Охэйо Аннит: другие произведения.

Племя вихреногих-4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Четвертая, заключительная часть цикла про пионеров-попаданцев.


   Глава Первая:
   Звезды на ладони
  
   О чём эта песня плакучих берёз,
   Мелодия, полная света и слёз?
   О Родине, только о Родине.
   О чём за холодным гранитом границ
   Тоска улетающих на зиму птиц?
   О Родине, только о Родине.
  
   В минуты печали, в годину невзгод
   Кто нас приголубит и кто нас спасёт?
   Родина, только лишь Родина.
   Кого в лютый холод нам надо согреть
   И в трудные дни мы должны пожалеть?
   Родину, милую Родину.
  
   Когда мы уходим в межзвёздный полёт,
   О чём наше сердце земное поёт?
   О Родине, только о Родине.
   Живём мы во имя добра и любви,
   И лучшие песни твои и мои --
   О Родине, только о Родине...
  
   Под солнцем палящим и в снежной пыли
   И думы мои, и молитвы мои --
   О Родине, только о Родине.
  
   Расул Гамзатов.
  
   Проснувшись, Димка какое-то время удивленно смотрел вверх, на лениво колыхавшиеся над ним оранжевые листья, пытаясь понять, реальность это или сон. Потом рывком сел, осматриваясь. Лес вокруг него выглядел плодом самого отборного бреда, - но это, тем не менее, была совершенно настоящая реальность. Покачивались на ветру огромные листья-пружины, клонились над озером сюрные фиолетовые "пальмы". На берегу его горел костер, на котором пеклась местная разновидность бананов, - тоже фиолетовые, в желтых пупырях штуковины, довольно отвратные на вид и малосъедобные в сыром виде. Но запеченные, они резко улучшались, становясь на вкус похожими на картофельную запеканку. Тоже не бог весть что, - но в миллион раз лучше похожей на хрящ варанятины. К тому же, этих штук здесь была пропасть, - рви, пеки и ешь. Димка не сомневался, что всего через несколько дней и эта еда ему осточертеет, - но пока что запах пекущихся "бананов" наполнил рот слюной...
   Сделав все свои обычные дела, он подсел к костру. Утро было уже довольно позднее, но к завтраку пока ничто не приступал. Все заспались, как уже обычно тут, - благо, спешить пока что было некуда. Вайми клялся и божился, что в степь нельзя идти без луков, - а их изготовление оказалось делом, далеко не быстрым, особенно учитывая то, что и Маахисы, и Льяти, и даже сам Вайми считали себя экспертами в данном вопросе, отчего каждая мелочь вызывала ожесточенные споры. Димка был даже рад, что в луках ни фига не разбирается, - это сэкономило ему массу сил и нервов. Как и остальным землянам. Неугомонный Борька, правда, пытался подавать ценные советы, - но его дружно подняли насмех. Он надулся, Димке тоже было не до смеха, - они сидели тут, в лесу, уже второй день, а дело пока продвинулось не очень. Правду говоря, пока оно не ушло дальше заготовки местных сортов дерева на пробу, - Вайми являлся в эти края со своим луком, так что даже он не знал, из чего его тут можно сделать. Льяти, понятное дело, бесился, - ему не терпелось добраться до Надира, - но помочь делу не мог. Его познания в местных сортах дерева были и вовсе равны абсолютному нулю...
   - Как дела? - спросил Димка в пространство, просто чтобы не молчать...
   - Да нормально вроде всё, - Борька сломал пополам сухую ветку и бросил её в огонь. - Вайми ночью на разведку ходил, - но никого не встретил.
   - А, хорошо...
   Димка поискал глазами Астера, - но тот бессовестно дрых, завалившись в самодельное гнездо из веток и травы, словно какая-то ворона. Вот и славно, подумал он. И что ничего не нашел, и что дрыхнет. Выносить эту личность в больших количествах было всё же трудно, из-за её болтливости и постоянных поучений, пусть даже и по делу...
   - Дрыхнет, паразит, - безо всякой нужды подтвердил Борька. - Умаялся.
   Димка вздохнул, потом, вооружившись длинной острой палочкой, выудил из углей "банан". Помахал им, чтобы он остыл. Так же поступали и другие, и мальчишка невольно улыбнулся. Зрелище и в самом деле было уморительное, - целая толпа ребят ошалело махала насаженными на палочки "бананами". Но есть всем хотелось одинаково, так что никто особо не смеялся. "Бананы", к счастью, быстро остыли, и какое-то время прошло в деловитом молчании.
   - Как дела? - наконец обратился Димка к Файму, имея в виду изготовление луков.
   - Дела идут, - буркнула та не очень-то довольно. - У нас есть образцы древесины, они сохнут...
   - И долго они будут сохнуть? - спросил Димка.
   Файму в виде ответа надулась, - явно не знала. Пропустить же этап сушки было нельзя, потому что лук из сырого дерева никуда не годился, это Димка знал даже по своему невеликому опыту. Льяти едва ли не в самом начале объяснил ему, что настоящий дальнобойный лук, - штука жутко сложная, склеенная из нескольких сортов дерева. Вообще-то, и цельнодеревянные луки у Виксенов получались неплохими. Но и такой лук надо было ещё обтянуть кожей, для защиты от сырости, проклеить её растительным клеем, а сверху ещё и обмотать плетеной из растительных волокон веревкой - для надежности...
   У землян луки уже были, причем, изготовленные ещё тогда, в селении Виксенов. На тщательную отделку у них, к сожалению, не было времени, да и луки им нужны были срочно, как и сейчас. Так что их рукоятки обмотали каким-то волокном, скрепленным растительным клеем - гладкое дерево неудобно скользило в руке, так что обойтись без рукояти оказалось решительно нельзя...
   - Можно лук из рогов сделать, их-то сушить не надо, - напомнил между тем Льяти. - У Ивана был же.
   - Ага, а где тут рога? - тут же спросил Димка.
   Льяти предсказуемо надулся. Лук у вождя его племени, Ивана Корыто, действительно был странноватый - Х-образный, из четырех наискось соединенных рогов куиври - крупной лесной антилопы. Тут она, по словам Вайми, не водилась, да и вообще с носителями рогов дела здесь обстояли неважно. Те же луки, что были у землян, смотрелись, честно говоря, убого. По крайней мере, и Вайми, и Льяти, и даже Маахисы дружно их забраковали, сочтя слабосильными.
   Вот Аглае лук достался замечательный - легкий, изящный, из чуть ли не полированного дерева, с плетеной красно-белой рукоятью и украшенный - офигеть! - двумя громадными перьями какого-то местного павлина. Но уж его-то она сделала не сама, ей его подарил один из Виксенов - робкий, застенчивый парнишка, который, однако, отлично делал луки.
   Димка вздохнул. Тому пацану он не завидовал. Попробуй-ка каменным ножом обтесать немаленький сук, чтобы хотя бы с обеих сторон вышло одинаково! Справишься за полдня - твоё счастье. Со стальными ножами дела шли быстрее, - только вот для начала нужно было хотя бы выбрать подходящий материал, а потом как-то просушить его...
   Но даже с ним изготовление луков всё равно оставалось делом сложным. Самые большие проблемы возникали, как ни странно, с тетивой. У лука Льяти тетива была сплетена из волос - и даже не его собственных, а подруги. Землянам тетивы пришлось делать из кишок стага, местных горбатых бычков, похожих на миниатюрных бизонов - и потом ещё выслушивать многочисленные "фу!" от девчонок, даже не хотевших трогать "эту гадость". Только вот и стага тут, по словам того же Вайми, не водились, а обстригать себя на тетивы девчонки точно бы не дали...
   И на одних луках дело вовсе не кончалось. К каждому луку полагался ещё колчан и налучь - всё время таскать в руках трехкилограммовую дуру длиной в полтора метра, мягко говоря, неудобно, а в местных условиях сшить их можно было лишь из шкур, - которые ещё предстояло добыть и обработать. Неясно пока оставалось, и из чего делать наконечники для стрел. Кремня под рукой тоже не было, да и возня с ним не оставила у Димки никаких добрых воспоминаний. Даже у Виксенов наконечники пришлось делать из половинок семян пальмы-бритвы - страшноватых, словно отлитых из черной фигурной пластмассы "лодочек" величиной с пол-ладони - с острым, как бритва, мелко зазубренным краем. Но пальма-бритва здесь тоже не росла, а запас стрел у землян был весьма ограниченным, - по десять штук на человека, да и у тех изрядно уже истрепалось оперение. Новое же тоже надо было добывать, - и непонятно из кого. Гусей тут явно не водилось, а оперение здешних ярких пёстрых птичек даже не стоило труда по их поимке...
   Всё это злило и бесило Димку, - он чувствовал, что время истекает, к тому же, его не оставляло ощущение, что Вайми водит их всех за нос, стараясь, по каким-то своим соображениям, задержать их отряд здесь. Но проверить это можно было лишь опытным путем...
   Димка решил, что ему нужно самому сделать вылазку в степь насчет этих самых собакинов. Ну, не только самому, а взяв с собой, например, Макса, - который, кстати, лучше всех их стрелял из лука. Что Димку ничуть не удивляло, - с такими плечами натянуть лук не проблема...
   Но и это было делом не сегодняшнего дня, - пока что мальчишка чувствовал себя слишком слабым для такого геройского похода. Переход через пустыню дался им всем нелегко и нужно было минимум три дня отдыха, чтобы они пришли в себя. Тем не менее, Димка буквально нутром чувствовал, что поход этот нужен. Ему до смерти надоело идти, как слепому за поводырем, следуя указаниям Вайми, - который, к тому же, отпускал их довольно неохотно, не желая говорить о том, как они, собственно, попадут в этот Город Снов и что им в нем делать. Если бы не это, - Димка с наслаждением послал бы его куда подальше, слушать поучения обрыдло...
   Хотя завтрак уже кончился, расходиться никто не спешил, - благо, никаких срочных дел не было, а благодатная тема для разговоров имелась, - жизнь Маахисов в их диковинном (и жутковатом, чего там...) будущем.
   - Как там у вас со счастьем всем даром? - начал тему неугомонный Юрка.
   Файму отчетливо поморщилась - верно, ей не очень-то нравился тон разговора.
   - Работа в данном направлении идет, - тем не менее, ответила она.
   - В том числе, и чтобы никто не ушел? - не унимался Юрка.
   Файму вновь поморщилась.
   - Не принято.
   Димка тоже поморщился, - от её машинного по сути языка. Но Маахисы не были людьми, и их язык очень отличался от земного. Ну и устное общение с машинами повлияло, подумал он. Пусть даже тут их и нет...
   - Даже у вас, создателей Межзвездного Союза? - между тем насмешливо уточнил Юрка.
   - Да, - буркнула Файму.
   - Не такой уж он суровый, - заметил Димка.
   - Так почему суровым-то быть? - удивился Талка.
   - Ну так ещё же не одержана окончательная победа над мрачным миром капитала, - вдохновенно начал Юрка. - Кровавые буржуины до сих пор зловеще угнетают рабочих и пьют их кровь. Армады агрессоров, вооруженных оружием агрессии и разбоя, бродят вдоль границ Союза и ищут, где бы напасть. Тлетворные буржуазные пропагандисты отравляют неокрепшие умы подрастающего поколения беззастенчивой рекламой своего образа жизни. В общем, ваш бронепоезд должен быть на запасном пути.
   - Не хотим, - буркнула Файму.
   - Окончательной победы коммунизма? - удивился Димка.
   - А зачем она СИЛОЙ? - в свою очередь удивилась Файму.
   - Ну... логично, - неохотно признал Димка. - Коммунизм должен победить в ходе повышения сознательности масс.
   - Вот только что-то никак она не растет, - заявил вдруг Матвей. - Эти проклятые буржуины подкупили пролетариат своими акциями и золотыми флаерами, и тем подорвали исторический прогресс. И ваша задача - сбросить буржуинов с парохода современности. Но с другой стороны - у мьюри тоже всё продумано же.
   - Вот-вот, - подкупили, - немедленно поддакнул Юрка. - Боялись пролетарской революции.
   - И у них всё тоже на чистом энтузиазме и любви к Великой Родине? - съязвил Димка.
   Матвей хмыкнул.
   - Они скажут не так.
   - Платят неплохо, весьма неплохо? - предположил Борька.
   - Заработать там можно, - заметил Талка. - Всегда. Хотя иногда очень странными способами. Например, еретиком на костре в кино - ожоги потом вылечат. И общество - идеальное. С точки зрения тех, кто стрижет купоны и имеет гешефт и профит. Но общество своё мьюри да - любят.
   - И, наверное, не за то, что каждый там имеет право созерцать портреты Великого Вождя? - ехидно заметил Матвей. - А может полететь на личном флаере в гипермаркет и купить тонну крабов в коньяке. Ну, если деньги есть, конечно.
   - А права и допуск к полетам? - спросил Димка.
   - А есть. А то товарищ врежется ещё во флаер Уважаемого Гражданина. Или ещё во что-то ценное.
   Талка улыбнулся.
   - Да. А если денег нет - их можно научиться зарабатывать. Платно. Ну правда, если совсем нет - контракт на обучение будет интересный, но это не проблема: красота - тоже ресурс. Законы мьюри разрешают покупку доли в перспективах заработка выпускника и авансирование ему средств, необходимых для финансирования его обучения, - при условии, что он согласится платить кредитору определенную долю своего будущего заработка. У мьюри нет никаких юридических препятствий для частных контрактов такого рода, даже если они экономически эквивалентны покупке доли в доходе выпускника, и, таким образом, частичному рабству.
   - То есть, школьники у мьюри продают себя в рабство? - ошалело спросил Димка. Такого вот он не мог даже представить.
   - А почему - рабство? - удивился Матвей. - Ограниченный контракт. Называется так. Но Аниу почему-то говорят, что рабство. Ну и ученики у мастеров в средние века - какие у них были права? 
   - Молчать в тряпочку и учиться, - ответил Сашка. - Будешь стараться - станешь мастером. Всего-то лет через двадцать. А пока - делать, что говорят.
   - А если там хозяин-садист? - спросил Димка.
   Талка лишь пожал плечами.
   - В принципе, у мьюри есть служба, которая следит за состоянием рабов и можно жалобы туда отправлять, и в некоторых случаях сотрудники даже могут что-то сделать. В принципе. Может быть. И вообще, эта служба не в интересах рабов, а в интересах защиты строя, скорее. Но всё же иногда вмешиваются, пусть и мало что могут сделать.
   - Служба защиты животных? - предположил Матвей. - Проверяет, свежий ли корм, регулярно ли чистят лоток, дают ли ошейник от блох и так далее?
   Талка улыбнулся.
   - Да. И даже если этот школьник после выпуска только ноги раздвигает в ошейнике - это не значит, что он всегда это будет делать. Плата за контракт там всегда есть. Но вот ей воспользоваться... тоже нужно суметь. Даже если товарищ доживет до окончания срока контракта.
   - А что - с медициной плохо? - удивился Димка.
   - Хорошо. Для тех, у кого много денег. А для тех, кто должен потом много денег получить - как раз плохая. То есть, это незаконно, конечно, но нарушения... бывают. А ещё можно не платить, а сразу кредит дать.
   - Кредит? Рабу? - удивился Матвей.
   - Пока-ещё-не-рабу, - пояснил Талка. - Чтобы стал рабом. Кредитным.
   - То есть, так можно на нормальный универ заработать? - всё ещё ошалело спросил Димка. - Или совсем в долгах погрязть, если плохо стараешься?
   Талка усмехнулся.
   - И то, и то. Возможно, что  кто-то так и будет "украшением двора и отрадой глаз" работать, просто потому, что понравилось.
   - Как Вайми в рабстве? - предположил Димка. - Где он успешно играл роль ломехузы, порабощая хозяев ментально и необратимо подрывая их продовольственные запасы, а также и психику.
   - Он сам мне про это рассказывал, - подтвердил Борька. - Как его, прекрасного юноша, ваяли, кормили тортиками, чесали ему ухи и так далее, - правда вот гордо рассекать в одном ошейнике было иногда таки холодно. А были же и такие хозяева-извращенцы, которые кутали юноша невинного в паранджу, чтобы не пялились даром. Хотя, с другой стороны, у данного юноша были собственные рабы, которые чесали ему лохмы, носили жрать, обмахивали опахалами, отгоняли от него мух, умащали экзотическими маслами, подравнивали брови и так далее.
   Талка улыбнулся.
   - Ситуация не уникальна для мьюри в принципе. 
   - Как в Древнем Риме, где вольноотпущенники, а иногда просто рабы запросто покупали сенаторов и так далее? - предположил Сашка.
   - А причем тут?.. - Талка удивленно взглянул на него. - Хотя чем-то похоже, да.
   - У вас дипломаты на Мьюри Прайм есть же? - вдруг спросил Матвей. - Чтобы взятки буржуям давать и так далее. В том числе, и парнями прекрасными.
   Файму недовольно взглянула на него. Верно, постоянные насмешки Матвея над её родиной здорово её раздражали.
   - Не так, - возразила она. - Нет, дипломат может взятки давать, если надо по работе, но может и себе купить что-нибудь интересное, чисто для личных нужд например или там для представительства.
   - Прекрасного юноша в одном ошейнике для выгуливания его на поводке? - ошалело спросил Димка.
   - Нет. Такого вот нет. Это у мьюри разврат.
   - А при коммунизме то же самое, только с другими названиями? - не удержался Юрка.
   - При коммунизме есть только один вид любви, - и это любовь к Партии, - гордо заявил Матвей. - А чем там народ дома занимается, - мы не знаем, потому что чтим права личности. Наверное, классиков конспектирует. А что стоны и крики слышны, - так это всё от энтузиазма. И вообще, чем коммунизм отличается от общества с БЖП? Где всяким бездельникам платят за то, чтобы они по магазинам шлялись и давали им прибыль?
   - Тем, что деньги есть? - ошалело спросил Димка.
   - При коммунизме как раз нет же, - усмехнулся Матвей. - Зато есть Духовность, которой нет при биздуховном буржуинстве.
   - Это в честь чего?
   - В честь того, что коммунизм, - высшая общественная формация, при которой отношения внутри общества достигают окончательной гармонии и духовные потребности начинают доминировать над материальными, - важно заявил Юрка, явно цитируя классиков.
   - И что?
   - При коммунизме народ готов жить под кустом ради возможности слушать музыку великих композиторов и читать Хайдеггера в подлиннике, - не менее важно пояснил Матвей. - А при капитализме народ пишет порнуху про школьников в ошейниках и всякое такое.
   - У авторов тех произведений явно не духовные потребности доминируют, - буркнул Димка.
   - Ну так они не при коммунизме живут, - ответил Матвей.
   - А при коммунизме такое нельзя писать? - спросил Юрка.
   - Нет.
   - А почему?
   - Потому что разврат и подрыв единственно верной коммунарской морали, - пояснил Матвей. - Можно писать трагедию про моральные страдания робота, который не может выполнить план по выпуску искусственных цветов из-за срыва поставок оцинкованной проволоки. Или про духовные страдания пионера, который пукнул в присутствии Учителя. Или про товарища, который увидел, что ребенки скачут по клумбе и теперь не может спать и кюшать от мыслей, что молодежь совсем дурацкая пошла.
   - А робот имеет моральные страдания? - удивился Димка.
   Матвей улыбнулся.
   - При коммунизме имеет. Потому что там любой труд будет одухотворен.
   - В смысле, при коммунизме таки будет рабство? - спросил Юрка. - Ладно - с роботами, но если они могут испытывать страдания и люди считают, что роботы могут страдать, и при этом вкалывают роботы... а почему? Потому что созданы так, чтобы работать на благо общества?
   - Да. И очень страдают, если не имеют такой возможности.
   - Ну так а почему только с роботами? - спросил Димка.
   - Люди, естественно, тоже страдают, если не могут приносить пользу обществу.
   - А от невыполнения плана - нет? В чем разница?
   - От невыполнения плана люди тоже страдают, так как это лишает их права приносить пользу обществу, - ответил Матвей. - Но невыполнение плана возможно лишь по причине обстоятельств непреодолимой силы. Например, нехватки оцинкованной проволоки.
   - Где в таком коммунистическом обществе граница между роботами - по сути рабами и людьми? - спросил Димка. - Происхождение? Роботы из металла?
   - Естественно, - улыбнулся Матвей. - Кроме того, роботы не могут испытывать высокие чувства, особенно любить. Но люди там тоже очень любят работать. И очень страдают, если не имеют такой возможности.
   - Страдать, значит, можно? - спросил Сашка.
   Матвей улыбнулся.
   - Разумеется. Именно это делает человека человеком. Способность страдать от несчастной любви, от невыполнения плана, от того, что на далекой планете угнетают туземцев и так далее.
   - А как же эксплуатация человеков тогда при коммунизме?
   - Эксплуатация человека человеком при коммунизме невозможна в силу отсутствия при нем товарно-денежных отношений и всеобщей высокой сознательности, - ответил Матвей. - А когда некая дева побуждает некого юноша лететь на Венеру за ценным камнем для колье - это совсем другое. Или некий начинающий юнош побуждает некую начинающую деву сделать за него домашнее задание, обещая взять её на рыбалку. Или когда знаменитый художник говорит менее знаменитому - мол, вскопаешь мне огород, попадешь на выставку. Но эксплуатации нет.
   - А работать на выполнение Плана?
   - Это работа на благо всего Человечества.
   - И при этом не эксплуатация?
