Пересветная Анна: другие произведения.

Королёк и Бегущая от любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она мила и симпатична. Он красив как бог. Она, пытаясь избавиться от старых чувств, заперлась в своей раковине. Он ловелас повеса, прожигающий свою молодость. Как один поход в клуб может перевернуть всю жизнь? Обновлено от 23.02.2014


  
   Королек и Бегущая от любви
   Глаза его - реки. Клятвы - та же вода.
Поманит взглядом - гори с ним дотла да стынь.
Если верить, что был Синяя Борода
Когда-то, то он - его старший сын


Или брат. Или друг. Или в веру одну крещен.
И умеет делать таинственный приворот.
Только я, одна... из убитых им жен,
Вдруг встаю и иду, если он к себе позовет.

А в покоях его... среди камня и серебра
Забываю гордость/ оставшийся жалкий гран*/,
Верю сказкам про то, что я - из его ребра
И
, себя-то теряя, клянусь, что его... не отдам.

Клятвы жалки. Убоги. А в реках..
. круговорот.
Губы жадно хватают горячую его тьму.
И пускай, уже завтра, он снова меня убьет,
Я сегодня ...
В ообъятьях его... Живу.

АннA Тукина
   Глава 1
   Я зашла в ночной клуб и огляделась, пытаясь увидеть знакомые лица одногруппников. Сплошная темнота ежесекундно расчерчивалась и взрывалась десятками разных цветов, отчего мои глаза слепли. Потерявшись на несколько секунд, я яростно захлопала глазами. Казалось, что от таких взмахов сейчас осыплется весь килограмм недавно нанесенной на меня штукатурки. Одной туши на ресницах было, наверное, грамм семьсот.
   Втянула в себя воздух сквозь зубы, пытаясь унять злость. До сих пор не понимаю, зачем я согласилась на бредовую идею пойти в клуб с бывшими одногруппниками. Наш курс выпустился в этом году и сейчас они успешно отмечали это событие в клубе. Правда здесь уже была жалкая кучка от потока, человек семь с нашего курса. Бывшего курса. Я бросила институт во втором семестре третьего курса, и все же я здесь. Даже учась вместе, редко куда выбирались компанией с института, все-таки заочное обучение не сближает как очка. Нет ежедневного контакта, и тесные отношения не завязываются.
   Тяжело вздохнув я побрела вглубь, пробираясь через танцплощадку крутила головой, надеясь сквозь плотные стены тесно прижавшихся танцующих людей, разглядеть столики в конце зала. Кто-то меня толкнул сзади, я по инерции сделала несколько шагов вперед, запнулась об чьи-то ноги, наткнулась на парочку и полетела вниз.
   Я была зла, очень зла! Мало того, что я пришла сюда уже не в духе, поддавшись на уговоры подруги, которая заверяла меня, что мне нужно расслабиться и выпустить пар, так еще и по дороге завелась, стоя в пробке в дурацком такси, где ужасно воняло, так еще и тут вечер начался так неудачно.
   Колено болело, приложилась я изрядно, сквозь пелену злости и обиды на весь мир, я сразу не заметила протянутую мужскую руку. Руку надо сказать добротную... большая кисть, аккуратно остриженные ногти, широкое запястье. Скользнув взглядом выше, увидела мощный накаченный бицепс. Так... Яра! Стоп! Не пялься, мы тут не за этим.
   Ухватилась за руку, резко дернул на себя, я просто полетела ему на встречу от такого рывка, и второй раз за вечер врезалась в человека. Больно! Перед глазами все поплыло, и вместо благодарности я лишь разъяренно зашипела. Дернулась, вырвала руки и зашагала прочь от идиота, озлобленно распихивая парочки танцующих вокруг себя.
  
   За столиком одногруппников тоже не оказалось. Внутри меня, вместо злости осталась пустота.
   Все не так. Даже развеяться не могу, хотя давно пора. Расставание с любимым человеком выбило меня из колеи настолько, что я уже почти полгода не выходила из дома. Живя как робот, повторяя привычные для себя действия. Выталкивала себя с утра из постели, натягивала на лицо улыбку и ехала на опостылевшую работу. После возвращалась домой, ложилась в кровать, брала ноутбук и начинала писать. Могла писать статьи до утра, о чем угодно, выискивая в сети необходимые сведения, погружаясь в информацию. В общем я делала все лишь бы не оставлять себе времени на мысли и воспоминания. Оторваться от работы меня могла заставить только Саша, моя подруга. Лучшая и единственная. Именно она сегодня разукрасила меня и нарядила как куклу. Перерыла весь мой шкаф, вытащила оттуда платье из синий тянущейся ткани, со стразами на тонком ремне вместо лямки, которая должна была удерживать платье на плечах, не позволяя ему сползти с груди. Платье-чулок, очень обтягивающие и неприлично короткое. Я давно забыла о нем. Когда-то мне привезла его в подарок сестра, з своего очередного путешествия за границу. Я им восхищалась, но так и не нашлось повода его надеть. И вот спустя три года оно дождалось своего звездного часа. Только радости мне это не приносило, я чувствовала себя в нем некомфортно. Слишком вульгарное, короткое, все тело выставлено на показ. Но что не сделаешь ради того, чтобы подруга была спокойна.
   Я ловила на себе похотливые взгляды перепитых мужчин, хотелось сбежать и отмыться. Развернулась, побрела на выход. Видимо не время и не место, что бы мне развеяться. В голову лезли навязчивые мысли о пустой квартире, холодной кровати, несмотря на жару стоящую уже которую неделю на улице, и одиночестве. Одиночестве медленно доводившим меня до безумия. Снова вспыхнула злость, захотелось хоть на короткую ночь забыться, напиться, не быть одинокой, видеть вокруг себя живых людей. Слышать голоса, а не прислушиваться к шуму в подъезде.
   Снова резко развернулась и направилась к барной стойке. Резво вскочила на высокий стул, отчего платье задралось, оголяя нижнее белье. Несколько похотливых взглядов начали прожигать во мне дыры, но все еще не приближаясь. Я одернула платье, как ни в чем не бывало, стараясь расслабиться и не обращать внимания на мерзких, пьяных идиотов.
   Уставилась на бармена, который даже не думал ко мне подходить, увлеченно клея грудастую блондинку на другом конце бара. Посверлила его злым взглядом. Психанула, рявкнула, чтобы он налил мне виски. Стакан был передо мной меньше чем за минуту. Блонди разочарованно моргнув, скрылась с глаз долой.
   Первый стакан выпила залпом, горло обожгло, на глаза навернулись слезы. Резко выдохнув, потребовала повторить.
   Перед глазами уже все плыло, когда горячая рука опустилась мое обнаженное плечо. Я вздрогнула, но подавила в себе желание немедленно скинуть чужую конечность со своего тела. Замерла и не шевелюсь в ожидании, что последует за этим панибратским жестом. Чужое дыхание коснулось шеи, по телу побежали мурашки. Бархатный голос, чувственно растянутые нотки. Я не сразу поняла, завороженная голосом, что он настойчиво повторяет в который раз, приглашение потанцевать.
   А почему нет? Я пришла расслабиться. Покачиваясь на высоченных каблуках, я поплелась за тем, кто почти волоком тащил меня к центру танцующих. Окружающие пространство двоилось, но я упрямство не позволяло отступиться от задуманного . Попыталась сфокусировать взгляд на мужчину, который уперто тянул меня за руку. Высокий, мускулистый, узкая талия, узкий таз, широкие плечи, темные волосы, со спины вполне ничего.
   Он остановился, и резко притянув меня к себе, уверенно повел в танце, от такой наглости, у меня пропал дар речи. Погладил по спине и притянул еще ближе, плотнее сжимая руки вокруг моей талии. Захотелось вырваться и убежать как можно дальше, я дернулась, он упрямо прижимал меня и продолжал вести в этом танце. Постаралась расслабиться, он не лапал меня, хоть на этом спасибо.
   Медленная мелодия закончилась, запустили клубняк. Я с облегчением выдохнула, когда он убрал руки, улыбаясь, предложил продолжить. Танцевать не хотел, я вырвала руку, ухмыльнулась и ушла.
   Еще виски, еще, еще. Сколько стаканов я выпила? Даже не пыталась считать. В голове было пусто, парочки мелькали перед глазами туда-сюда, все чаще скрываясь в темноте, чтобы уединиться. Отчаянно захотелось танцевать, энное количество выпитого требовала веселья и приключений. Голова кружилась, но я все равно пошла на танцевальную площадку. Я здесь чтобы расслабиться, а не только напиться.
   Тело подстраивалось под игравшие ритмы, плавно извиваясь, вспоминая давно забытые движения. Темпы нарастали, в голове не осталось мыслей, Музыка в ушах, Беспорядочные движения, чьи - то горячие руки, скользящие по телу, распаляющие, дарящие иллюзию желанности. Рывок, разворот, мои руки гладят мускулы, становиться невыносимо жарко, мужчина медленно притягивает меня к себе, во взгляде похоть, движения тягучие, начинает меня целовать, руки уже откровенно бродят по моему телу, вызывая истому.
   Я не ожидала от себя, что смогу, но с легкостью ответила на его поцелуй с не меньшим пылом. Лишь бы не быть одной этой ночью.
   - Пойдем - хриплым голосом шепнул мне на ухо.
   Я улыбнулась и кивнула. Семеня за ним, все еще не могла поверить, что смогу отдаться ему этой ночью.
   Уже возле входа он снова притянул меня к себе, властно накрыв мои губы своими. Дыхание сбилось, а мир стал кружиться больше чем прежде. Отстранился, но не выпустил моей руки, и снова уверенно потянул на выход.
   Самоуверенный самец! Он даже мысли не допускал, что я не хочу за ним следовать. Таким как он, прожигателям жизни в клубах, на тусовках, пьянках, было безразлично, что о них думают. Они привыкли брать от этой жизни по полной, не заворачиваясь о завтрашнем дне, о чужих чувствах. Маленькие корольки. Усмешка скривила мои губы, в этот раз она была с оттенком горечи.
   Возле входа стояли припаркованные машины такси. Мы сели в одну из них. Таксист дал резвый страт, отчего меня замутило. Прикрыла глаза и откинулась на спинку сиденья. На плечах по хозяйски устроилась чужая рука.
  
   Не помню, как мы доехали, расплатились. Только в подъезде я очнулась от напористого поцелуя. В голове заметались мысли, испуганными бабочками. Что же я делаю? Пьяная, с незнакомым парнем, иду непонятно куда и собираюсь заняться сексом. Зачем я так с собой поступаю? Вопрос без ответа.
   Чужие руки брели по телу, разжигая во мне пожар, попыталась оттолкнуть. На его губах промелькнула усмешка, и он прижал меня еще теснее к себе. В живот уперлось доказательство того, что меня не отпустят этой ночью. Поднял на руки и занес в открывшиеся двери лифта. Снова жадные поцелуи в губы, обжигающие дыхание на шее, тысячи мурашек расползлись по телу. Когда он прикусил мочку уха, по телу растеклась приятная истома. Мысли капитулировали и больше не пытались меня донимать.
   Девятый этаж, не выпуская меня из рук, пытается открыть дверь, не попадает ключом в замок, снова целует. Я вся дрожу то ли от страха, то ли от желания, чтобы мной обладали. Хотя бы сегодня не одна в постели, без своего одиночества и холода.
   Попал. Два оборота и мы в коридоре, опускает меня на пол, помогая удержать равновесие. Хлопок двери и снова чужие губы с напором набрасываются на мои, заставляя забыться, подчиняя.
   Его руки обхватили мои ягодицы, сжали, с губ слетел предательский стон. Он гладил мои бедра, живот, грудь, дыхание сбивалось. Из груди рвался хриплый свист. Прикусил за шею, потянул платье вверх, собирая его на талии, пробежался пальцами по резинкам чулок. Губы с шеи скользнули к вырезу декольте. Горячее дыхание обжигает шею, грудь. Везде, где он проходился губами, тянется обжигающий след. Замер напротив груди, от его порывистых выдохов соски затвердели. Он прижался губами к груди, опаляя, сводя с ума. Даже сквозь ткань платья отчетливо ощущались его ласки, заводя еще больше. Одна рука накрыла холм груди, сжимая, почти до боли, зубами прикусил сосок на второй. Низ живота скрутило в узел. Сердце, казалось, пытается вырваться из груди, где ему стало тесно.
   Я смотрела на него затуманенным взглядом, словно почувствовав, он посмотрел на меня , еще раз чувственно прикусил, нахально смотря мне в глаза. С усмешкой медленно отстранился, положив руки мне на плечи, все еще усмехаясь, потянул лямку вниз, повторяя ее след рукой. Медленно стянул лиф платья.
   Сама не понимая, что делаю, притянула его ближе, зарываясь руками в его мягкие волосы. Он покорно поддался напору и опустив голову вниз, лизнул обнаженную грудь, обхватил сосок, поигрывая с ним языком, посасывал. Отстранился, подул на него, от холода сосок сжался в горошинку. Мужчина довольно хмыкнул и вернулся к прежнему занятию. Его горячая рука исследовала контур трусиков, сдвинул их в строну и начал меня ласкать. Стонала я, уже не скрываясь, да и смысл, даже я отчетливо чувствовала влагу, которую выделяло мое тело. Сжала волосы в руках и несильно потянула вверх, твердые губы медленно переместились на мою шею. Хотелось чувствовать его обнаженное тело, ласкать, пробовать на вкус. Трясущимися от желания руками потянула футболку, что мне мешала насладиться его телом, вверх. Понял, помог, сдернул ее одним рывком и припал к моим губам. Прижал к стене коридора, напирая, вдавливая свою плоть мне в живот. Я же исследовала его тело, поглаживая и слегка царапая.
   Сильные руки подхватили меня под ягодицы, заставляя обхватить его бедра ногами, тело горело от соприкосновения с его кожей. Я чувствовала его пульсирующую плоть готовую в меня войти.
   - Нет - звучит неубедительно, как продолжение стона.
   Он начинает медленно в меня погружаться.
   - Предохраняться, слышишь, надень - слова не складываются во внятное предложение.
   Рычит, но останавливается, снова жадно целует, опускает, помогая не упасть и уходит в глубь квартиры.
   - Иди сюда - от его голоса по телу прошла дрожь. Мои ноги приросли к полу. Не могу пойти, стыдно. Не могу.
   Грохот, мат. Явно что-то уронил. Вылетает из комнаты, волосы всклочены, глаза бешено сверкают. Впивается в меня взглядом и дальше идет походкой хищника, плавной, чарующей своей грацией. Думал, сбежала? Оборачиваюсь на дверь, ключа в замке нет, проследил за мной взглядом, хмыкнул.
   - Иди ко мне. - Тон манящий, многообещающий. Дыхание снова сбивается, тело отзывается на звук голоса как на ласку.
   Хочется его подразнить. Улыбаюсь ему и медленно отрицательно качаю головой.
   Хищник приближается. Невесомые ласки, легкие поглаживания, почти не касаясь, я сама тянусь к его губам.
   Рык, и я снова вжата в стену, все повторяется. Резкий толчок, с губ слетает всхлип, целует шею, двигается во мне резкими толчками, сводя с ума, при каждом новом движении впечатывая меня в стену, вышибая из легких воздух вместе со стонами. Безумно хочется двигаться на встречу, получая еще больше, заставляя его входить еще глубже.
   Как будто угадывая мое желание выходит из меня, и подхватив на руки идет по коридору. Запинается, материться, а мне все равно, я хочу продолжения, целую его шею, тянусь к мочке уха, посасываю, мягко прикусывая.
   Он дышит как марафонец после забега, снова запинается возле дверного проема и заносит в комнату.
   Скидывает меня на кровать и не давая опомниться, снова врывается в мое тело. Обхватываю его ногами за талию, неудобно, обувь так и не сняли, каблуки цепляются. Плевать. Выгибаюсь при каждом толчке, уже не стоны, крики. Движения становятся еще резче, чаще, напористей. Главное чтобы не останавливался. С губ слетают хриплые стоны с мольбой еще. Тело сводит судорогой удовольствия, я кричу, закрывает мне рот поцелуем, вжимая в кровать мое извивающиеся тело не позволяя вырваться. Еще пара резких толчков и он обмяк.
   Через минуту я не выдержала интимности этого момента, пытаюсь столкнуть его с себя.
   - Ты уснул что ли? Давай вставай, раздавишь.
   В ответ тихий смех, он нехотя поднимается, перекатывается и остается лежать рядом со мной. Шевелиться совершенно не хочется. Единственное желание, уснуть, и чтобы никто меня не трогал. Но не здесь. Надо взять себя в руки, встать и вызвать такси. Глаза предательски слипаются.
   - Не спи, ночь только началась - и снова тихий бархатистый смех.
   Его губы накрывают мои, сначала дразня, потом сминая напором.
   - Давай его снимем - и руки уже тянут собранное на талии в комок платье вниз.
   Приподнимаюсь, платье слетает с первого рывка и продолжает свой полет в угол комнаты. Я чувствую себя раскаленным углем. Тело отзывается на каждое прикосновение дрожью. Томление внизу живота становится не выносимым. Пульс бешено бьется в артерии, и я чувствую каждое ее отчаянное содрогание.
   В этот раз он был терпелив. Медленно лаская и распаляя меня. Пальцы и губы исследовали все мое тело. Каждый судорожный вздох обжигал мне легкие. Он отстранился, я недовольно хныкнула и потянула его обратно, желая продолжения.
   - Нетерпеливая горячая кошка - не поддается, целует живот и встает.
   В тот момент именно такой я и была. Нетерпеливой, жадной до ласк, желающей получить то, что принадлежало мне этой ночью.
   Я прикрыла глаза, пытаясь хоть немного успокоиться. Внутреннюю строну бедра обожгло поцелуем, от неожиданности дернулась и подскочила садясь.
   - Тсс, все хорошо - поглаживая место, куда поцеловал. - Я только немного помогу тебе - и начал, поглаживая меня, расстегивать сапог, о котором я совсем забыла. Стянул, взял ступню и легонько помассировал, снял второй. Поцеловав в колено, и невесомыми поцелуями проложил дорожку вверх, снова завладел моими губами.
  
