Антонов Михаил Алексеевич: другие произведения.

Я пошлю Вам письмо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грустная история,возможно имевшая место быть на самом деле. Звуковая дорожка: http://mp3.music.lib.ru/mp3/a//antonow_m_a/antonow_m_a-pisxmo_neznakomke-2.mp3


   Антонов М.А.
  
   Я пошлю Вам письмо...
   История в четырех звонках и трех письмах
  
   ЗВОНОК ПЕРВЫЙ
  
   За окном темно, но в свете уличного фонаря видно, как мед-
   ленно кружась, падают на землю снежинки. Настольный календарь от-
   крыт на предпоследнем листке: "30 декабря".
   В снятой телефонной трубке слышны длинные гудки. Наконец,
   сняли трубку и на том конце, и приятный девичий голос произнес:
   - Алло.
   - Здравствуйте!- услышала девушка.
   Голос мужской и явно незнакомый.
   - Здравствуйте..?- согласилась она с некоторым недоумением.
   - Как хорошо, что именно вы сняли трубку,- взволнованно
   произнес звонивший мужчина.- Я звоню к вам с единственной целью-
   хочу поздравить вас с наступающим праздником. Я понимаю, что сей-
   час несколько рано, ведь праздник будет только завтра, но я по-
   боялся, вдруг вы завтра уйдете куда-нибудь, к друзьям, например,
   и я вас не застану. Да и, честно говоря, завтра у меня не будет
   возможности позвонить вам. Так что я решил сделать это сегодня.
   И тут же, не давая девушке вставить хотя бы одно слово, он
   продолжил:
   - Одним словом, позвольте мне поздравить вас с наступающим
   Новым годом и пожелать, чтобы в следующем году сбылись все ваши
   мечты и желания. Чтобы начальство вас ценило и платило вам
   большую, нет- просто огромную зарплату. И главное, чтоб вы были в
   следующем году ужасно счастливы.
   - Спасибо, я вас тоже поздравляю,- ответила девушка.
   Судя по ее смешку, такое поздравление ей понравилось.
   - У меня, в общем-то, всё,- сообщил мужчина.- Не смею вас
   больше отрывать от ваших важных дел. Позвольте мне откланяться.
   До свидания.
   - Ну да, пожалуй, до свидания,- согласилась девушка.
   Недоумение ее так и не было рассеяно. Весь вечер этого дня
   она размышляла над тем, кто бы это мог быть.
  
  
   ЗВОНОК ВТОРОЙ.
  
   Весеннее утро. Яркое солнце светит в окно. Снег еще не
   растаял, но стал грязно- серым. Март, 8-е число.
  
   На этот раз трубку снял мужчина, судя по тяжелому дыханию и
   хрипловатому голосу, явно не молодой.
   - Да! Слушаю!
   - Василий Васильевич?
   - Да,- согласился снявший трубку.
   - Не могли бы вы пригласить к телефону вашу дочь.
   - Сейчас, сейчас,- вновь не возражает мужчина.
   И уже через минуту звонивший услышал знакомый девичий голос.
   - Да, я вас слушаю.
   - Здравствуйте,- произнес мужчина.- Это снова я. Извините,
   что звоню вам так рано, я понимаю, что полдесятого утра- не са-
   мое удобное время для подобных звонков, но я боялся, что позднее
   могу вас просто не застать. Вдруг вы куда-нибудь приглашены и уй-
   дете в гости. А звоню я вам все по тому же, знакомому вам, пово-
   ду. Как и в прошлый раз, я хочу поздравить вас с наступившим
   праздником, ну и, естественно, пожелать вам много- много счастья,
   удачи и здоровья.
   - Спасибо,- задумчиво благодарит девушка, озадаченная пов-
   торными и столь ранними поздравлениями.
   Но поскольку женское любопытство было ей свойственно не ме-
   нее, чем другим представительницам прекрасного пола, она не вы-
   держивает и спрашивает:
   - А кто это?
   Мужчина шумно вздыхает прямо в трубку и честно признается:
   - Боюсь, что мое имя вам ничего не скажет. Мы с вами, к со-
   жалению, не знакомы. Но видите ли, я считаю, что в нашей стране
   есть два праздника, когда любой абсолютно незнакомый мужчина мо-
   жет за здорово живешь, абсолютно безнаказанно поздравить любую,
   даже незнакомую ему женщину. Это, как вы догадываетесь, Новый год
   и 8-е марта. Вы ведь не удивляетесь и не обижаетесь, если в эти
   светлые дни некто, пусть даже незнакомый вам человек, в транспор-
   те ли, на улице ли поздравит вас с праздником и улыбнется. Так
   вот, считайте, что я именно такой незнакомец. Можно сказать, слу-
   чайный встречный. Вы ведь не возражаете, когда вас поздравляют на
   улице?
   - Ну, в общем-то, нет,- поразмыслив, ответила девушка.
   - Поэтому я и осмелился позвонить вам без разрешения. Но, к
   сожалению, я уже использовал обе свои возможности поздравить вас.
   И на прощание, я хотел бы попросить вас о маленькой незатейливой
   услуге: назвать, если вам не трудно, какое-нибудь хорошее, краси-
   вое женское имя. То, которое вам нравится. Надо ли мне объяснять,
   зачем мне это надо или вы так согласитесь выполнить мою просьбу?
   - Надо,- заявила заинтригованная девушка.
   - Видите ли, благодаря вам я внезапно вспомнил, что ког-
   да-то в юности я умел писать стихи. Недавно, благодаря вам, я во-
   зобновил это баловство и написал несколько стихотворений. И вот
   одно из этих поэтических упражнений я бы хотел назвать
   "Письмо..." и далее указать то имя, которое вы укажете. Ведь оно
   появилось благодаря вам. Конечно, можно было бы написать просто:
   "Письмо незнакомке", но у меня есть уже одно стихотворение под
   названием "Незнакомка", и второе, как мне кажется, будет как-то
   не в масть. Перебором.
   - Как интересно,- произнесла девушка и тут же предложила,
   включившись в игру:
   - Ну тогда Елена. Мне нравится это имя.
   - Хорошо, тогда оно так и будет называться "Письмо Елене".
   А кстати, вас не так же зовут? Это не ваше имя?
   - Нет,- довольно сообщила девушка.
   - Жаль,- вздохнул мужчина.- Ну не смею вас больше задержи-
   вать своей болтовней, позвольте мне откланяться. До свидания.
   - До свидания.
  
   Надо ли говорить, что повторный звонок незнакомца произвел
   на девушку еще большее впечатление, чем первый, и озадачил не
   меньше.
  
