Охэйо Аннит: другие произведения.

Племя вихреногих-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть "Племени вихреногих".


   Глава Первая:
   Город в Белом Дереве
  
  
   Я это сделать должен,
   В этом судьба моя.
   Если не я, то кто же?
   Кто же, если не я?
  
   Ветер горячий бьёт по лицу,
   Пули свистят, и, однако,
   Кто-то встаёт, и навстречу свинцу
   Первым шагает в атаку!
  
   Я это сделать должен, (должен!)
   В этом судьба моя.
   Если не я, то кто же? (кто же?)
   Кто же, если не я?
  
   Я не устану, не уступлю,
   Не испугаюсь, не струшу.
   Всё я сумею, смогу и стерплю,
   Клятвы своей не нарушу!
  
   Светят и дразнят звёзды вдали,
   Ждут океаны героев -
   Самые сложные тайны Земли
   Я непременно открою!
  
   Станет планета вновь молодой,
   Будет планета добрее.
   Жажду морей утолю я водой,
   Север далёкий согрею!
  
   Если на землю хлынет беда,
   Злая от крови и гари,
   Родину я не отдам никогда,
   Буду сражаться с врагами!
  
  
   Димка стоял у перил "Смелого", глядя на приближающийся остров. Остров Белого Дерева, как его тут называли. В самом деле, где-то в его середине возвышалось громадное, метров в пятьдесят, дерево с белой, словно у березы, корой, - но невероятно толстое и разлапистое, похожее на какой-то африканский баобаб. Отсюда оно казалось ещё небольшим, и сердце у мальчишки пело: тут, на этом вот острове, ещё никто из Волков не бывал, - из-за Морских Воришек, - и роль первооткрывателей выпала именно им, отчего Димка ощущал себя едва ли не седьмом небе.
   Мрачные мысли давно оставили его: уже сам его возраст подталкивал мальчишку к оптимизму, да и физически он уже совершенно оправился. Нет, шрам на боку останется у него на всю жизнь, - и на спине, наверное, тоже, - но чувствовал он себя изумительно, и ничего мрачного в нем сейчас просто не держалось. Или отходило куда-то совсем на задний план, куда он обычно даже не заглядывал, - там хранились воспоминания об дурных снах и разные прочие ненужные в нормальной жизни вещи. Они плыли к острову, - и Димка изо всех сил надеялся, что остров окажется обитаемым. Пленные Воришки говорили, что живут на нем вовсе не люди, а какие-то диковинные синекожие существа, - но Димку сейчас это совершенно не пугало. Напротив, очень хотелось увидеть что-то такое, необычное...
   - Хорошо идем, - сказал стоявший рядом Борька, и мальчишка покосился на него. Сейчас друг стоял рядом с ним в одних трусах, но это Димку совсем не смущало, - день выдался на удивление жаркий, так что в трусах были тут все, даже Аристарх, официально возглавлявший экспедицию, - сейчас, правда, он возлежал в тени паруса, укрываясь от солнца, и, вроде бы, дрых, но вот за это Димка уже не поручился бы. Лисом его прозвали не сколько за хитрую физиономию, сколько за пронырливость, и отношения с ним у него были... сложными. Вернее, у Димки с ним сложными, - сам-то Лис относился к нему вполне нормально, только вот слова Игоря не шли у мальчишки из головы. Доносчиков он глубоко презирал, - но пока что, вроде, Лис не давал никаких поводов для презрения: нос не задирал, командовал только по делу, да и вообще, ничем не показывал, что он тут вообще-то главный. Без него, конечно, было бы лучше, - просто потому, что даже "Смелый" был явно маловат для полутора десятков мальчишек с их вещами и припасами, - но тут уж ничего не поделаешь: они не на прогулке всё-таки, и, если на них всё же налетят какие-то недобитые пираты, пятеро крепких мальчишек с луками окажутся совсем даже не лишними...
   Пока что, правда, на них никто не налетал. Никто им даже не встречался, - но против этого никто и не возражал особо. За пять дней плавания они проверили восемь островов и островков, - но на них никто уже не жил. Сгнившая лодка и пара развалившихся хижин, - вот и все пока находки. Юрка, помнится, тогда пошутил, что жившие в них давно утопились от скуки, - но смеяться никто тут не стал, шутка оказалась совсем даже не шуткой. Такое тут и в самом деле иногда случалось: хочешь попасть в новое место, - прыгни со скалы повыше или там утопись, и всё. Это вот Димке не нравилось, - но думать на такую тему не хотелось. В конце концов, это плавание оказалось вовсе не таким ужасным, как он навоображал: плыви себе от острова к острову, высаживайся, лезь на скалы, смотри, что тут есть... в общем, живи так, как мечтал, наверное, любой мальчишка. Уха, купания, песни у костра, - и знание, что это, вообще-то, навсегда...
   Эта мысль Димке тоже не нравилась, не нравилось растущее и растущее в нем желание плюнуть на всё, и жить, как жили тут все, - ни о чем особо не заботясь, играть с друзьями, смотреть на закаты, просто мечтать, наконец...
   И говорить, - в том числе, и с ребятами из ДРУГИХ Союзов, - Советских, Народных и даже Демократических. Димка поначалу офигел, когда узнал, что тут, кроме них, ещё пять пионерских отрядов, - Волки просто оказались самыми боевыми и удачливыми из них. Но Игорь, например, и все его ребята, экипаж "Смелого", были из СССР 1955 года, - только не из Димкиного. История на родине Игоря пошла очень странно, - Советский Союз и Германия заключили перемирие, советские войска остановились где-то в западной Польше, - а вот союзников немцы сбросили в океан, и война, формально, так и не закончилась. Императорская Япония тоже была вполне себе жива, - и даже удерживала северную половину Китая. Ни о каких китайских коммунистах там не слышали, остатками Китая правил Гоминдан, продавшийся американцам...
   Не самый приятный, по мнению Димки, вариант, - Великая Отечественная закончилась в мире Игоря всего десять лет назад, японцы то и дело устраивали провокации, советские войска в Иране и Афганистане упорно отбивались от англичан и их местных союзников, - врагов у тамошнего СССР хватало, и их злоба вовсе не была плодом пропаганды, как уверял его Аристарх. Димка уже много раз говорил с парнями из отряда Игоря, - и почти каждый упоминал о погибших отцах, спокойно, почти без эмоций, но с гордостью, которой Димка сначала даже не мог понять. У них не было, как у тех же Буревестников, почти истеричного преклонения перед ценностью человеческой жизни, - но не было и не менее истеричных призывов умереть за что-то там, как у японцев в их мире. Отношение к войне и к смерти у них было... совершенно нормальным, наверное, каким бы диким это, на первый взгляд, Димке не казалось.
   Весь мир Игоря был какой-то неправильный, - точнее, правильный настолько, что даже Димке это казалось ненормальным. Люди там жили бедно, - даже по собственным невысоким стандартам, и это им не нравилось, конечно. Но, вместо того, чтобы строить хорошую жизнь для себя лично, они строили её для всех, - и получалось это у них совсем неплохо. Вот что очень Димке нравилось, - так это атмосфера какого-то дружелюбия, что ли, проступавшая из всех рассказов Игоря. Плохие люди в его мире тоже, наверное, были, и много, как и везде, - но плохое им приходилось скрывать, и зло там умирало бесплодным...
   Димка невольно думал, каким стал мир Игоря теперь. Или не стал. Потому что в Народном Союзе Демократических Республик, - в том самом, откуда явился Аристарх, - как раз шел уже 1985-й год, но, несмотря на поразительное сходство с историей и географией его родного, Димкиного СССР, никаким торжеством коммунизма там и не пахло, напротив, - к моменту отбытия Лиса в НСДР вовсю бушевала какая-то "перестройка", и весь народ требовал возвращения старых, буржуазных порядков...
   Неужели и у нас так же будет? - с тоской подумал Димка. - Пройдет всего-то тринадцать лет, - и в родной советской стране и советского духа не останется? Бр-р-р... А ведь есть ещё и Союз Советских Коммун, где вообще уже 1999-й год, - и на Марс там никто не летает, в стране тоже бушует перестройка с ускорением, а в Кахиристане, - чем-то вроде Димкиного Туркестана, - идет кровавая и жуткая война с какими-то моджахедами, и мальчишки оттуда не слишком-то хотят домой... С другой стороны, Вадим, например, из вполне нормального СССР 1978-го года, где советские войска стоят на Рейне, ещё в 1944 году разбив не только Гитлера, но и переметнувшихся на его сторону англо-саксов... От всего этого голова у Димки просто шла кругом. Он до сих пор не мог понять, почему это история в одинаковых, в общем-то, мирах пошла столь по-разному, - а ведь это было, наверное, невероятно важно, важнее вообще всего остального...
   Вот ещё почему нам до чертиков надо вернуться, подумал он. Не только чтобы мамы с папами успокоились, нет. Рассказать, что со всеми нами может быть, потому что будущее нашей страны, как оказалось, вовсе не обещает сплошных побед, и совсем наоборот даже... Жутеньким оно может быть. И я, кстати, имею все шансы наяву его увидеть, - даже если и вернусь. Черт, а как здорово было бы взять пару миллионов парней из мира Игоря, и отправить их в этот несчастный НСДР, они бы вмиг навели там порядок... Или авианосец из ССНР Метиса к ним, навести шороху на американских стервятников и недобитых японских милитаристов...
   С другой стороны, у Ильи, одного из мальчишек из этого самого НСДР, был планшет, - толстая, размером с тетрадку, пластина, с одной стороны из серебристого дюраля, с другой из темного стекла, сейчас, конечно, мертвая, - но мальчишка клялся и божился, что это самый настоящий компьютер, только не работающий из-за севших батареек, которые тут ну вот совсем негде зарядить. Димка не очень в это верил, - компьютеры он видел, они занимали целый зал, - а ну как Илья всё же не врет? Эх, отдать бы эту штуковину ученым, - одним махом подвинуть прогресс советской электроники на тридцать лет вперед тоже далеко не плохо...
   В голове у мальчишки зрел уже совершенно бредовый проект Союза Советских Союзов, - как говорится, пролетарии всех миров объединяйтесь, - и от одних этих мыслей сладко кружилась голова. Не зря всё же они попали в этот странный мир, совсем даже не зря, - если смогут вернуться, конечно...
   - Через час, меньше, будем на месте, - сказал Игорь, и мальчишка повернул голову. - Ветер сегодня хороший.
   Димка кивнул. В самом деле, ветер, несмотря на жару, дул сегодня ровно и сильно, - не совсем в нужном направлении, но и это тоже хорошо. Им же не только туда, но и потом обратно, а против ветра галсами идти замучаешься, это мальчишка уже знал и по своему невеликому пока что опыту...
   - О, хорошо, - сказал незаметно подошедший Лис, и Димка невольно вздрогнул, - только что, вроде, Лис дрых без задних ног, а теперь вот, - стоит рядом, словно появился из воздуха. Он был широк в кости и казался даже полноватым, - малоподвижным, медлительным и несколько даже неуклюжим, - только вот это впечатление оказалось очень даже обманчивым. "Крокодилы настолько медлительны, что всегда застают человека врасплох", - вспомнил он фразу из какой-то приключенческой книжки, и невольно хихикнул, - сравнение получилось... слишком сильным. На крокодила Лис не слишком походил, - хотя, если заглянуть поглубже...
   Лис с подозрением посмотрел на него, и Димка смутился, - хихикать без повода, это, как известно, первейший признак дурака, а прослыть дураком ему ну никак не хотелось. Объяснять, в чем тут дело, ему, правда, хотелось ещё меньше. Вот же жизнь, - вроде бы, кругом нормальные ребята, и думать вообще не о чем, - вот только многие из них на самом деле уже очень взрослые дяденьки со своими тараканами, и потому думать всё-таки приходится...
   К счастью, Лис не стал к ним приставать, и, вновь подозрительно покосившись на Димку, ушел в тень паруса, где сейчас отдыхала большая часть экипажа. Мальчишка посмотрел ему вслед и вздохнул. С облегчением, надо сказать. Затевать ссору на пустом месте ему всё же совершенно не хотелось.
   - А жаль, всё же, что нельзя между мирами путешествовать, - сказал он. - У вас же ребята отличные. Навели бы порядок в этом "Народном Союзе", а то в нем совсем странные все. Вроде бы пионеры, - а вроде бы уже и нет. О барахле всяком только и думают, словно буржуи какие-то.
   - А мне вот не очень, - буркнул Игорь. - У нас и так врагов дома хватает. И вообще, - с чего ты взял, что мы - ну, наш Союз, в смысле, - должны в каждой бочке затычкой работать? Своим союзникам дома помочь - это да, это святое. А в чужие разборки зачем лезть? Там благодарность, знаешь, очень... специфичной может быть, - нож в спину или ещё такое что...
   - А вдруг там что-то интересное найдется? - предположил Димка. - Техника та же... она вам не помешала бы. Да и нам тоже, честно говоря. А то Витьке Парамонову родители магнитофон японский привезли, - все ходят, дивятся, потому что у нас таких не делают. Обидно так, знаешь...
   - Техника... - Игорь скривился, словно раскусил недозрелую сливу. - Ты что - думаешь, что люди от того, что их подарками засыплют, - умнее и добрее станут? Да ни фига, - напротив, оскотинятся и отупеют, я на такое насмотрелся уже... Гнили в твоем мире куда меньше, чем было в мире Арика в эти же годы, - выберетесь и без нашей помощи. Сами.
   - А если у нас тоже эта... перестройка случится?
   - И что? - Игорь спокойно смотрел на него. - У Метиса дома вообще была атомная война, - ты даже и представить не можешь, какая, половина городов сгорела, люди тридцать лет по карточкам жили... А потом сразу в космос вышли, - вот так-то вот. А если всё на блюдечке давать, - то будет, как у Ильи дома, говнище, где народ за водкой давится, а больше ему там и не нужно уже ничего...
   - У Ильи доме не... - вяло возмутился Димка.
   - Что? Рай небесный? - съязвил Игорь. - Да брось, зачем тебе-то врать? Говнище и есть, - хоть вы и не в ту сторону пока идете, неясно ещё, что получится... А бывает и хуже, - знаешь, сколько здесь ребят из миров, где теперь только ветер мертвую пыль гоняет? Они все с этого начинали, - счастье всем, даром, только бы не думали... Вот они и перестали.
   Димка нахмурился. О таком вот и он совсем раньше не думал. Теперь, однако, приходилось, - и не сказать, что мысли эти были очень уж приятные. Нет, ему говорили, конечно, что мещанство, вещизм, - это плохо, но он даже и представить не мог, что всё это так... глобально. И что делать с этим, - непонятно... Не загонять же всех назад, в избы, и кормить по карточкам? Он верил в прогресс, и считал его безусловным благом, - и от всех этих противоречий у него буквально пухла голова. И выбросить эти мысли из неё никак не получалось, - они были совсем даже не праздными. Напротив, - наверное, вообще самыми важными, которые к нему только приходили, - только вот оформить их не выходило, хоть все мозги в трубочку сверни. Эх, вот если бы он закончил школу, - а заодно, уже и университет, рассуждать обо всем этом было бы не в пример проще. Пока же Димка почти физически чувствовал, как ему не хватает знаний, - только, вот беда, взять их тут совершенно негде. Учебников-то в поход никто не брал, так, - пару книжек вечером почитать, да и те были вовсе не научные, а приключенческие, для детей. Для подростков, точнее, - ну а что ещё им в поход брать-то? Не Канта с Шопенгауэром же...
   Димка вздохнул. Когда он валялся у Волков в больнице, буквально подыхая от скуки, Метис принес ему свою "Ветрозерную страну", - толстая такая (498 страниц, между прочим!) книжка в белой, страшно потрепанной уже обложке из толстого картона, по которой в разные стороны бегут мальчишки. Издательство "Детгиз", 1976 год, - в общем, настоящая книга из будущего. Книга ему неожиданно понравилась, - она, как раз, была про мальчишек, живущих на берегу такого же вот громадного озера, про то, как они все дружат, вместе строят яхту, а потом плавают на ней по этому самому озеру, выигрывают гонки, а в самом конце находят на каком-то островке заброшенную совсем хижину какого-то белогвардейского офицера с потайным погребом, - в котором, ясное дело, скрывался склад ржавого уже оружия, списки врагов советской власти и самый настоящий клад из золотых червонцев. И иллюстрации Димке понравились тоже. Судя по стилю, их рисовали несколько разных художников, одни - смешные и задорные, другие - черно-белые, но создающие ощущение полного реализма. Дома ему таких книг не попадалось, отчего становилось немного обидно...
   Вторую книгу, - "Тополиную страну", - Димка прочел уже во время плавания. Тоже про мальчишку, который приехал на каникулы в прибрежный поселок, прославленный своими тополями, тоже изданную в 1976 году и даже написанную тем же автором. Но её дал ему Лис, то есть, это была уже книга из совсем другого мира, и различия тут буквально бросались в глаза. "Тополиная страна" была тоньше, - 308 страниц, - на какой-то сероватой бумаге и с иллюстрациями, уклонявшимися в абстракционизм, по мнению Димки откровенно халтурными. Содержание же её заставило его... задуматься. Вроде бы всё то же, - знакомство с компанией местных ребят, лодка, озеро, всякие приключения... только вот тут, по его мнению, как-то слишком много места отводилось взаимоотношениям с взрослыми (и ладно бы, но они тут всегда были правы), а местные ребята, напротив, выглядели какими-то хулиганами, - то залезут в чужой сад, то на заброшенную водонапорную башню (где, понятно, едва не убьются), то нахамят бабушке героя, - а под конец и вовсе попали на своей лодке под теплоход, а потом и в милицию, чего главный герой счастливо избежал, потому что остался дома.
   Не то, чтобы вся эта история казалась Димке неправдоподобной, - в реальности она вполне могла кончиться куда как похуже, - но был в ней такой назойливый рефренчик: сиди дома, радуй взрослых своим послушанием, а не то будет худо. И ведь вроде бы та же история, тот же автор, - только вот мир совсем другой. Притом, Лис искренне любил эту книжку, и говорил, что она в его мире очень известна, - о чем, впрочем, говорил и тираж: миллион экземпляров, восьмое издание. И вроде бы и книжка была вовсе не плоха, - читать её было интересно, герои её Димке нравились, - только вот по прочтении оставался такой осадочек... вроде бы, и не противный даже, но навязчивый: приключения для дураков.
   Не то, чтобы дома Димке не попадались такие вот нравоучительные книжки, - напротив, большинство их было, - но там они с ходу отпугивали его своей простодырой дубовостью. Эта же походила на торт с протухшим кремом: на вкус вроде бы объедение, а потом посреди ночи прямо морская болезнь навалится, с тошнотой и всем прочим. Пожалуй, одной этой книжки вполне хватило бы, чтобы СССР в мире Лиса пришел к такому вот печальному концу, - и ведь автор-то явно ничего такого не хотел, напротив, изо всех сил боролся за мораль подрастающего поколения...
   Мальчишка недовольно мотнул головой, выбрасывая из неё мрачные мысли. Остров Белого Древа был уже близко, и теперь его хорошо можно было рассмотреть. Он очень походил на парк: редко растущие высоченные сосны (такие в его мире называли корабельными), и ещё какие-то странные деревья, тоже высокие, узкие, цилиндрические, с очень плотной листвой, - такие идеально ровные, словно каждое непрерывно подстригала целая армия садовников. Смотрелось всё это красиво, словно они оказались где-нибудь в Ливадии. Димка подумал, что тут-то уж наверняка кто-то живет, - и, конечно, не ошибся.
  
