Охэйо Аннит: другие произведения.

Дом на границе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о том, как Анмай Вэру попал в Нау-Лэй, и как его там встретили.


   О, странных песен ты не пой
   Про древний хаос, про родимый!
   Как жадно мир души ночной
   Внимает повести любимой!
  
   Из смертной рвётся он груди,
   Он с беспредельным жаждет слиться!..
   О, бурь уснувших не буди!
   Под ними хаос шевелится!..
  
   Федор Тютчев.
  
   Он ещё раз проверил все детали своего мира, и больше не нашел ошибок. Настал срок воплотить его. Создать. Он направил все свои силы на бесконечно малую точку внутри себя, стремясь вложить в неё всё, о чем думал. Полыхнул взрыв. Ничтожное мгновение он ещё чувствовал его, - крохотный, невообразимо яростный огненный шар, ослепительную дыру между Реальностью и Бесконечностью. Этот миг творения стал самым лучшим, что он испытывал в жизни. Затем дыра столь же мгновенно затянулась, а шар... шар развернулся во Вселенную, - в бессчетные Вселенные, - и навечно исчез из пределов его восприятия.
   Теперь оставалось только ждать. Анмай очень волновался, боясь, что совершил непоправимую уже ошибку. Не найдя её, он погрузился в полузабытье ожидания. Двойник его тела в его сознании положил голову и руки на колени и прикрыл глаза. Он знал, что разнообразие созданной им Реальности конечно, - а раз так, то где-то, когда-то, в ней возникнет его Хьютай, - та самая, с которой он расстался. Потерянная его часть отыщет её и приведет сюда... сколько бы времени это ни заняло. Он будет ждать её очень терпеливо, и не покинет своё творение, как покинули его. Если даже у него ничего не выйдет, - он повторит всё, и будет повторять вновь и вновь, пока не добьется успеха. Пустота грани ждала рядом, и он пересечет её... но не сейчас.
   Терпение, Анмай, подумал он, - и ты уже никогда не будешь один. И пусть хоть кто-то попробует сказать, что я не стал взрослым!
   Он окончательно погрузился в то подобие сна, что было ему доступно, свернувшись вокруг своего, уже неощутимого мира. Там, рано или поздно, Хьютай, мечтательная и отважная, пройдет его путь. Они вновь встретятся, - чтобы уже никогда не расстаться.
   И у них, конечно, будут дети.
  
   Анмай не знал, сколько прошло времени. Там, куда он погрузился, его не было. Но пробуждение было внезапным. И очень, очень резким. Он мгновенно оказался в центре бури, очень похожей на ту, в которую он погрузился там, на дне пространства, - неистовый смерч чувств, эмоций, образов... Но эта буря была всё же другой. Мыслящей. Разумной. Чем-то очень и очень знакомой...
   Через миг его охватила невозможно яркая, ослепительная радость. На него налетела не буря, а второй обитатель Бесконечности! Хьютай, его Хьютай, казалось, потерянная навеки! Хьютай, вырвавшаяся из сотворенного им мира!..
   Радость от этой встречи была такой, что он, наверное, немедленно сошел бы с ума - если бы смог в это поверить. Но, когда он всё же смог, ярость чувств уже отчасти улеглась. Хьютай тоже узнала его - и тут же её отчаяние сменилось могучим потоком любви.
   Ничего даже отдаленно похожего Вэру ещё не доводилось испытывать. На какой-то миг он просто исчез... а потом полыхнул мгновенный, беззвучный, ослепительный взрыв: объединение, слияние самих их сущностей - всех, без остатка. Он даже перестал себя ощущать. Остался только свет. Белый, бесконечно яркий. Анмай почувствовал, что умирает, но это уже не пугало его...
  

* * *

  
   Через какое-то время он с удивлением понял, что жизнь вернулась к нему. У него вновь было тело - он чувствовал, что дышит, чувствовал, как бьется сердце. Обнаженную кожу овевал легкий теплый ветер, босые ноги стояли на прохладной траве. В легкие вливался густой, влажный воздух, пахнущий запутанно и оглушающе. В уши лился неровный мягкий шум - он не сразу понял, что это шум листвы. Он был в лесу, на маленькой полянке. Но осмотреться толком Анмай не смог.
   Прямо перед ним стояла Хьютай, такая же нагая, как и он сам. Довольно широкую грудь подруги украшали высокие тугие округлости, - крепкие, математически правильные, полные чувственной силы. Точно на самых выпуклых их местах дерзко торчали крупноватые темные соски. Впалый, в призрачном рисунке гибких мышц, гладкий живот подчеркивал литую стройность её стана. Ровные ступни красивыми изгибами узких лодыжек переходили в крепкие икры стройных длинных ног. Широкие бедра, словно отлитые из блестящей коричневой стали, вызывающе круто сбегали к узкой талии, сходясь на уровне пупка. Их тугие изгибы необъяснимо привлекали Вэру своей правильностью - столь безупречно совершенной, что перехватило дух. Спутанные крупными кольцами, тяжелые черные волосы Хьютай плащом ложились на плавные изгибы сильных плеч, прикрывая всю спину. Длинные, косо посаженые глаза, твердо очерченный чувственный рот, высокие скулы её внимательного лица были безупречно четкими. На нем застыло сразу испуганное, дерзкое и смущенное выражение, делая его невыразимо прекрасным, - Анмай не мог отвести глаз, едва дыша от мучительного влечения. И она тоже смотрела на него - томно, нетерпеливо, призывно...
   Не думая уже ни о чем, Вэру потянулся к подруге, и реальность вновь исчезла для него...
  

* * *

  
   Анмай замер, глядя в довольно прищуренные глаза Хьютай, чувствуя, как бешено бьется сердце. Пальцы его босых ног упирались в восхитительно шершавый ствол дерева, удивительно сильные ноги подруги всё ещё обвивали его стан. Его ладони сжимали её плечи, её руки лежали на его плечах. Он чувствовал, как часто она дышит, как туго бьется её сердце. Жизнь буквально сияла в ней - как и в нем самом, хотя сейчас её сияние стало всё же немного приглушенным. Мускулы бедер, спины, живота устало ныли - но и это сейчас ему очень нравилось ощущать...
   Вдруг длинные глаза Хьютай скосились куда-то налево. Анмай неохотно посмотрел туда же - и все раздумья о продолжении их крайне увлекательных "занятий" вылетели у него из головы.
   На краю полянки, уютно сплетя босые ноги, сидел парень всего лет восемнадцати на вид, одетый лишь в кусок синего шелка, повязанный вокруг бедер. Первое, что бросилось Вэру в глаза - удивительно чистый золотой цвет его кожи, одновременно яркий и насыщенный, очень резко выделявшийся на фоне темной зелени.
   В следующий миг он заметил остальные цвета и впечатление стало более глубоким. Из-под черных блестящих волос парня, спутанных крупными кольцами, внимательно смотрели широко расставленные глаза, большие и длинные. Их темно-синий цвет, такой же яркий и насыщенный, был удивительно похож на цвет сияющего синего неба. Встретив его ошалелый взгляд, парень широко улыбнулся.
   - Я вам не помешаю, продолжайте, пожалуйста!
   Анмай ощутил, как темный жар заливает его уши и ползет по телу вниз, до самой задницы. Хьютай тоже темно покраснела - но поделать что-либо, они, к сожалению, не могли. Любое изменение позы привело бы их в ещё менее приличный вид.
   Парень вдруг тоже смутился, и, вздохнув, поднялся на ноги, бесстыдно потягиваясь. Судя по этим потягушкам, сидел он тут уже долго, и Анмай ощутил, как кожа запылала ещё жарче. В объятиях Хьютай он потерял всякое представление о времени. Они целовались, как безумные, двигались, замирали, двигались вновь... это длилось словно целую бесконечно счастливую вечность. Ничего, что происходит вокруг, они не замечали, и Анмай не знал, сколько этот парень за ними наблюдал.
   Он бессознательно подумал, что золотая кожа парня тоже удивительно сочетается с небесной синевой - и лишь затем начал замечать очертания. Парень был рослый, широкогрудый, удивительно стройный - весь словно отлитый из гибкого живого золота. Вэру отметил его крепкие руки и плечи, гладкие пластины мышц - выпуклые на груди и туго стянутые на впалом животе - и, наконец, начал замечать черты хмурого, серьёзного лица: широкий лоб, четкие черные брови, густоту длинных ресниц, короткий нос, высокие скулы, пухлые губы, очень красиво очерченные - словно дважды изогнутый лук. Все линии лица и тела этого чуда природы были очень точными, четкими, твердыми и безупречно подходили друг к другу - как и его цвета. Анмай не мог поверить, что человеческое существо может быть таким... безупречным. Или... не человеческое. Он вспомнил, наконец, где видел этого парня - на корабле Охэйо, во время их последней остановки перед началом Путешествия Вверх.
   - Вайми?
   Парень прижал к груди ладони скрещенных рук и вежливо, слегка поклонился. Хьютай хихикнула и Вайми смутился сильнее. Достав - казалось, из воздуха - два куска алого шелка, он аккуратно повесил их на ветку.
   - Я буду на соседней поляне. Приходите... когда закончите, - вежливо сказал он, и Хьютай вновь хихикнула.
  

* * *

  
   Мысль о продолжении показалась Вэру очень увлекательной, но страсть уже вытеснило другое чувство - могучее любопытство. Ему до смерти хотелось узнать, что это за место, как сюда попал Вайми и как сюда попал он сам.
  