   ПИСЬМО ПЕРВОЕ
  
   В конце июня героиня нашей повести обнаружила в своем
   почтовом ящике письмо. Оно походило на официальное, поскольку ад-
   рес на конверте был напечатан на машинке. И поскольку фамилию де-
   вушка носила украинскую с окончанием на "о", то она не сразу по-
   няла, ей ли, или ее отцу оно предназначалось. Вскрыв конверт она
   обнаружила внутри два листка. Развернув первый, девушка поняла,
   что письмо предназначено для нее. Машинописный текст гласил:
  
   "Здравствуйте, прекрасная Незнакомка.
   Я снова, уже в третий раз, позволил себе нарушить Ваш по-
   кой. До этого, если Вы помните, я имел счастье дважды разговари-
   вать с Вами по телефону, ну а теперь посчитал возможным написать
   Вам.
   Я надеюсь, что Вы простите мне эту назойливость, тем бо-
   лее, что это послание может оказаться первым и последним. Ведь
   все в ваших силах.
   Ну а теперь позволю себе перейти к сути моего письма.
   Я никогда бы не осмелился послать Вам его, если бы имел
   хоть одно доказательство того, что Вы не свободны. За все то вре-
   мя, что я невольно наблюдаю за Вами, мне ни разу не довелось уви-
   деть Вас в обществе мужчины или ребенка, или с обручальным
   кольцом на безымянном пальчике правой руки, почему я и позволил
   себе заключить, что Вы в какой-то мере свободны и одиноки. Прос-
   тите меня, если это не так и своими звонками и этим письмом я не-
   вольно поставил Вас в неловкое положение.
   Но мне кажется чрезвычайно странным, что такая милая и
   очаровательная женщина как Вы, все время одна, и в будни, и в
   праздники. И только по этой причине я осмелился дважды позвонить
   Вам по телефону. Мне просто хотелось, чтобы Вы знали, что в этом
   городе, в этой стране и на этой планете есть мужчина, который Вас
   замечает и которому, надо признаться, Вы нравитесь.
   Но даже ради этого я не позволил бы себе беспокоить Вас
   еще и своим письмом. Просто во время последнего нашего разговора
   я обмолвился о стихах, которые я написал благодаря Вам. И мне по-
   казалось крайне несправедливым, что Вы с ними не можете ознакоми-
   ться. Конечно, лучше было бы прислать Вам книгу с изданными уже
   стихотворениями, но я не профессионал в области литературы, изда-
   вать меня никто никогда не будет. Поэтому посылаю Вам свое сти-
   хотворение на обычном листке формата А4.
   Называется оно именно так, как мы с Вами условились:
  
   ПИСЬМО ЕЛЕНЕ
   Я пошлю Вам письмо, хотя Вы его вовсе не ждете.
   Тем не менее, я приготовил почтовый конверт.
   В том письме не спрошу я банального: "Как вы живете?"
   И его не начну я с обычного слова "Привет!"
  
   Там не будет вообще, ни строки, ни единого слова.
   Я в конверт положу белоснежный и чистый листок.
   То не шутка совсем и не думайте также худого,
   Просто всех своих чувств я бумаге доверить не мог.
  
   Этот белый листок, когда в руки его Вы возьмете,
   Передаст все тепло, все мечты, все желания мои.
   Подержите его, не бросайте и сразу поймете,
   Что я просто пытаюсь признаться Вам этим в любви.
  
   А еще в тот конверт я вложу свою бренную душу.
   Пусть хотя бы она незаметно заглянет в Ваш дом.
   Вы не бойтесь ее, вашей жизни она не нарушит,
   Облетит вокруг Вас и на место вернется потом.
  
   Ах, как жаль, что мы с Вами совсем не знакомы.
   И при встрече случайной Вы прячете взгляд.
   Я, наверное, мог поступить по-иному,
   Но пошлю я письмо и не будет дороги назад.
  
   Я пошлю Вам письмо, хотя Вы его вовсе не ждете.
   Тем не менее, я приготовил почтовый конверт.
   И пускай там нет слов, но я верю меня Вы поймете,
   И когда-нибудь мне улыбнетесь при встрече в ответ.
  
  
   Жаль, конечно, что у меня нет возможности узнать, понрави-
   лось Вам это стихотворение или нет. Хотя... Хотя, все по прежнему
   в Ваших руках.
   Ну а еще, заодно, мне хотелось бы подарить Вам на память
   еще и небольшой настенный календарик на будущий год, с изображе-
   нием одной симпатичной девушки. Возможно ее тоже зовут Еленой.
   Если Вы сразу не выбросите календарь на помойку, то я мо-
   гу надеяться, что еще в течение целого года Вы иногда, взглянув
   на него, будете вспоминать и про это письмо, и про эти стихи, и
   про странного чудака, написавшего Вам это письмо. А большего мне
   и не надо.
   Наверное, я излишне часто и чересчур нахально вторгаюсь в
   Вашу жизнь, простите меня за это. Простите меня ради бога, если
   это мое письмо, или мой незатейливый подарок показались Вам обид-
   ными и оскорбительными. Видит Бог, я не хотел ни обидеть Вас, ни
   пошутить над Вами, ни посмеяться. Я действительно отношусь к Вам
   с глубоким чувством симпатии и уважения и искренне сожалею, что
   не могу доказать этого лично.
   В свою очередь, понимая, что ваше терпение может быть на
   исходе, а у меня как не было, так и нет никаких оснований продол-
   жать свое вмешательство в Вашу личную жизнь, я оставляю за Вами
   право на все решения- "Все в Вашей власти".
   Захотите Вы выразить мне все свое возмущение, можете по-
   дойти ко мне прямо на улице и, сказав пароль: "Вам привет от Еле-
   ны", смело крыть меня последними словами. Я молча и покорно Вас
   выслушаю. Ну а если Вы стесняетесь выражать свои эмоции прилюдно
   или до сих пор не знаете того, кто это вас столь долго преследует
   своими симпатиями, то повесьте на фонарном столбе, изображенном
   на подаренном Вам календаре, объявление любого содержания. Ну хо-
   тя бы такого: "Абсолютно не нуждаюсь в услугах фотографов- люби-
   телей!" Главное, чтобы подпись была та же, условно-знакомая,-
   "ЕЛЕНА". Тогда я, "случайно" прочитав это объявление, найду воз-
   можность Вам позвонить и уже по телефону покорно выслушаю все,
   что Вы захотите мне сказать.
   Есть и третий, самый сильный способ наказать меня за мою
   наглость- это Ваше молчание. Сделайте вид, что Вы ничего не полу-
   чали, и тогда, я обещаю, я исчезну из Вашей жизни окончательно и
   бесповоротно.
   На этом я и заканчиваю свое письмо.
  
   С уважением Человек, который к Вам хорошо относится."
  
   Надо ли пояснять, что когда девушка развернула второй лис-
   ток из этого конверта, то увидела, что на нем напечатан красоч-
   ный календарь на будущий год из породы тех, что удобно держать
   под стеклом на рабочем столе. А главным украшением его являлась
   фотография ее самой, задумчиво идущей по улице. На заднем фоне за
   ее спиной действительно виднелся фонарный столб, на котором стоя-
   ла метка красным крестиком. Именно на нем девушка и должна была
   повесить свое объявление, если бы вдруг захотела связаться с пи-
   савшим.
  
   Если бы не женское любопытство, то в этой повести можно бы-
   ло бы ставить жирную точку. Но мужчина, приславший это письмо,
   был не плохим психологом. Он задал своей собеседнице столько за-
   гадок, что не получить на них ответ было выше ее сил. Поэтому нет
   ничего удивительного в том, что где-то через неделю на этом са-
   мом столбе действительно появилось одинокое объявление:
  
   "Возьму уроки фотографии, звонить или писать Валентине
   (Елене)"
  
   Соответственно вскоре в квартире девушки снова зазвонил те-
   лефон.
  
