Рэй Анна: другие произведения.

Королева должна умереть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    История королевы Гвен, короля Артура и рыцарей круглого стола, рассказанная без розового флера. Характеры героев вне привычного амплуа. Воины грубы, короли жестоки, а судьба женщины - не более, чем разменная монета в сражениях. Сюжет динамичен, драматичен, накал страстей зашкаливает, но автор обещает хэппи-энд! Любовное фэнтези. ISBN ISBN 978-5-4483-7948-2

  АННА РЭЙ
  КОРОЛЕВА должна умереть
  Здесь ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ОТРЫВОК! Полный текст бесплатно на лит.портале Продаман www.prodaman.ru/anna-ray
  ПРОЛОГ
  Как только речь заходит о средневековых рыцарях или о рыцарстве в целом, сразу же перед нашим мысленным взором проходит один и тот же, в сущности, образ: образ доблестных и благородных воителей в светлых блистающих латах. Стоит, однако, в этот прекрасный образ вглядеться, как он начинает расплываться, дробиться, теряя свою первоначальную однозначность. Рыцарство, прежде всего, это - профессия. Профессия тех отборных воинов, которые служат своему королю... Повседневная жизнь рыцарей в средние века, Жан Флори.
  
  Королевой становятся не для того, чтобы быть счастливой. Яд и корона, Морис Дрюон.
  
  ГЛАВА 1
  {Каждая юная дева желает встретить своего спасителя, но жизнь - не волшебная сказка, и я смотрю в глаза палача.}
  
  - Да здравствует король! За короля! - раздавались крики из толпы.
  - За короля Ютэра и его королеву! - слышалось со всех сторон.
  - За королеву Гвенвифар! - выкрикивали люди.
  Странно слышать это имя. Дома все зовут меня Гвен. Огромная толпа челяди с шумом и выкриками провожает нашу карету к Черному Храму. Мрачный собор на скале уходит башнями ввысь. Мы стоим посредине огромного дымчатого зала в окружении верных рыцарей короля - двенадцати воинов-магов. Весь обряд занимает не более десяти минут. Обмен клятвами, и священник подтверждает законность брака. Все кончено. Эльфийская принцесса Гвенвифар из царства Камелард стала королевой царства ДалРиады. Церемония простая и недолгая. Это не то, что я ожидала от свадьбы. Да и наряды совсем не праздничные. На женихе - темная короткая мантия с отделкой из драгоценных камней. На мне - черное платье из шелка с золотой вышивкой. Волосы заплетены в косы и скрыты под черной вуалью. Традиционный наряд невесты в ДалРиаде. Черным одеянием ты оплакиваешь потерю невинности.
  По узкому навесному мосту мы торопливо возвращаемся из храма на каменное плато, где нас поджидает экипаж. Конная охрана разгоняет толпу зевак. Собор и городская площадь разделены узким ущельем и рекой. Оборачиваюсь и вижу, как здание храма в белоснежном тумане парит над скалой. Когда проходим по мосту, порывом ветра с моей головы срывает прозрачную накидку. Она легко кружится над горным ущельем. И, как печальная одинокая птица, махнувшая мне на прощание крыльями, ложится на прозрачные воды горной реки. Плывет в неизвестность, гонимая бурным потоком. Я мечтаю последовать за ней. Но еще не время. И не так.
  Как ни странно, на улице светит солнце - непозволительная роскошь для северных земель. Невысокие постройки окружают подобие площади, раскинувшейся на плато. Я не могу назвать это городом - просто большая деревня, где ремесленники, воины и обитатели крепости кучкуются вблизи собора. Жилища горожан тянутся вдоль дороги до самого замка.
  Мы проходим через толпу любопытных. Двенадцать королевских рыцарей замыкают нас в круг. Усмехаюсь про себя. Кому пришло в голову назвать этих головорезов рыцарями? Они - самые настоящие наемники. Посмотреть хотя бы на их мощные тела, огромные руки, хмурые лица. Одежда из черной и бурой кожи подчеркивает рельефные мышцы и мускулистые ноги. Самый низкорослый из них - выше шести футов. Всем своим видом они показывают: перед тобой не благородные рыцари, а безжалостные воины, убийцы. О жестокости короля Ютэра и его верных охотников слагают легенды. Думаю, народ всегда прав. Ну, какого короля назовут Ужасным?
  Толпа кричит: "Да здравствует Черный Король Ютэр! Да здравствует Черная Королева!" Улыбаюсь. Прозвище особенно подходит к моим жемчужным волосам. Да и в переводе с эльфийского Гвенвифар - белая фея. Король цепкой хваткой держит меня за руку и гневается, когда толпа зевак рассматривает мои светлые волосы, белую прозрачную кожу и самую большую драгоценность для ДалРиады - голубые глаза. Раздаются восхищенные вздохи, а Ютэр грубо подталкивает меня к повозке. Чувствую, что позже мне придется расплатиться за то, что так неосторожно потеряла вуаль.
  Плотные шторы в карете скрывают нас от толпы. Все хотят увидеть юную королеву. Но меня заперли, словно в клетке. А рядом сидит мой муж и надсмотрщик. Смуглое лицо, впалые щеки, цепкие мутные глаза. Он улыбается мне тонкими губами в хищном желтоватом оскале. Я вижу перед собой лицо зверя - опасного развращенного хищника. Обращаю внимание на жилистые руки мужа. Физически он в два раза сильнее меня и на целую голову выше. Мне не справиться с ним. Даже если бы он был хлипким стариком, каким я себе его представляла. Моя трагедия не в том, что он крепкий мужчина и король. А в том, что он черный маг. Моя стихийная магия только начинает проявляться, она еще очень слаба. Мне не одолеть его. Рыдания рвутся из груди, внутри все клокочет. Если бы ночью я позволила близость, он лишил бы меня последнего сдерживающего барьера на пути к моей эльфийской силе. Но я не позволю ему прикоснуться к себе. На эту ночь у меня другие планы.
  Путь от собора до дворца я провожу за закрытыми шторами. Жаль. Хотелось бы рассмотреть дорогу, постройки и замок. Проехав очередные ворота крепости, мы высаживаемся в глухом каменном коридоре и входим в единственный здесь проход. На втором этаже в тронном зале все готово к торжеству.
  - За короля и королеву! - раздается раскатистый голос рядом с нами.
  Мы давно сидим в огромном мрачном зале, где на каменных стенах развешаны цветастые гобелены и ужасные трофеи из завоеванных земель - головы диких животных и ... непокорных правителей поверженных царств. Король восседает на черном троне из оникса, мое кресло из дымчатого кварца рядом. Двенадцать верных рыцарей сидят по правую и левую руку от нас. Столов нет. Рядом с воинами стоят служки с подносами, на которых разложены яства. Хотя про яства это сильно сказано - железный кубок с вином, свиная нога и тушеный ячмень. Рыцари едят руками, что-то падает на пол, что-то - на одежду. Глядя на них и на трофеи на стенах, не могу думать о еде. Мне неуютно здесь находиться. Наша семья пережила многое - и нищету, и войны, и голод. Но всегда нас учили держать спину прямо и вести себя достойно. А рыцари короля - звери в мужском обличии, не обученные манерам.
  Воин с черными как смоль волосами и пронзительными темными глазами восседает на массивном железном троне по правую руку от короля. Высокое мощное тело едва умещается в кресле, но его это не беспокоит. Он вальяжно расселся, расставив ноги и опираясь одной рукой на подлокотник. Другой рукой он держит свиную ногу, с жадностью отгрызая огромные куски мяса. Он сверлит меня похотливым взглядом, поднимает свой кубок и раскатисто кричит:
  - За короля и королеву!
