Нимфар: другие произведения.

Летопись

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Видок оставил эти миры или места, но истории в них продолжаются. И это отрывок летописи о их судьбе. \ Отвлеченные история о мирах где был Видок, и что произошло с людьми или целыми народами после его ухода. Читать после Защитник? - Том 3. 1) Вековой суд. 2) Потерянное божество 3) "Святая"

Вековой суд

   Хмуро оглядев пространство проклятых земель, сидящий на ездовом ящере Очиститель тихо вздохнул, это место ему никогда не нравилось, хоть оно и стало ему в каком-то смысле вторым домом. Нелюбимым, но домом.
  - Охотники, чтобы глаз с земли не спускали, мне не нужно повторения Саррозы. - прикрикнул в пространство Очиститель Вадек, своим более низкоранговым соратникам по храму.
  - Мы помним Очиститель, такого более не повторится. - начал уверять его старший Охотник.
  - Вид обереги от таких повторений. - сделал сокращённый молитвенный знак Очиститель, приложив только ладонь одной руки к плечу. - Окровавленные выпили крови не меньше, чем у полусотни человек. Теперь они затерроризируют тот район.
  - Ещё раз прошу прощения Очиститель, но не всегда... можно быть готовым к хитростям Окровавленных. - немного виновато, но и устало, очередной раз повторил Охотник, под контролем которого были другие два десятка Охотников ниже рангом.
  - Это тебя и спасло от понижения. - буркнул Очиститель Вадек, вспомнив лица некоторых людей, он к этому уже практически привык. - Сколько нам до Храма Вида? В этих проклятых землях сколько не ходи, все одно ничего не понятно.
  - Меньше суток, к вечеру должны будем прибыть в Храм, Очиститель. - с готовностью ответил Охотник, постоянно следящий за округой и буквально считавший метры пройдённого ими пути.
   После того как армии Окровавленных проходили тут сотни раз, в попытке взять штурмом Храм Вида и освободить Ведьму Крови из Тюрьмы Зла, земля полностью и окончательно погибла, хотя и до этого после битвы между богом и кровавым демоном, тут не сильно всё цвело жизнью.
   Некоторое время помолчав, Очиститель с околобожественным именем Вадек, полученным в Храме после того, как стало известно, что он сильный стихийный маг, а особенно предрасположен к водяной магии, вновь заговорил со своими прямыми подчиненными, он уже давно тут не был, занятый охотой на рейдовые группы Окровавленных, заполонивших весь континент, его волнение было обоснованным.
  - Как там послушники? Волнуются?
  - Не без этого, кто бы не волновался, на пути к сосредоточию Зла в мире. - криво улыбнулся Охотник. - Я и сам волнуюсь.
  - Обсудим новичков? - навел тему для отвлечения от тяжких мыслей Очиститель.
  - Конечно господин Очиститель, я всегда готов обсудить наше будущее пополнение. - улыбнулся этому Охотник.
   Они хоть и были одногодками с Очистителем, но его поведение казалось ему по юношески задорным, хоть он и знал, что пережил битв и приключений Очиститель за это время намного больше, чем он сам.
  - Из пятидесяти семи послушников, лишь двое потенциальных Очистителей. - начал Вадек.
  - Вы хотели сказать, адептов магии, которые через лет десять, если доживут, смогут называть себя столь гордым титулом. - хмыкнул более пессимистичный Охотник.
  - Потому и потенциальных, а не будущих, - посмотрел он всё так же хмуро, на едущего рядом на более легком и быстроногом ящере старшего Охотника. - уж кому как не мне знать, смертность среди нас.
  - Стоило об этом подумать. - кивнул Охотник, не расстроившись на замечание. - Хорошо, что вас это судьба минула господин Очиститель, лет десять назад, я думал, что так же сложите голову в битве с очередным Окровавленным, Язычником, или даже Кровавым Апостолом.
  - Апостолов я видел всего несколько раз, и только раз сражался. - сжав кулаки на вожжах ящера, чуть более грубо ответил Очиститель.
   Старший Охотник, имеющий выдающиеся качества в восприятии мира, а именно слуха, зрения и нюха, не говоря уже о интуиции, всё из которого к тому же подкреплялось артефактом, встроенным в глаз, легко заметил напряжение Очистителя. Тот, кто должен заметить шуршание земли под своими ногами от движения Окровавленных, не должен испытывать проблем с такими более легкозамечаемыми событиями. Старший Охотник потратил несколько секунд, чтобы понять, чем он так обидел своего старого знакомого, возможно слишком старого, что даже начал забывать некоторые детали. Вот он наконец вспомнил.
  - Извини, мы слишком давно не виделись, прости что напомнил о матери. - признавая вину, искренне извинился Охотник.
  - Опустим это, лучше вернемся к послушникам. Скольких будущих Охотников присмотрел? - отбросив грустные и болезненные воспоминания, спросил Очиститель.
  - Немногим больше десятка человек будет. - признался он, уже давно проверив людей по списку и согласный с уже ранее проведенными проверками. - Есть два способных, скорее всего достаточно быстро станут старшими Охотниками.
  - Ну а остальные воины.
  - Да, воины. - хмыкнул подтвердил Охотник. - С каждым годом их из монастырей приходит всё больше.
  - Это обосновано, за прошлый год было три малых нашествия Окровавленных, и одно чуть более крупное, хоть и не дотягивающее до полноценного вторжения. - пояснил Очиститель. - Защита Храма подвергается постоянному прощупыванию со стороны слуг Кровавого демона, многие воины погибают.
  - Было бы больше Охотников и Очистителей, было бы меньше Окровавленных. Загодя уничтожаем, и их уже будет намного меньше для очередного нашествия. - раздражённо заметил Охотник. - Мне кажется, что руководство Храма начинает забывать об этом. О чем они там вообще думают, господин Очиститель. - уже с некоторой долей сарказма спросил Охотник.
  - Не считай себя самым умным, - поморщился Вадек. - всё они знают, вот только уже мы не так качественно выполняем свою работу. Сколько рейдов Окровавленных ваша группа уничтожила в этом году, выявила схроны Язычников, предотвратила нападений за кровью?
  - Так...
  - Даже не буду слушать твои оправдания. - прервал его Очиститель. - Одиннадцать рейдов, один схрон Язычников. Всего около сорока Окровавленных и пяти Язычников. А ведь в былые времена такая группа как ваша, в худшие года набирала не меньше сотни Окровавленных.
  - Так Окровавленные становятся умнее и хитрее, да и сильнее. - попытался всё же защититься Охотник. - Да их к тому же уже не так много, как раньше.
  - Вот именно, Охота теряет свою эффективность. - с готовностью подтвердил Вадек. - она ещё продолжается чтобы защитить людей и предотвратить особо крупные рейды, но главную цель по уменьшению количества для их будущих нашествий и вторжений, она теряет.
  - Мне кажется, что ты не прав. - на секунду задумавшись, уперто произнес Охотник.
  - Даже так, ты насколько я помню, умный мужик, не сейчас, но спустя время, обдумывая эту мысль, придешь к похожим итогам. - не очень расстроился Очиститель.
   Их поход продолжался, мимо опустевших земель, практически уничтоженных руин деревень, и остатки покинутого города, а уже ближе к концу пути, они даже были вынуждены обходить небольшие озерца, и побитую ударами магии земли. Раньше тут не было озер, лишь воронки, но со временем они заполнились водой, что дало даже какую-то жизнь этим местам. По окончанию своего похода к Храму, их взору наконец предстала цель пути, Храм Вида, место окончательной подготовки служителей Защитнику людей, Виду, а также Тюрьма Зла, где был упрятан Демон Крови.
   Огромная крепость была видна издалека, высокие стены, закрытая камнем земля на сотни метров вокруг стен, где были заложены защитные артефакты, а также высокое куполообразное строение по центру крепости, с множеством сливов для воды по краям, чтобы во время дождей вода могла попасть внутрь, и питать водную тюрьму демона. В других случаях сливы закрывались, чтобы при возможном кровавом дожде, кровь не попадал внутрь купола, несколько раз это приводило к опасным потрясениям. Духи стихий, конечно, защищали, но это все равно было опасно.
  - Вашему взору предстает центр и основа защиты нашего континента от Кровавой Ведьмы, и ее слуг Окровавленных. - произнес немного более пафосно Очиститель, послушникам позади. - Место последнего столкновения Вида и Кровавой Ведьмы. Место, где Кровавый демон был заточен, место, где с каждый годом она становится слабее, место, где она умрет. - повернувшись лицом к послушникам, Очиститель веско закончил. - Место, что стало её судом.
   Послушники, будучи и так всячески морально подготовленными, все равно испытали трепет от услышанного, а вид циклопической крепости, аналогу которой нет во всех известных землях, приводило в настоящее благоговение. Эту крепость строило множество магов, по легенде, даже дух Страж Асалон, оставленный Видом, и контролировавший тюрьму, привлек стихийных духов к строительству, что позволило построить настоящее фортификационное чудо за столь короткий срок. Это очень сильно помогло первым защитникам Тюрьмы Зла, только недавно сумевших прочесть Монолит Вида, и понявших что вообще там произошло и что это за существо из крови похожее на женщину. Потом было первое и самое страшное нашествие Окровавленных.
   Перед воротами в Храм, нас встречало около двадцати человек охраны, практически все их них были воинами, кроме двух Охотников и одного Очистителя, сразу узнаваемого по плотным доспехам и магическом ободе на голове с щечками из серебра, в которых была магия необходимая для защиты от паров крови.
  - Очиститель Вадек. - сообщил охране, снимая перчатку и давая доступ к своей ладони.
   Очиститель охраны ворот, молча приложил артефакт к ладони, спустя мгновение он засветился синим светом, сообщая что моя кровь не заражена, а другая часть артефакта замигала белым светом, сообщая что спрятанные под кожей артефакт-маяк настоящий, подтверждая мою личность. Слуги Ведьмы крайне опасны, но также нам не стоит забывать про глупость человеческую, были случаи, когда жадные маги, аристократы или кто-либо еще, пытались пробраться в Храм Вида чтобы украсть его секреты или даже навредить. Так же быстро проверку прошли и остальные, никто не оказался заражен кровью Ведьмы, что могло стать началом становлению Язычником, и у всех были артефакты-маяки. Пройдя ворота и толстые стены, мы попали внутрь крепости-храма.
  - Размести послушников, - тихо отдал распоряжение старшему Охотнику. - а я пока пойду представлюсь настоятелю Храма.
  - Конечно Очиститель. - понимающе кивнул он, после чего направился к увлеченно осматривающих знаменитый на весь континент Храм. - Насмотрелись и хватит пока, послушники. Следуйте за мной, я покажу, где вы будете жить на время своей подготовки.
   Быстро собравшись, послушники дисциплинированно последовали за старшим Охотником, уходя по улочкам в сторону одной из казарм. Сам Очиститель направился к настоятелю, путь к нему был недолгий, Вадек ещё помнил дорогу и ему не пришлось долго искать верный путь. Здание, где жил и работал настоятель, было неприметным и даже обычным, не сильно выделяясь среди других, даже охраны снаружи не стояло, что было обычным делом для монастырей в других странах.
   Спокойно поднявшись на второй этаж, Очиститель четыре раза постучал в дверь в конце коридора.
  - Входи Очиститель Вадек. - послышался старческий голос с той стороны.
   Открыв дверь, Очиститель послушно зашел внутрь, чтобы предстать перед одним из самых могущественных людей на континенте, а возможно и всем мире, если, конечно, существуют какие-нибудь другие земли.
  - Ты очень вовремя Вадек, очень вовремя. - старчески произнёс старик лет за сотню, с полностью седыми волосами и тщедушным телом.
   По слухам, он ещё юным застал саму битву Вида с Кровавой Ведьмой, и даже видел ужасающую Ведьму Туратах, первую из зол которую смог убить Вид. И Вадек был бесконечно рад что её Виду не пришлось запечатывать, если бы тут обитали ещё и её слуги, континент бы был уничтожен.
  - Охотники из Карса, Дора и Вышелков, сообщают о повышении присутствия Окровавленных и других более сильных слуг зла. Была найдена полностью обескровленная деревня, никто из жителей даже не успел покинуть своего дома, явная работа Кровавого Апостола. - старик тяжело вздохнул, взглянув на напрягшегося от новостей Очистителя. - Да, ты правильно понял, приближается новое нашествие, а возможно даже вторжение, вероятность велика. Мы уже окружены. Если всё будет также продолжаться, то они нападут уже через неделю. Потому вас всех так срочно отозвали в Храм.
  - Это... я понял вас настоятель, буду готов. - напряженно выпрямился Очиститель, несмотря на весь свой опыт, он участвовал всего в обороне от двух нашествий, а вторжений он лишь только слышал, и только самое плохое.
   Неделя прошла в постоянной подготовке к нашествию, дополнительному укреплению стен, перепроверке артефактов, ожиданию собирающихся чуть ли не со всего континента храмовников. Ветераны знали, как и к чему готовиться, они делали всё не суетливо, помогали как могли менее опытным, проводили разъяснения, тренировки послушников. Как Очиститель, Вадек тоже участвовал в этом деле, и достаточно активно, но более важной его задачей было в другом месте.
   Войдя внутрь купола с Тюрьмой Зла, он очередной раз прошел проверку со всё тем же артефактом, войдя внутрь он снова как и множество раз до этого, вздрогнул от увиденного. Жаровни с вечным огнем, в которых обитали огненные духи, завывание ветра воздушных духов, перемещающихся у потолка купола, и две самые важные части всего этого - Монолит в которой находился Страж Асалон, и Водяная Тюрьма, в которой было заточено Зло. Освещение тут было не самым ярким, немного приглушенным, но тем не менее всё было видно отлично. Через постоянный поток воды, проглядывался красный женский силуэт, хотя сейчас это уже преувеличение, когда-то давно было так, но сейчас же, казалось, что внутри была маленькая девочка, худая, слабая. Внешний вид был насквозь обманчив, если это вырвется из Тюрьмы, большинство храмовников умрут в ту же минуту, остальные продержатся немногим дольше. По этому маленькому тельцу можно лишь судить, насколько сильно оно ослабло, как оно постоянно сжимается в попытке тратить меньше сил, чтобы как можно меньше её тело попадало под магический дождь.
   Практически без робости подойдя к Монолиту Вида, Очиститель дождался сигнала что он мог пройти дальше, один из магических символов на Монолите засветился, и Вадек понял, что он может пройти. Сделав ещё несколько шагов, остановившись буквально в метре от Водяной Тюрьмы, он протянул руку вперед и немного сосредоточившись, начал передавать часть своей маны напитанной силой воды духам, это не сделает их намного сильнее, даже не особо внесет изменения в процесс Суда, но это даст дополнительную силу их дождю, буквально на час, или больше. Примерно на такое время можно ускорить Суд, и он, Очиститель, один из многих, отдает свою ману духам, чтобы убить Кровавую Ведьму как можно скорее. День за днём, месяцами, годами, все мы выполняем свою работу, когда находимся в Храме Вида.
   Правая рука Зла сдвинулась, медленно понимаясь вверх, чтобы через несколько секунд указать пальцем прямо на него. Душа Очистителя ушла в пятки, сердце забилось как бешенное, на лбу тут же выступил пот. Вадек сделал шаг назад, и несколько тревожно посмотрел на Монолит. Прошло ещё несколько секунд, десяток, но всё было тихо, Страж Асалон никак не отреагировал, защита не была в опасности. Очиститель начал успокаиваться.
   Снаружи затрубили трубы, рев которых страшился услышать каждый храмовник, сообщая о самом страшном событие в мире, но страх не мешал выполнять им свой долг, пришло время отбивать нашествие. Резко развернувшись, Очиститель поспешил наружу, несколько расстроенный что пожертвовал частью своей маны в такой ответственный момент, сейчас ему понадобится всё что у него есть.
   Выбежав наружу, Вадек поспешил к стенам, всё оружие и доспехи уже были на нем, как Очиститель он имел определенную автономию, и никакая группа храмовников конкретно за ним не закреплена. Храм превратился в растревоженный улей ос, увидевших врага, сотни храмовников рекой выливались из казарм и бежали в сторону стен, некоторая часть, наоборот, бежали внутрь Храма, распределяясь по территории, а вдалеке показалась темная туча, отчего настроение и так уже не высокое, ушло в самые глубины. Темно-красные тучи, означают кровавый дождь, а такое бывает только во время полноценного вторжения, а значит будут армии Язычников и Кровавые Апостолы.
   Взбежав по каменной лестнице на стену, опасливо подошел к зубчатой стене, чтобы увидеть, как вдалеке по земле наплывала красная волна. Их было ещё плохо видно, по Очиститель прекрасно мог представить, что их ожидает. Осмотревшись вокруг, Очиститель заметил черноту в зазорах доспехов занимающих свои места на стенах храмовников, и накинутые капюшоны, на мгновение замешкавшись, он вспомнил о одной части обмундирования, которая сейчас будет ему крайне необходима. Потянув на себя поясную сумку, Очиститель ловко вытянул с одного из кармашков черную шапку, расстегнув и стянув шлем, Очиститель надел её на голову, после чего потянул дальше, полностью скрыв ей голову, даже глаза были закрыты, хотя видеть и не мешали. Страж Асалон, заметив приближение кровавых туч, начал действовать, над всем Храмом образовался ветряной шквал, который будет пытаться отгонять магические тучи, но что самое важное, не давать кровавому дождю попадать внутрь Храма и на храмовников. Такая кровь может как прожечь кожу и мясо, так и одновременно с этим привести к заражению крови, в самом худшем случае, человек даже может стать Язычником, рабом Кровавой Ведьмы. Потому храмовники укрывались в специальную черную магическую ткань, которая не позволит каплям крови попасть на тело, как во время самого боя с Окровавленными, так и из-за кровавого дождя, не раз были случаи, когда им удавалось пробивать воздушный щит Стража Асалона.
   Костюм под броней, каждый храмовник носит не снимая, даже во время сна, так что укрыв только голову, Вадек оказался под некоторой защитой от кровавого проклятия. Повезло что у него вторая группа крови, а не самая редкая третья, появившаяся как раз во время божественной битвы между Видом и Кровавой Ведьмы с Туратах. Иметь третью группу крови, это осознавать, что на тебе лежит проклятие Кровавой Ведьмы, которое попало твоим предкам во время одной из атак самой Ведьмы или Окровавленных, смешавшись с их кровью и передав новую кровь своим детям. За эту сотню лет, мы все узнали о крови как никогда много. Да, ему крайне повезло, особенно если вспомнить что у его матери была третья группа крови... и она возможно сейчас где-то среди этой орды Окровавленных.
   Сжав руками камень стен, Очиститель с ненавистью покосился в сторону Тюрьмы Зла за спиной, если бы не она, его мать была бы жива, а он не испытал в детстве самый ужасный опыт, который только может быть. Мать не была бы захвачена кровью Ведьмы прямо на его глазах, она не стала бы изменятся, она не пыталась убить его и все жителей деревни, хотя, как раз только он и выжил, остатков её воли хватило чтобы спасти только его. Но все остальные были обескровлены, а мир увидел рождение нового Кровавого Апостола. Мать была магом, это было одно из условий возможного становления Кровавым Апостолом, на далеко не единственным, должно быть что-то ещё, иначе они бы заполонили весь континент. Очиститель, нет, обычный мальчик Агамен, ещё тогда пообещал что найдет её, и освободит от такой участи, возможно сейчас настал тот самый момент.
  - Все артефакты приведены в действие, воины, Охотники и Очистители заняли свои места! - прокричал один из воинов со страшим званием. - Храм готов к обороне!
  - Хорошо. - прокряхтел старый настоятель, взбираясь по лестнице на стену. - Всем занять свои места и ждать, это не первое нападение, но точно одно из последних, мы должны держаться до конца, чего бы это не стоило. - твёрдо произнес старческим голосом немощный старик.
   Наместник Храма был очень стар, немощен телом, казалось бы странным его тут нахождение, но все эти недостатки нивелировало другое, он был очень сильным магом воды, крайне опытным в сражении с Окровавленными, и всё ещё имел острый ум. Многие надеялись, что Суд закончится ещё при жизни этого старика, который положил всю свою долгую жизнь на алтарь победы над Злом, и мел права и обязанности увидеть это, многие просто не представляли какого-нибудь другого человека на его месте. Одно его присутствие поднимало мораль и боевой дух храмовников до недосягаемых высот.
   Орда Окровавленных наконец приблизилась достаточно близко, чтобы их всех можно было хорошо рассмотреть. Первыми шли как и всегда, обычные Окровавленные, созданные из крови существа, не имеющие определенной формы, размера или количества конечностей. Это всегда зависело от того количества крови что оно смогло накопить, если крови становилось слишком много, оно делилось на двух существ и вновь копило кровь, а после вновь делилось, такой был цикл их рождения и жизни.
   Следом шли Язычники, поначалу могло показаться что это даже обычные люди, но всё было далеко не так просто, раньше они и правда были обычными людьми, пахарями, ремесленниками, виноделами, воинами королевств, но как и Кровавые Апостолы они подверглись изменениям, толчком к которому стала их проклятая кровь. Далеко не все могли стать Язычниками, но некоторые всё же изменялись, глаза наливались кровью, кожа побелела и выступили вены, увеличивалась сила и ловкость, исчезали эмоции, привязанности, но что самое ужасное, их ум практически не пострадал, они оставались разумными и опасными. Они тренировались, учились, скрывались, помогали Окровавленным, готовились. Ровные шеренги из сотен Язычников, укрытых черно-красными доспехами из так и неизученной смеси металлов и крови, большими щитами из метала, мечами и копьями, арбалетами, и возможно огромным опытом боев. Язычники не стареют, не болеют, потеря конечности лишь временное неудобство, а самое противное, их тела, как и у обычных людей вырабатывает кровь, делая их постепенно сильнее и всё более неубиваемыми, они скапливают эту кровь в своем теле, доходя иногда до поразительных усилений. Из-за этого им приходится активно есть пищу людей и даже соблюдать определенную диету, но это не такой и большой минус, хоть и сильно помогающий находить Охотникам их схроны и даже иногда целые скрытые поселения.
   А за ними, за ордой из тысяч Окровавленных, сотнями Язычников в самых лучших и защищенных доспехах, восседали на специальных ездовых Окровавленных ОНИ, Кровавые Апостолы. Девочки, девушки, женщины и одна старуха, всего девять Апостолов, которые будто замерзли во времени с их изменения, вечно застрявшие в одном возрасте, так же побелевшей кожей и кровью в глазах, намного более слабые, не такие опасные, но... те же Кровавые Ведьмы, измененные, подчиненные, и управляемые волей Зла, заточенного в Храме Вида. Среди них была и его мать, он без труда опознал её, она совсем не изменилась, сам Вадек теперь казался старше её. Она сидела на Окровавленном почти с самого края слева, молодая женщина, почти девушка, в новом красном платье, которые сделали Язычники, прочных и надежных сапожках. Вадек почувствовал, как его сердце сжалось от боли, казалось, что если бы не её практически белая кожа и красные, кажущиеся даже чёрными глаза, она могла в любой момент с добротой улыбнуться и произнести ободряющие слова, отругать или сказать другие так не хватающие глупости.
   А в следующее мгновение Окровавленные пошли на приступ, кровавые тучи уже закрыли небо, дождь лился за стенами, происходили взрывы и вой артефактов, которые сжигали, испаряли, осушали бегущих первыми Окровавленных, самых слабых из них, специально припасенных для того чтобы снять мины-артефакты. Десять минут прорыва, и почти все артефакты на их пути сработали, после чего они тут же рванулись к стенам, где были срезаны водяными резаками с артефактов на стенах, только на этот раз уже многоразовых.
   В этот момент начали действовать Кровавые Апостолы, воспарив в потоках крови из ездового Окровавленного под ними, они создали кровавые копья, которые начали бить по тем участкам стен, где себя выявили артефакты. Сами артефакты в стенах в это время перевозились на другое место послушниками, пытаясь спасти их от уничтожения. Пошла новая волна Окровавленных, вновь удар водяных резаков, ответная атака Апостолов, после которых некоторые самые медлительные из артефактов были уничтожены. Так продолжалось ещё несколько волн, пока не было уничтожено достаточно водяных резаков, оставивших большие бреши в защите стен. В этот момент зашевелилась Язычники, прямо во время движения к стенам они в поразительной слаженности и дисциплине перестраивались в шесть колон, в этот же момент более сильные Окровавленные рванули впереди них, а Апостолы перестали бить лишь по стенам, и сосредоточились на их защитниках.
  - Держаться! - прокричали команду.
   Напитав рисунок заклинания маной, Очиститель выпустил его перед собой, создавая водяной щит. Заклинания как река омывали защиту, которая трещала под ударами, стоявшие рядом воины тоже присоединились к защите, и теперь обстреливали из арбалетов с магическими болтами, лезущих к ним Окровавленных. Прошло буквально несколько минут, как над стенами показались косы из крови, попытавшиеся скосить защитников стен, но её вовремя успели срубить. Но через секунду показалась ещё одна коса, затем рука с когтями, щупальца с шипами и другие конечности взбирающихся по стенам Окровавленных. Тут начались первые потери, погиб первый воин на моих глазах, потом зацепили арбалетчика, оторвав руку, которая зашипела от кислотной крови, огласив стену воем его боли. Вадек стоял немного позади воинов, и немного выше, чтобы видеть армию за стенами и иметь возможность защищать воинов от атак Кровавых Апостолов, регулировать собственные магические щиты стены. Такая позиция давала ему слишком хороший обзор для лицезрения смерти храмовников, как они погибали под полчищами непрекращающихся атак Окровавленных, и это же дало ему возможность увидеть, как колонна Язычников дошла до стен, в которой Окровавленные из своих тел выстроили лестницу наверх.
  - Язычники! - что есть сил прокричал он воинам впереди.
   Предупреждение и команда, часть воинов с арбалетами тут же сделали шаг назад, одному не повезло, его сразил болт Язычника, часть заняли позиции позади воинов с мечами, другие убрали арбалеты и подхватили со стоек алебарды, и стали немного позади воинов.
   Первый Язычник буквально выпрыгнул из-за стены, сразу атаковав людей перед собой, напряженно ожидавший этого момента алебардщик, не успел отреагировать на такую стремительную атаку и двое воинов лишились половины черепа. Кровь с их голов еще не успела как следует омыть тело Язычника, а он уже оказался среди рядов воинов. Быстрый, сильный, ловкий, несмотря на тяжесть доспехов, а также похоже опытный. Он ещё успел убить нескольких храмовников как его успели подцепить за доспехи парочка алебардщиков, остановив его бег по рядам воинов, после чего Очиститель мгновенно выпусти в него заклинанием. Вода охватила его голову, сжала до треска металла, до хруста костей, а потом влилась в прорехи, уничтожая его изнутри. Язычник, как и подозревалось, оказался плотный на кровь, а потому даже с измочаленной головой и сражаясь в своем собственном теле с магической водой, успел вырваться из хватки алебардщиков с крюками и убить одного из них, а во второго бросив свой клинок. Только после этого его кровь сдалась, а сам Язычник был выпотрошен изнутри водой. Но пока мы сражались с одним, на стенах оказалось ещё трое, а по щитам не переставали бить заклинаниями Кровавые Апостолы. Потому вторжения были столь опасными, ведь в них принимали активное участие Язычники и Кровавые Апостолы.
   Стены начали быстро захлебываться в крови своих защитников, Язычники слишком сильно превосходили во всем любых воинов, они даже успевали отбивать атаки Охотников, чьи стрелы неожиданно вылетали из окон домов или бойниц башен. Одна из таких башен как раз выстрелила белым лучом магии, опалившим защиту Апостола, но ника не повредившим ему, второй луч прошелся по Окровавленным и некоторым Язычникам. И если существа погибали без проблем, то вот Язычники находились под защитой Апостолов, выделяющих часть своих сил для их защиты от атак магией.
   Неожиданно один из Апостолов, взлетел ещё выше и вместе со своим немного похудевшим Окровавленным попыталась перелететь через стены высоко над ними. Это была ошибка молодого, неизвестно как у них с общением между слугами Кровавой Ведьмы, но этот шаг принес ей только гибель, и радость для защитников. Страж Асалон отреагировал мгновенно, Апостол ещё только поднялась на большую высоту в попытке перелететь, как на неё набросились могучие воздушные духи, через секунду половина её тела уже была измельчена ветром, потом пострадал и сам Окровавленный, из-за своей плотности державшийся дольше. Эти двое попали в воздушную ловушку без возможности вырваться, они корчились, пытались отбиваться, но опытные духи, без особых проблем раздирали их на части и ошметками бросали за стены. Да, они не смогут очистить кровь, она всё ещё останется проклятой, её даже смогут использовать другие Окровавленные, но самому Апостолу уже не жить, теперь это просто проклятая кровь.
   Через несколько минут, Вадек вынужден был достать клинок, и сам вступить в бой с забравшимися на стены Окровавленными и Язычниками, его мана показывала дно, так как он ранее сильно потратился в Тюрьме. Экономное усиление оружие маной, и очиститель лично врывается в бой, что сразу сказалось в обоих плоскостях боя. Окровавленные и Язычники стали умирать быстрее, его магия делала им больно, стирала их, редко применяемые заклинания, калечили их, убивали. Но, с другой стороны, этот участок стены потерял часть своей магической поддержки, Кровавый Апостол, атаковавший её, почувствовал слабость и усилил напор, некоторые струи кровавых заклинаний начали пробиваться сквозь щиты и бить по храмовникам.
   Смерть, кровь, очень много крови, что омывала стены, людей, Язычников, целые волны крови от погибших Окровавленных, из-за которой казалось что ты купаешься в ней, она забивает твой запах, твой обзор, весь мир стал красным.
   Удар большой секиры Язычника, разрывает храмовника пополам, омывая всех рядом находящихся кровью, бью заклинанием по Окровавленному перед собой, уничтожая сердцевину, отчего он взрывается в крови, спасая хотя бы часть своего тела от очищения, мы все вновь в крови. Язычник с жадностью выпил стекающую по подбородку кровь, посмотрев своими кровавыми глазками прямо на меня, новая волна крови от перерубленного храмовника, новый слой крови на всех нас. Водяная сеть появилась передо мной и ударила вперед, разрезав Окровавленного на кубики и ударила о вовремя поставленный щит Язычника, Тело и голову от защитил, но броня на ногах не выдержала и пропустила несколько водяных полос. Язычник ловко упал на колени, продолжая держать защиту, используя те мгновения пока он ограничен в движении, а ноги не приросли назад, быстро бью ногой по краю щита, где уже через секунду проходит его секира в попытке перерубить мне ногу, он чуть открывается, чтобы мой меч ловкой змеей прополз вперед и ударил в небольшую щель в доспехах, после чего высвобождаю "водяной удар". Острие меча в теле Язычника взрывается водяным взрывом, разрывая его на части и очищая кровь в нем, уводя из власти проклятия. Все вновь оказываются омыты кровью с некоторой примесью воды. Кровь, кровь, кровь, бесконечные волны крови, что могли свести с ума неподготовленного человека, привести его в неустойчивое положение. Но все храмовники были готовы, они искупались в крови своих врагов и друзей, после чего сделали следующий шаг. Поднять меч, ударить.
   Бой продолжался не больше часа, враг атакует быстро, с напором, иногда пытаясь хитрить, где-то обойти, отвлечь, несколько обходных атак уде было отбито храмовниками с другой стороны Храма, но этот час для многих казался вечностью, для большинства это было посмертно. Окровавленные шли нескончаемым потоком, Язычники пробились в некоторых участках стены и теперь расширяют прорыв, некоторые спрыгивают со стен и пытаются пробиться внутрь Храма, к Тюрьме Зла, но их там встречают храмовники что всё это время смотрели как их братья умирают на стенах. Эти храмовники были злы, они были в ярости, их оружие мечтало убить хотя бы одного врага, но они должны были только смотреть и ждать. Но вот первые враги выскочили на них, и бой начался уже внутри храма-крепости.
   Истощенный из-за битв и нехватки маны, Очиститель Вадек отошел в сторону, чтобы отдышаться, собраться с силами, и посмотреть на врагов за стенами. Именно поэтому он одним из первых увидел, что враг там принялся за следующий этап штурма, Вадек не успели рта раскрыть, как послышался громкий крик настоятеля, приказывающий начать воинам перестроение, Очистителям отойти на другой рубеж. Настоятель Храма всё ещё воевал вместе с ними, водяной хлыст разрубил двух Язычников, и пустил в каждую из частей их тел по ручейку воды, что начал убивать их изнутри. Его часть стены была непоколебима.
   Спустившись во это время вниз, Вадек успел ещё немного отдышаться и подготовить заклинание, как из-за стен показались самые опасные противники, Кровавые Апостолы. В проломе в рядах храмовников возле него поднялись сразу оба Апостола, маленькая девочка, на вид возрастом около девяти лет и... моя мать. Сердце вновь вздрогнула от застарелой боли, что шло за ним все эти годы из самого детства. У него наконец появился шанс, он сможет убить её, он сможет дать ей свободу.
   На только появившихся из-за стен Апостолов обрушилась волна заклинаний, которые они легко отбили, практически следом полетела волна магических стрел, скрытых атакой магии, менее опытный молодой Апостол девочки замешкалась, и получила одну стрелу в плечо, когда она пробила её щит. Вспышка, и половина тела девочки разрывает водяным взрывом. В такой эффективности сильно помогло маленький размер тела Апостола.
   Кровь рекой полилась из тела, такое количество просто не может поместится в таком маленьком теле, но Апостолов это не волновало. Она экстренно избавлялась от очищенной крови, часть крови которые казались обычной, внезапно резко изменила сторону полета, копьями пролившись на ряды Очистителей. Те кто не смог защитить себя, были поражены твердыми как сталь копьями из крови, после чего без сил упали на землю, когда кровь начала пытаться активно пробиться внутрь их тела, прорычав от боли, когда дух воды столкнулся с проклятой кровью в их теле, Очистители на подгибающихся ногах пытались отползти в сторону, чтобы не мешать другим. Тела Очистителей защищены, они поселили в своем теле духа воды, заключили с ними договор, и теперь пока дух жив, их тела никогда не попадут под виляния проклятой крови. Но молодой Апостол, не прожил долго, хоть её атака и принесла результат, она сильно ослабела, а после заклинания и мечи воинов разорвали её на части. Второй же Апостол оказался среди рядов Очистителей, с мечом из крови в руках, и шипастым нимбом над головой.
  - В стороны! - успел прокричать Вадек, первым падая на землю.
   Меч сделал оборот вокруг себя, кровавые шипы выстрелили из нимба впиваясь в тела Очистителей, не меньше четверых Очистителей было разрезано надвое большим мечом, ещё до полудюжины упало на землю, как из-за ранений щипом, так и заражения крови, когда дух воды начал отбиваться.
  - Сендира! - прокричал я имя своей матери, вставая перед ней с мечом в руках. - Это я, твой сын, Агамен!
   Очиститель не надеялся, что она внезапно придет в себя, он лишь хотел хоть немного пробудить её память, хоть немного вернуть свою мать, ведь тогда, очень давно, она не убила его, смогла справится с подчинением Кровавой Ведьмы и пощадить хотя бы его одного.
   Непонятно помогло хоть немного, но Апостол вновь атаковала, хлесткий удар шипом который он отбил, меч что до этого перерубил какого-то воина, вместе с его кровью обрушился на меня. Уже через секунду вокруг почти не было крови, а Апостол наступала, так было всегда, рядом с ними обычная кровь не задерживается, они её впитывают и используют, как и их прародительница. Вадек продержался целых пять секунд, практически без маны, на одном мастерстве, возможно это слишком много против такого сильного Апостола, даже немного чудо, Очиститель хотел верить, что его мать всеми силами сопротивляется в его убийстве, что её память немного пробудилась. Но вот очередной удар опрокидывает его, лишая руки с мечом, на секунду он забывается, помогая своему духу очистить зараженную кровь. Ему ещё не удавалось хоть раз оставаться при себе при таких ранениях, конечно, можно оставить всё на духа, но тогда очищение затянется, возможно оно его даже убьет.
   Когда он очнулся, Апостола уже не было. Тяжело поднявшись, Вадек нашел свой меч, который продолжала сжимать его рука. Он плохо пользовал левую руку, даже ей он мог сражаться, но далеко не на таком уровне как с правой. Ему нужна помощь его духа. Обращение. Просьба. Договор.
   Открывая глаза, Вадек видел как из обрубка его руки вытекает вода, которая уже через несколько секунд собирается в копию его руки, только полностью из воды. Рука была полностью из воды, такой же текучей, быстрой и гибкой, это сейчас могло даже помочь. Подобрав этой рукой меч, Вадек поспешил следом за Апостолом.
   На пути он встречал тела погибших, остатки крови Окровавленных, но не самого Апостола. Вадек начинал приходить в ужас, нельзя позволить, чтобы Апостол пробрался в Тюрьму Зла, нельзя позволить, чтобы это сделал его мать. Тюрьма была уже впереди, распахнутые ворота, полудюжина мертвых тел на входе с двумя Очистителями.
   Буквально ввалившись внутрь, всё ещё испытывая истощение, несмотря на поддержку духа воды, Очиститель увидел как Апостол сражалась с духами огня. Женщина бегала вокруг Тюрьмы, избегая атак духов, спасалась от порывов ветра, которые стесывали крошку с камня. Отбивала атаки самого пола, когда он пытался поймать ногу и перемолоть её, каменные шипы, и множество других атак, но Апостол держался, и понемногу пробивался вперед. Возможно это единственная настоящая причина появления Кровавых Апостолов, пробиться через личную защиту Тюрьмы Зла.
   Его мать отбивала атаки, защищалась, парировала, нападала, и понемногу, постепенно продвигалась вперед. Прямо у ней на пути, как бы она не шла непонятно как появлялся Монолит Вида, преграждая путь и начиная светиться всё ярче чем Апостол приближалась к Тюрьме. Сбив наваждение боя, посмотрел на саму водяную клетку, где была Кровавая Ведьма. Она двинулась, вначале рукой, потом другой, понемногу подползая к краю своей тюрьмы. Нет!
   Буквально взмолив духа воды о помощи, отдавая всю ману что у него есть, все силы, всю жизнь, даже немного души, Вадек на нечеловеческих скоростях рванул вперед. Что-то в его теле рвалось и ломалось, не готовое к таким нагрузкам, но тут же заменялось аналогом из воды, с каждым шагом он умирал, но становился сильнее, быстрее, гибче, живучее.
   Апостол не глядя взмахнула себе хлыстом за спину, но Вадек изогнувшись как змея ушел из-под удара, в нем стало больше воды, принял на меч другой удар, мышцы спины и плеча резко заболели, но мигом стали сильнее, вновь больше воды. Отклоняя хлыст в сторону мечом, сделал рывок вперед, вновь что-то сломалось, ударил свободной рукой по лицу, хоть в душе и что-то дернулось от этого. Апостол немного откинулась назад, кисть упала на пол куском расплавляющегося мяса, заменяясь водяным аналогом. Что-то кольнуло в боку, но потом всё вновь стало нормально, ещё несколько ударов в попытке опрокинуть её, его ногу отрезало ударом её меча, через мгновение той же ногой, но уже из воды Вадек бьёт её по боку. Снова удар, затем ещё и ещё, доспехи ломались и отпадали, его тело распадалось, убиваемое Апостолом, но тут же заменялось водяным аналогом, половина его тела уже стояло из воды. Спину матери сотряс удар, когда она не успела отбить удар огненного духа, и он воспользовавшись этим ударив по ноге, опрокидывая её. Апостол, маг, но не полноценный боец, не смогла вовремя сориентироваться и повалилась на пол, Очиститель падает следом, так как сам не смог устоять на ногах. Меч впивается ей прямо в сердце, водяной взрыв. Тело чуть вздрогнуло...
   Они смотрели друг другу в глаза, прошла секунда, но ответного удара не последовало, позади послышался яростный крик-плач Кровавой Ведьмы. Рука Апостола медленно поднялась вверх, чтобы с нежностью провести по лицу.
  - Ты... такой взрослый... Агамен. - произнесли её губы с трудом.
   Половина уцелевшего сердца радостно забилось, она всё же узнала его.
  - Да, мама. Я... немного постарел. - улыбнулся он сквозь разбитый шлем и порванную тканевую маску.
   Тело Очистителя начало разливаться, полившись водой на Апостола, очищая его, принося огромную боль. Но они продолжали улыбаться друг другу, будучи счастливыми от долгожданной встречи, через секунду их обоих поглотил огонь духов, принося освобождение. Наконец.
   Тюрьма Зла была защищена. Вековой суд будет закончен.

Потерянное божество

   Он несся вперед, без особой цели и направления, вокруг него бурлила энергия астрала, он не помнил откуда ему это известно. Он не знал, что делать, он даже точно не мог сказать почему он так спешит. Он бы мог подумать, что спешка из-за того, что он бежит, пытается скрыться от НЕГО, но это было не так. Ему давно стало понятно, что его не преследуют, его не ищут, что ему сейчас ничего не угрожает, обещание, данное ему, было выполнено. Но он спешил изо всех сил, будто его где-то ждут, как будто он где-то нужен именно сейчас. Но он не мог вспомнить. Ему было известно, что он забыл очень многое, что это стало следствием мук, которое ему обеспечил слуга ЕГО, ему было известно, что он сейчас мертв, и что это ОН его убил. У него была какая-то цель, задание... но он не помнил его, он просто хотел... вернуться. Да, вернуться. Это мысль ему понравилась, она казалась понятной, нужной, это именно то чего он хотел, почему он спешил. Но куда ему спешить? Как понять куда ему вернуться? Сейчас он был в Верхнем Астрале, затрагивающий лишь ограниченную область реальностей и измерений, возможно, ему нужно глубже? Он помнил, что раньше ему было плохо известно о Астрале, но путешествуя с НИМ в качестве пленника, он многое узнал. Иногда он даже разговаривал с ним, Маской, ещё реже с НИМ. Он хорошо знал его имя, оно отпечаталось в сознании, но ему не хотелось рисковать, говорить или даже думать о его имени.
