Ансарская Людмила Евгеньевна: другие произведения.

Великая Степь. Кира. Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    -Нам нужен специалист, который разбирается и в магии, и в шаманизме,- резко перешёл он к делу. - Естественно услуги такого специалиста будут оплачены. Достойно оплачены, - и зачем-то смотрит на меня. Наставник пихнул меня локтём, чтобы не спала. - Что говорить-то? - шёпотом спросила я его, начиная паниковать. И почему ко мне обращаются, а не к наставнику? И вообще, родные профессора сами виноваты, что не ввели в курс дела. - Орден магов делегирует для решения вашей проблемы вот этого молодого, но подающего большие надежды специалиста, - и мой руководитель хлопнул меня по спине, потому что я самым глупым образом раззявила рот и выпучила глаза, не веря своим ушам. Что несёт этот уважаемый педагог?! Кого делегировали?! Куда?

  Великая Степь. Кира
  
  Аннотация
  -Нам нужен специалист, который разбирается и в магии, и в шаманизме,- резко перешёл он к делу. - Естественно услуги такого специалиста будут оплачены. Достойно оплачены, - и зачем-то смотрит на меня.
  Наставник пихнул меня локтём, чтобы не спала.
  - Что говорить-то? - шёпотом спросила я его, начиная паниковать. И почему ко мне обращаются, а не к наставнику? И вообще, родные профессора сами виноваты, что не ввели в курс дела.
  - Орден магов делегирует для решения вашей проблемы вот этого молодого, но подающего большие надежды специалиста, - и мой руководитель хлопнул меня по спине, потому что я самым глупым образом раззявила рот и выпучила глаза, не веря своим ушам.
  Что несёт этот уважаемый педагог?! Кого делегировали?! Куда?
  Книга 1
  Глава 1
  -Доброе утро,- моя соседка по комнате бодрая настолько, что это вызывало желание её придушить, впорхнула в комнату с полотенцем на плече.
  Я еле продрала глаза, всю ночь писала курсовую. Теперь голова чугунная, гудит, по углам мерещатся степные шаманы, по технике которых я и пишу свою работу, но зато, думаю, что наставник будет весьма доволен моим проектом.
  Ох, моя курсовая, моя гордость и надежда. После выпускного курса я желаю поступить в аспирантуру, для этого мне уже сейчас важно заявить о себе. Тему я выбрала актуальную на сегодняшний день: в последнее время активировались степные народы, объединяются под властью одного вождя. Чем это чревато, ясно даже ребёнку: такое количество людей надо чем-то занять и чем-то кормить, следовательно будет поход на Пограничье. А кому принадлежит Пограничье? Правильно, нашей славной Равнинной империи. Мы ближайшие соседи Великой Степи, а, значит, нам первыми держать ответ пред миром за её действия.
  Шаманские техники сложны тем, что сильно отличаются от академических представлений о магии, то есть предугадать, что и как ворожит шаман для выпускника академии довольно проблематично. Но у них есть слабое место: их шаманская магия территориально привязана к Великой Степи, не совсем обычному образованию. Степняки искренне верят, что она обладает собственной волей и желаниями, очень любит своих детей степняков, а вот чужаков не жалует, в особенности магов. Те пропадают без вести уже в Пограничье. А ведь Пограничье это ещё не Степь, это преддверие, на территории которого действуют законы и нашей империи и степняков.
  Население этого края представляет собой гремучую смесь оседлых степняков и всех бунтарей, вытесненных из центральных регионов нашей страны. Так что там ещё тот контингент. Неудивительно, что никто не горит желанием изучать столь животрепещущий, и одновременно сопряженный с опасностью для жизни вопрос. Об этой проблеме я узнала случайно: я как раз подыскивала тему для исследования, которая была бы актуальной и, одновременно, интересной для меня.
  На одном из занятий, которое проводил наш Наставник, его срочно вызвали в ректорат, вернувшись он сообщил, что императору понадобилась информация о возможностях степняцких шаманов, а достоверных и практичных исследований на сегодняшний день очень мало. Меня как будто кто-то в бок толкнул и шепнул: "Это твой шанс выделится". Я подняла руку и спросила, могу ли я выбрать данную тему в качестве курсового проекта.
  - Кто врубил эту дурацкую музыку с утра пораньше?! - простонала я, пытаясь зарыться головой в подушку, но тонкая постельная принадлежность не давала защиту от мощных басов, от которых дрожала люстра.
  - Это наши соседи сверху, - просветила меня моя подруга и одногруппница.- Обкатывают новый подарочек папочки, - с ненавистью добавила она.
  Дело в том, что она встречалась с одним из парней, живущих над нами, а недавно они расстались: она застукала его со своей научной руководительницей. Как парень потом оправдывался, он просто хотел получить пятёрку за курсач. Но мою подругу этот довод не убедил. Таким вот образом я знала всё или почти всё об обитателях верхней комнаты и их происхождении. У обоих парней были весьма обеспеченные родители, в отличие от моих. Мне всегда приходилось рассчитывать только на себя, в то время как всяким там богатеньким сынкам доставалось всё на блюдечке с голубой каёмочкой. Так что наши соседи сверху не нравились мне совершенно по другой причине, а не по той, что моей подруге.
  - Убью уродов, - прохрипела я. Похоже, от переутомления я ещё и простуду подхватила.
  -Я помогу спрятать трупы, - вызвалась в помощницы Лиза, кстати, обладательница длинных вьющихся волос, которые служили предметом всегдашней моей зависти.
  Сама я натуральная блондинка с прямыми волосами, на которых никакая завивка не держится. Говорят, у меня красивые глаза, но их не видно за стёклами моих громадных в пол лица очков. Коррекция зрения магическим способом в настоящее время конечно доступна, но зачем тратится, если можно и в очках проходить? Мне они не мешают, привыкла.
   Я напялила свои гигантские окуляры, нащупал ногой пушистые комнатные тапки, и, покряхтывая, пошла в умывалку совершать утреннее омовение ледяной водой.
  Я не шучу, в нашей передовой магической академии не было горячей воды, а душ работал только в определённые часы... Представляете, какая очередь выстраивалась туда? И не факт, что тебе повезёт, и ты в сегодняшний день попадёшь в вожделенную душевую. Умывалки тоже были общими на 4 комнаты, как и туалеты. Мудрые наставники считали, что таким образом приучают будущих повелителей стихий к презрению к комфорту и воспитанию скромности, присущей искренне великим. По мне так это полная чушь. В принципе я не жалуюсь. Скажу вам по секрету, что только в этом общежитии я познакомилась с системой канализации, в нашей глухой северной деревеньке, откуда я родом, она служила поводом насмешек над изнеженными горожанами, не способными справить нужду в сорокаградусный мороз...
   Плеснула в лицо ледяной водицы, поёжилась, зато сразу проснулась. Из общего туалета несло специфическим запашком, видимо дежурные снова "забыли" о своих обязанностях по наведению порядка и чистоты в общих помещениях. Уроды! Все уроды! Я от злости пнула ни в чём неповинную дверь, которая выполняла декоративную функцию на входе в умывалку (ни о каком уединении не могло быть и речи) и заорала дурным голосом: деревянная дверь оказалась крепче моего пальца на ноге.
  - Ты чего? - выскочила перепуганная Лиза, с только одним накрашенным глазом, Второй ещё не успела.
  Кстати сказать, Лиза очень симпатичная и умеет нравиться парням, но вот без макияжа её никто не узнаёт. Теперь понимаете, что она не любит выходить без мэйк-апа даже в коридор общежития?
  -Ничего, - прошипела я и поковыляла в сторону комнаты, благо она была недалеко, всего в каких-то пяти метрах.
  - Что с твоей ногой? - искренне удивилась подруга.
  - Чудище из унитаза вылезло и попыталось утащить меня в своё логово, - огрызнулась я.
  -Что, правда?! Опять природники распустили своих мутантов!
  Я посмотрела на неё как на дуру, но она не заметила, потому что уже запрыгнула на своего любимого конька - поливание грязью студентов факультета природоведения. Стоит ли говорить, что её бывший как раз там и учился?
  - Ясная! - меня отвлёк от старательного накрашивания ресниц (редко это делаю, поэтому сноровки нет) противный голос комендантши общежития, и я ткнула кисточкой себе в глаз.
  -Сшшш, - зашипела я. - Не могли бы вы стучать, прежде чем врываться в комнату? - сказала я.
  - Моя общага, где хочу, там и хожу, - эта невоспитанная женщина впёрлась в нашу чистенькую комнатку в своих чеботах. - Я вообще к тебе по делу. На вот, тебе передали, - и она сунула мне в руки небольшой свёрток.
  -От кого? - удивилась я. Никаких посылок я не ждала.
  -А я почём знаю? Посыльный пришёл, просил предать, - и стоит не уходит, так интересно, что там внутри, что сама припёрлась, аж, на пятый этаж.
  - Вот после занятий и посмотрю, - злорадно обломала я любопытную комендантшу.
  Наставник в записке, оставленной у старосты группы, настоятельно рекомендовал посетить праздник Пробуждающейся Степи в местной общине степняков и даже дал адрес. Всё это якобы необходимо для того, чтобы я лучше прочувствовала тему исследования. Ох, чует моё сердце, наставник что-то темнит. Но мне ему ещё курсовую сдавать, так что не будем выпендриваться и осчастливим своим присутствием этническую вечеринку. Да, именно так я представляла предстоящее мероприятие. Это представление и определило мой выбор одежды.
   Я одела длинную юбку в пол, со степным орнаментом, на голову повязала косынку, так, чтобы на спину она опускалась в виде квадрата.
  Назвав извозчику (не тому, кто ездит на лошадях, они ушли из употребления лет 20 назад, а механическому), я поймала его слегка испуганный взгляд.
  -Что-то не так? - спросила я.
  - Нет, всё в порядке, - быстро проговорил он, и больше не пялился на меня.
  Дорога, по которой вёз меня извозчик, оказалась мне незнакомой, и я с удовольствием разглядывала улочки, которые за четыре года моего обучения в столице избежали моего внимания. В воздухе витали ароматы цветущих яблонь и вишен. Деревья были покрыты пушистыми белыми, розоватыми и желтыми облаками из цветов. Весна в городе. Хорошо. Довольная улыбка не сходила с моих губ на протяжении всего времени пути.
  
  Цветущий город
  Извозчик заехал в этнический квартал: я вообще прилипла к окну. Всё здесь казалось необычным и чудесным. Конечно, степняки сейчас не живут в своих шатрах, особенно те из них, которые осели, но в архитектуре своих жилищ они пытаются сохранить цвета и формы родной степи. Квартал сиял всеми оттенками желтого, красного, голубого. Конические крыши домов напоминали верхи шатров.
   Сразу при въезде было видно, что надвигается праздник. Из всех окон были вывешены яркие ковры, по улице разносились запахи благовоний и местной кухни. Я слышала, некоторые говорили, что степняки очень неопрятны. Ничего подобного я не заметила: все попадавшие на встречу выглядели чисто и нарядно в своих красочных национальных костюмах, помоев, выливаемых прямо на тротуары, я тоже не заметила. Я пришла к выводу, что либо здесь обитают особо чистоплотные степняки, либо слухи о их грязномазости весьма и весьма преувеличены. Что меня ещё удивило так это то, что во всём обозримом пространстве не было ни одного дерева, хотя наша столица по праву считается зелёным городом. Видимо степняки не любят деревья.
   Водитель остановился возле самого большого и нарядного дома, из которого лилась этническая музыка.
  - Приехали,- сказал он.
  Я протянула деньги, но он отказался, и как только я вышла из машины, резво рванул с места. Странное поведение для того, кто зарабатывает себе на жизнь подвозкой пассажиров.
   Я удивлённо пожала плечами, мало ли какие странности встречаются у людей, и пошла в направлении дома. Пред огромными коваными воротами (вот это уже дань современной городской моде) стояло два плечистых охранника, смуглых, черноволосых до того, что волосы в свете солнца отливали синевой, скуластых. Одеты они были в штаны из хорошо выделанной кожи и традиционные халаты чуть ниже колен. Точнее это были не совсем халаты, скорее их разновидность, придуманная для воинов. Они не сковывали движения, спереди оставалась видна рубаха, и всё это было подпоясано широким ремнём.
  Помимо традиционных сабель, я у них заметила вполне современное оружие: магические стрекала. Ага, значит, за пределами степи они не могут рассчитывать на свою пресловутую магию.
  Я подошла к воротам, они вежливо остановили меня, я назвала своё имя и показала пригласительный билет, который мне выдал мой наставник. Они взглянули на него мельком, потом ещё раз на меня и кивнули, мол, проходи.
  Туда-сюда сновали слуги с подносами. Позже я узнала, что это резиденция посла. На меня почти не обращали внимания. Отовсюду лилась музыка барабаны, трещотки, флейта, бубны. При том источник звука я, как ни старалась, не могла определить.
  Глава 2 В этническом квартале
   Стоило мне пересечь ворота, как я ощутила на себе пристальное внимание чего-то любопытного, но это любопытство казалось холодным и расчетливым, и принадлежало оно совсем не человеку. Я попробовала прощупать его источник при помощи своей магии, но меня как будто с силой вытолкнули, словно любопытного щенка, и на прощание, видимо, чтобы не зарывалась, наградили адской болью. Я схватилась за виски. Ко мне тут же подбежал какой-то человек и быстро заговорил с лёгким акцентом:
   -Молодая госпожа, здесь нельзя ворожить. Это территория Великой Степи, она наказывает ослушников. Будьте внимательны.
  Я кивнула, а он отвёл меня внутрь дома, где я попала в родные объятия (фигурально выражаясь) своего наставника.
  - Где ты ходишь? - возмущенно зашипел он. - Ты чуть всё не пропустила! И кто тебя учил ворожить на степной земле, Ясная?
  - Извините, - пробормотала я, на большее у меня не хватило сил.
  - Что это у тебя на голове? - снова зашипел мой наставник.- Сними немедленно! - вот здесь я обиделась: этот платок я тщательно выбирала на прошлых выходных, когда мы с Лизой ходили на этнический рынок. Продавец заверила нас, что это писк современной степной моды.
  - Не сниму,- упёрлась я.
  - Ясная! - прошипел наставник, на этот раз практически в ухо, отчего мне стало жарко.
  Я не говорила, что наставник у меня очень молодой и перспективный, и даже не женат. Но, увы и ах, мне ничего не светит. Об этом он мне сообщил первым делом, когда декан меня к нему присоединил для научной работы. Ему не нравятся блондинки-заучки, он предпочитает горячих брюнеток. Что ж поделать, приходиться молча глотать слюнки в сторонке. Я вырвала из захвата его цепких ручонок свой локоть, поправила свои великолепные очки, гордо вздёрнула нос.
  - Знаете что, наставник, вопросы моды я буду решать сама, - с достоинством проговорила я, и собралась было развернуться и уйти. Но кто бы мне дал!
  - Неуч! Этот платок принадлежит оседлым степнякам, живущим в Пограничье, а ты в нём припёрлась в посольство так называемых диких степняков, которые себя считают истинными детьми Степи, а оседлых предателями, - он ехидно посмотрел на меня, выгнув бровь и демонстративно скрестив руки на груди, мол, я тебя не держу.
  Я нехотя стянула так понравившийся мне платок и осталась с взъерошенными волосами, а расчёску я с собой не взяла, рассчитывала на платок. Кое-как пригладила слегка топорщащиеся волосы рукой и сделала вид, что так и надо. Наставник тяжело вздохнул, утянул меня за какой-то фикус (комнатные растения тоже дань моде столицы или я чего-то не знаю о степняках) достал из нагрудного кармана своего дорогого и стильного пиджака расчёску и с видом великомученика, которому бог послал такое наказание в виде меня, начал причесывать мои волосы. Я замерла. Я забыла, как дышать. Краска удушливой волной залила мои щеки и шею, я вся сжалась в комочек.
  -Ясная, тебя, что никто не причёсывал раньше? Расслабься и получай... а нет, это говорят по другому случаю. Тогда просто дышать не забывай! - нашёл он, наконец, нужные слова.- Мне твой труп здесь не нужен! - добавил он, сурово убирая расчёску обратно себе в карман.
  Я вдохнула. А ведь и правда задержала дыхание. А какой-то любопытный слуга заглянул в наш уголок, наставник шикнул на него, и мы вышли в общую комнату.
  К нам подошёл распорядитель праздника и пригласил на личную беседу с послом. Я удивленно взглянула на своего руководителя, тот шепнул: "Ничего не бойся, просто смотри, запоминай и молчи".
  Мы прошли в богато обставленную комнату, в которой из мебели были только низенькие диванчики со множеством подушек. Слуга показал нам наши места. Мы расположились.
  Мне показалось не очень удобно сидеть в позе лотоса, а наставник уселся и больше не шелохнулся, как будто долго тренировался в правильной посадке на степной манер. Кстати, с него станется, уж очень он любит производить хорошее впечатление на власть имущих, не даром сделал такую головокружительную карьеру. Я ещё раз поёрзала в неудобной позе, наставник не выдержал и шикнул, я застыла. Но на долго меня не хватило, я не выдержала и задала вопрос.
  - Я думала, что степняки не садятся с женщинами за один стол.
  - Лучше надо было изучать культуру Степи, неуч! Статус женщины у степных народов зависит от статуса отца или мужа, а шаманки вообще особая категория. Ты магинька. Следовательно, сойдёшь за шаманку.
   Я поморщилась, не нравилось мне, чтобы меня сравнивали с какими-то шаманками, даже чисто теоретически. Наставник заметил мою гримасу.
  - Зря мордочку корчишь, шаманка на своей территории сделает тебя, недоучку, на одной интуиции, ей даже учиться не надо для этого.
  Я скептически посмотрела на учителя, но тут нам стало не до переглядываний: вошёл тот, кого мы ждали. Я быстро поправила сползшие на нос очки (неудачные купила, постоянно сползают на кончик носа и всегда в неподходящее время, вот как сейчас) и пред моим взором предстал...мужчина, совершенно непохожий на степняка.
  -Привет, - ляпнула не к месту я. Важный господин, одетый в костюм по последней столичной моде, на вид был не старше меня.
  - Привет, - весело ответил он, а наставник изрёк велиречивое приветствие, положенную по этикету. Посол благосклонно выслушал её, не перебивая.
  Когда учитель выдохся, степняк взял инициативу разговора на себя.
  -Нам нужен специалист, который разбирается и в магии, и в шаманизме,- резко перешёл он к делу. - Естественно услуги такого специалиста будут оплачены. Достойно оплачены, - и зачем-то смотрит на меня.
  Наставник пихнул меня локтём, чтобы не спала.
  - Что говорить-то? - шёпотом спросила я его, начиная паниковать. И почему ко мне обращаются, а не к наставнику? И вообще, родные профессора сами виноваты, что не ввели в курс дела.
   - Орден магов делегирует для решения вашей проблемы вот этого молодого, но подающего большие надежды специалиста, - и мой руководитель хлопнул меня по спине, потому что я самым глупым образом раззявила рот и выпучила глаза, не веря своим ушам.
  Что несёт этот уважаемый педагог?! Кого делегировали?!
  Между тем степняк ободряюще мне улыбнулся. Странный он какой-то, ему для решения важного вопроса подсовывают недоучку, а он улыбается. Наставник тоже улыбается, аж, челюсть свело.
  Приехали. Вот пипец. Нестандартный степняк продолжал благостно улыбаться.
  -Наставник, что вы несете? Мы так не договаривались! - свистящим шёпотом начала, вцепившись в его рукав с такой силой, аж, костяшки побелели.
  Учитель с усилием оторвал мои пальцы от своей одежды.
  - Держите себя в руках, ученица, - назидательно сказал он, и чуть тише добавил: - Мы вас не замуж выдаём...
  Я зло ощерилась: задолбали со своими намёками: подумаешь в свои 23 у меня ещё никогда не было парня!
  - Вот, наконец-то пришла в себя,- довольно констатировал учитель.
  - Уважаемый посол, наша магиня готова к сотрудничеству, можете изложить суть дела ей лично. За сим откланиваюсь,- он грациозно встал, сделал изящный поклон, лишь отдалённо напоминавший степняцкий, но его этот факт нисколько не смущал и свалил нафиг.
  Уррод! Не прощу- не забуду! Так меня подставить. Козлы, сволочи!
  Я хмуро взглянула на щеголеватого посланника и сказала:
  -Говорите, я вас слушаю.
  Дело оказалось до омерзения лёгким: необходимо было съездить в Пограничье и сделать замеры магической активности. Шаманы что-то такое чувствовали выходящее за рамки обыденного, но сказать, что именно, не могли. Однако это нечто очень сильно их тревожило. А если что-то тревожит шамана, очень крепко привязанного к земле и к миру, другим пора запасаться амулетами. Поэтому наш орден проявил заинтересованность в этом деле, так как Пограничье формально наша территория, случись что на ней нам придётся разгребать, а остальные страны с удовольствием посмотрят на это.
  Ранее подобный обмен информацией с Великой Степью был невозможен, потому что официального единого правителя у разрозненных кланов не было. Но теперь всё по-другому: один из самых сильных родов Великий Архад активизировался и стал подминать остальных под себя, объявив себя объединителем всей Степи. Теперь вот у них даже есть официальное представительство в нашей стране. И я думаю, что их новый правитель довольно умён и проницателен, потому что посланником сделал не старого замшелого пня, приверженца старины, а молодого и амбициозного, к тому же имеющего связи среди золотой молодёжи столицы, не иначе он здесь обучение проходил. Вон как уверенно носит модный костюм.
  У меня есть тайная страсть, о которой никто не знает: мне нравятся мужчины, которые умеют одеваться, одеваться стильно и со вкусом, проявляя в своём костюме индивидуальный стиль и неповторимость. Мне ещё и поэтому нравится мой наставник: он умеет подбирать одежду мастерски. Но вся беда в том, что подобные мужчины никогда не обращают на меня внимания, по крайней мере, я так думаю.
  Я грустно поправила очки.
  ***
  - Вы чё сдурели-и-и-и!!!!!- кажется, я сорвалась на ультразвук. Меня поставили главной в выяснении причин странного фона в Пограничье, и я естественно оказалась самой молодой в команде.
  Плешивые слабосильные колдуны (только такие могли жить относительно спокойно в таком близком соседстве со степью), старые как замшелые пни и решившие на мне поправить свою ущемлённую гордость, развернули мощнейшую пентаграмму переноса. Так нельзя!!! Полгородка может снести подчистую.
  - Тупицы!!! Чтоб вас всех!!! - Я бросилась ломать уже загоревшие силой линии, но тут что-то произошло, и незавершённая пентаграмма сработала, а бедная студентка-недоучка попала под её действие.
  Всё закрутилось и завертелось пред глазами. Меня начало бросать из стороны в сторону я поняла, что это мой конец. Пред мысленным взором пронеслись все мои амбициозные мечты, которым теперь не суждено было сбыться. И я потеряла сознание.
  Очнулась оттого, что кто-то довольно бережно поднял меня на руки, и куда-то пытался пристроить. Я открыла один глаз, меня всё ещё мутило, а глаза слезились. Первое что я увидела это была огромная чёрная морда с губами, растянутыми в ужасной улыбке, показывающей крупные белые зубы.
  Я заорала и забилась.
  - Тише-тише, милая, - с улыбкой в голосе сказал неизвестный с приятным мурлыкающим акцентом. Я от неожиданности замерла, настолько голос не соответствовал жуткой образине, которую я увидела ранее.
  Меня аккуратно поставили на ноги, я пошатнулась, меня заботливо поддержали. Сфокусировав взгляд на "держателе", я увидела... не успела ничего разглядеть, что-то фыркнуло сзади и ущипнуло чем-то теплым, влажным и бархатистым за шею.
  Я подпрыгнула, резко оборачиваясь назад, и снова столкнулась нос к носу с давешней образиной.
   - АААА,- заорала я, невольно вжимаясь спиной в неизвестного. Тот хотя бы выглядел как гуманоид.
  Образина презрительно фыркнула, мотнула огромной башкой с длинными черными волосами и величественно отвернулась.
  - Ты чего, малышка никогда лошадей не видела? - снова со смешком поинтересовался тот, который уже некоторое время служил моей подпоркой.
  - А? - глупо переспросила я, осторожно оборачиваясь, чтобы не терять из виду огромную образину.
  В поле моего зрения попал молодой степняк, выше меня на голову, одетый в традиционный халат, но боевой вариант. Воин значит. И ещё что-то привлекло меня в его наряде, только я не смогла понять что (степняки свой статус и род занятий отражают в одежде, в том числе и клан, к которому принадлежат).
  Степняк был очень молод и довольно симпатичен. Он с живым интересом рассматривал меня своими чёрными глазами. Я невольно смутилась и на время забыла про страшного монстра, который воспользовался моей невнимательностью, снова подкрался сзади и громко фыркнул в ухо. Я отпрянула, вновь впечатавшись в бедного степняцкого парня.
  - Фу, Ураган, успокойся, - и затем то же повторил на степняцком, только на непонятном мне диалекте (работая над темой своей курсовой, а потом проходя практику в Пограничье, я немного подучила степняцкий язык, говорила плохо, но понимала довольно сносно).
  - Где я? - спросила я, как только конь, обиженный, что его хозяин не обращает на него внимания, отошёл в сторонку и демонстративно принялся щипать молоденькую зелёную травку, делая вид, что странная незнакомка его больше не интересует.
  - Не бойся его, ты просто ему понравилась. А насчёт места, ты в Степи, если ты ещё не поняла, - с усмешкой закончил он.- Я тебя хотел спросить, откуда маленькая магинька прибыла сюда?
  -Никакая я не маленькая, - пробубнила я себе под нос. - Я из Пограничья, нестабильный перенос. Теперь ты скажи, где я конкретно нахожусь?
  - Далековато тебя занесло,- парень хмыкнул. - Во владениях клана Архада.
  -Ы? Чего? Архада? - я так удивилась, потому что коренные владения клана, сейчас рвущегося к власти, находились где-то в глубине степных территорий. И сами понимаете, что из транспорта там доступен только конь, при том не факт, что незнакомцу его продадут, скорее, оставят в степи помирать или в качестве жертвы Великой богине Степи.
  - Да, малышка. Тебе повезло, что мы стоим неподалёку, и мой дед тебя почуял. Он шаман, - пояснил он. - Идти сможешь? - деловито поинтересовался он.- А то на Урагане прокачу.
  Моё тело при упоминании зловещего коня живо встрепенулось и дало понять, что, несмотря на магическое истощение, готово прошагать без остановок хоть десять вёрст, хоть двадцать.
  -Я в порядке, - заверила я парня. - Кстати откуда ты знаешь язык империи?
  - Я учился там, - ответил просто молодой степняк.
  - А как ты понял, что я оттуда?
  - В степи никто не ходит в таких узких брюках, да и блондинок нет,- с усмешкой ответил незнакомец. Да, чего-то я тупанула.
  Я попробовала сделать шаг вперёд, и меня повело в сторону. В итоге мне всё-таки пришлось прокатиться на Урагане, который не очень был доволен моим соседством, но донёс до стойбища старого шамана с ветерком, развив немыслимую скорость. Я честно визжала, потому что это ужасно, когда под тобой перекатываются чьи-то мышцы, а держаться не за что и, кажется, что ты вот-вот упадёшь. Почему не придумали ремней безопасности для лошадей?
  К концу нашего небольшого путешествия конь, отомщенный, светился счастьем, а его хозяин покатывался над моей реакцией. Одна я испытывала лишь облегчение, потому, как только парень (его, кстати, зовут Илай) спустил меня на землю, меня тут же вывернуло. Фу, как противно.
  Из небольшого шатра нам на встречу вышел сухонький старичок с благостной улыбкой на губах. Судя по его виду, он не дед Илаю, а скорее пра-прадед.
  - Я ждал тебя, шаманка,- сказал он мне, смотря своими выцветшими старческими глазами прямо в мои.
  Глава 3 Старик-шаман
  Старик говорил на диалекте степняцкого, поэтому тогда я не придала значения его оговорке.
  Добрые обитатели шаманского стойбища напоили меня каким-то отваром, от которого прошла тошнота, а потом накормили. Хорошо. Оказалось, что парень действительно правнук старого шамана, и тот является главным шаманом нескольких объединённых родов. Парнишка был одним из младших сыновей плодовитого вождя (в степи многожёнство, ради сохранения популяции, много мужчин погибает во время войн и походов, поэтому, чем влиятельнее мужчина, тем у него больше жён, статус которых зависит, во-первых, от статуса отца, потом матери, и, наконец, от порядкового номера, старшие жёны имеют больше прав, чем младшие, и соответственно их дети тоже). Так вот мой новый знакомец хоть и был сыном великого вождя, но от одной из младших жён, поэтому ему ничего не светило из отцовского наследства. Ему повезло, что у него довольно сильно проявлены шаманские способности и его взял в ученики главный шаман. Удивительно, что его отец отправлял учиться в империю.
  - Кстати, Илай, а как ты в империю-то попал? - спросила я, расслаблено откидываясь на подушки после сытного обеда.
  - Потому что я смышлёный и легко учу языки,- без тени бахвальства ответил парень.
   А он начинает мне нравиться, не в смысле как мужчина, а как интересный человек, необыкновенный и нестандартный для своего окружения, хотя я знаю не так много степняков, может у них в норме такое поведение?
  - Вы мне поможете добраться до Пограничья? Я хорошо заплачу, - добавила я. И пусть наставник только попробует отвертеться от расходов за моё незапланированное путешествие.
  Степняки замолчали и отвели глаза. Старик и так сидел с закрытыми глазами и перебирал чётки, сделанные из полупрозрачного голубоватого камня, а вот парень демонстративно отвернулся в сторону. Это, значит, что он не может ответить так, чтобы мне угодить.
  - Разве это невозможно? - забеспокоилась я. - Я, правда, хорошо заплачу. Я официальный сотрудник ордена магов, - заявила я для весомости.
  - Не в этом дело, что не можем,- медленно ответил молодой мужчина,- Великая Степь не хочет, чтобы ты уходила. Если попробуешь уйти против её воли, она убьёт тебя.
  У меня челюсть со стуком упала на землю. Это что, я вляпалась в игры полуразумного местного божества?
  -Ты чем-то заинтересовала Её,- немного виновато сказал ученик шамана. - Но благодаря этому, она сохранила тебе жизнь, а не размазала по подпротранству во время телепортации.
  Вот утешил, так утешил, как будто до него я не знала, что мне крупно повезло, выжить в степи, будучи весьма одарённой магиней. Не любит Матушка Степь нашего брата, не любит.
  - Значит я особенная, вот и всё.
  - Да, ты особенная, - на полном серьёзе подтвердил парень.
  Какую-то интересную травку заварили мне эти два шамана. Я попала в странное незнакомое окружение, а волнения ни в одном глазу, и так хорошо, спокойно на душе, как будто домой вернулась после долгого отсутствия. Или это Степь так давит на мозги? Не знаю, в общем.
  Я сладко зевнула и преглупо улыбнулась. День заиграл для меня новыми красками. Небо стало выше и ярче, дымка, смазывающая линию горизонта таинственнее и манящее. Лёгкий ветерок ласково играл с моими волосами, как нежный возлюбленный. Неожиданно мой взгляд упал на молодого шамана. Какой он симпатичный, черноволосый, волосы отливают синевой. Густые черные брови и слегка выделяющиеся скулы.
  Заметив мой изучающий взгляд, он мило улыбнулся, отчего на одной щеке у него появилась ямочка. Мне это показалось таким забавным, что я рассмеялась. Звук собственного голоса показался неожиданно таким приятным и звонким, что я снова рассмеялась, лишь бы услышать его вновь. Со мной явно творится что-то неладное, но так не хочется об этом думать. Особенно когда рядом находится такое чудо. Я протянула руку и прикоснулась к вороным волосам парня. Он не отстранился. Всегда хотела ощутить, каковы они на ощупь. Оказывается, гладкие и слегка жестковатые, особенно в сравнении с моими. Другой рукой я схватилась за кончик своей косы. Так и есть, мои мягкие и нежные.
  - У меня мягче,- с самодовольством констатировала я. Парень не противился.
  Неожиданно он оказался совсем рядом, под моим несколько удивлённым взглядом он бережно провёл рукой по моим волосам. Ладонь оказалась тёплой и слегка шероховатой. Меня это так удивило. Прикосновение чужой руки. Не то чтобы никто раньше меня не касался, но я никогда не испытывала при прикосновении такого волшебного чувства, как будто лёгкая щекотка пробежала под кожей по всему телу. Мне это показалось таким милым, и я сказала: "Ещё!".
  Парень приблизил своё лицо к моему, и легко прикоснулся губами к моим, как бы пробуя на вкус, а мои ноздри защекотал его природный запах молодого чистого мужчины. Низ живота захлестнуло предвкушением. Я вдохнула полной грудью этот бесподобный аромат степной свободы и подалась вперёд, провоцируя более глубокий поцелуй.
  Проснулась я от того, что проголодалась: мои ноздри щекотал вкусный запах жареного мяса. Рот сразу наполнился слюной. Я сглотнула, открыла глаза, прислушалась к своему телу. Мне было тепло, мягко и уютно, и очень-очень хорошо, как будто со мной произошло что-то волшебное. Я удивлённо осмотрелась, приподнявшись на локте. До сознания не сразу дошло, что я далеко не дома, и даже не в родной общаге.
  Блин, да я же в степи!!! Той самой, которой пугают всех первокурсников магической академии, и мне нужно как-то попасть в родной город. Зря что ли я так рисковала, выбирая сложную тему для исследования? Я хочу поступить в аспирантуру, а в последующем стать профессором магии!
   С ужасом я поняла, что полностью голая, лишь накрытая сверху мягкой, хорошо выделанной шкурой. Над головой временный навес всё из тех же шкур, я его сразу не заметила, потому что проснулась лёжа на боку. Стены тонкие, с просветами, сплетённые из какой-то травы. Судя по всему, я в каком-то временном жилище, притом построенном совсем недавно. Я перевела взгляд туда, где должен был быть пол, там пробивалась буйная весенняя трава, лишь у самого ложа застеленная какой-то красивой шкурой. Не очень разбираюсь в степных зверях и их шкурах.
  Снаружи не доносилось никаких голосов, только слышно было, что кто-то кашеварит у костра, и всё. Ах, да ещё писки каких-то пичужек, жужжание всевозможных насекомых, как всё живое радующихся приходу весны. Хорошо, что кусачих не налетело. Вон, вижу, у входа висят шаманские обереги от комаров (видела такие на рынке в Пограничье). Я ещё покрутила головой в поисках своей одежды, но ничего не обнаружила. Зато в изножии ложа, на котором я находилась, обнаружила рубашку, виденную мною ранее на том молодом знакомце.
  Это надо же было практически с первым встречным! Блин, Кира! Внимательнее надо быть с тем, что ешь. Я на сто процентов уверена, что меня чем-то опоили. Надеюсь, не успели продать в рабство. Иначе мне похер на Степь и её запреты. Начну магичить, сама сдохну и кучу работорговцев за собой уведу!
  Вокруг меня ощутимо завибрировала энергия, готовая выполнить любой мой приказ. Это меня немного отрезвило, потому что это не была моя родная привычная стихия, на приручение которой я потратила четыре года обучения в академии. Пробудившаяся вокруг меня сила была иной, тягучей как карамель и сладкой, ластящейся как домашняя кошка и настолько же своенравной и дикой, сейчас мурлычет, а сейчас цапнет. Моя стихия холодная, кристально прозрачная и безразличная, а здесь что? Как будто сама просится, чтобы я её использовала. Дверной проём, прикрытый лёгкой занавеской, перекрыла тень. Я резко подняла голову, к своему удивлению вздохнула с облегчением, увидев того парня.
  Без рубашки он смотрелся ещё лучше: рельефные мышцы красиво выступали на его смуглом подтянутом теле. Я поймала себя на разглядывании мужчины, и кончики моих ушек невольно покраснели. Парень белозубо улыбнулся. Сначала он выглядел слегка встревоженным.
  - Ты проснулась? - он подошёл ко мне и присел на корточки рядом с низкой постелью. Я повыше натянула импровизированное одеяло.
  - Сегодня, - голос неожиданно оказался сиплым, как будто я долго не говорила, я прокашлялась, - ещё сегодня или уже завтра? - задала я тупой вопрос, но волнующий до невозможности.
  Парень понял, улыбнулся.
  - Сегодня уже следующий день, как ты попала в Степь. Сейчас утро.
  Ого, я уже здесь практически сутки.
  - Мне надо домой, - сказала я как можно серьёзнее.
  Подумав немного, я решила не акцентировать внимание на том, что между нами произошло. Во-первых, какая со степняка компенсация? А во-вторых, из него получился великолепный, просто чудесный любовник, неважно, что этому способствовало, подмешанная мне травка или его природные способности, в любом случае, я чувствую себя чудесно. Если бы мы встретились при других обстоятельствах, я бы не отказалась с ним встречаться. Я ещё раз окинула его оценивающим взглядом. А он всё не так понял и полез целоваться!
  - Фу, пусти! - вскрикнула я, отбрыкиваясь, впрочем, не очень решительно. Этот парень оказался на диво силён, хотя выглядит не очень крупным.
  - Не пущу, я хочу тебя, - и заменил собой моё одеяло.
  Как же хорошо, господи.
  - Я всё равно должна попасть домой, - я сдула с лица мокрую прядку волос.
  - Какая же ты упрямая, моя сладкая, - с лёгкой досадой заявил парень, целуя меня в плечо.
  -Ты чего это решил меня здесь оставить? - насторожилась я. - Имей в виду я плохая жена, стряпать, стирать не умею, верность хранить тоже,- заранее предупредила я.
  - Оно и заметно, - парень кивнул в сторону красного пятна, оставшегося на постели после нашей первой ночи. Похоже, он услышал только последнюю фразу.
  - Это не доказательство, - возразила я. - Мне просто раньше было некогда, всё училась да училась, а теперь как разойдусь, ничто меня не удержит, - я нахмурила брови и поджала губы, дабы подчеркнуть всю серьёзность заявления, но парень почему-то не проникся, он откинулся на спину и громко рассмеялся.
  - Чего ты ржёшь? - обиделась я за свои актёрские способности. - Я, между прочим, серьёзно.
  - Просто ты, наверное, первая девушка во Вселенной, которая после первой брачной ночи заявляет, что она плохая жена.
  - Какая брачная ночь? - встрепенулась я. - Мы просто переспали, и ничего более, нам не обязательно жениться.
  Он пробормотал что-то на своём, я не разобрала, нежно провёл рукой по моим взъерошенным волосам.
  - Сладкая, это не моя воля и не твоя, так захотела Великая Степь.
  - Да пошла твоя Степь, знаешь куда? Я не её подданная. Я молюсь другим богам! - я рывком соскочила с постели, схватила рубашку, натянула через голову и выскочила наружу.
  Как и ожидалось, кругом была степь. Шаманского шатра нигде не было видно, дымков стойбища тоже. Кругом одна жёлтая слегка волнистая равнина, с разноцветными вкраплениями буйно цветущих трав. И небо, небо огромное как чаша, я ощутила себя маленькой букашкой на блюдце, которое к тому же ещё и сверху крышечкой закрыли. Мне стало нечем дышать как при клаустрофобии, голова закружилась, и я грохнулась наземь.
  Очнулась я всё в той же постели. С примочкой на лбу. Так сильно ударилась что ли? Я потрогала лоб, вроде шишки нет.
  - Очнулась? - снова этот парень появился в дверном проёме, он что чует, когда я в себя прихожу?
  Я буркнула что-то типо "пошёл на фиг" и попыталась сесть.
  - Не дёргайся! - прикрикнул самозваный лекарь.- В Степи особый магический фон, магам здесь не очень хорошо. Ты попыталась призвать свою коренную силу, поэтому тебя приложило.
  А, так это был знаменитый откат, о котором я столько слышала, но ни разу не ощущала на себе. Теперь понятно, почему мэтры на отрез отказались ехать в Пограничье, они-то всё привыкли делать с помощью магии даже зубы чистить. В степи маг выходит что-то вроде инвалида, то к чему он привык, становится ему недоступным, из-за чего он испытывает шок. Если конечно его сразу крепко не приложит.
  - А я думала это из-за святотатства.
  - Чего? - не понял мой пленитель. Видимо его знания имперского языка не распространяются на богословскую область.
  - Я говорю, я думала, Степь меня наказала за то, что я её обозвала.
  - А, нет. Ей пофиг на твои ругательства, ты в её власти.
  Я почувствовала, как изнутри поднимается кипучая волна ярости. Находиться в чьей-то власти? Нет уж, увольте.
  -Ни за что!!!!- рявкнула я, скидывая одеяло.
  Парень перехватил меня у земли.
  - Какая ж ты неспокойная,- с досадой проговорил он. Видимо тоже понял, какой ему подарочек подсунула его драгоценная Степь. Я криво ухмыльнулась, не мне одной мучиться, и снова ушла в небытие.
  Проснулась я от того, что кто-то (почему кто-то я прекрасно знаю кто) энергично растирал мои руки.
  - Фу, отвали, - я отобрала у него свои нежные конечности и попыталась отвернуться к стенке, но мне не дали.
  - Очнулась! - радостно возопил этот шаманёнок и принялся меня тискать и обнимать, как плюшевого медвежонка.
  - Отвали! Задушишь,- прохрипела я. Сжимания в медвежьих объятиях резко прекратились и на меня уставились два чёрных глаза светящихся неподдельной радостью и такая же счастливая улыбка.
  "Уже сумерки", - отметила я краем сознания.
  - Пришла в себя, - облегчённо констатировал парнишка. - Я думал, всё, Степь тебя забрала, она любит смелых да дерзких.
  - Наоборот, радоваться надо было, отвязался бы от навязанного брака.
  - Ты мне нравишься, - глядя куда-то в сторону, сказал молодой шаман.
  Я чуть не треснула его по затылку, но удержалась, ибо мужчин бить нельзя, это унижает их достоинство. Да, этот парень был моим мужчиной хоть и одну ночь, всё равно не могу же я так унизить себя, побив его, правильно?
  Мы помолчали.
  Потом я выпалила:
  - Тогда помоги мне вернуться! - я схватила парня за руку. - Пожалуйста, - и сделала просящие глазки. - Для меня это очень-очень важно. Мне нужно защитить свой курсовой проект. Ты же учился в империи, ты знаешь, что такое курсовая, и насколько она важна. Она плод моих четырехлетних трудов. Я столько пережила, чтобы её написать,- здесь я искренне пустила слезу. Мне, правда, стало жалко себя.
  - Не плачь, малышка, - этот милый парнишка стёр мои слёзки.- Я обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы ты попала на защиту своего проекта, если Великая Степь позволит тебе покинуть её пределы хотя бы ненадолго.
  Я приободрилась, хотя бы что-то. А пока буду изучать местные обычаи, да и теперь у меня есть свой персональный шаман. Может, ещё что интересное нарою для своей работы. В запасе у меня осталось целых два месяца. За это время возможно сама придумаю, как отсюда выбраться, или наставник вспомнит о своей нерадивой ученице. При воспоминании о наставнике я совсем приободрилась и улыбнулась. И тут голодный желудок дал о себе знать громким урчанием.
  - Ой.
  - Пойдём, поедим,- предложил мой хозяйственный муженёк.
  Глава 4 Мой хозяйственный муженёк и его многочисленная родня
  - А как тебя зовут?- спросила я, прихлёбывая ещё тёплую похлёбку (умеют же шаманы сохранять продукты не хуже магов).
  - Я говорил.
  - Извини, не запомнила, - что правда то правда, столько событий за раз, не мудрено, что из головы вылетело.
  - Илай из рода Архада. Архадский жеребец.
  Я поперхнулась супом и закашлялась. Это надо же такое имечко придумать роду.
  - Ничего смешного нет, - обиделся архадский жеребец. - Между прочим архадский жеребец - священный зверь, принадлежащий самой Степи. И мы, между прочим, разводим самых лучших лошадей в мире. Даже ваш император на них ездит.
  - Нет-нет ничего. Просто необычное сочетание, - я снова сдержала рвущийся наружу ржач.
  - Зря ты смеёшься, малышка, - неожиданно парень перешёл на игривый тон,- теперь ты архадская кобылка!
  Я открыла рот, закрыла. Просто не знаю, как реагировать. Не буду пока ему говорить, что брак заключенный не по имперским законам считается недействительным. Степь там не Степь нас поженила, но я свободная женщина и точка.
  - Долго мы будем сидеть одни в пустыне?
  - Ты так хочешь познакомиться с моими родичами?
  - Не то чтобы очень, просто пусто здесь как-то, одиноко,- парень удивлённо осмотрелся, похоже, для него бескрайний степной пейзаж не был олицетворением одиночества.
  - Здесь ты не права, - он подсел ко мне поближе и обнял. - Я рядом, и нам никто не мешает. Нам не может быть одиноко по определению,- он поцеловал в шею. - По нашим законам после обряда нам положено трое суток провести наедине.
  - Фу, - я отстранилась, - имей совесть. Я магиня и только что пережила два магических отката. Меня до сих пор трясёт, - я показала на слегка дрожащие пальцы.
  Илай взял мою ладонь себе в руку, поднёс к губам, поцеловал каждый пальчик.
  - Не переживай, я это исправлю, - он легко поднялся и ушёл внутрь нашего временного пристанища, а я стала прикидывать есть ли поблизости источник воды, где бы я могла помыться.
  Между тем небо вызвездилось, на тёмном бархатном небосводе заискрилось множество огоньков. Они перемигивались между собой, собираясь в незнакомые мне созвездия. Дело в том, что моя родина много севернее даже столицы нашей империи. Там нет такого буйства красок, как на юге и даже звёзды кажутся бледнее и не все видны. Поэтому в этом нагромождении маленьких ночных светил я и не могу найти ни одного знакомого созвездия. Стало немного зябко. Я поёжилась.
  Илай вернулся с маленьким мешочком, в котором, судя по всему, были высушенные травы.
  - Слушай, мне нужно помыться. Здесь есть где?
  - Там есть озеро,- он махнул куда-то в сторону. - Но вода холодная.
  - Ну и что,- если бы я только знала на что соглашаюсь.
  Дикую степь огласили оглушительные вопли, а потом ругань. Я материлась как сапожник. Так выходил стресс. Вода оказалась непросто холодной, ледяной.
  А этот придурок, который Илай ржал, сидя преспокойненько на бережку.
  - Ну, всё, скотина, дохихикался,- я набросилась на него как дикая кошка. Год занятий боевыми искусствами не прошёл даром.
  Парень не ожидал от меня такой прыти и не успел увернуться. Я вцепилась в него, и мы оба ухнули в ледяную воду. Теперь степь оглашал мат на двух языках.
  - Бешеная магичка! - дальше шла непонятная мне тирада на степняцком, очень экспрессивная, - он выловил меня из воды. - Больше никаких купаний!
  Я не против, потому что у самой зуб на зуб не попадал. Этот степняк на удивление оказался сильным и выносливым: он донёс меня до нашей стоянки и даже не запыхался. Зато потом бросил в траву, а сам ушёл внутрь. Не успела я, как следует обозлиться, как он вернулся с чем-то похожим на полотенце и начал этой колючкой энергично растирать моё тело.
  - ААА! - заорала я. - Больно же!
  - Ты можешь простудиться, любительница ледяных купаний!
  - Ты сам мне разрешил!
  - Я думал, ты сунешь в воду пальчик, и тебе этого будет достаточно, чтобы понять, вода явно не для купания! Терпи теперь. Мне не нужна больная жена, - и снова принялся за растирание. Когда тело разогрелось, это стало даже приятно.
  Закончив с растиранием, он одел на меня сухую рубаху.
  - А ты? - спросила я.
  Мы разместились в хижине, я попросила зажечь свет, он что-то прошептал и в плошках, которые я не заметила при свете дня, заплясали язычки пламени. Впервые я рассмотрела, как следует мужчину, которого степь дала мне в мужья. Он оказался действительно молод, мне кажется даже моложе меня, хорошо сложен. Скажу проще, у него потрясающе красивое тело, каждый сантиметр кожи и плоти идеален. Рельефные мышцы выдавали, что он ведёт активный образ жизни на свежем воздухе, не то что наши маги-задохлики, привыкшие всё делать при помощи магии. Я слышала, что шаманизм сильно завязан на физическую форму, поэтому у шаманов есть специальные техники по развитию возможностей тела. Я слышала, что настоящие шаманы очень неплохие бойцы. Но мне раньше не приходилось видеть достаточно сильных шаманов так близко. Они обычно не покидают Степь, а если всё-таки выезжают то не афишируют свою суть, так что проверить эту информацию лично у меня не было возможности.
  Глядя на этого молодого шамана я склоняюсь, что они действительно что-то такое практикуют. Кожа на ощупь оказалась приятной, гладкой, чистой и вкусно пахнущей, я в этом снова убедилась, наклонившись к его груди и принюхавшись. За что поплатилась, оказавшись в плену сильных и красивых рук.
  - Что ты делаешь, маленькая магинька? - спросили меня шёпотом.
  - Растирание. Ты же сам просил, - зачем-то тоже шёпотом ответила я, смотря в его чёрные с отблесками огня глаза. Хочу, чтобы у сына были такие глаза и руки как у него. Фу, нельзя так думать, а то залечу.
  Раньше у меня не стояло такой проблемы в виду отсутствия половой жизни, но теперь этот вопрос стал мега актуальным. Даже если бы я могла использовать в степи магию, я бы просто не знала, что сделать. Видимо, какие-то мысли отразились на моем лице, потому что парень насторожился.
  - Тебя что-то беспокоит? - спросил он, возвращая мне вертикальное положение и сам, садясь на постели.
  Я поморщилась. Сказать, не сказать? С одной стороны он имеет реальный шанс помочь, а с другой может заподозрить в желании сбежать. Я решилась.
  - Я боюсь ... - не успела я закончить фразу, как снаружи тревожно заржал Ураган, который как верный зверь далеко не отходил от хозяина.
  Илай резво соскочил и в мгновение ока оказался за дверью хижины. Мне стало реально не по себе. Мы только вдвоём в пустынной степи ... Я вынырнула в ночь следом и практически сразу наткнулась на спину молодого шамана. Он стоял неподвижно и, казалось, вглядывался в степь. По коже прошли мурашки то ли от вечерней прохлады, то ли он начал взаимодействовать со степью, шаманить проще говоря. Если последнее, то надо попытаться отследить процесс, я никогда не присутствовала при работе шамана. Рыночные выступления шарлатанов не в счёт.
  Я попыталась ощутить всем телом, что происходит вокруг. Шаманизм же настроен на возможности тела, правильно? И не требует ничего сверхъестественного. Я настроилась. Минуту ничего не происходило, я ничего не слышала кроме дыхания Илая, стрёкота кузнечиков и жужжания мелких мошек да ещё слышно было, как трава негромко поёт под лёгкими прикосновениями ветерка, который скорее просто как вечернее движение воздуха, чем собственно ветер. Я вдохнула полной грудью, но снова ощутила лишь одуряющий запах степного разнотравья да ещё мускусный аромат моего любовника, стоящего рядом. Ну и конечно запах коня, который исходил всё вокруг хижины, ревнуя своего хозяина к его новому увлечению, ко мне то есть.
  Внезапно ардах полуобернулся ко мне и взял за руку.
  - Тише, маленькая, не шуми, своим любопытством ты мешаешь мне слушать Степь.
  - М? Я же ничего не делаю?
  - Ш-ш, - он прикоснулся большим пальцем к моим губам, пока я анализировала свои ощущения от его прикосновения, он отвернулся и снова начал слушать пространство или что там слушают шаманы?
  Я прикоснулась к своим губам и невольно улыбнулась. Ну почему я не фаталистка, сейчас бы доверилась судьбе и не парилась, наслаждалась жизнью жены степняка. Фу, звучит-то как противно, я о жене степняка. Илай успокаивающе сжал мою ладонь, повернулся ко мне и улыбнулся.
  - Что там?- нетерпеливо спросила я.
  - Ничего страшного, просто волки.
  - Что?! Волки?! - мой голос чуть не сорвался на фальцет. Я резво закрутила головой по сторонам.
  Я видела этих зверюг в зоопарке, они произвели неизгладимое впечатление: высотой по пояс взрослому мужчине, а длиной до двух метров (с хвостом). Жуть. Больше нигде не обитает таких волков, только в этой проклятой степи. Слуги самой богини по верованиям степняков.
  Парень с улыбкой наблюдал за моими метаниями, а я в него вцепилась мёртвой хваткой, готовясь оставить на съедения этим огромным животинам и тем самым выиграть пару минут форы для бегства.
  - Не бойся, они уже ушли, - утешил меня самозваный муж. Я с недоверием посмотрела на него. Он закатил глаза. - Я шаман, я умею разговаривать с животными. Тем более я свой, Степь без нужды не трогает своих детей. Но ты не бойся, теперь ты моя жена, и тебя тоже не тронут.
  Что? Меня могли съесть эти зверюги, как только я попала сюда? Я невольно встала поближе к парню. Свой, говорит, тогда пусть на мне будет побольше его запаха. Я ещё ближе прильнула к его телу, он подхватил меня на руки, я обхватила его за талию ногами.
  - Как они вовремя, - пробормотал шаман, целуя меня и занося в наше такое эфемерное убежище.
  Когда я почти уснула, Илай куда-то отошедший вернулся.
  - Спишь?
  - Угу.
  - На, выпей, я обещал тебе отвар, снимающий перенапряжение,- он сунул мне под нос круглую чашку с душистым чаем. Я, не задумываясь, выпила, спать хотелось неимоверно. Вкус оказался мягким с лёгкой кислинкой.
  - Спасибо, - поблагодарила и вырубилась.
  Сквозь сон чувствовала, как он лёгкими нежными прикосновениями смазал чем-то между ножек, просыпаться и возмущаться было лень, и я просто отодвинулась. Он укрыл меня пушистым одеялом и обнял.
  Проснулась от яркой вспышки оргазма, накрыло с головой, я так не кричала от удовольствия никогда в жизни, вцепилась в плечи своего мужчины и, кажется, укусила. Он застонал то ли от удовольствия, то ли от боли, то ли всё вместе. Этот бессовестный шаман взял меня пока я спала. А в степи уже утро, и ранние птахи поют гимн пробуждающемуся новому дню.
  - Ардах, ты чего творишь? - прошептала я, когда счастливый и довольный Илай покрывал моё лицо мелкими поцелуями. Он всегда так делает, когда мы закончим. Это смешно и щекотно.
  - Целую тебя, разве непонятно? - ответил с хитрющей улыбкой, я невольно тоже улыбнулась, любуясь его чувственными и знающими толк в доставлении наслаждения губами. Надеюсь, ему так же хорошо со мной, как мне с ним.
  - Я не об этом.
  - Ты вкусно пахнешь любовью и сама позвала меня.
  - Нет, - уверенно сказала я.
  - Да, ты сама позвала меня, просто не успела до конца проснуться, милая.
  ***
  Три дня спустя мы гордо въехали на коне в стойбище. Почему гордо? Потому что нас вышло встречать по моим прикидкам (исходя из среднестатистических данных о численности жителей, проживающих в одном стойбище) всё население, кроме пастухов и охотников, которые в идеале должны быть заняты своей работой в степи.
   Детишки обоих полов радостно носились взад-вперед, не забывая пялиться на меня, женщины в ярких длинных юбках (особо обратила внимание на то, во что они одеты) с красиво и затейливо уложенными волосами без стеснения рассматривали меня и моего принца, тьфу, шамана (ардах это не имя, а что-то вроде титула или статуса, означает сын правящего вождя, главы рода) и тут же перешёптывались, нагло хихикая при этом. Вот мерзавки. Хорошо, что мой разлюбезный вернул мою одежду, мои стильные брючки и дорогущую тунику. Перед тем как случился этот злосчастный перенос, я получила аванс и немного прибарахлилась. Надо было все деньги спустить, а то сейчас неизвестно, что со мной станется и когда я смогу вернуться.
  В толпе встречающих были и старики, но они делали вид, что просто мимо проходили, и совсем немного (относительно остальных) взрослых мужчин. Они стояли особняком, а возглавлял их небольшую группу знакомый мне уже дедуля - главный шаман собственной персоной.
   К ним-то мой ардах и подвернул коня. Спрыгнул на землю, помог спуститься мне, потому что знает, как "хорошо" мы ладим с его зверем, и отвесил встречающим короткий церемониальный поклон. Я хотела сделать книксен, но удержалась. Поэтому лишь кивнула головой и сказала "привет" на имперском. А сама стала с любопытством разглядывать одежду встречающих. О, да тут все сплошь воины. Наверное, гвардия самого князя. Когда церемониальная речь с обеих сторон закончилась, и вредный старикашка с благостной улыбкой нацепил мне на запястья наручники, то есть очень искусно сделанные брачные браслеты, вперёд вышел молодой воин, одетый богаче всех.
  - С возвращением, брат, - сказал он с чарующей улыбкой и без лишних церемоний обнял моего шамана, тот сердечно ответил на братские объятия. Судя по всему, они неплохо ладят. Интересно, кто этот парень? - И тебя приветствую, сесьтра, - сказал он на имперском с таким жутким акцентом, ну примерно с таким, с каким я говорю на степняцком. Илай послушал меня, и полчаса безостановочно ржал, стоило ему на меня взглянуть. Наверное, я что-то не так сказала.
  - И тебе не хворать, братишка, - меня потянуло шалить, и я хлопнула мужчину по плечу, хотя обычно не панибратствую с малознакомыми людьми.
  Он удивлённо посмотрел на то место, куда я ударила, и ушёл в прострацию, а мой возлюбленный, кхм-кхм, самозваный муж ловко перехватил мою руку и сжал.
  - Больше так не делай, моя госпожа, - он называет меня госпожой, потому что я его первая жена, то есть главная над его будущими женами.
  Пред отъездом в стойбище он разъяснил мне нюансы. Конечно, он произносит это слово на степняцком, и оно означает лишь Старшую жену, но мне нравиться переводить его именно так. Надо будет приучить его обращаться ко мне на имперском, побуду хоть немного чьей-то госпожой.
  - Угу, - я покорно кивнула. Сразу предупредила его, что обычаев не знаю, и буду везде его позорить незнанием местного этикета и предложила ехать жить в империю, с законами которой он уже знаком (учился там). На это предложение он вылупился на меня, как будто я предложила отравить его батюшку. Всё равно я здесь ненадолго, так что можно и пошалить.
  - Это сын нашего князя и его наследник Асах.
  - А, так это твой брат, то-то вы похожи, - воскликнула я обрадованно, наконец, поняв, что меня в нём смущало: он выглядел как более взрослая версия моего шамана, только без особого обаяния.
  Мой шаман поморщился:
  - Асах - сын Старшей жены, - это он к тому, что, мол, не сравнивай наше положения, они как небо и земля.
  Матушка моего Илая из пленных девчонок, взятых во время похода, ни о каком высоком статусе и речи быть не может. Шаманёнок и выбился в люди только благодаря природному обаянию да недюжим шаманским способностям, которыми и привлёк внимание, а с ним и покровительство старого шамана, который приходился дедом нынешнему князю. Да-да если ты сын князя, это ещё не факт что станешь следующим князем, что произошло с предыдущим вождём и, как внук шамана возглавил род, история умалчивает.
  Глава 5
  Скомканная встреча прошла, и мы оказались в отдельном шатре. А он довольно просторный, а я представляла этакий шалашик. Зона очага, зона супругов, детская зона. Да тут всё продумано. Мило.
  - Слушай, драгоценный супруг, а где живёт муж, у него отдельный шатёр или он кочует от одной жены к другой?
  Он досадливо поморщился. Это стало входить у него в привычку, когда он вынужден отвечать на мои вопросы. Я же предупреждала, что со мной будет нелегко? Предупреждала, так что претензии не принимаются.
  - Ты так формулируешь вопросы, как будто заранее уверена, что ответ подтвердит твое нелестное мнение об обычаях Степи. Но я тебе всё равно отвечу. Отдельный шатёр только у вождя или главы рода, остальные же живут в основном со Старшей женой, изредка посещая остальных. Или у любимой, тогда Старшей большой позор, что не удержала мужа.
  - Это намёк? - ехидно спросила я.
  - Нет, я просто рассказываю тебе, как обстоят дела. И не мечтай, что я женюсь. Я смогу это сделать только через год.
  - А сколько жён обычно бывает у мужчины?
  - Сколько может прокормить. Иногда жён и детей продают, когда совсем туго станет.
  - Это тоже намёк?
  - Не надейся. Я шаман, я прокормлю тебя даже в самый суровый год.
  - О, да ты крут.
  - О да, и ты знаешь это, - он пошёл на меня, незаметно оттесняя к центру шатра, к столбу, придерживающему свод.
  - Фу, мы только с дороги и от тебя воняет лошадиным потом, - я поднырнула под его рукой и оказалась на открытом пространстве. В прямом смысле: вот мы в шатре, а вот мы в степи.
  - Что за фигня? - потрясённо выдохнула я, с интересом и настороженностью вертя головой по сторонам. - Шаманизм не предполагает телепортации, - я уставилась в поисках ответов на своего мужа.
  Тот загадочно улыбнулся.
  - Будешь хорошо себя вести, слушаться меня во всём, я тебя научу этому трюку. В тебе шаманская кровь, у тебя получится.
  В шаманскую кровь я не верила, но научиться так перемещаться очень хотелось.
  - Конечно, любимый, я буду лапонькой, - я раскрыла глаза пошире, чтобы казались больше, посмотрела на своего благоверного влюблённым взглядом, который был недалёк от истины, просто я не хотела себе в этом признаваться, и прильнула к его крепкому телу.
  Его повело, расплылся в предовольной улыбке, выпятил горделиво грудь вперёд. Всё-таки какой он милый. Я искренне улыбнулась.
  - Сейчас будешь учить?- уточнила я.
  - Нет. Ты же хотела помыться, - он указал на какую-то дыру в земле, расположенную в паре метров от нас, курящуюся паром.
  - Что это? - с содроганием спросила я. Уж очень это отверстие в земле посреди цветущей ровной степи выглядело странно и пугающе.
  - В паре километров отсюда разлом. Ты же знаешь о нём?
  Я кивнула, о Великом разломе как аномальной зоне посреди аномальной Степи нам рассказывали на первом курсе. Плита, на которой расположена великая Степь, внезапно обрывается вниз огромным тектоническим разломом, на дне которого виднеются красные отблески лавы. Из расщелины всегда идёт пар, а временами ядовитые испарения, убивающие в округе всё живое. Но благодаря тому, что в степи преобладают западные ветры, ядовитые газы уносит на другую сторону разлома. Что там, никто не берётся сказать, но разлом существовал не всегда. Когда-то степь была единой и постепенно переходила в предгорья Мирового хребта, расщелина разделила её на две очень неравные части. Большая граничит с нашей империей, а что осталось на меньшей никому неведомо. Раньше в предгорьях существовало несколько довольно развитых государств, но теперь связь с ними потеряна и их судьба неизвестна. Остался ли кто в живых после того катаклизма приведшего к появлению разлома или нет можно гадать до бесконечности.
  
  У степняков есть предание, что два брата были разлучены во время трясения земли, один остался по эту сторону степи (все уважающие себя вожди называют себя потомками этого достославного предка), а другой - по ту и их потомки воссоединяться при каких-то там условиях, я не вникала. Легенда как легенда. Но так же говорят, что Матушка Степь не имеет власти на той стороне и не знает, что там творится и что ей весьма и весьма неприятно подобное положение вещей. Опять же эта информация почерпнута больше из сказок и легенд, насколько ей можно доверять?
  - Разлом?! Пошли отсюда скорее! - я натянула край своей фирменной туники на нос и нетерпеливо задёргала благоверного за рукав.
  - Не бойся, сегодня здесь безопасно и можно спокойно помыться. Здесь что-то вроде природных терм.
  - Ты раньше ими пользовался? - с подозрением спросила я.
  - Конечно. И перестань уже бояться. Ты нужна Степи, здесь её территория, с тобой по определению не может ничего опасного случиться.
  - А что ей нужно-то, ты хоть знаешь? - мой голос был полон сарказма и выдавал с головой моё отношение к Степи и её планам.
  Парень осуждающе покачал головой.
  - Тебе трудно будет выполнить её условие с таким настроем. А на счёт задания, она сама тебе даст знать, что ей нужно и в каком виде. Где и когда не знаю, нужно ждать, - он сделал замысловатый пас рукой и под моим изумлённым взором засунул руку в пространство и достал оттуда чистые большие полотенца и халаты.
  Нас учили, что такое по силам проделать только архимагу, а их в нашей стране всего шестеро.
  Увидев мой изумлённый взгляд, шаман снова улыбнулся.
  - Я дома. Мне Степь помогает.
  - А что так может делать любой шаман? - оторопело спросила я, до сих не в силах прийти в себя от увиденного.
  Мне пришлось учиться четыре года, чтобы научиться двигать вилку взглядом всего лишь на пару сантиметров, а тут такое. Определённо маги недооценивают шаманизм: телепортация с живым объектом на длинную дистанцию, использование пространственных карманов или создание пространственных разрезов.
  - Не любой, только очень способный, - чувствовалось, что он что-то не договаривает, видимо не доверяет полностью.
  На деле яма в земле оказалась карстовым провалом, выводящим в сеть небольших пещер, каждая из которых представляла природную терму с горячими источниками и тёплыми озёрами.
  - Великолепно, - пробормотала я, нежась в огромной природной ванне, помимо полотенца и халата в моём распоряжении оказалась мочалка и душистое мыло, сделанное по степняцким рецептам.
  ***
  Оказалось, что наследник вождя и мой шаман - лучшие друзья. Они росли вместе. Мать моего шамана была кормилицей сына Старшей жены. Всего у неё пятеро детей: четыре дочери и младшенький сын. При том она умудрилась сделать так, что её сынок хоть и последыш, один из младшеньких (у князя старшие сыновья уже сами имеют внуков), но любимый и обласканный княжеским вниманием. Стоит познакомиться с этой женщиной поближе, у неё многому можно научиться, если, конечно, в число врагов не попадёшь.
  Наш скороспелый брак был вызван исполнением воли богини Степи, поэтому типичную церемонию и не проводили. Это называется "нас поженила Степь", а гулянья начинаются с сегодняшнего дня. Но они больше для народа, чем для новобрачных. Мы можем, по словам ардаха, там только показаться и свободны, нас никто не будет судить строго. У нас сейчас что-то вроде медового месяца, поэтому, где бы мы не появлялись, нас приветствуют шуточками на эту тему, половину я не понимаю, но мой возлюбленный шаман успевает остроумно отшучиваться, вызывая удовольствие у окружающих и радостное похлопывание по плечу. Я поняла, что степняки так выражают симпатию и расположенность, типо "ты молодец, чувак, здорово, сказал".
  Меня с любопытством исподволь разглядывают, улыбаются, желают здоровья и плодовитости, а Илаю делают комплименты, какая у него красивая жена, и одарённая к тому же. Все сходятся во мнении, что Великая Степь благоволит молодому шаману, а через него и всему роду. В общем, все счастливы. Я тоже, потому что столько этнографического материала я бы нигде не смогла получить. К тому же у меня идеальное прикрытие: я жена шамана, подаренная ему самой Степью, а значит, во-первых имею право на странности, а во-вторых, любая моя деятельность трактуется на пользу рода, а не как наглый шпионаж.
  Я выпросила у мужа бумагу и карандаш и стала делать наметки будущей дипломной работы, потому что шаманства без идеологической основы не существует, вот я и изучаю мировоззрение степняков, как говорится из первых рук. Моё понимание речи в разы улучшилось, ну и произношение тоже. Я прошу своего драгоценного говорить со мной на степняцком.
  Гулянья идут уже Второй день. Сегодня мы идём в главный шатёр князя, знакомиться с этим хитроумным ушлым степняком, который заставил поволноваться даже нашего императора. Историческая личность, однако.
  Я провела втрое больше времени за выбором одежды, чем обычно (одежду мне надарила многочисленная родня, красивую, дорогую, но не всегда подходящую под мою фигуру, милая матушка моего мужа, обещал помочь мне сшить одежду по моим меркам). Илай это заметил.
  - Ты так хочешь произвести впечатление на моего отца? - с сарказмом спросил он. Просто я прослыла своим легкомысленным отношением к титулам.
  - Он же как император, только степной, конечно, я хочу ему понравиться.
  - Зря стараешься: он не очень любит меня.
  "Да мальчишке просто не хватает отцовской любви!" - осенило меня.
  Я подошла к нему, посмотрела прямо ему в глаза и сказала:
  - Он тебя любит, как и всех остальных 19 сыновей, просто вас у него слишком много и он физически не успевает каждому сказать привет. К тому же у него полно государственных дел.
  Мой шаманёнок выпучил на меня глаза.
  - Откуда ты знаешь, что я чувствую? - он схватил меня за предплечья. - С тобой уже говорила Степь? Почему ты ничего мне не сказала?
  - Эй, полегче! - я дернулась, и он ослабил хватку. - Я просто предположила и вообще не понимаю, в чём ты обвиняешь меня.
  - Прости. Я думал, ты уже прошла посвящение у Великой Степи и стала настоящей шаманкой. Ты избранница Степи, значит, она может призвать тебя в любой момент даже без ритуалов.
  - Ого, давай отсюда поподробнее, - парень слегка напрягся, но на попятный не пошёл.
  Мы сели на невысокую оттоманку и Илай начал рассказ.
  - Тебя призвала Степь. Мы не знаем для чего, но ты Ей нужна. Она из всех девушек выбрала тебя, чужеземку, да ещё и магиньку. Мы с дедом долго ломали голову над этим, но так ни к чему и не пришли. Великая Мать сказала всем шаманам в Степи, что придёт чужачка, и назвала точное время. Мы должны её почётно встретить и сделать своей. Выбор пал на нас с братом, ты его знаешь, он наследник, но у него уже три жены, притом на последней он женился всего полгода назад. В итоге остался только я.
  Теперь понятно, почему с такой радостью встретил его брат, он уже не надеялся увидеть младшего живым. Воля богини волей, а жить-то хочется всем. Я внимательно посмотрела на парня, догадывается ли он, что рисковал? Он ответил мне ясным спокойным взглядом, в котором плескалась мудрость не по годам. Я сморгнула, передо мной снова сидел обычный паренёк. Что это? Мне показалось? Я провела рукой по его щеке, как заворожённая, следя, как меняются его глаза. Он поймал мой взгляд, и снова в них я увидела нечто, что выделяет его среди сверстников: амбиции? Целеустремлённость? Думаю, он нарочно показал мне себя. Какой же он великолепный, мужчина который мне дарован судьбой! Я обозначила поцелуй к его губам лёгким прикосновением. Да, я не готова признать твоё право на меня на всю жизнь, но я уважаю твою особенность, уникальность и силу личности, мой прекрасный ардах.
  Мгновение, и наваждение исчезло, как не бывало. Я слегка отстранилась от парня и приготовилась слушать его дальше, он же продолжал задумчиво на меня смотреть. О чём он думает?
  - И что дальше? - напомнила я о том, что он ещё не закончил рассказ.
