Антонов Михаил Алексеевич: другие произведения.

Внеслужебный роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   "Внеслужебный роман"
  
   I
   Вы знаете, когда мужчина осознает, что уже не молод? Когда к нему на улице не стесняются обращаться с вопросами молоденькие девушки. Нет, я не имею в виду профессионалок со стандартным набором фраз: "Мужчина, угостите даму сигареткой?!", или "Мужчина, не хотите ли развлечься?". Я имею в виду обычных скромных девушек, юных и милых, из тех, что гуляют по улицам наших городов, ездят с нами в общественном транспорте, работают в соседних отделах.
   Когда Аркадий Анатольевич Вологжанинов- герой этой истории - был молодым и энергичным, и звали его еще Аркашей или просто Аркадием, даже без отчества, девушки - ровесницы не замечали его или делали вид, что не замечают. Самые симпатичные из них всегда проходили мимо, скромно потупив свой взгляд, или же демонстративно глядя сквозь него, как если бы он был прозрачным. Эти Незнакомки всегда молчали в его присутствии и никогда не заговаривали с ним первыми, уверенные, что инициатива разговора всегда должна исходить от мужчины.
   Но в возрасте далеко за сорок, когда на висках у Аркадия Анатольевича проявилась благородная седина, в походке и в движениях исчезли стремительность и напор, сменившиеся на вальяжную медлительность, а интерес к юным девушкам снизился до минимального значения, он, видимо, обрел плоть, или же эти нежные создания наконец-то прозрели и стали замечать его существование.
   На улицах девы уже сами могли первыми с ним заговорить и спросить у него: который час, как пройти на такую-то улицу, а в транспорте не стеснялись поинтересоваться, как долго ехать до какой-нибудь остановки. Причем, по тому, как они это спрашивали, было очевидно, что они не стремятся и не пытаются с ним так познакомиться или завязать разговор, и интересует их не сам Вологжанинов, а именно время, улица или далекая остановка. Это и был, по его мнению, признак приближавшейся старости. Девушки больше не рассматривали его как возможного кавалера.
   В управлении, где он работал последние двадцать пять лет, с недавнего времени тоже наблюдался наплыв молодых симпатичных созданий, только что закончивших учебу и делавших первые шаги своей трудовой карьеры. Так вот, многие из этих девушек начинали первыми с ним здороваться и улыбались при этом так ласково, как будто рады были его видеть. Хотя Вологжанинов точно знал, что не знает ни кто они такие, ни как их зовут, ни даже в каких отделах они работают. Поэтому причины этих улыбок и этой вежливости были для него непонятны.
   Где же они были с этими улыбками лет тридцать назад? Тогда ему эти девичьи улыбки надо было завоевывать, оказывать ради них всяческие знаки внимания, ухаживать, водить в кино, дарить цветы и подарки, остроумно шутить, писать стихи, провожать до дому, бороться с конкурентами, а теперь, когда по причинам возраста нужда в девичьих улыбках отпала, ему их дарят просто так. Обидно-с!
   В молодости надо было выглядеть модным, красивым, нарядным, спортивным, чтобы иметь право заговорить с девушкой. И то она сначала будет принцессить: прицениваться и решать, достоин ли ты ее ответа, и какого именно...
   А тут еще это дурацкое волнение, охватывающее тебя при первой попытке заговорить с понравившейся девчонкой. И чем больше она нравилась, тем скованнее себя чувствуешь, б-р-р-р, кошмар!
   Слава богу, он потихоньку сошел на "нет", этот кошмар. Особенно после того, как Аркадий женился, и у него родилась дочь. Со временем он понял, что брачные оковы, как ни странно, делают мужчину свободным. Пусть не полностью, но хотя бы частично. Они освобождают его от этой бесконечной гонки за женским вниманием, когда мужчина молод, и в тоже время защищают от излишнего женского внимания, когда мужчина достигнет зрелого возраста. Чужие мужья для многих девушек и дам являются табу, и потому "одинокие", "с не сложившейся судьбой" или просто "неудовлетворенные личной жизнью" гражданки гораздо реже пристают к женатым мужчинам, чем к холостякам.
   Наверное, еще больше личной свободы мужчине дает абсолютная импотенция, позволяющая полностью игнорировать существование женщин любых возрастов и разной степени привлекательности, но проверить эту версию Вологжанинов как-то не стремился.
   Освободившийся же от всех свойственных молодости комплексов, Аркадий Анатольевич теперь встречал прекрасных дам во всеоружии. Уже ничто: ни удивительная красота, ни грациозная походка, ни необыкновенная улыбка любой женщины, не заставляло его сердце биться чаще, чем обычно. Необходимость или желание завести разговор больше не сопровождались ни покраснением щек, ни перехваченным дыханием, ни скованностью конечностей и речевого аппарата, что раньше делало его неуклюжим и заставляло молчать. Теперь он легко мог найти тему для начала беседы и придумать остроумную реплику на любой ответ.
   Встретив как-то у лифта своего офисного здания милую девушку с толстой пачкой газет он, входя вместе с ней в кабину, не преминул отметить:
   - Чего только не бывает на свете! Впервые вижу современную девушку, которая читает газеты, да еще такие официозные, как "Коммерсантъ" и "Российская газета"...
   - Да нет, - стала оправдываться девушка,- это я в приемную несу, это для начальства.
   - Ну, слава Богу! А я-то уж подумал, что вас действительно все это интересует,- пренебрежительно он махнул в сторону пачки. После чего добавил:
   - Такую милую головку и такими чугунными мыслями наполнять. Хотя я не думаю, что и ваш директор все это успевает читать. Даже возникает вопрос: если он столько читает, то когда же он работает?
   В другой раз в том же лифте к нему в кабину на промежуточной остановке вошла другая девушка, идущая, видимо, из буфета, поскольку на блюдечке она несла несколько пирожков.
   - О, - нашелся сразу Аркадий Анатольевич, - я так понимаю, это - гуманитарная помощь всем голодающим в лифтах.
   Он потер руки и продолжил в таком же шутливом тоне:
   - Сейчас мы, кажется, плотно перекусим?
   - К сожалению, это не мои, это мне заказали купить сотрудники,- серьезно отвечала юная работница.
   - Жаль, очень жаль, - загрустил Вологжанинов, - ну, будем надеяться, что и без этих пирожков я дотяну до ужина, и моя смерть от голода не ляжет черным пятном на репутации сотрудников вашего отдела. Передавайте им привет и приятного аппетита!
   - Передам,- согласилась девушка, выходя из лифта.
   Хотя, в общем-то, Аркадий Анатольевич человеком был серьезным и до шуток опускался не часто: ну раз, другой в неделю.
   Работал Вологжанинов специалистом в весьма уважаемой организации, располагавшейся в огромном офисном здании в центре города. Служба его до предела была наполнена рутиной. Как, впрочем, и жизнь, спокойная и размеренная. Работа - дом, работа - дом. Впрочем, летом она становилась разнообразней, между работой и домом вклинивался садовый участок.
  
   Но однажды в коридоре своей организации Аркадий неожиданно обнаружил Прекрасную Незнакомку: русоволосую, весьма симпатичную женщину лет сорока. Она работала здесь достаточно давно, но судьба почему-то не помогала им увидеть друга раньше. Да и эта встреча обошлась бы очередным ничем, если бы через некоторое время, при следующем случайном столкновении в коридоре, женщина сама не поздоровалась с Аркадием первая, сопроводив слово "Здравствуйте!" обаятельной улыбкой.
   И почему-то это произвело на Вологжанинова необыкновенное впечатление. Он вдруг ощутил прилив радости, смешанный с чувством легкой эйфории. Прекрасная дама заметила его, запомнила и продемонстрировала ему свою приязнь. Захотелось вдруг сделать ей в ответ что-нибудь хорошее. Ну, например, сказать комплимент, тем более что она его заслуживала, а может, даже оказать ей повышенные знаки внимания.
  
  
   II
   После того случая, как Ольга Эбель - а именно так звали эту чаровницу - привлекла внимание Вологжанинова, некоторое время ничего существенного не происходило. Они просто здоровались при встречах и ... улыбались друг другу.
   И всякий раз Вологжанинов чувствовал какую-то приятную радость, зарождавшуюся где-то внутри, возле самого сердца. А ответный кивок Эбель и ее улыбка превращали эту радость в чувство счастья и удачи, заметно улучшая ему настроение.
  
   Далее, по законам жанра, между ними должно было пройти быстрое сближение. Согласно древним традициям Аркадий Анатольевич должен был искать встреч с Эбель или хотя бы поводов для них, дабы отношения могли перерасти во что-то более достойное слова роман.
   Но Вологжанинов никуда не спешил. Как не бывал Аркадий Анатольевич в кабинете, где работала Ольга Вальтеровна, до их знакомства, так он и потом не искал повода туда заглянуть. Как не звонил он ей до этого ни разу по служебному телефону, хотя и набрать - то надо было всего четыре цифры, так и после знакомства и всех приязненных улыбок он не сделал ей ни одного звонка. Но вот при встречах тет-а-тет он старался продемонстрировать ей свой внеслужебный интерес и внимание.
   Если они встречались где-нибудь случайно, и рядом никого не было, то он старался перекинуться парой фраз. Увидев как-то, что Ольга Вальтеровна в одиночестве стоит в фойе у окна, явно ожидая кого-то, Аркадий Анатольевич не преминул тут же спросить.
   - О, вы не меня ли ждете?
   - Нет, - отрицательно помотала головой Эбель.
   - Ну и зря, я- то уже пришел, а тот, кого вы ждете, бродит неизвестно где. Вы в следующий раз лучше со мной о встрече договаривайтесь, - улыбнулся Вологжанинов.- Я к вам всегда вовремя приду.
   - Я подумаю, улыбнулась в ответ женщина.
   И обоим было ясно, то ли по тембру голоса, то ли по исходящим от них в этот момент потокам эмоций, что они крайне рады видеть друг друга, и между ними продолжают развиваться особые отношения.
  
   А тут как раз еще случились зимние праздники.
   Сначала состоялся Новогодний корпоратив. В их организации этот праздник отмечали всегда с размахом. Снимали на вечер ресторан, где и гуляли в честь наступающего Нового года. Пока руководство предлагало делать это с частичной оплатой мероприятия сотрудниками, Вологжанинов на праздники не ходил, считая, что за свои деньги он готов отдыхать только со своими друзьями и близкими, а не с теми, кто и так мельтешит перед его глазами по 40 часов в неделю. Однако в последние годы стали объявлять аттракционы невиданной щедрости. Администрация вдруг решила, что сотрудники их фирмы имеют право пить, есть и веселиться за счет конторы. Тут уж Аркадий Анатольевич перед такой халявой сдался, он же был обычным россиянином и халяву любил, как все мы.
   За неделю до Новогоднего торжества Вологжанинов, увидев одинокую Эбель в коридоре, спросил у нее:
   - Ольга Вальтеровна, вы в этом году снова пропустите коллективный поход в ресторан?
   - Почему же? Я только в последние два года не ходила, но в этот раз собираюсь.
   - Бог ты мой! А я именно только эти два года и посещал корпоративы. Вот почему мы разминулись! Неужели в этом году я, наконец, увижу вас, да еще и в праздничном наряде. Я надеюсь, что в этот раз вы будете главным украшением нашего ежегодного торжества.
   Ольга Вальтеровна комплимент оценила и очень ласково улыбнулась собеседнику.
  
   Корпоративы в этой организации проходили несколько занудно. Объяснить это можно было обычаями их проведения. Во-первых, места за праздничными столами распределялись почему-то сугубо по службам, и поэтому Ольга и Аркадий, работавшие в разных подразделениях, при всем желании не могли попасть за один стол. Каждый вынужден был делить трапезу с теми людьми, с которыми и в обыденной жизни сидел в одном кабинете. А во-вторых, коллектив в организации подобрался настолько воспитанный и дисциплинированный, что в нем даже в праздничной атмосфере крайне редко происходило что-то достойное "пересудов на следующий день". Никто не напивался до беспамятства, никто не скандалил, никто не совершал "развязных и откровенных" поступков, после которых стыдно смотреть в глаза сослуживцев. Вот и Вологжанинов с Эбель, словно сговорившись, не делали ничего такого, что могло бы указать на их взаимный интерес друг к другу. Они сидели за столиками далеко друг от друга, они не обменивались знаками и выразительными взглядами, они даже не танцевали друг с другом.
   Но по окончанию праздника встретились, "совершенно случайно", в фойе ресторана, где смогли обменяться несколькими фразами.
   - Ну, Аркадий Анатольевич, вы видели сегодня меня на празднике?- спросила Ольга с лукавой улыбкой.
   - О да, Оленька, - кивнул головой Вологжанинов.
   И, протягивая номерок гардеробщице, продолжил:
   - Как я и думал, вы затмили всех женщин, уж я любовался вами, любовался...
   Эбель слегка зарделась, а может, внезапно сказалось выпитое на празднике шампанское, и произнесла:
   - Вы меня в краску вгоняете своими комплиментами.
   - Ну что вы, Оленька, я просто выработал в себе привычку говорить дамам правду.
   И, получая свою куртку, Аркадий Анатольевич добавил:
   - Уж если я любовался, так я в этом честно и сознаюсь.
   После праздника была теоретическая возможность продолжить общение в автобусе, везущем сотрудников из загородного ресторана в город, сесть случайно рядышком и поболтать. Но именно в этот раз руководство организации расщедрилось и подогнало целых четыре "ПАЗика", отправлявшихся в разные районы города, и Эбель с Вологжаниновым, жившие в противоположных его концах, были вынуждены уехать по домам на разных автобусах.
  
   Следующие праздники - 23-е февраля и 8 марта - отмечали не так помпезно, общих корпоративов не было, и все празднования происходили по службам в кабинетах. Вы знаете, как это обычно бывает во многих организациях. Сослуживцы заранее скидываются на застолье и подарки, потом дамы поздравляют всех мужчин в феврале, а мужчины отвечают им тем же самым в марте.
   В оба предпраздничных дня Вологжанинов и Эбель даже в коридоре не встретились ни разу. С утра они были заняты работой, а после обеда предзастольная суета их так и не столкнула лицом к лицу.
   Тем не менее, Аркадий Анатольевич сумел поздравить Ольгу Вальтеровну с первым весенним праздником. Звонить он не стал, трудно было выбрать момент, когда коллеги оставят его в кабинете одного, а говорить с Эбель в их присутствии он не хотел. Да и разговор мог получиться скомканным. В ее кабинете тоже полно сослуживцев, и будет ли ей удобно отвечать, он не знал. Вологжанинов решил использовать электронную почту.
  
   "Ольга Вальтеровна, если Вы читаете свою почту, то поздравляю Вас с наступающим праздником 8 марта!
   Желаю, чтобы Вы всегда были так же красивы, как сегодня, а еще счастливы и здоровы.
   И чтобы Вас по-дружески полюбили вдруг двое мужчин:
      -- Начальник вашего отдела (и с этого дня не докучал Вам лишней работой и не отвлекал от исследования глубин интернета);
      -- Начальник вашей службы (чтобы он вдруг понял, какой Вы ценный работник и у него вдруг появилось желание повысить Вам категорию, или, хотя бы, оклад).
  
   З.Ы. По "мылу", потому что не знаю, сведет ли нас судьба сегодня "на нашем месте".
   Ну и простите меня, пожалуйста".
  
   Последняя фраза была как лакмусовая бумажка и предназначалась исключительно для того, чтобы поставить все точки над i. Если вдруг все "ответные знаки" со стороны Ольги были только плодом его бурного романтического воображения, то слова эти будут его извинением за излишнюю назойливость. Если же Эбель действительно не против его знаков внимания, то она наверняка даст об этом знать.
  
   Через двадцать минут пришел ответ:
   "Обалденно приятно прочитать Ваше поздравление!
   Спасибо за теплые, добрые слова.
   И извиняться не за что. Чесслово!"
  
   Ответ Аркадий воспринял как положительный, и с этого момента между нашими героями появилась связующая нить, благодаря которой они могли общаться, не привлекая излишнего внимания к своим отношениям.
  
   III
   На улице становилось все теплее и теплее, и сотрудники организации, где работали наши герои, все чаще выходили в обеденный перерыв на улицу. Кто-то - просто погулять по аллеям близкого горсада, подышать, так сказать, свежим весенним воздухом. Кто-то - пройтись по центральным улицам города и насладиться выхлопами стоящих в пробках автомобилей. Иные - пробежаться по магазинам, внимая продуктовым, парфюмерным и галантерейным ароматам их торговых залов, а кто-то -просто покурить на крылечке конторы и, втягивая в себя табачный дым, щурясь на ярком весеннем солнце, поглазеть по сторонам на окружающий мир или на проходящих мимо хорошеньких девчонок.
   Вологжанинов, выходивший зимой из здания только по жестокой необходимости, теперь гораздо чаще выбирался на улицу в основном для того, чтобы посетить продуктовый отдел подземного ТЦ "Никитинский". Любил он в пятницу зайти в этот магазин и купить на выходные чего-нибудь вкусненького и одновременно вредного для здоровья: колбаски копченной, мясных деликатесов, дорогого и твердого сыра. И эти его похождения привели к некоторым результатам. Поскольку они с Ольгой Вальтеровной работали в одной организации, то и обеденный перерыв у них начинался и заканчивался в одно и то же время. Так что не удивительно, что теперь они могли видеться и на свежем воздухе.
   Столкнувшись как-то с Эбель на проходной, Вологжанинов поинтересовался:
   - Здравствуйте, Оленька, вы тоже прогуляться?
   - Да, я хочу сходить в сберкассу.
   - Так вы до подземного перехода на площади пойдете?- вкрадчиво спросил Аркадий.
   - В общем-то, да, - согласилась женщина.
   - Ну, все, вот вы мне и попались! Назначаю вас ответственной по провожанию меня до подземного перехода. А то я, чего доброго, заблужусь один, а с вами мне не так страшно, - предложил Аркадий. - Обычно меня провожают дамы из нашей службы, а сегодня никому из них никуда на улице не надо. Понакупились, понимаете, за неделю. А тут вдруг вы, хоть кто-то знакомый. Так что, ваша очередь, похоже, пришла.
   Все это он произносил в таком веселом тоне, с такой улыбкой, что Ольга отказываться не стала, но все же поинтересовалась:
   - А почему же я вас, Аркадий Анатольевич, а не вы меня проводите?
   - Ну что вы, Ольга Вальтеровна, если я вдруг пойду провожать вас, то пойдут всякие слухи, дескать, этот престарелый Вологжанинов пристает к молоденькой Эбель! Это может сказаться на вашей безупречной репутации, моей-то давно уже ничего не грозит. А вот если вы будете меня провожать, то все скажут: "Посмотрите, какая молодец наша Ольга Вальтеровна, она вчера помогла старенькому Вологжанинову перейти дорогу и спуститься в подземный переход!"
   Против такого забавного аргумента было трудно возразить, и Ольга, смеясь над шуткой, согласилась прогуляться.
  