   ЗВОНОК ТРЕТИЙ
  
   В этот раз трубку сняла сама девушка.
   - Здравствуйте, это Валентина Васильевна?- услышала она ра-
   достный голос незнакомца.
   - Да.
   - А я звоню вам по объявлению. Это вы нуждаетесь в уроках
   фотографии?
   - Здравствуйте, здравствуйте,- согласилась девушка.- Дей-
   ствительно, это- мое объявление.
   - Ну вот, как только у меня появилась возможность, я решил
   вам позвонить. И как мне кажется, судя по вашему тону, вы навер-
   няка, хотите задать мне кое-какие вопросы.
   - Это точно.
   - Так спрашивайте.
   - Ну ладно,- девушка на секунду задумалась и сформулирова-
   ла первый вопрос:
   - Хотелось бы узнать, откуда у вас такой..., ну, скажем,
   довольно оригинальный календарик.
   - Если честно, то я сам его сделал. Не совсем сам, конечно,
   заказал в фотоателье на Воровского. Туда можно принести любую по-
   нравившуюся фотографию, и они сделают по ней календарь. Я вот то-
   же принес им фотографию одной симпатичной девушки, а они мне и
   отпечатали календарик. А что, он вам не понравился?
   - Нет, почему же, понравился,- ответила девушка и через
   паузу добавила.- И письмо тоже... И стихи. Приятные такие. Не
   ожидала.
   - Я старался,- скромно пояснил мужчина.- Да и вы меня хоро-
   шо вдохновляли. Кстати, а вам знакома эта девушка? Та, что изоб-
   ражена на календаре.
   - Ну да, это- я,- сказала Валентина.
   - Слава Богу!- облегченно выдохнул незнакомец,- а то я
   очень боялся ошибиться. Было бы несколько нелепо, если бы я сде-
   лал фотографии одной девушки, а послал бы их и звонил все это
   время другой. Для меня это была бы катастрофа.
   - Нет это-я,- подтвердила девушка и тут же задала другой
   вопрос.- А фотография- то у вас откуда такая интересная?
   - Фотография? Вообще-то, это моя. Я тут как-то по весне
   снимал на улице окружающую природу, а когда проявил- смотрю на
   некоторых негативах девушка видна. И она даже вроде как кадр не
   портит. Вот один из этих снимков и отнес в фотоателье.
   - Совсем интересно,- с подозрением в голосе заключила де-
   вушка.- Вы, наверное, очень часто так девушек на улице фотографи-
   руете?
   - Да нет. В первый раз так получилось.
   - Да?- с сомнением произнесла Валя.
   И через секундную паузу задала вопрос, мучивший ее уже дав-
   но:
   - Кто вы?
   - Боюсь, что даже если я назову вам свое имя, оно вам ров-
   ным счетом ничего не скажет.
   - Значит, мы с вами не знакомы?
   - Официально- нет. Нас никто никогда друг другу не пред-
   ставлял. Но все же мы иногда встречаемся. А иначе откуда бы я уз-
   нал о вашем существовании.
   - И где же?
   - На улице.
   - На улице?
   - Ну да, обычно по утрам. Когда вы идете на работу.
   - Значит, я вас видела?
   - Не исключено. Хотя я, честно говоря, не могу за это пору-
   читься. Ведь это же ваши глаза, а не мои. Скажем так, я иногда
   попадаю в поле вашего зрения, или могу попасть. Но не могу ска-
   зать, чтобы вы постоянно провожали меня долгим взглядом.
   - А вы можете себя описать?- спросила заинтригованная де-
   вушка.
   - Могу, но не стану. Я боюсь.
   - Чего,- удивилась Валя.
   - Боюсь вам не понравиться. И боюсь того, что на этом тог-
   да все и кончится. Вы, не дай бог, меня вспомните, узнаете, и
   решите, что знаться со мной не желаете. И потом это несколько не-
   честно. Я, желая хоть что-нибудь про вас узнать, прилагал весьма
   значительные усилия, а вы про меня все хотите узнать за просто
   так.
   - Что же, мне за вами тоже шпионить надо?- изумилась девуш-
   ка.
   - Да нет,- осознал звонивший ошибочность своего последнего
   замечания,- не надо. Если вам это неинтересно.
   - А на какой улице мы встречаемся?- продолжала выпытывать
   крупицы информации девушка, которой все-таки было интересно.
   Мужчина ответил уклончиво:
   - Да на разных. То на одной, то на другой. Вы ведь сами
   знаете, по каким улицам вы ходите на работу.
   - Ага,- произнесла Валя,- тогда другой вопрос: а откуда вы
   знаете моего папу?
   - Что вы, я с ним сроду незнаком,- сообщил мужчина.
   - Но откуда вы знаете, что его зовут Василий Васильевич?-
   крайне озадаченно спросила девушка.
   - Ах, вот вы про что?
   Звонивший на мгновенье задумался и решив, что проще ска-
   зать правду, признался:
   - Так это совсем просто- из телефонного справочника. Знае-
   те, сейчас по компьютерам гуляет справочник службы "09". Так вот
   из него. Если знаешь номер телефона, то нет никаких сложностей в
   том, чтобы узнать, кому он принадлежит. А ваш телефон записан на
   вашего папу.
   - Да, это- верно,- согласилась девушка,- на папу. Про спра-
   вочник я, конечно знаю- сама на работе им иногда пользуюсь, но
   откуда у вас тогда мой номер телефона?
   - Тут мне просто повезло,- с радостью в голосе сообщил муж-
   чина.- Как-то зимним утром я совершенно случайно проходил мимо
   вашего дома, и тут, тоже совершенно случайно, именно в этот мо-
   мент произошло два события: сначала погасло одно из светящихся
   окон, а следом и вы вышли из подъезда. Ну я и сделал соответ-
   ствующие выводы, что вы живете в этой квартире. Потом по тому же
   справочнику я установил ваш номер телефона и однажды позвонил.
   Мне повезло, что я попал именно на вас.
  
   Звонивший слегка приврал. Он отнюдь не случайно оказался
   возле дома девушки. Сначала он проследил за ней, чтобы узнать,
   где она живет, а затем целенаправленно приходил туда, как мини-
   мум, три раза, и каждый раз внимательно всматривался в светящие-
   ся окна подъезда, терпеливо ожидая, когда силуэт девушки про-
   мелькнет в них и она выйдет из дверей. Вскоре методом исключения
   он точно вычислил номер ее квартиры.
  
