Охэйо Аннит: другие произведения.

Рассветный мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало ещё одного несостоявшегося романа - на сей раз, об сподвижнике Айэта, Эроине Чэрити.


   Пролог.
  
   Сейчас я могу рассказать эту невероятную историю. Всё равно, теперь это не имеет уже никакого значения. Я остался один... но лучше по порядку.
   Меня зовут Эроин Чэрити, мне уже больше ста лет. Я родился и вырос в Бетмуре, на Небе Людей... впрочем, уже неважно, где именно. Там у меня были родители, дом, друзья. Сейчас я лишился всего этого, - как, впрочем, и многих других человеческих черт. У меня появились новые друзья, но я пока не могу писать об них. Это будет история обычного мальчишки, по воле случая соприкоснувшегося с великой бесконечностью мироздания. Я не был единственным её героем, хотя мне повезло больше, чем всем остальным. Теперь, когда мне осталась лишь память, я вспоминаю об них, и они, живущие сейчас лишь в моей памяти, вновь обретут жизнь. Это будет история об знании, любви, ненависти и смерти. А так же - о вечном пути всех великих рас, о бесконечности, и о великом мире, где всё это случилось.
   Пока у меня много времени, и я могу писать не таясь. Они сами попросили меня написать об этом. Вы спросите - кто такие они? Вы узнаете это, и многое другое, что не принесет вам радости. Здесь не будет намеков и красивых фраз. Я буду писать обо всем, как есть. Вам это может не понравится? Что ж. Однако знание должно быть превыше страха - это моя единственная надежда. Итак, начнем.
  
   Часть первая:
   Пропавшие.
  
   Глава первая.
   В начале.
  
   Это утро - пятнадцатое утро моей болезни - началось совершенно обычно. Как всегда в последние полтора десятка снов, я проснулся поздно. Мама с отцом и остальные мальчишки уже ушли на поле. Можно было нагишом бродить хоть по всему Кубу, не опасаясь получить подзатыльник. Правду говоря, мне всё ещё было жарко, и мысль об одежде привлекала не больше, чем о ежегодной корчевке.
   Я проглотил свой уже остывший завтрак, оставленный мамой на столе. Больше делать нечего. Пора было собираться. Когда тебе 17 лет, когда ты более-менее хорошо пережил сонную лихорадку, и когда все твои друзья не только успели поправиться, но и не отосланы родителями на поля, а отправляются в новый поход, это довольно неприятно.
   У меня было не очень много друзей, и все они должны были идти со мной. Приятелей - половина мальчишек нашего селения, Южной Бетмуры, а друзей... Салк, Вайэрси и Иркс. Ну, ещё разве Анмай, но он из соседнего селения, Лмур-Бетмуры. И он, скорее, не друг, а так... старший товарищ, частенько увлекающий молодежь какой-нибудь очередной невероятной затеей. Он-то заходил два сна назад, и сказал мне, что знает, как попасть на Небо Богов. Вот затея! Никто там не бывал, а он... Может, врет? Непохоже - он никому не врет. Высокий, гибкий, с отличными мышцами, а его родители правят Лмур-Бетмурой, хотя я сам их никогда не видел. У него насмешливое лицо с большими, широко расставленными, чистыми и серьёзными глазами - предмет и причина тайной влюбленности половины девчонок нашего селения. Больше ничего особенного в нем нет, хотя он и носит имя Старшего Бога. Разве что он очень любит смотреть на Узоры. Узоры очень красивые, хотя когда я долго смотрю на них, я словно становлюсь другим. Мама говорит, что всё это детские фантазии. Возможно.
   У Анмая нет друзей - настоящих друзей. Я не был у него в гостях, хотя, конечно, отлично знаю, где он живет. То есть, родители, конечно, бывали, но из нас - никто. Он хороший Разведчик, и его всегда даже ставят нам в пример - хотя он не очень осторожен и чересчур любопытен для Ведущего. Одно слово - любимчик.
   Мне не нравиться обсуждать других за глаза - это недостойно анмайя, и я выбросил из головы эти мысли. Почему меня потянуло размышлять о чужих достоинствах? Может, потому, что я привык всё время думать о чем-то, когда болел? Тогда я больше ничего делать не мог - даже когда был в сознании. Сейчас я вроде здоров, но всё ещё... странно.
   Воздушные окна дышали холодом, но я почувствовал, что потею. Не люблю потеть - как, впрочем, и мерзнуть. И свет в водяной шахте всегда кажется тусклым после неизменного сияния в жилых ячейках Куба.
   Я забрался под льющийся из прорези в стене шумный поток. Вода показалась мне холодной лишь сначала. Так всегда бывает - сначала холодно, а потом привыкаешь. Так я тогда думал...
   Вытираясь, я посмотрел на стену. Из глубины зеркального металла на меня смотрел обычный юноша-анмайа - мускулы заметны, но костей всё же больше. Хотя я уже пять лет работаю наравне с взрослыми, моя фигура не очень раздалась. А лицо... в общем-то неплохое. Твердое, скуластое, прямой нос, черная грива над серыми глазами. Но в общем - ничего примечательного.
   Сейчас, вспоминая эту сцену выискивания несуществующих недостатков, мне хочется смеяться - как глупо я выглядел! И становится страшно - моё тело было таким хрупким... как и любое человеческое тело. Теперь я хорошо это знаю. Но не будем пока об этом...
   Итак, я вытерся, но не стал утруждать себя даже обыкновенной набедренной лентой - кто меня может увидеть?..
   Я поднялся наверх. С высоты крыши Куба хорошо видно всё наше селение, Бетмура. Недавно расчищенные поля успели зазеленеть, хотя кусты ещё и не поднялись настолько, чтобы давать плоды уку нашему селению. Это будет года через три - я уже пройду испытание и стану взрослым...
   Хотя сон уже давно кончился, было тихо - все работали. Редкие прохожие, ещё более редкие тележки... Под Небом плыли редкие облачка - ночью, во время сна, шел дождь. Шелестела листва. Снизу, из дверей Куба напротив, доносились слабые слова поучающего жреца:
   - ...весь народ. Великий народ анмайа, спасенный своим Богом в этой благословенной земле...
   Я знаю, что это неправильно, но я не люблю слушать восхваления. Маленьким мальчиком, а теперь уже пять лет юношей - и не люблю. То есть, свой народ я люблю. А слушать, как его хвалят дни напролет - нет. Может, это только такой возраст...
   Жрец смолк. Про Небо Богов он так ничего и не сказал. Странно. Анмай говорил, что оно интересует жрецов больше всего. Может, он всё же врет? А может, эти восхваления перебивают у них такие мысли?..
