Антонов Михаил Алексеевич: другие произведения.

Жалюзи, или оборонный роман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:


   Антонов М.А.
   ЖАЛЮЗИ, ИЛИ ОБОРОННЫЙ РОМАН
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   I
  
   Трамвайный вагон был переполнен. Давненько не ездила Лена Свиридова в такой обстановке на работу. До этого она работала близко от дома и уже успела отвыкнуть от подобной давки.
   Но, слава богу, наконец-то, ее остановка. Елена протисну-лась к дверям и уткнулась в спину какого-то парня. Этот молодой человек стоял перед ней и загораживал выход. Свиридова попробова-ла обойти его слева, но гражданин тоже стал перемещаться, и она снова уперлась в его черную кожаную куртку. Когда же девушка по-пыталась пройти справа, то парень прямо перед ее носом взялся ру-кой за поручень. Елене это не понравилось, и она ощутила непри-язнь к неправильно ведущему себя гражданину.
   Когда вы не выспались, с трудом и с суетой выпроводили доч-ку в садик, забыли захватить с собой письмо, которое надо было еще три дня назад бросить в почтовый ящик, долго ждали нужный трамвай, а потом двадцать минут парились в переполненном вагоне, то любой случайный попутчик, поступающий не так, как вам хоте-лось бы, наверняка вызовет у вас подобные, отнюдь недружелюбные чувства. А тут еще и сзади напирают, спрашивают, будет ли она вы-ходить. Ба! Да еще на пятку наступили! Не дай бог, колготки пор-вали.
   Поэтому Лена довольно неласково потыкала в широкую спину мо-лодого человека костяшками пальцев, словно в обитую дерматином дверь, и строго спросила:
   - Вы будете выходить на следующей остановке?
   Молодой человек обернулся и вопросительно посмотрел на нее сверху вниз- Лена была маленького роста.
   Он посмотрел на нее, но его глаз Свиридова не увидела, поскольку их скрывали черные очки в тонкой, блестящей металлической оправе. Лицо у него было привлекательным и, по всей вероятности, молодой человек пользовался большим успехом у женщин.
   "Красавчик чертов,"- успела зло подумать Елена.-"Бабник, на-верное."
   Она все еще сердилась на него, и лицо ее не выражало большой доброжелательности к незнакомцу. Но тут он как-то очень тепло и мягко улыбнулся кончиками губ и согласно кивнул головой, давая понять, что на следующей остановке выйдет. И это вышло настолько приятно, что Елена почувствовала всю глупость своего не слишком вежливого поведения. Но она, как настоящая женщина, ничем не вы-разила своих чувств и, получив молчаливый ответ, стала сосредото-ченно смотреть в окно. Молодой человек тоже отвернулся к дверям.
   Когда дверь трамвая открылась, парень соскочил со ступенек и быстрым шагом подошел к газетному киоску на остановке. Елена же, выйдя вслед за ним, перешла на тротуар и оглядела пострадавшую пятку- колготки были целы. Удовлетворившись осмотром, девушка пошла туда, куда потянулась и основная масса вышедших из вагона пассажиров, к НИИ "Автоматики". Опустевший наполовину трамвай закрыл двери и поехал дальше.
   "Вот так всегда. Вечно едешь в давке, а после того, как вый-дешь, в вагоне оказывается совсем свободно,"- подумала Свиридова.
   Но, если честно сказать, она не так уж много ездила в часы пик, чтобы иметь право ругать общественный транспорт. Только с начала месяца Лена устроилась работать в этот институт, поэтому ее ворчание было скорее от непривычки, чем от неудобства. Тем бо-лее, что на предыдущую работу она вообще ходила пешком. Да и сю-да добираться ей можно было без пересадок.
   Конечно, ей повезло, что сосед по двору Мишка Алехин помог устроиться в "Автоматику". Повезло, что начальник отдела АСУ Смирницкий взял ее на должность оператора, несмотря на то, что у Елены не было специальной подготовки. Работать в институте было престижно и выгодно- здесь боролись за мир, то есть занимались разработками военной продукции, следовательно, и заработки были выше, чем на других предприятиях, не говоря уж о той шарашке, где до этого успела поработать Елена. А деньги ей были крайне нужны. Особенно сейчас, после развода с Николаем. Алименты от него при-ходили неаккуратно и не очень большие. Здесь же, кроме оклада в сто пять рублей, уральских и премий, был еще и специальный коэф-фициент- двадцать процентов, так что выходило совсем неплохо и им с Аленкой вполне хватало на жизнь.
   Примерно так думала Лена в то утро, в течение тех семи ми-нут, что уходили у нее на дорогу до проходной института. Смот-реть по сторонам было не на что: и справа, и слева тянулись длин-ные бетонные заборы, с редкими проходными каких-то маленьких ор-ганизаций. А когда до гранитных ступеней крыльца НИИ "Автоматики" осталось пятьдесят метров, Свиридову обогнал тот же парень в чер-ной кожаной куртке, что ехал с ней в трамвае.
   "Не хватало, чтобы он оказался из нашего института, подумала девушка.- " Раньше я его не видела. Впрочем, я и сама здесь без году неделя."
   Словно прочитав ее мысли и, как-будто назло ей, молодой чело-век поднялся по ступенькам крыльца. Открыв стеклянную дверь, он сначала галантно пропустил несколько женщин, спешивших на работу, а только потом вошел сам.
   "Ишь ты, джентльмен какой!"- злилась Елена, собственоручно дергая на себя тугую дверь.
   На ее долю услужливых мужчин не хватило.
   Пройдя через проходную, она увидела кожаную спину в конце коридора у лестничного марша- парень не стал дожидаться лифта, как другие. Свиридовой тоже надо было только на второй этаж и она последовала за ним на лестницу. Молодой человек поднялся до вто-рого этажа и пошел по коридору, Лена за ним.

