Ансарская Людмила Евгеньевна: другие произведения.

Регина.Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 4.78*6  Ваша оценка:

  Регина
  Часть 1
  Глава 1 Новые соседи
  -Ах, - сказал Флоризель,- ты такая шалунишка! - он игриво шлепнул меня по руке. Я захихикала.
  - Может, перейдем на более близкий уровень?- ушастый красавчик наклонился ко мне близко-близко и прошептал интимным шепотом: - Здесь только мы вдвоём. Ты и я...
  -Дочка, ты идешь?- меня отвлёк от прочтения очередного любовного романа мамин голос.
  - Иду, мам! - я подвернула страничку, чтобы не потерять место, где закончила, и пошла вниз.
  Наш дом, в который мы переехали всего пару дней назад, двухэтажный. Моя комната находится на мансарде, переделанной под жилую, а гостиная, комната родителей и кухня - на первом.
  
  Дом Регины (он так выглядел в лучшие времена)
  Я спустилась по лестнице в холл.
  -Мам, чего ты хотела?- не очень довольно, что меня оторвали от любимого чтива, спросила я.
  - Отнеси пирог соседям, - мама вышла с кухни, неся на подносе вишневый пирог. - Эта хорошая традиция позволяет познакомиться с новыми людьми, с которыми предстоит жить рядом.
  Я закатила глаза, мама любила высокопарные длинные фразы.
  - Думаю, им бы больше подошёл мясной,- буркнула я, забирая поднос.
  - Ты думаешь? Может, другой испечь?- всполошилась матушка.
  - Не надо,- быстро сказала я и, захватив пирог, направилась к выходу.
  Та-а-к, сколько дней я уже не была на улице? Кажется, этот мой первый выход после переезда. Мы переехали сюда, потому что здесь жильё дешевле. Почему? А кто захочет селиться рядом с кварталом оборотней? Других дураков, кроме нас, нет.
  Наш новый дом стоял на самой границе двух территорий: городской и принадлежащей оборотням. Дальше начинался живописный квартал с аккуратными домиками и большим количеством зелени. "А неплохо пушистые живут,- подумалось мне.- А всё жалуются, что их притесняют ". Я перевела взгляд на наш слегка обшарпанный дом и ряд подобных, уходящих в сторону городского квартала, потом обратно на новые деревянные и кирпичные особнячки. Да, контраст на лицо. И кто из нас тут угнетаемый?
  
  
  
  Дом Игристых
  Я побрела в сторону наших новых соседей. Дошла, остановилась перед красивой кованой калиткой. "Так, где тут звонок или мне посвистеть надо? " Но возникшее затруднение разрешилось само: калитка распахнулась и передо мной на аккуратной, выложенной разноцветной плиткой, дорожке предстала высокая стройная женщина, с длинными чёрными волосами и ослепительно-белой улыбкой.
  
  -Здравствуй,- приветливо сказало это прекрасное виденье.- Ты ведь наша новая соседка?
  Я кивнула.
  -Проходи,- она гостеприимно открыла калитку пошире.
  Я с минуту потопталась на месте, размышляя, стоит ли идти в логово волка. Но подумала, что отказ воспримут как оскорбление и шансов на спасение останется ещё меньше. Шутка. Просто мама сказала быть вежливой.
  Я натянула на губы улыбку и, заходя во двор, задала вопрос, терзавший моё любопытство:
  - А как вы узнали, что я пришла?
  - В окно увидела, - улыбчиво ответила женщина, глубоко разочаровав меня ответом: я думала, она унюхала или на крайний случай услышала при помощи своего суперслуха.
  - Меня Регина зовут,- спохватилась я, вспомнив правила хорошего тона.
  - А меня Матильда,- женщина протянула мне руку для рукопожатия.
  Я поставила поднос на стол, к которому мы как раз подошли (это было что-то вроде открытой беседки) и пожала руку хозяйки. Ладонь волчицы оказалась сухой и горячей.
  
  - Вот пирог, мама испекла. За знакомство.
  - Очень здорово. Присаживайся, сейчас чай будем пить,- я мысленно пожала плечами, может у них так принято приглашать малознакомых людей за стол? А говорили, что они очень замкнутые и недружелюбные.
  - Я сейчас чай заварю, - улыбнулась гостеприимная хозяйка и упорхнула, как я поняла, в сторону кухни, оставив меня одну.
  Кстати, у оборотней есть кухни? Они же должны сырым мясом питаться или нет?
  Внезапно находящиеся рядом кусты затрещали, здорово меня напугав. Из кустов вышла девочка лет пяти, такая же большеглазая и черноволосая как та женщина. Её дочь?
  -Привет, - очень чисто она сказала и резво забралась мне на колени. Я слегка опешила от её наглости. - Ты кто? - продолжил допрос бесстрашный ребёнок (или это мне надо бояться её?).
  - Я Регина. Я теперь с вами буду по соседству жить.
  -Здорово,- сказала девочка, соскользнула с моих коленей на пол и умчалась в неизвестном направлении.
  Не успела я вдоволь поудивляться странному поведению местных жителей, как девчушка вернулась, неся с собой большого плюшевого (догадайтесь кого?) зайчонка.
  - Смотри, что у меня есть,- она важно продемонстрировала мне свою игрушку. - Это мне брат подарил.
  Я говорю:
  - Хороший брат, мне б такого.
  - А у тебя нет что ли?
  Я грустно вздохнула:
  - Только младший, он чуть старше тебя.
  - Да-а? - заинтересованно протянула малышка.- Но ты не расстраивайся. Давай попросим моего старшего брата, и он тебе тоже что-нибудь подарит.
  -Давай,- я легко согласилась.
  Вокруг беседки росли буйно цветущие кусты, нёсшие дурманящий аромат. Как оборотни могут здесь дышать со своим супернюхом-то?
  - Вы уже познакомились?- весело спросила мама девочки, легко неся поднос с чайником, чашками и сладостями (всё-таки они едят сладкое, или для меня расстарались?).
  - Да, мы даже подружились. И выяснили, что у нас есть братья.
  Девочка захихикала.
  - Представляешь, мама, у неё нет старшего брата, и поэтому ей некому дарить подарки.
  - О, не у всех бывают старшие братья, - ответила дипломатично женщина.
  -Надо Астаха попросить, чтобы он что-нибудь подарил Регине.
  Мама девочки улыбнулась. А мне стало интересно, что это за старший брат, который как Санта-Клаус дарит подарки?
  
  - Ну как сходила? - поинтересовалась мама, выглянув из кухни (она готовила обед) на звук захлопнутой входной двери.
  
  - Мам, представляешь, они такие дружелюбные! - от избытка чувств я бурно жестикулировала, что делаю очень редко.
  Я вошла в гостиную и упала на диван.
  
  Гостиная в доме Снегирёвых
  - Дружелюбные, говоришь? - мама с улыбкой смотрела на мою оживлённость, вытирая руки о кухонное полотенце. - Ну, давай расскажи, как всё прошло? - она села на подлокотник дивана и выжидательно уставилась на меня.
  - Представляешь, у них в семье четверо детей. Старший - мой ровесник, но я его не видела, а младшему всего три года. Представляешь?
   Я посмотрела на маму, ожидая реакции.
   - Да, у их расы многодетные семьи в чести. Познакомилась с хозяином дома? Говорят, он очень уважаемый человек в своей общине.
   - Нет, его не было. Была только его жена. Она та-ак шикарно выглядит. Ей совсем не дашь её возраст.
  
  Матильда и её стиль одеваться
  Мама немного недовольно поморщилась.
   - Они очень рано выходят замуж...
  Открылась входная дверь: пришёл папа.
   - Привет, дорогие мои, - весело крикнул он с порога, разуваясь и оставляя свой плащ на вешалке. - Как день прошёл?
   - Хорошо, - мама поцеловала папу в щёку. - Регина ходила знакомиться с новыми соседями.
   - Это которые? Которые Игристые?
  Что за фамилия? Я недоумевающе посмотрела на маму, может папа пошутил? Но нет, мама серьёзно ответила:
   - Да, к Игристым. Расскажи, дочка.
   - Я познакомилась с Матильдой и её малышами.
   - Как она тебя приняла? - папа сел в кресло, стоящее напротив меня и закинул ногу на ногу.
  Я пожала плечами.
   - У меня сложилось впечатление, что она меня ждала. Не успела я подойти к калитке, как её открыли. А потом мы чай пили. Со сладостями.
  Папа удовлетворённо кивнул и заметно расслабился, уже свободно откинулся на спинку кресла.
   - Вот и хорошо, - и он улыбнулся, наш любимый улыбчивый папа. Я улыбнулась в ответ. На его улыбку невозможно не ответить.
   - Кстати, пап, они едят сладости. Это нормально?
  Папа расхохотался.
   - А что они, по-твоему, должны питаться только сырым мясом?! - он смахнул выступившие слёзы.
   Я сконфуженно кивнула.
  Мама с улыбкой сказала:
   - Идёмте обедать.
   - Это не обед, а скорее ужин, - ответил всё ещё посмеивающийся папа, вставая с кресла.
  ***
   - Кто у нас был? Пахнет вкусно, - заинтересованно спросил Астах у матери, придя домой после тренировки.
  Мама улыбнулась.
   - Это наша новая маленькая соседка.
   - А-а-а, это из тех "смелых ", - Астах изобразил воздушные кавычки, - что поселились с нами на границе?
  - Не из "смелых ", - мама вернула сыну кавычки, - а из наших новых союзников.
   - Тогда ладно, - как будто это всё объясняло, сразу потерял интерес старший сын. - Мам, а что у нас есть покушать? - и он пошёл инспектиро-вать ароматно-пахнущие кастрюли.
   - Астах! - возмутилась матушка. - Давай дождёмся отца!
   - Он опять застрянет на этом совете! А я уже готов сожрать собственный хвост!
   - Тебе не пойдёт без хвоста, - авторитетно заявила маленькая Гера, старательно что-то раскрашивая в альбоме, сидя на полу за низеньким сто-ликом.
   - Что это у тебя?- старший брат сел на диван рядом с ней и подтянул альбом с рисунками к себе поближе. - Ух ты! Кто это нарисовал?
   - Нравится? - с гордостью спросила девочка. - Это Регина нарисовала.
   - Та самая девочка-соседка, - пояснила мама в ответ на вопросительный взгляд сына.
   - Кстати, - встрепенулась малышка, - ты должен ей что-нибудь подарить, - она назидательно ткнула пальчиком в грудь брату.
   - С чего бы это? - развеселился старший.
   - Представляешь, у неё нет старшего брата, - серьёзным тоном заявила девочка, - поэтому ей некому дарить подарки.
  ***
  -Как ты там?- меня с тревогой обступили одноклассницы, когда я пришла в школу, чтобы забрать документы.
  До первого сентября осталось всего ничего, и девочки пришли на репетицию торжественной линейки.
   - Я же не на Марс улетаю, - попробовала пошутить я, но как-то не вышло. Девочки выжидательно на меня уставились, предвкушая ужасные откровения. - Ладно-ладно, они все там злобные и воют по ночам. Спать не могу, - пожаловалась я.
  Девочки сначала ахнули, выражая своё участие и беспокойство, но потом поняли, что я снова шучу.
   - Снегирёва! Ты достала! Говори уже правду! - выразила возмущение за всех моя лучшая подруга Василиса Логинова.
   - На самом деле мне страшно идти в новую школу, - я тяжело вздохнула и опёрлась на подоконник. - Я там никого не знаю.
   - Говорят, людей там не любят, - подлила масла в огонь одна из одноклассниц, кажется Зиночка.
   - А я слышала, что парни-оборотни - отменные красавчики, - мечтательно закатила глаза голубоглазая блондинка Ирина. - Я даже немного завидую тебе.
   - Тебе лишь бы всё о парнях, - перебила её Василиса. - Ты хоть кого-нибудь из будущих одноклассников видела?
  Я отрицательно помотала головой.
   - Все как вымерли. Видела только взрослых и детей и никого моего или около того возраста.
   - Может они в лагере? - легкомысленно предложила Иришка.
   - Ага, в волчьем, - ехидно подтвердила Маша Лилова, наша отличница и всезнайка. - Я для тебя книгу приготовила "Всё об оборотнях: как выжить при встрече с волком ". Читай её, тебе пригодится, - она с серьёзным видом вручила мне среднего размера книжку бородатого года выпуска.
   - Спасибо, - поблагодарила я, не зная радоваться мне или печалится: меня провожали как на войну, при том без надежды, что я вернусь с поля боя. Вот даже мудрые наставления вручили.
   - Ты бы ещё более древнюю книжку нашла! - возмутилась наша красавица-блондинка.
   - Ты дура! Ничего не понимаешь! Вот и молчи, - бросилась в защиту своего подарка Маша. - Это ограниченный выпуск. Сейчас таких книг не издают.
   - Ну ладно тогда, сказала бы сразу, что это раритет. Чего обзываться-то? - надула губки Иришка.
   - И что ты теперь будешь делать? - предельно серьёзно спросила Василиса. Она у меня всегда предельно серьёзная.
   - Книжку читать, - я покрутила в руках подаренный раритет.
   - Я серьёзно спрашиваю, - в её голосе послышался подозрительный всхлип. - Как ты там без на-а-ас? - и она сорвалась в откровенный плач, повиснув у меня на шее.
  Я успокаивающе похлопала её по спине. Остальные девочки тоже подозрительно заблестели глазами.
   - Ну, всё, всё,- тихо бормотала я, поглаживая свою лучшую подругу по плечу,- хватит. Всё будет хорошо.
  И это кто кого провожает в последний путь?! Тьфу ты, в новую школу?
   - Региша-а-а, - девочки всё-таки не выдержали и разревелись. - Как ты там будешь жи-и-ить?- они облепили меня со всех сторон.
  "Это кто ещё без кого страдать будет ", - подумалось мне.
   - Что за поминки? - весело спросил наш усатый директор Борис Марселович.
  И я поняла, что люблю этого дядьку! В течение пяти лет учёбы в этой школе я была к нему безразлична, а сейчас люблю! люблю за то, что прекратил этот вселенский потоп.
  Девочки стали успокаиваться и, наконец, отлипли от меня.
   - Она уходит от нас в другую школу, - пожаловалась Василиса, - к оборотня-я-ям, - я уже подумала, она заново начнёт потоп, но обошлось.
   - Правильно говорить "волчий народ ", а не оборотни, - попенял Борис Марселович. - И чего вы ревёте, не на Марс же отправляете, в одном городе жить остаётесь!
   - Вот-вот, а я им о чём говорю? - вставила я своё слово. - Кстати, я к вам за документами.
   - Конечно-конечно идём. Жаль, что от нас уходишь, такая хорошая ученица...- начал было директор.
   - Вам слёзы не пойдут, - серьёзным тоном заверила его я.
  - Что?- он немного опешил или не расслышал.
  - Я говорю, только не плачьте, а то слёзы вам не к лицу.
  До директора наконец дошло, что я имею в виду, и он весело рассмеялся.
   - Вот ещё один повод сожалеть о твоём переводе, - наставительно сказал он, открывая дверь в свой кабинет и пропуская вперёд меня. - Такую юмористку теряем.
  И тут же перешёл к деловому тону:
  - Документы тебе уже приготовили, заберёшь в приёмной. А если будут какие-то проблемы в новой школе, звони мне: у меня есть кое-какие связи там, - и подал свою визитку.
  Я поблагодарила и взяла карточку.
  - Ну, вот и всё, удачи тебе на новом месте, - на прощанье он протянул мне руку, и я пожала её. Она оказалась странно горячей, или это у меня от волнения в связи с предстоящим переводом руки заледенели?
  ***
  Вечером мама меня обрадовала:
   - Завтра пойдёшь в новую школу, познакомишься с местом и учителями.
   - А может не надо? - попробовала я отвертеться, хотелось отложить на подольше это знакомство.
   - Нет, папа уже договорился с нашим соседом, господином Игристым, что тот попросит своего сына присмотреть за тобой в школе. Так что ничего страшного: у тебя будет в школе как минимум один знакомый, - закончила оптимистично мама.
   - О-о-о, - простонала я и зарылась лицом в диванную подушку.
  - Будет, тебе будет, - она ласково погладила меня по голове. - Хочешь, я завтра испеку твой любимый пирог?
  - Хочу, - глухо ответила я в подушку и добавила, - и съем его одна, -для подтверждения серьёзности своих намерений я подняла указательный палец вверх.
   - Хорошо, моя сладкоежка, - мама улыбнулась и поцеловала в макушку.
  ***
   - Так чего ты ждёшь, целуй меня: очевидное желанье исходит от меня,- подпевала я модной песенке, льющейся из старенького радиоприёмника, доставшегося нам от прежних жильцов.
  Вообще складывалось впечатление, что они это место покидали в спешке: осталось очень много их вещей. Мы сложили их в одной из комнат второго этажа: всё равно там никто не жил, родители выбрали себе спальню на первом этаже, а я облюбовала комнатку под крышей. А что, необычная. Скаты кровли создавали не ровный потолок, а под углом. И замечательный вид открывался из окна: на живописный квартал оборотней. Я избавила комнату от лишней мебели, оставив лишь небольшую кровать, шкаф, вычурной формы, под старину, такой же музейный стол, слегка обшарпанный, и стул с красивой гнутой спинкой. У меня никогда не было стольких интересных вещей. Наша прежняя квартира, была казённая, и вся мебель в ней была хоть и новая, но стандартная и лишенная индивидуальности. Папа обещал в скором времени прибить мне полочки для цветов и книг, и совсем станет уютно. А что, красиво будет смотреться: висячие растения по стенам, облицованным деревянными планками, покрытыми лаком, легкие тюлевые занавески и пушистый бежевый коврик. Да я здесь как принцесса буду жить в собственном будуаре!
  На улице уже стемнело, было поздно, и я собиралась лечь спать. Общий свет выключила, оставила лишь ночник.
  Неожиданный глухой стук по крыше пристройки к дому, на которую выходило моё окно, привлёк моё внимание. Я выключила свет и, крадучись, подобралась к окну. На улице темно, хоть глаз выколи. Я приникла носом к стеклу, сложила руки лодочкой, чтобы лучше было видно. Безрезультатно, виднелись только какие-то смутные тени. Может это деревья?
   - Ты чего там выглядываешь? - неожиданно за спиной раздался незнакомый мужской голос.
  Я взвизгнула и чуть не выпрыгнула в окно. Незваный пришелец успел перехватить меня. От прикосновения чужих рук я ещё больше перепугалась, стала брыкаться и вырываться.
   - Отпусти!
  - Да тихо ты! Отпущу, только не дёргайся.
  Голос не казался агрессивным. Это меня немного успокоило. Усилием воли я взяла себя в руки. Меня отпустили. Я развернулась лицом к опасности. Передо мной стоял кто-то очень высокий (выше меня на голову) и широкоплечий. Я видела лишь тёмный силуэт. Темнота в виде силуэта хмыкнула, на мгновение пропала из поля зрения, и меня ослепила вспышка света: этот гадёныш, кем бы он ни был, без предупреждения включил лампу. Как только проморгалась, во вкрадчивом свете ночника разглядела своего ночного визитёра. Им оказался высокий симпатичный парень, примерно моего возраста. И этот парень насмешливо улыбался.
   - Ты кто? - задала я закономерный вопрос и для солидности подбоченилась.
   - Я Астах. Думаю, ты слышала обо мне, - он кивнул головой в сторону соседского дома.
   - А-а-а, - протянула понятливо я. - А что ты делаешь здесь?
  - Доставал воздушного змея, - он показал на нечто растоптанное и местами порванное, лежащее у моих ног. Раньше этого здесь точно не было.
  - У меня в комнате? - не поверила я и украдкой попинала то нечто, что лежало у меня под ногами, чтобы убедиться, что это на самом деле змей, а не половичок какой-нибудь, оставшийся от прежних хозяев.
  - У тебя на крыше, - уточнил парень. - Собирался уже уходить, но увидел, что ты прилипла к раме, подумал, сейчас выпадешь. Это окно ненадёжное, - пояснил он на мой вопросительный взгляд.
  Затем подошёл к окну (я была вынуждена отойти) и демонстративно подёргал раму. Она подозрительно скрипела и расшатывалась.
   - Я и зашёл в комнату через другое окно, - он кивнул в противоположную сторону от нас, где ещё одно окно выходило на отвесную стену (я видела). - А то вылетела бы ты, и во всём обвинили бы оборотней, мол, запугали бедную девочку до полусмерти, - с какой-то горечью закончил он, как будто не в первый раз сталкивался с подобным.
   - Что за бред, - пробормотала я, и громче добавила, - Ну теперь иди, о храбрый рыцарь, спаситель прекрасных дам, - и гостеприимно вытянула руку в сторону окна, выходящего на глухую стену, выжидательно уставилась на парня, мол, ну как ты теперь будешь выкручиваться.
  Тот проказливо улыбнулся.
   - Значит, я пленил твоё сердце, Регина? - сделал какой-то странный вывод из моей шутки этот любитель ночных прогулок по чужим крышам, неуловимым движением подхватил лежащий у моих ног кусок материи, когда-то бывшем змеем, легко пересёк комнату и выпрыгнул в открытое окно.
  Я ахнула в испуге, ожидая услышать шмяк упавшего тела и крик боли, но ничего подобного не произошло В ночной тишине раздался лишь приглушённый звук, как будто кто-то спрыгнул на землю и больше ничего. Я ведь только хотела поддразнить парня, зачем он бросился из окна? Выглянув наружу, я уже никого не увидела. Куда он делся?
  Какой-то нереальный вечер сегодня. Может я перечитала любовных романов, и у меня начались галлюцинации? Я потрясла головой, пытаясь прогнать наваждение, закрыла окно и легла спать.
  "Надо папе завтра сказать, чтобы он починил окно ", - это была моя последняя связная мысль, и я провалилась в сон.
  Глава 2 Новая школа
  Сегодня я встала пораньше. Просто так захотелось, и отправилась прогуляться в парк, который видела недалеко от дома. Парк оказался слегка запущенным: всюду зеленели разросшиеся кусты, стояли стеной сорные травы. Но всё это скорее придавало парку экзотический и таинственный, чем неухоженный, вид, особенно в сочетании с клубящимся туманом. Мельчайшие капельки воды, взвешенные в воздухе, создавали причудливые картинки, покрывая собой многочисленные паутинки, сотканные меж ветвей и протянутые через дорожку. Казалось, что миниатюрный человек-паук трудился всю ночь не покладая рук.
  
  Утренний парк
  Вы когда-нибудь разглядывали паутину? Она же практически прозрачная, и её очень сложно разглядеть. А сегодняшний туман дал такую возможность, скрыв при этом от глаз большие и привычные предметы и подчеркнув удивительные. Я остановилась перед одним из этих природных кружев: концентрические круги были соединены между собой поперечными нитями, исходящими из центра, который, естественно, не имел правильной формы. Я не удержалась и слегка прикоснулась к паутинке - она затрепетала. Потревоженный паук выскочил из своего укрытия и забегал по своим владениям, проверяя, что же такое потревожило его ловчую сеть. Я улыбнулась, встала с корточек (присела, когда хотела рассмотреть паутинку поближе) и, не спеша, побрела по одной из слегка заросших тропинок. Туман меж тем начал медленно отрываться от земли и подниматься всё выше. Проглянувшее солнышко отражалось от капелек воды, из-за чего казалось, что воздух светится. Сюрреалистическое зрелище, скажу я вам.
  Хоть и осень приближается, но ещё не все птички покинули наш суровый край. С ветку на ветку передо мной то и дело перепархивали маленькие лесные жители, а из глубины парка доносилось пение особенно неуёмных птах.
  Я наткнулась на куст боярышника. Сорвала одну из этих тёмно-бордовых ягодок и отправила в рот. Рот наполнился приторно-сладким вкусом, аж челюсть свело. Пожевав немного, я выплюнула.
  Не весь туман благополучно поднялся, часть его осела на землю, сделав траву и листья деревьев влажными. У меня быстро намокли кроссовки, я поняла, что пора возвращаться домой.
   - Дорогая, где ты была? - всполошилась мама, увидев меня входящей с улицы в такое раннее время.
   - Я бегала, мама. Ты же знаешь, я люблю утренние пробежки, - я подошла к волнующейся родительнице и чмокнула в щёку. Она была так чем-то обеспокоена, что никак не отреагировала на моё приветствие.
  Когда я уже прошла к лестнице, ведущей на второй этаж и мансарду, она отмерла и окликнула меня:
   - Малышка, это новое место, - начала она осторожно подбирать слова, - Мы здесь ничего не знаем...
   - Просто скажи, что ты боишься этих, как их, волколюдей, и всё. Я пойму.
   - Дорогая, нет...
   - Да они опасные, дочка, и мы не знаем, что от них ожидать. Прости нас, что мы привезли тебя в столь опасное место, где тебе даже побегать в своё удовольствие нельзя, - я изобразила издевательский поклон. - Вот теперь, мама, я тебя услышала, - я сделала пару шагов вверх по ступенькам. - Просто называй вещи своими именами, - я двинулась дальше, не останавливаясь.
   - Дочка, я не знала, что для тебя это будет так трудно, - крикнула она мне в спину. - Но для папы очень важна его новая работа...
  Я ожидала, что она всё-таки озвучит это сакраментальное "прости ", которое я хотела услышать, но она промолчала.
  Я ушла в свою комнату и заперлась в ней. Не хотелось никого ни видеть, ни слышать. Даже родителей. Особенно их. Братишке хорошо: он остался с бабушкой и продолжит ходить в прежнюю школу. На вопрос, почему я не могу остаться там же, родители начинали мяться, и мне так не удалось от них добиться вразумительного ответа.
  Я легла на заправленную постель и взяла с тумбочки подростковый журнал. Заполню-ка я мозги розовой фигнёй, а то меня время от времени называют слишком взрослой. Та-а-ак, что там у нас? Что поможет мне деградировать до моего паспортного возраста?
  Только я увлеклась описанием любовных перепитий моего сладкоголосого певца, как мама постучала в дверь.
   - Дорогая, у нас гости!
   - Без меня прими! - не очень дружелюбно откликнулась я.
  - Но это к тебе, - возразила мама после некоторой паузы.
   - Ко мне? - я искренне удивилась.
  Неужели девочки так переволновались вчера за меня, что сегодня решили прийти с утра пораньше? "Нет, они бы позвонили, - подумала я, надевая свои пушистые домашние тапочки.
   - Дорогая, ты идёшь? - я открыла дверь комнаты и застала маму в смешной позе: с занесённой для стука рукой.
   - Иду-иду, - буркнула я, обходя маму и направляясь к лестнице.
  В гостиной меня ждал сюрприз: на диване, непринуждённо забросив ногу на ногу, сидел мой вчерашний ночной визитёр. При моём появлении (или при мамином?) он встал.
   - Ты?!! - воскликнула я, некультурно тыкая в его сторону пальцем.
   - О, вы уже познакомились?! - обрадовалась мама. - Астах любезно согласился познакомить тебя с твоими будущими одноклассниками и показать окрестности.
  Парень с хитрой ухмылочкой кивнул. Я недоверчиво на него посмотрела, потом выдала:
   - Я не пойду, мне и так хорошо, - я скрестила руки на груди и уселась на диван.
   - Но, милая...
   - Не пойду и точка, - твёрдо подтвердила свои намерения я.
   - Да она просто боится со мной идти. Трусишка.
  Мама-предательница понимающе улыбнулась. Бесят меня эти повадки взрослых, когда они говорят о своих детях: да, мол, такими уродились, со странностями, я-то нормальная, а вот моя дочурка...
  Я хотела громко возмутиться, уже набрала воздух в лёгкие, но любитель неурочных визитов меня опередил.
   - На самом деле Регина очень понравилась моей сестрёнке Гере, и она очень хочет с ней прогуляться, - он ухмыльнулся, глядя на моё перекошенное лицо. Не знаю, что он задумал. - Она нас ждёт у нашего дома, мама ей косички доплетает, - добавил он как бы по секрету.
   -Видишь, дорогая, ничего страшного не случится, погуляешь со своей маленькой подругой и её братом.
  Я злобно на неё зыркнула и, громко топоча, направилась наверх одеваться на прогулку. А за спиной услышала мамин голос:
   - Она просто очень стесняется незнакомых парней, вы уж извините...
   - Ничего страшного, - внешне вежливо ответил этот... этот козёл зубастый!
  Я уже его ненавижу. В душе, наверное, потешается надо мной. Ну, мама, ну удружила! Представить меня в таком невыгодном свете как будто странную дурочку. Ну и пусть я странная говорить же об этом каждому встречному совсем не обязательно, правильно?
  "Почему он так легко согласился на предложение своего отца ввести меня в круг местной молодёжи? - подумалось мне, пока я надевала белую майку и бежевые шорты. - И почему его отец вообще согласился помогать нашей семье? Какая связь между папиной работой и нашим переездом? Родители сказали, что денег стало меньше. Тогда почему для папы новая работа так важна? " - вопросы проносились в моей голове один за другим, но ответов на них у меня не было.
  Я подошла к зеркалу и зачесала волосы в высокий хвост. Машинально взяла розовый блеск и накрасила губы, и только потом вспомнила, что я не хотела краситься для этого кретина. Но не стала ничего менять. Бросив последний взгляд в зеркало, я удовлетворённо себе кивнула и пошла вниз.
  
  Комната Регины
  Какой-то вопрос вертелся на границе сознания, но я не могла на нём сосредоточиться. Что-то важное ускользало от моего внимания, что-то важное, связывающее меня, папину работу и общину оборотней, ой, простите, волколюдей, в единое целое. Я отогнала назойливую мысль подальше, нужно будет, позже всплывёт и сосредоточилась на настоящем.
   - Ух ты, какая красавица! - встретила меня торжественным восклицанием матушка.
  Я кисло улыбнулась.
   - Ты уже оделась? - ко мне радостно подбежала маленькая Гера с тщательно заплетёнными косичками и обняла за талию. Уж кого-кого, а её я была рада видеть. - Ты долго, - попеняла она мне, взяла за руку и потянула на улицу. - Пошли, - нетерпеливо позвала она, - Я тебе кое-что покажу.
  Влекомая нетерпеливой девочкой, я быстро направилась к выходу, и бросив на ходу: "Пока, мам! ", я выскочила на улицу.
  Мы уже вышли за калитку как за спиной раздалось насмешливое: "А меня подождать не собираетесь? И это она гулять не хотела! "
  Парень шёл в нашу сторону, засунув руки в карманы.
  Гера обернулась в сторону брата и нетерпеливо поторопила его:
   - Давай быстрее!
   -Успеем, торопыга, - старший брат насмешливо щёлкнул её по носу. Малышка нахмурилась и выдала:
   - А ты медлотыга! Да! Вот ты кто - медлотыга!
   - Кто-кто?
   - Медленный ты очень, медленный, - как маленькому объяснила ему девочка.
  Астах рассмеялся. Смех у него, конечно, заразительный, ничего не скажешь. И весь вид такой благодушный и милый: старший брат гуляет со своей сестрёнкой. Какая-то излишне слащавая картина получается, никак не вяжется с образом страшного оборотня, способного одним у даром кулака вогнуть череп быка в обратную сторону. В моём подозрительном мозгу сразу зароились десятки предположений в стиле теории заговоров, где весь мир против нас. Самым "добрым " было, что папу шантажируют чем-то и вынуждают делать какие-нибудь противоправные действия. Я отогнала назойливые мысли и с удивлением обнаружила, что мы уже пришли. Астах с усмешкой на меня посмотрел, Гера нетерпеливо дёргала за руку.
  - Мы пришли, - констатировала очевидное девочка.
  Мы стояли напротив аккуратного новенького здания школы, обнесённого аккуратной декоративной оградкой.
   - Пойдём, я познакомлю тебя с директрисой. Она - моя тётя, - похвасталась малышка.
  На баскетбольной площадке на территории школы толпились парни. ("В такую рань? " - подумалось мне.) при нашем приближении они все, как один, уставились на меня, и взгляды их были далеки от дружелюбных. Я поёжилась.
   - Что за экскурсия? - спросил высокий длинноволосый парень, подходя к Астаху и здороваясь за руку. Остальные остались на месте.
  "Выжидают ", - возникла ассоциация.
   - Она - со мной,- нажимая на последнее слово, ответил Астах.
  Длинноволосый бросил на меня ещё один презрительно-изучающий взгляд и отвернулся.
   - Она наша соседка, - пояснил шире мой спутник. - Будет учиться в твоём классе.
  Я выпучила глаза на Астаха, потом на длинноволосого. Ничего себе одноклассничек, врагу не пожелаешь. Я хмыкнула.
   - Знакомьтесь, - продолжил мой провожатый. - Глеб, это Регина, Регина, это Глеб.
  Я подала руку для рукопожатия, а этот Глеб посмотрел на неё как на змею.
  - Кхм-кхм, - покашлял мой патрон (слово-то какое смешное, но, похоже, сейчас этот парень действительно выступает моим покровителем). - Глеб.
  Глеб нехотя пожал самые кончики моих пальцев, при этом с его лица не сходило выражение досады, что он вынужден делать это. Ладно, хоть руку не вытер о штаны после рукопожатия.
  - Да, кстати, - с улыбкой, предвкушающей пакость, сказал Астах, - ты за неё отвечаешь.
  Из груди бедняги-Глеба (столько напастей на него свалилось сегодня, правда, не понятно каких) донёсся звук очень похожий на рычание. Сама того не заметив, я переместилась за спину своего провожатого. Всё-таки его я знала дольше на целые сутки. Мда. Когда успела моя жизнь сделать такой крутой поворот? Прячусь за спину малознакомого парня от ещё менее знакомого.
  - Глеб! - с радостным воплем набросилась на парня Гера (когда она успела от нас слинять?). Тот был вынужден её подхватить и даже выдавил улыбку. О!
  К нам подошла миловидная женщина средних лет, чем-то неуловимо похожая на Матильду, маму Геры. А, кажется, она говорила, что здесь директором работает её тётя.
  - Здравствуйте! - приветливо поздоровалась она. Парни в разнобой ответили на приветствие. - Я вижу, что вы уже познакомились, - Она обвела всех присутствующих взглядом, остановившись на мне. - Ты, наверное, Регина?
   Я кивнула.
  - А меня зовут Марта Валерьевна, - я подумала, интересно, кто был оригиналом в их семье, давая дочерям такие изысканные имена.
  - Очень приятно, - я улыбнулась. Эта женщина мне нравилась.
  - Астах уже познакомил тебя с будущими одноклассниками?
  - Только с Глебом...- и мне этого хватило, подумалось мне.
  - Сейчас мы это исправим... Мальчики, подойдите сюда, - парни лениво подошли.
  Директрисса начала перечислять их имена, я, конечно, не запомнила такого большого количества новых имён, хотя они были обычные человеческие.
   - А одноклассницы?.. - начала я. Надеюсь, я не буду единственной жертвой, тьфу ты, девочкой среди этих волков?
  - Их всего две. И их сейчас нет в городе. Познакомитесь в сентябре.
  "Неужели их всех съели?! " - я нервно рассмеялась. Директрисса посмотрела на меня с удивлением.
  - Это нервное, - как можно легкомысленнее ответила я. - Новый класс, новая школа...
  Женщина понимающе улыбнулась.
   - Не беспокойся, тебя здесь никто не обидит, - последнее предложение она произнесла с нажимом, выразительно посмотрев на моих будущих соучеников.
  - Тётя! - просительно подёргала за полу жакета Гера. - Пойдём уже покажем Регине живой уголок.
   - Конечно, дорогая. Идём, Регина.
  - Я потом вас найду, - бросил нам вслед Астах, которому не улыбалось таскаться со мной по школе.
  Больно надо, хотя я рассчитывала, что он лично проведёт для меня экскурсию. Шутка. Мы направились в сторону здания школы. Наш путь пролегал по красивой мощеной дорожке, по краям которой стояли аккуратно постриженные кусты, всюду виднелись цветники, радующие взгляд своей ухоженностью и богатством красок. Всё так и кричало о благополучии, подчёркнутом благополучии. "Мы открыты, нам нечего скрывать, - говорила ажурная лёгкая ограда. - Мы честны и чисты, - вторили ей аккуратные дорожки. - У нас всё хорошо ", - заявляли многочисленные цветники и подстриженные деревья.
  - У вас тут красиво, - заметила очевидное я.
  - Тебе здесь понравится, - уверенно заявила директриса, приглашая внутрь.
  И я вошла в свою новую школу.
  Глава 3 Жизнь налаживается
  - Пап, кстати, в моей комнате нужно поменять окно, - крикнула я папе, открыв то самое пресловутое окно.
  Папа работал в саду. Они с мамой напротив дома решили разбить цветник. Как я думаю, чтобы несильно отличаться от волчьего квартала, так и пышущего благополучием и цветущего буйной зеленью.
  - Хорошо, малышка! - весело откликнулся отец. - Завтра с утречка и займусь этим, - добавил он, пыхтя, поднимая рухнувшую секцию бывшей ограды. Я хихикнула.
  - Да-а, - осмотрела я будущий фронт работ. По договору с родителями я брала сегодня внутренние работы: должна была сделать уборку на втором этаже нашего дома. Родители обжили себе комнату на первом, так что здесь была нетронутая целина.
  На кухне засвистел закипающий чайник. Я кубарем скатилась с лестницы и бросилась выключать плиту. Мельком в окне заметила, как папа разговаривает с каким-то высоким смуглым мужчиной, с лёгкой проседью на висках. Незнакомец был одет в джинсы и облегающую футболку, под которой явственно бугрились хорошо натренированные мышцы.
  "Вот папе, наверное, сейчас завидно ", - промелькнула мысль.
  - Дорогая, - мама вошла в кухню, - иди поздоровайся с нашим соседом господином Игристым.
  - С кем? - я скорчила удивленно-недоверчивую рожицу и поспешила к выходу, подталкиваемая нетерпеливой мамой. Всё никак не могу привыкнуть к их странным фамилиям.
  - Это папа Астаха и Геры. Так понятнее?
  - О да, - протянула я, приближаясь к разговаривающим мужчинам. При моём появлении они замолчали и посмотрели на меня.
   - Это моя дочь - Регина, - представил меня папа господину Игристому. Тот вблизи показался ещё более внушительным, чем через окно, просто огромная гора мышц. Папа отнюдь немаленький человек на его фоне выглядел тощей зубочисткой.
  - Здрасте, - чирикнула я, несколько смущенная близостью к такому огромному человеку, точнее нечеловеку.
  - Привет! - ответил он весело и неожиданно широко и белозубо улыбнулся. - Ты Регина. Мне Гера все уши прожужжала о тебе, - и он протянул мне свою лапищу, я скромно протянула свою ручку.
  - А как вас зовут? - всё-таки полюбопытствовала я, мама ущипнула меня за руку. - Хотя нет, не говорите, дайте я сама угадаю... - меня понесло, я сделала вид, что задумалась, папа как-то побледнел, а потом пошёл пятнами. - Платон или Аристотель! Нет, слишком мелко...-Зевс! Во!
  Громила какое-то время молча смотрел на меня, а потом как расхохотался, да так громко и заразительно. Я тоже улыбнулась. Папа мелко захихикал от облегчения (как мне показалось), мама просто выдохнула.
  - Мне жаль тебя разочаровывать, малышка, но я просто Матвей.
  - Ну, тоже ничего, - утешила его я.
  - А у тебя весёлая дочка, - он дружески хлопнул по плечу моего отца. Тот заметно пошатнулся, но нашёл в себе силы улыбнуться.
  ***
  - Ты что творишь, дорогая?! - выговаривала мне мама, когда мы вернулись в дом. - Откуда такая фамильярность с уважаемым человеком?! - она мерила холл нервными шагами. - Я тебя не узнаю, дочка.
  - Да брось, мам. Вы же сами сказали, что он наш сосед, я и общалась с ним по-соседски, - легкомысленно отмахнулась я, искренне не понимая реакцию родителей. - Ну, всё мне пора наверх, браться за уборку, а то так к ночи ничего не сделаем, - и я оставила маму одну, задумчиво смотрящую мне вслед.
  Я же, напевая себе под нос глупую песенку, из тех, что постоянно крутят по радио, принялась за разгребание пылевых завалов второго этажа.
  ***
  - Апчхи! - от души чихнула я.
  - Будь здорова! - ответили мне детским голоском.
  - Домовой? - спросила я, замерев.
  - Нет, Гера, - ответили мне за спиной.
  Я обернулась сзади меня стояла девочка со сложнозаплетённой косой в виде венца. Она с интересом оглядывала поле моей работы. Я уже отмыла целый угол в этой чудесной (ну, будет же она когда-нибудь чудесной, правильно?) комнате.
  - Нелегко тебе придётся, да-а-а, - сочувствующе протянула она.
  Я с хитринкой на неё посмотрела.
  - А, может, ты мне поможешь? - и кивнула на ведро и тряпку, рядом с которыми сидела на корточках.
  - Ага, - с готовностью откликнулась девочка. - Я могу спеть или почитать, чтобы тебе нескучно было. Что выбираешь?
  Похоже, я переоценила наивность данного ребёнка. Мне стало смешно, я рассмеялась. Малышка тоже мило захихикала.
  - Там к тебе Глеб заходил, - доверительно сообщила девочка.
  - Глеб? - я так удивилась, что чуть не села на мокрый и грязный пол. - Что ему нужно было?
  - Он расписание принёс. Но испугался витающей пыли на втором этаже и оставил его внизу.
  - Ясно. С чего, интересно, такая забота? - задала я вопрос скорее себе, чем Гере, но она ответила.
  - Так он же староста.
  - Ну, да конечно, тогда это всё объясняет, - с ноткой сарказма заметила я.
  - Ну, вот, а ты сама догадаться не могла! - обрадовалась моей понятливости малышка. Похоже, теперь я переоценила её.
  - А ты сюда одна пришла? - спросила я, чтобы перевести разговор.
  - Нет, с мамой. Она помогает тёте Ирине цветы садить.
  - О, это здорово.
  - Девочки, идёмте пить чай! - позвала нас мама с первого этажа.
  - Думаю, на сегодня хватит, - я обвела критическим взглядом проделанный и оставшийся объём работ. - Пора и отдохнуть. Пойдём пить чай.
  Девочка радостно подорвалась с места и, перепрыгивая через ступеньки, побежала вниз.
  - Я быстрее, - победным воплем она обозначила своё прибытие в пункт назначения в кухню.
  - Да, Регина, ты безнадёжно отстала в свои 17 лет, - я с удовольствием потянулась, разминая затёкшие мышцы, - от этого образца юности и непосредственности. О! как я завернула, - обрадовалась я сама себе, - почти как мама, - и поплелась вниз на запах свежезаваренного чая и булочек.
  За столом уже собралась вся честная компания: родители, Гера, ещё два незнакомых мне малыша: мальчики трёх и восьми лет, Матильда. Стол ломился от разных вкусностей. Когда мама успела всё это испечь или заказала в пекарне?
  - Ммм, как вкусно пахнет, - я потянулась за сдобной булочкой.
  - Регина! - воскликнула мама, - иди сначала руки вымой!
  Я скуксилась, а малыши захихикали.
  - Ничего страшного, если бы пара десятков...миллионов микробов попала мне в желудок, - пробурчала я. - Я крепкая, мне бы не повредило,- я всё-таки пошла мыть руки.
  - И поторопись! - крикнул мне вслед папа. - А то тебе ничего не достанется!
  - Ты ещё не знакома, - начала Матильда, когда я вернулась с вымытыми руками, - это Савелий, - она указала на старшего мальчика. Тот сказал: "Привет! ", точнее нечто подобное, потому что его рот был занят: он вгрызался в булочку.- А это Семён, - она ласково провела рукой по голове своего младшенького. Он отличался от всех, выделяясь своей пшеничной шевелюрой и васильковыми глазами.
  - Привет, - сказала я малышу. - Будешь? - и подсунула ему свою любимую конфетку (прямо от сердца отрываю, вот какая я щедрая!).
  Мальчик проигнорировал, всё также сидя спокойно и безразлично ко всему, слишком нехарактерно для ребёнка его возраста, насколько я помню своего брата. Гера-живчик крутилась и вертелась, выбирая со стола самое вкусное, на её взгляд. Старший мальчик тоже получал удовольствие от жизни, смакуя уже кусок мясного пирога, весело посверкивая светло-карими, как у его отца, глазами. А этот малыш...
  - Он немного нелюдим, - с извиняющей улыбкой сказала Матильда, обняла мальчика и сильнее притянула к себе.
  Ну, вот и волки видимо от этого не застрахованы: извиняются за особенности своих детей, как будто они какие-то неполноценные. Я вздохнула.
  - Сёма, надо конфетку? - я раскрыла фантик перед его носом и показала потрясающий кусочек счастья из карамели, воздушных хлопьев и орехов, политое сверху шоколадом. - М-м, смотри какая вкуснотища! - мальчик без особого энтузиазма обратил свой взгляд на вертящийся перед его носом предмет и уже было потянулся за ним, как я засунула вожделенное лакомство себе в рот и с демонстративным наслаждением стала жевать. - Ммм, вкуснотища.
  Мальчик проследил весь путь уходящей от него сладости, остановился взор на моих губах, затем посмотрел на мои глаза. Наши взгляды встретились - его синий, полный вселенской обиды и скорби и мой, нахальный и поддразнивающий. На лице мальчишки промелькнула гамма быстро сменяющих друг друга эмоций: начиная от интереса, обиды и заканчивая гневом.
  - Ты! - он воскликнул, ткнув в меня пальцем. - Отдай!
  - Серьёзно? - спросила я. - А я уже съела. Ты слишком долго думал, дружок, - мальчик растеряно повернулся к матери (она же его мать?) в поисках поддержки и мольбой о возмездии во взоре.
  А на лице его матери был шок. Она переводила широко раскрытые глаза то на него, то на меня. Неожиданно Гера радостно запищала, хлопая в ладоши:
  - Сёма заговорил! Сёма заговорил! Ура!
  Матильда отошла от столбняка, улыбнулась широкой радостной улыбкой. Родители тоже отмерли (я и не заметила, когда они успели впасть в анабиоз). Только Савик сохранил невозмутимость и спокойствие, сыто рыгнув, он откинулся на спинку стула и выдал мудрость (видимо кому-то подражая):
  - Я же говорил, что он заговорит, а вы не верили!
  Я переводила недоумённый взгляд с одного участника застолья на другого. "Сёма не говорил? Он больной ребёнок? А я у него конфетку отобрала! - я мучительно покраснела. - Но я же хотела как лучше! Я хотела расшевелить этого тихого мальчика, чтобы он хотя бы немного оживился ". А что для этого лучше всего подходит? Правильно, показать конфетку и не отдать, показать и не отдать. Тут такая злость возьмёт, что с любого депрессивного дна достанет... Матильда поймала мой взгляд и одними губами прошептала: "Спасибо! ", - и продолжила ворковать со своим обрётшим способность говорить сыном.
  Глава 4 Ночные кошмары
  "Послезавтра уже Первое сентября,- я со стоном уткнулась в свою подушку. - Как же не хочется в школу. Хоть волком вой", неожиданно старая поговорка стала особо актуальной, я рассмеялась.
  Был вечер всё того же дня уборки и чаепития, я валялась на своей кровати в своей комнате, уставившись в потолок впервые в жизни мне не хотелось читать, мне сильно, очень сильно до щекотки в пятках хотелось идти погулять на улицу. Но как назло из-за переезда все мои подруги остались на другом конце города. Или это благодаря переезду мне захотелось погулять?
  Поражённая новой мыслью, я села на кровати. "Да нет, - тряхнула головой. - Не может быть. Тут же отстойно? Правильно?"
  Я не выдержала тишины и одиночества своей комнаты и спустилась вниз.
  
  Лестница со второго этажа
  Там меня ждали приключения. Только встала на первую ступеньку лестницы, как увидела, что какая-то тень промелькнула из угла в угол. Я знатно перетрухала, замерла на одной ноге, не решаясь ступить на следующую ступеньку. Руки моментально вспотели, непроизвольно я вцепилась в перила. Кое-как сглотнув ком страха, застрявший в горле, я мысленно сказала себе:
  - Регина, ты у себя дома! Тебе нечего боятся, если что крикнешь "папа!" (моя детская вера во всемогущество папы ещё никуда не делась). - Вперёд, Регина, спустись в холл и включи свет. Вперёд!
  Подбадривая себя подобным образом, я стала медленно спускаться по лестнице. Предательские ступеньки оглушительно скрипели у меня под ногами, заставляя каждый раз зажмуривать глаза и замирать от страха.
  Я уже почти дошла до первого этажа, как на кухне что-то грохнуло. Я подпрыгнула и вцепилась в косяк, трясущимися руками нащупала выключатель. Неверный свет убывающей луны искажал окружающие предметы, заставив меня пару раз не попасть в выключатель. Наконец, раздался знакомый щелчок и... ничего. Свет не загорелся. Вот тут-то я испугалась по-настоящему. Воображение стало подбрасывать одну жуткую картину за другой, живо рисуя родителей лежащих в лужах крови, жуткого убийцу нависшего над ними с окровавленным тесаком, жадно смотрящего на будущую жертву - единственно оставшегося в живых человека, так не вовремя вышедшего из своей спальни.
  Я закричала лишь бы разрушить эту тишину и прекратить череду жутких образов проносящихся у меня в сознании.
  В родительской спальне зажёгся свет. Мама выскочила первая, она была в одной ночной рубашке и босиком.
  - Регина!? Это ты? Что с тобой? - взволновано запричитала она, спеша ко мне, включая по пути все светильники, которые были.
  - Мама-а-а! - она нашла меня сидящей на последней ступеньке лестницы.
  Быстро преодолев расстояние, разделявшее нас, она присела рядом со мной и обняла.
  - Что случилось? - спросила мама, а я неожиданно для себя разрыдалась навзрыд, как маленький потерявшийся ребёнок.
  - Как она? - сквозь собственный плач я услышала голос папы. Когда он успел подойти, я не видела. Но он стоял с заряженным ружьём (у нас в доме есть ружьё?).
  Мама шептала что-то утешающее и гладила меня по голове.
  - Я думаю, это стресс от переезда, - наконец сказала она. - Ты ведь знаешь, она всё держит в себе, а мы не доглядели, забыли, что она ещё совсем ребёнок. Со своими хлопотами, - добавила она чуть позже, как-то по-особенному выделив это "со своими хлопотами ".
  Я уже успокоилась. Почти. Только продолжала шмыгать носом и иногда вздрагивать. Из маминых объятий я не торопилась выбираться. Папа с ружьём наперевес обошёл весь дом, проверил все окна и замки на дверях, но ничего подозрительного не нашёл, о чём, он нам и сообщил.
  - Милая, что тебя напугало? - осторожно спросила мама, поднимая моё лицо, чтобы лучше видеть выражение.
  - Я видела, как что-то промелькнуло, - я показала рукой в направлении выхода из холла на кухню. Мама с папой обменялись непонятными мне взглядами. У меня сложилось впечатление, что они общаются телепатически, ей-богу.
  - Что потом? - нетерпеливо поторопил папа.
  - А потом я решила включить свет и посмотреть, что там такое. Но свет не включился, - я снова всхлипнула, вспомнив весь ужас, охвативший меня в тот момент. Мама утешающе погладила меня по спине. - И я испугалась,- закончила я свой короткий рассказ.
  - Ты что-нибудь ещё видела или слышала? - требовательно спросил папа.
  - Я не знаю...
  - А ты подумай хорошенько, - папа встал (до этого сидел на корточках передо мной) и начал нервно расхаживать взад- вперёд. - Может, что-нибудь необычное или почувствовала что-нибудь странное...- он испытывающе посмотрел на меня.
  - Я не знаю, папа!
  - Дима, не дави. Видишь, она и так напугана.
  - Дочка, - папа продолжил значительно мягче, снова присев передо мной, чтобы наши глаза были на одном уровне. - Это важно. Ты что-нибудь ещё помнишь?
  Я напрягла память.
  - Там на кухне что-то упало...- не успела я договорить, как папа умчался на кухню. Мама с тревогой смотрела ему вслед, ожидая его возвращения.
  "Чего это они такие серьёзные? " - подумала я. Мне самой сейчас мой страх показался каким-то глупым и детским. Ну, подумаешь, испугалась темноты в плохо знакомом доме.
  - Мам, может это была просто кошка, - выдвинула я свою версию произошедшего.- Забрела случайно или принадлежала бывшим хозяевам.
  - Может быть, - мама улыбнулась одними губами и погладила меня по голове.
  - Там ничего нет,- сказал, вернувшись, папа. - Идёмте спать, - они с мамой снова обменялись долгими, понятными только им взглядами.
  - Вы что-то скрываете? - спросила я прямо, сил терпеть их таинственные переглядывания уже не было.
  - Нет, о чём ты, дорогая?- как-то быстро ответил папа, а мама усиленно закивала головой, подтверждая его слова.
  - Идём спать, милая, - сказала мама, вставая. - Ты не боишься одна? - спросила она, увидев, что я пошла в свою комнату наверху.
   Я пожала плечами.
  - Это же была кошка, не так ли? - родители неуверенно, но кивнули, - Тогда чего мне бояться? - и, не дожидаясь ответа на вопрос, я отправилась в свою комнату.
  Всё, приключений на сегодняшний день мне достаточно. С этими мыслями я открыла дверь в свою комнату и оторопела: на моей кровати преспокойненько сидел наш сосед-красавчик, но выглядел он не очень счастливым.
  ***
  - Ты чего здесь делаешь? - воскликнула возмущённо я, прикрывая за собой дверь.
  - Сижу, разве не видно? - заметил очевидное парень.
  -Я серьёзно.
  - И я тоже. Что за переполох вы устроили? На весь квартал слышно, - он уставился на меня.
  - Там кошка пробежала...Я испугалась и...- начала я почему-то оправдываться.
  - Ты издеваешься? - взвился парень, вскакивая. - Мы тут поставили всех на уши, а она кошки испугалась!.. - он внезапно осёкся, поняв, что сболтнул лишнего.
  - Кого на уши поставили и зачем? - уцепилась я за оброненные в запале слова.
  Парень занервничал, глаза забегали, но неожиданно он взял себя в руки.
   - Твой отец просил моего отца присмотреть за тобой, - начал он уверенно. - Вы первые люди за последнее время, которые поселились к нам так близко. Если что-то с вами случится, это ляжет пятном на нашу репутацию, - его слова звучали убедительно, но всё же какая-то маленькая деталь мешала мне поверить ему до конца. - Поэтому, - продолжил он совсем расслаблено, - услышав твой визг, который и мёртвого поднимет, - добавил он с ноткой осуждения, - мне пришлось мчаться сюда.
  - А почему в мою комнату? - задала я логичный вопрос.
  - Ну, ты же кричала?- заметил очевидное мой ночной гость (который раз его застаю в своей комнате, а знакомы мы всего дня три!).
  - Что, опять через окно? - я кивнула в сторону означенного окна, которое выходило на отвесную стену.
  Парень пожал плечами.
  - Так ближе, - пояснил он как само собой разумеющееся и самое, что ни есть естественное - спрямить путь на третий этаж по стене.
  - Ну да, ну да...- недоверчиво хмыкнула я.
  Астах неожиданно подошёл ко мне, положил руки мне на плечи и втянул воздух носом.
  - Ты чего?! - опешила я, отстраняясь от него. Его радужка начала стремительно изменяться, то расширяясь и заполняя собой белок, то возвращаясь в обычное человеческое состояние.
  Я тихо ахнула и в страхе отпрянула.
  - Здесь кто-то был, - проговорил он изменённым рычащим голосом и быстро вышел в коридор.
  Я бросилась за ним, но испуганно замерла на пороге, не смея ступить за пределы полосы света, льющегося из моей комнаты. Астах же быстро сбежал по лестнице вниз, и всё стихло. Страх отпустивший было меня, вновь заявил свои права на меня. На ватных негнущихся ногах я подошла к перилам лестничной площадки и шёпотом позвала:
  - Астах! - прислушалась к царившей тишине, ничего не услышала, как ни напрягала слух. Тогда я сделала крошечный шажок в сторону лестницы и снова позвала: - Астах! Ты где? Астах, - в последнем слове прозвучали жалкие скулящие нотки.
  Я сделала ещё один шажок вперёд, оглянулась на комнату, раздумывая, не вернуться ли мне. Но она вдруг показалась мне такой ненадёжной и жалкой. Я сделала ещё несколько быстрых шажков, наконец, дойдя до первой ступеньки.
  - Астах! - снова позвала я, начав медленно спускаться, то и дело, замирая и прислушиваясь. Я уже преодолела половину пути, как он возник передо мной. Я вскрикнула от неожиданности. Парень споро зажал мне рот одной рукой, а другой развернул и начал подталкивать в спину в направлении моей комнаты.
  - Больно же! - прошипел он, одёргивая свою руку. - Ты больше волчица, чем кажешься на первый взгляд, - добавил он со смешком.
  Я обернулась и удивлённо на него уставилась, мы уже зашли в комнату, и он закрыл дверь.
  - Это был комплимент, - быстро добавил он, пряча зачем-то свои руки за спину. В общем, выглядел, он совсем несерьёзно, не как боец только что вернувшийся с разведки. Я слегка разочарованно, но облегчённо вздохнула. И глаза у него стали обычными...
  - Так чего ты там нашёл? - требовательно спросила я у него.
  Глава 5 Облом на личном фронте
  Я сидела в своей комнате и упивалась любимым чтивом о похождениях Флоризеля, покорителя женских сердец. Хорошо так уйти в приятный и предсказуемый мир, лишённый ночных кошмаров наяву и странных недомолвок родителей. Я вчера ясно поняла, что родители мне нагло врут, или как минимум не договаривают всей правды. Почему они так испугались ночного визита неизвестного, а (теперь я почти уверена, что той ночью к нам кто-то забирался) появлению в моей комнате среди ночи Астаха никак не удивились? Почему?
  Той ночью мы с Астахом видимо всё-таки пошумели, чуть позже, как мы зашли в комнату, ко мне на мансарду поднялся папа. Увидев соседского парня, вальяжно восседающего на моей кровати, он отреагировал весьма спокойно, а потом они ещё и ушли вместе пошушукаться, не пригласив меня. После их разговора Астах ушёл, но не через окно, а как нормальный человек через дверь. Папа пожелал мне спокойной ночи и отправился досыпать, проигнорировав все мои вопросы. Поэтому я сейчас в печали, сижу в своей комнате и залечиваю свою боль любимыми книгами, где всё спокойно, легко и ясно.
  - Дорогая, ты ещё не одета!? - в ужасе воскликнула мама, заглянув в мою комнату, сама она уже была полностью готова к выходу. Я не говорила, что сегодня Первое сентября и мой первый день в новой школе? - Как так можно! - мама подняла с пола разбросанные со вчерашнего дня вещи. - Одевайся! Что за безответственность?! Я тебя не узнаю.
  Я лениво потянулась в постели, поболтала голыми пятками, торчащими из-под одеяла.
  - Ты сама говорила, что я слишком правильная. Вот я и решила похулиганить, - мама недовольно воззрилась на меня, всё ещё держа в руках подобранные с пола вещи.
  - Ты выбрала не подходящее время и место для своих подростковых бунтов! Где твоя форма?- я кивнула в сторону единственного шкафа в моей комнате. - Ты всё ещё здесь?! А ну быстро умываться! - прикрикнула мама, складывая мои вещи в шкаф и доставая форму.
  Я не торопясь, встала и побрела в ванную.
  - Быстрее! - мама придала мне ускорение тем, что оказалось у неё в руках, а это были мои джинсы.
  - Мам! - возмущенно вскрикнула я, потирая ушибленное место. - Больно же! - но всё-таки ускорилась.
  ***
  Окно открыто. Тёплый ветерок раннего бабьего лета игриво треплет занавески. С улицы доносится запах краски. Мама красит новый забор. Я стою возле окна в своей комнате и смотрю на соседский дом, откуда доносятся детские голоса и смех. Наши соседи очень жизнелюбивое семейство. Голубой небо удивительно прозрачно и тонко, только у горизонта легкая дымка.
  Я задумчиво села на краешек своей кровати. На душе было странное чувство. Последние дни навалились на меня с ворохом новых событий так, что я чувствую себя неопытным пловцом по превратности судьбы угодившего в стремнину. Запах краски усилился до невозможности, я закрыла окно.
  Хочу шоколад и чтобы всё вернулось обратно: не было событий этих последних дней, которые унесли меня безвозвратно из моего тихого уютного мирка, в котором я мирно поживала все эти годы.
  Я тяжело вздохнула. "Взбодрись, Регина! Не всё так плохо, - я похлопала себя по щекам, чтобы очнуться от этого неприятного чувства тоски ни о чём. - Тебе же даже нравится эта непредсказуемость и экстрим новой жизни. Нечего врать себе и прикидываться дохлой овечкой, вечной жертвой обстоятельств! "
  - На этом и порешим,- добавила я вслух, немного придя в себя.
   Я включила музыку и стала подпевать популярной песне, раскладывая по столу учебники и тетради. В новой школе требования к знаниям учеников оказались жёстче, чем в прежней. Ничего, я всегда любила учиться, тем более парня в ближайшее время у меня не предвидится. К сожалению (или к счастью?) у соседа красавчика оказалась сногсшибательная девушка. К своему стыду придётся признать, что глубоко в душе, я на него рассчитывала.
  - Ты что, Регина, рассчитывала завести себе парня-оборотня? - вопросила я саму себя голосом своей подруги Василисы, которая часто олицетворяет мою совесть.
  Эх, как по ним соскучилась!
  ***
  - Меня бесит, что мой парень вынужден проводить время с этой обезьяной! - зло высказалась красивая рыжеволосая девушка своей подруге брюнетке. Та сочувственно покивала: кого обрадует, что одна из этих лысых обезьян даже просто будет жить рядом, не то чтобы общаться с твоим парнем.
  Девушки шли по ухоженному тротуару, украшенному пока ещё редкими опавшими листьями. Они направлялись к дому Астаха. Почему его отец такой уважаемый волк выбрал место для своего жилья на самой границе с территорией этих жутких презренных людишек?
  - Потом от него пахнет этой шавкой, продолжала жаловаться рыжая. Но здесь брюнетка подавила смешок, было забавно наблюдать, как бесится эта первая красавица среди волчиц, которая всеми правдами и неправдами весь прошлый год пыталась заполучить Астаха. И заполучила. Но, увы и ах, недолго ей пришлось наслаждаться обретённым счастьем или пойманной добычей? Нет, Эмма не претендовала на яркого парня, и они не были с Виолеттой соперницами, упаси Бог: Астах приходился ей двоюродным братом, их отцы были родные братья.
  -А она ещё и учиться с нами будет! - всё больше распалялась Рыжая. -Гнать их надо, гнать! Как они всегда поступали с нашим народом! Почему твой дядя ведёт какие-то странные игры с ними? - с последним вопросом она обратилась к Эмме.
  - Забыл с тобой посоветоваться, - с холодной усмешкой ответила брюнетка, остудив красавицу, негоже обсуждать действия вожака: он всегда прав.
  - Я не это хотела сказать! - сразу запротестовала подруга. - О! мы уже пришли, - и она резво нырнула в калитку, не желая акцентировать внимание на свой оплошности в словах.
  Вожак принципиально не запирал входные ворота, тем самым подчёркивая, что он открыт для всех. Сама Эмма считала своего дядю великим волком, уже вписавшим своё имя в историю золотыми буквами. Она искренне не понимала людей и волков, которые выискивали недостатки в его способе правления и ведения политики. "Легко судить да трудно делать ", - всегда приговаривал Эммин отец, когда она жаловалась на подобную несправедливость.
  Почему взрослые, должные быть олицетворением мудрости совершают порой совершенно очевидные ошибки? Эмма этого тоже не понимала, но себе мысленно обещала, что не будет совершать подобные проколы, и будет действовать исключительно во блага семьи, в которую входит и Астах, стаи и всех волков. Она это точно знала и если ситуация будет требовать нестандартных решений для блага её стаи, она их примет, а не станет с сумасшедшим упорством цепляться за отжившие порядки и традиции, которые может в древности и помогали выжить, но в настоящее время лишь мешают процветанию. Например, она не разделяла мнение многих волков из оппозиции вожака, что люди - это однозначное зло и сближение с ними - это попрание заветов предков, которые обязательно покарают нечестивых отступников, то есть вожака и его последователей. При том сами радетели старинных традиций не спешили убираться из своих домов, полных современных удобств и комфорта в дикие леса жить, строя себе логово в буреломнике и бегая большую часть жизни на четырёх ногах...
  Эти жалкие крикуны притом способны попортить не мало крови своим сопротивлением, явным и скрытым. Эмма чуть не сплюнула с досады. Она бы ни за что не стала дружить с такой девочкой как Виолетта, но дядя попросил ненавязчиво присматривать за ней... и она очень гордилась полученным заданием. Может брат встречается с Ви по той же причине, что и она дружит? Иначе она просто не понимает его выбор, он может выбрать с любую девушку из стаи, и каждая будет рада такому раскладу событий, а он предпочел дочку оппозиционера...
  - Фу, фыркнула Гера, увидев девушек, - мам здесь Виолетта,- имя рыжей она выделила с особой интонацией, явно не льстящей девушке ее брата.
  И уже другим тоном добавила:
  - Привет, Эмма, - обняла её за талию и уткнулась головой в живот.
   Чёрная волчица тоже питала тёплые чувства к своей маленькой кузине.
  - Гера, почему ты всегда меня игнорируешь, - поджав недовольно губки, сказала Ви. А малышка показала ей язык и снова отвернулась.
  Вышла хозяйка дома, прекрасная Матильда, воплощённый идеал женской волчьей красоты: высокая, сильная, фигурка как у богини со всеми нужными округлостями в положенных местах, к тому же умеет стильно одеваться и сексуально выглядеть.
  - Привет, девочки! - весело поздоровалась она, небрежно стряхнув с глаз длинную прямую чёлку.
  - Здравствуйте, - пролепетали гостьи. Умеет Матильда одним своим присутствием поставить на место даже таких взбаламошных волчиц, как Виолетта. Одним словом, вожачка. По сравнению с ней, внезапно подумалось Эмме, -мы жалкие щенки со своей потугой выглядеть женственно и привлекательно.
  Вожачка понимающе улыбалась, прекрасно осознавая, какое впечатление производит на молоденьких волчиц, притом она никогда не вела себя вызывающе или нарочно унижала своих волчиц, но все пред ней трепетали. Если Матвей был первый среди волков, то она по достоинству считалась первой среди волчиц. Достойная королева своего короля. Эмма мечтала, выглядеть так же когда станет взрослой, а сейчас она приложит все усилия, чтобы наблюдать и учиться. Её мать всегда ей говорила: "Если что-то хочешь иметь в себе, найди человека, который уже обладает этим качеством и учись у него ". Так Эмма и делала.
  - А Астах дома? -пролепетала рыжая волчица, она всегда при взрослых играла милую приятную девочку.
  - А его нет! - злорадно выкрикнула Гера. - Он ушёл на свидание с Региной! Вот.
  - Что ?! - взвыла Рыжая, забыв о своей привычной роли.
  - Она шутит, - со смешинкой в глазах сказала Матильда. - Но его и вправду нет дома: он ушёл по делам отца.
  - Вот как? - недоверие крупными буквами было написано на лице Рыжей.
   - И я бы попросила получше относиться к приезжей девочке, - тоном нетерпящим возражений добавила прекрасная вожачка.
   - Ну, конечно, Матильда, мы сделаем всё возможное, чтобы её хорошо жилось рядом с нами, - из уст Виолетты такое обещание звучало почти двусмысленно. - Да ведь, Эмма?- чёрная молча кивнула.
  - Вот и хорошо. Будете пить чай?
  ***
   Матильда обещала дать рецепт своего фирменного пирога, поэтому, сделав уроки, я поспешила к ней. Всё равно в округе больше никого не знаю. Человеческая часть города, непосредственно примыкающая к кварталу оборотней, до сих пор смотрела на мир заколоченными окнами. Ничего не подозревая, насвистывая лёгкий мотивчик (знаю, что свистеть больше парням подходит, но ничего с собой не могу поделать, когда хорошее настроение я посвистываю), я отворила соседскую калитку, запнула её ногой, ибо руки были заняты - я несла огромный поднос с маминым очередным шедевром.
  - Какая вульгарность, - услышала я голос своей любимой одноклассницы, и от неожиданности чуть не уронила поднос.
  "Что она тут делает? - пронеслось в голове, а я сама замерла посреди дорожки не в силах двинуться с места. - Может слуховая галлюцинация, -попробовала я себя утешить, - на почве нервного переутомления? "
  Но всё тот же голос продолжил:
  - А теперь застыла как суслик, - послышались смешки её черноволосой подружки. И дальше снисходительное: - Что возьмёшь с обезьяны.
  - Регина пришла! - откуда-то с боковой дорожки на меня налетело два маленьких урагана, чуть не сбив с ног.
  - Тише вы! Я сейчас упаду! - прикрикнула я на расшалившихся малышей, балансируя подносом, чтобы пирог не свалился.
  - Наконец-то ты пришла! А то мне уже надоела эта рыжая!- как же я разделяю мнение этой малышки!
   - Не тебе одной, - пробубнила я. Мы знакомы с ней всего ничего, а чёткое желание врезать в нос возникает при каждой встрече.
   - Ты пришла, - с улыбкой встретила меня хозяйка дома.
  Рыжая осмотрела меня с ног до головы, и скривила губы в брезгливой улыбке. Её подружка не отставала. Мне очень сильно захотелось огреть их обеих подносом. Видимо Матильда что-то такое увидела в моих глазах, поэтому забрала у меня из рук судорожно зажатый поднос (аж костяшки пальцев побелели) и отставила его на стол. Я через силу улыбнулась, мол, со мной всё в порядке. А две подружки - не-разлей-вода начали перешёптываться и хихикать.
  - Будешь чай? - немного виновато спросила Прекрасная Матильда.
  Я отрицательно помотала головой.
  - Мне пора. Мы ещё не все дела, связанные с переездом, закончили.
  - Можете не спешить: всё равно скоро обратно, - остроумно пошутила Виолетта, Матильда недовольно на неё посмотрела. - Я имею в виду, что в том доме никто надолго не задерживается, - исправилась Рыжая.
  В тот момент я не обратила никакого внимания на е слова, меня изнутри прожигала ярость. Мама всегда во мне поощряла сдержанность, и я была хорошей девочкой, всегда старающейся оправдывать ожидания родителей. Я старалась быть доброй для всех. Надоело! Не хочу больше! Сколько можно?! Именно эта мысль стала последней каплей в котле кипения моего гнева.
  Я нащупала в кармане шорт нераспечатанную упаковку молотого перца (ходила а в магазин, забыла выложить), сделала два шага, критически близко подойдя к двум мерзавкам. Они, ничего не подозревая, удивлённо на меня уставились. Я быстрым движением достала пакетик с перцем и разорвала его перед их лицами.
  - Дышите, сучки, дышите, - сквозь плотно сжатые зубы приговаривала я.
  Одна из них инстинктивно вдохнула, её глаза расширились, она судорожно закашлялась, хватая ртом ещё больше перченого воздуха. Другой досталось меньше - она сидела дальше и почти сразу уползла в кусты, ловя ртом чистый воздух. Не взглянув на Матильду, я быстрым шагом ушла со двора.
  ***
  "Что я наделала?! - я нервно кусала губы и задавала себе этот вопрос уже тысячный раз. - А главное зачем? " у меня не было ответов на эти вопросы.
  Волны стыда и чувства вины затопляли меня попеременно, не давая дышать. Выбежав от Игристых, я сразу направилась к домой, где ни с кем не заговаривая, прямиком взлетела к себе на мансарду.
  - Дочка, открой, - обеспокоенный мамин голос из-за двери заставил меня вздрогнуть. - Что случилось? - она всё-таки что-то заметила в моём поведении, или это те двое уже успели нажаловаться на меня?
  - Милая, открой, - мама добавила в голос просящие нотки.
  Я сдалась.
   -Что случилось? - мама тут же вошла в комнату и начала с тревогой осматривать меня. - Тебя кто-то обидел? Ты сама не своя.
  Я нервно рассмеялась
  -Кто-то обидел? Ха! Да как бы не так. Твоя дочь сама кого хочет обидит!
  Мама взяла меня за руки и усадила на край кровати, присев рядом. Она молчала, давая мне возможность рассказать всё с начала, внимательно и с волнением смотря мне в глаза. Я вырвала с вои руки из маминых, встала и начала расхаживать взад и вперёд по своей маленькой комнате. Я сама себе казалась зверем, запертым в клетке. Мама терпеливо ждала, когда я достаточно успокоюсь. Наконец, я не выдержала.
  - Я сыпанула этим дурам перца в глаза! - выпалила я и уставилась на родительницу с вызовом в ожидании реакции.
  - Кому?- спокойно уточнила матушка.
  - Этим вшивым шавкам, одноклассницам.
  - Они сильно пострадали? - деловито поинтересовалась мама.
  Я заторможенно на неё уставилась: не такой реакции я от неё ожидала.
  - Не знаю... - пробормотала я
  - В любом случае, не переживай, -успокоила меня матушка. - Они живут в жестоком мире, полных кровавых схваток за лидерство и парней естественно. Для них это нормально. То, что ты сделала, - пояснила она, поймав мой недоверчивый взгляд.
  - Что я сделала? - переспросила я
  - Вывела соперницу из игры доступными средствами.
  - Она мне не соперница! - зло выкрикнула я.
  - Конечно соперница, - не согласилась мама, - ты новенькая в её классе, вам нравиться один парень, - рассудительно начала перечислять она, загибая пальцы на одной руке.
  - Мне не нравится Астах! С чего ты вообще взяла?!
  - А я и не говорила про Астаха, я просто предположила, что вам нравится один парень, - я прикусила язык. - Так тебе нравится наш сосед?
  - Нет, мама! - я всплеснула руками. - Мы из разных миров,- я наконец более-менее успокоилась и уселась на кровать. - Он из этой странной общины... да он вообще не человек! - наконец я нашла самый весомый довод.
  - Значит, ты уже много думала о нём, - подвела итог мама, задумчиво кивая своим мыслям.
  - Я не пойму, мама, ты довольна или нет? - спросила я, внимательно смотря на мать.
  - На счёт перца? - хитро переспросила матушка.
  - Не прикидывайся, что не поняла.
  - На счёт перца, конечно, я недовольна: ты поступила неправильно. Но,- она сделала паузу чтобы подчеркнуть свои слова,- ты молодец, что показала этой сучке её место, - у меня челюсть отпала: и этот говорит всегда рассудительная и правильная моя мать? - Правда, теперь тебе нельзя ходить в одиночку, - добавила он ложку дёгтя.
  - Мама!
  -Что мама? Ты спросила, я ответила.
  - Но ты так и не ответила на мой первый вопрос!
  Раздался звонок в дверь, мама шустро упорхнула открывать, оставив мой вопрос висеть в воздухе. Я спустилась тоже.
  Ещё спускаясь по лестнице, я услышала из гостиной голоса, один принадлежал моей классной руководительнице, а другие показались незнакомыми.
  - Регина! Ты спустилась? - крикнула мама.- Зайди в гостиную.
  Я вошла. В гостиной были помимо мамы Матильда, директриса, классная и незнакомый мужчина в полицейской форме, голос которого я и не узнала.
  "Ого,- подумала я,- быстро они, однако, работают ".
  Глава 6 Неожиданный поворот
   - Я от вас такого не ожидала, заявила я с порога, заходя в комнату. Присутствующие удивлённо на меня обернулись.
  - Дорогая...- мама попыталась меня остановить, но безуспешно: я пошла в разнос.
  - В вашем волчьем мире значит можно обижать беззащитных человеческих девушек? Что здесь такого, говорите вы. Таковы законы стаи выживает сильнейший, - чего я несу? - А когда озабоченные сучки получают по зубам, это нехорошо, несправедливо и жестоко. Так что ли? Так?! Отвечайте! - велела я собравшимся, педагоги непонимающе переглянулись, а полицейский оживился.
  - О каком преступлении идёт речь? Вы стали свидетелем нарушения закона? Не бойтесь, расскажите всё без утайки: правоохранительные органы смогут вас защитить, - из уст крупногабаритного дядьки подобное обещание звучало внушительно.
  Матильда смущенно улыбнулась, кажется, она поняла о чём я говорила и в какую теперь неудобную ситуацию попала, потому что, судя по реакции собравшихся, они сюда пришли совсем по другому делу. Осознав всё это, я стала стремительно краснеть.
  -Девушка, не молчите, - поторопил меня полисмен. А учителя взволновано уставились на меня в ожидании ответа.
  - Я ... - я беспомощно посмотрела на маму.
  - Господин капитан, вы уж извините, но, Региночка не так поняла ситуацию и сейчас рассказывает про совершенно другую историю - про ссору со своими подругами. Так ведь дочка?
  - Какими подругами?! - возмутилась было я, но была остановлена суровым взглядом матери. - Ах, да с подругами, - исправилась, всё ещё ощущая на себе мамин предостерегающий от глупостей взгляд. - Я поссорилась с подругами, - слово "подруги " по отношению к парочке этих волчиц мне далось с трудом. - Поэтому я так удивилась, когда увидела дома учителей и вас, зачем из-за таких пустяков как девчачья ссора беспокоиться школе и полиции? - я выдавила из себя беззаботную улыбку, надеюсь, что она выглядела беззаботно, а не как оскал.
  - Это правда? - сурово вопросил полицейский, сразу обращаясь к нам обеим - ко мне и маме. Мы усиленно закивали. Мама как-то незаметно оказалась рядом со мной и взяла меня под руку.
  - А зачем вы всё-таки пришли? - спросила я. Мама шикнула на меня, но я проигнорировала.
  - Девочка должна знать, - встал на защиту моих интересов человек в форме. Дождавшись маминого кивка, он продолжил:
   -Дело в том, что в городе происходят убийства, очень жестокие убийства, девушек твоего возраста.
  - Что мы стоим? - спохватилась матушка. - Давайте присядем,- очень кстати она об этом вспомнила, потому что от услышанных новостей мне поплохело. Или причиной был просроченный сырок, который мне дали на сдачу в магазине?
  Теме не менее все расселись, кто на диван кто на кресла. Нам с мамой досталось одно кресло, я присела на подлокотник.
  - В связи с этим, - продолжил прерванный полисмен, - мы делаем обходы школ, с целью предупреждения учеников о необходимости соблюдения повышенных мер безопасности,- он замолчал.
  - И?.. - подтолкнула я его к продолжению мысли, потому что он явно не закончил.
  - А вы у нас особый случай - вы единственная человеческая девушка, обучающаяся в школе оборотней, поэтому к вам повышенное внимание.
  - А, это если вдруг меня съедят, вы сразу найдёте наглеца, покусившегося на моё тельце? - сыронизировала я.
  - Не смешно, - полицейский не оценил моей шутки, и добавил, совершенно меня добив: - Потому что трупы обгладывают.
  Мне поплохело уже по-настоящему.
  - Регина здесь находится в безопасности, - быстро вмешалась Матильда. - Она под защитой главы общины и его семьи.
  - Всё равно, - веско продолжил полисмен, и я поняла, что он человек, а не волк, иначе не демонстрировал так явно своё недоверие к авторитету вожака (я только недавно узнала, что наш сосед - вожак, так они называют своего главного. Интересно, почему он поселился на окраине?), - Регина должна соблюдать повышенную осторожность, потому что все... - тут он был резко перебит моей матерью.
  -Не хотите чаю? Какой вы предпочитаете: чёрный, зелёный, с бергамотом? Или любите кофе? Я сегодня испекла чудесные булочки, не хотите отведать? - строчила она как из пулемёта, не давая человеку в форме и слово вставить.
  Ей на помощь пришла Матильда.
  - Думаю, девочка не нуждается в дополнительных подробностях. Она уже поняла, что надо быть осторожней. Считайте, что ваш долг выполнен, поэтому можно и чаю выпить. Выпечка госпожи Снегирёвой действительно бесподобна на вкус.
  Под напором с двух сторон полисмен сдался и больше не возвращался к теме убийств. А я наоборот заинтересовалась, что же он хотел такое сказать, но мама его заткнула?
  
  - Мам, что он хотел сказать? - спросила я маму первым делом, когда все ушли.
  - Хотел поделиться подробным описанием того, что произошло с жертвами, чтобы ты сильнее впечатлилась и была более осторожной, - с улыбкой ответила мать, но я не поверила её объяснению.
  Матильда, проводив полицейского и учительниц, вернулась. Я обмерла в страхе, думая, что сейчас она всё выскажет на счёт моей выходки с перцем. Но она начала с мамой какой-то бытовой разговор, о помидорах, собирается ли мама ставить теплицу, участок же большой.
  Я не выдержала напряжения первая, поёрзав на диване и собравшись с силами, я спросила:
  - Матильда, почему ты ничего не говоришь на счёт девочек, - я неловко замялась,- которых я обсыпала перцем?
  - Проблема решена, о чём ещё речь? Компенсация их семьям выплачена.
  - Какая компенсация и кем выплачена? - дрогнувшим голосом переспросила я.
  - Ты находишься под ответственностью нашей семьи, - напомнила прекрасная Матильда, сейчас больше напоминавшая суровую королеву, - следовательно, за твои действия на территории общины отвечаем мы.
  "А, значит, если бы я их обсыпала у себя во дворе, никому бы не пришлось отвечать? " - промелькнула мыслишка.
  Так, стоп, Регина, не о том думаешь. С чего это вдруг кому-то кроме меня и моих родителей отвечать за меня? Этот вопрос я и задала Матильде.
  Та ответила просто:
  - Согласно законам нашей стаи.
  Новая информация нисколько не прояснила ситуацию, а наоборот ещё больше запутала меня. Я беспомощно посмотрела на маму, та легкомысленно отмахнулась:
  - Не забивай себе голову тонкостями правовой системы общины.
  - Мам, но они же выплатили какую-то компенсацию!
  Обе женщины заговорщицки переглянулись и рассмеялись.
  - Опять у тебя от меня секреты, - я обиделась, собралась было встать и уйти, громко хлопнув дверью, но мама удержала меня за руку.
  - Не обижайся милая, мы просто с Матильдой поспорили за какое слово ты зацепишься.
  - Это не ответ на мой вопрос, - строго заметила я.
  Тут слово взяла Матильда.
  - Девочки спровоцировали тебя, за то и поплатились. Они были предупреждены вести себя прилично, но проигнорировали при... просьбу, - она за-пнулась на последнем слове. - Сегодня вечером они придут извиняться.
  - Что?!- я опешила от такого поворота событий.- А при чём тогда компенсация?
  - Это на будущее, - серьёзно добавила прекрасная Матильда. - Мы, то есть мой муж как вожак и члены его семьи несём за тебя ответственность, впрочем как и за твоих родителей. Таковы правила, - предупредила она мои дальнейшие расспросы.
  - На этом закончим, - заявила мама, вставая с дивана. - Кстати, дочка, ты уроки сделала?
  - Давно уже, мам.
  - Ох, какая ты у меня молодец! Дай я тебя поцелую, - она потянулась ко мне. Я вырвалась и убежала в свою комнату. Мне нужно было о многом подумать.
  Глава 7 Папы и дочки
  - Не пойду я извиняться перед этой обезьяной! - истерично кричала рыжая девушка. Глаза у неё были всё ещё красные и слезились, а нос распух. - Это она на меня напала! Она!!! А не я! Я сама её убью! - девчонка бросилась вон из комнаты.
  - Стоять! - рявкнул суровый мужчина с проседью на висках. - Ты сделаешь так, как я сказал! - он схватил за тонкое предплечье свою дочь и с силой дёрнул на себя.- Ты поняла? Отвечай! - для надёжности он ещё раз её встряхнул.
  Девчонка жалобно захныкала и заскулила, разом растеряв весь свой боевой пыл.
  - Но папа, - сквозь всхлипы попробовала возразить она, - ты же знаешь, что они не правы?
  - Знаю,- уже спокойнее сказал отец и расслабил хватку на руке дочери. - Я сам разберусь с этим, ты не вмешивайся. Поняла?
  Девчонка неуверенно кивнула.
  - Вот и славно,- он неуклюже потрепал свою младшенькую и самую взбаламошную дочь по щеке, дочь, которая уже какой раз доставляла ему хлопоты.
  Ободрённая нежданной лаской, девушка схватила отцовскую ладонь и прижалась к ней лицом. Рыдания усилились, но уже не злые, требующие мести, а больше похожие на детские, требующие отцовской заботы и внимания.
  -Будет тебе, успокойся, - почти ласково проговорил суровый отец, пытаясь своими грубыми большими пальцами стереть слёзы дочери. - Не плачь, не плачь. Хочешь, я тебе твой любимый шоколад сварю?- уж совсем засюсюкал он.
  Девчонка радостно закивала головой, постепенно успокаивалась. Шоколад она терпеть не могла, но это единственное что получалось у отца съедобным.
  ***
  - Регина, что ты наделала?! Я не узнаю тебя! - если мама к истории с перцем отнеслась с юмором, то папа пришёл в ярость. Может, у него просто настроение сегодня плохое или проблемы на работе?
  - Дорогой, успокойся, сделанного не воротишь, - это мама пытается успокоить отца.
  Я сижу насупленная на краешке дивана в нашей маленькой, но уютной гостиной, выполненной в белых и золотистых тонах. Но сегодня эти светлые и радостные цвета не оказывают ни на кого из жильцов своего чудотворного действия: все напряжены, взволнованы, а папа вообще зол. Я сижу, уставившись на свои руки, сложенные на коленях, лишь бы не видеть искажённого яростью лица отца. Папа неистовствует, бегает взад-вперёд по комнате то и дело натыкаясь на мебель журнальный столик, камин, стул. Портфель небрежно брошен у стены, пиджак снят, висит на спинке кресла, галстук ослаблен. Да, я таким расхристанным отца никогда не видела.
  - Регина, чем ты думала, набрасываясь на этих девочек? - он остановился напротив меня, хорошо, что нас разделял столик. - Ты хочешь нажить врагов? Мы же в раю живём, нам скучно стало, так? - он распалялся всё сильнее и сильнее.
  Сегодня явно не его день, наверное, проблемы на работе, потому что он обычно не повышает голос, тем более на меня. Подшучивает, да, но не орёт как сегодня, никогда не срывается.
  - Регина, я с тобой разговариваю!
  - Папа, если бы я ни сделала ничего в ответ на их подколки, это бы продолжилось дальше и стало бы только хуже, - рассудительно начала я, взывая к его разуму.
  - Ты не могла выбрать более безопасный способ?
  - В тот момент это было единственное решение, которое я увидела. И вообще, папа, это я ребёнок, это я сегодня испугалась, а ты, наоборот, на меня орёшь!
  - Дима, в самом деле, не надо срываться на дочери!
  - Я не виновата в твоих проблемах!! - воскликнула я.
  Папа всплеснул руками, зло взъерошил себе волосы.
  - Сейчас ты моя проблема.
  Я подняла на него глаза, полные удивления и неверия. Что это? Только что мой любимый папа сказал, что я его проблема. Я забыла, как дышать, мучительная боль от его резких слов словно сдавила мои лёгкие. На непослушных ногах я встала и куда-то побрела.
  - Дима! Следи за языком! Ты что несёшь?! Регина! Регина, ты куда?
  А я уже вышла на улицу, села на велосипед, который стоял небрежно прислоненным к ограде. И поехала. Прямо.
  "Ах, раз я его проблема, я избавлю его от неё. Не хочу никому быть обузой".
  Слёзы застилали глаза, скрывая от меня мир за мутной пеленой, лишённой цвета. Я ехала. Я просто крутила педали. Мне мало кто встретился по дороге: время к вечеру, а квартал у нас полупустой... хорошо, никто под колёса не лезет. Не люблю нарочно причинять ущерб.
  ***
  - Ну, что доволен?! Выпустил пар?- взбудораженная женщина ворвалась обратно в дом. - Ищи её теперь. Чего стоишь?
  - Никуда не денется, успокоится и придёт.
  - Придёт-придёт,- женщина зло прошипела в лицо немного растерянного мужчины. Кажется, до него стало только что доходить вся глубин ситуации.- Знай, если с ней что-нибудь случится, я тебе никогда не прощу! - она схватила сумочку и выскочила на улицу.
  - Ты куда?- крикнул ей в спину уставший отец.
  - Искать, - входная дверь стукнула, отрезая от него любимую женщину и дочь.
  Он устало растёр ладонями лицо, достал из кармана пиджака телефон и набрал номер.
  - Извини, что снова беспокою, но у неё начались резкие перепады настроения и обострение реакций. Да, всё как ты говорил,- он помолчал, слушая своего собеседника. - Да, я понял, так и хотел сделать. Нет, Ирина ушла за ней. Хорошо, прямо сейчас свяжусь. До встречи, - и он отключился.
  Постоял немного молча в таком тихом, непривычно пустом доме, где его обычно встречали с улыбками две самые дорогие для него женщины, взял пиджак со спинки кресла, проверил на месте ли ключи и вышел из дома.
  Глава 8 Поисковая партия
  - Ты ищешь или нет?
  - Заткнись, не видишь, тут всё перетоптано. Грёбаные людишки, от них одни проблемы.
  - Ты не рассуждай, а ищи.
  - Не умничай, Астах, или сам иди по следу,- вмешался третий голос. - Понапридумывали правил, блин, теперь фиг перекинешься на человеческой территории, - пробурчал всё тот же голос.
  - Глеб, ну что там, нашёл что-нибудь? - Астах проигнорировал бурчание друга и снова пристал к Глебу, тот нервничал и вообще не хотел искать ни какую девчонку, тем более эту, которая обсыпала перцем его сестру. Но приказ есть приказ.
  Глеб славился самым лучшим нюхом в человеческой ипостаси. Если в своей истинной форме Астах мог посоперничать с ним, то в человеческом нет. Поэтому он полностью доверился чутью своего друга. Они были на человеческой территории, где согласно договору, они не могли принять свою волчью форму.
  Глупая девчонка, психанув, умотала куда-то в глубину человеческого квартала, постепенно её след вышел в более обжитую его часть, затоптанную множеством ног. Поисковая группа разделилась на мелкие партии по три оборотня. Астах шёл со своими друзьями: Глебом и вечно бурчащим Радимом.
  - Радим, заткни его! Он меня отвлекает, - взмолился парень, идущий по следу.
  Здоровяк-Радим провёл захват, чтобы буквально заткнуть рот своему нетерпеливому другу, но тот оказался проворнее и, с лёгкостью вывернувшись из почти идеально проведенного приёма, со смешком сказал:
  - Радим, он не это имел в виду, успокойся. И вообще, чего это ты его приказы выполняешь? - он подпрыгнул и обхватил здоровяка за шею, попытался пригнуть к земле, но не тут-тот было.
  Здоровяк обхватил его за талию и хотел повалить. Но Астах был тоже не прост. В итоге на земле оказались оба. Со смехом сын вожака ловко вскочил на ноги и подал руку приятелю, тот её презрительно отбил и сам резво соскочил.
  - Шустрый уж очень, - полуодобрительно пробурчал он. - Игристый одним словом.
  - Тихо вы, придурки, - шикнул на них длинноволосый Глеб. - Астах, я во-обще не понимаю твоей весёлости, твоя же подружка пропала,- сказал как бы между прочим и посмотрел, ожидая реакции.
  - Эх, если бы была моей ... - с ноткой досады вздохнул сын вожака и добавил,- она идёт в человеческие земли, что там с ней может случиться?
  - Ты недооцениваешь людей, - не согласился с ним Радим. - Они не мы, для них не существует понятие свой, запросто могут прирезать просто так из удовольствия.
  Недоверие парня к людям можно понять, во время беспорядков, когда люди бросились убивать ни в чём ни повинных женщин и детей волков, он потерял старшую сестру и брата.
  Парни вышли в городской сквер. Впереди шёл Глеб, принюхиваясь, чуть позади него остальные. Люди инстинктивно узнавали под человеческой личиной зверей и шарахались в стороны, некоторые посылали проклятия им вслед. Не то чтобы парни в своей человеческой форме сильно отличались от обычных людей: те же две руки, две ноги и хвоста нет. Глаза обычные, человеческие, подумаешь, слегка светятся в подступающих сумерках, но это естественная реакция на недостаток освещения и не контролируется волками, как например реакция хрусталика на свет у людей.
  В ответ на пугливое отступление людей, Астаха тянуло хулиганить, порычать, например, или броситься вдогонку, выпустив когти и клыки. Он еле сдерживал себя, поэтому вёл себя подчёркнуто легкомысленно, балагуря и подначивая друзей. Иначе, если бы он подчинился инстинктам догонять убегающую добычу, парни бы, не задумываясь, бросились бы за ним. И тогда они натворили бы дел.
  ***
  Вон Радим и так уже весь на нервах, смотрит на всех исподлобья, бурчит что-то нелицеприятное в адрес людей, кулаки непроизвольно сжимает. Ну не любит он людей, не любит. Вот я и отвлекаю его на себя. Мне в этом случае повезло, я не сталкивался с людской жестокостью напрямую, в отличие от моих друзей. В тот знаменательный день, точнее ночь, мама оказалась в больнице, рожая Геру. Ну, я вместе с ней остался охранять её сон. Мне тогда было тринадцать лет. Многие до сих пор ставят в вину моему отцу, что он успел спрятать свою семью в ночь погромов.
  Одна зазевавшаяся парочка, при нашем приближении бросилась в кусты. Вот придурки! Девчонка в сумерках на что-то напоролась и заорала дурным голосом.
  Кто-то из рядом находящихся людей поддержал её крик:
  - Оборотни! Здесь оборотни! Нападают! А-а-а-а! Спасайся, кто может! - и перепуганная толпа людей с криками ужаса бросилась в направлении выхода из парка.
  Радим с глухим рычанием бросился за ними вдогонку, но я его остановил, схватив за руку. Поймал его взгляд и оотрицательно качнул головой. Он тихо заскулил. Глеб весь напрягся, если бы он был в своей истинной ипостаси, его шерсть стояла бы дыбом, а так только короткие волоски на шее поднялись и всё.
   В этот момент из-за ели, стоящей чуть в стороне от дорожки показалось заплаканное лицо нашей пропажи. Она удивлённо на нас вытаращилась.
  