   - Кстати, а то, что вы незамужем, я тоже правильно опреде-
   лил?- поинтересовался мужчина.- А то вдруг я вас подставляю свои-
   ми звонками, и кто-нибудь ревнивый с вас за них спросит?
   - Да нет, никого ревнивого у меня нет. Никто ругать не бу-
   дет,- успокоила его девушка.- А как вы об этом догадались?
   - Ну это совсем просто. Во-первых, у вас нет обручального
   кольца на безымянном пальчике...
   - Но ведь кольцо не показатель. У меня много замужних под-
   руг, которые не носят колец...
   - Но ведь есть и другие симптомы. Ну, например, пустая сум-
   ка, с которой вы возвращаетесь с работы. Замужняя женщина, вынуж-
   денная кормить семью, идет домой тяжело нагруженная, неся в обеих
   руках тяжелые сетки, а вы же идете налегке, летящей походкой,
   жизнерадостно помахивая изящной дамской сумочкой, в которой явно
   ничего тяжелого нет.
   - Ну так я покупаю продукты в другое время,- пыталась воз-
   разить Валентина.
   - Знаю, знаю,- согласился мужчина.- По субботам. По суббо-
   там вы ездите на рынок и вот оттуда возвращаетесь загруженная на
   всю неделю. Но только надо быть неходячим инвалидом, или закон-
   ченным фашистом, чтобы не помочь вам нести такую тяжесть. Однако
   никто вам никогда не помогает. Что, как вы понимаете, тоже наво-
   дит на определенные мысли о вашем семейном положении.
   Девушка в ответ только вздохнула.
   - Да и как я вам писал в письме, и с ребенком я вас ни ра-
   зу не видел... С молодыми людьми по вечерам вы тоже не гуляете.
   - Откуда вы знаете?
   - Мне так кажется. Я бы обязательно заметил. Хотя, вот
   прошлым летом у вас была спутница- маленькая девчонка.
   - О, и это вы знаете. Да это моя сестра, она живет в дру-
   гом городе и приезжала ко мне на каникулы.
   - Я так и подумал, что сестра. И именно младшая.
   - Однако, как я погляжу, вы очень много обо мне знаете,-
   заключила Валентина.
   - Отнюдь. Вот, например, ваше имя я узнал только из вашего
   объявления,- признался ее собеседник.- У меня было несколько
   идей, как это можно было выведать, но уж больно это хлопотно. Да
   и места вашей работы я не знаю. Знаю, только, что ездите вы туда
   на 59-м автобусе.
   - Я работаю фармацевтом в аптеке,- доверчиво сообщила де-
   вушка.
   Незнакомец почему-то внушал ей доверие.
   - Как здорово! Жалко, что я здоров и не нуждаюсь в лекар-
   ствах. А еще я не знаю такой мелочи как то, сколько вам лет.
   - Ну это сложный вопрос...
   - Знаю, знаю. Я понимаю, что существует мнение, что якобы
   неприлично спрашивать женщин об этом, и про то, что женщине
   столько лет, насколько она выглядит. Вот поэтому я и задаю этот
   вопрос. Мне кажется, что вы еще не достигли того возраста, когда
   его нужно скрывать.
   - А на сколько, по- вашему, я выгляжу?- полюбопытствовала
   Валя.
   - Если честно, по-разному,- искренне ответил на этот воп-
   рос мужчина.- Иногда мне кажется, что вам года двадцать три, а
   иногда, когда вы сурово сжимаете губы, и явно не довольны всем
   миром, то можно дать и тридцать.
   - Ну это когда у меня настроения нет,- заметила девушка.
   И поскольку указанная собеседником вилка устраивала ее, Ва-
   ля доверчиво сказала:
   - А вообще-то, мне двадцать восемь. Много?
   Она боялась, что звонивший окажется моложе и это как-то
   выяснится: в какой-либо реплике или, наоборот, в тяжелой паузе.
   Но мужчина спокойно ответил:
   - Смотря для чего. Нормальный возраст. Хороший. Где мои
   двадцать восемь...
   Реплика успокоила девушку. Ей стало ясно, что звонивший
   старше нее.
   Этот разговор продолжался уже не меньше четверти часа. Для
   первого общения не так уж мало. Да и объем информации, полученный
   обеими собеседниками, требовал какого-то осмысления. Поэтому муж-
   чина решил закругляться.
   - Ну что, я ответил на все ваши вопросы?- спросил он.
   - Пожалуй, да.
   - Я не очень вас обидел своим письмом?
   - Да нет. Просто неожиданно как-то.
   - Мне бы очень не хотелось, чтобы вы на меня обижались.
   Просто я не придумал другого способа для того, чтобы выразить вам
   свою симпатию.
   - Я это поняла,- сказала девушка.
   - Ну тогда я не смею больше задерживать вас своей болтов-
   ней. У вас, наверное, масса дел, а я вас отвлекаю. В заключение я
   хотел бы задать вам вопрос. Можно?
   - Давайте.
   - Я не знаю, что мне сказать вам сейчас, в минуту расстава-
   ния. Поэтому, продолжая действовать все под тем же девизом, что
   все находится в ваших руках, предлагаю вам самой решить такой де-
   ликатный вопрос, как возможность продолжения нашего знакомства.
   Скажите мне, что я должен произнести и что должен услышать в от-
   вет: "прощайте" или же "до свидания"? Если первое, значит вы ме-
   ня никогда больше не услышите. Если же второе, то это будет озна-
   чать, что вы мне разрешаете позвонить вам еще. И мне бы сразу хо-
   телось вас заверить, что я не стану злоупотреблять этим правом.
   Ну например, когда у вас день рождения?
   - О, он был не так давно- 24 мая.
   - Да, однако, долго ждать,- задумчиво произнес звонивший.-
   Почти год еще, вы меня за это время снова забудете.- Но, возмож-
   но, будут другие поводы. Ну так что мне вам сказать? "Прощайте",
   или "до свидания"?
   - Я думаю, вам можно сказать "до свидания",- после секун-
   дной паузы вымолвила Валентина.
   - До свидания,- радостно сказал мужчина.
   - До свидания,- благосклонно ответила ему девушка.
  
   ЗВОНК ЧЕТВЕРТЫЙ
  
   Прошел месяц, когда в квартире девушки раздался следую-
   щий интересующий нас звонок.
  