* * *

  
   Поднявшись, они смущенно посмотрели друг на друга - покусанные, оцарапанные, в прилипшей к нагим телам траве - рассмеялись, отряхнули друг друга и оделись в оставленные Вайми парео. Потом, вслед за ним, нырнули в лес, держась за руки, то и дело косясь друг на друга и невольно улыбаясь. Густой теплый воздух и зеленый полумрак леса мягко обтекал их, босые ноги глубоко уходили в мягкую прохладную землю, мягкие листья легко скользили по бокам...
   Идти им пришлось недалеко - всего-то шагов пятьдесят. Затем впереди открылась новая поляна, ещё меньше той, на которой они появились. Вайми стоял посреди неё, глядя на них и всё ещё улыбаясь. Анмай поприветствовал его, тоже прижав ладони скрещенных рук к груди и слегка поклонившись. Так же поступила и Хьютай. Вайми улыбнулся ещё шире.
   - Очень хорошо, что вы тоже здесь. У нас тут пока что пустовато.
   - А где мы? - немедленно спросил Анмай.
   - В Нау-Лэй.
   - Это...
   - Мой мир, - Вайми вновь широко улыбнулся.
   - А где Охэйо?
   - Тоже здесь. Как и его жена.
   - Жена?..
   Вайми рассмеялся, глядя на его удивленное лицо.
   - Маула Нэркмер анта Хилайа. Как и моя жена - Лина Йенай. И наши дети. Моя дочь, Ахана, и его сын, Лэйми. Им сейчас по семь лет. Мы тут ещё не так давно...
   - А где это "тут"? - спросил Анмай.
   Он вспомнил, как остановился, - впервые за несчетное множество лет, поняв, что выход совсем рядом... наверху, где не было ничего, что он мог увидеть или почувствовать, где не было даже понятия о времени, - не безвременье, но всевременье. Край Бесконечности. За ним он должен был выйти за пределы времени, встать на очередную ступень Бесконечной Лестницы, - и уйти в иную, непредставимую форму существования. Он не знал, что произойдет, перейди он эту границу, - знал лишь, что будет жить, останется собой, но в форме, которую не сможет представить. Там была подлинная Бесконечность, не знающая никаких границ. Очередная ступень на его бесконечном пути... но он решил остановиться. У него ещё осталось тут дело - вернуть любимую. И... вопреки всему, это ему удалось.
   Он повернул голову, глядя на Хьютай. Что-то теплое толкнулось в грудь и зыбкой, щекотной дымкой разбежалось по телу. Невозможно поверить, что они и в самом деле вместе - навсегда. И не на словах - на деле. На всю оставшуюся вечность. Невероятно, что он решился её оставить, - и ещё более невероятно, что сумел вернуть. Хьютай просто налетела на него, вырвав из оцепенения, которое, - теперь он это знал, - не закончилось бы никогда. Она прошла почти бесконечный путь в его поисках, как он когда-то, - по дороге в Бесконечность. Но вот где они сейчас?..
   - В Бесконечности, за пределами времени, - немедленно ответил Вайми и Анмай вздрогнул. Он точно помнил, что не говорил этого вслух.
   Заметив его испуг, Вайми вздохнул.
   - Я знаю все языки. И многие имена. И... многие мысли, если честно сказать.
   - Но я думал...
   - Что не сможешь представить, в какой форме будешь здесь существовать? - догадался Вайми. - Я тоже так думал. Да так тут и было. Пока я не создал этот мир. Царство времени там, где времени нет.
   - А... - сердце Вэру вдруг отчаянно забилось. Он, наконец, вспомнил о цели своего бесконечного Путешествия Вверх - выйти за пределы всех мирозданий, за пределы самой Бесконечности - чтобы встретиться с Создателем, с Творцом Вселенных и Вселенных. Если верить Вайми, это удалось. Но... - А Творец?
   Вайми вдруг хмуро взглянул на него. Темный румянец залил его уши, пополз по щекам, по груди, вниз - пока не покраснела даже кожа вокруг пупка.
   - Как бы тебе это сказать... в общем, это я.
  

* * *

  
   Какое-то время они молча смотрели друг на друга - совершенно ошалевший Анмай и отчаянно смущенный Вайми. В голове у Вэру всё перевернулось. Он опять не мог поверить, что всё это происходит наяву.
   - Но как? - наконец спросил он. - Ведь ты же родился на многие тысячелетия позже меня! А я...
   Вайми хмуро взглянул на него, всё ещё смущенный.
   - Ты знаешь, что было после того, как мы расстались?
   - Нет. Откуда?
   - А, ну да. Ну что ж, я покажу...
   Вайми плавно поднял руку - ладонью вперед - и мир вокруг Вэру исчез...
  

* * *

  
   Вайми вошел в просторную, сумрачную комнату. Единственным её освещением служила наклоненная наружу стена-экран, но и она была почти темной, - темнота в темноте, разделенные кольцом тусклых, струящихся к центру радуг, отмечавших провал в никуда.
   Их мертвенный свет скользил по неподвижному, бледному лицу Охэйо. Аннит был в синевато-зеленой кожаной куртке и в черных рабочих штанах, босиком, - так он одевался в Хониаре, в самом начале.
   - По-моему, это всё, - сказал он, глядя на текучий гаснущий свет. Впрочем, и тот был всего лишь плодом воображения гиперсканеров. - Дальше не будет уже ничего интересного.
   Вайми вовсе не был в этом уверен, - всего лишь вчера им удалось обнаружить скопление мертвых звезд вокруг какого-то темного, и, несомненно, движущегося объекта, - но выяснять, что это, ему не хотелось. Во Вселенной не осталось ничего, что было бы близко и понятно ему.
   - Что же ты намерен делать? - спросил он.
   Охэйо улыбнулся.
   - Знаешь, когда у нас, сарьют, появился Х-привод, я понял, каким будет мой конец. Я сяду в "Анниту", сорвусь с гиперплоскости, и уйду к Пределу: я выяснил, что там находится. Там - граница Возможностей. Знаешь, у меня уже есть СВОЯ математика: пока я не могу толком представить, что выйдет из неё, но должно быть интересно.
   - Этот гигабайт уравнений? И он уже... раскрыт?
   Охэйо улыбнулся.
   - Этот гигабайт уравнений, конечно же, НЕ раскрыт, ибо в полностью развернутом виде он и есть то бытиё, которое описывает. Собственно, и сам процесс Творения можно описать именно как развертывание такого уравнения. Результат этого предсказан быть не может - лишь какие-то его частности. Если же зайти тут несколько с другой стороны, то попадание Неделимой Сущности с зародышем собственной математики в неопределенный Хаос, - или в Бесконечность, - может вызвать в ней фазовый переход, в какой-то мере равный Творящему Взрыву, но создающему не Творение, а Творца. Есть, конечно, проблемы с реализацией, но математика, - это язык Бога. Если просто помыслить её - целиком, всю - там, где нет форм и законов, - то я окажусь внутри неё, в своей Бесконечности, - не знаю только, каким. Может, я стану таким, каким представляюсь себе...
   - Меня влечет нечто совершенно иное, - Вайми смотрел на бездонную черную воронку. - Мне всегда хотелось узнать, что было там, в самом начале.
   - Что ж, ты узнаешь. Масса этой дыры так велика, что даже если ты прыгнешь в неё прямо вот так, безо всего, тебе ничего не грозит: падая точно вдоль оси вращения, ты без проблем достигнешь потока обратного времени. Не знаю, сколько раз это делали раньше, и как глубоко ведет этот колодец в прошлое, но, если исходить из граничной статистики, он самый глубокий во всей Сверх-Вселенной. Он доходит до самого дна. Ты действительно окажешься в самом начале, а я - в самом конце.
   - И мы никогда не встретимся.
   Охэйо посмотрел на него, и Вайми увидел на его лице то, чего не было уже очень давно - усмешку.
   - Послушай... в тебе нет Неделимой Сущности - но, как мне кажется, есть нечто несравненно большее. Ты был рожден, чтобы творить; и ты творил, несмотря на все потери, которые нас постигли. Однажды во мне была часть... теперь я знаю, чья она. Я знаю, КТО был там, в самом Начале. И, если всё окажется так, как я думаю, мы встретимся, - по ту сторону Бесконечности.
  

* * *

  
   Очнувшись, Вэру ошеломленно распахнул глаза. В нем тоже была часть Создателя... и теперь он ощутил, ЧЬЯ она. Сомнений больше не было. Цель его жизни решилась. И он ощутил вдруг странную, сосущую пустоту.
  

* * *

  
   Он ошалело помотал головой. Вайми всё ещё хмуро смотрел на него.
   - И... вы встретились? - осторожно спросил Вэру.
   Вайми вновь широко улыбнулся.
   - Как видишь. Как и вы.
   - Но как я попал сюда?
   Вайми вновь нахмурился.
   - Правду говоря, я выдернул вас сюда, когда вы... пересекли границу. И вернул вам ваши тела. Но вы же не против?
   Анмай невольно потянулся, с удовольствием чувствуя каждую мышцу.
   - Хм. Нет. Но... - он с сомнением посмотрел на Вайми.
   На Творца и Создателя тот всё же походил не особенно - грива растрепанных волос, из-под которых виднелись основательно покусанные ухи. Взгляд тоже был смущенный.
   - Не похож? - сразу догадался тот.
   - Точно.
   Вайми вздохнул.
   - Ладно. Идите сюда. Я покажу вам меня настоящего.
  

