Фоменко Александр Сергеевич: другие произведения.

Золотое Пламя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.52*37  Ваша оценка:

  
  
Пролог.
  Солнечный летний день должен радовать, приносить в душу тепло, но для Каза этот день не мог закончиться ничем хорошим.
  Проблемы начались с самого утра: чертов пьяница опять наблевал в прихожей и не убрал, мачеха же все еще не отошла от пары его тумаков и с трудом ходила. Пришлось Казу вытирать эту гадость самому.
  В школе он умудрился нарваться на своего недруга, с которым соперничал за внимание одноклассницы Лизы. Пришлось идти во дворы разбираться.
  Мало того, что Петр порвал во время драки единственную приличную рубашку Каза, так еще их поймал завуч как раз в тот момент, когда нога Каза ласкала челюсть Пети.
  В итоге Казимир Вольган получил очередную пометку в журнал и личное дело. Парень уже имел парочку, а с этой все мечты по поступлению в школу полиции, похоже, для него так и останутся мечтами.
  По дороге домой Каз умудрился попасться пришлой гопоте. Местные-то парня не трогали, знали, что денег у него не водится, а за те копейки, что он зарабатывает моя машины, Немец будет цепляться бульдожьей хваткой. Пришлые попытались отжать у Каза мобилу, которой у парня с роду не было. Завязалась драка.
  Итог - Каз был бит, обыскан и обматерен.
  Дома тоже началась старая история. Батя в поисках денег перевернул комнату парня вверх дном и, найдя только полтинник, не на шутку обозлился. Он знал, что у сына деньги водятся, и был намерен их получить.
  И вот в третий раз за день тело Каза было избито. Забавная вещь -родственные чувства. Противник дрался честно, избегая ударов в пах и горло, гопники пожалели и лишь слегка поколотили, а вот родной отец старался: бил сильно и от души, но самое поганое, он смел оскорблять почившую мать Каза. Возможно, бывший моряк считал Каза кем-то вроде его вещи, которую он имеет право иногда кидать в гневе об пол? Даже мачеха, пьяница и шлюха, относилась к Казимиру не в пример лучше, даже защищала от отца иногда, принимая весь огонь на себя.
   Казимир с трудом поднялся и пошел в ванную. Из зеркала на него глянуло посиневшее лицо с разбитой губой и кривым носом. Тот еще красавец.
  Все тело пятнадцатилетнего Казимира болело, он, оголив торс, всмотрелся в повреждения.
  - Поздравляю вас, сэр Казимир, у вас новые шрамы, - усталый голос парня эхом отразился от стен.
  Тело ребенка имело намек на мышцы и изобиловало разнообразим рельефом косых шрамов, застарелых и новых, кое-где сияли крупные синяки.
  - Может, я зря бросил спорт? Избил бы пьяницу ногами... Ха! Да кого я обманываю? Я даже учеников в секции меньше меня на голову избить не мог, а этот жирный ублюдок одной левой меня положит, ему мои шлепки, как слону дробинка.
  Разговаривая с самим собой, Каз обрабатывал раны и синяки. Возможно, в мыслях он надеялся, что всё наладится с окончанием школы: он поступит в академию полиции, выучится на следователя и будет раскрывать дела, как в детективе из телика. Казимир не понимал, почему над его целями смеются одноклассники, парень не был испорчен интернетом и рос, как полагается, без рывков в характере, вызванных обилием информации, из-за чего чуть отставал от сверстников в плане взросления личности, но не в её качестве. Он понимал все проблемы выбранной профессии и порочность людей ей занимающихся, но он не собирался просто плеваться на них, он хотел стать настоящим следователем, который будет искать преступников и помогать людям, пускай и, получая взамен лишь презрение и гнев. Возможно, причина была в деде, бывшем милиционере, или матери, что работала следователем. Казимир хотел быть как они, хотел носить форму, вершить закон.
  Вот только все мечты Казимира умрут сегодня, вместе с ним. Не будет пойманных преступников, раскрытых дел и спасенных жизней.
  Все, кому судьбой было предначертано познакомится с темноволосым, редко улыбающимся следователем по особо тяжким делам, с ним не встретятся. Множество уродов не будут пойманы, одна женщина так и останется несчастной, не встретив своего суженого.
  Казимир умер тихо, во сне.
  Пьяный отец слишком сильно приложил Каза кулаком по голове. Утром домой к Казу позвонит злой классный руководитель, а вечером заглянет соперник Петя, проведать. Именно он и нашел хладный труп Казимира.
  Такое иногда случается. Люди умирают, и люди рождаются. В этот раз произошла ошибка - душа, которой было предначертано совершить еще многое, попала в круг перерождения.
  Не очищенная от страстей из-за нерасторопности младшего будды, не успевшего к неожиданной работе, она по хороводу прошла через восемнадцать врат судьбы. Набрав силы духа и разума, душа отправилась дальше по туннелю душ к своей новой жизни в ином мире, где смертные сами властны над своей судьбой.
  
  ***
  Возле потухшего вулкана Кукуру, что в Республике Падокия стоит мрачный особняк самой загадочной и пугающей из известных цивилизованному миру семей.
  Многие пытались пробраться в него - за знаниями ли, за головами ли проживающих здесь людей, но никто так и не смог достичь желаемого. Семья Золдик умела хранить свои секреты и умела решать проблемы, возникающие по вине наглых вторженцев, будь они хоть обычные люди, хоть пользователи Нэн.
  В комнате главы семьи, перед старцем, волосы которого тронула седина, напряженно застыл высокий мужчина с длинными белыми волосами.
  Никто другой бы не заметил насколько нервничает сейчас высокий мужчина, но не старик.
  - Хо-хо-хо, Сильва давно ты не был таким нервным, - старик весело засмеялся, однако в этом смехе скорее был укор сыну, нежели поддержка.
  - Моя жена рожает близнецов. Естественно я на нервах, Зено! - агрессивно рыкнул Сильва. - Не хватало еще потерять единственную женщину на многие тысячи миль, способную принести сильных детей.
  Никогда, ни при каких обстоятельствах вы не услышите, как Сильва зовет Зено отцом и наоборот. Слишком много было между этими двумя мужчинами, слишком хороша память на зло у каждого из них.
  Высокий Сильва, устыдившись своей не сдержанности, отвернулся от отца.
  Старик погладил свои свисающие усы в раздумьях.
  "Было бы проблемно потерять такую сильную женщину, как Кикио. Возможно, мне стоило умертвить один плод? Охохо, я стал слишком стар для кресла главы семьи, раз позволил в тот момент себе малодушие, пора уступить место Сильве, - Зено пробежался по сыну глазами. - Последнее время мрачные думы посещают его, неужели решил бросить мне вызов?"
  Сильва хмуро смотрел на дверь в покои, где в данный момент рождались его дети. Когда он уже хотел идти туда, дверь отварилась.
  - Сеньор, сеньора Кикио разродилась двумя крепкими малышами, - крупная для своего возраста смуглая старая женщина приклонила колено пред Сильвой и Зено. - Сеньора еще слаба, и не рекомендую её беспокоить, но если вы используете Зецу, то вред от вашего присутствия для детей будет минимален.
  Такие сильные пользователи Нэн, как Сильва и Зено, непроизвольно излучали слишком много жизненных сил, которые могут просто-напросто сжечь хрупкую ауру младенцев, тем самым убив их.
  Сильва подошёл к старой женщине.
  - Ты молодец, Лулуа, - положил он на её голову руку.
  - Для меня было честью служить вам, сеньор. Позвольте старой женщине самой выполнить свой последний долг перед семьёй.
  Мускулистая рука исчезла с головы старухи.
  - Благодарю, прощайте сеньор, надеюсь, вы не разочаруете свою старую кормилицу, неправильно воспитав таких сильных малышей.
  Лулуа могла позволить себе немного вольности напоследок. На кончике её пальца зажегся прозрачный огонек ауры или Нэн, как еще иногда говорят.
  Секунда прошла, и палец с легкостью вошел в глаз. Аура женщины вспыхнула напоследок и погасла. Ритуал соблюден.
  - Позже уберемся, сейчас я хочу взглянуть на внуков.
  Жестом Сильва остановила порыв Зено.
  - Нет.
  Голос Сильва прозвучал в тишине. Зено молчал пару секунд, развернулся и пошел на выход из помещения.
  - Слишком стар я стал, Сильва, теперь это кресло твое, а я пойду, проведаю друга.
  - Тс. Даже не смог наказать щенка за дерзость, точно старею, - ворчал Зено, уходя.
  В былые времена он бы лишил наглеца руки, но не теперь.
  
  Сильва вошел в палату. На кровати тихо сопела его жена. Вдруг её глаза приоткрылись, губы дернулись в намеке на подобострастную улыбку. Тихим усталым голоском женщина поприветствовала мужа.
  - Муж мой, прости свою жену за слабость и за то, что она не способна приветствовать тебя как полагается, - Кикио попыталась привстать, но сил на это у неё не хватило.
  - Отдыхай, Кикио, мы с тобой после поговорим.
  В специальных кроватках лежали два младенца. Оба были очень похожи друг на друга, единственные отличие, что мог заметить Сильва - это цвет волос и глаз. Они у них был разный.
  Черное и белое, вот какие ассоциации возникали у Сильва, когда он смотрел на своих детей.
  - Ты справилась, Кикио, я доволен, - благосклонно произнес Сильва, неотрывно смотря на своих отпрысков.
  - Я счастлива, господин, мое сердце переполняется радостью от осознания, что грязная Кикио смогла родить детей чистой крови Золдик.
  Сильва улыбнулся уголками губ. Его забавляло, что и сейчас она сказала тоже, что и два раза до этого.
  - Хм, какое же имя им дать? Пожалуй, Киллуа и Кин хорошие имена.
  Дав имена, новый глава семьи убийц покинул свою жену.
  
  
Глава 1. Кин Золдик.
  
  Погода навевала уныние на жителей Республики Падокия. Дождь лил, не переставая, уже третий день подряд, прогоняя туристов, прибывающих с целью издали взглянуть на логово самой знаменитой в мире семьи наемных убийц - Золдик.
  
  Сильве нравился дождь, а еще больше ему нравилось гроза, иногда рассекающая небо во время него.
  
  Вспышка. Тени удлинились. Грохот молнии дошел до ушей главы семьи Золдик.
  
  - Муж мой, каково твое решение?
  
  Сильва повернул голову к своей жене, не осмеливающейся подойти к нему ближе, чем на пять шагов. Постучав пальцами о кресло в такт стуку дождя о стекло, Сильва ничего не ответил на вопрос женщины и вновь устремил свой взор к хмурому небу.
  
  Кикио Золдик - высокая женщина, с прямыми черными волосами, имеющими фиолетовый оттенок, убранными в сложную прическу, более не смела нарушить тишину. Она так и застыла пред мужем и главой семьи без движения, никоим образом не выражая неудобства игнорированию с его стороны.
  
  Шесть детей подарила Кикио Сильве, один из них имел все шансы стать гением Золдик и унаследовать место главы семьи. Киллуа показывал уже сейчас выдающие результаты по многим дисциплинам науки убивать, а ведь ему всего три года.
  
  Кин также радовал своими успехами, хоть и не дотягивал до таланта Киллуа. И сейчас Сильва предстояло решить немного немало - судьбу братьев.
  
  Проблема была на самом деле серьезной: братья не должны быть чересчур близки друг другу - это может негативно сказаться на их будущем развитии. Сильва надеялся на архивы семьи, но в них не нашлось подходящего решения проблемы. Старика же спрашивать Сильва не мог, да и так ясно, что он посоветует.
  
  Сильва постучал пальцами в такт дождю. Свет от молнии удлинил его тень, а гром на секунду оглушил.
  
  Правой рукой он потер кисть левой. Сильве вспомнились золотые глаза младшего из близнецов, горящие ненавистью настолько жгучей, что Сильва, опытный убийца, чуть не лишил от неожиданности своего отпрыска жизни.
  
  "Нет, смерть Кина может и сделает Киллуа сильней, но потерять такое чудовище будет непростительной ошибкой".
  
  Два брата - отражения друг друга. Беловолосый Киллуа - бунтарь, уже сейчас было ясно, что характер у мальчика будет отцовский со всеми вытекающими из этого плюсами и минусами. Не было такого места в особняке, которое Киллуа бы не посетил, он даже умудрился сломать один из компьютеров Миллуки, следующего по старшинству брата.
  
  Дважды за год Киллуа уже был наказан током, но он даже не плакал на этих сеансах. Лишь стрелял своими синими глазами, излучая гнев и любопытство.
  
  В противовес ему Кин на редкость тихий мальчик, постоянно следующий воли матери и искавший её одобрения. Не было в нем ничего от характера Сильва или Зено, да и на мать он не особо походил.
  
  Сильва потер левую кисть, он вспоминал, как впервые увидел настоящую суть Кина. В тот день Сильва сделал Кикио выговор, сетуя на слабохарактерность младшего из братьев, он легко нанес ей ритуальную пощечину, выражая свое недовольство в полной мере.
  
  Кин в тот момент был рядом.
  
  Тихий некогда ребенок словно обезумел, накинулся на отца с рычанием и даже смог укусить его за кисть левой руки. Золотые глаза Кина в тот момент Сильва запомнил надолго.
  
  "У меня растут сильные дети, - довольно подумал он про себя. - Нет, старик, смерть Кина не принесет семье ничего. Ты слеп и стар, ты не видишь истину, скрытую в невинных золотых глазах покорного внука. Вовремя ты ушел на покой, Зено".
  
  - Принимая во внимание его послушность и успехи в учебе, я говорю - начинай тренировку на убийцу... Наказывай его током за каждый настоящий и мнимый проступок. Жена, уменьши свое внимание Кину, сосредоточься на Киллуа, мне необходимо соперничество между ними.
  
  Кикио поклонилась своему господину и мужу.
  
  Женщина уже ушла, а Сильва все также любовался силой стихии и думал о прошлом и будущем.
  
  ***
  
  Впервые Кин понял, что с ним что-то не так в два года. Причиной тому были странные сны, посещавшие мальчика каждую ночь. В этих снах черноволосый златоглазый Кин был мальчиком Казимиром, не любимым и никому ненужным. Жизнь Казимира проносилась за краткие ночи, становясь жизнью Кина. Мальчик осознавал всю нелепость некоторых своих мыслей о перерождении в ином мире, но объяснить никак по-другому свои прошлые воспоминания не мог.
  
  Слишком яркие и настоящие они были. Боль от смерти той матери, и любовь к нынешней, рождали в душе мальчика вязкий клубок противоречивых чувств. Его нынешний отец, казался Кину таким же плохим человеком, как и пьяница из предыдущего мира. Он неосознанно проецировал свою ненависть и любовь на теперешних родителей.
  
  Когда отец ударил мать, случился переломный момент - Кин потерял себя от безумного пламени гнева, что сочетал ненависть к тому, кто убил его и к тому, кто обижает мать. Именно в тот день Кин и Казимир слились, породив Кина Золдика.
  
  В тот день, когда он осознал себя цельной личностью, Кин начал замечать странности дома, в котором жил. Его мать была странной, его братья были еще странней, но самым странным был отец.
  
  Высокий, беловолосый мужчина подавлял одним своим присутствием. И если Киллуа противился этой мощи, шёл ей наперекор, то Кин пропускал её через себя и старался от неё отстраниться.
  
  Вот и сейчас, стоя напротив отца, Кин не упрямился и не бросал ему вызов, наоборот, он старался отстраниться от него, стать незаметней и меньше в его глазах. Кин не знал, что он делает, это было сродни инстинкту, несознательной функцией его организма.
  
  Брат же, наоборот, упрямо уставился прямо в глаза Сильве.
  
  - Киллуа и Кин, вам вчера исполнилось по три года. Самый лучший возраст начать полноценное обучение искусству нашей семьи.
  
  Сильва рывком поднялся с кресла и подошел к нам вплотную.
  
  - Ваше обучение начнется сегодня же, прямо сейчас. Следуйте за мной.
  
  Кин переглянулся с Киллуа.
  
  Эти двое были очень близки, они проводили много времени вместе. Киллуа постоянно втягивал Кина в различные авантюры, за которые им обоим сильно доставалось.
  
  Другие братья не слишком часто их посещали, разве что Иллуми, но от него у обоих братьев были мурашки по всему телу. Кин считал Иллуми самым жутким человеком из всех ранее виданных, ну, пока не повстречался с прадедом.
  
  Киллуа заложил руки за голову и спокойно пошел за отцом, Кин же отстал на шаг от брата.
  
  - Как думаешь, нас опять будут учить этой скукоте? - Киллуа скривил лицо, выражая все свое отношение к их предыдущим занятиям.
  
  Странное дело, Киллуа было лишь три года, но, по мнению перерожденца Кина тот скорее напоминал семилетку. Да и сам Кин замечал, что слишком уж развит для своего возраста.
  
  Кин без проблем поднимал камни своего веса, практически не уставал от бега и мог ускориться так, что ветер свистел в ушах.
  
  "Может ли это быть особенностью людей этого мира?" - подумал как-то раз после тренировки Кин.
  
  "Из прошлой жизни я помню пару приемов тхэквондо, которые у меня не получались от слова совсем, но странное дело, в нынешнем теле я могу повторить их идеально, словно знал всегда!"
  
  Эти и иные мысли породили идею Кина разузнать о своей физиологии больше, может, он и не человек вовсе? При первой же возможности Кин обещал себе добраться до медицинской литературы, ему почему-то казалось, что разобраться в терминологии не станет особой проблемой, ведь стоит заметить, что писать они научились с братом всего за неделю занятий.
  
  Киллуа и Кин следовали за отцом в подземелье особняка. С каждым шагом Киллуа становился все печальней.
  
  - Мы идем в комнату наказания, - пояснил он Кину.
  
  - Но мы ведь не совершали ничего такого... или ты опять натворил дел, брат? - Подозрительно прищурил глаза Кин.
  
  - Эй, я ничего не делал! - Замахал Киллуа руками в отрицании, вот только прозвучало это не убедительно.
  
  - Братец Киллуа, разве сложно выполнять простые правила? Мать опять будет печалиться из-за твоих проказ.
  
  - Буу, перестань занудствовать, Кин, твое бурчание такое тоскливое, что я сейчас усну.
  
  За дружеской перепалкой братья не заметили как прибыли в подвальное помещение.
  
  - Это комната станет вашим самым страшным кошмаром на ближайшие пятнадцать лет. Только усердные занятия и идеальная дисциплина оградит ваши тела и умы от этой пытки, запомните мои слова.
  
   В комнате находилось два распятья, с множеством электродов подходящим к ним. На противоположной стене же было выравнено красивое изображение дракона с надписью на высоком слоге: "Сила через наказание".
  
  Кину сразу не понравилось это оборудование. Гнев вновь полыхнул в сторону Сильва, но на этот раз он был не столь силен, как тогда.
  
  - Подходите к распятью.
  
  Сильва деловито закрепил обоих братьев на агрегатах.
  
  - Запомните боль, что испытаете сейчас - она станет вашей путеводной звездой и приведет вас к силе.
  
  Рука Сильва опустила рычаг на стене поодаль распятий.
  
  Кин до последнего не верил в подобный архаичный способ воспитания. Наказание болью! Не просто болью, а пропусканием через тело электрического тока. Мальчика скрутило судорогой, рядом зарычал Киллуа.
  
  "Ни в коем случае не теряй сознание!" - посетила голову Кина отстраненная мысль. Инстинкт кричал ему об опасности, интуиция требовала терпеть боль до конца, не прятаться в забытье.
  
  Прошёл ли час, минута или секунда, Кин не знал - боль растянуло время до бесконечности, и когда пытка закончилась, и его освободили, он мешком свалился на пол, когда как брат легко спрыгнул на ноги.
  
  Смотря на отца снизу вверх, Кин осознал, что ненавидит этого человека и никогда не преклонит пред ним колени. С рычанием он, упрямо закусив губу, поднялся на ноги. Правда, следом чуть не упал вновь, но брат поддержал тело Кина.
  
  Возможно, эта злость была лишь эхом прошлой жизни, но она проявилась и в этой, её фокусом стал высокий беловолосый мужчина.
  
  Вся обида, все переживания и печаль прошлой жизни трансформировались в простое и понятное чувство - гнев, целью которого стал отец Кина.
  
  Киллуа помог Кину добраться до комнаты, в которой мальчик и забылся беспокойным сном.
  
  ***
  
  Сильва смотрел в окно. Яркое солнце, которое он так любил за теплоту, слегка отогревающую лед его сердца, сегодня светило как никогда ярко.
  
  -Ты родила мне хороших сыновей, Кикио.
  
  - Вы слишком добры к грязной Кикио, господин мой.
  
  Женщина опустила голубые глаза смущенно.
  
  - Да, сила одного и пламя другого. Интересно, почему Кин так зол на меня? Неужели тот случай с пощечиной возымел такой эффект?
  - Осмелюсь предположить, господин, Кин очень похож характером на отца грязной Кикио.
  
  Сильва удивился. Оставив в покое солнце за окном, он осмотрел свою жену внимательней.
  
  - Думаешь, он станет как Иллуми, таким же нестабильным?
  
  - Если вы оставите все как есть, то, несомненно, так и будет.
  
  Сильва задумался над перспективами. Иллуми был сильным и умным сыном, но его разум был плох. Слишком сумасшедшим был старший сын, его безумие иногда поражало даже Сильву.
  
  Нужен ли семье второй Иллуми? Определенно да.
  
  ***
  
  Два мальчика находились в комнате. Один из них лежал на кровати, не в состоянии встать, его тело не справлялось с нагрузкой, его разум терялся в череде безумных тренировок и наказаний.
  - Может попросить мать сбавить нагрузку? - Взволнованно спросил брата Киллуа, он искренне за него переживал, ведь тот не был так же силен как он.
  
  - Я справлюсь, вот увидишь, я еще одолею тебя, братец, на спарринге, - Кин через силу улыбнулся.
  
  Вообще обучение ему очень нравилось. Их учили многим интересным вещам, таким как выслеживание цели, поиск наилучшего места и время для ликвидации, учили создавать яды, пользоваться всяким колюще-режущим оружием и прочим наукам истинного убийцы.
  
  Помимо этого их серьезно тренировали, постоянно повышая нагрузку, учили неким странным техникам, которые, по словам рыбоглазого сенсея, в будущем позволят изменять строение своего тела. Когда он продемонстрировал, что имеет в виду, Кин от удивления рот открыл.
  
  Самая настоящая магия! Правда, немного отвратительная на вид, но это не меняло сути: рука сенсея магическим образом изменилась на медвежью лапу! После демонстрации мальчик стал прикладывать еще больше сил на занятиях.
  
  Кин, в отличие от Киллуа, впитывал всю информацию как губка, постоянно требуя все больше и больше новых знаний.
  
  Киллуа же не интересовали науки, он их изучал без огонька, называя скучными.
  
  В физическом развитии же все было иначе. Киллуа побеждал в трёх боях из пяти.
  
  Жизнь могла бы быть идеальной в доме Золдик, если бы не наказания током, которые раздавали за любой пустяк, и больше от них страдал именно Кин, Киллуа тоже пытали, но не так часто.
  
  Второй же горестью златоглазого мальчика было игнорирование его со стороны матери. Она словно перестала его замечать.
  
  Так прошел год. И на день рождение им с братом подарили "особый" подарок. Целый день в пыточной. Кин не знал, как не сошел вчера с ума от боли, может, присутствие брата помогло? Может, жила еще надежда, что мама похвалит его за выдержку?
  
  Вот только единственный кто его навестил, были Киллуа и Миллуки, приходивший позубоскалить над чужим горем. Иногда от его сальных (как и он сам) шуточек хотелось поломать старшему брату пару костей.
  - Ты знаешь, Аллука хотела бы тебя проведать, брат!
  
  Кина немного завидовал брату. Сам Кин с младшим братом (Аллука мальчик, но Киллуа зовет его девочкой) найти общий язык не смог. Он чувствовал себя рядом с этим ребенком немного неуютно, даже побаивался его.
  
  В дверь постучали.
  "Вот с ним я бы не хотел видеться ни сейчас, ни когда бы то ни было!"
  
  Кин по тональности стука определил визитера.
  
  Дверь открылась, и в комнату с букетом цветов вошел шестнадцатилетний высокий подросток с волосами до плеч и пугающими черными глазами. Иллуми. Старший сын Сильва и брат Кина и Киллуа.
  
  - Кин, как твое здоровье? - в голосе не было и намека на сочувствие или участие. Просто глухой холодный голос мертвеца.
  
  - Иллуми, я в порядке, спасибо, что зашел, - хоть Кин и чувствовал себя в компании Иллуми неуютно, но никогда не показывал этого ему. Может, этот парень и странный, но он все же брат Кина. Родная кровь не водица.
  
  Иллуми положил цветы на тумбочку. Присел на край кровати.
  
  - Киллуа, тебя хочет видеть отец.
  
  - Я останусь с бра...
  
  - Киллуа, тебя хочет видеть отец, - атмосфера в комнате резко изменилась. Что-то жуткое стало появляться со стороны Иллуми и давить на Киллуа. Кина тоже зацепило, но он, как ни раз при отце, попытался пропустить эту жуть через себя. Удалось. Кин выдохнул из легких воздух облегченно.
  
  Однако Киллуа подобные трюки использовать не умел, он нехотя поднялся и ушел к отцу.
  
  Иллуми, проводив Киллуа взглядом, перевел внимание на Кина.
  
  - Кин, знаешь ли ты, что в именах детей нашего отца есть закономерность: ИллуМИ - МИллуКИ - КиллуА - АллуКА - КАллуто. Заметил ли ты несоответствие, Кин? Видишь ли ты себя в этом списке?
  
  - Что ты пытаешься сказать, Иллуми? - Кину было неприятно такое слышать от брата.
  
  - Выздоравливай, Кин. Я завтра принесу тебе свои любимые печеньки.
  
   Кин ошарашено смотрел в след идущему покачивающейся походкой Иллуми.
  
  "Он что, издевается надо мной?"
  
  
Глава 2. Первый Опыт.
  В своей прошлой жизни Кин очень любил читать. У него не было интернета, а телевизор показывал только три канала, которые мальчику совершенно не нравились. Книги спасали Казимира от скуки, по ним он узнавал свой мир, по ним он путешествовал и учился. После перерождения тяга к чтению усилилась до такой степени, что Кин иногда целыми ночами сидел в библиотеке за очередной книгой, благо тело позволяло не спать по несколько дней подряд без вреда для здоровья.
  В четыре года его привел в эту сокровищницу знаний старший брат Иллуми - самый непонятный для Кина член семьи Золдик. Иллуми редко говорил, еще реже говорил осмысленные и понятные вещи. Чем чаще Кин виделся с черноволосым братом, тем ближе тот ему становился. Иллуми не унижал Кина, как Миллуки и не жалел, как Киллуа. Он не искал в Кине замену отцу, как это делал малыш Каллуто - самый младший брат.
  
  Если Иллуми что-то не нравилось, то он об этом говорил холодно и полно, если он был доволен, то дарил свои печенья (правда, они иногда были отравлены).
  
  Но больше всего Кин был благодарен Иллуми за то, что он привел его в библиотеку Золдик.
  
  О! Библиотека Золдик! Великое место, куда стекалась мудрость со всего мира на протяжении десятков поколений семьи убийц.
  Многие Золдик просто покупали редкие книги, многие вкладывали в них средства, как в раритет, но были и настоящие книжные черви, как Кин. Те, кто любил знания также, и все свои доходы тратил лишь на просвещение себя и своих потомков.
  Шесть этажей бумажных сокровищ, отсортированных по языкам и типу литературы. Здесь были бестиарии и справочники по травам, географические описания стран и континентов, труды по медицине и химии, даже медитативные практики для достижения загадочного состояния Нэн.
  
   Ряды пыльных фолиантов различной толщины и древности манили маленького Кина своими неразгаданными тайнами.
  В один из дней Кин решил приобщить к таинству познания мира через книгу и Киллуа.
  К сожалению, седоволосый Киллуа не смог усидеть в тишине и спокойствии даже часа, он не понял всей прелести вдыхания запаха книжной пыли, хранящейся между страниц творений авторов нового времени и древности.
  Разумеется, Кин все также посещал тренировки, учился перестраивать структуру мышц и изменять кости, и все также пытался добиться похвалы от матери.
  
  Детская рука перелистнула страницу.
  
  - Путем определения намерения вы можете материализовать свою жизненную силу в материальную форму... Что за бред? - Кин хотел раздраженно хлопнуть рукой по столу, но воздержался - Кто поставил научную фантастику в секцию научной литературы?
  Кин вновь прочел название книги: "Основы Нэн: Первичная медитация".
  
  Во многих им прочтённых медицинских книгах посвящённых развитию организма, имеются ссылки на этот загадочный Нэн (Кин читал книги писаные от руки, Охотниками, и не подозревает, насколько они редки).
  
  Кин мог бы еще поверить, что Нэн это такая магия, позволяющая использовать особые способности или что-то типа того. По словам автора, сей чудной книги, Нэн - это осознанное управление аурой - жизненной энергией, излучаемой телом. С этим он еще мог смириться, как и с теорией существования неких пор на теле - сёко, через которые энергия выходит наружу. А вот когда неизвестный писака стал выдавать примеры силы Нэн, такие как превращение своего тела в механизм, или вселения в насекомых, Кину сразу взгрустнулось. Он-то уже подумал, что вот она магия! На деле же просто мистицизм, как у китайцев с их даосизмом.
  
  Пробежав все принесенные книги по Нэн глазами, Кин просто запомнил всю информацию, содержащую в них, но не стал вдумчиво изучать, как делал иными научными трудами.
  Решив все же попробовать пару медитативных техник как-нибудь по случаю, Кин уже хотел приступить к изучению способов проведения ампутации отмороженной конечности в случае отсутствия медицинских инструментов, как его наглым образом отвлекли.
  
  Чуткий слух Кина уловил знакомый голос.
  
  - Эй, Кин! Кин! Ты где? Куда ты делся, Кин? Мы опаздываем на тренировку, Кин! А-А-Апчхи! Шмыг. В какой ты угол забился, Кин. Проклятье, отец опять накажет нас, если опоздаем. Кин!
  
  Из прохода между стеллажей вышел Киллуа. Мальчик периодически чихал, и постоянно тер свой нос пальцами, от этого орган покраснел и смотрелся забавно на белоснежной коже седовласого брата Кина.
  - Киллуа, я уже почти закончил. Осталось прочесть последнюю...
  
  - Ей, Кин, побежали. Уже полседьмого, через пять минут начнется вечерняя мясорубка, а мы еще даже не переоделись!
  Вечерняя мясорубка. Особый вид тренировки, на которой каждый мальчик должен был сразиться с тремя дикими зверьми голыми руками. Звери были самые разные, начиная от простого мухокрыса, заканчивая полярным медведем. Противник выбирался случайным образом (если только отец не приходил понаблюдать, тогда выставляли зверей поопасней)
  
  - Упс, - Кин опять засиделся.
  
  "Будет не хорошо, если из-за меня накажут и Киллуа", - эти мысли придали мальчику ускорения.
  
  Однако как они не спешили, все равно опоздали. Будто назло за сегодняшней мясорубкой решил понаблюдать отец.
  Он ничего не сказал. Но можно со стопроцентной уверенностью утверждать: Кина и Киллуа после боя будет ждать сеанс электротерапии.
  
  - Не люблю собак, - после произнесения этих слов, Киллуа в одно движение свернул черному волку голову. Кин так не умел, он был больше по прямому столкновению, а не по быстрым убийствам.
  
  Кин спрыгнул на арену, когда с неё убрали труп волка. Решётка напротив него поднялась, из темноты вышел молодой белый тигр.
  
  Мясорубка происходила в подвальных помещениях главного поместья, где был оборудован маленький коллизий, а под ним, еще ниже, располагались комнаты рабов и зверинец.
  
  Сражение с тигром не доставило бы Киллуа проблем, ведь беловолосый пошел по пути изменения своих мышц под взрывную нагрузку. Мальчик уже сейчас был способен на краткие промежутки времени становиться сильней и быстрей в десять раз.
  Но Кин, не Киллуа. Он пошёл иным путем. Изменяя свои мышцы, он равномерно развивал все сразу, и взрывную силу и выносливость. И естественно уступал Киллуа в прямом столкновении, просто-напросто не поспевал за братом.
  Наверное, стоит пояснить: Кина и Киллуа обучали изменять структуру своих мышц и костей, но каждый из братьев сам решал, как он будет это делать.
  
  Для Киллуа тигр проблемой не являлся, а вот Кину пришлось не просто.
  
  Рывок зверя чуть не стал фатальным для юного убийцы, ему с трудом удалось отскочить с траектории движения животного.
  Лапа просвистела над чернявой головой. Кин успел всадить ногой по мягкому боку тигра. Хищник помотал головой, рыкнул и с места попытался цапнуть ребенка за ногу.
  
  В мокрый нос большой кошки влетело два точных болезненных удара, которые разозлили животное еще сильней.
  
  Кин бил и уворачивался от лап. Вскоре детское тело окрасила царапина от касания острых когтей, за ней еще одна.
  Чувствуя, что начинает терять силы, Кин решился на риск. Когда тигр в очередной раз хотел попытаться его укусить, мальчик, выжимая из своей руки максимум скорости, схватил зверя за язык и тут же дернул на себя. Миг сопротивления, и Кин держит в руке кровоточащий тигриный орган.
  
  Большая кошка продержалась еще десять минут и рухнула, захлебнувшись кровью. Кин же тяжело дыша, вышел с арены. У него есть еще пара минут на отдых, а затем будет очередной бой.
  
  Поблажек ему никто не даст, как и отдыха.
  
  
***
  
  Темное помещение, по центру которого на мягких подушках сидит крупный беловолосый мужчина. Маленький комок шерсти лежит подле его ног, вскоре этот щеночек вырастет, и будет наводить ужас на врагов семьи, ведь он Гончая Смерти, ужасное создание, гончая, чей рост в зрелости достигнет трех метров в холке. Подобных чудовищ на службе семьи было несколько. Самый крупный, пес по кличке Мике, наводил ужас на незваных гостей в течение двух лет, рвя на куски каждого глупца, игнорирующего законы Золдик.
  
  Щенок повел ушами, приподнял голову и взглянул в сторону дверей.
  
  - Заходи, сын, - голос Сильвы отразился от стен зала и породил эхо. Тот, кто спроектировал это помещение, явно любил слушать свой голос.
  
  - Отец, вы хотели видеть меня? - спросил, войдя в помещение, Кин.
  
  Обежав глазами фигуру сына, Сильва оценил его тело и силу, скрытую в нем.
  
  "Кин слабей Киллуа, но проявляет больше усердия в науках. Хмм, возможно потенциал Иллуми? Да, скорее всего", - рассуждал про себя Сильва. Вслух же молвил:
  - Кин, пора тебе приступать к своим обязанностям, - небольшая пауза. - Наша семья взяла заказ на устранение одного человека. Первоначально я хотел послать Киллуа, но все же решил сперва дать тебе шанс проявить себя.
  Кин молча поклонился. Идеальный поклон младшего старшему, но в нем не имелось и намека на уважение. Одним движением Кин продемонстрировал свое отношение к отцу, которого иррационально недолюбливал.
  "Ха-ха-ха-ха-ха! Моя кровь, точно моя!", - возгордился собой Сильва.
   Стоит пояснить, что будь на месте Кина обычный ребенок или даже взрослый, его бы опустила на колени незримая мощь ауры Сильва. Но Кин пропустил эту силу через себя, словно ветер. У мальчика определенно есть талант в Нэн, и Сильва уже сейчас хотел узнать всю суть его силы. Мужчине даже пришлось одергивать себя, ведь он взаправду хотел спровоцировать открытие сёко* сына.
  
  "Позже, они с Киллуа сами должны получить ключи к своим способностям, я не должен вмешиваться", - успокоил себя Сильва. Мужчине трудно сдерживать свой норов, ведь характер у него такой - с огоньком, и этот огонек все время пытается воспламенить главу семьи, толкая на необдуманные шаги.
  
  Мальчик не подавал виду, однако он очень нервничал.
  
  - Могу ли я узнать суть своей миссии? - спросил Кин.
  
  Отец, словно не замечая сына, устремил свой взор к ночному небу за окном.
  
  - В двухсот километрах западней находиться маленький город - Дис-Сис. Твоей задачей станет убийство пастыря местной церкви-приюта. Заказчик просил, чтобы цель перед смертью пытали, но решать тебе самому, стоит ли старый педофил того или нет.
  
  Первое задание на убийство, Кин решил выполнить его безукоризненно. Может тогда мать перестанет его игнорировать?
  Взяв свиток с подробной информацией, Кин покинул отца. Уже в проходе мальчика пронзила боль от раны на спине. Подарок вчерашнего тигра дает о себе знать.
  
  Скорость, сила, быстрая регенерация, а также идеальная память вкупе с мозгом, способным на извлечения корней из нечетных чисел, делала из маленького мальчика неведомое по меркам Земли чудовище, а ведь он лишь четвертый в младшем поколении семьи по потенциалу! Киллуа талантливей и сильней, Каллуто умней, а Иллуми, по словам старой служанки Рорости в возрасте Кина уже выполнил порядка десяти миссий. Кину было к чему стремиться. Как-то незаметно шелуха прошлого мира слезла с его личности, сделав свободным от норм морали, принятых на Земле. Будучи Казимиром, он никогда в жизни не смог бы убить человека, но теперь, в бытность Кином, чужая жизнь для него равна удару, которым он может её оборвать.
  
  Мальчик шел пустыми коридорами поместья. Иногда бледными призраками мимо него проходили слуги, знакомые и нет, старые и молодые. Сейчас он направлялся к комнате, где оставил своих личных служанок.
  
  Семья Золдик имела обширный штат слуг, выполняющих различные поручения. Каждый слуга воспитывался в специальном месте, где ему или ей прививали верность Золдик, учили сражаться и выполнять повседневные обязанности. За каждым сыном Сильва было прикреплено три слуги, две девочки его возраста и пожилой мужчина или женщина. В обязанностях девочек был постоянный присмотр за подопечным и выполнение всех его прихотей. Ранее, когда главой был Зено, дитя Золдик по достижению десяти лет должен был убить обеих подруг-служанок. Это такая закалка характера по Золдик, по крайне мере должна была быть, но правда в том, что психика рушиться, ориентиры размываются и ребенок становится сумасшедшим... как Иллуми, или одержимым навязчивой идеей, как Миллуки. Однако Сильва своим решением отменил данную практику. Мужчина, испытавший все ужасы резни среди братьев и сестер, не желал своим отпрыскам, которых любил, подобной судьбы. Разумеется, он без проблем может послать каждого из сыновей на смерть, или "немного" поработать с его разумом, дабы психологически закалить, но своей судьбы он им не желал. Сильва до сих помнил хруст шейных позвонков своего первого друга, и то, что последовало далее... По новым правилам в восемь лет дитя Золдик считается взрослым и ему не нужны слуги. Личных служанок отправляют в специальное поместье, подле вулкана, где они продолжают свое обучение. К чему приведет новое правило не ясно, время покажет.
  - У меня задание, приготовьте все необходимое, - приказал Кин двум желтокожим девочкам-близняшкам, - также подберите лохмотья по правдоподобней. Если выполните все правильно, получите награду.
  
  Детские личики близняшек тронули улыбки. Кин сам чуть не улыбнулся, но нельзя. Они же играют в крутого господина и идеальных слуг! Вари и Мари, видя, что Кин не желает сдаваться, с трудом подавили смешинки в себе. Девочкам очень повезло с господином, пускай они пока и не догадывались на сколько. Тот же Киллуа не желал иметь с глупыми девчонками вообще никаких дел. Служанкам брата-близнеца Кина было очень тяжело. Но еще тяжелей, было служанкам младшего сына в семье - Каллуто. Младший брат любил играть в куклы и постоянно наряжал бедных девочек в неудобные наряды и заставлял сидеть многие часы неподвижно.
  
  Вари и Мари, после поклона убежали выполнять указания Кина, который вновь развернув свиток, вчитался в задание. Он точно помнил каждую букву в нем, но все равно в очередной раз прочел и потом еще раз. Так думалось легче, словно сам себя настраиваешь на нужные мысли.
  
  "Старый священник держит приют, который в свою очередь является прикрытием притона для педофилов. Так, ага, бывший постоялец просит убить Марко (так зовут священника) с особой жестокостью. Фьу! Пол миллиона золотых! Да за такие деньжищи можно безбедно прожить десять лет в платной стране! Почему так много?" - Кин гонял мысли в голове, пытаясь найти зацепки, которые помогут ему не оплошать. В то что задание простое, он не верил.
  
  Детская недоверчивость могла сыграть с Кином злую шутку - он хотел под видом беспризорника проникнуть в приют, подвергнув себя ненужному риску, но задание и вправду было простым. Пойти и убить. Благо мальчик смог нарыть в интернете (в мире Hunter X Hunter сеть имеет иное название, но здесь и далее я буду использовать более менее близкие каждому из нас термины) причину высокой цены заказа. Оказывается цель имела связи в правительстве и полицейских структура многих стран данного региона. Для обычного убийцы, заказ и вправду сложен, ведь последствия будут серьезными. Другое дело Золдик. Мальчику нужно лишь оставить метку (задание не было тайным, наоборот, чем больше шумиха, тем больше славы клану). Мало найдется глупцов связываться с кланом Золдик.
  
  - Что делаешь? - отвлек от поиска Кина голос брата.
  
  Киллуа бесцеремонно заглянул в экран старенького для мира Земли, но новейшего для этого, монитора.
  
  - О нет, неужели ты решил стать вторым Миллуки? - наиграно испугался седовласый мальчик. - Братишка, одумайся!
  
  Миллуки помешан на компьютерах, вся его комната ими уставлена. Все свои деньги толстый брат тратит на улучшение своих "девочек", как он ласково зовет свои компьютеры. Его одержимость технологиями велика настолько, насколько вообще живое существо может быть одержимо чем-то. О чем говорить, если Миллуки до сих пор не простил близнецам разбитый телевизор, постоянно всячески напоминая о нем и делая различные гадости из мести.
  
  Золотые глаза Кина уставились на Киллуа.
  
  - Миллуки очень крут, знаешь ли, всегда мечтал быть таким же большим и великим, - серьезно ответил Кин.
  При росте метр шестьдесят, Миллуки весил порядка сотни килограмм... И это в двенадцать лет.
  
  Братья немного помолчали, а затем оба засмеялись. Смех одного усиливал смех второго и наоборот.
  
  Ребята смеялись, а на них с экрана мудро смотрел добрый дедушка, не чуравшийся учить своих воспитанников взрослым вещам.
  Мальчики уже ушли, а добрый старичок с фотографии так и смотрел в сторону, пока программа в соответствии с заданными алгоритмами не выключила неиспользуемую машину.
  
  
  ***
  Республика Падокия спокойное место. Вопреки мнению несведущих людей здесь не царит анархия, не правит беззаконие и бандитизм, наоборот, клан Золдик выбил из своего региона всех крупных игроков, лишь мелкие банды, не смеющие идти на крупные дела, иногда осмеливаются совершить преступления. Главы Золдик действовали по простому принципу - дом нужно держать в чистоте. И именно поэтому граждане Падокии хоть и боялись мрачное семейство, но не ненавидели.
  
  Многие воспринимали Золдик как стихию, не подвластную человеку. Сколько было уже попыток уничтожить легендарных убийц, но ни одна не увенчалась успехом.
  
  Кин все это знал со слов сенсея и матери. Вот только одно дело знать, а другое понимать. Впервые побывав в городе, мальчик не удержавшись решил самостоятельно поспрашивать простых обывателей.
  
  - Золдик? Хо-хо, малыш, они великие люди, благодаря которым наша страна живет и процветает. Не уподобляйся глупой молодежи, призывающей свергнуть их деспотию. Стоит Золдик исчезнуть и соседняя страна - Минво, поглотит Падокию. Мда, - старик божий одуванчик поднял бровь, скрывающую его голубой глаз. Прошелся по внешности Кина, оценил его лохмотья и милое личико с золотыми необычными глазами, сияющими внутренним светом. Почесал тонкую бородку. Достал из мешка у ног пару конфет и протянул их Кину.
  
  - Мальчик, ты случайно не из приюта местного-то?
  
  - Неа, я не местный, дедушка, - ответил Кин, после того как уплетал вкуснятину за обе щеки.
  
  - Уходил бы ты из этого города, малыш. Здесь тебя не ожидает ничего хорошего. Тьфу. Поганые содомиты, гореть вам в пламени Инферно.
  
  Решив не заострять внимание на ругани старика и не расспрашивать о приюте, дабы не привлекать внимания (4 летний малыш, расспрашивающий о таких вещах, выглядит очень подозрительно), Кин, попрощавшись, отправился дальше.
  
  Многие ругали семью Золдик, но как-то без огонька и полушёпотом, а вот приют и церковь не стесняясь материли почем зря.
  День близился к завершению, и Кин решил, наконец, проведать местное логово порока. Ловко забравшись на крышу здания напротив приюта у церкви, мальчик неподвижно затаился. Если его подъем на крышу еще мог бы заметить чей-нибудь зоркий глаз, то теперь само присутствие Кина в мире пропало. Этот навык очень похож на то, как Кин пропускает силу отца через себя, этой технике Кин научился недавно, и был очень горд собой, ведь впервые он обошёл брата хоть в чем-то.
  
  Кин этого не знает, но у способности полностью закрывать свои сёко есть название - Зецу, и это одна из основополагающих техник Нэн. Зецу - единственная из техник, которую можно использовать без полного раскупоривания сёко.
  
