасом перед неизвестностью, и Линн поспешно хваталась за то, что было под рукой, сосредотачиваясь на ощущениях. Она научилась думать только о том, что делает прямо сейчас. Подметая, она внимательно следила, как собираются вместе соринки, прислушивалась к размеренному шороху метлы - и начинала слышать в нем ритм и мелодию. Порой она даже пританцовывала, если думала, что никто не видит, но тут же, устыдившись самой себя, прекращала. Она с удовольствием бралась за уборку: добивалась, чтобы не осталось ни пылинки, ни развода - даже лайхха хвалили результаты ее трудов, а ведь им трудно было угодить. Усердно намывая стены или пол, протирая поверхности сухой тряпкой, чтобы блестели, она думала: вот я смываю свои несчастья. Сейчас все мои беды я выплесну с грязной водой.
  Ухаживая за одеждой эрна и его ближних, она думала о том, как им будет приятно надеть чистые вещи. Старалась отстирать как можно лучше и как можно бережнее, правильно высушить, а потом как следует разгладить. Беря вещь в руки, она явственно ощущала переплетение нитей, гладкость или шороховатость ткани, представляла себе, как вещь должна сидеть, ощущаться на теле. Ей нравилось любоваться результатами своего труда. Когда мимо нее проходила эрна Мероли в сером платье с белыми кружевами или эрн Ингваллир в рубахе с вышивкой, Линн думала: это я сделала, и ей было приятно, что они так хорошо выглядят в обихоженных ею вещах. Она даже для Диаль старалась. Симпатии они друг к другу не питали, но, по крайней мере, полуфойла не смогла бы упрекнуть Линн в небрежности, даже если б очень захотела.
  Линн радовалась, что из-за хлопот с приготовлениями никому особенно нет до нее дела. Она не могла разобраться с тем, как ей относиться к Хети, и избегала его. По правде сказать, это было нетрудно - он тоже вроде бы не искал с ней встреч. Пусть Линн и сама еще не знала, как с ним себя вести, было немножко обидно, когда он проходил мимо, не замечая ее.
  Она так и не могла понять, что им двигало. Людей он, сказать мягко, недолюбливал и ясно дал ей это понять. Что же заставило его передумать? И - тем паче - быть почти добрым с ней? Как он утешал ее. В минуту слабости Линн призналась было себе, что ей были приятны его объятия и - ужас! - она бы не отказалась побывать в них еще разок, и потом целый час просидела в кладовой, прячась от всех, прижимая к пылающим щекам ледяные руки.
  Это просто глупости, сказала она себе. Он целитель, это то, что он делает. Он просто помог тебе, вот и все. Он не может по-другому. Скорее фойлы подружатся с кильдирим, чем келун Хеннилена начнет питать к тебе теплые чувства.
  Как-то раз, когда она начищала кастрюли золой и любовалась в них своим отражением, на кухню заглянул Схойле.
  - Эй, квейрле. Море успокоилось. Пойдешь с нами на берег посмотреть, как оно там?
  Звучало заманчиво. Линн сто лет уже никуда не выходила.
  - А Хети не против, что я пойду? - как можно равнодушнее спросила она.
  - Тебе какая разница. Ты сама хочешь пойти или нет? Если уж тебе так интересно, он меня послал за тобой сбегать.
  Сам, значит не снизошел. Линн стало обидно.
  - Меня не отпустят.
  - Эй, Тикки! - вместо ответа крикнул Схойле. - Я квейрле заберу?
  Великан, разделывавший рыбу, не оборачиваясь, вскинул вверх руку с ножом: мол, дуйте уже.
  Линн аккуратно сложила перепачканный золой передник и пошла за Схойле.
  - Так и будешь демоницей меня называть? У меня имя есть, между прочим.
  - Нет уж, квейрле, смирись, - хлопнув ее по спине так, что она аж присела, сказал он. - Демоница ты или нет, а прицепилось.
