Тари Эрион Анна: другие произведения.

Аркона. Клинок и зелье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало. Сааааамое начало)


   Аркона.
   Клинок и зелье.
  
   Глава 1. Последняя ночь.
  
   Я никогда не любила утро и в который раз убедилась в своей правоте. Последнее для меня утро в Китеже не прониклось всей важностью своего положения, и было по обыкновению паршивым, но с одним исключением. Удивленная отсутствием шума, я решила для разнообразия проснуться, чтобы выяснить причину столь непривычной в данное время тишины. В комнате, в которой я прожила десять лет с момента поступления в Китежскую школу магии, никого не было. Удивленно осмотрев все углы, я протерла глаза. Никто не появился. Внезапно я нашарила взглядом записку, прилепленную к рукояти моего двуручника. Подруги знают, где надо оставить записку, чтобы я ее сразу заметила. Вот если бы они прилепили ее к зеркалу, я бы ее увидела в лучшем случае через полчаса. Ну-с, посмотрим.
   Я лениво пошевелила пальцами, и записка перепорхнула в раскрытую ладонь.
   "Привет сонным поляницам! Мы с Алексой пошли на тренировку. К обеду будем. Сандра."
   Прочитав записку, я ухмыльнулась, следуя своей привычке читать между строк. Мои сокамерницы, то бишь, соседки по комнате, две манерные дриады, никогда бы в здравом уме и светлой памяти не пошли бы на поле для ристалищ, разве что только... Окна нашей комнаты выходили на тренировочную площадку, так что я не смогла сдержать соблазна и выглянула. Так и есть! Сандра уже стояла с мученическим видом, поджимая ногу, на которую только что уронила деревянную тренировочную модель меча, отчего половина парней, которая находилась на поле, бросилась ее утешать. Вторая же половина не утешала ее потому, что окружила громко стенающую Алексу, занозившую себе палец.
   Эти дриады никогда не поменяются! Вроде бы и свои парни есть, а они все время кокетничают!
   Вздохнув, я взглянула на гору вещей, которые нужно было упаковать, но краем глаза углядела кровать с призывно раскрывшимся одеялом. Оценивающе поглядев на вещи и постель, я поняла, что вторая явно выигрывает, и, сдавшись, потопала спать дальше, благо никто, кроме отсутствующих ныне соседок, не мог меня потревожить.
   Казалось, что я только что закрыла глаза, как над ухом что-то начало противно зудеть. Не открывая глаз, я отмахнулась. Зудение переросло в вопль, заставивший меня испуганно подскочить на кровати. Надо мной стояла Алекса, отчего-то потиравшая ребра.
   - А где комар? - спросила я, непонимающе уставившись на дриаду.
   Та на меня отчего-то посмотрела нехорошо так, прищурившись, и, схватив подушку, изо всех сил огрела меня по спине.
   - Уже нет его!
   - Да? Вот и хорошо! - пробормотала я, подвигая к себе подушку.
   - Ну горазда ты спать, подруга! - невольно восхитилась Сандра, и показала на окно. К моему величайшему изумлению, за окном уже смеркалось.
   - Вставай давай, лежебока! Никогда не думала, что поляницы такие сони! - стаскивая с меня одеяло, проворчала Алекса.
   - Кыш! Вон! Брысь! - вяло отбрыкивалась я, пытаясь перетянуть одеяло.
   - Тари! Вставай сейчас же! Ну подымайся! Ну Тари... - ныли они, как вдруг откуда-то со стены кто-то рявкнул:
   - Подъем!!! - причем таким голосом, что вскочила не только я, но и дриады вытянулись по струнке.
   Испуганно подобравшись, я обернулась. Отражение в зеркале поменялось, и на месте комнаты появилось изображение высокой женщины в кольчуге.
   - Д-да, м-м-мама? - немного заикаясь, обратилась я к зеркалу.
   - Амон-Ши Элентари! Что это за безобразие? - возмущенно произнесла Исса, Верховная жрица Артимпасы, богини полянской Триады.
   Я недоуменно оглянулась, выискивая причину столь явного возмущения, но ничего особо вопиющего не увидела.
   - Ты о чем?
   - Ты почему еще не одета? У тебя же скоро выпускной вечер! Я специально зеркалю к ней, чтобы посмотреть, как на ней будет смотреться парадная кольчуга, которую я прислала, а она не то что не готова, она вообще бессовестно дрыхнет!!! - загромыхала мама, но я ее не слушала. Выпускной! Как я могла про него забыть? То-то я смотрю, Алекса и Сандра такие нарядные!
   - Почему вы меня не разбудили? - спросила я, обернувшись.
   - Да мы битый час бьемся, чтоб тебя разбудить, и все без толку! - возмутилась Алекса.
   Опрометью бросившись к шкафу, я выудила сверток с парадной кольчугой, которую привезли только вчера, и я даже толком ее не разглядела.
   - Подарок твоей бабки! Она ее сама делала! - возвестила Исса, отчего я покрылась холодным потом.
   - Мам, а ты кольчугу эту видела? - с опаской косясь на сверток, словно ожидая, что там вместе с кольчугой сидит и бабушка, спросила я.
   - Да, конечно! Я ее осмотрела перед тем, как тебе послать!
   - И как она тебе?
   - Ну....Неплохая.... - осторожно ответила мама, наблюдая за выражением моего лица.
   - Неплохая, говоришь... - почти успокоившись, я начала разворачивать сверток, и тихо охнула.
   Я всегда знала, что моя бабушка - особа с развитым чувством юмора, но чтобы до такой степени....
   - Мама... Что это? - выпучив глаза, спросила я, уставившись на вещь, которую любопытная Алекса уже расстелила на постели. Исса присмотрелась и натужно закашлялась, тщетно таким образом прикрывая рвущийся наружу хохот.
   - Ох уж эта бабушка! - выдохнула она наконец. - Да ладно тебе, Тари! Ну подарила тебе бабушка...эмм...кольчужное платье, ну что с того....Бабушка так хотела, чтобы ты хорошо выглядела на выпускном...
   Я тяжело вздохнула, потрогав платье, сделанное из свитых между собой стальных колечек. Иные колечки были такого диаметра, что, казалось, тут поработал батальон падкой на металл моли. Общая прозрачность шедевра кузнечного дела заставила порозоветь не только дриад, но и даже мою маму, которую, как истинную поляницу, смутить было чрезвычайно трудно.
   - Мама, я в него не влезу! - предъявила я последний козырь. Платье и впрямь было не шибко большого размера, а моя фигура никогда не тянула на эталон красоты.
   - А ты примерь! - настояла на своем мама, и ее поддержали мои соседки.
   - Ну давай, Тари! Ну хоть попробуй! - сказала Алекса.
   - Да, ну что тебе стоит? - подхватила Сандра.
   - Я поняла - вы все садистки! - заявила я. - И ты, мама, садистка, и вы, подруги, тоже садистки, а бабушка вообще всем садисткам садистка! А я, по всей видимости, самая настоящая мазохистка, так как охотно иду у вас на поводу! - продолжила я, протискиваясь в узкий ворот платья.
   - Интересно, а под это платье положены стальные трусы? - поинтересовалась было Сандра, но на нее шикнули и она замолкла.
   - Ыыых! Ых! Все! - заявила я. - Ну как?
   - Эх, доча, мама тобой гордится! - сентиментально высморкавшись, произнесла мама. - Ладно, все, я побежала. Не забудь, послезавтра ты должна быть в Княжграде! Девочки там уже обо всем позаботились!
   - Мам... - начала я, но изображение уже померкло, и зеркало снова начало отражать нашу комнату.
   - Ой, Тари, ты в этом платье такая красивая! - обсмотрев меня со всех сторон, защебетали подруги.
   - Погоди, не смотри в зеркало, мы тебя сейчас приведем в порядок, тогда посмотришь! - спохватилась Алекса, схватив косметичку размером с небольшой дорожный мешок.
   - А может не надо? - жалобно простонала я, но дриада пресекла бунт на корню.
   - Хватит народ своей ненакрашенной...лицом пугать! Дай, хоть на выпускной мы из тебя красавицу сделаем!
   На лицах подруг была написана готовность даже связать меня, если понадобиться, так что мне ничего не оставалось, как повиноваться.
   - Готово! - через полчаса, показавшиеся мне самой настоящей пыткой, провозгласила Сандра. - Поворачивайся!
   Я вздохнула и повернулась к зеркалу, чтобы оценить всю глубину своего морального падения.
   - Ну...В принципе, ничего! - выйдя из ступора через пару минут, нарочито небрежно произнесла я.
   - Ничего? Тогда не стойте с отвисшей челюстью, госпожа воительница! - Сандра стукнула меня по затылку расческой, но сразу же ойкнула и бросилась поправлять прическу.
   - Ты выглядишь просто прелестно! - умилилась Алекса, прижав ладонь к груди.
   - Платье в груди тесное! - я капризно надула губы, за что чуть было не схлопотала затрещину, правда Сандра вовремя опомнилась.
   - Ничего не тесное! А вот разрез сбоку я бы уменьшила! - критично осмотрев платье, произнесла она.
   Мне тоже так казалось, так как разрез был чуть ли не до талии, но, услышав свои же мысли от Сандры, я решительно воспротивилась.
   - Разрез в самый раз! Очень даже милый такой разрезик! Я бы еще декольте углубила, было бы вообще неплохо!
   - Куда там углублять! Это платье и так на тебе держится вопреки всему! - категорично заявила Сандра.
   В душе абсолютно с ней согласная, я продолжила бы спор из чистого упрямства, но Алекса помешала нам развить бурный ссору одним словом:
   - Пора!
   Поглядев на клепсидру песочных часов, мы поняли, что она права и пошли в школьный зал для торжественных мероприятий. Я, ради сбережения впечатления от платья, выкарабкалась на шпильки, поднявшие меня на добрую пядь, и теперь опасно раскачивалась при ходьбе, напоминая пьяного матроса. Дриады, уверенно балансировавшие на каблуках, на полпяди выше моих, смотрели на мои подпрыгивающие шаги с неприкрытой иронией, но переобуться в другие туфли не позволили.
   Зал для торжественных мероприятий, освещаемый обычно десятком тускло чадящих факелов, ослепил нас светом тысяч свечей.
   - Ух ты! - восхитилась я, но капля расплавленного воска, упавшего мне за шиворот поумерила мой восторг.
   Товарищи по несчастью, то бишь, выпускники Китежской школы магии 1005 года по Арконскому летоисчислению, уже сидели в первых рядах, и мы поспешили занять свои места рядом с ними.
   - Алекса, слышь, а где эта ваша зверствующая феминистка? - громким шепотом, который услышали даже на задних рядах, спросил сидящий за нами парень с перемотанным запястьем.
   - Привет, Кост! Как ручка? Уже не бо-бо? - обернулась я к жертве моей позавчерашней тренировки.
   - Пы-пы-пыривет! - побледнел парень. - Не болит! Мне Китом ее вчера заговорил!
   - Бедненький! - пожалела его Сандра, питавшая к смазливому блондину чуть ли не материнскую нежность. Помниться, позавчера она устроила мне грандиозный разнос из-за того, "как это у меня рука поднялась такую красоту портить?!"
   - А чего же это у тебя рука перевязана, если она заговорена? - удивилась я.
   - Элементарная мера предосторожности! - ответили у меня за спиной.
   - Привет, Китом! - улыбнулась я.
   - Привет, Тари! Неплохо выглядишь! - ухмыльнулся Китом, и я даже, признаюсь, немного засмущалась. Китом, пожалуй, был единственной особью мужского пола, к которой я относилась более-менее нормально. Ко всем остальным представителям данного вида я вообще никак не относилась.
   - Спасибо! - кивнула я, и повернулась лицом к сцене, на которую уже выкарабкался наш почтенный директор, магистр Виттор.
   - Ну вот и наступил этот знаменательный день, и вам пришло время покинуть нашу школу, дорогие мои... - но я не слушала его высокохудожественного, обязательного в таких случаях бреда.
   К моему тихому ужасу, подол платья, тихо позвякивая, пополз вверх, обнажив колени. Лихорадочно пошептав выявляющее заклинание, я испугалась еще больше, так как никаких заклятий на платье наложено не было. Получалось, что платье устроило бесплатный стриптиз для хозяйки исключительно по собственной инициативе.
   - Это что, привет от бабушки? - лихорадочно подумала я, воюя с разбушевавшимся подолом, как тут тихий смешок, донесшийся с сиденья на два ряда выше моего, отвлек меня от укрощения буйной одежды, чем платье не замедлило воспользоваться, и буквально подпрыгнуло на две ладони вверх, обнажая уже не только колени. Я обернулась, и выявила причину не только смешка, но и непонятного сумасбродства своей одежды.
   Игр, один из моих одноклассников, злорадно хихикая, держал в руке огромный магнит(и где только он его откопал?), с помощью которого поднимал подол моего платья. Его лицо триумфально светилось от сознания, что он наконец-то может мне отомстить за то, что я неизменно выходила победительницей в тренировочных боях. Подняться и отобрать у него магнит я не могла, поэтому мне только и оставалось, как, исходя слюной от злости, беспомощно наблюдать за тем, как подол платья поднимается все выше. О моем бессилии знал и Игр, что немало его забавляло. Внезапно мое лицо озарила идея. Я обернулась, и торжествующе улыбнулась. Подол в замешательстве дрогнул, не понимая причины моей радости.
   - Сейчас поймешь! - шепнула я, вытаскивая длинную декоративную шпильку из завитых волос и прицеливаясь.
   Наслышанный о моей меткости и на глаз оценивший остроту шпильки, Игр сглотнул, побледнел и поднял руки вверх. Чья-то шаловливая рука телекинезом вставила в его ладонь белый платок, которым Игр сразу же замахал, показывая, что капитулирует.
   Я кивнула, но шпильку на всякий случай не спрятала.
   - ...попрошу подняться на сцену для получения аттестатов! - я уловила краем уха окончание проникновенной речи магистра Виттора.
   Рядом завозились, поднимаясь со своих мест, выпускники. Я, проходя вслед за остальными, не смогла сдержать соблазна, и ткнула Игра под ребра локтем, не забывая при этом всем приветливо улыбаться. Рядом зашипели, но сдачи не дали, увидев невзначай продемонстрированную шпильку.
   Магистр знаком приказал нам встать полукругом, и по очереди вызывал нас, одаривая аттестатами, которые ему услужливо подавала его личная кикимора.
   Все, получая документы об окончании школы, поспешно надевали на лица маски вселенской скорби от того, что школьные годы так быстро закончились, хотя на самом деле в душе уже гремели торжествующие звуки фанфар.
   Игр стоял неподалеку, и его лучащееся доброжелательством лицо не внушало мне доверия, тем более что он почему-то стал жаться к Висте, которая ему благоволила. Даже я не всегда решалась с ней связываться, так как мало того, что она была выше меня на две головы, так еще и накладывала порчи такой силы, что не всегда даже преподаватели могли их снять. Торопливо оглянувшись, я поняла: этот жук все-таки смог мне отомстить. В руках Игра уже не было магнита, что было не удивительно, так как он уже обретался на поясе рыцарских доспехов, стоявших за кулисами недалеко от магистра Виттора. Поняв, что меня ожидает, я с ужасом начала готовиться к своему выходу за аттестатом.
   - Амон-Ши Элентари!
   Ну все, я пропала...
   То, что дело - дрянь, я поняла еще на полпути. Нет, подол платья не начал подниматься, как, видимо, рассчитывал Игр, так как я услышала его разочарованный вздох. Все было еще хуже. Платье, почувствовав притяжение от магнита, начало тянуть меня к доспехам. Увидев мое перекосившееся лицо, магистр Виттор умилился, приняв выражение тихой паники за нежелание покидать стены его распрекрасного учебного заведения.
   - Ну что Вы, дорогая, не расстраивайтесь так, ведь Вы всегда сможете сюда приехать в гости, так сказать... - участливо замечал он при каждом моем шаге, который становился все более замедленным.
   - Дый! - выдохнула я, когда поняла, что не могу справиться с все более увеличивающимся притяжением магнита. - Дый! Дый!! Дый!!!
   Так, подвывая, я пронеслась мимо директора, выдрав у него из рук приготовленный аттестат, лишь чудом не порвав его, и с жутким грохотом влетела на полном ходу в доспехи, явно не ожидавшие от меня такого коварства.
   Директор от неожиданности икнул, но, решив разобраться с этим всем потом, вызвал Китома.
   Неожиданности, поджидавшие этим вечером магистра Виттора, на моем стремительном около него беге не закончились. Китом, недоуменно поглядывавший на то, как я стою с доспехами в обнимку, чуть было не налетел на директора, споткнувшись о предмет, невесть откуда взявшийся посреди сцены. Этим чем-то оказался мой туфель, застрявший в промежутке между камнями. Обнаружив причину своего спотыкания, Китом попытался выковырять туфель из щели, но где там! Вскоре к нему присоединились Кост и магистр, но лишь соединенными усилиями половины класса злополучная обувь была вызволена из каменного плена. С выражением лица верного оруженосца магистр Виттор преподнес мне туфлю, а когда я со страдальческим выражением лица показала ему на магнит, всего тремя пассами обезвредил его. Я, наконец, перестала обниматься с доспехами, отчего они печально заскрипели.
   Торжественная часть выпускного была безнадежно испорчена. Ни преподаватели, ни выпускники уже не могли сохранять высокопарное выражение лица, особенно после того, как охваченная жаждой мести поляница (то бишь я) пару раз галопом пронеслась по сцене, преследуя шустрого Игра, с туфлями в одной руке и обезвреженным магнитом в другой. Виста, увидев выражение моего лица, на время решила отказаться от покровительства Игру, чем меня весьма обрадовала.
   Торжественная часть уже закончилась, но заинтересованные зрители не хотели уходить на перерыв, ожидая закономерной развязки. И дождались. Я поймала выбившегося из сил Игра. На предложение биться как мужчина с поляницей, жертва благоразумно отказалась, поэтому моя месть ограничилась тем, что я попросту прогнала малодушного вредителя со сцены пинками. Зрители при виде заключительной стадии разразились громовыми аплодисментами, некоторые даже рукоплескали стоя. Поклонившись, я сошла со сцены и заняла свое место в зале.
   Развлекательная часть уже не смогла затмить моего успеха, да и банкет, устроенный по случаю выпуска, тоже.
   Утомленные, мы вернулись в свою комнату. За время выпускного вечера гора вещей, которые мне нужно было упаковать, меньше не стала, поэтому, переодевшись, я принялась заталкивать в дорожный мешок свою одежду и оружие. К моему величайшему удивлению, соседки не последовали моему примеру, а лишь сидели, мрачно переглядываясь.
   - Алекса? Сандра? Что-то случилось? - удивилась я, прыгая на мешке, пытаясь уплотнить его содержимое, чтобы туда залез еще один арбалет.
   Дриады ничего не ответили, лишь начали делать страшные лица, кивая друг другу.
   - Да что с вами? Мы же не успеем... - начала я....
   - Эмм....Тари....Нужно было давно тебе об этом сказать... - начала Алекса и обернулась за помощью к Сандре.
   - Да, подруга, у нас немного другие планы! - кивнула та.
   У меня по мере их высказываний челюсть отваливалась все больше и больше.
   - Это что за шуточки такие? Мы же договаривались... - растерянно пробормотала я.
   - Это не шуточки... Мы замуж выходим, Тари! - засияв от радости, заявила Алекса. - Правда, здорово?
   - Да...Рада за вас... - промямлила я, выпустив мешок из рук, отчего его содержимое грудой выпало на пол.
   - Мы тебе хотели сказать об этом раньше, но то времени не было, то возможности...И ты так радовалась, что в Княжград поедешь, что мы не хотели тебя огорчать... - извиняющимся тоном пробормотала Сандра.
   - Я потому и радовалась, что мы все трое туда поедем! - сказала я, подбирая с пола упавшие вещи, и радуясь, что подруги не могут видеть моих глаз.
   - Да не расстраивайся ты так! Все будет хорошо! Хочешь, дружкой будешь? - спросила Алекса.
   - Нет. У меня не будет времени.... - пробормотала я, все еще возясь с мешком.
   - Ты же на нас не обижаешься? - спросила Сандра.
   - Нет. Ладно, пока, подруги, мне пора! - выпалила я, глядя в потолок, чтобы никто из них не видел закипающих на уголках глаз слез и, схватив мешок, выбежала из комнаты.
   - Тари! Тари! - неслось мне в спину, но я не оборачивалась, злясь на себя за эти нелепые слезы, на подруг за обман, на всех и за все.
   В конюшне я столкнулась с Китомом, который пришел проведать своего жеребца.
   - Куда-то собралась? - спросил он.
   Я лишь кивнула, стараясь не оборачиваться к нему лицом.
   - Так ночь на дворе! - изумился он.
   - Я знаю!
   - Это ты из-за замужества Алексы и Сандры расстроилась? - правильно оценив мое состояние, спросил Китом.
   Неприятно удивившись, я обернулась.
   - А ты откуда знаешь?
   - Ой, как все запущено! - присвистнул он, увидев дорожки непросохших еще слез.
   - Так откуда ты знаешь?
   - Сандра сказала еще месяц назад. Они с Алексой не знали, как тебе об этом сказать, и просили меня, чтоб я сказал, но я отказался. Что я, самоубийца, что ли? Ты бы меня на месте прибила, а потом только поняла, что сделала, всплакнула и периодически из чувства вины приносила бы цветочки на могилку!
   Не в силах сдержаться, я хмыкнула.
   - Вот за что я тебя люблю, так это за то, что ты всегда знаешь, чем меня взбодрить!
   - Любишь? - хитро прищурился парень, за что чуть было не схлопотал мешком.
   - Ты знаешь, о чем я! Только как друга! - ухмыльнулась я, приторачивая мешок к седлу Кастета, гнедого жеребца, которого мне подарила мама по случаю удачной сдачи экзаменов. Жеребец еще ко мне не привык, и мы пока находились на стадии выяснения, кто же из нас главный.