   - Нет. Потому что нету класса эксплуататоров, получающих прибыль от подневольного труда трудящихся. Эксплуатация бывает лишь в брачной жизни, по взаимному согласию сторон.
   - Люди, на которых вкалывают роботы, не эксплуататоры?
   - Эксплуататоры. Но роботы рады вкалывать на людей, потому что в этом заключается их функция. Неспособность исполнять которую несет им тяжелые моральные страдания.
   - То есть Аниу запрограммировали рабов так, что они от рождения счастливы, что они - работают?
   - Роботы не рабы, - разозлилась Файму. - Роботы -это роботы. Их функция работать.
   - А у рабов какая функция? - удивился Димка. - Не работать?
   Матвей улыбнулся.
   - У некоторых да. Типа нашего товарища Вайми. Вернее, их работа - украшением двора и отрадой глаз работать. Или ещё и на спине, если хозяин извращенец - но это ж как бы тоже не работа. А так-то у такого товарища и свои рабы могут быть, которые его моют, чешут, одевают, носят кофе в постель и так далее. 
   - А почему нельзя так с людьми? - спросил Димка.
   - Потому что права человека же, - удивился Матвей. - И человека не нужно заставлять работать - он и так рад принести пользу обществу. Потому что работа, особенно творческий труд, есть высшее наслаждение для разумного существа.
   - Роботы тоже рады принести пользу, - возразил Димка. - В чем разница?
   - Роботы не могут в Высокие Чувства. Особенно в Любовь. Это же недоступно машинам. И в творческий труд тоже не могут. А так-то желание приносить пользу обществу есть естественное свойство любого разумного существа на наивысшем уровне развития.
   - И что, у Аниу только про это и можно писать? - спросил Сашка.
   - Про школьников в ошейниках тоже можно, - неохотно признал Талка.
   - У вас тоже? - удивился Димка. - Это же как бы не вполне совпадает с коммунарской моралью.
   - У Союза не у всех миров ЕДИНАЯ мораль, если что.
   - И нет споров о том, чья мораль моральнее? - тут же спросил Юрка.
   - Мораль моралью, но привычка не лезть в чужие отношения, - у нас тоже есть.
   - Даже если там декаданс и моральное разложение? - спросил Сашка.
   - По чьим критериям? - тут же спросил Талка.
   - А нету стандарта коммунистической морали? - удивился Юрка. - Типа коммунар коммунару друг, товарищ и брат, коммунар ставит духовные потребности выше материальных, неустанно отдает все силы духовному самосовершенствованию и так далее.
   - Есть несколько, - признался Талка.
   - Разных? - удивился Димка. - И нет споров, чей кодекс более коммунарский?
   - Есть, разумеется. И много. Только попытки всё унифицировать - они были уже. Иногда успешные даже.
   - А потом приходилось жалеть, потому что научные школы уникальные... были? - серьёзно уже спросил Матвей.
   - Да.
   - Восстановить удавалось?
   - Не всегда.
   - Народ хотел вашу мангу и больше ничего?
   - Да. Бывает. Поэтому теперь плюрализм.
   - И Учителя постоянно дерутся, выясняя, чья ВТВ больше В? - вновь сменил тон Матвей. - Тогда неудивительно, что педагогический процесс у вас так запущен и воспитуемые разлагаются морально и физически.
   - Нет, - буркнул Талка.
   - А что тогда Учителя делают? - спросил Матвей. - Пишут статьи в журнал "Коммунистическая педагогика", где идет перманентная дискуссия? Даже без перехода на личности?
   - Да, - улыбнулся Талка. - Ну в общем - оправдалось. 
   - И надирание ух детЯм тоже запретили, на всякий случай? - спросил Сашка.
   Талка вздохнул.
   - А вот тут - воспитание.
   - Через надирание ух и поп?
   - В том числе. Правда, основной метод правильного воспитания - относится к ребёнку, как к взрослому, и реагировать не на эмоции-истерики-капризы, а требовать объяснения запросов и претензий. Вежливо, мягко, как с неумным взрослым, но требовать-спрашивать-объяснять на взрослом языке, и добиваться ответов на взрослом языке. Это работает даже с очень запущенными аутистами. А если не работает, то там и медицина бессильна. Как, впрочем, и со взрослыми. Правда очень уж это долго и муторно - воспитание ответственности.
   - Но это работает?
   - Да. Один из побочных эффектов, особенно после того, как мы научились базы знаний делать - совсем не зря у нас очень мало что из бытовой химии запрещено к продаже, потому что сделать взрывчатку найдут из чего угодно. Или там наши интерфейсы компьютерных систем. С точки зрения обычных пользователей той же Йенно Мьюри они либо очень сложные и часто ресурсоемкие, либо очень простые и неполноценные - а потом выясняется, что просто надо было поменять настройки. Либо вообще не пригодные к использованию обычным пользователем-мьюри, который только порнуху на компе смотрел. По тем же причинам - нет лицензирования продаж носимого гражданского оружия. Если кому-то сильно будет надо - сделают домашним фабрикатором или НЕ домашним, и это ограничивать - слишком много помех.
   - Такой крутой фабрикатор в каждом доме, что прямо бластер сделать можно? - удивился Сашка.
   - Да. При этом у тех же мьюри летальное оружие ОЧЕНЬ редко покупают - про ответственность народ там в курсе, а за труп при самообороне на Йенно Мьюри будут проблемы, даже если четко доказано, что это самооборона, и отговорки типа "ну, я в голову не целился, это случайно пули прилетела", даже если это правда - не помогут.
   - Даже если буржуя какого-то грабят? - удивился Димка.
   Талка фыркнул.
   - Буржуям самообороняться можно. Даже если на них не нападают. Вот другим лучше даже не пробовать.
   - А кто решает, кто буржуй?
   - Власть предержащие, ясное дело.
   - Вроде либертарианство же, - удивился Матвей. - Право на самооборону там очень уважают вроде.
   - Да. Кого надо право. Ну и наука двигается тоже.
   - В направлении превосходства над вами?
   - Вширь.
   - Как британские ученые? Которые изучают гомосексуализм у дождевых червей и всякое такое.
   Талка улыбнулся.
   - И это тоже. Обогнать нас - ну, нельзя. Никак.
   - То есть, ваша техника, -  это предел, дальше только магия? 
   - В ширину можно многое.
   - Звезды Смерти, армады из 100500 стардестройеров, миллиарды триллионов штурмовиков и так далее? - непонятно спросил Матвей.
   - Да.
   - А воевать тогда не пробуют? - спросил Димка.
   Талка усмехнулся.
   - Пробуют. Кто-то даже думает, что у них получилось. Только вот потом выясняется, что можно напасть на, допустим, слаборазвитую планету Союза, и успешно даже, и они даже не будут совсем уж сильно сопротивляться, и дадут высадить десант даже возможно... Но вот только потом свалится наша эскадра, точнее одна эскадра, - на уже почти захваченный мир, а ещё одна, - к завоевателям.
   - А кроме вас разве некому помочь?
   - Есть. Мы не одни такие.
   - Но не такие суровые? - спросил Димка. - Или более?
   - И более, и менее.
   - Ещё более суровые? Где не знаешь, за что убить буржуина - придумай?
   - Ну, если завоеватели сдадутся сразу - им даже не будут выносить инфраструктуру и предложат просто выплатить репарации тем, на кого напали, может даже символические.
   - Всего-то 100500 тонн золота? - спросил Димка.
   - Нет. Один из типовых вариантов - выдать виновных в принятии решения, и мы проверим, полный ли список, и если нет - расширим.
   - Что с ними будет?
   Талка вновь усмехнулся.
   - А мы подумаем. Обычно, кстати, ничего особо страшного с рядовыми исполнителями, а вот с организаторами агрессии могут зло пошутить... 
   - Продать на Джагган в роли пони? - спросил Матвей. - Или таки улицы послать мести. 
   - Наш Союз не занимаются работорговлей, - вступил в разговор Вэрка. - Угу - по факту лучше бы занимались в таких случаях. Пастухи у нас любят в таких случаях "реабилитацию" устраивать... после неё обычно бегут искупать грехи... и на Джагган тоже, добровольно подписывать там контракт пожизненный и без ограничений почти, потому что если личность САМА подписывает такое - то может выбирать. И никакой ментокоррекции с промыванием мозгов, обычная позитивная реморализация. Всего-то показали, что другим тоже больно и так далее. Правда, некоторые почему-то бегут потом контракт подписывать как раз со спецификой. Потому что после реабилитации той - ну, в общем по критериям Джаггана это не "сошли с ума", а по критериям Йенно Мьюри - потеря дееспособности, нужен адвокат, который выберет хорошего опекуна и пропишет условия лечения.
   - А нету? - спросил Димка. - И товарищ жаждет работать в джагганском борделе, ибо его так страшно мучит совесть?
   Талка усмехнулся.
   - Ну да. Есть товарищи, кто считает Союз слабым - в том числе потому, что не известно ни единого случая, когда мы использовали вооружение планетарного класса... всерьёз.
   - Не нужно, потому что супертанки в 100 000 тонн и миллиарды добровольцев с энтузиазмом, всегда готовых разогнать отряды буржуазной полиции? - спросил Матвей.
   Талка усмехнулся.
   - В общем-то у других рас Союза это всё тоже есть. Но упор на местных - если уже масс-операция.
   - А если местные тупые или вообще хунвейбины?
   - Скорее Союз не считает нужным уничтожать массово именно население, - пояснил Вэрка. - Это уж совсем не по-коммунарски было бы. Ну и например за действия вроде тех, которыми товарищ Мао знаменит, - наши советники одернут. Или сами свалят, если народ реально за этого товарища. Если помощь ну явно не удалась и народ таки против неё, - есть критерии оценки, - будут договариваться на тему, что делать с теми, кто нам доверился. Возможно, эвакуируют на одну из колонизуемых планет.
   - Но выносить товарища таки не будут, даже если там отрезание голов грамотеям и другие гадости? - спросил Матвей.
   - Да, мы, Аниу, мешать этому не будем, а спокойно будем передавать данные тем, кто хочет заняться решением вопроса.
   - Окончательным? - спросил Матвей.
   - Нет. По городам-то никто атомными бомбами не бьет. Просто приземляются гражданские вроде бы корабли и из них выходят... добровольцы. Если поймут и не пустят... ну как бы да, - ПКО и всё такое. Но есть ведь и военные десантные челноки и военные носители. В случае мьюри вполне может быть, что очередной транспорт с одной из колоний будет мирно возвращаться, но при входе в атмосферу, - у них же корабли садятся обычно? - внезапно развалится на части, "части" начнут маневр расхождения, ЭМИ-заряды ослепят локаторы и дадут шанс совершить посадку идущим с большой перегрузкой капсулам с десантом. Есть и более тонкие схемы, но редко надо. Вот если у всего населения мозги капитально промыты и просто нет беженцев вообще, - то сложнее. Тогда надо спровоцировать буржуев на агрессию...
   - Ну, за этим дело не станет, - заметил Матвей. - Достаточно организовать рядом колонию коммунаров.
   - Если кого-то ТАК просто спровоцировать... ну, в общем, даже у мьюри есть структуры, которые организует колонию такую под ключ, - добавил Вэрка. - Ясно, не даром.
   - Коммунары для провокации буржуинов платно? - ошалело спросил Димка. - И много берут?
   Вэрка усмехнулся.
   - Много. Ну, не коммунаров, конечно, а тех, кто даст повод для "контрнаступления в целях самозащиты", чтобы планету нужную отжать. Пираты там и всё такое.
   - Или злобные буржуи, чтобы вас спровоцировать? - предположил Сашка.
   Вэрка хмыкнул.
   - Да. Только больше так не делают, потому что у нас просто убивают за такое.
   - А это не слишком? - спросил Димка.
   Вэрка вновь хмыкнул.
   - А надо уметь вести себя нормально. Без провокаций и так далее.
   - Как бы да, - подтвердил Талка. - НЕ надо пытаться играть с нами в эти игры. Если же хочется просто торговать, - контракт по законам Йенно Мьюри со всем, что полагается для "внешнего" контракта и уверенностью, что нас поняли. Иначе проблемы будут потом не по договору, а по морде. А в случае провокации будет-таки заказ на демонстративную ликвидацию провокаторов, и чтобы следов не осталось, что это заказ, но всем всё было понятно.
   - Чай с полонием? - вновь непонятно предположил Матвей.
   - Сердце остановится. Без всяких внешних причин.
   - Не считая удушения подушкою? - предположил Сашка. - Я детектив один читал, где бандит удавил ненужного подельника жопой, сев ему на грудь. Следов от жопы, наверное, не остается?
   Талка фыркнул.
   - Просто без.
   - Смерть наступила от прекращения жизни?
   - Да. Проходит в том числе потому, что у Союза и договор о военной помощи общий и потому, что трогать, - чревато.
   - А у злобных буржуинов никаких договоров о военной помощи нет? - удивился Димка.
   - Есть, но глобальных нет.
   - Мьюри и прочие сторки опять сами за себя все?
   Талка улыбнулся.
   - Мьюри и сторки как бы смертельные враги. Джаго и сторки тоже. И так далее. Нет, если слишком сильно давить, то какой-нибудь альянс возникнет. А пока каждый сам за себя.
   - Никакого агрессивного блока НАТО, Антикоминтерновского пакта и так далее? - удивился Сашка.
   - Есть, и много разных. А толку?
   - Отряды буржуазной полиции не катят против Первой Конной, усиленной танками КВ? - предположил Юрка.
   - Скорее... может оказаться, что мы думали, что у нас танки против Первой Конной, а оказалось, что у нас танки против миллиардов боевых роботов и Первой Конной тоже.
   - Лошади-терминаторы на мотоциклах? - вновь непонятно спросил Матвей. - У буржуинов нет никаких шансов.
   - А у нейтралов не будет ничего? - спросил между тем Сашка.
   - Они могут вступить в Федерацию Йенно Мьюри, - усмехнулся Талка. - После подписания договора о свободной торговле и гарантий ихним инвестициям.
   - И что, прямо всё соблюдают? - спросил Димка.
   Талка пожал плечами.
   - Ну - в Джаггане будут вообще плевать на законы, а тут хоть какие-то.
   - Ну да, - подтвердил Вэрка. - И негров не вешают, то есть джаго.
   - Вешают, но за дело и после суда? - предположил Матвей.
    - Законы у мьюри, - вопрос отдельный, но их можно изучить, и если не нарушать, - видимо, не повесят. А если всё же приговорят к повешению, - есть ненулевые шансы обжаловать решение.
   - Ну, формально там перед законом все равны, - подтвердил Талка. - Но вот мальчиков местных насиловать джаго ну, не надо. У мьюри мультикультурность, конечно, и их суд вообще самый гуманный... но до него ещё дожить надо. А то у подсудимых совесть постоянно просыпается, и они зверски кончают с собой. Кто-то попой на бутылку от шампанского сядет, кто-то жидкость для чистки канализации выпьет, кто-то вообще двести раз ударит себя дубинкой по голове. Дикие люди.
   - Ничего себе... - только и смог сказать Димка.
   - Там и для своих-то общество не слишком гуманное. А что джаго приносят доход, - ещё не значит, что они люди. И вообще у них хари противные. То есть, суд Линча там тоже вполне бывает иногда. И даже в белых балахонах. Нет, мы не знаем, кто все эти люди. Да, это, конечно, безобразие. Мы с этим боремся. Вон, на заборах расклеили плакаты "расизм зло!" Да, помогает. Вон, вчера один джаго назвал мьюри козлом, - а потом ударил себя башкой об стенку. 47 раз. Осознал и раскаялся.
   - А у джаго мьюри себя за расизм башкой об стенку не бьют? - спросил Сашка. - Потому что появление блока социалистических государств фатально обостряет противоречия между ведущими империалистическими державами?
   - С одной стороны - да, - согласился Талка. - С другой стороны - скорее уж учит не доводить народ. А кто-то скажет - мыть мозги.
   - Что лучше уж буржуинство со всеми его налогами, чем страшный коммунизм, где никто не может заработать? - предположил Сашка.
   - Да, - сказал Талка. - Очень часто на госуровне без разницы по большому счету - мы обеспечиваем лояльность свободных граждан или подчинение рабов. Ну да, для граждан методы не такие грубые.
   - Без клетки с крысой даже? - вновь непонятно спросил Матвей.
   - Да. ВР-капсулы и демократия, более-менее управляемая. Да и не обязательно рабы должны себя рабами считать. Могут считать себя свободным гражданами, которым даже БЖП платят и дают возможность денег заработать на сложных контрактах или там в ВР. И свободно писать в соцсетях, как они любят Демократию и демократов.
   - Ещё неплохо бы социальные лифты прописать, - предложил Вэрка. - А то резьбу сорвет, если гайки всё время завинчивать.
   - Получение должности старшего раба 3-го ранга? - усмехнулся Матвей.
   - Виртуальность у мьюри же вполне есть. Для обучения эта штука очень удобная. А также прогрессивная технология подготовки идеальных - вот каких надо - то и будет граждан или идеальных рабов. В теории, по крайней мере. Пока что не умеют, но очень хотят, потому что выгодно же. Очень.
   - А у вас виртуальности не бывает? - спросил Сашка.
   - Бывает. Но не для того, чтобы мозги компостировать, а наоборот. Для развития.
   - А без виртуальности мозги разве компостировать нельзя?
   - Смотря что считать, - ответил Талка. - Обычно считается, что если без аппаратуры, чисто словами - хоть первобытность, но сложности с подготовкой и малая эффективность. 
   - Ну, у шаманов вроде хорошо получалось, - заметил Эдик, заметно передернувшись.
   - Минимальное требование для "с аппаратурой" - те же ВР-капсулы с нейроконтактом - мьюри, полноценно ковыряться в мозгах и так далее - зависит от, но в основном дайрисы, загрузка сознания - ни у кого вроде пока нет, - продолжил между тем Талка. - ВР у нас есть и хорошие спецы.
   - И там как раз кипячение в глубоких магмах и так далее? - насмешливо спросил Матвей.
   - Там много что, для тренировки эмпатии.
   - Десять ступеней инфернальности? - Димка вспомнил "Час Быка" Ефремова.
   - Да, - подтвердил Талка. Верно, Матвей уже рассказывал ему об этом...
   - С мужественными молодыми добровольцами в роли тормансиан, которые бьют желающих по почкам и сажают голой попой на умаага? - немедленно спросил Матвей. - Спина у которого стесана в виде острого клина или снабжена деревянными челюстями для сжимания самого дорогого.
   - Да ну тебя! - Талка смутился.
   - А у мьюри бывает такое обучение? - спросил Димка.
   - Да. Если товарищ согласен, что такие вещи - надо оплачивать, и НЕ по штатной ставке.
   - Да, с этой точки зрения коммунизм страшное преступление, - заметил Матвей. - Любой труд должен быть оплачен. Даже битьё.
   - Дело не в коммунизме, дело в том, что у мьюри изначально другие условия, - возразил Талка. - У них на самом деле есть варианты и для тех, кто только секса в разных вариантах хочет, но от каждого такого - по способностям.
   - А вместо потребностей - по морде? - спросил Димка.
   - Ну да, что-то типа того, - Талка улыбнулся.
   - А у вас такого не бывает? - спросил Сашка.
   - Бывает. Но такое лечится. Кстати, один из других вариантов - эмиграция.
   - А можно? - удивился Димка.
   Талка усмехнулся.
   - Можно. Ещё и посоветуют куда - угу, кто-то расценит как "катитесь в свой капитализм". Это всё не секрет, но и не разглашается особо. А ещё был случай, когда буржуи, давно уже, попробовали внедрить агента. Один раз. На слаборазвитую планету Союза. Что там произошло - засекречено, но после этого некоторые рекомендации локальным службам здоровья были дополнены.
   - Это кто к вам так внедрялся? - спросил Димка.
   - Мьюри. Который свихнулся от бесплатного хлеба в столовых и начал его воровать. На чем и попался.
   - А у вас не бывает... от жадности? - спросил Димка.
   - Бывает, - Талка вздохнул. - Но в пределах Союза с миграцией проблем нет. Особенно если примерно тот же техлевел.
   - А если нет? - спросил Матвей. - Сдавайте экзамен на управление домашними роботами? И хорошо, если не на программирование их, с полной сборкой-разборкой и теорией работы процессора.
   Талка усмехнулся.
   - Далеко не только. По культуре тоже.
   - Включая малоизвестных африканских поэтов Х века? Точнее, их местный аналог.
   - Ну, желательно, но вам помогут научиться. И всё равно могут быть ограничения, и это НЕ поощряется.
   - Потому, что все захотят туда, где бутерброд, сам лезь в рот? И потому сдавайте экзамен для жизни в совершенном обществе? Но вы НЕ сдадите, его и у нас-то никто, собственно, не сдаст.
   Талка вновь улыбнулся.
   - Стройте совершенное общество у себя. Поможем. И развитые расы Союза тоже помогут.
   - Созданием бутерброда, который сам лезет в рот?
   Талка удивленно взглянул на него.
   - Зачем такое? Просто помогут.
   - А если буржуи какие-то к вам захотят? - спросил Димка.
   Талка лишь пожал плечами.
   - Пожалуйста.
   - И их к вам пускают? - удивился Димка.
   - Обычно пускают. Если сразу не наглеть, но дальше - проверят, кто это и зачем, и в некоторых случаях могут попросить свалить.
   - Если господа реально шпионы?
   - Да. Или создают проблемы.
   - А если НЕ создают - то пусть их шпионят?
   - Да. Пусть сливают пропаганду.
   - "Не мог передать вчера донесение - обожрался крабами", - Юрка хихикнул.
   - А, между тем, уже скоро обедать пора, - Талка поднялся и посмотрел на небо. - В лес пошли, жратву на обед собирать. Нас-то крабами никто не завалит.
  