  - Мы с дедом отправились в Степь и всё приготовили для встречи тебя. Потом Великая Мать сказала, что идёшь, я сел на Урагана и просто поехал вперёд. Ты выпала практически коню под копыта. Он здорово испугался, поэтому недолюбливает тебя.
  - А я думала он просто ревнует, паршивец, - я повернулась к дверному проему, по летнему времени прикрытому лишь лёгкой тканью.
  Конь стоял там и нетерпеливо бил копытом, вызывая своего хозяина покататься. "Но ему ничего не светит, - не без злорадства подумала я,- у нас сегодня важный визит".
  - И всё? Ваша Степь больше ничего не сказала?
  - Нет. Дальше ты должна сама услышать, что тебе суждено выполнить.
  Я встала.
  - Знаешь, что? Передай своей Степи, что я ничего не буду выполнять, если она вздумала удерживать меня здесь как заложницу. Мне нужна свобода передвижения, и тогда я решу, выполнять просьбу или нет, - я гордо задрала носик.
  Ардах помолчал минуту, потом кивнул и серьёзно сказал:
  -Она сказала, что подумает,- у меня волосы на голове зашевелились.
  До этого момента мне казалась, что Степь где-то далеко, час расплаты отдалён на неопределённое время, ну как верят в богов современные люди? А здесь происходит всё в режиме реального времени, спросил, получил ответ, если, конечно, захочешь его услышать.
  - Тише-тише, не бойся так, родная, - Илай подошёл ко мне и притянул меня за талию к себе, стал гладить по волосам, успокаивая как маленького ребёнка. - Степь никогда не вредит своим детям. Не бойся, ты же со мной,- он заглянул мне в глаза и очень тепло улыбнулся, я неуверенно улыбнулась в ответ.
  Плохо, если я начну его воспринимать как единственный источник безопасности. Не этого ли добивается коварная Степная Богиня?
  Глава 6 Великий князь
  Шатёр князя оказался во истину королевских размеров. Мне пришлось запрокинуть голову, чтобы оценить убранство вершины этого величественного сооружения. Чтобы добраться до него нам пришлось изрядно пройти пешком: жилище молодого шамана находилось несколько в стороне от основной массы домов, но зато в живописном и священном месте на берегу реки.
  Кто сказал, что в степи нет рек, это же не пустыня. Крупные кочевья останавливаются как раз у крупных источников воды. У кочевников сейчас переходный этап: кочуют со стадами в основном пастухи, в то время как их семьи остаются в большом стойбище. У пастухов что-то вроде вахты, они периодически сменяют друг друга. Степняки довольно богаты, по крайней мере, представители этого рода. У всех одежда из хороших ярких тканей, золотые украшения, качественная утварь. Мне надарили такие замечательные котелки, в которых жалко готовить, настолько они красивы, не говоря уже о другой посуде.
  Княжеский шатёр поразил обилием прекрасных ковров, занавесок с золотым шитьём и атрибутикой власти, украшенной драгоценными камнями. Правящий князь сидел на возвышенности на подобии трона, только низкого. У возвышения стояли доверенные воины, постоянная охрана и боевые шаманы. Эта разновидность шаманов отличалась особой жестокостью в убийстве себе подобных. Они не умели разговаривать со Степью, но обладали парой тройкой эффективных приёмов убивать. Убитые враги считались жертвой богине-матери. Как я поняла, таких шаманов не очень много, их численность регулируются самой Степью (по слова степняков, когда кто-нибудь их этих служителей переходит границу, или сходит с ума, Степь его забирает, просто поглощая вместе с телом).
   Мой ардах сказал, что в последнее время стало много наёмных убийц, посланников империи, ну и своих хватает, поэтому привлекли столь страшных людей к телохринительству.
  Я постаралась не делать лишних движений, вдруг кто-то из охраны решит, что я вражеский лазутчик? Вон как исподлобья смотрят, оценивают мой боевой потенциал. Наверное, слухи, что я магичка дошли до князя. Расслабьтесь, парни, я не владею боевой магией, да и пока не собираюсь становиться самоубийцей, используя свои способности на территории аномальной степи.
  Князь оказался мужчиной в годах, но ещё очень крепким на вид. Вот значит, какой великий архадский жеребец! Да, выглядит представительно, не то, что наш император, ему чуть за сорок, а смотрится иссохшей мумией с лысым черепом.
  Что поделаешь, его предки что-то перемудрили с магией, закрепляя в генотипе нужные родовые признаки, теперь представители императорского рода могут вступать в брак только с себе подобными, то есть близкими родственниками. Отсюда вырождение. Это стало бичом всей аристократии нашей империи. Их бы давно спихнули с тёплого места, но среди аристократов рождаются самые сильные маги, так что пока сила за ними. Слава всем богам, у императора есть наследник, и проблема престолонаследия не встанет перед нами ещё на одно поколение.
  То ли дело степняки, любо-дорого посмотреть на многочисленных смуглых молодцев, один другого здоровее - сыновья великого Архада, степного жеребца. Меня потянуло на неуместную улыбку, еле сдержалась. Но, правда, в зале собрались все сыновья (совершеннолетние) князя. В них действительно угадывалась общие родовые черты. Мой шаман говорил, что так Великая Степь метит своих любимчиков. К какому бы роду не принадлежала жена, её ребёнок будет вылитый архадский жеребёнок. Архадская кровь даёт о себе знать и в детях дочерей. Все степняки мечтают породниться с влиятельным родом и для того, чтобы улучшить свою кровь. Скотоводы знают толк в хорошей наследственности.
  Честно скажу, среди собравшихся не было ни одного урода, все разные, но отмеченные общей печатью. Но мой драгоценный шаман милее. Я перевела взгляд на его серьёзное лицо и не удержалась от улыбки. Когда он станет старше, он превратится в невероятно притягательного мужчину. Ему сейчас девятнадцать, я узнала у его матери. У нас разница почти в пять лет! Ни за что не скажу свой возраст. К моим годам степнячки имеют десятилетних детей.
  - Отец, - шаман преклонил колени и поклонился своему князю. Я была предупреждена заранее и тоже изобразила земной поклон, что поделаешь, не хватает практики.
  - Встаньте, - наконец на вельможном лице появилась тёплая улыбка.
  - Рада с вами познакомиться, уважаемый князь, премного наслышана о вашей поистине легендарной личности, - я говорила искренне, мне действительно князь был интересен как человек. Я слегка волновалась, из-за чего речь вышла с лёгким заиканием в начале предложения.
  Князь снисходительно улыбнулся, тепло коснулось и его глаз.
  - Добро пожаловать в семью, маленькая шаманка. Да дарует тебе Великая Степь плодородие. Подойди сюда, дочь моя.
  Я взглянула на Илая, тот кивнул. Я поднялась на княжеское возвышение под бдительными взглядами его охраны, преклонила колени пред степным князем и по совместительству моим свёкром. От него веяло силой и властью, я могла ощутить это физически. Неужели так проявляется благосклонность Степи к роду Архада? Князь положил мне руку на голову и проговорил на ритуальном диалекте фразу принятия. Всё, теперь я официально Архад.
  Сыновья князя и остальные высокопоставленные собравшиеся издали торжественный клич, незаметно мой драгоценный супруг оказался рядом. Выглядел он счастливым. Я огляделась вокруг, на лицах всех присутствующих был написан религиозный экстаз, не иначе Степь опять шалит, управляет своим подданными.
  Всё никак не могу привыкнуть настолько сильному влиянию богини на каждодневную жизнь степняков. Для них она не абстрактный дух, находящийся где-то далеко, которому можно помолиться, когда совсем припечёт, и надеяться, что поможет. Она присутствует в жизни степняков здесь и сейчас. Они ежеминутно обращаются к ней и, зачастую, она им отвечает, особенно избранным любимчикам. Но Илай говорил, что любое дитя Степи, может обратиться к ней и она ответит, особенно если ты в этот момент находишься в одиночестве, гуляя по степным просторам. От этого пробирает жуть, особенно меня, воспитанную на представлении, что человек должен в жизни всего добиваться сам, и никакому богу до него дела нет. Бог нужен только, чтобы судить и карать отступников, при том критерии отбора у него какие-то странные, больше похожие на мазохизм. Может, потому что степняки менее цивилизованные, чем мы, поэтому им легче общаться со своим божеством?
  Нас отпустили с отеческими благословениями. Напоследок нам игриво подмигнул Асах, наследник князя. Мой шаман слегка кивнул. Вот, блин, заговорщики.
  - Он пригласил нас в гости,- сказал Илай, когда приём закончился, и мы вышли на воздух, - Асах, - пояснил он, видя непонимание на моём лице.
  - Ясно. А к какой жене мы пойдём? У него, наверное, сейчас в любимицах новенькая.
  - Кира! Прекрати паясничать!
  -Да чего ты злишься? Я же шучу. Куда мы сейчас?
  - На праздник в честь нашей свадьбы.
  Вокруг нас толпилось тьма народу, съехались родственники из других кланов и просто гости. Как-никак свадьба сына князя, повод собраться, укрепить старые союзы, завести новые... гулянья были в разгаре. Мужчины выпили пьянящий напиток из местного гриба, и теперь во всю хвастались, кто круче, устраивались состязания на лошадях, где участвовали те, кто помоложе. Девушки сновали туда-сюда, озорно стреляли глазками и перемигивались с парнями. Исходя из увиденного, я пришла к выводу, что нравы в Степи довольно свободные, дочери не сидят под замком, деторождение приветствуется. Наверное, сказывается то, что у степняков культ богини - матери всего сущего. Не матриархат, но женщин здесь уважают даже больше, чем в аристократических родах нашей империи.
  Какие-то паршивки нацелились на моего великолепного шамана. Я демонстративно подхватила его под руку и теснее прижалась. Он понимающе ухмыльнулся. Ну-ну, улыбайся, на меня местные парни тоже пялятся, просто я слишком экзотична для них, поэтому они делают это украдкой.
  К нам подходили совершенно незнакомые люди (мне) и от души поздравляли, нахваливали меня как молодую породистую кобылку, хлопали по плечу беднягу-шамана, надеюсь, у него не выйдет там синяк.
  Мы покрутились какое-то время среди гостей, потом завернули к шатру матери. Она нас уже ждала. Кстати должна заметить, что выглядит она весьма неплохо, правда в глазах затаилась печаль, наверное, жалеет сына, что ему досталась участь исполнять волю Великой Степи. Я её понимала, моя матушка, узнав, в какую ситуацию я вляпалась, была бы в ярости и избила бы ни в чём не повинного шамана.
  Я исподволь наблюдала, как ласково общается Илай со своей мамой. С ней он становился мягче, сбрасывал с лица маску сурового мужчины, которую он надевал при других людях, стараясь выглядеть солиднее. Надеюсь, при мне он тоже будет раскрываться. Я ощутила лёгкий укол ревности. Но зато он будет ласков с дочками. Хотя мне какое дело, я же не собираюсь с ним жить?
  В шатёр забежала молоденькая девушка лет пятнадцати, с радостным писком повисла на шее матери, проигнорировав остальных.
  - Ланка прибыла со своим мужем, - пояснил мой драгоценный. Ланка - это его младшая сестра, у них одна мать.
  Наконец, она отлипла от матери и повернулась к брату и ко мне.
  - Поздравляю,- чирикнула она и стала изучающе в упор рассматривать меня, особое внимание уделяя моим волосам, заплетённым в традиционную причёску новобрачной - это большое количество затейливо заплетённых косичек на макушке, украшенных драгоценными камешками, а сзади распущенные. Матушка их смазала каким-то маслом, они блестят, не путаются и не топорщатся. Надо будет узнать рецептик. Благодарю небеса за то, что не постриглась, как хотела, теперь красуюсь длинными почти до поясницы волосами, вызывая зависть всех женщин и восхищение мужчин.
  - Мне покрутиться? - любезно предложила я, а девчонка вместо того чтобы смутиться согласно кивнула головой. Вот нахалка. - Обойдёшься, - спокойно ответила я, чем вызвала смех шаманёнка. Сказала-то я на имперском, второе слово.
  Он любезно перевёл его для сестры и добавил свои комментарии. Та обиженно надула губки, матушка улыбалась, наблюдая за нашим обменом любезностями. Можно сказать познакомились.
  Полог шатра отодвинулся, и в проём просунулась чёрная хорошо знакомая лошадиная морда. Этот и здесь нас нашёл! Интересно на что он ориентируется на запах или особое лошадиное чутье, позволяющее найти хозяина где угодно?
  Илай поднялся, протянул мне руку.
  - Мы едем покататься в Степь.
  Матушка вручила мне увесистую корзинку, судя по запаху, полную еды. Я быстро сгрузила её шаману. Кто из нас мужчина? Он удивлённо посмотрел, но взял. Мелкая, но замужняя сестричка звонко засмеялась и быстро что-то сказала. Я не разобрала, она такая трещотка.
  - Что? - спросила у парня.
  - Ничего, - ответил он, - пойдём.
  Я снова на этой зверюге. Он косится на меня своим лиловым глазом, трясёт головой, так и норовит сорваться в галоп, но удерживается твёрдой рукой хозяина. Илай смеётся над моими страхами.
  - Не понимаю, как можно бояться лошадей. Они же прекрасны. Ты сама провоцируешь Урагана на проказы, он ни с кем не ведёт себя подобным образом, только с тобой.
  Я только фыркнула. Пусть думает, что хочет.
  - Расслабься, ты не упадёшь, я тебя успею поймать,- продолжил поучать меня признанный лучший наездник стойбища (выиграл соревнования буквально две недели назад). - Доверься Урагану, - я посмотрела на него как на сумасшедшего. - Ну ладно, мне.
  Я попробовала сделать, как он учил. Постепенно стала расслаблять напряжённые мышцы, доверившись руке парня, обхватывающей меня за талию. Ураган перестал нервно прядать ушами, выровнял шаг. Я посмотрела вниз, ух, как высоко падать! Усилием воли заставила себя сосредоточиться на другом. Например, на твёрдой груди, сидящего сзади меня парня. Я обернулась и словила его лукавую улыбку.
  - Ты чего улыбаешься? - спросила я.
  - Просто мне приятно обнимать тебя,- он поцеловал меня в шею, вызвав щекотку.
  Я снова обернулась, в его глазах плясали хитрые искорки, что-то он темнит.
  - Хочешь быстрее? - и, не дожидаясь моего ответа, пустил коня вскачь под мой испуганный визг, преходящий в восторженный.
  Удивительное чувство ехать на таком огромном живом существе, чувствовать как перекатываются его мышцы, как переносится вес с одной ноги на другую. Земля стелется под копытами нашего коня, метёлки трав бьют по нашим ногам, оставляя разноцветную пыльцу на наших одеждах. Свежий духмяный ветер в лицо развевает мои волосы. Я отбила себе всю задницу, но я счастлива.
  - Так и знал, что тебе понравиться, - переводя коня на шаг, сказал мой Илай, а потом совсем остановил.
  Ловко спрыгнул, снял меня, отцепил корзинку и отпустил верного коня пастись, тот задрав хвост, умчался в синюю даль. Не надолго, - думается мне. Скоро снова соскучится и примчится к своему обожаемому хозяину.
  - Это с ним ты выиграл соревнования?
  - Да.
  - Я тоже хочу, чтобы меня любила какая-нибудь животина, - задумчиво протянула я, больше размышляя вслух, чем обращаясь к мужу.
  - У нас есть табун, отец подарил, завтра выберем тебе жеребёнка, и ты сама его воспитаешь.
  - Серьёзно? Целый табун? А сколько это голов?
  - Я думал, ты обрадуешься возможности воспитать жеребёнка, - деланно печально вздохнул парень.
  - Конечно, я рада, но я ничего не смыслю в воспитании лошадей.
  - Я тебя научу, не переживай.
  Мы расстелили покрывало на живописном бережку небольшой речушки, так скорее ручья.
  - А мы сейчас очень далеко от стойбища? - спросила я, раскладывая на покрывале снедь, которую приготовила нам матушка.
  - Да. Ты почувствовала переход? - удивился парень.
  Похоже, он опять баловался со своей шаманской разновидностью телепортации. Я не стала разочаровывать его и ответила положительно.
  - Ты быстро прогрессируешь как шаманка, - он покачал головой то ли осуждающе, то ли одобрительно.
  - Это опасно?- уточнила я.
  - Нет, я просто удивляюсь. Ничего страшного, - он ободряюще улыбнулся.
  Глава 7 Я влюбилась
   - Пропала ваша студентка, господин маг.
  - Ясная? Какого хрена ты смотрел? Я же тебе ясно сказал не пускать её в опасные места! - молодой перспективный маг был в ярости.
  - Она угодила в нестабильный телепорт, вероятность, что она уже мертва, восемьдесят процентов. В этом есть вина и магов сопровождения, они не отрицают своей ответственности. Но студентка пренебрегла элементарными нормами безопасности, создав телепорт вблизи от аномальной зоны.
  ***
  - Что? - с громким возмущённым воплем я проснулась. - Это я сама создала телепорт? Да я этих олухов пыталась спасти вместе с городком! И я же виновата оказалась. - Меня стали душить слёзы обиды. Я тут страдаю за родину, а они меня уже списали, притом выставив в невыгодном свете.
  После плотного обеда на свежем воздухе, меня потянуло на сон. Мой драгоценный любезно одолжил свой халат жениха в качестве моей постели, и я уснула.
  Полуобнажённый Илай (опять оттачивал боевые техники) прибежал на мой крик (видимо занимался несколько в стороне, чтобы мне не мешать) и стал встревоженно всматриваться в моё лицо.
  - Кира, что случилось? - он редко меня называет по имени, в степи это не принято. Значит, испугался по-настоящему.
  - Мне приснился сон, где я увидела своего наставника и ещё одного человека, и они разговаривали обо мне. Это происходило не при мне, то есть я не видела этого разговора до своего попадания сюда. Как такое может быть? Илай? - я вцепилась потной рукой в предплечье парня.
  Он сгрёб обе мои руки себе в ладонь.
  - Ничего не бойся. Ты - шаманка. Твоя кровь проснулась, Степь начала говорить с тобой. Она показала тебе событие, которое произошло, когда тебя уже не было в Пограничье. Наверняка, она хотела этим что-то тебе сказать. Расскажи подробнее, что ты видела, я помогу объяснить, - и он уставился на меня в ожидании ответа, а я молчала, не хотелось ему говорить, что там решили, будто я мертва, а значит, искать не будут. - Моя госпожа, не молчи,- он требовательно сжал мои руки.
  - Прости, я не ... - я замялась, выбирая степень откровенности,- не хочу говорить об этом.
  Казалось, он облегчённо выдохнул, ободряюще улыбнулся.
  - Всё будет хорошо, моя госпожа, ни о чём не расстраивайся. Здесь, со мной ты в полной безопасности, если не хочешь о чём-то говорить, не говори, любимая. Когда у тебя защита курсовой? Я тебя отвезу на неё.
  - Что? Серьёзно?- я не верила своим ушам.
  - Да, я же обещал, - я с радостным визгом повисла на шее парня, он не выдержал моего веса и повалился на землю. - Если Степь разрешит, - добавил шаман на степняцком, но маленькая шаманка была настолько взбудоражена предстоящей возможностью вернуться на родину, что не расслышала. - А она уже дала своё позволение, - ещё тише сказал молодой сын Великой Степи, счастливо улыбаясь от того, что смог обрадовать свою женщину.
  - Илай, мы, правда, поедем в империю?
  - Правда, - снова подтвердил этот великолепный мужчина, одной рукой прижимая меня к себе, а другую, забросив за голову, и улыбался при этом так ослепительно чарующе.
  "Моя улыбка, - подумала я, целуя эти чудесные губы, которые за короткий промежуток времени принесли мне столько блаженства, сколько я не испытывала за всю свою жизнь. - Может, удастся уговорить его остаться в империи? Поженимся там по нашим законам и будем жить вместе. Такой смышлёный парень везде сумеет найти себе место".
  Мир крутанулся, и я оказалась снизу, прижатая к земле приятной тяжестью своего мужчины.
  - Кира, ответь мне, ты бы стала моей женой при других обстоятельствах?
  - Ты имеешь в виду добровольно? При этом хорошенько пред этим узнав тебя? - он кивнул. - Да, я бы стала твоей женой.
  Его лицо озарила самая счастливая улыбка, из всех какие я видела за всю свою жизнь.
  - Я люблю тебя, Кира, как говорят в империи.
  - И я люблю тебя, мой Илай,- его губы были так близко, его глаза манили, я потянулась за своим поцелуем. И мы скрепили наш союз по-настоящему. Не по чьему-то настоянию или велению судьбы, а потому что мы так решили.
  Если бы он не спросил меня, если бы я не ответила, всё было бы по-другому. Но это была бы уже другая история. Чтобы получить подарок, надо сначала согласиться принять его. Оглянись вокруг, может мир давно тебе предлагает то, что ты ждёшь больше всего, а ты по невнимательности продолжаешь отказываться?
  ***
  Его губы приятные на ощущение. Играю с ними, целую и покусываю, он смеётся. Я недовольно ворчу, мешает мне сосредоточиться на ощущениях. Я лежу сверху на его большом тёплом теле, вокруг нас колышутся цветущие степные травы, летают бабочки, жужжат шмели. Я сама как эти цветы расцвела этой весной. Никогда мне не было так хорошо. Кладу голову ему на грудь, слушаю стук его сердца, его дыхание. Невероятно, я ещё не любила ни одно живое существо на столько сильно. Это пугает и восхищает одновременно. Ради этого стоило попасть в эту нестабильную пентаграмму.
  Над нами проносятся бреющим полётом стрижи, ловя мошек для своих птенцов. Высоко в небе парит парочка степных хищников. Пару раз взмахнут крыльями и отдаются на волю стихии, а она уверенно их поддерживает. Наматывают круг за кругом, похоже, так и отдыхая в полёте. Может это парочка? И они вместе такие гордые и свободные вышли поохотиться? Тогда они похожи на нас с Илаем. Потому что я планирую, чтобы у нашей семьи были общие цели, и мы жили как единое целое, как первые союзники друг другу.
  В голове стали сами собой складываться слова в песню:
  Мне так хочется написать о тебе поэму или песню,
  В которой я бы воспела красоту твоего тела, тепло твоей души.
  У меня щемит сердце от любви и нежности к тебе. Кто ты? Я ещё не знаю,
  Но я уже готова принять тебя в своём сердце.
  Я знаю, мне будет хорошо рядом с тобой.
  Я знаю, мне будет приятно с тобой.
  Я знаю, ты вдохновишь меня на новые свершения.
   Я знаю, я напитаю любовью своей каждую клеточку
  И возьму дань с тебя любовью ко мне.
   Ты воспоёшь каждый изгиб моего прекрасного тела.
  Я трусиха. Ну и пусть. Трусихи тоже умеют любить и отдаваться любви,
  Как те хищные птицы, что парят в небесах.
  Не бойся петь обо мне, я тебя услышу, где бы ты ни была,
  Моя прекрасная госпожа, я люблю тебя.
  Илай взял пушистую молодую травинку и стал проводить ей по моим обнажённым плечам, щекоча.
  - Ты слышал мою песню? - удивлённо спросила я, глядя парню прямо в глаза. Он ничего не ответил, сорвал ближайший цветок и закрепил в моих волосах.
  - Ты очень красивая, Кира.
  Я скатилась с него, села на колени и попыталась нащупать рукой цветок, хотелось посмотреть, как я сейчас выгляжу, но я не взяла с собой зеркальце. Илай рассмеялся, поднялся вслед за мной, обнял за талию, притянул к себе.
  - Очень-очень красивая,- сказал, глядя прямо в глаза, в его зрачках я увидела своё отражение, я такая милая, немного растрёпанная, но счастливая. Я улыбнулась.
  Вспомнила, как в детстве мечтала быть ясновидящей и сама себе напророчила удивительную семью, непохожую на других, но очень крепкую и любящую.
  Вспомнила слова одной мудрой женщины, она сказала, если любишь, люби без остатка, не осторожничай, любя в половину чувств. При неблагоприятном раскладе будет одинаково больно в обоих случаях, но в первом у тебя останутся приятные воспоминания на всю жизнь.
  - Кира,- позвал меня в настоящее этот удивительный мужчина, пробудивший во мне мою персональную весну.
  - Тебе тоже нужен цветок, - сказала я, срывая ближайший. - Думаю, тебе подойдёт этот, - я потянулась к нему, чтобы воткнуть цветок ему в волосы, он сначала отстранился, а потом, что-то решив для себя, придвинулся.
  - Давай, любимая, - он наклонил голову, чтобы мне было удобнее укрепить, - но имей в виду, у меня уже есть цветок, и её зовут Кира.
  Я рассмеялась.
  Мне так нравится, когда он целует мою грудь, мой живот и ниже. Кто же знал, что степняки настолько искусны в любви. Мой драгоценный может довести меня до блаженства одними поцелуями, помогая себе языком. Я и не подозревала, насколько я чувственная и отзывчивая на ласки.
  Тело моего любимого прекрасно, не нахожу в нём изъянов. Пахнет вкусно чистой кожей и мной. Зацелую его тоже всего. Восхитительно ощущать под руками его кожу, мышцы, перекатывающие под ней, как он реагирует на мои прикосновения, как его уносит. Ощущаю себя волшебницей в простонародном смысле, той, которая способна творить чудеса. Пусть наши тела поют гимн торжества жизни и любви. Мне хорошо, тому, кого я люблю хорошо, значит, прямо сейчас жизнь удалась.
  ***
  Прямо сейчас в Пограничье ...
  Молодой перспективный маг, потерявший свою подопечную, топтался на месте бывшей пентаграммы. Какие-то сволочи уже подчистили тут всё. Он нахмурился. Всё складывалось в нерадостную картину: кто-то решил притормозить бешеную карьеру любимца императора. Сначала ему поручили мутное дело с расследованием странных происшествий в Пограничье, потом порекомендовали натаскивать своих студентов, мол, время пришло. И что в итоге? Самая перспективная из них якобы по собственной глупости или недостатку обучения совершает ошибку, отправляющую её на тот свет. Кандидатура идеальна: девчонка родом из глубокой провинции, связей никаких не имеет, у неё только и были собственные мозги да упорство в достижении цели. Такую никто не хватится, а на имя её учителя ляжет пятно, что, мол, оставил недоучку без присмотра.
  Жалко девочку, такая милая была, влюблённая. Маг досадливо поморщился. Ещё на доклад к императору идти. И внимательно присмотреть за остальными учениками, они хоть из столичных семей, но если кто-то начал против него локальную войну, он уже показал, что для него все средства хороши. И ведь ударил по больному месту. Кто такие ученики для наставника? Они потенциальные его союзники, при правильном воспитании, зачастую разделяют его взгляд на мир. Убрали его самую перспективную ученицу во всех смыслах. Не имевшая никаких родственников и связей в столице, девочка была очень привязана к своему наставнику. Да и с миром магии она, провинциалка, познакомилась через него.
  ***
  Ближе к вечеру мы вернулись домой. Ураган был сытый, набегавшийся, поэтому довольный и благодушный. Не успели мы подъехать, нас вышла встречать матушка.
  - Сынок, ты не забыл, что сегодня идёшь к своему брату?
  Мы забыли. Мне уже никуда не хотелось идти, хотелось помыться и спать. Я умоляюще посмотрела на Илая.
  - Мы должны,- извиняюще сказал он.
  Матушка сочувственно на меня посмотрела.
  - Я помогу выбрать тебе наряд. Это особенный случай: ты будешь знакомиться с женщинами стойбища, а с ними сложнее найти общий язык, поэтому ты должна быть безупречна.
  Я застонала.
  - Я не собираюсь, ни на кого производить впечатление, - возразила я. - Если уж впечатлять, то я одену свои брюки.
  - Ни в коем случае,- яростно замахала руками матушка, - сглазят твою задницу, как пить дать, сглазят.
  Дело в том, что я обладательница выдающейся попки, в прямом смысле слова. Это особенно бросается в глаза на фоне плоскозадых степнячек. Что поделаешь, наследственность в обоих случаях, но в моём ещё и усиленная тренировками. В последний год обучения я увлеклась тренировками возможностей своего тела, а то над магами все смеются, что они хиляки, надеются только на свои способности, мне стало обидно, и я решила на собственном примере развеять миф о физических ограничениях магов. Теперь я счастливая обладательница округлой аккуратной попки, очень хорошо заметной в любой одежде, за исключением уж совсем бесформенных балахонов. Илай в восторге от этой части моего прекрасного тела.
  - Я подскажу, какие подарки с собой брать и кому дарить, с кем стоит считаться, а с кем не обязательно.
  - Как всё сложно-то, а я думала мы просто в гости идём, - я оглянулась в поисках любимого, но он уже растворился в подступающих сумерках.
  - Я могу тебе помочь только советами, хоть я и полонянка, но и я кое-что могу и знаю. Так что идём, я не хочу, чтобы мать моих внуков попала в такую же ситуацию, что и я.
  Ясно, я ей напоминаю её в молодости, похожая ситуация. Я покорно пошла готовиться к предстоящей схватке за место под этим солнцем. Хотя оно мне надо, я вроде как не собираюсь здесь оставаться жить? Но с другой стороны, нельзя, чтобы Илай раньше времени заподозрил мои истинные цели.
  Мельком поздоровавшись с наследником князя, я отправилась в шатёр его Старшей жены, где собрались много женщин, которые делают политику в женской части населения. Матушка сказала, что это хорошо, что мною заинтересовались, а могли сделать вид, что меня не существует и соответственно относиться. И тогда будь хоть сто раз любимицей князя, ничто бы не помогло изменить ситуацию в свою пользу. Моим плюсом является то, что я из самой имперской столицы, которая у степнячек ассоциируется с чем-то невероятно волшебным и притягательным, но недоступным. Я отобрала из своих вещей, что остались на мне во время переноса, несколько, которые могли сойти за подарки: это часы, браслет и кулон с цепочкой. В принципе безделушки, но милые, и сделанные в самой империи. Не то чтобы в Степи не было наших украшений, были, но в небольшом количестве, и доступны далеко не всем. О! идея, монополизировать рынок поставки ювелирки в Степь. Да я озолочусь! И магия никакая не нужна.
  Девчонки оказались милыми и смешливыми, обе первые жены Асаха (они сёстры) и их подружки, жёны других сыновей князя и приближённых. Заводилой оказалась юркая черноглазая Анна, Старшая жена наследника. У неё мы и собрались. Девчонки принесли с собой угощения и какой-то хмельной напиток. Я тоже пришла не с пустыми руками: матушка приготовила огромную корзину разнообразных сладостей и угощений, видимо не особо рассчитывала на мой кулинарный талант, что правильно, ибо я могу более-менее сносно приготовить только суп в специальной магической кастрюле, которая сама задаёт режим в зависимости от выбора блюда. В такой кастрюле даже криворукая макака сможет сделать съедобную еду.
  Надегустировавшись разных вкуснятин и познакомившись с местным хмельным напитком (не тем, что на грибе, его пьют только мужчины, а другим, более мягким и вкусным) мне совсем стало хорошо. Я огляделась по сторонам, у девочек тоже блестели глазки и движения стали свободнее. Я ухмыльнулась.
  Глава 8 Кажется, я сумела произвести впечатление
  - Давайте танцевать. Какие в Степи танцуют танцы? - девочки оживились (я их называю девочками, потому что самая Старшая из них была года на три старше меня), притащили откуда-то бубны и барабаны, небольшие такие, на которых играют ладонями.
  Расселись полукругом, освободили в центре площадку, музыкантши пробно отбили несколько ритмов, вроде сработались. В центр выскочила первая плясунья стойбища, не запомнила её имени, и начала каждый ритм обивать бёдрами и грудью, ритм ускорился, плясунья не отстаёт. Шикарно. Обязательно также научусь. Девчонки хлопают, вопят, следующие чуть не подрались за право идти в центр площадки. Анна живо навела порядок, выгнала обеих драчуний обратно на место, а выступить предложила мне. Я улыбнулась, встала, размяла мышцы, затёкшие от сидения в непривычной позе, сердце глухо бухало в груди, вроде пустяковая ситуация, а всё равно волнуюсь как перед первым выступлением с докладом перед аудиторией в сотню человек.
  Незнакомая музыка будила во мне дух соперничества и желание поразить. Я попыталась пропустить чрез себя ритм, впитать его в кости и кровь и отправить своё тело в полёт. Моё тело извивалось как змея, я взлетала, как гонимый ветром листок, я бушевала как несмиряемое пламя, я была спокойна как тихая вода, я была легка как летние облака. Я закончила, тяжело дыша, встала с колен, на которые опустилась, завершив свой танец. Меня поразила мёртвая тишина, стоящая вокруг меня. Я удивлённо осмотрелась вокруг, наконец, Анна сказала:
  - Это было потрясающе, госпожа. Ты во истину избранница Великой Степи. Прими наше признание,- она склонила голову в знаке почтения и признания равенства, остальные девочки последовали за ней.
  Я удивлённо выдохнула, оказывается, всё это время я забыла дышать. Тут как будто что-то двинуло меня под локоть, я выпрямилась и сказала проникновенным низким грудным голосом, который обычно использую для донесения очень важных вещей до людей:
  - Я принимаю ваше признание. Да прибудет благодать Матери-Степи с нами, - девочки сделали благочестивый жест рукой, как бы принимая благословение и накладывая себе на живот.
  Через мгновение наваждение спало, девушки снова заулыбались, загомонили, зазвучала музыка, вечеринка пошла своим чередом. А мне стало душно, то ли от выпитого, то ли от скопления народа. Я поправила нагрудное украшение, подарок князя на свадьбу, и пошла на улицу.
  Вечер принёс прохладу, приятно освежившую моё разгорячённое после танца лицо. Оглушительно стрекотали кузнечики, яркие звёзды перемигивались на бархатном небосводе. То там, то сям доносились человеческие голоса и смех, люди ещё не закончили праздновать нашу свадьбу. Издалека, из Степи доносилось лошадиное ржание и совсем отдалённое завывание степных волков. Меня передёрнуло, как представлю, насколько они были близко от нас безоружных в тот вечер....
  Послышались шаги, я напрягла зрение разглядеть приближающегося человека.
  - Это я,- окликнул негромко Илай.
  Он подошёл совсем близко, я сделала шаг ему навстречу и обняла за талию, уткнувшись носом рубашку.
  - Устала? - он провёл рукой по моей голове, и мне стало в разы легче, я удивлённо подняла на него лицо. Опять шаманские штучки? - Так легче? - с улыбкой спросил.
  - Забери меня,- попросила я как маленький ребёнок, - мой господин, - добавила со смешком. Меня смешило такое обращение и немного смущало, воспринималось мною с сексуальным оттенком.
  - Чуть позже. Подождёшь? - я кивнула, и мы разошлись: он ушёл к мужчинам, а я - к девчонкам.
  Зевнув так, что челюсть чуть не вывернула, я вернулась в шатёр. Меня тут же увлекли в хоровод, который вскоре высыпал на улицу. У меня открылось второе дыхание, стало снова весело, заразилась беззаботным весельем танцующих. Ещё выпила местной бражки, и как оказалась дома, не помню.
  Утром проснулась с раскалывающейся головой. Что это? Неужели простыла? Потом вспомнила про вчерашнюю вечеринку и поняла - это то самое похмелье, которое столько раз видела со стороны, но ни разу не испытывала на себе. "Поздравляю тебя с дебютом, Кира", - сказала я себе. При попытке пошевелиться, невольно застонала.
  "Где же Илай?" - пронеслось в голове. Уже привыкла, что он заботится обо мне?
  - Проснулась, маленькая шаманка? И кто тебя просил набираться незнакомым напитком? - наконец-то он пришёл, я вздохнула с облегчением. Вздох отозвался звоном в голове.
  - Я тебя просила забрать меня пораньше, - чуть не хныча, прошептала я.
  - Тише-тише, на выпей, - он подсунул деревянную чашку с каким-то душистым отваром. Я выпила, стало немного легче. - Твой организм непривычен к местным напиткам и еде, поэтому в следующий раз будь осторожнее. У тебя ещё и аллергия вышла.
  - Где? - я испугалась не на шутку. Я что вчера могла коньки отбросить?
  - Успокойся, я уже убрал последствия.
   Пришла я окончательно в себя ближе к полудню. И тут стал вопрос, чем мне заниматься. Я имею в виду как жене, хозяйке дома. Дом у меня за эти дни немного забарахлился. Куда складывать все эти вещи? Здесь нет шкафов в нашем понятии.
  Я выбрала юбку, выгодно подчёркивающую мою задницу, цветастую рубашку к ней, заколола волосы гребешком, какой видела у матушки, надела пару браслетов на щиколотку, посмотрелась в зеркало: выгляжу необычно, но мило. Лёгкая кофточка красиво очерчивала мою приподнятую специальным лифчиком грудь. Пусть степнячки завидуют. Я удовлетворённо улыбнулась и пошла к матушке за советом.
  Летящая юбка из шелковистой ткани приятно струилась вокруг ног, игривый ветерок теребил мои распущенные волосы, я прекрасна, мне хорошо, а значит, прямо сейчас моя жизнь удалась.
  Доверившись ногам, я безошибочно вышла к шатру мамы Илая. А у неё гости, наверное, впечатлениями пришли обменяться. Полог откинут, значит, войти может, кто хочет. Я и вошла.
  В гостях у матушки была Старшая госпожа, первая жена князя, можно сказать княгиня. О, это большая честь, что она пришла сама, а не послала служанку с просьбой-приказом явиться к ней. Старшая жена была худая властная женщина, не блистающая красотой, но, по словам матушки, очень умная и хитрая. Сумела же она своего единственного сына сделать наследником в обход старших сыновей князя? Помимо неё были ещё несколько женщин, их лица не показались мне знакомыми.
  Я вежливо поздоровалась. Взгляды всех присутствующих обратились на меня, я почувствовала себя как на защите первой курсовой перед маститыми профессорами. Сделала подобающее выражение лица: уважение без подобострастия. С профессорами прокатывало, я слыла сообразительной и ответственной девушкой, мне на перебой предлагали самые интересные проекты, обо мне в первую очередь вспоминали, когда нужно было поручить важное дело, позволяющее покрутиться среди уважаемых господ, показать себя и завести полезные знакомства.
  Матушка удивлённо на меня посмотрела. Ну да, при Илае я становлюсь уж слишком девчонкой, капризничаю, цепляюсь за него в поисках защиты и утешения, ласкаюсь как кошка.... Не знаю, почему происходят со мной при нём такие странные метаморфозы.
  ***
  - Это просто жуть! Илай ты не представляешь, жёны твоего отца устроили мне смотрины. Я чувствовала себя кроликом на вставке! - я бегала из угла в угол нашего шатра, экспрессивно выражая свои впечатления от знакомства с матушками. Илай сидел на невысокой софе и молча внимал моим жалобам.
  - Это жутко, они вдруг решили поверить, нет ли на мне каких-либо изъянов! Представляешь, изъянов! Они бы вспомнили об этом, когда я бы стала бабкой! Они заставили меня раздеваться, а когда я хотела накостылять самой активной, матушка чуть ли не на коленях умоляла не трогать зарвавшуюся. Так что той паршивке здорово повезло, что я не хотела расстраивать маму. Почему ты молчишь? А если бы они нашли у меня какие-нибудь изъяны, то отпустили бы домой? - неожиданно пришла запоздалая мысль.
  Илай грустно улыбнулся.
  - Нет, моя милая, просто мне бы запретили с тобой иметь наследников, а если бы ты сейчас ждала ребёнка, когда он родился, мне бы не позволили его признать. А тебе в любом случае пришлось бы исполнять волю Великой Степи.
  - Вот мерзавки! Нафига был нужен этот демонстративный осмотр?
  - Я попросил маму устроить, все собрались очень быстро и тебя не успели предупредить.
  - Илай!!!!! Я думала мы как минимум друзья! Зачем ты так меня подставил? - я пылала праведным гневом, но ещё помнила, что мужчин бить нельзя, тем более, вдруг он отец моего ребёнка, мы же не предохраняемся. Кому нужен битый папа?
  - Моя госпожа, выслушай! - он встал и поднял руки в жесте, требующем внимания. Он что ораторскому искусству обучался? - Я думаю о будущем, чтобы никто не имел претензий к нашим наследникам, даже самых маловразумительных. Ты чужеземка, твоё положение как Старшей жены и твоих детей как моих наследников могли в будущем поставить под сомнение при неблагоприятном стечении обстоятельств. Мы с дедом были на суде по такому случаю.
  Я ошеломлённо смотрела на него, как он далеко думает, но, сдаётся мне, что он не все причины озвучил.
  - Я думала в Степи всё проще, без всяких интриг... - пробормотала я. - Спасибо, конечно, что думаешь о будущем, но в следующий раз посвящай меня в планы, касающиеся нашей семьи, раз уж мы женаты и живём вместе, - добавила громче.
  - Больше такого не повториться, обещаю. У меня для тебя подарок, - сказал он другим тоном, более игривым что ли.
  Он взял меня за руку и одел на предплечье шикарной работы широкий наруч.
  - Я видел, с каким интересом ты рассматриваешь работы степных мастеров, и подумал, что этот браслет тебе понравится,- он улыбнулся, уверенный в своём выборе.
  Я сняла его, чтобы лучше рассмотреть. Это была действительно тонкая работа: тщательно прорисованный растительный орнамент с символами плодородия и здоровья, идеальное сочетание цветовой гаммы и в центре всего этого красовалась милая коварная степная кошка с зелёными глазками.
  - Откуда ты знаешь, что мне нравятся дикие кошки?! - воскликнула я.
  - Я и не знал, просто, когда увидел эту вещь, понял, что должен её купить. Я тогда ещё не знал для кого, но теперь вижу, что она создана специально под тебя и для тебя.
  Шаман одним словом, чутьё у него какое-то. Я слышала, что у магов после двадцати лет непрерывной практики возникает что-то вроде предвиденья, но пацан ни разу не маг, и ему всего девятнадцать.
  Мне всё равно, как он узнал, факт подарка не отменить, поэтому:
  - Спасибо тебе большое, - я поцеловала парня в губы лёгким нежным поцелуем, - ты меня очень обрадовал этим подарком.
  Сладкие поцелуи, жар объятий, как же хорошо принадлежать тому, кто нравится! Благослови его Небеса. Я люблю! я люблю!!!
  Глава 9 Возвращение в империю
  Я исписала четыре толстых блокнота, делая заметки к будущей дипломной. Шаманы, и старый, и молодой, учили меня обращаться с новыми способностями. Снова ощутила себя неумехой-первокурсницей. Где-то я читала о благе быть новичком, наверное, это как раз тот случай. Буду думать, что мне полезны все эти знания, которые я смогу применить только в Степи и в меньшей степени в Пограничье.
  Илай радовался моим успехам больше меня. Дед ворчал, что моё недоверие к обучающим практикам мешает мне воспользоваться своими способностями в полной мере. Потому что маленькие степняки, бывшие также на обучении у старого шамана, с лёгкостью схватывали то, чему он учил, а мне же было необходимо досконально разобраться, я не воспринимала на веру слова старика, и ему приходилось напрягать извилины, чтобы объяснить мне очевидные, с его точки зрения, вещи. Так незаметно пролетело полтора месяца, более или менее я наладила быт в нашем доме, только с готовкой у нас не заладилось.
  Степняки для приготовления еды использовали самонагревающиеся камни, в моём присутствии они лопались. Илай сказал, что это я их не нарочно уничтожаю своим нежеланием готовить. Поэтому мы питались вместе со старым шаманом, тому приносили еду со стойбища, он вообще никогда не заморачивался, откуда она берётся, но всегда ел сытно и полезно. А мне занятой постижением новой области знания было не до этого, чтобы обращать внимание на такие "пустяки", как то, что я так и не создала своего очага, который бы объединял нас с Илаем в нечто большее, чем просто парочку, которая встречается.
  Однажды утором Илай разбудил меня и сказал, что если я всё ещё хочу успеть на защиту курсовой и практики, мы должны выехать уже сегодня. Я подорвалась собираться как бешеная, выдавая с головой своё нетерпение и невероятную радость, что скоро вернусь домой. Из минусов - ехать нужно было верхом. Из плюсов - когда едешь с шаманом, степные расстояния сокращаются в три раза.
  Мне выделили смирную лошадку, что вынудило Урагана сдерживать шаг. Это его нервировало, он фыркал, то и дело пытался ускакать вперёд или покусать смирного конька. Илай его осаживал, чем ещё больше злил горячего жеребца. На своего разлюбимого хозяина конь не мог срываться, поэтому отрывался на мне, пугая резкими движениями. Я пообещала себе, что как только мы въедем на территорию империи, и я смогу использовать магию, я на него столбняк нашлю, будет такой мирный и спокойный. Только эта мысль и позволяла мне сорваться на тупую скотину, которая вела себя как капризный ребёнок, требуя внимание хозяина.
  Мы ехали не спеша, сокращая расстояния шаманским способом. Илай говорит, что Степь перед шаманом открывает пространственные каналы, которые расположены по всей земле. Теоретически таким же способом можно передвигаться и по территории империи. Почему так не делают, он не знал. Знал только, что возможности Степи заканчиваются в Пограничье. Так что, доехав до границы, мы будем вынуждены путешествовать как обычные люди. Жаль, сейчас, несмотря на довольно большое количество времени проведённого в седле, я не чувствовала усталости.
  Ночами было жутковато: то и дело доносился жуткий вой степных волков, рычание других хищников, предсмертные хрипы травоядных, попавшихся в лапы ночных охотников. Мой шаман сказал, что это обычная жизнь Степи, и что всё живое невольно тянется к шаманам, поэтому мы всё путешествие провели в сопровождении степного зверинца, хорошо хоть они на глаза не показывались.
  Илай большую часть времени молчал и, казалось, к чему-то прислушивался. Я успела заметить за наше знакомство, что он говорит только по делу, не расположен к пустой болтовне. Сейчас я полностью прониклась безмолвием Степи, я имею в виду отсутствием людей на протяжении многих и многих километров. Было ощущение как будто растворяешься в окружающем пространстве, тебя не стаёт, сливаешься с этим пронзительно синим небом, с этой дымкой на горизонте, с этими холмами, покрытыми желтеющей травой.
  Пора цветения в Степи прошла. Степь выцвела, потеряла все свои краски, оставив основные цвета: голубое небо да жёлтая трава. Пышная зелень растёт только по берегам рек, но большинство речушек к концу лета пересохло и обмелело. Илай выбирал путь так, чтобы нам не попадались крупные водоёмы, он говорил, что там сила богини слабее, я мотала себе на ус.
  Мы остановились на ночлег у небольшой речушки, которая наверняка по весне превращается в бурный поток, а сейчас текла маленьким ручейком, который можно перепрыгнуть. Это был четвёртый день пути, осталось ещё два. Степь огромная, если бы мы ехали обычным способом, то путь занял бы четыре недели неспешным конским шагом, а так мы управились за четыре дня. Завтра будем в Пограничье, а оттуда рукой подать до столицы, а если воспользоваться стационарным телепортом, то можно в тот же день попасть. Но Илай посоветовал воздержаться от такого способа перемещения, объясняя это тем, что я теперь стала шаманкой (откуда всё-таки во мне шаманская кровь? Мои предки жили далеко от Степи). Кто знает, как магия телепорта отреагирует на меня. Мне кажется, он просто не хотел отпускать меня одну, потому что шаманы могут пользоваться телепортами только по специальному разрешению: на них там стоят ограничители, механизм просто не сработает и всё.
  - Илай, - прошептала я, когда мы уже улеглись спать на плотной постилке, образованной сплетёнными травами. - Что мы будем делать, когда приедем в столицу? Я имею в виду, помимо того, что я буду защищать курсовую?
  Я уютно расположилась головой на груди парня и сейчас услышала, как его сердце ускорило бег от моего вопроса: волнуется. Понять бы ещё причину. Мы ещё ни разу не говорили о нашем будущем.
  - Давай сначала приедем, завершим наши дела, а потом уже решим.
  - У тебя дела в столице? - удивилась я.
  - Да, у меня послание от князя нашему представительству.
  - А ты не можешь остаться при вашей общине в столице? - забросила я пробную удочку.
  - Нет, у моей жены незаконченное очень важное дело в Степи, - я не сразу поняла, о ком он говорит, ещё не привыкла называться чьей-то женой.
  - Что? Ты хочешь сказать, что я ещё ничего не закончила?
  - Моя госпожа, ты даже ещё не начинала. Не думай, что тебе удастся сбежать, Степь найдёт способы вернуть тебя и помимо моего вмешательства, только они будут менее щадящими. Великая всегда получает то, что хочет. Тем более ты сама решила свою жизнь связать со степью.
  - Ну, уж нет, ничего подобного. Я не собиралась жить в степи, даже мыслей таких не было, - не согласилась я.
  - Тогда почему твоя курсовая на тему степи?
  Я открыла рот и закрыла. Сказать что это случайность? Степняки фаталисты, они не верят в случайности, для них всё предопределено, за человеком остаётся только право выбирать способы, которыми он будет эту предопределённость воплощать в жизнь. Ну, типо с удовольствием, или со страданием и воплями.
  - Разве ты мне не поможешь?
  Илай резко сел и сказал, не глядя на меня.
  - Я сделаю всё, чтобы ты осталась в живых.
  Следующий день мы вообще не разговаривали, ели молча, ехали молча. К полудню показалась пограничная застава империи: мы въезжали в Пограничье. Как такового досмотра здесь не было, Степь большая, её не перекроешь из конца в конец, людей не хватит, а магия здесь давала непредсказуемые сбои. Застава стояла для тех, кто хотел появиться в империи легально. Здесь ставились отметки о въезде и праве нахождения на территории страны. У меня с собой было студенческое удостоверение, а у Илая, как сына князя документы всегда были в порядке, поэтому контроль мы прошли без проблем и проволочек.
  Эту ночь мы переночевали в гостинице. Оказывается, я так отвыкла от клетушек с низкими потолками. Шатры дают ощущение свободы и свежести. Я заскочила за вещами к бабульке, у которой снимала ещё весной комнату. Увидев меня, она не на шутку испугалась, сказала, что меня объявили мёртвой. Во дела, значит мой сон был правдой?
  Как связаться с наставником, не используя магии? Отправить обычное письмо? Я раньше его прибуду в столицу. На магический телеграф у меня не хватало денег, а у Илая я постеснялась просить. Ощути себя в шкуре обывателя, совсем вы избаловались, Кира Станиславовна, будучи студенткой магической академии, а потом невесткой князя Степи.
  Придётся ехать наобум и надеяться, что у наставника нервы крепче, чем у той бабульки (ей пришлось вызывать лекаря). Я так расстроилась из-за всех этих треволнений, что мне захотелось сбросить напряжение. Как назло, с Илаем мы не разговариваем, приятный и простой способ налаживания душевного равновесия временно не доступен. Он и сам весь в делах, у него встречи с местными степняками, которые формально подданные империи. Я из принципа не вникала в его дела: меньше знаешь, крепче спишь.
  Мы смогли встретиться только за поздним ужином, мой драгоценный супруг, напугавший меня до икоты своим высказыванием, что поможет мне выжить, но дальше наотрез отказавшийся расшифровывать свои слова, был занят своими мыслями и, казалось, даже не замечал меня.
  Мы заказали ужин в свой маленький номер (за день я устала от непривычно большого количества народа вокруг, отвыкла за почти два месяца). Кое-как поев, аппетита не было, я стала готовиться ко сну. Сходила, приняла ванну (здесь была отдельная ванная комната, мы сняли самый лучший номер), теперь сижу, расчёсываю мокрые волосы. Мой драгоценный супруг куда-то вышел. Кстати забыла сказать, на фоне имперцев он выглядит крупнее и старше, чем среди своих степняков. Раздался стук в дверь. "Чего это он придумал стучать в свою комнату?" - подумала я и пошла открывать. На мне была только лёгкая сорочка и то слегка намокшая от влажных волос. Открываю дверь, в комнату вваливается наставник, чуть меня не затоптав.
  - Наставник?! - удивилась и обрадовалась я, так и замерев с расчёской в руках.
  Он осмотрел меня с ног до головы, задержался на груди. Тут я поняла, что почти раздета, бросилась к кровати, схватила первое, что под руку попало, это оказался шаманский боевой халат Илая, набросила его на себя. Посмотрела на наставника, он хмуро разглядывал теперь уже предмет степняцкого портняжьего дела.
  - Жива, значит,- наконец сказал он.- Я знал, что ты не пропадёшь, потому что ты всегда была умницей. Откуда у тебя халат боевого шамана из внутренних районов Степи?
  - Это...- я замялась, нервно расправляя вышивку на рукаве халата мужа.
  - Ну, я жду,- требовательным тоном, как на лекциях поторопил мой учитель.
  - Тут такие обстоятельства,- почему-то признаваться наставнику, что я вышла замуж, было стыдно, как будто сознаваться в предательстве.
  Дверь резко распахнулась, на пороге появился Илай. Я невольно сравнила двух мужчин: оба высокие, только наставник светло-рус и сероглаз, а мой степняк смугл и черноволос. Они замерли друг напротив друга как два хищника, оценивая противника и следя за каждым движением. Я невольно залюбовалась их грацией и силой, которая, пока невидимая клубилась вокруг них. Мой Илай походил на своего жеребца, такой же дикий, выросший на свободе, в клетушке гостиничного номера ему было тесно, бешеный архадский свободолюбивый жеребец. В Степи, среди себе подобных, он не сильно выделялся, а здесь, рядом с холёным, тренированным, но привыкшем к кабинетной работе, наставником вызывал сравнение в свою пользу. Я поняла, что надо спасать ситуацию, пока не поздно.
  - Наставник, это мой муж Илай Архад, а это мой учитель, магистр магии Теодор Залесский.
  Мужчины какое-то время ещё посверлили друг друга взглядом, потом наставник кивнул в знак приветствия, Илай тоже обозначил кивок, затем переместился по комнате так, что оказался рядом со мной и немного впереди, закрывая собой.
  - Оденься, Кира, и поговорим внизу,- сказал наставник и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.
  Илай какое-то время смотрел немигающим взглядом на закрытую дверь, как будто ожидая, что ушедший вернётся, потом повернулся ко мне, осмотрел, поправил халат на груди. Для меня всё это было в новинку, ну, чтобы мужчины из-за меня так были напряжены, и что-то мне подсказывает, что Илай сейчас ревнует, не сверлил бы меня таким тяжёлым взглядом.
  - Кхм, надо одеться и пойти поговорить с учителем,- сказала я как можно нейтральнее. - А то вдруг меня уже отчислили в связи со смертью? - вот странная формулировочка.
  Внезапно Илай крепко прижал меня к себе и властно поцеловал. Не замечала раньше за ним такого бешеного напора. Вот моя запоздалая разрядка. Халат был отброшен в сторону, сорочка порвана под мой испуганный визг, в мгновение ока, оказалась прижата к кровати. Илай навис надо мной, тяжело дыша и жадно рассматривая моё обнажённое тело, как будто в первый раз увидел, нагнулся, поцеловал, прошёл рукой по бёдрам, мне стало жарко, как же я по нему соскучилась, дорога не располагала к вдумчивым ласкам. Мать-богиня, как же хорошо, благословение Небес со мной, я отдаюсь любимому мужчине. Ах, эти мускулистые плечи и мужественная спина. Ах, надеюсь, мы не переполошили всю гостиницу звуками нашей любви, хотя мне всё равно, сейчас мне хорошо, а значит, жизнь удалась.
  - Моя, - сказал Илай и с милой озорной улыбкой чмокнул в нос, мне стало смешно, я улыбнулась.
  - Оказывается, ты ревнивый, - сказала я со смешком.
  - Нет, что ты. Ты просто целый вечер так многозначительно на меня смотрела. Я думаю, закончу побыстрее дела и вернусь к своей любимой. Прихожу, а там посторонний мужик разговаривает с моей полуобнажённой женщиной, а она так мило улыбается... - он прикоснулся к моим губам. - Твои губки принадлежат мне. Ты сама выбрала меня, я тебя спрашивал, помнишь?
  Я кивнула. Надо ли говорить, что в тот момент я не рассматривала наставника в качестве своего кавалера? Хотя, я сейчас снова бы подтвердила свой выбор. Если уж кто-то нравится, то нравится.
  - Мне нужно поговорить с учителем, - сказала я, делая попытку подняться с постели. Не пустил, удержал.
  Я нахмурилась.
  - Илай, это для меня важно. Как тебе твоя Степь, - сказала я предельно серьёзно, включая Киру из прошлой жизни.
  - Я знаю, - он тяжело вздохнул, одним слитным движением поднялся, подал мне руку.- Я пойду с тобой. Теперь ты моя семья.
  Я кивнула. Ничего против его присутствия не имела. И будет лучше, если наставник тоже.
  Я освежилась, оделась в имперскую одежду, то есть платье-футляр чуть ниже колена, волосы убрала в высокий хвост, а на ноги надела бежевые туфли. Этот наряд я взяла на практику на всякий случай, вдруг кто-нибудь на свидание пригласит. Длинные серьги в степном стиле завершили облик. Изящные брачные браслеты немного не вписывались в ансамбль, но тут ничего не поделаешь. Илай вышел, пока я одевалась. В итоге мой наряд стал для него сюрпризом. Он ошеломлённо уставился на меня, глупо выпучив глаза.
  Я улыбнулась, довольная произведённым эффектом. Чтобы предотвратить наше скоропалительное возвращение в комнату, я ухватила его под локоть, и потянула в сторону лестницы на первый этаж.
  - Идём, любимый. Наставник не любит ждать, а мне ещё ему работу на подпись сдавать.
  Но Илай упёрся, развернул меня к себе, пробежал горячими пальцами по моим обнажённым рукам, выдохнул и прошептал на степняцком, насколько я поняла, благодарственную молитву богине-матери.
  - Ты потрясающе красива, моя госпожа. Я знал это и раньше, но сейчас, я вижу, что ты земное воплощение Великой богини, - я удивлённо на него уставилась. Это что-то новенькое. - И ты моя, - самодовольно добавил он, поглаживая мои запястья с красующимися на них брачными браслетами. У него тоже были такие же, только мужской вариант, более широкие и массивные.
  От его прикосновений, орнамент на наших парных украшениях засветился, а потом обдал нас обоих потоком света и опять вернулся в обычное состояние.
  - Что это было? - спросила я.
  - Ничего особенного, - с хитрой улыбкой ответил коварный шаман, взял меня за руку. - Пошли, ты же спешишь.
  Я покорно пошла за ним, ведомая за руку, рассматривая себя и прислушиваясь к внутренним ощущениям. Что он сделал? Я не чувствую никаких изменений, ни внешних, ни внутренних. Я тряхнула головой, подумаю об этом потом, сейчас надо сосредоточиться на учителе. Кстати, Илай одел парадный костюм знатного степняка и взял саблю. Не доверяет моему наставнику?
  Общий зал гостиницы, он же столовая, был переполнен самыми разнообразными людьми: здесь были и имперцы, прибывшие по делам в Пограничье, и дикие степняки из внутренних районов Степи, и оседлые, составляющие основную часть населения этого региона, различные торговцы, скотоводы, полукровки, наёмники всех мастей. При том гостиница была одна из самых приличных.
   Наставник занял выгодный стол недалеко от чёрного выхода. Не бросается в глаза и одновременно можно держать весь зал в поле зрения. Чтобы добраться до облюбованного им столика нужно было пресечь весь зал. Что-то я снова прогадала с нарядом. Только мы спустились с лестницы на нас стали обращать внимание, разговоры затихали, мужские взгляды обращались в нашу сторону, натыкались на холодный взгляд моего шамана, видели его руку на рукояти сабли и возвращались к пивным кружкам, или что они там пили.
  Илай остановился, вынудив это сделать и меня, а я хотела как можно скорее прошмыгнуть к столу наставника и попросить поставить рассеивающий внимание щит. Поэтому я нахмурилась. А он между тем крикнул в толпу фразу на степняцком, из которой я только поняла "ко мне!". За отодвигались скамьи и стулья, к нам из зала вышло человек десять степняцких воинов с оружием.
  Старший подошёл, сделал неглубокий церемониальный поклон.
  - Приказывай, ардах (сын князя).
  - Очистите помещение, здесь буду ужинать я со своей женщиной.
  Командир кивнул, крепкие парни разошлись по залу, предлагая гостям покинуть помещение. Хозяин флегматично протирал стойку и не возражал, наверное, с ним поговорили заранее. Кто сразу подался на выход, кто-то попытался сопротивляться, но не долго. А я же вовсе глаза смотрела на своего мужа, он оставался невозмутим, хотя глаза светились весельем. Это что демонстрация силы? Если да, то мне нравится её исполнение. Я улыбнулась и едва заметно придвинулась к нему ближе, чтобы все было видно, чья я женщина и кто мой мужчина.
  Наставник флегматично наблюдал из конца зала за разворачивающимся действом, попивая чай из изящной чайной чашки (хозяин гостиницы наверняка держит этот сервиз для особо почётных гостей).
  Глава 10 Договор
  Учитель встретил нас сдержанным кивком.
  - Ты задержалась, Ясная.
  - Эта госпожа является супругой ардаха степного князя, - холодно сказал мой, обычно мягкий и приветливый Илай, - поэтому к ней нужно обращаться госпожа Архад, во избежание недоразумений.
  Наставник поднялся из-за стола, отвесил насмешливый поклон.
  - Простите великодушно старого учителя, не привык ещё к новому статусу своей ученицы. Ещё вчера я думал, что она мертва.
  Мне не понравилось, что он паясничает. Зачем он нарочно злит ардаха? Ладно, я его ученица, он может ко мне и на "ты" обращаться, но к сыну князя соседней страны? Я не узнаю своего учителя, он всегда такой предусмотрительный и осторожный.
  Я нахмурилась, пытаясь понять, что им движет.
  - Наставник, - попросила я его.
  - Ладно, Ясная, то есть госпожа Архад, давай...те перейдём к делу. Великий ардах, прошу, окажите мне честь отужинайте со мной, - шаман кивнул, отодвинул мне стул, чтобы я села, а потом сел сам. "Он знает этикет?" - этот вопрос был написан на наших с наставником лицах.
  - Где вас носило всё это время, госпожа Архад? Не могли дать весточку своему старому учителю, чтобы не волновался? - как только мы сделали заказ, приступил к допросу любимый наставник.
  - Нет, меня занесло во внутренние районы Степи, во владения клана Архада. Где я и познакомилась ардахом,- я не стала вдаваться в подробности о том, что Великая Степь имеет на меня виды. Это разговор не для сегодняшнего вечера. - Как вы понимаете, я не могла воспользоваться магией или каким-то другим способом дать о себе знать.
  - Тебе повезло, госпожа Архад, что ты осталась в живых,- он задумчиво на меня посмотрел.- Как ты вообще попала к этой пентаграмме? Я не поверил, что ты её сама создала, по глупости.
  - Конечно, нет, я пыталась её деактивировать и свести возможные последствия к минимуму. Я ещё тогда удивилась, почему столь опытные маги решили открыть телепорт вблизи аномальной зоны, они ведь не первый год работали в этом регионе. У меня не было времени на раздумья, я видела, что она разнесёт полгородка вместе с незадачливыми создателями и мной. Потому что я находилась очень близко. Кстати, что стало с теми магами? Их наказали?
  - Можно и так сказать. На следующий день их нашли мёртвыми. По официальной версии, они пошли отмечать своё чудесное спасение и упились.
  Я недоверчиво посмотрела на учителя, что-то здесь нечисто. Много странных совпадений. Кто интригует против меня: Степь или я стала разменной монетой в чьей-то игре? Илай не вмешивался в разговор, лишь внимательно слушал, делая какие-то свои выводы.
  Внезапно учитель беззаботно улыбнулся.
  -Это ты удачно вышла замуж за Архадского ардаха, теперь тебя лишний раз трогать поостерегутся. Теперь нам нужно согласовать наши показания, чтобы объяснить твоё чудесное возвращение в мир живых. Официально ты обвиняешься в незаконном создании пентаграммы переноса в аномальной зоне.
  - Что? Что за бред! - воскликнула возмущённо я.
  - Поэтому я и говорю, что нам нужно составить правдоподобную историю, объясняющую твоё двухмесячное отсутствие.
  -Есть ли доказательства того, что пентаграмму составляла моя жена? - спросил по-деловому Илай.
  - Только показания свидетелей.
  - Сделаем так же как сделали с моей госпожой, всю вину повесим на тех, кого нет в живых, на тех незадачливых магов. Все степняки подтвердят, что на тот момент мы с Кирой готовились к свадьбе, так что она не интересовалась другими делами, а потом мы уехали в Степь для совершения обряда по нашим обычаям. Я сын князя, поэтому ради безопасности путешествия мы не афишировали свой отъезд, и вас тоже попросили придержать эту информацию до нашего возвращения.
  - А где вы познакомились? - стал уточнять детали мой учитель, а я заскучала, подавив зевок, стала рассматривать убранство обеденного зала, впрочем, там не было ничего интересного.
  - Моя госпожа говорила, что ходила на праздник в наш квартал, находящийся в столице. В то время я там был по делам отца, так что мы вполне могли познакомиться, - я удивлённо на него посмотрела, он там был тогда?
  - А ты меня видел? - не выдержала я и задала вопрос.
  - Не видел, слышал и чувствовал. Я был в соседней комнате, когда вы говорили с посланником.
  - Кира... госпожа Архад и вы многоуважаемый ардах, отправляйтесь в столицу денька через два. Я в это время подготовлю почву для возвращения блудной студентки.
  - Так не пойдёт, - возразил сын князя, - у меня дела в столице. Мы едем завтра.
  - Хорошо, только не светитесь возле академии, - и уже мне, - Я не узнаю тебя, Ясная, с каких пор ты стала такой подкаблучницей и позволяешь мужчине за тебя решать, что делать, а что нет?
  Я открыла рот и закрыла. Чего он несёт? Разве в семейной жизни не приходиться брать во внимание мнение партнёра? Тем более мнения на счёт даты отъезда в столицу у нас с Илаем полностью совпадают. Потом поняла, что наставник просто завидует, у меня появился парень, а любимый учитель остался не у дел. Я ухмыльнулась, демонстративно взяла под руку Илая.
  - Наверное, Степь на меня так повлияла, - проворковала я голоском, которые женщины используют, чтобы подчеркнуть восхищение своим мужчиной и признать его превосходство.
  Оба мужчины на меня странно посмотрели. Что, не получилось что ли? Практики не хватает?
  - Ясная, не делай так больше, а то сразу закрадывается мыслишка, будто ты готовишь заговор.
  - Не работает что ли? - озадаченно спросила я вслух.
  Мужчины, не сговариваясь, отрицательно помотали головой. А наставник добавил:
  - Может, если бы я не знал тебя так хорошо...
  - У тебя есть другие способы выглядеть милой, - утешил меня любимый.
  Я грустно вздохнула, а так хотелось походить на кокетку.
  Мы распрощались с наставником почти по-дружески. На прощанье он сказал:
  - Я рад, что ты выжила. А на счёт магии не беспокойся, прибудешь в академию, я посмотрю, что можно сделать. Но я и сейчас вижу, что твой потенциал вырос, возможно, с предстоящим материнством. Такое бывает, - и ушёл, оставив меня тихо офигевать.
  Илай отвёл меня в комнату, выглядел он слегка виноватым. А я-то думала, что всё обойдётся, а задержка связана с акклиматизацией... доигралась в любовь, Кира! Я молча разделась и забралась под одеяло с головой - страдать. Я неплохо отношусь к детям, но они всегда были для меня чем-то далёким, возможным в неопределённом будущем. Всё время хихикала над малолетками, которые залетали, а сама сейчас на ту же удочку попалась. Что мне делать? Я даже родителям не сообщила, что замуж вышла, да они и не знали, что я на практике в Пограничье, не хотела их волновать. А ещё мой муж младше меня и степняк. На моей родине про них ходят страшные сказки, ничего не имеющие общего с реальностью, но люди-то в них верят.
  Свет в комнате погас. Кровать рядом со мной продавилась под тяжестью тела. У меня под одеялом почти кончился кислород, стало жарко и душно. Одеяло отодвинулось с головы, давая доступ желанному кислороду. Тёплая большая рука прикоснулась к моему влажному лбу, унимая внутреннюю боль, убрала слипшиеся волоски, обхватила под грудью и ненавязчиво пододвинула к твёрдой надёжной груди, мягкие губы прикоснулись к виску. Я поняла, что я не одна, мне стало чуточку легче, я закрыла глаза и провалилась в сон. Завтра мне определённо будет проще, потому что это завтра.
  - Кира, просыпайся, нам нужно выдвигаться, - сквозь окна во всю светило солнце, когда меня разбудил голос моего шамана.
  Я потянулась, переворачиваясь на спину и открывая глаза. Так не хотелось вставать.
  - Езжай один, я ещё посплю,- своё желание я озвучила вслух.
  Надо мной нависли два чёрных глаза, точнее лицо с двумя чёрными глазами.
  - Жена моя, мне тебя самому одеть?
  Это что угроза, ха! Напугал.
  - Да, - сказала я, предвкушая ещё пару минуток ничегонеделания.
  Но муж был настроен серьёзно и подошёл к делу со всей ответственностью и основательностью. С меня были стянуты трусики под мой визг.
  - Ты же хотел меня одеть, а не раздеть.
  - А разве одеваться начинают не с нижнего белья? - невинно поинтересовался драгоценный супруг, крутя в руках кружевную деталь моего туалета.
  - Ах, ты ж...-возразить было нечего, я решила посмотреть, как он дальше начнёт выкручиваться, поэтому сказала: - Хорошо, продолжай, любимый.
  Из сумки были извлечены простые трусики, я их называю походно-полевые, они удобные для путешествий, без лишних украшений, вставок и т.д. Перемежая свои действия поцелуями, он сначала взял в свою ладонь мою правую ножку, просунул в трусики, затем то же проделал с левой. И всё так медленно и чувственно, и всё время смотря мне в глаза. Мне стало жарко.
   - Я сама,- прошептала я в раз осипшим голосом, и попыталась сесть. Не пустил, легонько толкнул назад, продолжил свою изощрённую пытку.
  Приподнял бёдра, завершил одевание, поцеловал низ живота.
  - Илай... - положила бедро ему на плечо, усмехнулся, аккуратно снял ножку, подтянул меня к себе, так что сорочка, задралась кверху.
  - Мне продолжить одевать тебя? - спросил коварно.
  - Если ты меня сейчас кинешь, я буду жестоко мстить,- пообещала я, целуя его в подбородок, потому что этот хитрюга ловко отодвинулся, лишая меня доступа к его губам.
  - Буду ждать с нетерпением, моя госпожа, - и этот садист стянул с меня сорочку, чтобы надеть нижнюю майку.
  - Ах так! - обиделась я, - тогда я пойду к наставнику, надеюсь, он ещё не отбыл из города.
  Лицо шамана в раз потемнело, в глазах сверкнул недобрый огонёк, и я поняла, что сказала что-то не то.
  - Никогда, никогда, так не говори, моя госпожа, - прорычал он, разом превращаясь из милого парня в степного зверя, дикаря, перепугав меня до полусмерти, настолько был резок переход. Заметив это, он отстранился, встал и начал ходить по комнате.