   * * *
  
   Первым заорал впередсмотрящий на мачте, - а всего через несколько секунд на берег острова хлынула волна странных... существ, много, - наверное, несколько десятков. В самом деле, светло-голубых, в темно-фиолетовых разводах, - они делали их похожими не то на змей, не то на каких-то невероятных двуногих рыб. За спиной у них торчали крылья, как у бабочек, с такими же разводами, и Димка от потрясения едва не сел на попу, - он и представить не мог, что тут может быть что-то... такое. Существа махали щитами, копьями и луками, и что-то весьма воинственно вопили, - но он, впервые тут, наверное, - не мог понять вообще ни слова. Одеты туземцы были в стиле Виксенов, - в весьма скромные по размеру желтенькие фартучки и бусы, намотанные, наверное, вообще на все места, где они только могли удержаться. Из заплетенных в множество косичек черных волос торчали острые кошачьи уши, морды туземцев тоже очень походили на кошачьи. Глаз их с такого расстояния ещё не получалось разглядеть, но Димке сразу же представилось, что они желтые, с узкими тигриными зрачками...
   - Назад, назад поворачивай! - закричал опомнившийся Лис. - Они нас сейчас на клочки всех порвут!
   - У них лодок нет, - неожиданно спокойно сказал Игорь. - И нападать они не собираются. Так... пугают. Оружие у них, кстати, фиговое.
   В башке у Димки словно что-то щелкнуло. Теперь он как-то вдруг увидел, что луки у туземцев слишком тонкие, явно самые простые, - на такое расстояние они, пожалуй, даже не добьют, - копья без наконечников, просто длинные заостренные палки, - а плетеные щиты какие-то... ажурные, - декоративные скорее. Да и не так уж их тут и много, - десятка два-три, никак не больше...
   - У них и крылья фальшивые, - сказал рассудительный Борька. - Да и сами они плюгавые какие-то...
   Димка присмотрелся. В самом деле, для того, чтобы летать на них, крылья туземцев были как-то маловаты, - да они и не двигались, просто жестко торчали за спиной. Вот фигуры у них были как-то слишком уж стройными, и в голове у него вдруг промелькнуло некое сомнение...
   По причине всеобщего обалдения плотом сейчас никто не управлял, и он уже сам по себе довольно быстро плыл к берегу. Едва ли не с каждой секундой воинственно вопящие туземцы становились видны всё лучше и лучше. У половины примерно фигуры оказались на самом деле не мальчишескими, - узковаты в плечах, но зато широковаты в бедрах, - да и вообще, их очертания были какими-то... слишком изящными. И очень, даже слишком, знакомыми...
   Наверное, они всё же повернули бы назад, - но вдруг ухо у одного из туземцев как-то нелепо развернулось... и Димка вдруг понял, что это всего лишь воткнутый в волосы лист!..
   - Ребята, да это же ряженые! - крикнул опомнившийся Аристарх.
   В башке у Димки снова щелкнуло, - словно переключили телевизор. Синекожие пришельцы исчезли без следа. На берегу выплясывала вполне обычная компания ребят и девчонок, - только раскрашенных с ног до головы.
   "Смелый", тем временем, продолжал плыть с ним, и туземцы, наконец, взялись за луки. В самом деле фиговые, - несколько стрел, не долетев, плюхнулись в воду у борта, но намек был вполне ясен: стоит подойти ближе, и...
   - Ребята, кончайте дурить! - заорал Игорь в свернутый из гладкой коры рупор. - Мы видим, что не фига вы не пришельцы!
   На берегу вдруг стало очень тихо. Туземцы, как по приказу, перестали прыгать и орать, и теперь просто стояли, опустив оружие. Некоторые повернулись друг к другу, очевидно, что-то обсуждая, - и Димка увидел, что крылья у них в самом деле плетеные, обтянутые ярко раскрашенной кожей. Красивые, надо сказать, но он разочарованно вздохнул: целую минуту ему верилось, что они тут и впрямь наткнулись на каких-то невероятных синекожих эльфов...
   - Мы пришли с миром! - снова заорал Игорь. - Не бойтесь, мы вас не тронем! Честное слово!
   Туземцы не ответили, - но воинственных танцев начинать всё же не пытались, напротив, - даже немного отошли от берега в том месте, где должен был пристать плот. Всего через минуту "Смелый" мощно ткнулся в берег, - и Димка, в числе первых, спрыгнул на песок. Туземцы вновь набычились, сбиваясь в кучку. Силы сейчас были примерно равны, - если не считать местных девчонок, - и начинать драку первым явно никому не хотелось.
   - Мы Волки, мы вас не тронем, - повторил Игорь, выходя вперед. - Морские Воришки разбиты, они больше вас не потревожат.
   - Да знаем мы вас! - крикнул один из мальчишек. - Нафиг идите! Это наш остров!
   За спиной у Димки недовольно зашумели, и он опять вздохнул: туземцы явно напрашивались на драку, да и были, вообще-то, в своем праве. Только вот и плыть назад ему сейчас очень даже не хотелось...
   - Вот мы сейчас уплывем, - а вы так и будете тут киснуть, без новостей, без всего! - крикнул вдруг он. Жилось на этом острове наверняка скучновато, и Димка решил давить на любопытство. И правильно, как оказалось.
   - А что за новости-то? - спросил мальчишка, невольно делая несколько шагов вперед, и Димка улыбнулся: похоже, что контакт всё же состоялся...
  
   * * *
  
   ...Племя Типнаи жило на этом вот острове уже, без малого, пятьдесят лет, - с тех самых пор, как сбежало сюда с побережья, где в те годы ещё властвовали Хоруны. О том, что было раньше, они помнили уже неважно, - в основном то, что в их мире было два солнца, а боги были существенно добрее. Обо всем этом гостям поведал Ны`ай`оэг, жрец Высокого Неба, - вождя у Типнаев всё же не было. Димку всё время тянуло назвать его Нытиком, хотя нытиком Ны`ай всё же не был, - напротив, он был, так сказать, профессионально оптимистичен, вполне убедительно уверяя, что все они почти уже отбыли срок в чистилище и непременно живьем попадут в рай, - причем срок этого преображения, по сведениям из надежных источников, недалек.
   Димке отчасти было смешно, - он не сомневался, что единственный "надежный источник" шагает сейчас рядом с ним, - но дело своё Ны`ай знал, вверенное ему племя смотрелось вполне бодро, не замшело, чего в такой вот глуши стоило ждать. Сам он, правда, как и все его соплеменники, смотрелся всё же странновато, - небольшая голова, широкие скулы, раскосые глаза, крупный нос. Кожа на ладонях, где не было краски, у него была красновато-желтая, словно слоновая кость, - чем-то он и всё его племя неуловимо походили на индейцев. Фигуры у них тоже были странноватые, - тонкая, удлиненная талия, широкие плечи, длинная шея, - в целом, на взгляд Димки, они были как-то даже неестественно стройные, но с хорошо развитой мускулатурой, так что, несмотря на непривычные пропорции, вовсе не казались тощими. Лис сразу же предположил, что гравитация у них на родине была сильно меньше земной, - и Ны`ай со вздохом подтвердил, что в самом деле, жить в этом мире им поначалу было очень тяжело, - и не столько даже в плане дикости, в этом плане для Типнаев вообще ничего не изменилось, - а потому, что всё тут вдруг стало намного тяжелее. Впрочем, всего через пару лет они обросли неплохой мускулатурой, и в общем и в целом приспособились. Воздух здесь тоже был гуще, чем на их родине, и это Типнаям как раз помогало, - дома им дышалось совсем не так вольно...
   Слушая всё это, Димка непрерывно крутил головой. Остров Типнаям достался роскошный, - и впрямь чем-то похожий на парк, с округлыми, похожими на валуны кустами и аккуратными тропинками. Димка то и дело задирал голову, глядя на высоченные, по сорок или пятьдесят метров сосны, - и тридцатиметровые, наверное, свечки тануров, как называли здесь эти цилиндрические деревья. Вблизи они казались ещё более неестественно правильными, хотя Ны`ай и уверял, что ничья рука их не касалась. Землю покрывала густая невысокая трава, там и сям сновали йерики, - что-то вроде небольших оленей или антилоп, которых Типнаи приручили. Хищников на их острове, ясное дело, давно не осталось вообще, - в самом деле, рай, да и только...
   Дойдя до Белого Дерева Димка запрокинул голову, - и замер, ошалело приоткрыв рот. Теперь, вблизи, стало видно, что дерево это не растет из земли, а как бы парит над ней, - внизу оно расширялось конусом, словно Останкинская телебашня, и это был не сплошной ствол, а корни, - исполинские наклонные колонны толщиной в два или в три метра, сплошь обросшие каким-то мхом или лишайником. Просветы между ними перекрывала стена из торчащих во все стороны кольев, - даже не стена, а сплошной ощетиненный вал, лезть на который ну совсем не хотелось. А надо всем этим, словно мраморная башня, поднимался белокорый ствол, и, где-то уже на высоте десятиэтажного дома, во все стороны звездой расходились исполинские кривые сучья, - диаметр кроны был, наверное, добрых метров сто. Она накрывала всю поляну, словно зеленое облако, и из неё на землю тек глухой мощный шум, похожий на гул ливня, - на ветру шумели бесчисленные листья. Но ещё больше Димка обалдел, когда они вошли внутрь, - ствол колоссального дерева оказался полым, словно внутренность огромной дымовой трубы. Его заполняли бессчетные мостики, площадки, гамаки, лесенки, - целый город, уходивший вверх на десятки этажей...
  