* * *

  
   Анмай подошел к нему, по-прежнему держась за руку Хьютай - просто потому, что ощущать её ему нравилось. Вздохнув Вайми медленно, словно во сне, поднес ладони к их лбам... и Анмай вдруг растворился в волне невесомости, волне ослепительного текучего сияния. Он так удивился, что даже не издал ни звука. Он словно падал в населенную светом бездну. Жидкие узоры всех цветов радуги накрывали его волнами.
   Потеряв всякое представление о месте и времени, Анмай парил в этом радужном свете. Оно мягко пульсировало, завораживало, растворяло его. Вместе со светом пришел звук, шепот сотен голосов - но не идущий снаружи, а странным образом возникающий где-то в самой глубине сознания, но совсем призрачный, едва слышный.
   Анмай невольно прислушался к нему - и, через какую-то пару секунд, эти голоса стали множиться, перекликаясь, накладываясь, сплетаясь. Текучие узоры словно протаяли вглубь - и его накрыло волной смутных образов. Они шли через создание так быстро, что словно размывали, уносили его в бесконечность.
   Не выдержав прилива оглушительного многоголосья, Анмай попятился, прижав руки к лицу. И тут же всё исчезло. Он ошалело моргнул, вновь оказавшись на поляне.
   - И что? - немедленно спросила Хьютай.
   Вайми прикусил губу.
   - Я не встречал таких, как вы. Попробую ещё раз...
   Он вновь хмуро посмотрел на них, потом, решившись, поднес ладонь ко лбу Вэру. Пальцы Вайми растопырились, между них замерцало призрачное текучее свечение. Оно расплывалось, росло, коснулось лба Анмая...
   Мир вновь смыла волна невесомости. Он словно падал в шепчущую бездну. Сознание множилось бликами в волнах ослепительного радужного сияния. Вэру слышал сотни голосов, видел тысячи образов. Или... видел и слышал не он, а кто-то ещё, больший, несравненно больший, другой...
   Он отпрянул назад сквозь призрачную пелену, споткнулся, упал, откатился в сторону. Сел, ошалело помотав головой. Рядом села такая же ошалевшая Хьютай.
   - Что ты с нами делаешь? - спросила она.
   - Пытаюсь настроиться, - хмуро сказал Вайми. - И настроить, скажем так, вас. Ваши истинные сущности не очень-то подходят к жизни в этом месте. Правду говоря, они вообще не слишком-то подходят к ЖИЗНИ. Но, если хотите, я могу попробовать позже. Или попрошу Охэйо.
   - Нет, - Анмай вновь помотал головой. Он подумал, что, вообще-то, должен отказаться, но с удивлением понял, что страха не чувствует. Хьютай уж точно не боялась - а значит, не будет бояться и он...
   Вайми вздохнул.
   - Тогда идите сюда.
   По-прежнему держась за руки, они подошли к нему. Вайми поднял ладони. Бесцветные переливы волнами пошли от них, заливая воздух призрачной сияющей пеленой. Вэру захотелось отступить, но он, ещё раз выдохнув, остался на месте. Пелена поглотила его. Ослепительная радужная волна словно вобрала в себя его сознание, - и, задержавшись на миг, резко вырвалась наружу.
   Он вдруг ощутил, как незримые нити его сознания тянутся куда-то в бесконечность. Оно вновь наполнилась тысячами голосов и образов. Их становилось всё больше, но он слышал и понимал каждый из них. Миллионы нитей тянулись сквозь него, пронзали его, пронзали пространство, пронзали время... времена...
   Радужная волна схлынула, но странное чувство собственной текучести не отпустило его. Казалось, сама его суть плывет, струится, словно разводы бензина на воде, - но это не страшно, а щекотно, где-то очень глубоко внутри...
   ...Вэру медленно сползал по стволу вниз. Его захлестнуло невероятное удивление, когда нет сил даже на то, чтобы обалдеть от того, что творится с ним. Все его мысли куда-то испарились, на их месте вновь и вновь вспыхивало то, что только что произошло, происходит вокруг, далеко, и ещё может произойти, в совершенно сумбурном, постоянно изменявшемся порядке, кусочки всего разной длины и яркости. От него самого осталось только ощущение, что он смотрит чей-то невероятно сложный сон. Наконец, этот сон начал понемногу перетекать в явь. Анмай осторожно приоткрыл один глаз и взглянул на Вайми. Тот смотрел на него сверху вниз, задумчиво прикусив губу.
   - Опять не получилось?
   Вайми махнул рукой.
   - А, нет, всё уже. Можешь подниматься.
   Ошалело взглянув на Хьютай, Вэру встал на ноги. Чувствовал он себя сейчас не слишком хорошо. В глазах - вихрь призрачных образов, тело как-то отдельно от сознания...
   - Ты уверен, что со мной всё в порядке?
   Вайми остро взглянул на него.
   - Ой, нет. Сейчас...
   Анмай на миг пропал, словно его выключили. И тут же вернулся. Все необычные ощущения исчезли, словно их и не было. Он вновь ощущал каждую мышцу в теле. Мир вокруг обрел кристальную ясность. Но не только. Анмай с удивлением понял, что он здесь, в лесу, - и в Бесконечности. Он видел сразу лес - и темноту, но темноту не абсолютную. Её пронизывали слабые радужные разводы, - как те, что плавают в закрытых глазах. Они вспыхивали в ней, медленно плыли и угасали. Но стоило ему присмотреться к этим слабым, едва заметным теням, - и они бросились навстречу, одновременно разгораясь. Он вновь оказался в ослепительно яростной, невообразимо сложной, бешено кипящей массе.
   Анмай бездумно замедлился, и неистовый свет померк, а кипение стало замедленным, словно бы сонным. Он видел исходную структуру пространства, - структуру, в которой само оно кипело, сворачивалось черными дырами, торами, нитями. В этом аду таилось бесконечное множество виртуальных частиц, чудовищная, беспредельная энергия, целая бесконечность её, лишенная лишь возможности воплотиться иначе, как с его помощью, и в нереальном, обреченном на неизбежное исчезновение призраке-мире...
   И в это же время он стоял здесь, в Нау-Лэй, чувствовал землю под босыми ногами, чувствовал руку Хьютай в своей руке... Это было... удивительно.
   Это и значит быть тобой? - спросил он.
   Вайми вновь нахмурился.
   - Нет. Совсем нет. Я... ну, можно сказать, что я дал вам, в дополнение к вашим сущностям, части себя - но части, очень маленькие. Не из жадности, а потому, что пока вы не сможете управлять чем-то большим. Потом, постепенно разбираясь в них, вы сможете... подрасти.
   - А сейчас? - нетерпеливо спросила Хьютай. - Ты можешь показать себя нам сейчас?
   Вэру вспомнил, что ничего, по сути, не знает о ней - о её пути в Бесконечность. Совсем другая Хьютай, на самом деле. Но уж в любопытстве она точно не уступала ему.
   - Можно и сейчас, - Вайми вновь хмуро посмотрел на них, но на сей раз его взгляд словно проникал под кожу, вновь щекотно отзываясь внутри, в самой его сути. - Просто я не уверен, что вам это понравится.
   - Может быть, - Анмай пожал плечами. - Но я и оказался здесь затем, чтобы узнать.
   - Ну что ж...
  

* * *

  
   Верхний мир погас и Вэру ощутил всю глубину окружившей его бесконечности. Многие из его чувств сейчас исчезли - ничто не имело ни запаха, ни вкуса, ни тепла, ни, тем более, плотности. Слух остался - его окружали стоны, вздохи, пощелкивания. Их издавала сама пустота. И, само собой, он видел текучие тени - Возможности, виртуальные квантовые флуктуации вакуума, того бездонного моря, в которое они сейчас нырнули...
   + / Начинаем, - беззвучно сказал Вайми. - Мне придется... поглотить вас, иначе вы мало что поймете. Вы станете мной... какой-то моей частью. Не знаю, сколько вы сможете запомнить, отделившись, - но, надеюсь, это поможет вам понять меня. Итак... + /
   Одним молниеносным рывком они взвились на невероятную высоту - из квантового вакуума в вакуум обычный. В холод и тьму конца Вселенной. Но теперь Анмай мог ощущать гравитацию, её направление. Он смог посмотреть вниз - и увидел, как оттуда, из бездны, поднимается тускло-радужная, необозримо огромная воронка. Он понял, что падает в черную дыру, самую большую во всех мирозданиях - и невольно сжался. Ощущение было не самое приятное. Да, Вайми был... таким же, как он сам - готовым не жить, но непременно ЗНАТЬ.
   Тьма во тьме поглотила его. Время исчезло. Обратилось вспять. Он был вне его, летел к его началу с невообразимой скоростью... вечность - и миг. И...
   Он оказался... нигде. Там, где ничего не было. Ни пространства, ни времени, ни самого бытия. Вся его суть оказалась спрессована в безразмерную точку. И взорвалась.
  

* * *

  
   Анмай так и не смог понять, что случилось - всё изменилось в один бесконечно короткий миг. Он словно с размаху нырнул в горячую, соленую, пронизанную миллионом звуков воду. И мир раскрылся перед ним, - так, как не раскрывался ещё никогда. Он парил в Бесконечности, он БЫЛ Бесконечностью. Он видел её начало. Он видел её конец. Он видел все варианты её развития. Он видел... но в этот миг он уже не был собой. Он был - Вайми.
  