  - Ты не знаешь всех законов Степи, поэтому я прощаю тебе эту оговорку, - сказал, остановившись напротив кровати, на которой сидела всё ещё шокированная я. - Но ты должна знать, что я шаман, и от меня невозможно скрыть, была ли женщина с мужчиной или нет, - и совсем тихо добавил: - Я буду вынужден убить твоего любовника, если таковой появится, чтобы не опозорить род.
  - Да пошёл ты со своими патриархальными порядками, урод! - не знаю какой реакции он ожидал от меня, но у меня простая отработанная реакция на то, с чем я не могу справиться в данный момент - я бегу. - Напугал меня до полусмерти ради каких-то мифических представлений о чести рода! - я соскочила и быстро натянула штаны и рубашку. - А я-то живой человек!!!! Не абстрактный!!!- я сорвалась на крик. - Пошёл вон! Знать тебя не хочу, если тебе дороже, какие-то махровые порядки, чем та, которую ты обещал защищать!
  Я схватила сумку и отправилась к выходу. Меня всю трясло от избытка адреналина в крови. Если он сейчас попытается меня остановить силой, я применю магию, сдохну сама и его за собой утяну. Защитничек нашёлся!
  Видимо что-то такое было написано на моём лице, он не заступил мне дорогу, но когда я проходила мимо него, он схватил меня за руку и рывком притянул к себе, прижав к себе тесно-тесно, лишая свободы действия.
  - Пусти, ненавижу! Шаман проклятый! - я дёрнулась ещё и ещё раз, но этот лишённый инстинкта самосохранения сын Степи и не думал отпускать.
  - Прости, что напугал, - наконец, сказал он негромко почти в самое ухо. - Я тебя не отпущу, потому что ты моя. Ты моя, Кира.
  Я изловчилась и пнула его коленом в больное место, но этот увернулся, и сила удара прошла вскользь, но ему хватило, зашипел от боли, но не отпустил, вместо этого прижал ещё крепче, практически лишив возможности дышать.
  - Задушишь! - просипела я, он ослабил хватку, стал покрывать моё лицо поцелуями, говоря ласковые слова на степном.
  - Кира, милая. Я должен был это сказать, чтобы потом не было недоразумений.
  - Я что похожа на ту, кто не может определиться? - зло спросила я.- Если бы меня так припёрло, я бы сказала тебе и мы бы подумали вместе, что с этим можно сделать.
  Похоже, степняк ещё не дорос до подобной широты взглядов, потому что он отчётливо заскрипел зубами.
  - Нет, Кира, у тебя может быть только один мужчина и это я. Ты сама согласилась, я спрашивал тебя тогда.
  - Надо было составить контракт, - пробормотала я. - Хорошо, я соглашусь с этим условием, но взамен ты даёшь мне полную свободу передвижения, я заканчиваю академию, и мои дети имеют двойное гражданство. Иначе я буду отчаянно сопротивляться, что приведёт к чьей-то из нас смерти.
  Он внимательно посмотрел мне в лицо, я была серьёзна как никогда, сейчас решалась моя дальнейшая судьба, и я буду драться за то, чтобы она была такой, какой мне понравится.
  - Хорошо, - сказал он после непродолжительного молчания. - Но имей в виду, милая, я степняк, а, значит, у меня могут быть другие жёны. Но я обещаю, что у меня не будет других женщин, кроме официальных.
  Я кивнула, соглашаясь. На его сто пять гипотетических жён мне было плевать с высокой башни, сегодня я почувствовала на себе метку богини, если я не исполню её, будем называть, просьбу, я сдохну, а милый Илай может помочь мне выжить в Степи, пока я буду вынуждена находиться там. Когда расправлюсь с заданием, тогда решу, что делать дальше.
  Мы скрепили наше обещание клятвой. Потом Илай посадил меня на кровать спиной к себе и начал укладывать волосы в причёску степной замужней женщины знатного происхождения. Я говорила, что он нежен со своей матерью? Так вот, он и сестрёнку свою баловал. Теперь я пожинаю плоды его особого отношения к женщине, воспитанной в нём его матерью. Только он попросил никому не говорить, что он укладывает мне волосы, потому что не мужское это дело...
  От его мягких прикосновений к голове, я всё больше успокаивалась, видимо, он снова применяет свои шаманские штучки. Когда он закончил, я мягко откинулась ему на грудь, он обнял меня за талию.
  - Илай...
  - М?
  - Давай больше никогда не ссориться?
  - Давай.
  Я повернулась к нему, его глаза были тёмными и глубокими.
  - Ты не мог бы закончить то, что мы начали утром? - немного стесняясь, попросила я. Мне сейчас важно было почувствовать, как он нежен со мной, чтобы изгнать из души противный холодок, оставшийся после ссоры, иначе я не могла бы с ним находиться рядом, тем более тепло относиться.
  Сегодня он сделал то, о чём я просила его утром, ласкал меня губами и языком, я несколько раз дошла до вершины, и каждая новая волна смывала всё больше осадок неприятного разговора. А потом он взял меня и был яростен как никогда, как будто подтверждал своё ленное право на завоёванную территорию. Выехали мы далеко за полдень.
  Глава 11 Столица
  В столице мы остановились в том самом квартале, в котором я была на празднике. Даже в доме остановились в том же самом. Посланник степняков, естественно оказался каким-то родственником князю. То ли племянником, то ли внуком.
  Я ходила по городу, по хорошо знакомым за четыре года улочкам и наслаждалась шумом и суетой. Когда поживёшь в относительном уединении в Степи среди чужаков, даже грязная столица покажется милой и родной. Сходила на почту, отправила письмо родителям, где написала, что, скорее всего, меня отправят по распределению в Пограничье. Незачем им пока знать правду. Пятый год обучения представляет собой узкую специализацию. Думаю, теперь от меня звание специалиста по степнякам не отстанет до самой старости. Наставник добился, чтобы мой счёт в банке разморозили, теперь я богатая: у меня есть целых две нерастраченные стипендии и командировочные от академии, пойду растрачу всё, нервы успокою. Кроме половины, естественно. Эти деньги я вкладываю в одну торговую компанию, где у меня куплена доля. Кто сказал, что я совсем бедная? Я магиня, поэтому могу подрабатывать и вкладывать определённый процент от прибыли в выгодное дело.
  Зашла в магазин белья, встретила там одногруппницу Томну.
  - Ясная, ты же умерла! - воскликнула она, привлекая внимание всего магазина.
  - Как видишь, слухи о моей смерти были преувеличены, - недовольно ответила я. На меня стали пялиться и перешёптываться: бросалась в глаза типично степняцкая причёска на моих белокурых волосах и степняцкая летящая юбка до полу из подарков на свадьбу. Она мне нравилась чисто эстетически, да и все вещи у меня были в общаге.
  - О, ты в фанатки степняков, что ли записалась? - заметила очевидное голосистая девица. - Тоже фанатеешь по этим мускулистым красавчикам? - и, не дожидаясь ответа: - А где достала такую юбку? Она оригинальная?
  - Конечно, из глубинных районов Степи, ручная работа. Мне достали за большие деньги по знакомству. Знаешь ли, степняки не очень любят делиться секретами своей вышивки.
  - Точно! Ты же практику в Пограничье проходила! - воскликнула однокашница. - А ты можешь мне такую же достать?
  - Ну не знаю, Томна, это будет, сама понимаешь, денег стоить.
  - Не проблема, - отмахнулась девчонка. - Сколько?
  Я подумала и назвала довольно приличную цену. Томна полезла за кошельком и отсчитала нужное количество кредиток.
  - Это половина, задаток. Остальное, когда достанешь юбку, - я кивнула, забирая деньги, придётся пожертвовать одной своей юбкой, самой неказистой.
  - А тебе идёт степняцкий стиль, - сказала на прощанье подруга. - У меня ощущение, ты нашла себя, - дело в том, что у Томны есть слабый пророческий дар, он редко даёт о себе знать, но если уж она что-то говорит, то всегда попадает в точку.
  Поэтому меня так зацепили её слова. А что раньше я была потерянная? Но я не спросила об этом вслух, а пошла тратить полученный задаток.
  - Илай, примерь, пожалуйста, рубашку. Я хочу посмотреть, как ты выглядишь в имперской одежде, - пристала я к мужу, придя после похода за покупками.
  - Моя госпожа, называй меня как положено, когда мы не наедине, - он кивнул в сторону двух мужчин шедшим нам навстречу по одному из внутренних двориков посольской усадьбы.
  При ближайшем знакомстве, дом посланника оказался небольшой усадьбой, состоящей из нескольких зданий соединённых между собой крытыми и открытыми переходами, живописными садиками и двориками. Мы шли на ужин к посланнику. Точнее к нему шёл Илай, а я - к его жёнам. Такая вот политика. Илай просил меня пособирать сплетни о жизни степняков в столице, о чём говорят, чем интересуются. Я удивилась, но согласилась послушать, сразу предупредив, что на шпионку не училась и тонкостями сбора информации не владею. Шаман сказал, что это и не нужно.
  - Хорошо, мой господин, - с издёвкой произнесла я официальное обращение.
   Как он может спокойно его произносить? Наверное, он вкладывает в него другой смысл.
  - Так ты примеришь?
  - Да, моя госпожа, ведь это твой первый подарок мне, - с улыбкой глядя на меня, сказал он, вызывая у меня тень смущения. Да, я ему ещё ничего не дарила, кроме своей любви.
  - Я тебе дарила свою любовь, а она бесценна, - шепнула я ему на ушко.
  Он ещё шире улыбнулся.
  - Здесь я не могу с тобой поспорить, моя милая.
  Когда мы остались наедине в одном из переходов, он остановился и сунул мне в руки мешочек с кредитками.
  - Забыл тебе утром отдать, о моя самостоятельная женщина,- он, что видел банковскую выписку со счёта, на который приходят дивиденды? Вполне возможно, я её не прятала, она просто лежала в наших вещах.
  Я слегка покраснела, но деньги взяла. Что поделаешь, у меня страсть к деньгам, наверное, сказывается трудное детство. Но мне ещё никто их не предлагал так просто.
  Он снова ухмыльнулся.
  - Моя драгоценная жена, тебе угодить легко, нужно просто дать побольше денег, - и пошёл дальше, а меня посетила идея, если я нужна зачем-то Степи, значит, она должна оплатить мои время и затраченные силы, правильно?
  Только как сказать об этом Илаю? Пока я думала над этим животрепещущим вопросом, чуть не натолкнулась на вазон, Илай успел удержать, подхватив под локоток.
  - Моя госпожа, хоть иногда смотри себе под ноги, - с ноткой осуждения сказал он. - Ты мне дорога, и не забывай, ты носишь ребёнка.
  К стыду своему я об этом совершенно забыла, наверное, таким способом сознание пытается защититься от обилия новых событий в моей жизни. Как бы не заболеть, надо устроить себе выходной, отдохнуть, расслабиться, ни о чём не думать. Я слышала, степняки славятся своими массажистами...
  Так и сделаю, - решила я, поглаживая свой животик. А вслух добавила:
  - Я стану матерью, это так удивительно. Илай, представляешь? - я посмотрела на парня, снова забыв о положенном обращении к нему,- ты станешь папой. Кстати, у тебя уже есть дети? - мало ли, он же степняк.
  - Нет, моя сладкая, - он провёл рукой по моим волосам, убирая выбившиеся прядки с лица, - это мой первый ребёнок, и я рад, что его мать ты.
  Мне стало смешно от высокопарности его фразы, я фыркнула.
  - Пошли, а то нас уже заждались.
  - Зря ты так реагируешь, я серьёзно говорю, - спокойно сказал Илай и пошёл вперёд.
  - Я тоже, - догнала его и взяла за руку. - Будет здорово, если мой сын пойдёт в тебя, будет таким же высоким, мускулистым. Все девчонки будут по нему сходить с ума, - мечтательно проговорила я.
  Теперь пришла очередь смеяться драгоценного. Он фыркнул от сдержанного смеха.
  - Я потом ему расскажу, когда он устанет отбиваться от девчонок, что эту судьбу ему напророчила мать.
  - Да ну тебя, - я шутливо шлёпнула его по руке.
  Старшая жена посланника была пугливой женщиной с глазами газели. Она всего боялась: говорить о муже, о себе, да о чём угодно. Всюду ей мерещились заговоры, что каждый человек желает ей зла, хочет отнять у неё здоровье, успех, красоту. Пообщавшись с ней полчаса, я так устала, что мне невыносимо захотелось покинуть её общество. Вторая жена вообще оказалась забитым существом. Это у них муж тиран, или они банально не смогли адаптироваться к непривычным условиям жизни? Со стороны посланник производит хорошее впечатление. Или девушки бояться во мне магини? Тоже, наверное, выросли на сказках о страшных имперских колдунах, способных взглядом высосать душу. То-то они мне в глаза не смотрят. У них я разузнала, где можно достать в столице настоящую степняцкую одежду. Это единственная полезная информация, которую мне удалось получить от жён посланника.
  - Илай, ты больше меня не заставишь общаться с этими клушами, - сказала я падая на кровать, когда мы вернулись в свою комнату. - Я так устала от них. Ну как можно быть таким пессимистами, живя в столице? - я перевернулась на бок и опёрлась локтём на подушку.
  - Не все считают переезд в имперскую столицу благом, - с намёком сказал драгоценный, снимая парадную одежду.
  - О, точно, - я резво соскочила с кровати, - ты обещал примерить рубашку,- я зашуршала пакетами с покупками. - Правда, не знаю как с размером, мне ещё не приходилось покупать мужскую одежду, - я достала означенную вещь. - Вот!
  К абсолютно белой рубашке прилагались брюки и пиджак цвета мха (оттенок зелёного). На самом деле я покупала не вслепую. Это был дорогой магазин, поэтому у них был магический артефакт, позволяющий моделировать тело человека по памяти. Я им и воспользовалась. При моделировании учитывается рост, вес и возраст покупателя, то есть те параметры, которые невольно влияют на восприятие.
  Илай с некоторой опаской примерил костюм. Он идеально на нём сел. Как я и думала, белая рубашка красиво очертила его мускулистый торс. Я чуть слюной не захлебнулась, глядя на своего мужа. Он скептически осмотрел себя в зеркало, несмотря на скепсис, написанный на его лице, было видно, что он остался доволен увиденным.
  - Обалдеть! Ты выглядишь шикарно, - его волосы длиной чуть ниже плеч, заплетённые в экзотическую причёску, смотрелись весьма необычно в сочетании с ультрамодным костюмом и создавали неповторимый облик.
  ***
  К окну подлетел голубь и уселся на подоконнике.
  - Смотри, голубь! - воскликнула я, показывая Илаю в сторону открытого окна. - Откуда он здесь? Может, его прежние жильцы прикармливали?
  Я подошла поближе, птичка не испугалась, а с любопытством стала наблюдать за моим приближением. Не успела я подойти, Илай опередил меня, схватил птицу, она не сопротивлялась, и что-то отцепил от лапки.
  - Вы что используете голубиную почту? - удивилась я примитивности связи. Я думала, степняки используют какой-нибудь жутко мудрый ритуал для этого. - Их же легко перехватить при желании.
  - А ты попробуй его поймай, - с усмешкой предложил шаман.
  Я подошла, протянула руку, птица, сделала нетипичный для неё резкий скачок в сторону и выпорхнула в окно, стремительно набирая высоту, и вскоре скрылась из глаз.
  - Можно использовать ручных соколов, - не согласилась я в надёжности данного способа связи.
  Илай лишь усмехнулся, не стал больше ничего доказывать, а распечатал крохотное послание. Сдаётся мне, что на случай хищных птиц у степных почтальонов существуют свои сюрпризы. Между тем Илай бегло пробежал глазами сообщение, нахмурился, прошептал что-то на степняцком, и оно истлело прямо в его руке.
  - А ты не боишься при мне читать секретную переписку? Вдруг я шпионка?
  Он посмотрел на меня, затем улыбнулся.
  - Моя госпожа, теперь ты кровно связана с Великой Степью, разве ты будешь губить родину своего ребёнка? Это не считая того, что на тебе знаки Степи, ты не сможешь предать, а под пытками мгновенно умрёшь.
  Меня передёрнула, я вспомнила городские страшилки, ходившие про степняков, что, мол, они своих агентов поят специальным ядом, и если они не примут противоядия в определённое время, то умирают очень быстро. Оказывается, в досужих сплетнях больше правды, чем может показаться на первый взгляд. Значит это не яд, а разновидность клятвы.
  - Не бойся, милая, - он подошёл ко мне, - прежде чем кто-то приблизится к тебе, чтобы причинить вред, ему нужно будет пройти через меня, а это нелегко, поверь мне, - на последних словах его лицо стало таким жёстким, что не знай, я его очень близко, отшатнулась бы, настолько оно было холодным и безжалостно страшным. Значит, он не просто так носит знаки отличия боевых шаманов, хоть и молод. Тогда почему он общается с Великой Степью? Нас учили, что шаманы-убийцы не могут делать этого, у них очень узкая специализация - уничтожать живое, в отличие от других шаманов, которые в основном направлены на созидание. Спросить его что ли?
  - Мой господин, можно очень личный вопрос? Если не хочешь или не можешь, не отвечай.
  - Я слушаю, - он всё ещё стоял у окна, освещённый лучами утреннего солнца, которые играли в его волосах, высвечивая их синим, мне не видно было выражения его лица, так как он стоял против света.
  - Я вижу на твоей одежде нашивки боевого шамана-убийцы, но так же я видела, что ты занимаешься созидательными практиками - лечишь, имеешь власть над травами и животными, слышишь свою богиню... Кто ты?
  - Я шаман, служитель Великой Степи, ты просто слишком мало знаешь о природе шаманства, поэтому твои суждения неверны. Когда вернёмся в Степь, продолжим обучение, и ты всё узнаешь, сладкая, - он подошёл ко мне, обхватил мой затылок рукой и прикоснулся губами ко лбу.- Собирайся, моя госпожа, сегодня мы идём в академию.
  Глава 12 Защита
  Сегодня защищаю свой курсовой проект, наставник дал знать, чтобы я приходила сразу на защиту, всё равно основательнее моей работы ни у кого не было. Он её просмотрел, сказал, что с ней можно выходить на диплом. Хорошо. Не зря я два месяца в Степи провела.
  Одногруппники встретили меня ахами.
  - Ясная, мы слышали ты того, оставила нас.
  - Я им говорила, что ты живее всех живых, а они не верят, - Томна подбежала ко мне и обняла за локоть. - Ты принесла, о чём мы договаривались, - жадным шёпотом спросила она, многозначительно поглядывая на пакет, который я держала в руке.
  - Да, давай найдём пустую аудиторию, и ты посмотришь.
  - Давай. Кстати, у тебя опять новая юбка.
  На этот раз я была в длинной двойной юбке, верхняя лёгкая и полупрозрачная, а нижняя шёлковая, струящаяся. Так как сегодня официальное мероприятие, я выбрала тёмно-синий цвет. Рубашка, приталенная и красиво очерчивающая грудь, чёрная с белым, с небольшим декольте. В ушах, в мочках и на раковине неброские, но изящные украшения. Из того же гарнитура украшения для волос, которые мне опять укладывал любимый. Я никогда в жизни столько драгоценностей за раз не носила. Что поделаешь, статус обязывает, жена ардаха должна выглядеть соответствующе. Правда, я бежбожно мешаю стили, например, блузка типично имперского кроя, по последней моде, как и обувь - замшевые туфли с вышивкой и роскошной металлической набойкой, украшающей задник туфельки и спускающейся до самого низа каблука.
  - Круто, - оценила мой прикид моя подруга и клиентка. - Ты что наследство получила? Ты же вроде из северных районов империи, там только звероловы и живут, разве нет?
  - Нет, я замуж вышла.
  - Ну, ты даёшь, Ясная. Уезжала, даже парня не было. А кто муж?
  - Архадский князь.
  - Да ну тебя,- не поверила Томна, а я не стала её переубеждать.
  Одногруппница переключилась на юбку. Такую ей точно не достать в столице. Это ручная работа, мне её подарила одна из многочисленных племянниц, но мне уж сильно не нравится цвет - лимонно-жёлтая с розовыми вставками. Я её и взяла, чтобы кому-нибудь передарить или продать. Думаю, Томне с её рыжеватыми волосами подойдёт.
  - Вау, какая шикарная.
  - Ещё бы, её сшила внучка самого князя.
  Томна недоверчиво посмотрела на меня.
  - Это того, за которого ты замуж вышла? - ехидно спросила она.
  - Нет, я вышла за его сына, так что это сшила моя племянница.
  - Так ты не шутила на счёт замужества?!
  - Нет, видишь, брачные браслеты, - я слегка подняла рукава блузки.
  - Ничего себе, - Томна потянула свои ручонки, чтобы облапать украшение, я убрала руки.
  - Нельзя, дурная примета.
  Дверь в аудиторию, в которой мы находились, распахнулась, в неё заглянул Вадим, наш одногруппник.
  - Кира, там пришёл такой высоченный степняк, - просто сам Вадик ростом не вышел, поэтому для него все высокие, - спрашивает тебя, говорит, что муж, - он выпучил на меня глаза, ожидая подтверждения информации.
  - О, Илай пришёл, он обещал подойти к защите, - я выпорхнула из аудитории, не забыв, выхватить деньги из рук, довольной сделкой, Томны.
  Мои одногруппники столпились в коридоре, ожидая, когда нас вызовут в зал, где должна проходить защита. Они с любопытством поглядывали на стройного черноволосого красавца, одетого в боевой кафтан, ещё сильнее подчёркивающий его стройность и выправку воина. Имперцы, особенно выходцы из центральных районов, мелковаты, так что мой Илай выделялся и своим ростом. В одной руке он держал саблю в ножнах. Как его пропустили в академию с оружием? А, он же ардах, сын князя, наверное, у него особый статус. И привилегии.
  - Илай! - окликнула я его.
  Он повернулся на мой голос, его глаза потеплели, на губах появилась лёгкая улыбка.
  - Моя госпожа, ты прекрасно выглядишь, - когда мы собирались дома, он не видел конечный вариант моего ансамбля, сегодня прохладно, я накинула плащ на выходе.
  Его акцент в стенах академии прозвучал отчётливее, чем мне показалось при знакомстве. Я улыбнулась шире. Девчонки пускали слюни, жадно рассматривая моего мужа, парни несколько стушевались и отошли в сторонку, чуют в нём сильного шамана, при том не обделённого физической силой и не пренебрегающего тренировками, в отличие от наших драгоценных одногруппников.
  - Он что шаман? - послышались шепотки. - Настоящий боевой шаман? Ясная вышла замуж за степняка?
  - Не просто за степняка, - встряла Томна, которой не терпелось поделиться добытой информацией.- За сына великого степного князя. Скажи им, Кира, - она подтолкнула меня локтём.
  - Это правда? - послышалось со всех сторон.
  - Я официально представлюсь, я Илай Архад, ардах великого князя.
  - Тю, нашёл чем хвастаться, - встрял толстяк Рамон, вечно ходящий с грязными волосами, - знаете, сколько у того князя сыновей? - обратился он к собравшимся.
  Глаза ардаха потемнели, я на мгновение представила, как он достаёт из ножен саблю, и молниеносным движением срубает голову дурню, посмевшему оскорбить его род.
  - Нет, - заорала я, хватаясь за руку своего ардаха, он удивлённо на меня посмотрел. - А ты, придурок, за словами следи, ты знаешь, что степные князи приравнены в правах с нашими аристократами? Ты хочешь загреметь на рудники за оскорбление чести дворянина? - я тяжело дышала, продолжая сжимать руку Илая, лежащую на рукояти сабли.
  Толстяк проникся, за свою жизнь каждый имперец хоть по разу становился свидетелем расправы судебной системы над посягнувшими на честь аристократа. Так государство поддерживало существующий порядок вещей.
  Все притихли, Илай мягко убрал мою руку со своей.
  - Я бы не сделал того, что ты подумала, - сказал он негромко, но все слышали, - не на твоих глазах, - посмотрел он прямо на Рамона.
  Тот предпочёл больше не испытывать судьбу и попытался затереться в толпу, но от него отпрянули в разные стороны, как будто он разом стал заразным. Поняв это, он заметался, а потом, увидев безнадёжность своих попыток спрятаться, подошёл к нам и пробормотал слова извинения, глядя при этом в пол. Он с первого курса испытывал ко мне иррациональную ненависть, природу которой я до сих пор не поняла. Я вроде не давала причин для подобного отношения.
  - Извинения приняты, но тебе лучше не появляться в Степи и Пограничье. Я на тебя поставил метку, если ты ещё раз словом или делом оскорбишь степь и её детей, тебя убьёт первый попавшийся степняк.
  Толстяк сбледнул с лица.
  - Кира, мы с тобой не ссорились? Я же ничего такого не говорила? - с нервным смешком спросила Томна, разом разрядив обстановку.
  - Ты на первом курсе взяла у меня ластик и до сих пор не вернула, - серьёзным тоном сказала я. - Теперь тебя ждёт расплата. А ну иди сюда!
  Томна запищала и бросилась убегать, огибая столпившихся одногруппников. Я бросилась за ней, периодически нагоняя её и шлёпая по заднице. На поднявшийся шум из аудитории выглянул суровый наставник, тот который мой.
  - Архад! - рявкнул он, - не успела вернуться, а уже академию на уши поставила. Почему мне сообщили, что твой муж зарезал студента?
  - Что? - я остановилась перед учителем. - Ничего такого не было, все живы, сами посмотрите.
  Илай стоял окружённый своим великолепием в свободном пространстве, образовавшимся вокруг него после инцидента с Рамоном. Они, шаман и маг, встретились взглядами, молча смотрели друг на друга какое-то мгновение, потом кивнули в знак приветствия, я думаю.
  - Чего застыли? Первая подгруппа заходите, - студенты на негнущихся ногах от волнения перед предстоящей защитой потянулись в аудиторию, мимо наставника.- Ясная, то есть госпожа Архад, зайдите с первой подгруппой. Великий ардах, вас прошу быть почётным гостем на этом мероприятии. Ещё ни разу за всю историю академии боевой шаман не присутствовал на защите студенческой курсовой. Добро пожаловать! - он посторонился и пропустил вперёд Илая и меня.
  Когда я проходила мимо наставника, он успел шепнуть:
  - Предупреждать надо, что будет присутствовать представитель другого государства.
  - Ну что вы, учитель, он женат на имперке, считайте, что у него двойное гражданство, - ответила я и ухмыльнулась, поставить в неловкое положение учителей, которые обычно над тобой имеют власть, оказалось приятно.
  Надеясь, что ардах не задержится на в принципе рядовой процедуре дольше необходимого, меня выпихнули выступать первой.
  Профессор Гурвик на этой защите был моим оппонентом. Из всех присутствующих преподавателей, не считая моего наставника, он был лучше всех осведомлён о возможностях шаманов, потому что в молодости служил в Пограничье, где участвовал в боевых стычках со степняками.
  - Вот вы говорите, что магия на территории Степи не действует, или даёт непредвиденный результат. А в чём тогда практический смысл вашей работы? Что вы предлагаете делать магу, попавшему в такую ситуацию? По вашим словам ему проще сдаться, но мы воспитываем воинов (он возглавлял факультет боевой магии), нам такие советы не нужны.
   - На территории Степи шаманы имеют неограниченный резерв, в то время как маги классической школы лишаются возможности задействовать свои способности без летального исхода. Отсюда следует, что существует несколько вариантов действия магов. Первый: маги давят числом, шаманы физически уязвимы от обычного оружия. Второй: маг выступает в роли смертника, умирая сам, губит тех, кто рядом.
  Это я поняла, будучи в Степи, и рассматривая варианты возвращения домой. Степь не перекрывает возможности к магии, она просто искажает её проявление. Это искажение в девяноста пяти случаев из ста приводит к смерти мага, воспользовавшегося своей силой. Так что магией в Степи пользоваться можно, но только один раз.
  Этот вывод я и озвучила уважаемой аудитории. Кто-то из парней присвистнул. А профессор кивнул, соглашаясь с моими выводами.
  - Что вы можете сказать о возможностях шаманов за пределами Степи?
  - Я лично наблюдала, что у них остаются кое-какие возможности, набор, которых мне пока не довелось узнать.
  Все посмотрели на моего ардаха, он мило улыбнулся.
  - Вы уже думали о специализации, и у кого будете проходить обучение?
  Обычно на пятом курсе студенты закреплялись за каким-нибудь маститым магом и перенимали его опыт, осваивая выбранную узкую специализацию. Думаю, у меня вариантов немного: это либо мой наставник, который сам пишет работу по степнякам, либо Гурвик. Я бы предпочла Залесского, мы с ним уже сработались, и я думаю, он войдёт в моё положение: я не могу в ближайшее время находиться на территории империи. Уже сейчас поводок, накинутый богиней, давал о себе знать, я начала испытывать лёгкое беспокойство и желание вернуться в Степь.
  - Да, если профессор Залесский не против, я бы продолжила работать под его руководством.
  - Вы как, Теодор?- обратился к моему наставнику Гурвик.
  - Она моя студентка, я доведу её до конца, - огласил своё решение к моему величайшему облегчению всё ещё мой наставник.
  Гурвик кивнул, принимая решение коллеги.
  - А у вас, госпожа Архад, не возникнут трудности с продолжением обучения, в связи со сменой статуса?
  - Если бы мой ардах был против, я бы не стояла сейчас перед вами.
  - Великий князь заинтересован в сотрудничестве с орденом магов, - сказал ардах, - поэтому благосклонно относится к продолжению обучения своей невестки. Он надеется, что благодаря исследованиям госпожи Киры улучшится взаимопонимание между нашими народами.
  Когда всё закончилось, и я вышла девчонки из Второй подгруппы окружили меня, жаждая подробностей. Илай задержался обсудить что-то с преподавателями, наверное, то пресловутое сотрудничество.
  - Ну, ты всех удивила! - воскликнула Соня, рыжая весёлая девчонка, с которой мы всегда неплохо ладили. - Томна прислала вестник, что ты там блистала, заткнула самого Гурвика, особенно когда стала говорить про камикадзе.
  - Что есть, то есть, - заявила я без ложной скромности.- Я крута.
  Девочки заулыбались.
  - Ты теперь куда?
  - Наставник даст задания, и я вернусь в Степь.
  - Говорят, там нет никаких условий для нормальной жизни, - сморщила носик Елена, наша хоть и мелкая, но аристократочка.
  В империи аристократия делилась (условно) на две неравные группы: первая - представители древних родов, потомки основателей империи, почти все в той или иной степени родственники императора. Из их среды выходят самые сильные маги, как правило, долгожители, но в последнее время они испытывают проблемы с рождаемостью. Шёпотом заговорили, что их время подходит к концу. Как по мне, их власти на мой век ещё хватит. Вторая группа, более многочисленная состоит из новых дворян, получивших титул в знак признания заслуг перед короной или купившие за деньги. Они не обладают каким-то особым магическим потенциалом, да и власти им никто особой не даёт. Им остаётся лишь гонор. Может, со временем из них и образуется по-настоящему правящий класс...
  - Кому, может, и нет, а князь живёт неплохо, - сказала я. - Следовательно, как жене сына князя, там мне будет удобно.
  - Вообще-то в Степи принято многожёнство,- не унималась Еленочка, наверняка зависть гложет, не факт, что её отец, разорившийся недавно владелец одной компании, сможет найти ей удачную партию.
  - Очень удобный способ укрепления политических связей, - заявила я. - Затрат мало, только содержание жены, а политического капитала много. Моему статусу Старшей жены ничего не угрожает,- нагло продолжила я, сама не очень уверенная в том, что говорю, но не люблю, когда кто-то выискивает в моей жизни недочёты. Мне нравится выглядеть успешной и довольной своей жизнью, поэтому все думают, что мне все даётся без труда, не замечая, сколько я трачу душевных сил на то, чтобы моя жизнь была такой, какая мне нравится.
  - Не знал, что ты стала ярым поборником многожёнства, - ядовито заметил Влад, парень из параллельной группы, незаметно подошедший к нашей группке.
  На одной из пьяных студенческих вечеринок он подкатил ко мне, но был послан далеко и надолго. С тех пор затаил злобу. Не нравится мне такой тип парней, они какие-то озлобленные на жизнь, постоянно думают, что женщины созданы, чтобы издеваться над ними, причинять боль, при том постоянно подчёркивают своё превосходство над женским полом. Как по мне у них очень заниженная самооценка, в любом даже невинном слове они выискивают повод, чтобы оскорбиться. Кому нужны подобные неудачники? Проходите мимо, что и было ему заявлено.
  - Тебя забыла спросить,- процедила сквозь зубы, я стараюсь избегать таких людей, но они ужасно прилипчивы. В такие моменты, я жалею, что не представитель какого-нибудь клана теней - наёмных убийц.
  В этот момент из аудитории вышли наставник и Илай, что-то обсуждая. Я обрадовалась, что появился повод смыться от навязчивого собеседника. Протолкнувшись мимо подружек, я подошла к беседующим мужчинам.
  - Тебя можно поздравить, госпожа Архад, ты защитилась на отлично,- обрадовал меня учитель.
  Я хоть и предполагала такой результат, но всё равно не удержалась и с радостным визгом повисла на шее своего ардаха. Он молча улыбался, терпеливо пережидая бурю моих эмоций.
  - И да,- продолжил наставник, - мы поговорили с уважаемым ардахом, и решили, что план обучения на ближайший год и нужные конспекты я перешлю позже, потому что вы возвращаетесь в Степь. Будешь приезжать раз в два месяца, чтобы пройти контрольные точки. Если какие-то вопросы возникнут по ходу обучения, сможешь задать их через кристалл связи. Великий ардах любезно согласился обеспечить стабильность работы кристалла, - он кивнул в сторону шамана.
   Я переводила взгляд с одного на другого, не веря своим ушам: за короткий промежуток времени они сумели о многом договориться.
  - Э, спасибо, что заботитесь обо мне, - наконец, я отмерла.
  - Я бы на твоём месте не стал радоваться раньше времени, профессора прознали, что ты тесно общаешься с лояльными шаманами, они теперь с тебя не слезут, будут требовать информацию. Как ты будешь выкручиваться, я не знаю, - решил охладить мой пыл наставник, намекая, что Илай вряд ли согласится делиться сведениями о слабых сторонах шаманства с потенциальными противниками.
  - Это моя забота, - невозмутимо вставил слово молодой шаман. - Моей госпоже здесь совершенно не о чем беспокоиться. И да, нам пора. Приятно было познакомиться, господин Залесский, - он протянул руку на имперский манер, чтобы попрощаться.
  Наставник руку пожал.
  - Взаимно. Не последний раз видимся, - и совсем неформально добавил,- не обижай Киру, она очень ранимая. Если она пожалуется на тебя, я её заберу, - они сцепились взглядами, как два матёрых хищника, не желающие уступать друг другу.
  Я стушевалась и не знала, куда себя девать от смущения. Чего это наставник сказал такие слова?
  - Это не твоя забота, маг, - процедил Илай, не разрывая зрительного контакта. - Кира - моя женщина, и теперь привилегия заботиться о ней принадлежит мне, наставник, - это обращение он будто выплюнул.
  Из дверей аудитории, где проходила защита, высунулась кудрявая голова Томны.
  - Наставник, вас там зовут. Ой, - воскликнула она, разглядев с какими лицами стояли мужчины.
  - Сейчас иду, - бросил учитель, ещё раз взглянул на шамана и ушёл.
  Как только маг скрылся за дверьми аудитории, Илай сделал резкий шаг вперёд, приблизился ко мне, обхватил за затылок, мягко притянул к себе и поцеловал в лоб.
  - Не испугалась, моя госпожа?
  Я отрицательно мотнула головой, и мы пошли к лестнице, ведущей на первый этаж.
  Вечером посланник устроил прощальный банкет в нашу честь.
  - Илай, мы можем организовать поставки ручной одежды из Степи сюда? - спросила я, вдевая серьги в уши и наводя последние штрихи перед выходом.
  - Зачем? - Илай был уже полностью готов и сидел на низеньком диванчике, перебирая чётки, видимо медитировал.
  - Я хочу открыть в столице магазинчик эксклюзивной одежды из Степи.
  Илай открыл глаза и с интересом на меня посмотрел.
  - Что именно тебе нужно?
  Я обернулась к нему.
  - Степная одежда, естественно. Или мастерицы, которые бы согласились её шить, используя степняцкие приёмы.
  - Степные женщины не заняты на общественных работах в силу традиции, но если обставить это как помощь Великой Степи и распространения её влияния среди неверных....- он встал и начал возбуждённо расхаживать по комнате, по всей видимости, моя идея его зацепила.
  - Илай, - окликнула я его, он остановился. - Спасибо, что сразу поддержал и не стал тратить время на отговорки, - искренне поблагодарила я его. Я не ожидала от него такой заинтересованности моей задумкой.
  Он хмыкнул, подошёл ко мне, обхватил лицо ладонями и сказал:
  - Я обещал тебе заботиться о тебе. Если тебе хочется магазин, значит это важно. А то, что важно для тебя, значит и важно для меня, - он наклонился и легонько поцеловал в лоб.
   Я обняла его и уткнулась лицом ему в живот.
  - Я поговорю сегодня с посланником насчёт людей. У тебя есть на кого оставить организационные вопросы?
  - Да, думаю, моя подруга, Томна, с радостью согласится поучаствовать в этом деле. У её семьи есть небольшой магазинчик, так что она разбирается в этом.
  - Хорошо. Мы можем отложить отъезд на после обеда. Ты успеешь с ней поговорить?
  - Да.
  На этом и порешили.
  Глава 13 Снова в Степь
  Опять дорога. Опять постоялые дворы, лошади и ночёвки под открытым небом. Про небо я преувеличила: мы ехали вместе с караваном, поэтому на ночь имели возможность разбивать шатры.
  Томна, как я и предполагала, с радостью поддержала мою затею, потому что сама уже подумывала о подобном, только ей не хватало денег и решимости. Она взяла на себя рекламную акцию по привлечению клиентов (это у неё хорошо получается) и работу с покупателями. Юридическую сторону вопроса уладил знакомый адвокат Илая.
  Кстати по имперским законам супруги имеют раздельное имущество. Мы с Илаем по моему настоянию оформили брак ещё и по законам империи. И теперь, в отличие от степняцких жён, я имею своё имущество, на которую муж не имеет право претендовать. Насколько я поняла, у Илая нет своей личной собственности в империи, только клановая, и он выполняет какие-то поручения своего отца, как один из немногих хорошо разбирающийся в реалиях жизни за пределами степи.
  - Илай, я устала, - мы уже третий день шли по Степи.
  - Потерпи немного, так Степь влияет на чужаков, даже коренным степнякам, долго отсутствующим на родине, нелегко приходится по возвращении.
  На следующем привале Илай заварил для меня какой-то укрепляющий чай, мне стало легче. Перестало мучить безотчётное беспокойство. На этот раз я ехала в отдельной повозке, Илай то и дело пропадал на своём великолепном скакуне, направляясь то в голову, то в хвост растянувшегося каравана. Мне было скучно и совершенно нечем занять себя. В голове то и дело прокручивались последние слова наставника. Что он имел в виду? Что он ко мне не безразличен или это просто забота учителя о своей ученице? Вопросы-вопросы без ответов. Илай после того разговора не вспоминал о наставнике, ничего мне не говорил и вообще делал вид, что ничего необычного не произошло.
  К вечеру четвёртого дня на нас напали какие-то разбойники или как их назвать кучка оборванных грязных плохо вооружённых оборванцев. Как они вообще рискнули напасть на хорошо охраняемый караван? Однако к моему удивлению, охрана при виде этих грязных рож стушевалась и сдала назад.
  - Что там? - спросила я ближайшего воина из охраны ардаха.
  - Спрячьтесь, госпожа, и закройте лицо смоченным водой платком. Это больные, - пояснил он в ответ на мой удивлённый взгляд.
  Ничего себе, в Степи есть и такие? А Илай говорил, что она заботится о своих детях. Я поняла тактику оборванного воинства: они добывали еду шантажом: мы не уйдём, пока нас не дадите пищу и одежду, нам всё равно терять нечего.
  Илай быстро приблизился верхом на своём Урагане к моей повозке.
  - Моя госпожа, не высовывайся, что бы ни услышала, просто сиди внутри. Хорошо?
  Я кивнула, тут любому понятно, в моём положении рисковать здоровьем не желательно. Он задёрнул полог, что-то пропел, неизвестно откуда взявшаяся трава крепко оплела пологи кибитки, так что я теперь при всём желании не смогла бы выглянуть наружу. Звуки тоже стали приглушённее, как через вату, хотя полностью не исчезли. Я услышала крики испуганных караванщиков, потом всё стихло, кто-то говорил один и далековато от меня, затем раздались вопли, полные ужаса, я заволновалась, но потом резко всё стихло. Через какое-то время воздух наполнился обычными для каравана звуками: ржанием лошадей, скрипом повозок, руганью погонщиков. Моя кибитка тоже двинулась с места, а я всё ещё была в плену травяной ловушки.
  Я крикнула:
  - Эй, кто-нибудь, позовите сюда ардаха.
  - Сейчас это невозможно, госпожа, - ответил мне голос уже знакомого телохранителя, - шаман убыл в Степь молиться.
  Что там такое произошло, что Илай пошёл молиться? Обычно ему для общения со Степью хватает утренних и вечерних медитаций. Иногда он их проводит при мне, и я наблюдаю, как его лицо постепенно разглаживается и делается умиротворённым и мальчишеским. Таким я его видала только при его общении с матерью. Как бы я ни относилась к Великой Степи, но за то, что она даёт моему Илаю умиротворение, я могу простить ей многое. Я стала лучше понимать своего шамана, его думы и устремления. Пятнадцатый сын своего отца ещё и от незнатной полонянки, он не имел ни особой любви отца, ни связей с роднёй со стороны матери. Но ему очень хотелось заявить о себе, возможно, чтобы отец его заметил и мог гордиться. Поэтому он так упорно учится и работает, по сути, выполняя для отца работу, которая легко может окончиться провалом и навлечь гнев. Я прониклась ещё большим уважением к этому необыкновенному человеку, с которым меня связала моя судьба. Мой драгоценный Илай, что же произошло, что ты не проведав меня умчался в Степь?
  - Что произошло? Прокажённые ушли? - задала я вопрос охраннику.
  - Ушли, совсем ушли. Великий шаман отослал их, - с трепетным почтением в голосе ответил воин.
  Внезапно меня осенила догадка, он, что отослал бедолаг, как это делают боевые шаманы, то есть попросил Степь поглотить их? Мне стало дурно. Вот почему он настаивал, чтобы я не смотрела, и даже позаботился, чтобы почти не слышала, а теперь ушёл восстанавливать душевное равновесие. Насколько я успела узнать своего мужа он не сторонник насилия, хоть и может применить в крайней необходимости. "Значит, сейчас была крайняя необходимость, - сказала я себе. - Дыши, Кира, дыши, ему сейчас хуже".
  Я постаралась дышать медленно и глубоко. Нет, полог кибитки пропускал достаточно воздуха, просто я никогда в жизни не сталкивалась с таким массовым насилием, да и, думаю, Илай тоже.
  - Как только вернётся из Степи, скажите ему, что я просила подойти, - сказала я охраннику, всё ещё борясь с тошнотой.
  - Хорошо, госпожа.
  Где-то через полчаса пологи кибитки развязались, и я смогла выглянуть наружу: моего шамана нигде не было видно. Тогда я решила попробовать то, чему научилась делать летом: позвать Илая через Степь.
  Я попросила остановить повозку, спустилась на землю и тут же, не отходя от неё далеко, опустилась коленями на землю, прикоснулась ладонями к уже по-осеннему жёсткой траве и просто попросила Степь позвать моего мужчину. Моментально получила отклик. Что меня пугает и восхищает на территории Степи, так это то, что складывается ощущение, что земля там живая, а не безразлично-безликая, как мы привыкли думать о ней. Я ощутила одобрение от того что обратилась с просьбой в кой-то веки. Я забралась обратно в кибитку, хотя этого делать не хотелось. Хотелось прикасаться и прикасаться к этой чудесной живой земле. Но я усилием воли погасила в себе этот неуместный порыв. Через четверть часа послышался глухой стук копыт со стороны Степи: мой любимый возвращался.
  - Моя госпожа, ты в порядке? - встревоженным голосом спросил подъехавший Илай, а я в свою очередь очень внимательно разглядывала его, ища признаки истощения, или чего-нибудь ещё более ужасного.
  Слава Степи, выглядел он обычным, только слегка подавленным. Я протянула ему руку, он, чуть помедлив, взял её. Я встала на край повозки, он продолжал ехать верхом рядом.
  - Нет, моя госпожа, не делай этого! - воскликнул он, но всё же сильнее обхватил мою ладонь.
  - Я хочу к тебе, - нетерпеливо заявила я, оставалась ножкой топнуть для полноты картины.
  Илай изловчился и перенёс меня к себе, на коня, посадив перед собой.
  - Моя маленькая Кира, ты никогда не отличалась особой любовью к Урагану, с чего вдруг такое желание прокатиться? - сказал мой шаман, прижимая меня к себе, пока я устраивалась поудобнее.
  - Мне надоело сидеть в кибитке, хочу теперь посидеть на коне. Поехали немного в сторону, от каравана шум и пыль.
  Илай послушно направил своего Урагана в Степь. Мы никуда не спешили, ехали шагом, ветер приносил запахи осенней Степи. Да, Степь в зависимости от времени года пахнет по-разному. Сейчас она пахнет сухими травами, отжившими сезон и горьким запахом полыни, который больше не маскируется какофонией ароматов полных жизни растений.
  Какое-то время ехали молча, мерно покачиваясь на спине чёрной зверюги по имени Ураган. Потом я обернулась к своему шаману и поцеловала в уголок рта. Я хотела просто его приободрить, но он понял по-своему.
  - Любимая, нам сегодня нельзя. Я...- он сделал паузу, - провёл один ритуал...
  - Я совсем не это имела в виду,- быстро проговорила я, с досадой чувствуя, что после его слов, меня наоборот потянуло на близость. - Я просто соскучилась, мы не виделись почти целый день. Поэтому я тебя поцеловала, как бы сказала: "Привет. Я скучала". Вот и всё, - и замерла, ожидая его реакции.
  - Я тоже соскучился, - он поцеловал меня в макушку, покрытую дорожной косынкой, которая представляет собой вышитый и украшенный кистями платок, хитрым образом закреплённый на голове.
  Илай сказал, что, так как мы поедем с караваном, мне лучше придерживаться традиционного костюма, чтобы меньше привлекать внимание к себе. Я не была против: походный костюм степнячки представлял собой широкие, тоже украшенные штаны, похожие на шаровары, и халат до середины икры, похожий на мужской, подпоясывающийся широким поясом, который похож на платок только свёрнутый. Очень удобный и тёплый костюм, украшенный обережной вышивкой, которая имела далеко недекоративное значение.
  - Давай немного пройдёмся, - попросила я, хотелось размять ноги.
  Я была уверена, что Илай легко нагонит караван, используя пространственные переходы, доступные шаманам Степи. Если бы мы путешествовали вдвоём, то скоро бы уже прибыли в ставку великого князя, но ардах был вынужден сопровождать караван. По обмолвкам и обрывкам разговоров, я поняла, что они везут нечто важное для князя. Не знаю как насчёт ценности, но это нечто охраняли тщательно. Я даже могу сказать, в какой повозке это нечто везут. Илай почти всё время проводит рядом с ней, иногда сменяясь с другим шаманом, поджарым мужчиной средних лет с очень цепкими и пронзительными глазами. Под его взглядом начинаешь невольно подозревать себя в преступных замыслах, даже если ничего такого и не планировал.
  Илай спешился и аккуратно снял меня со спины нашего средства передвижения. Ураган, обрадованный избавлением от двойной ноши, радостно заржал и унёсся в Степь. Конечно, это хозяин его отпустил, иначе он бы не посмел нас покинуть. А мы с Илаем взялись за руки и просто пошли вперёд. Над нами голубело небо, парили хищные птицы, чертя свои бесконечные круги, во все стороны от нас простиралась всхолмленное пространство. Небо и травы, холмы поросшие травой и небо. Глазу зацепиться не за что, от этого однообразия начинает кружиться голова. Кажется, что ты стоишь на месте не смотря на движение, и обречён плутать по бескрайним просторам до конца времён. Я стараюсь гнать прочь подобные мысли. Илай сказал, что это Степь проверяет на прочность, через пару дней пройдёт. Ах, вот почему он так испугался, когда я позвала его: он подумал, что мне стало совсем плохо, раз я прибегла к посредничеству, не очень любимой мной, Степи.
  - Прости, что сдёрнула с молитвы очищения, - повинилась я.
  - Что ты, моя госпожа, ты всё правильно сделала. Если тебе страшно, ты должна звать меня, - он остановился и взял меня за обе руки.- Когда я пришёл, я почуял твой страх и беспокойство. Прости, что пришлось стать свидетельницей столь неприятного ритуала, но нам нельзя задерживаться в пути... - он снова замолчал, не желая ни говорить, ни оправдывать за то, что был обязан сделать как шаман.
  - Я не осуждаю тебя. Я беспокоюсь о тебе. Как ты?
  Он удивлённо переспросил:
  - Беспокоишься, но не осуждаешь? - проговорил слова так, как будто пробовал на вкус.
  - Да, - просто ответила я. - Я беспокоюсь за тебя, потому что ты для меня важен, - я опустила глаза, чтобы не видеть его реакции.
  Признаваться в сильных чувствах нелегко, но молчать о них ещё сложнее и мучительнее.
  - Моя госпожа,- выдохнул он, притянул к себе и стал покрывать моё лицо мелкими поцелуями, сопровождая каждый благословениями на степняцком, перемешанными с нежными словами на обоих языках.
  Я обхватила его за талию. Мы так стояли какое-то время, обнявшись, и просто, слушая, дыхание друг друга и Степи.
  Я не выдержала молчания первой.
  - А какие имена у вас в степи считаются самыми благозвучными? Надо выбрать имя сыну, - пояснила я свой интерес.
  Илай улыбнулся.
  - Имя нашему первенцу выберет великий шаман в зависимости от того, когда он родится.
  - Блин, - искренне я расстроилась.- Почему так? - моему возмущению не было предела.
  - Моя госпожа, мы можем выбрать домашнее имя, - поспешил успокоить меня мой муж, - а официальное имя, которое выберет шаман, будет использоваться только на церемониях и ритуалах.
  - О, это утешает. Так что насчёт самых лучших имён?
  Этим вечером стало ясно, что в охраняемой повозке находился живой человек. Мы уже легли спать в разбитом для нас шатре, как раздался грохот, а затем крик боли. Илай быстро выскочил из палатки, оставив меня одну. Распоряжений на счёт не выходить не было, поэтому я вышла в след за ним. Глаза уже привыкли к сумеркам. На небе светила ущербная луна. Возле охраняемой повозки наблюдалась какая-то возня, где- то вдали ухали совы, и слышно было похрапывание пасущихся лошадей. В остальном же лагерь был погружён в тишину. На место грохота прибежала только особая охрана, которая денно и нощно охраняла груз (сменщики). Они были немногословны, делали всё практически бесшумно, не привлекая лишнего внимания к произошедшему. Внезапно раздался женский крик.
  - Помогите! - женщины, кроме меня в караване были, но степнячки, а крик на имперском.
   Я заторопилась к тому месту, откуда услышала крик, меня никто не остановил, видимо вся охрана пыталась поймать беглянку. Я разглядела в темноте, как тонкая женская фигурка отчаянно отбивалась от наседающих охранников при помощи то ли палки, то ли учебного меча. Я воспользовалась ещё одним навыком изученным у шаманов: я попросила Степь показать мне, что происходит. Внезапно мир в моих глазах изменился, пространство окрасилось оттенками фиолетового, и я чётко различила в отбивающейся женщине имперскую аристократку, из тех, что из древних родов. Только они обучали своих женщин в обязательном порядке боевым искусствам.
  - Стойте! - крикнула я, прежде чем успела подумать.
  Все замерли, видимо я невольно в приказ силу, так как до сих пор была под воздействием истинного зрения.
  - Помогите, прошу вас!- взмолилась прекрасная госпожа, видимо её род ещё не коснулись необратимые генетические мутации.
  - Кира, не вмешивайся! - крикнул откуда-то справа Илай.
  Почему это? Ко мне обратились за помощью, я должна помочь. Если честно она мне напомнила себя, когда я только попала в Степь, но мне повезло: я встретила Илая, который сейчас очень быстро подходит ко мне. Не успела я ничего сказать, чтобы объяснить свою позицию, как он провёл перед моим лицом рукой, прошептал "прости", и я рухнула в сон. Это был именно сон. Я видела молодую зеленеющую Степь, жеребят, резвящихся на воле, птиц, высиживающих птенцов в высокой траве, волчицу, вылизывающую своих волчат...
  Проснулась я от того, что кто-то устраивал мою голову у себя на плече. Я открыла глаза, в палатке было темно, и нигде не пробивался свет, значит, ещё не рассвело.
  - Проснулась?- раздался негромкий голос Илая у меня над головой.
  Я резко села и обернулась в сторону говорившего.
  - То что ты сейчас сделал, это противоречит нашему договору, - выпалила я, пылая праведным гневом. Мне хотелось рвать и метать, что-нибудь разрушить.
  Илай тяжело вздохнул, медленно поднялся вслед за мной.
  - Я защищал тебя. Тебе нельзя вмешиваться в дела князя. Никогда за тобой не замечал отсутствия дальновидности и здравомыслия.
  - Там просили о помощи. Девушка. Я маг. Нас с первого курса натаскивают, если можешь - помоги, - процедила я сквозь зубы.
  - Кира, здесь помочь не в твоих силах, поэтому отступись.
  Во мне бурлила кровь, призванная магия, не нашедшая выхода, заставляла всё внутри меня клокотать и жаждать разрушения. Легко ему говорить - оступись. Я не могу!!!!!
  Рывком поднявшись, я выскочила наружу, сформировала сгусток чистой энергии и со всей силы бросила его в повозку, где держали пленницу. Она разлетелась в щепы, сопровождаемые волшебными голубыми искрами. Илай выбежал вслед за мной, но ничего не успел предпринять, да и не смог бы без членовредительства. Среди разрушенной повозки сидела перепуганная закованная пленница.
  - Отставить! - рявкнул Илай, отбивая летящий в меня короткий дротик.
  Я совсем озверела. Стрелять?! В меня?!! Я сформировала пульсар и метко метнула в нападавшего, но шаман оказался быстрее, ловко толкнул мою руку в последний момент и пульсар пролетел выше цели. Затем скрутил меня в какой-то хитрый захват.
  - Если попытаешься колдовать - заденешь меня, - сказал он.
   Я дёрнулась, яростно зашипела, он держал крепко, но бережно.
  - Кира, - снова позвал Илай. - Кира, мы сейчас уедем в Степь, и ты всё выскажешь мне. Идёт? - для верности он слегка встряхнул меня, видимо, чтоб до меня лучше дошло предложение.
  - Знаешь, ардах, я убью тебя и всех твоих грёбаных степняков - взвизгнула я. - Как вы меня задолбали!!!
  - Кира, милая, я сейчас тебя отпущу, мы сядем на Урагана и уедем. Хорошо? Мы сразу поедем домой, к утру уже будем у мамы. Ты же хочешь увидеть мою маму? - стал он говорить размеренно и спокойно так, что меня стало тянуть в сон.
  Я стряхнула дремоту.
  - Хорошо, пошли.
  Илай отдал команды на степняцком, свистнул, подзывая своего скакуна, перехватил меня поудобнее, фактически закинул на плечо и одним слитным движением оказался на коне.
  Глава 14 Обживаюсь
  - Ты!!! Я тебя терпеть не могу!- крикнула я, отталкивая парня от себя, когда мы вышли из пространственного перехода и спешились. - Ты что не знаешь, что нельзя купировать призванную магию!!! Так преступиников пытают, пока они не сойдут с ума, - я тяжело дышала. - Ты даже не дал сбросить её каким-нибудь способом, а сразу отправил в сон. Да я сдохнуть могла во сне и всех вас за собой утащить. Думаешь, зря колдунов боялись в древности? Дурная слава о них шла из-за тех, кто по незнанию купировал активную магию, и она сводила их с ума. Жажда разрушения вот что я сейчас хочу!!! - я тяжело дышала, с яростью смотря на неумного шамана.
  А он молча выслушал то, что я сказала, потом произнёс:
  - Тебе всё ещё это нужно? Сделать сброс энергии?
  Я кивнула.
  - Тогда брось её прямо в землю - Степь примет её как дар.
  Я задумалась. В академии нас учили в подобных случаях разряжаться в воду, если нет под рукой накопителя, но после этого она переставала быть годной для использования, попросту становилась мёртвой. Накопители я с собой никогда не брала, потому что уровень у меня довольно средненький, постоянные практики во время обучения позволяли безопасно и безвредно использовать энергию, не оставляя излишек, которые бывают у тех, у кого уровень много больше среднего. Магия в человеке, она как река, должна свободно протекать. Если ты одарённый и просто не знаешь, как беспрепятственно позволять ей течь, ты заболеешь от закупорки, или даже умрёшь. Всё зависит от потенциального уровня. Если ты практикующий, у тебя остаётся только один путь - использовать магию, не давая ей застаиваться и не строя препятствий на её пути, иначе сумасшествие, а потом смерть. Я два месяца могла не пратиковать без ущерба для здоровья, потому что уровень, то есть пропускная способность канала, небольшая. Но наставник что-то такое говорил о возрастании уровня в связи с беременностью. Значит, мой ребёнок - сильный маг, раз мой потенциал так скакнул.
  Услышав крик о помощи, я невольно призвала свою силу, но использовать не смогла, Илай меня усыпил. Она продолжала копиться в моём организме, давя изнутри на моё эфирное тело, требуя выхода. Это как сильно замахнуться, но попасть в пустоту, инерция удара вредит самому нападающему. Здесь уже не до здравомыслия, лишь бы выжить, а для этого любым способом нужно сбросить накопленную энергию.
  Если я сброшу её в землю, не станет ли земля мёртвой?
  - Кира, всё будет в порядке. Доверься Степи, пожалуйста, - в его голосе прозвучала нотка искренней озабоченности, и я решилась.
  Когда давящая сила ушла, я испытала облегчение и ни с чем несравнимое удовольствие, как пик наслаждения во время любви. Я опустилась на землю, ноги не держали, хотелось глупо улыбаться. Но Илай-то не разделил моей эйфории.
  - Илай, - позвала я своего возлюбленного, - иди ко мне, - томно прошептала, как ещё никогда не замечала за собой.
  Илай дёрнулся в мою сторону. Потом отпрянул.
  - Нам нельзя, я проводил ритуал, - покачал он отрицательно головой.
  - Мы уже один раз отказались от зова наших сердец, что из этого вышло? - задала я риторический вопрос, чувствуя себя обольстительницей из легенд. - Женщине нельзя отказывать, - добавила я для вескости.
  - Госпожа моя! Что ты со мной делаешь?! - я победно улыбнулась.
  ***
  Илай показал мне красивейший рассвет над великим разломом. Складывалось сюрреалистическое зрелище. Из расселины понимался туман, подсвечиваемый огнём из преисподней, а над горизонтом поднималось сверкающее в своём великолепии дневное светило. Земля как будто только что проснувшаяся девица лениво потягивалась навстречу утренней заре. Было зябко. Холодная роса покрыла траву, переливаясь мириадами самоцветов в лучах восходящего солнца. Вместе с землёй проснулся и ветер, ощутимо потянуло воздухом, поток всё усиливался и усиливался, разгоняя мохнатые плети поднимающегося тумана. Мгновение - и стало светло, миг утра прошёл, день вступил в свои права, ещё молодой и нерешительный, но красная зорька уже отблистала, уступила место своему братцу.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я шамана за чудесное зрелище, созданное природой.
   Меня поражает изобилие матушки-природы, в одном и том же месте она может показать бесчисленное количество картин, каждый раз разных и по-своему прекрасных и неповторимых. Во истину творец - великий художник с безграничным потенциалом, делающий свою работу с любовью. У него стоит поучиться отношению к тому, чем занимаемся. Неуёмная фантазия и живой неугасаемый интерес, сдобренный искренней симпатией.
  - Я так и подумал, что тебе понравится, - ответил довольный парень. - Ты похожа на художницу. - Я удивлённо на него посмотрела. - Я так вижу тебя, - пояснил он. - Ты с таким живым интересом относишься ко всему, что видишь, не спешишь судить, признаёшь право каждого быть собой. То есть в каждом видишь совершенную картину, достойную существования. Но это не значит, что ты не умеешь ненавидеть или злиться, - со смешком добавил он.
  А я стояла и смотрела на него, как он точно описал моё мироощущение, даже у меня не получилось бы сказать лучше.
  - Спасибо тебе, Илай, - снова сказала я.- За чуткость, и что ты вошёл в мою жизнь, - я уткнулась ему в грудь, глаза стали щипать предательские слёзы, в последнее время я очень чувствительной стала.
  - И тебе спасибо, родная, что ты есть, - он мягко поцеловал в макушку.
  Через час мы уже были в стойбище, в своём шатре.
  - Илай, тебе не попадёт за то, что ты ушёл от охраняемого объекта?- спросила с тревогой я. По негласному соглашению мы не поднимали этот вопрос ночью, пока ехали.
  - Всё в порядке, милая, не волнуйся. У меня было более приоритетное задание, я его и выполнил.
  - Ты это меня имеешь в виду? - настороженно спросила я.
  - Да, ты избранница Степи, и пока не выполнишь её волю, для князя твоё благополучие будет в приоритете, по сравнению со всем остальным. А для меня ты всегда на первом месте, моя госпожа.
  Я не знала, как реагировать то ли полностью доверится, то ли не верить ни единому его слову. Я посмотрела внимательно в его глаза в поисках фальши, он смотрел прямо и открыто. Я вздохнула, так и не придя к однозначному выводу. Хочется, чтобы в семье у нас царило доверие. Буду учиться доверять. Я подошла к мужу и обняла его за талию.
  - Ты сейчас надолго уйдёшь? - каким-то шестым чувством я поняла, что сейчас мы расстанемся.
  - Я вернусь к каравану, и буду сопровождать его до прибытия в ставку князя. А ты будешь учиться у дедушки и перенимать у мамы степные обычаи по ведению хозяйства, - он выразительно посмотрел на то место, где в нормальных шатрах располагается очаг с кухней, у нас же стоял столик с зеркалом и косметикой (у кого-то из родственников увидела и выкупила).
  - А если я не исправлюсь, что ты сделаешь? - игриво спросила я его.
  - Я? Ммм...Надо подумать. Простые способы воздействия вряд ли на тебя подействуют, поэтому я посажу тебя на диету.
  - Диету? - поразилась я скудости его мышления. - Мне нельзя, я в положение.
  - Я не об этой диете, дорогая моя горячая девочка, о другой.
  - Пфе, нашёл, чем пугать, ты же первый и сдашься. Кто мне говорил про наследственность архадских жеребцов? - я ехидно выгнула бровь.
  - Любовь моя, я шаман в седьмом поколении, я знаю, как безопасно сбросить энергию даже без женщины, а вот тебе придётся туго, маленькая недоученная шаманка,- теперь его очередь настала смотреть на меня с ехидцей.
  Я не успела ничего ответить, ко входу в шатёр подошёл гонец и позвал моего шамана к князю на доклад.
  Я успела только быстро чмокнуть своего ардаха в щёчку и пожелать удачи, как он ушёл. И началась самая длинная неделя в моей жизни. Никогда я так сильно не тосковала по другому человеку. И это не смотря на усиленное обучение у старого шамана, устройство совместно с матушкой нормальной кухни у меня в шатре, участия в общественной жизни стойбища - мне пришлось принимать многочисленных гостий, желающих выразить мне своё почтение и просто утолить своё любопытство. Мелочи, который я набрала на продажу в столице, разошлись со скоростью мысли. Надо брать торговлю между империей и Степью в свои руки срочно.
  Решила посоветоваться в этом вопросе с матушкой. Она внимательно на меня посмотрела, потом задумалась, и когда я подумала, что она не ответит, сказала:
  - Милая моя девочка, ты необычная, мне сложно судить, как отреагирует князь на твои задумки. Давай представим это дело так, что тебе не достаёт многих вещей, к которым ты привыкла в империи. Здесь их не достать, ни ты, ни муж не можете надолго покидать Степь, следовательно, у тебя нет возможности получить то, что тебе необходимо для комфортной жизни. Попроси разрешения для начала отправить в империю человека со списком того, что тебе нужно. Князь, скорее всего, тебе позволит. Если ещё мы с девочками подключимся. Уж очень Старшей госпоже понравилась та музыкальная шкатулочка, которую ты в этот раз привезла для неё.
  - Мама, вы во истину мудрая женщина, - взвизгнула я и повисла у неё на шее.
  - Ну что ты, милая, мы ещё ничего не сделали.
  Я поцеловала её в щёку.
  - Вы не стали с порога меня гнать, а выслушали до конца. Это очень много, - не согласилась я.
  - Почему вы мне так помогаете? - наконец, я задала вопрос, который давно меня интересовал.
  - Когда шаманы сказали, что нужно принять чужестранку в семью, я сразу поняла, что эта честь достанется моему сыну. Я так сильно боялась за него, как он будет жить с чужачкой, не просто с женщиной, ещё и шаманкой, наделённой долгом перед Степью. Я много и усердно молилась Степи, чтобы та, что придёт, подходила моему сыну, и ему было с ней хорошо. Но, несмотря на усердные молитвы, я продолжала волноваться. А потом увидела тебя, когда он тебя привёз на третий день, и у меня от сердца отлегло. Сидит на коне такая девочка, любопытными глазками везде стреляет, и так доверительно прижимается к моему сыну. Шаман сказал, придёт женщина из империи, магиня. Все думали, что взрослая женщина, а не девчонка, - я закатила глаза, а она засмеялась. - Не обижайся, милая моя. Приглядевшись к тебе поближе, я поняла, что тебе нравится мой сын, хоть у вас и странные отношения.
  - Странные? - удивилась я, мне казались наши отношения нормальными, обычными и вполне логичными в наших обстоятельствах.
  - Это на взгляд коренной степнячки, - успокоила меня матушка. - В общем, я поняла, что моему сыну Степь выбрала очень хорошую Старшую жену, - подвела она итог своего повествования. - Для меня твоё благополучие - это и благополучие моего сына.
  Так я организовала собственную службу доставки. Мой бизнес по продаже степняцких эксклюзивных вещей в столице процветал, обратно шли товары из империи. Я сумела заинтересовать князя, чтобы он эту торговлю сделал привилегией нашей семьи.
  Илай мою идею активно поддержал, сказал, если мне что-то нравится, значит, оно должно быть. Так в учёбе и обустройстве бизнеса незаметно прошло ещё два месяца. За это время я научилась готовить и пыталась приучить к этому делу Илая. Он иногда соглашался, но при условии, что это будет тайной.
  - Давай наймём горничную, - предложила как-то я.
  - Мы не можем, нас не поймут, и твоя репутация пострадает, - репутацию мне терять не хотелось, вдруг кто-нибудь по шумок захочет увести моих клиентов?
  Так и жили, мой живот ещё не был виден, но о моей беременности не знали только ленивые. Князь вызвал меня к себе, с минуту не мигая смотрел, до жути напугав, потом улыбнулся и велел больше заботиться о своём здоровье, и что ни о каких поездках по осенней Степи и речи быть не может. Как Илай мне потом объяснил, у князя тоже есть шаманские способности, но не такие выраженные как у деда и сына.
  Однажды я его застала выходящим из шатра матушки. Ведомая любопытством, интересно по какому делу он приходил, вдруг что-нибудь о нас с Илаем, я проскользнула в шатёр матери. На мои вопросы она улыбалась, вызывая моё недоумение.
  - Какая ты всё-таки ещё невинная, - с улыбкой сказала мама, погладив меня по голове как маленькую девочку. - Не смотря на то, о чём шепчутся девушки за твоей спиной.
  - А о чём они шепчутся? - поинтересовалась я.
  - Ни о чём, забудь. Князь приходил как муж. В последнее время он много думает о вас с Илаем, вот и меня вспоминает, - с усмешкой закончила она.
  - Я не пойму, вам это не нравится?
  - Как женщине нравится, конечно, но это вызовет зависть других жён и опять пойдёт передел власти, - со вздохом сказала, поправляя пояс на своей юбке.
  - Как всё сложно, - протянула я.- Наверное, я уйду от Илая, когда он заведёт себе ещё одну жёнушку, - брякнула я, забыв перед кем сижу. - Ой, это я просто так сказала, не слушайте.
  - Кира, ты не права, ты не должна так поступать с Илаем, ставя невыполнимые условия. Он не сможет не жениться, он сын князя, он политический ресурс, и пока князь жив, он будет выбирать ему жён из политических соображений. И только в зрелом возрасте он сможет брать себе женщин исходя из собственных предпочтений, - она строго меня отчитала, я понимала, что она права, но мне не нравилась мысль, что чьи-то затруднения надо решать за счёт меня. Это типо я должна пожертвовать своими интересами ради того, чтобы кому-то хорошо жилось в привычном и стабильном мире?
  Я не для того родилась, чтобы говорить себе нет. Пойду к старику, буду усерднее заниматься, может тогда Степь быстрее сообщит свою волю, и я, наконец, стану свободной и тогда сама буду решать оставаться мне в Степи или нет, исходя из личных предпочтений.
  Мы прохладно распрощались с матушкой, и я ушла к себе, заниматься с книгами, которые прислал наставник. Благодаря моей вспышке во время нашего путешествия с караваном, я опытным путём выяснила, что Великая Степь позволяет мне магичить на своей территории без вреда для здоровья. Правда, в ограниченных количествах, что тоже было выяснено опытным путём. Однажды, когда я перешла незримый предел, Степь отправила меня в нокаут. После этого я осторожничала, но дозволенного уровня вполне хватало для того, чтобы выполнять задания из книги.
  Илай пришёл домой вечером очень погруженным в себя. С матушкой успел переговорить?
  - Что-то случилось? - забросила я пробную удочку.
  Он отрицательно мотнул головой, а потом сказал.
  - Ты, правда, хочешь от меня уйти, как только исполнишь волю богини?
  - Кто тебе сказал такую чушь? - я искренне удивилась, когда мы разговаривали с матушкой речь шла о Второй жене, а не о воле богини.
  - Такие слухи идут по стойбищу, меня просветили "добрые" люди. Зная тебя, что ты осторожна в словах, я решил спросить у тебя прямо.
  - Правильно и сделал, любимый. Я уже говорила тебе, что ты мне нравишься. Вот это - правда. Я жду, когда моя миссия закончится, чтобы быть с тобой по собственной воле, а не воле обстоятельств.
  Он молча кивнул, потом подошёл, запрокинул мою голову, так, чтобы я смотрела ему в глаза.
  - Кира, как бы ни сложились обстоятельства, я тебя никогда не отпущу. Я говорю это тебе, чтобы ты знала.