   - Эх, а счастье было так близко! - мечтательно вздохнул Китом, но сразу же засмеялся.
   - Удачи тебе в Княжграде!
   - Спасибо! А ты куда после Китежа?
   Парень задумался.
   - Еще не знаю... Пригласили в Порт-Кор и Бульбийск...
   - Удачного тебе выбора! - пожелала я, и пришпорила Кастета.
   Лучше бы я этого не делала. Оскорбленный столь бесцеремонным отношением к своей драгоценной персоне, Кастет взбрыкнул и помчался, не выбирая дороги.
   - Стой, упрямая скотина! - вопила я первое время, натягивая поводья, но вскоре перестала. Бешеная скачка, как ни странно, приносила успокоение, поэтому я бросила поводья, предоставив Кастету самому выбирать дорогу. Тот воспользовался случаем и стал пытаться сбросить меня из седла. Гиблое дело. Поляниц с детства приучают удерживаться на диких конях очень действенными методами - хочешь удержаться - держись, не хочешь - падай, но тогда тебя затопчет конь, а это не очень приятно. На помощь не зови, все равно никто не поможет, разве что крикнут сердито, чтобы ты не терзала их барабанные перепонки. Через месяц после таких занятий не то, что на диком жеребце, на пардусе удержишься!
   Что ни вытворял Кастет, я сидела в седле, как влитая, поэтому вскоре он прекратил свои тщетные попытки. Вопрос, кто же из нас главный, был решен.
   - Ну что, лошадка, в Княжград? - спросила я жеребца, поглаживая его по порядком взмокшей шее.
   Лошадка не возражала.
   - Тогда вперед! - сказала я, направляя Кастета в сторону Торного тракта.
  
   Глава 2. Первое утро.
  
   Рассвет застал меня перед Золотыми воротами Княжграда. Почему именно их назвали Золотыми, я поняла, когда с меня потребовали въездную пошлину. Усатый стражник ниже меня ростом на голову лениво обсмотрел меня с ног до головы, особое внимание уделив изголовью золотившегося в лучах утреннего солнца двуручника, и процедил:
   - Десять койнов.
   - Сколько?! - я даже подскочила в седле, отчего Кастет недовольно всхрапнул. - Да вы что, совсем...
   - Пятнадцать.
   - Нет, да что вы себе...
   - Двадцать.
   - А послать вас далеко и надолго сколько стоит? - словно невзначай потянувшись к оголовью двуручника, спросила я.
   Стражник ненадолго задумался.
   - Пятьдесят. И двуручник.
   - Что двуручник?
   - Двуручник конфискуется, поскольку не такого права, чтоб служивых людей железяками стращали... - отозвался тот.
   - Да чтоб поляница в здравом уме двуручник отдала? Да вы что, с ума сошли?! - возмутилась я.
   Глазенки стражника зажглись интересом.
   - Поляница, говоришь?
   Я свысока кивнула. Не видно по мне, что ли?
   - Ну раз так, то пройдешь бесплатно!
   Я на радостях тряхнула поводьями, но он договорил:
   - Вот видишь этих вот троих? - и указал на дружинников, с интересом прислушивающихся к нашему разговору.
   Я кивнула.
   - Вот ежели мимо них пройдешь - дорога свободная! - заявил стражник со смешком, уже протягивая руку за платой, уверенный, что я не стану с ними связываться.
   Я нехорошо улыбнулась, спрыгивая с Кастета.
   - Молодые люди, вы готовы пропускать беззащитную девушку?
   Парни подошли.
   Один, замявшись, проговорил:
   - А не будет ли это чрезмерной наглостью с нашей стороны ударить представительницу прекрасного слабого пола?
   Я с ухмылкой вытащила двуручник.
   - Против прекрасного ничего не имею! Но вот со слабым вы погорячились!
   - Я уже понял! - кивнул тот, загипнотизировано глядя на клинок, так и плясавший в моей руке.
   Не обращая внимания на малодушные речи товарища, дружинники подошли ко мне, на ходу вытаскивая мечи. В сравнении с моим двуручником их железяки казались корявыми зубочистками. Свои мысли я не преминула донести до умов противников, а они почему-то обиделись, и истошно завопив, бросились в бой.
   Не знаю, из чего были сделаны мечи дружинников, но двуручнику, сделанному из полянской крицы они явно уступали.
   К тому же моя мама выбрала более чем неподходящий момент, чтобы связаться со мной по портативному зеркалу. Стукнув особо настойчивого противника по шлему, я выудила зеркало из кармана.
   - Доча, чем занимаешься? - завопила мама.(Она все никак не могла привыкнуть к карманным зеркалам, передающим только голос, и всенепременно вопила, считая, что так звук легче будет передаваться).
   - Да так, ничего особенного! Пытаюсь попасть в Княжград! - ответила я, пинком отбрасывая еще одного нахала.
   - О, тогда жди меня там, я сейчас буду! - сказала мама и отключилась. Интересно, а "там" - это где?
   Зная привычки Иссы, я поняла, что ждать ее я буду еще как минимум час, поэтому у меня еще было время, чтобы разобраться с дружинниками.
   Поединок все больше принимал потешный характер.
   При каждом ударе мечи бедолаг гнулись в разные стороны, и парням приходилось подставлять их под удары двуручника, чтобы согнуть их в другую сторону. Через пять минут дело дошло до того, что дружинники начали выправлять их о колено. Вскоре это занятие им прискучило, и они, отбросив мечи, полезли на даму с кулаками. Я их обозвала натуральными хамами и начала гонять по кругу, прицельно раздавая пинки. Вокруг нас уже собралась толпа, буквально стонущая от хохота. Я уже подумывала над тем, чтобы сдаться, потому что опасалась, что скоро умру от смеха, как тут толпа раздалась и в круг вошел еще один дружинник в рубашке вместо витой кольчуги.
   - Пшел вон, проходимец! Она и так уже с тремя бьется! - завопила симпатизировавшая мне бабка, швырнув в новоприбывшего огрызком яблока, выхваченным изо рта внука, отчего карапуз заревел дурным голосом.
   Парень дал знак, и мои жертвы, охая и хватаясь за бока, покинули поле битвы, затерявшись в толпе, которая их мгновенно освистала.
   Учтивым кивком пригласив меня в центр, парень достал свой двуручник. В луче солнечного света мелькнуло клеймо очень солидной гномьей фирмы. Внимательно осмотрев клинок, я констатировала: этот гнуться не будет.
   Тем временем парень снял шлем и бросил его стражнику, который покинул свой пост у ворот, чем не преминула воспользоваться гурьба гномов, провезшая телегу с оружием.
   Отвлекшись на предприимчивых жуликов, я едва не пропустила первый удар. Несмотря на свои достаточно внушительные габариты, парень двигался очень даже быстро, чем меня весьма удивил, так как про себя я уже успела окрестить его помесью медведя и валенка.
   Битва началась внезапно, не было обычной раскачки, хождения по кругу. Сталь пела, соприкоснувшись со сталью, иногда высекая искры. Толпа зачарованно наблюдала за танцем клинков. Это было не просто бездумное махание двух заточенных железок, это было нечто большее. К моему величайшему удивлению, моим противником оказался парень едва ли не на год старше меня, да и он поглядывал на меня с нескрываемым изумлением.
   Мнение толпы разделилось. Одна половина (в которой преобладали особи мужского пола) истошно вопила:
   - Дружинник! Давай! Покажи этой вертихвостке, что такое мужик!!
   Вторая половина (по большей части женская) взвизгивала:
   - Урра! Всыпь этому гаду по первое число!
   Разгорячившись, парень сбросил рубаху, я тоже последовала его примеру, сбросив куртку и оставшись в традиционном полянском наряде, состоящем из нагрудника, который, собственно грудь и прикрывал(и то не всю), и юбки, похожей на широкий пояс с разрезами. Вокруг тихо охнули. Мнение толпы в очередной раз поменялось. Правда, мужская половина ничего не вопила, так как все были заняты внимательным разглядыванием всех деталей полянского наряда , что жутко нервировало женскую половину, отчего часть женщин понеслась в срочном порядке закрывать ладонями глаза своих благоверных, часть неприкрыто глазела на дружинника (благо, посмотреть было на что), остальные же начали меня стыдить за непотребный вид.
   Я же не обращала внимания на их выкрики, следя за действиями дружинника, который, не будь дурак, и сам исподтишка разглядывал мой внешний вид, особое внимание уделив нагруднику.
   - Славен! - внезапно представился он, протянув руку.
   - Тари! - не став противиться, я пожала руку в ответ.
   - Приятно познакомиться! - улыбнулся парень.
   - Взаимно! - кивнула я.
   Битва закипела с новой силой. Внезапно между нами вклинился стражник.
   - Ладно, все, победил дружинник, но ты можешь пройти! - скривился он, махнув рукой на ворота.
   - Как это выиграл он? - возмутилась я, готовая наброситься уже на стражника. - Это что еще за новости? Мы не закончили битву!
   Толпа вокруг зашумела.
   - А я сказал, что дружинник победил! Не бывать тому, что какая-то баба... - пискнул тот, но не договорил, так как я схватила его за ворот и притянула к себе, отчего его лицо оказалось как раз на уровне моего нагрудника.
   - Слышишь, ты, напыщенный индюк...
   - Поляница победила. - донеслось туда-то сбоку.
   Как оказалось, это говорил Славен. Я от неожиданности выпустила стражника, отчего тот разочарованно вздохнул.
   - Не поняла! Что ты сказал? - спросила я парня.
   - Ты победила. В этот раз. - повторил парень, улыбнувшись.
   - В следующий раз доведем битву до конца и узнаем правду! - ответила я, свистом подзывая Кастета.
   Парень кивнул и вышел из круга.
   - А ну поворотись-ка, дружок! - вдруг донеслось откуда-то со стороны ворот, и толпу словно разрезало ножом. Через образовавшийся проход в круг въехали три поляницы свиты и моя мама, почему-то изменившая своим принципам и явившаяся тогда, когда обещала.
   - Амон-Ши Элентари, что все это значит? Ты не успела даже в город въехать, как уже обидела почтенных граждан! - мама кивнула на стенающих дружинников, которых сердобольные зеваки отпаивали пивом, принесенным из близлежащей корчмы.
   - Меня не хотели впускать в город! - ответила я, запрыгнув на Кастета.
   Исса вопросительно взглянула на мгновенно побледневшего стражника.
   - Поправочка! Впущали, входить не хотела! - проблеял он.
   - Ага, конечно! Сказали или заплатить двадцать койнов, или сражаться с тремя дружинниками. Что бы ты на моем месте выбрала? - мрачно спросила я, ощупав ребро. Один из доблестной тройки, как оказалось, все же дотянулся и попал. Я нашарила его взглядом в толпе, и бедняга, поймав многообещающий взгляд, судорожно сглотнул и поспешил скрыться.
   - Двадцать? - Исса смерила оценивающим взглядом стражника, предпринявшего попытку спрятаться за копьем. - Держи!
   К моему величайшему удивлению, Исса не стала наносить тяжелых телесных увечий наглому вымогателю, а просто бросила ему под ноги увесистый кошель.
   - Мама? Что с тобой случилось? - изумленно спросила я, то и дело оглядываясь на стражника, который крепко прижал к сердцу полянский подарок, тоже не веря своему счастью.
   - Отныне, Тари, ты должна стать учтивой и прилежной студенткой Высшей школы магии, поэтому больше никаких потасовок в тавернах, никаких дуэлей или конфликтов, ясно тебе? - мама сурово на меня поглядела, будто бы невзначай погладив ремень, жест очень знакомый мне еще с детства.
   - Слушаюсь, госпожа-мэдда Исса! - я покорно опустила взгляд, чтобы мама не видела плясавших в моих глазах озорных бесенят. Я прекрасно знала, что мама терпеть не может, когда я обращаюсь к ней официально.
   Но на этот раз мама удовольствовалась и этим.
   - Вот и договорились. Поэтому пшел вон с дороги, мздрыжный дый, или я нашпигую твое пузо стальной начинкой!!!
   Купец, вальяжно шествовавший впереди, подпрыгнул, подхватил полы расшитого золотом кафтана, и, голося, понесся вскачь подальше от нас. Говорят, после этого случая он прятался под стойку всякий раз, когда в его лавку входила женщина.
   Я тоже не смогла удержаться, и, пользуясь тем, что мама отвлеклась, магией пропорола дно кошеля, все еще покоившегося на груди стражника. Мелкое серебро посыпалось на дорогу, и толпа, еще не успевшая разойтись, с радостными гиками понеслась собирать рассыпанные монеты. Стражник, взвывая, попытался было отогнать толпу копьем, но чей-то находчивый ум подсказал выход. Аккуратно выдернув копье из рук стражника, пара дюжих молодцев продела оное под его кольчугой, и не менее аккуратно водрузила копье в щель между камнями мостовой. Стражник, взвизгивая, повис на копье, подвешенный за шиворот, и с высоты начал поливать азартно копошащуюся толпу отборной площадной бранью, пытаясь пробудить беспросыпно дремлющую совесть мародеров. Увы, совесть не пробуждалась, мало того, чьи-то предприимчивые руки уже покусились на сравнительно новые сапоги болтавшего ногами стражника. Временно прекратив вопить, стражник начал ожесточенно отбрыкиваться, так как гением он не был, и делать одновременно две вещи не мог.
   Мама, сопровождавшая улепетывающего купца улюлюканьем, удивленно повернулась.
   - Тари, и тебе не стыдно? - мгновенно разобравшись в ситуации, укоризненно спросила она.
   - А тебе? - я показала на побагровевшего купца, схватившегося за сердце.
   - Это совсем другое! И вообще, я же Верховная жрица! Я могу позволить себе мелкие женские радости! - отмахнулась она.
   - А я дочь Верховной жрицы...
   - И именно поэтому должна вести себя безукоризненно, чтобы потом иметь повод позволить себе немного побуянить! - оборвала мама. - Кстати, кто был этот заморыш, с которым ты билась?
   Я сначала не поняла, кого она имеет ввиду, но затем до меня дошло, что "заморышем" мама окрестила того дружинника, который ростом был выше меня на полторы головы.
   - Дружинник. Славен. - ответила я рассеянно, рассматривая улицу, пестревшую клумбами.
   - И чем же это он славен? - уставилась на меня мама.
   - Зовут его так. - ответила я. - О, приехали!
   Мама подозрительно на меня поглядела, думая, что я уклоняюсь от темы, но оглянулась, и поняла, что я была права. Здание Высшей школы магии Княжграда уже нависло над нами тяжелой каменной громадой.
   - Так, вот что мы сделаем... Я пойду, отдам твой аттестат ректору, а ты иди в общежитие, найди свою комнату!
   - Ну тогда держи! - я вытащила из сумки изрядно помятый свиток и отдала маме.
   - А где находится общежитие? - озадаченно осматривая здание, напоминавшее город под крышей, спросила я.
   - В левом крыле. Твоя комната на втором этаже! - ответила Лимма, одна из поляниц свиты. - Мы на прошлой неделе были там, привозили твои вещи.
   Я удивленно оглянулась на маму. Та кивнула.
   - Я приказала перевезти некоторые твои вещи сюда. Кстати, скажешь спасибо своей маме, старой больной женщине, которая исключительно мягкими учтивыми методами уговорила коменданта общежития дать тебе разрешение на хранение в комнате оружия!
   - Мягкими и учтивыми, говоришь? Он еще жив, я надеюсь? - я подозрительно уставилась на маму, отчего-то стыдливо втупившую взгляд в землю.
   - Э-э-э... Ну в принципе да... Кстати, он был так любезен, что даже предоставил тебе одну из лучших комнат! Правда, здорово! - голос Иссы просто зашкаливал от радости.
   - Чудесно! - заверила я, облегченно выдыхая. Уж я то знаю, какие бывают методы у жриц Артимпасы!
   - Кстати, там уже находится подарок от Вашей бабушки, почтенной Сиетты! - сказала Лимма.
   - Что за подарок? - спросила я.
   - Мы не знаем. Знаем только то, что он очень тяжелый! - улыбнулась девушка.
   - Бабушка уверена, что тебе понравиться! Просила только, чтобы разворачивал подарок только человек с крепкими нервами! - ответила Исса. - Кстати, а с кем ты будешь жить, с Алексой или Сандрой? Комнаты ведь на двоих рассчитаны, втроем вы жить не сможете! Да и где они, кстати? Я думала, вы приедете вместе!
   - Я тоже так думала... - мрачно ответила я и отвернулась. Обида еще не спешила покидать обжитый уголок в сердце и старательно с новой силой заскребла острыми коготками.
   - Вот с этого момента поподробнее! Это все из-за парней? - мама во всех бедах склонна была винить представителей мужского пола, и на этот раз оказалась права.
   - Они выходят замуж! - убито кивнула я.
   - Вот! Я всегда говорила, мужчины - корень всех зол! - мама перевела разговор на свою любимую тему, и мне стоило громадных усилий вернуть разговор в нужное русло.
   - Значит, ты сейчас пойдешь к ректору?
   - А? Что? Ах да, к ректору! К сожалению, школ, где были бы женщины-начальницы, я не нашла, поэтому пришлось довольствоваться этой! - мама не сдавалась в своем упорстве.
   - Мама!
   - Что мама? Ладно, все, иду! - и поляницы во главе с Иссой направились к ректору.
   Заведя Кастета в конюшню, я еще минуту постояла перед воротами Школы. Потом вздохнула, собралась с духом и вошла в здание, имевшее несчастье стать моим вторым домом на ближайшие шесть лет.
   Холл, в который я вошла, поражал воображение. Обставленный с упадочной роскошью зал был пустынным, лишь по углам прохаживались пыжившиеся от распиравшей их гордости за школу павлины, распускавшие время от времени великолепные хвосты. Ослепленная таким обилием света и красок я долго не могла сориентироваться и по рукам вычисляла, где право, а где лево. Внезапно что-то взвизгнуло, бухнуло, стены содрогнулись, нехотя сбросив с себя гобелен, который, как оказалось, прикрывал унылую трещину. Отрезвленная таким бытовым безобразием, я в сердцах плюнула, вызвав своим поступком гневное квохтанье павлинов, и, поправив ножны двуручника, немного скосившиеся, направилась разыскивать коменданта общежития.
   Кабинет этой таинственной личности я обнаружила сразу же за первым поворотом, но вот самого коменданта там не оказалось. Вздохнув, я направилась в свободный поиск по общежитию в надежде, что наткнусь на него по дороге.
   Адепты, шедшие мне навстречу, на вопрос, где находиться комендант, не отвечали, лишь корчили страшные лица и прикладывали пальцы к сомкнутым губам. Один вообще загадочно произнес:
   - Не буди лихо, коли спит тихо!
   Ничего не поняв, я пошла дальше.
   Внезапно за поворотом мне открылась любопытная картина: мужчина средних лет в темной мантии левитировал уже немного зеленого адепта, который соскабливал с потолка нечто, на первый взгляд похожее на лягушку, взорванную изнутри. Притом взорванную неоднократно.
   - Извините, а Вы... - начала я, но комендант, обернувшийся ко мне, перебил меня.
   - А-а-а-а-а!!!! - услужливое эхо разнесло по коридору девчачий визг, исторгнутый из широкой груди чародея.
   - Что слу... - я не могла понять, в чем дело.
   - И-и-и-и-и!!!! - взгляд упал на рукоять двуручника, кокетливо выглядывающий из-за спины.
   - Да что с Вами? А! - моя догадка переросла в уверенность.
   - О-о-о-о!!!! О! - взгляд спустился к нагруднику и наконец-то стал осмысленным. Сверху донесся неуверенный писк, переросший в уверенный вопль, и на нас, сжимая в руке кусок выдранной с мясом штукатурки, полетел адепт, обманувший законы гравитации и пару секунд продержавшийся на потолке вопреки здравому смыслу.
   - Вы комендант! - сказала я, отряхиваясь от осевшей на одежде белой пыли.
   - Я уже осведомлен об этом! - слегка заикаясь, произнес тот.
   - А я... - решила представиться я, но комендант скривился, словно от зубной боли.
   - Я прекрасно знаю, кто вы! Ваша комната на втором этаже, номер 22.
   - Спасибо! - улыбнулась я, отчего его передернуло.
   - Шеф, пятна на потолке больше нету! - радостно донеслось откуда-то с пола. Действительно, на месте пятна теперь красовалась зияющая дыра со свисающими клочьями паутины и пакли.
   - Идиот, потолка больше нету, а не пятна! Быстро неси строительный раствор! - рявкнул комендант.
   Меня не интересовало дальнейшее развитие этого спора, и я поднялась на этаж выше в поисках своей комнаты.
   Мощная дверь с позолоченными рунами по бокам была полуоткрыта, и из комнаты доносились возмущенные голоса. Я, конечно, знаю, что подслушивать - нехорошо, но разве я бы смогла сдержаться?
   Один голос был возмущенный, даже приукрашенный легкими истерическими нотками, а второй скорее угадывался, чем слышался на фоне первого.
   - Мама, это безобразие! Ты же говорила, что я должна была жить одна! - завопил первый голос.
   - Деточка, ну что я могу поделать? Вчера со мной связался комендант и очень извинялся из-за доставленных неудобств. У них там какая-то проблема возникла, нехватка мест что ли? В общем, сказали, что предоставить комнату тебе одной нет никакой возможности! - извиняющееся произнес второй голос. - Ну, может быть, ты все-таки будешь жить дома, как хочет отец?
   - Никогда и ни за что! - испугался первый голос.
   - Тогда тебе придется смириться с соседкой!
   - Ладно, пусть так, хотя это и вопиющее безобразие! Но, мама, погляди, эти негодники подселили ко мне какого-то плебея! - возмущение первого голоса достигло предельной точки.
   - Как плебея? Ты уверена, что именно плебея, а не плебейку? - ахнул второй.
   - Ну посмотри сама! Все эти ножи, мечи, кинжалы! Даже арбалет валяется где-то! Какая нормальная девушка будет возиться с этими железками? - негодовал первый голос.