  - А что вы тут делаете?- гнусавым голосом из-за заложенного носа (а ты пореви столько) спросила она.
  - О, нашлась! - воскликнул преувеличенно радостно я. - Есть толк даже от людских воплей.
  Радим что-то пробурчал, с тревогой просматривая окружающую нас территорию. Все люди уже убежали. Их топот и вопли слышались где-то на выходе из парка. Вокруг нас стояла относительная тишина, нарушаемая лишь звоном комаров да приглушённым шумом города.
  - Ну иди сюда - ласково я сказал девчонке, сюсюкая как с меленьким ребенком, от которого не знаешь, что он выкинет в следующую секунду.
  - Я не красная шапочка, серый волк, - пробубнила она.
  - А я не серый, - не стал я отпираться от волка и направился к ней, чтобы лично достать её из-за дерева.
  - Не подходи! - взвизгнула она, я резко остановился, не хватало ещё её истерики, как её в таком состоянии домой вести, орать будет всю дорогу, привлекать ненужное внимание, придётся глушить, а это значит потом оправдываться перед её родителями за то, что она в бессознательном со-стоянии.
  - Ты что тоже поддалась всеобщей панике? - осторожно спросил я.
  - Нет, - последовал ответ. - Просто когда я ехала, я упала, - и совсем тихо, не был бы волком, не услышал бы добавила,- и юбку порвала.
  Я закашлялся от смеха над глупейшей ситуацией, а Глеб зарычал.
  - Давай достанем её оттуда и дело с концом. Нечего с ней миндальничать. Здесь скоро будут копы, - Радим молча кивнул, соглашаясь с выводами друга, продолжая тревожно вглядываться и принюхиваться к пространству.
  - Вы идите, а я тут останусь, - пробурчала девушка из-за дерева.
  - Ага, счас, чтобы потом оборотней обвинили в нанесении повреждений человеку? Ты вся пропахла оборотнями и любая собака приведёт к нашему кварталу, - я снял с себя майку под недоумёнными взглядами парней, протянул её девчонке, обламывая фантазии друзей. - На, надень.
  - Не буду, я лучше здесь посижу.
  - Астах, - предупреждающе окликнул меня Глеб, я тоже слышал вой полицейских сирен.
  Я вздохнул.
  - Ты же не хочешь проблем моей семье? А они будут, если мы прямо сейчас не уйдём отсюда.
  - Если я проблема, вот и оставь меня!- неожиданно зло воскликнула девчонка.
  - Астах, - снова позвал второй, времени всё оставалось меньше.
  Я решительно шагнул за ёлку, схватил заверещавшую девчонку и попытался натянуть на неё свою майку.
  - Очнись! - я хорошенько встряхнул пропажу, - нам нужно уходить.
   Она перевела свои огромные как блюдца глаза с моего лица на грудь и снова покраснела. Что это с ней? Ладно, сейчас не время думать о странностях поведения этой человечки. Девчонка, стараясь не смотреть на меня пробормотала:
   - Отойди, я сама одену.
  Я сделал пару шагов в сторону. Да, девчонка выглядела не лучшим образом: колени и локти ободраны, на лбу ссадина (она, что башкой тормозила?), юбка порвана, в волосах мусор... Да-а, вылитая жертва насилия. Увидит кто нас вместе со стороны, ни за что не поверит, что я её такую уже нашёл, даже доказательств искать не будет, слишком всё очевидно - полуголый парень и растрёпанная девица. К тому же этот парень - волк. Тут мой взгляд упал на лежащий рядом велосипед: колесо погнуто, руль неестественно вывернут. Я не выдержал и заржал.
  - Чего вы копаетесь? - за ёлку сунулся Глеб, узрел картину, хмыкнул. - Да нам ни в жизнь не поверят, что это не мы её.
  - Не то,- сквозь смех сказал я, - ты туда глянь, - я ткнул пальцем в сторону покорёженного велика.
   У Глеба глаза на лоб полезли.
  - Ни хрена себе! - он попинал нечто, когда бывшее средством передвижения. - Это как она умудрилась? А с виду хилая, - он критическим взглядом окинул девчонку, увидел на ней мою майку, нахмурился.
  - Так мы идём или нет? - девчонка не выглядела довольной, её нахмуренное лицо в купе с сурово скрещёнными руками на груди выглядели презабавно. Глядя на неё, я поймал себя на мысли, что испытываю какое-то странное удовлетворение, видя её в своей майке.
  - Пора, - сказа Радим, - копы уже здесь.
  Девчонка выпучила глаза. Она что думала, я шучу, говоря, что у нас будут проблемы?
  - Какая полиция? Зачем полиция? - зачастила она.
  - За тобой, блин, - я схватил её за руку и поволок в противоположную сторону от выхода из парка. Она не очень сопротивлялась. - Тебя из лап злобных оборотней спасать.
  Парни бесшумно двинулись за мной. Я принюхался, впереди нас никого не было. Я в этом был уверен: ветер дул с той стороны.
  - Каких оборотней? - глупо переспросила девчонка.
  Я посмотрел на неё как на дуру. Она обиделась, насупилась и демонстративно замолчала. Правильно, это к лучшему, хоть не мешает слушать пространство.
   Странная всё-таки она, эта Регина, нас совсем не боится. А ведь наш вид должен внушать инстинктивный страх людям: мы сильнее, быстрее, живучее. Ага и гоняют тоже нас. Людишки - слабые, но всегда берут числом, с особой жестокостью уничтожая то, чего не понимают, а значит пугаются. Отец говорит, что это природный инстинкт выживания, если хотите, отточенный веками эволюции - уничтожать то, что вызывает страх. Заранее, так сказать наносить превентивный удар, как убивают змею, до того как она укусила, чтобы предотвратить этот укус. А может она просто ползёт по своим делам, и дела ей ни до кого нет?
  Поэтому отец считает, что мы должны стать привычными для людей, обычными, не вызывающими страха, этакими добрыми соседями, со своими странностями, но не опасными. Поэтому он проводит политику открытости и сотрудничества. Но не все волки и не все люди разделяют его мнение.
  Мы как раз подошли к высокой кованой ограде. Что за придурки обнесли парк такой стеной? Нам-то всё равно есть она или нет, перепрыгнем, даже не заметим, а вот девчонке... Я с сомнением посмотрел на неё, нет, не потянет. Глеб, тем временем, перемахнул через ограду и мягко приземлился с той стороны.
  - Всё чисто,- доложил он,- и собаками не пахнет.
   Я кивнул Радиму, тот подошёл к ограде и с лёгкостью отогнул два прута, как раз на расстояние, чтобы девчонка смогла пролезть.
  - Прошу,- сказал я, указывая на образовавшийся проход, девчонка ловко юркнула на ту сторону.
  Я перемахнул через забор. Радим обратно отогнул прутья.
  - Вот, - довольно сказал он, - мы не какие-нибудь вандалы, что бы про нас ни говорили.
  Он удовлетворённо отряхнул руки и ловко взобрался на стену, замер на её вершине, осмотрелся по сторонам и мягко спрыгнул.
  - Похоже на частное владение, - подвёл он итог своему наблюдению
  Я кивнул, соглашаясь с его выводом, подтвердившим мои собственные умозаключения.
  - Идём, - скомандовал я.
  Мы осторожно пошли вперёд. Никто из нас не бывал в этой части города (как слабая, по сравнению с оборотницами, человеческая девчонка смогла за короткий промежуток времени умотать так далеко?) и не знал, кому принадлежат эти владения и куда они выводят.
  Глеб ушёл вперёд разведывать дорогу, Радим прикрывал тыл.
  - А где мы? - шёпотом спросила девчонка, видимо перестала дуться.
  - Это тебя надо спросить. Ты единственная среди нас человек, - и я посмотрел на неё своими горящими в сумерках глазами.
  Она инстинктивно шарахнулась от меня (ну наконец-то нормальная человеческая реакция на оборотня, я уж начал бояться, что с ней что-то не в порядке) и приготовилась орать. Я быстро зажал ей рот рукой.
  - Тихо ты, - шикнул я на неё. - Как будто в первый раз увидела...
  Она освободилась от моей руки и пробурчала:
  - С такими горящими глазами - первый.
  Я улыбнулся.
  - Тихо вы! - прошипел Радим, - Дома намилуетесь, вас издалека слышно.
  - Что?! - возмутилась девчонка, чуть ли не срываясь на фальцет.
  - Будешь пищать, зацелую, - пригрозил я, и она заткнулась, зато стала спотыкаться на каждом шагу.
  Пока мы болтали, совсем стемнело, мне это не мешало, а вот ей создавало проблему, она шумела как стадо слонов. Я тяжело вздохнул: придется покатать девчонку. Обогнал её, опустился перед ней на корточки.
  - Садись.
  - Ни за что!
  - Я обещал, - пригрозил я.
  Она помялась, взвешивая все за и против, видимо целоваться со мной её пугало больше, чем прижиматься ко мне голому (моя майка-то на ней), потому что она подошла ко мне и обхватила за шею. Я поднялся вместе с девчонкой, подхватил её под коленями. Она что-то там пискнула, и мы пошли. Скорость передвижения увеличилась в разы.
  ***
  Астах был горячий, в смысле температура его тела была выше, чем у меня. Моё лицо начало гореть. Хорошо, что темно, а ночное зрение чёрно-белое. У волков ведь чёрно-белое зрение, так ведь? Всё-таки в первый раз прижимаюсь к полуголому парню. Да ещё он подхватил меня чуть ли не за задницу. Его горячие ладони жгли кожу как раскалённые угли.
  А интересно, чем пахнут оборотни? Никогда не принюхивалась, да и возможности не было. Семейство Игристых - первые оборотни, с которыми я познакомилась так близко. Оборотни же запахам придают большое значение, так ведь? Я принюхалась. Запах такой странный, совсем не человеческий и далеко не собачий, как некоторые утверждают. Я снова вдохнула этот удивительный, ни на что не похожий аромат молодого здорового мужчины -оборотня.
  - Прекрати, - почему-то прорычал Астах. Я даже вздрогнула от неожиданности.
  - Чего прекратить? - удивлённо переспросила я.
  - Пыхтеть и ёрзать. Иначе мы сделаем непредвиденную остановку, и я попрошу парней отойти подальше.
  - Зачем? - и тут до меня дошло, что он имел в виду. Горячая волна стыда и волнения накрыла меня. - Пусти меня, я слезу, - я попыталась соскользнуть с его спины.
  - Я же сказал, не ёрзай! - прикрикнул он. - Сиди смирно!
  - Вот, блин, раскомандовался, - себе под нос пробубнила я, но прекратила попытки спуститься на землю.
  - Я всё слышу, - напомнил парень о своём слухе.
  Тут мне в голову пробралась мысль, а какая на вкус кожа у оборотней, не в смысле съесть, а лизнуть. Я с ужасом отогнала эту мысль подальше. Да, Регина, пожив с оборотнями всего ничего, в тебе запросыпались первобытные инстинкты. Что же дальше будет? Страшно подумать.
  ***
  Я понял, что тащить девчонку самому - дурная идея, сразу, как только она забралась ко мне на спину и прижалась всем телом. Но мысль, что её может кто-то другой понести, почему-то вызывала жгучее недовольство.
  Она не волчица, меня не должно так к ней тянуть. Да и я не одинокий волк: у меня девушка есть, которой, между прочим, эта человечка перцем в глаза сыпанула. Я должен злиться по идее.
  Девчонка слегка поёрзала, устраиваясь поудобнее, а потом затихла. И вот тут началась настоящая пытка. Не знаю, что она там напридумывала у себя в голове, но она стала принюхиваться. Ко мне! Как делают волчицы, когда хотят от волка конкретного. Но она же не может об этом знать, правильно? Или может? Потом её дыхание участилось, чего это на неё нашло? Может, испугалась или просто издевается? Я сжал покрепче зубы и пошёл дальше. Парни как-то подозрительно часто стали на нас оглядываться и многозначительно ухмыляться. И тут меня накрыло волной желания, при том не моего желания. Проклятая девчонка! Что она творит?! Я остановился и вежливо попросил её не пыхтеть и не ёрзать. Эта дура спросила почему. Мне так хотелось объяснить ей на деле причину. Но я сдержался, и то потому, что Глеб на меня осуждающе посмотрел, всё-таки моя девушка - его сестра.
  ***
  Быстро сдав беглянку с рук на руки её родителям, я умчался к дому Виолетты.
  - Я так соскучился, - пробормотал я, целуя её шею.
  - Фу, от тебя воняет этой обезьяной, - недовольно заявила моя рыжая красавица, отталкивая меня.
  - Меня тоже бесит, поэтому я хочу смыть её запах твоим... - и поцеловал, она мне ответила.
  ***
  Глава 9 Возвращение блудной дочери
  Солнечный лучик заглянул ко мне в комнату, пробежался по подоконнику, быстрой мышкой скользнул по подушке и поцеловал меня в носик. Я отмахнулась от него, но он не отставал. Я попробовала повернуться на другой бок, но тут зазвенел будильник. Я выключила его, легла обратно и не смогла сдержать счастливой улыбки. Несмотря на боль в ободранных коленках и локтях, я сладко потянулась и резко встала, шишка на лбу тут же напомнила мне, что я поступила опрометчиво. Я пощупала лоб. Такое ощущение, что шишка за ночь подросла. Как я в школу пойду? Тут я было совсем расстроилась, но мой взгляд упал на подоконник, там в банке стоял милый букетик полевых цветов. Я живо скинула одеяло, забыв про шишку в два прыжка оказалась у окна. К букету записки не прилагалось. Может, это мама поставила, а я напридумывала себе не весть что? Хотя мама бы поставила садовых цветов. У нас перед домом остался от прежних хозяев замечательный цветник.
  Вчера мы добрались до нашего квартала (уже нашего?) без особых приключений. Парни чуяли, когда перед нами были люди и обходили эти места стороной. Никому не хотелось объясняться перед полицией за мой, мягко говоря, помятый вид, а мне тем более. Как только мы вышли с частных владений (тем же способом, что и вошли - Радим снова отогнул прутья ограды для меня), Астах спустил меня со спины и умчался вперёд, бросив с Радимом, Глеб тоже скрылся из вида. Что это с Астахом? Устал нести? Да я вроде как не навязывалась...
  Радим оказался очень неразговорчивым парнем. Кажется, мы с ним вместе учимся. У меня много одноклассников, я их ещё не всех запомнила на лица. Радим если и отвечал на вопросы, то только односложно, а чаще вообще молчал. Угрюмый какой. Но всё равно лучше Глеба, тот при виде меня начинает цедить ругательства сквозь зубы в адрес людей вообще и мой в частности. Я ему ничего такого не сделала, почему он так ненавидит меня?
  Перед самым моим домом Астах появился, велел отдать его майку. Я отдала. Он взял меня за руку и постучался в дверь. Он что забыл, что у нас есть дверной звонок?
  Послышались торопливые шаги, дверь открыла мама.
  - Регина! - она бросилась меня обнимать, причитая сквозь слёзы.
  Пока мы с мамой обнимались и плакали, Астах с папой перекинулся парой слов, обменялся на прощание рукопожатием, и парни свалили в неизвестном направлении. Наверное, пошли домой.
  - Идёте в дом, - поторопил нас отец. Мама обняла меня так, как будто боялась, что отпустив меня снова потеряет.
  И я поняла, как, должно быть, родители переволновались за меня. Вон и папа тоже, хоть и молчит, но по нему видно, что ожидание моего возвращения не прошли для него бесследно: под глазами залегли тени, морщины и углубились и стали выделяться резче. Папа выглядел так, как будто разом постарел на несколько лет. Мне стало жаль его. Меня затопила волна жгучего стыда за свой глупый поступок, смешанная с чувством вины.
  - Дорогая, где ты была, мы так волновались? - начала мама, когда мы вошли в гостиную.
  Здесь света было больше, и она, наконец, разглядела то, как я выгляжу. Чем ниже опускался её взгляд, тем шире раскрывались глаза, наполняясь страхом. Она всплеснула руками и зажала себе рот, чтобы сдержать вопль.
  - Дочка, что с тобой произошло? - её взгляд остановился на порванной юбке, край которой я придерживала рукой.
  - Ничего такого, о чём ты думаешь, - быстро проговорила я, чтобы развеять её опасения.
  - Не ври мне! - прикрикнула мама. - Тебя кто-то обидел? - она с силой схватила меня за руки.
  - Мам, нет! Я просто упала с велосипеда, поэтому выгляжу так ... потрёпано.
  Подошедший папа подтвердил мои слова.
  - Астах сказал, что на ней нет запаха насилия, успокойся, дорогая, - он положил руку на плечо матери.
  Между нами возникла неловкая пауза, наполненная напряжением. Я боялась поднять глаза на отца, боясь снова увидеть осуждение или злость. Пауза всё длилась и длилась, меня уже начало потряхивать от перенапряжения. Мама уже хотела что-нибудь сказать, чтобы разрушить эту неловкую тишину. Но папа опередил её, неожиданно резко притянул меня к себе и обнял, прижав мою глупую головушку к своей груди.
  - Горазда же ты попугать старика, - проговорил он, гладя меня по волосам. Переживания этого дня вырвались наружу и я разрыдалась навзрыд, уткнувшись лицом в папину рубашку. - Ну, будет тебе, будет. Всё уже позади. Всё хорошо. Ты дома. Больше не пугай нас так с матерью. Мы тоже не железные...
  - Дурочка маленькая, - мама обняла меня со спины и поцеловала в макушку. Больше не делай так, а то я раньше времени поседею, и деньги на краску для волос буду брать из твоих карманных ,- пригрозила она.
  Я рассмеялась сквозь слёзы. Всё хорошо. Я дома.
  ***
  Потом я пошла спать и спала без сновидений, как младенчик с чистой со-вестью. А сегодня на окне цветочки. Может, это Астах? Да нет, зачем ему? У него девушка есть. К тому же он оборотень, а я человек, нас не должно друг к другу тянуть. Правильно? Правильно, значит, остаётся мама.
  - Мам, доброе утро! - громко возвестила я дом о своём пробуждении, спускаясь по лестнице на первый этаж.
  - Доброе! - мама откликнулась с кухни. - Надо же, ты сама проснулась, - послышался шум блендера, значит, мама готовит домашний йогурт.
  - О, сегодня вкусняшка будет! - обрадовалась я, стянув с блюда готовый блинчик. - А папа почему не ест? - поинтересовалась я.
  - Жду кое-каких засонь, - папа отложил в сторону утреннюю газету, чмокнул подошедшую меня в макушку. - Доброе утро, малыш.
  Я улыбнулась.
  - Мам, ты не знаешь, что это за цветы у меня на подоконнике? - спросила я как бы между прочим.
  - А, так это Гера вчера принесла, пока тебя не было. Она хотела, чтобы ты быстрее нашлась. А эти цветы что-то означают у их народа. Можешь у Матильды днём спросить.
  - А, ясно, - я постаралась подавить разочарование, но оно всё равно проскользнуло в голосе. Мама хитро на меня взглянула, но, слава богу, комментировать не стала.
  - Ты в таком виде собираешься в школу? - поинтересовалась вместо этого она.
  - Да, а что не так с моим видом? - я посмотрела на свои ободранный руки и коленки, замазанные зелёнкой.
  - Да нет, всё в порядке, просто одень что-нибудь закрытое.
  - Шишку всё равно не скроешь, - я досадливо поморщилась, случайно надавив на неё сильнее, чем следовало бы.
  - Ничего, до свадьбы заживёт, - утешил папа, попивая свой кофе. - Будет впредь наука, без шлема ездить, - добавил он с улыбкой.
  Я снова поморщилась, на этот раз от воспоминания о шлеме, другого такого гадкого шлема нет на целом свете. Естественно, я никогда не надевала его по доброй воле, а новый купить, у меня руки не доходили.
  - Надо как-нибудь отблагодарить парней за то, что нашли меня, - вспомнила я о важном.
  - Я уже этот вопрос решил, - сказал папа, вызвав моё удивление скоростью, с которой он сработал. - Но ты можешь сказать им личное спасибо и подежурить за них в классе, - добавил он с серьёзным видом. - Думаю, им будет приятно.
  Я посмотрела на папины глаза: в них плескались смешинки.
  - Так ты шутишь! - с облегчением воскликнула я.
  - Ну что ты, - наигранно возмутился папа, - я серьёзен как никогда, и улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой, которую я не видела у него уже давно.
  Мы с мамой рассмеялись.
  - Всегда бы так, - он встал из-за стола, - слышать ваш смех, - пояснил он в ответ на наши недоумевающие взгляды. - Ну всё, милые, мне пора, - он поцеловал маму. - Спасибо за блинчики, родная,- и потрепал по волосам меня. - Смотри, если поранишься ещё где-нибудь в ближайшее время, я тебя заставлю ходить в каске, - шутливо пригрозил он. - Поняла, лисёнок?
  - Так точно, сэр, поняла! - отрапортовала я со счастливой улыбкой.
  Глава 10 Особенности оборотничьего менталитета
  В этот раз в школу я шла одна. Астах меня не провожал, как в первый день... я мельком удивилась этому, но не придала большого значения. Дорогу я запомнила, не заблужусь, не маленькая.
  Странности начались на подходе к школе. Меня обогнали какие-то младшеклассники из класса восьмого-девятого. Сначала ничего не обычного не происходило, они шли, болтали о своём, но стоило им пройти меня, как они резко заоборачивались, усиленно принюхиваясь и во все глаза пялясь га меня.
  Что такое? Я незаметно осмотрела себя: форма в порядке, коленки скрыты за непрозрачными колготками, шишка на лбу - под беретом. Вроде всё нормально. Я даже принюхалась к себе. Форма чистая, только после стирки. Может, им запах порошка не понравился? Мама ещё не успела купить специальный для оборотней с их-то обострённым обонянием. Дальше - больше. Чем ближе я подходила к школе, тем больше становилось учеников. Стоило мне попасть в зону их обоняния, как они начинали принюхиваться, а затем что-то жарко обсуждать. Все пялились на меня. Некоторые даже стали подходить и приветливо здороваться. Я мало кого знаю в школе: поэтому лишь неуверенно улыбалась в ответ на приветствия.
  - Привет, Регина! - ко мне подошёл парень с длинной белобрысой чёлкой, я его по ней и запомнила, он учится с Астахом в одном классе. - Меня зовут Давид, - он протянул мне руку. - Если будут какие-то проблемы, обращайся, - он задорно улыбнулся и отвалил.
  Уже отходя, он обернулся.
  - Кстати, классная беретка, тебе идёт, - и показал большой палец.
  - Спасибо, - пробормотала я, тихо офигевая.
  Сказать, что сегодняшний день разительно отличался от моего первого дня в этой школе, значит, ничего не сказать.
  Первый день в школе.
  Я пришла на праздничную превосентябрьскую линейку в сопровождении мамы. Мама была собранной и старалась казаться дружелюбной, постоянно улыбаясь. Но я знала, что она волнуется, думаю, даже больше чем я. Ведь и про оборотней ей известно побольше моего.
  Нас встретила приветливая директриса, сестра Матильды, познакомила с моей классной руководительницей. Ею оказалась молодая коренастая оборотница с очень суровым лицом и квадратной челюстью. Она походила скорее на солдата, чем на учительницу. Но имя у неё было самое обычное - Анна Григорьевна.
  Ученики меня демонстративно игнорировали. При моей попытке пообщаться они либо просто молча уходили, либо рычали что-то нелицеприятное. Учительница с мамой ушли, что-то обсудить на счёт моего обучения, наверное, предоставив меня себе. До линейки было ещё время, и я решила побродить по коридорам. Школа была сделана по последнему слову науки и техники: большие окна, светлые коридоры, зоны отдыха с диванчиками и океан зелени. Во всех углах в кадках стояли какие-то пальмы, на стенах причудливо громоздились кашпо. Всюду, куда ни глянь, висели электронные информационные табло, где можно было посмотреть не только общую информацию и последние новости школы, но и какую оценку тебе поставили на последнем уроке.
  Я глазела по сторонам, толпы учеников огибали меня как волны одинокую скалу. Вокруг меня образовалось свободное пространство, никто не хотел сталкиваться со мной даже случайно.
  "Оно и к лучшему, - подумала я, - а то с их суперсилой толкнут меня случайно, и полечу я ласточкой со второго этажа ".
  - Вот ты где! - за моей спиной неожиданно раздался смутно знакомый голос, полный недовольства. Я обернулась. Предо мной стоял высокий темноволосый парень с удлинённой стрижкой. - Я тебя везде ищу. Ты совсем глухая? Линейка уже началась.
  Оглянувшись по сторонам, я с удивлением обнаружила, что коридор совершенно пуст, в пределах видимости нет ни одного ученика. Только мы с этим кислым парнем. Интересно, у него всегда такое недовольное выражение лица или только при виде меня? Кстати, я вспомнила этого длинноволосого - это же тот парень, которого Астах представил как старосту моего класса. Глеб, кажется, зовут.
  Я только открыла рот, чтобы сказать "привет " или что-нибудь в этом роде, но он мне не дал.
  - Так и будешь стоять как истукан? - процедил презрительно он, развернулся и пошёл в сторону лестницы, даже не интересуясь, иду ли я следом.
  Поразмыслив секунду, не уйти ли от этого хама в другую сторону, чтобы он побегал по школе в поисках меня, я всё-таки решила идти за ним. Лишний раз выслушивать его "комплименты " нисколько не хочется.
  У меня целых две одноклассницы, представляете?
  Учеников в школе было не очень много в виду скудости популяции оборотней в нашем городе. Поэтому первого сентября проходила общая торжественная линейка. Ученики по классам выстраивались буквой П. Построение было либо на стадионе, если хорошая погода, либо в спортзале. Затем шла небольшая культурная программа, где выступали ученики, учителя и даже родители. После неё шли официальные поздравления директора, кого-нибудь из родительского комитета и на таких мероприятиях всегда выступал господин Игристый, папа Астаха, как глава общины оборотней. Так мне рассказала мама, она это успела выведать у Матильды.
  Так вот, Глеб привёл меня к нашему классу, шикнул, чтобы встала куда-нибудь, а сам пошёл на своё почётное место старосты в первый ряд.
  Я уже говорила в нашем классе две девочки: обе красивые и эффектные.
  
  Эмма
  Если бы я не видела нашу классную руководительницу, то бы подумала, что высокий рост и красивые формы - свойственная черта всех оборотниц. Одна была рыжая - Виолетта, я сразу ей не понравилась, как позже я узнала, она -девушка Астаха. Вторая - чёрненькая. Её зовут Эмма. Она во всём поддерживает свою рыжую подругу. Хотя нет, иногда она на неё та-ак смотрит, когда та не видит, что мороз по коже. Интересно, зачем тогда дружит?
  Я подошла к девочкам, негромко сказала: "Привет! "
  Рыжая облила меня ведром презрения, а Эмма посмотрела скорее с любопытством, чем с неприязнью.
  - Ясно, - пробормотала я. - Вот об этом меня предупреждала Василиса. Ладно, подойдём с другого краю.
  Я мило улыбнулась какому-то здоровяку, стоящему рядом со мной. Он хмыкнул и отвернулся. И здесь глухо. Что ж примем ваши правила игры. Это моя не первая смена школы, но сейчас я не хочу об этом вспоминать.
  Я отстояла линейку, скорее слушая голоса, чем смотря представление: из-за рослых оборотней. Большинству из них я приходилась лишь до плеча. Официальная часть закончилась, народ пришёл в движение, всех прригласили на классные часы. Я тоже последовала за всеми, ориентируясь на спину здоровяка из моего класса. Но кто-то меня толкнул, процедив сквозь зубы: "Ходят тут всякие ", я отвлеклась на этого невежу и потеряла свой главный ориентир - парня, который на фоне остальных смотрелся как океанский корабль среди речных плоскодонок. Надо будет узнать его имя.
  - Привет! - меня кто-то окликнул для разнообразия весьма дружелюбно, пока я в опустевшем коридоре пыталась разобраться, как работает электронное табло, чтобы понять в какую аудиторию мне нужно идти. - Ты из какого класса?
  Я обернулась, передо мной стоял самый необычный оборотень из виденных мною. Это был невысокий молодой мужчина с бородкой-эспаньолкой. На нём были брюки цвета вишни, заправленная рубашка с мелким принтом, а вокруг шею был намотан огромный клетчатый шарф с бахромой. И этот странный мужчина мне приветливо улыбался.
  - Привет, - немного смущённо поздоровалась я, улыбаясь в ответ. - Я из 10 А. Я новенькая и немного заблудилась.
  "Интересно, а бывают оборотни-геи? " - пронеслось в голове.
  - Я так и подумал, - с улыбкой сказал он. Кстати, улыбка ему шла.
  Он подошёл поближе и быстро нашёл расписание моего класса.
  - Это сначала трудно пользоваться этой штукой, - он щёлкнул пальцем по табло. - Но ты быстро научишься. Аудитория 208. Ты знаешь, где это? Может, проводить тебя?
  - Да, - я обрадовалась предложенной помощи как никогда в жизни. Не хотелось привлекать лишнее внимание к себе своим опозданием.
  - А вы кто? - задала я невежливый вопрос, уж очень мой провожатый колоритно выглядел, причём в прямом смысле слова.
  - А ты как думаешь? - хитро спросил он, шагая вместе со мной по коридору.
  - Вы не похожи на ученика, - начала я перечислять догадки. - И на учителя тоже. Может, вы чей-то родственник? - наконец, предположила я.
  - Мы все тут родственники, - со смешком ответил странный парень, похоже ему болтовня со мной доставляла искренне удовольствие. - Я учитель искусства.
  - О, - протянула я, по-новому взглянув на него.- Тогда это многое объясняет, - мы начали подниматься на второй этаж.
  - Что объясняет? - заинтересовался парень с огромным клетчатым шарфом вокруг шеи.
  - Ваш не совсем типичный вид для оборотня.
  - О, - пришла его очередь тянуть. - А много ты знаешь об оборотнях? - он с интересом посмотрел на меня в ожидании ответа, мы остановились напротив аудитории 208.
  - Я познакомилась с ними, то есть с вами, - исправилась я, - только этой осенью.
  - Тогда это многое объясняет.
  - Что именно? - мне стало любопытно.
  - Ну, то, что ты, например, совсем нас не боишься. Это заметно. Кстати, мы пришли, - он кивнул в сторону двери с табличкой 208. - Передавай привет Анне Григорьевне. Она моя жена, - он подмигнул ошарашенной мне и был таков.
  "У меня было такое чувство, как будто он подслушал мои мысли, когда я причислила его к геям ", - рассказывала я потом маме. На что мама рассмеялась.
  " Я тут навела справки про вашу учительницу, - как бы по секрету начала делиться мама. - Так вот она, действительно замужем за этим парнем ".
  "Да-а? - недоверчиво протянула я. Они как-то не очень сочетаются, ты не находишь? Она вся такая суровая и сильная, а он мелкий и солнечный ", - выдала я своё впечатление об этой парочке.
  "Всё так и началось, - продолжила рассказ мама. - Он рос слабым ребёнком, его все обижали: оборотни уважают силу. К тому же он не разделял интересы своих сверстников. Его не интересовала охота, драки и оружие. Странный мальчик обожал рисовать и лепить. Представляешь, каково ему пришлось, сколько насмешек выдержать?
  А с Аней, то есть с Анной Григорьевной, они жили по соседству, их семьи дружили. Ей всегда было жаль слабого, но смелого мальчика. У её отца не было сыновей, поэтому свою единственно оставшуюся в живых дочь, он воспитывал скорее как парня, чем как девушку. Поэтому она и била всех обидчиков Бори. Потом они выросли. Он при поддержке господина Матвея поступил в человеческий институт культуры, где успешно получил степень бакалавра искусства, а затем и магистра. Господин Игристый пригласил его преподавать в новую школу, тот согласился. Здесь они снова встретились с Анной Григорьевной, которая, кстати, будет преподавать у вас боевые искусства. У них завязался роман, который очень сильно обсуждали. За глаза естественно: никто не хотел испытать на себе коронный удар Ани. А этим летом они поженились ".
  "Ух ты, здорово! - восхитилась я красивой историей любви, свидетельствующей, что любовь способна преодолеть любые препятствия. "Они как Ромео и Джульетта ... - я восторженно закатила глаза. - Вот бы мне так взаимно влюбиться ", - мечтательно протянула я, обняв подушку.
  Мама рассмеялась, притянула меня к себе и поцеловала в лоб.
  "Моя малышка. Влюбишься ещё, какие твои годы ".
  ***
  Едва я занесла руку, чтобы постучаться в дверь, как та резко распахнулась, чуть не ударив меня по лбу. В дверном проёме стоял Глеб собственной персоной.
  - Нет, Анна Григорьевна, её не съели по дороге, - сказал он, глядя на меня уничижительным взглядом. - К моему величайшему сожалению, - добавил он уже для меня, развернулся и отправился на своё место старосты - за первую парту.
  Да, не завидую местным старостам: одни обязанности, да и те не из приятных и никаких привилегий.
  Я собралась с духом и вошла в кабинет. На меня сразу уставилось двадцать пар волчьих глаз. У меня аж мурашки по спине пошли. Во взглядах, обращённых на меня, читался весь спектр чувств: от раздражения (у Глеба) до любопытства (у вихрастого парня, сидящего за последней партой у окна).
  - Извините за опоздание, - пролепетала я, ужасно смущённая всеобщим вниманием. - Я ещё не очень хорошо ориентируюсь в новой школе, поэтому долго искала аудиторию.
  - Ничего страшного, - успокоила меня учительница. Оказывается, она умеет говорить так мягко, а с виду и не подумаешь. - Это упущение Глеба как старосты, - Глеб сразу ощерился, бросил на меня взгляд, не сулящий ничего хорошего, но вслух не стал ничего говорить. - После классного часа он проведёт с тобой экскурсию. Задача ясна, Глеб? - с нажимом спросила она.
  Тот нехотя кивнул.
  - Когда я спрашиваю, надо отвечать! - неожиданно рявкнула она, по силе голоса не уступая армейскому сержанту, заставив меня вздрогнуть. И не только меня, как я успела заметить.
  Глеб пулей взметнулся со своего места, встал на вытяжку и бодро отрапортовал:
  - Так точно, Анна Григорьевна, всё понятно.
  - Вольно, садись, - и уже мне более мягким тоном, - присаживайся, Регина, за свободную парту.
  Для меня освободили целую парту, какая честь, однако. Моё место оказалось как раз перед вихрастым пареньком.
  Глава 11 Экскурсия
  - Ну, ты и гад! - глазах Рыжей блестели слёзы. - Как ты мог?!
  Самое страшное, что она не вспылила и не бросилась драться, а вот так вот просто стоит и кусает губы, сдерживая рыдания. На это смотреть больнее всего.
  - Виолетта! Всё не так как кажется на первый взгляд, - попробовал я объяснить, заранее зная обречённость этой попытки на провал.
  Я попытался обнять за плечи свою девушку, но она вырвалась, полоснув на прощанье взглядом зелёных глаз, полных обиды и разочарования, обогнула меня и вышла из класса. Лучше бы она ругалась.
  - Чё смотрите? - рявкнул я на её одноклассников, с любопытством следивших за сценой нашего расставания, те отвели глаза и принялись демонстративно шуршать учебниками.
  Причины всех моих проблем в классе не наблюдалось. Наверное, опять заблудилась. Я тяжело вздохнул, в душе проклиная чёртово задание отца. Почему я? Он мог бы назначить любого.
  Я стремительно вышел из класса и отправился на поиски постоянно теряющейся овечки. Может, её за ногу привязать к Глебу? Пусть смотрит за ней лучше. Кстати его тоже не наблюдалось в поле зрения. Куда эти двое пропали?
  Глеб нашёлся быстро. Он мило болтал с какой-то симпатичной девятиклассницей, встав так, что почти нависал над нею, небрежно оперевшись на стену. Ах, так значит, я тут бегаю, его работу выполняю, а он развлекается.
  - Привет, Мила! - я мило улыбнулся и, подойдя поближе, обнял зардевшуюся от удовольствия девушку. - Как дела? - я демонстративно игнорировал недовольное сопение Глеба, у которого только что увёл девушку.
  - Тебе не кажется, что ты здесь лишний? - наконец прошипел он.
  - Нет, - нагло ответил почти свободный я. - У тебя сейчас нет времени, - он недоумённо посмотрел на меня. - У тебя есть дела, - я постучал пальцем по наручным часам.
  Глебушка явственно скрипнул зубами, вспомнив о своём задании. Стал озираться по сторонам в поисках своей навязанной подопечной, никого не нашёл. Бросил на меня ещё один злобный взгляд.
  - Позже поговорим, - и ушёл.
  Я грустно улыбнулся: сделанная гадость не радовала. Злость и досада на несправедливость никуда не ушла.
  - Пока, - сказал я удивлённой быстрым уходом обоих воздыхателей девушке и мило улыбнулся. Я привык хорошо относиться к девушкам.
  Она счастливо улыбнулась мне в ответ и ободрённая крикнула, когда я уже уходил.
  - Астах, мы встретимся сегодня?
  - Всё может быть, - ответил я, не оборачиваясь, и отправился на поиски своей соседки-потеряшки.
  Какое же было моё удивление, когда я её обнаружил в зелёном уголке зоны отдыха с каким-то хмырём! Они кормили рыбок! Мы, значит, ищем её, а она!.. Во мне вскипела злость.
  Я быстрым шагом направился к ним. Хмырём оказался мой одноклассничек - белобрысый Давид. Белая сволочь! Он с остатками своего некогда многочисленного клана присоединился к нашему в прошлом году. Он должен ненавидеть людей! Чего это он клеится к моей человечке?!
  
  На одной из перемен меня выцепил мой недавний знакомец Давид, тот парень с длинной чёлкой, который предложил мне свою помощь.
  - Классно пахнешь, - сказал он мне. Это у оборотней такой комплимент, круче, чем "классно выглядишь ".
  Я смущённо и одновременно польщённо улыбнулась.
  - Привет, - проговорила я.
  - Привет! Тебе, наверное, тяжело здесь, в новой школе? Ничего и никого не знаешь? - забросил он удочку.
   - Да, - я кивнула, - я до сих пор теряюсь в этих коридорах, - я махнула рукой в сторону тёплого перехода из одного корпуса в другой, по которому сновали ученики.
  - Хочешь, я проведу для тебя экскурсию?
  Я усиленно закивала головой. Перспектива ходить по школе в сопровождении Глеба меня нисколько не прельщала. Он так и не провёл экскурсию в мой первый день в школе, его кто-то вызвал, и он радостный убежал, бросив на ходу, что покажет школу позже.
  Давид оказался приятным собеседником. Он с юмором рассказывал об основании школы, о постройке тех или иных корпусов, в которых, оказывается, принимали участие многие старшие ученики. Я то и дело смеялась над его шутками. Так мы и прогуливались не торопясь по коридорам. Наше продвижение сопровождалось шепотками и странными взглядами. В них читалось осуждение и зависть, что вызвало у меня недоумение.
  - Ты не знаешь, Давид, чего это они все на нас пялятся? - спросила я у парня.
  - А, так ты не знаешь? - мы остановились возле зелёного уголка. - Они думают, что ты встречаешься с сыном вожака.
  - А?!!! - я офигела. - С чего это они так решили?
  - От тебя пахнет Астахом, как от его девушки, и ... - тут он замялся, как будто хотел что-то добавить, но в последний момент передумал.
  - И? Что и? договаривай! - приказала я.
  - Как будто вы провели ночь вместе, - парень уставился на меня, ожидая моей реакции.
  - Что?! Да как?!! - моему возмущению не было предела. - Почему?
  - Что почему?
  - Почему так? У нас ничего не было, - твёрдо заявила я, поправляя беретку. - И мы не встречаемся, - сурово добавила я.
  - Я верю, - ответил он спокойно. Меня это удивило.
  - Почему веришь?
  - Видишь ли, - он почесал кончик носа, - прежде чем встретить тебя сегодня утором, я видел Астаха. На нём был свежий запах Виолетты, - парень продолжил исподволь наблюдать за мной.
  Я покраснела то ли от смущения, то ли от злости. Этот блохастый урод побежал к своей подружке! Козёл! Это после того, что между нами было! А что собственно было-то? Да собственно ничего. Ну, покатал он меня на спине, ну майку одолжил. И всё. А я напридумывала себе, что небезразлична ему. Вот дура!
  - С тобой всё в порядке? - поинтересовался заботливый белобрысый парень.
  Я кивнула. Что мне теперь переживать из-за какого-то козла?
  - Мне показалось, что ...
  - Тебе показалось, - быстро проговорила я. - О, рыбки! - преувеличенно радостно воскликнула я. - Интересно, их можно покормить? - я прилипла носом к аквариуму (не буквально), который занимал всю стену. - Шикарный, - вынесла я свой вердикт искусственному водоёму.
  В толще воды плавали разноцветные рыбки причудливых размеров и форм.
  - А они настоящие? - вдруг пришло мне в голову спросить.
  - Конечно, но их нельзя кормить: они требуют специального рациона. А вот этих можно, - парень показал на аквариум, значительно уступающий по размеру первому: в него можно было заглянуть сверху.
   Давид откуда-то достал пакетик с рыбным кормом, я обрадовалась, как ребёнок.
  Мы как раз кормили рыбок, когда Давид неожиданно напрягся, а потом резко повернулся в сторону коридора. Я тоже оглянулась. В паре шагов от нас стоял, широко расставив ноги и скрестив руки на груди, Астах. Он не выглядел дружелюбным. Его взгляд буквально прожигал белобрысого парня насквозь. Атмосфера вокруг нас от мощной энергетики двух оборотней настолько сгустилась, что волоски на руках встали дыбом. И я поняла, почему оборотней боятся, почувствовав себя такой слабой и беззащитной перед их природной мощью.
  В душу закрался страх, смешанный с паникой. Я не знаю, из-за чего у них тёрки, но поняла, что надо отсюда делать ноги как можно быстрее.
  Я осторожно встала и бочком-бочком пошла на выход из зоны отдыха. Когда я поравнялась с Астахом, он перевёл взгляд на меня. Я вздрогнула: в его взгляде не осталось ничего человеческого. На меня смотрел зверь, зверь в личине человека. Инстинкт самосохранения взвыл как циркулярная пила. Я вспомнила, что зверю нельзя смотреть в глаза и уставилась Астаху в переносицу.
  Поравнявшись с ним, невольно снизила скорость. Он какое-то мгновение наблюдал за моим перемещением. Потом резко схватил меня за запястье. Я чуть не завизжала от ужаса, но он быстро прижал меня к своей груди.
  - Не смей подходить к ней, - в этом глухом рычании я с трудом опознала голос своего обычно жизнерадостного соседа. Давид промолчал, я спиной чувствовала его напряжение. - Ты меня понял?
  - Да, - осипшим голосом ответил белобрысый парень и бочком-бочком протиснулся мимо нас.
  Когда он хотел прошмыгнуть с моей стороны, Астах зарычал, парень был вынужден сменить курс. Я не видела, как он уходил, но слышала быстро удаляющиеся шаги. Астах следил за ним немигающим взглядом.
  На удивление в коридоре стояла тишина. Куда делись все те ученики, которые слонялись взад-вперёд, пока мы с Давидом кормили рыбок?
   Я пошевелилась, желая освободиться из объятий парня. Астах отпустил. Я взглянула на него: глаза уже были вполне человеческие. Я сглотнула. Он, видя, что я всё ещё боюсь, ободряюще мне улыбнулся, мол, всё уже в порядке. А вслух сказал:
  - Держись от этого парня подальше. Он опасный тип, - голос у него уже тоже стал обычным.
  Но я всё равно сделала два шага назад. Пока самого опасного я здесь видела именно Астаха. Даже Глеб, постоянно злящийся на меня, не терял при мне контроль над своим зверем.
  - Ох, Регинка, Регинка, - видя мой страх, Астах тяжело вздохнул, - плохо ты разбираешься в людях.
  С этими словами он подошёл ко мне, я не успела отшатнуться, и подхватил на руки. Я глухо вскрикнула: не видела смысла воплями привлекать к себе ещё большее внимание.
  - Поставь меня на пол! - пискнула я, судорожно вцепившись в его рубашку: меня ещё никто не носил на руках.
  Парень улыбнулся уже по-настоящему, улыбка коснулась и его глаз. Напряжение понемногу отпускало его. Хотя оборотничья энергетика до сих пор витала в воздухе, правда, приобрела какой-то другой привкус. Не страха, а чего-то другого, от чего у меня внезапно участилось дыхание.
  - Ты под моей защитой, - сказал парень назидательно. - Запомни это. Я отвечаю за тебя, поэтому плохого не посоветую, - он легко нёс меня по коридору.
  - А обязательно нести? - спросила я, заметив странные взгляды запоявлявшихся учеников. Мне стало неловко.
  - Обязательно, - серьёзно заявил парень, а в глазах играли смешинки. - Я слышал, что объятия успокаивают людей.
  - Чего? - недоверчиво протянула я. - Какое успокоение? Я скорее похожа на твою добычу.
  Астах ещё шире улыбнулся.
  - Мне нравится это слово. "Добыча ", - он покатал на языке приглянувшийся эпитет. - Но ты ведь правда успокоилась, - заметил он очевидное. - А так была на грани обморока.
  "Ага, успокоилась ", - подумала я. Меня бросило в жар от близости парня и взглядов оборотней.
  - Поставь меня уже! - потребовала я.
  Астах на этот раз внял моей просьбе и аккуратно поставил на пол. Я удивилась его послушности, но, обернувшись, увидела Глеба, стоящего на нашем пути и недовольно буравящего взглядом своего друга. На меня он бросил лишь мимолётный взгляд.
  "Странные у них отношения, - подумала я. Вроде друзья, но Глеб младше и смеет бросать вызов Астаху, в то время как Давид смиренно отступил ".
  - Я пойду, - сказала я, взглянув на Астаха.
  - Иди, - ответил он просто.
  Я обошла по широкой дуге, готового плеваться ядом, Глеба и вошла в класс (мы как раз были напротив него).
  Парни, столпившиеся возле аудитории, пропустили меня, расступившись, и закрыли за мной дверь. Я осталась одна в пустой аудитории. Хотя, нет, там была ещё Эмма.
  Черноволосая волчица подошла ко мне, я напряглась, следя за каждым её движением. На сегодня с меня хватит наблюдений за частичной трансформацией оборотней.
  - Как ты это делаешь? - спросила она скорее любопытствующе, чем враж-дебно.
  - Что делаю?
  - Возле тебя крутятся самые крутые парни школы, ты увела Астаха у Виолетты, - начала перечислять брюнетка.
  От возмущения я чуть не подавилась воздухом.
  - Никого я не уводила! И ничего я не делаю! - заявила в сердцах я. - Я просто хочу спокойно учиться и жить здесь.
  - Спокойно тебе не дадут, - заверила чёрненькая, и своей грациозной походкой пошла к выходу.
  У самой двери она остановилась и, обернувшись, сказала:
  - Берегись Рыжей. Она это просто так не оставит. У тебя появился ещё один враг, - и вышла, оставив меня тихо офигевать.
  Ошеломлённая села за чью-то парту. Ничего себе новости! Как будто я что-то делала, чтобы отбить Астаха. И вообще он не мой. Надо будет поговорить об этом с Рыжей, если, конечно, она будет меня слушать.
  - Ты!!!
  Я вздрогнула от неожиданного громкого рёва за моей спиной, я резко обернулась. За мной стоял слегка потрёпанный Глеб и указывал на меня слегка трясущимся от сдерживаемой ярости пальцем. На его лицо было страшно смотреть: кожа покраснела, вены набухли, глаза приобрели звериную форму.
  Я медленно-медленно встала. Анна Григорьевна, наша классная руководительница, провела со мной ликбез по правилам поведения с оборотнями. Главное из них гласило: не делать резких движений.
  - Ты. Села. На мою рубашку!!! - всё внутри парня клокотало, ещё чуть-чуть и пар повалит.
  Столпившиеся одноклассники с любопытством наблюдали за развитием событий. Никто и не подумал за бедную человечку вступаться. Лишь Радим подошёл к другу и положил ему свою тяжёлую руку на плечо, призывая успокоиться. Глеб нервно сбросил её.
  Я опустила взгляд вниз: на стуле, с которого я только что встала, действительно лежала подарочная упаковка с чем-то торчащим изнутри. Она была безнадёжно раздавлена. Сунуло меня приземлиться именно за эту парту! Теперь, похоже, у меня на одного врага стало больше в этой школе.
  - Извини, - поспешно сказала я, пытаясь сгладить ситуацию. - Я не заметила. Я куплю тебе новую.
  - Что?! Извини?! Да знаешь, что это подарок! - парень опасно двинулся в мою сторону.
   Я непроизвольно попятилась.
  - Ты! У меня из-за тебя одни проблемы! Ты приносишь несчастья! - и он ринулся на меня с сумасшедшей скоростью.
  Глава 12 В первый раз ночую у парня
  Мои ноги неожиданно стали ватными, реальность остановилась и как в замедленной съёмке я увидела приближающегося ко мне взбешённого парня. Он сбил меня с ног, я заверещала. Но он резко отпустил меня и бросился на что-то, что было сзади меня.
  Кто-то вытянул меня из под ног борющихся. Это оказался Радим, он поставил меня к стенке и встал передо мной. На шум в класс ворвался Астах, быстро оценил ситуацию и, отметив моё местоположение, ринулся на помощь Глебу. Вдвоём они быстро скрутили неизвестного, одетого в ученическую форму.
  Меня всю колотило от страха и пережитого ужаса. Я бы, наверное, сползла на пол, но спина Радима и стена не позволили мне этого.
  Остальные ученики были возбуждены видом драки, одновременно, встревожены. Кто-то побежал за учителями. Интересно, кого парни поймали? Кто этот человек, который пытался напасть на меня?
  - Цела? - я не сразу поняла, что Астах со своего места рядом с пойманным спрашивает меня.
  Радим повернулся ко мне, принюхался и вынес вердикт.
  - Цела. Только испугалась маленько. Да, малышка? - и заговорщицки мне подмигнул.
  Я уставилась на него. Это подмигивание так не вязалось с всегда серьёзным парнем. Он расхохотался. Нервное напряжение медленно стало отпускать присутствующих. Пойманный слабо трепыхался в железных захватах двух крепких парней. Послышались шутки и комментарии происходящего. Народ отходил от шока.
   В класс ворвалась директриса с каким-то крепким мужчиной. Перед ними почтительно расступились, освобождая проход к месту происшествия. Класс напоминал скорее место бойни, чем кабинет перед началом урока: парты сгрудены у стены, стулья разбросаны, некоторые сломаны. Всюду валяются книжки и разорванные тетради.
  - Все на выход! - скомандовала директриса.
   Народ потянулся в коридор. Радим тоже взял меня за локоть и вывел влсед за всеми.
  - Что это было? - сиплым от пережитого голосом спросила его я. - Кто это был?
  - Не знаю, - здоровяк безразлично пожал плечами, он снова был непробиваемо невозмутим.
  Одноклассники шептались, поглядывая на меня, кто с опаской, кто с любопытством. Интересно, что им сказали о причине моего переезда в их квартал? У меня они ничего не спрашивали.
  В коридоре появились ещё два взрослых оборотня в чёрной форме на манер армейской. Они зашли в кабинет, прикрыв за собой дверь. Вскоре оттуда вышли Астах и Глеб.
  Астах быстро отыскал меня взглядом, подошёл, ободряюще улыбнулся. В нём всё ещё бурлила кровь после схватки.
  - Ты в порядке? - спросил он меня.
  - Д-да, - я кивнула для верности.
  - Вот и хорошо. Сейчас домой пойдём. Уроки на сегодня закончились, - он обернулся на звук открывающейся двери.
  Из кабинета вышел один из только что зашедших мужчин. Он подошёл к нам. Внимательно осмотрел меня с ног до головы, разглядывая на пример повреждений, и задержал взгляд на мом лбу.
  - Откуда шишка? - спросил он.
  Моя рука непроизвольно потянулась к повреждённому ещё вчера месту, снова напомнившему о себе пульсирующей болью. Видимо, берет я потеряла, когда Глеб толкнул меня на пол.
  - А, это вчера упала, с велосипеда, - добавила я, всё ещё потирая ушибленное место.
  Астах подтверждающе кивнул. Мужчина хмыкнул.
  - Осторожнее надо быть, а то подумают, что мы тебя здесь избиваем.
  - А кто это был? - решилась я задать интересующий меня вопрос.
  Мужчина посмотрел на Астаха, тот чуть заметно отрицательно мотнул головой. Офигеть! Взрослый оборотень обращается за инструкциями к школьнику. Интересно, что у них за иерархия?
  - Диверсант, - спокойно ответил мужчина. А я поняла, что это только часть правды, и что от меня опять всё скрывают.- Они у нас довольно часто появляются, чтобы подорвать репутацию общины, - закончил он.
  Я посмотрела на Астаха, тот кивнул.
  - Всё, идём домой. Я тебя провожу, - он начал подталкивать меня в сторону лестницы.
  - А как же уроки? А учебники? У меня здесь сумка осталась, - спохватилась я.
  - Её позже принесёт Глеб, - успокоил меня Астах, продолжая подталкивать меня в спину.
  Видя, что это не даёт результата, он взял меня за руку и повёл за собой. Я не стала больше упираться. На меня опустилась такая усталость и слабость, что я готова была уснуть на ходу. А в голове на грани сознания билась пугающая мысль, что тот человек приходил за мной, и что Глеб успел защитить меня от чего-то страшного и неминуемого.
  Все эти вопросы требовали ответов, сил искать которые у меня сейчас не было. Поэтому я покорно семенила за Астахом, увлекаемая его сильной и уверенной рукой. Остаётся надеяться, что он знает, что делает.
  ***
  Я проснулась, было уже темно. Сквозь приоткрытую дверь моей комнаты слышались приглушённые голоса из гостиной. Я осторожно встала, нащупала в сумерках домашние шлёпанцы и отправилась вниз.
  Свет из гостиной резанул глаза. Я остановилась, подождала, пока глаза привыкнут, и вошла в гостиную. Зря я поторопилась: у нас были гости, а я вся такая сонная и в мятой форме, в которой уснула, не потрудившись снять. У нас сидели господин Игристый собственной персоной и ещё один сухопарый мужчина в очках и потёртой куртке. Я его не знала. На коленях у него лежал потрескавшийся кожаный портфель.
  Когда я вошла, взгляды всех присутствующих обратились на меня. Я сразу почувствовала себя неловко и рукой попробовала пригладить взъерошенные волосы.
  - Здрасте, - поздоровалась я и хотела уже ретироваться, как папин голос меня остановил.
  - Дочка, ты проснулась? - он вошёл в гостиную вслед за мной. Видимо ходил на кухню: у него в руках был поднос с высокими стаканами, наполненными странной зеленоватой жидкостью с пузырьками.
  - А где мама? - спросила я.
  - А, она с Матильдой.
  Он подошёл к кофейному столику и сгрузил поднос. Матвей, то есть господин Игристый смотрел на меня радушно, как хорошо знакомый добрый дядюшка. А вот взгляд очкастого мне не понравился, такой изучающий и цепкий. Несмотря на свой потёртый вид, он держался уверенно, я бы даже сказала самоуверенно и вызывающе.
  - Не представите нас друг другу? - обратился он к моему отцу.
  - Да, конечно, - кажется, папа не в восторге от его предложения. - Регина, это господин Хорьков, он мой, - тут папа на мгновение замялся, - коллега. А это моя дочь - Регина.
  - Очень приятно, - пролепетала я, не испытывая даже тени этого чувства.
  - Можно просто Игорь Михайлович, - и он улыбнулся крокодильей улыбкой.- Что же ты там стоишь? Проходи.
  Ишь ведь раскомандовался, как у себя дома.
  - Извините, мне нужно в туалет, - брякнула я первое, что пришло в голову, и пулей вылетела на улицу.
  Надеюсь папе не опасно оставаться наедине с этим типом. Хотя там же господин Игристый. Я вздохнула свободнее.
  На улице накрапывал мелкий дождик, пахло опавшей листвой и влагой. Да погода не располагала к длительным прогулкам. Тем более я выскочила в одном жакете, а на ногах домашние тапки с помпонами. Я потопталась немного на крыльце, соображая, что делать дальше. Возвращаться очень не хотелось. Кажется, папа сказал, что мама у Игристых. И я направилась к ним, перепрыгивая через уже появившиеся лужи. Это было нелегко: свет фонарей искажал видимость, из-за чего не было понятно, где начинается лужа, а где заканчивается. Мокрый асфальт посверкивал, внося сумятицу ещё больше.
  Я всё-таки угодила в лужу. Холодная вода быстро пропитала непредназначенный для осенних прогулок домашний тапок, заставив меня выматериться, хотя это для меня не характерно.
  Я дошла до калитки, легонько её толкнула, она отворилась без скрипа. Я прошла по дорожке до входной двери. Только подняла руку, чтобы постучать, как услышала за спиной женский голос.
  - Что ты здесь делаешь?
  Я медленно обернулась. В свете уличного фонаря передо мной стояла Рыжая, одетая в дождевик поверх короткой кожаной куртки.
  - У тебя совсем совести нет? - продолжила она говорить гневно. - Мой брат пострадал, защищая тебя! - она сделала шаг в мою сторону, приблизившись критически близко.
   Я инстинктивно отступила и прижалась спиной к входной двери. Резьба на ней больно впилась в спину.
  - Астах тоже пострадал, - её палец с ярко-розовым маникюром обвиняюще упёрся мне в плечо. - Да кто ты такая?! - прорычало это чудовищу всего пару мгновений назад бывшее миловидной девушкой.
  Её лицо стремительно теряло человеческие черты. Я заворожённо наблюдала, как в реальности проявляется зверь. Дрожащей рукой я нащупала в кармане школьной формы баллончик, возблагодарив Создателя за то, что мама не сняла с меня жакет, укладывая спать. Этим баллончиком меня снабдила Матильда, сказав со своей обычной милой улыбкой, что в нём сильное успокоительное, специально разработанное для волков, которое применяется при потере у них контроля над зверем.
  Я набрала в лёгкие побольше воздуха, чтобы не надышаться этой дрянью, и пшикнула, даже не поднося его к лицу оборотницы. Та завизжала и резко отпрянула. Я рванула дверную ручку на себя и на пороге столкнулась с Матильдой. Она сильным рывком забросила меня в дом, а сама выскочила на улицу. В прихожей стояла встревоженная мама.
  - Что произошло, Регина? Что с твоей обувью?
  Я ничего не сказала, просто расплакалась. Мама подошла и обняла меня.
  - Тише-тише, моя девочка.
  - Мам, почему меня все так не любят? - спросила я сквозь слёзы.
  - С чего ты взяла, дорогая? - мама обхватила моё лицо руками и чуть приподняла (к моему прискорбию, я так и не догнала маму ростом).
  - Виолетта сказала, что из-за меня пострадал её брат. Но я даже не знаю, кто её брат, а ещё Астах, - ответила я немного невпопад. - Мама, что с Астахом?
  - С ним всё в порядке, насколько я знаю. Он сейчас с друзьями. Идём, милая, сядем, - и она повела меня в гостиную, где усадила на диван, а сама убежала на кухню за водой.
  
  Гостиная в доме Игристых
  А неплохо она здесь ориентируется. Когда только успела так близко подружиться с Матильдой? А вот я здесь так и не смогла завести подруг. Я большими глотками выпила принесённую мамой воду.
  - Мама, я так скучаю по своим девочкам. Давай вернёмся? Поговори с папой, он наверняка согласится, чтобы я пожила у бабушки вместе с братом.
  - Всё хорошо, милая, всё хорошо, - приговаривала мама, как будто не слыша моего предложения, и гладила по голове, одной рукой стирая мои слёзы.
  В дом вошла Матильда. Точнее ворвалась. Её руки подрагивали от сдерживаемой силы, глаза горели нечеловеческим огнём. Всё это я отметила равнодушно, наверное, в стакане было успокоительное.
  - Всё в порядке, Матильда? - спросила мама спокойным голосом, даже не напрягшись. Доверяет или уже сталкивалась с подобным, только в худшем варианте?
  - Грёбаные малолетки! - экспрессивно выругалась Матильда, яростно сжимая кулаки. - Чему её учит отец? Совсем контроль не умеет держать! Пришлось потрепать её немного, - она внезапно довольно улыбнулась. Уже спокойно села на диван и взяла чашку со стола чашку. Видимо они пили чай, до того как я пришла. - Но мне понравилось, - она беззаботно откинулась на спинку дивана, - молодость вспомнила.
   По мере того, как она успокаивалась, воздух вокруг неё переставал быть колючим и горячим, становясь мягким и гладким, холодного голубоватого оттенка. Я с каким-то странным интересом наблюдала за этим перевоплощением. Внезапно мне захотелось прикоснуться к этому нечто, что было вокруг неё.
   Я протянула руку и погладила это нечто. Матильда напряглась и замерла. Под моей рукой струился невидимый холодный шёлк с мелкими искорками, которые слегка щипались, скорее было щекотно, чем неприятно.
  - Пушиська, - выдала я и глупо захихикала.
  - Она видит?! - с каким-то восторженным трепетом шёпотом спросила Матильда.
   Мама посмотрела на меня встревоженно, потом поймала мою руку и, заставив смотреть ей прямо в глаза, строго сказала:
  - Больше не делай так. Это невежливо. Ты поняла меня, Регина?
   Я кивнула, потом зевнула и закрыла глаза.
  - Что это было? - услышала я как будто из далека голос Матильды.
  - Это просто у неё такая реакция на успокоительное.
  Ответа я не расслышала, потому что окончательно отключилась.
  ***
  Проснулась я от того, что что-то щекотало мне нос.
  - Фу, - проговорила я и отвернулась к стенке.
  - Вставай уже, - раздался над головой голос Астаха.
  Астаха? Он что снова забрался в мою комнату? Папа же заменил оба окна...
  Я резко повернулась, парень стоял возле кровати и крутил в руках пёрышко. И где только взял? К моему вящему ужасу комната оказалась не моей. Я резко села.
  - Как я здесь оказалась?
  - Это тебя надо спросить, - заявил парень.- Прихожу утром, думаю, посплю, а тут ты, - и демонстративно недовольно добавил. - Я понял, что чувствовали медведи из сказки, после того, как у них побывала Маша.
  Я хихикнула, он тоже улыбнулся.
  - А есть оборотни-медведи? - задала я глупый вопрос, наверное, потому, что была спросонья.
  - Нет, - Астах устал ждать, когда я освобожу его постель и завалился поперёк кровати, чуть не отдавив мне ноги. Пришлось подтянуть их к груди.
  - А почему?
  - Я похож на философа или учёного какого-нибудь? - ответил вопросом на вопрос парень. - Откуда мне знать? Я просто знаю, что их нет, а почему, никогда не задумывался.
  Он взял подушку, валяющуюся у меня в ногах, и подсунул её себе под голову, опиравшуюся на стену.
  - Ты, красавица, собираешься освобождать кровать или предпочтёшь провести этот день со мной? - он провёл рукой по моей ноге от лодыжки до колена, внимательно следя за моей реакцией.
  Сквозь тонкий плед его рука казалась очень горячей. Я пулей выскочила из постели, а этот придурок заржал как конь и с удовольствием развалился на нагретом мною месте, забрасываясь одеялом.
  Я зло сверкнула на него глазами.
  - Малышка, моё предложение в силе, - он похлопал рукой рядом с собой. - Здесь места обоим хватит.
  Моим ответом был звук захлопнутой двери, а этот озабоченный снова заржал. Я стояла в небольшом коридорчике второго этажа. Это кто же меня так подставил со спальным местом? Ну, мама, ну даёт! Нашла место для сна своей несовершеннолетней дочери.
  Я спустилась вниз, где с кухни доносились соблазнительные запахи и детские голоса.
  
  Кухня в доме Игристых
  - Привет! - поздоровалась я с семейством Игристых.
  Матильда помахала мне от плиты лопаточкой для жарки. Малышня сидела за столом и во всю уплетала оладьи.
  - Присоединяйся к нам, - сказал мужской голос.
  От неожиданности я чуть не присела там же, где стояла. Как я могла не заметить Матвея?
  - Здрасьте, - промямлила я. Матвей ухмыльнулся.
  - Отказ не принимается.
  - Садись к нам! - воодушевлённо закричала Гера, и мне пришлось присоединиться к завтраку.
  - Ну, ты горазда находить приключения на свою голову, - хохотнул хозяин дома, - с удовольствием нарезая гигантский мясной бризоль на своей тарелке.
  Приглядевшись внимательно к оладьям, я поняла, что они тоже с мясом.
  - О чём это вы? - пробубнила я, уже догадываясь, о чём пойдёт речь.
  - Где ты умудрилась найти Виолетту?
  - Нигде, - честно ответила я. - Она сама меня нашла.
  - Это правда, - подтвердила мои слова Матильда, - они столкнулись у нашего дома, - и она перевернула оладушки на одной из сковородок.
  - Девочка пострадала от тебя уже второй раз полмесяца, - Матвей снова хохотнул. Похоже, его это забавляло. Меня не очень, мне было страшно. - Мы думали, что тебя придётся защищать от оборотней, а оказалось наоборот.
  Я кисло улыбнулась, вяло жуя оладушек. Малышня хихикала. Я, конечно, понимаю, что он хочет разрядить атмосферу последних событий, но чувствовать себя причиной чьих-то несчастий неприятно. И правда выходит так, что я Виолетте два раза прыснула в лицо. Раньше я не замечала за собой такой агрессивности. Но стоило мне немного пожить среди оборотней... Вот, что значит, с кем поведёшься от того и наберёшься.
  Увидев, что я загрустила, отец Астаха ободряюще потрепал меня своей ручищей по руке.
  - Не расстраивайся так, я же шучу, - и он заговорщицки подмигнул.
  Я улыбнулась. Невозможно не улыбнуться столь жизнерадостному существу, как босс оборотней. Вокруг него воздух такой жизнеутверждающе искристый. Я невольно залюбовалась. И такая алая-алая середина...
  Стоп! Какая сердцевина?! Какой воздух?! Я сморгнула, прогоняя наваждение. Похоже, это вчерашнее успокоительное всё ещё даёт о себе знать. Интересно, что туда намешала мама? Матвей на меня внимательно смотрел, я столкнулась с ним взглядом. Он улыбнулся и сказал:
  - Ешь больше! - и подложил на мою тарелку ещё оладий. - А то мои волчата всё съедят, тебе ничего не оставят.
  Волчата радостно подтвердили слова своего отца дружным "да! ". Даже маленький скромняга Семён пискнул что-то согласное. Матвей потрепал его по золотистым вихрам. Я улыбнулась.
  - А Астах почему не кушает? - сорвалось у меня с языка раньше, чем я успела подумать.
  Родители переглянулись, обменялись улыбками. Я покраснела как рак. Ненавижу, когда краснею! От злости лицо ещё сильнее заполыхало.
  - Ты можешь отнести ему,- невинно предложил хозяин дома. - Он просто не дождался завтрака, ушёл спать.
  Не успела я открыть рот, чтобы отказаться, как Матильда вручила мне поднос, на котором красовалась тарелка с таким же гигантским бризолем, ломоть хлеба и травяной чай.
  Идти на попятный поздно, я взяла поднос и пошла. Матильда догнала меня на выходе из кухни, подмигнула и положила на поднос столовые приборы. Вот ведь! Она ещё потешается надо мной!
  ***
  Руки были заняты, чтобы постучать. Если только ногами ... Я отмела эту мысль и просто толкнула дверь. Она бесшумно открылась. Я вошла. Астах спал, повернувшись на живот, вытянувшись во весь рост. Одна рука под подушкой. Тонкое одеяло сбилось и лишь краешком прикрывало поясницу, открывая взору красивую мускулистую спину парня. Никогда не думала, что меня может так привлечь мужская спина. Я очнулась от разглядывания обнажённой спины. Интересно, куда он дел то пёрышко?
  - Ты всё-таки передумала, красавица? - проговорил Астах с улыбкой, переворачиваясь на спину.
  Моему взору открылся рельефный живот с полоской тёмных волос уходящей за резинку мягких пижамных штанов. Я с трудом отвела глаза. Да что это со мной? Блин, опять краснею!
  - Нет, - всё же ответила я на его вопрос. - Твоя мама попросила отнести тебе завтрак.
  - Ах, завтрак, - он ухмыльнулся. - Завтрак тоже неплохо. Что же ты стоишь? Неси свой завтрак, - он поправил подушку и сел, оперевшись спиной о спинку кровати.
  Вот наглец! Он что думает, я ему завтрак в постель понесу?! Обойдётся. Я решительным шагом направилась к письменному столу.
  - Куда же ты? - со смешком спросил Астах со своего места. - Испугалась что ли?
  - Я не ведусь на такие детские разводы, - гордо ответила я.
  - Просто признайся, что боишься остаться со мной наедине, - почти прошептал мне в ухо, стремительно оказываясь за моей спиной. От неожиданности я вздрогнула.
  Астах осторожно отобрал у меня поднос, который я не успела поставить на стол, и отставил его в сторону.
  Вот же ж подлянку мне подстроила Матильда!
  Я развернулась, чтобы идти из комнаты, и оказалась в кольце рук парня, уткнувшись носом в его грудь. Его ладони легли мне на талию.
  - Регина-а, - пропел он, - посмотри на меня.
  - Брысь! - сказала я и слегка его толкнула. - Мне нужно домой.
  - Трусишка! Чего тебе бояться? Все и так считают, что мы встречаемся. Я весь тобой пропах! Неси ответственность, маленькая искусительница!
  И он рукой поднял мой подбородок, чтобы я посмотрела в его лицо.
  Из его глаз смотрел уже знакомый мне зверь, только настроен он был игриво. Мне это показалось таким забавным! Все кричат: "Звери! Опасно! ", забывая, что и у зверей бывают разные настроения.
  Я не удержалась и прикоснулась пальцем к его губам. Он обхватил палец губами и слегка прикусил, а телом сильнее вдавил меня в стол. Не знаю, что бы произошло дальше, но нас прервал наигранно возмущённый голос господина Матвея:
  - Иля! Ты только посмотри! - обращался он к своей жене. - Я хотел немного пошутить над молодёжью, но на такое не рассчитывал!
  Астах нехотя меня отпустил, я отскочила к двери и, проскользнув под рукой Игристого-старшего, умчалась вниз. Крикнув Матильде "Я домой!", выскочила на улицу в чём была, то есть в милых розовых носках.
  Блин, холодно. И возвращаться не хочется, да и не имеет смысла: вчера я сюда пришла в домашних шлёпанцах. Пока я размышляла, как мне быть, двери открылись, и улыбающаяся Матильда вынесла мне свои замшевые полусапожки.
  - Надень их, а то простудишься, - сказала она, пряча улыбку.
  Вот же ж!
  Из-за неё высунулась проказница-Гера и убила меня своим вопросом:
  - А вы теперь с братом поженитесь?
  Я поперхнулась воздухом и чуть не сверзилась в крыльца, потому что стояла на одной ноге, одевая на другую сапожек.
  - Нет, конечно! - воскликнула я.
  - Почему? - спросило непосредственное дитя.
  Я задумалась, а собственно почему?
  - Потому что мы из разных народов, - ответила я самое очевидное.
  - Ну и что? У нас дядя женился на человеческой девчонке и у них уже двое малышей. Скажи, мам? - она подёргала мать за юбку, требуя подтверждения своих слов. - Мы ездили к ним в гости.
  - Да, это так, - подтвердила Матильда. - Подожди, я тебе куртку вынесу.
  Она скрылась за дверью, оставив ломать голову, одобряет ли она родственника или нет.
  - Вот, - она быстро вышла и протянула мне коричневую короткую куртку, на два тона темнее сапожек.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я, куртка пришлась в самый раз. - Я верну вечером
  - Не надо, это подарок, - Матильда подошла ко мне и поправила куртку на плечах. - К тому же, она тебе больше идёт, - с улыбкой заметила мама Астаха.
  - Спасибо, - ещё раз поблагодарила я, но, уже немного нервничая, с чего это она вдруг решила сделать мне подарок? - Ну, я пошла.
  Глава 13 Визит подруг
  Я попрощалась с гостеприимными хозяевами и, не спеша пошла в сторону дома. Дождь закончился, оставив не просыхающие лужи. Но дул холодный пронизывающий ветер, гонящий по тротуару остатки лиственного убранства многочисленных деревьев. Но я была даже рада ему: он сдувал с меня переживания последних суток и глупые мысли об Астахе. Последние заставили меня снова покраснеть.
  "Ты что Регина на самом деле хотела там остаться?! Вот дура! Да тебя же все волчицы съедят. В следующий раз тебя в укромном месте будет поджидать не одна влюблённая Виолетта, а целая толпа солидарных между собой волчьих девиц, объединённых справедливым чувством негодования. Это как же получается, какая-то обезьяна (так ведь они людей называют?) захватила самого перспективного жениха".
  Я остановилась почти перед самым своим домом, чтобы привести мысли в порядок.
  - Ах, вот ты где! - услышала я весёлый, но с нотками обвинения голосок Василисы, своей лучшей подруги из старой школы.
  С нашего крыльца ко мне навстречу веселой стайкой скатились мои подружки: Василиса, блондинка Иришка и умница Маша. Мы обнялись, попрыгали от избытка чувств.
  - Классная куртка, - заметила модница Иришка, и к своему удивлению в её голосе я услышала нотки зависти. - Как ни странно, но общение с оборотнями тебе пошло на пользу - ты научилась одеваться.
  - Тебе бы всё о шмотках, - отодвинула её в сторону умница Маша. - Ну как ты? Рассказывай, - обратилась она ко мне.
  Я беспомощно оглянулась.
  - Ну не здесь же. Идёмте в дом.
  Мы весёлой девичьей компанией направились в дом.
  - Мы вчера звонили тебе, - обвиняюще начала Василиса. - Но тебя не было! Где ты была?
  - Да! Где?- подключились девчонки.
  - Я спала, - сказала я, виновато потупив глазки.
  - Что? Спала?! - возмущению подруг не было предела.
  - Хорошо, что твоя мама перезвонила и пригласила нас в гости. Это же первый выходной в этом учебном году! Ты забыла нашу традицию?
  - Нет, что вы! - на самом деле за эту неделю столько всего произошло, что я совсем забыла про подруг, вот только вчера и вспомнила, глядя как мама общается с Матильдой.
  - А что это у тебя со лбом? - заметила наблюдательная Маша.
  - Ах, это! - я потёрла, начинающую подживать шишку, - не поверите, сверзилась с велика, когда каталась в парке.
  - Ну, ты даёшь! - девочки захихикали.
  Мы пошли в мою комнату, проходя мимо кухни, я кивнула маме. Она улыбнулась.
  - Ух ты! У тебя так тут миленько! - воскликнула Иришка, крутясь возле шкафа с огромным зеркалом, которого ещё вчера здесь не было.
  - Ух ты ...- подтвердила я и открыла дверцы.
  В шкафу аккуратно висела моя одежда, значит, это моя комната и я не ошиблась дверью.
  - А там кто живёт? - практично поинтересовалась Маша, кивая в сторону дома Игристых.
  - Оборотни, - ответила я, не задумываясь. Для меня они перестали быть чем-то необычным, а вот для девочек ...
  - Где? - заинтересованно пискнула Иришка и прилипла носом к стеклу.
  - Так близко? - ужаснулась Василиса.
  - А чё у них такие домики классные? - заметила блондинка.
  Я пожала плечами, но девочки на меня не смотрели, полностью сосредоточившись на виде из окна.
  - А что норы должны быть? - всё-таки спросила я.
  - Ну, они же животные...
  - Чего?! - мне стало обидно за соседей. - Ты только при них такое не скажи, а то голову откусят, - сказала я серьёзно. - А слух знаешь какой у них отменный, запросто могут услышать и за километр, а здесь каких-то сто метров.
  - Правда? - Иришка повернулась ко мне с изменившимся лицом. - А если меня услышали?
  Я сделала страшное лицо и суровым голосом сказала:
  - Всё. Готовься. Сейчас придёт карательный отряд.
  Иришка пошатнулась, девчонки побледнели.
  - Эй, вы чего? Это шутка. Вы что поверили в этот бред?
  - Ну и шуточки у тебя, - недовольно буркнула Василиса, немного приходя в себя.
  Тут раздался звонок во входную дверь.
  - Это за мной! - заверещала блондинка и начала метаться по комнате.
  - Остановись, дура! - я схватила мечущуюся подругу за руку. - Это просто соседи.
  Тут я поняла, что сказала что-то не то, потому что Иришка стала бледнеть и резко заваливаться на бок. Я еле успела её подхватить и подтолкнуть к кровати, на которую она осела.
  - Вы чего такие слабонервные? Нормальные у нас соседи, - но девочки меня не слышали, они смотрели куда-то мне за спину.
  Я обернулась. В дверях моей комнаты стоял Глеб, и рожа у него была недовольная. Зайдя, он поморщился и, мне показалось, что даже задержал дыхание. Так не рад меня видеть? Тут я опустила взгляд и увидела в руках у него мой школьный рюкзак. Точно! Астах же говорил, что Глеб занесёт.
  
  Регинин рюкзачок
  При виде симпатичного парня, Иришка очнулась и стала поправлять волосы, другие девочки тоже незаметно оправили одежду. Удивившись их столь бурной реакции на своего одноклассника, я решила взглянуть на своего знакомца глазами девочек, никогда не видевших оборотней близко. Ну что ж тут есть на что посмотреть. Высокий, стройный, подтянутый, даже через одежду видно, что он тренированный, по его движениям. Чёрные волосы, светло-карие, почти жёлтые глаза, выступающие скулы, смуглая кожа, красивые губы, правда, сейчас они были недовольно поджаты. Да, он красив. Я невольно поймала себя на мысли, что сравниваю их с Астахом. Астах был пошире в плечах.
  От сравнительного анализа двух парней меня отвлёк голос Иришки.
  - Может, познакомишь нас со своим другом, - мило пропела она, накручивая локон на пальчик.
  Глеб скривился, я ухмыльнулась. Я уже давно поняла, что Глеб терпеть не может девчачьи ужимки.
  - О, конечно. Это мой одноклассник Глеб, Глеб, это мои подруги - Ирина, Василиса и Маша, - когда представляла Иришку, она вышла вперёд, эффектно отбросив за спину свои красивые длинные волосы.
  - Человечки... - пренебрежительно хмыкнул он, и больше не обращая внимания на девочек, обратился ко мне. - Твой рюкзак, - он швырнул означенную вещь мне под ноги и прошипел: и запомни это в первый и последний раз, когда я для тебя что-то приношу. Я тебе в носильщики не нанимался! Ясно! - он сделал шаг ко мне и угрожающе надо мной навис.
  Я невольно отпрянула назад.
  У-у гад, как будто это я просила его приносить мой рюкзак, сразу расхотелось его благодарить.
  Тут он неожиданно с силой вдохнул воздух вокруг меня.
  - Какого хрена!.. - прорычал он и встряхнул меня за плечи.
  Его глаза стали стремительно меняться, девочки завизжали в ужасе. Я обозлилась, сколько можно всем набрасываться на меня и запугивать! Я схватила этого придурка за рукав и вытолкала в коридор.
  - Ты что творишь?! - зарычала я не хуже его.
  - Ты была с Астахом! - обвиняюще рыкнул он, ещё сильнее обозлив меня, какое он имеет право указывать мне, что делать, а что нет?!
  - И что теперь? Ты что мой парень, чтобы мне указывать?! А? - он неожиданно стушевался и отвёл глаза, но потом нашёлся.
  - Астах встречается с моей сестрой, - заявил он, скрестив руки на груди.
  - О, так это ты брат Рыжей! - воскликнула я, внимательно разглядывая его на предмет поиска семейного сходства. Сходство было, но не бросалось в глаза. - Вы что близнецы?
  - Нет! - рявкнул он. - У волков нет близнецов!
  - Ясно. А теперь иди. Спасибо за рюкзак и за то, что вчера спас, - я стала подталкивать его к выходу, сама удивляясь своей смелости. - А что до отношений Астаха с твоей сестрой - мне фиолетово, пусть сами разбираются.
  Навстречу нам по лестнице спешила мама, привлечённая громкими криками.
  - Всё в порядке, Регина? - спросила она, переводя взгляд с меня на визитёра и обратно.
  - Да, мам, просто этот придурок решил девочкам продемонстрировать свои волчьи глаза.
  Тут Глеб вырвал свой рукав из моих цепких пальцев (оказывается, я всё это время крепко держала его), обошёл маму, буркнув что-то на прощанье, и был таков.
  - Я же говорю, придурок, - входная дверь протестующе грохнула. - Вот видишь?
  Мама тяжело вздохнула.
  - Не играла бы ты с огнём, дочка.
  - Мам, с ними по-другому нельзя. Нельзя перед ними тормозить, ты сама говорила.
  - Да-да, но ты бы всё равно полегче. Всё в порядке, девочки?
  Я обернулась, из приоткрытой двери моей комнаты выглядывало три девчачьих головы.
  - Он ушёл? - шёпотом спросила Маша.
  - Ушёл-ушёл, - подтвердили мы с мамой в голос.
  - Тут все такие? - спросила Василиса, осторожно выходя из своего укрытия.
  - Ну что ты, Глеб - такой душка. Он мне всегда помогает. Вот рюкзак принёс, который я в школе оставила.
  - Ты с ним встречаешься? - жадно спросила Иришка, на что Маша закатила глаза.
  - Нет, он не в моём вкусе, - серьёзно ответила я.
  - Да-а? - обрадовалась блондинка. - Он такой красавчик, - она мечтательно закатила глазки. - У него есть девушка?
  - Чего это ты интересуешься? - ехидно заметила я. - Ты от одного вида его глаз чуть в окно не выпрыгнула.
  - Это просто... просто от неожиданности, - нашлась наша блондиночка. - А так он красавчик.
  Мама улыбалась, слушая нашу болтовню. А потом позвала пить чай.
  Успокоившиеся девочки снова беззаботно щебетали, обсуждая произошедшее событие. Мы спустились на кухню.
  - Увидев его в толпе, я бы ни за что не догадалась, что он оборотень, - глубокомысленно заявила Маша.
  - Серьёзно? - удивилась я. - Их же даже случайно не перепутаешь с людьми, настолько они отличаются от нас. Мы расселись за столом, оказывается, мама уже разлила всем чай.
  - Не скажи, - возразила Василиса, помешивая ложечкой чай. - Когда он вошёл, у меня и мысли не возникло, что он может быть оборотнем.
  - Да, - подтвердила блондинка, нарезая зелёное яблоко на тонкие ломтики. - У меня тоже, пока у него глаза не изменились. Тогда мне стало жутко, - она обиженно поджала губки.
  Я недоверчиво хмыкнула.
  - Просто ты повидала уже достаточное количество оборотней, чтобы выделить характерные черты, - вмешалась мама.
  Я пожала плечами.
  - Может быть, - и не стала спорить.
  - А мы можем прогуляться по их кварталу? - взволнованно предложила Иришка, нервно теребя кончики волос. Наверное, решила выследить так понравившегося ей Глеба.
  - Мам?
  - Конечно, можно. Это же не закрытая территория. Но я бы порекомендовала взять кого-нибудь из местных в качестве провожатого. Например, Астаха, - и невинно так смотрит на меня.
  - Нет! - слишком резко крикнула я. Все удивлённо на меня посмотрели, я исправилась. - Только не Астаха, - и по новой вляпалась. - Потому что он спит.
  - А кто такой Астах? - протянула блондинка.
  - И откуда ты знаешь, что он спит? - добавила Маша.
  Вот ведь не в меру любопытные!
  - Я говорю, наверное, он спит. Сегодня же выходной.
  Мама загадочно улыбалась. Я ещё не поговорила с ней за тот случай, что она оставила меня ночевать в комнате Астаха. Я на неё сердито посмотрела.
  - Ну, нет, так нет, мама развела руками. - Тогда Глеба.
  Глаза Иришки загорелись.
  - Мам, ты чего? Он же ненавидит людей, прикопает нас где-нибудь под забором.
  Василиса резко побледнела и поперхнулась чаем.
  - Да шучу я, шучу, - я постучала подруге по спине.
  - Регина, не шути так, - попеняла мне родительница. - Девочки не весть что подумают о наших соседях.
  - О! я знаю, кого позвать, - я взяла телефон и набрала номер своего вихрастого одноклассника Игорька, на практических занятиях мы сидели вместе.
  - Привет, не ожидал, что ты так быстро позвонишь, - парень похвально ответил быстро. - Уже соскучилась? - мурлыкнул.
  Я подавила смешок.
  - Привет! Да, соскучилась, - и изложила суть своего предложения.
  - Без проблем, сейчас подъеду, - быстрый, однако, парень.
  Я задумчиво положила трубку.
  - Ну, всё, дело решено.
  - А это кто? - спросила осторожная Василиса.
  - Это мой самый вменяемый одноклассник. Так что его можно не бояться.
  - А он симпатичный? - тут же поинтересовалась блондинка.
  - Наверное. Ладно, пойду, переоденусь, - к своему стыду, я всё ещё была во вчерашней форме.
  Глава 14 Прогулка по кварталу
  Игорёк приехал на чёрном байке и не один. С ним был Давид.
  - Ничего себе, - пробормотала я, глядя на Давида, и думая, дурак он или смелый, раз пренебрёг предупреждением Астаха.
  Пока Иришка строила глазки новым знакомым, Василиса заметила мою напряжённость.
  - Ты чего? - спросила она шёпотом. - Что-то не так? Может, никуда не пойдём?
  - Да нет, всё в порядке, - не очень уверенно ответила я.
  - Привет! - ко мне подошёл Давид, чёрная кожаная куртка с изображением оскаленной волчьей головы делала его более брутальным. - Ты, наверное, удивлена, что я здесь?
  - Не то слово.
  - Всё просто. Когда ты позвонила, мы с Игорем были вместе, поэтому он меня позвал за компанию. Ты не против? - спросил он и игриво посмотрел из-под чёлки.
  - Нет, конечно. С чего бы?
  А рука так и тянулась к телефону, чиркануть смску Астаху. Но я себя удержала, решив не потакать новоприобретённой паранойе. И потом кто мне Астах? Просто сосед.
  Я улыбнулась шире, представила друзей друг другу, и мы отправились гулять по кварталу оборотней.
  Через несколько часов ...
  - Где моя дочь? - вопила женщина, потеряв рассудок от страха за своего ребёнка.
  Она подошла к высокой светловолосой хозяйке дома и вцепилась ей в одежду.
  - Отвечай! Это всё вы, вы виноваты! Вы переехали в этот чёртов квартал и пригласили мою дочь!
  - Успокойтесь! - хозяйка дома попыталась отодрать от своей одежды руки обезумевшей матери, но та держалась крепко. - Моя дочь тоже пропала. Их ищут. Их найдут. Успокойтесь же, наконец!
  Суровый мужчина уже с проседью на висках подошёл к своей жене и привлёк её к себе, вынуждая отпустить платье другой женщины, тоже матери.
  - Тише-тише, Леночка. Всё обойдётся, - а сам недобро посмотрел на хозяйку дома. Он тоже считал, что её семья виновна в исчезновении его дочери.
  Это был вечер воскресенья, первого выходного дня нового учебного года.
  К дому странной семьи, поселившейся на самой границе с территорией оборотней, всё прибывали и прибывали машины - родители потерявшихся девочек, полицейские, журналисты, просто сочувствующие, какие-то активисты, требующие прогнать оборотней из города ...
  - Кто им всем сообщил? - спросила Ирина, мать Регины, у своего мужа, поглядывая на улицу сквозь слегка отодвинутые шторы. Перед домом Снегирёвых царил форменный бедлам: активисты, выступающие против оборотней, разбили целый палаточный городок, разожгли костры и стали готовить ужин. - Совсем обнаглели, у людей горе, а они свои какие-то мутные интересы проталкивают.
  Дмитрий Сергеевич нервно взъерошил себе волосы, сегодня денёк выдался ещё тот.
  - Это похоже на заранее спланированную провокацию. Мы просто попали под раздачу в чужой игре.
  - Как ты думаешь, где девочки? - спросила женщина, которой сегодня досталось больше всех: именно ей выпала сомнительная честь общаться с перепуганными родителями подруг своей дочери.
  - Регину уже нашли, я думаю, и других найдут. Они же вместе уходили. Всё, Ириша, хватит смотреть на этих ... - он уверенно привлёк женщину к себе, отодвигая от окна. - Милая, всё хорошо, всё будет хорошо, - женщина начала всхлипывать, уткнувшись в рубашку мужа. Напряжение дня дало о себе знать. - Регина в безопасности, у Игристых ей ничего не угрожает.
  - Может, к ней сходить? - неуверенно предложила женщина, подняв заплаканное лицо к мужу.
  - Не будем привлекать внимание к их дому. Да и ей с оборотнями безопаснее. Не думаю, что дело дойдёт до открытого столкновения.
  ***
  - Оказывается, слухи о вас врут, - томно пропела Иришка, идя под ручку с Игорем, с интересом поглядывая по сторонам.
  Мы шли по хорошо ухоженному скверу. Вдоль чистенькой аллеи стояли кованые ажурные скамейки. Всюду клумбы, бурно цветущие осенними цветами. Кое-где листья на деревьях начали желтеть, выделяясь яркими пятнами на общем ещё зелёном фоне.
  К обеду погода разыгралась: небо очистилось, явив свою осеннюю высоту, солнышко начало пригревать.
  - Мы всеми силами боремся со стереотипами, но их не так-то легко изжить, - с повышенной серьёзностью заявил Игорёк, подмигнув мне.
  Я хихикнула. Давида оккупировали Василиса и Маша, заваливая его кучей вопросов, начиная со степени влияния фаз луны на оборот, заканчивая пристрастиями в еде. Давид стал бросать на меня взгляды, полные мольбы о помощи. Дотошная Маша интересовалась такими подробностями, что бедный парень терялся и не знал, что ответить. Ничего, сам напросился. А я шла и просто наслаждалась тёплым осенним деньком, запахом желтеющей листвы и болтовнёй подруг, которую слушала в пол уха.
  - А давайте зайдём ко мне, - предложил Игорёк. - Регина, ты как?
  - А? Что?
  - Где ты витаешь? - Иришка закатила глаза. - Игорь приглашает нас в гости.
  - А-а, ну, идёмте, - мне было всё равно.
  Вряд ли в доме родителей Игорька есть что-то специфическое волчье, что может напугать девочек. У Игристых, по крайней мере, я ничего такого не заметила. О чём и заявила девочкам.
  - Ты не права, - возразил парень.- Вожак живёт в новострое, а мы в старом городе, ещё оставшемся после наводнения, погромы до нас не докатились, поэтому новое жильё нам не положено.
  Упс, кажется, я натолкнулась на недовольного политикой вожака.
  - Да-а? - заинтересовано протянула Маша, - А у волков есть какая-то особенная архитектура?
  Вот дура. Какая у волков архитектура, если они на протяжении всего своего существования жили рядом с людьми?
  Я остановилась, идти в старый город совершенно расхотелось. Если мои предположения верны, то старый квартал оборотней ни чем не отличается от трущоб человеческой части города, которые возникли после одного из самых крупнейших наводнений столетия, то там смотреть не на что. Я видела их, они как раз находятся на выезде из города. Хотя Игорь не похож на жителя трущоб. Я окинула парня критическим взглядом: одежда новая, волосы чистые. Нет, не похож.
  - Ты чего? - озвучил вслух общее недоумение моей резкой остановкой Давид.
  - Ты испугалась что ли? - Игорь подошёл ко мне вплотную. - Я думал, мы друзья, - он ласково убрал прядку волос с моего лица, что мне не понравилось.
  Чего это он нарушает личное пространство? Я отодвинулась от парня, тот хмыкнул, но приближаться не стал.
  Я беспомощно посмотрела на девочек, ища поддержки.
  - Ренина, ты здесь целую неделю прожила, и ничего с тобой не случилось, - чопорно заметила блондинка, ей этот тон не шёл. - Мы же идём просто в гости. Пошли, - заныла она.
  И всегда осторожная Василиса молчит, для неё не характерно бродить по сомнительным местам. И я сдалась.
  - Хорошо, идём, - Иришка запищала от радости и бросилась обниматься, парни перевели дух, или мне показалось?
  - А ничего, что там живут оборотни, пережившие погром? - задала я вопрос парням. - Они же недолюбливают людей.
  - Пустяки, - легкомысленно отмахнулся Давид, который теперь шёл рядом со мной. - Здесь каждый второй оборотень пережил погром, и я в том числе. Это же не делает меня неадекватным? - он подмигнул мне, я слабо улыбнулась.
  Тут мы свернули в какую-то боковую улочку. Я удивлённо посмотрела на парней.
  - Так ближе до моего дома, - сказал Игорь, улыбаясь. Только улыбка не касалась его глаз.
  В этот момент зазвонил мой телефон.
  - Извините, я сейчас, - все невольно остановились, пока я доставала телефон из кармана узких джинсов, или это мама перекормила меня булочками, что обычные джинсы стали узкими?
  К моей радости звонил Астах. Никогда не думала, что так можно радоваться звонку малознакомого парня.
  - Ты где? - со смачным зевком спросил Астах, мне стало смешно.
  - А ты хочешь пригласить меня на свидание? - брякнула я, не подумав, и тут же прикусила язык.
  - Почему нет? Я теперь свободный волк. Кстати, благодаря тебе, - с намёком протянул он.
  Я фыркнула.
  - Ну, так ты где?
  - Мы с Давидом и девочками гуляем по скверу.
  Не успела я договорить, как:
  - С кем?!!! Я тебе говорил не общаться с ним! - я поморщилась от его воплей. - Иди с подружками к школе. Ты ведь знаешь, где она? Хотя нет, дай мне этого дебила, я сам с ним поговорю.
  Было слышно, как Астах шуршит одеждой, видимо поспешно одевается, а затем хлопанье двери.
  - Давид, Астах хочет с тобой поговорить, - я протянула трубку парню, тот поморщился, но взял.
  - Алло, это Давид, - он отодвинул трубку подальше от уха, видимо Астах орал или ещё что, нам не было слышно.
  - Не знал, что вы с сыном вожака настолько близки, - хмыкнул Игорь.
  - Мы друзья, - спокойно ответила я. - Он первый, с кем я познакомилась, как переехала.
  - А кто такой Астах? - Иришка как всегда греет ушки. - Это твой парень? У тебя есть парень?!!! А ты нам ничего не рассказала?! - воскликнула она. - Девочки, вы слышали?
  - Ты встречаешься с оборотнем? - осуждающе спросила всегда такая осмотрительная Василиса, стоя посреди квартала оборотней. Видимо, сегодня не её день.
  - Да нет же! - воскликнула я. - А если бы даже да, то, что тогда? Запрещено что ли?
  - Нет, что ты, - ответила за всех Маша. - Просто это на тебя не похоже.
  - Что не похоже? - насторожилась я, готовая дать отпор.
  - У тебя появились от нас секреты! - выпалила Иришка.
  - Ты только рассталась с Пашей, - укоризненно заявила Маша.
  Я знала, что мой бывший парень ей нравится, но он выбрал меня. Почему? У меня до сих пор нет ответа. Да и сейчас неважно, мы с ним уже расстались, не повстречавшись и трёх месяцев.
  Пока с девочками препирались, парни что-то обсуждали в полголоса. И Давид так т не вернул мне телефон ...
  - Идём к школе, - подвёл итог перешёптываний Давид. - А то тут кое-кто много о себе возомнивший рвёт и мечет. Боится, что мы уведём у него девчонку, - он подмигнул мне, я зарделась, девочки с готовностью захихикали.
  - Всё-таки у тебя есть парень, а ты отпираешься, - надула губки блонди.
  Я вздохнула и ... ничего не сказала. Объясняй, не объясняй, всё равно все слышат только то, что хотят слышать.
  - Идём к школе, - постановила я, и мы пошли.
  - Кстати, а почему здесь нет людей? Пока мы шли ни одного не встретили? - заметила наблюдательная Маша.
  - Потому что здесь людей нет!- провыл голосом мультяшного монстра Игорь, девочки рассмеялись.
  - Я имею в виду местных жителей, - уточнила Маша.
  - Так день ведь. А мы ведём преимущественно ночной образ жизни. Вот только в школу заставляют днём ходить, - Игорь печально вздохнул, вызвав улыбки.
  Улица, по которой мы шли, не была мне знакомой, но выглядела довольно опрятно и не вызывала опасений. Я живу здесь без году неделя, поэтому в выборе дороги полностью положилась на парней.
  Мы прошли через какую-то сквозную арку и неожиданно город, с его многоэтажными домами и чистенькими улицами, оказался позади, а перед нами раскинулись во всей своей красе трущобы старого квартала. Двухметровые кривые заборы надёжно скрывали от нас собственно дома, от которых виднелись только крыши, покрытые разномастным материалом. Тротуары пропали, не заасфальтированная дорога была вся в рытвинах и колдобинах, заполненных мутной вонючей жижей. У меня сложилось впечатление, что о канализации здесь даже не догадываются, а нечистоты выливают прямо на дорогу...
  Моё предположение подтвердилось: на наших глазах за ворота вышла женщина с тазом в руках, бросив на оторопевших нас мимолётный взгляд, она выплеснула содержимое таза прямо перед нами. В нос ударил запах мочи и тухлой крови. Вот эту женщину точно никто бы не перепутал с человеком: звериные глаза, выпирающие скулы, обтянутые сухой, дочерна загоревшей кожей, из-под верхней губы торчат желтоватые клыки, а на руках здоровенные крепкий ногти. Ещё не когти, но уже не ногти.
  Мы инстинктивно замерли в самых нелепых позах. Женщина бросила на нас ещё один взгляд, неожиданно начала втягивать воздух, было видно, как шевелятся её большие ноздри. И негромко зарычала. У меня заподкашивались ноги, Иришка подалась назад, широко раскрытыми глазами смотря на чудовище.
  В голове билась единственная мысль: "Только не верещи, Иришка, только не верещи".
  Тут блондинке что-то попала под ногу, она медленно опустила глаза. Под её ногой была большая полуобглоданная берцовая кость. Раздался дружный девчачий визг, и девчонки как полоумные рванули вниз по этой грязной улице, вместо того, чтобы вернуться в арку, через которую мы сюда пришли.
  - Стойте! - крикнула я и попыталась догнать перепуганных подружек, но куда там, они так ломанулись, что уже скрылись за поворотом, лишь по визгу можно было определить направление, в котором они удалялись.
  Я пробежала немного и запыхалась. Да, больше не буду прогуливать физкультуру.
  Я обернулась посмотреть, где парни и почему они не остановили девчонок, и нос к носу с толкнулась с страшной женщиной.
  Я замерла, застыла, оцепенела. Стучало только сердце да дыхание вырвалось со свистом. Женщина не по-человечески вытянула шею и принюхалась ко мне, затем крадущимся шагом обошла меня по кругу, с шумом втягивая воздух и что-то ворча. Я так и стояла, боясь пошевелиться, лишь глазами отслеживала её перемещение. Она была выше меня, но из-за странной манеры ходить на полусогнутых ногах и сутулых плеч, почти сравнялась со мной в росте.
  От неё воняло. Воняло смесью запахов протухшей крови, немытого тела и ещё каким-то звериным духом. Этот запах забивал нос и мутил сознание, внушая первобытный ужас. Я вспомнила про баллончик. Моя рука осторожно потянулась в карман за ним, тут я вспомнила, что оставила его в форме.
  - Зельда, назад, - раздался властный голос, обладателя которого я готова была сейчас расцеловать.
  Женщина заскулила и отпрыгнула от меня, ещё ниже пригнувшись. Астах (а это к моей вящей радости был он) рыкнул на волчицу, та обиженно заскулила и потрусила в сторону своего дома.
  - О, Астах! - я повисла на нём, ноги не держали, но он не дал мне насладиться чувством относительной безопасности, грубовато встряхнул меня.
  - Регина, сейчас не время для обмороков! Где девочки?
  - Там, - я махнула в сторону, которую они убежали.
  - Мать вашу! - выругался Астах. - Чего вас сюда понесло?
  Он достал телефон.
  - Нет, не успею, - и засунул его обратно в карман куртки. - Слушай меня внимательно, - он снова взял меня за плечи.
  Я посмотрела на него. Ах, как красиво солнечный свет отражается в его глазах, делая их янтарными. Я невольно улыбнулась.
  - Регина! - рыкнул парень, приводя меня в чувство. - Ты меня слушаешь?
  - Да, - пробормотала я, уцепившись за его футболку, не хотелось, чтобы он уходил.
  - Девочек надо выручать. Пока я буду тебя отводить домой, с ними может что-нибудь нехорошее случиться. Поняла?
  Я печально кивнула.
  - Их убьют? - на опасение за подружек уже не хватало сил.
  - Нет! Не перебивай! - он подвёл меня к облезлому дереву и начал под моим ошалевшим взглядом раздеваться. - Сиди здесь, - он бросил мне на руки куртку, - карауль мои вещи, - в меня полетела футболка. - Тебя не тронут, - он снял кроссовки и принялся за ремень джинсов, посмотрел на меня и отвернулся.
  - Я перекинусь, найду девочек. За тобой придёт Глеб, - ремень от брюк больно ударил меня по руке. - Ты долго будешь пялиться на меня? - спросил Астах, не оборачиваясь, стоя в одних трусах. Я сглотнула. - Отвернись! - рявкнул он, повернув голову.
  Я крепко зажмурилась. Он подошёл, удобнее уложил вещи на моих руках.
  Со смешком сказал:
  - Я пошёл,- чмокнул в нос на прощанье и был таков.
  Когда я открыла глаза, возле меня никого не было, и улица в оба конца была пуста.
  Зазвенел телефон - Астаха. От неожиданности я подпрыгнула, чуть не уронив всё Астахово барахло на эту грязную дорогу. Удобнее перехватила вещи и, наконец, достала телефон из кармана куртки.
  Звонил какой-то Второй.
  - Где эта засранка? - голосом Глеба поинтересовался таинственный Второй. - Я ей дозвониться не могу.
  Видимо засранка это я. Ну что ж он сегодня недалёк от истины: от близкого общения с той женщиной-оборотницей, я чуть не стала засранкой в прямом смысле слова.
  - Привет, Глеб. Это я.
  - Ты? Где тебя носит? - Глеб как всегда сама любезность.
  - Я сижу под старым деревом напротив огромной вонючей лужи, а из-за забора на меня поглядывает бородатый мужик, не очень дружелюбного вида.
  - Ты что делаешь в старом городе? Дура! - что так орать-то? Как будто я сама сюда пришла. - Сиди там, где сидишь. Не дёргайся, не ори, не беги, не разговаривай. Иначе тобой закусят, - мрачно пообещал парень, от его проникновенного голоса по спине пробежал табун мурашек.
  Меня даже тот волосатый мужик, который уже наполовину вылез из дыры в заборе, не так пугает, как иногда мой дружелюбный староста.
  Я думаю, оборотни должны скинуться на памятник господину Игристому ещё при его жизни. Если они все так жили, как в этом квартале, они должны благодарить своего вожака, что он их из такого вытащил. А то я краем уха слышала, что в общине есть недовольные его политикой. Да он святой, раз из такого, я бросила брезгливый взгляд на абсолютно голого мужика, заросшего шерстью, приближающегося ко мне крадучись, он смог сделать почти гражданина. Я с облегчением увидела приближающегося ко мне с другого конца улицы Глеба.
  Глеб, конечно, недалеко ушёл от своих предков, но, по крайней мере, не ходит голышом по улице средь бела дня. Я надеюсь.
  Мужик тоже заметил приближающегося парня. Он выпрямился во весь рост, повернулся к нему, слегка наклонив голову. Приблизившийся Глеб что-то рыкнул, мужик в ответ. Они натурально обнюхались. От этого вида меня чуть не стошнило, хорошо хоть задницы не стали у друг друга нюхать. Теперь я поняла, что все стереотипы об оборотнях имеют под собой реальную основу. Они действительно не люди. Я поняла со всей ясностью, то, что я видела до сегодняшнего дня, это лишь ширма, призванная облегчить оборотням интеграцию с цивилизованным обществом.
  - Чего сидишь? - прикрикнул Глеб. - Вставай и пошли.
  Я, кряхтя, поднялась, ноги от долгого сидения на корточках затекли. Да ещё гора астаховых шмоток. Сволочь-Глеб помочь не предложил.
  Мужик на прощанье вполне дружелюбно что-то рыкнул.
  - И вам до свиданья, - вежливо попрощалась я.
  - Я, конечно, всегда знал, что ты ненормальная, но не настолько же! - начал отповедь мой любимый одноклассник, когда мы немного отошли от места моего сидения под деревом. - Какого хрена тебя понесло в старый город к диким?!
  - А вы все так жили? - проигнорировала я риторический вопрос парня, удобнее перехватывая шмотки Астаха, которые так и норовили упасть.
  Он посмотрел на меня как на дуру.
  - Нет, конечно. Это дикие здесь живут.
  - А кто такие дикие? - решилась я на ещё один вопрос.
  С Глебом идти по этой ужасной улице почему-то было нестрашно. Главное, смотреть себе под ноги и вовремя обходить вонючие лужи. Я с любопытством крутила головой по сторонам: эта улица выглядела как иллюстрация к падению цивилизации и деградации разумных.
  - Какая тебе разница! - внезапно ощетинился парень. - Меньше знаешь, крепче спишь, - и прибавил шагу.
  Глава 15 Освобождение
  Мы с Глебом на удивление быстро дошли до дома Игристых.
  - Дальше сама, надеюсь, тебе хватит ума никуда не свернуть с этой дорожки, - сказал он ехидно, открывая для меня калитку и кивая на дорожку, ведущую к дому вожака.
  Я обиженно насупилась, а он довольно ухмыльнулся, развернулся и убежал в ту сторону, откуда мы только пришли.
  Входную дверь мне открыла Гера, радостно на мне повиснув. Всё астахово барахло упало на крыльцо.
  - Ты пришла!!! Я услышала, как ты подходишь, и побежала встречать, - щебетала девчушка. - Ой, а это что? - она, наконец, обратила внимание на упавшие вещи. - Это брата? - она подняла его куртку.
  - Давай помогай, - я подняла остальные вещи, и мы вошли в дом. - А где твоя мама?
  - А она ушла куда-то. Мы тут с братиками. Семён рисует, а Савик чинит велосипед, где-то во дворе.
  Беленький мальчик действительно обнаружился за маленьким столиком у окна, старательно что-то разукрашивающим карандашами.
  - Сёма не любит бывать на улице, - Гера села на колени рядом с братом и погладила его по голове. - Боится, - пояснила она.
  Я вывалила вещи на диван, уже руки не держали.
  - Куда это всё? - спросила я у девочки, но та уже увлеклась рисованием.
  - Пусть тут лежит, - наконец сказал она.
  Мне эта идея не понравилась, будут тут лежать, мешаться, вид портить, и я решила отнести их в астахову комнату, тем более знаю, где она находится.
  В первый раз, когда я здесь была, то есть сегодня утром, я была спросонья и толком её не рассмотрела. В комнате не было ничего не обычного. Как войдёшь, в правом углу кровать, прямо - окно и стол, слева от двери - шкаф. И всё. Обстановка спартанская, никаких излишеств. Я прошла в комнату, аккуратно сложила вещи на кровати. Обернулась осмотреться. Дверца шкафа была чуть приоткрыта. Мне стало любопытно. Говорят, что состояние шкафа может многое сказать о хозяине. Я подошла, открыла: с дверцы на меня смотрела огромная фотография Виолетты. На ней она выглядела счастливой и даже более красивой, чем в жизни.
  Мне стало не по себе. Я захлопнула шкаф. Проснулась детская обида: а моей фотографии ни у кого не висит, смешанная с чувством вины: может, я на самом деле вторглась в их отношения, они же из-за меня поссорились?
  Я отогнала эту мысль подальше и выскользнула из комнаты.
  ***
  Девочки бежали по улице, не разбирая дороги, сопровождая свой бег истошными воплями. Даже всегда рассудительная Василиса не могла сдержать рвущийся наружу ужас.
  "Во что нас втравила Регина?!!" - в голове билась только одна мысль.
  Из какой-то подворотни наперерез им выскочило четверо мужчин, бандитской наружности. Иришка не успела ни затормозить, ни отвернуть и со всего маху врезалась в одного из них. Он радостно заржал и обхватил её руками. Другой нацелился на Сашу. Та решила просто так не сдаваться, приняла боевую стойку (она немного занималась восточными единоборствами). Но это не очень ей помогло, второй бандит с лёгкостью отбил её неумелую атаку и быстро скрутил.
  Пока я как дура пялилась на девочек ко мне подошли двое других, и одели на голову вонючий мешок. Перед тем как меня схватили, я успела отметить, что Регины с нами нет. Где она? Что с ней? Отстала? Кто эти мужчины, которые схватили нас? А где парни, которые были с нами?
  В голове проносились все эти вопросы со скоростью света, ни на один из них не было ответа.
  Нас куда-то повели. Под ногами противно хлюпало, и я постоянно обо что-то спотыкалась. Слышно было, как плачет Иришка и скулит Маша. Я молчала, не хотела радовать этих бандитов.
  Наконец, нас посадили в какой-то фургон и повезли в неизвестном направлении.
  Внезапно один из бандитов, сидящий с нами в кузове, заорал:
  - Давай быстрее гони! Там сын вожака!!! Быстрее! - в его голосе послышались истеричные нотки.
  Грузовик прибавил скорость, подпрыгивая на ухабах. Нам связали руки и ноги, сидеть было невозможно, держаться за что-либо тем более. Поэтому на каждой колдобине меня подбрасывало вместе с грузовиком, и я пребольно ударялась всем телом о дно кузова. Подозреваю, что девочкам было не легче.
  Внезапно что-то со всего маху влетело в кузов. Мужик, ехавший с нами, истошно заорал. Это нечто рычало и рвало. Потом кто-то выпал из кузова. Судя по воплям, это оравший до этого бандит.
  - Целы? - с моей головы сняли мешок.
  Я проморгалась, привыкая к свету. Подняла голову, передо мной стоял абсолютно голый незнакомый парень.
  - Я спрашиваю, целы? - повторил он свой вопрос, споро развязывая мне руки.
  - Д-да, - сумела выдавить из себя я, стараясь на него не пялиться.
  - Дальше сама. И девочек развяжи. Я пошёл, - с этими словами он переместился к борту грузовика и чем-то разрезал тент поближе к кабине.
  Затем ловко нырнул в образовавшуюся дыру. Фургон продолжал скакать по ухабам. Я опомнилась, принялась развязывать себе ноги. Верёвки плохо поддавались. Я плюнула на это дело, и решила сначала развязать девочек. Кое-как подползла к Маше. От моего прикосновения она резко рванула в сторону.
  - Это я! Успокойся! - крикнула я ей практически в ухо, чтобы перекричать рёв мотора.
  Между тем из кабины раздались вопли и ругань со стороны доморощенных похитителей. Почему доморощенных? Да потому что кто будет так пугаться одного голого парня, имея численное превосходство?
  - А-аа, он здесь!!!
  - Не дай ему удержаться!!! - грузовик начал вилять из стороны в сторону так, что я приложилась головой о его железный борт.
  Затем послышался треск выбитого стекла, снова вопли и звук, как будто кто-то выпрыгнул из кабины на полном ходу. Затем послышалась борьба, и грузовик резко затормозил. Девчонки завизжали. Я кое-как развязала Маше руки, та быстро скинула мешок со своей головы и принялась озираться по сторонам.
  - Лучше ноги себе развяжи, - посоветовала я, а сама направилась к поскуливающей от страха Иришке.
  В фургон легко впрыгнул всё тот же парень, который меня развязал. Но на этот раз он был одет: на нём были штаны, явно не подходящие ему по размеру, слишком коротковаты и широковаты. Видимо, их предыдущий владелец был ниже ростом и шире в кости.
  Девчонки завизжали по новой. Парень демонстративно прочистил ухо.
  - Тихо! - прикрикнула я на подружек. - Это свои.
  - Ага, свои. Угораздило же, - он ловко перерезал верёвки на моих ногах откуда-то взявшимся ножом. - А теперь на выход, леди.
  Иришка, наконец, разглядела нашего спасителя. Это был высокий, хорошо сложенный парень с тёмно-карими глазами и довольно симпатичным лицом.
  - Как вас зовут, мой герой? - пролепетала она, цепляясь за его руку.
  Я закатила глаза: она неисправима.
  - Все формальности потом, - весело ответил парень и легко спрыгнул на землю. - Давайте сюда.
  Я подошла к краю фургона, присела на корточки, он обхватил меня за талию и без труда спустил на землю. Я даже пикнуть не успела. Затем пришёл черёд Маши. Наша суровая Мария решила проявить самостоятельность и слезть самой. Но он не дал ей времени подыскать опору для ноги, тоже подхватил за талию и спустил на землю. Иришка сама повисла на шее героя, не спеша отлипать. Парень с усмешкой убрал её руки и подтолкнул в мою сторону.
  - Куда теперь? - спросила я. Мы находились в том же полуразрушенном квартале, только эта его часть выглядела ещё хуже. Вдоль улицы стояли полуразвалившиеся дома на вид совсем нежилые.
  Парень быстро осмотрелся.
  - Туда, - он махнул рукой в сторону одного из немногих уцелевших зданий.
  Судя по надписи на воротах, это когда-то была школа.
  - А кто ты такой? - упёрлась Маша. - Может, ты с ними заодно.
  - У тебя есть выбор: довериться и пойти со мной или ждать дружкой этих молодчиков, - он кивнул на машину.
  - Идём, - сказала я, и первая сделала шаг в сторону указанного здания.
  - Ой! - воскликнула Иришка и кулём осела на грязную дорогу.
  Когда она успела подойти к кабине? Парень выругался и быстро направился к ней.
  - Как не вовремя-то!
  Маша хотела было броситься к Иришке, но парень остановил её резким окриком.- Стой, где стоишь! - но упрямая Маша не послушалась, тогда парень натурально зарычал.
  Я чуть не описалась. Волоски на руках встали дыбом. Маша сделала неуверенный шаг назад, широко раскрыв глаза от страха. Потом ещё один и ещё. Я, конечно, подозревала, что этот парень не человек, но одно дело подозревать, другое видеть его изменившиеся глаза.
  - Чего стоишь? - это он мне. - Лови свою слишком смелую подружку, а то сейчас драпанёт. Сама её искать будешь.
   Я сглотнула, но всё же схватила Машу за руку. Та неожиданно заплакала.
  - Куда мы попали, Василиса? Я хочу домой, к ма-а-ме, - я обняла трясущуюся от рыданий подругу, хотя мне было самой страшно, но я всё равно попыталась её успокоить.
  А парень тем временем приводил в чувство Иришку, отвешивая ей звонкие пощёчины. Блондинка открыла глаза, сфокусировала взгляд на парне и прошептала, указывая на грузовик.
  - Там это ...
  - Ничего, вставай давай, - и уже мне. - Эй, умная, - он мне бросил баллончик с чем-то. - Прысни на подошвы себе и ревливой подружке. Да побыстрее.
  - Зачем? - Маша немного пришла в себя и опять начала вставлять палки в колёса нашему спасителю.
  - За тем. Делай, кому говорю, - он вздёрнул на ноги Иришку. - Чтобы по следу не нашли ваши любимые похитители, - всё-таки снизошёл он до объяснения.
  Я быстро сбрызнула свою обувь, парень резво зажал себе нос и отошёл в сторону. Так же обработала обувь Маше. Иришка непривычно молчаливая, чуть пошатываясь, подошла к нам.
  ***
  - И мне тоже, - заявила непоседа Гера, вцепившись в другую мою руку. - Никуда не пущу, - серьёзно заявила она, нахмурив бровки, это не могло не вызвать улыбку.
  - Всё-всё я никуда не иду, - сдалась я перед такими жёсткими аргументами, как хватка двух оборотниц. - Вы две вредины.
  Женщина и девочка довольно рассмеялись.
  Матильда усадила меня на диван, а сама села рядом, надёжно так села. И я поняла, сейчас будет допрос. И не ошиблась.
  - Я слышала, тебя нашли в старом городе, - начала издалека вожачка, и посмотрела так, что я поняла, если не продолжу рассказ добровольно, из меня его клещами вытянут.
  - Мы там случайно оказались. Сначала просто гуляли по кварталу с мальчиками, а потом неожиданно вышли на эту ужасную улицу, - я поморщилась, воспоминания о той женщине с когтями были ещё свежи во мне. - Кстати, кто такие дикие? - спросила я.
  Матильда как-то неуверенно хмыкнула.
  - Не знаю даже как объяснить... - и она замолчала.
  - Просто объясните как есть, я пойму, - подбодрила её я.
  - Они одичавшие оборотни,- важно пояснила Гера, забираясь на диван с большой красочной книгой.
  - Они что звери?! - ужаснулась я. - Ой извините.
  Но Матильда, казалось, не обратила внимания на моё восклицание.
  - Можно и так сказать. Они испытывают трудности в том, чтобы жить как люди. Забыли себя, поддались инстинктам,- она говорила с какой-то затаённой болью, я даже пожалела, что подняла этот вопрос. - Знаешь, это так пьянит, свобода без обязательств, - пояснила она, видя что я не понимаю. - Бегаешь себе. В жизни только одна проблема - добыть еды да волчат защитить. С людьми сложнее. Приходится мозги напрягать, а это утомительно, - она усмехнулась. - Как вы люди не устаёте от интриг? - задала она риторический вопрос. - Поэтому многим не нравится, что Матвей ведёт курс на сближение с людьми. Мол, мы не люди и нам не за чем жить, как они.
  - А вы сами как считаете? - решила я узнать мнение мамы Астаха.
  -Я? Вся власть у людей. Если мы не будем играть по их правилам, нас будут изучать только по учебникам биологии в разделе вымерших животных. Но что-то я заговорилась. Совсем тебя загрузила, малышка, - она мягко улыбнулась и легонько сжала мою руку. - Это не должно тебя касаться, ты ещё малышка. Тебе только жить, влюбляться и радоваться, - на слове влюбляться я покраснела, почему-то вспомнив Астаха в трусах.
  - Вот, смотри, - Гера шлёпнула свою большую книгу мне на колени. - Я нашла, - она ткнула пальчиком в картинку, изображавшую как раз такого оборотня, какого я видела на улице старого города. Зверюга он и есть зверюга с когтями, клыками и шерсти клоками.
  Под картинкой была подпись: "Одичавший оборотень, полностью потерявший способность переходить в человеческую форму, вследствие длительного пребывания в истинной ипостаси и пренебрежения к овладению речью и созидательной деятельностью".
  Короче, суть этого определения сводится к тому, что дикие - это оборотни, которые разучились или не учились говорить и что-то делать своими руками.
  - И много их там таких? - я ткнула пальцем в картинку.
  - Достаточно. Это те, кто жили в городе, а после наводнения потеряли свои дома. Они так и не смогли приспособиться к новой жизни. Разрушенные дома никто не собирался им восстанавливать, они ушли в леса, где вернулись к истокам. Но в последнее время в лесу тоже неспокойно. Лес вырубают. Эти бывшие городские оборотни возвращаются обратно в поисках лучшей доли. Но они уже забыли, как жить по-человечески, скажем так. Они наша головная боль. Формально они относятся к нашей общине, то есть за их действия мы несём ответственность. Тебе, наверное, это неинтересно? - вдруг спохватилась волчица.
  - Нет, что ты. Очень интересно. Мне с вами предстоит жить рядом ещё как минимум год, как меня может не волновать положение вещей в вашей общине?
  Матильда грустно улыбнулась, забрала книгу и стала бездумно её листать, задумавшись о своём. А я подумала, может у неё кто-нибудь из родственников одичал, раз она так переживает за диких?
  После рассказа Матильды о том, как легко оборотни теряют цивилизованность, в голову не могла закрасться мысль о человеческом превосходстве над другими расами. Вот поживут оборотни без людей и дичают. Странно как-то, вроде природа создаёт жизнеспособные организмы, а тут вдруг ошиблась? Наверное, есть и другие причины одичания, которые Матильда не назвала.
  Неслышно (для меня) в дом вошёл незнакомый молодой мужчина в чёрной форме, коротко поклонился хозяйке и доложил, что девочек нашли.
  - Нашли! - я не удержалась и радостно вскрикнула.
  Волк мельком глянул на меня и продолжил свой доклад.
  - Вожак просил Регину оставить пока в доме.
  - Хорошо, - Матильда кивнула. - Когда остальные девочки будут здесь?
  - Через полчаса, - последовал краткий ответ.
  Мужчина поклонился и удалился также бесшумно, как и вошёл.
  - Слышала? Ты остаёшься здесь, - сказала она с улыбкой. Было заметно, что после получения хороших новостей её отпустило напряжение, которое она до этого старалась не показывать.
  - Да! - радостно пискнула я. - И девочки скоро будут здесь. Надеюсь, они не переломали себе ноги на той ужасной дороге? - с тревогой добавила я.
  Глава 16 Не лёгок путь домой
  Мы шли к старому зданию. Под ногами валялся строительный мусор, битые кирпичи, обгорелые деревья. На чудом сохранившейся двери косо висела табличка, гласившая "Средняя школа". Ничего себе, какое здесь запустение. Что здесь произошло таково, что оборотни решили не восстанавливать старую школу, а построить новую?
  Я шла замыкающей. Первой, вслед за парнем шла Маша, за ней - Иришка, более-менее пришедшая в себя. Да, нам впечатлений от сегодняшней экскурсии хватит на всю жизнь. Да чтоб я ещё раз согласилась на предложение Иришки! Чувствую, у меня разовьётся фобия на всякие познавательные прогулки. Буду домоседкой, как Регина. Книжки стану тоннами читать. Хотя сейчас по ней не скажешь, что она домоседка. Парень появился, куча новых знакомых и секреты от меня. Последнее вообще бесит.
  Наш провожатый остановился в дверном проёме, постоял немного (принюхивался что ли?) и махнул нам, чтобы двигались дальше. Иришка застонала, непривыкшая к длительным пешим прогулкам, она устала. К тому же сегодня было очень много новых впечатлений, это тоже давало о себе знать.
  - Я больше не могу, - выдохнула она и уселась прямо на пыльный пол. - Я хочу домой к маме! Мне всё надоело! - и она заплакала, чем не привела в восторг нашего провожатого.
  Парень тяжело вздохнул, вернулся к нам (он уже успел уйти вперёд). Я взглянула на него. Зря. В полумраке заброшенного здания его глаза светились зелёным. Я вздрогнула и невольно сделала шаг назад. Как Регина умудряется спать, когда по соседству живут вот такие?
  - Давай ты ещё в обморок упади. Мало этой малохольной, - он подхватил взвизгнувшую Иришку на руки. - Карма у меня, что ли такая, таскать человеческих девчонок за просто так? - с досадой пробубнил он себе под нос.
  И уже громче:
  - Не отставать.
  Я позавидовала Иришке. Почему ей всё время везёт? Вот и сейчас едет на руках у симпатичного парня. Тоже в блондинки перекрашусь, - решила я. -Как только вернусь домой, сразу перекрашусь.
  Маша остановилась и ждала, когда я её догоню. Мы прошли здание насквозь, и вышли к пешеходному мостику, перекинутому через глубокий овраг. При ближайшем рассмотрении овраг оказался старым руслом реки. На самом мосту хлама не было, и мы могли с Машей идти рядом.
  - Как ты думаешь, он на самом деле выведет нас к людям? - спросила она шёпотом.
  - Думаю, да, - так же шёпотом ответила я. - А иначе какой ему был резон вступать в драку с нашими похитителями? Думаю, мы просто случайно оказались в эпицентре местных разборок.
  - Думаешь?
  Я кивнула.
  - Знаешь, что я заметила? - в это время парень ловко перепрыгнул лежащий поперёк тропинки огромный ствол тополя, не выпуская Иришку из рук.
  Мы завороженно проследили за этим действом. А парень остановился по ту сторону дерева и теперь, ухмыляясь, наблюдал за нашим приближением, поставив ошалевшую от таких кульбитов блондинку на ноги.
  - Ну, кто первый? - спросил парень.
  - Я сама, - заявила Маша, но он опять не стал её слушать и ловко подсадил на ствол дерева.
  - Сама так сама, - сказал он, усаживая и меня туда же.
  Маша уже соскользнула на противоположную сторону, а я растерялась: вблизи дерево оказалось ещё больше и выше
  - Ну, ты чего тормозишь? - нетерпеливо прикрикнул наш провожатый.
  - Я ...я не могу.
  Я этот придурочный волчара вместо сочувствия просто дёрнул меня за ногу. И я, оглашая окрестности воплями и обдирая ноги и задницу, наверное, до костей, скатилась на землю. Маше хорошо, она в джинсах.
  - Зачем так орать-то? - похоже, этот эмоционально тупой дегенерат даже не заметил, что я ободрала ноги.
  - Ты придурок! Кто так делает?!! - набросилась на него Маша.
  - Подумаешь, поцарапалась, заживёт, - парень безразлично пожал плечами, а у меня на глаза навернулись слёзы.
  А молодой оборотень тем временем напрягся и резко развернулся в ту сторону тропинки, в которую нам предстояло идти. Из-за кучи мусора вышли двое молодых парней. Наш провожатый расслабился.
  - Ну, наконец-то! - радостно воскликнул он. - Я думал, мне с этими ... - он замялся, подбирая подходящее определение для нас, потом посмотрел в нашу сторону и сквозь зубы сказал, - девочками придётся одному тащиться до дома. Регина по сравнению с ними просто образец терпения, понимания и мудрости.
  Парни сочувствующе хмыкнули. Хотя нет, тот, который пониже ростом и с длинными волосами, хмыкнул скорее злорадно.
  - Ничего, теперь ты понял, каково мне нянчиться с твоей протеже, - заявил он, и я с удивлением в нём узнала того парня, который Регине принёс рюкзак. Глеб, кажется.
  Вон Иришка даже оживилась: увидела объект своих грёз.
  - Клёвый прикид, - заметил здоровяк, оценивая ультрамодные штаны нашего спасителя. - Где взял? Не с дикого ли снял? Не забудь, потом обработаться от блох, - и он заржал.
  Глеб довольно ухмыльнулся: шутка ему явно понравилась.
  - Да пошли вы! - беззлобно ругнулся наш проводник. - Хватит трепаться, хватайте девчонок и пошли.
  - Не люблю человеческих девок, - пробубнил здоровяк.
  - Бери, что есть, - откликнулся обладатель чудесных штанов.
  - Эй ты, хромоножка, иди ко мне, - это он мне? Вот урод!
  Не успела я ему сказать всё, что думаю, о его стиле разговаривать с девушками, как он сам подошёл ко мне, подхватил и перекинул через плечо.
  - Не дёргайся, а то сброшу в овраг, и на одну человечку станет меньше, - безразлично сказал он и пошёл вперёд.
  А я затихла. Что мне оставалось делать?
  Глеб тем временем ловко сграбастал Машу за руку, заявив оставшемуся другу:
  - С белобрысой липучкой сам разбирайся, и резво догнал здоровяка, таща Машу за собой как на буксире.
  Иришка скуксилась.
  - Давай ножками, ножками, - заявил ей парень с ухмылкой.
  И Иришка поплелась за ним.
  ***
  Мы с Матильдой варили борщ. Огромную такую кастрюлю, где мяса было больше, чем воды. Почему я этот шедевр оборотничьей кухни назвала борщом? Потому что я заметила в нём одну малюсенькую свёколку, а для меня блюдо, где есть свекла - это борщ.
  Борщом занималась Матильда, а я пекла блинчики, для разнообразия сладкие и без мяса. К Гере пришли подружки, и они всю гостиную застроили кукольными домиками. Маленький Семён увлечённо ползал среди них и проверял строения на прочность, чем вызывал возмущённый писк девчушек.
  Входная дверь открылась, и в прихожую ввалились изрядно помятые и заплаканные мои подруги в сопровождении команды спасателей Астаха, Глеба и Радима. Я подавила неуместное хихиканье, заметив, во что был одет мой сосед. Он что на помойке нашёл эти штаны?
  Спасённые девочки бросились мне на шею, что-то вразнобой рассказывая. Глеб презрительно поморщился и, почтительно поздоровавшись с Матильдой, свалил. За ним последовал Радим.
  Астах остался один среди девичьего царства. Ему было некуда идти, потому что он и так уже дома.
  Перекрикивая шум, создаваемый делящимися переживаниями девочками, он обратился к матери.
  - Мам, у нас есть что-нибудь от блох, - и он выразительно почесался, вызвав у меня неконтролируемую улыбку.
  Вообще к своему стыду, его я была рада видеть больше, чем своих подруг. Я рада, что он вернулся живой и здоровый, не считая блох, конечно.
  - Сейчас найду, - сказала Матильда, доставая аптечку из одного из кухонных шкафчиков. - А ты иди пока на улицу, а то натрясёшь здесь...
  Астах вышел, мне тоже невыносимо захотелось выйти за ним, поугорать над его штанами, естественно. Но девочки! Девочки вцепились в меня как клещ в собаку. Тьфу, как бы вслух при оборотнях такое не сказать, не оценят.
  Где-то через полчаса, когда девочки умылись и немного привели себя в порядок, подъехала незнакомая машина. Среди вышедших из машины мужчин, Маша с удивлением узнала своего дядю. Почему она удивилась? Да потому что, поговорив, мы решили что лучше родителям не рассказывать о произошедшем, чтобы напрасно не волновать. Всё же хорошо закончилось, правда? Отогревшиеся и наевшиеся Матильдиного борща девочки стали воспринимать произошедшее как веселое приключение с элементами экстрима. Никто родителям не звонил (даже я), а из старого квартала позвонить было невозможно в виду отсутствия связи. Поэтому-то мы все и удивились приезду Машиного дяди.
  Он вошёл в дом в сопровождении ещё одного мужчины, развил бурную деятельность, кричал, угрожал, даже не дал попрощаться с девочками, как запихнул их в машину и увёз в неизвестном направлении, оставив нас медленно приходить в себя.
  А вечером стало известно, что девочки не возвращались домой и в их похищении обвиняют общину оборотней.
  ***
  Мои родители, несмотря на выходной день, были плотно заняты на работе, дома никого не было, поэтому возвращаться в пустой дом мне не было никакого смысла. Я и осталась у Игристых, развлекая малышню сказками, пока Матильда занималась хозяйством.
  Астах, обработавшись от блох и пообедав, куда-то свалил. К моему величайшему сожалению. Мы даже не успели толком пообщаться. И я не успела пожаловаться ему на Глеба, что тот не помог мне нести вещи.
  Всё шло тихо и мирно, пока не началось ЭТО.
  На границе волчьего и человеческого кварталов обосновались какие-то мутные личности с плакатами и требованием освободить похищенных девочек и вообще избавить от своего присутствия город. Мы даже сначала не поняли, что случилось, откуда они здесь и чего хотят. Эти активисты проникли бы и на территорию оборотней, если бы вдоль условной границы, выделенной декоративным бордюром, не выстроились крепкие молчаливые парни в чёрной униформе. Однако быстро работают оборотни. Матильда пояснила, что они из отряда внутренней охраны правопорядка. Типа волки-дружинники.
  Возле моего дома припарковалось много машин, среди которых, я к своему удивлению, увидела машину папы Василисы. Учитывая то, что мой дом находился как раз на границе с территорией оборотней, он оказался в эпицентре событий. Его осаждали, появившиеся как по мановению волшебной палочки, репортёры, протестующие против оборотней и другие. Полиция появилась через два часа после начала этого бедлама.
  В виду начавшегося хаоса, я предпочла отсидеться в доме Игристых. Тем более начал быстро наполняться крепкими парнями во всё той же чёрной форме, которые вызывали уважение (по крайней мере, у меня).
  Пришёл Матвей. Спросил у жены:
  - Регина здесь? - та ему что-то сказала, он кивнул. - Пусть здесь сидит, ещё не хватало, чтобы она пропала.
  Глава 17 Операция освобождения: фаза вторая
  - Как могли девочки снова пропасть, если они уехали с дядей Маши. Я сама видела, - рассуждала я, ходя из угла в угол по комнате Астаха.
  Астах откровенно скучал, отец отстранил его от участия в патруле, сказав, что сегодня он и так много сделал для блага стаи, а дом охранять тоже нужно кому-то. Астах обиделся, но не посмел перечить приказу вожака. Сейчас он и охранял дом, лёжа на кровати, делая вид, что ему совершенно безразлично, что творится на улице, и лениво наблюдая за моими метаниями по комнате из-под опущенных ресниц.
  - А ты что молчишь? - набросилась я на парня, остановившись в шаге от кровати. - Тебе совсем неинтересно, что произошло с девочками?
  Астах как-то странно посмотрел на меня, и я поняла, что его мысли в данный конкретный момент, очень далеки от решения сегодняшних проблем и вообще проблем. Потом он немного встряхнулся и всё-таки ответил.
  - Отец ясно дал мне понять, не лезть в это дело. И тебя не пускать, кстати.
  Я недоверчиво фыркнула.
  - Но почему? Мы же последние, кто их сегодня видел. Он даже не расспросил меня о том, что случилось.
  - Зачем? Он и так всё знает, ему уже доложили, - и неожиданно добавил: - Хватит метлешить! - схватил меня за руку и дёрнул на себя.
  Я не удержала равновесия и упала чуть не на него. Он тут же прижал меня к себе.
  - Ты что творишь! - прошипела я, пытаясь выбраться из плена его рук.
  А этот паршивец лишь улыбнулся, без видимых усилий удерживая меня на месте.
  - Так -то лучше, - пробормотал он, убирая волосы с моего лица.
  Это было так неожиданно. Я замерла. Под своей рукой я чувствовала, как бьётся его сердце быстро и сильно. Думаю, что моё не уступало его в скорости. Я смотрела в его глаза, в искусственном свете лампы отливающие звериным зелёным, но это почему-то не пугало меня, это мне нравилось. Астах потянулся ко мне, чтобы поцеловать. Я ощутила его дыхание на своих губах. Он нежно провёл пальцем по губам и щеке, я приготовилась к поцелую, даже дыхание задержала, как...
  - Етит вашу ж мать! - громко и возмущённо выругался, ввалившийся без стука в комнату, Глеб. - Нашли время и место!
  Я хотела соскочить и убежать, но Астах не дал, уткнув мою голову себе в грудь и мягко, но сильно удерживая. Мне стало жарко. Мне стало стыдно. Рука Астаха как бы невзначай, поправила на мне юбку.
  - А теперь вышел и нормально зашёл, - очень низким голосом попросил Астах.
  И в этом голосе было столько властности и силы, что я сама была готова удрать. Такому тону невозможно не подчиниться. Я ещё не видела Астаха с такой стороны. Обычно он весёлый и балагуристый, кажется несерьёзным, пока ситуация не потребует от него предельной сосредоточенности. Но и тогда он успевает подурачиться, по крайней мере, со мной (вспомнить хотя бы тот поцелуй в нос, когда он оставил мне вещи, а сам пошёл выручать моих подружек).
  Глеб вышел и демонстративно аккуратно закрыл за собой дверь.
  - Ты не испугалась? - спросил нежно, с лёгкой тревогой Астах, заглядывая в моё красное от смущения лицо.
  Я отрицательно мотнула головой. Он расцвёл счастливой улыбкой и легонько поцеловал в губы. Это был наш с ним первый поцелуй. Его губы оказались тёплыми и мягкими. Он ловко соскочил с кровати и вышел, оставив меня переваривать случившееся. Что с ним происходит? А со мной?
  Я прикоснулась к своим губам, они горели. Неужели я снова втрескалась по уши? О, только не это! Не хочу! Я застонала и уткнулась лицом в астахову подушку. Она пахла своим хозяином.
  Я отбросила её подальше от себя и села на кровати. Был у меня случай в бывшей школе. Влюбилась я без ума в одного красавчика. Мне тогда было лет тринадцать, а ему семнадцать. Решила признаться ему в своих чувствах со всей своей детской непосредственностью при всех. Он постоял, послушал, глумливо поухмылялся, а потом во всеуслышанье заявил, что ему такая придурочная не нужна. Его дружки заржали. А я с развороченным сердцем ушла залечивать раны, поклявшись себе никогда не влюбляться.
  Дело в том, что я неуловимо отличаюсь от сверстников. Они это чувствуют и не спешат идти на сближение. Мне удаётся дружить только закрыв свою душу на все замки, как слишком строгий мундир на все пуговицы.
  Но Астах-то что во мне нашёл? Или я забыла закрыться? Или он просто играет? Хотя не похоже...
  О чём я сейчас думаю?!! У меня подруги в беде, а я гадаю, любит, не любит...
  Я резко встала и вышла из комнаты.
  ***
  - Ты совсем охренел?!! - шипит на меня Глеб, шипит, чтобы не привлекать внимание взрослых. - Ты чего крутишь с подопечной? Проблем захотел?! И вообще ты только расстался с моей сестрой!
  Я снисходительно смотрю на него, в глубине души удивляясь, чего он так завёлся. Ещё указывает с кем мне встречаться, а с кем нет.
  Мы стояли в коридорчике второго этажа нашего дома.
  - Глеб, я начинаю подозревать, что ты сам на неё запал, сказал задумчиво я.
  Друг резко заткнулся. Попал в точку что ли? Я с интересом взглянул на него. А, нет, он просто побольше воздуха в грудь набирал.
  - Что?!!!- возмущению его не было предела, даже голос чуть не сорвался на фальцет. - Чтобы я на человечку?!!!
  - А что такого? Человечки нисколько не хуже наших девчонок, - сказал и пошёл вниз, оставив друга возмущаться одного.
  - Что нового? - спросил я чуть позже у сзади плетущегося друга, всё ещё недовольно сопящего.
  Тот нехотя ответил.
  - Вожаку пришло письмо с требованием уступить старый город и отказаться от защиты девчонки. Я понимаю - земля, а Регина-то им на хрена?
  Я проигнорировал размышления Глеба.
  - Какие условия поставили в случае невыполнения?
  - Ты думаешь, твой отец откажется?
  - Уверен.
  - Они дали понять, что раздуют из этой истории такой скандал, что городские власти будут вынуждены принять закон о выселении нас за черту города.
  Я недоверчиво хмыкнул.
  - Если бы они могли, они бы давно сделали, а не разводили всю эту канитель с заложницами.
  - Или у них времени мало, - добавил друг.
  - Или времени мало, - согласился я.
  Отец только что вошёл в дом в сопровождении своих телохранителей.
  - Отец, ты звал меня? - почтительно обратился я к нему.
  Это наедине я могу звать его папкой и дружески бить по плечу. Но публично я должен выражать все знаки уважения, подобающие ему по статусу.
  - Сын, бери своих парней и прочисти старый город. Сдаётся мне, что они там держат заложниц. Ты же лично видел тех девочек?
  - Да, отец, - я чуть склонил голову в знак почтения и отправился на улицу, ждать парней. Зов я уже бросил.
  Мой второй был уже здесь. Он выглядел собранным и готовым к бою. Вот и третий подошёл. Радим как всегда был спокоен и невозмутим. Потихоньку стали стягиваться и остальные.
  - Давида и Игоря не нашли, - доложил Радим.
  Я кивнул. Быстро набрал смску Регине, потом вспомнил, что она потеряла телефон.
  - Я сейчас, - сказал парням и быстро направился в дом.
  Глеб никак не прокомментировал, лишь нахмурился. И на том спасибо. Слишком много воли я дал своему Второму, теперь расплачиваюсь.
  Я заскочил в дом с чёрного хода, чтобы лишний раз не мозолить глаза отцу. Прислушался, определяя местоположение Регины. Она была в детской, что-то рассказывала мелким. Я улыбнулся и быстро поднялся на второй этаж.
  ***
  Такой шум, который царил на улице от активистов, разбудил бы и мёртвого, что уж говорить о чутких малышах-оборотнях. Естественно они и не думали спать. На мой вопрос, почему бы их не отправить к родственникам вглубь квартала, Матильда грустно улыбнувшись сказала, то семья вожака должна до последнего оставаться на месте, чтобы не спровоцировать панику среди остальных оборотней или агрессию, которая является естественным продолжением страха у оборотней. Я ей не позавидовала, но прониклась уважением и восхищением. Она как настоящая королева, достойная соратница своего короля, не оставляет его в его делах. Вырасту такой же стану. Несмотря на трудности, она сохраняет спокойствие и всячески поддерживает своего мужчину, доверяя ему и веря в его способность разрешить ситуацию любой сложности. Думаю, что это её вера и поддержка здорово помогают вожаку делать его непростую работу.
  Заняться мне было не чем, и я решила отвлечь детей от происходящего, рассказывая им смешные истории. Матильда запретила им выходить из комнаты, а от всеобщего возбуждения и суеты они были готовы ходить на головах.
  И вот сижу я, рассказываю очередную байку, как дверь открывается, и входит улыбающийся Астах. Чего это он такой счастливый? Берёт меня за руку и ведёт в коридор, бросив детишкам, что сейчас меня вернёт.
  Я непонимающе на него посмотрела, а он ещё шире улыбнулся, провёл рукой по голове, по волосам, плечу, спустился вниз по руке, задержался на кончиках пальцев. Я очень смутилась и не знала, куда себя деть. От его прикосновений всё тело как будто вспыхивало приятными тёплыми искорками. А он тем временем сделал ещё шаг ко мне и оказался совсем-совсем близко, смутив меня окончательно.
  - Спи в моей комнате. Я пошёл искать твоих подружек, когда вернусь - не знаю. Домой не ходи. Поняла? - он поднял моё лицо за подбородок, чтобы я посмотрела в его глаза.
  Я кивнула, не зная, куда себя деть от этого странного и одновременно волнующего разговора. А он наклонился и снова легонько поцеловал, как в первый раз. От волнения закружилась голова, и я невольно вцепилась в его куртку, чтобы не упасть. Он довольно ухмыльнулся, поддержал меня, а потом самым наглым образом сжал мои ягодицы, пообещав, что очень скоро мы продолжим наш разговор. Вот нахал! Моё лицо запылало от стыда, а по телу разлилось щекочущее тепло, лёгкое и невесомое как пузырьки газировки.
  Пока я набирала воздуха для гневной отповеди наглеца, его и след простыл. Не знала, что из этого коридорчика есть другой выход кроме как в общую гостиную.
  Почувствовала чей-то взгляд, обернулась. На лестничной площадке стояла Матильда, держа в руках поднос с лёгким перекусом для детей. Увидев, что я её заметила, она самым коварным образом мне подмигнула.
  ***
  - Дядя, что происходит? Почему мы сидим в этой вонючей дыре? - Маша демонстративно обвела окружающую обстановку руками, как бы подчёркивая убогость той обшарпаной конуры, в которой они находились.
  Странные дела творятся, скажу я вам. После благополучного возвращения из квартала диких, мы попали в ещё более странную и непонятную ситуацию.
  За нами заехал Машин дядя. Откуда он узнал, что мы находимся в доме соседей Снегирёвых? На этот вопрос дядя не смог ответить ничего вразумительного. Наорав на милую хозяйку дома, он чуть ли не силой запихнул нас растерявшихся от такого напора в машину. Сам сел за руль, и мы поехали, только как-то странно. Мы выехали из квартала оборотней, но направились не в центр города, где мы жили, а в круговую. Мне показалось, что мы объезжаем квартал оборотней по дуге, впрочем, далеко от него не удаляясь.
  На все наши вопросы дядя только шипел, проклиная волков и глупых девок, не сидящих спокойно дома. Второй мужчина, который приехал с дядей, вообще никак не реагировал на наши вопросы.
  Наконец, мы остановились. Дядя сказал, что оборотни нас просто так не оставят в покое, поэтому мы должны отсидеться какое-то время на нейтральной территории, где они нас искать и не подумают. На закономерный вопрос, почему бы нам не обратиться в полицию, он обругал меня дурой и ещё словами, которые я раньше не слышала, и грубо велел заткнуться. На мои глаза навернулись жгучие слёзы обиды. С нами даже презренные волки так не разговаривали. Маша попробовала заступиться за меня, но дядя пообещал выпороть её по-родственному, если она не перестанет возмущаться.
  Иришка просто начала тихонько плакать. А меня всё больше пугала перспектива остаться наедине с этими двумя неадекватными мужчинами.
  Нас завели в полузаброшенное здание. Такое ощущение, что мы вернулись в пресловутый старый город оборотней.
  В комнате, которую для нас привели, ещё оставалась кое-какая мебель. Мы с девочками расположились на продавленной софе, а дядя сел на стул у окна, с частично выбитым стеклом. А второй мужчина вышел за дверь. Наше положение всё более выглядело удручающим. Маша снова завела спор со своим дядей. Тот рассвирепел и отвесил ей звонкую пощёчину, напугав Иришку до икоты. Вообще он вёл себя странно, слишком нервно, что ли. Постоянно вздрагивал от любого шума, доносившегося с улицы, как будто ждал нападения.
  Я решила незаметно написать родителям смску, сообщить, где я и что со мной произошло. Но в этот момент позвонил мой парень. Так не вовремя! Громкий звук в тишине полузаброшенного дома произвёл эффект удара грома. Дядя подскочил, доживавший последние дни стул под ним развалился, в комнату ворвался давешний дядин спутник и ещё один громила, в котором я с удивлением признала оборотня (насмотревшись сегодня на них вдоволь, я стала отличать их от людей).
   Со словами: "Придурок, ты не забрал у них телефоны!"- охранник отвесил дяде хорошенькую оплеуху. Тот начал визгливо оправдываться.
  Между тем громила-оборотень подошёл к нам и протянул лапищу.
  - Сами отдадите или мне обыскать вас? - пробасил он, гадко ухмыляясь.
  Я отдала ему свой телефон, девочки сделали то же без возражений.
  Громила играючи раздавил все три телефона. Они жалкими осколками осыпались на грязный пол. Он, довольный произведённым эффектом, добавил:
  - И сидите тихо, как мышки, а то ...
  Иришка икнула, зажала себе рот и снова икнула. Маша просто сидела с широко раскрытыми глазами и смотрела на осколки бывших новеньких телефонов. Я её понимаю, телефон для современного человека становиться практически другом, которому мы доверяем свои тайны (ведём дневник), храним секреты (пароли) и много приятного (любимые книги, фотки близких, ссылки на понравившиеся страницы и, конечно же, любимую музыку). С ним тяжело расставаться. А тут на глазах так жестоко его уничтожили.
  Я вздохнула, медленно выдохнула, пытаясь успокоиться и остаться в своём уме. Всё происходящее начинало походить на ночной кошмар.
  Тем временем за окном стемнело. Осень. Дни короткие. Иришка потянулась ко мне и сказала на ушко, что хочет в туалет. Почему она это говорит мне? Я уже сама мучаюсь где-то полчаса. Ещё немного и это станет проблемой. Я легонько толкнула Машу, выводя её из оцепенения. Она грустно и тяжело на меня посмотрела, мол, чего мне надо, и так тошно.
  - Маша, скажи своему дяде, что мы хотим в туалет.
  Дядя напрягся, услышав наши перешёптывания.
  Маша, недолго думая, громко заявила.
  - Мы хотим в туалет.
  Дядя буркнул что типа "счас" и вышел. Вернулся он нескоро, я уже начала думать, что он про нас забыл. Он принёс большое, покрытое ржавчиной ведро.
  - Что это? - прошептала в ужасе Иришка.
  - Ваш туалет, - хмуро ответил дядюшка. - И на этом скажите спасибо. Эти вообще предлагали вам в уголок сходить.
  Глава 18 Операция освобождения фаза вторая
  - Ну, что-нибудь видишь? - шёпотом спросил четвёртый пятого.
  - Ага, двое снаружи, двое внутри, трое по периметру. Один человек в самой комнате.
  - Уходим, - они бесшумно отошли к тому месту, где сидела в засаде основная группа во главе с первым.
  Я собрал ребят.
  - Где они могут держать заложниц? Соображения?
  Первым как обычно высказался Глеб, кто бы сомневался.
  - Они хотят во всём обвинить нас. Так? - я кивнул. - Следовательно, чтобы нас подставить, они должны оставить следы присутствия девочек на нашей территории.
  - Скорее всего там, где мало, кто бывает, чтобы не было свидетелей, - добавил третий, Радим.
  - Это старый город, - уверенно подвёл итог Глеб.
  - Он большой, - возразил наш скептик - четвёртый. - Мы его за неделю не обыщем.
  - Я слышал, в районе заброшенной фабрики в последнее время была какая-то движуха.
  Тут надо пояснить на счет большой территории старого города. После крупнейшего наводнения, произошедшего лет десять назад, юго-западная окраина города была почти полностью разрушена. Многие люди погибли. Эта часть города непосредственно примыкает к нашему кварталу, где издавна селились оборотни. После наводнения большой кусок территории не стали восстанавливать, не было средств, и опасались повторения катастрофы. Пустующие полуразрушенные дома заняли всякие отщепенцы. Но они недолго там пожили. Лишившиеся домов и привычного окружения оборотни стали стремительно деградировать до уровня диких. К ним присоединились жившие в лесах, так называемые любители естественности, в поисках лёгкой добычи. Отщепенцы стали доступной едой. Старый город стал заброшенным. Никто не хотел решать проблему оборотней.
  Когда папа стал вожаком, он приструнил диких и навёл какое-то подобие порядка в их рядах. Для того, чтобы у нас под боком не заселились преступные элементы, он периодически выпускает диких поохотиться на территории заброшенного города. Так постепенно она стала считаться нашей. Её даже юридически закрепила за волчьей общиной, и обязали поддерживать на ней порядок. Городским властям не хотелось возиться с этой проблемой, поэтому они и спихнули её на нас.
  Но время шло, наводнений не повторялось. Когда-то никому ненужная земля стала расти в цене. Вот тут-то и появились желающие предъявить на неё права. Нам не хватает ресурсов самим полноценно использовать эту землю. (Но у папы уже есть кое-какие задумки). Но и нам никто и не предлагал на цивилизованных основах договориться об аренде, например. Всё дело в том, что нас до сих пор считают недогражданами нашей страны, а некоторые ещё и ошибкой природы. Поэтому пытаются навязать свои условия в обход закона. Папа же хочет полного признания гражданских прав и свобод за оборотнями. Некоторые видят в такой политике угрозу своей власти, ведь папа медленно, но верно объединяет всех оборотней вокруг себя. К нам стекаются волки со всей страны. Они присоединяются к нам на наших условиях. А главное требование нашей общины: никакого криминала, открытость, демонстрация дружелюбия и готовности сотрудничать с людьми.
  Желая присоединиться к сильному клану большинство соглашаются на эти условия, тем самым незаметно и естественно интегрируясь в человеческое общество, а не пополняя криминальное дно, как это было раньше.
  Какая-то светлая голова в верхах оценила папину идею - им тоже нужны лояльные оборотни-граждане, а не озлобленные отщепенцы. Они одобрили политику нашей общины и создали рабочую группу, призванную сглаживать конфликты и недопонимания, мешающие полноценному сотрудничеству людей и оборотней. Короче, посредников. Именно в эту группу и вошли родители Регины. Их переезд на границу с территорией оборотней - следствие реализации новой политики в отношении нашего народа. Это пилотажный проект, как и включение обычных учеников в состав школы оборотней. Если всё пройдёт хорошо, подобные проекты начнут действовать и в других городах нашей страны. Поэтому нам сейчас так важно сохранить репутацию надёжных и добропорядочных граждан, и никакие скандалы нам ни к чему.
  Перевод Регины в нашу школу ещё вызван и другими причинами, не только из-за работы её родителей. Но я не знаю подробностей, отец не посвящал, да и Регина, похоже, не в курсе.
  Вот особо ушлые желающие заполучить землю и зачем-то Регину (она моя, никому не отдам) и окопались на формально нашей территории. Чтобы потом обвинить в противоправных действиях против людей, раздуть и этого скандал, и на волне всеобщего возмущения отобрать у проклятых оборотней землю.
  Четвёртый и пятый вернулись из разведки. Доложили обстановку. Да, многовато противников для нашей группы. И там не дикие, боящиеся одного моего вида. Это крепкие бойцы.
  - Надо их чем-то отвлечь, чтобы часть из них ушла, - сказал я. - Так мы хотя бы уравняем шансы.
  Глеб поправил форменную куртку и сказал:
  - Я пойду.
  Всё правильно, его отец известный противник вожака, ему и карты в руки. Я имею в виду Глеба. Как так получилось, что мой лучший друг - сын врага моего отца, это долгая история. Одно скажу, раньше наши отцы тоже дружили.
  - А ты уверен, что к этому делу именно твой отец приложил руку? А то ты подойдёшь, а тебя разорвут ещё на подходе, - спросил Радим.
  - Ни в чём я не уверен! - зло ответил друг. - Отец мне не докладывается о своих планах. Может, ты тогда пойдёшь?
  - Тихо! - приказал я. - Делать будем вот что.
  ***
  Когда я вернулся домой, Регина уже спала (всё-таки осталась ночевать в моей комнате, приятно). И немудрено: время было пять часов утра. Активисты на границе территорий успокоились, расползлись по своим палаткам. Видимо, им тоже нужен отдых. Мир замер в ожидании следующего акта забавного действа под названием жизнь.
  Я сладко зевнул. Устал как собака. Вот блин, привязалась чисто человеческая поговорка. Сходил в душ, переоделся во всё чистое. И лёг к своей девочке, она даже не проснулась. Правильно, пусть спит. Завтра, то есть уже сегодня в школу. Её никто не отменит из-за каких-то глупых пикетчиков. От волос Регины пахло моим шампунем. Приятно. Что моим. Я улыбнулся. Легонько чмокнул её в макушку, обнял одной рукой и провалился в сон.
  
  Проснулась я утром от того, что мне было трудно дышать. Я нахмурилась, пошарила вокруг себя и к своему ужасу обнаружила на себе чужую руку, мужскую руку. Как я не заорала, я не знаю. Я распахнула глаза, мой взгляд упёрся в мужскую грудь, я подняла глаза выше и, к своему величайшему облегчению, узнала Астаха. Это он сграбастал меня в охапку и уснул. Это его тяжеленная рука лежала на мне и мешала дышать.
  Лицо спящего парня было спокойным и умиротворённым. Интересно, он уже проснулся от моих трепыханий, или так устал вчера, что ничего не услышал? "Всё-таки он красивый", - с какой-то внутренней гордостью заметила я. Обвела контуры его лица пальчиком, не касаясь, губы брови, нос. Рассматривая его вблизи, я не заметила в нём ничего звериного. Интересно, как он выглядит в виде волка? Я ещё ни одного волка не видела в волчьей ипостаси. А Глеб, интересно, какой? Тьфу, нашла, кого вспомнить с утра пораньше!
  Я снова обратила внимание на лежащего рядом парня. Он всё ещё не просыпался или же искусно притворялся.
  Внезапно мне очень захотелось его поцеловать, я чуть-чуть потянулась и прикоснулась губами к его губам. Мир перевернулся, я оказалась лежащей снизу, а он навис надо мной сверху.
  - Ох, Регинка, что ты со мной делаешь? - сказал он глухо, куда-то в область моей шеи, вызвав своим дыханием толпу мурашек.
  - Пусти! - полузадушенно пропищала я.
  Он слегка привстал на локтях и спросил сущую муть.
  - Я что у тебя первый?
  - Нет, последний! - рявкнула я. - Брысь с меня!
  - Даже та-а-ак, - протянул парень и на удивление легко подчинился, скатившись с меня к стенке.
  Я села на кровати, сердито посмотрела на него. А он мечтательно улыбался, глядя на меня.
  - Мог бы в гостиной поспать, а не заваливаться ко мне!
  - О, ты мою комнату уже называешь своей. Это вселяет надежду, - он провёл рукой по моей ноге, задирая сорочку, которую мне выделила Матильда.
  Вот ведь! Я отбросила его наглую ручонку, соскочила с кровати и на прощанье припустила в наглеца подушкой и ушла. Опять под его весёлый ржач. Это становится дурной традицией. Её нужно искоренять.
  Я хотела идти вниз, но вспомнила, что всё ещё в ночнушке. Пришлось возвращаться в комнату извращенца.
  - Я так и знал, что ты передумаешь, - мурлыкнул он, мягко поднимаясь ко мне навстречу.
  В одно мгновение я оказалась прижата к двери. Меня поцеловали властно и настойчиво. Я не на шутку перепугалась, он же сейчас ...
  - Пусти! - взвизгнула я, отталкивая парня, он даже не шелохнулся, продолжая настойчиво целовать мою шею. Это уже было несмешно. - Астах! - взмолилась я, в голосе прорезались панические нотки.
  Всё-таки услышал.
  - Зачем тогда вернулась? - прохрипел он, изменившимся голосом.
  - Я за одеждой, дурак! - я чуть не плакала.
  Он взглянул на моё испуганное лицо и отступил.
  - Прости. Я не так понял, - отошёл к окну. - Забирай вещи и уходи. Ты мне слишком нравишься ... - пробормотал он.
  Я не стала вслушиваться в его бормотания, схватила вещи, которые лежали на стуле, и выскочила в коридор.
  Быстро оделась в детской и пошла вниз. Знаю, сама виновата в случившемся, не надо было ночевать в его комнате. Но и он хорош, разве не мог сделать так, чтобы мне понравилось? Напугал только. Дурак.
  Матильда уже была на ногах: готовила семейный завтрак.
  - Как спалось? - спросила она с невинной улыбкой.
  - Хорошо, пока кое-кто не пришёл и не предъявил права на свою кровать, - буркнула я, решив не рассказывать о случившемся. Ведь ничего не произошло, правильно?
  Матильда подавила усмешку.
  - Там успокоились активисты? - поспешила перевести я тему.
  - Да, тихо пока. Но твои родители звонили, сказали, что сами зайдут за тобой перед школой. А сейчас, - она глянула на часы, висящие на кухне, - ещё рано. Так что ты успеешь позавтракать с нами.
  Я не стала спорить. Матильдина стряпня мне нравилась.
  Глава 19 Мой первый поцелуй с оборотнем
  Шёл урок геометрии. Я зевнула. Сказывалось то, что вчера легла поздно, а сегодня утром встала рано. Утром родители зашли за мной, я завернула домой переодеться, а заодно и позвонить подругам, узнать, как они, телефона-то у меня тю-тю.
  Первой позвонила Василисе, она покрыла меня матом и заявила, что ко мне больше никогда не поедет в гости ... уж лучше я к ней. Мы посмеялись, но я чувствовала, что она до сих пор напряжена. Я спросила, как девочки, она ответила, что на успокоительных. Мне стало стыдно, как будто это они из-за меня пострадали, и я закруглилась.
  Глеб весь урок на меня как-то странно посматривал. Что это с ним? Остальные уже привыкли к моей скромной персоне и не обращали внимания. Игорёк не пришёл в школу. Интересно, где он сейчас? Астах говорил, что он, скорее всего, нарочно завёл нас в старый город.
  Ох, Астах. Он встретил меня возле школы, подождал, когда папа отъедет, и подошёл. Я не хотела с ним разговаривать, но он запихнул меня на запасную лестницу, и у меня не осталось выбора, как выслушать его.
  - Ты что-то хотел? - спросила я, скрещивая руки на груди и отворачиваясь от парня, видеть его не хотелось.
  - Прости, что напугал, малышка, - перед моим носом оказалась такая большая ромашка. Я удивлённо перевела взгляд с неё на парня, а тот так мило извиняюще улыбался. - Ну что мир? - он вложил цветок мне в руку. - Я забыл, что ты человеческая девочка и по-другому видишь мир.
  Я нехотя взяла цветок, было жаль его, выкинет же злой оборотень, если я не приму. А злой оборотень разулыбался ещё сильнее.
  - Какая же ты ... - тут он обхватил мою голову и чмокнул в макушку, чем сбил меня с толку, - ещё маленькая. Спасибо маме, что объяснила, - он взял меня за руку. - Идём? - и мы вышли, держась за руки, правда, я вскоре высвободила свою руку под его смешки и убежала на урок.
  После второго урока он запёрся в наш класс с таким довольным видом, как будто задумал пакость. Он целенаправленно двинулся в сторону моей парты, сопровождаемый заинтересованными взглядами одноклассников и Эммы (Рыжей почему-то сегодня не было). Я демонстративно отвернулась, и с досадой подумала, что зря ромашку не передарила Анне Григорьевне, и теперь она гордо стоит в стакане на моей парте. Астах заметил её, его улыбка стала ещё шире, он нагнулся ко мне и сказал на ушко:
  - Ты кое-что у меня сегодня забыла.
  Я резко посмотрела на него, судорожно перебирая в памяти, что могла оставить у него дома. Этот провокатор предвкушающе ухмылялся.
  - Не помнишь? - невинно спросил он. - Даю подсказку, - он снова наклонился и прошептал, - такое зелёненькое, с розовыми бретельками.
  - Что?! - я резко соскочила, чуть не ударив этого засранца макушкой по челюсти, схватила его за рукав и выволокла в коридор. Он не особенно сопротивлялся.
  - Надеюсь, ты не трогал его?! - зло прошипела я, как только мы отошли подальше от дверей нашего класса.
  Сегодня утром второпях убегая из комнаты Астаха, я видимо оставила лифчик там, а потом забыла забрать, потому что сначала пошла завтракать, а потом за мной пришли родители. Вот о нём и говорит сейчас этот шантажист.
  - Ну что ты, как можно? - протестующе поднял руки парень. - Я его только понюхал. Ай! - вскликнул он, уворачиваясь от моих ударов. - Больно же!
  - Ты придурок! - зло выкрикнула я, краснея от злости естественно, и пошла по коридору в сторону своего кабинета.
  - Регина-а, а что мне с ним делать?
  Я остановилась, вдохнула, выдохнула, чтобы успокоиться, а то и так слишком много зрителей собралось, медленно повернулась к этому нахалу. Он стоял, улыбаясь, руки в карманах, форменный школьный пиджак расстёгнут. Красивый, заррраза.
  - Оставь себе, - проговорила я с улыбкой, с которой обращаются с душевнобольными людьми.
  Развернулась и пошла дальше, но тут увидела Рыжую (она что только на третий урок ходит?). Та стояла и смотрела на нас, меня и Астаха. Мне внезапно так захотелось её позлить.
  Я быстро вернулась к Астаху. Он удивлённо на меня посмотрел. Схватив его за лацканы пиджака и пристав на цыпочки, я прижалась губами к его губам. Поцелуй вышел так себе, конечно, но своего я добилась. Сзади раздался нечеловеческий рёв, Астах резко отбросил меня к стене, себе за спину, и на лету поймал полуобернувшуюся рыжую волчицу, которая злобно щёлкала зубами в мою сторону.
  Тут мне стало по-настоящему страшно. От ужаса у меня подкосились ноги, и я сползла по стенке. Чем я думала, дразня оборотницу? Уж точно не головой.
  Какая тут началась суматоха! Прибежали учителя, меня кто-то сгрёб в охапку и утащил на запасную лестницу. Это оказался Глеб. Как он орал на меня! На мгновенье мне даже показалось, что он готов скинуть меня с лестничной площадки, таким образом, разом избавившись от всех проблем.
  - Тихо! - крикнула я, выставив вперёд правую руку в международном жесте "Стой! Остановись!". Глеб заткнулся на полуслове. - Хватит, - уже тише сказала я. - Я всё осознала и поняла. Признаю, была не права.
  - Если бы Астах хотя бы на секунду промедлил, она бы оторвала тебе голову, - сквозь зубы проговорил парень.
  Я похолодела, представив эту картину. Ноги снова стали подгибаться. Я судорожно ухватилась за перила, чтобы не упасть. Такими темпами с такими переживаниями, я скоро поседею.
  Глеб сделал невольное движение вперёд, чтобы меня поддержать, но в последний момент удержался, снова засунул руки в карманы.
  - Теперь поняла, что тебя ожидало? Да? Впредь будешь думать, прежде чем злить оборотня. Тем более мою сестру, - и снова сорвался на злое шипение. - Она из-за тебя стала излишне нервной.
  Сейчас он на меня всех собак повесит. На мой взгляд, Рыжая никогда не была адекватной.
  - Ты меня ещё во всех проблемах оборотней от начала времён обвини, - буркнула я и сделала попытку обойти парня.
  Он преградил путь, вытянув руку.
  - Стой здесь и не дёргайся. Там все благодаря тебе, - он выделил это "благодаря тебе", - перевозбуждены. Пусть немного успокоятся.
  - И как вы собираетесь учиться вместе с учениками по обмену? - сказала я скорее себе, чем ему.
  Но он услышал.
  - Будем молиться, чтобы они не были такими проблемными как ты.
  Я обиделась. Опять меня обвиняют в чьих-то проблемах! Как мне это надоело! Но довести брата, как и сестру до неконтролируемого состояния, мне не удалось. Только я открыла рот, чтобы высказать всё, что я думаю об оборотнях и источниках их проблем, как примчался Астах. Он выглядел немного помятым: лацкан пиджака оторван, рубашка разорвана, а самое страшное - глубокая окровавленная полоса, виднеющаяся сквозь лохмотья рубашки.
  Я сглотнула.
  - Что это? - завороженно уставилась на рану и невольно протянула к ней руку.
  - О, пустяки, - легкомысленно, как мне показалось, отмахнулся Астах. - Через часа два даже шрама не останется - волки славятся своей регенераций.
  Я перевела взгляд на его лицо, он ободряюще улыбнулся.
  - Ты не испугалась? - озабоченно спросил он, подошёл поближе, провёл рукой по волосам и, кажется, принюхался. - Не ушиблась? Я не сильно толкнул? - он взял мои руки в свои и немного нервно (в крови всё ещё гулял адреналин) сжимал и разжимал мои пальцы.
  О чём это он?
  - Это вообще-то ты пострадал из-за меня. Ты ...
  Он не дал мне закончить, прикоснувшись пальцем к моим губам. Его губы дёрнулись в несколько неуверенной улыбке.
  - Ты, конечно, не очень вовремя решила заявить свои права на меня, но я сам виноват, раздразнил тебя.
  Что?!
  - Какие права? - спросила я в раз осипшим от волнения и ощущения, что я вляпалась во что-то по-крупному, голосом.
  - Какие права?- кажется, парень начал понимать, что я в их традициях ни в зуб ногой. - Так ты не знаешь?! - он даже как-то приободрился. - Ладно, проехали тогда. Хотя ... Можно тебя спросить? - и не дожидаясь моего согласия, задал вопрос. - Зачем ты это сделала? - и стал вмиг таким серьёзным.
  Только что был взволнованным мальчишкой, нервничал, мялся, а тут - раз! - и суровый мужчина. Метаморфоза завораживала.
  - Регина, ответь, пожалуйста, - он уже не держал мои руки в своих и как-то отдалился. И с каждой секундой моего промедления с ответом, становился всё дальше и дальше, всё холоднее и холоднее.
  Я почему-то испугалась, вцепилась в его руку и выпалила первое, что пришло в голову.
  - Потому что хотела, чтобы ты был только моим!
  Что ты несёшь, Регина? Он же утром напугал тебя до икоты. Не ты ли убегала от него, сломя голову? Но Астах от моих слов разом расслабился, заулыбался, и все опасения перестали иметь значение.
  - Правда? - он вернулся к своей излюбленной манере улыбаться - нагловатой самодовольной улыбочкой.
  - Нет! - пошла я на попятную, но он лишь шире улыбнулся, сграбастал меня в объятья и чмокнул в макушку.
  - Ох, Регина, Регина, ты же совсем не умеешь драться! Как ты не вовремя бросила вызов Виолетте, моя сумасшедшая девчонка!
  - Стоп. Какой вызов? - я попыталась высвободиться из его объятий, но он позволил лишь посмотреть на его лицо.
  - Уже не важно, - и он меня поцеловал. По-настоящему поцеловал, глубоким долгим поцелуем, но не таким как утром. Нашим первым настоящим поцелуем.
  О боже, я думала, умру, когда мне пришлось спуститься с небес на грешную землю! И впервые в жизни захотелось кого-то по-настоящему убить! Нас прервали вежливым покашливанием. Я уткнулась лицом в плечо своему парню (он же теперь мой парень, не так ли?).
  - Астах, можно тебя на минуточку, - услышала я вежливый голос директрисы.
  - Хорошо, - парень нехотя отпустил меня.
  Ободряюще улыбнулся, мол, всё в порядке и ушёл вслед за женщиной.
  Я так и осталась стоять на лестничной площадке. Провела рукой по рубашке, чтобы оправить, и натолкнулась на что-то липкое. Посмотрела: на моей блузке был смачный кровавый отпечаток от раны Астаха. Вот же ж! Меня замутило от вида крови. Я быстро направилась в туалет, чтобы хотя бы немного замыть пятно.
  Сняла форменный жакет, повесила на крючок на стене, попробовала смыть кровь, не снимая блузки. Ничего не вышло: пятно только растеклось сильнее, а вода вымочила юбку. На глаза навернулись слёзы, похоже, запоздалая реакция на стресс. Сама того не заметив, я вскоре захлюпала носом. Дряная блузка не отстирывалась! Я сняла её и полностью засунула в раковину, оставшись в одном бежевом лифчике.
  - Ты чего здесь делаешь? - меня отвлёк от бессмысленной работы предельно удивлённый голос Глеба.
  Я резко обернулась. Он только что вошёл и теперь стоял, тупо пялившись в область моей груди. Я нервно прикрылась мокрыми руками.
  - Этот придурок что-то тебе сделал?!! - парень в два шага оказался возле меня и схватил за плечи. - Отвечай! - и чуть тише, - он... обидел тебя?
  Что это с ним? Я стою перед ним как дура в одном лифчике и во все глаза таращусь на него. Глеб сочувствующий? Да быть такого не может! А он между тем втянул носом воздух. По его лицу заходили желваки.
  - Уррод! -прорычал он.
  Быстро скинул пиджак, стянул через голову ученическую рубашку.
  - Ты чего творишь? - взвизгнула я, отскакивая от помешанного оборотня (он же помешанный, раз ни с того, ни с сего начал раздеваться?).
  - Дура! Одень! - он протянул мне свою рубашку. - Не так же будешь ходить, - он скользнул по мне взглядом и отвёл глаза.
  Я осторожно взяла его рубашку. В этот момент в туалет зашёл какой-то ученик (оказывается, я по ошибке зашла в мужской).
  - Ни хрена себе! - выразил он свои эмоции, без стеснения разглядывая нас полураздетых. Я прижала к груди рубашку Глеба как родную. И тут парень произнёс фатальную фразу. - А мне можно присоединиться?
  Глеб сорвался с места как пущенная стрела и впечатал в стену незадачливого любителя острых ощущений. Паренёк даже пикнуть не успел, как Глеб выволок его в коридор, видимо, чтобы объяснить, что тот не так всё понял. Я невольно залюбовалась игрой мускулов Глеба в движении. Он был худощавее Астаха и уже в кости, но нисколько не проигрывал ему в грации.
  С чего это я решила вдруг сравнивать двух парней? Фу-фу-фу, надо выбросить подобные мысли из головы. Регина, ты вроде с сегодняшнего дня встречаешься с Астахом? От этой мысли внутри разлилось какое-то задорное и щекотное тепло. Я невольно улыбнулась. Потом спохватилась, отложила рубашку Глеба в сторону и одела свой жакет. Если придерживать лацканы рукой, то ведь ничего лишнего не будет видно? Всё равно сейчас пойду домой, так устала. Мне сейчас не до уроков.
  Отжала блузку, решив отстирать дома. Только хотела идти, как дверь открылась и стремительно вошёл Астах, на мгновение замер у входа, оценивая обстановку и меня на степень повреждений, которых не было. Подошёл ко мне, провёл рукам по моим волосам, убрал прядки, упавшие на лицо, за ушко. Улыбнулся как-то нежно.
  - Моя Регинка, как ты умудряешься, ничего не делая, выводить оборотней из себя? В прямом смысле, - он указал большим пальцем в сторону двери. - Те двое перекинулись.
  Я сделала виноватый взгляд и опустила глазки. Мельком обратила внимание, что Астах был в свежей рубашке и новом пиджаке. Вон даже этикетка торчит из кармана. Директриса снабдила? Или у них у каждого в школе лежит сменная форма, рассчитанная на такие случаи?
  - Ничего, - он ободряюще сжал свободную ладонь, другой рукой я придерживала лацканы своего жакета, чтобы скрыть отсутствие блузки. - Сейчас домой пойдём.
  И он так это сказал, как будто мы собрались в общий дом. Он осмотрелся по сторонам, глянул на Глебкину одежду, поморщился, увидел мою скомканную мокрую блузку. И сделал то же самое, что и Глеб: снял пиджак, затем стянул через голову рубашку. На красивом рельефном животе виднелись поджившие царапины. Я невольно протянула руку и прикоснулась к коже рядом с раной. Астах на мгновение замер, а потом подался назад.
  - Регина! - возмущённо воскликнул он. - Я, конечно, понимаю, что тебе хочется меня полапать, но не здесь же!- к нему снова вернулся смешливый тон и довольная ухмылка.
  Я покраснела. В самом деле, чего я творю? Ужас! Ещё утром перепугалась до истерики его слишком смелых прикосновений, а сейчас сама пристаю! Не хватало ещё отдаться ему прямо в туалете. Ага, в свой первый раз. Романтично, блин.
  - Извини, - пробормотала я и хотела проскользнуть мимо него к выходу, но он удержал меня за руку.
  - Мне очень нравится, что ты хочешь меня ... всего. Я очень даже за, ты же знаешь. Только намекни, маленькая, и я сделаю тебя женщиной, - он прижал меня к себе, пытливо заглядывая в глаза.
  - Я не готова, - пискнула я, краснея ещё больше и утыкаясь лицом в его грудь, желая спрятаться от него же.
  Он тяжело вздохнул.
  - Как же сложно с тобой, малышка, - и нехотя отпустил.
  Я всё-таки одела его рубашку, заставив его отвернуться к противоположной стене. Он что-то весело насвистывал, пока ждал, когда я оденусь. Уходя, он как бы невзначай уронил вещи Глеба, да ещё прошёлся по ним. Я хотела поднять их и аккуратно уложить, они же ни в чём не виноваты. Но Астах не дал, крепко подхватил меня под руку и решительно вывел из туалета, сказав, что Глебка сам в состоянии позаботиться о своём шмотье.
  Глава 20 Постэффекты
  Василиса проснулась вся в поту. Ей снова приснилось, что её захватили в заложники. Врачи посоветовали ей какое-то время избегать любых волнений. Даже освобождение от школы выписали, что на её взгляд было лишним: в привычном размеренном течении учебных дней, она бы быстрее вернулась в норму. Иришку родители увезли на юг, к морю, а Маша вообще отказалась от какой-либо помощи и продолжила ходить в школу. Мне за неё было страшно. Ведь ужасно когда тебя предают родные, а с дядей они довольно близко общались.
  Дядя каялся и плакал, плакал и каялся, говоря, что его заставили совершить это преступление. Оказывается, он втайне от семьи любил играть на деньги. В последнее время ему сильно не везло, и он проиграл большую сумму. В казино к нему подошёл прилично одетый человек и предложил дать денег, чтобы он смог отыграться. Дядя, находясь в кураже, с лёгкостью согласился. Тем более, что в обмен ему предложили оказать несколько пустяковых услуг. Они не вызывали у него затруднений.
  Пока в один прекрасный день, к нему не пришли его кредиторы и не предложили забрать племянницу из квартала оборотней. Он удивился, что она могла там делать? Ему сказали, что ей и её подругам ничего не грозит, нужно только забрать их и привезти в одно место, посидеть с ними какое-то время, а затем отправится восвояси.
  Дядя понял, что дело нечисто, когда к нему в качестве сопровождающего присоединился оборотень. При том оборотень не из тех полуцивилизованных, которые так приятно предсказуемы в своей эмоциональности, а выглядевший как хорошо обученный специалист. По нему было трудно сказать, что он не человек.
  Потом был квартал оборотней. Дядя до ужаса боялся заходить в дом вожака (ни для кого не было секретом, крайний большой дом - это дом боса оборотней). Но навязанный сопровождающий намекнул, что он (дядя) может здесь остаться и насовсем ... в виде удобрения. Дядя собрал всю свою волю в кулак и вошёл в дом. Ему повезло: в доме были только женщины и дети. С порога забросав вышедшую ему навстречу красивую хозяйку обвинениями в злонамеренности к его дорогой племяннице, он, не дав никому опомниться, практически затолкал девочек в машину. Каждую секунду он боялся, что его остановят, а потом ... Что будет потом, ему меньше всего хотелось думать. К его облегчению, возле дома толклись всего лишь несколько подростков, которые проводили внимательным взглядом отъезжающую машину, но не предприняли никаких действий.
  "Я в своём праве, - твердил мужчина себе под нос. - Я просто забираю свою племянницу из лап этих чудовищ".
  Сеанс самовнушения помогал слабо, он всё больше нервничал, руки тряслись. Девочки стали задавать неудобные вопросы. Он сорвался, наорал на них, чем заслужил неодобрительный взгляд серых холодных глаз своего спутника. А у девочек началась истерика, пришлось их успокаивать.
  Они подъехали к одному из заброшенных зданий старого города, пострадавшего когда-то от наводнения, примыкавшего вплотную к кварталу оборотней. На вопрос сопровождающему, почему так близко к опасной территории (он не понаслышке знал, что новый вожак отпускает диких поохотиться на брошенной земле), ему предложили заткнуться и помолчать. Тут он понял, что он стал разменной монетой в интриге направленной на дискредитацию нынешнего вожака, с его неудобной политикой интеграции оборотней в гражданское сообщество. И с ужасом осознал, что от него могут избавиться как от нежеланного свидетеля. Не могут, а точно избавятся. И от девочек тоже, для придания большей эмоциональной остроты предстоящему скандалу вокруг оборотней и их нечеловеческой ипостаси.
  Как Маша оказалась втянута в подобное? Сейчас уже неважно. Он стал уже сам молиться, чтобы их освободили, хоть кто-нибудь. Самостоятельно он ничего не мог сделать.
  Время шло к вечеру. Осень. Дни короткие. На землю быстро опустились сумерки. Девочки устали, прижались к друг к другу, как потерянные котята, некоторые пытались дремать. Внезапно снаружи раздался шум, пьяные крики и хохот.
  Дядя попытался хоть что-нибудь разглядеть сквозь грязное стекло окна. К их месту заточения приближалась компания подвыпивших молодых парней. Они гнали перед собой что-то вроде смятой банки пива, исполняющей сейчас роль мяча, создавая ужасный грохот в тиши покинутого города. Увидев вышедшую навстречу охрану места заключения, они с пьяной настойчивостью стали предлагать присоединиться к игре. "Вот малолетние придурки, - подумал дядя. - Сейчас прикопают их где-нибудь неподалёку, и поминай, как звали".
  Взрослые оборотни попытались шугануть молодёжь, но тщетно. Видимо, пиво было крепкое. Алкоголь ударил в дурные головы и малолетки настолько расхрабрились, что стали вызывать взрослых на поединок, бравируя и всячески понося их всяческими оскорблениями. На шум вышли ещё двое, до этого находящиеся внутри здания.
  Один малолетний нахал совсем охамел: расстегнул штаны и стал под хохот своих дружков справлять малую нужду в сторону своих оппонентов.
  Такого оскорбления взрослые волки уже стерпеть не могли. Они бросились на щенков, чтобы проучить, но те ловко отскочили, продолжая оскорблять и давать обидные прозвища старшим. Те не на шутку обозлились и помчались за малолетними хулиганами, движимые справедливым чувством мести, и быстро скрылись и вида за полуразрушенными зданиями.
  Внезапно за дверью раздался короткий шум борьбы и стук об пол как от упавшего чего-то тяжёлого. Последнее, что дядя успел увидеть, как в помещение, в котором их держали, ворвались два молодых оборотня, кулак одного из них опустился ему на голову, и свет померк.
  Василиса во вновь прибывших сразу узнала того голого парня, который вытащил их из грузовика (правда сейчас он был одет, при чём во вполне обычную одежду: джинсы и футболку), и здоровяка, который её тащил на плече от разрушенной школы.
  Иришка было заверещала, но Василиса быстро зажала ей рот рукой. Маша сбросила оцепенение, в котором пребывала до этого и деловым тоном поинтересовалась:
  - Куда теперь?
  Любитель нестандартного одевания (вспомнить хотя бы те штаны с помойки) ухмыльнулся, довольный нашей понятливостью, и кивнул в сторону выхода.
  Тут началось настоящее испытание на выносливость: мы бежали в сумерках по разбитой дороге, спотыкаясь и падая. Здоровяк тащил бессознательное тело дяди, ругая его хрупкий череп, треснувший от такого в принципе лёгкого удара ...
  Потом нас догнала машина, на которой мы сюда приехали. Я испугалась, думая, что это наши похитители. Но нет, из машины выскочил давешний парень, один из наших утренних спасителей. Он быстро помог нам сесть в машину, дядю запихнули в багажник. Один из парней нырнул на водительское сиденье. Это оказался любитель принятия воздушных ванн во внеурочное время, двое других остались.
  ***
  Солнце светило отражаясь в тяжёлых капельках росы, застывших на всё ещё живых цветах, несмотря на постоянно снижающую утреннюю температуру.
  Мы с мамой готовили завтрак (наконец-то, обычный спокойный денёк!). Я готовила яичницу с беконом, мама жарила тосты.
  - Мам, а ты не против, если мы с Астахом начнём встречаться? - начала я осторожно.
  Блин, хотела спросить вообще про возможность отношения с оборотнем, а язык всё выболтал, игнорируя свою хозяйку.
  - А разве вы уже не встречаетесь? - хитро посмотрела на меня коварная мама.
  Не пойму я её. Любая нормальная мать запретила бы своей дочери близкое общение с парнем-оборотнем. Но моя матушка как будто исподволь подталкивает меня к этому решению.
  - Нет,- подумав, ответила я. - Я жду вашего с папой благословения, как примерная дочь.
  - Ну, считай, ты его получила, - с улыбкой ответила мама, с ехидцей добавив: - Примерная дочь.
  - Почему?
  - Что почему? - мама стала нарезать помидоры для салата.
  - Почему вы с папой не против?
  - А почему мы должны быть против? - вопросом на вопрос ответила мама. - Астах - парень хороший, вы вместе проводите много времени, и хорошо, что вам это делать приятно.
  - Что приятно делать? - напряглась я.
  - Дочка! О чём ты думаешь?! - деланно возмутилась матушка. - Я всего лишь имела в виду приятно общаться и проводить вместе время!
  Я покраснела. Что это в самом деле со мной? В последнее время такая озабоченная стала. Вот уже в невинных словах вижу намёки...
  Вчера мы с ним всё-таки ушли после второго урока. Мама была дома, но лишь мельком поинтересовалась, что случилось. Увидев, что со мной относительно всё в порядке, успокоилась и снова занялась своей работой. Она работает вместе с папой, но ей нет необходимости каждый день ходить в офис. Часто она берёт работу на дом. Она - аналитик, анализирует информацию и делает по результатам отчёты.
  Астах раскланялся с матушкой (по-другому и не назовёшь, они завалили друг друга комплиментами, что я даже немного приревновала) и проводил меня до комнаты. Да там и остался.
  На мой вопрос, что он собирается здесь делать, он невинно заявил, что сидеть и охранять меня. Я спросила, от чего. Он пожал плечами, мол, мало ли от чего, вдруг я выведу ещё кого-нибудь из себя. От меня можно всего ожидать.
  У меня не было сил спорить и настаивать на своём. Я махнула на него рукой и ушла в ванную, которая была на втором этаже, переодеваться. Когда вернулась, он развалился на моей кровати и листал справочник по оборотням, который мне подарила Маша ещё перед первым сентябрём. Но к своему стыду, я не удосужилась открыть его ни разу. А судя по тому, что Астах читает и ржёт, за невзрачной обложкой скрывалось увлекательное чтиво.
  - На, - я протянула парню его рубашку, которую сняла с себя, - надень.
  Парень скосил взгляд на меня.
  - Мне и так неплохо, - нагло заявил он, оставшись лежать в школьном пиджаке на голое тело, и продолжил просматривать раритетную, по словам Маши, книгу.
  - Ты что-то смешное в ней нашёл? - не выдержав его очередного взрыва хохота, поинтересовалась я.
  - А ты не читала что ли?
  - Да как-то времени не было ...
  - Ну и правильно. Тут такой бред! Интересно, кто это придумал? - он повернул книжку обложкой к себе, чтобы посмотреть автора. - Некто Пикендорф. Ну и имечко. Ха-ха.
  - Это вообще-то раритет, - обиделась я за книгу. - Мне её подарила подруга, когда узнала, что я перевожусь в вашу школу.
  - Извини, но этому раритету место на помойке, - и, заметив, что я обиделась, он отбросил книжку в сторону, сел на кровати и взял меня за руки.
  - Не обижайся, - сказал он как-то очень мягко, - но она реально бредовая. Там описываются способы поимки оборотней, и обосновывается отсталость и ущербность волков как вида.
  - Да? - неверяще переспросила. Не могла же мне Маша подарить такую книжку или могла?
  Я наклонилась, чтобы подобрать книжку и случайно натолкнулась на сидящего рядом Астаха грудью. Пискнуть не успела, как оказалась у парня на коленях. Он очень внимательно посмотрел мне в глаза. Я на него уставилась широко раскрытыми глазами, полными опасения перед чем столь же желанным, сколько и пугающим. Он провёл рукой по моей груди, прикрытой лишь тонкой майкой, сжал одну грудь рукой. Я дёрнулась. Он резко ссадил меня на кровать.
  - Я пошёл, - сказал он, не глядя на меня. - А книжку я заберу, - он демонстративно махнул ею в воздухе.
  Я только хотела возразить, как он добавил.
  - Завтра новую подарю. С нормальной информацией, - он подчеркнул последнее слово.
  Развернулся и быстро вышел из комнаты, а после и из дома.
  ***
  Надеюсь, Регинка не обиделась на мой внезапный уход. Я переоценил свои силы. Не могу с ней вот так просто сидеть наедине и видеть, как её соски торчат. Иногда мне кажется, что она надо мной изощрённо издевается. Шаг вперёд, два назад. Я расстался со своей девушкой несколько дней назад. А Регина, это Регина ...
  Интересно, кто ей подарил это пособие начинающего экзекутора? Хорошо, что она его не читала и не пользовалась приведёнными там советами. А то бы её на месте загрызли. Там предлагалось, например, обсыпаться порошком из одной травы. Она якобы должна отпугивать оборотней. На самом деле она вызывает немотивированную агрессию и лишь у очень слабых, которых всегда меньшинство, панический страх.
  Надо, кстати, навестить Давида и забрать Регинин телефон. Сегодня он в школе не появился, а вчера мне было некогда наносить ему визит. Ему очень повезёт, если он окажется дома. Я его всё равно найду, но тогда ему придётся хуже.
  Глава 21 Новый ученик
  Если честно, я обиделась на Астаха и пожаловалась маме. Мама меня успокоила, объяснив его мотивы. Мне стало стыдно и жарко. Я что опять невольно к нему приставала? Но почему он сам не сказал, что я делаю что-то не так? А потом представила, как он говорит на эту тему, и мне стало ещё жарче. В общем, я его немного простила. Глупо же начинать отношения с ссоры, правильно?
  И вот сегодня я спросила у мамы на счёт наших отношений с Астахом, она оказалась очень даже за, да и папа не против. Вот он сидит, читает утреннюю газету и попивает кофе.
  - Регина, ты знаешь, что в вашей школе добавится учеников по обмену? - внезапно спросил папа.
  - А что кто-то изъявил желание учиться с оборотнями?- я была искренне удивлена, лично убедившись, насколько люди недолюбливают волков, и это чувство взаимно.
  - Да, - папа аккуратно свернул газету и отложил в сторонку. - И немало людей. Пропаганда делает своё дело, - пояснил папа.- И да, кстати, переводится тот парень, как его? Паша Луганский. Кажется, вы дружили? - папа внимательно посмотрел на мою реакцию.
  Я чуть не уронила тарелку. Этого ещё не хватало! С чего это Паше переводиться? Он же не жертва обстоятельств как я (я перевелась из-за папиной новой работой, связанной с оборотнями). Он сын очень влиятельного отца ( я училась в очень приличной школе, где было немало детей богатеньких родителей). Или это часть новой политической игры его папы? Последнее похоже на правду.
  Мы с Пашей встречались, но недолго. Я его застукала с другой девушкой. Они целовались. Мы были на вечеринке в честь дня рождения Василисы. Паша тогда оправдывался, говорил, что не виноват, та девушка сама его поцеловала, но я его всё равно бросила.
  И почему он переводится именно в мою школу и в то время когда у меня появился парень, при том такой, которого я, кажется, люблю? Ненавижу такие ситуации.
  - Дорогая, с тобой всё в порядке? - участливо спросила мама.
  - Да, нормально, - я поставила тарелку на стол, от греха подальше. - Просто не хочу встречаться с Пашей. Мы с ним не очень хорошо расстались. Он назвал меня занудой и старой девой.
  Папа поперхнулся своим кофе.
  - Вот мерзавец! Но ты поосторожнее с ним, его отец - очень неприятный человек.
  - Ясно. Не буду с ним оставаться наедине и всё такое. Пусть сам адаптируется к новой школе. А у меня есть парень.
  - Правильно, моя девочка, - мама поцеловала меня в висок.
  Мы накрыли на стол и, наконец, сели завтракать.
  ***
  В школе ко мне подошёл Астах, поцеловал при всех в щёчку и вернул мой телефон, который у меня забрал Давид. Все мысли о Паше разом выветрились у меня из головы.
  Наша замечательная Анна Григорьевна представила нам нового ученика на втором уроке. Класс встретил пополнение сдержанными комментариями и смешками. Паша держался молодцом, приветливо улыбался, отшучивался и успел подмигнуть мне и двум другим девчонкам класса. Рыжая сегодня тоже пришла в школу. Интересно, что ей было за нарушение школьных правил? Она же обернулась в помещении (а это запрещено) и попыталась напасть на меня. Что ей было, я не знаю, но вела она себя тише воды, ниже травы. На меня демонстративно не смотрела, Астаха игнорировала. Глеб был тоже непривычно задумчив. Может, их накачали успокоительным и провели душеспасительную беседу?
  Эмме явно понравилась смелость нового ученика. Она мило хихикала, прикрыв рот ладошкой, в ответ на его комплименты и шутки.
  - Павел, займи место рядом с Региной. Насколько мне известно, вы из одной школы, не так ли? - задала в принципе риторический вопрос учительница.
  - Где таких психов разводят? - кто-то спросил с задней парты и тут же поплатился, Анна Григорьевна назначила говорливого ответственным за адаптацию Паши. Ну, типа как мне Глеба.
  Остальные злорадно захихикали, намекая на какие-то отношения между мной и Глебом, которые теперь грозили возникнуть у активиста с задней парты с Пашей. Активистом оказался Илья Мельников.
  Глеб рявкнул, чтобы все заткнулись. Народ притих. Паша занял место рядом со мной.
  - Весело тут у вас, - шепнул он мне.
  Я кисло улыбнулась, а сама думала, неужели шуточки про нас с Глебом появились после вчерашнего случая в туалете? Тогда я даже не хочу знать их содержимое. А Паша и не думал отставать, продолжая задавать разные тупые вопросы.
  - И как тебе тут? Нравится? - снова шёпотом спросил парень, наклонившись почти к самому моему уху. И не дожидаясь ответа, продолжил:
  - Я вчера хотел заехать к тебе, но замотался. Этот перевод так неожиданно случился. Опять отец со своей политикой, - он поморщился, демонстрируя своё отношение к политике отца.
  - Павел, я понимаю, вам многое нужно обсудить со своей подругой, но не могли бы вы сделать это на перемене? - сделала первое замечание Анна Григорьевна, и я была так ей благодарна, что готова была расцеловать.
  - Извините, не сдержался, - сказал он с милой улыбкой. - Из-за перевода давно не виделся со своей девушкой, - тут Паша под мой ошарашенный взгляд приобнял меня за плечи, чтобы ни у кого н было сомнений, кто его девушка.
  Рыжая оживилась, Эмма посмотрела с какой-то грустью смешанной с досадой. Глеб смерил наглеца уничтожающим взглядом. Я, наконец, пришла в себя и сбросила руку своего бывшего парня.
  Кто-то со смешком сказал, что человечишко - труп. Думаю, имели в виду не меня.
  - Это не имеет значения, поговорите на перемене, - повторила наша классная.
  - На перемене, так на перемене, - покладисто согласился Павел. - Ты ведь потерпишь, милая, - и этот самоубийца потянулся меня поцеловать.
  Я соскочила с места.
  - Анна Григорьевна, можно я пересяду ... - на миг я задумалась, к кому бы пересесть: свободных парт больше не было, было лишь пару свободных мест с кем-то, - к Глебу? - выпалила я, выбирая из двух зол меньшее.
  На удивление Глеб не стал возмущаться, спокойно убрал вещи со стула рядом с собой.
  Анна Григорьевна не стала спрашивать о причине столь резко возникшего желания пересесть, а просто кивнула. Я под изучающий взгляд своего бывшего парня пересела за первую парту к старосте. Глеб выглядел безразличным, даже не смотрел в мою сторону. Точно, его накачали успокоительным, а иначе он бы не удержался, сказал пару уничижительных слов в мой адрес. Дальше урок шёл своим чередом, не прерываемый никакими эксцессами.
  Звонок прозвенел, Глеб быстро собрал свои вещи и уже на ходу бросил:
  - Астаху сама всё объяснишь, - и ушёл.
  Что я должна объяснять? Что пересела за парту к Глебу или по поводу бывшего парня?
  -Что с тобой? - я не успела смыться, и ко мне подошёл Паша. - Раньше ты так себя со мной не вела. Помниться, наоборот бегала за мной,- парень схватил меня за локоть и развернул к себе лицом. - Игнорируешь?
  - А ты разве н заметил? - зло бросила я, сделав попытку высвободить свой локоть, но Паша держал крепко. - Давай сделаем вид, что мы не знакомы?, почти взмолилась я, всё-таки освободив свою руку.
  - Мы здесь одни из немногих людей. Разве мы не должны держаться вместе? - уже спокойнее спросил Паша.
  - Я не против немного помочь, - сказала я, подумав, что вряд ли такому типу может понадобиться помощь. - Но, пожалуйста, не надо называть меня своей девушкой. Мы уже давно не встречаемся.
  - Не так уж и давно, - возразил парень. - Подумаешь где-то два месяца. И при том ты мне до сих пор нравишься. Мы можем возобновить наши отношения, - этот придурок сделал попытку подойти поближе.
  - С бабкой своей возобновишь отношения, а от моей девушки руки убери, - над нами возвышался Астах. Он оказался на полголовы выше Паши.
  Наконец-то! Я уж думала он не придёт. Я шустро прижалась к его боку, он меня обнял.
  - Всё ясно, - с какой-то холодной усмешкой сказал Паша, поднимая руки и делая шаг назад. - Ты нашла себе ... - он замолчал, подбирая слово, Астах ждал продолжения, выгнув бровь, наконец, Павел выбрал нейтральное, - ... волка.
  Развернулся и ушёл. Астах проводил его каким-то хищным взглядом. Я перевела дух: всё могло закончиться и хуже. Если бы Паша позволил себе лишнее, то вполне могло оказаться, что его бы увезли на скорой. А я не хочу проблем, нет, не Паше, а Астаху. Влиятельный папочка нашёл бы способ отомстить за сына.
  От внезапной мысли, я похолодела. А что если теперь Паша нарочно будет провоцировать моего Астаха, зная, что он мне не безразличен?
  О чём это я? Не хватало ещё стать параноиком.
  Астах отвёл меня на запасную лестницу и устроил допрос.
  - Что это за наглый тип? Почему он называет себя твоим парнем?
  Астах стоял передо мной, и взгляд его был требовательным и внимательным. И я рассказала. Почти всё, закончив:
  - Он опасный тип, так что поосторожнее с ним.
  Астах пренебрежительно фыркнул.
  - Он больше к тебе не подойдёт, - заявил он твёрдо.
  "Надеюсь", - подумала я.
  - Кстати, что ты сегодня вечером делаешь? - с хитрой улыбочкой сменил тему Астах.
  "Неужели, меня пригласят на настоящее свидание?!" - обрадовалась я.
  - Уроки делаю? - попробовала угадать я.
  -Пфф, - Астах пренебрежительно фыркнул. - Пойдёшь со мной на свидание?
  - Если только не в старый город, - я притворно надула губки.
  - У нас есть места и покруче, чем старый город, - пообещал мне мой парень, обнимая за плечи и направляясь в сторону кабинетов (звонок прозвенел).
  - Это-то и пугает, - буркнула я себе под нос, но Астах услышал, нагнулся ко мне ближе и сказал:
  - Не боись, Регинка, тебе понравится, - а потом неожиданно прижал к стене и поцеловал, так поцеловал, что я весь следующий урок физики переодически краснела, стоило только вспомнить этот эпизод.
  - Хорошего дня, сладкая, - попрощался мой любимый и свалил.
  Когда я немного пришла в себя на столько, чтобы осознавать действительность, я заметила, что в паре метров от меня стоит Паша и внимательно смотрит холодным колючим взглядом.
  - А ты стала более раскрепощённая, Регина, - сказал и вошёл в класс.
  Ах, значит, это перед ним Астах устроил концерт. Вот сволочь!
  Когда я зашла в класс Луганский уже как ни в чём не бывало болтал с Эммой, и та довольно смеялась над его шутками. Ну что сказать, мой бывший парень умеет вскружить голову девушке, будь она хоть трижды волчица.
  Я села на своё место рядом с Глебом. Блин, опять забыла сказать Астаху, что пересела. А с другой стороны, зачем я должна перед ним отчитываться?
  Глеб вернулся в класс самым последним, прямо перед учителем. И всё также молча занял своё место. Мне он ругающимся нравился больше.
  Уж не заболел ли? Последний вопрос я задала вслух. И получила исчерпывающий ответ.
  - Смотри в свою тетрадку и не лезь в чужие дела, - ну, хоть что-то постоянное есть в этом мире. Раз Глеб снова огрызается, значит, с ним всё в порядке.
  Я вздохнула облегчённо и попыталась сосредоточиться на уроке. Это было трудно, потому что в голову лезли воспоминания о губах и руках Астаха ...
  Надеюсь, Астаху сейчас тоже неспокойно.
  Глава 22 Свидание
  - Мам, я сегодня иду на свидание! - крикнула я, только вошла в дом.
  - И с кем же ты идёшь? - поинтересовалась мама, попивая чай с Матильдой. Матильда улыбнулась подбадривающе, мол, не стесняйся, продолжай.
  - С Астахом, естественно, я бросила рюкзак на кресло, а сама села на диван, стащив из вазочки печеньку.
  - Куда вы идёте? - поинтересовалась Матильда.
  Наверное, боится, как бы её сын не опозорился. Вряд ли в квартале оборотней много мест, куда можно безопасно сводить человеческую девушку на свидание.
  - Не знаю, - ответила я, пытаясь проглотить печеньку, она оказалась суховатой.
  Мама заметила мои мучения и велела:
  - Иди налей себе чай и поешь нормально.
  Я сбегала на кухню за чашкой, налила себе чай. Это оказался зелёный с какими-то неизвестными мне добавками, но на вкус приятный. Наверное, опять Матильда делится секретами волчьей кухни.
  - Он не сказал? - спросила наша гостья, делая глоток чая.
  Я не сразу сообразила, о чём она, потом поняла, что она всё об Астахе и предстоящем свидании.
  - Нет, - я пожала плечами, - просто сказал, что мне понравится и всё.
  - Интересно, куда можно повести девушку на первом свидании в квартале оборотней? - задумчиво проговорила мама, озвучив мои собственные опасения. А потом обратилась к Матильде.
  - А куда у вас обычно на свидания молодёжь ходит?
  - В лес, - Матильда пожала плечами, мол, у нас такие традиции и ничего с этим не поделаешь.
  - Надеюсь, он не потащит Регину в лес, - в кои-то веки забеспокоилась мама.
  - А он далеко? - спросила я.
  - Кто? - не поняла Матильда.
  - Не кто, а что. Лес, - пояснила я.
  Матильда ухмыльнулась.
  - Вряд ли он поведёт тебя в лес, ты же не волчица.
  И вот тут мне очень захотелось сходить с Астахом на свидание именно в лес. Всем волчицам назло.
  А мама после Матильдиных слов вздохнула свободней.
  - Ладно, я пойду уроки делать. Надо успеть до вечера, - и я оставила матушек дальше сплетничать, а что они ещё делали за чашечкой чая? Не о политике же говорили.
  
  Я ворвалась в свою комнату и сразу бросилась к шкафу, прикидывая, что же мне одеть на своё первое свидание с Астахом. Я перебрала вещи, но мне ничего не понравилось, хотелось чего-то особенного. И тут я вспомнила про жёлтое платье с летящей юбкой, которое ещё не довелось случая одеть. Я достала его с задворок шкафа. Оно, правда, летнее, но сегодня тепло. Приложила к себе, идеально. Одену сверху короткую чёрную куртку, и вообще всё будет хорошо. А на ноги можно одеть Матильдины полусапожки, хотя, нет, одену свои босоножки.
  Довольная выбором, я отложила выбранные вещи в сторону и принялась за уроки.
  
  
  В дверь легонько стукнули. Астах менял уже третью футболку, предыдущие две - забраковал. В комнату вошла мама. Она с улыбкой посмотрела на сына, молча подала с вешалки белую рубашку с воротником-стоечкой.
  - Эта лучше, - уверенно заявила она.
  
  Сын без возражений снял третью футболку, отбросил её в сторону и примерил выбор матери. Рубашка идеально подошла, подчеркнув молодую стройность сына и тренированность мышц.
  - Как ты догадалась, куда мы идём? Заметь, я даже не спрашиваю, откуда ты узнала, что мы вообще куда-то идём, заметил сын, - застёгивая пуговицы на рубашке.
  - Я подумала, что ты вряд ли поведёшь её в наш бар, - мама принялась помогать сыну, - или на природу. Остаётся человеческий город.
  Сын кивнул.
  - Я тоже думал об этом. Если Регина увидит нормальных оборотней в естественных условиях, она от меня сбежит!
  Они с матерью вместе посмеялись шутке.
  Тут мама заметила кое-что в шкафу.
  - Ты не убрал? - спросила она, поддев ногтем фотографию Виолетты.
  - Забыл, - повинился парень, и немного помедлив, сорвал фото и свернул в трубочку, раздумывая, куда бы его деть.
  - Отдай мне, - предложила мама, протягивая руку.
  Сын, чуть подумав, всё-таки отдал плакат с изображением бывшей девушки.
  - Регина, может неправильно понять, если увидит его у тебя, и обидеться, - пояснила мама.
  Астах согласно кивнул.
  
  В назначенное время Астах позвонил в дверь, мама открыла. Я торопливо наводила последние штрихи перед выходом.
  Поправила чуть завитые волосы, придерживаемые чёрным ободком с жёлтыми цветочками справа, накинула куртку. Всё, я готова. Я удовлетворённо посмотрела на себя в зеркало. Да, Регина, в такую девчонку нетрудно влюбиться. Я подмигнула своему отражению и выскочила из комнаты. И только в коридоре вспомнила, что не одела свои чёрные босоножки с ремешками, застёгивающими на щиколотке. Вернулась обратно, обулась. От беготни туда-сюда немного вспотела, обозлилась на себя. Обмахнулась пару раз тетрадкой по геометрии. Духи не стала использовать, помня о суперчутье Астаха. Всё, вроде готова.
  Я неспешно и величественно спускалась по лестнице (чтобы не упасть, немного отвыкла от этих каблуков). Внизу меня ждал прекрасный принц, тьфу ты, мой парень-оборотень. Я пригляделась внимательнее, да, это он. Ему очень шёл костюм, который он выбрал. Такой элегантно-небрежный. Белая рубашка красиво очерчивает его торс. Блин, надо было куртку потом одеть, тогда были бы видны мои открытые плечи. Но и того, что было доступно взору, хватило, чтобы поразить Астаха. Он смотрел во все глаза и даже незаметно принюхался (глазам своим не верит?). Сделал шаг вперёд, подал мне руку.
  - Классно выглядишь, - сказал он голосом чуть ниже обычного и запечатлел горячий поцелуй на моей руке.
  Его глаза в искусственном свете ламп слегка отливали звериным зелёным.
  Мама с умилением смотрела на нас. Папа стоял, скрестив руки на груди, изображая сурового отца, провожающего свою дочь на свидание с типом, который не внушает доверия. С каким бы я парнем не встречалась, он всегда меня провожал с таким лицом. Я почувствовала себя героиней фильма.
  Интересно, что придумал Астах? Куда мы пойдём на наше первое свидание?
  Попрощавшись с родителями, мы вышли на улицу. Там меня поджидал сюрприз: напротив нашего дома стоял чёрный внедорожник.
  - Нравится? - самодовольно спросил Астах, наконец-то, ставший похожим на самого себя. - У отца взял. И он разрешил, - парень многозначительно поднял палец вверх. И я поняла, что обычно папа ему не позволяет кататься на своей машинке.
  - Мне нравится, - уверенно сказала я, подумав, что особенно мне нравится тот факт, что мы поедем на ней только вдвоём.
  Я уверенно шагнула вперёд, Астах открыл передо мной дверцу, чем сильно меня удивил. Наверное, ему мама подсказала или в фильме подсмотрел. Помог забраться в салон и успел чмокнуть в шею, вызвав толпу мурашек, пристегнул ремень безопасности, быстро обошёл машину и сел на водительское место, продолжая неотрывно смотреть на меня.
  - Что-то не так? - спросила смущённая я, пытаясь оправить волосы и платье.
  - Нет, всё просто отлично, - заверил меня парень. - Просто ты необыкновенная, - сказал и завёл двигатель.
  Что он имел в виду под словом "необыкновенная"? Необыкновенно красивая? Странная? Что?
  Оказывается, мы поехали в центр города. Я незаметно перевела дух.
  За окном поносился городской пейзаж, уже подсвеченный многочисленными фонарями, неоновыми вывесками и просто светом из окон домов. Оказывается, я соскучилась по такому городу: многоэтажному, полному шума, суеты и движения. Раньше до переезда мы жили в одном из самых престижных районов города (надо помнить, что папа работает на правительство). Правда, та квартира была служебной.
  
  Городские огни
  Наша бабушка, папина мама, жила в районе попроще. Интересно, как они там с братиком поживают? Мама-то к ним ездила уже несколько раз, а я так замоталась, что не заметила, как сильно соскучилась по своему младшенькому.
  -Давай заедем ненадолго к бабушке. Ладно? - внезапно попросила я Астаха. - Она здесь недалеко живёт
  Астах посмотрел на меня, потом ухмыльнулся.
  - Сейчас только пирожки купим.
  - Зачем? - не поняла я
  - Ну, к бабушке же едем, - пояснил непонятливой мне парень.
  И видя, что я всё ещё не поняла, демонстративно закатил глаза.
  - О, Регина, ты, что сказок не читала?
  - Да ну тебя, с твоей Красной Шапочкой.
  - Хорошо, моя Красная Шапочка, - и затормозил возле пекарни. - Я сейчас, - и быстро вышел из машины.
  Не успела я заскучать, как он вернулся с красиво упакованным свёртком, источающим умопомрачительный аромат. Я сглотнула.
  - Я сказал, что для бабушки, и они завернули мне самые лучшие, - с этими словами он вручил свёрток мне.
  А сам откуда-то достал неупакованный пирожок и задумчиво на него посмотрел, как бы решая съесть его сейчас или потом. Я наблюдала за его манипуляциями со смесь досады и обиды (он, что не видит, что я тоже хочу?), борясь с желанием попросить себе тоже пирожок. Он хитро на меня глянул.
  - Ладно, так и быть, покормлю свою Регинку, - с этими словами он поднёс пирожок к моему рту, не дав взять его руками. - Так ешь.
  Я немного откусила. Выпечка оказалась божественно вкусной.
  - Ну, теперь я могу быть спокоен, что бедного волка не съедят по дороге, - с этими словами он откусил сразу полпирожка.
  Но под моим сердитым взглядом прошамкал с набитым ртом:
  - Прости, я не удержался, ты так вкусно его ела! - и сидит такой довольный-довольный.
  Сволочь! Я забрала у него остаток выпечки. Он почему-то не особо сопротивлялся. Я опять по незнанию вляпалась в волчьи традиции? Вон как довольно сверкает глазами. Ну и фиг с ним. Разберусь как-нибудь.
  - Куда едем? - спросил он, выруливая в поток машин.
  Я объяснила.
  Бабушка жила на седьмом этаже чистенькой девятиэтажки. Мы остановились напротив её подъезда.
  - Ой, я забыла ей позвонить, предупредить, - спохватилась я.
  - Надеюсь, у старушки нервы крепкие, - немного нервно хохотнул парень.
  Я посмотрела на него искоса. Он что волнуется? Вот это открытие! Мой непробиваемый и самоуверенный Астах волнуется перед визитом к моей бабушке. Я подавила улыбку и набрала бабушкин номер.
  - Внученька, дорогая, как я тебя давно не слышала! Как ты? - запричитала моя любимая старушка. Хотя какая она старушка, она ещё вполне бодрая и жизнерадостная.
  - Ба, я тоже соскучилась, - заверила я её, сказав чистую правду. - Ты не против, если мы сейчас к тебе придём?
  - Нет, конечно, дорогая. Где ты сейчас?
  - Ба, слушай, мы - это я и мой парень. Мы как раз были неподалёку, и я решила зайти сказать привет.
  - Очень, очень хорошо. Заходите, дорогие. Я рада, что ты не забываешь свою старушку.
  Астах внимательно прислушивался к разговору.
  - Пошли, - сказала я ему.
  Пока мы поднимались в лифте на седьмой этаж, я спросила Астаха.
  - А у тебя есть бабушка?
  Парень ответил кратко.
  - Нет.
  - Ясно, - мне стало неудобно. Я сразу представила ужасную трагедию, унёсшую жизни его бабушек и дедушек.
  Заметив, что я расстроилась от своей оплошности, Астах с мягкой улыбкой провёл по моей щеке, заставляя посмотреть на него.
  - Ты такая чувствительная, Регина. Иногда мне делается страшно, что я могу случайно неловким движением разбить тебя как хрустальную вазу.
  И тут же без паузы продолжил:
  - Мой отец младший сын в большой семье. Когда я родился, дед уже был очень старый и умер, когда мне было три года, а бабушка ушла вслед за ним вскоре. Так бывает у волков.
  Я взялась за полы его расстёгнутого пиджака.
  - Это обманчивая хрупкость, - сказала я, смотря на свои руки. - Я очень сильная, на самом деле.
  Парень ничего не ответил, двери лифта открылись, мы приехали на нужный этаж. Астах взял меня за руку, и мы пошли к двери бабушкиной квартиры.
  Не успел звонок отзвенеть, как дверь открылась. На пороге стояла седовласая мадам с аккуратной короткой стрижкой в мягком домашнем брючном костюме - моя бабушка. Из-за неё выглядывал девятилетний сорванец Олежик - мой братишка. Губы сами расплылись в счастливой улыбке.
  - Бабуля! - воскликнула я, а она радостно раскинула руки и приняла меня в свои объятья.
  - Дорогая внученька! Проходите же, проходите, не стойте на пороге.
  Мы вошли. Мелкий с любопытством сверкал глазёнками на моего спутника. Астах же с любопытством осматривался по сторонам. Посмотреть было на что. Мой дед, ныне покойный, увлекался культурой Востока, поэтому в его доме были собраны удивительные вещи дальневосточных стран. Начиная от вычурных фонариков в прихожей, призванных отгонять злых духов, заканчивая шикарным панно, занимающим одну из стен в гостиной.
  Я представила бабушку и Астаха друг другу. Астах вручил бабуле гостинец, она осталась очень довольна. Всё-таки мой парень - обаятельный гад, сначала втёрся в доверие к моей маме, а теперь вот очаровывает бабушку.
  Мы прошли в гостиную. Как я здесь давно не была! Так соскучилась по этим низеньким диванчикам в восточном стиле, длинноворсому ковру, который доставляет столько проблем при чистке. Но бабушка не спешит с ним расставаться - память о деде.
  - А у него глаза светятся, - заявил брат, показывая пальцем на Астаха.
  Бабушка его одёрнула.
  - Невежливо о присутствующих говорить в третьем лице.
  Братишка исправился.
  - Почему у тебя глаза светятся?
  Астах хитро посмотрел на меня, я закатила глаза, опять, наверное, свою любимую сказку вспомнил.
  - Это потому, что я - волк, серьёзно ответил парень.
  Я испугалась за бабушку, вдруг для неё это станет шоком. Но та отреагировала спокойно, продолжая доброжелательно улыбаться.
  - Настоящий?! - у-у, как у него глазки загорелись, теперь он ни за что не отстанет от Астаха. - А ты умеешь перекидываться?
  - Конечно, умею, с ноткой самодовольства ответил мой парень.
  Зря это он.
  - Покажи!
  - Здесь не могу, запрещено соглашением, - мелкий разочарованно сник. Астах утешающе потрепал его по вихрам. - Но ты не переживай. Приезжай к нам в гости. Там я тебе покажу настоящего волка и познакомлю с братом. Вы почти ровесники.
  Мальчишка засиял.
  - Регина, Регина, скажи маме, что я ужасно соскучился, пусть она меня заберёт.
  - Ладно-ладно, - не стала спорить я. Себе дороже.
  Мне тоже было любопытно, как выглядят настоящие волки. Я видела Рыжую, но она только частично перекинулась, и это было не очень красивое зрелище. Надеюсь, при полном обороте волки выглядят симпатичнее.
  - А ты видела? - пристал ко мне брат.
  - Нет, - честно ответила я.
  Мы по-домашнему попили чай с астаховыми пирожками и бабулиными кексиками, и вскоре откланялись. У нас же свидание, в конце концов.
  Мелкий засранец порывался поехать к родителям вместе с нами и прямо сейчас. Насилу его уговорили дождаться выходных. Но Астаху, судя по всему, нравилось возиться с ним. Привык быть старшим братом в семье.
  Моему удивлению не было предела, когда Астах остановился возле театра.
  Глава 23 Оборотень в театре
  - Мы что идём в театр?! - воскликнула Регина.
  Мне понравилась её реакция.
  - А ты думала, я тебя поведу в забегаловку?- деланно возмутился я. - Так вот какого ты обо мне мнения!
  Смотрю, Регина не знает, куда себя деть от неловкости, думает, что обидела меня.
  - Шучу я, - чмокнул свою девушку в нос. Она оттаяла, но тут же надулась.
  - Ты меня постоянно разыгрываешь! - высказала она обвинение.
  - Ага, - не стал я отпираться, вышел из машины, обошёл, открыл дверцу со стороны Регины. - Мне чертовски приятно смотреть на тебя, когда тебя мучает совесть, - я подал ей руку, если уж начал играть джентльмена, то надо доиграть до конца.
  Регина возмущённо отвергла мою руку и попыталась выйти из машины сама. Я её опередил: обхватил за талию и поставил на землю.
  - И когда злишься, тоже миленькая, - я прижал её к себе, по опыту уже зная, что в таких случаях у неё все мысли из головы улетучиваются, кроме одной.
   И проложил цепочку лёгких поцелуев вниз по шее. Моя девочка так вкусно пахнет желанием. Мой нос не обманешь. Выдохнула и слегка оттолкнула, стесняется: мы же на улице. А я чуть было не увлёкся, и мне так захотелось, чтобы вокруг нас был не город, а родной лес.
  - Ты чего? Мы же в театр идём? - негромко воскликнула моя Регина.
  - Я ещё помню, не переживай, - успокоил я её. - А ты думаешь, почему я не стал тебя в губы целовать?- глубокомысленно заметил я. - Чтобы твою помаду не размазать, - и щёлкнул её легонько по носу.
  Она фыркнула.
  Нас ожидала постановка в авторской трактовке классического произведения. В газетах писали, что она очень смела и нестандартна. Я решил, что будет интересно, раз постановка смелая. Не знаю, что предпочитает Регина, но и сам я в театре в первый раз. Уж очень хотелось произвести впечатление и выйти из привычного образа оборотня. И мне это удалось. Есть!
  На спектакль мы успели минута в минуту. Непредвиденно задержались у бабули, хорошо хоть я с запасом выехал, хотел в кафе посидеть.
  Регина с любопытством крутила головой по сторонам. Наши места были на балконе. А ничего так, прикольненько, только попкорна не хватает. Верхнюю одежду мы оставили в гардеробе, и теперь Регина красовалась оголёнными плечиками. Что за изувер придумал такую моду?! Мне теперь мучайся! Хотелось расцеловать её плечики, но обстановка не располагала. Не один я оценил красоту моей девушки. Какой-то старикашка, сидящий сзади и слева, похотливо уставился на мою малышку. Я поймал его взгляд и позволил своим глазам измениться. Старикашку чуть удар не хватил, но он не успел поднять панику, свет выключился, поднялся занавес и представление началось.
  Сначала от разворачивающегося на сцене действа меня тянуло смеяться, но потом втянулся, даже понравилось, особенно когда на сцену вышла полностью голая девица и пять минут что-то вещала. Я теперь понял, почему постановка смелая. Регина пискнула что-то возмущённое и попыталась закрыть мне глаза. Я не особо сопротивлялся, воспользовался случаем и всю её зацеловал и исследовал, как пишут в книжках, все соблазнительные изгибы её тела.
  Регина посопротивлялась немного для проформы, а потом сама увлеклась. Хорошо, что мне в тот раз хватило ума не настаивать, а то бы перепугал её до смерти, и мне бы сейчас ничего не обломилось. А она горячая девчонка, просто пока не догадывается об этом. Скоро я её просвещу.
  - Регина? - позвал я улетевшую девчонку шёпотом.
  - М?
  - Ничего, что на нас смотрят? - она резко выпрямилась, заозиралась по сторонам, оправила юбку платья и, судя по всему, густо покраснела.
  Я довольно улыбнулся.
  - Расслабься, для людей здесь слишком темно, они не успели рассмотреть подробностей, - "утешил" я её.
  Кажется, она покраснела ещё больше.
  - Это ты виноват, - чуть не плача, сказала она.
  Ох, ещё не хватало, чтобы она сейчас разревелась. И чего она такая скромняжка? Хотя ... так даже лучше. Я взял её ладонь в свою, она попробовала вырвать, но я не пустил. Очень мягко поцеловал, смотря в её глаза. Безотказный способ для Регины. Она сразу стала успокаиваться.
  Я самодовольно улыбнулся, благо темно, и Регина не видит.
  Больше голая девица на сцене не появлялась, а жаль.
  На второй акт мы по взаимному согласию решили не оставаться. Во время антракта, старикашка, которого я припугнул настучал на меня полисмену. Под удивлённый взгляд Регины к нам подошёл представитель охраны правопорядка и попросил документы. Да, Регина, вот она обратная сторона того, что я оборотень. Если во мне заподозрят волка, то обязательно подойдут проверить документы. Но я местный житель и с документами у меня всё в порядке, и полицейский быстро отвалил. Но ещё лет пять назад меня бы забрали в участок, для выяснения обстоятельств, потому что оборотням с наступлением темноты путь в человеческую часть города был заказан. Благодаря усилиям моего отца, такую дискриминацию отменили.
  - А что ему было нужно от тебя? - спросила Регина.
  Иногда мне кажется, что она свалилась с луны, настолько не в курсе, что происходит в её родном городе.
  Я помог ей надеть куртку (наконец-то, хоть меньше пялиться будут всякие озабоченные!) и решил не посвящать её в проблемы оборотней.
  - Наверное, я ему понравился, и он решил познакомиться со мной таким экстравагантным способом, - я подмигнул девчонке, она закатила глаза, наверное, в восторге от моего чувства юмора.
  - А серьёзно? - Регина не отставала.
  - Не знаю, - ответил спокойно. - Он не доложился. Ты же сама всё слышала. Давай не будем об этом? - с улыбкой предложил.
  - Давай, - она взяла меня за руку и легонько сжала, типо утешает.
  Эта девчонка меня поражает.
  ***
  После театра мы решили посидеть в какой-нибудь кафешке: время было ещё не позднее.
  Мы выбрали кафе поближе к дому, не в том полупокинутом квартале, который непосредственно граничил с оборотнями и где теперь был мой дом, а в соседнем. Он выглядел приличным. Всеобщая паника и паранойя не коснулись его.
  Сначала всё было хорошо. Мы сидели и ели мороженое. Астах кормил меня с ложечки и, по-моему, ему это нравилось больше, чем мне. Потом в кафе зашла весёлая компания, человек пять. Поначалу я не обратила на них особого внимания, они разместились за дальними от нас столиками. Астах сказал, что скоро вернётся и вышел.
  
  В кафе
  Почти сразу после его ухода, от компании отделилась высокая девица с длинными чёрными волосами, собранными в хвост, и пошла в мою сторону. Я на неё взглянула мельком, она показалась мне смутно знакомой. Оборотница? Я посмотрела на неё внимательнее. Та улыбнулась, обнажив крупные клыки, уродующие её улыбку.
  - Это ты новая подружка Астаха? - спросила она высокомерно, презрительно смотря на меня сверху вниз.
  - Ну я и что?
  - Ты не заслуживаешь его, грязная обезьяна! - и эта дура схватила меня за волосы и оттянула голову назад. Притом сделала она это одной рукой, а другой опёрлась на стол.
  - Слушая меня внимательно, дрянь, отстань от него лучше по-хорошему!
  Я судорожно искала выход из сложившейся ситуации. От боли на глаза выступили слёзы. Меня это так обозлило, что я схватила первое попавшееся под руку. Это оказался бокал с водой. Я с силой им ударила по руке нахалки. Бокал раскололся и порезал нас обеих. Эта дура взвыла дурным голосом, тряся окровавленной рукой. Её дружки бросились в нашу сторону. Не придумав ничего лучшего, я нырнула под стол, как на ученьях при землетрясении. Там меня и нашёл Астах, прибежавший на шум. Он что-то приказал парням, дружкам чернявой, те вывели всё ещё воющую девицу на улицу. Астах быстро расплатился, вытащил меня из-под стола, увидел мою пораненную руку, глаза его быстро потеряли человеческую форму. Он схватил салфетки со стола и зажал мою рану, затем быстро вывел на улицу. Я не очень понимала, что произошло.
  - Астах, кто эта девица? - нервно спросила я, когда мы бежали до машины (это я бежала, а Астах просто быстро шёл).
  - Моя бывшая, - кратко пояснил парень, открывая машину и доставая аптечку. Быстро усадил меня внутрь и принялся обрабатывать рану.
  - Сколько их у тебя! - воскликнула, не сдержавшись, я. Порошок, которым Астах засыпал порез, больно щипался.
  - Ты у меня одна, - дипломатично ответил этот...этот... забинтовывая мне ладонь.
  В этот момент к нашей машине подошли парни из той компании, я напряглась, но Астах остался спокоен.
  - Что делать с Лизой? - спросил один из них. - У неё кровь не останавливается, - и он недружелюбно посмотрел на меня.
  -Вы всё ещё здесь? - зло рявкнул мой парень. - Живо отвезите её к нашему врачу!
  - Но она тебя зовёт, - попробовал возразить всё тот же парень.
  - Она потеряла моё доверие. Пусть не показывается мне на глаза. Так и передай ей. А теперь марш отсюда! - парни больше не стали испытывать его терпение и быстро ретировались.
  Астах молча сел в машину, увидел, что я не пристёгнута, пристегнул, и мы поехали.
  - Куда мы? - спросила я, шмыгая носом, когда поняла, что мы движемся обратно в сторону центра города.
  - Тебе надо наложить швы на порез. Мы едем в больницу.
  
  - А почему её ты не отправил в больницу? - снова задала вопрос моя девушка.
  - Я её отправил к нашему врачу-оборотню.
  Не рассказывать же ей, что в обычной больнице ничем не смогут помочь Лизе. Дело в том, что со времени открытого противостояния с оборотнями у людей осталась традиция при изготовлении посуды для общепитов добавлять в её состав особое вещество. Это вещество безвредно для людей, да и для оборотней тоже, пока не попадёт в кровь: оно препятствует её свёртываемости. Поэтому даже небольшая царапина, сделанная осколком такой посуды, может стать для оборотня фатальной: он просто умрёт от потери крови. Так обычные чашки и ложки превращаются в смертельно-опасное оружие. Дуру-Лизу, напавшую на мою девчонку, конечно, спасут, медицина не стоит на месте, но Регине совсем необязательно знать подробности её состояния.
  И моей девочке тоже досталось: рана на руке у неё серьёзная. Всё свидание насмарку. Долбаная Лиза! Мы ведь давно расстались. Чего она хотела добиться? Ясно чего. Думала, что раз я расстался с Виолеттой и теперь встречаюсь с человечкой, которая заведомо слабее любой волчицы, сможет меня вернуть, припугнув мою новую девушку. Но не на ту напала. Внезапно я улыбнулся.
  ***
  Астах такой угрюмый. Наверное, злиться, что я поранила его бывшую девушку. Интересно, сколько они встречались? Уж точно не два дня, как мы, иначе бы она не полезла выяснять отношения.
  Ладонь противно ныла, а меня накрыл запоздалый страх. Вдруг стало так грустно и одиноко, что слёзы сами собой навернулись на глаза.
  Внезапно Астах весело сказал.
  - А знаешь что, Регинка? Ты - молодец! - я удивлённо на него посмотрела. А он продолжил свою мысль. - Фактически ты завалила волчицу, теперь с тобой точно никто не захочет связываться. Вау! Моя девушка - суперженщина, она завалила двух волчиц практически голыми руками! - и этот придурок хохотнул.
  Чего он нашёл смешного.
  - Дурак! Никого я не заваливала, понятно?!
  - Да ладно тебе, улыбнись, - он коснулся моей щеки. - Я люблю победительниц, - и он коротко меня поцеловал.
  Мне стало на душе так тепло. Он хоть не прямо, но сказал, что любит меня. Я улыбнулась.
  
  В больнице мне задали кучу глупых вопросов, откуда порез, кто нанёс, при этом косо поглядывали на моего парня. Тот был невозмутим, лишь проявлял заботу обо мне. Я сказала, что разозлилась и с силой ударила бокалом об стол. Некачественная посудина раскололась и порезала мне руку. Мне не очень поверили, но больше с вопросами лезть не стали. Быстро обработали рану, проверили на наличие осколков (ни одного не нашли) и аккуратно наложили швы, сказав, чтобы через неделю пришла на приём. Я согласно кивала, совсем соглашаясь, и вскоре мы освободились и поехали домой.
  - Мы как-то не так едем, - заметила, вглядываясь в незнакомую дорогу.
  Шумный город с его суетой остался позади. Судя по пейзажу, мелькавшему за окном, мы выехали за город: вдоль дороги тянулась полоса кустов и деревьев, изредка прерываемая маленькими сельскими домиками.
  - Мы просто с другой стороны въедем. Там красивее, - успокоил меня мой парень.
  На счёт красоты, это он, конечно, загнул: в такой темноте я видела лишь контуры окружающих предметов, выделяющихся на фоне звёздного неба.
  Судя по тому, что машину начало трясти, мы выехали на грунтовку.
  - Астах, - нервно позвала я, - что ты задумал? Может, поделишься своими планами?
  - Ты мне доверяешь? - как-то отрешённо спросил он.
  Чуть подумав, я кивнула.
  - Да, доверяю.
  - Тогда просто расслабься и получай удовольствие.
  На миг на его лицо наползла та самая улыбка, полная хитрости и уверенности в своих силах, которая мне так нравится, а потом он снова всецело сконцентрировался на дороге.
  Интересно, что он задумал?
  ***
  Лиза не ожидала, что её навестят в столь позднее время (она лежала в местной больничке). Тем более Виолетта. Они, мягко говоря, никогда не были подругами, а после того как Рыжая увела у неё Астаха, они и вовсе стали на ножах.
  Виолетта зашла, неся в руках пакет с фруктами (издевается что ли?), небрежно бросила его на прикроватную тумбочку, смяв стоящую там фотографию Лизы и Астаха, времён, когда они ещё были вместе.
  Лиза ничего не сказала на учинённое безобразие: в своё время Рыжая здорово её потюшляла, вопрос первенства между ними решён давно и надолго. Она лишь напряжённо следила за каждым движением соперницы. Та небрежно поправив медицинский халат на плечах, без приглашения уселась на стул для посетителей.
  - Паршиво выглядишь, - заявила она. И была права.
  Лиза потеряла много крови, пока её довезли до медпункта. Такая потеря для оборотня конечно не критична, но всё равно давала о себе знать противной слабостью и повышенной бледностью.
  - Чего тебе надо? - недружелюбно откликнулась пациентка больницы.
  - Того же, что и тебе, поверь.
  Лиза с сомнением посмотрела на визитёршу.
  - Тебя отделала какая-то человеческая девка. Тебе не обидно? - объяснила свою позицию Рыжая. - А Астах проигнорировал зов крови: вместо того, чтобы помочь сородичу, он бросился к этой лысой макаке. - Мне Влад всё рассказал.
  "Трепло", - зло подумала брюнетка про парня, с которым чуть было не начала встречаться, и зарычала.
  - Вот и я о чём. Я тоже хочу возмездия. Он обеих нас бросил и променял на это отродье. Их нужно обоих наказать.
  И девушки склонились к друг к другу, чтобы обсудить планы восстановления справедливости. Воистину сильные эмоции объединяют.
  Глава 24 Может, не всё потеряно?
  Астах остановил машину, отключил свет.
  - Всё, приехали. Дальше пешком, - и вышел из машины.
  На улице темнота, хоть глаз выколи. Я не спешила покидать тёплый и безопасный салон внедорожника. Но Астах не стал ждать, когда я сама решусь выйти, и просто вынул меня из машины, невзирая на мои протесты.
  - Ты что делаешь? - обозлилась я и стукнула его по плечу раненой левой рукой, тут же зашипев от боли.
  - Осторожнее, маленькая, - проговорил ласково этот мерзавец и подул на пострадавшую ладонь. - Я просто хочу показать тебе одно место. Не надо бояться, - он взял меня за руку и повёл куда-то вглубь леса.
  
  Водопад, который Астах хотел показать Регине
  Я нахмурилась, когда ногой напоролась на что-то мягкое. Муравейник.
  - Ты думаешь, что я смогу что-то разглядеть в этой темнотище?
  - Скоро луна взойдёт, будет светлее, - успокоил меня парень, подхватывая на руки. - Осторожнее, ветка,- он остановился, чтобы я могла отодвинуть её.
  Руки Астаха теперь были заняты, он нёс меня. Всё-таки моя обувь не была предназначена для ночных походов по лесу. Я с комфортом устроилась в его объятиях. От его тела шло тепло, с ним было нестрашно, он уверенно шёл по тёмному подлеску. Когда я ещё могла так с комфортом погулять по осеннему лесу в первом часу ночи?
  - Жуть.
  - Что жуть? - поинтересовался он.
  - Видел бы ты себя со стороны, - его глаза в темноте ярко светились зелёным. Всё никак не могу привыкнуть.
  От нечего делать я потрогала его нос.
  - Что ты делаешь? - со смешком спросил он, забавно фыркнув. Наверное, не понравился запах больничных лекарств.
  - Проверяю, шевелишь ли ты ноздрями, когда принюхиваешься.
  Парень снова фыркнул, но уже от смеха.
  - Мне не зачем это делать, когда запахи сильные, как сейчас.
  Я принюхалась. Пахло осенней листвой, берёзовым лесом, откуда-то тянуло холодным влажным воздухом, как будто рядом большой водоём. Я поёжилась и прижалась к парню сильнее.
  Астах резко остановился, поставил меня на землю, спиной я ощутила шершавый ствол какого-то дерева.
  - Ты чего? - удивлённо спросила его.
  Он не ответил, просто прижал к дереву и начал целовать, скользя своими горячими ладонями по моему телу.
  - Ты чего решил меня изнасиловать и из всех мест выбрал это тёмное и холодное? - спросила я шёпотом, пока он отвлёкся на мою шею.
  - Не изнасиловать, - проурчал парень. - Я хочу, чтобы ты согласилась.
  Он остановился и посмотрел мне в глаза. Луна уже взошла, и я смогла рассмотреть контуры его красивого лица, на котором было написано желание.
  - Ты согласна?
  - Нет,- твёрдо ответила я. - Здесь холодно, сыро и темно.
  - Я почему-то так и подумал, - сказал преувеличенно серьёзно парень. - Но всё-таки решил рискнуть. Но нет, так нет, - он отстранился, сразу стало холодно, осенний ветерок стал забираться под тонкую куртку и холодить ноги. - Поэтому мы просто пойдём смотреть водопад, - неожиданно закончил мой парень.
  Подхватил меня снова на руки и понёс к неизвестному водопаду. Молча.
  - Астах, - через некоторое время нарушила я тишину, повисшую между нами. - Что это было?
  - Я просто тебя хочу, а ты меня нет, - немного обиженно ответил он.
  Вот удивил, так удивил! Он обижается!
  - Астах.
  - М?
  - А почему ты выбрал такое неподходящее место?
  - Я забыл, что ты мёрзнешь в лесу. У меня никогда не было человеческой девушки...
  А, так это место, на его взгляд, было самым подходящим. Вот, Регина, радуйся, сбылась твоя мечта побывать в лесу с Астахом. Чего ты не радуешься?
  - Астах?
  - М?
  - А мы скоро придём? - сказала я не то, что хотела.
  - Скоро.
  - Астах, - я посильнее прижалась к парню и поцеловала его в шею . - Мы очень далеко ушли от машины?
  Астах судорожно втянул воздух, сжал меня покрепче.
  - Нет, - ответил он низким вибрирующим голосом, от которого у меня по телу пошли мурашки.
  До водопада мы так и не дошли, зато открыли свою личную Ниагару, и наш водопад чувств был прекраснее всех водопадов на свете.
  Я впервые принадлежала своему мужчине, а он мне.
  ***
  Я на цыпочках пробралась в свою комнату, неся свои босоножки в руках. Хорошо, что я взяла с собой ключи, а то бы пришлось звонить в дверь ...
  Быстро приняла душ и юркнула в свою уютную постельку. Вроде недавно умирала, так спать хотела, а сейчас сна ни в одном глазу. И ощущение, как будто чего-то не хватает или кого-то.
  Лёгкий стук в новенькое пластиковое окно со стороны ската крыши. Я соскочила с кровати, подошла к окну: на крыше стоял самодовольный нахал, руки в карманах, на лице улыбка. Рисуется. Я фыркнула. Смешно.
  Открыла окно. Мгновение: мелькнула гибкая тень, мой парень уже в комнате. Прижал к себе, поцеловал.
  - Я решил, что ты без меня не уснёшь, - заявил этот самоуверенный наглец. Мой любимый наглец.
  Он тоже уже переоделся, был в мягких домашних штанах и майке. Он точно пришёл сюда ночевать.
  -Меня убьют родители, - пробормотала я.
  - Почему? - поинтересовался парень, снимая кроссовки и оставаясь в одних носках.
  - Потому что я тайно провела парня в свою комнату. Они не заслуживают недоверия, - я сокрушённо опустила голову.
  - Так в чём проблема? Пойдём, скажем, что я здесь? - сдерживая улыбку, предложил Астах.
  - Да иди ты, шутник, - я легонько ударила парня в грудь. - Всё. Я хочу спать, - и юркнула под своё любимое одеялко, которое меня сегодня явно заждалось.
  Астах лёг рядом, не накрываясь.
  - Ты не замёрзнешь? - спросила я.
  - С тобой, Регинка, мне всегда жарко, - чмокнул в макушку, прижал спиной к себе. - Спи. Завтра в школу.
  На этот раз я уснула быстро и спала без сновидений до самого утра.
  ***
  Проснулась я от того, что родители вполголоса ругались под моей дверью.
  - Дорогой, не стоит так волноваться, мы же знали, что они начали встречаться. И ружьё тебе совсем ни к чему, - послышался шум небольшой борьбы.
  Но папа, судя по всему, не сдался.
  - Ирина! Они сходили только на одно свидание! Этот мерзавец соблазнил мою маленькую девочку! Если не случилось чего похуже.
  - Ты не прав. Если бы случилось что-то плохое, они бы не были сейчас вместе. Идём. Давай не будем пугать детей.
  - Детей?! - папа взорвался. - Каких детей?! Я ещё согласен, что моя малышка - ребёнок, но этот мерзавец - совратитель!
  - Любимый, оставь. Ну, хочешь, я сделаю тебе массаж? - нежно пропела матушка. Я у неё такого голоса не слышала никогда. - До работы ещё есть время.
  Папа поупрямился ещё немного, но потом всё же сдался.
  И как Астах не проснулся от такого шума? Куда делся его хвалёный слух? Я посмотрела на парня, он кусал губу, чтобы не засмеяться.
  - А у тебя отец - отчаянный мужик, - сквозь сдержанный смех проговорил парень. - На оборотня, отдыхающего со своей волчицей, - тут он ласково провёл по моим волосам, - с одним ружьём. И не сказать, что он мало о нас знает.
  Я пропустила последнее предложение мимо ушей.
  - С волчицей? - переспросила я, затаив дыхание.
  - Ну да, ты теперь моя волчица, - он пододвинул меня к себе поближе. - Я слышал, что человеческим девушкам после первого раза не стоит перенапрягаться, а то бы я тебе показал, как сильно я тебя люблю, - он поцеловал меня очень жарко.
  - Ох, Астах ...
  - Нам в школу пора, - со смешком сказал мой персональный обломщик, поцеловал в макушку и выскользнул из кровати. - Я так и думал, что ты такая.
  Я напряглась.
  - Какая?
  - Идеально мне походишь, - туманно ответил парень и начал обуваться.
  - Ты куда? Папа ещё сильнее обозлится, если ты вот так смоешься.
  - Я переоденусь и вернусь через дверь.
  Тут я присмотрелась, во что он одет: на нём была пижама с мультяшными героями. Я прыснула со смеху.
  - Вот и я о том же, - серьёзным тоном заявил мой Астах, открыл окно и был таков.
  Сразу стало как-то пусто и холодно. "Фу, Регина, не превращайся в слезливую девицу, вечно таскающуюся за своим парнем", - сказала я себе, стянула волосы резинкой и пошла умываться.
  Пока мы постигали прелести нашей личной Ниагары, ночью произошло страшное происшествие: кто-то зверски убил человеческую девушку в форме нашей школы, а обезображенный труп бросил в кампусе.
  Глава 25 Этой ночью не всем было хорошо
  В школе на меня снова все пялились и перешёптывались за моей спиной. Я подумала, это наверное, из-за того что произошло сегодня ночью между мной и Астахом. Но всё оказалось гораздо хуже. Я краем уха услышала, что убили какую-то девушку. При мне эту тему не обсуждали, а при моём приближении замолкали. Но я всё равно узнала достаточно, чтобы воссоздать общую картину происшедшего. И она мне не понравилась. Убийство произошло в квартале оборотней, и ни один оборотень ничего не услышал и не унюхал. И это при их суперчутье?! Похоже эта ситуация здорово их обозлила, а более слабонервных заставила не на шутку испугаться, как меня. Кто это мог сделать? Зачем? Потом я услышала, что та девушка была человеком и чем-то походила на меня...
  Вот тогда в меня вселился ужас, страх своей когтистой лапой сжал моё сердце. В этот момент меня обняли такие родные тёплые руки: и всё плохое сразу отступило.
  Я развернулась. Передо мной стоял мой Астах и улыбался так, как только он умеет, нагло и самоуверенно, только теперь в этой улыбке появилось тепло и нежность, возникающее при взгляде на меня. Я улыбнулась в ответ.
  - Надеюсь, тебя ещё не успели запугать до полуобморочного состояния?
  - Нет, ты пришёл как раз вовремя.
  - Ты ничего не бойся. Это просто совпадение. Хорошо? - он заставил посмотреть себе в глаза.
  - Хорошо, - согласилась я, крепче прижимаясь к груди своего парня.
  Страху же не прикажешь: меньше бойся, больше бойся. Он просто есть и всё.
  Мимо нас прошёл Луганский. Хотел что-то сказать, но в последний момент передумал и прошёл мимо.
  - Всё пора на урок, - сказала я, когда прозвенел звонок.
  Астах нехотя выпустил меня из объятий.
  - Регина, - окликнул он меня, когда я уже отошла на несколько шагов. - Не ходи одна, ладно? Так, на всякий случай, - он подошёл ближе, взял мои руки в свои. - И не под каким предлогом не выходи на улицу, даже если тебе скажут, что зовут родители, или я, или кто-то другой. Хорошо?
  Туту мне снова стало страшно, раз уж Астах так волнуется, значит, ситуация серьёзная.
  - Астах, кто это сделал? - вмиг осипшим голосом спросила я.
  Лицо парня исказило праведным гневом.
  - Мы найдём этого уррода и урроем! Я тебе обещаю! - уже тише добавил он. - Ничего не бойся, я рядом, - мой мужчина прошёлся лёгкими поцелуями от подбородка до виска. Я вцепилась в полы его пиджака.
  - Я верю тебе, - сказала я негромко. Потом подняла голову и сказала твёрже. - Я верю тебе, мой волк.
  После звонка сопровождаемый недовольным взглядом Глеба ко мне подошёл Луганский.
  - Регина, держись своего оборотня и не шляйся где попало. Сдаётся мне, кто-то объявил на тебя охоту.
  - Ты мог бы свои долбаные подозрения держать при себе? - грубо прервал его Глеб.
  - Всё ухожу, - парень примиряюще поднял руки. Это он нашему старосте и уже мне: - Я всё сказал, будь осторожней.
  "Кто может охотиться на Снегирёву? Да ещё и из тех, кого оборотни физически не могут почуять?" - размышлял Луганский, сидя за своей партой.
  Отец ему ясно дал понять, что Регина со своими способностями им нужна живая и здоровая. Значит, это не отец. Он был даже не против, если бы она стала невесткой в их доме. Но они немного опоздали: она начала встречаться с этим оборотнем. Да не с каким-то, а сыном самого Игристого. Как же не вовремя! Отца бы такой пустяк не остановил: он всегда получает то, что захочет. Но в случае с Региной есть один маленький нюанс: для того чтобы полноценно использовать её способности, о которых она, судя по всему, не догадывается, необходимо её добровольное согласие, желательно подкреплённое положительными эмоциями. Ни о каком принуждении и речи быть не может, до тех пор, пока остаются другие варианты.
  Ох и попало Павлу от отца за то, что он профукал такой шанс и не окрутил девчонку, когда та была в него влюблена (по его мнению).
  "Ну ладно, не получилось стать парнем, будем добиваться дружбы, - решил парень. - Тем более сейчас мы с оборотнями хоть и временно, но на одной стороне. И у нас одна задача: найти того, кто угрожает Регине и обеспечить ей безопасность, потому что серьёзные потрясения плохо сказываются на её даре. Пусть оборотни выполняют свой договор по её защите, заключённый со Снегирёвым-отцом, а я буду выполнять приказ своего отца".
  
  Кокосовая стружка на вершине пироженого божественно вкусна. Во время обеда в школьной столовой Астах где-то достал это чудо для меня. Я нигде поблизости не видела буфетов. И теперь с умилением наблюдал, как я смакую сладость.
  - Что? - спросила я, слизывая с пальца шоколад. - Если тоже хотел попробовать, надо было раньше сказать: я уже всё съела, - я снова лизнула пальчик.
  Мой парень неотрывно следил за моими манипуляциями. Медленно взял мою руку, притянул к себе и облизал мои пальчики, испачканные шоколадом и крошками бисквита. Натурально облизал под мой ошарашенный взгляд.
  - Ах... - мне стало горячо и жарко, парень довольно улыбнулся и запечатлел лёгкий поцелуй на моих губах.
  - Я не ем сладкого, если это только не ты, - шепнул он мне на ушко, и я покраснела, воспоминания о нашей первой ночи накрыли меня с головой.
  Кто знал, что оборотни так любят зацеловывать всё тело с головы до пяток, не делая ни для чего исключения? Или это только мой Астах такой?
  - Астах! - очень жалобно попросила я, - хватит.
  Он довольно хохотнул и пересел со стула напротив на со мной рядом стоящий.
  - Ты, Регина, такая нежная, - сказал он и мягко убрал прядь волос, упавшую мне на глаза, ласково провёл рукой от виска до подбородка.
  Я забыла, как дышать. Его прикосновения заставляли трепетать каждую клеточку моего тела и замирать в предвкушении восторга и ожидании продолжения.
  - Но мне очень нравится, - продолжил свою мысль мой Астах.
  Мы сидели вдвоём за одним столиком не потому, что в школьной столовой были предусмотрены места для двоих, а потому что Астах просто подошёл к столу нашего класса и та-ак посмотрел на моих одноклассников, что они предпочли не злить дракона, а поискать себе другое место. Странно, но никто не возмущался, даже те ученики, которым пришлось уплотнятся, чтобы пустить беженцев.
  Я ещё раз задумалась об особенностях иерархии у оборотней. Чтобы отвлечься от близости Астаха (он уже давно съел свой обед и теперь просто сидел со мной, иногда доставая, ну вы понимаете как), я задала этот вопрос.
  - Астах, почему тебя все беспрекословно слушаются? Потому что ты их бьёшь или потому, что ты сын вожака?
  - За сына вожак я могу и обидеться, - заявил парень, откусывая МОЁ яблоко. Я проводила его исчезновение печальным взглядом, но мой любимый проигнорировал его. - Но в остальном ты права, - он с демонстративным удовольствием начал жевать откушенный кусок.
  - Ты их бьёшь?! - ужаснулась я. Астах не производил впечатление законченного хулигана, задирающего всех без причины.
  - Не бью, они и так чуют мою силу. А тем, кто начинает в ней сомневаться, я доступно объясняю всю глубину их заблуждения, - он снова откусил от МОЕГО яблока, враз уполовинив его.
  Я перестала надеяться, что у парня проснётся совесть, отобрала надкушенный фрукт и сама откусила кусок побольше.
  Астах наблюдал за моими действиями с каким-то тайным удовлетворением. Всё-таки есть какая-то волчья заморочка на счёт совместного поедания пищи, раз он второй раз провоцирует меня на это.
  Яблоко, кстати, оказалось кислым.
  - Фу, как ты его ел? - я отдала его обратно парню.
  Тот взял, небрежно пожал плечами, мол, нормально, и снова откусил.
  - Думаю, у нас по-разному работают вкусовые рецепторы, - наконец выдал он, задумчиво посмаковав кусочек.
  - Да? - вот это открытие!
  Обеденный перерыв почти закончился, столовая практически опустела.
  - Пойдём прогуляемся, - я взяла парня за руку и повела в сторону запасного выхода, - а то ещё целый урок сидеть, надо размяться.
  Только мы вышли, Астах тут же прижал меня к стене своим телом и поцеловал. Судя по всему, у нас с ним разные представления о том, что такое "прогуляться". Я, например, просто хотела немного пройтись по школьной аллее.
  - Ты нарочно меня провоцируешь? - прохрипел Астах мне в губы, забираясь рукой под мою рубашку.
  - Ничего подобного! - запротестовала я, пытаясь прогнать его нахальную руку из-под своей одежды . - Я хотела просто прогуляться!
  - Прогуляться? - Астах уставился на меня ошалелыми глазами.
  - А ты что подумал? - я освободила себе немного пространства, чуть отодвинув парня. Я была возмущена! За кого он меня принимает?!
  Он как-то смущённо улыбнулся и стал поправлять на мне одежду. Я не была против. Это было так мило. Его прикосновения такие мягкие и нежные. Меня всегда поражала эта его особенность: быть таким нежным, будучи таким сильным.
  - Регинка, ты сведёшь меня с ума, - сказал он со вздохом и поправил мои слегка растрепавшиеся волосы.
  - Это ты меня, - пробормотала я, беря его за руку.
  - Пойдём, в самом деле, просто пройдёмся, - наконец, предложил парень, и мы пошли.
  На урок я опоздала. Постучала, попросила разрешения войти. У нас было изобразительное искусство. Вёл его мой старый знакомец - Борис Аркадьевич, муж нашей классной, Анны Григорьевны. Он кивнул, и я проскользнула на своё место.
  Луганский умудрился сманеврировать таким образом, что теперь сидел прямо за мной. Если Глеб за опоздание ограничился лишь хмурым взглядом в мой адрес, то Луганский (тоже мне опекун нашёлся) ткнул меня в спину карандашом и прошипел:
  - Где ты была? Как будто не знаешь, что за обстановка сейчас, - его голос был полон возмущения.
  Чего он лезет в мою жизнь?! Только хотела ему объяснить, что мне и даром не нужна его фальшивая забота, как какой-то носатый парень с третьего ряда брякнул:
  - Ясно где. Подстилка выполняла свои прямые обязанности.
  Не успел он договорить, как Глеб резким движением переметнулся через парту Луганского (кстати, напугав его) и схватил говорливого за горло.
  - Что ты сказал? Повтори! - злобно прошипел он, всё сильнее сжимая руку на его шее.
  Носатый захрипел.
  - Отставить, Черных! - крикнул наш субтильный учитель рисования. - Да отпусти ты его, наконец! Радим, разними их, - наконец, нашёл он выход.
  Здоровяк не спеша подошёл к Глебу, положил ему на плечо свою лапищу и низко пробасил:
  - Отпусти его, брат. Я сам ему купол разобью, если конечно от него хоть что-то останется после общения с Игристым.
  Видимо здоровяк не просто для успокоения положил руку на плечо друга, у Глеба от напряжения на шее вздулись жилы, он попытался сбросить досадную помеху с плеча.
  - Глеб, не надо, - неожиданно для себя попросила я.
  -Он тебя оскорбил, - сквозь зубы процедил мой самозваный защитник.
  - Ты его потом подержишь, а я ему сама надаю по морде. Хорошо?
  Послышались смешки.
  - Ладно, - подозрительно легко согласился Глебушка, - отпуская свою жертву и стряхивая руку Радима.
  Носатого тут же стали называть каким-то обидным словом, я поняла, что это типа лоха, только на оборотничий лад.
  Тот багровел, но сидел молча, даже не пытался огрызаться.
  Глеб сел на своё место, спокойный и невозмутимый, как будто ничего не произошло.
  - А что значит то слово, которым называют того парня? - спросила я чуть погодя нашего старосту.
  Тот посмотрел на меня как на дуру, ничего не сказал и отвернулся.
  Не хочешь говорить, не надо, у Астаха спрошу.
  Дальше урок шёл своим чередом без происшествий, если не считать того, что я чуть не умерла со смеха, глядя, как оборотни пытаются рисовать. Наши с Луганским рисунки, выполненные средненько, на фоне их казались настоящими шедеврами.
  Теперь я поняла, почему увлечение нашего учителя рисования в молодости вызывали столько непонимания и насмешек. Да они просто ему завидовали! Из-за парт то и дело доносились сдержанные матюги, сосредоточенное сопение, треск ломаемых карандашей.
  Луганский мужественно держался, изо всех сил пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица. Ему это хотя бы удавалось! А я так не могла. Мне приходилось зажимать рот рукой. Это ещё хорошо, что я сижу в первом ряду и вижу только рисунок Глеба.
  - Ты что? Ржёшь?! - недоверчиво-удивлённо воскликнул Глеб. - Сама попробуй порисовать! - прорычал он, ломая пятый по счёту карандаш.
  Я ухмыльнулась. Быстро сделала набросок его перекошенной рожи и показала ему. Он глянул, и его перекосило ещё сильнее.
  Борис Аркадьевич без устали бегал между рядами и вдохновенно подбадривал начинающих художников. Те тихо рычали, но продолжали рисовать: за успеваемостью по всем видам искусства (у нас была ещё лепка) следил лично господин Игристый, наш вожак, тьфу, их вожак. Так что отлынить было невозможно, как и припугнуть субтильного учителя.
  У меня сложилось впечатление, что Борис Аркадьевич получает тайное удовольствие, наблюдая за потугами своих учеников в рисовании. Таким образом мстя за своё детство, когда все смеялись над его необычными для оборотней увлечениями.
  Странно, почему они так плохо рисуют? Я видела рисунки Геры и её братика, они вполне нормальные для их возраста. Решила задать этот вопрос учителю, когда закончится урок.
  - Борис Аркадьевич! Подождите! - я догнала уходящего преподавателя. - Можно вопрос? - я немного отдышалась, пришлось пробежаться, уж очень резво Борис Аркадьевич покинул кабинет.
  - Задавай.
  - А почему оборотни, - я на секунду замялась, а потом выпалила, - так плохо рисуют? Я имею в виду взрослых, потому что маленькие рисуют хорошо. Я видела.
  - А здесь всё просто, - мы неторопливо шли по коридору. - Волки предпочитают прогулки на четырёх ногах занятиям, полезным для развития мелкой моторики рук.
  - А дети?
  - Сейчас образование стало обязательным, и все дети должны посещать детский сад и школу, где проводятся дополнительные занятия на развитие подвижности кистей рук. Я ответил на твой вопрос? - он улыбнулся одними уголками губ.
  - Да.
  Мне показалось, или он стал менее дружелюбным со мной?
  Я обернулась: в паре шагов от меня стоял Глеб. На удивление он выглядел предвкушающим, а не мрачным как обычно.
  - Чего стоишь? Пошли, будешь бить морду.
  Глава 26 Странные оборотничьи традиции
  - Что? - испугалась я. - Кому?
  - Носу. Кому ещё? Тебя за язык никто не тянул. Пошли, - он развернулся и пошёл в сторону лестницы.
  У меня возникла мысль втихаря отстать от него, но он обернулся и рявкнул:
  - Регина!
  Пришлось идти. Дорогой к нам присоединился Радим и ещё несколько парней. Мы прошли аллею и подошли к кустам акации, росшим по периметру школьной территории. Там уже было несколько человек, то есть оборотней, в том числе Носатый. Носатый стоял на коленях, над ним грозной тучей возвышался Астах. Я его ещё никогда не видела таким злым, я даже сбилась с шага, когда он посмотрел в нашу сторону. Увидел меня, и лицо его немного смягчилось.
  Присутствующие расступились перед нами: мной и Глебом, Радим и остальные присоединились к зрителям.
  - Астах, ты не сделаешь этого! - зло просипел коленопреклонёный.
  Тут я заметила, что он не просто так стоит на коленях, его удерживает стоящий сзади него парень.
  - Сделаю, ещё как сделаю, - процедил сквозь зубы мой любимый, хотя в таком состоянии я еле его узнавала: свирепое выражение лица Астаха бросало в дрожь.
  - Она даже не волчица!
  Размытое движение, и вот уже парень выплёвывает зубы.
  Я заорала и закрыла лицо руками. Не могу видеть Астаха таким хладнокровным и жестоким. Он не может быть таким! От вида и запаха крови, меня замутило.
  Мой парень быстро подошёл ко мне, взял за руки, поднял, не знаю, как я от него не отшатнулась. Встряхнул меня, заставляя посмотреть в лицо.
  -Регина, ты должна это сделать. Пути назад нет, - из его глаз на меня смотрел уже знакомый зверь, только я не видела его ещё таким холодным.
  Время как будто остановилось, ожидая какой я сделаю выбор. Я судорожно размышляла. Это же мой Астах, правильно? Жёсткость и сила - это обратная сторона его нежности. Значит, я должна любить его таким, какой он есть, не выбирая какие-то отдельные качества, которые кажутся мне более привлекательными. Он же не делим, мой Астах. Он единое целое. Если люблю его, должна любить всего целиком. То, что сейчас происходит, это что-то важное для него и для меня. Для нас. Мы должны сыграть на одной стороне, чтобы попасть в русло неизвестной мне традиции.
  Прошло мгновение или вечность. Мысли вихрем проносятся у меня в голове. Я всё ещё смотрю в жёлтые глаза парня, в которого умудрилась влюбиться. Чуть заметно киваю. Вижу, как Астах едва заметно расслабляется. Кто-то облегчённо выдыхает за моей спиной, не обращаю внимание, иду вслед за своим мужчиной. Он подводит меня к коленопреклонённому. Я отвешиваю ему чисто символическую оплеуху, по сравнению с ударом Астаха, она как лёгкое дуновение ветерка. Но стоящий на коленях парень звереет, начинает бешено рваться из держащих его рук. Я неожиданно оказываюсь за чьей-то спиной, а его уже держат трое. Глеб берёт меня за рукав и утягивает в сторону школы.
  