  А я точно знала, что люди со временем могут менять мнение на противоположное и с таким же жаром защищать его, как и первоначальное. Поэтому я кивнула и уткнулась лицом в его грудь, по опыту знаю, его этот жест успокаивает и настраивает на мирный лад. Как сейчас и произошло, он переключился.
  - Моя госпожа, у меня для тебя подарок, - я сделала заинтересованное лицо, мне правда было интересно, что он приготовил.
  Меж тем он достал из внутреннего кармана миниатюрную подвеску на простенькой цепочке.
  - Я знаю, она не из золота, но я её сделал сам и вложил в неё всю свою любовь, она будет охранять тебя, - он положил мне на ладонь миниатюрную кошечку, свернувшуюся клубочком, я пригляделась, она была не одна, а с крошечным котёнком. Это так мило. Я искренне улыбнулась.
  - Ты сам это вырезал? - подвеска была сделана из кости. Илай кивнул. - Не перестаю удивляться разнообразию твоих талантов, - с восхищением и немного завистью сказала я. Всегда мечтала что-то делать своими руками. - Спасибо, - я поцеловала парня в щёку, вложив в поцелуй тёплую нежность.
  Глава 15
  Зима в Степи малоснежная. Здесь мало морозов, особенно по сравнению с моей северной родиной, но дуют пронизывающие ветра, я чудом не заболела. Скоро срок моих родов. В Степи движение: из глубинных районов, граничащих с великим пределом, с запада пришла орда диких кочевников, не с желанием воевать, а с желанием присоединиться к удачливому вождю. По мне бы так, я не стала брать дикарей, а выгнала обратно в Степь, но у князя было своё мнение на этот счёт. Было принято решение заключить военный союз с новоприбывшими (уж, не с империей ли собрался князь воевать?) при помощи самого надёжного способа, которое придумало человечество - породниться кровью.
  Я тот момент усиленно готовилась к родам и нарочно не вникала во всю эту политику, чтобы не отвлекаться отважного события в моей жизни. С Илаем мы почти не виделись, он был занят подготовкой предстоящей свадьбы одного из младших сыновей князя и дочери новоприбывшего вождя.
  Тот день был самым обычным. С утра мы позавтракали с любимым, он пожелал мне быть осторожной и прислушиваться к себе, а когда придёт время позвать его через Степь, я обещала, и мы разошлись каждый по своим делам, я к старому шаману, помогать ему в работе и обучаться, а он к князю. В последнее время князь держал Илая при себе.
  Ближе к обеду я поняла, что пора. Для меня в шатре шамана была приготовлена "комнатка" - отгороженное ширмами и тяжёлыми шторами пространство с кроватью и всем необходимым для родов. Я позвала Илая через Степь, предупредила старого шамана и приготовилась к таинству дарения новой жизни. Илай пришёл быстро, но был какой-то встревоженный и нервный, я не стала вникать, чтобы не сбиваться с настроя. Я родила, они помогли малышу появиться на свет. Мы уже знали, что у нас мальчик. Но всё равно, это чудо держать на руках своего ребёнка. Я счастливая и умиротворённая уснула, а Илай ушёл. Он предупреждал, что уйдёт, но вернётся ещё до того, как я проснусь. Действительно, когда я проснулась, он сидел рядом и смотрел на нас с сыном, который спал со мной. Мой шаман улыбнулся, но в его взгляде была какая-то тоска.
  - Какие-то проблемы с организацией церемонии? - спросила я, видя, что он чем-то опечален.
  - Нет, всё хорошо. Ты отдыхай. Лучше тебе три дня побыть здесь. Только, к сожалению, мне придётся долго отсутствовать. Ты кушай хорошо, слушай себя и заботься о нашем сыне. Через три дня я вас заберу. Хорошо?
  - Хорошо. А ты уезжаешь что ли?
  - Нет, просто обязанностей прибавилось. Отдыхай, моя Кира, - он поцеловал меня в лоб и ушёл.
  Я три дня привыкала к новой роли, в моей жизни появился чудесный маленький человечек, который требовал моего внимания и заботы. Я вся окунулась в заботы материнства, но когда прошло означенное время, а Илай не пришёл, я это заметила. Старый шаман ничего вразумительного сказать не мог по поводу отсутствия моего возлюбленного, тогда я засобиралась домой. Шаманский шатёр стоял несколько в стороне от стойбища, в паре километров. Немного, быстро дойду. Дедуля не стал препятствовать моему уходу, оно и к лучшему. Я собралась, взяла сына и ушла.
  Стойбище гудело, как растревоженный улей. Оно и понятно - свадьба княжеского сына. Когда я шла на меня как-то странно все поглядывали, наверное, хотят посмотреть на моего сына, но нельзя, он ещё маленький. Он уродился в своего отца, такой же черноволосый и темноглазый, как я и хотела. Мой сын, моё маленькое чудо.
  Дома никого не было, оно и к лучшему, мне сейчас суета ни к чему. Я уже разделась, как кто-то окликнул меня от порога тонким девичьим голосом, опять, наверное, за приворотным зельем, сколько раз говорила что не занимаюсь этим, а они всё равно приходят.
  - Моя госпожа!
  - Да, слушаю, - передо мной стояла тёмненькая незнакомая девчонка лет пятнадцати в нарядном платье.
  - Чем я могу вам помочь, моя госпожа, - она сделала маленький поклон с полуприседанием, как приветствуют старших женщин в семье.
  - А разве мы знакомы? - удивилась я её предложению.
  - Нет, господин не успел нас представить, но Старшая матушка велела мне идти самой. Меня зовут Ильга, моя госпожа.
  - О, очень приятно, я - Кира, - она бросила на меня быстрый взгляд своих чёрных глазок. - Так чего ты хотела, Ильга? - спросила я доброжелательно, нельзя пугать детей, так меня воспитывали в детстве.
  - Помочь чем-нибудь, мы же теперь одна семья и вы моя госпожа.
  - А, так ты жена Саима, - "догадалась" я.
  - Нет, - испуганно вскрикнула девчонка, саму меня напугав, - я жена Илая.
  Как в дурной постановке в этот момент вошёл Илай. Окинул нас обеих взглядом, задержался на мне.
  - Оставь нас, Ильга, - приказал он, девчонка испуганно на него глянула и выпорхнула наружу.
  Я выжидательно смотрела на шамана. На душу опускалась какая-то апатия. Мне уже было почти всё равно, что он скажет.
  - Моя госпожа, так сложились обстоятельства, мой брат упал с лошади и серьёзно пострадал, а союз должен был быть заключён. Поэтому закон о женитьбе на Второй жене только через год был проигнорирован.
  - Почему ты? - устало спросила я.
  - Потому что выбор отца пал на меня.
  - Я теперь всю жизнь буду вынуждена терпеть то, что кто-то решает свои проблемы за счёт тебя и меня? - безразлично спросила я.
  Илай дёрнулся как от удара, знаю, это удар ниже пояса.
  - Я не хочу, чтобы в будущем то же самое произошло с моим сыном, он достоин лучшей доли. Я спать, не хочу сейчас с тобой ни говорить, ни видеть тебя, - я отвернулась и пошла в тот закуток, где стояла наша супружеская постель. Сегодня я буду на ней спать с сыном. Ни каких Илаев.
  - Что бы ты не решила, я не отпущу тебя, ты моя, - с какой-то потусторонней обречённостью в голосе сказал шаман, как будто эти слова помогали ему держаться и не сдаваться.
  Я ничего не ответила. Сейчас я была не в том состоянии, чтобы утешать и поддерживать, я мучительно нуждалась в поддержке и утешении сама. Я, не став переодеваться в ночную одежду, просто легла рядом с сыном и попыталась уснуть, Илай постоял какое-то время молча, потом вышел. Всё правильно, у него сейчас медовый месяц. Мне даже стало жаль его юную жену, каждая достойна исключительной любви. Я по крайней мере её получила и не жалею о проведённых днях и ночах с тем, кого я так сильно любила. Если бы нам дали ещё немного времени, мы бы смогли переплавить страсть в нечто более ценное и долговечное, хотя бы ещё полгода. Из глаз потекли слёзы, я закусила кулак, чтобы сдержать рыдания, не хотела будить своего малыша.
  Не хочу, чтобы его ждала такая же судьба как Илая - чтобы его благополучием жертвовали ради абстрактного блага. Эта мысль озарила меня как вспышкой. Я резко села на постели. Не хочу, не допущу, чтобы с моим маленьким сыном поступали также. Я как мать должна защитить его. Я встала и начала собирать вещи. Пусть я люблю Илая, пусть я понимаю силу обстоятельств, но однажды приняв решение не в нашу пользу, он снова и снова будет так делать, ссылаясь на невозможность поступить по-другому. Я не могу допустить этого. Просто не могу. Я всегда мечтала, чтобы мои дети и я были номер один для мужчины. Я собрала в сумку магические принадлежности. Что-то подсказывает мне, что этой ночью Степь позволит мне использовать магию по полной.
  Сделала переноску из платка, привязала так, чтобы сына положить к груди, подхватила сумку и пошла в ночь. Кто-то окликнул меня на окраине, сказала, что пошла к больному. Я уже помогала лечить старому шаману, поэтому никто не заподозрил странного в моих словах.
  Вышла в Степь. На небе светил молодой месяц, подмороженная трава хрустела под ногами. Сын посапывал в импровизированной люльке, пригревшись от моего тела. Я взяла палку, которую захватила с собой, и начала размечать будущую пентаграмму переноса, параллельно жалуясь в полголоса Степи на несправедливость старого князя. Степь молча внимала, никак не давая понять её отношение к происходящему. Когда всё было готово, я расставила свечи в лучах пентаграммы, заняла позицию по её центру и приготовилась вливать силу в контуры. Наставник ещё когда я приезжала на защиту курсовой незаметно сунул мне в карман координаты стационарной пентаграммы, находящейся в его личной резиденции. Как будто заранее знал, чем всё кончится.
  Я одной рукой покрепче прижала сына, мысленно попрощалась с Илаем и прочитала заклинание телепортация. Сила тугой спиралью прошла сквозь меня, опьяняя и даря восторг, давно я не пропускала такое количество через себя. Невольно я рассмеялась, знаки пентаграммы загорелись призрачным огнём, последовала жёлтая вспышка, мгновение - и вокруг уже не Степь, а уютная комната дорогого дома. Принимающая пентаграмма постепенно начала гаснуть, я сошла с неё, осторожно ступая, слегка кружилась голова, малыш захныкал, маленький, наверно испугался.
  - Тише-тише, малыш, всё уже закончилось.
  В дверях показался наставник, завёрнутый в одну простыню.
  - Ясная, чтоб тебя! Находишь же ты время! - сзади него жалась неизвестная дама в накинутом наспех халате. - Судя по спешке, на вас орки напали, - недовольно проворчал он. Орки - это мифические существа. - Что случилось, Кира? Ты не ранена? О, ты уже родила,- заметил, наконец, он свёрток в моих руках.
  Внезапно мне стало очень плохо, силы покинули меня, и я рухнула на пол, стараясь упасть так, чтобы сына не задеть. Наставник чертыхнулся и бросился ко мне. Последнее, что я увидела это встревоженное лицо учителя надо мной и его голый торс.
  Я лежала на чём-то мягком, было тепло и хорошо, просыпаться совсем не хотелось.
  - Спит твоя мамочка, спит, поэтому пей, что дают, - послышалось недовольное хныканье.
  Мой сын! - пронеслась молнией в голове мысль.
  Я резко села, голова вновь закружилась.
  - Кто ж так соскакивает после перенапряжения, - пожурил меня наставник, уже одетый и держащий моего сына на руках. В одной руке у него была бутылочка с молоком, которым он хотел его накормить.
  - Ему только три дня, - сказала я хриплым со сна голосом. - Он пьёт только моё молоко.
  - О, теперь ясно, почему он так упорно отказывался от синтетического.
  Маги нашей империи разработали специальное улучшенное питание для детей, начиная с новорождённости. Видимо подобным молоком и пытался покормить моего сына учитель.
  - Сколько я спала? - спросила я, забирая сына и расстёгивая рубашку, чтобы покормить малыша.
  Только по затянувшемуся молчанию поняла, что сделала что-то не так. Я подняла взгляд на учителя, он с каким-то интересом наблюдал за процессом кормления.
  - Извините, - я отвернулась.
  - Ничего, делай, как тебе удобно, - он кашлянул. - Я просто вблизи не видел, как это делается, - объяснил он свой интерес.
  - У вас, что детей нет? - удивилась я. В академии ходили упорные слухи, что он был женат, но развёлся по неизвестным причинам.
  - Не довелось. Есть хочешь? - сменил он тему. - Что будешь?
  - Мясо и овощи. Не буду пока резко менять рацион.
  - Хорошо, - он почти собрался уйти, но задержался. - Ты знаешь, что твой сын - шаман с магическими способностями? Именно в такой последовательности.
  - Я догадывалась, - он кивнул своим мыслям и ушёл.
  Малыш наелся, я его переодела во взятые с собой вещи, и он снова заснул. Такой крохотный, такой нежный и такой похожий на своего отца, его маленькая копия.
  Я посмотрела на часы, два часа дня. Значит, я проспала полсуток. Взяла аккуратно сына и пошла вниз. Дом наставника оказался двухэтажный и очень мило обставленный, совсем не похож на пристанище холостяка. Учителя нашла на кухне, он занимался готовкой. Вот это я не ожидала увидеть. Он обернулся на мои шаги.
  - Садись, - кивнул он за высокую стойку, отделяющую собственно кухню от обеденной зоны. - Не смотри на меня так, а то я стесняться начну. Я не афиширую это своё увлечение, так что - тсс! - он поднёс палец к губам.
  Я торжественно кивнула.
  - Я, наверное, вчера смутила вашу женщину, надеюсь у вас не было проблем из-за этого?
  - Я один живу.
  - О, ясно.
  - Так что, Кира, располагайся и чувствуй себя как дома, никто не будет тебе мешать. Как я понял, ты ушла от шамана?
  - Да, но он будет меня искать. Вы не могли бы помочь мне затаиться?
   - Давай на ты, девочка. И, если ты не против, ты можешь поехать со мной (я завтра уезжаю на западное побережье по делам ордена): или в качестве ассистента, или в качестве моей женщины, - при последних словах он очень внимательно на меня посмотрел.
  - Я поеду. В качестве ассистента и, может быть, женщины, - кажется, он перевёл дух.
  - Я принимаю твоё решение. Сейчас скажу, чтобы тебе приготовили командировочные, - и он ушёл в свой кабинет, где был кристалл связи.
  Меня не очень удивило его предложение на счёт того, чтобы стать его женщиной. Это объясняло его странное поведение во время моего первого возвращения из Степи. Мне было страшно сходу ввязываться в новые отношения, но ещё страшнее было остаться один на один с враждебным миром, а сейчас я его воспринимала именно так. К тому же я привыкла доверять наставнику, и он никогда не разочаровывал меня.
  Когда он вернулся, и снова принялся за нарезку овощей, я его спросила.
  - Вас, то есть тебя не смущает, что я всё ещё замужем и связана со Степью?- Поводок Великой богини не исчез, просто ослаб, как будто я невольно действую по сценарию, задуманному ею.
  - Не смущает. Я смогу устроить твой заочный развод, а на счёт Степи, мне кажется, ты уже выполнила её волю, связав свою жизнь со степняком, а потом уйдя из неё. Я много думал об этом и пришёл к выводу, что Степи была нужна не ты, а твой шаман. Ты послужила лишь катализатором, нужна была спровоцировать его определённую линию поведения. Судя по отсутствию реакции Степи на твой уход, твоя миссия выполнена.
  Мне не понравилась мысль, что я и моя семья стали разменной монетой в чьих-то пусть божественных играх. Я нахмурилась, потом перевела взгляд на своего малыша, он мирно посапывал, такой ещё совсем крошечный. Ради него стоило познакомиться с Илаем и стать его женой. Он подарил мне такого чудесного сына. Я наклонилась к нему, он лежал предо мной на столе, чтобы поцеловать.
  - Выбрала уже имя? - спросил наставник.
  - Илай, - внезапно для себя ответила я. - Его будут звать Илаем, в честь человека, который дал ему жизнь, - уже увереннее закончила я.
  Наставник кивнул, принимая моё решение.
  - Если бы ты приняла моё предложение, я бы смог усыновить его. Ты же знаешь, как у нас относятся к незаконнорожденным.
  - Зачем вам это?
  - Тебе, - поправил учитель. - Я собирался жениться, но противный шаман меня опередил. Ты мне идеально подходишь: умная, талантливая, в меру амбициозная, к тому же красивая и давно мне нравишься. И сейчас я тебе нужен, поэтому пользуюсь случаем для того, чтобы получить то, что хочу, - я нахмурилась, гадая, что он имел в виду под последними словами. - Я имею в виду тебя всю, а не только секс, как ты могла подумать. Я не тороплю тебя с ответом, время есть до завтра.
  - Что? Почему так мало? Ты что в опалу попал?
  - Не совсем, но на время лучше исчезнуть из столицы, примерно на годик, как раз сын подрастёт, шаман остынет. Потом обратно вернёмся в столицу. Думай, малышка, думай.
  Утром меня помимо вкусного завтрака ждал свёрток с абсолютно новой одеждой по последней столичной моде. С удивлением я обнаружила в нём бельё и тёплое шерстяное платье с завышенной талией. Он и это предусмотрел, что я после родов ещё не восстановилась. Покормила сына, искупала, спать уложила, сама искупалась, потом примерила подарки: они оказались, как на меня сшиты. Покрутилась у зеркала, а ничего, мне идёт, уложила волосы и спустилась вниз. Наставника ещё не было, он предупреждал, что будет улаживать дела в академии, связанные с нашим отъездом. Уложила сына на диван в гостиной (не могла его оставить одного в незнакомом доме), сама села рядом и стала листать лежащие на столике газеты и журналы. Среди сугубо политических и магических изданий, попадались чисто женские. Что-то наставник темнит на счёт того, что живёт один. Может, он вляпался в нехорошую историю с нежелательной женитьбой вот и уцепился за меня?
  Внезапно во входной двери сработала магическая сигналка, оповещающая, что кто-то вошёл. Для наставника ещё рано возвращаться, я с интересом посмотрела на входную дверь, отделяющую тамбур от жилой комнаты. В дверном проёме стояла незнакомая молодая женщина.
  - Здравствуйте, - поприветствовала её я первой, она не была магиней, успела я отметить. - Вы, наверное, к господину Залесскому, его сейчас нет.
  - А вы кто? - настороженно спросила незнакомка.
  - Я его ассистент. Работаю под его руководством. Позвольте узнать, кто вы?
  - Я? - она явно растерялась. - Я его невеста, - наконец определилась она со своим статусом.
  Глава 16 Западное побережье
  - О, а он знает, что вы придёте?
  Она сначала отрицательно мотнула головой, а потом сказала:
  - Да, знает, он ждёт меня.
  - Тогда присаживайтесь, - я сделала приглашающий жест. Кто я чтобы мешать счастью наставника? И с нетерпением стала ожидать возвращения учителя, очень уж хотелось посмотреть на его реакцию, когда он увидит, кто его поджидает.
  Я успела просмотреть все журналы, удивиться, как далеко ушла мода, и порадоваться, что интерес к степному стилю всё возрастает. За свой магазин я не боялась, он приносил хороший доход семье князя, так что за ним приглядят. Покормила сына под внимательным и настороженным взглядом "невесты", заказала обед в ресторане с доставкой и снова принялась ждать наставника.
  Он пришёл в третьем часу дня, когда я уже решила обедать без него.
  - Девочка моя! - крикнул он с порога, одним махом развеивая мою легенду о простой ассистентке, - встречай своего мужчину с добычей!
  Гостья дёрнулась вперёд, но я её опередила, поставив воздушную подножку.
  - Тео, у нас гости, - проворковала я, в первый раз назвав учителя просто по имени, он чуть не уронил всё, что держал на весу при помощи левитации (гору покупок и документов), на мгновение потеряв концентрацию от удивления.
  - Кто? - наконец сумел выдавить он из себя голосом с хрипотцой, которой я раньше у него не слышала.
  Тут "невеста" добежала до тамбура, в котором мы и разговаривали.
  - Теодор! - взвизгнула она. - Я беру свои слова обратно! Я была не права, прости меня, - и она бросилась на сделавшего кислое лицо мага. Он всё-таки уронил вещи.
  - Кира, я не ждал от тебя такой подлянки! Как она попала в дом?
  - Своим ключом, господин маг, - ответила я с усмешкой, наблюдая как он пытается избавиться от настойчивых объятий "невесты".
  Маг выругался вполголоса.
  - Юлия, мы уже всё обсудили, нам не о чем больше беседовать!
  - Но я же извинилась. Ты должен меня простить! - нетерпящим возражения тоном воскликнула она.
  Мне поднадоел этот концерт, и я сказала:
  - Дорогой, обед стынет, если задержишься дольше, будешь есть в одиночестве, - развернулась и ушла.
  Не прошло и пяти минут, как маг вошёл в столовую, правда, слегка помятый.
  Я подавила улыбку, настолько он выглядел забавным.
  - Умеешь ты, Кира, убеждать, - сказал он, усаживаясь за накрытый стол.
  - Так что это за девица? - спросила я, когда мы пообедали.
  - Что я вижу? Это ревность, Кира? - со смешком сказал маг.
  - Ничуть. Просто интерес, - мы расположились в гостиной, сынок уютно посапывал в переносной колыбели.
  - Она в прошлом, мы с ней расстались пару недель назад.
  - Меня пугает лёгкость, с которой ты расстаёшься с девушками, - полушутливо сказала я.
  - Мне нужны были связи для одного дела. Она была моим прикрытием. Ничего серьёзного. А тебе нечего опасаться: я сразу тебе сказал, что мне нужна жена-магиня, ты мне нравишься, и мы неплохо ладим, не вижу причин не соединить наши судьбы.
  Как у него всё просто, я хмыкнула. Видя моё недоверие, он добавил:
  - Милая, я хоть раз подводил тебя? - он подсел рядом, взял мою руку в свою. - Я знаю такой тип девушек как ты, если с ними хорошо обращаться, они будут нежными и верными. Я обещаю заботиться о тебе, твоём сыне и наших будущих детях, - сказал он глядя прямо в мои глаза и поднося мои пальчики к своим губам.
  - Наставник, почему вы брачное предложение делаете как деловое?- я недовольно поджала губки и высвободила свою руку.
  - Разве ты не разочаровалась в страсти? - удивлённо спросил он.
  - Ты что думал, раз я ушла от мужа, значит, разучилась любить?!- он кивнул. - Ничего подобного, я хочу, чтобы ты добивался меня как женщины, а не как делового партнёра.
  Наставник расхохотался, откинувшись на спинку дивана.
  - Милая моя, я немного просчитался, думал ты несколько другая, - сказал он, вытирая слёзы, выступившие от смеха.
  Я насупилась, даже знать не хочу, чего он там думал обо мне.
  - Хорошо, сладкая, договорились, я буду за тобой ухаживать, - он поцеловал меня в уголок губ, вызвав волну мурашек и воспоминания, как я о нём мечтала на лекциях. - Девочка моя, - он ухмыльнулся и запечатлел горячий и томный поцелуй на моей ладони.
  На следующий день мы отправились на западное побережье вместе. Я пока что в качестве ассистента. Нам предстояло проинспектировать филиал академии для начала, а в последующем, как предполагал наставник, возглавить это учебное заведение на непродолжительное время, чтобы разрешить тамошние проблемы.
  Теодор рассчитывал, что это займёт около года. Я была не против, за это время как раз окончится моя учёба.
  Прежний директор филиала буквально погряз во взяточничестве, даже талантливые ученики не могли просто так сдать экзамены, за всё требовалось платить, при том, обучение в академии магии считалось бесплатным. Это было необходимо, чтобы завербовать как можно большее количество одарённых. Проще было всех выучить и пристроить работать на благо общества, чем вылавливать самоучек с нестабильной психикой, склонных к тому же сбиваться в кланы, которые были больше похожи на тоталитарные секты, и подчищать последствия их деятельности.
  Нам достался казённый домик прежнего директора, расположенный на территории учебного заведения. Я поразилась аляповатой роскоши, царящей внутри. Наставник тоже присвистнул.
  - Готовься, Кира, столкнуться с мощнейшим противодействием, сдаётся мне, на этой школе грели руки все кому не лень. Защитные амулеты носи, не снимая. Поняла? - он обошёл наше будущее жилище по периметру, осматривая защитные заклинания. - Надо всё перенастраивать на себя, всё замкнуто на бывшем хозяине, - вынес вердикт.
  - А почему он жил именно здесь, мог бы себе дом в городе купить или построить (магическая школа располагалась в живописном, но отдалённом предместье)?
  - Так положено. Это традиция, пришедшая с тех времён, когда представители разных школ между собой воевали. Она необходима, чтобы руководитель всегда находился на вверенной территории. - Малышка, выбери для нас комнату, её обустроим в первую очередь.
  - Кхм, наставник, я ещё не давала своего согласия.
  - Милая, если бы ты не рассматривала этот вариант, ты бы отказалась жить в этом доме.
  Я поперхнулась воздухом.
  - Ты же сам сказал, что это необходимо ради безопасности, чтобы не распылять силы, создавая охранку в двух местах! - возмущённо воскликнула я.
  - Хорошо, маленькая, - наставник сделал шаг ко мне и оказался очень близко, - выбери ДВЕ комнаты, находящиеся рядом. Так тебя устроит? - он испытывающе посмотрел на меня.
  - Д-да, - я сделала шаг назад от учителя и пошла осматривать дом в поисках подходящих комнат, захватив переносную люльку с сыном. Я боюсь оставлять его в незнакомых местах одного.
  Ночью мне приснился кошмар, горела Степь, и в бушующем огне стоял Илай, мой Илай. На его лице была написана такая мука, мне показалось, что он звал меня. Я проснулась вся в слезах, захлёбываясь рыданиями. Мой учитель держал меня на коленях и укачивал как ребёнка.
  - Всё, Кира, всё прошло. Это лишь сон. Просто твой шаман тебя ищет. Ты любишь его до сих пор, поэтому так ярко чувствуешь. Тш-ш всё пройдёт, милая, всё пройдёт.
  Я стала потихоньку успокаиваться.
  - Значит, он не может меня найти? - спросила я, чуть придя в себя.
  - Откуда? На тебе столько защиты, как на императорской особе. Он не найдёт тебя, пока ты сама не заявишься в Степь. Ну как, успокоилась? - я кивнула, обернулась в сторону колыбельки, малыш спал.
  Заметив направление моего взгляда, наставник пояснил:
  - Я поставил защиту на колыбельку от лишнего шума.
  - Зачем? - удивилась я.
  - Малышка, не хотел тебя пугать, но мы сейчас на вражеской территории, поэтому я решил перестраховаться. Тебе же не нужен сын заика?
  - На нас могут напасть? - тупо переспросила я.
  - Хочешь мира - готовься к войне. Меня не раз спасали подобные предосторожности. Всё. Спать будешь?
  Его рука незаметно оказалась под моей сорочкой. Я сглотнула.
  - Пфе, какая ты трусишка, - сказал наставник, пересаживая меня на кровать и собираясь идти в свою комнату.
  - Н-не уходи,- я схватила его за руку.
  - Ты понимаешь, о чём просишь? Я давно не мальчик, спать с тобой, держась за ручку, не смогу.
  Я молчала, он встал и пошёл к выходу. Когда он дошёл до середины комнаты, я спрыгнула с кровати и подбежала к нему, обняв со спины. Он развернулся, одно долгое мгновение смотрел в глаза, потом поцеловал.
  Этой ночью я впервые принадлежала другому мужчине, кроме Илая, не-Илаю. Теодор был нежен со мной, и мне было хорошо с ним. Я как будто умылась после долгого плача, на душе стало легче и светлее, и жизнь снова стала играть яркими красками.
  - Вставай, красавица, - поцелуй, - твой сын хочет есть. Любовь моя, - снова поцелуй.
  Я улыбнулась, когда ощутила на груди родную тяжесть маленького тельца. Открыла глаза, уже утро, робкий зимний свет пробивается сквозь замороженные окна. Малыш завозился, требуя к себе внимания. Я приподнялась, устраиваясь удобнее.
  - Можно я с вами побуду, пока ты кормишь его, - немного застенчиво спросил этот красивый и сильный мужчина.
  Я улыбнулась.
  - Можно.
  Он сел на постель так, чтобы мне было удобно опираться на его грудь спиной, обнял меня и поцеловал в макушку, а я сосредоточилась на том, как мой малыш ест. Было тепло и уютно, и так по-домашнему. Жаль с Илаем у нас так не получилось, я отогнала последнюю мысль подальше.
  - Ты такая красивая сейчас. Похожа на мадонну, - сказал мягко Тео, нежно перебирая мои волосы.
  Я обернулась, чтобы посмотреть на него. Его лицо было мягким и немного мечтательным. Я никогда его таким не видела.
  - Что? - спросил он.
  - Ничего, - я потёрлась щекой о его плечо, выражая нежность, которую сейчас испытывала.
  Сны с присутствием Илая ещё повторялись несколько раз, но они не были настолько ужасными как первый. Надеюсь, у отца моего ребёнка всё хорошо, он здоров и не болеет. Мой маленький Илай рос не по дням, а по часам. Уже сидит, что-то агукает и улыбается. Какая у него потрясающая улыбка! Я пытаюсь запечатлеть его взросление на многочисленных рисунках, которые делаю с превеликим удовольствием: во мне внезапно проснулся талант к рисованию. Степные брачные браслеты нам пока не удалось снять, но по имперским законам я развелась с Илаем, хотя сын у меня остался Архадом, думаю, что так правильно.
  Втайне от всех и от своей совести пишу письма Илаю без обратного адреса, где описываю, как растёт наш малыш, чему учится и, конечно, его изображения. По запутанной схеме переправляю в Степь.
  Глава 17 Приезд мадам Залесской
  - Любовь моя, чем ты занята? - окликнул меня только что вошедший Тео, вернулся из школы.
  Я быстрее спрятала письмо с отпечатком ладони маленького Илая в укромное место и спустилась вниз. Там меня ждал сюрприз.
  - Милая, - смущённо начал временный директор магического училища, - познакомься, это моя мама, госпожа Залесская Ирина Миртовна.
  Я чуть не упала там, где стояла. Почему без предупреждения? Я уже знала эту мерзкую старуху в бытность свою студенткой. Она приходила к своему сыночку на кафедру, а там как раз была я, сдавала работы группы на проверку. Она увидела меня, осмотрела так презрительно и выдала.
  - Надеюсь, милочка, ты не претендуешь на моего сына всерьёз? С таким-то внешним видом, - она показала рукой на мою удобную серую юбку и вязаный жакет (раньше я не тратилась на одежду, потому что все деньги вкладывала в рост), комплекс завершали большие очки в тяжёлой оправе, вечно сползавшие на кончик носа. - Я видела, как ты на него заглядываешься.
  Сейчас у меня стопроцентное зрение, Илай с лёгкостью исправил слабость моих глаз ещё в первый день нашего знакомства. Он хороший целитель и потрясающий человек.
  Я не знала, что за передо мной старуха в вычурных перьях, неподходящих к дневному костюму, поэтому сказала:
  - За собой смотри, старая курица, - грохнула тетрадями о преподавательский стол и, гордо подняв голову, вышла в коридор. Хорошо, что в тот момент наставник отсутствовал.
  Это потом Томна просветила меня, что это его матушка, надеюсь, она меня не запомнила.
  Старая карга, в этот раз нацепившая на себя все сокровища, доставшиеся от предков, уставилась на меня в упор.
  - Здравствуйте, мадам, - пролепетала я, боясь, что она меня вспомнит.
  - Эта та самая девица, которая шантажом вынудила тебя жениться? - она небрежно махнула в мою сторону рукой с зажатым в ней веером.
  - Мама, это моя жена Кира. Я тебе писал о ней. Она очень хорошая девушка и талантливая магиня. И ты что-то путаешь.
  - Тогда почему ты прячешь её от меня и не познакомил сразу?
  - Нам пришлось срочно уезжать в командировку, я же тебе рассказывал, помнишь?
  - Это тебя не извиняет. Из какой она семьи? - продолжая меня игнорировать, она прошла в уличной обуви по моему влюбимому ковру, который я так тщательно выбирала! А великолепном ворсе оставались мокрые следы.
  Дело в том, что я северянка, а у нас принято разуваться при входе в жилище, в то время как в столице предпочитают ходить по дому в уличной обуви. Никогда этого не могла понять, поэтому в нашем доме было принято разуваться и всюду были мягкие красивые ковры.
  Я сдержала рвущийся с языка мат. В этот момент заплакал маленький Илай, требуя моего внимания, я побежала к нему. Он проснулся в своей комнате один, вдруг испугается. Старая карга потащилась за мной.
  - Ты не говорил, что у вас ребёнок. Тео, это так безрассудно!
  Я взяла хнычущего малыша на руки, он просился в туалет. В свои полгода он давал знать о своих потребностях заранее. Я проскользнула мимо мамаши, сопровождаемая её цепким взглядом и исчезла в ванной.
  - Тео, надеюсь, ты не думаешь, что этот ребёнок от тебя? - услышала я голос карги. - Он же совершенно чёрный.
  Ничего он не чёрный, просто по сравнению с блондинистой мной, он выглядит смугленьким, как будто хорошо загоревшим. Пошёл в своего отца. Степняки смуглые по сравнению с имперцами. Но сейчас в моде загар, поэтому мои соотечественники щеголяют бронзовой кожей даже зимой, используя магический излучатели, имитирующие солнечный свет. Их вообще-то создали для того, чтобы выхаживать слабых животных на животноводческих фермах и выращивания растений в зимнее время года в закрытых помещениях. Теперь вот применяют для создания красивого ровного загара вне зависимости от сезона года.
  - Мама, я прекрасно знаю, чей это ребёнок. Он сын от её первого брака.
  - А почему я только сейчас узнаю о нём?
  - Потому что вот так реагируешь. Кира, ты где там? - окликнул он меня, постучав в дверь ванной. - Прости, пожалуйста, забывшую все правила хорошего тона госпожу Залесскую.
  Госпожа фыркнула.
  - Я сейчас выйду, - крикнула я, сама впрочем не торопясь, у старухи будет больше шансов пожить на этом свете подольше.
  Переодетый и помытый сынок с интересом смотрел на мир. Завидев множество блестящих штучек на морщинистой шее мадам, он с уверенностью и напором потянулся к ним для ближайшего изучения.
  - Фу, не трогай бяку. Я тебе других игрушек дам. Хочешь? - я потрясла перед ним яркой сверкающей погремушкой.
  На мои слова старуха поперхнулась заготовленной речью, а Тео схватился за волосы. Таким образом он скоро станет лысым, а я привыкла, чтобы у моих мужчин была густая шевелюра.
  - Я так думаю, - наконец я приняла решение,- что мне лучше поработать в школе.
  - Кира! - страдальчески чуть не взвыл маг. Как всякий хороший сын он хотел, чтобы его самые близкие женщины поладили. С матерью Илая у меня получалось неплохо, значит дело не во мне, а в этой престарелой курице.
  Я отвела Тео в сторонку и сказала негромко.
  - Извини, дорогой, но мне кажется, что мы с твоей мамой не поладим. Не обижайся, пожалуйста. Я постараюсь быть вежливой, если она не будет трогать моего сына. А пока я поработаю в школе, может, даже там останусь ночевать.
  - Любимая, не уходи. Тем более с малышом, вдруг простудится. Я свожу маму в гости и познакомлю с местными сплетницами, чтобы ей было с кем поговорить, и она не чувствовала себя одинокой, - муж нашёл простой и верный выход из ситуации.
  - Тео, ты хочешь сказать, что мама останется с нами надолго? - драгоценный супруг замялся.
  - Любимая, мама уже не молода, а я её единственный сын... - я с тоской вспомнила Илая, он хотя бы мне предоставлял отдельную жилплощадь и не вынуждал делить пространство с другой женщиной.
  Ладно, подумаю об этом позже, иначе сгоряча могу наломать дров.
  - Я всё понимаю, просто мне нужно свыкнуться с этой мыслью.
  - Спасибо, любимая, - он искренне поцеловал меня в губы.
  - Что вы тут делаете? Не могли потерпеть до спальни? - раздался старческий голос за моей спиной, я вздрогнула и чуть не опрокинула вазон с декоративной пальмой, больно ушибив ногу.
  - Тео! - взвыла я, на глаза от боли выступили слёзы.
  - Мама, нельзя же так подкрадываться, - он схватил меня на руки и отнёс на диван.
  Маленький Илай, увидев, что я плачу, тоже захныкал.
  - Всё хорошо, мой родной, всё хорошо,- я поманила его к себе, и он приполз, я взяла его на руки и прижала к себе.
   В это время Тео ворожил над моей ногой, накладывая обезболивающее заклинание. Старушка скуксилась и сидела молча. Она вдруг мне показалась такой жалкой и одинокой.
  - Ничего страшного, Ирина Миртовна, Тео хорошо умеет оказывать первую помощь.
  Ободрённая старушка встрепенулась:
  - Ещё бы, он потомственный маг, - задрав нос к небу, заявила она, разом уничтожив мою скромную попытку наладить отношения.
  Тео чмокнул в коленку, призывая к терпению.
  Я думала, ночью отдохну от вездесущей старушки, но не тут-то было. Только мы легли в постель, Тео собрался мне сделать расслабляющий массаж в знак компенсации за причинённые неудобства (у нас так принято), как дверь без стука распахнулась и на пороге возникла мадам в чепце из позапрошлого века. Тео аккуратно прикрыл меня простынкой. Я закусила угол подушки, чтобы не зарычать.
  - Сынок, я нашла какие-то письма, в них твоя жена признаётся в любви постороннему мужчине.
  Не может быть, чтобы она нашла письма к Илаю, я их спрятала за панелью в холле второго этажа. Я медленно поднялась, закуталась в простыню.
  - Мадам, вы испортили сюрприз, я сочиняла поэму, хотела посвятить её Тео, - я подошла к женщине и вырвала из её цепких ручонок рукописные листочки, которые действительно оказались незаконченным письмом моему шаману. Только единственный мужчина, которому я признавалась в любви в этих письмах - это мой маленький Илай, мой сынок.
  - Это не похоже на поэму, - продолжала настаивать на своём вредная старушка.
  - Это черновые наброски. Хочешь взглянуть? - обратилась я к своему мужу.
  Тот устало спустил ноги с кровати, подошёл к нам, поцеловал меня в лоб.
  - Я верю тебе, Кира. И я знаю, что ты так выражаешь любовь к своему сыну.
  - Ты видел эти записи? - спросила, замерев, я.
  - Видел, малышка, самые первые, больше не стал смотреть, - я покраснела, меня уличили. - Мама, иди отдыхать, давай я тебя провожу. Не о чём не волнуйся, моя Кира очень талантливая, она действительно пишет стихи. Идём, - он приобнял старушку и повёл её из комнаты.
  Вернулся минут через десять. Я сидела на краю постели, всё ещё держа в руках исписанные листочки. Он подошёл, я не смела поднять на него глаза, он сел рядом, обнял, поцеловал в макушку.
  - Моя маленькая Кира, я понимаю, он твой первый мужчина и отец твоего первенца. Я понимаю, но мне всё равно неприятно.
  - Ты простишь меня?
  - Простил, когда увидел содержание. Маленькая, то, что пишешь ему, ты можешь говорить мне, я тоже люблю твоего сына как своего. Я хочу стать для него настоящим отцом и хочу, чтобы ты позволила мне это. Ну как? - он взял меня за подбородок и поднял так, чтобы я посмотрела в его лицо.
  - Я просто боялась, что лишила своего сына отца, а ты ... ну он же тебе неродной... - я снова опустила голову.
  - Моя маленькая глупая девочка, - он пересадил меня к себе на колени. - Запомни, если мужчина любит женщину, значит, он будет любить и её ребёнка. Маленький Илай мог бы быть моим, если бы шаман не влез, - я уткнулась своему мужчине в шею, вдыхая аромат его тела, напряжение постепенно отпускало меня.
  Я рада, что моя глупая выходка закончилась благополучно.
  Глава 18 Новый князь
  Когда Илаю исполнилось три года, я забеременела и родила чудесную девочку. Она уродилась белокурой, как и я, только глаза отцовские. Тео и его мамаша не нарадовались. Мы уже два года как живём в столице. После той командировки Тео пошёл на повышение, ему доверили возглавить отдел военно-стратегических разработок. А во мне проснулись шаманские целительские способности, я стала изучать медицину и открыла свою клинику. Со Степью временно была нарушена связь: Степь погрязла в междуусобицах. Старый князь умер, его наследника отравили в день похорон отца, власть захватил Старший сын. Но долго не продержался, вмешались боевые шаманы из гвардии старого князя, они не хотели видеть во главе Степи убийцу любимца их почившего хозяина. Неожиданно на политической сцене появилось новое лицо - молодой, амбициозный и жестокий, один из младших сыновей князя.
  Он предложил старой гвардии свою кандидатуру, те согласились, мальчишка не внушал опасения, таким легко управлять. Но уже через год гвардия полным составом отправилась на тот свет, очень удачно оказавшись на разломе, когда менялась его граница. И единоличным правителем Степи оказался молодой шаман. Условно лояльные соседи решили, что ему принадлежит слишком много территории, объединились, и проучили выскочку. На целый страшный год не было никаких вестей об амбициозном шамане, решившем так самонадеянно узурпировать власть. Я винила себя, думая, что мои последние слова подтолкнули его к такой судьбе, злилась на Степь, что она не помогла своему любимчику, а он так верил в её благосклонность.
  Мой сын рос и всё сильнее становился похожим на своего отца: те же глаза, та же добрая улыбка, губки такой же формы. Мой Илай, я молю, чтобы ты выжил, где бы ты ни был.
  Мой магазинчик степных товаров вырос в модный магазин, где можно было найти вещи на любой, даже самый придирчивый вкус. У Томны росла дочка, примерно ровесница моего сына, мы продолжали дружить семьями и работать в нашем совместном бизнесе, придумывая всё новые и новые способы привлечения клиентов. Сейчас подумываем о расширении.
  В особняке, где жил Тео до нашей женитьбы, мы полностью сделали ремонт, и теперь он стал похож на выставку последних достижений магии и техники. Тео посмеивался, но не мешал мне обустраивать наше гнёздышко по моему вкусу. У меня страсть к новшествам, здесь ничего не поделаешь.
  ***
  - Кира Станиславовна! - меня окликнула молоденькая помощница нашего директора клиники.
  Я не занималась лично рутинными делами, я совершала идейное руководство, определяла общую политику и перспективу развития. Для рутины подходит определённый тип людей, которые с удовольствием работают по накатанной схеме, но, увы, слепы как кроты, когда дело касается тактики и стратегии. Я же в свою очередь задыхаюсь от нудности ежедневной рутины.
  - Кира Станиславовна, наконец-то я вас нашла!
  - Вообще-то я не пряталась, - пошутила я. Девчонка покраснела и пролепетала "извините". - Шучу я. Чего ты хотела?
  - Там к вам пришли, ищут, очень важные люди, - она сделала большие глаза.
  Кто может быть важнее императора в нашей империи? Но встреча с императором у меня назначена на среду. Из-за генетических мутаций, вызванных неуёмным желанием предков правящей династии получить в своих потомках свехлюдей, император вынужден обращаться в косметологическую клинику. Ему всего 45 лет, но у него ужасные проблемы с кожей лица. Регенерация работает на высшем уровне только на внутренних органах, а вот с внешними покровами - беда. Правитель - публичное лицо, ему нужно выглядеть привлекательно для большинства подданных, иначе могут пойти слухи о проклятии, нависшем над монархом. Кому нужен проклятый император, который может привлечь несчастья на страну? Поэтому его недуг тщательно скрывается. Мои исследования в области медицины позволяют задействовать внутренние резервы тканей и таким образом омолаживать внешние покровы. Всё это задействовано на шаманском видении мира, которое стало мне доступным после моего попадания в Степь и обучения у тамошних шаманов.
   К счастью, мутации не затронули внешность наследника. Этот улыбчивый белокурый мальчуган тоже проходил обследование в нашей клинике. Он чуть старше моего Илая.
  - Ты можешь нормально сказать, кто меня ждёт? - она усиленно замотала головой.
  - Это надо видеть. Идёмте, пожалуйста. Они очень странные и страшные.
  В моём мозгу нарисовалась картина: мифические орки решили исправить овалы лица или что-нибудь в этом роде. Проще один раз увидеть. Я направилась в сторону своего кабинета (у меня в клинике отдельный просторный кабинет, который больше похож на гостиную в дорогом доме, чем на официальное место).
  В приёмной меня ждал перепуганный секретарь, милейший юноша, умеющий произвести хорошее впечатление на клиенток всех возрастов и сословий.
  - Госпожа, там... эти ... - он указал дрожащей рукой в сторону кабинета. - Простите, я не посмел им отказать, - покаянно опустил он голову.
  Меня заинтриговало, кто же привёл в такой трепет мой вышколенный персонал.
  Я решительно вошла в кабинет и остолбенела: на диване вальяжно расположившись сидел степной посланник, с которым я познакомилась четыре года назад на празднике в этническом квартале, где получила задание ехать в Пограничье. Сзади него стояли два степных воина в полном вооружении, хорошо, что не шамана.... Я чуть не бросилась обратно за дверь, но вовремя вспомнила, что там мои служащие, перед которыми надо держать лицо. При моём появлении посланник встал.
  - Моё почтение госпожа Архад, - я вздрогнула от давно подзабытого обращения. - Меня зовут Илир Сорун. Я имею честь представлять Великого князя Степи в столице славной Равниной империи, - он отвесил изящный поклон на имперский лад. - Мой повелитель передаёт вам письмо, - один из воинов вышел вперёд и с поклоном поставил у моих ног небольшой сундучок, с виду тяжёлый, - и небольшой подарок, - на крышке сундучка действительно обнаружилась небольшая записка.
  - Это для вас и вашей дочери, - пояснил посланник адресанта подарка. - Также мой повелитель приготовил дар для своего сына, - другой воин вышел вперёд, держа на вытянутых руках вышитую подушку, на ней красовался степной клинок в дорогих ножнах. - Мой повелитель сожалеет, что не может лично обучать владению клинком своего сына и поэтому рекомендует компетентного учителя, мастера своего дела, - вперёд вышел седой как лунь степняк, поджарый и сухой. От него веяло спокойной уверенной силой.
  - А... - я хотела спросить, где он будет жить, умных мыслей в голове не было. Билась только одна: мой Илай жив!!! Слава Степи. Боже мой, он жив, он помнит о нас, даже приготовил подарки!
  - Учителю уже заплачено, а проживать он будет на территории посольства. Позже мастер сам вам объяснит, как будут проходить тренировки княжеского сына, - посланник склонил голову, давая понять, что он закончил с речью.
  Я судорожно вспоминала, что я должна сказать, следуя этикету, в голову опять ничего не шло.
  - Благодарю, - наконец выдавила я из себя. - Могу я отправить князю ответное письмо?
  - Конечно, мы подождём в приёмной, - он кивнул своим сопровождающим, и они все вместе вышли, оставив подарки.
  Я дрожащей рукой взяла маленький конверт дорогой бумаги, сломала печать с шаманской охранкой, на мгновение мне почудилось присутствие Илая рядом. Развернула, кривым почерком моего шамана там было написано:
  "Моя маленькая Кира, не спеши в Степь. Сейчас здесь не безопасно. Я узнал, что ты родила дочку, и она похожа на тебя, такая же беленькая. Я поздравляю тебя. Об одном жалею, что она не от меня. Я получил некоторые из твоих писем и очень благодарен тебе за них. Наш сын вошёл в пору обучения. Я отправляю проверенного учителя, он учил ещё моих братьев. Не пугайся, когда увидишь, что за тобой приглядывают. Я боюсь за тебя: ты всё ещё моя жена, на тебе мои знаки, любой видящий сможет их заметить. Будь осторожна, береги себя и детей. Когда здесь станет спокойнее, я заберу вас домой. Илай".
  P.S. Чтобы связаться со мной или, если тебе что-нибудь будет нужно, обращайся к посланнику. Он проверенный человек.
  P.P.S. Я выполнил твоё условие: теперь мне никто не приказывает.
  Я задумалась. Выходит, Илай не терял из виду мою жизнь. Он стал князем, но по тону письма сложно понять, насколько он изменился. Одно меня радует безусловно - это то, что он выжил. Немного настораживает его обещание забрать меня. Хочу ли я этого? Сложный вопрос, но, думаю, мне придётся изрядно постараться, чтобы избежать возвращения в Степь, если вдруг он будет настаивать, а я захочу остаться. Что написать ему? Как я рада, что он жив? Вдруг он подумает, что это зелёный свет? Кто-то когда-то сказал, что искренность лучший способ решения сердечных проблем. Я взяла бумагу, самопишущее перо и начала ответ великому князю, когда-то бывшему моим любимым мужчиной и который до сих пор живёт в моём сердце. Но тому ли я пишу мужчине? Кого я знала? Мальчишку, а сейчас он взрослый мужчина, князь, ответственный за множество людей.
  Я вздохнула.
  "Мой Илай, я очень рада, что ты жив и здоров. Я переживала за тебя. Наш маленький Илай очень похож на тебя: у него такие же губы и глаза, он также улыбается. Спасибо за подарок для него. У нас всё хорошо, мы не нуждаемся. Тоже поздравляю тебя с рождением твоих детей, наверняка, их у тебя уже несколько". Не удержалась я от подколки. "Береги себя, хорошо кушай и практикуй шаманство. Тогда я буду за тебя спокойна.
  С глубоким уважением к великому князю и с воспоминанием о моём шамане, Кира".
  Я открыла сундучок и обомлела: он был полон изысканных драгоценных украшений. Он всё ещё помнит, что я люблю драгоценности. Сверху обнаружилась записка: "Моя сладкая Кира, я тебе задолжал много подарков за то время, пока не виделись. Вот, восполняю упущенное". Я покраснела, вспомнив, как он мне говорил, что мне угодить легко, потому что я люблю деньги. Этим подарком он ясно дал понять, что его статус изменился, и возможностей для исполнения амбиций стало больше. Я потрогала горящие щёки. Всё-таки он слишком хорошо меня знает. У меня уже прокрадывались такие мыслишки.
  В дверь постучали. Я быстро закрыла сундучок, засунула письмо в конверт, сказала: "Войдите".
  Это был посланник.
  - Извините, что отвлекаю, госпожа, но я просто исполняю инструкции своего повелителя. Он сказал: "Если госпожа задержится с ответом дольше, чем на пятнадцать минут, предайте ей следующее". Цитирую: "Моя госпожа твоё место Старшей жены и матери моего наследника до сих пор принадлежит тебе. Я все ещё раздумываю, кого сделать своей княгиней". Конец цитаты, - посланник откашлялся, а я стояла с пылающими щёками. Мой князь определённо знает мои слабые места.
  - Вы приготовили ответ?
  - Да,- я протянула ему запечатанный конверт, он с почтением принял. Забавно было наблюдать его изменившееся отношение ко мне в связи с изменением моего статуса.
  Мы познакомились, когда я была просто студенткой магической академии.
  - Не хотите что-нибудь на словах передать? - какой настырный!
  - Передайте, что я подумаю над предложением.
  Посланник кивнул и откланялся, а я села за своё кресло - думать.
  Тео я рассказала о подарке, который прислал князь сыну. Он нахмурился, потом кивнул.
  - Это его право заботиться о своём ребёнке. Больше он ничего не передавал?
  - Он сказал, что в Степи сейчас опасно, и чтобы я сидела тихо, поскольку являюсь матерью его сына.
  - Надо же, какой упёртый мальчишка, до князя допрыгнул! А я уже грешным делом стал подумывать, что он пропал без вести.
  Я удивлённо на него посмотрела.
  - Пойми правильно, Кира, война в Степи нам выгодна, пока они заняты грызнёй между собой, наши подданные могут спать спокойно. А этот шаман очень непростой человек. Тебе ли не знать? Он сумел дважды взойти на степной трон и остался жив. Не удивлюсь, если он усиленно тебя приглашает к себе, - он испытывающе посмотрел на меня, я сделала безразличное лицо. - Значит, приглашает, - сделал вывод из увиденного мой супруг. - Имей в виду, Кира, ты ему нужна как источник информации. Вероятнее всего, он знает о твоём знакомстве с императорской семьёй. К тому же хочет перестраховаться - его сын на территории империи. Пока об этом мало кому известно, - тут я струхнула не на шутку за своего ребёнка. Предложение князя забрать нас к себе стали выглядеть в другом свете. - Никто не ассоциирует мальчишку-шамана и нынешнего князя.
  - Тео, как ты думаешь, нашему сыну грозит опасность? - задала я главный вопрос.
  - Нет, пока князь сидит тихо, и о нём не стали усердно собирать информацию.
  - Что мне делать? - я посмотрела на мужа глазами, полными материнского страха за своего ребёнка.
  - Как это ни противно говорить, но прими его предложение о телохранителе для сына. Знавал я подобных воинов, их называют убийцами магов.
  - Он сказал, что это учитель фехтования, - наивно возразила я, чем вызвала снисходительную улыбку мужа.
  - Малышка, будет он простого учителя фехтования для четырёхлетнего сына гнать через всю Степь и пол империи? Но тебе нечего бояться, я присмотрю за тобой, - он подошёл ко мне и обнял за плечи. - Ты доверяешь мне? - спросил он глядя мне прямо в глаза.
  - Д-да, - я прильнула к нему всем телом, ища в ощущении его твёрдой надёжной груди чувство защищённости.
  Мне хотелось ему верить, мне хотелось, чтобы мы жили тихо и мирно как прежде, и не было никакой угрозы моему малышу.
  Глава 19 Наследие древнего ордена
  Я засиделась с бумагами в своём домашнем кабинете допоздна. Моя двухлетняя Снежа играла в куклы на диване, да так там и уснула. Илай не спал, он усердно писал. Недавно научился, и его это так поразило, что он стал списывать всё подряд. Сейчас он занят переписыванием трактата по зельеварению. Он играет в Тео, изображает взрослого мужчину, занятого предельно важными делами, хмурит лоб, делая вид, что занят обдумыванием эпохальной проблемы. Я улыбаюсь, но не мешаю ему. Иногда, когда я вынуждена оторвать его от его важных дел, он говорит, подражая Тео:
  - Дорогая мама, я сейчас ужасно занят, но для любимой женщины всегда найду время, - бросает дела и бежит ко мне, чтобы поцеловать в руку или в щёку, если я сижу.
  Прошло чуть больше полугода с того дня, как князь Илай прислал письмо и подарки. Больше от него вестей не было. Маленький Илай был очарован воином, доставшимся ему в наставники, и с удовольствием играл в степняка, размахивая деревянным мечом. Я побывала на нескольких занятиях от и до. Мастер оказался действительно профессионалом: он был в меру строг, в меру поощрял и наказывал. Степняки называли моего сына "ардахом", что просто означает "сын господина", иногда на имперский переводят как "сын князя".
  Маленький Илай был счастлив пообщаться с таким большим количеством взрослых дядей, которые относились к нему с подчёркнутой почтительностью. Занятия проводились в школе боевых искусств, созданной при вновь восстановленном представительстве Степи в столице. Теодор тоже приходил на занятия, одобрительно похмыкал, глядя на технику степных фехтовальщиков, навёл справки обо всех, кто, так или иначе, взаимодействовал с нашим сыном. Не нашёл ничего предосудительного.
  Кстати, в школу допускались обучаться все желающие. Я думаю, это было сделано с целью прикрытия. Некоторые мои коллеги, узнав, куда ходит на занятия мой ребёнок, записали своих туда же. После таких занятий дети становились заметно более уравновешенными и практически не имели проблем в поведении.
  Посланник предложил обучать сына степному языку, намекнув, что такова воля князя. Я колебалась, поговорила с Тео, он сказал, что отцу с сыном рано или поздно придётся встретиться. Пока маленький Илай своим отцом считал мага. Мы решили не говорить ему. К чему маленькому ребёнку лишняя информация?
  - Вы чего не спите? - удивился пришедший поздно Тео. Их ведомство уже какой день готовилось к визиту монаршей особы.
  Потрепал по чёрной шевелюре Илая.
  - Папа, смотри, сколько я написал! - гордо сказал сын, демонстрируя исписанный крупным детским почерком листок.
  - Молодец! Я вижу ты стараешься, будешь учёным,- малыш довольно зарделся.
  - Как ты?
  - Как я.
  Поцеловал в лоб спящую Снежу.
  - Уже поздно, идёмте спать, - подхватил малышку на руки и пошёл в детскую. - Милая, и тебе пора баиньки, - сказал он через плечо.
  Я быстро закрыла отчёт и в два шага оказалась за его спиной, прижалась к нему, поцеловала между лопаток.
  - Мы без тебя не хотели ложиться.
  Илай прижался сбоку к отцу.
  - Да, не хотели, - сказал он, позёвывая.
  Тео ухмыльнулся.
  - Эх, вы... - я прижалась к мужу с другого боку, поцеловала спящую малышку, руку мужа, держащую её, и чмокнула Тео в губы. - Мы, таким макаром, здесь останемся ночевать, прямо на ковре, с улыбкой сказал он, - Илай засмеялся.
  - И будем все вместе спать, как в детстве. Вот здорово будет!
   Мы всё-таки пошли наверх, в спальни. Расцеловала своего сына на ночь, пожелала, чтобы приснились добрые сны, он уже сонный, пожелал мне того же и пообещал, что будет защищать маленькую Снежку, пока она спит (они маленькие, поэтому делят одну комнату на двоих). Отец поцеловал его в лоб, сказал, что ему не от кого защищать Снежку пока отец дома. Я поправила одеяльце на дочке, она так и не проснулась. Потом мы ушли к себе.
  - Жена, я так устал. Может, сделаешь мне массаж? - сделал просительную умильную мордашку этот высокий и крепкий мужчина. Знает, как меня просить, если попытался принудить, пришлось ему бы ночевать в коридоре на коврике, а так я не могу ему отказать.
  - Иди сюда, мой дорогой, - говорю.
  Он любит мой массаж, я направляю точечные энергетические импульсы в мышцы и ткани, позволяя уставшему за день телу расслабиться и отдохнуть. Умники из академии говорят, что я так точно могу попасть, куда следует, благодаря своим шаманским способностям. Я интуитивно чувствую, куда и с какой силой нужно направить силу для достижения нужного эффекта. У меня получился какой-то гибрид классической магии и степного шаманства. Я, не задумываясь, смешиваю свои способности в произвольной пропорции.
  Когда я закончила массаж, Тео обнял меня, прижал к себе, убрал свалившиеся на глаза прядки волос.
  - Милая моя Кира, завтра ты с детьми уезжаешь к своей матери на север.
  Я опешила.
  - О чём ты? А ты где будешь?
  - Милая, мне шепнули по секрету, что к нашей семье появился повышенный интерес со стороны барона Васкеса. Ты ведь знаешь, чем он занимается?
  Я кивнула. Он возглавлял самую одиозную часть службы безопасности империи - контрразведку. Про него ходили страшные слухи. Я с ним была лично знакома - его жена была клиенткой моей клиники, очень милая смешливая девушка, мы даже подружились, и она пригласила нас с мужем на семейный обед. Барон в обычной жизни не производил впечатление палача, был мил и обходителен. Значительно старше своей молодой жены, он держал себя в великолепной физической форме, что я его заподозрила в практиковании тайных шаманских техник, призванных обеспечить долголетие. Сама я знала на эту тему кое-что, поэтому видела, когда кто-то ими пользуется.
  - Это на время, Кира. Я останусь здесь, не могу бросить проект.
  Я по-настоящему расстроилась. Вот и случилось то, чего я опасалась - мной заинтересовались, как потенциальным шпионом, что логично, учитывая мои связи по эту и по ту сторону границы.
  - Ты думаешь, это поможет, то, что я уеду на родину? При желании барон меня и там достанет.
  - Милая туда ещё добраться надо. У тебя будет маленькая, но фора. И ещё, любимая, если вдруг со мной что-то случится, не играй в героиню, а со всех ног мчись к своему князю. Он, по крайней мере, никому не даст над тобой издеваться.
  - Почему, ты заговорил об этом? - я непроизвольно сжала его руку. - Тебе угрожает опасность?
  - Нет, милая, это перестраховка, на всякий случай.
  - Тео, ты во что-то вляпался? - до меня доходили слухи, что он заинтересовался наследием старого магического ордена, который прекратил своё существование лет четыреста назад, ещё до воцарения нынешней династии.
  Говорят, предки наших аристократов сумели захватить и расшифровать тайны пресёкшегося магического клана, а оставшихся в живых орденцев убили, чтобы единолично владеть секретами, по слухам, бессмертия. Современный магический орден, мягко говоря, не поощрял, интереса моего мужа к наследию почившего клана. Ему запретили даже смотреть в сторону бывшей цитадели древнего ордена. Она находилась в горах западного побережья, которые граничили с Великой Степью. К ним вплотную подходил великий разлом. Та часть Степи была наименее обжита и цивилизованна. Там встречались странные твари, непохожие на обычных животных. Маги-исследователи считали, что на них повлияли ядовитые испарения, исходящие из разлома, спровоцировавшие мутации обычных животных. Но среди жителей Пограничья ходили байки, что некогда в горах жили сильномогучие колдуны, и они создали себе слуг, вообразив себя богами. Боги покарали их за гордыню и стёрли возгордившихся колдунишек с лица земли, а их слуги, оставшиеся без хозяев, разбежались по Степи.
  По обмолвкам Илая и старого шамана, я знала, что Великая Степь не любит ту территорию, и не советует своим детям там находиться, иначе она не гарантирует безопасность. У меня сложилось впечатление, что её власть в том месте сильно ограничена. На границе пригодных и непригодных для проживания земель, кочуют совсем дикие степняки. Они вынуждены постоянно перемещаться небольшими группами, дабы не привлекать внимания истинных повелителей Степи - мутировавших тварей. Вот там принят культ человеческого жертвоприношения. Чужаков не любят, относятся с подозрением, и в девяноста из ста случаев попытаются скормить тварям, которым поклоняются как божествам.
  Империя держит несколько гарнизонов в той части Пограничья, основная задача которых уничтожать отслеживать и уничтожать близко подошедших к границе тварей, а также вести наблюдения за разломом и его активностью. Это страшное и печальное место. Близость разлома давит на психику, поэтому там служат провинившиеся и маги-исследователи вахтовым способом. Практикантов-боевиков направляют туда же. У них считается высшим признаком крутизны пройти практику там. Местное население немногочисленное, его деятельность в основном связана с жизнеобеспечением военных гарнизонов.
  - Я не вляпался, любимая, я изучаю наследие своих предков. Ты знала, что мой дед переехал с предгорий? Кстати, наверняка кто-то из твоих предков оттуда, иначе как объяснить, что в тебе сочетаются две взаимоисключающие силы?
  - Ты намекаешь, что мы потомки тех чокнутых магов, которые якобы достигли бессмертия, а потом разом пропали? - скептически спросила я его.
  - Милая, зря ты так. Оба наших ребёнка носители этого феномена - сочетание двух сил. Я вчера внимательно осмотрел Снежу. Как думаешь, ими не заинтересуются, когда придёт время их обучения? Ты открыла эту силу в себе, когда уже заканчивала академию, а потом на год пропала в Степи. Тебе просто повезло, что никто всерьёз не заинтересовался твоими способностями. Долго ли будет длиться это везение? Наши аристократические роды вымирают, они дёргаются, как удавленники на верёвке, пытаясь как-то замедлить своё угасание. Они схватятся за любую соломинку, на которую будет хоть малейший намёк, что она способна их спасти. Им нечего терять, они почти мертвецы. И в своём желании жить они не ценят другие жизни.
  Мне стало страшно. Жила-жила себе спокойно и тут раз - моей скромной персоной заинтересовались столь влиятельные лица, да ещё недружелюбно настроенные.
  - Дело в том, малышка, что мы уже засветились. Эта твоя возня с императором, да продлят небеса его годы, мой резко возросший и продолжающий расти потенциал после женитьбы на тебе, твои удивительные способности. Я просто должен разобраться, что происходит, что от нас хотят скрыть. Сидеть тихо уже не выход. Мы должны использовать свои преимущества, дарованные нам природой, - он помолчал. - Испугалась?
  - Если честно, мне страшно, - я положила подбородок ему на грудь. - Но я что-то подобное подозревала уже после выпускных экзаменов, когда мы вернулись с побережья, помнишь? Все так удивлялись моей возросшей способности манипулировать потоками, но тогда всё списали на влияние Степи и шаманов.
  - Просто тогда не присутствовало заинтересованных лиц, слухи до них дошли позже. И нам позволили немного порезвиться на свободе, наблюдая нас, так сказать, в естественных условиях, - он чуть не сплюнул. - Поэтому, малышка, пока я тут разбираюсь, езжай на север. Там магический фон слабый, у тебя с твоей гибридной силой будет преимущество. И не глупи, в случае чего беги к своему шаману. Ты ему всё ещё нужна, причём пришедшая по доброй воле, иначе бы не слал дорогих подарков, а попросту похитил тебя.
  - Откуда ты знаешь про подарки? - воскликнула поражённая я.
  - Маленькая, во-первых ты не умеешь врать в лицо, особенно мне, - я покраснела. - Когда ты сказала, что шаман передал подарок для сына, я подумал, что на месте князя попытался бы тебя задобрить и привлечь новым статусом, но ты умолчала о них, чтобы не попадать в двусмысленную ситуацию. Я не стал настаивать, просто навёл справки.
  Я покаянно уткнулась лбом в его плечо.
  - Будет тебе, милая, - он погладил меня по голове. - Я знаю, ты хочешь быть хорошей женой, за всё время нашего брака ты мне ни разу не изменила. Я вырос в другой среде, для меня это невероятный подвиг.
  - Ты мне тоже не изменял, - пробубнила я, шаманские способности обеспечивали мне уверенность в этом вопросе. Я просто ВИДЕЛА это и всё. Не знаю, какие способы использовал Тео...
  Тео хохотнул.
  - Я не хотел давать тебе повода сбежать к своему шаману.
  - Что?! - я соскочила. - С чего ты взял, что я бы сбежала? - я нахмурилась и скрестила руки на груди.
  - Просто знаю да и всё. Не забывай, я видел вас обоих, когда у вас всё начиналось. Мне просто повезло, что мальчишка сглупил, ты обиделась на него и убежала искать защиты у того, кому привыкла доверять, - он притянул меня обратно. - Иначе не видать бы мне тебя как собственных ушей, моя маленькая однолюбка, - он поцеловал меня ошарашенную его трактовкой событий в лоб. - Давай спать, любимая, завтра рано вставать.
  Глава 20 Здравствуй, северный край!
  - Вставай, Кира, - позвал меня драгоценный супруг, было ещё темно.
  У меня сложилось впечатление, что только закрыла глаза и уже вставать.
  - Не хочу, - пробормотала я, уткнувшись носом в подушку.
  - Давай, вставай, - поцеловал меня в щёку, от него пахло лосьоном после бритья, значит, он встал ещё раньше и успел побриться.
  У меня всегда так, чем серьёзнее мероприятие, тем я пытаюсь дольше потянуть время.
  - Люби меня, дорогой, чтобы я проснулась, - пробубнила я в подушку. Может, так смогу взбодриться.
  Тео рассмеялся.
  - Ах, какая хитренькая, хочешь, чтобы я всё за тебя сделал?- он сел на кровать рядом со мной, провёл рукой по спине, расправляя задравшуюся во сне сорочку. - Вставай, любимая, у нас мало времени, - он поцеловал в висок и встал.
  - Тео! Имей совесть, мы с тобой не увидимся неизвестно сколько! - я перевернулась на спину. - Или я приму монашеский обет, и ты будешь всю жизнь страдать в одиночестве! - пригрозила я, нахмурившись, чем здорово рассмешила мужа.
  - Иди сюда, моя сладкая, - он сграбастал меня в охапку, - а то тебе достанет ума исполнить свою угрозу, - всё ещё посмеиваясь, поцеловал.
  Мои маленькие тоже не хотели никуда ехать, мы собирались со слезами и воплями. Тео сбежал на службу, время вышло, сказал, что приедет проводить нас. Мы отправлялись на мою родину тем же способом, что и я первый раз приехала в столицу - на перекладных. Стационарные телепорты были дорогим удовольствием и использовались в основном богатыми людьми, чиновниками, следующими по государственным надобностям и магами. Простой люд продолжал использовать для передвижения гужевой транспорт, правда, на дальние расстояния использовали специально выведенную породу лошадей, обладающих особой выносливостью. Я давно уже не путешествовала на лошадях, всё телепорты, да телепорты, тем более я могла их создавать сама. Но в данной ситуации нам не к чему было привлекать ненужное внимание к цели нашей поездки, авторские телепорты легко отследить, а на стационарных при покупке билета указывается имя и конечная цель перемещения. Вспомню юность.
  Мы собрали минимум вещей, я взяла деньги и драгоценности, оставшиеся спрятала в пространственный карман, теперь я могла достать их из любой точки мира, где есть стабильные магические потоки, но для этого мне было бы нужно провести трудоёмкий ритуал. Поэтому они не стали такими популярными, как могли бы.
  Тео пришёл тик в тик, ровно в час дня, вызвал извозчика и отвёз нас на вокзал. Дети проснулись, и, несмотря на хмурое мартовское небо и накрапывающий дождик развеселились, стали с интересом смотреть по сторонам, разглядывая проплывающий мимо городской пейзаж. Им нечасто удавалось побывать далеко от дома. В школу при степном представительстве сына я отправляла телепортом. Семья магов и не такое может себе позволить.
  - Кира, ты взяла тёплые вещи? - спросил Тео, когда мы уже подъехали к вокзалу.
  -Да, - ответила я с улыбкой, - я и тебя хочу прихватить. Может, оглушить тебя и запаковать в багаж?
  - Кира, - с осуждением в голосе, но смешинкой в глазах, протянул Тео.
  Мы волновались, поэтому вели себя подчёркнуто легкомысленно.
  - Пап, а ты разве не с нами? - удивился маленький Илай.
  - Я позже приеду, а ты пока присматривай за мамой и сестрёнкой. Хорошо?
  - Конечно, - он серьёзно кивнул. - У меня теперь есть меч, - показал на свой деревянный, с которым не расставался ни на минуту. Это была ещё одна его страсть, как и письмо.
  Отец потрепал сына по шапке.
  - Я надеюсь на тебя, - он поднял его и поцеловал в обе щёки.
  Подошла очередь прощаться с маленькой Снежкой. Она всегда была папиной любимицей. Но сейчас в силу своего возраста не понимала, что мы расстаёмся надолго, поэтому она обняла отца за шею и пролепетала: "Пока, папа", - как всегда говорит, когда мы прощаемся с ним перед его уходом на службу.
  - Я люблю тебя, моя девочка, - он нежно поцеловал дочку в пухленькую щёчку. - Слушайся маму и брата.
  Он пересадил её на локоть одной руки, а другой привлёк меня к себе.
  - Знай, Кира, что я любил тебя больше всех на свете, тебя и твоих детей, - я посмотрела на него удивлённо, чего он вздумал прощаться, как будто мы расстаёмся навсегда.