   Неспешным шагом, а куда им теперь было спешить, не так часто они вдвоем могли погулять наедине, они прошли все триста метров пути. В дороге говорили на нейтральные темы.
   Оказалось, что милая Ольга Вальтеровна была завзятой автомобилисткой, в отличие от абсолютно "безлошадного" Вологжанинова. Как она призналась, ей часто даже во сне снится, что она управляет автомобилем. Месяц назад ее мечта сбылась. Сдав на права, она теперь довольно часто приезжает на работу на семейном автомобиле.
   Разговор вынужденно прервался на ступеньках подземного перехода. Там они
   разошлись в разные стороны, но оба остались крайне довольны состоявшимся разговором и нежданной встречей.
   В другой раз они встретились уже в самом гастрономе у мясного прилавка. И снова немножко поговорили, когда с покупками возвращались к себе в контору. Беседовали на семейно-бытовые темы. В ходе обсуждения выяснилось, как много у них общего по этой части. У Ольги было две дочери, у Аркадия - одна, примерно такого же возраста. Да и проблемы с их воспитанием и поведением оказались одинаковыми. Это сильно их сближало.
   Но главное, интерес их друг к другу от всех этих разговоров не снижался, а нарастал.
   Если встреч в обеденный перерыв не случалось, Аркадий вспоминал про электронную почту. Заметив как-то, что в последнее время Эбель ходит неулыбчивая, с озабоченным лицом, он опять написал ей электронное письмо:
  
   " Вот уже второй раз встречаю Вас на "нашем месте" (коридор второго этажа нашего здания) и второй раз вид у вас весьма серьезный, сосредоточенный, я бы даже сказал суровый. Создается впечатление, что не все еще устраивает Вас в окружающем нас мире. Явно есть в нем какие-то неполадки и проблемы.
   Спрашивается: кто или что мешает Вам быть улыбчивой, как раньше?
   В прошлый раз мы исключили мою кандидатуру из числа лиц, могущих вызвать у Вас некоторое раздражение, следовательно, это - не я, а кто-то другой или что-то другое.
   Методом мозгового штурма я вдруг пришел к одной мысли, которую и осмелюсь высказать: уж не случилось ли что-нибудь с Вашим любимым автомобилем?
   Может, необходимость пользоваться общественным транспортом портит Вам настроение на весь день?"
  
   Вскоре Аркадий Анатольевич дождался ответа. Эбель писала:
  
   "Я в восторге от стиля Вашего письма и от самого письма.
   Мне бы так никогда не изложить свои мысли - технарь до мозга костей.
   Ну... попробую по порядку ответить на Ваши вопросы:
   1. Сегодня понедельник, как известно,- день тяжелый, выходных всегда не хватает для этого самого отдыха.
   2. Во все времена у всех живых людей, конечно же, есть проблемы и неполадки в их жизни. И я не исключение. Груз забот и ответственности не даёт расслабиться и улыбка всё реже появляется на лице. И как поет Митяев " станут речи мудрей и улыбка скупа". Так и у меня, наверное.
   3. С моим любимым автомобилем, слава Богу, всё в порядке, и всё ещё получаю удовольствие от вождения. И сегодня я приехала на нем.
   Так что, несмотря на внешнюю суровость, серьезность и отсутствие улыбки, на самом деле у меня прекрасное настроение, а после Вашего письма оно стало ещё лучше. Спасибо Вам за него".
  
   Да, к сожалению, эпоха эпистолярного жанра в нашем обществе умерла. Писать письма сейчас не умеют, не могут и не хотят. Куда проще "твиттерить" и "эсэмэсить". Но все эти достижения современной цивилизации годятся лишь для того, чтобы задать стандартный вопрос типа: " Как дела?" или "Где ты?", или дать краткий отчет о прожитом дне, вроде: "Вчера тусовались в клубе, а сегодня мечтаю о холодном пиве". Понятное дело, что и живут такие сообщения и реплики недолго. Это же не письмо, которое, если написано оно хорошо, можно хранить долго - хоть всю жизнь- и перечитывать время от времени, ностальгируя о прошедших временах и былых чувствах.
   Так что не удивительно, что Ольга Вальтеровна, привыкшая, как и все мы, к быстротечности современного бытия и краткости общения, была приятно удивлена, может, не столько стилем полученного письма, а тем, что оно достаточно длинное и от него веяло заботой и вниманием к ней. А какой женщине не льстит внимание мужчин?
  
  
   В течение летних месяцев встречались они еще и еще, но частенько оказывалось, что Ольга Вальтеровна выходит в обеденный перерыв из здания с целью посещения разных банков.
   Вологжанинову даже любопытно стало, и он однажды спросил, что такого интересного может быть в этих финансовых учреждениях, если их надо посещать так часто, чуть ли не каждые две недели? Неужели у Ольги столько кредитов, которые надо выплачивать?
   Оказалось, что любимая бабушка Эбель проживала в далекой Германии, и вот ради поездки к этой самой бабушке Ольга и скупала понемногу валюту с получки и после аванса.
  
   В августе Вологжанинов ушел в отпуск, потом пару недель в сентябре отдыхала Эбель. Но разлука не сильно сказалась на их отношениях. Они все также временами переписывались по электронной почте и все также рады были случайным встречам.
  
   IV
   Ближе к наступающему Новому Году Аркадий Анатольевич опять обеспокоился предстоящим корпоративом и, по обычаю, послал письмо по "мылу":
  
   "Доброе утро, Ольга Вальтеровна. Говорят, на наши службы спущена служебка отдела кадров, в которой требуют до 01.12 2012 года определиться с отпусками на 2013год.
   Так хочется узнать Ваше расписание на лето будущего года.
   Кстати, я так и не понял, отпуск этого года Вы отгуляли полностью?"
  
   Минут через десять пришел ответ:
  
   "И Вам доброго утра, Аркадий Анатольевич!
   Лето 2013 года я буду работать, в отпуск планирую в сентябре.
   За этот год не отгуляла ещё - с 16 декабря беру вторую половинку отпуска".
  
   Ответ вызвал волну возмущения у Вологжанинова, которую он выплеснул в следующем письме.
  
   "Все лето работать? Ничего себе, Оленька, откуда же тогда возьмется на Вашем теле ровный летний загар?
   Или Вы решили участвовать в конкурсе "Самая бледная дама" нашей организации?
   А про декабрь еще не лучше! Две недели с 16 декабря - это как раз до праздника. Если Вас на нем не будет, то на кого Вы мне прикажете любоваться в ресторане на новогоднем корпоративе?"
  
   Такой наезд приятно пощекотал самолюбие Эбель и вызвал улыбку, вернее даже три, поскольку следующее ее послание начиналось с трех улыбающихся смайликов.
  
   "??? В моем возрасте уже вредно получать загар.
   А насчет корпоратива, хм....дык ...... вокруг будет много красивых дамочек, ведь все стараются в этот день прихорошиться."
  
   Аркадий в следующем письме опять умудрился вставить несколько комплиментов:
  
   "В Вашем юном возрасте вредно не бывать на свежем воздухе и проводить весь день перед монитором.
   Вы мне предлагаете сменить качество на количество?(Чешу затылок.)
   Я вот хотел в этот раз взять с собой фотоаппарат и тайком, из-под полы, прикрываясь салатом оливье и бутылкой шампанского, сфотографировать Вас. А Вы взяли и разрушили мой злодейский замысел.
   Я понимаю, что в нашей конторе есть еще симпатичные дамы. Хоть гражданка Кирьянова И.Г., хоть молоденькая Фролова А.Г., вот только один нюанс существует. Любоваться ими вместо Вас и снимать их из-под полы на фотокамеру мне почему-то не хочется".
  
   Ответ не замедлил себя ждать.
  
   "Смущенно улыбаюсь, прочитав Ваш ответ. Спасибо.
  
   На воздухе летом я, конечно, обязательно буду, потому что не могу сидеть в квартире, когда за окном теплынь и красотища летняя. А вот специально загорать вряд ли буду. Хотя очень люблю это занятие.
   А насчет новогоднего праздника - я и сама огорчена, что не получится сходить, меня в городе не будет. Я уезжаю проведать бабушку.
   Надеюсь, Ваш замысел "злодейский" осуществится через год".
  
   "Такая незадача",- думал Аркадий Анатольевич.- "В декабре она уезжает в Германию, что там делать зимой? Что делать, что делать? Так там же рождественские распродажи в "европах" этих. Даром что ли она евро по всей округе скупала. В принципе, имеет право на шопинг, как женщина. Как красивая женщина!"
  
   Так что этот Новогодний праздник они отмечали в разных местах. Потом были длинные январские выходные, которые они провели каждый у себя дома. Затем в остатки января надо было выполнить тот же объем работы, что обычно делали за целый месяц. И если Аркадию, делавшему работу в коллективе, было полегче, то Ольге, проводившей свои расчеты в гордом одиночестве в силу индивидуальности ее работы, никто не помогал. И ей приходилось задерживаться по вечерам. Одним словом, судьба не позволяла нашим героям видеться так часто, как им бы хотелось.
  
   V
   А потом наступил февраль. В феврале же 2013 года, как вы знаете...
   Словом дело было так. Аркадий Анатольевич около 9 часов утра по местному времени зашел в кабинет коллег с целью проверить некоторые данные. Через несколько минут он заметил, что окна кабинета сквозь задернутые жалюзи освещаются мощными фарами. Ну, знаете, как это бывает, когда вечером проезжающая по улице машина освещает сумрак в комнате. Свет плавно прополз по всем трем окнам с запада на восток.
   Сначала Вологжанинов не обратил внимания на это явление, но секунды спустя его навестила мысль: " Чего это вдруг! На улице уже рассвело, в комнате включены все лампы, с какой стати может появиться дополнительный свет, пробивающийся через жалюзи? Это какой же прожектор должен стоять на машине?"
   Похоже, эта мысль возникла не только у него. Поскольку все коллеги бросились к окнам. Никаких машин с супер яркими прожекторами на улице не оказалось, а на небе были видны только две белые облачные полосы, сильно похожие на следы пролетевшего реактивного самолета.
   "И это все?"- подумал Вологжанинов.- "Реактивный самолет пролетел?"
   Вот только одна особенность смущала его: реактивный самолет, когда летит на высоте 10 000 метров, оставляет за собой в небе тоненький белый след. А эти облачные полосы были такие близкие и толсто-объемные, как если бы самолет, их оставивший, летел на высоте всего метров 200-500 над землей. Но ведь тогда они должны оглохнуть от рева реактивных двигателей. Но его никто не слышал... Аркадий подумал, что, может, кто-то пролетел на сверхзвуке и шум мотора они услышат позже, но секунды летели, а звука моторов все не было.
  
   Громыхнуло минуты через три - четыре. Первый раз так громко, что все здание вздрогнуло и чуть ли не подпрыгнуло. Затем еще пару раз шумнуло, но уже тише, как отдаленный гром.
   А потом в кабинетах сработала пожарная сигнализация и всем сотрудникам по громкой связи предложили выйти из здания.
   Выйдя на улицу, Вологжанинов увидел много народу из окрестных домов. Люди смотрели в небо, снимали на мобильники необычные облака и ждали, что интересного еще произойдет. Но небо жадничало и новых фокусов не демонстрировало.
   Аркадий Анатольевич хотел ненароком увидеть Эбель, но среди вышедших на улицу сотрудников ее не разглядел.
   Директор их организации, видимо, уже владевший какой-то информацией и знавший, что его подчиненным ничего не угрожает, предложил вернуться на рабочие места. Все послушно потянулись в свои кабинеты. Многие попытались звонить родным и близким, но сотовая связь у большинства операторов пропала. Вологжанинов тоже позвонил домой по обычному проводному телефону, желая узнать у жены, слышала ли она взрывы.
   Жена не только их слышала, но и видела... их последствия, поскольку в квартире из четырех окон поврежденными оказались три. В одном даже наружные рамы сломались. Аркадию пришлось отпроситься на работе и ехать домой вставлять стекла в окна. Ведь дело было в феврале, день хоть и был на редкость теплый - градусов восемь всего ниже нуля, но квартира-то все равно выстуживается.
   Пока ехал в маршрутке, он наслушался разных версий события. Одни предполагали аварию самолета в небе над городом, другие про взрыв на заводе твердили. Правда, мнения о пострадавшем предприятии не совпадали. Рассказывали про большое число пострадавших на обувной фабрике, кто-то говорил, что цинковый завод разрушен, а одна девочка, увлеченно болтая по сотовому, заверяла, что на заводе, производящем взрывчатку, в пригороде Челябинска у всех после этой яркой вспышки лица как у негров, наверное, у них и бабахнуло... Хотя откуда ей было знать, если сама она ехала из школы- по случаю ЧП всех школьников распустили по домам- и ни на каком заводе не была.
   И только, приехав домой, Аркадий услышал по телевизору официальную версию случившегося. Все было списано на ставший ныне легендарным Челябинский метеорит.
   С каждым новым сообщением журналистов росли количество пострадавших горожан и суммы финансовых потерь города и области. Начальство готовилось предъявлять счет правительству и радостно сообщало, что 20 000 сотрудников МЧС ищут место падения метеорита.
  
   VI
  
   И буквально через несколько дней после этого знаменательного события произошла и значительная подвижка в нашем вялотекущем романе.
   Началась она со странной служебной записки, распространенной по всем отделам и службам организации, в которой трудились наши герои. А странной она была по той простой причине, что пришла хоть из родственной, но чужой конторы, находившейся с ними под одной крышей.
   Когда-то давно обе организации составляли одно целое - большой единый коллектив, дружно трудившийся на благо Родины. Но в результате приватизации несколько специализированных подразделений по приказам министерства были выделены из этого управления в самостоятельную организацию и с тех пор вели отдельную хозяйственную жизнь. Люди, давно работающие в обеих этих конторах, хорошо знали друг друга, общались, дружили, сплетничали в курилках, по старой памяти помогали с проблемами и, порой, меняли место работы, переходя из одной организации в другую. В конторе, где трудились Эбель и Вологжанинов оклады были чуть повыше, зато у соседей был солидней социальный пакет и даже существовал профсоюз. Вот именно профсоюз и отдел социальной защиты работников соседей и распространил у них эту служебную записку.
   В ней говорилось, что для желающих организуется оздоровительная экскурсия на горячие открытые источники где-то в Тюменской области. В приложении сообщалась программа мероприятия: выезд рано утром в субботу на автобусе, размещение и обед в гостинице рядом с источником, купание в нем на свежем воздухе, ужин. В воскресенье -завтрак, экскурсия в Тюмень и "разграбление" ее рынков и магазинов, после чего отъезд с покупками и сувенирами домой. Возвращение гарантировалось к 9 часам вечера.
   Стоимость экскурсии - 4000 рублей.
   Видимо в их организации желающих было не очень много, поэтому вакансии и предлагались дружественным соседям.
  
   Сама по себе поездка не показалась Аркадию Анатольевичу сильно занимательной. Тем более, что при его болячках ни один врач не рекомендовал бы ему купание в тяжелой воде горячих источников. Но один аспект показался ему очень интересным. Это то, что поездку организуют соседи, а не их собственная организация. Люди там в основном знакомы ему только зрительно, потому что он с ними каждый день в коридорах сталкивается, а друзей у него там раз, два и обчелся. Дела там до него никому особого не будет, главное в перекличках вовремя участвовать. И если в автобусе он совершенно случайно будет сидеть рядом, ну скажем, с гражданкой Эбель, то это вряд ли вызовет у кого - либо вопросы или чувство протеста. Сидят эти двое из чужой конторы рядом друг с другом в автобусе, шепчутся о чем-то, кому это интересно.
   Со своими такой фокус не прошел бы. Если бы такую поездку организовала их фирма, то ему бы пришлось сидеть со своими коллегами, а Ольге - со своими. И всякое их общение более пяти минут могло бы вызвать излишнее любопытство у сотрудников: "как, разве Вологжанинов и Эбель так близко знакомы, раз у них столько общих тем для болтовни? А чего это у них лица такие довольно-счастливые? Подозрительно!"
  