   Я встряхнулся. Недаром моя мама говорит, что безделье - злейший враг разума. Я уже должен был собираться. Мне не хотелось этого делать, но...
   Я подумал, но занятий не было. В доме утром делать нечего, читать "Поучения Айэта" тоже неохота. Разве что закончить новую фигурку Духа, которую вчера принес Салк...
   Но возня с ножом и стружками в затхлой темной комнате не очень привлекала. Разве что погулять...
   Другое дело - поход на Небо Лесов. Это особое, тоже отнюдь не безопасное развлечение, особенно если тебе запретили это делать. Броди лишь по улицам селения... и одеваться неохота...
   Если бы моя лень тогда взяла верх! Чего бы я избежал! Правда, я не встретился бы с Богом...
   Но жажда приключений взяла верх, и через минуту я уже стоял перед зеркальной стеной. Кусок огненно-алого шелка вокруг бедер, серебряный пояс и сандалии на босу ногу - вполне приличный наряд для несовершеннолетнего юноши. А металлическое копье и нож - совсем неплохое оружие.
   Я захлопнул и запер дверь, вышел к шахте и скользнул вниз по желобу. Я не знал, что делаю это, покидаю дом последний раз в своей жизни...
   После прохлады и темноты спусковой шахты ветер и свет на улице показались неестественно сильными. Я постоял минуту, не зная, куда отправиться, затем не торопясь побрел по двору - редкие деревья давали таинственную тень. Двор был пуст - всех разогнали дела.
   Вскоре я вышел на улицу. Бесконечно длинная, широченная, она уходила к Заре рядом параллельных каменных полос, идущих на разной высоте. По обе стороны высились ряды сверкающих металлических массивов. Их причудливо искривленная поверхность напоминала застывшие волны. Сияющие на них огни сходились в бесконечности параллельными рядами - там, где заманчиво сияла Вечная Заря. Я вздохнул - мне следовало идти совсем в другую сторону...
   На свежем воздухе последние следы болезни покинули меня, шагать было легко. Прохладный влажный ветер ласкал кожу, гнал над головой клочья серых облаков. Под сандалиями то и дело хлюпала разлившаяся по камню вода. Я невольно оглядывался по сторонам - не потому, что боялся погони, а потому, что вокруг было красиво. Небо Людей - самое красивое из всех. Оно состоит из бесчисленного множества каменных и металлических уступов, поросших деревьями и соединенных пандусами и мостами бесчисленных и бесконечных дорог. Между ними высятся...
   Тем, кто ни разу не бывал на Небе Людей, это нелегко описать. Колоссальные узлы переплетенных плоскостей, расходящиеся в стороны веерами необычайно длинных и тонких крыльев так и называются - Узлы. В них нельзя забраться, и тем более, нельзя жить. Другие... Но каждое здание на Небе Людей неповторимо. Боги не создали и двух одинаковых, хотя похожие есть. Цилиндрические башни, переходящие в пучки выворачивающихся наизнанку труб, кубы с причудливо искривленной поверхностью, напоминающей застывшие волны, асимметричные сферы - всё это сияет чистым блеском зеркального серебра и всё огромно. Обыкновенно сооружения на Небе Людей от пятисот до тысячи локтей высоты, если не считать Небесных Арок, поддерживающих Небо Города - они столь огромны, что их основания исчезают за горизонтом. Само Небо - чистое, сине-черное, вечно неизменное, как и Заря - серебристо-синяя, удивительно чистый отблеск сияния Бога...
   - Эй, Чэр!
   Я остановился. Мои друзья махали мне руками снизу. Я сбежал к ним по вырубленным в граните ступеням. Из зарослей навстречу вышли четверо юношей, одетых так же, как и я. У каждого так же на боку косо висел нож - ножны удерживались пушистым шнурком, идущим поверх пояса. У моего ровесника Салка было копье, у гибкого, как стальная пружина Вайэрси - тоже, но по его бедрам вилась лента с метательными иглами. У тонкого, стройного Иркса был большой лук. И Анмай...
   Он был старше меня на пять лет - уже взрослый, и его гриву стягивала сине-золотая лента Ведущего. И он действительно похож на Старшего Бога - хотя после Его прихода подобные ему уже больше не рождались среди анмайа. Как и положено настоящему Разведчику, у него был меч - короткое, но массивное лезвие из темной стали, легко способное разрубить человека пополам. Но это недостаточно быстрое оружие, чтобы справиться с ленточником, и поэтому на бедрах Анмая тоже блестели конические хвосты метательных игл. Он весело кивнул мне, и, не говоря больше ни слова, наш отряд нырнул в темноту сплетенных крон.
   ...........................................................................................
   Существует два способа попасть на Небо Лесов. Проще всего найти идущую вниз лестницу - если повезет, по ней можно спуститься до самой Бездны. Но это изнурительный путь. Небо Лесов ниже Неба Людей на две мили - на шесть тысяч четыреста локтей, и притом по прямой. Если спускаться по лестнице, этот путь будет впятеро дольше - целый сон-день нужен, чтобы спуститься вниз. А чтобы подняться обратно с добычей, может потребоваться и полдесятка снов. К тому же, внизу, на тесной лестнице, во мраке, за каждым поворотом, за любой из бесчисленных дверей тебя может поджидать смерть.
   Но есть и другой путь. Нужно добраться до Пути Богов - там можно спуститься или подняться на нужное Небо за немногие минуты - конечно, если тоже повезет. Только до него восемьдесят миль - четыре дня пути...
   Однако, Разведчик должен знать быстрые пути. Анмай знал. Он повел нас напрямик - к основанию титанического зеркального массива, напоминающего звезду с множеством изогнутых лучей. Это выглядело довольно жутко.
   Эта звезда была шаром тысячи локтей в диаметре. Она казалась близкой, но к ней пришлось идти больше часа, то вверх, то вниз по пандусам уступов, сквозь площади и лес. Нам повезло - кроме мелких птиц по пути никого не попалось.
   Звезда поднималась над нами всё выше. На концах её лучей сияли фонари - яркие иглы глубокого синего огня. Нам пришлось пройти у основания одной из башен, утонувшей в зарослях, и у её основания тоже светились фонарные выступы. Только в зеленом полумраке их свет выглядел таинственно и зловеще.
   Наконец, перед нами разверзлась циклопическая ребристая арка, ведущая внутрь. За ней виднелись другие, выстраиваясь в кажущийся бесконечным ряд. Мы вошли внутрь с осторожностью. Конечно, здесь никого не могло быть, но всё же...