* * *

  
   Любопытство. Желание знать всё до самой глубины. Любовь. Ненависть. Желание творить. Яростное недовольство собой. Много что ещё. Не было, наверное, лишь страха. И жестокости. Но было... яростное стремление восполнить себя до конца. До сих пор было. Несмотря на весь пройденный путь, оно не стало слабее. Напротив. Теперь он видел, кем бы мог стать. Видел бесчисленные измерения, бесчисленные времена - пока что закрытые. Видел границы своего времени - сверху и снизу. Видел сны наяву - бессчетное множество их. Видел себя - тоже бессчетное множество. Одни были более реальны. Другие - менее. Третьи не существовали, - но он всё равно был и ими тоже. Хотя быть большинством их ему совершенно не хотелось. О других он мечтал, - отчаянно и недостижимо, как никогда не смогут мечтать те, кто никогда не видел других себя. С иными он болтал, спорил, дрался... они были и им тоже. Все они были - им. Всё же. Хотя много его всё ещё оставались вверху... или внизу, вне его взгляда. Вне сознания. Там, где жили его сны. Или кошмары. Или... тени. Он парил вне времени - и, в то же время, был в нем. Он скользил по нему - и не двигался. Он знал, что с ним случится... с каждым из них. Он не знал, кем будет этот каждый. Иногда он мог выбирать, кем станет. Иногда - нет. Иногда это не нравилось. Иногда пугало. Иногда приводило в отчаяние. Иногда он был рад, что у него просто нет выбора. Иногда это не имело значения. Он всё же двигался. Он - постепенно - становился больше. Иногда он ошибался. Иногда отступал. Иногда стирал пути, которыми шел. Иногда прокладывал новые. Иногда не видел путей. Иногда - просто спал... и видел сны... и сны... и сны... которые сами превращались в Реальность. Иногда замирал на грани между сном и реальностью - и тогда...
   Вновь мгновенный обратный прыжок - вниз. Виртуальные квантовые флуктуации, - единственная здесь реальность, - разгорались перед ним. Он нырнул в кипящий хаос. Здесь не было причинности, время не шло, оно металось - вперед, назад, в стороны - и это заставляло пустоту бурлить в бесконечном взрыве парадоксов. Здесь бушевал шторм структур, возможностей, самоорганизаций, мгновенно возникающих и гаснущих сознаний, похожих на его собственное и совершенно чужих. Пространство рвала невообразимо яростная буря энергии, обреченной вечно оставаться взаперти. Он словно летел сквозь поток, лес беспрерывно сталкивающихся и взрывающихся смерчей ослепительного радужного пламени, и каждый его лоскуток был живым. Он слышал крики, стоны, нечто невообразимое, - невероятный, бесконечно разнообразный безумный хор...
   Любой другой здесь мгновенно сошел бы с ума, или просто сгинул без следа в этом огненно-безумном хаосе, - но Вайми уходил всё глубже. Водоворот вспышек и звуков становился всё сильнее, он с всё большим усилием пробивался сквозь эту вязкую, запутанную среду. Наконец завязнув в ней, он замедлил скольжение в потоке Времени. Неистовый свет померк, кипение стало замедленным, словно бы сонным. Здесь, в этом многокрасочном аду, жили его отражения, жили образы... бессчетное множество их, необозримый океан, в котором он с безмерным удовольствием купался, глядя на всё, что могло бы быть - и выбирая, собирая, разбирая... иногда с изумлением глядя на вещи, совершенно чужие и незнакомые ему... Эти мгновения были самыми густыми, сочными, вкусными, потому что познавая эти... вещи он и восполнял себя, - и с этим ощущением не могло сравниться вообще ничто...
   Но сейчас Вайми нырнул ещё глубже, в океан бесструктурного уже хаоса, заполняя его собой, придавая ему форму. Он ушел так глубоко, что даже хаос замер, точнее - вырос так, что даже быстрейшие его броски застыли теперь неподвижными глыбами. Сквозь них струились странные, словно приходящие ниоткуда голоса, столь чуждые, что он не мог ничего понять в них. Возможно, это были Тэйариин. Возможно - кто-то ещё... но столь чужой, что само время рвалось, а пространство вскипало от этой запредельной чуждости. И этих голосов... бесконечно разных голосов здесь было бесконечно много. Но Вайми хотел заглянуть ещё глубже... хотя уже почти достиг края доступного ему.
   Он ощутил дыхание Небытия. Реальность вокруг - та самая Реальность, в которой он жил и вне которой просто не мыслил себя, - сделалась зыбкой, обманной, непрочной... и, в то же время - хищной, голодной, растворяющей любую сложность. Его сущность начала отражаться в ней, умножаться, и её части стали вгрызаться в него, пожирая его, - его мысли, - заживо. Но его мысли сами были... хищными. Они тоже вгрызались, умножались, пожирали, прогрызая дорогу вглубь вязкой зеркальной пелены, придавая ей форму, - и он погружался всё глубже, пока не коснулся Небытия, Т`окэ фйау, того, в чем парят все Реальности, из которого они рождаются... и в котором исчезают без остатка. Реальность здесь закончилась - и он замер, отчаянно пытаясь понять... ощутить, что за ней... не напрасно. Он смотрел в бесконечный зеркальный коридор всё более чуждого - бесконечно чуждого - хаоса. Коридор уходил вглубь... и вглубь... и вглубь, - и Вайми не видел конца. Он ощутил Бесконечность. Лестница структур мира уходила до бесконечности вверх, и до бесконечности вниз. Может быть, не Небытие, но Реальность, столь плотная, что в неё нельзя войти? Хаос, столь хаотичный, что ничто не придаст ему форму? Все Реальности, сменяющие друг друга с невообразимой быстротой? Нет, не понять... пока. Ну что ж...
   С небрежной легкостью он скользнул назад, в океан образов, купаясь в них, восстанавливая себя, восполняя, пропуская их через себя, - ещё одно не веданное там, Наверху, наслаждение. Стоило ему лишь захотеть, - и время замирало, превращая неистовый хаос в триллионы триллионов осколков разбитой в пыль мозаики. Для сознания не столь большого они всё равно остались бы хаосом... но для него эта задача была до смешного простой. Когда ты можешь собрать триллион триллионов осколков триллионом триллионов способов, это в самом деле не так уж и сложно. На самом деле, это совсем не сложно, ведь сложность подразумевает усилие, работу... Для него же это было радостью, - наверное, самой большой из доступных ему. Превращать Хаос в Порядок, нет, даже не так - находить Порядок, скрытый в Хаосе, наслаждаясь уже тем, как едва мелькнувший на грани сознания образ обретает глубину, вбирая в себя бессчетные, иначе обреченные навсегда остаться бессмысленными подробности...
   Теперь он ощущал себя черной дырой, неотвратимо втягивающей в себя всё, что её окружает... нет, совсем не всё, а только лишь нужное - тут и сейчас. И - не уничтожающее его до исходной, изначальной бесструктурности, нет! Напротив - собирающей Сущее из исходной, изначальной бесструктурности, стягивая, сплавляя все образы в самом ядре, в том, что в обычной черной дыре было бы сингулярностью, - а здесь было точкой Творения, невыразимой для любого, кто не был им. И в ней...
   Мир... целая вселенная, похожая на ту, в которой Анмай когда-то жил, но, в то же время - иная. Бесконечное множество историй... но здесь каждый её обитатель не выбирал себе тропу, а шел по всем тропам одновременно, сам творя времена и истории, бесконечно изменяя их так, что даже из своего вневременного бытия Вайми не мог ухватить ничего, кроме текущего мига...
   Это было неизведанно и потрясающе интересно, - и, едва этот образ... заполнился окончательно, Вайми... вошел в него, наполнив призрак мира своей волей - и, вместе с ним, вырвался, наконец, на поверхность Реальности, вновь придавая ей форму - сейчас и навеки.
  

* * *

  
   Вернувшись в своё тело, Анмай замер, ошалело распахнув глаза. Он стоял на всё той же поляне в лесу, - но перед ним всё ещё сияло море бесконечной, ослепительной белизны. Творящий Взрыв, да...
   Хьютай сощурилась на солнце, смешно сморщив нос, - и тут же чихнула. Именно этот простой звук вернул Вэру к реальности. Он мотнул головой и осмотрелся. Тут всё было, как обычно, - дул легкий ветерок, шелестела листва... Вайми стоял наполовину в тени, всё ещё хмуро глядя на него. Причудливые тени ветвей скользили по его телу, размывая очертания. На миг Вэру показалось, что сквозь Вайми просвечивает лес, и он в который уже раз ошалело помотал головой. Она должна была закружиться от такого - но не закружилась. Здесь, в этом мире, - теперь и навеки, - он пребывал лишь частично. Эта мысль должна была его напугать... но не напугала. Он с новым интересом посмотрел на Вайми. Тот по-прежнему ухитрялся выглядеть смущенным.
   - Значит, ты сам создал мир, в котором родился? - осторожно спросил Вэру.
   Вайми хмуро взглянул на него.
   - Не создал. С моей текущей точки зрения я был всегда. И мой мир, соответственно, тоже.
   - И я? - ошалело спросил Вэру.
   - И ты. И Хьютай. И все.
   - Но КАК? Ведь я же живу, я помню жизнь, которую прожил...
   Вайми вздохнул.
   - Анмай, время многомерно. То, что течет в одном временном измерении, кажется статичной глыбой во втором. Второе - и третьем. И так далее, без конца.
   - И можно вернуться в прошлое, исправить его?
   - Конечно. Если ты живешь в старшем временном измерении, изменить низшее нетрудно.
   - И ты можешь, например, убить себя?
   Вайми хмуро взглянул на него.
   - Зачем? Просто интереса ради? Нет. И... время не просто многомерно, Анмай. Оно существует в бесчисленных вариантах будущего. Во всех возможных его вариантах, на самом-то деле. Как и я. Есть бесчисленное множество ветвей, в которых я не доживаю до... себя нынешнего. Но, всё равно, я - это и они тоже. ВСЕ они. Так что твой вопрос, в общем, лишен смысла.
   - Но ведь когда-нибудь они ВСЕ умрут.
   - Р-р-р! - Вайми начал злиться. - Когда я нырнул в Первичную Дыру, то был отброшен в бесконечно далекое прошлое. Аннит, покинув свой мир и своё время, был отброшен в бесконечно далекое будущее. Как, кстати, и вы. Тем не менее, мы все встретились. Ты понимаешь, что это значит?
   - М... нет, - неохотно признал Анмай.
   - Это значит, что времени, как какой-то абсолютной величины, не существует. В некоторых его измерениях это вечность. В других - его нет. Далеко не во всех я могу жить. Пока, по крайней мере. У моего времени есть начало - миг Творящего Взрыва, тот самый, когда я вышел в Реальность из Первичной Дыры. У моего времени есть конец - это наш текущий миг, в котором мы находимся. Но время здесь не завершается, оно просто идет дальше. Я не могу прыгнуть в будущее и увидеть тебя через пять минут. Но я могу увидеть тебя в прошлом. Теперь понимаешь?
   - Более-менее, - Вэру помотал головой. - Но это значит, что ты можешь и исправить прошлое...
   - КАКОЕ прошлое, Анмай? - хмуро спросил Вайми. - То? Это? Какое из бесчисленных? И с какой точки зрения? Даже я не могу сказать, ИЗМЕНЯЮ ли я прошлое - или просто смещаюсь сам в другую его версию.
   - То есть, прошлое вообще нельзя изменить?
   - С абстрактной точки зрения - нет. С моей личной - очень даже. Хотя мои возможности небеспредельны. Как, впрочем, и твои. На самом-то деле я - ещё очень начинающий Творец. Совсем не всемогущий.
   - Тем не менее, ты создал наш мир, - сказал Вэру.
   - И создал довольно-таки криво, - добавила Хьютай.
   - С чьей точки зрения? - возразил Вайми. - С вашей? Так есть бессчетные варианты вас, которые были вполне довольны жизнью. Пока не умерли. Или не застряли во времени, как в янтаре, - это с какой стороны посмотреть. Если бы вы жили счастливо - вы не попали бы сюда, так?
   - Скажи это бесчисленным душам, застрявшим там, в созданном тобой мире.
   Глаза Вайми зажглись мрачным, угрюмым огнем. Теперь - вот теперь он стал тем Творцом, какого Вэру представлял себе.
   - Отчего вы решили, что я создал мир для вас? Я - это Врата Творения, их Ключ и их Страж. Но то, что через них проходит, Несоздано. Оно существовало всегда. И будет существовать всегда. В Небытии. Реальность бесконечно огромна. Это значит, что мой труд Творения никогда не будет закончен, - а также значит, что закончить его я не смогу. Потому что создавая что-то я, в то же время, создаю себя. Дополняю себя. Восполняю. Ты понимаешь, Анмай?
   Вэру молча склонил голову.
  