  - Не демоница я! Думаешь, будь это так, эрн бы оставил меня в живых?
  - Да кто его, эрна, знает, что у него на уме, - сказал Схойле. - На то он и эрн, чтоб за нас всех думать. Может, он хочет себе ручную демоницу.
  Линн невольно расхохотатась.
  - Да ну тебя! Кстати! - она остановилась посреди двора, пораженная внезапной мыслью, так что спешившая позади прачка врезалась в нее.
  Схойле обернулся:
  - Что?
  Линн соображала, припоминая.
  - Хети! У него нет леки!
  Да, точно. У каждого за спиной или у плеча она видела призрачные образы птиц и зверей, и только у келуна...
  - У него есть леки, - буркнул Схойле. - Только его не видно. Келун пережил такое, что тебе и не снилось. Его обвинять...
  И он двинулся дальше быстрым шагом.
  - Я не обвиняю! - возразила, поспешая за ним, Линн. - Просто... Я же у всех их вижу, а у него - нет. И у тебя тоже нет, но ты другой. На тебя посмотришь - и видишь рысь, а у него я ничего не вижу. Что-то его никто не подозревает в том, что он демон!
  - Его семью мы все знаем, а ты откуда взялась, неизвестно, - сказал Схойле. - Хватит болтать. А то гляди, договоришься, отправишься кормить детей неба.
  Линн прикусила язык.
  Хети и Диаль ждали их у ворот. Диаль держала в поводу двух лошадей: свою и Схойле. Рысь, как и в прошлый раз, посадил Линн себе за спину. Ездить верхом она все равно не умела.
  - Ну что, поехали? - не глядя на нее, сказал Хети, и тронул поводья. Они с Диаль ехали впереди, Схойле вслед за ними.
  Все-таки Линн было обидно, что он так ведет себя с ней. Подумаешь, обнял разок. Для него это ничего не значит. Он просто ее лечил.
  После прохладной сырости двора солнце слепило, но его тут же закрыла тень. Дохнуло холодом, обдало ветром; над самыми их головами стремительно пронеслось черное чудовище и принялось описывать широкие круги, поднимаясь все выше. Линн вздрогнула.
  - Никогда не перестану их бояться, - вслух подумала она.
  - Тогда тебе тяжело придется, - отозвался Хети. - Они никуда не денутся.
  - Что они вообще такое?
  Ответила Диаль.
  - Воины ата - "обманувшие смерть". Все лайхха могут... могли обращаться в своих леки. Но те, кто заглянул в глаза смерти и сумел избежать ее, обращаются и сейчас - в существ, которые обладают тем, что им нужно.
  - Летать, - отстраненно произнес Хети.
  - Кусать, - подхватил Схойле.
  - Быть неуязвимыми для огня фоев, - добавила Диаль.
  - Потребности и воля создают тело, и оно может быть каким угодно, - сказал Хети.
  - Но они похожи, - указала Линн. - Они хотят одного и того же?
  - Приглядись: они не одинаковые, - ответила Диаль. - Но - да, похожи. Им нужно летать и иметь броню для войны с фоями. Кроме того, они же видят друг друга, это тоже влияет. Они сражаются вместе, они братья в войне. Если изменятся условия, наверное, изменятся и они. Одинаково или по-разному. А может быть, им полюбится эта форма, кто знает.
  - А не-воины ата есть? Те, кто обманул смерть и может обращаться как хочет? Но не воевать.
  - Бывают, - сказал Схойле. - Сейчас среди нас нет, но вообще да.
  - Трусиха, - сказала Диаль. - Посмотри, как он красив!
  Линн пригляделась повнимательнее, постаравшись забыть про отвращение и страх, и вынуждена была признать правоту полуфойлы. В сильном, грациозном монстре с головой хищника, телом рептилии и крыльями птицы действительно была, пусть и пугающая, но красота.
  Они спешились у развалин крепости - обугленных руин, присыпанных снегом. Воин ата приземлился на полуразрушенную башню и с важным видом уставился вдаль.