   * * *
  
   Нетрудно догадаться, что за прибытием гостей последовал вполне ожидаемый пир. Отнюдь не такой аскетичный, как Димка ожидал, - может, Типнаи и думали, в основном, о спасении души, но постами они себя не изнуряли: парное и холодное молоко (непривычное на вкус, но вполне приятное), сыр, неожиданно похожий на адыгейский, весьма профессионально закопченное мясо, аккуратно нарезанные ломтики маути, - Димка с удивлением узнал, что и растет он как раз на этом самом дереве, так что Типнаи могли прокормиться, буквально не выходя из дома. Пусть не булки с колбасой, но уж клубникогрейпфруты (такой у маути был вкус), - на ветках у них вполне росли, причем в количестве, более чем достаточном для небольшого племени. Росли тут и бананы, правда, мало уже похожие на земные, - более короткие и толстые, темно-фиолетовые, неравномерно обросшие желтым пухом, как плесенью, но вполне приятные на вкус, - разве что несколько слишком мучнистые по мнению Димки. Впрочем, как оказалось, их можно запечь, а потом пересыпать жареными и растертыми орехами, - тогда получалось что-то вроде настоящего торта, разве что без завитушек и надписей из крема. К "торту" полагался и вполне натуральный чай в глиняных чашках, - то есть, разумеется, не чай, а совсем другой какой-то отвар, терпкий и немного слишком вяжущий на вкус Димки, - но хорошо освежающий и вполне бодрящий. Так вкусно его не кормили даже у Волков.
   Вот застольная беседа оказалась уже вовсе не столь интересной, - говорили, в основном, гости, а хозяева вполне обалдело им внимали. Тоже здорово, конечно, - но мальчишке хотелось узнать, как живет это странное племя, о котором раньше он даже и не слышал. Вот только сейчас лезть к Типнаям с вопросами было, как минимум, невежливо, - сам Димка за такое отвлечение вполне мог бы дать в ухо. Благо, спешить им было совершенно некуда, - никаких конкретных сроков возвращения в Столицу "Алла Сергеевна" им не назначила, и даже намекнула, что им лучше бы и не возвращаться, пока они не осмотрят всё хорошенько. Может, это была всё же такая вот своеобразная ссылка, может, - обычное девчоночье усердие не по уму... но возражать в данном вот случае Димка всё-таки не собирался. Так или иначе, - но он нутром чувствовал, что другого шанса так вот вольно побродить по этому странному миру у них не будет уже больше никогда...
  
   * * *
  
   После пира гостей, - тоже вполне ожидаемо, - потащили на экскурсию. Для начала, конечно, все поднялись на Дерево, - именно так, с большой буквы, его тут и называли. Дело оказалось не таким уж простым, - Типнаи карабкались по веревочным лесенкам с легкостью необычайной, а вот у гостей они вызывали опасения, - треснуться с многоэтажной высоты тут никому всё же не хотелось. Типнаи же, как оказалось, даже спали здесь, в гамаках из прочных плетеных циновок. Украшавший их орнамент затем повторялся в сложной системе канатов, поддерживающих всю структуру. Смотрелось всё это очень красиво, - хотя Димка прикинул, что плетение такого гамака займет у его хозяина несколько месяцев, а служат они наверняка не так, чтобы очень долго... и спать в них рискованно, - но Ны`ай тут же пояснил, что на самом деле никакой опасности нет. Каждый гамак разворачивался так, что получалось что-то вроде кокона, полностью охватывающего спящего, после чего застегивался специальными крючками, так что выпасть всё равно нельзя, что бы ни снилось. Димке всё это показалось весьма глупым. Против гамаков он, вообще-то, ничего не имел, но только пока они подвешены не на такой офигенской высоте. Впрочем, как говорил ему отец, в каждой избушке свои игрушки...
   Все эти мысли вылетели у него из головы, когда они, наконец, поднялись наверх. Димка словно оказался в лесу, - вверх и в стороны расходились толстенные, словно столетние дубы, ветви, между которых шли вогнутые дорожки, засыпанные мягким растительным прахом. Вид отсюда открывался потрясающий, - все остальные деревья вокруг были ниже, так что горизонт распахнулся во всю ширь. Любой плот или лодка становились тут видны едва ли не в самый миг отплытия, так что Типнаи имели, как минимум, пару часов, чтобы наложить "боевую раскраску" и вообще, основательно подготовиться к встрече...
   Отсюда видна была даже Цитадель Хозяев, - вернее, её пирамидальная, сияющая на солнце верхушка, до которой, однако, оставалось ещё добрых километров пятьдесят. Ны`ай сразу же сказал, что там и обитает Небесный Хозяин, к которому его племя и обращает молитвы, чая скорейшего вознесения в рай. Димке это показалось смешным и глупым, - ему Хозяева представлялись кем-то вроде увешанных гранатами и револьверами буржуев из книжки "Мальчиш-Кибальчиш", во фраках и в рогатых шлемах, - но смеяться вслух он всё же не стал. Туземцы казались очень милыми, - но Игорь, как бы невзначай, напомнил, что, по рассказам пленных Воришек, Типнаи знали секрет очень зловредного яда, который не убивал, но вызывал медленно прогрессирующий паралич, лекарство от которого одно: перерождение. То есть, самоубийство, проще говоря, которое, конечно, тут лечит от любой немощи, - вот только забрасывает вообще в любую часть мира, и после него была примерно половина шансов оказаться в диком лесу за пределами Ойкумены (и повезет, если не в западном, где властвуют охочие до рабов Хоруны...), и столько же шансов очнуться в дикой степи, где опасностей вообще-то нет, но и до родного дома топать тоже далеко не близко, - кому неделю, а кому и все три, если забросит далеко на восток. Случалось, что воскрешенных выбрасывало на необитаемые острова, с которых и сбежать-то можно было лишь утопившись, а то и вовсе в холодное степное озеро.
   Ходили слухи даже о ребятах, которые после смерти пропадали с концами, - то ли на самом деле умирали, то ли попадали на далекий восток с его Осенними Дворцами и таинственным Городом Снов, откуда уже не могли, - или не хотели, - вернуться, но об этом, по понятным причинам, никто ничего толком не знал...
   Отсюда стало видно, что остров Белого Дерева намного больше, чем показалось Димке с низкого плота, - он занимал, наверное, несколько квадратных километров. Есть, где развернуться, - особенно таким дружным коллективом. Недружелюбных соседей Типнаи быстро научились отпугивать, - фокус с раскраской и прочий маскарад придумал всё тот же Ны`ай. Впрочем, он уверял, что на его родине и в самом деле жили такие вот существа, причем, огромные, - в три метра роста. В это Димка не очень всё же верил, но слушать рассказы о хвостатых гигантах было интересно. Ещё более интересно было бродить в кроне Дерева, - по верхней стороне колоссальных ветвей шли вполне удобные тропинки, вдоль которых, для надежности, были протянуты канаты. Другие канаты и лесенки соединяли различные ветви, - на некоторых даже помещались плетеные из ветвей круглые домики, довольно уютные. Димка даже побывал в одном, - хотя и подумал, что жить в таком вот гнезде, которое качается на высоте двадцатиэтажного дома, может только очень большой оригинал. Тем не менее, среди Типнаев находились и такие, кто считал такое вот качание приятным и волнующим, - и даже способствующим сну, что и вовсе не укладывалось у Димки в голове. Его в таком вот домике начало ощутимо поташнивать, и он поспешил спуститься на землю.
  
   * * *
  
   Теперь гостей повели по собственно острову, - где нашлись и скалы, и песчаные пляжи, и даже вполне приличное озеро. Нашлись тут и рощи дельта-дерева, похожего на какой-то сумасшедший указатель, - невысокое, оно имело всего несколько десятков огромных треугольных листьев, торчавших во все стороны. Лис уже успел рассказать, что оно имеет прочную древесину с прямой текстурой, идеально подходящую для изготовления лодок и весел, но никаких лодок Типнаи не делали, только барабаны из полых обрезков упавших стволов, - на которых, впрочем, играли очень зажигательно. Нашлась тут и кандея, - растение, похожее на пальму, но со сферической кроной из сине-зеленых трубчатых листьев, в которых вырабатывалась смола, - постепенно засыхая, она падала вниз подсохшими снаружи комками. Смолу можно было использовать, как превосходный клей или лепить из неё разные фигурки, - застывая окончательно, она превращалась во что-то, похожее на пластик. Ещё она долго и жарко горела, за что ценилась в кухнях и походах, - смола, естественно, не отсыревала, а приготовленная на ней еда приобретала приятный аромат. Не то, чтобы эти открытия имели какое-то практическое значение, - на острове Волков всего этого тоже хватало, - но учетный зуд Лиса отчасти передался и Димке. В конце концов, всякие конквистадоры плыли через океан не затем, чтобы полюбоваться рассветом. Людьми они, конечно, были нехорошими, но найти тут золото или драгоценные камни Димка всё-таки не отказался бы. Жаль лишь, что на самом деле ничего такого тут не было, - то ли на самом деле, то ли просто никто не искал, потому что пользы в здешней дикой жизни от них всё же не было...
  