   - Василий Васильевич?
   - Да.
   - А можно услышать Валентину Васильевну?
   - Сейчас я ее позову.
   Когда девушка взяла трубку она улышала знакомый голос:
   - Здравствуйте, Валентина Васильевна, это снова я.
   - Я уже поняла.
   Тон, с каким девушка отвечала был весьма благожелательным.
   - А вы знаете, я придумал новую и неожиданную тему для раз-
   говора. Если вы не очень заняты в это воскресное утро, то мы мог-
   ли бы ее обсудить.
   - У меня, конечно же, есть дела на сегодняшний день, но на
   после обеда. Так что мы можем побеседовать. Итак, что мы сегодня
   обсуждаем?
   - Я подумал, что самой лучшей темой для сегодняшней беседы
   будете вы. Давайте поговорим о вас. Вы согласны?- предложил зво-
   нивший.
   Девушка вздохнула и согласилась:
   - Давайте попробуем.
   - Итак, как мы выяснили в прошлый раз, двадцать восемь лет
   тому назад, 24 мая родилась маленькая девочка, которую любящие
   родители назвали Валечкой. Так?
   - Так.
   - И где же она родилась?- поинтересовался мужчина.
   - В Плавске.
   - Бог ты мой, где же это? Наверное, недалеко от Парижа?
   Девушка рассмеялась, оценив шутку, и сказала:
   - Да нет, это не так далеко, в России. Тульская область.
   Маленький, но уютный городок...
   - А, это, наверное, про него поет свою известную песню
   Анжелика Варум?
   - Нет, но видимо про такой же.
   - И что же есть хорошего в этом городе?
   - Большая узловая железнодорожная станция, завод "Смычка"
   по производству сельхозтехники, вентиляторный завод и шоссе Мос-
   ква- Симферополь, проходящее через центр города.
   - Представляю,- задумчиво вымолвил мужчина,- в одну сторону
   посмотришь- видны башни московского Кремля, в другую- курортники
   на пляжах Крыма. Поневоле захочется собрать чемодан и навострить
   лыжи в дорогу. Или все не так?
   - Ну не совсем. Но ощущение, что где-то рядом есть другая
   жизнь, действительно возникает,- согласилась девушка.
   - И что же вы там делали?- спросил мужчина.- Поначалу, на-
   верное, в детский садик ходили, в школу. Как вас угораздило стать
   фармацевтом и попасть сюда, в наш город?
   - Ну да, сперва ходила в школу. Потом два года подряд пыта-
   лась поступить в медицинский...
   - В Москву?
   - Первый раз я действительно пыталась поступать в Москве.
   Не прошла по конкурсу. А во второй- поехала уже в Курск. Там то-
   же мединститут есть. Думала, проще будет, чем в Москве. Но, похо-
   же, не только я так думала, и снова я не добрала баллов. А на
   подготовительные курсы меня не брали. Говорили, что курсы только
   для сельских выпускников, а я, вроде как, городская...
   - Печально, позвольте выразить вам, Валентина Васильевна,
   свои соболезнования,- посочувствовал звонивший.- Когда мечта мо-
   лодости не сбывается, то это грустно. Но фармацевтом-то вы стали?!
   - Это я потом в Калуге в училище училась.
   - Как, однако, вам много пришлось путешествовать по цен-
   тральной России в молодости.
   - Да уж...
   - А потом?
   - Потом, я закончила училище и пошла на работу. В аптеку,
   ясное дело.
   - А как вы попали в наши края? По распределению?
   - Наследство получили. Квартиру, здесь мои дедушка и бабуш-
   ка жили. По папиной линии.
   - То-то я и смотрю, что вас не было- не было и вдруг отку-
   да-то взялись. И в местную школу значит вы не ходили, поэтому я
   вас раньше и не видел. А вообще-то, вы давно живете в нашем горо-
   де?
   - Лет пять... Да, около пяти лет.
   - С работой у вас сейчас нормально?
   - Да, работаю вот...
   - Зарплата у вас большая?- поинтересовался мужчина.
   - Не очень. А у вас?
   - Ну приличная.
   - А где вы работаете?- поинтересовалась Валентина.
   Мужчина ответил подробно, но уклончиво, рассказав о том,
   чем занимается, но не называя конкретную организацию. Потом на
   некоторое время в разговоре повисла пауза, но звонивший быстро
   нашел новую тему.
   - А у вас, я видел, снова гости?- спросил он.
   - Да младшая моя сестренка в гости приехала. У нее каникулы.
   А откуда вы знаете?
   - Я вас видел на днях вместе. Вы, видимо, гулять собира-
   лись. Нарядные такие.
   - Значит мы опять встречались?- спросила девушка.- Все-та-
   ки интересно, как вы выглядите?
   - А, неинтересно. Я довольно стандартный, ничем не выдаю-
   щийся мужчина. Поэтому вы, наверное, и не замечаете меня. Хотя,
   мне кажется, вы и стали несколько внимательней к окружающим.
   Раньше у вас вид был уж совсем равнодушный к тем, кто проходит
   мимо. А сейчас вы уже рассматриваете не только асфальт под нога-
   ми. Да и знаете, Валентина Васильвна, если бы у меня был хоть
   один шанс вам понравиться, я бы давно стоял под вашей дверью с
   букетом алых роз. Но я боюсь, что когда вы узнаете, кто вам зво-
   нит, вы скажете: "не было друзей, и таких не надо".
   - А почему вы решили, что у меня нет друзей. У меня их мно-
   го,- тут же возразила Валентина.
   Но по торопливости, с которой она произнесла эту реплику,
   звонивший понял, что девушка скорее выдает желаемое за действи-
   тельное. Тем не менее, он решил ей поверить.
   - Тем более. Значит вы скажете: "у меня так много замеча-
   тельных друзей, так что таких знакомых, как вы, мне и даром не
   надо". Поэтому, как мне кажется, мне лучше некоторое время сохра-
   нять свое инкогнито. Пока вы ко мне не привыкнете. Тем более, что
   мне так нравится с вами беседовать. У вас голос такой приятный...
   - Да?- польщенно переспросила девушка.
   - Честное слово,- подтвердил ее собеседник и тут же спросил:
   - Скажите, а сестренка ваша так и живет в Плавске?
   - Да, с мамой.
   Мужчина понял, что семейных тайн лучше не касаться, и не
   стал спрашивать, почему родители Валентины живут врозь. Он спро-
   сил нейтральное:
   - И долго сестренка будет у вас гостить?
   - До конца августа. А что?
   - Жаль, что я послезавтра уезжаю, а то, если нужно, я мог
   бы вам звонить чуть не каждый день.
   - Зачем?
   - Как зачем, для поднятия авторитета. Ваша младшая сест-
   ренка должна знать, что вы пользуетесь огромной популярностью у
   мужчин, и что они вам без конца звонят. Вот когда я был ма-
   ленький, я очень гордился тем, что мой старший брат дружит с кра-
   сивыми девушками и тем, что их у него много.
   - А, ну понятно,- усмехнулась Валентина,- но лучше не надо.
   - Да я и не буду,- успокоил ее мужчина.- Тем более, что по-
   слезавтра, в воскресенье, я в семь вечера приду на знакомую вам
   трамвайную остановку и поеду на вокзал. А оттуда скорым поездом
   уеду в Ленинград, или Санкт- Петербург, если вам так привычнее.
   - Насовсем?- с удивлением спросила девушка.
   - Да нет, в отпуск. На пару недель. Путевку такую взял.
   Невский проспект, мосты, "Аврора". Вы были там когда-нибудь?
   - Не довелось.
   - А я вот скоро все это снова посмотрю. Я там бывал, но еще
   при советской власти. Кстати, а у вас когда отпуск?- поинтересо-
   вался собеседник.
   - У меня? Во второй половине августа. Повезу сестренку в
   Плавск, там и отдохну.
   - Значит, в следующий раз я увижу вас только в середине
   сентября?- тяжело вздохнул мужчина.
   - Нет, уже в конце. Я еще хочу за свой счет взять неделю-
   другую.
   - Еще не лучше. А можно мне будет вам позвонить, когда вы
   приедете?
   - Ну попробуйте.
   - Спасибо вам за разрешение. Я обязательно придумаю новую
   интересную тему, и мы ее с вами обсудим. Хорошо?
   - Хорошо,- согласилась добрая девушка.
   - Ну а теперь мне, похоже, пора прощаться. Я у вас столько
   времени отнял.
   - Да уж.
   - Ну до свидания.
   - До свидания.
  
   Прошло два месяца.
  
   ПИСЬМО ВТОРОЕ
  
   Оно пришло в первых числах октября. Так же как и на первом
   адрес на конверте, да и само письмо, были напечатаны на машинке.
  
   Здравствуйте, Валентина Васильевна!
  