"Неужели он где-то рядом с нами работает? Вот не везет."

   Но, не доходя немного до комнаты подготовки данных, парень резко свернул и прошел в переход, ведущий в корпус "Д". При пово-роте он поглядел в ее сторону и, как показалось Елене, улыбнулся уголками губ.
   "Так он "кормилец"! Улыбается еще,"- подумала Свиридова. "Кормильцами" и "кормилитками" в институте шутливо называли сотрудников из корпуса "Д". Ведь именно благодаря им все получали двадцатипроцентный коэффициент, связанный с секретностью разрабо-ток. Как сумело руководство распространить его на всех работников НИИ, было загадкой. Да еще один из начальников в этом здании но-сил фамилию Кормильцев, так что сначала его подчиненных называли "кормильцами", а потом это понятие распространилось и на осталь-ных сотрудников здания "Д".
   Просто так туда было не попасть- в конце перехода находи-лась еще одна, внутренняя, проходная, про которую рассказывали всякие страсти, что там чуть ли не догола раздевают для осмотра. На самом же деле до стриптиза там не доходило, но действительно строго проверяли входящих и не пропускали никого, даже имеющих пропуск, с сумками или другими вещами типа фотоаппаратов, пос-кольку именно там находились все секретные лаборатории института. Все лишнее полагалась сдавать в камеру хранения, а для выноса от-туда любой железки или бумажки требовалось оформлять специальный пропуск у начальника отдела или лаборатории.
   Елена же работала в корпусе "А"- административном. Кроме от-дела АСУ в этом здании располагались все непроизводственные служ-бы НИИ. На втором этаже, рядом с комнатой подготовки данных нахо-дились связисты, финансисты, плановики, всякое мелкое начальство. На первом- АХО, бухгалтерия, сбыт, снабжение. На третьем этаже в шикарных приемных сидело руководство института, а на четвертом и частично пятом были залы вычислительных машин.
   Лена вошла в свою комнату и погрузилась в знакомую атмосферу женского коллектива. Перед зеркалом стояла Киселева Маринка и расчесывала непокорные волосы. Старшая группы, ветеран отдела,
   Марья Гавриловна сидела за своим столом и поверх очков глядела на входивших в комнату, цепко запоминая опоздавших. Галина Владими-ровна- вторая и последняя немолодая женщина в их комнате- тяжело дыша, стягивала с ног сапоги и надевала тапочки. Светлана Алексе-ева- разбитная дамочка лет тридцати- ругалась на Маринку:
   - Если тебе надо с Вовкой обжиматься, иди на черную лестни-цу и обжимайтесь там, и тискайтесь. Я ему сто раз говорила, что нечего ему здесь с утра пораньше делать. У нас в комнате одни женщины, нам кому переодеться, кому нафуфыриться надо, а он си-дит и смотрит. Тебе, Маринка, это может и приятно, а лично мне-нет. Пусть приходит через полчаса. