Авайс Антон: другие произведения.

Апофеоз маразма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан для тематического мини-конка "Памятник"

Апофеоз маразма


Прав Кант: только разум вносит во все порядок. Василь Петрович очень уважал порядок во всем, только забывал, что за чем. По порядку выстроенный день вносил свои коррективы, и Василю приходилось править список поставленных задач. К тому же список непроизвольно пополнялся, и все более терялась порядковая очередность значимости. Значило ли это, что приоритеты сдавали свои позиции? Нет, с приоритетами все было в порядке - во главе угла стояла тщательно обведенная запись:

   Не забыть!
   Далее по списку.
   А вот в списке всегда находились черные дыры.
  
   Петрович проснулся с ужасным чувством утраченного.
   Что утрачено?
   Забыл... Но чувство осталось, оно зияло черной дырой в памяти, и в нее - дыру - улетало ощущение благополучия. Оставалась зыбкая пустота...
   - Надо бороться! - не сдавался Василь, заполняя пустоту медленными каракулями распорядка дня.
   Память ненавидела Василя. Постоянно проживая в кафеле палаты реанимации, она плевалась на все, что попадало в радиус доступности, все время выплевывая пластиковую пуповину, связующую ее с Петровичем, но Василь выкручивался! Эквилибристки! Мастерскими па балеруна отяжелевшего от бремени, ловил концы окончаний всеми конечностями, иногда зажевывая пластик памяти до беспамятства, но всегда в месиве связок находилась дыра. Перетекание ИЗ в ВО возобновлялось. Бремя реанимированной несло самое себя, а это все равно, что разложившейся плоти быть не похороненной.
   Память страдала физически от запаха букв, которыми Василь вязал связь с миром. Короче, все это пахло войной. Смертью.
  Носилками с конечностями.
  Тележками с овощами мозга.
  Контейнерами несортированного мусора.
  Непроизвольно пополняемой свалкой ценностей, которые носитель все время переставлял по собственному правилу порядковой очередности приоритетов.
   Слова ложились, притираясь друг к другу, пытаясь привести этот расклад пасьянса значимости в ровный ряд, но Петрович, подстрекаемый совершенно оборзевшей памятью, путал карты, меняя местами второстепенное с шестистипенным и так дальше, и дальше...
   Звонок дочке, кура, хлеб, квартплата, новые носки, топ-шоу по РТ, кардиостимулятор и но-шпа - тасовались, вытесняя друг друга.
  
   Что так слезит мне подсознание?
  Поправка: как оно благоухает петричером на навозе? (зачеркнуто)
  Поправка к поправке: Дифференцировать патологический мидриаз от физиологического можно по реакции на свет.
  
  Света в нем было на грош, но желание просветления пыхтело в потолок моджо. Нарративно изложенное в своем собственном авторском стиле интерпретатора, оно пыхтело себе в затылок значимости, но млявость во всем теле выдавало в нем оксюморона, узника свободы от знания.
  - Почему же тогда я знаю, что я не знаю? Может я сплю?
   Василь зажмурился, и закрытыми глазами схватило видение. Он его создал!
   Нет, это видение поймало его в свою ёмкость. Сердце ёкнуло, но рука уже записывала симптомы, далее - дату и время, далее - самопроизвольно всплывшее окно прогуглило память прочитанного вчера:
   Ятрогения - самовнушение, влекущее заболевание от неправильно понятой информации.
   Испуганный Василь хотел зачеркнуть всплывшее, но тут же забыл. Записи ползли, как полки в наступление на неприятеля. Петровичу и самому это было неприятно.
  Кардиостимулятор и цугцванг шахматной партии, рецепт яичницы и симуля́кр пойманного изображения в объектив глаза, что срочно потребовалось зафиксировать (привязать) записью, далее - пояснить, и легионы букв ползли, вытесняя друг друга, а ниже красовались цитаты, даты, телефоны, адреса.
   Петрович собирал из выстроенного диковенные букеты - связки с пояснениями: что из чего следует. Типа раскодировок - наподобие сонника. Это было его флаконом, он наливал туда себя. Таким заполненным он и вышел сейчас в пространство во вне.
  
   День принял его жарким дыханием асфальта, к которому липли шлепанцы.
   - Как же я забыл одеть сандалии?! - уже порядочно взмокнув, он нырнул в спасительную прохладу супермаркета и пошлепал по рядам, изучая разноцветные бирки на продуктах, сверяя написанное со своими пометками в блокноте. Там явно что-то не стыковалось, и Василь по нескольку раз брал одну и ту же упаковку.
   - Нам продают то, что мы покупаем,- ворчал Петрович,- значит мы такие!
  
   - - -
  
   - Что он высматривает? - следил за странным субъектом по монитору видео Джаник Ваганович, директор магазина, - Алевтина, у тебя там все в порядке? Инспекция должно быть нюхача направила... чуяло мое сердце...
   - Да все нормуль, Джаник, с утра все вчерашнее перефасовала! - лениво потянулась Алевтина, напрягая свою выдающуюся грудь.
   - Который раз уже? Кур прошлого месяца на гриль давно пора отправить,- разогретым взглядом Джаник уперся в Алькину грудь, но вовремя вспомнил о порядке приоритетов, отложил горячую мысль на потом.
   - Вот что, ты... это... сходи, отнеси ему сегодняшнюю фасовку.
  
  У Алевтины с памятью был другой "роман", она ее хоронила чуть ли не каждую секунду. И памятке удобно и Альке не больно - мужчин, забывающих ее на следующий день после связи, Алевтина зарывала между извилинами синапсов, а на грядках мозга выращивались диковинные цветы тепличных огурцов-мечт, никогда не дающих ни завязи, ни плодов, ни семян. Память Альку боготворила, наградив особенным знанием - чуйкой.
  
   Алевтина сразу же нашла "странного субъекта" у кассы, тот что-то сосредоточенно зачеркивал в блокноте.
  Выставив вперед свой главный козырь, к которому прижимала свеженькую упаковку с цыпкой, Алька ласково проворковала:
   - Мужчина, вы не тот продукт со стеллажа взяли, я его к списанию приготовила, - и, все так же сально улыбаясь, быстро произвела рокировку с упаковками.
   Василь слова сказать не успел, от неожиданности выронив книженцию. Получив уже уложенные в пакет продукты поплелся к выходу, шаркая шлепанцами.
   - Блокнотик забыли! - вскричала вслед Алевтина, с удивлением рассматривая потертую обложку, на которой крупными каракулями было выведено:
  
  
название книжецы []
  
  - Что это? - ласково прожурчала она.
  ...
  - Что это? - силясь что-то вспомнить, пропыхтел он.
  ...
  Набрякшее ощущение неизвестности осклабилось и потрогало языком своё грызло - ротовое отверстие с зубами. Искусственным не воняло. Щелкнул фиксатор. Деколь выхватила кружком это обследование, оно взглянуло на ротовое со стороны, и чуть было не упало в обморок.
  Дискурс (фрагмент его, излагающий некое отдельное от него) был мерзок: мысль крутилась воронкой и уходила мыслеворотом вовнутрь бесконечности, а в конце этого тоннеля была Она - победитель!
  - Вот где... Захоронилась-таки, сука...
   И сразу на фоне этого сумасшедшего создания ум прояснился: пиво в авоське (ура!), погода прекрасная, память пустая (зачеркнуто) отсутствует, рядом широко улыбается чья-то грудь и всё 'атлична-атлична!'
   - Ну ёпт... - подумал он и перестал думать.
  
   С тех пор счастье не покидало Василя Петровича.
  
  
памятник []


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"