   С завидной наглостью я продолжаю напоминать Вам о себе.
   За два минувших месяца Вы, наверное, успели уже забыть про
   мое существование, а тут бац- в вашем почтовом ящике снова лежит
   конверт. А Вы ведь, скорее всего, не ждали этого письма, я обещал
   Вам лишь только позвонить. И, видит Бог, я бы обязательно испол-
   нил свое обещание и позвонил, тем более, что сейчас у меня приго-
   товлены новые темы для бесед с Вами. Это и про ваш отпуск. Я бы
   очень дотошно "допросил" Вас о том, как Вы съездили в свой ма-
   ленький и славный Плавск, как Вам там понравилась тамошняя жизнь,
   и видели ли Вы всех тех, кого хотели увидеть. А потом бы, если
   Вам это было бы интересно, рассказал и о том, как сам я провел
   свой отпуск. А еще бы мы обсудили Вашу новую прическу, я видел,
   вы по другому уложили свои волосы...
   Я бы позвонил Вам еще и потому, что мне просто очень хочет-
   ся снова услышать Ваш голос...
   Если б Вы бы знали, как мне сейчас хочется набрать ваш но-
   мер и услышать знакомое "Алло!", Но я боюсь. Я боюсь Вам звонить.
   Боюсь, что теперь, когда Вы все уже знаете, Вам уже будет неинте-
   ресно со мной разговаривать.
   Я знаю, я видел, что в момент моего отъезда Вы были в мага-
   зине, что расположен напротив трамвайной остановки и окнами вы-
   ходит на нее. И, скорее всего, Вы видели, как я отправлялся на
   вокзал. Меня было совсем нетрудно вычислить- не так уж много на-
   роду в это время толкалось на остановке, а уж с чемоданами мы бы-
   ли одни. Может Вы и не смотрели на меня через стеклянную витрину,
   но мне проще считать, что смотрели и, тогда я естественно вынуж-
   ден предполагать, что Вы, наверное, смогли наконец узнать, кто -
   я и, как я предполагаю, испытать при этом некоторое разочарова-
   ние.
   Конечно же, я мог бы и не говорить Вам в последнем нашем
   разговоре, где и когда меня можно было увидеть, тем более, что Вы
   на этом и не настаивали. Но я поступил так осознанно, понимая,
   что должен же я когда-то Вам во всем признаться. Ну нельзя же бы-
   ло мучить Вас своими звонками бесконечно. Устраивать этакий вир-
   туально- телефонный терроризм. А просто подойти к Вам лично и
   объясниться я бы никогда не решился. И не только из скромности.
   Просто увидеть, как Вы при первых же моих фразах переменитесь в
   лице и с суровым видом станете отчитывать меня за то, что я к Вам
   пристаю- выше моих сил. А основания для таких грустных мыслей у
   меня появились еще до Вашего отъезда в Плавск во время последней
   нашей случайной встречи на улице. Вы наконец-то, наградили меня
   пристальным взглядом, но таким строгим, Вы так сверлили меня
   своими серыми глазами, что на мне живого места не осталось. Види-
   мо, я уже тогда попал в подозреваемые. После этого мне стало
   очень стыдно за свое поведение и я решил сдаться на милость побе-
   дителя. На Вашу милость.
   Но у меня была надежда, что после наших разговоров по теле-
   фону, и, быть может, после этого письма Вы, Бог даст, поймете,
   что я не такой уж противный тип, каким, наверное, кажусь Вам по-
   рою, и которого Вы так охотно награждаете ужасно строгими взгля-
   дами. Я- не злодей, а скорее сказочник. Вот и для Вас, для ваше-
   го развлечения, я придумал красивую сказку и даже исполнил в ней
   одну из главных ролей. И мне, как кажется, удалось бы довести эту
   сказку до логического конца. Уже при следующем моем звонке можно
   было бы просить Вас о настоящем свидании. Возможно, что Вы бы на
   него согласились, хотя бы движимая любопытством. Но вот именно
   этого- просить Вас о свидании, я как раз и не могу.
   И мне остается только сожалеть, что финал моей сказки полу-
   чился таким немножко нелепым и смазанным. По идее, в последнем
   действии на сцене должен появиться прекрасный Принц с букетом
   алых роз, на белом коне, который увезет Вас- свою Принцессу в
   прекрасные розовые дали. Прислать на эту роль вместо себя ко-
   го-то из своих знакомых мне показалась свинством по отношению к
   Вам, а доиграть ее сам я не могу по известным Вам причинам.
   Ну не тяну я на Принца, что поделаешь. Я стар для этой роли,
   мне уже сорок лет, наверное я и не достаточно красив, по той же
   причине, а самое главное- я не свободен, я много лет как женат...
   О таком "принце" Вы вряд ли мечтали. Меня нельзя предста-
   вить папе, мной нельзя похвастаться перед подругами, со мной
   нельзя даже элементарно погулять по улице, взявшись за руки. Со
   мной много чего нельзя делать. Одним словом я на эту роль не го-
   жусь. Поэтому мне остается только выразить Вам свое сожаление за
   то, что я не оправдал Ваших ожиданий и попросить у Вас прощения,
   если Вы сейчас считаете себя оскорбленной.
   Возможно теперь, после моих признаний, у Вас появился непри-
   ятный осадок на душе. Но поверьте мне, что когда-нибудь, лет че-
   рез двадцать, (к тому времени Вы непременно выйдете замуж и обза-
   ведетесь детьми) Вы обязательно вспомните эту историю. И поймете,
   быть может, что это было просто забавное приключение, случившееся
   с Вами в годы вашей молодости. Может Вы даже попытаетесь вспом-
   нить мое имя, но я не уверен, что у Вас это получится.
   Вы простите меня, Валечка, если я Вас обидел. Я не ставил
   перед собой такой задачи. Я действительно очень хорошо к Вам от-
   ношусь, и просто хотел, как умел, выразить свою симпатию.
   Ну что делать, если Вы понравились мне еще в первую нашу
   встречу три или четыре года назад. Вы, наверное, и не помните
   этого эпизода. Как мы с Вами случайно столкнулись на остановке, а
   потом долго- долго вместе ехали в полупустом вагоне трамвая. Вы
   стояли совсем рядом- на расстоянии вытянутой руки- и смотрели в
   окно. А я украдкой глядел на Вас, любовался Вами и думал о том,
   что Вы скоро выйдете из вагона и я Вас никогда больше не увижу...
   Но неожиданно, полтора года назад, весной, я увидел Вас сно-
   ва, причем на своей улице. Я узнал Вас сразу и был приятно пора-
   жен этой новой встречей. Вы тогда с озабоченным видом спешили на
   трамвайную остановку. И тогда я подумал, что, может, Вы живете
   недалеко от меня. Так оно и оказалось. И меня, надо признаться,
   это очень обрадовало.
   Что было дальше, Вы знаете.
   Вы, конечно, можете сказать, что то обстоятельство, что Вы
   мне нравитесь еще не повод для того, чтобы я лез в вашу спокой-
   ную и устроенную жизнь. Мало ли кто кому нравится. Тут я вынужден
   с Вами согласиться, если бы ни некоторые обстоятельства.
   Мне казалось, что Вы одиноки в этом огромном и чужом вам го-
   роде. Вы везде и всюду были одна. Но после телефонных бесед с Ва-
   ми я понял- Вы меня убедили,- что я ошибался. Вы говорили, что
   успели обзавестись здесь друзьями, и все у вас хорошо и замеча-
   тельно. Пусть так, я Вам верю. И теперь для меня это означает
   только то, что Вы во мне, в общем-то, не очень-то и нуждаетесь.
   Другое обстоятельство- это то, что Вы неожиданно для меня
   оказались моей Музой. Неожиданно для себя я вдруг понял, что мне
   снова хочется писать стихи. А ведь последний раз я сочинял их
   давным- давно- в семнадцать лет. И вы можете не поверить, но
   именно встречи с Вами, оказались источником нахлынувшего на меня
   творческого вдохновения.
   По моей улице ходит множество хорошеньких девушек. Есть сре-
   ди них и моложе, и, наверное, красивее, чем Вы, но их привлека-
   тельность волнует меня мало. И только случайная, а иногда и нес-
   лучайная встреча с Вами и только с Вами приносила мне удиви-
   тельную радость. Пусть при этом Вы и не замечали меня и даже не
   смотрели в мою сторону. После этих случайных свиданий с Вами я
   легко находил нужные слова и интересные рифмы. Да и настроение у
   меня после этого поднималось, на работу ходил как на праздник.
   Благодаря Вам у меня душа поет. Жаль, что меня никто никогда не
   напечатает, а то бы я с радостью посвятил Вам целый сборник сти-
   хов.
   Ну и последняя причина, по которой я осмелился обратить Ва-
   ше внимание на мою скромную особу, это так называемый кризис
   среднего возраста. Вы, наверное, слышали, что мужчины в возрасте
   около сорока иногда начинают чудить, и порой полностью изменяют
   свою жизнь. Видимо, я тоже достиг этого критического возраста. И
   хотя я ничего не собираюсь менять в своей жизни, по большей час-
   ти меня все в ней устраивает: и жилье, и работа, и жена, и дети,
   но после встречи с Вами я понял, что большая часть моей жизни уже
   прожита, и если я сейчас не сделаю некоторых поступков, то не
   сделаю их никогда. И тогда я буду всю оставшуюся жизнь сожалеть
   об этом и считать, что упустил что-то важное. Одним из таких пос-
   тупков я посчитал необходимость узнать хоть что-нибудь о Вас- де-
   вушке, которая так много для меня значит. Сначала я пытался выве-
   дать о Вас что-нибудь с помощью дедуктивного метода. Кое-каких
   результатов я добился, как Вы знаете, но информации было не так
   уж много. Я же не милиционер и не кэгэбэшник, возможности мои ог-
   раничены. И тогда я решился все интересующее меня узнать прямо у
   Вас. Для этого нужно было просто познакомиться с Вами. Но в моем
   положении и в моем возрасте уже неприлично приставать к девушке
   на улице. Пришлось придумать этот "оригинальный" план.
   Боже, как я волновался, когда первый раз набирал Ваш номер
   телефона...
   Я не знаю, зачем я это сделал, но пока я об этом не жалею...
   Разве можно сожалеть о том, что я познакомился с Вами.
   Пока Вы, Валентина Васильевна, были в отпуске, я прикинул
   некоторые даты. В день Вашего рождения мне было тринадцать лет.
   Большой уже был мальчик. Первое свое стихотворение я написал,
   когда Вам исполнилось два годика, а бросил я заниматься поэзией,
   когда Вы еще ходили в садик. Ну а когда Вы пошли в первый класс,
   у нас был общий праздник, я, отслужив в армии, поступил на пер-
   вый курс института. Диплом я получил, когда Вы закончили пятый
   класс. Когда я женился, Вам было только тринадцать и Вы жили
   где-то далеко-далеко от меня. В те дни, когда Вы получали свиде-
   тельство о восьмилетнем образовании, у меня тоже был праздник-
   родилась старшая дочь- Валентинка- Ваша тезка. А когда Вам вруча-
   ли аттестат родился младший- Санька. (Вы, наверное, видели обоих
   моих детей рядом со мной на остановке.) Когда Вы, наконец, решили
   приехать в этот город, мне стукнуло тридцать шесть. Такие вот де-
   ла. И ничего с этим не поделаешь.
   Я еще раз прошу Вас простить меня за то, что вторгся в Ва-
   шу спокойную жизнь. Я не хотел ни обидеть Вас, ни посмеяться над
   Вами. Я действительно отношусь к Вам с большой симпатией. Вы мне,
   действительно, очень нравитесь и, честно говоря, я бы меньше все-
   го хотел, чтобы наше знакомство прервалось на этом моем письме.
   Хотя право решать с кем Вам знаться, а с кем нет, принадлежит
   исключительно Вам. А в подтверждение своих добрых намерений я с
   большим удовольствием сделал бы для Вас что-нибудь хорошее, дабы
   хоть этим загладить все те разочарования, которые я доставил Вам
   своими признаниями. Правда, я с трудом представляю себе, в каких
   услугах с моей стороны Вы теперь можете нуждаться. Если только
   пошпионить за кем-либо, или выступить в качестве вашего личного
   фотографа.
   Но если все же Вы когда-нибудь перестанете на меня сер-
   диться, то можете смело обращаться ко мне по любому поводу, как
   за помощью, так и если у Вас просто возникнет желание поболтать о
   разных пустяках с таким умным и веселым человеком, как я.
   Тем более, что Вы уже знаете, кто я. Можете просто подойти
   ко мне, или же поступить также, как в первый раз. (Никогда бы не
   подумал, что на пыльной и шумном нашей улице у меня может поя-
   виться любимый столб. Вы просто не представляете, какую необыкно-
   венную радость я испытал, увидев на нем объявление, которое было
   предназначено для меня одного. Спасибо Вам за то, что Вы тогда
   откликнулись. И вообще я Вам очень благодарен за то, что Вы меня
   так вдохновляете, и за то, что Вы регулярно ходите по моей улице,
   и за то, что я иногда могу Вас видеть.)
   Но если Вы, Валечка, все-таки решите обижаться на меня до
   конца моей короткой жизни, я хочу Вас заверить, что в ближайшее
   время собираюсь предпринять некоторые меры, дабы более не злить
   Вас понапрасну. Для этого я постараюсь пореже попадаться Вам на
   глаза. Обещаю, что не буду больше за Вами наблюдать, и что все
   наши последующие встречи (все-таки мы оба вынуждены ходить по од-
   ной улице) действительно будут только случайными, а не тщательно
   срежиссированными мной, как иногда случалось ранее.
   Ну и поскольку я не знаю, как Вы теперь ко мне относитесь,
   особенно после всех этих моих признаний, то мне довольно затруд-
   нительно решить, что же написать Вам в заключение: "Прощайте" или
   все же "До свидания". Поэтому я позволю себе слегка пошалить.
   Возможно это моя последняя шалость.
  
