Антонец Николай Анатольевич: другие произведения.

Последний Дракон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Во мраке скованного многолетней войной будущего у человечества уже почти не осталось надежды: неведомый враг, возникающий ниоткуда и уходящий в никуда, поставил под вопрос само выживание людей как вида. Но что могло стать причиной подобного кошмара наяву? Возможно, ответ скрывают те, чьё древнее имя знаменует воплощение чистой мощи. Первый рассказ из цикла "Драконья серия".

  Это было удушающе тяжёлое, мерзкое утро. Неотличимое от множества предыдущих, проведённых в тесной металлической кабине и переполненных тяжестью напряжённого ожидания. Скрываясь в пропахших гарью скорлупках из проржавевшего железа, мы каждую секунду готовились к новому удару. К очередной кровопролитной войне, единственная мысль о которой вызывала лишь предательскую дрожь... Но сенсорные сети молчали. Молчали слишком долго - и это могло говорить только о масштабах надвигающейся опасности. Никогда ещё те существа, что были названы Врагами Человечества, не позволяли себе столь долгого затишья: вот уже около полувека они беспрерывно давили на нас, выживших людей, и останавливали свой кошмарный марш от силы на неделю-другую. Теперь же прошло не меньше месяца с последнего нападения, а радары неизменно показывали одну только мутную пустоту.
  Никто не знал, откуда и зачем появились эти твари, равно как и никто не имел представления о способах борьбы с ними. Я слышал, что пятьдесят лет назад, когда они вторглись впервые, у человечества было куда больше оружия, чем сейчас, но... Но что-то произошло... И вряд ли кто-либо из моих современников мог знать наверняка - что именно. Наше прошлое было подёрнуто странной дымкой, будто его скрывали от простых солдат вроде меня, а поиски по базам данных не давали результатов. Чужие просто "вторглись двадцатого мая две тысячи четыреста сорокового года и одним ударом оставили оборонительные отряды доблестных защитников Терры без возможности к продолжению битвы". Всё. Больше в исторических хрониках не было сказано ни слова...
  Я брезгливо передёрнул плечами, размял правую ладонь и потянулся, насколько это позволяла одноместная кабина моей боевой машины. После чего пробежался быстрым взглядом по центральным мониторам, находящимся в полуметре от моего лица, и в который уже раз постучал пальцем по экрану радара. Навязчивая паранойя то и дело заставляла опасаться ошибок мудрёной системы, ведь с последней замены чувствительных деталей минули не просто годы - десятилетия...
  - Ещё не спишь, Ник? - монитор связи по праву руку от меня ожил, исказился, заполняясь разноцветными пятнами, и только потом показал улыбчивое личико Майи, моей напарницы. Цвет её странных золотисто-жёлтых глаз всегда отображался бортовым компьютером неверно и подчас обретал совсем уж необычные оттенки - что, впрочем, было естественным делом при попытке сканирования сложных глазных имплантов.
  - Уснёшь тут, - я невесело усмехнулся. - Эти... чёртовы твари ведь могут напасть в любой момент...
  - Твари... - отстранённо повторила Майя, но, вдруг оживившись, послала мне короткую улыбку и прервала связь. Монитор снова почернел, а мне вдруг стало особенно одиноко здесь, в этой кабине, посреди странного малоприятного утра.
  Я глухо выдохнул, пытаясь сосредоточиться на проблеме, но это не помогло. Казалось, что враг мог вот-вот появиться прямо из воздуха, в десятке метров перед моим носом. Появиться - и ударить...
  Вообще, казалось довольно странным то, что мы, люди, смогли продержаться целых пятьдесят лет. Пусть отдавая свою исконную землю, пусть отступая шаг за шагом невесть куда, в самые непролазные дебри изрытой войнами планеты - но мы смогли защититься от истребления. И пусть, выживание потребовало огромных ресурсов - в особенности человеческих. Пусть за безопасность теперь поручиться было просто нельзя. Пусть... Пусть... Пусть... Слишком много всего... Слишком много.
  - Ник, - на этот раз Майя предпочла воспользоваться кодированным каналом, и на мониторе связи загорелась единственная скучная надпись: "Только Звук". - Мне кажется... Я... Чувствую что-то. Один... Один на подходе. В крайнем случае - два.
  Всё было как обычно. Во-первых, моя напарница засекла врага раньше любых радарных систем. Она была медиумом, накачанной имплантами девой битв, способной заглядывать через ту грань, что для обычных людей казалась недосягаемой. И, во-вторых, чужаки упорно не желали появляться более чем в трёх экземплярах. То есть они приходили в основном парами, но иногда и в полном одиночестве - и всего только пять или шесть раз было зарегистрировано появление сразу трёх этих... существ. Шесть раз за пятьдесят лет... И то был ад для наших импровизированных поселений, больше похожих на разграбленные руины, нежели на последний оплот человеческой цивилизации...
  - Нам нужно... - выругавшись, я переключил связь на кодированный канал и продолжил. - Нужно сообщить на базу. Второй уровень опасности, пусть эвакуируются!..
  Мне больно было говорить такое - особенно в дни своего боевого дежурства, - но выбора никто не оставил. Нам не хватало сил для того, чтобы отразить очередное нападение, и со временем отступление превратилось из редкого исключения в раздражающее правило.
  - Плохо... - Майя шептала хрипло, слишком взволнованно. - Ты раскрыл нашу позицию некодированным сообщением...
  - Я не хотел...
  - Нет времени! Нужно разделиться...
  - Слишком опасно! - я быстро активировал все основные системы, немного убавил энергию с жизнеобеспечения и подал больше мощи на двигательные рессоры. - Их двое, а здесь слишком много разрушенных зданий... Наши "Валькирии" не смогут маневрировать!
  Напарница ответила коротким смешком, нервным и почти боязливым. Я знал, что её не остановят мои предупреждения: безопасность общины эта девчонка ценила куда сильнее, чем даже собственную жизнь!
  Послав проклятия всем возможным богам, я рывком отодвинул мониторный массив в сторону, влево от себя, и посмотрел наружу сквозь грязное прямоугольное стекло. Как я и подозревал, невооружённым глазом разглядеть врага было невозможно... Вплоть до тех пор, пока он сам не решал, что мы можем увидеть его во всём кошмарном великолепии. Это было похоже на игру, но за пятьдесят лет мы не смогли изучить этих чудовищ хотя бы так, чтоб научиться разгадывать секрет их незаметности.
  Оскалившись, я вдел правую ладонь в тяжёлую чёрную перчатку, соединённую проводами с компьютерным массивом, затем - левую. Послал запрос на последнюю проверку и только после этого задействовал основные двигательные поршни своей машины.
  И последнее... Наши враги, какими бы жестокими они ни были на поле боя и сколько смерти бы ни несли за собой - никогда не нападали на нас в те часы, когда мы не были бы подготовлены. Да, у меня рождались самые разные, противоречивые чувства по этому поводу... Но... Всё-таки, как стоило воспринимать подобную уступку - как подлую насмешку, или же благородное ожидание?..
  Рядом, разогнав остатки тишины, заурчали мощные атомные генераторы. Тихое шипение оповестило меня о том, что Майя также привела в движение свою "Валькирию". Я даже представить себе не мог, как же сейчас должна была шуметь эта махина, чтобы её было слышно даже сквозь толстенный слой брони - и от всей души надеялся впредь переживать этот какофонический рокот только под защитой надёжного буфера!..
  
  Утро было промозглым и пустым, каким-то жёлтым, но... Не радостным. Скорее именно болезненно-жёлтым... гнетущим. Развалины некогда величественного города дышали запустением и смертью, как бы банально это ни звучало. Голые остовы, выбитые окна, обрушенные перекрытия... Даже асфальт здесь казался каким-то ненастоящим, но в то же время и не иллюзорным, не обманчивым - просто другим... Быть может, страх во мне окончательно победил рассудок, но мне уже начинало мерещиться, будто б даже он тайно поддерживает нашего врага. Нет... Моего Врага...
  Окружающая тишина, толстым одеялом навалившаяся после разогрева атомных движков, казалась недвижимой и нерушимой, однако это было не более чем наваждением. Две кошмарных твари рыскали где-то поблизости, и...
  Неприятно запищал тепловой сканер; вернув на место мониторный массив, я вывел его показания на все основные экраны. Из множества обрывочных изображений сложилась одна крупная картина во весь гигантский экран - картина того, что было передо мной. И посреди неё, тёмно-синей, покрытой щербинами чёрного "снега", ярко выделялись бесформенные красно-жёлтые пятна.
  - Он здесь, но пока только один, - прошептал я в микрофон, укреплённый у щеки.
  - Поняла, - шёпотом же ответила Майя. - Как думаешь, он видит нас? Вообще... Они способны чувствовать, вот как мы? Могут видеть и слышать, вдыхать запахи? Или...
  - Слушай, сейчас не время!..
  - Да. Точно. Прости, - она даже не дала мне договорить...
  "Валькирия" слева от меня пришла в боевую готовность. Выпрямились длинные стройные ноги, чудом сохранившие вычурную гладкость после всех былых битв, подалась немного вперёд острая V-образная голова, венчающая побитое щербинами и словно бы неумело выточенное из цельного куска обсидиана туловище. Затем отчётливо видимый ярко-синий блеск появился в прорези, символизирующей глаза металлического зверя - так активировались камеры всех режимов видения: сейчас Майя, наверное, просвечивала сектор всеми возможными способами.
  Подключив нейроперчатки, я закусил нижнюю губу. Правая рука неудержимо потянулась к бедру, на котором у моей машины было укреплено основное оружие - огромная - по человеческим меркам - пушка, представляющая собой подобие пистолета-пулемёта для громадной "Валькирии". Это баллистическое оружие требовало определённой сноровки и постоянного пополнения боеприпасов - но, к сожалению, возможность стрелять разрушающими лучами из самых причудливых мест так и оставалась прерогативой потерянной техники того, прошлого поколения, что ещё могло давать бой Врагу на равных...
  Мы с напарницей сорвались с места как по команде, выскочив из коробки обрушившегося внутри высотного здания точно два страшненьких чёртика из табакерки. Тут же машина Майи зашумела ускорительными движками, ушла вверх, поднимаемая могучей силовой установкой - той, что ранее использовалась для вытягивания в космос настоящих межзвёздных ракет. Я же рухнул вниз, подключив двигатели только у самой земли - да и то лишь для того, чтобы немного смягчить падение. Мне нужно было отвлечь врага не себя и удерживать его до тех пор, пока системы дальнего оповещения и экстренной связи не передали бы на главную базу приказ к немедленной эвакуации!..
  Резко врубив ускорители, я спланировал на одну из разрушенных магистралей и заскользил по ней, подталкиваемый идущим из спины и голеней "Валькирии" пламенем. Упакованные в торс и ноги ускорительные системы были компактны и удобны, вот только на полной мощи продержать их можно было от силы минуту, после чего требовалась полуминутная перезарядка реактора. И уж за эти тридцать секунд без энергии "Валькирию" мог выпотрошить любой достойный противник...
  Сложно было контролировать движение и одновременно с этим оглядываться по сторонам, но мне крайне не хотелось получить чем-нибудь тяжёлым и опасным в бок именно в момент сиюминутной слабости...
  Лишь бы Майя прорвалась!..
  Яростно мигнув, мониторы вдруг залились слепящим белым светом. Изображение стало почти неразличимым, и это, к кромешному моему ужасу, могло говорить только об одном: Враг был близко! Три секунды мне потребовалось на то, чтобы перевести изображение монитора в нормальный режим; ещё три секунды пришлось простоять на одном месте для того, чтобы дать возможность реактору восстановить запас съеденной ускорителями энергии. Всего шесть проклятых секунд. Но чужакам нужно было гораздо меньше времени для того, чтобы убить. Мне просто повезло...
  Скользнув вбок, я вдавил гашетку указательным пальцем правой перчатки, наобум пустил короткую очередь неровных огненных бляшек веером перед собой. Трассеры гладко легли по линии взора, не зацепив ничего скрытого или невидимого. Немного успокоившись, я развернулся. И замер...
  Из-за разваленной стены какого-то здания медленно выплывало нечто... Что-то великолепное и ужасное в равной степени, оно находилось совсем недалеко от моей остановившейся машины. Эта штука, чем бы она ни была, двигалась удивительно плавно, скользя подобно "Валькириям", но как-то ровно, медленно, чинно. Морок не был похоже на танк или истребитель, нет... Обликом нарушитель стягивавшей мёртвый город паутины оцепенения напоминал скорее исполинскую статую из белого мрамора. Статую, изображавшую молодую девушку в каком-то подобии свободной тоги, ленты которой заворачивались назад и сливались воедино с гривой длинных белых волос. Прекрасное лицо статуи казалось девственно-нежным, а сомкнутые веки и чуть приоткрытый в безмолвном песнопении рот придавали мраморной девушке какую-то чуждую мягкость, необычную для человеческих существ. Небольшая голова, опутанная застывшими локонами длинных прямых волос, выдавалась вперёд на тонкой вытянутой шее, красивой и изящной. Смущало в этом творении неведомых мастеров только одно: у него не было рук. Прямо из резных плечиков девы выдавались крупные белые сферы, однотонные и целостные. И пусть расположение разрушительного оружия Врага каждый раз становилось сюрпризом - не узнать его было просто нельзя. Хотя, стоит отдать тварям должное, не обманываться великолепием их вычурных форм с каждым разом становилось всё сложнее.
  Скользнув по дуге, я развернулся на месте и резко подался назад со всей доступной скоростью, щедро выжигая энергию генератора. И только затем открыл беглый огонь по царственной белой фигуре, что парила в десятке метров над землёй на расстоянии квартала от меня. Трассеры лениво лизнули поверхность великолепной статуи, растекаясь ядовитыми оранжевыми сполохами, но не оставили после себя и царапины. Чудовище - как ни странно было бы называть так подобную красоту - было неуязвимо... Во всяком случае, мы не были уверены в том, что его бронебойные снаряды и взрывы наносили его броне хоть сколь-нибудь заметный ущерб. Что, впрочем, не мешало пилотам Общины с бараньим упрямством палить по парящим статуям из дистанционного оружия, рубить их энергетическими клинками, бомбить кумулятивными снарядами... И даже забрасывать тактическими ядерными боеголовками. Так или иначе, эффект оставался близким к нулевому... И это, признаться, неимоверно раздражало...
  Ощутив, что чужак начал медленно разворачиваться в мою сторону, я ушёл вправо и спрятался за развалинами какого-то корпоративного здания. Тяжёлые ступни моей "Валькирии" с хрустом вдавились в асфальт - мне пришлось отключить энергию ускорителей во избежание перегрузок. Теперь оставалось выждать около десяти секунд до полного охлаждения реактора, и только тогда я смог бы снова начать манёвры скольжения.
  - Крылья Ангела! - послышался из переговорника голос Майи.
  - Чего?
  - Эта штука... Крылья Ангела!
  - Быть не может, - я усиленно потёр переносицу. - Майя, ты где?
  - Меня теснят... Схлестнулась со вторым. Отступаю к твоей позиции!.. И... Проклятье! Сделай что-нибудь с этими Крыльями!..
  Я резко вывел машину влево, желая своими глазами убедиться в точности сведений напарницы, и с ужасом обнаружил, что над разрушенным городком и вправду поднимались неописуемые по красоте ромбовидные крылья, схожие с крыльями крупной стрекозы. Сверкающие обманчивым перламутром и способные влюбить в себя даже самых нудных скептиков, они, тем не менее, оставались наиболее грозным оружием из того, что могли выставить против человечества чужаки. Сейчас Крылья Ангела вырастали из спины моей невольной соперницы - белоснежной парящей статуи - и тут уж не нужно было быть телепатом, чтобы угадать мишень для их ударов.
  Что-то взвизгнуло совсем недалеко от меня, и в тот же миг, сопровождаемая хрустом и скрежетом, часть конструкции, возвышавшейся надо мной, съехала в сторону. Фонтаном брызнула каменная крошка, ударила волна грязной и тяжёлой пыли... Сверкающее нечто, разрывая искусственный туман, прошелестело справа от меня и высекло фонтан разноцветных искр из раздробленного асфальта улицы. Великолепное крыло, отливающее всеми цветами радуги, взметнулось вверх и снова выровнялось, стало неотъемлемой частью гордой парящей статуи.
  Пот застилал глаза: никогда ещё я не был так близок от смерти, никогда не находился в прямой зоне видимости злейшего врага. Никогда не...
  Белая статуя шевельнулась, вздрогнула, и тут же повернула своё точёное личико ко мне. Окинула пронзительным взглядом сквозь плотно прикрытые веки!.. И я понял, что она увидела меня, увидела наверняка! В тот же миг сферы, венчавшие её плечики, раскрутились, создавая вокруг себя что-то вроде вибрирующего радужного сияния. И прежде, чем я успел скользнуть в сторону, пара кривых лучей зигзагом прочертила воздух и врезалась в то, что ещё оставалось от моего наполовину обрушенного укрытия. Вспыхнувший взрыв был похож на яркую полусферу, разросшуюся на месте старой постройки: та втягивала всё находящееся под собой и моментально выбрасывала измельчаемые обломки в разные стороны зарядами смертоносной шрапнели.
  Я инстинктивно забегал глазами по мониторам, вчитываясь в текущие наборы информации по повреждениям машины. Убедившись, что основные узлы остались нетронутыми, я толкнул педали управления движением влево, вдавил их, заставляя "Валькирию" перейти в режим максимального ускорения. Но было поздно: подняв взгляд вновь, я успел углядеть одну только короткую полосу невнятного цвета, протянувшуюся от Крыла Ангела до груди моей машины. Мониторы с оглушительным грохотом полопались, битое стекло больно чиркнуло по моей скуле, рассекая кожу сразу в нескольких местах... А потом, проминая металл и просто просачиваясь сквозь прочнейшую броню, в кабину хлынула какая-то удивительная, пьянящая волна, пахнущая давно погибшими цветами. Вместе с ней пришло головокружение, переходящее в беспамятство, и я вдруг понял, что больше не смогу удерживаться по эту сторону сознания. Мир заволокла тьма, и лишь с невероятным трудом я смог ощутить, как мою "Валькирию" яростно мнёт и крутит неведомая сила. Затем был полёт, а после него - глухая бездна, навалившаяся со всех сторон.
  
  - Отвечай! - голос Майи, скрипуче звучащий в испорченных динамиках, больно резанул по ушам, вырвав меня из пучины удушливого забытья. - Отвечай, Ник... Я не справляюсь! Прикрой!
  Скривившись, я открыл глаза. И почти сразу же закричал, закричал потому, что прямо передо мной находилось мертвенно-бледное человеческое лицо, ранее принимаемое мною за лицо парящей мраморной статуи. Бледное личико, ничуть не изменившееся и кажущееся даже более притягательным, чем прежде, было удивительно чётким для обыкновенного видения, и пропитывающее его призрачное великолепие казалось слишком явным, слишком... живым. Но больше всего меня испугали глаза. Я впервые увидел распахнутыми веки чужаков, и этого опыта мне хватило на всю оставшуюся жизнь: на меня взирали ярко-синие, раздражающе-синие глаза, в ужасной глубине которых можно было различить голодную точку зрачка, защищённую чуть заметным на голубом фоне контуром радужной оболочки. Эти глаза не были глазами чудовища, нет - даже при всей своей необычности они... Они... Ах, я не мог объяснить такого словами. Просто... Было в них что-то знакомое, что-то... Неестественно понятное...
  - Отвечай! - снова вторглась в моё уединение Майя. - Ник!..
  - Я... Я на миг отключился, - я усиленно прикрикнул в коммуникатор, желая наконец заглушить безумный шум в собственной голове.
  - Что?.. Как твоё состояние, Ник? Состояние!
  - Нормально, - я тупо смотрел перед собой, туда, где ещё секунду назад находилось личико моего врага, а теперь был только изодранный мониторный массив. Отодвинув его, я выглянул наружу сквозь разбитое стекло кабины. Кажется, сделанная из самого снега статуя висела прямо надо мной, а Крылья Ангела за её спиной подрагивали непривычно нежно, и... Сложно было представить, что такая красота могла оказаться чрезвычайно могущественным, кошмарным оружием, превзойти которое не могло ничто из того, чем обладали горстки выживших людей.
  Задействовав заваленную обломками правую руку "Валькирии", я направил небольшой пистолет-пулемёт на свою противницу. Ориентируясь пришлось на глаз сквозь дыру в кабине, но с направлением я ошибиться не мог... Крылья Ангела нырнули вниз, но я добивался именно этого. Короткое нажатие педалей - и моя машина в последнюю секунду ушла из-под сокрушительного удара. Пробив головой "Валькирии" стену попавшегося позади небоскрёба, я заскользил по асфальту в лежачем положении, оставляя после себя глубокую рваную борозду. Крылья били вновь и вновь, но я уже набрал необходимый разгон и сейчас безумно выжигал мощности реактора, используя полётную мощь ускорительных модулей для передвижения по горизонтали. Переключив энергию на спинные двигатели, я просто заставил корпус машины приподняться над землёй; сперва просто приподняться, а через несколько секунд и вовсе выровняться, встать в нормальное вертикальное положение. Скорбно пискнув, счётчики энергии оповестили меня о необходимости охлаждения и перезарядки реактора, но я уже был на ногах и продолжал движение в сторону от медленно плывущей над городом мраморной статуи.
  - Ты где? - я только сейчас вспомнил о напарнице.
  - Недалеко от тебя, в паре кварталов к северу, - моментально отозвалась девушка. - Меня давит... Это чудовище давит меня! Вынуждена отступать к центру города.
  - Центр? Площадь? Главная площадь?
  - Похоже на то, - в голосе Майи сквозила растерянность.
  - Там негде прятаться, мы будем как на ладони!
  - Скорее... Нужно уходить! Без разницы - как!
  - У меня энергия на нуле. Минут пять на перезарядку... Я пешком иду, прикован к земле!
  - Поняла... - Майя неуверенно поддержала мой раздражённый тон. - Отвожу врага в сторону от тебя, как восстановишься - поможешь огнём. Уговорились?..
  - Жди меня!.. Если я ещё убегу от второго монстра...
  Отключив связь, я вдруг боязливо вздрогнул. Отчего-то вспомнились те синие глаза... Глаза... Такие знакомые... нет, не знакомые сами по себе, просто несущие в себе какие-то привычные черты...
  Ориентируясь на слух и взгляд, я углубился в разрушенный город, схоронился между разрушенными зданиями погибших корпораций. Мне нужно было всего три минуты... Три проклятых минуты спокойствия...
  Поблизости что-то громыхнуло, и в стороне от моего укрытия заурчали ускорители второй "Валькирии". Майя пронеслась прямо над моей головой, по вершине наполовину обрушившихся руин, и тут же следом за ней по воздуху чиркнули светящиеся великолепием Крылья Ангела. Вспыхнув, обломки здания развалились, и я тут же оказался завален доброй тонной бетонных обломков.
  ...Когда мне, наконец, удалось освободиться от завала, в каком-то десятке метров от меня уже находился второй чужак. Ещё одна парящая статуя. Статуя, выполненная в форме сухощавого юноши, обнажённого выше пояса. Тонкие линии красивого лица были очень похожи на черты белой мраморной девушки, да и глаза у этого чудовища тоже прикрывались толстыми белёсыми веками. Руки юноши были выставлены в стороны, и в каждой из ладоней он нёс по небольшой матовой сфере без цвета и чётких контуров, окружённой слабым радужным свечением.
  Открыв продолжительный огонь - от страха рука с оружием хаотично и неконтролируемо дёргалась - я упёр металлические ноги "Валькирии" в асфальт под собой и практически отпрыгнул назад. Уже на лету подключив резервный генератор охлаждения, я позволил себе короткий полёт на ускорителях; при этом из каждой щели в броне моей машины вырвались обжигающие потоки серого пара. Охладитель сейчас щедро впрыскивался в ядро реактора, и я просто летел, летел назад, беспрерывно расстреливая белоснежную громаду мраморной статуи чужака.
  Асфальт захрустел подо мной, когда "Валькирия" на излёте мощи рухнула вниз. С трудом успев перегруппироваться, я развернулся на месте и медленным шагом попытался пройти в сторону, где исчезла моя напарница. Там, впереди, уже раскрывались радужные ромбы Крыльев Ангела, способных рассечь всё что угодно менее чем за секунду, и это заставляло меня волноваться...
  Только-только восстановился уровень энергии машины, и я сразу же перешёл на скольжение, ориентируясь только по тому пейзажу, что можно было видеть сквозь разбитое лобовое стекло передо мной, в размерах немногим превышающее какой-нибудь детский учебник. Из всех мониторов уцелели только два - да и те отвечали за показания главной двигательной системы. На счастье шкала зарядки генератора всё ещё отображалась справа от меня, и контролировать состояние энергетических резервов было нетрудно.
  Когда я вынырнул из глухого проулка, заваленного мусором и более чем тесного для моей громоздкой машины, Майя находилась уже почти перед самым лицом исполинской статуи девушки, занося для удара левую руку "Валькирии", на запястье которой был установлен генератор, выпускающий из себя подобие цельного энергетического лезвия. Растянувшись в чудовищном прыжке, моя напарница как раз опасно приблизилась к своей странной противнице, когда сферы на плечах статуи ожили. Пара радужных лучей моментально соединила двух девушек, и через миг со стороны механической "Валькирии" ухнул почти неслышный взрыв. Раскрывшиеся пламенные шары оттолкнули мою напарницу назад, вбив её в асфальт неширокой улицы. И тогда пришёл черёд для Крыльев Ангела, изогнувшись, они скользнули вперёд и вниз, шелестя безумными змеями удивительной красоты. Использовав последние остатки энергии, я скользнул вперёд и налёг на "Валькирию" напарницы коленом своей машины, толкнул её в сторону...
  Что-то завизжало, что-то раскололось, что-то лопнуло... Я не мог понять, потому, что перед моим взором появилась пара абсолютно пустых ярко-синих глаз, легко прогнавших моё сознание из струхнувшего разума. Синие глаза... Синие, нечеловечески синие, смотрящие сквозь прикрытые веки, пробирающие до самых костей... Была ли жива Майя? Я не мог понять...
  Холодный воздух, пахнущий гарью и чем-то совсем уж мерзким, хлынул в кабину, инстинктивно я вдохнул его, удивляясь такому количеству смрада вокруг себя, и вяло повёл головой. Всё, что находилось слева от меня, сейчас представляло собой одну навязчивую пустоту, точно огромной бритвой по бумаге Крыло Ангела чиркнуло по правой стороне моей "Валькирии", развалив её от шеи до бедра. Я находился в каком-то полуметре от места разреза, ныне являющегося скорее гладким срезом, чем пробоиной какого-либо типа.
  Подняв взгляд, я увидел сквозь пелену синих глаз какое-то порывистое движение. Яркие радужные лучи ударили в меня, но... Что-то произошло. Я не помнил; наконец, сознание всё же покинуло меня. Было страшно и темно... Слишком темно... И... слишком страшно.
  
  В горле вдруг стало горячо: тяжёлый ком мешал дышать и даже думать, а желудок будто скрутило клещами от омерзения. Дёрнувшись, я мучительно закашлялся, прогоняя из лёгких остатки грязного воздуха, окружавшего Крылья Ангела. Почувствовал, как из пор кожи лезет горячий пот и тут же упёр ладони в каменный пол под собой, пытаясь сдержать душащие волны кашля. А затем меня стошнило, кровью. Боль ударила по вискам и в солнечное сплетение, но в горле стало ощутимо свободнее, а дыхание больше не казалось особенно затруднённым. Остановившись на этом, я рухнул набок и глубоко втянул в себя проклятый воздух.
  - Ты в порядке? - Майя показалась из-за черты забытья, довольно неожиданно ворвавшись в мирок моих мучений. - Что оно использовало против тебя? Какой-то новый тип оружия?
  - Не знаю, - я снова кашлянул и с трудом сел. Вокруг было тихо и темно. Сверху же нависала какая-то разрушенная стена, наполовину ушедшая в землю. С трёх других сторон я обнаружил только груды каменного мусора; наверное, где-то там был и выход, но разглядеть его сейчас я не мог.
  - А как это выглядело? - снова спросила напарница, не дождавшись от меня более конкретного ответа. - То есть... что это было?
  - Где мы? - слабо поинтересовался я.
  - Где-где... - она, будто бы скучая, вытянула губы трубочкой. - Пришлось прятаться от этих монстров в самых развалистых развалинах - вот где! Наши машины... Ну... То, что осталось от наших машин, сейчас стоит снаружи, там, наверху. Я поставила режим термооптического камуфляжа, так что их не должны обнаружить сразу, но... Они ищут! Ищут уже три часа... Не отходят далеко.
  - Чувствуют нас, да?
  - Что-то в этом роде. Я боюсь, что та девчонка... может в любой момент оказаться поблизости...
  - Девчонка? - я чуть не поперхнулся.
  - Ну да, та, со сферами вместо рук... Потому я и спросила, что с тобой произошло! На случай, если...
  - Ладно, стоп. Подожди. И слушай. Эта штука просто врезала в меня чем-то непонятным, прозрачным, похожим на... щупальца или волны. Оно прошило броню моей "Валькирии" и раскрошило все мониторы в кабине. Потом ударило мне в грудь, но, знаешь, боли не было, просто страх.
  - Психическое оружие?
  - Кто знает. Всё как в тумане... Наверняка помню только то, что страх пронизывал тело... и больше ничего.
  - Странно.
  - Что? - я поднялся с пола и размял конечности. Походил кругами в ожидании ответа, однако напарница хранила какое-то наигранно задумчивое молчание. Она была как всегда забавной, эта Майя, даже в подобной ситуации: волны огнистых рыжих волос почти ниспадали до тонких плечиков, обрамляя светлое треугольное лицо. А то, в свою очередь, несло на себе какую-то особенную, детскую мягкость, которую так сложно было найти в наше нелегкое время. Золотистые глаза и россыпь веснушек придавали девушке странное очарование, лишь подкрепляемое неизменной улыбкой на красивых правильных губах. Я уже не помнил своих первых чувств от знакомства с Майей, но сейчас я с уверенностью воспринимал её как родную сестру.
  - Что странного, спрашиваешь? - переспросила она после длительной паузы и закусила правую сторону губы. - Что странного в том, как атаковал враг? Справедливый вопрос, да?
  Она явно медлила, пыталась увести разговор в другую сторону, превратить его в ничего не значащий набор фраз.
  - В чём дело? - настойчиво спросил я, попутно стягивая с себя тяжёлую пилотскую куртку. - Уж мне-то ты можешь сказать, тем более сейчас.
  - Да, пожалуй, - с улыбкой согласилась Майя. Как-то уж слишком легко и быстро. - Итак, приступлю к объяснению, - в золотисто-жёлтых глазищах мелькнула искорка азарта. - Совсем недавно - ну, сравнительно - общиной был разработан новый тип оружия, должный остановить чужаков в обход их непроницаемой защиты. Сам понимаешь, броня этих статуй вроде бы как непробиваема, и поэтому наверху решили испробовать на них неконтактное оружие. Психологическое. Созданное, чтобы подавлять любой осознанный разум. Полевых испытаний ещё не проходило, но... Похоже, что враг уже обладает этой технологией.
  - Но с чего ты взяла? - угрюмо спросил я. - Это может быть простым совпадением. Не может же оказаться, что кто-то продаёт врагам наши технологии! И... Будто бы мало было этим тварям одних Крыльев Ангела вкупе с... разрушающим световым лучами... Теперь ещё и психологическое оружие появилось. Нет, видят боги, мы явно попусту втравились в эту глупую войну... Враг, конечно, вполне очевидно эволюционирует - но я не думаю, что суть его силы - в наших разработках...
  - Ну, в общем-то, ты прав. В общем. У меня нет никаких доказательств в пользу того, что чужаки использовали именно упомянутый мной тип вооружения, но... это было бы логично.
  - Логично?
  - Угу, - она кивнула и, усевшись прямо на камнях, скрестила ноги под собой. Положила ладони на колени, словно прилежная ученица. - Просто многие детали были сокрыты от целого поколения воинов общины. Сокрыты... из-за своей неприглядности. Ты, конечно, не можешь знать о них...
  - А ты?
  - Я телепат, не забывай! - заявила она с шутливым высокомерием. - Мне многое доступно. Но не об этом речь. Вот честно, не хочу выдавать военных тайн, но, похоже, выбора у меня просто нет, ты слишком убедителен!
  - Издеваешься? - вызывающе усмехнулся я.
  - Именно!
  - Ну ты говори-говори, не отвлекайся.
  - Хорошо, - улыбнулась Майя, и словно маленькое солнышко ожило здесь, под сводами этой странной искусственной пещеры. - Говорю. Но для этого придётся вернуться на много лет назад. Почти в начало войны. В те времена, когда никто и помыслить не мог, откуда взялись эти чужаки, и чего им было нужно, а переговоры не дали результатов. В тот год с нашей стороны прозвучали страшные слова - объявления полномасштабной войны неведомым существам. Тогда Враг не имел никакого разрушительного оружия и казался лидерам мира лёгкой добычей...
  - Не имел оружия? - я отвлёкся от разжигания костра и удивлённо обернулся на напарницу. - Как же так?
  - Возможно, вовсе они и не были агрессорами, да? Ну, то есть изначально. Я тоже часто думала об этом, но не слишком охотно... Это ведь несколько меняет сложившуюся картину мира. Что всегда пугает... Но, как бы то ни было на самом деле, наш предположительно безоружный враг оказался под ударом - наверняка крайне могучим, вобравшим силу всего разумного мира - да только сокрушить противника сразу не получилось даже при всей мощи танковых кулаков и орбитальных орудий, что выстроили предки нынешнего человечества. Прошло не так много времени, и против человеческих танков выступили танки чужаков, сходные по строению, но, по слухам, какие-то... живые что ли. Их броню не могло взять оружие того времени, и даже в чудом разбитых корпусах не удавалось найти тела пилотов. Короче, враг так и оставался неизвестным. А война всё набирала обороты. Бои проходили по всей территории нынешних Пустошей, растягиваясь на многие километры. Поля битвы возникали из пустого места и точно так же утихали, превращаясь в выжженные пустыни. Желая опрокинуть чужаков и прекратить кровопролитие, люди того времени взялись за разработку нового оружия. И... Первым, что изобрели учёные... Первым изобретённым оружием... Стали... Крылья Ангела.
  - Что?! То есть как это?! - возмутился я, неосознанно разбросав ударом ноги сложенные для костра сухие деревяшки. - Что это значит?
  - А то и значит, что самое мощное оружие того времени, даже не использованное в битве, вдруг оказалось у чужаков. Машины людей, оснащённые Крыльями Ангела - тогда они наверняка носили иное название - были слишком громоздкими, медлительными, а системы искусственного интеллекта часто давали сбои и сдавались на милость захватчиков. Короче говоря, Крылья так и не были использованы людьми. Ни разу. Зато врагу их появление обеспечило колоссальную огневую мощь на самой ранней стадии явно затягивающейся войны. Что, в общем, дало начало причудливой гонке вооружений, исход которой оставался единым - стоило людям создать что-то действительно смертоносное, как оно тут же оказывалось у чужаков. Захватчики меняли форму и оружие, развивались, не отставая от человечества, но на территории планеты так и не было найдено ни одной из их военных баз. Непонятно, откуда брались эти существа... Казалось, они просто появлялись из воздуха, стоило оглянуться хотя бы на мгновение или потерять бдительность. Для борьбы с этим - в качестве технологии для засад и раннего обнаружения - были разработаны совершенные системы термооптического камуфляжа и невидимости для радаров. Теперь, как ты знаешь, Врага нельзя обнаружить обычными способами до прямого контакта. Разумеется, у нас тоже остались эти расчудесные свойства, но какой в них смысл. Противник-то видит нас, как на ладони. И отгадай, почему?