  - Я тебя тоже люблю, Тео. Я буду ждать, когда ты за нами приедешь.
  - Обещай, что сделаешь то, о чём мы говорили вечером? - он требовательно посмотрел в мои глаза.
  Я мялась.
  -Тео, я не хочу с тобой расставаться.
  - Я не об этом, ты знаешь. Ну, так как?
  - Я отправлюсь к князю, если с тобой что-то случится.
  -Незамедлительно, Кира, незамедлительно, и будешь тихо сидеть в Степи, пока интерес к тебе не уляжется. Поняла? - он никогда не разговаривал со мной так жёстко, видимо ситуация намного серьёзнее, чем я думала по началу.
  - Поняла, - я кивнула.
  Тео посадил нас в дилижанс, предварительно улучшив в нём теплоизоляцию. На одно путешествие хватит его заклинаний. Мы расселись по своим местам. Другие пассажиры с любопытством нас разглядывали. Ещё бы, хорошо одетая дама с детьми отправляется в дорогу на каком-то общественном транспорте. Но на тот момент я не обращала на это внимание. Повозка тронулась, Тео остался стоять снаружи, дети махали ему руками, он им улыбался. Я отвернулась, чтобы не расплакаться, а то дети расстроятся.
  Мы прибыли в небольшой северный городок спустя четыре дня. Ночевать останавливались в гостиничных номерах. Мои малыши устали к концу путешествия, я уже хотела плюнуть на конспирацию и открыть телепорт до родной деревни, благо координаты в своё время вычислила. Модные столичные костюмы сменились практичной, но неяркой одеждой северян, отороченной мехом не ради красоты, а ради тепла.
   Здесь зима была ещё в своих правах, всюду лежали глубокие сугробы по пояс взрослому человеку. Но весна уже давала о себе знать: на дорогах лежал сырой снег, неприятно разъезжающийся под ногами, с крыш свисали гигантские сосульки, днём звенели весёлые капели. Илай никогда не видевший столько снега, восхищённо трогал его руками и пробовал на вкус. Сестрёнка от него не отставала, стоило мне только отвернуться. В целях сохранения в тайне нашего отъезда я не сообщала родственникам о своём приезде, теперь вот ломала голову, как попасть в отдалённый от основных трактов небольшой посёлок. Потом вспомнила, что деревенские мужики приезжая в город продавать рыбу и пушнину, всегда останавливались в одном кабачке, который держал кум деревенского старосты. Я тоже там бывала вместе с отцом и братьями и даже немного работала, помогая хозяину вести рассчёты.
  Заплатив кучеру дилижанса, я попросила довести меня до того кабачка, если повезёт, уже вечером увижусь с мамой, даже если никого из знакомых деревенских не будет, я не расстроюсь. Отец всегда неплохо ладил с хозяином кабачка, так что он меня не выгонит за порог, оставит ночевать у себя. Всё равно в этом городишке нет гостиницы.
  ***
  Возле кабачка, где в основном останавливались деревенские жители, чтобы отметить удачную или неудачную куплю-продажу, остановился дилижанс из тех, что ездят между городами, Вадим не помнил, чтобы такое случалось, да и вокзал был на другом конце города с южной стороны, а здесь северная окраина. Кучер спрыгнул со своего места, открыл дверцу и помог спуститься красивой даме, одетой в щегольскую шубку и узкую короткую юбку длиной всего лишь до колена. Срам-то какой. Но ножки у заезжей красавицы ничего да и попа тоже, узкая юбка лишь подчёркивала стройность фигурки, ничего не скрывая.
  - Э, Вадик, на кого ты там пялишься? - к молодому мужику подошёл бородатый верзила, который третий день отмечал удачную продажу шкурок редкой голубой лисицы и домой, к родной жене не торопился.
  - Да вон смотри, какая краля в наши края залетела, - первый мужик с аккуратной русой бородкой кивнул в сторону крыльца, видимого из окна, возле которого сидели приятели.
  Дама тем временем взяла на руки девочку лет двух в милом детском пальтишке и в шапке как раз из меха голубой лисицы, другой достала из сумочки деньги и отдала кучеру. Её багаж уже стоял на крыльце славного заведения, к которому стали подтягиваться любопытные всех мастей.
  "Как пить дать обокрадут заезжую дамочку", - с усмешкой подумал Вадим, потягивая пиво из большой кружки, бросил взгляд на приятеля, тот отчаянно тёр глаза.
  - Что случилось-то?- поинтересовался первый мужик.
  - Допился, блин, домой пора. Прикинь, мне сейчас сестра померещилась.
  - Это та, которая в столицу умотала вслед за магом?
  - Не за магом, а учиться, - терпеливо, как будто делал это на протяжении многих лет, отчего уже смирился с людской глупостью, поправил приятеля верзила.
  - Ты хочешь сказать, что эта дамочка похожа на твою сестру Кирку? - уточнил Вадим, вставая из-за стола, если это правда та, о ком он думает, то ...
   Не успел он додумать, как что-то громыхнуло у крыльца, вороватый Михей взвыл дурным голосом, дамочка ловко пнула незадачливого вора, и то свалился в снег, прижимая к себе пострадавшую руку.
  ---
  "Вот тебе и прибыла тихо", - с досадой подумала я, отряхивая ботинок от налипшего снега, случайно оступилась в снежную кашу, пока спешила к чемоданам, подвергшимся несанкционированной инспекции со стороны любопытных местных жителей.
  Надо было переделать защиту на чемоданах, но кто же знал, что почти в родном городе меня попытаются первым делом обворовать? Неудачный грабитель валялся в снегу, подвывая, а к месту действия стали подтягиваться зрители, которые были далеко недружелюбно настроены. Не любят северяне чужаков. Суровый край требует, чтобы люди держались друг за дружку, объединяясь в роды и помогая родичам, а чужаки, кто их мать-отец, покажи. А значит неизвестно, добрые они люди или худые и что от них ожидать.
  Сынок с любопытством рассматривал никогда не виденных в таких количествах бородатых мужиков.
  - Мама, смотри, они как в театре, да?
  - Да, родной. Возьми-ка сестру за руку и не отпускай ни за что. Понял?
  - Мы будем драться? - оживлённо посверкивая чёрными степняцкими глазками, спросил сын.
  Для него драться означает учебный поединок. Он не боится большую толпу взрослых дядек, в школе его постоянно окружали воины, очень лояльно к нему настроенные, поэтому предстоящую стычку он воспринимал как забаву.
  - Ага, ты охраняешь принцессу, славный воин Илай, если что делай, как я тебя учила.
  Я научила его простейшим шаманским техникам, призванных шокировать противника, вызывать страх и панику.
  - Есть, мэм, - отрапортовал мальчишка, вставая в боевую стойку, не забыв при этом схватить сестрёнку за воротник пальтишка.
  Вадим подорвался с места и мигом оказался на крыльце, опередив многих желающих лицезреть бесплатное представление из первых рядов. Находившиеся снаружи у лошадей мужики стали брать неразумную магичку в кольцо. Все знают, что маги в их местности не имеют большой силы, а колдунов здесь отродясь не любили. Но если это Кира, она должна знать об этом, почему она готовится к отражению атаки?
  Вадим не понимал свою бывшую одноклассницу и любовь всей его юности. Сейчас, не отвлекаясь на её столичный вызывающий наряд, он узнал её. Те же длинные белокурые волосы, ниспадающие из-под меховой шапки красивым каскадом на спину, те же огромные голубые глаза, заполненные отражением внутреннего колдовского огня, розовые губки, сейчас искривлённые в предвкушающей усмешке. Она никогда не уважала мужчин и не признавала их превосходства в физической силе. Вот и сейчас понадеялась на свои колдовские способности, забыв об особенностях своей родины. Только Кира стала красивее во сто крат. Раньше она была миловидной девчонкой, не особо выделяющейся среди таких же подружек, сейчас же она превратилась в Женщину, За Которую Не Жалко Жизнь Отдать, о которых слагали легенды в древности. Вадим всегда питал слабость к преданиям старины, и ничего не мог с этим поделать. Его тайная любовь подалась в столицу за магом-вербовщиком, искавших детей с талантом, пришлось забыть о мечтах юности. Вадим женился, родил детей, живёт обычной жизнью северянина, то есть охотится, ловит рыбу, заготавливает лес, почти забыл о своих детских глупостях и тут появляется она.
  - Чу, мужики, вы, что дочку Станислава Ясного не узнали? - усмешкой громко обратился он к мужикам, вальяжно оперевшись на резной столбик крыльца.
  Все обернулись на него, в том числе и мечта его юности.
  - А ты не брешешь? - кто-то спросил из толпы.
  - Спроси у её брата. Антоха, выходи, тут твоя мелкая сеструха, и её бить хотят,- крикнул он внутрь кабачка.
  - Кто мою Кирку забижать собирается?! - взревел раненым медведем бородатый верзила.
  Мужики прыснули с его пути, не желая связываться с буйным лучшим кулачным бойцом округи.
  - Антон! - взвизгнула магинька и повисла на шее ошарашенного верзилы.
  - Кирка, всё-таки ты не померещилась, - он не уверенно потрогал её лицо, как бы проверяя реально ли оно. - Точно ты, на маманьку похожа, - и как заорёт, - Мужики, гуляем, сестра из столицы приехала!
  Толпа воодушевлённо загудела, в магине признали свою, подхватили её чемоданы, забыв, чем это чревато и поволокли внутрь. Вадим ждал, когда что-нибудь ещё взорвётся, но обошлось, то ли магинька отключила, то ли заклятия сами выдохлись без подпитки из внешней среды. Дядька подхватил смуглого племянника на руки, тот с восхищением трогал его роскошную бороду, длиной с раскрытую ладонь, девочку мать взяла на руки сама.
  Когда гомонящая толпа проходила мимо Вадима, ясноглазая магинька подмигнула ему и сказала:
  - Привет, Вадик.
  Узнала.
  Братец придумал отмечать мой приезд, об отправлении домой в ближайшее время и речи не могло быть. Илай без ума от своего шумного и огромного дяди. Тот настоящий былинный богатырь - косая сажень в плечах, рост под два метра, бородища ... я такую даже у отца не видела. У меня четверо братьев и две младшие сестры. У северян принято иметь большие семьи. Антон - четвёртый брат, и мой двойняшка, из-за чего в детстве мы были с ним не разлей вода. Хорошо, что я его встретила. Оказывается, мама сейчас гостит у самой младшей дочери, которая в том году вышла замуж, а этой весной родила. Вот мама и помогает ей с тройней. А дома у родителей хозяйничает Старшая невестка. Мы и раньше с ней не очень ладили... Отец ушёл на промысел рыбы со своей артелью, значит, его не будет ещё месяца два.
  - Вот что, Кирка, - подвыпивший и счастливый братец подсел ко мне, я печально сидела за столом в кабачке и поглощала свой поздний завтрак.
  Илай очаровал местных мужиков своей любознательностью и искренним восхищением их богатырской силушкой, так что они сидели с ним и травили северные байки. Я вполуха слушала, чтобы они не скатились до пошлятины, не пригодной для детских ушей. Пока всё было прилично, шли охотничьи истории.
  - Айда ко мне на постой. У старшего делать нечего, вы с его бабой насмерть друг друга поубиваете в первый же день. А моя тихая, гостей любит, с радостью тебя примет.
  - Кирка, а Кирка, ты иди к Вадиму, он сейчас вдовый, - подсказывает смешной рыжий мужичок с соседнего стола, в котором я с трудом узнала своего соседа Петьку Чижика, на год меня младше.
  Мужики ржут, братец тоже ухмыляется. Никто мне не поверил, что мой муж приедет следом, думают, я сбежала от него. Потому что какой нормальный мужик бабу да ещё с дитями одну отпустит в такую даль?
  Вадим улыбается в кружку. Вот кого-кого, а его я узнала сразу, по глазам, синим как лесные озёра. Кажется, он был в меня влюблён в школе, но потом кто-то посмеялся над ним, и он при всех назвал меня страшненькой. Я ужасно обиделась на него и больше не разговаривала с ним.
  - У тебя двое и у него двое,- продолжил сватать Петька.
  - Хватит, - с ленцой сказал Вадим. - Кира, не пойми превратно, у меня действительно есть дом, который могу тебе сдать. Материн дом, помнишь тот, что у реки?
  Я кивнула. Вопросительно посмотрела на брата, ожидая его вердикта, ему лучше знать в каком состоянии предлагаемое жилище. Тот всё правильно понял.
  - Дом добрый, дров тебе мы привезём, чем надо снабдим. Только ты всё равно у меня будешь жить. Что люди скажут? Столь родни, а тебя в пустой дом?
  - Не переживай, Антоша, я ведь не одна, у меня есть двое, - я кивнула в сторону уминающей черничный пирог Снежке и весело болтающего с мужиками Илая.
  - Хорошие у тебя дети, сестра, - похвалил меня брат, посматривая на племянников. - Только чего Старший такой смуглый?
  - В отца пошёл, а дочь в меня, - и не соврала. -Так я принимаю предложение Вадика?
  Брат ещё поломался немного, потом, видимо вспомнив, на сколько дней он задержался в городе, и какая встреча его ждёт дома, согласился.
  Глава 21 Моя первая любовь
  На следующий день мы небольшим караваном возвращающихся с ярмарки селян поехали в мой родной посёлок. К вечеру доедем, если всё будет хорошо. Сани легко скользили по наезженной колее. За пределами города, снег и не думал таять, сохраняя свою первозданную белизну и силу. С обеих сторон дорогу обступали исполинские сосны вперемежку с пушистыми елями. Оказывается, я отвыкла от северного леса. Одна мысль прогуляться по сумрачному ельнику стала вызывать во мне содрогание.
  На одной из остановок я подошла к Вадиму, объяснить ему ситуацию. Мужики одобрительно погоготали. Я не особо обращала внимания.
  - Вадим, я не хочу, чтобы ты неправильно понял ситуацию. Я действительно приехала погостить, и я действительно замужем. Мой муж жив-здоров и на самом деле приедет вслед со мной.
  Мужик пожал плечами.
  - Приедет, так приедет. А жить-то тебе всё равно где-то надо. Так что от своего предложения я не отказываюсь. И чем смогу помогу. Остальные хоть меньше к тебе приставать будут.
  - Спасибо, - я благодарно сжала руку мужчины.
  Он улыбнулся.
  - Кирка, ты всё та же, играешь в неприступную ледышку. Как ты умудрилась замуж-то выйти?
  Меня покоробила его прямота, но я ответила.
  - Меня похитили и женились, - оставив офигевающего мужика с открытым ртом, я пошла к саням своего брата.
  На третий день жизни в деревне я окончательно обжилась, вспомнила, как носить воду из колодца, растапливать каждое утро печь, чтобы приготовить пищу, и топить печку, чтобы не замёрзнуть. Тепла печи не хватало для обогрева всего дома, хотя он был небольшим, состоящим всего из двух комнат и кухни, плавно переходящей в первую жилую комнату. Комнаты у меня на родине было принято называть "изба". "В той избе" мы говорим, когда хотим сказать в другой жилой комнате, где нет печи. "В избе" - значит дома, внутри дома.
  Малыши первые дни грустили по дому, потом тоска была сметена обилием новых впечатлений и знакомств. Наш дом был полон гостей: столичную тётушку спешили навестить все многочисленные племянники, дяди и тёти, просто соседи и знакомые.
  Одной спать было непривычно. Очень не хватало Тео, и почему-то стал чаще вспоминаться мой шаман. Вот как сейчас: сниться мне как будто пришёл Илай, хотя я знаю, что это невозможно, он далеко, в Степи, и ограничен в передвижении своими новыми княжескими обязанностями. Но до чего реалистичны его поцелуи, нежные прикосновения и ощущение его тела...
  Проснулась утром от того, что было очень хорошо и тепло. Меня это удивило: почему изба за ночь не выстыла? Я потянулась и поняла, что не одна на деревенской узкой кровати. Первая мысль: "Тео вернулся!". Поворачиваю голову, а рядом со мной на моей подушке спит Вадим.
  Я чуть не заорала, вовремя заткнула рот рукой, чтобы не перебудить детей. Посмотрела в сторону их кровати, стоящей у печки: они уютно посапывали, накрытые двумя тёплыми одеялами.
  Фух, можно перевести дух.
  -Вадим, - я осторожно потрясла мужчину за плечо, край одеяла сполз, и я отметила что он обладает прекрасно сложенной фигурой.
  Нет, вряд ли он специально за ней следит, просто хорошая наследственность и естественные физические нагрузки дают такой результат. Можно ещё раз перевести дух, если бы я провела ночь с уродом, я бы не смогла простить себя. В первый раз в моей постели бородатый мужчина.
  - М? - промычал воздыхатель из моей юности, сграбастал меня своей тяжеленной ручищей, привыкшей к тяжёлой физической работе, и прижал к себе.
  У меня чуть рёбра не затрещали. "Да, не привык он баловать рафинированных столичных барышень", - с ехидцей подумала я, пытаясь высвободиться из его объятий, при том так, чтобы не нашуметь.
  - Вадим, просыпайся, - снова зашипела я, чувствуя себя героиней пошлого анекдота.
  - Ненасытная моя, тебе всё мало? Всю ночь с меня не слазила... - проговорил он с улыбкой, ласково поглаживая между лопаток, а я покраснела до корней волос.
  Я думала, что это Илай, мне даже страшно представить, что я могла вытворять. Почему-то только с шаманом я чувствовала себя настолько свободной, что смело выражала себя, не боясь осуждения. Наверное, потому что он мне казался сказкой, нереальным, как сон, другая страна, другие обычаи, всё как будто понарошку, игра. С Тео мне тоже было хорошо, но по-другому. С Илаем я превращалась в необузданную дикарку без границ. Не зря он меня называл своей кобылкой. А может всё дело в том, что он был шаман, и очень много внимания уделял доставлению мне удовольствия, интуитивно чувствуя и наблюдая, что мне нравится больше всего?
  - Вадим, тебе надо уходить. Мой сын... - пролепетала я, всё ещё краснея.
  - Понимаю, - мужчина немного огорчился, - ему будет неприятно на месте своего отца увидеть другого мужика, - он отбросил одеяло и встал, начал собирать с пола брошенную там одежду. - Всё хорошо, моя королевна, - он быстро натянул свои штаны, но я успела оценить всё его тело и покраснела ещё больше, - я уйду тихонько, никто не узнает, что я был у тебя, - он наклонился и легонько поцеловал в губы, обдав непривычным запахом табака и сосновой смолы. Его борода щекотала и колола, заставив смутиться меня ещё больше.
   Когда он ушёл, аккуратно прикрыв за собой дверь, я, лёжа неподвижно на постели и прокручивая события последних дней, вдруг поняла, что сама спровоцировала сегодняшнюю ситуацию, когда ответила Вадиму, что муж меня похитил...
  Я ударила кулаком об стену и выматерилась в полголоса. А потом ещё раз, но уже из-за боли в руке. Я запирала двери на простую щеколду, расслабившись от дружелюбного принятия односельчан. Балда, тупица!
  Я резко встала с постели и пошла растапливать печь: готовить кушать детям и греть воду, хотелось помыться. Слабый магический фон не позволял совершать магические омовения, которое обычно практикуют маги вместо обычного.
  Днём, взяв детей, я пошла к среднему брату за маслом. Он держал несколько коров, тем и жил, что продавал молоко, масло и сыр сельчанам, потому что большинство не занимались сельским хозяйством, всецело сосредотачиваясь на охотничьем промысле.
  Я с подозрительностью вглядывалась в лица встречных сельчан, ища в них насмешку, но ничего, кроме обычного дружелюбия не замечала. То ли ещё не прознали, то ли у Вадима в посёлке определённый авторитет...
  Всё равно надо с ним поговорить, чтобы недоразумение осталось недоразумением.
  Вадим зашёл ко мне в тот же день, но в сопровождении Антона.
  - Ты говорила холодно у тебя утрами, - глубокомысленно заметил брат. - Надо печку перекладывать.
  Я ничего такого никому не говорила, видимо Вадим, проснувшись утром у меня, оценил температуру воздуха в комнате. Я бросила на него быстрый взгляд, он задумчиво наблюдал за мной. Я нервничала, отстукивая по столу нервную дробь или теребя манжету кофточки, что за мной не наблюдалось со времён школы...
  Братишка стал обстукивать печку маленьким молоточком, прислушиваясь. Илай прыгал возле него, задавая вопросы и повторяя за его действиями, тоже стучал и тоже слушал. Снежка не отставала от своего братца.
  - Кира, выйдем, - внезапно предложил Вадим. Брат ухмыльнулся в бороду, но комментировать не стал.
   Я накинула шубку, и мы вышли в сени.
  - Мне показалось, что ты хочешь мне что-то сказать, - начал первым мужчина, пристально смотря на меня, я же старалась не смотреть на него.
  - Понимаешь, для меня это нетипично, ну, то, что мы сделали вчера, - я продолжила рассматривать узоры на тканом половике, рассеяно разглаживая ногой складки на нём. - Я никогда так не поступала. Я...
  Он приложил палец к моим губам.
  - Тс-с, больше ни слова, если ты не захочешь, я больше не приду.
  Я не знала, куда девать себя от неловкости, мой взгляд блуждал по углам слабоосвещённых сеней. Внезапно возле сундука, стоящего у стены я увидела горящие глаза и отблеск света на белых зубах. Я заверещала и гонимая страхом запрыгнула на парня с ногами.
  - Там, там... - я тыкала рукой в сторону сундука, изо всех сил жмурясь, и уткнувшись в шею мужчины.
  - Что там, Кира? - одной рукой поддерживая меня, другой он уже схватил топор, висевший тут же на стене.
  На шум из избы выскочил брат, вооружённый тесаком, я его видела на кухне.
  - Вы чего орёте? - брат огляделся, не увидел врагов, которых надо крушить, и обозлился, что его сдёрнули.- Договориться, что ли не можете? - с понимающей ухмылкой он осмотрел нашу с Вадимом композицию.
  Я поёрзала, и Вадим аккуратно опустил меня на пол.
  - Там была такая здоровенная крыса с горящими глазами и клыками, - всё ещё боязливо прижимаясь к мужчине, я показала в сторону сундука.
  - Вот суки! - выругался мой бородатый братиш. - Средь бела дня стали выходить. Совсем обнаглели!
  - Кто это? - спросила я.
  - Крысы, - спокойно ответил Вадим, а брат ещё раз выругался. - Но необычные, появились этой зимой. Откуда пришли - неизвестно.
  - Кстати, - заметил брат, - ты же вроде у нас магинька, чего ты так крысы-то испугалась? - он ехидно посмотрел на руку Вадима, продолжавшего меня обнимать за талию.
  Я освободилась от объятий.
  - Я целитель, а не воин, - сказала я гордо, оправляя складки на юбке. - К тому же я женщина, ясно тебе? - с вызовом закончила я.
  - Всё мне ясно с вами давно, - хохотнул неуёмный братец.
  Тут из дома донёсся осторожный голос Илая:
  - Мам, у тебя там всё в порядке? Уже можно выходить из укрытия? Я сестрёнку надёжно спрятал, можешь посмотреть.
  У Илая, как и у его отца очень сильные шаманские способности. Я учила его прятаться, используя силу вещей сделанных из природных материалов. Шаман может воззвать к их сути и использовать заключённую в них энергию по своему усмотрению. Например, попросить спрятать. Человек как бы сливается с окружающим пространством, и если на него случайно не наткнёшься, то не найдёшь. Дома мы часто играли в подобные прятки. Я или Тео издавали резкий звук, а наши малыши должны были прятаться. Видимо Илай подумал, что это тоже игра.
  - Я иду, сынок. Сейчас буду искать, - крикнула я, направляясь к двери в избу.
  ***
  Печку мне переделали, правда, пришлось на сутки переехать к Антоше с его пятерыми детьми. Его жена, Настасья, когда-то первая красавица на селе сейчас выглядела немного задёрганой бабой средних лет, а ведь она младше меня. Они с братом ждали шестого. Или я просто привыкла судить о возрасте по магам? Мои малыши вздрагивали каждый раз, когда она повышала голос на какого-нибудь из своих отпрысков. Теперь я понимаю брата, почему он решил отдохнуть от своего шумного семейства в городе...
  От Тео пришло письмо через знакомого торговца. Он писал, что пока всё хорошо, но его отправляют в командировку на западное побережье. Он не писал само слово "западное побережье", а дал понять, что его отправляют в то место, где мы стали мужем и женой. Просил, не торопиться с приездом, хорошо нагоститься у родственников, и, что наша договорённость в силе. Это он намекает на возвращение к Илаю в случае опасности. Вообще письмо было полно намёков и недомолвок, видимо Тео опасался, что оно попадёт не в те руки. Сдаётся мне, он не оставил своих попыток изучить наследие исчезнувшего ордена, несмотря на запрет. Какой же он упёртый! Нет, чтобы затаится на время. Интересно, преувеличивал ли он угрозу нашей семье от властей? Мне не нравится, что у него появились такие секреты от меня, которые косвенно могут навредить моим детям.
  Я проверила письмо на скрытые записи, но ничего не обнаружила. С досадой на мужа и себя сожгла послание.
  - Кирка, ох, ты и белоручкой стала! - воскликнула жена брата, тяжело садясь на лавку рядом со мной. - Хоть бы помогла постирать на своих племянников.
  Я с содроганием представила, как поласкаю бельё в ледяной проруби. Мне хватила такого опыта в юности, больше не хочу.
  - Ты права, дорогая, я белоручка, - я показала ей свои ухоженные ручки с длинными красивыми ногтями (мечта моей юности сбылась!). - Прости, не хочу портить имидж.
  Та поджала губы и ушла. Теперь будет говорить, что я зазналась. Наверное, так и есть.
  Ко мне подошёл Илай.
  - Мам, давай отсюда уедем, - сказал он и застенчиво добавил,- здесь грязно. - И где папа? Он обещал приехать.
  - Его отправили в командировку, поэтому он задерживается. Не переживай - я ласково потрепала сына по его иссиня-чёрным волосам, - если его долго не будет, мы сами к нему поедем. Хорошо? - сынок кивнул и улыбнулся, от чего на одной щеке у него образовалась ямочка, очень ярко напомнившая мне улыбку ещё одного родного человека. - Я люблю тебя, Илай! - сказала я сразу двоим, схватила сыночка и стала его щекотать и целовать, он смеялся и вырывался.
  Глава 22 Охота на крыс
  Я решила серьёзно заняться вопросом крыс. Пока я с детьми здесь, нам ничто не должно угрожать. Наглые твари совсем потеряли страх, стали появляться в домах средь белого дня, загрызли несколько кошек, нарыли нор подполом, из-за чего в домах стали ходить сквозняки. Стало страшно засыпать - вдруг проснёшься без носа? Отгрызут.
  - Поворожи, Кирка, - попросил от имени всех сельчан Антоха. - Если надо, мы заплатим, - я улыбнулась, чтобы оплатить услуги квалифицированного мага им придётся заложить имущество всей деревней и то не хватит, но я не стала этого говорить, чтобы не обидеть.
  - О чём речь, брат? Я сама хотела заняться этим вопросом. Я почти своя, так что мне ничего не надо, только молока и дров.
  - Сделаем, сестрёнка, - заулыбался братец, разом оживившись. - Это мы мигом. Тебе что ещё нужно для ритуала?
  - Кто-нибудь в помощь принеси-подай и для охраны, чтобы не отвлекаться на защиту, - я планировала использовать накопители для решения крысиного вопроса. Я начала бояться за детей: неожиданно выскочившая из кошачьего лаза крыса сильно напугала мою Снежку, игравшую в тот момент на полу с котёнком.
  - Ну, это легко, - заухмылялся братец, - в качестве охраны Вадим пойдёт, у вас уже есть опыт ... - я не дослушала, о каком опыте он хотел сказать, и треснула распоясавшегося брата свёрнутым полотенцем, он загоготал. - Да чего ты злишься, все знают, что вы вместе, ещё с того момента, как мы вернулись из города. Некоторые бабы поговаривают, что он специально ездил за тобой в столицу. Люди ещё помнят, что он по юности по тебе сох.
  Я поперхнулась набранным воздухом, это же надо какая бурная фантазия у людей!
  - Ну, раз мы так любим друг друга почему мы вместе не живём? - полюбопытствовала я вариантом объяснения, которое придумал народ.
  - Так ясно дело, траур у тебя по мужу, хотите соблюсти традиции, а то маги и после смерти имеют скверный характер, ещё обидится твой муженёк, что ты раньше времени замуж выскочила.
  - Мой муж не умер! - выпалила я, сжимая кулаки. Как же меня бесит привычка всему находить объяснение при том такое, которое нравится им.
  - Мне-то всё равно, - доверительным шёпотом сказал братец, - ты только отцу не говори, а то выпорет за распутство.
  - Чего?! - взревела я раненой белугой.
  - Так видели Вадима, как он от тебя ранним утром, крадучись, выходил, - я покраснела до корней волос.
  - Да ладно тебе, сестрёнка, - Антоша участливо погладил меня по голове, - кто из нас безгрешен? Помни, я на твоей стороне. Вадим мне нравится больше. Хороший мужик, хозяйственный. Бабу свою не гонял никогда, ребятишек любит.
  - А что случилось с его женой? - не сдержала я любопытства.
  - Так простудилась сильно в том году, да и угасла, - мы помолчали, думая каждый о своём. - Старшего своего Лёньку в помощники пришлю.
  Я кивнула, соглашаясь. Десятилетний сын брата был смышлёный малый.
  Вскоре после ухода брата пришёл Вадим с моим племянником. Все готовы были заняться делом. А кто с моими малышами посидит? Я бы не хотела оставлять их одних, тем более с Антошиной женой. Я задумалась. Вадим сидел на лавке у печи, ожидая, когда я соберу все необходимые инструменты для ритуала, как он думал. Лёнька пошёл в другую избу смотреть магические игрушки Илая, которыми был заворожён.
  -О чём задумалась, Кира? - мягко спросил (надо это признать) мой любовник.
  - Я не знаю с кем оставить малышей, - честно ответила я.
  - Так давай я свою Дашку пришлю, она и посидит.
  - Дашка? Это кто? - мужчина снисходительно улыбнулся.
  - Дашка, моя милая, это моя одиннадцатилетняя дочь.
  - У тебя такие взрослые дети? - удивилась как дура я.
  - Кирюша, милая, это у тебя очень маленькие. Ты же не удивляешься Антошиным ребятам. Его Лёнька с моей почти одногодки.
  Я покраснела, как-то подзабыла, что на родине довольно рано женятся, это я - позднеспелка.
  - А Петька говорил, что у тебя двое, - брякнула, не подумав, - Вадим снова улыбнулся.
  - Ещё сын восьмилетний. Ещё один был да умер. Жена слабенькая была, мы решили больше не рожать.
  Я прикусила язык.
  - Извини....
  Он встал, подошёл ко мне, ласково убрал выбившую прядку за ухо.
  - Ты стала по-настоящему городская, даже говоришь не по-нашему, просишь прощения не известно за что. Кира-Кира, красавица Кира. Я рад, что ты приехала,- он провёл своей шероховатой рукой по моей щеке, - я старалась на него не смотреть, мне было стыдно за то, что я спровоцировала такие странные отношения между нами. Снова начала теребить манжеты.
  - Вадим, я не шутила, когда говорила, что мой муж в полном здравии и позже присоединится к нам, - я посмотрела в его удивительные синие, как озёра, глаза в окружении русых ресниц.
  - Я думал об этом, - он опустил руку. - И понял, что мне всё равно. Пока ты захочешь быть со мной, я буду. Даже если это будет один день или час. Я понимаю, милая, - он снова обхватил моё лицо ладонями, - что не ровня тебе, столичной магине, но я всё равно... - в этот момент в избу ввалился мой самый Старший брат Денис. Вадим отпрянул от меня.
  Мы так были увлечены разговором, что не слышали, как он от ворот прошёл до крыльца.
  - Ага! - заголосил он дурным голосом. - Значит, люди не врут! Прелюбодействуешь при живом-то муже! Вадик, отойди от неё, она, чертовка, ввела тебя в заблуждение, она вовсе не вдова, - он изобличающе ткнул в мою сторону рукой с зажатым в ней конвертом.
  Я поморщилась: не люблю крикунов.
  - Денис, остынь,- попробовал его утихомирить любовь моей юности.
  На шум с той комнаты прибежали детишки.
  - О, от папы письмо! - радостно воскликнул Илай и выхватил из лапищи, покрытой рыжими волосами, конверт.
  - Ах, ты чертёнок! Кто тебе разрешил вмешиваться, когда взрослые разговаривают?! - он замахнулся, чтобы отвесить воспитательную оплеуху моему сыну, я бросилась наперерез, но ... сынок меня опередил.
  - Замри!- крикнул он рыжему дядьке, приправляя слова ментальным приказом.
  Мы с Тео учили его, что такие способы можно применять только к плохим дядям. Мой брат замер в нелепой позе с поднятой для замаха рукой, а Илай деловито начал распечатывать конверт. Распечатал, аккуратно развернул и протянул мне.
  - Там написано, что маме,- я взяла чуть подрагивающей рукой, переволновалась, не знаю, что бы сделала, если бы брат ударил моего сына.
   Вот что значит воспитываться в семье магов, пока я судорожно вспоминала разрешённые к применению к простым подданным заклинания, мой сын уже расправился с агрессором.
  - Мам, этот брат у тебя плохой, грубиян, совсем не знает, как разговаривать с девочками, - я ему объясняла, что мои братья мне приходятся также как он Снежке, малыш запомнил.
  Я улыбнулась, а Лёнька расхохотался.
  - Молодец, сынок! Мама гордится тобой, - я поцеловала своего маленького защитника в лоб.
  Илай засиял счастливой улыбкой, обрадованный проделанной работой и похвалой.
  - Что с ним будем делать? - деловито поинтересовался Вадим, кивая на всё ещё не отмершего брата.
  Я попросила детей уйти в другую комнату и хлопнула у братца перед носом. Он отмер, бешено завращал глазами.
  - Ведьма, - прохрипел и хотел бежать, но Вадик сделал ему подсечку.
  - Его нельзя в таком состоянии отпускать, - пропыхтел он, удерживая Дениса на полу, - он невесть что наболтает. - Лёнька, иди сбегай отца позови, только быстро.
  Мальчишка с радостью подорвался с места.
  - О, старшой забаловал! - воскликнул Антоша, забегая в избу минут через пять, такое ощущение, что они с сыном встретились на полпути.
  Антон радостно потёр руки. В детстве, да и сейчас он славился неспокойным характером, из-за чего ему часто попадало от отца за проделки, иногда отцу помогал воспитывать наш старшой.
  - Сейчас воспитывать будем.
  - Сдурел? Только попробуй, я отцу скажу, что ты бесстыдство Кирки покрываешь, - пригрозил Денис, сверкая с пола белками налившихся кровью глаз. И тут же взвыл, Вадим выкрутил ему руку сильнее. Мне хотелось добавить ногой по рёбрам, но я сдержалась, женщине не к лицу жестокость.
  - Сам сдурел. Ты чего к столичной магине лезешь со своим домостроем? А? - Антоша присел на корточки, чтобы лучше видеть лицо брата. - Она уже большая девочка, сама решит, что правильно, а что нет. Или боишься, что отец вспомнит, что приданое ей не отдал? Да, то самое, которое твоя жена оприходовала, - рыжий братец забился в руках Вадима.
  - Ты чего несёшь, дурень? Какое приданое? Она от него отказалась сама.
  Помню, папа о чём-то таком писал в письме, когда я сообщила, что вышла замуж. Но я тогда уехала в Степь, и мне было не до приданого, тем более у меня всё было.
  - Я устала, - сказала я, нисколько не хотелось участвовать в семейных дрязгах из-за скромного наследства. - Давайте всё закончим и пойдём уже крыс искать.
  Мужчины вытолкали слабо сопротивляющегося братца на улицу, Антоша сказал, что проводит брата до дома, а дорогой объяснит, как можно и как нельзя поступать с младшими сестрёнками. Вадим вернулся уже с Дашей.
  Даша оказалась милая белокурая девчушка-хохотушка. Она мне сразу понравилась, и Снеже тоже.
  - Кира, - горячо прошептал Вадим почти мне в ухо, - у меня сейчас нет никого дома, с твоими Дашулька сидит...
  Мы обошли почти весь посёлок, опросили жителей, когда крысы появились, какие события предшествовали этому, я сделала замеры магического фона, на окраине со стороны болота фон оказался несколько выше, чем в остальной округе. Значит ли это что-то, я пока не знала. В общем я устала и очень хотела расслабиться привычным способом.
  Я еле заметно кивнула, парень сразу повеселел, расцвёл улыбкой.
  - Но если у тебя грязно, я не пойду, - вспомнила я, что он живёт один уже больше полугода.
  Он расхохотался.
  - Такое можешь только ты сказать. Не беспокойся, милая, моя дочка хозяйственная и уже достаточно взрослая, чтобы поддерживать чистоту в доме.
  На улице уже смеркалось. Я вспомнила, что у деревенских домов есть не только уши, но и глаза, а также шестое чувство, не стала играть в конспирацию, открыто вошла во двор своей юношеской любви.
  Двор оказался прибран, снег вынесен за пределы ограды, от калитки до крыльца дорожка, выложенная крупными плоскими камнями. Вещи все на своих местах. Под ноги выкатилась мелкая, вертлявая собачонка и облаяла звонким лаем. Вадим прикрикнул на неё, она спряталась под крыльцо. Брат был прав, когда говорил, что Вадим хозяйственный: на стенах сарайчика аккуратно висели охотничьи приспособы и ещё что-то.
  - А это что? - спросила я, указывая на странную конструкцию напоминающие огромные когти.
  - Я пчёл развожу, эти штуки нужны, чтобы на деревья залазить за бортнями.
  - А-а, - я что-то припомнила из детства, кажется, у дедушки были такие.
  - Всё осмотрела? - с улыбкой спросил мужчина.
  Я смутилась, дело в том, что я запёрлась в хозяйственную пристройку вместо сеней, и теперь хожу и разглядываю чужое добро, да ещё и подсвечиваю себе огоньком.
  - Я думала это сени, - пробормотала я.
  - Ничего страшного. Но я лучше тебя на руки возьму, а то мы так до избы никогда не дойдём, - он подхватил меня на руки, я взвизгнула от неожиданности, крепко обхватила его за шею.
  Он довольно усмехнулся и легко вбежал по лестнице, ведущей в верхние сени. Открыл дверь, аккуратно перенёс меня через порог, прямо как невесту. Мне стало приятно и немного грустно, потому что у меня не было свадьбы по нашим северным обычаям. С Илаем мы женились по степным традициям (его браслетики до сих пор красуются на моих запястьях), а с Тео мы скоропалительно расписались, позже получив благословение у его родового камня (я же говорила, что он из потомственных магов).
  Мы оказались почти в кромешной темноте, небольшие окна почти не пропускали вечернего света.
  - Здесь темно,- почему-то шёпотом сказала я.
  - Мне достаточно ощущать тебя, - его губы нашли мои, я была аккуратно поставлена на пол и прислонена к чему-то твёрдому и тёплому, наверняка это задняя стенка печи.
  Его руки забрались под мой полушубок.
  - Ох, Кира, сколько же на тебе одежды, - он нагнулся, стянул с меня сапожки, сбросил свои сапоги, снова подхватил на руки и, ловко лавируя среди знакомой обстановки, донёс до кровати.
  - Подожди, я свет зажгу, - он отошёл.
  - Зачем? - всё-таки спросила я.
  - Хочу тебя видеть, если ты не против, - я пожала плечами, потом вспомнила, что он не видит. - Зажги, только неяркий.
  - Маленькая Кира, ты забыла, что у нас в посёлке горят волшебные огни только у тебя в доме, - точно, местные пользуются, кто лучиной по старинке, кто покупает дешёвые тусклые шарики, покрашенные изнутри светящейся краской, добываемой из каких-то насекомых.
  Зажёгся тусклый огонёк, с темноты показавшийся вспышкой на солнце, но потом глаза привыкли, и я смогла осмотреться. Типичный деревенский домик, расположение мебели почти такое же, как и в доме моего детства, и в том, в котором сейчас живу.
  Три кровати вдоль стен, у окна небольшой стол, покрытый вышитой скатертью, два деревянных стула с вязаными накидками на них, чистые половики на полу, окна зашторенными светлыми занавесками, обвязанными кружевами. Значит, его жена была рукодельницей, повезло ему. И дочка в мать пошла, содержит дом в образцовом порядке. Всё это я успела отметить мельком, Вадим почти сразу подошёл ко мне, помог снять шубку, тёплые колготы с пушистыми носочками. Сам он уже рубашку скинул. Я невольно залюбовалась его мускулистыми плечами. В то утро я не успела толком его рассмотреть. Прикоснулась ладонями, он так и замер, сидя на корточках передо мной, сидящей на кровати. Провела лёгкими движениями сбоку его шеи, запустила пальцы в его короткие русые волосы, он застонал и уткнулся лицом в мои колени, прошептал: "Кира", - и потёрся щекой о мои освобождённые от колгот бёдра.
  - Кира, я больше не могу ждать, прости, - я оказалась прижата спиной к кровати, его губы нашли мои и навязали страстный поцелуй, руки шарила по телу, юбка была банально задрана кверху.
  Раздался глухой треск, мои трусики пали смертью храбрых.
  - Прости, я не привык к городскому белью, - я понимаю, такие штучки стоят столько же, сколько годовалый телёнок.
  ***
  - Мать-то у вас где? - Антон пришёл к сестре за подробностями расследования по делу крыс.
  Из рассказа своего сына он ничего не понял, поэтому решил получить информацию из первых уст. В доме у сестры оказались её малолетние дети под присмотром старшенькой Вадима.
  - Мама ещё не вернулась, - ответил бойкий на язык смуглый пацанёнок, как будто и не сын светленькой Кирьки. - Она ушла ловить крыс, - он скорчил рожицу, призванную показать его отношение к мерзким тварям.
  Так, его Лёнька вернулся два часа назад, а этих где носит? Тут он с подозрением уставился на Дарью.
  - А ты когда домой пойдёшь? - в его голове созрел коварный план обломать любовникам малину.
  - Так папа сказал, что пойдёт провожать тётю Киру и меня заберёт.
  - Так ты поди устала, иди домой, я сам с племянниками посижу.
  - Тётя Кира строго настрого наказала не оставлять малышей с кем-то посторонним, в том числе с тобой, - опередила она предложение дяденьки.
  ***
  - Кира, милая, - Вадим покрывал моё лицо лёгкими благодарными поцелуями.
  - Ты тоже молодец, - похвалила я, уютно устраиваясь в его объятиях.
  В первый раз я не очень разобрала, какой он, потому что думала о шамане. Было тепло и уютно, тусклые осветительные шарики совсем потухли, комната освещалась лишь светом молодой луны, пробивающимся сквозь занавески.
  - Кира, выходи за меня. Бросай своего мага. Я бы тебя никогда не оставил одну. Сколько ты его уже ждёшь?
  - Ты хочешь, чтобы он быстрее вернулся? - не без ехидства спросила я.
  - Если бы даже вернулся, думаешь, я бы отступил? Да хоть прямо сейчас пусть возвращается!
  Судьба, как будто подслушала его слова, во дворе заскрипел снег под чьими-то тяжёлыми шагами.
  Вадим соскочил с кровати, хватаясь то за штаны, то за рубаху. А я прислушалась к ауре идущего, нет не Тео, это братец решил проверить, чего нас так долго нет.
  - Вадим, успокойся, это Антон, - сказала я, а мужчина уже был настроен решительно, думаю, если бы это на самом деле был Тео, он бы в сегодняшний вечер много нового услышал о себе. - Давай его разыграем, - коварно предложила я. - Он же хочет шоу? Так дадим ему шоу! - я дёрнула Вадима за руку, вынуждая сесть на кровать. - Просто подыграй мне, хорошо? - мой возлюбленный кивнул.
  Я натянула его рубашку, чтобы быть не совсем раздетой, толкнула парня, чтобы он спиной опёрся о стену, сама забралась ему на бёдра, он успел уже надеть штаны, выгнулась и громко застонала, одновременно зажигая неяркие огоньки в комнате, чтобы "сцена" была лучше освещена.
  Расположила руки парня на своих обнажённых бёдрах и начала раскачиваться, изображая томный процесс, не забывая о звуковом сопровождении и чувственно изгибаясь. Входная дверь тихонько скрипнула, приоткрываясь, затем смотрящий осмелел и открыл её шире. Наша освещённая парочка хорошо просматривалась в незанавешанный дверной проём из первой комнаты. Я подняла руки над головой, приподнимая волосы. Вадим незаметно подо мной сдвинулся, и я охнула по-настоящему: от нашей игры он распалился на самом деле. От необычности ситуации и от мысли, что в доме присутствует посторонний, я достигла пика предельно быстро, рухнув в сладкой неге на своего мужчину, он подхватил меня и тут же оказался сверху, я позволила ему достичь своей вершины, успев ещё на одну волну. Когда мы отдышались и немного пришли в себя, в доме уже никого не было, зато мои брачные браслеты засветились мягким золотистым светом с того момента, как я в первый раз кончила, и не думали потухать до сих пор. Я, правда, не сразу обратила на них внимания.
  - Ки-ра, - позвал меня Вадим, мягко улыбаясь. - Ты моё сокровище, - поцеловал нежно в губы, скорее обозначив поцелуй, убрал с лица слипшиеся прядки волос.
  Я потёрлась носом о его щёку. Кстати, он побрился, я его попросила.
  - Спасибо, родной, - я тихонько засмеялась от ощущения всеобъемлющего счастья, такого же, как я ощущала со своим первым.
  С Тео мне тоже было хорошо, но Илай позволял себя чувствовать исключительно беззаботно-счастливой, такой свободной и искренней. Мне показалось или браслеты засветились ярче? И такое ощущение как будто мой шаман рядом. Что за наваждение? Я же наоборот уехала дальше от Степи.
  - Нам пора, - сказала я, выбираясь из его объятий.
  - Не пущу, - шутливо сказал Вадик, обнимая меня крепче, силищи у него, конечно, как у медведя.
  Глава 23 Настоящая ведьма
  Когда мы пришли в мой дом, братец сидел там и нянчился со Снежкой, отдав ей свою великолепную бороду на растерзание - она плела ему косички. Встретил он нас задумчивым взглядом, не балагурил как обычно, не шутил, не подначивал.
  - Что? - спросила я его, когда в очередной раз поймала его задумчивый взгляд на себе.
  Мы с Дашей решили приготовить поздний ужин и сейчас вовсю хозяйничали на кухне. На кухне дома своей бабушки она ориентировалась лучше, чем я. Вадим умиротворённый следил за нашими перемещениями мечтательным взглядом.
  - Потом, это, поговорить надо будет, - пробубнил себе под нос обычно громкоголосый Антоша.
  Илай бегал со своим мечом, отрабатывая удары на воображаемом (иногда) противнике, а иногда назначая на эту роль старую кошку или Вадима.
  - Ты его учишь ратному делу? - спросил Вадик, то ли с осуждением, то ли с одобрением. Бой на холодной оружии, особенно на заговорённых клинках, считался привилегией аристократов и узкой прослойки профессиональных воинов, принадлежащих лично императору, у обычных граждан такие увлечения не поощрялись.
  Я не задумываясь, ответила:
  - Это его обязанность как сына князя, - ответом мне стала настороженная тишина, я не сразу поняла, занятая нарезкой мяса, что что-то не так.
  - Вы чего так смотрите? - удивилась я.
  - Кхм-кхм, - прокашлялся братец, - какого князя, я запамятовал? - и он зачем-то демонстративно прочистил ухо.
  Я что не говорила им? Я посмотрела на Вадима, он сидел напряжённый, ожидая моего ответа.
  - Отца Илая, я же писала, что выходила замуж за ардаха Степи. Разве нет? - я вопросительно посмотрела на брата.
  - Дорогуша, мы не знаем что такое ар - как-то-там.
  - Ардах - это я! - воскликнул мой сын, услышав знакомое слово, которым обращались к нему степняки в посольстве.
  - Да, ты ардах, - подтвердила я, думая, что скоро им придётся познакомиться с отцом поближе, несмотря на то, как сложатся обстоятельства.- Ардах - это сын князя, - пояснила я для остальных.
  - И где он сейчас?- как-то обречённо спросил Вадим.
  - В Степи, естественно.
  - А этот тогда кто, ну тот с которым ты как-то приезжала?
  - Это мой нынешний муж Теодор Залесский, он маг.
  - Так твой пацан - наследник князя, получается? - глубокомысленно изрёк братец, новыми глазами взглянув на племянника.
  - Не наследник, - остудила я его фантазии, - но сын князя.
  - Почему он тебя отпустил? - спросил, сурово поджав губы Вадим. Он сидел на лавке у печи, облокотившись на колени.
  - Он не отпускал, я сбежала.
  - Он тебя обижал?! - Вадим выпрямился, сидя на лавке.
  - Нет, он хороший. Мы поссорились по молодости и глупости. Я была взвинчена, как раз тогда только родился Илай, ему и трёх дней не было. Это он прислал учителя для него, - я с умилением посмотрела на своего сыночка, который с увлечением рубил воображаемых врагов.
  Поужинали, проводила Вадима с Дашей, а Антоша всё домой не торопится. Я уложила детей, он всё сидит на кухне и задумчиво пялится в темноту за окном.
  - Антон, - позвала я его.
  - Кира, садись, поговорить надо, - он кивнул на лавку у стола напротив себя.
  Я села.
  - Ты остаться здесь хочешь? - спросил.
  - Нет, я временно.
  - Тогда зачем Вадику голову морочишь?! - я от удивления и возмущения потеряла дар речи.
  - Извини, братец, а не ты ли мне советовал с ним быть?
  - Советовал. Только я думал ты сюда на совсем, - он почесал затылок, как будто собирался с силами сказать что-то важное или неприятное.
  Я нарочно попыталась сбить его с мысли.
  - Я тебе сразу сказала, что я погостить.
  - Не то, - отмахнулся братец. - Я думал, что ты обычная бабёнка, а тут....
  - Что тут?
  - Я тут вас случайно увидел. Ведьма ты, Кирка, ведьма. Да после того, что ты вытворяешь, на других баб смотреть не захочешь. Приворожишь ты, как пить дать, приворожишь Вадика, а потом сбежишь. Как ему жить-то потом?
  - Я ему не навязывалась, он сам пришёл. Я ему прямым текстом сказала, что замужем, несколько раз повторила, он сам сделал свой выбор. И вообще ты говорил, что на моей стороне, - я обвиняюще ткнула в брата пальцем.
  - На твоей, на твоей. А чё все магички так умеют как ты? - он подался вперёд, движимый любопытством.
  - Да пошёл ты! Подглядывать меньше надо! Сейчас бы спал спокойно. Брысь отсюда! Мне спать пора.
   Антон ушёл, я закрыла дверь на надёжный засов (Вадик же и сделал) и легла в постель. Сегодня решила лечь с детьми: Илай спал неспокойно, ворочался и чуть слышно постанывал. Не заболел бы. Я стёрла испарину с его лба, прислушалась к его ауре, нет, не похоже, что болезнь, скорее переволновался днём из-за чего-то. Меня не было целый день, а вечером не успели поболтать перед сном, он бы мне рассказал свои впечатления и уснул бы спокойно.
  Ночью мне снова снился Илай - мой муж. Он стоял посреди Степи, лёгкий ветерок развевал его длинные волосы и раздувал рубашку, кругом цвели цветы - в Степи весна. Я подошла к нему, он обернулся.
  - Пришла, - полувопросительно-полуутвердительно сказал, взял за руку, как делал это когда-то перецеловал каждый пальчик, глядя мне в глаза.
  Я улыбалась. Мне было хорошо. Прильнула к нему, как делала когда-то.
  - Соскучилась, - констатирует, немного задержавшись, обнимает в ответ. - Маленькая, ты где сейчас?
  - М? не знаю, - думать не хотелось совершенно. Казалось, что я даже его запах ощущаю.
  Усмехнулся.
  - Маленькая, я спрашиваю, где ты СЕЙЧАС находишься?
  - Я? Живу, ты имеешь в виду?
  - Да.
  - У родни, на севере, - я нахмурилась, пытаясь понять, как мой Илай из прошлого может интересоваться моими сегодняшними делами.
  - Ясно. Маг с тобой?
  - Нет, - удивлённо смотрю на своего мужчину. - Почему ты спрашиваешь?
  - Я так и думал. Кира, бери детей и приезжай в Степь, - говорит так серьёзно и сурово, как я никогда не слышала от него.
  - Зачем?
  - У нашего сына скоро должна произойти инициация, сегодня я почуял его в первый раз. Его зовёт шаманская кровь. Было бы лучше, если бы с ним рядом в этот момент был опытный шаман.
  - Это опасно? - заволновалась я.
  - Нет. Кира, собирайся и приезжай. Тебе нужно только пересечь границу Степи, я тебя встречу.
  - Илай, ты мне не снишься что ли? - я снова прикоснулась к нему.
  Под руками ощущалась плоть, но как-то смутно, как полузабытое воспоминание.
  - Хватит изучать, тебе пора возвращаться.
  - Нет, Илай, давай ещё побудем вместе, - взмолилась я, но неожиданно услышала.
  - Мама? Где это мы?
  - Теперь видишь тебе пора, - ласково сказал Илай, бегло прошёлся рукой по волосам и запечатлел лёгкий поцелуй в лоб.
  Он отошёл и растворился в пространстве, как будто его и не было. Я взяла сына за руку, он с интересом крутил головой по сторонам.
  - Нам просто сниться одинаковый сон, - сказала я. - Не бойся.
  - А я и не боюсь, - возразил мальчик.
  - Вот и молодец, - я подхватила его на руки и крепко обняла. - Засыпай.
  А утром мы пошли выводить крыс.
  - Чё надо делать? - спросил бородатый мужик, ростом превзошедший даже моего брата Антона, уж на то славившегося богатырской силушкой.
  С крысами оказалось всё просто до омерзения: в окрестностях Бородиновки, так назывется моя родная деревня, завелась самая настоящая ведьма. Ведьмы не используют магию как классические маги, они ближе к шаманам, используют силы природы, растений и животных, напрямую обращаясь к энергитической оболочке земли. Только шаманы берут силу, мягко и непринуждённо вплетаясь в естественный порядок вещей. Ведьмы же поступают как варвары, берут, разрушая, то есть используют энергию, высвобождаемую за счёт разрушения. Поэтому их не любят и бояться.
  Мне кажется, что их разновидность взаимодействия с миром тоже необходима, но люди пока не научились сознательно и во благо использовать их потенциал, из-за чего ведьмы находятся вне закона. Когда-то на территории нашей империи и магия была под запретом, её практиковала лишь малочисленная каста храмовников, и то в узком направлении, связанном с ритуалами. Так бы продолжалось бы и до сих пор, если бы не пришли завоеватели с запада. Их было немного, но все они владели силой, как тогда считали колдовской. Храмовников, державших в повиновении крестьян и мелких торговцев, смели за считанные дни. Авторитет церкви пал, население признало новую власть. Так была создана империя, а потомки завоевателей - это наши аристократические роды. Откуда они пришли на наши земли, история умалчивает. Согласно современным трактовкам, они были ниспосланы богами для избавления людей от лишений и тёмности, как великие просветители. На счёт просвещения не спорю, практически сразу они стали открывать школы, надо же было воспитывать лояльных подданных в нужном русле. Но время идёт, аристократы до сих пор не стали своими в построенной ими империи, потому что ведут довольно замкнутый образ жизни, и за всю историю (около четырёх сотен лет) наберётся лишь парочка примеров смешения крови с местным населением. К чему привела такая неумная политика потомков завоевателей, мы можем наблюдать сейчас.
  Так вот ведьмочка поселилась в аккурат за болотом, с которым граничит наша деревенька. Откуда она пришла? Неизвестно. От её деятельности стали мутировать животные в округе, их же (ведьмочек) никто не учит правильно сбрасывать излишки энергии, вот она и сбрасывала прямо в болото. Сначала мутировали крысы. Она их сумела изгнать из своего жилища, они естественно подались в ближайшую деревню, где частично выжили, частично смешались со своими немутированными сородичами.
  - Я сначала с ней поговорю, - ответила я на вопрос мужика из карательного отряда собранного деревней, после того как я предположила по некоторым признакам что мы имеем дело с обычной ведьмой.
  Мужики были настроены решительно, вооружились охотничьими снарядами, почти все в нашей местности промышляют охотой, так что оружие есть.
  Ведьма же, дурёха, заперлась в своей избушке, нет, чтобы ноги делать.
  - Уважаемая, - окликнула я её снаружи, - не могли бы вы выйти, нужно поговорить.
  Она облюбовала заброшенную заимку Семёныча. Её забросили после того как нашли в ней того самого Семёныча задавленным. Так и не смогли понять, то ли сам он себя, то ли кто помог.
  Избушка выглядела ещё крепкой, но уже кое-где нуждалась в лёгком ремонте.
  - Меня зовут Кира Архад-Залесская. Я представитель магического ордена Великой Равниной империи. Сопротивление бесполезно, сдайтесь властям и пройдите очищение.
  Ни один одарённый не захочет проходить добровольно отсечение способностей. Это такой инстинкт, сродни инстинкту самосохранения. Но этой женщине нет другого пути, даже если я её отпущу, я буду вынуждена сообщить властям о её существовании или слухи сами дойдут до компетентных органов, мы не на острове живём. Тогда сюда пришлют команду ищеек, специалистов по обнаружению и поимке одарённых всех мастей. Они снимут отпечаток её ауры по следам её деятельности и объявят во всеимперский розыск. Тогда у неё не будет шансов выжить, первый же патруль убьёт её на месте сразу же после обнаружения. Сейчас же у неё есть шанс остаться в живых, пройдя болезненную, но не смертельную процедуру отсечения, после которой она сможет жить среди обычных граждан совершенно легально. О чём я ей и сказала.
  - Это правда? - изнутри донёсся заплаканный совсем юный голос.
  "Да она ещё и малолетка!" - с досадой подумала я. Мне нисколько не хотелось выступать в роли палача вообще и убийцы маленьких девочек в частности. Надеюсь, ей хватит благоразумия не сопротивляться мне. Имея при себе магические накопители, я представляю собой грозную силу даже в такой обеднённой магией местности, как наша.
  - Да, правда. Если ты сдашься без сопротивления, тебя оставят в живых, только вынудят пройти отсечение,- сказала я, начиная раздражаться от ситуации: оставить, как есть не могу и не могу разделаться одним махом, намечалась длительная волокита, которую я не люблю на генном уровне. От папы досталось.
  - А мой ребёнок не пострадает? - опять осторожный вопрос.
  - У ребёнка есть твои способности?
  Молчание, потом неуверенное.
  - Н-не знаю, он ещё не родился, - мать моя женщина! Да она ещё и беременна!
  Я обернулась к старосте.
  - Это кто-то из ваших постарался.
  - Да нет, невозможно, чтобы с ведьмой?
  - Кто-то же её кормил, - я кивнула в сторону сарайчика, сколоченного из жердей, к нему вела натоптанная в снегу дорожка, натоптанная мужскими следами.
  Обычно в таких сарайчиках зимой хранят мясо.
  - Какой срок? - деловито поинтересовалась я.
  - Скоро уже...
  Я обернулась к собравшимся мужикам.
  - Ребёнка и мать можно спасти, если отец возьмёт их на поруки. Кто отец, выходи, - я не сомневалась, что будущий папаша затесался в команду, только вот на что он рассчитывал.
  - А им точно ничего не будет? - хмуро спросил нелюдимого вида молодой парень с только-только начинающей проклёвываться бородкой.
  - Ребёнок родиться, мать пройдёт отсечение способностей, это не смертельно и не больно. Будете жить как обычные люди. Если попытаетесь сбежать, на вас объявят охоту. Долго ли пробегаете с маленьким ребёнком?
  - Стешка, слышала? Выходи давай, я на тебе женюсь,- и уже мне,- Но если вы нас обманули, я найду вас и убью.
  Я закатила глаза, нельзя проклинать мага, он может отправить проклятье на пославшего. Но что с этого влюблённого дурака возьмёшь?
  - Следи за языком, дурак, - прошипела я, а Вадим двинул ему по рёбрам, так в профилактических целях.
  Дверь скрипнула. Из дверного проёма осторожно высунулась лохматая русоволосая голова, принадлежавшая совсем юной ведьмочке, судя по размеру живота, пребывающей на девятом месяце.
  Кто-то крикнул: "Бей ведьму!", - но его заткнули, как и давешнего крикуна, ведьмочкиного жениха.
  - Что-то она на ведьму совсем не похожа, - сказал староста, задумчиво поглаживая окладистую бородку с проседью. - Может, ты ошиблась, дочка? - это он ко мне так обращается, потому что помнит, как я пешком под стол ходила.
  - Не ошиблась, она это,- уверенно заверила я. - Иди сюда, - позвала ведьмочку.
  Она осторожно стала спускаться с невысокой лесенки, держась за хлипкие перильца (дом на сваях, на болоте же построен). Никто не решился к ней подойти, и правильно, вдруг она бы что-нибудь учудила от страха.
  - Я сейчас сама к тебе подойду, стой там, - сказала я, когда она спустилась на землю.
  Некоторые особо мнительные мужики покрепче ухватились за топоры. Вадим поймал меня за руку.
  - Ты уверена, что это безопасно? - спросил, глядя прямо в глаза.
  Я кивнула и ободряюще улыбнулась, он нехотя отпустил.
  Я подошла к девчонке, она вся сжалась как в ожидании удара. Да нелегко живётся ведьмам в нашей стране.
  - Я наложу на тебя печать, временно блокирующую способности. Это не больно, но неприятно. Когда родишь, съездишь в город, отметишься в участке, там тебе объяснят, что дальше делать. Ты поняла меня? - та кивнула. - Дай мне свою руку.
  Она протянула, я с жалостью посмотрела на её тонкое запястье с просвечивающими жилками. Быстро проговорила нужное заклятие, у меня магистерский уровень, я имею на это право. Девчонка сначала дёрнулась как от ожога, но потом взяла себя в руки, достойно перетерпела процедуру.
  - Как крыс-то удалось выгнать?- спросила я между прочим, когда мы небыстро возвращались в посёлок.
  Староста разрешил ей поселиться в деревне, но при условии, что она пройдёт процедуру до конца. Её жених и она клятвенно пообещали, что так и сделают, сразу же, как только родиться ребёнок и матери можно станет путешествовать. Когда я произнесла заклятье, и первый болевой эффект прошёл, она открыла глаза и удивлённо спросила (до этого стояла зажмурившись):
  - И это всё? Вы говорили, что будет больно.
  Я не стала ей объяснять, что у каждого разные представления о боли.
  - Какие крысы, госпожа? Не было никаких крыс.
  - Как не было? - я остановилась. - Так отсюда поподробнее. Ты не одна здесь? Другие ведьмы живут поблизости?
  Она замялась, я уж думала, не ответит, но она всё-таки сказала.
  - Здесь неподалёку старичок-маг живёт. Он опыты на животных ставит. Он меня подкармливал первое время, как я сюда пришла, и я ему помогала.
  -Ясно. Где он живёт?- мне не нравился одиноко устроившийся старичок в регионе, который по объективным причинам должен быть не привлекателен для магов, для нормальных магов, я имею в виду.
  - Не знаю, он всегда сам за мной приходил, а потом как-то так вёл, что я не могла запомнить дорогу, сколько ни старалась.
  Может, ну на него, этого старикашку? Опять же крысы. Если не устранить источник проблемы, кто знает, что в следующий раз убежит из лаборатории странного мага?
  Мы шли по узкой тропе, пробирающейся между болотных кочек, покрытых снегом высокой прошлогодней травой, и торчащими корнями искривлённых деревьев. Под ногами хлюпала снежная каша. Над головами противно голосили вороны, порой заглушая человеческие голоса, приходилось кричать, чтобы собеседник услышал. Болото - мрачное место, что зимой, что летом. Хорошо хоть у нас нет сильных топей.
  Посоветоваться бы с кем-нибудь на счёт мага-нелегала, а то, что он нелегал, я уверена на восемьдесят процентов. Нелегал в значении, что ставит эксперименты без лицензии. Я вот лицензированный маг, имею право на практику на территории империи.
  Глава 24 Известие
  На следующий день мы гуляли всей деревней на свадьбе ведьмочки и того хмурого парня. Паренёк оказался из сирот, рано остался один, лет в десять. Уговорил старосту оставить родительское хозяйство на нём, что сам справиться. Ему дали испытательный срок, мальчонка показал себя молодцом. Но видимо отсутствие родителей отрицательно сказалось на его характере, так как вырос он несколько нелюдимым. Отмытая и приодетая ведьмочка оказалась милой девчушкой. Когда поняла, что ей ничего не угрожает, стала болтать за двоих, намолчалась на своих болотах.
  Свадьбу собирали всем миром, торопились, девчонка должна родить вот-вот. За одно, отпраздновали избавление от крыс. Они странным образом исчезли в одну ночь: вчера ещё были, а сегодня нет. Меня чествовали как героя, а мне было неудобно, потому что я знала, что проблема-то не решена.
  Прочитала наконец-то письмо от Тео. Тео-Тео, что же ты делаешь? Ничего не пойму из написанного. Что значит, что потом буду благодарна, даже если вначале буду очень сердиться? Почему ты мне нормально ничего не объясняешь? Легла спать расстроенная, дети, видя, что я не в духе заволновались и пришли утешать, улёгшись возле меня с двух сторон, мои маленькие котятки. Расцеловала обоих, обняла, так и уснули. Ночью снова снился Илай. Я уже поняла, что это не сны, а какой-то шаманский способ общения на расстоянии. На севере слабый магический фон, я как магиня ослабла, а шаманские способности, наоборот, возросли. Снова была Степь, покрытая молодой зелёной травой. Илай во сне просто обнял меня, и мы молча сидели, он перебирал мои волосы, украшая их цветами. Я плакала, оказывается, устала от неопределённости. Чем занимается Тео? Также ли хорошо ко мне относится мой Илай? Что мне делать вообще?
  Уже перед рассветом Илай, который князь, сказал:
   - Кира, я больше не могу тебя ждать, - моё сердце оборвалось, на душу стала наползать подзабытая ледяная броня. - Что с тобой? - испугался степной князь.
  - Ничего, - ответила ледяная королева.
  - Не пугай меня так, моя госпожа. - Я сам приезжаю за тобой.
  - Что? - изморось на душе с шелестом осыпалась. - Как сам приезжаешь?
  - Чем ты слушала, любовь моя? Я же сказал, что не могу больше ждать тебя.
  ***
  Огонь весело играл в камине. Двое мужчин мрачных, как после крупного проигрыша в кварт, карточную игру, сидели в придвинутых к огню креслах и молчали. Каждый был погружён в свои мысли. В западных горах весна ещё не наступила. Старый, давно заброшенный замок отвык от присутствия людей, забыл как выполнять своё предназначение: заботиться о комфорте и здоровье обитателей. Из разбитых окон поддувало, из камина вымётывало дым, углы от сырости поросли мхом и плесенью.
  - Тео, так не пойдёт, - наконец, нарушил затянувшееся молчание один из мужчин. - Ты не можешь посвящать кого попало в наше Дело.
  - Она - не кто попало. И я пока её не посвящал, - огрызнулся орденский маг.
   Видимо ему надоел этот бессмысленный спор, аргументы с обеих сторон исчерпаны, новых никто не может привести, вот и вынуждены ходить по кругу, раз за разом, повторяя уже озвученное.
  - Председатель никогда не согласится на то, чтобы в дело была посвящена полукровка. А в твоей жене истинной крови всего одна восьмая.
  - Она моя жена, и у меня от неё дочь, - упёрто стоял на своём маг.
  - Залесский, ты не думай, что ты не заменим. То, что ключи хранились в твоей семье, не гарантирует тебе безопасности.
  - О, мы уже перешли к угрозам? - насмешливо поинтересовался русоволосый маг, откидываясь на спинку старого кресла.
  - Это не угроза, Теодор, это констатация факта. И вообще, - внезапно оппонент Залесского подобрался как перед нанесением удара, - ты уверен в своей жене?
  - Да уверен.
  - Твоя самоуверенность не имеет границ. Но у меня есть верные сведения, что ты рогат, мой друг, рогат.
  Залесский соскочил со своего кресла и вцепился в своего противника.
  - Выбирай выражения, когда говоришь о моей семье, - прорычал он в лицо черноволосому, держа того за грудки.
  - Тише-тише, - тот примирительно поднял руки. - Я же не голословно обвиняю, у меня есть доказательства. По случайному стечению обстоятельств, там, куда ты её отправил, работает один наш человек. Мы попросили его присмотреть за твоей женой. В целях безопасности конечно.
  Залесский смерил его злобным взглядом.
  - Так вот как предводитель мне доверяет. Следите за моей семьёй?!
  - Тео, остынь, побереги свой гнев для своей жены. Она там шашни крутит с местным крестьянином, - не без злорадства сообщил новость черноволосый. - Я сначала не поверил, как может женщина променять мага на мужика.
  - Заткнись, - рявкнул Залесский, вскакивая с места и мечась по небольшому свободному пространству комнаты с камином.
  - Всё ещё не веришь? Пойдём, посмотрим. У меня как раз телепорт есть в эту северную глушь...
  Орденский маг стоял и смотрел в слегка подмороженное окно с неплотно задёрнутой шторкой. Его любимая жена, его чистая Кира трахалась с каким-то бородатым деревенщиной. Первое желание было убить всех, в том числе и нагло ухмыляющегося провожатого. Потом подумалось, оно и к лучшему, Кира показала насколько ценит их отношения, почему он должен ради неверной жены отказываться от наследия предков, которое ведёт к вероятному бессмертию? На его губах появилась жёсткая усмешка. Он попытался испортить удовольствие любовникам, наслав на них какое-нибудь не смертельное, но неприятное проклятие. Но к его удивлению, его заклятие отрекошетило от его жены и с удвоившейся силой ринулось к нему. Он еле успел увернуться. Но его чернявый провожатый не обладал такой реакцией, из-за чего схлопотал проклятие в лоб.
  - Чтоб тебя, - выругался он тихо.- Хватит экспериментов с магией,- прошипел он сквозь зубы. - Ты увидел, что нужно, теперь пора уходить.
  Залесский бросил последний взгляд на свою жену, она не заметила проявления магии, всецело отдавшись процессу. Это так на неё похоже. У Теодора не было женщин настолько чувственных и умеющих самозабвенно отдаваться любви как его жена. Ему будет не хватать её. Тут его внимание привлекло необычное свечение брачных браслетов его супруги, доставшиеся ей от степняка. Выходит шаман решил серьёзно заняться своей беглой женой. Вон даже защиту на расстоянии активировал. Черноволосый подхватил его под руку и потащил в сторону воронки открывающегося телепорта. Невинное заклятье, призванное лишь слегка шокировать незадачливых любовников, отрекошетив от шаманской защиты жены, приобрело новые свойства - чернявый хромал на обе ноги, и в животе у него раздавалось подозрительное бурчание.