   Так что Вологжанинов решил, а почему бы и нет? Есть только одна проблема, вернее две, но обе решаемы.
   И первое, что он сделал, позвонил по телефону прекрасной даме. Нет, тут вы не угадали, это была не Ольга Вальтеровна, это была Елена Анатольевна Мелентьева. Именно она входила в число его друзей, которых в родственной конторе оставалось раз, два и обчелся. Вы не верите, что прекрасная дама может быть другом мужчины? Ну и зря, запросто может, если они знакомы лет двадцать. Да, когда-то поначалу были романтические отношения, с легким чувством досады, что встретились поздно, уже будучи оба в браке и имея детей. А потом чувства поостыли, желания повыветрились, но не угасли совсем, осталось, к примеру, нежное чувство симпатии и радость при встречах. Леночка Мелентьева могла быть единственным человеком (не считая жены), способным отвлекать Аркадия Анатольевича от полноценного общения с Оленькой Эбель. Ревновать бы Елена не стала, скандалить тоже, конечно же, не так она была воспитана. Но не замечать ее в течение двух дней поездки и никак не оказывать ей знаков внимания со стороны Вологжанинова тоже было бы неправильно. Непорядочно.
   Мелентьева ответила радостным голосом. Они сначала обсудили дела, что там новенького, что интересного в жизни произошло, а потом Аркадий начал расспрашивать про поездку на термальные воды.
   - Леночка, нам тут вашу служебочку сбросили про поездку в Тюмень на горячие источники. Я вот задумался... Ты-то сама не собираешься прокатиться?
   - Я нет, у меня - дела на эти выходные. Но хотела бы съездить, как-нибудь в другой раз. А девчонки наши из бухгалтерии ездили, им очень понравилось, ну прям очень-очень!
   И она добросовестно поделилась с Вологжаниновым мнением ее подруг, уже посетивших источник.
   Получив всю необходимую информацию о поездке и убедившись, что Елена Анатольевна ему никак не помешает, Аркадий Анатольевич приступил к решению второй проблемы.
   Кого-то, может, несколько смутит, что из приоткрытого шкафчика Вологжанинова вывалился еще один миловидный скелетик. Но давайте заглянем правде в глаза. Много ли вы знаете мужчин в возрасте чуть за пятьдесят, у которых нет и не было никакого романтического прошлого, никаких былых отношений и привязанностей? И Аркадию Анатольевичу ничего человеческое не было чуждо. Он также имеет право на прекрасное прошлое, особенно, если оно не мешает чудесному настоящему.
  
   Как уже говорилось, для срочной связи с Эбель Вологжанинов использовал в основном электронную почту. Он, подумав, написал ей письмо:
  
   "Бонжур, Ольга Вальтеровна!
   Вы, кстати, в Тюмень, случаем, не собираетесь на выходные?"
  
   Ответ его немножко обескуражил.
  
   "Не думала пока, но если соберусь, то предпочла бы на своем автомобиле без путевки. Люблю сама крутить баранку! А путевку купить там, так, говорят, дешевле получится. А вы собираетесь?"
  
   Пришлось Аркадию Анатольевичу использовать весь свой талант убеждения. Он уже давно ничего не просил и не требовал от женщин, он им только предлагал правильное решение и помогал сделать правильный выбор.
  
   "Оленька, Вы же знаете, я машинки не вожу, здоровье не позволяет, поэтому мне сподручней на автобусе. Сядешь рядом с хорошим человеком и болтай всю длинную дорогу, ни на что не отвлекаясь: ни на гаишников, ни на встречный поток машин, ни на тех, кто едет в попутном направлении.
   Поеду, наверное, один, возможно, от всей нашей организации. Хотя, сильно надеюсь, вдруг в автобусе хороший человек попадется.
   Жена меня одного отпускает. Поездка-то, вроде как, с коллегами - вопросов не возникает. Человек я больной, в санаториях давно не отдыхал, так что день-два на водах мне не помешают. А у нее - дела.
   Коллектив для поездки тот, что надо - это я о попутчиках. Друзей не ожидается, а с теми, кто едет, я знаком в основном визуально, ровно на столько, чтобы они меня не потеряли и за своего принимали. В то же время надеюсь, что докучать мне сильно не станут. Какие у меня с ними могут быть темы для разговоров?
   Вот где-то так, Ольга Вальтеровна. Жаль, очень жаль, что это Вам не интересно..."
  
   Ответа на это письмо не было, но именно это и давало Вологжанинову надежду на удачу. Если бы ответ был успокаивающе - поддерживающий, то даже дружеский тон его означал бы одно - лучше уже не будет. А молчание могло означать, что Эбель его поняла и задумалась, возможно, решится.
  
   VII
  
  
   Импортный большой и комфортабельный автобус ожидал на ведомственной стоянке перед их зданием. Возле него стояло несколько человек. Вологжанинов подошел к ним и, заметив Галину Георгиевну Зюлькину - бессменного распорядителя путевок в родственной организации - поздоровался с ней и спросил, когда будут запускать в автобус.
   Сердито - сосредоточенная Зюлькина кивнула на приветствие и буркнула в ответ, сверяя что-то в бумагах:
   - Так, Аркадий, ты у меня кто? Вологжанинов, отмечаю. Заходить можно сейчас. Ваших всего четыре человека. Все уже здесь, ты последний, на первые места не садись, там для тех, кто с детьми, сядьте сзади, лучше кучно, чтоб вас не теряли.
   Произнесла она все это без единой паузы, без единой эмоции, как автомат, после чего махнула рукой, и водитель послушно приоткрыл автоматическую дверь...
   В салоне автобуса было заметно теплее, чем на улице, а главное, не было пронизывающего февральского ветра. Аркадий Анатольевич, освоившись с сумрачным дежурным освещением, двинулся по узкому проходу. Справа и слева на большинстве мест уже сидели люди, и, когда среди них попадались те, кого он знал, он кивал головой в знак приветствия.
   Пока все шло, как он рассчитывал: за первыми пустыми креслами сидели в основном шапочно знакомые сотрудники дружественной организации, вернее, сотрудницы, мужчины среди пассажиров встречались редко. Видимо, они безответственно относились к своему здоровью.
   В середине салона на большинстве сдвоенных кресел сидело уже по одному человеку, можно было бы уже к кому-то присоседиться, выбрав соседку помоложе и посимпатичнее, но Вологжанинов решил взглянуть, а кто же там еще из его конторы решил поехать.
   Но коллег почему-то видно не было, зато стали попадаться пустые ряды. Аркадий даже подумал, уж не сесть ли ему где-нибудь здесь, в гордом одиночестве, как заметил в предпоследнем ряду высовывающийся из-за высокой спинки кресла вязаный беретик. Где-то он подобный видел раньше. Заглянув за спинку, Вологжанинов узнал, наконец, такое милое, такое знакомое лицо.
   Ольга сидела у окна, покрытого снаружи снежными узорами, и с задумчивым видом рассматривала рисунок.
   "Пришла! Пришла! Пришла!"- первая мысль в голове. Вдобавок, что-то всколыхнулось в груди Аркадия и разлилось радостью сбывшегося желания и, видимо,
   от того, что кровь бросилась в голову, застучало в висках.
   "Блин, как в юности!"- подумал он.- "Сто лет такого не случалось".
   Быстро овладев собой, он произнес:
   - Я понимаю, что вокруг много места, но все же хочется спросить. Девушка, у вас не занято? Можно присесть рядом с вами?
   Волнение изменило тембр голоса, и это немножко выдавало его.
   Еще когда он только начинал свою речь, щечки Эбель порозовели, и она стала покусывать свою нижнюю губу, видимо, боялась рассмеяться.
   - Не занято, можно, - едва слышно ответила она, не повернув голову в его сторону, и опять закусила губу.
   Вологжанинов сел в кресло, немножко поерзал, занимая удобное положение, после чего откинулся на спинку и уже уверенным спокойным голосом произнес:
   - Ну, здравствуйте, Оленька, я страшно рад видеть вас здесь.
   В висках уже не стучало, настроение было превосходное, и он даже прикрыл глаза от удовольствия.
   Эбель тоже овладела собой, приступ смеха прошел, ей просто стало радостно и хорошо, и она уверенно ответила:
   - Здравствуйте, Аркадий Анатольевич, я тоже рада вас видеть.
   И она, наконец, отвернулась от окна и посмотрела на своего попутчика.
   Словно чувствуя это, Вологжанинов открыл глаза, и они просто улыбнулись друг другу.
   В этот момент, наверное, требовалось сказать что-то важное для них обоих или броситься друг другу в объятья, по крайней мере. Именно так обычно развивается сюжет в современных фильмах и книгах о любви. Но наши герои не стали следовать канонам, предписываемым писателями и сценаристами. Все-таки, и лет им было далеко не по двадцать, и окружение сослуживцев несколько напрягало. Да и, в конце концов, все-таки, это было начало их первой встречи почти наедине.
   Пока Аркадий судорожно подбирал тему для разговора, почти бесшумно открылась дверь автобуса, и с большим шумом в салон вошло запоздавшее семейство, а следом за ними Зюлькина с какой-то моложавой женщиной.
   - Включите свет, сейчас проведем перекличку, - скомандовала Галина Георгиевна.
   Водитель послушно включил полное освещение, все с непривычки стали жмуриться, а представительница профкома, нацепив очки на нос, стала по бумажке зачитывать фамилии сослуживцев.
   - Гусева?
   - Здесь.
   - Малова?
   - Тут.
   - Хорошо, Ольга Сергеевна. Саитова?
   - Я.
   - Гофман?
   - В наличии,- ответил один из редких мужчин.
   Началась своеобразная игра в придумывание оригинального ответа при перекличке. Продолжалась она, правда, недолго - еще два-три человека, а потом отклики стали повторяться.
   Сначала в списке шли кадровые работники организации, потом пара семейных пар с детьми возраста начальной школы, а потом дошла очередь и до сотрудников управления, где работали Аркадий и Ольга.
   - Эбель?
   Ольга просто помахала рукой и чуть привстала.
   - Ага, вижу,- согласилась Зюлькина.- Вологжанинов?
   - Присутствует,- нашел свежий ответ Аркадий и склонился в проход, чтобы и его заметили.
   - Далеко забрался, - прокомментировала представитель профкома.
   - Как велено - подальше и кучно, - ответил Вологжанинов.
   - Горина и Горин?
   - Мы, это мы,- привстала пожилая женщина лет шестидесяти пяти, сидевшая рядом с пацаном лет пятнадцати.
   - Вроде все, - объявила Зюлькина и, обернувшись к моложавой женщине, заговорила с ней о чем-то вполголоса. До наших героев слова их беседы не долетали.
   - Я так понял, что все зачитанные последними - из нашего управления? Разве эта старушка и подросток работают у нас?- спросил Вологжанинов у Эбель.
   - Я так поняла, что это мама и сын Жени Горина из службы балансов. Я, когда покупала путевку, встретила его в профкоме. Уже собралась отказаться, чтобы не светиться, но выяснилось, что сам Евгений не поедет, а пошлет на купание родственников. Это меня успокоило.
   - Надо же, от каких случайностей зависят наши решения.
   Но тут их беседу опять перебило громкое - через микрофон - объявление Зюлькиной. Она представила моложавую женщину как Тамару Николаевну и представителя туристической компании, организующей поездку, и сказала, что по всем вопросам теперь нужно обращаться к ней. Пожелав потом всем приятной дороги, она вышла из автобуса.
   Микрофон теперь взяла представительница турфирмы и хорошо поставленным голосом объявила о характере поездки. Все вопросы были утрясены и автобус, наконец, тронулся.
  
   VIII
  
   Едва отъехали, водитель погасил свет в салоне, оставив только дежурное освещение.
   - Ну вот, если кто не выспался, может продолжить сон,- прокомментировал чей-то мужской голос это его действие.
   В ответ кто-то хихикнул.
   - Вам не холодно от окна?- заботливо поинтересовался Аркадий,- А то можно поменяться местами.
   - Да нет пока. Я думала в окно посмотреть, а оно замершее,- отвечала Ольга. - Может, оттает, еще.
   - Оттает, конечно, когда будем проезжать Екатеринбург...
   - А мы не поедем через Екатеринбург, мы сейчас через Курганскую область поедем,- возразила Эбель.
   - Да? Какая неожиданность! - искренне удивился Вологжанинов.- С роду не знал. А так короче?
   - Так намного короче.
   - Ну, тем хуже для свердловчан, что мы их объедем стороной, - согласился с подобным маршрутом Аркадий Анатольевич.
   За окном уже помаленьку светало, потихоньку оттаивали окна. Автобус стремился вырваться из города, а наши герои вели беседу на весьма нейтральную тему.
   - Мы с вами столько времени не виделись, что я даже не смог у вас узнать, почему вы во время метеоритной атаки на улицу не выходили? Я так мечтал вас увидеть, глядел, глядел, так и не выглядел. Вас на работе не было?
   - Да нет, была. Мы с начальником почему-то решили не выходить. Когда у нас стекло треснуло...
   - А, так единственное разбившееся в нашем здании окно - это именно в вашем кабинете?- уточнил Вологжанинов.
   - Ну да, когда у нас стекло треснуло, я в коридоре была, с секретаршей нашей беседовала...
   - Ириной Геннадьевной?
   - Да, мы там с ней и вспышку пропустили, так что все самое интересное прошло мимо, - с некоторой долей сожаления рассказывала Эбель.- А вот когда здание вздрогнуло...
   "Между вспышкой и взрывом прошло не меньше трех минут",- размышлял Аркадий Анатольевич,- "ну и что такого, обычный женский разговор. Даже не очень длинный, тем более, что они там не производственные проблемы обсуждали."
   - Мы с Ириной побежали каждая к себе,- продолжала Ольга.- Потом сирена сработала, а мне Тарасов и говорит, что неизвестно, где безопасней, на улице или в здании. А стекло у нас не разбилось, просто уличная сторона блока треснула, да маленький кусочек стекла внутрь провалился. А внутреннее стекло блока целое, так что у нас даже не дует через него.
   - Ну и хорошо, значит, вы у меня не простудитесь на рабочем месте, не пойдете на бюллетень, и я вас смогу чаще видеть на "нашем месте" - в коридоре второго этажа, - улыбаясь, сказал Вологжанинов.- А дома у вас как? Все окна целы?
   - Слава богу, все нормально, все целы.
   - А вот мне "повезло",- иронично усмехнулся Аркадий. - У меня на кухне и в двух комнатах окна повылетали. Пришлось мне даже две рамы оконных чинить, не считая того, я вставил девять стёкол. Стекло к обеду подорожало в полтора раза. Да еще и соседке -пенсионерке в дверь новый замок вставлял. У нее после взрывной волны дверь нараспашку открыло. А эти мчсники, 20 000 человек, целых две дивизии спасателей, могли бы помогать таким же беспомощным пенсионерам, школам и больницам. Но первым делом они почему-то бросились метеорит искать. На кой он им нужен? Куда он сбежит? В Америку? Но дурацкая каменюка тогда для них была почему-то важнее.
   И они некоторое время сообща поругали местные власти.
   Потом, когда обсуждение эпохального события понемногу сошло на "нет", они переключились в своем разговоре на работу.
   Начала Ольга:
   - Аркадий Анатольевич, а во сколько вы на работу приходите? Я тут совершенно случайно обнаружила, что время отправки некоторых ваших электронных писем 7-15, 7-20 утра! Такая рань!
   - Я на работу прихожу обычно к 7-00, иногда получается и раньше...- ответил Вологжанинов.- На старости лет вдруг выяснилось, что я - жуткий жаворонок и встать в пять утра для меня сейчас - не проблема. Транспорт в это время полупустой, пробок нет, трамваи еще соблюдают расписание. Так что, сплошные преимущества. Потом мне нравится в это время работать. В кабинете - тишина, никто не отвлекает, не дает указаний. Когда коллеги приходят, я уже сделал значительную часть работы, и у меня есть возможность заняться личными делами. Правда, я ложусь спать рано, стараюсь до одиннадцати.
   - М-да... А я не могу заставить себя раньше встать, только в крайних случаях получается. Но даже если и случится такое, все равно на работу буду к 8 приезжать - дома интереснее.
   Постепенно дошло до систем безопасности.
   - А, знаете ли вы, милая Ольга Вальтеровна, что в нашем здании за вами постоянно наблюдает Большой Брат?
   - Вы имеете в виду видеокамеры в коридорах? Ну, в общем-то, я их заметила.
   - Если бы только этим все ограничивалось. Мне тут наши компьютерные спецы - администраторы сети - проболтались, что в вашем компьютере, подключенном к сети нашего управления, нет укромных уголков, недоступных их взорам. Причем, я имею в виду не только группу товарищей, что сидят в нашем здании в 205 кабинете, а еще и администраторов сетей Уральского главка и головной конторы в столице нашей Родины.
   - Только в моем компьютере нет укромных мест?- уточнила Эбель.
   - Ну что вы,- усмехнулся Вологжанинов,- ради вас одной никто бы не стал затевать этот цирк. И в моем, и во всех остальных, так что полезно помнить, что прямо со своих рабочих мест в Москве и Екатеринбурге некоторые люди могут проверить содержимое наших папок и файлов.
   Одно радует, что нас много и вряд ли мы им так уж интересны. Да и не все западные технологии у нас еще в чести. Один из моих племянников, живущий в Москве и работающий на западную корпорацию, вообще трудится под пристальным надзором капиталистов. У него какие-то счетчики в компьютере фиксируют время, которое он посвящает рабочим программам, а вот любимые нашим офисным планктоном посещения "Одноклассников" и "Вконтакте" этими счетчиками не учитываются и никак не оплачивается.
   Ясно, что тема позволила им поругать политику слежки больших корпораций за своими сотрудниками.
   За такими невинными разговорами через пару часов они незаметно для себя оказались в Курганской области, где автобус остановился на десятиминутный перерыв, ну знаете, как это бывает в долгой дороге, для естественных, так сказать, нужд пассажиров.
   Ольга с Аркадием тоже вышли подышать свежим морозным воздухом, и следующая тема для разговора возникла у Вологжанинова, как только он заметил отдельно стоящую группу молоденьких девчонок из числа ехавших с ними в автобусе.
   - Ольга Вальтеровна, а вы, случаем, не курите?
   Эбель, заметив смолящих девочек, сообразила, откуда такой интерес и такой необычный вопрос, и созналась:
   - Нет, но честно скажу - пробовала. Меня даже муж учил, дамские сигареты покупал, но когда заметил, что я "без затяга" типа "курю", мудро решил не переводить деньги зря. Так вот.
   - А, значит, он не возражал, и прятаться от других или стоять в сторонке, как эти девушки, вам не надо было. Сам-то я - некурящий, но подумал, может, я своими разговорами мешаю вам к ним присоединиться. Запрещаю, вроде как.
   - Нет, мне никто не запрещал, я сама себе запретила. Много лет назад. Кстати, в нашей службе из 14 человек только один начальник курит.
   - А в нашем отделе из трех человек не курит никто.
  
   IX
   Понятно, что содержание предыдущей главы вызывает у настоящих любителей любовных романов некоторое беспокойство. Уже два часа герои едут вместе в одном автобусе, и все прошло впустую! Никаких страстей не наблюдается, ни жарких объятий, ни горячих поцелуев. Но что делать, если история эта настолько близка к реальности, насколько это возможно.
   Люди они, прямо скажем, не юные, вроде Ромео и Джульетты, а, напротив даже, пожившие: Ольга разменяла четвертый десяток, а Аркадий - так вообще пятый. К тому же, они оба благополучно состоят в браке, разводиться не собираются, и в обществе друг друга ищут не столько телесных утех, которых у них, как у людей семейных, и дома хватает, сколько наслаждаются возможностью романтического общения.
   Вспомните свои первые влюбленности, когда поначалу вам просто хотелось видеть объект своей любви, и одно это уже дарило радость. Потом вам хотелось, чтобы объект любви заметил вас и также сильно хотел встреч с вами. Помните?
   Разве тогда ваша голова была забита мыслями, где бы вам уединиться и тупо перепихнуться? Нет, вам хотелось окутать любимого человека той нежностью, что переполняла вас. Вот и герои этой повести пока еще не миновали этой стадии.
   Аркадий Анатольевич не был бабником, страдающим от комплекса самоутверждения за счет побед над женщинами или живущим в вечном поиске нового любовного приключения.
  
   Да и Ольга Вальтеровна тоже не была легкомысленной особой, склонной к адюльтерам. Она и в отпуск ни разу одна без мужа или детей не ездила, да и на работе не заводила интрижек.
   Что же подвигло их, таких честных и добропорядочных, отправиться в эту поездку вдвоем?
   Аркадия привлекали в Ольге не только приятные внешние данные, но и ее открытость, и то, что она не стеснялась показывать ему свое благорасположение. Она так радовалось его комплиментам и шуткам, что Вологжанинову хотелось придумывать для нее новые, и они легко находились. Эбель вдохновляла его. А он, как человек творческий, очень нуждался в этом вдохновении.
   Ольге же Вальтеровне Вологжанинов понравился и своей наружностью: кареглазый брюнет с седыми висками, с цепким, очень умным взглядом, в котором одновременно присутствовали и мудрость, и искорки веселья. А главное, в Аркадии была бездна остроумия, причем остроумие его было высокого класса, когда человек не цитирует шутки и анекдоты, вычитанные в прессе и услышанные в эфире, а способен создавать остроты сам, спонтанно, в ходе разговора. Сколько раз он умудрялся в смешном свете выставить перед ней, в общем-то, обыденные вещи и сюжеты. А как говорится, рассмеши женщину, и она обратит на тебя внимание.
   А уж его письма! Ей до этого вовсе никто не писал ничего серьезного, эпоха писем и открыток закончилась раньше, чем она повзрослела. Поздравления если и посылали, то в виде стихов, скачанных из интернета. И Ольгу очень впечатлило, что поздравления Вологжанинова были на них не похожи. Одно из них, присланное Аркадием еще летом, накануне ее дня рождения, запомнилось особенно.
   "Оленька, поскольку завтра мы не работаем, а в понедельник меня уже не будет - я буду в отпуске- то позвольте мне досрочно поздравить Вас с Днем рождения.
   Будьте и дальше такой молодой и красивой, как сейчас. Радуйте нас каждым своим появлением.
   Пусть все Вас любят, ценят и уважают.
   Я присоединяюсь ко всему, что Вам завтра наговорят Ваши родные и близкие.
   И пусть на Вашем жизненном пути попадаются только лишь горы Счастья, моря Здоровья и архипелаги Удачи!
  
   P.S. Я надеюсь, что не кажусь Вам чересчур навязчивым.
   Просто Вы мне глубоко симпатичны, "только личное, никакого бизнеса".
   Еще раз поздравляю и на прощание маленькая наглость: целую кончики Ваших пальчиков".
  
   Прочитав, Ольга подумала, что так душевно и проникновенно ее ещё никто не поздравлял. А это - "только личное, никакого бизнеса"- напомнило ей крылатую фразу из многих фильмов, только там она звучала наоборот: "это - бизнес, ничего личного". Но вариант Вологжанинова звучал на ее взгляд намного приятней, поэтому Эбель сразу же простила ему его "маленькую наглость".
   До этого Ольга считала себя женщиной абсолютно не избалованной мужским вниманием. В школе для мальчишек-одноклассников она всегда была только "своим парнем", и вместо ухаживаний, они плакались ей на своих подружек, считая, что она должна им помочь растопить их неприступные сердца. Она рано вышла замуж - на втором курсе института - и быстро обзавелась первым ребенком, тем самым поставив барьер между собой и остальными, не считая мужа, мужчинами. Эпоха кокетства и флирта, свойственная молодым девушкам студенческого возраста, закончилась для нее, практически не начавшись. Позднее, работая в коллективах, где мужчин, в общем-то, было достаточно много, Ольга рассматривала их всегда только как знакомых сотрудников и каких-либо особых знаков внимания от них в свой адрес не замечала. Или не хотела замечать. Ее девизом было: "только муж и дочки". Правда, те же коллеги- мужчины иногда называли ее симпатичной и даже порой красивой, но она им не верила, считая, что ее разыгрывают или над ней насмехаются. Но вечно молчаливый муж, от которого комплимента порой не дождешься, сказал ей как-то, что в принципе они не сильно преувеличивают, он тоже считает ее красивой.
   Со временем выработалась у Ольги привычка быть с коллегами улыбчивой и вежливо с ними здороваться. Кто же знал, что эта ее привычка при встрече с Вологжаниновым приведет к таким неожиданным последствиям. Она не запомнила ни первой встречи с ним, ни второй, а просто однажды память ее идентифицировала седовласого, интеллигентного, кареглазого мужчину как знакомого сотрудника, и она чисто на автомате улыбнулась ему и вежливо с ним поздоровалась. Откуда ей было знать про его комплексы, и что в силу их действия Аркадий Анатольевич воспримет эту улыбку и вежливость, как какой-то особый знак. Потом он еще несколько раз попадался ей навстречу и, порой, за двух - трех секундный разговор, успевал втиснуть в него либо шутку, либо комплимент, либо и то, и другое вместе. Такая необычная манера говорить выделяла его на общем фоне среди других знакомых мужчин. Вологжанинов показался ей весьма интересным персонажем, с которым было приятно общаться. Особенно не по служебным делам.
  
   Говорят, что к некоторым дамам в возрасте лет сорока вдруг приходит странное желание вновь родить маленького и понянчиться с ним, ведь старшие дети выросли и не сильно нуждаются в их материнском внимании. И это желание вдруг порождает осознание, что теперь для них ребеночек был бы не последней куклой, как в молодости, порой мешающей и беспокойной, а именно желанным дитем, которого они с огромным удовольствием вырастили бы с применением всего уже накопленного ими жизненного опыта. При этом многим из этих женщин снится то кормление этого малыша грудью, то его переодевание, то прогулки с ним. Правда, редко кто при нашей жизни на это решается. Но, тем не менее, все это сопровождается расцветом у них здоровья, чувственности и женственности. Природа, однако!
  
   Возможно, что и Ольге Вальтеровне, как всякой женщине этого цветущего возраста, тоже хотелось опять услышать комплименты в свой адрес, ловить восхищение во взорах мужчин, почувствовать себя молодой, привлекательной и желанной. Наверстать все то, что она упустила из-за своего раннего замужества. Не известно, мучали ли Эбель такие сны, но комплименты и шутки Вологжанинова ложились на благодатную почву. Ольга охотно их выслушивала и опять же улыбалась. А Аркадий Анатольевич, радуясь этому, находил и придумывал для нее новые. Так вот и шло по нарастающей. Потом он ей еще и на электронную почту письма слать начал.
   И вот, после нескольких таких очаровывающих писем, Ольга вдруг осознала, что иногда думает о Вологжанинове, а затем сообразила, что как-то вдруг, как-то незаметно его образ занял в ее сердце малюсенький, но отдельный уголочек.
   Тут надо отметить еще одну особенность общения наших героев. Несмотря на более чем годовое знакомство, они все еще не перешли на "ты" и продолжали говорить друг другу "Вы". Именно так - с большой буквы. И в этом их "Вы" слышалось и было больше интимного и чувственного, чем в приземленном "ты". Ты - это когда уже все случилось или все завершено, ты - это для юных и торопливых. Вологжанинов и Эбель никуда не спешили, их не колбасило от нетерпения, им нравилось состояние их отношений, и они совместно растягивали эту их фазу, как резиновую нить.
  
   X
  
   Тем временем наши путешественники расселись по своим местам и тронулись в дальнейший путь. Поскольку в предыдущей беседе Ольги и Аркадия уже прозвучало слово муж, то потихоньку разговор зашел об их семьях.
   То, что оба они состоят в браке, они давно знали и даже не пытались скрывать. Аркадий Анатольевич определил это достаточно быстро. Еще до того, когда впервые заговорил с Ольгой. Одиноких женщин очень часто выдает взгляд, которым они оценивают мужчин. Ольга Вальтеровна такими взглядами не разбрасывалась.
   То, что Вологжанинов женат, Эбель поняла, едва стала обращать на него внимание. Аркадия выдавала излишняя ухоженность - он вовремя и регулярно менял рубашки, брюки и костюм у него были отглажены, а по утрам от него иногда пахло парфюмом, а не просто дешевым одеколоном. Есть некоторые мужчины, способные самостоятельно следить за своим внешним видом, но ни на гея, ни даже на метросексуала Аркадий никак не походил, повадки у него были как у "мужчины обыкновенного с инженерным образованием". Следовательно, кто-то явно следил за тем, в каком виде он отправляется на работу. Обычно этим занимаются жены, иногда мамы. Но на маменькиного сынка Вологжанинов тоже не тянул. Значит, имелась заботливая жена.
   Догадки нашли свое подтверждение. У Ольги имелся муж и две дочери, а у Вологжанинова жена и дочка. Вот про то, как всего месяц назад он выдавал ее замуж, Аркадий Анатольевич и рассказывал:
   Рассказывал про сватов, которые, слава Богу, оказались, людьми их круга, оба с высшим образованием, оба работают, живут в своем коттедже в небольшом поселке не так далеко от города. И что, если что-то с ним случится, он надеется, они за его девочкой присмотрят.
   Про то, что ребятишкам повезло, почти сразу они получили свое первое жилье - комнату в институтском общежитии, где оба учатся.
   Пришлось, правда, ребяткам оплатить установку одного пластикового окна в этой комнате, но с учетом того, что жить им в ней еще полтора года до окончания ВУЗа, жилье им обойдется меньше тысячи рублей в месяц. Где в городе за такие деньги комнату снимешь? Меньше пяти сейчас не берут!
   Да и полезно им пожить одним, пусть привыкают сами все делать.
   - Так вы теперь с женой "холостые"? - спросила Эбель. - Я бы в такой ситуации почувствовала пустоту в доме, но, с другой стороны, плюсов тоже много.
   - Да, уж, месяц живем, как "старички - пенсионеры",- согласился Вологжанинов.- Сидим теперь в разных комнатах: жена весь вечер на кухне проводит, а я в зале. У каждого свой телевизор и свой набор сериалов.
   А еще удивительное чувство возникает, когда родная дочь с мужем заглядывает к нам на часок. Вроде бы свой ребенок, а ощущение, что пришли гости.
   Но через это, видимо, должны все пройти.
   - Да, мне это тоже предстоит когда-нибудь. У меня две дочки, старшей уже двадцать три, окончила университет, стала юристом, сейчас ищет хорошее место. А младшей - шестнадцать, через год будет поступать. Тоже в поиске, решает на кого учиться. Я бы хотела, чтобы она пошла на инженера, повторила наш с мужем подвиг, а дочь думает о модной сейчас экономике.
   - Ну...у, так это вы удачно зашли,- улыбнулся Вологжанинов.- У меня огромный опыт по этой теме. Предо мной тоже стояла подобная проблема. Там всего три этапа.
   - Я сначала настаивала на своем, - продолжила свой рассказ Ольга, - но потом решила, что это ее выбор, и, в общем-то, неплохой. Если заставлю, и потом что-то не заладится, буду виновата. Хотя, если не настою, и потом что-то будет не так, снова буду я виновата - скажет, что я зря не настояла.
   - Это роковая ошибка. Настаивать не надо. Современные дети не признают авторитета родителей, к сожалению, тут нужно действовать косвенными методами.
   Вначале убедить ребенка выбрать правильный ВУЗ. Похвалить его выбор специальности, но объяснить, что на экономиста он может выучиться не только в этом университете, но и во множестве других ВУЗов. Правда, не везде можно учиться бесплатно. Но бюджетные места для экономистов есть и в том, где учились и вы с мужем.
   Потом Вологжанинов рассказал Эбель про то, какими аргументами надо объяснить дочери необходимость выбора именно ВУЗа, предлагаемого родителями. Это-
   и его известность, и авторитет, и близость к месту жительства, и то, что студенческие традиции там куда солиднее, и даже то, что именно его оканчивали все губернаторы области.
   Последнее замечание вызвало у Эбель улыбку.
   - Ой, не знаю, голова кругом,- сказала она.
   - Сейчас поставим на место,- пообещал Вологжанинов и продолжил свой монолог. Вторым этапом надо невзначай убедить ребенка среди прочих выбрать нужный вам факультет. Сейчас же они имеют право подавать документы на несколько специальностей, так вот надо ей сказать, что кроме экономических специальностей можно выбрать и те специальности, которые нужны вам. Дескать, там конкурс меньше, а поступить легче.
   А уж, если дошло до подачи документов, надо просто правильно указать приоритеты в специальностях. Вы кем хотите, чтобы она стала?
   Ольга назвала одну из технических специальностей.
   - Но у этой специальности есть один существенный изъян,- задумчиво сказал Аркадий Анатольевич.- У девочки не должно быть проблем с точными науками. А иначе она столкнется с высшей математикой на четыре семестра и физикой на два - и поплывет. Вы же знаете, что большинство отчисленных из этого ВУЗа студентов - те, кто не сдал экзамены по математическому анализу. Так что, возможно, вы и правы, что не настаиваете на своем.
   - Но мой ребенок учится в физико-математическом классе,- возразила Ольга,- поэтому у нее нет проблем с математикой и физикой. А не хочет она на мой факультет, потому что ей это не интересно. Увлеклась экономикой, ей очень нравится.
   - Это самый простой случай. У меня дочь тоже одно время хотела на специальность, связанную с дизайном. А потом на подаче документов как увидела, что учиться придется в чисто женском коллективе, да в филиале на окраине, так сразу технические специальности поставила выше по приоритету.
   Хотя, может, ваша дочь любит сильно дамские коллективы? Со всеми их "дружбами" и "взаимовыручкой"? Кстати, о дружбе. Среди экономистов больше снобов, там каждый сам за себя, и они, как известно, не сильно дружат друг с другом. Они друг другу конкуренты. На инженерных же специальностях среди студентов больше взаимовыручки, там ведь сама работа подразумевает сотрудничество. И на работу устраиваться они друг другу охотней помогают.
   Ну и не забываем половую проблему. На инженеров в основном учатся мальчики. Это тоже один из важных аргументов. Все потенциальные женихи вашей дочери, как будущие инженеры, заниматься будут в главном здании в центре города, а на разных экономистов могут обучать и где-нибудь на окраине, в Металлургическом районе. Там тоже есть филиал. Вся студенческая тусовка может пройти мимо нее. Она хочет этого?
   - Про потенциальных женихов я как-то и не думала совсем,- призналась Эбель.
   - А зря! Нет, я не пропагандирую вседозволенность и половую распущенность, но и готовить из девочки старую деву или монашку я тоже не советую.
   Если многое до этого Вологжанинов говорил с улыбкой на лице, то сейчас он говорил вполне серьезно:
   - Процесс появления мальчиков в личной жизни дочери надо контролировать. А то лучшие студенческие годы проведет в дамской группе, а потом с такой специальностью - экономиста, где искать женихов? В Интернете?
   - Ну, до женихов нам еще далеко, - Ольга поморщила лобик. - Меня больше интересует другой вопрос. До подачи документов ещё полтора года. А выбрать специальность нужно сейчас, чтобы знать, какие экзамены ЕГЭ надо будет сдавать, чтобы усиленно к ним готовиться
   - Вы на правильном пути,- согласился с ней Аркадий. - Уговорите ее пойти на подготовительные курсы в ваш университет. Почему туда? Вы ей объясните, что ездить в этот университет ближе и удобнее, чем в тот, куда хочет она, а знания по математике дают великолепно. Если она там освоится, привыкнет за это время к зданию, к атмосфере, к людям, то потом, через полтора года, может, и сама не захочет ехать к черту на кулички и подавать документы в незнакомый ВУЗ.
   Ну и главное на ребенка не давить. Они в этом возрасте самоутверждаются за счет родителей, все наперекор делать пытаются: "вот назло вам поступлю не туда, куда вы хотите".
  
   За подобными разговорами они провели еще около двух часов и незаметно для себя подъехали ко второму остановочному пункту. Там опять "перекурили", сбегали направо - налево, подышали свежим морозным воздухом Курганской области и с новыми силами сели в автобус для продолжения поездки.
  