   Анмай скоро отыскал за одной из арок идущий вниз спиральный проход. В Бетмуре все такие проходы были забаррикадированы - чтобы неразумная и не в меру любопытная ребятня не совалась внутрь Неба. Там нелегко заблудиться, но можно бродить вечно, и выбраться совсем не в том месте, где спустился. Трехмерный лабиринт столь же обширен и разнообразен, как и сама поверхность Неба. Но нам повезло - Анмай почти сразу нашел воздушную трубу...
   Собственно внутренность Неба представляет собой бесконечную сеть узких шестиугольных камер. Но их часто разделяют ярусы и перегородки, пронизывают бесчисленные переходы и трубы. К одной из таких труб мы и вышли. Идеально круглый зеркальный канал, не больше восьми локтей в диаметре, освещали светящиеся многоугольники на потолке. Их синий свет казался тусклым. Он дробился на усеивающей стены ряби, которая делала их неудержимо скользкими. Именно это нам и требовалось.
   Вдоль этой трубы дул постоянный, и притом очень сильный ветер. Салк и Иркс быстро растянули парус - легкую раму, обтянутую тканью, перекрыв почти весь проем туннеля. Прицепившись к привязанной к парусу веревке, наша компания помчалась со скоростью тридцати миль в час.
   Такие путешествия не всегда безопасны. Труба может резко повернуть вверх... или вниз. Но Анмай хорошо знал этот путь. Всего через два часа нас вынесло в огромный круглый зал. Отсюда до Пути Богов оставался ещё целый день пешего пути поверху, но для нас это были пустяки. К следующему сну мы были уже у Пути.
   ..........................................................................................
   Путь Богов всегда поражает меня. У наших ног зияла полумильная дыра в Небе. Она прорезала его - и все остальные небеса, кроме Неба Богов и Бездны - насквозь. Присев на корточки - чтобы не сдуло - мы смотрели вниз. Зеркальный срез кажущегося монолитным Неба уходил на вэйд - триста двадцать локтей - вниз. Там...
   Ветер, как всегда после дождя, дул вниз, и вся бездна была видна до самого дна. В зеленом море Неба Лесов зияла такая же огромная дыра, в ней - ещё одна и ещё, но в них нельзя было ничего разглядеть - всё исчезало в колышущемся мареве воздушных масс. Было видно, как с Неба Лесов вниз стекают облака - медлительная рваная лавина серых призраков, тающих в бездне. У меня закружилась голова. До невидимого дна этой пропасти было шесть миль - если сорвешься, придется несколько минут падать, пока достигнешь дна... И наверняка задохнешься прежде, чем твоё тело канет в невидимые с такой высоты темные волны...
   Я невольно посмотрел вверх. В Небе Города тоже виднелась круглая дыра - стальное кольцо, которое поддерживали титанические угловатые башни, соединяющие небеса. От этого зрелища голова закружилась ещё сильнее. Издали были видны их уходящие в бездну неба шпили, а в кольце...
   Яркая сияющая белизна Неба Пустыни, потом снова узкий синий обод - Небо Пустоты, а ещё выше - Небо Богов. Круг бездонной черноты - и в нем сияли бесчисленные звезды.
   ............................................................................................
   Я уже не в первый раз видел Глаза Бога, но они всегда заставляли моё сердце сжиматься. Недаром всех анмайа приводят сюда, когда им исполняется семь лет - и многие потом приходят сюда снова и снова...
   Мне хотелось подняться туда и увидеть всё Небо Богов - все Его глаза - целиком. Но оно недоступно для анмайа. Точно так же, как воздух сгущается с глубиной, наверху он становится разреженнее. Ни один анмайа не мог подняться выше Неба Пустоты - оно недаром получило такое название. Не только воздуха, но даже земли там нет. Но уже на Небе Пустыни воздух слишком разрежен, чтобы самому карабкаться наверх. А на Небе Богов воздуха нет вообще - только звезды. И оттуда спускаются Боги и Духи - очень редко, к счастью наших племен...
   Мои размышления прервал окрик Анмая. Он верно выбрал время - возле Пути не оказалось никого из обычно многочисленных паломников. Но, тем не менее, медлить не следовало. Мы начали собирать наши паруса - легкие выпуклые треугольники. На таких можно только планировать сверху вниз, но всё же, это ощущение полета ни с чем не сравнимо. Спуск займет от силы пять минут. Чтобы вернуться обратно, придется дожидаться дождя. Тогда мы распустим наши паруса в большие круглые купола - и восходящий воздушный поток сам вынесет нас наверх. Такие полеты в поднимающейся грозовой туче намного интереснее - и опаснее - обычного скольжения сверху вниз.
   Сборка парящего паруса - дело небыстрое и совсем непростое. Малейшая ошибка тут может стоить жизни - впрочем, как и при управлении им. Но я с нетерпением ждал завершающего мига, когда всё будет готово. Останется только самим привязаться к рамам парусов, разбежаться, и...
   Когда этот миг настал, у меня невольно перехватило дыхание. Я уже не в первый раз проделывал это, но всё же, каждый раз пугаюсь, как мальчишка. Впрочем, стоит мне оказаться в воздухе - и из всех ощущений остается только радость полета.
   ...стремительное скольжение в ставшем упругим воздухе, удивительное чувство свободы, почти инстинктивные движения тела, сохраняющие равновесие, - всё сливалось в одно ощущение: восторг. Это ощущение было весьма небезопасным - нисходящий воздушный поток был обычно очень сильным. Вдобавок, спускающийся вниз воздух закручивался могучей спиралью, в которой кружились клочья разорванных облаков. Чтобы спуститься с Неба Людей на Небо Лесов требовалось меньше пяти минут - а ведь мы спускались отнюдь не по прямой. И воздух больно давил на уши, бил в глаза - ничего не стоило потерять из виду своих товарищей, четыре белых треугольника. Когда мы вместе поворачивали, казалось, весь мир вращается вокруг нас. Мы достигли облаков и миновали их, ненадолго потеряв друг друга из вида. Внизу уже показалось широкое металлическое кольцо, окружающее огромный круглый проем в Небе Лесов - именно там мы должны были приземлиться.
   В любом полете посадка - самое сложное. Сначала надо выйти из нисходящего смерча, затем погасить скорость и сесть, ухитрившись не влететь прямо в зеленую стену джунглей. Я делал это уже в девятый раз и старался даже не смотреть по сторонам. Окружающий вид настолько величественен, что отвлечься очень легко - и тогда ты запросто можешь разбиться или просто проскочить вниз, на Небо Стен, откуда нельзя вернуться... пока не переменится ветер, а этого придется ждать, в нашем случае, десять снов.