* * *

  
   После обеда мальчишки вновь собрались у костра, на берегу озера. На сей раз, Файму с ними не было, - она вместе со своими девчонками двинула в лес, на поиски подходящей для луков древесины. Талке и Вэрке наверняка было неловко филонить, - но Димка, честно говоря, был рад, что они здесь, а Файму там, в лесу. Таких вот разговоров о своей далекой родине она точно не одобрила бы, в этом плане она ничем не отличалась от Аглаи...
   В этот раз разговор зашел о задержании шпионов проклятого буржуинства, которые нет-нет, да пробирались на территорию Союза.
   - Надежнее всего просто подстрелить, но не насмерть, - со знанием дела вещал Талка. - До медкапсулы дотащить не проблема совсем. В наших условиях. А парализаторы и прочее - там проблема с тем, что против них куча разных защит есть, и если не знаем, что, и есть ли вообще - либо не будет эффекта, либо это будет летальное оружие. Ну и стоит знать биопрофиль цели, хоть примерно.
   - А встроенного сканера нет? - удивился Матвей.
   - Не всегда.
   - Дорого? 
   - Да. Долго им проверять и нужны базы. А то много в галактике всяких...
   - А чем подстрелить-то? - спросил Димка.
   - А просто пистолетом, обычным, - ответил Талка. - Или там плазменником интеллектуальным. Перед тем, как мы сюда попали, как раз такие появились. Там можно мощность выстрела, например, регулировать. Или если цель в броне без шлема и стрелок знает, что в броне и хочет обезвредить - такой интеллектуальник скорректирует выстрел так, что плазменный заряд взорвется перед лицом. По нашим меркам это серьёзные ожоги лица, поврежденные глаза, видимо, поврежденные легкие, а по меркам мьюри совершенно запросто - смерть за несколько минут. Предупредительные выстрелы - нельзя, потому что перезаряжается плазменник долго. Если пользователь такой пушки или само "железо" решило стрелять - значит, лишь на поражение.
   - Всё по заветам товарища Сикорски, который никогда не пугал народ своим восьмизарядным "герцогом" и доставал его только чтобы кого-то убить? - вновь непонятно спросил Матвей.
   - Да. Но тут ещё можно достать и держать в руках, но не стрелять - сам выстрелит, как нападут.
   - Да здравствует умное оружие, - фыркнул Димка. - Если что, претензии к нему, а владелец вообще ни при чем.
   Талка лишь пожал плечами.
   - Как настроил.
   - Кто предупредил - тот не виноват? - спросил Сашка. - То бишь первый выстрел холостой, если не подействовало - клиент сам себе злобный Буратино.
   - Совсем не факт. У военных наших предупреждения не стоят. В лучшем случае - достанет и будет только целиться. Но если его атакуют... таки да. Он не виноват будет.
   - А реально шпионы бывают? - спросил Сашка.
   - У нас... ну, бывает. Раз в несколько лет. На весь Союз - чаще. Исход... различный. Обычно без гор трупов всё.
   - Страдают лишь виновные?
   - Не всегда. Бывает и невинные. Всё же плазменные заряды, например - не разбирают цель, особенно если плохо нацелены или там отражаются защитой.
   - Отражающее поле СДФ? - предположил Димка.
   - Не совсем.
   - А что тогда? 
   - Электромагнитное поле управляемое плюс нарушалка нейтральности плазмы. Для нас это доступная технология и есть способы противодействия. Собственно, даже у скрытой брони наших разведчиков - похожий принцип используется как часть защиты.
   - А как та скрытая броня выглядит? - спросил Матвей. - Если просто как пиджак или футболка - там явно мало спрятать можно. Ну и современный бронежилет же несколько сантиметров в толщину - потому, что просто брони мало, надо ещё гасить энергию удара, а мьюри всякие будут же из бластера стрелять вообще. И хорошо, если просто плазмой, а не лазером или там пучком мезонов.
   Талка лишь пожал плечами.
   - Пучковое оружие - стационарное обычно. И нет, это не одежда. Просто тушка... плотная.
   - На ощупь? - удивился Димка.
   - Да. И размер у такой тушки... обычно он большой.
   - Три метра в высоту, два метра в ширину? И в толщину?
   Талка улыбнулся.
   - Похоже.
   - А смысл тогда скрывать? Такого слона за километр видно же будет.
   Талка замялся. Похоже, его, как говориться, "понесло", и теперь он понял, что ляпнул что-то не то.
   - Всякие модели бывают, - туманно сообщил он. - Некоторые вообще никак не видно, даже в голом виде.
   - А врач какой-нибудь? - спросил Димка.
   Талка пожал плечами.
   - Обычно нормальное - правда, есть критерий нормальности, - обследование такое заметит. Медкапсулы мьюри видят наш гражданский вариант как непонятные аномалии. Военный вариант не видят вообще. 
   - Невидимая броня? - удивился Димка.
   - Она НЕ невидимая. Она искажает картинку.
   - Даже когда её щупают руками?
   - Не дойдет - под кожей она, и не сразу.
   - А где тогда? - удивился Матвей. - Ну и без кожи тоже жить как-то грустно, даже если её дробью посечет. А если лазером - то болестно к тому же может быть.
   - Здесь, - Талка похлопал себя по груди. - Между ребрами и за. Бакминстерфуллерен. Нанотехнически выращенный. С ударной вязкостью. Обычно гибкий, а при сильном ударе - твердый, как гранит.
   - А! - догадался Димка. - Вот почему Файму ласты не склеила, когда её Верасена кинжалом своим в грудь ткнул.
   - Ну... - Талка понял, что выдал "военную тайну" и смутился. - Меня с ней в разведчики готовили. С самого детства ещё. Вот потому и вырастили эту штуку.
   - А Дэй?
   - У него другое. Наносеть, которая создает между нанитами магнитные поля и усиливает так мышцы, позволяя усилия далеко за пределом обычных человеческих возможностей. Бегать-прыгать там и всё такое. Но запас энергии там маленький, а зарядить, понятно, нечем. Резервное питание от глюкозы крови есть, конечно, но там расход такой, что минуту попрыгал, - сутки потом лежи пластом.
   - А, - Димка вздохнул, разочарованный. Он-то думал, что это какое-то секретное умение, которому можно научиться, а оказалось - просто техника... - И этого тоже не видно?
   Талка усмехнулся.
   - Нет. В норме оно должно электронику медкапсулы взламывать и результат какой надо, такой и будет. Либо просто просит питательные вещества и всё такое. Существуют, конечно, медкапсулы, которые в автоматическом режиме могут игнорировать протокол, либо результаты. Обычно это военные версии. Одно из оснований - а кто сказал, что нам обязательно надо в ней ЛЕЧИТЬ?
   - Разбор товарища на запчасти тоже иногда полезен? - хмыкнул Матвей.
   Талка хмуро взглянул на него.
   - Да. Или допрос. У мьюри, например.
   - Совмещенный с разбором на части?
   - Не обязательно.
   - Достаточно провода к ленинским местам?
   - Полевой вариант.
   - Отстреливаем из пистолета пальцы? "У вас есть десять шансов ответить правильно".
   Талка смутился.
   - Садисты там есть. Профессиональные.
   - С дипломом? Из Академии Садизма?
   - У тех же мьюри - вполне есть. Да, это называется по-другому и там не только такое - но вполне себе умеют.
   - Наука о получении доказательств? С помощью кресла господа бога и других прикольных девайсов?
   - Нет.
   - Терморектальный криптоанализ? - совсем уже непонятно спросил Матвей.
   - Нет.
   - Добыча данных через совращение юношев прекрасных?
   - И это, и использовать в процессе боль... нет, не паяльника.
   - А более серьёзных девайсов?
   - Можно и менее серьёзных. Иглы - инструмент простой, но очень гибкий. У специалиста.
   - Помним-помним, - хмыкнул Димка. - Некоторые даже другие Вселенные видеть начинают.
   Он покосился на Вайми, который вернулся из леса с подходящей заготовкой и сейчас деловито вырезал из неё лук.
   - Да. Или ещё что, более гуманное, чтобы, если надо, можно было бы деву допрашивать.
   - С помощью зверской щекотки и так далее?
   Талка улыбнулся.
   - Для дев много что есть. Не всем, правда, нравиться. Некоторые даже убегают.
   - Видимо те же, кому отчего-то не понравились биоманипуляторы и системы поддержки, которые есть в некоторых ваших медкапсулах? - предположил Матвей.
   Талка снова улыбнулся.
   - Мьюри вот закупали, правда просили зачем-то модификацию внешнего вида сделать.
   - На черные волосатые щупальца со слизью?
   - Да.
   - А в норме они розовые?
   - Нет.
   - Таки черные, но не волосатые?
   - Зеленые.
   - Бесплатное промывание кишечника, плюс лечение целлюлита и больных зубов, - тоже улыбнулся Матвей. - А что через попу - ну, бывает.
   - Бывают биосистемы, которые выдают в воспитательных целях. Которые действуют якобы в целях разврата.
   - А потом превращают нехороших товарищей в губки? - предположил Матвей. - Потому что существование в виде растения дает им шанс на вхождение кармы в чакры.
   - Да ну вас! - разозлился Димка. - Свихнулись совсем на своих извращенцах. Лучше про космос давайте.
   - А что про космос? - обиженно сказал Талка. - Он, знаешь ли, большой.
   - Про пиратов! - нашелся Сашка.
   - Про сторков, что ли? С нами они и не пересекаются почти. А мьюри... они жалуются, что они страдают, их пираты грабят, со сверхмощными гамма-лазерами, которые пробивают броню. Спасает только то, что у сторков это - что-то вроде осевых орудий кораблей, довольно корявых, - ограничена дальность, и сами орудия... ну, в общем, - оператор наведения рискует словить дозу, и часто ловит.
   - Антирадиационную защиту не завезли? - удивился Матвей.
   - Она есть. И в норме помогает даже. Но источник - что-то типа одноразового реактора, ближе к бомбе даже. И не факт, что импульс будет безопасной мощности. И корпус тесный, оператор должен быть слишком близко к железу. А грубое наведение корпусом - не имеет значения, точное наведение, - там ещё дальность важна, команды на выстрел, управление источниками и их заменой - оператор, и нельзя иначе, потому что с автоматикой у них... плохо, да и не работает она в таких условиях. Сторки и этому рады.
   - Да, но получается пушка с одноразовыми "патронами". Очень дорогими, к тому же.
   Талка пожал плечами.
   - Что уж есть. Зато с расовой теорией у сторков всё очень хорошо.
   - А у вас такие пушки есть? - спросил Димка.
   Талка усмехнулся.
   - Есть, конечно. Только более солидной конструкции.
   - И более тяжелой? - догадался Димка.
   Талка вздохнул.
   - Да. Но есть и преимущества - никаких взрывов. А взрыв источника в бою - нам разворотило немаленьких размеров отсек и трещины по оси, и мы уже не сражаемся никак. Почти нулевой риск гамма-импульсов, идущих куда не следует, эффективнее стрельба и значительно лучше наведение, потому что много нормальной автоматики - можно в принципе этому же оператору дать и управление кораблем, нет необходимости менять источники по причине перегрева излучением, чуть проще общая конструкция системы, не надо охлаждать источники после предыдущего выстрела, не рискуем их потерять уже на этой стадии, и запас не надо возить под замену. Возможны, кстати, и малые корабли, где почти нет экипажа, хотя тогда хотя бы часть его - должна иметь и другие специальности, чтобы совмещать должности, а пост оператора наведения совмещен с боевой рубкой. Тут ещё и живучесть можно сделать выше, потому что можно в опасной ситуации вообще заливать по сути единственный жилой объем спецгелем - всё равно все люди на борту зафиксированы и либо в масках, либо могут быстро их одеть.
   - Если нет экипажа, то почему - почти? - удивился Димка. - Кто его заменяет?
   Талка улыбнулся.
   - Автоматика. Хорошо защищенная.
   - У сторков - именно экипаж и оператор, а тут? - спросил Матвей. - Один оператор?
   - Тут нет. Экипаж тут всё же есть. Пусть и маленький.
   - Тогда, если речь про другие специальности, - то какие основные?
   Талка пожал плечами.
   - Двигателисты, энергетики, операторы сканеров. Как на любом боевом корабле.
   - А в бою эти корабли хоть применялись? - спросил Борька.
   Талка вновь усмехнулся.
   - Применялись, конечно. Успешно. Джаго вон на одну из слаборазвитых планет Союза попробовали лезть - так их даже выносить не стали, просто предложили сдаться по-хорошему. Те, что характерно, сдались. И были высланы. За незаконный въезд.
   - А корабли что? - спросил Димка. - Конфисковали?
   - Ну, конфисковали, конечно, а потом долго думали, что с ними делать. Ну не нужны Союзу их линкоры, военная доктрина не предусматривает, что такое вообще надо.
   - Такое миролюбие?
   - Не в миролюбии дело. Они нужны для пролома обороны защищенных планет и выноса инфраструктуры.
   - А для обороны планет не нужны?
   - Там чуть другое используется. Корабли планетарной обороны. Без гиперпривода, но с кучей больших пушек.
   - Для выноса нападающих линкоров тоже годятся?
   - Да. Но для этих целей при близких техуровнях, если мы строим стационарную оборону, обычно используют распределенные платформы со сверхтяжелыми торпедами, потому что их все сбивать - дорого и сложно. Правда вот если попрут массово или техуровни НЕ равны или противнику плевать на потери, потому что впереди идут корабли-автоматы - быстро встанет вопрос пополнения.
   - Торпед? Или платформ?
   - И того, и другого.
   - А у вас такое есть? - спросил Юрка.
   - У нас много что есть, - Талка усмехнулся. - В том числе и горнорудные корабли... которые могут немаленький астроид разнести в крошево, для удобства добычи. По сути, гамма-лазер такой. А если по планете им шарахнуть, то понятно, что будет.
   - И шарахают? Или только пугают?
   - Ну да, это мирные корабли, и реально для добычи минералов и так далее используются, но при желании - ну, дать им флот прикрытия, и привет, - пояснил Вэрка.
   - Мирно пашущий советский трактор, - заметил Димка.
   - Да. Союз жжет планеты когда уж совсем никак в принципе и нет другого выхода, в том числе потому, что достаточно сложно защитить все свои планеты от ответного удара, и обычно за попытку сжечь планету - идет адекватный ответ. Так что, если Союз тронули, обычно прилетают наши корабли и жгут соседние, НЕ пригодные для жизни планеты в ближайшей системе тех, кто напал, после предложения свалить с них, и реально дают свалить, достаточный срок - как предупреждение.
   - Ты же говорил, что оружие массового поражения - не используете, - напомнил Димка.
   - По населенным планетам, - пояснил Талка.
   - А бывает, что забыли, что там население? - спросил Сашка.
   Талка улыбнулся.
   - Нет. А всякие базы военные - это же не население.
   - То есть, бомбят базы, но дальше не идут? - спросил Матвей. - И даже не требуют выдать виновных господ для справедливого советского суда?
   Талка усмехнулся.
   - Требуют. С этого всё и начинается обычно.
   - А если таки не выдают?
   - Глупая идея. Очень.
   - Сокрытие преступников карается?
   - Претензий выставлять не будут. Просто найдут и заберут. И потом претензии слать, что игнорируют суверенитет... бесполезно. Ну да - со всякими сторками и тем более нэйкельцами более вежливо ведутся разговоры, но и им всё же лучше выдать.
   - Или что? - спросил Димка.
   - Был недавно, - ну, незадолго до того, как мы сюда попали, случай, когда одна из корпораций мьюри захватила группу наших ребят, вроде нас - с "элементами технологий". Ну и разобрали на запчасти. Наши, понятно, об этом узнали. Ну, в общем ждать - не стали. Руководство мьюри получило на следующий день извещение, что направлена группа для расследования, у них претензии пока к корпорации, просьба не мешать - в принципе, это частично в рамках законов мьюри даже. Для переброски использовали один из сверхтяжелых кораблей и вызвали поддержку с одной из автоматических военных баз - они широко раскиданы, в том числе и НЕ на территории Союза. В общем блокировали станцию, где у корпорации этой почти все исследования, и высадили десант. И всех, начиная с руководства - на допрос. Если НЕ сопротивляются - то пара вопросов и извиняются за беспокойство. Если сопротивляются - ещё и вопросы, а почему сопротивляются. В итоге выяснили, кто всё устроил и зачем. А потом совет директоров корпорации собрали и показали доказательства, что похититель тот всё же от лица корпорации действовал - техдоступы к железу использовал и мол, как будем решать проблему? У нас, конечно, есть свой вариант решения... и кстати, заплатите за вылет наших товарищей, амортизацию кораблей и страховку.
   - И что? - спросил Димка.
   - А то, что едва до денег дошло - господа уперлись. А потом и вовсе психанули и приказали своим кораблям открыть огонь. Наши их, понятно, покрошили. Затем сказали, что любой корабль, который включит двигатель - получит легкую торпеду. Если это не военный корабль или дальразведчик или что специальное - ну, в гипер корабль уже не полетит, а вероятно - никуда не полетит, при попытке начать подготовку к прыжку - то же самое. Не все поверили. И мол, как Аниу узнают про подготовку к прыжку... ну зря, в общем. Затем наши высадили на ВСЕ корабли и станции роботов и спецназ, допросили заново кого надо, без шуток уже. Руководство, не разбираясь особо, кто тут виновный, задержали, остальному населению сказали грузиться на пассажирский транспорт и лететь, куда хотят. Ну, или можно оставаться тут. Эскадра в итоге всё, что осталось - расстреляла из плазменных орудий, полигон устроили. Руководство же - ну в общем видеозапись процесса потом передали правительству Йенно Мьюри. Вместе с контейнером с колбасой. 
   - Ничего себе... - буркнул Димка.
   - А нечего было детей на запчасти разбирать. Да потом ещё брыкаться, усугубляя вину. А так-то мы очень любим со всякими такими козлами торговать. Основное направление экспорта - кино, с минимальным уровнем компграфики, желательно - чтобы вообще можно было снимать на регистратор, точнее, обычно спецжелезку, которая и регистратор, и съемочная камера.
   - И реквизит там несложный совсем? - спросил Матвей. - Кровать и минимум два товарища любого пола?
   Талка недовольно фыркнул.
   - Совсем нет. Может быть много тяжелой техники. Танки, ОБЧР и так далее. Короче говоря, к планетам Союза с тех пор больше не лезли - нет уверенности, что нет пусть минимального, но своего флота, причем не под оборону заточенного, а под выжигание планет разными гадкими средствами. Кино? Ну да - кино, но когда мы снимаем всё с максимально приближением к реальности - надо всё же что-то похожее на боевые корабли иметь.
   - Компьютерной графики нет? - спросил Матвей.
   - Есть, но все сцены с графикой надо маркировать. Если при этом графика показывает то, чего не было, а не данные с хитрых сенсоров - то это тоже надо отмечать. Ну и есть спрос на фильмы БЕЗ графики или с минимумом. Слишком уж просто и дешево - с графикой. Хороший компьютер у нас по готовой книге сам сделает кино-версию.
   - То есть, сбор чернил моржа девственницами 100-65-90 в графике никому не интересен, а вот в натуре - очень даже? - насмешливо спросил Матвей.
   Талка улыбнулся.
   - Есть рынок и на то, и на другое.
   - Я тебя сейчас на сбор чернил моржа отправлю, - Димка зло уже посмотрел на Матвея. - Всё норовишь в похабщину вывернуть.
   Матвей не ответил, но надулся. Димке, впрочем, было наплевать на его чувства - разговор увлекал его сильней.
   - Как там у вас с международной обстановкой было-то? - спросил он. - После колбасы.
   Талка улыбнулся.
   - Желающих устроить новую попытку - не было. А вот торговля развернулась больше.
   - А у мьюри не было такого? - спросил Сашка.
   - Именно такого, с колбасой - нет. Ну - они за выживание воевали, со сторками, но это очень давно уже было...
   - А за колонии - ну вот ни разу? - спросил Димка.
   - А зачем им серьёзно воевать? - удивился Талка.
   - За прибыль? - спросил Юрка. - Как бы товарищ Маркс писал, что за 200 % прибыли капиталист пойдет на любое преступление.
   - И куда эту прибыль девать?
   - В банк, - умудрено заметил Юрка. - Или купаться в золотых монетах, как тот раджа из мультика.
   Талка лишь пожал плечами.
   - В любом астероидном поясе куча его.
   - То есть у вас даже последний раб может позволить себе три золотых унитаза? - спросил Матвей. - Или там бассейн с шампанским, девами и розовыми крокодильчиками. Или кулебяку из комариных мозгов.
   - Много есть вариантов, - туманно сообщил Талка. - Многое - уже реализовано. На Мьюри Прайм.
   - Кулебяка из комариных мозгов? - удивился Димка.
   - Ну, такого прямо нет. Но достаток всем у мьюри обеспечить можно. Только буржуям же придется делиться, а ещё больше - упирается в проблему с тем, что это разрушит им общество, поэтому и разница с колониями внешними.
   - То есть, там пусть экономика разваливается?
   Талка недовольно мотнул головой.
   - Нет. Просто на Мьюри Прайм они могут позволить себе вольности всякие с БЖП и так далее. На внешних колониях, где дикий капитализм, всё хуже, на вассальных планетах, которые формально даже не входят в Федерацию - ещё хуже, хунты всякие...
   - Захваченных?
   Талка удивленно взглянул на него.
   - Зачем захватывать? Можно местную власть всю купить с потрохами. Формально Йенно Мьюри с ними не воевала, даже если были реально боевые действия.
   - Везде?
   Талка лишь пожал плечами.
   - Планет - много. Хотя некоторые - не согласятся.
   - Что Йенно Мьюри с ними не воевала?
   Талка усмехнулся.
   - Это просто коллекторы собирали долги. За кредиты, данные на интересных условиях.
   - А что же вы, все такие могучие, это всё не ликвидировали? - хмуро спросил Димка.
   - В основном потому, что мы-то понимаем, что это будет за разборка, даже если другая сторона - не готова. Победить - не выйдет. Было два случая похожих. После того, как всем окружающим стало ясно, что эти - не остановятся, а соседи втягиваются в разборку, окружающие государства скинули всем просьбу с подписями, что мол кто может помочь прекратить, поможем, чем можем, и НЕ будем иметь претензий, и вообще, мы жить хотим. Слишком уж обе стороны "гуманно" воевали - либо армия роботов и операторы, и драка до последней капли крови... местного населения, либо удары вооружением планетарного класса, плюс проекты по созданию генераторов сверхновых. Реально не вышло и не могло выйти - слабые вспышки максимум, но цель - была такая. Официально соседи победили и принудили к миру - а мелочи, вроде откуда разведданные или почему раз за разом были сбои техники на кораблях воюющих, а производственные комплексы выходили из-под контроля - остались за кадром. А под конец - случился переворот сразу в обеих государствах, и там теперь Империя Дайрон. Одна. Да, значительную часть территорий отдала, как и многие военные корабли, но по новым законам органиков на управляющие посты даже среднего ранга - нельзя. Только дронам с ИИ, и есть требования по матрицам сознания. Эмиграция и иммиграция - не запрещена, относятся к органикам хорошо, но считают, что нельзя им во власть, особенно у них. И да - мы НЕ считаемся органиками тут. Второй случай... в общем, что произошло - до сих пор неясно. Техносфера рухнула на всех мирах сразу. Вот только ИИ - они там были - совершили резкий рывок. Причем вот тут - мы не вмешивались. И не будем.
   - ИИ сами справились? - спросил Димка. - И что это были за нехорошие товарищи, что им отказали в доверии?
   - Богомолы. Так их прозвали за внешность.
  