  Фактически пользователь Нэн полностью прекращает выпускать ауру вовне, скрываясь тем самым и от людей и от зверей (даже магических).
  
  Ночь вступила в свои права. На улице с противным звуком зажглись фонари.
  
  Кин медленно достал из-за пазухи маленький монокль и приложил его к левому глазу, зажмурил правый, следом нажал на маленькую кнопочку на оправе линзы.
  
  Устройство, работающее на неизвестных доселе Кину принципах, позволило без проблем смотреть сквозь стены, а также наблюдать удаленные объекты.
  
  Луна спряталась за тучами, местами на небосводе мерцали звезды. Время летело для юного убийцы незаметно. Он запоминал расположения каждой комнаты, лица всех в приюте, изучал и анализировал.
  
  Где-то внутри проснулась злость на старого извращенца, на глазах Кина унижающего слабых и пользующегося своим положением, на его друзей, которые тоже делали гадкие вещи с неспособными защититься.
  
  Три с половиной года Сильва через различные ситуации строил личность Кина, но так до конца и не преуспел. Настоящий убийца, настоящий Золдик бы проигнорировал увиденное и не стал бы рисковать, но Кин вобрал в себя слишком многое от Казимира. Пускай его не сдерживали более законы общества и морали, но совесть и добро никуда не делись.
  Кин просто не мог больше смотреть на все это.
  
  "Как люди могут быть такими? Почему везде одно и тоже, что на земле, что здесь?" - думал мальчик, как ветер несясь в сторону цели и его дружков.
  
  А тем временем четверо мужчин и одна женщина, вдоволь насладившись своими садистскими действиями по отношении к трем девочкам и мальчику, были готовы приступить к основному действу.
  
  - Ах, как хорошо, мистер директор приюта, - выдохнула дым от сигареты Вангена Штульц, молодая глава торгового дома Штульц.
  - Хе, я рад, что вам нравится наши маленькие игры с маленькими бесятами, - седой как лунь старик подобострастно лыбился во все тридцать два зуба.
  
  Двое других мужчин были заняты друг другом.
  
  - Кого изволите очистить первым? - сложив руки молитвенно спросил директор приюта.
  
  - Давайте с самого вкусного, вон та девка, которая в сознании, - ткнула пальцем шатенка в сторону пятилетней Арии.
  
  Дикий ребенок, которую нашли в лесу и которая так до сих пор и не научилась говорить, оскалилась по волчьи.
  
  Её воспитали волки, и она поступит как северная горная волчица в неволе. Острые детские зубы устремились к языку. Девочка хотела убить себя, лишь бы только вырваться на волю.
  
  Тонкие пальцы сжимают её челюсть, не давая сделать непоправимое. Откуда не возьмись, в комнате появился ребенок, лицо которого было закрыто тряпкой, только два золотых глаза сияли в темноте.
  
  - Какого... *бульк* - захлебнулась собственной кровью женщина. Двое содомитов, отвлёкшиеся от ласк, не успели даже развернуться в сторону опасности, как их внутренности показали себя миру.
  
  - Кьяяя! - завизжал по-бабски директор приюта,- Нет, не смей, тебя найдут и убьют! Да, я под защитой... АЙЯЯЯЯ!
  
   Мальчик вогнал палец в болевую точку в паху священника. Согнул палец и повернул, жертва взвыла дурным голосом.
  
  Девочка-волчица с восторгом хищника следила за действиями неизвестного. Это было кроваво и прекрасно! Хищник вдруг стал жертвой.
  
  Через восемь минут пыток все было кончено.
  
  - Кто... ты... ответь... - слова Арии давались с большим трудом. Ей очень важно было узнать имя, до зубного скрежета, до боли в языке, который она пару раз прикусила, пытаясь совладать с речью.
  
  - Охотник, - незнамо почему ответил Кин. Слова сами слетели с уст.
  
  Пара росчерков метала в темноте, и Ария, как и остальные дети, свободна.
  
   -Hunter? - переспросила девочка, но хищника уже не было в комнате.
  
  Это слово стало очень важно для неё на долгие годы. Волки помнят добро и не прощают обиды.
  -----------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Сёко - поры через которые Аура (жизненная энергия человека) выходит наружу.
  
  
Глава 3. Небесная Арена и монах Красных Ос: 0
  - Братик, поиграй со мной! - вцепился в куртку Кина маленький мальчик в женском кимоно. Большие ясные глаза, казалось, смотрят прямо в душу.
  - Каллуто, ночь на дворе, - отложив книгу в сторону, заметил Кин. - Иди спать, завтра поиграем.
  - Братик, ты опять убежишь на миссию! Не честно! Я хочу поиграть! - кукольное личико брата Кина приняло обиженное выражение.
  - Эмм, ну видимо, не судьба, - развел руки в стороны Кин.
  - Братик! Поиграй! Ваа! - заревел Каллуто.
  - Тише, тише, - успокаивающе, погладил голову Каллуто Кин, - я сейчас занят, но можешь посидеть со мной, если хочешь.
  *Шмыг*
  Больше не говоря ни слова, Каллуто взобрался на колени любимого брата. Кин был самым-самым по мнению маленького убийцы, ведь он приносил подарки и уделял много времени Каллуто, даже больше чем мама!
  Ненадолго на пятом этаже библиотеки воцарилась тишина.
  Кин читал книжку, а Каллуто с интересом наблюдал за братом, он этим напоминал маленького котенка, следящего за своим хозяином.
  - Что читаешь? - разорвал тишину вопрос младшего Золдик.
  - "Путешествие по шести материкам" Соулса До. Довольно красочно этот Соулс описывает природы каждого из континентов нашего мира. Очень жаль, что ему не удалось посетить некоторые закрытые страны*
  • В мире "Hunter x Hunter" множество закрытых от "варваров внешнего мира" стран, а также имеются так называемые "платные" страны. Чтобы в них попасть, нужно заплатить астрономическую сумму в пару миллионов дженни.
   - Ууу, Каллуто тоже хочет повидать мир, но матушка не пускает Каллуто! - вновь надулся мальчик. Он был не столь обижен на отказ баловавшей его матери, сколько хотел, чтобы братик его утешил.
  Кин видел Каллуто насквозь, но, тем не менее, погладил мягкие волосы брата, которого любил.
  - Ты же знаешь правила, Каллуто. Когда сможешь открыть первую створку Врат Испытаний, тогда и сможешь принимать заказы и путешествовать по миру, - тихо произнес златоглазый Кин.
  - Миллуки же не может открыть! Почему его пускают, а меня нет?!
  "Хотел бы я знать почему?" - подумалось Кину. Из всех братьев Миллуки был единственный, кого Кин не желал признавать. Толстый мстительный Миллуки постоянно задирал слабых, обижал прислугу, вел себя наиотвратительнейшим образом! Да он даже жрал как свинья!
  - Миллуки и не выходит толком никуда, - услышал Кин голос от входа в зал пятого этажа.
  - Киллуа! - обрадовался Каллуто. Миг - и он обнимает брата.
  Кин отвернулся от близнеца и сделал вид, что его не замечает. Обида все еще жгла душу шестилетнего мальчика.
  - Каллуто, перестань. Хватит, ха-ха-ха, - пытался отцепить младшего от себя Киллуа и нарвался на атаку щекоткой.
  Кто знает, как бы построились отношения этих двоих, не переродись Казимир в Кина. Киллуа и Каллуто, они изначально были не очень близки, однако Кин хорошо общался и с одним и с другим, он стал этаким проводником между ними. Вообще Кин одним своим присутствием скреплял младшее поколение семьи. Златоглазый общался со всеми братьями, даже с Миллуки и с Иллуми! С Иллуми, который имел привычку закалять братьев, травя их ядом, гипнотизируя их и избивая до полусмерти! О чем вообще говорить, ведь Кин второй в семье признал Аллуку, хоть и боялся второго младшего брата до жути.
  - Слушай, Кин, тебе не надело читать, это же скучно, - невзначай поинтересовался Киллуа у брата.
  - Мне весело, - сухой ответ.
  - Ясно-о-о, - протянул седовласый гений, - злишься еще? Обиделся, да?
  Кин с прищуром окинул брата взглядом. Промолчал.
  - Какой ты скучный...
  Это было последней каплей. Золотые глаза чуть засветились. Кин встал, отнес книгу и направился на выход. Желания общаться с близнецом не было, тем более извиняться седовласый не собирался, хоть и был виноват (по мнению Кина).
  - Нас отец к себе вызывает, - прокричал Киллуа вслед.
  Каллуто недоуменно переводил взгляд с одного брата на другого. Хитрая улыбка озарило кукольное личико.
  "Уууу. Тайна!" - радостно подумал он.
  
  
***
  На пуховых подушках облокотившись спиной на самую большую из них, полулежал блондинистый мужчина. Рядом с ним притворялось спящим крупное существо, внешне напоминающее собаку, но по факту являющееся магическим зверем "В" класса по классификации ассоциации охотников.
  Взгляд мужчины был направлен на двух детей перед ним. Белое и черное, платина и золото, молния и огонь, Сильва мог подобрать сотни, если не тысячи эпитетов, описывающих этих двух мальчиков.
  - Дети, как прошел ваш день? - властный голос Сильвы сотряс воздух. Невидимое несведущим давление начало ломать волю Кина и Киллуа. И они не подвели.
  Киллуа, упрямо сжав зубы, воспротивился силе отца. Это было сделано интуитивно, на одних инстинктах, что говорит об огромном потенциале его ауры.
  Кин же не стал бороться, а пропустил слабый Нэн сквозь себя. Ужасное умение, идеально подходившее для убийств Нэн юзеров. Даже Сильва так не умел. Блондин имел ряд теорий относительно этой способности, но скорее всего дело в Хацу* Кина.
  • Будет объяснено позже.
  - Я гулял, скучно у нас, - просипел Киллуа. - Думаю задание взять.
  - Читал, позже думал провести пару часов с Каллуто, - ровно и тихо прозвучали слова Кина.
  - Хорошо, - Сильва чуть приподнялся, перенес вес со спины на сидение, - ваши успехи меня радуют и огорчают. Кин, Киллуа, почему вы игнорируете правила поместья?
  Мощная (для Кина и Киллуа) невидимая волна разошлась в стороны от Сильвы.
  Блондин был очень осторожен и соизмерял свою силу, он не желал открыть Сёко близнецов раньше времени. Они еще не готовы.
  - Мне вновь отправить вас в Яму? Кин, Киллуа, ваши посещения той твари недопустимы! - С яростью ударил по своему колену Сильва.
  - Она моя сестра и твоя дочь! - гневно воскликнул Киллуа.
  В эту секунду эти двое были похожи друг на друга как никогда ранее. Два зверя, большой и малый боролись взглядами, не желая уступать.
  Кин ощутил себя лишним. Снова. Мальчик горько улыбнулся краешками губ. С прожитыми в этом доме годами ненависть к Сильве ушла, потухла, затушенная уважением, приходящим каждый раз, когда Кину удавалось нормально пообщаться с... с кем? Может ли он назвать этого человека отцом?
  Обида вновь коснулась чувств юного убийцы. Киллуа любит отец, Киллуа любит мать, а кто любит его, Кина?
  Два года Кин из кожи вон лез, дабы получить хоть раз одобрение матери, но она всегда хвалила Киллуа. Отец возлагает на Киллуа больше надежд, чем на Кина, Миллуки сильней ненавидит Киллуа, нежели Кина, Каллуто, если появляется шанс, предпочтет Киллуа Кину, даже Иллуми сильней "тренирует" именно Киллуа!
  А еще Киллуа не слушает никого, хулиганит, а наказывают их обоих. Кин мог бы мириться с этой несправедливостью, если бы она была не так выражена, ведь Киллуа он любил.
  Вот только мальчика вели, специально вызывая в нем недовольство братом, отдаляя их друг от друга.
  - Эта Тварь может погубить нас всех, сын. Не упрямься, оно того не стоит. Аллука темная часть нашей семьи, оставь это существо и не пытайся его навестить.
  - Хпф, - не смог выдержать давления Киллуа, - Ясно...
  Однако Киллуа не будет собой, если послушает отца.
  "Почему вы так сторонитесь брата Аллуку? Нужно просто быть аккуратней и окружить его заботой", - подумал, но не сказал Кин.
  - Оставим демонов в покое. У меня для вас есть задание. Нет, Киллуа. Не миссия. Это скорее тренировка в боевых условиях, а также шанс для вас набраться боевого опыта, - сказал нелепость Сильва.
  "Я выполнил сотню заказов! О каком наборе опыта может идти речь?!" - одинаковые мысли возникли у обоих братьев.
  - Ваша цель Небесная башня, чем выше вы поднимитесь, тем лучше, - Сильва вновь облокотился и прикрыл глаза, показывая, что он все сказал.
  Через некоторое время оба брата шли к своим комнатам.
  - Кин, прости меня, - пробурчал Киллуа. - Мне жаль, что и тебя наказывают, но я не могу бросить сестру в том месте!
  Черноволосый мальчик с белой, словно фарфор, кожей чуть сбился с шага.
  - Постарайся больше не попадаться, брат, - стукнул кулаком в плечо Киллуа Кин.
  "Глупый брат. Я обижен не из-за наказаний. Почему ты не позвал меня с собой?"
  Хоть Кин и боялся Аллуку до жути, но мог пересилить себя и отнестись к несчастному брату, носящему маску сестры с доброжелательностью, ведь семья это самое главное в жизни Кина, семья никогда не предаст.
  
  
***
  Республика Падокия расположена на самом северном материке, это малонаселённая страна со слабой экономикой, не имеющая сильной армии. Регион богат полезными ископаемыми, а в северных лесах обитает множество магических зверей различной силы. Граничит республика с двумя сильными государствами - Небе и Мимбо. Мимбо пока не интересно нам, а вот про республиканскую монархию Небе стоит рассказать подробней.
  Будучи самым крупным и населенным государством на континенте, Небе входит в так называемый Мировой Конгресс Человечества, и там эта страна не на последнем месте. Население Небе тяготеет к различным видам боевых искусств, практически каждый второй входит в какую-нибудь школу Шунг-Со ( национальное боевое искусство Небе), здесь любят выяснять пределы своей силы по средствам мордобоя, и именно в Небе был построен второй по размеру и самый знаменитый колизей в человеческом мире - Небесная Башня.
  "Сооружение, подпирающее небеса, здесь сильнейшие возвысятся, а слабейшие падут!" - так приветствует город Нэбес вновь прибывших. На улицах всегда царит веселье, праздник кулаков не прекращается ни на один день. Здесь даже дети и старики могут избить вас, не нанеся ни одного удара.
  Город Нэбес красив. Сотни малых башен возвышаются тут - школы Шунг-Со, ждут новых учеников. В десятках круглых стадионах мастера проверят, кто сильней, развлекая народ.
  И она стоит в центре. Кто прибыл сюда впервые, может травмировать себя, пытаясь разглядеть в облаках её вершину. Небесная Башня ждет новых героев и злодеев, желающих бросить вызов небесам.
  А для Кина и Киллуа это место станет лишь тренировочной площадкой на ближайший год.
  
  ***
  Два мальчика вышли из только что приземлившегося дирижабля. Они постоянно крутили головами, а их любопытные глаза бегали по округе.
  - Наконец прилетели. Этот полет был самым скучным в моей жизни, - пожаловался Киллуа.
  - Ты всегда так говоришь. Представь, что это тренировка на выдержку. С нашей профессией иногда придется сутками сидеть на одном месте, - нудно пробормотал Кин. Без огонька, ему тоже было скучно лететь на этом транспорте.
  - Зануда, пошли, зарегистрируемся в Башне. Или поедим сперва? - спросил в своей манере Киллуа.
  - У тебя деньги-то есть?
  - Эй, конечно есть! Я немного сэкономил! - возмутился седоволосый Золдик. Ребята медленно пошли по улице в сторону виднеющейся вдалеке Башни.
  - Сколько ты уже денег потратил на сладости, Кил? - говоря, помассировал себе виски Кин.
  - Неважно... Пару миллионов дженни, - неправдоподобно лгал брат Кина. - Смотри! Вот это да!
  Подбежав к стеклянной витрине, Киллуа начал пускать слюни на огромный шоколадный торт, украшенный взбитыми сливками.
  - 400 тысяч денни! Дорогой торт, однако, - удивился Кин. Схватил брата за плечо и оттащил от витрины, приговаривая, - пойдем сперва зарегистрируемся, а то ты все деньги на сладости истратишь.
  Таща брата буксиром, Кин брел в сторону башни. Вдруг его нога запнулась (на ровной дороге!) и мальчик отпустил печального Киллуа. Хоп, и тот уже прислонил лицо к стеклу витрины и пялился на пирожные всяческих форм и размеров.
  Рядом с Киллуа стояло что-то круглое и тоже пускало слюни на вкуснятину (стекло рядом с круглым было покрыто слюной).
  Кин направил свои стопы к непутевому брату.
  - Да сколько можно, Кил! -выкрикнув это, Кин как следует замахнулся и отвесил брату смачный педаль, вот только не попал. Киллуа не зря тренировался столько лет. Он сместился в сторону и оттолкнул обидный удар в сторону, в сторону круглого нечто.
  - Ох! - низенький, на две головы выше Кина, человек в бесформенной желтой рясе вскрикнул и повалился на землю.
  Кин и Киллуа настороженно смотрели на упавшего человечка.
  - Простите, - подскочил к лысому круглому толстячку Кин и попытался поднять того, - простите меня, пожалуйста!
  - Охо, мой зад! Небеса за что мне это. Три десятка лет я не ел, пять лет я медитировал, сидя на острой, как фаллос пикового паука скале, восемь месяцев сух мой рот, одиннадцать дней не умывался! Небеса и Земля, почему я так несчастен?! - по пухлым щекам лысого мужичка потекли крупные слезы, слишком крупные для настоящих.
  Кин и Киллуа переглянулись.
  Две пухлых руки поднялись в сторону синих небес, толстый карлик упал на колени и заголосил:
  - Дети так жестоки, Небеса простите их, - лысая башка уткнулась в тротуар. - Земля, не серчай, не отбирай желтый воздух, не забирай их к себе!
  - Пойдем, Кин. Сумасшедший какой-то, - подергал брата за рукав Киллуа, однако теперь уже Кин не желал никуда уходить. Ему стало интересно кто это, что за символ красной осы у толстяка на груди, и что за религию он проповедует.
  - Небеса, мой зад! - отряхнувшись, вскрикнул толстяк и погладил пострадавший орган.
  - Детишки, нельзя обижать прохожих, иначе желтый воздух покинет ваш сосуд, и Земля заберет ваше тело, - указав толстым пальцем на Кина, для пущей серьезности, выдал толстяк.
  - Дядя, позвольте угостить вас вот этим пирожным в знак моих искренних извинений.
  - Не стоит, дитя, у меня пост, тридцать лет я уже не ем, - сказано это было очень грустно, - и не пью, и женщины не е... не дружу с женщинами я уже тридцать лет. Все ради Воли Неба и Земли!
  Кин перебрал в памяти все известные ему религии и ни в одной не проповедовали Волю Неба и Земли.
  Глаза мальчика вспыхнули золотом. Любопытство толкало его разузнать подробней об этой религии.
  - Дядя, а что за Воля Неба Земли, - как можно проще и невинней спросил Кин. Ведь ему же всего шесть лет, и будет странно, если он начнет расспрашивать более обстоятельно.
  Толстяк наклонил голову по-птичьи. Вся простота исчезла с его лица, сменившись серьезностью.
  - Вам рано еще знать о желтом воздухе, не говоря уже о Небе и Земле... Детишки, вы направляетесь в Небесную Башню? Вижу, что да. Если сможете достигнуть двухсотого этажа, то за небольшое вознаграждение расскажу о своей религии, что соединяет в себе все верования вселенной!
  Киллуа схватил брата за плечо и потащил в сторону башни, приговаривая:
  - Не верь этому шарлатану. Посмотри на его пузо! Разве кто-то подобный может рассказать что-нибудь путное?
  Толстый проповедник почесал зад и вновь прильнул к стеклу, его лицо все также было простоватым, но в глазах горел неподдельный интерес к двум странным детям.
  
  
***
  Небесная башня, она же Небесная Арена подавляла своим величием. Высотой практически в километр здание Арены занимает четвертое место среди всех высотных зданий, построенных человечеством на протяжении всей известной истории. Состоит она из 251 этажа, на которых бойцы ломают друг другу кости на потеху толпе.
  Пройдя длинный холл, ребята попали в регистрационный зал. Длинная очередь из желающих заработать деньжат или испытать себя открылась их взору.
  - Блиин, как их много, - Киллуа взъерошил свои волосы.
  - Ничего не поделаешь, Кил, придется отстоять.
  Братья пристроились в конце очереди к третьей регистрационной стойке.
  - Гы, гляди, мелкие решили заработать на конфетки, - слышалось тут и там.
  - Убьют же их, - вздыхали некоторые.
  Однако никто не попытался выгнать шестилетних детей. Кое-кто считал это шансом, победив слабых детей, заработать деньжат, кое-кто не обманывался внешней хрупкостью, считая их учениками какого-то мастера, ну а большинству было плевать.
  Длительные минуты ожидания - и они у стоики.
  Милая девушка сразу не увидела детей (их скрывала стойка) и обратилась к бомжеватому мужчине позади.
  - Желаете участвовать? Арена не несет ответственности за раны, полученные на ней, - тараторила заученные фразы розовощекая девица в кепочке персонала.
  - Мы знаем! Давайте бланк! - услышала она детский голос из ниоткуда.
  Сперва Оли показалось, что она начала с этой сумасшедшей работой с ума сходить, но бомжеватый мужик все разъяснил, показав пальцем вниз.
  Оли заглянула за стойку и увидела милое чудо, целых два. Силой воли девушка не отличалось, поэтому не сдержалась и погладила златоглазого мальчика, как какого-то котёнка, по голове, в надежде, что он сразу замурчит.
  - Мисс, вы меня смущаете! -воскликнул Кин, сгорая от стыда. В зале раздались смешки народа. - Мы пришли записаться на участие в поединке на Небесной Арене!
  Однако не стоило Кину напускать на себя важный вид, стало только хуже. Девушка поплыла. Потрогала пальчиками белую щечку молодого убийцы, на счету которого пара сотен трупов минимум.
  - Становится интересно, - задумчивый голос Киллуа услышал только Кин, его заглушил хохот зрителей сего представления.
  
  
Глава 4. Небесная Арена и монах Красных Ос: 0.005
  - Небесная Арена - самый знаменитый стадион во всем мире! Здесь сходятся в противостоянии множество мастеров различных стилей, ежегодно мы принимаем до миллиарда человек! 200 этажей, на каждом из которых тысячи людей показывают все, на что они способны. Вы не первые дети, решившие покорять Арену, и даже не самые младшие, иногда нас посещают дети пятилетнего возраста, а однажды был даже четырехлетка. На первом этаже будут отборочные, и в зависимости от продемонстрированного вами потенциала судьи направят вас выше на пару этажей или же оставят на первом. Чтобы подняться на этаж выше необходимо победить ровно три раза. Пока понятно? - cпросила Оли у Киллуа, ясно определив, кто в паре братьев самый глупый.
  
  - Угу, - буркнул седовласый. - Мы все это в буклетах прочли. Дамочка, мне не ясно, зачем вы нас сопровождаете, ведь сотрудники арены напрямую работают только с самыми-самыми? - блеснул знаниями Киллуа.
  Кин похвалил свою предусмотрительность. Не зря, ой не зря он заставил брата выучить буклет полностью, глядишь и не придется ему, Кину, приглядывать за непутевым близнецом.
  
  - Эээ, - девушка забеспокоилась. Покрепче прижала Кина, которого вела держа за плечи к себе, - мы обязаны смотреть за детьми, да, именно так!
  
  Между тем группа из трех человек прошла к огромному залу, второму по величине в башне. Множество каменных рингов увидел Кин. На каждом из рингов угадывались очертания людей, дерущихся между собой. Подле каждой мини арены стоял судья, оценивающий каждого из бойцов, дабы с точностью определить уровень силы и не ошибиться с этажом, на который стоит направить победителя.
  
  - Оли, не могли бы вы меня отпустить? Это смущает, - поднял взгляд на Оли Кин.
  
  Женщина сделала вид, что не услышала вопроса. Эти дети настолько милые, что бедная Оли не могла пересилить себя. Возможно, кому-то бы пришелся по душе растрепанный хулиган-милаха Киллуа, но Оли больше по нраву тискать пай мальчика с красивыми ясными глазами.
  
  - Здесь будет происходить ваш первый бой. Не переживайте, в отличии от этажей выше 100, на первом судьи полностью контролируют ситуацию, и вас не покалечат.
  
  Оли изначально подумала, что мальчиков отправил сюда их учитель, для придания им мотивации на усердные тренировки после проигрыша на самом первом этаже. Она совершенно не верила в их победу. Да и кто поверит в двух мальчиков, не весивших и тридцати килограмм каждый. Физика поединка проста: если ты весишь в три раза меньше противника, то можешь победить только за счет опыта или каких-нибудь особых приемов. Об Ауре и Нэн Оли не знала, как и 99% населения мира людей.
  
  - Вон на том табло укажут ваш номер и номер вашего оппонента, - указала Оли в сторону ближайшего табло. - Не потеряли бейджики?
  Кин продемонстрировал маленькую карточку, на которой были указаны его данные, а также количество побед, поражений и номер этажа, на котором он выступает.
  
  - Молодцы. После оповещения у вас есть пять минут на нахождение указанной арены, если за это время не прибудете, вам присудят поражение и деньги, которые вы заплатили за первый бой, никто вам не вернёт.
  
  Мальчики покивали в знак того, что поняли и осознали все.
  
  - Долго еще ждать? Как-то уныло тут все, - проворчал Киллуа. Он тоскливо осмотрел бьющихся тут и там бойцов и сжал губы сильней. Уровень бойцов его совершенно не впечатлил, означало это, что повеселиться, борясь с опытным противником, не выйдет.
  
  Кина же мучал запах пота, от которого не спасал громадный комплекс по очистке воздуха Он-Гор, один из лучших комплексов кстати. Мысли мальчика перетекли в сторону его профессии.
  
  "Хм. Использовать яд Мухакрыса, выпустив его через систему вентиляции, нет, оптимальной будет использовать яд Островного Таракана. Отлично, так бы я и поступил в случае заказа на массовое убийство всех здесь", - подумал Кин. Эти мысли не были злы. Он, если честно, не смог бы совершить подобного поступка, но мозг все равно подбрасывал варианты выполнения "невыполнимого" заказа. Из Кина, если он очерствеет, получится идеальный убийца, ведь его так воспитали: всегда рассматривать все ситуации со стороны профессиональной деятельности - и это черта истинного Золдик.
  
  - Малыш Киллуа, это твой номер? - Оли указала в сторону ближайшего табло.
  
  - Оу, точно! Киллуа иди быстрей, пока не дисквалифицировали! - заволновался Кин.
  
  - Иду уже, расслабься, брат.
  
  В противники Киллуа достался среднего роста мужик с куцей бородой и глазами навыкате, руки этого индивидуума были в постоянном движении, а глаза смотрели куда угодно, но не на противника. Еще Кину показалось, что противник лишен половины своих сил, будто чего-то ему не хватает. Немного подумав, златоглазый решил, что возможно противник брата специалист по использованию какого-то вида оружия.
  
  - Тетя Оли, скажите можно применять на Арене оружие? - задал все еще не отставшей от него девушке вопрос Кин. В брошюре на этот вопрос однозначного ответа нет.
  
  - До двухсотого этажа применение оружия запрещено, на двухсотом же можно использовать только одобренные судейской комиссией виды. Однако, если ваш инструмент для боя не летален, то можно подать заявление в судейскую комиссию раньше срока, и судьи уже решат. А что?
  
  Кин прищурился, пытаясь распознать силу противника как можно более полно.
  
  - Этот мужчина... Он не знает, куда деть правую руку, постоянно смещает её, левая же в противовес правой убрана за спину. Возможно, он фехтовальщик или мастер ножа.
  
  Оли похлопала ресницами. Умилилась серьезному Кину и пропустила его игру в профи мимо ушей.
  
  - Киллуа недоволен, - прокомментировал за две секунды до начала поединка Кин.
  
  *Дон*
  
  Киллуа расслабленно и медленно движется по дуге вокруг хмурого мужика. Тот в свою очередь уже празднует победу и решает поработать с мальцом легко, чтобы не покалечить.
  
  Шаг седовласого становятся плавным и размеренным, он словно плывет по арене, чуть раскачиваясь из стороны в сторону, но не многие из здесь присутствующих могли увидеть эту технику. Кин видел её. Танец Кобры - так называется этот прием. Особое умение движения, которое гипнотизирует противника и всех вокруг, слабые волей и вниманием видят лишь остаточный силуэт, пускай и близкий к настоящему, но, тем не менее, немного смещенный. Эту технику можно закончить в Давление Змея, создав вокруг врага множество остаточных изображений, это помимо смущения врага перегрузит его вестибулярный аппарат, помутнит сознание и даже может вырубить. Однако до Давление Змея Киллуа еще далеко. Все, на что он способен это небольшое смещенное остаточное изображение, в которое и пришла атака фехтовальщика.
  
  Быстрый и точный прямой удар рассек воздух. Глаза лупоглазого мужика еще больше расширились, когда он понял, что ударил по пустоте. Мозг отказывался верить в скорость мальца, но инстинкты опытного бойца помогли, и мужчина чуть поднял ногу, блокируя маленький кулак, летевший в слабое место всех мужчин - пах.
  
  Серебряная тень мелькнула справа, затем слева, бок мужчины пронзила острая боль, но он перетерпел и попытался сосредоточится на юрком ребенке.
  
  Обычный ребенок может победить взрослого только чудом, ну или используя оружие. Вот только Киллуа не обычный ребенок, он из семьи Золдик, тех самых Золдик, которые на протяжении многих поколений слыли лучшими убийцами в мире. Мог он проиграть посредственному фехтовальщику? Конечно, нет. В случае Киллуа сама логика становиться нелогичной, как, в принципе, и у других гениальных детей с мощной аурой.
  
  Человеческое тело несовершенно, есть множество мест, при повреждении которых оно перестает функционировать. И Киллуа работал именно по ним.
  
  Золотые глаза не упускали силуэт Киллуа из виду.
  
  - Сейчас все будет кончено, - прошептал мальчик сопровождающей.
  Во время очередного удара Киллуа трансформировал палец в коготь и пронзил им плоть противника. Не смертельно, ведь это только соревнование, не работа.
  
  Причудливое сияния глаз Кина потускнело, отображая тем самым внутренний мир мальчика, его эмоции. Кину было немного завидно и очень обидно. Три техники сейчас продемонстрировал ему брат, очень красивые и сильные техники, которые Кин не сможет выучить.
  
  Причина крылась в способе изменения плоти, а именно отличие способов, которыми пользовались братья. Киллуа пошел по пути изменение кистей и ступней, фокусируясь только на них, тогда как Кин, ведомый воспоминаниями прошлой жизни, решил поступить как в фильмах смотренных им давным-давно. Китайские мастера боевых искусств в тех фильмах говорили о связи всего в теле, что нельзя развивать только руки, игнорируя ноги и спину. "Дерево со слабым корнем унесет тайфун," - пафосными фразами бросались они. Глупый Кин, имея память Казимира, его личность и детскую психику, принял все буквально. Отказавшись от развития только того что нужно, он еще и ненужное решил научиться изменять. Это, разумеется, принесет свои плоды. Со временем его тело станет прочей и сильней, из-за постоянных "временных изменений" мышцы станут плотней, кости крепче, суставы подвижней, а скорость реакции быстрей. В лет двадцать Кин сможет усиливать себя в пару раз. Однако это всё! Многочисленные семейные техники стали ему недоступны! Тренировать его никто не станет, ибо все в семье шли только по пути "того, что нужно". Мальчик огорчало, что никто не сказал правды, никто не направил советом, лишь пожали плечами и только через год дали допуск к полной информации по техникам семьи.
  
  Кин направил тепло по телу, перестраивая все мышцы комплексно, силой воли он попробовал перенести тепло только в правую кисть, но не вышло. Его разум уже никогда не научиться делать иначе, разве что только, если Кин потеряет память.
  
  -Вау, - отвлек Кина от сторонних мыслей ошарашенный голос Оли. - Он победил! Ничего себе! Это какая-то супер секретная техника только что была?
  
  Плечи Кина сдавили женские ручки, а их хозяйка требовательно на него уставилась. Киллуа бы вырвался из объятий женщины, как и любой другой мальчик. Однако Кин ответил, из воспоминаний, он знал для чего нужны женщины, и помнил как ему обидно было, что они его не любили.
  
  - Семейная техника, - важно произнес мальчик, веско подняв палец вверх.
  
  - Вау! - Оли была романтиком боевых искусств, даже больше, она была их фанаткой.
  
  - Рассказать ничего не могу, тайна, - надул щеки от внимания Кин. Обида на семью и брата пропала, сменившись гордостью за себя и брата. Девушка засияла от своих фантазий. Ей виделось как темной ночью древний старик в тайне ото всех передает своему ученику секретные техники и дает наставления. Вскоре вектор мыслей Оли немного сместился, и она окончательно поплыла.
  
  - Молодец, Кил, - отвлекшись от восторженной Оли, поздравил брата Кин. - Раскатал противника на арене, так держать!
  
  - Скучный бой был, скукота,- гордо нахохлился седоволосый. Похвала ему была приятна, особенно от брата, которого безмерно любил и уважал.
  
  - О, смотри, мой бой сразу за твоим поставили. Как думаешь на какой этаж отправят? - идя к своей арене спросил у брата Кин. Оли так и осталась стоять красная, как помидор. Восемнадцатилетняя Оли утонула в своей фантазии.
  
  - Все равно, если распределят на разные, просто начнем с наименьшего.
  По правилам арены участник может начать с этажа ниже того, на который его распределили, но никак не выше.
  
  - Слушай, Кин, может давай в следующий раз попробуешь, - тревожно пробормотал Киллуа, смотря на противника Кина. Здоровый и жирный, килограмм сто пятьдесят при росте два метра с покрытым волосам телом мужик определенно не тот, с кем стоит драться двадцатичетырёх килограммовому Кину.
  
  Здравый смысл говорил Кину отступиться, попробовать в другой раз. Упрямство же шептало о том, что Киллуа же победил, и если ты сейчас отступишь, то проиграешь брату, так и останешься вечно вторым.
  
  - Я справлюсь. Главное, чтобы пол не треснул, когда это тело рухнет на него всем своим весом.
  
  Не говоря больше ни слова, Кин побежал в сторону места своего боя.
  
  - Кин Љ 45768 прибыл! - хотел бодро воскликнуть мальчик, но вышел лишь писк.
  
  "Какой же ты здоровый! Два двадцать его рост!"
  
  Судья лепетал о правилах и честности и еще о всякой фигне, которую Кин не слышал. Сейчас мальчик искал способ победить ЭТО.
  
  - Жалеть мальца я не буду. Если подохнет, я не виноватый, - почесывая волосатое пузо, говорит здоровяк судье. Кин же все пытается составить план на победу. Мальчик не имел такого чувства боя, как его брат, а больше полагался на мозги... Естественно с таким подходом он часто проигрывал быстрому Киллуа, но, что удивительно, он и выигрывал еще с таким подходом-то! Все знают, что в бою ты думаешь не так, как в обычной жизни, а быстро и интуитивно, Кин же умудрялся походу противостояния составлять по нескольку планов и даже выигрывал! Правда, не часто...
  
  Киллуа тревожно наблюдал за ареной, где его брат готовился принять бой. Мальчик не находил себе места, ведь противник Кина слишком большой.
  
  Судья отсчитал время и ударил в гонг.
  
  Волосатый толстяк не стал рассусоливать, просто попер на мальчика, желая одним толчком закончить бой. Кин уходит в сторону и контратакует по ногам, целясь в суставы. Обходя медленного противника по дуге, Кин работает по внешней стороне правой ноги противника, иногда пригибается под размашистыми взмахами гиганта и бьёт по внутренней, желая точностью преодолеть силу и мощь. Будь Кин хотя бы на двадцать килограмм тяжелей, и подобная тактика сработала бы! Удары черноволосого хоть и попадают точно под колено, но они недостаточно сильны.
  
  - Маленький ублюдок! - рыкнул здоровяк и бросился на Кина, пытаясь поймать юркого ребенка в захват.
  
  Кин успевает отпрыгнуть в сторону, не мешкая, мальчик по спирали сближается с потерявшим его оппонентом и с разгона в прыжке пробивает по многострадальному колену.
  
  Однако атака не принесла видимого результата. Гигант отмахивается от надоедливого Кина и попадает. Маленькое тельце откидывает в сторону.
  Кин через боль задает своему телу вращение, тем самым гася инерцию, приземляется, как кот на четыре конечности рядом с границей арены. Потирает плечо, в которое пришелся скользящий удар противника.
  
  - Брат, - Киллуа сжал кулаки сильней. Он очень нервничает за Кина.
  Со стороны кажется, что Кин проиграл, ведь травма у него ужасная. Фактически от боли его скорость понизилась, а удары теперь больше похожи на слабые тычки.
  
  Здоровяк немного расслабляется, он уже празднует победу. Сблизившись с мальчиком, он вновь пытается его поймать, но юркий ребенок пляшет вокруг и не сдается. С упрямством барана Кин выцеливает многострадальное колено мужика и упорно бьет именно туда. Гигант вновь попадает, и ребенка относит уже к другой стороне арены.
  
  - Вскользь, - прошептал наблюдающий за боем Киллуа. Первое попадание по Кину было больше толчком, и второе тоже. - Что ты затеял, Кин?
  Бой продолжается. Здоровяк уже полностью расслаблен. Он машет размашисто, пытаясь достать ребенка в очередной раз. Даже обезьяна поймет как победить, увидев два раза какие именно удары попадают.
  
  *Бум*
  
  Один удар по внутренней стороне колена во время замаха мужика именно в тот момент, когда вес тела перенесен на эту ногу. А за ним еще два быстрых и точных.
  
  Они на краю арены.
  
  Кин проскальзывает совсем рядом с гигантом, подпрыгивает и вбивает свою ступню прямо в спину.
  
  *Хрусть*
  
  Нога мужика подламывается, а он сам валится за арену головой вперед, прямо на пол с метровой высоты. Голова с характерным звуком сталкивается с землей. Через пару секунд лужа крови расползается под разбитой головой попавшего в ловушку маленького мальчика бойца.
  
  - Победитель Кин Љ 45768, - объявляет судья.
  
  
Глава 5. Небесная Арена и монах Красных Ос: 0.5
  
  Год минул с момента первого боя братьев на Небесной Арене, и вот они уже достигли 100 этажа. За этот год Кин кое-что понял - он невероятно слаб. В поместье Золдик мальчик считал, что разрыв между ним и братом невелик, но это оказалось самообманом. Каждая победа Кина на первых ста этажах арены давалась ему с невероятным трудом. Противники были сильней, быстрей, тяжелей и опытней. Златоглазому ребенку приходилось использовать множество трюков, продумывать каждый свой удар, выверять каждое движение, чтобы создать с их помощью хоть небольшой шанс одолеть своего противника. Иногда мальчик выводил бойцов из себя острым словом, иногда наоборот старался успокоить агрессивных противников. И он проигрывал, на каждую победу Кина приходилось до двух поражений. Порой его избивали до потери сознания, но Кин при помощи своей ни на что не годной техники восстанавливался за пару дней и снова шел биться на арену.
  
  Хоть мальчика и хвалила толпа за самоотверженность, эксперты отмечали его несомненный талант и чувство боя, но Кин пропускал все эти похвалы мимо ушей. Перед ним всегда был образ Киллуа.
  
  В отличии от боев Кина, бои Киллуа не длились долго. Седовласый практически не проигрывал и вырубал противников в пару ударов. Естественно, видя перед собой такого монстра как Киллуа, Кин потерял уверенность в своих силах.
  
  Хоть у мальчика и были воспоминания о прошлой жизни, характер Казимира, но сознание было детское. Как и всем детям, Кину был присущ юношеский максимализм. Те похвалы, которые мальчик пропускал мимо ушей, были правдивы, а зачастую оценка специалистов еще и занижена была. Да, Киллуа талантливей, обладает ужасающей для его возраста техникой, но его потенциал не превышает потенциал Кина, даже наоборот! Если Кину, с его умным подходом к бою удастся дожить до совершеннолетия, то семья Золдик получит настоящую машину смерти.
  
  Однако Кин всего этого не знал, он считал себя муравьем, тщетно пытавшимся одолеть слона.
  
  - Кин, пошли, погуляем, такая хорошая погода, а ты заперся тут и занимаешься незнамо чем! - ворвался в его комнату серый ураган. Как обычно в руке у Киллуа была сладость, которую тот периодически кусал.
  
  Кин начал медленно расслаблять мышцы, которые он только что развивал своей бесполезной техникой.
  
  - Ты как всегда беззаботен, Кил. Какой это уже батончик за сегодня?
  
  Рука со сладостью исчезла за спиной Киллуа, он сделал вид, что не услышал брата.
  
  - Пойдем, прогуляешься, развеешься, а то сидишь тут в четырех стенах и дышишь пылью. Когда ты в последний раз развлекался? Не отвечай! Я скажу тебе - два месяца уже прошло с последнего похода на аттракционы! Нельзя же так, Кин.
  
   - Скажи честно, тебе просто скучно стало одному ходить? Или возможно у тебя деньги закончились.
  
  - Тс. Кин, ты такой зануда, - надулся седовласый.
  
  Кин задумался. С тренировками на сегодня он уже закончил, последующее истязание себя приведет лишь к травмам. Может и вправду сходить с братом погулять? Говорят, сегодня Школа Громового Облака устраивает ярмарку, на которой они будут распродавать часть своей сокровищницы.
  
  - Уговорил, только куда пойдем, выбираю я! - вскочил с места и подтянулся Кин. Раздался характерный хруст.
  
  Быстро собравшись, мальчики отправились на ярмарку.
  
  
***
  
  Город Нэбес знаменит своими школами боевых искусств. Здесь расположены несколько крупных Сект, выросших из небольших школ и обучающих до десятков тысяч учеников. Школы постоянно соревнуются с собой и спорят, и иногда некоторые уничтожаются, чтобы на их обломках появились новые. Этакая система, в которой варятся до миллиарда мастеров и учеников, живущих мордобоем в стране Небе.
  
  По законам мира боевых искусств проигравшая Большой Спор школа самоуничтожается, половина её богатств отдается победителю, а вторая половина переходит в собственность Короля Небе, который в свою очередь отбирает в свою сокровищницу 7 книг, 6 вещей, берет в свой двор 5 мастеров, 4 учеников, 3 наложниц и 2 реликвии, а также 1 миллиард дженни, набираемый с продажи сокровищницы. Если же денег не хватает, то все ученики и мастера вынуждены отрабатывать долг на границе с северной тундрой, защищая страну от магических зверей, нападающих иногда на северные города.
  
  В этом году на Большом споре пала школа Громового Облака, довольно знаменитая своим стилем боя.
  
  Ребята к полудню достигли здания павшей школы. Странная картина предстала их взору. Толпы народа бродили вокруг, кое-кто смеялся, в воздухе витала атмосфера праздника, которая сменялась тяжестью уныния, стоило зайти в здание.
  
  По коридорам бродили грустные мужчины и женщины, продавцы чуть ли не плакали над вещами, которые распродавали, и как апофеоз бледный пожилой мужчина, застывший соленным столбом по центру татами в центре здания.
  
  Кину было очень жалко этого старика, но мальчик понимал, что такова жизнь. Слабые падают ниц, когда как сильные возвышаются.
  
  Тряхнув головой, тем самым отогнав ненужную жалость, Кин подошел к первому ларьку. Естественно он потащил за собой Киллуа, ведь седовласый наверняка тут же бы убег искать вкусности или блестящие безделушки.
  
  Идя между столами, Кин осматривал предложенный товар. Когти, клыки и мех магических зверей его не интересовали, как и представленные виды оружия. Кин вообще не любитель мечей и иже с ними. Мальчику больше по душе что-нибудь скрытого ношения или метательное, однако ничего подобного здесь не было.
  
  Киллуа же тихо следовал за братом. Иногда его взгляд цеплялся за меч или копье, но так как денег у него практически нет, то и купить он ничего не может.
  
  - Кин, а сколько у тебя дженни? - между тем спросил он у брата.
  
  - 57 миллионов 12 тысяч 671 дженни, - выдал точную цифру по своим сбережениям, сосредоточенный на поиске чего-нибудь полезного Кин.
  
  - Эм, ты что вообще ни на что не тратил призовые деньги? Даже сладостей не покупал?! - не поверил Киллуа. Для него это было дико. Деньги ведь и нужны для того, чтобы их тратить! Зачем их копить?
  
  Киллуа последнее время упустил брата из виду, поглощенный всяческими развлечениями. Его живая натура не позволяла Киллуа сидеть с младшим близнецом, когда тот медитировал или тренировался своим скучным способом (медленные повторения одних и тех же движений, напрягая при это все мускулы). Так и получилось, что братья стали проводить вместе меньше времени и даже отдалились друг от друга слегка. Одержимость Кина, стремящегося догнать брата, отдаляла их еще сильней.
  
  - Кил, деньги нужно тратить с умом. Теперешняя ситуация тому пример. Можешь ты купить понравившуюся вещь? Нет, потому что ты все сбережения профукал, тратил их на всякую чушь...
  
  - Бла, бла, бла. Перестань уже поучать меня, зануда, - отмахнулся от Кина Киллуа.
  