   * * *
  
   Остров у Типнаев был большой, и экскурсия затянулась до вечера, - ну а потом, ясное дело, начался праздник в честь гостей, с песнями, танцами, прыжками через костер и всем прочим, что обычно бывает в таких случаях, - но туда Димка уже не пошел. Башка и так гудела от избытка впечатлений, - смешно, но он привык уже к здешнему неторопливому ритму жизни, да и музыка Типнаев, все эти дудочки, свистульки и барабаны, была, на его вкус, не то, чтобы очень мелодичной. В общем, незаметно улизнув с праздника, он приперся на пустынный сейчас берег, - поглазеть на закат. С ним, правда, тут же увязались неразлучные Борька и Юрка, но против них мальчишка совсем не возражал. Напротив, с ними было даже лучше.
   Закат тут был, конечно, потрясающий, - небо затянули удивительно четкие, словно чеканные, перистые облака, а под ними неспешно плыли обычные, рваные. Низко над горизонтом висело громадное здешнее солнце, - сверху желтовато-зеленое, снизу малиновое. На его пылающей поверхности отчетливо виднелись пятна. Других островов дальше к западу не было, и перед ребятами во всю свою ширь раскинулось море, - лишь справа виднелась смутная полоска холмистого берега, а далеко-далеко темнел зубчатый хребет гор. Слева, тоже словно горы, громоздились далекие облака, - низко над морем протянулась мелкокурчавая, золотисто-алая полоса, высоко над ними повисли острые, тонкие плоты, - а уже где-то далеко над ними мощно пылал бело-золотой бок грозовой тучи, похожий отсюда на гималайский хребет, невыразимо громадный. Картина была очень четкая, Димке хотелось взять её в раму и назвать "Простор". Очень уж четко она подчеркивала безбрежность воздушного океана...
   Ветер был слабый, воздух, - влажный и теплый, какой-то очень мягкий, как и свет. Невысокие волны, набегая на берег, блестели то золотом, то красным вином, - необычное, совершенно неземное сочетание. В них лениво бродили здешние птицы, похожие на земных фламинго, но с двумя парами крыльев и двойными хвостами, а в их больших клювах отчетливо блестели зубы. К счастью, никакого интереса к людям они не проявляли, - Димка уже знал, что питаются они мелкой рыбой, и в общем совершенно безобидны.
   - Красиво тут... - неожиданно грустно сказал Борька. - Прямо курорт. А Типнаи каждый день на это смотрят...
   - Никак остаться хочешь? - Димка толкнул его локтем.
   - Да не, странные они какие-то... - Борька вздохнул. - Но места у них красивые, да и жить тут удобно...
   - А я дальше плыть хочу, туда, - Юрка махнул рукой в сторону заходящего солнца.
   - А там ничего интересного нет, - сказал тихо подошедший Игорь, и мальчишки вздрогнули. - Мангровые заросли, на много километров, водяные змеи, мерзость всякая... Мы там бывали, лет десять назад, когда Морских Воришек в первый раз разбили. Но ничего интересного не нашли, только гадов всяких в музей...
   - А, - Юрка разочарованно вздохнул. - Я-то думал, острова всякие, новые земли, всё такое...
   - Это тебе на восток надо плыть, - сказал Игорь, и Димка невольно повернул голову, - но моря там видно сейчас не было, только редко, словно в каком-то крымском парке, торчали цилиндрические, идеально правильные кроны тануров, да мощно пламенела розовым гладкая кора Белого Дерева. Картина тоже была... впечатляющая, - не дерево, а целая зеленая гора, и при мысли, что они будут в ней ночевать, в душе у Димки становилось как-то странно, страшновато, и, вместе с тем... интересно. Очень хорошо, в общем...
   - На восток я не хочу, там одна степь, я на неё насмотрелся уже, - возразил Юрка. - Я хочу в город, в нормальный, где можно в ванной вымыться и колбасы поесть. И телевизор посмотреть, а то тут у меня от скуки мозги в трубку свернутся.
   - На востоке, как раз, говорят, город есть, - сказал Димка. - Настоящий, с электричеством и всем таким. Только никто тут в нем не бывал, слухи ходят только.
   - Есть такой город, есть, - подтвердил Игорь. - Куницы говорили, а они в таких вещах не врут. У них шаман, знаешь, сила... Только вот попасть туда... Степь, потом пустыня, да и просто далеко очень... Да даже если и дойдешь, то не войдешь, - вокруг города стена без ворот. Ну, говорят так.
   - А почему без ворот? - спросил Юрка. - Как же они тогда выходят?
   - А никак. Сидят там и сны смотрят.
   - А едят тогда что? Снами-то сыт не будешь.
   - Да не знаю я, - Игорь пожал плечами. - Говорят, там еда прямо в прилавки магазинов сыплется, но в это я не верю.
   - А там есть магазины? - спросил Борька.
   - Да не знаю я, - Игорь вновь пожал плечами. - Никто же там не был, вот и говорят такое. И что там каша готовая прямо из кранов специальных идет, и что там вертолет по утрам летает и сдобные булочки разбрасывает, и...
   - А что, неплохо было бы, - вздохнул Юрка. - Я сдобных булочек давным-давно не видел, с тех пор, как мы тут... кстати, а сколько мы тут?
   Блин, а я же уже этого не помню, - вдруг с ужасом понял Димка. - Не помню, сколько мы тут дней, какой сейчас день недели, какое число... блин, да я даже месяца уже не помню!.. Июнь всё ещё, - или уже июль? Приплыли...
   - Не помню, - буркнул Борька. - Месяц или около того. Здесь же сутки в полтора раза больше наших, это всё путает.
   - Я тоже не помню, давно уже, - вздохнул Игорь. - Год только, да и то примерно...
   - А как вы тут годы считаете? - спросил Димка. - У вас же тут ни лета, ни зимы нет.
   - А по Таллару. Как его макушка пропадает, - месяц долой. Шесть месяцев прошло, - Новый Год. Мы специально считали, как раз почти земной год выходит. А у всех тут год тоже почти как земной, потому все так считают.
   - Как это пропадает? - удивился Димка.
   - Полярная ночь там наступает, - пояснил Игорь. - Потому её становится не видно. У него же тоже ось вращения наклонена, как у Земли, а наша планетка как раз в плоскости его экватора вращается. Так-то год, - в смысле, оборот вокруг солнца, - тут короткий. Два месяца, и всё. Ны`ай, кстати, рассказал, что они на такой же планете жили, - в смысле, на спутнике. Но у них там жарко было, - всякие вулканы, да и солнце вспыхивало, - раз, и за несколько секунд в два раза ярче. Сразу адова жара, а потом гроза страшная и наводнение. Нам тут хотя бы в этом повезло...
   - А что ж они тогда жалуются, что дома боги добрее к ним были? - удивился Борька.
   - А дома у них полярные сияния были офигенские, днем и ночью. Круглый год. Ну и взрослые там, понятно, были, - кормили их и всё такое. А тут-то всё самим, - и еду добывать, и защищаться. Ну и гравитация тоже побольше.
   - А, - Юрка вздохнул. Солнце заходило, весь мир вокруг стал сочным и малиновым, словно в каком-то сне. Горбушка солнца таяла в волнах, - а потом вдруг полыхнула чистым зеленым огнем. Дома Димка тоже не раз видел на море зеленый луч, - но сейчас это была не вспышка, а мощное сияние, которое длилось, наверное, минуту.
   - Офигеть, - выдохнул Борька, когда всё закончилось. Сейчас над их головой пламенели высокие перепутанные облака, освещенные снизу огнем уже ушедшего за горизонт солнца, - такие четкие, что глаз просто тонул в бесчисленном множестве огненных волокон, - а в просветах между ними совершенно другим, зеленовато-белым, неземным каким-то светом на фоне темно-синего неба сияли перистые облака. Под облаками, то ныряя в них, то снова появляясь, кружила пара хрустальных драконов, - сейчас они сверкали, как рубиновые, и Димка вновь замер, затаив дыхание. Картина была неправдоподобно красивая, словно он наяву оказался во сне...
   - Может, всё же останемся здесь? - неуверенно предложил Юрка. - Красиво же так...
   - А родители как? - спросил Димка. - Дом, Родина? Предлагаешь забить?
   - А вдруг мы и в самом деле двойники? - неожиданно сказал Юрка. - И дома нам вообще делать нечего, потому что мы уже там?
   - А всё равно надо вернуться, - хотя бы рассказать, что тут... и что с нами быть может. Со всей страной.
   - А потом что? - спросил Юрка. - Вот ты вернулся, рассказал, - а потом-то как жить? К самому себе домой проситься? Или сразу в детдом сдаваться идти?
   - Да ну, фигня всё это, - буркнул Димка. - Никто не знает же.
   - Никто не знает, что не так, - мгновенно парировал Юрка. - Но всё логично же. Если бы ребята пропадали с концами, отрядами целыми, у нас дома знали бы.
   - А тут все из разных миров, - ответил Димка. - А даже если и из одного, то из далекого прошлого уже, которое никто толком не помнит. Так что не надо тут всякую схоластику разводить.
   - Ага, лучше думать, как дома родители с ума сходят, - уже зло сказал Юрка.
   - Лучше да, - не менее зло ответил Димка. - А то домой мы не вернемся вообще никогда.
   - А будто кто-то вернулся, - буркнул Юрка. - Нет, ну что мы можем-то? Тут до нас ещё пять тысяч лет ребята не хуже нас надо всем этим бились, - и что?
   - Ага, дикари всякие и недобитые буржуи.
   - Мы вот тоже бились, - неожиданно хмуро возразил Игорь. - Так, как никто, наверное, до нас.
   - И что? - спросил Димка. Настроение у него вдруг испортилось, он сам понимал, что говорит что-то не то, - но остановиться уже не мог.
   - А то. До нас тут фигово, знаешь, было, - Хоруны в Столице сидели, все вокруг им или дань платили или по лесам отсиживались. Мы им эту малину поломали, хотя и дорого это нам далось...
   - Ну, а что дальше-то? - уныло спросил Димка. - Ну, выгнали вы этих гадов, сели на их месте, - и сами мхом покрылись. А у вас дома, может, черт знает что творится.
   - У нас-то, наверное, как раз в порядке всё, - вздохнул Игорь. - А вот как у других, - не знаю. У Ильи дома уже война шла, - а это, знаешь, пятнадцать лет назад было. У Арика съезд народных депутатов собрали, как после революции, только наоборот. У Метиса дома тоже не всё слава богу, - перестройки, к счастью, никакой нет, но гонка вооружений такая, что народ там живет хуже прежнего, - ну, так родители говорили ему. Хотя как по мне, так они все там зажрались...
   Димка вздохнул. О своей счастливой жизни Метис ему уже рассказывал, - своя комната в четырехкомнатной квартире, дача, машина (всё это, понятно, у родителей), каждый год, - самолетом на юг, на курорты... Правда, и семья у него была непростая: мама, - начальник отдела в каком-то совсекретном институте, папа, - чиновник в исполкоме... Но свой личный цветной телевизор и магнитофон с кучей кассет у него всё же был, - хотя, конечно, дома...
   - Дурацки всё как-то выходит, - сказал Юрка. - У одних народ разуверился во всем, хочет назад, в капитализм. У других, у Метиса того же, - народ в шовинизм какой-то скатился, как французы при Наполеоне. Нацменов своих гнобят, те им, конечно, той же братской любовью отвечают. А такого, чтобы везде коммунизм и дружба народов, вообще нигде нет.
   - Да ну, тут наших ребят не так много же, - сказал Димка. - Статистически недостоверно, как мама говорит. Да мы и не знаем же, что чем у кого кончилось. Может, хорошо всё.
   - А может, и нет, - сказал Игорь. - У Метиса, вон, - дома одна атомная война была, ко второй идет дело...
   Димка вздохнул. И про это Метис тоже рассказывал, правда, больше в оптимистическом ключе, - про стратегическую оборонную программу "Щит", в ходе которой одних боевых космических станций с лазерным оружием было запущено более восьмидесяти. Правда, обходилось это дорого, - не только народ стал жить хуже, но и сухопутные войска и флот, переведенные в разряд "второстепенных", подверглись масштабному сокращению, все силы были брошены на развитие ядерных "сил сдерживания" и противоракетного оружия, включая космическое... Димка же привык к тому, что его родная советская страна борется за мир, и гордость Метиса сильнейшим в мире ядерным потенциалом была ему, мягко говоря, непонятна...
   - Ну вот, тем более, - сказал Юрка. - Вернемся домой, - а там атомная война...
   - Типун тебе на язык, - буркнул Димка. Разговор совсем уже перестал ему нравиться. Облака над головой тоже погасли, стали зеленовато-синими, хмурыми, лишь в просветах между ними ещё алела полупрозрачная сеть, да на западе, над темной полосой туч, пламенели разлетающиеся перья. Зрелище было, честно говоря, страшноватое, - он словно смотрел на невероятно огромный взрыв за горизонтом, и медленно, едва заметно плывущие к нему облака казались пылающими, разлетающимися обломками...
   - А всё же странно выходит, - сказал Игорь. - Там, где отношения с Западом, - хуже некуда, с идеологией нормально всё. А там, где сплошная разрядка и содружество, - там непременно разложение и гниль.
   - Может, потому и разрядка, что гниль, - буркнул Димка. - У нас вот ничего такого нет, напротив, американцев колотим во Вьетнаме...
   - Ага, сейчас нет, - буркнул Юрка. - А лет через двадцать черт знает, что будет.
   - Вот чтобы не было, нам и надо вернуться, - сказал Димка.
   - Ага, а как? Был бы выход где-то там, - Юрка махнул рукой на юг, в сторону цитадели Хозяев, - всё просто было бы: построить корабль, собрать армию, побить роботов этих тупых, - и всё, вперед и с песней. А так, как в сказке, - пойди туда, не знаю, куда, найти то, не знаю, что...
   - Ну, а что ты предлагаешь-то? - спросил Димка. - К Типнаям в племя записаться и на берегу в боевой раскраске плясать? Так через месяц на стенку полезешь же.
   - Типнаи же не лезут, - сказал Юрка. - Песни вон поют.
   Димка вздохнул. Пели Типнаи и в самом деле хорошо, - на несколько голосов, по очереди, с той же мелодией, но с различными тембрами и ритмом. Получалось странновато, но и в самом деле красиво, да и песен они знали много...
   - Ага, им Ны`ай всяких занятий навыдумывал, - сказал Игорь. - Гамак тот же истрепался, - хозяин с друзьями долго шарится по острову, собирая материал, потом вместе плетут, потом праздник в честь работников, потом старый гамак торжественно сжигают на церемониальном костре, а потом снова праздник с танцами... Так вот и живут.
   - Ну и что? - сказал Юрка. - Мы вот дома модели всякие клеили, хотя никакой пользы от них. Тебе не всё равно, по какому поводу с друзьями собираться?
   - Мне, - нет, - сказал Игорь. - Только что ты предлагаешь-то? Тут жить остаться?
   - Нет, зачем? - Юрка смутился. - Просто поживем тут дня два-три, посмотрим всё, песни их послушаем... Всё равно, спешить нам некуда же. И "Алла Сергеевна" нам за усердие такое спасибо только скажет.
   - Игорь? - спросил Димка. В конце концов, он капитан, решать это ему...
   Игорь лишь пожал плечами.
   - На несколько дней тут вполне можно задержаться, - кормежка же за счет хозяев. Дома-то нас всё равно не слишком-то ждут...
   Слово "дома" больно резануло Димку, - и, наверное, лишь поэтому он не согласился. Сам-то он Столицу домом не считал, - и считать не собирался.
   - Нет. Нечего нам тут делать. Переночуем, а завтра поутру домой.
   - А там что? - сразу же спросил Юрка. - По дрова ходить или ещё куда, куда нас "Алла Сергеевна" пошлет?
   - А там будем ребят на войну с Хорунами поднимать, - зло сказал Димка. - Нет, ребята, в самом деле, - мы тут в парке торты жрем, а там уроды какие-то рабов избивают. Наших же ребят, советских, в том числе. Нельзя же так.
   - Хоруны же их гипнотизируют, так что они там и не страдают уже, - буркнул Юрка. - Даже рады прямо им служить.
   - И ты рад им служить был бы? - уже зло спросил Димка.
   Юрка отвернулся.
   - Так я не против же, - наконец сказал он. - Но что мы можем сделать-то? Никто воевать не хочет же. А оттого, что мы втроем туда припремся, пользы никакой не будет. Только сами в рабство попадем, и всё.
   - Ну, я-то не против похода, и ребята мои тоже, - усмехнулся Игорь. - Можем хоть завтра на запад отплыть.
   - Ага, а Лиса куда с его ребятами? - спросил Юрка.
   - Ребята не его, а Метиса, из его отряда, - ответил Игорь. - Вернее, из армии, - ну, из тех ребят, которые у нас караульную службу несут.
   - Ага, ещё круче, - буркнул Димка. План Игоря в самом деле ему нравился, - плюнуть на всё, рвануть на запад, - а там будь что будет. - Они же с нами не пойдут, - приказ мол, и всё такое. И что делать? Бунт на корабле поднимать? Пиратский флаг с черепом и костями?
   - Зачем? - хмыкнул Игорь. - Ночью тихо собраться, отплыть... и всё. Лодок-то тут нет, Арик с компанией тут и застрянет, пока ещё кто от нас не приплывет, - а это недели через две, не раньше. Мы за это время не то, что на запад, но и назад сгонять успеем.
   Этот план Димке очень понравился, - именно этого ему и хотелось, - но что-то всё равно царапало его, и он задумался. А ведь Метис, сволочь, наверняка этого и ждал, вдруг подумал он. Что мы психанем, плюнем на всё, рванем на запад, - а там или сгинем (ну, не повергнем же мы Хорунов вдесятером?) или превратимся в мятежников, в пиратов, словам которых грош цена... Нет, тогда зачем посылать с нами верных ребят с личным помощником во главе? Что же ему от нас надо? Чтобы мы убрались из Столицы на несколько дней? А смысл? Всё равно вернемся же. Нет, чушь какая-то...
   Димка уже захотел плюнуть на все эти размышления, - пользы от них всё равно не было, - но тут его, как молния, пронзило вдруг воспоминание: Метис лежит на скале, рассеянно так глядя на них... и говорит... неохотно так... "Надо не испортить снова всё. Знаю я этого Верасену - ему лишь бы мечом помахать, ни своих, ни чужих не жалко... Если ваши на него наткнутся - снова буча большая может быть... Надо..."
   Надо послать отряд и перехватить Макса с Верасеной, пока опять не натворили чего, закончил Димка фразу. А чтобы вы, дураки, под ногами не путались, - послать вас в интересное путешествие под присмотром надежного человечка. И дать ему полдесятка крепких ребят на случай чего... ой, блин! Мы же уже шестой день тут плаваем, и до Столицы нам ещё дня два плыть, против ветра-то... а за это время отряд учешет так, что не догонишь... блин, блин, блин, как же он нас провел-то... и не сделаешь ведь уже ничего...
   На миг Димка ощутил сильнейшее желание плюнуть на всё, на всю жизнь остаться на этом проклятом острове, - чтобы никто из друзей не видел его глупой предательской рожи, - но тут же волна паники исчезла, смытая гневом. Обманывали его уже не раз, - но обман всегда рано или поздно раскрывался, и обманщику приходилось отвечать, - своей рожей в том числе, вот что самое забавное-то... Сейчас ему очень хотелось задать Метису пару вопросов, - всего пару, не больше, - и это желание перевесило.
   - Ну как, решили? - спросил Игорь. - Рванем на запад?
   - Нет, - ответил Димка. - Домой поплывем. Завтра же.
   - Чего так? - хмыкнул Игорь.
   - Ты велел мне хорошенько думать, - вот я и думаю, - буркнул Димка.
   - И до чего додумался?
   - Ты разговор с Метисом помнишь? - спросил Димка. - Как он там говорил, что нехорошо может быть, если Макс с Верасеной встретится? И что надо... а что надо, - не сказал.
   - Помню, - хмыкнул Игорь. - Веселый был разговорчик... И что?
   - А то, что нас потом услали. Сюда вот. А Метис наверняка отряд послал, чтобы Макса перехватить, - и того...
   - Ты на пиру грибов явно перекушал, - хмыкнул Юрка. - Или башку тебе на солнце напекло.
   Борька лишь присвистнул. Игорь задумался.
   - Нет, это вряд ли, - наконец сказал он. - Куда Макс с Верасеной пошел, - никто не знает же. Да даже если и знал, - то далеко чесать же. Если там могла буча начаться, - то уже началась. Да и кого посылать-то на такое дело? Вадима разве что, - так он от "Аллы Сергеевны" ни ногой, да она его и не отпустит. Так что это мимо кассы.
   Димка вздохнул. Вот всегда так, - кажется, что всё понял, а потом скажешь кому-то, - и...
   - Тогда зачем нас сюда послали-то? - спросил он.
   - А потому, что под руку попались, - хмыкнул Игорь. - Меня и ребят из моего Союза "Алла Сергеевна" не любит, это факт. Вот и посылает... буквально. То туда, то сюда...
   - А что ж вы тогда идете-то?
   Игорь усмехнулся. Невесело.
   - Так по делу же вроде посылает, а не лесом. А мы что? Зачем на ровном месте волну гнать? Ну, гоняет по делам, - так мы не против же. И нам польза и ей удовольствие.
   - А как вы дошли до жизни такой? Боевые ребята же. А позволяете девчонке какой-то собой рулить.
   Игорь вздохнул.
   - Боевые. Но нас всего пятнадцать тут, - вместе с девчонками. Семеро парней, - вот мы все... А у Волков сюда целый класс попал, - тридцать пять гавриков. Восемнадцать парней, семнадцать девчонок. Тоже боевой вполне. И на год старше нас. И "Алла Сергеевна", знаешь, не дура. Она людей хорошо убалтывать умеет. Она же не себя Председателем назначила, её все туда выбрали. Триста восемнадцать голосов "за", пятьдесят девять "против", остальные воздержались... это на последних выборах только. А их восемь раз проводили уже, - и всегда одно и то же.
   - А что, никого лучше не нашлось?
   Игорь вновь вздохнул.
   - Димка, у вас же тоже выборы в школе были. Знаешь же, как это всё бывает, - кто больше обещает, тому и ура. А я вот просто так обещать не умею. Да и выборов у нас таких дома не водилось, - мы делом занимались, семьям погибших на фронте помогали и всё такое. Времени на собраниях болтать не было. А у Волков как раз было. "Алла Сергеевна" там здорово наловчилась мозги пудрить. Ты вот, когда споришь, с самых сильных аргументов начинаешь же?
   - Ну да, а как иначе-то? - удивился Димка.
   - Ну вот. А она нет. Она нарочно начинает с самых слабых. И повторяет без конца, пока оно само в мозгах не пропечатается. Но не просто так, а каждый раз добавляет что-то, так что выходит уже как бы не повтор.
   - И что?
   - А то, что она как бы на твои мысли прямо отвечает, - а это на людей знаешь как действует? Они же думать начинают, что перед ними прямо гений сидит. А даже если ты и против, - то не успел ещё толком возражение продумать, как в нем уже и смысл пропал. И снова так, и ещё, - пока сам не умаешься их придумывать и не плюнешь. А тут, как раз, голосование, - и сам честно руку "за" тянешь.
   - Да ну, чушь это, - буркнул Димка. - Не на всех же это действует.
   - Не на всех. Но на большинство действует, - а ничего больше и не надо. Оно за, - а тем кто против говорят, что Морские Воришки шалят, Буревестники разжигают и вообще... надо всем сплотиться, - и что тут возразишь?
   - Но теперь-то никаких Воришек нет... в смысле, угрозы от них больше нет.
   - Вот потому-то мы и тут, - вздохнул Игорь. - Как раз есть время гаечки подтянуть... А потом, - большой восточный поход, - это на полгода, если не на год. А там, глядишь, ещё что придумают... Сами не справятся, - Ны`ай подскажет, у него большой опыт в таких делах есть...
   - А ты что, на восток не хочешь? - удивился Юрка. - Я вот хочу эти Осенние Дворцы увидеть, и вообще...
   - Я тоже хочу, - вздохнул Димка. - Но, понимаешь, в чем тут дело... Вон там, - он показал на запад, - кучка мразей две сотни ребят в рабстве держит. Вон там, - он показал на юг, - засели уроды, которые не спросив загнали нас сюда, отняли дом, родителей, Родину, наконец... И я хочу покончить и с теми, и с другими. Раз и навсегда, окончательно. А дворцы, - это интересно, конечно... но совсем в другую сторону, понимаешь?
   Юрка насупился, но возражать всё же не стал, хмуро глядя на запад. Закат уже почти погас, лишь над горизонтом ещё пылала широкая полоса зеленого, совершенно неземного сияния, - и на её фоне чернели бесконечно длинные, тонкие полоски облаков. На юге то и дело вспыхивали розовато-белые зарницы, но сюда не доносилось ни звука, слышался лишь бесконечный шум волн...
   - Так что нам делать-то? - наконец спросил он.
   - Назад пошли, - усмехнулся Игорь. - Спать пора.
  
