Баронов Антон : другие произведения.

Кукловод

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - ...Здесь вообще никто не живёт? - Почему же? - Уоллес криво усмехнулся, - Здесь есть жители...


Кукловод.

  
   За пыльным окном промелькнул чей-то силуэт. Входная дверь скрипнула, и в зал вошёл высокий мужчина в кожаной куртке.
   Он подошёл к барной стойке и сказал:
  -- Эй, парень налей мне что-нибудь выпить. Да покрепче...
   Человек за стойкой даже не пошевелился. Это был паренёк лет двадцати, с замершими под линзами очков глазами, бледными бескровными губами и зализанными назад волосами. Он был одет в белую рубашку с галстуком. На кармане висел бейджик.
  -- Парень, ты, что спишь что ли? - удивился мужчина. Он перекинулся через стойку, взял бейджик в руку и прочитал: - Том Уоллес...
   Услышав своё имя Том, наконец, очнулся. Он несколько раз моргнул и уставился на посетителя.
  -- Чем, могу служить, сэр?
  -- Мне бы выпить. Этот город производит на меня гнетущее впечатление.
  -- Виски? - предложил Том.
  -- Давай... - безразлично кивнул посетитель, - Что с тобой было? Ты стоял как кукла...
   Том вздрогнул, бутылка звякнула о стакан, часть золотистой жидкости пролилась на стойку.
  -- Я просто, задумался. Извините, если напугал вас...
  -- А, - понимающе кивнул посетитель, - Меня зовут Китан Пастоль.
  -- Том Уоллес, - Том пожал протянутую руку и протянул стакан с виски.
   Кит залпом осушил его, даже не поморщившись. Знаком попросил наполнить снова.
  -- У вас всегда так тихо? Улицы заброшены, уже смеркается, а я не увидел ни одного огня. Здесь вообще никто не живёт?
  -- Почему же? - Уоллес криво усмехнулся, - Здесь есть жители. Конечно, лучшие годы у этого города позади, многие уехали, но кое-кто остался.
  -- Например, ты? - спросил Кит.
  -- Например, я.
  -- Некуда ехать?
  -- Некуда. Да и незачем. У меня здесь дело.
   Кит демонстративно осмотрел помещение. Облупившуюся краску пыльные витрины, лампочки тускло горящие через одну. Ржавый развод на потолке оставшийся от последнего дождя.
  -- Н-да, такое дело бросить жалко, - язвительно протянул он.
  -- Жалко. От отца осталось. А вы, по какому поводу здесь?
  -- Здесь я случайно. Машина сломалась. Тут на переезде. Километрах в трёх. Подскажешь, кто здесь её сможет мне починить?
  -- Сильвестр сможет, если из запоя вышел.
  -- Кто он? Механик? - заинтересовался Пастоль.
  -- В какой-то степени. Один из тех на ком держится моё заведение.
  -- Как его найти?
  -- Никак. Он сам утром сюда придёт за выпивкой.
  -- Я не хочу оставаться здесь до утра.
  -- Если вы даже его найдёте, - пожал плечами бармен, - сейчас от него не больше пользы, чем от глиняного горшка.
  -- Чёрт побери... - прошипел Китан, - где здесь можно остановиться?
  -- На втором этаже есть свободная комната. Если хотите, я сдам вам её совершенно бесплатно.
  -- Спасибо. Это было бы замечательно.
  -- Пойдемте, я вам покажу.
   Он кивнул на дверь рядом в противоположном конце зала. За ней оказалась лестница, ведущая наверх.
  -- Раньше мой отец держал здесь гостиницу, а мы жили в квартире неподалёку, но потом, дела пошли хуже, постояльцев почти не было, и мы переехали сюда.
  -- Извините, что вмешиваюсь, что с вашим отцом? Он умер?
  -- Можно и так сказать...
  -- Соболезную.
  -- Все умирают, - холодно ответил Том. - Вам сюда. Сейчас я живу внизу, в комнате у кухни. А здесь кроме вас только одна девушка. Анжела. Она хоть и немного ненормальная, но, думаю, вам досаждать не будет.
  -- Ненормальная?
  -- Ну, да. Она сирота. Мать умерла, отец спился. Вот и решила найти своего дядю. Он когда-то жил здесь. Навела справки и приехала. Всё пыталась узнать, куда он переехал. Но кто же теперь знает... Вот ваша комната. Конечно, более чем скромная, но это лучшее, что вы найдёте в этом городишке.
   Ключ со скрежетом повернулся в скважине. В гулкой тишине, которая наполняла полузаброшенный дом, этот звук эхом разнёсся по всему этажу.
   Рассохшаяся старая дверь отворилась. Том шагнул в темноту. Он дёрнул за свисавший шнурок. Под потолком тускло загорелась маленькая лампочка.
   Скромная комната. Нет, это каморка. Кладовка. Точно, кладовка, куда скидывают за ненужностью старое барахло.
   Комната была площадью метров в пять. Старые затасканные дырявые обои, с какими-то жирными пятнами на них, кровать на пружинах без матраса, перекосившийся шкаф. Отсутствие побелки, а местами и штукатурки, на потолке.
   Кит в нерешительности замялся на пороге.
   Даже в присутствии Тома в этой комнате было неуютно. От мысли, что придётся ночевать здесь одному, по его спине катился холодный пот. Китан не считал себя трусом. Он рос в нищете, воспитывался на улице, и никогда ещё не испытывал столь липкого, назойливого, и главное, беспричинного страха. Это обстоятельство сильно потрясло его. Он решил, во что бы то ни стало, победить свой страх и решительно шагнул вперёд.
   "В конце концов, это же бесплатно", - успокаивал он себя.
  -- За этой дверью ванная и туалет. Матрац и бельё в шкафу. Я сейчас застелю постель.
  -- Спасибо, не надо. Я сам.
  -- Как будет угодно. Если что понадобится, у двери есть звонок. Вы будете ужинать?
  -- Нет, я успел перекусить на трассе.
  -- Тогда, спокойной ночи, сэр.
  -- Спокойной ночи, - кивнул Кит, - Том? Я бы хотел, чтобы кто-нибудь дотолкал мою машину до города. Здесь есть тягач?
  -- Не думаю. Но можете быть спокойны, сэр, с вашей машиной ничего не случится. Я в этом уверен.
  -- Она даже не закрыта.
  -- Сэр, по этому шоссе уже давно никто не ездит. Вы первый за последние три года. Не думаю, что в ближайшие восемь часов, что-то изменится. Спокойной ночи, сэр.
  -- Спокойной ночи, Том.
   Том вышел в коридор, захлопнул за собой дверь.
   Кит ещё раз осмотрелся.
   Здесь даже телевизора нет. Время только восемь часов. Со времён начальной школы не ложился так рано спать.
  -- Чёртов городишко... - выдохнул он.
   Найдя в шкафу свёрнутый матрац, Китан бросил его на кровать. Сверху полетело шерстяное одеяло. Обременять себя застиланием постели он не собирался.
  -- Никогда не видел такой дыры... Даже семья Билла жила лучше. Упокой господи его душу.
   На нижней полке шкафа он обнаружил подушку и, стукнув её несколько раз кулаком, положил у изголовья.
  -- Что это?
   На полу лежал маленький измятый листок бумаги. Должно быть, он выпал из наволочки. Кит поднял его. Судя по потускневшим, кое-где расплывшимся чернилам, это было написано несколько лет назад:
   "12 февраля.
   Не нравится мне этот город. Что-то с ним не так. Я здесь больше недели и за это время встретил от силы человек двадцать. Ну не может такого быть! По всюду магазины, лавки, дома. Я заглядывал в них: вся мебель, вещи - всё там. Что заставило жителей уехать из своих домов, побросав вещи?
   Сегодня Том открыл мне соседнюю комнату. Как и следовало ожидать, никаких бабочек там не было. Такой же хлам как здесь. Один в один.
   Я чувствую, как схожу с ума. Надо сваливать отсюда...
  