* * *

  
   Какое-то время все молчали. Димке не слишком-то понравился рассказ - в такое вот будущее он совершенно точно не хотел. Но слушать о нем было интересно, - примерно так же, как слушать истории, которые рассказывают в спальне пионерского лагеря после отбоя...
   - А на земле воюете как? - между тем спросил Борька.
   - Это кто как, - Талка вновь пожал плечами. - У мьюри обычно наемники всякие. Джаго, в основном, они дешевые.
   - И боевых дронов, ботов, роботов и прочего - ну, не завезли? - спросил Матвей.
   - Есть, но мало. Проблемы с управлением.
   - У вас вроде как иначе.
   - У нас. Мы коммунисты.
   - Что редкость? - спросил Димка.
   - Да, нас, именно Аниу, и по численности планет мало, и тем более по населению. Ну, относительно других рас.
   - По идее у Союза больше всех должно быть по населению, - сказал Матвей. - Особенно вас, с вашими-то репродуктивными технологиями.
   - А кто сказал, что нам интересен рост населения? - удивился Талка. - В ущерб, так сказать, качеству?
   - А ваши возможности в этом плане всё же ограничены? - немедленно спросил Матвей. - В смысле, можно воспитать лишь ограниченное число?
   - У многих космических рас - контроль рождаемости, - пояснил Талка. - У сторков, например, за нарушения правил предложат в колонии внешние свалить, а разрешение на ребенка получить - там даже не в деньгах дело, а в здоровой евгенике. И если первый ребенок плохо себя ведет, родителям ещё одно разрешение получить будет сложно. Тут зависит от того, насколько реальная ситуация с ребенком попала в общий доступ, что у него по школе и около. А у Высокородных обычно это секретная информация. Важны достижения - кстати, родители тут повлиять могут, если заставят учиться. Но если ребенок дурак и если НЕ учитывать статус Рода - то вообще без шансов.
   - Товарищи не оправдали доверия, породив такое вот? - немедленно спросил Матвей.
   - Достижения родителей и детей у сторков важны, - повторил Талка. - А у тех же мьюри дети - это дорого. И часто - ответственно. Кто-то, правда, скажет, что это они говорят так.
   - А на деле плодятся и размножаются?
   - Ну, пока что там идет бурное освоение всего, до чего выйдет дотянуться. С размножением, да. В колониях.
   - Кстати - не особо бурное освоение, - вдруг возразил Вэрка. - Мьюри населенные планеты выгоднее захватывать. Ну, считается, что выгоднее.
   - Колонизация НЕзаселенных миров, требующая больших вложений в дорожную структуру и промышленность, крайне неохотно одобрялась Окончательным Собранием? - вновь непонятно спросил Матвей.
   Вэрка улыбнулся.
   - Скажем так - часто считают, что да. Реально - обычно нет, при хотя бы примерно равных силах. Ну и стоимость войны - потом всплывает обычно.
   - Блицкрига не бывает? - спросил Димка.
   - Бывает. И на это рассчитывают. Не всегда выходит.
   - А выходит как в реале? Где сперва блицкриг, потом Курская Дуга, а потом генералы предлагают выпить яду?
   - Часто. Но не так редко добавляется ещё один этап: а всё равно не получилось, но надо отомстить за наши потери! Давайте вызовем корабли с оружием планетарного класса! И либо НЕ вызывают, либо вызывают, и тогда опять варианты - даже если у противника их нет, и это вообще дикари, и у них нет других планет - как бы соседи не влезли. Если же противник развитый, бомбить не хочется - мстить же будут, это до конца обычно. Могут и союзники влезть, у кого есть.
   - И влезают обычно? 
   - Если у противника они таки есть - то могут ответить тем же. Причем после этого иногда говорят, что так не честно, это терроризм.
   - Нас-то за что, мы же хорошие, - съязвил Сашка.
   - Триании, например, всегда работали биологическим оружием, - продолжил Вэрка. - Жертв было очень мало, а посторонних, с их точки зрения, вообще почти не было. Вот только семьи тех, кто с их точки зрения виновен - эффективность была почти 100%, что ещё больше злило. И они часто ставили условия временной блокировки развития процесса у конкретной личности - ну там не менее N половых партнеров в день, разных, или там - перемещаться только на четырех конечностях. Или и того, и другого, и можно без хлеба. По семьям работали ТОЖЕ. Понятие семьи - в понимании трианий, но детей и родителей обычно достает. Виновных они тоже определяют по-своему и иногда не совпадает с тем, что товарищи официально считают, правда почти всегда - это высшая политическая власть. Если же там марионетки - то по тем, кто ими руководит.
   - И всегда точно определяют, даже если там не явная лажа, а тайная ложа? - спросил Матвей.
   Вэрка улыбнулся.
   - Да. Причем, как они это делают - не понимали. Зато воя, что нас-то за что!.. Мы просто частные лица! - было море. Угу, частные лица, которые спонсируют избирательные компании каких надо кандидатов... в смысле всех, кто имеет шансы избраться, и вообще... Или вообще ничего не спонсируют, а книжки с фильмами делают разные интересные, под влиянием которых уже другие люди пишут другие книжки и меняется общественная политика.
   - Какие коварные товарищи, - заметил Сашка. - А работают-то по кому?
   - По сторкам, в основном, они к ним всё время лезут. Мьюри тоже иногда прилетает. Или джаго там.
   - Зачем лезут?
   - Чтобы захватить, конечно.
   - А зачем всё равно лезут, если получают?
   - Потому что сторки упоротые очень. Привыкли, что если всё время лбом в стенку бить - стенка проломится. Ну и общество феодальное же, что Глава Рода решил - то и будет. Их проблемы - решаются реформами, вот только для этого надо особые права Высокородных - урезать, а права всех остальных - чуть расширить, и либо отменять рабство, либо, и лучше в их ситуации, - расширить значительно права рабовладельцев в отношении рабов, включая возможность относиться нормально и освобождать даже - хватит этого.
   - А там в законах записано, что рабы должны страдать? - удивился Димка.
   - Примерно. Восставать, кстати, не стоит - перебьют. Можно, конечно, успеть сдаться. Ещё можно наместнику пожаловаться, если он есть. Поможет... избежать лишних жертв, но вот облегчить участь зачинщиков - нет, скорее опять же будет хуже. Как именно хуже - вопрос отдельный.
   - А Императору? - спросил Матвей. - У сторков есть же.
   - До него ещё допрыгнуть надо, - усмехнулся Вэрка. - Кстати, он у них не то, чтобы такой уж тиран. В некоторых случаях даже может местного наместником назначить, но вот лояльного НЕ к местным властям. Если же совсем никого... ну, в случае мятежа тогда самый положительный исход - просто потом прилетят "миротворцы" и местным властям придется хорошо им объяснять, почему их лично и с семьями надо просто и быстро расстрелять, а потом и население могут познакомить с понятием децимации. Это ещё, кстати, хороший вариант. У джаго, например, за попытку уйти к ксеносам всю колонию на кол, как предателей.
   - А у сторков такого не бывает? - спросил Димка.
   - В законах - есть. Реально не было.
   - Потому что деньги на геноцид отступников украли? - спросил Матвей.
   - А за клевету в адрес Высокородных - виновных накажут. Они сами и накажут. Что? Это правда и есть документы? Закон ясно указан. Хотя давайте ваши документы. Проживете чуть дольше. Ну да, ментосканеров у нас нет. Вас просто в подвале над медленным огнем подвесят - сами всё расскажете. А как расскажете - ваш новый временный владелец скажет, что именно с вами будет. Если вы ему понравитесь - вы умрете быстро. Всего пара дней.
   - То есть, у них в каждом Роде есть небольшое собственное гестапо? - ошалело спросил Димка.
   - Да. Адекватность его - вопрос отдельный.
   - Незаконные репрессии бывают? - спросил Матвей.
   - Они законные. Потому что кто тут закон?
   - А если с самими ними так? - спросил Димка. - В рабство и так далее?
   - Не надо так делать. Совсем, - сказал Вэрка. - До виновных всё равно доберутся, так или иначе. Причем вполне может выйти, что, например, судить будут девы, которых вытащили из рабства. Представители Империи будут только следить, чтобы наказание совсем уж не вышло за рамки.
   - Например, дошло до жестокой смертной казни? - спросил Матвей.
   - В том числе.
   - Потому что казнь тут слишком гуманизм?
   - Да. И наказания - учитывают.
   - Бессмертная казнь?
   - Фантазия большая.
   - Бессмертный оргазм тоже может быть?
   - Ну зачем же так жестоко? Но даже просто заявить в курилке, что дочь Главы Рода видели в ночном клубе, где она на столе танцевала в голом виде, потому, что явно накурилась - в общем, тут или ВСЕ уверены, что никто не донесет или лучше донести всем, потому что рассказчик себе на несколько статей сразу заработал. 
   - Кто не донес, тот сообщник?
   - Да. Как можно иначе? Ведь долг каждого сознательного сторка - не давать совершиться ЗЛУ.
   - И воевать за Высокородных? - догадался Матвей.
   - Да. Десант - это средство отбора и воспитания героев.
   - То есть, если 90 % полегло в атаке, то это были трусы, лохи, неудачники и вообще скрытые вырожденцы? - спросил Матвей. - И чем больше потерь - тем чище раса?
   - Ну, не так резко, но вообще - общее направление.
   - И что, там все с этим согласны?
   - Не все. Но когда там группа товарищей попробовала, скажем так, кое-кому веселую жизнь устроить - то быстро оказалась на колу. И формулировка была, что покушение на наследников, а не школьные шалости. Лично Император утвердил. Как клевещут, не приходя в сознание.
   - Ему протез мозга не предлагали ещё? - спросил Матвей.
   - Психокоррекцию делать надо сильную. Только пациент, сам понимаешь, очень против.
   - Дикость какая-то, - буркнул Димка. - Космос и рабы.
   - Да, у Сторкада рабов на кораблях ВКС даже иметь разрешено, но они ОБЯЗАНЫ проходить подготовку по техчасти, и владельцы должны это обеспечить. И у рабовладельческих рас, которые долго существуют и стабильны - так часто делают. Ну да, вопросы лояльности - ну так если долго существуют, значит, как-то умеют решать эту проблему.
   - Рабы любят Большого Брата, то есть хозяина? - предположил Матвей.
   - Да. После психокоррекции обычно.
   - Надо четко конкретизировать, КАК они его любят, - продолжил Матвей. - Бывает же, что шваброй в попу или в кляре.
   - Обычно расы, которым это важно - научились. Опытным путем и не всегда с первого раза. Но тем не менее.
   - А у вас такое вот бывает? - спросил Димка.
   - Психокоррекция? - уточнил Талка. - Бывает. Но обычно добровольно и сами программы коррекции не могут быть секретны от своего население и от Союза вообще, включая товарищей с других миров, и реально оказывается, что граждане других миров Союза - о них знают. Но в некоторых случаях использование БЕЗ согласия всё же возможно. Правда, могут быть потом серьёзные последствия, если незаконно применили и так далее. Но если товарищ начнет себя внезапно вести неадекватно - вызовут службу здоровья и будут копать, что там с мозгами не так и почему.
   - Нашел на чердаке старый "Плейбой" и начал спекулировать самодельным бельем неприличного содержания? - предположил Матвей.
   Талка улыбнулся.
   - Ну, имелось в виду не это - но такое тоже подойдет. Но спекулировать ЧЕМ - деньги какие? Натуральный обмен? Ну и при воспитании детей это вообще норма, скорее.
   - Установка прошивки "ялюблюБольшогоБрата 2.45"?
   - Не так. Скорее, в стиле повышения интереса к идеологии, и постепенно, и доступно всем, но кто-то да - говорит так. При том, что в общем-то все вообще, кто может в такое - пробуют с тем или иным успехом такие вот методы воспитания. Вопрос целей и контроля. Да - мьюри тоже.
   - У них это, видимо, на тему "у нас вы можете заработать много денег, а в Союзе?.." - предположил Матвей.
   - А зачем мне они? - удивился Талка. - Что я НЕ получу? Рабов и рабынь? В Союзе - к моим услугам вся нужная техника, и если надо, - вся его военная мощь, а у мьюри только деньги.
   - Ну, логично, - сказал Димка. - Но вы же тоже... повышаете интерес к идеологии.
   Талка вздохнул.
   - Да. Мы тоже, но у нас с контролем и целями всё намного жестче - слишком много можно себе проблем создать, если злоупотреблять.
   - Чрезмерной любовью к работе? - спросил Сашка.
   - Принудительно не используется и выбор всё же есть, и большой, но обычно да - работу у нас любят, если не свою - то вообще понимают, что работать - это хорошо.
   - Потому что это нужно обществу? - спросил Сашка.
   - Нет. Потому что хорошо. И одна из причин, почему есть запрет на экспорт тем, кто не умеет в такое - там, где идет нужное железо, в составе медкапсул, например, - стоят программные блоки, потому что можно идеальных рабов делать, которые будут любить, кого надо.
   - А это так плохо? - хмыкнул Матвей. - С точки зрения Сторкада, нэйкельцев, джаго и ещё много кого.
   - С точки зрения буквально всех, кто имеет нужные технологии и ВСЕГО Союза - плохо. Потому что нарушает права разумных.
   - Это всё здорово, конечно, - сказал Димка. - Но всё же, почему вы со всем этим безобразием не боретесь? С рабовладением и всем прочим?
   - Почему, боремся, - удивился Талка. - Недавно, - ну, до нашего попадания сюда, - одну империю доели. То есть, не доели, конечно, а она сама развалилась.
   - Потому что вы вмешались?
   - Официально - вмешался Союз. Кое-кто там додумался подать заявку на вхождение и мол помогите. Реально там, скажем так, мы были, да, и куча товарищей, как из Союза, так и нет. Ну и да - кое-кто всё же в Союз в итоге вошел.
   - Кто жив остался? - предположил Матвей.
   - Нет. Кто к мьюри не ушел. Но проблема скорее, что их локальные власти уход к нам могут не признать. Взаимопризание у мьюри всегда требует решения местных чиновников и там свобода, скажем так, у них лишняя.
   - И они почему-то хотят денег, причем лично себе?
   - Обычно есть взнос в госбюджет... и определенные вариации.
   - Что считать госбюджетом? - спросил Матвей. - Например, личные счета госчиновников?
   - Ну зачем же так грубо? Благотворительный фонд, где рабыня чиновника директором, и где на управление 90% доходов уходит.
   - И вы это терпите? - спросил Димка. - Даже когда мьюри всяких местных коммунистов давят?
   Талка вздохнул.
   - Терпим. Хотя бы потому, что если есть желание - можно этим коммунистам нормальное снаряжение давать и нормально учить, не маскируясь под другое.
   - А бывает?
   - Бывает. Только там деньги надо платить за доставку того снаряжения. И много.
   - Мьюри очень прагматичны, - заметил Матвей.
   - Да. У них вообще в принципе про обучение и так далее - запретов нет. В широком смысле обучение. Если обучение по данной теме не секретно - в смысле, тут не какие-то тайны - оно доступно всем. Понятно, за достойную плату. Если НЕ всем - можно в суде оспорить. И нельзя сказать, что джаго не пускаем потому, что они срут в аудиториях. Если тот, кто джаго на обучение отправил, не против оплачивать уборку, либо спецпамперс на замке на него вешать.
   - А там реально есть такие сказочные прямо кретины? - удивился Димка.
   - Ну, прямо таких срущих нет, - Талка смутился. - Но если отказывают потому, что джаго воняет, доказывайте, что воняет. Если реально - пусть тот, кто заказал, решает вопрос. Можно мытьём, можно закрытым костюмом. Типа химзащитного. С противогазом, чтобы не дышал в наш воздух.
   - Костюм явно лучше, - Матвей хихикнул. - Ниггеры должны страдать.
   - Да ну тебя! - Димка снова начал злиться. - Вы же сильнее всех этих уродов, да же? - он повернулся к Маахисам. - А почему не оккупировали их? Не навели порядок?
   - А ЗАЧЕМ? - удивился Талка. - Зачем чужие населенные миры, население которых в Союз - не особо хочет, зато власть - надо менять, и серьёзно. Ладно бы кто-то оттуда просил помощи, и то вопрос - проще вытащить этих "кого-то" или помогать... и кстати, эти "кто-то" - это народ или как? А у мьюри народ тоже в общем-то сам всё знает, и верит по большей части властям, а те, кто не верит властям - всё же их идеологию разделяют хоть частично, и зачем ресурсы тратить? Да, иногда выбора просто нет, но даже тогда после оккупации, после выборов, честных, отдавали власть новому правительству, которое не создавало бы проблем, даже если оно было не коммунистическим, ну - постепенно отдавали.
   - То есть, мьюри безнадежно поражены капитализмом и помогать им бессмысленно и даже контрпродуктивно? 
   - На момент нашего отбытия - да. Хотя какой там строй будет после неизбежного исторически уничтожения капитализма, в смысле какой фактически - вопрос отдельный.
   - Коммунизм?
   - Коммунизм - НЕ политическая власть, о чем не раз нам все взрослые говорили. Власть - должна быть народа.
   - И реально народа?
   - Скажем так - у мьюри жизнь получше остальной галактики. Вот только есть побочные эффекты. Из видимых во время нашего там пребывания - нарастающая грызня корпораций. Что в будущем на раз может привести к гражданской войне, а то и к чему-то похуже.
   - А у вас прямо нет грызни?
   - Нет. Одна маленькая деталь - у нас кандидат на должности выше определенного уровня НЕ может брать самоотвод, если общественность его выдвинула.
   - "Партия сказала "надо!", комсомол ответил "есть!"?
   Талка улыбнулся.
   - Да. Причем были попытки даже свалить в шахте работать - в общем, обычно так не получается. Уволиться тоже может не получиться. При этом строго по закону - могут заставить работать, причем должность НЕ имеет значения. И работать нормально, а не только делать вид.
   - Даже Генсеком? - удивился Димка.
   - У нас нет такой должности, но в целом да. И со старой работы коллектив должен отпустить. При этом в некоторых случаях даже выборы не обязательны, потому что "партия сказала надо". Реально отказаться по НЕ уважительной причине можно, но будут серьёзные последствия для карьеры, и окружающие не оценят. При этом, например, служащим наших сил обороны дают отпуск, военнослужащим союзников обычно уходит документ от имени правительства и тоже отпуск дают. Вот работникам искусства всё же разрешают совмещать, хотя выглядит интересно.
   - Особенно когда они берут работу на дом, то есть в Политбюро или что у вас там?
   - Да. Реально редко это правило используется... но используется. Лучше уж так, чем всякая игра престолов. А просто оккупация чего-то там - дорого же, одни расходы.
   - А вы реально можете захватить галактику? - спросил Сашка.
   - Если совсем с ума сойдем? Побоище мы можем устроить. Но война быстро перейдет из фазы "мы высаживаем десанты" в "злобный враг напал на нашу планету! Уничтожить!" - и пойдут в ход все милые игрушки для уничтожения планет. Наша экономика выдержит, единая - а у нас именно единая уже. Даже без нас Союз, с учетом КУЧИ их резервных баз - выдержит, пусть базы их и под другое, не под войну.
   - А другие?
   Талка пожал плечами.
   - Джаго и сторки в такое вот точно не смогут. Мьюри смогут ограниченно, потому что корпорации же. Нэйкельцы и дайрисы начнут в диком темпе развертывать производственные мощности с максимальной автоматизацией и ИИ, все, кто слабее - пойдут под их протекторат, и хорошо ещё, если сами смогут выбрать, чей именно и обговорить условия хоть как-то, по тем вопросам, что можно обсуждать. Союз на отклонения от генеральной линии в таком случае тоже будет не очень красиво смотреть, а вот освобожденные колонии Йенно Мьюри - да просто местных возьмут администраторов и прикажут навести порядок по местным же законам, включая пункты про рабство, публичные казни - подтверждает после суда революционная тройка из представителя местного рядового населения, нашего представителя и представителя Союза. Способ - на усмотрение тройки. Если будут проблемы - вот код связи для вызова приписанных боевых кораблей, ну да - с ИИ, уж какие есть, у нас и так с производством кораблей сложности. Ну и все, кто могут - будут форсировать науку, и очень быстро все свободные пока что территории будут ими заняты. Наука - лишь военная, техники ментоконтроля и противодействия. Массовая загрузка сознания у нас, отказ от слабых биологических тел, компьютрониум - наше всё. И массовое создание ИР, лояльных. Или нет. Экспансия вообще по ВСЕМ системам - не всё ли равно, что на компьютрониум переводить? Если надо - наплевать на человечность. Ну, она, конечно, ценна, но выбора уже нет. Если нас уже слишком прижмут - будем из себя что-то вроде сверхразума творить массово. Правда, у органиков любых мозг всё же не настолько продвинутый, и если мы сами уже на компьютронимум уходим полноценный - ну так есть же и младшие расы под защитой, можно и им сделать доступной технологию переделки в такое - под определенным контролем. Ну и попытки пройти дальше во всех известных направлениях, которые могут дать результат, любыми средствами. Ненадолго, потому что пойдут постоянные срывы ИР и война станет наименьшей из проблем. Служба Поиска по-прежнему функционирует... только теперь сразу предупреждает о конфликте, и предлагает вступить в состав, пополнить наше многообразие. Отказ допустим, но тогда в системе получите военную базу - извините, мы НЕ можем допустить, чтобы вас захватили злые враги. Ты точно этого хочешь?
   - Гм... нет, - буркнул Димка.
   - Это хороший вариант был, - добавил Вэрка. - А реалистичный - наши незащищенные планеты будут просто выжигаться, уцелевших, какие могут быть полезны - мы возьмем себе, ладно - с семьями, и корабли им оставим, чтобы хотя бы разведгруппы чужие не уничтожили сразу, а то может у вас ещё полезные для нас найдутся. А в защищенных системах врагов - опять разгон науки, но с упором на войну, и суперлазеры наши раскопают, и факельные движки раскопают всё же, причем то, что недоделанная схема опасна - это даже хорошо, будут ещё и супербомбы, и технологии ускоренного обучения, доступные даже младшим расам пойдут, и даже бесплатно... вот только это ещё и сверхжесткое промывание мозгов на тему правильной идеологии тех, кто кто им продал железо, и всё, что выше. Служба Поиска по-прежнему функционирует, только теперь там ордена дают, за ввод новых младших рас в Союз. А то, что обычно они входят во главе с новым Гением Вождем... ну нет выбора больше. У мьюри тут будут спецкоманды зонирования, хотя называться будет не так. Если надо кого-то в Федерацию - местные власти просто добровольно согласятся сразу, а всякие парламенты проголосуют правильно. Сколько там их? Орбитальный удар нужные мысли поставит за 10-15 минут, если совсем грубо - то за 5, а он будет не один, и уже высадка спецназа открытая... а если местные военные попробуют поднять мятеж против решения законной власти - он будет подавлен, и их просто утилизируют, как представляющих угрозу для мирного процесса. Реакторы тоже дадут свои, термоядерные, только плутоний на них делать нельзя, воспроизвести тоже. А если там просто дикари - тоже спекорабли контакта... но сценарий - в стиле гнева богов, ну и объявление будет, что вы входите в состав нашей Федерации, и мы тут отвечаем за порядок. При этом если будет успешное сопротивление - прилетят корабли уже не спецназа, а военные, и никакой высадки десанта не будет, будет уничтожение. Реально если до такого дойдет - врубятся защитные системы инфорета, для начала - будет выключен свет, в смысле гипер вообще не будет работать, никак и ни у кого, и гиперсвязь тоже, в смысле и у нас - а нечего было начинать такое. Вообще, у нас проблем будет сильно побольше, это для слаборазвитых только с гипером всё плохо. Будут большие проблемы с бозонными реакторами, нет - они работают, но малоэффективно и с кучей проблем, а с системами усиления разума сверхмощными - всё вообще плохо, не работает, и всё, совсем.
   - Бр-р-р! - Димку даже передернуло. Попасть в этот вот мир он совершенно точно не хотел. - Как вы там вообще выжили-то?
   - С усилием, - Талка усмехнулся. - Поначалу-то мы вообще воевать не хотели, хотели просто построить свою цивилизацию на свободном месте. А мьюри на нас напали. При этом на тот момент у нас планета только начинала терраформинг, а значит, надо силы для штурма космических станций. Это - сложнее, ну и свалить станциям проще. В общем, мы выжили, мьюри - нет. Ну, те, кто напали.
   - Техника у них видимо всё же не очень была? - спросил Сашка.
   - На тот момент - сравнимо по общему уровню, а численность мьюри - много выше, но - дух, отсутствие ограничений на ИИ и желания воевать традиционно - помогло. Мьюри не учли, что мы в свою идеологию верим, а в её рамках те, кто хочет нас просто ограбить - враги в принципе. И переговоры, по сути, затеять не пробовали.
   - То есть даже дань за двенадцать лет не потребовали? - спросил Димка. - Сразу пошли грабить?
   - Ну, там формально всё было дипломатично.
   - Отдайте нам ваши деньги и дев в рабство?
   - Идите к нам в состав. И всего-то через 99 лет получите младшие гражданские права и ту собственность, которую мы вам разрешим. Понятно, что такого вот никто не захотел. Помогло то, что мы этого всё же ожидали и что в общем-то наши предки НЕ воевали пушечным мясом, как мьюри - дроны, дроны, дроны. Если нет возможности, свои солдаты должны быть подготовлены отлично. Если есть угроза тотальной войны - должны быть подготовлены ВСЕ граждане.
   - И подготовлены? 
   Талка усмехнулся.
   - После первого раза - да. Можно на нас хоть посмотреть.
   - А до?
   - Меньше.
   - Потому подлые агрессоры и решились? Мол, наивные лохИ, воевать не умеют, можно смело грабить?
   - Да. И вообще, Аниу не воины.
   - Мы нет, а взрослые так очень даже, - добавил Вэрка.
   - Ладно, - Димка посмотрел на небо. Уже приближался вечер - он и не заметил, как в болтовне прошел длинный здешний день... - Что там было последнее-то? Ну, перед тем, как вы сюда попали?
   Талка задумался.
   - Последнее? Была одна история, когда Служба Поиска как-то нашла колонию дайрисов, пообщалась, решила, что нападать нехорошо совсем. Ну, теперь туда снова слетали. Оказалось, там снова есть вода. В океанах, а не газообразная. Просто ЭТА эскадра как раз имела с собой экспериментальные комплексы зачистки - на базе не получившихся тогда факельных движков. Полевые испытания успешны.
   - Ладно, всё пока на этом, - Димка поднялся, потягиваясь. - Пошли "бананы" собирать, а то без ужина останемся.
   Уже шагая к лесу, он подумал, что мир всегда сложнее, чем хотелось бы.
  
   Глава Вторая:
   Изгнать демона
  
   Какие подземелья их плодят,
   Рогатых черных тварей, чьи тела
   Влачат два перепончатых крыла,
   А хвост - двуострый шип, в котором яд?
   Они меня хватают и летят
   В миры, где торжествуют силы зла,
   Где разум обволакивает мгла...
   И когти и щекочут, и язвят.
  
   Кривые пики Тока одолев,
   Мы с лету низвергаемся на дно
   Геенны - там есть озеро одно,
   Где часто дремлют шогготы, сомлев.
   И так из ночи в ночь, и несть конца
   Визитам этих бестий без лица!
  
   Говард Лавкрафт. "Грибы с Юггота".
  