  Раздается нестройный хор низких голосов, а мой муж, вытирая рукавом рот, грубо притягивает меня за шею и впивается липкими губами. Его жесткий рот сминает нежные губы в собственническом поцелуе. Чувствую запах кислого вина. Мне больно и противно. Но меня учили держать эмоции при себе и с достоинством терпеть любые невзгоды.
  Обслюнявив меня, король возвращается к трапезе.
  - Вжарь ночью своей королеве как следует, Ют, - раздается еще один мужской голос рядом со мной.
  Я поворачиваю голову и вижу огромного мужчину с бритой головой и шрамом, рассекающим бровь и щеку.
  - Да, Кай, девочку нужно хорошенько объездить и обучить, - похотливо смеется король.
  За три часа трапезы я уже привыкла к скабрезным шуткам. Я сижу с ровной спиной, глядя прямо перед собой, сложив на коленях руки. Стараюсь не замечать их насмешки. Совсем скоро я буду свободна. Ради этого можно и потерпеть.
  - Ютэр, надеюсь, ты проверил девчонку, она не порченая? - с гнусной усмешкой произносит черноволосый, продолжая заливать в себя вино и блуждать по моему телу взглядом. Я улыбаюсь про себя - если бы я позволила королю меня проверить, то его ждал бы сюрприз.
  - А что, Арт, ты хочешь помочь? - усмехается король. - Прости, но на этот раз я с тобой делиться не буду. Все же не дворовая девка и не принцесса захваченной Фибы. Она - моя жена. И познает только меня.
  На последних словах голос короля Ютэра становится жестче, и он пристально смотрит на черноволосого, которого назвал Артом. К нам подходит еще один головорез, один из двенадцати рыцарей короля. Он берет в свои огромные ладони мою руку и целует. Галантно, как медведь в курятнике. Мужчина чуть ниже тех, кого называют Арт и Кай, но с мощным разворотом плеч и без каких-либо признаков шеи. Крепкие мускулистые ноги обтянуты черной кожей.
  Он улавливает мой взгляд и нагло ухмыляется:
  - Нравится то, что ты видишь, королева?
  Говорит, будто сплевывает. Я торопливо отвожу взгляд, но король грубо хватает меня за подбородок:
  - Отвечай ему. Он нравится тебе?
  Я понимаю, что это вызов, мне нужно контролировать каждый свой жест и взгляд. Еще немного, и они отпустят меня.
  - Они все хороши, но король - ты, - отвечаю с достоинством, глядя в мутные глаза Ютэра.
  Морщины образуются вокруг его глаз, слышу смех, похожий на лай собаки. Он грубо придвигает меня и смачно целует в губы.
  - Это моя детка, - хрипло говорит новоявленный муж, закончив жесткий поцелуй. - Ты слышал, Ив? Ты хорош, но не настолько, чтобы проткнуть ее своим копьем. Это право принадлежит только мне.
  Король поднимает кубок и залпом выпивает. Струйки вина стекают по его морщинистым щекам и шее. Черноволосый воин в железном кресле, поймав мой взгляд, усмехается. Я вижу его мысли. Он думает, что пройдет несколько дней или недель, король забудет о юной неопытной королеве и найдет себе другие развлечения. А он займет место Ютэра на моем ложе. В ответ поднимаю взгляд на рыцаря и говорю, не произнося слов: "Этого не будет. Забудь!". Он приподнимает бровь и удивленно смотрит. Видимо, до него долго доходит, что моя эльфийская магия может проникнуть в его мысли. Он запрокидывает голову и звонко смеется, обнажая ровные белые зубы. Прекрасный образец самца и хищника. Вероятно, женщинам нравятся такие. Но там, где я росла, был другой идеал красоты.
  Король удивленно смотрит на рыцаря:
  - Артур, черт побери, что тебя так развеселило? Давай вместе посмеемся.
  - Твоя кошечка выпускает коготки. Пытается испробовать на мне эльфийские штучки, - продолжает смеяться воин.
  Муж поворачивается ко мне, и я без слов понимаю вопрос: "Какого ... ты делаешь, девка? Заигрываешь с моими воинами?"
  С достоинством отвечаю на понятном этим варварам языке:
  - Он пялился на меня. Я попросила найти другую для своих утех.
  Объяснения устраивают Ютэра, но он решает, что мое время на празднике истекло. Рукой он подзывает двух женщин, сидящих в дальнем конце зала. Они чем-то похожи внешне, но их энергии отличаются, как день и ночь. Возможно, они сестры. Или мать и дочь. Обе высокие и худые. Та, что старше, с черными волосами и в лиловой шелковой далматике с поясом из золотых пластин на талии, подходит первой. На вид ей уже за тридцать, может быть, тридцать пять. Трудно определить чей-то возраст, когда тебе восемнадцать. За ней следует молодая. Рыжеволосая и худая, как жердь, в простом коричневом шерстяном платье без каких-либо украшений. Присматриваюсь и понимаю, что молодой лет тридцать, не меньше. Но белая ровная кожа, сутулость и робкий взгляд в пол делают ее похожей на девочку. А вот та, что старше, ведет себя, как хозяйка. Наглый оценивающий взгляд и мерзкая ухмылка. Она вызывающе выпячивает грудь и виляет бедрами. Ее глаза с поволокой бесцеремонно осматривают рыцарей. Решает, кто сегодня займет ее внимание и постель.
  - Это мои приемные дочери. Моргауза - королева Лотианская. И Мор - вдова короля Уриена из земель Регеды, - произносит король, небрежно взмахивая рукой в сторону женщин.
  Рыжеволосая продолжает сверлить глазами пол. А вот Моргауза бросает взгляд на рыцаря в железном кресле и призывно смотрит. Это интересно. Могло бы быть интересно, если бы меня что-нибудь волновало в этом зале. Все, о чем я сейчас могу думать - о том, как останусь одна. Все, что мне нужно, это бокал вина и мой кулон.
  Король продолжает:
  - Ступай с ними, они подготовят тебя. Через час я приду.
  Я гордо встаю с каменного трона и киваю. Но не успеваю сделать и шага. Муж резко хватает за руку и тянет на себя. Я оказываюсь у него на коленях, одной рукой он держит меня за шею, а второй рукой проводит по черному шелку свадебного наряда. В ужасе наблюдаю за тем, как король резко разрывает платье вместе с нижней рубашкой. Мое тело выставлено на всеобщее обозрение. От смущения я заливаюсь краской. Ютэр склоняет голову и целует по очереди каждую грудь. Не целует - царапает зубами. Я во все глаза смотрю на него, пытаюсь отстраниться и прикрыть руками обнаженную плоть. Слышу громкий смех и непристойные выкрики рыцарей.
  - Пусть мальчики посмотрят на мою жену. Порадуй их, - говорит король, поднимая меня рывком с колен.
  Он подталкивает меня вперед, при этом шлепает рукой пониже спины. От проявления такой нежности я чуть не падаю, одновременно стараясь сцепить края разорванного платья. До меня доносится рычание короля:
  - Я сказал тебе, пусть мои рыцари посмотрят. Убери руки и пройди по залу. Я хочу, чтобы все видели твою грудь. Пускай оценят то, что я купил.
