Antoin: другие произведения.

34 - Коллеги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шварцвальд. Неуютное место для одинокого путника, особенно когда вечер уже на исходе. Здесь могучие ели стоят плотными рядами, как императорская гвардия, широкими лапами скрывая от любопытных глаз непроходимые чащобы. Даже ветер не может пробиться сквозь сплетение ветвей и лишь завывает, качая верхушки высоких деревьев. Только злые гномы, в глубоких пещерах хранящие клады, могут чувствовать себя тут как дома.

  Шварцвальд. Неуютное место для одинокого путника, особенно когда вечер уже на исходе. Здесь могучие ели стоят плотными рядами, как императорская гвардия, широкими лапами скрывая от любопытных глаз непроходимые чащобы. Даже ветер не может пробиться сквозь сплетение ветвей и лишь завывает, качая верхушки высоких деревьев. Только злые гномы, в глубоких пещерах хранящие клады, могут чувствовать себя тут как дома.
  Когда за поворотом мелькнули огни, Дитрих облегчённо вздохнул: всё-таки, он не ошибся на последнем перекрёстке, впереди гостиница, которую столь долго не удавалось найти. Там можно переждать до утра, ведь в лесу уже стало совсем темно, дорогу почти не видно в опустившейся мгле и кто знает, к кому в гости можно заехать на ночь глядя.
  Всадник подъехал ближе и остановился перед гостиницей. Это было двухэтажное строение с небольшой башенкой на правой стороне крыши, такое ладное и красивое, что могло бы стоять на главной улице Кёльна, а не в лесу у дороги. Гладкие жёлтые стены казались хрупкими, как у пряничного домика из детской сказки. Дитрих усмехнулся: что только не приходит на ум, когда наконец близок отдых.
  Внутри было чисто и покойно. Весело плясали тонкие языки пламени в небольшом камине, бросая медовые отсветы на деревянные шпалеры. Ярко горящие масляные лампы хорошо освещали просторный зал. На стенах - головы оленя, медведя, охотничьи рога. Столы застелены светлыми скатертями, длинные лавки укрыты густыми шкурами. Тихий приют для усталого путешественника.
  Навстречу гостю вышел хозяин, на ходу вытирая руки фартуком. Он посмотрел на Дитриха так внимательно, будто ждал кого-то другого, наконец спросил, чего сударь изволит. Получив заказ, хозяин снова исчез на кухне, а Дитрих удивлённо пожал плечами и выбрал для себя удобное местечко в углу. Он развязал шнурки плаща, снял его и кинул на соседнюю лавку. С глухим звяканьем поверх легли отстёгнутые от портупеи ножны со шпагой и перевязь с тремя пистолетами. Дитрих сел, расстегнул воротник камзола и глубоко вздохнул, чувствуя облегчение после смертоносного груза. Чтобы тело лучше отдохнуло, неплохо бы снять ещё и спрятанную под камзолом кольчугу, но такую радость можно себе позволить только в полностью безопасном месте, а не в гостинице посреди леса.
  Пока готовили еду, он отвязал от пояса бархатный мешочек. Там, завёрнутые в платок, лежали подарки молодой жене, сделанные на заказ у одного золотых дел мастера в Бремене: тонкая искусно сплетённая цепочка и изящный перстень с изумрудом. Дитрих улыбнулся и бережно провёл пальцем по золоту, представляя, как наконец вернётся и увидит улыбку на лице любимой. "Как же я счастлив, - подумал он. - Нереально, немыслимо, бесконечно счастлив..." Целый месяц отсутствия - это почти вечность, когда со дня свадьбы ещё и пяти лет не минуло. Но теперь всё кончено, Бавария осталась за спиной, а кошель полон золота, заработанного составлением всего лишь пары нужных бумаг...
  Хозяин на огромном подносе принёс глубокую тарелку с горячей похлёбкой, посреди которой плавал здоровый кусок мяса, свежий хлеб и кувшин с пивом. Дитрих заплатил и жадно принялся за еду, проголодавшись в долгой дороге.
  Дверь скрипнула, впуская нового гостя, старика, похожего на внезапно поумневшего Дон Кихота: такой же долговязый и сухой, но с цепким и тяжёлым взглядом холодных глаз. Подобные люди даже дожив до преклонных лет любого юнца скрутят или обведут вокруг пальца, потому что ни силы мышц, ни ясности ума им не занимать; настоящее проклятие для нетерпеливых наследников - такие упрямцы долгие годы одной ногой стоят в могиле, а второй пинают Смерть, если только она осмеливается подойти ближе. Судя по богатой одежде, золотой цепи и многочисленным перстням, это был знатный вельможа, приверженность к чёрному, медальон на груди и письменные принадлежности у пояса выдавали крючкотвора-законника. Положив левую руку на эфес тяжёлой шпаги, старик медленно осмотрел гостиницу, словно придирчиво решал, достойна ли она предоставить ночлег человеку благородных кровей. Наконец он аккуратно снял с головы чёрный бархатный берет с роскошным пером, оправил ниспадающие на плечи седые волосы и прошёл в зал.