   * * *
  
   Забравшись в гамак, Димка развернул ажурную, похожую на вершу крышку и тщательно застегнул её костяными крючками. Высота была метров тридцать, и это нервировало, - под спиной сейчас не было ничего, кроме циновки. Пусть прочной, надежно растянутой на веревках, всё равно...
   Мальчишка вздохнул и откинулся на спину, честно пытаясь заснуть. Очень хотелось в Столицу, - но плыть ночью всё равно не стоило, Игорь сказал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Значит, придется ждать до утра, - а лучше не ждать, а просто спать. Только вот никак не засыпалось, - до одеял и подушек Типнаи так и не додумались, к тому же, в полом стволе Дерева, словно в трубе, тянуло снизу сквозняком, легко проникающим через плетение циновки, - здорово в жару, но сейчас, как назло, оказалось прохладно.
   Димка вздохнул и перевернулся, глядя вниз. Живот сразу же свело от страха, - но не сильно, скорее, даже приятно. Огня в Дереве не жгли, по понятным причинам, - но темно тут всё же не было. Роль фонарей играли высушенные и сшитые кожаными шнурками желудки йериков, натянутые на каркасы из прутьев, - изнутри их обмазывали медом, привлекающим местных светляков. Светили они не так, чтобы сильно, - но желтый мерцающий свет смотрелся романтично и таинственно. Таких фонарей тут было много, и висели они совсем не для красоты, - чтобы спешащие ночью по нужде не переломали себе шеи. Димке это казалось нелепым и смешным, - но смотрелось всё равно красиво. Всё же, не так плохо, наверное, тут жить, подумал он. И заснул.
  
   * * *
  
   Выйдя на середину улицы Димка остановился, сунув руки в карманы, с наслаждением вдыхая свежий, морозный воздух и осматриваясь. Сейчас он чувствовал себя довольно странно, - одеваться ему страшно не хотелось, так что он ограничил свой костюм тем, без чего уже никак не получалось обойтись, - то есть, теплыми штанами, курткой и ботинками. Под ними совсем ничего не было, так что он ощущал себя голым, да и пробиравшийся под одежду ветерок его беспокоил, - казалось, что по телу скользят чьи-то неощутимые, но холодные пальцы...
   Он пошевелил пальцами ног, - сквозь толстые подошвы к ним тоже пробивался холод, - потом вздохнул, поёжился и снова осмотрелся. Солнце ещё не взошло, но над восточным горизонтом стояла туманная серебристая заря, и рассвело уже почти совсем. Сама улица была такой широкой, что напоминала, скорее, поле. Это впечатление ещё усиливалось покрывающей её замерзшей грязью в глубоких колеях, на дне которых белел лед. Среди темных облетевших деревьев кое-где поднимались трехэтажные краснокирпичные дома с железными крышами. Их дворы окружали простые ограды-решетки высотой метра в полтора. Интересно, что это за место, подумал мальчишка... и проснулся.
  
   * * *
  
   Блин, так и знал, что замерзну, - подумал Димка, вспоминая сон. Во сне он свернулся в клубок, подтянув коленки едва ли не к носу, так что ноги, конечно, затекли, - а едва он растянулся, его уже откровенно начала бить дрожь. Тем не менее, подниматься не хотелось, - в основном потому, что путь вниз предстоял непростой и неблизкий. И, к тому же, прямо поутру придется плыть в Столицу, а мне туда не хочется, понял он. Эта мысль удивила мальчишку, и он всё же приподнялся, осматриваясь. В нескольких гамаках ещё дрыхли засидевшиеся допоздна Типнаи, но в соседних никого уже не было, - его ребята уже встали и сейчас, наверное, как раз решали, возвращаться ли им в Столицу или задержаться тут ещё на пару дней... ну и славно, - без него не уплывут же, а решать ему ну совершенно ничего не придется...
   Димка вздохнул и задумался. В Столицу, честно говоря, никто не рвался, - здесь-то они гости, а там опять придется вкалывать, слушаться "Аллу Сергеевну", да и другие девчонки со своими прихотями не отстанут. Да и он сам тоже... Нет, Метис, конечно, гад, - но он никуда не денется ведь!..
   Блин, да я боюсь же, - понял Димка. Словно стоит мне только вылезти из гамака, - и события понесутся, словно горная река, до самого конца, и никаких тихих заводей уже не будет. И что в том конце, - родная гавань или водопад и бездонная пропасть, - сказать никак нельзя. И что стоит мне полежать тут ещё несколько минут, - и всё рассосется само собой, и мне останется только плыть по течению. А если что пойдет вдруг не так, - то всегда можно будет сказать себе, что я мог просто проспать эти несколько минут, и от меня тут вообще ничего не зависело... ну уж нет!..
   Димка повернулся и решительно дернул за крючки.
  
   * * *
  
   Своих он нашел на поляне у основания Дерева, - не всех, половина команды "Смелого" ещё спала, но Борька с Юркой уже были здесь... и Лис тоже.
   - ...в принципе, я согласен, - говорил он. - Товарищ Председатель не назначила нам никаких сроков. Более того, она подчеркнула, что данное нам задание чрезвычайно важно, и его надлежит выполнить со всей тщательностью. Тем более, тут мы видим очень интересный пример общественной работы. Религия, конечно, опиум для народа, но это не значит, что вместе с водой мы должны выплеснуть и ребенка...
   Ага, этого я и боялся, - мрачно подумал Димка. Только Ны`ай`оэга в роли советника "Аллы Сергеевны" нам и не хватало. Нет уж!..
   - Привет, - стараясь выглядеть веселым сказал он. - О чем спор?
   - Решаем, что делать, - сказал Игорь. - Лис за то, чтобы задержаться тут на пару дней, чтобы лучше познакомиться с местными. Я против, - у нас и дома дел хватает.
   - Я тоже, - сказал Борька. - Тут весело, конечно, - но нас в Столице девчонки ждут, и вообще, не то как-то тут...
   - А я за, - упрямо сказал Юрка. - Пара дней ничего не решит же. А праздник вчера был хороший, и Ны`ай обещал сегодня вечером ещё один устроить, с пиром. А ты как?
   Димка вздохнул. Вот так и знал же, что сразу поутру будет такой спор... и какой-то минутки не хватило, чтобы всё тут обошлось без меня... а теперь всё так сложилось, что как раз мой голос тут решающий... и как хочется просто махнуть рукой и поплыть по течению... но нельзя. Нельзя. Раз отступишь, - во второй никогда не решишься...
   - Я против, - сказал он. - Ребята в Столице работают, - а мы тут на чужих харчах пируем.
   Лис как-то странно взглянул на него, но аргумент сработал, - возражать он не решился. Не совсем искренний аргумент, чего уж там, - но вот теперь от Димки на самом деле ничего не зависело, решать тут уже не ему...
   - Ну что ж... - вздохнул Лис. - Димка прав вообще-то. Давайте ребят собирать. Позавтракаем, - а там и отплывем. Ветер сегодня попутный, как раз к вечеру будем в Столице...
   Димка вздохнул. Смешно, - но сейчас он и впрямь чувствовал себя так, словно прыгнул в бурную реку, текущую неизвестно куда.
  
   * * *
  
   Когда "Смелый" вошел в бухту Столицы, Димка сидел уже как на иголках. Само плавание выдалось на удивление спокойным, - и тем сильнее его терзало неведение. В голову лезла и лезла всякая чушь, которую упорно приходилось разгонять. Полезных мыслей от этого, правда, больше не становилось. Это в книжках всё просто, - приехал Ленин, залез на броневик, сказал речь, - и вот она, революция. Но он-то, Димка, далеко не Ленин, броневика у него нет, да и партии тоже. Друзья есть, - но всего двое, да и то, Юрка до сих пор сомневается, что они поступают разумно...
   Впрочем, едва он бросил взгляд на берег, все неприятные мысли испарились. Вообще все мысли, честно говоря. Там собралась целая толпа, - в основном из девчонок, которых "Алла Сергеевна" не гоняла по делам, и которые обычно и работали прямо тут, в Столице. Их девчонки тоже были здесь, - в том числе, естественно, и Машка. Одетая вполне по-местному, - то есть, в куцую, честно говоря, юбочку из домотканой ткани, и что-то вроде полотенца, обвязанного вокруг груди. Вот, собственно, и всё, - если не считать болтавшихся на шее бус. Заметив его, она завопила что-то бодрое, махая руками и даже подпрыгивая от радости, - и Димка ощутил, как горячая волна толкнулась в грудь и мягко прошла вокруг сердца. Ждала, ждала, - веселая, никем не охмуренная, и на этом вот фоне всё отошло далеко на задний план...
   Когда "Смелый" ткнулся в берег, девчонки с радостным писком ломанулись на борт. Машка буквально налетела на него, - Димка и опомниться не успел, как крепко обнял её и закружил вокруг себя, наслаждаясь её радостным визгом и тем, какая она вся горячая, нагретая на солнце. Едва он поставил девчонку на землю, она схватила его за руки и замерла, глядя на него огромными сияющими глазами. У Димки закружилась голова, и в какой-то миг он даже испугался, что сейчас грохнется в обморок от счастья...
  
   * * *
  
   Лишь через несколько минут Димка сообразил, что Метиса нигде тут не видно, - хотя на таком событии, как возвращение "Смелого", он точно должен быть. На миг у него промелькнуло в голове, что Метис как-то догадался о его планах и сбежал, но это уже точно был бред...
   - А Метис где? - спросил, наконец, он. Сейчас они уже сидели на краю второй платформы Столицы, болтая ногами в воздухе и глядя на закатное море.
   - А, так он пошел Хорунов бить. Давно уже. На другое утро после того, как вы на разведку уплыли.
   - Что, один? - удивился Димка.
   - Нет, почему? Он тридцать парней с собой взял, - всех, которые тут в армию входили. Раньше-то нельзя было, потому что Морские Воришки, но теперь-то вы их разбили, теперь можно. Вот Алла Сергеевна их и отправила.
   Димке захотелось завыть, - оправдались самые худшие его опасения, - но на глазах у Машки он не мог сделать даже этого...
  
   * * *
  
   - Ну, и что делать будем? - спросил Юрка ещё через несколько минут, когда они все собрались на берегу, обсудить ситуацию, - вся их новая "Банда Четырех", - Борька, Юрка, Игорь, и он сам, Димка.
   - А что тут думать-то? - удивился Борька. - Руки в ноги, - и вперед. Надо ребят предупредить.
   - Я за, - сразу же сказал Юрка. Ну, с ним-то всё ясно, - куда Борька, туда и он, подумал Димка.
   - А ты что думаешь? - спросил он Игоря.
   Игорь хмуро прикусил губу.
   - Метис всерьёз за дело взялся. Я не ждал даже, что он сам пойдет, - он же из Столицы ни ногой вот уже десять лет как. А теперь вон как припекло его... В общем, надо идти. Хотя бы ребят предупредить. Они же и не знают даже ничего, думают, что если кто к ним и придет, то на помощь...
   Того же самого хотелось и Димке. Очень даже хотелось. Более того, - всё в нем буквально вопило, что друзья в опасности, и что надо бежать их спасать... и от немедленного и полного согласия его удержало нахлынувшее вдруг сомнение, - именно сомнение, не страх. За последнюю неделю он только и думал о том, как поступить... правильно, - и вот теперь эти сомнения подступили вновь. Друзей надо спасать, ясное дело, - но спасать наверняка, а не попасть вместе с ними в какую-то безвыходную ситуацию. Раньше Димка никогда не думал о таких вещах, - а вот теперь приходилось. Это оказалось совсем не легко и не приятно, - но вот выбора у него, увы, не было. Рвануть в погоню за мерзавцем, - что, казалось бы, тут более честного?..
   Мы-то рванем, - вдруг мрачно подумал мальчишка, - но ведь здесь так всё и останется. Две сотни ребят, - а если с девчонками брать, то и все четыре! - так и будут киснуть тут, в Столице, под бдительным присмотром "Аллы Сергеевны". И не в этом даже дело, а в том, что они тут сила, способная решить вообще всё, - смести к чертям поганым Хорунов, смести даже Хозяев, если взяться за дело с умом...
   - Ну, как ты? - нетерпеливо спросил Борька. Было видно, что он-то готов отплывать хоть сейчас... и все другие тоже. И я ведь тоже готов, подумал вдруг Димка. Но не могу, вот ведь в чем дело... И их тоже отпустить не могу, потому что без них я тут вообще никто, ноль без палочки. А дело, хочешь, не хочешь, делать всё равно надо... Блин, как же мне не хочется это говорить... но ведь придется, потому что все уже смотрят на меня с недоумением, и решать надо прямо вот сейчас... а, была, не была...
   - Нет. Я не поплыву, - сказал Димка, словно бросаясь в пропасть, - ощущение у него сейчас было именно такое.
   - Испугался, что ли? - хмыкнул Юрка.
   - Нет, - зло уже сказал Димка. - Просто отряд Метиса ушел уже неделю как. Нам его не догнать, даже если мы круглые сутки бежать будем. Да даже если догоним, - то что? Нас трое, ну, - десяток с Игорем и его ребятами. У Метиса три десятка. Да и вообще, это не вариант, - со своими драться, даже с такими вот...
   - А что ты предлагаешь-то? - спросил Борька. - На крыльях полететь? Вертолет на дом вызвать?
   Димка мотнул головой.
   - Нет. Сами по себе мы тут никто и ничего не сделаем, только напортим ещё больше всё. Надо Волков поднимать. Вообще всех. Иначе ничего у нас не выйдет.
   Борька присвистнул. Юрка откровенно покрутил пальцем у виска. Игорь смотрел напряженно и хмуро.
   - Я-то не против, - сказал он. - Но как? Народ собрать и речь толкнуть? Так пошлют тебя нафиг, вот и всё. В лучшем случае, десяток-другой ребят с нами пойдет, а с этого нам пользы особой не будет.
   Димка зло прикусил губу. Вот как поднять Волков, он и в самом деле не знал. Но сдаваться ему всё равно не хотелось.
   - Так давайте думать, как. Больше-то тут всё равно некому.
   - Метиса тут нет, и его ребят тоже, - вдруг сказал Игорь. - Всего полдесятка осталось, во главе с Ариком, - но он не вояка совсем. Ну, и ещё сама "Алла Сергеевна" с гвардией своей, - но это же девчонки, их вообще можно не считать. А нас тут десяток...
   - Переворот хочешь провернуть? - хмыкнул Димка. Эта идея ему нравилась.
   - Переворот провернуть вполне можно, - Игорь посмотрел на верхнюю платформу Столицы, на которой стояла всего лишь одна большая и прочная хижина, - резиденция "Аллы Сергеевны". - Арика и Вадима связать, королеву нашу самозваную тоже... минут пять, наверное, продержимся, когда весь народ на нас с копьями попрет.
   Димка от злости хватил кулаком по песку. Поганое это всё же чувство, - знать, что ты прав... и что больше никто так не считает.
   - Делать-то нам что? - спросил он. Снова со страшной силой захотелось плюнуть на всё и рвануть в погоню за Метисом, - но это выходила уже капитуляция перед "Аллой Сергеевной" и её клевретами, а на это мальчишка согласиться не мог.
   - В лужу эту Аллу посадить, что, - сказал вдруг Юрка. - Все увидят, что она дура, и перестанут её слушаться.
   - Юрк, ты гений, - ядовито сказал Димка. - Вот прямо сейчас пойдем и посадим. Надо только лужу побольше подобрать.
   - Может сработать, - вдруг сказал Игорь. - Не натуральная лужа, конечно, а дурой её показать. И трусихой. Раньше-то она решительной была, - а теперь забронзовела, думает только о том, как бы не вышло чего...
   - Так мы в погоню поплывем или нет? - нетерпеливо спросил Борька.
   Димка вздохнул. Сейчас он сам чувствовал себя последней предательской свиньей, - но страх ошибиться и завалить всё дело был всё-таки сильнее.
   - Нет, Борь. Сейчас не поплывем. Одни. Пока всех ребят тут не поднимем.
   - Ага, а как? - сразу же спросил Юрка.
   - Ты же сам сказал, как, - усмехнулся Димка. - Глупо она себя ведет, да и подло, честно говоря. Вот и надо сделать так, чтобы все тут это поняли. Причем, быстро.
   - Агитацией предлагаешь заняться? - хмыкнул Борька. - Не боишься в итоге на остров необитаемый поплыть?
   - Боюсь, - честно сказал Димка. - Но трусом не хочу быть. Понятно?
   - Понятно, что тут непонятного, - Борька вздохнул. - Я, знаешь, мечтал в детстве в семнадцатый год попасть, в революции поучаствовать. Сбылась мечта идиота...
   - Не хочешь? - без труда перевел Димка.
   - Не хочу, - спокойно согласился Борька. - Не по нутру мне это, все эти интриги. Или в погоню плывем, - или давайте прямо всё им скажем.
   - Ага, и все сразу нафиг нас пошлют, - сказал Юрка.
   - Мне тоже это всё не по нутру, - хмуро сказал Димка. - Но там две сотни ребят мучаются в рабстве, - а тут две сотни лбов гадов в музей собирают и груши хером околачивают. И наши личные хотелки тут параллельны уже. Есть дело, его надо делать. Если кому это не по нраву, - выход свободный.
   - Круто берешь, - не менее хмуро сказал Юрка. - Никак, на место "Аллы Сергеевны" метишь?
   - А хотя бы и так, - спокойно сказал Димка. - Раз она дурью мается, - пусть подвинется тогда.
   - Димк, ты того... в Наполеона не играй, - хмуро предупредил Борька. - Мы тут не затем, чтобы ты корону нацепил.
   Димка вздохнул. Борька, конечно, его друг, - но сейчас это здорово мешало... Будь на его месте кто другой, - он бы дал ему в морду, а тут приходилось подбирать слова...
   - Ребята, - наконец, сказал он. - Там наши в рабстве мучаются. Вы просто себя на их месте представьте. И как мы тут всякую чушь обсуждаем, вместо того, чтобы делом заняться. Да, может быть, мы ошибаемся. И будем за это отвечать. Перед собой, прежде всего. Но у нас долг есть. И его надо исполнять, нравится нам это или нет.
   - Да понимаю я, - буркнул Юрка. - Надо. Только как?
   - А вот на эту тему, - Димка усмехнулся, - мы и будем думать.
   Он перевел взгляд на ухоженный "дворец" "Аллы Сергеевны", - и неожиданно даже для себя пропел:
  
   Ладно, ладно, детки,
   Дайте только срок -
   Будет вам и белка,
   Будет и свисток!
  
   * * *
  
   - Навались, навались!
   Димка изо всех сил налег на шест, - и ствол, наконец, с треском рухнул. Полезная штука дельта-дерево, - но вот валить его чистое мучение. Древесина у него твердая, сам ствол имеет воздушные корни-подпорки, - к тому же, ещё и обросшие длинными и острыми отростками, похожими на колья. Хочешь сделать плот или лодку, - подруби сначала их (хотя штуки эти не вполне бесполезные, - они шли на дротики и остроги для ловли рыбы), потом эти корни, а потом и сам ствол. А потом свали его, да не себе на голову, а куда надо.
   Димка со вздохом перевел дух. На этим работа вовсе не закончится, - надо обрубить огромные треугольные листья (тоже непростое дело, - черешки у них жутко колючие) которые идут тут на миски, но не только: они покрыты тонким слоем воска, который тут плавят, а потом покрывают те же лодки, - а также, ясное дело, делают из него свечки. А потом надо распилить и разделать сам ствол, - тоже не сахар, учитывая, что сок дельта-дерева, делающий его не гниющим, вообще-то ядовит. Грызть его, понятно, никто тут не собирался, - но руки вполне можно обжечь, а с рукавицами тут туго... В общем, нелегкое дело лесоповал, - но, к сожалению, нужное. После их победы над Воришками население Столицы одним махом выросло на сотню человек, - и всем им надо где-то жить. "Алла Сергеевна" повелела построить для новичков поселок, - чем все сейчас и занимались. В том числе, и бывшие Воришки. Они работали сейчас для себя, но как-то без особого энтузиазма. Местные на них покрикивали, - и Димка каждый раз морщился. Нет, кнутами тут никто, разумеется, не щелкал, - но бывшие Воришки каждый раз вздрагивали и вжимали головы в плечи. А ведь многие из них даже рабами не были, - просто так их зашугали в племени. Да и тут хватало желающих покомандовать, - вроде бы и по делу, всё равно... Конечно, лучше уж так, чем просто бездельников кормить или самим жировать на дармовом труде рабов, - но Димку возмущала и наглость старожилов, и то, что "Алла Сергеевна" давным-давно могла с этим рабством покончить. При воспоминании о словах Метиса, что рядом с врагами, мол, не так скучно жить, в душе у него всё кипело. Вот уж кому точно самое место в рабах!.. Посидит так век-другой, - может, и поймет, что не так уж хорошо это!..
   Димка вздохнул. Собственная злость сейчас тоже раздражала его, - ведь мог же рвануть в погоню, вместе с ребятами, - так нет же! Сам остался и их уговорил. А теперь отважно изничтожает гада в мечтах, вместо того, чтобы взяться за дело. Вот что действительно изводило его, - мысли о том, что он на самом деле просто струсил. Очень легко ведь сказать себе, что не надо поддаваться на провокации, надо сохранять выдержку и так далее, - тем более, что именно это всегда твердят взрослые. Ещё проще придумать себе суперважное задание, ради которого нужно прикинуться шлангом, - чтобы в нужный момент... только вот момент пока никак не наступал. Они уже третий день в Столице, - и не продвинулись пока что ни на шаг. Просто некогда было, - "Алла Сергеевна" всё время гоняла их то туда, то сюда, теперь вот загнала уже на лесоповал...
   Правду говоря, против этого Димка совсем не возражал, - если бы не постоянная тяжелая работа от рассвета до заката, он бы, наверное, уже просто свихнулся бы от всех этих мыслей. Выбор-то, тот самый, о котором так любят писать в книгах, как оказалось, сделать очень просто, - только вот потом за него приходится отвечать, и перед собой, и перед друзьями. Игорь хмурился, Борька шипел, Юрка мало что ядом не плевал в его сторону, - и от всего этого Димке становилось так тошно, что хотелось сбежать куда глаза глядят. Или, рванув рубаху на груди, полезть на баррикады, - вот только и это добром точно не кончилось бы. Как ни крути, но советских ребят среди Волков всего четверть, - да и те из шести разных всё же Союзов. Остальные, - кто из своего средневековья, кто вообще из рабского строя или дикости. Здесь им хорошо, они и рады. Нет, идейно их, конечно, обработали, - да только суть, похоже, прежняя осталась: своя рубашка ближе к телу...
   С берега донеслись крики, и мальчишка обернулся, приложив ладонь к глазам. В бухту Столицы входил плот, - "Бойкий", пару дней назад отправленный к Горгульям с дружеским визитом. Ничего особо интересного от его возвращения не ждали, - но сейчас на его палубе было как-то явно слишком людно. Уплывал десяток, вернулось два. И этот второй десяток смотрелся откровенно странновато, - невысокие, худенькие, с золотисто-коричневой кожей, лысые, не одетые, - только в каких-то портупеях, с небольшими луками...
   Только Квинсов нам тут и не хватало, подумал мальчишка... уже на бегу.
  