  Я сидела за партой, уставившись в никуда. Кто объяснит мне, что происходит? Только я начинаю привыкать к оборотням, и они становятся понятными, почти своими, как они находят способ удивить, как бы подчёркивая, насколько мы разные.
  В классе никого не было. Даже Глеб куда-то смылся. Неужели мои легкомысленно брошенные слова о пощёчине привели к неприятным последствиям?
  Дверь кабинета открылась. Вошёл Астах. Выглядел он настороженным. Нет, мягко улыбнулся, хотя вокруг него до сих пор витает агрессивная энергия. Подошёл ко мне, взял за руку, потянул, заставив подняться, обнял, прижав мою голову к своей груди.
  Мне захотелось плакать. Он провёл рукой по волосам и негромко сказал:
  - Спасибо, - и через паузу, - прости, что тебе пришлось пройти через это.
  И предвосхищая мой вопрос.
  - Только ни о чём не спрашивай сейчас, хорошо? - он обнял моё лицо руками и заглянул в глаза.
  Я чуть заметно кивнула головой, но глаз не подняла.
  - Ох, Регинка моя, что же ты со мной делаешь?! - он поцеловал меня куда-то в шею, потом взял мою руку и очень медленно и нежно перецеловал каждый мой пальчик, в конце запечатлев поцелуй на ладони.
  Я посмотрела в его глаза, в них было напряжённое ожидание. Я свободной рукой провела по его щеке и прошептала:
  - Мой Астах, и тут же снова оказалась в его объятиях, от избытка чувств он подхватил на руки и прокружил.
  - Ох, Регинка!..
  - Дурак, - с улыбкой сказала я, когда он поставил меня на пол.
  - Астах, урок уже, - сказал от дверей Радим, за ним толпились остальные ученики.
  - Так чё вы стали? - весело откликнулся мой парень. - Заходите уже!
  Народ стал просачиваться в кабинет и рассаживаться по местам.
  - Я пошёл, - сказал мой любимый с улыбкой, нехотя отпуская меня, сделал пару шагов к двери, вернулся, быстро поцеловал в губы и ушёл, еле разминувшись с грузным учителем физики.
  - Игристый, почему не на уроке? - грозно вопросила эта гора мышц и жира, по недоразумению называющая себя учителем.
  - Уже! - весело откликнулся парень и был таков.
  Я тоже поспешила занять своё место.
  ***
  Глеб подошёл ко мне на перемене. Я вопросительно посмотрел на него.
  - У тебя с Региной всё серьёзно? - спросил он, глядя своим фирменным Глебовским суровым взглядом. Это он за сестру переживает или за мою девушку?
  - Более чем серьёзно.
  -Тогда присматривай за ней лучше, - и тут он меня огорошил. - твои бывшие подружки объединились и хотят что-то предпринять против неё. Подробностей не знаю, - опередил он мой вопрос. - Но если ты не досмотришь за Региной, и она пострадает, я тебя уррою! - развернулся и ушёл.
  Совсем страх потерял!
  - Глеб! - окликнул я его, - тот нехотя остановился.
  - Что? - спросил он, не оборачиваясь.
  - Я не отдам тебе Регину.
  - А кто тебя спрашивать будет? - и попилил дальше.
  Это может стать проблемой. Глеб становиться сильнее и чувствует это. Если раньше он не претендовал на моё место (его это не интересовало), то теперь из-за Регины, он стопроцентно бросит мне вызов ещё до снега. И как назло нет никого лучше, присматривать за Региной в моё отсутствие.
  Я выкинул (временно) из головы Глеба-придурка, запавшего на человечку, которую по идее должен ненавидеть, потому что всё их семейство - известные человеконенавистники, как, впрочем, и большинство оборотней, и отправился к своей девушке. Сейчас её нельзя оставлять одну из-за неуловимых маньяков-убийц о всяких воздыхателей, вроде Луганского или того же Глеба.
  ***
  В туалете я столкнулась с Эммой, и она вместо того, чтобы как обычно сделать вид, что меня не замечает, остановилась.
  - Хочешь остаться красивой, смотри, что ешь и куда идёшь, - сказала и ушла, ничего не добавив.
  Что это было? Угроза? Происки Рыжей или той, что на меня в кафе напала? О, Астах, почему у тебя так много бывших? Да ещё маньяк навязался на мою голову. Я застонала. Ополоснула лицо холодной водой, немного взбодрилась.
  В коридоре, непринуждённо подпирая стену, возвышался Радим. Эту перемену он меня охраняет. Надоела мне уже эта опека!
  - Радим?
  - М-м? - парень так и не оторвался от созерцания чего-то увлекательного, судя по его довольной ухмылке, в своём телефоне. И так он меня охраняет?
  - А отведи меня в библиотеку. Я знаю, она здесь где-то есть.
  - Не, не пойдём. Там много мест где может спрятаться убийца. Вернёмся в класс, - и он своей лапищей легонько подтолкнул меня в спину. Ну как легонько, по инерции я пробежала ещё шагов пять.
  Моего возмущённого взгляда он не заметил.
  - С кем ты так ожесточённо переписываешься, - первая не выдержала я.
  - С твоей подружкой.
  - С которой?
  - С самой красивой, - последовал исчерпывающий ответ.
  Так, самой красивой у нас естественно считается блондинка Иришка.
  - С Иришкой что ли?
  - С липучкой что ли? Нет, я же говорю, с самой красивой, - как маленькой по слогам повторил парень.
  Самой красивой после Иришки в нашей девчачьей компании по праву считаюсь я. Я посмотрела на Радима. Он так пытается флиртовать? Нет, не похоже. Это не в его стиле.
  Радим в кои-то веки обратил на меня внимание, заметив, что я до сих пор скриплю мозгами, пытаясь разгадать загаданный им ребус, он сжалился:
  - С Василисой я! - заявил он гордо.
  Я встала на месте как громом поражённая. С Василисой?! Ни хрена себе, Василиса переписывается с оборотнем, а мне столько выговаривала по поводу Астаха! Куда катится мир?!
  Радим тоже остановился.
  - Кстати, что ей нравится, а что не нравится?
  - Знаешь, в свете последней информации, я даже не уверена, что знаю...
  Глава 27 Ощущение, что мир прекрасен не смотря ни на что...
  Ласковый лучик солнца коснулся кончика носа моей девушки, и она оглушительно чихнула. Я усмехнулся, а она потёрла свой носик и дальше продолжила спать. Как-то так получилось, что мы обосновались жить в моей комнате: Регина стеснялась заниматься любовью в доме своих родителей. Смешная. Оборотничий слух моих её не смущал.
  Странное всё-таки у людей отношение к сексу. Её родители сами подталкивали свою дочь в мои объятия, а когда дело дошло до близости, вдруг вспомнили, что она малышка. У оборотней всё проще. Никто не вздумает осуждать правильный порядок вещей. Наоборот осуждается воздержание и одиночество. Даже если кто-то из супругов погибает, второй обязан жить, при том жить полнокровно: снова жениться и заводить семью. Ни один волк не пожелает своей дражайшей половинке сдохнуть в одиночестве и тоске. Всё это людские басни. Мы созданы живыми, а значит должны праздновать праздник жизни на столько, насколько это физически возможно.
  - Моя любимая, - прошептал и поцеловал чуть ниже ушка свою драгоценную девочку, а руки сами пошли в путешествие по её нежному и прекрасному телу, наслаждаясь гладкостью и теплотой её кожи. - Как же я тебя хочу, - снова целую, вдыхаю этот дурманящий манящий запах, её запах.
  - М? - вопросительно мурлыкнула, ещё не совсем проснулась, но уже потянулась ко мне всем своим существом. - Любимый? - повернулась ко мне лицом, нашла мои губы, легко прикоснулась, пробуя на вкус.
  Мне нравятся такие моменты, когда в моей Регине девочка, воспитанная в семье своих строгих родителей ещё не проснулась, а женщина уже приступает к чудесному танцу на двоих. Люблю обеих Регин.
  - Как люблю тебя, - шепчет, прикасаясь к моему телу своими нежными ладошками. Иногда мне кажется, что она обожает моё тело больше, чем я сам.
  Всё в ней такое нежное, мягкое, приятное, я схожу с ума от желания.
  - Я больше не могу... - шепчу, на миг её лицо озаряет коварная победная улыбка, но мне уже не до тонкостей и размышлений.
  - Всё, вставай, - сказал я, целуя любимую в обнажённую лопатку. Сам я уже был одет и даже сходил на пробежку. Что-то мы с ней поменялись ролями: раньше она раньше вставала.
  - Не хочу, - прохныкала она и снова уткнулась в подушку.
  - У тебя что-то болит? - забеспокоился я, присаживаясь к ней на кровать.
  - Нет, всё хорошо, - она быстро села, целомудренно прикрывшись одеялом. Еле сдержал ухмылку. Опять человеческие прибамбасы: стесняться своего тела, типо в нём есть что-то нехорошее или порочное. - Ты не мог бы отвернуться? - смущённо просит. - Мне нужно одеться.
  - Ох, Регинка, - целую её, одновременно стягивая одеяло.
  - Астах! - пищит, пробует сопротивляться.
  - Голубки, - из-за двери доносится насмешливый голос матери, - не могли бы вы поторопиться? В школу уже пора...
  Моя Регина краснеет, я смеюсь.
  - Люблю тебя, - говорю и, на прощанье ловко переворачиваю её на живот и целую попку и быстро ухожу к дверям. - Одевайся, малыш.
  Она что-то возмущённо ругается, но по виду довольная.
  ***
  - Как спалось? - мама задаёт свой ритуальный вопрос спустившейся Регине, та немного смущается, но отвечает, что хорошо.
  Малышня за ночь успела соскучиться по моей девушке, стоило ей появиться в дверях, с радостным визгом набросились на неё и повисли гроздьями. Я ем свой бутерброд и улыбаюсь. Всё-таки какая она милая, моя Регинка. Отец прячет улыбку, опять же наблюдая за мной.
  - Что? - спрашиваю.
  - Жениться тебе надо, вот что, - заявляет отец. - А то уведут девчонку - он кивает в сторону Регининого телефона, который она вчера забыла на кухне. Там только что высветился пропущенный вызов от Глеба.
  Вот сволочь! Что ему надо от моей девушки? Усилием воли сдерживаю себя, чтобы не схватить телефон и не перезвонить ему тут же. Достаю свой, тут подходит Регина.
  - Ты чего хмуришься? - проводит рукой по моим волосам. - Что-то случилось? - встревоженно.
  - Нет, - улыбаюсь, телефон кладу на место в карман: Черных подождёт, успею на него наорать. - Всё нормально, садись кушать, - отодвигаю ей стул.
  Улыбается, "Спасибо", лепечет - всё у неё так трогательно и мило получается. Родители переглядываются, глядя на нас им весело, а я ничего не могу с собой поделать: чувствую себя чуть ли не героем из-за какой-то маленькой похвалы, слетевшей с её губ. Как я не могу не стараться для неё, она же во мне видит кого-то, кто на самом деле лучше меня. Узнай она меня настоящего, сбежала бы, вопя от ужаса. Даже не знаю, как ей показать своего волка. Вдруг испугается? Или того хуже возникнет неконтролируемая неприязнь, брезгливость? Она пока ничего не говорит на счёт того, что хочет увидеть мою истинную форму. Я тоже молчу. Не уверен, что она вообще видела хоть одного волка.
  ***
  Астах всё утро на меня как-то задумчиво посматривал, но когда я его спросила, в чём дело, ответил, что всё в порядке. Но я же чувствую, что его что-то мучает, а он не хочет со мной поделиться. Не доверяет что ли? Даже немного обидно.
  Уже в дверях, когда мы пошли в школу, Матильда окликнула нас.
  - Малышка, чуть не забыла, - она подошла ко мне и стала ощупывать мою куртку.
  - Вы чего? - удивилась я, Астах тоже с удивлением и со смехом смотрел на свою мать.
  - А, - она беспечно махнула рукой, - Ирина сказала, что если я не досмотрю за тобой, и ты простудишься, то она мне голову откусит. Вот проверяю, достаточно ли тепла твоя куртка. Только я это, - она забавно почесала нос, - не очень разбираюсь...
  Я засмеялась, а вот Астах наоборот напрягся, и тоже проверил толщину моей куртки.
  - Она достаточно тёплая для такой погоды, - заверила я обоих, судя по скептическим взглядам, мне не поверили.
  - Ей надо купить новую, - серьёзно заявил Астах. - Здесь река близко, температуры ниже, чем в центре города, не дай бог, в самом деле простудишься, - это он уже мне.
  - О чём спор? - к нам подошёл папа Матвей.
  Матильда трогательно посмотрела на него снизу вверх.
  - Я боюсь, как бы наша малышка не простудилась. Она же человек.
  - А-а, ясно. Я тоже не очень разбираюсь в человеческом здоровье.
  - Да со мной всё в порядке, - попробовала я протестовать против чрезмерной опеки, на меня сурово посмотрело три волка.
  - Давай, сегодня я просто их до школы подброшу, а потом ты малышке купишь другую куртку?
  Матильда радостно заулыбалась, закивала головой, благодарно потёрлась макушкой о подбородок своего волка.
  - Кого ждём? Вперёд, - скомандовал вожак, и мы пошли.
  Да, сегодня до школы меня лично довёз вожак стаи, какая честь. Астах сказал по секрету, что он его, даже когда он был маленький, не подвозил. А в глазах смешинки.
  - Только давай договоримся сразу, - остановила я парня прежде, чем мы должны были разойтись, я на второй, а он на третий этаж, - мне не надо ничего покупать.
  - Почему? - нахмурился.
  - Потому что это некрасиво. Я итак у вас почти ... - тут он мне рот банально заткнул рукой.
  - Даже думать так не смей, - сказал сурово. -А если матери такое скажешь, вообще обидится до конца дней.
  - Но это же неправильно, - попробовала донести я до него.
  - Что неправильно? То, что я забочусь о своей волчице, неправильно? Да? Или ты хочешь сказать, что мы друг другу никто?
  - НЕТ!!! Сдурел? Просто мне неудобно принимать подарки...
  -Что за глупое воспитание... - пробормотал он сквозь зубы так тихо, что я поначалу и не расслышала.
  - Что? - переспросила я.
  - Я говорю, раз ты согласилась стать моей девушкой, тебе придётся научиться принимать подарки. Поняла?
  Я тяжело вздохнула. Ужасно не хочется оскорблять Матильду отказом. Да и я бы не сказала, что мне не нравится забота, только... Вдруг мы с Астахом поссоримся, и мне всё припомнят, как обо мне, неблагодарной, заботились? Хотя, это же только гипотетически, этого может и не быть, правильно?
  - Поняла, - я сокрушённо кивнула головой.
  Астах расцвёл, заулыбался.
  - Ну вот и славно. А про глупости всякие забудь. Я люблю тебя, - шепнул и легонько поцеловал в губы.
  - Я тебя тоже.
  Мне было так хорошо, что даже Виолетта не смогла испортить настроение своим брошенным мимоходом комментарием.
  - Ты хоть моешься иногда? Вонище, - и она демонстративно зажала нос.
  Я пожала плечами и пошла к своей парте. Знаю, что сейчас на мне аромат моего парня, вот она и завидует.
  - Я тебе звонил, - прошипел Глеб перед самым уроком. - Почему трубку не брала? - Учитель уже пришёл и начал перекличку.
  - Когда? - удивилась я и достала телефон из рюкзака.
  Глянула и ужаснулась: восемь (!) пропущенных от старосты. Бросила в его сторону испуганный взгляд, он точно меня живьём съест.
  - А что ты хотел? - робко спросила.
  - Уже ничего, - если бы не урок, он бы рявкнул, а так ему осталось только материться сквозь зубы.
  - Черных, ты что-то хочешь сказать? - Окликнул его наш физик. Глеб на секунду замялся, а потом, быстро глянув в учебник, задал вопрос по теме. Физику понравилось.
  А я с уважением посмотрела на Глеба: для меня физика - тёмный лес, нечто за гранью понимания. И перед теми, кто в ней разбирается, я невольно ощущаю благоговение. Глеб поймал мой взгляд, когда садился на место.
  - Что? - спросил, выгнув бровь.
  - Ничего,- я быстрее уткнулась в свою тетрадку.
  - Регина, - окликнул меня после урока Пашка.
  - Чего? - не очень дружелюбно откликнулась я. Я до сих пор ему не доверяю.
  - У меня день рожденья на этой неделе, не забыла? - конечно, я помню, у меня память на даты рождения хорошая.
  - И что теперь?
  - Приглашаю тебя вместе с твоим бойфрендом в пятницу в особняк моих родителей, - я хотела отказаться и уже открыла было рот, как:
  - И не делай такое лицо: ты смотришься забавно, - он чуть наклонился и, обхватив мой подбородок, провёл пальцем вдоль нижней губы.
  - Сдурел? - я отбросила его руку. - Совсем крыша поехала? Оставь свои штучки для кого-нибудь другого, понял?
  Парень усмехнулся.
  - Снегирёва, ты что за меня переживаешь, как бы мне твой волк башку не отгрыз? Это приятно и вселяет надежду.
  - Я за него переживаю, как бы не отравился!
  - Ну-ну...
  - О чём спор? - в класс заглянула Эмма.
  - Ни о чём, - буркнула и ушла, оставив этих двоих.
  - Луганский, ты, похоже, не осознаёшь всю степень опасности заигрывания с волчицей Игристого? - услышала я голос Эммы и решила далеко не уходить.
  - Ты что её охранница? - с насмешкой спросил парень.
  - Астах - мой брат, естественно я приглядываю за его девушкой, даже если она мне не нравится. Когда мой брат перегрызёт тебе глотку, тебе мёртвому будет пофиг, как твой папаша отомстит, - она развернулась и пошла в сторону выхода, у самой двери добавила: - Я думала, ты умнее.
  Я быстренько сделала вид, что что-то ищу в рюкзаке. Но Эмма даже не взглянула в мою сторону.
  Вот так поворот сюжета. Эмма, оказывается, за мной приглядывает!
  Позвонила мама.
  - Да мам, привет.
  - Девочка моя, ты сегодня-то придёшь домой?- я покраснела.
  - Конечно, приду.
  - Тогда папа заедет за тобой после работы, он сегодня рано освобождается.
  - Хорошо, мам. Пока.
  Похоже, мои ночёвки у Астаха прикрылись медным тазом. М-да. Надо срочно уговорить родителей привезти сюда младшенького. Мы же уже освоились, правильно? И здесь относительно безопасно. Нечего ему отдельно от нас жить. И родителям не так скучно будет без меня. Решено, сегодня звоню бабушке и уговариваю её помочь.
  Я нежилась в объятиях любимого. Нет, мы были не дома и совсем не лежали. Просто даже стоять в обнимку с Астахом приятно. Он что-то болтал с друзьями, а я просто стояла, прислонившись к нему спиной, окружённая кольцом его тёплых рук.
  - Регина, ты уснула? - со смешком спросил.
  - М? что? - я взглянула на него снизу вверх. - Ты что-то хотел?
  Парни заржали, он как-то коварно улыбнулся.
  - Хочу, но не сейчас. Я спрашиваю, ты собираешься идти на вечеринку Луганского? Он весь твой класс пригласил.
  Я нахмурилась.
  - Не пойду.
  - Зачем так категорично, - он развернул меня к себе лицом. - Пошли, обещаю, что будет весело, - он заговорщицки подмигнул.
  - Ты хочешь устроить ему какую-то подлянку что ли? - неуверенно спросила я.
  - Нет, что ты! - быстро отнекался. - Просто будет интересно. Увидишь. Ну, так пойдём? Конечно, если ты очень не хочешь идти к своему бывшему, то я пойму.
  Я фыркнула.
  - Ладно, идём. Но только из-за тебя.
  Глава 28 Познакомилась с пушистым
  
  - Ты куда? - спросила я Астаха, когда он среди ночи встал и собрался уходить.
  Сегодня он целый день какой-то нервный.
  - Мне нужно побегать.
  - Ночью?
  - Оборотни - ночные существа. Мне нужно перекинуться, Регинка. Извини, что оставляю одну. Я постараюсь недолго. Луна зовёт, - я глянула в окно, луна была действительно огромна. Сегодня полнолуние.
  - Я не знала, что вы зависимы от луны, - сказала я, пока Астах натягивал футболку.
  - Не так как пишут в сказках, но побегать хочется, - он чмокнул меня в макушку. - Я пошёл, - и выпрыгнул через окно: мы в кой-то веки ночевали у меня.
  - Так вот почему завтра выходной! - поняла я, наконец, а то всё голову ломала, в честь какого праздника отдыхаем.
  Я легла и попробовала снова уснуть. Но сон не шёл. Вдруг он там с Виолеттой встретиться, и их чувства воспылают с новой силой? Эта мысль напугала меня. Я резко села. Он же любил её, так? Он же Астах, он по-другому не может. Раз любит меня, значит, и бывшую свою девушку любил.
  Лучшее лечение - это профилактика. Я стала быстро одеваться, чтобы идти на улицу. Он же сказал, что недолго будет, значит, далеко уходить не собирался.
  На улице было по-осеннему прохладно. Хорошо, что захватила перчатки. Где может быть мой Астах? Я решила для начала пройтись до дома Игристых. Стояла тишина, было слышно, как падают листья. Мои шаги гулко отдавались по пустынной улице.
  Внезапно, передо мной появился огромный серебристый в свете луны зверь. От неожиданности я чуть не заорала, но вовремя зажала себе рот ладонями. Мне показалось, что волк ухмыльнулся, а потом сделал шаг ко мне навстречу. Я невольно тоже сделала шаг, но от него. Под ногу попался предательский камень, и я позорно шлёпнулась на задницу. Волк подошёл в плотную, фыркнул мне в лицо и подтолкнул в сторону дома Игристых. Интересно, кто это? Астах или кто-то другой. Я продолжила сидеть, просто не в силах подняться, всё-таки я напугалась, зверюга была во истину огромной. Теперь понятно, почему все оборотни как один высоки. Волк тяжело вздохнул и лёг рядом со мной предлагая опереться. Я с опаской прикоснулась к его шерсти, она была шелковистая и тёплая. Всё-таки встала. Дошла до калитки, мне показалось, что на дорожке, ведущей к дому, что-то промелькнуло. Я невольно остановилась, но зверь, идущий за мной, подтолкнул меня носом в спину, мол, не стой столбом, иди вперёд.
  - Не бойся, это я, - окликнул меня голос Матильды от крыльца. Оно было тёмное, потому что луна ушла за край крыши, и место перед домом оказалось погружённым в густую тень.
  Ко мне навстречу вышла мама Астаха, одетая в одну тонкую сорочку в форме майки. Выглядела она слегка растрёпанной, как будто одевалась в спешке. Точно! Тень, промелькнувшая на дорожке, - это была она. Просто быстро перекинулась и оделась.
  - Матильда! - я прижалась к женщине, она обняла меня в ответ.
  - Маленькая, что ты делаешь одна на улице среди ночи?
  - Я... я хотела встретить Астаха. Он недавно ушёл, - я опустила глаза и увидела, что Матильда стоит босиком на холодной земле. - Тебе не холодно? - спросила я.
  - Нет. Не увиливай от ответа. Малышка, ты уже видела его волка?
  Я отрицательно помотала головой, в душе боясь, что волчица начнёт меня ругать, но она только рассмеялась.
  - Этот балбес стесняется, боится, что ты его разлюбишь, когда увидишь в истинном обличье.
  - Но почему? - я так сильно удивилась. - Я же с самого начала знала, что он волк. И мне всегда было любопытно посмотреть, какой он. Я думала, что он мне не доверяет, раз не хочет показываться.
  Матильда снова улыбнулась.
  - Какие вы ещё дети, - ласково сказала она и поцеловала в макушку. - Иди в дом, малышка, мы с отцом его найдём и отправим к тебе. Хорошо?
  Я радостно кивнула.
  - Так это папа Матвей? - я обернулась: большой серебристый зверь не спешил никуда уходить, просто сидел и смотрел на нас.
  - Да, это мой волк и мой вожак, - с потаённой гордостью сказал Матильда. И неожиданно добавила. - Присядь, ты должна поприветствовать вожака, - я недоумённо посмотрела на неё. - Не бойся, малышка, он просто слегка тебя укусит. Это что-то вроде знакомства. Давай же, маленькая.
  Я сделала, как просила мама Астаха, присела на корточки. Серебристый волк не торопливо подошёл, ещё раз меня обнюхал, а потом легонько укусил за мою заранее оголённую шею. Мне даже страшно не было, только щекотно.
  - Щекотно, - пожаловалась я Матильде, та рывком меня подняла и тоже укусила, намного чувствительнее, чем вожак. - Ай, мама! - воскликнула я.
  - Тише-тише, - она быстро чмокнула меня в щёку - Уже всё. Иди теперь в дом.
  Дом был пуст и тих. Хотя, наверняка, малышня спала в своих комнатах. Я прошла на кухню, первым делом осмотрела свою дважды укушенную шею: никаких следов не обнаружила. Хорошо. Потом сделала себе сладкого чаю. Начала задрёмывать. Внезапно сильные руки подхватили меня.
  - Астах?
  - Маленькая соня, - он фыркнул мне в волосы. - Ты в постельку или гулять пойдёшь?
  - Конечно, гулять. Я что зря одевалась, - меня спустили на пол. - Ты что голый? - я, наконец, разглядела в каком он прикиде.
  - Счас шкурку наращу, - ухмыльнулся, притянул к себе, поцеловал, я жутко покраснела. - Может, ну эту улицу? - мурлыкнул. - В моей комнате по-любому удобней.
  - Ну уж нет, - я отстранилась от парня. - Ты обещал показать волка. Так что вперёд, - и я первая пошла на улицу: я уже знала, что у волков не принято оборачиваться в помещении.
  Парень бесшумно последовал за мной. Вообще в полнолуние волка ни за что не спутаешь с человеком: движения делаются такие хищные, вкрадчивые, глаза приобретают форму, близкую к звериной, да и повадки тоже странные, продиктованные какой-то нечеловеческой логикой. А то, как объяснить поведение Матильды, которая меня сегодня пребольно укусила?
  - Жди здесь, - Астах чмокнул меня в губы и скрылся за углом дома. А я думала, он при мне перекинется. Всё ещё стесняется?
  Через минуту на дорожку передо мной вышел серебристый в лунном свете волк. Он был помельче, чем его отец, и из-за этого казался изящней и легче.
  - Какой шикарный! - я не смогла сдержать восхищения, опустилась на колени перед чудесным существом с совершенными пропорциями. - Боже, как ты красив, - я утопила руки в мягком меху.
  Меня лизнули в нос. Мне стало смешно.
  - Холодно же! - воскликнула шутливо, уже полностью обнимая зверя. - Какие сильные лапы, - под густым мехом чувствовались тугие мускулы. - И вкусно пахнешь, - на это замечание Астах фыркнул. Его запах необычный, похож на его, когда он в облике человека, только сильнее.
  Внезапно вывернулся из моих объятий и укусил чуть ниже затылка.
  - Ай! Почему меня сегодня все кусают! - я грозно повернулась к расшалившемуся волку, он виновато поджал ушки. - Ну, всё, ты мне за это заплатишь! - я снова поймала его, он, правда, не особо сопротивлялся. - Какие ушки, - ушки оказались теплыми и мягкими.
  Я заглянула ему в рот, потрогала внушительные клычищи. Такими запросто можно перекусить бычью ногу, не то, что хрупкие человеческие кости. Наконец, ему надоели мои издевательства, и он вырвался.
  - Куда ты? Стой! - но он уже смылся в сторону сада.
  Я пошла туда же, благо луна ярко освещала садовые дорожки. Не успела сделать и десяти шагов, как была подхвачена на руки.
  - Ах, мелкая вредина! Всё, теперь я тебе отомщу за мягкие ушки!
  - Не надо! - я взвизгнула. - Но у тебя, правда, ушки мягкие, и ты их так смешно поджимаешь.
  - Да я в жизнь при тебе больше не перекинусь, - ругался Астах, неся меня в дом. - Это издевательство какое-то над оборотнем. Где уважение? Пиетет? Страх, наконец? Я впервые в жизни понял, что чувствуют плюшевые игрушки! Регина, убери ручки от моих ушей!
  - Я просто хотела проверить, сохраняют ли они пушистость, - тут я снова взвизгнула, потому что Астах резко ускорился, и в мгновение мы оказались в его комнате.
  Меня бережно раздели и стали щекотать мелкими поцелуями по всему телу.
  - Ты тоже пушистая, - довольно заявил Астах, нависая надо мной. - Ты понравилась моему волку.
  - Твой волк мне тоже понравился, - прошептала я, глядя в отливающие зеленью глаза своего любимого. - Хочу тебя.
  Астах как будто только этих слов и ждал...
  Хорошо. Сегодня же выходной. На небе уже солнце взошло, а я всё ещё валяюсь в постельке. Как представлю, что мои одноклассники из бывшей школы на уроках сидят, так ещё лучше делается. А мне так сочувствовали, когда я переводилась. Дураки.
  Я повернулась на бок, лицом к Астаху. Он крепко спал, это было заметно по складочке между бровей. Что ему сниться, раз он хмурится? Поцеловала его в подбородок. Он что-то пробормотал и обнял меня сильнее. Я оказалась приплюснута к его телу.
  - Астах! - позвала негромко я. - Ты меня задушишь! - попробовала немного отодвинуться, по опыту знаю, что резкие движения заставят его ещё больше усилить хватку.
  - М?
  - Я говорю, ты меня сейчас задушишь в своих медвежьих объятиях. Если не отпустишь, я тебя укушу, - пообещала я.
  Раздался смешок, хватку ослабили, но меня не отпустили. Я попробовала выскользнуть из его рук.
  - Регина, меня твои извивания заводят, - сообщили мне, я это и так отчётливо почувствовала.
  - Ну Астах, пусти уже, я хочу воды.
  - Теперь уже никуда не отпущу, - меня наградили сладким чувственным поцелуем. - Я потом тебе сок сделаю.
  - Ловлю на слове.
  Матильда сладко зевнула, вставая с постели.
  - Наши детки пошли по новому кругу, - сказала она своему волку, тот вольготно расположился на их широкой кровати, заняв большую её часть.
  Широкая мужская ладонь обхватила изящное запястье волчицы, и так оказалась вновь лежащей на шёлковых простынях их брачного ложа.
  - Чем мы хуже?
  - Мне надо готовить завтрак, любимый, - смеясь, ответила прекрасная Матильда.
  - Не готовь. Для чего придумали сервис? Сейчас просто закажем в ресторане и всё, - он взял телефон и быстро сделал заказ. - Всё, теперь ты моя, - сообщил он своей волчице.
  Астах ушёл делать мне сок. А я валяюсь. Хорошо!
  Астах на кухне столкнулся с отцом.
  - Тебя тоже мама отправила делать сок? - удивился он.
  - Нет, она ещё до такого не додумалась. Сейчас заказ из ресторана должен прийти, примешь и сервируешь стол, понял?
  - Пап, мне кажется, это тебя попросили.
  - Какая разница? Я делегировал тебе. Так что выполняй. И, кстати, перезвонил бы ты Регининым родителям, а то забрал её среди ночи.
  - Точно.
  Сын пошёл к телефону.
  - И про заказ не забудь! - крикнул ему в спину отец, а сам вернулся в спальню.
  - Любимый, - укоризненно сказала его волчица, - зачем ты свою работу свалил на нашего мальчика?
  - Любовь моя, я не свалил, а делегировал полномочия. Ты думаешь, наш сынок всё ещё мал для такой ответственной работы, как принять заказ?
  - Ты схитрил, - волчица надула губки. - А я хотела посмотреть, как ты будешь готовить для меня.
  - Маленькая моя, сразу бы так и сказала. Сейчас исправлюсь, одевайся. Завтрак уже прибыл.
  - Вот твой сок, - я уже успела задремать, когда пришёл Астах, он с собой принёс вкусные запахи с кухни, и мне сразу захотелось есть.
  Я взяла стакан свежего апельсинового сока, сделанного моим любимым специально для меня, и сделала глоток.
  - Божественно, - сказала, Астах довольно улыбнулся.
  - Я пошёл накрывать на стол, а ты одевайся и спускайся, - он слизнул капельку сока с моих губ, - сладенькая.
  Глава 29 Ох уж, эти подружки!
  На эти выходные ко мне приехала Василиса, а говорила, что ноги её в квартале оборотней больше не будет...
  - Я тут подумала, - она подсела ко мне с заговорщицким видом, - может оборотни не так уж и плохи. Э-э, ты не могла бы позвать Радима в гости? - наконец она озвучила истинную цель своего приезда, а то всё типа соскучилась, жить не может, как хочет меня увидеть.
  - Ты что сдурела? - притворно возмутилась я. - У меня вообще-то парень есть. Ты представляешь, как он отреагирует на то, что приглашу постороннего?
  - Ну, они же друзья ... - Василиса сразу сникла, даже издеваться над ней желание пропало.
  - Ладно, не расстраивайся так, я что-нибудь придумаю.
  Моя всегда рассудительная подружка запрыгала от радости в стиле Иришки. Вот что любовь с людьми делает.
  - Девочки, вы куда-то собираетесь? - всполошилась мама, завидев меня одетую и готовую к выходу.
  - Да, мам, мы недалеко. До школы только.
  - Но сегодня же выходной, - не поняла мама нашего энтузиазма. - И поздно уже...
  - Там всегда тусит молодёжь. Нам нужно найти одного парня.
  Мама всё равно не успокоилась.
  - Регина, ты помнишь, что тебе как бы нежелательно выходить на улицу без сопровождения? Позови Астаха.
  - МАМ! Я что сиамский близнец постоянно с ним находиться? Мы должны немного отдыхать друг от друга.
  - Вы что поссорились?
  - Нет,- мы не поссорились, но он случайно высказался, что сожалеет, что я не волчица, как было бы здорово пробежаться вдвоём по тёмному лесу...
  В общем, я психанула и решила свести к минимуму наше общение. Как он может меня упрекать в моей природе?! Я же не говорю, как мне жаль, что он волк! Я даже так не думаю, потому что полюбила оборотня, а не просто парня.
  - Тогда я звоню Глебу, надеюсь, ты не против его общества? - мама не стала дожидаться ответа и позвонила моему старосте. Отстой.
  - Садись, Василиса, - мы присели на диванчик в гостиной. - Сейчас придётся ждать, когда этот злобный упырь придёт, а потом всю дорогу выслушивать, как мы его достали со своими проблемами.
  - А почему тебя одну не отпускают? - тихонько спросила подруга.
  Не скажешь же ей что у нас неподалёку резвится маньяк, специализирующийся на человеческих девушках, учащихся в школе оборотней?
  - После того похищения, - сослалась я на общеизвестный факт. - Родители как с цепи сорвались, ни шагу нельзя ступить. А тебя-то как ко мне отпустили?
  Василиса помялась, что на неё было не похоже.
  - Я сказала, что пошла к Иришке, а Иришку попросила подтвердить.
  - Упс. Мадам, с каких пор ты стала врать родителям? Этот Радим на тебя плохо влияет, - с умным видом покивала я.
  Вася насупилась.
  - И ты туда же! А может, он моя первая настоящая любовь! - выкрикнула она.
  Ничего себе, какие страсти!
  - Тише-тише, - я взяла подругу за руку, - я очень даже за ваши отношения. Радим - неплохой парень, особенно по сравнению с Глебом.
  После этих слов раздался стук в дверь. И стук был такой недовольный, что по нему сразу понятно, кто пришёл. Только чего он так быстро-то?
  Я пошла открывать, раздумывая, слышал ли Глеб мои последние слова.
  - Привет, Гле ...-окончание фразы застряло у меня в горле, на пороге моего дома стоял мой парень, и он не выглядел довольным.
  Я рефлекторно закрыла дверь обратно.
  - Что там? - спросила Вася. - Кто-то страшный?
  - Угу, - угукнула я, потому что не знаю Астаха в гневе и узнавать не хочу.
  - Регина, открой, обещаю, ругаться не буду, - донеслось из-за двери.
  - Это тот парень, который любит ходить голышом? - шёпотом спросила подружка. Я молча кивнула. - Ты что с ним встречаешься?
  - Я надеюсь, что ещё да, - и я открыла дверь.
  Астах вежливо поздоровался с мамой, выглядывающей в прихожую из кухни, сказал:
  - Я на минутку, - сграбастал меня в охапку и утащил в сторону своего дома.
  - Сдурел? - поставить меня на землю он соизволил только в собственном саду.
  - Мне кажется, ты меня избегаешь, - начал он, а я отвела глаза. - Так значит это правда. Тогда второй вопрос, почему? Регина, я не очень хорошо понимаю людей, потому что никогда по-настоящему близко не общался с вами. Поэтому если тебе что-то не нравится в моих действиях, не молчи, - он встряхнул меня за плечи, - просто скажи. Твоё молчание убивает!
  Я взглянула на него, он правда нервничал.
  - Ты сказал, что жалеешь, что я не волчица, - пробубнила я. - Так зачем...
  Он не дал мне договорить, поцеловал.
  - Маленькая моя, ты, что обиделась на это? - он стал покрывать моё лицо мелкими поцелуями, прижал к себе, я слабо протестовала. - Я же имел в виду, жаль, что не могу показать тебе всего красивого, что можно увидеть в лесу. Вот что я имел в виду, что не смогу поделиться с тобой тем, что люблю.
  - Можешь, - пробурчала я ему куда-то в область груди. - У меня тоже есть глаза и уши, и красоту я ценить умею. - Он скептически на меня посмотрел.- Да, - я гордо выпрямилась, - на охоту я бы конечно не пошла, а вот просто погулять по лесу, даже когда ты в виде зверя, почему нет?
  - Ты это серьёзно? - мне кажется или он не ожидал такого поворота?
  - Более чем, - меня тут же подхватила на руки и прокружили, а я изо всех сил вцепилась в своего парня, боясь улететь под действием центробежной силы.
  - Решено, - меня, наконец, поставили на землю, - сегодня прогуляемся вечером. Оденешься теплее и ...
  - Ого, ты даже не спрашиваешь моего мнения.
  - А ты против? - с едва сдерживаемой улыбкой спросил этот самоуверенный нахал.
  - Да ну тебя, - я развернулась и хотела идти, - меня догнали и обняли сзади.
  - Сладенькая, а за то, что вызвала Глеба, а не меня, ты ещё ответишь, - прошептал на ухо и прикусил открытую кожу на затылке, у меня мурашки пошли.
  - Ах, хватит меня кусать, - я обернулась и столкнулась взглядом с Астахом. Из его глаз снова смотрел зверь. Так вот чьи это шуточки! - Ты!..- я задумалась, чем же припугнуть его, а потом мне пришла в голову идея. - Я тебе все ушки затюшляю! Вот что сделаю!
  Астах совсем по-звериному заскулил, а потом рассмеялся.
  - Ещё никому не удавалось так запугать моего волка. Тебе первой удалось, - я широко улыбнулась, довольная собой, Астах чмокнул меня в щёку, и мы пошли к брошенной нами Василисе.
  Возле моего дома нас ждал Глеб собственной персоной. Они поздоровались с Астахом за руку, и ни один из них не выразил неудовольствия присутствием друг друга. Странные у них отношения. Василиса обреталась тут же, вся такая нервная в предвкушении от встречи с парнем своей мечты. Даже не представляю, как они могли друг другу понравиться: оба терпеть не могут представителей иных рас. Время шло к вечеру.
  - Кажется, сегодня вечеринка у Луганского, - напомнил мой парень про мероприятие, на которое я и идти-то не хотела, но ему зачем-то надо там засветиться. - Покажем этим жалким людишкам, как отрываются настоящие волки? Вы как? - спросил он у нас.
  Василиса поморщилась, ясно, что ей сентенция про людишек не понравилась, но я-то знаю, что Астах шутит, он один из немногих моих знакомых оборотней, кто относится к людям, если не с симпатией, то уж точно не с предвзятой ненавистью.
  - Вообще-то твоя девушка чистокровный человек, - сказала поучительным тоном, только ради того, чтобы послушать, что он на это ответит.
  - Серьёзно? Блин, как я мог не заметить! Моя волчица - человечка! - и он подмигнул самым пошлым образом, и от этого его подмигивания я почему-то покраснела. Вроде ничего такого не сказал ...
  - Малышка, ну ты как, идём или не идём?
  - Пошли уже, - я взяла его под руку, и мы пошли обратно к дому Игристых, за машиной, не пешком же нам пилить до особняка Луганских, который находится на другом конце города. - Вась, Радим тоже там будет, ты не расстраивайся.
  Астах вопросительно выгнул бровь, ехидно поглядывая на мою подругу. А Василиса зло шикнула на меня за то, что выдала секрет. Ха, как будто никто не знает, сомневаюсь, что наш здоровяк не успел похвастаться друзьям. По крайней мере, Глеб не выглядел удивлённым.
  - Мы не можем идти к Луганским в таком виде, - она схватила меня за рукав. - Надо переодеться.
  - Да ладно тебе, - я легкомысленно махнула рукой. - Ты придёшь в сопровождении огромного оборотня, поверь, то, что ты будешь не при параде, на этом фоне никто не заметит.
  Астах подленько так ухмыльнулся. Глеб состроил презрительную рожу. Я уже поняла, что оборотни, выросшие в среде себе подобных, нисколечки не комплексуют из-за своей природы. Они скорее будут людей считать неполноценными, чем себя. Поэтому я не стеснялась своего крутого и классного Астаха, в то время как Василиса, полная всяческих предрассудков, ещё не выработала для себя как относиться к оборотням. Мне вообще кажется, что её любовь - это протест против чрезмерной родительской опеки, типо вот возьму всем назло и полюблю плохого парня.
  - Что и требовалось доказать, - сплюнул Глеб. - Как до дела дошло, ушлая человечка в кусты. Какого хрена вообще тут трёшься тогда? - мой староста как всегда образец тактичности и дружелюбия.
  Василиса чуть не расплакалась.
  - А вот возьму и пойду в чём есть! - с вызовом сказала она, задрав свой веснусчатый носик.
  Я подавила улыбку: я же говорю, протест.
  - Тогда пошли.
  Отец Астаху конечно не дал дорогой внедорожник, но вторая машина тоже была ничего так.
  Дорогой мы подобрали Радима. Он забрался на заднее сиденье, зажав бедняжку Василису между собой и Глебом. Ещё так невинно спросил:
  - Тебе не тесно, крошка? - Глеб фыркнул, а Астах посоветовал девчонку взять на колени.
  Глава 30 Вечеринка у Луганского
  Вечеринка только-только начиналась, особняк Луганских - шикарное двухэтажное здание, окружённое разбитым парком, был ярко освещён иллюминацией. Охрана на воротах спокойно нас пропустила, даже спросив пригласительный. То ли у них приказ пропускать всех, то ли они знают оборотничьи номера. На стоянке уже было с десяток мотоциклов. Я не знала что у Паши столько знакомых байкеров, пока не увидела рядом с одним своего одноклассника, первого забияку Кудлатова. Так это волки пригнали на мотоциклах!
  
  Особняк Луганских
  Астах припарковался. Откуда-то стали появляться остальные одноклассники. Они что всё это время сидели в кустах и ждали, когда приедет Астах? Парни радостно приветствовали своего вожака, при этом все выглядели такими довольными, как будто подготовили какую-то гадость. Радим протянул свою ручищу смущающейся Василисе, та неуверенно вложила свою ручку. Астах просто взял меня за руку, и мы всей весёлой гурьбой направились на день рождения сына одного из самых влиятельных людей нашего города.
  Я думала, Пашка устроит закрытую вечеринку, ну типа только для одноклассников, чтобы избежать проблем и недопонимания между людьми и оборотнями, но он не стал мелочиться, пригласил и всех своих друзей из привычного круга общения. Здесь были и некоторые мои бывшие одноклассники, в том числе и Лидочка, та ещё зануда, вечно мне завидовала, что у меня такие классные друзья, несмотря на то, что из довольно демократичной семьи (родители - госслужащие). Вот и сейчас уставилась своими поросячьими глазками на меня и осмотрела с ног до головы. Я была в простых джинсах и кедах. Я нацепила на губы самую гадостную улыбочку и демонстративно прижалась к своему крутому парню. Мой шикарный парень нагнулся и шепнул мне на ушко:
  - Региша, я тоже тебя хочу.
  Блин! Он не так понял!
  - Привет! - приветствовал нас именинник.
  Видимо он что-то такое подозревал, поэтому вместо безумно дорогого костюма нацепил простые с виду джинсы и майку, поэтому несильно отличался от своих новых одноклассников, предпочитающих удобство роскоши.
  - Рад, что пришли. Располагайтесь, развлекайтесь, только народ сильно не пугайте, - и подмигнул с заговорщицким видом, парни довольно заржали.
   Я же говорила, что этот ушлый тип со всеми найдёт общий язык, когда ему это выгодно?
  Астах подал неуловимый знак, и все волки расползлись по залу. Я видела, что многие девчонки с интересом посматривают на новоприбывших, а вот парни, наоборот, кто с опаской, а кто с презрением.
  К нам подбежала Иришка, оказывается Пашка и её пригласил, впрочем, и Машу тоже.
  - Девочки, как я рада вас видеть, - она повисла на нас с Василисой, благо мы стояли рядом. - А говорили, что не придёте, - попеняла она нам. Впрочем, неважно. А тот красавчик с вами? - Астах на время оставил нас, то ли чтоб Иришку не слушать, то ли какие-то свои хитрые дела проворачивать.
  - Ты о Глебе что ли?
  - Ну да. Так он здесь? - она от нетерпения стала даже подпрыгивать.
  - Здесь-здесь, во-он там, - я ткнула в направлении нашего человеколюбивого старосты, который времени зря не терял и уже окучивал какую-то девицу.
  Так значит, он только со мной строит из себя недотрогу и злыдня? Вот паршивец, смотри, как мило воркует, так бы и наподдавала ему под зад коленом.
  - Регина! - меня потрясла за руку Вася. - Ты чего с таким лицом смотришь на Глеба?
  - С каким? - опешила я.
  - Как будто хочешь его удавить. Если бы у тебя не было парня, я бы подумала, что ты ревнуешь, - Василиса уставилась на меня порицающим взглядом.
  - Фу, кого? Его? Нет уж. Просто он меня бесит, орёт постоянно. Я думала, он вообще не умеет разговаривать по-человечески, а сейчас вижу, что умеет, и от этого ещё больше злость берёт.
  К нам подошёл Радим, обнял Василису со спины, она очаровательно засмущалась. Надо сказать, что на ней был милый жёлтый комбинезончик, довольно стильненький. Правда, он не выглядел нарядным на фоне ярких платьев других гостий, но зато смотрелся гармонично и отлично вписывался в концепцию праздника - Луганский заявлял всему миру "Я свой парень среди оборотней".
  - Скучаем? - проурчал здоровяк. Не ожидала, что он умеет ТАК говорить, моя подруга совсем засмущалась.
  А гиены уже почуяли новую жертву. Вон стоят, обсуждают. Гиены - это наши сплетницы номер один, я имею в виду бывшую школу. Вот одна из них отделилась от толпы своих товарок и пошла в нашу сторону. Сейчас будет поливать грязью. Не меня. Меня поостерегутся. Помните, как я поступила с Рыжей и Эммой в первые дни нашего знакомства? Вот, этим тоже от меня попадало, теперь они считают меня ненормальной, с которой лучше не связываться. Хотя я по натуре очень скромный и чуткий человек. Большую часть времени, пока не доведут. Почему-то мою сдержанность и воспитанность воспринимают, как неспособность дать отпор. И мне постоянно приходиться доказывать окружающим, насколько они не правы! А они потом ещё и обижаются! Бесит.
  Ксюша подплыла к нам поближе, Василиса невольно отстранилась от своего парня. Вот дура!
  - Привет, девочки! Василиса, ты что ли тоже перевелась в школу этих ...- она замолчала якобы подбирая слова.
  - Ты имеешь в виду оборотней? - пробасил наш здоровяк и широко улыбнулся, обнажая свои частично трансформированные клыки.
  От их вида даже мне стало нехорошо, знаете, как страшно смотрятся волчьи клыки на почти человеческом лице? Что уж говорить про нежную Ксению, она заверещала, бросила стакан с соком в оборотня и бросилась бежать, путаясь в длинных юбках.
  Радим невозмутимо поймал стакан на лету и аккуратно поставил на стоящий рядом столик с закусками. Но дело уже сделано, на нас обратили внимание. Разом вокруг нас образовалась пустая зона.
  Тут бы и началась паника, но:
  - Я ещё не успел объявить белый танец, - донёсся из динамиков голос Луганского, - а кто-то уже бросился бежать. Ксюша, так боишься, что никто не согласится с тобой танцевать? - насмешливо спросил Пашка, все сдержанно засмеялись. - Ну что ж объявляется белый танец, дамы приглашают кавалеров. Просьба, с танцпола с воплями не убегать, а то перепугаете мне всех оборотней, что они подумают о нас, людях? - снова раздались сдержанные смешки, а потом началась приятная песня, модная в этом году.
  Я поискала глазами своего возлюбленного, но его нигде не было видно.
  - Не меня ищешь? - я резко обернулась, передо мной стоял самый сексуальный парень в мире - мой Астах.
  Губы невольно расплылись в улыбке, не лишённой доли самодовольства.
  - Позвольте пригласить вас на танец, господин Игристый.
  - С удовольствием, моя сладкая госпожа, - и я оказалась в тёплых объятиях своего любимого человека, то есть оборотня.
  Из принципа решила не обсуждать происшествие во время танца, отдаваясь наслаждению скольжения сквозь музыку. Это наш первый танец.
  - Какая ты хорошенькая, моя Регинка, - со мешком сказал мой любимый, легко скользнув губами по моей щеке, его руки подозрительно стали опускаться ниже, пока не остановились на моей попке, некоторые завистницы считают её толстой, но я думаю, что они просто завидуют. Вон Астах от неё без ума.
  Меня прижали теснее к твёрдому мужскому телу.
  - Давай сбежим. М? - предложил мой парень, внимательно смотря мне в глаза. В приглушённом свете, его глаза отливали зеленью.
  - Давай, - выдохнула я.
   Всегда мечтала побывать в роли плохой девочки. Но я же не с кем-то случайным собираюсь заняться непотребством, а со своим парнем, значит, в этом нет ничего плохого, правда?
  Меня взяли за руку и быстро повели из зала, где проходил банкет? Вечеринка? Фуршет? Мы быстро пересекли аккуратно постриженный газон, находящийся перед домом и незаметно вышли к стоянке. Почему незаметно? Потому что целовались по пути.
  Астах открыл машину, быстро посадил меня на сиденье, пристегнул, сам сел на водительское. Завёл мотор.
  - Мы куда-то едем? - спросила немного удивлённая я.
  Опять раздался смешок.
  - Маленькая я бы и здесь не против, - он ловко развернулся и поехал к выходу из поместья, - Но не хочу, чтобы потом трепали твоё имя, - мы быстро миновали пост охраны.
  Я посмотрела на него со смесью благодарности и досады. Мда, не удалось мне поиграть плохую девочку.
  - Что-то не так? Я вижу, ты разочарована? - со смешинками в голосе спросил мой парень, поглядывая на меня с хитринкой во взгляде.
  Я засмущалась.
  - Нет, ничего. Спасибо за то, что заботишься обо мне. Мне приятно, - я положила руку поверх его и немного сжала в знак признательности.
  - Ох, Регинка, - мученически простонал парень, взял мою ручку, поцеловал ладошку и отправил на мои колени. Скорость машины увеличилась, мне стало страшно за нашу безопасность. Я вцепилась за поручень. - Не бойся, успокоил Астах, - у оборотней реакция выше, чем у людей, так что со мной безопаснее ездить, чем с дедом морозом на оленях.
  Город с пригородом остались позади, дорогу незаметно обступил лес. Кто-то хотел сегодня ночью погулять по лесу, вот, пожалуйста, мечта сбылась. Мы съехали прямо под деревья, проехали немного и остановились. Астах вышел из машины, куда-то ушёл, правда, быстро вернулся.
  - Здесь никого, - сказал, помогая мне выйти из машины.
  - Где это - здесь?
  - Здесь раньше посёлок оборотней был, пока они не перебрались в город. До сих пор некоторые дома поддерживаются в жилом состоянии. Это что-то вроде нашей дачи. Идёшь? Или боишься?
  - Иду, - я быстро вложила свою руку в его протянутую ладонь, он радостно улыбнулся, притянул к себе.
   - Здесь нет электричества, - сказал он, когда мы вошли в дом. Он оказался небольшим и одноэтажным. Я хотела зажечь фонарик на телефоне, но Астах остановил. - Ты мне доверяешь?
  Я кивнула.
  - Тогда не бойся. Здесь чисто и безопасно, а свет слишком яркий.
  С меня сняли куртку. Было странное ощущение, позволять кому-то раздевать себя почти в полной темноте, я видела лишь смутные силуэты самого Астаха и окружающей мебели. Ощущения от прикосновений Астаха усилились в разы. Я закрыла глаза, чтобы не мешали слушать своё тело и тело моего любимого. Эта ночь стала одной из самых прекрасных в моей жизни. Мне кажется, или на самом деле, чем дольше мы знакомы с Астахом, тем нам лучше вместе?
  Проснулась я от того, что предательское солнышко светило мне прямо в глаза. Я попробовала перевернуться на другой бок и сразу пожалела об этом, короткое одеяло обнажило мою спину и её обдало адским холодом. Я теснее прижалась к Астаху, тщетно пытаясь полностью закрыться.
  - Ты чего возишься? - сонно спросил мой любимый, обнимая меня покрепче и, наконец, натягивая на меня одеяло. - Замёрзла?
  - Д-да. Тут воздух холодный.
  - Лежи, я сейчас печку затоплю. А ты не вылезай из-под одеяла, - пресёк он мою попытку выпутаться и идти тоже одеваться. - Одежда тоже холодная.
  Сам он, одеваясь, преспокойненько стоял босиком на холодном полу.
  Немного погодя уютно затрещал огонь в печке, я снова стала задрёмывать. Поверх одного одеяла каким-то чудом оказалось ещё одно. Астах куда-то вышел, наверное, размяться. Я подумала-подумала и решила, что тоже пора вставать. Интересно же осмотреть место, в котором мы оказались.
  Внутри деревенский домик был как деревенский домик: нештукатуренные стены, просто сверху побелённые брёвна, пол из широких половиц, крашенный в цвет охры, на небольших окнах - занавески в мелкий цветочек. Из мебели две железные кровати, старый пузатый комод да стол в углу вот и всё.
  Я быстро накинула одежду и вышла в другую комнату, отделённую от первой лишь тонкими занавесками. Здесь была кухня со старинной большой печью, на которой можно спать, то есть с лежанкой, небольшой столик и лавки вдоль стен, аккуратно застеленные цветными половичками. Ах да вместо кухонных шкафчиков были такие милые полочки, идущие от печи до окна и тоже прикрытые шторочками в милый цветочек.
  Интересно, кто тут жил? Так хорошо сохранились предметы старины, как будто в музей попала. В углу у большой печи я нашла такую рогатину, ну палку с прикреплённой к ней штукой в виде коровьих рогов. Вроде на уроке истории нам говорили, что это называется ухват, им доставали чугунки из печи. Ради интереса я отодвинула заслонку и заглянула внутрь печи. К моему огорчению, она была пуста, даже золы было мало. Я поставила заслонку на место, отряхнула руки и тут заметила, что они у меня чёрные, блин вымазалась в саже, значит, эту печь кто-то ещё умеет топить. Я подошла к небольшой вертикальной печке, располагающейся от пола до потолка, и протянула руки к огню. Хорошо. Приятное тепло разлилось по телу. Печка почти прогорела, от её круглых боков, выкрашенных чёрной краской, шёл приятный жар.
  - Замёрзла, маленькая? - спросил вошедший Астах, неся за ноги какую-то не общипанную курицу. Сам он был в одних штанах и босиком, видимо недавно перекидывался.
  Я невольно залюбовалась, как красиво перекатываются мышцы на его мускулистой груди...
  - Ты так на меня смотришь, сладенькая ...
  - Я есть хочу, - быстро сказала я, прогоняя наваждение, мой парень действует на меня гипнотически, стоит увидеть его без рубашки, так все мысли вылетают из глупой головы.
  Парень усмехнулся.
  - Ты умеешь потрошить птицу? - спросил он, демонстрируя курицу, которая при ближайшем рассмотрении оказалась вовсе не курицей, а какой-то лесной или полевой птицей.
  - Ты что ходил на охоту? - мне стало немножко не по себе, значит, я всё это время была здесь одна.
  - Нет, просто пробежался по округе, она сама на меня выпрыгнула.
  - Нет, я куриц только замороженными видела, в супермаркете.
  - Почему-то я так и подумал. Жаль, - парень притворно вздохнул, - придётся всё самому. Только имей в виду из меня повар не очень, я предпочитаю есть мясо в сыром виде, - и так хитро на меня посмотрел, я не стала его разочаровывать.
  - Фу, меня сейчас стошнит. Я с тобой больше целоваться не буду, - пообещала я, - если не перестанешь дразниться.
  Этот балбес просто расхохотался.
  - Кстати, ты не видел мой телефон? - вроде я вчера пыталась им светить.
  - Я его на зарядку в машину поставил. Не беспокойся, твоим родителям я позвонил.
  У меня от души отлегло, всё-таки я сыграла в плохую девочку, забыв предупредить родителей, что не приду ночевать, правда, не так как хотела. А всё этот чрезмерно правильный оборотень виноват! Я недовольно на него посмотрела, но тут же забыла, из-за чего злилась, он так и не надел рубашку.
  Астах в это время очень ловко потрошил курицу, он решил, что это лучше сделать на улице. Привирает мой парень, что не умеет готовить.
  - Слушай, - я подсела поближе к парню, он облюбовал какое-то брёвнышко, лежащее почти у самой стены дома, - а у тебя клыки не вылазят от запаха крови? - а сама внимательно смотрю на его рот, когда он будет отвечать, он же его откроет.
  Мой парень решил меня не разочаровывать, сладко зевнул во весь рот, демонстрируя мощные такие клыки, которых в обычном спокойном состоянии я у него наблюдала, я даже отшатнулась, потеряла равновесие и чуть не завалилась назад (я сидела на корточках). Пришлось срочно ловиться за штаны Астаха.
  - Дурак, зачем же так пугать! - а этот дебил просто заржал. Я стукнула его легонько.
  - О да, детка, сделай мне массаж, пока я тут куховарю.
  - Фу.
  - Маленькая, ты иногда задаёшь такие смешные вопросы. Это что люди, правда, так о нас думают?
  - Откуда я знаю, что думают люди. Просто я слышала где-то, что оборотни теряют голову от запаха крови.
  - Теряют, но во время драки. Кровь же это не наркотик, чтобы работать так, чик включилась агрессия, чик - выключилась. А вот если во время драки или охоты, то это пьянит и придаёт сил, - он мечтательно улыбнулся, я с любопытством за ним наблюдала.
  Интересно же, я знакома только с социальной стороной оборотней, а с их истинной, как они сами называют, ипостасью я не встречалась.
  - Тебе не страшно? - спросил Астах, тоже с интересом поглядывая на меня.
  - Ну, когда ты белый и пушистый, ты же не перестаёшь быть суровым зверем? А я тебя люблю, значит, мне не страшно.
  Астах потянулся ко мне и поцеловал.
  - Люблю тебя, моя Регинка.
  Я села с ним рядом и обхватила за руку, на миг прижавшись к нему, какое-то время мы сидели молча.
  - Пойдём суп варить, Регинка.
  На кухне нашёлся подходящий котелок, который можно поставить в печку, соль и немного специй. Хорошо. Жаль мы не догадались захватить с собой хотя бы хлеба.
  - А кто тут следит за порядком? - полюбопытствовала я.
  Как проснулась, я сразу отметила, что постельное бельё чистое, занавески на окнах тоже свежие и пол, как минимум, выметен.
  - Сегодня мы. Перед уходом приберёмся.
  - А бельё? - я кивнула в сторону так и не собранной постели.
  - Это мамино. Домой заберём, - он на меня хитро посмотрел.- Я знаю, какая ты чистюля, поэтому заранее приехал сюда и всё подготовил, продукты хотел позже завезти, но у нас несколько изменились планы.
  - Ясно, - мы поставили суп вариться в печку, на угли. - Может, немного прогуляемся? - предложила я. Хотелось посмотреть на окрестности. - Мы далеко от города?
  Астах вымыл руки.
  - Нет.
  Мы вышли на улицу. Деревенька состояла из десяти домов. Часть из них стояли с заколоченными окнами, а к некоторым, как к нашему, вели протоптанные дорожки. Дорога ещё не успела зарасти молодыми деревцами, наверное, потому что по ней хоть изредка, но ездили, а вот по сторонам улицы и в оградах уже начали подрастать молодые берёзки и ёлочки. Это не считая неприветливо торчащих зарослей крапивы и другой дурной травы. Со всех сторон брошенное селение обступал лес, лишь с одного бока открывался вид на большую реку.
  Мы шли не торопясь по улице. Солнце уже успело прогреть воздух, и мне даже в майке не было холодно. Это парадокс бабьего лета: с одного бока припекает, с другого - холодит. В тени я бы не рискнула оставаться без куртки.
  - А почему отсюда уехали оборотни?
  Астах легкомысленно пожал плечами.
  - Наверное, в поисках лучшей жизни. Моя мама из этих мест. У них была маленькая стая, возглавляемая её дедом. Когда отец пришёл в эти края, я имею в виду в качестве вожака, он встретил маму и женился на ней, правда, перед этим ему пришлось свергнуть её деда. Но старик не долго горевал, как только мама переехала к отцу в город, он собрал своих и рванул за ними. Папа не мог выгнать новоприобретённую родню, - парень усмехнулся, должно быть, эта история в его семье рассказывается не так благолепно, а мне досталась цензурная версия. - Мама совсем молоденькая была, когда меня родила, даже младше тебя.
  Теперь понятно, почему она при таком взрослом сыне выглядит так молодо, потому что ей на самом деле мало лет.
  Глава 31 Родители вспомнили о своих обязанностях
  - Я даже спрашивать не стану, куда вы так ломанулись с моего дня рождения, - заявил Луганский утром понедельника. Я отмалчивалась. - Твоя мама, между прочим, все телефоны нам оборвала, разыскивая тебя.
  Это я тоже знала. Астах ей позвонил ведь только утром.
  - Паш, заглохни уже, а? - попросила я парня.
  - Что от матушки влетело? - не без злорадства поинтересовался он. - Жаль, что ты бунтовать против родительского гнёта начала только в десятом, а то бы мы с тобой прошлый год оторвались, - я на него посмотрела как на дурака, но он не заметил, полностью уйдя в собственные несбыточные мечтания. - Поверь, я бы тебе больше показал, чем твой оборотень. Чего он умеет? - Пашка всё больше уходил в разнос, похоже, напрочь забыв, что эти самые оборотни, мужскую силу которых сейчас он ставит под сомнение, вокруг нас и уже начинают прислушиваться.
  - Луганский, заткнись, пока наши добрые одноклассники не продемонстрировали свои умения на тебе, - прошипела я.
  Пашка встревоженно огляделся, столкнулся с парой недовольных жёлтых взглядов и ... продолжил, как ни в чём ни бывало.
  - Ты, главное, предохраняться не забывай, - я не выдержала и треснула его рюкзаком, этот псих заржал и отвалил.
  Астах сказал, что сам об этом позаботится. Ему виднее, у него больше опыта.
  А с чего это Луганский взял, что я куда-то непотребством поехала заниматься? Может, мы просто гуляли!
  Я ускорила шаг и нагнала Пашку почти у дверей класса.
  - Слушай, а с чего ты взял, что Астах мне что-то показывал?
  - Детка, уши есть не только у оборотней, - он демонстративно щёлкнул по своему слегка оттопыренному органу слуха. - Как только вы ушли, кто-то вспомнил, что твой хахаль готовил место для приватной вечеринки на двоих.
  Вот ведь сволочи, всё-то они знают. Прямо как в деревне, ничего не скроешь.
  - А потом твоя маман стала звонить, я сложил два плюс два и понял, что малышка Регина этой ночью не пришла ночевать, - он хотел щёлкнуть меня по носу, но в последний момент удержался, видимо не все мозги прогулял на своей вечеринке.
  В этот момент меня толкнула проходящая в класс Рыжая. Без комментариев она тоже не могла.
  - Думаешь, если отдалась волку, стала волчицей? - с презрением спросила она. - Это вообще какое-то извращение, только людишки на это и способны.
  Луганский заинтересовано выгнул бровь, а меня опять сорвало с катушек.
  Я метнула в волчицу портфель, попав в спину.
  - Тебя не касается моя личная жизнь, - проорала я, перед моими глазами опустилась багровая пелена, я готова была убить наглую рыжую сволочь голыми руками.
  Что самое интересное, она не полезла в драку, а выглядела как-то испуганно.
  - Что это с ней? - пробормотала она, сбив меня с толку.
   В этот момент подошёл Глеб и вытащил меня за рукав в коридор, прикрыв за собой дверь. Скандал не состоялся.
  Что самое странное Глеб тоже не спешил на меня орать, он просто стоял передо мной и смотрел, как-то задумчиво смотрел.
  - Она первая начала, - пробубнила я, только бы что-нибудь сказать.
  - Тебе надо поменьше обращать внимания на всяких стерв, - сказал парень. - Ни она первая, ни она последняя, кто будет тебя цеплять. Ты встречаешься с потенциальным будущим вожаком. У тебя нет сил драться, поэтому... сиди на жопе ровно!!! - рявкнул он, наконец, входя в свой образ. Я даже украдкой перевела дух. - Волк не имеет права лезть в дела волчиц. Когда контракт на твою охрану закончится, лучше будет, если ты уедешь отсюда далеко-далеко.
  Контракт? Какой контракт?
  - Глеб, подожди! - крикнула я вдогонку уходящему парню. - Про какой контракт ты говоришь, - но тот не откликнулся и вскоре скрылся за поворотом.
  Вот сволочь! Ничего, у Астаха спрошу.
  Во время урока постоянно ловила на себе задумчивые взгляды рыжей сволочи. Не к добру это, не к добру. То шу-шу, что-то шепчутся с Эммой, и смотрят при этом в мою сторону.
  Краем уха услышала, что маньяка так и не поймали, даже подозреваемых нет. М-да, надеюсь, больше никто не пострадает. А мне самой лучше не расслабляться.
  После уроков меня забрал из школы папа, наверное, чтобы наверняка пришла домой. Я, правда, хотела завернуть к Игристым на минутку... Да что это со мной?! Раньше из дома не выгонишь, а сейчас даже ночевать не прихожу. Кошмар какой-то.
  - Дочка, нужно поговорить, - сразу взяла быка за рога мама, как только я переступила порог дома.
  Я угрюмо кивнула, соглашаясь. Неужели у меня на самом деле протест против родительской диктатуры, как считает Луганский. В прежней школе у нас был спецкурс по психологии, поэтому мы кое-что знаем из особенностей развития нашего возраста.
  - Милая, мне кажется, что мы в последнее время отдалились, - начала мама, а папа сел в кресло и сделал вид, что его здесь нет. - Ты перестала делиться своими проблемами ...
  - Неправда, я делюсь. Например, я спросила можно ли мне встречаться с Астахом, вы разрешили, - запротестовала я.
  - Это да, это всё правильно. Но потом ты так редко стала появляться дома, - она многозначительно замолчала. - Мы с папой волнуемся.
  - Мам, но я же всё это время провожу с Астахом и только с ним! К чему волноваться? Вы же сами говорили, что он вызывает доверие!
  - Вот как раз об этом я и хотела поговорить, - папа демонстративно ушёл на кухню.
  Фу, сейчас начнутся запоздалые поучения. Мне пришлось всему учиться на практике. Где мама раньше была? Нет, что вы! Раньше эта тема была табу, как нечто неприличное и постыдное.
  - Слишком поздно, мама, я уже об ЭТОМ составила собственное представление, и менять его не хочу, - я встала, желая идти в свою комнату.
  - Подожди, малышка, - мама остановила меня за руку. - То, что ты встречаешься с оборотнем, это не плохо, но ты должна знать, что он в любой момент может встретить волчицу, от которой просто не сможет уйти. Он тебе говорил?
  - Мама! Почему ты это говоришь сейчас, когда я УЖЕ влюбилась?!
  Родительница виновато потупила взор.
  - Я не думала, что ты так сильно увлечёшься этим мальчиком. Ты обычно такая спокойная и рассудительная ... и никогда нам с папой не доставляла хлопот.
  Надо заканчивать этот неприятный разговор.
  - Я услышала тебя, мама. Но я уже влюбилась и буду любить, пока не разлюблю. Вот. Пойду уроки делать, - я снова встала, на этот раз мама не стала мне препятствовать.
  Я сидела в своей комнате над учебником истории и смотрела невидящими глазами на страницы. Жаль, я не умею так же как Астах лазать по крышам, а то бы сейчас быстренько смоталась до его дома, а так придётся идти через холл, родители заметят, начнут спрашивать ... Противно.
  Зазвонил телефон, я вздрогнула от неожиданности. Это был Астах, я улыбнулась самой глупой на свете улыбкой и взяла трубку.
  - Да, любимый.
  - О, ты уже на всё согласно, а я ещё ничего не успел предложить, - поддел он меня шутливо.
  - Дурак, - я не обиделась, наоборот поймала себя на мысли, что, скорее всего, действительно соглашусь на всё, что он предложит. Надо постараться, чтобы он об этом, как можно дольше не догадывался.
  - Давай погуляем.
  - Я бы с радостью, но родители как с цепи сорвались, заставляют дома сидеть.
  - Так ты скажи, что со мной.
  - Вот как раз с тобой не отпускают.
  - Почему? - искренне удивился парень.
  - Ты меня домой не отпускаешь ночевать, - пожаловалась я.
  - Всего-то. Жди, я сейчас приду и сам поговорю с твоими предками, и отключился.
  - Удачи, - прошептала я, она ему пригодится.
  Не знаю, как Астаху удалось прорваться через кордон моих родителей, но он всё-таки пришёл. Я радостно повисла на шее своего парня.
  - И куда мы идём? - с любопытством спросила.
  - Никуда, - со смешком ответил парень, - меня пустили с условием, что будем на виду.
  - Серьёзно? - я искренне огорчилась и снова опустилась на стул, с которого соскочила, когда Астах вошёл в комнату.
  - Да не переживай ты так. Давай для начала уроки сделаем, он откуда-то из-под куртки достал тетрадку и планшет, - а то отец с меня за успеваемость три шкуры дерёт. У тебя есть комп? У меня все задания на сегодня в электронном виде.
  Я отдала ему свой ноутбук, всё равно он мне был сегодня не нужен. Астах сел за стол и принялся выполнять домашку, а я вместо того, чтобы сосредоточиться на чтении глупо пялилась на своего красавчика. Он так забавно морщит лоб, когда думает. Заходящее солнце заставило его тёмно-русые волосы отливать золотом.
  - Ты же должен быть блондином, - вспомнила я окрас его волка, и мне невольно стало жарко, учитывая обстоятельства, при которых я последний раз его видела.
  Астах отвлёкся от бука.
  - Почему?
  - Ну, твой же волк - светлый.
  - А, ты на счёт этого. Я полукровка. Моя мать - чёрная лесная волчица. А масть волка идёт под цвет масти сильнейшего в паре родителей. В детстве пока дети больше общаются с матерью, они повторяют её окрас, взрослея, мальчики переходят под воспитание отца, и если у него другой окрас, то принимают его масть. Это если смешанные пары и если отец сильнее матери.
  - А что бывает так, что волчица сильнее? - удивилась я.
  - Тебе за примером далеко ходить не надо, вспомни свою классную руководительницу. Вообще так бывает, когда в паре волк и волчица принадлежат к разным народностям. Дед отца, мой прадед, полярный волк. Говорят, он был огромный. Он пришёл в эти земли с севера. Нам с отцом досталась толика его силы, хоть мы и полукровки уже в каком поколении. Лесные чёрные волки мелкие по сравнению с северными. Это нам даёт некоторое преимущество перед коренными жителями этих мест. Но есть ещё мельче, степные, например.
  - А Радим, он кто?
  - Ты права, в нём тоже есть кровь полярных. Только ещё меньше, чем в нас с отцом. Он сильный, но не амбициозный, что ли. Как-то так. Надеюсь, ты интересуешься им только ради Василисы?
  - Да ну тебя! Ты что ревнуешь? - я удивилась.
  - Конечно, нет. Я уверен в себе, - заявил этот самоуверенный тип, - просто не хочется калечить друга, - он притворно вздохнул.
  Я засмеялась. Меня тут же посадили себе на колени.
  - Ты так мило смеёшься, моя красавица, - меня наградили сладким поцелуем, руки Астаха мигом оказались под моей домашней юбкой.
  - Нет, - сказала я, пытаясь встать, но меня не пустили.
  - Почему? - обиженно меня спросили.
  - Мама ругалась...
  - Если бы они были категорически против, они бы не оставили нас наедине, - резонно заметил парень и продолжил покушение, но на этот раз на мою грудь.
  - Астах, - беспомощно пропищала я, вся сжимаясь.
  Меня ссадили на кровать.
  - Мне нужно остыть, - сказал мой парень немного нервно. - Это настоящая пытка, находиться с тобой в одной комнате и изображать младшеклассника, - и вышел.
  - Отстой, - сообщила я своей подушке, уткнувшись в неё лицом.
  Через некоторое время в комнату заглянула мама. Выглядела она подозрительно довольно.
  - Вы что поссорились? - задала она вопрос невинным голосом.
  - Нет, - буркнула я, пытаясь сосредоточиться на учебном материале.
  - Малышка, не огорчайся так, иногда мальчикам полезно получать от ворот поворот, - может, мальчикам и полезно, но никак не мне, у меня испортилось настроение, хоть на луну вой, в душе образовалась противная пустота.
  Проклятая влюблённость! Как её могли воспевать в стихах, если так хреново? Мой любимый ушёл десять минут назад, а для меня как будто целая вечность прошла.
  Мама подсела ко мне на кровать, где я медитировала над учебником истории, но демонстративно её игнорировала, она посидела немного и ушла. Подсыплю им с папой афродизиака в чай, и пусть развлекают друг друга, может, ко мне будут добрее? Фу-фу, что за фигня в голову лезет? Родители мне хотят только добра.
  - Что она там? - услышала я голос папы через неплотно закрытую дверь.
  Мама вздохнула.
  - Дуется, не хочет разговаривать.
  - Говорил я, что они поспешили. Могли бы сейчас просто гулять за ручку, ходить на свидания, а они ... - похоже папа досадливо махнул рукой. - Мы с тобой на скольких свиданиях побывали, прежде чем, ты ... - я навострила ушки, но папа как назло замолчал.
  У нас тоже с Астахом были свидания. Вот, например, в эти выходные... Я покраснела. Неужели родители мои отношения видят так?
  Папа подтвердил мои опасения.
  - Я думал, у них будут нормальные отношения, а у них один ... одно на уме.
  Но у нас же нормальные отношения, правда? Мы любим друг друга, нам хорошо вместе. У нас есть общие интересы. Какие? Тут я зависла.
  - Этот мерзавец использует нашу девочку, а она влюбилась в него, как дурочка, не ожидал от неё такого. Как их теперь развести?
  - Говори тише, дорогой, малышка может услышать и расстроится.
  Спохватились, надо же. А я сидела как в воду опущенная. Неужели то, что говорит папа, правда? Тогда что мои чувства? В кои-то веки взаимно влюбилась и тут такая гадость. Не буду думать о плохом, не буду. Просто родители перестраховщики. Я села ровнее и с новым усилием взялась за гранит науки.
  Позвонила Василиса и со слезами стала рассказывать, что родители её посадили под домашний арест, кто-то из гостей Луганского донёс им свою версию происходящего.
  - Самое обидное, - добавила она в конце, что у нас с Радимом ничего не было. Но как теперь это докажешь родителям?
  Я ей посочувствовала, в душе порадовавшись, что мы с Астахом, по крайней мере, успели провести время вместе.
  Я надела наушники, чтобы не слышать бубнёж телевизора из гостиной и взялась за биологию, к истории, я худо-бедно подготовилась. Лежу на кровати на животе, в наушниках играет весёлый мотивчик популярной песни, вдруг меня кто-то хлопает по заднице.
  - Астах?! - радостно оборачиваюсь, не угадала: улыбка сама собой сползла с моего лица. - Вадик? Что ты здесь делаешь?
  Глава 32 Мой жених
  У папы есть друг, с которым они вместе служили (папа в молодости пять лет прослужил в армии по контракту), а у друга есть сын - мой ровесник. Это и есть Вадик. Наши отцы страстно хотят нас поженить. Раз папа пригласил в гости Вадика, значит, всерьёз обеспокоен моими отношениями с Астахом.
  - Ты чего молчишь? Я ору-ору тебя. Капец. Классная комнатка, - он бесцеремонно прошёлся по моей уютно мансарде, по пути заглядывая во все двери и шкафы, которых, к слову сказать, было немного.
  Меня всегда бесила его бесцеремонность.
  - У тебя новые очки, - заметила я очевидное, мой друг сменил одних ужасающих монстров на другие: у него дальнозоркость, из-за чего его очки с вот такущими линзами, глаза в которых кажутся просто огромными.
  Да, ещё Вадик увлекается разведением тарантулов и других членистоногих гадов, а из одежды предпочитает вязаные свитера и штаны с оплывшими коленками. Надо ли говорить, что он был абсолютно не в моём вкусе? Я понимаю, в детстве с ним было весело играть в разбойников, но сейчас с ним стыдно показаться на людях. И папа хочет, чтобы мы поженились. Да мне даже представить, что мы целуемся, противно, не то, чтобы что-то большее.
  - Я слышал, что тебя пригласил Луганский на свою тусовку, - мы с Вадиком учились в одной школе, только в параллельных классах, - и ты оттуда умотала со здоровенным оборотнем.
  - Что?! Что за бред? Со здоровенным оборотнем стояла Василиса, а не я, - я была возмущена до глубины души, это надо же так переврать события.
  - Заметь, ты не стала отрицать, что сбежала с оборотнем, - назидательно сказал парень, падая на мою койку, мне пришлось подогнуть ноги, чтобы не задавил.
  - Ты не оборзел? - я пнула приятеля. - Вставай, давай, тебе никто не позволял лежать на моей кровати.
  - Да, ладно тебе, - парень перевернулся на бок, подперев голову рукой, - мы спали вместе, или ты забыла? Кстати, классные трусики.
  Я треснула озабоченного придурка подушкой и скинула на пол.
  - Это было в детстве!!!! Придурок.
  - Это не отменяет факта, - сказал Вадик важным тоном, поднимаясь с пола и поправляя свои аквариумные очки.
  - Ты допустила две грубые ошибки при решении этой задачи, - он сунул свой нос в ноутбук, на котором работал Астах.
  Астах такой тупой, или у него от моей близости тоже мозги переклинило?
  - Какая тебе разница? - я захлопнула ноутбук у него перед носом.
  - Какая ты бука. Классный телефон. Твой? - он уже вертел в руках оставленный телефон моего парня.
  - НЕТ! - рявкнула я, забирая телефон из его рук.
  Я же говорила, что терпеть не могу его бесцеремонность?
  Он снова развалился на моей кровати.
  - Ты смотрела фильм "Секс по дружбе"? - заговорщицким шёпотом спросил мой друг детства, похлопывая рукой рядом с собой.
  Я злорадно ответила.
  - Мне мама не разрешает спать с мальчиками.
  - Так я уже не мальчик, я мужчина, - сказал и выпятил свою хилую грудь, скрытую свитером домашней вязки болотного цвета. - Исходя из того, что ты живёшь по соседству с оборотнями, ты тоже не девочка.
  А вот это уже наглость.
  Я открыла дверь пошире и заорала дурным голосом:
  - Пусти меня! Я не хочу! Пусти-и-и!
  Парень опешил.
  - Ты чего? Я же пошутил. Шуток не понимаешь? - а по лестнице уже послышались стремительные шаги.
  Шурх! Мимо меня проскользнул размытый силуэт, мгновение - и мой приятель по детским забавам судорожно ловит воздух ртом, а за шею его держит разъярённый Астах, лицо искажено от ярости до неузнаваемости. Я испугалась, как бы он не придушил этого дурака.
  - Астах, пусти его, пусти!!! Мы шутили! Пожалуйста! Ты меня пугаешь!!! Стоп!!!! - вспомнила я про кодовое слово, правда мы его придумали для других обстоятельств.
  Вадик, кашляя, рухнул на пол. Астах подошёл ко мне, меня всю трясло от увиденного.
  - Прости, - сказал и ушёл, прибежавшие взрослые не посмели заступить ему дорогу.
  У мамы вообще было шокированное лицо. Она, наверное, в первый раз в жизни увидела оборотня, пошедшего в разнос, с такого близкого расстояния. Я мгновение подумала, а потом бросилась вслед за парнем. Мама попыталась остановить меня, но я вырвалась.
  Я выскочила на улицу, Астах быстро удалялся в сторону квартала оборотней.
  - Астах!! - заорала я и бросилась вдогонку, он притормозил, дождался, когда я догоню его, схватил в охапку и затащил в калитку своего дома. - Астах, милый ... - прошептала.
  - Он трогал тебя!!! - парень нависал надо мной грозной тучей, за моей спиной опять стояло дерево, но в этот раз яблоня. - Лучше уйди, пока я не успокоюсь, - он резко отошёл. - Иди, Регина, домой, - сказал он глухо.
  - Он меня не трогал!!! У тебя что насморк? И никуда я не пойду, ясно? - я решительно скрестила руки на груди.
  Стало подхолаживать, я выбежала в одной домашней майке, а сегодня намного холоднее, чем вчера, тем более, вечер. Я звучно чихнула.
  - Какого фига ты раздетая бегаешь? - меня закутали в куртку. - Да ещё и в домашних тапках, - я посмотрела на свои ноги, точно, опять выскочила в шлёпанцах, второй раз уже к Игристым прихожу в неподходящей обуви.
  Астах подхватил меня на руки и понёс в сторону своего дома (мы разговаривали в саду).
  - Ты больше не злишься? - спросила я негромко.
  Парень сжал губы.
  - На тебя - нет, а того придурка убить хочу! Он трогал твои вещи, да? - мы остановились на крыльце.
  - Забей на него, мы в песочнице вместе играли. Он бесцеремонный, но безобидный. Он что-то вроде моего брата.
  - В гробу я видал такого брата. Открой дверь, Региша, у меня руки заняты, - а, так мы стоим ждём, когда я двери открою.
  Я открыла. Нас встретила тишина пустого дома.
  - А где все? - поинтересовалась я.
  - У директрисы сегодня юбилей, мама с малышнёй с утра у неё, помогает готовиться, - ухмыльнулся Астах.
  Я вспомнила, что директриса - родная сестра Матильды.
  - Так у тебя целый день никого не было?
  - Нет.
  - Вот же ш,- я прильнула поцелуем к своему любимому.
  - А как же мама? - ехидно спросил парень, не спеша, поднимаясь со мной на второй этаж.
  - Но её же здесь нету, - я пожала плечами. - И вообще, ты можешь идти быстрее?
  - Зачем? - меня аккуратно поставили в комнате.
  - Что значит зачем? - я бросила куртку Астаха на спинку стула, подошла к любимому и нежно обняла.
  - Детка, это месть. Сегодня ты вокруг меня пляшешь, - и этот самодовольный нахал завалился на кровать, закинув руки за голову. - Ну чего стоишь? Соблазняй.
  Вот сволочь. Он хочет, чтобы я станцевала? Будет ему танец. Я сделала два шага на середину комнаты. Медленно сняла майку, оставшись в одном лифчике, уронила её на пол, грациозно крутанулась на носках, и, оказавшись спиной к парню, медленно нагнулась за ней, не сгибая коленей.
  Астах в два удара сердца оказался рядом со мной, стал покрывать обнажённую спину поцелуями, прижимая меня к себе.
  Когда всё закончилось, я хотела идти одеваться, как:
  - Не оборачивайся, - остановил меня Астах. - У нас есть зрители.
  Я хотела тут же обернуться посмотреть, но любимый удержал меня за плечи, потом стянул с кровати покрывало и накинул на меня.
  - Кто там? - спросила я, закутавшись, все-таки поворачиваясь к окну, но Астах уже завешал окно.
  - Твой дружок из окна второго этажа за нами наблюдал, я не заметил его сразу.
  Надо сказать, что наши дома стояли перпендикулярно друг другу и фронтальная часть моего дома выходила на боковую сторону дома Игристых. Уличный фонарь, стоящий возле моего дома, ярко освещал комнату Астаха...
  ***
  Моя милая подружка, с которой мы вместе лепили куличики, связалась с оборотнем. Кулаки невольно сжались. Понятно, почему её папочка засуетился, вспомнил старого друга и пригласил в гости вместе со всей семьёй. А строила такую недотрогу. Со всей силы ударил в стенку и тут же зашипел от боли. Как крутые парни в боевиках могут спокойно терпеть боль? Спустился к родителям в гостиную. Всё правильно, надо быть там, где больше народу, тогда будет вероятность, что обозлённый оборотень не станет бросаться при свидетелях, а то он успел заметить, что у их утех оказался свидетель. Шторки надо задёргивать, придурки. Просто хотел побыть в тишине, без кудахтанья матери, поднялся на второй этаж, который оказался не жилым, зашёл в пустую комнату, посмотрел в окно, а там ...
  Не буду думать о ней, она не достойна моих мыслей. Как можно с оборотнем?!
  - Вадик, ты как? - снова мать.
  - Да нормально, мам. Отстань уже!
  А вот и главный оборотень пожаловал. Здоровенный, морда просит кирпича. Интересно, у него есть интеллект или только мышцы?
  Снегирёв-старший захлопотал вокруг него, мой отец тоже впечатлился комплекцией новоприбывшего гостя, весь стушевался, даже как будто меньше ростом стал. Ненавижу! Чего он так позорится?!
  Чего они там говорят? Предлагают компенсировать причинённые неудобства? Вот сволочи, я из-за этого козла чуть не обделался, а они - компенсируем. Отец соглашается?! Я хотел было возмутиться, но тут этот возмутитель спокойствия пожаловал, с Региной за ручку. Ненавижу!!!!
  ***
  - Ты собираешься просить прощения?! - удивилась я, одевая очередной Матильдин подарок - миленькие балетки, я же опять в тапках сюда прибежала.
  - Ну да, что такого? - Астах стоял, засунув руки в карманы, дожидаясь, пока я справлюсь со сложной застёжкой на балетке. - Это распространённая практика. Не в первый и не последний раз. Оборотни - существа вспыльчивые, надо же как-то выживать в человеческом мире, - он не выдержал, присел и сам аккуратно застегнул застёжку и вторую тоже, поднял голову, улыбнулся, пробежался рукой по ноге до края короткой юбки...
   - Астах!
  - Что? - невинно поинтересовался, поднимаясь. - У тебя ножки очень красивые, - меня наградили сладким поцелуем. - Всё пошли, иначе мы останемся тут надолго.
  Я усмехнулась. Он взял меня за руку, и первый вышел на улицу, придержав для меня дверь.
  ***
  Регина даже не поинтересовалась, как я. Стоит, пялится на своего оборотня, чуть слюни не пускает. Смотреть противно! А этот говнюк с таким видом попросил прощения за то, что ... напугал!!!!! Ну и формулировочка. Извини, говорит, неподрассчитал силы, забыл, какие вы, люди, пугливые. А старый оборотень сидит, давит улыбку. Это единственный раз, когда Регина посмотрела на своего оборотня осуждающе, ну когда он сказал про пугливых людей. Отец заискивающе извинения принял и тощий конвертик с компенсацией тоже, быстро спрятав его во внутренний карман пиджака. Вообще-то это я пострадавшая сторона, значит, деньги полагаются мне. Снегирёв - старший сидит хмурый, ему ситуация тоже не нравится. А кому понравится, если твоя дочь связалась с оборотнем?
  ***
  Моя сладкая Регина пахнет мною, только это удерживает меня от того, чтобы не вырвать глотку этому любителю подглядывать за другими. Пусть только сейчас попробует что-нибудь вякнуть про мою девочку, только пусть даст мне повод. Но этот говнюк в приступе благоразумия молчит и даже старается не смотреть в мою сторону. Деньги, предложенные моим оцтом, взяли как миленькие, даже не поморщились. А деньги эти, кстати, вычтены из моей зарплаты. Попадётся он мне ещё на узкой дорожке...
  
  В приступе нежности вцепилась в руку своего любимого и не отпускаю. В такие моменты мне в нём нравится всё: его гордый профиль, его голос, динамика его тела... Мой Астах такой красивый и мужественный!.. Всё-таки я втрескалась по уши. С трудом заставляю себя сосредоточиться на окружающем, и то чтобы не выглядеть неадекватной.
  Кажется, Астах принёс извинения, но с таким видом, за который хочется врезать в пятак. Я осуждающе на него посмотрела, как так можно извиняться? А я ещё удивлялась, почему он с такой лёгкостью согласился на извинения. Господин Игристый передал какой-то конверт папе Вадика, тот взял. На этом, думаю, инцидент исчерпан. На Вадике я не вижу ни одной царапины. А он как-то странно отводит взгляд. А когда гости засобирались домой, он демонстративно проигнорировал меня! Вот сволочь! Сам спровоцировал Астаха, потом подглядывал и даже не извинился, а ещё меня же виноватой выставляет! Я обиделась. Астах заметил, что я расстроилась, и предложил решение в своём стиле:
  - Мне его догнать и добавить?
  Я отрицательно помотала головой.
  - Да ну его. Забей, - внезапно я повеселела. - Зато он теперь на мне точно не женится!
  - Что-о? Ну-ка отсюда пободробнее, - блин, не надо было говорить об этом вслух.
  Пока родители в прихожей раскланивались со своими друзьями (надеюсь, ещё не бывшими), Астах схватил меня за руку и утащил на улицу через чёрный вход.
  - Так что там про женитьбу? - снова спросил он, требовательно смотря на меня.
  - Наши отцы - друзья. Когда мы родились, они решили нас поженить. Естественно, когда вырастем. Так вот Вадик - как бы мой жених, - я осторожно взглянула на своего парня.
  Он нахмурился.
  - Хрен ему, а не женитьба! - внезапно прорычал он. - Ты моя! - и прижал меня к себе.
  Не ожидала, что его так обозлит эта новость.
  - Надеюсь, он тебе не нравился, потому что если я ещё раз почувствую на тебе его запах, мокрыми штанами он не отделается, - пообещал мой любимый.
  Я отстранилась от парня.
  - Не то чтобы я без ума от Вадика, но мне не по душе, что ты пытаешься указывать, с кем мне общаться, - Астах отчётливо скрипнул зубами, черты его лица стали стремительно терять человечность. - Фу, и ты меня сейчас пугаешь. При том подставился Вадик, а ты срываешься на мне, - я сделала шаг в сторону двери.
  Злобный оборотень, в котором узнать моего любимого можно было только обладая изрядной долей фантазии, что-то рыкнул, стремительно развернулся и ушёл с территории нашего дома.
  Вот так вот противный Вадик всё-таки нас поссорил.
  Я вся в расстроенных чувствах вернулась к себе в комнату и там заперлась. Не хотелось никого видеть, ни с кем разговаривать, тем более с родителями. Притащили же этого Вадика, как будто мне без него скучно было! И Астах этот совсем с катушек съехал, такими темпами он скоро начнёт мне указывать, когда можно дышать, а когда нельзя. Такое надо сразу пресекать в зародыше! Иначе, дальше будет только хуже.
  Я уткнулась в свою любимую подушку и разревелась. Было больно из-за того, что какие-то пустяки заставили нас с Астахом поссориться. Значит наша любовь не такая уж крепкая? Может, родители правы, что наши чувства - блажь и не надо серьёзно к ним относиться?
  Ни ночью, ни утром Астах не пришёл. Я плохо спала, всю ночь снилась какая-то ерунда. Утром еле встала, противно подташнивало, как будто с вечера съела что-то жирное. Потом вспомнила, что вовсе не ужинала. От этого стало ещё грустнее. Получается, я из-за парня потеряла аппетит? Ну, уж нет! Всем назло пойду объемся! Желудок согласно заурчал.
  В окно кто-то легонько стукнул. Моё сердце радостно затрепетало, но я взяла себя в руки, нельзя так явно демонстрировать радость. Натянув на лицо кислую мину, я обернулась. На крыше за окном стоял Астах, уже одетый в школьную форму, и как-то нервно улыбался. Наверное, чувство вины испытывает за вчерашнее.
  Я открыла окно, он как-то нерешительно проскользнул внутрь.
  - Крошка, давай сегодня не пойдём в школу, - предложил он без предисловий.
  -Школу что взорвали? - спросила я, демонстративно зевая. - И кстати мне не нравится, когда меня зовут крошка, я уже тебе говорила.
  - Хорошо, не буду, - покорно согласился парень.
  А потом сграбастал со стула мои вчерашние вещи и бросил мне.
  - Одевайся, пойдём, прогуляемся.
  Да что это с ним? Он же знает, что я не одеваю ношенные вещи дважды. Всё ещё злится за вчерашнее или боится, что придут родители и испортят нам всю малину?
  -Ты же говорил, что тебе нельзя пропускать школу, а то отец хорошенько задаст?
  - Один раз можно, - он нервно посмотрел в сторону своего дома.
  Я не стала с ним спорить, чтобы ещё больше не усугублять нашу ссору. Но я всё-таки спросила.
  - Может, скажем, хотя бы моим родителям, чтобы не волновались, они, я думаю, разрешат прогулять один денёк?
  - Регина, не тупи! Пошли быстрее! - и он начал подталкивать меня в спину.
  Странный он какой-то, раньше он не позволял себе быть со мной грубым...
  Мы вышли из дома, я успела родителям крикнуть только "привет". Подъехала чёрная машина с тонированными окнами. Я такую не видела у Игристых. Не успела я удивиться, как парень, выглядевший как Астах, грубо затолкал меня в машину. Незнакомый водитель вдарил по газам, и машина резко сорвалась с места. В этот момент что-то острое больно кольнуло меня в шею, и на меня опустилась темнота.
  Последней мыслью было: " Прости, любимый, я тебя не узнала".
  Регина
  Часть 2
  Глава 1 А стены здесь белые...
  Очнулась на кровати в комнате медицинского вида: белые стены, белый потолок, окон нет, последнее обстоятельство напугало меня до полусмерти. Не думала, что у меня есть клаустрофобия.
  Я резко села, осмотрела себя: на мне оказалась больничная пижама в мелкий цветочек. Холодный белый свет от ламп неприятно резал глаза.
  Где я? Я попробовала встать. Ледяной каменный пол неприятно обжигал голые ступни. Я подошла к двери, подёргала за ручку, она не поддавалась. Справа увидела ещё одну дверь. Открыла, это оказалась крошечная ванная комната без самой ванны, лишь с раковиной, унитазом и душевой кабинкой. Я прислушалась к организму, нет вроде, пока в туалет не хочу. На месте, где должно быть окно висели плотно закрытые жалюзи. А как я сразу поняла, что окно - фальшивка?
  Бесшумна открылась дверь, я резко повернулась, ощутив присутствие в комнате кого-то ещё. В палату вошёл мужчин средних лет, в очках с толстой оправой и неприятным прищуром. На нём был белый медицинский халат. Где-то я уже этого мужика видела. Где?
  - Как вы себя чувствуете, Регина? - поинтересовался он с неискренней улыбкой.
  - Плохо, - ответила я честно. - Я хочу домой, к маме с папой, - и к Астаху, мысленно добавила.
  - Не переживайте так, вы скоро увидите своих родителей.
  - Где я? - задала я самый актуальный вопрос.
  - Вы в исследовательском центре, где работают над раскрытием особых способностей, которыми обладаете и вы.
  - Не поняла, какими способностями? Вы кто?! Вы работаете на правительство?
  Я слышала мельком, как родители обсуждали, что в последнее время участились случаи, когда детей с каким-то даром силой забирают от родителей, невзирая ни на какие протесты, а потом делают с ними нечто ужасное, после чего они перестают быть нормальными людьми. Тут я перепугалась по-настоящему.
  - Но у меня нет способностей! Я бы знала, - взвизгнула я, пятясь к стенке.
  Мужчина успокаивающе поднял руки и, слава всевышнему, остался стоять на месте.
  - Регина, милая, успокойтесь. Вам ничего не угрожает. Никто не собирается вас пытать или делать то, что вам будет неприятно.
  Я не очень поверила ему, хоть он слабо походил на маньяка-убийцу, но люди в белых халатах всегда вызывали во мне подспудные опасения, а порой и ужас. Чем вызвана подобная реакция, я не знала.
  Мужчина мягко улыбнулся, подошёл к кровати, из-под неё достал складной стул, сел.
  - Присядьте, Регина, - он указал в сторону койки, - и мы поговорим. Я знаю, вы напуганы. Но ваши страхи вызваны лишь досужими сплетнями глупых кумушек (я бы не назвала свою маму глупой кумушкой), призванных пугать маленьких детей. Ну хорошо, - он смирился, - можете постоять у стеночки, будто наказанный ребёнок.
  Я фыркнула, прошла к кровати и села. Мужчина удовлетворённо улыбнулся, поправил очки и произнёс:
  - Задавайте вопросы, я постараюсь ответить. Не на все, правда, - быстро поправился он, увидев, как загорелись мои глаза. - Только на те, на которые имею право отвечать.
  - Где я? - задала я первый вопрос.
  - Вы в специальном исследовательском центре, как я уже говорил вам.
  - Хорошо, допустим. Вы работаете на правительство?
  Это было важно, потому что мои родители тоже работали на правительство. Если они из одной конторы, значит, отец как-то сможет повлиять на мою судьбу, задействовав свои связи. Но если это "вольные хлебопашцы", дело плохо, тогда я не берусь предсказать, что со мной будет дальше.
  Мужчина не спешил с ответом. Он внимательно за мной наблюдал, и у меня возникло противное ощущение, как будто он меня сканирует. Я передёрнулась. Он поморщился, потёр переносицу под очками и, наконец, ответил.
  - Нет, мы независимая организация, - внутри меня всё оборвалось. - Поэтому вам нечего бояться, заметив моё состояние, он придвинулся ближе и взял за плечо и, как бы утешая, стал поглаживать.
  Я заверещала и ударила его плоской подушкой. Прикосновение его руки было омерзительным на каком-то совсем не физическом уровне.
  Он отдёрнулся.
  - Успокойтесь, успокойтесь, - он встал и быстро направился к двери. - Мы продолжим наш разговор позже, - пообещал он как-то зловеще, маска поддельной доброжелательности слетела с его лица. И я узнала в нём того неприятного типа, который как-то приходил к нам. Я ещё в тот день в домашних тапках убежала к Игристым.
  Он бросил последний взгляд на меня, не предвещавший ничего хорошего, и вышел. Пока он выходил я успела увидеть двух здоровенных медбратьев, стоящих за дверью. Они старались на меня не смотреть и шустро захлопнули за доктором дверь.
  Что же делать, что же делать? Я забилась на кровать с ногами, обхватила колени руками и стала легонько раскачиваться. Во что же я вляпалась в этот раз? Я больше всего хочу сейчас к Астаху, чтобы он обнял меня и соблазнил, чтобы все страхи растворились в ярком фейерверке нашей любви.
  Ху, кажется, стало немного легче. О мой Астах, где же ты сейчас? Надеюсь, с тобой всё в порядке. И с моими родителями тоже.
  Интересно, как меня смогли заставить поверить, что передо мной мой парень тогда (а кстати, когда это было, уже вчера или ещё сегодня?) утром? Гипноз? Какие-то тайные техники?
  Кто эти люди и что они хотят от меня? Я знаю только одно: я сделаю всё возможное, чтобы выжить и остаться собой, чтобы хоть одним глазком прежней себя взглянуть на Астаха, мою первую сильную любовь.
  Мне показалось или в комнате действительно запахло чем-то приторно-сладковатым? Не успела я додумать эту мысль, как отрубилась.
  ***
  - Она не идёт на сотрудничество, - желчно сказал мужчина с внешностью хорька.
  - Вы сами виноваты, не надо было так ярко представлять её в своей постели, - Хорёк дёрнулся, хотел что-то возразить, но напоролся на взгляд холодных чуть насмешливых бледно-голубых глаз и заткнулся.
  Молодой мужчина, обладатель бледно-голубых глаз, выключил огромный экран, на котором была больничная палата со спящей девушкой, повернулся к столпившемуся тут же медперсоналу.
  - На сегодня её не трогать, - бросил небрежно он, снял со спинки, стоящего рядом офисного стула серый плащ и вышел, провожаемый боязливыми взглядами сотрудников исследовательского центра и одним злобным, принадлежащим хорькообразному мужчине.
  Как только за молодым мужчиной закрылась дверь лифта (в этот обособленный отдел центра можно было попасть только таким образом: через лифт, никаких окон и дверей наружу не было), персонал облегчённо выдохнул. Все стали рассаживаться по своим рабочим местам.
  Новопоступившую одарённую курировал сам Архангел, так его называли за непревзойдённую способность управлять своим даром. Он был самым молодым, дошедшим до шестой ступени (всего их семь), не сойдя при этом с ума. Считается, что, чем быстрее одарённый раскрывает свои способности, тем печальнее для него конец. Тайные и явные недоброжелатели с нетерпением ждали, когда же у этого выскочки поедет крыша. А он всё не оправдывал и не оправдывал их надежд, взлетел по карьерной лестнице на немыслимую высоту за такой короткий срок своего пребывания в центре и остался в своём уме.
  Его личный интерес к новому проекту не предвещал ничего хорошего, потому что придётся терпеть его частые визиты, обливаясь потом от страха. Сегодня он на тебя не обратил внимания, а кто гарантирует, что завтра будет также. Одарённые славились злыми шуточками на грани фола. Их не так много, поэтому им всё сходит с рук. Ну, подумаешь, умрёт от их чувства юмора пара лаборантов, других можно найти. А вот одарённых мало, учить их сложно, большой процент в процессе обучения либо умирает, либо сходит с ума.
  - Забудь, Хорёк, - мужчина с окладистой бородкой хлопнул очкастого по плечу, - тебе ничего не светит. На неё положил глаз сам Архангел, - он многозначительно поднял палец вверх.
  - Это мы ещё посмотрим! - прошипел Хорёк и вышел вслед за своим более успешным коллегой.
  - Жену, видите ли, ему стало надо из одарённых, - молодая женщина с короткой стрижкой презрительно хмыкнула и уселась за своё место за столом. - Обычные его уже не устраивают! - она стала с яростью собирать бумагу в стопку. - Я с таким удовольствием посмотрю, как ему Архангел морду начистит, - процедила она сквозь зубы со злорадным блеском в глазах.
  ***
  - Что-о?! - сиятельный господин, которого все величали Архангел, резко остановился, после того как запнулся на ровном месте. Он резко обернулся и успел заметить движение в окне первого этажа главного корпуса, как будто кто-то резко присел. - Ну, вообще обнаглел, - он мотнул головой, до сих пор не веря, что кто-то решился устроить ему подлянку, притом подлянку уровня младшеклассника, и широким шагом пошёл в сторону главного корпуса.
  Хорёк (а это был он) суетливо заметался, ища, куда бы спрятаться. Раззадоренный своим молодым и более успешным коллегой, он решил доказать, что тоже чего-то да стоит и устроил на пути следования сиятельного господина простейшую ловушку - спотыкайку. Он был так уверен в своей силе, что посмел надеяться, что жертва не сможет определить автора каверзы. Вот до чего доводит общение только с беззащитными перед его силой обывателями, инстинкт самосохранения притупляется, а чувство превосходства наоборот процветает махровым цветом.
  А теперь этот зазнайка идёт за ним. Рядовые сотрудники с опасением следили за метаниями полубезумного магика. Самые сообразительные поспешили удрать с будущего места происшествия. Архангел шёл прямо, никуда не сворачивая, как хорошая собака, взявшая след. Мерзкий ментальный отпечаток его старшего коллеги явственно читался в пространстве, никакие жалкие попытки от него закрыться не помогут.
  Он пинком распихнул дверь, кто-то слабонервный заверещал, остальные бросились в рассыпную (видимо не первый раз наблюдают разборки одарённых). Хорька он застал в странной позе - тот пытался пролезть под низкий столик.
  - Тупой, - сквозь зубы констатировал молодой, и не знал плакать ему или смеяться над ситуацией. Избиение шута не выглядит солидно, но и неотомщённой проделку нельзя оставлять, ибо безнаказанность порождает вседозволенность.
  Он подошёл к позору всех одарённых, легко приподнял стол.
  - Вам там не тесно, любезный? - вежливо спросил он.
  - Нет, что вы в самый раз. Я тут очки уронил, вот поднимаю, - он продемонстрировал означенную вещь, подслеповато щурясь на молодого коллегу.
  - Позвольте вам помочь, - тот отбросил стол в сторону, вызвав новый волну воплей ужаса.
  Кто-то слабонервный обделался, ибо лицезреть, как тяжёлый офисный стол крутится под потолком... Применение силы одарёнными обычно приводит свидетелей этого явления в состояние неконтролируемой паники. Поднял за шиворот очкастого.
   - Я думаю, вам не помешает разнообразить свою сексуальную жизнь. Как на счёт зомби? - не дожидаясь ответа, он отправил ментальный импульс в сознание неудачника (а кто он ещё, раз решил бросить ему вызов?).
  Глаза хорькообразного расширились, он судорожно замахал руками и ногами, тоненько взвизгнул, прикрыл задницу, вырвался из хватки и резво припустил из кабинета, пугая своим, ещё более безумным видом, чем обычно.
  Молодой маг удовлетворённо хмыкнул.
  "Хорошая работа!", - сам себя похвалил.
  Затем аккуратно поставил стол на место, расставил стулья, вежливо попросил у не успевших уползти из кабинета людей прощения за предоставленное неудобство, чем вызвал нервную икоту и истеричные всхлипы.
  - Какие слабонервные, - с досадой пробормотал молодой мужчина, направляясь к выходу. - Опять нажалуются начальству.
  Тут он решил заранее прояснить ситуацию во избежание недоразумений в дальнейшем.
  - Уважаемые, у вас есть ко мне претензии?
  - Нет, сиятельный господин, всё в порядке, донёсся тоненький голосок откуда-то из дальнего угла из-под раскидистой пальмы.
  - Тогда всего доброго, - и он покинул злополучный кабинет, направляясь далее по своим делам.
  Глава 2 Ученье - свет. У меня появился учитель с божественным происхождением
  На следующий день (ну я так думаю, что день), когда я проснулась, меня покормили. При том вкусно покормили, и даже десерт дали - шоколадку. Я сначала хотела объявить голодную забастовку, но потом подумала, много ли я навоюю на голодный желудок? И всё съела. Даже ложку облизала.
  Хорька больше не было. Вместо него пришла миловидная девушка с интересным именем Береника.
  - Вы хорошо выспались? - задала она светский вопрос.
  - Конечно, от такой дозы снотворного и лошадь бы на год вперёд выспалась.
   Девушка смутилась, видимо её душа ещё не совсем очерствела в этом жутком месте.
  - Вам нужно пройти обследование, - сказала она чуть виновато.
  - Мне - нет, - нагло ответила я, развалившись на кровати, руки за голову, нога наброшена на колено.
  - Поймите, вам лучше сотрудничать, иначе вас будут постоянно держать в полуобморочном состоянии, - взмолилась девушка.
  Я покатала в уме эту проблему. Она мне не понравилась.
  - Хорошо, - согласилась я, - но при одном условии: мне выделят нормальную комнату с окном и НЕбольничной обстановкой. Тогда я буду выполнять почти все требования.
  - Хорошо, я передам ваши слова, - девушка выпорхнула за дверь.
  Если ко мне приставили именно её, а не того очкастого хрыча, значит кто-то заинтересован во мне. Вот и проверим эту теорию.
  