  На подобное Кин лишь покачал головой. Он любил брата, но иногда тот просто не выносим.
  
  - Так, а там что? - взгляд Кина зацепился за дальний ларек, на котором лежали то ли книги, то ли свитки.
  
  Кин отпустил Киллуа, не желая сейчас его общества. Мальчик знал, что тот начнет бурчать из-за долгого пребывания на одном месте.
  
  Однако Киллуа последовал за братом. Он посчитал, что обидел Кина и хотел как-нибудь между делом извиниться, он хоть иногда и невыносим, но все же очень добр и отзывчив.
  
  Кин завис у макулатуры надолго. Осторожно перебирая сокровища, мальчик вчитывался в каждое название книги или свитка. Он уже представлял, как погрузиться в изучение хитросплетений мыслей, выраженных посредством букв и иероглифов.
  
  - Небо и Земля! Дети, стремящиеся к знаниям достигнут вершины быстрей неучей, мальчик с седыми волосами, последуй примеру своего друга пока не поздно! - отвлек от чтения Кина голос со спины.
  
  - Дядя, иди отсюда, - огрызнулся Киллуа, уставший стоять и ничего не делать.
  
  Кин отложил очередной свиток в сторону.
  
  - Продавец, сколько стоит все эти богатства? - уважительно спросил Кин у мужчины средних лет в круглых очках.
  
  Тот пожевал губу, о чем-то подумал и произнес цену:
  
  - Двадцать пять миллионов за все, что вы отобрали, господин.
  
  Даже дураку ясно, что его пытаются обдурить. В отобранных им книгах и свитках не было ничего тайного и важного. Так пару энциклопедий по травам и эликсирам, пару техник по гимнастике и владению оружием.
  
  - Постыдись Небес, шарлатан! - взвыл тучный монах. - Обманывая цвет нашего будущего - детей, ты чернишь свою карму! Не губи душу, твоей макулатуре цена в 100 дженни!
  
  От шока у продавца чуть стекла на очках не треснули.
  
  - ДА это реликвии нашей школы! Они бесценны! - сделал он ответный выпад в сторону толстяка.
  
  - Ха! Это дети бесценны, а твоя бумага годна только для подтирания задницы. Пятьсот дженни - и это максимальная цена!
  
  Начался ожесточенный торг. Кин и Киллуа слушали очень внимательно, что один, что второй старались запомнить, как можно больше. Искусство торговли очень полезно, по мнению каждого из братьев.
  
  Вскоре оба спорщика сошлись на цене в 300 тысяч дженни. Кин покорно оплатил покупку и назвал место, куда нужно доставить все 300 книг и свитков, которые он накупил.
  
  - Спасибо вам за помощь, господин монах, - благодарно поклонился мужчине Кин.
  
  Толстяк отрицательно замотал головой:
  - Не стоит, не стоит. Кем бы я был, если бы позволил обманывать детей? Под этим небом только будущее важно, остальное тлен.
  - Меня зовут Кин, а это Киллуа, спасибо за помощь, - представился Кин.
  
  - Просто Кин и Киллуа? - как бы невзначай переспросил с доброй улыбкой мужчина. Он заметил этих детей уже давно, видел их бесконечный потенциал и сейчас хотел сойтись поближе, чтобы первым успеть заполучить такие таланты.
  
  - Мы сироты, наш мастер не дал нам еще фамилий, - опередил Кина с ответом Киллуа. Хоть сперва ему не очень понравился этот толстяк, но помощь мальчик оценил.
  
  -Ясно, вы сейчас еще будете что-нибудь закупать? Пока я здесь, могу помочь с выбором и торговлей.
  
  Кин с радостью принял помощь.
  
  На ярмарке братья купили еще пару вещей. Кин приоделся, сменив свою неприметную куртку и штаны, на костюм чем-то напоминающий те, которые носили китайцы в древности: черная куртка с золотым китайским драконом и такие же штаны. Одежда была очень приятной на ощупь и обошлась в целый миллион дженни, так как была сшита из переработанной паутины магического паука "А" класса. Ушлый торговец настаивал на том, что вещь всегда будет подходить мальчику по размеру и не будет пачкаться, а также если порвется, то сама собой починиться и по началу просил 100 миллионов за этот комплект. Кин естественно в это не верил, и ему самому удалось сбить цену.
  
  Во время торговли Кин иногда чувствовал на себе изучающий взгляд монаха. Хоть в этом взгляде и не было злобы, но чем-то он Кину не понравился, однако мальчик не придал значения этим подозрениям. Все ему говорили, что он слишком уж осторожный. Монах ничего им плохого не сделал, а даже наоборот, научил премудростям торговли и не дал облапошить.
  
  - Пожалуй на сегодня хватит тратиться, - под вечер заключил Кин. На этой ярмарке он потратил 75% своих сбережений на себя и брата, что недопустимо много. Вдруг ему попадётся на глаза какая-нибудь реликвия завтра, а денег купить её не будет? Что тогда?
  
  Киллуа согласно кивнул. Брат подарил ему пару таких крутых вещей, меч и нож, и еще всякой всячины. Киллуа был очень доволен и признал лидерство Кина на сегодня и может еще на пару месяцев...
  
  - Может перекусим? - спросил явно уставшего монаха Кин.
  
  - Небо и Земля! Я так голоден, - вдруг заплакал толстяк, - но я не могу! Обет принял ваш покорный слуга и теперь вынужден питаться лишь силой Земли.
  
  - Я бы не отказался от чего-нибудь вкусненького, - Киллуа потрогал свой пустой живот. Затем засунул руку в карман. На свет появилась пара дженни. Пару минут Киллуа смотрел на эти монеты.
  
  - Я угощаю, - понял намек Кин.
  
  - Нет. Считай это долгом, ты итак потратился сегодня на меня, - упрямо мотнул головой седовласый ребенок.
  
  На что Кин лишь махнул рукой на брата:
  
  - Да ладно тебе, мы же братья, - улыбка озарила лицо мальчика.
  
  Киллуа давно не видел этой улыбки и улыбнулся в ответ. Как хорошо, что он смог вытащить этого зануду из комнаты.
  
  Через десяток минут два мальчика и толстяк сидели в ресторане. На эту компанию очень остро отреагировала официантка. Она вызвала полицию!
  
  Еще не успели ребята приступить к еде, как толстяка чуть было не арестовали. Пришлось объясняться и показывать карточку бойца арены.
  
  Вообще в этой стране к бойцам Небесной Арены особое отношение. Они - местные знаменитости, а те, кто преодолел 100 этаж, зачастую имеют и свой фан-клуб. Полицейский оказался фанатом Киллуа и даже автограф попросил.
  
  - Господин полицейский! Они же дети, а тот толстяк очень подозрителен! - догнала на улице полицейского официантка.
  
  - Дети, - засмеялся тот в ответ. - Дети! Хахаха. Тот седовласый побеждает всех своих противников в три удара, а мальчик в национальной одежде Небе изворотливей угря! Дети!
  
  В ресторане же шел веселый разговор между детьми и толстым монахом. В толстяке сочеталось мудрость и забавность. Его выкрики заставляли детей улыбаться. Время шло, вскоре принесли десерт.
  
  - А потом она такая... - вдруг замолк на полуслове толстяк. Его лицо закаменело.
  
  Кин проследил за взглядом мужчины и увидел заходящего в кафе человека. Это была молодая девушка, лет восемнадцати, может двадцати в рваной черной одежде. Ростом она была метра два, и её можно было бы назвать красивой, если бы не пара рваных шрамов, пересекающих крест-накрест её короткостриженую (по-мальчишески) голову, да тусклые желтые мертвые глаза. Девушка шла медленно, слегка покачиваясь. Она напоминала оживший труп, поднятый магией некроманта.
  
  - Кто это? - спросил Киллуа, оценив необычную девушку на 100 из 100 по критерию странности.
  
  - Каннибал, - тихо ответил монах, - никогда не связывайтесь с ней. Эта тварь прежде чем убить, съедает мозг своего врага. Отвратительное создание, которому не место под этим Небом!
  
  Выкрикнул монах.
  
  Голова незнакомки медленно повернулась в сторону их стола. Глядя на эту женщину Кин ужаснулся, поняв, что она не моргает, а зрачок совершенно не среагировал на свет от лампы над их столом!
  
  Женщина медленно осмотрела каждого из трех за столом. Кину на миг показалось, что на словно вырезанном из мрамора лице промелькнула эмоция, когда она всмотрелась в него, Кина глаза.
  
  Немного постояв, девушка сделала шаг в сторону их стола. Приблизившись, она нависла над ними своим ростом. От Монаха повеяло жутью.
  
  - Он. Опасен. Не доверяйте. Ему. Дети, - было такое чувство, что говорила девушка последний раз лет десять назад.
  
  - Изыди, тварь. Иначе я втопчу тебя в Землю! - начал подниматься со своего места толстяк. Киллуа с интересом перевалил взгляд с одной на другого.
  
  - Сотый. Этаж. Там я сейчас. Встретимся на 201. Краус.
  
  От слова "Краус" толстяк как от удара дернулся. Никто не заметил. Кроме Кина. Что-то непонятное сейчас происходит, а непонятное - опасно. И интересно.
  
  - Неба и Земля будут свидетелями, если не свалишь, то будешь кормить моих Ос!
  Давление от Крауса возросло. Кин по привычке пропустил его мимо себя, Киллуа же воспротивился этому давлению, как делал всегда в общении с отцом.
  
  -...- Мертвые глаза прошлись по монаху, словно пытаясь запомнить каждую черточку его тела. Затем женщина резко развернулась, подставив Краусу спину, но тот не ударил. Не попался в ловушку этой психованной твари.
  
  Краус первый заметил этих детей! Он никому их не отдаст, пускай их прошлый мастер ищет себе новых учеников, а эта мертвая тварь и дальше охотиться подальше от них. Они теперь его!
  
  - Киллуа, пойдем. Что-то я устал, - проследив за женщиной взглядом, предложил Кин.
  
  - Ага, тоже спать хочу, - согласился старший из братьев.
  
  - Не нужно нас провожать, господин монах, - остановил Крауса высказыванием Кин, - мы сами доберемся.
  
  Вскоре монах остался за столом один.
  
  - Ублюдочная сука, - прорычал мужчина. Его лицо исказилось в бессильной злобе.
  
  "Какого желтого дьявола она забыла в этой детской песочнице? Погань, проклятая", - проклинал мысленно монах пользовательницу Нэн, о которой знает не понаслышке. В наемничьих кругах ходили о ней слухи, да и видел он её пару раз за работой. Особенно Крауса впечатлило то, что происходило после того боя, свидетелем которого он был. Желтоглазая тварь вскрыла черепную коробку побежденного врага и сожрала его мозг.
  
  Посидев еще немного, Краус собрался уже уходить, как его нагнал голос официантки.
  
  - Подозрительный мужчина, если с детьми случиться что-то плохое, я буду свидетельствовать против вас!
  
  От подобного мнения на его счет монаху захотелось плакать горькими слезами.
  
  ***
  
  Кин медленно зашел в свою комнату. Включил свет.
  
  - Сюрприз! - что-то быстрое и черное ударило мальчика в живот.
  
  - Каллуто, - узнал брата Кин. И не слабо так удивился:
  
  - Что ты тут делаешь?
  
  - Хехехе, - хитрый смех был ответом Кину. - Я соскучился по братику и решил его навестить! Дома так скучно.
  
  - Я привел его с собой,- из тени подле стены вышел Иллуми. Его лицо как всегда ничего не выражало.
  
  - Иллуми? Что-то случилось? Миссия? - еще сильней удивился Кин. Ладно, Каллуто, который мог приказать прислуге проводить его к Небесной Арене, но Иллуми чего тут забыл?
  
  - Братик, расскажи что-нибудь, - потеребил Кина за рукав Каллуто, устроившись поудобней на его коленях.
  
  Кин всмотрелся в ожидающего историю брата, напрочь игнорирующего Иллуми. На душе вдруг стало тепло. Он кому-то все-таки нужен! Каллуто пришел именно к нему не к Киллуа, которого все в семье любят и боготворят. Это приятно.
  
  - Обязательно расскажу, но сперва узнаю, что от меня хочет Иллуми, - погладил по мягким волосам младшего брата Кин.
  
  - Да ну его! Он не хотел меня с собой брать!
  
  - Отец послал меня, - присев на диван, начал объяснять цель своего визита Иллуми, - он недоволен тобой, Кин. Перестань сдерживать Киллуа, ты мешаешь его развитию.
  "Ты мешаешь его развитию", - как громом поразило Кина.
  "Я мешаю брату? Да, если бы я его не сдерживал, он уже бы давно достиг 200 этажа", - мозг Кина выдал эту простую мысль. К сожалению, Кин не сообразил, что без его опеки, скорость поднятие по Небесной Арене слишком легкомысленного Киллуа замедлилась бы в разы, ведь седовласый бы вечно недоедал и тратил бы все свои сбережения на всякие пустяки. Да и вляпался бы Киллуа в какую-нибудь историю.
  
  - Отлипни от Киллуа, ты ему мешаешь, - вновь повторил Иллуми.
  
  Кин дернулся как от пощечины. Видящий и слышащий все это Каллуто выхватил из рукава спицу и рванул на Иллуми. В глазах самого младшего Золдик плескалась жажда крови.
  
  Одним движением руки Иллуми отмахнулся от брата, и, встав, пошел в сторону бледного Кина.
  
  Каллуто же, отлетев к стене, оттолкнулся от неё ногами, перехватил спицу и прыгнул на Иллуми вновь, при этом прокричав:
  
  - Не смей обижать братика! Кин всегда играет о мной, он единственный кому на меня не плевать!
  
  Иллуми никак не отреагировал на спич мелкого, вновь крутанул запястьем, и того отнесло в сторону.
  
  - Каллуто, он прав, перестань. Я сдерживаю Киллуа, - остановил следующую атаку братца Кин. - Я буду серьезней работать над собой, чтобы не быть для Киллуа обузой.
  
  - Ты верно думаешь, что можешь преодолеть преграду вас разделяющую тренировками? - подойдя к Кину удивленно спросил Иллуми, нагнулся так, чтобы их глаза были на одном уровне. В черных зрачках Иллуми Кин увидел свое отражение.
  
  - Есть вещи, которые не изменить, Кин. Киллуа тебе не догнать и через сотню жизней, не мешай ему.
  
  Каллуто вновь выкрикнул, чтобы братика не обижали, и попытался всадить спицу в шею Иллуми, но тот что-то сделал и маленький мальчик упал на пол. Кин хотел было подбежать к брату, но был приморожен к полу ужасом, который стал испускать Иллуми. Давление было такой силы, что Кин начал терять связь с реальностью. Все попытки пропустить эту жуть мимо себя провалились.
  
  - Не мешай Киллуа, - очень медленно рука Иллуми поднялась, и он дотронулся указательным пальцем до лба Кина.
  - Твоя слабость только твоя, не смей разделять её на две части. Ты вредишь Киллуа, не тяни его вниз своей слабостью.
  
  Кин не мог сдвинуться с места. Все внутри перевернулось.
  
  "Я мешаю брату? Да, нужно отпустить его и не мешать", - повторялось в его голове вновь и вновь, и мальчик поверил в это.
  
  Иллуми поднял бессознательного Каллуто, закинул на плечо и пошел в сторону выхода из комнаты. Не доходя пары шагов до двери, старший из сыновей Золдик остановился. Засунул свободную руку в карман, и поставил вытащенную из него вещь на стол подле себя.
  
  - Каллуто, наслушавшись твоих историй, решил купить тебе вот это, подарок на день рождение, - зачем-то пояснил Иллуми с отстраненным выражением лица, затем добавил. - Больше кушай и не болей.
  
  Кин еще долго смотрел в сторону двери и только через пару часов смог подняться и подойти к вещи на столе. Это был небольшой фиолетовый сосуд, закрытый крышкой. Открутив которую, Кин понял, что ему подарили мыльницу для запуска мыльных пузырей. Кин потолок верхнюю часть в растворе, вынул и дунул в кольцо. По комнате полетели разноцветные пузырьки.
  
  Вскоре они начали лопаться, и Кину даже послышался характерный хлопок, которого естественно быть не могло.
  
  - Я мешаю ему двигаться вперед, - заключил Кин, запустив очередную волну мыльных пузырей. На своих щеках мальчик отчего-то ощутил влагу.
  
  
  ***
  
  *Шарк-Шарк*
  
  Медленно шел по коридору златоглазый мальчик. Иногда он дотрагивался правой рукой до металлического футляра закрепленного на поясе, в котором был подарок Каллуто. Он шел и вспоминал вчерашний разговор с братом.
  
  "Не мешай Киллуа, отпусти его", - назойливо крутились мысли в его голове.
  
  "Вот увидишь Киллуа, я смогу выдержать твой темп восхождения к вершине башни!" - глушил Кин эти мысли своей решимостью.
  
  Вчера они с Киллуа серьезно поговорили, и Кин настоял на том, чтобы брат не ждал его, а прикладывал все свои усилия к выполнению наказа отца. Кин представил все это как некое соревнование, не желая вызывать у брата волнение на свой счет.
  
  *Шарк-шарк*
  
  Свет конца коридора был все ближе. Кин собрался, отринул в сторону все лишние сейчас размышления. Киллуа уже победил сегодня три раза, а значит ему, Кину нельзя проиграть. Для того чтобы доказать всем и себе, что он сможет, не будет мешать, Кин должен победить сегодня три боя из трех. И завтра, и послезавтра.
  
  Мальчик старался не думать, что усталость и раны будут копиться, ведь он в отличие от Киллуа каждый бой вынужден выкладываться на полную, у него нет техник для быстрой победы.
  
  *Шарк-Шарк*
  
  Свет ослепил, но через секунду глаза привыкли к нему, и Кин осмотрелся. Сотый этаж ничем не отличался от любого другого ниже.
  
  - Кин, удачи! Удачи малыш! - кричали с трибун люди. Кин подметил несколько знакомых лиц, приходящих на каждый его бой. Здесь были и старцы с детьми, примерно его возраста. Возможно, они хотели показать своим ученикам, как стоит биться на его примере. Все же Кин был довольно знаменит, так как выигрывал не за счет силы, скорости или навыка, он побеждал расчетом.
  
  Каждый свой бой Кин продумывал, составлял множество планов и умудрялся выполнять их по ходу битвы. Он был как угорь изворотлив, и как мангуст хитер.
  
  Вот только Кин считал себя слабаком, а все похвалы лишь попыткой его подбодрить со стороны сочувствующих.
  
  Приветливо помахав трибунам, мальчик встал на арену, он принялся ожидать своего противника, готовый начинать расчет и планирование предстоящего боя.
  
  Вскоре из темноты коридора выступил высокий силуэт.
  
  Прямая осанка. Рваная одежда, даже лохмотья, черных тонов закрывающая все тело, короткая мальчишеская прическа, крестообразный шрам, с пересечением на макушке головы, и два мертвых желтых глаза на маске-лице.
  
  Это была женщина, которую он видел в кафе позавчера.
  
  Кин сглотнул вязкую слюну. Покрепче сжал кулаки.
  
  Женщина медленно поднялась на арену и встала напротив Кина.
  
  - Мальчик, - произнесла хрипло она. - Привет.
  
  - З-здравствуйте, к-как дела?
  
  В голове было пусто. Почему-то Кин знал - ему не победить. Это не возможно.
  
  - Сдаешься, - не спросила, а констатировала факт девушка.
  
  Кин дотронулся до футляра с подарком Каллуто внутри.
  
  - Нет. Шанс на победу есть всегда! - больше для себя, отвечая, выкрикнул Кин.
  
  Женщина промолчала.
  
  Судья медленно начал отсчёт боя.
  
  - 3.
  - 2.
  - 1.
  - Бой!
  
  Кин решил прощупать оборону девушки: начал осторожное сближение по спирали, заходя за спину.
  
  Уже готовый на резкий рывок вперед, Кин сбился с шага.
  
  В голове помутнело, чудовищная боль возникла в боку, и распространилось на все тело. Как сквозь вату Кин расслышал крик Киллуа с трибун.
  
  Мир померк.
  
  
Глава 6. Пропасть
  Кину снился сон. В тумане силуэт брата движется вперед, а он, Кин, тщетно пытается догнать Киллуа. Вдруг сильный ветер бет Кина в лицо, и скорость бега мальчика замедляется, а Киллуа все так же неспешно идет вперед, постепенно исчезая в тумане.
  
  Кин отчаянно пытается догнать брата, но что-то хватает его сзади.
  
  - Отпусти Киллуа, не мешай ему, - из-за спины вылетает кровоточащая голова Иллуми, она кружит вокруг Кина и повторяет эту фразу вновь и вновь.
  
  Однако Кин не желает сдаваться, он, пересиливая себя, рвётся вперед, в туман к брату.
  
  Сильный порыв ветра сбивает Кина с ног, с небес падают иглы и приковывают его тело к земле. Голова нависает над мальчиком, из пустых глазниц Иллуми вылезает сороконожка и падает Кину на лицо.
  - Не мешай... - шепчет ветер отовсюду. Мир меркнет, а Кин резко распахивает глаза в реальности.
  - Не беспокойтесь, молодой человек, все с вашим другом в порядке, небольшие внутренние повреждения и пара трещин на ребрах. Ничего такого, с чем не справились наши доктора. Вон, проснулся твой друг, отстань уже от меня, мальчик.
  - Кин! - Еще не успевшего отойти от кошмара Кина сжимает в объятьях Киллуа.- С тобой всё хорошо? Ничего не болит?!
  - Ай, Кил, не дави на ребра, больно ведь, - отталкивает от себя брата Кин.
  
  С трудом мальчику удалось не показать всю ту бурю чувств, что он испытал, увидя брата, которого разочаровал своим сокрушительным поражением.
  
  - Ну и напугал ты меня, Кин! Та тетка тебя одним ударом с арены выбила, я даже движения не увидел! Просто раз, и тебя в ограду впечатало. Жуть, - раскрыв свои глаза довольно широко, шокированным голосом с нотками облегчения рассказывал Киллуа.
  - Извини, что так напугал, не думал, что она так быстра и сильна, - через силу улыбнулся Кин.
  - Да ладно, главное, что с тобой все в порядке, - отмахнулся от извинений Киллуа.
  
  
  Вскоре разговор потек сам собой. Братья просто разговаривали ни о чем. Киллуа рассказал, что произошло за то время, пока Кин был в отрубе, а Кин в свою очередь много шутил и всячески показывал, что все в порядке, хотя на самом деле у него на душе скребли кошки. Мальчик отчетливо понял, что Иллуми прав, и он лишь сдерживает Киллуа, ведет себя эгоистично, требуя брата его ждать.
  
  В палату зашел дежурный доктор.
  - Так, так. Хм, хорошо, все просто замечательно, - после осмотра сказал полноватый доктор. - Поздравляю молодой человек, вам сказочно повезло. Будь удар хоть чуточку точней и вам разорвало бы печень, а так пару ушибов внутренних органов, да трещины на нескольких ребрах. Даже странно, учитывая какой силы был удар.
  - Доктор, скажите, а когда я полностью восстановлюсь? - затаив дыхание поинтересовался Кин.
  - Рветесь в бой? Эх, еще такой маленький, а уже боец, - покачал головой мужчина, - Не раньше двух месяцев! Если посмеешь тренироваться, или не дай боги драться раньше, то можешь и помереть.
  
  "Два месяца...", - словно молния, поразили эти слова Кина. Ему уже никогда не догнать брата, что бы он ни делал.
  
  Доктор проверил голову Кина, руки и ноги, также взял кровь на анализ и ушел по своим делам.
  
  Кин молчал некоторое время. Молчал и Киллуа. Седовласый не мог отделаться от чувства, что с братом что-то не то.
  - Кил, я не хочу, чтобы ты меня ждал, - тихо попросил брата Кин.
  - Да ладно тебе, Кин, месяц другой - наверстаем. Та женщина еще получит от тебя, вот увидишь, все будет отлично, - чувствуя, куда клонит младший брат, попытался настоять Киллуа.
  
  Золотые глаза опустились к полу, их скрыла длинная черная челка.
  - Мы слишком зависим друг от друга, Кил. Вчера выходя на бой, я это отчетливо понял. Мы Золдик, Кил, мы не имеем права быть слабыми, мы не должны слишком привязываться друг к другу, ведь в любой момент может случиться так, что придаться выбирать кого спасти, семью или любимого брата. Случись такое и я бы не задумываясь спас бы тебя, но так не должно быть! Мы Золдик, Киллуа! Убийцы! В нас нет места привязанностям, они наша слабость.
  - Что ты такое говоришь, Кин?!
  
  Киллуа сделал шаг назад.
  - Я проиграл вчера так быстро не потому, что противник был чудовищно силен, а из-за тебя! Мои мысли не были посвящены предстоящему бою, Кил, я был поглощён желанием успеть за тобой, выдержать твой темп. Я не настроился на поединок должным образом! Так не должно быть, Киллуа! Будет лучше, если мы будем проходить задание отца по отдельности. Ты мне мешаешь, Киллуа.
  
  "Прости меня брат, но так будет лучше для тебя".
  - Кин, что ты такое говоришь, брат... - Киллуа не мог поверить своим ушам. Кин обвиняет его в поражении.
  
  Будь Киллуа постарше, и он бы понял, что слова Кина лишь попытка отдалиться, что он говорит не всерьёз, его слова лишь следствие некого события. Однако Киллуа был лишь семилетним ребенком. Да гениальным, да сильным, но только ребенком.
  
  Седовласый упрямо сжал зубы. В серых глазах вспыхнула искорка гнева. Мальчик открыл было рот, желая что-то сказать, но Кин не дал ему слова.
  
  - Дальше мы будем проходить арену отдельно друг от друга, и если встретимся в бою, надеюсь, ты не станешь меня жалеть. Иди Киллуа, мне больше нечего тебе сказать.
  
  Обиженный в лучших чувствах Киллуа, сцепив руки за головой, покинул палату. Он пытался всем своим видом показать, что ему все равно, но это было далеко не так.
  
  С уходом Киллуа на палату опустилась давящая тишина. Кин медленно поднял голову. Посмотрел на дверь. Он надеялся, что брат на него сильно не обидеться и поймет все позже.
  
  Мальчик так и сидел пару часов, смотря на дверь. Он ведь правильно поступил, ведь так?
  
  А в это время, толстый монах, идя от местной больницы в сторону компьютерного зала, насвистывал веселый мотивчик. Похоже, он сорвал джек-пот.
  - Золдик! Кто бы мог подумать. С ними моя мечта не кажется такой уж невыполнимой! - весело пробормотал себе поднос монах. По его мнению, Небеса, наконец, осчастливили его удачей.
  - Теперь все встало на свои места. Не могут дети в таком юном возрасте быть такими как эти двое, не могут, и все тут. А вон оно как оказывается. Золдик! Интересно они из основной линии? Да не, вряд ли. Ох, Небеса и Земля, слава вам за такой славный подарок, слава вам, слава! Ха-ха-ха-ха! - Счастливо засмеялся толстяк. Прохожие по широкой дуге обходили странного монаха.
  
  "Обоих получить не выйдет, буду скромней и сосредоточусь на агитации мальчика больше всего подходящего для моих целей", - после пары минут пребывания в эйфории стал раздумывать над своими дальнейшими действиями монах.
  "Пусть малыш Кин пока слаб, но какой у него потенциал, какой потенциал! Охо-хо, не иначе сама Земля послала мне такой подарок. Жду не дождусь начала его обучения, воспитания и тренировки! Ха-ха-ха, наконец, я смогу создать свою Секту", - по поводу того, что мальчик может отказаться от наставничества монах совсем не переживал. В крайнем случае, он просто похитит мальца, и мухокрыс его дери, если Золдик удастся найти их в горах Небе. А уж за пару лет всю дурь из мальчика можно выбить и правильно воспитать, в точности с законом Неба и Земли, как видит его Краус разумеется...
  
  Помимо монаха еще одну личность интересовал мальчик с золотыми глазами. Женщина высокого роста столбом стояла несколько часов перед входом в больницу, но так и не решилась войти. Простояв у входа до поздней ночи, высокая женщина резко развернулась и медленно пошла на поиски добычи.
  
  - Нужно научиться бить полегче... - сипло пробормотала женщина себе под нос. Хоть по ней и не скажешь, но она очень любила все милое и красивое. Поэтому когда её противником оказался милый ребенок случился конфуз. Женщину никогда не учили сдерживаться, наоборот! С огромным трудом ей удалось снизить силу удара до минимума и воздержаться от использования ауры. Чего ей это стоило, знала только она сама.
  - Эй, девушка, не хотите познакомиться поближе? Не хотите? А мы хотим, гы-гы-гы, - в подворотне ей попались на глаза пару уродливых мужчин.
  - Добыча...
  
  Миг и пять тел падают на мостовую. У каждого была проломлена голова в районе затылка. Она посмотрела на такие аппетитные мозги в её руках и со смаком вкусила вкуснятину.
  Мужики из подворотни милыми не были, поэтому стали лишь пищей для неё.
  
  
***
  
  Два месяца пронеслись в один миг. Кин днями напролет читал и медитировал. Хоть физические упражнения ему и запретили, но против духовного развития врач ничего не имел.
  Пару раз захаживал Киллуа. Разговаривали братья свободно, словно ничего не случилось, но все же некая напряженность чувствовалась.
  
  Киллуа без особых проблем побеждал своих противников и уже достиг 148 этажа, он спешил закончить задание отца и отправиться домой. Хоть седовласый этого и не показывал, но ему это место уже надоело. Если одновременное прохождение еще привлекало Киллуа, то одиночное быстро наскучило. Все противники, за редким исключением, были слабы, ходить на ярмарки и в парк аттракционов ему одному было скучно, а на брата он еще обижался, чтобы предложить сходить вместе.
  И вот Кин вновь здоров и готов к бою.
  
  Бои на арене последовали один за другим. Иногда он побеждал, но чаще проигрывал, однако не растравливался, ведь огромный груз упал с его плеч. Кину не нужно было гнаться за братом, не нужно постоянно оглядываться на Киллуа, ища в его глазах разочарования. Кин просто сражался в свое удовольствие и тренировался не покладая рук.
  
  Каким-то образом так получилось, что братья постепенно отдалились друг от друга. Киллуа стал меньше общаться с Кином, а тот так и проводил все свое свободное время в четырех стенах. А потом Киллуа достиг 199 этажа и победил трех противников. Именно в тот день трещина в их отношениях переросла в пропасть, что разделила братьев навсегда, а все потому что Киллуа не зашел к Кину перед отбытием домой, он просто покинул башню, оставив записку перед дверью брата.
  Хотел ли Киллуа таким образом наказать Кина, или может просто не посчитал нужным поговорить напоследок, Кину неведомо.
  Прочитав оставленное письмо, в котором было коряво выведено "Поехал домой, пока", Кин почувствовал, что теперь он перестал быть для брата помехой.
  
  - Я больше не сдерживаю тебя, Кил, - грустно улыбнулся мальчик. Глубоко вдохнул, затем выдохнул.
  - Береги себя, глупый старший брат, а мне еще нужно покорить эту башню. 200 этаж? Не превзойдя тебя в скорости, я преодолею твой рекорд высоты и покорю эту башню полностью! Достигну последнего этажа и стану чемпионом! - говоря эти слова Кин чувствовал, что, наконец, что-то меняется в нем, он перестает плыть по течению и встает на свой собственный путь. Он больше не будет сдерживать Киллуа, нет, он найдет свой собственный путь, получит силу с которой все в семье Золдик будут считаться и его признает мать, признает отец, признают братья, и больше никто и никогда не скажет что Кин Золдик кому-то мешает из-за своей слабости!
  
  Хлопнув себя руками по щекам, Кин вышел в коридор. У него сегодня бой и он покажет все, на что способен.
  Золотые глаза Кина горели решимостью, кулаки были сжаты, иногда мальчик доставал из футляра мыльницу и по привычке пускал пузыри. Служащие арены мимо, которых проходил Кин, улыбались, смотря на красивого ребенка, играющегося с мыльными шариками. Этот мальчик, словно солнце, освещал их серые будни. Многие явно и тайно болели за него, ведь всегда переживают больше за тех, кто побеждает трудом, чем тех, кому все дается легко.
  
  И вот вновь арена. 150 этаж ждет когда Кин покорит его наконец. Яркий свет ослепил, но ненадолго.
  - Ой-ей-ей, -воскликнул Кин, увидя своего противника.
  
  Высокая женщина стояла и смотрела на мальчика ничего не выражающим взглядом.
  
  Кин решительно не желал ей проигрывать, теперь дело не в Киллуа, за которым он стремился. Нет, он выиграет ради себя!
  Судья начал медленный отчет.
  
  Чуть прикрыв глаза, Кин сосредоточенно следил за своей противницей. Пускай он не знает, как она тогда смогла так быстро с ним сблизиться. Но это не важно. Сейчас он использует её скорость, против неё же самой.
  
  Судья еще не выкрикнул бой, а Кин уже начал движение.
  
  Локоть опускается вниз, а колено поднимается. Если мальчик все точно рассчитал, то прием удастся, если нет, то придется еще пару месяцев полежать в больнице.
  
  Как попасть если ты не видишь движения, если ты много медленней своего противника и к тому же слабей физически? Все просто, сперва нужно узнать правша твой оппонент или левша. Узнал? Отлично. Следующим шагом станет определение места предполагаемого удара и тут все сложно. Для точного "гадания" вы должны изучить стиль вашего противника вдоль и поперек, узнать предпочитает он начинать ой с удара рукой или же ногой, считает ли удары в голову эффективней ударов в корпус и так далее. Узнали о противнике всё, просмотрев множество боев с его участием или на крайний случай рассмотрев последствия его ударов? Вы молодец, но, даже зная все это, шанс на предугадывание первого удара все равно меньше 30%. Попробуйте, может вам повезет.
  
  Кин понял что ему повезло, когда его колено и локоть одновременно достигли руки женщины, который она желала ударить мальчика в бок. Он все правильно рассчитал или ему повезло? Да какая в сущности разница, главное же что удалось повредить руку противнице!
  
  Однако прием используемый для ломания костей, оставил лишь два небольших синяка на серой коже женщины, а удар не потерял силы. Кин почувствовал боль в боку, в ушах зазвенело, ветер растрепал его волосы.
  
  Тело мальчика, отброшенное силой удара, перевернулось в воздухе и рухнуло на каменный пол за пределами арены.
  Женщина разжала кулак. Удивленно посмотрела на свою руку.
  
  - Ого, - тихо прошептала она.
  
  Медленно она перевела внимание на тело ребенка, валяющееся в пыли.
  
  - В следующий раз нужно полегче, - решила она.
  
  Медленно идя на выход, она нет-нет, да и дотрагивалась до места, где сошлись локоть и колено мальчика.
  "Подожду его на 199 этаже, и мне нужно научиться бить полегче... Это просто тренировка, не более".
  
  Да кого ты пытаешься обмануть, женщина?!
  
  
Глава 7. Монах Х Онии
  Год минул с момента расставания братьев. Кин неспешно продвигался вверх по Небесной Арене. За этот год сила мальчика не особо возросла, он лишь слега прибавил в росте и весе, да накачал немного мышц своей бесполезной техникой.
  
  Каждый бой Кина был сложней предыдущего, ведь силы противников только росли. Он проигрывал много боев, и порой мальчику хотелось все бросить и отправиться домой, в такие моменты помогали тренировки. Кин садился в медитативную позу, и, сжав зубы, внутренним теплом уплотнял все свои мышцы. Ему было больно, и он уставал, но именно после таких изнурительных тренировок решимость вновь возвращалась к нему.
  
  За этот год Кин так и не завел новых друзей. На улицу он выходил редко, только на выходные, чтобы закупиться новой литературой по боевым искусствам, которой в городе Нэбес было полно.
  
  К сожалению, не в одной книге мальчик не нашел полезных сведений. Все стили боя были какими-то ущербными и малоэффективными, словно урезанными. Единственное что он подчерпнул для себя это несколько видов зарядок и медитативных техник, хоть те и были не столь полезны, сколь эффектны.
  
  Единственный человек, с которым Кин общался в это время, был монах. Тучный мужчина оказался прекрасным рассказчиком, знавшим многое о человеческом мире. Именно монах поведал Кину о запретных странах, о городе-свалке где люди борются каждый день чтобы выжить. Постепенно мальчик стал доверять тучному монаху. Все чаще он позволял себе расслабиться в его присутствии, за что, в итоге, и поплатился.
  
  Это был обычный день, коих за последний год было ровно 400. Кин медленно брел по улицам ночного Нэбеса от больницы в сторону своего конуры на 198 этаже Небесной Арены. Мальчик не боялся нарваться на неприятности, ведь был не один, с ним рядом весело повествуя о своих приключениях в стране Какин. Кин старался не смеяться в голос, так как был воспитанным мальчиком, а все знают, что показывать зубы на публике в стране Небе верх неприличия.
  
  Мог ли Кин назвать Крауса своим другом? Наверное, да.
  
  - А потом меня привязали к шесту и пригрозили сварить из меня отличную похлебку, если я не женюсь на той старухе! Именно тогда твой покорный слуга, наконец, осознал, что все зло от женщин и от еды, теперь я исповедую закон Неба и Земли, питаюсь силой Земли и люблю лишь Небо. - Толстяк шутливо поклонился, чем вызвал у Кина легкую улыбку. От этой улыбке у немногих прохожих поднялось настроение, словно мир вдруг стал добрей, а ночь светлей.
  
  Облака медленно плыли по звездному небу, иногда закрывая яркую желтую луну. Вчера был сильный ливень и поэтому в воздухе чувствуются свежесть. Монах глубоко вздохнул ночную прохладу, до Небесной Арены оставалось совсем чуть-чуть и он будто что-то решив задал Кину вопрос:
  - Кин, ты ведь понимаешь, что твоя мечта покорить башню трудновыполнима? - Карие глаза уставились на златоглазого мальчика в национальной одежде Небе.
  - Отнюдь, я достигну её, - легко бросил Кин. - Разумеется, это будет долгий путь, но я его пройду, шаг за шагом.
  - Похвальная решимость, похвальная. Хм, хороший ты парень, Кин, - растрепал черные волосы монах. - Я думал предложить тебе позже, но ты доказал, что обладаешь необходимыми качествами. Твоя упорность впечатлила меня. В отсутствии яркого таланта, ты пробил себе дорогу на середину башни! Кин, не желаешь стать моим учеником? Возможно по моему внешнему виду и не скажешь, но я чудовищно силен и знаю много техник.
  
  Золотые глаза, словно притянув лунный свет, сияли желтым. Мальчик долго всматривался в Крауса, ища в нем что-то известное только ему.
  - Извините, господин монах, первоначально я желал стать вашим учеником, но теперь не вижу в вас своего учителя. Давайте будем просто друзьями? - светло улыбнулся Кин. Он хотел было продолжить и попросить монаха помочь в тренировках, как друга, а не учителя, чтобы они были на равных. Ведь Кину очень нравилось общаться с веселым монахом. По факту Кин был согласен на ученичество, просто хотел сказать это по-особенному, чтобы пошутить. Вот только когда первое предложение было произнесено, Кин заметил, как недавно доброжелательное лицо исказилось гневом. Кина с самого детства учили быть внимательным к мелочам и именно поэтому он смог заметить то, что его слегка насторожило, и вторая часть предложения не была сказана.
  - Ха-ха-ха, говоришь как барышня, решившая отказать парню в любви! - Уперев руки в бока, зычно засмеялся монах.
  
  Кин продолжал легко улыбаться, но он больше не был расслаблен.
  
  - Я пожалуй пойду, еще не восстановился до конца после того пинка, - мимоходом бросил Кин и пошел в сторону выхода на площадь перед Башней.
  
  *Хлоп*
  
  Какое-то насекомое укусило мальчика в шею. Странно то, что Кин не слышал характерного звука движения крыльев.
  
  Мир покачнулся, мальчика повело в сторону и он начала заваливаться на мостовую.
  
  - О Небо, Кин, что с тобой! - воскликнул монах и подхватил мальчика под руки.
  
  Немногие прохожие часто видели, как эти двое гуляют и не отнеслись к произошедшему с подозрительностью. Многие знали Кина как участника боев на башне и знали, что он водит дружбу с этим толстяком.
  
  Тем временем монах, причитая, потащил ребенка в сторону больницы.
  
  Кин пытался вымолвить хоть слово, но губы не слушались.
  
  - Что произошло? - подошёл мужчина в одежде ученика какой-то школы.
  - Его Эгейский Комар укусил! Нужно скорей отнести мальчика в больницу!
  - Не волнуйтесь, в нашем регионе это частое явление и у меня должно быть противоядие.
  
  Монах прищурился. Что-то сделал и мужчина вдруг извинился и убежал, сказав, что у него важные дела. При этом лицо мужчины было бледным, словно он увидел саму смерть.
  
  "Нет никаких сомнений, меня отравил Краус", - горько подумал Кин. Было так больно и обидно, что первый человек не из семьи, которому он доверился, предал его.
  
  Взвалив Кин на плечо, монах резко прыгнул вверх и полетел!
  
  Кин сильно удивился этому событию.
  
  Однако сил толстяку на долгий полет не хватило. Он дыша через рас приземлился на крышу какого-то здания.
  
  - Фух, умаялся я с тобой Кин. Вот чего тебе стоило по хорошему огласиться на ученичество? Не пришлось бы мне тебя похищать. Да не смотри ты так на меня, мальчик, ничего я тебе не сделаю. Просто поживешь в горах со мной пару лет, поучишься уму разуму. Потренирую тебя в... - Вдруг толстяк прервал свой спокойное пояснение и всмотрелся куда-то вправо. Кин с трудом сдвинул голову, чтобы увидеть что толстяк смотрит на пустую крышу.
  
  "Что ты там видишь?" - мысленно задал вопрос Кин.
  
  - Этот Золдик мой! Вали отсюда! - выкрикнул толстяк.
  
  "Вот и все. Мне конец", - грустно вздохнул Кин. Его мало того что поймали, так еще и знают что он принадлежит семье убийц.
  
  Отец всегда учил Кина, что в случае взятия в плен его будет ждать только смерть, ибо выручать такого идиота никто из Золдик не будет. Естественный отбор.
  
  Разумеется, Сильва врал, но Кин-то этого не знал и поэтому заочно похоронил себя.
  
  Тем временем на крыше из воздуха появилось новое действующее лицо.
  
  
***
  
  Для Онии этот день был похож на все остальные. Она, сытно позавтракав, просто гуляла по городу, рассматривая красивую одежду на витринах, иногда подолгу разглядывала цветы, наслаждаясь их красотой. Онии любила все красивое, можно сказать красивые вещи и люди были её слабостью. Особенно Онии нравилось наблюдать за красивыми детьми. Такие хрупкие и нежные создания, наблюдение за ними вызывало у 18 летней девушки чувство эстетического наслаждения. К сожалению, родители не давали насладиться разглядыванием их чад подозрительной высокой девушкой с уродливым шрамом на голове и мертвыми глазами.
  
  Небесная Арена не особо привлекала девушку, но она не могла нарушить волю почившего мастера и была вынуждена "искать себя". Знать бы еще, где искать. Девушка совсем не знала мира и решила начать с ближайшего места, где может найти цель своей жизни - Небесной Арены.
  
  Возможно, она быстро добралась бы до верхних этажей и навсегда бы поселилась в Небесном Колизее, каждый год сражалась бы за чемпионский пояс, но судьба распорядилась иначе. Онии встретила его.
  
  Девушка и раньше видела красивых детей, но никогда они не приковывали её пустой взгляд на столь продолжительное время. Хотелось просто ничего не делать и смотреть на это чудо веками. Смотреть, как он хмуриться, злиться, упрямиться и, наконец, улыбается. Может это судьба?
  
  Онии иногда следила за мальчиком с золотыми глазами. Смотрела, как он ест и пьет, пару раз погладывала за ним в душе, но позже полицейский с рыбьими глазами объяснил ей, что этого делать не стоит и Онии больше не устанавливала камер наблюдения в душе Кина.
  
  Онии злило только одно, точнее один человек, кружащий вокруг ЕЁ мальчика. Бывший охотник за головами, с которым она пару раз пересекалась, совсем не нравился Онии, и дело даже не в том, что она завидовала, нет-нет! Просто мужчина, корчащий из себя монаха, может навредить ЕЁ мальчику.
  
  И сегодня поганый толстяк показал свое истинное лицо. Сказать, что девушка была зла ничего не сказать. Никто не смеет нападать на красоту, никто!
  
  
***
  
  Знакомая необычная женщина появилась вдруг и из неоткуда.
  
  - Хочешь, чтобы я выгнал тебя силой, тварь?! А ну вали отсюда, монстр, этот парень теперь мой ученик и мы отправляемся с ним подальше отсюда.
  
  - ...-
  
  - Он Золдик. Разве не слышала об этой семейке? Они не ценят помощь и скорее выпустят тебе кишки, чем наградят за помощь. Я хочу дать ребенку детство, подальше от зла.
  
  -...-
  - Ну, ты сама напросилась!
  
  Что происходило дальше Кин понять не смог. Женщина начала исчезать и появляться, словно телепортируясь. Она словно уворачивались от чего-то невидимого. Монах же забавно дергал руками и иногда взмывал в небо.
  
  Кин затруднялся объяснить, что происходит. Он пытался воспользоваться битвой этих двоих и вновь получить контроль над своим телом.
  
  В какой-то момент противостояния высокой женщины и монаха-предателя, паритет сил был нарушен. Монах стал выдыхаться, а женщина была все также свежа.
  
  Возникнув совсем рядом с толстяком, она точным ударом сбила его дыхание, но тот вновь взлетел в небо, пытаясь уйти от сильного врага.
  