  - Эй, милейший, - окрикнул он хозяина таким тоном, будто делал упрёк за нерасторопность. - А ну-ка принеси мне вина и мяса с овощами. Да смотри, чтобы вино самое лучшее было.
  С этими словами законник швырнул держателю гостиницы серебряную монету. Тот ловко поймал щедрую плату и склонился в почтительном поклоне, после чего поспешил за едой. Дитриху показалось, что хозяин нагибался так низко, пряча усмешку, и не вполне добрую.
  Законник подошёл к его столу и сел, аристократическим жестом откинув фалды длинного сюртука.
  - Ну-ка ну-ка, кто тут у нас? Я как вошёл, тебя не узнал, а потом получше присмотрелся. Ну здравствуй, старый знакомец, - сказал он.
  - И вам привет, господин Фердинанд, - ответил Дитрих, с ироничной улыбкой откидываясь назад.
  - Сколько же я за тобой гонялся, негодник, - покачал головой Фердинанд. - А теперь ты сам мне встретился, когда уже и нет особенного желания лицезреть твою хитрую физиономию.
  - Мир тесен, - откликнулся Дитрих.
  Только усевшись поудобнее, старик вдруг опять вскочил на ноги, легко, как юноша.
  - Подожди, я кое-что забыл на коне, сейчас вернусь, и тогда ты мне расскажешь, как поживает любезная моя Маргарита.
  Он вышел во двор, и вскоре вернулся, неся в одной руке толстую сумку, битком набитую бумагами, а в другой - внушительный мушкетон с широким раструбом ствола.
  - Это не для тебя, не бойся, - кивнул Фердинанд на ружьё и сухо, по-стариковски засмеялся над собственной остротой. - В последнее время слишком много развелось лихих людей, готовых помочь ближнему нести тяжёлый кошелёк.
  Законовед снова сел рядом с Дитрихом, прислонил мушкетон к стене.
  - Я никогда не был хорошим стрелком. Фехтовать - да, в этом я знаю толк. А стрелять... Вот я купил себе такую игрушку: и выглядит грозно, и целиться не надо, дробь всё равно попадёт... Ну так что там у тебя? - спросил он, хлопая молодого человека по плечу.
  - Всё замечательно, благодарю вас за интерес, - ответил Дитрих, не спеша наливая в кружку пиво. - Я наконец защитился в Болонском университете, как и вы когда-то, коллега. Так что теперь совсем оставил воинское ремесло и возвратился к более мирной профессии юриста.
  - Хорошо, хорошо, - кивнул Фердинанд. - Получить степень в Италии почётно для юриста, там университеты не чета нашим немецким. Видно, ты наконец остепенился немного. Не могу не порадоваться. Капитан отряда наёмников - неподходящая кандидатура в мужья моей дочери. Вот я и был против.
  - Попортили вы мне крови, - нахмурился бывший солдат, припоминая былое. - Ваше счастье, что я сегодня в добром расположении духа, да и времени немало прошло, а то отплатил бы вам сторицей.
  - Никак тот мой удар не можешь забыть? Ну помни, помни, что даже хоть я стар, а шпагу в бок тебе воткнул, больших трудов не прикладывая.
  Хозяин, пригнувшись и быстро семеня короткими ногами, принёс тарелку с жареной свининой и пыльную бутылку из толстого зелёного стекла.
  - Вот, сударь, десятилетней выдержки вино, самое наилучшее, что есть, - сказал он.
  Фердинанд придирчиво осмотрел запечатанную пробку и рельефное донышко, затем наконец сказал удовлетворённо:
  - Ладно, давай, откупори-ка её.
  Хозяин отошёл с бутылкой, открыл её и быстро вернулся к столу. Толстая тёмно-бордовая струя звучно шлёпнулась на дно глиняной кружки под строгим взглядом старика. Дитрих подумал, что такие высохшие от времени долгожители обладают какой-то магнетической и странной властью, словно в тайне становятся чёрными колдунами. Даже ему, ветерану стольких сражений, легче было посмотреть в жерла чужих пушек, чем выстоять перед гневом тестя, перед всей его бурной и неукротимой яростью, вызвать которую так просто.
  - Ну давай, рассказывай, как там Маргарита, - потребовал Фердинанд, отпив немного вина. - Боюсь, ей несладко пришлось у такого голодранца, как ты, да после отцовского-то дома. У меня она как сыр в масле каталась, да...