   13 февраля.
   Всю ночь мучили кошмары. Проснулся с мыслью...
   ... хорошо, что он не догадался... что-то скрывает... Я говорил с Томом...
   ...
  
   14 февраля.
   Это просто не возможно! Я сам бы... не поверил... видел...
   Говорило! Оно живое... я видел нитки... шов... трогал... но...
   Я обречён. Эта мысль полностью овладела мной. Я просто не нахожу в себе силы сопротивляться. Будто кто-то говорит мне... и вырвал страницу... на всякий случай...
   Ричард Биггер ... год."
   Кит несколько раз перечитал написанное, в надежде под чернильными разводами разобрать что-то ещё, но безрезультатно.
   Судя по всему, это дневник. Дневник какого-то гостя этого города, как и он сам. Сколько лет этому огрызку? Сколько он лежал в наволочке?
   Том говорил, что шоссе не пользовались уже три года. Наверно, этот Ричард и был последним приезжим. Всё равно ничего не понятно.
   "Я обречён". Чертовщина какая. Бред. Форменный бред.
  -- Видимо не одна Анжела потеряла здесь рассудок, - пробурчал себе под нос Китан.
   Хотя сам Пастоль видел город лишь с холма у той самой развилки, где пришлось бросить машину, он произвёл на Кита самое паршивое впечатление. Город был окутан плотной дымкой тумана, редкие проглядывающиеся силуэты домов даже издалека казались ветхими и заброшенными. Не удивительно, что здесь люди теряют рассудок. Уж если и сходить с ума, так в таком месте как это.
   Кит усмехнулся, скомкал бумагу и бросил её в угол. Ужасно хотелось курить, но воздух в каморке и без того свежестью не отличался, а в способностях оконной рамы двигаться на петлях он сильно сомневался. Поэтому Кит вытащил из кармана пачку сигарет, повертел в руках и положил её на пол около кровати, чтобы ночью не раздавить. Потом потушил свет и, не раздеваясь, прыгнул в кровать. Пружины под ним пронзительно забренчали. Этот звук, словно плач, унёсся куда-то в ночь.
  
   Ужасно зачесался нос. Будто какой-то шутник водил по нему гусиным пёрышком. Кит махнул рукой, смахивая...
   Что-то большое, но мягкое ударило его по лицу. Китан вскочил. Что это было? Включил свет.
  -- Какого? Откуда здесь...
   Он посмотрел в окно. За толстым слоем пыли всё же угадывался хмурый осенний пейзаж. Конец октября. Температура на улице уже неделю не поднимается выше десяти градусов. Тогда откуда здесь бабочка?
   Большое, с две ладони насекомое сидело на потолке, обиженно шевеля длинными закрученными усами. На широких вышитых бархатом чёрных крыльях были тёмно-зелёные узоры.
   Представив, как это существо ползает по его лицу, Китан брезгливо поморщился. Опять зачесался нос. Кит провёл ладонью по лицу, но ощущение прикосновения не пропадало.
   Внезапно бабочка оторвалась от потолка и упала на пол. Ничего не понимающий Кит подошёл и склонился над мёртвым насекомым. В нос ударил резкий специфический запах, от которого у него закружилась голова и комната перед глазами поплыла. Гнулись в разные стороны, словно резиновые, стены, начали плавиться и, местами, стекать вниз обои. А вместо них над кроватью проявилась написанная печатными буквами чем-то красным надпись: "Добро пожаловать..."
   Вместе со смыслом написанного до сознания Китана дошло, что это явно не кетчуп.
   Предательски задрожали ноги. Заскрипела кровать. Пустая пружинная кровать стала прогибаться, словно на неё лёг кто-то невидимый. Сам собой промялся в виде человеческого силуэта матрац. Затем на нём проступили какие-то розовые капли. Лопнув, взорвалась лампочка, на комнату опустилась полутьма, а Кит, не обращая на это внимания, всё смотрел, как на матраце проступает кровь. Теперь он не сомневался, что это кровь. То, что было розовыми каплями, теперь превратилось в большое тёмное пятно. И это пятно разрасталось, увеличивалось. Вот уже сама кровь проступила над матрацом. Словно не зная законов физики, она стала пузырём возрастать над кроватью. Всё выше и выше, пока в какой-то момент не взорвалась, обдав всё кругом густым тёплым потоком. Часть его попала на Китана, забрызгав одежду и лицо. Повалившись на пол, он почувствовал, как его начинает выворачивать наизнанку...
   Кит лежал на полу, не находя в себе силы подняться. Его грудь с трудом двигалась вверх вниз. Усталость была такой, что приходилось заставлять себя дышать. Поднялся он не раньше чем через полчаса.
   Крови на кровати не было. Надписи тоже. Всё те же обои. Всё так же тускло горит лампочка. Всё так же на полу лежит дохлая бабочка. Усилием воли, бросив себя на кровать, Кит мгновенно нырнул в отупляющий сон.
  
   Проснулся он поздно утром весь разбитый, с больной головой и с красными опухшими глазами. Кит долго пытался понять, было ли что-то этой ночью, или же всё приснилось. Затем, догадавшись, скосил глаза на пол. Никакой бабочки там не было.
  -- Сон, - решил Китан, - просто сон...
   Он поднялся с кровати, выслушал жалобный стон пружин и, путаясь в ногах, направился в ванную. Уже когда его ладонь коснулась дверной ручки, в нос снова ударил знакомый специфический запах. Запах формалина.
   На секунду перед глазами помутнело, а по спине пробежала дрожь. Кит судорожно сглотнул, в надежде побороть страх, и нажал на ручку. В темноте ванной комнаты отчётливо слышалось какое-то шуршание. Китан с трудом нащупал на стене выключатель и нажал его. В зажегшемся свете появились две тени тут же сорвавшиеся со стены и закружившиеся под потолком. Бабочки. Опять бабочки. Кит поспешно несколько раз ущипнул себя за руку. Нет, всё реально, это не сон. Он судорожно огляделся, со страхом ожидая, как мир будет меняться на его глазах. По спине ручьями лился холодный пот. Сердце колотилось, как бешеный барабанщик, а воздух разом загустел и перестал проникать в лёгкие.
   Прошла минута, другая. Ничего не менялось. Не плавились стены, не появлялись надписи. Лишь мерный треск двух пар крыльев нарушал тишину. Необычную тишину. Нереальную тишину.
   Китан понемногу успокоился. Огляделся.
   Собственно, что он ожидал увидеть в ванной дома, который ещё лет двадцать назад надо было снести? Ржавые трубы, полуобвалившийся кафель, неопределённо-серого цвета. Такая же тусклая лампочка высоко под потолком.
  -- Надо поскорей свалить отсюда. Это место сведёт меня с ума, - прошипел Кит, подходя к старой затасканной раковине. Открыл кран.
   Где-то за стеной недовольно загрохотали трубы. Видимо этот кран не открывали со времён великого потопа. Лишь когда Кит уже смирился с мыслью, что умыться ему не придётся, из крана потекла маленькая, в две спички толщиной, струйка воды.
  -- Ну, хоть что-то, - горько усмехнулся Китан.
   Он едва успел подставить под кран ладони, как трубы затряслись, пару раз чихнули и плюнули ему в руки сгустком густой ржавой дряни.
  -- О, чёрт! - ошарашено выругался Кит, глядя, как вязкая масса просачивается сквозь его пальцы.
   Кран затрясся в агонии и дико захрипел. На всякий случай Кит отошёл от него подальше. Пророкотав пару утробных звуков, кран выпустил, наконец, толстую струю воды. Китан флегматично выдохнул. День только начинается, а он уже чувствовал себя усталым и избитым. Не обращая внимания, на то, что вода была ярко рыжего цвета, он вымыл руки и умылся.
   Перед тем как выключить свет Кит бросил последний взгляд на резвящихся под потолком бабочек и не нашёл их. Он выглянул в комнату. Там бабочек тоже не было. Вернулся в ванную. Куда-то исчез запах формалина. Или, может, он просто привык к нему?
   Кит облазил всю ванную, залез под раковину, долго осматривал омерзительно склизкий душ, но так и не нашёл ни одной лазейки, куда могли подеваться бабочки? Затем он так же тщательно обыскал комнату, в которой спал.
  -- Куда они делись? - спрашивал себя Китан.
   Он, как ополоумевший, рыскал глазами по стенам и потолку, стараясь углядеть два небольших силуэта. Кит действовал, как автомат, не задаваясь вопросом, зачем ему надо найти этих насекомых? Что ему это даст? Он просто искал их, вновь и вновь проверяя свою небольшую жилплощадь, как будто от этого зависела его судьба.
   Наконец, в очередной раз заглянув в ванную, он увидел на стене в углу проржавевшую решётку вентиляции.
  -- Наверно, туда они и улетели, - успокоившись, пробормотал Кит, игнорируя страшную мысль, волчком крутившуюся в голове: "Никакой вентиляции там раньше не было!"
   Он выключил свет, вышел в коридор и запер на скрипучий замок входную дверь. Больше возвращаться в эту комнату он не собирался.
  