  - Тварь, да чего ты ко мне пристала! Небо и Земля я не хотел тебя убивать, но ты не оставляешь мне иного выбора.
  
  Монах достал из-за пазухи помятый кусок какой-то пищи и впился в неё зубами. Словно по волшебству в туже секунду пот с его лица сошел, и оно приняло здоровый цвет. Монах будто вырос слегка, он пылал силой.
  
  -...- Женщина же молча смотрела на его манипуляции.
  
  Толстяк все также поря, отвел левую руку назад, правую же выставил словно останавливая кого-то своей ладонью.
  
  - Готовься умереть!
  
  Левая рука медленно, зачерпывая что-то невидимое начала движение. Это было похоже на бросок.
  
  Женщина тут же исчезла и появилась вновь.
  
  - От этой осы тебе не увернуться, готовься сдобрить землю, монстр! - тяжело дыша, выкрикнул предатель.
  
  Скорость исчезновения и появления женщины увеличилась в разы. От её телепортаций у Кина зарябило в глазах, но все же он смог найти закономерность в этих перемещениях перемещениях.
  
  Мысль так до конца не успела сформироваться, она была похоронена от лицезрения кровавой трагедии смерти женщины.
  
  Ни с того ни с сего, половина тела напавшей на толстяка взорвалось.
  
  - Ха, зло наказано. Фух, эти перемещения были опасны, - приземлившись на землю, бурчал себе под нос монах.
  
  - Вот и все, малыш Золдик. Пора отправляться, - через силу улыбнулся монах.
  
  Кин вновь попробовал вернуть своему телу подвижность, но тщетно.
  
  - А? - опустил он взгляд вниз.
  
  Из корпуса торчала окровавленная женская рука. Толстяк повернул голову, чтобы увидеть безголовый труп, лишенный половины тела.
  
  На глазах Кина месиво с хрустом восстанавливалось, быстро выросла рука, затем с бульканьем из тела проклюнулась голова. Десять секунд и проткнув тело толстяка, стоит та же высокая женщина, только уже голая.
  
  Все тело женщины было в шрамах и ссадинах, но она, черт возьми, была жива и здорова.
  
  "Как это может быть?" - недоумевал Кин.
  
  - Чудовище... - выдохнул последний выдох в своей жизни монах мечтавший создать свою секту
  - ...-
  
  Женщина посмотрела на труп у своих ног. Нагнулась и резким рывком оторвала голову. На глазах Кина, победительница принялась лакомиться мозгами побежденного.
  
  Кин же с интересом наблюдал за пиршеством каннибалки.
  
  Пару минут спустя она поднялась и посмотрела на Кина. Так продолжалось несколько минут, а затем женщина положила свою правую руку на грудь, а левой прикрыла промежность.
  
  Не будь на её лице все того же выражения "я кукла, проблемы?" Кин бы подумал, что женщина засмущалась.
  
  Еще пару минут спустя, она подошла к ребенку ближе. Правая рука женщины легла на его голову, а мальчик приготовился умирать.
  
  Однако вместо этого он вдруг ощутил небольшой спазм боли, и тело вновь стало его слушаться. Кин медленно поднялся. Он понимал, что захоти она его убить, то тут же оторвала бы голову.
  
  - Если вы решили меня спасти, то спасибо. Если желаете награды от моей семьи, то нужно подождать пока я с ними свяжусь. Если же желаете отомстить за зло причинённое кем-то из Золдик вам или вашим родственникам или знакомым, то вот он я, - Кин немного помолчал ожидая ответа.
  
  - Вы не хотели бы одеться? - кивнул мальчик на труп монаха.
  
  Женщина неотрывно смотрела на Кина и молчала, чем вызывала у мальчика нешуточную тревогу.
  
  "Чего она хочет?" - Думал он. Больше всего на свете он ненавидел неопределённость и поэтому чувствовал себя сейчас не в своей тарелке.
  
  - Ты спокоен. Почему? - еле слышно спросила, наконец, она.
  
  - Я Золдик, как вы узнали от него - кивок на труп - смерть мне близка.
  
  Глаза женщины все еще были пусты, поэтому Кин не смог понять действительно ей интересен ответ на заданный вопрос.
  
  - Золдик. Кто это? - вновь произнесли потрескавшиеся синие губы.
  
  - Вы не местная? - вопросом на вопрос ответил Кин.
  
  - Да. Страна Небе мне не родная. Я из Республики Падокия. Всю жизнь провела там.
  
  - И вы не знаете кто такие Золдик? Вы издеваетесь?
  
  - Нет. Золдик. Кто это?
  
  "Быть такого не может. Падокия существует благодаря Золдик. Каждая собака в этой стране знает нас!"
  
  Тем временем губы женщины вновь прошептали:
  
  -Ты не боишься меня?
  
  - А? - вынырнул из своих мыслей Кин - Не особо. Вы не выглядите страшной.
  
  - Я ем людей. Тебя это не пугает? - интерес женщины выразился в чуть склоненной голове.
  
  - Нет. А они вкусные? Почему вы их едите? Вам не хватает какого-то вещества, и вы его восполняете через поедание людей? Может вы Зомби? - засыпал девушку вопросами Кин.
  
  - Не особо вкусные. Но я их ем, потому что это полезно для кожи. - Как по заученному протараторила девушка.
  
  "Врет!" - вынес мысленно вердикт Кин.
  
  - Почему на тебя напал, - имея ввиду монаха, поинтересовалась она.
  
  - Хотел сделать из меня ученика. Может в его религии принято похищать людей, которых желаешь обучать. А скажите, как вас зовут и что это только что было. Вы словно телепортировались, а он летал? - Кин умышлено не задал вопрос о её воскрешении. Некоторые тайны лучше не знать.
  
  - Нэн. - незатейливый ответ перевернул мир Кина. Ведь он же читал о Нэн, но не поверил, ибо там такая чушь была написана, что мозг просто отказывался верить.
  
  - Онии. Меня зовут Онии.
  
  - Какое необычное и красивое имя, - еще под впечатлением от своей глупой гордости (Возомнил себя самым умным и не перепроверил информацию!), как на духу выдохнул он.
  
  - Может, оденетесь, мисс Онии?
  
  - Ты меня не боишься, мальчик. Ты ведешь себя как мастер, не как жители. Можно мне посмотреть на тебя?
  
  - Эмм. Смотрите сколько угодно, и оденьтесь, пожалуйста, - вновь попросил женщину, нет, какая она женщина? Девушка и очень молодая, судя по всему.
  
  Вдруг еще не отошедшую от порции вредной энергии голову Кина посетила гениальная идея.
  
  - Мисс Онии, а можете меня подучить Нэн? Станете моим учителем?
  
  Онии замерла.
  
  - Да... - очень тихо, практически не слышимо, промямлила девушка.
  
  - Вот и отлично, кстати, а почему вы меня спасли? - покивал головой обманчиво расслабленный Кин. Мальчик был напряжен как никогда, ведь мало ли что у неё на уме. Но любопытство требовало разобраться, понять, что движет этой необычной женщиной, да и хотел он подучиться у ней. Кто не хочет научиться телепортации? Точно не Кин.
  
  Одевшись, Онии ответила, и её ответ сбил рационального Кина с толку.
  
  - Ты милый.
  
  
Глава 8. Нэн
  
  - Заходи, - кратко бросила Онии, открыв перед Кином дверь.
  
  Мальчик взглянул на женщину, но не стал ничего говорить и прошёл в комнату.
  - Извините за вторжение, - Кин снял обувь, чтобы затем надеть мягкие тапочки.
  - Это мои тапочки, - смотря на Кина ничего не выражающим взглядом, тихо сказала Онии.
  
  Кин поднял свои золотые глаза на женщину, затем опустил на тапочки с носами в виде кроликов.
  
  Между тем, Онии поковырявшись в шкафу, достала иную пару домашней обуви, уже в виде котят. Золотых котят.
  - Одень. Вот эти, - и смотрит выжидающе.
  
  Тяжело вздохнув Кин переобулся. Будь его воля, он уже давно был бы далеко отсюда, ведь как не посмотри - эта женщина опасна. Но что он мог? Она одолела похитителя в прямом столкновении, может то ли быстро перемещаться, то ли телепортироваться, владеет Нэн. У Кина нет и шанс от неё убежать, поэтому стоит ли пытаться? Не лучше усыпить бдительность, пойдя на сотрудничество, да и чего греха таить, Кину было любопытно. Пожалуй любопытство мальчика можно назвать болезненным, ведь он на полном серьезе рассматривал вариант обучения у людоедки.
  
  Тем временем войдя, Онии сбросила свои тряпки, оголив красивое тело. Девушка, совершенно не смущаясь маленького мальчика поковыляла в сторону душевой, но не доходя двери в санузел остановилась. Повернула голову назад, Кину предстал красивый вид её груде в профиль.
  
  "Какая красивая", - залюбовался фигурой девушки Кин. Пускай он еще слишком мал для таких дел, но основываясь на опыте прошлой жизни может оценить женскую красоту. - "Только эти шрамы неуместны!"
  Тело девушки покрывало множество мелких порезов, которые похоже не заживали вовсе, они словно только что перестали кровоточить.
  
  - Пойду в душ. Располагайся, - Онии эти слова давались с трудом. Она совершенно не знала что говорить и делать, поэтому решила сперва охладить свое тело, горевшее огнем после использования той техники.
  
  Дверь с хлопком закрылась, оставив Кина одного в девчачьей квартире.
  
  На удивление помещение было довольно уютным, у окна стояли свежие цветы, посмотрев на стену можно было оценить красочные виды, сошедшие с кисти талантливого художника и увековеченные в картине.
  Кин медленно обошел квартиру.
  
  Мягкая даже на вид кровать, была усыпана мягкими игрушками различной степени милоты. А потом его взгляд наткнулся на кусок ткани, валявшийся на полу.
  
  Кин поднял странный объект, чтобы через секунду швырнуть его, словно тот был чем-то ядовитым.
  Уши мальчика заалели, когда он к кому попал.
  
  "Трусики! Она извращена?!" - негодовал смущенный мальчик. Не зная, куда себя деть, он присел на мягкое кресло и постарался быть как можно незаметней. Смущение никак не хотело покидать мальчика.
  
  Справа эта женщина показала себя во всей красе, затем оказалось, что она еще и трусики носит!
  Стоит пояснить, что в культуре нации Падокианцев ношение нижнего белья женщинами считалось постыдным. Женское нижнее бельё носят лишь постыдные и пропащие женщины.
  
  - Я помылась, - сообщила, выходя из душа Онии. Девушка решила, что просто будет оглашать все свои действия и отвечать на вопросы.
  - С лёгким паром, - на автомате ответил Кин. Но под взглядом желтых глаз вжался в кресло сильней.
  
  "Он меня боится. Такой же, как и остальные? Стоит ли мне его убить и съесть?" - решала судьбу Кина Онии.
  
  - М-м-астер, вы собираетесь делать со мной развратные вещи? - боясь за себя, спросил Кин. Он решил не порот горячку и во всем досконально разобраться, в крайнем случае, он остановит свое сердце, надеясь, что к моменту как его найдут родственники тело не стухнет, и его смогут реанимировать.
  
  - Нет. Почему так решил?
  
  Кин кивнул на кусочек ткани у кровати.
  
  Онии недоуменно проследила за Кином. Подошла к объекту, подняла и посмотрела со всех сторон. Принюхалась.
  
  - Чистые еще.
  После этого девушка совершенно не стесняясь Кина одела объект нас себя.
  
  - Вы из этих? Я сразу предупрежу, если попытаетесь со мной что-то сделать, то я убью себя! - предупредил женщину Кин.
  
  Не реагируя на слова мальчика, Онии одела запасные лохмотья, лежащие в шкафу, и не глядя на Кина прошептала:
  - Учитель подарил десять трусиков. Просил носить. Не извращенка, люблю милое, - не одевшись до конца, Онии повернулась к мальчику и кивнув своим мыслям произнесла, - Кин ты милый.
  
  - Спасибо мастер, чем займемся? - Кин поняв причину, решил больше не заострять на этом тему. Даже если она падшая женщина, то, какое ему дело? Главное чтоб Кина не трогала.
  
  Кин был любопытным мальчиком, тянущимся к знаниям, и упустить шанс узнать нечто интересное не мог.
  Одевшись, Онии еще немного постояла о чем-то размышляя.
  
  Когда Кин уже хотел её окликнуть, она повернулась к нему всем телом.
  
  - Я буду тебя учить. Как Учитель учил меня. Умею только так, - зачем-то решила разъяснить Онии своему ученику.
  - Ага, учитель. Я понял, - Кин присел на пол, скрестив ноги между собой. Именно так их учили сидеть перед учителем.
  Онии же не смогла сразу отойти от вида представшего ей. Девушке захотелось погладить мальчика по голове, в надежде, что он замурчит как котенок.
  
  Сумев подавить постыдный порыв, простительный для девушки любящей все милое, но недопустимый для серьезного учителя, Онии села на кресло напротив Кина и начала объяснение. Как умела.
  
  - Я знаю, как пользоваться Нэн. Могу научить основам.
  
  Кин нетерпеливо поерзал. Он уже не мог ждать или слушать словоблудие! Когда дело касалось учебы, Кин не умел сдерживать себя.
  
  - Прежде чем начнем, ответь, ты знаешь что такое Нэн? - Онии постепенно начинала говорить все уверенней. Ей почему-то было легко выражать свои мысли в присутствии Кина, может все дело в таких же глазах, как и у неё?
  
  - В нашей библиотеке много информации по Нэн, но я не особо ей поверил, - нехотя ответил на вопрос Кин, при этом он слегка потер подбородок. Немного подумав Кин решил выразить все свои сомнения по поводу ауры и силы ей даваемой.
  - Учитель, - Онии слегка дернулась от этого слова, но было видно, что ей приятно когда мальчик так её зовет. Между тем Кин продолжил медленно говорить:
  - Учитель, прежде чем начнем, развейте мое невежество, пожалуйста. В книге "Ветер с Запада", некий Муу утверждает что Нэн позволяет ему делать сверхъестественные вещи, в частности он говорил о возможности трансформироваться в... в Робота Трансформера, - под конец первой части вопроса Кин не смог скрыть своих сомнений. Ему было дико подобное. Да и кто бы поверил в такую способность?! - Еще некий Архиепископ подробно расписывал силу своего павшего в битве с магическим зверем друга, некого двухзвездного Охотника за сокровищами Артима. Артим по словам Архиепископа мог, простите меня если это будет не приятно слышать, так вот он мог превращаться в самку собаки, то есть суку, и даже родил щенят... Это взаправду? То есть Нэн и вправду мог дать этим людям подобные силы, или это лишь аллегория?
  Онии внимательно выслушав Кина, приступила к формированию правильных слов, способных выразить её мысли. Этот процесс занял у слегка глуповатой девушки пару минут, в течение которых Кин сканировал её своими золотыми глазами. Казалось, мальчик даже не моргает.
  - Мой учитель мог воскрешать людей. Неважно как поврежден труп, он мог оживить кого угодно. Не существует ограничений... ученик... Нэн необъятен, а Нэн пользователь способен на все, - Кину показалось, что Онии сейчас повторяет где-то уже слышаные слова, и эти слова были очень важны для неё.
  "А она не кажется такой уж плохой", подумал мальчик. Не сказать, чтобы он прямо сразу проникся доверием к Онии, но и подозревать её во всех тяжких тоже перестал.
  - Ясно, - почесав затылок, выдал Кин.
  - Что ты еще знаешь о Нэн? Ответь. Проще будет учить, - Онии забросила ногу на ногу, выжидательно смотря на мальчика. Ей сейчас почему-то было так легко, напряжение, не отпускающее девушку уже 10 лет, постепенно сменилось расслабленностью и ощущением верности её действий. Обучение Кина правильный поступок - кричали все её чувства, и она доверяла им.
  - Ну, Нэн позволяет управлять аурой. Нет, скорее Нэн это осознанное управление Аурой, да именно так там было написано. Так вот каждый человек испускает в мир из всего своего тела жизненную силу - ауру. Раненый человек будет выделять меньше жизненных сил, чем здоровый, Слабый меньше чем тренированный, - с каждым словом Кин погружался в объяснения все сильней. Прав был Киллуа называя своего брата занудой готовым часами наставлять или рассказывать об узнанном другим людям.
  - Еще там говорилось, что если слишком много выпускать ауры во вне можно умереть, только я не понял как можно увеличить её испускание. Также не ясно, откуда эта энергия берется, ведь в человеке нет никаких источников, чакр или типа того, хм, или есть? Ой, простите учитель! Кхем! - прокашлялся смущенно Кин. Отвел взгляд. Он опять начал заумничать.
  - Продолжай, - подбодрила Кина Онии.
  - Простите, учитель, - мальчик не был глуп и заметил, как приятно Онии, когда её называют учителем - Жизненная сила выделяется из микроскопических пор на теле человека - Сёко. В литературе советовали научиться открывать и закрывать Сёко, регулируя поток жизненной силы, даже описывали два способа как это сделать, но первый, основанный на медитациях, ничего не дал, а ведь я до сих пор пытаюсь! Второй же подразумевает помощь извне, учитель насильно открывает Сёко своей Аурой на всю ширь, а обучаемый пытается взять под контроль поток и закрыть Сёко. После того первая ступень освоения Нэн закончена, нужно освоить четыре основные техники Нэн: Тен, Зецу, Рэн и Хацу. Вот основная информация общая для всех источников, которые я изучал, в остальном они разняться. Некоторые авторы утверждают, что Нэн пользователь должен разжигать в себе эмоции, некоторые наоборот настаивают лишь на осознанном управлении. В одно источнике так вообще утверждалось, что это все чушь, и Нэн не усиливается от эмоции, а наложение клятвы и собственное ограничение в какой-то момент заведет пользователя в тупик и он не сможет дальше развиваться.
  - Ты много знаешь, - констатировала факт Онии, - Тен, Зецу и Рэн простые техники, ты сможешь ими овладеть без особого труда. Хацу мы будет тренировать в самом конце. Начнем сейчас.
  Кин подскочил как ужаленный. Ему не терпелось прикоснуться к сказке.
  - Мой учитель был приверженцем радикального способа открытия Сёко. Я такая же. Подойди ближе.
  Хоть Кину и не понравилось словосочетание "радикальный способ", но он не мог сейчас отказаться. Да и кто откажется от шанса овладеть магией? Уж точно не Кин.
  - Я открою твои Сёко, твоя задача взять под контроль свою Ауру. Обычно при удаче можно сразу освоить Тэн и Зецу, я смогла помимо них освоить и Рэн. Ты талантливей меня, поэтому буду тебе мешать.
  - Мешать? - опасливо переспросил Кин. - Постойте мастер! Как мне использовать Тэн? Если с Зэцу все ясно, нужно закрыть Сёко прекратив выпуск Ауры вовне, то как быть с Тэн?
  Рука женщины, которой та готова была дотронуться до головы Кина, опустилась.
  - Ты поймешь. Не дай Ауре улетучиться. Покрой ей свое тело. Это просто. Поэтому я буду мешать.
  "Зачем?" - хотел спросить Кин, но не успел.
  
  Онии дотронулась до головы Кина, а затем тут же впустила в мальчика свою ауру. Какое-то время, аура проходила сквозь, не цепляясь за тело Кина, который по привычке сопротивлялся давлению, но это не могло продолжаться долго.
  
  Миг и все Сёко Кина открываются настежь.
  
  Мальчик ощущает огонь внутри своего тела, этот огонь неконтролируемым потоком вырывается вовне.
  
  Золотое прозрачное пламя Ауры вырывается из тела Кина, превращая того в сверхновую звезду. Даже Онии не выдерживает необычной жизненной силы мальчика, и она вынуждена отойти на пару шагов от эпицентра.
  
  "Что это?" - недоумевает Онии. Обычно Аура не имеет окраса и только поле долгих тренировок у некоторых талантливых счастливчиков она окрашивается в какой-то цвет, зависящий от многих факторов. Например, аура у Онии была тёмно-синего цвета.
  
  Кин ощущал, как сама жизнь выливается из него. Каждое мгновение, когда поток Ауры были наружу, мальчик слабел. Его кожа начал шелушиться, губы высохли, а холодный пот потек ручьем.
  
  Юный Золдик начал оглядываться в поисках помощи, ведь самостоятельно у него не получалось взять под контроль вырывающуюся изнутри мощь.
  
  Сияющие золотом глаза наткнулись на Онии. Тело девушки покрывала темно-синяя дымка, от которой в его сторону начали тянуться два жгута. Онии сосредоточено пробивала бьющийся поток. Слишком много жизненных сил для маленького мальчика. Такое она видела в первые, это в корни отличалось от того как Учитель открывал на её глазах Сёко у других учеников.
  Кину становилось все хуже. Голова начала кружиться, а ноги трястись не выдерживая вес тела.
  
  - Не сдавайся! - выкрик Онии на миг пробудил мальчика.
  
  "Я не сдамся, только не так. Мне еще нужно найти свой путь!"
  
  Решимость проснулась в ребенке. Он до крови прикусил губу. Отрезвляющая боль всколыхнула мальчика.
  Медленно, но верно он нащупал Сёко, затем попытался ощутить энергию ауры.
  
  На глазах обеспокоенной Онии поток золотого прозрачного огня стал ослабевать, пока не утих окончательно, оставив спокойное пламя, покрывающее тело ребенка.
  
  - Ты научился Тэн. Поздравляю, ученик, - поздравила Кина Онии. В душе она облегченно выдохнула.
  - Спасибо, я думал все. Так всегда происходит? - плюхнувшись на пол, устало спросил Кин.
  - Да. Всегда так, - соврала Онии. Она хорошо усвоила за время своего ученичества, что ученикам ни в коем случае нельзя говорить об их уникальности, даже наоборот, нужно всячески ругать их за отсутствие таланта. Хвалить тоже необходимо, но очень и очень редко.
  - Попробуй полностью закрыть Сёко.
  Через некоторое время покрытие ауры исчезло. Кин перестал чувствоваться в Нэн.
  - Слабо. Нужно быстрей. Поработаем над этим позже.
  Кин стыдливо опустил голову. Он предполагал что таланта у него не много, но всеже немного обидно слышать в словах Онии разочарованные нотки. Сам того не понимая Кин немного привязался к этой женщине, это было сродни импринтингу новорожденного. В момент открытия Сёко всегда так. Ученик начинает доверять тому, чья Нэн способствовала открытию Сёко и зарождению Нэн ученика.
  
  Именно поэтому Монах хотел похитить Кина и не боялся, что мальчик его придаст в будущем. После того как монах бы открыл Сёко Кина, мальчик бы стал подсознательно ему доверять.
  
  Онии осмотрела Кина. Покачала осуждающе головой. Ей пришлось опять пересиливать себя, чтобы не погладить забавно нахохлившегося ребенка по голове.
  
  - Используй Тэн.
  
  В ту же секунду Кина покрыло тусклое золотое пламя.
  
  - Нормально, но ничего выдающегося. Попробуй Рэн.
  
  Кин глубоко вдохнул. Выдохнул. Его немного знобило от страха, ведь предстояло открыть Сёко на полную. Юный Золдик опасался того, что не сможет удержать поток Нэн.
  - Я жду.
  - Да, учитель, - после этих слов Кин выпустил максимальное количество ауры.
  
  Но беды не произошло. Мальчик не стад сверхновой как ранее. Кин вдруг понял, что может контролировать количество выпускаемых жизненных сил. Он увеличил интенсивность Рэн. Небывалая легкость во всем теле, за ней пришла эйфория и ощущение всесилия.
  
  - Можешь прекратить. Я увидела все что нужно. Отдохни. Завтра продолжим.
  
  И просто взяла и исчезла!
  
  Кин похлопал глазами недоумевая. Затем посмотрел на часы. Полночь.
  
  - Ой. Пора спасть! Эм, а где мне ложиться-то?
  
  Кин осмотрел комнату.
  
  - На полу? Эх, не привыкать.
  
  С трудом подавляя бурю эмоций, вызванных прикосновением к сказке, Кин побрел в ванную. Он как послушный мамин сын всегда перед сном чистит зубы и умывается, а еще Кин ложиться рано спать, и раз так получилось, что сегодня он задержался аж до полуночи, то придется ему в наказание лишить себя сладостей на неделю. А Кин очень любил сладости, хоть старался этого и не показывать...
  
  
***
  
  Онии поменялась со своим Нэн местами, возникнув словно из воздуха перед подростком, следящим за Кином всю неделю.
  Девушка понимала, что если начнётся битва, то она будет в невыгодном положении, так как неслабо потратилась совсем недавно в битве монахом.
  - Вы учитель Кина, - констатировал факт длинноволосый юноша. Он был совсем не милый, и в других обстоятельствах Онии попыталась бы его убить ради пищи.
  Черные зрачки были неподвижны, но Онии знала, что парень сейчас осматривает её, вглядываясь в каждую часть её тела.
  - Людоедка Онии, кошмар горы Кош. Ты подходишь.
  Онии вновь поменялась местами с кусочком совей ауры, парящем рядом с неизвестным.
  В то место где она только что стояла, воткнулось пара спиц со стеклянными шариками на конце.
  - Золдик следят за тобой. Учи моего брата, ты подходишь, - после этих слов Иллуми отпрыгнул назад, пропуская мимо себя Онии, пытающуюся проткнуть его рукой горящей синем Нэн.
  Через минуту Онии осталась одна на улице в эту тихую ночь. Внимательно осмотрев округ она все же не решилась использовать Эн (техника позволяющая растягивать свою ауру в пространстве, тем самым пользователь может найти скрытые от него цели)
  - Ушёл. Нужно поохотиться.
  В эту ночь улицы города Нэбес вновь окропились кровью. Добычи было не очень много, так как даже самые тупые осознали опасность быть пойманными неуловимым маньяком.
  Идя домой после трапезы, Онии размышляла чему учить неожиданно появившегося в её жизни милого ученика. По всему выходило, что сперва нужно узнать о нем и его целях подробнее. Не то что бы они смущали некие злодеяния, которые он может совершить, он сама не ангел, но учитель всегда интересовался у учеников их целями и мечтами. Также поступит и она: с утра расспросит Кина о его прошлом, семье, о целях и мечтах. Тренировки пока же начинать рано, нужно еще узнать тип Хацу Кина.
  
***
  Кину снилось что-то приятное. Легкость во всем теле рождало легкость в душе и помыслах. Кина отпускали заботы, отпускали его и опасения быть ненужным его семье. Он во сне что-то осознал, и некое откровение уже практически открылось ему. А потом на него наступили.
  Не понимая где он и что происходит, Кин извернулся на полу, при этом неосознанно используя Нэн, в частности Рэн для усиления себя.
  - Извини.
  Голос учителя окончательно разбудил мальчика и о понял что сейчас распластался на полу как зверь, готовый броситься на подкравшегося врага.
  - Спи. Завтра сложный день, - тихо пробормотала Онии, скидывая с себя окровавленные лохмотья.
  Чуткий нюх Кина ощутил исходящий от девушки запах смерти.
  Которая в свою очередь заметила, как Кин водит носом, принюхиваясь и вместо того чтоб завалиться спать, Онии стыдливо побрела в душевую.
  
  Ночь прошла, настало утро. На улице шел проливной дождь, наводя на жителей города уныние, но не на Кина. Мальчик был свеж, радостен и готов к свершением.
  
  Напротив теребившего свою куртку Кина, попивая слабоалкогольное вино, в легком халате полулежала Онии. Девушка еще до конца не проснулась и сейчас думал: что это за мальчик стоит у его кровати.
  - Учитель, день настал. Уже 9 утра, что мы будем сейчас делать?
  Кин уже успел наиграться с Нэн. Аура слушалась его неохотно, но мальчик и не надеялся на быстрый результат.
  - Ты Кин. - указала на него пальцем Онии
  - Эммм, да. Меня зовут Кин Золдик и вы вчера взяли меня в ученики.
  - Ясно. Расскажи о себе, своих целях и мечтах, - вспоминая своего учителя попросила Онии.
  - Ладно, - подозрительно посмотрел на неё Кин. Не поздновато ли она интересуется этой информацией? По идее учеба должна была с этого начаться.
  - Кин Золдик. 8 лет, скоро исполниться 9.
  Онии прервала Кина вопросом:
  - Золдик, кто это?
  - Ну, наша семья занимается заказными убийствами и не только. Странно что вы о нас не знаете, учитель, Золдик знамениты.
  - ТЫ желаешь стать убийцей?
  - Я уже убийца, учитель, - грустно улыбнулся Кин, - это семейный бизнес и мне судьбой предписано им заниматься. Не то что бы мне не нравилась моя профессия, но не могу сказать, что она мне и нравиться. Эх. Если честно я бы лучше подался в охотники. Представляете, они путешествуют по разным местам, расследуют преступления и самое главное, они могут путешествовать где угодно, могут попасть в практически любую страну. Вы бы знали, как бы я хотел просто погулять по миру, не заботясь ни о чем. Новые места, новые знания, спрятанные сокровища - вот это жизнь! Цель же у меня на ближайшее время - покорить Небесную Башню!- Кин сам не понимал, как ему хочется такой жизни, пока не произнес этого вслух. - Однако я Золдик, и у меня есть обязанности.
  - Ясно.
  
  Онии медленно поднялась с кровати, поставила бокал с вином на табуретку рядом.
  
  Её движения не были женственными или грациозными, скорее так бы вставала живая кукла, без лишних движений и механически.
  - Вчера ты показал освоенный Тэн, Рэн и Зецу. Займемся Хацу. Ты много знаешь, что такое Хацу?
  Кин как на духу выдал все что знает:
  - Насколько я понял, Хацу это особенность использования Нэн. То как именно пользователь выделяет и контролирует Ауру, даже скорее как он использует Ауру для выполнения различных действий. Хацу вроде как индивидуален для каждого.
  Онии остановила Кин, подняв руку.
  - Хватит. Существует 5 типов Хацу и один составной тип, включающий в себя все частности. Узнать какой у тебя тип можно гаданием. Пять типов.
  
  Онии подошла к стене. На её пальце разгорелось Нэн.
  
  Под взглядом Кина Онии она "начертила" шестиугольник.
  
  Кин раньше видел подобную схему Хацу, но помалкивал. Если Онии решила пояснить все сама, то есть какие-то нюансы. Откуда ему было знать, что девушке хотелось почувствовать, сея настоящим учителем объясняя ученику важные аспекты Нэн. Если он и так все знает, то зачем она тогда нужна? Нет. Онии все подробно опишет, как её учитель когда-то описал и рассказал ей.
  Над верхнем углом шестиугольника Онии вывела иероглиф "Усиление".
  
  - Усиление. Пользователи Нэн с этим типом Хацу могут значительно усиливать все свои показатели. Быстры, сильны, но агрессивны, прямолинейны и туповаты. Самый сбалансированный тип Хацу. Повезет если у тебя Усиление. Могут значительно усиливать свойства предмета своим Нэн. Сильнейшие из пользователей обладают быстрой регенерацией.
  
  "Как у меня. Неужели мой Хацу - усиление?" - разочаровано подумал Кин. Мальчику не хотелось быть как усредненным. Конечно разумом он понимал, что Усиление лучший из вариантов Хацу, но Кину хотелось чего-то более волшебного, даже магического.
  Тем временем второй иероглиф занял свое место над следующем по часовой стрелке углом.
  
  - Трансформация. Позволяет изменять предметы и характеристики своей ауры, наделять её различными свойствами. Можно сделать её жидкой.
  
  - Учитель, но по вашим словам Усилитель тоже может изменять свойства предметов. Почему так?
  
  Онии отвлеклась от выдавливания следующего по кругу иероглифа.
  
  - Усилители улучшают свойства предмета: Прочней, острей, тяжелей. Трансформирование предмета при помощи Нэн: изменение метала, текучесть, накаливание и охлаждение, все что связано с трансформацией материала и энергией.
  
  - Материализация, - постучала пальцем по иероглифу Онии, - Создание объектов из ауры. Стальной меч, созданный таким образом всегда хуже стального меча выкованного оружейником. Пользователем Материализации приходиться развивать иные типы Хацу, чтобы быть способными противопоставить остальным хоть что-то.
  
  Онии указала на Трансформацию и нижний, еще не обозначенный угол:
  
  - Обычно развивают смежные типы. Но иногда и через тип.
  
  Кин немного не понял, что Онии имела ввиду, ведь если Хацу это индивидуальная особенность, то, как можно развить другой её тип? Однако вопросов Кин пока не задавал, полагая, что позже учитель сама все расскажет.
  
  Вместо того, чтобы нарисовать иероглиф на нижнем угле, Онии написала "Выделение", слева от усиления.
  
  - Выделение. Ауру можно использовать отдельно от тела. При этом она "тает" намного медленней обычного. Неудобные противники, сложно сражаться без дальнобойных техник, - поделилась своим опытом Онии и добавила, - Краус с вероятностью 70% имел тип Хацу Выделение.
  
  - Манипуляция.
  
  Онии ненадолго замолчал, решая говорить или нет.
  
  - Пользователи очень опасны, - все же решилась она, - Недооценены, чем и пользуются. Могут управлять, неживыми объектами, растениями, животными и людьми. Именно манипулятор смог убить моего учителя. Кин Золдик, опасайся манипуляторов. Мой учитель мог воскреснуть сколько угодно раз, но Манипулятор внушил ему желание смерти и он умер. Боя не было. Одним ходом человек с Нэн в несколько раз слабей одолел практически бессмертного. Запомни мои слова, ученик.
  
  Впервые Кин распознал такие яркие чувства в голосе Онии. Горечь и печаль, буквально изливались с её советом.
  Отвернувшись от Кина, Онии вывела последний иероглиф.
  
  - Специализация. Неучтенные типы Хацу, обледенённые в один тип. Подход в тренировках и в сражении строго индивидуален. Силы разняться в широких пределах.
  
  Онии не поворачиваясь призналась:
  
  - У меня Специализация, как и у моего учителя.
  
  Мальчик не был глуп и понял, что только что Онии доверилась ему, поведав о своем типе. Она конечно могла наврать, но Кин сомневался в этом. Не такай Онии по его мнению человек. Смотря сейчас на её чуть сгорбленную спину, ему показалось, что девушка одинока и несчастна, и потеряна.
  
  - Учитель, а может быть несколько типов Хацу? Вы еще что-то говорили о обучении другим Хацу, как это?
  - Невозможно обучиться другим Хацу. Если больше одного типа, значит Хацу - Специализация.
  Выпрямившись, пояснила высокая Онии.
  
  - Но как же?
  
  - Говоря, что твои тип Хацу Усиление, подразумевают, что ты будешь использовать техники основанные на этом типе на 100%. Смежные по шестиугольнику с этим типом на 75%. Но Нэн не бесконечен. Твой разум не сможет познать все. Чем больше типов ты развиваешь, тем медленней твой прогресс. Если решишь испытать себя и взяться за три и более типов, то перегоришь.
  
  Кин не понял. Как это?
  
  - Представь, что ты усилитель, - видя не понимание Кина, пояснила Онии, - вложив 100% ауры в усиление удара, ты получишь отдачу в 100%, но это утрировано. Если захочешь научиться стрелять сгустками Ауры, то при сравнении с Выделителем, при тех же затратах, твой прогресс будет лишь 75%, а при дальнейшем развитии двух Хацу 100% усиление, скорее всего упадут до 90%, выделения до 70 или ниже.
  
  "КПД!" - сообразил Кин.
  
  - Рано пока тебе думать о других типах Хацу. Нужно узнать какой у тебя тип, затем развить Тэн, Рэн, научиться Кэн - защитной технике на основе Рэн и Тэн, и Гё. Без Гё ты не сможешь пничего противопоставить другим пользователем Нэн. Использование Гё на глазах, позволит увидеть Нэн противника, - пояснила Онии и продолжила, она сейчас стояла перед Кином статуей и похоже не знала куда деть руки.
  
  Кин кивал на все её слова, стараясь запомнить все досконально.
  
  - Хацу определяется гаданием на стакане с водой, в которой плавает листик.
  Учитель пошла на кухню, ученик последовал за ней следом.
  
  - Используя свой Нэн на стакане, ты добьешься эффекта. В зависимости от произошедшего эффекта и определяется твой тип Хацу.
  
  Онии наполнила стакан водой до краев, затем достала чайный лист из пакетика и положила его на воду.
  
  -Расположи руки рядом со стаканом, чтобы ладони смотрели друг на друга, а стакан был в центре. Затем используй Рэн. Стакан должен быть полностью в твоей ауре, для получения эффекта.
  
  Кин поднес руки к стакану, как требовала учитель. Аура уже привычно вспыхнула огнем, покрыв собой стакан.
  Секунда, вторая. Уровень воды чуть поднялся и пару капель стекли на стол.
  
  - У тебя Усиление. Странно. Почему слабо? - Они свела брови домиком и всмотрелась в стакан. Цвет воды не изменился, вкраплений не было. Пальцем дотронулась до поверхности, создав пару кругов расходящихся в стороны.
  
  - Обычная вода. Странно.
  
  Кин обреченно опустил голову. Мало того что усиление, так еще и слабое такое! Было очень грустно.
  
  Онии открыла рот, чтобы что-то сказать, и в это время по листику прошла золотая искра, за ней вторая.
  
  *БАХ!*
  
  Стакан взорвался, расплескав воду в стороны. Листик разорвало в клочья.
  
  Рукой Онии сняла с головы осколок стакана и констатировала факт:
  - Специализация. Это был взрыв.
  
  
Глава 9. Приглашение
  Утопая в мягких подушках полулежал крупный мужчина. Рядом с ним посапывало крупное животное, похожее на гончую, только раз в пять её больше.
  Глаза мужчины были закрыты, он слегка посапывал, всем своим видом изображая сон. В зале горели тусклые свечи, освещая его со всех сторон, и делая тьму в углах не просветной.
  На долю секунды пламя свечи чуть дернулось, словно от очень слабого сквозняка.
  Мужчина приоткрыл глаза, приподнялся и медленно повернул голову в сторону исполинских дверей, на которых были вырезана картина из национального эпоса, повествующем о Людях-тенях, что поедали ангелов.
  Сильва, а это был именно он, сел, сместив корпус чуть вперед и поставив свой локоть на колено, голову же мужчина упер в кулак. В такой позе мыслителя он и застыл, ожидая, когда гость войдет в зал.
  Дверь медленно и беззвучно отварилась, впустив в зал свет. Шаркая и пыхтя, отпустив тяжелые створки прежде чем они захлопнулись в помещение прошмыгнул толстый парень.
  Вздрогнув от громкого удара створок друг о друга, парень глубоко вдохнул, затем выдохнул. Вытерев со лба пот платком, пятнадцатилетний толстый молодой человек вразвалочку направился к Сильве.
  - Фух, отец, я хочу поставить на эту дверь механизм открытия. Это невыносимо! - пожаловался отцу Миллуки. Подмышкой толстый Золдик держал папку средней толщены. - Давно пора избавиться от подобной архаичности. Сколько можно?!
  Сильва молчал.
  Миллуки не стал дожидаться ответа, вместо этого, он потряс папкой, при этом гордо повествуя о своих успехах:
  - Я принес отчет по финансовому положению нашей семьи. Мы в плюсе, хотя наши активы в Госкорпорации Кука старательно пытается перекупить неизвестный. Я работаю над поисками этого умника, и совсем скоро от него избавлюсь. Вот отчет, - Миллуки кинул папку в сторону Сильва.
  - Молодец, Миллуки, - скупо похвалил сына мужчина. Папку он не открывал, а под пристальный взгляд Миллуки отложил в сторону. - Как дела у твоего проекта?
  Миллуки постарался не показывать, что ему приятен интерес отца. Поискав место куда бы присесть, он с сожалением его не нашел и вынужден был либо примоститься рядом с отцом, либо стоять, либо ответив уйти.
  Переминаясь с ноги на ногу Миллуки жаловался отцу:
  - Моим компьютерам не хватает мощности. Расчетов слишком много, вот если позволишь мне встретиться с ЭТИМ, тогда проект сдвинется с мертвой точки, а пока это только баловство. - Парень вновь достал из кармана платок и вытер пот со лба.
  - В этом году ты с Аллукой не встретишься, и не будем об этом, - пресёк попытку Миллуки Сильва резким отказом.
  Пухлая пальцы Миллуки сжались в кулак, парень хотел было швырнуть от гнева платок на пол, но передумал.
  - Ладно, подожду до следующего года, - нехотя согласился Миллуки. Уже уходя он замер перед створками, и полу развернувшись к Сильва спросил через плечо:
  - Отец, кто-то распродаёт на черном рынке Алые Глаза Курута, тебе нужны?
  - Нет.
  Миллуки пожав плечами, стал пытаться открыть дверь. Это у него получалось, хоть и с трудом.
  - Миллуки, не покупай эти глаза, даже если тебя попросят. Мы поняли друг друга? - догнал голос Сильва Миллуки в проходе.
  - Как скажешь, отец.
  Через минуту Сильва вновь остался наедине со своим питомцем. Тени вновь сгущались в углах, свечи горели ровно, освещая только центр зала.
  Сильва чуть слышно вздохнул.
  Миллуки определенно был гением в некоторых сферах, но воина из него уже точно не получиться, даже Нэн у парня совсем не подходит для прямых столкновений.
  Открыв папку и пробежавшись взглядом по информации предоставленной сыном, Сильва задумался.
  "Определенно кто-то играет против нас. Как же дерзко!" - гнев внутри мужчины готов был вспыхнуть всепожирающим пламенем, но Сильва смог взять себя в руки, не допустив срыва.
  Псина рядом почувствовав гнев хозяина приоткрыла глаза, поводила носом и не найдя угрозы, погрузилась в дрему вновь.
  Время шло, Сильва откинулся назад, его спина утонула в мягкости подушек из лучшего паучьего шелка, набитых перьями небесной птицы - магического монстра С ранга.
  Пламя свечи опять чуть дернулось, но в отличии от Миллуки новый посетитель открыл створки врат без всяких усилий и очень быстро.
  - Синьор, - в зал вошла высокая статная женщина в брючном костюме. Её внушительный бюст вызывал уважение и восхищение, а две торчащие косички, в которые были убраны волосы, недоумение. В правом глазу женщины был закреплен окуляр.
  - Проходи, Цубане, у меня ест к тебе задание, - Сильва говорил ровно и спокойно.
  Названая Цубане молча застыла ожидая распоряжений. В заведовании этой пожилой женщины был штат прислуги, занимающийся обслуживанием нового поколения Золдик. По-простому Цубане - самая главная нянька среди дворецких Золдик.
  - Скоро Кину исполниться девять лет, - потерев подбородок, молвил мужчина. - Я хочу чтобы он отметил день рождения дома, пускай не стесняется и зовет в гости своего учителя. Мы не причиним ей вреда, так и скажи моему сыну.
  - Кин-тян нашел себе учителя? Не ожидала от малыша такой скорости. Я все сделаю. Если учитель не захочет гостить у Золдик, мне настоять?
  - Не стоит. Просто предложи. И еще, найди Иллуми, он сейчас следит за Кином. Пускай возвращается, для него есть миссия. Можешь взять троих дворецких в помощь, я даю разрешение. Приступай, Цубане - повелительно махнул рукой Сильва.
  Цубане поклонилась и покинула помещение.
  Полежав еще немного, Сильва сел и открыл документ, что принес Миллуки еще раз. Быстро пролистав страницы, он пробежался взглядом по данным и вчитался в один из пунктов подробней.
  Над пунктом была прикреплена фотография, на ней дряхлый старик пожимает руку полному мужчине, на заднем плане молодой мужчина с ярко розовыми волосами и выбеленным лицом облокотившись на столб вяло следит за обстановкой. Сделана фотография на каком-то приеме, по стилистике оформления столов можно предположить, что страна в которой происходило действо - Кука.
  - Глава Торгового дома Падокии возомнил себя игроком? А кто тогда ты, - постучал по изображению полного мужчины, пальцем Сильва. Данных по этому человек не удалось найти даже Миллуки.
  Еще долго Сильва изучал документ, и только когда его навестила Кикио, отвлекся от работы. Уходя с женой из зала, Сильва уверился в своей идеи отправить Иллуми поспрашивать Главу Торгового Дома о его действиях.
  