   * * *
  
   Как всегда бывало в таких случаях, у пристани мгновенно собралась толпа, - друзья и девчонки возвращавшихся парней и просто любопытные: такие вот морские экспедиции служили тут единственным источником новостей, обычно весьма скудным, - но всё же...
   Но не сейчас. Неповторимый облик Квинсов, как оказалось, и тут был хорошо знаком, - по толпе волной прошел шум. Такого вот визита тут никто не то, что не ждал, но не мог даже и представить. Впрочем, Димка сразу же забыл о них, заметив на плоту Сашку. Только его, - ни Максима, ни Эдика рядом с ним не было, и сердце Димки ёкнуло. Впрочем, Сашка совсем не выглядел потерянным, - напротив, заметив его, он запрыгал на месте и завопил едва ли не громче всех прочих. Едва плот ткнулся в берег, Димка бросился к нему.
   - Димка! Ребята! Привет! - Сашка был так рад, что даже бросился обнимать их.
   - Привет. Макс с Эдиком где? - спросил Димка выворачиваясь из объятий.
   - Макс с Верасеной пошел Хорунов бить, а Эдик Куниц поднимать двинул, чтобы тоже шли Хорунов бить. А я вот сюда, Волков поднимать. И мы узнали, как Хозяев побить! Знаешь, есть такая Драконова Флейта...
   - Да знаю я, знаю, - буркнул Димка. - Я с ребятами у Певцов уже это узнал.
   - А, - Сашка разочарованно вздохнул... и тут же отвлекся: - Что это там?
   Димка обернулся. Квинсы тоже сошли на берег, - и сразу же оказались в не слишком дружелюбно настроенном кольце. Народ шумел, в основном, вспоминая различные вещи, которых им пришлось по их милости лишиться. Квинсы сбились в кучку и смотрели довольно испуганно. Димка вдруг понял, что не чувствует к ним какой-то особенной ненависти, - слишком уж они были худенькие, да и без своей боевой раскраски они выглядели совсем не так пугающе, как в тот, первый раз. Тогда Димка на какой-то миг поверил, что на них и впрямь напали какие-то зеленокожие пришельцы...
   - Откуда они тут? - спросил он.
   - А, это я их сюда привел, - Сашка усмехнулся. - Их Нурны из родного леса выгнали, они на берег подались. Меня вот встретили, ограбить хотели, а потом надругаться по-всякому. А я вот их переубедил, сказал, что лучше честно жить. Вот они и стараются.
   В самом деле, - Квинсы доставали из кармашков своих "портупей" какую-то мелочь и раздавали, видимо, хозяевам. Негодующий шум вокруг них начал понемногу стихать.
   - Ничего себе... - Борька ошалело почесал в затылке. - Как это тебе удалось-то?
   - Да я ничего, - Сашка смутился. - Просто надоело им голыми по лесам бегать, а тут как раз я...
   - Раньше что-то не надоедало, - хмыкнул Юрка. - Ты у нас герой прямо.
   Сашка смутился ещё больше и отчетливо покраснел. А ведь он и в самом деле герой, подумал вдруг Димка. Я бы Квинсов тоже, наверное, не испугался, - но разговаривать с ними точно не стал бы, вернее, стал бы, - но совсем не так, ребра бы пересчитал... если бы догнал. Блин... блин, как же хорошо, что я не рванул с друзьями в степь, остался здесь, - от облегчения в голове у Димки зашумело, ноги ослабли, он даже испугался, что сейчас позорно сядет на зад. При мысли, ЧТО тогда могло бы быть, его словно варом опалило. Мы бы сейчас, как бараны, мчались бы по степи, - подумал он, - в никуда, на самом-то деле. А Сашка был бы здесь, - один, ничего не понимающий, в полной власти этой самозваной коронованной дуры... и быстро попал бы в ссылку на остров или на лесоповал, как вот я, - а Макс с Верасеной попал бы в засаду банды Метиса, и на этом всё кончилось бы...
   На берег, между тем, явилась и сама "Алла Сергеевна", - к счастью, без флага, но зато с "гвардией королевы" и Вадимом. Смотрелась она, правда, довольно обалдело, - должно быть, не ждала от землян такого вот сюрприза, с усмешкой подумал Димка.
   - Семенов, это ЧТО? - обратилась она к капитану "Бойкого", веснушчатому, рыжеволосому мальчишке. Он был из одного отряда с Вадимом, - но вовсе не такой угрюмый.
   - Это Квинсы, Алла Сергеевна! - бодро отрапортовал мальчишка. - Раскаялись и явились с чистосердечным признанием!
   Чистосердечное признание облегчает участь, но удлиняет срок, - подумал Димка и невольно хихикнул. Квинсы вдруг тоже смутились, - в основном, наверное, потому, что ничего, кроме "портупей", на них не было, а девчонок вокруг собралась уже едва ли не сотня, - и все вполне бесстыдно смотрели на пришельцев. Оказаться на их месте Димка сейчас точно не хотел бы.
   "Алла Сергеевна" нахмурилась. По её лицу было видно, что ей до смерти хочется повелеть высечь наглых Квинсов прямо на месте, - а потом и в самом деле подвесить их за пальцы на ногах, где-нибудь над выгребной ямой, - но это, так сказать, не соответствовало текущему политическому моменту. Дурой она всё же не была, и потому размышляла недолго.
   - Племя Квинсов отныне упраздняется, - наконец, постановила она. - Все его члены принимаются в племя Волков, - было видно, что говорить это ей совершенно не хочется, - но и сказать что-то другое в такой вот ситуации было уже совершенно невозможно. Она помолчала и всё же добавила: - С испытательным сроком в три месяца. В случае любого нарушения виновные понесут всю предусмотренную законом ответственность, - она посмотрела на Сашку, очевидно, вспоминая, как его зовут. Аглая тут же сунулась к ней и что-то зашептала на ухо. "Алла Сергеевна" кивнула. - Александру Колтакову за проявленную инициативу и мужество объявляется благодарность перед строем.
   - Я здесь не затем, чтобы благодарности получать, - неожиданно хмуро сказал Сашка. Было видно, что и ему страшно не хочется говорить дальше, - но вот и промолчать он уже тоже совершенно не мог... - Я здесь потому, что нам, всем, - нужна ваша помощь. Максим и племя ариев во главе с Верасеной пошли бить Хорунов и освобождать рабов. Эдик пошел к Куницам, поднимать их на войну. Неужели вы все останетесь в стороне?
   Брови "Аллы Сергеевны" удивленно приподнялись, - верно, такого вот демарша она никак не ожидала. Впрочем, растерянность её длилась недолго.
   - Мы уже направили отряд из тридцати наших лучших ребят во главе с моим первым заместителем, Антоном Палановым, на борьбу с Хорунами, - наконец, заявила она. - Ещё неделю назад.
   Сашка удивленно заморгал, - верно, и он такого вот не ожидал услышать, - а потом на его лице возникло вдруг явное выражение обиды. В самом деле, мало радости спешить, не жалея ног, чудом избежать расправы со стороны разбойного племени, - чтобы узнать, что всё, ради чего ты проделал этот вот путь, все эти подвиги, уже давно сделано, подумал Димка. Да только ни черта тут ни сделано, - и даже совсем наоборот... Именно эта обида на лице друга и послужила тем камешком, который сорвал всю лавину.
   - Врешь, дура! - неожиданно даже для себя заорал он. - Ты хахаля своего не ребятам помогать послала, а Хорунов своих любимых спасать! - Димка понимал, что его, как говорится, "понесло", но поделать ничего уже не мог. Все его мучительные бесконечные размышления, весь гнев, всё отвращение к местному крючкотворству, к интригам, прорвались в этом крике. - Потому, что ты дура, дура и трусиха, тебе надо только, чтобы все тут тебе в пояс кланялись, а на ребят, которые мучаются в рабстве, тебе плевать, плевать, плевать!.. - Димка захлебнулся гневом и замолк.
   Как писал про один похожий случай Гоголь, наступила немая сцена. Все молча уставились на Димку с выражением крайнего потрясения на лице. Глаза самой "Аллы Сергеевны" начали буквально лезть на лоб, - похоже, что такого вот ей не приходилось слушать за всё время своего правления. А может, и вообще никогда. Тишина становилась оглушающей, звенящей, убийственной. Все ждали, что в ней прозвучат какие-то оправдания, объяснения, извинения...
   Но они не прозвучали.
  
   * * *
  
   Мне конец, - не подумал даже, а совершенно точно понял Димка. Но страшно ему сейчас не было, - напротив, он ощущал едва представимый восторг. Блин, какое же это счастье, - знать, что ты поступил ПРАВИЛЬНО, как-то уже совсем отстранено, словно и не о себе даже, подумал он. И наплевать, что она со мной сделает... а ЧТО она со мной теперь сделает? Выговор перед строем влепит? На остров какой-то сошлет? Ну-ну, пусть только попробует...
   Между тем, лица собравшегося на пристани народа пока что не выражали никакого революционного восторга, - только полное и окончательное обалдение. Девчонки из "гвардии королевы" сунулись вперед, - видно было, что они ждут только приказа, чтобы показательно отлупить наглеца. Лицо Вадима почернело, его рука, лежавшая на рукояти тесака, кинжала или как там эта штука называлась, побелела.
   Ну-ну, подумал Димка. Давай, попробуй. Это тебе не пуделем домашним бегать, не кофе в постель этой дуре подавать, не запугивать местных баранов такими вот копеечными трюками и страшным выкатыванием глаз...
   Тем не менее, Димка чувствовал себя сейчас, словно Остап Бендер в шахматном клубе, - он чувствовал, что сейчас его будут бить, и, возможно, ногами. Спасти его могло только чудо.
   И оно случилось.
  
   * * *
  
   Над водой вдруг вспыхнуло фиолетовое электрическое пламя, - Димка ещё успел заметить сияющие очертания человеческой фигуры, потом его глаза рефлекторно зажмурились. По ушам ударил резкий треск, потом что-то большое шумно бултыхнулось в воду. Мальчишка замер, ослепленный, - в глазах плавали радужные пятна, - но уши его пострадали всё же меньше, и он услышал, как кто-то, отфыркиваясь, выбирается на берег. По толпе пронесся коллективный "ах!", и Димка осторожно приподнял ресницы. И тут же замер, словно его с размаху треснули по лбу.
   На берегу, отряхиваясь, стоял ни кто иной, как Льяти, - весь мокрый, растрепанный, но в остальном вполне комплектный, - с луком, копьем и сумкой на боку. Вид у него был тоже обалделый, - он растерянно моргал, словно не веря своим собственным глазам, потом схватил себя за правый бок, посмотрел на него, глубоко вздохнул и выпрямился.
   Димка начал, наконец, понимать, что случилось, - он уже видел, как исчезают тут убитые, а теперь вот увидел, как появляются воскрешенные. Эффектно появляются, честно говоря. Льяти, между тем, ошалело помотал головой, очевидно, стараясь окончательно прийти в себя, и осмотрелся. При виде обалдевших Квинсов глаза его удивленно расширились, - потом он очень даже бодро потянулся за стрелой. Удивленный или нет, но соображал он быстро.
   - Нет, нет! - крикнул Сашка. - Квинсы, - теперь друзья!
   - Как это? - лицо у Льяти снова стало обалдевшим.
   - Что случилось? - перебил Димка. Сейчас всё решали буквально секунды, - и тратить их на лекции не стоило.
   - Хоруны, суки, меня убили, - мрачно сказал Льяти, снова щупая свой бок, - совершенно целый, насколько видел Димка. - Стрелой в печень. Ребят в долину успел вывести, - и всё, ласты склеил. Чуть Серой Хозяйке не попался, боялся, что меня вообще черт знает куда теперь забросит, - а повезло так, что и представить себе нельзя. А у вас тут что?
   - "Аллу Сергеевну" свергаем, - деловито сказал Димка. - Она, сука, Метиса своего на помощь Хорунам отправила, чтобы Макса с Верасеной перехватить. Войны ей, понимаешь, не хочется. Пусть две сотни ребят и дальше в рабстве гниют, лишь бы ей сладко спалось.
   - Да как ты только смеешь!.. Да я тебя, урода!.. - опомнилась, наконец, "Алла Сергеевна". Димка быстро подошел к ней, - и, широко размахнувшись, влепил оглушительную пощечину. Такую сильную, что Алла глупо плюхнулась на попу, схватилась за щеку, испуганно глядя на него. Спесь мгновенно слетела с неё, она превратилась просто в испуганную девчонку. Нагнувшись, Димка вырвал у неё из руки лук, - без стрел, служивший Алле чем-то вроде скипетра, - и с треском сломал об колено. Потом швырнул обломки в воду.
   - Всё, хватит, - выдохнул он. - Свободна.
   Вадим, наконец, опомнился. Выхватив свой тесак, он бросился на мальчишку с яростным ревом. Сейчас меня, кажется, убьют, подумал Димка. Ну и наплевать, главное я уже сделал, - что бы тут потом ни случилось, но королевой "Алле Сергеевне" уже не быть... точно не после этого её убийственного, оглушительного молчания...
   Над плечом Димки свистнуло копье, воткнулось в грудь Вадима. Тот замер, остановленный силой удара, выронил свой тесак, схватился за древко... на его лице возникло вдруг выражение крайнего удивления, потом он начал падать... но упал уже не здесь, - ещё не коснувшись земли, его тело исчезло в ослепительной вспышке. В воздухе осталось лишь нелепо висящее копье, - но и оно тут же упало в пыль.
  
   * * *
  
   Димка машинально оглянулся, - по напряженному лицу Игоря стало понятно, что именно он бросил копье, - потом обвел взглядом толпу. На площади царила сейчас страшная тишина, - все были столь потрясены, что буквально превратились в статуи. Мальчишка быстро нагнулся и схватил тесак Вадима. Теперь стало ясно, что это, скорее, короткий меч, вроде скифского акинака или римского гладиуса, - толстый, плоский клинок с глубокими долами и кинжальным острием, - таким вполне можно и колоть, и рубить. Рукоять, вполне старинная по форме, была, однако, отлита из дюраля, с какими-то непонятными узорами, с тонкими резиновыми кольцами, очень удобная, - непонятно, где и кому пришло в голову сделать такую вот штуку, но здесь и сейчас она оказалась очень даже к месту...
   Крепко сжимая в руке меч, Димка обвел взглядом толпу. Остановил взгляд на Лисе, - но тот вовсе и не рвался в бой, стоял себе болванчиком и лупал обалдело глазами. Его ребята и "гвардия королевы" тоже растерянно застыли, - похоже, что мгновенное превращение надменной "Аллы Сергеевны" сначала в подлую трусливую интриганку, а потом в самую обычную хнычущую уже девчонку просто заклинило их примитивные мозги. Почти все остальные смотрели на мальчишку... с интересом.
   - Ребята! - крикнул Димка. - Я иду бить Хорунов. Все, кто не мрази, - за мной! Отплываем через час.
  