   В этот раз Димка проснулся очень рано. И, правду говоря, неохотно. Только что, во сне, он - кто-то иной, не Димка! - любовался незнакомой, но прекрасной девчонкой... гнался за ней по бескрайней травяной равнине под бесконечным полем хмурых туч, словно летел в обдающем нагое тело холодном, влажном ветре... каждой его клеточкой чувствуя, что, стоит ему догнать её, случится нечто потрясающее и удивительное, но вот что - он никак не мог представить...
   Мальчишка вздохнул и сел, осматриваясь. Только что взошедшее солнце едва окрасило верхушки деревьев, почти все вокруг ещё спали. Лишь у небольшого костра сидел Сашка. Ему выпала самая "собачья вахта" - он был часовым перед рассветом, и ложиться спать ему было уже поздно...
   - Как дежурство? - спросил Димка его, вернувшись из леса.
   - Да спокойно всё, - Сашка бессовестно зевнул. - У озера на рассвете жабы какие-то орали, а так-то всё тихо...
   - А, хорошо, - Димка тоже зевнул. - Похоже, тут и в самом деле ни зверья, ни людей каких-то нет.
   - А пёс их знает, - Сашка сломал пополам сухую ветку и бросил её в огонь. - Мне тут Вайми местную поговорку сказал, - "здесь нет ни одного места, где можно жить нормально, но нет и места, где кто-нибудь не жил бы".
   - Вайми... - Димка поморщился, словно раскусил недозрелую сливу. - Ты поменьше его слушай, брешет он...
   - А кого тут ещё слушать-то? - Сашка вздохнул. - Радио-то нет. А тут хоть какое-то развлечение.
   - Маахисов можно слушать, - буркнул Димка. - Вместо радио.
   - Маахисов... - Сашка взял ещё одну сухую ветку, но ломать её не стал, просто крутил в руках. - У них, знаешь, у самих концы с концами не сходятся. Если их послушать, - так они в галактике самые-самые-самые. Только вот всякие сторки и мьюри - плевать хотели на их крутизну. Что хотят, то и творят. Несмотря на их суперпушки и прочее.
   - Видимо, у них тоже что-то такое имеется, - ответил Димка. - И не очень понятно тогда, как вообще мьюри продули Аниу. Ну, кроме "Аниу дали взятки адмиралам".
   Сашка улыбнулся.
   - Видимо взятки. Или Талка с Вэркой что-то тут преувеличивают. Или не они, а те, кто им это в школе рассказывал. С целью оправдать безделье. Не могут же Аниу на вопрос: "А почему вы не освободите рабов у сторков и других - можете же!" отвечать: "ну, не хотим". Адская война - очень удобный аргумент. Мы за мир же и вообще миру мир.
   Димка открыл рот, чтобы ответить, но тут заметил, что к ним бредет зевающий Матвей. Продолжать разговор при нем не хотелось. Он, конечно, тоже немало ехидствовал над россказнями Маахисов, - но он, в конце концов, жил с ними, был принят в их племя, и разговор на такую вот тему мог основательно его обидеть. А ссориться с ним на пустом в общем-то месте Димке совершенно не хотелось, он вообще терпеть не мог с кем-то ссориться...
   - А, привет, - Матвей тоже сел у огня, посматривая на них. - Как прошла ночь?
   - Спокойно, - буркнул Сашка. Он явно хотел спать и не был настроен влезать в очередные разговоры.
   - А, хорошо... - Матвей тоже зевнул. - А то место тут всё-таки странное. Мало ли кто тут может быть? Вороны те же.
   - А они-то тут откуда? - удивился Димка. - Мы же их всех того... этого... э-э-э...
   - А вдруг кто-то как раз здесь и ожил? - спросил Матвей. - И не один даже. Подберутся ночью - и привет. Маахисов они очень даже не любят. Порежут, да и нас заодно...
   - Кстати, а из-за чего там произошел весь сыр-бор? - спросил Димка. - Я имею в виду, что именно Маахисы не поделили с Воронами? Ведь нормальные ребята, в общем.
   Матвей хмыкнул.
   - Разница менталитетов. Маахисы как бы в политтехнологии умеют - на детском уровне, но тем не менее, а с точки зрения Воронов это колдовство и вообще бесчестно.
   - А кого там Маахисы охмурили в пику Воронам? - немедленно спросил Сашка. - Нам они про это не говорили.
   - Не говорили, да, - Матвей вздохнул. - Пока ещё не знаю, давно это было. Я не застал, по крайней мере, а сами они не рассказывали. Надо будет поспрашивать их на данную тему. Но вполне может быть, что Воронам просто их физии смуглокожие не понравились. А обоснование, как водится, придумали уже потом.
   - Ладно, - Димка поднялся. Он был не против продолжить разговор - но ему всерьёз уже захотелось есть, а еды под рукой, как назло, не было. - Я в лес пойду, "бананов" наберу на завтрак...
  

* * *

  
   В лесу оказалось откровенно страшновато, - недавно взошедшее солнце освещало лишь верхушки деревьев, под которыми висел полумрак. К тому же, все "бананы" в окрестностях лагеря, как оказалось, уже оборвали. В их поисках Димка углубился в заросли, - и в какой-то миг понял, что не видит и не слышит ребят у костра, хотя до него было всего-то метров сто...
   К черту, не надо было сюда забираться, - вдруг подумал он, остановившись и вслушиваясь в повисшую вокруг недобрую тишину. По крайней мере, одному. Черт знает, какие тут водятся твари. Черт знает, кто может забрести сюда из пустыни или из степи. А может, и Ооль поджидает меня здесь. То-то будет весело...
   На голую спину мальчишки вдруг повеяло холодом, - совсем не так, как бывает от холодного ветра. От ощущения, что прямо за ней кто-то стоит. Кто-то неживой...
   Блин, да это же, наверное, как раз Ооль и есть, подумал Димка, холодея. О черте речь, - а черт навстречь...
   Ему захотелось повернуться, - просто чтобы проверить, стоит за ним кто-то или нет, - но мускулы словно заморозило. Тело оцепенело, не желая подчиняться, - и вдруг, словно в кошмаре, слева показалось мертвенно-белое лицо.
   - Привет, - прошептал Ооль, склонившись к его уху.
  

* * *

  
   Димка вздрогнул - ветерок его шепота забрался в самую глубину уха, словно прямо в голову. Но именно это разрушило наваждение, - он выдернул из ножен меч Вадима и развернулся на пятке, занося оружие, чтобы изо всей силы рубануть так близко подобравшуюся к нему тварь...
   И получил очень сильный и точный удар в живот. Свирепый холод от удара мгновенно распространился на все мышцы живота, а затем и на всю спину, и на всё тело! Димка охнул, сев на задницу, лишь чудом не выронив оружия. Он не представлял, что с ним тогда стало бы, - точно ничего хорошего. Но меч всё же остался в его руке, - и, может быть, поэтому Ооль не стал продолжать нападение. Он просто замер перед Димкой, глядя на него с отчетливым недоумением.
   - Почему? - наконец удивленно спросил он. - Почему все встреченные мной люди пытаются убить меня?
   - Ты тварь, чудовище, - осторожно растирая заледеневший живот сказал Димка. - Лгун, разрушитель душ.
   - Естественно, я же демон, - улыбнулся Ооль. - Мы, выходцы из бездны ада, обязаны этим заниматься, как же ещё? - проскользнувшая в его словах насмешка наконец привела мальчишку в себя. Он кое-как поднялся на ноги, заставив Ооля отступить сразу шага на три. Вокруг него висела мертвая неподвижность, - но Димка не испугался, он уже хорошо знал эти дьявольские штучки...
   - Чего тебе надо? - хмуро спросил он.
   - Чего ТЕБЕ надо? - немедленно повторил Ооль. - Ведь это ты призвал меня сюда.
   - Я?!
   - Больше некому, - Ооль осторожно приблизился, на шажок. Димка предупреждающе поднял меч и он вновь замер. - Может, не вполне желая этого, но ты явно хотел меня о чем-то спросить. И, если ты хочешь получить ответ, ты должен вести себя... вежливо.
   - Что, ноги тебе целовать? - Димка был зол, в основном потому, что Ооль вновь угадал его мысли. Он и впрямь пребывал в растерянности и готов был спросить хоть черта, хоть самого дьявола о том, что ему тут делать дальше...
   - Ну, если ты хочешь... - Ооль вновь улыбнулся, неприятно... - Бывает, делают и так.
   - Нет уж, спасибо, - буркнул Димка. В душе у него что-то чесалось, - с одной стороны, он действительно нуждался в совете, с другой понимал, что тот явно его не обрадует - да и дан будет точно не с добром...
   - Ну, как хочешь, - Ооль сел на землю, ловко скрестив босые ноги и изо всех сил делая вид, что никаких злых намерений у него нет и быть не может. - Что же ты хочешь знать?
   - Завершится ли успехом наш поход, - буркнул Димка.
   - Ты хочешь слишком многого, - Ооль хихикнул. - И сам не знаешь, куда, собственно, идешь. Через тернии к звездам - или через тернии прямиком к... нам? Гордыня часто ведёт в преисподнюю, борьба становится бессмысленной и глупой. Смирение порой мудрей нелепого сопротивления: силы лучше сохранить на то, что хотя бы можешь изменить.
   - То есть, нам всем нужно ждать, пока Червь доберется до Надира?! - ошалело спросил Димка.
   - Ах, почему бы и нет? - Ооль вновь улыбнулся. - Сам понимаешь, что с моей точки зрения это будет самый хороший исход. Я избавлюсь от этого дурацкого тела и этого дурацкого мира, в который меня так грубо выдернули.
   - Кто? - машинально спросил Димка.
   - Человек, который, как и ты, хотел могущества, - Ооль хихикнул. - Ему от меня было мало пользы. А вот мне от него...
   - Я не хочу могущества, - буркнул Димка.
   - Ах, зачем врать? - Ооль вновь хихикнул. - Хочешь, дорогой, ещё как хочешь! Хочешь занять место восприимца, хочешь занять место самого Мастера, если получится.
   - Я домой хочу, - буркнул Димка.
   - Домой? Правда? - Ооль фыркнул. - Хочешь снова ходить в школу? Где Аглая снова у тебя на шее будет ездить, а гад-физик будет называть дублом? Правда хочешь?
   Димка смутился. Его отношения с Петром Аркадьевичем, учителем физики, и в самом деле сложились не самым лучшим образом - в основном, кстати, по его вине. Наверное, не стоило подбираться к Таньке с заряженной до предела электрофорной машиной и тыкать её её рожками - отчего девчонка с визгом подскочила на метр, получив в попу электрический разряд, а потом в Димку полетел электроскоп, - который, разумеется, разбился. Финалом стал грандиозный разнос и вызов в школу родителей, - и с тех пор Петр Аркадьевич относился к нему с предубеждением, которое изрядно осложняло Димке жизнь в пределах кабинета физики...
   - Я к родителям хочу, - вновь буркнул он.
   - Ну, хоти. Может, даже и вернешься. Только что с тобой потом-то будет? Отходишь ещё годик в школу, потом пойдешь в техникум. Потом тебя призовут в армию, - здравствуй, небо в облаках, здравствуй, юность в сапогах. Потом пойдешь работать на какой-нибудь железно-механический завод - и будешь вкалывать на нем до самой пенсии. А потом таки сдохнешь и попадешь к нам, - в качестве, извини, еды. И пробудешь у нас всю оставшуюся вечность. В бога-то ты ведь не веришь, так что спасения тебе ждать нечего.
   - А что, разве есть бог? - Димка почувствовал, что начинает постепенно обалдевать.
   Ооль хихикнул.
   - Есть, есть, не волнуйся. Совсем не такой, в какого у вас верят, но есть. Только вот ему на вас всех наплевать. Вы ж в него не верите? Вот и он в вас тоже.
   - Ой, да ладно тут опиум для народа разводить! - разозлился Димка. - Ты лучше скажи, как нам добраться до Надира. Быстро добраться. А то с этими луками мы тут на месяц застрянем. В самом лучшем случае.
   - А что взамен? - Ооль с интересом взглянул на него. - Это, знаешь, так не делается. Ты не на школьный буфет лезешь, родной. Ты помощи просишь там, где судьба мира решается. Может, совсем не в мою пользу. Ради чего я вообще должен тебе помогать?
   - А что, душу надо продать? - спросил Димка.
   Ооль хихикнул.
   - Можно и так. Не обязательно свою, кстати. Можешь чужую, - он широко повел рукой, словно перед Димкой лежал целый набор душ, на выбор.
   - И что, тебе душу Серого продать? - зло уже спросил Димка. - Или, может, Машки?
   - Не откажусь, - Ооль улыбнулся, почти нормально. - Но - не обязательно. Любая душа подойдет. Можешь продать душу Вайми. Можешь Льяти. Он тебе всё равно враг.
   - А что, разве так можно? - Димка ошалело мотнул головой. - Продать чужую душу?
   - Так продают же, - Ооль вновь хихикнул. - Сплошь и рядом продают, кто-то больше, кто-то меньше... Даже когда ты кому-то говоришь "Черт бы тебя побрал!" - ты его душу продаешь нам. Чуть-чуть, но тем не менее. Тут не сама душа даже важна, а готовность.
   - Продать? То есть предать?
   Ооль развел руками.
   - Ну, ты сам это сказал. Да. Нет, знаешь, ничего слаще, чем продать чужую душу. А самому получить самое для себя дорогое. Даром, можно сказать.
   - Да ну тебя! - Димка начал злиться.
   - Не ну, - Ооль нахмурился. - Ты и без меня же понимаешь, что шансов у вас - вот, - он сжал большой и указательный пальцы. - Нуль нулем. Ты хоть знаешь, дурашка, кто такие хобии? Нет? Ах, ну да - ваш добрый проводник не рассказал вам, чтобы у вас кошмаров по ночам не было. А они, между прочим, бродят сейчас всего-то с другой стороны этого самого леска. В паре часов пути всего. Ищут, кем бы позабавиться. Если вы им попадетесь - пожалеете, что на свет родились. Если не свихнетесь сразу, от их вида. По сравнению с ними даже собакины - милейшей души существа. И мимо хобий вы никак не пройдете. Ну, если я вам немножечко не помогу. Но, сам понимаешь, не даром.
   - Что тебе нужно? - хмуро спросил Димка.
   - Ах-х, наконец-то деловой разговор, да? - Ооль улыбнулся. - Льяти подойдет, я думаю. Он, знаешь ли, сбежал от самой Смерти, а это нехорошо, совсем нехорошо. Для мира в том числе. Знаешь, что бывает, когда человек сбегает от Смерти? Мир начинает гнить, ветшать, и в него приходит... всякое. О-очень нехорошее. Типа, например, Червя. Потому что Смерть, знаешь, очень не любит, когда её обманывают. Очень-очень. И своего добивается. Всегда. Так или иначе. Если мир ей мешает - ну так не будет мира.
   - И что, мне надо убить Льяти?
   - Ах-х, ну зачем же так грубо? - Ооль отчетливо поморщился. - Нет, нет, зачем? Пусть топает себе до Надира. А вот когда дотопает, ты позовешь меня. И я его того... поберу. Что зачтется и мне, и тебе, кстати, тоже. Очень сильно. И тут, и особенно ТАМ.
   - А с миром что будет? - хмуро спросил Димка.
   - А тебя должно это волновать? - Ооль склонил к плечу голову, испытующе глядя на него. - Ты в это время уже будешь дома, у папы с мамой. Или ещё где-то, где захочешь. Даже все вы будете. Ну что, ударим по рукам?
   - Нет уж, - воспоминания об прикосновении к... этому у Димки остались самые что ни на есть неприятные. Да и отдавать... этому вот душу Льяти как-то не хотелось, даже несмотря на все... чувства, который мальчишка испытывал к Виксену, и не без оснований, честно скажем...
   - Боишься? - Ооль склонил голову к другому плечу, глядя на Димку, словно сыч. - Зря боишься, кстати. Сам по себе ты мне и не нужен. Теперь. А вот небольшие... гарантии с твоей стороны - очень даже нужны.
   - Ага, я тебе руку подам, а ты меня... того. Как статуя Командора.
   Ооль вздохнул.
   - Ах, ну зачем эти глупости? Времена изменились, изменились. Просто на слово тебе я - уж ты прости - не верю. Я тебе помогу - а ты меня обманешь. Я вижу, хочешь же. Поэтому, честно скажу, я сделаю так, что обмануть меня ты не сможешь. Сделаешь, что нужно будет мне. Когда будет нужно, где нужно. Без всяких сомнений вообще.
   - Ты думаешь, я совсем дурак? - спросил Димка. - Соглашаться на такое?
   Ооль хихикнул.
   - Нет, дорогой. Ты, извини, тут ломаешься, как девка, которую парень просит отдаться при луне, ну прямо точь в точь. Хочешь и рыбку съесть и на ёлку, хе-хе, влезть. А так не бывает. Или трусы надевай, или снимай, хе-хе, крестик. То бишь или по рукам, или прощай, родной. Мы с тобой уж дважды виделись, этот раз - последний. Потом хоть иззовись весь, хоть младенцев на алтаре режь - никто не ответит тебе. Такое уж, прости, у нас, чертей, правило.
   - А гарантии где, что не обманешь?
   Ооль развел руками.
   - Это, извини, не к нам, это туда, - он ткнул пальцем вверх. - Будешь непрерывно каяться, молиться и поститься, - попадешь в рай. С гарантией, хе-хе. Тебе, правда, там не понравится, но попадешь. А у нас нравы, сам понимаешь, другие совсем. Шансик обрести знание, богатство и способ возвыситься мы даем каждому. Вот сумеешь ли ты его использовать - уже только от тебя зависит. От того, насколько ты это всё хочешь и на что готов пойти, чтобы за всё это заплатить. Потому что подарков мы не делаем. И берем, - да, берем гораздо больше, чем даем. Это чистая правда. Но совсем не обязательно платить собой, своей судьбой и так далее. Можно и чужой. Ах, извини, я это говорил уже.
   Димка вновь ошалело помотал головой. Он сам не понимал, почему разговаривает с... этим, - да ещё о подобных вещах! - но это было... интересно. Очень даже.
   - Слушай, а как там у вас всё? - вдруг спросил он.
   - Ах-х, тебе интересно, да? - Ооль явно ждал такого вопроса. - Ты всё сможешь узнать. Если станешь демоном.
   - А что, разве можно? - удивленно спросил Димка.
   - Ах-х, почему нет? - Ооль всплеснул руками. - Я же вот стал. Парочка клятв кому нужно, парочка идиотов, которых давно заждались в пекле - и готово дело, - он хихикнул. - Поначалу, конечно, было неуютно, но я освоился, о да.
   - А пекло разве есть?
   - Пекла нет, - Ооль хихикнул. - Ад есть, а пекла нет. Такого, где грешники в котлах и черти с вилами. Это, извини меня, чушь. Тел-то у душ нет, а потому страдать физически они не могут. А вот духовно... о-о-о... - он мечтательно сощурился, словно вспоминая изысканное лакомство.
   Димка ощутил вдруг сильнейшее побуждение рубануть гадину мечом... но Ооль сразу почувствовал это.
   - Ах-х, не по вкусу тебе? - он хихикнул. - Ну так ты ж даже не пробовал. Вкус страха, вкус отчаяния... в тебе же я вкус гнева ощущаю. Тоже неплохо, неплохо.
   Димку передернуло. Ооль откровенно издевался над ним... но чего ещё ждать от демона?..
   - А рай? - спросил он.
   - Извини, не бывал, - Ооль картинно развел руками. - Не сподобился, знаешь. С богом тоже за руку не здоровался, если тебе интересно.
   - Но он есть?..
   - А я должен отвечать тебе? - Ооль вновь склонил голову к плечу. - Знание - это, знаешь, сила. А сила даром не дается. Особенно - такая. Ты же сущность бытия хочешь знать, не больше и не меньше. Величайшую тайну.
   - Ну, хочу, - Димка не видел смысла это отрицать.
   - Ну, хоти, - милостиво разрешил Ооль. - Хотеть не вредно, знаешь. Только тут я тебе, знаешь, не помощник. Моё дело тут маленькое, - искать, шнырять, обрекать души проклятию, - он вновь хихикнул.
   - А что ты тогда вообще знаешь? - зло уже спросил Димка.
   - Да уж всяко побольше того, что ты можешь представить, - Ооль вновь хихикнул. - Кто такой Мастер, кто Драконы, зачем вы вообще здесь... Но тебе, извини, не скажу. Не зас-лу-жил, - отчеканил он с видимым удовольствием.
   - А если заслужу?
   - Заслужи, - вновь разрешил Ооль. - Я же предлагаю тебе - ты меня к себе немножечко пускаешь в душу, а я отправляю Льяти, куда надо. А там тебе будут и знания, и тайны, и экскурсия по аду, если хочешь.
   - Не хочу, - буркнул Димка. Пускать... это вот к себе в душу ему уж совершенно точно не хотелось.
   - Точно не хочешь? - Ооль вновь склонил к плечу голову. - Вайми вон целую свору у себе в голове поселил - и ничего, стал аж бодрей прежнего.
   - Врешь ты, - буркнул Димка. - Он сам говорил мне...
   - Правду?.. - Ооль хихикнул. - Ты хоть знаешь, дурашка, как люди магами становятся? Пускают к себе в душу демона, посильнее, да потупее. Он за них и пашет, а они знай себе командуют. А бывает, и не одного. Только вот бывает, что демоны-то отожрутся, подрастут, и хозяина своего - ам! - Ооль засмеялся, неприятно... - Или хозяин от них понаберется, и станет демоном сам. А на вид - всё ещё милейший человек, душка душкой. А что детишки вокруг пропадают - ну так и что? Никто не в курсе же, что те детки у него - в подвале, да в клетке, и он по ночам из них Силу пьет, да не через пытки и муки, а, например, ужас такой насылает, что душа гибнет. Ну, не гибнет, конечно, но превращается в демона из наихудших - безмозглого совсем, но такого лютого, что ой-ой-ой! Вот дюжина таких в башке у Вайми и живет. И он их на тех, кого надо, напускает.
   Димку передернуло. Такого он и представить себе не мог. Но это - как раз многое объясняло. Даже слишком многое...
   - И что... он их... сам? - почти против воли спросил он.
   - Ах-х, нет, нет, не по чину такое ему, - Ооль хихикнул. - А вот Мастеру Крэйну, создателю его - так очень даже. Он, знаешь, любил в мир всякое пускать. Якобы справедливости ради. Только выходило, как всегда. Плохо, то есть. Потому как демонам, сам понимаешь, всё равно, кого жрать. Низшим особенно. У них же и сознания нет, одна лютая ярость. Будь ты хоть святым и припадай к Вайми мыслями хоть чистой благодати ради - те демоны тебя хрум - и всё. Душу твою выжрут и обгадят, и останется оболочка одна. Не раз уж такое бывало... с идиотами всякими, которые помочь хотели юношу невинному. А потом если не души, то рассудка уж точно навсегда лишились.
   - Но он не говорил мне... - снова буркнул Димка.
   - Ах-х, а ты кому-то говорил, как ты дядю Жору с четвертого этажа мочой из банки облил? - Ооль хихикнул. - Или кто кнопки канцелярские на стул Петру Аркадьевичу клал? Нет же. И уж ты точно не один такой.
   - Жорик спекулянт и гнида, - буркнул Димка. - И не обливал я его, я только банку ту на дверь ему поставил...
   - Ну так и Вайми зла тем доброхотам не хотел, оно само так вышло, - Ооль хихикнул. - Только, как видишь, совесть не слишком его мучит. Сами захотели, а он согласился только. А что не вышло - сами виноваты. Не надо мол, лезть, если не уверены. Да и не хотел он от... ну, нас, на самом деле избавиться. Потому что без демонов он кто? Сопляк просто. А с ними - маг. Пусть в одном лишь, но огромной силы, между прочим. А дураков от силы отказаться нет. Сделать вид-то можно, а на самом деле хотеть демонов своих немножко совсем подкормить, чтоб не ослабли...
   - Врешь ты, - уже почти безнадежно буркнул Димка. Думать, что их проводник - маг, да ещё и не добрый, не хотелось...
   - Нет, не вру, - Ооль вновь хихикнул. - Ты же сам нутром своим невинным чуешь, что с ним того... нечисто. Оттого и думаешь о нем... всякое. Хотя, по идее, ажно припадать должен к угнетенному туземцу.
   - Это потому, что очень задается он, - буркнул Димка.
   - Ах-х, ну зачем, зачем врать? - Ооль почти искренне вздохнул. - Чуешь, что сила его - не от мира сего. Ну и завидуешь тому.
   - Завидую? Я?! - возмутился Димка.
   - Завидуешь, завидуешь, - Ооль вновь хихикнул. - И умению его завидуешь, и силе, и красоте его тоже.
   - Да вот ещё! - возмутился Димка.
   - Ой, не ври, - Ооль вдруг ткнул в него пальцем. - Себе не ври, прежде всего, это вообще глупо очень. Завидуешь. И злишься оттого.
   - Не злюсь, - буркнул Димка.
   - Злишься. Я же, сам понимаешь, всё такое нутром прямо чую. А меня к себе пустишь - будет и тебе магия. Да не такая, а полезная. Сможешь на людей страх дикий напускать. Или - хи-хи - радость неземную. И будут они у тебя в ножках прямо ползать, да кланяться и благодарить за ту радость. И пасть за неё будут рвать, и себе, и кому скажешь.
   - Да не хочу я такого! - возмутился Димка.
   - Хочешь, - Ооль вновь ткнул в него пальцем. - Себе даже признаться боишься, но хочешь. Не для себя пусть, для общего блага, только разницы-то и нет тут.
   Димка смутился. Лет так в десять-одиннадцать он страшно хотел овладеть гипнозом - посмотрел, мол, на жулика, и он в милицию пошел сдаваться. Потом-то он понял, что желание глупое... но часть его всё же осталась.
   - Ага, а ты только об общем благе и мечтаешь, - буркнул он.
   - Не мечтаю, - Ооль даже вздохнул. Казалось, что это искренне его огорчает. - Но тебе-то что с того? Власть-то у тебя будет.
   - У меня?
   - По большей части, - пояснил Ооль. - У меня, знаешь, даже желания нету твоей жизнью управлять. Так, направить иногда, чтобы нам двоим лучше было... Нет, жилец я, ясное дело, беспокойный, не буду скрывать. Но радость беспредельную я и тебе смогу устраивать. И совсем не духовную даже, - Ооль хихикнул. - Ты на седьмом небе будешь.
   - Или НЕ радость? - хмуро спросил Димка.
   - А это от тебя уж зависит, родной, - Ооль развел руками. - Будешь договор наш соблюдать - жить будешь, как в раю. Нет - ой, пожалеешь, что на свет родился.
   - Нет уж, спасибо, - буркнул Димка. В демонологии он не разбирался, но уже понимал, что если Ооль проникнет в его душу - то останется в ней до самой его смерти, а скорее, значительно дольше...
   - Ой ли? - Ооль вновь склонил к плечу голову. - Власти ты хочешь? Хочешь, иначе вождем бы и не стал. И я тоже хочу. Но без тела ничего, почитай, не могу - разве что по миру шляться, да дураков разных соблазнять. А ты без знаний по миру бредешь, как слепой над пропастью. Вот-вот споткнешься - и привет. Туда улетишь, куда лампы не светят. И всех своих с собой утащишь. А вместе мы станем тут силой, подстать Мастеру. Больше даже.
   - Ты-то, может, и станешь, - буркнул Димка. - А вот я...
   - А ты, родной, шансик свой сейчас теряешь, - недовольно уже сказал Ооль. - Всё кругами да кругами ходишь, а решиться не можешь, языком треплешь тут, задаешь дурацкие вопросы... хочешь даром, да побольше вытянуть. Так я тебе прямо скажу - даром только морду бьют. А за силу - платят не скупясь. И за знание тоже. Ещё больше даже.
   - Да что ты знаешь-то такого? - возмутился Димка.
   - Да уж побольше, чем ты думаешь, - Ооль хихикнул. - Ну что - хочешь знать, что о тебе твоя Машка ненаглядная думает на самом деле? Или чем Сашка, дружок твой, на досуге занимается? Или от чего ты в петлю прямо лезть будешь, когда тебе тридцать стукнет? Или что с твоей Родиной ненаглядной случится всего-то через двадцать годочков, меньше даже? Или где Серый, дружбан твой вернейший, погибнет? И где ты сам ласты склеишь - никому не нужный, кстати? А я вот - знаю. И могу изменить даже. Если ты тут комедию ломать закончишь и ударишь по рукам.
   - Да иди ты к черту! - разозлился Димка. Он уже привык к тому, что Ооль лжет и пугает - но ЭТО было уже чересчур.
   - Извини, не могу, - Ооль хихикнул, словно Димка угостил его тонкой остротой. - Я же, в общем, и есть черт. И не могу идти сам к себе.
   Димке захотелось послать его намного дальше... но он всё же сдержался. Ооль был, конечно, самый настоящий демон и злонравия своего даже не скрывал, - ему явно доставляло наслаждение глумиться над ним, Димкой. Но он (как и полагалось демону) явно много чего знал, - и посылать его нафиг было явно опрометчиво. Незнание местных тайн и хитростей буквально душило мальчишку, - и он почти что готов был продать душу, чтобы разобраться во всём этом...
   Почти, - но не совсем. Как-то вдруг он вспомнил разговор с Асэтом, - ещё там, в Безвозвратном Городе, вечером, на верху пирамиды. Как раз о том... существе, что сидело сейчас перед ним. И о... других, таких же. И об их... подарках. "Димка, подарки - они такие, - сказал ему тогда Асэт. - Демон может запросто сожрать тебя с костями, да вот только без ТВОЕГО прямого согласия вся его сила - пустота. И стоит ли на его подарки соглашаться - даже не вопрос. НЕТ. Демон может очень, очень, ОЧЕНЬ хотеть тебе что-то дать - вот только ВОЗЬМЁТ он потом куда больше. И КАК он потом использует твоё согласие, - ты знать не захочешь. Если тебе предлагают даром знание, богатство и способ возвыситься, худшее, что можно сделать - это согласиться".
   Ооль вдруг зашипел, - совсем не по-человечески, как шипел, например, сам Димка, треснувшись большим пальцем ноги в сандалии о торчащий из земли стальной прут. Нет. Словно какая-то змея... или даже что-то, НАМНОГО более мерзкое. От этого шипения Димку немедленно пробрал озноб... но он неожиданно заметил, что Ооль как-то вдруг... выцвел. Стал почти прозрачным. Мальчишке даже показалось, что сквозь него теперь просвечивают заросли...
   В голове у него тоже слегка прояснилось. Ему действительно очень, ОЧЕНЬ хотелось узнать всё, что только знал Ооль, - и черт с ней, с его душой! - но сердцем он чувствовал, что Ооль ему лжет. Лжет бесстыдно, словно... словно черт, и он вспомнил вдруг слова отца: "Димка, разум, безусловно, полезен и могуч, - но только не тогда, когда тебе рассказывают, как глупо "слепо" верить своим чувствам, хоть ты трижды их проверишь. А если чувств не будет - человек поверит тому, кто скажет то, во что он ХОЧЕТ верить. Даже если это будет смертельная ложь. Поэтому доверять ВСЕГДА нужно чувствам, а не разуму - их невозможно обмануть. В то время как разум - даже самый могучий! - обманывается на раз. Особенно байками про своё, якобы, "всесилие", с помощью которого он, якобы, всегда отличит правду от лжи. Не отличит. Ложь ВСЕГДА разумна и логична. Правда - нет. Поэтому поверять Правду логикой - смертельная ошибка. Если сердце говорит, что тебе лгут - надо верить ему, что бы там не орал и не вопил разум. Потому что сердце ВСЕГДА оказывается в итоге право, даже если то, что тебе говорят, СЕЙЧАС является правдой. Но эта правда - коварная приманка, скрывающая под собой ложь. Поверив в одно, ты НЕИЗБЕЖНО поверишь во второе. И мораль очень простая - если ты чувствуешь, что тебе лгут - скажи это в лоб лжецу, кем бы он ни был. И наслаждайся тем, как он психует, пытаясь убедить тебя в обратном. А потом просто пошли его нахер. И всё".
   - Ну, что ты всякую дрянь думаешь? - вдруг кисло спросил Ооль. Вид у него сейчас был такой, словно его накормили протухшей кашей. - Верить мне или не верить, словно в Деда Мороза какого-то. Ты ж не мне, дурашка, не веришь, ты СЕБЕ не веришь, вот где самый смех-то! Не веришь, что хочешь власти, не веришь, что можешь её получить. А можешь же! Не даром, понятно, но и не слишком-то дорого, если хорошенько подумать. У нас, понимаешь ли, не банк, мы не только деньгами берем, - он хихикнул. - Тут даже не душа твоя важна, а твоя готовность отречься от сам знаешь кого.
   - Я в бога не верю, - буркнул Димка. Ему вдруг стало неловко - словно он ни за что обидел человека... хотя человеком Ооль как раз не был. То ли давно, то ли вообще никогда...
   - Ну вот, значит, тебе это и не будет стоить ничего, - Ооль вновь хихикнул. - Правда вот то, что не стоит ничего, ничего и не стоит.
   - И что мне надо сделать? - хмуро спросил Димка, чувствуя, что его снова начинает затягивать... словно в какой-то топкий, илистый омут. Зеленые глаза Ооля отчетливо светились в полумраке и их страшноватый неподвижный взгляд словно проникал куда-то в его душу... а может, и совсем и не "словно"...
   Ооль задумчиво посмотрел на него.
   - Раз уж ты не хочешь меня к себе в душу сейчас пускать, можешь и позже призвать, когда до Надира дотопаешь. И там я и без тебя разберусь. Но, гарантия, сам понимаешь, нужна. Связь. Печать, как у нас говорят. Получить её, правда, не так сложно - надо нарушить всего-то один безусловный запрет. Не обязательно, кстати, всякую жуть творить, девственниц на алтаре резать и всякое такое. Можно просто всей душой сам знаешь от кого отречься - но это, к сожалению, не к тебе. А можно - и от всякой чуши, которую в тебя набили, чтобы ты покорным был. Только не в душе уже. Надо в самом деле что-то сделать. Ради себя и своей власти. Или просто - ради себя. Не думая о всяких пакостных людишках, которые у тебя на шее ездят, ножки свесив. Они-то, уж поверь, о ТВОЁМ благе не думают. Только о том, как бы из тебя, дурачка, побольше всего выжать. А как ты их с шеи своей скинешь - они тебя сразу уважать начнут, вот увидишь.
   Димка вдруг понял, что эти слова Ооля его совершенно не трогают. Ну вот ни чуточки. Зато ему вновь вспомнились слова отца: "Димка, в ЛЮБОМ споре о морали участвуют двое: один - дурак, другой - подлец. Один подвергает сомнению - причем умышленно, злонамеренно подвергает! - совершенно ясные и очевидные для любого идиота вещи, второй пытается как-то их защитить, не сознавая, что его "оппонент" сам понимает их разумность даже лучше его самого. И искажает их не по "незнанию", не ради нелепой попытки "перепонять понятное", а совершенно сознательно, ради создания той моральной серости, в которой так вольготно чувствуют себя черные душой и духом. И слушающий его не только глупо тратит своё время, но и сам, волосок за волоском, начинает сомневаться в том, в чем сомневаться НЕЛЬЗЯ. Вместо того, чтобы заткнуть поганую пасть хотя бы простым ударом кулака".
   - Ну, что ты решил? - между тем, спросил Ооль. Вид у него был донельзя встревоженный. Верно, ход мыслей мальчишки совсем его не радовал. А вот надежды на него он возлагал большие.
   - Что я решил... - Димка взвесил в руке меч и хмуро посмотрел на демона. - Иди-ка ты на...!
  