  Линн спросила:
  - Чего он за нами увязался?
  Схойле раскрыл было рот, но вместо него ответил Хети:
  - Охраняют меня, когда я покидаю Несна-Хен.
  Светло-зеленые, прозрачные глаза его отражали море. В ярком солнечном свете кожа казалась совсем бледной, тени в западинках на щеках и под глазами резко обозначили черты лица. Ветер взметнул спутанные волосы, и до Линн донесся запах земли и снега. "Он пахнет, как Хеннилен", - подумала она.
  Весь берег был разворочен. Сломанные деревья и ветки, обломки стен и мебели валялись вперемешку, полузанесенные черным песком. Волны были сильные, но не шли ни в какое сравнение со штормом, который давеча устроил змей.
  - Он уснул?
  - Да нет, какое там, - сказал Схойле. - Так, перекусил, залег подремать. Ему, чтобы как следует нажраться и уснуть, надо лет сто, не меньше.
  - И так и будет штормить?
  - Ну да.
  Они стали спускаться: Схойле помогал Линн, Диаль - Хети, заботливо направляя его. "Как наседка с цыпленком", - раздраженно подумала Линн.
  Они немного походили по пляжу, перебираясь через стволы деревьев, прыгая по камням. Линн убедилась, что пещеры как не бывало.
  - Вот тут меня нашла Диаль, - тихо сказала она Хети, когда полуфойла с рысью отошли подальше.
  - Расскажешь?
  Линн кинула взгляд на тех двоих. Схойле кидал камни в воду, а Диаль ему что-то вещала, похоже, насчет своей службы в крепости. За шумом ветра было не слышно.
  И Линн рассказала.
  Она поведала все, как было. Как узнала о долгах Микки и Ру и пошла к Маррону, и как он велел ей добыть цемеллу, как она прошла через пустошь и чуть не попалась мантикоре. Хети слушал внимательно, ни разу не перебив ее, и, по обыкновению, глядя куда-то мимо.
  - Вот так я и оказалась здесь.
  Она ждала, что он что-нибудь ответит, например, посочувствует или что-то вроде того, но Хети молчал.
  - Я надеялась, что смогу уйти как пришла, но... - она повела рукой, показывая туда, где была пещера.
  - Странно, - сказал Хети.
  - Да. Кто бы мог подумать, что из Беррина можно сюда попасть.
  - Нет, я о другом. Яд мантикоры смертельно ядовит. Ты должна была умереть сразу же. А не бегать, ползать и так далее, что ты там делала.
  - Ну простите, - сказала Линн.
  - Нет, я не о том. Получается, ты удивительно крепкая для человека. Люди вообще очень хилые. Я просто не понимаю, как ты могла это пережить. Я подумаю об этом. Может, нам с Карху надо будет посмотреть твою кровь.
  - Вскроете меня что ли?!
  Он едва улыбнулся уголком рта.
  - Обойдемся капелькой.
  Линн бросила взгляд на Схойле с Диаль. Они карабкались к развалинам крепостной стены.
  - Почему ты не сказал обо мне эрну? Ты еще хочешь меня убить?
  - Не убил же, - медленно ответил Хети.
  - Что заставило тебя передумать?
  - Не скажу.
  - Но ты передумал? Я не умру?
  - Когда-нибудь, - сказал Хети, - ты умрешь обязательно.
  - Скажи толком, собрался ты меня казнить или нет?! Ты хоть понимаешь, каково мне жить, ожидая этого?!
  - Успокойся. Три дня назад ты со скалы собиралась прыгать. Я еще не решил, что с тобой делать. Но вообще - нет, если будешь хорошо себя вести, казнить тебя я не буду.
  - По какому праву ты вообще мне угрожаешь, - разозлившись, сказала Линн. - Я ничего плохого не сделала. У вас принято казнить вот так - без суда, без преступления?