  
***
  Глаза Кина резануло болью. Мальчик с остервенением принялся их тереть, так невыносима была эта боль. Между тем Онии расположившись в удобном кресле потягивала вино, иногда наставляя ученика и поправляя его в случае ошибки.
  - Пять минут прошло. Десять минут отдыха, - отхлебнув красного вина, сказала Онии.
  Кин перестав фокусировать Ауру в глазах, все также продолжал их тереть, ведь боль не уходила, а лишь слегка ослабла.
  - Гё, это основа. Тен, Рэн и Хацу же основы основ. Без Гё ты не сможешь увидеть Нэн противника, - напомнила ученику девушка.
  - Я понимаю учитель, но разве должно быть так больно? Я читал, что Гё вызывает лишь усталость, - более или менее отойдя от боли, спросил любопытный мальчик.
  - Это так. Ты слишком мал, сёко еще не развиты до конца, поток же Ауры интенсивен. Используй ты сейчас на глазах Кен и разрушишь Сёко в глазах. Гё разрабатывает твои Сёко, именно поэтому они и болят, - пояснила Онии. - Детей младше 10 обычно не учат Нэн, это опасно для их здоровья.
  Кин со страхом уставился на своего учителя. Неужели он сейчас калечит себя?
  Онии поняв беспокойство Кина, постаралась его успокоить:
  - Именно поэтому ты тренируешь только Тэн, Рэн и Гё. Особенно Гё. Именно Гё разовьет твои Сёко.
  - Я понял, учитель. Скажите, а сколько мне еще использовать Гё на глазах? - поинтересовался Кин.
  - Завтра начнешь развивать правую руку, затем левую. Каждый день недели ты будешь тренировать определенную конечность и прочие отростки. Сёко же непосредственно на теле неплохо развиты, и их незачем интенсивно развивать при помощи Гё, для этого ты позже воспользуешься Кен.
  - Эм... Прочие отростки? - не понял поначалу Кин что учитель имеет ввиду, а когда догадался столь сильно засмущался своего вопроса, что даже слегка покраснел.
  - Уши и нос, - ответила Онии. - А ты что подумал?
  - Ничего! Пять минут прошло! Приступаю к тренировке глаз! - сев в позу лотоса, Кин вновь приступил к болезненной тренировки и не увидел, как губы учителя чуть дернулись в намеке на улыбку.
  Часы сменяли дни, а дни заменили собой недели, слившиеся для Кина в месяц непрерывной тренировки.
  В какой-то момент Кин понял, что теперь его глаза и прочие части тела не болят, и даже не чешутся от использования на них Гё. Сообщив эту новость учителю, Кин мимолетом смог видеть её расширенные в шоке глаза. В тот момент Онии казалась намного человечней чем обычно.
  Они в тот день выбрались на природу, в хвойный лес подле столицы. Запах хвои, свет солнца, проникающий сквозь кроны и создающий причудливые тени, тут и там поющие птицы - лучше места для медитативных тренировок сложно найти. Здесь сама природа помогала развивать свой Нэн.
  Кин как обычно сидел в позе лотоса и фокусировал ауру в глазах. Десять минут активного Гё, сменялись двумя минутами отдыха. Онии же как обычно наблюдала за своим учеником, иногда отвлекаясь на любование природой и милыми белками, с любопытством поглядывающими на двуногих.
  - Учитель, а у меня ничего не болит! Смотрите, я могу держать Гё без особых неудобств! - осенило в какой-то момент Кина.
  Онии отвлеклась от игры в гляделки с белкой и перевела внимание на ученика. Мальчик же стоял и ничего не делал, его аура равномерно окутывала тело. Золотые глаза Кина пылали огнем Нэн намного интенсивней всего остального тела.
  Девушка не поверила своим глазам. Восьмилетка добился больших успехов чем самый талантливый ученик Мастера! А ведь мастер обучал только самых талантливых! И среди них подобной скорости развития Сёко не было ни у кого. Ужасающий ребенок.
  Онии даже засомневалась, что сможет самостоятельно раскрыть весь его потенциал. Взяв себя в руки Онии скупо похвалила мальчика, намекнув что результат не особо выдающийся:
  - Нормально, я думала твой прогресс будет немого быстрей, но и так нормально.
  Встав с земли и отряхнувшись, девушка решил показать Кину следующие техники, которые он будет изучать.
  - Ты владеешь Гё, Тен, Рэн, Зецу. Теперь ты сможешь постоять за себя в битве с обычным безоружным человеком. Но на 200 этаже Небесной Башни все используют Нэн, там тебе не выстоять.
  - Использую Гё на глаза.
  После этих слов Онии стала выпускать огромное количество жизненных сил вовне.
  Кин смог лицезреть как спокойная доселе аура, покрывающая тело Онии, устремилась во все стороны, немного расширив радиус своего покрытия.
  - Кен. Защитная техника Нэн. Если не знаешь откуда будет нанесен удар, то стоит использовать именно эту технику, а не Гё на часть тела, в надежде угадать куда придётся атака. Долго её применять не нужно, устанешь быстро.
  Аура вокруг Онии вновь успокоилась.
  - Попробуй, Кин. - Предложила Онии заметив, что Кин понял, как использовать Кен.
  Мальчик попытался вспомнить те чувства что испытывал, когда его аура выбрасывалась из всех его Сёко с максимальной интенсивностью.
  Спокойный золотой огонь, сменился бушующим, бьющим во все стороны пламенем. Кин не смог надолго удержать Кен, ведь техника слишком затратная для него. Хватило его лишь на пять секунд, а после бледный и покрытый слоем пота Кин упал на колено, переводя дыхание.
  - Нормально. Отдыхай, а я продемонстрирую еще две техники, которые ты изучишь прежде развития Хацу и создания индивидуальной техники на основе твоего типа. Используй Гё на глазах.
  Кин с трудом выполнил просьбу учителя. Силы постепенно покидали ребенка, но он и не думал ныть или что-то типа того. Кин Золдик привык к суровым тренировкам, и мог даже терпеть адскую боль, другое дело, что боль просто так не возникает и является сигналом организма на повреждение, а становиться калекой Кин не желал.
  - Ко, - назвала учитель технику. Нэн покрывающий её тело истончился и через миг развеялся, оставив Онии не защищенной. Девушка выставила вперед ладонь, вокруг которой засияла синим светом Нэн. Сжав кулак, Онии легонько стукнула дерево позади себя. Во все стороны полетели осколки древесины, а высокая ель с оглушительным треском начала заваливаться в сторону.
  И ведь Онии даже не ударила, лишь коснулась!
  - Ко. Закрываешь все сёко кроме места приложения Нэн, в месте приложения Нэн выделяешь ауру, одновременно с выделением делаешь выброс как при Рэн, само действие напоминает Гё, так как ты фокусируешь выброс только в одной конечности или отростке.
  Услышав про отросток Кин сбился с мысли. Ему даже показалось, что Онии специально называет орган обоняния и слуха так, дабы смутить его.
  Между тем девушка продолжала свое наставление. Она перестала использовать Ко, и её Нэн снова окружил девушку в пассивном Тен.
  - Техника создана сочетанием Зецу - закрытие сёко, Рэн - увиливание потока Нэн, Хацу -выделение Нэн вовне и Гё - фокусирование потока в нужной части тела. Техника сложна и малоэффективна в противостоянии с Нэн-пользователями, ведь остальное тело, кроме места приложения Нэн, не будет защищено Тен.
  Присев на поваленное дерево, Онии посмотрела на крону дерева позади Кина, там сидел храбрый бельчонок, не убежавший как его сородичи, когда двуногая свалило дерево подле себя.
  - Использовать Ко можно только если ты уверен, что попадешь и не попадут по тебе. Из засады, добивая прочного противника, но чаще всего при помощи Ко убивают магических зверей. Эта техника создана именно для этой цели - убийства магических зверей.
  - Учитель, а если я использую Ко на глаза, то какой эффект будет? Ну или на нос, - задал наводящий вопрос Кин. Мальчик он смышлёный, поэтому смог понять, что эффект будет не таким как от Гё, ведь мощь потока Нэн на порядок выше.
  Онии еще немного понаблюдав за бельчонком, опустила свои желтые тусклые глаза на своего ученика, смиренно ждущего ответа.
  - Глаза лопнут, перепонки в ушах порвутся, из носа фонтаном пойдет кровь, язык сведет судорогой, а с отростком произойдет тоже что и с глазами. В итоге ты или умрешь или покалечишься.
  От вставшей перед глазами Кина картины, у мальчика мурашки пошли. А потом он понял кое-что.
  - Учитель, постоянно повторяя слово отросток, вы же надомной издевались, не так ли?
  Онии быстро перевела тему на третью технику, которую Кин пока не может изучить по ряду причин:
  - Шу, - отвернувшись от ждущего ответа ученика, просто сказала Онии. - Иначе охват своим Нэн инородного объекта. Покрыв предмет Нэн, фокусируешь Нэн в предмете, как в случае Гё, тем самым усиливая его свойства. Если твой тип Хацу Трансформация, то сможешь изменять свойства предмета по своему желанию или предавать дополнительное свойство.
  - Но я не могу изучить Шу, - хмуро потупился Кин, став похожим на нахохлившегося воробья
  - Верно. При гадании вода олицетворяет твой Нэн, листик инородный предмет, на который Нэн воздействует. Твой Нэн вступил во взаимодействие с листком и подорвал его, или же превратил листик во взрывчатку, вариантов слишком много, и только ты сам сможешь понять, что произошло на самом деле. Для этого нужно раз за разом повторять гадания пытаясь вникнуть в процесс, понять происходящее. Однако речь сейчас не о Хацу, а о Шу, - увлеклась наставлением Онии настолько, что даже рассказала ученику то, чего не стоило пока говорить. Ему еще рано создавать свою технику.
  Один месяц общения с учеником изменил Онии в лучшую сторону, теперь она по крайне мере может общаться с людьми, а не бросаться односложными словами с постным выражением на лице, как было ранее.
  - Шу необходимо изучить в первую очередь для развития Нэн, ведь Шу идеально подходит для тренировки. Техника не опасна, довольно легка, но при этом требовательна к концентрации на Нэн. Еще Шу пригодиться если решишь использовать оружие. Но пока не освоишь свой тип Хацу в полной мере, к Шу не смей приступать. Договорились?
  Кин понятливо кивнул. Нет у мальчика желания подорвать себя из-за своей расторопности.
  - Хорошо. Следующий месяц мы посветим развитию Кен и Ко, также не забудем про Гё и Рэн, - обозначила план тренировок Онии. - Отдохнул? Десять секунд держи Кен, а я буду кидать в тебя шишками. Не удержишь Кен десять секунд, будешь наказан синяком и болью. Приступим.
  Онии подобрала шишку и швырнула её довольно сильно в ученика. Кин успел выпустить Кен, создав вокруг себя защиту Нэн.
  Так они и тренировались с краткими перерывами на утоление голода и передышки. Кин так за этот день и не смог удержать Кен дольше пяти секунд. Под вечер же Онии сжалилась над выжатым как лимон Кином, и заставила его с максимальной скоростью создавать на различных конечностях Ко. Если Кин был слишком медленен, то по обозначенной конечности или отростку приходился хлесткий удар хворостиной. Кин хвали всех богов за то, что учитель не имела ввиду под отростком то, о чем он подумал изначально.
  В постоянных тренировках прошел месяц. Кин без проблем одолел противников на 199 этаже, даже особо не напрягаясь и теперь мог выступать на 200. Но мальчик решил не спешить. Сейчас он не готов к столкновению с Нэн пользователями, слишком слаб, по словам Онии, да и сам он не верил в свою победу. Кин поступил мудро, отказавшись от выступлений на 200 этаже и пускай в следующий раз ему придётся начинать восхождение с самого низа (Кин не отказался от покорения башни), но все это пустяки. Самое главное, что он теперь не бесполезен и сможет выполнить свою мечту. К сожалению, мечты мальчик пока не придумал, но имел несколько целей, одна из которых проста и наивна - добиться признания семьи.
  
  
***
  
  Небе красивая страна. Густые леса заполняют примерно 70% всей территории этой северной страны, множество видов животных, как магических, так и нет, вы можете встретить в них. Люди в Небе ценят природу, считая, что человек лишь часть сложного механизма жизни на планете, и природа отвечает взаимностью. Животные нередко не страшась людей, составляют им компанию во время медитаций и тренировок, что благотворно влияет на понимание адептами боевых искусств себя самих и окружающего мира.
  Хищники парой спасают заблудившихся в густых лесах от смерти, выводя их обратно к людям. Только на крайнем севере человеку не будут рады магические звери, здесь обитающие, но на то есть веские причины: Ингредиенты из таких зверей ценятся на внутреннем рынке страны, и жадные люди слишком часто охотились, не зная меры, тем самым дискредитировав свой вид.
  В одном из таких лесов мальчик пытался успеть за темпом ударов своего учителя. Молодой ученик стоял в забавной позе, будто сидел на невидимом стуле, расставив ноги на ширину плеч. Свои руки мальчик вытянул в разные стороны, словно изображая птицу.
  Напротив мальчика выпрямившись, застыла высокая женщина, с длинными тонкими хворостинами в каждой из своих закрытых перчатками ладоней.
  Звук рассекаемого воздуха, и хворостина бьет правый кулак мальчика, но неведамая сила останавливает её в пяти сантиметрах от тела.
  По ноге.
  По левой руке.
  С каждым ударом Онии наращивала темп, и Кину еле успевал фокусировать Нэн в руке, чтобы затем выделить Рэн, таким образом создав Ко. В какой-то момент на взмахе, Онии крутанула ладонью, изменив тем самым угол атаки, и хворостина устремилась к корпусу мальчика.
  Только инстинкт рожденный из боли, помог Кину вовремя использовать Кен.
  - Нормально. Наращиваю темп, - сообщила Онии мимоходом.
  Две хворостины начали испытывать Нэн Кина. Мальчик, взмокший от пота, практически в полуобморочном состоянии вошел в этакий транс, его сознание зациклилось только на одном - не дать Онии попасть по его телу.
   Кин не мог сказать, сколько времени прошло, просто в один момент атаки со стороны учителя прекратились.
  - Молодец, Кин, ты смог пройти первый этап. Прежде чем начать создавать свою технику, отточи выученное до совершенства, - мягко улыбнулась ученику Онии.
  До Кина же не сразу дошло, что ему сказали. Только через пару минут, он смог вымолвить пару слов:
  - Спасибо за науку, - глаза мальчика слипались, и он уже практически провалился в сон, когда услышал глухи хлопки.
  - Кин-тян, невероятно, просто невероятно, - под пристальным взглядом Онии из-за дерева вышла высокая широкая в плечах женщина. - Не беспокойся, девочка, мы не причиним вам вреда.
  Вслед за женщиной вышел некто укутанный в плотный плащ. Этот некто старался держаться в тени женщины, и лишь стрелял черными глазами то в сторону Кина, то в сторону Онии.
  - Цубане? - с трудом встав на ноги спросил Кин, повернув голову к Онии он пояснил девушке кто это. - Цубане одна из дворецких моей семьи. Она не приченит нам вреда, учитель.
  Кин спокойно посмотрел на Цубане и добавил утвердительно:
  - Ведь так, - это не было вопросом, отнюдь, то был приказ.
  - Хо, Кин-тян повзрослел, - радостно прошептала Цубане, но осеклась, стоило ей заглянуть в глубину золотых глаз. Что она там увидела нам не ведомо узнать, но снисходительное отношение по отношению к Кину тут же испарилось.
  - Отец желает видеть своего сына дома на девятилетие. Кин-тян не забывай свои корни, мой тебе совет, навести дом, - Цубане подошла в плотную к Кину и нависла над ним, загородив от света.
  -...- мальчик приоткрыл рот, желая что-то сказать, возможно, даже отказать, но передумал. Вместо этого, неотрывно смотря на дворецкую, он обратился к своему учителю с вопросом:
  - Мастер, ваш ученик желает пригласить вас в гости на празднование своего девятилетия. Он гарантирует вам безопасность, примите ли вы его приглашение?
  Онии задумалась. Она привязалась к этому парню, но всему что могла она уже его обучила. Стоит ли ей согласиться? Не станет ли она своей близостью сдерживать развитие мальчика?
  Однако, не смотря на все доводы её разума, Онии неожиданно даже для себя самой согласилась:
  - Я не против, - кивнула девушка головой в знак согласия.
  Наградой ей стала ослепительно белая счастливая улыбка её милого ученика.
  
  
Глава 10. С этого вопроса началась её новая жизнь
  Группа людей медленно шла по утоптанной лесной дороге. Их путь пролегал между возвышающимися над их головами деревьями, что прятали путников в тени своих ветвей. Златоглазый мальчик шагал возле высокой женщины, укутанной в черные плотные лохмотья, эти двое периодически перебрасывались парой фраз. Вела группу статная пожилая женщина с забавной прической, замыкал построение некто укутанный в плотный плащ, только курносый носик с любопытством иногда выглядывал из тьмы капюшона, и происходило это только тогда, когда златоглазый задорно рассказывал что-то интересное своему учителю.
  Вскоре группа вышла на открытое пространство, и все смогли лицезреть гигантские врата, состоящие из шести секций, начиная от самой малой в два метра в высоту, заканчивая нависающей над головами шестой.
  - Учитель, это Врата Испытаний. Чтобы попасть в резиденцию семьи Золдик достаточно открыть одни створки и пройти в них. Когда я уходил на задание отца, я смог открыть только первые, весящие 4 тонны. Братец Киллуа тоже открыл только первые, но наверное уже переплюнул свой рекорд, - грустно закончил Кин. С приближением дома, на душе мальчика становилось неспокойно.
  Заметив хмурость своего ученика, Онии, не отдавая отчет своим действиям, положила ладонь на его плечо, таким образом поддержав.
  Золотые глаза, казалось, заглянули прямо в её душу. Мальчик облегченно улыбнулся Онии.
  "Верно. У меня есть учитель!" - облегченно подумал Кин.
  - Каждая следующая створка тяжелей предыдущей в два раза, вплоть до шестых весом в 128 тонн. Пойдемте, - Кин уверенно направился к вратам. По дороге он кивнул приветственно мужчине в сторожке подле врат.
  Онии сделала шаг следом, на секунду остановилась, чуть подняла ладонь и с удивлением посмотрела на неё.
  - Мастер Золдик Кин очень добрый, - электронный голос позади вырвал девушку из задумчивости. Непонятный сопровождающий, опустив голову, кроткими и быстрыми шагами чуть ли не побежал вперед.
  Первым, опередив Цубане, к вратам подошел Кин. Уперев руки в створки, мальчик, не используя Нэн, с выдохом приложил усилие. Две створки вторых врат медленно разошлись в стороны, пропуская одного из Золдик домой.
  После того, как Кин вошел, перед Вратами остановилась Онии, она также уперла руки, но не успела начать прилагать усилия, как её окликнула пожилая дворецкая.
  - Девочка, прошу, не торопись, пропусти малышку Сару. Позволь старой женщине кое-что тебе рассказать.
  Готовая к любым неожиданностям, каннибала развернулась к говорившей.
  Мило протопала укутанная в плащ названая Сарой. Пока невысокая девушка открывала створки, Цубане объясняла, что хочет от Онии.
  - Кин хороший мальчик, но слишком добрый, - начала Цубане под невыразительным взглядом Онии. - Так уж вышло, что не все в доме могут выразить к нему свою любовь, и он от этого грустит. Кин-тян очень ранимый мальчик, очень добрый, и это хорошо для его профессии и плохо одновременно. Онии-тян, за этими вратами ты встретишь несправедливое отношение к своему ученику со стороны некоторых членов Золдик. Не вмешивайся. Отец Кина знает, что делает, у него есть веские причины не давать матери Кина показывать истинное её отношение к своему сыну. Когда вы разгадаете игру Кикио-сан, прошу, не объясняйте Кину правды, не указывайте на ложь.
  Онии внимательно слушала женщину, ей было все равно на Золдик, но ученика она своего в обиду не даст. Мастер когда-то сказал ей: "Только Учитель может обижать своего ученика, но никто более". И она последует его наставлению. Если в этом доме Кину будет грозить опасность, она выпустит ЕГО на волю.
  Словно читая мысли Онии, Цубане качнула отрицательно головой:
  - Кин-тяна здесь никто не обидит, уж поверь старой женщине.
  Ничего не ответив, Онии приложила ладони к створкам. Шесть Врат отворились перед ней.
  - Молодость, - хохотнула Цубане. - Молодость так горяча.
  
  
***
  Кин уверенно шел по коридорам поместья, на шаг позади, осматриваясь, брела Онии. Немногочисленные слуги и дворецкие провожали этих двоих ничего не выражающими взглядами. Никто не удивлялся присутствию в доме чужого человека, а ведь подобного не случалось, да никогда не случалось! В главное поместье Золдик до сего дня не было хода гостям. Всех прибывших с визитом обычно селили в иное поместье, не допуская сюда. Но что-то изменилось, раз глава семьи Сильва Золдик пошел на подобное, и не им, слугам, удивляться подобному.
  После очередного поворота, что-то быстрое и шуршащее налетело на Кина и заключило его в своих объятиях. И вот это уже заставило проходящую мимо служанку на миг потерять самообладание. Ведь кинувшийся обниматься был никто иной как второй младший сын Сильвы - Каллуто! Мальчик всегда холодный со всеми, постоянно держащийся подле матери и не смеющий при ней делать что-либо не по этикету.
  - Братик! Ты дома, добро пожаловать! - бледное кукольное личико озарила радостная улыбка. Она казалась немного натянутой, но только из-за того, что Каллуто очень редко улыбался.
  Кин погладил мягкие волосы брата, в душе у него потеплело. Теперь как бы не прошел его визит к матери и отцу, Кин не так расстроится, как было бы в случае, не увидь он перед этим любимого младшего брата.
  - Хе-хе-хе, - прекрасным чистым смехом выразил свою радость Каллуто. - Братец Кин, почему тебя так долго не было! Каллуто скучал!
  - Прости-прости, я становился достаточно сильным, чтобы научиться защищать брата Каллуто, простит ли брат Каллуто своего глупого брата за долгое отсутствие по уважительной причине?
  Каллуто на миг удивился открытости Кина, ведь раньше братик был немного замкнутым, чем неимоверно расстраивал его. Что же изменилось?
  А потом Каллуто обратил внимание на высокую женщину позади. Он, разуметься, оценил её сразу же, но лишь по критериям опасности. Теперь же Каллуто хотел понять, кто эта женщина для брата, как она на него повлияла. И увиденное ему не понравилось. Мальчик заревновал.
  "Как она смеет отбирать у меня брата!" - в ярости подумал Каллуто. Как не сложно догадаться, второй младший сын Золдик ужасный собственник.
  Ощутив мимолетную жажду крови направленную на неё, Онии готова была ответить соизмеримо опасности и нанести превентивный удар.
  Беду предотвратил Кин, покрепче обняв брата.
  - Я так рад тебя видеть, Каллуто, - со странной интонацией, которую Каллуто слышал лишь раз в жизни от матери, произнес Кин. Гнев на воровку тут же испарился, сменившийся радостью и грустью от осознания скорого расставания на долгое время.
  Братья еще долго говорили не о чем, но возникший как черт из табакерки Миллуки испортил идиллию.
  Толстяк, увидев Кина, лишь скривился, затем грубо бросил:
  - Заставляешь ждать мать, давай шевелись, - Миллуки так и не забыл как Киллуа и Кин поломали его величайшую ценность - компьютер.
  - Привет, Миллуки, - как ни в чем не бывало, поздоровался со вторым старшим братом Кин. На это Миллуки скривился, как от куска недозрелого лимона съеденного после чего-то сладкого. Не говоря больше ничего, толстый парень, высокомерно осмотрев Кина и его учителя, развернулся и вперевалочку ушел по своим, не терпящим отлагательства делам.
  - Миллуки еще злиться на братика Кина за поломанную игрушку, такой дурачок, - совсем по-взрослому покачал головой Каллуто. - Но маму не стоит заставлять ждать. Пойдемте, Каллуто отведет братика Кина на террасу.
  Кин с Онии последовали за красивым проводником, одетым в девичье кимоно темных тонов.
  По дороге Кин рассказывал о своих приключениях, иногда пытаясь включить в диалог Онии, и у него это непостижимым образом получалось!
  Каллуто, первоначально настроенный против "воровки"; Онии, воспринимающая все новые лица в штыки; шедшая на удаленном расстоянии Сара - харизма Кина действовала на всех в полной мере, вовлекая их в диалог. Раньше, когда мальчика сдерживали воспоминания прошлого, когда тень брата-гения затмевала его, Кин не мог позволить себе быть самим собой, но время проведенное с учителем раскрепостило мальчика, тугой узел страхов был разрублен!
  Только возле выхода на террасу Каллуто очнулся от наваждения, вызванного действиями и словами харизматичного Кина.
  - Онии, вам придется подождать брата в прихожей, пройдемте, - Сара склонилась просительно, указав рукой в сторону приоткрытой комнаты.
  На вопросительный взгляд учителя Кин утвердительно кивнул:
  - Учитель, подождите немного, вам тут ничего не сделают. Слово Кина Золдика - сказано это было больше не для Онии, а для Сары. Кин дал понять что несмотря на свой малый возраст готов пойти на конфликт.
  - Братик, мама просила Каллуто не мешать вашему разговору, - грустно промямлил второй младший сын Золдик. - Каллуто настаивает, чтобы Кин зашел к нему!
  - Не переживай, Каллуто, я обязательно зайду тебя проведать. Я же еще не успел поблагодарить тебя за подарок. Мыльница для мыльных пузырей мне очень понравилась, - похлопал по футляру, который он всегда носит с собой, Кин.
  Каллуто удивился. Наклонил голову и совершенно искренне спросил:
  - А что такое мыльница? Каллуто ведь ничего Кину не дарил, Кин перепутал Каллуто с кем-то? Каллуто зол! - негодующе стукнул ногой о пол семилетний Каллуто.
  Кин не был глуп смог понять, от кого на самом деле был тот подарок, и это его хоть и удивило, но совсем не расстроило.
  - Ха-ха-ха, Каллуто так забавно дуется. Прости глупого брата за глупую шутку, просто я хотел подарить тебе подарок, и не мог подобрать подходящую причину, и поэтому придумал её сам. Вот, держи, Каллуто.
  Достав из-за пазухи небольшой мешочек, Кин с улыбкой вручил его ошарашенному Каллуто.
  - Глупы й-глупый Кин, не нужно врать Каллуто, Каллуто нравиться получать подарки от Кина просто так. Ох, - выдохнул мальчик, зачарованный яркой картиной-мозаикой из разноцветных кусочков стекла, скрепленных вместе. На ней два мальчика держались за руки и улыбались. Картина была очень детализирована и можно было понять, что мальчик слева - Кин, а справа Каллуто.
  - Сам её сделал, - смущенный такой реакцией Кин немного потупился. - Я пожалуй пойду к маме.
  Уже входя на террасу Кин задумался о причинах побудивших Иллуми сделать Кину очень важный подарок. Неужели он просто решил так поддержать младшего брата?
  "Но почему он соврал?"
  
  
***
  Она провожала своего сына со смешанными чувствами. Кикио Золдик, вторая после Сильва Золдик. Имеет ли она право быть хорошей матерью? Да, она сделает все для своих детей и их будущего как Золдик. Кикио отличная мать и знает что для детей лучше!
  - Как же ты возмужал маленький Кин, Кикио довольно, что родила такого хорошего сына. Воронье уже вьётся вокруг тебя, но ничего, Кикио не даст подельщикам тебя тронуть, сынишка.
  Веер прикрыл улыбку Кикио от посторонних глаз, её прекрасные глаза цвета Фуксии закрывал интерактивный шлем. Хрупкая фигура женщины была недвижна, только левая рука Кикио иногда дергалась довольно резко и бессмысленно.
  Кикио придавалась своим мыслям и строила планы, как отвадить от Кина всяких проходимцев, но её мысли прервал муж.
  - Поговорила с ним? - Сильва со сложенными на груди руками подошел к ограде, устремил свой взор на густой темный лес где-то внизу. Поместье Золдик находилось на вершине вулкана Кукуру, и отсюда открывался прекрасный вид.
  - Кикио сделал все, что сказали вы, муж Кикио. Кин уверен в безразличном отношении к нему Кикио. Грязная Кикио не понимает, почему мальчик, рожденный её утробой должен думать о Кикио плохо, но Кикио осознает необходимость, - говорила Кикио ровно, но в голосе чувствовался упрек. Для эксцентричной женщины, скрывать свои "порывы любви" было сродни наказанию.
  Сильва все также созерцал пугающий лес, полный опасностей и монстров, кои Золдик на протяжении многих поколений селили там.
  - Я решил отправить Кина на долгосрочную миссию в Яме Грешников, - поставил жену перед фактом Сильва.
  - Муж Кикио уже говорил Кикио об этом. Кикио выразила ВСЕ что думает об ЭТОМ! - срываясь на истерические нотки, рвано ответила женщина.
  - Усмири свой норов, Кикио, близнецы должны быть разделены. Или хочешь, чтобы они решили испытать свои силы друг на друге?
  От вопроса Сильвы, Кикио вновь успокоилась. Убрав веер, она открыла мужу свою улыбку одними губами. Ведь показывать зубы неприлично.
  
  
***
  Неделя прошла с момента разговора с матерью. Разговора, что стер улыбку с лица мальчика, и вновь поселил в его душе смятение.
  Мама отнеслась к нему так холодно, будто он ей не нужен, холод её голоса замораживал сердце мальчика. Всего пара предложений выпили Кина до суха. Помогла Онии и Каллуто. Учитель налегла на тренировки концентрации, а младший брат постоянно прибегал продемонстрировать свои творения из стекла. Каллуто не на шутку увлекся искусством мозаики.
  Дни шли, и скоро должен был настать день его девятилетия и день когда Киллуа вернётся домой с задания.
  Иллуми дома не было. Миллуки был Миллуки и наотрез отказывался идти на контакт, а до Аллуки Кина не пускали по все тем же причинам, что и ранее.
  В этот день Кин взяв всю свою волю в кулак, шел за советом к тому, кто вызвал у него больше всего противоречивых чувств - к отцу.
  Стоя перед створкам с выговоренными на них барельефом, Кин решившись открыл их.
  Темный зал утопающий в тенях, ряды свечей и по среди на мягких подушках гигант мужчина с длинными блондинистыми волосами.
  - Проходи, сын. Рад, что ты зашел, - руша ожидания Кина, отец был довольно приветлив.
  Сев на предложенное место рядом с отцом, Кин попытался начать разговор. Вот только ничего в голову не шло! Абсолютная пустота возникла в мыслях мальчика. И Сильва решил помочь сыну.
  - Ты подрос, интересно было покорять башню?
  - Довольно сложно, противники не давали расслабиться...
  Слово за слово и Кин разговорился. Рассказал все как на духу. Что бы он не говорил и не думал, но Сильва Золдик его отец, а Кин лишь 9 летний мальчик ищущий свое место в мире. К кому как не к отцу ему идти за советом, раз мать не хочет иметь с ним дел?
  То чего боялся златоглазый, не случилось, отец не отмахнулся от него, а выслушал и даже интересовался подробностями!
  Они проговорили допоздна и Кин таки спросил то за чем пришел:
  - Отец, могу ли я попытать счастье на экзамене на Охотника?
  - Охотника? Но чем тебя привлекли Охотники? Не переживай, сын, мне просто интересно.
  Кин помявшись, выдал наболевшее. Ему претила стезя убийств и хотелось стать путешественником, искать сокровища, Кин как и любой мальчишка искал приключений.
  И каково было удивление Кина, когда отец дал разрешение!
  - Кин, Кин, ты можешь делать что желаешь, я не заставляю тебя работать тем кем ты не желаешь. Не для кого лучше не будет, если ты будешь себя мучить. Я согласен, можешь попытать счастье в охоте за лицензией Охотника. Но ты же знаешь, что тебя не допустят из-за возраста? Нужно достичь минимум 10 лет. Это не афишируется, но детей, не достигших рубежа первого десятилетия, разворачивают.
  - Я знаю отец, - он читал о подобном. Тех, кому меньше 10 по разным причинам не допускают или дают им провалиться, в зависимости от экзаменатора. Кин поведал отцу о своих планах на год. - Хочу потренироваться этот год в Нэн с учителем, если она согласиться. Если нет буду развиваться самостоятельно, но отец, я больше не хочу убивать людей за деньги.
  Кин упрямо посмотрел отцу прямо в глаза.
  Ответом ему стала добрая улыбка мужчины.
  - Если желаешь получить максимум от своих тренировок, то у меня есть на примете одно место. ДА и задание есть как раз в том месте. Не переживай, никаких убийств. Вот, почитай вот это.
  Передал папку Кину Сильва.
  По мере чтения, мальчик нервничал все сильней. Ему хотелось попасть в это место! Но беда в том, что попасть он моет туда только один, без учителя.
  - Понимаю, что тебе мешает, Кин, но подумай вот о чем. У твоего учителя могут быть свои планы, которые она нарушит, возясь с тобой. Да и тебе стоит получить настоящий опыт Нэн, прежде чем продолжать обучение, поверь мне.
  - Я подумаю, отец. Подумаю,
  
  
***
  Онии не нравилось это место. Постоянная опасность со всех сторон, взгляды из пустых углов и не возможность утолить ЕГО голод нервировали девушку. Однако всему приходит конец, пришло и время покинуть этот дом.
  Кин пришел как обычно на тренировку и задал ей вопрос, на который у девушки не было ответа.
  - Какие у вас планы на ближайшее будущее, учитель?
  Спросил мальчик. И что она должна была ему ответить? Правду, сказав, что она вконец запуталась в себе и не знает что теперь делать, куда идти и с чего начинать свой путь. Солгать ему и себе направившись в Башню, желая спрятаться от всех на её вершине? Чего желал бы Мастер для неё? И чего хочет она сама?
  Сотни мыслей крутились в голове Онии, а Кин ждал ответа.
  - Я не знаю, - честно призналась девушка. Она и вправду не знала.
  - Учитель, а не хотите стать Охотником?
  С этого вопроса началась её новая жизнь.
  
  
Глава 11. Прощай Дом, здравствуй Яма Грешников. Часть 1
  
  - Учитель, а не хотите стать Охотником? - Начал с наводящего вопроса Кин.
  
  Девушка, которой он этот вопрос задал, оторвалась от своих записей, в которых был зашифрован сложным шифром план на тренировки ученика, и не подавая виду, что её вопросы мальчика выбили из колеи переспросила:
  
  - Ты имеешь в виду организацию наемников, подчиняющуюся мировому правительству?
  - Ага. Я же вам рассказывал уже о них, учитель! - неодобрительно покачал головой мальчик, играя на публику. Кину, как говорилось ранее невероятно нравиться кому-то что-то объяснять, такой уж у него характер. И даже если бы Онии не переспросила, он бы все равно нашел бы причину показать свои знания.
  
  - Учитель, Охотники не просто наемники - Это элита! Множество стран в мире закрыты для посещения, но только не для Охотников! Лицензия Охотника открывает двери, что раньше были закрыты, дает доступ к заказам различной направленности, начиная от охоты за зверьми и людьми, заканчивая поиском артефактов былых эпох. Представляете? Весь мир открыт для них! Но не каждый может стать Охотником, раньше я не понимал, что в точности означают слова Брако в книге "Житие Наемника" о ненастоящей лицензии и последнем испытании, но после начала обучения Нэн все стало на свои места! - похвалил сам себя зануда.
  
  После экспрессивного повествования мальчик вдруг весь подобрался. Серьезно взглянул своими горящими внутренним светом глазами на Онии и уже не столь эмоционально продолжил:
  
  - Охотники имеют ранги и специализации. Чем выше звезда Охотника, тем больше бонусов лицензии ему доступно, касательно специализации я не совсем понял, но вроде как выполняя задания одного типа после получения первой звезды Охотник станет специалистом в данном типе охоты. Какой бонус от специализации дает организация я не в курсе, в книгах это обходят стороной. Может даже первую звезду не дадут без специализации в охоте, но не будем об этом сейчас, - Кин покрепче сжал кулаки от волнения. Онии заметила колыхание его Тэн, свидетельствующее о том, что мальчик очень нервничает.
  
  - Я понимаю, что с моей стороны эгоистично просить вас об этом, но Онии-сенсей, станьте Охотником! - поклонился мальчик просительно. Глаза ребенка уставились на землю, он не решался поднять взгляда на учителя и увидеть на лице Онии разочарование, которое там должно было появиться после его просьбы.
  
  -Ты... Кин, почему? - поинтересовалась у ученика смущенная его поведением по сути совсем молодая девушка, не знавшая не то что любви, общения нормального. Боги! Она отношение к себе своего старого учителя считала нормальным, а ведь он держал её в клетке, подальше от всех остальных учеников, и испытывал на ней пришедшие в его "гениальную" голову идеи.
  
  - Вы мой учитель! Молодые Охотники должны направляться рукой более опытных, это прописано даже в законах Ассоциации Охотников! Но мой учитель ВЫ! - воскликнул мальчик.
  
  От такого признания на щеках девушки выступил слабый румянец. Этот ребенок действовал на неё очень странно, она ощущала некую теплоту в сердце, теплоту что смывала вечную апатию и голод сожителя.
  
  - Я стану Охотником, - не зная, что говорить, просто ответила Онии.
  
  - Учитель, спасибо вам! - от обуревавших его эмоций мальчик обнял девушку, обнял так как только дети могу. Невинно и по-доброму.
  
  Взлохматив волосы своего подопечного, Онии впервые за свою жизнь улыбнулась по-настоящему. И не важно что при этом её лицо не дрогнуло, важно что улыбка была в её оживших глазах.
  
  - Отлично, мы сможем стать настоящими Охотниками, - уверено сказал Кин, совершенно не переживая о таких вещах как какие-то там экзамены.
  
  - Представляете, меня даже отец отпустит, а ведь он такой строгий... - мальчик радостно изливал на учителя положительные эмоции.
  
  Какое-то время они просто говорили (говорил в основном Кин) не о чем. Кин поведал о том как собственно Охотниками становятся и что Онии может спокойно питаться преступниками, за головы которых назначена награда, убийства хоть и не одобряются большинством в Ассоциации но и не наказываются.
  
  Поведал Кин в очередной раз и о причине почему желает стать Охотником. А именно о желании путешествовать и открывать новое, применительно к системе Ассоциации - охотиться за сокровищами, что означает поиск ценностей и артефактов (имеется отдельная специализация именно на охоте за артефактами), еще Кин не прочь заняться поиском редких видов всего живого. Мальчика ведет дорога исследователя и авантюриста и претит его доля убийцы. Ну не нравилось ему убивать за деньги, просто не нравилось. Не встреть Кин Онии, он бы и не понял этого.
  
  Проговорили они до самого вечера.
  
  Через два дня, на выходе из территории Золдик Онии, Кин и Каллуто Золдик неловко переминались с ноги на ногу, не зная как прощаться. Маленький Каллуто то же был необычайно тих. Все же за то время что учитель Кина гостила в их семье, нелюдимый Каллуто привык к их соперничеству за брата (которое придумал Каллуто, Онии же никак не показывала что соперничество существует)
  
  - Я пойду, - рублено сказала Онии.
  
  - Учитель, через полтора года я найду вас с лицензией Охотника на руках. До этого времени берегите себя, ведь вам еще так многому нужно научить вашего глупого ученика.
  
  - Твой учитель, Кин, не подведет своего ученика, к тому времени она сделает себе имя, - уверенно кивнула головой Онии. У неё появилась, наконец, Цель в жизни и теперь она не остановиться не перед чем в её достижении.
  
  Два брата смотрели в след уходящей девушки отмеченной шрамами.
  
  - Учитель! А вам бы пошли длинные волосы! Ждите меня, скоро увидимся, - выкрикнул Кин напоследок.
  
  Онии остановилась, но не став оборачиваться продолжила свой путь.
  
  
***
  
  - Зачем тебе это, сын? - без выражения переспросил Сильва, надеясь, что неожиданно упрямый в этом вопросе Кин одумается. Как бы ни так! Мальчик свел брови домиком и упрямо впялился своим взглядом в глаза отца, смотря как бы сквозь него.
  
  - Он тоже часть семьи и я хочу с ним попрощаться, перед тем как покину дом.
  Сильва погладил себе подбородок в раздумьях.
  
  "В принципе последняя просьба к ЭТОЙ сущности была не столь большой, и её выспрашивания к новому соискателю будут не так велики..." - размышлял Сильва. Он хотел уже было отказать, когда словно прочитав его мысли Кин разительным образом изменился.
  
  - Позволь мне увидеться с братом, отец, - тихо просипел мальчик.
  
  Его глаза открылись навыкат, под ними образовались синяки, словно он не спал пару дней, кожа резко побледнела, а волосы зашевелились.
  
  Таким своего сына Сильва видел лишь раз, в тот день, когда он наказал пощечиной свою жену на глазах у Кина.
  
  От мальчика повеяло угрозой. Разумеется, Кин никоим образом не мог бы повредить Сильве, его Нэн слишком слаб для этого, но решимость мальчика, его внутренняя тьма удивляла даже Сильву.
  
  "Какое замечательное выражение лица. Зено ты глупец. Кин самый трезвомыслящий мой сын? Как бы ни так!" - весело подумал отец семейства Золдик.
  
  Сильва решил дать Кину встретиться с темной частью их семьи.
  
  - Хорошо, ты можешь навестить это существо, однако если его выклинивания будут слишком - Сильва покрутил ладонью в воздухе подбирая нужные слова - требовательны, ты тут же сбежишь. Обещаешь?
  
  Миг и на него вновь смотрит обычный златоглазый мальчик.
  
  - Обещаю, отец. Я понимаю всю опасность силы брата. Но прошу, не называй его так. Он не виноват, что таким родился, - грустно промямлил Кин.
  
  Затем попрощавшись, он направился в место, где держали брата.
  
  Сильва, немного подождав, также встал и подошёл к стене. Нажал на обычный с виду кирпич. С глухим скрежетом стена отъехала в сторону, открыв взгляду крупного мужчины лестницу вниз.
  
  
***
  
  В светлой стерильной комнате, на розовом диване, возле которого валялись горы игрушек, сидел то ли мальчик в женском одеянии, то ли девочка с мальчишеским лицом. Длинные черные волосы с пурпурным отливом ниспадали на плечи ребенка. В две косички, падающие на грудь дитя, были вплетены круглые значки-смайлики с разными выражениями, на челку прижимала ко лбу желтая повязка с вышитыми оранжевыми смайликами на ней.
  
  Одет ребенок же был в своеобразное национальное женское одеяние с зеленой длинной юбкой, достающей до розовых сапожек. Синие глаза ребенка были прикованы к большой сейфовой двери, иногда дитя посматривало в сторону зеркального бронированного стекла, надеясь, что за ним кто-то сейчас есть.
  
  Взяв в руки плюшевого зайчика Аллука припевая поиграл(а) с ним немного, затем взяв мишку создал(а) из пары игрушек дружную семью. Вскоре у пары появились такие же плюшевые детишки и естественно одного из детей звали Аллука, но в этой игре все любили Аллуку и дорожили ей (им).
  
  Очередной день, очередной час и минута одиночества Аллуки неожиданным образом было побеспокоено посетителем.
  
  Синие глаза с трепетом следили за работающим механизмом открытия сейфовой двери. Ожидание съедало ребенка изнутри. Так хотелось увидеть братика или папу или маму, но даже против просителей Аллука против не была(был) бы.
  
  Вот дверь наконец открылась. В комнату зашел черноволосый мальчик в красивой черной одежде с прекрасно вышитым золотой нитью ленточным драконом на куртке и штанах. Золотые глаза коснулись взглядом синие.
  
  - Кин! - Аллука тут же бросилась(ся) к брату. В тайне конечно он(она) надеялась(ся) на приход Киллуа, единственного кто любил его(её) по настоящему, но и Кин он(она) рад(а) был(а) видеть.
  
  - Привет, Аллука, давно не виделись, - Кин все также ощущал от обрадованного его визитом брата нешуточную угрозу. На секунду он использовал Гё на глазах, чтобы рассмотреть брата подробней.
  
  "Невероятно" - мысленно выдохнул Кин. Хоть Нэн брата и был еще скрыт, так как сёко Аллуки были еще закрыты, но при помощи Гё Кин смог разглядеть нешуточный потенциал брата. Нешуточный? Какое простое слово, им не описать той мощи, что была скрыта в маленьком детском тельце.
  
  - Как дела? - поманив застывшего в нерешительности Аллуку, спросил Кин.
  Отверженное семьей дитя не заставило себя долго ждать. Миг и Кина сжимают детские ручки в объятьях.
  
  - Ой-ей-ей, раздавишь же, раздавишь! - наиграно закряхтел старший из братьев.
  
  - Хе-хе-хе, - по-доброму засмеялся Аллука, и попытался сжать Кина сильней. Но вдруг что-то изменилось. Аллука поднял голову вверх. В синих глазах ребенка был вопрос и что-то еще.
  
  - Кин, дай волос, - отстранился Аллука(?) и вытянул руку.
  
  Вот оно, то из-за чего бедное дитя бояться все в этом доме. Раньше Кин не мог понять, что это такое и почему подобное происходит, но не теперь, когда тайны Нэн приоткрыли ему двери к пониманию природы вещей.
  
  Он видел первый раз, когда Аллука показал свою внутреннюю тьму. Кин не желал вспоминать все подробности произошедшего, как и то, что произошло после, когда родители решили узнать о силе Аллуки больше. Кину было стыдно за себя, ведь он будучи чрезмерно чувствительным к проявлению Нэн (это мальчик понял совсем недавно, естественно во время тех событий он подобного не знал) он ощутил бесконечную тьму внутри Аллуки. Он струсил, тут нечему гордиться, и сейчас Кин решил дать хоть немного тепла своему брату, любимому, но и пугающему до жути.
  
  Вырвав один черный волосок, он положил его в руку брату.
  
  - Кин, посмейся, - вновь принялся выклянчивать Аллука
  
  Сила Аллуки - Исполнение желаний. Аллука может выполнить любое желание. Дать бессмертие, великую силу, деньги, границ практически нет, однако за все нужно платить. После того, как желание выполнено, Аллука у следующего встречного будет четыре раза выклянчивать сделать что-то, или какую-то вещь.
  
  Если ты не выполнишь требуемого, то умрешь, а если желание предыдущего было слишком для Аллуки, то умрут еще и все твои родственники, все кто тебе дорог, даже те, кто был знаком с тобой мельком. Жуткая сила. То из-за чего Аллука обречен навечно быть изгоем в их семье, ведь даже малейший шанс на гибель всех в семье не допустим. Аллуку давно бы уже убили, если бы его сила не была столь же полезна, как и опасна.
  
  - Ха-ха-ха, - смотря на забавного братца, засмеялся Кин.
  
  Аллука улыбнулся(ась) в ответ.
  
  - Кин, погладь Аллуку по голове нежно!
  
  Кин с радостью выполнил выклянчивание.
  