  Поворачиваюсь и растерянно смотрю на мужа, не веря, что это происходит со мной наяву. Я знала, что король может быть груб с женщинами. Слышала, как наши служанки рассказывали о том разврате, что творится при дворе ДалРиады. Но одно дело слышать, другое - чувствовать унижение сейчас, в эту самую минуту. Моя гордая эльфийская кровь тут же вскипает, и я уже готова вцепиться в старика и расцарапать ему лицо. Может, и к лучшему, если он убьет меня прямо сейчас. Возможно, использует меч. Смерть будет мучительной, но быстрой.
  - Не убьет, - раздается в моей голове мужской голос. - Делай, как он говорит, иначе он возьмет тебя прямо здесь при всех. Или пустит по кругу...
  Озираюсь по сторонам и вижу насмешливое лицо черноволосого воина. Он может пробить мою защиту? Никто раньше не обходил нашу эльфийскую магию. Никто, кроме сильных колдунов. Времени поразмыслить над этим нет. Я с гордостью поднимаю голову, убираю руки от груди и следую за женщинами. Мое тело выставлено на всеобщее обозрение. Уже покидая зал, слышу громкий мужской смех и скабрезности. Слезы текут по моим щекам. Не так я хотела закончить этот день. Я прикрываю грудь разорванным платьем и торопливо иду по лестницам и узким каменным коридорам вслед за дочерями короля. Мы двигаемся в полном молчании, но я чувствую их эмоции. Ненависть исходит от той, что постарше. Равнодушие - от той, что моложе. Мне тоже на них наплевать. Это им еще здесь жить. Не мне.
  Мы заходим в большую комнату. Здесь каменный пол, и на стенах висят пыльные цветастые гобелены. Хорошо, что нет голов поверженных правителей. Если бы я в детстве не прошла ужасы войны, вряд ли смогла бы спокойно рассуждать о таких трофеях. Мой взгляд падает на огромную деревянную кровать, возвышающуюся посреди комнаты. Остается только расставить лавки вокруг, и начнется потеха на радость рыцарям. Моргауза, так зовут старшую женщину, подталкивает меня к корыту, что стоит у камина.
  - Раздевайся, - шипит она сквозь зубы. - Сейчас придет служанка и поможет тебе.
  - А где мои вещи? Мне нужно взять рубашку, - спрашиваю я, понимая, что мы в покоях короля и, видимо, у меня не будет времени, на которое я рассчитывала.
  - Тебе она ни к чему, - плотоядно улыбается женщина. - Этим обычно занимаются без рубашки.
  - Прошу вас, - с мольбой смотрю на дочерей короля, - у меня это в первый раз. Мне нужна сорочка. Отправьте кого-то за моими вещами...
  - Хватит ныть, - резко обрывает меня Моргауза. - В первый - не в последний. Король должен видеть эльфийский товар. Твоему папаше много заплатили.
  Она выходит из комнаты, задевая меня плечом. Вторая женщина, Мор, проходя мимо меня, шепчет:
  - Я принесу.
  Вздохнув, раздеваюсь. Платье и нательная рубашка безнадежно испорчены. Аккуратно кладу вещи на железное кресло. Рядом - серьги и широкие золотые браслеты с подвесками из драгоценных камней, свадебный подарок короля. Насмешка Всевышнего: мы приходим в этот мир нагими, а, накопив земные богатства, не можем ничего забрать. Даже исподнее истлеет в земле. Мы - обнаженные странники.
  Ложусь в чан с водой и прикрываю глаза. Вода еще теплая, нежно щекочет кожу и пахнет лавандой. Кладу руку на кулон, предвкушая, как совсем скоро эта жизнь станет мифом, а я встречусь со своей матерью, бабкой и двумя сестрами на блаженных землях Инис Афалона. Они уже ждут меня на границе миров, я видела сон.
  Через несколько минут в комнату заходит служанка, омывает меня душистым мылом, втирает в кожу ароматное масло. Вытирая меня большой простыней, она удивленно смотрит на мое обнаженное тело и ойкает. Я прошу принести мне вина, ласково ей улыбаюсь и... навожу морок. Ни к чему, чтобы она поведала королю о том, что увидела. Понимаю, что ее так поразило - уродливый шрам, пересекающий мой белоснежный живот. Результат войны моей страны с белгами. Они напали на наше маленькое эльфийское государство шесть лет назад. У отца не было денег, чтобы содержать большую армию. По случайности или нет, но отец находился с визитом в соседних землях у мужа моей старшей сестры. Но к тому времени, как их войска достигли пределов нашего Камеларда, варвары уже убили мать и двух сестер. Младшую сестру удалось спрятать. Над моей старшей сестрой, с которой мы делили детскую, надругались. Ей было пятнадцать. Тогда она не хотела жить, а сейчас считает, что в тот момент боги сжалились над ней. Я тоже так считаю, вспоминая кабальные браки сестер и свой сегодняшний проход с обнаженной грудью мимо диких варваров. И, возможно, это только начало. Что еще придумает извращенный ум Ютэра? Прикажет доставить удовольствие его рыцарям? Я слышала, что такое возможно. Люди, теряя душу, глумятся над телом.
  Сбросив на пол намокшую тряпку, провожу рукой по шраму. Мне было двенадцать. Голубоглазый варвар с лицом ангела закончил измываться над сестрой и принялся за меня. Он бросил меня на пол в нашей детской и начал срывать одежду. Я царапалась и кусалась, словно бешеная кошка. За то, что я расцарапала его прекрасное лицо, он разрезал мой живот. Ему осталось всего лишь глубже вдавить зазубренный кинжал в мое тело, но рука сестры оказалась проворней. Тонкий нож быстро раcсек его горло. Все, что со мной произошло тогда, я, как и сестра, считала благословением богов. Потому что для моего отца дочери были прекрасным эльфийским товаром. Он уже продал четверых из нас. И только одной сестре повезло с мужем. Остальные же молча терпели грубость, побои и разврат. На подходе была моя младшая сестра. Отец так радовался сделке с Ютэром - никто не осмелится напасть на зятя Ужасного Короля. Правителю ДалРиады предназначалась шестнадцатилетняя Элейн. Но, увидев меня, король переписал договор. Отец не сказал Ютэру о том, что я не смогу принести потомство. Но понимал - если правда откроется, меня не оставят в живых. Подпорченный товар не стоит таких денег. Отец не жестокий человек, а трусливый и слабый. К сожалению, жестокие вещи совершаются слабыми людьми. Я не собираюсь возвращаться домой. Но и здесь мне оставаться нельзя. Понимаю, какая меня ждет участь. Бежать некуда, рыцари-головорезы найдут меня везде. А моя магия еще слишком слаба, чтобы бороться с ними.
  Служанка возвращается с кубком вина, прерывая мрачные мысли. Только я решаю снять кулон с шеи, как слышу шорох. В дверь тихо проскальзывает Мор. В руках у нее белоснежная тонкая сорочка. Я прикрываю руками шрам на животе. Рыжеволосая королева молча кладет сверток на кресло и выбегает из комнаты. Я не задаю вопросы, почему она решила мне помочь. Просто надеваю рубашку - мой прощальный земной наряд. Ухожу в небытие, словно невеста.
  С благоговением высыпаю бурый порошок в вино. Перемешиваю и подхожу к окну. С высоты башни открывается великолепный вид на чернеющее море, и высвечивается лунная дорожка. По ней я сейчас и отправлюсь в Афалон - страну богов и мертвых. Прикрываю веки и с улыбкой подношу вино к губам. Но твердая мужская рука перехватывает мое запястье, забирая кубок. В такие моменты каждая юная дева желает встретить своего спасителя. К сожалению, жизнь - не волшебная сказка. И я смотрю в глаза палача.