  - Твои соплеменники уничтожили почти весь народ лайхха, - жестко ответил он. - Лишили нас нашей земли, обманом заперли в Хеннилене. Появись я у вас, мне б отсекли башку прежде, чем я успел произнести "здравствуйте". Так что не говори мне о справедливости. И скажи спасибо, что цела. Потому что по древним законам любому попавшему сюда человеку полагается смертная казнь. Так что живи и радуйся.
  - Вашей земли?!
  Линн задохнулась от такого чудовищного вранья, но прежде, чем она успела выяснить подробности, ее прервал крик Схойле. Он орал что было мочи и махал им со стены: лезьте, мол, сюда. Диаль уже обезьяной скатилась вниз и повела Хети в обход, по пологому подъему. Линн потащилась за ними.
  Они подошли к развалинам. Тут было ничуть не менее уныло, чем на другой стороне.
  - Глядите, кого я нашел, - сказал Схойле.
  В руках у него лежал, попискивая, маленький серый зверек с окровавленной лапкой.
  - Детеныш провожорки, - сказала Диаль. - Должно быть, они дали деру из пещеры, как только начало трясти, и нашли приют здесь на какое-то время. А этого, видно, камнем придавило, и он не смог уйти вместе со всеми.
  Зверек размером с четырехмесячного котенка смирно лежал в больших ладонях Схойле. У него была мягкая серая шкурка и славное круглое пузико с пушистой палевой шерсткой. Детеныш часто, тяжело дышал и подслеповато щурил мутные глаза.
  - Сколько же он провел тут без еды! - воскликнула Линн.
  - Выглядит просто ужас, - вздохнула Диаль. - Выживет ли?
  - Так-то нет, - сказал Схойле. - Хети?
  - Что?
  Все трое уставились на него.
  - Хети! - сказала Диаль.
  - Что? Нет! Даже не думайте. Я не лечу животных.
  - Но можешь ведь! - воскликнул Схойле.
  - Хети! - сказала Диаль.
  - Пожалуйста! - сказала Линн.
  - Мы его заберем в замок, - сказал Схойле. - Выходим.
  - Ну пожалуйста, - сказала Линн.
  А Диаль опять:
  - Хети!
  Он сдался.
  - Ох, ладно. Но никому ни слова, ясно? Иначе долинники с меня не слезут со своими овцами.
  Схойле сунул детеныша прямо ему в руки, и Хети отошел на несколько шагов. Что он делал, никто не видел, но когда повернулся, провожорыш выглядел гораздо бодрее.
  - На, квейрле, - торжественно сказал Схойле, передавая ей зверька. - Теперь у тебя есть провожорка!
  Линн осторожно взяла малыша. Зверек и не думал кусаться. Напротив, выглядел вполне довольным. Глаза заблестели, и он их вовсю таращил, время от времени уморительно почесывая задней лапкой бочок.
  - Останется трехлапым, - сказал Хети. - Но ничего, провожорки быстро приспосабливаются. Будет так бегать - и не поймешь, что одна не работает.
  - Чем его кормить? - спросила Линн, почесывая зверьку брюшко.
  - Сначала молоком, он маленький. А вообще они едят мышей, жуков. Сам будет охотиться.
  На обратном пути они заглянули к Карху, чтобы он перевязал малышу лапку. Он еще дал Линн какой-то настойки и велел добавлять по три капли в молоко - так детеныш быстрее поправится. У себя в комнате Линн дала зверьку попить молочка и до слез умилилась, как он, едва неся отяжелевшее сытое пузико, проковылял на трех лапках в угол, свернулся там клубком и заснул. Ну ни дать ни взять кошка.
  Да, подумала Линн, теперь у меня своя провожорка.
  Она назвала звереныша Бу.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Блэк "Невинность на продажу" (Современный любовный роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | | М.Коган "Цена жизни" (Боевая фантастика) | | Наталья "Знай " (Современный любовный роман) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Женский роман) | | Н.Ерш "Разведи меня, если сможешь" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"