   Кольцо приближалось, до него оставалось меньше двух вэйдов. В этот момент я увидел шаару. Она мчалась прямо к нам. Я похолодел. В воздухе мы были практически беззащитны и могли лишь уворачиваться от твари, которая летает куда лучше нас, и притом ничуть не уступает в размере нашим парусам.
   Шаары бывают побольше и поменьше - самые большие живут на Небе Бездны - но и живущие на Небе Лесов тоже опасны. В отличие от птиц шаары плоские, белые и безголовые, с длинным и тонким хвостом. Их тело состоит из пары треугольных крыльев, в месте соединения которых зияет узкая пасть. По бокам от неё блестят огромные глаза, а над ними торчат нелепые плавники-рожки, с помощью которых эти неповоротливые твари маневрируют. Сверху они все пятнисто-зеленые, снизу - бледно-голубые. Они не могут хватать добычу в воздухе, но легко сбивают её ударами режущих гребней на концах крыльев или шипом, растущим на их длинном хвосте, а затем спускаются вниз, чтобы подкрепиться. И эта тварь устремилась прямо на меня!
   Я словно во сне смотрел на неё - такого с нами ещё никогда не случалось. Уже можно было видеть пустые голубые глаза, глядящие только вперед, трепещущие рожки, приоткрывшуюся пасть... крылья волнообразно трепетали, роговые гребни на их кромках, острые, как бритва, со свистом резали воздух. Из кожистых складок на хвосте выскользнуло жало - изогнутый зазубренный рог длиной в руку. Я знал, что оно ядовито, но если меня насадят на него, это уже не будет иметь никакого значения...
   Опомнившись, я почти инстинктивно рванулся вбок. Парус тоже резко накренился, едва не опрокинувшись - и вдруг меня унесло в сторону.
   Никто, кроме Духов, не может тягаться с шаарами в скорости - но зато они очень неповоротливы. Впрочем, тварь и не думала разворачиваться. Она лишь чуть довернула, устремившись на другой парус - я даже не знал, чей. Летун попробовал уклониться, но сделал это чересчур осторожно. Крыло шаары изящно изогнулось вниз, гребень со свистом рассек полотно, затем изогнувшийся хвост хлестнул по нему, как кнут. Жало зацепилось и перевернуло парус. Я слышал, как трещит каркас. Половина паруса смялась, и он устремился вниз крутой, безнадежной спиралью. Тварь устремилась за ним, но, попав в сильный поток воздуха, часто забила крыльями и стремительно помчалась прочь.
   Я нырнул вниз, разглядывая лица товарищей. Кто?.. Анмай... Вайэрси... Иркс... Салка не хватало. Он сейчас беспомощно падал вниз. Без размышлений я последовал за ним. Страх за него заглушил все остальные мысли. Вернуться после нескольких дней недозволенной охоты простительно. Погубить друга...
   С глубиной падение замедлится, и, быть может, Салк ещё сумеет вырваться из смерча и сесть хотя бы на Небо Стен. И мы будем вместе с ним - пусть придется провести несколько снов в этом ужасном месте, только бы вместе... и зачем мы отправились на эту запретную охоту?..
   Белое пятно паруса Салка быстро удалялось. Стало ясно, что на Небо Лесов ему не попасть - впрочем, на такой скорости это было равносильно смерти.
   Когда над нами поднялся серебряный обруч Неба Лесов, я вздрогнул. Ниже ещё никто из нас не спускался. А по рассказам...
   Парус Салка стал крошечным, нас разделяло уже не меньше мили. Я представлял, что он чувствует, его отчаянный, безнадежный страх словно передавался мне.
   Перед нами открылось Небо Стен, но я не смотрел по сторонам - только вниз, на маленькое белое пятно. Оно всё удалялось, удалялось...
   До меня донесся слабый крик - Анмай махал рукой, требуя немедленно повернуть в сторону. На сей раз, я не раздумывал. Я же с самого начала видел, что стало с парусом Салка, и знал, что никакой надежды нет. Теперь пришла наша очередь...
   Избавиться от боли в ушах было нетрудно, но теперь стало сжимать грудь, не давая дышать, голова закружилась, череп тоже сжало... достаточно потерять ориентацию - и всё. Впрочем, парус стал устойчивее, медлительнее, лучше слушался меня - более плотный воздух имеет свои преимущества. Летать в нем гораздо легче - как и выйти из смерча на этом уровне. Парус Салка тоже вращался медленнее, я видел, как отчаянно он пытается выровнять безнадежно поврежденное устройство... несмотря на то, что уже миновал Небо Стен и погружался в Бездну. У меня всё расплылось в глазах, и я зажмурился, пытаясь сдержать слезы. Через минуту, когда я открыл их, белая искра канула в небытие.
   .........................................................................................
   На какое-то короткое, безумное мгновение мне захотелось последовать за ним, - но тренированные рефлексы оказались сильнее. Потерять равновесие в воздухе ничего не стоит - но чтобы сделать это сознательно, требуется великое усилие. Я не смог его сделать.
   ...........................................................................................
   Выйти из смерча на этом Небе оказалось нетрудно. Потом оставалось только планировать, медленно спускаясь вниз и не слишком удаляясь от Пути Богов. Всё, случившееся с Салком заняло, казалось, считанные минуты, но этот спуск тянулся вечно.
   Посадка - самое трудное в любом полете, а когда пришел её срок, мои руки уже дрожали от усталости. Ещё никогда мне не приходилось находиться в воздухе так долго - почти полчаса. По счастью, поверхность Неба оказалась достаточно ровной, а скорость - неожиданно маленькой. Я коснулся стали, побежал... ноги подкосились, я упал, и падая услышал, как с треском сломалась рама моего паруса.
  
   Глава 2.
   Встреча.
  
   Отвязавшись, я несколько минут сидел неподвижно. Мне не хотелось ничего... Я лишь мельком убедился, что ткань паруса цела - впрочем, ведь чтобы вернуться назад рама и не требуется...
   Только когда ко мне подошел Анмай, я встал. Удивительно, но даже такая простая работа, как свертывание паруса, необъяснимо меня успокоила. Окончив её, я уже с интересом оглядывался вокруг.
   ..........................................................................................
   Немногие бывали на Небе Стен. Здесь всегда было мрачно и холодно. Снизу Небо Лесов оказалось тусклым, мутным, бледно-серым. Само Небо Стен недаром получило такое название - его разделяли стены, похожие на стены зданий Неба Людей, но неизмеримо больше. Они доходили до самого Неба Лесов. Никаких фонарей или Узоров здесь не было и в помине - зато многочисленные темные проемы виднелись во множестве.
   С того места, где мы находились, виднелись шесть огромных туннелей, расходившихся радиусами от Пути Богов, каждый в три мили ширины. Они уходили в бесконечность, туда, где дымка плотного воздуха смазывала все очертания. Я почувствовал страх. Слишком уж здесь тихо, слишком много черных проемов-глаз, нависающих выступов, арок-мостов, как паутина сплетающихся в туннелях...
   Мы стояли на вогнутой металлической плоскости в углублениях прерывистых борозд - она шла по всему дну туннеля, от стены до стены. Если бы здесь был только металл... но я видел темнеющие пятна зарослей на выступах. Сюда попадали твари и с Неба Бездны, и с Неба Лесов, согласно легендам здесь жили умершие на верхних небесах... и Бездна выглядела почти так же. От таких мыслей и от холода по коже ползли мурашки. Я дышал с трудом, при каждом вздохе ребра болели - но, похоже, и того воздуха, которое мне удавалось протолкнуть в себя, оказалось вполне достаточно. В общем, было вполне сносно. Мы невольно встали вместе, почти касаясь друг друга - тишина и пустота пугали. А вместе...
   - Мы будем ждать грозы или попробуем отыскать лестницу? - неожиданно спокойно спросил Иркс.
   - Не знаю, - Анмай выглядел растерянным. - Я не бывал здесь. Если убьем ленточника, пищи на эти десять снов хватит.
   - Если он нас не убьет, - вставил Вайэрси. - Здесь, внизу, они бывают очень велики.
   - Да. Но я не знаю, где здесь лестницы, а если искать их наугад, можно наткнуться... ведь над нами - Небо Лесов. И вообще, карабкаться вверх на четыре мили - те же десять снов. Лучше ждать.
   Мы молча кивнули. Анмай направился к стене. Лестница лестницей, но нам всё же необходимо укрытие - и вода.
   Навьюченные свернутыми парусами и скудными припасами, мы шли быстро, но постоянные спуски и подъемы изрядно раздражали. Горизонт то сжимался, то расширялся, и в каждой ложбине таилась неизвестность.
   Через полчаса мы добрались до похожего на открытый глаз проема. К счастью, он не был перекрыт полем - насколько хватал глаз, этот проем был единственным, находившимся на уровне земли. Над нами нависала гигантская - не меньше вэйда шириной - арка. Казалось, за ней царит полный мрак, но вблизи мы увидели...
   За аркой сплеталась сплошная колоннада древесных стволов. Сквозь них едва пробивался зеленоватый полусвет. Металл вблизи неё был усыпан землей, ветками, сквозь них пробивалась трава. Мы невольно остановились. Анмай положил руку на меч. Было тихо, но из лесного мрака доносился слабый ровный гул.
   - Водопад, - сказал Иркс. - Я слышал, на нижних Небесах...
   Его слова оборвал пронзительный визг. В зеленой стене колыхнулись ветки, и к нам устремилась длинная пёстрая лента.
   .............................................................................................
   Ленточник похож на летающую змею - длинное тонкое тело, окаймленное множеством коротких крыльев, жестких и острых. Маленькая голова кончается острым клювом - и всё это переливается самыми яркими и чистыми цветами, какие мне только приходилось видеть.
   Анмай зацокал, привлекая внимание твари, прянул в сторону и выхватил меч. Промахнувшийся ленточник скользнул над его головой - и сверкнувшее лезвие разрубило его пополам. Хвост сразу упал на землю, передняя часть нелепо взвилась вверх, упала, несколько раз дернулась - и затихла. Вокруг неё дымилась разлившаяся кровь.
   Ленточники настолько красивы, что убивать, а тем более разделывать их кажется мне преступлением. Но их мясо съедобно - если хорошо прожарить. Впрочем, нам было не до размышлений. Следовало немедля окончить разделку и побыстрее убраться отсюда, пока запах крови не привлек настоящих хищников. Стало ясно, что найти приличное укрытие на эти десять снов будет нелегко... скорее всего, придется взбираться куда-нибудь высоко вверх...
   Пока мы работали, Анмай стоял в стороне, настороженно оглядываясь. Внезапно он подобрался и вдруг побежал к нам. Мы немедля схватились за оружие. Из зарослей донесся треск, затем оттуда показалось нечто темное... и ещё... и ещё...
   Мы никогда не видели таких существ. Четвероногие, похожие на свиней, - но мощные зубастые пасти могли принадлежать только хищникам. Они выглядели неуклюжими, но я знал, как обманчиво в таких случаях бывает первое впечатление...
   Твари рассыпались, окружая нас полукругом. Если они раньше и видели людей, те явно не внушали им страха. Мы встали в круг, спина к спине - четверо сильных, вооруженных юношей. Но этих тварей было в четыре раза больше...
   Иркс натянул лук. Стрела вонзилась в бок одной из тварей, и та завертелась на месте, пытаясь достать глубоко вонзившееся древко. Вайэрси выхватил метательную иглу - короткий взмах, блеск и свист стали в воздухе - и ещё одна тварь завертелась, пытаясь вырвать косо вонзившуюся иглу. Через несколько секунд она опрокинулась, сжалась в судороге и застыла - яд действовал быстро. Остальные попятились - и с рычанием стали обходить нас кругом. Прежде, чем Анмай успел предупредить нас, они бросились.
   Игла Вайэрси Вэрки пробила шкуру ещё одной неуклюжей твари, затем он подпрыгнул, ударив её сверху ногами, - она рухнула, чтобы уже не подняться. Ирксу Ириу повезло меньше - его стрела застряла под шкурой второй, не причинив ей особого вреда. Уворачиваясь, он налетел на Анмая, и чуть не сбил его с ног. Разведчик повернулся, его меч с хрустом вошел в спину напавшей на Иркса Ириса твари, разрубая позвоночник...
   Дальнейшего я уже не видел. Бросившаяся на меня тварь отпрянула перед острием копья. Я сделал выпад - узкое трехреберное острие вошло в глаз, с тошнотворным хрустом кроша кость, и легко вышло. Из дыры хлынула темная кровь, тварь упала... тут же появилась вторая... наконечник копья застрял в её морде... что-то ударило по ногам... я упал... совсем рядом оказалась смрадная пасть...
   Я выхватил кинжал, всадил его по самую рукоять в косматый бок... чья-то тяжелая, когтистая лапа уперлась в грудь... я не глядя отмахнулся ножом... визг... затем человеческий крик сзади... я рванулся, пытаясь подняться... и всё кончилось. Уцелевшие твари бросились в лес.
   Я поднялся. Восемь тварей были мертвы. Иркс тоже.
   ............................................................................................
   Я сжался, тщетно пытаясь уснуть. Убежище было неудобным - просто горизонтальный выступ стены, на который вела узкая дорожка. Над ним зиял огромный проем, но добраться до него мы не могли. Анмай и Вайэрси сидели рядом, но я на них не смотрел. Царапины на груди вспухли и сильно болели. Я хорошо мог представить, что чувствует Вайэрси Ваэрси - его нога была прокушена ниже колена. Он едва смог забраться сюда, и найти лучшее укрытие мы не смогли.
   Перед глазами ещё стояло растерзанное тело Иркса - рваные раны на колене и локте, горло разорвано в клочья, живот распорот, и всюду кровь, очень много крови... Одна из тварей вцепилась ему в ногу, он упал... и на него набросились сразу трое. Анмай зарубил двух, Вайэрси заколол последнюю... но было уже слишком поздно. Прежде, чем мы успели опомниться, из зарослей вышел живой кошмар - шесть ног, устрашающий хобот, усаженный роговыми крючьями... темная туша, вдвое выше меня. За ней прятались свиноподобные гиены - вассалы, подбирающие объедки господина. Если бы не Анмай, мы бы все погибли - лишь бы тело Иркса не досталось им... А так... мы остались живы, но надолго ли? Наших запасов хватит всего на несколько снов... мы лишились наших парусов... впрочем, хорошо хоть, что твари не увязались за нами - вокруг было полно свежей жратвы...
   Не прошло и сна - а двое из пяти уже мертвы, лишенные даже погребения. Как мы сможем вернуться с такой вестью? То есть, мы сможем, но Анмай... ему придется заплатить своей жизнью. Он знал, что виновен, и был готов к смерти - лишь бы мы вернулись. Но мы не хотели этого делать... такой ценой. И мы просто не знали, что делать дальше. Куда идти? Стоит ли нам вообще жить? Впрочем, Анмай сказал, что нам нужно уснуть - а потом станет лучше.
   Проснувшись я понял, что это правда.
   .........................................................................................
   Меня разбудил толчок в бок. Поднявшись я увидел... то есть, сначала я услышал гудение, и только потом увидел машину. Сначала я подумал, что это Дух, но это была именно машина - плоская овальная платформа с возвышениями на носу и на корме, огороженная перилами. Она зависла в воздухе и опустилась прямо на уступ. В ней сидело двое - такие же юноши-анмайа, как и мы... нет, девушка и юноша в одинаковой зеленой одежде. Юноша был рослый, сильный, похожий на Анмая. Девушка... красивая, с густыми четкими бровями, с веселыми глазами на любопытном лице. Простая одежда подчеркивала гибкую фигуру. Густейшую черную гриву стягивал узорчатый серебряный обруч. С него на тонких цепочках на уши свисали две серебряных подвески-полумесяца.
   - Что с вами случилось? - спросил юноша, и, к своему удивлению, я его понял.
   ............................................................................................
   Они были братом и сестрой - Эргет и Эрасса Айэрси. Пока "Угодные Богу" обрабатывали наши раны, мы успели узнать, что они такие же любопытствующие, тоже разведчики, только из другого племени анмайа, более мудрого, чем наше.
   - Из Хали, это город на пятой плоскости, - пояснила девушка. - А вы из одного из тех несчастных северных племен, отказавшихся от цивилизации, да?
   Даже Анмай растерялся. Конечно, мы знали, что существуют иные племена анмайа, но встречаться с ними... А их машина? Она двигалась с помощью силового поля, как Духи. Я знал, что такие устройства есть, но одно дело - мечтать о них, а другое - летать.
   Их очень интересовало, как мы здесь оказались, и не нужно ли отвезти нас домой. Анмай рассказал им всё - любое преступление лучше лжи соплеменнику. Они долго молчали.
   - Эти невежественные дикари!.. - начал гневно Эргет. - Запретили технику ради... а потом любопытствующие парни, вроде этих...
   - Им лучше отправиться с нами, - оборвала его Эрисса. - Раз уж мы заметили их и решили им помочь. Этого парня с прокушенной ногой - Вайэрси, да? - надо немедленно перевезти в Хали, у него может начаться заражение крови. Я не уверена, что наши антибиотики помогут...
   Через минуту мы, все вместе, уже мчались в их удивительной машине. Этот полет был очень удобен. Он вообще не походил на полет - мы сидели в мягких креслах, окружавшее нас силовое поле отражало напор воздуха - мы плыли, словно во сне. Впрочем, когда мы стали стремительно подниматься по Пути Богов, у меня перехватило дух - именно таким и должен быть настоящий полет!..
   Через несколько минут мы поднялись на Небо Города и помчались на юг со скоростью трехсот миль в час - даже не чувствуя ветра.
   - До Хали всего три часа полета, - пояснила девушка. - Там вас встретят.
   - А почему ты называешь нас дикими? - спросил я.
   - Ну... это непросто объяснить, - она задумалась. - Сначала расскажи мне, как по-твоему устроен мир и историю своего народа, - неожиданно сказала она. - А потом я скажу, что правильно.
   Я растерялся. От блеска её насмешливых глаз у меня почему-то отнялся язык. Меня выручил Анмай. Он говорил спокойно и тоже слегка насмешливо.
   - Мир состоит из восьми Небес, простертых Творцом до бесконечности, - нараспев начал он, явно передразнивая жрецов. - Неба Бездны, где рождается дождь и ветры, Неба Стен, где живут охраняющие его твари и нечистые духи, Неба Лесов, где живут звери, созданные нам в пропитание, Неба Людей, где живут свободные анмайа, Неба Города, где живут лучшие из анмайа, Неба Пустыни, созданного для испытания духа, Неба Пустоты, где встречаются души, и Неба Богов, где живут духи и младшие Боги, посланные Богом Айэтом. Над ним - бесконечная пустота, из которой глядят бессчетные глаза Старшего Бога. Туда уходят светлые души... а темные проваливаются под Небо Бездны в саму Бездну, где они вечно погружаются в холод и вязкий мрак, поддерживающий наш мир.
   - В общем верно, - усмехнулась Эрисса. - А откуда взялся наш народ?
   Анмай смутился - его, такого молодого, спрашивают о таких важных вещах.