  Жесткая усмешка узких губ, мутный взгляд, запах пота и вина.
  - Я желаю, чтобы ты запомнила, как я буду брать тебя, - говорит мой муж.
  Чувствую энергию похоти и грубую силу.
  - Для меня это в первый раз. С вином мне будет легче, - умоляю я, протягивая руку.
  Он ядовито ухмыляется - быстрое движение руки и губ, и кубок пуст. Король Ютэр забрал мою смерть. Я с ужасом смотрю на него, пытаясь понять, подействует ли эльфийский яд на колдуна. Не всякая магия такого возьмет. Времени поразмышлять на эту тему нет. Король обхватывает меня за шею и тащит на кровать. Он наваливается на меня своим огромным телом. Больно сжимает грудь через тонкую ткань сорочки, закрывает рот ладонью и коленом раздвигает мои бедра. Я кричу от отчаяния, от боли, от неверия, что все завершится именно так. Все мои старания были напрасны. В тот момент, когда он силой входит в меня, я прокусываю ему руку, и мой истошный крик оглашает стены замка. Ютэр совершает слабый толчок внутри меня, затем удивленно смотрит, силясь что-то сказать. Я вижу, как из его рта идет белая пена, взгляд стекленеет, и он замирает. На мне и во мне. В тот момент, когда два рыцаря врываются в комнату, я уже пытаюсь сбросить с себя тяжелое обмякшее тело короля. В этот же миг мой живот скручивает от боли, в голове - пустота, а события проносятся с пугающей быстротой. Словно сквозь дымку вижу потемневший взгляд черноволосого рыцаря, рассматривающего мое тело со следами недавнего насилия. А рыцарь со шрамом сжимает мою шею и что-то кричит. Руки и ноги сводит судорогой, тело отказывается мне подчиниться. Барьер пройден, и эльфийская магия уже рвется наружу. Кости болят так, словно их выкручивают, тошнота подступает к горлу.
  Сквозь туман в голове я слышу обрывки фраз:
  - ...его отравила... зовите Эмриса... что ты ему дала, тварь, признавайся...
  На какое-то время туман накрывает меня, и я теряю сознание. Когда прихожу в себя, понимаю, что все еще лежу на полу рядом с кроватью в смятой и окровавленной сорочке. В спальне собрались все двенадцать рыцарей. Верные охотничьи псы короля Ютэра. А я жертва, которую они будут травить. Ощущаю сгустки ненависти и насилия. Они готовы живьем содрать с меня кожу. Голыми руками. Молодой рыцарь с каштановыми волосами поднимает бокал и указывает на меня. В этот момент в комнату входит взрослый мужчина. Я не видела его в тронном зале во время торжества. Черный балахон, темные волосы с проседью спускаются ниже плеч, орлиный нос похож на клюв. Он подходит к лежащему на животе правителю. Вид короля без штанов не впечатляет. А когда правителя переворачивают на спину, он выглядит жалким. Дряхлая и обвисшая кожа на животе и бедрах выдает возраст. Мой взгляд останавливается на его мужском достоинстве. Хотя сейчас это не выглядит достойно. После того, что Ютэр сделал со мной, боюсь не сдержаться и вырвать жалкий отросток из старческого тела. Мужчина в черном балахоне перехватывает мой взгляд и поджимает губы. А я улыбаюсь про себя - король великой ДалРиады, наводящий десятилетиями ужас на соседей, выглядит жалко. Почему я об этом думаю в такой момент? Мне должно быть страшно. Но я не испытываю ничего, кроме боли. Мужчина в балахоне качает головой и смотрит на черноволосого рыцаря.
  Едва разбираю их слова:
  - Мирдин, есть шанс?
  - Ни одного, Артур. Все кончено.
  Они оба переводят свой взгляд на меня. В тот же момент наемник со шрамом забрасывает меня на плечо и куда-то тащит. У меня нет сил сопротивляться. Я лишь понимаю, что выставлена на всеобщее обозрение в задравшейся рубашке и с размазанной по ногам кровью. Дрожь сотрясает мое тело. Эльфийская магия совершенно не вовремя напоминает о себе.
  Мы долго спускаемся по лестницам замка и заходим в темный подвал. Великан швыряет меня на пол, как мешок с бесполезной брюквой.
  Воин рычит напоследок:
  - Готовься к смерти, девка!
  - Для тебя - королева, - шепчу ему в ответ.
  Остаюсь в мрачной тишине подземелья, прижимаясь щекой к холодному каменному полу. Я провожу свою первую брачную ночь в судорогах и лихорадке из-за рвущейся наружу магии. Ту самую ночь, когда королева должна умереть.
  
  ГЛАВА 2
  {Я не встану на колени, не буду молить о пощаде. Судьбу нельзя изменить, но можно достойно принять.}
  
  Открываю глаза и вижу серые камни. Маленький лучик света падает на мою руку. Приподнимаюсь на локте и осматриваюсь. Я в каменном мешке с небольшим оконцем прямо под потолком. Все в той же окровавленной и разодранной рубашке. У стены стоит деревянная лавка. На ней лежит какая-то серая тряпка, рядом миска с водой и кусок хлеба. С трудом поднимаюсь: кости до сих пор ломит, желудок скручивает в узел, меж бедер чувствую жжение. Медленно подхожу к лавке, опираясь рукой о стену. Тряпка оказалась серым балахоном, напоминающим рубище. Надеваю балахон поверх рубахи, сажусь на лавку и жадно пью воду из миски. Хлеб есть не могу, я и так оставила в отходном ведре весь свой свадебный ужин. Выплеснув остатки воды на руку, делаю попытку умыться. Мокрыми руками приглаживаю спутавшиеся волосы. Вспоминаю ночные события. Варвары короля меня не отпустят. Чувствую, как моя магия горячей волной проходит по телу. Требует сопротивляться и жить. Слышу чьи-то гулкие шаги. Дверь открывается, и два рыцаря входят в мой острог. Имен я не знаю, но лица помню. Один из них - тот самый темноволосый юноша, который нашел кубок с ядом. Второго тоже узнаю - мощного телосложения воин с пшеничными волосами и серыми глазами. Похож на спустившегося на землю Архангела. Но я-то знаю, что внешность обманчива. Светловолосый морщит нос. Я его понимаю. Я провела эту ночь без воды и мыла, я из плоти и крови.
  - Вытяни руки, - произносит он.
  Я удивленно вскидываю бровь. Без объяснений он хватает мои руки и скручивает веревкой запястья. Конец веревки остается у него в руках. Он ведет меня, словно скот, по мрачным коридорам замка. Юноша следует позади. Мне смешно. Я могла бы одним простым заклинанием разорвать эти путы. Но куда мне бежать? Куда и к кому?!
  Мы входим в дымчатый каменный зал, где еще вчера праздновали мою свадьбу. А сегодня двенадцать рыцарей восседают по кругу на своих железных тронах, а я стою в центре - босая, со связанными руками, в сером рубище. Но это лучше, чем вчерашний проход с обнаженной грудью. Я, обреченная на смерть королева Гвенвифар, кидаю взгляд на трон короля и улыбаюсь. Черный камень зияет своей пустотой. Но хоть что-то в этом зале радует глаз.