   Я ухмыльнулась. Вот тут, дорогая соседка, ты попала в точку - только ненормальная поляница будет нянчиться с оружием!
   - Как?! Там оружие лежит? Но это же запрещено! - изумился второй.
   - Сама знаю, что запрещено! Мама, я уверена, что ко мне подселили здоровенного(я критично себя обсмотрела, и констатировала, что пора все-таки садиться на диету), тупого(процитировав на память пятнадцать способов заточки двуручника я успокоилась), потного(принюхавшись, я горестно вздохнула, проклиная долгую дорогу) варвара! - категорично заявил первый голос.
   - Дочка, мы попробуем решить это недоразумение! - заверил второй голос.
   Я, хмыкнув, решила не слушать дальше, и направилась на поиски мамы, чтобы решить это недоразумение сейчас. В душе я поздравила себя с тем, что скучно мне здесь уже точно не будет.
   В холле я столкнулась с мамой, шедшей под руки с седовласым представительного вида чародеем. Издав глупый смешок, который я меньше всего ожидала услышать от своей мамы, Исса произнесла:
   - Тари, познакомься, это ректор Высшей школы, магистр Светозар!
   - Надеюсь, Вам у нас понравится! - учтиво кивнул Светозар.
   - Мне тут уже нравиться! - кивнула я в ответ, заработав одобрительный взгляд Иссы.
   - Ладно, доча, обживайся тут! Не шали! Магистр Светозар пообещал, что расскажет обо всем, что вас ждет, на первой лекции. Жду дома на каникулах! Пока! - и мама быстро покинула зал. Она, так же как и я, не любила долгих прощаний, а от всяких там слюней-соплей ее вообще воротило, чему я была очень рада, так как тоже этого всего терпеть не могла.
   - Мама! - я ее все-таки окликнула , вспомнив, что хотела ей сказать, что хочу переехать в другую комнату, но мама нетерпеливо передернула плечом, даже не повернувшись в мою сторону. Лимма и ее спутницы почтительно мне поклонились и поспешили вслед за Иссой. Я огорченно вздохнула.
   - Не стоит так расстраиваться! Скоро вы увидитесь снова! - успокаивающе сказал стоявший рядом чародей. - Уверен, ты даже не успеешь соскучиться!
   - Я в этом не сомневаюсь! - хмыкнула я, вспомнив про истеричку, поджидавшую меня в комнате.
   - Вот видишь! Все уладится! - заверил меня магистр и ушел.
   Постояв пару минут в раздумьях, я решила пойти в общежитие, чтобы решить проблему с поселением.
   Проходя по своему этажу, я обнаружила незамеченную с первого раза кухню. Там уже находилось несколько девушек, усердно маскировавших готовкой свое настоящее занятие - сплетничание.
   Поздоровавшись, я вошла. Девушки на минуту затихли, окидывая меня оценивающим взглядом.
   - Новенькая? - пытливо осмотрев меня, спросила одна, судя по одежде, дриада с огненно-рыжими волосами.
   Я кивнула.
   - С соседкой уже знакомилась? - спросила вторая, миниатюрная блондинка-эльфийка, старательно помешивающая какое-то устрашающего вида зелье. По тому, что не только я, но и остальные приглядывались к зелью с недоумением, я с облегчением поняла, что не одна я не понимаю, что там вариться.
   - Нет, еще не знакомилась! Но могу с уверенностью утверждать, что это какая-то чокнутая истеричка с голосом, как у баньши! - хмыкнула я.
   Эльфийка страдальчески вздохнула, обильно посыпая варево солью.
   Дриада улыбнулась.
   - А вот мне повезло! Я с сестрой живу!
   - А я буду жить со своей одноклассницей! Мы с ней еще в Бульбийской школе вместе учились! Правда, здорово? - спросила третья девушка.
   Услышав это, я горестно вздохнула. Эх, подруги...Вот знала бы, что так случится, вообще никуда не поступала дальше... Но мои печальные думы развеялись в дым, после того, как мои ноздри защекотал отвратительный запах, который распространяла кастрюля с варевом эльфийки.
   - Фу! - я высказала свое мнение по этому поводу.
   - Что это? - скривилась дриада.
   - Суп... - растерянно пробормотала эльфийка, зеленея.
   - Не принюхивайся! - я быстро оттащила ее от кастрюли, так как начала опасаться, что эльфийка вот-вот упадет в обморок.
   Пока дриада торопливо очищала кастрюлю от остатков "супа", просмердевшего весь этаж, отчего из комнат начал доноситься стук поспешно распахиваемых окон, я решила дать горе-поварихе мастер-класс.
   Через полчаса кастрюля начала распространять восхитительные запахи.
   - Ну как? - спросила я эльфийку, набравшуюся решимости распробовать мое творение.
   - Вкуснотища! - та даже зажмурилась от удовольствия.
   - То-то же! - ухмыльнулась я.
   - Спасибо! - кивнула эльфийка и, угостив всех желающих супчиком, понесла кастрюлю в свою комнату. Я же еще пару минут поговорила с адептками, набираясь решимости для разговора со своей психованной соседкой.
   - Удачи! - улыбнулась дриада, когда я, трижды сплюнув, пошла к комнате.
   Дверь была заперта, и за ней были слышны чьи-то быстрые шаги. Набравшись смелости, я постучала. Шаги стихли. Потом зашуршали с новой силой. Через две минуты мне это надоело, и я постучала снова.
   За дверь послышалось "О всевидящая Керра!" и крепкое бранное слово. Дверь не открыли.
   "Точно истеричка, еще и невоспитанная!" - подумала я, и от жалости к себе начала стучать в дверь подкованным сапогом.
   Дверь распахнулась, и на пороге возникла...
   - Это я чокнутая истеричка?!
   - Это я здоровенный, тупой, потный варвар?!
   Столкнувшись нос к носу с эльфийкой, я не смогла сдержать улыбки: несмотря на приблизительно одинаковый рост, мы смотрелись настолько иначе, что могли бы претендовать на звание абсолютно разных.
   - Нет, она еще смеется! - возмутилась было эльфийка, но через минуту сама расхохоталась.
   - Входи уж, здоровенный, тупой, потный варвар! Ужин на столе! - хмыкнула она, отсмеявшись.
   - Между прочим, готовился ужин для чокнутой истерички, попрошу об этом не забывать! - заметила я, уже похрюкивая от смеха.
   Комната оказалась достаточно большой и просторной. Эльфийка уже успела захламить свою половину обилием всяких подушечек, игрушек и ковриков, причем все они были зеленого цвета. Кровать же представляла собой непонятную конструкцию из переплетенных лиан.
   "Ну, у каждого свои понятия об уюте!" - подумала я, вздохнув, и перевела взгляд на свою половину. Хм, девочки постарались! Моя половина была обставлена точь-в-точь, как берлога в Киррене, даже оружие висело на стенах в том же порядке, что и дома. Вот только кровать отсутствовала. Вместо нее на потолке красовалось четыре вбитых крюка. Не понимая, в чем дело, я снова обсмотрела комнату, и тут взгляд упал на длинный продолговатый предмет, накрытый белой простыней. На простыне чернела надпись "От бабушки".
   - Хм, интересно, что там? - заинтересованно проговорила я, подходя к подарку и готовясь взяться за простынь.
   - Гроб там! - спокойно ответила эльфийка, жуя кусок мяса.
   Я сразу же отскочила.
   - Гроб?!
   - Ну да! - кивнула эльфийка.
   Меня, честно говоря, немного поразила реакция эльфийки на атрибут похоронного дела.
   - А ты откуда знаешь? - спросила я, немного отдышавшись.
   - А ты посмотри на очертания! Гроб, он и в Имане гроб! - зевнула соседка.
   - Хм...Ты уверена? - подозрительно косясь на подарок с намеком, спросила я.
   - Ну да...И потом, я же туда заглядывала... - рассеянно ответила эльфийка.
   - А зачем ты туда заглядывала? - возмутилась я.
  -- Ну мне же надо было выяснить, есть там бабушка, или нет! - удивившись моей непонятливости, объяснила эльфийка.
  -- Ее же там нет, правда? - жалобно спросила я, опасливо косясь на гроб, накрытый тканью, уже готовая к тому, что сейчас из него вылезет что-то непонятное, и к тому же уже усопшее. Бабушка моя, правда, жива, но с нее станется засунуть мертвеца в гроб "для комплекта".
  -- Да нет там никого... - ответила эльфийка. - Обычный хрустальный гроб.
  -- Действительно, обычный... - повторила я. Вот бабушка удружила с подарочком!
   Полчаса провозившись с цепями, которые нужно было закинуть на крюки, мы слевитировали на них гроб.
  -- Хм...Уютненько... - оценила я свою кровать, умащиваясь поудобнее. - Ух ты, на нем еще кататься можно! - восхищенно взвизгнула я, раскачиваясь.
  -- Кстати, меня Тари зовут! - вспомнив наконец, что мы так и не познакомились, представилась я соседке.
   - Ашад Эрион Ли, к Вашим услугам! - учтиво поклонилась эльфийка, укоризненно поглядев в мою сторону. Ох уж эти церемонии! Покряхтывая, я сползла с цепей гроба и поклонилась в ответ.
   - Амон-Ши Элентари, рада знакомству!
   - Теперь можно просто Ли! - улыбнулась эльфийка.
   - Благодарю за оказанную честь! Можете обращаться ко мне на ты, и просто Тари! - кивнула я.
   Ли досадливо поморщилась - предложив общаться на "ты", я перепрыгнула сразу через два пункта церемониала, но потом кивнула.
   - Хорошо, будем на "ты"!
   Через несколько мгновений тишину комнаты нарушил мерный стук в дверь. Удивленно посмотрев друг на друга, мы, не сговариваясь, подошли к двери с разных сторон. Эльфийка сжимала в руке сковородку, а я нашарила рукоятку кухонного ножа.
   - Кто там? - пытаясь сдержать дрожь в голосе, спросила я.
   - Светозар Велеречивый, Верховный маг, колдун и чародей! По совместительству ваш новый ректор! - прозвучало за дверью.
   Опасливо пригнув голову, Ли открыла двери. В коридоре действительно стоял магистр Светозар с кипой свитков, которые левитировали у него над головой.
   - Амон-Ши Элентари и Ашад Эрион Ли? - учтиво кивнул магистр.
   - Ыгы! - промычала я. Эльфийка ограничилась кивком, который с легкостью можно было принять за эпилептический припадок.
   - Это вам! - изящный взмах кисти - и к нашим головам величаво поплыли два свитка.
   - Э-э-э...
   - Это ваши аттестаты! Завтра будьте так добры прийти в восемь утра в актовый зал. Там состоится знакомство с преподавателями и описание всех тех чудесных предметов, которые вам предстоит учить. Правда, прелестно? - голос магистра так и лучился доброжелательностью.
   - Ыгы! - выдавила я и закрыла дверь. Не знаю почему, но я его, мягко говоря, побаивалась. Судя по зеленому лицу эльфийки, соседка разделяла мои чувства.
   Остаток вечера я потратила на то, что разбирала свои вещи, привезенные из Китежа. Ли тем временем забавлялась, заставляя свою кровать отращивать ножки.
   - А где все твои вещи? - удивилась я, увидев, что шкаф эльфийки пуст.
   - Завтра после лекций привезу из дому! - небрежно отмахнулась эльфийка.
   Внезапно в шкафу мелькнул проблеск света, и там что-то бухнуло, словно взорвался точечный огненный сгусток. Опасливо приоткрыв дверцу, эльфийка с визгом подскочила, когда к ее ногам выпали два непонятных свертка. Вооружившись коллекционным копьем, которое эльфийка поспешно стащила с моей стены, я перерезала тесемку, связывавшую свертки. Пергамент зашелестел, являя миру нечто, похожее на половые тряпки.
   - Фу! Это что, тонкий намек, что нам нужно прибраться в комнате? Так мы же только сегодня в нее заселились! - тыкая тряпки копьем, брезгливо поморщилась эльфийка.
   Присмотревшись, я хохотнула, забрав у эльфийки копье и подцепив тряпку на наконечник.
   - Нет, тут все еще более запущено!
   Эльфийка тихо охнула.
   - Это что, наша новая школьная форма? Да они что, издеваются?
   Уныло повисшая на кончике копья тряпка пыльно-серого цвета оказалась мантией с символикой Школы - геральдическим орлом.
   - Я это не одену даже под страхом смертной казни! - категорично заявила эльфийка, демонстративно запихивая мантию под шкаф.
   Я лишь хмыкнула, устраиваясь в гробу на ночь. Кажется, я наконец-то нашла одежду для манекена, на котором я тренировала удары!
  
   Глава 3. Фулюганство.
  
   - Але! Але! Ав, ты где? Отзовись, друг! - сонно бормотало зеркало уже полчаса. Эльфийка уже вступила в активное переругивание с уныло пыхтевшим зеркалом, когда я, спросонья не поняв, в чем дело, запулила в зеркало сначала подушкой, а потом висевшей на цепи гроба сорочкой(никак не могу себя приучить держать вещи в порядке). Реакция соседки была еще более бурной. Заспанная эльфийка, которую так и хотелось обозвать упырицей, шипела на проявившегося в зеркале парня.
   - Пшел вон, чурбан! Да сколько можно? Как ты вообще осмелился сюда зеркалить в два часа ночи! Вот я тебя сейчас ка-а-ак сглажу!! - все больше распалялась она, чуть ли не метая искры.
   - Я не понял, куда вы Ава дели, ведьмы дыевы? А ну быстро привели мне его сюда, а не то я счас ка-а-а-ак телепортирую в ваше ведьмино кодло!! - не сдавался парень.
   Внимательно осмотрев его внешность, я тихо присвистнула, однако свист услышали все.
   - В чем дело, Тари? - негодующе спросила эльфийка, пыхтя от злости. Еще бы, наглец посмел увидеть ее ненакрашенную и со сна! Да за такое убить мало, а я свистеть вздумала!
   - Ли, это же велет! - прошептала я, но парень непонятно каким способом услышал и довольно приосанился.
   - Да какой это велет... Так... Мама в детстве кашей перекармливала! - фыркнула соседка. Я же, не будь дура, воспользовалась ситуацией и начала оглядывать незваного гостя.
   Из моей груди вылетел восторженный вздох. Парень начал было, рисуясь, напрягать мышцы, но был сбит с толку моим гневным окриком "Да не вертись ты! Не мешай любоваться!". Велет сперва не понял в чем дело, но, поймав направление моего взгляда, устремленного за его спину, понимающе улыбнулся.
   - Нравится? - спросил он, извлекая из ножен двуручник, в полтора раза больше моего и наверняка раза в два тяжелее. Я посмотрела на оружие таким влюбленным взглядом, что велет даже немного поежился.
   - Знаток? - спросил он, нянча двуручник, словно ребенка.
   - М-м-м....Любитель! - ответила я, не желая признаваться в том, что у меня за спиной на стенах, не отражавшихся в зеркале, висят десятки мечей, с которыми я иногда даже разговаривала, как с живыми. Зачем мальчику об этом знать? Пусть живет в сладком неведении!
   - Кстати, меня Диз зовут! - представился велет.
   - А я - Тари! А эта надутая кикимо... Ай! Прелестная эльфийка - Ли! - представилась я.
   - Да знаю я, как ее зовут! - улыбнулся велет.
   - Откуда? - я непонимающе оглянулась на эльфийку, и та кивнула.
   - Да, мы уже года два знакомы!
   - Но как?
   - Думаешь, он в первый раз зеркалом ошибается? - хмыкнула эльфийка.
   - Ага, я такой! Жутко рассеянный! Я попадаю к Ли так часто, что мы даже подружиться успели!
   - И о чем же ты думаешь, когда зеркалишь, а, дорогой? - ухмыльнулась я, с нескрываемым удовольствием наблюдая за тем, как по щекам велета разливается девичий румянец. Ведь всем известно, что для того, чтобы связаться посредством магического зеркала, нужно представить того, с кем хочешь связаться. Это конечно, сугубо субъективное мнение, но мне кажется, что таинственный Ав был немного не похож на эльфийку.
   - Думал...Я? Да про оружие думал... - замялся Диз.
   - Как про оружие? - удивилась я. Несмотря на то, что я иногда разговаривала со своим двуручником, сравнивать с ним кого-то из знакомых я бы не смогла(просто не нашлось бы достойных кандидатов на сравнение).
   - А вот так! - велет упрямо вздернул подбородок, и я поняла, что ничего путного больше от него не услышу.
   Эльфийка, слушавшая наш диалог, фыркнула.
   - Все эти железки! Тьфу!
   - Ты ничего не понимаешь! - в два голоса заявили мы и сразу же осеклись. Эльфийка перевела взгляд с одной виноватой рожи на другую и потянула:
   - Та-а-ак... И что все это значит? Это что, заговор?
   - Я уже сплю! - торопливо заявила я и укрылась подушкой.
   - А мне уже пора! Ав, наверное, ждет, пока я свяжусь с ним! - поспешно попрощался велет и отключился.
   Я же умиротворенно вздохнула, закрывая крышку. Надеюсь, мне все же дадут выспаться...
   Как же я ошибалась...
   Вибрирующий тонкий визг с наглостью буравчика ввинчивался в мою многострадальную не выспавшуюся голову, невесть каким способом проникая сквозь звуконепроницаемую, как мне раньше казалось, хрустальную крышку гроба. Громко стеная, я повернулась на другой бок, засунув голову под подушку. Не помогло. Визг с каждым разом увеличивал обороты, отчего крышка гроба начала уже печально позвякивать. Решив, что выспаться мне уже не удастся, я решила покинуть свое уютное лежбище, и выяснить, что именно является источником шума. Как ни странно, источник оказался куда ближе, чем я предполагала. Как оказалось, визжала эльфийка, которая стояла на столе, вооружившись поварешкой. Около двери уже торчала чья-то любопытная физиономия, в которую так и хотелось запустить тапком.
   - Гы! Чего визжишь? - поинтересовалась физиономия у эльфийки, взявшей звуковую паузу
   Та генеральским жестом указала физиономии на пол.
   - Гы... - озадаченно протянула физиономия, не поняв юмора. - Кстати, а чегой-то я твою соседку вчера не видал?
   - Ты не видал, так я видала! В гробу я ее видала!! - рявкнула эльфийка, осуществляя мою мечту и запуская в физиономию тапком. Та ненадолго скрылась в недрах коридора, но затем появилась вновь.
   - Так я не понял, в каком гробу ты ее видала? - решила уточнить физиономия.
   - Вот в этом! - сказала я, и для пущего эффекта начала вставать из гроба, предварительно разлохматив волосы.
   Мнение физиономии о природе такой аномалии разделились.
   - Кровопийца! Ведьма!! Чудище!!!
   - Брысь! - отмахнулась я, спрыгивая.
   Физиономия позеленела и упала в обморок.
   - Куснуть его для острастки, что ли? - задумчиво протянула я, разглядывая шею слабонервного. - Нет, у него шея не мытая!
   Вот так рассуждая, я схватила его за ноги и вытащила в коридор. Затем посвистывая, я направилась к шкафу и выудила оттуда нечто, отдаленно напоминавшее блузку с юбкой. Удовлетворенно кивнув, я начала переодеваться. То, что это, с позволения сказать, убранство, едва-едва прикрывало срамоту, меня мало волновало. Поляница я али не поляница, в конце концов? Всем известен стиль одежды дев-воительниц, поэтому я даже не стала оглядываться на присланную вчера школьную мантию. Эльфийка почему все еще стояла на столе, но я не стала обращать на это внимание. Мало ли что соседке в голову взбрело, каждый имеет право на мелкие житейские радости!
   - А-а-а-а!!! Не двигайся! Он ползет к тебе!! - истошно завопила эльфийка, внимательно вглядывавшаяся куда-то в пол. Я не успела и глазом моргнуть, как жалобно зазвенели цепи, на которых висел гроб, и эльфийка, доселе стоявшая на столе, уже появилась в моем гробу, который я еще не закрыла крышкой.
   - Чего? - пропыхтела я, прыгая на одной ноге, пытаясь втиснуть ногу в сапог.
   Испуганно выглянув из-за хрустальной стенки, эльфийка указала мне на какое-то коричневое зернышко на полу, методично шевелящее лапками.
   - Ли... Ты хочешь сказать, что весь переполох, перебудивший половину этажа, был устроен из-за таракана? - выронив второй сапог, который я только собиралась обуть, я недоверчиво уставилась на побледневшую соседку, стиснувшую в кулаке поварешку.
   - Тари, это же ТАРАКАН!! Это же страх и ужас! - ответила эльфийка, не забывавшая все время следить за передвижениями таракана по полу.
   - Ну и что? - я равнодушно пожала плечами, снова принимаясь за обувку. Меня, как особу, прожившую десять лет в китежском общежитии, сложно было запугать каким-то мелким паразитом. В Китеже я прошла самую настоящую школу жизни, так что мне уже впору было писать мемуары. - Ли, в моем прежнем общежитии, где я жила с двумя дриадами, тараканы были вообще дрессированными, и ничего!
   - Как это дрессированными? - изумилась эльфийка, наконец сподобившаяся оторвать от таракана взгляд.
   - А так: стукнешь тапком по столу раз - таракан бежит, стукнешь два раза - останавливается. Говорят, у профессионалов тараканьей дрессировки даже получалось приучать их таскать еду из соседних комнат! - ответила я улыбаясь.
   - Врешь! - открыла рот эльфийка.
   - Ничего подобного! У нас ведь в общежитии и тараканы особенные были! Чихать они хотели на все заклятья! Даже магистр Виттор пытался их вывести, и то не смог! Поначалу мы тоже на тараканов с тапками охотились, некоторые даже конспекты приспособили, да уж больно учителя возмущаться начали, что все листы конспектов стали подозрительно пятнистые! - ответила я и засмеялась.
   - Это ты надо мной смеешься? - подозрительно спросила эльфийка, на всякий случай пригрозив мне поварешкой.
   - Нет, я просто вспомнила, как Сандра, пытаясь попасть по таракану, три тарелки каблуками разбила! - хмыкнула я, вспоминая, как рафинированная дриада, нанеся боевую раскраску, с гиками и воплями бегала по комнате с ботфортом в одной руке и свитком в другой, охотясь за распоясавшимися паразитами.