   С разговоров о будущем дочери Ольги как-то незаметно перешли на воспоминания о своей учебе.
   - Оленька, я так понял, что мы с вами один ВУЗ закончили. А знаете, меня с ним одна история связывает...
   - Какая?
   - Да из серии: "Каждый год, 31 декабря, мы с друзьями идем...". Правда, не 31 декабря, а первого сентября, и не идем в баню, а просто встречаемся с
   одногруппниками. Первого сентября каждого года ровно в 18-15 мы встречаемся у главного корпуса, под сенью голого студента.
   - Это памятника что ли?- уточнила Эбель.
   - Ну да, у которого на рубашку не хватило, и он пиджак на голый торс надел. Потом идем в какой-нибудь ресторан или в кафе, где за общим столом рассказываем друг другу, что хорошего и плохого произошло у нас за прошедший год.
   - И много вас приходит на эти встречи?
   - По-разному. До получения дипломов в нашей группе дожило 17 человек, один парень уехал из города в Волгоградскую область, двое не ходят из принципа. Так что нас набирается, когда шесть человек, когда десять. Однажды было даже двенадцать.
   Самое интересное, никто из нас не работает по той специальности, на которую мы учились. Радиопромышленность в стране практически умерла. Кто-то занят в бизнесе, кто-то сменил специализацию, устроившись в смежные специальности, но все равно встречаемся, нам интересно.
   Кстати, я - единственный, кто был абсолютно на всех встречах. Все двадцать семь раз. Один раз я даже решил, пропущу, авось, не заметят. Заметили, однако, вызвонили, велели прийти прямо в ресторан. Пришлось все равно явиться.
   А у вас нет такой традиции в группе?
   - У меня, к сожалению, с моими однокурсниками всё иначе, - отвечала Ольга,- с кем я общалась во время учебы, те стали совсем другими людьми. Изменились сильно, на мой взгляд, и сейчас мы совсем не общаемся. И не очень хочется.
   - Да, дружба нынче не в почете. Когда мы собирались в первые годы, то таких встречающихся групп, подобно нашей, было много. Лавочек на всех не хватало. Потом начались бойкие 90-е, сытые нулевые, и почти все эти группы куда-то рассосались. Народ настолько занят личными проблемами, что, видимо, было не до связей с друзьями. Сейчас приходишь к институту, и в лучшем случае, только в двух или трех местах похожие на нас группки собираются. Уходит традиция....
   И они некоторое время помолчали, наблюдая, как за оттаявшим окном белоснежные поля сменяются березовыми колками и сосновыми лесами.
  
   Представительница туристической компании вспомнила о своих обязанностях и обратилась к ним с речью. Хорошо поставленным голосом она сказала:
   - Господа экскурсанты, вскоре мы прибудем в Тюмень, там вас ожидает ознакомительная экскурсия по городу, затем в 16 часов мы разместимся в гостинице...
   - Почему в 16-00?- спросил женский голос.
   - А обед будет? - спросил другой.
   Экскурсовод с усталым видом принялась объяснять про расчетное время в гостинице, затем ответила про то, где и как будет организовано питание, что вызвало еще массу вопросов.
   Эбель с Вологжаниновым вопросов не задавали, но слушали внимательно, а реплики свои произносили в полголоса, в основном друг для друга.
   К моменту въезда в город народ успокоился и поутих, и Тамара Николаевна начала свою лекцию со стандартного:
   - Тюмень основана в 1586 году. Статус города получила в 1782 года. В летописях есть запись: "Лета 7093 (1586) посланы воеводы с Москвы Василие Борисов Сукин, да Иван Мясной, да письменный голова Данило Чулков с тремя сты человек, поставиша град Тюмень июля в 29 день".
   Услышав фамилии царских посланцев, народ захихикал, но внимал экскурсоводу с интересом.
  
   XI
   В гостинице путешественников селили в двух и трехместные номера.
   При распределении по комнатам произошло прелюбопытное событие, о котором было бы грех не упомянуть. Как всегда бывает в таких случаях, друзья и подруги, родственники и супруги хотели поселиться вместе, и Тамара Николаевна пошла у них на поводу, пытаясь им в чем-то угодить. И только одиночки равнодушно ожидали, что им предложат.
   Мама сотрудника Горина, аргументируя тем, что она с внуком, хотела поселиться с мальчиком в одном двухместном номере, но экскурсовод, ссылалась на то, что двухместных номеров меньше, чем обычно, обещала только рассмотреть такую возможность, объясняя в свою очередь, что мужчин в группе мало - всего пятеро. И если юношу с бабушкой поселить вместе, то и оставшихся четверых мужиков надо тоже селить в два двухместных номера. Тогда старушка что-то сказала ей тихо, кивая на Вологжанинова.
   Тамара Николаевна, окинув пытливым взором Аркадия, спросила:
   - Вас, может, тоже вдвоем вместе поселить?
   - Да, а с кем? - полюбопытствовал Аркадий Анатольевич.
   - С женой,- пообещала Татьяна Николаевна.
   - С женой?- сильно удивился наш герой, оглядываясь по сторонам в поисках лица любимой супруги. - А разве с нами какая-то Вологжанинова приехала?
   - А та дама, что с вами в автобусе рядом сидела, разве не ваша жена? - чуть повысив голос, спросила экскурсовод, привлекая этим внимание окружающих, еще не ушедших в поисках своих номеров. - Сейчас половина пар в гражданском браке живет, не обязательно одну фамилию иметь.
   Вариант поселиться вдвоем с Эбель показался Аркадию весьма занимательным, и в принципе, он бы несильно возражал, но. Но он не был уверен, что Ольга Вальтеровна к этому готова, это, во-первых, и что прислушавшиеся в этот момент к их репликам сотрудники дружественной организации правильно поймут его, это, во-вторых. Мало ли что они потом нарассказывают про него с Ольгой в конторе, вернувшись из поездки. Это ему кажется, что эти люди его не знают, и потому им, вроде бы, и дела до него нет. А на практике всегда выясняется, что людей, которые тебя знают, несколько больше, чем ты можешь ожидать, и среди них всегда найдется кто-то, кто с удовольствием расскажет о тебе что-нибудь скабрезное, случайно увиденное. Поэтому Аркадий решил быть предельно честным.
   - Нет, пока не моя..., - ответил он быстро.
   И после малюсенькой паузы добавил:
   - Я думаю, ее муж будет сильно против. Да и моя жена тоже.
   - Упс-с! Чуть я вам адюльтер не устроила,- с извиняющейся интонацией сказала Тамара Николаевна, это меня бабуля с толку сбила.- Что же мне с вами делать?
   В результате Гориным было отказано в отдельном номере. Вологжанинова поселили в одном номере с юным Гориным и связистом дружественной организации Валерием Гофманом, а Эбель - со старушкой Гориной и с еще одной женщиной.
  
   После не очень продолжительного отдыха всех их пригласили на ужин в ресторан гостиницы. Эбель с Вологжаниновым смогли сесть за один стол, но, поскольку рядом с ними уселись еще две дамы среднего возраста из бухгалтерии, принявшиеся сразу критиковать предложенные им ресторанные блюда, то поговорить о своем, о личном, им не удалось.
   Сразу после ужина их группе предложили собраться в фойе для отъезда на источник. Народ с пакетиками и сумками, в которых лежали купальные принадлежности, быстренько забрался в автобус и в предвкушении необычного заплыва был сильно возбужден. Возбуждены несколько были и наши герои. Впервые им предстояло увидеть друг друга без верхней одежды.
  
   XII
  
   Термальный тюменский источник, на который приехали наши путешественники, представляет собой систему бассейнов под открытым небом с хлоридно-натриево-бромной минеральной водой, подогретой недрами земли до 45 градусов. И надо ли говорить, что при температуре окружающего воздуха 15 градусов ниже нуля от водной глади поднимался довольно заметный туман. Бассейны были подсвечены разноцветными лампочками, что создавало в какой-то мере праздничное настроение у посещавшей их публики.
   Аркадий, как настоящий мужчина, из теплой раздевалки добежал в одних плавках, не пользуясь ни халатом, ни полотенцем. Погружение в теплую воду с морозца произвело на него приятное впечатление. А вот толчея в бассейне несколько раздражала. Невозможно было проплыть ни вдоль, ни поперек бассейна, через каждые полтора - два метра обязательно наткнешься на чьи-нибудь телеса. Поэтому в ожидании Эбель он пристроился недалеко от лестницы, погружаясь то по грудь, то по плечи.
   Ольга Вальтеровна вышла из раздевалки и гордой уверенной поступью пошла к бассейну. В купальнике Эбель выглядела неплохо, точнее очень даже неплохо. Это обстоятельство сильно обрадовало Аркадия. Кроме того, что-то в ее походке и статной фигуре показалось Вологжанинову знакомым, и он сходу придумал первый вопрос, с которого собирался начать беседу.
   Но Эбель его опередила:
   - Как водичка?
   - Не сильно прохладная,- ответил Вологжанинов,- терпеть можно, даже пар от нее идет, видите какой?
   И он провел рукой над водной гладью.
   Когда Ольга начала спуск по лесенке в бассейн, добавил:
   - Правда, сильно вонючая. Народ говорит, что это из-за хлорки, ее тут для обеззараживания воды применяют.
   - Да, чувствуется запашок, - согласилась она и, оттолкнувшись от лесенки ногами, уверенно поплыла брасом. Но недалеко, поскольку народу все прибывало.
   Потом она перевернулась и в обратную сторону поплыла на спине.
   Все ее экзерсисы подтвердили подозрения Вологжанинова. Он не преминул задать приготовленный вопрос:
   - Ольга Вальтеровна, а вы хорошо плаваете?
   - Хорошо,- твердо ответила Эбель.
   - У меня такое ощущение, что в школьные годы вы посещали какую-то спортивную секцию? Подтвердите или развейте мои подозрения.
   - А почему Вы так решили? Мне просто интересно.
   - Есть что-то в Вашей фигуре, в осанке, этакое прямое. В походке тоже вот. Обычно это вырабатывается в детстве тренировками в спортзале или в бассейне. Вы не сутулитесь, плечи расправлены, походка тоже не вальяжная и не расхлябанная...
   - В школьные годы я много чем занималась, в том числе и спортом - разными видами,- согласилась Ольга,- но недолго, дольше всего плаванием.
   - А, значит, был - таки бассейн. А то где еще можно хорошо научиться плавать в нашем городе.
   - Ну да. А вообще-то главным занятием, помимо школы, была музыкальная школа. Долгие семь лет.
   -  Музыка. Давайте угадаю, наверное "любимый" инструмент -  фортепиано? И как у всех с третьего по десятый  класс?
        - Нет, с первого по седьмой класс. Плюс ансамбль, плюс хор - итого все десять.
   - То есть в музыкалку вы ходили, пока учились в обычной школе с первого по седьмой? А потом, получив документ,   еще три года на хор и в ансамбль?
       А в ансамбле играли на чем? Неужели на домре? Там ведь пианисты не нужны.
   - Нет, в хоре я пела...все 10 лет. Так получилось, что мой преподаватель в музыкальной школе подрабатывал еще и в общеобразовательной школе, где я училась. Поэтому у меня все как- то слилось в одно - и обычное, и музыкальное образование.  Этот же преподаватель организовал еще и ансамбль, точнее квартет, из четырех девушек. Подбирал нам произведения на четыре голоса, у каждой из нас была своя партия. Вот с этим ансамблем мы и выступали последние три года, с окончания музыкалки до получения аттестата в обычной школе.
   - Ах, так вы еще и поете! Не знал, не знал...- шутливым тоном сказал Вологжанинов.
   Тут в небе зазвучал рев реактивного двигателя, и на темном фоне появились быстролетящие красный и зеленый огоньки.
   - Что тут происходит?- недоумевающе спросила Эбель, когда шум немного стих.
   - Оказывается, над нашими головами проходит трасса для посадки самолетов в тюменском аэропорту,- сообщил Аркадий Анатольевич. Это безобразие может наблюдаться каждые десять - пятнадцать минут.
   - Давайте совершим путешествие по воде и посмотрим, что в том конце бассейна, - предложила Ольга.- А то плещемся, где все входят и выходят.
   Аркадий Анатольевич согласно угукнул, и они, не торопясь, поплыли в поисках более безлюдного места.
   Через некоторое время они нашли место, где купающихся было заметно меньше и остановились там. В этом углу было чуть темнее, а парило чуть сильнее, так что иной раз создавалась иллюзия, что в бассейне они вдвоем, но только до тех пор, пока из тумана не появлялась чья-то тень.
   По части разговоров и расспросов Вологжанинов был неутомим:
      - Оленька, а у вас братья - сестры есть?
   - У меня есть родная младшая сестра. Ну и еще куча двоюродных братьев и сестер.
   - Кратко. Согласно Чехову,- произнес Аркадий на исчерпывающий ответ. - Даже неловко продолжить допрос с пристрастием, спросить, чем же она у вас занимается.
   - Сестра моя по образованию повар-кондитер, работает на хлебокомбинате, в столовой. Она младше меня на семь лет.
   - Эмм ...Тортики для свадеб и юбилеев печет? Вкусная у нее профессия.
   - Сестра?- недоуменно спросила Эбель.- Нет, тортики она совсем не печет, даже дома. Она в столовой печет булочки для работников хлебокомбината, которые кушают в заводской столовой. По тортикам я больше спец, чем она. Меня даже ее сынишка попросил на его день рождения испечь тортик.
   - Зато, наверняка, вашей сестре повезло. Ее, поди, музыкой и спортом так, как вас, не мучили? Младшенькая ведь...
   - Нет, младшенькую не мучали, - согласилась, улыбаясь, Эбель,- она сразу родителям сказала: "цыц...сама решу, что мне надо".
   "Так обычно и бывает",- подумал Вологжанинов.- "Одного "мучат" дополнительным школами, кружками и секциями, и он становится высококлассным специалистом с высшим образованием, а другой растет "сам", выбирая, где легче. И потом печет булочки в столовой. Правда, нельзя сказать, что первый всегда счастливее в этой жизни. У него может быть столько комплексов. Зато, работающий у печи, может считать, что ему повезло больше, поскольку не осознает, сколько он всего не знает и не умеет, потому и не относит себя к неудачникам".
   Но вслух он ничего подобного не произнес.
   Специалисты убеждают, что купание в минеральной воде тюменских источников благоприятно воздействует на человеческий организм и полезно при некоторых заболеваниях. Но продолжительность купания, рекомендуемая ими, не должна превышать 20 минут. Руководствуясь этим знанием, Ольга произнесла:
   - Наверное, выходить пора.
   - Наверное,- согласился Аркадий.
   - Правда, некоторые охочие через некоторое время обычно повторяют процедуру. В попытке отбить деньги, вложенные в экскурсию, - добавил он с усмешкой.
   - Ну, тогда я сплаваю туда-сюда, пока никто не мешает, и будем выходить,- решила Эбель.
   Она оттолкнулась от стенки и кролем проплыла до противоположного борта бассейна, потом развернулась и также быстро вернулась назад.
   - Негде поплавать, произнесла она.
   Аркадий кивнул головой, хотел что-то ответить, но осекся, поскольку увидел то, чего никак не ожидал. Видимо, от энергичных движений руками или от сопротивления воды во время движения правая чашечка купальника Ольги чуть сползла с груди и ай, немножко обнажила темно розовый сосок.
   Несколько мгновений он любовался на ее грудь молча, потом тихонько сказал:
   - Оленька... у вас...
   И похлопал себя ладонью по груди.
   Ольга спохватилась и быстро поправила купальник, чуть покраснев.
   - Неловко-то как, - произнесла она вполголоса, покусывая нижнюю губу от волнения.
   - А мне понравилось, - цинично сказал правду Вологжанинов.- Это было очень красиво. И форма и ... содержание.
   О том, что у него промелькнуло желание поцеловать этот сосок, он все же промолчал.
   - Жалко, что только одну и мельком, - нахально добавил он.- Это было действительно прелестно. И потом, кроме меня, никто не видел, и про этот эпизод, запечатлевшийся только в моей памяти, я все равно никому не расскажу.
   Ольга уже овладела своим смущением, и под потоком вологжанинских слов ее вдруг посетила озорная мысль, ну если зрелище Аркадию так понравилось, а не показать ли ему и левую свою красавицу, но скромность все-таки победила, от этой мысли Эбель отказалась.
   Правда, когда они уже поднимались по лесенке из воды, последняя фраза Аркадия Анатольевича, вернее слово " запечатлелась", все-таки навела ее на одну мысль, которую она собралась воплотить после перерыва.
   Потом они принимали душ и посетили сушилку. Нет, нет, не надо понимать меня превратно. Чего уж там рисует ваше богатое воображение. Делали они это никак не вместе, а в разных местах, просто одновременно. Ольга на женской половине, а Аркадий Анатольевич, естественно, на мужской.
   И вот как раз в сушилке Вологжанинов понял, что купаться в бассейне он больше не хочет. Усталость навалилась как-то внезапно. Он стал размышлять, как бы это все объяснить Ольге.
   Он вышел в фойе, в котором они договорились встретиться перед вторым заплывом. Мимо него проходили какие-то люди, он не обращал на них внимания. Показалась Ольга. Аркадий собрался.
   - Оленька...
   - Аркадий Анатольевич,- одновременно с ним произнесла бодро Эбель.
   - Да, слушаю.
   - Я вот что подумала, а не могли бы вы меня сфотографировать?
   - Фотоотчет для мужа и детей? Запросто!- согласился Вологжанинов. - А где фотоаппарат?
   - Нету! Но у меня есть сотовый, на него.
   - Ну, если покажете на что нажимать. Он у вас звук пишет?
   - В режиме камеры - да.
   - Ну, тогда будем молчать.
   Ольга объяснила Вологжанинову, как снимать на ее телефон, а он ей между делом сообщил, что в воду больше не полезет, во избежание осложнения состояния его здоровья.
   В этот момент к ним подплыли те две барышни, что сидели с ними на ужине за одним столом. "Вот для вас и компания, Ольга Вальтеровна",- произнес Аркадий.
   После чего сделал несколько снимков и небольшой видеосюжет, договорившись, что вернет сотовый в комнате отдыха.
   Встреча состоялась где-то спустя полчаса. Аркадий Анатольевич вернул Ольге ее телефон, который хранил после фотосессии. Оба уже были полностью одеты, и, чтобы убить время до отъезда, решили посетить местный бар. Цены показались обоим высокими, но Вологжанинов все же решил купить бокал вина даме и тридцать граммов коньяка себе.
   Возле стойки между ними случился небольшой разговор.
   - Вообще-то, при моей гипертонии купание в такой тяжелой воде противопоказано,- признался Аркадий.- Я и поехал сюда только в надежде побыть несколько часов в вашем обществе.
   - Ну, вот видите, ваши надежды сбылись.
   - Да, конечно. Ну и как вам ваши фото?- спросил он, заметив, что Ольга прокручивает, записанное им видео.
   - Испарения мешают, но вот те, что на бортике и где нет тумана, мне понравились.
   И после небольшой паузы она спросила:
   - Вы сделали себе копии?
   - Увы, нет, - признался Вологжанинов.
   - Да?
   В голосе Эбель было удивление и даже легкое чувство досады. Надо же весь вечер говорит ей комплименты, а ее фото в купальнике даже не переписал на свой телефон. Но Аркадий Анатольевич легко оправдался.
   - Во-первых, я не лазаю по чужим телефонам, в данном случае ваш телефон для меня словно ваша дамская сумочка. А главное, мне просто не на что переписать. Я не имею сотового телефона.
   - Серьезно?- глаза Эбель округлились, выражая высшую степень удивления. - Вы забыли его дома?
   - Да нет, у меня вообще в принципе его нет и никогда не было.
   И Аркадий Анатольевич, как мог, попытался объяснить сослуживице, почему он не пользуется столь важным и нужным предметом.
  