   Не помню как, и во сколько уснула, но пробуждение было странным. Тело ломило, голова раскалывалась, а настроение было радужным. Несмело пошевелившись, боясь приступа головной боли и почувствовала тяжесть, лежащую на животе. Приоткрыла один глаз и чуть приподнялась. На мне лежала рука. Мужская рука! Я была в шоке. Второй глаз открылся гораздо быстрее, и я недоверчиво уставилась на чужую конечность. Тяжело сглотнула, и повернула голову к ее обладателю. И тут пришло оно...чертово воспоминание о вчерашнем вечере. Боже, что же я наделала. Как нужно было напиться, чтобы вытворить такое... И, черт побери, мне нравилось то что я делала этой ночью, была безумна в чужих руках. Это было волнующе, очень волнующе, не помню, испытывала ли я такое раньше. Но лучше бы я оказалась утром в своей кровати. Там безопасно и можно не стыдится себя.
   Рядом недовольно заворочались. Поворачиваю голову, чтобы убедиться, что мой персональный кошмар существует.
   Недовольно поджатые полные губы, темно - каштановые волосы, смотрятся почти черными на белой наволочке. Крупный нос, резковатые черты лица.
   В голове всплыли воспоминания о вчерашней ночи. Внизу живота разлился жар, дыхание участилось. Я тихо застонала, понимая, что натворила. Стало нестерпимо стыдно.
   - Хищник - почти выплюнула, как ругательство и быстро зажала себе рот руками, мысли вслух говорят удел психов.
   Молодой мужчина недовольно поджал губы и заворочался. Замерла, не желая его будить. Не открывая глаз, он плотнее придвинул меня к себе. Я сжалась. В голове билась единственная мысль: бежать! Аккуратно убрала его руку с себя и тихо встала.
   Вещи валялись по всей комнате. Натянув на себя платье и чулки, начала искать трусики. Они как назло находиться не желали, я рыскала по комнате, боясь, что вот-вот он проснется. А смотреть ему в глаза совершенно не хотелось, и тем более не хотелось ждать, когда он меня выставит из квартиры.
   - Что потеряла? - хриплый голос заставил меня замереть на месте.
   Ну, за что мне это. Хотела тихо собраться и сбежать пока он не проснулся, а получилось все как обычно. Было страшно повернуться и посмотреть на мужчину, с которым я провела ночь. Заставила себя успокоится, Глубоко вздохнув, набиралась храбрости. Натянула на лицо давно заученную маску стервы и обернулась.
   Он сидел, откинувшись на подушку и вытянув ноги. По пояс укрыт тонким покрывалом темно синего цвета. Даже в таком положении отчетливо прорисовывались кубики пресса на его оголенном животе, тонкая темная полоска волос тянулась от пупка вниз, скрываясь под покрывалом. Дыхание перехватило, а лицо вспыхнуло, заливаясь краской стыда от воспоминаний о том, как я гладила то совершенное тело, о том, что он вытворял со мной, как я умоляла не останавливаться.
   Пытаясь успокоится, я сосредоточилась на его лице с мерзкой ехидной улыбкой
   - Это? - и вопросительно выгнул бровь.
   Я непонимающе нахмурилась. Он вытянул руку с вперед, показывая красный кружевной кусочек.
   Черт! Ну почему не вышло сбежать, пока он спал.
   Он, ухмыляясь, покачивал зажатыми в руке трусиками. Для меня это было унизительно, то, как он себя вел по отношению ко мне этим чертовым утром.
   - Отдай! - требовательно вытягиваю руку
   - А по-моему тебе без них лучше - и снова эта отвратительная ухмылка на его лице.
   - Я сама разберусь, в чем мне лучше. Давай сюда!
   Меня захлестнула волна злости. Как он смеет меня так называть, мерзкий тип. Да какое он вообще имеет право, так пренебрежительно ко мне относится! Одна ночь ни хрена не значит, и это мое дело, кому на какую ночь я принадлежу. Вообще он должен лежать, молча и восхвалять богов за то, что ему хоть раз в жизни перепало такое счастье как я!!!
   - Иди сюда.
   - Просто отдай мне их, и я пойду.
   - Иди и возьми - сказал насмешливо, явно не веря, что я хочу отсюда уйти.
   Наверное, что - то отразилось на моем лице, потому как его улыбка медленно угасала. Это выглядело даже забавно, лежит такой красивый мужчина на кровати с женскими трусиками в руках и с абсолютно серьезной миной на лице.
   - Куда ты собралась?
   - Не твое дело - одним броском я оказываюсь рядом с ним и хватаю белье, дергаю его на себя, но встречаюсь с сопротивлением. Смотрю на него недоуменно.
   - Они тебе так приглянулись, что хочешь поносить? - Браво, аплодисменты мне, я самая великая актриса века, столько яда в одной фразе, даже сама себе поверила, что я уверенная в себе женщина, а не девочка - дебил, у которой трясутся поджилки.
   - Ммм, неплохая идея.
   Его бровь вопросительно изогнулась. Интересно, какой реакции он ждет от меня? Да конечно милый, можешь померить, или может быть, оставь их себе, или вот... еще лучше, давай я помогу тебе их надеть! Урод, млин.
   - Да отдай ты их уже. Я хочу уехать. - Даже я услышала, как в моем голосе появились истеричные нотки.
   - Ого - два синих глаза смотрели на меня удивленно, потом в них промелькнуло что-то такое от чего у меня побежали мурашки по спине.
   - Решила сбежать, пока я сплю? - взгляд поменялся, не было больше ехидства, глаза лучились ...смехом?
   - Нет, что ты, милый, я все лишь хотела пойти на кухню, сделать тебе завтрак из пяти блюд, и разбудить горячим поцелуем и кофе в постель. - И снова превосходная игра, ехидство, яд, спесь, брезгливость, все это умещается всего в одном предложении. Неужели прошлая Я возвращается?
   Глаза полыхнул ледяной синевой. Мальчик явно не привык к такому обращению, ишь как сверкает своими льдинками.
   - Ну и где мой завтрак, кооо-шеч-ка - растягивает издевательски.
   Бесит!!! Ко-шеч-кааа. Ненавижу.
   - Я передумала и решила, что ты перетопчешься. - улыбнулась так, что мисс мира должна была удавиться от зависти.
   Снова полыхнули льдинки, меня поймали за руку и резко дернули. Свалилась я естественно на мистера совершенство. Зло зашипела, пытаясь встать. Крепки руки дернули уложили обратно. Он перехватил меня за талию, подтянул и через секунду уже нависал надомной, подмяв под себя. Еще секунда и последовал напористый поцелуй. Стало обидно, что меня принимают за шлюху, хотя было бы глупо надеяться на другое отношение, с учетом того, что меня сняли в клубе и потом развлекались всю ночь. Я протестующее задергалась, пытаясь отстраниться.
   - Тише киса, ты чего, все хорошо - он успокаивающе погладил меня по голове.
   От приторной кисы свело скулы.
   - Я тебе не киса - зло выплюнула.
   - Ооо - многозначительно протянул он, - у кисы есть коготки - и снова широко ухмыльнулся.
   - Пусти
   - Конечно милая, как только получу свой утренний поцелуй.
   Пальцами поймал меня за подбородок и заставил смотреть на себя. Я чувствовала себя зверем в клетке, вроде вот она свобода, но стальные прутья удерживают внутри, и остается только печально смотреть и разбивать тело в кровь о холодную сталь, в попытках добраться до желаемого.
   Встряхнул меня, заставляя сфокусироваться на нем. Поймал мой взгляд, я же в спешке начала отводить глаза, мне было не по себе, и я не хотела, чтобы он видел мой стыд за случившееся. Снова встряхнул.
   - Смотри на меня.
   От его властного тона низ живота полыхнул огнем, дыхание сбилось. Взгляд упал на чужие губы, которые мучительно хотелось поцеловать. Я не произвольно облизнула губы. И посмотрела ему в глаза. Он явно заметил мои жадные взгляды, потому как снисходительно на меня смотрел.
   - Я пойду - голос дрогнул, и прозвучало это явно жалко.
   - Конечно, пойдешь - его дыхание обжигает мои губы, я чувствую, как мои зрачки увеличиваются, поднимаю глаза и попадаю в омут, там так глубоко, что кажется, нет дна, стоит окунуться, и уже не вынырнешь. Таких глаз не бывает, последняя мысль, перед тем как меня охватил огонь чужих рук и желаний. Я по инерции еще пыталась сопротивляться, сжав губы не позволяя его языку проникнуть в мой рот, и пытаясь выдавить из себя, очередное нет.
   - Тсс - на секунду оторвался от терзания моих губ.
   Ослабил напор, видимо поняв, что я сдаваться не собираюсь. Поцелуй стал легкий, он мягко посасывал мою нижнюю губу, иногда чуть прикусывая. Гладил по голове и лицу горячей рукой. Желание во мне вспыхнуло с такой силой, что у меня невольно вырвался стон, и губы приоткрылись, чем он тут же воспользовался, начав исследовать меня языком, лаская. Руки побежали по телу, поглаживая все особенно чувствительные места, добрались до низа платья и мягко потянули вверх. В тот момент я уже не соображала, на автомате приподнялась, чтобы ему было удобней. Его пальцы нежно прошлись по моему клитору, поглаживая, во мне волнами расплескивалось удовольствие.
   - Хочу тебя.
   Хочу тебя. Эти слова подействовали как ледяной душ. Перед глазами всплыла сцена годовалой давности.
   Лето, жара, я в коротком сарафанчике, счастливая, и он... самый любимый мужчина на свете. Стоит и смотрит на меня уничтожающим взглядом.
   - Опять ты вырядилась как проститутка.
   - Что? - Это был шок, он никогда не позволял себе так говорить со мной.
   - Всегда выглядишь, как непонятно кто, на тебя все пялятся, ты это специально делаешь? Чтобы я всегда тебя хотел? Так мне надоело, слышишь??? Ты все превратила в фарс, одна чертова постель на уме, сколько можно? Я был с тобой долго, и все еще хочу твое тело, понимаешь? Тело! Не тебя!
   По моим щекам побежали слезы. Я не понимала за что он так со мной. Все эти годы я пыталась быть идеальной для него. Всегда одевалась, как он хотел, как ему нравилось, была рядом, поддерживала во всех начинаниях, утешала, когда его идеи проваливались. А он... Боже, почему? За что?
   Спустя минуту мой любимый мужчина дергает меня за руки и куда-то тащит. Я не сопротивляюсь и иду следом, пытаясь стереть слезы с лица, не показывать свою слабость и боль, не сейчас, теперь уже не при этом человеке, оказавшимся вдруг чужим для меня. Затащил в подъезд, горячие дыхание, лихорадочный блеск глаз, руки задирающие платье и хриплое: "я хочу тебя, сука"
  
   Прошлое остужало лучше всего.
   Я замотала головой, отпихнула брюнета со всей силы и подскочила с кровати.
   - Я пошла - и резко развернувшись направилась к выходу с комнаты.
   - Я отвезу - прозвучало недовольно, мне в спину.
   - Спасибо, но я сама доберусь - голос срывался.
   - Я же сказал, отвезу. - Рявкнул он.
   От неожиданности остановилась и развернулась к нему всем корпусом. Я видела, как он бесится, вставая и натягивая на себя вещи, и не понимала причин. Зачем меня куда - то везти, особенно если это его раздражает, какой смысл. Хочет выставить себя благородным кавалером? Так вчера меня тогда домой надо было везти, а не к себе и явно не пользоваться тем, что я была вдрызг пьяная. И все скрипя зубами, он собирался.
   - Завтракать - посмотрел на меня хмуро и вышел.
   Я осталась в комнате, спустя минут пять, влетело злое ОНО. Глаза полыхают, губы поджаты.
   - Я тебя, что, уговаривать должен, ёпт? Сказал же, пошли!
   - Я не завтракаю - ответила максимально холодным голосом, на который была способна в данный момент.
   - Пошли! - и снова рык.
   Я обреченно вздыхая поднялась с кровати и пошла за ним, еле переставляя ноги. Когда я зашла на кухню, это "милое" создание с телом аполлона, уже стояло у плиты. По кухни разносился аромат блинчиков, к горлу подступил комок, выпитый вчера алкоголь, напомнил о себе .
   - Чай? - спросил уже спокойный голосом, оборачиваясь ко мне. - Эй, ты чего такая зеленая? - Его голос выражал неподдельное участие.
   - Перебрала, наверное
   -Ты своей нормы совсем не знаешь? - спросил со смехом.
   - Знаю - зло выдавила я.
   - И часто у тебя такое, "наверное", приключается?
   - Да что ты прицепился, следи за собой! - маска стервы треснула по швам, уступая место настоящим эмоциям.
   - Так я вчера вменяемый был, так что к себе у меня претензий нет - самодовольная улыбка расплылась на все его лицо.
   - Ну, ну - буркнула еле слышно, пытаясь совладать с захлестнувшей меня злостью.
   Он вопросительно уставился на меня, вновь повернувшись лицом, оставляя сковороду без присмотра.
   - Что? - приподняла изумленно бровь. Я тоже так умею, милый.
   - Ты чем-то недовольна, киса? - снова поворачивается к плите, явно пытаясь спрятать победную улыбку, и ухватить блин.
   Все! Маска с треском разлетелась на куски, с губ засочился яд.
   - Хоречек, милый, да как же ж можно недовольной быть - с ехидством и словно плюясь ядом, я спародировала акцент, когда-то услышанный мной на в институте, от недавно переехавшей из глубинки девушки.
   Он поперхнулся блином на харечке, вот так ему и надо! Нечего меня кисой обзывать!
   - Киса не в духе - весело хмыкнул - ну пантерка, спрячь коготочки и наливай чай.
   Он специально выводил меня из себя. Бесил и раздражал, забавляясь ответной реакцией.
   Я предпринимаю очередную попытку успокоиться и заставляю свой голос звучать холодно.
   - Кофе
   - Мм?
   - Я пью кофе
   - Рад за тебя, но я пью чай, и подобного . . . в моем доме не водится, так что наливай чай.
   Я возмущенно открыла рот желая высказать этому наглецу, все, что думаю о нем, но видя это, он нагло перебил меня.
   - Слушай, не надо, закрой ротик и не порти впечатления о вчерашней ночи, киса. Ты чудо, пока молчишь, или стонешь, будь добра, посиди молча. Или пошли в кроватку, ради этого, так и быть, я готов пожертвовать завтраком.
   Все это, он говорил, насмешливо смотря на меня.
   Из меня же моментом ушла вся злость, сменившись отвращением к самой себе, и каким-то тупым смирением к произошедшему. Я сама была виновата, выставила себя дешевой девкой, которую сняли в клубе на ночь. Бессмысленно было злиться на то, что меня считают тем, кем я стала.
   - Достаточно - голос прозвучал глухо, я встала, одернула платье и пошла на выход.
   Он догнал меня в коридоре. Опустил тяжелую руку мне на плечо, я вздрогнула, и остановилась.
   - Пока не позавтракаем, мы никуда не пойдем.
   - Спасибо, я не голодна - отстраненно произнесла я.
   - Я голоден, и ключ от входной двери у меня, так что будь умничкой и вернись на кухню.
  