  - Потому, что люди разработали системы слежения за подобного рода замаскированными объектами? - я уже перестал чему-либо удивляться.
  - Верно, - Майя тепло улыбнулась. Встав с холодного пола, она быстро сбросила с себя пропотевшую пилотскую форму и осталась в одном облегающем чёрном комбинезоне, почти не скрывающем особенности фигуры. - Здесь становится всё жарче... Видимо, наши недобрые статуи решили выжечь немного окружающей местности, да. Но да на чём я остановилась?.. Ах, ну конечно. Говоря проще, помимо невероятной мощи враг получил ещё и невидимость, но если человеческие силы могли совмещать эти качества только в громоздких танкоподобных уродцах, то чужаки гармонично использовали все новые возможности в своих постоянно меняющихся телах, больше напоминающих произведения искусства. Что подтолкнуло лучшие умы Терры к отчаянному шагу - разработке самых разрушительных, самых страшных типов вооружения. Точнее, боевых машин. Это были ранние модули, и кажется, они назывались "Медузами"... Хотя не факт. В любом случае, они стали основоположниками нынешних шагающих танков, и в их конструкции использовались почти такие же системы, несмотря на тридцать лет разницы в сроках начала эксплуатации. Из-за специального покрытия и полной секретности разработок этот проект остался запечатанным от внешнего воздействия и дошёл до точки своего завершения ровно через двадцать лет после начала войны. "Медузы" оказались ущербными боевыми машинами, но на их примере человечество поняло простую истину: оно научилось собирать машины, которые у чужаков просто не получалось копировать. Никто не знал, почему, но подобные проекты оставались прерогативой защитников Терры - не их врагов. И тогда... Тогда властителями того объединённого государства было принято решение о создании оружия, способного раз и навсегда отбросить все силы чужаков туда, откуда они взялись. Это была тяжёлая и кропотливая работа, она съела много времени и ещё больше сил; не раз она пресекалась из-за ударов по лабораторным комплексам, но остановить её не могло ничто. И вот пришёл момент, когда со стапелей парящих верфей сошли новые живые существа, созданные человеком. Странные организмы, сочетающие в себе биологические и механические начала, могучие, непобедимые, абсолютно недоступные для копирования. Казалось бы, это был переломный момент войны... Получившихся чудовищ назвали Драконами за их гордость и разрушительную силу, за ту мощь, которая скрывалась за великолепной внешней формой. Драконы... - Майя вдруг задумалась, придвинулась ближе к тихо трещащему жёлтому костру. Да, здесь не было сухих веток, но зато обломков мебели хватало с лихвой: огонь жадно облизывал иссушенное дерево, давая слабый свет и чуть заметное тепло. Мы с напарницей сели друг напротив друга, рассматривая игру язычков свободного пламени.
  Я тяжело выдохнул, пытаясь переварить услышанную информацию, обдумать всё как следует, но Майя вдруг продолжила свой рассказ, на этот раз как-то сбивчиво и неуверенно:
  - Так вот, Драконы. Биомеханические существа... Они... не обладали ни человеческим разумом, ни компьютерными системами искусственного интеллекта... располагали чем-то средним или даже высшим. И... выходило так, что... Их... Они не были копированы врагом. Нет. Драконы добровольно перешли на его сторону. Добровольно... оставили своих прошлых хозяев и стали частью того... Стали частью общего разума, который и являлся проявлением тех самых причудливых врагов человечества. Имея собственный разум, Драконы предпочли другую сторону в этом конфликте, и после этого маленького инцидента по всей Терре прошёлся чудовищный запрет на всё, что было связано с модулями искусственного интеллекта. До сих пор наши "Валькирии" работают на стареньких компьютерных массивах тридцатилетней давности, про которые я уже говорила. Конечно, многое подверглось модификации, но определенный рубеж совершенства техники так и остался нерушимым, преодолевать его сейчас побоится и самый отважный из руководителей общины - слишком уж болезненными были прошлые потери. Как видишь, копированию не поддаются только те модели, которые недостаточно развиты для этого времени... Чужаки не настолько глупы, чтобы менять лучшие образцы вооружения на что-то посредственное.
  - А дальше? Что было после предательства Драконов?
  - Предательства... Кхм. После инцидента были созданы лишенные разума боевые машины меньшей мощи и сложности, но... Они оказались копированы. Будто враг просто прикидывался беспомощным, скрывался до последнего момента, давая людям поверить в собственную силу, и потом настало время для удара. "Длани Ареса" были использованы чужаками как мобильные модули огневых форм - выстроенные в форме человекоподобных орудийных платформ, они должны были поставить точку в войне. Их естество ты можешь наблюдать и поныне, в современных Врагах. Тогда же... Эти пилотируемые гиганты шли с обеих сторон, но Крылья Ангела позволили врагу лишить людей "Дланей Ареса" за какую-то пару-тройку лет. Не осталось никого и ничего, только боль от собственных ошибок. Боль и обида. Возомнив о себе слишком много, человечество сожгло себя в невнятном порыве разрушения, гоняясь за несуществующим демоном победы. Всё, что было создано, все современнейшие виды оружия - всё это сыграло на руку не своим создателям, но их необъявленным врагам. Особенно Драконы. Драконы... Со времён инцидента их больше не было видно в прежнем количестве. Некоторые сами положили конец собственному существованию, иные выступили против своих былых хозяев. Эти существа были великолепны, могущественны - и понимали куда больше людей... Они не просто так изменили свою точку зрения на конфликт, но разгадать их тайны не дано уже никому.
  - Пытаясь уничтожить другой вид... Вымышленного Врага... Люди постоянно подтачивали свои собственные корни? И, как колосс на глиняных ногах, военная машина Терры рухнула в самый неподходящий момент... Кто бы мог подумать...
  - Насилие всегда порождает ещё большее насилие, это неизменно, - отчего-то сухо заметила Майя. На её личике больше не читалось обычной светлой радости. - Так уж происходит.
  - То есть, именно поэтому... ты предполагаешь, что это новое оружие общины тоже стало частью чужих?
  - Человечество слишком нелепо, как ты думаешь? Не успела ещё Терра отойти от старых шрамов, как люди позволили появиться новым. Наверное, понадеялись, что у чужаков не получится снова провернуть свои шутки с копированием. Как оказалось, напрасно...
  - Но... Что же это за чужаки такие? У них нет ничего своего! Они... Они просто взяли всё, что у них есть у других! У нас! Всё, что есть в них - от человека! Считай, те же люди и есть!..
  Вдруг я понял, какую именно фразу посмел обронить. А потом испуг сменился страшным пониманием. Пониманием того, во что я бы не решился поверить никогда. Никогда и не при каких условиях. Но... Я слишком хорошо помнил взгляд ярких голубых глаз. Осмысленный взгляд не бездушной машины и даже не биомеханического Дракона. Взгляд человека...