   Он собрался с силами и нырнул в Астрал глубже, ему казалось, что это должно быть чем-то невероятным, намного более сложным для обычного мага, но он выполнил это так просто, так легко. Глубинный Астрал был другим, он был безграничным, он был повсюду, он находился в каждом из миров, отсюда он сможет вернуться. Хотя тут и было неуютно, он казался тут лишним, не частью местных обитателей. Он искал, искал, искал, искал.
   Он услышал Зов, всё его естество дрожало от предвкушения, его душа вдохнула знакомый аромат, который пришел вместе с меткой мага и мира. С ним было что-то не так, он знал, что после того как ОН с ним что-то сделал, он стал видеть мир иначе, чувствовать его, воздействовать с ним. И его душа стала сильнее и... грязнее.
   Он рванулся к Зову, опередил какого-то духа, который в страхе и омерзении отпрыгнул от него, ему было не до этого, он стремился вернуться. Зов налагал какие-то ограничения, много ограничений, но ему было все равно, он не собирался использовать этот Договор, ему только нужен был этот запах, аромат, направление. Он вцепился в этот Договор своей душой и потянул, с той стороны почувствовался страх, ужас, но ему было все равно, он хотел вернуться. Миг, и его тело начало появляться в каком-то зале с большим количеством молодых людей, что показалось странно знакомым.
  - Что это такое? - вскричал один из молодых магов.
   Он понял что это маг, как и все тут, он почему-то понял язык, он казался ему родным, знакомым всю его жизнь.
  - Его вид, это же... - кто-то в страхе закричал, но не успел закончить.
   Под ним вспыхнула пентаграмма, отрезая от внешнего мира, она предназначена против сильных духов. Ему показалось странным что её используют против него, разве он дух? Или все же дух? Он потянулся своей душой, и его рука распалась на много частей, стирая магические знаки на пентаграмме как обычный песок.
   Все вокруг почему-то кричали, молодые маги торопливо выбегали из зала, несколько взрослых магов закрывшись щитами со страхом смотрели на него.
  - Слуга Врага вновь вернулся. - прошипел один из них.
   Слуга Врага? Он чей-то слуга? Кто такой Враг? Ему было сложно понимать этих людей, они говорили на знакомом языке, но какие-то непонятные слова. Ему нужно узнать у них. Он умеет спрашивать.
   Он с некоторым трудом открыл рот, почему его было так трудно открыть? Как и в прошлый раз. Изо рта выскочили его руки, и схватили каждого из магов. Почему именно изо рта? У него же есть свои руки. Он не мог этого сказать, хотя, было какое-то странно понимание что не нужно занимать руки, что они должны быть свободными. Потому он создал руки в своем рту и схватил ими, да, это было правильно.
  - Это Проклятый! - в панике закричал один из магов.
  - "Я Адерон". - сказал он им, не понимая почему его назвали проклятым.
   Схватив их души, он потянул на себя, они пытались сопротивляться, даже очень хорошо защищали свои души, но имел опыт, большой опыт "взаимодействия" с Маской. Вырвал их души, он притянул их к себе, теперь можно их расспросить... одну из душ он случайно поглотил. Энергия поглощенной души изменилась, перестроилась, сделал его сильнее и грязнее, а также отдала часть своей энергии ему-не-ему. Он непонимающе остановился, забыв даже о двух душах, которые сейчас были в нем в шаге от поглощения, одну из них он даже задумчиво покусывал по кусочку. Он-не-он?
   Адерон, так его звали, посмотрел на свои руки, настоящие руки. Они не были его руками, они почему-то сильно напоминали ЕГО. Душа была его, но тело, тело не совсем, оно светилось золотистым грязноватым цветом, со многими примесями, совсем не похоже на человеческое. Точно, это же тело, которое ему дал ОН, и теперь оно его, и ему нужна энергия, которую оно берет из чужих душ, оно питается их силой, как и он. Ему кажется, что такого не должно быть, тело изменилось вместе с ним? Тело, состоящее из энергии, питалось кусочками душ, которые он ест. Он понял это, когда съел остальные две души, часть энергии перешла этому аватару, точно, так называлось это тело. Его собственная душа вновь стала грязнее, а в аватаре стало немного тесно. Он наелся? Вроде нет, он был бы не прочь поесть еще, появился даже какой-то голод. Но аватар может этого не выдержать. Он ему нужен? Адерон задумался, а потом вздрогнул всем своим энергетическим телом, подавляя спазмы. Аватар заглушил их, прошедшие по душе спазмы заглохли, и он внезапно понял что если бы не тело, он бы стал другим, не таким как сейчас, более страшным, более противным, грязным. Аватар удерживает то, чем он сейчас является, то что осталось от него далекого. Если аватара не станет, он станет чем-то другим, и полностью себя забудет, чему ему не хотелось, очень сильно не хотелось. Но аватар не вечен, его нужно кормить, кормить своё тело чужими душами, но нельзя переедать, иначе тело не выдержит. Ему необходимо есть, но немного. Есть души других людей, ему не казалось это странным. Это влияние Маски, его тюремщика? Но он их не ел, только пленил, сдерживал. Может ли он делать также? Вдруг захочется поесть и накормить тело, а души не будет, нужно запастись заранее.
   Развернувшись на месте, Адерон сделал несколько шагов и без проблем прошел сквозь стену, попадая в какой-то коридор, что снова казался ему знакомым. На ум приходила странная аналогия, школа. Точно, это школа. Школа, в которой его прошлое тело погибло, где он стал пленником Маски. Это не вызывало каких-то эмоций. Но от этого осознания было какое-то успокоение, он вернулся.
   В коридор начали прибывать другие люди, маги и их стихийные духи. Они что-то кричали, но он не особо вслушивался, ему нужно было запастись душами. Руки выскочили из его рта, ног и рук, живота и спины, все эти руки потянулись к этим магам, что пытались защититься, они даже успешно сжигали его руки, но телу навредить не смогли. Это их сильно пугало. Их магия показалась знакомой, точнее сам принцип её использования. Задумчиво разорвав тело одного из магов руками и утянув его душу к себе, Адерон попытался тоже создать заклинание. Но ничего не вышло, у него не было маны. Это было странно, в аватаре же полно маны, он получает её он частичек душ. Ах, вот оно в чем дело, мана была в аватаре, а не в нем самом, не в его душе, его энергетическое тело было пусто, будто он и не маг, или очень-очень бедный на ману маг. Или это аватар забирает его ману?
   Адерон постарался вновь создать заклинание, и на этот раз вышло, заклинания устремились к странным магам вдалеке, они очень хорошо противостояли сотням его рук из души, очень умело, но растерялись когда он применил магию.
  - Что за проклятье. - выругался кто-то из магов. - Он использует магию!
  - Но это же Проклятый! - возмутился другой маг.
  - Как его вообще смогли призвать? Это же чушь.
   Маги перекрикивались друг с другом, они пытались найти ответ на свои вопросы, Адерон понимал их, он тоже искал ответы. Он решил их немного послушать, но пока они говорят, он заберет души у других.
  - Он прямо как Падшая Метин. - прокричал один из магов, а новое имя что-то всколыхнуло в его памяти.
  - Не упоминай её имя всуе. - крикнули ему сразу несколько магов. - Она может услышать.
   Адерон отчего-то улыбнулся этому, он почувствовал как его рот, выросший прямо в маске аватара, имеющий ЕГО облик, ощерился множеством зубов. Они тоже не хотят называть чье-то имя, боялись привлечь внимание, он был таким же. Выстрелив своей магией вперёд, по защите странных магов, имеющих на одеждах множество символов Бога Калиара, он прыгнул к ним, вскинув навстречу им ещё больше своих рук. Они пытались защищаться, уничтожали его руки, но его магия подавляла их, а после он забирал их души, и шел дальше и дальше. Он проходил сквозь стены и пол, выскакивал в неожиданных местах, а руки его тянулись всё дальше и дальше, они множились, каждая рука выпускала ещё десять которое выпускали ещё десять. Чтобы видеть что делают его руки, он вырастил на них свои глаза, у него теперь было много глаз, много рук, иногда много ртов которые тоже появлялись на его руках, чтобы рвать щиты, стены, тела.
   В этой школе было так много магов, очень много магов, они сражались, они пытались убежать, но у них редко когда выходило. Лишь в некоторых местах попадались сильные и опытные маги, которым удавалось сдерживать его руки, но таких было немного. У него уже накопилось сотни душ, которые могут ему пригодится чтобы поесть, которые он может поспрашивать, некоторые он уже спрашивал, как ему показала Маска. Это было не очень приятно, он помнил об этом очень хорошо, вернее это было очень неприятно и больно, но по-другому он не умел. Они все говорили, говорили одновременно, этот гул голосов был в его голове, он эхом раздавался по всей школе, часто они кричали, когда не хотели говорить, и когда хотели тоже, крики тоже были в его голове, крики раздавались по всей школе. Они пытались вырваться, лица их душ показывались на его аватаре, они выглядывали изнутри, но со времен он вновь прятал их внутри. Маги, которых он видел очень боялись его, они бежали от него уже даже не пытаясь сражаться. Даже те маги что как-то могли ему сопротивляться сбежали, спрыгнув куда-то вниз. Вниз... конечно же, эта школа парит в небе над городом, они все бежали туда.
   Начинало темнеть, Адерон видел как солнце скрылось за горизонтом, как начали появляться звезды. Он ещё некоторое время ходил по школе, она казалась ему очень знакомой и в то же время какой-то другой, он искал спрятавшихся магов. Не все смогли спрятаться, не все смогли убежать. Он бродил по такой знакомой школе, иногда вслушиваясь в голоса и крики душ которых он спрашивал, сотни его рук тоже искали по всей школе, их глаза смотрели, их зубы рвали, никто не мог от него спрятаться. Эти прятки были немного забавными, но души с которыми он говорил, были с ним не согласны, они говорили что они были очень страшными. Одни просто его проклинали, другие говорили всё что они знали, третьи спрашивали, четвертые кричали, пятые молчали, шестые молились Калиару.
   Выглянув из-за стены, он посмотрел на сжавшегося у стены в позе эмбриона молодого мага, он был тихим, но другие говорили ему что этот маг боялся, очень сильно боялся. Адерон улыбнулся ему всеми двумя сотнями зубов, он сделал столько же сколько сейчас у него было рук. Маг что-то почувствовал и начав сильно дрожать, поднял свой взгляд на него. Он хотел закричать, но Адерон устав слушать голоса других, быстро откусил ему голову и проглотил душу. Но проглотил аватаром, не собственной душой, он не хотел переедать.
   Этого запаса хватит? Не пожадничал ли он? А возможно наоборот слишком мало? Все говорили, что пожадничал, даже одна душа была слишком много. Это показалось Адерону нелогичным, наверное не стоит слишком сильно верить голосам. Но ведь он их собирал чтобы спрашивать и слушать, зачем слушать если он не будет верить.