  - Кин подари Аллуке содержимое футляра, - ткнул(а) пальцем в закрепленный на поясе футляр Аллука.
  
  - Извини, Аллука, но этот подарок мне подарил Иллуми, я не могу тебе его отдать, попроси что-нибудь другое.
  
  Кин буквально ощутил чужой взгляд из-за зеркального стекла.
  
  Он отказал один раз, следующие требования будут намного жестче.
  
  - Кин, дай кусок своей кожи.
  
  Тремя пальцами вырвав кожу с тыльной стороны ладони, Кин положил её в руку Аллуки.
  
  - Кин, дай средний палец с левой руки.
  
  Решительно выдохнув, Кин не медля убрал из пальца поток Ауры и скрипя зубами от боли оторвал его. Кровь брызнула на розовый верх одежды Аллуки.
  
  Усилив поток Нэн во ладони, Кин остановил кровь. Не подавая виду, что ему больно, мальчик вложил оторванный палец в детскую ладошку.
  
  В тот же момент лицо Аллуки изменилось. Глаза стали черными, в них исчез белок - просто два провала во тьму. Аллука выжидательно посмотрела на просителя ожидая желания.
  - Аллука, прости меня. Я был плохим братом. Вот мое желание, выполнишь ли ты его?
  Жуткий ребенок улыбнулся, явив тьму в провале рта, и утвердительно кивнул.
  
  
0 уровень Ямы Грешников. Бар "Три Крысы".
  
  "Я ненавижу этот город. Пустые улочки со стекающими по каменной брусчатке испражнениями, люди -тусклые тени себя самих, а особенно дети-волчата, живущие в подворотнях и охотящиеся на прямоходящую дичь - все это я до боли ненавижу. Истинная испорченная человеческая натура видна в этом городе в каждом жителе этой клоаки. Как не я ненавижу этот город!"
  
  Молодой мужчина сидел у барной стоики и цедил янтарную жидкость из стакана. Лед иногда потрескивал, отмечая, что жидкость в стане все же холодней, нежели теплей.
  "Гниющая язва на поверхности нашего мира. Болезнь видна в каждом из жителей, даже во мне. И поэтому я все еще здесь, но я ненавижу этот город".
  
  Мужчина глотнул крепкого виски, поставил стакан на стойку и прошептал:
  
  - Повтори.
  
  Следом он снял с головы потасканную кремневого цвета шляпу и положил рядом с собой.
  
  - Держи Ник, но эта последняя на сегодня, - чернокожий худой бармен поставил перед мужчиной полный стакан пойла по недоразумению носившее гордое имя виски.
  
  - Я закурю? - спросил мужчина у бармена. Тот лишь отмахнулся от клиента, ничего не ответив.
  
  Ник воспринял это как согласие.
  
  "Восемнадцать лет бесполезного существования в жопе мира, о таком мечтала моя мать, когда просила деньги у отца за пару минут удовольствия? Ненавижу этот город!"
  
  Ник засунул руку в карман кроемого плаща и достал свою последнюю сигару. Денег на еще на одну пачку не было, а на сигареты он переходить был не намерен.
  
  Бросаю курить", - подумал Ник. Отрезал специальным ножом краешек сигары, поджег её и втянул едкий белый дым.
  
  Затяжка, еще одна и жизнь уже не кажется таким уж дерьмом.
  
  "Со мной мой кольт, что еще нужно мужчине для счастья? Оружие и женщины", - вспомнилось что женщины у него уже не было год, с того момента как Элизабет предпочла частному сыщику главаря одной из банд.
  
  "Ненавижу этот город", - испортилось настроение у Ника.
  
  Мужчина взлохматил непослушные каштанового цвета волосы, попытался взбодриться.
  
  "Жизнь дерьмо".
  
  Так он и сидел цедя свою последнюю на сегодня кружку и вытягивая дым из последней сигары.
  
  - Ник, заработать хочешь? - сказал волшебные слава бармен.
  
  - Я больше не наемник Бордо, я частный детектив, - в который раз повторил Ник за эти три месяца.
  
  - Работа по твоему профилю, нужно найти человека, - осчастливил Ника бармен.
  
  Уже через минуту Ник изучал папку с заказом.
  
  Некто богатый просит найти потерявшегося на 5 уровне Ямы ребенка.
  
  Ник хотел было уже отказаться, но затем взглянул на сумму, предлагаемую за выполнение этого дела.
  
  Сигара выпала изо рта детектива
  
  - Где расписаться кровью, Бордо?
  
  
Глава 12. Прощай Дом, здравствуй Яма Грешников. Часть 2.
  
  Северный континент. Он омывается тремя морями и двумя океанами, природа здесь не столь разнообразно, как в той же Йорбии, материке южней, или уж тем более с Азией, материком расположенным далеко на востоке за Внутренним Океаном.
  
  Климат на всей территории материка ровный, умеренный, только далеко на севере, в регионах тундры день слегка короче ночи, но не настолько, чтобы это бросалось в глаза.
  
  Три страны борются на политической арене за владычество над всем материком, но эта борьба никогда не перейдет в военный конфликт, ведь у каждой из трех стран есть сила, с которой стоит считаться.
  
  Республика Падокия славится своими шпионами и убийцами, особенно убийцами, в этой стране свили гнездо знаменитые Золдик, они неустанно следят за остальными двумя странами и готовы в любой момент погасить ненужные настроения политических элит в соседних с их домом странах. И нужно сказать ни раз и ни два монархия Небе лишалась королей, а торговые дома Мимбо не досчитывались родственников.
  
  Республиканская монархия Небе имеет сильнейшую армию не только на континенте, но и во все мире. Если возникнет необходимость, то король может поставить под ружье и клинок все мужское население страны и часть женского. Возможно, Небе не так технически развита, как Штаты Мимбо, но тем не менее, Небе очень сильная своим войском.
  
  И наконец, Штаты Мимбо, или как эту страну еще называют - Горный Край Торгового дома Олд Кука. Большую часть территории Штатов, как не трудно догадаться, покрывает горный хребет Мимбо. Городов в этой стране не много, всего лишь шесть, но все они города-миллионеры, являющиеся центрами каждого из шести штатов. Страной на данный момент правит совет торговых домов, но главную скрипку все же играю остатки старой знати Империи Кука с потомком императора Кука в главе, который в свою очередь также является главой торгового дома Олд Кука и правителем самого крупного из шести городов - Арзас.
  
  Долгие года с момента падения Империи, Мимбо была в застое. Младший сын Императора с трудом сводил концы с концами, ведь бывшая провинция империи имела мало земли под пашню, из-за чего первые годы после Революции Нью в провинции случился страшны голод, выкосивший несколько городов, только переход на иную форму правления немного стабилизировал политическую ситуацию, но не будем влезать в дебри истории и рассмотрим причины, почему Мимбо из умирающей провинции падшей Империи превратилась в одну из самых богатых стран мира.
  
  Примерно две сотни лет назад некто Волбрум Осоку разрабатывая старую жилу серебра, своей киркой пробил проход в странный широкий туннель с высоким потолком. Мужчина не растерялся и, взяв небольшой кредит у торгового дома Олд Кука, организовал экспедицию в открытые руины. Не будем углубляться в эту историю, нам только стоит знать, что был открыт подземный город неизвестной расы, а за ним второй связанный с первым катакомбами, более того по прошествии нескольких лет катакомбы были исследованы на четыре километра вглубь и исследователи открыли еще три города. Все члены экспедиции добыли несусветное количество сокровищ и странных артефактов, а самое главное были получены образцы неизвестных технологий. Торговый дом Олд Кука же наложил руку на эту территорию и построил наземный город для нужд первооткрывателей, продажа найденного была возможно только в этом городе по установленной торговым домом цене.
  
  Время шло, добычи становилось все меньше, а идти вглубь катакомб решались не многие из-за обитавших там магических зверей. Доходы с города упали, и в какой-то момент торговый дом ушел из добычи, продав город на внутригосударственном аукционе. Это стало концом, новый хозяин не смог в должной мере организовать экспедиции, те раз за разом проваливались, деньги кончались, и город вновь постановили на аукцион, так две сотни лет город Волбрум стоит без наместника из высшего торгового дома. И нынче 6 уровневое поселение никак иначе как Яма Грешных Торгашей, или же проще Яма Грешников, и не называют. Здесь нет ни полиции, которую финансируют торговые дома, ни больниц, здесь нет ничего, кроме многочисленных банд, борделей и мусора, и человеческого в том числе.
  
  Иногда находятся смельчаки, спускающиеся на нижние уровни катакомб, благодаря им, а также многочисленным торговцам из малых торговых домов, продающих здесь все, что запрещено продавать в официальных городах, город все еще жив. Седьмой ненужный никому в Мимбо город - Яма Грешников, город охватывающий гору Прозак как снаружи, так и изнутри.
  
  И в этот город сейчас медленно вползал караван из нескольких сотен телег, которые тащили крупные бескрылые птицы - Чоко.
  Шестьдесят пятая телега, украшенная рекламными надписями товаров малого дома Остек. Мужчина, сидевший на вожжах, вытер со лба соленый пот рукавом. Лицо мужика выражало вселенскую скорбь от несправедливости жизни, но внутри он ликовал. Наконец, наконец-то, он добрался до этой адовой дыры в жопе мира! Сколько дней и ночей он трясся над своим грузом, не счесть, а ведь стоило только кому-нибудь прознать о нескольких "алмазах" спрятанных в дерьме, которым он обычно торгует, и Остека бы закопали где-нибудь по дороге, но он смог, добрался! Теперь глава малого торгового дома, зарабатывающий на работорговле, попал под единственный закон сего поселения: Никто не посмеет тронуть торговца прибывшего на ярмарку, даже спесивые торгаши из великих торговых домов, ну по крайне мере не должны, но лучше не рисковать.
  
  Остек подергал свою бороду:
  
  - Чего пялишься, пшел прочь! - взмахнув хлыстом, глава дома отогнал от своего фургона-телеги чумазого ребенка. Эти волчата страшнее палачей верховных торговых домов. Они даже готовы нарушить негласные правила Ямы, и плевать, что за это всю стаю уличных детей в лучшем случае отправят на 5 уровень в качестве подопытных мышек.
  
  Сплюнув на землю и выругавшись, Остек затем стукнул кулаком по дверце за спиной.
  
  Со скрипом та открылась, на мужчину дыхнуло запахом пота, мочи и грязной любви.
  
  - Отец? - спросил из тьмы фургона невысокий парень лет шестнадцати, он был очень похож на Остека лицом и характером, в отличии от старших сыновей главы дома.
  
  - Ну как там? Надеюсь твои братья-дуболомы не тронули товар? - намекая на "алмазы", невзначай спросил Остек у сына.
  - Пытались, пришлось пожертвовать одной рабыней. Ты же знаешь Хоско, он слишком туп и слишком похотлив, чтобы слушать чьи-либо доводы, - поморщился, выбравшийся на свет и присевший рядом с отцом парень.
  
  - Зачем мы вообще его берем с собой? Столько ненужных растрат! Та рабыня была совсем неплоха, и можно было бы выручить неплохие деньги с её продажи, - излил недовольство надежда отца.
  
  Остек потрепал сына за плечо:
  
  - Хоско хорошо работает с мечом, да и стреляет неплохо. Одна или даже две рабыни или раба не такая большая плата, ведь мы экономим на охране. Кто посмеет задирать этого дуболома? То-то же, -наставлял сына Остек, их фургон медленно двигался следом за впереди котящимся фургоном вечного конкурента на рынке рабов - Асамии. Мимо проплывали каменные строения, вырубленные в породе. Раньше это место было красивым, но годы запустения и отсутствие ухода постепенно привели некогда красивые архитектурные решения великих зодчих старых времен в упадок.
  
  Нулевой уровень Ямы грешников медленно впускал в себя новых посетителей и жителей.
  
  Из-за закоулка выглянул хмурый работник ножа и бутылки, он поочередно провожал каждый из фургонов замыленным взглядом.
  Вездесущие дети на глаз определяли извозчиков с благодушным настроением и выклянчивали у них денег, или же еды, в зависимости от того насколько по мнению детей у извозчиков заполнена воображаемая шкала добродушия.
  
  Вереница каравана медленно ползла по казалось бесконечной улице, время текло своим чередом.
  
  Вдруг Остек услышал громкие ругательства и пару выстрелов. Напрягшись, он положил руку на двустволку укрытую покрывалом, готовый пальнуть в любую угрозу своему благополучию. Но пронесло. К ним подъехал восседавший на Чоко наемник от первых фургонов (первые фургоны принадлежали самым уважаемым и богатым торговцам), подняв руку, он устало сказал причину переполоха, при этом его лицо выражало всю глубину того "удовольствия", которое он испытывает раз за разом, повторяя одно и то же.
  
  - Уважаемый представитель Высшего Торгового Дома Осей-шей приносит извинения за небольшой переполох, один из гладиаторов пытался убежать, но был пойман и наказан. Спасибо за понимание, - наемник, даже не посмотрев на Остека, продолжил путь.
  
  - Пап, а почему они сообщают о своей неудачи? Разве это не вредит бизнесу? - спросил о причинах разглашения своей неудачи высшими торговцами Оска.
  
  - Сын, этот эпизод никак не повредит их репутации, поверь мне, - улыбнулся наивности своего приемника отец семейства и по совместительству глава малого торгового дома. А затем серьезно добавил:
  
  - Посиди на вожжах, я проверю "товар", - выделил товар интонацией Остек.
  
  Парень взяв в свои руки управление фургоном серьезно кивнул, Остек с трудом подавил улыбку, развернувшись мужчина открыл дверцу и вошёл в свой, купленный на кровные с продажи рабов трехэтажный, размером с нормальный такой дом фургон.
  Не обратив на запах внимание, он постоял немного, привыкая к темноте и под взглядом сонного среднего сына пошел в сторону загонов рабов.
  
  По ходу движения он начал слышать женские стоны. Покачав головой и сетуя на глупость старшего, который рано или поздно что-нибудь подхватит, направился по узкому коридору к лестнице. Поднявшись на второй этаж, он в который раз покачал головой. Труп женщины лежал в углу. Хоско даже не удосужился убрать за собой.
  
  Подойдя к первому загону, он открыл смотровую щель, аккуратно, с расстояния, заглянул в помещение. Шесть женщин разного возраста сидели, прижавшись друг к дружке. Будущие работницы борделей 3го уровня Ямы совершенно не отреагировали на появление Остека. Все как положено, все как он и наказывал товару, когда хозяин смотрит - сидеть и не реагировать.
  Оценив женщин, он прикинул, что с них особо много не заработаешь, не слишком красивые крестьянки из Кука Нью не пользовались особым спросом на рынке Ямы.
  
  - Тысяч пятьдесят думаю заработаю, - утвердительно кивнул Остек. Закрыл смотровое окно и подошёл ко второму загону. Там сидели дети, много детей. Тридцать голов возрастом от семи до десяти лет, эти пойдут на продажу на 5 уровень Ямы, ну или может какой извращенец позарится, но это навряд ли, нескладные детишки-то. А вот ребятам из исследовательских комплексов подобный товар можно загнать за приличную сумму.
  
  Не закрыв окошко, дабы слегка проветрить помещение с кучей детей, он подошел к последнему загону, где хранились сокровища, что принесут Остеку миллионы!
  
  Три фигуры сидели на постеленных матрасах и тихо о чем-то шептались. Две молодые девушки и одна девочка. Аристократки! Самые, что есть настоящие аристократки! Когда поставщик их приволок, Остек сперва не поверил крысе на слово, но поговорив немного с девушками, накаченными наркотой, он удостоверился в правдивости слов крысы.
  
  Две девушки были очень красивы, помыть их и можно за каждую просить по миллиону дженни. За девочку же Остек рассчитывает выручить все три, ведь малышка умна, умеет читать и писать на нескольких языках, самое то для гарема богатенького знатного вельможи или дорогого дома удовольствий. Из такой вот белокурой девчонки, при должном обучении, можно вырастить куртизанку высшего класса, но, к сожалению, Остек ни разу не тренер куртизанок, поэтому он и потеряет примерно 4-5 миллионов, которые получит тот, кто натаскает эту девчушку должным образом.
  
  Сетуя на потерю прибыли, он закрыл окошко и у алмазов и у мусора.
  
  С той стороны двери, где выдохнули дети названые Остеком мусором, приоткрыл карие глаза мальчик девяти лет.
  Кин осмотрел помещение еще раз, оценив каждого обитателя загона вновь, если все получится как он и хочет многих из этих детей ждет свобода, но к несчастью далеко не всех. Только тех, кто попадет с ним в одну лабораторию. Линзы неслабо ему мешали, как собственно и запах, но наученный сутками напролет сидеть в выгребной яме, Кин стоически терпел эти неудобства. Все ради того, чтобы попасть на пятый уровень Ямы Грешников.
  
  Задание, которое его попросил выполнить отец оказалось с подвохом. Дело в том, что путь между уровнями один и для взрослого использовать его не проблема, но с детьми иной случай. Кто пустит пацана девяти лет отраду на подъемник? Скорее его попробуют поймать и пленить, чтобы затем продать в рабство. Зачем тогда создавать себе проблемы? Кин подергал за ниточки своих немногочисленных связей и получил билет сперва на первый уровень на ежемесячную ярмарку Ямы, чтобы затем пересесть на экспресс до пятого уровня.
  
  Сидящий рядом с Кином сопливый мальчик шестилетка шмыгнул носом, его попыталась успокоить девочка на год старше и очень на него похожая. Кин с трудом сдержался от проявления чувств. Рабство, самая грязная часть человеческого общества, Кин ненавидел эту часть всей душой. Что может быть хуже, когда разумных существ превращают в вещь и лишают свободы?
  Кин использовал Гё на девочке. У той был небольшой талант в Нэн, Кин это ясно видел.
  
  "Интересно, а отец позволит мне привести её для обучения на дворецких?" - проскользнула в мозгу мальчика мысль. Но он знал, что эти мысли не имеет смысла. Даже если ему удастся вытащить девчушку, то, как быть с остальными детьми? А задание? Задание нужно выполнить непременно, во чтобы-то ни стало.
  
  Отвернувшись от ровесников, дабы не теребить душу, он уставился на дверь.
  
  Возможно, идея достичь цели в рабском фургоне была не лучшая идея из всех. Иногда лучше быть в неведении.
  
   - Нет ничего в нашем мире хуже рабства, - произнес Кин еле слышно.
  
  
  
***
  
  - Нет ничего в нашем мире хуже рабства, - выплюнул Ник. Солнце подпекало, и дырявая шляпа не могла спасти от палящих лучей.
  
  - Это да, совершенно с вами согласен мистер детектив, - поддакнул рослый торговец, сидящий рядом с Ником, и продолжил:
  
   - Толи дело продажа произведений искусства! Особого дохода подобная торговля не приносит, но зато совесть чиста.
  
  Колеса фургона поскрипывали, раздражая музыкальный слух восемнадцатилетнего частного детектива. Хотелось закурить, но последняя сигара истлела где-то неделю назад, а попрошайничать Нику не позволяла гордость, или глупость. Чтобы не пилить своими двоими на вершину к подъемнику, Ник поступил как настоящий следователь - вычислил охочего на слово торгоша и напросился к нему в фургон. Теперь вот вынужден слушать расхваления обычного торговца краденным и по совместительству контрабандиста - среднего торговца Томсона.
  
  Еще раз взглянув в сторону трупа девушки валяющейся на обочине, он вспомнил, как ненавидит этот город. Город, что пережевывает слабых и сильных, чтобы затем выблевать их на обочину жизни. И самая вершина тьмы этого места - рабство.
  
  - Богатый видать торговец, ошейник не снял, - проговорил торговец произведениями искусства, при этом он так смотрел на труп, что Ник готов был поклясться, что он сейчас обдумывает остановить повозку и снять с трупа дешевый проржавевший тонкий женский ошейник.
  
  - Цок! - выкрикнули поочередно Чоко, вынужденные остановиться перед вставшим фургоном, их выкрик повторили те Чоко, что шли за фургоном Томсона. Получилась этакая волна выкрика Цок идущая спереди и заканчивающая далеко позади.
  
  - Приехали. Мистер Детектив, пойдете вперед или останетесь со мной? - спросил широко улыбающийся Томсон.
  
  Ник кисло улыбнулся в ответ и, вложив в протянутую руку купюру, спрыгнул с фургона. То были его последние деньги, но не ругаться же с жадным засранцем? Тем более, когда на тебя наставлен женский пистолет.
  
  - Ненавижу этот город, - придерживая шляпу рукой Ник шел вперед к подъемнику. В кармане была связка билетов, купленная давным-давно, еще когда у Ника водились деньги в кармане и была любимая женщина, ах где те счастливые времена?
  
  - По крайней мере, у меня есть ствол, мозги и мечта, - не столь уверенно, как год назад произнес Ник себе самому.
  
  Ветер по мере движения к плоской вершине горы усиливался, подолы кремового цвета плаща развивались а шляпа готова была улететь. Вскоре брусчатка сменилась ровным камнем. Срезанная плоская вершина горы познала стопу Ника, а затем и вторую. Не сбавляя шага, мужчина побрел к провалу в камне, это подъемник уже увез десять фургонов вниз к первому уровню ямы. Сколько Ник не видел это чудо техники, ни как не мог надивиться. Километровая площадка, опускаемая по туннелю сперва вертикально вниз до первой стоянки, а затем и двигающаяся по специальным рельсам внутри древних катакомб.
  
  Определенно, когда это создавали, в этом городе еще водились деньги.
  
  Ник направился каменной башенке, где скучали пара головорезов - охранников. Эти ребята не столько собирали деньги с спускающихся, сколько искали цель для обогащения. Как назло среди отморозков был один тип, знающий Ника в лицо.
  
  - Кто это там? Неужто нас почтил визитом легендарный частный сыщик с дырками в шляпе, Николас Ридл, ранее известный как мистер... Воу, спокойно Ник, я же шучу, ха-ха-ха, - сдрейфил называть старое прозвище Ника головорез. Рука на пушке - лучший аргумент в споре.
  
  - Горшок, а что вы тут околачиваетесь? Почему не вместе с фургонами на подъемнике? - задал вопросы Ник.
  
  - А, это все шишки из торговых домов со своими перестановками, - махнул рукой Горшок. - Каких-то левых ребят нагнали из своих сил особого назначения, якобы для обеспечения лучшей безопасности ярмарки. Бред короче какой-то. Увидишь сейчас этих мажоров, все как один в костюмах и при табельном.
  
  Упомянув оружия, Горшок мечтательно закатил глаза. Пушки даже в славящейся технологиями и производством Мимбо редкость. Естественно каждый уважающий себя бандит метает о хорошем, редком стволе, а Горшок себя уважал.
  С грохотом, словно из глубин преисподней, выплыла широкая ровная площадка-лифт, на ней стояло десять одетых с иголочки мужчин в солнцезащитных очках. Ник удивленно поднял брови.
  
  - Видал, да? Очки в темноте напялили, ну идиоты же? - усмехнулся Горшок.
  
  Однако Ник был знаком с этой моделью девайса, так похожего на обычные очки. На самом деле это были устройства военных, имеющие несколько режимов работы, и один из режимов как раз позволял видеть через подобные очки в темноте.
  
  "Не нравится мне это. Что в нашем клоповнике делают профи?" - нахмурился Ник.
  Достал из кармана билетик и передал его Горшку.
  
  - Ник, бросал бы ты эту чушь с игрой в детектива. Маркус спрашивал о тебе, не хочешь вернуться в дело? - предельно серьезно спросил головорез принимая скомканный билет.
  
  Ник покачал головой пошел к подъемнику, не вымолвив и слова.
  
  Остек загнал свой фургон на подъемник и внимательно проследил за парнем в площе. Тот встал у между двумя фургонами и не отсвечивал.
  
  - Бать, скоро приедем? -выглянул на свет кудрявый красивый мужчина, на его лице был след от женских ногтей.
  
  - Спускаемся, скоро на месте будем, - Повернулся к сыну Остек. Между тем подъемник начал спуск.
  
  Тьма накрыла всех на опускающейся платформе, медленно удалялся круг света, и когда платформа встала на рельсы и пошла в сторону, густые тени от редких жаровен принялись играться вокруг фургонов и стоящих поодаль охранников.
  
  - Хоско, надеюсь, ты не трогал наш товар? - грозно взглянул на сына после пары минут молчания Остек.
  
  Что хотел ответить красавец мужчина так и останется загадкой.
  
   Неподвижно стоящий до этого охранник вытащил из кобуры пистолет и выстрелил в голову Хоска. Следом в Остека, не успевшего достать двустволку.
  
  Ник краем глаза заметив движение среагировал моментально. Присев, тем самым уйдя с линии полета пули он одним движением достал серебряный револьвер Кольтос (тут нет ошибки, именно Кольтос) калибра 15.4 мм и выстрелил. В шее незадачливого убийцы образовалась дырка, откуда хлынула кровь.
  
  Повсюду была стрельба, которая постепенно затихала, слишком уж неожиданно охранники превратились в убийц, торговцы и пара наёмников, просто не успели среагировать.
  
  Оценив всю незавидность своего положения, Ник спрыгнул на рельсы и юркнул в щель между в нижней части платформы, где находились колеса, там он и затаился, готовый застрелить любого засранца попадающегося его от сюда выкурить.
  "Вот дерьмо! Какого дьявола происходит? Во что я опять вляпался?" - недоумевал Ник тому, как обычное задание по поиску человека еще не успев начаться, превратилось для детектива в парную вонючую гору проблем.
  
  Между тем "охранники" убив торговцев, не стали искать спрятавшихся, а в темпе, охраняя периметр, проникли в фургон обычного работорговца Отсека, походу дела застрелив и остальных его сыновей. Примечательно то, что ни рабов, ни тех, кто спрятался, эти парни в черных очках не трогали.
  
  Первое что сделал Кин, это приготовился к бою. Из-за нехватки информации мальчик не решился пока выносить дверь, но был готов это сделать, если в фургон пустят газ.
  
  Время медленно шло, и вот за дверью раздался звук шагов.
  
  Со скрипом створка отворилась. Мужчина в черных очках, с оружием в руках и лысой головой осмотрел напуганных детей и произнес в микрофон, закрепленный на воротнике:
  
  - Тут дети. Много. Нет, леди с ними нет. Понял. Лютик пригляди за ними, а я загляну в соседнюю дверь, - обратился лысый к кому-то Кину пока не видимому.
  
  - Понял Одуванчик, присмотрю, - с неохотой ответил Лютик и вскоре показался.
  
  Кин прикрыл глаза и осмотрел этих двоих Гё. Обычные люди, не Нэн пользователи.
  
  "Нехорошо миссия началась", - подумал он недовольно. Только начали спуск и уже неприятности. Как бы не пришлось убивать этих двоих. Кин не любил убивать, но если надо то он ликвидирует кого надо без особых проблем.
  
  Между тем лысый Одуванчик ушел, оставив Лютика сторожить детей. Кину не понравилось, что они просто не закроют дверь, словно не хотят выполнять позже лишнюю работу. Нежели последует зачистка?
  
  Кин приготовился. Отменив Зецу, открыв все свои сёко, Кин использовал пассивный Тэн, готовый в любой момент нарастить поток Ауры, чтобы использовать Рэн.
  
  Раздалось два оглушительных выстрела, от которых дети вокруг Кина вздрогнули и побледнели. Отдалено Кин услышал детский вскрик после выстрелов.
  
  -... так было нужно, они подвели вас, леди, - услышал голос Одуванчика Кин.
  
  - Нет, не нужно, я не хочу идти с вами, - напуганный голос прозвучал в ответ мужскому.
  
  - Пойдемте, ваша матушка искала вас очень долго. Не будем заставлять её ждать. Лютик, зачистка.
  
  Кое кто внутри загона понял что это значит, и это был не только Кин. Пара мальчиков попыталась сбить мужика с ног, но куда им против взрослого?
  
  Лютик достал внутреннего кармана небольшую металлическую штуку, похожую на колбу.
  
   "Мини-Напалм!" - узнал вещь Кин. Медлить больше было нельзя.
  
  Рэн. Аура послушно рвется наружу, усиливая физические параметры Кина и добавляя его ударам мощнейший травматический эффект. Обычный человек, которого Кин ударит в Нэн даже если не умрет сразу же от внешних и внутренних повреждений и болевого шока, навсегда останется калекой.
  
  Кин в мгновение ока сблизился с Лютиком, подпрыгнул и стукнул его ребром ладони по горлу, тем самым срезав голову Лютика с плеч. Перехватив падающую гранату, Кин отбросил её в сторону дальней стены, и не сбавляя темпа бросился на лысого, только поворачивавшегося от белокурой девочки с бледным лицом в сторону Кина.
  
  Словно копьем, Кин пронзил сердце противника своей рукой, а уперев вторую руку в живот он толкнул мертвеца от себя.
  Бледная девочка наблюдает картину моментальной смерти и еще не успевает понять, что же произошло, как Кин подбегает к загону с женщинами и выносит дверь одним ударом. Со стороны дальней стены вспыхивает напалм, огонь от которого вскоре поглотит весь фургон.
  
  - Бегите, если хотите жить. - просто сказал Кин.
  
  Если у вас отлично работает фантазия, представьте, насколько сюрреалистична картина, где невысокий мальчик в одно движение обезвреживает двух здоровых мужчин, профессионалов. Обычные крестьянки и дети крестьян увидели не ребенка, они узрели злого духа, и побежали не от распространяющегося огня, а от темной твари носящей лик ребенка.
  Девочка также рванула прочь, но уже у лестницы она оглянулась, чтобы увидеть, как мальчик-дух пробивает собой стену фургона и исчезает во тьме за стеной.
  
  Сам же Кин, поняв, что о простой прогулке в составе рабского конвоя теперь можно забыть, быстро пробежался и ликвидировал оставшихся налетчиков. Зачем он это сделал? Ну он спас тех детей, верно? Значит, он в какой-то мере за них ответственен, пускай и не может вывести наружу. Но кто знает, может им повезет, и они смогут выжить в этом ужасном месте. Кин же дал им шанс, очистив площадку.
  
  Не тратя больше и секунды, Кин спрыгнул на рельсы, затем и побежал по ним держась неосвещённой части туннеля.
  
  Другой участник событий через поля часа устал от сидения в неудобной позе и выбрался наружу.
  
  - Нда, и что здесь произошло? - оценив валяющиеся трупы нападавших и лазящих по фургонам рабов, Ник посмотрел в потолок, ища на нем ответы на свои вопросы. Может бог сжалится и ответит?
  
  - Темный наездник проскакал, - веско бросила малышка с двумя грязными косичками. - А вы кто, дядя?
  
  - Я? Я самый лучший в мире детектив, Николас Ридл. Хочешь конфетку? - предложил старую, засохшую карамельку девочке Ник.
  - Неа, я лучше поищу чего повкусней. Остерегайтесь Темного Наездника, дядя! - на прощание бросила малышка Нику.
  
  - Мда, - бросил в рот конфетку Ник и задумался. Кто такой Темный Наездник он знал - это дух мщения в аурейской мифологии.
  
  - Мда, и что теперь делать, - в очередной раз поднял он голову к потолку.
  
  "Очень неудачное начало задания, очень".
  
  
Глава 13. Алчность I
  
  В туннеле, где не ступала нога человека вот уже несколько веков, горел слабый огонек химического фонарика. Неестественно белый свет, создаваемый химической реакцией внутри фонаря, рождал уродливые тени, пугающие еще сильней, нежели абсолютная темнота.
  
  В глухой тишине иногда раздавался слабое шуршание, иногда его заменял звук перелистываемой страницы.
  
  Среди теней, пыли и тишины, напротив древней фрески застыл в задумчивой позе ребенок на вид десяти лет, может чуть младше, а может и старше. В правой руке мальчика был огрызок карандаша, в левой блокнот, открытый на последней странице.
  
  Мальчик погрыз остатки карандаша. Ему категорически не хотелось уходить от этой чудесной реликтовой фрески, но у него неделю назад закончилась еда, сегодня вода и самое страшное - он исписал оба блокнота!
  
  Кин Золдик чуть ли не плача вывел на последней странице очередную волну и рядом с ней расшифровку на языке, который в этом мире неизвестен.
  "Реликтовый язык. Какие еще тайны ты хранишь?" - счастливая мысль кружилась в голове мальчика.
  
  Удивительно, непостижимо, невероятно! Он раньше не особо доверял выкладкам некоторых археологов, утверждающих, что обычные стилизованные на камне волны и ветер, которыми расписаны катакомбы Ямы есть ни что иное, как язык древней расы. Но это оказалось правдой! Именно в момент расшифровки первого символа, а именно волны, чей гребень был ниже рядом вырезанной на пол миллиметра, Кин понял, как жесток мир к археологии. Все открытия должны пройти через жесткую цензуру, на предмет нежелательной трактовки всеми известной истории, только Охотники могут публиковать свои труды без оглядки, но, сколько их, этих Охотников?
  
  Грустно дописав последнюю букву, Кин захлопнул блокнот и убрал его в скрытый кошелек, вшитый под кожу. Такой есть у каждого активного члена семьи Золдик.
  "Закуплюсь на уровне Алчности. Может там найдется электронный блокнот? Хотелось бы. И почему я не догадался одолжить у Миллуки на время один", - корил себя мальчик.
  
  Отряхнув плечи от пыли, он задумался над своими дальнейшими действиями. Целых два месяца развлекался в катакомбах, за это время страсти по резне на подъемнике должны были утихнуть. Кин с удовольствием подождал еще месяц или два, но вскоре должна начаться Ярмарка Живых Вещей. Самый благоприятный момент попасть с первого уровня на второй, нужно лишь попасть в один из караванов, везущих купленных рабов вниз, к уровню Разврата, а еще лучше к уровню Мамона, который еще иногда именуют уровнем Вони и Обжорства.
  Задание Кина весьма сложно даже для опытного наемника, и самая его сложная часть это поиск и проникновение.
  
  "Нужна информация по объекту. Все что мне удалось найти, это слухи о некой Колбе 17", - размышлял мальчик, идя в сторону первого открытого города древней расы. К глубочайшему сожалению Кина попасть ниже первого уровня Ямы по катакомбам практически нереально, ведь там настоящий лабиринт, возможно, мог ли бы помочь фрески, иногда попадающиеся на пути, но у Кина нет столько времени. Кто знает, когда объект решат поднять из Ямы или продать? Мальчик точно знал, что этот год искомое будет в одной из лабораторий пятого уровня, но вот в какой еще предстоит выяснить.
  
  Воображаемая карта первого уровня катакомб все время была перед глазами златоглазого убийцы, по ней он и шел в сторону уровня Алчности. Кин не мог заставить себя перестать использовать Гё, ведь столько всего интересного и прекрасного попадалась на пути. Странные изображения гуманоидов с непропорционально большой головой, истлевшие, но из-за вложенной в них художником души излучающие слабое подобие Нэн. Непонятные вязи не до конца изученного языка и многое-многое иное.
  
  Очередная попавшаяся на пути фреска пригвоздила взгляд Кина к себе. Мальчик остановил свой бег, подошел и внимательней рассмотрел изображение и текст под ним, старательно запоминая его.
  
  Тусклый свет Нэн видимый в Гё Кина очерчивал линии призрачной картины некого таинства неизвестной расы. Шесть гуманоидов с непропорционально большой головой приклонили колени пред цветком, в котором спал некто похожий на человека, на очень красивого человека неясного пола с крыльями бабочки за спиной.
  
  "Фея?" - дал определение божеству древней расы. Под цветком была вязь языка. После внимательного осмотра надписи, в голове Кина сошелся пазл, и он разгадал значение слов.
  
  "Владыка каменных цветов, хранящий честь девы черепа", - прочел он надпись.
  
  Слезы чуть не потекли по щекам, от осознания того, что у него нет времени изучить древние артефакты.
  
  "Обязательно сюда вернусь! Обязательно, когда стану Охотником сюда вернусь и раскрою все тайны!" - в груди загорелся огонь решимости. Как он раньше жил без всего этого? Как мог влачить свое жалкое существование без этих прекрасных фресок, изображающих уродливых недолюдей, не осознавать всю глубину мира, его тайны, которые только ждут, когда их раскроют!
  
   Буквально пересиливая физическую потребность перевести все надписи, Кин использовал Рэн и рванул в сторону Алчности.
  
  
1 уровень - Алчность.
  
  - Вау... - единственное, что мог промолвить мальчик, застывший от осознания величия тех, кто ЭТО возвел.
  
  Колонны, у которых не видно ни основания, ни вершины, между ними паутины из широких каменных мостов-улиц. Каждая отдельная колонна произведение искусства, а если использовать Гё, то эти исполины засияют в бирюзовом Нэн построивших их существ. Зачем они нужны, в чем был смысл их возводить? Ответов на эти вопросы нет, и как же хочется Кину их получить.
  
  - Алчность, название уровня отражает всю суть, - промямлил мальчик. Он испытывал алчность сейчас, хотелось, чтобы тайны этого места не открылись никому кроме него, Кина.
  
  Укутавшись в плащ плотней, Кин медленно спустился с карниза на один из мостов и шмыгнул в переулок между покосившимися домами.
  
  Ширина даже этого, не самого большего из мостов, поражала. На нем уместилось несколько крупных зданий, расположенных по непонятной для разума человека схеме.
  
  Крупный крыс, грызущий своего собрата, совершенно не боялся мелкого человека. Размером с крупную кошку животное вполне могло убить двуногого. Только наличие недавно пойманной добычи останавливало крыса от нападения на одинокого детёныша людей.
  
  Золотые глаза прошлись по заваленному мусором переулку, заканчивающемуся вырубленной в камне ямой.
  
  Гё.
  
  В яме жила стая Мухокрыс, жутких насекомых, подчинивших себе крысу и со временем выедающих их внутренности, оставляя лишь кожу, которую и "носят", как своеобразную одежду. Мухокрысы были слабейшими из известных магических зверей, и они повсеместно распространены. Где есть крысы, там через некоторое время появятся и Мухокрысы, будьте уверены.
  
  Не желая быть атакованным роем этих тварей, Кин не медля вытащил из кармана под кожей бандану, платок, которым закрыл нижнюю часть лица, линзы мальчик решил не одевать, вместо них он надел крупные очки с затемнёнными линзами, которые обычно носят летчики.
  
  Чуть сгорбившись, мальчик вышел из переулка, но, не сделав и трех шагов, хлопнул себя по лбу и остановился. Быстрым движением засунул руку за пазуху и достал из кожного кармана таблетку. Быстро её проглотил.
  
  - Так-то лучше, - хрипловатый и совсем не детский голос прозвучал в тишине.
  Сейчас в сторону оживленных улиц шел не девятилетний мальчик, а слегка горбатый карлик, которого конечно можно спутать с ребенком, но только до тех пор, пока он не заговорит.
  
  Ну, а если найдется умник, решивший увидеть лицо, скрывающего личность карлика, то любопытному дураку придётся собирать свои зубы с мостовой.
  У карлика скверный характер...
  
  
1 Уровень - Алчность.
  
  Невзрачный карлик в полосатой белой бандане проковылял мимо. Рома с интересом проводила низкорослого мужчину взглядом. Интересно то, что глаз постоянно соскальзывал с объекта интереса, а сам карлик словно размывался. Вот вы смотрите на него, но увидеть не в состоянии. Совершенно незаметный человек, что для карликов редкость.
  
  "Совсем не похож на Гео", - вспомнила шута отца Ромалия-Лия. Девочка закусила губу, чтобы боль физическая помогла справиться с болью утраты единственного друга.
  
  "Не вспоминай! Гео не желал, чтобы ты плакала!"
  
  Вспомнилась последняя улыбка бывшего шута Короля.
  
  Девочка ощутила на щеке влагу.
  
  - И куда тебя деть, - в очередной раз за этот месяц пробубнил Ник.
  Частный детектив смог устроить всех детей из злополучного каравана. Для этого пришлось продать часть подобранных с трупов ценностей, но он смог! Да, некоторым из тех детей и взрослых придется потомиться в рабстве, но хозяева у них будут нормальные. Ведь намного лучше работать на плантации, где тебе еще и денежку будут платить, чем загибаться в вонючих кухнях уровня Мамона или утолять извращенные фантазии уродов на уровне Разврата.
  
  Чего стоило Нику устроить порядка сотни людей, может знать только он сам, ну и Ромалия-Лия, прилипшая к детективу как пиявка.
  
  Девочка промолчала. Обрезанные волосы, мальчишеская одежда, да легкий грим в виде грязи на щеках, лбу и у губ делали из неё обычного пацана лет одиннадцати, но стоит ей сказать хоть слово и все тут же поймут кто перед ними. Столь музыкальным и нежным голосом может обладать только девочка.
  
  "Могут разобрать, а могут и не разобрать, но лучше молчи в тряпочку и жди, пока я не придумаю, куда тебя такую деть", - вспомнила Рома наставление детектива.
  В уголках ясных голубых глаз собралась влага и Рома все никак не могла от неё избавиться. Вытирала, но слезы лезли вновь.
  
  Ник с подопечной бродил по рынку, осматривая товары. У него в кои-то веке завелись в кармане монеты, и он был намерен часть их потратить на пачку отличных сигар.
  
  Однако мозг детектива не мог сфокусироваться на поиске важного товара, он нет-нет да сворачивал вектор мысли в сторону находящейся рядом проблемы.
  
  У Ника есть лишь четыре слабости: Сигары, его револьвер, дети и женщины. Сколько проблем доставляют последние две слабости не передать словами! Николас Ридл сколько себя помнил всегда влипал в дерьмо по вене женщин, и надрывал копчик, спасая детей.
  
  Отдай он эту белокурую куколку из аристократок даже проверенным людям и через неделю она будет уже "обучаться" премудростям работы куртизанки, и это в лучшем случае, в худшем те ребята, что пошли на конфронтацию с Торговыми Домами Мимбо до неё доберутся.
  
  В памяти Ника всплыло выражение лица девочки, когда он спросил о причине её поиска. Столько отчаяния и боли он видел только у одного человека давным-давно, еще в детстве.
  
  "Поему я влипаю во всякое дерьмо по вине детей и женщин? Кто-нибудь, ау, ответьте!"
  
  От нытья Ника отвлекла подопечная. Она подергала его за пыльный плащ, привлекая так внимание, и стала на пальцах что-то показывать. При этом румянец на щеках пробивался даже сквозь "грим".
  
  - Погадить захотела, что ли? - догадался вслух Ник.
  
  - Мммм! - грозно замычала Рома. Ей хотелось стукнуть болвана, смутившего её перед людьми.
  
  - Где-то тут я идел закуток...Аучь! - взвыл Ник от боли в отдавленной ноге. Рома не поленилась и, подобрав палку, использовала её.
  
  - За что мне это? Пойдем, есть тут одно место с улиткой (что-то вроде унитаза), - сдался под напором частный детектив.
  
  
Дом матушки Коса.
  
  - Ни-и-к-о-л-а-с, - протянула женщина чуть старше сорока. - Ты так давно не заходил, я так скучала!
  
  - Коса, я по делу. Когда мой знакомый... освободиться...Мммм, - договорить детективу не дали сладкие губы страстной рыжей красавицы, обожающей сводить с ума мужчин, доводить их до исступления и выжимать все соки.
  
   *Бум* - захлопнулась дверь.
  
  Рома наблюдала попытки Ника отбиться, пока безрезультатные.
  
  <Пару минут спустя>
  
  - Чур меня, чур меня, - стирал пот со лба Ник. Только чудом он спасся от этой нимфоманки. Только чудом.
  
  - А мне показалось, вам понравилось, мистер детектив, - задумчиво не сказала, пропела Рома.
  
  В данный момент они находились в комнате, которую снял Ник у Косы на ночь.
  Достав сигару, Ник с удовольствием откусил её кончик. Закурил. Комнату заполнил едкий дым.
  
  Ромалия закашлялась. Отошла к окну, открыла его.
  
  Через одну выкуренную сигару Ник был готов к конструктивному диалогу.
  - Настоящий мужчина сам определяет с кем и когда. Запомни это хорошенько, и не будь такой напористой, как Коса, - наставительно поднял палец вверх Ник, затем перевел тему на ситуацию Рома:
  - Я решил, куда тебя деть, девочка. Отдам тебя Койзлу, он как раз набирает красивых детей для продажи "Шатей Интд". Насколько я знаю, они готовят персонал Небесной Арены. Неплохая судьба, уж поверь мне. Завтра... - но Ник был прерван отчаянным:
  - Нет! Не нужно! Я хочу остаться с вами! Не надо! - с отчаяньем в глазах как в спасательный круг в руку Ника вцепилась Ромалия-Лия.
  - Я не в игрушки играю, девочка! И уж тем более я не воспитатель и не нянька для сопливых аристократок! Завтра отдам тебя Койзлу, и даже не думай ныть. На меня твои слез...
  
  - Не надо, не надо, не надо, - зачастила Рома. Её разум лихорадочно забился в панике. Ник стал тем якорем, что удержал малышку от падения в пучины ужаса. Пускай она толком его и не знала, но её мозг зациклился на мыслях: "Мистер Детектив её спас, не продаст. Он хороший, все остальные плохие!"
  
  Неожиданно к Рома пришло озарение. Она робко попросила:
  
  - Отвернитесь, пожалуйста, мистер детектив.
  
  Уже было сказано о слабостях Ника. Он безропотно подчинился девочке.
  Раздалось шуршание одежды. Ойк Рома.
  
  - Чего это ты затеяла? - подозрительно поинтересовался Ник и добавил:
  - Я не из этих. Детьми...
  
  Но снова был прерван уверенным:
  
  - Поворачивайтесь!
  