  Майя слабо кивнула.
  - Я тоже думала об этом, - она потупила взор и нахмурилась. - Думала о том, что они... Чужаки... О том, что чужаки - это те же люди, но... другие. Быть может, достигшие какого-то определённого просветления, ставшие частью мира вокруг себя, ставшие этим миром вопреки эгоцентричным требованиям бренного тела. Они прекрасны, и они действительно не могли иметь ничего в начале своего пути. Оттого, думаю, их и было решено уничтожить. За близость к идеалу. Как когда-то был принесён в жертву сын Бога, смертью заплативший за свою необычность, так должны были быть уничтожены те, кто научились быть Людьми с большой буквы. Они не боги, они даже не близки к богам. Вовсе нет!.. Просто они - это то, чем могло бы стать человечество при ином развитии событий. Если бы не война, если бы не эта дурацкая война! Подумай только, неужели через какое-то десятилетие люди не смогли бы стать... Стать выше себя самих?..
  - Ты придерживаешься стороны врага? - я пытался скрыть дрожь в голосе, но не мог. Меньше всего мне хотелось предъявлять обвинения своей напарнице, меньше всего мне хотелось требовать от неё подобного ответа. Но я должен был, должен был для того, чтобы разобраться в себе и окружающем мире.
  - Да, - тихо ответила Майя. Тихо-тихо, почти неслышно, но так нежно и спокойно, как не отвечала ещё никогда. - Я... Я не могу не принимать стороны Человека.
  - Почему? - тупо поинтересовался я, почувствовав, как мозг устало отказывается функционировать дальше и оставляет меня наедине с собственной слабостью.
  - Почему? - переспросила она и грустно улыбнулась, улыбнулась той обречённой улыбкой, которую я видел на её губах впервые. - Потому, что я не способна мыслить иначе. Мой разум запрограммирован на... На правду. На... истину. Я не могу отступить. Но всё же сражаюсь с тем, к чему меня так сильно тянет...
  - Что это значит? - выкрикнул я, чувствуя, как немеют от страха ноги. Волна тошноты разлилась в животе и резко поднялась к горлу, но я, как заведённый, продолжал смотреть на напарницу в ожидании очевидного ответа.
  - Это значит только то, что я не всё сказала тебе. Я Дракон. Наверное, один из последних оставшихся на Терре Драконов.
  - Нет!
  - Многие мои братья и сёстры...
  - Прекрати, я не верю!
  - Многие мои братья и сёстры, помогающие людям становиться Людьми, были уничтожены. Другие, предпочитающие путь стороннего наблюдателя, уже давно разрушили сами себя. А я сражаюсь на стороне того небольшого сообщества, что гордо именует себя человечеством. Сражаюсь потому, что верю: нельзя навязывать другим совершенство. Нельзя достигать вершины развития, если ты не готов к этому. Вы, люди, должны жить так, как жили прежде - животной, страшной жизнью, оставляющей следы лишь на вашей истории, но не мире как таковом. Если бы конфликты зародились в сознании новых Людей, очищенном от грязной скверны и пустой глупости, то... всё сущее могло бы встать на грань полного разрушения. Крылья Ангелов - символичное название, подумай об этом в свободное время. Всё, что было создано... Всё это символично. Будто кто-то заранее предугадал, что события будут развиваться именно так, как они развивались.
  - Т-ты?
  - Я? А что? Я Майя, Второй Дракон. Твоя напарница, Николас Солид, пилот боевой машины "Валькирия". Тебе мало этого? Я всегда была рядом с тобой...
  - Ты - всего лишь робот, да?
  - Биомеханический автономный комплекс... - поправила она, кажется, просто не обращая внимания на разгорающееся в моих глазах безумие.
  - Игрушка... Кукла, да?
  - Нет. Я - биомеханический автономный комплекс...
  - Прекрати повторять одно и то же! Ты всего лишь проклятое чудовище!
  - Ты так думаешь? - Майя виновато опустила взгляд и слабо втянула воздух сквозь подрагивающие губы. - Действительно думаешь именно так? Чувствуешь это сердцем?.. Неужели всего, что мы прошли вместе недостаточно?.. Ты ведь защитил меня от удара Крылом Ангела совсем недавно! Пусть оно и не смогло бы повредить мне... я не забываю такого! И очень сильно ценю тебя не только как своего напарника... Ты ведь так похож на моего погибшего брата... Человеческого брата... Ещё до Обращения
  - Замолчи, чудовище...
  - Как пожелаешь, - она грустно кивнула. - Но что ты собираешься делать теперь? С этим знанием.
  - Сейчас? - я истерично захохотал, не сдерживая больше эмоций. - Сейчас я буду ходить тут из стороны в сторону и рвать на себе волосы, пока не сойду с ума окончательно, а потом завалюсь спать, до самого завтрашнего дня, и пусть ты даже прирежешь меня за это время - плевать! Если с утра я проснусь, то просто заставлю тебя поубивать всех этих тварей, что зажали нас здесь...
  - Если ты просишь...
  - Я приказываю! - кричать было легко и приятно, накопившееся изумление и вдруг развившаяся в груди боль охотно выходили наружу.
  - Ты можешь думать обо мне всё, что вздумается, но одно я скажу тебе напоследок. Воспринимай так, как хочется тебе. Принимай меня так, как ты считаешь правильным. Да, я долго скрывала это, но я скрывала и другое. Ты стал действительно дорог для меня, Ник, и всё, что я делаю по эту сторону жизни, я делаю для тебя. Наверное, у вас, у людей, это называется...
  Дальше я не слушал. Не мог слушать. Какая-то странная сила сдавила меня и бросила на пол, заставила судорожно корчащееся тело замереть и успокоиться. Боль уходила, уходил царящий в голове хаос... Я снова становился тем, кем был совсем недавно - тихим и неприметным парнем с окраины общины, одному Богу известно, как попавшим за штурвал боевой машины "Валькирии". Осознав заново свою слабость, я совершенно неожиданно погрузился в тягучий сон без сновидений.
  - Прости, - тихо прошептала Майя мне в самое ухо. - Прости, но мне слишком больно... Отдохни, прошу тебя, отдохни...
  Я не знал, ненавидеть её или обожать за это насильственное погружение в сон, но... на раздумья у меня просто не оставалось сил. В последний раз гулко выдохнув, я окончательно провалился в бездну сна.
  
  Резкие удары раздались ещё из-за грани сознания, но я знал уже почти наверняка, что именно стало их первопричиной. Единожды услышав издаваемые Крыльями Ангела звуки - забыть их было невозможно, равно как и перепутать с чем-либо ещё. Неужели Майя навела проклятых чужаков на нашу стоянку? Неужели?.. Ведь наше... Моё укрытие нельзя было обнаружить вот так вот запросто!.. И эти... Люди... Они не могли найти это укрытие прежде, вечером и в начале ночи, до того, как я потерял бдительность... А значит...