   Внизу, в баре, было так же тихо и пустынно, как и вчера вечером. Такой же неживой фигурой за прилавком возвышался Том.
  -- Том? - Кит звонко щёлкнул парнишку по носу. - Доброе утро. Опять медитируешь?
  -- А что здесь остаётся, мистер Кит? Больше здесь заняться нечем. Блинчики будете? С мясом.
  -- Давай, - кивнул Кит. - А что, до вас телевидение ещё не дошло?
  -- Почему? - удивился Том, выставляя на стойку тарелку с блинами. - Дошло. Телевизор есть в комнате мисс Анжелы. И в холле на третьем этаже тоже. Хотите, я перенесу его к вам в комнату?
  -- Нет, спасибо, - прожевав, отказался Кит. - Я не собираюсь здесь больше задерживаться.
  -- Как знаете. Кофе?
  -- Да, чёрный. С двумя ложками сахара, пожалуйста, - кивнул Кит, надкусывая второй блинчик. - А когда, ты говоришь, придёт твой механик?
  -- Сильвестр? Он уже приходил. Я знал, что он вам потребуется, и потому не продал ему выпивку. У него теперь страшное похмелье, - усмехнулся Том, - вот возьмите эту бутылку. За неё он вам космический корабль построит. Только если будет предлагать выпить вместе, не соглашайтесь: пойло, только врагов травить.
  -- Спасибо.
   Скрипнула входная дверь. Том, поднял взгляд и побледнел. Кит медленно обернулся. К стойке неторопливой походкой человека знающего себе цену приближался мужчина в полицейской форме.
  -- Здравствуйте, капитан, - изменившимся голосом поздоровался Том.
  -- Здравствуй Томми.
  -- Какими судьбами?
  -- Да всё больше по работе... - усмехнулся капитан, - у тебя, как я вижу, гости?
  -- Вот, никак не могу уговорить остаться погостить.
  -- - Ну-ну, - недоверчиво протянул полицейский и повернулся к Киту, - Меня зовут капитан Маквоттан. Я местный шериф. А вы мистер?
  -- Китан Пастоль, я тут проездом. В данный момент собираюсь на поиски механика. Эээ... Сильвестра...
  -- Что ж город у нас небольшой, но всё же советую вам взять карту. А то туман, знаете ли... Да и у прохожих не поинтересуешься, в какую сторону идти. Том? У тебя остались ещё старые карты?
  -- Да, немного потрёпанные, но разобраться можно.
  -- Принеси парню и пометь там дом Сильвестра...
   Том мгновенно скрылся в подсобке. Оттуда послышалась глухая ругань, а потом грохот.
  -- Кажется, он что-то уронил... - заметил Кит.
  -- Действительно... Скажите, Китан, когда вы прибыли в город?
  -- Вчера под вечер. А что?
  -- Нет, ничего, - покачал головой шериф, перегнувшись через прилавок и, не глядя, выудил оттуда какую-то бутылку. - Просто, вы, наверное, уже, как бы это сказать, почувствовали, что наш город немного странный. Он собственно и опустел только потому, что окружающая обстановка, туман, ближайшие болота, сырость, запах торфа, постоянная непогода, все это способствовало нарушению психического состояния жителей. По статистике тринадцать процентов сходило с ума. Сами посудите, на трехсоттысячный город приходилось пять психиатрических больниц. А началось всё ещё в конце девятнадцатого века. Чёрт его знает, что там случилось. Я почти год в своё время корпел в архиве нашей библиотеки. Так толком ничего и не выяснил. А когда, десять лет назад, в соседнем штате открыли месторождение угля, и понадобилась рабочая сила, то весь город буквально за месяц переехал туда. Многие даже вещи здесь бросили.
  -- А почему все уехали? Тринадцать процентов, это не так уж и много...
  -- В каком-то смысле вы правы, но кому хочется рисковать. Я вроде живу здесь всю жизнь, да и то, иногда такое привидится...
   Из подсобки вынырнул злой, как чёрт, Том и положил на стойку потрёпанную карту. Капитан бросил на неё мимолётный взгляд, достал из кармана авторучку и поставил на ней две отметины.
  -- Вот, смотрите, мы сейчас здесь. Вот бар Томми. А здесь живёт наш пьяница. Вам надо пройти вниз по улице, в этих кварталах никто не живёт, свернуть на аллею Плюща и выйти к Сандрес стрит. Обратно так же.
  -- По чему не пройти через таксопарк? Севернее аллеи. Так же ближе?
  -- Там не пройти. Лет семь назад у таксопарка меняли водопроводные трубы, да так и недоделали, там овраг метров семь. Так что идти придётся через аллею. Не беспокойтесь, это вряд ли займёт больше получаса. И ещё, мой вам совет, не особо обольщайтесь на счёт Сильвестра. Механик он конечно хороший, но запчастей здесь не найти, так что если машину нельзя будет починить, поберегите своё здоровье. Уходите из города пешком.
  -- До ближайшего населённого пункта сто семь километров, - встрял Томми, послав шерифу испепеляющий взгляд.
  -- Плевать. Просто поверьте мне на слово. Не получится с машиной, уходите без неё.
  
   Казалось, за ночь туман лишь загустел. Китан с тоской вдохнул холодный влажный воздух и поплотнее запахнул воротник куртки.
  -- Омерзительное место.
   Кит сверился с картой и направился вниз по улице. Он шёл осторожно, изо всех сил напрягая глаза, но при всём желании не мог разглядеть ничего дальше трёх метров от себя. Это ужасно раздражало, и, вкупе с ночными событиями, вызывало мелкую дрожь.
  -- Омерзительный город, - повторил Кит, злясь на себя за трусость.
   Видимо, он всё же относился к тем тринадцати процентам психически неуравновешенных людей. Шериф был прав. За всю свою жизнь Кит столько не трясся от страха, как за эти последние часы. И главное от чего? Что так напугало взрослого тридцати летнего мужчину? Бабочки? Туман? Приснившаяся кровавая надпись?
  -- Черт, а ведь ещё была эта страница из дневника.
   Кит остановился, как вкопанный. Ведь в дневнике было что-то про бабочек. Так вот откуда эти сны. Шутки подсознания. Китан мысленно зарёкся на будущее читать перед сном всякую гадость.
   Откуда-то справа послышались шаркающие шаги. Кит посмотрел на карту. Он только что прошёл бакалею, с трудом разглядев её выцветшую вывеску сквозь серую завесу. Масштаб карты позволял определить, что на протяжении последующих пятисот метров справа нет никаких поворотов. Значит, неизвестный мог двигаться лишь по этой улице.
   Кит всё ещё чувствовал себя неуютно, а потому решил, что идти в компании лучше, чем полуослепшим бродить по незнакомому городу. Он остановился, пытаясь понять, приближаются или удаляются шаги. Это было не так уж просто: туман искажал их звук и вместе с эхом вводил Китана в замешательство.
   Наконец, Кит понял, что неизвестный движется в одну с ним сторону, но уже давно обогнал его и теперь шагал где-то впереди.
  -- Эй, подождите! - крикнул Китан и бросился вперёд, - подождите!
   Его голос буквально увяз в тумане, и Кит понял: докричаться до неизвестного ему не удастся. Он побежал ещё быстрее, в условиях плохой видимости это было похоже на пытку. Старую асфальтовую дорогу покрывали мелкие трещины, о которые Кит постоянно спотыкался. И только полностью выбившись из сил, и, чуть было не пропустив свой поворот, он остановился и прислушался. Шаги исчезли.
  -- Чёрт! - тяжело дыша, сплюнул Китан.
   Он стоял на углу аллеи Плюща и Неле стрит. Свернув на аллею, Кит устало подошёл к ближайшему фонарному столбу и, облокотившись на него руками, какое-то время просто стоял и отдыхал. Частое курение и сидячая работа отнюдь не способствовали поддержанию хорошей физической формы. Частые занятия сексом с разными особами женского пола под категорию "спорт" не попадали.
   Отдышавшись, Китан повернулся к столбу спиной и достал из кармана пачку сигарет. Не глядя, вытащил одну, поднёс к губам... и, вскрикнув, уронил её на дорогу.
   Его ладонь была испачкана в крови. Самой настоящей тёмно-бурого цвета с характерным запахом. В крови был испачкан столб, и часть её, по всей видимости, теперь отпечаталась на куртке.
   Откуда здесь кровь? Только...
  -- Он ранен... ранен.
   Этот неизвестный был ранен. Кровь свежая, а в этих районах, если верить капитану Маквоттану, никто не живёт. Значит, ранен был неизвестный! Надо его найти!
   Кит попытался отыскать кровяные пятна на дороге, но не нашёл.
   Что делать? Ведь надо же что-то делать? Хоть что-нибудь! Какого чёрта здесь вообще происходит?!
   Кит запаниковал. Если раньше его страхи были необоснованны и ирреальны, то теперь они превратились в полностью осязаемую, самую настоящую кровь.
   И всё же, на всякий случай, Кит несколько раз сильно ущипнул себя за щёку, чтобы удостовериться, что это не сон.
   Кто этот неизвестный? Откуда он появился, если ближайшие районы полностью заброшены? Кто его ранил? Куда он направляется? Больница, судя по карте, в другом конце города, а до бара Томми всего два квартала. Да и работает ли здесь больница? И как, как он, взрослый здоровый мужчина, не смог догнать раненного истекающего кровью человека?
  -- Может, услышав меня, он решил, что я - тот, кто его ранил?
   От этой мысли стало жутко. Знать, что где-то радом может оказаться убийца...
   Нет, это уже точно паранойя.
  -- Ну почему сразу убийца? - постарался успокоиться Китан.
   Действительно, почему? Кровь есть только на столбе, и никаких следов вокруг.
   Откуда тогда она взялась?
   Пересилив себя, Кит приблизился к столбу и опешил. Кровь покрывала столб где-то с высоты полутора метров и до двух. Но это не был мазок, оставшийся от кого-то прислонившегося, это был густой толстый слой грязной кровоточащей жижи, непонятно как держащейся на столбе. Это была даже не кровь, а что-то другое, какая-то мерзкая, склизкая плоть.
   Внезапно, от этого отделился какой-то отросток и, подобно щупальцу, зашевелился в этой массе.
   Кит почувствовал приступ тошноты.
   К этому щупальцу уже присоединилось второе, такое же, вынырнувшее чуть ниже первого. Потом ещё и ещё...
   Китан понял, что ему напоминает эта дрянь.
   Однажды, он уехал в отпуск на две недели, а в это время дома сломался холодильник. И когда Кит вернулся, он обнаружил в морозильнике протухший кусок говядины. Стояла ужасная вонь, мяса размокло и расползлось, и в нём копошились маленькие белые червячки...
   Китан брезгливо поморщился. Воспоминание было не из приятных: именно его вызвала из глубин памяти эта дрянь.
   Кит захотел уйти, но этот кровяной студень приковывал к себе взгляд и не отпускал.
  -- Что? Не может быть...
   Подавив брезгливость, Кит приблизился лицом к столбу, так, что извивающиеся щупальца едва не касались его носа.
   Это было похоже на бред, на шутку какого-то сумасшедшего маньяка из дешёвых фильмов. Кит не мог заставить себя поверить в то, что эта кровоточащая плоть была пришита к столбу нитками. Толстыми чёрными нитками. Между извивающимися щупальцами ясно просматривался аккуратный ровный шов. Эта дрянь был из цельного куска непонятно чего обёрнутого вокруг столба и пришитого концами друг к другу...
  