   Я возненавидела его в тот момент. Кем бы он меня не считал, кем бы я ни была в его глазах, он не имел права так со мной поступать. Унизив, требовать остаться с ним, не позволять уйти, хотя все, что желал, получил еще ночью. В висках застучало, тупая боль задавила на глаза.
   Покорно вернувшись на кухню, села на табурет и уставилась в окно. На стол передо мной опустилась кружка с чаем. Проигнорировав ее появление, я продолжала разглядывать хмурое небо за окном, не желая смотреть на грубияна.
   Спустя какое-то время, которое показалось мне вечностью, прозвучало раздраженное "поехали".
   Я встала и тупо направилась за ним следом. Возле двери случилась заминка, я не могла вспомнить, где мои сапоги. Он насмешливо наблюдал за моим растерянным взглядом.
   - В комнате.
   Подняла на него глаза.
   - Я там тебя разувал.
   От воспоминаний вызванных его словами к лицу прилила кровь, чтобы спрятать проступившие на лице смущение, опустила голову, прикрывая лицо волосами.
   - Иди. - в его голосе скользили повелительные нотки.
   Я послушно пошла в комнату за своим добром.
  
   Сидя в его шикарной машине, я все еще была напряжена, но уже не до такой степени, как у него дома. Грела мысль, что скоро мы распрощаемся, и больше никогда не встретимся. Мое падение останется только со мной, и никто больше не сможет меня попрекнуть тем, что я совершила.
  
   -Останови здесь - попросила я когда до дома оставалась пара остановок.
   - Где дом?
   - Я здесь выйду, тут близко - с напором ответила я.
   - Высажу возле подъезда. Куда?
   - Прямо - выдала с психом.
   Совершенно не хотелось, чтобы он видел, где я живу. Тем временем, я прекрасно понимала, что это ребячество, глупость. Этот человек, никогда не вернется, не приедет сюда ко мне, или для меня, бессмысленно скрывать свое место жительства. Но там была моя территория, а он, унизив меня, пер туда напролом, заставляя чувствовать себя беззащитной.
   - На следующем повороте налево - сказала , глядя в окно, на разошедшийся не на шутку дождь.
   Я вздрогнула, когда он почувствовала его руку на своем колене, и брезгливо скинула чужую ладонь.
   Темноволосый мужчина вывернул руль, круто заходя в поворот, в противоположную сторону от моего дома и тут же резко свернул в гаражи.
  
  

ГЛАВА 2

   Стас сам не понимал, что творит. Зачем он везет эту девушку, почему вчера припер ее домой. С тех пор как он переехал со старой квартиры, девушки в его доме были табу. Он предпочитал снять номер в гостинице или комнату в клубе, но домой их не возил. Живя в старой квартире, намучился. После проведенной вместе ночи, девушек невозможно было выставить, они всеми силами цеплялись, лезли к нему утрами, дули накаченные ботексом губки и требовали отвезти их домой, а вечером, чтобы обязательно поход в ресторан. Приходили без приглашений и снова вешались на него, не понимая, что они лишние в его доме, как и в его жизни, маленькие случайные эпизоды, которые не хотелось даже запоминать. Он никому, ничего не обещал и искренне не понимал, на что эти куклы рассчитывали, снятые в клубах или на вечеринках, вешающиеся сами на шею, они прыгали в его койку, позволяя делать все, что он желал. После они не понимали, почему он ночью, вызывает для них такси, сразу по окончанию ласк, кричали, возмущались, пытаясь остаться до утра, а иногда и задержаться на более долгий срок. Ему было противно просыпаться со шлюхой в одной кровати, это была его территория, и он не собирался ни с кем ее делить. Поэтому он съехал со съемной квартиры сразу, как только смог позволить себе взять ипотечный кредит на новую. И вот в эту, совсем новенькую, и еще до конца не оплаченную, он не водил никого.
  
   Со вчерашнего дня все пошло кувырком. Проблемы на работе, очередная ссора с родственниками, которые требовали от него с каждым разом все больше, заморочки с бизнесом, все навалилось тяжелым грузом, не давая свободно вздохнуть.
   Он пошел в клуб расслабиться. Выпил, потанцевал с темноволосой девушкой, которая с придыханием, томно смотрела весь вечер ему в глаза, но не цепляла. Сегодня он явно не нуждался ни в грелке, ни в сексе. Настроение так и осталось на отметке ниже нуля. Когда он танцевал с аппетитной брюнеточкой, Анжелой кажется, впрочем, имя не имело значения, он никогда не утруждал себя запоминать имена, подобных этой, какая-то курица отдавила ему ногу, налетев как фурия, разбивая их тесный союз, и падая на пол. Он ее поднял, а в ответ на него зло нашипели и удалились, так и не поблагодарив. Что отнюдь не скрасило и без того мерзкий день.
   Отправив брюнетку искать себе другую жертву, он пошел к бару, решив просто напиться.
   Скользя взглядом по залу, заметил растерянную фурию, она выглядела поникшей, стоя возле столиков за танцполом. Девушка не вписывалась в общую картину, ей явно было не по себе в этом клубе, слишком зажато она выглядела. Наблюдая, он заметил, как она встряхнула волосами, как ему показалось, зло, и вскинув голову вверх, уверенно пошла в его сторону.
   День у девушки, похоже, тоже был не из лучших, она пила виски, опрокидывая в себя стаканы залпом, и прося повторить снова и снова.
   Стас был уже достаточно пьян, но напряжение дня все не уходило, заставляя глаза зло блестеть. Поэтому он оставался на месте, продолжая заправлять себя алкоголем и поглядывая на раздраженную фурию.
   Она дергалась, постоянно потирая оголенные плечи, словно пытаясь стереть с себя чужие взгляды.
   На девушку обращали внимание много мужчин, что неудивительно. Она была невысокой, даже на умопомрачительных каблуках, которые были на ней, с ладной фигуркой, тонкая талия, четко очерченные бедра, маленькая грудка, и все это дополняли длинные волосы и хорошенькое личико.
   Стало интересно, как она себя поведет, если он пригласит ее потанцевать. Пьяные мысли осуществляются быстро. Он подошел и опустил руки ей на плечи. Девушка вздрогнула и замерла, но руки не сбросила. Наклонился к шее, проходясь дыханием, почти касаясь кожи губами, и пригласил на танец. Обычно, после такого внимания, "дамы" висли на нем. Она же лишь окинув его недовольным взглядом, спокойно встала со своего места, показывая, что согласна.
   Видя ее скованность, я резко прижал ее к себе и тут же отпустил, позволяя себе лишь слегка касаться ее тела. Не удержался и погладил по напряженной спине. От нее одуряюще пахло, смесь шоколада, полевых трав и чего-то напоминающего мед, пах приятно налился теплом, я прижал девушку ближе, наслаждаясь собственными ощущениями.
   Танец слишком быстро закончился, я убрал руки, позволяя ей отстраниться, началась быстрая мелодия, девушка развернулась и пошла прочь от меня. Поймал ее за руку, предлагая продолжить, совершенно не хотелось отпускать ее. Но она, вырвав руку, ушла к бару.
   Меня это взбесило, я хотел ее, и собирался хорошо закончить этот неприятный день, а она непонятно, что о себе возомнила, глупая курица.
   Настроение, только что нормализовавшиеся, снова рухнуло вниз. Накопившаяся за день злость, требовала выхода. Я продолжил гасить ее в алкоголе, становясь от этого только злее, изредка поглядывая на ту, которая меня отшила.
   Прошло около часа, я был уже изрядно пьян, когда заметил, что она встала и пошатываясь отправилась танцевать. Устроился удобнее, собираясь посмотреть, на что она способна.
   Девушка плавно покачивалась в такт музыке, темпы нарастали и ее движения стали хаотичны, она сливалась с музыкой, отдаваясь ей. Невероятно пластичное тело, вытворяло такое, от чего кровь по венам ускоряла ток. Желание нахлынуло с новой силой. Ее окружали мужчины, пытаясь подстроиться под бешеный темп ее танца, но она лишь улыбаясь, выскальзывала из их рук. Захотелось пойти и набить им морды, чтобы они не касались ее. Она будет моя этой ночью. Я тяжело встал и направился к ней.
   Ночь обещала быть горячей, ее тело, бьющееся в музыке, одурманивающий аромат, то как она изгибалась в моих руках, позволяя ее гладить. Она танцевала только со мной. Была только моей. Это заводило еще больше, хотелось ее ласкать. Перед глазами уже стояла картинка, как она лежит обнаженная на моей темной простыни и извивается подомной.
   Поймал ее в руки и прижал к себе, показывая, как она мне нужна сейчас. Она весело рассмеялась и отстранилась, снова притянул ее и впился в манящие губы. Никуда она не денется. Поцелуй получился гораздо интимней, чем я того желал, в голове билась мысль взять ее прям здесь и сейчас, наплевав на все условности, она должна принадлежать мне. С трудом оторвавшись от ее пьянящего вкуса, я повел ее на выход, желая как можно скорее отказаться наедине.
   Возле выхода снова поцеловал, желая показать, что все решено, она поедет со мной, и дальше потянул ее к дверям. Сели в первое попавшиеся такси, дорога мне показалась вечностью, пах ломило, в носу стоял ее запах, а она преспокойно заснула, облокотившись на меня.
   Когда мы наконец-то остановились возле подъезда, я расплатился и, подхватив ее на руки, пошел домой. В подъезде не выдержав, начал жадно ее целовать, будя, распаляя, не хотелось тратить ни единой секунды этой ночи.
   Поставил на ноги, прижал к стене, позволяя ей проснуться и снова начал целовать, она попыталась отвернуться, но было уже слишком поздно, я не смог бы остановиться, даже если бы захотел, и лишь сильнее вжал ее в стену, упираясь возбужденным членом ей в живот. Подъехал лифт, и я снова взяв ее на руки, потащил ценный груз, в свою пещеру.
   Ночь была безумной, я так еще никого не хотел. Она поражала своей сексуальностью и застенчивостью, в то же время была страстно горячей, не знаю, как в ней уживались все эти качества разом, но это распаляло мое желание еще больше.
   Не смог дотерпеть до спальни, зажав ее в коридоре сразу, как захлопнул входную дверь, не заботясь об удобстве, было плевать на все, осталось только желание смять, обладать. Кое-как, взяв себя в руки, я все же переместился с ней в спальню.
   Скинув первое напряжение, я расслабленно разлегся сверху, не желая выпускать из-под себя такую желанную добычу. Меня нагло спихнули, я посмеялся и устроился рядом. Ее глаза закрывались, девушка явно хотела спать, но не так быстро малышка, я не позволю тебе уснуть рано, и не надейся.
  
   Мы уснули лишь под утро, когда небо уже начинало светлеть. Маленькая страстная кошка свернулась клубком, отвернувшись от меня, и почти сразу засопела. Ее присутствие не вызывало дискомфорта или раздражения, скорее бесило то, как она отодвинулась от меня после. Мысли от усталости путались, и меня быстро сморил сон.
  
   Утро было презабавным. Я проснулся и наблюдал, как она мечется по комнате, одеваясь, явно решив сбежать пока я не проснулся. Это было смешно, первая девушка, которую я не пытался быстрее выпроводить, собиралась сбежать не прощаясь.
   Я удобнее устроился, взял в руки ее трусики, на которых только что спал сверху, и тихо посмеивался про себя. То как она искала потерянные вещи, наводило на мысль, что девушке стыдно за вчерашнее, либо она не знает как себя вести после этой ночи, что означает редкую практику подобных отношений. Это льстило. Я бы сказал, даже очень льстило. Захотелось убедиться, что я не ошибаюсь и продолжить то, что мы начали вчера. Даже сейчас, она меня возбуждала до боли, растерянная, смущенная, она была безумно милой.
   Стебая и подшучивая, приманил ее к себе, подмял, вместо легкого поцелуя, которым я хотел подразнить ее, вышел жадный и напористый, ее стон, убил на корню все мои старания сдерживаться. Я потянул ее платье, прося снять, она податливо приподнялась, помогая. Я безумно ее желал.
   - Хочу тебя - вышло хрипло и надрывно.
   В ответ странная реакция. Она замерла, превратившись в ледяную статую, ее лицо побледнело. Резко дернулась и, оттолкнув меня, соскочила с кровати. Я так и не понял, что сделал не так. Смотрел на нее, бледная, взгляд затравленный.
   Нужно было отпустить когда она уходила, но я не захотел. Дальше утро превратилось в кошмар. Я вел себя как идиот, она дергалась от любого сказанного слова, и лишь подстегивала этим меня. Иногда мне казалось, что я ошибся и она вовсе не домашняя скромная девочка, за которую я ее принял ночью, а обычная стервозная тварь, которая мнит себя королевой мира. Холод, яд, льющийся с ее мягких губок, даже это меня возбуждало.
   Я целенаправленно доводил ее, оскорблял, и маска слетела, обнажая настоящее лицо. Настоящей, она мне понравилась больше.
   Я решил встретиться с ней еще, слишком вкусным оказался этот плод, чтобы съесть его за один раз.
  
  
   Сворачивая в гаражи, я злился, не понимая, какого хрена она меня динамит. Ночью все было хорошо, ЕЙ было со мной хорошо. Так какого...
   Я собирался только поговорить, объяснить, что все нормально, взять номер телефона и встретиться с ней еще раз. Остановился в кармане между тремя гаражами, посмотрел на нее, в душе что-то дрогнуло. Я видел, что она опасается меня. Вспыхнула новая волна злости, захотелось стереть с ее лица это дурацкое выражение. В горле пересохло, она выглядела такой беззащитной сейчас, испуганный взгляд то на него, то в окно машины, за которым шел нешуточный ливень, напряженная спина. Но она хорохорилась, пытаясь не показывать, что боится меня.
   Медленно нагнулся, заставляя ее вжаться в сиденье, в нос ударил аромат, который сводил меня с ума всю ночь. Перестав понимать, что делаю, я навалился и начал жадно ее целовать, она пыталась вырваться, но было плевать, я точно знал, что нам будет хорошо и сейчас. Удерживая ее руки, я исследовал губами ее шею, грудь, снова возвращаясь ко рту, перехватил руки удобнее, зажимая, и освободил себе левую руку, продолжил удерживать ее правой. Залез под платье, дразня, разогревая, скользнул рукой под трусики, она была мокрой, что вызвало у меня довольную ухмылку. Ласки стали откровеннее. Я медленно погружал в нее пальцы, продолжая целовать. Губы обожгло стоном, она выгнулась на встречу, и я окончательно потерял над собой контроль. Одним рывком оказался сверху, откидывая кресло, рванул платье вверх, быстро сдвинул белье в сторону и одним толчком вошел внутрь.
   Не было за окном гаражей, прохожих, дождливого дня, была только она, ее тело, мое желание обладать. Я не пытался закрыть ей рот, когда она кричала от удовольствия, не боясь интереса прохожих, они мне были безразличны в тот момент, только наслаждался ее реакцией. Она извивалась, гладила меня в ответ, жадно целовала шею, грудь, я даже не ощутил, когда она с меня стянула майку. Это было наваждение, безумие. Я брал ее, и мне было мало, хотелось еще и еще заставлять ее стонать.
   Горячая волна прошла по телу, я сильнее в нее вжался, позволяя удовольствию продлиться. В голову даже не пришла мысль, что мы не предохраняемся, я изливался в нее, и это доставляло мне просто невероятные ощущения полного обладания и слияния.
   Она расслабилась, обмякла, но продолжала ласково поглаживать мою спину, не открывая глаз. Такой страстной девочки я еще не встречал. Хотелось сказать что-то приятное, но банальное ты супер, или ты лучшая, явно не вариант, так же, как кошечки и зайки. Я прекрасно видел с утра, как ее бесили все эти прозвища.
   Проблема была в том, что я не помнил ее имени, а может и не знал вовсе. Из памяти стерлись все лишние детали, оставляя только самые яркие воспоминания минувших суток.
   - Как тебя зовут? - слова сорвались с языка быстрее, чем я подумал, что говорю.
   Голубые глаза распахнулись, обдавая холодом, от затуманенного взгляда не осталось и следа.
   - Не важно, слезь.
   И она раздраженно пиханула меня в грудь.
  
   Тварь! Мразь! Что он вообще о себе возомнил, ненавижу! Как дешевку, средь бела дня в машине. Ненавижу! Я ожесточенно пинала здоровенного плюшевого медведя, подарок бывшего на годовщину отношений. Он отлетал в стену и от силы удара возвращался к моим ногам. Однако облегчения мне это не доставляло. Со стола в комнате смела вазу одним взмахом руки, осколки разбитого стекла показались мне настолько символичными, напоминая разбитое сердце и раскуроченную душу, что я разрыдалась. Обессилено опустилась на пол, захлебываясь собственной ничтожностью и больше не пытаясь казаться сильной, не для кого.
   Успокоилась я только к вечеру, когда за окном начинало смеркаться. Опустошенная дошла до кровати и забылась тревожным сном. С утра настроение было не лучше, я казалась себе мерзкой после случившегося. Едва проснувшись, быстрее соскочила с кровати, чтобы бежать в душ и ощутила дикую боль в ступнях. Ноги и ступни оказались покрыты кровяной коркой. От стола до кровати виднелись кровяные следы, видимо в своей истерике забылась настолько, что даже не почувствовала как шла по стеклу. Попыталась осмотреть ранки на наличие стекла, но из-за засохшей крови ничего не увидела. Аккуратно поднялась и на цыпочках пошла в душ. Не устояв перед соблазном помыться и решив, что раз я спала со стеклом, то ничего страшного не случиться за десять минут. Я просидела в ванне около часа тело расслабилось, дурные мысли отступили на второй план, а вода окрасилась в красный, что впрочем, меня совсем не волновало. Было просто хорошо, никто не трогает и ничего от тебя не хочет, так ни это ли рай? Но всему хорошему приходит конец. Вот и моя вода стала совсем холодной, намекая мне, что пора выходить из ее уютных объятий.
   Звонок в дверь застал меня выходящей из ванной. Новый адрес знали только самые близкие люди, поэтому я без опаски пошла открывать лишь поплотнее завязав полотенце на груди. Распахиваю дверь... и тут меня ждала неожиданность, именно такая тавтология, потому как то, что стояло за ней, было такой же вот тавтологией. Принц, снявший девушку в клубе. Вовсе не принцессу. Принц Без коня, что надо заметить радует. Если еще и конь пришлось бы срочно вызывать скорую, ту самую, которая увозит в пряничные домики недорощеных наполеонов. Но что-то я отвлеклась. Стоит Он, выбеленные голубые джинсы, светлая майка, улыбка из рекламы зубной пасты, и весь лучится позитивом. Тьфу, смотреть противно. А внизу живота медленно затлел уголек. Как жить, если собственное тело способно на предательство?
   - Это ты для меня нарядилась? Или ты всех так, гмм... дружелюбно встречаешь, киса? - он удивленно приподнял бровь, продолжая широко улыбаться.
   - Что ты тут делаешь? - спросила, злобно чеканя каждое слово.
   - Ты опять не в духе малышка? Я уверен, что это все из ха отсутствия утреннего секса. - Все также широко улыбаясь выдал этот напыщенный индюк
   - Пошел вон! - и попыталась закрыть дверь. Он оказался проворнее и успел втиснуть ногу в проем, не позволяя мне захлопнуть ее до конца. Этот человек меня злил, я его знала всего пару суток, а он умудрился довести меня до белого каления. Обычно, я терпима к людям, Саша говорит, что даже чересчур, но этот индивид выбешивал меня с первых секунд нашего знакомства. Меня трясло от его наглости, самоуверенности, хамоватости, он считал, что ему все дозволенно, пользуется своей внешностью, состоятельностью. Ненавижу таких людей.
   - Еще раз повторяю, пошел вон отсюда.
   - Тебя не учили разговаривать вежливо с гостями? Я сейчас расскажу, как это делается. Открываешь дверь, натягиваешь свою самую лучшую улыбку, здороваешься, говоришь, проходите, гости дорогие, чаем напою.
   - Вежливые гости предупреждают о своем визите, а не вежливых, гонят в шею. Я хорошо намекнула? Или прямым текстом повторить? - голос отдавал сталью, его слова задели меня за живое, почему не знаю, просто стало неприятно, что человек может думать обо мне такое.
   - И как я должен был тебе сообщить, что иду в гости? - на его лицо вновь вернулась ехидная усмешка. - Может мне стоило тебе позвонить? Хотя нет, кто-то так быстро убегал от меня, что забыл оставить свой номер.
   - Нужно было на асфальте под окнами написать.
   - Скажу тебе по секрету, что та золушка, что от меня удирала, адреса тоже не оставила.
   - Но ты же ее нашел - сама не поняла что имела ввиду, то ли вопросительно, то ли утвердительно. - Конечно, она же обронила свою волшебную коробочку.
   - Коробочку?
   - Ну да
   - Какую коробочку - я нахмурила брови пытаясь вспомнить, что за коробку я могла таскать с собой.
   - Ты даже не заметила? - ухмылка
   - Ты неадекватен.
   - У тебя подруги есть?
   -- Есть, да не про вашу честь.
   - С тобой сложно вести диалог.
   - Да ну? А другим нравится - теперь уже я растянула губы в широкую улыбку.
   Он фыркнул и ехидно уточнил, что не видит очередь возле двери из желающих.
   - Так что там с подругами?
   - Ты не можешь просто сказать, что тебе нужно?
   На это мой Аполлон отрицательно покачал головой.
   - Я не собираюсь играть с тобой в угадайку, не хочешь говорить, уходи.
   - Я очень хочу, но в горле так пересохло, что боюсь не получиться.
   - Боже, ну за что мне это?
   - Мне конечно приятно, что я для тебя уже Бог, но давай малыш выберем более милое прозвище, боюсь, когда ты будешь кричать: "о, мой бог", нас неправильно поймут люди. И если ты серьезно хочешь знать за что...
   - Хватит паясничать. - я устала от этого разговора ни о чем. И зачем он пришел? Я ведь почти успокоилась. Лицо застыло маской безразличия, что и следовало сделать с самого начала. А я продолжала маяться возле собственной входной двери, не имея возможности захлопнуть ту, и снова оказаться в своем маленьком уютном мирке, где никто меня не обидит. Видимо я глубоко задумалась, потому как не почувствовала как меня оттеснили от двери и проникли внутрь, ломая последние баррикады укрытий, проникая в святую святых, мою маленькую квартирку, на которую я угробила столько времени, нервов и средств. Почувствовав, как меня легко дернули за волосы, я прекратила свое мысленное самоедство и посмотрела на него в упор. Зря. Зря я посмотрела, дыхание участилось, а в горле встал ком, губы моментально пересохли, но облизывать их показалось плохой идеей, потому как на меня смотрели диким хищным взглядом, и каждое мое движение могло расцениваться как приглашение. Я замерла, не зная, что делать. Сбегать в собственной квартире будет глупостью. А другие мысли в мою бестолковую голову не приходили. Ком дорос до таких размеров, что стал мешать дышать. Глаза напротив выжигали дыру на моей шее, где лихорадочно билась жилка, выдавая мое состояние. Время остановилось.
   - Дыши. - Его голос охрип, показывая, что не одной мне здесь весело.
   - Что? - выдохнула, и поняла, что задерживала дыхание все это время. Мягкая улыбка в ответ, и шаг ко мне. Ничего не оставалось, как сделать шаг назад. Главное не бежать, от хищников нельзя убегать, только уходить размеренным шагом. Полотенце, о котором я совсем забыла, медленно поползло вниз. Я быстро подхватила его, не позволяя упасть. Взгляд синих глаз заскользил по моей фигуре сверху вниз. Остановился на ногах и хищник застыл.
   - Бл...ть - одно емкое слово передающие множество эмоций разом.
   Перевела взгляд себе на ноги. На том месте, где я стояла, была кровь.
   - Упс - было единственным, что я могла сказать в ответ.
   Он стоял и смотрел на кровь, я делала тоже самое, молчание затягивалось.
   - Я порезалась, видимо после ванны ранки снова открылись. - Смущенно выдала я, чтобы хоть как то разрядить обстановку.
   - Больше похоже на то, что ты по стеклу туда-сюда бегала.
   - Ну, что-то типа того и было.
   Он перевел удивленный взгляд с лужи на меня. Я пожала плечами и снова, заливаясь краской смущения, вымученно улыбнулась.
   - Стекло все вытащила?
   -Не знаю, я не смотрела.
   - Правильно мне дед говорил, все бабы дуры - сказал он, подхватывая меня на руки.
   Пошел он естественно в сторону комнаты, в которой я вчера устроила погром, но сопротивляться было бесполезно, он был непоколебим во всем и это явно не станет исключением. Так что придется мне засунуть куда поглубже чувство стыда за бардак и делать лицо кирпичом, как будто все, так и должно быть.
   - Да, киса, уборка в квартире это явно не твой конек. - Сказал он, застыв в дверном проеме, откуда открывался чудесный вид на мою вчерашнюю истерику.
   Разбросанные вещи, цветные осколки по всему периметру комнаты, перевернутый стул, порванный фотоальбом в центре комнаты чудесно дополнял уютную атмосферу помещения. Нда. С утра я не разглядывала чудо рук своих, как оказалось зря. Зная, что тут творится, я бы костьми легла, но не подпустила бы его на пушечный выстрел к своей комнате. Но теперь уже поздно, он смотрит на мою слабость, которую нельзя было показывать никому. Наверное, думает, что я истеричка и безвольная тряпка. Надо же, ни один мужчина не знал обо мне и доли того, что этот королек узрел всего за пару суток. Я все всегда держала внутри себя, позволяя себе расслабиться и открыть истинное лицо уставшей загнанной слабачки только в полном одиночестве за закрытыми дверями и занавешенными окнами. А теперь посторонний мужик стоит и смотрит на все это с высоты своего королевского величия.
   На очередную гадость отвечать не хотелось, лучше промолчать, чтобы не выдать своей горечи. Под мужскими туфлями захрустели остатки радужной вазы, и уже через пару шагов меня аккуратно опустили на кровать. Ступня 35 размера в его руке смотрелась совсем детской.
   - Надо же, ты совсем маленькая.
   - Что?
   - Ты маленькая, вся. В клубе ты выглядела гораздо выше и взрослее, а здесь... Крошечная, совсем мелкая, даже ножки детские.
   - Уж, какая есть.
   - Где взять полотенце и пинцет?
   - Сейчас дам - и попыталась вырвать ногу, чтобы встать.
   - Сиди, я сам, просто скажи где.
   - Первая дверца шкафа третья полка, можно взять любое. Пинцет на комоде, сверху в голубой косметичке.
   - Ок, сиди.
   Он подошел к шкафу и начал по-хозяйски ворошить полку.
   - Ищу, какое не жалко испортить, но они похоже все новые. Ты не часто здесь бываешь? Или со старыми ты поступила так же? - Он обвел комнату рукой показывая на раскуроченные вещи. Я лишь хмыкнула в ответ.
   Он вытащил полотенце в упаковке, мое сердце пропустило один удар, это была последняя нетронутая вещь, оставшаяся от Макса. Нежно персиковое полотенце в красные с черной крапинкой сердца.
   - Возьмем вот это, жутко безвкусная вещица.
   В глубине души я была с ним согласна, выглядело оно жутко с такой окраской, но оно, же было ОТ Макса, как я могла его не беречь. Но пришлось промолчать, аргументировать отказ, воспользоваться именно этим полотенцем, было нечем, я, же сама предложила взять любое. Он вышел из комнаты, раздался шум воды, и спустя минуту вернулся, расслабленной походкой заходя в комнату, в одной руке ведро, в другой мокрое полотенце. Взял с комода пинцет, воодушевленно порылся во всех имеющихся коробочках под мой офигевший взгляд, и вернулся ко мне с зажигалкой и иголкой. Я нахмурилась, не люблю даже занозы вытаскивать иголками, а тут куски стекла, если они конечно есть. Но все равно неприятненько и страшно, а вдруг он маньяк и начнет мне эту иголку просто так в пятки тыкать. Ой, куда-то меня не туда понесло, терпеть надо пока навязанную помощь не окажут, дальше сама все осмотрю, проверю, чтобы ничего не осталось.
   Он на удивление аккуратно начал обтирать мои ноги, мягко смывая не успевшую запечься кровь. И исследуя порезы, почти неощутимо раздвигая края ран и вытягивая стекла.
   - Последнее осталось, но оно глубоко, придется потерпеть.
   Я отважно кивнула в ответ, стреляя глазами по сторонам в поисках того во что можно вцепиться, что бы ни кричать. Иголка вошла в плоть, от боли захотелось завыть, я впилась ногтями в ладони, лишь бы не скулить.
   - Тссс, терпи маленькая, кусок большой, нельзя оставлять, может сам не выйти.
   -Угу, терплю. - Вместо бодрого голоса вырывается шипение, правду, наверное, мне говорят, что в роду бешеные кошки были. Там еще добавляют много лестных примесей кровей, но это я вспоминать не хочу.
   Доморощенный хищник выпустил жертву из своих хватких лап и отлучился. Я же поспешно стирала выступившие слезы, чтобы не дай бог не увидел, и так уже насмотрелся, хватит. Вернулся он быстро, но лучше бы вообще не возвращался, честное слово, в руках он нес кухонный нож.
   Ножи я тщательно подбирала, все добротные, острые, здоровенные тесаки, вот такая блажь, я люблю большие ножи, вообще не понимаю, как можно маленьким ножом на кухне что-то сделать. Так вот, он нес нож, видимо выбрал самый маленький, сантиметров 20, остренький, кости разрезает. Этим ножичком милый мужчинка примерялся к моей пяточке. Я уже говорила, что я его ненавижу? ну тогда скажу еще раз, ненавижу! Не позволю!!! Вдруг он, что лишнее разрежет.
   -Нет, нет, и еще раз нет!!! Убери это от меня, он для разделки филе. Из пятки филе никакое, ты же понимаешь, так что иди и положи его туда, откуда взял!
   - Если ты боишься ножей, куда тебе такая куча тесаков на кухне? Или ты предпочитаешь сама разделывать? - спросил мило ухмыляясь и поигрывая ножом.
   - Вот именно, сама. Уноси.
   - Ты обещала потерпеть.
   - Тогда я еще не видела твою улыбочку и нож в руке.
   - Боишься меня? -- это прозвучало удивленно.
   - А не должна?
   - Ты поехала с незнакомым мужчиной к нему домой, занималась с ним сексом, а теперь у себя дома ты меня боишься?
   - Я была пьяна, и мне нужно было расслабиться, теперь я трезвая и адекватная, чувство страха при виде мужика с ножом примеряющегося к моим конечностям вполне уместно.
   - Ты когда комнату крушила, тоже адекватна была? Или снова накидалась?
   - Да какое твое дело, пришел незваным, мордой меня тычет, не нравится, развернись и иди.
   - Абсолютно адекватная личность, малыш, определенно.
   - И не надо меня этими дебильными кличками звать!
   - А как мне тебя называть? адекватная личность?
   Я зло на него посмотрела исподлобья.
   - Каждый раз как я пытаюсь узнать твое имя, ты психуешь. Я тоже был не совсем трезв, адекватная ты моя, иногда пьяные люди забывчивы.
   - Ты дебил.
   - Определенно, раз все еще здесь и помогаю тебе
   - Я тебя не просила!
   - Ну конечно, ты такая самостоятельная, ты все можешь сама, зачем же тебе просить да? Ногу тоже сама разрежешь?
   - Да уйди ты уже со своими проповедями, ты меня знать не знаешь, а уже портреты психологические тут выстраиваешь
   - Я пытаюсь помочь, и приехал я, заметь, чтобы помочь тебе, но видимо зря, самовлюбленная безгрешная дура.
   Я, уставши, выдохнула. Ну что он может обо мне знать, самовлюбленная, даже смешно, с таким букетом комплексов, любви к себе не остается совсем, но до такого дебила как он навряд ли может дойти такая простая истина. Ну и слава богу. Еще не хватало, чтобы кто-то знал о моей закомплексованности.
   - Чем ты приехал мне помочь? за хлебом сходить или может, думаешь помимо тебя меня удовлетворить не кому?
   - Идиотка, епт. - И довольно сильно дернул меня за ногу.
   - Поаккуратней там.
   - Ты можешь закрыть свой ротик хоть на минуту?
   Я обиженно засопела в ответ.
   Когда холодная сталь вошла в кожу, с губ сорвался всхлип, и пальцы впились в одеяло, побелев от напряжения. Он четкими движениями вскрыл рану и, захватив пинцетом стекло, аккуратно извлек.
   - Водка есть?
   - Нет, хлоргексидин в ванной в шкафчике стоит
   - Прижечь бы лучше
   Закончив обрабатывать ступню, он так и остался сидеть на полу с моей ногой в руке. Я аккуратно ей пошевелила, намекая, что меня уже можно отпустить.
   - Мм, не сейчас. Давай сначала все решим, иначе ты опять сбежишь.
   - Куда я сбегу из своей квартиры?
   - У тебя в ванной щеколда есть - и ослепительно улыбнулся.
   - Хорошая идея - улыбка в ответ, искренняя, я так рада, что все закончилась, что не хочется прятаться под масками.
   - Меня зовут Стас
   - Яра
   - Это Ярослава?
   - Угумс
   - Красивое имя
   - Спасибо - моя улыбка стала теплой, я любила свое имя, хотя и считала, что мне оно не подходит.
   - Ну что, Ярослава, я заслужил чашку чая?
   - Ну, если в ближайшие пять минут мы не поцапаемся, то будет тебе чай. Черный, зеленый, травяной?
   - Что за травки?
   - Есть разные сборы, можешь сам выбрать.
   - На твой вкус, только повышающих потенцию не надо.
   - Гм, не думаю, что у меня есть подобные, а то бы обязательно заварила.
   - Все в порядке и так, если причешешься то хоть сейчас.
   - Все-таки ты отвратителен в общении.
   - Я просто пошутил - он поднял руки вверх, показывая, что капитулирует.
   Я надела домашние сапожки, и попросила его пройти на кухню, подождать пока я оденусь. На этот раз Стас, о да, теперь я знаю, как его зовут, безропотно удалился, я же быстро натянула шорты, майку и пошла на кухню, чувствуя себя более уверенно.
   Он сидел на диванчике, откинувшись на спинку, и смотрел в окно. Вид за окном у меня чудесный, маленький зеленый дворик, с детской площадкой, а вдалеке виднеется парк одетый с свое зеленое нарядное убранство. Со спокойным задумчивым лицом Стас смотрел вглубь парка, и мне вдруг захотелось узнать, о чем он думает, мечтает, что хочет от жизни. Могли бы наши желания и цели совпадать? Я раздраженно тряхнула головой, выкидывая из нее ненужные мысли. Мои волосы, заметно отросшие за последний год, хлестнули его по плечу, Стас вздрогнул и обернулся, хищный взгляд вскользь прошелся по телу, осматривая, уже ставшая привычной, ухмылка поселилась на его губах. От досады хотелось затопать ногами как в детстве, отчаянно молотя по полу, но я как обычно натянула невозмутимую маску и мило улыбнулась незваному гостю.
   - Какой чай предпочитаешь? - Есть для заварки? Не в пакетах?
   - Думаешь, если я люблю кофе, то обязательно должка пить дерьмовый чай? - я широко улыбнулась и достала несколько видов чая и китайский заварочный церемониальный чайник. На что в ответ весело хмыкнули и протянули свои загребущие лапки к пакетам. Он выбрал молочный чай, в незатейливой упаковке.
   ТУТ пришла моя очередь хмыкать, из всех чаев, представленных на его выбор, этот был моим любимым и единственным купленным на мои кровные. Остальные чаи мне привозили в подарок из разных стран.
   Я мысленно сосчитала до 10 и развернулась, аккуратно поставила чай на стол, пытаясь скрыть свое волнение, села напротив, не поднимая глаз.
   - Я бы хотела узнать, зачем ты здесь.
   - Думал, мы смогли найти общий язык, а ты снова собираешься выставить меня за дверь.
   - Я не пытаюсь тебя выгнать, просто хочу знать.
   - Это настолько важно?
   Неужели мое волнение заметно?
   - Мне любопытно.
   - А если я скажу, что пришел, чтобы увидеть тебя?
   - Это конечно мило, но ложь. Так зачем ты здесь?
   Он пожал плечами и опустил глаза к кружке с чаем. Спустя минуту, достал из кармана джинс телефон. Мой телефон!
   -Вот - ухмыляясь, протянул его мне.
   - Что он у тебя делал?
   - Я так и думал, что ты не заметила.
   - Спер?
   - Ты явно не в своем уме.
   - Тогда как? - задала я очередной вопрос, игнорируя его выпады.
   -Он лежал в машине, на заднем сиденье.
   - Он в сумке был!
   - Выпал, наверное, я то откуда знаю. - С силой отпихнул кружку от себя. Она заскользила по столешнице, расплескивая напиток. - Вместо благодарности , снова пустые обвинения, я что козел отпущения в твоих глазах?
   - Извини - это прозвучало скорее растерянно, чем с раскаяньем, но он остался сидеть на своем месте, не торопясь уйти. Мне стало неловко, за мое поведение. Человек приехал отдать телефон, помог мне обработать раны, а я только и делаю, что хамлю. Тяжело вздохнув, я встала и пошла доставать свои любимые печеньки, которые испекла перед клубом, благо Саша их не все успела съесть, из-за ограниченного запаса времени. Аккуратно наложив его в вазочку, я поставила ее на стол перед гостем. Стас витал в облаках, судя по отсутствующему взгляду. Я подтолкнула вазочку к нему ближе.
   - Угощайся.
   Он удивленно на меня посмотрел и перевел взгляд на печенье.
   - Домашнее?
   Мне почудилось в его вопросе сомнение.
   - Да.
   - Мама печет?
   - Я, не бойся, не отравишься.
   Его недоуменный взгляд вызывал у меня веселую улыбку, сразу виден круг его общения, этакие мисс барби, украшающие этот мир и считающими, что внешность главное, остальное можно купить. Я так тоже когда-то считала. Мне было 16 и казалось, что весь мир будет у моих ног, главное хорошо выглядеть, а потом я найду себе богатого мужчину, который наймет домработницу, она-то и сделает все остальное, но жизнь все расставляет по своим местам. Благо, я довольно быстро поняла, что не все так будет как мечтается, и научилась готовить. Для любимого мужчины готовить не зазорно, приятно смотреть, как он ест с удовольствием, хвалит приготовленное твоими руками. Ну, это уже слишком далекое прошлое, не стоит возвращаться в него даже мыслями. Я с трудом вынырнула из раздумий о девичьей доле. Стас с удовольствием уплетал печенье с шоколадной крошкой и миндалем. Давно я не видела, чтобы ели с таким аппетитом. Угощение быстро исчезло, а гость начал плотоядно на меня посматривать.
   - Если ты хочешь есть, то не надейся, я не готовила.
   - Ну вот, всю малину обломала. Я тут, видишь ли, сижу, мечтаю. Думал, если пюрешка есть, то женюсь.
   - Аххахаха, за еду родину продашь? - спросила я с улыбкой.
   - Нет - ответил Стас с серьезным лицом - тело, только тело в пользование.
   Я стушевалась, обычно острая на язык, теперь не могла подобрать ни слова, этот человек странно на меня действовал, с ним я терялась и вела себя как малолетняя школьница. Стас смотрел на меня в упор, изучающе. Скривив губы в усмешке, он сказал, то чего я уже не надеялась услышать в ближайшие часы.
   - Спасибо за угощение, я пойду - и остался на своем месте, продолжая смотреть на меня в упор.
   - Да, конечно. И спасибо, что привез телефон - ответила я, пытаясь скрыть облегчение от его предполагаемого ухода.
   Еще раз скривив губы, он резко встал и пошел на выход. Я смотрела ему вслед не желая идти провожать. Хлопнула дверь, позволяя мне выдохнуть и расслабиться. Надеюсь, оставшаяся часть дня пройдет более удачно, чем его первая половина.
   Весь день я посветила хозяйственным нуждам: уборка, готовка, стирка. К концу вечера я чувствовала себя как выжатый лимон. Завернувшись в плед, удобно устроилась в кресле, подтянула поближе ноутбук и приступила к своей дополнительной работе. За эти дни скопилось много заказов на копирайт, а терять постоянных клиентов и свой доход я не хотела, тем более из-за собственной глупости. Ну что... приступим.
   Проснулась я от чужого взгляда, который неприятно меня буравил. Глаза открывать не хотелось, судя по позе, я снова уснула сидя за работой, и весь день у меня будет болеть спина от кресла. Но это уже второстепенная проблема, главная - это тот, кто на меня смотрит и откуда этот персонаж взялся в закрытой квартире. Страх медленно пополз по позвоночнику вверх. Главное не паниковать! Нужно просто тихо полежать пока вор не сопрет все, что ему нужно и не уйдет. Я лихорадочно начала вспоминать, что из ценного я успела перевезти в эту квартиру. Спустя минуту размышлений, оказалось, что ничем кроме ноутбука у меня поживится нельзя. Бук тоже жалко, но это меньшее зло, главное, что все хранится в виртуальной памяти и все контакты и информация никуда не пропадет. Взгляд продолжал выжигать на мне дыру, мое же состояние приближалось к истерике. Что-то слишком часто я стала истерить.
   - Я вижу, что ты проснулась - произнес до боли знакомый голос.
   - Опять ты! - Громко вскрикнула. И уже тише буркнула себе под нос, что я вчера не пила.
   - Интересные ассоциации.
   - Это ты о чем?
   - Обо мне и алкоголе.
   - Только не заплачь - грубо ответила я. Все же шок от пережитых эмоций давал о себе знать, состояние требовало выплеска негатива. И не моя вина, что именно Стас, подвернулся под руку в такой момент.
   Он в ответ ощерился.
   - Моя теория подтверждается, отсутствие секса, работа ночами, стряпня... Теперь вот, на мужчин утрами кидаешься... Ты синий чулок? - он вопросительно поднял правую бровь.
   Я не оценила иронии. Все силы уходили на борьбу с собственным я, которое мечтало вцепиться Стасу в лицо, и изодрать его до крови.
   - Сейчас тебе лучше помолчать - сквозь зубы выплюнула я.
   - А то, что? - мужчина заговорил отрывисто, зло.
   - Я скажу все, что думаю о тебе - более спокойным тоном ответила я.
   - Ну, говори, будет забавно послушать.
   - Стас, ты пришел поругаться? Если да, то мне такая идея с утра не по душе, если ты по делу, то прекрати меня заводить. - Говоря все это, я собирала с кресла разбросанные бумаги, распечатки для работы, это помогало мне успокоиться.
   Неожиданно, сильные руки обхватили меня за талию, обжигая своим жаром. Я даже не попыталась вырваться, когда он прижал меня к себе, прошелся губами по шее, вдавливая в меня свои бедра. Я дрожала от желания быть его, быть с ним, отвечать, исследовать, подчиняться, но вцепившись ногтями в ладони, я сдерживалась, боль заставляла соображать яснее, не позволяя окунуться в кипучую лаву страстей. Мальчик наиграется и уйдет, а мне будет плохо. Так что контроль, наше все!
   Я аккуратно отстранилась от своего персонального кошмара, стараясь не допускать поспешных движений, так как гордость наше все, сразу после контроля. Я же не могу допустить, чтобы Стас понял, как он желанен, и так нос до потолка как у пинокио достает.
   - Как ты здесь оказался? - спросила я, хотя мучил меня совсем другой вопрос. Зачем он вернулся, черт бы его побрал!
   - Не слышу радости в голосе.
   Мое лицо застыло каменным изваянием, выражающим, как я надеялась, надменность и отвращение.
   - Мы идем обедать, собирайся.
   Я тяжело выдохнула, стараясь собраться с мыслями, чтобы достойно ответить, на подобное заявление. Умные слова в голову не приходили, а буковки лихорадочно подпрыгивали, рисуя перед глазами единственно слово да, написанное явно с помощью Caps Lock. И что это за бунт сознания?
   - Мне кажется, ты ошибся адресом Стас. Я никуда не собираюсь идти с тобой, ни сейчас, ни потом. Спасибо за чудесную ночь, твою помощь и прочие мелочи, но на этом все. Давай остановимся. Ты меня не интересуешь ни как мужчина, ни как друг. - Произнести подобное было очень тяжело, глупое сердце надеялось на маленькое чудо, а душа предвкушающая толику тепла, разочарованно обдала меня холодом, заставляя тело покрыться тысячами мурашек.
   Он смотрел на меня недоверчиво, иронично приподняв правую бровь.
   - Я серьезно, Стас - голос прозвучал глухо и обреченно.
   - Закрывай двери на защелку - сказал он, развернулся и ушел, ни проронив больше, ни слова.
   Смотря ему вслед, я чувствовала как в нутрии что-то недовольно и разочарованно ворочается. Но так будет лучше. Определенно лучше!
  
   Вечер выдался не из легких, куча работы, дневной стресс в виде настойчивого мужчины, и сдающие нервы. Возможно, в чем-то Стас был прав, и я действительно становлюсь, синим чулком. Отгороженная от мира валом работы, скрывшаяся от своих друзей в четырех стенах квартиры. Я перестала чувствовать необходимость в общение, и в людях рядом. Конечно, это не нормально. Но с другой стороны мое тело адекватно реагирует на мужчину спустя год воздержания, естественного, что я его хочу. А синие чулки хотят секса? Или нет? Наверное, все же да, что они не люди что ли. Или правильнее будет теперь говорить мы??? Я тряхнула головой, не позволяя ненужным мыслям развиваться дальше, неизвестно до чего я так дойти смогу, еще в инвалиды моральные себя запишу. Так многие живут, без любви, привязанностей, интима, так что я вполне нормальная. И хватит себя мучить размышлениями на эту тему, спать пора! С такими мыслями я разделась и легла на кровать. Мысли видимо считали иначе, и продолжали развиваться сами по себе, без моего участия, то подбрасывая бредовые идеи, то рисуя образы в голове, а иногда выводя целые картинки из прошлого. Спустя час беспорядочных метаний по кровати я не выдержала и поднялась. Заварила себе чай и устроилась на подоконнике в комнате. Чай и ночной вид пустого двора навивали уныние. Я показалась себе жалкой, в свои 25 не имея семьи, детей о которых я мечтала с 18 лет. Какую пользу я приношу этому миру? Работаю сутками за бумажки, которые по сути ничего не стоят. У всех знакомых дети, семьи, хлопоты, я лишняя в их мире. У меня осталась только Саша, которая совсем не похожа на меня, она ходит на тусовки, меняет кавалеров, работает, чтобы веселиться, наслаждаться жизнью. Я же работаю, чтобы этой жизни не видеть. Я благодарна Александре за ее поддержку, попытки меня раскачать, вернуть мое прошлое я, которое наслаждалось каждым мгновением, вздохом. Но, наверное, той меня совсем не осталось, только едкая тень из прошлого, которая вылезает из своего укрытия, для самозащиты. Стерва, которая скончалась, и ее без телесный дух. Я отлично помню день смерти той стервозно - надменной натуры, почти так же четко, как и тот день, когда я похоронила себя новую, нежную и податливую, в этой квартире. Я и купила ее именно потому, что хотела быть в одиночестве, чтобы не видеть сочувствующие взгляды родителей, которые не понимали, из-за чего мы расстались и как, но надеялись на наше с Максом примирение. Каждый день твердили, все наладится, вы будите вместе, а мне хотелось сбежать, заткнуть уши руками и больше никогда не слышать имя человека который меня уничтожил.
   Возможно, пора меняться и менять свою жизнь. Может для начала записаться на фитнесс? С этими мыслями я погрузилась в беспокойный сон.
  
   Очередное пробуждение вышло отвратительным, тело снова ломило, теперь уже от жесткого подоконника, и всю ночь мне снился Стас. Он преследовал меня в эротических эпизодах, появлялся на сказочной лужайке и в дремучем лесу. Даже когда падала с моста вниз, я видела перед глазами его лицо и протянутую руку, которая так и не смогла меня поймать, прежде чем я полечу навстречу своей гибели.
   Мерзкие сны!
  
  
   Плюнув на завтрак, я оделась и пошла в ближайший тренажерный зал, воплощать мысли в явь. До этого дня я думала, что не отношусь к легко внушаемым людям, которые ведутся на рекламу. Как оказалась, раньше я не встречала менеджеров виртуозов своего дела. За пару часов общения, я оказалась обладательницей самой дорогой клубной карты, побывала на куче вводных занятий и поняла что я мешок с костями. Но добрый дядя менеджер и тетя тренер, и еще один дядя тренер, заверили меня, что так начинают все, и если я не брошу занятия, они из меня сделают, как минимум железного человека. Уходя, я боялась, что как максимумом после таких занятий, они меня сделают Халком. Но не прейти на занятия после отваленной им суммы, я не могла, жаба задавит.
   Расплата наступила вечером. Болели все мышцы, даже те, о наличии которых я не подозревала. Громко стоная, я взялась за работу. Занятия спортом нанесли ощутимый урон бюджету, надо отрабатывать.
  
   Очередное ужасное утро, с кровати подняться не получается, ощущение как будто вчера по мне ездил каток, туда-сюда, туда-сюда, потом остановился и на всю ночь припарковался на моем бренном тельце. Ненавижу утро! По закону подлости зазвонил телефон, брошенный мной вчера в коридоре. Кошмар! И как я должна вставать? Кряхтя как древняя бабуля, я встала на карачки и поползла в коридор. На дисплее телефона высвечивался незнакомый номер, трубку брать не хотелось, но затраченных усилий по транспортировке тела, было жаль, пришлось отвечать.
   - Привет золотце - бодрым голосом заверещала Саша мне в ухо.
   Затем последовал монолог минут на десять. Я подползла к стене и устроилась с максимальным удобством, который позволил мне жесткий ламинат. Выслушав восхищенную тираду об очередном, ах какой мужчина, я выдала свой монолог, который закончился смачным, ах какой козел. В конце разговора мы решили, что на неделе обязательно встретимся за рюмкой и распрощались довольные друг другом. То, что женской дружбы не существуют, выдумал какой-то женоненавистник, и точка. На этой счастливой мысли я поползла обратно к кровати.
  
  
   Неделя пролетела незаметно, куча работы, фитнес клуб, четыре раза, и одна пьянка. Времени, на пожалей себя, не оставалось и, слава богу. Надеюсь, следующая пройдет не хуже. Отпуск плавно близился к своему завершению. Скоро начнутся рутинные будни офисного работника, а душа как назло, требует праздника и перемен. Я подавила очередной тяжелый вздох, если бы не оплата квартиры, которую мне еще выкупать и выкупать, я бы давно попробовала себя в новой области, но накинутая на шею кабала, не позволяла. Вздыхай, не вздыхай, а работать надо. Здравствуй еще одна бессонная ночь. Заснула я под утро, ради исключения в собственной кровати и без ноутбука.
   Утро могло бы быть прекрасным, если бы во сне мне не снился Стас. Чертов королек, плотно засел в моей голове и мучил меня ночами, являясь мне во снах. Так больше не могло продолжаться, я, скрипя зубами, взяла телефон и набрала номер Саши.
   - Привет, помнишь, ты хотела меня познакомить с каким-то парнем? Так вот, я согласна. Звони ему! Сегодня вечером пусть заедет за мной.
   - Эээ, детка, ты бы хоть спросила, как его зовут для начала.
   - Да какая разница, Саш.
   - Кажется, все еще хуже, чем я думала. Скажу, чтобы заехал к семи, у него синяя мазда. Не забудь потом мне позвонить, иначе скончаюсь от любопытства. Все, чао, бейба.
   Я развила бурную деятельность, и к вечеру блестела как новенький самовар. Маникюр, педикюр, укладка, короткое платьице, ненавистные каблуки, и была при полном параде.
   Мазда подъехала без десяти семь, как раз к тому моменту когда мой запал, окончательно пропал. Но на попятный идти было поздно. Еще раз, придирчиво осмотрев себя, я отправилась на свое первое, за год, свидание.
   Мужчина был симпатичен, высокого роста, блондин с зелеными глазами, этакий обаяшка. Весь вечер он развлекал меня веселыми байками из своей жизни, окружал заботой и засыпал комплиментами, но в душе ничего не екнуло. Мы могли бы стать друзьями, но на большее мои эмоции по отношению к нему не тянули. И все же вечер прошел чудесно. Он отвез меня домой, по дороге мы договорились о еще одной встрече.
  
   Следующую неделя была еще более насыщенной, Саша затянула меня на занятия танцами, и теперь после работы я мчалась то на свидание, то в спортзал, то в школу танцев. Приходя домой, падала без ног и отключалась, чтобы войти в следующий кишащий событиями день.
   Сегодня Алексей должен был забрать меня с работы, да-да, Алекс, это тот улыбчивый блондин, я все же решила походить на свидания, в надежде, что во мне проснется светлое и прекрасное чувство. Куда мы идем в этот раз, я не знала, но надеялась, что этот сюрприз меня не разочарует. Встретили меня с букетом роз, и сверкающей улыбкой. Он был одет по-спортивному, что меня удивило, до этого он придерживался классического стиля в одежде. Заметив мое удивленное лицо, он довольно улыбнулся и пояснил, что мы едем на природу.
   Закат, песок, плед, вино, корзинка с фруктами, романтика... Настроение упало, парень явно надеялся на продолжение вечера, которого я, совершенно не хотела. К концу вечера я сидела как на иголках, боясь услышать приглашение поехать к нему.
   По терпимости он превзошел все мои ожидания, приглашения на совместную ночь не последовало. Алекс отвез меня домой, и только провожая, поймал меня за руку, и ласково, ненапористо поцеловал. Я не сразу отстранилась, желая отблагодарить его за чудесный вечер хоть так. Улыбнувшись на прощание, пошла к своему подъезду.
   Открывая дверь, я почувствовала на себе недобрый взгляд, а затем чужая рука опустилась на мое плечо, больно сжав его. Я резко дернула дверь на себя, надеясь, что смогу убежать.
   - Так быстро уходишь?
   От этого голоса мои колени подогнулись, и я чуть не упала.
   - Что ты здесь делаешь, Стас? - Спросила я, не оборачиваясь.
   - Любуюсь твоими поцелуями.
   - Понравилось? - голос охрип, сердце заколотилось как бешенное.
   - Очень - выдохнул он мне в шею.
   Чужая рука освободила плечо, я повернулась к нему сказать, что я думаю о подкрадывание со спины, но было поздно. Он быстрым шагом удалялся от меня, к своему черному джипу. Внутри что-то оборвалось. Больше я его никогда не увижу.
  
   Всю неделю я ходила как в воду опущенная. Глупое сердце трепыхалось в грудной клетке и намекало на невосполнимую утрату, я в отместку уперто ходила на свидания с Алексом, и до невменяемости занималась спортом. Здесь я главная, а не сердце, сказала нам так лучше, значит лучше! Залижем раны и будем жить дальше долго и счастливо!
  
   Такое ощущение, что вокруг всемирный заговор против меня. Опять утро, мне снова плохо, после вчерашних тренировок и снова звонит телефон. Да чтоб вам всем пропасть!
  
   -Да, рявкнула в трубку, не глядя.
   - Привет, дочь, не в духе?
   -Привет, мам. Прости, не посмотрела, кто звонит. Как дела?
   - Я все спросить забывала, тебе телефон то вернул тот молодой человек?
   - Какой, ма?
   - Адрес твой, звонил, спрашивал, месяца полтора назад.
   - Да, вернул. Ты только это хотела узнать? - спросила я с грустной улыбкой. Плохое настроение упало до отметки паршиво.
   - Нет, позвонили сказали, что бабушка твоего отца, скончалась. Там дом остался в пригороде, нужно съездить посмотреть, что там, да как.
   - Ты ее знала?
   - Запиши адрес, Яр
   - Хорошо
   Дорога была отвратительной, я подпрыгивала на каждой кочке и билась головой о полку для багажа. Более удачного места в этом автобусе для меня не нашлось. Как оказалась, поселок с бабулиным домом располагался в ста километрах от города, и добраться туда можно было только с пересадками. Прождав автобус полтора часа под дождем, я готова была хоть стоя ехать всю дорогу, лишь бы не мерзнуть в ожидании. С горем пополам доехав до нужной остановки, я вновь вышла под проливной дождь. Огляделась. Деревней здесь даже не пахло. Я стояла на проселочной дороге, а вокруг были поля, сплошные поля засеянные пшеницей и развилка на четыре стороны. Отлично! И куда мне идти? Ни одного человека в пределе видимости не наблюдалось. Чертыхаясь и костеря всех на свете, я пошла направо, может хоть раз в жизни повезет встать на правильный путь. Деревню я увидела спустя час ходьбы, когда замерзла так, что зуб на зуб не попадал, а вода стекала с меня ручьями. В кроссовках не только хлюпало но и булькало, а про чистоту легких летних штанов я вообще лучше промолчу, нормальных слов нет, а другие приличным девушкам знать не полагается. То, что предстало моим глазам, деревней было назвать сложно, несколько десятков покореженных от времени домов и сплошная колея грязи вместо дороги. Но отступать уже некуда, обратно точно сейчас не дойду. Я аккуратно ступила на предполагаемую дорогу и сделала первый шаг, нога по щиколотку погрузилась в грязь. На этом моменте я прокляла чертову самостоятельность в купе с гордостью, которая не позволила мне попросить Алекса довезти меня сюда. В кого я такой идиоткой уродилась?
   Дом бабули, по только что подтвержденной теории всемирного заговора, оказался в самом конце деревни, нашла я его, когда от отчаяния была готова утопиться в жиже, что чавкала под ногами. Выглядел он неприветливо и невзрачно, но гораздо лучше тех, что встречались мне по пути. Двухэтажный, из старого, потемневшего от времени бруса, который сейчас смотрелся черным и размокшим от непрекращающегося дождя, окна заколочены, забор покосился, калитка поскрипывает, болтаясь на одной петле. Весь двор затянуло высоченной травой, через которую мне предстояло пройти. Летали по воздуху они здесь что ли? Как тут люди то ходили? Трава даже непримятая. С мыслью, что хуже мне уже точно не будет, я решительно двинулась вперед.
   В доме оказалось не на много лучше, чем снаружи. Обшарпанная мебель, потемневшие обои, паутина по углам и приличный слой пыли. Здесь точно жили? Дом не выглядел жилым. Складывалось ощущение, что последний раз сюда ступала нога человека лет пять назад. В помещении пахло плесенью, и было прохладно. В мокрой одежде я продрогла окончательно. Быстро оббежала дом, посмотрела количество комнат и их плачевное состояние. Не представляю, что с ним будут делать, работы здесь непочатый край.
   Слабонервным лучше не знать, как я преодолела обратный путь. Это было как в моих кошмарных снах, только реальнее.
   Зайдя домой, первым делом я побежала в ванну, горячую, пенную ванну. Это счастье! Но зубы мои это счастье оценили не сразу, пришлось три раза кипятка подливать, прежде чем они перестали стучать. А теперь бегом спать! Здравствуй моя чудесная теплая кроватка со стяженным одеялком.
   Это утро отличалось от остальных. На удивление я чувствовала себя бодро и счастливо. Может мне почаще мерзнуть нужно?
   Решила, что раз я проснулась такой бодрой и довольной, то можно и на лишнюю тренировку сходить. Закинула в рюкзак лосины, майку и пошла на танцы. Надо заметить, что увлеклась я ими основательно. Когда Саша предложила попробовать мне стрип пластику, я отнеслась к этой идее со скептицизмом. Мало я себя представляла в подобной роли. Но все оказалось не так страшно как мне представлялось, танец был женственным, не навязчиво сексуальным, как раз по мне. Так что ходила я на них с большим удовольствием. Очередной день пролетел незаметно, встав пораньше, я переделала кучу полезных дел, затарила холодильник, приготовила ужин, погуляла о парку, поболтала с Алексом, который медленно, но верно входил в мою жизнь.
   Сидя вечером у раскрытого окна, я подводила итоги последних прожитых месяцев. Моя жизнь резко изменилась, и надо заметить мне это очень нравилось, множество новых знакомств, новые увлечения, меньшее количество бессонных ночей. Может жизнь налаживается? И к Алексу я начала привыкать, он ненавязчиво занимал мой досуг, звонил, по нескольку раз вдень, гулял со мной, приглашал в рестораны, на природу и самое главное, ничего не требовал в замен. Он не брал нахрапом, а в данный момент для меня это играло решающую роль. Прошлые отношения все еще нозили меня из нутрии, и при малейшем давлении, мне становилось страшно, и появлялось желание сбежать от мужчины. Но он был так аккуратен и нежен с мной... с ним у меня не появлялось таких желаний.
   Утро. Звонок. Противный. Мне, что, правда нравилась эта песня? У меня отвратительный вкус.
   -Да
   -Привет, дочь.
   -Привет, мам. Что случилось?
   -Звоню, узнать, как ты съездила.
   -Я забыла перезвонить! Там разруха полная, я не представляю, сколько времени и средств в него нужно вложить, чтобы довести до нормального состояния. И продать его наверное не реально будет, там деревня умирающая.
   -Ярослава!
   -Что?
   -Это твой дом, бабушка записала его на тебя.
   -Я же ее не видела ни разу... - с сомнением в голосе.
   -Ей это не помешало.
   -Я уже все придумала, поедем туда как у тебя будет отпуск, сделаем косметический ремонт, почистим печку и будет у нас дача - бодрым голосом заявила мне мама.
   -Ты с ума сошла. Какая дача у черта на куличках? Ты даже туда дойти не сможешь, с твоим-то здоровьем. С автобуса час пешком идти! Час!
   -Ярослава.
   -Мама, ты не имеешь представления, о чем ты говоришь!
   -Хорошо, возьмешь Сашу, она тебе не откажет, а я потом соседа попрошу чтобы он меня туда перевез. А осенью заберете на такси.
   -Я не оставлю там тебя одну!
   -Яра, успокойся, сделаем ремонт, оглядимся вокруг, я уверенна, что все не так страшно, как тебе представляется. Когда у тебя отпуск, солнышко?
   -Мама, я в шоке.
   -Как узнаешь, позвони мне. Я буду ждать.
   И в трубку понеслись короткие гудки. Спасибо мама, за приятные новости. Я всю жизнь мечтала провести отпуск именно так...ремонтируя старую покосившуюся развалюху, на краю света. Мне прямо деньги больше некуда девать. Я обреченно откинулась на кровать. Если мама что-то решила, то ее не остановить, она как маленький бронетранспортер, будет все таранить на своем пути, пока не доберется до желанной цели.
   Позвонила начальству, утвердила намеченный отпуск, через неделю можно двигаться в путь. Осталось решить, как транспортировать все стройматериалы, для приобретенного сокровища. Можно конечно попросить Алекса помочь, но я не уверенна, что смогу его выставить, если вдруг он пожелает помочь в большем, чем я просила и останется там со мной. Этого, я точно не хочу. Пока не хочу.
   -Сашечкин, привет. Приезжай ко мне как свободна будешь? Есть дело.
   -Я даже боюсь спросить что на этот раз.
   -Саша, это не я, чес слово.
   -А кто?
   -Мама - тяжело вздохнула я.
   -Ну, тогда еду - также тяжко выдохнула подруга в трубку.
   За двадцать лет дружбы, Александра усвоила так же хорошо, как и я, что с мамой спорить бесполезно. Гораздо проще и спокойней сделать именно то, что хочет она. Пусть даже ее точка зрения в корне не верна, но если пойдешь поперек, нервная система не выдержит, глаз будет дергаться, телефон разрываться, а укоряющие мамины глаза будут смотреть тебе прямо в душу и так до тех пор, пока не будет сделано так, как она хочет.
   Чтобы умаслить подругу, я пошла стряпать ее любимые печеньки с миндалем и шоколадом. Надо же вину заглаживать, за предстоящую катастрофу.
  