* * *

  
   Димка понимал, что его ответ вовсе не обрадует демона - и на сей раз не ошибся. Ооль гневно зашипел, раздуваясь и становясь отчетливо больше. Казалось, он прямо вот сейчас лопнет от злости.
   - Ах ты ж сука... - наконец процедил он. - Я к тебе со всей душой - а ты меня... а ты меня...
   В один миг его фигура просто... исчезла, завихрившись, втягиваясь... куда-то, словно убегающая в дырку ванны вода. На какой-то миг всё замерло... потом из этой невидимой "дырки" вдруг выпрыгнуло...
   К счастью, тело Димки среагировало куда быстрее, чем разум. Он изо всей силы метнул меч в самый центр... этого... и перед ним свилось в агонии кошмарное черное существо. Всего на миг Ооль принял свой истинный вид... и Димка, наверное, тут же свихнулся бы, если бы успел хоть как-то его разглядеть... но тут ТВАРЬ вдруг охватило странное бледное пламя, безжалостно пожирая её... и всё исчезло. Перед Димкой остался лишь нелепо висящий в воздухе меч. Но потом и он упал на землю.
  

* * *

  
   Димка провел ладонями по лицу, стараясь успокоиться. Лес вокруг снова ожил, и казалось, что ничего этого просто не было, что это - просто какой-то дикий бред...
   Димка нагнулся, чтобы подобрать меч... и едва не уронил его вновь. Рукоять обожгла его смертельным холодом - и он понял, что ему не показалось.
  

* * *

  
   Морщась от холода, он торопливо сунул меч в ножны. Ещё немного постоял, пытаясь успокоиться. Голова у него до сих пор шла кругом - но, так или иначе, эта история закончилась. Навсегда. И Димка чувствовал мрачное, глубокое удовлетворение, - как любой человек, который сделал свой мир чище. Причем, намного. Кем бы ни был на самом деле Ооль, - он погубил множество не самых, наверное, плохих ребят и девчонок. А теперь сам был низвергнут туда, откуда выполз, - или был вызван чьей-то неразумной и злой волей. И уже был не в силах причинить кому-то вред...
  

* * *

  
   Выйдя из лесу к лагерю, Димка снова замер. Все в нем уже проснулись и устроили обычную утреннюю суматоху. Особенно старались Маахисы и Димка невольно засмотрелся на них, - особенно, конечно, на девчонок. Их гибкие тела мельтешили, беззвучно, как во сне, мелькали поджарые животы, изгибы узких поясниц, едва прикрытые круглые попы, лохмы, пятки... за остатки вчерашнего ужина разгорается суровая борьба. Неугомонный Дэй звонко бьет Талку ладонью по заднице, тот возмущенно вякает и так же звонко бьет в ответ. Дэй гонится за ним... Файму возмущенно орет, требуя тут же прекратить безобразие...
   На какой-то миг Димке показалось, что это всё, - ненастоящее, а настоящая, - как раз мертвая тишина, в которой слышен лишь вкрадчивый, липкий голос демона...
   Он недовольно мотнул головой и зашагал вперед.
  

* * *

  
   Димка невольно ожидал, что его появление вызовет удивленную тишину, - но на него никто не обратил внимания. Лагерь бурлил, ребята и девчонки ныряли в лес, другие возвращались из него, - шла деловая заготовка завтрака...
   Димка покрутил головой. Ему повезло, - друзья ещё сидели у костра, не успели разбрестись по лесу... Там же, правда, обретался и Матвей, что Димке совсем не понравилось, - он не хотел впутывать его в ЭТОТ разговор.
   Как назло, Матвей первым заметил его. И тут же уставился. Довольно удивленно. Должно быть, физия у меня сейчас та ещё, недовольно подумал мальчишка.
   - Не мерзнешь? - участливо спросил Димка у Матвея, одетого, как и все Маахисы, лишь в парео и бусы.
   Тот смутился. Но намек понял и с недовольным видом зашагал к Файму, - за ценными указаниями, наверное...
   - Что это с тобой? - тревожно спросил Сашка. - У тебя лицо такое, словно ты привидение увидел.
   - Хуже, - буркнул Димка, садясь у костра. Вроде и не нужного в такой жаре, но смотреть на него было приятно. И не только, - живое тепло огня окончательно прогоняло из тела ТОТ холод... - Я с Оолем повстречался.
   - И что?
   - А всё. Нет его больше. Я его мечом того... этого...
   - Врешь, - без особой убежденности правда сказал Юрка.
   - Не вру, - Димка вытащил из ножен меч и протянул ему. - Потрогай.
   Юрка протянул к клинку руку - и тут же отдернул её.
   - Ай!! Холодный, - он бездумно поднес пальцы ко рту. После чего взглянул на Димку с явным уважением. - Ты герой просто.
   Димка смутился. Он-то понимал, что ничего геройского не совершил, - как раз напротив, едва не предал всё, что можно, - но важен, как всегда, результат...
   Остальные тоже пощупали меч. Уважительно помолчали. Верно, каждый из них представлял себя сейчас на месте Димки...
   - Как это было-то? - спросил наконец Борька.
   - Ну... - Димка смутился. - Я в лес за "бананами" пошел - а он тут как тут. Из-за спины выглядывает, - при одном воспоминании об этом Димку передернуло. - Начал чушь всякую нести, - мол, продай душу, а я тебе, - власть и могущество. Я его послал - а он как на меня бросится! Ну, я его и того. Меч в него кинул - и всё.
   - И попал? - уже довольно ядовито спросил Юрка.
   - Попал, - Димка хмуро взглянул на него. - Ты же сам клинок щупал. Думаешь, я его из холодильника достал?
   - Ну... - Юрка отчетливо смутился.
   - Делать-то что будем? - спросил Борька.
   - Делать... - Димка посмотрел на Макса. - Да ничего такого. Пока что. Мы с Максом на разведку в лес сходим - посмотрим, как близко там степь и что там. Ты согласен? - несколько запоздало спросил он.
   Макс лишь пожал крепкими плечами. Вздохнул почему-то...
   - А с чего мне отказываться? Ты только жрать с собой возьми. На двоих. Лучше побольше. Мне говорят, что прожорливый, - он хлопнул себя ладонью по впалому мускулистому животу.
   - Ну, это-то понятно - вон, какой здоровый, - буркнул Димка.
   - А Вайми как? - немедленно спросил Сашка. - Он же всё это и так знает.
   - Вайми... - Димка посмотрел на праздно сидевшего на траве Астера. Он с явным интересом наблюдал за ними - а может быть и слушал, слух у него был очень хороший, Димка не раз успел уже в этом убедиться... - С ним я сейчас поговорю.
  

* * *

  
   Вздохнув, Димка поднялся и зашагал к их проводнику. Без особой охоты зашагал - разговор предстоял неприятный, а может, даже и опасный, но избежать его уже было нельзя...
   Вайми лишь коротко взглянул на него снизу вверх - вставать перед Димкой он то ли поленился, то ли просто не счел нужным...
   - Слушай, засранец, почему ты нам про хобий не сказал? - возмущенно спросил Димка. Он не хотел так сразу брать быка за рога, но слово, увы, не воробей...
   - Ну... - Вайми глубокомысленно опустил взгляд на пальцы босых как всегда ног. Потом вдруг взглянул на него с острейшим любопытством, неожиданным и неприятным... - А ТЫ-то откуда про них знаешь?
   - Ооль сказал, - буркнул Димка, садясь рядом с ним.
   - А, ясно, - Вайми вздохнул. - А ты в самом деле хотел знать, что по степи тут бродят ТВАРИ, любая из которых может снести тебе голову одним взмахом лапы? Или ещё что-нибудь, - его невольно передернуло.
   - Так это правда?
   Вайми хмуро взглянул на него.
   - Ну... да. Я потом хотел вам рассказать. Когда у нас уже луки будут. Отряду хороших-то лучников эти ТВАРИ ничего не сделают. Побоятся связываться.
   - Спасибо за заботу, - ядовито сказал Димка. - И чего ЕЩЁ я не знаю?
   - Всего не знаешь, - Вайми откровенно ухмыльнулся. - Но это для вашей же пользы. Ну, и немного для моей. Я, знаешь, тоже в Город Снов хочу, а одному туда трудно пройти... А ты, я вижу же, хочешь меня нафиг послать.
   - Хочу, - Димка встал, вновь глядя на него сверху вниз. - И поделом! Бесчестный ты. В бога с нами играешь. То скажу, это не скажу, потому что не готовы ещё...
   Вайми приподнялся, уже свирепо глядя на него. Димка как-то вдруг вспомнил, что он старше и намного сильнее его - и учился драться ещё с тех пор, когда его, Димки, предки плавали прибивать свой щит к воротам Царьграда...
   - Слушай, а ты не боишься, что тебя твои демоны ручные сожрут? - вдруг спросил он. Вопрос вырвался сам, из глубины души - но, к удивлению Димки, попал в цель.
   Вайми мягко опустился на пятки, положив ладони на бедра. Потом вдруг широко ухмыльнулся.
   - Здравомыслием демонов не победить. Нужно стать ужаснее их. Безумнее их. Ну - ты доволен?..
   Димка взглянул в его глаза. Милые синие глаза, сейчас даже несколько меланхоличные... Его передернуло. Сейчас он лишь чудом избежал смерти - и Вайми, конечно, это понимал...
  