  - Леди Гвенвифар, королева ДалРиады, - слышу глухой голос и оборачиваюсь. На другом конце комнаты, там, где вчера сидели дочери короля, возвышается мрачная высокая фигура черного мага. Мирдин - так его называли рыцари.
  - Мы обвиняем тебя в убийстве короля Ютэра.
  Он сверлит меня темным взглядом, а я вижу его мысли. Чувствую его магию. Он сильный колдун. Но моя стихийная магия ему неподвластна.
  Спрашиваю его, не произнося слов:
  - Ты знаешь, что это неправда. К чему это представление? Ты можешь увидеть...
  - Король умер, и кто-то должен понести наказание, - отвечает он мне, не размыкая губ.
  - Почему я? Не я его убила! - продолжаю молчаливую беседу.
  - Я узнал из видений, что король забрал чашу из твоих рук. Ты виновна, - раздаются его слова.
  - Яд был не для короля... - я пытаюсь объяснить ему.
  Но он прерывает меня:
  - Я не знаю твои помыслы.
  - Ты лжешь, - облекаю слова в мысли и отправляю магу. - Ты знаешь правду. Но она тебе не нужна...
  Я вглядываюсь в чернеющее облако его образов и выхватываю проклятие: "Черная Королева принесет в ДалРиаду войну и смерть короля".
  Он тут же закрывает от меня мысли, а я молчаливо спрашиваю его:
  - Ты боишься, что это я?
  Он кивает, не говоря ни слова:
  - Не позволю тебе разрушить то, что создал.
  - Это может быть ошибкой! Ты же маг и должен знать, как действуют предсказания, - удивление написано на моем лице.
  - Пусть лучше ошибка и одна жизнь, чем трагедия и тысячи смертей, - и маг прерывает наш молчаливый разговор.
  А я осознаю, что моя участь решена. Я готова к смерти, но кто они такие, чтобы решать мою судьбу? Понимаю, что им нужно наказать виновного и сегодня же избрать короля. У царства слишком много врагов, чтобы медлить.
  Маг произносит вслух:
  - Я Мирдин Эмрис, верхновный жрец царства ДалРиады, объявляю королеве Гвенвифар наше решение. Совет двенадцати рыцарей постановил: королева виновна в смерти короля Ютэра Ужасного, она должна понести наказание.
  В зале стоит мертвая тишина. Головы поверженных царей в жутком оскале смотрят на меня со стен. Взгляд скользит ниже. Туда, где на тронах восседают двенадцать избранных воинов ДалРиады. Я смеюсь, всматриваясь в лица своих убийц. Могучие бесстрашные воины, каждый из которых обладает даром и недюжинной силой, испугались юной королевы. Они не хотят разбираться в том, виновна ли я. Я читаю их мысли, как книгу, и вижу одно - им наплевать. Для них я чужая. По законам царства ДалРиады после смерти короля я унаследую престол. Но после моей смерти у каждого из них появится шанс самому взойти на трон.
  Перевожу взгляд на верховного жреца:
  - Я хочу знать, кто был против.
  - Не могу назвать имена, - маг небрежно роняет слова.
  Во мраке зала он выглядит, как злой волшебник - очень устрашающе. Вероятно, готовился к встрече с Черной Королевой из своего проклятия. На маге длинная шелковая накидка, на шее - древний амулет. Он словно кельтский друид. Не хватает только посоха. Разворачиваюсь по кругу, заглядывая воинам в глаза. И без мага я могу узнать ответы. Обвожу взглядом моих палачей.
  Вот в напряжении сидит молодой темноволосый юноша, сопровождавший меня из каменной тюрьмы. Он голосовал против казни. Рядом с ним воин со шрамом, кажется, Кай. Преданный пес короля. Я чувствую его ненависть, и, разумеется, он за казнь. Рыжеволосый воин с голубыми глазами, редкими для царства ДалРиады. Вчера король называл его Перси. Он за меня. Рядом с ним незнакомец исполинского роста, и он за казнь. О, дальше идет сэр Ив, рыцарь с бычьей шеей и огромными ручищами. Ему не больше тридцати, высокомерный и грубый. Он тот, кто насмехался надо мной на свадьбе. Явно голосовал за казнь. Замыкает шестерку по левой стороне от трона темноволосый кареокий рыцарь, высокий, стройный, с тонкими запястьями и длинными пальцами. Он не выглядит, как наемник. В его взгляде вижу печаль. Ему бы стихи складывать, а не размахивать мечом. Почему-то не удивляюсь - "романтик" за меня.
  По правую сторону от пустующего трона короля расположилась другая шестерка рыцарей. Я узнаю "архангела", связавшего мне сегодня руки. Безразличие на его лице все сказало - казнь. Три благородных воина смотрят на меня немигающим взглядом. Я плохо их помню, на свадьбе они сидели ближе к дочерям короля. Мужчины словно единоутробные братья - великаны с лицами, высеченными из камня. Вспоминаю их имена - Бедвир, Овейн и Ламорак. Все трое за казнь. Следующий воин мелковат для рыцаря - не более шести футов. Но выглядит угрожающе со своим звериным оскалом и темным цветом кожи. Как ни странно, он воздержался. И круг замыкает черноволосый Артур. Он тоже воздержался. Видимо, не был уверен, как распределятся голоса. Мысленно бросаю ему: "Не ожидала от тебя такого, рыцарь". Он ухмыляется, слова проносятся в голове: "Все для тебя, моя Королева".
  Опускаю глаза и вздыхаю. Когда я сама приняла решение уйти из жизни, сожалений не было. Но когда кто-то считает, что я не имею права дышать воздухом и ходить по земле - не могу это принять. Они не увидят моих слез. Я хочу, чтобы рыцари знали - перед ними не вчерашняя беспомощная эльфийская принцесса. Перед ними королева ДалРиады. Я знаю, что с такими, как они, нужно всегда держать спину прямо. Не дай бог показать им свой страх или покорность. Гордо вскидываю голову и с вызовом смотрю в глаза палачей:
  - Я не признаю ваш приговор, потому что невиновна.
  Мирдин возражает:
  - Но мы признаем тебя виновной. Казнь королевы через сожжение на костре состоится сегодня в полдень на площади.
  Мне нечего им сказать. Я протягиваю стянутые веревкой руки, и мои стражи подходят ко мне и уводят обратно. Встречаюсь глазами с молодым воином. Мне не нужно его сочувствие. Пусть жалеет себя, когда я буду проклинать их на площади.
  Сажусь на каменный пол своего мрачного холодного пристанища, подгибая колени и обхватывая их руками. Жизнь - постоянная насмешка. Я была готова умереть. Я молила о смерти и сражалась за нее. Но сейчас, когда мой мучитель мертв, а магия просыпается, думаю лишь о том, как выжить. В моей голове проносится череда мыслей. Огонь на площади - то, что мне нужно. Я попытаюсь подчинить стихию. В этом моя сила. Всесильный маг ДалРиады не предполагает, что моя эльфийская магия проснулась. Такое случается раз в пятьдесят лет с одной из женщин в нашем роду. Такой дар был у моей бабки. И он перешел ко мне.
  Поднимаюсь и подхожу к лавке. Допиваю утреннюю воду и отламываю кусок хлеба. Нехорошо умирать на голодный желудок. Вдруг вижу в хлебе серый клочок бумаги. Разворачиваю и читаю: "У тебя есть друзья. Будь готова. Народ ДалРиады любит свою королеву". Читаю еще раз. И еще. Этого не может быть. Неужели есть тот, кто мне сочувствует в этом проклятом царстве? Сердце радостно бьется. А пока оно бьется, я буду сражаться за жизнь.