  Молодой маг сегодня пришёл в совершенно неофициальной одежде: на нём были бежевые брюки, кеды и мягкий свитер. Выглядел он на удивление очень довольным жизнью. Хорёк куда-то пропал, ходили слухи, что он совсем свихнулся (такое грозит каждому одарённому, кому-то раньше, кому-то позже).
  "Дай бог", - все думали.
  Хорёк ни у кого не вызывал симпатии, лишь раздражение своим непомерно раздутым самомнением и требованиями почитания, и ещё страх перед его неконтролируемой силой. Одарённых обыватели боялись даже больше, чем оборотней.
  Архангел просматривал видеозапись из комнаты с недавно поступившей девчонкой с какой-то тайной гордостью, гордостью, которую испытывают за ребенка, давшего достойный ответ завбияке-взрослому.
  Береника, молодая и неопытная сотрудница, совершенно неподходящая для этой работы, но выбранная лично Архангелом, выпорхнула из палаты девчонки, влетела в координационную комнату, напнулась на великого мага и остановилась в нерешительности в паре шагов от него.
  - Она ... - начала было испуганная девчонка.
  - Выделить, - коротко приказал великий и ужасный. - Обеспечить всем, о чём просит. В рамках разумного, естественно.
  Все сразу засуетились, бросились выполнять распоряжение человека, который не был их непосредственным начальником, но уверенно отдавал приказы, даже не прибегая к своим способностям.
  Раздав распоряжения, он снова с улыбкой обратился на экран. Девчонка в комнате делала упражнения и растяжку. Похоже, ей в голову не приходило, что за ней могут наблюдать.
  
  За мной пришли через полчаса, сказали, что новая комната уже готова. Если мне что-то не понравится, я должна сказать и мне это предоставят. Я мысленно сделала сальто и проорала "Ура!", внешне же постаралась сохранить спокойствие.
  Впереди меня семенила эта девушка, приставленная ко мне, по бокам шли два верзилы в одежде медбратьев. Я заподозрила в них оборотней, пригляделась внимательнее - оказывается, нет. От моего пристального внимания они почему-то занервничали и ускорили шаг, вынуждая меня практически бежать. Мы шли по длинному белому коридору со множеством одинаковых дверей. Коридор сделал плавный поворот (мы, что в круглом здании?), и мы вошли в зону отдыха. Так я определила место, которое перед нами предстало. Там стояли диванчики, кадки с пальмами, телевизор и даже маленький фонтанчик с плавающими рыбками. Девушка подошла к двери, выполненной из мутного стекла.
  - Вот мы и пришли, - чирикнула и открыла дверь.
  Эта была комната принцессы. Да-да, я не шучу. Большое окно с розовыми шторами, закреплёнными по бокам бантиками. Небольшая кровать с натуральным голубым балдахином. Пушистый белый ковёр на полу, угловой диванчик с небольшим креслом. Всюду мягкие игрушки и воздушные шарики. Я захихикала. Меня из одной жуткой комнаты поселили в другую, не менее жуткую. Но в этой, по крайней мере, было окно, выходящее в парк с исполинскими деревьями (я успела посмотреть) и красивый уголок с зеркалом и кучей косметики. Да, определённо, эта комната мне нравится больше.
  
  - Вам нравиться? - с волнением спросила девушка, и я заподозрила в ней главного консультанта по убранству этой комнаты.
  - Неплохо, - сказала я с деланным безразличием. - Но я ещё хочу, чтобы на подоконнике стояли фиалки, а в том углу - пальма.
  - Хорошо, фиалки, пальмы, - повторила она себе под нос, загибая пальцы.-Потом спохватилась.- Теперь вы пойдёте на обследование?
  Я величественно кивнула, и мы пошли.
  У меня взяли кровь, просветили несколько раз, одели на голову какое-то приспособление со множеством проводков, потом заставили выполнять какие-то тесты. Меня тянуло хулиганить. Это всё от нервов.
  О результатах мне, естественно, не сообщили. Но все бегали вокруг меня чуть ли не на цыпочках, говорили "вы" и постоянно исправлялись, не устала ли я. Пару раз мы делали перерывы: один раз на обед, потом на полдник. Сотрудники шёпотом поминали какого-то ангела и закатывали глазки кверху. Они ещё и сектанты что ли.
  Ближе к вечеру я подозвала к себе Ягодку, то есть Беренику, и в ультимативной форме заявила, что завтра хочу увидеться с родителями. Она заюлила, потом сказала, что спросит у начальства. И я пошла спать. Утомилась что-то за день.
  ***
  - Я говорил её надо забирать раньше - визжал очкастый. Кто его допустил к результатам обследования? Он тряс листочками и от избытка чувств подпрыгивал на месте.
  Мелкая месть Архангела не пошла одарённому на пользу, он выглядел ещё более растрёпанным, чем обычно.
  
  - Кто его пропустил? - спросил я сквозь зубы, ни к кому особенно не обращаясь.
  - Вы только посмотрите! - этот придурок без инстинкта самосохранения, начал совать мне листочки под нос. - Эта девка беременна от оборотня! Я же говорил, надо было сразу её брать, - он забрызгал слюной мой безупречный серый пиджак.
  Я послал этому недоумку лёгкий импульс и отобрал бумаги, тот вскрикнул и опрометью бросился в туалет. Пусть немного выпустит пар и успокоится.
  Внимательно посмотрел результаты обследования. Так и есть, беременность на маленьком сроке наличествует. Это может стать проблемой, если оборотни узнают о ней. Они могут потребовать её выдачи как члена своей семьи. А у нас с ними договор: мы не трогаем их, они не вмешиваются в наши дела. Уж очень сложно они поддаются влиянию, сами являются магическим существами. Но девочка, скорее всего сама не знает о своём новом положении. Если не произойдёт утечки информации, то никто и не узнает. Ох, уж эти грёбаные малолетки! Нисколько не могут следить за собой.
  Мысленно вызвал ответственного за безопасность, тот пришёл быстро, скорее всего, бежал. Стоит, глаза опустил, руки скрещены внизу, тяжело дышит.
  - Засекреть эти данные, - говорю небрежно.
  - Слушаюсь, - кивает, чуть ли не кланяется, осторожно забирает бумаги из моих рук, стараясь их не коснуться.
  И чего они меня так боятся? Порой это так бесит, возникает желание погонять их как трусливых голубей. Но начальство не одобряет подобные порывы. Который раз ловлю себя на мысли, что в данном случае, способности - это не дар, а проклятие. Почему благословение Создателя делает из нас, одарённых, париев, отщепенцев, всеобщих пугал? И никто не занимается этим вопросом. Ох, наставник, как не вовремя ты нас покинул!
  ***
  В моём рационе добавилось свежих фруктов, мяса и молочных продуктов. Мои пленители - приверженцы здорового питания? Мне же лучше.
  Я всё умяла, что принесли. Вкусно. Надеюсь, они туда не подмешивают ничего опасного? Фу, лучше не думать об этом, а то так свихнуться можно. А мне важно сохранить трезвость ума и здравость рассудка. Я ведь отсюда хочу уйти с минимальными потерями, так ведь? А в перспективе ещё и со знаниями. Меня же будут чему-то учить. О чём-то таком вчера обмолвилась моя... как её назвать? Дуэнья? Компаньонка? Надзирательница? Ну в общем, Ягодка-Береника. Сегодня должен прийти великий и ужасный Учитель, мастер чего-то там и бла-бла-бла.
  Надеюсь, он не будет как Хорёк. Я не выдержу такого испытания и всё-таки объявлю голодовку.
  Я улеглась поудобнее на кровати, обняла мишку. Милый очень. Жаль, мне Астах не успел ничего подарить.
  От грустных размышлений меня отвлёк вежливый стук в дверь. Впорхнула Береничка, за ней вошёл высокий стройный парень в мягком сером свитере, в светлых брюках и белых кедах. Без халата. Кто это?
  Береника сделала страшные глаза, я поняла, что должна встать. Всё-таки неприлично принимать гостей, лёжа в постели. Я встала.
  Парень снисходительно улыбнулся. Фу, не нравится он мне, смотрит как учёный кот на лабораторную крысу с таким изучающим прищуром.
  - Регина, это... это...- моя медсестричка так разволновалась, что растеряла все слова.
  - Ты можешь идти, Береника, - величественно разрешил пришелец.
  Та пулей вылетела. Сдаётся мне, что кто-то неровно дышит к этому высокомерному типу.
  - Здравствуй, Регина, - он вытянул руку, стул, стоящий за моим столиком в углу комнаты, поднялся в воздух и, с лёгким свистом рассекая воздух, в мгновение оказался под рукой мастера.
  Тот сел, закинул ногу на ногу, сделал приглашающий жест, мол, ты тоже садись.
  - Что за манера садиться без разрешения хозяйки? - пробормотала я, а сама прислушалась к себе на предмет неприятных или странных ощущений.
  Они всё-таки что-то подмешали в еду! У меня начались галлюцинации! Я из принципа прошла к угловому диванчику, заставленному плюшевыми мишками. Взяла одного, посадила себе на колени, уткнулась в его пушистую и мягкую голову. Сразу вспомнился Астах. Соберись, Регина! Я мысленно надавала себе тумаков.
  - Как я понимаю, вы и сеть мой учитель, Великий и Ужасный?
  Парень вместе со стулом переместился и оказался прямо передо мной, посмотрел в глаза. Глаза мне его не понравились, бледно-голубые, холодные. Мне нравятся карие, на крайний случай, жёлтые. Ой, это же глаза Астаха получаются.
  - Это зависит от тебя, буду я великим или ужасным.
  - Учите меня, сенсей, всему, что вам будет угодно, - я, сидя, изобразила поклон.
  Он улыбнулся. В первые, за всё время его визита в его глазах промелькнуло что-то человеческое.
  - Мне нравится твоё чувство юмора.
  - А мне обещали разрешить позвонить родителям, - я тяжело вздохнула, накручивая бежевую шёрстку медвежонка на пальчик. Получалось плохо: слишком короткая.
  - Это сейчас невозможно, но ты можешь поменять просьбу, - позволили мне.
  - Правда? - робкое и с надеждой.
  - Да, - величественный кивок.
  - Я хочу много-много красивой одежды, - заявила я, любопытствуя, как он отреагирует на эту идиотскую просьбу. - Мне не идёт больничная роба, - я демонстративно оттянула подол пижамной рубашки невразумительного бледно-розового оттенка.
  - Твою просьбу исполнят, если ты старательно будешь выполнять все задания, которые я дам.
  Я кивнула, соглашаясь.
  К вечеру я еле доползла до кровати. Мозг кипел, мозг стонал, мозг желал избавления. Но разве это плата, за то, что в моей кукольной комнате появился милый шкафчик, полный кукольного барахла? В следующий раз буду уточнять слово "красивый", сдаётся мне, мы вкладываем разные смыслы в него с моими гостеприимными хозяевами.
  Утром я нарядилась из своего нового гардероба: платье с пышной юбкой до колена и кружевами, милые туфельки с бантиками. М-да, я похожа на Алису из страны чудес. Зато какое было бельё! Живя дома, я бы постеснялась на такое даже смотреть. Но красивое, тут не поспоришь, кружевное с крохотными стразами в ложбинке между грудей и на опушке трусиков под пупком. К ним комплектом шли шикарные чёрные чулки. Но я воздержалась от сей части туалета, уж очень откровенный вид получался. Но на ус себе намотала, буду теперь знать, как соблазнять Астаха. Ему точно понравится.
  Итак, что мы имеем? У меня было полчаса свободного времени сразу после завтрака до начала занятий. Я решила использовать это время с пользой: привести мысли в порядок.
  А мы имеем следующее: я застряла на неизвестное количество времени в таинственном центре по изучению способностей одарённых. Я узнала, к своему величайшему удивлению, что обладаю довольно высоким уровнем этих самых способностей. То есть просто так меня не отпустят, а под дурочку косить уже поздно, уровень определён, вынесут только вперёд ногами. На это мне намекнул мой сенсей. Его, как меня просветила Ягодка, за глаза называют Архангелом. Смешно. А настоящего его имени не знает никто. Это уже несмешно.
   Он вообще очень странный тип. Начинаешь общаться, он вроде милый, всё объясняет, не чурается шутки, а потом выдаст что-нибудь этакое, отчего волосы становятся дыбом. Теперь я поняла, почему персонал от него шарахается. Этот человек обладает такой тяжёлой аурой, с ним рядом тяжеловато находиться, особенно когда он расслабляется и ослабевает контроль над своей силой. Из того, что он мне говорил о способностях, я поняла, что они очень сильно влияют на личность практикующего адепта. Но и отказаться от них нельзя. Всюду клин: будешь развивать - тебе грозит полное перерождение личности, не будешь - в один прекрасный момент случайно разозлившись, убьёшь всех, кто окажется рядом. При том, оказывается, благоприятный период обучения у меня уже упущен из-за того, что родители скрывали мои способности, а не знать о них правительственные агенты не могли. Но здесь есть один нюанс: в настоящее время не существует адекватных школ для одарённых. Я не шучу: все одарённые, которые практикуют на данный момент, обучались в кустарных условиях, где летальный исход (тут мне поплохело) являлся вполне обычным результатом обучения. Но учитель меня успокоил, сказал, что сам обучался у очень гуманного (для одарённых) человека, поэтому мне можно не опасаться быстрого отхода в мир иной, если я буду старательно выполнять все его инструкции и задания. А вы думаете, почему я с таким рвением принялась за учёбу? После такой-то мотивации...
  
  Глава 3 Он пришёл за мной
  Я спросила Беренику, как обращаться к своему наставнику, она заметно поёжилась и сказала, что к нему лучше совсем не обращаться, но если совсем припечёт, то лучше Господин, а лучше Великий господин. Меня разобрал смех, но это так, от нервов. Так значит, наш сенсей обладает манией величия, он этого и не отрицает, говорит, что способности сильно давят на мозги, мешая адекватности восприятия мира (вот откуда отсутствие страха перед оборотнями у меня!). Моё обращение к нему "сенсей" похоже ему понравилось, по крайней мере, он не возражает и не предлагает другой вариант.
  Уйти отсюда я пока не могу, связаться с родными тоже. Остаётся идти вперёд и выжидать. Выжидать благоприятного случая, чтобы повернуть ситуацию в свою пользу. Они ещё мне должны будут, эти гадкие похитители! Просить прощения и плакаться, просить прощения и плакаться! Сдеру с них огромную компенсацию, всю жизнь на неё работать будут. Из-за них я рассталась с парнем, который мне действительно очень-очень нравится. Надеюсь, с моим Астахом всё в порядке. Я боюсь, что он тоже успел меня полюбить, и ему сейчас также тяжело.
  Непрошенная слеза сама собой скатилась по щеке, в носу подозрительно защипало. "Стоп, Регина! - я смахнула с лица солёную влагу, - наревёшься потом, когда вернёшься в объятия своего Астаха, а пока тебе надо выживать, превратиться в хитрого ассасина и выжидать, выжидать".
  В дверь постучали, я вытерла мокрый нос и крикнула "Войдите!". Думала, это сенсей, но в комнату вошла Ягодка. Она виновато улыбнулась.
  - Вы сегодня будете заниматься в учебном центре (у них и такой есть?), поэтому вам нужно одеть вот это, - она протянула тёмную повязку, ладно хоть не мешок. - Извините за неудобства, - промямлила она.
  - Вообще-то я не тяну на супергероя, - хмыкнула я, но завязать глаза позволила. Повязка оказалась мягкой и приятной на ощупь. Наверное, Ягодка так пыталась компенсировать эти самые неудобства.
  - Вы просто пока не осознаёте всех своих возможностей!- выпалила девушка и резко замолчала.
  - Значит, узнаем, - уверенно заявила я, вставая с диванчика. - Веди меня, о прекраснейшая, на место сражения с силами зла!
  Получилось слишком патетично, но Беренике понравилось, она захихикала, ну вроде успокоилась, хорошо.
  Мы осторожно шли по коридору. Ну, я думаю, что по коридору. Сзади топали мои телохранители. Я слышала, как они пыхтят, плохая, видимо у них физическая подготовка. Или это они от страха? Я же становлюсь Великой и Ужасной как мой учитель.
  ***
  Этой ночью мне приснился Астах. Он смотрел на меня, грустно улыбаясь, нежно гладил по волосам. И выглядел скорее как молодой мужчина, чем как парень, которого я знала.
  Зато меня не мучили кошмары, которые всегда следовали за интенсивными тренировками. Что собой представляли эти тренировки? Меня заставляли делать странные вещи - представлять разные картины в мельчайших подробностях, а потом они чудесным образом появлялись передо мной на экране, хотя на мне не было никаких проводов. Чудны твои дела, Господи.
  Не сказать, что мне не нравилось заниматься этим, просто это нудно, концентрироваться на протяжении длительного времени на одном и том же. И голова болит потом. Наставник, например, мог, не напрягаясь, заставить другого человека принести воды, посылая ему приказ прямо в мозг. Его возможности пугают. Даже привычные люди, по долгу службы вынужденные контактировать с одарёнными, испытывают перед ними священный трепет. Неужели я такая же стану как сенсей, и все будут шарахаться от меня?
  Учитель выглядел одиноким. Никто, конечно, этого не замечал. Кому придёт в голову думать, что дракон просто нуждается в дружеской поддержке? Как Астах отреагирует на произошедшие изменения во мне? А они уже начали происходить. Сенсей говорит, что это неизбежно и не стоит жалеть о прошлом. Наверное, ему также говорил его учитель, но он сам в это не поверил.
  Пару раз заглядывал Хорёк. Я с удивлением обнаружила, что он грязный пошляк - вокруг него витали порнографические образы с участием зомби и туалета. Правда очкастый пытался от них отбиться, но они настойчиво его преследовали, поэтому он иногда резко подпрыгивал и махал руками. Добрые люди обходили психа по широкой дуге. Сенсей, глядя на него, зловеще ухмылялся.
  Учитель работал со мной не каждый день. Иногда его заменяла сухая женщина в строгом костюме и сурово поджатыми губами. Она мне напоминала мумию, не внешне, а внутренне, настолько она казалась бесчувственной. Складывалось впечатление, что ей надоело жить.
  После её уроков, мне становилось особенно плохо. Только мысли об Астахе придавали сил. Однажды сенсей заметил моё состояние после тренировки с сухой мадам, внимательно на меня посмотрел, потрогал лоб (у одарённых сложнее считать состояние на расстоянии, стоит естественная защита), и больше я ту мадам не видела.
  Я как-то обмолвилась, что неплохо было бы заняться фитнесом, и мне выделили фитнес-тренера. Женщина учила меня странным тягучим движениям, растягивающим связки и тренирующим мышцы спины и живота. Интересная техника, никогда не встречала такую.
  
  Я наблюдал за её занятиями в саду, девочка занималась фитнесом и выглядела счастливой. Я опробываю на ней новую технологию обучения, основанную не на запретах и воздержании, а на поощрении и интересе. Может, этот подход поможет спасти будущее поколение одарённых от раннего безумия?
  В висках застучала тупая боль. Опять сегодня перенапрягся, старался быстрее закончить служебное задание, чтобы вернуться в учебный центр к своей ученице. Оказалось, что госпожа Блошкина не подходит на роль учителя этой девочки, вызывая в ней инстинктивное сопротивление, которое мадам старой закалки глушила с изяществом медведя, пришедшего на муравейник. От чего ученица испытывала страшную головную боль и падение жизненного тонуса, что в её положении опасно. Да и не хочу я её оставлять на других учителей. Наставник говорил, что основу нужно закладывать с особой тщательностью и вниманием к деталям. Это как фундамент. Если заложить его неправильно, то всё здание рухнет. Я же не хочу потерять такую перспективную ученицу? Поймал в её сознании мысль о фитнесе, распорядился о тренере, результативность девчонки на моих занятиях в разы возросла. Учитель бы мной гордился.
  
  Так незаметно прошло две недели. Ох, и отстала я, наверное, по школьной программе! Мне ничего такого не преподавали.
  Я уже разделась и легла спать, как услышала в коридоре крики, даже вопли и глухие удары. Что такое? Я на цыпочках подошла к двери и положила руку на неё. Сенсей говорил, что так можно почувствовать, что происходит за стеной. Я настроилась: на меня пахнуло всепоглощающей яростью, насилием и кровью, и ещё чьей-то щемящей тоской. Я отпрянула. Сердце зашлось в бешеном ритме. Мне показалось, что там Астах, мой Астах.
  - Астах! Я здесь! - заорала я, что есть мочи, не задумываясь о последствиях.
  Мне хватило ума отойти от двери в сторону. Стеклянная дверь разлетелась на тысячи мелких осколков от одного удара. Из дверного проёма вынырнуло ужасающее чудище с горящими жёлтыми глазами, длинными изогнутыми когтями и выпирающими из-под верхней губы клыками. Я с трудом в нём узнала своего Астаха.
  - О Астах! - выдохнула я, прижимая руки к груди, боялась прикоснуться к нему, настолько он выглядел диким.
  Он остановился, посмотрел на меня долгим пронизывающим взглядом. Я поняла, что стою босиком в тонкой короткой сорочке на тонюсеньких бретельках. Будь не ладна моя просьба красивой одежды, сейчас бы стояла в целомудренной больничной пижамке! Астах сделал медленный шаг ко мне, я приложила усилия, чтобы не попятиться, провёл своей страшной лапищей по моей щеке.
  - Регина! - прохрипел-прорычал с такой тоской, что мне стало стыдно за своё промедление.
  Я прижалась к нему изо всех сил и пофиг, что он грязный.
  - Я тут, любимый, - он вдохнул мой запах, уткнувшись носом в макушку.
  - Надо уходить, - сказал он уже вполне нормальным голосом. - У тебя есть нормальная одежда?
  Я отрицательно мотнула головой, он бегло осмотрел комнату, потом сорвал покрывало с кровати, бережно завернул меня в него и нежно улыбнулся. Ну, это я так поняла, что нежно, потому что его улыбка в сочетании с клыками выглядела жутковато.
  - Хочешь покататься, Региша?
  Я кивнула. Он подхватил меня на руки, и начался наш сумасшедший спуск вниз (оказывается, я жила на двадцать шестом этаже, а вид из моего окна был иллюзией).
  - Закрой глаза, - почти сразу приказал Астах, - а лучше всё лицо.
  Я не стала упираться: в коридорах пахло чем-то палёным, солёной кровью и ещё чем-то непонятным. Меня стало мутить. В последнее время всё чаще замечаю это за собой. Чуть припахнуло - всё, уже тошнит. То ли от стресса, то ли переобщалась с оборотнями, обоняние улучшилось. Я сосредоточилась на дыхании, вдох-выдох, вдох-выдох... А Астах тем временем куда-то бежал, через что-то перепрыгивал, тихо крался...
  - Астах, уходи, мы прикроем, - мне померещился голос Радима.
  Они что разнесли в пух и прах весь исследовательский центр? Вот это сила! А сенсей втирал, что цент неприступен, и никто не сможет меня найти.
  
  Я смотрел на творящийся беспредел из окна третьего этажа главного корпуса. И не мешал: приказа вмешиваться не было. К чему мне искать лишнюю работу, которая к тому же не оплатится? Я бы сам присоединился к разъярённым оборотням. Уж очень нехорошие воспоминания оставили эти стены у меня в памяти. Если бы не наставник...
  Шустрый всё-таки у моей ученицы кавалер, вон уже тащит её через площадь. И как только нашёл? Неужели?.. Да нет, она же не волчица, чтобы он на ней запечатлился. А если это так, то моих боссов, - я злорадно ухмыльнулся, - ждёт хорошенькая разборка с оборотнями. Как же, тронули фактически жену, даже больше, чем жену одного из них. И судя по бурной реакции волков, мальчик-то не из последних. Умеет же Регина выбирать себе покровителей.
  Вот последние оборотни покинули погромленное здание. Эти когда в частичной трансформации, совсем с головой не дружат, рушат всё подряд. Судя по всему, охрану, должную охранять исследовательский комплекс они просто вырезали. Полицию вызывать никто не будет, не захотят светить центр перед властями, а так он числится чем-то вроде частного пансионата для душевнобольных. Истинных его размеров обыватели не видят - всё скрыто сложнейшими иллюзиями. Правительственные одарённые прикормлены, как тот же Хорёк, поэтому молчат. Так что, скорее всего, этот погром не попадет на страницы даже дешёвых газет, его попросту никто не заметит.
  Вот оборотни погрузились в машины и организованной колонной отчалили. У них неплохие навыки командной работы, я заметил представителей как минимум двух разных стай. Это может стать проблемой даже для правительства. Они из кучки жалких отщепенцев уверенно превращаются в третью силу в нашем государстве, с которой придётся считаться. Не зря правительственные умники зачесались и предприняли попытку безопасной интеграции волков в общество. Впрочем, мне всё равно. Это не мои проблемы. Сейчас мне нужно выйти на родителей Регины, ну и на её мужа, конечно. Обучение прекращать я не планирую. Да и ей бросать его на этом этапе не безопасно для здоровья. Теперь ей можно идти только вперёд.
  
  Молодой мужчина в сером костюме отлепился от стены, у которой стоял, наблюдая за происходящим на улице, и пошёл в сторону выхода. Ему ещё много предстояло сделать, чтобы исполнить последнюю волю своего наставника. А то, что слова, сказанные им в их последнюю встречу, являются последней волей, он уже почти не сомневался. Если бы наставник был бы жив, он бы дал о себе знать.
  Глава 4 Домой
  Астах посадил меня в машину и сам чуть позже юркнул ко мне, помог выпутать голову и руки из плена покрывала.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил он, пока я отплёвывалась от волос, они наэлектризовались от покрывала и теперь лезли в лицо.
  - Хорошо, - я улыбнулась. - Ты ведь рядом. Правда, немного прохладно, - я поёжилась, моя тонкая сорочка в купе с покрывалом не были предназначены для осенней погоды.
  - Включи обогрев, - приказал он водителю.
  Я предприняла попытку прижаться к парню, но он отстранился.
  - Я грязный, - его одежда на самом деле была в чьей-то крови.
  Я обняла его за руку и всё-таки прижалась. Он слабо улыбнулся.
  - Ты не ранен? - спохватилась я, прикасаясь к его лицу.
  - Нет.
  - Астах, пристегни свою волчицу, сейчас дорога пойдёт не очень, - сказал незнакомый мужчина, сидящий за рулём. Мне почему-то показалось, что он не из нашей общины. С чего я взяла? Не знаю, может, обучение даёт о себе знать?
  Астах пристегнул. Парень с переднего сиденья подмигнул.
  - С возвращением, Регинка! - его я узнала, пару раз видела в доме вожака.
  Астах тяжело на него посмотрел, тот ухмыльнулся и отвернулся. Я поняла реакцию Астаха, когда он поправил на моей ноге соскользнувшее покрывало. Меня мотнуло, мы действительно выехали на избитую дорогу, я вцепилась в руку Астаха.
  - Где мы? - я не узнавала местности, вдоль дороги стояли приземистые домики, характерные скорее для деревни, чем для города.
  - Мы почти в столице.
  - Что?!
  - Ты не знала?
  Я отрицательно помотала головой. Теперь понятно, почему меня так долго везли. Похитили утром, а проснулась я только вечером. До столицы от нашего города путь неблизкий.
  - Тебя сначала не сюда привезли, позже перевели. И использовали свои грёбаные магические штучки! Я даже запаха твоего не мог почуять! - прорычал Астах, сжимая кулаки, по лицу заходили желваки.
  - Теперь всё хорошо, я же здесь, - я взяла его руку и стала разминать её. Он медленно разжал пальцы. - А как ты меня нашёл? - задала я, как мне казалось, нейтральный вопрос.
  - Чуял, - и, отвечая на мой вопросительный взгляд, пояснил: - не носом, как-то по-другому, - и улыбнулся в первые за всё время, широкой улыбкой, почти такой же как прежде. - Мы теперь с тобой, Регинка, связаны, - и подмигнул. - Ох, как я хочу поскорее помыться и нормально тебя обнять!
  Я улыбнулась.
  От резких движений машины по бездорожью ремень безопасности натянулся и начал давить. Я попыталась оттянуть его от тела в области живота.
  - Что? Что такое? Тебе нехорошо? - разволновался мой любимый. И чего это он?
  - Нет, всё в порядке, просто ремень... И немного тошнит. Здесь душно, - пожаловалась я, недавно жаловавшись на то, что холодно.
  Астах плавно потянул ремень, тот подался. Одной рукой он остался придерживать его, а другой чуть приоткрыл окно. В салоне сразу запахло осенней свежестью. Подмёрзшая земля хрустела под шинами колёс.
  - Не дует? - я отрицательно мотнула головой.
  - Астах?
  - М?
  - Чего ты со мной возишься как с больной? Я там как на курорте жила.
  Он недовольно на меня посмотрел.
  - Ты - моя... - он чуток замялся, потом исправился, - ты - моя Регина, как хочу, так и забочусь. Это не обсуждается. Я и так плохо исполнил свой долг, позволил каким-то проходимцам тебя похитить, - он опять обозлился.
  - Не вини себя, пожалуйста, - тихо попросила я, положив ему ладонь на грудь.
  Он взял мою руку и, как раньше, перецеловал все пальчики.
  Мы ехали ещё часа два. Дорога стала приемлемой, по крайней мере, перестало трясти на каждой кочке. Я заметила, что мы с трассы свернули на просёлочную дорогу в какой-то посёлок.
  - Куда это мы?
  - Погостим у местного вожака.
  - Что за пренебрежение! - шутливо возмутился наш водитель. - Вас приглашает сам глава всех оборотней нашей страны.
  - Да? А у оборотней, что есть общий вожак? - очень удивилась я.
  - Как ты можешь не знать? А ещё замужем за волком, - посетовал член столичной стаи.
  - Но я не ...
  - Идём, - не дал мне договорить Астах, ловко выскользнув из машины с моей стороны и снова беря меня на руки. Мы остановились напротив приличного двухэтажного особняка.
  "Наверное, я должна говорить, что я замужем, чтобы не ставить Астаха в неловкое положение. Вряд ли другие оборотни согласились помогать какой-то посторонней девчонке", - подумала я, обхватывая Астаха за шею.
  Мы вошли внутрь. Особняк оказался битком набит волками, он сновали туда-сюда. У Игристых мне нравится больше, у них так по-домашнему, уютно. А здесь, на мой вкус, слишком претенциозно и кричаще. Гостиная с огромным камином, кожаная мебель, по стенам - охотничьи трофеи: рога, головы, шкуры. Фу, особенно меня добили головы бедных оленюшек с грустными-грустными глазами. Меня чуть не стошнило.
  Встретил нас сам вожак. Выглядел он моложе Матвея. Я успела сказать только "здрасте" и меня тут же увела молоденькая беременная волчица.
  - Тебе нужно отдохнуть. В твоём положении вредно переутомляться, - уверенно заявила она, увлекая куда-то вглубь дома.
  - Да уж, у меня то ещё положение, - пробормотала я, - похищение на похищении.
  - Бедняжка! - искренне посочувствовала жена вожака. - Меня, кстати, Маша зовут, а тебя Регина?
  
  Жена столичного вожака
  - Да, - я кивнула. В первый раз встречаю такую разговорчивую волчицу, если не сказать, болтливую.
  - Мы приготовили для вас комнату, - она распахнула передо мной двери, явив взору небольшую, аккуратно обставленную комнатку с двуспальной кроватью по середине.
  
  - О, - засмущалась я. Предполагалось, что мы на ней с Астахом будем спать вдвоём? Не то чтобы я раньше не делала этого, но то у себя, а тут в чужом доме. А, так он сказал, что мы женаты, - вспомнила я. - Спасибо, - сдержанно поблагодарила хозяйку.
  - Пожалуйста, - весело откликнулась она. - У вас отдельная комната, а здесь, - она указала на комод, - можно взять чистую одежду.
  - О спасибо! - уже искреннее поблагодарила я.
  - Я знаю, ты хочешь отдохнуть, - неуверенно начала Маруся, застенчиво теребя завязки от кофты. - Но мне так любопытно! Как вы познакомились с Астахом? - она жадно уставилась на меня. - Одарённые и оборотни не сходятся в одну семью!
  "Да? Странно. Интересно, почему? И откуда она знает, что я одарённая? Это стало как-то заметно после того, как я начала обучение?"
  А вслух:
  - Всё просто. Мы учимся в одной школе. Я перевелась по программе обмена.
  - Да? - она явно была разочарована. Но я не могла и не хотела ничего больше добавить. - Ну ладно, отдыхай.
  Я села кровать, решив дождаться Астаха, но он всё не шёл и не шёл. Тогда я решила принять душ и переодеться, а то моя дивная сорочка заляпалась кровью и грязью от Астаха.
  Мой любимый всё ещё задерживался. Не знает, где я что ли? Так нет же, он сам сказал, что может ЧУЯТЬ моё местоположение. Интересно, как это? Я решила прилечь, не сидеть же мне в ожидании? И незаметно уснула.
  Проснулась от того, что стало жарко и трудно дышать. Я пошевелилась.
  - Не спишь? - окликнул меня родной голос от куда-то с района макушки.
  - Астах, ты меня зажал, мне дышать нечем, - пожаловалась я, пытаясь отвоевать себе немного свободного пространства.
  - Ты не права, я тебя ещё не зажимал, хотя очень хочется.
  Я покраснела.
  - Почему?
  - Что почему? Почему не зажал или почему хочется?
  
  Регина и Астах
  - Первое, - пробубнила я ему куда-то в область грудной клетки
  - А ты хочешь? - и такое выжидательное молчание.
  - Ты раньше не особо спрашивал, - обиженно заметила я.
  - На тебе много запахов какого-то мужика, и одежда на тебе его ...
  - ЧТО?! Фу! Ты что там себе напридумывал?! - я отодвинулась от него. - Я его ждала, он мне снился, наконец, встретились, а он мне про какого-то мужика! - я обиделась.
  - Пойми правильно. Может, он тебе нравится?
  - Заткнись, Игристый! Ни слова больше! Самоуверенным нахалом ты мне нравился больше! Тебя раньше не волновали никакие парни! Фу! - я хотела сбросить его руку с себя, не дал.
  - Я просто хочу услышать от тебя, что ты всё ещё моя. Это важно. Ты теперь активная одарённая.
  Что за ерунда?
  - Эти способности во мне были с рождения так-то, - хмуро напомнила я. - И раньше они тебе не мешали.
  - То другое. Ты сейчас другая.
  - Я та же! - воскликнула я, а сенсей-то предупреждал... - На, слушай, моё сердце! - я схватила его руку и прижала к своей груди. - Оно бьётся для тебя, дурак!
  Мгновение, и он навис надо мной.
  - Регинка, ты сама это сказала, пути назад не будет. Я тебя никому не отдам, никаким одарённым. Поняла?
  Я пискнула что-то согласное.
  Кто же добровольно откажется от своей любви? Мне нужен весь Астах, такой, какой он есть.
  Я первая поцеловала его. В ту ночь мы были вместе. Наконец-то я исполнила все мечты, которые накопились за время разлуки.
  - Регина, поспокойней, - со смешком сказал любимый. - Мы не в том положении, чтобы отрываться.
  - Нас что могут услышать? - испугалась я.
  - Шутишь?
  - Нет.
  - Так и знал, что ты горячая девчонка.
  - А что можно как-то по-другому? У меня кроме тебя никого не было, мне не с кем сравнить, - "грустно" сказала я.
  - Ты! Не вздумай устраивать эксперименты! - взвился мой Астах. - Поняла?
  - Это несправедливо, - я надула губки. - Ты не находишь?
  - Ты нарочно меня дразнишь? - наконец, догадался тот, кого я люблю.
  Я ухмыльнулась.
  - Я думаю, тебя нужно наказать, плохая девчонка.
  - Фу, пошляк.
  
  Уснула, спит. Мне показалось или она на самом деле не знает, что мы скоро станем родителями? Кхм, ну и ситуация. Кто её просветит? Ну не я же! Как вы себе это представляете? Дорогая, ты беременна. Тьфу.
  
  Суперодарённый ребёнок Регины и Астаха 
  Глава 5 В день похищения
  Когда я зашёл за ней перед школой в день похищения, родители встретили меня удивлёнными взглядами.
  - Что-то забыли? - спросила мама Ирина.
  Я подумал, она шутит.
  - Регину, - пошутил я в ответ.
  - Так вы только что вышли вместе, - сказал её папа, попивая кофе.
  - Как вышли? Я только что вошёл, - и тут я понял, что меня смутило при входе в дом: кто-то пытался скрыть свой запах. Его невозможно было идентифицировать, но ...
  - Где Регина? - рявкнул я и для начала бросился в её комнату. Там её не оказалось.
  Вещи лежали так, как будто она одевалась в спешке, даже постель не убрана, что для Регины немыслимо. И всё та же попытка скрыть запах.
  За мной поднялся её отец.
  - Что случилось, Астах? - он выглядел встревоженным.
  - Когда она ушла?
  - Минут пять назад. Я думал, вы ушли вместе.
  Под его ошарашенным взглядом я стал сбрасывать с себя одежду. Пофиг приличия. Здесь что-то случилось. Я выскочил на улицу, уже полностью раздевшись, под визг испуганной мамы Регины перекинулся и попытался почуять след своей девочки.
  Вот она вышла, прошла с кем-то, кто пытался скрыть свой запах. Это был кто-то знакомый, потому что она не сопротивлялась и спокойно села в машину, возле тротуара её следы обрываются. Дурное предчувствие сжало сердце. А запрокинул голову и завыл. Мне откликнулись мои ребята с разных уголков нашего квартала, скоро они будут здесь.
  Из дома как ошпаренный выскочил мой отец. Конечно, я провыл предчувствие потери.
  
  - Успокойся, Астах, - приказал отец, и сядь. Хватит метлешить перед глазами.
  Мы собрались в нашей гостиной, чтобы обсудить план предстоящих действий по спасению моей Регины. По крайней мере, я настаивал именно на спасении, потому что я не верил, что Регина добровольно, не поставив меня в известность, покинула меня.
  Мои парни приволокли Луганского. Прямо из школы. Ах, да сегодня же учебный день. После общения с моими ребятами, тот выглядел слегка помятым. Отпихнул державшего его Радима, с независимым видом поправил форму и без приглашения уселся на диван поближе к родителям Регины.
  - Это не мой отец, - уверенно заявил он. - Иначе пришёл бы я сегодня в школу?
  В его словах был резон, но мало ли какие интриги плетёт он со своим папашей.
  - У отца не было причины действовать так грубо, - заверил Луганский. - Мы с Региной неплохо ладим, - тут он посмотрел на меня, - как друзья. И папа бы годика через два предложил ей хорошую работу и всё. На лучших условиях, чем в правительстве. Так ведь, Дмитрий Сергеич? - обратился он к отцу Регины.
  Тот ответил неопределённо.
  - Может быть.
  Складывалось впечатление, что он судорожно припоминает людей, которые бы помогли в поисках дочери.
  - А вы уверены, что это не из вашей конторы, а Дмитрий Сергеич?
  - Уверен, - пробормотал он, и уже твёрже заявил: - Это не их стиль. Меня бы просто обязали отправить её на обучение. Им не зачем прятаться, они официальная структура.
  - Не может быть! - внезапно воскликнула мама Регины и сильно побледнела.
  - Ирина, что случилось? - встревожился её муж. - Ты что-то вспомнила?
  - Нет, ничего.
  - Ирина, это может быть важно!
  - Мама Ирина! - чуть не взвыл я.
  - Недавно одна моя знакомая, с которой мы давно не общались, - начала свой рассказ Ирина Сергеевна, - снова вышла на меня. Я не придала этому значения. Разговор зашёл о детях. Наши старшие - ровесники. Помнишь, Дима, Регина играла с хромым мальчиком? - тот кивнул. Так вот та моя знакомая - его мать. Она стала спрашивать, как дела у Регины. Я подумала, она хочет присватать своего сына, поэтому сказала, что дочь надёжно занята, встречается с одним мальчиком и у них всё серьёзно, - она бросила чуть виноватый взгляд на меня.
  - И что из этого следует? - уточнил Матвей.
  - А то, что уже в детстве у Регины и того мальчика проявлялись проблески таланта, только мы с отцом приняли решение не афишировать это, а та женщина, наоборот, искала способ, как бы подороже продать своего сына. Не в прямом смысле, - поправилась она, глядя на полные ужаса глаза моей матери (что может быть страшнее для волчицы, чем отказаться от своего ребёнка?). - Просто за одарённых детей их родителям платят большие пособия, чтобы было меньше претензий, ведь до конца обучения доходят не все ученики,- она сделала многозначительную паузу.
  И я понял, почему родители Регины спрятали её у нас и наняли в качестве охраны. Никто не мог допустить мысли, что на одной территории могут проживать оборотни и одарённая. Тут я зло посмотрел на Луганского. Что она там втирал про хорошую работу на лучших основаниях, чем у государства?
  Луганский заметил мой взгляд, резко выпрямился.
  - Нет, у отца есть хорошие спецы, которые обучают в щадящем режиме, - быстро заговорил он, все удивлённо на него посмотрели. - На этот счёт существует теория, что маг, обучаемый в подобном стиле, имеет ряд преимуществ. Правда, не могу сказать каких. Не потому, что не хочу, - тут он быстро взглянул на меня, - а попросту меня никто в подробности не посвящает.
  - Откуда вы вообще с папашей узнали о даре Регины? - прорычал я.
  Мне хотелось переубивать всех, кто претендует на Регину. Она моя.
  - Здесь всё просто: я с детства видал одарённых, а с Региной мы учились в одном классе. Когда знаешь, что искать, это легко.
  - Сволочь! - от размозжённого черепа Луганского спас суровый окрик моего отца.
  - Сядь! - я покорно сел там, где стоял, прямо на пол, скрестив ноги в восточном стиле.
  Прямому приказу вожака очень сложно сопротивляться.
  - Я же говорю, отец практикует гуманный способ обучения. Дмитрий Сергеевич знает об этом, поэтому поощрял наши отношения, - почувствовав себя в безопасности, этот дебилоид решил похвастаться.
  - Так вы предполагаете, что Регину выманил из дома тот её знакомый, друг детства? - вернул нас к рассказу Ирины Сергеевны голос отца.
  - И да, и нет.
  - Поясни, дорогая? - ласково обратился к жене её муж.
  - Я думаю, что Тамара, та моя знакомая, нашла, куда пристроить своего сына, а потом вспомнила о нашей дочери и сообщила, кому следует. За информацию тоже платят, - пояснила она.
  - Но нам показалось, что Регина уходит с Астахом, - напомнил отец Регины.
  - Да. Они могут наводить иллюзии на себя или непосредственно влиять на сознание жертвы и та видит перед собой того, кому больше всего доверяет, - мама Ирина заплакала. - Я сама рассказала, что моя дочь встречается с мальчиком.
  - Тише-тише, любимая, - она уткнулась в рубашку на груди мужа.
  - Где она живёт? Вы знаете её адрес? - я вскочил на ноги, готовый уже сейчас мчаться допрашивать.
  - Успокойся, сын, ты никуда не поедешь, а то натворишь дел, - сурово приказал отец. - Отправятся парни постарше.
  - Отец, я свихнусь, если ничего не буду делать! Пожалуйста, отправь меня с ними. Обещаю, держать себя в руках, - отец взглянул на меня и, видимо, увидел в моих глазах что-то такое, потому что молча кивнул, а потом добавил.
  - Хорошо. Собирайся, сейчас и отправитесь.
  Глеб почему-то увязался за мной.
  Этот след ничего не дал. Мы довольно легко нашли ту женщину, благо, она и не думала прятаться. Но она ничего не знала. Сказала лишь, что недавно её сын интересовался своей подругой детства. Она не придала большого значения этому интересу, но всё-таки связалась со своей давней знакомой Ириной. Выяснила, что её дочь учится в обычной школе, и у неё уже есть молодой человек. Она, Тамара, подумала, что способности Регины, которые были заметны в детстве, с возрастом сошли на нет, и потеряла к ней интерес. Сын тоже больше ею не интересовался, и она благополучно забыла об этом эпизоде.
  Где сейчас её сын и на кого работает, она не знала, утаить информацию тоже не могла, потому что врать двум разъярённым оборотням невозможно. Если, конечно, на неё не повлияли магически, к примеру, её одарённый сынок.
  След оборвался, так толком и не начавшись.
  А потом Астаху стали сниться сны, где он видел Регину, то плачущую, то что-то ему рассказывающую. В него словно вселился демон. Он похудел, утратил свою обычную жизнерадостность. Мать стала за него бояться. А его невыносимо тянуло куда-то вон из города, как будто между ним и Региной протянулась невидимая нить, которая связывала из воедино.
  Пару раз он пытался уехать один в никуда, отец каждый раз его возвращал. А когда дело дошло до открытого неповиновения, он расспросил его (Матильда настояла на этом). Выслушав, нахмурился, велел собираться, созвал лучших своих бойцов, и они отправились за сыном, ведомым лишь его тайным чутьём.
  Таким образом, они наткнулись на перевалочную базу, но Регину там уже не застали. Зато вожак понял, с кем они имеют дело. Он успокоился, ведь известный враг лучше, чем не известный, так ведь? Связался с вожаком столичной стаи, мнившим себя главой всех оборотней страны, попросил разрешения действовать на его территории. Тот поинтересовался причиной, а когда узнал, что похищен член семьи (на тот момент уже ни у кого не возникало сомнения в принадлежности Регины к стае), разразился справедливым гневом (семья - это святое) и обещал всяческую поддержку. Слово своё он сдержал. Выделил своих бойцов и даже показал, где находиться головной центр этого псевдоинститута по изучению одарённых. Они бы и сами нашли, но так быстрее. У Матвея сложилось впечатление, что столичный вожак сам имел зуб на псевдоучёных, а тут такой удобный случай подвернулся: свести счёты чужими руками.
  Они обезвредили охрану заранее. Теперь оставалось самое "простое": найти Регину в этом огромном комплексе зданий и забрать. Но вошедшие в частичную трансформацию оборотни пошли в разнос - стали громить всё подряд.
  Сын вожака вывел команду на корпус, где содержалась Регина и, довольно точно определил её местоположение в самом здании. Матвей с тревогой наблюдала за сыном, хотя внешне сохранял невозмутимость. Они с более опытными бойцами прикрывали спины обезумевшей молодёжи. Но вожак не принимал никаких действий, чтобы их образумить, пусть выпустят пар, дома спокойнее будут. Да и этим недоучёным надо показать на кого они посмели поднять руку.
  Матвей не знал, что повлияло на связь между его сыном и одарённой девчонкой, но тот воспринимал её как свою волчицу. Поначалу Матвей сквозь пальцы смотрел на их шуры-муры, посмеивался. Думал, наиграются, успокоятся, Астах снова переключится на волчиц. А оно вона как вышло. То ли магия девчонки так повлияла, то ли судьба даёт ответ на ещё непрозвучавший вопрос... Как бы там ни было, а девочка теперь член его стаи, его семьи. И он будет её защищать как любого своего родич, и даже больше. У оборотней никогда не было своего одарённого... На горизонте начинают вырисовываться очень интересные перспективы.
  Вожак вздохнул, провожая взглядом своего сына несущего на руках драгоценную ношу, и резко ударил по затылку какого-то излишне прыткого докторишку, целившего в спину его сына чем-то похожим на арбалет, только вместо болта там была ампула с явно неприятным веществом. Всё, пора уходить. Он отозвал своих бойцов и бойцов, одолженных у своего столичного собрата, и они организовано отступили к ожидавшим их машинам.
  Глава 6 Завтрак в компании вожака
  - Фу, ты на меня дышишь, - проворчала Регинка, пряча носик в подушку.
  Было уже утро. Пора возвращаться домой, не хочется злоупотреблять гостеприимством столичного муда... кхм, вожака.
  - Я не дышу, я дую. Вставай, красавица, проснись, - я убрал её волосы с лица.
  Она поймала мою руку и поцеловала в ладонь. Я хмыкнул.
  - Всегда думал, что руки целуют девушкам, а не наоборот.
  - Я поцеловала не просто руку, а руку того, кого люблю. И вообще, не мешай мне любить так, как я хочу! - проворчала Регина и уткнулась в меня куда-то в область подмышки. Хорошо, что вчера помылся.
  - О да, моя госпожа. А теперь умываться и домой! - я сграбастал её в охапку и под её протестующий писк потащил в ванную. Благо вход в неё был сразу из комнаты, а не из коридора.- Может, тебя ещё и умыть, моя красавица? - спросил я у своей женщины. - И зубки почистить?
  
  - ФУ, я сама. Поставь меня.
  Я поставил. Она оказалась босиком на холодном кафельном полу. Рефлекторно поджала пальцы ног, грустно посмотрела на меня. Я вздохнул и принёс ей комнатные шлёпанцы (здесь и такие были. Какие предусмотрительные хозяева!). Поставил перед ней. Она снова грустно на меня посмотрела. Я покачал головой, со вздохом опустился на корточки и одел ей шлёпки, по очереди поднимая каждую ножку.
  - Регинка, ты из меня верёвки вьёшь, - я успел заметить её предовольную улыбку.
  - Вовсе нет, - проговорила она, надув губки, обняла меня и уткнулась лбом в мою обнажённую грудь.- Просто я очень тебя люблю, и мне нравится, когда ты меня балуешь.
  Я не увидел в её словах логики, но от близости её тела мне стало совсем не до размышлений.
  ***
  Оказывается, папа Матвей тоже был с нами в гостях у столичного вожака. Я его вчера не видела. Добрая Маша приготовила для меня простую одежду - джинсы и свитер. Спасибо ей за это. Я уже устала от рюш и кружавчиков. Думаю, у меня теперь стойкое отвращение к ним на всю оставшуюся жизнь. Кроме белья, конечно, оно мне нравится.
  Астах дождался, когда я оденусь. У него появилась фобия, что если меня оставить одну, меня снова похитят. И мы из комнаты вышли вместе.
  В огромном зале, использующемся в качестве гостиной, толкалось много народу. И это не смотря на ранний час. Их что всех завтраком кормить будут? Бедная Маша. В толпе я заметила знакомые лица. Радим издалека помахал ручкой и снова переключился на стройную блондинку, с которой до этого разговаривал. В первый раз вижу волчицу блондинку. А то, что она волчица, я знаю точно. Теперь я даже с закрытыми глазами не ошибусь, кто передо мной: волк, человек или одарённый.
  Со спины кто-то подошёл. Я почувствовала знакомое тепло. Обернулась, точно Глеб.
  Ухмыльнулся криво.
  - Привет. Ну и проблем от тебя, чем дальше, тем больше.
  - И тебе не хворать, - я улыбнулась шире. Хотела обнять друга, которого давно не видела, но кто-то (ясно кто! Астах!) схватил меня за шиворот и удержал на месте.
  - Ты чего? - взвилась я, оборачиваясь.
  - Ничего. Не забывай о своём статусе, - он нагнулся и прошептал почти в губы, - дорогая.
  - Ну, ты!.. - я сердито скрестила руки на груди и отвернулась.
  Глеб буркнул что-то типа "разбирайтесь сами" и свалил.
  А нас как почётных гостей пригласили завтракать с четой хозяев. За столом кроме нас и хозяина и хозяйки дома были Матвей и ещё два незнакомых мне оборотня. При том один был наш, а другой - не наш. Теперь я даже это чувствовала. Не спрашивайте как, всё равно не отвечу.
  
  Столовая в доме столичного вожака
  Маруся на правах хозяйки всё подкладывала мне мяса, приговаривая: "Тебе нужно есть больше, а то волчата такие прожорливые ..." и сама налегала на мясное. О каких волчатах она говорит? Или это у неё юмор такой, типо подкалывает на счёт того, как мы с Астахом ночью шумели?
  - Феноменально! - воскликнул разговорчивый и улыбчивый столичный вожак, одетый нарочито демократично в простую чёрную майку и синие джинсы, разглядывая меня. - Впервые вижу, чтобы одарённые и волки сидели за одним столом и не делали попыток поубивать друг друга! - он отрезал кусочек от внушительного бифштекса, лежащего на его тарелке, и отправил его в рот.
  Этот оборотень мне не нравился, я старалась на него не смотреть. Тоже мне феномен нашёл! Мы что экспонаты выставки, чтобы нас так разглядывать? Астах незаметно под столом сжал мою руку. Я на него посмотрела, он слегка улыбнулся и показал глазами в сторону столовых приборов: они подрагивали как при начале землетрясения. Это что я? Стоп! Надо срочно успокоиться! Я и не заметила, что за столом царит мёртвая тишина, и взгляды всех присутствующих устремлены на меня.
  - Извините, - пробормотала я, хотела встать и уйти, но Астах удержал.
  - Это ты извини, что долго не отпускал кушать, - сказал он со смешком, наколол на вилку кусочек мяса и поднёс к моему рту. - Открой ротик, а-а-а.
  Маруся рассмеялась.
  - Они такие милые, скажи Родион?
  Вожак столичной стаи, мнивший себя главой всех оборотней страны, выдавил из себя улыбку.
  - Да, любимая.
  Я взглянула на Астаха, он смотрел на меня внимательно и слегка встревоженно, в его взгляде читалось: "Подыграй мне". Я позволила себя покормить. Но мяса мне уже не хотелось, и я попросила фруктов.
  Мужчины сочувствующе посмотрели на Астаха, а столичный вожак стал вспоминать, насколько его жена была привередлива в еде на первых месяцах беременности. Маруся смущалась и просила прекратить. Достали они уже про беременность!
  ***
  - Как ты чувствуешь себя, дочка? - по отечески обратился ко мне Матвей, когда мы покинули гостеприимный дом столичного вожака и расселись по машинам и отправились домой.
  - Хорошо, - ответила, думая, что было бы лучше, если бы Астах сидел рядом со мной, а не на переднем сиденье.
  Наш вожак ухмыльнулся, как будто прочитал мои мысли. И я поняла, от кого Астах набрал этих своих фирменных улыбочек и ухмылок!
  Мой любимый постоянно оборачивался и ободряюще мне улыбался. Наконец, Матвей не выдержал и пересадил нас в другую машину (ему по статусу не положено уступать своё место).
  Как только мы с Астахом оказались вместе, я прильнула к нему и всю оставшуюся дорогу проспала.
  Проснулась от того, что меня подняли на руки и куда-то понесли. Оказывается, мы уже приехали.
  - Что с ней?! Что с моей девочкой?! - услышала срывающийся крик мамы.
  - Мама! - позвала я её, и Астах поставил меня на ноги. - Со мной всё в порядке.
  Мама бросилась меня обнимать. Откуда-то подошёл папа и крепко прижал нас обеих к себе. Выглядели они осунувшимися. Одна я сытая и довольная, как будто с каникул вернулась.
  Мы вошли в дом, Матвей вскоре ушёл, а Астах остался. Я так и сидела, привалившись спиной к его груди.
  Дом выглядел странно, казался каким-то маленьким и неуютным. "Всё дело в долгом отсутствии, - решила я. - Я и до этого не успела к нему как следует привыкнуть..."
  Все настаивали на моей усталости с дороги, я не стала спорить, хоть и успела выспаться пока ехали, отправилась в свою комнату. Комната выглядела как обычно, как будто я ушла в школу и вернулась после уроков. Мама убрала вещи в шкаф, а постель застелила.
  Я ещё немного постояла, а потом вдруг поняла, что не смогу больше в этой комнате жить.
  Спустилась к родителям, они остались в гостиной.
  - Можно я посплю в комнате Астаха, мне здесь неуютно, - сказала я и опустила глаза.
  Моим родителям идея явно не понравилась. Только вернулась и уже собралась уходить, но они дали своё согласие. Астах еле сдерживал довольную улыбку. Не знаю, что он там себе напридумывал, но мне просто хотелось нормально отдохнуть, а моя комната стала ассоциироваться с предательством (не уберегли родные стены).
  Глава 7 Возвращение к обычной жизни
  Утром я засобиралась в школу (столько пропустила!). Кстати, вчера как уснула вечером в комнате Астаха, так и проспала до утра, даже на ужин не просыпалась.
  - Астах, хватит спать! Уже восемь часов! В школу пора! - но эта глыба как лежала, так и лежит.
  Занял больше половины кровати, развалился в своё удовольствие, оставил мне маленькую полосочку вдоль стеночки. Он спал на животе в одних пижамных штанах. Я с горем по полам вытянула из-под него край длинной монашеской ночнушки, которую я захватила из дома (в контраст моим сорочкам, которые я в центре носила).
  
  Астах, пора в школу!
  Интересно, сколько Астах весит? Мне его точно не сдвинуть. Чуть отросшие волосы спутались и в беспорядке осыпались на его лицо. Я решила его будить проверенным на мне способом и подула ему в нос. Он звучно чихнул. Есть! Я отомщена.
  - Доброе утро, любимый! - пропела я голосом мультяшной героини. - Собирайся в школу.
  - Какая школа, Регина? Нас давно отчислили за прогулы, - не открывая глаз, проговорил Астах и отвернулся в другую сторону.
  У меня сердце упало. Как отчислили? Я же не по своей вине пропустила уроки. Я аккуратно вылезла из кровати, тихонько оделась.
  "Не паникуй, Регина, ты не останешься без аттестата, - пообещала я себе. - Сейчас поговорим с Матильдой. Директриса же её сестра? Может, она войдёт в моё положение и восстановит в школе?"
  Я вышла из комнаты и уверенно направилась на кухню, где всё семейство Игристых, кроме сони-Астаха, завтракало.
  - Доброе утро! - поздоровалась я с бодрой улыбкой.
  - Регина! - две торпеды сорвались с места и повисли с двух сторон, чуть не уронив на пол.
  - Регина! Ты так долго спишь! - попеняла мне малышка Гера.
  - Да! - поддакнул ей Семён, обхватил меня за талию и повис, чуть не стянув с меня штаны.
  Вчера они не успели меня поприветствовать, когда я пришла, они были в садике, а потом я спала.
  Старшенький помахал мне рукой с места, важничает, думает, что взрослый.
  - Ребята, отпустите Регину. Ей тоже нужно позавтракать! - прикрикнула на ребятню прекрасная Матильда, и уже мне: - Доброе утро, малышка.
  Как, оказывается, я по ним соскучилась! И родителям вчера не сказала, что люблю их. С дороги была какая-то рассеянная. Нужно сегодня же исправиться. А пока я крепко обняла Матильду, вставшую со своего места, она по-матерински чмокнула меня в макушку (мама Астаха выше меня на полголовы).
  - Садись, завтракай, - она поставила передо мной тарелку с супом.
  Я села.
  - Доброе утро, Матвей э-э-э... Кстати, а как ваше отчество? - спросила я.
  - А зачем тебе? - задал встречный вопрос вожак, кроша огромный кусок хлеба себе в суп.
  - Ну, как-то неудобно... Я не знаю, как к вам обращаться, - сдалась я.
  - В самом начале нашего знакомства ты мне нравилась больше, не тормозила передо мной, - самый уважаемый оборотень округи сокрушённо покачал головой. Я покраснела, вспомнив день нашего знакомства.
  А вожак меж тем продолжил.
  - Вот Матильду ты зовёшь по имени и на ты, а мне всё выкаешь и пытаешься навязать обращение по имени-отчеству, как будто мы чужие люди, - он снова сокрушённо вздохнул.
  Гера захихикала, а я совсем растерялась.
  - А как к вам, - я поймала его печальный взгляд и исправилась, - к тебе обращаться?
  - Матвей, просто Матвей. Кажется, я уже тебе говорил об этом.
  - Хорошо, - послушно согласилась я. - М-Матвей.
  - Ничего, пару недель тренировки и моё имя научишься выговаривать без запинки, - утешил меня папа Матвей, Савик прыснул со меху, младшенькие не отставали.
  В глазах вожака плясали весёлые чертенята. Они так похожи! Я имею в виду отца и сына. Матильда молча улыбалась. Я вспомнила, зачем я к ней шла. Первоначально, я завтракать не хотела, планировала забежать домой.
  - Матильда, ты можешь поговорить с директрисой? - я сделала просящие глазки
  - Зачем?
  - Чтобы меня восстановили в школе. Я очень хочу доучиться! - горячо заверила я.
  - Так учись, тебе же никто не запрещает, - вставил своё слово Матвей. Может, надо было сразу к нему обращаться?
  - Астах сказал, что нас отчислили, - грустно ответила я.
  Вожак поперхнулся, Матильда бросилась стучать ему по спине, малышня с радостью присоединилась. Кое-как отбившись от слишком ретивых домочадцев, Матвей сказал:
  - Запомни, Регина, у этого лодыря каждое утро отчисление лишь бы в школу не идти.
  - Ах, он! - я в ярости соскочила со стула. - Как он мог?! Я же поверила!
  На глаза от жгучей обиды навернулись слёзы. Он, может быть, не знает, что такое быть отчисленным, но я то знаю. Малышня притихла.
  Матильда подошла ко мне, погладила по спине.
  - Всё хорошо, малышка. Он не хотел тебя обидеть. Он просто неудачно пошутил. Такие отговорки у него с первого класса.
  Я подавила всхлип, родители переглянулись.
  - Тише-тише, садись, - она усадила меня обратно на стул.
  Этот момент выбрал Астах, чтобы присоединиться к нам. Его встретили пять осуждающих взглядов.
  - Что случилось? - с улыбкой спросил он, а потом заметил меня.
  Резко подошёл, развернул вместе со стулом меня, присел на корточки.
  - Что с тобой? Не молчи! Где-то болит? - он взял мои руки в свои, стал разминать.
  - Ты ей сказал, что её отчислили, - обвинительно сказала Гера.
  - Что? Я же пошутил. Регина, ты чего?
  Я могла вырвать свои руки, оттолкнуть парня и уйти домой, но в последнее время на нас свалилось и так много испытаний... Поэтому я позволила ему взять меня на руки и усадить себе на колени (мы присели на угловом диванчике, тут же на кухне).
  - Я поверила, - буркнула я, не глядя на любимого.
  - И чего так расстроилась? - он улыбнулся мягко и непонимающе, провёл рукой по волосам (уже настолько изучил меня, что знает, что меня успокаивает?).
  - Был неприятный опыт.
  - Да? - он неверяще на меня уставился. - Ты не похожа на хулиганку. Хотя нет, если ты и в прежней школе сыпанула кому-то перцем в глаза, то да, я верю.
  Я невольно улыбнулась, Астах чмокнул в губы.
  - Пойдём завтракать?
  ***
  В школе меня радостно встретили Луганский и Эмма. Их отношения за время моего отсутствия заметно продвинулись: они, не скрываясь, целовались в коридоре.
  - О, Снегирёва, прибыла наконец-то! Вид у тебя цветущий, тут ничего не скажешь.
  - Привет, - сказала приветливо Эмма, прильнув к своему парню.
  Да нужен мне больно твой Луганский. Забирай насовсем. Я нехотя отметила, что вместе они смотрятся весьма неплохо: оба высокие, почти одного роста (эти волчицы такие рослые!), стройные.
  - И вам привет. Мило смотритесь, - заметила я.
  - Ревнуешь? - это Пашка.
  - Нет, - честно ответила я, - у меня есть Астах.
  - Я слышал, вы поженились?- закинул очередную удочку мой бывший парень.
  - Не знаю, мне об этом ничего не говорили.
  - Вот как?
  Подошёл Глеб, руки в карманах.
  - Харе трепаться. Звонок уже был.
  - И тебе доброго утра, мой драгоценный сосед по парте.
  Он ничего не ответил, но по лицу было видно, что обращение "драгоценный" ему понравилось.
  - И чего тебе среди твоих магиков не сиделось? - бросила Рыжая, проходя мимо.
  Вот про кого-кого, а про неё я совсем забыла, как будто её вообще не было.
  - Принесла нелёгкая, - пробормотала я себе под нос.
  - Что ты сказала? - она резко остановилась. - Ты думаешь, если залетела от Астаха, этим его к себе привяжешь? Ты не волчица, и никогда ей не станешь, запомни это хорошенько. А женой Астаха буду я, как более достойная.
  Из всего монолога я вычленила только то, что я залетела. Да что за фигня?! Это уже не смешно.
  - Так и быть, - спокойно сказала я. - Раз ты без Астаха жить не можешь, я найму тебя дворничихой. Будешь у нас двор подметать, - и ушла, оставив Рыжую хватать ртом воздух.
  А в классе Луганский опять влез со своими советами.
  - Ты поосторожнее с ней, - шепнул он, - она крепкий зуб на тебя имеет.
  И уже громче:
  - Эмма поэтому с ней разругалась, - мол, посмотри какая у меня хорошая девушка, добрая.
  - Угу, - буркнула я, усаживаясь на своё место рядом с Глебом.
  Когда Глеб вернулся в класс (успел куда-то смотаться и прозвеневший звонок ему не помешал), я спросила его.
  - А как там обстоят дела с маньяком?
  Глеб нахмурился.
  - Твоё дело сидеть тихо, учиться, есть, спать и всё. Больше никуда не лезь.
  - Спасибо за информацию, друг, - пробубнила я.
  Не хочешь говорить, спрошу у Луганского. Этот тип всегда в курсе последних событий. И здесь, среди оборотней, прижился. Вон, с племянницей вожака встречается.
  На уроках выяснилось, что я безнадёжно отстала. Ох, уж эта усложнённая программа! После уроков ко мне подошла Анна Григорьевна.
  - Регина, задержись.
  Я и так не особо спешила.
  - Регина, что ты решила по поводу дальнейшего обучения? Будешь учиться или тебе достаточно неполного образования?
  - С чего вы взяли, что я собираюсь бросать?
  - Ну, в твоём положении... - начала наша классная.
  Гр-р, достали уже.
  - Ничего страшного, я способная, догоню пропущенный материал, - буркнула недовольно я.
  - Хорошо, - просияла Анна Григорьевна, - материнство не повод бросать учёбу!
  И она туда же! Я уже была готова высказать всё, что думаю по этому поводу и всех этих намёков. Они что думают, что Астах меня спасал, потому что я от него залетела?! А может, он просто меня любит?! Учительница что-то такое увидела у меня на лице и сочла благоразумным закруглиться.
  - Черных позанимается с тобой, - сказала и упорхнула.
  Я не сразу сообразила, кто это Черных. Ну не ассоциируется у меня Глеб с этой фамилией и всё. Я взглянула на парня, на которого только что свалилось счастье в виде подтягивания меня отстающей. Но он не оправдал мои ожидания: даже не стал возмущаться, просто сказал "пошли" и сам пошел вперёд.
  А где Астах? Я бегом догнала своего старосту.
  - Глеб, разве мы не подождём Астаха?
  - Нет, у него особые тренировки, - непонятно пояснил он.
  - Да? Мне он ничего про них не говорил...
  Мы прошли какое-то время молча.
  - Глеб, а ты настоящий? - в меня закрались нехорошие подозрения.
  Он посмотрел на меня как на идиотку. Фух, настоящий. Аж, от сердца отлегло. Помнится тот похититель, который Астахом прикидывался (до сих пор не выяснили, кто он такой) не мог передать все тонкости мимики и движений прототипа. Думаю, фирменный взгляд Глеба тоже невозможно отобразить достоверно.
  Только мы вышли из школы (Глеб, оказывается, собрался провожать меня до дома), откуда-то выбежал запыхавшийся Астах (оборотень, запыхавшийся, это как его гоняли?), чмокнул в губы, оттёр Глеба в сторону.
  - Я только на минутку отпросился, тебя проводить и всё, - сказал он. - А ты никуда не ходи, - я закатила глаза, - я приду часа через два. Кстати, надо придумать кодовое слово, чтобы ты снова меня ни с кем не перепутала.
  Видимо, он все-таки обиделся из-за того, что я его не узнала, поэтому я согласилась.
  - Давай.
  - Может, "Везувий"? - предложил Глеб, пристраиваясь с другой стороны от меня.
  - А причём здесь гора? - спросила я, а Астах молча снова оттёр Глеба, тот хмыкнул и пошёл с другой стороны от меня. Астах снова встал между нами.
  - Может, хватит нарезать круги вокруг меня? - воскликнула я, от их метлешения голова начала кружиться.
  Парни прекратили свои бессмысленные перебежки.
  - Это не гора, это герой - оборотень, который боролся против магов, - наконец, пояснил Глеб.
  - Да, - пробормотала я, - очень символично.
  Глава 8 Опасно ходить в гости к оборотням без приглашения
  - У нас гость, - сказал, вмиг напрягшись Астах.
  Действительно, возле нашего дома стояла незнакомая машина цвета металлик. Кого-то мне этот цвет напоминает...
  Мы вошли в дом. У нас в гостиной сидел и преспокойненько пил чай сенсей.
  Не успела я никак отреагировать, как учитель оказался схвачен за горло и прижат к полу, мама завизжала, сидя в кресле, подобрав ноги под себя. Надеюсь, на неё не попал кипяток из чайника. Астах выпустил когти на руке, которой держал сенсея за горло, они вошли в плоть, учитель забулькал. Что же делать?
  - Астах! Не здесь, пожалуйста! - взмолилась я.
  На благоразумие Глеба надежды было мало: он обездвиживал жертву, банально ломая тому ноги ударом обутой в тяжёлый ботинок ноги.
  От всего этого мерзкого зрелища меня замутило.
  Астах вздёрнул нашего гостя в воздух и выволок из дома. Глеб молча следовал за ним. Мы с мамой в ужасе переглядывались.
  - Что это было, мама? Они же его убьют! Нужно что-то делать!
  Я бросилась вслед за ушедшими, но была остановлена маминым уверенным.
  - Стой! Я сейчас позвоню Матвею. Тот парень нам нужен живым.
  Она быстро набрала номер нашего вожака и кратко изложила ситуацию.
  - Мама, почему он не сопротивлялся? Я же знаю его возможности. Он мог!
  - Милая, успокойся, - этот призыв из уст мамы, только-только взявшей себя в руки, выглядел странным. - Давай перейдём в папин кабинет.
  Мы перешли из разгромленной гостиной в папин кабинет, уселись на диван, мама меня обняла. Меня все ещё потряхивало. Маму, впрочем, тоже.
  - Отвечаю на твой вопрос. Одарённые мало, что могут противопоставить оборотням. Только убить, - на этом месте я вздрогнула. - Но твой учитель рассчитывал на наше содействие, поэтому не стал нападать первым.
  - Он мог убить моего Астаха? - всё внутри меня похолодело.
  - Не думаю, Астах же был не один. Да ещё на своей территории, и он защищал свою семью, милая, - мама взглянула мне в глаза. - Не вини его, ты не видела, что ему пришлось пережить, пока тебя здесь не было.
  - Мой Астах, - простонала я. - Надеюсь, с ним не случилось ничего непоправимого от пережитого.
  - Всё хорошо, он просто прошел инициацию немного раньше срока, и теперь по законам оборотней считается совершеннолетним, и соответственно отвечает за свои поступки и защиту своей семьи.
  - Инициацию? Он мне не говорил...
  - Не успел, наверное, - мама пожала плечами. - И да, Регина, теперь ты его семья.
  - Как это? - столько новой информации у меня в голове не укладывается.
  - Ну как женщина становится семьёй мужчины? - мама посмотрела на меня с хитрой улыбкой. - Ты его жена, Регина.
  Мои глаза стали размером с блюдце.
  - Интересно, когда он мне собирался об этом сказать?!
  - Не забывай, что он волк, поэтому плохо знает человеческие обычаи. Я думаю, он предполагает, что ты уже сама знаешь об этом. Чувствуешь. Как-то так.
  Я сглотнула. Возможно ли, что та тёплая ленточка, протянувшаяся между нами, и есть та связь, которая делает нас мужем и женой?
  - По глазам вижу, что ты поняла, о чём я говорю.
  - Да, кажется. А ты откуда всё это знаешь? - я уставилась на маму обвиняюще.
  - Милая, тебя не было две недели! Даже больше. Что нам с Матильдой оставалось делать в ожидании, когда наши дети воссоединяться, и всё станет хорошо? Мы боялись, а чтобы заглушить это чувство, мы много разговаривали. Она чуть раньше Астаха поняла, что с вами происходит. Отсюда и знаю.
  Мне стало стыдно.
  - Прости, мама, что заставила волноваться, я прильнула к матери, она обняла меня крепче.
  Тяжело вздохнув, она сказал:
  - Здесь нет твоей вины, моя дорогая, - она поцеловала меня в щёчку. - Как же я всё-таки по тебе соскучилась, дочка, - подавив всхлип, добавила она. Нелегко ей пришлось в ожидании меня.
  - Я тоже соскучилась, мамочка.
  - Кстати, - матушка заметно оживилась, - папа с Астахом обсуждали место вашего будущего дома.
  - Что?! И папа уже знает? И уже место подыскивает, куда меня спровадить?! А меня даже не спросили! Так нечестно, - я надула губки. - А может, я не хочу выходить замуж?
  - А ты не хочешь? - осторожно спросила мама.
  - Я не хочу торопиться. Сейчас школьница и бац! Сразу замужняя дама. Я вообще не планировала замуж выходить до тридцати лет.
  - Маленькая моя, - мама с жалостью погладила меня по голове. - Есть ещё кое-что, о чём, насколько я поняла, ты тоже не знаешь.
  - И что это? - угрюмо спросила я.
  - Вы с Астахом ждёте ребёнка.
  ***
  - Астах!!! - крикнула я, подходя к дому Игристых. - Астах!!!! - я заверещала.
  А было от чего. Этот индюк клятвенно обещал, что я не стану малолетней матерью. И что, что когда я рожу я буду уже совершеннолетней? Это ничего не меняет! Я понадеялась на его опытность, и вот результат! А я-то ломала голову, чего он такой суперзаботливый, и эти намёки от посторонних... Получается, что все всё знали? Все, кроме меня?! Астах, что ждал, когда я сама прибегу к нему с этой новостью?
  Вон он, кстати, бежит как ошпаренный. Ещё бы! Я так орала. Он выбежал откуда-то из-за проулка и вмиг оказался рядом.
  
  - Регина, что с тобой? - он со страхом стал осматривать меня на предмет ранений. Мне стало стыдно, но не настолько, чтобы перестать скандалить.
  - Ты обещал!
  - Я напугал тебя? Прости-прости, - он стал целовать мои пальчики, знает, что это меня успокаивает. Потом обнял, стал гладить по волосам и спине. - Прости, маленькая, прости, я опять плохо справился со своей задачей.
  - Дурак! Я не об этом, по крайней мере, сейчас, - я слегка отодвинулась, чтобы видеть его лицо. - Ты так хотел на мне жениться, что сделал меня мамочкой, да?
  - Ах, ты об этом, - его лицо расплылось в предовольной улыбке. - Сладенькая, извини, но это зависело не только от меня.
  - Ты обещал! - я легонько стукнула его в грудь.
  - Малышка, значит, это судьба.
  - Надо мной все будут смеяться!
  - Кто? - он разом стал серьёзным, весь напрягся, готовый прямо сейчас бежать бить морды моим обидчикам.
  Я это так ясно поняла. Так, стоп, Регина, будь сдержаннее и мудрее. Не надо втравлять свою семью в лишние проблемы.
  - Никто, я в общем, - нашлась я с ответом. - И когда ты мне собирался сказать об этом? На девятом месяце?
  Он снова заулыбался, на этот раз немного виновато.
  - Обычно об этом девушки сообщают, - нагло соврал он. - Я ждал, когда ты мне скажешь.
  - Да? А зачем тогда с родителями говорил на эту тему и присматривал землю под дом?
  - Тебе папа сказал? Хочешь, сегодня сходим, я покажу место, которое выбрал? Если тебе понравится, мы поставим там дом.
  - Не хочу.
  - Почему? - мой Астах весь напрягся, как в ожидании удара.
  - Ты мне не сделал предложения, - он облегчённо выдохнул.
  - Я исправлюсь, любимая. А сейчас иди в дом, пожалуйста, и подожди меня там. Хорошо?
  "Чего это он со мной как с маленькой разговаривает?" - подумала я, но послушно пошла, подталкиваемая им в спину.
  - Кстати, а что там с сенсеем? - как бы между прочим спросила я, когда мы уже почти дошли до моего дома.
  - С кем? - не понял мой любимый, мысленно уже бывший не со мной.
  - Кого ты чуть не задушил, - с ноткой осуждения пояснила я.
  - Он осознал, что был не прав, врываясь в дом моей жены без моего разрешения.
  - Ы?
  - Не беспокойся, эти падлы, извини, живучие. Он сейчас вежливо объясняет причину своего несогласованного визита. Кстати, как ты себя чувствуешь? - он внимательно посмотрел на меня. - Голова не болит? Слабости нет? Может, какие-то странные ощущения?
  Я отрицательно помотала головой.
  - Ничего такого, только...
  - Что?
  - Я стала узнавать из какой стаи оборотень, просто взглянув на него.
  - А-а, это. Это нормально. Ты просто стала моей волчицей.
  Астах видимо забыл, что я ни разу не волчица. Но я не стала возражать. Лично я считала, что подобное знание следствие моего обучения.
  Мы подошли к крыльцу.
  - Иди, занимайся дальше своими делами, о великий и ужасный оборотень Астах, - я отвесила шутовской поклон.
  Астах прыснул.
  - Я люблю тебя, Регинка, - поцеловал нежно, довёл до двери, подтолкнул внутрь, сказал, - сиди дома, - и закрыл дверь.
  Вот наглец!
  - Ну что выяснила отношения? - спросила с улыбкой мама. Она уже успела убраться в гостиной, пока я бегала за Астахом.
  - Ох, мама, - я с размаху села на диван, под задницу подло попал пульт от телека, я его со злостью выбросила на кресло. - Наверное, из меня плохая женщина, я не умею скандалить.
  - Тю, какие твои годы! - утешила меня матушка. Мы обменялись понимающими улыбками.
  Оказывается, сенсей предлагал свои услуги в качестве частного преподавателя, заявив, что мне опасно на этом этапе бросать обучение. Типа будут необратимые последствия. Я ему не поверила, но родители с Астахом впечатлились, поэтому согласились на уроки. А мне просто хотелось узнать побольше о своих способностях и как ими пользоваться. Глупо ведь что-то иметь и не использовать, правильно?
  Астах был категорически против, чтобы мой учитель "вонял" у нас дома, поэтому было принято решение проводить занятия в школе после основных уроков. Хорошо, когда папа твоего парня - вожак. Мы всё быстро согласовали со школой и вуаля!- у меня завтра первый урок. Правда на нём кроме меня и учителя всегда будет присутствовать кто-нибудь из оборотней. Астах категорически отказывался оставлять меня наедине с сенсеем. Что ж, это к лучшему. Если честно, я сама побаивалась своего учителя. Мне не нравится ситуация, когда мне не понятны чьи-то мотивы. В гуманизм одарённых, после того как они и их хозяева меня похитили, мне не верится.
  Глава 9 Репетиторство
  Вечером от нечего делать, я лежала на диване в гостиной, закинув ноги на спинку и тупо пялилась в телек. Этого простого развлечения я была лишена целых две недели. Папа с кем-то разговаривал по телефону, мама раскладывала пасьянс на новом кофейном столике (Астах заменил разбитый им же во время захвата сенсея).
  Кто-то постучал в двери. Только оборотни могут игнорировать звонки.
  - Регина, открой, это наверняка к тебе, - сказала мама, продолжая раскладывать карты.
  - Мне лень, - ответила я.
  - Регина! - возмутилась мама.
  Зазвонил мой телефон, благо он лежал рядом, поэтому я взяла трубку.
  - Глухня! - рявкнул телефон голосом Глеба (кстати, у оборотней данное слово большое оскорбление). - Если через минуту не откроешь дверь, я её вышибу, - и отключился.
  Какой вежливый! Блин! Точно! Сегодня же мы занимаемся, чтобы наверстать пропущенный материал! Я мигом соскочила с дивана и бросилась к двери, сопровождаемая маминой ехидной улыбкой.
  - Ты! - обвиняюще прошипел мой староста, проходя в дом. - Ещё раз оставишь меня ждать под дверью, я скажу директрисе, что от магии тебе напрочь отшибло мозги, и тебя вытряхнут из школы.
  - Бу-бу-бу, - передразнила его я, идя вслед за ним.
  Он резко остановился, я чуть не врезалась в него.
  - Здравствуйте Ирина Сергеевна, Дмитрий Сергеевич, - вежливо поздоровался он с моими родителями.
  Отец кивнул, а мама разулыбалась.
  - Ты помочь Регине с уроками? - спросила она очевидное.
  - Да, больше никто не берётся, - он демонстративно вздохнул. - Тяжёлый случай.
  Мама рассмеялась. Это что, Глеб шутит? Событие века.
  - Показывай, куда идти, - это он уже мне.
  - Туда, - я ткнула пальцем в потолок, - в смысле в мою комнату.
  Он снова не стал дожидаться меня и первым вбежал на лестницу, а затем и вошёл в комнату. Осмотрелся, увидел футболку Астаха (когда он умудрился её здесь оставить?), хмыкнул, сел на единственный стул.
  - Доставай учебники, чего встала?
  - Мне всегда было интересно, почему ты со мной такой грубый, - пробормотала я, доставая из сумки дневник и учебники.
  Глеб проигнорировал мою реплику.
  ***
  На улице смеркалось. Я возвращался с патруля, в домах зажигались уютные жёлтые огни. Интересно, чем сейчас моя Регина занята? Ждёт меня, как я и велел? Я бросил взгляд на окно своей девушки в надежде увидеть её силуэт. Увидел, но не её. Какой-то урод (я даже знаю, какой) нагло расположился за её столом и теперь сидит, недопустимо близко склонившись к моей любимой. Ну, Глебка, ты доигрался. Я ускорился, пулей влетел на крышу перед окном Регины и вежливо постучал.
  
  Я вздрогнула. Просто не ожидала, что кто-то постучит в окно мансарды. Астах уже давно не стучал, если приходил этим путём. Глеб остался невозмутим. Даже глаз от учебника не поднял. Я присмотрелась, перед окном стоял мой Астах. Пришёл! Наконец-то! Я шустро соскочила с кровати и открыла окно, запустив свежий осенний воздух и своего любимого. Он ловко спрыгнул на пол.
  - Ты пришёл! - я обняла его.- А говорил, что поздно будешь.
  Астах немного помедлил с ответом, потом улыбнулся.
  - Меня отпустили пораньше, - и поцеловал так, как будто мы с ним одни. - Я так соскучился прошептал в мои губы, пока я судорожно цеплялась за его одежду, пытаясь устоять на ногах.
  
  - Я тоже, - выдохнула со счастливой улыбкой.
  - Причина не выглядит убедительной, чтобы отлынивать от учёбы, - скучающим голосом сказал Глеб, и я вспомнила, что мы не одни, жутко покраснела, уткнувшись лицом в грудь своего парня. - Или ты сейчас возвращаешься к учёбе, или я ухожу и больше не возвращаюсь. И занимайся ты со своим волком. Только, сдаётся мне, ваши занятия в основном будут в горизонтальной плоскости, - и этот гад напел мотивчик популярной песенки "Прощай, школа".
  Знает, куда бить.
  - Астах, мне нужно заниматься, - сказала, грустно взглянув на своего любимого, тот на меня не смотрел, он мерился взглядами с Глебом.- Астах! - потрясла я его за полу расстёгнутой куртки, привлекая внимание.
  Он посмотрел на меня, выдавил улыбку.
  - Хорошо, занимайся. Я сейчас тоже приду. С учебниками, - и он вышел... через окно.
  И тут до меня дошло, что ему, наверное, не понравилось присутствие в моей комнате постороннего парня. Упс, я ухмыльнулась. Ничего, пусть немного поревнует.
  Астах быстро вернулся, перекинув через плечо свою школьную сумку. Всё так же, через окно. Надо будет потом заставить его отмывать подоконник. Они снова с Глебом померились взглядами, кто пойдёт вниз за ещё одним стулом. Глеб всё-таки уступил и сходил. Астах довольный развалился на его месте.
  Глава 10 Кто ходит ночью по крыше
  - Ты слышишь? - Астах приподнялся надо мной на локте.
  Я прислушивалась изо всех сил, но ничего не могла услышать. Где-то далеко на Волчьей горе сегодня играли свадьбу. Сейчас все: и новобрачные и многочисленные гости должны были провыть песнь плодородия и пожелания счастья в семейной жизни, но я ничего не слышала. Как по мне так это к лучшему. Спать под волчий хор? Нет уж, увольте. А Астах прислушивался. Ему явно не терпелось присоединиться, но он оставался со мной. Вот и первый ощутимый минус нашей межрасовой пары: я не могла участвовать в празднике, потому что человек, а на Священную гору путь для двуногих заказан, а Астах не мог туда прийти в одиночестве, потому что это бы означало, что мы расстались.
  Волчья гора - это священное место. Туда нужно добираться исключительно на своих четверых. Даже волки в своей человеческой ипостаси могут находиться на ней только в исключительных случаях.
  