  Пред Николасом стояла улыбающаяся Рома. Она была одета, правая рука протянута Нику и на ней лежало красивое кольцо с небольшим камнем, напоминающим алмаз.
  - Я плачу за охрану! Вот, это Сверх-Алмаз! Один из трех во всем в мире!
  
  - Вообще-то я детектив, а не охранник, - заворожённый игрой света в камне напомнил Ник.
  
  Девочка занервничала. Её цвета небесной синевы глаза забегали.
  
  - Тогда... тогда... тогда я хочу стать помощницей детектива! Точно! У каждого детектива должен быть помощник, который будет подчеркивать его гениальность своей глупостью. Я глупая, честно!
  
  - Ага, - шокированный близостью с одним из самых дорогих предметов в мире Ник не мог связно мыслить.
  
  Алчность, возникла бы в ком-нибудь другом, Ник же просто наслаждался красотой и величием вещи из-за которой могут даже начать войну города... нет, даже страны!
  Только когда обрадованная Ромалия-Лия обняла его и зарыдала в его плащ, до Ника дошло во что превратилось обычное задание по поиску ребенка со странной родинкой в виде крыла на шее.
  
  "***" - в голове у начинающего детектива были одни маты.
  
  Как всех настоящих мужчин, его общественность назвала бы идиотом, но нарушить свое слово и бросить ребенка, чье выражение лица похоже на выражение лица мальчика, которого он видел давным-давно в зеркале, Ник не мог.
  
  
Глава 14. Предположение Кина.
  
  Давным-давно одним человеком было сказано: Солнце может потухнуть, но людские сердца продолжат пылать грехами. Еще раньше, в стране ныне не существующей, жил народ обожествляющий людские пороки, люди те жили не долго, но ярко и не желали менять свою жизнь, горя в огне своих страстей и сгорая без следа. Тот народ исчез, оставив после себя лишь памятник своим грехам, город, что будоражит сердца отъявленных негодяев и авантюристов - Яма.
  Пять этажей, Шесть городов, каждый из которых олицетворяет собой грех или страсть. История великого города повторяется вновь, и вновь людские грехи проявляются в месте, что лучше бы не существовало на земле.
  
  0 Уровень, Город Грязи. Это прелюдия первое, что видят прибывшие в Яму. Пыль, запустение и зной могут отвадить слабых здоровьем, а потоки грязи после дождя, несущие к подножию горы испражнения и мусор, отгонят слабых духом эстетов.
  1 Уровень - Алчность. Здесь вы можете купить все, что душе угодно, любой наркотик, любую вещь, и рабов здесь продают на любой вкус. Воистину это место олицетворяет алчность! Место, где деньги правят бал, и только здесь можно обменять валюту внешнего мира на Ями, специальные фишки, ходящие в нижних городах.
  
  Уровень Алчности представляет собой паутину каменных широких мостов, нависающих над бездной. Исполинские колоны, с непонятными сюжетами, изображенными на них, возвышаются над этим городом порока и кровавого золота.
  
  По каменным мостикам уровня Алчности в сторону большой Ярмарки Живого Товара шел низкорослый человек - карлик. Его тщедушное тельце было укутано в тряпки, на голове потасканная полосатая бандана, лицо маленького человека скрывали очки, что обычно носят летчики. Рот, полный покрытых желтым налетом зубов, был искривлён в насмешливой, гадкой улыбке, что завершла образ выкинутого на свалку отморозка.
  
  Карлик периодически останавливался и осматривал товары на лотках, пару раз его пытались прогнать торговцы, что не видели в убогом покупателя, лишь помеху удачной торговле.
  
  Что искал низкорослый уродец в городе возможностей и денег? Может удачу? Но нашел лишь проблемы. Три не обремененных интеллектом мужика, ведомые худощавым высокомерным франтом заступили дорогу карлику. Еще двое отрезали пути к отступлению.
  
  - Пойдем, - гадливо исказил губы в усмешке франт и кивнул на один из многих закоулков. Ребенок из местной стаи беспризорников медленно попытался убраться подальше, но был схвачен одним из здоровяков.
  
  - Сопля, ты ничего не забыл? - поинтересовался франт у чумазого ребенка. Между тем здоровяк отвесил беспризорнику затрещину, от которой мальчик свалился мешком на землю и тихо заскулил.
  
  - Карлик, пошли, с этим решим позже, - не терпя отказа, франт кивнул своему телохранителю и тот попытался положить руку на плечо уродца.
  
  - Отвали, иначе... - хрипло прорычал карлик и одним движением, которое не видел никто из бандитов, что-то сделал. Бандит, ошарашенно посмотрел на свою вывернутую под неправильным углом руку и завыл в голос.
  
  - Не двигайся, иначе пулю отхватишь! Говори живо, это ты Темный Наездник?! - направил на замаскированного Кина ствол франт.
  
  Кин понятия не имел, о чем говорят эти бандиты, но решил разобраться в ситуации, разобраться так, как его учили дома...
  
  Изначально мальчик подумал, что его пробуют на зуб местные бандиты, но похоже все немного не так.
  
  Качнувшись в сторону, он, резко высвободив поток Нэн в Рэн, рванул в закоулок. Позади раздался звук выстрела, за ним еще один. Однако мальчик не стоял на месте, а маневрировал дергаясь из стороны в сторону, тем самым не давая стрелку прицелиться.
  
  Глянув за плечо, он оценил бандитов, несущихся ему вслед, франт замыкал погоню. Кин решил ликвидировать всех за исключением лидера, и у него узнать, почему эти ребята пристали к нему.
  
  Перепрыгнул мусорный бак, завизжала напуганная крыса, в бак попал выстрел стрелка. Кин резко кувыркнулся назад, взмыв высоко в небо и приземлился на плечи ближайшего бандита. Быстрое движение ладонями и шея преступника сломана, прыжок. Мимо просвистела пуля. Одним движением псевдокарлик швырнул во франта кусок стекла, подобранный у мусорного бака, и попал тому прямо в ладонь. Кидал Кин при использовании Рэн и мощь броска была довольно велика, её хватило, чтобы лишить франта половины ладони и тот, не стерпев боли, выронил пистолет.
  
  Игнорируя вой лидера бандитов, Кин подскочил к ближайшему мужчине и хлестким ударом лишил противника шанса иметь потомство. Добить воющего низким голосом беднягу не дали последние мужчины, но они ничего не смогли против Нэн-юзера, пускай и начинающего.
  
  На глазах лидера второй группы банды Бирюзовых чудовище, носящее лик низкорослого карлика вмиг убило его товарищей и сейчас медленно шло в его сторону. С кулаков монстра на каменную мостовую капала кровь его подчиненных.
  Кенго попытался схватить пистолет левой рукой, но ту прижала к земле нога монстра.
  
  - Почему вы на меня напали? Это потому что я карлик? - угрожающе спросило чудовище.
  
  Тело Кенго затрясло от страха, он ощутил противную влагу, растекающуюся под ним. Не возможно было понять, чем же его так пугает маленьком человек. За свою жизнь бандит повидал не мало, но подобного ужаса он не испытывал ни разу!
  
  - Говори, - холодно бросил карлик, кажущийся сейчас древним великаном из легенд, пришедшим по душу Кенго.
  
  И франт не выдержал и выдал все.
  
  - Пришел заказ на поиск девочки. Последний раз её видели в разоренном караване, блондинка, ухоженная. Босс взял заказ и приказал нам искать карлика устроившего резню каравана! Я просто делал свою работу! Не убивай меня, у меня семья... ААА! - завыл от боли в левой руке Кенго. Словно конечность придавило чем-то тяжелым, но уж никак не весом щуплого карлика.
  
  - Темный Наездник! Это ведь ты, да?! Ха-ха-ха! Я сфоткал тебя и отослал боссу, тебе конец! Слышишь, конец! Тебя найдут и закопают, но сперва выпытают, куда ты дел девчонку... Ха-хи-хи-хи-хи! - забился в истерике франт. Кин понял, что переборщил с Нэн.
  
  - Сфоткал? - после этих слов Кин обыскал обезумевшего франта и нашел во внутреннем кармане странный объект квадратной формы. Изучив объект, Кин опознал в нем странный телефон, больше напоминающий миникомпьютер. Разобраться в функционале труда не составило, и вскоре мальчик смотрел фото карлика, образ которого он играл сейчас. Полазив еще немного, он понял, что телефон, помимо обычной связи, еще использует некую связь, на подобии экстрасети, набирающей сейчас популярность в мире.
  
  - Откуда у тебя эта вещь? - надавив указательными пальцами на виски безумца, тем самым зафиксировав его голову, Кин завораживающим голосом спросил еще раз:
  
  - Откуда у тебя эта вещь? - однако, ничего не добился, затем мальчика осенило, что он сейчас в очках. Быстро стянув их с лица, он повторил вопрос.
  
  - Умники из пятого уровня открыли новый архив... Прототип...Босс купил по скидке у знакомого... Отдали 100 малолетних рабов за десять образцов... - мямлил франт.
  Кину услышанное не понравилось. Или ему очень повезло нарваться на банду со связями на пятом уровне, или кто-то сейчас покупает детей большими партиями. Нужно выяснить.
  
  В совпадения мальчик не верил, вполне возможно, что происходит нечто связанное с его целью.
  
  "Нужно выяснить, но для начала узнаю расположение других банд", - рассудил Кин.
  
  "И что за девочка?" - полюбопытствовал замаскированный в карлика мальчик.
  Вскоре, выяснив все необходимое, Кин покинул закоулок, оставив за собой несколько трупов, что станут кормам местных крыс, которых в свою очередь позже съедят местные беспризорники. Экосистема Ямы во всей её отвратной красе...
  
  
Северный Город. Недалеко от закрывшейся поликлиники.
  
  - Ясно...
  
  *Хрусь*
  
  Последний из бандитов задергался в судорогах. Кину не доставляло никакого удовольствия убивать людей, но оставлять свидетелей было той еще глупостью, тем более на вражеской территории.
  
  "Не придётся убивать, да, Отец?" - горько подумал Кин. Мальчик не сменил свой образ, он так до сих пор и играл карлика. У мальчика просто не было выбора! Ему необходимо контактировать со взрослыми, в частности с торговцами, шлюхами и информаторами, продающими сведения и ни один из них не будет иметь никаких дел с ребенком 9-10 лет, но вот с карликом-отморозком вполне.
  
  Из полученной информации мальчик выяснил, что ищут его поскольку постольку, а основная цель поисков некий детектив, таскающийся с девочкой одетой под мальчика. Кин не понимал почему его ищут, если у них есть информация о нахождении искомого объекта. Может он кому перешёл дорогу?
  
  Кин осмотрел улицу заваленную трупами.
  
  Похоже, он перестарался. Но как иначе, если идиоты на диалог идти отказывались, а оставлять за спиной это моветон, да он с молоком матери впитал простую истину: лучший враг - мертвый враг.
  
  В загашнике Кина было уже три новых телефона, которых он честно забрал в качестве трофея. Не забыл мальчик пробить их на поисковые программы и маячки. Что бы ни говорил Миллуки, но Кин в железяках, напичканных электроникой, разбирался чуть хуже брата-толстячка.
  
  Если честно мальчик ощущал себя гопником, отжимающим телефоны, и эта мысль навевала ностальгию по предыдущей жизни, когда его даже гопники не трогали, знали, что у парня и телефона-то нет.
  
  Отвлекшись от сторонних мыслей, Кин подумал, что его первая длительная миссия вполне может превратиться в боевик со стрельбой и погонями. К сожалению, имея теоретические знания работы в столь сложных условиях, опыта у мальчика было маловато, и он совершал ошибки. Например, сейчас он слишком увлекся, желая утолить свое любопытство и сделал себя врагом нескольких банд. За подобное его дома по головке не погладят! Хотя... это же его последняя миссия, верно? Разве подобные ошибки не доказательство его несостоятельности как убийцы Золдик ,верно?
  
  - Верно? - спросил мальчик дико смотрящего на него черного кота, который хотел и боялся полакомиться кровью, натекшей с трупов.
  
  Почесав пальцем лоб, Кин спросил кота еще кое-что:
  
  - Интересно, закупка детей связана с Колбой Љ 17? Или происходит что-то еще? И что это за девочка, которую все ищут? - Кину было любопытно, а еще он хотел пройтись и зарисовать все сюжеты с исполинских колонн. Так хотел, что аж зуд появился в одном месте. А, нет, это просто блохи.
  
  Освещение города начало тускнеть, это значит, что вскоре наступит ночь. Кин решил немного поспать в поликлинике рядом, но сперва избавился от трупов, скинув их в пропасть с края моста.
  
  - Пока, котик, вот держи, для тебя срезал немного мяса, - швырнул черному коту кусок плоти Кин. Дитя из семьи убийц имело свои собственные отношения к жизни, смерти и трупам. Покормить котика кусочком трупа мерзко? Почему? Это ведь кусок мяса уже не являющийся человеком, что тут такого-то? Именно так ответил бы Кин на замечание.
  
  
Бывшая поликлиника. Морг.
  
  Поспал мальчик неплохо, даже сон приснился! Хороший сон, в котором он путешествовал по катакомбам вместе с учителем и раскрывал их тайны. Самым первым раскрывал.
  
  К сожалению, три часа, выделенные на отдых, подошли к концу, и пора было решаться на дальнейшие действия. Как бы ни хотелось мальчику разобраться в происходящем и раскрыть манящие тайны, расследовать причины и следствия, но прежде всего работа.
  
  Сейчас Кин был на распутье. Он мог проникнуть в караван идущий вниз или же сняв маскировку быть пойманным охотниками за детьми, и быть направленным по особому обходному пути прямиком на пятый уровень.
  
  У обоих вариантов были как плюсы, так и минусы. Первый был долог, но интересен, Кин сможет тогда посетить все уровни и зарисовать пару интересных фресок, разобраться с древним языком и прикоснуться к истории этого места. Второй же опасен, практически на грани безумия, но быстр.
  
  Обдумывая все так и этак, Кин решил пойти долгим путем. Не нужно зарываться, может так случиться, что на пятом уровне детей будет встречать Нэн-юзер, с которым справиться будет проблематично. Это обычные люди ничего не могут против Нэн, но вот взрослый Нэн-юзер раскатает девятилетнего мальчика в пыль. И хоть у Кина были кое-какие идеи по созданию пары интересных техник продвинутого Нэн, но именно что идеи, их еще нужно было доработать.
  Если те, кто скупает детей связаны с Колбой Љ 17, то все еще больше усложняется. Для Кина не составило труда выяснить, какая из лабораторий делает столь крупные заказы. Нова-интд, именно этой корпорации принадлежит та лаборатория. Эти ребята не скрывались и громогласно заявляли о себе на всю Яму. Три года назад они успешно закрыли проект по устройству контроля рабов, некий ошейник с мини бомбой, реагирующий на сигналы чипа в мозгу хозяина имущества. Подобный товар не пользовался особым спросом, но тем не менее это была революция. Страшно представить сколько они разумных под нож пустили в своих исследованиях. Также Кин помнил смутные слухи о проекте супер-солдат, которые он читал в газете "Вестник Убийцы". Но там все было на уровне слухов: якобы Нова-интд произвели взвод таких солдат, но те через некоторое время сошли с ума. Проект вроде как закрыли, но это сомнительно. Подобные проекты не закрывают, даже при полном уничтожении исследовательской группы. Может ли быть, что детей покупают для этого проекта? Но почему именно сейчас, а ведь совсем недавно нашли некую вещь. Совпадение?
  
  Кин постучал пальцами по кровати. Сейчас он лежал в одном ящике для тел. Место не очень удобное для отдыха, зато никто не догадается его здесь искать.
  "Нова-интд. Колба Љ 17. Девочка аристократка. Дети, скупаемые в больших количествах. Как все это связано? Связано ли? Может это разыгравшееся воображение? Нет, вряд ли, подобных совпадений не бывает. Колба Љ 17 и Нова-итд, связаны", - после долгих раздумий решил Кин. Следовательно, у него есть первое место, которое необходимо посетить.
  
  Лаборатория на 5 уровне Слез, он же уровень Вивисектора. Место, где правит бал безумие ученых, желающих вскрыть истину мира ржавым скальпелем и посмотреть, что внутри.
  
  Через десять минут из обветшалой поликлиники вышел хмурый карлик, а черный кот, догрызавший обглоданную кисть, смотрел ему вслед изумрудными глазами хищника.
  
  А через сутки карлик уже в составе каравана спускался на второй уровень Ямы. Уровень Разврата ждал молодого искателя загадочной колбы. Что в ней? Какие секреты хранит город древних? Почему принцесса бежит из дома, и не отходит ни на шаг от вечно ноющего восемнадцатилетнего детектива? Со временем ответы на эти вопросы будут получены, так или иначе.
  
  
Глава 15. Неожиданный слоник
  
Яма. Уровень Слез. Лаборатория Нова-интд.
  
  - Не понимаю, зачем вы здесь находитесь, мила? Мой проект в стадии, когда новые "помощники" могут лишь усугубить, но не как не помочь! Отчеты посылаю я вовремя, расходы не так велики, и у нас все под контролем. Но если вы обещаете слушать меня во всем, то, несомненно, мы сработаемся! - распинался вечно хмурящийся мужчина средних лет. После каждого своего предложения он не забывал поглядывать в сторону своего собеседника, точнее собеседницы. Хоть мужчина и был недоволен, но определенно он хотел произвести впечатление на даму привлекательной наружности.
  
  Девушка поправила стильные очки известного бренда, затем кокетливо стрельнула глазками в сторону видного широкоплечего ученого, но ничего не сказала. Не она была главной проверяющей, лишь секретарем.
  
  - Позвольте напомнить вам, Санрайз, что этот проект не ваш, он НАШ. Расходы увеличиваются, а никаких подвижек нет. Сколько материала вы уже загубили, и ради чего? Узнали только массу объекта! Несомненно, этот параметр важен, и он поможет произвести некоторые расчеты, но вот соотношение затрачиваемых средств и результаты удручает НАС.
  
  Санрайз отвлекся от флирта с милой девушкой и обратил внимание на серую мышку, следующую в хвосте его скорого приза.
  
  Неказистая женщина неопределенного возраста, черты её лица вылетали из памяти, стоило отвести взгляд, лишь несуразные с толстыми круглыми линзами очки были отличительной чертой этой особы. Фигура девушки, или женщины, или девочки (с такой-то внешностью вполне возможно) можно описать одним словом: Бревно. Абсолютно плоская, без намека на выпуклости и не имеющая ни капли шарма серая мышка был удостоена лишь презрительного взгляда одного из светлейших умов человечества. Санрайз справедливо рассудил, что перед ним очередной офисный планктон, посланный с очередной проверкой и не был намерен тратить время на подобных личностей. А вот в отношении миленькой девушки с красивым лицом и довольно большими грудями он имел определенные виды.
  
  Санрайз имел некоторый опыт в общении с офисным планктоном и знал об их въедливости и приставучести.
  
  - Мне нечего скрывать, вы можете осмотреть все сами, как раз... - Санрайз взглянул на наручные часы, - через полчаса намечена процедура извлечения Раствора. Думаю, после увиденного вы поймете важность нашего проекта. Пройдемте.
  
  Санрайз быстро ввел код и двери перед небольшой делегацией разошлись в стороны, открыв взору большую по мировым меркам лабораторию. Здесь стояли различные агрегаты, множество компьютеров, за которыми что-то рассчитывали ученые самых разных национальностей. В помещении царила рабочая атмосфера, можно было услышать громкие переругивания увлекшихся спором ученых. Вездесущие лаборанты бегали туда-сюда, выполняя свою нехитрую работу.
  Никто не выказывал особого почтения пришедшему начальству, им было не до этого. Практически все присутствующие в этом месте ученые с большой буквы, им специально отбирали для подобной работы, где нет места подхалимству и лизоблюдству.
  
  - Основная лаборатория, - развел руки в стороны Санрайз. Он был горд своим детищем, и нужно сказать было чем гордиться. Новейшее оборудование, светлейшие умы и загадка что вскоре будет разгадана. Да, у него определенно есть поводы для гордости.
  
  Красивая черноволосая секретарша ахнула от восторга. Голубоглазая блондинка, носящая имя Сора, вмиг оценила лабораторию.
  
  В противовес ей, Найт скептически хмыкула.
  
  - Неудивительно, что у вас практически нет никаких подвижек в изучении объекта. С таким-то отношением, - имея в виду отсутствие дисциплины, гадко промурлыкала Найт.
  
  Санрайзу захотелось послать суку подальше. Смеет она видите ли оскорблять его детище! Но ничего, после лицезрения процесса Обработки и извлечения Раствора, эта сука перестанет вести себя так вызывающе.
  
  ЗА следующие полчаса Санрайз демонстрировал современное оборудование, а также показывал свои (все, что открыто в этой лаборатории мужчина лицемерно считал своим) наработки и открытия.
  
  Время пришло.
  
  Введя на своем посту пароль, Санрайз запустил процесс.
  
  С тихим гулом заработали двигатели, загудела электрическая часть. Стальная стена прямо перед постом главы лаборатории медленно стала подниматься.
  
  - Как пафосно и не практично, - отметила Найт, одновременно с этим презрительно поправила свои чудовищные очки. Пепельные неухоженные волосы девушки, собранные в конский хвост, качнуло в потоке воздуха от вентиляторов охлаждения движительных машин.
  
  - Это и есть Колба? - любопытно поинтересовалась Сора у Санрайза.
  
  - Величайшая загадка нового времени! И совсем скоро я открою её секрет, - прикрыв глаза, улыбнулся своим мечтам мужчина.
  
  За толстым бронированным стеклом был весьма широкий зал с исполинской колбой, полной бирюзового, светящегося раствора, и в центре этого объекта плавал метрового диаметра шар из неизвестного материала, не поддающегося анализу.
  
  - Мы нашли его в открытом недавно 8 уровне Ямы. Доставить его сюда было настоящей морокой, но благодаря моему инженерному решению мы справились, - похвастался блондинке Санрайз. В присутствии столь аппетитной особы, мужчина, не видевший женской ласки пару лет, не мог здраво рассуждать.
  
  - И как вы доставили это? - мило улыбнувшись, и положив свою ладонь поверх руки мужчины, поинтересовалась Сора.
  
  - Очень жаль, сейчас не время и я не могу поведать вам все нюансы, может быть вечером, за бокалом вина? - закинул удочку Санрайз.
  
  - Я подумаю, - клюнула Сора.
  
  Звук сирены прекратил их диалог.
  
  - Запускаю процесс! - по громкой связи раздался голос ответственного за извлечение раствора ученого.
  
  Отдаленно заработали двигатели. Часть дальней от Колбы стены отошла в сторону, и через пару минут из проема вышла полная, даже пухлая голая женщина. Её глаза бегали по помещению, она не видела следящих за ней ученых, ведь, помимо всего прочего, толстое бронированное стекло было зеркальным с её стороны.
  
  Санрайз решил пояснить происходящее. Он не был уверен в способности женщин понять происходящее, и поэтому изъяснялся простыми словами, без научных терминов.
  
  - Перед процессом Обработки и Извлечения, мы нарастили массу Носителя Ресурса путем покромки его специальными кормами. Самым эффективным оказался корм, что используют фермеры для быстрого наращивания массы у каменных хряков. Путем прикормки и снижения активности Носителя мы наращиваем его общую массу, таким образом увеличивая количество полученного Ресурса после Обработки. Сейчас мы проводим извлечения из самки человеческого вида, ей восемнадцать лет. Приступим, - после краткого пролога Санрайз нажал на посту пару клавиш.
  
  Колонки, спрятанные в стене, стали транслировать определённые звуки различной частоты.
  
  - Из-за звуковой изоляции мы не слышим звуковой обработки, но она есть. Эти звуки самые оптимальные для активации Объекта, и то что мы смогли их подобрать так быстро выдающееся достижение моей лаборатории, - прервав свой рассказ, Санрайз обратился к ученому, сидящему рядом:
  
  - Открывайте воронки.
  
  Вновь вдалеке заработали двигатели. Часть пола отъехала, напугав голую девушку, которую уже потряхивало по неясной для неё причине.
  
  Минут сменяла другую, девушку начинало трясти все сильней, и в какой-то момент она застыла изваянием, чтобы затем завыть в голос от ужасной боли, разрывающей её на части. Шар из неизвестного материала подплыл к краю колбы прямо напротив толстой девушки, дотронулся до стенки, и как только это случилось, девушка, словно свеча, расплылась кляксой. Её органы, части тела, все перемешалось в кашу, которая продолжала плавиться и потекла в сторону Колбы. По ходу движения, часть каши втекала в отверстия в полу. До Колбы дотекла лишь незначительная часть и то лишь потому, что то было важно для изучения Объекта.
  
  Обе проверяющие во все глаза наблюдали за происходящим, и если Найт слегка позеленела от увиденного, то Сора никоим образом не показала неудовольствия, лишь слегка скривилась от отвратности зрелища.
  
  - Запах у Раствора отвратительный, и нам приходиться использовать маски, что ухудшает качество обработки данных и экспериментов. Пройдёмте, я покажу то ради чего вас послали сюда, - поманил проверяющих Санрайз, с удовольствием отметив, что страшная девушка с трудом сдерживала завтрак. К его удивлению не пришлось предлагать красавице лекарств, ведь она вполне неплохо перенесла увиденное. В другой ситуации он бы заподозрил неладное, но не сейчас. Слишком уж долго не было у Санрайза секса, да и Сора была слишком красива...
  
  - Я... сейчас... буэ, - зажав рот рукой, заметалась в поиске уборной Найт.
  
  - Пройдемте, я думаю вы сможете рассказать мисс о увиденном, - улыбнулся Соре Санрайз и взяв её под ручку повел в сторону малой лаборатории.
  
  Вскоре, под непринужденные разговоры они добрались до небольшого помещения, где помимо трех ученых в белых халатах присутствовали несколько детей, младшему из которых было семь лет, а старшей двенадцать.
  
  Дети были голые и прикованы к кроватям металлическими кандалами.
  
  Сора быстро осмотрела детей, поморщилась от неприятного запаха, жалостливо вздохнула, что не укрылось от взгляда Санрайза.
  
  - Не стоит их жалеть, ведь для них это шанс стать чем-то большим, нежели люди. Поверьте я в своем детстве и мечтать не мог о подобной чести.
  
  - Я не очень хорошо разобралась в процессе, они ведь будут обработаны? - спросила через некоторое время Сора.
  
  - Да. К сожалению, без этого никак. Пара циклов позволит создать еще пару капель Эликсира. Совсем скоро мы сможем набрать необходимое для кристаллизации количество и... Ладно, не будем загадывать наперед, ведь Эликсира нам пока не хватает, - печально закончил Санрайз.
  
  Между тем, каждому ребенку была поставлена капельница, и вводился Раствор, полученный недавно. К сожалению, Раствор теряет свои свойства через пару часов после Обработки, и вводить его нужно сразу после получения.
  
  По мере ввода лица детей разглаживались, на них проступали блаженные улыбки. Щеки разрумянились, и они прямо на глазах стали расти. Вскоре к койкам были прикованы уже не дети, а подростки, каждому из которых было по четырнадцать лет, но процесс еще не был завершён.
  
  - Возьмите, - передал девушки наушники Санрайз. Та покрутив и в руках, улыбнулась чему-то и затем надела.
  
  Все в помещении, кроме Возвышающихся, на момент включения звука носили наушники, которые приглушили "мелодию".
  
  Но даже приглушенная, мелодия воздействовала на мозг каждого. Вскоре Сара по непонятной причине возбудилась, задышала чаще.
  
  Дети же забились в припадке удовольствия, раздались крики единственной девочки, что еще сильней возбудило Сору. Коварный план Санрайза, решившего показать подобное удался на все сто и он теперь был уверен что проведет время этой ночью в объятьях красивой девушки.
  
  Между тем на груди каждого ребенка начала наливаться кровью родимое пятно, очень похожее на крыло птицы.
  
  Шесть часов, именно столько эти дети провели под пыткой, и их разум ушел навсегда, остались лишь голые инстинкты, да желание совокупляться. Естественно ученые не присутствовали все это время в лаборатории, они сняли замеры и оставили Возвышенных одних, прикованных к кровати и мучаемых удовольствием.
  
  
Жилые помещения лаборатории. Глубокая Ночь.
  
  Прохладная влага смывала пот и соки с тела Сора, даруя незабываемые ощущения легкости и воздушности. Девушка нежно провела рукой по своему бедру. Мягкая, бархатистая кожа, лишенная изъянов внешность, чувствительность к прикосновениям и ласки, она словно создана для любви и секса. Идеальная женщина.
  
  Сора провела другой ладонью между своих грудей, опустила её ниже и коснулась самого сокровенного. Волна мурашек пробежала по позвоночнику, теплота в районе живота сменилась огнем всепожирающей страсти.
  
  Санрайз разочаровал. Мужчина так и не смог довести страстную любовницу до пика, хоть и близок был к этому свершению, старался, как мог, но вот размера и срасти не хватило.
  
  - Ах, а так хорошо начал, ха, ха, - порывисто задышала Сора. Сжала свою левую грудь, движение пальцев между её стройных ножек ускорилось.
  
  Через пару минут она выгнулась дугой, всхлипнула и прильнула спиной к стенке. Тяжелое дыхание вырывалось изо рта девушки, пара слезинок прокатились по щекам, а глаза были слегка мутноваты от удовольствия.
  
  И все равно, этого было недостаточно.
  
  Сора, обмотав свое совершенное тело полотенцем, вышла из душевой в комнату.
  Её встретил взгляд серых глаз из под круглых очков. В нем было неодобрение и возмущение. Найт всю ночь разбиралась с документацией и бухгалтерией, когда как Сора веселилась, а еще девушка завидовала успешности у мужчин Сора.
  Блондинка походкой от бедра подошла к пепельноволосой Найт, встала прямо перед ней.
  
  *Шлепок*
  
  С размаху влепила пощёчину Найт Сора. Удар был болезнен, и от него невысокая девушка упала на пол, очки отлетели в сторону, а из уголка рта текла струйка крови.
  
  Наступив на живот Найт ногой, Сора грубо процедила:
  
  - Из-за тебя мне пришлось присутствовать наедине с этим недоумков во время стимуляции звуком! Плохо стало? А сейчас не плохо?! - чуть надавила ногой на живот Найт злая Сора.
  
  - Не знаю о чем думал Глава, отправляя такую как ты со мной, - убрав ногу, Сора отошла к столику и налила себе сока. Желание все никак не утихало. Молодое тело требовало ласки и любви, словно отыгрываясь за прошлые десятилетия дряхлости. Сора совсем недавно испила Эликсира и еще не привыкла к своим желаниям, и как следствие не контролировала их в должной мере. Как итог частые срывы во время отдыха, но на работе она их себе не позволяла. Все же Сора исполнилось в этом году семьдесят восемь лет, из которых шестьдесят она работала в Нова-интд, сражаясь с акулами бизнеса различной кровожадности. Подобные условия неплохо закалили её характер.
  
  Найт вытерев кровь, неуклюже подобрала свои очки и надела их. Затем поднялась и подобострастно поклонилась одной из четырех советников корпорации. Стоит уточнить, что эти четверо хоть и обладали огромной властью, но главными все же были не они, а некий Глава, о личности которого известно мало.
  
  - Что удалось узнать? - как ни в чем не бывало спросила подчиненную Сора.
  
  - Госпожа, им удалось выяснить вес Шара, он равняется не 18 тонн, как указывалось ранее, а 29. По последним данным объект ударными темпами набирает массу. Из формулы, выведенной мной, выходит, что темпы набора составляют 300-400 кг на 1кг поступающего раствора. При этом Объект не растет в диаметре и не изменяет свою структуру, - отчиталась Найт.
  
  - Не подставь ты меня недавно и получила бы награду, - нежно промурлыкала Сора, подошла поближе, чуть пригнулась и слизала остатки крови, притом её язычок чуть коснулся краешка губ Найт.
  
  У Найт кровь прильнула к щекам от подобного.
  
  - Санрайз сегодня ночью проговорился, что Объект это просто прибор для готовки еды древней расы... Что можно как-то извлечь Эликсир из Колбы и Шара, что думаешь?
  
  Найт поправила очки, и резко отмела подобную чушь:
  
  - Чушь! Слишком просто, не обосновано и лицемерно делать выводы не имея точных данных!
  
  Сора дотронулась пальчиком до своих губ. Все же она склонялась к версии Санрайза, ведь Гё, показал кое-что подтверждающее эту теорию: Внутри объекта просто уйма Эликсира! Того количество будет достаточно для кристаллизации, и создание Сверх-камня, имеющего все свойства Эликсира. Если подобное получится... Сора даже представить себе не могла какие горизонты откроются.
   Бесконечный источник вечной жизни! Воскрешение мертвых! Создание сверхлюдей! Армия Нэн-марионеток! - от перспектив дух захватывает.
  Сора настолько ушла в свои мечты, что упустила момент, когда Найт уснула, уткнувшись носом в недописанный отчет.
  
  Пожурив нерадивую подчиненную, одна из влиятельнейших женщин в на двух материках укрыла Найт плетом, и отправилась спать. Хоть её тело и обновилась, хоть она и имела некоторые навыки в Нэн, но все же, но все же...
  
  
  
Яма. Уровень Алчности. Детектив Николас "Кенар" Ридл и восемнадцатая принцесса Вергерас Августа Ньюари Ромалия-Лия.
  
  *Бух*
  
  Голова Ника качнулась в сторону от легкого удара. Сплюнув вязкую слюну вперемешку с кровью, он уставился на бандита.
  
  - Кенар, ты ведь не думал, что сможешь прятать такое сокровище от нас долго? - покачал головой высокий лысеющий мужчина в деловом костюме. На каждом его пальце было по кольцу с драгоценным камнем, а на шее висела толстая платиновая цепь, обозначающая его статус в Банде Цепей.
  
  - И в мыслях не было... Скажи мне, Торас, с каких пор Цепи охотятся на красивых мальчиков? - как ни в чем не бывало поинтересовался Ник у главы этого отребья, напрочь игнорируя бандита замахивающегося для очередного удара.
  
  *Хрусь*
  
  Удар был хорош. Ник лишился после него одного зуба, который тут же и сплюнул.
  - Ай-яй-яй, не гоже обманывать нас Ник, заложив руки за спину Торас походил взад вперед перед незадачливым детективом. Глянул в его сторону, и вновь покачав головой подошел к привязанной и явно напуганной Рома.
  
  - Ты напел, что сия красавица не девочка. Считаешь нас за слепцов?! - резко выкрикнул Торас. Его бесило поведение Ника, он совсем не боялся и неясно, почему стоял на своем.
  
  Как не глянь, но этот якобы помощник Ника, которого тот упрямо завет Баки, не кто иная как Ромалия-Лия, девочка за которую предлагают не плохой куш лохи из богатеньких.
  
  Ник проводил взглядом лидера самой крупной банды на уровне. Их, так называемый, Клан Цепей был довольно влиятелен и на 2м и на 3м уровне, и именно поэтому Ник дал им себя поймать.
  
  Да, детектив со своей помощницей без проблем могли бегать от преследователей, но рано или поздно их бы поймали. Лучше уж сейчас поймают и убедятся, чем будут гонять по городу.
  
  - Детское личико, женственные черты лица. Пускай ты еще мала, но все признаки красоты имеются, - разглядывая напуганную Рома, одобрительно рассказывал Торас.
  
  - Идиот., это мальчик, ты слеп... - удар в челюсть не дал Нику договорить.
  
  - Мальчик? Разве у мальчика не должно быть одного органа, которого нет у девочки, а Кенар?! - рявкнул Торас и рывком сорвал с Рома штаны.
  
  Бедная-бедная Рома. Для девочки её возраста, выросшей в семье аристократов, в которой девочка должна носить максимум скрывающей одежды, показать нижнюю часть своего тела было тем еще шоком. Ник разумеется её не предупреждал о подобной проверке, он просто сказал что все будет хорошо и он отвадит от них подозрения.
  
  Торас покровительственно улыбнулся Нику, но заметив недоуменный взгляд охранника, направленный на нижнюю часть тела ребенка, сам глянул туда же.
  
  - Член? - выдохнул он.
  
  Маленький писюн располагался там, где его бить не должно. Сорвав оставшуюся одежду с хныкающей Рома (или Баки?!), Торас узрел вполне мальчишескую внешность. Зачем он это сделал непонятно, основное же доказательство уже было представлено, от шока, не иначе.
  
  - Он мальчик. Как думаешь, что бы сделали с Баки, попадись он торговцам рабами? Он смышлёный парень, немного походит на девчонку, но со своими обязанностями справляется на ура. Ты, отпусти меня, пока я тебе башку не свернул, - приказал бандиту недавно его избивавшему Ник.
  
  Торас махнул рукой, давая разрешение. Вскоре Баки кутался в одежду, скрывая свое тело от чужих взглядов, а Ник выслушивал извинения правильного бандита-Тораса.
  
  - Ты извини, кто же знал-то? Мальчонка вылитая баба... Мда, нехорошо получилось. Кенар, давай я тебе денег дам, а? Забудем наше недопонимание и выпьем чего-нибудь, а? - Торас не желал просто так сориться с Николасом "Кенаром" Ридлом. Одно дело когда на кону куча деньжищ, тут не грех и с не убиваемым Кенаром поспорить, но вот просто так Торас с Ником, которого-хрен-убьешь ссорится намерен не был.
  
  - Не нужны мне ваши деньги, Торас. Лучше сообщи всем, блядь, что Баки, пацан, а не баба! - раздраженно дернул лицом Ник.
  
  - Не вопрос, все будет. Ты главное зла не держи, ок? Кстати, Кенар когда в дело вернешься? Слышал, Ласточка о тебе спрашивала, - поинтересовался Торас, дав Нику прикурить сигару.
  
  - Я больше не наемник. С Ласточкой дел иметь я так же не намерен, - устало потер глаза Ник. Тема его бывшей любимой и бывшей работы была не самой приятной для обсуждения.
  
  - Ясно-чё. Жаль, конечно. Отличная была у вас команда, да, таких и нет больше на улицах-то, - по стариковски посетовал лысеющий мужчина.
  
  На Ника все больше накатывала усталость. Все же держать такую уйму народа в гипнозе было довольно утомительно и поэтому детектив свел разговор в сторону, попрощался и совсем не спеша покинул неприметный склад под ручку с до сих пор шокированной Ромалией-Лией.
  
  Ему еще предстояло, и выслушать истерику девочки, и получить по шарам, и обнимать испуганную малютку, давая ей выплакаться.
  
  Так же Нику пришлось рассказывать о своем таланте, не особо выдающемся, но весьма полезном. Именно Нэн на основе Хацу Манипуляции спасал Ника до сих пор, и сделал ему легенду не убиваемого человека. Ник не знал, что такое Нэн, не знал он и Хцу, он просто считал свой талант способностью к гипнозу, полученному давным-давно в лаборатории по созданию сверх солдат. Но, правда в том, что Николас Ридл был так называемым Самоучкой по классификации Ассоциации Охотников.
  
  Между тем, Торас осознав свою ошибку, выполнил свою часть уговора. И теперь многие искали последнюю зацепку, некого карлика, устроившего резню на подъемнике. Темный Охотник по иронии судьбы стал целью охоты, но знают ли люди кого пытаются поймать? Сомневаюсь.
  
  
Глава 16. Разврат II
  
  - Ясно... - откинувшись спиной на спинку кресла, произнес Кин. Отложил навороченный телефон в сторону. К сожалению, загадка колон разгадана, а ведь Кину так хотелось подольше изучать таинственную историю древней расы.
  Долгие два дня караван шел по туннелям в сторону второго уровня Ямы. Однако эти два дня долгими были лишь для скучающих охранников и торговцев. Миловидные рабыни и рабы, чья участь незавидна, находились в состоянии апатии. Их ждало еще много бед и лишений, и эти два дня для них последний глоток воздуха перед погружением в пучины бездны разврата, которому будут подвержены их тела и умы.
  
  Кину было жалко бедолаг, но он не мог показать своего истинного отношения к ним, ведь сейчас в кресле сидит не добродушный мальчик Кин, а злобный, побитый жизнью карлик, еще недавно убивший пару десятков идиотов, покусившихся на награду. Остальные торговцы быстро смекнули, что к чему, разделили имущество идиотов между собой и выделили пугающему карлику лучшую комнату и рабыню. От рабыни, по понятным причинам Кин отказался, а вот комнату занял.
  
  Двое суток Кин, иногда отвлекаясь на пищу и короткий сон, расшифровывал причудливый язык древней расы и таки добился успеха.
  
  Какого было удивление мальчика, когда он понял что каждая десять колон описывали некие высшие существа, что даровали расе Зай-таа свои дары. Более того, утверждалось, что существа не мифические боги, а самая настоящая раса, живущая с древними Зай-таа в симбиозе! Истрак-тааа, так Зай-таа звали своих живых божеств. Древние проводили ритуалы в их честь, приносили им жертвы и устраивали крестовые походы против неких Уса-та, что жили где-то в глубине земли.
  
   Чем больше Кин расшифровывал, тем больше ему открывалось, но это лишь вершина айсберга. Как можно по паре историй понять расу, жившую на территории Ямы давным-давно?
  
  Кин просто горел от предвкушения раскрытия тайн, после изучения новых фресок.
  Ну а пока можно и доработать его новую технику Нэн, трех дней, оставшихся до прибытия на Уровень Разврата, вполне хватит.
  
  Разбираться в Нэн Кину нравилась ничуть не меньше разгадывания загадок истории, другое дело, что к Нэн нужно подходить со всей осторожностью. Одно неверное действие и можно навсегда остаться калекой. Кин не собирался нарушать заветов своего учителя и пытаться самостоятельно разобраться в Хацу, нет, вместо этого он обратил внимание на три техники Нэн - Зецу(сокрытие), Гё(фокусировка ауры на части тела без закрытия секо) и Ко(весь поток ауры идет через одну часть тела, все остальные секо закрыты). Еще дома, в особняке Золдик, Кин задумался почему при использовании Ко мощь потока настолько увеличивается. Ответ лежал на поверхности: Пользователь использует весь потенциал ауры, которая ранее выходила из остальных секо, лишь на одной руке.
  "А почему бы не сделать иначе?" - подумал он тогда. Ведь можно сделать наоборот! Закрыть секо на одной части тела, тем самым незначительно увеличив поток на всех остальных секо.
  
  Эта идея постоянно крутилась в голове мальчика, но он никак не решался на эксперименты, ведь Нэн это вам не игрушка, одна ошибка и секо сгорят или того хуже. Долгое время Кин продумывал технику, позволяющую переносить потенциал выделения ауры с одной конечности на остальное тело.
  
  Кажется, что эта техника Нэн бесполезна, и Кин просто в пустую тратит время, но все не так на самом деле. Объем выделяемой ауры, скажем, на руке составляет 9%, и если закрыть секо на руке и перераспределить этот поток на остальное тело, то в Рэн будет выделяться 109% процентов ауры! Две руки, соответственно 18%. 118%, это уже не шутки, скорость, сила, защита и травматический эффект - все показатели увеличатся и пускай руки будут без защиты Нэн, но в некоторых ситуациях, например, когда нужно убежать или использовать ноги, придуманная Кином техника весьма полезна.
  
  Кин не сомневался, что не изобретает ничего нового, что подобная техника уже наверняка кем-нибудь придумана и даже улучшена. Вот только это неважно, ведь где этот кто-то, а где Кин?
  
  Еще двое суток пролетели в мгновение ока. Пару раз мальчика пытались травануть, но он дал понять, что с карликом лучше не связываться. Караван лишился трех торговцев, чье имущество разделили между собой оставшиеся пятеро. А под конец второго дня Кин смог добиться своего.
  
  Золотой покров ауры вырывался из всех частей тела, кроме правой руки. Мальчик ясно чувствовал, что Рэн чуть сильней. Для проверки он открыл секо на руке.
  - Да, так и сеть, - чуть было не позволил себе радостную улыбку мальчик. Вовремя спохватился и прикусил губу. Злобные карлики не улыбаются, они вечно хмурые и жестокие со всеми.
  
  - Я назову эту технику Ши, - поставил точку в своем начинании Кин. Теперь осталось отточить Ши, научиться использовать это обратное Гё также быстро как и обычное Гё.
  
  Мальчику было невдомек, что у него ничего бы не получилось без филигранного Зецу, добиться которого не каждому дано.
  
  
2 уровень - Разврат.
  
  - Господин, слышите? Это приветствие второго Уровня Ямы! - окликнул Кина, сидящего на крыше фургона полный работорговец.
  
  Мальчик давно уже услышал глухое эхо музыки, доносящееся откуда-то издалека.
  - Не слишком ли громко? - недовольно спросил у торговца Кин, не забыв выразить свое презрение измененным голосом.
  
  Они медленно ехали по высокому туннелю с гладкими стенами, без намека на фрески. Тяговые птицы устало клацали длинными клювами, прося людей о пище и отдыхе. Но двуногие звери были ослеплены алчностью и не желали кормить бедных тружеников больше положенного. Время деньги. Одна минута простоя тут, одна там и так наберётся пара суток, за которые можно было бы доставить еще одну партию живого товара!
  
  - Празднество по случаю вновь прибывших куртизанок. Оно всегда яркое и громкое, но длиться лишь пару недель. Эх, наверное, более удачливые люди уже прибыли используя прямой путь. Нам простым торговцем приходиться идти долгими путями, когда эти "товарищи" за два часа добираются! Вот где справедливость? - сплюнул на каменную дорогу торговец.
  
  - Мне плевать, - выказал свое отношение к бедам "простых" торговцев карлик.
  А звуки музыки все усиливались, и уже можно было распознать слова песни, что пел хор женских голосов.
  