  -- Твою мать! Осторожней сэр! Надо иногда и под ноги смотреть!
  -- Извините, я вас не заметил, - успокаивая расшалившееся сердце, ответил Китан.
   Он быстро, не оглядываясь, двигался по грязному вонючему переулку, когда споткнулся обо что-то и услышал под ногами злобную ругань.
  -- Конечно, когда такому господину смотреть под ноги? Да и зачем? Чтобы увидеть грязного никчёмного человечишку?
   Говорящий и впрямь выглядел как самый настоящий бродяга: куцая, небритая бородёнка, опалённая и испачканная чем-то синим, старый рваный плащ на брюки и голый торс, ботинки без шнурков, запах застоялого пота и перегара.
  -- Извините, ещё раз покаялся Кит.
   На самом деле он не заметил бродягу, только по тому, что перед его глазами всё ещё стоял кровяной столб.
   Сейчас Кит уже сомневался, было ли это на самом деле или нет. Кроме того, в его голову с завидным постоянством стала закрадываться пугающая, но спасительная мысль. Ему всё чаще и чаще казалось, что он сходит с ума. Просто и незатейливо.
   Нелепые, непонятные, нереальные события, сыплющиеся одно за другим, просто пришибали его психику, словно тяжёлая кувалда. Всё существо Кита уже настолько устало от потрясений, что мозг попросту отказывался больше бояться.
   Только сейчас Кит со всей ясностью понял, что готов последовать совету капитана Маквоттана и, в случае чего, уйти из города пешком.
   Где-то здесь в этих домах живёт Сильвестр. Отметка на карте задевала эти три дома. Местный механик сейчас был его последней надеждой.
  -- Скажите, - обратился Китан к бродяге, - вы не знаете человека по имени Сильвестр. Он живёт где-то здесь?
  -- Человека, - усмехнулся во все свои гнилые зубы тот. - Нет. Я знаю свинью, грязную и никчёмную свинью по имени Сильвестр. Свинью, мучающуюся от постоянной головной боли. И сейчас эта свинья лежит перед вами, сэр, страдая от очередного похмелья.
   Бродяга с кряхтеньем поднялся на ноги, бормоча: "Живёт... как же... доживает!..." и бросил на Кита долгий мутный взгляд из-под густых бровей.
  -- Вы тот самый господин? Мне Томми сказал, что вам нужна моя помощь, - Сильвестр с трудом стоял на ногах. Его качало из стороны в сторону. - Дайте я на вас посмотрю... Да, вы ещё молодой...
  -- Простите, какое это имеет значение?- раздражённо спросил Кит.
  -- Жалко будет, когда вы умрёте... - безлико продолжал пьяница, проигнорировав вопрос.
  -- В каком смысле? Все когда-нибудь умирают, но в мои ближайшие планы смерть не входит.
  -- Вот именно... Так все говорят, когда сюда попадают...
  -- Куда сюда? - сорвался на яростный крик Кит, - Кто попадает? Что вы несёте?
  -- Этот город, - пожал плечами Сильвестр. - Он проклят. Здесь всё по-другому. Забудьте все, что вы знали в том мире, все правила, нормы, здесь свои законы. Непонятные, зыбкие, дикие, смертельные законы. И когда сюда попадают люди из внешнего мира, они либо смиряются, либо... в конечном счёте, смерть можно посчитать за благо... Вы не смиритесь. Вам страшно, вы ничего не понимаете, вы запутались между сном и явью, вы не знаете чему и кому верить, вы дрожите, как натянутая струна, но вы всё ещё боритесь. Вы не ударились в панику. Вы преступаете через свой страх. Там это называлось бы геройством и вызывало бы залуженное уважение. Здесь, это - глупость. И приводит к смерти. Если повезёт.
  -- Вы сказали, что этот город... проклят?
  -- Да. Наверное. Что это, как не проклятие? Поймите меня правильно, никому неизвестно, почему город вымер? Откуда появился туман, и почему просела почва, образуя болота? Нет никаких страшных легенд, нет полустёршихся строчек пророчества, не осталось даже воспоминание о первопричине. Просто этот город - гниющий труп, застывший на стадии окончательного распада. Он отравляет своим ядом всех, кто к нему прикоснётся.
  -- Вы почините мою машину? - устало спросил Кит.
   Слушать дальше этот удивительно связный и правдоподобный бред у него не было ни сил, ни желания. Уж слишком складно у этого алкоголика всё получается. Кит не хотел во всё это верить, потому что если всё это, правда... не остаётся ни надежды, ни возможности спастись.
   Бродяга покосился на Китана и сделал характерный жест. Кит проследил за его взглядом, понятливо кивнул и протянул бутылку, которая каким-то чудом, оказалась в его руке. Когда он взял её с прилавка? Как он её не выронил по дороге? Этих моментов память не зафиксировала.
   Сильвестр с упоением приложился к горлышку.
  -- Где ваша машина? Обещаю, сделаю все, чтобы помочь вам выбраться из этой трясины, - сказал бродяга, когда бутылка опустела не менее чем на половину.
  -- На шоссе в трёх километрах от города.
   Бутылка выскользнула из разжавшихся пальцев, ударилась о пыльную мостовую и покатилась по ней, выплёскивая наружу непонятного цвета жидкость. Сильвестр даже не посмотрел в её сторону.
  -- Справа или слева?
  -- Что? - не понял Кит.
  -- Вы запарковали машину справа или слева от дороги по направлению к городу?
  -- Какое это имеет значение?
  -- Большое. Постарайтесь сосредоточиться. Вы ехали по шоссе, миновали переезд, неожиданно закашлял мотор, сами собой на мгновение включились фары и дворники, из выхлопной трубы с хлопком вырвалось облако чёрного дыма...
  -- Откуда вы...
  -- Вы стали терять скорость. Впереди был поворот, вы в него еле вписались, так как руль стал тугим и с трудом поворачивался. Вспомните, где вы припарковались? Справа или слева от дороги?
   Сильвестр был не на шутку взволнован, и Кит воздержался от вопросов. Он закрыл глаза и честно попытался сосредоточиться и вспомнить. Это оказалось неожиданно легко. Кит открыл глаза, уже точно зная ответ. Сильвестр, не мигая, следил за ним.
   Ещё день назад такое поведение человека повергло бы Китана в смущение и вызвало бы естественное желание позвонить в психиатрическую лечебницу.
   Но..., ведь здесь действительно всё не так как в остальном мире...
  -- Слева. Точно, слева.
   Реакция бродяги была неожиданной. Сильвестр гулко захохотал и осел обратно на землю.
  -- Ну почему? Ха-ха-ха. Почему слева? Ведь у нас правостороннее движение!? Почему вы все паркуетесь слева? Вам что, мёдом намазано?
  -- В чём дело? - удивился Кит.
   Но какого-либо вразумительного ответа он так и не добился. Пьяница хохотал, бил кулаком о землю, потом подхватил бутылку и разом осушил её.
  -- Так вы поможете мне?
  -- Хорошо, - успокоился бродяга. Теперь он смотрел на Кита с какой-то жалостью. - Вы идите, туда, к своей машине. А я зайду домой за инструментами и пойду следом. Посмотрим, что там ещё можно сделать. Дорогу найдёте?
  -- У меня есть карта.
  -- Тогда удачи.
  -- Скажите, Сильвестр, - Китан замялся, - вы не видели на углу Нелли стрит и Аллеи плюща ничего странного?
  -- Странного? Вы, что совсем меня не слушали? Здесь всё странное! Что вы имеете ввиду?
  -- Столб. Фонарный столб с...
  -- А! - бродяга устало махнул рукой, - обычная метка. Не обращайте внимания. Её щупальца, хоть и вызывают тошноту, но совершенно безвредны.
  -- Это мясо... плоть... она...
  -- Не знаю и даже не хочу знать. Поверьте, в этом городе и без этого есть над чем поломать голову.
  