   Целую кончики Ваших пальцев, сударыня.
   Человек, которому Вы, Валентина Васильевна,
   не безразличны.
  
   Минула осень. Снова наступил Новый год. Но он не позвонил и
   не поздравил- выполнял свое обещание: не беспокоить.
   А вот 13-го февраля Валентина вдруг обнаружила в своем поч-
   товом ящике конверт. Ее адрес и фамилия были написан незнакомым
   красивым почерком. Таким пишут девочки отличницы. Обратного адре-
   са не было. В конверте лежала красивая "валентинка" в виде сер-
   дечка с надписью "С любовью" и пустой белый листок.
   Именно этот белоснежный листок навеял девушке некоторые по-
   дозрения...
   Минула зима и только на исходе весны наша история получила
   свое продолжение.
  
  
   ПИСЬМО ТРЕТЬЕ
   и последнее.
  
  
   ПРЕДСКАЗАНИЕ
   Я не знаю, будете ли Вы, Валентина Васильвна, читать это
   мое письмо или нет. Может, только увидев этот конверт, Вы сразу
   же, не распечатывая, с сердитым выражением лица выбросите его в
   мусорное ведро. Что ж, значит так тому и быть. Значит я только
   этого и заслуживаю.
   Тем не менее, я все равно пишу Вам. Пишу в последний раз.
   Честное слово, в последний. Я даже сам в это верю, посколь-
   ку было мне предсказано, что к середине августа спадет, наконец,
   наваждение, ибо не успеваю я к положенному сроку внести коренные
   изменения в Вашу жизнь. Именно наваждение, поскольку так, и
   только так я могу назвать то странное повседневное желание ви-
   деть и слышать Вас, думать о Вас и мечтать о встрече с Вами. Мне
   самому неловко, что я так Вам докучаю. Вы можете мне не верить,
   но я сам себе не могу объяснить, почему я так привязался к Вам и
   именно к Вам. В нашем миллионном городе полно хорошеньких деву-
   шек, но ведь ни одна из них не заставляет меня так волноваться,
   как Вы. Почему? Сам того не знаю. Загадка какая-то. Чувствую се-
   бя порой идиотом, особенно вспоминая те времена, когда я выяснял
   Ваш адрес и номер Вашего телефона. Такие юношеские глупости в
   моем-то возрасте! Стыдно, но как будто кто-то заставлял меня этим
   заниматься, подталкивал в спину или нашептывал в уши...
   Кстати, в этом же предсказании было и о вас, Валенька. А
   именно о возможном варианте вашей дальнейшей жизни. Я не буду
   вдаваться в мелкие подробности, дабы не сглазить, но как я понял,
   в предсказании утверждалось, что в период с того момента, как Вам
   исполнится тридцать лет, и до того дня, как стукнет тридцать два
   с половиной года, Вы встретите свою судьбу в лице молодого чело-
   века. Я не буду вам его подробно описывать. Сообщу только, что
   возможно он будет высок ростом и, не исключено, что моложе Вас на
   несколько лет. Кроме того, при первой встрече он вам, скоре все-
   го, не очень-то понравится, но встреч у вас с ним будет то ли
   две, то ли три, и Ваше мнение о нем может успеть перемениться.
   Вам лишь надо дать ему шанс и тогда ваша жизнь серьезно изменит-
   ся: Вы выйдете за него замуж, родите чудного мальчиша и будете
   жить счастливо, насколько счастливо можно жить в этой стране и в
   это время.
  