  ***
  Крысы больше не появлялись, других странных животных тоже не попадалось. Всё шло тихо и мирно. Я время от времени делала замеры магического фона в окрестностях деревни - он оставался стабильно низким. Тот старый маг либо затаился, либо совсем отсюда отбыл. Такие люди не хотят привлекать лишнее внимание к своей персоне. А я усилила меры безопасности. Расслабилась, думала, что может случиться в глухой деревне, здесь магов не должно быть по определению. А оно вон как вышло.
  Дня четыре прошло после свадьбы ведьмочки. Брат за это время успел скататься в город, пока санную дорогу совсем не развезло, иначе потом деревня будет отрезана от мира на месяц, пока снег полностью не сойдёт и земля не просохнет. Ему сделали заказы, кому что купить. Он здесь вроде торговца в незанятое промыслом время. Сегодня должен вернуться.
  - Кирка! - вот, оказывается, приехал уже и ко мне идёт.
  - Чего кричишь? - недовольно сказала, моя маленькая Снежка спала.
  Братец громкость сбавил.
  - Смотри, - он достал из-за пазухи свёрнутую газету, - тут про твоего мужа пишут.
  Я выхватила у него из рук помятый лист бумаги. Главной новостью шло сообщение о гибели команды магов под руководством Теодора Залесского. Я неверяще уставилась на фотографию в чёрной рамке, с которой, улыбаясь, на меня смотрел мой Тео. Газетный снимок был не очень чёткий, но не узнать мужа я не могла. Я молча осела на лавку. В голове не укладывалось, что Тео мог проиграть. Я вчиталась в статью дальше. В ней говорилось, что группа исследователей, направленная орденом для испытания новых разработок в полевых условиях попала под лавину в Западных предгорьях, возвращаясь с полигона на место дислокации.
  - Кира, - позвал меня осторожно брат, когда моё молчание затянулось. - Ты как?
  - М? - я перевела взгляд с кухонного полотенца, на которое бездумно пялилась, на Антошу. - Я не верю, что произошло то, о чём здесь написано. Я сама должна убедиться в его смерти, - я решительно поднялась с места. - Точно, так и сделаю. Может, орден держит его в тюрьме, а несчастный случай придумали для отвода глаз.
  Брат посмотрел на меня с жалостью.
  - Кира, не кипятись, не принимай решение сгоряча. Куда ты поедешь? А детей на кого оставишь? Они же у тебя маленькие, без матери им плохо будет. Я, конечно, приму их, но ты же сама знаешь мою Настасью.
  - О чём ты? Я детей заберу с собой.
  - Куда? Расследование вести?
  - Не указывай мне, что делать, - холодно отрезала я, обходя брата, чтобы попасть в другую комнату и начать собирать вещи.
  - Я и не указываю, учёная ты наша, - он попёрся вслед за мной в жилую комнату. - Я просто как Старший брат... нет, как самый любящий брат советую тебе подождать до завтра, и завтра на свежую голову принимать решение.
  Я бросила сумку, которую схватила и уже начала беспорядочно запихивать в неё вещи, села на кровать, на которой спала Снежка.
  - Подумай, Кира, один-два дня в этом деле ничего не решают.
  С улицы прибежал раскрасневшийся от свежего воздуха Илай.
  - Мама, смотри, что я нашёл, - он мне показал целый ворох разномастных шишек: и еловых, и сосновых, и кедровых.
  - Здорово, - похвалила я сына.
  - А мы что уезжаем? - он увидел под моими ногами сумку, с торчащими из неё вещами.- Уже? А папа не приедет?
  - Не приедет, сынок. Мы, правда, уезжаем, но не сегодня. Попрощаемся со всеми и поедем домой, - я обняла сына, пахнувшего морозным воздухом и хвойной смолой.
  - А дядя Вадим тоже с нами поедет?
  - С чего ты взял? - удивлённо спросила.
  - Я подумал, что он друг семьи, столько нам помогал....
  - Нет, его дом здесь. Ему здесь хорошо.
  При здравом размышлении, мне действительно не стоит торопиться. Сначала собрать информацию, притом осторожно и не привлекая внимания, продумать, где устроить детей во время моего расследования.
  С этими мыслями я и легла спать. Дети, чувствуя, что я нервничаю, тоже забеспокоились, и мы снова легли все вместе.
  Глава 25 Степной гость
  - Кира, просыпайся, - разбудил меня приятный голос из юности, оказывается, я соскучилась по нему.
  Мне снова снится сон? Но уже утро, сквозь щели между неплотно занавешанными шторами, проглядывают солнечные лучики.
  - Илай, как ты можешь сниться средь бела дня? - спросила я с улыбкой и приоткрыла глаза.
  И увидела перед собой два тёмных глаза на смуглом (для меня привыкшей к бледным лицам северян) лице, знакомый нос, полные губы, сейчас улыбающиеся. Только знакомые черты принадлежали не юноше, каким я его запомнила, а взрослому мужчине. Вон даже лёгкие морщинки в уголках глаз.
  Я втянула носом воздух, чтобы убедиться, что это сон, обычно запахи не снятся. К обычным запахам деревенского дома добавился свежий запах полыни и нотка аромата мужского тела. Не сон. Не сон? Не сон!
  Я распахнула глаза полностью: перед кроватью на корточках сидел крупный мужчина в степном одеянии и улыбался.
  - А-а-а, - заорала я и метнула в наглеца молнией.
  Мужчина ловко увернулся с траектории электрического снаряда, и тот ударил в потолочную балку - матницу. Дом вздрогнул. Степняк рассмеялся приятным смехом.
  - Госпожа моя, я рад, что ты меня так горячо встречаешь! - фух, всё-таки это Илай, мой Илай.
  От шума и моей возни проснулись дети.
  - Мама? - позвал меня сынок, сонно протирая глазки, а малышка-Снежка сладко зевнула.
  - Всё хорошо, спите. Просто у нас гость.
  Илай-Старший между тем с любопытством рассматривал обстановку дома.
  - Ты выросла в этом доме, да? - спросил он со знакомым лёгким акцентом, и моё сердце затрепетало.
  - Нет, я сняла этот домик. Но родительский дом ничем не отличается от него, - я высвободилась из-под одеяла, укрыла детей с любопытством поглядывающих на странного гостя, и предстала перед шаманом в лёгкой сорочке (вчера сильно натопила печку, было жарко спать, поэтому выбрала облегчённый вариант ночной рубашки).
  - Ты стала ещё красивее, - вынес вердикт увиденному мой первый мужчина.
  Я почему-то засмущалась.
  - Ты не мог бы мне подать халат, он сзади тебя на стуле, - попросила его, прикрываясь руками.
  Вблизи Илай оказался ещё больше. Его рост несильно изменился, но он стал шире в плечах, из-за чего стал выглядеть крупнее.
  Он галантно подал халат. Потом подошёл ко мне и сам помог его надеть, на мгновение задержав руки на моих плечах и вдыхая аромат моих волос, уткнувшись носом в макушку.
  - Илай, как ты здесь оказался, - спросила я, беря его пальцы в свою руку и оборачиваясь к нему лицом.
  - Я теперь князь и верховный шаман Степи: у меня стало больше возможностей, - спокойно ответил, рассматривая меня.
  Между нами повисла неловкая пауза, мы не знали, что делать. Мне вести себя как раньше, как будто не было этих лет, проведённых в разлуке? Нормально ли это будет выглядеть? Мне самой хотелось обнять его и почувствовать силу, исходящую от него, я так соскучилась, но постеснялась следовать своим истинным чувствам и желаниям.
  - Кира, - позвал негромко он,- посмотри на меня, - я подняла глаза, и внезапно увидела, осознала, что мой сын - это и его сын тоже, что мы друг другу не чужие, несмотря на разлуку. Есть кое-что, что связывает нас крепче стали - это наша кровь, объединённая в нашем сыне.
  - Я рада, что ты приехал, - приняла решение, улыбнулась уже светло и радостно, уткнулась носом ему в грудь.
  Услышала, усмехнулся, обнял в ответ.
  - Я тоже рад, что, наконец, нашёл тебя.
  - Мама, кто этот дяденька? - маленький Илай не выдержал, что на него так долго не обращают внимания.
  - Я твой отец, - сказал Илай-Старший.
  - Мой отец Тео, - возразил малыш. - Мама, скажи ему.
  - Ты не сказала ему обо мне? - немного удивлённо спросил мой шаман.
  - Он слишком маленький, я не хотела, чтобы он запутался.
  - Сынок, это тот дядя, который прислал тебе в подарок меч, и он научит тебя драться.
  - Правда? - глаза сынишки загорелись, он соскочил с кровати, отвесил изящный поклон, уроки этикета не прошли даром. - Я благодарен вам за подарок, - сказал он официально, как учат отвечать в школе.
  А потом радостно повис на талии шамана.
  - Вы, правда, научите меня драться? А то мой учитель сказал, что я слишком мал, - закончил он грустно.
  - Научу, обязательно научу, - Илай-Старший подхватил своего сына на руки, - всему, что знаю сам, - он с интересом разглядывал лицо сына. - Кира, он вырос и стал походить на тебя, посмотри, - он провёл рукой по голове маленького Илая, заставляя посмотреть в мою сторону.
  - А я вижу, что он вылитая копия тебя, - возразила я.
  Снежка тоже высвободилась из-под одеяла, подбежала ко мне и попросилась на ручки. Младшенькая, привыкла, что ей уделяют внимания больше, а тут наоборот. Я подхватила свою дочурку на руки. Она обняла меня за шею и с любопытством стала рассматривать шамана.
  - А вот малышка вылитая ты, - он погладил девочку по спутанным со сна волосам. - Кира, я должен сказать, что у меня есть ещё трое детей, не считая Илая.
  - Значит, ты женился ещё три раза, - я поморщилась.
  - Нет, два. Это политические браки, Кира. Их не избежать, но твоё законное место княгини свободно и ждёт тебя.
  - Вряд ли я даже сейчас смогу тебе принести политический капитал, - сыну надоело сидеть на руках отца, и он убежал на кухню, проверять, что осталось после вчерашней выпечки. Сестрёнка не отставала от братца.
  - Не недооценивай себя. Это первое. И второе. Я зову тебя не ради политического капитала, а потому, что до сих пор люблю тебя, - сказал так спокойно, как будто говорит об очевидном, что можно запросто измерить и оценить. - Ты единственная женщина, которую я люблю. И ты знаешь это. Ты тоже не забыла меня, иначе бы наши брачные браслеты после стольких лет нашей раздельной жизни, давно бы отстегнулись, но как видишь, - он взял мои запястья, проведя пальцами по ободкам брачных украшений.
  На его запястьях красовались точно такие же, только на них добавились знаки, символизирующие остальные его браки.
  ***
  Завтракали мы традиционной пищей северян - каша с маслом, томлёная в печи. А на десерт пирожки с калиной. Я ещё не забыла, как готовить мои любимые сладости из детства.
  - Почему ты мне не готовила что-нибудь из северной кухни? - спросил Илай-Старший, с видимым удовольствием смакуя калиновый пирожок.
  - Я думала, тебе не понравится. И где ты в Степи найдёшь калину? - он усмехнулся.
  - Твоя правда, калины не найдёшь, но мы бы нашли какую-нибудь замену: в Степи тоже есть ягоды. Как называется эта трава?
  Маленький Илай рассмеялся.
  - Это не трава, это дерево с такими кислыми красными ягодками. Да ведь, мам?
  Я улыбнулась. Илай-Старший тоже.
  - Покажешь мне потом это дерево? - спросил он сына.
  - Оно у нас под окном растёт. Вон, - он ткнул пальцем в сторону окна, выходящего на деревенскую улицу.
  На калине до сих пор красовались мороженые прошлогодние ягоды, так и не съеденные до конца лесными птичками. Ягоды в пирожках были, конечно, не с этого дерева, мне их принесла одна из невесток в качестве платы за то, что я подлечила её.
  - А ты, правда, не знал?- удивлённо переспросил маленький Илай, сам узнавший названия многих деревьев только после приезда на север.
  - Правда. Я не из этих мест. Так далеко мне ещё не приходилось забираться.
  -Хочешь, я тебе покажу беличье гнездо? - услышала заговорщицкий шёпот сынишки, когда пошла на кухню за ещё одной порцией пирожков. - Только мама меня не отпустит одного в лес, - грустно закончил он.
  - Мы её с собой позовём, - также заговорщицки прошептал Илай, который князь.
   Я усмехнулась: он так мило пытается найти общий язык со своим сынишкой, буквально хватается за любой предлог.
  - Моя госпожа, не составишь нам компанию с сыном на прогулке в лес? - не стал откладывать предложение в долгий ящик шаман.
  - Сходим. Только, Илай, не называй меня госпожой при местных, особенно на имперском. Это очень странно звучит.
  Глаза шамана блеснули, он озорно улыбнулся.
  - Хорошо, моя госпожа, - я закатила глаза, придумал тоже, вредничать.
  - А тебя, правда, Илай зовут? - опять спросил сынишка, вытирая сестрёнке пальцы, липкие от потёкшей начинки пирожков.
  Он привык заботиться о маленькой Снежке. Когда она родилась, ему было почти четыре, его так поразила живая кукла, что он зачарованным взглядом наблюдал за ней всё время, а потом, видя, как мы о ней заботимся, подключился к игре, стал тоже нянчиться. Я не стала любить его меньше с появлением дочки, они оба для меня сокровища, их невозможно не любить.
  - Правда, а что тебя так удивляет?
  - Ты первый Илай среди, кого я знаю. Мама говорила, что моё имя редкое.
  - Редкое. Для империи, - подтвердил шаман. - Мы названы в честь одного человека.
  - Правда? - заинтересовался малыш.
  - В честь славного героя древности, который стал могучим королём всей Степи.
  - Ух ты! Мам, ты слышала, ты назвала меня в честь короля.
  "Да, - подумала я, - и этот король сейчас сидит с нами за одним столом".
  Услышала, как хлопнула входная калитка, и послышался скрип снега под сапогами. Я выглянула в окно: к крыльцу приближался Вадим. Что делать? Я бросила быстрый взгляд на Илая, он что-то рассказывал сыну, попутно пересадив Снежку себе на колени: её заинтересовали яркие нашивки на его боевом халате. Не успела я принять никакого решения, Вадим уже вошёл в дом.
  - Утра доброго, любимая, - он запнулся на последнем слове, когда заметил степняка.
  - Не представишь меня, Кира, своему гостю? - предложил Илай, холодно рассматривая новоприбывшего.
  - Это... - не успела я договорить, как сын выкрикнул.
  - Это дядя Вадим, он наш друг, - мальчишка споро выскочил из-за стола и подбежал к Вадику. - Привет, - протянул он руку для рукопожатия.
  - Привет, - ответил мужчина, не отрывая взгляда от шамана.
  - А это, - продолжил знакомство мой сын, - Илай. Он приехал издалека и никогда раньше не видел белок. Представляешь? - он доверительно посмотрел на моего любовника.
  - Представляю. Кира, это тот, о ком я думаю?
  - Не знаю, о ком ты думаешь, - вступил в разговор шаман. - Я законный муж Киры, и отец её ребёнка.
  Никогда не думала, что попаду в эту фантасмагорическую ситуацию.
  - А знаете что? Разбирайтесь сами, - сказала я, когда взгляды мужчин, требующих объяснения скрестились на мне. - А мы пойдём к дяде Антоше. Ребятки, собирайтесь.
  - Я не хочу к Антоше, - заныл маленький Илай. Ты обещала белку идти смотреть.
  - Вот вместе с Антошей и сходим. Быстро! - скомандовала я, сынок ускорился, а малышку я одела сама.
   В рекордные две минуты мы были на улице.
  - Ты чего их оставила одних в доме?- воскликнул братец, подливая мне успокоительного чая, который я прописала его жене.- Вадик же убьёт его.
  - Дурак, не Вадик, а Вадика. Отец моего Илая - настоящий воин, боевой шаман. Даже не считая всего этого, он очень крепкий мужчина, выросший на свободе и на мясе.
  - Вадик тоже на мясе, - не понял меня брат.
  Я отмахнулась.
  - Не то. Илай - степняк, выросший на других законах.
  - Тогда я удивляюсь, как ты не пришла с двумя фингалами, - хохотнул неугомонный братец.
  - Я не связываюсь с мужчинами, способными поднять руку на женщину, - пробурчала я.
  - Ну, Кирка, ты даёшь. В молодости была такой тихоней, а сейчас, оказывается, крутишь сразу с тремя мужиками.
  - Да пошёл ты! - обозлилась я. - Я к тебе за поддержкой, а ты ...
  - Ладно-ладно, не кипятись, - примиряюще поднял руки Антон. - Конечно, в свете последних событий, смерть твоего мужа выглядит, очень даже своевременно, - задумчиво пробормотал он.
  - Ты достал! - выкрикнула я, бросая в него чашкой вместе с содержимым. Чашку он успел перехватить, а вот чай разлился тёмным пятном по его рубахе.
  - Ну вот, - огорчённо сказал он, - опять от Настасьи попадёт, только свежую рубаху одел.
  Снежку увлекли в игру младшие дочки Антона, а Илай пошёл смотреть щенков с Лёнькой во двор.
  В этот момент бешено залаяла собака, так обычно облаивают чужаков.
  - А вот и твой князь пожаловал! - констатировал Антоша.
  По двору действительно шёл плавной и тягучей походкой воина мой степняк. Послышался детский голос:
  - Илай! Иди сюда, щеночков смотреть!
  Сын же во дворе. Моё сердце упало, я бросилась на улицу, в чём была - в платье и носках.
  - Не отдам сына!!! - с дурным воплем бросилась на своего шамана, который держал мальчишку на руках.
  Он обхватил меня одной рукой, крепко прижал, лишая свободы движения, и чмокнул в нос, чем ввёл в ступор.
  - Воительница моя, кто тебе сказал, что я заберу твоего сына? Вы мне все нужны: ты, наш сын и дочка, так похожая на тебя.
  - Но разве это нелогично? - растерянно пробормотала я.
  - Для чего или для кого логично, милая? Я тоже не жил один всё это время. А то, что у мага выросли рога, меня даже радует, - он препротивно ухмыльнулся, а я покраснела до корней волос.
  - Сынок, давай беги в дом, да попроси для мамы сухие носки, а то свои она вымочила.
  Только тут я поняла, что стою в ледяной луже, скопившейся от талого снега со всего двора. И была она отнюдь непрозрачной как слеза младенца. Двор у брата был большой, и на нём обитало много всякой живности: куры, утки, овцы .... Маленький Илай убежал в дом, а его отец подхватил меня на руки, озорно подмигнул и понёс в дом брата.
  Там нас встречала целая делегация во главе с Настасьей. Чует моё сердце, не даст она мне носков, припомнит мой отказ помочь со стиркой. Антоша был чуть в стороне и демонстративно проверял остроту заточки топора....
  - День добрый всем! - вежливо поздоровался мой степняк и отвесил небольшой приветственный поклон, вместе со мной на руках.
  - Здорово, коль не шутишь, - хмуро откликнулся мой братец. Наверное, переживает за Вадима.
  - Могу я попросить носки для своей жены? - спросил мой муж, усаживая меня на лавку у печи.
  Подбежал маленький Илай, протягивая новые полосатые носочки. Всё-таки жена брата не смогла отказать в просьбе. Степной князь встал на одно колено под любопытными взглядами многочисленных отпрысков Антоши, стянул с меня мокрые и холодные носки, тщательно растёр кожу до покраснения, ещё применил что-то из шаманской практики, я не поняла, всё-таки года обучения маловато. Моим ножкам стало тепло и уютно, особенно после того, как мой князь надел на них носочки, потому что пол в доме Антона не блистал безукоризненной чистотой.
  - Чай не больная она, так с ней возиться, - не поняла порыва князя моя невестка.
  - Мы отбываем сегодня, - спокойно сказал князь, выпрямляясь. Я на него удивлённо уставилась.
  - Как сегодня?
  - Ты уже слышала, что стало с твоим магом? - я кивнула. - Он влез в дурнопахнущую историю из-за своей алчности. Кстати, ты знаешь, что он тут был пару дней назад? Я видел его следы. Если ты приглядишься, то тоже заметишь.
  - Как? Когда был? - я заволновалась.
  Неужели он приехал в тот момент, когда я была с Вадимом? Значит, мне не показалось тогда чьё-то ещё присутствие, кроме брата.
  Но это невозможно. Это было где-то неделю назад, на тот момент его исследовательская группа уже считалась без вести пропавшей. Значит, он не умер, пришёл за мной, увидел тут такое и ушёл? Я беспомощно посмотрела на Илая, как бы прося оправдать меня перед самой собой.
  - Да, Кира, он был здесь, - безжалостно подтвердил шаман. - Прими это как факт. Мало того, он наслал на тебя какое-то проклятие, из-за чего защита на браслетах активировалась.
  - Так вот почему они светились! - вырвалось у меня.
  - Они светились не только поэтому, - туманно заметил мой шаман и обратился к брату: - Я забираю Киру и детей сегодня вечером. Приходите попрощаться в тот домик, который она сняла. - Кира, одевайся, пошли, нам нужно ещё о многом поговорить.
  - Э, куда ты заторопился, моя сестра ещё не сказала, что согласна ехать с тобой. Кира?
  - Я поеду, - коротко ответила я, сама удивляясь с какой лёгкостью дались мне эти слова. - Илай, одевайся. Снежа, малышка, пошли домой.
  - Мам, а мы возьмём щеночка? Он такой пушистый и белый.
  - Там, куда мы поедем, ему будет жарко, поэтому ...
  - Возьмём, - перебил меня Илай-Старший. - Под мою ответственность, - добавил он, глядя мне в глаза. - Надеюсь тебе достаточно слова степного князя?
  Я медленно кивнула. Не представляю, что он будет делать, если пёсик перегреется.
  Глава 26 Здравствуй, Степь, я вернулась
  Его чёрные глаза как будто заглядывали мне в душу. В них было столько тепла и этой особенной расположенности: "Ты мне нравишься. Мне интересна именно ты. Ты моё сокровище". Как же я соскучилась по именно этому взгляду, когда для того, чтобы сказать слова не нужны.
  У Илая оказался вполне обычный магический телепорт, который можно купить в любом специализированном магазине. Мы простились с родственниками. Я улучшила минутку и поговорила с Вадимом, который тоже пришёл. Он сказал, что знал, что рано или поздно всё этим закончится, и что он рад, что мы любили друг друга, хотя и недолго. Оказывается, между ним с Илаем не было никакой драки, они просто поговорили. Не знаю, что такого сказал мой шаман, но Вадим на прощание сказал, что я могу всецело довериться своему первому мужу.
  Степь. Резкий переход практически из зимы в разгар весны - то ещё испытание для организма.
  - Ого! - воскликнул маленький Илай, - а мы где?
  Я осмотрелась. Парило. Дымка на горизонте скрывала какой-то городок.
  - Мой господин, - обратилась я к своему шаману на степной манер, решила привыкать, - что это за город?
  - Не узнаёшь? Это Пограничье. Я подумал, что ты захочешь прикупить что-нибудь из вещей и магических инструментов.
  - О, спасибо. Но до города ещё километров пятнадцать пешком...
  - Милая моя, ты забыла, что ты магиня? Тебе теперь можно без опаски пользоваться магией на территории Степи.
  Я удивлённо посмотрела на своего мужа, но не стала пока уточнять причину такой щедрости Степи по отношению ко мне. Призвала магию, сила легко отозвалась и свободно потекла, формируя заклинание телепортации. Я испытала ни с чем несравнимое удовольствие от использования способностей. Всё-таки магу тяжело жить на территории с обеднённым магическим фоном.
  Я не была в Пограничье уже пять лет или около того. Здесь ничего не изменилось: всё то же смешение культур и стилей. Оседлые степняки мирно соседствовали с выходцами южных регионов империи, потомками каторжан (когда-то в Пограничье ссылали за нетяжёлые преступления), представителями народа синах, не имеющих своей родины, постоянно кочующие по другим странам. Телепорт вынес нас именно в той точке, которую я планировала, - в маленький садик старушки, у которой я когда-то снимала квартиру.
  Домик хозяйки квартиры находился недалеко от центра, где располагался местный рынок.
  - Не думал, что ты так быстро сработаешь, - сказал с улыбкой Илай. - Я хотел дать тебе другие координаты.
  - Надо было раньше, - буркнула я, оглядываясь по сторонам и прикидывая, сдаётся ли сейчас этот домик.
  - Нас должны были встретить. Мне нужно время дать встречающим знать, где я. Ты меня подождёшь здесь? Вон, кажется, хозяйка этого пансиона идёт, - видимо Илай подумал в том же направлении, что и я.
  К нам действительно спешила из соседнего домика пожилая женщина, в которой я узнала хозяйку. Она почти не изменилась, только волосы стали полностью седыми.
  Маленький Илай уже с любопытством обследовал новую территорию, взобрался на крыльцо и опробовал качели, подвешенные на террасе.
  - Извините, вы кто? - спросила бабушка.
  Илай быстро договорился о съёме, оставил нас и ушёл.
  - Мам, а зачем мы едем к Илаю в гости? - спросил сынок, когда я накрывала на стол. Илай, уходя, заказал в ближайшем кафе еду на вынос.
  - Разве тебе он не нравится? Я думала, вы подружились, - мальчишка засунул пальцы в вазочку с вареньем, которым нас угостила гостеприимная хозяйка (она узнала меня, сказала трудно забыть ту, про которую все говорили, что она умерла, а потом она воскресла).
  - Фу, Илай, не делай так, и сестрёнке вытри руки, - малышка как всегда не отставала от своего брата.
  - Мы подружились, только мне не нравится, что он заставляет меня называть его папой.
  - Когда это? - удивилась я, вроде не замечала такого за Илаем.
  - Ну, помнишь ты ходила к тёте Тамаре перед самым отъездом? Тогда.
  Видимо шаман попробовал, понял, что рановато и отступил, а маленький Илай запомнил этот случай.
  - Не переживай. Он не будет больше заставлять.
  В самое сердце Степи мы отправились по шаманским тропам, сразу же, как вышли за город вечером того же дня, что и прибыли. Спешка была вынужденной: меня объявили в розыск.
  Мой муж Тео состоял в тайном обществе (при том давно, ещё до нашей женитьбы), целью которого было возродить запретные знания древнего магического Ордена. Сохранились легенды, что тот Орден, канувший в Лету, владел источником бессмертия. Видимо сохранилось что-то помимо легенд, раз маги так усердно стремились восстановить утерянные знания. Когда исследовательская группа Тео пропала в горах, некоторые не очень ценные посвящённые подумали, что их кинули. Некоторые, особенно обиженные таким поворотом, дел решили сдать тайное общество властям. На имя барона пришло письмо с подробной информацией на известных участников. Начались аресты. Меня хотели проверить на причастность и нагрянули в наш городской дом, где естественно никого не было уже больше недели. Значит, Тео знал, что так будет, поэтому настоял на моём скоропалительном отъезде.
  Вряд ли бы я смогла чем-то помочь следствию: Тео не посвящал меня в свои дела. О существовании тайного общества я не подозревала, хотя знала, что муж интересуется запретными знаниями. Но он свой интерес объяснял заботой о безопасности нашей семьи, что он должен восстановить те знания, которые принадлежали его предкам. Возможно, он и меня хотел взять с собой, но мой роман с другом детства расставил другие приоритеты.
  Илай, вернувшись из города, сообщил, что меня объявили в розыск за участие в запретном обществе.
  - Почему ты не спрашиваешь, правда ли это? - задала я ему вопрос.
  - Потому что знаю, что неправда.
  - Ты так уверен во мне? - мы шли не спеша по цветущей Степи в направлении главного стойбища, оно уже виднелось примерно в полукилометре. Илай из-за спешки был вынужден отказаться от торжественного въезда и сопровождения. Как по мне, так даже лучше.
  Сынок держал меня за руку и с любопытством рассматривал незнакомую местность, а малышка уютно устроилась на руках у князя и посапывала.
  - Кира, я не уверен, я знаю, - Илай остановился и посмотрел на меня. - Я и про мага твоего знал, поэтому и торопил тебя с приездом, когда понял, что они заигрались, - он снова пошёл вперёд.
  - Откуда ты знал? - осторожно спросила я.
  - Они окопались практически на границе с моей землёй. Ты думаешь, другой бы на моём месте не заинтересовался, кто и что там делает?
  - А, тебе Степь подсказала, - догадалась я.
  - Не совсем, - Илай поморщился. - Я про это общество узнал ещё, когда тебя искал в первый год, потому что собирал информацию на твоего мага. А потом меня отвлекли внутренние семейные дела, - это он так обозвал борьбу за трон. - Но я продолжал присматривать за тобой, понимая, что в той ситуации тебе безопаснее было в империи. Сейчас в Степи относительно тихо, поэтому ты здесь, - он повернулся ко мне. - Больше не убегай, Кира, я больше тебя не отпущу.
  Он поцеловал меня в лоб, и ощутила шаманское благословение на себе, которое призывает здоровье, плодовитость и долголетие. Заметил мой поражённый взгляд, улыбнулся. А удивиться было чему, по силе это благословение не уступало полноценному ритуалу с участием пяти магистров магии, совершаемому для императора ежегодно во время празднования первого дня весны.
  - Не удивляйся, теперь я верховный шаман всей Степи, мне стало многое доступно.
  Я искоса взглянула на своего первого мужчину: кто же сейчас передо мной? Осталось ли в этом человеке что-то от того мальчишки, в которого я была так сильно влюблена?
  - Кира, не бойся, - не глядя в мою сторону сказал шаман, - ты рядом со мной в безопасности. Тебе не надо меня бояться, - он повернулся и улыбнулся, а рукой поймал мою ладонь и поцеловал. - Я не чудовище. Для тебя я всё тот же влюблённый в тебя Илай, просто более опытный, - и он самым пошлым образом подмигнул, я смутилась.
  Нас заметили, навстречу выехали лихие наездники. Откуда со стороны Степи донёсся глухой топот, я обернулась и увидела своего старого знакомого, любимого коня Илая - Урагана, - который мчался во весь опор прямо на нас. Я непроизвольно вцепилась в рукав шамана.
  - Это Ураган, - конь показался мне ещё больше, чем в воспоминаниях, а его норов ещё хуже.
  - Нет, это его сын, улыбнулся Илай. - Его зовут Бестия.
  - Почему ты даёшь такие страшные имена своим коням?! - заорала я, хватая сына за руку и прячась за спину мужчины.
  Он рассмеялся, а маленькая Снежка проснулась от шума, открыла сонные глазки и тут же взглядом на ткнулась на чёрную морду Бестии, который резко затормозив перед хозяином, сейчас ластился к нему как собака.
  - Ой, - воскликнула малышка и протянула ручку потрогать это чёрное непредсказуемое существо.
  Я дёрнулась перехватить малышку, но Илай меня остановил, мягко взяв за руку. Огромный конь замер, то ли по команде, то ли сам переполняемый любопытством, и великодушно позволил погладить себя по морде, кося на меня ехидным лиловым глазом.
  - Ух ты! - не выдержал и Илай-младший. - Можно я тоже его потрогаю? - спросил он у отца, умоляюще заглядывая ему в лицо.
  - Не только потрогать, но и я тебя на нём прокачу. Хочешь?
  - Ещё бы! - воскликнул пленённый заманчивой перспективой мальчишка, но вспомнил, что у него есть строгая мать, обернулся ко мне. - Мам, ведь можно, правда?- и этот просящий взгляд, которому мне трудно отказать.
  Я вздохнула, Илай Старший ехидно на меня посмотрел. Я снова вздохнула.
  - Можно, всё равно в тебе степняцкая кровь заговорит.
  - Ура! - мальчишка ринулся к коню, не демонстрируя ни капли страха или хотя бы трепета перед его размерами.
  - Но только с отцом, - Илай уже вовсю щупающий уши и гриву Бестии, всё-таки услышал мои слова.
  - Но мама, это же невозможно, папа остался далеко, - возразил сын.
  - Я имела в виду Илая, - всё так же строго поправилась я.
  Встречающие остановились на почётном расстоянии и дали князю немного времени и пространства побыть с семьёй. Со стороны стойбища отделился ещё один всадник, пустивший своего коня во весь опор. Он не стал притормаживать на невидимой линии почтения, смело ворвался в личное пространство князя. Лихим наездником оказался мальчик примерно возраста моего сына. Он кубарем скатился со спины своей лошади и тут же бросился с криком "Отец!" в объятия моего мужа. Шаман обнял одной рукой мальчишку (на другой у него всё ещё сидела Снежа).
  - Всё-всё, я приехал, Асах.
  - Отец, ты обещал не долго.
  Не я одна смотрели с ревностью на эту сцену. Маленький Илай привык за недолгое знакомство с князем, что всё его внимание принадлежит ему. Прибывший мальчишка ему сразу не понравился. А мне очень сильно захотелось домой в империю и плевать на возможный допрос.
  Илай посмотрел на меня, оценил по моему взгляду направление мыслей.
  - Это мой Второй сын. Им тяжело пришлось во время смуты. Теперь каждый раз, когда я уезжаю, он очень тревожится, - попытался он вызвать во мне сочувствие.
  Конечно, мне стало жаль мальчика, но сына я люблю больше. Видя, что на меня не подействовали его слова, шаман вздохнул и предпринял Вторую попытку.
  - Теперь, когда ты здесь и займёшь своё законное место Старшей жены и княгини, - последнее слово он выделил, - тебе придётся заботиться о здоровье и благополучии всей моей семьи, которая теперь и твоя тоже.
  Он приободрил меня княгиней, но всё испортил намёком на какие-то обязанности.
  - Надеюсь, это будет не стирка, - пробубнила я, Илай расслышал, рассмеялся.
  - У Старшей жены есть привилегия: она может не заниматься бытовыми делами. Зато на тебя ложатся организаторские действия.
  И уже сыну.
  - Поприветствуй, перед тобой Старшая госпожа и Старший брат.
  Судя по глазам мальчика, недовольных решением князя стало на одного человека больше. Да, Илай с сыном говорил на степняцком, оказывается, я не успела полностью его забыть.
  Мальчик насупился, но всё-таки сделал должный по этикету поклон и пробормотал слова приветствия. Маленький Илай скрестил руки на груди и так рассматривал своего сводного брата, как будто решал, как его сподручнее ударить. И это мой отзывчивый воспитанный малыш! Это всё влияние Степи, это она давит на мозги, будя первобытные инстинкты. Вот и я поймала себя на мысли, что с тех пор как встретились с Илаем, мы даже не целовались. Если он не будет справляться со своими супружескими обязанностями из-за своего гарема, я уйду от него, пофиг на титул и то, что в империи меня ждут горячие объятия барона из контрразведки.
  - Мама, кто это? - спросил меня сын.
  - Это сын Илая,- ответила я честно.
  - И твой младший брат, - добавил князь, - поэтому ты будешь о нём заботиться.
  - У меня нет братьев, - нагло заявили оба паренька в голос, только на разных языках.
  - Придержи язык, - прикрикнул строго князь на обоих. Я его таким суровым ещё не видела, маленький Илай тоже. Мальчишки стушевались. Князь дал знак, мне подвели скромного мерина, чтобы я на нём въехала в стойбище. Вот опозорюсь: Старшая жена едет на кляче.
  - Илай, ты говорил, что я могу применять магию? - шепнула я. Тот кивнул. - Дай мне нормального коня, я не хочу позориться перед вашими степными матронами. Засмеют ведь.
  Илай ухмыльнулся, его глаза загорелись огоньком предвкушения. Не знаю, на какие мысли его натолкнула моя просьба. Он дал знак своим людям, и мне вывели восхитительную тонконогую белую кобылку.
  - Ничего себе! - воскликнула восхищённая я. - Ты где её всё это время прятал?
  - Нравится? Тогда бери, она твоя.
  Я подошла к белой красавице, она нервно забила копытом, принюхиваясь и кося на меня глазом. К моему удивлению, глаза у неё были голубые. Кобылкой заинтересовалась не только я. Чёрный жеребец Илая тоже изъявил желание познакомиться с красавицей поближе, но был осажен сильной рукой хозяина. Я применила чары подчинения, которые используются при работе с животными. Их смысл заключается в вызове симпатии к хозяину и признанию его авторитета.
  Кобылка сразу стала смотреть на меня дружелюбнее. Я позволила Илаю подсадить меня на лошадь, делая вид, что я просто следую имперской моде, а не боюсь банально грохнуться. Он подал мне дочку. Той, к слову сказать, лошадка тоже понравилась, малышка одной рукой вцепилась ей в гриву, а другой стала завороженно поглаживать шелковистую шёрстку на шее. Маленький Илай победным взглядом посмотрел на своего конкурента в лице сводного брата с высоты спины отцовского жеребца. Илай легко взлетел на своего скакуна, и маленькая процессия двинулась к нашему новому дому, по крайней мере, на ближайшие пару лет.
  Глава 27
  - Моя госпожа, - сказал с усмешкой мой Илай, заметив, что я усиленно кручу головой по сторонам, - можешь не стараться узнать местность: я перенёс ставку князя на другое место.
   Действительно, территория, на которой раскинулось стойбище, было странным для Степи. Во-первых, непривычно каменистая почва под ногами. Во-вторых, местность вокруг не походила на плоскую тарелку, на северо-западе виднелись далёкие горы. В-третьих, я с удивлением поняла, что стойбище расположено на высоком берегу полноводной реки.
  - Это очень нетипичное место для стойбища степняков, - заметила я вслух.
  - Я всегда подозревал, что ты умненькая девочка, несмотря на некоторые глупые поступки, - я фыркнула. - Ты права, это место необычно. Посмотри вон туда, - он указал на восток. - Там будет город - новая столица Степи.
  Мы как раз взобрались на холм, и я смогла разглядеть, что в указанном месте уже идёт стройка.
  Я присвистнула.
  - А ты оказывается амбициознее, чем я думала.
  - Кое-кто заставил меня пересмотреть свои взгляды на власть, - с намёком на одну белокурую магиню ответил Илай.
  Нас встречали. Всюду высыпали люди, приветственно кричали князю. Было заметно, что князь пользуется популярностью у своих подданных, даже больше. Интересно, что же такого сделал мой Илай, что на него смотрят практически, как на божество?
  - В Степи князь значит больше, чем император в вашей стране, - пояснил на мой невысказанный вопрос Илай.
  Я с сомнением на него посмотрела, вспомнив, как за недавний короткий промежуток времени здесь сменилось несколько правителей.
  - Я имею в виду признанный Великой Степью князь. Сама почувствуешь разницу. Не забывай, что и княгине преподает от щедрости богини, - он коварно посмотрел на меня, я отвела глаза.
  Такое ощущение, что он будет меня подкалывать моими амбициями до конца жизни.
  - Например, ты можешь неограниченно и без вреда для себя магичить на её территории. Ты уже убедилась в этом.
  Неужели я опять понадобилась для каких-то целей этой странной богине?
  - Ты знала, Кира, что наш сын сочетает в себе твои и мои способности?
  - Да. А сколько говоришь у тебя сейчас жён? - Илай усмехнулся.
  - У меня три жены. Ты Старшая по статусу, - хитро обыграл вопрос возраста мой драгоценный супруг.
  Вторую жену я была старше лет на десять, боюсь представить возраст третьей.
  - А ты их всех любишь?
  - Люблю я только тебя, забочусь согласно долгу обо всех.
  Такое ощущение, что он в моё отсутствие прошёл ускоренные курсы дипломатии.
  - А почему у тебя так мало жён: ты же князь.
  - Я князь всего Второй год, - усмехнулся шаман, - это, во-первых. А во-вторых, делами семьи заведуешь ты. То есть подбором кандидаток мне в жёны. За исключением острой политической необходимости. Моя Старшая жена столько лет отлынивала от своих прямых обязанностей, - сокрушённо покачал головой князь, - что я был вынужден вести аскетический образ жизни, живя только с двумя жёнами.
  Мне захотелось стукнуть его. Но я помню, что мужчин не бьют.
  - Ты не боишься, что я тебе страшненьких подберу?
  - О, так ты согласна с подбором кандидаток? Это хорошо, я думал, мне придётся очень долго тебя уговаривать.
  Вот сволочь! Он ещё и хитрит!
  - Я не беспокоюсь на счёт красоты будущих жён. Ты как-то сказала, что тебе нравятся красивые детки. Вряд ли ты захочешь, чтобы мои дети, о которых и тебе придётся заботиться, были страшненькими.
  Я не успела спросить, где я буду жить, как мы подъехали, судя по размеру и отделке, к княжескому шатру.
  Илай спешился. Сынок возбуждённо делился впечатлениями.
  - Мам, я, конечно, ездил на лошадях, но на таком никогда. Он же настоящий зверь! Тебе тоже нравится Илаев конь?
  - Так сильно, что слов нет, - сказала хмуро я, раздумывая, как мне спуститься с лошади вместе с дочкой.
  Пока я раздумывала, Илай подошёл и аккуратно снял нас обеих.
  - Мам, мы же купим такого же коня, правда?
  - Зачем, дорогой? Илай подарит тебе целый табун таких скакунов. Так ведь, мой господин? - сынок вопросительно посмотрел на своего отца.
  - Зачем дарить? Он у него есть с самого его рождения.
  Сын подёргал меня за рукав.
  - Я не понял, что сказал Илай.
  - Он сказал, что уже подарил тебе целый табун таких красавцев. На днях съездите посмотрите.
  - Круто! Вот мне все ребята будут завидовать.
  Мы вошли в шатёр. Он мне показался ещё более роскошным, чем шатёр предыдущего князя.
  - Моя госпожа, я представлю тебя своим жёнам и детям, потом Вторая проводит тебя в твой шатёр.
  - Я одна жить не буду, сразу говорю, - угрюмо сказала я. - Одним титулом княгини ты меня не соблазнишь, - я удобнее перехватила Снежку, которая заинтересовалась бахромой одной из тяжёлых портьер, отделявших официальный сектор от предназначенного для неформального общения, где мы сейчас и находились.
  Нет, княжеский шатёр не предназначен для проживания, он - присутственное место для встреч, переговоров, совещаний, торжественных мероприятий и тому подобное.
  Илай рассмеялся в голос.
  - Любимая, я и сам тебя далеко не отпущу. В Степи принято, что супруг живёт у своей Старшей жены.
  - Я всё равно предупредила, - сказала я, глядя в сторону.
  - Всё в порядке, любовь моя, - Илай подошёл и совсем как в юности аккуратно и нежно убрал выбившиеся волосы из причёски. Я снова была с церемониальной причёской Старшей жены, пока некоронованной княгини. - У меня накопились дела за моё отсутствие. Но я обязательно найду время, чтобы зайти и посмотреть, как ты устроилась. Хорошо?
  - А разве ты не будешь отдыхать после дороги? - удивилась я.
  - Сейчас... у меня мало времени, чтобы всё успеть.
  Наверное, под "сейчас" он имел в виду данный этап становления молодого государства. Степь менялась на глазах.
  - Тебе нужно больше уделять внимания своему отдыху. От тебя многое и многие зависят, поэтому твоё здоровье должно быть в приоритете. Это я тебе как врач говорю.
  Илай мягко улыбнулся.
  - Если я попрошу тебя как врача заботиться о мом здоровье, ты согласишься?
  - При условии, что мои услуги будут оплачены, и ты будешь исполнять все мои рекомендации, - гордо заявила я, зная, что буду о нём заботиться просто по велению души без всяких договоров.
  Илай снова рассмеялся, позвал своего помощника. В пять минут был составлен приказ о моём назначении фактически министром здравоохранения и личным врачом князя. С приличной суммой в качестве ежемесячной оплаты.
  - У нас люди, если заболеют, обращаются к шаманам, но с укрупнением стойбищ часто стали вспыхивать массовые болезни, с которыми шаманы справиться не в силах. Я знаю, ты работала в области здравоохранения, и ты сама имперка, ты знаешь, как там всё устроено для поддержания здоровья населения. Я даю тебе безграничную власть в этом вопросе, - у меня челюсть отвисла от такого заявления. - Но будет сложно, потому что люди ещё держатся за старые порядки, хотя условия меняются. Я знаю, будет тяжело, но сделай то, что сможешь.
  Я представила, каково же Илаю преодолевать косность мышления людей день ото дня, и преисполнилась уважения к его труду реформатора и прогрессора. Нелегко стоять на стыке тысячелетий, на острие перемен. Потомки будут прославлять Илая как великого просветителя, а современники ругать как нечестивца, покусившегося на святую старину. Хотя в одиночку такие дела не делаются. Раз Степь выбрала его в лидеры, значит, сейчас есть достаточное количество людей готовых к переменам.
  Я взяла Илая за руку.
  - Хочу поблагодарить тебя за твои труды и усилия от лица всех степняков. Может быть, пока они не догадываются сделать это сами.
  - Ты спрашивала, почему я тебя люблю. Вот за это тоже, - он притянул мою руку к своим губам, и нежно, и почтительно поцеловал, как прикоснулся к святыне.
  У меня мурашки пошли по спине, а глаза увлажнились, но я сдержала слёзы, сейчас не время и не место плакать.
  Молодой юноша, видимо исполняющий роль секретаря, сообщил, что жёны прибыли. Ну что ж, посмотрим, сильно или нет изменилась та девчонка, из-за которой я сбежала в империю. Сейчас я бы ни за что не оставила ей Илая на долгих шесть лет. Хорошо, что за это время с ним ничего страшного не случилось, если не считать, что он стал князем, хотя это в моих глазах скорее плюс, чем минус.
  Я уселась в предназначенное мне, то есть княгине невысокое кресло, стоящее рядом с троном князя.
  Вошли две молодые женщины. Рядом с одной, Старшей, шёл уже виденный нами мальчик и девочка лет трёх. Рядом с другой две девочки погодки двух и трёх лет. Да негусто у князя с сыновьями. При виде отца дети заволновались, как будто обрадовались. Значит, Илай не забывает о них, даже среди государственных дел находит время, чтобы поиграть с ними. Я стрельнула глазами в сторону Илая: его глаза светились теплом при взгляде на малышей. Он хороший отец, я это поняла ещё на севере по тому, как он возился с моими и даже с многочисленными племянниками умудрился найти общий язык.
  Если он жил со своей Второй женой, то она превратиться в мою врагиню, когда поймёт, как сильно изменился её статус с моим возвращением. Ничего, я ей когда-то уступила своё место за просто так, теперь её черёд пододвинуться. Обе женщины симпатичные, но типичные степнячки, я бы их не узнала в толпе других женщин. Я с гордостью подумала, что я природная блондинка. Это выгодно отличает меня от степнячек.
  Мамаши придержали детей, ринувшихся было к отцу, а Илай сказал пару слов о моём возвращении из империи, где я жила по его приказу, выполняя важное задание, и что я теперь их главная. Жёны не были в восторге от такого поворота событий, но сумели сдержать свои эмоции и послушно пробормотали: "Да, наш господин".
  Интересно, кто из них имеет на него большее влияние? Старшая или младшая? Свято место пусто не бывает, мы не были вместе шесть лет, ни за что не поверю, что он не влюблялся. Я ведь любила Тео, да и до сих пор во мне к нему сохранились тёплые чувства, не смотря на то, что он бросил меня и исчез, не сказав даже слова на прощание. Пусть даже мы бы поругались, это всё же лучше, чем вот такое расставание, которое будто не завершённая нота... Он обрёк меня переживать его смерть. Если бы не Илай, я бы думала, что мой Тео погиб. Он же знает меня, он знал, что я бы бросилась вести расследование... что-то я отвлеклась.
  Илай перешёл к неформальному общению с семьёй: обнимал детишек и дарил им подарки. Когда только успел приготовить? Но если он моих обойдёт стороной... Не успела я додумать, как Илай подозвал нашего старшенького и сказал, что дарит ему жеребёнка, сына его Бестии, которого он может воспитать сам. Сынишка обрадовался (нашёл чему), запрыгал, успел бросить победный взгляд на сводного брата, подбежал ко мне.
  - Мама, ты слышала?
  - Слышала - слышала. Поздравляю, теперь ты официальный владелец бестии Љ2.
  - Я его по-другому хотел назвать, - задумчиво проговорил сынок.- Но ты права, я назову его Вторым Ветром, - снова взгляд на сводного братца, который официально зовётся вторым братом, в то время как Илай старшим.
  Откуда в моём сыне столько коварства?
  - Илай, как будет Второй Ветер на степняцком?
  Второй ветер - в мифологии народов империи означает последний шквал, сметающий всё со своего пути. Сынок, не зная об Урагане, подобрал верное имя для его внука.
  - Сын, ты должен ко мне обращаться отец или князь, когда мы не дома.
  - Да, князь, - маленький выпендрёжник знает, что такое официальное обращение, потому что иногда мы заходили на работу к Тео, где все к нему обращались по занимаемой должности, Илай быстро научился у окружающих, как правильно обращаться к приёмному отцу на службе.
  Я покашляла в кулак, призывая своего неугомонного отпрыска к порядку, и стрельнула глазами в сторону второго брата. Сынок смекнул, что здесь что-то важное замешано, и быстро исправился.
  - Отец, - глаза князя подобрели, - как на степняцком будет Второй, - снова быстрый взгляд на сводного, - Ветер?
  - Ас-Наг.
  Маленький Илай довольно улыбнулся, как и ожидалось, в имени коня содержался такой же слог, что и в имени брата.
  - Спасибо, отец,- маленький хитрец, нарушая все правила, подошёл к князю и обнял, а потом предовольный подбежал ко мне.
  На этом официальная часть была закончена. Меня проводили в покои князя. Там оказалось уютнее, чем я ожидала. Никаких посторонних женских вещей я не обнаружила. Это радовало.
  Уставшие после переходов, мы, покушав, сразу уснули. Я проснулась от того, что меня кто-то поднял с постели, на которой мы уснули с детьми, и перенёс на другую. Я открыла глаза. Было уже темно.
  - Что я вижу? - прошептал Илай, а это был он. - Прихожу уставший после трудового дня, а моя любимая жена даже не думает меня встречать: спит сном праведницы.
  Он чмокнул меня в носик, я улыбнулась.
  - Ты же знаешь, что Степь требует адаптации после долгого отсутствия, - я прикоснулась к его волосам, заплетённых хитрым образом в официальную причёску. - Тебе не тянет кожу на голове?
  Он рассмеялся.
  - Нет, милая, я привык.
  - Ты, наверное, голову раз в месяц из-за этой причёски моешь, - предположила я.
  - Да, Кира, и моюсь раз в полгода, - он поцеловал меня. - Теперь ты моя жена, поэтому будешь соответствовать.
  - Фу-у, - я шутливо отвернулась от него.
  Глава 28 Есть ли профсоюз младших жён?
  Утром я проснулась раньше Илая, потому что успела накануне выспаться про запас. Мой Илай действительно возмужал по сравнению с тем, каким я его запомнила. Вон, какие мощные плечи и мускулистая спина. Сейчас он лежит на животе, уткнувшись в подушку. Я наклонилась и поцеловала его между лопаток. Интересно, в Степи есть профсоюз младших жён? Если я монополизирую своего Илая, кому они пойдут жаловаться? Сейчас, когда я Старшая жена князя, кто имеет надо мной власть кроме самого князя? Надо уточнить у Илая.
  - Строишь коварные планы? - меня обняли за поясницу и поцеловали в бедро.
  - С чего ты взял? - удивилась я, целуя в плечо своего любимого мужчину.
  - Сужу по твоему выражению лица. Очень уж оно характерное, - снова поцелуй, и руки отправились в путешествие по моему телу.
  - Я хотела спросить, перед кем я несу ответственность за свои действия кроме тебя, естественно? - руки на мгновение замерли.
  - Перед собой и перед Великой Степью, любимая. Признавайся, что задумала? - он приподнялся на локте, надо его успокоить, пока не забрал обратно власть, которую второпях даровал.
  - Да вот думаю, если я тебя совсем монополизирую, кому пойдут жаловаться твои младшие жёны? - князь расслабился, усмехнулся, снова поцеловал в бедро. - Вдруг в Степи есть профсоюз младших жён.
  Илай рассмеялся.
  - Это как я тебя удачно Старшей женой сделал, а то бы ты революцию тут устроила. Профсоюза, милая, нет, отношения в семье остаются на совести господина и Старшей жены, - снова поцелуй, на этот раз в плечо.
   Меня подтянули поближе, Илай сел, и я оказалась сидящей в его объятиях.
  - Что ты задумала, милая?
  - Ничего. Я хотела провести медосмотр твоих жёнушек, а то мало ли что, - я сурово поджала губки.
  Улыбнулся.
  - Моя неугомонная Кира, я шаман, и я знаю, что мои жёны здоровы, а Вторая на третьем месяце. Я узнаю, что жена беременная ещё до того, как она сама осознает это. Но я тебе разрешаю делать всё, что ты захочешь. Хочешь устраивать медосмотр - пожалуйста. Просто когда перейдёшь к кардинальным мерам, предупреди меня, хорошо?
  - Угу. Так-то забота о здоровье твоей семьи входит в мои обязанности. Ты мне даже деньги платишь за это.
  - Нашей семьи, Кира, привыкай.
  - Илай, - позвала я возлюбленного.
  - М?
  - Ты только предупреждай меня, что уходишь исполнять супружеский долг, заранее, чтобы я напрасно тебя не ждала. Хорошо? - я печально посмотрела в глаза своему князю.
  - Кира, моя Кира, - он прижал меня покрепче. - Это не так выглядит, как ты думаешь. Мне нет нужды жить с ними. Ночевать я буду приходить домой, к тебе, - ласково провёл рукой по волосам.
  А мне всё не давала покою мысль, кого он любил в моё отсутствие?
  - Илай, а твоя мама?..
  - Жива-здорова, слава Степи. Сегодня увидитесь.
  Вот у неё и спрошу.
  Днём пришли портнихи снимать мерки для пошива степной одежды для меня и детей. Видимо Илай распорядился. Пришла матушка, очень растрогалась при виде маленького Илая.
  - Он так похож на нашего князя в детстве. Я как будто вижу перед собой сына.
  Мелкий смутился от внимания незнакомой бабушки и отпросился на улицу. Я отпустила: на нём столько защиты, что она выдержит прямое попадание булыжника размером с шатёр, зато потенциальным агрессорам придётся несладко. Маленький Илай не знал, что такое "могут побить", поэтому даже не рассматривал эту возможность, а я не сочла нужным помогать его противникам, запугивая его заранее.
  - Зря ты его отпустила одного, Кира, - сказала матушка, я настояла, чтобы она в неофициальной обстановке обращалась ко мне по имени. - Вторая жена и её сын не очень довольны твоим возвращением.
  - О, кстати, хотела спросить, кого любил Илай, пока меня не было?
  - Та девочка погибла в одной из схваток за власть, поэтому сын побоялся тебя вести в Степь, пока здесь всё не успокоится.
  На душе стало противно: он кого-то любил, кроме меня. Лучше бы не спрашивала.
  - А давно это произошло?
  - Через два года, как ты ушла. Они пожили вместе около года. Она помогла ему залечить раны, нанесённые тобой,- безжалостно добавила мать. Видимо, она до сих пор не может простить моё бегство. - Ребёнок вот-вот должен был родиться. Её отравили, она умирала на его руках, а он был бессилен ей помочь. Тогда он это воспринял как знак богини, что она им недовольна, что он забыл тебя. Больше он не любил. Держится с жёнами мягко, но отстранённо.
  Я скисла. По словам матушки, выходит, что во всех бедах Степи виновата я.
  - Вы мне будете нужны после обеда, - сказала прохладно я. - Я зайду за вами.
  А сама собрала Снежку, взяла собранную матушкой корзинку с обедом и пошла к Илаю. Я же его личный врач и должна присматривать за его здоровьем и питанием, правильно?
  Не я одна оказалась такая умная: у входа в княжеский шатёр я натолкнулась на двух других жён, но что-то мне подсказывает, что они объединились между собой против общего врага - меня.
  Завидев меня на подходе, эти сучки ускорились и нырнули внутрь шатра. Меня такая злость взяла, ещё будут всякие полудикие степнячки меня игнорировать. Недолго думая, я создала телепорт, настроенный на конкретного человека - на Илая. Магия, как и было обещано, сработала безотказно, и я с дочкой на руках оказалась посреди стола, прямо перед Илаем. Он взмахом руки остановил охрану, бросившуюся было защищать своего повелителя, и отослал прочь.
  Я с независимым видом подобрала подол длинной юбки и спустилась на пол. Благо степняцкие столики весьма невысоки. Взглянула на Илая, в его глазах плясали смешинки. Но всё же он сказал с укоризной:
  - Любимая, не могла бы ты появляться менее экстравагантным способом. Ты перепугала всю мою охрану. Магия в Степи невозможна, поэтому тренировки от магических атак у них проводятся только в теоретическом плане.
  - Ничего, будут лучше работать, - невозмутимо ответила я, ставя корзинку на пол и опуская Снежку поиграть на ковре.
  - Я рад, что ты пришла, любовь моя, - он обнял меня, поцеловал в висок. - И сразу к делу. Не могла бы ты посмотреть мою защиту на предмет магических атак? А то некоторые умники умудряются так запаковать свои "подарки", что они не ощущаются как магические, пока не откроешь...
  Я встревожилась, неужели, на моего Илая покушались?
  - Не волнуйся ты так. Я и сам чую магию, но мне нужно мнение эксперта.
  - Илай, я не спец в защите, но посмотрю, что могу сделать. Только ты обещай, что если заметишь что-нибудь странное, гипотетически магическое, позови меня. Я волнуюсь. А вместе мы сможем что-нибудь придумать.
  Улыбнулся снисходительно.
  - Идём, любимая, обедать. Ты же, кажется, мне обед принесла?
  Для телепортации Илай выделил мне уголок в комнате отдыха, чтобы я больше никого не пугала своим внезапным появлением. Князь сразу почувствовал знакомую магию и успел успокоить охрану, но присутствующие его советники чуть не наделали в штаны со страху. Оказывается, степняки чувствительнее к проявлению магии, чем неодарённые жители империи.
  Остальным жёнушкам мы дали от ворот поворот. Так приятно. Князь заметил мою предовольную улыбку, усмехнулся.
  - Моя госпожа, надеюсь, твои меры по воспитанию младших жён не дойдут до членовредительства. Они всё-таки матери моих детей.
  - Не знаю, не знаю, мой господин. Я об этом не думала, но ты своими словами натолкнул меня на некоторые идеи, - задумчиво проговорила я.
  Илай рассмеялся и оставил меня осуществлять супружеский долг.
  - Ты сдурел? - я сердито скрестила руки на груди. - Мы не дома.
  - Кира, с каких пор ты стала такой занудой? Мы же не в официальном помещении, нам никто здесь не помешает, - он обнял меня.
  - Ты хочешь меня проверить, насколько далеко я готова зайти в конкуренции с твоими жёнами? - догадалась я. - Имей в виду, по заказу веселиться я не могу, не мой профиль.
  - Ах, ничего от тебя не скроешь, малышка. Ты не против, если с нашей дочкой посидит моя мама, пока мы с тобой прогуляемся в Степь?
  Я опешила от резкой смены темы.
  - Это ты любишь мою Снежку, но на счёт твоей мамы я не уверена.
  - Не беспокойся об этом. В Степи не принято относиться плохо к маленьким детям, тем более, если я её попрошу.
  Мы снова были вместе: я и мой Илай, а над нами только небо...
  - Ты опять её балуешь, сынок. Как бы не вышло также как в тот раз. Она тебя уже один раз бросила, когда ты больше всего нуждался в её поддержке. И ты после всего этого просишь меня посидеть с её нагуленной от неизвестно кого дочерью? - отчитывала взрослого сына мать.
  - Мама, не преувеличивай. Я сам виноват, что не смог её тогда удержать. И дочь у неё не нагуленная, а рождённая в законном браке. И я её удочерил, так что, мама, не отзывайся больше о ней плохо. Мне это неприятно.
  - Ох, сынок-сынок, - старуха тяжело вздохнула, - верёвки из тебя вьёт эта ведьма. С чего ты решил её выделить среди остальных и пустил в свой шатёр? Твой отец так не делал. А что она устроила сегодня днём? Да ещё меня заставила участвовать в этом балагане. Велела раздеться твоим жёнам и проводила какой-то осмотр. Они что невесты?
  - Мама, я ей разрешил. Она лекарь, она будет заботиться о здоровье семьи по моему приказу.
  - Не знаю, сынок, но горя ты с ней ещё хлебнёшь. Вторая не простит ей возвращения, она привыкла быть Старшей женой, и других женщин против неё настроит.
  - Почему бы тебе ей не помочь?
  - Я уже один раз ей помогла. И что получила в ответ? Страдающего сына.
  - Матушка, если я тебя попрошу ещё раз ей помочь, ты поможешь?
  Илай куда-то пропал после того, как мы вернулись из Степи. Медосмотр прошёл на ура. Девки, жёны Илая, злились и пыхтели, но приличного предлога, чтобы не участвовать придумать не смогли. Чувствую, будут мстить. Когда уходила, мне вслед летело столько стихийных проклятий, что если бы я не была магиней, то точно бы заболела.
  Я лежала на нашей с Илаем постели, беззаботно болтала ногами, приглядывая, как маленькая Снежка бегает кругами и пищит от восторга. Много ли ребёнку надо для счастья? Илай ей подарил какую-то местную игрушку. Её привязывают на ниточку и бегут. Она взлетает и издаёт звук, похожий на шмелиное жужжание.
   Сынок Илай с завистью поглядывал на младшенькую, но присоединяться не спешил: мы почти целый день не виделись. Это для нас рекорд, поэтому он прилип ко мне и не спешил уходить.
  - Мам, представляешь, меня здесь все считают сыном князя. Ты просила не отрицать, я не отрицал, но это как-то нечестно по отношению к папе. Мы долго ещё будем жить здесь? Я соскучился по дому и папе, - он сделал грустную мордашку.
  Ему сложнее, чем Снеже, он старше, запомнил больше, скучает по Тео.
  - Сынок, я должна тебе кое-что сказать. Ты выслушай, хорошо? - я села на постели, мой сынок уселся напротив меня, приготовившись слушать. - Папа Тео не сможет вернуться к нам.
  - Почему? - маленький Илай верил во всемогущество своего приёмного отца.
  - В результате неудачного эксперимента, он перенёсся очень-очень далеко, откуда трудно найти дорогу назад.
  - Но ...
  - Дослушай сначала, хорошо?- малыш кивнул, иногда я забываю, что он ребёнок, из-за того, что он опережает своё развитие в некоторых аспектах. - В газетах написали, что он погиб. Но это неправда. Я знаю, что он жив. Я чувствую.
  - Значит, все думают, что папа умер?
  - Да.
  - И Илай тоже?
  - Нет, он знает, что он жив.
  - Тогда зачем он нас похитил из деревни?
  - Он не похитил, он забрал нас домой. До того, как мы поженились с Тео, я была женой Илая. Он на самом деле твой родной отец. Ты родился в Степи, здесь. Но был маленький, когда я увезла тебя отсюда, поэтому ничего не запомнил. Я тебя назвала в честь Илая, твоего отца. Здесь мы дома, а Илай - наша семья, поэтому мы будем о нём заботиться.
  Я замолчала, не знаю, понял ли меня сын. Он сидел задумавшийся и нахохлившийся.
  - Значит, папа никогда не вернётся?
  - Я не знаю, сынок, но скорее нет, чем да.
  - И мне теперь Илая называть папой?
  - Если ты не против. Я думала, он тебе понравился.
  - Он хороший, только у него такой противный сын. Он с дружками сегодня хотел меня побить. Но я не дался! - с гордостью заявил сын.
  - Вот молодец! - я поймала его в охапку и начала целовать, Снежка с радостным писком тоже присоединилась к нашей возне.
  - А мне к вам можно? - раздался мужской голос над ухом, и нас всех троих схватили в охапку сильные руки.
  - Илай вернулся! - крикнула я, как делала при возвращении Тео с работы. - Целовать Илая!
   Малышня с радостным писком набросилась на новую жертву нашей любви. Правда, сынок сначала немного помедлил, но я показала личный пример. Так степной князь оказался повален на лопатки. Малышка Снежка, кажется, увлеклась и начала кусать князю ухо.
  Князь расслабленно посмеивался, а потом скомандовал.
  - Теперь мамина очередь, а то ей будет обидно, если мы её не зацелуем.
  Я не успела убежать, и была пленена своими любимыми.
  Не знаю, когда ходил Илай к другим жёнам, но целую неделю он жил у меня. Я решила не поднимать этот вопрос. Князь старался проводить всё свободное время со своим новообретённым сыном. Пробовал подружить их вместе со вторым, но ничего не вышло: как только мальчишки оказывались в пределах досягаемости друг друга, они начинали драться. Маленький Илай привык быть любимым сыном своего приёмного отца. И здесь не собирался уступать привилегированного места никому. То же самое можно сказать и о другом мальчике. Не сомневаюсь, что Илай любил второго сына, как, я успела отметить, и остальных своих детей.
  - Знаешь, что мне заявил наш сын? - спросил Илай, когда дети уснули в своих постельках.- Что он будет меня называть папой, только потому...
  - Что я попросила? - предположила я.
  - Не угадала. Чтобы Второй брат нос не задирал.
  - Они почти ровесники: ревнуют тебя. Я только не пойму как ты не ревновал своих братьев? У тебя же их было очень много.
  - Когда я родился, их уже было очень много. Я никогда не был единственным сыном своего отца.
  Глава 29 Помощница Зена
  - Госпожа, проснитесь, - меня потрясли за плечо.
  Вставать ужасно не хотелось. По ощущениям раннее утро, мы с Илаем уснули всего пару часов назад. Я кое-как разлепила глаза, надо мной нависла незнакомая девушка.
  - Чего тебе надо? - недружелюбно спросила я у видения.
  Девушка оказалась весьма миловидной, обладательницей длинных волнистых волос. В первый раз вижу степнячку с вьющимися волосами.
  - Великий князь отправил меня к вам в помощницы. Я уже покормила ваших детей, а вас он велел разбудить, только если вы к обеду не проснётесь.
  Уже обед? Ничего я поспать. Я резко села. Что-то меня смутило в речи девушки, но спросонья я не могла понять что. А, она говорила на имперском, но со странным акцентом, как-то по-особенному строя фразы. Как будто говорит на степняцком, но использует имперские слова. Я ещё раз на неё взглянула.
  Действительно, очень хорошенькая, лет четырнадцати, судя по распущенным волосам, украшенным немногочисленными украшениями, незамужняя. Одета в длинную тёмно-синюю юбку, не совсем типичная для Степи расцветка. И ткань дорогостоящая. Вон украшения на щиколотках и руках тоже весьма дорогие.
  - Ещё раз скажи, ты кто?
  - Меня зовут Зена. Я дочь старейшины Исидора. Моя семья по приказу князя отправила меня к вам в услужение.
  - Князь так и приказал, отправьте Зену?
  - Нет, князь велел, отправьте дочь своего клана. Выбор пал на меня. Я вам не нравлюсь? - грустно спросила она, в её огромных глазах как у лани появились слезинки.
  Кажется, припоминаю, Илай говорил, что подберёт мне помощницу со знанием языков и традиций Степи, но я не думала, что это будет девчонка. Я рассчитывала на умудрённую опытом мадам.
  - Где, говоришь, мои дети? - я поднялась с постели, пробормотала заклинание очищения, заменяющее магам утренние омовения, и стала одеваться.
  - Ардах убежал на улицу играть с мальчишками, а малышка дома. Вот она, - в этот момент моя драгоценная дочка вбежала в спальню, весело таща за собой жужжащую игрушку.
  Я отметила, что волосы у неё были тщательно заплетены в причёску девочки из знатной семьи, а надето - новое платьице из последней коллекции, которую нам нашили местные умелицы.
  - Молодец, хорошо присмотрела за моей дочерью. А теперь пошли к князю.
  Девчонка не на шутку струхнула, упала на колени передо мной, а руками схватилась за ноги.
  - Госпожа, если вам что-то не понравилось, сами накажите меня, - отчаянно взмолилась она. - Прошу вас, не надо идти к князю, госпожа, - её уже начало потряхивать от страха. - Прошу вас, прошу, я буду верной вашей рабой, только не надо жаловаться князю. Семья не простит мне такого позора!
   А, вот в чём дело. Если я попытаюсь её вернуть, все подумают, что она мне не угодила, и естественно глава семьи сорвёт на ней злость. Да, вот это дилемма. Я задумалась.
  - Встань, Зена, нечего ползать в ногах, - девушка вставать не спешила, но от моих ног отцепилась. Её тело продолжали сотрясать сдерживаемые рыдания. Видимо перед отправкой ко мне, ей хорошенько объяснили все последствия её скорого возвращения.
  - Ладно, сиди здесь, готовь обед, я сейчас приду.
  - Обед уже готов, - вытирая слёзы, гнусавым голосом сказала девчонка.
  - Да? - как рьяно она взялась за исполнение своих обязанностей.
  Я прошла в ту часть шатра, где был очаг. Открыла один из горшочков, там была наваристая степная похлёбка, которую я так и не научилась готовить по всем правилам. Я зачерпнула немного ложкой и попробовала. Вкусно, однако. Девчонка с замиранием сердца следила за моей реакцией. В другом горшочке было зажаренное мясо (эти специальные горшочки использовались для сохранения температуры блюда, холодное оставалось холодным, горячее горячим). Какая, однако, трудолюбивая у меня помощница. Меня всегда хватает только на одно блюдо. Остальное смотреть не стала, увидела ещё пряные лепёшки, сыр и два вида напитков.
  - Упакуй всё это красиво, я отнесу обед князю.
  Девчонка что-то поняла по моей интонации, заулыбалась и бросилась исполнять моё поручение.
  Да, Кира, чует моё сердце, что ещё поплатишься ты за своё мягкосердечие.
  - Илай, зачем ты прислал мне в помощницы девчонку? - спросила я князя, когда мы пообедали в маленьком зале для неформального общения.
  Снежка, покушав, убежала донимать телохранителей князя. На них же столько всего блестящего. Те стоически терпели её повышенное внимание.
  - Я велел Исидору подобрать женщину, владеющую языками и знающую традиции Степи. Я не знал, что это будет девочка. Тебя она не устраивает? Если не нравится, я велю подобрать другую, - он испытывающе на меня посмотрел.
  Я колебалась. Мне было жаль девчонку, с одной стороны, а с другой - уж очень не хотелось, чтобы в моём доме крутилась посторонняя женщина.
  - А ты можешь на ней жениться? - неожиданно для себя предложила я.
  Илай посмотрел на меня странно, а потом рассмеялся.
  - Так она тебя не устраивала, потому что в возрасте невесты? - догадался он. - Я не буду на ней жениться, если ты этого не хочешь.
  - Нет, я наоборот предлагаю. Поэтому и спрашиваю, выгодно ли тебе с её семьёй заключать договор? Кажется, ты давно не женился.
  Князь снова внимательно посмотрел на меня, взял рукой за подбородок и взглянул прямо в глаза.
  - Ты это сейчас искренне предлагаешь? Нет, не так. Ты это предлагаешь, чтобы избавиться от меня? Не надейся, даже снова женившись, я никуда не уйду из твоего шатра. Поняла?