   Школа теперь была пуста, руки больше ничего не находили, его душа больше не ощущала живых. Потому он их спрятал в себе. Лично выйдя наружу, во двор этой школы он пошел по одной из тропинок, она казалась ему особенно знакомой. Его посещали странные чувства, призрачные ощущения будто это уже было, будто он уже проходил тут, видел эти здания, тут были другие люди, вернее ещё двое. Они были одеты в черные одежды, и с деревянными масками на лицах, чем-то схожими на НЕГО, внешне. Они хотели походить на него? Он не мог вспомнить. Зайдя в одно из зданий со множеством окон, он спустя некоторые сомнения, зашел в одну из комнат, где была кровать, тумбочки, шкаф, это была жилая комната. Пройдя внутрь, он непонимающе обернулся...
  ... "с трудом отбивает заклинание и выпрыгивает в окно. Их не предупреждали о Высшем астральном духе, это безумие с ним сражаться. Только его ноги коснулись земли, как в щит на спине пришлось несколько ударом опрокидывая на землю, один из них пробил щит и ударился о плечо, разрывая его, оставляя страшную рану. В его глазах помутилось, сработал артефакт возвращая ясность ума, торопливо пытается восстановить магический щит. Уже через мгновение из пролома в стене вылетает что-то похожее на змею, глаза не успевает уследить за её маневрами и даже телепортацией, миг и оно бьется о щит. Сознание вновь помутилось, спустя время он почувствовал, как кто-то снимает маску, а после..."
   Вспышка была внезапной, очень яркой и болезненной, Адерон не понимал, что это могло быть. Воспоминание? Предупреждение? Память одной из душ, которые постоянно что-то говорили и кричали?
   Он ещё долгое время бесцельно бродил на летающем острове, пытался вспомнить, понять что делать дальше, ведь он вернулся, но в душе была пустота. Спустя время он подошел к краю острова и увидел внизу свет, множество огоньков города. Там были люди, много людей, их было в тысячи раз больше, чем в его аватаре, если он их возьмёт, то ему хватит на многие тысячелетия. Может это станет его целью? Души в аватаре начали кричать громче, они протестовали, проклинали и умоляли, пытались уговорить что это слишком много, что их хватит. Он не мог решить, стоит ли ему спуститься вниз и запастись душами или остаться тут. Но что ему тут делать? А что делать, когда он запасет ещё больше душ. Он сомневался, он хотел заполнить пустоту в душе, он даже думал, что не стоило возвращаться, тогда у него бы что-то было.
   Он думал, он слушал, он ждал. Была глубокая ночь, внизу начало происходить странные перемещения душ, где многие сильные души начали собираться в группу. Совершенно внезапно для него, он почувствовал позади себя новую странную душу, после чего чьи-то тонкие пальчики схватили его за плечо, он практически окаменел, казалось что его схватила гора.
  - "Видок?" - услышал он незнакомый голос позади, немного удивлённый, немного неуверенный, немного виноватый, немного обнадеженный.
   Адерон почувствовал, как хватка внезапно ослабла и он смог обернуться, чтобы увидеть душу без тела, могучую душу, сильную душу, странную душу.
  - "Кто...ты?" - с некоторым трудом спросил он.
   Он только начал говорить, как души в нем зашептали, закричали, говоря её имя.
  - "Тебя называют Падшая Метин".
   Душа в виде молодой девушки замолчала. Она странно на него посмотрела, после чего немного отплыла назад. Её лицо, до этого показывающее мягкость и нежность, резко посуровело, пронизывающий взгляд прошелся по телу.
  - "Кто ты?" - требовательно спросила она.
   Адерон мог не отвечать, но он чувствовал, что это может быть ошибкой. Она очень сильна, возможно сильнее его, а может нет, ему не хватало опыта чтобы понять это по одним лишь ощущениям. Голоса говорили ему не драться с ней, они боялись, что он проиграет и их души попадут уже к ней, многие хотели остаться с ним. Адерон почувствовал странное ощущение, когда только недавно молящие и требовавшие его освободить души, после встречи с ней, столь же старательно молили и требовали не сражаться с ней, чтобы теперь уже остаться с ним.
  - "Адерон". - наконец ответил он.
  - "Что ты тут делаешь?" - вновь спросила Падшая Метин.
  - "Я вернулся".
  - "Откуда?" - нахмурилась она.
  - "От... НЕГО".
   Девушка немного помолчала, после чего задала новый вопрос, на который Адерон решил ответить, он был простым.
  - "Почему ты имеешь такой облик? Что ты такое?"
  - "Такой облик дал мне ОН." - развел он руки, осматривая себя. - "Я душа заключенная в его аватаре, я исполнил договор, и он далм мне свободу. И я решил вернуться домой. Теперь... я не знаю, что делать". - сразу ответил он на многие потенциальные вопросы.
  - "ОН" - медленно проговорила она. - "Ты говоришь о Видоке?"
   Адерону не хватило сил чтобы ответить, ему казалось странным боятся сейчас, ведь он честно выполнил договор и его честно отступили, но образ не выходил из головы, он не хотел вновь оказаться в Маске. Потому он просто кивнул.
  - "Почему ты поглотил все эти души?" - продолжила она задавать вопросы, но уже не будучи столь опасной, кажется она стала немного верить ему. Почему?
  - "Я не знаю, мне хотелось поговорить, потому я заточил их в аватаре, но первые несколько душ я съел ненамеренно". - пытался и сам найти ответ который он может высказать. - "Это сделало меня грязнее, я начал терять чистоту, но зато аватар получил силу, теперь его хватит на большее время чтобы поддерживать эту форму".
  - "Тебе нужна духовная энергия чтобы питать аватар?" - удивилась душа девушки.
  - "Я не знаю, я действую инстинктивно или что видел до этого". - честно признался Адерон.
   Девушка задумалась, ей глаза засияли и кажется, будто просветили меня насквозь, ища что-то. После чего она твердо произнесла.
  - "Ты идешь со мной, в моё Царство душ".
   Адерон не знал хорошо это или плохо, стоило её слушать или напасть, но ему хотелось поверить. Он впервые увидел такую странную душу, но одновременно с этим ему казалось, что он знает её, эти волосы, глаза, образ, всё казалось очень знакомым. Он решил довериться ей.
  - "Хорошо".
   Девушка кивнула и проплыла мимо него, с раздражением посмотрев вниз.
  - "Теперь эти Святые, снова будут активно крутиться возле моего царства. Ещё и лично Капеллан пожаловал, какое внимание".
   Девушка лениво взмахнула рукой, отчего в пространстве прошло волнение, которое начало резко набирать свечение, а спустя мгновение превратилось в сияющий проход, испускающий энергию душ. Это показалось Адерону чем-то настолько удивительным и поразительным, но он не мог сказать почему.
  - "Входи, я следом за тобой". - показала девушка на воронку.
   Адерон не ощутил от этого беспокойства, он просто послушался её и спокойно вступил в воронку, которая поглотила его и секунду дезориентации, выкинуло в совершенно другом месте. Настолько другом, что Адерон застыл на месте, пораженно смотря вокруг.
  - "Что... что это такое?"
   Воронка за спиной захлопнулась, отрезая путь назад, а мимо него проплыла та же девушка, только теперь она выглядела немного иначе. Теперь энергия души буквально вырывалась их нее, смешиваясь с окружающим миром, вступая в синергию, и усиливая как мир вокруг, так и её саму.
  - "Добро пожаловать в Царство Душ". - произнесла девушка выходя вперед. - "Моё царство".
   За её спиной был свет, много света, светился сам воздух, земля, небо, само пространство вокруг казалось чем-то иным, не связанным с миром. Всё оно было просто напитано кажется неограниченным количеством энергии душ, уходя на многие километры вдаль, но что привлекало ещё больше внимания, это тысячи, десятки тысяч душ, которые было видно только в этом месте. Они парили в небе, плавали будто в воде, понемногу выпуская в пространство свою энергию, вот одна из самых таких истощенных душ выпустила последнюю крупицу энергии души, после чего загорелась изнутри. Но не похоже, что этот огонь причинял ей вред, он скорее опутывал как саван, после чего душа с улыбкой на лице сгорела в синем пламени, уходя куда-то в иные планы. Это Адерон увидел отчётливо, и это поразило его до самой глубины души. Все эти души уходили на перерождение. Но что ещё более удивительно, тут были не только обычные души, немного вдалеке, были видны души запятнанные грязью, как и он сам. Эта грязь понемногу вымывалась из них, делала чище, светлее, счастливее.
  - "Это место для таких как ты, для душ, что не смогли уйти дальше, застрявшие в этом мире, отравляющие себя и мир". - девушка поплыла вперед, увлекая Адерона за собой. - "Это место для того, чтобы Проклятые, души, которые поглощают другие души, проклявшие сами себя, ставшие загрязненными уродливыми отродьями, смогли получить очищение, прощение".
  - "Я впервые вижу такое". - признал Адерон, увлеченно осматриваясь.
  - "Да, это было не просто, я даже не надеялась получить такое, я даже могла стать в одном ряду с этими Проклятыми, став ужаснейшей из них. Но мои защитники помогли мне, они спасли меня". - с теплотой в голосе произнесла девушка.
  - "Защитники?" - это слово странно отозвалось в голове Адерона, при мысли об этом, он отчего-то вспоминал ЕГО.
  - "Да, мои самые дорогие и любимые защитники". - повернулась в нему девушка, продемонстрировав теплую улыбку. - "Та, ради кого я стала тем кто я есть сейчас, и кто теперь сама спасет их".
   Адерон не совсем всё понимал, это было сложно для него, он решил оставить это на будущее. Подняв руки аватара на уровень глаз, он заинтересованно осмотрел их, его тело впитывало энергию душ что витало вокруг, это было удивительно, и лишало смысла собирания чужих душ в аватаре. Зачем они нужны, если он может жить тут? Души в нем, просили не выпускать их, они боялись оказаться в этом месте, что-то связанное с их верой в Светозарного. Адерон не понимал, что такое вера, но решил их послушать.
   Вместе с Метин, они шли всё глубже в Царство Душ, он ощущал как энергия тут становилась всё плотнее и чище, а Проклятые тут были всё более ужасными, грязными и отвратительными. В какой-то момент, сквозь светящиеся небеса, он увидел края воронки в небе, огромной воронки из энергии душ, уходящей в самое небо. У него было отличное зрение, потому ему не составило труда разглядеть как в эту воронку засасывало множество душ и сопротивляющихся Проклятых, их будто затягивал могущественный шторм, которому они были не в силах противостоять. Шторм, распространившийся на весь мир.
  - "Мой первый защитник, Калар Вэлян, это был мой первый настоящий друг, почти брат, возможно даже возлюбленный, но последнего мы уже никогда не узнаем, мы стали слишком другими для такого". - грустно улыбнулась она. - "Он и сейчас остался со мной, даже смерть не помешала ему".
   Посмотрев вперед, Адерон разглядел вдалеке между тысячами огромных и отвратительных Проклятых, небольшое дерево, над которым парила большая чистая душа.
  - "Ты увидел его, моего первого защитника, того кто и сейчас хранит это место".
   Адерон оценил его силу, и с некоторым удивлением понял, что он потенциально сильнее его, несмотря на мощь его души, у него был аватар, и энергия души, дающая ему доступ к магии. Адерон вдруг осознал, что он был крайне могущественной сущностью, немного ограниченный, с многими ограничениями, но он смог без особых проблем поглотить всех в школе магии, с их учителями и десятками боевых магов и как их назвала Метин, Святыми, отлично умеющих сражаться с душами.
   Они постепенно приближались к этому дереву, Проклятые становились всё более ужасными, некоторые из них казалось поглотили десятки тысяч душ, Адерон начал понимать, что поглощение чужих душ, была не самой его разумной идеей, необходимой на тот момент, но явно ужасной по последствиям для него. Он вновь задумался о том чтобы освободить заключенные им в аватаре души, убрать сам элемент риска.
   Дерево впереди уже стало отлично различимо, они были совсем близко, Метин вновь заговорила.
  - "Второй мой Защитник был со мной не так долго, но я тоже могу назвать его другом, он оберегал и защищал меня в один из самых ужасных моментов жизни, он дал мне возможность вырваться из круговорота вечного страха и ужаса". - вновь с теплотой заговорила она, упоминая своих защитников. - "Некоторые бы сказали, что из-за него я и жила в ужасе, но это было бы ложью. Моя жизнь была покрыта враньем, всё во что я верила была враньем, бог в которого я верила был ужасен. У моей жизни бы не было счастливого конца, кревитцы в конечном итоге обязательно отомстили бы мне, перед этим скорее всего убив моего первого защитника. Мой конец был грустным и бесцельным, довлеющий надо мной с вечным чувством вины". - девушка вновь обернулся к нему. - "Но теперь все иначе, у меня есть цель, великая цель, и я счастлива. Не это ли является главное целью всего живого?"
  - "Я не знаю". - честно ответил Адерон, он не знал чего он хочет, он не знал к чему стремится. - "У меня нет желаний, нет целей".
  - "Да, Видок очень дорог мне, я вынуждена была отпустить его, мне казалось, что нас ждет конец". - продолжила она плыть к дереву. - "Но уверенность, которую он дал мне, саму в себя, в свои силы и цели, продолжили путь к этому моменту. И тут пришел ты, душа спрятанная в аватаре моего Защитника: потерянная, бесцельная, могущественная и слабая в своей форме, загрязненная, но ищущая путь к очищению. Я спасу и тебя тоже, как Видок когда-то спас меня. Ты оказался тут не просто так".
   Адерон с Метин наконец оказались в десятке шагах от дерева, оно было необычным, без листьев, голым и без коры, казалось даже засохшим и мертвым, но могучие корни, вгрызавшиеся в землю, были могучи и твердыми, ветки изгибающиеся под ветром энергии душ гибкими и плотными, дерево казалось дышало силой и здоровьем, хоть и выглядело как мертвец. Это большое дерево, высотой в десяток метров, с толстым стволом охватом метра три, находилось в каком-то пограничном состоянии, было живым и мертвым, между смертью и жизнью. А затем он наконец обратил внимание на другое, вокруг дерева сидели десятки существ в черных балахонах, они были ему знакомы, он помнил как ОН вызывал их, слуги ЕГО. Кажется, он называл их магусами. Сейчас они будто спали, приземлившись на землю, склонив свои капюшоны, но он видел, они ждали, они бдели, они искали того, кто несет опасность. Там в корнях дерева лежала знакомая девушка, её настоящее тело, реальное тело опутанное корнями, до сих пор живое. Метин во плоти.
  - "Моё тело сохраняется этим деревом, оно поддерживает его жизнь и здоровье, освобождает мою душу от оков, оставляя меня чистой и незапятнанной, давая мне возможность очищать других". - девушка подплыла к своему телу, остановившись совсем близко, давая ему возможность одновременно смотреть на них обоих. - "Свой страх я превратила в силу, дар что должен был привести меня к смерти без покровительства бога, в настоящее чудо. Теперь я несу миру освобождение от проклятия, несу очищение. И я прошу у тебя, тому кто по своим возможностям близок к мировому божеству, помощи. Очистить этот мир от зла, освободить его из плена разума Калиара, спасти моего Защитника". - на этих словах, Метин потянула какую-то нить, уходящую в астрал, и эта сила была ему знакома отлично, она вела к НЕМУ.
  - "Видок дорог мне, но у него свой путь, который он хочет пройти, который он должен пройти. Но когда он закончится, когда жизнь покинет его тело, а разум решит заснуть на веки, я призову его душу. Покажу ему наш дом". - девушка приземлилась на дерево, сев на одну из веток. - "Это может занять года, столетия или даже тысячелетия, возможно настоящую вечность. Но когда его душа освободиться, я хочу чтобы ему было куда прийти, где он найдет покой, защиту, очищение".
   Адерон задумался, остаться здесь, чтобы ждать, когда ОН придет? Для того чтобы защитить его, это место? Он не чувствовал к нему ненависти, он не помнил, что чувствовал до его перерождения в Маске, он его боялся, боялся Маски. Возможно потому ОН освободил его? Дал ему свободу? Адерон не знал что думать об этом, он просто действовал, и теперь он не знал что делать. Он вернулся, но не знал для чего и куда. Он исполнил свою цель, после чего просто действовал, не имея конечной, главной цели. А она была нужна ему, очень нужна. Метин давала ему цель, давала жизнь, освобождала от ловушки, в которой он бы вынужден питаться душами, становясь всё более грязным. Эта цель ничуть не хуже других, он будет с ней, перестанет быть потерянным божеством, не имеющего цели. Он станет Защитником этого места.
  - "Я согласен". - произнес он девушке.
   Энергия душ полилась в аватар ещё больше, души в нем заговорили громче, обсуждая, споря, собеседники никогда не молчали. Он решил защитить это место, и эту девушку, эта цель была ничуть не хуже других, она ему даже нравилась.
  - "Спасибо тебе... мой новый Защитник". - с улыбкой произнесла Метин.
   Развернувшись на месте, Адерон сел на землю, став частью круга защиты дерева, сердца Царства Душ. Теперь у него в душе нет той пустоты, теперь у него есть цель.

"Святая"

   "Летопись о госпоже Сабире Исанора-Вудгарской, вдове убитого демонами сына Светлого Лорда Касиара Вудгарского, имеет честь писать простой летописец Элевар Гаспа.
   Судьба госпожи Сабиры с детства была непростой, хоть она и жила в кругу любящей семьи, аристократов рода Исанор, уже в свои шесть лет она потеряла своего старшего брата, убитого подлыми убийцами вражеских родов из других государств. Но она была сильной девочкой, показывающей гибкий ум, выдающиеся способности к магии и любовь к простому люду".
  - Что значит эти скоты жалуются на разбойников? - вскричала женщина в соседней комнате.
   Вздрогнув, старик сжал шею и опасливо посмотрел в сторону дверей, откуда слышался голос Госпожи Сабиры.
  - Мне плевать на них, хоть пусть все сдохнут, но налоги должны платить. Отправите стражей, пусть вздернут на суку всю разбойничью падаль, а самых упертых скормят собакам. Живьем!
   "Уже в столь юном возрасте маленькая госпожа Сабира была красива и мила, чем очаровала многих простых людей, потому совсем не удивительно что уже к десяти годам, к ней была целая очередь из знаменитых родов, чьи сыновья хотели быть обручены со столь очаровательным и умным созданием. И совсем не удивительно что такую честь получила семья Светлого Лорда Вудгарского, к которым спустя время юная госпожа и направилась на смотрины молодой пары.
   Встреча прошла в личном имении Лорда, при участии личной охраны из магов Лордств, в котором они постарались произвести впечатление на юную госпожу. Будто подтверждая благость этого события, в то время был убит Старший Демон и очищено от их присутствия целый регион. Вне всякого сомнения, этот брак был благословлен богами.
   Но такая победа не прошла без боли и страданий, по части королевства прошли нападения демонов и их слух демонопоклонников, что принесло много смертей и страданий, при обратной дороге госпожа имела несчастье видеть последствия таких бед. Госпожа была добра сердцем и велика состраданием, а потому не могла не принять близко с душе страдания людей, что зародило её праведный гнев к демонам".
  - Как же заебали эти отчеты о погибших от демонов. - ворчала у себя в комнате госпожа Сабира. - Чи не наплевать на них. Скотом больше, сотней скотов меньше. А мне эти тупые записи на отчетах делать, я могла в это время вина выпить, а не этим дерьмом страдать.
   Вздохнув, седоволосый старик задумчиво постучал магическим пером по губам, эта биография Госпожи сведет его в могилу возможно быстрее чем его убьет сама Госпожа.
   "Да, маленькая госпожа Сабира была очень доброй девочкой, но её доброта не распространялась на само зло в нашем мире, а также их слуг. Это подстегнуло её к изучении магии, что весьма быстро показало её гений в этой стезе, её великолепие и мощный ум..."
   Летописец, вновь задумался о написанном, возможно, стоит записать как-то по-другому, ему были дороги его яйца, и он не хотел расстраивать Госпожу Сабиру. Старик торопливо стер несколько последних фраз и начал писать заново.
  "...и её выдающийся ум, став достоянием её семьи. Даже её родные братья близнецы, впечатленные стараниями сестры, а также безмерно любящие её, решили помочь ей всеми своими силами, отправившись в специальную гвардию короля, которая была создана в помощь Лордствам, для охоты на демонов. Их слова: - Только так мы сможем противостоять этому Демону! - были яркой иллюстрацией их благородных намерений, и настоящей любовью к семье и сестре.
   Но как я и писал выше, жизнь госпожи Сабиры не была легкой, в свои пятнадцать лет, когда она вступила в брак со своим мужем, он был жестоко убит демонами, прямо в их спальне на брачном ложе, где они впервые должны были предаться любви. Госпожу нашли всю в крови своего любимого, а также в окружении своры демонов, которая уже тогда выдающийся маг смогла уничтожить, но, к сожалению, не спасти своего возлюбленного. Это было трагедией для всего королевства, и это прочно отпечаталось в сознании госпожи Сабиры, ставшей вдовой в день своей свадьбы. С того дня её ненависть к демонам стала огромна, юная красавица стала более мрачной и тихой. Это была трагедия, но одновременно с этим её судьбой, - войне с демонами".