   В одиннадцатом часу их пригласили в автобус, чтобы ехать в гостиницу.
   После купания в горячем источнике все чувствовали усталость и мечтали добраться до своих номеров. Вологжанинов с Эбель промолчали почти всю дорогу, благо, она заняла совсем немного времени. В номере Аркадий Анатольевич заснул первым под довольно занимательный рассказ Валеры Гофмана, который всего за неделю до этой поездки вернулся из Таиланда, где проводил отпуск в гостях у сына. Оказывается, его сын работал представителем российской туристической компании на тайских пляжах и постоянно проживал в этой далекой и жаркой стране.
   Ночью Аркадию приснилась Эбель. Интересно, к чему бы это?
  
   XIII
   Проснулся Вологжанинов, как всегда, рано - около пяти утра. Вспомнил, где он и почему, что на работу ему не надо. Постарался опять уснуть, но сон не шел. Чем можно заняться в воскресенье в пять утра в Тюмени, в гостиничном номере на трех человек, он себе не представлял. Включить свет - нельзя, посмотреть телевизор - тоже. Оставалось лежать в темноте в постели и думать. Размышления о вчерашнем и составление планов на сегодняшний день наполняли его беспокойством и желанием действовать. Но куда идти и что там делать - вопрос! Поэтому Аркадий Анатольевич продолжал лежать в постели и только часто ворочался с боку на бок.
   В половине седьмого, за полчаса до времени, когда он собирался вставать и одеваться, сон его все-таки одолел.
   Разбудил их громкий стук в дверь. Бабушка Артема Горина побоялась, что внук проспит завтрак и останется голодным. Мужчины быстро собрались и отправились в ресторан, где для группы уже были накрыты столы.
   Эбель сидела за столиком в обществе тех же двух дам, что и вчера. Только в отличие от прошлого раза они о чем-то оживленно беседовали.
   "Познакомились уже? Это даже хорошо",- подумал Вологжанинов,- "мужу про них расскажет, меньше вопросов у него возникнет".
   - Доброе утро, Ольга Вальтеровна, доброе утро, дамы, - сказал он, отодвигая стул.
   - Это Танюша и Аня - мои соседки по комнате, - представила их официально Эбель и пояснила, - они работают в бухгалтерии у соседей,
   - Да? А куда делась божий одуванчик - бабушка Горина?- спросил Аркадий, хотя, если честно, ему было это абсолютно все равно.- Надеюсь, она не утонула в бассейне, а просто плохо себя вела в номере, и вы ее выселили в коридор на коврик?
   Женщины прыснули.
   - Мы с ней поменялись, - сообщила отсмеявшаяся первой шатенка в очках, сильно похожая на школьную учительницу математики.- Я отдала ей свое место в двухместном номере, чтоб быть рядом с Аней.
   - И чем нас сегодня кормят?- спросил Вологжанинов, закрывая эту тему.
   - Сдается мне, что они просто разогрели вчерашний ужин,- предположила крашеная блондинка.
   - Надеюсь, что они его не с наших тарелок наскребли,- съязвила шатенка Таня.
   - Ну что вы, дамы, если это просто вчерашний недоеденный ужин, то нам крупно повезло. Вот посмотрите вокруг, такие знакомые, такие вчерашние лица, никто из нашего дружного коллектива не отравился, не умер и не лежит в инфекционном отделении Тюменской областной больницы. Следовательно, еда эта может и не полезна, и возможно не вкусна, но, по крайней мере, безопасна. Она на нас же самих проверена, на наших желудках - улыбаясь, высказал свое мнение Вологжанинов.
   Дамы снова дружно прыснули над его шуткой.
   - А вы и правда, забавный, - похвалила его блондинка.- Ольга нам говорила, что вы большой шутник.
   - О, оказывается, вы тут меня втихаря обсуждаете?- с нарочито изумленным видом спросил Аркадий.
   Но, чтобы не ставить Эбель в неловкое положение, он тут же добавил:
   - Так вы лучше про меня у меня спросите, я охотно отвечу на все вопросы.
   Мне 53 года, русский, беспартийный, образование высшее. Женат, но не на Ольге Вальтеровне, как думала наша многоуважаемая Тамара Николаевна, у нее свой отдельный муж. Имею дочь. Дочь замужем, но внуков пока нет. А, ну да, работаю главным специалистом в отделе транспортной логистики. Еще что-нибудь?
   Но бухгалтерши спросить ничего не успели. Поскольку в зале появилась Тамара Николаевна и громко объявила программу на день. Про то, что после завтрака желающие могут поехать еще на один источник, на естественный, не такой облагороженный, как тот, на котором они были вчера. А тех, кто накупался досыта, они по дороге могут доставить или к торговому центру, или на рыбный рынок.
   Дамы звали Ольгу на источник, уверяя, что там тоже интересно и не так вонюче, как на вчерашнем, поскольку там хлорку в воду не добавляют. А Вологжанинов скромно от купания отказался, сообщив, что плавание в такой тяжелой воде ему противопоказано, и что он собирается прошвырнуться по торговым центрам Тюмени.
   - Жалко,- произнесла сладеньким голосом одна из подруг, - у нас и так дефицит мужчин, так еще вы купаться не поедете. Не на ком будет взгляд остановить.
   Ольга же раздумывала и колебалась.
   В автобусе, усаживаясь к окну, чтобы Ольге было удобней общаться с Таней-Аней, Аркадий задал ей неожиданный вопрос:
   - Ольга Вальтеровна, ваш муж пиво пьет?
   - Ну да, после бани с друзьями. Традиция в их компании по вторникам ходить в баню, после чего и вкушают этот напиток. А что?
   - Ну, так привезите ему отменный подарок.
   - Здесь в Тюмени какое-то необычное пиво есть?
   - Без понятия, я в пиве не сильно разбираюсь. Это же не коньяк. У меня для пива только две градации имеются: можно пить и лучше не пить. Но зато в Тюмени, говорят, полно очень хорошей закуски к пиву. Здесь чуть не главный рынок речной и озерной рыбы. Вот я и хочу поискать себе и жене на гостинец вяленного или копченого муксуна или нельмы. Так я и говорю, если вы привезете такую закусь своему мужу, то ручаюсь, Ольга Вальтеровна, он сильно обрадуется, будет неделю носить вас на руках и не станет пилить за то, что вы на два дня уезжали из дому, - с хитрой улыбкой добавил Аркадий Анатольевич.
   Он специально говорил погромче, чтобы сидевшим рядом Анне с Таней тоже было слышно.
   Слава богу, Эбель понимала его с полуслова и его последнюю речь оценила, как веский аргумент, чтобы выйти с ним на одной остановке, а не ехать на очередной горячий пруд.
   Как ни странно, но Таня с Аней тоже почему-то перерешили и засобирались к выходу на рынке.
   - Надо же,- искренне удивился Аркадий,- а им - то это зачем?
   - А вы знаете, по-моему, они на вас какие-то виды имеют,- шепотом сообщила Ольга. Вчера весь вечер про вас расспрашивали. Кто вы и с кем вы. И какие у нас с вами взаимоотношения.
   - Ну, надеюсь, вы им сказали чистую правду, что между нами ничего нет?- поинтересовался Вологжанинов заговорщицким тоном.
   Ольга согласно кивнула головой и улыбнулась, и улыбка ее была тоже какой-то заговорщицкой.
   В принципе, это было в какой-то мере правдой. Ведь, действительно, на текущий момент этой парочке даже предъявить было нечего, кроме разговоров и, быть может, помыслов, поскольку пока они друг к другу даже пальцами не прикасались.
   - Что, сразу обе или одна из них?- спросил Аркадий.
   - Не поняла. Таня, вроде, в гражданском браке, но о партнере отзывается не очень, а вот Анечка - в разводе. Так что, может, даже обе.
   - О как, тогда придется где-то отцеплять этот порожняк.
  
  
   XIV
  
   Внешне рыбные ряды Тюмени не сильно отличались от рыбных рядов их родного города. Те же завалы из дальневосточных горбуш, кеты и гольца, норвежской семги, выращенной в неволе, сельди атлантической и тихоокеанской, скумбрии и прочих многочисленных терпугов и минтаев. Но вот пород местных озерных и речных рыб здесь было явно поболее, сказывалось наличие в области многоводной Оби и ее притоков.
   Минут через пять - семь Аркадий Анатольевич нашел, что искал: копченые тушки муксуна и нельмы. Взглянув на цены, дамы, следующие за ним, несколько оторопели.
   Н-да-а, 600-800 рублей за килограмм, это было для них несколько непривычно. Это же не мясные деликатесы, а рыба! А если попадались крупные экземпляры, то вообще, по тысяче и более лежали.
   Вологжанинов с задумчивым видом неторопливо следовал от прилавка к прилавку, порой прикасаясь пальцами к рыбе, где это было возможно, а затем подносил пальцы к лицу. Заинтригованные женщины следовали за ним.
   - Вы по запаху пытаетесь что-то найти? - поинтересовалась Эбель.
   - Ну да, - согласился Аркадий Анатольевич. - Вообще-то, так меня учили рыбины выбирать. Запах гнили издали может не чувствоваться, а рыба, как видите, дорогая, покупают ее не часто, лежит она тут долго. А потом, мне кажется, что так можно отличить тех из них, которых не коптили, а обработали жидким дымом. А зачем нам жидкий дым, а?
   Ольга согласно кивнула головой.
   Спутницы Аркадия тоже дружно принялись трогать копченые тушки руками, а потом нюхать, чем вызвали некоторое недовольство продавцов. Чего трогать, если не покупаете.
   Пришлось Вологжанинову определяться. Он с небрежным видом ткнул в одного из муксунов и попросил его взвесить. Потом выбрал небольшую нельму и тоже ее купил. В общей сложности он отдал за две не самые большие и не самые дорогие рыбины около двух с половиной тысяч рублей.
   Продавщица сразу подобрела и даже стала улыбаться, приговаривая: "И вы, девоньки, берите, рыбка у меня отменная, свежая, вот мужчина же взял".
   Девоньки шиковать не собирались.
   - Купите вот эту нельму,- шепотом предложил Ольге Аркадий. - Или у вас проблемы с наличными? Она и свеженькая, и в меру маленькая, килограмма полтора, рублей на 1000 всего.
   - Да нет, хватит. А, была, не была!
   И Ольга тоже приобрела себе деликатесную рыбку.
   - А я как-то больше красную рыбу люблю, - сказала Татьяна,- горбушу, кету - они более постные. Я не люблю жирную.
   "И дорогую!", - мысленно продолжил ее речь Вологжанинов, но вслух сказал совсем другое:
   - Ну, покупать здесь кету и горбушу несколько бессмысленно. Стоит она столько же, как и дома, да еще тащить ее. Хотя, если получить бонус в виде бесплатной красной икры, то есть смысл рискнуть.
   - Красная икра - это хорошо,- вступила в разговор Анечка, но как же узнать, где она есть.
   - Так давайте я вам выберу,- щедро предложил Аркадий Анатольевич,- хотите? Я видел там пару самочек...
   - А вдруг нет...- засомневалась Аня.
   - Если там икры не будет, то рыбину оплачу я. Если есть- то ее покупаете вы. Согласны?
   Женщина неуверенно кивнула головой.
   Они подошли к одному из развалов с горбушей.
   Приглядевшись, Аркадий уверенно показал на одну из них и сказал:
   - Девушка, вот эту взвесьте, плиз!
   - Сто четыре рубля,- через двадцать секунд ответила "девушка" предпенсионного возраста.
   - А можно у вас ножик одолжить на одну минуту, я вот знакомую хочу убедить, что у вас горбуша с икрой.
   - Сначала оплатите, а потом проверяйте,- недоверчиво сказала продавщица.
   Аркадий Анатольевич протянул ей сто рублей одной бумажкой.
   Тетенька ножик ему не дала, но профессионально одним взмахом вскрыла рыбину. Внутри оказалась темно-оранжевая икра.
   - Анечка, брать будете? Здесь икры как раз на банку, если не больше. И всего за сто четыре рубля. Сотню мне, четыре рубля доброй гражданке за прилавком?
   Анна с улыбкой оплатила рыбину.
   - Аркадий... Анатольевич, а мне выберете? - оживилась Татьяна.
   - Давайте попробуем,- добродушно согласился Вологжанинов и вперился взглядом в разложенных на прилавке свежемороженых горбуш.
   Между тем к ним подошли другие покупатели, привлеченные их возгласами.
   - Девушка, а давайте вот эту,- показал Аркадий еще на одну рыбу.
   - Сто двенадцать рублей, - объявила продавщица.
   Аркадий протянул ей привычно сотню, она взмахнула ножом, зрители дружно выдохнули: "Икра!"
   - Татьяна, вы берете? Так берите быстрее! Рассчитаемся по дороге, нам пора на поезд, не будем обижать аборигенов, они тоже любят красную икру, - с интонациями Остапа Бендера заговорил Вологжанинов.- Всем спасибо за внимание!
   И он быстро последовал прочь от прилавка, поскольку возле них уже стали кучковаться другие покупатели с явным желанием тоже приобрести рыбины с икрой. Они даже образовали что-то вроде очереди. Зная, что на прилавке таких горбуш уже не осталось, и, чувствуя, что все может закончиться легким скандалом, Вологжанинов поспешил удалиться с рынка.
   Выйдя из помещения на свежий морозный воздух, Аркадий Анатольевич с удовольствием вдохнул его полной грудью. Подтянулись шедшие за ним женщины. Бухгалтерша Татьяна, протягивая ему сторублевку, спросила:
   - А как вы так рыбу легко отличаете?
   - Ну что вы, это же очень просто, Танечка. Вы же различаете мужчин и женщин на улице, не взирая на то, во что они одеты? Так здесь то же самое. Если лицо у рыбины милое и симпатичное, то, скорее всего, это самочка. Ну а если взгляд наглый, самодовольный, а харя кирпича просит, то, стопроцентно, это - самец.
   Дамы дружно засмеялись.
   - Вы такой остроумный и интересный мужчина...- сказала Татьяна с интригой в голосе.
   Похоже, она решила перейти в наступление.
   - Да нет, я просто порой притворяюсь перед женщинами, - усталым вдруг голосом признался Вологжанинов. - На самом деле я - страшный зануда, особенно в домашнем быту. Я сварлив, капризен и мелочно придирчив. Правда, не повезло, в основном, моей горячо любимой супруге. Весь негатив, что я за день приобретаю от окружающих - не все ведь вокруг меня хорошие люди - я приношу домой и там выплескиваю на близких: жену и дочку. Как они меня терпят? Удивляюсь.
   Голос его звучал абсолютно серьезно, без всякой тени на иронию, так что женщины не знали, верить ему или нет.
   Дамы захотели посетить еще пару магазинов, до автобуса время еще было, но мешала купленная рыба. И Аркадий Анатольевич благородно согласился посидеть с ней на лавочке, дабы они налегке могли заняться дополнительным шопингом.
   Но, как известно, мало кто из женщин способен реально оценивать время, проведенное в магазинах. Поэтому, когда экскурсионный автобус подкатил за ними на остановку, Вологжанинов в гордом одиночестве сидел на лавочке в окружении четырех пакетов, из которых торчали пять рыбьих хвостов.
   - Вы, вроде, наш? - спросила у него вышедшая Тамара Николаевна.
   - Да, да! Ваш!- согласился Аркадий, поднимаясь и подхватывая все сумки.- Моя фамилия Вологжанинов.
   - А, помню, этот тот, который не муж,- усмехнулась экскурсовод.- А где все ваши не жены? С вами же еще девочки выходили?
   - Сейчас будут! Шоппинг, однако!
   - Так позвоните им, нам ждать особо некогда.
   Успевший подняться в салон Вологжанинов только развел руками и рыбьими хвостами.
   - Сие невозможно. Во-первых, у меня нет сотового, а во-вторых, я и номеров-то их не знаю,- ответил он.
   Но у кого-то из сидящих в салоне был забит телефон Татьяны, и им позвонили.
   Когда запыхавшиеся женщины прибежали к автобусу, Аркадий Анатольевич увлеченно беседовал с Гофманом о Таиланде. Вчера же он его так и не дослушал, уснул на половине рассказа.
  