  Дитрих усмехнулся:
  - Ваша Маргарита - настоящая дочь своего отца в том, что касается твёрдости и упрямства. Это она заставила меня продолжить некогда начатое обучение и получить диплом юриста: более выгодная и спокойная профессия. Мне выбора и не оставалось - солдата подолгу нет дома, а Марго заявила, что не желает ждать меня месяцами, гадая где я и жив ли. Впрочем, мне тоже поднадоело драться. Хочется мира, насколько это возможно в нашей стране. Да и старые раны беспокоят.
  Старик громко рассмеялся, так, что даже отставил вино, не то расплескал бы.
  - Если ты думаешь, что возня с бумагами и законами - мирное тихое занятие, то ошибаешься. Нас очень не любят те, кто нашими усилиями проигрывает дело. Особенно всякая чернь злобствует. Недавно меня один барон попросил помочь разрешить вопрос с неплательщиками долга, а то крестьяне потребовали судебного процесса. У нас ведь теперь все свободные люди, все права имеют, хе-хе... Вот я и добился перехода к кредитору права собственности на их заложенные земли. Никаких уловок, всё честно, всё в строгом соответствии с буквой и духом закона. А проигравшие остались недовольны и попытались меня убить - на барона-то выйти смелости не хватает, а против бедного законника все герои.
  Фердинанд доверху наполнил кубок вином, сделал глоток и принялся резать свинину извлечённым из-за пояса ножом.
  - И что же вы, удирали от толпы крестьян? - саркастически поинтересовался Дитрих.
  - Чёрт подери, ну не давать же им насадить меня на перепачканые навозом вилы? - зло ответил старик, в сердцах ударив по столу кулаком. - Они напали, когда мы с приставом описывали их бывшие земли. Я кого-то пристрелил, ещё парочку зарубил шпагой, а потом вскочил в седло и был таков. Грязные свиньи...
  Дитрих улыбнулся, услышав этот рассказ. Профессия наёмника часто принуждала его искать пропитание для отряда во встречных деревеньках. Это редко удавалось сделать без конфликтов, так что он, подобно другим солдатам, привык смотреть на крестьян как на врагов. Мирная жизнь с любящей женой ещё не полностью смягчила его сердце, которое годы войн заковали в прочный панцирь равнодушия к чужим бедам.
  - Поделом бездельникам. Нечего было брать в долг, если не могут расплатиться. Раз земля у них была, то, значит, они просто ленились её как следует обрабатывать, чтобы пожинать плоды.
  - Именно, - согласился Фердинанд. - Так что ты не обольщайся, профессия законоведа пока далеко не спокойна, и клянут нас все кому не лень. Вон, Ульрих фон Гуттен писал: "В Германии сейчас четыре вида разбойников: рыцари, купцы, священники и юристы".
  - Ну что ж, во всяком случае, мы в неплохой компании, - ответил молодой человек.
  Закончив ужин, Дитрих несколько раз кликнул хозяина, но никто не отозвался. Тогда молодой человек встал и пошёл было на кухню, но дверь оказалась заперта изнутри. "Наверно, отошёл по надобности," - подумал он. После хорошей еды как-то не хотелось суетиться и разыскивать держателя гостиницы, так что Дитрих просто прошёлся по просторному залу туда-сюда, затем встал у окна, скрестив руки на груди, и посмотрел на своё искажённое отражение, сквозь дымчатые очертания которого еле-еле виднелись ели Шварцвальда. Бывший наёмник легко мог представить, как мирно и приветливо выглядит с дороги горящее в ночи окошко; сколько раз он сам с радостью устремлялся к такому маяку. А теперь на этой жестокой и неприветливой земле появилось и его собственное светлое окошко, пусть далёкое сейчас, но за ним ждут...
  - Я всё же никак не пойму, что могла найти в тебе Маргарита, - донеслось из-за спины.
  Дитрих молча обернулся к старику.
  - Ты же был нищим тогда, - продолжил тот. - Из всего богатства - только шпага да пистолеты. Захудалый дворянчик без родственников, без земли, без будущего, у которого шрамов на теле больше, чем монет в кошельке. Солдат, не знающий манер и не умеющий вести себя в благородном обществе так, как подобает.
  Молодой законник отвесил церемонный поклон старому:
  - Дорогой господин Фердинанд, вы видели меня почти пять лет назад. Прошло достаточно времени, чтобы измениться, коллега.
  "Пять лет всего, - подумал Дитрих. - А кажется, что встретились так давно, столько всего было..."
  Старик отмахнулся:
  - Ну и пусть время прошло, но ты у меня как и прежде симпатии не вызываешь. И не надейтесь, я Маргарите наследство не оставлю!
  - А мы и не нуждаемся в нём ни в коей мере. Можете хоть умереть в обнимку со своими сундуками, почтенный тесть, - сухо ответил Дитрих.