  - Да поняла я, поняла, - я вырвала свой подбородок из его захвата. - Мне просто не нравится, что по моему дому будет шастать посторонняя, а так она станет семьёй. При том я сама воспитаю её, как мне надо, чтобы не вышло то же самое, что со Второй и с Третьей, которые удумали против меня хороводы водить, засранки.
   А мысленно добавила: "Та девушка в качестве жены будет меньше привлекать твоё внимание. А жениться, всё равно рано или поздно женишься, пусть лучше невестой будет лояльная мне девушка".
  - Только ты не спеши. Пусть она немного привыкнет к нам, - добавила я.
  - Я подумаю над твоими словами, - изрёк князь.
  Видимо ему княжеская гордость не позволила сказать: "Конечно, любимая, так и сделаем".
   Я подсела к князю ближе.
  - Мы, по крайней мере, с ней не будем ссориться. Она же сможет продолжать выполнять свои обязанности моей помощницы после замужества? - Илай кивнул. - Вот, а если бы мы её на сторону выдали, разве её муж отпустил бы её? Где мы найдём такого же просвещённого мужчину как мой Илай? - я поцеловала своего князя в щёчку.
  - Кира, мне кажется или ты пытаешься мной манипулировать? - с улыбкой спросил князь.
  - А что нельзя? - я сделала грустные глаза.
  - Тебе всё можно, любимая, - я повеселела. - Моя сладкая Кира, как же я хочу тебя.
  Я чувствую, скоро в отряде телохранителей появиться новая должность - нянька княжеской дочки от любимой жены.
  После обеда и после того, как распрощалась с любимым, я решила провести инспекцию санитарных норм в стойбище. Раньше проблема массовых заболеваний не стояла так остро как сейчас. Всё это вызвано увеличением численности населения одного стойбища в разы по сравнению с прошлыми годами. Теперь выживаемость степняков не так жёстко зависит от количества табунов, могущих прокормиться на определённой территории. Степняки занялись торговлей. Теперь они могут купить, то, что им не хватает. Продают и лошадей, и их мясо, и шкуры. Сейчас в империи пользуется спросом всё степняцкое: одежда, пища, украшения. Недавно я узнала, что степняки умудряются добывать один редкий минерал прямо из Разлома. Естественно, другим народам к великому Разлому не подобраться из-за удалённости, ядовитости испарений возле него, а также недружелюбности самой Степи к чужакам. Так что степняки стали монополистами в добыче редкого минерала, в последнее время ставшего нужным всем: и магам, и военным, и медикам. Степняки могут позволить себе сократить расстояния по Степи в разы, благодаря пространственным переходам, которые может открыть почти любой шаман.
  Князь же поставил предо мной задачу разобраться с этим вопросом, вот я и разбираюсь.
  Взяла Снежку и свою новую помощницу Зену. Для начала решила просто пройтись по стойбищу из конца в конец. Посмотреть куда сливают отходы, откуда берут воду для питья.
  - А зачем вы это делаете, госпожа? - спросила меня Зена, которая отошла от страха быть выгнанной с позором и оказалась весьма милой и общительной девушкой, в меру любознательной.
  К своей должности моей помощницы не только по хозяйству, но и по работе она отнеслась с должным рвением и продемонстрировала желание и готовность учиться.
  Как я и предположила в самом начале, как увидела её, она не чистокровная степнячка. Её мать родом из Пограничья, на половину имперка. Отсюда и знание языка и грамоты, и не совсем типичная одежда. Её отец до сих пор держал связь с родственниками жены из империи.
  - Что делаю? - не поняла я, поправляя сползающую со спины Снежку. Ей надоело кататься, захотелось побегать.
  - Ну, по помойкам ходите.
  Мы действительно были на помойке. Я прослеживала, куда стекают канализационный стоки. Как оказалось в реку, из которой мы пьём. В жизнь не буду пить неочищенную воду.
  Я выматерилась.
  - Госпожа, я не поняла, что вы говорите, - жалостливым голосом сказала моя помощница.
  - Я ничего не говорю. Я ругаюсь. Пойдём отсюда. Я увидела, что хотела.
  Когда вышли за пределы помойки, я с наслаждением произнесла заклинание очищения на себя и Зену. Она с непривычки вскрикнула.
  - Привыкай, малышка, ты работаешь на магиню. Кстати, где ты будешь ночевать?
  - Где прикажет госпожа, - и глазки скромно опустила.
  Сдаётся мне, что её семья не прочь породниться с князем, раз отправили такую смазливую и смышлёную девчонку. Им повезло, что наши планы совпадают.
  - Будешь спать с детьми, заодно приглядишь за ними ночью.
  Девчонка обрадовалась, как будто я невесть что сказала, опять бросилась на колени прямо в пыль улицы, хорошо хоть мы с помойки уже ушли. Илай потом объяснил, что я расположила её ночевать как кровную родственницу... Но не на придверном же коврике мне её надо было расположить, правильно?
  Вечером за ужином сказала Илаю:
  - Мой господин, оказывается, я мало общалась со степными женщинами. Они как будто из другого народа.
  - Это ты к чему?
  - Почему эта пигалица постоянно падает мне в ноги? - Илай самым бесстыдным образом хохотнул.
  - Выражает почёт. А на самом деле, тебя побаиваются из-за цвета твоих волос. Они цвета Степи. Люди вспомнили, как ты сюда в первый раз попала. Было ведь пророчество, что ты посланница богини. Сейчас оно ещё большими подробностями обросло.
  О, так я всеобщее пугало.
  - А почему тогда меня Вторая жена не боится? - задала я закономерный вопрос.
  - Боится, но одновременно ненавидит. Ты знала, что у неё случился выкидыш после твоего медосмотра?
  - Что? - я поперхнулась чаем. - Мне никто не говорил! Ты же знаешь, что я не при чём? - испугалась я уже реакции князя.
  - Знаю, милая, - он ласково провёл по волосам, утешая. - Я посмотрел её, она специально спровоцировала выкидыш, чтобы привлечь моё внимание и очернить твоё имя.
  - Ы??? ничего себе! Это же был и её малыш! Мне так жаль, Илай, так жаль. Я знаю, как ты относишься к детям.
  - Моя госпожа... на твоём пути как врача будет ещё множество препятствий. Если устанешь, скажи, я освобожу тебя от этих тяжких обязанностей.
  - Нет, я справлюсь, - мне так приятно, что он заботится обо мне. - Я же не могу тебя оставить одного разбираться со всем этим. Вместе мы справимся со своим делом. Лет через пятьсот нас почитать будут как великих просветителей.
  - Я рад, что ты шутишь, - Илай грустно и тепло улыбнулся.
  Снежке надоело просто так сидеть, она перебралась на колени к отцу, он поцеловал её в макушку.
  - Кира, у меня много дочек, но я хочу девочку от тебя. Какая она у нас получится? Такая же беленькая как Снежка? - задумчиво проговорил он, давая малышке кусочек творожной запеканки.
  Я улыбнулась, он такой нежный отец.
  - Думаю, она будет чёрненькая, в тебя. Вон на сына посмотри.
   Сын в это время сыто поглаживал свой живот, объелся.
  - Мам, а теперь Зена всё время будет с нами жить?
  Это ему её готовка понравилась. Конечно, я же не знаю степную кухню, следовательно, то, что у меня выходит из местных ингредиентов получается странным на вкус.
  Илай сдержал улыбку, а я сказала.
  - Может, сынок женить тебя на ней? Она будет для тебя готовить. А?
  - Мам, ты чего? У меня уже есть невеста. Там, дома. Лиза.
  Лиза - это дочка моей университетской подруги Томны, с которой мы вместе открыли магазин одежды.
  - Так ты ж степняк, тебе можно иметь несколько жён. Сейчас женишься на Зене, потом, когда Лиза подрастёт и на ней. Вот посмотри у князя три жены.
  Маленький проказник задумался.
  - Можно жениться, - наконец он вынес вердикт, серьёзно кивнув. - Только мне будет скучно с ней, она слишком большая.
  - Зато будешь всегда сытым, - серьёзным тоном добавила я.
  Сын подумал-подумал ещё и сказал.
  - Не, не буду жениться. У меня ты есть. Пока папы нет, кто будет защищать тебя и сестрёнку?
  - Ах, ты мой защитник, - я обняла своего первенца. - Не забывай, у нас ещё есть Старший Илай, который тоже никому нас не даст в обиду. И он твой отец.
  - Я знаю, - сказал вредный мальчишка, прильнул ко мне. - Пап, ты обещал научить меня ездить верхом.
  - Я помню, сын. Завтра с утра и начнём.
  Глава 30 Новый член семьи
  Прошло две недели с тех пор, как Зена попала в наш дом. Сегодня её свадьба с моим мужем. Звучит-то как противно. Я думала, расстроюсь, как в первый раз. Но нет, пока всё нормально. Зена, хитрая лисичка (её имя и означает "лиса"), ластится ко мне, как кошечка. Илай посмеивается, мол, это не он женится, а я в жёны беру, но вроде не злится. Подошёл, шепнул, что я могу делать с новой женой всё, что угодно. И по особому выделил это "всё", многозначительно посмотрев мне в глаза. На что он намекает? Ну да, мы подружились с малышкой, да только потому, что она сама по себе ласковая. Ах, Илай же не видел, как я общаюсь с подругами, в Степи у меня их не было. А так я очень мягкая на общение. Бываю. С теми, кто мне нравится.
  Я расправила невесте нагрудные украшения, поправила причёску. Она вся дрожит в предвкушении первой брачной ночи. В дом князя в качестве потенциальной жены естественно отправили девственницу. Так, степнячки не очень берегут свою невинность. Это не осуждается. Внебрачные дети приветствуются, невеста с ребёнком цениться, ведь это означает, что её благословила богиня, она здорова и плодовита. Кроме тех случаев, когда родители заранее решают выдать свою дочку за очень влиятельного человека, как в нашем случае. Тогда девушку предупреждают, и она бережётся. В принципе, в стойбище, все друг друга знают, и таких невест не трогают. Их немного. Это в основном старшие дочки старших жён.
  Меня поразило особенное отношение к детям, зачатым в порыве первой страсти, часто под открытым небом. Их называют "дитя Степи", как мы бы сказали "дитя любви". Они считаются особо благословлёнными богиней, счастливчиками по жизни. Наш маленький Илай - дитя Степи, дитя любви.
  - Не переживай, - решила я приободрить свою будущую сестру. - Илай, то есть наш господин, - ласковый муж. Поэтому ты не тушуйся и постарайся зачать сыночка. А то нашему князю больше везёт на девчонок, и некоторые умники решили найти в этом повод для осуждения.
  - А если не получиться мальчик? - забеспокоилась девчонка.
  - Ничего страшного. В следующий раз будем стараться вместе, - я ободряюще улыбнулась, а невеста зарделась.
  Ну, вот что такого она нашла в моих словах?
  Сегодня я первую ночь с моего возвращения в Степь сплю одна. Печально. Но традиции надо соблюсти: новобрачным полагается три ночи. Малышке Зене выделили отдельный шатёр неподалёку от нашего. Это я настояла, чтобы ей не надо было далеко бегать готовить для меня завтрак. Кто сказал, что с замужеством она освобождена от своих обязанностей моей помощницы?
  Утром проснулась от того, что меня обняли тёплые руки. Я довольно мурлыкнула. Люблю, когда так делает Илай. Стоп. Илай? У него же сегодня первая брачная ночь, нет?
  - Любимый? - я обернулась, это правда был он. Довольно улыбался.
  - А ты что думала? Я же обещал, что ночевать буду приходить домой.
  - А как же Зена? У неё же первый раз сегодня, - заволновалась я.
  Илай рассмеялся.
  - Не думал, что ты так будешь переживать о моей жене.
  - Она не просто жена. Она - Зена, моя ... помощница, и я за неё несу ответственность.
  - Как я и думал, любовь моя, - я была награждена нежным поцелуем, от которого в животе стало жарко. - Она тебе понравилась, - меня снова поцеловали, на этот раз в шею, вызвав толпы приятных мурашек. - Ещё раз повторяю, я разрешаю тебе делать с ней всё, что захочешь, - его рука скользнула мне между бёдер.
  Я охнула от неожиданности.
  - Ты поняла меня, любовь моя?
  - Д-да, ты мне её подарил, - мысли путались, совершенно не хотелось думать ни о чём постороннем.
  - Подарил. Играй с девочками, любовь моя, не смотри на мальчиков.
  Когда я лежала довольная и уже расслабленная, я услышала со стороны очага звяканье посуды.
  - Что это? - удивлённо спросила я, поворачиваясь к любимому.
  Он мягко улыбнулся.
  - Уже утро, любовь моя. Согласно традиции молодая жена должна приготовить завтрак для мужа. Кстати ты этой традицией нагло пренебрегла: я так и не смог тебя добудиться, пришлось самому готовить.
  - А я подумала, что ты просто джентльмен и решил сделать для меня приятное, - сказала я, устраиваясь у любимого на груди.
  - Милая, в то время я даже не знал этого слова.
  - Правда? - мы рассмеялись. - Так ты предложил Зене приготовить завтрак у нас? - задала я вопрос, вычерчивая круги на мускулистой груди своего возлюбленного.
  - Я побоялся, что мой сын останется голодным. Да и жена с дочерью.
  - Ах, ты! - я шутливо его ударила, потом вспомнила, что мужчин бить нельзя, подула на то место и поцеловала.
  Вскоре послышались голоса детей, тоже проснулись. На пороге нашей спальни скромно покашляли.
  - Мой господин, моя госпожа, завтрак готов, - сказал высокий девичий голосок.
  - Вставай, моя госпожа, - меня поцеловали в плечо.
  - Не хочу, - заявила капризно я. - Я сначала хочу десерт.
  - Ах, ты моя любвеобильная!..
  Маленькая Зена выглядела смущённой, когда мы, наконец, вышли. Но я не заметила на её лице следов досады или злости. Она играла с детьми, сидя на ковре, при нашем появлении соскочила на ноги и отвесила приветственный поклон, которым положено приветствовать старших в семейной иерархии. Я кивнула. Маленький Илай обиженно заявил.
  - Мам, я знаю, что ты любишь поспать, но не настолько же! Мы уже устали вас ждать, я кушать хочу.
  - Дорогой, а почему же ты не поел? Разве тебе кто-нибудь запрещал?
  - Нет, я не хотел без тебя, - сынок насупился.
  - Иди сюда, мой драгоценный сын, - сынок с готовностью подбежал и уткнулся головой мне в живот.
  Сегодня Зена ела с нами за одним столом.
  Князь ушёл на службу. Люди ещё праздновали его женитьбу, а он уже весь в делах. Государственные дела не терпят отлагательств.
  - Ну, как всё прошло? - задала я коварный вопрос своей новоявленной сестре.
  - Хорошо, - малышка Зена спрятала своё смущённое лицо у меня на коленях. - Господин такой ласковый и нежный. Я не знала, что может быть настолько хорошо. Ой, я, наверное, не должна была вам это говорить? - она испуганно прижала ручку к губам.
  - Наоборот, рассказывай. Мы же теперь родня, и почти подруги. А ещё что было?
  - Господин велел во всём слушаться вас и помогать вам в ваших делах. Сказал, что это мой долг как жены князя.
  Я с умным видом покивала, подтверждая слова мужа.
  - Господин вас очень любит, - внезапно сказала она. - Сегодня он пришёл к вам и любил вас.
  Я напряглась.
  - Ты что обиделась?
  - Нет, что вы, госпожа. Если бы я вас мало знала, то обиделась бы. Другие говорят, что вы плохая, но я-то вижу, как вы сильно любите господина, как смотрите на него, как любуетесь им, когда он не видит. Другие жёны так не умеют. И вы так были добры ко мне. Я знаю, что это вы попросили господина жениться на мне, чтобы я не потеряла цену как невеста. Мне господин всё рассказал, - горячо воскликнула она. - Я хочу так же любить господина как вы. И вас тоже, - добавила, она тихо, опустив глазки.
  Это что сговор? Это её Илай подговорил?
  Следующую брачную ночь мы провели втроём. Снежка заболела. Я так сильно испугалась, что не знала, что делать. Мои дети никогда серьёзно не болели. Я очень внимательно отношусь к их здоровью. Так вот, вчера вечером было ещё всё хорошо, а ночью она проснулась с температурой и рвотой. Что могло с ней случиться? На ней защита от всех известных микробов.
  - Кира, нужно поговорить, - мы отошли в нашу спальню, я навесила полог тишины, чтобы дети и Зена, оставшаяся сидеть с малышкой не слышали.
  - Это не болезнь, - начал князь.
  - А что тогда? С чего это Степь решила забрать мою малышку? Так ведь у вас говорят, когда ребёнок болеет? - я чуть не плакала, зная, что если перейду на следующую стадию переживания, я буду орать и могу наговорить много неприятных слов Илаю, о чём буду потом сожалеть.
  - Это не Степь. Точнее не совсем она. Скорее особенность местности. В твоей дочке просыпаются магические способности, уж очень похожие на отцовские. А он персона нон грата для Степи.
  - Что делать? Мне уехать с малышами обратно в империю?
  - Нет, любимая, я сейчас пойду в Степь и поговорю с Ней. Всё будет хорошо, любовь моя. Если потребуется, я уеду вместе с тобой.
  - Правда? Ты с ума сошёл? На тебе же здесь всё держится.
  - Жизни абстрактных людей не имеют значения по сравнению с жизнь конкретного ребёнка, за которого я в ответе. Я очень хорошо усвоил этот урок и больше не повторю прежних ошибок.
  Я опустила глаза, он вспомнил мои слова, сказанные тогда, перед нашим расставанием.
  - Ты не должен, я просто сама... - я не успела договорить, он мягко накрыл мои губы рукой.
  - Не говори этого даже мысленно. Меня не будет какое-то время. Приглядывай за семьёй. Ты Старшая жена. Вместо себя оставлю советника Ильгизара. Всё, я пошёл, - не успела я ничего возразить, он ушел, поцеловав меня в лоб на прощание.
  Если Степь сделает с ним что-нибудь нехорошее, я её убью. Эта мысль пришла так естественно, что я не удивилась.
  - Почему так, госпожа? Почему такая чудесная девочка болеет? Это, наверное, Вторая жена наслала порчу. Она всё время плохо о вас говорит! - чуть не плача воскликнула моя Зена.
  Да, её свадьба испорчена. Я обняла бедную девочку, она уткнулась мне в живот. Мы сидели на полу возле кроватки Снежи. Маленький Илай спал, свернувшись в клубочек. Вокруг его постельки, я поставила защиту от громких звуков. Нечего ему волноваться напрасно, пусть лучше поспит.
  Зена уснула, облокотившись на Снежкину постельку. Я накрыла её одеялом. Когда накрывала, заметила в ней что-то странное, как будто незаметно что-то изменилось. Пригляделась, поняла, что она беременна. Искорка жизни совсем крохотная, я бы и не заметила, если бы всё время не вглядывалась в дочь магическим зрением, следя за изменением её состояния. Значит, у них с князем всё получилось с первого раза. Пусть их малыш рождается здоровым. Я благословила её благословением Степи, на которое теперь имела право как главная женщина рода, и поцеловала в щёчку.
  Илая не было всю ночь и утро. Он пришёл только к обеду. Снежке стало лучше ещё на рассвете, и она уснула спокойным здоровым сном. Князь вернулся каким-то диким, глаза блестят, движения порывистые. Как вошёл сразу обнял меня, уткнулся в шею.
  - Мне нужно время, чтобы прийти в себя, - сказал он низким вибрирующим голосом. - Погуляешь со мной по Степи? Я не могу показаться людям в таком состоянии. В Степи редко совмещают должность верховного шамана и князя. Так как?
  Я глянула на малышку. Она уже проснулась и пробовала играть с Зеной, хотя и была ещё слаба.
  - С ней всё хорошо, - заверил князь.
  - Я знаю. Идём, любимый. Мне тоже нужно выпустить пар.
  Глава 31 Откровения степного князя
  - Я здесь видел магов, - мы стояли на вершине высокой балки, осыпающимися краями она уходила далеко вниз. На северо-западе синели горы.
  - Здесь раньше был город, то, что ты видишь, остатки оросительных каналов, шедших от реки к нему, - продолжил Илай.
  - А что этим магам нужно? И как они попали на территорию Степи?
  - Это не имперские маги, другие. У них есть маскировочный артефакт, который может временно скрыть их от богини. Судя по всему, он древний, сейчас люди не обладают такой силой и знаниями, необходимыми для создания вещи подобной мощи. А на счёт что ищут, я хотел тебя спросить. Тебе твой маг ничего не говорил?
  - Тео не посвящал меня в дела тайного общества, - хмуро ответила я. До сих пор не нравилось вспоминать о нём.
  - Я могу предположить, что они ищут вход в святилище или библиотеку, которая могла сохраниться глубоко под землёй: древние любили строить подземные этажи. Я в юности с друзьями облазил всё, что здесь доступно. Но некоторые места были защищены древней магией так надёжно, что время их не коснулось. Степь не советовала в ту сторону даже смотреть.
  - Ты так говоришь о ней, как будто видел в живую.
  - Она может принимать любой облик, - смущённо ответил Илай.
  - И мой тоже?! - воскликнула возмущённая я. - Ты мне изменяешь с Великой Степью?
  - Нет, любимая, я ей изменяю с тобой.
  Я зависла, честно пытаясь понять смысл услышанной фразы.
  - Как это?
  - Я очень сильный шаман, - Илай пнул камешек, лежащий на краю обрыва, и он с шорохом покатился вниз, увлекая за собой других собратьев. - Поэтому изначально посвящён Степи. Она тебя мне подарила, сказала, что ты будешь меня любить больше жизни и будешь моей соратницей, - всё это он говорил, не глядя на меня, а смотря в даль, за линию горизонта.
  Вот это откровение.
  - Я был очень зол, когда ты ушла, и не хотел больше говорить со Степью, думал смогу жить обычной жизнью. Не получилось. Обстоятельства сложились таким образом (не знаю, была ли замешана в этом Степь), что мне пришлось ввязаться в игру за престол, чтобы выжить, иначе все, кого я люблю, в том числе и ты, рисковали погибнуть. Ты, наверное, обратила внимание, что нет ни одного из моих братьев? - он посмотрел на меня своими чёрными глазами, в которых от воспоминаний пылали выигранные битвы. Что ему пришлось заплатить за победу?
  - Часть из них погибла в борьбе за власть ещё до меня, а других мне пришлось... - он замолчал и снова отвернулся.
  Лёгкий весенний ветерок ласково играл с его волосами, впервые вижу его без официальной причёски, и надувал тонкую рубаху, принятую одевать только дома. Оглушительно стрекотали кузнечики, басовито жужжали шмели, склоны степных холмов цвели весёлым разнотравьем. Всё пело гимн жизни, только Илай выбивался из этого хора своими мрачными воспоминаниями.
  Внезапно мне так захотелось его утешить, помочь выветрить из его души эту адскую боль, которую он нёс в себе. Мой свободолюбивый Илай, мой прекрасный степной жеребец, такой чуждый и такой родной. Как же ты близок моей душе! Я подошла к нему и обняла со спины. Слова сами легли на язык, и я запела древнюю как мир песню жены, ждущую своего мужа с войны и молящую провидение, чтобы он вернулся хоть любым, лишь бы живым. Когда песня закончилась, он обернулся и прижал меня к груди, тут же открыл пространственный переход, и мы оказались недалеко от великого разлома, где в первые дни нашего знакомства, он показывал природные термы.
  - Моя Кира, я каждый день благословляю судьбу за то, что ты у меня есть!
  ***
  - Как ты, дочка? - спросила озабоченно женщина свою недавно вышедшую замуж дочь. - Я слышала, он ушёл от тебя в первую же ночь. Про тебя невесть что теперь говорят, - она с тревогой посмотрела на свою родную кровиночку, которую только что отдала в чужой дом, где заправляет беловолосая ведьма.
  - Мама, всё не так, как говорят! Госпожа хорошо меня приняла, а не так, как ты говорила, а господин очень ласков со мной.
  - Дай Степь, чтобы так и было, как ты говоришь, моя золотиночка. Твоя мама просто волнуется, -она пригладила волосы дочери. - Тогда если госпожа к тебе хорошо относится, держись к ней поближе, но с другими старшими жёнами не ссорься, мало ли что. Ведьма-то сама себя в состоянии защитить, а ты у меня обычная девочка. Вот, возьми, - она сунула дочери в руки тугой узелок.
  - Что это?
  - Подарки твоей госпоже и остальным жёнам. Сделай, как я говорю, чтобы всё было хорошо. Вот ещё возьми, - передала дочери небольшой конвертик. - Это талисман, чтобы муж тебя любил.
  - Мама, не надо, а если он узнает?
  - Надо-надо, милая, возьми. Обычно мужчины не замечают подобных вещей, будь они хоть трижды шаманы. Помни, что тебе нужно как можно скорее забеременеть, а то отец будет недоволен, да и тебе не очень легко придётся: кому нужна жена пустоцвет?
  - Мама!
  - Что мама? Мама дело говорит. Твой господин с тобой хоть раз спал?
  - Да! - выкрикнула донельзя смущённая девушка. - И, мама, больше не спрашивай о таком, пожалуйста. Господин не велел рассказывать о том, что я увижу в доме.
  - А что там? Что-то страшное? - ещё сильнее заволновалась мать.
  - Нет, мама! Прекрати, пожалуйста. Мне нужно идти, приготовить обед, да и малышка спать захотела.
  Маленькая белокурая девочка сладко зевнула и уткнулась в плечо своей Старшей товарке. Старший сын господина предпочёл не сидеть в шатре, дожидаясь родителей, а убежать к недавно вернувшемуся из империи мастеру клинка на тренировку.
  ***
  - Мальчик, подойди сюда, - маленького ардаха подозвал к себе богато одетый мужчина. - Ты не хочешь прокатиться на моём коне?
  Рядом с разряженным мужиком нервно прядал ушами гнедой тонконогий красавец.
  - Мужик, я ,что ребёнок что ли на такую глупость попадаться? Иди отсюда, пока я папу не позвал, - мальчик хотел пнуть странного незнакомца, но в последний момент удержался: мама говорила, что бить людей, даже если они тебе неприятны, без веской причины нельзя. А этот мужик вроде пока ничего не сделал.
  Сегодня у маленького Илая знаменательный день: новый отец обещал его лично сводить к табуну, который пасётся где-то далеко в Степи, и выбрать жеребёнка. Отец сказал, что Илай может его сам воспитать. Мама скептически хмыкнула на его слова, но всё же сказала: "Дерзай, сынок, я за тебя болею!", - и подняла вверх кулак в знак поддержки.
  У меня классная мама, не то что у других. Моей можно всё рассказать, она не будет сразу ругаться, а посмеётся, а потом подскажет, как лучше сделать. Новый отец мне нравиться, хотя я скучаю по папе Тео. Мама сказала, что он не вернётся, но я надеюсь, вдруг произойдёт чудо.
  Мы переехали в Степь. Здесь всё другое. Даже говорят на другом языке. Мама научила меня паре фраз, а дальше я сам научился, болтая с мальчишками. Зена, мамина помощница, иногда смеётся надо мной, говорит, что я произношу нехорошие слова. Мама их всё равно не понимает, поэтому не делает замечания. Отец сказал, что тот противный мальчишка, который всё время лезет драться, мой брат. Я ему не верю, не может быть у меня брата дебила. Вон, Снежка, моя сестрёнка, умница хоть и маленькая и почти не говорит. Мама сказала, что тот мальчик просто ревнует отца к нам, потому что мы полностью захватили его, и он теперь живёт с нами.
  - Илай! - о, это Стрежень, мой друг. Мой учитель фехтования оказался его дедушкой. - Ты идёшь на катакомбы? Или боишься?
  - Сам ты боишься! Иду, только маме скажу.
  - Маме скажу, - этот балбес ещё дразнится. - Ты что маленький?
  - Только дураки не думают о безопасности, - повторил я мамины слова и побежал к нашему новому дому.
  Наш новый дом - смешной. Он не похож на дома, которые я видел в городе или в деревне у дяди Антона. Мама называет его шатёр, но он огромный и в нём много комнат, отделённых друг от друга такими вышитыми картинами. Мама называет их ковры. На полу тоже эти ковры только потолще. Мне нравится на них валяться. Особенно когда мама с нами играет. Иногда она и отца подключает. Он не сопротивляется. Маме вообще сложно сопротивляться.
  Забежал внутрь, дома никого, потом вспомнил, что маму папа куда-то забрал, а Зена убежала к родителям. Забыл, где они живут. Тут я припомнил, что как-то мама ушла без предупреждения, но оставила папе Тео записку. Я взял листочек и карандаш, сел за низенький столик и аккуратно написал, чтобы мама гордилась, как я умею. "Мама, я в каткмб. Илай".
  Не уверен, правильно ли написал последнее слово, но мама умная, догадается.
  Ребята уже все были в сборе и ждали только меня. Вон даже рыжий Полынь здесь. Все над его цветом волос смеются и говорят, что его папа - заезжий торговец. Он обижается. А по мне так что обижаться? У меня вообще два отца. Правда, оба крутые, их сыном быть нестыдно.
  Катакомбы - это какие-то развалины, как я понял из рассказов мальчишек. Там живут древние чудовища, поэтому туда ходят только самые смелые. Я на всякий случай захватил мамину трость-стрекало, которое она сделала, чтобы отгонять собак во время прогулок по стойбищу. Оно не убивает, только пугает ну и пребольно бьёт. Я как-то схватил его и случайно активировал. Потом орал дурным голосом, маму перепугал, а отец смеялся. Сказал, что это мне урок не хватать незнакомые магические штучки в руки. Но потом быстро вылечил мне руки и ногу, на которую попал заряд. Но всё же негромко добавил, что оставил бы меня так ходить полдня в назидание, но не хочет, чтобы мама слишком переживала из-за меня. По его глазам я понял, что он говорит серьёзно. Вообще, он строже Тео, правда и учит многому полезному. Научил, как подзывать сусликов, как находить дорогу в Степи, если заблужусь, как заговаривать мелкие ранки и заставить долго не вянуть сорванный цветок. Сам нарвал целый букетище и подарил маме. Мама была счастлива и прыгала как девчонка, а отец довольно улыбался. Я вообще понял, что отца радует, когда мама радуется. Для этого он придумывает разные сюрпризы. Иногда мне предлагает поучаствовать. Мама всегда пищит от восторга, когда мы ей что-нибудь подарим, целует всех нас и обнимает. Я понял, что дарить подарки - это здорово, особенно, когда на них так реагируют. Отец всегда говорит, что девчонок надо баловать. Это я и так знал, Тео то же говорил.
  - Может, найдём старинные украшения, - мечтательно проговорил Болтан, самый Старший из нас, ему уже девять.
  - Мечтай больше, - обломал его фантазии Полынь, такой же горький, как и эта степная трава. - Там всё, что можно, уже унесли. Но вот если мы проберёмся в тот проход... Илай, ты говорил, что маг, как твоя мать?
  - Будущий маг, - поправил я этого дурня, который думал, что магом можно стать просто захотев, а учиться совершенно не нужно.
  - Какая разница, - отмахнулся этот балбес, - ты главное разломай там камни и расчисти проход пошире, а там посмотрим.
  - Я посмотрю.
  Мы вышли за стойбище, остановились, все парни разом посмотрели на меня.
  - Чего встал? Открывай проход в катакомбы. Ты же шаман.
  Я слышал, мама что-то говорила о таких способностях шаманов и даже видел, как это делал отец. Со стороны это выглядело так: отец проводил рукой перед собой вверх-вниз, сосредоточено смотрел перед собой, а потом пропускал нас вперёд, мы проходили и оказывались в совершенно другом месте. Отец шёл последним и потом закрывал этот путь таким же движением.
  - А где эти катакомбы? - спросил я, чтобы потянуть время. Не хотелось перед друзьями выглядеть ничего не умеющим.
  Они махнули куда-то в сторону. Ладно, сам справлюсь. Я старательно нахмурился и стал пыжиться. По моим представлениям проход должен открываться именно таким образом.
  - Чего тебе надо, дитя? - неожиданно я оказался и здесь и не здесь.
  - Мама? - я так обрадовался, когда увидел светловолосую женщину, но потом понял, что это не она.
  Тётенька хихикнула.
  - Да маленький Илай, я - мать всех степняков.
  - Откуда ты знаешь, как меня зовут? - удивился я.
  - Я же сказала, я мать всех степняков, значит и твоя тоже, сын Киры. Так чего ты хотел?
  - Ребята попросили открыть вход в катакомбы, но я не знаю как, - пожаловался я. Я уже понял, что предо мной Великая Степь. Мне о ней отец рассказывал и мама тоже.
  Красивая тётенька так похожая на маму села предо мной на корточки.
  - Ты действительно этого хочешь Илай, сын Илая?
  - Да, - уверенно сказал я. - А то ребята меня засмеют, скажут, что я просто болтун, а сам ничего не могу.
  - Пусть будет по-твоему, - она поцеловала меня в лоб, губы оказались сухими и шероховатыми, не как у мамы, мягкие. - Ты вырастешь очень красивым и сильным. Будешь великий шаман и маг и положишь начало новой династии великих повелителей Степи, сын мой. Как же ты похож на своего отца, - прошептала она совсем тихо, потом подула на меня нежно, и я очнулся.
  Кажется, парни ничего не заметили, так же стоят, смотрят на меня, значит всё прошло очень быстро. И тут я увидел в воздухе прямо перед собой голубую дымку, я прикоснулся к ней, она поддалась и слегка отошла в сторону. За ней как за тонкой занавеской стали видны холмы, которых в обозримом пространстве не было. Я понял, что это открылся проход.
  - Идёмте, ребята, - сказал я шёпотом, голос отказался повиноваться.
  Парни стояли на месте и смотрели на меня, как будто у меня выросла ещё одна голова. Я для верности ощупал голову, нет, обычная.
  - Ребята, вы чего? Сами же просили открыть.
  - Чего встали? - Стрежень хлопнул Полынь по спине. - Он прав, мы сами просили.
  - Так кто ж знал, что у него получится? - нервно сказал рыжий Полынь. - Асах сказал, что он притворщик, а на самом деле ничего не может.
  - Асах? Ты что со Вторым общался? С этим трусом? - я обозлился. - Ты чей друг, его или мой?
  - Твой, конечно, - заюлил сын заезжего торговца.
  - Ну, так пошли, если мой. Я с трусами не дружу. Стрежень, Ястреб, Болтан вы со мной? - обратился я к остальным ребятам.
  Глава 32 Приёмный отец
  - Ты ничего не почувствовала? - мой Илай приподнялся на локте, напряженно прислушиваясь, а я нежилась в лучах ласкового весеннего солнышка и наслаждалась лёгким ветерком, приносящим ароматы цветущей Степи.
  Мне нет нужды напрягаться, когда я со своим мужчиной.
  - Нет, любимый, не слышала, - я подтянулась и чмокнула его в обнажённую грудь. До чего же красив отец моего ребёнка!
  Мои губы расползлись в невольной улыбке, я снова опустилась на рубашку мужа, постеленную прямо на землю. Над головой шелестели верхушки подросших трав, в небе как всегда парила парочка ястребов, лёгкие облака полупрозрачными штрихами отметились на голубом холсте бескрайнего неба. И тут я действительно что-то ощутила, как будто мой маленький сынок совсем рядом удивлённо и радостно воскликнул: "Мама?!"
  - Илай, а ... - я снова прислушалась, ничего. - Илай, мне послышалось, как будто сынок меня звал.
  - Одевайся, Кира, - негу как рукой сняло.
  Я быстро натянула одежду, Илай не стал тратить время на объяснения, просто взял меня за руку, и мы шагнули в переход.
  ***
  - Мы здесь не были, - сходу заявил Болтан. - ты куда нас завёл, Илай?
  Сам ардах с любопытством осмотрелся: он всё равно в Степи дальше стойбища и ближайшего выпаса не бывал, для него всё ново и незнакомо. Местность была нетипичной для Степи, вся изрезана балками и оврагами.
  - Здесь не должно быть гор, - ткнул в сторону виднеющихся в дали пиков Полынь.
  - Тихо вы! - прикрикнул на ребят Стрежень. - Ардах будет говорить.
  Илай с удивлением понял, что все смотрят на него, ожидая мудрого решения. Он для верности прочистил горло, но никакая даже самая захудалая мысль не рождалась в голове. Идей не было.
  - Вы совсем здесь не бывали? Здесь тоже развалины, я чувствую, что здесь когда-то жили люди. Степь говорит.
  Степь действительно ненавязчиво стала присутствовать на грани сознания мальчишки. После неразумного обращения к богине произошла преждевременная инициация. Ему повезло, что на него Степь имела виды. Слишком уж необычными были его родители.
  - Там кто-то живой есть, - юный ардах ткнул пальцем в сторону ближайшего кургана, возникшего над когда-то стоявшим там зданием.
  Мальчишки настороженно замерли, усердно вглядываясь в указанном направлении. Непуганый ардах не проявлял беспокойства, скорее испытывал любопытство.
  - Идёмте незаметно подкрадёмся и посмотрим, кто там, - предложил он испуганным мальчишкам и сам пошёл вперёд.
  Мальчишкам ещё страшнее оставаться без прикрытия хоть юного, но шамана, и они пошли за своим предводителям.
  Полынь тихонько захныкал.
  - Может, не пойдём? Ну, эти катакомбы.
  - Илай, ты уже показал, что крут, пошли обратно,- предложил рассудительный Ястреб.
  - Вы что испугались? - удивлённо посмотрел на друзей маленький ардах.
  - Ардаху не нужны трусливые друзья, - презрительно бросил Стрежень, гордо выпятив грудь. - Я с тобой, мой ардах, веди меня.
  Ардах совсем невеличественно хихикнул, не привык он к демонстративному почтению, рос среди детей других магов на равных.
  - Не бойтесь, парни, я сделаю так, что нас не заметят.
  Он присел на корточки, прикоснулся обеими руками к высохшей на южном склоне оврага траве, пропустил травинки сквозь пальцы. Сейчас он интуитивно чувствовал, что нужно и как делать. Чтобы стать приличным магом, надо учиться и усердно практиковать на протяжении двадцати лет, чтобы стать хорошим шаманом нужна природная предрасположенность и желание обращаться и обращаться к Степи, и да, отсутствие страха перед ней. Этого богиня терпеть не может, но у некоторых людей при близком знакомстве с ней возникает паническая реакция.
  Великая Степь с готовностью откликнулась на просьбу сына её любимчика. Мальчишек окутала прозрачная дымка, сделавшая их неотличимыми от окружающего пейзажа. Они ощущались вроде ящериц, змеек, букашек, то есть безобидных тварюшек.
  - Всё готово. Вперёд! - скомандовал юный сын князя, как будто всю жизнь готовился к командованию людьми.
  Они быстро спустились на дно оврага, по вершине которого шли. Ранней весной по нему бежал талая вода, нанёсшая разноцветных камушков с гор. Мальчишки, забыв о цели своего путешествия, принялись собирать яркие диковинки. Затем их внимание привлёк странный глухой звук, как будто кто-то бил чем-то тяжёлым по твёрдому. Звук шёл из-под земли. Они ещё прошли по дну оврага и натолкнулись на проточенный водой лаз в стенке оврага.
  Странный шум, привлёкший внимание мальчишек, стал слышен отчётливее.
  - Илай, может, не пойдём? - снова взмолился сын заезжего торговца.
  - Тише ты, - шикнул на него Стрежень, но было поздно.
  На звук детских голосов из нутра лаза высунулся бородатый мужчина.
  Мальчишки так и замерли, боясь дышать. Мужчина несколько раз обшарил взглядом то место, где они находились, но смотрел он как бы сквозь них, не замечая.
  - Здесь какие-то малолетки, но не могу понять, где они, - крикнул он на имперском, не особенно скрываясь куда-то внутрь хода.
  - Что там? - недовольно откликнулся другой голос.
  Сердце Илая радостно забилось, он узнал голос своего отца.
  - Папа! - крикнул он, бросаясь вперёд, он привык, что коллеги его отца-мага всегда встречают его приветливо.
  Мужчина, стоявший у входа в лаз, испугался резкого звука и выстрелил в источник звука из арбалета. Болт чиркнул по защите, вызвав красную предупреждающую вспышку, следующая атака для атакующего будет последней. Невидимость слетела с мальчишки, да и с его друзей тоже.
  - Сдурел? В детей стрелять? - Второй мужчина вышел из лаза, оттолкнув первого.
   В его объятия тут же упал его приёмный сын.
  - Папа! Ты нашёл нас! Мама боялась, что тебя слишком далеко забросило, и ты не сможешь найти дорогу назад!
  - Вы здесь с мамой? - спросил Тео, это был он, внимательно сканируя взглядом пространство.
  - Нет, она с папой ушла, то есть с Илаем. Парни идите сюда, не бойтесь, - позвал он друзей. - Это мой отец, который маг.
  Мальчишки с сомнением косились на двух пыльных чужаков, ярко выраженной нестепняцкой наружности.
  - Пап, это мои друзья.
  - Хорошо, сынок. Вы давно тут, в Степи?
  - Не очень. Сначала мы были у Антоши, а потом приехал Илай и забрал нас.
  - А где сестрёнка? Она с вами?
  - Да, с нами. А где ей быть?
  - Что за посторонние на объекте?
  Из лаза вылез третий мужчина, черноволосый и худощавый, в такой же пыльной одежде, что и первые двое. - Залесский, нам не нужны свидетели, - сказал он тяжело глядя на коллегу. - Ты меня понял?
  - Это не посторонние, - процедил сквозь зубы маг, ненароком закрывая сына спиной. - Если бы ты мне сразу дал возможность забрать семью, сейчас бы этой ситуации не было.
  - Сына? Не смеши меня! Он чёрный, как...
  - Заткнис-с-сь, - прошипел маг. - За сохранность тайны объекта, я ручаюсь, я сам подчищу детям память. Никто не умрёт, - с упором произнёс он.
  - Ты сам знаешь, что хороший свидетель - мёртвый свидетель, - сказал черноволосый, делая шаг в сторону отца с сыном.
  Тео напрягся, изготавливаясь к драке.
  - Имей в виду, магию здесь применять нельзя, придётся помахать кулаками, потому что я без боя не отступлю, - он встал в боевую стойку, благословляя свою бывшую жену за то, что она предпочитала мужчин спортивного телосложения, пришлось записаться на уроки единоборств, чтобы соответствовать.
  Черноволосый хмыкнул, первый мужчина, который в самом начале караулил вход, стал обходить Тео со спины.
  - Когда скажу, беги - беги к матери во все лопатки, понял? - шепнул он сыну.
  Мальчик сунул ему в руки стрекало, судя по покалыванию магии изготовленное его женой, значит, ей можно использовать магию в Степи, уже хорошо. Защита на сыне сработала, значит, она должна быть скоро здесь.
  - Залесский, не дури. Сдался тебе пацан неверной жены. Он тебе даже неродной.
  - Сынок, не слушай его, - проговорил маг, удобнее обхватывая стрекало, не смертельное, но способное временно вывести из строя любое живое существо.
  Мальчишки испуганно жались за спиной вызвавшегося их защищать мужчины. Неожиданно кто-то из них крикнул:
  - Сзади!
  Маг резко обернулся, выстрелил стрекалом, нападавший рухнул прямо на мальчишек. Если бы они не были такими проворными, задавил бы кого-нибудь. Из лаза на подмогу черноволосому вылезли ещё три человека.
  - Вот теперь, сынок, беги, - рявкнул маг, бросая своё тело в сумасшедший прыжок, призванный сбить предводителя самозваных археологов.
  ***
  К моему удивлению Илай провёл нас в стойбище.
  - Я не могу точно сказать, где сын. Чувствую только, что отгадку найдём дома.
  Быстрым шагом мы поспешили к нашему шатру. Нам на встречу уже бежала заплаканная Зена со Снежкой на руках. Ну, хоть с одним ребёнком всё в порядке.
  - Госпожа, вот, - она сунула мне в руки какую-то мятую бумажку, которая при ближайшем рассмотрении оказалась запиской от моего почти семилетнего сына.
  - Илай, он в каких-то катакомбах. Ты знаешь, где это? - он кивнул, и мы снова совершили переход, на этот раз прямо из стойбища.
  ***
  - Бежим!!!! - завопил маленький ардах и сам первый бросился бежать, ловко лавируя между камнями и уворачиваясь от хватающих его рук. Мальчишкам дважды повторять команду не пришлось, все как один бросились в рассыпную.
  - Ловите мелочь! - крикнул предводитель, на секунду отвлёкшись на разбегающуюся малышню, и схлопотал ногой с разворота в челюсть.
   Удар был такой силы, что предводитель рухнул без чувств. Растерявшиеся преследователи не знали, кого в первую очередь ловить: разбегающихся детишек или взбунтовавшегося коллегу. Но один не стал заморачиваться и просто выстрелил в мага из арбалета. Маг успел среагировать и дёрнулся в сторону, поэтому болт, нацеленный в сердце, лишь задел бок.
  - Папа!! - отчаянно закричал детский голосок, маленький Илай не стал далеко убегать, а затаился на склоне в зарослях местных колючек.
  - Беги, сынок! - хрипло крикнул маг, увёртываясь от следующего выстрела.
  Своим криком мальчишка выдал своё местоположение, и к нему поспешили "археологи". Илай укусил одного схватившего его, тот с руганью отдёрнул руку, второму досталось больше - в него попал защитное заклинание, созданное самим мальчишкой, вызывающее временный паралич конечностей. Мужчина рухнул на землю, не устояв на вмиг переставших слушаться ногах, и покатился вниз по склону.
  ***
  - Он где-то здесь, - сказал мой князь.
  Мы тщетно вглядывались в равнину, испещрённую множеством оврагов и балок, нигде не было даже намёка на присутствие нашего сына.
  - Почему твоя Степь не может сказать конкретней, где наш малыш? - зло спросила я, мои поисковые импульсы тоже блокировались.
  - Она говорит, что это его испытание. Это, во-первых. А во-вторых, эта территория близка к границе, здесь её сила слабее.
  - Тише, - внезапно сказал князь. - Я кого-то чую.
  Я прислушалась, действительно в нашу сторону приближался кто-то живой и очень испуганный. На гребне ближайшего холма показалась детская фигурка.
  - Илай, - крикнула я как полоумная и бросилась навстречу ребёнку.
  Мой шаман не успел меня остановить. Приблизившись, я поняла, что обозналась, ко мне сломя голову, бежал Стрежень - один из друзей моего сына.
  - Госпожа, госпожа, там, - его дыхание вырывалось с хрипом, как будто он отчаянно долго бежал.
  Подошедший князь, что-то надавил ему, и мальчишка смог говорить спокойнее и внятнее.
  - Что произошло? Где Илай и остальные? Коротко и по существу, - приказал князь.
  - Мы пошли в катакомбы. Там чужие. Увидели нас - набросились. Илай сказал, что там его отец,- на одном дыхании выпалил мальчишка, подуспокоившись от воздействия князя.
  Мы с Илаем переглянулись. Выходит, дети наткнулись на магов из тайного общества, что-то ищущих на территории Степи. И там был Тео.
  - Сколько чужаков?
  - Не знаю, может, столько? - он вытянул вперёд руку растопырив пять пальцев.
  - Показать дорогу сможешь? - мальчишка задумался, а потом кивнул. - Кира, применяй магию без ограничения.
  Нашёл о чём предупредить. Да за то, что они хотя бы напугали моего сына, я прямо там их и закопаю. Исследователи проклятые. Надеюсь, Тео не замышлял плохого против меня и моей семьи. Будет очень жаль завершить наши отношения враждой.
  ***
  Маг очнулся, но выдавать себя, что пришёл в сознание, не спешил. Вместо этого прислушался к окружающему пространству и к себе. Бок ныл, всё тело затекло, потому что было изогнуто под неестественным углом. Руки и ноги связаны грубой верёвкой, больно впивающейся в кожу, и притянуты друг к другу сзади. Вот почему так тело болит. Один глаз чем-то залит, похоже кровью. Судя по ощущениям, они все ещё в Степи. Значит, сейчас решают, что с ним дальше делать. Черноволосый, пока они были на вылазке, возомнил себя большим боссом, но по возвращении в цитадель всё равно придётся отчитываться перед главным. А тот ценил смекалистого Залесского, да и вообще питал к нему отеческую слабость. Тео когда-то в юности дружил с его сыном, который погиб, как тогда говорили, от несчастного случая в юном возрасте, поэтому старик перенёс свои чувства на друга своего ребёнка.
  А Карыч - сволочь, воспользовался случаем и хотел его подстрелить на смерть. Всё ещё обижается, что его девушка предпочла хмурому Карычу обаятельного Залесского.
  Тео осторожно открыл один глаз, тот который не был повреждён. Его окружала мягкая темнота и ощущение что они под землёй. Значит, его затащили в один их ходов, проделанных в результате раскопок. Только кто успел его вырубить? Маг не мог вспомнить. Издалека приглушённо доносились голоса. Спорили. Решали, что делать с выскочкой, пошедшим против своих.
  - Папа? - раздался шёпот рядом и сзади. Тео вздрогнул от неожиданности.
  - Илай? Ты что здесь делаешь? Почему не убежал, когда я тебе приказал?
  - Как я мог тебя бросить? И парней? Они поймали Болтана и Ястреба, - сынишка подполз к нему и прижался со спины. - Папа, мне страшно. Нас спасут?
  - Конечно, спасут, - уверенно соврал маг. - Ты не связан?
  - Они одели на меня какую-то сетку. Я перестал чувствовать Степь и мамину силу.
  - Ясно, - судя по тому, что они использовали единственный мощнейший блокиратор способностей, который им удалось найти в рабочем состоянии, мальчишка их здорово напугал, только вот чем?
  - На мне простая верёвка, ты можешь её развязать? Постарайся, сынок. Помнишь, мы с тобой играли в разбойников? Это то же самое.
  - Так мы играем? - обрадовался мальчик. - А мама с Илаем будут нас спасать?
  - Да, сынок, - Тео невольно отметил, что его приёмный сын называет родного отца всё ещё по имени.
  Глава 33 Ренегаты
  - Илай, что мы будем делать? - спросила я шёпотом у мужа.
   Мы расположились на вершине балки, с которой открывался вид на обваленный лаз. Кто бы ни шнырял по древним развалинам, они решили перестраховаться. Мы нашли ещё одного мальчика - рыженького. Илай обоих мальчишек переправил в стойбище, велев пока молчать о случившемся. Я для верности наложила на них печати молчания: они не смогут рассказать, где были и что делали, пока я не разрешу. Самое обидное, что при наложении печатей магия сработала как надо, без всяких сбоев. Но все попытки отследить местоположение сына, оказывались тщетны.
  - Кира, ты можешь ощутить пустоты под почвой? - спросил князь.
   Я поняла, что он имел в виду. Если они обвалили вход, это не значит, что они обрушили весь проход. За такое короткое время они не могли далеко уйти, значит, до сих пор находятся где-то поблизости. Возможно, у них есть запасные выходы. К сожалению, эту часть катакомб Илай не знал. Да и со времени его юности прошло несколько лет, могло всё измениться: талая вода пробила новые проходы, а старые обвалились. Приглядевшись получше к склонам оврагов, я поняла, что под нами карстовые пещеры. Не знаю, как древние здесь жили, но Илай утверждает, что они строили под землёй. Может в их эпоху здесь был другой климат?
  - Могу. Только что мы можем сделать вдвоём в темноте, в незнакомом месте против большого количества противника вооружённого арбалетами.
  - Мы - ничего. Потому что ты, любовь моя, остаёшься здесь и ждёшь меня.
  - С ума сошёл? Я тебя одного не отпущу, - зло зашипела я.
  - Любовь моя, при всём уважении к твоим магическим способностям, ты ни разу не воин. Ты лекарь. Вот и будь им. Оставь дело войны мне. Не забывай, я обучался этому, и практики у меня было предостаточно последние пять лет, - я скисла, он невольно или нарочно напомнил, что меня не было рядом в трудное время. - Поэтому, сиди тихо, чтобы мне не пришлось ещё и за тебя волноваться. Поняла?
  Я кивнула. Он прав, я не воин, у меня другая специализация, я теоретик магии и в последнее время лекарь.
  - Хорошо, только надо договориться, как ты в случае чего подашь сигнал, что ты в опасности, чтобы я могла прийти с подмогой.
  Илай улыбнулся, ласково провёл по волосам рукой.
  - Ты моя жена, ты меня услышишь даже на другом конце света. Тебе ведь довелось в этом убедиться там, на севере? - я слегка покраснела, вспомнив историю с Вадимом, и согласно кивнула. - Здесь я на своей земле, могу вызвать своих воинов в любую минуту, только им понадобиться время добраться сюда. Твоя задача - оставаться в безопасности.
  - Да, мой повелитель, - я лихо козырнула, как принято отдавать честь в армии империи.
  Илай улыбнулся одними уголками губ, уже весь сосредоточился на предстоящей задаче. Я же принялась исследовать землю под ногами, ища пустоты, которые бы означали не заваленные проходы.
  ***
  - Ну что, получается? - спросил Тео сына.
  Мальчишка уже какое-то время сосредоточенно сопел, распутывая хитрые узлы.
  - Собаки имперские, крепко завязали, - сказал он, пыхтя.
  Тео хмыкнул. Не успел сын и года прожить в Степи, а уже ругается на степной лад.
  - Ой, папа, извини, - спохватился сынок, что выразился некультурно в присутствии отца.
  ***
  Илай ушёл. Я осталась. Это, наверное, мне наказание ждать его теперь. Его и сына. За то, что ТОГДА не была рядом. Теперь я больше стала понимать ненависть ко мне Второй жены. Интересно, почему она не стала достойной спутницей Илая? Что в ней не так? Мне за всё время жизни в Степи не довелось с ней близко пообщаться. Мы пришли к некоему соглашению, разделив обязанности Старшей жены: она продолжает заниматься обеспечением быта семьи, то есть, она завхоз и экономка, а я официально представляю род на всех официальных собраниях, ну и деньги, конечно, проходят через меня. Когда-то начатый мною бизнес при моём возвращении получил новую жизнь, так что благосостояние княжеского рода за время моего присутствия возросло в разы. Я имею в виду ту часть благосостояния, которая не связана с лошадьми. Это всё осталось традиционно в ведении мужчин. Илай лично сейчас этим не занимается, поручил одному расторопному родственнику со стороны матери.
  ***
  - Молодец, сынок, - похвалил Тео своего приемного сына, когда тот отгрыз один узел на верёвке стягивающей руки за спиной.
  Маг быстро освободился, насколько мог быстро, потому что от лежания в неудобной позе всё тело затекло, как он ни старался размять мышцы в то время, пока сын работал над верёвкой, они всё равно остались непослушными.
  - Пап, теперь мы всех побьём? - с энтузиазмом спросил мальчишка.
  - Ага, только немного оклемаюсь. Твой отец учил тебя слушать Степь?
  - Откуда ты знаешь? - удивился мальчик. - Ах, да, тебе, наверное, мама сказала, что я шаман.
  - Мама, мама. Ну, так учил или нет?
  - Учил. Только она не отвечает сейчас, - мальчик обиженно поджал губы. - Там кто-то идёт, - внезапно вскрикнул он, и быстро зажал себе рот руками.
  В сторону их импровизированной тюрьмы, представляющей собой естественную карстовую пещерку, действительно приближались осторожные шаги. Очень-очень лёгкие шаги.
  После вскрика мальчишки все замерли, и те, что сидели в плену, и тот, кто крался. Наступила глухая тишина, разбавляемая лишь звуком капель воды падающей с потолка пещеры, да гулом ветра, проходящим по карстовым пустотам. Видимо где-то близко есть выход на поверхность. Тот, что завалили маги в попытке скрыть следы своего присутствия, был самым удобным из известных. Оставались другие мало изученные, а потому опасные. В них могла остаться древняя охранная магия или поселиться одна из диких степных тварей, которые, как и вся Степь, были аномальными: крупными, зачастую с ядовитой слюной и неизвестными повадками. На территории империи такие создания не встречались, только в западном пределе, где имперские границы далеко заходили в Степь. Там стоял специальный гарнизон, куда отправляли штрафников и из магов, и из простых солдат гонять тварей, чтобы они не подходили близко к населённым территориям.
  Даже голоса магов, решающих судьбу пленников, стихли, как будто отрезало.
  Тео осторожно задвинул сына за спину, убирая того с траектории возможной атаки. Привыкшие к темноте глаза различали чёрный провал входа в их темницу. Туда-то и устремил свой взор маг. Особый вид лишайников давал мертвенный зеленоватый свет.
  Как он ни напрягал все свои чувства, но всё равно пропустил момент атаки.
  ***
  - Илайчик, мой Илайчик, как ты там? - я в волнении грызла губы, с того момента как ушёл мой Илай прошло минут пять, но мне показалось - вечность.
  Когда ждёшь, время тянется бесконечно. Мозг вместо того, чтобы продумывать возможные варианты выхода из сложившейся ситуации подкидывал картины одна страшнее другой, где мои любимые, муж и сын, и бывший муж, погибают особо жестоким образом.
  Какая-то мелкая кусачая гадость впилась мне в лодыжку. Я зашипела от боли. Гадость зашипела в ответ и поспешила скрыться в невысокой желтеющей траве. Меня укусила змея!!! Этого ещё не хватало! Я тихонько заплакала. Почему, когда что-то плохое случается, к нему добавляются все беды разом?
  Что там делают при укусах? Я закатала штанину, на лодыжке действительно виднелись следы укуса от двух зубов. Моя надежда, что это был какой-нибудь комар-переросток, не оправдалась. Магия продолжала сбоить. Это что аномальная зона аномальной зоны? Взяла маленький кинжальчик, который мне подарил Илай по моему приезду. Он, скорее, декоративный, но чтобы проделать небольшие надрезы на коже - пойдёт. От вида хлынувшей из ранок крови меня замутило. Ещё солнце стало припекать немилосердно, камень за которым я сидела, перестал давать укрытие от его палящих лучей. Что? Тень сдвинулась? Это насколько я потеряла сознание?
  ***
  - Папа!!! - испугано закричал сынок, захлёбываясь в крике.
  Он успел почуять, что на них несётся что-то страшное, от которого веет свежей смертью.
  - Тише-тише, сынок, - его обхватили сильные руки и крепко прижали к груди. Сквозь шум в ушах от бешено стучавшего сердца мальчик с трудом узнал голос своего нового отца, того который шаман. - Это я. Успокойся.
  - Папа? - мальчик всё ещё недоверчиво ощупал лицо мужчины, державшего его на руках.
  Вот лёгкий застарелый шрам, полученный отцом в молодости во время шутливой драки с братьями, вот волосы, заплетённые в традиционную причёску высокопоставленного степняка. Точно отец, только от него пахнет кровью.
  - А где Тео? - спохватился мальчик. Ему мама почти сразу посоветовала при князе Тео отцом не называть, и сейчас мальчишка автоматически последовал совету матери.
  - Тут он, - князь кивнул куда-то вниз.
  Мальчик скосил глаза и под ногами отца увидел простёртое неподвижное тело.
  - Ты его убил? - испуганным шёпотом спросил он шамана, невольно от него отстраняясь.
  Он уже знал, что такое убивать. За своё короткое пребывание в северной деревушке, он успел побывать на охоте. Не на самой конечно, но вот видеть свежезабитые тушки зверей пришлось.
  Отец странно хмыкнул.
  - Хотел бы, но кому-то же надо ответить на вопросы, что делают маги на моей земле, - слово "моей" он выделил. - Хватит притворяться, ты очнулся, вставай.
  Он пнул лежащего мага носком мягкого сапога. Тео застонал и медленно стал подниматься. Мальчишка заёрзал на руках отца, требуя, чтобы его спустили на землю. Шаман спустил. Маленький Илай бросился к своему приемному отцу, сидящему на полу пещеры.
  - Папа! - он обвил руками шею того, кого с детства считал своим отцом.
  - Всё в порядке, сынок, - маг похлопал утешающе по спине своего сына. Видишь, шаман, - обратился он к князю с усмешкой, - я для него всё ещё отец. И если ты не хочешь убить меня на глазах собственного ребёнка, тебе придётся обращаться со мной вежливо, - он мотнул носком жёсткого ботинка так, чтобы попасть по сапогам князя.
  - На многое не рассчитывай, - холодно ответил князь. - Пошли наверх, там Кира волнуется за сына, - и он сам пошёл в сторону выхода.
  - Эй, князь! - окликнул всё ещё сидевший на земле маг, прижимавший сына одной рукой, другая безвольно висела вдоль тела. - Нас было тринадцать. Ты бы был поосторожнее.
  - Здесь ключевое слово было, - бросил через плечо князь и вышел из пещерки.
  - Не хотел бы я встретиться с ним в открытом поединке, - пробормотал маг, кряхтя, поднимаясь, сын старательно ему помогал.
  Он ясно осознавал, что здесь, в Степи, ему нечего противопоставить боевому шаману-убийце. К тому же тот последние годы потратил на оттачивание мастерства в многочисленных усобицах. Куда до него мирному магу мирной империи. Да, это уже не тот мальчишка, которого он встретил в первый раз на защите студенческой работы Киры. Не юноша, но муж.
  - Идём, сынок, - он взял доверчиво жмущегося к нему мальчика за руку. - Скоро придём к маме.
  Только почему шаман оставил ребёнка с ним? Настолько уверен в своей силе или так доверяет?
  ***
  Вокруг мягко обступала темнота, пахло затхлостью и сыростью. Папа, который князь шёл впереди, но мы почему-то спускались вниз, а не шли вверх, где по ощущениям должен быть выход. Но папе виднее. Бедный папа Тео так неудачно упал от шаманского удара, что выбил себе плечо из сустава. Ему ужасно больно. Я тихонько прошептал просьбу Степи об облегчении. Князь остановился и обернулся, посмотрев на меня. Я думал, он меня ударит. Но нет, он протянул руку и сказал:
  - Идём со мной. Здесь уже безопасно.
  Я неуверенно посмотрел на папу Тео, тот ободряюще улыбнулся, его улыбка разбитыми губами в зеленоватом свете лишайников выглядела жутко.
  - Иди, сынок, - сказал он, подталкивая в спину здоровой рукой.
  Я почувствовал, что он готовиться колдовать. К чему бы это? Здесь же нельзя. Князь ядовито усмехнулся.
  - Расслабься, маг. Ты мне пока нужен живым.
  Потом он неожиданно напрягся, прошептал: "Кира", - подхватил меня под мышку и бросился вперёд по узкому проходу, который всё ещё вёл вниз.
  ***
  От того, что полежала стало ещё хуже, нога раздулась и покраснела, тело плохо слушалось командам, я с трудом села, оперевшись спиной о валун, голова гудела. В бедном воспалившемся мозгу билась одна мысль, скорее бы пришёл Илай с моим сыном, я хоть попрощаться успею. Солнце стало неожиданно ослепительно ярким, а звуки усилились в разы: стрекотание кузнечиков стало походить на звон наковален с близкого расстояния. Собственное дыхание, вырывающееся со свистом, на рычание и пыхтение огромного зверя.
  На меня упала тень, я с трудом подняла сухие глаза. Предо мной была уродливая морда с шелушащимися наростами, я не сразу в ней признала человека.
  "Может, он добьёт меня быстро, чтобы я не мучилась", - всплыла мысль, полная надежды, и я отключилась.
  Глава 34 Приоритеты
  Очнулась я от того, что чьи-то нежные руки ласково обтирали мне лицо приятно влажным полотенцем. Ещё даже не открыв глаза, я улыбнулась и потёрлась щекой о добрую руку. Рядом со мной захихикали.
  - Госпожа, - я открыла глаза, надо мной склонилась моя Зена, - я так рада, что вы проснулись!
  От избытка чувств девчонка крепко поцеловала мою ладонь.
  - Сколько я была без сознания, - голос после долгого молчания был хриплым и плохо слушался.
  Внезапно пришло осознание:
  - Где мой Илай? Мой маленький Илай? - я резко села на кровати, перед глазами всё поплыло, но я успела понять, что нахожусь в своём шатре.
  - Моя госпожа, успокойтесь, - милая Зена попыталась уложить меня обратно. - Вам нельзя пока вставать, а ваш сын сейчас играет на улице с мальчишками, - вздох огромного облегчения вырвался из моей груди, и я безвольно опустилась обратно на подушки.- Позвать его? - я кивнула.
  Изящная девчушка, которая Четвёртая жена моего мужа, легко соскочила с коленей, на которых сидела возле моей постели и выпорхнула из шатра. Вскоре полог снова открылся и на пороге нашего жилища появился мой драгоценный малыш, таща на закорках свою белокурую сестрёнку.
  - Мама! - оба радостно запищали, увидев меня проснувшейся, и бросились обниматься.
  Оказывается, я пролежала три дня. Меня укусила какая-то мутированная степная тварюшка, таких во множестве водятся на развалинах древнего города, где раньше находился один из крупнейших центров магии. Да-да вот такой парадокс, сейчас магией практически нельзя пользоваться в Степи, а раньше здесь был рай для магов, настолько комфортным и насыщенным был магический фон.
  Илай "услышал" меня, когда я думала о прощании с сыном, очень сильно перепугался и рванул ко мне, где и нашёл моё бесчувственное тело в компании с мутировавшим дикарём. В Степи время от времени рождались уродцы, их оставляли Степи. Иногда их выкармливали какие-нибудь животные, и они выживали. Вот с таким вот взращённым среди степных волков я и встретилась лицом к лицу. К счастью для него он не был голоден и не собирался меня есть, иначе Илай бы его убил, а так пуганул только.
  Среди магов - любителей старины был и Тео. Он пострадал от своих же "коллег", пытаясь защитить детей. Илай его спас. Меня поражает его великодушие, он даже разрешил ему остаться в стойбище до полного выздоровления или пока они сочинят достойную ушей предводителя магов-отступников легенду. Правда, мне нельзя ни под каким предлогом видеться с бывшим мужем, о чём я была категорично предупреждена сразу же после пробуждения. Вскоре после прихода детей в шатёр заглянул мой князь. Я возблагодарила судьбу, что мой Илай такой сильный шаман, если бы не он, меня бы уже похоронили.
  ***
  Утро следующего дня я встретила в объятиях своего любимого.
  - Любовь моя, как ты себя чувствуешь? - спросил он внимательно вглядываясь в мои глаза.
  Я улыбнулась. Мне так нравиться, как он обо мне заботиться. Мне кажется, что он стал ещё нежнее после нашего второго воссоединения. Может опыта набрался в общении с женщинами? Хотя он не похож на ловеласа или дамского угодника. Как и предупреждал он меня ещё в самом начале нашей семейной жизни, он не изменяет мне с другими женщинами, делит ложе только со своими жёнами, правда ночует всегда у меня.
  - Мне хорошо, - честно ответила я, целуя его в подбородок, - даже слабость прошла. Видишь, какая я сильная и здоровая.
  - Вижу-вижу, - ответил с большим сомнением. Ему всё время кажется, что моё здоровье слабее, чем у коренных степнячек.
  Не буду стараться его разуверять.
  - Я хочу, чтобы ты мне родила дочь, Кира, - негромко сказал своим низким сексуальным голосом, от которого мурашки по телу, целуя меня в плечо.
  Я хихикнула.
  - У тебя же есть девочки. Столько дочек...
  - Я хочу светленькую, и именно от тебя, - было заявлено мне. - Когда яд полностью выйдет из твоего организма, мы займёмся этим вплотную, а пока порепетируем.
  Я взвизгнула, оказавшись погребённой под большим сильным телом. Хорошо хоть заглушку поставила, мои писки не разбудят детей.
  Ах, боже мой, насколько хорошо с Илаем. Я чувствую себя настолько женщиной, насколько это возможно, такой любимой, во всех смыслах, желанной и восхитительно прекрасной. Я ощущаю себя воплощением самой женственности на земле, самой женской сути. Это прекрасно, как прекрасен и мой любимый, мой Илай, мой Мужчина, мой муж, мой друг и любовник. Я люблю тебя, мой драгоценный!
  ***
  - Я хочу попрощаться с ней, - сказал маг. - Всё-таки мы с ней не чужие люди.
  - Я тебе позволил увидеться с дочкой. Этого достаточно, - маг имел наглость подать официальный запрос на аудиенцию к князю. - Если хочешь, можешь Кире написать письмо. Я передам. Может быть, - добавил он после паузы, смотря на не имеющего границ мага. Он ему сохранил жизнь, помог реабилитироваться перед императором. Фактически легализовал его в родной империи.
  Естественно всё это он делал не из тёплых чувств к бывшему мужу своей жены. Просто обычно женщины склонны жалеть неудачников, а Кира к тому же сильно привязывается к отцам своих детей, не хотел создавать прецеденты и новые поводы для волнения своей любимой женщины. А с политической точки зрения приятно иметь в должниках предводителя самого влиятельного тайного ордена магов империи. К тому же эта организация всё более набирает силу. Самые радикально настроенные члены братства так удачно остались под завалами древних руин...
  ***
  - Мам, - Илайчик нетерпеливо подпрыгивал на коленях на мягком ковре, а я сидела, сложив ноги на степной манер, и пыталась сделать новый защитный амулет для сына, что было нелегко в таких кустарных условиях. Я привыкла работать в удобных светлых лабораториях. Надо будет Илая упросить выделить мне под эти цели помещение.
  - Подожди, родной, сейчас доделаю, и пойдёшь гулять.
  - Ну, мама, папа же поймал всех плохих дядей, он сказал, что безопасно, - заныл малыш.
  - Вот пусть и не волнуется, а я буду, поэтому ты никуда не пойдёшь без защиты.
  - Госпожа, - в шатёр ворвалась вся возбуждённая с вытаращенными глазами Зена, - там-там ...
  - Что там? - недовольно поторопила я, её суматошность сбила мне настройку.
  - Там у Второй госпожи случилось несчастье, - чуть не плача, наконец, сказала девчонка. - Она потеряла ребёночка и говорит, что это вы её сглазили, - она упала на колени и уткнулась лбом в моё бедро.
  - И что теперь? - скептически я спросила её. - Мне волосы от горя на себе рвать?
  - Нет! - девчонка порывисто соскочила, чуть не попав макушкой мне по подбородку, вот прыткая не в меру. - Но другие женщины требуют от князя, чтобы он наказал белую ведьму, то есть вас, - малышка смотрела на меня своими огромными глазищами как у дикой серны со смесью страха и жалости. При том боялась она явно за меня.
  - Не бойся, малышка, - я усадила её рядом. - Наш господин со всем разберётся. Он знает, что я этого не делала.
  - Но госпожа,- девчушка с аппетитными формами, ещё не осознающая свою женственность и привлекательность, схватила меня за руку и уткнулась в ладонь, - Старшая госпожа советника Фадея, видела, как вы давали Второй госпоже напиток, после чего той стало плохо. И другие женщины видели, как вы что-то делали возле её шатра. Они очень боятся за своих детей. А если матери обеспокоены детьми, отцы не смогут им отказать в помощи.