* * *

  
   С минуту, наверное, они молчали, не глядя друг на друга. В груди у Димки ёкало - Ооль оказался прав уже второй раз, а это значило... значило...
   - Так значит, это были не кошмары? - наконец спросил он.
   Вайми лишь пожал плечами.
   - А ты думаешь, что есть разница? Кошмары - тоже демоны, только совсем маленькие. Собственно, все демоны когда-то были лишь чьими-то кошмарами. И не дай бог тебе увидеть, какими они становятся, когда вырастают...
   - А в башку к себе их зачем впускать?
   - Так я и не впускал, - Вайми вновь пожал плечами. - Мастер Крэйн им только силу дал. Ну, и защиту поставил. А так-то они у меня и раньше были. От хорошей, так сказать, жизни.
   - Всё равно, ЗАЧЕМ? - упрямо спросил Димка.
   - Для защиты от мозгокрутов, я тебе это говорил же, - Вайми взглянул на него чуть удивленно. - А это очень непростое дело, кстати. Всякие "барьеры воли", "омуты безмыслия" и прочее - для настоящего мастера ментала хрень. Вот демона ему подсунуть - совсем другое дело. Прочитать мысли НАСТОЯЩЕГО демона даже мастеру телепатии не всегда под силу... а иногда всё выходит, но так, что лучше бы не выходило. Демоны ведь не думают в нашем понимании этого слова, они сами И ЕСТЬ мысли, причем, очень... нездешние, и их прочтение может запросто взорвать обычному человеку мозг. Ну, не мозг, конечно, а сознание, но разницы-то...
   - А тебе не взрывают?
   Вайми насмешливо взглянул на него.
   - Мне нет. Хотя я-то уже не обычный человек. Или даже совсем НЕ человек.
   - А кто? - тупо спросил Димка.
   Вайми вновь пожал плечами.
   - Хор. В котором звучат... разные голоса. Ну, говорят так.
   - Шизик, что ли? - Димку передернуло. Сразу вспомнилось, как Аглая назвала Сашку смешным шизиком, а Танька возразила: "Смешные шизики втройне опасны. Мало ли что ему жужелицы нашепчут в голову". Тогда это было так смешно, что даже не обидно. Но теперь...
   - Можешь так считать, - буркнул Вайми уже откровенно обиженно... и, как ни странно, именно эта обида Димку успокоила: она-то как раз была очень даже человеческой... -Только шизик - это тот, у кого в голове не хор, а какофония. Или вообще птичий базар. Или демон доморощенный душу оттеснил. Хотя это, уже, вообще-то, маньяк.
   - А дюжина демонов? - не удержавшись, спросил Димка.
   - А это как двор с волкодавами, - усмехнулся Вайми. - Своим руки лижут, а кто чужой сунется - голову откусят.
   - Волкодав прав, а людоед - нет, - буркнул Димка.
   - Есть люди, как твари, есть твари, как люди, - мгновенно отпарировал Вайми. - Ты же сам это всё видел.
   - А всё равно...
   - Ну, что ты от меня хочешь-то? - Вайми вздохнул. - Чтобы я демонов из себя выгнал? Так это, во-первых, не просто. И очень, ОЧЕНЬ неприятно. Полноценный экзорицизм - штука, знаешь, сама по себе довольно жуткая. Уж поверь старому ветеринару. А во-вторых, это же не что-то вселившееся, это моё родное, так сказать. А из себя что-то выбрасывать... ты что, считаешь, что дырки в душе - лучше демонов?
   - А что?
   - А то, что природа не терпит пустоты. И, если из себя что-то... выбросить, в эти дырки начнет снаружи сквозить... разное. Иногда такое, что демоны родными братьями покажутся.
   - А кто тебе это сказал-то?
   Вайми вздохнул.
   - Димка, ты думаешь, что охотником на мозгокрутов так вот просто стать? Нет. Из меня тоже пару тварей... изгоняли, опасных слишком. О деталях я не стану рассказывать, скажу только, что не сдох, хотя очень хотелось... Но... дырки после них остались. Небольшие, к счастью, но всё равно... через них много что видно. В том числе и такое, чего бы я и видеть не хотел...
   - А, ты нам про это рассказывал уже, - вспомнил Димка. - Как ты наш мир даже видел.
   Вайми кивнул.
   - Да. После изгнания мелких демонов остаются такие небольшие дырки, которые иногда используются.
   - Для чего?
   - Научные эксперименты.
   - Какие?
   - Разные.
   - Например, в ад заглядывать?
   Вайми фыркнул.
   - Конкретно это - реализовать невозможно. Внешние щиты Ойкумены не дадут.
   - В смысле, выглядывать наружу? - спросил за спиной Талка и Димка едва не подскочил, оглядываясь - он и не заметил, как босоногий паразит тихонько подобрался со спины, чтобы погреть тут ухи. А Вайми даже бровью не повел, чтобы хотя бы намекнуть, что они тут не одни... - Потому что в Царстве Мхо-Колд Эпсилон царит Эпоха Бесконечного Ужаса и один взгляд в него способен уничтожить Реальность.
   Вайми спокойно кивнул.
   - Да.
   - Что это за царство? - ошалело спросил Димка.
   - Царство Реальности, конечно, - спокойно пояснил Талка. - Не параллельная Вселенная даже, а больше. Множество их, но там в них физика даже другая, и всё остальное тоже. Таких Царств если и не бесконечное количество, то что-то типа того. Ну вот, в этом Царстве и царит Эпоха Бесконечного Ужаса. По крайней мере, говорят так.
   - Да ну тебя! - разозлился Димка. В другое время он с удовольствием послушал бы россказни Талки... и желательно ночью у костра... но после встречи с Оолем это совсем не казалось забавным. Ну вот ни чуточки. - Мы-то сейчас в каком Царстве?
   - Вот этого не знаю, - вздохнул Талка. - Про этот мир, Ойкумену, я не слышал даже. И никто у нас, насколько помню.
   - А ты? - Димка повернулся к Вайми.
   - У меня нету карты, - буркнул тот. - Говорят, что у некоторых магов есть такие, но мне их никто не показывал.
   - А у Мастера или кто он там?
   - У него-то, наверное, есть, - Вайми пожал плечами. - Только что нам с того?
   - Слушай, а что ты про него думаешь? - вдруг спросил Димка. - Просто сам для себя?
   - Я? - Вайми задумался. - Если честно, я думаю, что у него... ну, не все дома. Может, когда он... создавал этот мир, он действительно был Мастером, но потом... просто забыл, для чего ему всё это. Или, того хуже, стал чувствовать жестокое наслаждение от созерцания любого ужасного события и радость от падения достойных.
   - То есть, Мастер съехал с катушек и подарил нам край херни и разочарования? - без труда перевел Димка.
   - Ну да, что-то типа того.
   Димка вздохнул и посмотрел на костер, у которого его друзья жарили "бананы". И уже не только жарили, но и ели. Ему тоже есть хотелось уже зверски, да и Вайми, наверное, тоже. Пора было закруглять разговор...
   - Ладно. Но почему ты нам не всё рассказывал?
   Вайми вздохнул.
   - Димка, у нас тут нет ни инструментов, ни знаний. Всё, что у нас тут есть - это надежда. А чтобы была надежда, нужна... ну, яркость духа. Огонь в душе, понимаешь? А какой огонь в душе, если всех запугивать?
   - Ой, да ладно, не надо всех вокруг детсадовцами робкими считать, - возмущенно заявил Димка. - Давай жрать пошли, а то так и исчахнешь тут от забот...
  

* * *

  
   - Ты в самом деле думаешь, что для Мастера мы тут, как мыши в лабиринте, и он только смеется, глядя, как мы без толку тычемся туда-сюда? - нервно спросил Юрка, когда завтрак закончился и Димка пересказал друзьям свой разговор с Вайми. Не весь, правда...
   - Да ну, чушь всё это, - отмахнулся Сашка. - Вайми же не больше нашего знает. И в целом, я могу представить себе такого... жестокого бога - но только если этого бога буквально вчера СДЕЛАЛИ из прыщавого малолетки, которому теперь прям нужно почесать свои комплексы новообретённым могуществом. Для того, кто вырастил свою силу сам, нет нужды в подобном: это унизит прежде всего его самого.
   - Ладно, доберемся до этого Мастера - посмотрим, кто он или что он, - буркнул Димка и взглянул на Макса. - Давай собираться пошли. Раньше выйдем - раньше вернемся.
  
   Глава Третья:
   Путь в Город Снов
  
   Новый день берёт своё начало
   На бескрайних улицах Москвы.
   Никогда у неба не бывало
   Глаз такой влюблённой синевы!
  
   Светом солнца озарены,
   Светом правды своей сильны.
   Наша Родина - Революция,
   Ей, единственной, мы верны!
  
   Мы в труде и мастера, и боги,
   Рукотворным верим чудесам.
   Бесконечно дороги дороги,
   Если их прокладываешь сам!
  
   Мы улыбкой честной и открытой
   Освещаем праздничный парад.
   И от счастья светятся орбиты,
   Где друзья Гагарина летят...
  
   Николай Добронравов.
  
   Как оно обычно и бывает, выйти сразу им не удалось. Сперва потерялись нужные в походе вещи, потом Аглая не захотела отдавать Димке свой лук, потом вообще навалились какие-то совершенно неожиданные дела... в общем, в путь они пустились только в полдень. Да и то, мальчишкам пришлось фактически сбежать из лагеря, - иначе, как подозревал Димка, они не вышли бы в поход до вечера, а то и до нового утра...
   Идти по лесу им пришлось совсем недолго, - где-то с час. Потом мальчишки неожиданно вышли к обрыву высотой, наверно, в добрых метров сто. Из-под земли тут выступал зеленоватый камень, похожий на яшму. Выступал странно ровно, целыми плитами, словно тут работал чудовищных размеров каменщик. Но очень давно работал - обломанные плиты жутковато нависали над пропастью и вставать на них Димке не хотелось...
   Впрочем, всего через несколько метров обрыв переходил в крутой, заросший кустарником склон, - а под ним простирался лес необычно мрачных зелёных тонов с яркими алыми пятнами очень неприятного оттенка, - словно содранная кожа... Димка не сразу понял, что это тоже лес, - только не из деревьев, а из каких-то совсем других растений, похожих на морские анемоны...
   Лес, к счастью, был шириной всего в несколько километров, - а дальше начиналась степь из странной - голубой! - травы. Её рассекала не очень большая река, слева она разделялась на два рукава, огибая длинный остров, затем сливалась вновь, - а дальше она впадала в озеро. За рекой, до самого горизонта, тянулась открытая равнина. А над горизонтом поднимались чуть размытые воздухом темные силуэты гор, словно край самого неба там был оборван...
   - Я так и думал, - буркнул Димка, вглядываясь в даль.
   - Что? - удивленно спросил Макс.
   Димка молча ткнул рукой вперед. Какие-то белесые существа точками мельтешили вдали, на краю леса и степи. Отсюда их не получалось разглядеть, но ясно было, что они немалого размера, - и совершенно точно не люди, потому что двигались явно на четырех ногах...
   - Я так и думал, - повторил Димка. - Ооль и в этом не соврал. Там точно кто-то есть.
   - Ага, марсиане, - немедленно съязвил Макс. - Те осьминоги, которые кровь у людей пьют...
   - Помолчи пожалуйста, - очень вежливо попросил Димка. - Кроме того, Уэллс свою книжку дурацкую просто придумал...
   Потом он посмотрел вниз. Спуститься тут было вполне можно, - всего-то шагах в ста слева обрыв рассекала очень удобная расщелина, переходящая в неглубокий овраг - но вел он прямо в гущу росших под обрывом "анемонов"...
   А ведь нам надо туда, как-то вдруг подумал Димка. А я, честно говоря, ни хрена не знаю, где там пройти, и как от местных зверей защититься, и как не отравиться сдуру чем-нибудь...
   Те мельтешащие точки вдали двигались очень уж неприятно - словно бег волчьей стаи. Может, мне эта их неприятность просто померещились, подумал мальчишка. А может, и нет. И неясно, что мы будем жрать в этой степи, и съедобно ли вообще то, что там живет...
   Димка вздохнул. Единственное, что ему нравилось в здешнем лесу, - за едой тут не нужно было бегать, аки волку зимой, всевозможные фрукты свисали здесь с веток повсюду, только руку протяни. К тому же Макс, например, оказался неплохим охотником. Димка помнил, как первой же заструганной ножом - и оперённой тонкой корой! - стрелой он сбил с дерева какую-то упитанную птицу, похожую на тетерева, довольно вкусную, как оказалось...
   - Ну и что дальше будем делать? - между тем спросил Макс. - Назад двинем? Уже ясно же, что там, в степи, кто-то есть...
   - Дальше пойдем, - упрямо буркнул Димка. - Хотя бы местные продовольственные ресурсы разведаем. Здесь-то всё равно ничего нет, один голый камень...
   - Там же черт знает что, в том лесу. Медведи могут быть. Волки. Или ещё что похуже. Людоеды всякие...
   Димка вздохнул. Это он понимал уже и сам. Но если там и впрямь волки с людоедами, он должен это выяснить - не в этих же скалах их ждать...
   - Макс, я и в самом деле не знаю, кто тут ещё есть, - начал он. - Отсюда даже видно, что место очень гадкое. Но обойти его мы всё равно не сможем. И лучше выяснить это всё сейчас, чем переться туда всем кагалом, с девчонками...
   Макс не ответил. Димке тоже было страшно, честно говоря - внизу лежали самые настоящие инопланетные джунгли, а бластера со скафандром у него не было, не было даже паршивого ружья...
   Но Димка был, так сказать, советским человеком. Пионером, в конце-то концов. Твердо привыкшим к мысли, что раньше смерти сдаваться нельзя. И ещё - ему сейчас было невероятно ИНТЕРЕСНО. Мальчишка был готов даже умереть - но не раньше, чем раскроет все здешние тайны...
   - Пошли, - наконец сказал он.
  

* * *

  
   - Ну, и чего такого тут? - спросил Димка, немного осмотревшись после спуска, не такого уж простого, как оказалось... Они стояли на засыпанной песком прогалине, между двух плотных стен невысокого, метров в десять, леса. На самом деле, довольно неприятного на вид: тут росло что-то вроде пальм, но с их верхушек свисали венцы кольчатых щупалец, усаженных бахромчатыми отростками - всё это достаточно гадкого, желтовато-красного цвета, и совсем непохожее на листья - скорее, на какие-то внутренности. К счастью, неподвижные - ветра тут не было. В воздухе висела душная жара, здоровенное местное солнце стояло почти что в зените, паля нещадно, словно не лес тут, а пустыня... Сам воздух здесь был неожиданно сухой и какой-то... пыльный, но не от обычной пыли, а, скорее, от пыльцы - глаза у Димки почти сразу же заслезились и он начал чихать. Это уже совсем ему не понравилось - если на них нападет вдруг какая-то местная зверюга, он почти ничего не сможет с ней сделать, да и Макс тоже...
   К счастью, никаких зверюг здесь не наблюдалось - лишь стайки каких-то пёстрых птичек. Более крупной живности вокруг не было - но в зарослях отчетливо шуршало что-то, похожее по звуку на змей. Многочисленных змей. Неприятное место, на самом-то деле, - но Димка напомнил себе, что это, вообще-то, другая планета в другой вселенной, которую совершенно никто не обязывал быть ему приятной.
   Песок под ногами был горячий, из него, как штыки, торчали какие-то темные и острые отростки длиной сантиметров по двадцать, и в нем кишели насекомые, похожие на муравьев. Мальчишка был очень рад, что решил надеть кеды - напороться босой ногой на такой вот "штык", только скрытый под песком, ему совершенно не хотелось.
   - Не знаю пока, - прочихавшись наконец, Макс поднес к глазам руку, всматриваясь в глубину зарослей, похожих на путаницу свисающих, обросших лишайником шлангов. Свисали они весьма густо, так что видно было примерно метра на три. - Вайми, зараза, не сказал, что тут есть... такое вот.
   - Так было бы неинтересно, - буркнул Димка, осторожно подходя к зарослям. Листья-шланги смотрелись всё же очень подозрительно - ни дать, ни взять щупальца, готовые обвиться и высосать всю кровь... но ВСЕ растения точно не могли быть хищными, так что это ему наверняка мерещилось...
   - Угу, - Макс сел на корточки, рассматривая кишащих в песке насекомых. - Они здесь странные какие-то. У них по девять лапок.
   - Это как? - Димка тоже сел. В самом деле, у здешних "муравьев" было ещё по три дополнительных лапки, растущих на спине - треугольником, и в нем они тащили какие-то растительные крошки... - Ну и что тут такого? - сказал он, выпрямившись и стряхивая "муравьев" со щиколоток - они лезли на кеды и кусались, причем, довольно ощутимо. - Тут другой мир, всё же.
   - Я, конечно, мало что ещё знаю, - Макс тоже поднялся, отряхивая насекомых. - Но тут всё какое-то... неправильное. Нерациональное, я хочу сказать.
   - И что? Может, тут такие хорошие условия, что не нужен даже естественный отбор. Развивайся, как хочу.
   - Угу, может, тут ПРОТИВОестественный отбор - выживает самый извращенный. Но... - закончить он не успел.
   Из чащи леса вдруг вылетела стайка здешних пёстрых птичек. Димка не успел их толком разглядеть, - одна из них вдруг спикировала на плечо... и в следующий миг он ощутил нечто, очень похожее на крепкий поцелуй. Взасос. А ещё через миг прямо в мышцу, через кожу, вошли длинные шипы... и плечо до самого сердца вдруг пробило дикой болью.
   Заорав от неё, Димка изо всех сил прихлопнул тварь ладонью. Она тут же лопнула и по руке потекло что-то, горячее и вязкое. В нос ударил едкий, кислый запах. Мальчишка остервенело замахал копьем, разгоняя мерзких тварей. Краем глаза он видел, как Макс не менее остервенело машет своим луком, причем, куда более успешно, - во все стороны летели пёстрые комочки. Такой вот подход "птичкам" очень не понравился. Всего через минуту они скрылись в лесу, словно их и вовсе не было...
  

* * *

  
   - Милый лесок, - хмуро сообщил Макс, задумчиво созерцая россыпь бездыханных "птичек". Теперь Димка разглядел, что они не имели ничего общего с хоть как-то знакомыми ему птицами - желтое, похожее на лимон тело, окруженное венцом пёстрых крылышек. Никаких глаз или лапок он не заметил - зато на нижней части тела располагалась мерзкая багровая присоска, совсем не подходившая к их легкомысленному облику. - Всего минута - и из нас чуть всю кровь не выпили.
   - И что? - так же хмуро возразил Димка, зажимая три крошечных ранки, из которых, однако, обильно текла кровь. - Или в природе таких вот лесков не бывает?
   Макс пожал плечами.
   - Бывают, почему... На самом деле даже хуже бывают, если путешественникам верить. Но тут всё просто образцово мерзкое какое-то, - он бездумно почесал укушенное и тоже кровоточащее плечо. - Эти твари, может быть, ядовитые.
   - Я ничего такого не почувствовал, - хмуро возразил Димка. - Ну, пока что. Хотя болит, конечно, здорово.
   - А, так это яд, наверно, просто не успел подействовать, - оптимистично предположил Макс. - А так-то кусаются они пребольно. Здешние муравьи, кстати, тоже, - он вновь посмотрел на небо, в котором уже кружила очередная пёстрая стайка, - и, решив не дожидаться нападения, снова бешено замахал луком. Вспомнив предыдущий урок, "птички" возмущенно разлетелись в стороны. - Вот же гадство. Никогда не думал, что из меня птицы будут кровь пить...
   - Насколько я помню, - сказал Димка, - даже наша синица - страшный хищник. Расклевывает спящих летучих мышей, малиновок всяких тоже убивает и выклевывает им мозги.
   - Мозги выклевывать и каждая училка может, - Макс вздохнул и снова почесал плечо. - Болит так. Может, эти твари всё же ядовитые?
   - Насколько я помню, яды - довольно специфические... соединения, - возразил Димка. - Веществ, ядовитых для всех форм жизни, очень мало, и они, как правило, простые, часто это элементы даже - хлор там... А всякие там нейротоксины - заточены зачастую под один конкретный вид и для других - вполне безвредны. Это нам химичка говорила. А если речь идет о совершенно чужих формах жизни, то вряд ли их яды вызовут у нас что-то вообще - кроме, разве, аллергии. Вайми, кстати, должен это знать. Будь эти твари опасны - он нам бы рассказал... наверное.
   - Ага, ты уловил самую суть, - Макс снова вздохнул. - "Птички" как раз НЕ опасные, мерзкие только. А Вайми очень хорошо знает эти места - ну, он говорил нам так.
   - А что ЕЩЁ он знает? - угрюмо спросил Димка. Лишь теперь до него дошла вся подлость их "полупроводника": пугать понапрасну - это одно, а СКРЫВАТЬ опасности - совершенно другое...
   - Это мы и должны выяснить, не так ли? - Макс вдруг усмехнулся.
   - И как именно?
   - Как? Дальше пойдем. Только теперь уже глядя в оба. Я всё же не настолько повернутый, чтобы каждую здешнюю тварь своей кровью поить. Это, знаешь, в самом деле больно.
   Стараясь не думать об ядах замедленного действия, возможно, бродивших в его теле, Димка вновь осмотрелся. С голым торсом - пусть и в штанах с кедами - он теперь чувствовал себя... неуютно. Макс, наверное, тоже - но Димка не стал морочится и с этим, вытащив свой серебристый, сужавшийся в иглу меч. Сейчас он не отказался бы от пары массивных, слегка изогнутых вперед мачете - как у всяких путешественников в фильмах - но взять их тут, понятно, было негде. Меч же оказался действительно тяжелым, с футуристически выглядевшей рукоятью, - вполне, впрочем, удобной...
   - Ну вот, нехай теперь лезут, - Макс ухмыльнулся, глядя на него. - Пошли.
  

* * *

  
   Когда они вошли в заросли, Димка, не удержавшись, рубанул по одному из свисающих "шлангов", - но из среза повалились какие-то мерзкие разноцветные комки, от одного вида которых его едва не стошнило. К тому же, слизистые "шланги" оказались жутко липкие - всего через несколько шагов он намертво застрял в них, не в силах сдвинуться с места. Максу пришлось забирать у него меч и рубить облепившую Димку багровую мерзость. Тому оставалось лишь вздыхать: без помощи друга он бы застрял здесь... надолго.
   - Один я бы тоже оттуда не выбрался, - вздохнул Макс как-то угадав его мысли и осторожно отпихивая с дороги очередной пучок "шлангов". Больше он не решался рубить направо и налево, и использовал меч только для того, чтобы раздвигать их в стороны. - Или себе ноги порубил бы.
   - А назад не хочешь повернуть? - хмуро спросил Димка. - Меня вот тошнит уже от этого леска.
   Макс усмехнулся.
   - Так неинтересно.
   Димка вздохнул. Сейчас заросли стали пореже, он ни за что не цеплялся. Тем не менее, даже так идти по ним оказалось... непросто. Ноги вязли в рыхлой массе растительной гнили, свисавшие сверху пучки "шлангов" закрывали обзор. К счастью, ничего, особо жуткого, вокруг не наблюдалось. Вскоре к ним вновь привязалась стая присасывающихся "птичек" - но почти сразу же и отстала, встретив дружный отпор.
   - Кстати, кого они тут высасывают? - сразу же спросил Димка. - Никаких зверей же нет.
   - Мы их пока что просто не видели, - ответил Макс, даже не обернувшись. - Но, знаешь, я не думаю, что они сразят нас своей несравненной красотой.
   Димка кивнул, продолжая осматриваться. Под ногой у него мелькнуло что-то бурое, похожее на здоровенного, толщиной с кулак, червя, и он инстинктивно шарахнулся от него, едва не споткнувшись. Тварь наверняка была совершенно безобидная - но инстинкт оказался быстрее сознания, и это Димку разозлило: в конце концов, он был всё же парнем, а парням не подобает шарахаться от каждой тени. Макс тут же обернулся к нему - лицо у него было испуганное - но, увидев, что Димку никто не хватает, облегченно перевел дух...
   В тот же миг под ногами у Димки словно что-то взорвалось. Хвост - или голова? - "червяка" вдруг взвилась метра на три вверх, разбросав лесной мусор. Прежде, чем Димка успел хоть что-то подумать, этот чудовищный хлыст хлестнул по нему, несколько раз обернувшись вокруг тела. А потом начал сжиматься с такой силой, что мальчишке показалось: его сунули под пресс. Ещё секунда - и у него захрустели бы кости... но, к счастью, его меч всё ещё был в руке Макса - и тот, не думая, изо всей силы рубанул опутавшую Димку гадину. К счастью, достаточно прочную - клинок рассек её сразу в двух местах, но не достал до тела мальчишки. Из ран фонтаном брызнула черная жижа - словно лопнула труба с нефтью. Тварь сразу же обмякла и свалилась с тела Димки, подергиваясь в отвратительных конвульсиях. Похоже, что она обладала не мышечной, а, так сказать, гидравлической силой, которая сейчас потоком вытекала из неё...
  