   Хрясь! Выждав подходящий момент, я наступила на таракана, посмевшего приблизиться к моему сапогу на расстояние менее двух пядей.
   - Готов! - оповестила я эльфийку, умиротворенно разглядывая мокрое пятно на полу.
   - Теперь его надо похоронить! - внезапно заявила эльфийка. - Тари, ты бессердечно убила ни в чем не повинное насекомое! Теперь нужно его похоронить, чтобы он тебе не мстил!
   - Ли, ты, наверное, шутишь! - изумилась я.
   - Нет, конечно! - ответила эльфийка, торопливо переодеваясь. - Нам нужно похоронить его где-нибудь...о! Школьный двор как раз подходящее место!
   Поняв, что Ли просто так не отстанет, я пожала плечами.
   - Нужно так нужно! Тогда, Ашад Эрион Ли, я доверяю тебе честь нести усопшего к месту погребения!
   - Э-э-э-э... Знаешь... Тари, наверное, можно будет немного упростить церемониал и похоронить его вот в этой кадушке с землей! - эльфийка торопливо стащила с подоконника горшок с цветком.
   - А усопшему это понравится? - задумчиво спросила я.
   - Конечно, понравится! - поспешно заверила меня соседка. - Это же цветок из Гларии! Ему придется по вкусу!
   Наскоро смастерив гроб, я осторожно соскоблила щепкой с пола и сапога останки таракана, павшего в неравной битве с моим подкованным сапогом. Эльфийка придирчиво осмотрела бумажное изделие с непонятной кашицей внутри и подозрительно на меня посмотрела. Пришлось заверять ее, что гроб делался по трафарету(трафаретом послужила моя кровать), и полностью удовлетворит погребальные требования усопшего
   Еще раз подозрительно осмотрев вместилище останков, эльфийка фыркнула и взяла его каминными щипцами.
   - Не жульничай! - возмутилась я, наскоро буравя в вазоне дырку.
   - Ты тоже не шибко стараешься! - возразила соседка, показывая на кривобокую "могилу", в которую гроб с тараканом пришлось заталкивать.
   Часы на Главной башне Школы пробили восемь раз.
   - Восемь утра! Ли, мы опаздываем! - заторопила я безмерно скорбящую у вазона эльфийку.
   - А? Что? О! Ну тогда, пока, дорогой, мы будем вечно тебя вспоминать! - она послала воздушный поцелуй горбику свеженасыпанной земли и бросилась переодеваться.
   - Куда?! Ты же только что переодевалась! - возмутилась я, поглядывая на часы, которые уже отмерили пять минут девятого.
   - Тари, неужели ты думаешь, что я смогу выйти в одежде, в которой я только что была на похоронах?! - неприкрыто изумилась эльфийка. Когда она поймала мой взгляд, то добавила:
   - Для эльфов это очень важно!
   Я утомленно вздохнула, но вздох так и не перешел в выдох. Воздух заметался в спертом горле и я выдавила:
   - Ли! Спасайся! Лезь на стол!
   Эльфийка, ничего не понимая, обернулась и застыла. Горбик земли, который она только что поливала воображаемыми слезами, засеребрился, словно там что-то копошилось.
   - И-и-и-и!!! - завопила она, выскакивая на стол. Я же предусмотрительно заняла более выгодную позицию, то есть запрыгнула в гроб.
   - Это призрак таракана? - вопросительно взвизгнула Ли, швыряя в серебристо-молочное марево тапком. Тапок ребром ударился в пол и накрыл паразита.
   - Он уже это...? - неуверенно спросила эльфийка, левитируя тапок. Новый визг огласил тишину комнаты - серебристый полупрозрачный таракан уверенно шествовал в сторону Ли.
   - Почему он стал призрачным? - относительно спокойно, то есть зашвыривая таракана точечными боевыми сгустками, спросила эльфийка.
   Меня осенило.
   - Ли, ты говорила, что тот цветок из Гларии?
   - Ну да! - кивнула соседка, сбросив на насекомое чашку, оросившую все стены остатками чая.
   - И земля, стало быть, тоже из Гларии? - продолжила допытываться я.
   - Эти цветы на другой и не растут... О Всевидящая Керра, что я наделала! - выдохнула эльфийка.
   Я мрачно кивнула. Земля Первого эльфийского леса была всем известна своими магическими свойствами. Неудивительно, что невинно убиенное насекомое стало призраком! Неизвестно еще, кому надо сказать спасибо за то, что он не превратился во что-нибудь еще, побольше и покровожаднее!
   - Что же с ним делать? - испуганно спросила эльфийка, так как таракан уже приближался к ножке стола, на котором она стояла. - Я уже попробовала все известные мне заклятья и против тараканов и против призраков!
   - Спокойствие, соседка! Что является самым действенным способом в борьбе против тараканов? - обратилась я к эльфийке.
   - Тапок? - неуверенно спросила та.
   - Именно! А против таракана-призрака?
   - Так и просится ответ - тапок-призрак! - хмыкнула эльфийка, отодвигаясь подальше от края стола.
   - Ответь так и будешь права! Именно тапок-призрак! - затараторила я, маня к себе эльфийскую обувку, расшитую бисером.
   - Тари, что ты задумала? - недоуменно спросила соседка, видимо, подозревая, что я уже немного тронулась умом на почве утреннего стресса.
   - Сейчас увидишь! - многообещающе пропела я, прижмурившись.
   На предпоследнем году обучения в Китеже я выучила одно интересное заклинание из книги из Закрытого фонда, которое мне не терпелось сейчас опробовать. Суть заклинания состояла в вытягивании призрачной сущности из предметов.
   Играя на публику, то бишь, на эльфийку и временно притихшего таракана, я грозно уставилась на тапок и грозно завопила:
   - Умри же! - а про себя пробормотала слова заклинания "Выпертум здыхликус!"
   Тапок издал предсмертный скрип, который подхватили таракан с эльфийкой (таракан зашуршал, а эльфийка пискнула), и тапок лопнул по шву. Через пару мгновений останки тапка шевельнулись, и от них отделилась серебристая тень, горестно замигавшая при виде оставленной на моей ладони своей бренной плоти. Внезапно взор тапка (если данное выражение применимо к безглазой обуви) пал на таракана. Тапок дрогнул, признав в призрачном паразите своего извечного врага, и спикировал на него. Раздался противный хруст, и с бунтующим тараканьим привидением было покончено.
   - Здохнис! - пробормотала я, и призрак тапка тоже канул в небытие.
   - Все? Он уже не появится? - придирчиво осматривая пол, спросила эльфийка.
   - Все! Ли, никому никого больше не надо хоронить? - впопыхах застегивая ножны с колотившимся о зад двуручником, спросила я.
   - Ну....
   - Ли!!
   - Не надо!
   - Тогда давай быстрее, мы уже и так на знакомство с учителями опоздали! - поторопила я соседку, которая решила напоследок осмотреть себя в зеркале.
   Бросив страдающий взгляд на зеркало, эльфийка со вздохом повиновалась.
   Спустившись со второго этажа жилого крыла, мы остановились в холле.
   - Эм-м-м... Ли? Ты не знаешь, где находится актовый зал? - оторопело разглядывая множество дверей, ведущих в правое крыло, спросила я такую же оторопевшую эльфийку.
   - Честно говоря, я хотела то же самое спросить у тебя! - призналась Ли.
   - Что ж, тогда будем действовать по старинке! - вздохнула я, направляясь к ближайшей двери.
   - Это как? - полюбопытствовала эльфийка, едва поспевая за мной.
   - А вот так! - я широко распахнула дверь. - Ой!
   Комната, обнаружившаяся за дверью, оказалась классной комнатой, заполненной адептами-пятикурсниками, которые столпились над вяло булькавшим котлом, отвратно чадящим, прямо как давешний эльфийский супчик.
   - Чего? - недоуменно обернулся к нам один, держащий в руке пакетик с каким-то буроватым порошком. От резкого движения край пакетика надорвался, и часть порошка просыпалась в котел. Варево взбурлило, и адепты, поспешно сваливая парты, начали прятаться за ними. Мы поспешно закрыли дверь, и вовремя. В комнате прозвучал громкий звук взрыва, а затем влажное шлепанье какого-то непонятного вещества по стенам. Не став дожидаться, когда из комнаты выбегут жаждущие мести адепты, мы поспешили дальше.
   Число открытых нами дверей уже тяготело к дурной бесконечности, когда, наконец, перед нами возникли высокие двери резного дуба. На двери золотилась табличка "Актовый зал".
   - Открывай! - я подтолкнула слегка дымящуюся эльфийку - результат открытия двери номер сорок девять.
   - Нет, сейчас твоя очередь! - попятилась от двери эльфийка.
   - Неправда, я только что открывала! - я отжала прилипшую к телу мокрую блузку - привет от двери номер семьдесят восемь. Моя одежда стала настолько мокрой, что даже не оставалось простора для воображения.
   - Вместе? - робко предложила эльфийка, и я кивнула.
   Крепко схватившись за ручку двери, мы толкнули дверь, которая отворилась с жутким скрипом.
   - Э-э-э.... Здравствуйте! - неуверенно поздоровались мы с полусотней адептов, облаченных в пыльно-серые мантии. Красная мантия магистра ярким пятном выделялась на сером фоне, а теперь и наши зеленый и синий наряды составили ей конкуренцию, что магистра, мягко говоря, не обрадовало.
   - Садитесь! - кивнул Светозар, стоявший на сцене, недоуменно поглядев на часы. Я даже не стала оглядываться, так как знала, что мы опоздали минимум на час.
   Пока мы обходили зал в поисках свободных мест, царила гробовая тишина. Все взгляды были направлены на нас, отчего я даже немного поежилась, буквально ощущая любопытствующие взгляды.
   Свободных мест не оказалось, и нам пришлось садиться на поспешно наколдованные Светозаром стулья, которые появились посреди сцены. Попытавшись поднять стул, чтобы отнести его в зал, я чуть было не надорвалась.
   - Сидите здесь! Пространственная магия очень капризная, куда предмет перенесся, там он и останется, вы его с места не сдвинете! - пояснил Светозар в ответ на мой недоуменный взгляд. Ага, как же! Судя по его хитро поблескивающему взгляду, это была мелкая мстя за игнорирование школьной формы и опоздание.
   - Мы, наверное, постоим! - выдавила эльфийка, не обрадовавшаяся перспективе сидеть перед всеми.
   - Ну уж нет, окажите милость! - настоял Светозар.
   Пришлось повиноваться. Эльфийка скромно присела на краешек стульчика и положила руки на колени, смущенно опустив взгляд на дощатый пол сцены, чтобы не видеть лица злорадно усмехающихся адептов. Я же, наоборот, с размаху приземлилась на страдальчески скрипнувший стул, забросила ногу на ногу, и начала вызывающе глазеть на зрительный зал, как бы невзначай поглаживая рукоять двуручника. Число злорадно скалившихся заметно поубавилось.
   - Знаете ли вы, что вы пропустили знакомство с учителями? Это же, как говориться, произвол и хулиганство!- осуждающе взглянув на нас, спросил Светозар, причем слово "хулиганство" в его исполнении звучало как "фулюганство". Эльфийка покаянно кивнула. Я же, занятая перебрасыванием многообещающими взглядами с кандидатами на драку, попросту проигнорировала вопрос. От директора не укрылось подобное непотребство, и он глухо кашлянул. Удивленно обернувшись в его сторону, я поймала краем взгляда страдальческое выражение лица эльфийки, и поспешно его копировала. При виде моего скособоченного лица, магистр поперхнулся кашлем и продолжил:
   - Надеюсь, вы можете объяснить нам причину столь долгой задержки?
   Я замялась. Не буду же я, в самом деле, посвящать и без того втихомолку ржущих над нами адептов в перипетии битвы с тараканом и последующего за ней торжественного погребения оного? А за тараканьего призрака я вообще молчу!
   - Э-э-э-э... Мы заблудились и проспали! - ответила эльфийка.
   - Что вы, извиняюсь, делали? - недоуменно вскинул бровь магистр.
   - Проспали и заблудились! - скорректировала я ответ соседки.
   - Эй, а можно, я буду вашим будильником! А я - вашей картой! - донеслось с задних рядов. Видимо, там уже оценили все прелести полянского наряда и эльфийского платья. Светозар посмотрел туда очень добрым взглядом, и там тихо ойкнули. Больше комментариев оттуда мы не слышали.
   - Итак, как я вам говорил до прихода опоздавших ээээ...да, Амон-Ши Элентари и Ашад Эрион Ли... - Светозар прочитал наши имена из услужливо прыгнувшего в его раскрытую ладонь свитка со списком, и продолжил - Сейчас мы будем сортировать вас по факультетам.
   Зал взбудоражено загудел. Всем интересно было знать, какое именно будущее им уготовано.
   Перед Светозаром снова возник свиток со списком.
   - Итак, начнем! Должен сразу вас предупредить, что с этого года группы будут смешанными, то есть, адепты-теоретики будут учиться с адептами-практиками. У каждого из вас будет профильный предмет, остальные же предметы вы вольны выбирать сами из списка, данного для вашего факультета. Всего предметов, которые вы должны выбрать, будет восемь.
   И Светозар начал зачитывать имена по списку. Это все я пропускала мимо ушей, потому что меня, мягко говоря, не интересовало, где будет учиться, например, Хтой Мрямр, окончивший Здыхликовскую школу ведьмачества.
   - Амон-Ши Элентари! - так, это уже поинтереснее...
   - Факультет практической магии, профильный предмет - боевая магия (фух! Я уж было испугалась, что куда-то к теоретикам зашлют, буду там перьями махать, да пергаментом обороняться!), группа - ЗЛА.
   - Чего? Группа зла? А группы добра в Школе не предвидеться? - громко возмутилась я. - Знаете ли, "группа зла" звучит как приговор!
   - Если бы вы не заблудились и проспали, госпожа абитуриентка, то вы бы наверняка не удивлялись подобной аббревиатуре, так как знали бы, что ЗЛА - это "Защита, Лечение, Алхимия"! - отрезал Светозар и продолжил читать дальше. Я сначала немного смутилась, но потом возмутилась вновь.
   - А почему это я абитуриентка? Ведь я уже поступила!
   - А вот студенткой вы станете тогда, когда отучитесь в ЗЛА хотя бы неделю и выживете! - сказал Светозар, с удовольствием наблюдая за разливающейся зеленью на моем лице. Эльфийка, минуту назад пополнившая ряды ЗЛА, засобиралась падать в обморок, но я ей не разрешила.
   - Спокойствие, соседка! Не теряй расположения духа! - подбодрила я ее, хлопая по щекам.
   - Хорошо хоть, что алхимия - профильный! - пробормотала она, приходя в себя. - Знала я, что не надо было отсебятничать, когда ответы писала! Вот и загремела на практику!
   - Это еще ничего! Я вот вообще в четырех местах свиток ножами пробила, не знаю даже, как экзаменаторы там что-то прочитать смогли! - хмыкнула я.
   - А чего это ты его пробила? - полюбопытствовала эльфийка.
   - Да там клякса одна была, отчего-то начавшая прыгать. Да еще сглажена небось была - она прыгнет, и пергамент следом, а я еще вопрос последний не дочитала до конца! - возмутилась я, вспоминая свой экзамен.
   - И что ты сделала? - заинтересовалась эльфийка, щипая себя за щеки, чтобы вернуть румянец.
   - Взяла из перевязи ножи метательные и пригвоздила свиток к столу, что же еще! - хмыкнула я. - Да только странно как-то получилось... Пригвоздить-то пригвоздила, да только последнего вопроса, так и не прочитанного, я не увидела. Исчез он почему-то...
   - Видимо, этим вопросом было укрощение свитка! - догадалась эльфийка.
   - Да? А я то думала, чего это экзаменаторы так переглядывались удивленно, когда втроем пытались ножи из парты вытащить! - хмыкнула я.
   - Сейчас вы получите свитки со списком предметов, из которых вам предлагается выбрать те, которыми вам предстоит заниматься. Кстати, практики, заметьте, что некромантию, основы высшего чародейства и историографию выбирать уже не надо, так как их выбрали до вас! Это обязательные предметы!
   Вокруг возмущенно зашумели.
   - Да как? Что за безобразие! Почему? - доносилось со всех сторон, пока Светозар, досадливо поморщившись, не хлопнул в ладоши, временно заклеив всем рты. Адепты не растерялись, и начали вдохновенно мычать сквозь склеенные губы.
   - Этот вопрос не обговаривается! - Светозар раздраженно хлопнул еще раз, отнимая у мычавших голос. Воцарилась тишина. Кто-то стукнул было ногой в пол, но на него замахали руками, жестами объясняя, что с ним сделают после, если магистр еще и ноги с руками склеит. Бунт был подавлен, и в руках у каждого появился список и перо.
   Я с интересом изучила список.
   Факультет практической магии.
   Первый курс.
   Амон-Ши Элентари
   Статус: ЗЛА.
   Прочитав заглавие, я хмыкнула - с таким статусом и жить веселее!
   Далее следовал перечень предметов:
   Профильный предмет :
   1. Боевая магия. Магистр Трувор Пегий.
   Обязательные предметы:
   2. Основы высшего чародейства. Магистр Настая Кнурр
   3. Историография. Магистр Анилена Бздынь.
   4. Некромантия. Магистр Марена Карна.
   Предметы по выбору:
   5. Предсказания. Магистр Пиф Пифыч.
   6. Пентография. Магистр Никлас Графикус.
   7. Сервитутский язык. Магистр Гайюс Флавий Узуфрукт.
   8. Анималогия. Магистр Илий Зооф.
   9. Алхимия. Магистр Нострам Деус.
   10. Артефактология. Магистр Тиль Ласский.
   11. Демонология. Магистр Светозар Велеречивый.
   12. Основы целительства и
   13. Травология. Магистр Выжеслав Листвен.
   14. Расология. Магистр Корь Лей.
   15. Телепатия. Магистр Дави Мышкин.
  
   Ненадолго задумавшись, я начала выбирать предметы. Хм... Боевая магия научит, как надрать врагу...хм, как победить, поэтому стоит выбрать расологию, чтобы знать, кому можно бить ... кхм, лицо, а кому - повременить. Я поставила напротив расологии птичку. Дальше... Ну, демонология - понятно, это дело нужное, научусь обращаться с потусторонними тварями, анималогия - чтобы познакомиться с повадками тварей этого мира.
   Осталось выбрать еще один предмет, и мой взгляд бестолково заметался по списку. Предсказания? Нет... Как говорит моя мама, нужно не уметь предсказывать будущее, нужно это самое будущее делать! Пентография? Нет, ни за что! У меня в памяти была еще свежа история, которая произошла в Китеже, когда один...не очень умный маг нарисовал на полу своей комнаты руну телепортации, но ошибся в одной черточке. В итоге, от комнаты только пол и остался, а самого телепортанта пришлось смахивать с оного пола веником.
   Сервитутский? Никогда не любила язык древних, да и незачем он мне...Алхимия не подходит, так как я, как до безобразия неаккуратная особа, не в состоянии сварганить ни единого мало-мальски приличного зелья, ведь приготовление эликсиров требует филигранной точности и аккуратности. Со всякими травками возиться - несолидно как-то, да и лечение чужих болячек не входило в мои планы.
   Телепатия? Копаться в чужом мозгу, когда и в своем бес ногу сломит? Нет уж, увольте. Осталась лишь артефактология, против которой я ничего особо негативного не имела. Вздохнув, я поставила последнюю птичку. Как только я это сделала, свиток дрогнул и исчез, возникнув уже около Светозара.
   Удивленно глянув на улепетнувший список, я обернулась к эльфийке. Та мучительно грызла кончик пера, терзаемая муками выбора. У нее уже были отмечены пентография и сервитутский, и она перечитывала список в надежде на озарение. Роль озарения сыграла я, предложив ей выбрать артефактологию и анималогию. Действовала я исключительно в эгоистичных интересах, даже не думая, что эльфийка согласится, но та кивнула и отметила их в своем списке. Свиток эльфийки так же исчез.
   Через две минуты свитки заполнили все адепты, и Светозар дал всем знак расходиться и готовиться к первой лекции, которая должна была вот-вот начаться.
   Внезапно в толпе я заметила знакомый двуручник. Клеймо гномьей фирмы на гарде живо подмигнуло мне в луче солнца, и я разглядела маячившую в толпе широкую спину обладателя оружия.
   - Ишь, какой жук! Ли, глянь, не успела я и дня отучиться, как меня уже убивать пришли! - хмыкнула я, потащив эльфийку за собой.
   - Ну-ка, покажи мне этого самоубийцу! - хихикнула Ли.
   - Сейчас покажу! - я хлопнула дружинника по спине, отчего тот как-то странно скособочился.
   - Ну привет, должник! Не терпится счеты свести, раз ты меня уже и в Школе нашел? - полюбопытствовала я.
   - А? Что? О, привет, Тари! А что ты тут делаешь? - недоуменно спросил Славен, потирая плечо.
   - Я? Учусь я тут! А ты что тут делаешь? Мстить пришел?
   - Вот дый! Дык я тоже учиться тут буду! - ответил дружинник.
   - А как же служба? - удивилась я. Эльфийка, стоявшая рядом, ощутимо стукнула меня в бок. - Ах да, Славен, это моя соседка по комнате, Ашад Эрион Ли!
   - Аш-шшад Эр-р-р... - Славен запнулся, обводя эльфийку слегка затуманенным взглядом.
   - Можна просто Ли! - эльфийка пришла к нему на помощь, и парень покраснел.
   - Ыгы... А я Славен... - и он поспешно поплевал на ладонь, вытер ее об кольчугу и протянул эльфийке.
   Ли растерянно оглянулась на меня, и торопливо коснулась ладони дружинника.
   - Ну так что, мстить будешь, или как? - вздохнув, спросила я. Тоже мне, герой-любовник...
   - А? Что? А... Или как... - промямлил парень.