  Фердинанд вскочил на ноги:
  - Да ты что, смерти моей желаешь, щенок? Ещё посмотрим, кто кому на могилу цветы приносить будет! - с этими словами он вышел из-за стола и взялся за рукоять шпаги. - Правда, от меня ты и цветов не дождёшься.
  Дитрих примиряющее поднял руку и сказал, стараясь погасить типичную для этого старика вспышку гнева:
  - Да будет вам. Я вовсе не хотел сказать, что хочу вашей кончины.
  - А, сразу на попятную! Не хочешь снова добрый удар заработать, струсил! Ты точно дворянин, а? Не обманула ли тебя твоя матушка? - язвительно поинтересовался Фердинанд, обнажая оружие.
  Кровь бросилась в лицо бывшему капитану.
  - Дьявол тебя бы побрал, старый глупец, видно, не зажить нам дружной семьёй. Придётся проучить хорошенько, чтобы впредь был поспокойнее, - ответил Дитрих, в свою очередь берясь за шпагу.
  Внезапный шум на улице заставил его обернуться к окну. Перед гостиницей собиралась целая толпа воинственно настроенных мужиков, несущих дубины, копья, вилы, косы. Что-то крича, они приближались к двери.
  - Что за чёрт... - выругался бывший капитан и быстро задвинул толстый железный засов.
  Кто бы это ни был, лучше как следует запереться, прежде чем разговаривать.
  - Я предлагаю отложить наш спор, - сказал Дитрих, становясь сбоку от окна.
  - Согласен... Что это за холопы? - поинтересовался Фердинанд, убирая шпагу в ножны, чтобы взять в руки мушкетон.
  - Не знаю...
  Дверь попытались открыть, затем послышалось несколько ударов. Толстые доски даже не вздрогнули. К окну рядом с Дитрихом прижалось заросшее бородой лицо.
  - Эй, а ну отворите! - потребовали снаружи.
  - А зачем вам это? - спросил Дитрих.
  - Мы знаем, ты капитаном был, так? Тебя тоже хорошо бы прикончить, да только не к спеху. Можешь уходить, нам нужен только старик крючкотвор!
  - Вот как?
  - Он с нами уже знаком, да только удрал один раз. Но теперь-то не уйдёт, - ответил, по-видимому, главарь собравшихся.
  - Это, видно, те канальи, у которых я землю отсудил, - сказал Фердинанд. - Как-то они меня выследили. Ну, попал в западню, не сносить головы. Дьявольщина!
  Он привалился к стене и осмотрел заряд на мушкетоне, готовясь дать отпор.
  - Что ждёшь, давай, выходи! - сказал старик Дитриху.
  Словно в подтверждение, вожак крестьян повторил:
  - Капитан, открывай дверь и уходи подобру-поздорову. Запереться не получится, рано или поздно всё равно дверь выломаем.
  Толпа на улице после этих слов загомонила сильнее, факелы в ней заколебались. Она напоминала безумного зверя, в любой миг готового с рычанием наброситься на человека.
  Дитрих быстрыми шагами пересёк зал и попробовал выбить дверь на кухню. К несчастью, она оказалась такой же крепкой и неприступной, как входная. Чёртов хозяин очень вовремя её запер. Дверь на второй этаж гостиницы тоже не поддалась. Бывший капитан вернулся к столу, застегнул камзол, надел перевязь с пистолетами, пристегнул ножны от шпаги. Решение было принято легко и без сомнений. Как и подобает солдату.
  - Сейчас иду, отступитесь-ка от двери! - громко крикнул он. - Смотрите не проткните меня по ошибке!
  Фердинанд кивнул ему:
  - Правильно. Нечего обоим погибать. Передай привет Марго, а я уж напишу этим скотам отзыв на их апелляцию.
  - Сами передадите, буду я ещё ваши поручения исполнять! - тихо сказал Дитрих, наматывая плащ на руку для защиты. - Даст Бог, прорвёмся, толпа черни - невелика проблема, а у вас под камзолом, вижу, тоже кольчуга надета. Главное держаться рядом.
  - Да зачем тебе ввязываться? - удивился тесть.
  - Считайте это... небольшим сотрудничеством двух юристов. В данном случае, по-моему, на стороне ответчика должен выступить хотя бы ещё один свидетель, - улыбнулся выпускник Болонского университета.
  Фердинанд посмотрел на него долгим взглядом.
  - Ну что ж, коллега. Примите мою глубочайшую благодарность, я буду рад дать удовлетворение истцам совместно с вами.
  - Да поможет нам Господь.
  - Аминь!
  Бывший капитан ландскнехтов отодвинул тяжёлый засов, ударом ноги распахнул дверь и ринулся вперёд.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"