  Оторвав голову от жёсткого матраса, невесть откуда взявшегося подо мной, я рывком принял сидячее положение. Но, почувствовав невероятную тяжесть в голове, бухнулся обратно. В глазах почернело. Головокружение накрепко угнездилось в затылке, а тело моё оказалось моментально сковано судорогами. И всё же я заставил себя подняться на ноги и, шатаясь, сделать несколько робких шагов в сторону вибрирующего грохота. Я не видел ничего перед собой, поэтому ориентироваться приходилось только на звук. Тратить время на адаптацию я не имел ни возможности, ни права...
  Вдруг что-то надо мной яростно загрохотало, сверху посыпалась пыль и каменная крошка, а фон перед моими глазами из чёрного стал серовато-жёлтым. Потом по этой серости пошли красные круги, и уже сквозь них я смог видеть отдельные вещи - в частности, блестящие даже сквозь пылевое облако Крылья Ангела!.. Но направлены они были отнюдь не на меня...
  С усилием размяв сомкнутые веки, я почти пропустил момент, когда кусок стены, служащий потолком этой импровизированной пещеры, с шумом ввалился внутрь. Мне чудом удалось выбежать из-под рушащихся обломков и на шатающихся ногах доплестись до противоположной стены. Давясь стискивающим горло кашлем, я сделал несколько неровных шагов вперёд и юркнул в широкий треугольный разлом. Здесь было ещё одно подобие пещеры, но куда более крупное, прикрытое только тремя из четырёх стенами некогда огромного небоскрёба. На месте четвёртой стены громоздилась приличных размеров куча разного мусора, перелезть через которую могли только "Валькирии". Собственно, так и было: Майя спрятала наши машины здесь, скрытыми покровом термооптического камуфляжа... Но сейчас перед собой я видел только одну исполинскую фигуру. И это не была моя "Валькирия", лишившаяся половины торса...
  Я подбежал к ноге сидящего на одном колене гиганта и быстро - насколько это было возможно в моём состоянии - забрался в открытую кабину машины по спущенной верёвочной лестнице. В глазах двоилось, и запустить реактор получилось лишь с третьей попытки, но зато с остальным проблем уже не возникало. Легко разобравшись с главными системами, я за пару секунд перевёл изображение с внешних камер на все доступные мониторы одновременно, сформировав тем самым одну большую картину происходящего снаружи. Затем инициировал первичную продувка сопел ускорительных модулей...
  Над моим импровизированным укрытием пронёсся широченный радужный луч.
  Вторичная продувка...
  Взрыв разворотил верх того, что осталось от стены слева от меня и обрушил её наружу.
  Калибровка оружейных систем...
  В ответ на гудение Крыльев Ангела из-за груды мусора послышалось шипение ускорительных установок боевого модуля класса "Валькирия".
  Проверка главной структуры остова...
  Машина Майи - моя бывшая машина! - на краткий миг поднялась над уровнем укрытия и, резко уйдя в сторону от молниеносного удара Крыла Ангела, снова рухнула вниз, уже почти не являющаяся полноценной боевой единицей. Огонь она вела с левой руки - единственной оставшейся - используя дополнительное укомплектованное оружие, но это не могло причинить врагу и минимального ущерба. Мне следовало бы поторопиться... Но... Неожиданно для самого себя, потерявшись в причинах и следствиях, я вдруг осознал, что Майя, последняя из не поддавшихся на влияние чужаков Драконов, находилась именно там именно в этот момент неспроста... Она не просто так сдерживала напор той самой белоснежной статуи, с которой я уже успел столкнуться вчера... Не просто так.
  К счастью, пока поблизости была и давала бой моей напарнице только одна такая... Недвижимая напоказ штуковина, чьи ярко-синие глаза грезились мне всю ночь - та странная девушка, что, наверное, являлась гибридом... Гибридом Человека и Дракона...
  Мне стало страшно, но я не мог отступить. Не мог позволить Врагу разорвать ту, кто так отчаянно старался защитить меня сейчас, принять на себя шквальный огонь и ярость дьявольских крыльев... И пусть она была всего лишь машиной, чуть более совершенной, чем наши "Валькирии" - я не мог позволить кому-либо причинить ей вред. Хотя ещё вчера я готов был стереть её в порошок собственными руками...
  - Майя, вымани эту штуку на открытое пространство! - я решился послать сообщение на закодированной частоте. И напарница услышала меня, не ответила - просто услышала. Я знал это. Я чувствовал, как по её телу разливается тепло благодарности. Непонятно почему, но я знал... Знал, основываясь на том, чего просто не может быть у высших сущностей. Я знал это своим примитивным человеческим сердцем. И когда машина Майи вдруг остановилась, а из пологой спины её "Валькирии" ударили длинные ромбы стрекозиных крыльев, я ощущал всё, что она чувствовала... Девушка желала защитить меня, простого человечка, всем своим естеством - и ради этого впервые за свою жизнь пожертвовала гуманоидной формой. Разрывая бронированный металл и проминая прочный остов, на свет появлялся великолепный чёрно-белый Дракон, подобно крупной бабочке вылупляющийся из тесной металлической куколки. Три ярко-малиновых глаза на гордой заострённой морде полыхнули рассерженным огнём, и исполинская крылатая зверюга, словно бы вытесанная из размытого мрамора, с рыком кинулась на мертвенно-недвижимую белую статую. Кажется, я успел разглядеть глаза этой чужачки, глаза Человека - те самые ярко-синие провалы, впервые открытые достаточно широко, и эти бездонные зеркала души выражали только одну эмоцию - безумный, ни с чем не сравнимый ужас. Ужас!.. Ужас от осознания того, что отражающие волнения неба Крылья Ангела лишь разорвали плоть на боку биомеханического Дракона - но не уничтожили его, не рассекли на десятки маленьких частей и не развеяли в прах. Ужас, навеянный абсолютной беспомощностью прямых и хаотичных лучевых атак - те неизменно расцветали яркими огнистыми сферами, но слишком легко сползали с металлической шкуры Майи, чтобы причинить реальный ущерб. А затем... Затем пришло время Врагу ощутить и ужас перед чувством собственной боли!
  Добравшись, наконец, до сверкающей радужными молниями статуи, огромный Дракон вонзил серповидные клыки в её горло. В сторону брызнула кровь, нереальная, но удивительно человеческая - красная, тягучая, охотно остающаяся на асфальте и бетоне разрушенного города. Кровь, точно такая же, как и та, что рвалась из дымящихся дыр в шкуре последнего из Драконов.
  Я видел этот ужас так же явно, как пятно солнечного диска над собственной головой - равно как и рваные раны на теле Майи... Я чувствовал, как она страдает ради единственной цели, ради того, чтобы я позволил ей остаться на своей стороне - ради того, чтобы я только не считал её своим личным врагом. И... Видимо, для неё это значило куда больше, чем я мог себе представить - моя подруга и напарница слишком многое почерпнула от примитивных людей... И, осознавая это, я понял, что мы всё же сможем преодолеть в себе это странное совершенство, сможем остаться тем странным смешением предрассудков и парадоксов, которое принято считать человечеством. И ради которого даже высший разум готов пойти на риск.
  Я понял, что мы победим...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | Е.Лабрус "Под каблуком у Золушки" (Современная проза) | | К.Огинская "Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Попаданцы в другие миры) | | К.Марго "Не будите Спящую красавицу!" (Любовное фэнтези) | | Н.Мороз "Таури. Неизбежность под маской случайности" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"