   - Э-э-э... Ну так что делать будем? - я попросила пояснить ситуацию, когда молчание стало до неприличия долгим.
   - Завтра утром на поле для ристалищ, пойдет? - спросил парень, уже немного отошедший от ступора.
   - Отлично. Оружие? - деловито осведомилась я, прикидывая, что именно может выбрать такой... кхм...большой мальчик, как Славен.
   - Да чего голову ломать, двуручник!
   - Боевой, я надеюсь? - хмыкнула я, проверяя парня на смелость.
   - Нет, знаешь, возьмем в руки зубочистки, оденем на головы кастрюли и обмотаемся одеялами, чтобы, не приведи боги, не пораниться! - ответил Славен.
   - Отлично, значит, боевые! Терпеть не могу эти тренировочные игрушки! - у меня даже глаза загорелись от предчувствия завтрашнего поединка.
   Эльфийка, до этой поры тактично делавшая вид, что не слушает, вклинилась между нами.
   - Минуточку, вы что, действительно драться собрались? - спросила она.
   Славен выразительно на нее посмотрел, я, в добавок, скорчила страшную рожу.
   - Но зачем? Это же...Это же неправильно! Зачем вы бьетесь? - жалобно заканючила Ли. - Может, не будете?
   - Что? Сдаться без боя? Ни за что! - заявила я категорично.
   - Это вопрос чести! - добавил Славен.
   - Чокнутые вы какие-то! - заявила эльфийка.
   - Соседка, я тебя не понимаю! Ей бы радоваться, а она шум подымает! Вот представь себе, что ежели этому заморышу повезет... - начала я.
   "Заморыш" сразу же принял боевую стойку.
   - Папраашу без оскорблений! Или поединок придется перенести на более ранний срок!
   - И представлять не хочу! - эльфийка встала в позу, уперев руки в боки.
   - А вот ты все таки представь! Ведь тогда ты сама в комнате жить будешь! Ты же этого хотела! - соблазняя соседку маячившими в ближайшем будущем перспективами, сказала я.
   - Ага, а кто мне кушать готовить будет? - шмыгнула носом эльфийка. - Нет, не пойдет! Вы драться не будете!
   - Еще предложи нам выяснять отношения с помощью подушек! - хохотнул Славен.
   Эльфийка засияла.
   - Вот! А действительно, почему бы нет? Бейтесь подушками!
   - Подушками, говоришь... - протянула я, перемигиваясь со Славеном. - Ну, раз ты настаиваешь...
   - Да, настаиваю! - кивнула эльфийка.
   - Ну хорошо! Ну, Славен, так значит, завтра на рассвете? - обернулась я к дружиннику. Тот кивнул.
   - Ну вот и славно, что вы договорились! - улыбнулась Ли. - Кстати, Славен, ты где учиться будешь? На теоретика небось?
   Парень обиженно пробурчал:
   - Ничего подобного, практик я! С чего бы это вдруг мне в ряды червей книжных идти?
   - Ну ты же у нас такой хиленький, тошшенький! - хмыкнула я, имитируя интонацию сверх заботливой бабушки. "Хиленький" дружинник замахнулся было дать мне затрещину, но, услышав смех, понял, что над ним издеваются.
   - Профиль хоть какой? - полюбопытствовала я.
   - Боевая магия конечно! - Славен гордо расправил плечи, будто бы призывая полюбоваться собой. Некоторые адептки послушно начали глазеть на широкоплечего дружинника, но, окинув нас взглядом, покидали поле обозрения с предельной скоростью, видимо, не выдержав конкуренции.
   - Ух ты, какое совпадение! А группа у тебя какая? - спросила я.
   - Да там такое название смешное... А! ЗЛА!
   Мы с эльфийкой переглянулись.
   - Ну здравствуй, дорогой одногруппник! - с чувством поприветствовала Славена эльфийка.
   - Вы что, серьезно? - у бедного дружинника отвалилась нижняя челюсть.
   - Ага. Ты какие предметы выбрал?
   - Э-э-э... Счас... Я ж просто так выбирал, глаза закрыл и пером тыкал... А! Телепатию, сервитутский, расологию и анималогию! - наморщив лоб, вспомнил Славен. - А вы?
   - Я - пентографию, сервитутский, артефактологию и анималогию! - ответила эльфийка.
   - Я - демонологию, расологию, артефактологию и анималогию! - добавила я.
   Славен окинул нас оценивающим взглядом.
   - Ага, значит, сервитутский у меня с Ли, а расология... Ага! Слышь, Тари, знай, что я тебя не сильно убивать завтра буду! - заявил парень после кратковременного обдумывания сложившейся ситуации.
   - Это еще почему? - недоуменно обернулась я к дружиннику.
   - А у кого еще я буду конспекты списывать? Нельзя пилить сук, на котором сидишь!! - осклабился парень.
   - Да и как бы ты ее подушкой убил? - хмыкнула эльфийка.
   - Э-э-э-э... Да очень просто можно!
   - Это как это? - удивилась эльфийка, оборачиваясь. - Тари, ты что, собралась помирать от ударов подушкой?
   Я замялась.
   - Ну... Имелось ввиду, что я буду морально убита!
   - А, в этом смысле...
   - Тари, подушки у нас все равно двуручные будут? - спросил Славен, о чем-то раздумывая.
   - Ну да, конечно!
   - Ну ладно, тогда до рассвета!
   - До него, родимого... - рассеянно кивнула я, раздумывая, где бы найти подушку, в которую поместился бы двуручник. Подушка упорно не желала находиться. Хмыкнув, я решила отложить решение этой проблемы на потом, так как Ли уже тянула меня к доске с расписанием.
   - Так, что мы тут имеем... А имеем мы вот что... - задумчиво протянула эльфийка, читая только что проявившиеся надписи на свитках.
   - Так... Где же наше расписание... А, вот! - я начала зачитывать его в голос. - Значит, с восьми до десяти вводная лекция у Светозара...
   - Благополучно прослушанная! - вставила эльфийка.
   - Ага, прослушанная! - хмыкнула я, отчего кончики острых ушей эльфийки немного порозовели.
   - Но-но, попрошу без намеков!
   Я не стала отпираться и продолжила чтение.
   - С десяти до двенадцати - профильный предмет, с двенадцати до двух - некромантия... Дый, ну зачем некромантия! Терпеть ее не могу! - вздохнула я.
   - Ага! Это все конечно, для общего развития полезно, но не больше! - скривилась эльфийка, разделяя мое отношение ко всему вроде бы издохшему, но по недоразумению поднявшемуся из уютных могилок.
   По зданию школы разнесся вопль баньши, приглушенный, разумеется, до разумных пределов.
   - Это, видимо, знак, что наступила новая лекция!
   - Ну, тогда встретимся на некромантии! - кивнула я соседке и поплелась в комнату, чтобы надеть кольчугу.
  
   Глава 4. Попытка укусить гранит науки.
  
   - Итак, вы семеро желаете обучиться великому искусству боевой магии... Хм, забавно! Особенно меня удивляет восхитительная самонадеянность вот этих вот троих представительниц, так сказать, бабского племени! Да-да, я к вам обращаюсь! Рекомендую со всей доступной вашим длинным стройным и не очень ножкам скоростью покинуть поле для ристалищ, так как вы тут долго не протянете, а бабского нытья на своей территории я не потерплю! - пророкотал магистр Пегий, здоровенный косматый мужик с рыжей бородой, заплетенной в косички. Волосы на голове тоже были заплетены в косички, что дало мне полное моральное право зачислить магистра в столь презираемый им стан врага, то бишь, прекрасного пола. Шлем магистра, к моему бурному, но тщательно скрытому восторгу, был повышенной рогатости.
   - Ну, я жду! - магистр нетерпеливо упер руки в боки, но упрямые девицы не сдвинулись с места.
   - Ну хорошо... Тогда я подожду до следующего занятия, на которое вы, конечно, не придете! Что ж, голубки мои сизокрылые, будем знакомиться. Я - Трувор Пегий, магистр первой степени по боевой магии. Магии я буду вас учить постольку поскольку, так как ратное дело прежде всего - это не нелепое размахивание руками, и не бормотание смешных слов, это муштра и дисциплина! Я требую от своих учеников предельной собранности и максимальной самоотдачи! Если это кого-то не устраивает - милости прошу выйти вон! Всем все понятно?
   Мы кивнули.
   - Вот и прекрасно! Теперь ваш черед!
   Из строя вышел парень.
   - Фаззи, из Власлава. Специализация - меч и щит.
   Я окинула парня взглядом. Высокий, крепко сбитый, улыбчивый. Хм... Такой более гармонично смотрелся бы в компании у костра, травящий скабрезные анекдоты, чем в склепе с вурдалаками...
   - Госак, из Порт-Кора. Специализация - боевой топор.
   Ага, конечно, с такой рожей только с кистенем на широкую дорогу, куда там топор!
   - Шулар, из Бульбийска. Специализация - двуручник.
   Магистр хохотнул. Действительно, с такой комплекцией, как у этого типа, можно воевать исключительно зубочисткой, и то липовой!
   - Кхм... Э-э-э... Ну да... Специализация - рапира.
   Тут уж не только магистр, но и все остальные начали старательно прятать ухмылки, что не смогло укрыться от бдительного ока Шулара.
   - Да вы что это ржете! Я, между прочим, мастер рапирного боя!
   Фаззи неприкрыто согнулся от хохота, отчего Шулар обиженно нахохлился и замолк.
   Ба, знакомые все лица!
   - Славен, из Княжграда. Специализация - двуручник.
   На сей раз магистр не хмыкнул, а оценивающе окинул парня взглядом и, по-видимому, остался доволен. Внезапно его взгляд упал на предплечье Славена.
   - Ты что, дружинник? - спросил магистр, пристально рассматривая татуировку в виде оскаленной морды пардуса - герба Княжграда.
   - Бывший. Решил выучиться, а уже потом восстанавливаться в качестве боевого мага дружины, - ответил Славен.
   - Небось, княжеский дружинник? - протянул Трувор.
   - Да, из первой сотни!
   - А сотник кто?
   - Громовер, чтоб этому аспиду икнулось на посту! - Славена даже немного передернуло от несомненно ярких и незабываемых воспоминаний.
   - Громовер?! Так он еще жив, этот чертяка? - изумился магистр. - Помнится, служил я под его началом... - магистр с ностальгией вздохнул, отчего-то потирая копчик. - Однако, мы отвлеклись!
   - А меня зовут Хельга! Родом я из Здыхликовой Выси, но потом родители решили переехать...
   - Короче!
   - Ну так я и говорю, переехали мы...
   - Еще короче!!
   - Фи, солдафон! Ну ладно... Как там... А! Хельга, из Порт-Кора. Специализация - стрельба из лука.
   Я мельком поглядела на девушку. Нет, не эльфийка. Даже не дриада. На что тогда надеется? Обычная человеческая девушка, довольно высокая, довольно-таки фигуристая, две косы да глаза как тарелки, и ничего больше!
   Следующая девушка скорее угадывалась под слоем жутко бряцающих железок. Девушка очень старалась придать себе воинственный и внушительный вид, но перестаралась. Я даже немного поразилась - даже моя бабушка, почтенная Сиетта, не нацепляла на себя железо в таком количестве! Честно говоря, я даже немного удивилась, благодаря каким законам природы адептка все еще может сохранять вертикальное положение, ведь, по моим подсчетам, на ней висело не меньше пуда металла! Даже на лице у нее что-то металлически поблескивало.
   - Хола, из Княжграда. Специализация - древковое оружие.
   Девушка обернулась ко мне лицом, и я громко икнула. Как оказалось, Хола вставила себе в нос троллье кольцо, видимо, считая, что оно придаст ей еще более воинственный вид. Честно говоря, более нелепого зрелища я еще никогда не видела!
   - Итак, осталась последняя представительница слабого пола...
   - Ага, конечно... - проворчал Славен, потирая ребра. - Мечтать не вредно!
   Не слушая его бурчания, я выступила вперед.
   - Тари. Специализация - двуручник.
   - А приехала ты откуда? - подозрительно спросила Хола, ревниво оглядывающая мое одеяние.
   - Не важно!
   Действительно, сказала бы я, что я из города поляниц, так со мной бы никто тренироваться не захотел, побоялись бы! Может быть потом как-нибудь... Я дала знак Славену молчать, откуда я родом, и тот понимающе кивнул.
   Магистр задумчиво огладил внушительное брюшко.
   - Итак, голубки мои сизокрылые, начнем нашу тренировку... Становитесь по парам! Так, ты, мордатый! Становись напротив этого зубоскала! Дружинник, ух, молодец! Становись напротив этого... с рапирой! Только не убивай, я тебя очень прошу! Так... Вот дый, баб-то трое! Как бы вас так... Ага! Так, ты, блондинка, становись с этой сорокой! А ты... С кем бы тебя поставить...
   Фаззи и Госак, Славен и Шулар, Хельга и Хола уже стояли по парам, я же встала напротив магистра, отчего тот даже икнул.
   - Хм... А может тебя с дружинником поставить? - призадумался Трувор, оценивающим взглядом окинув стоящие перед ним пары.
   - Со Славеном? Нет! - я упрямо помотала головой. Дружинник подтверждающе кивнул, что он тоже не собирается со мной биться. По крайней мере, пока.
   - Это что еще за новости? Небось, струсила? - магистр немного по-птичьи наклонил голову вбок и гоготнул. Его смех с готовностью подхватили остальные.
   - Нет конечно! Просто выяснение отношений мы с ним перенесли на завтра!
   - Вот как... А чем же биться будете? - хмыкнул магистр.
   - Подушками! Двуручными! - гордо возвестил Славен, и чуть было не упал под шквалом дикого хохота.
   - Ладно! Только потом обязательно счет мне скажите! - прохихикал Трувор, вытирая слезы. К всеобщему удивлению, смех у него оказался девчачий - высокий и визгливый.
   - Непременно! - я ткнула Славена в бок, досадуя, что из-за этого недотепы стала объектом для насмешек.
   - Кхм... Ну ладно, пока будешь тренироваться в паре со мной... - магистр тяжело вздохнул и возвел очи горе, призывая своих богов оценить все глубину его морально-этических терзаний, и чтобы они оценили его жертву во имя ратного искусства.
   - Так, по моему сигналу начинайте тренировочный поединок! Бить в полсилы, пинаться в четверть, ругаться вообще нельзя! А я погляжу, на что вы способны! - и магистр хлопнул в ладоши.
   Возле нас недовольно завозились адепты, зазвучали первые неуверенные удары.
   Магистр Трувор, вздохнув, протянул свой меч, и слегка помахал им перед моим носом. Видимо, мне предлагалось бить по двуручнику, имитируя жаркий бой. Такая симуляция меня возмутила. Удар - и магистр с недоумением уставился на пустую кисть, из которой мгновением ранее я выбила оружие.
   - Ой, я такая неловкая! - я услужливо подала меч все еще удивленно моргавшему магистру. - Продолжим?
   Наставник кивнул, уже внимательно приглядываясь к моим движениям.
   Удар - и меч снова сизой уточкой взвился в воздух.
   - Магистр, может быть, мы все-таки немного потренируемся? - спросила я невинно, подавая Трувору меч.
   Тот оторопело кивнул. Воцарившаяся на поле для ристалищ тишина заставила меня оглянуться. Как оказалось, адепты давно уже забросили свои потешные бои и с интересом наблюдали за нашим противостоянием.
   - Чего это вы все остановились, а? - глаза магистра опасно сузились, и все поспешили занять исходные позиции.
   Магистр снял свой рогатый шлем (мечта всех вероломных жен), и стал в позицию. Причем встал нарочно по солнцу. Я забегала вокруг него, пытаясь найти место, где мне не мешали бы лучи света.
   - Чего это ты вокруг меня кругами бегаешь, как кот около кринки со сметаной? - хмыкнул магистр.
   - Свет! - проворчала я, недовольно жмурясь.
   - Я твой свет! - магистр, казалось, был жутко доволен своим ответом.
   Так и хотелось добавить "В конце тоннеля", но я сдержалась, и вместо этого сказала:
   - Конечно, ваша лысина так замечательно отбивает свет солнечных лучей, что меня прямо слепит!
   Наставник поперхнулся смешком.
   - Где лысина? Какая еще лысина? Что за глупые шутки! Это пробор!
   Я хмыкнула.
   - Э-э-э... Широкий пробор! - исправился магистр, и торопливо нахлобучил шлем обратно.
   Обиженный наставник скуксился, и бился так, как будто бы делал мне великое одолжение, но вскоре вошел в раж. Клинки зазвенели с угрожающей скоростью. С каждым ударом глаза магистра становились все круглее и круглее, так что минуты через три я уже начала опасаться за сохранность его зрения. Поначалу наставник списал мои успешные удары на везение и свою невнимательность, но когда через пять минут боя ему пришлось расстегнуть меховую безрукавку, он начал ко мне с подозрением присматриваться.
   - Стоп! Загоняла, демоница дыева, то есть, извиняюсь, дева младая! - с хриплым присвистом промолвил он, вытирая пот со лба. - И где ж тебя такую умную взяли, а?
   Я хмыкнула.
   - Там, откуда я, все такие!
   Магистр наконец соизволил приглядеться к моему двуручнику.
   - Полянская крица. Из Киррена небось?
   Я кивнула.
   - Что ж ты раньше не сказала! Ладно, отдохни тогда немного, посмотри, как твои одногруппники тренируются!
   Я хмыкнула. Отдых и впрямь не помешает. Несмотря на то, что в построенных и не совсем понятных даже мне ассоциациях магистр напоминал мне гигантский пряник с ушами, рубился он явно не как хлебобулочное изделие, так что еще неизвестно, кто кого загонял! Да и посмотреть, откровенно говоря, было на что!
   Пара Фаззи и Госака билась так, что любо-дорого было смотреть. Мои предположения на счет Фаззи оправдались - он оказался замечательным знатоком скабрезных анекдотов, а рассказчиком оных был вообще бесподобный! Так думали все, и покрасневшая Хельга, и чуть ли не катавшийся по полу Славен, но не Госак, методично орудовавший топором, словно помесь палача и дровосека. Из-за этого манера Фаззи декламировать стишки пошлого содержания немного страдала, так как время от времени прочувствованный речитатив сбивался на кошачий фальцет. К чести Фаззи, руки его оказались столь же хорошо подвешены, как и его язык, так что и Госак время от времени сбивался со своего размеренного темпа, что его донельзя досадовало.
   Поединок Славена и Шулара давно уже потерял всякое право так называться. Иначе как бабской склокой я его назвать не могла. Отбросив мечи, то бишь, двуручник и рапиру, напоминавшую стилет, переболевший в детстве рахитом, парни нарезали круги по полю. Насколько я разобралась в ситуации, Шулар как-то исхитрился плюнуть Славену в глаз и наподдать коленкой по дружинниковой романтике, и теперь скрывался от справедливой мести.
   А вот девушки, как ни странно, бились довольно сносно. Правда, до того момента, когда Хельга сломала ноготь. Несколько минут ее раздирали два противоречивых желания - сесть на землю и завыть дурным голосом, баюкая увечную конечность, или отомстить сопернице, нанесшей такой подлый удар. Победило второе желание, и девушки уже катались по земле, вырывая друг другу клоки волос, которые порхали в воздухе, подхваченные ветром. Оценив количество волос, усеявших землю, я решила, что кому-то, если не обеим, придется разоряться на парики.
   Магистр окинул поле битвы налитым кровью взглядом.
   - О боги, что это?
   Тренировочный поединок, потихоньку переросший во всеобщую свалку, начал понемногу стихать. Адепты, опомнившись, начали пристыжено шаркать ногами, покаянно опустив буйные головы. Лишь Хельга и Хола все еще оглашали окрестности истерическими визгами, поднимая клубы густой пыли.
   - Расцепите их! - магистр брезгливо поглядел на сцепившихся адепток, не желая влезать под горячую руку. Желающих тоже не находилось, поэтому наставнику пришлось применить грубую силу, то есть вбросить Шулара в гущу схватки. Все затаили дыхание в ожидании развязки. Через пару мгновений из клубка тел вынырнул порядком потрепанный Шулар с порванным рукавом, отпечатком чьей-то туфли на спине и пятью кровавыми полосами, тянувшимися через всю щеку. Адепты уважительно присвистнули и обернулись ко мне.
   - Нет, и не просите! - я даже отскочила подальше, чтобы меня не бросили, как Шулара.
   - Тари, больше некому! - Славен с надеждой на меня поглядел.
   Я обреченно вздохнула, переводя взгляд с одной вытянутой рожи на другую.
   - Смотрите и учитесь! Лучший способ утихомирить истеричек! Лучшего наука еще не придумала! - провозгласила я, закатывая рукава.
   Парни во главе с наставником придвинулись поближе, в надежде увидеть какой-то секретный прием.
   Я хмыкнула и сплела заклинание. Мда... Зря все-таки мы встали так близко... Ледяная вода пролилась не только на взвизгнувших адепток, но и на нас, щедро окатив с ног до головы.
   - Эй, я в душ не собирался! - возмущенно завопил Госак, отряхиваясь.
   - А зря! - Хола, поднявшись, начала подозрительно принюхиваться, отчего Госак, стыдливо запахнувшись в насквозь промокшую мантию и не поднимая лишнего шума, отошел от нее.
   По полю разнесся вопль баньши.
   - До следующего занятия, голубки мои сизокрылые! - гаркнул магистр. С его бороды и усов стекали струйки воды, что не поднимало ему настроение, так что мы решили не задерживаться.
   По пути я безуспешно пыталась вспомнить заклятие мгновенной просушки, а когда наконец вспомнила, то не смогла выговорить, так как мои челюсти начали клацать так, что проходящие мимо адепты начали опасливо огибать меня.
   Эльфийка, стоявшая рядом с обычной с виду дверью, на которой виднелась табличка "Кабинет 313. Некромантия. Преподаватель Марена Карна", увидев меня, на мгновение потеряла дар речи.
   - Э... Э... Это что с тобой такое? Новые методы тренировки? - выдавила она, когда наконец осмотрела меня с ног до головы. В это же время рядом с нами проковыляли Хельга и Хола, подпиравшие друг друга. Эльфийка проводила их изумленным взглядом.
   - Что это было?
   Я попыталась ответить, но челюсти, выстукивающие чечетку, не дали мне это сделать, поэтому я прекратила свои жалкие потуги пролить свет на сие действо из опасения откусить себе язык.
   - А я вот только что с алхимии! - оповестила меня эльфийка, поняв, что членораздельной речи от меня не дождется. - У нас преподаватель - такой лапочка! Молодой, красивый, а умный - просто жуть! Я, честно говоря, не столько декокт варила, сколько на Деуса глядела!
   - М-м-м?
   - Да, он именно такой!
   - У-м-м!
   - Нет, я не влюбилась! Что за бред!
   - Угм-угм!
   - Тари, прекрати эти гнусные намеки! Он очень хвалил мой декокт! Сказал, что очень оригинально!
   За неимением слов я закашлялась.
   - Ты негодяйка! Я тебе правду говорю! - Ли так смешно подскакивала, когда я ее дразнила, что я не смогла удержаться, и продолжила ее дразнить.
   - Угм-угм!
   Как оказалось, это был не предел эльфийского возмущения. За подскоками пошли визги, но, слава Артимпасе, до рукоприкладства дело не дошло, так как я вовремя остановилось.
   - А что у вас на лекции интересного было? - спросила я, когда наконец смогла выговорить целое предложение членораздельно.
   - А, да так... Лиз набор колб взорвала... - рассеянно ответила Ли, думая явно о чем-то другом. Этим чем-то был молодой магистр, двуручник даю на затупленье! Ох уж эти эльфийки!
   - С этого места попрошу поподробнее! - заинтересовалась я.
   - А? Ты о чем? - недоуменно обернулась эльфийка, возвращаясь с небес на землю.
   - Как Лиз колбы взорвала? И кто такая Лиз, кстати?
   - Лиз? Да вон она стоит! - Ли указала на невысокую хрупкую девушку с короткими русыми волосами, покрытыми копотью. - А учинила она этот акт вандализма из-за вопиющей невнимательности!
   - То есть?
   - Да пробирки перепутала! Бросила чешую василиска к желчи гарпии, перепутав ее со слюной гидры... Не буду описывать тебе техническую сторону этого вопроса, все равно ни дыя не поймешь. Короче, рвануло, что надо! Те, кто рядом стоял, слышать нормально начнут где-то дня через два, не меньше!
   Я уважительно покосилась на мастера порчи казенного имущества. Мне до такого уровня еще пилить и пилить!
   Тем временем народу у аудитории все прибывало и прибывало. К своему величайшему изумлению, я узрела двоих соседок по общежитию, с которыми я познакомилась на этажной кухне.
   - Тара, Элоен! Вы что, тоже в ЗЛА учитесь? - изумилась я.
   Рыжеволосая дриада лучезарно улыбнулась.
   - Да, у нас профиль - основы целительства! Кстати, это моя сестра - Ирия! - стоявшая рядом дриада кивнула. Ее волосы, в отличие от красно-рыжих волос сестры были темно-рыжими.
   - Мы с Меди так рады, что теперь будем учиться здесь! - сказала Ирия.
   - Вы с кем? - я не совсем поняла, о ком говорит дриада, поэтому решила переспросить.
   - Меди - это я! Меня так родители называют из-за цвета волос! - хмыкнула Элоен. В принципе, я прекрасно понимала, почему они назвали ее именно так - несмотря на то, что иногда в волосах дриады проскальзывали золотистые и пшеничные прядки, ее шевелюра была цвета расплавленной меди.
   Эльфийка приветливо кивнула второй девушке. Та повернулась ко мне.
   - Кстати, это Неж, моя соседка по комнате в общежитии и одноклассница по Бульбийской школе!
   Я недоуменно оглянулась, пытаясь нашарить взглядом ту самую Неж, о которой говорила Тара, но безуспешно. Вскоре откуда-то сбоку послышалось отчетливое покашливание, и я удивленно оглянулась туда, где, как мне казалось, никого не было. Как показала практика, я ошиблась. Прямо передо мною стояла невзрачная девушка, которую так и хотелось обозвать хрестоматийной серой мышью, если не канцелярской крысой. Как ни странно, мышастая школьная мантия ей удивительно шла, полностью вписываясь в образ, отчего Неж казалась еще более незаметной.
   - Привет! Я Тари!
   Неж робко кивнула, и попыталась было что-то сказать, но в наш импровизированный клуб знакомств ворвался (иначе и не скажешь!) яркий метеор. Нас обдало волной свежих дриадских благовоний, по моему плечу скользнула воздушная ткань красной ленты, и перед нами возникла красавица-дриада. Адепты, стоявшие неподалеку, начали нарочито громкими голосами описывать подробности своих неизменно великих подвигов(а кто бы сомневался?), постепенно распаляясь и отчаянно жестикулируя, но, увы, их старания пропали даром! Дриада не обращала на них ни малейшего внимания. Мы, впрочем, тоже, так как были заняты тщательным осмотром друг друга.
   Я неприкрыто глазела на девушку, пытаясь понять, откуда в стане русо- и рыжеволосых дриад могла взяться черноволосая смуглянка. Эльфийка, разинув рот, смотрела на школьную мантию дриады. Посмотреть было на что! То, что мы сперва приняли за пыльную половую тряпку, и отказались одевать под страхом смертной казни, дриада смогла превратить в произведение искусства лишь с помощью мелких деталей. Насколько я смогла узнать эльфийку за такой короткий срок, в данный момент она не то чтобы исходила слюной зависти, а скорее печально констатировала факт, что ее умение одеваться со вкусом - это еще не предел совершенства, и до дриады ей еще ой как далеко!
   Дриада, в свою очередь, рассматривала нас. Причем, насколько я разбираюсь во взглядах, восхищением там и не пахло. Прикинув, как я выгляжу со стороны, я даже немного поежилась, и даже, о ужас!, засмущалась, представив, как я смотрюсь в подобии кольчуги, надетой на подобие блузки с юбкой. Эльфийка, подхватив мою волну самокритики, тоже немного порозовела.
   - Привет, я Памила! - дриада кивнула нам, как давним знакомым и продолжила: - Сегодня, видимо, мне придется играть роль вашей скромности и пробуждать вашу совесть!
   - Умоляю, не надо эксгумировать труп моей совести! - эльфийка буквально взмолилась о пощаде, уловив оценивающие взгляды, которыми дриада окинула ее одеяние.
   - Интересно, где у поляниц обретается скромность! Сколько живу, никогда не слышала о скромных девах-воительницах! - хмыкнула было я, но осеклась, поймав взгляд, которым одарила меня дриада. Откровенно говоря, меня даже немного прошибло холодным потом от мысли, промелькнувшей где-то в подсознании - эта найдет не только полянскую скромность, но и эльфийскую совесть, притом не только найдет, но и пробудит к жизни!
   Пристально осмотрев платье Ли, Памила спросила:
   - Не возражаешь, если я немного его изменю?
   Ли не устояла перед возможностью получить мастер-класс по использованию аксессуаров, и согласилась. Нам осталось только смотреть, как дриада начала порхать вокруг Ли, что-то невнятно бормоча себе под нос, а эльфийка внимательно прислушивалась к ее ворчанию. Через минуту, украшенная шейным платком, брошью и шляпкой, эльфийка, еле дыша, крутилась вокруг своей оси, пытаясь полностью рассмотреть себя со всех сторон, а потом обернулась ко мне. Внимательно осмотрев наряд соседки, я одобрительно кивнула, все же фыркая. Да, несомненно, благодаря стараниям Памилы, Ли похорошела, но вместе с тем, ее образ стал настолько приличным, что мне даже стало немного противно. Ли, вдоволь накрутившись, умиротворенно вздохнула.
   Затем пристальный взгляд дриады нашел новую жертву. Сзади кто-то хмыкнул:
   - Это безнадежно! Поможет только монашеская риза и мешок на голову!
   Фыркнув, я наугад лягнула ногой. Нога попала во что-то мягкое, и раздался приглушенный вопль.
   - Это была здоровая критика! Нельзя же так!
   - Как оказалось, можно! - отрезала я, и настороженно начала приглядываться к дриаде, явно что-то замыслившей.
   У меня Памила даже не стала спрашивать разрешения по поводу изменений. Она молча попыталась для начала подтянуть воротник блузки повыше, чтобы уменьшить декольте, но тогда блузка, задравшись, слишком обнажила живот. Плюнув на это безуспешное занятие, дриада хлопнула в ладоши. Протестующе скрипнув, блузка растянулась, снизу достигнув бедер, а сверху обзаведясь стоячим воротником под горло. Юбку постигла та же участь, и она, к моему суеверному ужасу, удлинившись, закрыла колени и даже спустилась немного ниже. Как ни странно, кольчуга на таком сверх закрытом в моем понимании одеянии смотрелась очень даже ничего, напоминая уже просто элемент декора. Единственное, от чего я отказывалась с настойчивостью назойливого маньяка, так это от банта на рукояти двуручника. Пасть так низко я себе не позволила. Памила немного разочарованно вздохнула, но смирилась с полянской блажью и оставила меня в покое. Я же начала дико озираться, разглядывая общую закрытость своей одежды, и тихо порадовалась, что никто из знакомых поляниц меня не видит, а то засмеяли бы.
   Дриада с нескрываемым удовлетворением осмотрела результат ее действий.
   - Красота! - провозгласила дриада, немного одернув на мне юбку, которую я пыталась исподтишка приподнять немного повыше, просто для того, чтобы не чувствовать себя такой до омерзения приличной.
   По коридору разнесся вопль баньши, и дверь, ведущая в кабинет некромантии, раскрылась сама собой со зловещим скрипом. Потянуло едва ощутимым душком лежалой мертвечины, политой трупным ядом.
   Я оглянулась на одногруппников, поспешно зажавших носы.
   - Вообще-то говорят, что это хорошая примета, когда первым в незнакомое помещение входит парень! - пытаясь дышать через надушенный платок, сказала зеленая эльфийка.
   Шулар предпринял малодушную попытку спрятаться за своей рапирой. Фаззи с Госаком начали активно делать вид, что рассматривают гобелен, изображавший отцов-основателей Школы(в жизни не видела более омерзительных харь!). Славен же учтиво шаркнул ножкой и прогнусавил:
   - Да чтобы я, благовоспитанный вьюноша, зашел в помещение перед дамами? Да ни за что!
   Взоры, полные робкой надежды, обернулись ко мне. Тара как-то боком начала ко мне подвигаться. Я так же боком стала от нее пятиться, пока не уперлась спиной в стену. Попалась!
   - Тари... Всем известно, что поляницы бьются наравне с мужчинами! - начала она.
   - И не только бьются! И не наравне, а даже лучше мужчин! - похвалилась я, расправив плечи, отчего заколдованная дриадой рубашка затрещала по швам.
   - Ну вот! А раз так, ты вполне можешь сгодиться на роль сильного пола, и войти в аудиторию первой! Или поляницы не такие смелые, как о них говорят? - хитро прищурилась Тара.
   Я хмуро на нее посмотрела. Адептка подпрыгнула, и поспешила спрятаться за Шуларом, который, в свою очередь, прятался за рапирой.
   - Не надо на меня так смотреть! Я просто высказала свое мнение!
   Вздохнув, я направилась к скрипящим дверям.
   - Держи инструмент! - эльфийка подала мне надушенный платок, от которого я с гордым видом отказалась. Глубоко вдохнув свежий воздух, я зажмурилась, и шагнула в манящий сумрак аудитории. Как ни странно, как только я вошла, ощутимый запах тления исчез, и его заменил не менее ощутимый запах гниения. Набравшись смелости, я решила оглядеться и незамедлительно выпучила глаза. В помещении никого не было. Карна решила устроить образцово-показательный урок, и, с помощью довольно-таки качественных иллюзий превратила аудиторию в заброшенный склеп.
   Оглянувшись на дверной проем, я увидела столпившихся около дверей одногруппников. Приглядевшись к дверному косяку, я обнаружила руну морока, которая не позволяла увидеть что-либо со стороны коридора, зато звуки и запахи пропускала беспрепятственно. Решив подшутить над слабонервными адептами, я для начала пару раз вдохновенно взвыла, затем захрипела. Вместо того, чтобы броситься на помощь, или хотя бы подальше от дверей аудитории, адепты наоборот сгрудились около двери, пытаясь услышать что-нибудь еще. Прошептав пару рифмованных строк, я провела левой рукой над правой. Через мгновение иллюзия была наложена.
   Отличная лапа вурдалака со следами тлена высунулась из сумрака, пошарила в воздухе, и затащила в аудиторию отчаянно брыкающуюся эльфийку. Пока Ли сгоряча не наслала на иллюзорную нежить порчу, я рывком развернула ее к себе, из-за чего чуть было не лишилась глаза, так как Ли была настроена решительно против разворачивания. Она издала пару непередаваемых по тональности визга, но смолкла, услышав мой смех. Узрев, как я хохочу над ее испугом, эльфийка лягнула меня по голени. Я взвыла, и начала прыгать на одной ноге, ухватившись за пострадавшую конечность. Теперь уже Ли начала мерзко хихикать, перемежая хихиканье классическим ведьминским хохотом.
   - По какому поводу веселье? - над моим ухом раздался зловещий голос, и я рывком обернулась, задев при этом эльфийку, которая от неожиданности поперхнулась.
   Адепты в коридоре тщательно напрягли уши, но за дверным сумраком воцарилась истинно могильная тишина, которую, впрочем, вскоре прорезали два испуганных визга.
   Перед нами, ехидно оскалившись, стояла самая что ни на есть настоящая упырица в полуистлевших лохмотьях, поигрывавшая заржавленным заступом, таким, каким обычно копают могильные ямы на кладбище.
   - Что смешного, я спрашиваю? - нетерпеливо переспросила нежить, шагнув к нам. Неловко дернувшись, я зацепила плечом руну морока на дверном косяке, и сумрачная завеса, отделявшая аудиторию от коридора, исчезла. Перепуганные адепты рванулись прочь от двери, возглавляемые Шуларом, нелепо закидывающим колени.
   Я рывком выдернула двуручник из ножен. Эльфийка торопливо вскинула руки, сплетая заклятие упокоения.
   - Ли, глянь, саван у нее какой неопрятный! Фу! Как вам не стыдно! Умертвия тоже должны быть аккуратными!
   Упырица не оценила юмора, и замахнулась на меня заступом.
   Издав боевой вопль, я бросилась в атаку, но кто-то схватил меня за ногу, и я позорно шлепнулась на живот прямо под ноги упырице. Ли, с воплем
   - Получай, упырья морда! - коротким замахом швырнула в нежить заклятьем, которое та, к моему величайшему изумлению, отвела в сторону, и заклятье врезалось в какую-то темную массу около стены. Я догадалась свести взгляд вниз, и икнула. Прицепившись к моей и без того пострадавшей ноге пиявкой, на полу лежала Неж, что-то невнятно шептавшая. Прислушавшись, я тихо ойкнула
   - Гонишь! - и рыбкой бросилась под ноги эльфийке, которая, зажмурившись, неслась к упырице, видимо в надежде взять ее на таран.
   - Ты что, совсем уже! - шлепнувшись рядом со мной, зашипела эльфийка, пытаясь если не уж не получилось убить, то хотя бы стукнуть скрежетавшую зубами упырицу.
   - Скажи ей! - я устало кивнула Неж, и та зашептала эльфийке:
   - Идиотки! Это же преподавательница по некромантии!
   - Да иди ты! - оторопело охнула Ли, и взглянула вверх на яростно сопевшую Карну.
   Побледневшая от злости преподавательница собралась было что-то сказать, как кто-то из не шибко умных адептов, столпившихся перед входом в аудиторию, громко заржал, наконец-то разобравшись в том, что случилось.
   - Гы! Девки преподшу с упырем перепутали! Вот смеху-то!
   Тихие смешки переросли в шквал дикого хохота, который подхватили все, находившиеся на этаже. Особенно старались два аспиранта и магистр-травник.
   Карна почему-то (хе-хе) не разделила с ними хорошего настроения. Единственное, на что ее хватило перед тем, как разразиться целым потоком площадной ругани было:
   - Ну все, вам конец!
   Мы это прекрасно понимали и без ее комментария, поэтому лишь глубже вжимали головы в плечи, когда проклятия, сыпавшиеся на наши головы, становились все изощреннее.
   Так мы узнали, что "неопрятный саван", показавшийся мне полуистлевшими лохмотьями, оказался на самом деле парадной мантией Карны, сшитой под заказ дриадскими мастерицами, а темная масса около стены, в которую попало заклятье Ли, на самом деле был любимым чучелом упыря преподавательницы. В общем, мы попали.
   Магистр закончила свой колоритный монолог(который, к слову, был законспектирован несколькими адептами в жажде самообразования, а затем цитировался всеми ценителями искусства правильной ругани) закончился воплем:
   - Вон отсюда! Чтоб я вас тут больше не видела!!
   Мы покорно кивнули, и пробкой вылетели из аудитории.
   - Вот если бы вы не пропустили знакомство с преподавателями, ничего бы такого не было! - назидательно промолвила Памила и прошла в аудиторию.
   - Не подумайте, конечно, что я подлизываюсь к Карне, но все-таки она не такая уж плохая! - громко сказала Тара, а Неж вообще демонстративно отвернулась, когда проходила рядом с нами.
   - Вот непутевые адептки! - пожурил нас Славен. - Может, и мне не стоит туда идти? - он кивнул на распахнутую дверь.
   - А ты чего не пойдешь? - удивилась я.
   - А хотя бы из солидарности!
   Ли благодарно на него взглянула.
   - Спасибо, конечно, но, я думаю, не стоит! Зачем тебе с ней портить отношения?
   - Ну, если передумаете, зеркальте! Если что, я всегда рад помочь!
   Ли чмокнула его в нос. Я же хмыкнула, раздумывая, как бы так помягче рассказать маме о том, как же прошел мой первый день учебы...
  
   Глава 5. Возлюби ближнего своего, особенно если он общественно полезен.
  
   Продолжительное уныние из-за промашки на некромантии не входило в наши планы, так как эльфийку посетила блестящая, с ее точки зрения, мысль, что надо пройтись по Школе. Как ни странно, милый херувимчик, с которым я в душе ассоциировала соседку, к моему величайшему восторгу на поверку оказался коварной бестией, готовой повсюду сеять хаос и саботажничать. Богатой на пакости фантазии эльфийки позавидовали бы даже отъявленные шкодники - фонарники и дикие фейки. Уровень ее природной вредности не просто превосходил мой в несколько раз, он вообще выходил за рамки приличий!
   Сперва я едва отговорила ее от превращения школьных павлинов в каплунов(эльфийка все же не сдержалась от соблазна, и вытащила перо из хвоста самого толстого павлина. На шум, поднятый ощипанной птичкой, начали сбегаться все, кому не лень, и нам пришлось улепетывать из холла со всей доступной нам скоростью). Затем шаловливая рука эльфийки вставила в латные перчатки рыцарских доспехов транспаранты с надписями типа "Скучаю по полироли", "Одинокий мущинка с железными принципами желает познакомиться со ржавчиной". Самые пыльные доспехи удостоились надписи "Аллерген года".
   Я всегда думала, что у меня сильная воля, и меня трудно склонить к чему-либо. Как оказалось, я легко иду на поводу, если меня ведет зловредная фантазия эльфийки.
   - Хм, оказывается, здесь все очень суеверны! - хмыкнула эльфийка, обнаружив на притолоке коридора позолоченную подкову. К вящему восторгу Ли, подкова была прикреплена к стене не заклятием, а обыкновенным гвоздем, который та с энтузиазмом, присущим только шкодникам, сразу же принялась расшатывать телекинезом.
   - Вот вы где! - раздался голос с другой стороны коридора. Мы подпрыгнули, причем эльфийка дернулась так неудачно, что подкова не упала на пол лишь вопреки здравому смыслу.
   На нас надвигалось нечто непонятное. С виду вроде бы привидение, но какое-то странное - оно несколько минут просвечивало, как решето, и парило над землей в нескольких вершках, а затем внутри, где-то в районе желудка, что-то вспыхивало, и призрак становился материальным и с грохотом обрушивался на пол. Феномен, на поверку оказавшийся низенькой круглой женщиной, к счастью, не заметил нашей антиобщественной деятельности, и подплыл-подошел к нам.
   - Что это такое? - она указала на транспаранты в рукавицах доспехов. - Вы не видели, кто это сделал?
   - Э-э-э... Нет, мы только что сюда зашли! - невозмутимо ответила я, пряча перо.
   - Я вас ищу по всей Школе! Только что магистр Карна связалась со мной, и рассказала о вашем неподобающем поведении! Как вам вообще в голову пришло нападать на эту милую, чуткую женщину?!
   Я едва слышно фыркнула. Милая, чуткая?! По-моему, мы разговариваем о разных женщинах, если этот монстр, конечно, женщина!
   - Ах да, я забыла представиться! Я куратор вашей группы, магистр Риомма.
   Эльфийка на нее уставилась.
   - Не сочтите за дерзость, но как в ректорате допустили, чтобы нас курировал, извиняюсь, призрак? Это же противоречит всем правилам!
   Магистр немного смутилась, но ответила:
   - Вообще-то это, конечно, дерзость, но я отвечу. Это просто побочный эффект от заклинания, который пройдет где-то через месяц!
   - Аа-а-а... - протянула эльфийка. - Тогда все понятно!
   - Так что, будьте добры, пойдите к магистру Карне, и попросите у нее прощение. Мне все равно, как вы это сделаете, но это нужно сделать обязательно, иначе проблем не оберетесь! Тем более, что вам с ней еще три года учиться!
   - Как три года? А другого преподавателя нельзя попросить, чтобы он у нас вел? - с надеждой спросила эльфийка.
   - Какого другого? Кто еще в здравом уме возьмется преподавать в группе ЗЛА? - хмыкнула куратор.