  
   Двигаясь по направлению к окраине, Кит задумчиво перебирал в голове события сегодняшнего дня. Судя по часам, было почти шесть часов вечера. Уже заметно сгустились сумерки, снизив и без того ужасную видимость почти до нуля.
   Кит отрешённо брёл по середине проезжей части, решив, что ездить на машине здесь некому.
   Из головы всё не вылезал каркающий смех бродяги-механика.
   Что такого в том, что Китан припарковал машину слева от дороги? Его оштрафуют за нарушение правил?
   Чушь. Что может случиться?
   Судя по предыдущим событиям, всё что угодно. Кит мысленно приготовился к самому худшему, но по-прежнему упрямо шёл вдоль дороги к тому месту, где оставил машину.
   Он настолько задумался, что даже не сразу обратил внимание не треск доносившийся откуда-то неподалеку.
   Кляня себя за любопытство, Кит процедил сквозь зубы:
   - Ничего хорошего тебя там не ждёт...
   И всё же, вздохнув, он, осторожно ступая, направился в сторону звуков. За отступившим туманом была витрина магазина электротехники. В ряд были выстроены телевизоры разных размеров. Их корпуса были искорежены и испещрены ржавыми подтёками, а всю проводку изгрызли крысы. И, тем не менее, серые экраны по очереди включались и выключались в каком-то своём хаотическом порядке.
   - В какой-то другой день, это могло бы показаться странным, - задумчиво пробормотал Кит.
   Какое-то время он следил за миганием экранов. Серые помехи, возникающие то в одном, то в другом конце витрины чем-то завораживали. Это было даже красиво.
   Насладившись этим зрелищем, Кит решил продолжить путь. Очередная загадка этого города не вызвала уже ничего, кроме любопытства и усталости. Он сверился с картой и, свернув на следующем повороте, налетел на кого-то, двигающегося на встречу.
   В ту же секунду что-то твёрдое уткнулось ему в грудь. Кит скосил глаза и увидел черное дуло пистолета. Пистолет держала в руке невысокая смуглая девушка в старом сером свитере и пыльных джинсах. Её длинные чёрные волосы были стянуты за головой и вместе с настороженными карими глазами, это придавало ей воинствующий вид.
  -- Кто вы? - спросила она.
  -- Меня зовут Китан Пастоль.
  -- Вы местный?
  -- Нет. Я здесь случайно. Моя машина сломалась на подъезде к городу. Я иду сейчас туда.
   Девушка оценивающе посмотрела на него, будто решая: "Стоит ли ему доверять?", и медленно опустила пистолет.
  -- С какой стороны вы припарковались?
  -- Слева, - не раздумывая, ответил Кит.
  -- Можете не торопиться. Ваша машина уже давно превратилась в железную труху.
  -- Как? Почему?
   Девушка пожала плечами:
  -- Не знаю. Такое правило.
  -- Правило?
  -- Ну, да. Паркуетесь слева - через десять минут машину можно насквозь пальцем проковырять; справа - на следующий день, если выживете, садитесь за руль и уезжаете. Даже чинить ничего не надо.
  -- Что значит "если выживите"?
  -- Знаете, - девушка на секунду задумалась, - это как настольная игра. У каждого своя задача, выполнив которую, он может убраться из этого города. Так как цель у каждого индивидуальная, то и большинство правил для каждого свои, но есть и общие. Правило о парковке, например. Извините, забыла представиться. Меня зовут Анжела.
  -- Анжела? Мне о вас Том рассказывал. Вы здесь, чтобы найти своих близких.
  -- Здесь нет моих родственников. За два месяца я обыскала весь город. Но я надеюсь найти какую-нибудь информацию он том, где они могут находиться.
  -- Вы здесь два месяца?
  -- Чуть больше. И за это время я встречала троих "игроков" таких же, как мы.
   Слово игрок заставило Кита недовольно поморщиться. Чуть позже дошёл смысл самих слов.
   Трое? Но как? Ведь Том говорил, что шоссе никто не пользуется уже три года! Когда же они приехали? Или может, есть другой путь к этому городу? Возможно, среди болот есть ещё одна дорога...
  -- Что с ними случилось? - заинтересовался Кит.
  -- Один победил. Я сама видела, как он уплыл из города. Часы второго я нашла на асфальте в луже крови. Здесь это может значить лишь одно. Третий... что с третьим я не знаю.
  -- Здесь так опасно? - Кит старался говорить отрешённо, доказывая самому себе, что он до сих пор не верит в реальность происходящего, но голос его невольно задрожал: этот вопрос волновал его больше всего.
  -- А вы думаете, я таскаю эту штуку для украшения? - Анжела кивнула на пистолет. - Последние четыре патрона осталось. Что дальше буду делать, не знаю.
   Кит не сводил глаз с пистолета.
   "В луже крови..."
   "Четыре патрона..."
   Он вдруг почувствовал себя беззащитным. Он, наконец, поверил, что в этом аду помимо безобидных бабочек, щупалец и телевизоров, могут быть вещи по-настоящему опасные для него. Об этом говорил и Сильвестр, но под давлением последних событий Кит не обратил внимания на бредни полупьяного механика. Но теперь...
   Что теперь?
   Ты что действительно веришь ей? Ты действительно считаешь, что попал в какую-то игру, где город выдумывает для тебя страшилки, чтобы посмеяться над тем как ты бегаешь из угла в угол и зовёшь маму?
   Вспомни, что тебе говорил о ней Томми, единственный более или менее нормальный человек в этом городе? Он же тронулась умом! Ещё бы: два месяца на этом киносеансе ночных ужасов...
   Не паникуй Кит! Здесь не может быть опасно, иначе Том и шериф предупредили бы тебя.
   Ты же не боишься, гуляя ночью по набережной у дома, столкнуться с шайкой малолетних идиотов, а ведь они представляют куда более реальную угрозу, чем все местный непонятности вместе взятые.
   Ведь есть же аномальные зоны, и всё такое. Бермудский треугольник, озеро Лох-Несс. Теперь к их списку можно добавить ещё и этот городишко, вот и всё. Сюда сразу же съедутся толпы энтузиастов и от местных тайн пыли не останется.
   - Эй, мистер! С вами всё в порядке?
   "Нет, что-нибудь тяжёлое надо будет всё же раздобыть. Хотя бы чтобы отмахиваться от здешних психов".
   Кит встряхнул головой, выныривая из своих мыслей.
  -- Извините, Анжела, я просто задумался.
  -- Понимаю, представляю, что на вас навалилось. Не волнуйтесь, это только первую неделю давит, а потом привыкните.
   От такого утешения по спине Китана пробежали мурашки.
  -- Спасибо, я не собираюсь задерживаться здесь так долго.
  -- Как знаете, - пожала плечами девушка. - Мне надо идти. Хочу забрать свои вещи от Тома. Я нашла бывшую квартиру моего дяди и думаю туда переехать.
  -- Это разумно? - засомневался Кит.
  -- Не знаю, но почему-то мне кажется это правильным решением. До свидания.
  -- Удачи вам.
  