  
   С перевозкой необходимых материалов Саша пообещала помочь, но вот присоединиться ко мне она сможет не раньше, чем через неделю, и останется продержаться еще недельку одной, в глуши и будет мне компания. Да за неделю я только дом отмою, так что она как раз на самое интересное приедет, но об этом я решила тактично умолчать. Пусть порадуется человек в незнании.
   За день до отъезда Алекс пригласил меня в ресторан. Вечер прошел чудесно, мы поужинали, погуляли по набережной, поднялись на мост и любовались закатом. Теплое мужское тело согревало мою спину, защищало от ветра, в кольце его рук было невероятно уютно. Мягкие пальцы скользили по животу, нежно поглаживая, казалось, что так можно провести целую вечность. Но сделать шаг на встречу я так и не решилась. Он был настолько хорош, что я была его не достойна. И каждый раз, когда я решалась потянуться на встречу, в голове возникала мысль, а что если я не смогу его полюбить, как быть потом? Я не смогу уйти без причины, не смогу сказать ему в лицо, что не люблю.
   Его губы нежно коснулись шеи, в легкой, ненавязчивой ласке. Я замерла не в силах ни оттолкнуть, ни приблизить его. Почувствовав мое напряжение, он отстранился и развернул меня к себе.
   - Яра, я ничего не требую от тебя, я готов подождать пока ты привыкнешь ко мне. Но я не железный, мне сложно не касаться тебя. Ты мне нравишься, очень нравишься. И я не сделаю ничего против твоей воли. Ты доверяешь мне?
   Я растерянно хлопа глазами, находясь в ступоре от этой проникновенной речи, но заставила себя улыбнуться и выдавить да.
   - Тогда не каменей в моих руках, это всего лишь невинная ласка, если тебе неприятно, достаточно просто попросить остановиться, и остановлюсь.
   - Мне приятно, Леш, просто я еще не готова подпустить тебя настолько близко. Прости - и я печально улыбнулась, глядя ему в глаза.
   - Все хорошо - ответил он, обнимая меня - все будет хорошо.
  
   Весь следующий день прошел в сплошной суматохе. С самого утра мы с Сашей бегали по магазинам, закупая все необходимое. Краску разных цветов, кисти, валики, тазы, чистящие, моющие средства и еще кучу различной утвари. К концу вечера покупок набралось на пол газели, а сил осталось только на то чтобы упасть и не вставать до следующего утра.
   Я устало откинулась на диване и с недоверием покосилась на часы, которые показывали всего лишь половину седьмого вечера. Кошмар какой-то, врут, наверное. Но раз так мало времени мне придется поработать, неизвестно будет ли ловить модем в той глуши. Подтащив к себе свой любимый ноутбук, я погрузилась в чтение почты, просматривая ее на наличие заказов. Заказов было не густо, что удручало, с учетом отпуска, вся моя зарплата уйдет на погашение платежа за квартиру, а полученные отпускные уже ушли на закупку всякой дряни для "нового" дома.
   Сделав пара небольших текстов, я отправила их заказчикам. Почта запиликала, оповещая о новом письме, надо же, как быстро ответили.
   Письмо пришло с незнакомого адреса, с таким я точно еще не работала. Ну что ж посмотрим, что нам предлагают. Предложение было хоть куда, написаться несколько рекламных статей и пару слоганов для новой компании. Я обрадовано потерла руки и настрочила ответ, интересуясь, что именно они желают увидеть. Клиент попался дотошный, через полчаса переписки, мне хотелось его убить, ну как можно не понимать чего ты хочешь!!! Он видимо тоже пришел к выводу, что один из нас явный идиот, и предложил обсудить все при личной встрече завтра, когда мы оба подготовимся. Желания ехать куда-то с утра не было совершенно, я собиралась выспаться перед марш броском на свою новую дачу. Но видимо придется, денег не хватало катастрофически, и такой выгодный заказ упускать было нельзя.
   С утра я быстро привела себя в порядок, желая произвести хорошее впечатление на заказчика, и подхватив ежедневник, вышла из квартиры.
   В кафе, где был назначена встреча, я пришла первой. Устроилась за столиком в конце зала и заказала кофе.
   Спустя двадцать минут пустого ожидания, я потягивала кофе, и ненавидела будущего заказчика, оказавшегося непунктуальным. Дала себе зарок, что жду еще десять минут и ухожу. Иначе я опоздаю к приезду газели, и тогда Саша меня покалечит. Газель принадлежала одному из ее бывших любовников. К которому, Александре, пришлось идти на поклон ради меня, так как лишних пяти тысяч на доставку, у меня не было. Он согласился за символическую плату, свидание с Сашей, все перевезти и печку пообещал почистить. В общем, должна я ей теперь как президент народу.
   - Какая встреча!
   При виде этого человека, чашка с кофе выпала из моих рук, и с громким стуком покатилась по столу. Надо нервы лечить! Определенно!
   - Здравствуй и до свидания, я сейчас занята - сказала я оторвавшись от разглядывания рзлитого кофе.
   - И чем интересно ты занята?
   - Не видно? - Я, ухмыляясь, приподняла правую бровь.
   - Ну отчего же, если твое занятие состоит том, чтобы добавлять работы бедным официантам, то вполне заметно. Хорошо справляешься, надо сказать.
   - Принесите счет - попросила я, подоспевшего с тряпкой официанта.
   - Уже уходишь?
   - Иди куда шел, Стас.
   - Ну, ты и злючка. И я уже пришел.
   Я поднялась из-за стола, собираясь самой подойти к барной стойке за счетом, лишь бы не видеть его улыбающееся лицо.
   - Ты занимаешься рекламой?
   Вот этот его вопрос, застал меня врасплох. Я оглядела пустое кафе, где помимо нас посетителей больше не было. Мозг начал усиленно собирать пазл из событий. Черт!!! Только я могла в громадном городе наткнуться снова на него! Еще и работать с ним. Ни за что! Ни за какие деньги я не буду так унижаться. Нет!
   - Заказчик? - я повернулась к нему и выдал широкую улыбку.
   - Да милая, я. Готова на меня поработать?
   - Вы опоздали на час.
   - Сорок пять минут.
   - Этого достаточно. У меня больше нет времени, я отказываюсь от заказа.
   - Ничего страшного, я все написал, можешь взять листок и ознакомиться по пути туда, куда ты якобы опаздываешь.
   Я снова вспылила. Как же он меня раздражает, самоуверенный индюк, который никак не ставит меня в покое.
   - Я отказываюсь с вами работать, всего доброго!
   Я почти выбежала из кафе, и быстрым шагом отправилась к остановке. Ну, его к дьяволу. Не смогу нормально работать, будет постоянно всплывать в моей голове. Я все правильно сделала, заказы еще найду, а вот нервы мне мои дороже, да и психика и так раскачена, куда еще больше над собой издеваться.
  
   Дома все валилось из рук, пока я лихорадочно собиралась. Вещи, пакеты с продуктами, постельные принадлежности и куча свечей. Фух, вроде ничего не забыла. В животе все неприятно замирало, а руки тряслись мелкой дрожью. Успокоиться после этой встречи не получилось. Так, нужно взять с собой успокоительное и снотворное, иначе чувствую, меня будут ждать чудесные бессонные ночи наедине со своими мыслями
   К приезду Славы на газели, я намотала кругов сто пятьдесят по своей однокомнатной квартире. Нервы мне это, успокоить не помогло, скорее я дошла до крайней точки кипения и была готова либо убить кого-нибудь, либо убиться самой. Как этот придурок умудряется доводить меня до такой степени??
   Всю дорогу я кусала губы, заламывала руки и злобно смотрела на Славу, пытающегося завести непринужденный разговор. Поняв тщетность своих попыток, словоохотливый водитель начал рассказывать мне про свою новую девушку, да с такой любовью, что мне оставалось только тихо скрипеть зубами и сжимать кулаки, так, чтобы он не заметил. Честное слово, я была готова ему врезать, лишь бы он замолчал. От каждого сказанного им слова, моя и так не высокая самооценка, падала ниже и ниже. Зависть к девушке, которой так повезло, и ощущение обреченности. Одиночество больше не казалось мне спасением, оно давило на грудь, мешая сделать вздох, обрекая на вечный холод. Я приоткрыла окно, надеясь, охладится. Слава богу, мы уже подъезжали к деревне, и скоро у меня появится шанс сбежать от чужого счастья.
   - Дальше не проедем, придется так переносить все - Слава кивком указал мне на месиво, которое когда-то было дорогой.
   Я радостно закивала в ответ, заставляя мужчину, подозрительно нахмурится.
   Хорошо, что он не понимает в чем дело, иначе я бы сгорела со стыда. Дожилась, завидую неизвестной, которую так нежно любят. Я же мисс железная леди, само хладнокровие. Так откуда этот сбой в системе? Отчего в животе все сжимается в тугой комок, и ощущение безысходности. Мне же было комфортно в одиночестве. Я даже не стала заводить животных. Я, та, которая с детства росла с братьями нашими меньшими, и безумно любила все живое и пушистое. Что сейчас происходит со мной? Как одна ночь могла вывернуть меня наизнанку? Разрушить, то, что я так тщательно выстраивала больше года. Как я могла ...
   Рядом раздался жуткий грохот, от неожиданности я подпрыгнула на месте и выронила из рук пакет, который тащила к дому. Отборный мат Славы прекрасно дополнил поток моих мыслей. Я недовольно смотрела на посуду, раскиданную по грязи, и хмурое лицо Славы. В голове кто-то мерзко захихикал. Ну, здравствуй, шизофрения...
   С горем пополам перенесли все в дом. Положив последний пакет в выделенную под хлам комнату, я сразу погнала Славу проверять водопровод и печь.
   - И в бане печь глянь - напутственно крикнула я в закрывающуюся дверь.
   С облегчением упала на пыльный диван, все равно моей одежде хуже уже не станет. Устроившись удобней, я взяла ноутбук, пристроенный рядом. Ну, милый, хоть ты не подведи, с этими словами я вставила модем в разъем. Снова раздался жуткий грохот и отборный мат, хоть записывай, вон, сколько интересных словосочетаний выдает. Аккуратно отодвинув штору я выглянула во двор, где распластавшись на земле, лежал Слава, рядом валялась что-то отдаленно напоминающие лестницу. Довольно хмыкнув, я раскрыла окно и поинтересовалась все ли с ним хорошо. В меня стрельнули таким взглядом... Изрядно повеселев, я пошла раскрывать все окна и двери, что бы выветрить запах сырости. Продует и можно печь затопить, пусть подсушит, да и не помешает толика тепла. Хоть на улице и было довольно тепло, в доме было прохладно, нет, даже не так, там было Холодно! Оставшаяся часть миссии прошла успешно, печи функционировали, холодная вода текла исправно, а горячей предусмотрено не было. Ну что ж, и на том спасибо.
   Слава все проверив, быстро ретировался, видимо боясь окончательно убиться. A Я без особого энтузиазма пошла приглядывать комнату, которая послужит мне спальней. Такая нашлась на втором этаже. Милые выцветшие обои в цветочек, наклеенные еще в советские времена, небольшая кровать, застеленная таким же, выцветшем от времени, пледом. Большое окно, с которого открывался чудесный вид, на маленький запущенный сад. Все в ней было к душе, маленькая уютная, светлая. Содрала с постели матрас с одеялом и потащила во двор. Рано я Славу отпустила, помог бы выхлопать. Одеяло бросила на траву, а матрас еле затащила на турник, стоящий сбоку от дома. Нашла палку потолще и начала выбивать. Столько пыли ... просто столько пыли и все!
   Оставив матрас проветриваться я пошла мыть кухню, которая так же служила гостиной. В конце вечера я не чувствовала ни рук ни ног, а помещение приобрело сносный вид. В носу подозрительно хлюпало, а зубы отбивали незатейливую мелодию. Мыла я холодной водой, потому как греть ее устала! Дом прогревался плохо, дуло со всех щелей, плюс ледяная вода, так и заболеть недолго. Устало потерев лоб, я пошла затапливать баню, надо и себя в божеский вид привести. Сил идти и отмывать себе спальню, не было, поэтому я решила после помывки устроиться в кухне-гостиной.
   После жаркой баньки я устроилась на крылечке в легком спальном костюмчике, и смотрела на звезды, изо рта уже шел пар, а я все никак не могла оттуда уйти, словно зачарованная смотря на маленькие подмигивающие точки. Когда-то давно я сидела так же и загадывала свое заветное желание на падающую звезду, и как я сейчас сожалела, что оно сбылось. Я встретила свою любовь, к сожалению встретила. Она меня убила, меня больше нет, осталась тень, которая не умеет верить. Давя в себе воспоминания, я резко встала и пошла в дом. Таблетка снотворного и нет больше мыслей, тяжесть в теле, полное безразличие. Провалиться в спасительный сон.
   Догадайтесь, какое меня ждало утро? Правильно, отвратительное. Глаза не разлипались, горло атаковали тысячи кошек, раздирая его на лохмотья, от холода меня трясло как чумную, и всю эту картину довершал орущий на всю катушку телефон.
   Сил, чтобы подняться и взять трубку не нашлось. Пусть орет, потом перезвоню. И я снова погрузилась в тяжелый, беспокойный сон, где меня ждали синие, как глубины морские, глаза.
   Я то просыпалась, то снова засыпала, в горле все пересохло, воды нет, от холода трясло, согреться не получалось, а сил чтобы подняться и взять еще одеяло не было. До телефона дотянуться, тоже не выходило. Я проснулась в очередной раз ближе к ночи, и поняла, что если сейчас я не встану, меня найдут только суток через пять, когда соседи почуют неприятный трупный запах.
   Удобства находились во дворе, поход до туалета казался подвигом. Шла я по стеночке, придерживаясь, чтобы не упасть. Ноги тряслись и отказывались меня держать, домой я заползала на карачках. Доползла до стола, взяла телефон и поползла к дивану. Сил на то что бы забраться на диван уже не хватало, я стянула с недостижимой вершины одеяло, и, укутавшись в него, свернулась калачиком на полу. Немного полежу здесь и перелягу на диван.
   Надо позвонить Саше, с этой мыслью я снова отключилась.
   Телефон настойчиво верещал, заставляя вынырнуть из очередного кошмара. Сколько мне их приснилось за эти сутки? Поднесла телефон к лицу, силясь рассмотреть номер звонившего, цифры не поддавались и сливались в размытое пятно.
   - Слушаю - каркнула я в трубку.
   Глава 3.
   Стас
   Отказ взбалмошной девчонки его бесил. Ни одна еще не выставляла его вон. Нет, ну была одна, но это не считается, у нее тогда муж из командировки раньше вернулся.
   Перепсиховав Стас решил дать ей пару дней на остыть. Но дела завертелись, компаньон отбыл в отпуск, и все обязанности свалились на его плечи. Вертясь ежедневно как белка в колесе, про Яру он не вспоминал. Пару раз проскальзывала мысль позвонить, но новый день привносил свои коррективы.
   В свой первый выходной за месяц Стас поехал в спортзал, надеясь не только позаниматься, но и найти там приятное приключение на вечер, но удача повернулась к нему задом. Ни одной стоящей девушки там сегодня не занималось. Плюнув с досады, он пошел в душ. Уже на подходе к нужной комнате, его внимание привлекла музыка из соседнего коридора. Довольно потирая руки, в предвкушение увидеть множество красивых тел, Стас пошел на звук.
   В танцевальном зале занимались двое. Умопомрачительная блондинка с длиннющими ногами и хрупкая светловолосая девушка, маленького роста, она извивалась волнами в такт музыке, повторяя движения за блонди. И если у длинноногой движения были механическими, то хрупкое тельце второй, чувственно выгибалось, заставляя пах напрячься. Стас с предвкушением ждал, когда же она, наконец, повернется к зеркалу, и он рассмотрит ее лицо. Какого же было удивление, когда в хрупкой девушке он признал Яру. Досадливо стукнув кулаком по стене, Стас пошел в душ охлаждаться.
   Решение созрело по дороге домой, вечером он к ней заедет. Но и тут ему не повезло, простояв под ее дверьми весь вечер, Яру так и не дождался. Увидел он ее, заводя машину, она вышла со счастливой улыбкой из новой мазды, вслед за ней вышел какой-то хлыщ, и по хозяйски ее притянув, поцеловал. Ну ты и тварь, девочка-ромашка.
  
   Утро выдалось похмельным, и не радостным. Рядом спала брюнетка, уткнувшись мордашкой мне в живот. А...еть. Допился, домой припер. Брезгливо скинув с себя девушку, пошел отмываться. Потратил все утро, выпроваживая ночную пассию. Пропади оно все пропадом. Достало.
   Позвонил Петр, славились, решили, что нужна реклама, весь бюджет ушел на запуск производства. Значит, нужна недорогая реклама. Несколько дней юзал сайты, в поисках нормального рекламщика и копирайтера. К концу третьего дня нашел. Написал.
   Вот докопалась, она пишет долбанные статьи или я, вопросы какие-то дурацкие, лучше при встрече обговорить. Договорились на следующее утро. Цени, Петр, выходным утром жертвую.
  
   Эта кара небесная, и тут она! В кафе, сидела Ярослава. Радости мне это не добивало, обломится видимо статья наша.
   Все как я и думал, сбежала, даже не выслушав. И что она от меня как от прокаженного бегает? Позвонил Пете, сказал, что статьи не будет. Выслушивал минут двадцать, в оконцовке сдался и клятвенно заверил, что не оставлю ее в покое, пока она не согласиться написать, лучшую в своей практике, хвалебную статью. Еще полчаса вспоминал стертый в порыве психа, номер. Подумал, вспомнил ее реакцию в кафе, и решил отложить звонок на завтра.
  
   Гудок, два, три, скинулось, и так весь день. Любой нормальный человек, уже не выдержал бы и взял трубку. Но только не она. Номер мой ей не известен, так в чем дело? От кого она прячется? Может от очередного дурака, такого же, как и я? Поматросила и бросила. Эта мысль приподняла мне настроение до отметки отлично. Хотя с чего бы это?
   Вечером пошли в клуб с Петром, я изрядно поднабнабрался, а Друг мой, развалившись на диване для вип персон, расслаблено наблюдал, как секси девочки танцуют стриптиз. Опрокинув в себя еще стопку, я предпринял последнюю попытку дозвониться. Время час ночи, я бы взял трубку, чтобы хорошенько отматерить, может и у нее нервы сдадут?
   - Слушаю - неожиданно хрипло выдала трубка.
   - Что с голосом? - И зачем я спрашиваю, какое мне дело.
   - Плохо - еле слышно прошелестело в ответ.
   - Ты где? Что случилось?
   - В Еремино, просто плохо, и холодно.
   - Заболела?
   В ответ тишина.
   - Ярослава - я громко рявкнул в трубку, не на шутку испугавшись тишины. - Яра, ты меня слышишь? Что с тобой? Температура?
   - Да - с трудом разобрал еле слышный выдох, громкая музыка в клубе, начала раздражать.
   - Лекарство выпила?
   - Здесь нет аптек.
   - Яр, ты дура?
   - Да.
   - Я приеду? - снова тишина в ответ. - Приеду, кис?
   Тишина в трубке меня тревожила, почему она молчит, что случилось? Что она делает в этом богом забытом месте?
   - Петь - толкнул друга в плечо.
   Он повернулся в пол оборота, отрываясь от заводного танца на сцене.
   - Мы автора теряем.
   - Чего?
   - Кого! Автор говорю, в деревне, без лекарств загибается.
   - Ты сейчас о ком?
   - Блять, поехали.
   Заскочив по дороге в аптеку и купив жаропонижающее, мы помчались в Еремино. Друг всю дорогу на меня подозрительно косился, но молчал. Меня это изрядно достало.
   - Ты сам сказал, сделай все, чтобы она согласилась. - С поднятым пальцем вверх, назидательно выдал я. Он хмыкнул, но опять промолчал.
   Говорить Петр начал, когда мы забуксовали. И как говорить... узнал много нового о себе, еще больше о своих сексуальных способностях. Машину вытолкать не получилось, продолжили свой путь по калено в грязи. Дома в этой в деревне, в темноте, походили на покореженных монстров, свет ни в одном из них не горел.
   - И какая из этих развалин нам нужна?
   Растеряно почесал затылок, кажется, точный адрес я не уточнил.
   - Да ты совсем запился Стас, мы тащились сюда полтора часа, а ты даже не знаешь куда идти, твою мать!
   - Спокойствие, сейчас узнаю.
   В тишине громко раздавались гудки в трубке, на том конце уперто молчали. Я размеренно протаптывал колею в грязи. Дойдя до крайнего дома, увидел свет в одном из окон. Сейчас узнаем куда идти, подумал, довольно потирая руки. Постучал в дверь, тишина. Да что за день такой, все игнорируют. С досады дернул дверь, которая легко поддалась распахиваясь.
   - Ты чокнулся? А что если они сейчас ментов вызовут?
   Я отмахнулся и пошел, пошатываясь, вглубь дома. В комнате горел светильник, заливая ее тусклым желтым светом. Возле дивана, свернувшись клубком на полу, лежала Яра. Сердце пропустило один удар, прежде чем я кинулся к ней.
   Жива, облегчение разлилось волной по телу, позволяя вздохнуть спокойно. Я поднял маленький комок вместе с одеялом, и переложил на кровать. Она была необычайно горячей, щеки красные, под глазами залегли синяки, на лбу проступали капельки пота.
   - Это я как понимаю наша надежда на светлое бедующие -- спросил Петр проходя в комнату.
   - Ерничаешь?
   - Да брось, Стас, я вижу, что ты запал. Но зачем было приплетать ее, хочешь трахнуть, трахай, изображай из себя рыцаря, делай что хочешь, но на хера доверять этой малявке продвижение нашей фирмы? Ты же понимаешь, какие бабки на кону.
   Я рассмеялся в ответ.
   - Кто тут пил, я или ты? - и уже серьезным голосам продолжил - Я никогда не смешиваю личные отношения и работу, тебе ли не знать? Она лучшая из того, что я нашел. Три дня искал. Делая заказ на статью, я даже не знал, что это она! А ты несешь ересь сейчас!
   - И когда ты с ней познакомился?
   - Есть разница?
   - Интересно - Петя пожал плечами.
   Ярослава заворочалась на постели, распахиваясь и сбивая одеяло в комок. Девушка тихо застонала. Я вспомнил о лекарстве, которое привез и пошел за водой и таблетками.
   - Я пошел поищу место где здесь можно поспать - сказал друг мне в спину.
   - Яр - тихо позвал я, пытаясь разбудить свою неожиданную пациентку
   - Ярослава. Девушка не просыпалась, даже когда я ощутимо потряс ее за плечо. Пришлось приподнять ее голову и смочить пересохшие губы. Ротик как по заказу открылся, требуя влаги. Мое дыхание участилось, странную реакцию она у меня вызывает. Стараясь успокоиться, я аккуратно влил лекарство девушке в рот. Она облизнула губки и заворочалась удобнее устраиваясь. Голову она положила мне на колени, повернув личико к моему животу. Пах обдало ее горячим дыханием, на что он моментально отреагировал, принимая боевую стойку. Я чертыхнулся сквозь зубы. Но остался сидеть на месте.
   - Дом заброшенный был, кругом пыль, холод. Не представляю, как тут ночевать. Еще больше меня интересует, что здесь делает твоя мадам. - Сказал Петр, входя в комнату. Я в ответ пожал плечами. В действительности мне тоже было интересно, что она здесь делает. При встрече она была дерганная, на звонки с незнакомого номера не отвечает. Может я был прав, считая, что она от кого-то прячется? Поправишься, кошечка, и разговора тебе не избежать. В комнату снова вошел мой друг, усиленно пыхтя он тащил на себе какое-то тряпье.
   - Ты соседей ограбил?
   - Лучше бы ограбил, чем выбивал вот это - он раздраженно потряс одеялом. - Весели во дворе, матрас и одеяло, в одном экземпляре.
   Я иронично скривил губы в ответ.
   - В комнате наверху есть еще, иди бери и обустраивай быт - весело гоготнул друг.
   - Мне и тут неплохо.
   - Стас, будь человеком, не трогай ее, хотя бы пока она не напишет.
   - Я похож на некрофила? Она же труп сейчас. Я просто посплю тут. И все.
   - Ну, ну. Спокойной ночи.
   - И тебе не замерзнуть.
   Я просидел еще с час, перебирая спутавшиеся волосы девушки, и щупая лоб. Жар не спадал. Решив увеличить дозу, я снова пошел за лекарством. В доме стало нестерпимо холодно, закутал девчушку в одеяло и пошел затапливать печь, которую стоило растопить сразу по приезду.
   Скользнул под одеяло к Ярославе, собираясь лечь спать. Яра заворочалась, и придвинулась ближе. Лучше бы она этого не делала, тело среагировало моментально. Пах налился и запульсировал. Отодвинулся на край, я же не железный. Девушка распахнула глаза и осмотрела меня мутным непонимающим взором, а потом с упреком выдала: "холодно", и снова закрыла глаза. Тяжело вздохнув, лег на прежнее место, прижимая девушку к себе. Ее действительно трясло мелкой дрожью. Через минут тридцать, улучшения не наблюдалось, я стянул с себя майку и штаны, а с девушки стянул ее топик. Притянул к себе, прижимая кольцом из рук. Грейся маленькое чудовище.
  
   Стало жутко холодно, да что это такое. Попытался нащупать одеяло, не нашел. С трудом разлепил глаза, во рту словно кошки нагадили, башка раскалывается, видимо хорошо я вчера перебрал. Вспомнил недавнюю брюнетку, с опаской повернул голову на лево, там спала полуобнаженная Ярослава, свернувшись в компактный клубочек. Что?
   - Очухался, алкаш? - Весело спросил мой закадычный друг.
   Я не торопясь повернул свою многострадальную голову на звук его голоса.
   - Давай, давай, вспоминай, кайся и пошли машину вытаскивать.
   - Водичка есть?
   - На, пей, страдалец.
   В мои руки опустилась бутылка с холодной водой.
   Яра все так же спала, растянувшись на диване и широко раскинув ноги и руки, одеяло валялось на полу. Меня это взбесило, особенно после того, как я увидел заинтересованный взгляд друга на это тело. Я с психом вернул одеяло на место, на что друг оглушительно заржал.
   - Боишься конкуренции, а Стас? - начал он подстегивать меня.
   - Отвали.
   Чтобы выдернуть машину, нам пришлось два часа идти пешком до соседней деревни, где нашелся добрый человек, согласившийся за определенную плату вытянуть из грязи джип. Ох, мы и намучились, вернулись злые и грязные, а тут еще она во всей красе, да и похмельный синдром не позволял о себе забыть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"