  Священная гора
  Наконец, мы уснули, по крайней мере, я. Но сквозь сон я услышала тревожащее присутствие нечто. Он (или оно) шныряло по кварталу, заглядывало в окна, проникало своими щупальцами во сны волков. Никто ничего не чувствовал и никак не реагировал. Я ощутила себя настолько уязвимой, как будто стою перед мишенью. Оно подняло глаза и уставилось прямо на меня. Я вскрикнула и проснулась. Сердце глухо билось в груди. Астах спал.
  Был самый сонный предутренний час, когда все крепко спят. По крыше равномерно стучали капли дождя. Сквозь шорох небесной влаги я пыталась расслышать шаги охотника. А то, что тот, кого я увидела во сне, был охотником у меня не вызывало сомнения... и то, что он пришёл за мной.
  Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула, пытаясь успокоить разбушевавшееся сердце. Сенсей намекал, что существуют и те, кто абсолютно ненавидит одаренных, считая, что их ошибкой природы, не имеющими права на существование. Особенно тех, у кого потенциал выше среднего. Таких стараются удавить ещё в младенчестве, если найдут, конечно.
  Попав в исследовательский центр, я засветила свои способности. Теперь мне их не спрятать и нельзя остановиться на полпути, то есть забросить обучение. Мне можно идти только вперёд. Все, кто хоть немного заинтересован в одарённых, могут узнать обо мне. Как объяснил мне сенсей, так как я не принадлежу ни к какой организации, я являюсь лакомой добычей абсолютно для всех.
  Есть каста людей, которые натаскивают одарённых с нежного возраста убивать себе подобных. От подобных убийц невозможно спрятаться. Особенно с моим уровнем владения способностями. И кто-то отправил подобного убийцу по мою душу. Сдаётся мне, что маньяк, убивавший учениц школы оборотней, и есть тот одарённый, посланный за мной. Думаю, что раз я была непроявленной, они не могли меня найти по моей ауре, у них был только примерное описание меня, типо школьница по обмену. Но сейчас, сейчас они идут по моему следу.
  Вожак гарантировал мне защиту как члену стаи, но что волки могут противопоставить тому, кого даже не чуют? И я не хочу, чтобы за меня умирали те, кто мне дорог. И очень-очень сильно хочу жить.
  Что мне делать?
  А вдруг всё это уловка, чтобы запугать меня и чтобы я окончательно перешла на сторону сенсея? Он тоже ведёт какую-то свою игру, смысл которой мне не ясен. О как всё сложно-то, когда не обладаешь всей информацией! Я подавила стон.
  Я должна решиться, кому довериться: сенсею или Астаху? Мне одной не решить этой проблемы. Сенсей не вызывает доверия. Кто я ему? Никто. Не хочу быть игрушкой в чужих руках. А Астах... я так боюсь за него. Он ведь, не раздумывая, бросится на мою защиту, даже на неизвестного противника, который заведомо сильнее его. И, наверняка, погибнет...
  Тот, кого я люблю, достоин жить. Я ласково обвела контуры лица любимого, не касаясь. И жить долго и счастливо даже без меня. Мой возлюбленный. Душа моя. Как же ты прекрасен и изящен, как совершенное произведение искусства. И я говорю не только о внешности или духовных качествах. Глупо разрывать живое существо на части: дух - это хорошо, а тело неважно, или наоборот, тело прекрасно, а что такое душа вообще?
  Человек представляет собой единое целое, неделимое и сочетание всех его частей даёт совершенный рисунок уникального существа. Его можно любить или не любить. Дело за тобой. Я выбрала любить. Любить его таким. Каков он есть, не раздирая на части: вот это мне нравится, а вот от этого стоит избавиться.
  Я осторожно и нежно запечатлела поцелуй на открытой коже груди своего любимого. Проснулся. Несмотря на страхи, я улыбнулась.
  - Ты чего не спишь? - спросил хриплым со сна голосом.
  - Просто проснулась. Спи.
  Он привлёк меня к себе поближе, поцеловал в макушку и снова уснул. Явно этот некто или нечто (потому что те, из кого создают убийц перестают быть людьми: одностороннее пестование способностей приводит к выгоранию личности. У таких существ остаётся лишь один смысл - найти и убить) наслал магический сон на окрестности. Что я могу ему противопоставить?
  Я тихонько выбралась из объятий Астаха, подошла к подоконнику и прочертила пальцем невидимую линию - простейший знак отрицания, вроде "меня здесь нет". То же самое сделала с другим окном. Подумала-подумала и не стала чертить на пороге комнаты. Я всё равно не успею обежать весь дом, чертя защитные знаки. Чувствую, он близко.
  Астах зашевелился, привстал на локте.
  - Регина, ты что ворожишь? С ума сошла? Сейчас сюда сбежится полквартала!
  Ага, значит, мою магию Астах чует.
  - Ты что-нибудь ощущаешь помимо моей магии? - задала я вопрос.
  Мой возлюбленный то ли принюхался, то ли прислушался, потом отрицательно мотнул головой.
  - Нет. Хотя, стой!..
  Он резко, но плавно поднялся, также тихо задвинул меня в угол и встал передо мной, весь напрягшийся. Он почуял того, кто несёт смерть. Несущий стоял на крыше перед моим окном. Он стоял, чуть наклонив голову, и рассматривал нас. Порывистый ветер с дождём лишь слегка трепал его свободные чёрные одежды. Это несоответствие напугало меня ещё сильнее.
  Он приблизился к окну вплотную, усмехнулся, глядя на мою слабенькую попытку защититься с помощью способностей, и издевательски постучал костяшками пальцев по новенькому стеклопакету. Окно папа недавно заменил.
  Существо не открывало рот, но я услышала голос.
  - Регина, выходи-и-и.
  - Регина, стой на месте и прекрати бояться! - шёпотом приказал Астах.
  Оказывается, я сделала непроизвольный шаг вперёд и упёрлась в спину своего парня.
  - Он наслаждается страхом. Я чую. Что бы он ни говорил, не двигайся, если бы он мог войти, он бы давно был здесь.
  Я с ужасом поняла, что он банально может войти через окно другой комнаты, не защищённой магией. Как только эта мысль отзвучала у меня в голове, убийца магов исчез.
  - Астах! Он зайдёт с другой стороны! - заверещала я.
  Астах схватил, не оборачиваясь, меня за руку и пребольно ущипнул. От боли и обиды (он никогда не причинял мне боли даже случайно) я немного пришла в себя. А существо стояло всё там же и ухмылялось.
  - Ты в моей власти, - пропело оно и надавило на стекло.
  Астах оттолкнул меня от себя, освобождая место для маневра. Он что собирается с ЭТИМ драться?! Он же умрёт!
  Меж тем хрупкий стеклопластик легко поддался, отделился от рамы и цельным куском выпал внутрь комнаты.
  Я заорала. Комнату наполнила непроглядная тьма и оглушающая тишина. Я перестала чувствовать своего Астаха. Моего Астаха!
  - Нет! Не-ет! Никогда!!!
  Я лишь хотела, чтобы в комнате зажёгся свет, чтобы увидеть, где мой Астах. Но вместо маленького огонька спальня осветилась нестерпимо ярким светом, многократно отражённым от стен и потолка. Кто-то заорал нечеловеческим голосом. Я увидела тянущиеся ко мне руки и потеряла сознание.
  ***
  Знатная была вспышка. Переполошила весь мир одаренных. Волчонок, умудрившийся стать мужем начинающей магини, должно быть родился в рубашке. Выжил (его даже не потрепало), побывав в эпицентре неконтролируемого выброса энергии. А она (энергия) ведь не разбирает, кто перед ней друг или враг. Регину ещё никто не учил целенаправленно управлять большими объёмами энергии.
  Я мирно спал в своей холостяцкой постели, как по нервам резануло оно. Спросонья я подумал, что наставник снова проверяет свой резерв, высвобождая всю свою силу разом. Он говорил, что таким образом качается "магическая мышца", отвечающая за объём резерва. И я поначалу даже обрадовался, подумав, что учитель вернулся, пока не сообразил, что привкус магии другой.
  Окончательно проснулся, прикинул расстояние и направление и понял, кто это балуется. Натянув куртку, я как был в домашних шлёпанцах сел в машину и поехал в квартал оборотней разбираться с последствиями деяний своей нерадивой ученицы. Говорил же, что на начальном этапе обучения нужно жить подальше от людей и желательно в специально защищённых помещениях. А то приснится страшный сон и - хоп! - полквартала как ни бывало. Девчонка упёрлась, никуда от семьи не пойду. Этот её волк тоже (ха!) волком смотрит, опасно к нему спиной поворачиваться. Один раз уже подгрыз. Хорошо хоть на одарённых всё быстро заживает. Я посмотрел, структура у неё вроде стабильная, когда она рядом со своим волком. А оно мне надо их обоих куда-то переселять? Я и оставил, как есть. Похоже зря.
  На походе к дому моей ученицы меня тормознули злые как черти оборотни в чёрном (ну не нравится им на ощущение магия, как один из них обмолвился, на что-то вроде блох, не опасно, но противно и чешется). Я показал пропуск, который мне выдал их вожак.
  Мне выделили сопровождающего. Такого здоровяка я ещё не видел. Когда он залез в машину, она ощутимо просела. Я скосил взгляд на навязанного спутника, жёлтые глазки, глядящие на меня с бритого черепа, не предвещали ничего хорошего. Пудовые кулаки, невольно вызывающие уважение, судорожно сжимались и разжимались. Я не стал искушать судьбу и молча тронул машину с места.
  Возле самого дома оборотней было ещё больше. Они все её защищать или линчевать бросились? Я этого так и не понял. Только вышел из машины, как от крыльца ко мне подскочил смутно знакомый парнишка - молодой оборотень.
  И со словами: "Чё так долго?", - схватил за рукав и потащил внутрь дома. Насилу от него отбился. Он смерил меня ласковым взглядом, но рукав отпустил.
  Девчонка была в комнате родителей. Те тоже были живы-здоровы, сгрудились возле неё. Волчонок также наличествовал: сидел на краю кровати и держал свою возлюбленную за руку. Этакий юный Ромео с тоской во взоре. Не повезло парню, связался с одарённой, второй раз за короткий промежуток времени её теряет. Не зря некоторые считают наш дар проклятием, и называют нас не одарёнными, а проклятыми. Временами мне от души хочется с ними согласиться. Но наставник говорил, что если в чём-то есть хотя бы капля хорошего, нужно держаться за неё мёртвой хваткой и не отпускать. Я и держусь. Может, поэтому до сих пор не сошел с ума, как многие мои ровесники. Мне пророчили, что я уже к восемнадцати загнусь с моим-то уровнем дара. Но, слава богу, мне уже двадцать шесть и есть надежда, что продержусь и дальше.
  А всё-таки кого приложило-то? В воздухе явственно чувствуется, что сила прошла через чьё-то мощное сопротивление. Я осмотрелся. На меня смотрели кто с нетерпением и надеждой, а кто с искренним желанием прихлопнуть.
  - Что с моей девочкой? - спросила заплаканная светловолосая женщина, в которой я узнал мать Регины.
  Я подошёл к кровати, на которой лежала ученица, очень медленно под немигающим взглядом её муженька прикоснулся к её лбу. Приготовился к худшему, но эта начинающая магическая диверсантка банально спала!
  Я выдохнул. Оказывается, я тоже волновался. Похоже, я, как и другие одарённые, суеверно начинаю видеть в ней надежду на спасение мира магов.
  Когда она только попала в центр, и я начал с ней заниматься, кто-то из младших сотрудников, не сильно одарённых, но годных в помощники, пошутил, что она как дева из легенды про спасение обладающих даром от проклятия. Шутка неожиданно прижилась. И все начали невольно делать девчонке мелкие подарки и всякие приятные мелочи, вроде домашней выпечки, принесённой тайком или вязаных носочков. А с каким энтузиазмом бросились обустраивать ей комнату! По-моему вышло шизофреническое сочетание цветов, но девчонка не возражала. О вкусах не спорят.
  Хотя какая из неё дева, она же к нам попала беременной женщиной, причём от оборотня. Это выяснилось сразу после первого обследования. Ауру детёныша оборотня ни с чем не спутаешь... Но это не поколебало веру надеющихся. Они в её беременности увидели знак свыше. Как же, любовь между одарённой и оборотнем, заведомом невозможное сочетание.
  Вон как эта любовь сейчас на меня смотрит, непроизвольно клыки щерит. Типичная реакция оборотней на одарённых. Чего тогда они так с девчонкой возятся?
  - Она просто спит, - вынес вердикт я.
  - А ребёнок? - тут же поинтересовался, как я понял, будущий дедушка.
  Я под недовольное рычание будущего молодого папаши, положил руку на живот девушки. Плод в её чреве ощущался здоровым и сильным, и никаких поводов для беспокойства не выдавал.
  Когда молодой оборотень уже готов был отгрызть мне руку, невзирая на последствия, я отстранился.
  - С ним тоже всё в порядке, - заверил я.
  А сам подумал:
  "Разве может быть какой-то порядок с тем, кто является полукровкой оборотня и магини. Он изначально не такой как все".
  Мне даже интересно стало, что из него вырастет.
  - Кто был рядом с вами в момент выброса? - задал я давно мучавший меня вопрос волчонку.
  Тот посмотрел на своего отца, тот кивнул.
  - Тухляк -невидимка.
  - Кто?! - я с трудом сдержал вопль.
  Тухляками-невидимками оборотни называют магов-убийц. От них невозможно уйти по определению, тем более недоучке. Однако, факт на лицо: убийцы нет, а девчонка с волчонком здесь.
  - Ты знаешь, кто его послал? - сквозь зубы спросил паренёк.
  Я знал, но предпочёл держать язык за зубами.
  - Нет, не знаю, - ответил я, как можно спокойнее. - Это может быть, кто угодно, начиная от какого-нибудь магоненавистника, заканчивая происками ваших конкурентов, - парень непонимюще уставился на меня. Я пояснил: много ты знаешь стай, у которых есть свой ручной одарённый? - волчонок зарычал, не понравилось определение, данное его жёнушке. - Вот видишь, - закончил я. - Насколько я знаю, вы единственные. И этим фактом могут быть озабочены, кто угодно.
  - Обсуждайте не при девочке, - вперёд выступила потрясающей красоты черноволосая волчица, как бы невзначай оттирая меня от постели с болезной.
  Я невольно залюбовался большими ... глазами волчицы, но был приведён в чувство глухим рычанием паренька. Я перевёл взгляд на него и только тут заметил несомненное их сходство.
  - Мама, побудь с Региной, - попросил он.
  Что?! Мама? Эта чудесная дива - мать этого школьника-переростка? Я ранен в самое сердце.
  Для прекрасной волчицы моя реакция не осталась тайной. Она ухмыльнулась и опустила ресницы.
  - Я позабочусь о ней, сынок. Иди, - сказала она приятным грудным голосом и присела на край кровати.
  Я отогнал наваждение (не время мечтать, Алекс! Смотри, как бы тебя не загрызли. Один раз ты уже попался им. Тем более тебе ничего не светит, эта прекрасная дива - жена вожака) и последовал за хмуро на меня посматривающими волками вон из комнаты.
  Глава 11 Я ходячая катастрофа?
  - Матильда, мне показалось, или ты на самом деле произвела неизгладимое впечатление на моего сенсея? - спросила я, медленно открывая глаза.
  В теле гуляла неприятная слабость. Хотелось есть и пить, и, чтобы Астах был рядом.
  - Тебе не показалось, - с довольным смешком ответила прекрасная волчица, отбрасывая грациозным движением волосы себе за спину. - С возвращением, моя девочка, - проворковала она и запечатлела поцелуй на моём лбу.
  В нос ударил особенный запах молодой волчицы и ещё какой-то лёгкий цветочный аромат лета (кто сказал, что волки не пользуются духами? Только изготавливают их они по особым рецептам, и они очень-очень дорогие).
  - А где мама?
  - Она ушла принести тебе покушать.
  - С Астахом всё хорошо? - с неким волнением спросила я. Я ощущала его неподалёку, но мало ли что.
  - Да, только испугался за тебя, - со вздохом сказала Матильда и поправила на мне одеяло.
  Дверь в комнату открылась, вошла мама, гружёная подносом.
  - Моя доченька, проснулась? - спросила она с улыбкой, которая появляется у человека, когда он осознает, что страшное осталось позади.
  Матильда встала, чтобы помочь с подносом. Мама откуда-то извлекла маленький столик, предназначенный для приёма пищи в постели. Не знала, что у нас такой есть.
  Родительница, заметив мой заинтересованный взгляд, пояснила.
  - Папа проспорил мне и целую неделю носил завтраки в постель. Для этого и купил столик.
  Я нахмурилась, пытаясь вспомнить сей факт. Он никак не должен был пройти мимо меня, нас же не десять человек в семье.
  Мама грустно усмехнулась.
  - В последнее время наша дочь была занята налаживанием своей личной жизни. Ну и нам с отцом перепало немного молодой энергии.
  Я покраснела. Мне стало стыдно, что я недостаточно времени уделяла родителям, это, во-первых, а во-вторых, не ожидала, что наша любовь с Астахом настолько бросается в глаза. Надеюсь, мы не мешаем родителям спать?
  Пока я предавалась самобичеванию, мамы в четыре руки накрыли маленький столик, помогли мне удобнее сесть (я всё ещё испытывала слабость) и сунули в руку ложку. Стоило сделать первый глоток золотистого куриного бульона, как во мне проснулся зверский голод. Я в мгновение опустошила чашку и принялась за йогурт.
  Мамы с умилением наблюдали за мной.
  Они такие непохожие. Моя старше почти на десять лет, светловолосая, сероглазая (я в папу, русоволосая и кареглазая), морщинки в уголках глаз, добрая улыбка. Матильда же жгучая брюнетка с длинными прямыми волосами (мама всегда закалывает в причёску), чёрными огромными глазами, смуглой кожей и шикарной фигуркой. Волчицы рано выходят замуж (подозреваю, по той же причине, что сейчас и я), поэтому Матильда очень молода. Мама предпочитает в одежде светлые цвета, свободные мягкие брючные костюмы. Матильда же предпочитает одежду, подчёркивающую её красивые формы: её можно увидеть в облегающих платьях разной длины, в коротких шортиках и зауженных джинсах. И я не видела, чтобы Матвей запрещал ей подобным образом одеваться или навязывал свой вкус.
  Общаясь с Матильдой, я волей-неволей стала перенимать её стиль (у меня тоже хорошенькая фигурка). В моем гардеробе появились зауженные джинсы и облегающие платьишки. Астах от них без ума. Похоже, у мужчин их семьи девиз: смотреть на мою женщину можно, но издалека, трогать нельзя. Астах бесится, даже когда Глеб берёт меня за рукав, не надеясь на мою быстроходность.
  Мой любимый мне ничего не говорит, но я видела пару раз, как он уводит для разговора Глебушку, после которого тот выглядит несколько взъерошенным и более злым, чем обычно, а на меня демонстративно не обращает внимания.
  Мой папа же консервативен в одежде. До того как я стала общаться с Астахом для меня были немыслимы открытые плечи или облегающие кофточки. "Девушка должна быть скромной", - часто повторял отец. И я, подозреваю, на фоне своих ярких подруг выглядела сущей монашкой. Теперь, когда папа видит меня в неподобающей на его взгляд одежде, он лишь недовольно бурчит, потому что, по маминым словам, "у меня есть, кому обо мне позаботиться".
  В последнее время я редко бываю там, где не было бы незримого (как в классе) или реального присутствия Астаха, и мне трудно судить, как на меня теперь реагируют мужчины. Но девчонки сказали, что я похорошела, и Луганский об этом говорил...
  Не знаю, я сейчас полностью поглощена своим парнем, и мне нравится это чувство всепоглощающей влюблённости, в которой я с наслаждением купаюсь. Чувствую ли я себя красивой? Несомненно. По другому и быть не может, когда ты видишь, как загораются глаза при взгляде на тебя такого потрясающего мужчины, как Астах.
  - Как ты себя чувствуешь? - с тревогой и нежностью в голосе спросила мама, проведя рукой по моей ноге, спрятанной под одеяло.
  - Хорошо, - сказала я, проглатывая кусочек хорошо прожаренного мяса: у оборотней пристрастилась к мясу. - Только слабость немного.
  - О, а эта картина откуда? - я обратила внимание на невиданную мною ранее деталь интерьера..
  - А, эта... Это Матильда с Матвеем подарили на новоселье.
  На картине был изображён огромный лоснящийся жеребец, скачущий во весь опор по степному простору. Этакий символ свободы и любви к жизни.
  - Замечательная картина, - похвалила я. - Себе такую же закажу в спальню.
  Обе мамы улыбнулись.
  - Кстати, а почему я в вашей комнате? - спросила я у своей матушки.
  Она на мгновение замялась с ответом.
   - Твоя пришла в негодность, - поспешила ей на помощь Матильда.
  - Да,- подтвердила мама, - там нужно делать ремонт.
  Я представила жуткую картину висящих по стенам кровавых ошмётков, оставшихся от убийцы, и меня затошнило. Мама быстренько подсунула мне какой-то травяной чай, и желудок успокоился.
  Реальность оказалась прозаичней. Это я выяснила, когда спустя некоторое время наведалась в свою бывшую комнату. Всё, абсолютно всё: мебель, вещи, обои на стенах,- всё оказалось как будто прошито тончайшими лучами и при малейшем прикосновении обращалось в прах. Как при этом остались целы стены, можно только диву даваться.
  Осознав это, я дрожащими руками начала заново ощупывать моего Астаха на предмет его целостности. А этот балбес лишь ухмылялся и откалывал шуточки.
  - Регина, одну пижаму на мне ты уже уничтожила, теперь и за эту хочешь приняться?
  - Дурак! - я обиделась, но руку его не отпустила.
  Наш дом ещё не готов, наша комната в доме моих родителей тоже ещё не готова (папа предложил отремонтировать одну из пустующих спален на втором этаже), остаётся комната Астаха. По правде сказать, этот вариант мне нравился больше всех. И я даже немного рада, что моя спальня пришла в негодность.
  - Надеюсь, у Игристых осталась моя форма, - пробормотала я.
  Передо мной остро стал вопрос тотальной смены гардероба, в виду полного уничтожения предыдущего.
  - Регина, может, останешься? - спросила мама, легонько касаясь моей щеки.
  - Мам, как ты себе это представляешь? У нас нет свободных комнат. Или ты предлагаешь нам с Астахом спать в гостиной? - это был коварный вопрос.
  - Нет, что ты, милая.
  - Тогда не переживай, - я крепко обняла мамулю,- я буду в какой-то сотне метров от дома. И со мной будет Астах.
  Папа похлопал своего зятя по плечу и сурово напутствовал:
  - Береги мою дочь.
  - Обязательно, - обещался Астах.
  Мы вышли на улицу. Моросил мелкий осенний дождик. Было холодно и темно. Осень. Солнце встаёт поздно.
  - Они провожают меня как будто в дальнюю дорогу, - недовольно проворчала я.
  - Я их понимаю, - откликнулся Астах, обнимая меня за плечи и притягивая к себе. - Я бы тебя вообще не отпустил.
  Я тихо улыбнулась, я бы тебя тоже.
  
  Утром в школе (всё-таки у Астаха дома осталась моя форма) меня встретил жизнерадостный Луганский.
  - Слушай, Регинка, - начал он, - а когда у вас свадьба? Или ты ждёшь, когда у тебя... - он показал на себе огромный живот.
  А ведь он прав, я как-то не задумывалась об этом.
  - С чего такой интерес? - недовольно спросила я (ну, не выспалась после вчерашних треволнений)
  - Как же? Это же событие года! - он изобразил заголовки газет: "Школьница выходит замуж за оборотня !". И это если опустить то, что ты одарённая.
  - Сдурел? Опять идея господина Луганского?
  - Если честно, да, - покаянно признался парень. - Ну чего тебе стоит подыграть ему? Тем более ты в накладе не останешься, - тут он мне на ушко озвучил предложение своего отца, у меня челюсть отпала. - Ну, так что? - он с интересом посмотрел на меня. - Я знаю, что, если ты попросишь, оборотни тебе не откажут.
  Я взяла себя в руки, убеждая не торопиться.
  - Мне нужно подумать и посоветоваться, - уже твёрже сказала я.
  - Думая, Снегирёва, думай, да помни, свои-то деньги никогда не будут лишними. Или на шее мужа собираешься сидеть?
  Вот урод! Прямо по больному месту. Мой папа госслужащий и фантастического приданого мне не светит... Мда.
  От грустных размышлений меня отвлекла Эмма.
  - Привет, ты не забыла, у Изабеллы из 11 "А" в пятницу девичник?
  "Кто бы меня туда пригласил", - подумала я. А вслух:
  - Кто такая Изабелла?
  - Она сказала, что ты приглашена. Разве вы не знакомы?
  -Нет, - отрицательно помотала я головой.
  Но тут прозвенел звонок, пришла учительница, и мы не успели договорить.
  - Глеб, - шёпотом позвала своего соседа по парте, - кто такая Изабелла из 11-го?
  Он смерил меня высокомерным взглядом, мол, как можно не знать такую девушку...
  - Если коротко - она подруга детства Астаха.
  Оп-па, вот это приплыли. Но тут я вспомнила, что она собирает девичник...
  - А за кого она выходит замуж?
  Не успела я договорить, как возле моего уха грохнули линейкой об парту. Я подпрыгнула на месте и вцепилась в Глебушку, чуть не забравшись к нему на колени.
  - Снегирёва, вы перевелись сюда, чтобы учиться или собирать сплетни?- вопросила меня учительница крепкого телосложения. Такая наверняка по силе не уступает мужчине. И передвигается бесшумно, я и не заметила, как она сделала круг почёта вокруг нашего ряда и оказалась у моей парты.
  Я осторожно отлепилась от Глебушки.
  - Извините, - пробормотала я и села на своё место.
  Класс сдержанно хихикал. Придурки. А если бы я с перепугу выдала то же самое, что сегодня ночью? Тт всех не осталось бы и пыли. И тут на меня накатило осознание: сегодня я убила человека, пусть изменённого убийцу, но все равно живое существо.
  В глазах потемнело, к горлу подступила тошнота, я с глухим стоном начала сползать под парту и свалилась бы, если бы Глеб не подхватил меня. Учительница побледнела и куда-то умчалась.
  - Мне плохо, мне плохо, - шептала я без перерыва, цепляясь за Глеба.
  Кто-то прокомментировал:
  - Какая слабонервная...
  Может быть, но для меня непривычно лишать кого-то жизни, пусть это даже не человек.
  - Воздуха надо больше! - кажется это Эмма.
  Распахнули окна, и на меня повеял прохладный влажный воздух. Я замёрзла, но тошнота стала отступать.
  Кто-то забрал меня у Глеба. Ах, это мой любимый. Я прижалась к нему покрепче, уткнулась куда-то в шею и заплакала, чем дальше, тем сильнее. А он нёс меня куда-то по коридору, вошли в какой-то кабинет. Возле меня стал суетиться мужчина в белом халате. Сразу вспомнился исследовательский центр. Меня стошнило.
  Он мне совал какую-то сильно пахнущую фигню, видимо, чтобы привести в чувство.
  - Пусть снимет халат, - тихо попросила я. Астах выразительно посмотрел на мужика, тот быстро избавился от навевающей мне нехорошие воспоминания одежды.
  Начали задавать вопросы.
  - Регина, где у вас болит? Живот не тянет?
  Я отрицательно помотала головой, потом прислушалась к себе и снова отрицательно помотала.
  - Мне просто плохо, - прошептала я.
  - Это шок, - уверенно констатировал доктор. - Я приготовлю успокоительное, побудьте пока здесь.
  Как только он вышел, Астах сразу пересадил меня с кушетки себе на колени, обнял
  - Что случилось? - негромко спросил он, заставляя смотреть ему в глаза.
  - Я испугалась резкого шума. Подумала, что с одноклассниками могло произойти то же самое, что с тем ... существом, - я судорожно втянула носом воздух.
  Астах стал шептать что-то утешительное и покрывать поцелуями моё лицо.
  - Тише-тише, Регина. Все хорошо. Ты не убивала его, - он сразу понял причину моего состояния. - Это сделала я. Он отвлёкся на тебя, а я в этот момент оторвал ему голову.
  - Правда? - переспросила неверяще я.
  - Правда-правда, - мой милый бегло улыбнулся. - Видишь, мы же живые, нас той волной не тронуло, только одежду. А он к тому моменту был труп, его и разобрало на молекулы.
  - Да? - мне стало легче дышать. И тут я спохватилась. - А как же ты?
  - Что - я?
  - Ну, тебе же пришлось...
  - Малышка, это мои обязанности - защищать семью. Поняла? - он легонько щёлкнул меня по носу.
  Я прижалась к нему сильнее.
  - Любимый мой...
  - Мне нужно умыться, - сказала я, спустя несколько минут, которые мы просидели, обнявшись и ничего не говоря. - А где доктор?
  - Он уже некоторое время под дверьми топчется, - удивил меня Астах, мне стало неудобно.
  - Он же за лекарством ушёл? Или... - в меня закралось подозрение, - моё лекарство - это ты?
  - Да-да, я твоё лекарство, - сказал со смешком Астах, поднимаясь с кушетки. - Иди уже, умывайся.
  Я умылась, прополоскала рот, вытерлась бумажным полотенцем, найденным тут же у раковины.
  - Астах, - позвала я.
  - М?
  - Ты не думай, что я больная какая-нибудь, - парень тяжело посмотрел на меня, мысленно он был уже не здесь. Через секунду-другую угрюмость ушла из его взгляда. - Я здоровая и крепкая, - он улыбнулся. - Просто тут так совпало, я не успела восстановиться за ночь.
  - Да, моя здоровая и крепкая, идём, я провожу тебя, - он подал мне руку, притянул к себе, поцеловал в лоб и обнял за талию.
  - Ты мне не веришь? - спросила я, когда мы уже выходили из кабинета.
  - Почему? Верю, ты крепкая... для человека, - ответил мой парень.
  М? в этом ключе я не думала о себе. Я, конечно, знала, что уступаю в физической силе, но относительно здоровья...
  - А что у оборотней здоровье крепче? - задала я вопрос.
  - Да, - отстранённо ответил мой любимый, мыслями он опять был не со мной.
  - Куда ты меня ведёшь? - мы уже спустились на первый этаж.
  - Домой.
  - Но я не хочу, мне будет легче среди людей, иначе...
  - Регина, - Астах остановился, встал передо мной, взял доверительно за руки. - Сегодня тебе, - я недовольно нахмурилась, - хорошо - нам, - исправился парень, - надо было отдохнуть. Это моя ошибка, то, что мы пошли в школу. И не спорь со мной, - он приложил палец к моим губам, когда я готова была протестовать. - Пожалуйста, - чуть тише добавил он. - Тебе нужно отдохнуть.
  Я не смола ему отказать, когда он так просит. Если ему будет нужна помощь, и с моей стороны она будет заключаться в том, чтобы тихо-мирно отдохнуть, я сделаю это.
  - Хорошо, - кивнула, - только...
  - Я приду чуть позже, - с улыбкой сказал парень. - Провожу тебя, потом мне нужно сделать кое-какие дела, а потом я вернусь.
  - Из-за меня ты стал прогульщиком, - я тяжело вздохнула.
  - А может, наоборот, познакомившись со мной ты стала прогульщицей? - он невесело усмехнулся.
  - По-моему, мы стОим друг друга, - и мы синхронно улыбнулись, пусть пока не очень весело, зато искренне.
   Глава 12 С кем дружить?
  Когда мы с Астахом оказались дома, Матильда заявила:
  - Вам нужно развеяться, - мы переглянулись. - Сходите на свидание, например, - развила мысль матушка.
  Я вспомнила, чем закончилось наше первое свидание, и содрогнулась. Астах же довольно ухмыльнулся, видимо, он вспомнил другой эпизод, закончившийся нахождением нашей персональной Ниагары.
  - Это хорошая идея, - наконец, сказал он.
  - Давай устроим двойное свидание, а? Я никогда на таких не была, - я просительно уставилась на своего пока ещё парня, а не мужа.
  Кстати, дата нашей свадьбы уже назначена: через две недели. Это наши мамы постарались, а нас лишь поставили в известность, хорошо, хоть не накануне события.
  Мой жених задумался (он же мой жених, раз до свадьбы всего ничего?).
  - Ну, Астах! - я нетерпеливо потрясла его за руку.
  - А что это?
  - Ты не знаешь, что такое двойное свидание?! - сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать: мой продвинутый Астах чего-то не знает?
  -У меня есть кое-какие соображения на эту тему, но я думаю, ты бы вряд ли их предложила, значит, ты имеешь в виду что-то другое, - он вопросительно на меня посмотрел в ожидании пояснений.
  Я фыркнула, даже знать не хочу, что он там напридумывал.
  - Это когда на свидание идут две парочки.
  - И кого мы позовём? - голос моего парня был полон скепсиса. Матильда же с интересом наблюдала за ходом нашей дискуссии.
  - Ну, например, Эмму с Луганским.
  - Нет, так не пойдёт, - мой жених высвободил свою руку из моей и уселся на диван. - Ты что так хочешь на свидание со своим бывшим?
  - Да какой он бывший! Мы с ним почти не встречались. А сейчас, между прочим, он парень твоей сестры!
  Но этот аргумент не убедил закусившего удила парня.
  - Неа, не хочу, - заявил он с наглой улыбочкой.
  Вот засранец!
  - Тогда сам предлагай! - обиделась я и, скрестив руки на груди, уселась на кресло подальше от Астаха, да ещё и отвернулась от него.
  - Давай позовём Изабеллу и её жениха, - проворковал мой жених.
  Я видела, что ему почему-то важно пообщаться с этой Изабеллой. Зачем? Волнуется за подругу детства (эта та самая девушка, которая пригласила меня на девичник)? Как мне пояснила Матильда, они (Белла с Астахом) дружат с пелёнок, и больше ничего не добавила, но так многозначительно посмотрела. А я вот сиди и гадай теперь, какие отношения их связывали (или связывают) на самом деле!
  - Почему именно её? - осторожно спросила я.
  - Хочу познакомить тебя с ещё одной волчицей. А вдруг вы подружитесь? - он подмигнул. Да только эта игривость была наигранной.
  - Знакома я с одной такой, - пробурчала я себе под нос, вспомнив Рыжую.
  Астах, кажется, понял, о чём я.
  - Да нет, Белла хорошая. Мама, скажи, - обратился он за поддержкой к матери. Та лишь неопределённо пожала плечами, мол, я не участвую в ваших интригах, и уплыла на кухню.
  Я подумала, раз он хочется встретиться с этой таинственно Беллой из 11 "А", то он всё равно встретиться (я имею в виду в неформальной обстановке), но уже без меня. А так, мы же семья, значит, должны быть на одной стороне, правильно?
  - Хорошо, зови Беллу, а я Луганского, - я встала, давая понять, что дискуссия окончена.
  - Какая ты хитренькая!- Астах сцапал меня за руку и не дал уйти, притянув к себе. - Хорошо, раз тебе так нравится Луганский, зови Луганского, - он усадил меня к себе на колени, я для вида посопротивлялась. - Но потом не жалуйся, когда я начну на нём отрываться.
  - Отрывайся, сколько влезет, - сказала я деланно безразлично. - Я его приглашаю из-за Эммы. Ты же сам сказал, больше общаться с волчицами.
  - Договорились, пусть будет тройное свидание, - и мы пожали друг другу руки в знак закрепления сделки.
  ***
  Эмма заметила, что её прежние подружки, с которыми она общалась, когда ещё не рассорилась с Рыжей, стали косо на неё смотреть.
  Она подошла к самой вменяемой, к Рите.
  - Рита, в чем дело? - не стала ходить вокруг да около чёрная волчица.
  Бывшая подружка недовольно поджала губы, но не ушла, как сделали остальные четверо.
  - Как будто не знаешь.
  Эмма деланно невозмутимо ответила:
  - Нет.
  - Ты прогнулась под человечку, - подружка обличающе ткнула пальцем. - Под ЧЕЛОВЕЧКУ! Я не узнаю тебя, Эмма.
  - Что?! Прогнулась? - ничего себе интерпретация. - Уж не Виолетта ли тебе так сказала? - окрысилась Эмма.
  - Какая разница? Это и так видно. Ты всё время возле неё трёшься, да ещё стала встречаться с её бывшим.
  -Причём здесь Луганский? - прошипела брюнетка. Значит, то, что Луганский человек, Рыжую не смущает, а вот то, что он бывший Регинки...
  - Не причём, - подтвердила Рита, - но ты сама себя ведёшь с этой Снегирёвой, как будто она твоя главная (у волчиц в стае была своя иерархия, иногда не совпадающая с мужской).
  Эмма выдохнула сквозь стиснутые зубы. Ещё не хватало отколотить эту глупую Ритку, а потом отрабатывать за нарушение дисциплины.
  - Вы что тупые? - спросила уже более спокойным голосом. - Она одарённая, к тому же невестка вожака. С ней придётся считаться. Тем более стая имеет на неё виды, и она сама не никуда не собирается уходить. Как ты думаешь, кому она будет больше доверять: тому, кто поддержал её в самом начале или тем, кто переметнётся к ней после укрепления её статуса? Кому? А? - она стала наступать на испуганную таким напором волчицу.
  - Остынь, Эмма! Зачем ты мне всё это говоришь? Не я же одна так считаю, - стала оправдываться подружка, кажется, уже бывшая.
  Эмма резко остановилась.
  - А знаешь что? Таким как ты не место рядом с новой вожачкой. Служи дальше сверженной королеве, - она развернулась и величественно отправилась прочь.
  "Тупицы! Слепые как кутята! Только полный идиот не поймёт, что дни "царствования" Виолетты сочтены. Авторитет её отца сильно пошатнулся после того, как поползли слухи, что он способствовал организации похищения человеческих девушек на территории общины. Астах её бросил, предпочёл человечку. Вот унижение-то! В то время как позиции вожака укрепились на несколько пунктов. А как по другому? С правительством о сотрудничестве договорился, это раз, магов разогнал - два, столичным показал, что с нами надо считаться - три, прикормил свою ручную одарённую - четыре. Пусть пока необученную, но это исправимо в ближайшем будущем. Так что, прощай, Виолетта, твоё время блистать истекло. И не видать тебе места будущей вожачки как своих ушей", - на последней мысли Эмма ехидно ухмыльнулась.
  Пусть остальные цепляются за прошлое, а она, Эмма, будет идти в ногу со временем. И если нужно будет для усиления стаи или её личных позиций, она выйдет замуж за человека. Тем более Луганский ей нравится, есть в нём дух сильного вожака, знающего куда идти. От такого и крепкие дети родятся, несмотря на то, что будут полукровки.
  Молодая волчица снова улыбнулась, на этот раз самодовольно, и направилась прямиком к низкорослой человечке, которая пыталась достать какую-то книжку с верхней полки шкафа.
  ***
  Грёбаные длинноногие оборотни! Засунут нужные учебники на самую верхотуру и фиг достанешь (я сегодня дежурная, должна перед уроком раздать нужные книги). Никогда не ощущала себя такой низенькой. У меня средний рост. Для человека. А здесь все такие великаны, что я начинаю себя чувствовать карликом.
  В бывшей школе я на всех посматривала слегка свысока, не из-за гордыни, а из-за того, что большинство девчонок были со мной одного роста или чуть ниже.
  - Могла бы стульчик поставить, - ехидно посоветовала черноволосая волчица, легко доставая книги с полки и передавая мне. - Коротышка.
  - Я нормальная, это вы все дылды.
  - Ну-ну. Слышала, как определяется норма? По среднему значению. Оглянись вокруг, - вокруг нас возвышались одноклассники, привлечённые нашим разговором, - вот это норма. А ты коротышка, - и она величественно прошла сквозь строй расступившихся перед ней рослых волков.
  Я невольно ей позавидовала. Тоже так хочу! Вот накуплю себе новых шмоток, ушью форму по фигуре и буду красоваться перед оборотнями, как королева. Я невольно улыбнулась своим мыслям, потом перевела взгляд на парней, они смотрели на меня как на дебилку. Ну конечно, стою тут, лыблюсь сама собой.
  Я перехватила учебники поудобнее. Тяжёлые заразы. Радим, стоящий ближе всех, закатил глаза.
  - Если ума нет, то и не купишь, - отобрал у меня учебники. - Так трудно помощи попросить? Язык отвалится? - он стал раскидывать учебники по партам. - А ты подумала, что Первый с нами сделает, если с тобой что-нибудь случится? - парни все как один осуждающе на меня посмотрели.
  Мне стало стыдно. Первый - это у них Астах. Интересно, а как они называют вожака - наипервейший?
   - О себе не думаешь, подумай о тех, кто вынужден находиться рядом, - Радим назидательно поднял палец вверх и последний учебник прицельно метнул в того самого Игорька, который вместе с Давидом завели меня с подругами в старый город.
  Парень замешкался и получил корешком книги точнёхонько в лоб.
  Он не стал возмущаться, лишь зыркнул исподлобья и стал устраиваться за партой поудобнее. Где он пропадал всё это время, я не знаю. Как-то не удосужилась узнать, но в школе он появился практически одновременно со мной, когда я вернулась после двухнедельного отсутствия.
  Парни с готовностью загоготали. Да, тяжело ему приходится. Интересно, как он осмелился в школу вернуться? Заставили, наверное.
  Я села за свою парту. Мимо меня проплыла Рыжая и снова задела бедром мою парту, как бы невзначай. Это начинает меня бесить. Что бы с ней такого сделать, и при том из школы не вылететь за нарушение дисциплины?
  О, а у нас перестановка, Эмма демонстративно забрала свои вещи с последней парты, где до этого сидела с Виолеттой, и села прямо за мной, рядом с Луганским. Интересненько. Что за демарш?
  Я обернулась к Эмме и с любопытством посмотрела на неё, та сделала вид, что не замечает, полностью сосредоточившись на раскладывании своих вещей по парте.
  - Эмма, - позвала я её.
  Она посмотрела на меня.
  - У тебя есть в чём пойти на девичник? У тебя же шкаф сгорел, не так ли?- вот это перевела тему, так перевела!
  Я прочистила горло.
  - Вообще-то я не говорила, что пойду.
  Эмма сделала скептическое лицо.
  - Тогда почему Астах от твоего имени пригласил Беллу и её Родрика на какое-то свидание?
  Уже?! Ничего себе, быстро работает.
  - Вообще-то мы и вас с Луганским приглашаем, - сказала я.
  - Это что типо вечеринки с бывшими?
  - Нет, что ты! - быстро отнекалась я.- Просто я почти никого не знаю, и подумала, было бы здорово собраться вместе и пообщаться. Вот...
  - Пообщаться, значит... - протянула Эмма, - я подумаю.
  Я сделала скептическое лицо.
  - Эмма, а чего ты от Виолетты пересела? - без надежды на ответ всё-таки спросила я.
  - Мы не сошлись в одном вопросе.
  - И в каком же?
  - Она предлагала тебе навалять, а я говорила, что тебя достаточно припугнуть, - и эта гадина довольно ухмыльнулась.
  - Вот овца! - я легонько стукнула её по голове сложенной тетрадкой.
  На мгновение её глаза сверкнули жёлтым, и я пожалела, что рядом нет Глеба.
  - Знаешь что, мелкая? - прошипела волчица. -Не делай так больше, иначе руку откушу. Я прощаю тебе, потому что ты плохо знаешь этикет.
  Я послушно кивнула и отвернулась.
  - Что, девочки, из-за меня ссоритесь? - разглядев наши хмурые лица, окликнул нас Пашка, входя в класс. - Право, не стоит. Я Эмму люблю. Снегирёва, ты опоздала. Или к тебе уже надо Игристая обращаться? Я слышал, что по волчьим законам ты уже замужняя мадам.
  - Замужняя, замужняя, - пробубнила я, чтобы он отстал.
  - Моя красавица-волчица, что произошло? - парень сел рядом со своей девушкой и немного приобнял. - Эта мерзавка тебя обижает?
  Я чуть не задохнулась от возмущения. Это кто кого обижает. И вообще, Пашка так обо мне не заботился, когда я была его девушкой.
  А эта притворщица сделала плаксивое лицо и уткнулась парню в плечо.
  - Она меня тетрадкой по голове ударила, - банально наябедничала волчица, указывая на меня пальчиком.
  - Регина! - возмутился Пашка. - Если ревнуешь, то говори со мной, нечего срываться на моей нежной и ранимой девочке! - и он прижал к себе нежную и ранимую девочку, способную одним ударом завалить взрослого оленя.
  Та деланно всхлипнула.
  - Ну, Эмма, такой подставы я от тебя не ожидала, - сказала я, когда немного отошла от шока.
  - Вместо того, чтобы возмущаться, - сказала Эмма нормальным голосом, отстраняясь от своего парня, - лучше бы подумала, в чём пойдёшь на девичник. Так как ты девушка Астаха, все будут смотреть, во что ты одета, - и она как бы невзначай качнула головой, заставляя длинные серьги в её ушах переливаться всеми цветами радуги в лучах осеннего солнца.
  Всё понятно, это подарок Паши. Паша сидел с довольным видом и любовался своей волчицей. Что ни говори, а выглядела она эффектно.
  - Тебе что твой пушистый муженёк всё ещё не дал денег на новый гардероб? - с ноткой превосходства поинтересовался сын папы-миллиардера.
  - Дал, - я достала из пенала новенькую банковскую карточку на моё имя.
  Астах мне её вручил сразу после моего прибытия из исследовательского центра. Я отнекивалась, но он сказал, что очень сильно обидится, если я не возьму. Пришлось взять.
  - Только я не знаю, с кем идти по магазинам, - Пашка отобрал у меня карточку, одобрительно похмыкал, разглядывая её, и вернул обратно. - Вот хотела Эмму с собой позвать, но она обидчивая в последнее время стала... - закончила я, из-под ресниц наблюдая за парочкой.
  Я знала, что Пашке было бы выгодно, чтобы его девушка общалась со мной. Его папа до сих пор лелеет надежду сделать меня своим магом.
  - Солнышко, почему бы тебе не сходить? - он подсунул ей карточку (все знали, что папа Эммы неодобрительно отнёсся к её связи с человеком и сократил карманные деньги).
  Эта нахалка сделала вид, что задумалась, а сама в это время очень ловко схватила карту и спрятала в сумочку. Луганский ухмыльнулся, я тоже.
  - Ну, так и быть, - соизволила согласиться чёрненькая. - А то кто с тобой бедняжкой ещё пойдёт?
  У меня так и зачесались руки треснуть её по башке снова, но моим мечтам не суждено было сбыться, прозвенел звонок, и в класс вошёл учитель.
  Глава 13 Что с Глебом?
  Глеб к всеобщему удивлению опоздал. Опоздал на целых пять минут! Обычно он возвращается в класс до звонка.
  - Ты где был, - шепнула я, разглядывая его взъерошенный вид.
  Он глянул на меня, но ничего не ответил. Вот засранец! Теперь я мучайся любопытством.
  Мозги на физике скрипели от обилия нового сложного материала так, что я стала на полном серьёзе подумывать, что уход из школы, это не так уж и плохо.
  Как только прозвенел звонок с урока, Глеб, сказав, что ему нужна моя помощь, схватил меня за рукав и куда-то поволок. Я даже не успела учебники собрать.
  - Стой! Ты куда меня тащишь? - я попыталась выдернуть свою руку из его хватки, но тщетно.
  - Глеб, если нормально не объяснишь, я буду орать, - мы уже спустились на первый этаж и стояли возле запасного выхода. Почему стояли? Потому что я вцепилась в косяк.
  - Ну, хорошо, - сдался Глебушка, - есть один человек, которому нужна твоя помощь.
  - Какая? - уточнила я хмуро. Помогать неизвестно в чём кому-то неизвестному мне совсем не улыбалось.
  Глеб тяжело вздохнул, видимо матеря про себя моё упрямство.
  - Посильная, - и он снова дёрнул меня за руку, я опять вцепилась в косяк.
  Мой сошедший с ума одноклассник (а кто ещё будет так настойчиво тянуть начинающего одарённого, пережившего два похищения, не объясняя причин своих действий?) развернулся ко мне и начал сбивчиво объяснять.
  - В общем, там есть девушка. Человеческая девушка. Она очень напугана. Ты должна её успокоить, - и он снова попытался увлечь меня за собой.
  - Глеб, ты никогда не был фанатом людей. Я тебе не верю, - быстро сказала я и со всевозможной скоростью двинула по коридору в обратную от Глеба сторону.
  Зря я это сделала, у волков рефлекс на убегающую добычу, не успела я пробежать и пяти шагов, как была схвачена. Хорошо, что ему хватило ума не закидывать меня на плечо. В моем положении такое обращение было бы чревато нехорошими последствиями. Он просто подхватил меня на руки и, развив суперскорость, выскочил на улицу.
  Мы стремительно пролетели двор и улицу, идущую сразу за школой, и оказались, насколько я могла судить по заброшенным домам, в человеческой части города (не знала, что школа находиться так близко к границе).
  Я покрепче вцепилась в Глебушку.
  - Глебка, ты труп, - шипела я ему в ухо всю дорогу.
  Он проигнорировал. Наконец, затормозил, и я рассмотрела цель нашего прибытия. Это оказался частный дом, чем-то похожий на наш, до того как мы в него въехали. Те же заколоченные окна и двери, заросшие двор. Глеб аккуратно поставил меня на крыльцо.
  - Сюда, - сказал он, отодвигая одну из досок, которыми был забит проём входной двери.
  Парень первым нырнул в образовавшийся проход, скрипнула открывшаяся дверь. На улице дул холодный ветерок, я поёжилась и решила последовать за первопроходцем. За ветром ведь теплее, правильно?
  Я оказалась в небольшой прихожей, которая постепенно переходила в гостиную. Света из плохо заколоченных окон было достаточно ровно на столько, чтобы не запнуться о валяющиеся под ногами запыленные вещи. Видимо, уезжали отсюда тоже в спешке. Глеб подошёл к одной из дверей, судя по всему, в одну из комнат. Легонько постучал.
  - Элька, это я. Открой.
  Послышалось шуршание, затем осторожные шаги, и дверь немного приоткрылась.
  - Глеб, это, правда, ты? - спросил тонкий девичий голосок, как-то испуганно и радостно одновременн.
  - Я не один, - хотел предупредить Глеб, но девушка уже распахнула дверь и трогательно приникла к парню.
  В первый раз вижу, чтобы кто-то так искренне радовался несколько нелюдимому оборотню и так доверительно к нему жался. Для Глеба, видимо, это тоже было в новинку, он неуверенно обнял жавшуюся к нему девушку и успокаивающе похлопал её по спине.
  - Ой, а это кто? - девчонка, наконец, обратила внимание на меня и отпрянула чуть ли не за спину парню.
  - Это Регина. Она моя ...- тут он замялся, подбирая слово для определения наших отношений.
  Действительно, кто я ему? Просто одноклассница или кто-то больше, чем девчонка, постоянно приносящая проблемы?
  - Я его сестра, - решила я его затруднение и пояснила: - Вы же с Астахом побратимы, значит, я сестра.
  Он медленно кивнул, принимая моё определение.
  - А кто эта девочка?
  В заброшенном доме света было мало, но я сумела разглядеть жмущуюся к моему другу девушку: она выглядела чуть младше меня (лет пятнадцати?), невысокая, даже по меркам людей, одета в рваные джинсы, явно ей не по размеру, и смутно знакомый мужской свитер (уж не Глебкин ли?).
  - Я нашёл её на границе наших земель, - он махнул рукой куда-то себе за спину.
  Я карту города вообще и квартала оборотней в частности никогда не видела, поэтому его указания мне ничего не сказали. Глеб увидел по моему лицу, что я ничего не поняла, в своей излюбленной мерзкой манере закатил глаза.
  - Там с запада после нашего квартала идёт лес. До Реки. Знаешь нашу Реку? - я кивнула. Все знали, что через город протекает река, время от времени затопляя его. - Так вот, по ней проходит граница нашей территории. Дальше идут посёлки лесорубов. Вот Элька оттуда.
  
  Та самая Река
  Я не поняла, к чему он клонит.
  - Она что попросила убежища у волков?- спросила я с оправданным недоверием.
  Глеб аж зашипел от злости на моё тугодумство. А пусть понятнее объясняет.
  - Можно, я расскажу? - спросила девушка, смотря на волка с обожанием.
  С обожанием(!) на парня ростом почти под два метра и горящими звериным огнём глазами. А я думала, что люди от волков шарахаться должны.
  Глеб промычал что-то невнятное, что мы расценили, как его согласие.
  - Я возвращалась от родственников домой, - принялась за свой рассказ девушка, - по лесной дороге. Они живут в другом посёлке, - пояснила она.- Там один парень давно ко мне клеился, но он мне не нравился. Я и в этот раз ему отказала. А он, сволочь, - тут она всхлипнула, - человеческих слов не понимает, подговорил дружков, и они подкараулили меня на дороге, - она замолчала, пытаясь удержать всхлипы, Глеб неуклюже погладил её по плечу.
  - Они начали приставать. Я просила, оставить меня в покое, но они лишь смеялись. А потом из леса раздался вой, волчий вой. Пока те парни соображали, что делать, я бросилась бежать. Подумала, что лучше пусть меня съедят волки, чем этим достанусь. Но они, вместо того, чтобы вернуться в посёлок, побежали за мной. Тогда из лесу выскочил большой чёрный волк, - девушка благодарно прижалась к Глебкиной груди. Сдаётся мне, что её благодарность парню зашла дальше, чем простое спасибо. - Я думала, он набросится на меня, - продолжила она свой рассказ, - уже и с жизнью распрощалась, а он даже не остановился возле меня, набросился на тех уродов.
  - Ты зарезал неизвестное количество людей? - холодея от ужаса, спросила я.
  - Нет, - рявкнул Глеб, девушка вздрогнула от неожиданности, и парень продолжил более мягко. - Я их только напугал. Я вообще не хотел вмешиваться, меня вроде как не должно было там быть. Ты же знаешь, нам запрещено перекидываться за пределами нашей территории? - я кивнула. - Но эти придурки были близко к нашей части леса. Там граница по сухому руслу проходит. Думаю, убьют девку, - девчонка вздрогнула, он инстинктивно прижал её к себе, - подкинут её к нам, а полиция, как обычно, разбираться не будет, раз труп у оборотней, значит, они и убили. А нафига нам лишние проблемы? Только всё налаживаться начало. Я решил пугануть этих, отогнать от нашей территории, а потом уйти. Но эта дурёха, - с какой лаской сказал он это слово! А девчонка посмотрела на него с таким благоговением, каким смотрят на кумира, - сиганула в трясину и чуть не утонула.
  - Я испугалась, - пискнула девушка, пытаясь оправдаться.
  - Мне пришлось спешно перекидываться и вытаскивать её оттуда. А она вымокла вся. Грязная. Я думаю, замёрзнет, а как я её домой понесу? Представляешь, голый мужик несёт истерзанную грязную девицу.
  - Поэтому ты принёс её сюда.
  - Нет, сначала в лесную сторожку. Мы там, - он снова замялся, - отогрелись, и я привёл её сюда. Ты же знаешь моего отца. Он бы ни за что не позволил даже пересечь порог дома человеческому отродью, - лицо парня посмурнело.
  Я задумалась. У Глеба однозначно мозги отшибло. Вместо того, чтобы всё рассказать вожаку или, на крайний случай, по-тихому вернуть девчонку родителям, он притащил её сюда, в квартал оборотней, а потом ещё и меня похитил. Астах будет волноваться...
  Только подумала об этом, как доски, перекрывающие вход, с грохотом отлетели. Хорошо, что мы стояли немного в стороне. В помещение влетел обезумевший оборотень. Ещё бы, у него второй раз за месяц похищают волчицу.
  - Астах! Всё хорошо! - успела я крикнуть, за мгновение до того, как он смертельно не ударил Глебку.
  Астах мгновение оценивал ситуацию, потом скользнул ко мне и заключил в объятия.
  - Я тебя убью, второй, за подобные шуточки, - прорычал он в сторону Глеба.
  А тот прижимал к себе перепуганную девчонку и скалил клыки. Видимо, был недоволен, что Астах своим появлением перепугал его девушку.
  - Астах, у него мозги отшибло от любви, - успокоила я своего волка, гладя его по напряжённой спине и рукам.
  ***
  - Ну, ты дебил! - вынес вердикт сын вожака, спустя какое-то время, когда все успокоились и рассказали ему всю историю. - Эту девку с утра ищут. И ты знаешь, к кому первому сунулись полицейские? Ясно дело, к вожаку. А потом "если не доверяете нашим свидетелям, мы собачек по следу пустим, посмотрим, куда они приведут", - передразнил он кого-то.
  Глеб от услышанного сбледнул с лица.
  - А свидетели знаешь, что говорят? - продолжил разнос Астах, соскочив и начав нервно расхаживать по комнате. - Они все как один утверждают, что провожали знакомую до дома, как из леса выскочил чёрный волк и утащил девчонку. А чью сперму медики найдут на ней? Глебка, ты дебил! - рявкнул в сердцах мой Астах.
  Ага, значит, я была права, у этих двоих благодарность зашла слишком далеко.
  - Но всё же было не так! - попробовала оправдать своего спасителя девушка.
  - Неважно, как было, важно, как выглядит, - назидательно проговорил Астах.
  - И что теперь делать? - спросила я. Мне совсем не хотелось, чтобы Глеба, погоревшего на первой влюблённости, посадили в тюрьму для оборотней. Говорят, оттуда редко возвращаются в добром здравии.
  - Что делать, что делать! Думать надо! - Астах присел на подлокотник пыльного дивана, обхватил рукой подбородок и действительно задумался, я подсела к нему поближе, он автоматически взял меня за руку.
  - Астах, а ведь я тоже несовершеннолетняя.
  - И что? - не понял мой любимый.
  - А то, что у нас похожая ситуация произошла, - Астах хотел было протестовать, но я быстро пояснила: - Если со стороны смотреть и не вникать в частности. Но нас же расписали без проблем...
  - Ты хочешь сказать... - понимание блеснуло в его глазах. - Эй, девчонка, - обратился он к Эльке, - у тебя родители вменяемые?
  Глава 14 Решение, которое никому не нравится
  Чтобы у нас с Астахом не было проблем с законом из-за моей беременности, наши родители подсуетились и без лишних проволочек расписали, почти сразу же, как я вернулась из центра. Да, свадьба у нас впереди, но по закону мы уже супруги и по волчьему тоже.
   Почему с Глебушкой не поступить также? Девчонка вроде ему нравится...
  - Собирайтесь, - приказал Астах.
  А чего собираться-то? Вещей ни у кого не было, мы встали с пыльной мебели, отряхнулись и пошли.
  А пошли мы прямиком к вожаку. Астах по волчьей связи передал отцу суть дела. Тот одобрил план и обещал всё устроить. Как раз к тому времени, как мы пешком доберёмся до дома Игристых, оборотни привезут родителей девушки. Вожак имел полномочия заключать браки. Так как невеста несовершеннолетняя, необходимо помимо её согласия согласие родителей. Глеб оказался переростком: ему уже исполнилось восемнадцать, так что его отец, даже если бы был против, ничего не смог бы сделать. Проблему составляли родители девчонки, пойдут ли они на сотрудничество?
  Когда мы подошли к дому вожака, нас уже ждали. Элька с криком: "Мама!" бросилась в объятия неброско одетой женщины. Рядом с ней стоял кряжистый мужчина с суровым лицом. Он исподлобья смотрел на окружающих его оборотней. Матвей то ли для оказания психологического давления, то ли просто так совпало, согнал во двор своих самых крепких бойцов, и они ненавязчиво возвышались грудой мышц над немногочисленными людьми. Помимо родителей девочки во дворе стояли мои папа с мамой и адвокат оборотней, тоже человек. Я помню его, потому что он мне разъяснял пункты нашего с Астахом брачного договора.
  Матвей всех пригласил в дом, кроме бойцов, те остались снаружи, отец Эльки нехотя принял приглашение.
  По версии, рассказанной родителям новоиспечённой невесты, выходило, что она знакома с Глебом уже давно, и они тайно встречались. Почему тайно? Потому что она боялась навлечь на себя гнев отца, о чём сейчас очень сожалеет, надо было сразу всё рассказать, тогда бы не возникло недоразумениий.
  А вчера вечером она ждала, когда её встретит её парень и проводит до дома. Но ребята из соседнего посёлка, где жила тётя девушки, пришли раньше и стали навязывать свои услуги в качестве проводников. Девчонке не нужны были свидетели её встреч с оборотнем, и она решила избавиться от назойливых ухажёров, попросту сбежав от них. Но в густеющих сумерках несколько раз упала (вот откуда синяки), а её парень неправильно понял намерения добровольных провожатых (на этом месте Глеб отчётливо скрипнул зубами) и шуганул их, просто порычав. А о нападении они уже сами напридумывали, чтобы хоть как-то оправдать свои мокрые штаны.
  На вопрос, где её одежда, девчонка быстро соврала, что она постиранная и сушится, а эту ночь она провела с любимым. Тут она трогательно прижалась к угрюмому и сурово молчавшему Глебу. Ему явно не нравился разыгрываемый здесь спектакль. Но вожак приказал ему молчать, и тот подчинился.
  Мать поохала, поахала, поплакала, обнимая ненаглядную дочурку. Матильда быстро ей накапала какого-то успокоительного, надеюсь, не того же самого, от которого я стала видеть ауру живых существ.
  Тут бойкий адвокат перешёл к изложению, какие проблемы поджидают юных влюблённых из-за возникшего недопонимания. Он так живописал ужасы, которые ждут бедную девочку в разлуке с любимым, смутно намекая, что между молодыми людьми возникла та самая таинственная связь, которая связывает волка и его волчицу...
  Лично я в упор не видела никакой связи. Но раз для дела нужна связь, будем её ощущать.
  Кажется, родители девушки прониклись. Тут вступил в игру мой папа в роли официального посредника между оборотнями и другими представителями нашего общества. Он живописал, как выгодно в зятьях иметь волка, что родственникам необоротням положены льготы от государства. Я даже не подозревала об этом. Искоса взглянула на маму, та хитро улыбнулась. Вот ведь! Я замуж вышла, а им какие-то льготы, а мне даже не сказали! Бессовестные, продали свою дочь (это, конечно же, шутка). Папа продолжил перечислять преимущества создания родственных связей с волками. Человеческим родителям жениха или невесты полагалась единовременная выплата в размере десяти минимальных размеров оплаты труда, льготное медицинское обслуживание, а для новоиспечённых жениха или невесты ещё и бесплатное высшее образование.
  Неплохо, да? Особенно для бедной семьи, к какой принадлежала Элька.
  Одного только перечисления льгот и услуг хватило бы с лихвой, чтобы убедить среденестатистичекого гражданина нашей страны в выгодности брака с оборотнем, Но наши перестраховались и организовали целый концерт. Адвокат определ опытным взглядом, что клиент готов, подсунул ему на подпись согласие на брак несовершеннолетней дочери. Тот подмахнул не глядя. Я проследила за его взглядом: рядом с адвокатом. На диванчике лежал небольшой чемоданчик, чрез приоткрытую крышку проглядывались пачки денег (единовременная выплата). Всё ясно с ним.
  - Подписывай, - нетерпеливо бросил он своей жене, не отрывая алчного взгляда от чемоданчика и его содержимого.
  Жена ничего не понимая и не видя из-за слёз, подчинилась мужу и поставила свою корявенькую подпись под размашистой мужниной.
  Мужик встал, сделал два шага к чемоданчику.
  - Девчонку забирайте, но если что, я вас всех засужу, - он обвёл всех присутствующих угрюмым взглядом, подхватил чемоданчик, ловко защёлкнул. - Пойдём, - бросил своей жене.
  Но ловкий адвокат не отпустил его просто так, он подсунул ему новую бумажку о том, что гражданин такой-то взял единовременную выплату наличными такого-то числа.
  Мужику так не хотелось расставаться с только что обретённым сокровищем, что он быстро черканул свою подпись и пошёл к выходу. Его жена нехотя отлепилась от дочери и пошла за ним.
  А бедняжка Элька не знала, куда себя деть от стыда: сидела на диванчике красная, не смея поднять глаза. Глеб неуклюже утешал, взяв её руку в свою и слегка массируя (у нас с Астахом научился что ли?).
  Пользуясь, что все отвлеклись на молодожёнов (Матвей их женил), я подкралась к маме.
  - Мама, надеюсь, в моем случае не было так? - сурово спросила я.
  - Нет что ты, - я облегчённо вздохнула, но мама добавила: - Мы все расчёты произвели безналичным путём.
  - Мама! - воскликнула я возмущённо, а эта бессовестная женщина рассмеялась.
  - Ну что ты милая, - она привлекла меня к себе и поцеловала в висок. - У вас с Астахом совершенно другая ситуация. И мы знали, кому отдаём свою девочку, - она любяще погладила меня по голове.
  - Регина, - позвал Астах, - идём подписи ставить, мы с тобой свидетели.
  О, их уже поженили. Радует, что не у меня одной такое отстойное бракосочетание.
  ***
  Вот такие дела случаются. Ещё вчера Глеб был холостой, и у него не было не то что невесты, даже просто девушки, и усиленно пытается наладить быт своей новой семьи. Его отец не принял человеческую невестку, как и сестра. Я в этом ни минуты не сомневалась. Вожак выделил молодой семье служебную квартиру в квартале оборотней. Она представляла собой половину небольшого старинного дома. Члены стаи скинулись с миру по нитке и обставили домик не новой, но добротной мебелью.
  Девочка, несмотря на произошедшие в её жизни крутые изменения, была счастлива. Потому что она никогда даже не мечтала жить в таком большом и красивом доме.
  Я скептически посмотрела на старую развалюху, нуждающуюся в ремонте как снаружи, так и внутри. Страшно представить в каких условиях ей до этого приходилось жить, раз старый дом с чуть протекающей крышей кажется ей дворцом. А какого Глебу, привыкшему хоть не к роскоши, но к повышенному комфорту уж точно?
  Он ударился в работу на благо общины, наверное, чтобы реже бывать в этой страшной хибаре. Хотя он говорил, что хочет заработать как можно больше денег, ведь папа так и не принял человеческую невестку, сказав, что сына одного или с волчицей он ждёт с распростёртыми объятиями, а вот с человечкой нет.
  Мой Астах тоже зарабатывал деньги, но он из принципа, раз женился, значит, свою семью должен обеспечивать сам. Меня родители тоже не спешили бросать: мама втихаря от Астаха дала мне карточку, на которую они с папой каждый месяц перечисляли определённую сумму. Матильда тоже сделала подобный презент, сказав, что принципы принципами, а девушка не должна сидеть без обновок и прочих мелких радостей. Это не считая школьной стипендии, положенной мне как студенту по обмену. Так что с замужеством моя жизнь только улучшилась. Я искренне сочувствовала Глебке и его молодой жене, надеюсь, у них всё будет хорошо.
  Вожак выглядел довольным. А как же, практически не напрягаясь, отбил у заклятого оппонента сына. Тот сам подставился. Вместо того, чтобы поддержать своего отпрыска в трудный для него период, он излил на него весь свой гнев и раздражение, накопившиеся от собственных неудач. Все его планы шли кувырком. Матвей праздно размышлял, когда же господину Черных надоест плести интриги. Сейчас уже очевидно, что его Матвея взгляд на вещи приносит стае больше выгоды, чем ретроградные воззрения его оппонента.
  Эту маленькую победу, привлечение сына врага на свою сторону, стоит отметить, хотя бы с самим собой. Вожак поднял кружку ароматного кофе и отсалютовал своему отражению в зеркале. "Матвей, ты всё делаешь правильно", - сказал он сам себе и сделал большой глоток приятно-обжигающего напитка.
  Глава 15 Курьёз
  Сегодня какой-то национальный праздник, поэтому выходной. Я решила выспаться, даже не пошла помогать Матильде готовить завтрак.
  Я лежала в сладкой полудрёме, наслаждаясь самой мыслью, что не надо никуда идти.
  - Регина, - сонно проговорил Астах в подушку (он опять спал на животе, развалившись на пол кровати, благо нам его родители выделили отдельную комнату с двуспальной кровать, теперь не приходится ютиться на его полуторной), - к тебе пришли.
  Он что бредит? Или сон приснился? Я решила проигнорировать.
  - Мелкая, к тебе пришли, говорю, - он повернулся ко мне. - Ты спишь что ли?
  Я демонстративно закрыла глаза, мол, ничего не хочу слышать. Он улыбнулся, поцеловал в носик.
  - К тебе Эмма пришла. Кажется, на сегодня вы договаривались идти за шмотками, - мой любимый зевнул и повернулся на спину.
  - Но почему в такую рань? - простонала я, попытавшись спрятаться под одеяло, но его длины не хватило накрыться с головой, наглая туша по имени Астах с довольной улыбкой зажала конец одеяла ногой. И как я ни пыталась, не могла вытянуть вожделенное средство укрытия из-под его конечности.
  - Не знаю. Иди давай, а то они с мамой спать мне не дают, ломятся в сознание, просят разбудить тебя, - он снова сладко зевнул. Нахал.
  - Ты тоже пойдёшь со мной, - заявила я, чтобы он не очень радовался.
  - Нет, лучше я тебя с собой спать оставлю. Хочешь, скажу маме, что нам некогда и чтобы нам не мешали? - и хитро на меня посмотрел.
  - Нет уж, - отмела я его заманчивое предложение, вылезая из-под одеяла. - Надо уж купить эти грёбаные шмотки, чтобы потом о них не думать.
  Я решительно поднялась с постели.
   - Жаль, - искренне огорчился мой Астах. - А я уже настроился.
  Я бросила на него быстрый взгляд и юркнула в ванную. Этот псих заржал. Ну почему, почему, мы уже женаты, а он до сих пор подтрунивает надо мной?!
  Матильда и Эмма встретили меня ехидными взглядами и довольными улыбочками. Конечно, вытянули меня из постели в выходной день. И чего им не спится? Понимаю, Матильда, у неё трое маленьких детей, их кормить надо. А чего Эмма соскочила в такую рань?
  - Позавтракай, солнышко, - напомнила мама моего Астаха.
  - Я думал, вы любовью займётесь, - разочарованно протянула черноволосая одноклассница. - Хотела послушать, правда ли Астах настолько хорошо, как все про него говорят.
  Вот, озабоченная.
  - Ты Луганского своего проверяй, - ответила я ей, наливая себе супчика, - а в сторону моего Астаха даже не думай. Не посмотрю, что ты его сестра, - я налила себе чаю из термопота, - и снова обсыплю перцем, - я, наконец, села за стол.
  - Тётя, я же говорила, она опасная женщина, - доверительным шёпотом начала жаловаться Эмма. - А вы все приглядывай за ней, приглядывай, а она сама кого, хочешь со свету сживёт.
  - Правильно, малышка, так и надо этих соперниц!- и Матильда заговорщицки мне подмигнула.
  - О, - разочарованно протянула Эмма. - Я думала, ты на моей стороне.
  - Конечно, я на стороне своей невестки, - заявила Матильда, вроде сказала, шутя, но мне всё равно стало приятно и уютно. - Кушай, солнышко, - и прекрасная волчица, моя свекровь, послала мне воздушный поцелуй.
  - И я тебя люблю, Матильда, - ответила я, посылая ответные поцелуйчики.
  Эмма демонстративно закатила глаза, возмущённая нашим сюсюканьем. А может, просто завидует. Мама Пашки ещё та мадам, помешана на этикете и светском лоске.
  - Давай возьмём с собой Эльвиру, - предложила я.
  - Какую? - удивилась моя спутница.
  Мы шли пешком до автобусной остановки. Да. В квартале оборотней стал ходить общественный транспорт. В автобусы часто набивались любители пощекотать нервы. В данном случае, посмотреть на оборотней и место их обитания вживую.
  - Девушку Глеба, естественно. То есть уже жену, - исправилась я.
  - Нафига она тебе? - пренебрежительно спросила длинноволосая волчица.
  - Ну, Глеб как бы друг семьи, а она его жена. К тому же, Элька показалась мне милой.
  - Пфе, - фыркнула волчица. - Слабачка, ни на что не годная, - припечатала она.
  - Вообще-то, я тоже человек, - напомнила я, обидевшись за подругу.
  - Ты - другое дело. Даже когда ты понятия не имела о своих способностях, у тебя был стержень и уверенность в себе, - сказала, как отрезала волчица.
  Этим утверждением, что у меня есть стержень, она меня удивила.
  - Всё равно, - упёрлась я. - Мы должны помочь Глебу в этот нелёгкий для него период.
  Волчица остановилась и внимательно на меня посмотрела. Не знаю, что она хотела во мне увидеть, но сказала:
  - Смотри, Регина, если стравишь двух сильных волков, они же будут драться на смерть, и тебе никто не простит смерть хотя бы одного из них, не посмотрят, что ты одарённая и типо нужна стае.
  - О чём ты? - испугалась я.
  - О Глебе и Астахе, естественно. Глеб, чтоб ты знала, ненамного уступает в силе твоему волку. Ты понимаешь, что это значит? Что ты будешь делать, если они оба погибнут из-за тебя?
  Она что думает, что я неровно дышу к Глебу? Да, Глеб мне нравится. Но эту симпатию глупо сравнивать с теми чувствами, которые я испытываю к моему Астаху. Это несоизмеримые величины. Это как ручеёк и полноводная река. Чувства к моему мужу наполняют меня подобно океану. В них тоже бывают и штормы, и штили, и лёгкий игривый бриз. Но они эти чувства преимущественно во мне всегда, проходят через мои мысли, поступки и действия. Иногда меня пугает эта привязанность, но я стараюсь гнать подобные мысли. Всё равно в наших отношениях положительных и приятых моментов больше. Приятнее любить, чем не любить, я это поняла очень ясно. С появлением Астаха в моей жизни, она наполнилась новыми красками и смыслами, как будто до этого я просто спала, а сейчас проснулась. Никогда в жизни я не ощущала реальность так чётко, каждое мгновение дня, течение минуты...
  Я взглянула на волчицу. Она больше не смотрела на меня. Обижается за всех волчиц, что такие сильные волки, как Астах и Глеб, выбрали человеческих девушек? Или она думает, что я недостаточно люблю своего мужа? И тут меня осенило: да она сама влюблена в кого-то из них! Как я сразу не догадалась. Только в кого именно? Я с подозрением уставилась на волчицу, но решила не акцентировать на этом внимания. Примем за рабочую версию, что она переживает за брата.
  - Не беспокойся, я позабочусь о нём и не допущу, чтобы ему было плохо, - я взяла подругу за руку, привлекая внимание.
  Она ничего не ответила, но руку тоже не стала вырывать.
  Я позвонила Эльвире, предложив сразу подходить к остановке. Когда мы подошли, они уже были там. Они - это Глеб и Элька. А Астах со мной не пошел. Вот....! Не буду его ругать даже мысленно.
  - Привет!- радостно крикнула нам Элька и бросилась обниматься с такой детской непосредственностью, что даже Эмма сдержала свои комментарии, с кривой улыбкой выдержав столь бурное проявление чувств. Или просто не хотела связываться с Глебом. Он хмурым взглядом наблюдал за нами, оценивая наши реакции. Мне показалось, что обидь мы сейчас Эльку, он бы накостылял нам обеим, невзирая на лица.
  - Привет, - я хлопнула всегда хмурого и сосредоточенного друга по предплечью.
  - Игристая, ты уже столько живёшь среди оборотней, а до сих пор не научилась правилам поведения, - прошипел он, отодвигаясь на безопасное расстояние.
  Эмма хмыкнула, Элька удивлённо посмотрела на нас с Глебом. Я улыбнулась ей.
  - Не обращай внимания, - беспечно сказала. - Он превращается в зануду, когда видит меня. О, наш автобус! - я бодро нырнула в открывшуюся дверь подъехавшего транспорта.
  Он был битком набит любопытствующим народом. Может, платные экскурсии проводить по волчьему кварталу? Надо предложить эту идею Астаху. Пополним семейный бюджет.
  Когда вошли Эмма и Глеб, кто-то ахнул, я не поняла, восторженно или испуганно. Свободных сидячих мест, естественно, не было. Эмма, не обращая ни на кого внимания, прошла в конец автобуса и взялась за поручень. Глеб сделал то же самое, только одной рукой бережно обнял, вставшую перед ним, Эльку. Мне стало завидно, жаль, что Астах со мной не поехал.
  Я тяжело вздохнула и отвернулась от сладкой парочки, мельком отметив, что на пальцах у обоих были обручальные кольца. Астах обещал подарить во время свадебной церемонии. Тут я довольно улыбнулась: он заказал их у знаменитого ювелирного дома. Хорошо. Будет, чем похвастаться перед подругами.
  Одна женщина дет сорока пяти, расхрабрившись, подёргала меня за рукав курточки.
  - А вы, правда, оборотница?
  Я удивлённо на неё посмотрела.
  - Нет, с утра не была, - ответила я.
  Она подумала, что я шучу, вежливо посмеялась над моей шуткой.
  - А вы, правда, перекидываетесь при полной луне?
  Что за глупая тётка! Я оглянулась на Глеба в поисках поддержки, он премерзко улыбнулся. Вот урод! К нему-то никто с глупыми вопросами не пристаёт, стоит только взглянуть на его хмурую физиономию...
  - Да,- сказала я. - Меня начинает невыносимо тянуть побегать голышом под луной. Я становлюсь на четвереньки и начинаю обрастать шерстью...
  Разговоры смолкли, все пассажиры обратились в одно сплошное ухо. Впереди сидящий (лицом к салону) мужик оценивающе посмотрел на мои бёдра. Похоже, фраза про четвереньки была лишней.
  - Правда? - с придыханием спросила любознательная женщина. - И каково это? Ну, быть волчицей?
  - О, это просто чудесно! Знаете, как хорошо разминаются мышцы? Как после двухчасового занятия фитнесом. А скорость? Земля стелется под ногами, в смысле под лапами, - исправилась я, - лёгкие свободно вдыхают этот свежий морозный воздух. И в боку не колет, - решила я закругляться.
  Кто-то исподтишка начал меня фоткать, или с самого начала снимал мой вдохновенный монолог. Глебка ловко отобрал телефон и удалил запись под разочарованный стон горе-оператора.
  - Засудим, - сурово пообещал мой самозваный телохранитель.
  - Укусите меня, я тоже хочу быть волчицей, - с придыханием попросила женщина, задававшая мне вопросы.
  Ох уж этот миф о передаче оборотничества через укус! Когда я спросила Астаха о правдивости этого убеждения, он долго ржал, а потом сказал, что оборотничество передаётся только через смешение крови в теле женщины. Я испугалась, подумав, что он имеет в виду переливание крови, о чём и сказала ему. Он снова заржал и сказал, что имел в виду зачатие. То есть оборотничество передается только генетически, от родителей к детям. То есть мой ребёнок может быть волком, а я нет, хоть закусай меня Астах.
  Но я не стала развеивать подобное заблуждение. Кто я, чтобы мешать людям, думать, как им хочется?
  - Сожалею, но это может сделать только мужчина-волк, - я нацепила на себя самое серьёзное выражение лица, какое только могла.- И то эта процедура может произвестись только с лучшими из лучших. Вам для начала придётся собрать всяческие справки о состоянии здоровья, отсутствии судимости, долгов, справку о доходе за последние полгода.
  - Да-а? Так всё сложно? - расстроилась женщина, и я решила её ободрить.
  - Вы так сильно не переживайте, процедуру можно ускорить, если за вас поручиться какой-нибудь волк, - заговорщицким шёпотом сказала я, женщина сначала встрепенулась, а потом снова поникла.
  - Но у меня нет знакомых волков.
  - Сзади вас стоит один из них, - сказала я, не разжимая губ, и стрельнула глазками в сторону Глеба.
  Женщина радостно обернулась и напоролась на хмурый взгляд жёлтых волчьих глаз.
  Ну почему Глебка такой серьёзный! Такой концерт обломал! Когда он так смотрит, даже мне страшно, не то что посторонним.
  Кто же знал, что моя невинная шалость обернётся такими последствиями? В мэрию города стали приходить люди с целью навести справки о возможности стать оборотнями.
  Глава 16 Ревность равнО распыление на атомы
  -Ну, ты, Регинка даёшь!- заявила мне Эмма, когда мы вышли из автобуса возле торгового центра. - Я думала, умру от смеха.
  - А что я? Мне ничего не оставалось делать, как поддерживать диалог, вы же молчали.
  Глеб фыркнул, мол, будет он отвечать на всякие глупые вопросы. И я поняла, что оборотни подобный интерес воспринимают как скрытую насмешку и отвечают агрессией. А та женщина просто любопытствовала.
  Думаю, надо подсказать Матвею, провести со старшеклассниками ликбез по теме как правильно общаться с обычными людьми. А то они (волки) замкнулись в собственном мирке, в каждом человеке видят врага и заранее огрызаются. Но большинство-то людей понятия не имеют, кто такие оборотни. Они слышали о них, но собственного представления ещё не составили. Тем более сейчас идёт такая мощная пропаганда, типа оборотни - тоже люди, то есть живые разумные существа, способные на любовь и ненависть, страдание и сопереживание.
  Может, в самом деле, из своей свадьбы сделать грандиозное шоу, как предлагает Луганский? И денег сделаем, и доброе дело по улучшению добрососедских отношений между людьми и оборотнями. А что? Будем этакими Ромео и Джульеттой современности, символом любви, преодолевающей расовые различия?
  - Регинка, ты меня слышишь? Ау?- затеребила меня Эмма. Я что-то задумалась. - Куда сначала пойдём?
  - А-а, платья и туфли покупать, естественно, - и мы пошли.
  Домой я попала ближе к вечеру. Гардероб обновлять, это вам не шутки шутить. Чтобы не пугать доставщиков именем волчьего квартала, я указала адрес родителей, формально они жили на человеческой части города. Так что мне теперь надо перенести покупки из старого дома в нынешний.
  -Регина, ты в топе новостей сегодняшнего дня, - обрадовала меня Матильда, как только я вошла.
  - Где?
   Я подсела к ней, волчица расположилась на диване в гостиной.
  - Вот, "Интервью с волчицей".
  - Блин, всё-таки кто-то снял и выложил.
  - В пресс-службу общины уже звонили из официальных газет, чтобы взять интервью у такой обаятельной волчицы, - она чмокнула меня в щёчку. Кажется, ситуация её больше веселит, чем расстраивает.
  - Но я же ни разу не волчица! - возразила я.
  - Знаешь, пусть этот вопрос решает Матвей со своей командой. Он за это им деньги платит, - пофигистично заявила моя свекровь, встала с дивана: - А мы с тобой пойдём обновки примерять. Где твои обновки?
  ***
  На следующий день меня в школе встретил весёлый гогот Радима.
  - Ну, ты, Регинка, даёшь! Теперь все думают, что волчицы такие хилые. А какие-то умники попытались нас обвинить в том, что мы обращаем людей в себе подобных.
  Вообще в классе царила весёлая атмосфера, все хихикали над комментариями, появившимися под записью, дивясь человеческой дремучести относительно оборотней. Люди верили всякой чепухе: миф об укусе оборотня, способном превратить человека в волка, выглядел невинной шуткой на фоне остальных предположений, которые варьировались от совершенно идиотских до наполненных откровенным ужасом. Правительственные спецы чистили подобные комментарии как разжигающие расовую рознь и ксенофобию. Но они нет-нет да появлялись снова.
  Я из принципа не стала смотреть. Зачем портить себе настроение? Но доброжелатели исправно доносили до меня особо нелестные комментарии в мой адрес.
  Я психанула и ушла искать Астаха. А он толковал с той самой подружкой детства, которая пригласила меня на девичник, с Беллой.
  - Привет, Белла, - поприветствовала я и обняла своего мужчину за талию, прильнув к нему всем телом.
  Астах довольно чмокнул меня в макушку. Белла кисло улыбнулась.
  - Ты жена моего лучшего друга, а мы с тобой толком не знакомы. Я решила это исправить, пригласив тебя на девичник, - на этот раз её улыбка больше походила на крокодилью. Или это просто так кажется, потому что эта девушка мне не нравится?
  - Я тоже приглашаю тебя на свой девичник, дату скажу позже. Наша свадьба, - я потёрлась носом о шею Астаха, он застыл, забыв дышать, я довольно улыбнулась, - грандиозное событие. Да ведь, любимый?
  Любимый кивнул, наконец, отмерев и прижав меня к себе сильнее. Надеюсь, он не думает, что я ревную? Да! Я ревную!!!!! Терпеть не могу, когда возле него отираются посторонние девки!
  - О, здорово, - без энтузиазма в голосе отреагировала подруга детства моего мужа.
  Ещё как здорово. Я буду не я, если не устрою шоу из своей свадьбы. Вот, теперь я точно решилась.
  - Пока, Бела,- попрощался Астах, - скоро звонок, - а сам схватил меня за локоток и потащил в сторону пожарной лестницы.
  -О, как ты ревнива, моя горячая женщина, - прошептал он, вжимая меня в стену и шаря руками по моему телу.
  Я не очень сопротивлялась и даже ответила на поцелуй. Потом отомщу, не хочется пропускать сладкие моменты из-за каких-то глупых куриц, которые придумали крутиться возле моего мужчины.
  - Регинка, я думал, ты распылишь нас на атомы, с таким лицом ты подходила.
  Я пренебрежительно фыркнула.
  - Вы, правда, такие хорошие друзья, как все говорят? - задала я давно интересовавший вопрос, когда Астах отстранился, присев на подоконник и притянул меня к себе.
  - Мы дружим с детства, - сказал он то, что я уже сто раз слышала.
  Увидев моё недовольное выражение, он любяще улыбнулся, нежно провёл рукой по волосам.
  - Не ревнуй, сладкая. Нет причины. У Беллы небольшие проблемы, и я хочу ей помочь, в память о нашей дружбе.
  И как мне реагировать на это?
  Я пробурчала что-то невнятное, а потом прозвенел звонок, и мы расстались.
  Я решила спросить совета у Эммы, как поступают в таком случае волчицы. Может, мне вообще всё померещилось? На уроке написала волчице записку. Та прочитала, хмыкнула и написала крупным почерком: "Я бы откусила ей хвост".
  Во дела, но я-то не могу откусить! Или могу? Можно ли мне пользоваться своими способностями для отваживания конкуренток?
  За такими мрачными размышлениями и прошел весь урок. На перемене Глеб сказал:
  - Не знаю, что ты делаешь, но кончай быстрее, от тебя у меня шерсть на загривке дыбом встаёт.
  Я посмотрела на него, думала, шутит. Ан, нет, парень выглядел серьёзным.
  Я молча отвернулась и ушла, не всё же ему игнорировать мои реплики. Душа жаждала крови, не в прямом смысле, конечно, но оттаскать за волосы кого-нибудь хотелось знатно.
  Я мрачной тучей шла по коридору, проходя мимо кабинета одиннадцатого класса, краем глаза заметила, что Астах опять разговаривает со своей подружкой детства. Может, у меня паранойя? Я сильнее сжала кулаки, чтобы ногти впились в ладонь, боль немного отрезвила. Сколько можно так ходить и мучиться? Я прошла ещё метров пять и вернулась к кабинету. На меня старались не смотреть, отводили глаза и только исподтишка следили с жаждой развлечений за чужой счёт во взгляде.
  Вот она, обратная сторона сильной привязанности. Мне хотелось натворить кучу глупостей, разорвать кого-нибудь на клочья и это только от одного вида, как Астах воркует с другой девушкой. Может, он просто разговаривает со своей одноклассницей, а я всё напридумывала? Я сдерживала себя из последних сил.
  Астах стоял ко мне спиной и только сейчас заметил моё присутствие. При взгляде на меня его зрачки расширились.
  - Регина, - прошептал он, не знаю, что он во мне увидел, но в его голосе я услышала тревогу.
  Он сделал какой-то знак, и класс моментально опустел. Только один глупый оборотень остался один на один с разъярённой магиней.
  ***
  Глеб шёл по коридору не спеша. Возле кабинета математики толпились взволнованные одиннадцатиклассники полным составом и что-то обсуждали.
  - Что произошло? - подошёл он к ближайшему оборотню.
  - Там, это, магичка рехнулась, она сейчас убивает Астаха.
  Глеб выругался. Говорил он Первому, что с его девушкой что-то не в порядке в последнее время. Доигрался.
  - Чего тут столпились? - рявкнул он. - Хотите под раздачу попасть?
  Оборотней как ветром сдуло. А Глеб подошёл к двери, прислушался. Там было подозрительно тихо, даже дыхания не ощущалось. Неужели всё так далеко зашло? Он рывком раскрыл дверь. Астах сидел на полу, прислонившись спиной к батарее, на коленях у него сидела плачущая Регина, пытающая стереть кровь, текущую из носа парня. Тот сохранял спокойствие, ласково гладил её по волосам и шептал утешительные слова.
  Глеб вздохнул облегчённо: оба дурня живы. И тут он осмотрелся по сторонам. Всё, абсолютно всё: мебель, шторы доска, плакаты, проекторы, личные вещи учеников, - превратились в осыпающиеся кучки праха. Он невольно присвистнул. Ручка от двери с внутренней стороны со скрипом отпала и развалилась на бесформенные куски.
  На этот звук обе причины переполоха разом посмотрели на него.
  - Глеб, - всхлипнула девчонка, - посмотри, всё ли в порядке с Астахом. У него кровь идет, - она снова всхлипнула.
  "Ещё бы не шла, - подумал Глеб, - всё в прах обратилось, он ещё легко отделался. Даже выглядит спокойно. Или это он от шока? Если бы на моих глазах такое произошло, я бы улепётывал на всех четырёх ногах куда-нибудь подальше в лес и вряд ли бы меня кто-нибудь нашёл".
  Я подошёл к сидящей парочке, присел на корточки, принюхался.
  - Чего уставился? - сказал Астах. - Со мной всё в порядке, - он попытался сесть ровнее.
  Девчонка снова захныкала. Вот дура, сама чуть не отправила на тот свет отца своего ребёнка, а теперь ревёт.
  В дверь осторожно постучали, голову засунул наш школьный лекарь, в смысле врач.
  - Извините, можно войти? - тут он обвёл взглядом помещение и сбледнул с лица. Никогда не видел, чтобы от оборотня так пахло страхом.
  К его чести сказать, он пересилил себя и вошёл в кабинет. Дверь за ним захлопнулась, взметнув облачко пыли, бывшее когда-то мусорной корзиной. Мужик вздрогнул, глубоко вдохнул и сделал шаг вперёд, как прыжок в воду.
  Я отодвинулся, давая ему место рядом с пострадавшими. Он начал проверять у Астаха пульс и реакцию зрачка на свет. Мой друг вяло отбивался. Регинка, наконец, сползла с его коленей и умостилась на полу рядом с ним, не выпуская его руки.
  - Всё в порядке, - сказал Астах, уже увереннее отталкивая руку доктора, и встал, чуть пошатываясь.
  Девчонка тут же соскочила и обхватила его за талию, чтобы поддержать.
  - На меня магия моей Регины не действует. Проверено, - он криво усмехнулся.
  И когда успели проверить-то? Вот экстремалы.
  - В этот раз даже одежда в порядке, - он огладил свой пиджак.
  Не хочу знать, что с первым было. Хорошо, что моя жена - обычная девушка.
  - Вам всё равно нужно в лазарет, - безапелляционно заявил доктор, уже отошедший от первоначального шока. Крепкие всё-таки у него нервы.
  Даже мне здесь неуютно, а я с Региной знаком чуть ли не дольше всех присутствующих, волей-неволей привык к её магии, которая так и клубится вокруг неё облаком, даже когда она в спокойном состоянии. Просто в такие периоды её магия не вызывает страха или раздражения. Я её воспринимаю, как индивидуальный запах Регины.
  В дверь осторожно заглянули. Это оказался главный по поселковой безопасности. Он оценил нанесённый ущерб и аккуратно закрыл дверь с той стороны. Чую, сменят его скоро.
  - Пошли, любимая, - сказал Астах и пошёл к выходу, перешагивая через кучку праха, некогда бывшую учительским стулом.
  Такое ощущение, что его силы восстанавливаются с каждой минутой в геометрической прогрессии. Он уже не шатается, а подойдя к двери, и вовсе подхватил девчонку на руки и уверенно вышел в коридор. Я последовал за ним.
  Нас там ждала небольшая делегация: всё тот же глава безопасности, директриса, Анна Григорьевна и ещё пара парней из дружинного отряда. Учеников поблизости не наблюдалось, наверное, их распихали по классам и запретили выходить.
  - С вами всё в порядке? - поинтересовалась директриса, главным образом осматривая своего племянника.
  Астах кивнул, а врач сказал, что им нужно в лазарет. Так Астах со своей женой-катастрофой на руках под конвоем дружинников отправились в лазарет. Меня хотели завернуть, но я упёрся и остался с другом.
  ***
   В медпункте нас ещё раз осмотрели, ничего серьёзного не нашли. На лице врача было написано искреннее удивление сим фактом. Потом здоровенный, бритый на голо, оборотень, недружелюбно на меня поглядывая, стал задавать нам вопросы по поводу произошедшего. Астах быстро выпроводил меня в соседнюю комнату и закрыл за мной дверь. Видимо, чтобы мне было нескучно, он туда же запихнул Глеба, но тот не особо упирался.
  Я села на стул, ноги ещё плохо держали. Глеб встал в своей излюбленной позе - руки в карманах. Мы молчали. Никто не начинал разговор первым. Я прислушивалась к голосам из соседней комнаты, но слышала только бу-бу-бу, слов не разобрать. А у Глеба, похоже, таких проблем не было, вон как ушки навострил, того и гляди - зашевелятся.
  Наконец, что-то для себя решив, он сел на стул и поразил меня словами:
  - Не парься, Регинка, - он легкомысленно махнул рукой. - Астах сам виноват: он знал, что ты на данном этапе обучения импульсивна, но всё равно тебя спровоцировал.
  Я ошарашенно уставилась на него: я ожидала обвинения, что вновь стала источником проблем для оборотней, а он меня... оправдывает, да ещё утешает. Это не укладывается у меня в голове.
  - Ты ещё молодец, хорошо себя контролируешь: никто не пострадал, и разрушения коснулись всего лишь одного кабинета. Уважаю.
  Тут у меня челюсть совсем отпала. Глеб, который называет меня не иначе, как дурой, сказал, что уважает меня!
  - Этот твой сенсей сказал, что ты в этот период нестабильна, как оборотень в период полового созревания. Ты заметила, что в школе учатся только младшеклассники и старшеклассники с пятнадцати лет?
  Я порылась в памяти, вспоминая, что же меня удивило в этой школе в самом начале. Точно, здесь совсем не было среднего звена, я ещё подумала, что это какая-то волчья заморочка. Оказалось, так и есть.
  Я кивнула Глебу в знак того, что отметила эту странность.
  - Потому что они нестабильны и импульсивны, постоянно друг с другом дерутся. В средней школе идёт муштра. Гоняют малолеток не жалеючи, чтобы они сбросили лишнюю энергию. Поэтому никаких человеческих учеников по обмену младше пятнадцати лет и быть не может, ради их же безопасности.
  - Я вообще дикий был, - продолжил разглагольствоваться мой обычно немногословный одноклассник. - Не в смысле как те, которые потеряли человеческий облик, а в смысле неуправляемый и агрессивный. Поэтому среди волков нашего возраста я второй, - он довольно ухмыльнулся. - Астах меня обошел только потому, что у него гены лучше: моя мать из степных волков, а они лёгкие и менее крупные, чем лесные.
  О, оказывается, у волков есть свои народности, а я думала, что они монолитны в своём составе. Теперь понятно, почему Глеб выглядит сухопарым по сравнению с тем же Радимом или даже с Астахом.
  - Так что, если сравнивать тебя с волками, ты ещё хорошо держишься, - он ухмыльнулся, рассматривая меня, как будто в первый раз увидел.
  Должно быть, собственные выводы удивили и его самого.
  - Астах тебя выставил, потому что не хотел, чтобы разнесла главу безопасности на молекулы. Он недолюбливает тебя и не считает нужным скрывать своё отношение, - внезапно пояснил он.
  Я что-то подобное подозревала, только я подумала, что Астах не хочет лишний раз меня волновать.
  В дверь постучали, вошёл мой сенсей. Внимательно посмотрел на меня, сделал на расстоянии диагностику и удовлетворённо хмыкнул.
  - Регина, да ты в рубашке родилась, - констатировал он и подтащил свободный стул поближе ко мне. Для этого он воспользовался силой своих мышц, а не силой способностей. Ибо договор: без нужды на территории оборотней ворожить нельзя. - Два всплеска за неполный месяц, а тебе хоть бы что, - он взял меня за руку и закрыл глаза. - Никаких необратимых последствий, - он довольно хмыкнул, как будто в этом была его заслуга и отпустил мою руку.
  В дверях появился Астах, он ревниво посмотрел на манипуляции мага и решительно подошёл ко мне.
  - Я думаю, - продолжил сенсей, делая вид, что не замечает угрюмых взглядов молодого оборотня, - нам надо с тобой немного изменить программу обучения. Я посмотрю, что можно сделать, - он встал. - А ты отдыхай, - кивнул на прощанье парням и вышел.
  Я взяла Астаха за руку.
  - Ты как себя чувствуешь?
  Он усмехнулся, притянул мою руку к губам и по очереди поцеловал каждый пальчик.
  - Мы дураки, Регина, дураки, - потянул на себя, на мгновение прижал к груди, чмокнул в макушку. - Идём домой, нам надо побыть наедине.
  Глава 17 Интересно, как я выгляжу со стороны?
  - Матильда, я не видела подобного за всё свою жизнь, - делилась испуганно-восхищённым шёпотом со своей сестрой директриса, прихлёбывая чай с успокоительными травками. - Как ты живёшь с ней под одной крышей? - она снова сделала глоток чая. Пила она уже вторую чашку.
  Они сидели в уютно обставленном рабочем кабинете. Матильда прибыла в школу сразу же, как ей позвонили, то есть через четверть часа после инцидента.
  Красивая черноволосая волчица молчала, время от времени подливая чай своей впечатлительной сестре и давая возможность выговориться. А сама она размышляла, не поспешили ли они с Астахом, разрешив Регине продолжать жить обычной жизнью? Да нет, не может быть. Регина стабильна... для подобных ей. Вот и этот Архангел, её наставник, подтвердил, хотя намекал на возможность забрать Регину к себе. Но кто её теперь отдаст, когда она стала частью их семьи? Тогда, что её могло спровоцировать? Если бы она не была такой гуманисткой даже в ярости, сейчас бы полквартала стояло в руинах.
  - Такая вспышка - бум! Я подумала, маги напали, выбежала в коридор, мне навстречу старшеклассник бежит. Говорит, наша одарённая колобродит. Астаха убивает. Я тут испугалась не на шутку, нажала на тревожную кнопку, а когда добежала до двери, не смогла заставить себя открыть её. Но и смерти ведь ничьей я не почуяла, - сестра снова отхлебнула чай. - Как ты с ней живёшь? Как? С самого начала не надо было позволять сыну сближаться с ней.
  Матильда ничего не отвечала. Пусть думают, что хотят. А Регина, помимо того, что сама по себе симпатична своей свекрови, так ещё и нужна их стае как воздух. Она чуяла это. С самого начала поняла, как только увидела немного застенчивую девушку с пирогом в руках в калитке своей усадьбы.
  Жена вожака - это не просто королева рядом с королём, это Хранительница рода, всей стаи и её способности продолжаться в потомках. И Регина, и её ребёнок необходимы. Они как-то повлияют на выживание волков как вида. Уже влияют: количество забеременневших волчиц уже в два раза больше, чем за аналогичный промежуток времени того года. Может, это совпадение, а может, и нет. Но Регину она в обиду никому не даст.
  - Замни дело, сестрица, - мягко попросила Матильда.
  Директриса поперхнулась чаем и выпучила удивлённые глаза на визитёршу.
  - Как?! - прокашлявшись, спросила она. - Столько свидетелей. Надо дать какое-то объяснение.
  - Скажи, что это последствия неудачного опыта или ещё что-то. Тебе же не впервой. А Регину накажи за порчу имущества. Что там у нас по правилам?
  - Штраф и отработка,- быстро сказал директриса.
  - Лиши стипендии, пусть отчисляется в фонд школы.
  - А кабинет?
  - А кабинет проспонсирует наша семья.
  В глазах директрисы замелькали цифры.
  - Это будет немалая сумма, там было современное оборудование.
  - Дорогуша! Кому это ты всё говоришь?! Как будто школу эту ты сама строила!
  - Ну, извини, - буркнула сестрица. - И с этим главой безопасности сама говори, он меня слушать не будет.
  - Зачем сама? У меня есть Матвей, - она достала из изящной сумочки телефон последней модели и набрала номер мужа. - Да, дорогой... - и пошла к выходу.
  Сестра проводила её завистливым взглядом. ТАК ворковать с мужчинами она не умела.
  ***
  - Глеб, что там произошло с Региной? - спросила юная жена, доверчиво заглядывая в глаза своему мужу.
  Регина ей нравилась, сразу прониклась к ним с Глебом пониманием и придумала способ, как её любимому мужу избежать неприятностей, возникших из-за их совместных глупостей.
  Волчицы на Эльку посматривали косо, но не трогали, хоть и дружбы не предлагали. А Регина в первый же день школы подошла к ней и познакомила с девочками - ученицами по обмену. К удивлению Эльки, таких оказалось немало, но, к сожалению, ни одной в её классе.
  Вообще девятиклассники были странными, какие-то нервные, передвигались стремительно, из-за пустяков рычали друг на друга, в общем, всячески оправдывали представления обывателей об оборотнях. Однажды Элька вернулась в класс после перемены, а её вещи в её отсутствие забросили на другое место. Элька бы смолчала, но с ней была Регина. Она отделала тетрадкой наглеца, занявшего чужое место, по голове и плечам. Паренёк рычал и скулил, но более решительных действий не предпринимал. А когда он, наконец, соскочил с занятого места, она придала ему ускорение точным пинком под зад.
  - Ты меня ещё благодарить будешь, - заявила она самоуверенно, - вот если бы сейчас сюда Глеб вошёл... - протянула она зловеще.
  Одноклассники порскнули в разные стороны. Почему они так реагируют лишь на одно упоминание имени Глеба? Глеб такой нежный, чуткий, вот как сейчас, он ласково привлёк меня к себе и запечатлел невесомый поцелуй на моих губах. Почему невесомый? Потому что мы в школе.
  - Так что же случилось с Региной? - вернулась я к своему вопросу, от нежности моего волка (кажется, так Регина говорила называть своего Глеба) в голове делалось пусто, мысли куда-то разбегались, кроме самых кхм-кхм личных.
  Мой волк довольно улыбнулся, провёл носом по щеке.
  - Ничего страшного. Ты же знаешь, она магинька? - я что-то слышала краем уха, поэтому кивнула. Хотя Регина ни чем не отличается от других девчонок, просто очень красивая, особенно когда смотрит на своего волка, и отзывчивая. - Так вот, неудачный эксперимент, разнесла пол аудитории.
  - А она не пострадала? - испугалась я за подругу.
  - Да что ей сделается? - легкомысленно отмахнулся мой парень.
  Я не разделяла его наплевательского отношения к подруге.
  - Я слышала, что там что-то взорвалось, и их с Астахом выносили на носилках.
  Глеб вытаращил на меня глаза.
  - Ничё себе сила сплетен! Я сам там был, - я вздрогнула. - Ну, когда всё закончилось, - успокоил меня мой любимый. - Астах вышел из аудитории на своих двоих да ещё и Регинку прихватил.
  Я облегчённо выдохнула.
  - Кстати, - неуверенно начал мой парень, - они, ну Астах с Региной, приглашают нас на двойное свидание. Ты не знаешь, что это такое? - было заметно, что ему трудно признаваться в своей неосведомлённости в чём-то.
  Я вздохнула, иногда Глеб меня поражает, что не знает элементарных вещей, особенно таких, которые связаны с отношениями. Вроде старше меня на три года.
  ***
  После сегодняшней вспышки гнева я уснула как ангелочек, и никакие угрызения совести меня не мучали. Я проспала целый день. Вечером Астах меня разбудил.
  - Регина, ты не забыла, что у нас сегодня свидание? Эмма звонила уже два раза.
  Я застонала. Не смогу перенести ещё раз вид этой подружки Астаха.
  Мой любимый усмехнулся, скорее немного грустно.
  - Беллы там не будет. Она поняла, что с тобой опасно связываться, - вот здесь он улыбнулся по-настоящему. - Я Глеба с Эльвирой пригласил.
  - О, это хорошо, - приободрилась я. Эта парочка определённо мне нравилась.
  ***
  - Она же вообще сумасшедшая! - воскликнула молодая волчица, обращаясь к своей рыжеволосой подруге. - Я чуть не описалась, когда она во второй раз к нам подошла.
  - Вот именно. Теперь ты видишь, что Астах хочет уйти, но не может: она его шантажирует, - подвела итог Виолетта.
  - Да, похоже на то, - задумчиво проговорила Белла.
  - Нужно его спасать из рук этой тухлячки. Одарённые и оборотни, - всё и не просто так не сходятся в одну семью. Это опасно. А она прилипла к нему, - в её глазах загорелся фанатичный огонёк начинающейся одержимости. - Что он тебе сказал в ответ на просьбу? Извини, не могу? Так ведь?
  - Ну да.
  - И это тебе, вы с ним дружите с детства. Ты тоже заметила, что он практически перестал посещать волчьи мероприятия?
  Белла кивнула. Но тут-то как раз понятно: его волчица - человечка, поэтому не может посещать все мероприятия.
  ***
  - Ничего страшного, Регина, - сказала мама, поцеловав в лоб. - Не переживай.
  - А что если бы произошло что-нибудь страшное? Я теперь так боюсь за него.
  - Малышка, - мама заставила меня посмотреть прямо ей в глаза, - ты ведь знаешь, что не сможешь причинить ему вреда? Знаешь ведь?
  Я неуверенно кивнула.
  - Тогда выбрось этот инцидент из головы и будь рядом с тем, кого любишь, а не бегай от него. Ты думаешь, он этого не замечает? Поверь, ему сейчас тоже нелегко. Думаю, он заслуживает больше любви и внимания с твоей стороны. Иди к нему, не прячься, что произошло, то произошло. У каждого события есть как минимум два варианта исхода: либо они обеспечивают тебе рост, либо медленно убивают тебя. Но только от тебя зависит, как конкретная ситуация повлияет на твою жизнь. Может проложить между вами с Астахом непреодолимую пропасть. Ты хочешь этого? - я отрицательно мотнула головой. - А может сблизить ещё больше, спаивая ваши отношения в монолит. Чего ты хочешь, реши для себя и действуй.
  - Спасибо, мама, мне так не хватало твоих слов, - я обняла свою родительницу. Мама похлопала меня по спине и улыбнулась.
  - Мам, я, пожалуй, пойду. Думаю, это эгоистично с моей стороны оставлять его одного с нашими проблемами, - я решительно поднялась с родительской постели, на которой мы сидели (просто, когда я пришла в расстроенных чувствах домой, мама укладывала чистое бельё в комод).
  Глава 18 Почему мои друзья становятся проблемой в наших отношениях?
  Настал мой черёд ревновать. Я смотрел, как моя Регина, выйдя из дома родителей, очень мило воркует с незнакомым мне парнем. Мышцы непроизвольно свело судорогой приближающейся трансформации, из горла вырвался глухой рык. Я с силой ухватился за острый наконечник нашей чугунной ограды, чтобы боль немного отрезвила. Мне сегодня и так пришлось нелегко. Кто же знал, что Регина ревнива как волчица?
  Моя подруга Белла подошла ко мне с просьбой о помощи. У меня не было причин отказывать ей: мы дружили с детства, даже пробовали встречаться, но у нас из этого ничего не вышло, и мы по обоюдному согласию решили остаться друзьями. Мы неплохо общались. Она была интересным другом, понимающим, с которым можно было и повеселиться, и поделиться наболевшим.
   Я не мог ей отказать по сути в пустяковой просьбе: она просила немного окоротить её волка. Да, не все волчьи пары идеальны, и в них не всегда царствует гармония. На правах её старшего друга и дальнего родственника я мог себе позволить это. Я думала, Регина отнесётся с пониманием (она же такая чуткая). Но каждый раз, когда она видела меня с Беллой, её взгляд менялся, и явственно проступала сущность одарённого. Запах её магии, конечно, не вызывал у меня отрицательных эмоций, но сама сила казалась колючей и агрессивной. Все оборотни чувствовали это и начинали нервничать. Но она как будто не замечала ничего странного вокруг себя. И это моя чувствительная Регинка. А потом её прорвало. Хорошо, что я уже видел подобное у неё, и успел предупредить окружающих, чтобы они ушли из потенциально опасной зоны.
  Волной долго сдерживаемых чувств меня только слегка задело. То ли Регинкина сила как-то умеет отличать свой-чужой, основываясь на чувствах хозяйки, то ли общие гены, совмещённые в нашем ребёнке пометили меня своим. В итоге я отделался лёгким испугом и слабостью в мышцах.
  И вот сейчас стою и смотрю, как моя милая щебечет с каким-то хмырём. Я готов порвать ему глотку за то, что он посмел прикоснуться к моей женщине.
  Регина заметила меня, стоящего у калитки нашего дома. Глаза её расширились от страха при виде моей частичной трансформацию (скажу я вам, жуткая образина получается). Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но я сейчас не готов выслушивать нотации из её уст о недопустимом поведении (напугал её дружка, который оказался слабонервным, и от него понесло восхитительным запахом всепоглощающего страха).
  Паренёк схватился за сердце и повалился на землю. Моя Регина бросилась ему на помощь, так и ничего не успев мне сказать.
  Я развернулся и ушёл.
  ***
  Ко мне приехал мой приятель Дима. Я, если честно, не ожидала. Выхожу после разговора с мамой из дома, думаю, сейчас пойду к своему Астаху, обниму его, поцелую, как напротив меня останавливается машина, и из неё выходит Димка! Раньше мы жили в одном подъезде, но два года назад семья Димы переехала в другой город. Мы поначалу созванивались, но постепенно всё затихло. Поэтому я так удивилась, увидев его напротив своего дома.
  Он почти не изменился, только стал чуть шире в плечах, да повыше ростом, но куда ему до оборотней! А так всё те же очки в тонкой золотистой оправе, светлые взъерошенные волосы, чуть неуверенная улыбка. Кажется, он уже должен окончить школу.
  - Дима?! Привет! - всё-таки я обрадовалась, увидев старого друга.
  - Регина! - восхищённо выдохнул парень. - Какая ты красивая!
  Мне понравилась его реакция, но всё равно стало неловко, особенно, когда этот балбес полез обниматься.
  - Откуда ты узнал, что я здесь живу? - спросила я, легонько обнимая парня в ответ.
  - Из газет, - как само собой разумеющееся ответил он.
  Я удивилась.
  -Ты, оказывается, знаменитость, - он достал газету из бардачка и подал мне.- Главное, приезжаю в родной город по работе, встречаюсь с одноклассником случайно, а он мне говорит, ты знаешь, твоя подружка Регинка Снегирёва замуж за оборотня выходит.
  Я покраснела. На первой полосе газеты действительно красовалась наша с Астахом совместная фотография, и говорилось, что в начале ноября состоится самая необыкновенная свадьба года: впервые за долгие годы женятся чистокровный оборотень и человеческая девушка. Неизвестный репортёр восхищался моей неземной красотой (кабы не схлопотал от Астаха) и мужественностью моего жениха. Далее говорилось, что мы символ новой эпохи, характеризующейся дружбой между оборотнями и людьми. Ниже прилагалось интервью известного политика Луганского, который комментировал происходящее как хороший признак сближения двух рас и надежды, что вскоре все разногласия по сути между гражданами одной страны сойдут на нет. Мельком упоминал, что знает меня с детства, мы якобы выросли вместе с его сыном, и радуется моему счастью. Дальше шли фотки мои с Луганским-старшим. В девятом классе я выиграла городской конкурс стихов, где папа Пашки был спонсором. Так вот, на той фотографии, он мне вручал приз.
  Я оторвала взгляд от злополучной газеты. Ну что, Регина, ты хотела славы? Получи, распишись.
  - Это правда, да? - не отставал Димка, ещё и схватил меня за руку.
  Потом он посмотрел мне куда-то за спину и резко начал бледнеть. Что это?
  - Дима, Дима! Что с тобой?! - я попыталась удержать заваливающегося парня, но не смогла.
  Резко обернулась: у дома своих родителей стоял Астах, и вид у него был настолько жуткий, что мне самой страшно стало. Я его таким видела только один раз, когда он пришёл за мной в исследовательский центр. Он что частично вошел в трансформацию?
  Я только открыла рот, чтобы позвать его помочь привести Димку в чувство, как он развернулся и ушёл.
  Что это с ним? Ладно, потом разберёмся. Теперь надо Диму как-то в чувство привести, а то он лежит на холодной земле, а здоровье у него, насколько я помню, слабенькое.
  - Мама! - крикнула я, решив позвать на помощь родительницу.
  ***
  За окном валил хлопьями первый снег. Крупные пушинки медленно и плавно спускались на землю, от чего складывалось впечатление, что попала в мир замедленной съёмки. Грязь примёрзла. Воздух наполнился непередаваемой морозной свежестью. Температура понижается, значит, день обещает быть ясным. Но меня совсем это не радует: сегодня я впервые, как узнала, что замужем, сплю одна. Астах вчера так и не вернулся ночевать. Дом без него уже не казался таким уютным и безопасным. Или дело в том, что всё семейство Игристых неодобрительно на меня посматривает?
  Больше всего раздражает, что они ничего не говорят, на вопрос где Астах, отвечают, что на охоте и при этом так укоризненно смотрят. Что я сделала не так? Я улеглась в одиночестве на двуспальную кровать, уставилась в потолок и стала вспоминать события вчерашнего вечера.
  После школы я пошла к маме. Мы с ней поговорили, и я решила уделять Астаху больше любви и внимания. С этим намерением я вышла из родительского дома, на подъездной дорожке которого я, к своему удивлению, обнаружила своего старого знакомого. У него оказались нервишки слабоваты: при виде частичной трансформации Астаха, он чуть не отдал богу душу.
  При помощи нашатыря мы с мамой кое-как привели Димку в чувство. Теперь он сидел в родительской гостиной и пил успокоительный чай.
  - Ни как не могу поверить, как ты умудрилась выйти замуж за подобного, - разглагольствовался он, немного отойдя от шока. - Не понимаю...
  - На, слабонервный, лучше жуй печеньку, - сунула я ему в рот сахаристую сладость. Мама дипломатично промолчала.
  - Я думал, коньки отброшу, когда его увидел! Такое страшилище жуткое! Да он даже не человек! Как ты с ним... - тут он замялся.
  - Ну, договаривай, что я с ним?
  - Нет, ничего.
  - Это, между прочим, его боевая трансформация, предназначенная специально для устрашения врагов! - меня начали злить слова Димки.
  - Так это был ТВОЙ оборотень?! - ужаснулся парень, я чуть не стукнула его по башке.
  - Всё, Дима, иди, тебе пора, - я встала, чтобы проводить неудобного гостя.
  - Ты изменилась, - недовольно сверкнул очками мой, по-видимому, уже бывший друг. - Стала агрессивнее и забыла своих друзей, которые по-настоящему желают тебе добра, - он поднялся, со звоном поставив чашку на блюдце.
  - А ты забыл, что такое такт и воспитание! - вспылила я. - Задолбал уже! Полчаса сидел поливал грязью того, кого я люблю! - к концу фразы я уже готова была рычать.
  Тупоголовый визитёр недовольно посмотрел на меня и, задрав нос, удалился. Скатертью дорога.
  Когда за ним захлопнулась дверь, я облегчённо вздохнул.
  - Что произошло? - на шум из кухни выглянула мама. - Мне показалось, что вы кричали.
  - Нет, что ты, мам, - устало ответила я - Просто он нехорошо отозвался о моём выборе, и я его выгнала.
  - Девочка моя, - мама подошла ко мне и обняла.
  - Живя здесь, я совсем забыла, как люди относятся к оборотням. Интересно, волки также относятся ко мне?
  - Ну что ты, милая, - мама погладила меня по голове, - у них в отличие от Димы, была возможность пообщаться с тобой лично. Ты не можешь не понравиться.
  - Правда? - я внимательно посмотрела на маму, ища признаки фальши.
  - Конечно, правда, дорогая.
  Вскоре я попрощалась с мамой и отправилась к себе. К моему большому сожалению Астаха дома не оказалось. И к вечеру он не пришёл. И ночью. И уже утро, а его всё нет.
  Я тяжело вздохнула и накрылась одеялом с головой. Мне так захотелось плакать, в носу начало пощипывать. Нет, так не пойдёт. Что за хота такая, с которой невозможно позвонить любимой жене?!
  Я со злостью отбросила одеяло. А вдруг его тоже похитили как меня? Сердце сжалось от страха на мгновение и стремительно ускорило бег. Про меня же тоже сначала никто не понял, Астах первым и обнаружил, что меня нет. Чего я сижу?
  Глава 19 Теперь я поиграю в спасателя
  Я бросилась к шкафу в поисках подходящей походно-полевой одежды. Астах же как-то меня чуял? Это должно работать в оба конца. Значит, и я его почую. Ничего подходящего не попадало под руку. Как назло мы с Эммой набрали кучу всякого яркого тряпья, годного разве только на вечеринки.
  Блин! Придётся бежать к маме и взять у неё тот костюм, который она покупала в прошлом году специально для похода в горы. "Надеюсь, она захватила его при переезде", - с этими мыслями я выскочила на улицу, крикнув Матильде, что я к родителям.
  Матильда, наученная горьким опытом, вышла следом за мной и не вернулась в дом, пока я не добежала до родительского крыльца.
  - Мама, открой! - я забарабанила в дверь ладошкой, ключи оставила в комнате, а про звонок забыла.
  Дверь распахнулась, на пороге стоял встревоженный папа.
  - Что случилось, дочка? - спросил он, подозрительно оглядываясь по сторонам, но я уже пробежала мимо него, на кухню в поисках мамы.
  - Мам, дай мне свой походный костюм, - выпалила я, как только увидела маму.
  - Зачем тебе?
  - Мам, давай быстрее, - я нетерпеливо подпрыгивала на месте.
  - Вам в школу что ли нужно?
  Я усиленно закивала.
  - Возьми, он там, в шкафу, который в спальне.
  Но я уже не слушала, опрометью бросилась в комнату родителей. На удивление быстро нашла искомое (хорошо, что мама аккуратистка). Я скинула свои вещи, стремительно облачилась в походные тёплые штаны и куртку под изумлённые взгляды родителей.
  - Милая, с тобой точно всё в порядке? - поинтересовалась мама.
  - Конечно, мам. Ты же знаешь, моих вещей не осталось, а новые я ещё не все купила, поэтому одалживаю у тебя, - я чмокнула маму в щёчку, чтобы немного успокоить. - Можно, я у тебя ещё шапку возьму?
  - Бери, конечно.
  Я так стремительно убежала от родителей, что они не успели всерьёз испугаться и попытаться меня остановить. Я для вида прошлась в сторону школы, потом остановилась и стала прислушиваться к себе, в попытке определить в какой стороне находится Астах. К своему искреннему удивлению и вящей радости я снова "увидела" что-то вроде ленточки, тянущейся между нами. В последний раз, когда я её видела, она была гладкой и шелковистой, серого цвета, а теперь в ней появились красные прожилки, и она тонко вибрировала. Интересно, это хорошо или плохо?
  Я шла и шла, вскоре приличная и облагороженная часть волчьего квартала осталась позади. Вокруг меня теснились старые, но ещё добротные дома (типа такого, в каком жили Глеб с Элькой). Но вскоре и они закончились. Я резко вышла за город, на горизонте виднелся лес. Значит, мы с Астахом где-то здесь проезжали.
  