  Услышав шаги, торопливо кладу в рот бумагу, заедая хлебом. В темницу входит черноволосый Артур. В руках у него кувшин с водой и одежда. Он молча ставит кувшин на лавку. Я тут же подхватываю сосуд и запиваю свои секреты водой.
  - Там платье, - он бросает мне сверток.
  -Ты же не за этим сюда пришел, - произношу слова с вызовом.
  - Ты умная, - он берет двумя пальцами мой подбородок и пристально смотрит в глаза, - и красивая. Нам будет хорошо.
  Черноволосый воин подходит ко мне вплотную, не оставляя ни ярда сомнений в его намерениях. Мне приходится запрокинуть голову. Вблизи он гигант. Рыцарь притягивает меня за плечи, и его губы обрушиваются на мои в жестком поцелуе. Мужчина с силой прижимает меня к себе, и я чувствую его страсть. Язык врывается в мой рот и жадно исследует. Рука властно сминает мою грудь. Мое тело отзывается на прикосновения рыцаря дрожью. Я отвечаю на поцелуй, и он рычит, кусая мои губы. Мы задыхаемся от желания. Жаль, что не он был моим первым мужчиной. Тяжело дыша, рыцарь отстраняется и шепчет:
  - Я же сказал, нам будет хорошо. В тебе есть страсть. Я бы забрал тебя у Ютэра. Позже.
  Перевожу дыхание, постепенно прихожу в себя.
  - Что ты хочешь, зачем пришел? - спрашиваю у воина.
  - Я не ошибся, ты умная. У тебя есть только один шанс спастись - стать моей, - он говорит властно, не предполагая возражений.
  В этот момент я все понимаю. Ну, конечно, я стану его женщиной, а он станет королем. На какой-то миг я подумала, что нравлюсь ему. Что он пришел помочь, спасти. Он рушит мои последние мечты о благородных рыцарях в сияющих доспехах. Всем нужно одно - или трон, или тело. Лучше, когда можно получить все. Утопающий не хватается за соломинку. Я смеюсь ему прямо в лицо. Для него мой смех подобен плевку. Никак не могу остановиться, помимо воли слезы текут по щекам. От его пощечины голова откидывается назад. Прижимаю руку к щеке и смотрю с вызовом. На лице воина ни усмешки, ни страсти.
  - Успокойся, - говорит он со сталью в голосе. - У нас мало времени. Священник ждет наверху. Мы произнесем обеты, и ты станешь моей. Так я смогу защитить тебя. Будет хорошо, если ты понесешь от меня в ближайший месяц.
  - Ты, рыцарь, придумал хороший план по захвату трона. А потом что? Избавишься от меня? Уже решил как? - в моем голосе лишь презрение.
  И я выдыхаю свое: "Нет".
  Вижу растерянность и удивление на его лице:
  - Нет?! Ты же сгоришь на костре, глупая эльфийская принцесса!
  - Твоя королева, рыцарь! Но умереть я собиралась вчера. Ваш король нарушил мои планы. И забрал мою смерть.
  Вижу сомнение в глазах рыцаря:
  - Ты не пыталась его отравить?
  - Нет. Только себя.
  - Но зачем? Почему? Как все случилось?
  - Слишком много вопросов, воин. И много причин. Назову лишь одну. С Ютэром смерть для меня была вопросом времени.
  Он не может поверить. Или не хочет.
  - Почему же Мирдин не смог это увидеть? Его слово было решающим. Он показал нам свое видение, как ты отдала чашу Ютэру.
  - Почему ты думаешь, что я отдала? Может, король отобрал мой напиток? И почему ты так уверен, что Мирдин не увидел всей правды? - улыбаюсь ему в ответ.
  - Я не верю тебе! Мирдин мне как брат. Он бы сказал, - гневно шипит рыцарь, больно хватая меня за руку.
  Мне нечего ему возразить. Пусть верит другу и великому жрецу. Для него я никто - очередная ступень на вершину власти. И с такой твердолобостью он хочет стать королем! Я все еще прижимаю ладонь к покрасневшей щеке, а воин напряженно вглядывается в мое лицо.
  - Ты не веришь мне, рыцарь, - в моем голосе звучит насмешка. - Не веришь, а замуж зовешь. Не боишься, что, как и Ютэр, нечаянно выпьешь чужое вино?!
  Он отталкивает меня, и сомнение на его лице сменяется ненавистью. Отхожу к лавке и снимаю свое рубище.
  - Ты спрашивал вчера у Ютэра, не порченая ли я. Что ж, напоследок удовлетворю твое любопытство.
  Переступаю через одежды, которые жалкой кучкой валяются на грязном полу. Как и думала, рыцаря уже не привлекает мое тело. Взгляд задерживается на уродливом шраме, пересекающем красной нитью мой живот. На его лице - брезгливость.
  Отворачиваюсь, надевая принесенную им одежду. Нательную рубашку камизу затягиваю по бокам, сверху - платье из тонкой шерсти цвета мяты. Про чулки и обувь он, конечно, не подумал. Мужчина.
  Все это время он стоит у меня за спиной. Не понимаю, чего он ждет. Все слова произнесены. Секунда, и он с силой хватает меня за волосы - моя голова откинута назад. Губы рыцаря касаются шеи, различаю его шепот:
  - Скажи мне, почему я должен верить тебе? Дай мне хоть что-то...
  Подавляю порыв вновь прижаться к сильной мужской груди и ощутить жар его тела:
  - Мирдин показал тебе видение. Верь ему. Не ищи чего-то большего.
  Он резко отпускает меня. До слуха доносятся ругательства и удаляющиеся шаги.
  Я не встану перед ним на колени. Не буду молить о пощаде. Помощь предлагают без вопросов и сожалений. Наверное, судьбу нельзя изменить. Просто разные варианты исполнения - яд, меч, огонь. Если королева желает умереть, то боги найдут способ подарить ей покой. Видимо, нет того рыцаря, который бескорыстно пожелает спасти королеву. Но затем вспоминаю записку в хлебе. Может, я поторопилась в своем желании покинуть землю? Может, у богов другие планы? Через час я это узнаю.
  ГЛАВА 3
  {Черной или белой может быть душа, но не магия.}
  
  Я одиноко стою на деревянном помосте на площади перед Черным Храмом и ловлю на себе любопытные взгляды. Ощущаю разные энергии, эмоции - от ненависти и страха до простого интереса и, что удивительно, восхищения. Странно. Сейчас я менее всего похожа на Черную Королеву, которой они восторгались. Меня поставили на возвышение, руки привязаны к столбу. Я выставлена словно агнец на заклание далриадским волкам.
  Народ все прибывает. Видимо, развлечениями людей в Черном Царстве не балуют. Двенадцать рыцарей короля окружают плотным кольцом деревянный помост. У меня для них есть плохая новость - они теперь рыцари королевы. За ними, словно стена, сто пятьдесят могучих воинов отделяют меня от жителей царства. Наконец-то я увидела всю тайную гвардию Ютэра.
  Я смотрю на храм, где я обмениваясь клятвами с Ужасным Королем. На церемонии казни мой черный свадебный наряд смотрелся бы уместней. Сейчас на мне тусклое зеленое платье, оно не соответствует торжественной обстановке. Да и мои некогда прекрасные локоны паклей ложатся на плечи. Не в таком виде мечтает умереть женщина.
  Улыбаюсь, глядя в небо. Солнце уже не слепит, как тогда. На небе сгущаются тучи. Вдыхаю запах дождя и грозы. И я знаю, кто их пригласил. Моя эльфийская магия гудит внутри, словно рой пчел. Если мне суждено умереть сегодня, я хочу, чтобы народ ДалРиады запомнил этот день. Я устрою им прощание с королевой.
  Моя сила рвется наружу, но я сдерживаю магию. Пока не время. Не все еще собрались. Стихийная магия вихрем проносится по венам, взрывая тело изнутри. Я с детства чувствовала силу в других. Могла читать мысли, знала простые заклинания. Но моя магия была, как тихий ветерок. А сейчас я чувствую так, словно несусь на быстром коне, и вдруг он, отрываясь от земли, парит в воздухе. Я дышу магией. Похожее чувство я испытала утром, когда черноволосый Артур целовал меня. Жаль, я так и не испытала наслаждение от близости с мужчиной. Это единственное, о чем я сожалею, прощаясь с миром. О Ютэре и о том, что он сделал, не вспоминаю. Боль стоила того, чтобы обрести силу.
  Случайно сталкиваюсь взглядом с дочерями короля. Они стоят чуть поодаль, окруженные группой воинов. Женщины облачены в белые одежды - знак траура. Усмехаюсь - плачьте о себе, королевы. Развлекаю себя тем, что пытаюсь определить их силу. У темноволосой Моргаузы я вижу только ритуальную магию. Значит, балуется колдовством. Отсюда и неуемные постельные аппетиты. А рыжеволосая Мор, наоборот, подавляет в себе страсть. Ощущаю энергию трав и камней. Знахарка. Но ее сила не раскрыта до конца. Узнаю знакомые вибрации. Полностью разобраться с магией вдовствующей королевы Мор мне не дает верховный жрец. Сегодня он в парадной белой мантии, а его артефакт на шее похож на булыжник. Надеется, что это спасет его от проклятия Черной Королевы. Мирдин Эмрис - сильный противник и сильный маг. Но любит представление. Словно прочитав мои мысли, мужчина разводит руки в стороны, привлекая внимание толпы. Шум голосов смолкает, маг торжественно молвит:
  - Народ ДалРиады! Да свершится справедливый суд над королевой Гвенвифар. Она обвиняется в убийстве нашего короля Ютэра. Вина ее доказана. Совет Двенадцати Рыцарей ДалРиады принял решение: королева должна умереть.
  В толпе раздается гул и свист, кто-то кричит. Маг жестом старается успокоить людей и обращается ко мне:
  - Королева Гвенвифар, мы даем тебе слово.
  В этот момент я решаю, что не буду оправдываться. Потому что вижу - моя правда им не нужна. Люди уже решили, что я убийца. Пусть живут иллюзиями. Взглядом обвожу толпу и, выдохнув, - я знаю, они ловят каждое мое слово - тихо произношу:
  - Жители ДалРиады, вы столько лет терпели убийцу и палача, который называл себя вашим королем. Задумайтесь, что он для вас сделал? Король забирал ваших малолетних сыновей в свою армию. Издевался над вашими женами и дочерями. Наводил страх и ужас на соседние земли. Я избавила вас от этого бремени. Теперь вы свободны. За это рыцари приговорили меня к казни. Но если вы сейчас не измените свою судьбу, придет следующий правитель. И он будет таким же кровожадным и жестоким. Потому что насилию, если его не остановить, нет предела. Я, королева Гвенвифар, предлагаю вам другую судьбу.
  Закончив речь, смотрю на зачарованные взгляды жителей. На площади стоит гробовая тишина. Я и моя магия сделали все, что могли. Перевожу взгляд на верховного жреца и поднимаю бровь.
  - Впечатляет, - раздается в моей голове его насмешливый голос. - Эльфийская магия умеет зачаровывать. Но это тебя не спасет.
  Я лишь улыбаюсь.
  Он бросает взгляд на толпу и проводит в воздухе рукой. Люди выходят из оцепенения, на площади опять слышны шум и крики. Рыцари с удивлением смотрят на меня. Не ожидали, что юная белокурая скромница окажется колдуньей.
  - Приступайте, - говорит Мирдин и показывает рукой в мою сторону.
  Несколько воинов подходят к постаменту, на котором я стою босыми ногами. Рыцари уже отводят людей как можно дальше от деревянного настила. Интересно, где же мои спасители, которые прислали записку? Видимо, это был жест солидарности. Духовной.
  Мои двенадцать стражей, доставшихся мне в наследство от короля, замерли, словно каменные статуи. Интересно, кто из них поднесет огонь? У кого хватит духу меня поджечь? Я выбираю рыцаря Кая.
  Поднимаю голову к небу, оно уже затянуто серо-лиловыми тучами. Вдалеке раздаются раскаты грома. Падают первые капли дождя. В толпе нарастает беспокойство. Чувствую, как воздух сгущается от напряжения, исходящего от людей.
  - Быстрее! Начинайте! - кричит маг рыцарям.
  Он тоже почувствовал чужеродную силу. А, может, видит, как почернело небо, и не желает намочить свою мантию.
  Лысый воин со шрамом, благородный рыцарь Кай, подносит факел к сухой траве, выложенной вокруг деревянного настила. Я угадала "победителя". Вероятно, для него смерть короля - большая потеря. Ненависть и злоба к юной королеве снедают его. Трава тут же подхватывает огонь и моментально загорается, искры пляшут на деревянном возвышении. Ощущаю жар огня. Бросаю взгляд на черноволосого Артура. Он, не отрываясь, смотрит на меня. В его глазах ловлю сожаление. Странно. Он должен радоваться, что сегодня станет королем. У такого, как он, все шансы на победу.
  - Глупая, упрямая девчонка, - с раздражением произносит он.
  - Все еще твоя королева, - отвечаю и отвожу взгляд.
  Мне нет дела до его сожалений. Мое представление начинается. Чувствую, как тело вибрирует, и стихийная магия вихрем вырывается, устремляясь к небу и высекая молнии. Люди увлечены небесным действом. Простым заклинанием я незаметно освобождаю руки от пут. Хочу потушить огонь, ногам уже становится больно, но решаю продлить удовольствие толпы - люди всегда жаждут зрелищ. Поднимаю освободившиеся руки к небу. Несколько секунд ничего не происходит. И я задерживаю дыхание - неужели моя бабка все перепутала, и магия не перешла ко мне по наследству? Но природа отзывается на мой призыв шквалом ветра и громом. Мое тело искрится, и я улыбаюсь, замечая испуг на лицах людей.
  "Стихийная магия?" - в голове слышу вопрос верховного жреца.
  Я защищаю себя мерцающей дымкой - маг больше не проникнет в мои мысли и не причинит мне зла.
  Улыбаюсь и нараспев произношу древнее эльфийское заклинание, пугая толпу на площади:
  {- Я - ветер на море,
  Я - волна в океане,
  Я - грохот моря,
  Я - бык семи схваток,
  Я - ястреб на скале,
  Я - капля росы,
  Я - прекрасный цветок,
  Я - свирепый вепрь,
  Я - лосось в потоке,
  Я - озеро на равнине,
  Я - искусство мастера,
  Я - слово знания,
  Я - копье, что начинает битву,
  Я - тот, кто возжигает в человеке пламя мысли,
  Кто освещает собравшихся на вершине горы, если не я?
  Кто сосчитает века луны, если не я?