* * *

  
   - Всё, думаю, хватит фигней страдать, - угрюмо сообщил Димка, ощупывая свои ребра. Они, к его удивлению, уцелели - но болели всё равно здорово. Дышать тоже было больно - пока, по крайней мере. - Назад лучше пойдем. Мы тут ещё и километра не протопали - и два раза чуть ласты не склеили. По крайней мере я.
   - А это будет... честно? - вдруг спросил Макс.
   - А почему нет? Нет, можно, конечно, дальше ломиться и смотреть, что тут вообще происходит - но зачем? Без конца бродить по этим зарослям, выясняя, сколькими ещё способами нас в них могут угрызть? Глупо. Глупее разве что вообще без трусов тут бегать.
   - А что, и так тоже можно?
   Димка невольно хихикнул.
   - Почему нет? Можно. Маугли же бегал. Только смысл? Нам это всё равно, что на льдинах в ледоход кататься: риска много, шума тоже, а пользы никакой.
   - А что? Я не отказался бы Маугли побыть.
   - Ну, попробуй, - Димка вновь хихикнул. - А я посмотрю, сколько ты тут продержишься.
   Макс фыркнул, а Димка всё же задумался. Что бы там ни говорил Макс, ему сейчас хотелось раздобыть кольчугу, а лучше - настоящие латы. Он не знал, правда, где здесь их можно достать, а потому задумался о том, как через всё это безобразие пробирались Вороны и Туа-ти. Раньше ему, почему-то, не приходило в голову это сделать...
   - Я думаю, что все, кто тут путешествует, эти красные заросли просто обходят, - озвучил он свой вывод. - Они здесь не сплошные же. Только вкраплены в обычный лес. Приходится, наверное, петлять - но лучше уж так, чем...
   - Для этого места знать надо, - буркнул Макс, пиная издыхающую гадину. Она вся как-то сплющилась и уже еле шевелилась. Черная жижа впиталась в лесную подстилку, но над влажным пятном стоял густой мускусный запах. Димка чихнул от него и потер рукой нос.
   - А почему обычную простую карту этого леса для меня Вайми делать не захотел? - вдруг спросил он. - Намеренно?
   - Не знаю, - буркнул Макс. - Скорее, просто не подумал, что она вообще тебе нужна и что ты сюда попрешься.
   - А о чем ещё он не подумал? - хмуро спросил Димка. - Нет, я понимаю, конечно, что надо самому во всем разбираться и так далее, - но, черт побери, речь тут идет о жизненно важных вещах! Я должен точно знать, что я могу здесь делать, что нет, что мне делать не стоит. А он...
   - А ты точно рад был бы, что тебе указывать стали, куда точно идти и что делать? - ответил Макс. - Я бы точно на такое обиделся, и очень. Есть другие способы в этом разобраться. Да, долгие. Да, в чем-то даже неудобные. Но сейчас я, черт побери, первооткрыватель.
   - А чем я от тебя отличаюсь? - сразу же спросил Димка.
   Макс невольно улыбнулся.
   - Узнаешь. Я с самого начала так живу - и мне до сих пор удивительно. А ты хочешь всё сразу. Так не бывает.
   Димка вздохнул. В самом деле, с картой или без, но с Ерофеем Хабаровым он точно не сравнился бы. Сейчас, к счастью, от него особых подвигов не требовалось. Нужно всего-то пройти несколько километров по лесу...
   Решившись, Димка вновь нырнул в заросли, осторожно вдохнул горячий здешний воздух и осмотрелся. Мертво, тихо - но он уже знал, что это впечатление обманчиво...
   Он потыкал носком кеда лесной прах, потом, усмехнувшись, шагнул вперед. Почти сразу же его атаковали "птички", - и Димка обнаружил, что весь облеплен ими. Он ошалело замахал руками, согнав с себя тварей, потом оторвал нескольких, успевших присосаться. Их тушки тут же лопнули, перепачкав его липкой мерзостью, - и он с отвращением стер её.
   - Всё, назад пошли, - сказал он, передергиваясь. В этот раз "птички" не успели покусать его - но надоедливо вились вокруг, выжидая момент...
   - Нет уж, - усмехнулся Макс. - Раз уж мы начали всё это дело, то давай доведем его до конца.
  

* * *

  
   К счастью, всего через несколько минут они выбрались из этих жутких зарослей в обычный лес. Ну, в относительно обычный, - свисавшие сверху космы длиннейших гибких веток со странной голубовато-зеленой листвой придавали ему вид какого-то подводного царства. Как и полумрак, - могучие, метра в два толщиной, стволы подпирали сплошную массу зелени, сквозь которую лишь изредка пробивались солнечные лучи. Весь этот лес казался девственным - словно земной ещё до появления человека. Тем не менее, здесь Димка особенно внимательно осматривался. Он помнил, что уже совсем рядом начинается степь, где живут таинственные собакины и где мелькали странные белесые твари - может, те самые хобии, которыми пугал его Ооль...
   К счастью, здесь им никого не встретилось. Где-то высоко наверху орали и галдели птицы, иногда оттуда даже что-то падало, - то ли созревшие плоды, то ли просто подгнившие обломившиеся ветки, - но на покрытой сплошным ковром невысоких растений земле ничего вроде бы не мелькало...
   Всего через час впереди показался просвет - а ещё через несколько минут мальчишки вышли в нечто вроде колоссального зала. С трех сторон его окружала могучая колоннада стволов, сверху, уже метрах, наверно, в тридцати, накрывал сплошной свод переплетенных крон. С четвертой начиналась степь - сплошное море жесткой голубоватой травы, по которой ветер гнал редкие, ленивые волны. Там, вдали, паслись какие-то звери, похожие на громадных тушканчиков, - они перемещались резкими прыжками...
   Земля здесь была тоже покрыта травой, - густой, но низкой, словно на газоне. Димка подумал, что тут просто идеальное место для лагеря... и не особо удивился поначалу, заметив кострище прямо посреди поляны.
  

* * *

  
   - Это мы удачно зашли, - буркнул Макс, ковыряясь носком кеда в углях. Судя по ним, костер точно был немаленький, а обугленные кости "тушканчиков" в остывшей золе ясней ясного говорили, что местные обитатели отнюдь не безобидны, напротив, спокойно охотятся едва ли не на самых шустрых здешних тварей...
   Димка побрел по спирали вокруг кострища, высматривая всевозможные следы. Их тут была просто масса - но Чингачгуком он не был и потому не понял ни фига. Наткнулся лишь на место, где разделывали и потрошили добычу. Но рядом, в траве, лежала уже не кость, а оброненная неведомыми охотниками стрела - короткая, но тяжелая, из какого-то темного, твердого дерева, с фиолетово-зеленым оперением и тщательно обколотым наконечником из зеленого полупрозрачного камня, похожего на изумруд...
   Кострище было стылое, даже влажное от прошедшего явно не сегодня дождя - но мальчишки поначалу испугались до невменяемости. Ведь это могло означать только одно - тут, в этом лесу, в самом деле есть туземцы с луками, и не где-то за тридевять земель, а в этих самых местах!..
   Но страх их быстро прошел. В конце концов, туземцы с луками были всего лишь дикарями - а они цивилизованными людьми. Да и совсем необязательно бросаться к ним в объятия - достаточно бросить всего один взгляд издали, чтобы понять, стоит ли искать более близкого знакомства...
   - Ну, и что делать будем? - наконец, спросил Макс, завершив свои раскопки - без особого, кстати, успеха...
   - Отдохнем, - буркнул Димка. Идти назад через жуткие алые заросли совершенно не хотелось, как и возвращаться в лагерь, честно говоря. Да и уходить с поляны не стоило - если в этих местах и могли быть жители, то лишь здесь, на границе леса и степи... - Я пойду посмотрю, что тут растет. И проверю на предмет съедобности.
   - Ага, и тебя снова пронесет, - хмыкнул Макс.
   - Ну и пусть! - разозлился вдруг Димка. - Вкусно же!
   - Ладно, а я пока здесь полежу, - Макс почесал покусанные "птичками" плечи, отчетливо поморщился... - Черт знает, ядовитые они или нет, но башка у меня словно свинцом сейчас налита...
   - Ладно, я быстро, - Димка бодро зашагал назад, к лесу.
   Разбаловался на фруктах, подумал Макс. Сейчас он не стал провожать друга даже взглядом - чувствовал, как засыпает, разморенный теплом. И тем страшней было его пробуждение...
  

* * *

  
   Димка и впрямь не осмелился заходить далеко. Он просто заложил широкую петлю, высматривая спелые фрукты и постепенно возвращаясь к опушке.
   Именно это его и спасло.
   Он услышал тварей раньше, чем они - его...
  

* * *

  
   Тварей было три, и сперва Димка просто оцепенел - ему показалось, что он вдруг сошел с ума и у него начался дикий бред. Но потом он понял, что это - наяву...
   Твари были ростом с мальчишек, розовато-белесые, горбатые... Чем-то они походили на собак, чем-то - на огромных бескрылых летучих мышей... Передние их конечности были невероятно длинными - острые локти на полметра торчали над горбатой спиной! - задние чем-то напоминали собачьи - голые, жилистые... а потом Димка понял, отчего его продрало ознобом при одном их виде...
   Здоровенные, с некрупный арбуз, башки тварей были безглазые - вообще без каких-либо различимых черт! Просто два выпуклых костистых щитка - но исходящая от тварей угроза заключалась вовсе не в их жутком виде...
   Они были вооружены - и куда как получше мальчишек: передние их конечности кончались нелепыми утолщениями - и из каждого торчал жуткий серповидный коготь, по виду способный одним махом снести человеку голову...
   Твари переговаривались друг с другом - глубокими, тянущими голосами. И было до ужаса ясно, что именно они обсуждают - как поделить мясо жертвы...
   Макс стоял около дерева, с белым, словно мел, лицом. Без оружия - оно лежало позади тварей. Димка видел его закушенную губу и багровый след от когтя - во всю щёку. Его взяли сонным, врасплох...
   Сейчас твари ИГРАЛИ - со страшной текучей пластикой подходили к мальчишке и пугали его стремительными выпадами своих жутких лап-серпов. Димка понимал, что любой новый удар может стать смертельным...
   Мальчишка осторожно отступил за дерево. Будь он тут один - он бы просто тихо отступил ещё дальше в лес, а потом постарался бы убедить себя, что ЭТО ему померещилось...
   Но сейчас там был его друг. Нет, не так. ДРУГ. Единственный ДРУГОЙ человек в этом жутком мире...
   Умом мальчишка понимал, что шансов у него нет. Вообще. Что Макс - уже труп. Что всё, что тут можно сделать - это медленно отступать и молиться, чтобы твари его не заметили. Что он должен это сделать, ибо жизнь у него всего одна и нельзя так глупо потерять её...
   Мальчишке даже представилось, как он уходит - ярко, сочно... Но вместо этого он вдруг понял, что уже наложил оперённую стрелу - ту самую, найденную, с каменным наконечником, - на тетиву. И он уже знал, ЧТО должен сделать - спасти друга...
   "Со мной всё, - спокойно, как не про себя даже подумал Димка. - Теперь самое главное - не промазать. Иначе..."
   А что иначе - он просто побоялся представить. И выстрелил.
  

* * *

  
   Он не должен был попасть. Тем более сейчас - из плохо освоенного всё же лука, да ещё в таком взвинченном состоянии. Никак не должен был...
   Но за Димкой стоял опыт многих поколений его предков - воинов и первооткрывателей, без рассуждений вступавших в бой с любой угрозой. И он - он попал. Попал именно туда, куда направила его стрелу охотничья интуиция...
   Тварь, которая стояла поближе, вдруг громко всхрапнула - и рухнула, не шевельнувшись. За долю секунды Димка понял, что убил - наповал...
   Стрела угодила твари точно в левое ухо - ну, туда, где ухо у людей, - и глубоко засела в черепе. Мальчишка вдруг понял, что и сделана она была для этого - пробивать кость, поражать тварей в единственное уязвимое место...
   Тут же Макс, вдруг подпрыгнув, обеими ногами ударил слишком близко подошедшую вторую тварь в костистые головные щитки, - она отшатнулась, словно от удара молотом, и они вместе повалились наземь... Третья повернулась к Димке, - и он, взяв копьё наперевес, сам бросился в атаку, боясь сейчас только одного - струсить...
  

* * *

  
   Первым же небрежным взмахом лапы тварь смахнула ему добрую половину копья, - чисто и ровно, как саблей... но ударить снова уже не успела. Димка по инерции, как таран, врезался в неё, и дважды ударил, - в костяной "лоб" и в шею сбоку, а потом, уже ведомый чистой яростью, схватил тварь за жесткое плечо - и вскочил ей на спину!..
   И сразу понял, что она уже не может его там достать! От твари пахло чем-то едким, она резко шипела, вскидывалась, как норовистый конь, пытаясь сбросить его - но Димка обвил ногами её тело, в полном осатанении начал сжимать локтем жесткую жилистую шею - и вспомнил, что у Макса нет оружия, как он там вообще со своим гадом, непонятно...
   ...в какой-то миг он понял, что душить больше незачем - тварь обмякла, словно мешок с опилками, усаженная в несколько рядов зубами вертикальная пасть её безвольно распахнулась, из неё свесился длинный лиловый язык...
   Макс тоже стоял на ногах, а его противник валялся на боку в траве. Со свернутой страшным ударом шеей...
   - Как ты его? - обалдело спросил Димка, нагибаясь, чтобы подобрать обломок своего копья.
   - Само вышло, - буркнул Макс, глядя куда-то за спину Димки. - Ногу вот только подвернул... Уходи, скорей!..
   И Димка увидел, что к ним, прямо через траву, тяжёлым галопом неслись не меньше двух десятков таких же белесых тварей... Он выплюнул ругательство - крепкое, похабное! - и мальчишки подхватили луки. Но их деревянные, без наконечников, стрелы просто застревали в шкуре тварей, не причиняя им никакого видимого вреда...
   - В лес, беги в лес! - наконец выдохнул Макс.
   Но между деревьями - жутко быстро! - мелькали ещё шесть тварей. Стая хобий, разведка которой (на свою голову!) захватила Макса, оказалась немаленькой и явно имеющей опыт в ловле беглецов... а убежать мальчишки уже не могли, только не с подвернутой ногой Макса...
   Что ж, умирать тоже надо уметь, успел подумать Димка, доставая меч. И тут... случилось чудо.
  

* * *

  
   Отрывистый, резкий - девчоночий! - выкрик сменился свистом стрел. Несколько тварей с маху полетели, кувыркаясь, в высокую голубоватую траву. Лучники начали стрелять часто, вразнобой, твари вновь полетели на землю... а потом с опушки появились люди - наступая как солдаты, цепью, останавливаясь и стреляя вновь и вновь...
   Димка ошалело смотрел на них. Невысокие - никак не выше его! - но крепкие, с блестящей темно-золотой кожей и гривами черных, как ночь, волос, чем-то очень похожие на Маахисов. Босые, одетые лишь в короткие набедренные повязки. У них были длинные, пёстро украшенные луки. Лучники выдвигались неспешно, не переставая стрелять, быстро и точно - оцепеневшие от такого оборота дел мальчишки видели, что никому из хобий не удалось уйти...
   Лучники цепью прошли мимо, беспощадно добивая подранков ударами длинных изогнутых ножей - сделанных, кстати, из когтей тех же самых хобий! - потом вдруг синхронно развернулись и побежали назад, к лесу. И тогда обалдевший Димка завопил:
   - Эй! Эй, вы куда?! Стойте! Да стойте же!!!
   Останавливаясь вразнобой, лучники вскинули оружие, и вместо спасения мальчишкам - только теперь замеченным! - угрожала реальная опасность быть утыканными стрелами в слепой горячке боя...
   - Уберите оружие! - вдруг яростно закричал Димка. - Я - я вам приказываю!
   Он не знал, знали ли ЭТИ туземцы русский язык. Но смысл они явно поняли. Луки опустились - неуверенно...
   Туземцы замерли, удивленно глядя на них, и Димка вдруг понял, что это тоже мальчишки - никак не старше их самих... Но все сильные, крепко сложенные, стройные... сейчас они смотрели друг на друга, обмениваясь быстрыми, тихими фразами, недолго...
   Несколько лучников быстро подбежали к землянам, вновь замерли, глядя на трех мертвых хобий - удивленно... От них в свою очередь отделилась девчонка, подошедшая почти что вплотную. Она замерла, - мальчишка догадался, что она пытается понять, кто эти два бледных, странно одетых юных чужака с луками наизготовку. Димка смотрел на неё - и сердце у него вдруг ёкнуло.
   Глаза у девчонки были почти нечеловеческие - такие черные, что, казалось, вовсе не имели радужки. И в очертаниях её лица - хмурого и пухлогубого - было что-то знакомое...
   Она же Ана-Ю, подумал вдруг Димка. Как те двое безумцев в степи. И не просто Ана-Ю, а их вождь... а с ней - всё её племя... или даже НЕ всё...
   Голова у него закружилась - просто от понимания факта, что перед ним - вождь самого злого во всей Ойкумене племени - и, яростно мотнув ей, мальчишка всё же овладел собой. Он понимал, что сейчас, в эти вот секунды, решается вообще ВСЁ - убьют их, словно какую-то нечисть - или...
   Медленно - тело яростно сопротивлялось! - он заставил себя опустить лук. Макс ошалело посмотрел на него - но поступил так же. В лице девчонки что-то дрогнуло - похоже, она лишь сейчас сообразила, что стояла под прицелом, беззащитная...
   Или нет? Димка заметил, что большая часть Ана-Ю так и стоит в стороне, с наложенными на тетиву стрелами, - секунда, и превратят в ёжика, он уже видел, как быстро они целятся... Луки у них были мощные, явно составные, да и держались они, как положено держаться солдатам при встрече с незнакомцами во враждебном краю - командир идет допросить чужаков, рядовые прикрывают, настороженные и готовые вообще ко всему...
   Эта мысль неприятно резанула мальчишку. А ведь ни фига это не дикари, вдруг понял он. Никаких проколотых ушей, носов и тому подобной мерзости. Из украшений - только пёстрые бусы на запястьях и щиколотках, - но и в этой пестроте проскальзывает что-то, неуловимо знакомое - словно расцветка на погонах... И одеты они всё же не в юбочки из листьев, а в обернутые вокруг бедер куски тускло блестящей темно-красной ткани. Чистой и дорогой даже на вид. И сами они... чистые, вдруг понял мальчишка. Даже волосы блестят, словно их владельцы только что вышли из ванной... и живут они точно не в этом лесу, иначе все перемазались бы...
   Во внезапной вспышке озарения Димка вдруг понял, ЗАЧЕМ они здесь... и откуда. Сердце у него вновь замерло... но он так и не опустил взгляд.
   Лицо девчонки вновь дрогнуло... потом она быстро повернулась к своим и что-то крикнула - резко, зло...
   Сердце Димки замерло... но лучники убрали свои луки и бодро порысили к ним, на ходу превращаясь из настороженных бойцов в самых обычных, сгорающих от любопытства мальчишек...
   Ну что ж, подумал Димка, опускаясь наконец на землю. Теперь-то всё и начнется...
  

* * *

  
   Мальчишка опасался, правда, что первый же заданный ему вопрос будет выдержан в стиле "А ты кто такой, низкий червяк?", - но тут заметил среди бегущих парня, не похожего на остальных. Повыше Ана-Ю, но очень стройный, с сияющей золотом кожей и гривой тоже черных, но металлически блестевших волос...
   Он уже почти не удивился, узнав Вайми.
  

* * *

  
   Добежав до них, Вайми замер, вполне ошалело озирая поле боя. Подошел к убитой Максом твари, пнул босой ногой её свернутую башку, снова посмотрел на Димку... У того голова вновь пошла кругом - именно Вайми рассказал им о зверствах Ана-Ю и менее всего Димка ожидал увидеть его среди них...
   - Как? - наконец спросил Астер.
   - Ногами врезал, - буркнул Макс, почему-то смущаясь. - В прыжке.
   Вайми покачал головой.
   - Знаешь, я никогда не слышал, чтобы кто-то смог убить хобию голыми руками. Или... ну, ногами.
   - Ты-то что здесь делаешь? - спросил Димка. После всего, им сейчас пережитого, он не слишком был настроен на любезности.
   - Решаю вопрос с нашим походом, - Вайми широко повел рукой вокруг. - Луки у вас всё равно лишь через месяц будут, да и стрелять из них, вы, извини, не умеете.
   - С этими вот? - спросил Димка. Он до сих пор не мог понять, то ли Вайми просто наврал им насчет Ана-Ю, то ли, напротив, вполне разделял их убеждения...
   - Я бы сперва представилась, - вдруг ядовито заметила дева. Русский она, как оказалось, вполне знала... или же Димке казалось, что она говорит на нем, в то время как ей казалось, что он говорит на её родном языке...
   - Итак, - с широченной улыбкой сказал Вайми, - позвольте представить вам Алайту Тарини, вождя и председателя племени Ана-Ю. Здесь - я исчезаю...
   Димка повернулся к деве. Для своих лет она была уже вполне... пухлая, то есть выпуклая. И одетая, как и все прочие, лишь в короткую повязку на уже вполне широких бедрах...
   Мальчишка ошалело оглянулся - но Вайми, конечно, уже скрылся в лесу, в своей, очевидно, обычной манере. Он торопливо повернулся назад, понимая, что бессовестно пялиться - но не в силах ничего поделать...
   - Итак? - спросила дева. - С кем имею честь?
   - Димка... ой, то есть, Дмитрий Светлов, пионер Советского Союза, - с достоинством представился мальчишка.
   - Максим Потапов, пионер Советского Союза, - представился Макс. Он вспомнил местные обычаи и слегка поклонился, прижав к груди скрещенные руки. Алайта в ответ лишь слегка склонила голову - словно довольный учитель.
   Димка мотнул головой, тоже с трудом отводя от неё взгляд, и спросил:
   - Какой план... на будущее?
   - Нужно поговорить, - туманно сообщила Алайта, тоже откровенно изучая мальчишек.
   - Прямо здесь? - вдруг вырвалось у Макса.
   Алайта вновь перевела взгляд на него.
   - Нет. Здесь у нашей оомфаай... э... нашего племени есть небольшая крепость. Я отведу вас туда. Это недалеко.
   - Может, лучше всё же к нам? - предложил Димка. Оказаться в компании отравителей-рабовладельцев было откровенно страшновато. Но и посмотреть, как живут Ана-Ю, тоже хотелось, чего уж там...
   Он как-то вдруг вспомнил, что не знает, как они к ним отнесутся и отпустят ли вообще, и это его злило. Как и любой пионер, он привык быть полновластным хозяином своей судьбы. Но, в конце концов, они сами приперлись сюда, - и теперь жалеть об этом было просто глупо...
   Алайта, между тем, продолжала откровенно изучать их.
   - Не хотите раздеться? - вдруг предложила она. - Вам же жарко.
   Димка хмыкнул - и Макс тоже. В штанах тут было, конечно же, жарко - но устраивать стриптиз перед почти что незнакомой девой не хотелось. Совсем.
   - Вам жарко, - констатировала Алайта. - Вы потеете и вы ели кионг на завтрак, - нюх у неё точно был отменный. - Против кионга я ничего не имею, но... э... пахнуть - неуважительно.
   - И что? - очень сухо спросил Димка.
   - Вы в гостях, - напомнила Алайта. - И это наша земля, кстати. А хозяев, вообще-то, нужно уважать.
   - Уважают не людей, а их заслуги. Тех, кто не имеет заслуг, не уважают, - так же сухо сообщил Димка.
   - Я не человек, - вновь очень спокойно заметила Алайта. - И нас учили, что незнакомцев нужно уважать.
   - Это почему? - спросил Димка. Страсть к раболепной вежливости "просто вот так" у него давно прошла. - Хочешь уважения - заслужи. И не трепом за столом, а риском, мужеством, отвагой. Других вариантов нет.
   - Можно заслужить уважение, надрав ухи? - спросила Алайта. С чисто профессиональным интересом.
   - Попробуй, - хмыкнул Димка. Алайта была, конечно, здоровой - но оставалась всего лишь девчонкой... а личный кодекс Димки был ясен и прям: любой, кто нападает, должен сполна за это заплатить. Без всяких скидок на пол и возраст.
   - Если хочешь... пахнуть - твоё право, - Алайта тоже мотнула головой, словно перебросив в ней невидимую страничку. - Позвольте представить вам других членов моей... э... семьи, - она сделала странный жест в сторону зарослей. - Мати!
   Из зарослей беззвучно выбрался мальчишка лет десяти по земному счету. С первого же взгляда на его физиономию Димка понял, что видит младшего брата Алайты. Он тоже смотрел на них с любопытством, но не слишком дружелюбно - должно быть то, что Димка сказал его сестре, ему не слишком-то понравилось. И на языке у него явно вертелось немало острых слов - готовых вот-вот с него сорваться. Произносить их мальчишка, к их общему счастью, не стал, просто встал рядом с сестрой.
   - Мати Тарини, - представила его Алайта. Потом, повернувшись к остальным, сделала какой-то сложный жест рукой. Из общих рядов к ней вышел крепкий парнишка, всего лет двенадцати на вид, и тоже встал рядом с ней. - Лэйан Тарини, - представила она его. - Тоже младший брат.
   Всё семейство выстроилось в ряд, по росту, - очевидно, чтобы земляне могли как следует рассмотреть их и заодно полюбоваться. Правда, любоваться, по мнению Димки, тут особо было нечем, - тела у Ана-Ю были почти прямоугольные, без особенных признаков талии, а физии - глуповато-чувственные. Но озвучивать эти свои мысли он, понятно, не стал.

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"