   XV
  
   После обеда отправились в обратный путь.
   В автобусе опять сделали перекличку и убедились, что никто не отстал.
   Народ вел себя шумно, делясь впечатлениями о Тюмени и ее горячих источниках. Но, по прошествии часа, все заметно успокоились и, разглядывая мелькающую за окнами сибирскую тайгу, стали потихоньку подремывать, особенно те, кто и во второй день ездил на горячий источник.
   Вологжанинов и Эбель опять сидели в дальнем конце салона и тихо беседовали.
   - Кстати, Ольга Вальтеровна, а знаете, я нынче ночью видел вас во сне. Не верите? Напрасно, и вы не догадаетесь, чем во сне моем мы вместе занимались.
   Эбель смущенно улыбнулась, прикусив нижнюю губу, но, надеясь, что Аркадий не испортит все какой-нибудь пошлостью.
   - Не знаю,- произнесла она.
   Чувствуя ее напряжение, хитро улыбнулся и с заговорщицким видом начал говорить. В его фразах не было рифм, но построение их содержало какой-то внутренний ритм, словно в стихах.
   - Я долго мучить вас не стану - расскажу:
   В какой-то комнате большой под люминесцентным светом
   Всю ночь дежурили мы у  какой-то установки.
   Не знаю для чего она, и что за опыт шел в ее глубинах.
   Но помню, что порою смотрели вы в трубу,
   Что из устройства этого торчала.
   Я ж к той трубе совсем не подходил,
   И что вы видели через нее - не знаю.
   В тетрадь какую-то я заносил отчеты.
     И так всю ночь мы сообща трудились.
   Затем под утро я с отчетами ушел,
   Представить их я должен был начальству.
   А вот когда вернулся, вас уж не застал,
   Сидела там уже другая смена.  
   Я огорчен был, вас не увидав.
   Но все-таки и  рад, что довелось нам вместе поработать. 
   С надеждой,  что еще не раз  трудиться рядом доведется,
   Проснулся я.... И понял, это - сон!
   Никто в ночную смену нас с вами не пошлет...
   Вот такой грустный сон приснился мне сегодня, дорогая Ольга Вальтеровна. Представляете?
   Эбель от души рассмеялась.
   - Забавно. Интересные Вам снятся сны....
   - Надеюсь, Ольга Вальтеровна, вам трудовая деятельность не снится, да еще и неизвестно где.
   - Мне тоже снятся иногда всякие......и про работу тоже. Я вот тут задумалась ... Аркадий Анатольевич, а почему тогда, на корпоративе, вы ни разу не пригласили меня танцевать?
   - Не понял. Насколько я помню, последний корпоратив вы пропустили, поменяв безудержную скуку нашего праздника на предрождественские распродажи в Германии, - удивился Вологжанинов.
   - Нет, я имею в виду предыдущий раз.
   Аркадий Анатольевич поморщил лоб, соображая, о каком времени идет речь, а потом переспросил:
   - Это когда мы отмечали праздник в ресторане на берегу озера Смолино?
   Ольга согласно кивнула.
   - Так это от скромности, мы тогда с вами даже переписки не вели. Я стеснялся, - с улыбкой заявил Вологжанинов. Я не уверен, что и сейчас бы рискнул к вам подойти с такой просьбой.
   - Почему?
   - Ну, вы такая молодая, красивая, а я старый, на десять лет вас старше, неказистый, подержанный, можно даже сказать, побитый молью. И я подумал, что если подойду к вам с таким предложением, то поставлю вас в неловкое положение, когда и отказать неудобно и соглашаться не очень хочется. А я стараюсь не ставить женщин в неловкие ситуации. У красивой женщины в танце должен быть и партнер достойный.
   Так что, я не приближался к вам не потому, что вы мне не нравились, а потому что нравитесь очень сильно.
   - У вас как-то занижена самооценка. А вот мне про вас рассказывали совсем другие вещи. Дескать, в молодости вы были тот еще кавалер...
   И Эбель внимательно поглядела ему в глаза.
   Аркадий Анатольевич взгляд этот выдержал и хорошо рассмотрел, что глаза у Ольги серые с зеленоватым отливом.
   - Давайте разберемся, Оленька, кто вам что мог рассказать про мою молодость? Тех, кто работает в нашей конторе давно и помнит меня в молодости, полтора человека. Вряд ли вы с ними настолько близки, чтобы они стали делиться с вами подвигами моей юности. Тем более, что я пришел в наше управление уже женатым человеком и через год стал отцом. Здесь просто нечего рассказывать. Я долгие годы ходил на работу посменно по железнодорожному нашему графику и большинство сотрудников не видел, если не месяцами, то неделями. Так что этих знакомых вычеркиваем.
   У соседей есть еще женщины, которые помнят меня молодым, вроде той же Зюлькиной, но и им меня обвинить не в чем. Не она же вам про меня говорила? Вы меня страшно заинтриговали, Ольга Вальтеровна, расскажите, ради бога, какие - такие слухи бродят про меня в нашем здании? А то иногда ловлю взгляды незнакомых женщин и девушек и никак не пойму, почему они такие многозначительные.
   - Значит, про вашу французскую любовницу, графиню и ее ребенка, все это - неправда?
   - Любовницу француженку?
   Вологжанинов наморщил лоб, соображая, о чем речь, потом заливисто рассмеялся. Причем так громко, что даже в середине салона его услышали и обернулись посмотреть, кто там так искренне хохочет.
   - Это про Ирочку рыжую, значит,- сказал он, заметно успокоившись. - Да был такой персонаж в моей жизни...
   И после мастерски выдержанной паузы добавил:
   - ...литературный. Признаюсь, Оленька, в молодости я действительно был большой затейник, и как-то сочинил несколько романов. Главным героем одного из них действительно была рыжеволосая девушка Ира, ставшая французской баронессой и родившая ребенка. В этом смысле я, действительно, отец этого ребенка, поскольку придумал и произвел его на свет.
   Ну что мне было делать долгими ночными сменами во время дежурств? Вот сидел и сочинял повести и романы, иногда про любовь.
   Вологжанинов улыбнулся спутнице.
   - Вам кто-то пересказал сюжет моей повести от "Весны до весны". Неужели Татьяна или Анна?
   Ольга кивнула головой.
   - Интересно, а они - то откуда про неё узнали. Вряд ли сами её читали, она ведь только в интернетской библиотеке болтается. Я так понял, что поскольку в каждом литературном герое есть что-то от автора, девушки решили, что эта любовная история каким-то боком относится к моей личной жизни. Нет, увы! У меня только одна дочь, других детей на стороне, а тем более в Европе, у меня нет. Давайте лучше о танцах. В танцах я не участвую еще и по причине того, что модные ныне быстрые танцы мне противопоказаны по медицинским показаниям. Другое дело - медленные, когда можно, крепко держась за партнершу, переступать ножками почти на месте. Особенно, если партнерша мила, стройна и полна иных женских прелестей и достоинств. Против таких танцев я ничего не имею. А вот современные энергичные, требующие резких телодвижений и всяких иных подпрыгиваний, вызывают у меня повышенное сердцебиение и другие неприятные симптомы. Я ведь смертельно болен, Оленька. И болезнь моя неизлечима. Называется она ишемическая болезнь сердца.
   Все это Вологжанинов рассказывал спокойным голосом и с улыбкой на губах.
   - Несколько лет назад случился у меня обширный инфаркт миокарда, но тогда мне повезло, я попал в заветные сорок процентов. Знаете, не ведаю как сейчас дела с кардиологией в нашей стране, а тогда нам врачи говорили, что все "подхватившие" инфаркт делятся на три группы: сорок процентов гибнет сразу, двадцать процентов умирает после инфаркта в течение года, и оставшиеся сорок процентов живут долго и счастливо. До следующего инфаркта. Если соблюдают диету, систематически проходят обследования и следуют рекомендациям врачей. Вылечить меня нельзя, рубец на сердце остался навечно, к тому же я еще и аневризму аорты получил. Но можно несколько облегчить мое существование операцией. В моем случае это будет коронарное шунтирование. Но как представлю, что мне для этого распилят грудную клетку, то почему-то совсем не хочется ложиться на операцию. Поэтому я жду прорыва в медицине, когда шунтирование будут делать без вскрытия грудной клетки, через пару- тройку проколов. Либо медицина сделает рывок, либо я сыграю того...Кстати, Оленька, я поделился этими сведениями не с целью вас разжалобить, а исключительно с намерением предупредить, что однажды могу исчезнуть из вашей жизни так же внезапно, как и появился. Между прочим, от болезни имеется и польза, как ни странно это звучит. Если бы не этот инфаркт, я бы, наверное, до сих пор работал совсем в другом отделе, и мы бы с вами не встретились. Меня ведь в службу, где я сейчас работаю, перевели, вроде как, на легкий труд. До этого я ходил на работу по сменам, по круглосуточному графику, и мог не встречать вас месяцами и годами, поскольку на ваш второй этаж не поднимался. Мне тогда это было без надобности на той должности. Теперь же я могу встречаться с вами более-менее регулярно.
  
   За разговорами незаметно подъехали к первому остановочному пункту, где наши путешественники вышли из салона и некоторое время дышали воздухом. Мимо, вздымая снежную пыль, мчались машины.
   Проводив одну из них взглядом и направляясь уже к автобусу, Ольга вздохнула и сказала:
   - Такая же, как моя. Как она там дома, моя ласточка...
   - Настолько любите свою бибику, что даже скучаете по ней?- с улыбкой поинтересовался Вологжанинов, следуя за ней.
   - Что вы, конечно, я свою машинку бесконечно люблю, - ответила Эбель, идя по проходу салона.- Она мне даже часто снится. Что я на ней еду.
   - Правда?- удивился Аркадий, усаживаясь с ней рядом в кресло, - а мне такое не снится. Мне вообще поездки редко снятся, даже в качестве пассажира. Хотя вру, однажды приснилось, что я рулю. Так я сильно досадовал по этому поводу. Я держусь за руль, еду куда-то и нервничаю, что, не имея ни навыков вождения, ни особого желания быть шофером, вынужден сам управлять автомобилем.
   Я с большим удовольствием пробудился от этого сна и больше таких кошмаров не хочу.
   - Какой же это кошмар? И вы никогда не сдавали на права и не хотели иметь машину?
   Изумление Эбель было неподдельным.
   - А зачем? К машинам я абсолютно равнодушен. В марках и достоинствах моделей не разбираюсь. Не, ну "Волгу" от "Жигулей" я отличаю, а вот современные иномарки с их обтекаемыми формами - только по габаритам: большая, маленькая. А точнее могу определить, если увижу эмблему спереди или надпись на багажнике. Мне просто это не интересно. А потом с машинами столько мороки: обслуживание, парковки, ремонты, гаишники... Не мое это все. К тому же опять - здоровье. Между прочим, это тоже одна из причин, по которой я не рвусь за руль. Из-за недостатка кислорода в крови - сердце-то работает вполсилы - я часто отключаюсь на мгновенье, словно погружаюсь в сон, клюю носом. Представляете, что будет с машиной, водитель которой может задремать за рулем? Сердечникам, вроде меня, полагается много и неспешно ходить пешком, а с машиной разве походишь. У нас все норовят даже в киоск за сигаретами ехать на авто.
   Хотя один раз я автовладельцем все же был.
   И Вологжанинов заулыбался, вспоминая прошлое.
   - Владел я, Оленька, настоящим японским джипом, как сейчас помню, трехдверным "Ниссан Патрол". Тогда Китай еще не был мастерской мира, и мой автомобиль был европейской сборки.
   - Ого!
   - Но владельцем я был номинальным, эту машину на мое имя оформил брат, когда ему по каким-то его делам надо было скрыть часть имущества от каких-то дотошных людей. Так вот, когда с оформлением этой машинёшки я попал в ГАИ, а там намаялся в очередях, я и решил, что мне автотранспорт не нужен. Между прочим, даже с этим единственным автомобилем у меня приключилась преинтереснейшая история...
   И Вологжанинов в лицах увлекательно рассказал Эбель детективно- судебную историю, связанную с его джипом, пересказ которой может и в самом деле был бы занимательным и поучительным, но сильно бы удлинил наше повествование.
  
   Потом была еще одна остановка где-то в бескрайней глуши Курганской области. А после нее предстоял последний этап поездки.
  
   XVI
  
   На улице заметно смеркалось. К тому же небо обложили темные низкие тучи, и из них неспешно посыпал пушистый белый снег. Водитель, устраиваясь на своем месте, включил свет в салоне.
   - Ольга Вальтеровна, я все забываю спросить, а карьеру во втором квартале вы делать собираетесь?- спросил Вологжанинов, как только автобус тронулся.
   - Какую карьеру? Я не в курсе, как всегда.... Расскажите, пожалста...- жалобным тоном произнесла Эбель.
   - Вообще-то, карьера - это для тех, кто ищет что-то новое, - издалека начал Аркадий Анатольевич. - Ходят упорные слухи, что с апреля месяца у нас в очередной раз будут устраивать гонения на пенсионеров. Их не хотят брать в светлое будущее, которое открывается перед нашей компанией. В результате в некоторых службах появятся вакансии ведущих специалистов и, возможно, даже главных специалистов с окладами, согласно штатному расписанию.
   Последнюю фразу он произнес с заговорщицким тоном.
   - Так вот, некоторые, знающие про эти обстоятельства, уже сейчас претендуют на эти должности и оклады.
   И дальнейшие минут тридцать они живенько шепотом обсуждали открывающиеся перспективы служебного роста гражданки Эбель.
   А потом водитель автобуса, заметив, что пассажиры его перестали болтать, измученные долгой дорогой и водными процедурами, взял да и отключил свет в салоне, оставив только дежурные лампочки. Воцарился интимный полумрак.
   Вологжанинову возникший сумрак понравился, поскольку он полностью соответствовал его настрою и его дальнейшим планам.
   "Какой, однако, молодец!" - подумал он о шофёре.
   Говорить о работе больше не хотелось, и разговор на профессиональную тему сошел на нет.
   Полутьма в салоне как бы скрывала их от окружающих, создавая впечатление, что они здесь вдвоем. К тому же, она поневоле вынудила их сблизить лица, чтобы лучше видеть собеседника. Им хотелось и дальше сидеть вот так вот рядом, им обоим нравилось слушать друг друга.
   Эта близость приятно щекотала их нервы, чувствовалось в ней что-то пагубное и привлекательное одновременно. Казалось, что балансируешь на тонкой нити. Еще немного и отношения зайдут в ту область, в которой они оба еще ни разу не были.
   - Ольга Вальтеровна, я давно хочу сделать вам предложение, от которого...
   Здесь Аркадий Анатольевич выдержал театральную паузу, за которую даже Константин Сергеевич поставил бы ему пятерку и сказал бы: "Верю!"
   Но, вопреки сложившейся традиции, последнюю часть крылатой фразы Вологжанинов несколько изменил:
   - ... от которого, вы всегда сможете отказаться.
   Ольга заинтригованно улыбнулась, она понемногу уже привыкала к парадоксальным шуткам Вологжанинова, но сердечко все же немножко сжалось от того,
   что она не знала, что ей собираются предложить.
   Ей, вообще-то, предложения в такой интимной обстановке и таким интимным тоном не делали уж очень давно. Последним, да и первым, пожалуй, был собственный муж, когда просил ее руки. С тех пор больше с чужими мужчинами она в такие ситуации не попадала, поскольку их просто не допускала.
   А сейчас вот допустила. И почему-то об этом не сожалела. Вологжанинов внушал ей какое-то странное доверие, и ей казалось, что ничего постыдного и неприличного он не предложит. Хотя в голове почему-то среди промелькнувших в мозгу вариантов чаще всего были варианты с предложениями интимной близости. И она, если честно, не знала сама, как она к такому предложению отнесется и как на него ответит. Это раньше на все поползновения мужчин она уверенно говорила "нет", в зародыше убивая у них всякое желание к таким предложениям. А сейчас вот почему-то сомневалась, что предложение ей не понравится.
   - Я слушаю ваше предложение, Аркадий Анатольевич,- тихо произнесла она.
   Предложение Аркадия оказалось настолько неожиданным, что слегка озадачило ее.
   - Оленька, недавний разговор наш о литературе навел меня на мысль. А давайте мы с вами вместе создадим роман... В смысле, напишем книгу, - пояснил Вологжанинов после еще одной паузы.
   - Но я не умею, я по жизни - технарь, мне слова на ум не идут для того, чтоб что-то писать.
   - Да и ладно, самое простое - сочинять текст и записывать его, я беру на себя, а вам, Ольга Вальтеровна, я доверю самое сложное. Вы будете моим первым читателем. Я просто буду высылать вам по электронной почте написанный мною текст, а вы будете его читать и, при желании, высказывать свое возмущение написанным.
   Да, умел Аркадий Вологжанинов балансировать на тоненькой нити. Пиши даме, что хочешь, любые любовные признания и фантазии, а со стороны это - просто творческий процесс- написание романа...
   Узнав про такой расклад прав и обязанностей, Ольга сразу решила согласиться с предложением Вологжанинова. А что? Она ведь ни чем не рисковала, ни репутацией, ни честью, а романтическая игра продолжится. Быть простым почтовым ящиком ей показалось не слишком обременительным. Тем более, что до этого она никогда не присутствовала при рождении книги и никогда не была первым ее читателем ни у кого из писателей.
   - В принципе, я согласна и готова принять ваше предложение, благосклонно ответила она. - Но, как соавтор, выполняющий самую сложную и ответственную часть работы, хотелось бы узнать, про что же будет наша книга?
   Ольга включилась в предложенную игру и интонационно отметила в этой фразе слова: "сложную и ответственную", а также слово "наша".
   Она почему-то была уверенна, что он ответит: "Про любовь".
   - Про жизнь и людские судьбы,- ответил Аркадий. - Вы навели меня на мысль, а почему бы мне не воскресить моего старого героя- Сережку Меньшова. Прошло чуть не двадцать лет с тех пор, как я упоминал его в последний раз. Почему бы ему на старости лет не влюбиться в прекрасную женщину. Тем более, что найдет он ее у себя на работе.
   - Служебный роман?
   - Нет, скорее внеслужебный роман. Кстати, вот и название для истории: "Внеслужебный роман". Отличное название. Поскольку на службе наши герои будут только работать, а все свои отношения они будут строить вне служебных помещений.
   - А семьи у них будут?
   - Конечно. Они взрослые состоявшиеся люди. Если они оба будут свободными, не обремененными ничем людьми, это будет просто байка на тему "Вот и встретились два одиночества". Я не хочу писать про неудачников. Если мужчина прожил 50 лет, а женщина 40, то как-то странно, что у них нет прошлого. А разрабатывать в очередной раз тему "он был титулярный советник, она - генеральская дочь", мне скучно.
   - А как будут звать Дульсинею вашего героя?
   - В благодарность за вашу титаническую помощь в будущем я решил наделить вас правом выбора имени, отчества и фамилии героини нашего будущего произведения. Я ничего не буду иметь против, если у главной героини будет красивая немецкая фамилия.
   - Имя можете взять мое, и могу предложить вам на выбор две фамилии: Ланг - это фамилия моего дедушки и Миллер - это девичья фамилия моей бабушки.
   - Миллер? Есть у нас в стране какой-то буржуин с такой фамилией, не очень популярный у народа. Поэтому нашу героиню буду звать Ольга Вальтеровна Ланг.
   Итак, Сергей Меньшов и Ольга Ланг. Он, конечно, извращенец, как все мужчины. Ведь графоманство, которым он страдает, тоже в какой-то мере извращение. Зато она -красавица, поскольку похожа на вас и достойна необыкновенной сказки. Ведь каждая женщина мечтает о сказке и всегда достойна ее. И это будет история про то, что иногда одно способствует другому. Меньшов сочинит для Ольги сказку.
  