   - Некогда свободные анмайа жили в ином мире, - тихо начал он, - и они не были свободными. В том мире Небеса не были разделены, и все стихии и духи были смешаны... то есть, Духов там не было вовсе... и сам Бог Айэт был бессилен и потерян среди нас. В том мире не было вечного света - половину времени, во время сна, царила темнота, а между снами светили блуждающие огни, палящие и жаркие... там не было зданий, все - и анмайа, и духи, и боги жили под открытым небом и должны были строить жилища своими руками. Только глаза Старшего Бога смотрели на странный мир. В нем мы, анмайа, были малочисленны и гонимы. Там жили злобные духи - несчетное множество - внешне подобные нам, но гнусно искаженные Духом Бездны - у них была светлая кожа и даже светлые волосы! Они притесняли и угнетали нас. Самыми гнусными из всех были покрытые шерстью ару - злобные карлики, по колено анмайа, но бесчисленные, как листья на Небе Лесов. Тот гнусный мир назывался Актала. И однажды ару решили истребить всех анмайа до единого. Они собрали великие армии и уничтожали Свободный Народ огнем и голодом, мором и холодом, водой и сталью, и анмайа бежали и гибли, и наконец они взвопили к небесам о помощи и возмездии. И тогда раскололось небо, и Старший Бог ступил на землю. Он совершил суд над злобными духами и сокрушил их, а их хозяина низверг в Бездну Бездн. И он нашел Бога Айэта, и прошел с ним за грань мира, и он сотворил новый мир, где вечно сиял свет, и Небеса были разделены, и где каждый имел крышу над головой. И он поставил Бога Айэта править этим миром. И его посланцы - Младшие Боги - пришли в мир Актала, и забрали оттуда всех праведных анмайа. А потом Старший Бог погасил блуждающие светильники и разбил вдребезги замерзший нечестивый мир, и не стало его больше. И все духи, мучившие нас, низверглись в Бездну, и вечно падают в неё, и теперь мы, анмайа, живем здесь, в этом благословенном мире, под водительством светлого Бога Айэта, а Старший Бог ушел в зазвездные бездны, откуда явился... и только его глаза вечно смотрят на нас сквозь все небеса. И если анмайа уподобятся тем нечестивым духам, то он вновь явится в наш мир, и он вновь будет разрушен и вновь пересоздан, и так будет продолжаться, пока весь Свободный Народ не достигнет совершенства... Это произошло больше двух тысяч лет назад, и никто не знает, сколько ещё осталось до пересоздания мира, ибо количество грехов растет, и всё больше анмайа уподобляются их гонителям... кажется, так.
   - Впечатляюще, - сказала Эрисса. - А теперь хотите знать, как всё было на самом деле?
   Мы удивленно смотрели на неё. Вдруг мне стало страшно. Что, если этого всего не было? Узнать правду о мироздании... такая ноша непосильна для смертного... при этой мысли я улыбнулся.
   - Итак, наш мир действительно состоит из восьми главных уровней, или, как вы их называете, Небес, - начала Эрисса. - И они не простираются до бесконечности, хотя и очень велики. На самом деле наш мир круглый, и его диаметр - три миллиона миль. Его окружает стена. А в самом его центре обитает Бог Айэт, дающий нам свет и тепло. И... Знаете, лучше я скажу вам сразу... так проще. Весь наш мир, всё мироздание - это линза диаметром в восемь миллионов миль. А наш мир - лишь её центральная часть. А её внешняя часть и есть тот Плоский Мир, что покинули наши предки, и он существует до сих пор. И в нем живут не нечестивые духи, а такие же люди, как и мы, только с другим цветом кожи и прочего. А Духи и Младшие Боги - такие же машины, как эта, только они разумны, как и мы, хотя они действительно служат Богу Айэту. И сам Бог Айэт - тоже машина, самая великая из всех... хотя некогда он был таким же, как мы. Но Старший Бог нашел его и одарил, сделав этим миром - мы верим, что он присутствует всюду и видит всё...
   - А откуда взялись мы, анмайа? - неожиданно для себя решился спросить я.
   Эрисса задумалась.
   - Мы не всегда жили в этом мире... и даже Линза - не наша родина. Но эта тайна ведома лишь Богу... и немногим избранным. Вы тоже сможете узнать её... если будете достойны.
   - А вы? - я осмелел. Этот полет был настолько прекрасен... и Эрисса тоже. Остальное уже просто не имело значения.
   Она улыбнулась.
   - В общем, такие же бродяги, как и вы. Наш мир настолько разнообразен, что трудно усидеть на одном месте... даже таком прекрасном, как Хали. Если захотите, вы сможете остаться с нами - мне бы хотелось этого, - она искоса посмотрела на меня. Я смутился, сам не знаю, почему. - Если вы решите остаться, - невозмутимо продолжила она, - прежде всего вам придется пройти обучение. Иначе вы просто не сможете там жить. И... я не представляю, как вы можете жить в таком невежестве. Мы не можем решать, вернуться вам или остаться, но чего вы сами хотите? Вы можете потом и вернуться. Вы хотите остаться с нами?
   Мы кивнули. Любопытство оказалось сильнее привязанности к родному племени... но ведь все мы принадлежим к одному народу.
  
   Глава 3.
   Озеро Хали.
  
   Эти три часа полета промелькнули очень быстро - мы их практически не заметили. Самого города мы тоже не увидели - по крайней мере, сначала. Вокруг нас мелькали машины - некоторые похожие на нашу, другие много больше, с закрытыми, непрозрачными корпусами. Мы осматривались, пока наши шеи не начали болеть. Машин было всё больше... но самого города всё не было видно. Впрочем, всё Небо Города - единый огромный город... как, впрочем, и Небо Людей. Я полагал, что Хали ничем не выделяется на Небе Города. Я ошибался.
   ..........................................................................................
   Сначала я увидел вспышки. Летающие машины стремились к огромной арке, парящей прямо в воздухе... они проходили сквозь неё, ярко вспыхивая и исчезая в ореолах яростно-синего пламени. Мы тоже устремились туда... у меня перехватило дыхание.
   Эргет проделал какую-то манипуляцию на пульте. Вспыхнуло ослепительное сияние... я зажмурился... а когда открыл глаза - увидел великий город Хали.
   .........................................................................................
   Хали построил для анмайа сам Бог Айэт. Именно поэтому его окружали Небесные Стены - доходящие до Неба Пустыни и столь же несокрушимые, как сами Небеса. И, как Небеса, эти стены казались бездонно глубокой, чистой воздушной пустотой, хотя состояли из несокрушимого металла. Это был божественный металл - в отличии от обычного, его ничем нельзя разрезать или расплавить. Весь наш мир построен из этого металла. А немногочисленные проходы в стене перекрывались силовым полем - мне уже приходилось с ним сталкиваться, но я не знал, что его можно преодолеть не отключая. Теперь я знаю, что это очень легко - если тебя... твою машину окружает силовое поле противоположной полярности. Но тогда я этого не знал...