  
   Дорога круто поднималась в гору. Китан порядком подустал, пока поднимался, но всё же ненавистный подъём остался позади. Вместе с ним сзади остались город, туман и нестерпимое давление на психику.
   Кит чувствовал себя как нельзя лучше. В нём проснулись душевный подъём и тяга к жизни.
   Как всё же здорово дышать нормальным воздухом, а ни этой влажной субстанцией! Как здорово видеть всё на десятки метров вокруг. Даже несмотря на то, что вокруг стояла тёмная ночь, Китану казалось, что он только что прозрел.
   На горизонте виднелся тёмный силуэт машины.
   Чуть не подпрыгнув от радости, Кит рванул вниз. Он слетел с холма буквально за пару секунд, так что даже ветер не успел просвистеть ему в уши.
   Вот уж и знакомые раскосые фары родного "Форда". Радость Кита мгновенно улетучилась.
   Он с трудом затормозил, заглушая инерцию, полученную на спуске, и встал в трёх метрах перед машиной.
   Захотелось ругаться, плакать и топать ногами. Как в детстве. Было до боли обидно.
   Кит зарычал и с размаху ударил кулаком капоту.
   Как и обещала Анжела, капот под ударом рассыпался в мелкую железную труху. Кит даже не почувствовал боль. Обида и слёзы мгновенно отступили, на их место пришла уверенная злость.
   Кит медленно стёр ржавую пыль с рукава куртки и зашептал:
  -- Ну, нет! Это меня не остановит! Я всё равно здесь не останусь.
   Бросив прощальный взгляд на останки своего автомобиля, Кит решительно зашагал по шоссе.
  -- Не хочу здесь так же сгнить.
   Он шагал, не чувствуя усталости в ногах, не обращая внимания на подступающий холод.
   В голове была только одна мысль: куда угодно, лишь бы подальше от этого проклятого места!
   Да-да! Именно проклятого. Теперь Кит был полностью согласен с пьяницей Сильвестром. Этот город проклят.
   Кит не успел отойти больше чем на пару километров, когда перед ним показалась развилка. Он готов был поклясться, что не видел её, по пути сюда. Или может, просто не заметил?
   Так или иначе, он не знал, какая из трёх дорог ему нужна.
   Впрочем, все они вели в противоположную от города сторону, а значит подходила любая.
  -- Куда угодно, только подальше отсюда.
   На всякий случай, Кит выбрал средний путь и зашагал дальше.
   На душе опять полегчало. Город удалялся всё дальше и дальше, и шаг Кита становился всё легче и легче.
   По обочинам шоссе лежали какие-то однообразные луга. Чтобы хоть как-то разнообразить пейзаж, Кит смотрел на небо, пытаясь вылавливать из-за пробегающих облаков мелкие крупинки звёзд.
   В какой-то момент Китен заметил, что впереди у дороги что-то есть. Сначала он обрадовался, но чем ближе к нему становился странный силуэт, тем неувереннее становились его движения.
  -- Этого не может быть! - в который раз за этот день воскликнул Кит.
   Перед ним стоял каркас старого автомобиля, от которого он ушёл пару часов назад.
  -- Как? Как? Как? Ведь я шёл прямо, никуда не сворачивал. Нет. Не выйдет! Я всё равно не сдамся.
   С трудом сдерживая слёзы, он развернулся и бегом побежал обратно.
   Через некоторое время перед ним вновь, возникла развилка.
   На этот раз Кит выбрал правый путь. Теперь он шёл, внимательно следя за всеми изгибами и поворотами дороги, и чуть не завыл, когда уже далеко за полночь, снова вышел к груде металлолома, в котором с трудом узнал свою машину.
   Уже не в силах сдерживаться, Кит сел на асфальт и заплакал. Усталость огнём растекалась по всему телу. Ноги, казалось, были набиты ватой.
   А ведь оставалась ещё и третий путь.
  -- Хватит. Сегодня ты победил, - прорычал сквозь зубы Китан, глядя в сторону города.
   Потом вздохнул, и устало поплёлся к бару Тома.
  
  
   Несмотря на поздний час, Том, словно статуя, стоял за прилавком, будто в ожидании наплыва посетителей. Никакого наплыва здесь нет и быть не может, теперь это Кит сознавал, как нельзя лучше, но вместе с тем он понимал, что в этом городе просто необходимо быть чуточку сумасшедшим. Просто чтобы выжить.
   Когда еле волоча ноги от усталости Китан буквально ворвался в бар, Томми даже не дрогнул.
   Под тонкими стёклами очков его глаза, не шевелясь, смотрели куда-то в пустоту.
  -- Томми? - позвал Кит.
   Как всегда имя произвело волшебное действие, вытолкнув Уоллеса из этого медитативного состояния. Китан успел заметить, как при переходе у Тома резко сузились зрачки, на мгновение превратившись в едва заметные точки.
  -- Мистер Пастоль, почему вы так поздно? Всё в порядке?
  -- В принципе? - задумчиво протянул Китен. - В принципе, всё. Если не учитывать гниющих за сутки машин, фонарных столбов, с пришитыми к ним кусками мяса, сломанных телевизоров включающихся сами собой, и тому подобной чепухи, которой был насыщено мой день. А как ты?
  -- Я - смутился Том, - я в порядке. Значит, с вашей машиной ничего не получилось?
  -- Не получилось, - подтвердил Кит пристально смотря ему в глаза. Не выдержав взгляда, Том отвернулся. - Томми?
  -- Да, сэр?
  -- Зачем ты это сделал?
  -- О чём вы сэр?
  -- О машине. Ты же знал, что она рассыплется! И всё же уговорил меня, её не перегонять. Так вот, прошу объяснить: зачем ты это сделал?
  -- Сэр, вы всё не так поняли! - испуганно сказал Том
  -- А как это понимать, Томми?
  -- Я... я просто не подумал... Только потом, под утро вспомнил... на счёт левой парковки... простите меня, сэр! Я, правда, не хотел, - затараторил он.
   Разбираться, правда, это или ложь, Китану не хотелось. По крайней мере, сейчас. Его глаза слипались, под тяжестью век. День был слишком долгим и утомительным. Хотелось лечь спать.
  -- Налей что-нибудь выпить. Анжела уже собрала свои вещи?
  -- Да, сэр, - кивнул Том, доставая из-под прилавка бутылку виски, - она уехала часа три назад.
  -- Жаль. Хотел с ней поговорить. Ты слышал её теорию о происходящем?
   На лице Тома отразилось и то, что он слышали, и то, что он об этом думал.
   - Сэр, не думаю, что вам следует воспринимать её в серьёз. Наш город полон странных и непонятных вещей, но в любом случае готов биться об заклад, что это не игра. Хотя бы потому, что мы так живём всё время. А Анжела... она же ещё ребёнок. Повзрослевшая и похорошевшая самостоятельная девочка, которой в детстве не хватало игрушек. У неё на всё своё мнение, немного наивное и детское. Хотя может, в чём-то она и права.
   Кит угрюмо скривился и потянулся за наполненным стаканом.
  -- Она говорила, про каких-то троих приезжих.
  -- Я ничего не слышал об этом. Впрочем, я редко выхожу отсюда, а город у нас не такой уж и маленький. Об этом надо было спросить шерифа.
  -- Она сказала, что один из них погиб. Это возможно?
  -- Возможно всё, - философски пожал плечами Том, убирая опустевший бокал. - Что-нибудь ещё?
  -- Нет. Если ты не против, я пойду спать, - направился к лестнице Кит. - Том, чуть не забыл, мне вчера показалось, что в комнате пахнет формалином.
  -- Да. Мой отец был коллекционером. Держал бабочек в специальных ящичках и их гусениц в баночках с формалинам. Одну такую я вчера случайно разбил, когда ложился спать.
  -- А! - задумчиво протянул Кит, - Бабочки, говоришь? Ясно. А кто такой Ричард Биггер? Я нашёл страницу из его дневника.
  -- Биггер? Это долгая история. Она связанная с моей коллекцией кукол. Я ведь, как и отец, коллекционер, - голос Томми неуловимо изменился.
   Возможно, заметив, это изменение Киту следовало насторожиться и обернуться. Но он слишком устал и потому лишь мимоходом по голосу заметил, что Том вышел из-за прилавка.
  -- Долгая? - не оборачиваясь, спросил он. - Тогда давай завтра. Дьявольски хочу спать.
  -- Нет, сэр. Думаю, сейчас самое время.
   Два острых зуба ткнулись Китан в бок, а потом мышцы свела судорога и он, не устояв на ногах, обвалился на пол. Последнее, что он увидел: стоящий над ним Томми с электрошоком в руке.
  