* * *

  
   Хьютай, однако, не сдалась так легко.
   - А как же все эти души?
   Вайми отчетливо вздохнул. Едва ли не в каждый миг сейчас он был... разным. Там, в слиянии, Анмай видел его - не единая личность, даже сколь угодно мудрая, но сотни тысяч, миллионы... разных, очень разных. Многие из которых откровенно пугали. А многие - на самом деле большинство - и вовсе оставались пока за пределом понимания.
   - Что ж... Мне придется показать вам... потолок, дальше которого я не могу заглянуть. Не думаю, что вам это понравится, но... вы же хотите это знать?
   Анмай вновь выскользнул из времени. Они вернулись во тьму конца времен родной их Вселенной - но уже в какое-то другое место. Реальности. Звезды и галактики исчезли. Он увидел туманные, расплывчатые шары тусклого серовато-белого сияния, сгруппированные в одинаковые созвездия из разнокалиберных туманных сфер. Застыв в узлах странной кристаллической решетки, они тянулись в бесконечность тающими в ней рядами. Вэру чувствовал тут какую-то странную, шепчущую тишину, - и от всей этой картины веяло какой-то нездешней, окончательной жутью.
   Вэру обрадовался, когда они выскользнули из этого обреченного будущего - но, чувствуя, как стремительно они скользят ещё дальше, проходя сквозь саму материю времени, он ощутил уже самый настоящий страх. Ему даже захотелось сказать Вайми, чтобы тот остановился, - но тот уже вернулся в Реальность, и Анмай увидел...
   Тьма, абсолютный мрак, ничто, - но и оно таяло, прорезаемое тихими облаками... небытия. Точнее он не мог определить эту сущность. Не пространство, но сама Реальность тут беззвучно исчезала, уступая место странному, призрачному сиянию, лишенному цвета, - вообще не свету, на самом-то деле, но иначе Анмай не мог его назвать. Даже смотреть на него было невозможно - казалось, что саму его суть, саму душу через этот взгляд вытягивает в тихую бездну небытия. Оно мягко, почти незаметно расползалось вокруг, окружая их, - и Анмай с громадным облегчением ощутил, как они выскальзывают из этого последнего распада, и летят куда-то прочь - в плотную, настоящую Реальность.
  

* * *

  
   Анмай очнулся на той же поляне, ослепленный солнцем и оглушенный запахами жизни. Опомнившись, он яростно помотал головой, словно стараясь вытрясти из неё воспоминания о конце всего.
   - Что это было? - спросил он, уже спокойно. Здесь, в мягком тепле, в плотной, живой, ощутимой реальности, на фоне прекрасного лица подруги, вся увиденная им жуть казалась уже совершенно нереальной.
   - Т`окэ фйау - Призрачный Свет, - ответил Вайми. - Там, в будущем, вся наша Реальность... распадается, чтобы уступить место Небытию. В него я пока не могу заглянуть. Времени там для меня нет.
   - Но что это такое? - спросил Вэру. Сейчас воспоминание об этом казалось ему смутным, словно страшный сон.
   Вайми вздохнул.
   - Ничто. Небытие. И, в то же время - Всё. То, в чем парят все Реальности, из чего они рождаются... и в чем исчезают без остатка. Полная, абсолютная бесструктурность.
   - Почему тогда она не поглотила наш мир сразу?
   Вайми хмуро взглянул на него. Сейчас его синие глаза казались ещё темнее обычного.
   - Нас окружала Бездна Немертвых Душ. Своим безумием она ограждает нас от Призрачного Света. Но в будущем Бездна исчезнет - и Реальность вместе с ней.
   - Безумие против Небытия - ничего себе мир, - буркнул Анмай.
   - Это тот мир, в котором мы живем, у нас нет другого, - очень спокойно сказал Вайми. Верно, он уже не в первый раз рассуждал об этом. - Я не создавал Бездну нарочно, хотя все мы существуем только благодаря ней. И я не знаю, есть ли другие способы... защиты: для этого надо войти в другие Реальности, а бездну Небытия я пока не могу пересечь.
   - А другие Творцы и Создатели? - спросил Вэру. - Что они говорят на этот счет?
   Вайми усмехнулся.
   - Сейчас я знаю восемь их - и все они сейчас тут, в Нау-Лэй. Причем, пара их стоит передо мной - да, это вы. А ещё пара - наши дети. Никто из нас не в силах заглянуть так далеко. Но твой Мультиверс идет вслед за моим. Он создан уже после того, как мой... исчез.
   Анмай вздохнул.
   - Он существует, но я не в силах даже заглянуть туда. Только Хьютай смогла выйти из него, - но и она не в силах в него вернуться. На самом деле, я даже не знаю, другой ли это Мультиверс или же другая грань твоего Мультиверса.
   - И я тоже не знаю, - вздохнул Вайми. - Время - лишь ничтожная часть Бесконечности. Иногда нельзя сказать, что случилось раньше, а что - позже. Может быть, то, что мы сейчас видели, как раз и есть твой мир - или то, чем он ещё станет. Но вот за ним нет уже ничего.
   - А Бездна Немертвых Душ в нем есть?
   Вайми вновь хмуро взглянул на него.
   - Да - судя по тому, что он существует. Но она - в нем самом, а не снаружи, и я не могу сказать точно. Создавая свой мир, ты крайне плохо представлял, что вообще делаешь. Он получился полностью замкнутым - а в мой я могу вернуться. И возвращаюсь иногда. Если хочешь знать, что у тебя получилось, - спроси Хьютай. Она из твоего мира же.
   Хьютай усмехнулась.
   - Жила. И вышла потому, что искала Анмая. Он оставил меня в своём родном Мультиверсе. И создал новый - чтобы я вышла из него. Такая любовь.
   - А, - Анмай смутился. Поговорить с Хьютай о её пути к нему ему очень хотелось - но он вспомнил первую их встречу, и поёжился. Рядом с ней он чувствовал себя... беззащитным, - и к тому, что она тоже была Творцом и Создателем, это никакого отношения не имело. Что-то в ней было такое... от чего мысли разбегались, а тело обмирало от сладкого ужаса перед её... непредсказуемостью. Он боялся представить, что она ему расскажет... но тут в животе у него вдруг заурчало. Анмай сосредоточился на этом новом ощущении - и с удивлением понял, что хочет есть.
  

* * *

  
   Вайми тоже услышал этот звук и усмехнулся.
   - Пошли, - сказал он.
   - Куда?
   - К нам. Пора устроить встречу по всем правилам.

* * *

  
   Ловко развернувшись на пятке, Вайми нырнул в лес. Анмай последовал за ней, с удивлением чувствуя, насколько приятно ему двигаться и вообще жить - в своём собственном теле, оставаясь, в то же время, Сущностью, обитателем Бесконечности. Сейчас ему казалось, что так, собственно, всегда должно было быть.
  

* * *

  
   Дорога оказалась довольно-таки длинной, но Вэру это нравилось. Лес вокруг походил на ботанический сад - никакой кусачей мерзости, жгучих листьев, колючек. Ни одно растение не походило на другое - как и летавшие между ними насекомые, осы и пёстрые разноцветные бабочки. Вайми, то ярко вспыхивая чистым живым золотом в редких лучах пробивавшегося сквозь зеленый свод солнца, то растворяясь в полумраке, казался естественной его частью. Впрочем, он ведь и создал этот лес, с усмешкой подумал Анмай. На самом деле лес - его часть...
   Впереди, между могучими стволами, показался просвет. Мягко толкнувшийся в лицо теплый ветер принес новый запах - йодистый, соленый запах моря. Анмай невольно ускорил шаг - и Вайми вдруг замер, повернувшись к ним и насмешливо глядя на пару. На его лице постепенно расцветала широченная ухмылка.
   - В чем дело? - наконец спросил Анмай.
   Вайми улыбнулся ещё шире.
   - Видишь ли, встреча Творцов и Создателей - это весьма торжественный момент. И ваш вид должен... соответствовать.
   Анмай смущенно покосился на себя. В самом деле, сейчас, в одном лишь парео на бедрах, он точно выглядел не очень торжественно. С другой стороны, здесь было очень тепло - и накручивать на себя вороха ткани не хотелось.
   Хьютай, впрочем, соображала быстрее его. Она вдруг усмехнулась и щелкнула пальцами.
   Мир мигнул, сдвинувшись, и Анмай ошалело моргнул. Низко на крутых бедрах Хьютай лежал толстый сегментированный пояс из темно-красной, глубокого тона кожи. С него до нижней середины икр свисала тяжелая юбка из миллионов, наверное, пушистых шерстяных нитей, вся в мягких серо-фиолетовых переливах. На юбке косо лежали перекрещенные петли из зеркально блестящих золотых и серебряных бус. На плечах у неё была крайне куцая - правду говоря, открывающая почти весь живот - кофточка из темно-красного шелка с переплетающимся черным и вышитым золотым узором в виде веток, листьев и цветов. На шее Хьютай лежали гагатовые бусы, запястья и щиколотки босых ног обнимали тяжелые серебряные браслеты, усыпанные мелкими топазами. В ушах - сережки в виде больших золотых колец. Черную, как ночь, гриву обнимала сетчатая диадема из таких же топазов и плоских серебряных цепочек. Смотрелось всё это странновато - но... потрясающе.
   Но на нем самом тоже что-то было - и Анмай осторожно покосился на себя. Его собственный наряд оказался куда более скромным - серые, из плотной ткани, штаны с множеством накладных карманов и надетая на голое тело безрукавка - тоже серая, с множеством карманов, но в тонком, черном, геометрическом узоре. На запястьях и щиколотках босых ног - такие же, как у Хьютай, браслеты. В общем, красиво и не жарко. Он улыбнулся подруге и кивнул.
  