   ...........................................................................................
   Итак, я увидел Хали. То есть, сначала я увидел озеро Хали - идеально круглое, темное, диаметром в пять миль. В его центре из гладкой, как зеркало, воды поднимался остров. На нем высилась башня - шпиль, уходящий так высоко в небеса, что это, несомненно, было иллюзией. Вода в озере была темной, спокойной, даже на первый взгляд очень глубокой. По его берегам высились здания города. Они были огромными, до двух миль в высоту, хотя сам город был не очень велик. Его диаметр не превышал десяти миль, хотя тогда я этого не знал. Тогда я просто разинув рот смотрел на огромные башни - снежно-белые, усыпанные огнями, широкие и узкие, круглые и многоугольные... Их соединяли мосты, вокруг роились летающие машины... и анмайа, без всяких машин парящие в воздухе. Именно это поразило меня больше всего.
   Я взглянул на Эриссу, но она лишь загадочно улыбнулась. Спрашивать я уже не мог - переход от тоскливого отчаяния и одиночества к этому был слишком резким. Я мог только смотреть. Удивляться я буду потом.
   Анмай и Вайэрси выглядели не лучше - хотя Ведущему положено знать больше всех, здесь он был столь же жалок и невежественен, как и мы.
   Машина снижалась, лавируя среди исполинских башен и других машин. У меня перехватило дух: казалось, мы в любое мгновение могли с ними столкнуться. Наконец, мы приземлились на платформе - выступе огромной, как гора, башни. Там собралось множество анмайа, явно ожидающих нас. Среди них, - как, впрочем, и среди всего населения города, - нельзя было найти и двух одинаково одетых. А впрочем...
   Я сразу выделил воинов, хотя внешне они никак на них не походили - просто несколько парней в снежно-белых пушистых туниках, перехваченных массивными металлическими поясами, и в сандалиях. Они невозмутимо парили в воздухе возле платформы. Как я их выделил? Не знаю. Симпатичные лица, обычные прически юношей-анмайа, то есть растрепанные гривы до плеч, и всё же...
   У каждого на боку висела плоская металлическая коробка с блестящим кристаллическим глазом; под ним выступало короткое сопло. Я никогда раньше не видел таких вещей, но сразу понял, что это оружие. Впрочем, его хозяева выглядели настроенными вполне дружелюбно. Остальные тоже.
   - Приготовьтесь, - повернулся к нам Эргет. - Вообще-то вас не должно здесь быть, и поэтому нам тоже достанется. Ближайшие несколько снов для вас будут очень тяжелыми. Наши попробуют узнать, стоит ли вам жить здесь, и если стоит - вам придется столько всего узнать... Мы-то узнаем всё это с детства, а вы... но это будет интересно! А потом... вы оказались здесь в интересное время!
   Машина скользнула вниз, зависла над платформой и опустилась. Ореол взвихренного воздуха вокруг неё погас. Мне показалось, что стало очень тихо. Ещё никогда на меня не смотрело столько внимательных глаз. Я встал и шагнул им навстречу.
   ..........................................................................................
   - Ты идешь с нами? - спросила Эрисса. Я кивнул. Попав в Хали, я был готов к чему угодно, но увидеть Небо Богов... и к тому же без всякого труда!..
   Я последний раз взглянул на своё отражение в стене - всё в порядке. Анмай и Вайэрси ждали нас в коридоре. Правду говоря, мы одевались так же, как в Бетмуре - наверное потому, что хоть что-то должно оставаться неизменным, если наши представления о мире разлетелись вдребезги и были собраны вновь... Впрочем, в бесконечном разнообразии Хали мы почти не выделялись, да и такие пришельцы, как мы, тут отнюдь не были редкостью.
   Я покосился на невозмутимую Эриссу - чем-то она выделяется из всех жителей Хали... и она тоже меня выделяет из нашей тройки. Я вздохнул.
   Высокий просторный коридор жилой башни был очень длинным. Оставалось лишь пожалеть, что нам не дали силовых поясов - тех чудесных устройств, которые позволяли анмайа парить в воздухе, словно птицам. Но нам дали нечто другое...
   Я потрогал массивный браслет на левой руке - весм, ключ к бессмертию, устройство, подаренное анмайа Богом Айэтом. Где бы я ни находился, моё сознание будет непрерывно связано с моей матрицей здесь, в Хали, а может, ещё где-нибудь. И, если я умру - в это трудно поверить - матрица восстановит моё тело и моё сознание, пусть не сразу, а через шесть месяцев. Но всё же... И с помощью весма можно говорить с другими анмайа и с машинами - я ношу его всего три месяца, а он стал уже настолько привычен и необходим... Все жители Хали носят такие браслеты.
   Забавно, но только здесь я понял наш счет времени. То есть, я знал, что сон состоит из восьми часов, а промежуток между снами вдвое больше. Я знал, что десять снов составляют неделю, а четыре недели - месяц, десять месяцев - год. Но я не знал, что этот счет времени родился совсем в ином мире, где он имел физический, а не условный смысл. И не знал, что сейчас идет 2004-й год Пересоздания Мира или 14247-й год Прихода Анмайа...
   Если бы у нас были силовые пояса, мы бы долетели до центральной башни Хали за несколько минут. Но мы потратили их, добираясь до лифтовых стволов башни. Сам спуск был не очень долгим - маленькая серебристая платформа пошла вниз в своем стволе с такой скоростью, что вырвалась у нас из-под ног. Через пару минут нас крепко прижало к ней милей ниже. Отсюда начинался ещё один широкий горизонтальный туннель. Мы сели в прозрачный цилиндрический вагон и продолжили свой путь. Над нами и вокруг нас мелькали арки проемов, люки, двери, шахты, беззвучно скользящие вагоны, люди...
   Глядя на всё это, я думал. Хали был огромным городом - в нем жило двадцать миллионов анмайа. Я с удивлением узнал, что ниже, на Небе Людей, стоит точно такой же город... точнее, тот же город, соединенный центральной башней и множеством боковых стволов.
   Построенный Богом Айэтом город соответствовал величию своего строителя. Он простерся от Бездны до Неба Богов, соединяя все Небеса. Внизу, на Небе Бездны и на Небе Стен, располагались заводы, производившие всё, включая и пищу. Туда из центра Линзы поступала питающая плазма и энергия. Впрочем, в Хали имелись и автономные энергетические установки. А центральная башня пронизывала все Небеса и доходила до Неба Богов - туда мы и направлялись.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба. Меж двух огней (книга 2)" (Женский роман) | | О.Обская "Из двух зол" (Попаданцы в другие миры) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"