   - Вот дый!! - я глубоко вздохнула, отчего произошло то, чего я так долго опасалась - рубашка, наколдованная дриадой, все-таки треснула по шву, попутно оторвались почти все пуговицы, одна из которых прошла сквозь лоб магистра Риоммы.
   Флегматично отследив траекторию полета пуговицы, она продолжила:
   - Кстати да! Что это за внешний вид! Между прочим, вы находитесь в учебном заведении, поэтому я не желаю видеть вас в таких нарядах! Вы не на шабаше! Чтобы с завтрашнего дня я на вас видела только школьную форму!
   Эльфийка горестно вздохнула.
   - А сегодня, за то, что вы так откровенно проигнорировали обязательность школьной мантии, и к тому же опоздали на вводную лекцию, вы будете убирать на своем этаже общежития! Я уже договорилась с руководством общежития! - непререкаемым тоном заявила куратор.
   - Но мы...
   - Но как...
   - Молчать! - оборвала наш скулеж магистр, и повернулась к нам спиной, давая понять, что разговор окончен.
   Тут внутри нее что-то вспыхнуло, и она с грохотом приземлилась на пол. От вибрации гвоздь, и так державшийся на соплях, выпал, и подкова упала точно на макушку магистра. Та со стоном вырубилась.
   - Мама, что делать? - пролепетала эльфийка, уставившись на тело, распростертое на полу.
   - Дочь, без паники! - ответила я, торопливо приклеивая подкову к притолоке, где она обреталась до этого досадного падения.
   Удостоверившись, что подкова больше не упадет, я сплела заклинание. Очнувшаяся Риомма осоловело на нас посмотрела.
   - Что случилось?
   - Наверное, это тоже побочный эффект от заклинания? - невинно предположила я. Взгляд магистра начал шарить по полу, и эльфийка торопливо встала на гвоздь сапогом, чтобы она его не увидела.
   - Да? Что ж, очень может быть... - рассеянно кивнула куратор. - Странно, мне почему-то показалось, что на меня что-то сверху упало...
   - Нет, ничего не падало! - эльфийка заверила Риомму, нетерпеливо ерзая на гвозде ногой.
   - Хм, ну тогда ладно! - и магистр, ощупывая макушку, сначала пошла, а затем полетела прочь. В конце коридора она оглянулась. - Не забудьте, о чем я вам говорила!
   - Да, хорошо!
   Как только она скрылась за поворотом, эльфийка подпрыгнула, оторопело уставившись на гвоздь.
   - Жжется, зараза!
   Я подняла его с пола, перебрасывая из руки в руку.
   - Ага! На него наложили ауру удачливости!
   Эльфийка хмыкнула.
   - И зачем, интересно?
   - Не знаю! Ну что, пойдем?
   Ли кивнула. Как только мы прошли под подковой, она с грохотом упала на пол, совсем чуть-чуть не дотянувшись до макушки эльфийки. Странно, но заклятье клейкости на подкову не подействовало так, как надо.
   - Знаешь, что-то мне подсказывает, что именно поэтому она висела на гвозде! - сказала мне Ли. Я кивнула, но снова возиться с подковой не стала. Я просто-напросто и гвоздь, и подкову вкинула в шлем рыцарских доспехов, которые мы не успели отметить транспарантом из-за столь несвоевременного визита куратора.
   Говорят, что после этого некоторые адепты бросали свои зачетки в шлем этих доспехов на ночь перед экзаменом, так как кто-то(хе-хе) пустил слух, что это придает удачу. Не знаю, как насчет удачи, но шлем всегда выглядел словно только что отполированный.
   Спустя несколько минут мы подошли к кабинету некромантии. Раздался вопль баньши. Из аудитории начали выползать одногруппники, пропахшие трупным ядом. Каждый считал своим долгом поздравить нас с тем, что мы пропустили этот кошмар.
   Следом за своими жертвами вышла главная мучительница. Скользнув по нам безучастным взглядом, она куда-то направилась.
   - Магистр Карна! - я попыталась было окликнуть ее, но куда там! Даже каменные гаргульи, стоявшие на крыше Школы, не смогли бы игнорировать нас так старательно.
   - Мда... - протянула эльфийка вслед.
   Мы простояли под дверью аудитории около двух часов, когда около нас возник молодой симпатичный магистр.
   - Магистр Деус! - настолько радостно, насколько это возможно после двух часов бесцельного ожидания, поприветствовала его эльфийка.
   - О, Ашад Ли! Что вы тут делаете? - изумленно спросил магистр. - Все ваши однокурсники уже давно ушли!
   - У нас возникла небольшая проблема... - и Ли вкратце описала наши злоключения магистру, который под конец рассказа разве что по полу не катался.
   - Ой, уморили! Это же надо! В жизни так не смеялся! Ладно, за это я вам помогу! - магистр увидел мелькнувшую в коридоре Карну, и окликнул ее. Та нехотя приблизилась, увидев нас около Деуса.
   - Если вы хотите ходатайствовать за них, то и не начинайте! - начала она, но замолкла, сбитая с толку лучезарной улыбкой магистра.
   - Ну Мареночка, не будьте такой суровой к этим непутевым девочкам! Ведь они обязательно исправятся!
   Мы торопливо закивали, подтверждая, что будем исправляться.
   - Девочки целый час рассказывали мне, какая вы милая и добрая! Не будьте вы букой! Простите их! - голос Деуса просто-таки источал мед, против которого костлявая грымза не смогла устоять.
   - Ну ладно! Можете присутствовать на моих лекциях. Посмотрим, что будет дальше! - сухо сказала она, и мило улыбнулась Деусу.
   Мы наперебой начали ее благодарить, но она махнула рукой, отпуская нас.
   Облегченно вздохнув, мы направились в общежитие, где нас ждал очередной сюрприз. Прямо около нашей двери стоял разъяренный комендант, ежеминутно поглядывающий на часы, висевшие на стене.
   Как только мы подошли, он на нас набросился:
   - Где вы ходите! Я вас жду уже битый час!
   Наши оправдания он не пожелал выслушать, затопав ногами, и зажав уши.
   - Не собираюсь я выслушивать очередной бред! Надо приходить вовремя и точка! Только смерть послужит для меня достаточно серьезной причиной опоздания, все остальное мне не интересно! Магистр Риомма уже обговорила со мной ваше наказание, так что вот ваш инструмент! - с этими словами он вручил нам веник и швабру и царственным жестом обвел этаж. - Приступайте! Через час я приду и проверю результат вашей работы!.
   Печально переглянувшись, мы взялись за праведные труды. Я вяло махала веником, поднимая клубы пыли, от которых все, проходящие мимо, громогласно чихали, а эльфийка уныло буксировала швабру, размазывая грязь.
   Через пять минут я объявила перерыв. Эльфийка, терзаемая муками принудительной работы, решила кому-нибудь пожаловаться на эту несправедливость, пока я копалась в шкафу в поисках заброшенной туда вчера школьной мантии.
   - Кто там всегда рад был помочь? Славен, не так ли? Вот сейчас к нему и позеркалим! - Эльфийка сосредоточилась на образе дружинника и провела ладонью над зеркалом.
   Ждать пришлось довольно долго. Эльфийка уже решила бросить эту затею, как вдруг поверхность зеркала осветилась изнутри, и в отражении появился сосредоточенно жующий Славен. При виде эльфийки он поперхнулся, и нам пришлось еще минуту ждать, пока он откашляется.
   - Ли! Тари! А что у вас... А почему вы... А что вы... - дружинник никак не мог определиться с вопросом. Затем выпалил:
   - Рад вас видеть!
   - Мы тоже! Славен, помнишь, ты обещал нам помочь, если у нас возникнут проблемы? - томно спросила эльфийка, изящным жестом поправив волосы.
   - Да-да, конечно! А как же! А что надо делать? - умиленно поглядев на скорчившую невинную рожу Ли(гримаса, по моему, получилась на редкость нелепой!), сразу же откликнулся Славен.
   - Ах, мне, право, так неловко тебя просить о помощи... - эльфийка даже ногой пошаркала, изображая смущение.
   - О чем разговор! Для меня честь помочь даме! - галантно поклонившись, ответил дружинник.
   - Даже с уборкой целого этажа школьного общежития? - скептически хмыкнув, я вынырнула из недр шкафа, прижимая к сердцу половую тряпку. Опомнилась я лишь тогда, когда тряпка, которую эльфийка топила в ведре с водой с особой жестокостью, решила щедро поделиться со мной стратегическими запасами воды и грязи. Взвыв, я швырнула тряпку в ведро(каюсь, не попала, окатив эльфийку и зеркало веером брызг), и снова нырнула в шкаф в поисках сухого и чистого белья.
   Эльфийка огорченно вздохнула, наблюдая за постепенно вытягивающимся лицом дружинника, который прислушивался к моим комментариям, периодически доносящимся из глубины шкафа.
   - Ну так как, ты нам поможешь?
   Славен жалобно посмотрел на эльфийку, затем с отчаяньем на надкушенный трехэтажный бутерброд.
   - Да я... Ну...
   - Ну пожа-а-алуйста! - коварно заныла эльфийка, украдкой поглядывая на выражение лица дружинника, и убавляя или наращивая обороты.
   - Эх, ладно, сейчас приду! - Славен не выдержал психическую атаку: - Сейчас буду!
   - Только побыстрее! Через полчаса уже придут проверять результаты работы! - мрачно добавила я, выглянув из-за дверцы шкафа.
   Дружинник затравленно кивнул и отключился.
   Я тем временем выудила из кучи сваленных на полке вещей помятую рубаху сомнительного вида, и проворчала:
   - Спорим, не придет, или придет не вовремя! Особям мужского пола нельзя доверять!
   Эльфийка легкомысленно отмахнулась, брезгливо, двумя пальцами пытаясь нацепить на швабру отвергнутую мной тряпку. Я же, снова начав заметать, непреклонно фыркнула, и тут же расчихалась от поднятых веником клубов пыли. Через пару минут в призрачном мареве коридора возникла неясная тень, попытавшаяся отнять у эльфийки швабру. Эльфийка не особо сопротивлялась, и отдала швабру без боя. Я от удивления выронила веник, и клубы пыли постепенно улеглись, явив перед нами присыпанного порохом Славена, флегматично жующего давешний бутерброд. Скорость, с которой он оказался у нас, была поистине невероятной, но дружинник делал вид, что вовсе не запыхался, и что такие забеги для него не в новинку.
   Эльфийка победоносно на меня оглянулась, и повернулась к Славену.
   - Спасибо, что решил помочь! Без твоей помощи мы не справимся!
   Дружинник смущенно зарделся. Тем временем эльфийка неловко дернулась, и уронила швабру на ногу. Что тут сразу началось! Эльфийские стенания едва-едва перекрыл вопль Славена:
   - Не двигайся, я тебя спасу!
   С этими словами он подхватил "страдалицу" на руки и галопом понес в комнату. Успокоился он лишь тогда, когда уложил ее в постель и укрыл одеялом.
   - Ты как, в порядке? Не ушиблась?
   Эльфийка издала душераздирающий стон. Сметая пыль около нашей двери, я разглядела это безобразие, и фыркнула, на что эльфийка скорчила страшную рожу, призывая не портить впечатления от ее сольного выступления. Затем она слабо трясущейся рукой указала Славену на швабру. Выглядело это, как последняя воля умирающего, поэтому парень торопливо вскочил, и схватил орудие уборочного дела. Эльфийка осенила его каким-то хитрым жестом, и упала на подушки, заставив Славена развить бешеную активность. Я даже не успевала заметать, поэтому через пару минут забросила это бесполезное занятие. Через пять минут этаж просто-таки сверкал чистотой.
   - Как тебе это удалось? - я восхищенно огляделась, сравнивая ту часть коридора, которую убрали мы с эльфийкой, и часть, убранную Славеном. Тот польщенно хмыкнул.
   - В дружине все так убирать умеют!
   Из комнаты донесся умирающий голос эльфийки.
   - Спасибо тебе, Славен! Я об этом никогда не забуду!
   Дружинник сразу же рассыпался в уверениях, что ему это ничего не стоило, он всегда рад нам помочь и т.д. Через несколько минут непрерывного потока слов я понемногу вытеснила его в коридор и попрощалась с ним, аргументируя свой поступок тем, что мне нужно осмотреть травму эльфийки. Славен неуклюже потоптался у порога, шумно вздохнул и ушел, пообещав, что еще свяжется с нами сегодня, чтобы узнать о состоянии эльфийки.
   Выпроводив незадачливого кавалера, я захлопнула дверь. Эльфийка сразу же чудесным образом "исцелилась".
   - И тебе не стыдно так парня бедного эксплуатировать?
   - Окстить, соседка, кто ж его эксплуатирует?
   - Ну да, конечно, это я, уронив швабру себе на ногу, стенала, как смертельно раненная! Да у бедняги чуть разрыв сердца не приключился, пока он тебя до кровати тащил!
   - Да ладно тебе! - эльфийка небрежно от меня отмахнулась, одновременно пытаясь переобуться. Результат оказался более чем плачевным: балансировавшая на одной ноге эльфийка неловко пошатнулась и схватилась за штору. Естественно, сразу же после этого штора сорвалась, погребя Ли под пышными складками материи. Пока эльфийка, напоминавшая пыльное привидение, возилась со шторой, на нее свалился карниз, до этого удерживающийся на стене лишь чудом. Истошный вопль эльфийки стал достойным финалом сего действа. Не знаю, как насчет всего остального, но сегодня мой словарь эльфийских ругательств существенно пополнился. Окончательно запутавшись, Ли нелепо задергалась, и упала, словно подрубленная. Смачный комментарий полета и приземления заставил меня наконец опомниться, и кинуться на помощь соседке. Донельзя встрепанная, раскрасневшаяся эльфийка так напоминала классическую ведьму, что я даже, признаться, немного струхнула и незаметно скрутила кукиш, так как, насколько я успела узнать соседку, для нее сгоряча наложить сглаз ошеломляющий силы так же легко, как и мне съесть пирожок с вишнями.
   Негодующе фыркнув, эльфийка подошла к шкафу и распахнула дверцы настежь.
   - Не поняла! А где мои вещи? - она обернулась ко мне, буравя негодующим взглядом. - Куда ты их спрятала?!
   Пискнув, я запрыгнула на кровать, отчего цепи протестующе заскрипели. Накрывшись подушкой, я ответила:
   - Не трогала я твои вещи! Ты же сама говорила, что сегодня после пар поедешь за ними домой!
   За пределами подушки воцарилась тишина. Испуганно приподнявшись, я посмотрела на эльфийку, готовая, в случае чего отразить атаку. К моему величайшему удивлению, эльфийка спокойно стояла посреди комнаты, задумчиво покусывая ногти. Затем развила такую бурную активность, что в комнате даже поднялся ветер. Пару раз притопнув и хлопнув в ладоши Ли остановилась перед зеркалом и что-то буркнула. Внезапно рядом с ней возникли гребень, щетка и губка, которые начали приводить хозяйку в порядок. Щетка, заботливо отряхнув пыль с одежды эльфийки, запрыгнула на полку, гребень, наведя порядок в волосах, залег около зеркала, но губка никак не могла угомониться, пытаясь залезть в рот и нос эльфийки. Ли пару раз досадливо фыркнула, отмахиваясь, затем, распаляясь, отмахнулась рукой. Неугомонная губка восприняла это, как сигнал к наступлению, и, предварительно вытерев эльфийские туфельки, полезла вытирать нос Ли. Эльфийка, позабыв про заклинания, замахала на губку руками, с громкими воплями "Кыш!!". Губка летала над Ли с низким гулом, бомбардируя ее каплями воды, отчего зеленое платье эльфийки стало напоминать защитный костюм дружинников.
   Вдоволь наглядевшись на сие действо, я коротко размахнулась, и ножом пригвоздила губку к стене. Соседка издала негодующий вопль, так как нож, пролетая мимо, чуть было не лишил ее большей части эльфийского очарования вместе с носом.
   Выглянув из гроба в ожидании благодарности, взамен я получила удар обухом кухонного топорика по макушке.
   - Ты...ты...ты...убить меня могла!! - возмущенно пискнула эльфийка, примеряясь для следующего удара. - Да чтоб ты провалилась!!! Чтоб тебе еще икалось после этого!!
   Следующий удар прошел вхолостую - топорик лишь зацепил одну из свисавших с потолка цепь, уныло звякнувшую. Хрустальный гроб, не разбившийся лишь чудом, покоился на шкуре пардуса. Я же, вцепившись в подушку мертвой хваткой, попыталась подняться, но из-за безудержного икания лишь нелепо дрыгнула ногой.
   Эльфийка остолбенело уставилась на разгром, учиненный ее словами.
   - Э-э-э-это все я сделала?
   - Нет, Ик! я! Вот, Ик!, она, знамен-Ик!-тая благод-Ик!-ность эльфов! Ик! - ворочаясь в гробу, простонала-проикала я.
   - Э-э-э-это недолго продолжаться будет! Час от силы! - торопливо заверила меня соседка. - Ты, главное, водички там попей... Ладно, я пошла за вещами!
   - К-Ик!-уда?! А ну, Ик!, вернись! - но эльфийка уже исчезла за дверью. Судя по топоту, бежала она очень даже быстро.
   - Хорош-Ик!-о, что хоть, Ик! не за-за-заИк!-Ик!-аюсь! - мрачно добавила я, пытаясь встать. Получилось попытки с четвертой, и то опершись на двуручник, которым пропахала глубокую борозду по полу.
   Поджидая эльфийку и строя планы мести, я решила проверить содержимое продуктового шкафа, встроенного в стену. К моему священному ужасу, в шкафу обреталась мышь дохлая, одна штука, три изгрызенных покойницей морковки, и кусок покрытого плесенью хлеба. В углу обнаружились покрытые инеем махры паутины, увенчанные каким-то непонятным мохнатым(холодостойким, что ли?) пауком. В Китежском общежитии обязанность наполнять и содержать в чистоте продуктовые шкафы лежала на домовых Школы, здесь же, как выяснилось, предлагалось наполнять и чистить их самим. Этот факт меня донельзя раздосадовал. Готовить я умею, и люблю(а еще больше люблю есть приготовленное!), но ходить по рынку с корзиной, выбирая продукты? Фе!
   Решительно захлопнув шкаф, я твердо решила обойтись куском черствого хлеба, найденного на дне дорожного мешка, но через пять минут протяжное бурчание живота заставило меня пересмотреть свое решение. Вздохнув, под столом я нашла ненавистную корзинку для провизии и, решив хоть как-то развлечься(раз уж мама запретила устраивать драки в корчмах), прицепила на пояс кошель - украсть-то, может быть, кто-то и попытается, но незадачливого воришку можно только пожалеть, хваленые полянские рефлексы меня еще ни разу не подводили.
   Закрыв дверь торжественно выданным нам вчера ключом, я, все еще икая и вспоминая эльфийку незлыми тихими словами, направилась на рынок, благо Школа стояла неподалеку от главной площади, на которой стояли торговые ряды.
   Через полчаса я вернулась, донельзя довольная собой - мало того, что подралась с тремя забулдыгами, посягнувшими на мой изрядно истощившийся кошель, так я еще захватила их сумы в качестве трофеев, и теперь, наполненный завоеванными в честном бою койнами, кошель отличался приятной тучностью.
   Нагруженная двумя сумками и корзиной, которую пришлось тащить в зубах, уподобившись дворовому Бобику, носящему палки, я шествовала по коридору общежития, пока не наткнулась на что-то, очень напоминающее очертаниями эльфийским зад. Присмотревшись, я поняла, что это Ли, скрючившаяся в три погибели, и тащащая по полу рюкзачок размером с косметичку.
   Громко икнув от удивления, я выпустила из зубов корзину, окатившую эльфийку огуречно-помидорным градом. Та взвизгнула и выпустила рюкзачок из рук, сразу же свалившись на пол, и опрокинув меня.
   - Хм, удобненько! - вынесла вердикт эльфийка, ерзая по моему животу. Чудом мне удалось ответить:
   - Ты еще попрыгай!
   Эльфийка с перепугу подскочила. Незабываемые ощущения! Мне даже сперва показалось, что печень поменялась местами с почками, желудок прилип к позвоночнику, а кишки вообще завязались морским узлом. Глядя на мое перекошенное позеленевшее лицо, эльфийка и сама окрасилась приятным для глаз салатным оттенком.
   - С тобой все в порядке? - поинтересовалась она, наконец соизволив встать с моего голодного брюха, мгновенно отозвавшегося длинной возмущенной тирадой.
   - Не знаю! - честно ответила я, пытаясь разобраться с ощущениями внутри. Вроде бы все органы разбрелись по своим местам. Пока эльфийка собирала раскатившиеся по полу овощи, я с удивлением рассматривала рюкзак-косметичку, восприняв по началу его, как неудачную шутку соседки, или повод для знакомства с помогающим представителем сильного пола. Хмыкнув, я подняла рюкзачок с пола. Вернее, попыталась поднять. Оторопело уставившись на заартачившийся рюкзак, упрямо лежащий на полу, я пихнула его ногой. Сразу же после этого я пожалела о своих действиях - истошно взвыв, я запрыгала на одной ноге, обхватив вторую руками, и призывая на рюкзак кары всех известных мне богов и богинь.
   - На твоем месте я была бы осторожнее! - предупредила эльфийка, бережно оглаживая пострадавший рюкзак. - Там же мои вещи!
   - А тут моя нога!! - моя совесть не поддалась на увещевания соседки, и я не воспылала раскаянием по поводу своих ярко негативных действий против рюкзака. Впрочем, это не помешало мне помочь соседке донести, вернее, дотащить его до шкафа. Оставив Ли разбирать и раскладывать вещи по полкам, я направилась на кухню, готовясь учинить грандиозный полдник.