   * * *
  
   - Нет, ну ни фига же себе... - в тысячный уже, наверное, раз сказал Юрка, но Димка, конечно, не ответил. Сейчас он стоял на палубе "Смелого", с наслаждением глядя на окружающую его армаду, - в ней были, собственно, вообще все плоты, которые нашлись в гавани. На них плыло двести двадцать человек, - сто восемьдесят ребят, сорок девчонок. Димка и рассчитывать не смел на такое, - но это, тем не менее, получилось, и сейчас он чувствовал мощное, глубокое удовлетворение. Оказалось, что можно совершить и невозможное, - достаточно не струсить один-единственный раз...
   Своих девчонок землянам, конечно, пришлось взять с собой, - оставлять их на милость (то есть, конечно, на немилость) "Аллы Сергеевны" никто, естественно, не собирался. Димка поймал мрачный взгляд Аглаи, - и с удивлением понял, что это ну совсем его не трогает. Весь его страх, уважение, и, чего там, преклонение перед ней куда-то незаметно испарились. Девчонка как девчонка, не самая умная, не самая симпатичная. И всё. Вспоминать, как он выслуживался перед ней, теперь было смешно и противно. Вот мнение Машки волновало его куда больше, - но и она сейчас отошла куда-то на задний план. Правду говоря, Димка совсем не хотел тащить девчонок в этот поход, - но получилось так, как получилось. Надо будет разбить на берегу лагерь и оставить их там под присмотром пары десятков парней, подумал он. Не слишком уместно, не слишком удобно, - но ничего не поделаешь. Девчонкам в таком деле делать нечего, даже самым боевым... особенно судя по тому, что рассказал Льяти.
   Димка покосился на него. Льяти, ясное дело, и в ух не дул, - сидел себе на палубе, жмурился на солнце. Ну да, что ему, - у него вся жизнь одно сплошное приключение...
   За спиной Льяти поднималась уже небольшая отсюда Столица, - но там ничего сейчас не двигалось. Людей совсем не видно, - хотя, в принципе, их ещё можно было отсюда разглядеть. Димка вспомнил их торопливые сборы и вздохнул. Ни Лис, ни его ребята с ними, ясное дело, не поплыли, да он и не мечтал об этом... "Алла Сергеевна" и вся её "гвардия" и вовсе куда-то испарились, словно нечистая сила, - впрочем, их тут никто теперь и видеть не хотел...
   - Вот и всё, - с неожиданной грустью сказал Игорь, глядя на Столицу. - Почему никто из нас не сделал это раньше? Ведь всего-то надо было одной дуре оплеуху дать...
   - Это ты себя спроси, - буркнул Димка. Думать о таких вот вещах ему вовсе не хотелось. Всё кончилось, - и ладно.
   - Мхом мы поросли, - вздохнув, признал Игорь. - Мир тут, как болото, - засасывает. Вроде, и не филонишь, и киснуть себе не даешь, - а сам не заметишь, как всем довольным тут станешь. А это, брат, страшное дело...
   Димка кивнул. Сейчас его больше всего пугало именно это, - что он потеряет решимость, найдет теплое место, устроится... и сам не заметит, как превратится в новую "Аллу Сергеевну", озабоченную только тем, чтобы всё вокруг было тихо и спокойно, а там хоть трава не расти...
   - Тревожно мне всё же, - вздохнул Борька, всё ещё глядя на Столицу. - Там же почти одни девчонки остались. А парни, - не парни, а одно название. Трусы... А тут Воришки ещё эти, новенькие, - хоть и зашугали их дома, но кто знает, за что и почему... и как всё теперь повернется...
   - Это уже их проблемы, - Димка без особого удивления понял, что судьба Столицы с её музеем морских гадов и дворцом "Аллы Сергеевны" его не волнует ну вот ни на столечко. - Вернемся, - наведем порядок. Окончательно. А сейчас и думать об этом не стоит.
   - Если вернемся, - буркнул Игорь. - Хорунов-то победить теперь не так-то просто выйдет, с этими их тварями...
   - Так один раз победили уже, - удивился Димка.
   - Тогда они просто разбойниками были, вроде Морских Воришек, - пояснил Игорь. - Ни гипнотизировать, ни зверями управлять не умели. Этому они уже в том лесу проклятом научились.
   - Не научились, - вдруг сказал Льяти. - Просто там есть такой... червяк, не червяк, - тварь такая водяная, полупрозрачная, с присосками, - вроде слизняка. Хоруны его жрут, и с того силу свою колдовскую имеют.
   - Выходит, если я его начну жрать, - я тоже всех гипнотизировать смогу? - хмыкнул Димка.
   Льяти усмехнулся.
   - Не сможешь. Я вот жрал, просто интереса ради, - потом сто раз пожалел, такой бред начался... У Хорунов, наверное, мозги иначе устроены, им от того червяка ничего.
   - А без него они гипнотизировать не могут?
   Льяти мотнул головой.
   - Нет. Вот оттого они в западном лесу и сидят, и носа оттуда не кажут, - червяк тот только там и живет, а если его каждый день не жрать, - то сразу силу всю свою колдовскую утратишь, и твоя же зверюга тебя и сожрет.
   - Выходит, если их из того леса выгнать и ещё где-то поселить, - то они ребят в рабство брать не смогут?
   Льяти кивнул.
   - Не смогут. Разве что как Морские Воришки, - силой.
   - А какого хера ты нам это раньше не сказал? - вдруг разозлился Димка. - Зачем всякие тайны разводил?
   Льяти вздохнул.
   - Забыл я, - наконец, буркнул он. - Знаешь же, как это тут бывает, - пока нормальный человеческий срок живешь, то всё нормально помнишь, более-менее, а вот дальше... только несколько последних лет в памяти и остаются. Вот и стало мне вечно пятнадцать...
   - Не знаю и знать не хочу, - буркнул Димка. - Я тут вообще жить не собираюсь, я домой хочу...
   - Ты лучше толком про все эти города заброшенные расскажи, - потребовал Игорь. - Про Ключ этот, про Надир. А то у меня голова просто кругом идет...
   Димка кивнул. Рассказ Льяти буквально перевернул весь этот мир с ног на голову, - или, наоборот, с головы на ноги? Он и представить не мог, что тут, в первобытной глуши, может быть что-то подобное...
   Льяти вздохнул.
   - Я на самом деле в западных лесах давно очень бывал, - ещё до того, как в них немцы с Хорунами появились. Только страшно там. И Серая Хозяйка бродит. А я ей попадаться не хочу.
   - А кто это? - спросил Димка. Правду говоря, в рассказы Льяти ему до сих пор как-то плохо верилось.
   - Смерть это, - совершенно серьёзно сказал Льяти. - Мы же все здесь давно уж умереть должны были, - ну, не все, но большинство. Вот она и ходит, ищет, кого бы ей тут ухватить. За мной давно уже ходит, - я же тут чаще всех умирал, наверное, раз тридцать. Но из гор ей хода нет.
   - А остальное? - спросил Димка. - Поющий Червь, туман этот?
   - Их я видел, - и рад буду забыть. Жуть неземная, одно слово. Червь мне потом многие годы ещё снился, жизни прямо не давал. А в тумане меня и вовсе на куски порвали... - плечи Льяти невольно передернулись.
   - А что это такое и откуда? - спросил практичный Борька.
   - А никто не знает, откуда оно там взялось, - вздохнул Льяти. - Говорят только, что тут не мир, а так... копилка, в которую Хозяева собирают всё, что им зачем-то нужно, - и ребят, и зверей всяких, и растения, и города даже... только без жителей. Я, по крайней мере, никого там не видел. Ни живых, ни мертвых, только вещи разные...
   Димка вздохнул. Эта часть рассказа Льяти ему особо не понравилась, - не сама по себе, а потому, что города на Земле уж точно никогда не пропадали, - а если тут их копии, то кто тогда они сами?..
   Он вздохнул и мотнул головой, разгоняя ненужные мысли. Вот про это, пожалуй, Льяти и вовсе лучше бы не вспоминать...
   - Ты лучше про главное скажи. Откуда у тебя эти ключи, - и к чему они?
   Льяти тоже вздохнул. Было видно, что ему не очень-то хочется говорить обо всем этом, - но и отмолчаться он уже никак не мог...
   - Знаешь, я живу тут, в этом мире, уже третью сотню лет, - наконец, неохотно начал он. - И всё это время не сидел на месте. Почти везде бывал, почти всё видел, очень со многими общался...
   - И на востоке тоже? - спросил Димка.
   Льяти вздохнул.
   - Вот там нет, к сожалению. До пустыни добирался, это да. Но сквозь неё пройти не смог, - не знал, где воду там добыть. Вороны и Туа-Ти, говорят, проходят, - но не рассказывают никому, как и куда. Я этого не видел... Но говорят, что там, на берегу Тихого Моря, стоит Город Снов, а в нем, в Башне Молчания, скрыт Надир, Ось Мира, благодаря которому тут всё и происходит, - ну, все эти попадания, воскрешения... И что Ключ от него скрыт на другой стороне мира. Я до него добрался, - только взять не сумел...
   - Это почему? - спросил Димка.
   Льяти вздохнул.
   - Ключ скрыт за невидимой стеной, перед которой горит Огонь Испытания. Говорят, что взять его сможет лишь один человек, - и что такого в этом мире пока нет, а будет ли, - то неведомо...
   - Да кто говорит-то? - возмутился Димка.
   - Шаман Куниц, - неохотно сказал Льяти. - Я только раз с ним говорил, - на всю жизнь запомнил. Страшный он...
   - Горбатый, с бородавкой на носу? - не удержался Димка. До этого он и не слышал, что у Куниц есть какой-то там шаман...
   Льяти удивленно взглянул на него.
   - Нет, почему? Мальчишка, вроде тебя, - только волосы светлые до пояса. Просто он всё знает, - и про мир, и про тех, кто к нему приходит. А это, знаешь, страшно.
   - Страшно знать, что ты баран с ветром в голове? - тоже не удержался Юрка. - А ты не веди себя так.
   Льяти зло зыркнул на него.
   - Страшно знать, как ты умрешь, - и когда, - наконец, неохотно сказал он.
   - Да ну, фигня какая... - разозлился Борька. - Развели тут мистику. Шаманы, духи, хрень всякая...
   - Хрень, не хрень, а смерть он мне предсказал, - буркнул Льяти. - Мол, ступишь за край мира, - сгинешь навсегда. А я как раз туда и хочу, знаешь, тесно мне тут...
   - Да ну, фигня какая, - повторил Димка. - Мне бы этого шамана, - я бы быстро из него дурь выбил.
   - Попробуй, - хмыкнул Льяти. - Он зверями повелевает. Оборотнями в том числе. А ты им на один зуб.
   Димка вспомнил почти человеческий, жестокий взгляд громадных мохнатых зверюг, - и невольно поёжился. Встречаться с такими без автомата не хотелось, - только вот автомата у него, к сожалению, не было...
   - А как повелевает-то? - спросил он. - Тоже червяков всяких жрет?
   - Нет, у него, как раз, сила настоящая, от предков, - сказал Льяти.
   - А что ж он Хорунов тогда не побил? Оборотней бы своих натравил, - они бы сами у него в ножках ползали, да каялись во всех грехах.
   - А не хочет. Мол, не его это дело. Равновесие, мол, то, сё... всему, мол, свой срок и свои обстоятельства.
   - Во-во, - сказал Димка. - Это вы тут любите. Сиди на попе ровно, кушай манную кашку и радуйся, да ни о чем не думай, не то хуже будет.
   - Ну, я-то не сижу, - Льяти пожал плечами. - Только, знаешь, мало что с того поимел, - разные неприятности, в основном...
   - Ключи-то откуда? - потребовал ответа Димка.
   - Я их у Верасены спер, - мрачно признался Льяти. - А где он их взял, - это ты у него спроси.
   - Класс, - не менее мрачно сказал Димка. - Не удивительно, что тебя тут все гоняют. А зачем они тебе?
   Льяти вздохнул.
   - Я... ну, подслушал, что у Верасены есть ключи к Ключу, от Надира. Вот и захотел его взять, чтобы... да чтобы Хозяевам холку намылить, надоело мне тогда по лесам бегать, знаешь... Дойти-то дошел, - а вот взять духу не хватило.
   - Это как? - хмыкнул Димка.
   - А там надо руку в Огонь Испытания сунуть и держать, пока он не погаснет, - буркнул Льяти. - А он, знаешь, жжет как настоящий, - хотя и не жжет, просто ощущение такое. Я, наверное, минуту целую держал, а потом...
   - Ясное дело, не выдержал, - сказал Димка.
   - А ты сам это попробуй, - хмыкнул Льяти. - Я там чуть сознания не лишился, думал, вообще с ума сойду...
   - Серый возьмет, - уверенно сказал Юрка. - У него сила воли, - во! Не нам чета.
   - Может, и возьмет, - Льяти пожал плечами. - Но, говорят, подходит тот Ключ только одному человеку во всем мире, а кто тот человек, - никто не знает. Может, и не тот, кто тот Ключ взять может, а совсем другой.
   - Шаман говорил, конечно, - перевел Димка. - Плавали, знаем. "Большая колбаса будет съедена", и прочее такое всё.
   - Что? - удивленно спросил Льяти.
   - Это анекдот такой, - пояснил Борька. - Пришел, мол, князь Игорь к трем волхвам, и спрашивает, не отравят ли его на пиру. А они ему про колбасу... Я тебе таких предсказаний сам сколько хочешь сделаю. Нехитрое дело, - всякую бессмыслицу нести.
   - Это не бессмыслица, - обиженно сказал Льяти. - Шаман вон Волков предупреждал, что из их войны с Хорунами не выйдет добра, - так оно и получилось. Вроде лучше стало, - а вроде и хуже, да так, что неясно как исправить.
   - Да ну тебя, - буркнул Димка. - Шаманов всяких слушать, - так потом только под колоду забиться и помереть.
   Они помолчали, глядя на берег. Игорь сказал, что лучше даже не причаливать, а так и плыть вдоль него на запад, до самого устья Грань-реки, где и разбить лагерь. При попутном ветре плавание займет всего дня три-четыре, и это радовало Димку, - пешком до западного леса пришлось бы топать неделю, а то и побольше...
   - Интересно, как там наши ребята, - вздохнул Юрка.
   - Искать их мы не пойдем, - жестко сказал Димка. - Двинем сразу на Безвозвратный Город. Если их там уже в рабство взяли, - освободим. Если нет, - потом подтянутся. А по лесам бегать начнем, - так и у нас все разбегутся.
   - И правильно, - добавил Игорь. - А то всеобщий энтузиазм, знаете, штука хорошая, - только вот недолговечная. Пока-то у всех вдохновение, - а если неудачи пойдут, то быстро всё рассыплется. Бывало тут такое...
   Димка вздохнул. Это он понимал уже и сам. Вот же гадство, - подумал он. Поднять народ на борьбу с рабовладельцами, - конечно, здорово, прямо Спартаком себя чувствуешь... но ведь теперь ему же за успех всего дела отвечать. И, если он тут облажается, - его погонят взашей, как сам он эту "Аллу Сергеевну". И ладно бы, - но если весь поход провалится, а его друзья попадут в рабство...
   Юрка, похоже, думал сейчас о том же самом.
   - А всё же, интересно, как там сейчас наши, - вздохнул он. - Макс-то с Верасеной ещё ладно, - а вот Серый с Андрюхой и Антоном...
   - Там Вальфрид их встретит, - сказал Льяти. - Характер у него, конечно, скверный, как у всего его племени, - но вот предательства за ними не водится. Гостей они не привечают, это так, - но рабов не держат и Хорунов ненавидят люто. Побить, конечно, могут, - но выдать им ни-ни.
   - Спасибо, порадовал, - буркнул Димка. Вот ещё и фашисты эти недобитые, - и, глядишь, ещё и с ними придется отношения налаживать, а их ему не видеть ни хотелось, ни слышать...
   - А Макс? - спросил Юрка. - Арии эти тоже...
   - Ну, они-то ребята честные до изумления, - сказал Льяти. - Слово дают неохотно, но если дают, то держат до конца, - он вздохнул, похоже, вспоминая что-то. - А гостя предать для них и вовсе немыслимо. Да ещё и Вайми с ними, - а он, знаешь, был, говорят, странник ещё круче меня, всё видел, всё знает... если помнит, конечно.
   - Не доверяю я этому Вайми, - буркнул вдруг Игорь. - Ну вот ни чуточки. И вообще Астерам этим...
   - Это почему? - лениво спросил Димка. Думать о том, что сейчас происходит с ребятами, на самом деле не хотелось. Только изведешься весь без толку...
   - А трусы все они, - убежденно сказал Игорь. - Бегают по степи, ото всех прячутся, маски из коры носят, чтобы никто даже морд их не видел, словно фантомасы какие-то...
   - Вайми не трус, - обиженно сказал Сашка.
   - А ты в деле его видел? - хмыкнул Игорь. - А то, знаешь, бывают такие герои, - на словах-то они круче вареных яиц, а как до драки доходит, - так в кусты.
   - Не трус он, - буркнул Сашка. - Здоровый, и вообще...
   - Ну и что? - спросил Игорь. - У нас в классе Севка Вакулин был, - высоченный, здоровенный, двух меня сделать можно... Но при том, - трус страшный. Ему в морду сунут, - а он сразу на попу сядет и скулить. Заячья душонка... Если эти Астеры, - все такие отважные, то отчего ж это они всех боятся?
   - Они не боятся, у них просто обычаи такие, - буркнул Сашка.
   - Очень удобные обычаи, - ответил Игорь, проверяя, как ходит в ножнах его нож. - Здесь такое, знаешь, очень любят, - придумать какое-нибудь оправдание тому, чтобы ничего не делать. Заветы, мол, предков, ещё чушь всякая... а на деле, - лень и трусость обычные.
   - Да ладно, чего парня за глаза трепать? - буркнул Димка, усаживаясь. - Если встретим, - то посмотрим, как и что. Если нет, - то и говорить не о чем. А пока знаете что? Помолчим. Кто знает, когда ещё нам так же посидеть удастся...
   Они замолчали, глядя на едва заметные на горизонте горы. Пока ещё очень далекие, - путь им предстоял неблизкий...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Савич ""1" часть вторая" (ЛитРПГ) | | С.Бельский "Монстр 2. Улей" (ЛитРПГ) | | А.Красников "Забытые земли" (ЛитРПГ) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | С.Александра "Волчьи игры. Без правил" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Право зверя. Книга I" (Любовное фэнтези) | | К.Юраш "Принца нет! Я за него!" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Че "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"