  Кто укажет место, где уходит на покой солнце, если не я? 1}
  
  {1 Книга захватов Ирландии, гимн Аморгина}
  
  В тот самый момент, когда последние строчки заклятия произнесены, дождь ледяным потоком обрушивается на головы людей, заливая разгоревшийся у меня под ногами костер. Молнии озаряют небо и отражаются в черном камне храма и зданий.
  У меня все получилось! Древняя магия проснулась. Я любуюсь мрачной красотой, слушая раскаты грома, как песню. Сливаюсь с этой стихией, раскрыв ладони небу. Запрокидываю голову и смеюсь. Я веселюсь, словно ребенок, сделавший свой первый шаг. Вероятно, в глазах толпы я выгляжу, как безумная ведьма. Для верховного мага я Черная Королева. Но по рождению я белая фея. Люди сильно расстроятся, если узнают, что эльфийская магия не окрашена в цвет. Черной или белой может быть душа, но не магия.
  Замечаю, как Артур широко улыбается и раскатисто смеется. Я их проклинать буду, а ему смешно! Можно было бы поразить молнией башню на замке, что виднеется вдали. Но зачем портить добротные постройки? Вдруг они мне еще пригодятся? Вместе с безумием бушующей природы нарастает беспокойство в толпе. Люди все ближе подходят к помосту, сжимая плотным кольцом воинов. Только сейчас понимаю, что на площади нет женщин и детей. Опускаю взгляд и вижу на лицах рыцарей смятение и тревогу. Великий Мирдин отвлекается не на те энергии, пытаясь повлиять заклятиями на мою магию. Он сильный колдун, но магия стихий ему не подчиняется. Мирдин смешон. Он думает, что проклятие Черной Королевы уже наступило. Маг пытается мне что-то беззвучно сказать, но я выталкиваю его мысли из головы.
  В тот самый момент, когда мы схлестнулись взглядами с магом, в толпе раздаются крики: "За королеву Гвен!", "За Гвенвифар!". Люди, вооруженные мечами, ножами, топорами и копьями, нападают на армию наемников Ютэра. Среди воинов происходит замешательство. Стройность рядов нарушается, и я не понимаю, кто с кем бьется. Я могла представить такую битву только в самых смелых моих мечтах. Королевские рыцари размыкают круг, раздавая приказы воинам, бросаются в бой. Едва различаю в потоках дождя, на чьей стороне преимущество. Чувствую, как силы покидают меня. Слишком много магии отдала стихиям. Падаю, но чьи-то крепкие руки подхватывают меня. Слышу тихий голос: "Друзья". Поднимаю лицо и смотрю в голубые глаза рыжеволосого рыцаря, который противился моей казни.
  Отряд воинов расчищает нам путь. Взглядом ищу черноволосого Артура, но не вижу его в толпе. Какая разница, что с ним будет? Почему это должно меня волновать?! Он же не переживал, когда сжигали королеву.
  Меня передают на руки еще одному рыцарю с пшеничными волосами и светло-зелеными глазами. Он несет меня к повозке, окруженной всадниками. Воины ДалРиады, перешедшие на сторону королевы, обеспечивают нам отступление.
  - Я Ланс, - шепчет рыцарь, прижимая меня крепкими руками к мускулистой груди.
  Втягиваю носом воздух. От мужчины пахнет дождем и хвоей. Я прижимаюсь губами к его шее. Глубже вдыхаю аромат лесов и дождя. Все звуки исчезли, я не вижу людей. Есть только он. Идет битва, умирают люди, а я думаю о глазах-омутах, крепком мужском теле и пьянящем запахе.
  Он подсаживает меня в повозку, сильные руки поддерживают и укрывают теплой тканью. Повозка отъезжает от площади, увозя меня от толпы и от зеленоглазого спасителя. Я выглядываю в окно, пытаясь узнать, кто нас сопровождает.
  - Не стоит, - произносит мужчина рядом со мной.
  Я вглядываюсь в его лицо, узнаю кареглазого "романтика", который выступал против казни. Я еще удивлялась, что он не выглядит, как наемник.
  - Сэр Тристан, - представляется он, целуя мне руку. О да, он романтик. - Но все зовут меня Трис.
  - Королева Гвенвифар, - улыбаюсь в ответ, - но зовите меня Гвен.
  Мы стремительно удаляемся от места казни. Гром, дождь и ветер, мои верные спутники, провожают меня в новый путь. И теперь мне разрешают оглядеться. И то, что я вижу, впечатляет. Нет ничего зловещего и мрачного в представшей моему взору крепости, за исключением выложенных крупным камнем стен на крутом утесе. Они тянутся по всему обрыву от башни к башне, окружая замок каменным кольцом. Со всех сторон утес омыт морем. Повозка въезжает по деревянному помосту в ворота. Это единственный въезд с суши. Труднодоступная и хорошо охраняемая крепость: то, что нужно для беглой королевы.
  Сэр Тристан первым выходит из экипажа и берет меня на руки. В другой раз я, вероятно, и возразила бы, но босыми ногами по камням не походишь. Миновав небольшой двор, входим в помещение и поднимаемся по узкой лестнице на второй этаж. Пройдя по балкону квадратной башни, мы оказываемся в коридоре, где несколько дверей. Входим в одну из них - по-спартански обставленная комната ничуть меня не смущает. Нужно провести ночь в каменном мешке, чтобы понять, что единственная роскошь, которой тебе не хватает - кровать. Да еще корыто с водой.
  Тристан опускает меня на постель и, смущаясь, произносит:
  - Мы готовили ваше спасение за несколько часов. Здесь боевая крепость, и женщин, к сожалению, нет. Мы принесли кое-какую одежду, - рыцарь показывает на мужскую одежду, разложенную на кровати. - Действовать пришлось быстро, о женском наряде не позаботились.
  - Я не возражаю, - улыбаюсь и хочу остаться в одиночестве.
  Уловив мой взгляд, сэр Тристан произносит:
  - Леди Гвен, отдохните, обсудим все позже. Сейчас идут бои на площади и у крепости. Королевские войска заняли оборону, кое-кто из рыцарей принял нашу сторону. Ваша магия нам очень помогла...
  Он не успевает договорить, дверь открывается, и светловолосый мужчина вносит ведра с водой. Он подходит к камину. Там уже приготовлена бадья, кусок мыла и чистая тряпка. Присмотревшись внимательнее, я понимаю, что это и не мужчина вовсе, ему лет шестнадцать, не больше. Он наливает в корыто воду, смущается, стараясь не смотреть в мою сторону.
  - Это Галахад, сын Ланселота, - представляет юношу Тристан, делает тому знак рукой и просит удалиться. - Отдыхайте, королева Гвен.
  Мужчины покидают комнату, а я с облегчением вздыхаю. От усталости в голове туман. Я сижу на кровати в платье с обожженным подолом, мои босые ноги в грязи. Одежда прилипла к телу после дождя, и я вся пропахла дымом. Но меня это не беспокоит. Подхожу к окну, вглядываясь в бушующее море у стен замка. Темное небо ласкает мой взор огненно-фиолетовыми молниями. Стихия, вызванная моей магией, безумствует. Усмехаюсь: "Королева Гвен. Королева ДалРиады". Мне нравится, как это звучит. Ну что же, боги не хотят моей смерти, вынуждая бороться за жизнь и за свое королевство. И я покорно следую их воле.
   Полный текст на лит.портале Продаман www.prodaman.ru/anna-ray

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.(Юлия "Каркуша или Красная кепка для Волка" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"