* * *

  
   - А ты? - между тем, спросила Хьютай.
   - Я? - Вайми смущенно посмотрел на себя. - А, да.
   Мир вновь моргнул, смещаясь. На Вайми появилась багровая мантия удивительно мрачного, гнетущего цвета. На голове лежал широкий платиновый обруч, усаженный нестерпимо горящими бриллиантами величиной со сливу. Над ними расходились в стороны девять изогнутых черных рогов. Смотрелось всё это... страшновато, скажем так.
   - Гм! - Хьютай смотрела на грязные босые ноги под подолом мантии. - Ты выглядишь как Император Зла в детском театре.
   - Да? - Вайми приподнял босую ногу, растопырил пальцы и задумчиво взглянул на них. - Я-то думал потрясти вас до глубины души своим величием... - он чихнул и снова изменился.
   На сей раз, его мантия стала такой белой, что, казалось, светилась - а вокруг головы сиял нимб. Сиял он, правда, как-то мутновато, а присмотревшись, Анмай заметил проволочные стойки, которыми он крепился к охватившему голову обручу - нимб оказался люминесцентной лампой.
   - Тоже не очень? - встревожено спросил Вайми, глядя на них. - Ладно.
   Он изменился в третий раз. Теперь на нем было нечто вроде туники из тяжелой, блестящей синей ткани, расшитой серебром - с короткими рукавами, длиной до середины бедра. Её стягивал пояс из тяжелых бронзовых сегментов, соединенный тяжелой сложной пряжкой. На нем с левой стороны висел короткий меч в черных лаковых ножнах, а с правой - длинная серебряная флейта в пёстром бархатном чехле. На голове Вайми был венок из ярких лесных цветов, на ногах - кожаные сандалии. В общем, выглядел он так, как должен был выглядеть знатный юноша из Тринадцати Королевств на разных торжественных мероприятиях.
   - Это сойдет, - улыбнулась Хьютай.
  

* * *

  
   Вновь взяв подругу за руку, Анмай пошел вперед. И замер, выйдя, наконец, из леса. За пляжем, - широкой полосой песка, - был берег нереально синего моря. Низкие белые волны лениво набегали на него, словно призывая броситься в их ласковые объятия. Слева на пляже стояло странное сооружение - здоровенный цветок с толстыми, массивными лепестками из странного сине-зеленого металла и целым лесом радужно-зеленых шпилей-тычинок.
   - Это дом Охэйо, - пояснил Вайми. - Нормальному человеку в голову не придет жить вот в таком вот. А это, - он показал на охристо-рыжый утес, оплетенный балконами и лестницами, - мой дом, разумеется.
   Анмай запрокинул голову, глядя в бездонное синее небо, - там парила дюжина разнокалиберных лун, и пара их двигалась весьма заметно. Неужели час назад ничего этого не было, и он был тенью в бесконечной мертвой пустоте?..
   Вновь недовольно мотнув головой, он, наконец, взглянул на встречавших. Их было пятеро - ещё один парень, две девы, девочка и мальчик, оба лет семи. Парень тоже был рослый, великолепно сложенный. Молочная белизна его кожи подчеркивалась блеском ярко-зеленых глаз и металлически-черных, тяжелых волос, падавших на спину. Широкий лоб, высокие скулы, крупный рот говорили о хорошей породе. Его длинное черное одеяние было расшито фрактальными узорами из серебра. Оно доходило до середины икр, открывая ровные босые ступни. Косо срезанные у локтей рукава обнажали мускулистые руки. Талию плотно облегал узорчатый серебряный пояс.
   Точно так же была одета и стоявшая рядом с ним дева великолепного сложения. Её металлически-черные волосы струились по спине, доставая до бедер. Их обрамлял венок из темно-зеленых листьев и множества мелких белых цветов, таких свежих, что, казалось, они росли там. Её блестящая кожа была светло-золотой, скулы тоже высокими, нос - короткий и закругленный. Большие, длинные глаза, косо поднятые к вискам, сияли ртутным, непроницаемым зеркалом. Уголки красиво очерченных губ загнуты вниз, придавая лицу хмурое выражение.
   На её фоне вторая дева, в блестящей золотистой тунике, смотрелась почти совсем обычно. На первый взгляд, разумеется. На второй её лицо - темно-золотое, с длинными, косо поднятыми к вискам, пронзительно-синими глазами и изящным пухлогубым ртом - поражало в самое сердце. Как, впрочем, и её фигура, которая была, как минимум... вызывающей. Вэру даже невольно покосился на Хьютай - просто чтобы убедиться, что и ему подруга досталась не хуже.
   Наконец, он обратил внимание на детей. Их ради торжественной встречи не стали наряжать - или, скорее, они сами этого не захотели, - они были лишь в бусах и парео. Мальчишка - очень стройный, худощавый, невероятно лохматый. Голову его венчал удивительно объемный ворох черных прядей, в котором терялось небольшое светлое лицо. Широкое, большеглазое, очень красивое. Зеленущие глаза и прочие его черты не оставляли сомнений в том, что это - совместное, так сказать, творение светлокожего парня и серебряноглазой девы, смущенное и любопытное. Девчонка была тоже очень стройная, темно-золотая, с тяжелой черной гривой до талии. Лицо её было диковатым, изящной смесью черт синеглазой девы и самого Вайми. Она цепко держала мальчишку за руку, наверное, от волнения.
   - Итак, - Вайми повернулся боком, лицом сразу и к паре гостей и к собравшимся. - Анмай и Хьютай Вэру, новые обитатели Нау-Лэй!
   Представленная им пара прижала скрещенные руки к груди и вежливо, слегка поклонилась собравшимся.
   - Лина Йенай, моя жена и подруга, - синеглазая дева сделала изящный реверанс.
   - Ахана Йенай, моя дочь, - девчонка сделала ещё более изящный реверанс.
   - Аннит Охэйо анта Хилайа, мой, э-э-э, друг.
   Зеленоглазый парень тоже слегка поклонился, и Вэру, наконец, узнал его - ну да, он же и встречал их на "Анните", вместе с Вайми.
   - Маула Нэркмер анта Хилайа, жена его, - серебряноглазая дева повторила поклон мужа.
   - И Лэйми Охэйо анта Хилайа, мой сын, - Охэйо погладил по голове прижавшегося к его боку мальчишку.
   Лэйми мотнул головой, ловко увернулся, чихнул и выглянул из-за другого его бока. На мордочке его по-прежнему было написано чистейшее беспримесное любопытство. Ну да, с усмешкой подумал Анмай. Мы - это первые незнакомцы, которых он видит. Для мальчишки это волнующее и невероятное событие - почти такое же невероятное, как для меня встреча с ним и всей здешней компанией...
   Он покосился на ваймину дочь - она точно так же выглядывала из-за бока мамы - и усмехнулся ещё раз. Страха в поведении детей не было, лишь трогательная застенчивость.
   - Я рад тебя видеть, Анмай, - сказал Охэйо. - И тебя, Хьютай, тоже. Очень рад, в самом деле. Столь важное событие нужно всячески отметить.
   - У тебя? - Вайми с сомнением посмотрел на него и Анмай догадался, что отношения их не вполне идиллические. Великие мастера всегда остаются соперниками.
   Охэйо усмехнулся.
   - Нет. Но и не у тебя. Нашим новым друзьям нужен дом.
   Он широко развел руки. И появился дом.
  

* * *

  
   Анмай ошалело распахнул глаза. Дом появился моментально, словно сменили кадр - безо всяких внешних эффектов. Выглядел он донельзя странно, словно составленный из разнокалиберных коробок. Сами коробки, в свою очередь, были собраны из толстых металлических плит - зеленоватых, со слабым радужным отливом. Узкие щелевидные окна обрамляли широкие полосы сложного, очевидно, литого узора. Дверь была квадратная, высотой не более метра.
   - И нам придется тут жить? - с сомнением спросил Анмай.
   - Гм, - Охэйо посмотрел на дом. - Вообще-то да. Необязательно, конечно. В принципе, можно спать прямо на пляже или соорудить шалаш в лесу. Или сделать себе другой дом. Здесь это нетрудно - достаточно лишь представить его во всех подробностях.
   Анмай вздохнул. Так или иначе, заниматься этим прямо сейчас ему точно не хотелось. Он побрел к дому - а вслед за ним потянулась и вся компания.
  

* * *

  
   С дверью возникли небольшие затруднения - попросту говоря, на ней не оказалось ручки. Охэйо, пробормотав что-то, исчез - и через минуту открыл дверь изнутри. Она оказалась со ступенчатой боковиной, толстая, как у сейфа, - чтобы открыть её, Анниту пришлось изрядно попотеть. Вайми, очень тихо, но отчетливо сказал что-то про "комплекс улитки". Охэйо одарил его пронзительным взглядом зеленущих глаз, потом вздохнул и скрылся внутри.
   Пригнувшись, Анмай проскользнул в своё новое жильё. Внутри оказалось прохладно, темновато - узкие окна пропускали мало света. Вся внутренность дома, включая мебель, была из того же зеленоватого металла.
   Они оказались в просторной гостиной, в центре которой стоял большой стол, уставленный всевозможной едой - и от её запаха в животе Вэру заурчало совсем уже зверски. Он не ел, буквально, целую вечность...
   - Вам туда, - Охэйо указал на место во главе стола.
   Стульев тут не было, только табуретки, металлические и припаянные к полу - словно в какой-то тюрьме особо строгого режима. Впрочем, с учетом длины и разнообразия подолов они пришлись очень даже к месту. Наконец, все устроились - но полумрак придал обществу вид какого-то собрания заговорщиков. Анмай поискал взглядом выключатель - но Аннит просто пихнул в бок сына и над столом загорелся рой из сотен, наверное, разноцветных огоньков. Они кружились в воздухе, сплетаясь в причудливый узор.
   Смотрелось всё это очень красиво - но, когда Анмай протянул руку, пара огоньков довольно чувствительно обожгла её. Они были горячие. И плотные. Вовсе не призрачные - пытаясь поймать их, он ощутил неумолимую силу их движения, от которой его бросило в дрожь. Он невольно перевел взгляд на Лэйми, всё ещё смотревшего на него с крайним любопытством. Чудесный ребенок, безусловно - но уже много, много больше, чем просто человек...
  

* * *

  
   - Итак, - между тем, провозгласил Вайми, - мы очень рады приветствовать здесь, в Нау-Лэй, новых обитателей. Многое здесь, конечно, пока вам непонятно - но вы получите любую возможную помощь, достаточно только попросить.
   - Просто вот так? - здешнее общество казалось очень дружелюбным, но Анмай решил, что следует сразу же прояснить... процедурные вопросы.
   - У нас нету денег, так что, наверное, да, - ответил с усмешкой Охэйо. - Конечно, и от вас мы ждем любой посильной помощи.
   - И всё?
   - Разве мало?
  

* * *

  
   Анмай хотел уточнить детали... но тут Лина постучала ложкой по столу, призывая приступить к важнейшей части всего мероприятия. Протестующих не было. Все с удовольствием принялись за еду. Анмай взялся за изрядный кус запеченного с травами мяса - аккуратно нарезая его на ломтики поперек волокна и макая в чашечку с каким-то коричневым соусом. Вкус оказался... потрясающим. С отвычки у Вэру даже свело челюсти. Охэйо с некоторым волнением смотрел на него. Ну да, вспомнил Анмай. Он же создал всю эту еду, вместе с домом... и создал, надо сказать, замечательно.
  

* * *

  
   Обед занял довольно много времени - все, включая детей, ели с отменным аппетитом. Потом Анмай замер, с интересом прислушиваясь к своим ощущениям. В животе у него по-прежнему урчало - но уже довольно деловито. Охэйо вздохнул - он тоже основательно налопался - потом взглянул на стол. Как по волшебству, грязная посуда исчезла. Кружившие над головой огоньки тоже погасли - тихо, без всяких пиротехнических эффектов, которых опасался Анмай. Лэйми при этом даже не шевельнулся - если отец ему что-то и сказал, Анмай это не услышал. Ну да, смешно было думать, что все эти чудесные существа могут общаться исключительно словами...
   Охэйо между тем бессовестно зевнул и помотал головой - похоже, после сытного обеда ему захотелось спать. Спать, правда, никто не собирался. Так как сидеть в темной комнате смысла явно не было, все выбрались на улицу.
   Анмай прищурился, глядя вверх - в бездонное синее небо, в котором белесыми призраками плыли луны - скорее, обломки одной разрушенной луны. За пляжем, - широкой полосой песка с точащими там и сям цветными скалами, - многоэтажной стеной поднимался тропический лес. Высоко-высоко в небе кружили пёстрые птицы, сюда, вниз, едва долетали их мелодичные крики. За стеной леса, далеко, плавно изгибались могучие холмы, выше плыли лохмы редких туч, - а над ними в небе парили белоснежные пики гор. Картина была неправдоподобно красивая, словно во сне.
   - Тут живет ещё кто-нибудь? - спросил Анмай, окинув взглядом совершенно пустой роскошный пляж.
   - Из разумных - никого, кроме нас, - вздохнул Вайми. - Зверей-то тут полно. Самых разных.
   - И мы ожидаем от вас определенных... изменений в данной области, - добавила Лина. - А именно - прибавления в семействе. Кроме Лэйми и Аханы тут пока нет детей, а вдвоем им не очень хорошо.
   Вэру взглянул на Хьютай. Она говорила, что у них будут дети - и вот, это время пришло. Он достиг цели - но всё ещё только начиналось...
  

* * *

  
   - Вообще говоря, дело это тут не простое, - добавил Охэйо. - Заведение детей, в смысле. Ведь это должны быть не обычные дети, а Творцы и Создатели, пусть пока и очень маленькие. Но даже... э-э-э... создание детей тут - это мелочь по сравнению с их воспитанием. Собственно, всё это, - он обвел рукой пейзаж, - для наших детей. Ну, и для жизни.
   - Чем же вы тут занимаетесь? - спросил Вэру. - Кроме воспитания детей?
   - Да так, - Охэйо задумчиво ковырнул босой ногой песок. - Мелочами, равновесием мира...
   - А на самом деле?
   Охэйо поднял голову и насмешливо взглянул на него своими зеленущими глазами.
   - На самом деле, тебе стоило спросить, ГДЕ мы чем-то занимаемся. Мы, видишь ли, не здесь. Точнее, не только здесь, а ещё очень много где. Одновременно. И занимаемся разными - да, очень разными вещами. Сейчас я даже не всё смогу тебе объяснить.
   Вэру вздохнул... и тут же усмехнулся, поняв, что спешить ему некуда - здесь у него всё время мира.
   - Хорошо, чем вы занимаетесь здесь? Ну, кроме того, что ходите друг к другу в гости, купаетесь, чешете ухи подругам и лежите на пляжУ?
   Охэйо чуть склонил голову набок, по-прежнему насмешливо глядя на него.
   - Много чем. Мистериями, например.
   - Чем?
   - Состязаниями, кто как сможет изменить реальность. Очень... познавательное развлечение, скажу я тебе. Особенно для них, - он вновь погладил по голове стоявшего рядом сына. Мальчишка слегка кивнул, не отводя от Анмая удивленных глаз. Очень, очень внимательных глаз. Вэру показалось, что их взгляд тоже пронизывает его насквозь, отзываясь щекоткой где-то глубоко внутри. А может, и не показалось - все, стоявшие перед ним были Творцы и Создатели, кто начинающий... а кто и нет.
   - А нам можно посмотреть на эти мистерии? - вдруг спросила Хьютай.
   Охэйо широко улыбнулся, переводя взгляд на неё.
   - Можно. Конечно!
   - А когда?
   Охэйо вновь улыбнулся.
   - Хоть сейчас. Мы все, - он обвел взглядом собравшихся, - совершенно никуда не спешим. Только, - он вновь взглянул на Вэру, - мистерии мы устраиваем всё же не здесь. Здесь мы живем, всё-таки, а не все изменения реальности бывают обратимы... ладно, легко обратимы, - добавил он, заметив тревогу в глазах Вэру. - Вам, впрочем, совершенно ничего не грозит в любом случае - ведь вы, в общем, уже такие же, как и мы, разве что пока намного меньше...
   Он помолчал и добавил:
   - Сейчас мы отправимся в Великий Южный Океан. Это довольно далеко - пять тысяч миль. Но дорога туда не займет времени - мы просто исчезнем тут и появимся там. У вас нет опыта в таких делах и вам пока ничего делать не нужно, - добавил он, заметив беспокойство Вэру. - Потом, когда захотите, я объясню вам, как всё это работает, чтобы вам не пришлось всё время сидеть тут. А пока... вы готовы?
   Анмай покосился на насмешливое лицо подруги и кивнул. Правду говоря, ему было страшновато... но чуть-чуть. Совсем немного. Он вдруг с удивлением понял, что и впрямь не верит в то, что с ним тут что-то может случиться.
   - Итак... - сказал Охэйо.
   Вдруг что-то резко ударило Вэру по ушам, в глазах потемнело, а тело словно стало плоским. Мир мигнул, исчез, потом вернулся. Пляж пропал, вокруг распахнулась бескрайняя синева неба. Где-то далеко внизу лежал темно-синий океан с едва заметными белыми нитками волн. Сердце ёкнуло... но Анмай тут же понял, что никуда не падает, а парит в воздухе - очень свежем и очень холодном, но этот холод ощущался сейчас как-то смутно. Вайми, Лина, Охэйо, Маула, Лэйми и Ахана тоже висели в воздухе - все ввосьмером парили словно бы по ободу невидимого круга диаметром метров в двадцать. Сердце Вэру замирало - и от вида пустоты под ногами, и от того, что ему сейчас доведется увидеть, но страшно ему уже не было. Ни капли.
  

* * *

  
   Немного успокоившись, он посмотрел на Охэйо. Тот, в весьма вольной позе, парил в воздухе, ветер трепал его волосы и полы хайлины вокруг голых ног, украшенных серебряными браслетами на щиколотках. Такие же браслеты были на его запястьях. Он театральным жестом развел руки...
   В небе мгновенно возникла огромная клубящаяся туча, необычайно четкая и рельёфная. От обычной её отличал только ярко-синий цвет - словно на неё светило какое-то другое солнце.
   Анмай ошалело распахнул глаза. Зрение у него всегда было очень хорошее и сейчас он видел, что это - не иллюзия, а самое настоящее облако, только далекое. Он видел его так четко, что, казалось, мог бы коснуться. Оно медленно, едва заметно клубилось и плыло по ветру.
   - Теперь я, - Маула тоже развела руками.
   Облако раздалось. В его глубине, полускрытый клубами, возник огромный полосатый шар с текучей, словно бы жидкой поверхностью. Планета, совершенно настоящая, - но диаметром не больше мили.
   Зрение Вэру вдруг расщепилось: он по-прежнему парил на месте, одной парой глаз созерцая огромную тучу, - а другая оказалась совсем рядом с планетой. Вблизи её нависающий над головой шар казался подавляюще огромным. По выпуклой поверхности плыли желтоватые и светло-коричневые тучи высотой по колено, не больше. В их глубине сверкали миниатюрные молнии.
   Вэру ошалело помотал головой. Симметрия планеты, фрактальные завитки облаков, всё меньшие и меньшие, так, что самые мельчайшие уже не были заметны глазу, - всё это было безупречным. Пока что он даже не представлял, как сможет подступиться к созданию вот такого.
   Так же неожиданно туча и планета исчезли, оставив лишь пустое небо. Взгляд Вэру невольно обратился ко второй паре.
   Теперь за дело взялась Лина. Она тоже развела руки - и солнце просто... исчезло. Но темнота не наступила. В зените сияла колоссальная фигура из одной замкнутой линии ярко-синего огня, пересекавшей себя множеством петель - эвольвента, насколько помнил Анмай.
   Это, однако, был ещё не конец. Лина снова развела руки - и высоко в небе вспыхнул синий огненный обруч. Потом вспыхнул второй обруч и третий...
   Вскоре пять колоссальных огненных обручей опоясали повисшую в воздухе компанию. Первый сиял высоко в небе, почти у заменившей солнце эвольвенты, последний - почти над самыми волнами. На них искрились мириады крохотных яростных отблесков, и Анмай всем своим существом ощущал, что это не иллюзия. По ушам оглушительно ударила волна мощного взрыва, - тяжелый, низкий звук, заставивший всё тело завибрировать. Потом до него снова и снова докатился оглушительный гром...
   Но и это был ещё не конец. Лина вновь развела руки - и воздух точно в центре их круга пронзила ослепительная колонна жидкого синего огня. Она уходила очень высоко вверх, теряясь в зените. Внизу же, там, где колонна погрузилась в океан, беззвучно взметнулся огромный столб пара.
   Взглянув на яростно рвущееся к его ногам белое облако, похожее на сжатый кулак, Анмай испугался... но тут же понял, что неистовый блеск огненной колонны вовсе не слепит его - хотя он был так ярок, что они все должны были моментально сгореть. Но сейчас их тела окружал некий невидимый фильтр, отсекавший всё чрезмерное.
   Впрочем, почти в тот же миг огненная феерия исчезла, словно её и не было. В ясном небе вновь сияло солнце.
   Все взоры обратились к Вайми - последнему участнику представления. Он усмехнулся и проделал руками несколько сложных пассов - откровенно театральных, как уже понял Анмай. На самом деле, конечно, здешним обитателям не нужны были никакие жесты. Просто с ними получалось нагляднее.
   Мир вокруг мигнул - и Анмай вновь ошалело распахнул глаза. На сей раз, исчезло само небо - его заполнила сплошная масса колоссальных светящихся цветов. На самом деле колоссальных - их размер измерялся километрами.
   Взгляд Вэру вновь расщепился - физически он оставался на месте, созерцая всю картину в целом, но другие "точки зрения" ошалело носились по этому невероятному миру, пролетая над светящимися лепестками и заглядывая в бездонную глубь этого ажурного цветового моря.
   Случайно Анмай глянул вниз - и испуганно поджал босые ноги. Под ними колыхался необозримый океан непроглядной, слабо отблескивающей тьмы - она походила на массу очень плотного дыма. И она вовсе не пребывала в покое, нет - она шла волнами, закручивалась бездонными, ведущими в непроглядный мрак воронками, жадно тянулась вверх лесом извивавшихся смерчей. Острые вершины некоторых проходили всего в нескольких метрах под ногами Вэру, издавая низкое, тяжелое гудение. Оно буквально замораживало кровь. Контраст между этим жутким океаном хищной тьмы и радужно-пёстрым цветочным небом был столь резким, что сознание Вэру едва не разорвало. Точно разорвало бы, оставайся оно хоть чуть обычным.
   - Ну ладно, ладно, - наконец сказал Охэйо, тоже непроизвольно ёжась - должно быть, этот контраст подействовал и на него. - Ты лучший. Только верни нас назад.
   - Хорошо, - Вайми победно усмехнулся и вдруг звонко хлопнул в ладоши. В тот же миг эта невероятная реальность исчезла.
  