   Дверь в комнату с летописцем резко распахнулась, впуская молодую и изумительно красивую женщину, что заставило сердце старика учащенно стучать, но далеко не от восторга.
  - Как же этот весь скот утомил. Так и хочется кому-то кишки выпустить. - устало произнесла женщина, с обезображивающей её лицо гримасой ярости. - Не боись, тварь, тебя я пока убивать не собираюсь, если ты меня, конечно, не разочаруешь.
   Резко приблизившись, она посмотрела прямо в глаза старика, у которого на секунду просто остановилось сердце от страха, а после с ещё большей скоростью застучало.
  - Ссышься от страха, молодец. - довольно улыбнулась она, от чего её лицо стало действительно очаровательным, если бы только она не была довольна ужасом старика. - Давай посмотрим, что ты там написал.
   Быстро пробегая глазами, текст, она в нескольких местах хмыкала, а в одном весело рассмеялась.
  - Невинно убиенный муж, ха-ха-ха. - искренне рассмеялась женщина, таким красивым голосом, которому самое место в лучших операх королевства. - Это гнида так забавно блевала своими зубами, когда я ему вгоняла их в глотку. И представь, кишками, напитанными магией, действительно можно задушить демона. - поделилась наблюдением Госпожа. - Но сам виноват, нет бы под гипнозом посидеть, да в козу какую-нибудь своим стручком потыкать, удумал сопротивляться, и меня во все дырки отыметь. Я, конечно, такое всячески одобряю, но не над собой же.
   Предавшись веселым кровавым воспоминаниям, Госпожа, ностальгически вздохнула и пошла в направлении своего кабинета.
  - Для такой твари как ты сойдет, работай так же дальше и тогда те яйца что сейчас плавают в банке, я тебе верну обратно. - обнадеживающе произнесла она.
   Старик с тоской посмотрел на банку в шкафу, где плавало такие дорогие ему части организма, после чего тяжело вздохнув, продолжил писать лист за листом.
   "...стала знаменита. Для своего юного возраста, она показала выдающиеся дипломатические способности и харизму, которые просто очаровывали её союзников и даже врагов".
  - Я тебе скот, ноги бл*ть поотрываю и скормлю твоим еба*ым друзьям, запекая в их ****** жире, если вы это не сделаете, вы меня ***** поняли, скоты *******? - вновь послышался голос с соседней комнаты, где она как раз продемонстрировала свои дипломатические умения. - Наёмные убийцы, а хнычите как *******, которых тр*хнул демон своими метровыми херами.
   Мученически прикрыв глаза, старик старательно потер ладонями себе голову, пытаясь правильно подобрать слова выдающимся "талантам" Госпожи.
   "Она продолжала активное сопротивление вторжениям демонов, объединяя армии и даже ведя их за собой, принося за собой победу за победой. Не преувеличением будет сказать, что даже демоны боялись эту девушку, своей яростью от потери мужа и смертям невинных людей, наводившая страх на демонов и их отвратительных прислужников. В этом направлении охоте на поклонников демонов, эта тогда ещё девушка, при активной поддержке семьи Лорда, в которую она вступила, выйдя замуж за его сына, также продемонстрировала всю ту ярость от потери любимого и выдающиеся таланты, находя демонопоклонников и карая их благородным словом и яростным мечом".
   Старик задумчиво остановился, раздумывая над последними словами, их ведь можно написать иначе, возможно не так величаво, или возможно даже более изысканно. Летописец буквально трясся от ужаса при мысли что нечто из написанного им, может не понравится Госпоже.
  - Смотрю пишешь вовсю, уже час прошел, а ты как навозный жук работаешь. А ну ка, дай гляну что ты там ещё о Великой мне написал. - внезапно выхватила неожиданно появившаяся Госпожа, последний лист собственной биографии.
   Читая с некоторым даже интересом на лице, Госпожа не показывала недовольства или ярости, что добавляло толику радости в сердце старика, есть шанс что он проживет дольше своих несчастных тридцати лет. С беспокойством теребя своими старческими руками свою длинную седую бороду, старик внимательно следил за лицом женщины.
  - Сойдет, тварь, про "благородное слово" и "яростный меч", это ты тонко написал. - вновь зло рассмеялась женщина. - Как же я еб*чих демонов ненавижу. Демонопоклонники визжали как сучки под моими пытками, особенно когда я их живьем разбирала на части, и после моего "благородного слова", они мне выкладывали всё что можно. А потом я их снова пытала и сажала жопой на кол, чтобы их дерьмо выливалось на других демонопоклонников. Дерьмолестница из десятка таких поклонников демонов, ещё долго радовала мой взор и моих новых пленников. - счастливо повернула она лицо к старику. - Вникаешь тварь? Так что обожай свою Госпожу до последнего вздоха, иначе станешь частью такой лестницы, глотая дерьмо сверху с колом в жопе. Харизматичный же я человек. - довольно кивнула она себе.
  - Конечно Госпожа, вы великолепны. - торопливо подтвердил старик.
  - Ладно, я по другому делу зашла, где-то у меня тут был списочек... - подошла женщина к шкафу, ища что-то среди свитков. - Ага, вот он, "Список выебанных", золотое времечко у меня было лет пять назад, с приращенным хуём я славно покуролесила с сотней девок, но выглядела с тем агрегатом по уеб*нски, к тому же жало и постоянно мешался. Пришлось оторвать, но деток наделала с достатком. Повторить может? - женщина задумчиво постучала по своей паховой области. - Хотя нет, это так отвратно выглядело. Нахер это, с моим прекрасным личиком и телом это просто не смотрится. Я ведь красавица? - повернулась женщина к старику.
  - Вы самая очаровательная, красивая и великолепная из всех видимых мною женщин, такого искусства во плоти как вы не родится уже никогда. - торопливо произнес старик первое что пришло ему на ум, раздумывать над такими словами, смерти подобно. - Вы...
  - Всё, угомонись, о таких очевидных вещах иногда тоже бывает утомительно слушать. - прервала его Госпожа, но выглядящей довольной, примерно, как после одного часа пыток человека. - Продолжай писать.
   Старик зажмурившись, постарался быстро облечь в слова все эти "достижения", иногда это было сложновато.
   "После смерти своего мужа, которого жестоко убили демоны прямо на их брачном ложе, госпожа Сабира, не могла смотреть на других мужчин, приняв вечный траур по погибшему. Сколь бы много других богатых и знаменитых мужчин не добивались её, никого не ждал успех, настолько была сильна любовь и траур. Оставшись невинной девой, она несла отмщение демонам, что было сложной участью для столь юной девы, но вместе с тем, её женское сердце желало ребенка, которого ей не успел дать муж. Именно потому она открыла приют, куда принимала детей, оставшихся без отцов, некоторых из них, самых достойных, она даже объявляла своими детьми, ещё будучи столь юными и молодыми, они всеми силами старались помочь своей благодетельнице и новой матери, желая помочь ей в невыносимой борьбе. Эти дети были столь юны, но сила их уже привлекала внимание".
   Старику было сложно представить, что с ними делала Госпожа, раз они показывали действительно такие выдающиеся таланты. Он так же был готов признать, что ему абсолютно не хотелось этого узнавать, каким бы монстром не была его Госпожа, он надеялся, что своим-то детям она даст немного больше теплоты, чем остальным "близким" людям.
  - Тварь! - выкрикнула из соседней комнаты Госпожа. - Ты обо мне что-то плохое подумал?
  - Нет Госпожа, я и помыслить не мог о таком. - испуганно вскрикнул старик. - Вы самая удивительная женщина о которых я только знаю, мне страшно даже представить, что я буду думать что-то нехорошее о такой великолепной женщине.
  - Хм, ну смотри. - задумчиво пробормотала Госпожа, отвлекаясь на что-то другое.
   Старик нервно выдохнул, вновь поразившись исключительной интуиции Госпожи, а также своему умению сказать "правду" не соврав. Всё же Госпожа исключительно удивительный человек, ему было действительно "страшно" подумать что-то плохое о такой особенной женщине. Не отвлекаться, нужно продолжать писать.
   "Госпожа Сабира, является настоящим спасением для нашего королевства, и даже всех ближайших земель. Святая для обычных людей, и страх воплоти для богопротивных демонов, оскверняющих души людей. После её возвышения как борца с демонизмом, власть демонов во всем королевстве начала стремительно уменьшаться, целые регионы начали забывать о демонической угрозе, ранее нависавших над ним демоническим мечом веками. Лордства возвышают её талант и силу, церковь превозносит её как Святую, обычные люди любят её как защитницу и спасительницу, целые королевства считают за честь принять её в своих владениях. Госпожа Сабира Исанора-Вудгарская, настоящий светоч добра и милости в наше время, её подвиг воспевают, её доброту восхваляют. А я, лишь скромный летописец, горд тем, что могу написать этот текст о столь великом человеке, во времена величия которого, мне повезло родиться. Славься Святая Сабира, славься имя твоё в веках!"
   Тут старик вновь задумался, не слишком ли быстрый переход на полное возвеличивание достоинств Госпожи? Но, с другой стороны, ему было плевать на людей которые будут это читать, ему было важно чтобы это понравилось его Госпоже. А она, несмотря на свою "кроткость", любила восхваления в свою честь. Ему было просто удивительно осознавать, что при всех своих... не всегда "положительных достоинствах", Госпожа Сабира действительно была любима в народе и восхваляемая буквально всеми. Это ему было просто непонятно. Как она это делает? Может он сам что-то не понимает, а она несмотря на свою грубость, действительно удивительной доброты и величия человек?
  - Ну что тварь, закончил? - выхватила она последний из десяти листов её биографии. - Неплохо, неплохо. Так и быть, верну я тебе твои яйца, только вот баб для траханья ищи сам. И ещё, если будешь мне и дальше так старательно вылизывать жопу, то так и быть, верну возможно десяток твоих потерянных лет. А то тридцаток всего, а выглядишь как рухлядь столетняя.
   Нет, всё же она действительно "исключительный" человек, это не я ошибаюсь, это ошибается весь мир. Эта мысль даже немного согрела старое тело молодого человека.
  - А может даже и больше, я сейчас просто поразительно добрая. Видишь это письмо? - довольно показала она листок бумаги старику. - В нем мой трахнутый на голову отец от мужа, сообщает что за мои великолепные достижения по борьбе с демонами, даст мне доступ к "Тайным письменам", а также к Отложенному договору на призыв высшего духа Видока. - женщина счастливо улыбается. - Бл*ть, да я теку только от мысли, представляя какое лицо будет у этого ебучего Видока, когда он увидит КТО его призвал. Его лицо конечно хуй увидишь, но это думаю будет отпад. Ха-ха-ха-ха.
   Старик вежливо улыбнулся, поддерживая радость Госпожи. Ему были дороги его яйца.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"