  Я шмыгнула носом, морозец крепчал. Я надвинула шапку поглубже и прибавила шагу. Надо было дома не спешить, а тщательнее одеваться, а то сейчас со спины, в области поясницы пробирается холод. Я поёжилась.
  На дороге, по которой я шла, остановилась машина. Водитель, усатый дядька, весело окликнул меня.
  - Куда идёшь, красавица? Уж не в Берёзовку ли?
  Откуда я знаю, куда я иду? Но мужик ехал прямо, и мне туда же, значит, нам по пути.
  Я кивнула.
  - Садись, подвезу.
  Я села. Мужик, как оказалось, занимался развозом продуктов по торговым точкам.
  - А чё ты мимо оборотничьего квартала пошла? Обычно не так ходят.
  Я пожала плечами.
  - Дорогу хотела сократить?- я кивнула. - Не боишься на оборотней напороться?
  - Им же запрещено обращаться за пределами своего квартала?
  - А кто за ними уследит? Лес рядом. Я пару раз поздно возвращался, мне дорогу перебегали, такие здоровусшие, страшно аж стало. А одному видно не понравилось, что я его фарами ослепил, он как вдарит по двери кабины. Вот видишь, - он ткнул пальцем в вмятину, - тут вообще страшная вмятина была, еле выправили. Я хозяину пожаловался, а у них с вожаком договор, чтоб работников не трогали, так тот прислал своего, значит, извиняться.
  - И что? - заинтересованно спросила я. В машине было тепло, и я начала отогреваться.
  Мужик хмыкнул.
  - Приходит, значит, такой верзила двухметровый, косая сажень в плечах. Я как его увидел, сразу сказал, всё прощаю, претензий не имею, не дожидаясь никаких извинений, - водила рассмеялся, я тоже улыбнулась.
  Так за шутками и смешными историями, которые усатый дяденька знал во множестве, мы доехали до посёлка лесорубов.
  
  Я поблагодарила доброго человека и вылезла. Огляделась по сторонам, Берёзовка представляла собой небольшой посёлок, со всех сторон окружённый лесом, при том не светленьким березняком, а натуральной тайгой с могучими соснами, дремучими елями и мхом, растущим всюду: и на земле, и на деревьях. Людей на улице было мало, только те два-три человека, которые стояли возле местного магазинчика поглядывали с нехорошим любопытством. Посёлок, маленький, наверно, сразу поняли, что я не местная.
  Куда мне идти? В какую сторону? Я постояла на месте, пытаясь определить направление, и пошла вдоль единственной улицы. Вскоре она закончилась, и я оказалась в девственном лесу. Интересно, почему Астах охотится на территории людей?
  Одуряюще пахло сосновой хвоей. Обильно растущий мох пружинил под ногами. Я шла наугад. Обжитая территория крошечного посёлка почти сразу пропала из глаз. Меня со всех сторон обступали древесные гиганты, образуя над моей головой практически сплошной шатёр. Земля медленно, но неуклонно поднималась, значит, я иду в гору. Мягкий мох заглушал мои шаги, только изредка под ногу попадала какая-нибудь сухая ветка, и раздавался треск, оглушительный в этом величественном безмолвии векового леса. Снова пошел снег. Крупные хлопья медленно падали в этой тишине, из-за чего мио вокруг казался ненастоящим. Только замёрзшие кончики пальцев рук и ног давали понять, что холод очень даже реален.
  Я шла между стволов, ведомая только смутным чутьём, одна, как маленькая песчинка, затерянная в бескрайних просторах вселенной. Неожиданно за моей спиной хрустнула ветка. Я резко обернулась.
  В непосредственной близости от меня стояли трое мужчин, те самые, которых я видела в посёлке.
  Один мужчина сплюнул и задал вопрос своим подельникам:
  - Эта та самая, которая добровольно связалась с оборотнями?
  - Да, это она, - ответил один из них, самый высокий, доставая из кармана фуфайки газету с моей фотографией.
  Первый снова сплюнул.
  - Вот чего девке мало было? Жила бы себе с нормальным мужиком и проблем не знала, а теперь придётся сдохнуть, он извлёк откуда-то из рукава тонкую бечёвку и медленно направился ко мне.
  Я инстинктивно сделала несколько шагов назад и упёрлась спиной в дерево.
  - Пожалуйста, не надо, - прошептала я, завороженно наблюдая, как убийца наматывает бечеву себе на руки, голос мой прозвучал жалко.
  Мужчина серьёзно сказал.
  - Ничего личного, малышка. Просто такие, как ты не должны существовать и плодить ублюдков, - и я с ужасом поняла, что передо мной полукровка - сын волка и человека. - Ты не подумай, что мы гопники какие-нибудь. Нет,- он аккуратно и даже бережно убрал мои выбившиеся из-под шапки волосы, заставив вздрогнуть от омерзения. Мы борцы за чистоту крови. Да ведь, парни? - он обернулся к своим подельникам, и я со всей силы врезала ему по яйцам.
  И когда он согнулся от боли, я его толкнула и побежала.
  Деревья мелькали передо мной, никогда не думала, что могу так быстро бегать. Сзади слышался злобный мат и приглушённый шум бегущих мужчин.
  Почему я не волчица? Дыхание стало всё более прерывистым, лёгкие попросту не успевали нормально наполнятся кислородом, в боку закололо, вот что значит пропускать тренировки. Между тем преследователи не отставали. Один из них метнул мне в ноги какую-то штуковину, ноги опутала верёвка, и я на полном ходу грохнулась на землю. Хорошо, мох смягчил моё падение.
  Я попыталась освободить ноги, но тот полукровка в два прыжка оказался надо мной и от души отвесил мне оплеуху. Свет в моих глазах померк.
  Я очнулась от того, что кто-то мня ощупывал. Мня передёрнуло от омерзения. Человек надо мной разразился похотливым хохотом.
  - Ну, чё очнулась, коза?
  - Кабан, не трогай её, - раздался другой голос немного со стороны. - Ты же слышал, что Чистильщик сказал? Она нам для другого нужна.
  - От неё не убудет, - и он снова возобновил свои исследования, несмотря на моё отчаянное сопротивление.
  Но что я могла сделать со связанными руками и ногами? Мои способности никак не давали о себе знать. Как назло сенсей не научил меня ни одному сколь бы ни было мощному заклинанию, а то, что я выдавала спонтанно сначала в комнате, потом в классе, я понятия не имела как вызвать сознательно.
  Внезапно на голову охальника опустился кулак, который отбросил его на добрых полтора метра. Я с надеждой взглянула наверх, но это оказался всё тот же полукровка. Поверженный заскулил от боли, но возмущаться не решился.
  - Конечно, после того, что ты мне сделала, я не должен тебя защищать, - мой персональный кошмар присел предо мной на корточки и помог спиной опереться на стену (мы находились в чём-то похожим на маленькую охотничью избушку). - А наоборот отдать этим, - он кивнул на своих подельников, один всё ещё постанывал, придерживая разбитую голову, а второй сидел возле очага, пытаясь его растопить. - Но я подумал, что это для тебя будет слишком легко и придумал кое-что получше.
  Я напряглась, ожидая продолжения.
  - Ты же хотела, чтобы о тебе все говорили? - он достал всё ту же газету. - О тебе будут говорить, обещаю, - он выпрямился во весь рост и повысил голос: - Символ объединения говоришь? Кого с кем? С этими выродками мрака? Да ты хоть представляешь, кто они такие? - он снова нагнулся к мне, сверкнув глазами, то ли блики огня отразились, то ли волчьи гены давали о себе знать. - А? Малохольная? - он резко вздёрнул меня за подбородок, я зашипела от боли. - Молчишь? Нечего сказать? А я тебя сделаю знаменитостью, о которой все будут говорить, - он снова воодушевился и отпустил мой подбородок. - Я давно наблюдаю за тобой, почти с самого начала, как ты переехала в квартал оборотней. Хотел проверить, поддашься ли ты влиянию этих выродков. И ты поддалась. Значит, и сама не без червоточинки. Я покажу на тебе, Регина Снегирёва, - я вздрогнула при звуке своего имени.
  Где же Астах? Астах, миленький, спаси. Ты же нашёл меня за тысячу километров, - молилась мысленно я, а меже тем псих продолжал.
  - ... как связь с оборотнями изменяет душу человека. Покажу наглядно, чтобы это стало предупреждением для других девчонок, - сумасшедший полукровка замолчал.
  - Так это вы убивали девушек в городе? - задала я вопрос лишь бы заставить его снова говорить, потому что молчание казалось ещё более жутким, чем его слова.
  Мужчина как будто очнулся от задумчивости, отвёл взгляд от огня, на который до этого смотрел.
  - А-а, это. Я их не убивал. Я чистил скверну в роде человеческом. Они все, я подчёркиваю, все были связаны с этими выродками.
  - Почему тебя не могли почуять оборотни?
  Он ухмыльнулся.
  - Мои предки давно живут рядом с этими чудовищами и научились обходить их преимущества.
  - За меня будут мстить, - твёрдо заявила я.
  - Конечно, - легко согласился этот писхопат, теперь я была в этом уверена на сто процентов. - Мы как раз поджидаем твоего муженька. Как его зовут? Астах, кажется, - он улыбнулся страху, появившемуся в моих глазах. - Я давно планировал что-то подобное. Но ты опередила меня и сама пришла ко мне в руки. Премного благодарен, - он отвесил шутовской поклон, - избавила от лишних хлопот.
  Снаружи избушки раздался жуткий вой, полный боли.
  - Есть! Один попался! - радостно воскликнул один из подручных, тот, который разжигал огонь.
  - Видишь, девочка, - сказал с мягкой улыбкой убийца, - он за тобой пришёл, мой младший братик.
  Я с ужасом уставилась на него.
  - Не веришь? А зря. Его, точнее, наш папаша по молодости любил пошалить. И сделал меня моей маме. Естественно, она была такой же глупой человеческой девочкой, как и ты. Она влюбилась в него без ума. И он нас не бросал, присматривал. А потом объявилась эта волчица, и он сказал моей матери, что больше не придёт. Мама так переживала. Я помню это, мне тогда было почти десять лет. Она не выдержала его безразличия и повесилась прямо перед его домом, на берёзе. Я видел, как она это делает, - он грустно улыбнулся, у меня от ужаса зашевелились волосы на голове. Мне хотелось кричать, но мне заклеили рот сразу же после первого воя снаружи.
  - Я просил маму остановиться, но она меня не слушала. Она сказала, что он должен пожалеть. Ты думаешь, он пожалел? Наутро, вернувшись с охоты он обнаружил тело женщины, которая когда-то была его. Он распорядился её снять и похоронить. Он не выразил ни капли сожаления! Вместо того, чтобы почтить её память, он собственноручно спилил то дерево, а потом снёс всё постройки на участке, как будто мама осквернила ту землю своей смертью!!! - он практически завыл. - А сам построил новый домик и стал жить со своей тварью припеваючи, как будто ничего не случилось. Зачем он тогда вообще подходил к моей матери, раз не мог ей ничего дать?
  Я с ужасом ожидала каждую минуту нового воя, но всё было тихо.
  - Я думал, ты внемлешь предупреждениям, которые я оставлял для тебя, думал, поймёшь, что подобные девушки заканчивают плохо. Но ты ничего не хотела замечать, и вскоре совсем переехала к нему, - он с горечью сплюнул.
  Видимо, тот факт, что Матвей запросто принял меня в свою семью здорово его задевал.
  - Босс, - позвал битый, - чё-то они тихо, не шевелятся, - он заметно нервничал.
  - Не переживай, последнее слово останется за нами. У нас девчонка, ничего они нам не сделают, - сказал психопат, претендующий на родство с моим Астахом. - Ты всё поняла, девочка? - обратился он ко мне. - Ты послужишь уроком другим девочкам, чтобы они не попадали в такую же ситуацию, как моя мама. Длинный, тащи камеру.
  Камера нашлась быстро. Полукровка сноровисто установил её на треножник, как будто проделывал это не единожды.
  - А сейчас, Регина, будем снимать кино, - ласково сказал он, завязал лицо платком и вступил в круг света, в котором находилась я.
  -Сейчас мы покажем, какое чудовище растёт там, внутри тебя, - он взял огромный тесак и стал вспарывать куртку у меня на животе.
  Свет померк у меня в глазах, и я потеряла сознание.
  Глава 20 Не все друзья сволочи
  Очнулась от того, что кто-то хлестал меня по щекам.
  - Вставай, малышка, нечего здесь разлёживаться.
  Я слабо попыталась отпихнуть руки обладателя знакомого голоса. Открыла глаза, передо мной на корточках сидел Пашка Луганский собственной персоной.
  - Пашка? Пашка! - я порывисто обняла своего бывшего парня и теперешнего, я надеюсь, друга.
  - Я понимаю, что ты до сих пор от меня без ума, но не здесь же ...- он помог мне подняться, ноги затекли и плохо слушались.
  - А где эти? - шёпотом спросила я.
  - Господин, нужно быстрее уходить, я долго не удержу их в бессознательном состоянии.
  И тут я заметила, что бандиты лежат тут же в избушке, но так, как будто упали там, где стояли.
  - Всё потом, Регинка. Идём,- Пашка взял меня за руку и потащил на улицу.
  Снаружи стояли крепкие парни в форме, похожей на военную, по ощущениям люди и один одарённый - совсем мальчишка, ещё младше меня. Но он удерживал контроль над сознаниями бандитов, лежащих в избушке. От напряжения у него вздулись вены на лбу, и выступила испарина. Я поняла, что то, что может сделать Архангел играючи (он как-то демонстрировал подобное) от этого парнишки потребовало полной отдачи. Но я всё равно им восхищаюсь, мне до такого уровня владения способностями ещё учиться и учиться.
  Луганский что сюда привёл свою маленькую армию для спасения одной меня?
  При нашем появлении бойцы слаженно перестроились: двое пошли впереди нас, двое замыкали шествие. Мы бодро пробежали расстояние от избушки до леса, точнее я проковыляла, влекомая за руку Луганским.
  - Паша, а где Астах?
  - Всё потом, радость моя. Хорошо?
  Когда мы забежали под сень деревьев, я совсем стала спотыкаться. Спускающиеся сумерки под деревьями становились совсем непроглядными
  Пашка скомандовал, и один из сопровождающих нас бойцов подхватил меня на руки. Мы сразу ускорились. Наша цель оказалась недалеко, через пару сотен метров мы выскочили на поляну, где нас ждал небольшой вертолёт. Вертолёт? Мне стало страшно, во сколько обошлось тому, кто бы это ни был организовать моё спасение?
  Меня ловко подсадили в летательную машину. Пашка запрыгнул следом. Вскоре внесли бесчувственное тело парня-одарённого (всё-таки перенапрягся), и мы взлетели.
  В доме Луганских мне уже приходилось бывать (всё-таки мы с Пашкой одноклассники, да и встречались пару месяцев), мне даже выделили ту же комнату, в которой я однажды ночевала.
  На мои настойчивые вопросы, где Астах, никто не отвечал. Наконец, Луганский не выдержал и почти рявкнул.
  - У родителей спросишь!
  К моему удивлению в поместье Луганских меня ожидали взволнованные родители. Мама мне потом рассказала, что настороженные моим поведением, они с папой позвонили в школу, уточнить, что за поход намечается. Естественно, там ни о каком походе и не слышали. Родители бросились к Игристым. Там они обнаружили ругавшихся друг с другом вожака и его супругу.
  Оказывается, Астах пропал ещё с вечера, не откликнулся на отцовский зов. Они сначала не придали этому значения, подумав, что он поссорился со своей волчицей, тем более на ней был запах постороннего парня, то есть причина была.
  А когда утром вожак, заметив беспокойство невестки (она плакала в своей комнате, думала, никто не услышит), отдал приказ сыну вернуться. Приказ ушёл в пустоту. Вот тут они спохватились (волк физически не может проигнорировать своего вожака), и начали выяснять, кто и где видел его в последний раз. А вскоре подошли сваты с сообщением о пропаже дочери.
  Путь Регины установили быстро. По следу шёл Глеб. Они нашли того усатого дядьку, который подвозил её (прикинули по времени, кто из постоянных мог ехать этой дорогой). Тот, что знал, рассказал.
  В посёлке Регинины следы, ведущие в лес, тоже нашли быстро, но установить, почему она побежала куда-то, сломя голову, не смогли. Следов не было. А потом и запах девчонки пропал, как будто она растворилась в воздухе. Глеб взвыл дурным голосом. Нехорошие подозрения закрались в голову всем, кто участвовал в поисковой операции: все вспомнили жертв того маньяка, возле которых тоже не было никаких запахов...
  Глеб знал, что магоубийцу Регина уничтожила, а что если он не убивал тех девушек-школьниц, а это сделал кто-то другой? И этот кто-то всё ещё на свободе? Что если Регина в его руках? Как подобное сообщить её родителям?
  Им сказали, что её следы обрываются. Тогда Снегирёвы обратились к Луганскому-старшему. Никто не знал, что они предложили в обмен на поиски дочери, но он согласился, даже задействовал одного из своих одарённых. Тот поворожил и определил, что девчонка жива. Её местоположение определили банально: отследив телефон. Похитители ожидали преследования волков, поэтому не подумали избавиться от такой улики как обычный девайс. Луганский отправил на место тревожную группу во главе со своим сыном, чтобы девчонка не стала палить магией со страху по незнакомым людям, или просто хотел сделать красивый жест и вызвать доверие.
  И вот она здесь, живая и здоровая, не считая мелких ссадин и синяков. Луганский-старший великодушно разрешил семейству Снегирёвых остаться в своём доме на ночь.
  От Астаха всё ещё не было вестей, но по всеобщему соглашению эту информацию не стали доносить до сведения Регины, чтобы излишне не волновать и так много пережившую за сегодняшний день девочку.
  ***
  Спала я плохо. Всю ночь снились кошмары, в итоге проснулась в шесть утра и решила больше не ложиться. Пашка не остался ночевать в доме родителей, а умотал в свой особнячок, наверняка к Эмме.
  Чем заняться, я не знала. Интересно, Астах уже вернулся? Где он, мне никто так и не смог дать вразумительного ответа. Я решила позвонить Матильде, может он уже дома? Вдруг так обиделся на меня (подозреваю, из-за дурака Димки), что не хочет разговаривать со мной, поэтому не звонит?
  Я вспомнила, что ещё совсем рано, только тогда, когда Матильда взяла трубку. Но голос мамы Астаха не казался сонным, скорее усталым.
  - Как ты, малышка? - спросила любимая свекровь.
  Я прокашлялась.
  - Всё хорошо.
  - Ты заболела? - испугалась матушка.
  - Нет-нет, просто немного в горле першит, - и после паузы, - мама, а где Астах?
  На той стороне тяжело вздохнули.
  - Регина, не волнуйся, он придёт.
  Я наоборот напряглась.
  - А что с ним случилось?
  - Ничего особенного, он просто не выходит на связь, на волчью связь, - пояснила она. - Наверное, далеко ушёл, не слышит.
  У меня внутри всё похолодело.
  - А вдруг его похитили как меня?- из горла вырвался какой-то жалкий сип.
  Матильда грустно усмехнулась.
  - Если бы это было ради выкупа или шантажа, нам бы уже дали знать. Если бы с ним случилось непоправимое, ты бы первая почувствовала. А это значит, что он жив и относительно здоров.
  - Почему он ушёл? - я не выдержала и всхлипнула.
  - Маленькая, вам двоим пришлось через многое пройти. Он тоже устал, и ушёл лечиться доступным ему способом. Возможно, он просто решил побыть в тишине.
  Мне стало горько от обиды: мой любимый решил отдохнуть от меня в одиночестве.
  - Не переживай, малышка, он скоро вернётся, - и добавила сакраментальное, - если с ним всё в порядке.
  Я чуть не взвыла дурным голосом, быстро попрощалась с мамой Астаха и сразу набрала Глебушку.
  Глеб приветствовал меня сдержанными матюгами.
  - Ты чё звонишь в такую рань! Моя Элька может проснуться. Из-за вас придурков она расстраивается и не может нормально спать. Чего тебе?
  - Ты не чувствуешь Астаха? - я пропустила мимо ушей его бурчание.
  Он помолчал с минуту, потом уверенно ответил.
  - Нет.
  - Зато я чувствую направление! - взволнованно начала я, мне внезапно в голову пришла идея, ну, продолжение вчерашней. - Давай поищем его вместе.
  - Рехнулась? Он может у чёрта на куличках. Ты туда со своей скоростью передвижения сможешь добраться в лучшем случае к новому году. Да и кто тебя отпустит беременную? - внезапно он понял: - Так это за ним ты потащилась в лес?
  Я промолчала, Глебушка снова выругался.
  - Ты же знаешь, я всё равно пойду искать его.
  - Ты что вздумала меня шантажировать?! - взъярился мой друг (а друг ли?). - Сама выбрала чёртова сынка вожака, а как проблемы появились - сразу Глеб помоги!
  - Если бы ты с самого начала относился ко мне лучше, я бы, может, выбрала тебя!!! - заорала я. - Но сейчас я люблю Астаха! Идиот ты, мы сдохнем друг без друга! - я разревелась и бросила трубку.
  Последняя догадка по-настоящему меня напугала. А что если все эти сказки про верность волков, когда уходит один, тогда уходит и второй, вовсе и не сказки? Сколько я протяну, если с моим любимым что-нибудь случится? Мой Астах... Похоже, он это понял ещё в тот раз, когда меня похитили. А я не могла понять, почему в его взгляде, когда он меня нашёл, боролись любовь и ненависть, смешанные с обречённостью. Значит, мне не показалось.
  О, мой Астах, через что же тебе пришлось пройти, любимый? Прости меня. Но ты нашёл в себе силы любить меня и дальше, ты так молод, но так мудр. Я так горжусь тобой. Мне бы твою твёрдость и уверенность в своих чувствах.
  Если Глеб не согласится мне помочь, попрошу Пашку. Хотя, сдаётся мне, родители меня уже продали конгломерату Луганского. Не за даром же он собрал такую спасательную экспедицию: бойцы, вертолёт, одарённый, да ещё сына отправил. Если и здесь не получится, свяжусь с сенсеем. Ему тоже от меня что-то нужно, значит, есть шанс, что он мне не откажет.
  Раздумывая об этом, я бегала по комнате в поиске хоть каких-то пригодных для носки вещей. А сумка с моей одеждой (родители постарались) оказалась банально в шкафу, в который я заглянула почему-то в последнюю очередь.
  Только успела переодеться и собрать волосы в хвостик, как зазвонил телефон.
  - Ты где? Я уже подъехал к Луганским. Учти, если не выйдешь через пять минут, я уеду домой, спать.
  Я счастливо улыбнулась, Глеб всё-таки приехал.
  Быстро написала родителям записку, куда, с кем уезжаю, чтобы не волновались, и убежала на улицу. Охрана на воротах не препятствовала моему желанию покинуть территорию особняка. Видимо, никаких инструкций на этот счёт у них не было.
  Глава 21 Я не могу без него
  Глеб приехал на мощном квадрацикле.
  - Быстрее садись, - кивнул он на место сзади себя. - Из-за тебя пришлось у родного отца угонять машинку.
  Я не обратила внимания на его привычное бурчание, радостно уместилась сзади парня. Так получилось, что я оказалась вплотную притиснута к его спине. Он замер, а потом процедил:
  - Отодвинься! Одни от тебя проблемы...
  Я попыталась отодвинуться.
  - Здесь некуда, - жалобно сказала я.
  Глеб зарычал.
  - Задолбали вы вместе с Астахом! Какого хрена я должен возиться с чужой волчицей?! - он завёл мотор, и мы резко тронулись с места.
  Я вынуждена была вцепиться в куртку Глеба, что не придало ему благодушия.
  - Куда ехать? - рявкнул он.
  Я прислушалась к себе, повертела по сторонам головой, потом ткнула пальцем прямо.
  Мы неслись по заснеженной дороге, сзади нас клубилась снежная позёмка. Злой ветер бил в лицо колючими снежинками, заставляя меня искать укрытия за спиной Глеба и прижиматься к нему всем телом, чтобы сохранить чуточку тепла. Только сейчас я заметила, насколько мне одиноко и пусто, а Астаха я не видела всего лишь сутки с небольшим. Как же это тяжело, хоть волком вой.
  - Стой! - крикнула я.
  Глеб резко затормозил, я чуть не вылетела из седла.
  - Что? - недружелюбно буркнул он. - И отлепись, наконец, от меня!
  - Нам надо туда, - я показала рукой куда-то вправо от дороги, туда, где начинался лес.
  Глеб выругался.
  - А точнее сказать не можешь? Может, к тому месту ведёт хорошая дорога?
  Я отрицательно помотала головой.
  - Я чувствую лишь направление.
  Глеб съехал с дороги, заглушил мотор, потом откуда-то достал розовый пуховик и бросил мне.
  - На, одень. И скажи спасибо Эльке, это она о тебе позаботилась, - а сам отвёл взгляд.
  Сдаётся мне, что Элька к куртке не имеет никакого отношения, да и размер не её, она помельче меня будет.
  
  И вот мы бредём по заснеженному лесу в неизвестном направлении, как двое заблудившихся детей или неудавшихся любовников. О последнем не думать! Регина, ты отвратительна! Идешь на поиски своего возлюбленного, а думаешь о другом мужчине. Я искоса глянула на Глеба, он шёл весь такой сосредоточенный, время от времени принюхивался и постоянно прислушивался (уши, конечно в человеческом обличье у него не шевелились, но головой он вертел в разные стороны). Я позавидовала его здоровью: он был одет в лёгкую кожаную куртку, да и та была расстёгнута. И нос у него даже не покраснел. Я швыркнула своим и стёрла перчаткой с кончика капельку конденсата.
  - Ты замёрзла? - спросил Глеб, потрогал мой холодный нос, затем руки. - И чего молчишь?!
  Он энергично начал растирать мои озябшие пальчики, зачем-то посмотрел на небо (с неба падали хлопья снега), оглянулся по сторонам.
  - Сдаётся мне, что где-то неподалёку от сюда есть зимовье лесорубов. Идём туда.
  Это он что по небу определил наличие поблизости зимовья?
  - А как же Астах? - попробовала возразить я.
  - А ты нужна ему сосулькой? - логично возразил Глеб и пошел вперёд, немного в сторону отклоняясь от нашего маршрута.
  Я поспешила за ним, мне хватило вчерашних блужданий в одиночестве по лесу.
  Как я ни спешила, я всё равно стала заметно отставать. Глеб остановился и обернулся.
  - Ты чего такая медленная?! - раздражительно сказал он, вернулся ко мне, подхватил на руки.
  Впервые кто-то кроме Астаха нёс меня на руках. Хотя нет, вру, вчера нёс боец Луганского. Но это совсем не то.
  Я обхватила Глеба за шею. При ближайшем рассмотрении у Глеба оказались длинные чёрные ресницы, я даже немного позавидовала. От того, что он постоянно хмурится, у него образовалась маленькая морщинка между бровями. Я попыталась разгладить её пальчиком. Парень замер, а потом я оказалась прижата к берёзе, руки захвачены над головой, я даже пискнуть не успела.
  Глеб уткнулся мне куда-то в шею, с силой вжимая меня своим телом в дерево.
  - Ты чего творишь, Регина? - прорычал он и лизнул в шею, язык на контрасте с воздухом оказался нереально горячим, я вздрогнула.
  Мне стало невыносимо жарко. А Глеб между тем начал целовать мою шею и чувствительную кожу возле ушка. Я испугалась своей реакции, вдруг я не смогу сказать ему "нет"? Глеб отпустил мои руки и стал шарить своими горячими ладонями по телу, осторожно изучая все мои изгибы. Ситуация почти такая же, когда у нас с Астахом был первый раз.
  - Глеб! - взмолилась я. - Пожалуйста, не надо, не надо! Что мы скажем Астаху? Нашему Астаху?
  Глеб остановился, глянул на меня своими почти изменившимися глазами, клыки невольно ощерились, из груди вырвалось глухое рычание.
  - Ты же тоже его любишь как друга, как брата! - моё лицо исказила мука, почему всё так запутано? - Мы не можем так поступить с тем, кого любим!
  - Снегирёва, ты чё несёшь?! -прохрипел мой друг волк. - Ты понимаешь, что ты несёшь бред?
  - Это не бред, Глеб, это правда. Мы, правда, оба любим Астаха, но по-разному.
  - Ты что хочешь с нами обоими? - растерялся парень.
  Я промолчала.
  Он отстранился, отошел в сторону, взял пригоршню снега, умылся, ещё зачерпнул, засунул себе за шиворот, чуть не взвыл.
  - Регинка, ты сумасшедшая, - наконец, сказал, вернувшись ко мне. Я всё ещё стояла, прислонившись к дереву.
  - Это лучше, чем если бы между нами сейчас что-то произошло, и Астах нас бы потом обоих убил, а потом сам покончил с собой, - хмуро ответила я. - Ни за что не поверю после сегодняшнего, что ты не испытываешь ко мне никаких чувств.
  - А ты, ты кого любишь?! - внезапно взорвался оборотень и в сердцах пнул сосну. Зря это он, на него тут же свалился сугроб, накопившийся на кроне за два дня снегопада.
  Парень чертыхнулся, но снежный водопад немного его отрезвил, и он смог взять себя в руки.
  - Я очень люблю Астаха, очень-очень сильно. А ты мне очень сильно нравишься. Больше, чем друг, - добавила я после паузы.
  Глеб молча слушал, внимательно смотря на меня. Потом подошёл, застегнул на мне куртку, поправил шапку.
  - Регина, ты такая дурочка, - его пальцы были мокрыми и холодными после снега. - Пошли, - он взял меня за руку, и мы пошли в прежнем направлении, в сторону зимовья.
  - Зато согрелись! - радостно сказала я, чтобы разбить неловкую тишину, повисшую между нами.
  Дражайший одноклассник посмотрел на меня своим фирменным взглядом.
  - Ты что всё это задумала, чтобы погреться? - он остановился. - Ты дура, Регина?
  - Сам дурак, - обиделась я. - Ничего я не задумывала, это ты первый начал.
  Парень хмыкнул.
  - От тебя несёт неприкрытым желанием.
  - Это естественно, мы с Астахом давно не виделись, - буркнула я, вдруг найдя для себя объяснение своему странному поведению. - Точно! - обрадовалась, что стало всё понятно, - так и есть!
  Глеб скептически фыркнул и продолжил путь. Не оборачиваясь, бросил.
  - Даже когда Астах рядом, я же чую, как ты реагируешь на моё присутствие, - он повернулся. - Мой нос не обманешь, это бесит больше всего, - он снова подхватил меня на руки.
  - Что нос не обманешь? - решила уточнить я.
  - Что?
  - Ну, бесит, что нос не обманешь?
  - Нет, ты бесишь. А всё потому, что ты не волчица. Волчица запечатлится со своим волком и не смотрит на других, в отличие от некоторых.
  - О, так ты в своём желании обвиняешь меня? - я поджала губки. - Ясно.
  Парень промолчал. Между нами снова повисла неприятная тишина.
  - Глеб, а почему волки в основном не целуются в губы? - брякнула я прежде, чем подумала и заткнулась. - Даже Астах сначала ... - шёпотом продолжила я.
  Глеб смерил меня недовольным взглядом.
  - Потому что мы волки, а ты человек, - процедил он. - И хватит меня провоцировать, иначе выброшу в снег!
  - Бу-бу-бу.
  Я пыталась прислушаться, где Астах. Мой милый Астах. Ощущение пустоты навалилось с новой силой. Я тяжело вздохнула и непроизвольно шмыгнула носом.
  - О, только не это, - простонал парень, - только не реви!
  - Я просто беременная, и, как мне объяснили, частые перепады настроения - это нормально, - я вытерла выступившие слёзы.
  - Уж лучше исходи желанием, - заявил парень. - Я как-нибудь потерплю. Снега здесь полно...
  Я насупилась.
  Вскоре мы вышли к зимовью. К моему удивлению оно оказалось пустым и холодным. Заметив мою реакцию, Глеб с усмешкой сказал, что так и должно быть. Здесь был небольшой запас дров, спички и соль, ну и котелок, воду кипятить.
  Глеб сноровисто развёл огонь в странной печке больше похожей на бочку с трубой, мне велел садиться поближе к огню. Только хотела сесть на колченогий табурет, но мой староста остановил.
  - Подожди, - снял куртку, свернул. - На, положи на табуретку, теплее будет, - говоря это, он смотрел в сторону. Я взяла куртку. - Зря еды для тебя не взяли, - сказал он, стаскивая с себя футболку.
  - Ты чего делаешь?! - испугалась я.
  Он бросил снятую футболку мне на голову и принялся за ботинки.
  - На охоту собираюсь, озабоченная человечка!
  - Зачем? - я сглотнула, когда парень принялся расстёгивать ремень брюк, и с усилием отвела глаза.
  - Тебя кормить. Время уже за полдень перевалило.
  - Правда? - удивилась я, снова поворачиваясь к парню.
  Зря. Глеб предстал передо мной во всей красе. Я жутко покраснела и быстро отвернулась.
  - Ты не мог предупредить?! - возмущённо воскликнула я.
  - О чём? Ты видела, что я раздеваюсь, - голос Глеба был далёк от недовольства.
  - Извращенец, - пробубнила я, старательно отводя глаза.
  Глеб никак не отреагировал.
  - Меня не будет часа два. Дверь закрой на засов, никому не открывай, кроме меня. Сейчас, правда, не сезон, охотников не должно быть, но всё равно. Я пошел, - он выскользнул в дверь.
  Я, конечно, знаю, что оборотни по-другому относятся к обнажённому телу, в смысле не стесняются, но этот гадёныш мог бы и снаружи раздеться! Теперь сиди и красней. Ладно, хоть согрелась немного. Я подошла к двери и с трудом вставила тяжёлый засов в паз. Фух, чуть не надорвалась.
  Сидеть было холодно, я решила пройтись по маленькому зимовью, восемь шагов туда, восемь обратно, поприседала, поделала махи ногами, немного разогнала кровь.
  Я уже два раза подбросила дрова, примитивная печка плохо держала тепло.
  Где же Глеб? Есть так хочется. Снаружи послышался хруст снега.
  - Регина, открой.
  Наконец-то! Я, пыхтя, отодвинула засов и открыла дверь. Совсем забыла, что Глеб без одежды, быстро отвернулась. Он хмыкнул и пошел одеваться.
  Глеб принёс молодого кабанчика, я увидела его, выглянув за дверь, Глеб оставил его на огромном пне, стоящем возле избушки. Я не стала выходить, боясь, что меня стошнит от запаха крови.
  Тут я заметила, что у Глеба волосы мокрые.
  - Почему у тебя волосы мокрые?
  - Мылся.
  - Что? Где?
  - В реке, ясен пень.
  Я содрогнулась. А он достал откуда-то нож (или с собой был?), вышел на улицу, отрезал небольшой кусок от туши, велел мне набрать снега в котелок, я сделала.
  - А зачем нам целый кабан? Можно было зайчика...
  - Сама ты зайчик, - он внезапно улыбнулся, забрал у меня кастрюлю. - Я много ем. Ещё тебя приходиться на руках таскать, - он установил котелок в специальной выемке на печке, бросил в него нарезанное мясо, соли и каких-то травок.
  - А-а, так трансформация отнимает много сил, - поняла я.
  - Ты сколько с Астахом живёшь? Вон даже ребёнка от него ждёшь, а таких простых вещей не знаешь.
  - Он при мне редко перекидывается, - надулась я.
  - Я бы на его месте тоже. Потому что волк - это тебе не плюшевый медвежонок, его нельзя тискать.
  - Но он пушистый!
  Глеб закатил глаза.
  - А за пушистого тебе могут и руку откусить, - он смачно потянулся и лёг на деревянный настил, заменяющий здесь кровать. - Ты присматривай за супом, я спать.
  Он положил руку запястьем вверх на лоб, чтобы защитить глаза от света огня и, кажется, уснул.
  Суп варился и варился, я потыкала мясо имевшейся тут же вилкой, мне показалось оно ещё сырым. Сколько можно ждать? Я присела на импровизированную кровать рядом с Глебом и незаметно уснула.
  Глава 22 Катастрофа
  Я проснулась от того, что меня целовал мой Астах. Только он может быть таким нежным и горячим одновременно. Моё сердце радостно затрепетало, и я ответила на поцелуй со всевозможной страстью, пытаясь вложить в него все те чувства, которые переполняли меня.
  Мой любимый Астах. Его горячая рука заползла мне сначала под куртку, а потом и под рубашку, и наконец, добралась до моей груди. О, как я скучала по его прикосновениям! Мои руки стали шарить по его телу, заползая под тонкую футболку и пытаясь расстегнуть ремень на его брюках.
  Руки Астаха избавили меня от куртки и рубашки. Стало прохладно, но любимый был рядом, такой пышущий жаром. Его поцелуи от шеи спустились вниз, слегка задержались на пупке и остановились на границе трусиков.
  - Почему ты остановился? - спросила шёпотом я.
  - Там кто-то ходит, - ответил Астах голосом Глеба. Меня как холодной водой облили. Что творю?!
  - Пойду, проверю, - он мягко поднялся. - А ты оденься. И не напридумывай себе лишнего: спросонья я перепутал тебя с Элькой.
  Мне почему-то стало обидно до слёз, и я сказала:
  - Я тоже думала, что ты Астах.
  Парень ничего не ответил и бесшумно выскользнул за дверь. А я судорожно пыталась в темноте отыскать свою рубашку, огонь почти погас, стало заметно холоднее. Как я умудрилась уснуть рядом с Глебом?
  Скрипнула, открываясь, дверь, вернулся Глеб, напустив холоду.
  - Кто там был? - спросила я, дрожащими руками застёгивая пуговицы на рубашке до самого горла.
  - Да лисы. Почуяли кровь, прибежали в поиске, чего бы пожрать, - ему надоело смотреть на мои тщетные попытки застегнуть мелкие пуговицы трясущимися руками.
  Он присел передо мной на корточки, расстегнул последние пять пуговиц. Я напряглась, поймала его руки своими, пытаясь отвести в сторону.
  - Да погоди ты. Ты просто неправильно их застегнула, - и он сноровисто завершил начатое. - Вот так. И одевайся быстрее, а то больше я тебя греть не буду, - он хмыкнул. - Спать будем раздельно.
  Я согласно кивнула, надоело искушать судьбу. Он подал мне куртку, которая оказалась лежащей на полу, сначала прогрев её возле печки.
  - Ты не нервничай сильно, если что Астах будет разбираться только со мной, а тебе даже слова не скажет. Обозлится, да, но потом простит. Волк не может долго злиться на свою волчицу.
  Утешил, блин. Что мне там Эмма говорила на счёт того, что я стравливаю двух сильных волков? Я ещё тогда так возмутилась. А теперь что делаю? На душе стало муторно.
  - Глеб, что с нами? - спросила грустно я.
  Он в это время подбрасывал дрова в печку, и огонь красиво играл на его золотистой коже.
  - Ты же сама сказала, что Астаха давно не видела, - ответил спокойно. Нашёл футболку, одел. - Пытаешься его заменить мной. Вот и всё. Не переживай ты так, - добавил он, видя, как я расстроилась. - Лучше иди, поешь. Бульон, конечно, выкипел, но мясо есть можно.
  - А ты? - спросила я, подсаживаясь ближе к печке и импровизированному столу.
  - Я уже поел, - он вручил мне кастрюльку с вилкой и вышел.
  Я думала, у меня не будет аппетита после всех потрясений, но откусив первый кусочек мяса, я поняла, насколько голодна. Сама не заметила, как умяла всё, что было. С сожалением посмотрела на пустое дно кастрюльки. Глебу даже попробовать не оставила.
  Я приоткрыла дверь и в образовавшуюся щёлку негромко позвала парня. На улице стояла ясная морозная ночь. В тёмном небе перемигивались звёздочки. Послышался хруст мёрзлой травы под ногами припорошенной снегом.
  - Ты чего тут торчишь? Иди внутрь.
  - Я хочу в туалет, - пролепетала я, краснея.
  Парень хмыкнул.
  - Так иди. Можешь в любую сторону. От тебя сейчас так оборотнем несёт, что ни один зверь не подойдёт, а людей здесь нет.
  Я вынырнула из тёплого нутра избушки в морозную ночь. Отошла к ближайшим кустикам. Далеко идти не решилась, даже отсюда избушка еле виднелась, сливаясь с тёмной громадой леса.
  Когда я вернулась, Глеб меня встретил в своей истинной ипостаси. Похоже, он всерьёз вознамерился ночевать на улице. Он подтолкнул меня носом к избушке и придал ускорение глухим рычанием. Волк Глеба выглядел более поджарым по сравнению с волком Астаха. Что там Глеб говорил, степные гены? Но всё равно намного крупнее обычного лесного зверя.
  Ночью мне стало плохо, не надо было есть столько мяса на голодный желудок.
  - Глеб, - позвала я, потом вспомнила, что он на улице, а дверь закрыта. Кое-как доползла до двери, открыла. - Глеб, - прошептала.
  Из темноты вышли два тёмных силуэта, один сразу подхватил меня на руки, потому что я стала падать.
  - Тише, маленькая, всё хорошо, - услышала я такой родной голос.
  - Астах, ты мне снова мерещишься? - прошептала я, проводя рукой по его лицу.
  - Нет, это правда я, - он уложил меня обратно на кровать. - Что случилось? Где болит?
  - Меня тошнит очень сильно. Астах, помоги. Мне так плохо, так плохо, - я заплакала.
  - Похоже, она переела, - сказал Глеб.
  
  ...- Хреново ты присматривал за ней, - прорычал Первый.
  А девчонке между тем становилось всё хуже.
  - Не ори, ей и так плохо, надо делать промывание желудка.
  - Так тащи воду.
  Я взял котелок, пошёл, набрал снега. Пришлось снова подбрасывать дров в печку.
  Астах пришёл ближе к полуночи. Как ни странно в человеческом облике. Я его почуял сразу. Вышел навстречу. Мы посмотрели друг на друга.
  "С ней всё в порядке?" - спросил он по мыслесвязи.
  "Да", - ответил я.
  "Пойдём, отойдём".
  Я знал, что всё этим и кончится, он вправе меня убить за то, что я подошёл к его волчице. И я даже не стал пытаться повернуть ситуацию в свою пользу. Рано или поздно мы бы всё равно сцепились из-за этой девчонки, так зачем бегать от предопределённости? Лучше сразу всё расставить по своим местам. И будет лучше, если Регина не узнает об этом инциденте.
  Астах сбросил одежду и молниеносно перекинулся. Да, то у него стало получаться лучше. После женитьбы на Регине он стал матереть. Того и гляди сцепиться со своим отцом за власть. Но тот умный, и пока не даёт своему сыну повода для бунта.
  ... Светлый волк набросился на чёрного, метя в глотку. Чёрный увернулся. Его преимуществом была скорость из-за более мелкого размера. Снова сцепились, полетели клочья шерсти, белый снег окрасился алым. Оба противника были разъярены до предела и не желали уступать. Светлый волк, используя своё преимущество в весе, всё-таки завалил чёрного. Добрался до его горла, но почему-то медлил с решающим ударом.
  " Убей меня и всё закончится. Давай же! Ты же знаешь, что я не сдамся!"
  Светлый чуть сильнее сжал глотку противника, лишая того доступа кислорода. В голову чёрного закралась паническая мысль, и он еле удержал себя от жалкого скулежа: "Неужели всё?" Сознание на мгновение затянуло тёмной пеленой. Внезапно его глотку отпустили, светлый волк прыжком отскочил от поверженного противника и понёсся в сторону зимовья. Тут сквозь шум крови в ушах чёрный различил слабый звук голоса Регины, она звала его. С ней что-то случилось. Он рванул вслед за Первым.
  Они подоспели как раз вовремя, девчонка из последних сил открыла дверь, и практически выпала наружу, первый в последний момент успел её подхватить.
  ***
  Вы знаете, как промывают желудок в кустарных условиях? Нет ничего приятного, скажу я вам. Меня заставили выпить большое количество воды, потом Астах искусственно вызвал у меня рвоту, банально засунув два пальца в рот. Мне было так стыдно. Но он непреклонно приказал не думать о всякой фигне. Потом я снова пила, и меня снова рвало, до тех пор, пока я совсем не осталась без сил.
  Глеб за это время успел вскипятить воду и заварить какую-то траву. Я выпила, мне стало легче.
  И тут я заметила.
  - А почему вы оба голые? - спросила я. - И грязные? - я потрогала обнажённую грудь Астаха. - Это что земля?
  - Земля-земля, - сказал Астаха, перехватывая мою руку и целуя мои пальчики.
  - Фу, они грязные, - я попыталась отнять конечность, но он не дал.
  Вместо этого небольно, но чувствительно укусил запястье, а потом шею, завершил он свои странные действия поцелуем в лоб и словами: "Моя".
  - Что ты делаешь? - спросила я, внезапно вспомнив, что от меня, наверное, сильно пахнет Глебом.
  Астах промолчал. А Глеб сказал:
  - Он тебя метит.
  Мой любимый тяжело на него посмотрел, и тот поспешил уйти с поля моего зрения.
  Что? Метит? Как территорию что ли?
  - Вы что на охоту снова ходили? - решила я уйти от скользкой темы.
  Парни в этот раз оба промолчали.
  - Тебя больше не тошнит? - заботливо поинтересовался Астах. - Как рассветёт, пойдём домой, - он провёл рукой по моим волосам, на мгновение задержав руку на моей щеке. Я повернула голову и запечатлела быстрый поцелуй на его ладони. Я чувствовала себя виноватой перед тем, кого люблю.
  - Астах, - прошептала я, подалась вперёд и обняла его, крепко, как могла, прижавшись.
  Одно долгое мгновение он не отвечал на моё объятие, я уже подумала, что не простит меня, но вот его руки дрогнули, он прижал меня к себе, а потом и вовсе пересадил на колени.
  - Больше так не делай, Регина, - сказал тот, кого я люблю больше жизни. - Иначе, мне придётся убить своего лучшего друга.
  - О, Астах, прости меня,- я заплакала.
  Астах убаюкивал меня на руках, а потом я незаметно уснула. Видимо, в том чае от тошноты была ещё и успокоительная травка.
  ..."Почему ты не убил меня?" - спросил второй, когда моя волчица уснула.
  "Потому что она расстроилась бы. Тебе не понять. Ты никогда не был связан", - устало ответил я.
  От мысли, что я чуть собственными руками не толкнул свою волчицу в объятия другого, мне становилось плохо. Опять не досмотрел. Сходил, называется, успокоить нервы, захотелось привести мысли в порядок. Привёл. Пока меня не было мою жену успел похитить психопат, моя семья задолжала козлу Луганскому, а лучший друг чуть не стал моими врагом, точнее чуть не сделал из меня братоубийцу, потому что Глеб для меня больше чем брат по крови, он - побратим. Это братание на уровне духа.
  Мы сидели и угрюмо молчали, охраняя сон моей возлюбленной. Отвар, наконец, стал действовать и она уснула. Я аккуратно уложил её на подобие кровати и укрыл нашими с Глебкой куртками. Всё равно она уже вся пропахла этим придурком, который с головой не дружит. Всё тихоней ходил, на девок внимания демонстративно не обращал, а тут как с цепи сорвался. Когда я увидел ту человеческую девчонку, которую он "спасал", я сразу понял, что дело нечисто. И оказался прав, друг действительно страдает от неразделённой страсти к моей женщине. И самое противное, что она ему симпатизирует. Но Регина предложила выход, и мне показалось, что начинающий герой-любовник успокоится. Но не тут-то было, стоило ему остаться наедине с моей девочкой, как он сразу позабыл своей жене. А ведь они только поженились.
  ***
  Я так рада была видеть Астаха, что даже хмурая погода не портила настроения. Сегодня потеплело. Ненадёжный первый снег сошёл на нет. Лишь кое-где под ёлками белели островки былого снежного великолепия.
  Мы были снаружи избушки. Парни задумали пожарить шашлыки, помятуя о том, что варёное мясо из кастрюльки меня чуть не отравило.
  Дул тёплый южный ветерок, я беспричинно улыбалась. Мой Астах нашёлся, и с Глебом они вроде нормально общаются. Я думала, будет драка, но нет, они вполне дружелюбны, даже шутят. Видимо, пришли к какому-то соглашению, но мне о нём ничего не сказали.
  Астах с улыбкой наблюдал, как я прыгаю, словно маленькая девочка, собираю шишки и другой лесной мусор. Всё мне кажется в диковинку: я же городской житель. Даже Глеб слегка улыбнулся, глядя на меня, только уголками губ. Но это же Глеб, так что можно сказать, что сегодня он светится от счастья.
  Я вдыхаю этот воздух, напоенный ароматами хвои, палых листьев и оттаявшей земли. Не выдерживаю радости, идущей изнутри, кручусь на месте, раскинув руки в стороны, а лицо, подставив солнцу, только выглянувшему из-за туч. Случайно задеваю какой-то куст рукой, на меня тут обрушивается водопад из ледяных капель. Я заверещала, парни засмеялись.
  Подбежала к Астаху, обняла его, он наклоняется ко мне, легко целует, вроде сказал "привет". Я уткнулась лицом ему в грудь и изо всех сил к нему прижалась, так по нему соскучилась. Он выбрасывает хворост, который до этого держал и нежно обвивает мой стан своими сильными руками.
  - Регинка, - шепчет Астах, целуя в шею. Ему неудобно из-за разницы в росте, он приподнимает меня, я обхватываю его талию ногами. Вот теперь я даже выше его. - Я так соскучился, - и снова целует.
  Глеба я не вижу, но ощущаю где-то на грани восприятия.
  Астах направляется к избушке. Мы там остаёмся вдвоём. Он закрывает дверь, но не на засов, просто прикрыл. Моё дыхание учащается в предвкушении. Мой любимый медленно подходит ко мне. Я знаю, что он всё ещё злится.
  Вижу его этот холодно-агрессивный взгляд, обычно он его оставляет для других, мой сильный, мой могучий волк. И вдруг я со всей ясностью понимаю, что передо мной стоит будущий вожак. У меня даже дыхание перехватило от этой мысли. Приехав в конце лета в квартал оборотней, я познакомилась с весёлым жизнерадостным мальчишкой, а сейчас передо мной стоит мужчина, чётко осознающий, что ему нужно от жизни. Интересно, а я изменилась? Додумать не удалось: меня захватили в сладкий плен сильные руки и требовательные губы.
  Сегодня я по-настоящему почувствовала себя его женой. Раньше этот факт проходил мимо моего сознания, всё воспринималось вроде игры. Или у меня просто не было времени осмыслить своё новое положение?
  То, что сегодня произошло между нами, несравнимо с тем, что было раньше. Сегодня почувствовала себя настолько женщиной, что меня поразила сама возможность чувствовать в себе нечто подобное. И всё это было во мне с самого начала? Удивительно. Мне и раньше с Астахом было хорошо. Но ещё вчера мы были детьми, изучающие возможности своих тел, а сегодня стали чем-то большим, не просто парнем и девушкой, симпатизирующим друг другу, а мужчиной и женщиной, принявших решение, идти вместе.
  - Астах, ты мой муж, и я люблю тебя, - прошептала я и поцеловала его в подбородок.
  - Ты давно моя волчица, - ответил мне этот прекрасный мужчина (я не только о внешности), который мой муж, и плотнее укрыл меня своей длинной курткой. А я лежала на нём самом. Ибо холодно.
  - И вообще, я должен тебя наказать, - шутливо-"страшным" голосом сказал он, на мгновение явив себя прежнего, беззаботного мальчишку.
  - За что?! - воскликнула я.
  - За то, что два раза рисковала собой, отправляясь за мной в лес. Знаешь, Регина, у меня больше шансов выжить в лесу, чем у тебя.
  - Я знаю, - пробубнила я. - Но я не могла по-другому! Я перестаю дружить с головой, стоит мне подумать, что с тобой что-то случилось.
  Я попыталась сползти с парня.
  - Ты куда собралась? Мы ещё не закончили!
  - Что? Тут же Глеб где-то рядом, неудобно.
  - Ничего. Пусть терпит, - и поцеловал. Когда я отказывалась от предложенного удовольствия?
  Глава 23 Всё будет хорошо
  Через какое-то время наш обездоленный друг постучал в двери.
  - Там лесорубы идут. Их шугануть?
  Астах какое-то время обдумал заманчивое предложение Глеба на счёт шугануть.
  - Нет, не надо, мы не на своей территории, - всё-таки решил он. И уже мне: - Регинка, одевайся.
  Сам же быстро соскочил с кровати, натянул свои вещи и вышел. Блин, забыла спросить, где он был всё это время и зачем уходил. Торопливо натягивая брюки, я запуталась ногой в штанине и чуть не грохнулась.
  Из-за двери послышался смешок моего любимого.
  - Не спеши, малышка, через меня они не пройдут.
  
  Как я поняла из разговора моих волков и трёх дюжих мужиков, что те не за лесом сюда пришли. Они охотники, а лес рубили последний раз, наверное, ещё их деды. Род деятельности изменился, а название людей - лесных жителей осталось. Пришедшие спрашивали, много ли нынче в лесу зверя, удачна ли будет охота, и совсем не выглядели агрессивными.
  Я вышла из избушки и прильнула к своему волку. Мужики, видимо имели опыт общения с оборотнями, они тщательно меня игнорировали, стараясь не смотреть в мою сторону, хотя это было затруднительно, я-то стояла с тем, с кем они вели разговор. Их тактика по незамечанию меня и злила, и смешила одновременно.
  Один из мужиков при обмене новостями, сообщил, что недавно пропало три человека из Берёзовки. Я вздрогнула и посмотрела на Астаха, он остался невозмутим, лишь крепче обнял. Глеб тоже бросил быстрый взгляд на своего Первого. Развивать тему не стали, Астах непререкаемым тоном заявил:
  - Не при моей жене.
  Мужики понятливо закивали и тему замяли. Один из них оказался дядей нашей Эльки, так что Глеб имел возможность познакомиться с новым родственником.
  А потом мой живот громко заурчал, напоминая, что я вообще-то ещё не ела.
  - Извините, - пробормотала я, не зная, куда себя деть от стыда.
  Астах глянул на меня, улыбнулся, сказал: "Пойдём". Оказывается, за домиком был навес, под которым располагался стол и скамейки. Видимо, эту заимку используют ещё и как место отдыха.
  - Астах, откуда у тебя этот плащ? - он действительно был не в привычной короткой куртке, а в длинной, ниже колена. - Я такого у тебя не видела, - спросила я.
  - Тебе не нравится? - он демонстративно оттянул полу плаща.
  - Нормально. Только ты в нём похож на киношного вампира, - парни почему-то заржали. - Что я такого сказала? - я нахмурилась.
  - Ничего, - весело ответил Астах, сел на лавку, посадил меня на колени, холодно же.- Ешь.
  Глеб откуда-то принёс жестяные тарелки с жареным мясом.
  Я неуверенно посмотрела на мясо: есть хотелось, но вдруг опять будет плохо.
  - Ешь. Если немного, то всё в порядке будет, - и Астах первым показал пример, отправив в рот кусок прямо руками, без вилки. - Чего? Не нравится, что я руками ем? - он с весёлыми искорками в глазах посмотрел на меня. - Я вообще-то и без рук могу, но тебе показывать не буду, слабонервная моя.
  Глеб уже вовсю уплетал свою порцию, изредка поглядывая на нас. Я нерешительно взяла кусочек двумя пальчиками, поднесла к носу, понюхала. Пахнет вроде ничего.
  - Астах, разжуй ей и покорми, а то она так до вечера сидеть и смотреть будет, - посоветовал наш добрый друг, приканчивая последний кусок. Хорошо хоть чашку не стал вылизывать.
  - Это хорошая идея, - поддержал Глеба Астах. - Регина.
  - Вы чего сговорились? Меня сейчас стошнит от ваших предложений! - я сердито посмотрела на обоих парней, те переглянулись и гнусно захихикали.
  - Регина, ешь, или я тебя сам покормлю, - пригрозил Астах, видя, что я всё ещё не ем.
  И я всё-таки решилась. А нет, мясо на вкус тоже ничего, лучше, чем вчерашний суп. Глеб определённо прогрессирует в качестве повара.
  - А те дяденьки куда ушли? - спросила я про лесорубов.
  - Охотиться, - пожал плечами Глеб.
  - А как мы домой пойдём?
  - Пешком, - заявил Астах. - Глебка мотнётся за своим квадрациклом, если его не спёрли, а потом заберёт нас по дороге.
  - А как он нас найдёт?
  - Мы волки, и мы уже согласовали маршрут, - пояснил Астах. - Идём.
  Мы разделились: Глеб ушёл вперёд и влево, а мы неторопливо пошли направо. Так, Астаха объяснил, мы быстрее выйдем к дороге. Ему виднее.
  Мох и трава под ногами после стаявшего снега были скользкими, так и норовя меня уронить, из-за чего ступать приходилось ещё осторожнее.. Перед нами с ветки на ветку перепархивали любопытные лесные птички. С деревьев то и дело срывались крупные холодные капли, наверное, ночью ещё и дождь прошёл.
  - Астах, а куда ты уходил?
  Астах молчал так долго, что я уж подумала, что он совсем не ответит.
  - Я уходил подумать.
  Я непроизвольно сжала его ладонь сильнее и решила больше не расспрашивать его: у каждого должно быть личное пространство, в которое не стоит нарушать. Но мой парень сам продолжил.
  - Мне нужно было кое-что принять для себя. Мы с тобой так быстро женились, я оказался немного не готов к новой роли.
  - Это неправда! - горячо заверила я. - Это я веду себя как ребёнок, а ты больше всех заботился и заботишься о нашей семье.
  - Ты и должна быть как ребёнок, - сказал он с улыбкой и чмокнул в мой покрасневший нос (ветер сменился, стал дуть с севера, стало заметно холоднее). - Ты же девочка.
  Убойный аргумент. Но, судя по тому, как порой себя ведёт Матильда, для Астаха подобное убеждение естественно.
  - Я был на волчьей горе. Один. И думал. А когда вернулся домой, то узнал, что моя отважная, но глупая девочка, отправилась на мои поиски, и один урод через неё решил свести счёты с моим отцом. Когда я вышел на логово мерзавца, уже всё было кончено: Луганский увозил тебя на вертолёте.
  - А ты? - с замиранием сердца спросила я.
  - А я пошёл следом, - слова его не звучали убедительно, но я знать не хочу, что стало с теми тремя мерзавцами из Брёзовки.
  Эпилог
  Дома по случаю нашего возвращения устроили праздник. Пришли мои родители, пожурили меня за легкомыслие, но не сильно, слишком были рады, что всё закончилось благополучно. Пришли Эмма с Луганским, и как ни в чём ни бывало, Глеб с Элькой, которая выглядела испуганной и всё жалась к своему волку. Конечно, посиди больше суток в пустом, ещё плохо обжитом доме, находящимся посреди пугающего квартала оборотней. Но сдаётся мне, она не стала его волчицей, и он это знал, и она что-то такое чувствовала. Мне стало жаль её, но я отогнала грустные мысли, ведь жизнь налаживалась.
  Мы с Астахом кое-что выяснили для себя, расставили приоритеты. Контракт с Луганским-старшим, который подписали родители от моего имени, не был настолько ужасным, как я было подумала сначала.
  Пришёл сенсей, обрадовал меня. Оказывается, мы с ним, пока меня не было, создали орден, объединяющий всех одаренных и защищающий их права. А новую, щадящую программу обучения он собирался испытывать на мне. Рассказывая всё это, он всё время поглядывал на Матильду, чувствую быть ему сегодня битым.
  Радим припёрся с Василисой. Она всё время краснела и опускала глаза, скромно держась за руку оборотня-гиганта. А мне втирала, как, мол, ты с оборотнем живёшь, это же извращение!
  Конец первой книги
  Февраль 2018
  
  
  
  
Оценка: 4.78*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Силаева "Искушение проклятого демона"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"