   Вологжанинов повернул голову в сторону спутницы и взглянул ей в глаза. Ольга никогда не видела у него такого взгляда. Он был каким-то цепким и притягательным. Как будто обволакивал этим взглядом и куда-то приглашал.
   Одновременно рука его коснулась ее руки, и как-то само собой получилось, что ее кисть оказалась в раскрытой ладони Вологжанинова. А потом он также неспешно второй ладонью прикрыл ее ладошку сверху, словно хотел ее согреть и защитить.
   И Ольга вдруг поняла этот безмолвный язык прикосновений, а быть может, вспомнила его, заложенный природой во всех женщин и всех мужчин. Она осознала, как должна ответить. Ладошка ее стала раскрываться, как цветок, и медленно опускалась на ладонь Аркадия, которая уже ее ждала и тоже успела распахнуться. И интуитивно они соприкоснулись так, чтобы площадь касания ладоней была наибольшей, и каждый пальчик встретился с соответствующим пальчиком соседа. И как только это у них получилось, где-то в сердце сладко защемило, и волна этой сладкой истомы стала распространяться по телу. Тут же появилось обоюдно желание сплести пальцы в нерушимый замок, и они сделали это. А сладкая волна уже достигла головы и вызвала там какую-то хмельную радость. Какое-то сладостное опьянение.
   Ольга вспомнила, что уже испытывала подобную радость, но давно и очень нечасто. Когда-то в юности, потом в браке несколько раз, когда они с мужем были молоды. Она не ожидала, что в ее возрасте такое возможно. И она решила еще раз взглянуть в глаза мужчине, который напомнил ей эти забытые, но радостные ощущения.
   А он как будто ждал этого взгляда. Увидев искорки восторга в зеленых глазах Ольги, Аркадий понял: " Можно. Она этого тоже хочет".
   Он несуетливо сократил расстояние между их лицам и бережно, как дуновение ветра, коснулся ее губ своими губами...
  
   Ай-я-я-й! Нельзя ведь! Оба взрослые, оба в браке состоят. Между прочим, не друг с другом. Тут же люди еще кругом, в автобусе же едут, а они целуются.
   Но на наше "ай-я-я-й" герои никак не отреагировали, они его даже не услышали.
   Вообще-то, очень хотелось страстного поцелуя, от которого начинает кружиться голова, и сладкая истома скатывается куда-то в живот и даже ниже и там превращается в интимное желание. Но Аркадий умело эту фазу обошел, понимая, что салон автобуса не лучшее место для подобных страстей. Он был знатоком поцелуев и мог прочитать целую лекцию об их предназначении и о том, когда какие надо использовать.
   Не секрет ведь, что поцелуи бывают разные: одним мать целует ребенка, давая понять, как она его любит и как готова его защищать, другим целуются подруги при встрече, эти могут выражать как искреннюю радость, так и скрытое коварство, третьим целовались члены Политбюро ЦК КПСС, четвертым бабушки пытаются поцеловать вертлявых внуков, пятым - влюбленные подростки, жадно тыкаясь губами везде, куда придется, шестым - взрослые любовники, ну этих учить не надо. А есть еще поцелуи благодарности за подарок или за благородный поступок, поцелуи успокаивающие, поцелуи сухие, через силу, вынужденно-выпрошенные и даже случайные, под действием момента.
   Но в этот раз Аркадий Анатольевич использовал поцелуи нежные. Не очень продолжительные и легкие. Как раз такие, что когда он касался своими устами уст Ольги, она ощущала приток нежности, который словно стекал с его губ на ее губы и по горящим от волнения щекам обволакивал всю ее целиком. Раз, другой и от такого поцелуя окружающий мир вдруг становился уютным и надежно защищенным. Не хотелось что-либо менять, пусть все будет так, как есть сейчас...
   Он хотел так окутать нежностью...
  
   Вдруг что-то в этом мире изменилось. Аркадий как-то в очень подходящий момент вдруг чуть-чуть сильнее сжал переплетенные пальцы, и эта несильная боль вдруг отрезвила Ольгу и сняла то наваждение, что возникло у нее. Они даже чуть отодвинулись друг от друга.
   Шепотом Аркадий сказал:
   - Похоже, к нам идут.
   Пальцы их расплелись, и руки больше не соприкасались.
   Действительно, недалеко от них с сидения сползла женская фигура и посеменила по проходу в их сторону.
   Оказалось, что это идет Татьяна.
   - Вы поедете до конца?- спросила она.
   Вологжанинов отрицательно мотнул головой и сказал, что собирался выйти раньше, поскольку нет смысла ему ехать в центр.
   - Да, меня муж будет встречать,- сказала Ольга.
   - На машине?
   - Естественно.
   - Ольга, ты же в Ленинский поедешь? Нас с Аней не подбросишь по пути? А то нас проводить до дому некому.
   Эбель поняла, если она откажется, то Вологжанинову, как джентльмену, придется предложить свои услуги провожатого двум этим дамам. Но чувство, слегка похожее на ревность, вдруг дало ей понять, что она против этого. С чего это ее Аркадий Анатольевич пойдет провожать этих двух матрешек?
   Поэтому она согласилась, лучше она сама их отвезет.
   Обсудив еще пару нюансов с адресами, Татьяна удалилась.
  
   - Я бы лучше вас подвезла до дому, чем их,- в сердцах сказала Ольга.
   - Меня не надо, я как-нибудь сам. А наличие в машине этих двух барышень и вас, и мужа отвлечет от ненужных мыслей. Мне же наличие вашего мужа помешает думать.
   - Думать?
   - Я собираюсь думать о вас,- улыбнулся в ответ Аркадий.- И вот что я успел надумать. Как вы относитесь к курортно-санаторному лечению, Ольга Вальтеровна?
   - Санатории я люблю.
   - Помните у Чехова: "краткость - сестра таланта". Так вот по этой шкале вы, Оленька, ну очень талантливы.
   Эбель рассмеялась, сдерживая себя, чтобы не получилось громко.
   - Часто вы ездили? В каком из них вам понравилось?
   - В санаториях я бывала раза два всего. Очень давно. Ездила дочек оздоравливать, они тогда еще маленькими были. А у нас в те времена еще профсоюз был, и он давал льготные путевки по программе "Мать и дитя" в санаторий "Сосновое озеро". А что?
   - Я вот что подумал. А почему не может так случиться, что вы однажды вдруг озаботитесь своим здоровьем и захотите подлечиться в санатории. Возьмете путевочку, скажем, в то же " Сосновое озеро"?
   Вологжанинов внимательно посмотрел на Ольгу.
   - А потом вы вдруг увидите в столовой знакомого мужчину, которому вы сильно нравитесь, и который, совершенно случайно, тоже уже отдыхает там. Мало того, у вас могут оказаться одноместные номера в одном корпусе. Тоже совершенно случайно. И кто знает, может в течение недели или даже дольше, вы сможете, если захотите, гулять с ним по аллеям санатория, вдыхая ароматы соснового леса, посещать экскурсии, кинопросмотры и танцевальные вечера. Не знаю просто, какую они там развлекательную программу сейчас в санаториях проводят. И это будет не сутки, как сейчас, а, по крайней мере, неделя. Единственно, нужно, чтобы отпуска на это время совпали, и ваш муж не возражал. Нет, не с тем, что вы там кого-то встретите, поскольку, как мы договорились, встреча будет "совершенно неожиданной и случайной", а с тем, что вы поедете в санаторий одна. У вас, кстати, когда в этом году отпуск?
   Ольга ответила. Выяснилось, что отпуска не совпадают.
   - Ну, вот видите, есть время подумать про следующий 2014 год.
   От такого необычного предложения Ольга действительно впала в некоторую задумчивость. А Аркадий также молча положил свою ладонь на ее ладошку, и почти весь остаток пути они проехали, держась за руки.
   Вологжанинов думал, как и обещал, об Эбель. И о том вдохновении, которое она ему подарила. Он снова чувствовал себя способным написать новое произведение, новую историю о любви...
  
  
   Эпилог
  
   В понедельник Ольга и Аркадий на работе ни разу не встретились. И во вторник тоже.
   А в среду Эбель получила от Вологжанинова письмо по электронной почте.
   В нем был вложенный файл со следующим текстом:
  
   " Внеслужебный роман"
  
   Про романы служебные большинство из нас уже наслышано. Про них написано много литературных произведений, снято фильмов и поставлено пьес. Мало того, кое-кому из нас случалось быть свидетелями реальных подобных сюжетов, а некоторым повезло настолько, что они лично принимали в них какое - либо участие. Так что тема эта довольно-таки избитая, и удивить опытного читателя чем-то новым в истории служебных романов довольно сложно, а некоторые уверены, что невозможно.
   Ведь все труднее и труднее придумывать какие-то новые обстоятельства, необыкновенные интриги или необычайно закрученный сюжет, поэтому в этой повести речь пойдет о романе внеслужебном. Главным отличием его будет то обстоятельство, что все действие происходит где угодно, кроме служебных помещений, хотя все персонажи являются сотрудниками одной организации.
   Итак, приступаем.
   I
   Познакомиться с симпатичной женщиной, которая вам в какой-либо степени нравится, иной раз бывает настолько просто, что диву даешься.
   Самый лучший способ для знакомства - это, конечно же, всем известная классика: спасение прекрасной незнакомки от грозящей ей опасности. Или, на худой конец, неожиданная помощь ей, оказанная вами в затруднительном для нее положении. Ведь тогда, согласно всем романтическим представлениям, неоднократно воспетым во множестве высокохудожественных литературных произведений, женщина в знак благодарности таки обязана воспылать к вам ответной симпатией.
   Все бы хорошо, но вот только дожидаться, когда, наконец, прекрасная незнакомка соизволит попасть в затруднительное положение, или ей начнет угрожать реальная опасность, можно годами. Иначе говоря, время идет, а женщина вас все не замечает.
   Поэтому лучше поступить абсолютно наоборот: самому начать " угрожать" ее жизни и здоровью, и тогда женщина наверняка вас заметит и даже запомнит, а если умудриться проделать это несколько раз, то она точно начнет о вас думать, хотя бы в тот момент, когда вновь увидит перед собой. Начав же думать о неком мужчине, женщина поневоле может проникнуться к нему симпатией.
   Такое предположение вызывает недоверие или даже ухмылки? Но именно подобная история произошла с Сергеем Владимировичем Меньшовым.
   Сергей Владимирович работал специалистом в весьма уважаемой организации, располагавшейся в огромном офисном здании в центре города. Он имел там в одном из кабинетов персональный стол, персональный телефон, персональный компьютер с личной электронной почтой, переполненной персональным же спамом. На своем компьютере он каждодневно что-то считал, что-то писал, составлял какие-то отчеты и отправлял их куда-то по электронной почте, получая за это стабильную и неплохую зарплату. В общем, служба его до предела была наполнена рутиной. Как, впрочем, и жизнь.
   Но хотя организация и была очень серьезной и уважаемой, там тоже иногда назревали перемены и реорганизации. Службы объединялись и делились, отделы появлялись и исчезали, и порою это приводило к переездам из одного кабинета в другой. Однажды и отдел, где добросовестно, не отрывая рук от клавиатуры и мышки, трудился Меньшов, спустили вниз по лестнице на три этажа ниже: с пятого этажа на второй.
   Вот тут-то все и началось.
   Уже через неделю после переезда Сергей Владимирович совершил первое свое покушение на героиню нашего повествования Ольгу Вальтеровну Ланг.
   Для этого Меньшов воспользовался дверью. Нет, я не оговорился, именно дверью, и ему даже не потребовалось снимать ее для этого с петель. Сергей Владимирович просто ее резко толкнул вперед...
   Тут надо отметить, что когда-то, при постройке этого здания, двери всех кабинетов открывались вовнутрь. Но минули годы и даже десятилетия, сменились строительные нормы и пожарные требования, и новые владельцы здания, приступая к ремонту служебных помещений на новый более современный офисный лад, переделали и двери кабинетов так, что те стали открываться наружу. А поскольку дверные полотна сделаны были из современного тамбурата, то были они непрозрачны и сквозь них не было видно, стоит ли кто в коридоре напротив вашей двери.
   - Ай! - воскликнула Ольга Вальтеровна, когда на ее пути вдруг возникла неожиданно открывшаяся дверь.
   Еще шаг, и она бы на нее налетела.
   - Кхм, - хмыкнул Сергей Владимирович, когда осознал, что только что чуть не нанес своими действиями травму женщине, идущей мимо его кабинета. Да мало того, еще и привлекательной женщине.
   Обычно все сотрудники организации, работавшие на втором этаже, знали об опасности открывающихся дверей и, идя по коридору, старались держаться его середины. Но в данный момент рабочий день только что закончился, двери кабинетов открывались одна за другой, отовсюду выходили сотрудники и, сливаясь в колонны, направлялись к проходной. Вот и Ольга Ланг шла по коридору в этой толпе крайней справа, и понятное дело, что часть вины за случившееся была на ней, но и нашему герою надо было быть внимательнее.
   Так Ольга Вальтеровна впервые увидела или, если точнее, заметила существование Меньшова, а он, в свою очередь, вспомнил, что эту милую женщину уже однажды встречал и даже вспомнил где.
   Надо сказать, что в их организации спустя столько десятилетий рыночной экономики все еще оставались такие рудименты социалистической эпохи, как ежегодные профилактические медицинские осмотры персонала. На таком осмотре, проходившем лет пять назад, в очереди, кажется, на флюорографию и увидел Сергей Владимирович гражданку Ланг впервые. Она привлекла его внимание и понравилась ему сразу же. Молодая, лет тридцати пяти, как ему показалось, русоволосая, стройная женщина с симпатичным личиком. Он даже вспомнил, что подумал о ней в тот момент: "Надо же, оказывается, в нашей конторе есть симпатичные женщины!"
   А тут еще кто-то из окружающих и по фамилии ее назвал. Фамилия была легко запоминающейся, так что, вернувшись в кабинет, Вологжанинов первым делом внимательно изучил телефонный справочник любимой организации, и установил, что зовут незнакомую прелестницу Ольгой Вальтеровной, а работает она в одной из технологических служб.
  
   Дня через три история повторилась практически один в один. Также по окончанию трудового дня Сергей Владимирович распахнул дверь в коридор и опять чуть не задел ею Ольгу Вальтеровну, шедшую домой в сопровождении подруг.
   Сослуживица слегка ойкнула и отстранилась.
   Вологжанинов успел буркнуть что-то, вроде "миль пардон". Это у него с юности такая привычка осталась, увидев красивую женщину, переходить на французский. Ланг же прошла мимо, а потом обернулась и внимательно окинула взглядом успевшего выйти в коридор Меньшова. Видимо, хотела запомнить злодея, уже дважды покушавшегося на ее здоровье.
   Третий раз стал последним и решительным. Наученный горьким опытом, Сергей Владимирович теперь, прежде чем выходить из кабинета, прислушивался к звукам из коридора, не стучат ли там совсем рядом женские каблучки .И только убедившись, что за дверью тихо, приоткрывал ее наполовину, выглядывая в щелку. Однако и эта предосторожность не спасла его от третьей встречи. Через пару недель они все-таки столкнулись лицом к лицу.
   Правда, в этот раз угрозы для жизни Ланг уже не было. Сергей Владимирович вышел раньше, чем она подошла, но пока он закрыл замок на двери и обернулся, она приблизилась настолько, что взгляды их поневоле встретились. Серьезно встретились, даже что-то промелькнуло между ними.
   И тут произошло то, чего Меньшов никак не ожидал в свете совершенных им преступлений. Женщина кивнула ему головой, и губы ее тихо произнесли: "Здравствуйте... и до свидания".
   Вежливый Сергей Владимирович в знак согласия тоже кивнул головой.
   По дороге домой, сидя в трамвае, он впервые серьезно подумал об Ольге. О том, что, кажется, между ними состоялся первый контакт.
  
   II
   Вы знаете, когда мужчина осознает, что уже не молод? Когда к нему на улице не стесняются обращаться с вопросами молоденькие девушки...
  
   Похоже, роман на этом не заканчивался.....
  
  
  
  
   21.10.2013г.
  
   Михаил Антонов
  
   " Внеслужебный роман"
  
  

42

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"