  Рабыни и рабы в клетках зашевелились, они также услышали песню. И слова этой песни им совершенно не понравились.
  
  "Все что пожелает господин" - основа припева. И именно людям сидящим в клетках придётся с улыбкой на устах и страстью в глазах выполнять прихоти похотливых господ. Повезет еще если попадешь в обычный бордель, там и денежку платят и нужно лишь сексом заниматься с клиентами. Другое дело попасть в особый бордель, где извращенцы всех мастей будут изгаляться различными способами над твоим телом, но еще хуже попасть в места отдыха извращенцев, там ждет только ужасная смерть.
  
  Кин в последний раз посмотрел на окошко фургона напротив. Сердце сжала жалость к девушке неотрывно следящей за ним. Чумазая, довольно красивая, молодая девушка не спускала с карлика глаз, в её карих глазах была мольба о спасении.
  
  - Прости... - прошептал Кин одними губами незнакомке. Попросить прощение это все что мальчик мог. Спасти этих людей он мог, но стала ли их судьба от этого лучше? Так у них есть небольшой шанс выжить и устроиться в жизни, но на свободе они погибнут. Кин просто не может обеспечить выживаемость всех! Правда жизни - нельзя спасти всех.
  
  Спрыгнув с фургона, Кин не прощаясь с торговцами живым товаром. Он бежал прочь от фургонов, спину жгло внимание незнакомки.
  
  В голове мальчика билась навязчивая мысль: "Нельзя спасти всех, но можно попытаться спасти хоть кого-то".
  
  Но он глушил эти мысли. В который раз он пожалел, что принял эту миссию. Иногда неведение лучше правды.
  
  Лишь через пару минут он полностью подавил так не вовремя нахлынувшие чувства.
  
  - Не вышел из меня убийца, - облокотившись на стену туннеля, пробормотал Кин. Пот градом стекал со лба, а сердце бешено стучало в груди.
  
  Мальчик не понимал, почему он так остро реагирует на чужую боль, а причина ведь на поверхности. Глаза Кина слишком чувствительны, а Гё слишком сильно. Еще не скоро он осознает свои особенности, а пока ему остаётся лишь подавлять бьющие через край чувства. Но может дело и не в глазах вовсе? Может добрая натура мальчика так проявляет себя? Ведь говорят же - если вас еще мучает совесть, значит вы не плохой человек.
  
  
***
  
  Второй уровень Ямы предстал пред взглядом Кина. Несколько куполов, размер которых сложно определить. Каждый купол имел рот, проглатывающий вновь прибывших, да пару глаз, через которые в мини-города просачивался свет от многочисленных светящихся грибов на потолке пещеры. А купола ли это? Скорее похоже на головы невиданных существ похожих и одновременно отличных от людей.
  
  Кин сразу понял, чьи лица перед ним. Зай-таа, именно так описывали фрески их головы -имеющие форму шара, круглыми ртом и глазами, волосяной покров отсутствовал. Также стоит отметить, что женщин этой расы практически не отличить от мужчин, ни те ни другие не имеют открытых половых признаков. Размножение происходит путем поедания мужчины женщиной, которая впоследствии откладывает яйца. Количество яиц в кладке не описывается, но, по мнению юного исследователя, оно должно быть больше пяти, что бы компенсировать убыль населения.
  
  Помотав головой, Кин сбросил сторонние мысли. Сейчас не время строить теории! Ему нужно получить информацию по лабораториям на 5 уровне. Хоть Кин и склонялся к мысли, что именно у корпорации "Нова-интд" находиться искомый объект, но на 100% уверен не был.
  
  Второй уровень ямы - самый богатый на информаторов. По сути, для куртизанок (свободных естественно) сбор и продажа информации является более доходной, нежели торговля своим телом.
  
  Осмотрев все купала-головы, Кин решил идти к тому, что находиться у основания пологой пирамиды, что висит на цепях над пропастью.
  
  Чем ближе Кин подходил по одному из мостов к пирамиде, тем сильней поражался её размеру. Как подобное можно было построить? Да и зачем? Если первый город ямы восхвалял верховных божеств Зай-таа, то предназначение этого памятника древнему зодчему ускользало от мальчика. И как назло никаких фресок и вырубленных в камне картин. Вообще ничего.
  
  Это странно. Неужели все древние города выглядели так?
  
  "Сомневаюсь. Слишком уникально это выглядит. Да и от глаза слепит от ауры, что создатели вложили в свое творение. Тот, кто это строил, вкладывал всего себя, всю свою жизнь в возведение висящей над пропастью пологой пирамиды", - вновь переключился на сторонние размышления мальчик.
  
  Что заставило его отпрыгнуть в сторону, он так до конца и не понял, но подобный рывок спас мальчика от пленения. В место, где он только что стоял, со звоном воткнулась довольно длинная игла.
  
  Кин тут же осмотрелся и приметил стреляющего. Пара человек устроилась на ближайшей цепи. Один из этих людей держал продолговатый объект похожий на ружье. Сразу Кин их не заметил из-за слишком сильного сияния в Гё цепей. Да тут все сияло бирюзовым, глуша Гё Кина!
  
  С приличной скоростью мальчик рванул в сторону города. И так как укрыться на мосту было негде, ему приходилось периодически маневрировать, сбивая прицел снайперу.
  
  Кин совершенно не понимал, с чего некто решил, что он знает, где та девочка - Ромалия-Лия, которую сейчас все ищут. Даже мухокрысу же ясно, что её с ним нет, так, поди же ты, все стараются схватиться за соломинку и вызнать у Кина где эта девочка, но Кин то вообще не в курсе!
  
  - Надоело, - разозлился Кин, уйдя от очередной иглы, что на свету отблескивала чем-то синим.
  
  Глянув в сторону цепи, мальчик рассчитал путь. Импульсивная детская натура толкала мальчика на безумства. Профессионал бы просто скрылся, но Кину же надоело это все, да и не был он пока профи.
  
  Никого покоя. Что торгаши, все норовившие то травануть, то заболтав вызнать местоположение Ромалии-Лии.
  
  Кин не на шутку разозлился.
  
  На полной скорость он свернул в право, глянул в сторону цепи, находящейся примерно в километре от него и прыгнул в пропасть!
  
  В падении мальчик, используя на ступнях Ко, оттолкнулся от столба, удерживающего мостик и рванул через пропасть в сторону цепи. Кувыркнувшись он погасил скорость рывка и используя Ко уже на правой руке вцепился в гигантское звено цепи. Разумеется, он не летел весь километр по прямой, скорее у него была нисходящая кривая траектория падения. И достиг он цепи намного ниже врагов.
  
  Вскоре злобный карлик несся по звеньям цепи по наклонной вверх в сторону разозливших его наемников, иногда в него летела игла, а позже был открыт огонь и из огнестрельного оружия, но пистолет был только у одного из четырех смельчаков, и стрелял он не особо метко.
  
  Первым умер снайпер. Кин на полной скорости врезал ему кулаком в живот, разорвав тем самым внутренние органы. Травматический эффект от Нэн был столь велик, что сердце наемника не выдержало и остановилось. Уйдя от шквальной стрельбы, успевшего перезарядить пистолет стрелка Кин пошел на сближение с отступающими врагами.
  
  Прямо перед носом наемников карлик исчез. С боку стрелка раздался крик, перешедший в бульканье, кровь окропила лицо мужчины. Наемник повидавший за свою долгую жизнь многое на глазах поседел, столь быстра и жестока была расправа над его товарищами. Он уже не раз проклял свою жадность, толкнувшую его с друзьями на поимку этого монстра-карлика.
  
  - Постой! Мы сдаемся, не убивай. *Бульк-Бульк* - с разорванным горлом много не поговоришь.
  
  Кин особо не переживал на счет этих убийств. Они первые начали!
  Вскоре все было кончено. Кровь медленно стекала по цепи вниз, трупы валялись то тут, то там, а десятилетний мальчик, играющий роль злобного карлика с интересом изучал странную винтовку, использующую для выстрелов сжатый под высоким давлением газ. Вдоволь наигравшись, мальчик выкинул оружие в пропасть, слишком приметное оружие, много возни будет с его продажей. Затем, предварительно обыскав, сбросил туда же и трупы. Несколько фишек Ями отправилась в карман Кина, также он оценил пропуск в элитный бордель "Фиалка и слезы".
  
  - По делом вам, - спокойно сказал Кин вслед падающим мертвецам. Сбросив стресс мальчик со спокойной душой направился в сторону купола у основания пологой пирамиды. Кин прекрасно понимал что от него не отстанут, что охота только усилиться со временем, но подобное его ничуть не пугало. У мальчика есть Нэн, есть Зецу, практически полностью скрывающее его в толпе. Чего ему бояться? Намного страшней видеть страдание несчастных рабов, которым он не в состоянии помочь! А еще Кин очень сильно боялся бабушку, которой собственно и предназначалась эта миссия. Она весьма сильно расстроиться, если Кин облажается, да, весьма сильно...
  
  Стоит заметить, в семье Золдик бабушку боялись все!
  
  А тем временем хор шлюх заканчивал свою праздничную песню. Под последние её аккорды невеликого роста человек спускался по цепи к пирамиде...
  
Глава 17. Анастасия
  
  Грациозная девушка походкой от бедра шла в сторону сидящего в кресле карлика. Её точеная фигура дышала похотью и страстью, мягкие красные губы манили любого половозрелого мужчину, вне зависимости от его возраста и предпочтений. Тонкая полупрозрачная ткань ночнушки не только не скрывала прелести женщины, а наоборот подчеркивала их. На прекрасном лице рыжей прелестницы было предвкушение, она медленно, словно кошка к загнанной в угол мыши, направлялась к экзотичному мужчине и никакие доводы и уверения не могли остановить куртизанку, по факту являющуюся ненасытной нимфоманкой.
  Кин не на шутку испугался.
  
  У мальчика была отличная подготовка, он прекрасно мог скрывать свои эмоции, да и не смущали его женские прелести, после особого теоретического курса полового воспитания от Золдик его навряд ли могла смутить женщина. Разве что чуть-чуть.
  
  - Мне неинтересно, - хрипло с отвращением произнес замаскированный под карлика Кин:
  
  - Все что я хочу - это информация.
  
  - Вы так холодны, господин, - с придыханием не сказала, но промурлыкала Асая. Двадцтидвух летняя женщина знала себе цену и не сомневалась, что карлик, будь он хоть гомосексуалистом, хоть зоофилом, возбужден до предела, если не её красотой, то слабым афродизиаком, распыленном в воздухе уж точно. Зачем она хотела покувыркаться с уродцем? На самом деле все просто - когда еще доведется попробовать столь экзотичного мужчину?
  
  - Господин, позвольте мне согреть вас, вы весь дрожите, - нагнувшись, так чтобы Кину были видны её прекрасные груди, прошептала на ухо Асая.
  
  Только на беду Асаи, Кин дрожал не потому что желал её (не тот возраст), он был напуган! Выдержка Золдик дала трещину, по неясной причине мальчик до жути боялся эту женщину. И не мудрено, ему все же лишь 10 с половиной лет. Хоть Кин и имеет воспоминания прошлой жизни, но и в ней у мальчика не было не то что секса, даже полноценного общения с девочками не было. Теория и знания, что он получил в особняке Золдик, носили больше теоретическую направленность. Разумеется, будь мальчик уже половозрелым, он смог бы продемонстрировать свои знания на практике, просто заглушив страх, и проститутка даже бы не догадалась, что переспала с мальчиком. Вот только ничего у Кина еще не работало, и он находился в затруднении.
  
  В отчаянии Золдик уже хотел вырубить приставучую куртизанку, но все уладилось само собой, когда женщина томно спросила про интересующую его тему.
  
  - Ах, чем я могу вам угодить, что же вы желаете знать... - вплотную приблизила свои губы к губам Кина женщина. Ни отвратительный запах, ни замаскированное под уродливую морду лицо её совершенно не смутили. Кошка приготовилась к броску.
  
  - В последнее время "Нова-интд" закупает в больших количествах детей. Мне необходимо знать зачем им это, а также куда детей отвозят, - стараясь не тараторить поведал Кин.
  
  Женщина долго смотрела в его глаза, затем с ничего не выражающим лицом отошла к тумбочке, открыла первую полку. Кин напрягся, но Асая взяла не женский пистолет небольших размеров, а пачку длинных тонких сигарет и бензиновую зажигалку, что подошла бы больше байкеру с Земли, нежели изящной женщине.
  
  Закурила.
  
  - У нас, шлюх, помимо основного заработка есть еще и сторонние доходы. Я вот торгую информацией и участвую в женском реслинге. Иногда проигрываю, но в проигрыше и доминировании над моим телом другой женщины нет ничего плохого, мне даже порой доставляют удовольствие попытки некоторых, особенно активных, заставить меня кричать, - Асая провела по линии бедра ладонью.
  
   - Но некоторые девочки еще и продают нежелательных детей. Господин, нам запрещено использовать контрацепцию, и если рождается девочка, то нам она не принадлежит... Это указано в контракте, - Кин заметил затаенную обиду в голосе Асаи. Женщина тем временем закончила с прелюдией:
  
  - Мальчики же наши, но не каждая может вырастить ребенка, да и редко кто хочет. Выход это либо убийство младенца, либо продажа мальчика через пол года после его рождения. Цена довольно высока, по крайне мере если продавать исследовательским лабораториям. Так было раньше, но теперь Нова-интд порушила рынок, они скупают детей, не достигших половозрелости, в промышленных масштабах, цена на товар упала. Девочки стали страдать и теперь не желают возиться с бесполезными едоками. Я готова рассказать все, что знаю об Нова и даже дам вам скидку на эту информацию, но советую вам не ввязываться в это.
  
  Прелюдия нужна была чтобы предостеречь способного понять всю силу тех, кто порушил рынок с множеством игроков. Умный поймет, глупый не услышит предостережения. Асая каким-то своим женским чутьем распознала по отсутствующей мимики Кина (он смог взять себя в руки) что тот понял, и именно поэтому она захотела вести с ним дела, в том случае если бы Кин оказался глупцом, то женщина бы наплела бы всяких глупостей и обобрала бы глупца до нитки.
  
   - Сколько? - поинтересовался ценой информации Кин. Мальчик неплохо поднял свое финансовое положение обобрав трупы нападающих на него периодически неудачников.
  
  - Сто Ями. Поверьте, то что я знаю стоит дороже, - кокетливо подмигнула карлику Асая.
  
  Достав из кошелька требуемую сумму, Кин плавно встав подошел к женщине и вложил деньги в её руку.
  
  Асаю пробрал иррациональный страх, за ним накатило возбуждение. Маленький горбатый человек до одури пугал куртизанку. Было в нем что-то неестественное, не от мира сего.
  
  Женщина заглянула в глаза цвета плавленого золота и ей показалась что она видит бесконечный поток золотого света. Это было так завораживающе... и пугающе, что она ощутило влагу на внутренней стороне бедра. Страх рождал похоть, но Асая не поддалась ней, тем более странным образом её и влек карлик и не привлекал как мужчина. Противоречивые чувства кружили куртизанке голову.
  А между тем Кин отошел и сел в кресло. Почему-то Гё повлиял на женщину весьма странно. Мальчик удивился, но вида не подал, позже он спросит у Учителя почему так. Сейчас есть дела поважней, хотя и хочется разгадать еще одно свойство Нэн, о котором мальчик раньше и не подозревал.
  
  Асая была не глупой женщиной и поняла, что с ней произошло что-то неестественное, и как любой здравомыслящий человек, Асая решила как можно быстрее закончить все дела с непонятным карликом, ставшим из объекта сексуальной охоты в опасного хищника, с неясными целями и мотивами.
  - Пару лет назад Нова-интд санкционировала экспедицию в глубь подземелий, не знаю сопутствовал ли им успех или нет, но через три месяца прошел слушок о том, что некий Ураз сбросил пять десятков лет и вновь выступает на Зловонной Арене. Через пару месяцев еще пара человек вдруг помолодело, а затем и начались закупки Новой детей. Все что я знаю по поводу местонахождения лаборатории, так это то что она точно не на самом Уровне Слез. Детей везут куда-то ниже. Если вам нужно узнать больше, то советую обратиться к Уразу, но просто так гладиатор ничего не скажет. Еще можете попробовать связаться с вот этими людьми, все они из помолодевших, и скорее всего как-то связаны с Нова.
  
  - Почему ты считаешь, что омоложение связано с Нова-интд? - задал резонный вопрос Кин деловито.
  
  Женщина немного помялась, но, глянув в золотые глаза карлика, все же решила рассказать:
  
  - Я как-то обслуживала одного из техников Нова-интд... Понимаете, в моей работе важно не только утолить плотский голод клиента, но еще и слушать его, лаская его уши своими ответами и вопросами. Ну и чего греха таить, информация для меня это деньги недобредшие еще своей конечной формы, - мило засмеялась Асая. На щечках женщины образовались милые ямочки:
  
  - Не буду называть имен, но милый мальчик разговорился и проболтался о своем желании продвинуть по служебной лестнице, "пока Эликсир еще нам дают на пробу". Пара наводящих вопросов и он признался в том, что этот Эликсир может вылечить от любой болезни и даже омолодить. Хи-хи-хи, бедный мальчик, так и не понял что мои духи особые, Ой, не переживайте, господин, я не использую их сейчас, - мило потупилась Асая. Но на Кина её флирт никак не подействовал по ясным причинам.
  
  Мальчик кивнул. Он не подал вида, но в данный момент был несказанно рад. Две недели поисков и ходьбы по борделям в поисках зацепки и, наконец, удача. Конечно, многое, что сказала Асая он уже знал, все же кое что другие информаторы знали, но имя гладиатора он услышал впервые. Еще важней, что мальчик теперь на 80% уверен, что Колба у Нова-интд, а следовательно можно покинуть это поганое место, полное шума и запаха похоти.
  
  Второй Уровень, он оказался в некоторой степени еще отвратительней первого. Смрад испражнений, которое пытаются заглушить отличными духами - вот какие ассоциации вызывал у Кина Золдика Уровень Похоти. А ведь он был в лучших Округах, и не заглядывал в низшие, вот там-то твориться все самое отвратительное, что можно себе представить. Люди в трех низких Округах делаться на два типа - Звери и Поломанные Игрушки. Посещение подобных мест могло пошатнуть веру Кина в людей, и он был несказанно рад, что может в этот раз отвести глаза.
  
  Мальчик сам того не подозревая стал меняться в Яме. Его характер претерпевал изменения, иррациональная доброта постепенно покидала душу мальчика, уступая место решимости и злости.
  
  Кин взрослел.
  
  Асая проследила за тем, как необычный клиент покидает её комнату. Вот дверь закрылась, и в этот момент из женщины словно выпустили воздух, она обмякла и упала на спину, раскинув руки в стороны. Водяной матрас пару раз качнулся, булькнул.
  
  Где-то вдалеке неизвестный музыкант отбивал танцевальный ритм. Она уже давно привыкла к этому настойчивому биению, но сейчас хотелось тишины. Асая прикрыла уши руками.
  
  Некоторое время так полежав, она нехотя встала, достала лист и ручку, и начала писать. Вскоре запечатав письмо, она передала его пришедшему на её вызов кастрату.
  
  - Ничего личного, господин, просто бизнес, - искусственная улыбка сломленной женщины исказила милое, покрытое веснушками лицо.
  
  Когда кастрат ушел, женщина еще некоторое время сидела на месте. Она не знала почему, но ей вдруг стало до безумия страшно. Словно смерть смотрела на неё сейчас. Пара минут и наваждение пропало.
  
  Асая, вытерев пот со лба, решила принять ванну. Позвонила в колокольчик. Кастрат не пришел.
  
  Женщина нахмурилась, встала с постели и направилась в сторону коридора. Медленно отварив дверь, она застыла изваянием.
  
  Безголовое тело слуги лежало прямо перед её дверью, коридор был залит кровью, а на противоположной стене была выведена надпись на всеобщем:
  - Не стоит, - прочла Асая. Ноги женщины подкосились, и она упала на попку. Возбуждение вновь нахлынуло на неё. Куртизанка ничего не могла с собой поделать, ведь она была без ума от плохих парней и кровавых сцен...
  
  
Царство Вергерос. Солнечный Луг. Дворец Гарема.
  
  В полупустых хоромах, на мягкой даже на вид широкой кровати полулежала невероятно толстая женщина. Жировые складки свисали с её боков, несколько подбородков дергались в такт тяжелому дыханию с отдышкой. Веса в этой матроне было более двух с половиной сотен килограмм, а роста почти два метра.
  
  Третья дочь второй царицы, по совместительству вторая принцесса царства трапезничала. Её медленные движения рук сопровождались колыханием складок жира на её теле, но как бы противен не был вид этой туши, но находящиеся помимо неё в комнате мужчины не смели не то что скривиться, они были вынуждены поедать взглядом уродливое толстое тело, иначе их головы вполне могут поселиться на очередном коле, что украшают стены башни в которой жила данная особа.
  
  Трапеза священа и никто не смеет её нарушать. Никто кроме матери выглядящей женщиной девушки.
  
  Двери распахнулись и в комнату словно ураган влетела строгая высокая женщина лет сорока с застывшей на лице гримасой отвращения. Вторая жена Короля почтила своим присутствием дочь.
  
  - Мама? - на удивление красивый для подобной свиноподобной женщины голос ласкал слух. Анастасия вытерла подбородок салфеткой и вновь спросила:
  
  - Мама?
  
  Женщина одним взглядом выгнала из комнаты слуг и любовников дочери. Восемь мужчин не коим образом не показали радости, наоборот, они буквально фонтанировали сожалением.
  
  Когда последний мускулистый красавец покинул помещение, Виеда заговорила. Её слова были пропитаны презрением и даже отвращением, её голос хоть и был красив, но рал слух и подавлял скрытой мощью.
  
  - Все трапезничаешь... Уже не в состоянии встать с кровати... Наслаждаешься утехами со своими мальчиками... - отрывисто цедила Виеда. Может показаться что мать злиться на в конец запустившую себя дочь, но все не так как кажется на первый взгляд.
  
  - И мне это чертовски нравиться, мама! - засмеялась в голос Анастасия, а гримаса матери, которую она смогла лицезреть еще больше рассмешила девушку восемнадцати лет.
  
  Виеда изогнула дугой бровь:
  
  - Тебе мало переезда в эту башню? Хочешь вызвать еще большее неудовольствие... дочь?
  
  - Ха, мне здесь нравиться, лучше того серпентария, где прошло мое детство и юность. Да даже в темнице будет лучше! - весело ответила толстая дочь матери. Их рост был одинаков, но из-за своей ширины Анастасия казалась неким чудищем сидящем перед хрупкой женщиной.
  
  - Твои слова... поговорим о них позже. Скажи-ка мне, милая, что случилось с тем перстнем, что оставил этой маленькой твари наш многоуважаемый почивший дядя? - ядовито выдавила из себя Виеда-еда.
  
  В глубине маленьких круглых серых глазок Анастасии зажегся опасный огонек. Улыбка толстухи загадочным образом из просто веселой превратилась в злую, но при этом выражение лица ни капли не изменилось.
  
  - Ты о том Сверх-Алмазе? Дядя его давно пропил! Вы, суки, гоняетесь за вещью, которую низложенный король, ставший шутом, пропил! Хи-хи-хи-хи, - противно засмеялась Анастасия, пытаясь разозлить мать.
  
  - Да как ты смеешь! Поганая тварь, не будь ты моей дочерью и давно уже была бы в темнице! - тихо прокричала Виеда-еда, и сколько в её голосе было угрозы не передать словами.
  
  - Не пугай меня, мать, мне нечего терять... а тебе? Как стати поживает мой братец, гордость семьи?
  
  Вот чего не стоило делать, так это угрожать надежде Виеды, тому, кто по её замыслу вскоре станет правителем Царства.
  
  Женщина опасно сузила глаза, развернулась и больше не говоря не слова покинула комнату не оборачиваясь Через пару часов десять крепких мужчин спустили тушу Анастасии во двор, а затем перенесли её в подземную башню.
  Замок с той стороны закрылся, оставив Анастасию наедине с голыми стенами и темнотой.
  
  Так она и лежала, иногда щепая черствые буханки хлеба, пока дверь не отварилась. К ней после двух суток заточения пришла в гости мать. Все так же высокомерна и с такой же миной брезгливости на лице.
  
  - Нравиться? - холодно спросила Виеда, прожигая дочь недовольным взглядом.
  - О да, здесь по крайне мере нет змей, - глухо смеялась Анастасия. В её руках была миска с кашей и она иногда брала кусочки пищи и с выражением лица, словно пробует изысканное и редкое блюдо, аппетитно кушала кашу.
  
  - Где кольцо, дочь? Скажи мне, и я верну твою подругу домой. Я позабочусь чтобы девочка получила причитающееся ей по положению, даю слово, - чуть приподняв подбородок проинформировала Виеда.
  
  - Она твоя дочь, мама, - покачала головой Анастасия. Даже в том клубке змей, что обитают в каждом из трех дворцов, её мать была, несомненно, самой гадкой и ядовитой. Рома не сделала ничего плохого, она не виновата, что родилась через девять месяцев после того насилия над телом Виеды дедом нынешнего короля.
  В памяти толстой затворницы всплыл образ девочки, её сестры. Пять тяжелейших лет, в течение которых Анастасия с упорством уродовала свое тело, только ради того чтобы не попасть в лапы того человека, только лишь Рома приходила к ней в гости, да она практически жила в башне Анастасии! В какой-то момент толстуха поняла, что заменила Рома мать, и от одной этой мысли в душе посилился свет, и именно этот свет дал Анастасии сил не сдаться, а продолжить играть свою пьесу.
  Именно Анастасия организовала побег сестры и приставила к ней двух последних своих Дев. Все было продумано до мелочей! Рома должна была поселиться в Падокии, в лесном регионе, где её ждала бы жизнь обычного человека, пускай и обладающего неслыханным богатством, Анастасия выделила половину своей наличности. Несусветную сумму, которая сейчас дожидается свою новую хозяйку в ячейке банка в городе на задворках малонаселенной Республики Падокия.
  
  К сожалению, Анастасию переиграли. Мать давно хотела избавиться от напоминания о её унижении, но просто убить девочку не могла. Король бы несомненно спросил о смерти своей сестры, не смотря ни на что, он любил девочку, хоть и не мог показать этого на людях.
  
  Но другое дело, когда ненавистное дитя, та из-за кого Король навсегда забыл дорогу к её ложу, та что является постоянным напоминанием её позора убежит, сама покинет двор. Виеда несомненно отправит людей на поиски, и те несомненно справятся, но вот беда, девочка окажется ослаблена из-за постоянного насилия и погибнет по дороге. Какая трагедия...
  
  - Почем мне знать, где кольцо и где перстень. И, мама, ты уже определись, что тебе нужно, - посетовала Анастасия.
  
  Быстрый шаг и пощечина. Виеда скривила губы в гримасе ярости:
  
  - Не прикидывайся дурочкой, дочь. У Рома не было при себе кольца, а значит, она его где-то спрятала. Где в замке, я проверила твою комнату, но кроме бесполезного барахла ничего не нашла. Где камень?!
  
  - Надеюсь, ты подобрала себе игрушку по вкусу? Только тот вращающийся не бери, он мой любимый, - наиграно смущаясь, попросила Анастасия.
  
  Еще одна пощечина, но на этот раз рукой на которой был перстень с крупным камнем.
  
  - Что же, не хочешь говорить ты. Придётся спросить у твоей подруги, - усмехнулась Виеда.
  
  В ответ она получила такую же усмешку, но более злую и радостную:
  
  - Ты весь её еще не нашла, да? Хи-хи-хи-хи, она ведь жива, да? Она убежала от твоих людей, да? Хи-хи-хи-хи...Ха-ха-ха, - во всю мощь своих легких смеялась Анастасия не переставая. Её любимая сестра на свободе! Жива! А если люди матери её еще не нашли, то малышку кто-то оберегает.
  
  Анастасия по сути была оптимисткой и поняв что сестра убежала от Виеды, она тут же подумала о самом лучшем варианте, и, что удивительно, была права, хоть и не знала этого.
  
  Виеда, не желая больше общаться с бунтующей Анастасией, покинула камеру, напоследок бросив:
  
  - Посмотрим, как ты будешь вести себя после пары месяцев здесь, дочь.
  В темноте и тишине Анастасия улыбалась. Её не беспокоила своя судьба, мать ничего ей не сделает. Максимум продержит тут до момента её полного исхудания, что тоже неплохо. В кои-то веке Анастасия сможет побегать по улице и поплавать в бассейне.
  
  Одно не могла понять пока еще толстуха, зачем матери так нужен Сверх-Алмаз. Пускай и очень дорогой, но это лишь драгоценный камень. Откуда ей было знать, о его свойствах? Да, по сути, никто кроме короля и не мог знать, что для того, чтобы снять корону с одного и надеть на другого, нужен ключ - кольцо с самым дорогим камнем в мире, в который ювелир вложил всю свою жизнь, в буквальном смысле.
  
  А вот откуда об этом знала Виеда, это уже другой вопрос, ответ на который скрыт в тенях мировой политики...
  
  
Глава 18. Барахтаясь в паутине
  
  - Мама...*Хнык*...
  
  - Аааа... Помогите... *хнык*... папочка... мамочка...
  
  - Нет-нет-нет-не надо! Помогите! *Рев боли*...
  
  Мужчина в белом халате курил дешёвую сигарету, пытаясь отстранится от отдаленного эха Уровня Слез.
  
  "Достали. Неужели так сложно вытерпеть небольшую боль? Почему люди не могут понять, что все что мы делаем ради их же блага. Ради будущего!" - посетовал про себя Санрайз.
  
  - Ааааа! - особенно громкое эхо сбило мужчину с мыслей.
  
  "Отвратительно. Зачем древние вообще создали эту систему звукоуловителей и труб?" - задал себе вопрос мужчина.
  
  Дверь на балкон отварилась. Красивая блондинка, прелести которой скрывала лишь прозрачная ночнушка, обняла сзади Санрайза и положила свою голову ему на плечо.
  
  Теплое дыхание женщины обожгло ухо Санрайза.
  
  - Красиво, - прошептала она, смотря свет, отраженный на поверхности подземного озера.
  
  - Всего лишь отражение света выделяемого кристаллической рудой, - кивнул на далекие огоньки под потолком Санрайз.
  
   - Не будь занудой, милый, - ткнула своим пальчиком в щеку мужчины Сора.
  
  - Как продвигается проект? Моя начальница рвет и мечет, ругается на то, что все сроки вышли. Ты бы видел, как она метается по комнате, не зная, куда направить свой гнев. По мне так Найт нужен мужчина. Может мне привести девочку? - прижав груди к спине мужчины кокетливо прошептала Сора.
  
  - Иногда, я выполняю для неё кое-какие "особые" задания. Личного характера, - опустила руки ниже пояса мужчины Сора. Омаложенную старуху возбуждала одна только мысль о том, что она водит за нос глупого кобеля. Сора считала Санрайза лишь приставкой к его члену и следовательно относилась соответственно, но не показывала.
  
  "Ах, как же будет приятно смеяться ему в лицо, когда он поймет, что его водили за нос. Скорей бы уже, не дождусь момента когда смогу уничтожить этого идиота, разрушить его психику и превратить в еще одну свою игрушку", - мечтала женщина. Санрайза она не планировала оставлять в живых. Ученный жив пока лишь потому, что хранит часть данных лишь в своем мозгу. Но вот когда Кристаллизация Эликсира будет закончена... Сора не желала ни с кем делиться вечностью.
  
  *Громкий детский плач* - принес ветер эхо.
  
  - Нет. Думаю, не стоит, - вновь скривился от особенно сильного эха ученый.
  
  "Тупая дрянь. Считает себя самой умной? Решила обмануть меня, одного из умнейших людей этого мира? Да Найт прокололась в первый же день! Насколько нужно быть высокомерной, чтобы считать умнейшего из умнейших идиотом? Я открыл тайну Эликсира. Скоро, совсем скоро материала будет достаточно и Кристаллизация завершиться. Мне даже не нужно будет пробуждать Сферу! Нова-интд, вы глупы и не видите дальше своего носа. С чего я должен делиться? Все что вы делали - это давали деньги, жалкие бумажки, которыми не оценить мою работу! " - высокомерно подумал Санрайз, наслаждаясь ощущениями. Великий ученый считал, что он больше всех остальных достоин вечной жизни, и делиться он не собирался.
  
  Вроде бы, что может один человек против гигантской корпорации, имеющей помимо огромного количества ресурсов, связей еще и мини армию? Однако Санрайз просчитал все до мелочей. Он уже давно мог бы активировать Сферу, да не просто активировать, но и запустить то, что внутри. К сожалению, назначение механизма понять не удалось, но то, что его активация будет сопровождаться выбросом гигантского количества энергии, Санрайзу удалось установить уже давно.
  Уничтожить лабораторию в нужный момент и скрыться в суматохе. Ради выполнения этого плана Ученый приобрел оружие, подкупил несколько коллег, а также попросил своего брата, военного помочь с переходом по сети туннелей Ямы.
  "Мой разум это достояние человечества! Сто лет жизни слишком мало, я за это время не успею помочь человечеству эволюционировать!" - плавал на волнах наслаждения Санрайз.
  
  Сора опустилась на колени.
  
  - Да! - выдохнул ученый.
  
  Под эхо плача и мольбы двое высокомерных лицемеров утоляли свою похоть. В это же время, некрасивая девушка в круглых очках смотрела на плавающий в колбе Шар.
  
  - Там что-то внутри, - резкий с хрипотцой голос был совсем не похож на тот, каким она говорила совсем недавно.
  
  Будь здесь пользователь Нэн, и используй он сейчас Гё, то смог бы увидеть, как горит аура в добрых глазах, спрятанных за толстыми линзами очков.
  
  - Шар? Или может Сфера? Хм. А это кто? - усилив Гё, Найт смогла в бирюзовом сиянии разглядеть небольшую тень.
  
  Отец послал её на это задание не просто так. Мотивов папочки Валентайна Найт не знала, зачем было посылать её, когда старушка Сора вполне может справиться и сама? Но видно папа не доверял старой кошёлке, и после нескольких месяцев общения Найт поняла, что не беспочвенно. Сора определенно имела свои планы на Кристалл Эликсира, который по всем расчетам давал владельцу бессмертие. Но, использовать камень таким образом глупо. Это как забивать гвозди микроскопом!
  Найт еще усилила Гё, но большего разглядеть не удалось.
  
  "Будь здесь сейчас учитель, или хотя бы папа..." - вздохнула про себя Найт. Что-то внутри молодого мастера боевых искусств кричало об опасности плавающего в колбе объекта и в иной ситуации Найт бы доверилась внутреннему чутью и приказала бы уничтожить, или закопать опасную вещь.
  
  Но всегда есть причины идти на риск. У Найт этих причин целых две.
  
  - Госпожа Найт? - в помещение вошел один из ученых, и своим удивленным вопросом сбил девушку с мыслей.
  
  - Вы не укладываетесь в срок! Я стою тут целый час, а никаких процедур или исследований так и не проводилось в течение этого часа! Ответьте мне, чем вы занимаетесь?! - начала играть свою роль младшая дочь загадочного главы крупной корпорации Найт-интд.
  
  Кто-то может строить великие планы, может считать себя самым умным. Думать что он главный игрок, но по факту лишь пешка.
  
  Валентайна Найт, Одуванчик, как зовет её папочка, Пиковая Дама, как проходит она по документации Темных Охотников держит нити паутины в своих руках, а остальные лишь барахтаются в ней, ожидая своей судьбы в неведении...
  
  
Ник и Ромалия-Лия.
  
  Последнюю неделю Ник спал отвратительно. И причина не в несмолкающей на 2 уровне музыке, и не в запахах порой бьющих по мозгу не слабей крепкого пойла.
  "Рука затекла", - отстраненно подумал Ник. Повернул голову вбок.
  "Она опять пришла ко мне в кровать. И что мне со всем этим делать?" - смотря на мерно дышащую девочку, устроившуюся на его руке и уткнувшуюся носом в его плечо, задавался вопросом детектив.
  
  - Дядя... - всхлипнула во сне Ромалия-Лия, и вжалась в тело Ника, ища тепла и защиты.
  
  "Во что я ввязался... Почему, почему я не могу пройти мимо? Всегда все мои неприятности были из-за детей и женщин. Неужели я не учусь на своих ошибках?" - устало размышлял он. Вот только, сколько бы мужчина не сетовал, сколько бы не желал изменить себя в худшую сторону, подобного не случиться никогда. Он всегда будет помогать тому, кому хочет помочь, и бить тех, кого хочет бить. Таков он - Николас Ридл.
  
  Песчинки в больших песочных часах отсчитывали последние часы сна, но у Ника как говориться ни в одном глазу.
  
  Мужчина ни о чем не думал, он просто лежал и пялился в потолок. В груди становилось теплей, стоило Нику посмотреть в сторону маленькой девочки ищущей у него защиты.
  
  "Мужчина должен защищать. Это его в его природе. Кто я такой, чтобы идти против порядка вещей", - наконец решил все для себя детектив.
  
  Была ли причина в беззащитности девочки, или может в её печальной судьбе, а может все дело в том, что она напоминала Нику его самого в те далекие времена, когда он был сопливым пацаном, только-только выброшенным на улицу. И если бы не человек, впоследствии ставший для Ника отцом, кто знает, как бы сложилась судьба последнего из бракованных детей-солдат.
  
  "Здесь никогда не бывает тихо. Ненавижу этот город", - видя, что от особо громкого звука с улицы начала просыпаться девочка, посетовал Ник.
  
  - Ник, прости, мне стало холодно, а потом я во сне пришла к тебе в кровать, - сонно пробормотала Ромалия, приподняв голову.
  
  Раздалось шуршание одеяла. Ник встав с постели подошел к окну, и всмотрелся в панораму города.
  
  Мускулистое тело, покрытое множеством шрамов словно, притягивало свет. Девочка с интересом всматривалась в каждый из шрамов.
  
  Девочка не была глупа, отнюдь, её хитрости и изворотливости хватило, чтобы выжить в той банке с пауками, в которой она жила раньше. Она прекрасно понимала, что ей не выжить без защитника, и таким защитником она решила сделать Ника. Своим Чемпионом . И пускай у Рома нет ни связей, ни власти, но это только пока, кто знает что может случиться с матушкой и братиком...
  "Ничего не забыто, никто не забыт!" - холодная ярость промораживала все её чувства.
  
  Ник подтянулся, сделал пару взмахов руками, таким образом, разминаясь.
  
  - Скоро придет торговец информацией, оденься и покушай. Может так случиться, что мы сразу же покинем этот уровень, - проинформировал девочку Ник. Отвернулся к окну и чуть слышно пробормотал:
  
  - Надеюсь, Сестры Канзаши все еще работают со мной...
  
  - Рома, в присутствии гостя не говори, просто сядь и сиди, и постарайся поменьше двигаться. Будет лучше если ты при виде Сестры смутишься, - строго потребовал детектив у своей помощницы.
  
  Девочка, наслушавшаяся от Ника рассказов о Ордене Падших Сестер, или Сестер Канзаши, как они еще себя иногда называют, вообще рада была бы спрятаться в шкаф, или под кровать.
  
  Второй Уровень Ямы. Здесь вы можете утолить любую свою прихоть, насладиться властью над чужим телом и душой, но даже здесь, в месте где законов практически нет, есть то что не стоит делать, если ты конечно хочешь дожить до утра.
  
  Не обижай проституток и проститутов с эмблемой в виде цветка Канзаши. Эти девочки и парни могут быть в Ордене на побегушках, быть самым младшим членом, но за них всеравно будут мстить.
  
  Братство Шлюх - вот истинная суть этого ордена. Многие ночные бабочки мечтают не о свободе, не о муже, что позаботиться о них, нет, они мечтают о вступлении к Сестрам. Орден это вам не банда, он не выжимает все соки, вам нужно лишь платить небольшой процент от своего дохода, и тогда ваша безопасность будет гарантирована. Раньше, каких-то пару десятков лет назад, Сестры получали доход только указанным выше способом, но в последнее время многое изменилось. Орден стремительно рос, развивался и даже вышел на свет, то есть создал пару филиалов в городах на поверхности. Как следствие, поле деятельности гильдии расширилось, теперь Сестры торгуют информацией, занимаются заказными убийствами, воровством, а эскорт услуги вышли на новый уровень. О чем говорить, если Сестры даже построили несколько специальных школ для элитных куртизанок, став тем самым новаторами.
  
  Заправлял в Ордене совет Лепестков, в который входили пять самых влиятельных женщин ордена, пробившихся с низов на самый верх своим умом и силой.
  И именно с Сестрами Канзаши решил вести дела Ник. Эта вынужденная мера, ведь за целых две недели зацепок так и не было найдено! Детектив обошел всех своих информаторов, но никто из них не знал и не видел мальчика описываемой внешности, что странно. Ведь ребята, к которым он обращался, зарабатывают именно тем, что помогают выкупать своих родственников из рабства, это их хлеб.
  В общем, у Ника не было выбора, пришлось идти на поклон к демону.
  
  "Ничего не случиться. Они же не пошлют к обычному детективу супер профессионала, способного найти изъяны в моих иллюзиях, ведь так? " - наклонившись вперед, Ник начал заваливаться, чтобы затем упасть на руки и приступить к отжиманиям под заинтересованным взглядом любопытной Рома.
  
  "... проблема в том, что меня вряд ли будут считать обычным детективом... мда...".
  После отжиманий последовали упражнения на пресс, затем приседания и снова отжимания, но уже на одних руках.
  
  Примерно через час, как раз тогда, когда Ник Рома завтракали в дверь кто-то тихо постучал.
  
  - Рома, помни что я тебе говорил, - вставая со стула, напомнил девочке серьезный Ник. Все его чувства были обострены, на поясе висел револьвер.
  Стоило мужчине открыть дверь, как он чуть не потерял концентрацию.
  Перед ним стоял определенно не рядовой член организации. Красивая жгучая брюнетка с вьющимися волосами хитро улыбалась Нику. В её карих глазах пылал огонь страсти, готовый сожрать неосторожного мужчину подошедшего слишком близко.
  
  Женщина растягивая гласные первая сказала слово:
  
  - Николас Ридл... Великий и ужасный убийца сотен... Какая честь... Можно мне войти?
  
  Ник посторонился.
  
  - Какой милый мальчик. Ник, а ты смотрю мужчина свободных взглядов... и любишь свежие сладости, - без единого намека на неодобрение произнесла женщина, затем представилась6
  
  - Желтая Стрекоза, к твоим услугам.
  
  - Чай будешь? - совершенно спокойно пригласил за стол Стрекозу Ник.
  
  - Если только он горячий. Ветер под моим окном донес до меня твои слова о желании встретиться с Сестричкой. И вот я тут. Твои деньги, наша любовь. Что желает господин? - играла интонацией женщина. Не забыла Стрекоза и бросить пару взглядов на смущенную Рома, оценивая мальчика, который на самом деле девочка.
  
  - Твой чай, - налил гостье кружку красного горячего чая Ник, после изложил суть вопроса. Желания общаться больше положенного с этой особой у него не было никакого.
  
  - Мне нужна информация о местонахождении одного ребенка. В Яме искомый объект находится несколько месяцев, вот отличительные черты, - положил на стол автопортрет ребенка Ник. - Скорее всего он на уровне Слез. Если найдете хоть одну стоящую зацепку, я буду весьма благодарен. Весьма, - с намеком повторил Ник.
  
  - Благодарность великого наемника нам важна. Как и его услуги.
  
  - Если только вам нужны услуги частного детектива, ведь именно этим сейчас занимается наемник, - покачал отрицательно на намек головой Ник.
  
  - Жаль. Есть пара дел, с которыми мог бы справиться только Кенар. Ну да ладно. Время идет, все меняется, Кенар тоже вырос, - странно улыбнулась Стрекоза.
  - Мы знакомы? - насторожился Ник. Девушку, сидящую напротив он раньше никогда не видел. Может она видела его? Или просто эта такая игра, чтобы он подумал, будто они знакомы?
  
  - Давно это было. Но я помню парнишку спасшего шлюху. Много воды утекло, но шлюха не забыла, кому обязана. Когда я услышала, что великий Кенар в городе и желает связаться с Орденом, то вызвалась посредником, - разъяснила женщина, гладя при этом одну руку другой.
  
  - Я тебя не помню, - честно признался Ник. За свою жизнь он спас кучу женщин, мужчин и детей. Всех уже не упомнить. Правда и убил он людей не мало...
  
   Стрекоза лишь покачала головой, она прекрасно понимала, что даже та шлюха, что спас Ник и Желтая Стрекоза совсем не похожи, хоть и одинаковы.
  
  - Мы приняли твой заказ, Николас. Твои деньги, наша любовь. И Ник, постарайся не умереть, - после женщина неожиданно поцеловала Ника в губы по взрослому, с языком.
  
  Ромалия-Лия, наблюдающая за действом густо покраснела. Прикрыла глаза ладошками, чтобы через щели между пальцами наблюдать за долгим поцелуем.
  
  - Наслаждайтесь Развратом, дорогие мои. Через пару дней мы принесем вам зацепку. Пока-пока, - помахав на прощание ручкой, Стрекоза упорхала прочь. Оставив Рома и тяжело дышащего Ника(он реально начал задыхаться во время долгого поцелуя) наедине.
  
  - На тетю похожа, - имея ввиду вторую жену короля своей бывшей страны решила Рома.
  
  Ник покосился на девочку, но ничего не сказал. В голове у него была лишь одна мысль:
  
  "Нужно закурить".
Оценка: 5.52*37  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"