  
  -- Эй, сэр? Сэр? Просыпайтесь! Просыпайтесь!
   Голова трещала, словно медный чайник. Китан с трудом разлепил глаза и увидел грязный серый потолок.
  -- Где я? - простонал он.
   Сознание возвращалось с трудом. Как-то спокойно Кит отметил, что сидит привязанный к инвалидному креслу, голый, а напротив него у железной двери суетится с ключами Том.
  -- Что происходит? - в памяти всплыли последние события. - Что ты собираешься делать?
  -- Я хочу показать вам мою коллекцию кукол, - не отвлекаясь, сказал Том, - уверен, сэр, вам это понравится.
  -- Развяжи меня! - Кит дёрнулся, но широкие кожаные ремни надёжно стягивали ему грудь ноги и руки.
  -- Не могу. Боюсь, это необходимо.
  -- Зачем ты меня раздел? - уже спокойней спросил Китан.
  -- Это тоже необходимо. Не торопитесь, я вам всё объясню, а сейчас, - Томми удовлетворённо хрюкнул и толкнул дверь, - Прошу на экскурсию.
   Дверь медленно провалилась внутрь. Том подошёл к инвалидному креслу, заклеил Киту рот клейкой лентой, взял кресло за ручки и толкнул к входу.
  -- Мы находимся в подвале моего дома. Именно здесь в исключительных условиях находится моя коллекция, к которой вы вскоре присоединитесь.
   Китан было, негодующе дернулся, но тут же получил в ответ пощёчину:
  -- Не отвлекайтесь! Вот. Это первый экспонат. Без комментариев.
   Перед Китом стояла огромная литров на двести банка, заполненная каким-то раствором. А внутри... Когда он понял, что там, то потерял сознание.
   В банке плавало обезглавленное женское тело. Более того, руки и ноги были перепутаны местами. Ноги были чёрными Никами пришиты к плечам, а руки, ими же к поясу. Сверху на шею была наложена кожаная заплата, по краям которой тоже проглядывался аккуратный шов.
   Точно такой же какой Кит видел на фонарном столбе.
   Глядя на побледневшего Китана, Том удовлетворился результатом и молча покатил его к следующей банке. Кит заметил, что этих банок больше десятка стоит вдоль каждой из стен.
   Томми остановил его у соседней.
  -- Знакомьтесь, это мой папа.
   Это тело было с головой. Зато без рук и без ног. На месте ампутации были такие же кожаные заплаты.
  -- Папа, познакомься это твой будущий сосед. Его зовут Китан Пастоль.
   То, что произошло дальше, не поддавалось описанию. Мертвенно синяя голова, безвольно мотавшаяся на теле "папы", вдруг поднялась, глаза её открылись и жалобно уставились на Кита. Теперь, когда можно было разглядеть лицо, стало видно, что рот у "папы" намертво зашит.
  -- Извините, он не может вам сейчас ответить. Потом наговоритесь. Кстати, правда он похож на гусеницу? Он их так любит...
   Они живые! Они все живые!
   Искалеченные, изуродованные, но каким-то чудом живые. Чудом ли? Скорее проклятьем. Каково им? Они что-нибудь чувствуют? Судя по жалостливым, полным боли глазам этого бедняги, Им там не сладко.
   Внезапно, Кит осознал, что скоро сможет проверить их ощущения на себе. Им овладела паника. Он замычал, забился на кресле, как только что пойманная рыба, не обращая внимания на удары Тома. И лишь когда в шею в очередной раз воткнулся щуп электрошока, затих.
   - Как вам не стыдно. Взрослый же человек, а впадаете в панику, как пятилетний ребёнок! - фальшиво возмутился Том.
   Ему было весело. Из-под очков на Кита смотрели весёлые жизнерадостные глаза человека, довольного своей судьбой. Томми будто бы, наконец, проснулся, или закончил какую-то долгую нудную работу и со спокойной душой сел смотреть телевизор. Всё происходящее его дико забавляло. Эти банки с живыми трупами, Кит, ревущий от страха. Он был похож на дошкольника в игрушечном магазине. И они все были его игрушками. Его куклами.
  -- Этот экспонат тоже довольно интересен для вас. Это тот самый Ричард Биггер, с которым вам так не терпелось познакомиться. Или то, что осталось от него.
   Эта банка была поменьше остальных. Тело Ричарда Биггера было отрезано по грудь и посажено на его же собственные руки, пришитые снизу. Ричард встретил их с уже открытыми глазами, но в отличие от "папы" его рот не был зашит и открывался и закрывался, видимо, в попытке что-то сказать, выпуская при этом пузырьки воздуха.
  -- Ругается, - любовно объяснил Том. - И, наконец, моё последнее пополнение. Фигура сборная: Анжела и её дядя.
   Как и первый труп, этот был лишён головы. Правда руки и ноги у него были на месте. Да и голов то было две, только они были насаженны на кисти рук и смотрели друг на друга...
  -- Теперь они могут быть вместе. Не правда ли сентиментально? Я их только что перешил.... Ну что ж, думаю достаточно, с остальными познакомитесь, позже. И вообще поздно уже.
   Только сейчас Кит заметил в центре комнаты заляпанный кровью операционный стол и стоящий рядом стеклянный шкаф инструментами и лекарствами. Том подошёл к шкафу, достал оттуда грязный одноразовый шприц и какую-то ампулу. Набрал раствор в шприц.
   Кит с нарастающим ужасом глядел на эти приготовления.
   Это не может быть правдой. Это не по-настоящему. Только не с ним. И не так. Это невозможно. Это розыгрыш. Нет, страшный сон! Точно сон! Где ещё такое возможно как не во сне? Сейчас он проснётся и всё будет как прежде. Надо только сосредоточиться.
  -- Развлекаемся? - раздался уверенный мужской голос.
   Кит открыл глаза. Позади Тома, прислонившись к косяку, стоял шериф Маквоттан. В сердце Китана зародилась надежда. Быть может...
  -- Что вам надо капитан? - резко развернувшись на каблуках, шипящим голосом спросил Томи.
  -- Прояснить одно обстоятельство, - Спокойно ответил шериф.
  -- Уходи! Хозяин уже давно заждался этой жертвы, - ссутулившись злобно, словно змея, шипел Томми. - Уходи, ты мне мешаешь.
  -- Я хотел узнать, в силе ли ещё наш договор? Почему Хозяин не дал ему шанс?
  -- У него был шанс. Уходи.
  -- Он был на правильном пути, почему он не смог уйти?
  -- У него был шанс, - повторил Томми, - ему не хватило упорства и уверенности. Третий путь был правильным.
  -- Он с двух попыток не попал на правильную дорогу?
  -- Нет. Он мог выбрать любую. Но правильная была бы последняя. Он мог даже трижды идти по одной и ушёл бы. А теперь он принадлежит хозяину. Уходи.
   Поняв, о чём они говорят, Китан снова завыл. Третий путь. Так близко. А что теперь? Неужели капитан вот так бросит его. Нет. Он же пришёл спасти его! Никак иначе. Сейчас он достанет из кобуры пистолет...
  -- Ладно. Я уйду. Но если и дальше так пойдёт, я разорву договор. Можешь так Хозяину и передать.
  -- Никчёмный червь! - том полностью перешёл на шёпот, но от этого его голос не становился тише. - Как ты смеешь угрожать Хозяину? Он сотрёт тебя в порошок.
   Но Маквоттан уже развернулся к выходу.
   Нет. Сейчас он достанет пистолет и...
  -- Твой Хозяин мне ничего не сделает. Я нужен ему. А кто из нас двоих червь, даже спорить не надо.
   Фигура капитана скрылась в темноте коридора.
   Нет. Это обманный манёвр. Сейчас, когда Том расслабится, послышится стрельба...
  -- Ну, вот ты, наконец, и мой, - Томми медленно приближался к Китану, намеренно растягивая удовольствие. В его руке был шприц. От страха Кит даже не смог сопротивляться, и, когда шеи коснулась игла, было уже слишком поздно. - Спокойной ночи. Какое-то время, ты будешь моей любимой куклой... я даже сошью тебя белыми нитками...
  

26.02.06 - 15.03.060x01 graphic


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"