   На кухне на плите уже стояла кастрюлька, источавшая божественные запахи. Я с трудом удержалась от соблазна глянуть под крышку, и, ограничившись вдыханием упоительного аромата, принялась резать мясо. Всецело погруженная в приготовление жаркого, я не заметила возникновения на кухне чужеродного элемента, то бишь парня. Осознание этого факта пришло в мое сознание только тогда, когда я услышала невнятное бормотание у себя над ухом. Подпрыгнув, и чуть было не огрев несчастного ложкой по лбу, я оглянулась. Как оказалось, мое спокойствие потревожил адепт года эдак на три старше, пристально разглядывающий бурлящее в котелке варево, и что-то неодобрительно ворчавший.
   - В чем дело, уважаемый? Я положила мало отравы? - с вызовом спросила я, когда недовольный субъект, не удовольствовавшись осмотром, начал принюхиваться. Такое поведение меня, откровенно говоря, возмутило, поэтому лишь возникновение на кухне эльфийки спасло субъекта от громкого скандала с битьем котлов об его голову.
   - Тари, где ты там пропала? Я такая голодная, что готова съесть ту дохлую мышь из шкафа! - пожаловалась соседка, заинтересованно поглядывая на адепта. Тот отвечал взаимностью, по ошибке кроша в свою кастрюлю картофельные очистки. Лишь спустя пару минут, когда его осенило, что занимается он, мягко говоря, не тем, чем следует, он с горестным видом начал вылавливать очистки из кастрюли. Самое интересное, что укоризненные взгляды посылались не виновной в происшествии эльфийке, а мне, что меня возмутило. Соседка, предательница, вместо того, чтобы окатить нахала потоком ледяного презрения, начала мило ему улыбаться, что меня совсем уж возмутило. Осчастливленный таким вниманием парень тем временем уже три минуты сыпал в кастрюлю соль, остановившись лишь тогда, когда соль скопилась горкой посреди кастрюльки. К моему величайшему удивлению, ледяное презрение, по моему замыслу копившееся у эльфийки в адрес растяпы, пролилось на меня, когда я имела несчастье указать парню, что соли в кастрюле больше чем достаточно. Парочка одарила меня таким красноречивым взглядом, что я почувствовала себя третьей лишней. Фыркнув, я оставила жаркое на попечение эльфийки, мысленно с ним простившись, наблюдая за тем, как она с беспомощным видом разглядывает вынырнувший из соуса кусок мяса. Парень тем временем, испробовав дивное яство, чадащееся в кастрюльке, поспешил вылить его в мусорное ведро.
   Эльфийка явилась лишь через полчаса. Я уже, честно говоря, начала беспокоиться, не отравилась ли соседка, попробовав блюдо собственного приготовления(мало ли, что она могла засыпать в почти готовое жаркое!). К моему непередаваемому ужасу соседка с торжественным видом несла на ухвате котелок с жарким, который, как ни странно, отвратно не чадил. Более того, пах он очень даже аппетитно.
   Я смотрела на соседку во все глаза, но не могла найти причину столь разительного улучшения ее кулинарных способностей. Та откровенно сияла, дирижируя ухватом, отчего я время от времени пригибалась, когда котелок проносился в опасной близости от моей и без того многострадальной головы. Казалось, я уже утратила возможность удивляться, так как резерв моего природного удивления исчерпался, но практика показала, что я ошибалась. В нашу комнату ворвался сияющий, как днище медного таза, давешний адепт, держащий в руках блюдо, накрытое крышкой.
   - Ну что, девочки, будем обедать? - причем этот вопрос адресовался главным образом эльфийке. Я, онемев, уставилась на соседку с отвисшей челюстью.
   - Что это? - обретя дар речи, я прошипела в сторону эльфийки, которая, засмущавшись, чуть было не уронила жаркое.
   - Ну, понимаешь, это Велемир доготовил жаркое, поэтому я решила, что будет справедливым пригласить его к нам чтобы употребить сие замечательное блюдо!
   - А еще я решил привнести свой вклад в нашу трапезу! - торжественно произнес парень, снимая с блюда крышку.
   Куриные ножки с медом на соли!! Вкуснотища! Я посмотрела на парня чуть ли не влюбленным взглядом, но вовремя опомнилась. Слава Триаде, но мою сентиментальщину никто не обратил внимания, так как эльфийка суетилась около стола, который, скорчив героическое лицо и пыхтя, Велемир вытащил на средину комнаты.
   - Кстати, будем знакомы! Велемир Нестрев! - галантно поклонившись, представился адепт, перед тем пытавшийся меня позвать к столу, но не знал, как меня назвать, так как эльфийка не удосужилась нас представить.
   - Тари! - кивнула я в ответ, оценив вежливость Велемира. Лично я бы не стала обременять себя подобными ухватками, просто гаркнув что-то типа "Эй ты, с бородкой, топай сюда, кушать подано!" или что-то в этом роде.
   Интеллигентно запихнув салфетку за воротник, и стараясь не чавкать, я принялась за еду. Велемир деликатно обкусывал куриное крылышко, одновременно поедая глазами эльфийку, которая в это время безмятежно вылавливала из соуса кусочки мяса и овощей, внимательно следя за тем, чтобы на облюбованном куске не было лука, который эльфийка не переносила ни под каким видом.
   Спустя двадцать минут ничего не обязывающей беседы Велемир откланялся, оставив нам в наследство стратегический запас куриных ножек, за что я ему была очень благодарна. Поспешно очистив продуктовый шкаф от жалких остатков провизии(если можно считать дохлую мышь провизией), я торжественно водрузила трофейное блюдо на полку шкафа. Эльфийка тем временем озаботилась мытьем посуды, чему в глубине души я была несказанно рада, так как терпеть не могу это занятие.
   Поставив на место стол(и чего Велемир так пыхтел?), я улеглась на кровати с умиротворенным видом. Эльфийка, как раз закончившая мыть посуду, увидела мою довольную рожу и встрепенулась.
   - Ну как он тебе?
   - Ты о ком? - лениво отозвалась я, с удовольствием ощущая приятную тяжесть в желудке.
   - О Велемире, конечно!
   - А, об этом... - зевнула я, поворачиваясь. - Вроде ничего так...
   - Да ты что? Он такой хороший! - эльфийка, кажется, даже немного обиделась на то пренебрежение, с которым я отозвалась про ее нового кавалера. Я же только хмыкнула, зная, что возле эльфийки постоянно крутятся особи противоположного пола, поэтому не посчитала нужным делать какую-то емкую характеристику очередному ее воздыхателю. Впрочем, характеристика у меня была, но она равно подходила для всех парней, так как ничего хорошего ни про кого(за очень редким исключением) сказать не могла, да и не хотела.
   - А что это за раскоряка на колонне? - поинтересовалась я, пытаясь перевести разговор в более удобное русло, и указывая на нечто странное, видневшееся в окно комнаты.
   - Ты что, не знаешь??! - удивлению эльфийки, казалось, не было границ. - Все, кто был в Княжграде, первым делом отправляются посмотреть на эту достопримечательность.
   - Какую достопримечательность? Разве этот гибрид петушка на палочке, заболевшего гигантоманией - достопримечательность? - я с изумлением уставилась на эльфийку, проверяя , не шутит ли она.
   Разговорившись "за жисть", я имела неосторожность признаться, что еще ни разу, кроме этих двух дней учебы, не была в Княжграде, и все, что я видела - это Золотые ворота, Школа и городской рынок. К стыду своему признаю, что я даже и не хотела смотреть ни на что больше, ведь всем известно, что во всех мало-мальски крупных городах все достопримечательности одинаковое, различаются оные лишь размерами и чуточку формой.
   Услышав эти кощунственные мысли, эльфийка даже подскочила. Посмотрев на часы, в клепсидре которых было еще достаточно песка, она решила:
   - Пойдем, дикарка, будем тебя образовывать! Это же надо, жить в Княжграде уже целых два дня, и не разу не побывать в Старом Граде! - остальные комментарии этого события остались для меня загадкой, так как эльфийка, переодеваясь, начала бормотать себе под нос, пытаясь протиснуть голову в узкую горловину платья. Затем начала обувать сапожки о шпильками такого угрожающего размера, что я даже удивилась, как она вообще может на них стоять.
   В одном уважаемом труде маститого автора, который я перечитывала каждую неделю, запасаясь хорошим настроением на последующий семь дней, говориться примерно следующее : "Непринужденно дефилировать в туфлях на таких высоких тонких каблуках, что при желании ими можно было орудовать не хуже клинков, умели только эльфийки и дриады, да еще, пожалуй, вампирши. Модницы из человеческой расы, к радости зевак, намертво застревали в первой же щели между камнями, а вихляющая походка делала их похожими на перепрыгивающих с кочки на кочку лягушек."(Выцарапано и переврано из книги О. Громыко "Верховная Ведьма" - Прим. авторов) Хм, ну что ж, проверим... Я благоразумно обулась в удобные сапоги из мягкой кожи и злорадно наблюдала за эльфийкой, которая балансировала на шпильках.
   - Первым делом пойдем к Колонне Поклонения! - решила она, выплевывая какую-то нитку, которая прицепилась к ее губам.
   - Куда? - непонимающе обернулась я к ней, стоя у двери. - Что за Колонна? И кому поклоняться надо?
   - Расскажу по дороге! - загадочно подмигнула мне эльфийка, бросая в сумку расшитый бисером кошель и расческу.
   Солнце лениво сползало по тучкам все ниже и ниже, а мы все шли. Модификация петушка на палочке, видневшаяся в просвете между зданиями, все увеличивалась, но не приближалась. Когда мы дошли до памятника, эльфийка украдкой помассировала ноги, но пока вполне оправдывала цитату. Во всяком случае, на мостовой застряла я, угодив боком подошвы в угодливо раззявленную щербину булыжника.
   При ближайшем рассмотрении монумент оказался настолько несуразным, что я даже удивилась, как эльфы, не выносящие нелепостей и уродства(преклоняюсь перед эльфийкой, которая безропотно(пока!) терпит меня и мои одеяния )его еще не снесли втихомолку безлунной ночью. Колонна была пугающе высокой и тонкой, сверху на нее был налеплен шар(даже снизу и моим невооруженным взглядом было видно, что налеплен он был криво), а на шаре стояла мелкая статуя с непонятным веником в руках. В целом, статуя напоминала статую гимнастки, пытавшейся балансировать на шаре, стоя при этом на ходулях, причем, одна ходуля потерялась, или была по недоразумению забыта.
   С удивлением рассматривая веник в руках статуи, я поинтересовалась у эльфийки, которая с тщательно скрываемым презрением посматривала на статую и столпившихся около нее радостно галдящих путешественников, одетых в нелепые яркие мантии.
   - Это что, изваяние имени славного труда дворников?
   Эльфийка фыркнула, и передразнивая чинные речи экскурсоводов, ответила:
   - Сие монументальное творение, которое вы видите перед собой, являет собой Колонну Поклонения, изваянное людским скульптором-гигантоманом П. Тушкиным по приказу князя Леннида, прадеда нынешнего правителя. В летописях значится, как жест доброй воли князя к Поклонению.
   - Я, конечно, дико извиняюсь за неосведомленность, но нельзя ли объяснить поподробней, кому конкретно был посвящен памятник? Кому вообще надо поклоняться? - вклинилась я в рассказ эльфийки. Та неожиданно фыркнула и засмеялась.
   - А никто не знает! Леннид-то, выдавая указ, был, мягко говоря, пьян, и вообще, давал указ в порыве общего, как говориться, бреда, поэтому понять, что именно он требовал, было крайне затруднительно. Кто знает, может он имел ввиду статую коленопреклонного князя, а советник воспринял это, как Колонну Поклонения от имени князя?
   Кто-то, неловко дернувшись, пихнул меня в бок. Я обернулась, собираясь высказать хаму все, что я про него думала, но не сказала ни слова, так как у меня обалдело отвисла нижняя челюсть. Вокруг нас столпились те самые путешественники, которые до нашего прихода рассматривали статую. Эльфийка ничего этого не замечала, поэтому вещала дальше.
   - Кстати говоря, должна заметить, что наверняка советник ошибся в расшифровке сиятельнейшего указа, так как сам князь при торжественном открытии памятника обозвал эту нелепость не иначе как "Гатькой на шпильке". В общем, в среде коренных княжградцев эту, так сказать, достопримечательность именуют именно так. А уж как его называют тролли, я и передавать не берусь, радея за твою культуру речи.
   Сзади хохотнули. Как оказалось, ряды благодарных слушателей увеличивались, и уже начали напоминать приличную группу.
   - Обрати внимание на статую на постаменте... - все головы послушно задрались вверх, - которая по замыслу скульптора должна была изображать эльфийку, собирающую цветочки(причем тут поклонение, кстати?). Изображала она эльфийку, представительницу Прекрасного народа, - эльфийка томно повела плечами и поправила волосы, - лишь в мыслях скульптора, поэтому когда название статуи было объявлено народу, эльфы восприняли это, как личное оскорбление, из-за этого название пришлось срочно сменить. Ну как, Тари, насмотрелась на это...кхм...произведение искусства?
   Я кивнула.
   - Вот и прекрасно! Теперь пойдем, наверное, к памятнику Олдана Солода, тут недалеко.
   Эльфийские каблуки бодро застучали по булыжникам мостовой, я поплелась следом, жадно рассматривая дома, тянувшиеся вдоль мостовой. К моему величайшему удивлению, за нами поплелись все остальные, заинтересованно прислушивающиеся к болтовне эльфийки.
   Идти, действительно, пришлось недолго. Я даже не успела как следует рассмотреть дома, все, как на подбор разные. Особенно мне понравился один пузатый, словно самовар. Его стены казались выпученными, а дверь настолько узкой, что казалось, в нее можно войти лишь боком и выдохнув весь воздух. Как из него выбирался купец, чья откормленная рожа торчала в окне, когда мы проходили около дома, я не знала, но очень хотела бы посмотреть!
   - Ну вот, статуя Олдана Солода! - эльфийка показала на высокий холм, на котором высилось изваяние всадника. Я всмотрелась в монумент. Статуя была именно такой, какой должна быть настоящая, классическая статуя в моем понимании: простая, как табуретка - вот тебе мужик с саблей, вот конь. Все пропорции выдержаны, классическая поза... Хотя нет, насчет пропорций я погорячилась. Внимательно рассмотрев монумент, я пришла к выводу, что либо скульптор ни разу в жизни не видел живых лошадей, либо этот Олдан Солод и впрямь был таким гигантом. А может быть, он ездил на пони? Во всяком случае, факт оставался фактом - всадник и лошадь были одинакового размера.
   - Один из самых знаменитых полководцев арконской дружины, известен как непревзойденный стратег. Именно с его помощью арконская дружина в 654 году выиграла войну с иманами, когда те позарились на Княжград, - оповестила собравшихся эльфийка. Толпа путешественников зачаровано ей внимала, один пьяненький гном, высунув кончик языка, старательно записывал речь эльфийки, ежеминутно перебивая ее и спрашивая, как пишется то или иное слово. Я же втихомолку возмущалась. "Именно с его помощью..." Чушь какая! Да всем известно, что если бы не помощь поляниц, Княжград раскатали бы по бревнышку! Вот только какой же здравомыслящий летописец напишет, что почти на голову разбитая дружина не то что приняла - упрашивала поляниц о помощи! Эльфийка не обратила внимание на мое фырканье и продолжила:
   - Автор данной скульптурной композиции неизвестен. Имеются сведения, что это изваяние изготовили эльфы, но неизвестно, правдиво ли это, так как никто из представителей Перворожденных не заявлял о том, что именно он - автор этого монумента...
   "Конечно, кто ж признается, что сотворил подобную глупость!"
   - Гномы тоже успешно открестились от этой...кхм... достопримечательности, - среди гномов раздались ехидные смешки, - поэтому, скорее всего, статую сделал какой-то человек... - никто из присутствующих в толпе представителей человеческой расы не сказал и слова против. Более того, на лицах некоторых я заметила ощутимую гордость, что такую "красоту" сотворил человек. Люди, что с них возьмешь!
   Внезапно речь Ли прервал истошный возмущенный вопль. С удивлением обернувшись, мы увидели, что к нам на всех парах несется взбешенный гном. Как оказалось, это был экскурсовод путешественников. Сначала этот прыткий гном полез было на эльфийку с кулаками, приняв ее поначалу за коварную конкурентку, переманившую его клиентов, но приподнятый за шиворот, растерял свой боевой дух. От рукоприкладства незадачливого экскурсовода спасли путешественники и сердобольная эльфийка. Впрочем, сердоболие не помешало ей, внешне преисполненной важности, присущей эльфам, втихомолку хохотать над потешно брыкающимся бордовым от ярости и смущения гномом, а напоследок наградить несчастного таким взглядом, полным холодного призрения, что даже Карна позавидовала бы.
   Вслед за гномом нас покинули все остальные, и мы смогли облегченно вздохнуть.
   - А сейчас мы пойдем к Евсеевскому спуску. Там неподалеку находиться храм Мэйе.
   Я покорно вздохнула, предоставив эльфийке самой выбирать дорогу. Эльфийка смело нырнула в первый же темный переулок. Дома тут стояли настолько близко, что мы протискивались лишь чудом, мне то и дело приходилось поправлять двуручник, норовивший застрять между стенами домов. Через полчаса плутаний мы вышли на широкую мощеную дорогу, заставленную роскошными теремами. Судя по ошалевшему лицу эльфийки, мы попали явно не туда.
   - Ли, все в порядке?
   - Д-да... Кажется, да...
   - Ли, мы что, потерялись? - честно говоря, я была немного в ужасе. Обманутая уверенным видом, написанным на лице эльфийки, я не потрудилась запоминать дорогу, уповая на ее знание Старого Града. - И что нам теперь делать?
   - Без паники, соседка! Пока мы на брусчатке, мы в Старом Граде.
   Осмотревшись по сторонам, она уверенно пошла влево. Я же последовала за ней, на сей раз уже внимательней присматриваясь в окрестности. Все время Ли разглагольствовала о хваленом эльфийском чутье на правильный путь, пока не произошло то, чего я так ждала и опасалась. Брусчатка закончилась, изойдя на нет, а терема постепенно выродились в покосившиеся лачуги. Пришлось возвращаться назад.
   Через час бесцельного брожения мы таки вышли на Евсеевский спуск. Помогла чистая случайность - мы подслушали разговор двух купцов, которые, как оказалось, шли именно туда, и пристроились за ними. Правда, они пару раз перепугано оглядывались на нас, пытаясь понять, кто мы такие, и почему мы идем за ними, как привязанные.
   Откровенно говоря, Евсеевский спуск меня впечатлил. Прежде всего, наличием спуска, и какого! Некоторые купцы на подводах, подъезжая к нему, задумчиво чесали маковки, и предпочитали переносить товары вручную, чем доверять это щепетильное дело лошади. Впрочем, попадались и экстремалы, которые мало того, что ехали на телегах, так еще и подгоняли бедных животин истошными воплями и гиками. Последствия такого предосудительного поведения можна было увидеть в конце спуска: тамошняя ребятня даже завела обычай - втихую забирать одно трофейное колесо разбитой телеги и прибивать его на ветке дерева. В итоге, все деревья на спуске были увешены трофеями, и с каждой неделей эта коллекция пополнялась. Я даже углядела колесо от княжеской кареты. К сожалению, ума купцам это не прибавляло, даже наоборот, этот факт, казалось, даже разжигал их азарт. Бывалые посетители спуска даже делали ставки, доедет ли эта телега до конца, или нет.
   Обилие столиков, заставленных всякими забавными безделушками, зажгло мои глаза светом приобретательства, что не прошло незамеченным для продавцов, хватавших меня за руки и сующих под нос разнообразные шкатулочки, фенечки и статуэточки. Эльфийка стала спасительницей моего кошеля, упрямо оттаскивая меня от прилавков со словами "Это все понты для приезжих, нечего покупать всякую дрянь!". Пришлось покориться.
   Последний факт, поразивший меня до глубины души - обилие художников, рисующих и продающих своих картины на месте. Наше появление вызвало приятный переполох в их стройных рядах. Эльфийку, задумчиво нюхавшую розочку, несколько раз окликнули, прося то немного вытянуть руку в сторону, то загадочно улыбнуться. В конце концов натянутая улыбка Ли начала напоминать зловещий оскал, а я наоборот, веселилась все больше и больше. Отрезвил меня лишь гневный окрик одного измазанного краской живописца с просьбой не трястись. Затем последовала просьба вытянуть двуручник, напрячь мышцы, встать в боевую стойку, отодвинуть ногу немного левее, поднять руку немного выше, сделать задумчивое лицо(непосильное задание!), изобразить выпад...
   Когда довольные художники показали нам карандашные наброски будущих шедевров, мы испытали горячее желание порвать их в клочья - эльфийка с ухмылкой давно не евшей упырицы и бугрящаяся мускулами поляница со зверски перекошенной рожей не вдохновили нас на благодарность творцам. Недопонятые народом художники попытались скрыться за мольбертами, но спас их лишь благообразный старичок в черном берете, побитом молью, преподнесший нам портрет нашего дуэта. Эльфийка с причудливой пробиркой и поляница с двуручником, подвергнутые тщательному осмотру, были одобрены, несмотря на то, что художник нам нещадно польстил, хотя польстить эльфийке было почти невозможно. Купив у старичка потрет, поспешно вставленный в рамку, мы смеха ради выкупили и другие эскизы. По правде говоря, настоящей причиной было желание спрятать эти рисунки куда подальше, чтобы больше их никто не увидел, хотя иногда мы все же вывешивали их на всеобщее обозрение, когда пребывали в состоянии затяжной ссоры.
   Однажды мой портрет, украшенный ослиным хвостом и портрет эльфийки, награжденный роскошными ослиными ушами месяц провисел на двери нашей комнаты, приклеенный каким-то хитрым заклинанием, неизменно вызывая приступы нездорового смеха у прохожих. Этим самым наши подружки-соседки пытались нас помирить. Помириться-то мы не помирились, но объединились, ведомые желанием отомстить соседкам.
   Нагруженные портретом в рамке и шкатулочкой, которую я все же исхитрилась приобрести, пока эльфийка не видела, мы решили вернуться домой, оставив посещение храма Мэйи на потом, так как уже начинало смеркаться.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"