  Н-да, это может стать проблемой. У меня здесь нет никакого авторитета. А Вторая жена молодец, быстро задействовала общественное мнение против меня, даже собственного ребёнка не пожалела. Я смотрела её, беременность у неё протекала нормально. Похоже мои действия по установке магической защиты на её шатре по приказу князя восприняли как чёрное колдовство. Придётся обратно перебираться в империю. А жаль, я уже начала привыкать к мысли, что с Илаем проведу всю свою жизнь. И Зену жалко оставлять, заклюют её тут без меня, как же, она же помощница ведьмы.
  - Так ты думаешь, что это я убила её ребёнка? - решила проверить я свою догадку.
  Девчонка отвела глаза, но руки моей не выпустила.
  - Мне всё равно, вы это сделали или не вы.
  А потом неожиданно выпалила с жаром.
  - Только в следующий раз меня посылайте, я знаю, как сделать так, чтобы никто не узнал!
  Ох, ты ж маленькая диверсантка! Однако, приятно, что хоть кто-то на моей стороне.
  - Вы совсем не знаете, как здесь жить. Господин и приставил меня к вам, чтобы я знакомила вас с правилами и традициями, - продолжала с жаром черноглазая девчонка, вон как разволновалась, аж, щёчки покраснели. - Вы Старшая госпожа, вы не должны сами делать грязную работу, - и она совсем покраснела, видимо, осознав свою откровенность.
  - Мне приятна твоя преданность, малышка. Мне жаль тебя расстраивать, но я не имею никакого отношения к выкидышу Второй жены.
  - Правда? - в глазах девчонки затеплилась радостная надежда, видимо ей всё-таки приятнее меня осознавать как добрую и справедливую Старшую госпожу и просто женщину.
  - Правда-правда, - я ободряюще улыбнулась, обняла девчонку и поцеловала в щёчку.
  Она доверчиво прижалась ко мне, а потом с силой обняла за талию, выражая в этом объятии всю свою радость.
  - Ну, всё-всё, малышка, я погладила её по красивым волнистым волосам.
  - Я не понял, что случилось, - насупленно сказал сын, - но, мама, я тоже люблю тебя, - и он присоединился к обнимашкам.
  Маленькая Снежка, до этого игравшая с тряпичными куклами с радостным писком повисла на мне со спины, и мы, хохоча, все вместе повалились на пол.
  - Госпожа, если даже господин поверит вам, то перед людьми он всё равно будет вынужден наказать виновного.
  - Вот пусть виновного и наказывает. Я-то здесь при чём?
  Мои слова не очень убедили юную Четвёртую жену, но она не стала высказывать свои сомнения вслух. А я была относительно спокойна на счёт решения Илая. Мы уже проходили через нечто подобное, когда над нашими отношениями висел общественный долг. Тогда князь выбрал не меня, и мы расстались на долгие шесть лет. Пусть этот случай будет своеобразной проверкой приоритетов.
  Входной полог резко распахнулся, был дождь, и я держала его опущенным, и в шатёр, тяжело ступая, вошёл князь. Мы с детьми до сих пор сидели на полу, я доделывала амулет, попутно обучая сыночка, а Зена со Снежкой мастерили новых кукол. Князь осмотрел нашу фигурную композицию.
  - Зена, забери детей и выйди, - приказал он холодно. Даже мне стало не по себе, что уж говорить о девчонке, она вся сжалась, быстро подхватила слабо протестующую малышку на руки и пошла к выходу, по пути беря сына за руку.
  - Я остаюсь, - твёрдо заявил мой маленький защитник, хотя его тоже потряхивало от страха. Его воспитывал Тео как джентльмена, а не как готового к абсолютному послушанию сына степняка.
  Он исподлобья сверлил отца хмурым взглядом, а как же, тот посмел так холодно разговаривать с его любимой мамой. У Илая ещё не было отцовского авторитета перед сыном и суровостью он никогда его не добьётся, только если не попробует сломать ребёнка. Но я этого никогда не допущу.
  Минуту они сверлили друг друга взглядами, отец и сын, оба сильные и упрямые. Наконец Илай подхватил ребёнка на руки, я напряглась, готовая в любой момент вмешаться. Но он прижал дрожащего от волнения сына к груди и сказал уже мягким отцовским голосом:
  - Сынок, нам надо с мамой поговорить об одном деле наедине, - мальчик напрягся и приготовился протестовать. Илай усмехнулся, - я тоже люблю маму и не собираюсь её ругать. Кира, - обратился он ко мне уже с улыбкой, - ты хорошего вырастила сына. - Сынок, иди погуляй пока с Зеной и Снежкой, на улице сейчас не очень безопасно, за ними нужно присмотреть. Ты ведь у нас сильный шаман и маг? - сынок смущённо зарделся от похвалы и оказанного доверия, защищать сестрёнку он любил.
  - А можно я свой кинжал возьму? - спросил он, с трепетом ожидая ответа. Кинжал был настоящий, и ему не разрешалось носить его с собой каждый день.
  - Сегодня можно, - сказал отец, спуская сына на пол, тот вопросительно взглянул на меня, ища подтверждения словам отца, я кивнула.
  Отец с немного горькой усмешкой наблюдал за нашими переглядываниями. В Степи отец имеет непререкаемый авторитет, по крайней мере, все старательно делают вид, что имеет. Чтобы смягчить ситуацию, я сказала:
  - Папа же разрешил, значит, можно.
  Мальчишка радостно бросился к сундуку, где хранилось его сокровище. С довольным лицом пристегнул великоватый ремень к поясу.
  - Мама, я пошёл охранять Снежку и Зену. Ничего не бойся, я с тобой оставляю папу, - важно добавил он, уже невольно копируя интонации родного отца, а не Тео. - Он сильный, - отсалютовал нам кинжалом и выскочил на улицу.
  Илай проводил его задумчивым взглядом.
  - Ещё бы немного и я бы упустил его навсегда, - выразил вслух он свои мысли. - Любимая, - он подошёл ко мне и мягко обнял, от былой агрессивности, хоть она и не была направлена на меня и моих близких, не осталось и следа, - спасибо за сына, родная.
  - И тебе спасибо, - прошептала я ему куда-то в область груди. Он потёрся щекой о мою макушку.
  - У нас хороший сын, - а потом резко без перехода. - Милая сегодня не выходи на улицу, пока я разбираюсь с одним вопросом. Не успел перехватить Зену, чтобы она тебя не беспокоила по пустякам.
  - Она, между прочим, на будущее предложила свои услуги диверсантки, сказав, что она лучше разбирается в здешних реалиях, чем я, и могла бы проделать всё незаметно.
  Илай расхохотался, смехом выпуская напряжение. Я тоже улыбнулась.
  - Любовь моя, мы не ошиблись в этой девочке.
  - Ты, правда, веришь, что я этого не делала? - спросила я любимого глядя ему в глаза.
  - Я ЗНАЮ, что ты этого не делала. Но даже если бы вдруг ты оказалась замешана в этой истории, я бы и слова тебе не сказал. Я уже говорил тебе, я позволю тебе всё, делай, что хочешь, только не прикасайся к другим мужчинам.
  - Ты готов простить мне убийство своего ребёнка? - решила я уточнить границы своей вседозволенности.
  - Да, потому что я уверен, что ты никогда это не сделаешь без веской на то причины.
  Я тихо охнула.
  - Ничего себе. Ты сумасшедший, Илай, - было заявлено мужу.
  Он усмехнулся.
  - Нисколько. Просто я настолько уверен в своей Кире и знаю, что она не будет злоупотреблять моим доверием. Ты добрая и любишь тех, кто связан со мной кровью. Я это заметил ещё в первый год нашей совместной жизни. Что бы про тебя ни говорили, но добрее и щедрее тебя я не встречал в своей жизни человека. Хотя порой ты любишь притворяться циничной и безразличной.
  - Ох, Илай, ты слишком хорошего мнения обо мне.
  - Как и ты, любовь моя, - меня наградили лёгким поцелуем в губы, и я вспомнила, что передо мной победитель жестокой борьбы за трон, оставшийся единственным в живых из девятнадцати братьев и неизвестного количества других желающих посидеть на троне Степи. Я с трепетом посмотрела на своего мужчину, внезапно увидев его в другом свете.
  - Поняла? - с грустной усмешкой спросил он. - У тебя есть я для грязной работы. Если тебе что-то нужно, просто скажи, и я дам тебе это.
  А я думала совершенно о другом. Через что ему пришлось пройти, моему мягкому и добросердечному от природы Илаю?
  - Прости, любимый, что меня не было рядом, когда тебе пришлось пройти через это, - я снова уткнулась ему в грудь, теснее прижавшись.
  - Какая же ты глупышка, любовь моя, моя драгоценная девочка...
  Глава 35 Имперский посол
  - Привет! Ты не узнаёшь меня? - ко мне подошла смутно знакомая молодая женщина.
  - Извини, нет, - буркнула я не очень вежливо. Столько дел навалилось в последнее время: занялась обустройством санитарии в стойбище.
  - Мы с тобой учились вместе в подготовительных классах академии, - не спешила сдаваться настырная.
  - М, - промычала я. Не хватало мне ещё давних знакомых к себе под крылышко брать, работать не любят, подавай им только привилегии. Фу.
  Стоп, а что она делает в Степи? Уж не имперская ли шпионка? Я подозрительно на неё посмотрела, а она мне подмигнула.
  - Помнишь мага, который нас вербовал в академию? - конечно, я его помню, я за него замуж выходила, это мой Тео. - Он передаёт привет.
  - Даже так. А что ты здесь делаешь?
  - Я тоже вышла замуж за степняка. Правда, он не такой именитый как у тебя.
  Она помолчала, затем продолжила:
  - В общем, наш наставник передаёт привет и вот это, - она мне сунула в руки маленькую коробочку.
  - Почта? - я усмехнулась, они, что думают Илай запрещает мне общаться с внешним миром?
  Да я уже ездила в Пограничье посмотреть как восстанавливается работа филиала моей клиники. Она несколько затормозилась после того как меня объявили в розыск. Но теперь всё в порядке, моё честное имя восстановили, как и имя Тео. Он был объявлен героем, который рискуя своей жизнью, внедрился в ряды заговорщиков, целью которых было свержение существующей династии и захват власти. Не знаю, как Илай с Тео провернули это, но факт остаётся фактом. Но только, мне кажется, что это всего лишь спектакль для обывателей. Просто тайный орден забрался повыше в структуру власти, а от самых радикальных последователей так удачно избавился руками Степи в лице моего Илая...
  Сдаётся мне, что Илай взял виру с предводителя орденцев. Иначе как объяснить неожиданное появление на вооружении степных воинов типично имперского оружия, работающего на магии? Ну, допустим, в Степи они бесполезны, а вот на территории империи... Кто-то перестраховывается. Мы с Илаем ещё не говорили о политике. Не то чтобы он мне не доверял или считал недостаточно умной, чтобы понимать такие сложные мужские дела, просто я демонстративно не интересуюсь, дабы не создавать прецедентов, если вдруг случится утечка информации. Слишком мало я ещё прожила в Степи, чтобы меня безоговорочно считали своей.
  ***
  - Госпожа, - прошептали возле моего уха так близко, что стало щекотно. Илай ушёл ранним утором, нет, не к Второй жене и даже не к Третьей, а на тренировку.
  Несмотря на свой высокий статус, он продолжает поддерживать свою физическую форму и боевые навыки на высоком уровне, тренируясь по два часа каждый день на рассвете. Он говорит, что это драгоценное время принадлежит только ему, он отдыхает, собирается с мыслями и с новыми силами приступает к делам сегодняшнего дня. Мне тоже предлагал подобную практику, но я не могу заставить себя вставать по утрам. Поэтому свои упражнения, основанные на женском степном чувственном танце и тайных приёмах самообороны, которые практикуются у некоторых воинственных степнячек, выполняю после полудня. Да, в Степи живут амазонки. Они конечно не занимаются разведением лошадей, они состоят в клане, который нанимают для всяких тёмных делишек, и иногда для охраны высокопоставленных особ женского пола. Естественно, они не делятся своими знаниями с посторонними просто так. Но одному ушлому степняку удалось выбраться живым из их цепких ручек (они используют мужчин для зачатия, а потом убивают), да ещё и молоденькую амазонку с собой прихватить. Она, конечно, не владела в совершенстве всеми техниками своих сестёр, но кое-что помнила. Вместе с ней мы и разработали этот комплекс женской гимнастики, который я выполняла во Второй половине дня. Илай хотел, чтобы я могла себя защитить и без магии на тот случай если его вдруг не окажется рядом. Видимо всё ещё не может забыть ту девчонку, которую любил, погибшую во время усобиц.
  - Зена, отстань, - отмахнулась я от своей очаровательной помощницы и отвернулась к стенке.
  - Ну, госпожа, - она мило надула губки, - господин велел разбудить вас пораньше. Сегодня важное мероприятие, где вы должны присутствовать как княгиня.
  Я застонала. Сегодня официально представиться новый имперский посол, и я знаю этого хмыря. Он учился на два года меня старше, и постоянно задирал, стоило мне попасть в поле его зрения. Я до си пор не понимаю причины такого его поведения. Мы даже не были толком знакомы. Если он отпустит какую-нибудь двусмысленную шуточку о мом теперешнем положении -надцатой жены, я вспылю и прибью его на месте, тем самым разрушив хрупкий мир между двумя государствами. Так что в этом мероприятии Илаю от меня скорее вред, чем польза.
  - Моя госпожа, - неожиданно хитрым голосом пропела моя чёрненькая Зеночка, - смотрите, что для вас приготовил господин, - она из-за спины достала бархатную коробочку внушительных размеров, как раз под гарнитур.
  Блин, Илай знает мою слабость к драгоценностям, как стыдно. Я с трудом удержала свою руку от того чтобы не сцапать подарок.
  - И что?- как можно равнодушнее спросила я.
  - А то, что господин сказал, что если ему понравится, как гарнитур подходит к вашему платью на приветствии посла, то он закажет к нему туфельки с такими же камнями...
  Я не выдержала, рывком выдернула из рук девчонки футляр и открыла, уж очень хотелось посмотреть, на сколько готов разориться князь ради моего присутствия на официальном мероприятии. Вдруг в коробочке безделушка из стекляруса?
  Ничего себе! Моя челюсть чуть не упала, передо мной было совершеннейшее произведение искусства из бриллиантов, изумрудов и белого золота. Потрясающее колье и серьги, выполненные в виде растительных мотивов. Илай хочет заказать к нему туфельки? Алчность и стяжательство взвыли во мне в один голос. Я пулей взметнулась с кровати. Так, времени, чтобы подготовиться на все сто уже маловато, надо поторопиться.
  - Зена, чего сидишь? Мне нужно принять ванну!
  - Она уже готова, госпожа, - с усилием сдерживая смешинки, ответила девчонка и юркнула за занавески, за которыми у меня располагалась ванная.
  ***
  Илай одобрительно посмотрел на меня, когда я вошла в зал для официальных церемоний, потом перевёл взгляд на мою шею, где красовалось подаренное колье, и усмехнулся. Вот паразит! Проклятая жадность! Из-за неё теперь буду мучиться в тяжёлом неудобном официальном платье княгини на протяжении пары часов точно. Потом ещё совместный с послом обед. Илай не к месту решил объединить обычаи двух стран, и я как супруга теперь буду вынуждена сопровождать его всюду. А при его отце княгиня бы просто показалась в самом начале в знак доверия, а потом удалилась бы на женскую половину, где бы пила чай в компании супруги посла, если бы та приехала, или со своими компаньонками из старших жён мужа и его советников.
  Нужно срочно пересмотреть все официальные наряды, подобающие княгине и утвердить новые. Ещё эта жуткая причёска, от которой волосы так стягивают кожу, что у меня складывается ощущение, будто глаза скоро полезут на лоб.
  Интересно, посол узнал меня или не узнал? Такой вежливый и обходительный, комплиментами рассыпался. Он наверняка наводил справки обо мне, так что знает, кто я, поэтому даже не упоминает тот факт, что мы учились вместе. Илай сидит величественный и невозмутимый. Не знала, что ему так идёт маска царственного величия, я невольно засмотрелась на него, настолько он хорош. Невыносимо захотелось расцеловать эти величественно нахмуренные брови, сомкнутые губы...
  - Госпожа моя, к вам обращаются, - тут только я заметила, что на меня все смотрят: и посланник и его жена, миловидная шатенка лет на пять младше меня, и помощник посла, и все наши доверенные советники.
  Я как можно беззаботнее улыбнулась.
  - Я слушаю вас, - и посмотрела на жену посла, почему-то мне показалось, что вопрос задала именно она. И я не прогадала.
  - Если я не ошибаюсь, это вы создательница дома моды, самого популярного в столице Равниной империи?
  - Вы не ошибаетесь, - я довольно улыбнулась, хоть кто-то заметил это моё достижение. - Мы его создали совместно с университетской подругой, - я бросила быстрый взгляд на посла, как он отреагирует на упоминание академии, тот остался невозмутим.
  - Мне неудобно просить, - миловидная шатенка смутилась, - но не могли бы вы эксклюзивно для меня что-нибудь создать? - и такой просящий взгляд. Да она совсем ещё девчонка! Слишком строгая причёска и одежда ввели меня в заблуждение относительно её возраста.
  - Дорогая, - укоризненно начал посол, - не забывай, ты обращаешься к государыне соседней страны, - попенял он ей.
  - Но Дамир, ты сам просил подружиться с госпожой Кирой! - и она мило надула губки, а я еле сдержала улыбку.
  На лице посла отразилась досада за не очень умные слова жены. И я решила её спасти, просто из вредности, чтобы противному послу не за что было срываться на своей миленькой жене.
  - О чём речь, госпожа Агнесса? Я с удовольствием как-нибудь с вами поболтаю о моде и столичных новостях. Без мужчин, - добавила я заговорщицким шёпотом, наклоняясь к ней через стол, показывая выражением лица, как я отношусь к их наискучнейшим расскланиваниям.
  Супруга посла мило хихикнула. Илай сдержал неподобающую ему такому сейчас серьёзному улыбку.
  ***
  - Зена, снимай с меня это пыточное сооружение! - закричала я с порога, только входя в свой шатёр. Четвёртая жена кормила ужином моих детишек.
  Увидев меня, они с радостным писком выскочили из-за низенького стола и подбежали ко мне обниматься.
  - Мам, у тебя классная причёска, - сделал мне искренний комплимент почти семилетний сынишка. Я согласна, причёска смотрится как произведение искусства со всеми этими камнями...
  - Спасибо, дорогой, - я поцеловала обоих своих малышей. - Идите, доедайте, а я пошла снимать всю эту красоту.
  Дети нехотя ушли за стол, а Зена отправилась помогать мне разоблачаться. Всё-таки хорошо мы с Тео воспитали детей, такие самостоятельные. Мы няню приглашали только тогда, когда нам необходимо было разом куда-то уехать, а так они всё время проводили с нами. Я даже брала их с собой в клинику.
  - Больше никогда не поддамся на провокации князя! - я в сердцах пнула только что снятое платье, грудой лежащее на полу.
  - Ну что вы госпожа, она очень красивое, - не согласилась со мной девчонка, поднимая и аккуратно сворачивая его.
  - Хочешь примерить? - спросила я без задней мысли, просто хотела показать ей насколько в нём неудобно, а она неожиданно испуганно вытаращила глаза и бухнулась на колени.
  - Что вы госпожа! Нет, конечно! Это же платье княгини, простите меня, пожалуйста.
  - Ладно-ладно, хватит ползать на коленях, вставай! - сказала я примирительным голосом.
  - Только если вы скажете, что простили меня.
  Я закатила глаза, ох, уж эти степные обычаи...
  - Зена, я простила тебя, поднимайся и приготовь мне ванну.
  ***
  Я расслабленно нежилась на шёлковой простыне, а Зена разминала мне затёкшие от долгого сидения и неудобной одежды мышцы. Эх, мои бы теперешние мозги да мне двадцатичетырёхлетней, я бы не оставила Илая из-за его преждевременной женитьбы на Второй жене. Заставила бы её так же массаж делать. Хорошо. Хотя вряд ли бы у меня получилось. Она дочка какого-то мелкого князька, самомнения в ней... ещё бы и притравила меня, чтобы место Старшей жены освободить. Это сейчас я в магии профи: на вход поставила кучу защитных заклинаний, нельзя пронести что-либо, чем можно нанести вред мне или моей семье. Илай посмотрел, одобрительно похмыкал и попросил такое же установить возле его рабочего места в княжеском шатре. Мне конечно далеко до магов, которые специализируются на защитных контурах, но в Степи мне нет конкурентов, только мои заклинания держатся, в то время как другого мага при попытке ворожить стукнет такой откат, что от его личности ничего не останется.
  - Моя госпожа, у вас такая красивая кожа, - с искренним восхищением сказала малышка Зена, растирая мне спину ароматным маслом.
  Ещё бы она была некрасивая, я как магиня и так медленно старею, да к тому, как профессиональный целитель знаю множество способов продлить молодость и красоту своего тела. Так что юность жён моего драгоценного супруга не очень меня пугает. Двадцатиоднолетняя Вторая жена даже в подмётки мне не годится, нет в ней той изящной женственности и чувственности, что так привлекает мужчин и заставляет их сходить по мне с ума. Что-то я расхвасталась. Хорошо быть северянкой, мы позже взрослеем и дольше цветём.
  - Приятная картина, - меня отвлёк от лениво текущих мыслей и собственного любования приятный голос моего супруга.
  Наконец-то закончил все свои дела. Надо приучить его приходить пораньше, пусть ищет способы эффективного управления, всё равно за один день со всеми делами не справишься, как ни старайся, а любимым нужно внимание и забота мужа и отца.
  - Господин, - Зена грациозно соскользнула с постели и опустилась на колени перед супругом, трепетно прижавшись губами к его руке. Так должна приветствовать супруга степнячка.
  Князь доброжелательно погладил её по голове, попутно осеняя благословением главы рода. Это благословение очень действенная вещь, она улучшаешь здоровье, настроение и делает более удачливым в делах. После того как меня посвятили в княгини и я стала не просто Старшей женой в семье, но и матерью рода, я тоже стала обладать этой способностью благословлять.
  Так как мне многое прощалось, и князь лично разрешил мне пренебрегать степным этикетом, я осталась лежать на постели лишь слегка изменила позу, чувственно изогнувшись. Мой князь, как и ожидалось, отреагировал моментально, весь подобрался и невольно сделал шаг вперёд.
  - Приветствую, мой повелитель, - проворковала я, нарочно используя царедворную форму обращения в спальной обстановке, и слегка прикусила губки.
   - Зена, выйди, - хрипло сказал мой господин, направляясь ко мне плавной походкой хищника.
  - Ну, зачем? - не согласилась я. Мне вдруг в голову пришла шальная идея. - Пусть смотрит.
  Илай бросил взгляд полный сомнения в сторону девчонки, та от нашей милой сценки уже зарделась и потупила глазки, но я видела, что она посматривает из-под опущенных ресниц.
  - Можно я останусь, господин, - прошептала Четвёртая жена, ещё больше краснея, я усмехнулась.
  Илаю надоело думать на отвлечённые темы, и он просто махнул рукой. Дети уложены спать. Хорошо. На нашей огороженной от общего пространства шатра спальне стоит звукоизоляционная защита. Нам ничто не помешает. Как я люблю моего Илая! Он сбросил свой официальный наряд, состоящий из тяжёлого халата, длинной рубахи и кожаных штанов.
  Красавчик, его тренированные мышцы красиво перекатывались под его смуглой кожей, пока он преодолевал то короткое расстояние разделявшее нас. Он, не отрываясь, смотрел на меня. От его взгляда становилось жарко и предвкушающе приятно...
  Когда я немного пришла в себя и расслабилась в объятиях своего прекрасного мужчины, я вспомнила про Зену. Она сидела на полу не так далеко от постели, всё ещё пунцовая, с припухшими от возбуждения губками. Я хихикнула.
  - Ты как, малышка? - спросила я смущённую девчонку.
  - Всё хорошо, госпожа, - пролепетала она, поцеловала мою руку, вложив в этот поцелую весь жар испытываемых эмоций, и подчиняясь знаку князя, вышла из спальни.
  Когда Зена ушла, Илай мне сказал:
  - Любовь моя, тебе сегодня меня удалось удивить. Я думал, что хорошо тебя знаю.
  - Тебе не понравилось? - насторожилась я.
  - Мне не может не понравиться, когда ты рядом, - со смешком ответил мой любимый, то ли делая комплимент, то ли вкладывая в свои слова более глубокий смысл, который я пока не могла уловить.
  - Ты меня не осуждаешь? - на всякий случай уточнила я.
  Меня нежно обняли и прижали к себе, я оказалась в тёплом коконе из рук и тела любимого.
  - Никогда и ни за что, моя драгоценная женщина, моё сокровище, моя Кира... - прошептал.
  Я охнула от силы, которую он вложил в признание-клятву.
  - Я люблю тебя, мой Илай, - прошептала я в ответ, вкладывая в слова все свои чувства, даже те, в которых боялась признаться себе.
  Я боялась потерять себя в любви к этому мужчине, перестать быть или смертельно обжечься. Но сегодня я решила отпустить себя. Неважно, чем закончиться наше воссоединение, это время, что мы проведём вместе, будет принадлежать мне, и я выжму из него всё удовольствие и счастье, которое можно получить, проводя время с теми, кого любишь. Я решаю любить на всю катушку, без оглядок и страхов и будь что будет.
  
  Глава 36 Будни княгини
  В эту ночь мы зачали нашего второго сына. Наш Второй ребёнок тоже дитя любви, как и все мои остальные дети. Известием о зачатии меня утром порадовал Илай. Его способности позволяли увидеть это практически сразу. Выглядел он довольным и был особенно нежным, между нами после вчерашней ночи как будто произошло что-то волшебное.
  - Следующая обязательно будет дочка, - пообещал он мне, - и очень похожая на тебя, моя драгоценная девочка, - меня наградили нежным поцелуем и оставили досыпать, сам Илай отправился на тренировку.
  Зена пришла готовить завтрак сонная, сладко зевая. Зато вся такая умиротворённая и даже похорошевшая, мурлычет себе под нос какую-то песенку. Я всегда знала, что секс идёт женщине. Особенно ярко осознала это после знакомства с Илаем.
  Увидела меня, подскочила, присела на колени, прикоснулась губами к руке. Всё правильно, я главная мать рода, у меня тоже надо просить благословение. С удовольствием благословила. Если глава рода не доволен своим родовичем, то он или она могут отказать в благословении. Это страшное наказание, потому что, скорее всего, другие родственники будут избегать наказанного считая, что без благословения того будут преследовать неудачи, которые могут перейти на других.
  - Госпожа, - девчонка от избытка чувств ещё раз запечатлела страстный поцелуй на моей руке и потёрлась макушкой о моё бедро, как кошка.
  - Моя миленькая, - я подняла её и чмокнула в носик, как делаю со своими детьми. Всё правильно, вон моя малышня проснулась, заметили меня, заулыбались.
  Мои котятки. Сама подошла к ним, благословила, расцеловала.
  - Доброе утро, мои любимые!
  - А папа где? - спросил, мило зевая, сынок. Привык, что отец, что тот, что этот, утрами тоже приветствует детей.
  - Он ещё не вернулся с тренировки, - успокоила его я.
  Маленький Илай здорово бы огорчился если отец ушёл на службу, не попрощавшись. По-моему он уже стал привязываться к князю. Тот сумел его очаровать. Меня это радует, я очень хочу, чтобы мои любимые мужчины подружились. А моя маленькая Снежка и так без ума от Илая. Конечно, она скучала по папе, но она ещё слишком мала для сильных привязанностей, поэтому вскоре единственным отцом для неё останется Илай.
  - Он же обещал меня лично тренировать! А не взял! - огорчился малыш.
  Упс, совсем из головы вылетело, и я забыла напомнить об этом любимому.
  - Сегодня неблагоприятный день для новых начинаний, так отец сказал. Не переживай, милый, - я погладила по голове расстроившегося сына. - Следующий будет благополучный.
  Учитывая, что сегодня голова Илая занята другими мыслями, то это похоже на правду. Как я поняла со слов Илая, он хочет показать сыну разминочный комплекс, который пригодится на любом этапе обучения. Я рада, что они утрами будут проводить вместе.
  ***
  - Мам, можно я Тео письмо напишу?- озадачил меня сын с утра пораньше.
  - Надо спросить разрешение у отца, - ответила я обтекаемо.
  - Так он всё равно разрешит. Он мне всё разрешает, - похвастался мелкий сорванец.
  - Вот сначала спроси разрешения, а потом пиши.
  - Но ты-то не против, чтобы я написал? - спросил маленький хитрец.
  - Не против, - выдавила я, надеясь, что мой драгоценный супруг проявит понимание и не будет препятствовать общению сына с человеком, которого тот до недавнего времени считал своим отцом.
  - Ура!!! - маленький ардах с радостным воплем выскочил из шатра и понёсся, как я предполагаю, в княжеский шатёр, к князю.
  Я поспешила за ним. Не дай бог, на него кто-нибудь наорёт за нарушение каких-нибудь жутко важных традиций, которые сынок демонстративно игнорирует. Вот, например, ворвётся запросто в разгар каких-нибудь переговоров...
  Не успела: пока раскланивалась по пути с важными матронами, упустила своего старшенького из вида. Охрана на входе в шатёр привычно мне отсалютовала, я поспешно вошла внутрь. И что вы думаете? Маленький княжич устроился в ногах у князя, и что-то ему обстоятельно рассказывал. Убелённые сединами советники и те, кто помоложе, благосклонно внимали речи юного князя. Всё-таки, какой у меня обаятельный сын! Хорошо, что мы с Тео его брали на заседания совета магадемии. Теперь он в окружении незнакомых дядек чувствует себя свободно.
  Илай заметил вошедшую меня, улыбнулся, дал знак, чтобы подошла. Я сделала придворный поклон, потом приблизилась.
  - Моя госпожа, хорошего сына ты воспитала, - сказал князь на степняцком. Это очень большая похвала, между прочим.
  Наш сын довольно улыбался, посматривая на меня из-под ресниц, мол, я же говорил тебе, что у меня всё получится. Я невольно улыбнулась.
  - Каков отец, таков и сын, - ответила я дипломатично, вызвав доброжелательные улыбки советников. - Сынок, ты идёшь?
  - Нет, я останусь с отцом, - Илай-старший расцвёл, ему очень нравится, когда сын называет его так, а маленький хитрец этим пользуется.
  Я вопросительно посмотрела на князя.
  - Пусть остаётся. Ему надо учиться управлять.
  Я сомневалась, что сыну хочется учиться управлять, он просто хотел чего-то конкретного от отца, вот и подлизывался, а я не стала мешать его планам.
  - Хорошо, родные, - фамильярное обращение вырвалось само собой. - К обеду я жду вас обоих дома.
  ***
  - Госпожа, я так рада, что у нас ребёночки родятся в один год! - ко мне подбежала Зена, скорчив умильную рожицу.
  - Не ребёночки, а дети, - я щёлкнула её по носу.
  - Хорошо, дети, но всё равно здорово же, что в один год? - не унялась девчонка.
  - Конечно, хорошо, - не стала я расстраивать будущую мамашку, которой предстоит нянчиться сразу с двумя младенцами. Потому что у меня с этой социальной нагрузкой, которую на меня возложил князь, вряд ли будет хватать времени.
  ***
  Стойбище становилось всё более шумным: со всей Степи сюда стекались люди. Сейчас здесь проживали не только те, кто занимается разведением лошадей, но и оседали те, кто занимался побочным промыслом: торговцы, изготовители разных чудодейственных зелий (надо будет провести инспекцию у одного такого самозваного аптекаря и монополизировать рынок медицинских услуг), скорняки, обрабатывающие шкуры и много-много другого народу. Я поняла одну вещь, что в первый год своей жизни в Степи я её и не видела, целыми днями занимаясь со старым шаманом и помогая в его лекарской практике. Теперь же с удивлением обнаружила, что степняки представляют собой неоднородную массу. Помимо того что они до сих пор крепко держаться родами, среди них можно выделить разные народности. Внешне они на взгляд имперца не особо отличаются, но сами степняки очень даже различают степняков, которые испокон занимались скотоводством, кочуя со своими стадами по Великой Степи, своеобразную элиту, к которой относился род и моего мужа, оседлых степняков, потомков сгинувшего государства, которые даже немного занимались сельским хозяйством, и множество других народностей.
  Степь меняется на глазах. Сейчас коневодство перестает быть основным занятием большинства населения. Учитывая амбиции нынешнего князя, в скором времени Степь превратиться в государство по развитию не уступающее империи. Этого и опасаются император и маги. Я раньше просто не осознавала площадь, которую занимает Степь. Оказывается, это огромнейшая территория, раз в пять превышающая Равниную империю. И теперь у неё появился единый хозяин. Многочисленные роды один за другим присягают новому князю. Великая Степь через шаманов сообщала свою волю. Не все, конечно, смиренно принимают волю богини, некоторые верят другим богам, оказывают сопротивление, но куда горстке разрозненных племён противостоять почти профессиональной армии степного князя?
  В Степи нет силы, способной противостоять великому князю. Степняков нужно чем-то занять. Молодых отправляют учиться в империю. Своих специалистов на разработках полезных ископаемых не хватает, поэтому широко применяется найм профессионалов из той же империи, так что моих соотечественников в Степи становилось всё больше. Некоторые сюда перебираются даже семьями. Благо князь им гарантирует безопасность и защиту.
  Я подумываю открыть свою школу. Моим детям нужно образование. Оба моих ребёнка - маги, им придётся продолжать обучение в империи. Я, конечно, могу сама научить азам своих детей, но кустарное образование не заменит систематического, к тому же у меня просто не хватает времени, я не могу полностью посвятить себя обучению детей, у меня как у княгини есть ещё и другие обязанности.
  От составления плана мероприятий на неделю меня отвлёк радостный голосок Зены.
  - Госпожа, - она вбежала в шатёр и бухнулась на колени перед маленьким столиком, за которым я работала, - вы знаете, как господин наказал Вторую жену?!
  Её лицо так и светилось удовольствием и радостью, видимо Илай придумал для своей жёнушки что-то пакостное и унизительное по степным меркам.
  - Ну и? - поторопила я девчонку.
  - Он велел ей готовить на общем костре для воинов!
  - Да? А в чём соль?
  - Это же унизительно. Очень. Она же Вторая жена.
  Надеюсь, для моего Илая это не унизительно, что его жена готовит в общепите. Этот вопрос я и задала Четвёртой жене. Она замялась.
  - Это как бы не наказание, а оказание милости и доверия князя, раз он оправил свою супругу.
  А, так вот в чём дело! Хитрый Илай одним ударом убил двух зайцев. Для жены быть поварихой - унижение, а для общественности, что она лично готовит - честь и благоволение князя. Надо сказать любимому, какой он крутой.
  Я встала.
  - Присмотри за детьми, - они сейчас играли с другими детишками на улице, - и приготовь вкусный ужин. Особенный ужин, - подчеркнула я.
  У каждой степнячки есть в арсенале особые блюда, которые помогают расслабиться и восстановить силы. Просто мне захотелось сделать приятное мужу, кто, если не я, даст ему понять, что он любим и всё делает правильно, его труды не напрасны?
  Девчонка прониклась серьёзностью задачи.
  - Да, моя госпожа. Можно, я позову на помощь подругу? - она просительно посмотрела на меня снизу вверх.
  - Что за подруга? Мне нужно сначала посмотреть на неё.
  Подругой оказалась молоденькая жена одного из боевых шаманов, приближённых Илая. Я её знала, не очень близко, но знала. Она тоже замужем только несколько месяцев, как и Зена, детей ещё нет, супруг живёт у Старшей жены, так что вечерами она обычно свободна.
  Поэтому я дала своё согласие, а сама направилась к Илаю.
  Поймала Илая уже на выходе из княжеского шатра, он собрался куда-то ехать.
  - Мой господин, - я изящно опустилась в положенном поклоне, прикоснувшись губами к его руке, по его губам скользнула едва заметная улыбка, потешался над моей официозностью, которой я обычно пренебрегаю.
  Но здесь нас окружает множество народа, мне нравится, когда мой любимый уважаем. Я тоже подавила улыбку: мы поняли друг друга.
  - Поедешь со мной? - неожиданно предложил он. - Мне всё равно понадобится консультация мага.
  - Мне нужно переодеваться? - спросила я.
  Я была одета в светлую лёгкую юбку с крупными фиолетовыми цветами на бёдрах, а к подолу переходящую в нежный кремовый оттенок. Он посмотрел на меня, немного подумал.
  - Нет, уж лучше ты будешь в юбке, чем в тех в своих походных штанишках, - сказал он на имперском. Половина его подчинённых плохо знала этот язык, а другая - не различала разговорных нюансов.
  Я усмехнулась.
  - Как пожелает, мой господин, - с притворной покорностью проговорила я традиционную фразу.
  - Мы едем судить? - удивилась я, когда Илай сказал цель нашей поездки.
  Как назло, к тому времени мы уже прошли пару шаманских переходов и одной мне ни за что не вернуться назад, если только телепортом, а я маяк всё ещё не настроила. Блин!
  Илай пакостно ухмыльнулся.
  - Ну что ты любовь моя, зачем так переживать? Зато мы вместе проведём время, - сказал он, всё ещё посмеиваясь над моим перекошенным лицом.
  Вот подставил, так подставил. Не хочу я разбираться со всякими там тяжбами. Это нудно, скучно и совершенно не мой профиль.
  - Ты за что-то мне мстишь, - пришла к выводу я, направляя свою серую кобылку рядом с жеребцом Илая.
  Да я всё ещё предпочитала смирных лошадок, не получился из меня крутой наездник. Тот раз, когда мы въезжали в стойбище после возвращения с севера, был первый и последний раз, когда я взнуздала настоящую дочь степей, ярую и непокорную белую кобылицу. С тех пор я предпочитаю любоваться на неё со стороны. Нет, она меня не сбросила, но мне понадобилось столько сил и концентрации на управление ею, что у меня потом ужасно болела голова. Илай посмеивался, говорил, что степные лошади сложнее поддаются магическому влиянию. У них что-то вроде иммунитета.
  - О чём ты, госпожа моя, я просто хотел больше времени провести с тобой.
  - Ты предлагаешь мне просто сидеть с тобой рядом, пока ты разбираешься со всеми делами? - я недовольно поджала губы.
  - Не рядом, любовь моя, а в ногах, - поправил меня мой князь.
  Я вытаращила на него глаза.
  - Ты хочешь поунижать меня? - спросила недоверчиво я. Почему недоверчиво, да потому что такое поведение для Илая нехарактерно. - Если тебе нужно, чтобы кто-то сидел для статуса у тебя в ногах, мог бы пригласить Зену или третью жену, они справились бы лучше с этой задачей.
  - Если бы мне были нужны они, я бы и взял их. Мне нужна ты, Кира, - снова эта улыбка, которая меня уже начинает бесить.
  Видя, что я совсем расстроилась и усиленно ищу способ без ущерба для себя отомстить, Илай под мой возмущённый крик ловко стянул меня с седла и пересадил к себе.
  Коротко приказал сопровождающим продвигаться прежним курсом, сам направил потомка Урагана немного в сторону и вскоре мы вошли в шаманский переход, оказавшись на берегу огромной реки.
  - Илай, где мы? - с лёгкой опаской поинтересовалась я. От незнакомой земли тянуло странной силой.
  ***
  - Четвёртая жена, где ты ходишь? - прикрикнула на девчонку Вторая супруга князя.
  Сегодня был день инвентаризации. Старшая госпожа по своей неопытности оставила в ведении Второй жены важную функцию - распределение материальных благ. Если одной из жён и её детей нужно было что-нибудь в хозяйстве, она не шла в магазин, а обращалась к Старшей госпоже, которая ведала распределением всех нужных вещей. Естественно, это положение давало ей власть над другими жёнами, материальное положение (кроме драгоценностей и подарков лично от супруга) которых полностью зависело от милости Первой. Кира просто не знала и не даже не замечала таких нюансов. Она привыкла, что в любой момент может достать себе нужную вещь. Будучи магиней, а сейчас любимой женой, это не доставляло ей никакого труда. Илай исполнял любой её каприз, даже только намёк на желание.
  Фактически Старшая жена могла свободно забрать у любой из жён понравившуюся вещь, или то, что она считала лишним или не нужным в хозяйстве. Чем и воспользовалась Вторая в отсутствие Старшей госпожи, которая отбыла с князем.
  - Тебе лишние эти ковры, - заявила Вторая, рассматривая новенький подарок родителей Зены. - Господин всё равно у тебя не бывает, - злорадно добавила она.
  Её характер и так был не сахар. Сначала предназначенный ей в мужья парень внезапно погибает. Вместо него её отдают в качестве Второй жены -надцатому сыну. Позор для неё, старшей дочери своего отца. Новоявленный супруг оказался сильным шаманом. Все знают, что шаманы немного не от мира сего, служат Степи, любят только богиню. В их сердцах не остаётся места для любви к простой женщине. А у этого в жёнах оказалась ещё и имперская ведьма. Узнав о преждевременной женитьбе мужа (по традиции должен был пройти год с их свадьбы, прежде чем муж мог жениться во второй раз), она сбежала с новорождённым сыном. И вместо положенного трёхдневного медового месяца, когда молодожёны трое суток проводили наедине, ей досталась только одна ночь, в которую супруг был очень задумчив и мало уделял ей внимания, а потом и вовсе бросился на поиски своей жены-беглянки, которые, впрочем, закончились ничем.
  Она думала, что он, поняв, что искать бесполезно, обратит на неё внимание, тем более она зачала сына, что должно было смирить супруга с потерей первенца-полукровки. Но не тут-то было. Вскоре князь женился в третий раз, и всё время проводил с молодой женой, которая до противного своими светлыми волосами напоминала первую - имперскую ведьму. Но та, слава Степи, долго не прожила. Старый князь умер, наследника убили в первую же ночь после смерти отца. И началась резня, бойня, война всех против всех. Всех сыновей и внуков старого князя начали методично вырезать. Тут и пострадала новоиспечённая третья жена, съела присланный гостинец, дурочка. Супруг был неутешен, рвал и метал. Её с сыном и дочерью отправил в безопасное место и ввязался в борьбу за трон. Она даже стала бояться мужа, настолько он изменился, стал жесток и агрессивен. Правда, к ней и к детям всегда относился ровно, никогда не повышал голоса, но и был прохладен. Ни о каких чувствах и речи не могло быть. Дважды он взбирался на вершину, дважды скатывался с неё. На третий раз он взошёл на престол и, к удивлению всех, оказалось, что достойных конкурентов у него нет. Стали шептаться, что сама Степь ему благоволит. Стали стекаться со всех сторон шаманы и клясться в верности, признавая его верховным.
  Вторая жена ликовала. Она - Старшая жена, её сын - наследник. Но князь почему-то не спешил делать её княгиней, вместо этого он женился снова. На этот раз брак был чисто политическим. Новая жена не блистала ни умом, ни красотой и быстро попала под влияние Второй. Князь слыл мужчиной довольно равнодушным к женскому полу. С жёнами своими встречался изредка, полностью посвящая себя обустройству новоявленного княжества.
  Впрочем, Вторую жену это устраивало, пока не появилась Она. Эта северная стерва, белая ведьма. Он снова привёз её. Сразу же восстановил в статусе, несмотря, что та привела с собой незаконнорожденную дочь, которую князь также признал своей дочерью, хотя даже последнему слепому дураку в Степи было ясно, что в белокурой девочке не течёт ни капли степной крови. Но кто поспорит с князем? Второй пришлось пододвинуться и молча проглотить обиды. Власть её отца пошатнулась, и он не мог повлиять на князя, который полностью попал под влияние этой ведьмы, которая рьяно принялась переделывать такой удобный и привычный уклад степной жизни на свой имперский лад. Самое противное, что она умудрилась найти союзниц среди жён молодых последователей князя. Даже авантюра с выкидышем не принесла результата. Она знала, что князь очень трепетно относиться к детям, больше чем любой степняк старается проводить с ними время. Она добилась лишь того, что он сказал, что сильно обижен на неё и с этого дня никогда не прикоснётся к ней, ибо она не достойна быть матерью его детей, раз убила одного из них.
  По началу, её не сильно это расстроило, но потом воздержание стало давать о себе знать. Настроение окончательно испортилось. А князь взял Четвёртую жену, и мелкая пигалица только и делала, что хвасталась всем подряд, насколько князь мил с ней. Это ужасно раздражало. Следует проучить зарвавшуюся малолетку, показать ей своё место. А то она пригрелась под крылом у белой ведьмы и совсем забыла, что всего лишь Четвёртая жена.
  - Но это подарок, - попробовала протестовать смазливая девчонка.
  - Мне лучше знать, что должно быть у тебя в шатре. Иначе бы господин назначил тебя управляющей, а не меня, - отрезала Вторая супруга. - Забери, - скомандовала она Третьей, та покорно стала собирать ковёр.
  - Я всё расскажу госпоже! - выдвинула последний аргумент Четвёртая супруга.
  - Думаешь, она станет решать твои проблемы? Глупышка, ты ещё не поняла, она не хочет делиться мужем ни с кем. Скоро и ты уйдёшь на задворки, - она притворно сочуствующе потрепала девчонку по щеке.
  - Неправда, она не такая! - выкрикнула девушка, отстраняясь от Второй госпожи.
  От резких криков и общей напряжённой атмосферы проснулась двухлетняя дочь белой ведьмы, которая уснула в шатре Зены. Не привыкшая к агрессии, она испугалась громких криков и заплакала. Зена бросилась к ней и взяла на руки.
  - Тише-тише, маленькая, - стала она напевать на-имперском, успокаивая малышку.
  К милой белокурой девчушке она успела привыкнуть, как и к старшему сыну князя. Вообще дети госпожи были не по годам умными. Когда об этом Зена сказала госпоже, та рассмеялась.
  - А чего ты хотела? Мы разговаривали с ними как со взрослыми, они всё время были с нами, общались со взрослыми магами. Пока ровесники маленького Илая осваивали премудрость верховой езды, он учился читать и писать. Разность культур... - непонятно закончила госпожа, ласково гладя довольного сына по голове. Тот чуть не мурлыкал, лёжа у матери в ногах с тетрадкой с начерченными схемами магических заклинаний.
  Для него магия была как игра и повод похвастаться перед друзьями. Пока он не мог на равных с ними соревноваться в скачках на лошадях... А авторитет очень хотел завоевать и утереть нос некоторым Вторым сыновьям.
  ***
  - А забирай, - внезапно Зене стало всё равно, что случится с её вещами. - Всё забирай, - она продолжила укачивать всё ещё всхлипывающую малышку, та хотела к маме.
  Четвёртая жена вышла из своего шатра, оставив имущество на разграбление Второй супруге. Кликнула знакомого мальчишку, спросила, где Старший сын князя, тот кивнул куда-то к реке и убежал. Маленькая Снежка наверняка успокоится, когда увидит своего брата, они так дружны, - подумала Зена и пошла в указанном направлении.
  Глава 37 Степная богиня
  - Илай, где мы? - снова спросила я своего возлюбленного.
  - Помнишь, ты спрашивала, как выглядит сама Степь? - я кивнула, был такой момент, мне хотелось узнать, сама я её никогда не видела, она мне не являлась.
  Совсем недавно я узнала, почему шаманов не любят выбирать в мужья. Они помешаны на этой богине, а на любовь к другой женщине у них не остаётся места в сердце. Не знаю, правда ли это. У меня не было другого степняка кроме Илая. Но он лучший из всех моих немногочисленных мужчин, которых я знала лично. Может, он исключение?
  - Может, не надо звать её? Я передумала на неё смотреть, - выпалила я.
  Если Степь действительно имеет виды на своих служителей как на мужчин, она может увидеть во мне соперницу, а мне не сравниться с ней силой и могуществом. Может, лет через шестьдесят непрерывной магической практики я смогу что-то противопоставить ей, но не сейчас. Сейчас по меркам магов я малолетка с самомнением.
  -Ты что боишься, любовь моя? - с удивлением спросил Илай, отпуская своего коня пастись.
  - Илай, она твоя богиня, не моя. Если что-то ей взбредёт в голову сделать со мной, что ты сможешь ей противопоставить?
  Я старалась гнать мысли прочь о том, что Илай может и не встать на мою сторону.
  - Глупенькая, - он подошёл и мягко провёл ладонь по моей голове. - Она тебя мне подарила. Она не станет забирать тебя, потому что знает, что тогда я уйду вслед за тобой.
  Я испуганно уставилась на него снизу вверх.
  - Как это уйдёшь?
  - Просто уйду. Так что не бойся, - не стал он развивать тему, обнял меня, поцеловал в макушку. - Она здесь.
  Я резко обернулась. В двух метрах от нас стояла светловолосая женщина и препротивно ухмылялась. Наверное, надо мной потешается и над моим страхом. Меня сразу злость взяла. Она что думает, что неуязвима? Есть у меня кое-какие догадки о её происхождении.
  - Успокойся, Кира, - сказала богиня приятным мягким голосом. - Ты мне ничего не сделаешь, по крайней мере, сейчас. И не забывай, все твои потомки принадлежат мне. Если вдруг меня не станет, ты представляешь, что здесь начнётся?
  Я представила, что может произойти при нарушении баланса существующей системы. Здесь на дыбы встанут не только люди, сама земля. Богиня стабилизирует эту территорию. Всё, что на ней обитает, приспособилось к её влиянию, создав уникальную экосистему, не имеющую аналогов в мире. Что произойдёт если убрать один из стабилизирующих факторов? Мир изменится. И сколько времени понадобиться ему, чтобы прийти в норму и снова стать стабильным и пригодным для комфортного проживания? Годы, а может века. Что века значат для мира? За это время можно несколько раз погибнуть.
  - Вижу, что ты поняла, - сказала богиня. - Мы не враги, Кира. У нас с тобой совпадают некоторые интересы.
  - Так вы захотели увидеть меня, чтобы, наконец, сказать о моём предназначении?
  - Ты уже выполнила первую его часть, - удивила меня богиня.
  - И что я сделала?
  - Ты полюбила моего Илая и сделала так, чтобы он захотел стать князем, - Илай грустно усмехнулся над моей макушкой и прикоснулся лёгким поцелуем к моим волосам, как бы утешая, и призывая не брать в голову слова его повелительницы.
  - А сейчас, что от меня требуется?
  - Я предлагаю тебе сотрудничество, - второй раз поразила меня богиня. - Мне нужны люди, в интересах которых защищать эту землю такой, какой она есть.
  - То есть тебе нужны лояльные маги, - подвела я итог.
  - Да, - просто ответила эта коварная женщина, усмехаясь. А я почувствовала себя племенной кобылкой, которую привели на развод.
  - Что мне будет взамен?- если уж меня используют, надо тоже что-то иметь взамен, чтобы не было так обидно.
  - Процветание Степи напрямую связано с процветанием твоего рода.
  - Ты поконкретнее, пожалуйста, - не согласилась я с расплывчатой формулировкой.
  Во мне проснулась моя жажда наживы. Моя подруга Томна говорит, это из-за того, что у меня детство прошло в нужде. Может быть.
  Богиня закатила глаза.
  - Илай, как ты умудряешься жить с этой жадной женщиной? - тот лишь пожал плечами и улыбнулся. Его улыбку я почувствовала, потому что он до сих пор губами прикасался к моим волосам. Князь предпочёл не вмешиваться в разговор двух женщин.
  - Две трети богатства Степи будет принадлежать твоему роду и твоим потомкам. Так нормально? - ехидно уточнила повелительница Степи.
  Я хотела уточнить, насколько богата Степь, но Илай легонько сжал руку, призывая к благоразумию. Мне пришлось усилием воли наступить на горло своему стяжательству. Но всё же я добавила.
  - И свободное использование магии мне и моим прямым потомкам на всей территории Степи.
  - Тебе да, а твои потомки должны будут заслужить, - я хотела возразить, но Илай банально зажал мне рот рукой.
  - Она согласна, - сказал он за меня, я протестующе замычала.
  Богиня хмыкнула и исчезла, не попрощавшись. Я лишь ощутила, что незримый ограничитель моих способностей с тихим хлопком исчез, и магические каналы моего тела наполнились живительной силой на полную мощность. О, оказывается, мой резерв значительно подрос за моё короткое пребывание в Степи.
  - Ты чего мне зажал рот, - возмущённо высказала я Илаю, оборачиваясь к нему.
  - Просто хотел побыстрее остаться с тобой наедине, любимая, а иначе ваш разговор затянулся бы до ночи, - сказал и поцеловал очень жарко.
  Чувствую, что что-то не договаривает и нарочно сейчас направляет мои мысли в совершенно другое русло.
  - Фу, Илай, не здесь. Здесь только что была твоя богиня, - капризно сказала я, отстраняясь.
  - Кира, не хочу тебя пугать, но Степь присутствует везде, где я нахожусь, так что без разницы... - сказал со смешком шаман, продолжая меня целовать, но на этот раз досталось шее.
  ***
  - Ты поддерживаешь связь со своей бывшей женой, Тео? - обратился к магу абсолютно седой, но ещё крепкий мужчина с явными признаками сильного мага.
  - Да, учитель, - Тео почтительно склонился в поклоне перед предводителем бывшего тайного общества и по совместительству его наставником.
  - Она планирует продолжение обучения? Феномен доступности магии в аномальной зоне очень интересен, - старый учитель подошёл к подоконнику окна своего кабинета, заставленному множеством разнообразных комнатных растений, и стал бережно и с любовью опрыскивать каждый листочек.
  - Я уточню.
  - Нам нужны такие люди, Тео. Себастьян, мир праху его, ошибся на счёт твоей жены, приняв её за безмозглую кокетку, у которой на уме только шмотки да подтяжка лица. - Предложи девчонке от моего имени, - старый учитель сейчас удачно совмещал своё увлечение знаниями древних магов с должностью ректора магической академии, - должность преподавателя для начала. Уверен, она не упустит шанса на легальных условиях посветиться среди высшего общества. Статус преподавателя академии даст ей такую возможность и предлог бывать в империи как можно чаще.
  - Учитель, - начал осторожно молодой маг, - боюсь, что у Киры могут возникнуть проблемы со свободой перемещения. Она Старшая жена князя степи.
  - Я знаю, чья она жена, - нетерпеливо перебил его наставник. - И ты дурак, что упустил такую девчонку, - он хлопнул своего протеже по лбу, маг смиренно принял излишнюю фамильярность старого учителя. - Но думаю сейчас твой князь...
  - Он не мой, - возразил Тео.
  - Не перебивай! - прикрикнул наставник. - Так вот твой князь сейчас заинтересован ...
  Ему не дали закончить. В дверь кабинета усиленно забарабанили.
  - Что ещё такое? Войдите, - приказал архимаг.
  Ввалился запыхавшийся секретарь.
  - Срочный вызов от императора, - еле выговорил молодой мужчина, подавая трясущимися руками переговорный кристалл.
  "Экий нервный, - подумал ректор, принимая кристалл, - надо бы заменить".
  - Мне уйти, учитель? - спросил осторожно Тео.
  - Подожди в приёмной. Ты можешь мне понадобиться.
  ***
  - И ты жил в империи? - глядя с восхищением на мальчишку, спросила одна из девочек.
  Дети, и мальчишки и девчонки, собрались в кружок на берегу реки, обсыхая и суша вещи после купания. Все с удовольствием слушали рассказы о сказочно далёкой стране новоявленного сына князя.
  - Конечно. В самой столице, - другие мальчишки с завистью смотрели на него, ни у кого не было такого богатого опыта путешествий по миру, как у ардаха, который успел, казалось, побывать везде: и в столице империи, и в Пограничье и на далёком неизвестном севере, где все люди белые, как Старшая госпожа князя.
  ***
  - Госпожа ...- маленькая Зена ластится как котёнок, я сижу пишу.
  Передо мной открылись замечательные перспективы: из Академии магии мне пришло официальное предложение стать почётным членом сего уважаемого заведения (интересно, за какие заслуги?). И в качестве бонуса: стать преподавателем. Мне намекнули, что очень уважаемым людям было бы интересно поближе познакомиться с феноменом использования магии на аномальной территории Степи. Вот я сейчас и систематизирую свои наблюдения, полученные в течении последних месяцев жизни в Степи. Великая богиня тоже имеет какую-то свою корысть в подобном исследовании, поэтому не против.
  - Госпожа, - Зена потёрлась макушкой о мою коленку, сидела она в ногах и старательно вышивала детскую рубашку обережными знаками.
  Вчера Илай её обрадовал, что она ждёт ребёнка. Она так пищала и прыгала, что я испугалась, как бы ей плохо не стало.
  - М? - я скосила на неё глаза, она повернулась ко мне, отложив шитьё в сторону.
  - Как думаете, кто у меня будет? Мальчик или девочка? - Илай не сказал ей пол ребёнка, хотя уже сейчас может с точностью до 80 процентов (по его собственным словам) определить его. - Мой отец требует, чтобы я родила мальчика, а господин говорит, что был бы рад, если бы я родила для него ещё одну дочку. Он сказал, что я красивая, - от воспоминаний об обстоятельствах, в которых были сказаны эти слова, она засмущалась. Оказывается, мой Илай такой ловелас, так мозги профессионально пудрит девушкам. Хотя я согласна, что наша Зеночка очень миленькая. - А значит, и дочка будет красавицей, - и тут она меня добила.- А вы кого хотите?
  Я подумала, что не так поняла и сказала:
  - У меня мальчик. Я знаю.
  - Нет, я имею в виду, кого вы хотите, чтобы у меня родился?
  Сказать ей что ли, что у неё девочка, чтоб не мучилась? Не буду.
  - Девочку. У Илая получаются очень миленькие девочки. У меня нет от него дочки, так хоть с твоей понянчусь.
  - Правда?! - радости девчонки не было предела.
  - Правда-правда.
  Время шло к ночи. Дети, набегавшись за день, спали сном праведников. Великий князь задерживался: у него возникли кое-какие недопонимания с одним из клановых вождей. Я не знала подробностей, он принципиально не посвящал меня в проблемы, чтобы я лишний раз не переживала (по его словам). Но слухи-то всё равно ходят. Боюсь, как бы вооружённой заварушки не было. Я максимально усилила защиту на своём шатре, сделала обережные амулеты для князя и детей. Так спокойнее. Когда князь уезжает из ставки, Зена ночует у меня: видите ли ей страшно одной. На счёт сегодняшней ночи я не уверена: нам никто не сообщал о планах князя. Хотя обычно Илай находит способ известить меня о своих вынужденных отлучках.
  - Госпожа, - томно прошептала черноокая красавица, отправив свою шаловливую ручку в путешествие по моей ноге, а головой уткнулась в низ живота.
  - Мелкая, господин у тебя, что давно не был? - притворно пожурила я.
  Она что-то подсчитала в уме.
  - Нет, позавчера был. Но то господин, а вы ...- и она так выразительно посмотрела, как смотрят несправедливо обделённые.
  Я ухмыльнулась.
  - Детка, вообще-то ты не моя жена.
  - Господин сказал, что я принадлежу вам. Полностью, - заявила эта нахалка, целуя моё бедро, сквозь тонкую ткань юбки я ощутила теплоту её губ.
  - Так, стоп, - девчонка испуганно отстранилась. - Малышка, ты сегодня видела господина? - в мою голову закрались нехорошие подозрения.
  Она не смогла соврать.
  - Да, - покаялась она.
  - Это он тебе приказал меня соблазнить?
  - Я бы и сама! - вскинулась девчонка. - Я люблю госпожу!
  - Ах, этот паршивец! Значит, куда-то свалил, мне не сказал, тебя подсунул, чтобы не скучала!
  - Не так! - вступилась за князя его Четвёртая жена. - Господин не хотел, чтобы вы нервничали, а мне велел находиться с вами рядом и беречь вас и детей.
  - Меня? Магиню?
  - Да, - она насупилась и опустила голову. - Потому что вы до сих пор плохо разбираетесь в жизни стойбища и можете не заметить тайную угрозу. А я замечу, - она гордо выпрямилась, я наблюдала за ней со сдерживаемой улыбкой. - И вас предупрежу, и мы вместе сбежим.
  - Куда? - я всё ещё была полна скепсиса.
  - Господин сказал, что вы знаете, и что он показывал вам одно тайное место...
  Да, было такое. Вот ведь хитрец, Зене-то не сообщил, где оно. Выходит это место действительно тайное. А сейчас наверняка занят чем-нибудь опасным. Меня не хотел он волновать!
  Сердце противно закололо. Возможно, он прав. События последних месяцев повлияли на меня сильнее, чем я сама признаюсь себе. Все эти переезды, мнимая смерть Тео, его воскрешение, пропажа сына, болезнь Снежки.... М-да, оказывается, столько всего произошло.
  - Госпожа, что с вами? - всполошилась девчонка. - Вам плохо? Я не должна была говорить! Вот дура! - она стукнула себя по голове, при том не сдерживая силы.
  - Точно дурой станешь, если так будешь бить, - я перехватила её руку. - Так что ты там предлагала?
  - Я могу массаж сделать! - воодушевилась красавица.
  - Массаж это хорошо.
  Я валялась на своей супружеской постели в компании с Четвёртой женой своего мужа. Если бы пару месяцев назад мне бы сказал о таком, я бы стукнула охальника молнией и силы бы не сдерживала.
  - Госпожа, вам хорошо? - эта дочь Степи томно потянулась.
  Меня поражает скорость, с какой она научилась делать то, что доставляет мне удовольствие. Наверное, это у степнячек в крови - угождать старшим жёнам, какими бы они причудами не обладали.
  - Скажи, малышка, - моё тело расслаблено и даже сердце почти не ноет, - тебя обучали этому до замужества?
  - Да, меня учила бабушка, папина мама, как правильно делать массаж, чтобы тело хорошенько отдохнуло. Вам, правда, понравилось? - С надеждой во взоре спрашивает.
  - Правда-правда, ты молодец!
  Девчонка радостно запищала и бросилась целовать мои руки. Мда, мне тоже нравится, когда моё усердие ценят, поэтому я её понимаю.
  Мы так и заснули в обнимку на одной постели. Только Илая не хватает, с этой мыслью я и уснула.
  Эпилог
  Утром просыпаюсь от того, что меня нежно так целуют. Ах, кажется, хозяин спальни вернулся. Подаюсь навстречу, тут же оказываюсь под твёрдым сильным телом. Боже, как хорошо! Отдаваться любимому.
  В предрассветных сумерках вижу, как он улыбается.
  - Проснулась? - спрашивает негромко, помогая мне укладываться рядом с ним.
  - Да, - шепчу. - Любимый, - глажу его кожу, радуюсь, что не ранен, с ним всё в порядке.
  - Со мной всё хорошо, не волнуйся, маленькая, - целует мои пальчики и ладошку. - Только соскучился по тебе, родная, моя девочка, - гладит рукой по голове и волосам, нежусь от его прикосновений.
  - Родной мой, нежный мой, - вдыхаю его аромат, соскучилась очень.
  Внезапно поняла, что не хочу его терять. Ни за что. Ужаснулась этой мысли и её силе. Даже дышать забыла.
  - Любовь моя? - забеспокоился, заглядывает в лицо, он так меня хорошо чувствует, уж не знаю почему. - Что случилось?
  - Ничего, - беспечно улыбаюсь, не буду говорить, не хочу вешать на него свои мимолётные страхи. Это всё беременность, она обостряет эмоции. - Очень тебя люблю. А где Зена? - спохватилась я.
  - Здесь, я не стал её гнать по утреннему холодку. К тому же ей скоро готовить завтрак.
  - Госпожа? - услышала я девичий голосок, обернулась.
  Девчонка скромно сидела на полу, закутанная в одно из лёгких одеял.
  - Зена, солнышко, принеси мою сумку, - приказал князь.
  Девчонка с готовностью метнулась к вещам супруга, лежащим у входа в спальню. Взяла сумку, принесла, подала её Илаю, присела на колени возле постели. Он порылся в ней и достал две бархатные коробочки. Одну побольше (видимо, чтобы потешить мою жадность) отдал мне, а другую поменьше - Зене. Он всегда, проведя ночь с женой, оставляет подарки. Иногда это простенькие безделушки (простенькие для князя и моей жадности, а жёны очень даже им радуются), а иногда весьма и весьма стоящие вещички, как сегодня.
  Зена открыла коробочку, и заткнула себе рот обеими руками, чтобы не заверещать от восторга. Я заглянула - на бархатной подушечке лежала миленькая подвеска с символом плодородия. Видимо, она что-то означает для местных, иначе с чего Зена так бросилась благодарить мужа? Только я опять не улавливаю смысл.
  - Господин, - с придыханием произносит наша черноволосая красавица, целует его руки и благодарит, благодарит.
  Он снисходительно принимает её признательность, гладит по волосам и щеке.
  -Всё хорошо, малышка, ты заслужила, - девчонка до кучи решила, и меня поблагодарить, выцапала мою ручку, лежащую на груди Илая и очень томно, так с намёком поцеловала, вызвав у нас с Илаем улыбку.
  Потом быстро накинула одежду и убежала готовить завтрак.
  - Ты не хочешь посмотреть, что я приготовил для тебя, любовь моя?
  - Хочу, я просто жду, когда мы с моей жадностью останемся наедине.
  - Мне уйти? - с ехидцей спросил Илай.
  Я отрицательно помотала головой.
  - Нет, ты можешь остаться.
  - Спасибо, - искренне поблагодарил мой любимый, а глазах смешинки так и пляшут.
  Я отвернулась от него.
  - Не подглядывай, - предупредила, а сама открыла коробочку.
  - Ты где достал берилл!!!! - заорала я, отбрасывая коробочку в сторону и бросаясь в объятия Илая.
  Берилл - это мечта любого мага, лучше накопителя в нашем мире не найти. Их мало и они стоят безумно дорого. Мы с Тео не бедствовали, но не могли себе позволить подобную роскошь.
  - Где?! - я готова была целовать камень этот зеленоватый камень размером с две фаланги пальца.
  - Моя госпожа, с этого дня официально к нам отошли земли клана Баярзет, - с самодовольной улыбкой сообщил этот мужчина.
  - Ух ты, круто, - я искренне была рада, что конфликт с одним из самых сильнейших кланов, способных реально влиять на политику Степи, разрешён в нашу пользу.
  - Я очень горжусь своим мужчиной, - сказала, вложив в эти слова все свои чувства, и поцеловала, как бы запечатлевая, наш союз.
  - Иди сюда, любовь моя, - я устроилась у него под боком, впрочем, так и не выпустив из рук камень. - На счёт камней не беспокойся, теперь их у тебя будет много, - сказал он уже немного сонно. - На присоединённой территории есть месторождение.
  - Да? - я мысленно потёрла руки. - Надо наладить их продажу.
  - Уже, любовь моя, - сказал, с улыбкой поглядывая на меня. - Но у тебя, как у супруги князя, есть доля в этом национальном достоянии.
  Я чуть не заверещала, как до этого Зена.
  - Отдыхай, любимый, - я поцеловала его в обнажённую грудь, он выглядел уже совсем сонный.
  - Посиди со мной немного, - уже совсем невнятно проговорил он, проваливаясь в сон.
  - Хорошо, драгоценный мой, - я убрала с его лица прядь волос, укрыла одеялом и прилегла рядом, слушая его мерное дыхание.
  Так и лежала, пока не пришла Зена и не сказала, что завтрак готов. Я решила не будить господина. Кто знает, спал ли он вообще этой ночью?
  - Мам, а что папа не будет завтракать? Первым делом спросил меня сын, когда я вышла из спальни без отца.
  - Он спит. Только утром пришёл, - обняла обоих бросившихся меня приветствовать малышей.
  - Мама, смотри! - малышка Снежка во всю осваивает речь, сейчас хвастается одежками для кукол, которые они сшили вместе с Зеной.
  - Какая красота! Ты у меня такая умница и рукодельница! - целую свою красотульку в обе розовые щёчки.
  - Мам, мастер тоже меня хвалит, говорит, что Степь влияет на меня благот... благотров... в общем, хорошо влияет. Я уже семь кат разучил. Хочешь, покажу?
  - Конечно, я хочу посмотреть на своего воина, - треплю по волосам своего черноголового сынишку. - Покажешь после завтрака? - сын согласно кивает, льнёт ко мне, требуя ласки и внимания, обнимаю и его, целую в макушку.
  - И тебе доброе утро, котёнок, - ласково провожу рукой по щеке, склонившейся за благословением Зены, она с потаённой радостью улыбается и вообще вся светиться внутренним счастьем. Я замечаю, что Илаев подарок, она уже одела.
  Забыла у него спросить, что эта подвеска означает. Потом спрошу.
  ***
  Госпожа вышла из той части шатра, которую называет "спальней". Малыши сразу бросились к ней сказать доброе утро. "Мои дети тоже будут так приветствовать меня", - подумала молоденькая Четвёртая жена князя, расставляя блюда на низеньком столе.
   Господин нарушил все мыслимые традиции, вкушая пищу за одним столом с детьми и женой. Жена должна только прислуживать за столом, а кушать после того, как поест муж, да и то на женской половине, но никак не за главным столом, за которым только принимают почётных гостей. Но, кажется, госпожа даже не подозревает об этом. А господин запретил её просвещать в этом вопросе. Какой для Зены, выросшей в Степи, был шок, когда она увидела семью князя, обедающую за одним столом!
  От госпожи исходит великая сила, только совершенный чурбан это не почувствует. Как Вторая жена могла даже подумать о том, чтобы претендовать на её место? Этого Зене было непонятно. Её мудрая бабушка поучала её перед свадьбой, со Старшей госпожой не ссориться, не перечить, со всем соглашаться. Это оказалось приятнее, чем могла себе представить юная степнячка. Она знала, что войдёт в семью лишь Четвёртой женой и будет бесконечно далека от своего супруга, который, это видно невооружённым взглядом, нежно любит свою вновь обретённую Старшую жену. Она и мечтать не смела, что её настолько приблизят!
  Вблизи госпожа казалась очень сильной, способной управлять стихиями земли, и одновременно такой беспомощной, не понимающей простых вещей, необходимых для выживания в стойбище, будь ты хоть трижды княгиня. Теперь понятно, почему князь подбирал для неё верную помощницу.
  Тонкий светло-жёлтый шёлк длинной юбки красиво обрисовывал стройные ножки госпожи. Бежевая, почти белая блузка облегала тонкую талию и аккуратную грудь. Госпожа как будто не замечает, какое впечатление производит на степных мужчин, которые невольно прослеживают взглядом путь её следования. Она чужая, всё в ней чуждо и вызывает интерес. Её походка, голос, манера речи; так не ведут себя женщины Степи. Даже любимая жена не может своего мужа назвать по имени, а она князя величает порой паршивцем, играет с ним как кошечка, не подозревая, что супруге князя не пристало так себя вести при посторонних. Хотя какая теперь Зена посторонняя? А что господин? Он позволяет ей всё, с улыбкой наблюдая за её шалостями и интересами.
  Зена склонилась перед своей госпожой в традиционном поклоне. Её носа коснулся приятный нежный аромат, как обычно исходящий от госпожи. Госпожа, как всегда щедро её благословила, она наверняка не знает, что степень благословения можно градировать.
  Зена ещё раз возблагодарила Великую Степь, что та даровала ей шанс войти в такую семью.
  Январь 2018
  Продолжение следует...
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"