   ПОЗДРАВЛЕНИЕ
  
   Мне не хотелось портить Вам праздники и праздничное нас-
   троение напоминанием о себе, поэтому я не стал поздравлять Вас ни
   с Новым годом, ни с 8-м марта. У Вас же много друзей, и я думаю,
   что и без меня было много желающих это сделать. А вот с днем
   рождения Вас может поздравить только тот, кто помнит о Вас. И я
   решился - таки в последний раз возникнуть перед Вами, чтобы позд-
   равить Вас и преподнести Вам неожиданный подарок. Правда делаю я
   это чуть позже положенного срока, но причина все та же- не хоте-
   лось портить вам настроение 24-го числа.
   Я не буду писать Вам дежурных фраз пожелания счастья, здо-
   ровья и любви- наверняка, Вам их сказали ваши многочисленные
   друзья. Я просто молча к ним присоединяюсь.
   Но зато я могу подарить Вам то, от чего, как говорится, Вы
   вряд ли станете отказываться.
   Я хочу подарить Вам ваше душевное спокойствие.
   Вы знаете, я Вам как-то говорил, что неоднократно вас фо-
   тографировал. И, как мне кажется, Вы сейчас можете чувствовать
   себя несколько неуютно и некомфортно от того, что кто-то посто-
   ронний и не очень приятный владеет снимками с вашим изображением.
   Вот от этого беспокойства я и хочу вас избавить своим
   скромным "подарком". Я посылаю вам все Ваши фотографии, как удач-
   ные, так и неудачные, а также все до единого негативы.
   На фотографиях я по понятным причинам отрезал весь окру-
   жающий вас пейзаж, чтобы Вы не могли определить тех мест, где я
   Вас снимал. А негативы я привел в негодность, дабы никто другой
   никогда не делал с них снимков.
  
   ИЗВИНЕНИЯ
  
   Мне очень хочется на прощание попросить у Вас прощения.
   Простите меня, Валентина Васильевна, за то, что я снова
   так нахально врываюсь в вашу жизнь. Но если для Вас задуманная
   мной сказка закончилась с прошлым моим осенним письмом, то для
   меня она продолжалась еще полгода и кончается только сейчас.
   Я наивно думал, что Вы не будете так уж сильно огорчены
   моим тогдашним признанием и как-либо дадите понять, что я снова
   могу Вам позвонить. Но уже к Новому году я понял, что нет и не
   будет мне прощения. Я не дождался ни только нового объявления на
   знакомом нам обоим столбе, но даже хоть какого-то подобия улыбки
   при встрече. Пару раз, увидев меня, Вы демонстративно отверну-
   лись, а однажды, когда я оказался слишком близко, Вы взглянули
   на меня так строго, с такой мукой на лице, что мне стало невыра-
   зимо стыдно за то, что я еще существую на этом свете и не могу
   прямо на ваших глазах провалиться под землю. Простите меня за это.
   Простите меня за звонки. Несколько раз, еще в прошлом го-
   ду, я набирал ваш номер с единственной целью: услышать ваш голос,
   и то как Вы произнесете "Алло". Простите меня за это. Мне так
   нравился тембр вашего голоса и очень нравилось с Вами беседовать.
   И я очень жалею, что мне так и не удалось пообщаться с Вами
   tet-a-tet без помощи техники. Простите меня за это, ради Бога.
   А еще простите за то, что вы мне так сразу понравились.
   И за то, что я так много и долго о Вас думал, тоже прости-
   те.
   Ну что вам стоило еще два года назад пару раз попасться
   мне на глаза под ручку с кем либо из своих друзей. И все! И ниче-
   го бы этого не было! Ни моих звонков по телефону, ни этих длин-
   ных писем. И мне не было бы нужды думать о Вас... И надеяться на
   что-то тоже.
   К сожалению для Вас, мы так и будем жить на одной улице и
   ходить по ней. Так что неизбежно нам придется встречаться. Прос-
   тите меня за это. Но я не могу себе позволить сидеть безвылазно
   дома.
   Простите меня, Валенька, и за то, что я написал Вам это
   прощальное письмо.
  
   БЛАГОДАРНОСТИ
  
   Хотя я лично не жалею, что повстречался с Вами. Вы были
   моей радостью и неиссякаемым источником вдохновения. Мне так нра-
   вилось, смотреть на Вас, на то, как Вы проходите мимо, как рас-
   плачиваетесь за покупки в магазине, и даже на то, как Вы сурово
   сжимаете губки, когда чем-то или кем-то недовольны. При встречах
   я всегда замечал то, во что Вы одеты, и то, какая у вас прическа.
   Мне нравились Ваши пышные волосы. Вы можете мне не верить, но
   каждая встреча с Вами была для меня маленьким праздником.
   Уж не говоря о такой ерунде, что благодаря Вам я снова
   вспомнил, что когда-то умел сочинять стихи о любви. После встреч
   с вами я написал их, наверное, с десяток. Жаль, что я не могу оз-
   накомить Вас с ними. И жаль, что Господь обделил меня писа-
   тельским талантом, а то на основе всей этой истории я бы напи-
   сал необыкновенную сказку об обыкновенной неразделенной любви.
   Теперь- то я точно знаю, чем она закончилась. Это была бы очень
   грустная- прегрустная сказка.
  
   ОБЕЩАНИЯ
  
   Я обещаю исправиться:
   а) я буду и дальше изо всех сил пытаться не попадаться Вам на
   глаза;
   в) я не буду звонить;
   с) я не буду писать;
   d) я обязуюсь снять почтовый ящик на злополучном столбе.
   е) я обещаю забыть все: Ваш телефон, адрес, Ваше милое имя и
   все, что Вы так неосмотрительно мне о себе рассказывали.
  
   Честное слово, я на все готов, только что бы Вы не серди-
   лись на меня. Но я не знаю, не могу придумать, что же мне еще
   сделать и что Вам еще пообещать. А спросить у Вас я тоже не могу.
  
   Так что прощайте, Валентина Васильевна,
   и не поминайте меня лихом.
  
   Человек, который так и не смог
   стать Вашим другом.
  
  
   ЭПИЛОГ
  
   На этом наша незамысловатая история заканчивается.
   Через год наша очаровательная героиня действительно вышла
   замуж за бравого военного и, в положенный срок родила обещанного
   ей мальчишку.
   Никаких странных писем она больше не получала. Да и по те-
   лефону с тех пор ей звонили только знакомые и родные.
   Что же касается того мужчины, которого она с большой до-
   лей уверенности подозревала как затеявшего всю эту канитель с
   письмами и звонками, то он действительно стал намного реже попа-
   даться ей на улице. При этом он всегда отводил взгляд, да и сама
   Валентина не смотрела в его сторону, или даже переходила на дру-
   гую сторону улицы. Но потом он как-то исчез совсем, то ли перее-
   хал куда, то ли постарел и изменился настолько, что его нельзя
   стало признать.
   И только через двадцать лет мы узнаем, вспомнит ли пов-
   зрослевшая Валентина Васильевна всю эту историю со странными
   звонками и письмами.
  
  
  
   Антонов М.А. "Я пошлю вам письмо"
   20.09.01г.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"