* * *

  
   На сей раз, Вэру потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя. Он не сразу понял, что по-прежнему висит над океаном на высоте в пару миль. Представление, однако, ещё не завершилось - он забыл про детей.
   - А теперь я! - гордо заявила Ахана.
   Тратить время на всякие театральные жесты она в самом деле не стала - просто воздух вокруг них в одно мгновение заполнили косматые зеленые шары диаметром метров по десять. Они хаотично на взгляд Вэру двигались туда и сюда, и, очевидно, должны были изображать планеты - только вот зелени на них на его взгляд было всё же многовато. Она не только покрывала всю их поверхность, но ещё и свисала вниз спутанными космами. Вокруг них ошалело метались огромные пёстрые бабочки. На взгляд Вэру, всё выглядело довольно неопрятно.
   - И я! - не менее гордо заявил Лэйми.
   Особо напрягать фантазию он, правда, не стал - воздух наполнился массой ошалело носившихся огненных шаров всех цветов и размеров. Вэру вдруг показалось, что он попал в колоссально увеличенную модель плазмы - шары хаотично носились вокруг, словно раскаленные, пылающие атомы. То и дело они налетали на другие, зеленые шары, созданные Аханой, и вокруг загремели взрывы. Вниз посыпались дымящиеся обломки. Созданные Аханой шары оказались не планетами, а чем-то типа сферических бочек, покрытых землей - они очень эффектно разлетались на части, разбрасывая во все стороны тучи земли и обломки откровенно гнилых досок. У Вэру голова пошла кругом - в какой-то миг ему показалось, что он попросту свихнулся.
   Ахана возмущенно завопила и её шаров стало больше. Зелень с них исчезла, они заблестели металлом. Теперь огненные шары Лэйми взрывались, не принося им вреда - но и они вдруг стали ярче и злей.
   Анмай не представлял, чем бы всё это кончилось - но Охэйо, сохранявший до этого полнейшее спокойствие, вдруг нырнул к сыну и с привычной ловкостью цапнул его за маленькое ухо.
   - А ну-ка стоп!
   - Ой-я! - Лэйми возмущенно брыкнул ногами, но всё же не смог вырваться из цепкой хватки отца. Огненные шары моментально погасли. Шары Аханы вновь обросли зеленью поверх брони и перестали носиться, как угорелые, уклоняясь от атак - но тут же исчезли и они. Скосив взгляд, Анмай заметил, что Вайми так же цепко держит дочь за ухо.
   - И вот так всегда, - вздохнул Аннит, тем не менее, отпуская сына. Вайми, усмехнувшись, тоже отпустил дочь. - Не дети, а бедствие какое-то...
   Лэйми, отлетев в сторону, принялся яростно растирать ничуть не пострадавшее, как успел заметить Анмай, ухо, всем своим видом являя крайнюю степень оскорбленной невинности. Ахана хихикнула - и мальчишка тут же сложил руки на груди, приняв Невозмутимый Вид.
   - Ну а ты чем нас порадуешь? - спросил между тем Вайми. - Ты же теперь один из нас, - он покосился на Хьютай. - Вы оба.
   - Я? - Анмай задумался, обратившись к памяти носителя, подарка Вайми. Пока что он сам очень плохо представлял себе собственные способности, и это изрядно его злило. Он понимал, что не сможет повторить ничего из того, что творили тут другие обитатели Нау-Лэй, даже их дети. Однако, надо было с чего-то начинать. Так... что же он сможет сделать?
   Точного списка способностей у него пока, понятно, не было. Он попытался ощутить их - но и это напоминало попытки вспомнить ускользающий сон. Не вполне безуспешные, правда. Соображал он сейчас очень быстро - хотя бы иногда - и быстро нащупал кое-какие возможности. Создать что-нибудь оказалось не так уж и сложно - достаточно было лишь его представить, носитель сам сделает остальное.
   Представить что-нибудь сложное пока не получалось - но от него никто такого и не ждал. Все смотрели на него вполне доброжелательно - хотя и с насмешкой, но совсем не обидной. Ладно, раз нужно начать - он начнет, наверное, с самого простого...
   - Я - повелитель льда! - Анмай сжал руку и в ней возникло ледяное копьё.
   Однако, длину этого копья он забыл задать. Небо и землю в один миг соединила тонкая ледяная колонна высотой, наверное, во много километров. Она ныряла в море, а наверху исчезала в зените. Анмай ощутил ладонью холод льда. И не сразу поверил, что это вот чудо удалось ему на самом деле...
   - Ну что ж, - начал Охэйо. - На первый раз...
   Колонна-копьё тут же лопнула под собственным весом, сверху на голову посыпались куски льда. Анмай испугался... но тут же понял, что осколки отскакивают, попадая в невидимый щит. Такие же щиты окружили и прочих обитателей Нау-Лэй.
   - Учиться, учиться и ещё раз учиться! - изрек Охэйо под стук кусков льда, отлетавших от невидимого заграждения. Затем он исчез - а с ним исчезли и другие. Пара осталась одна в пустом небе, среди падающих кусков льда. Внизу простирался равнодушный ко всему океан.
   Ледопад быстро кончился, зато с ясного неба пошел дождь - осколки ледяного шеста таяли на лету. Шел он колонной диаметром в несколько метров, - точно на голову неудачливого повелителя, искрясь на солнце. Хьютай хихикнула.
   - Пошли отсюда!
   Одно мгновенное короткое смещение - и они оказались где-то далеко на севере. По крайней мере, вокруг были крутые округлые склоны, занесенные снегом, украшенные черными корявыми деревьями. Над головой висело низкое хмурое небо.
   Босые ноги обожгло холодом, потом под ними страшновато затрещало. Взглянув вниз, Анмай с удивлением понял, что они стоят на тонком льду замерзшей реки, - который трескался под ними. Он испугался... и тут же понял, что вовсе не проваливается. Погрузившись всего на пару сантиметров, ступни уперлись во что-то плотное.
   - Пошли! - Хьютай насмешливо взглянула на него, потом потянула за руку.
   Анмай осторожно пошел вперед. Тонкий лед трещал и проламывался под ногами, но они не проваливались - это было странное, словно во сне, ощущение. Но холод льда под босыми ногами был очень даже реальным. Вэру, впрочем, нравилось его ощущать, как нравилось ощущать сейчас почти всё. Здесь вообще было холодно - но порывы налетавшего на них ветра иногда были горячими, почти обжигающими. Покосившись на насмешливое лицо подруги, Анмай понял, что и это - её рук дело. Иногда сквозь тепло прорывались и ледяные струи, образуя причудливую смесь. Но Вэру это очень нравилось.
   Он снова посмотрел вниз. Сейчас они шли по подмерзшему крошеву льдинок размером самое большее сантиметров в десять, но всё равно не проваливались - ледяная вода словно уплотнялась под ногами, надежно поддерживая их. Вэру мельком удивился, как острые края льдин не ранят его кожу... но на фоне всех прочих чудес это была уже незначительная мелочь.
   Наконец, он почувствовал, как его босые ноги начинают неметь от холода. Хьютай вновь насмешливо взглянула на него, потом вдруг поднялась в воздух и стремительно помчалась вперед. Вэру помчался вслед за ней - ещё не вполне понимая, как это у него получается.
   Они летели очень низко над землей, всего метрах в полутора, - это походило на очень быстрый бег. Наконец, Хьютай опустилась на голый каменный выступ размером со стол. Они сели на него, бездумно держась за руки и болтая в воздухе понемногу отогревавшимися ногами.
   - Итак, - начала Хьютай, - пора поговорить о том, каким будет наш дом. И... наши дети. Я думаю, примерно, о троих.
   Анмай взял её за руку. Вид вокруг был печальный и хмурый - но он был счастлив, как, наверное, ещё никогда.
  
   Конец.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"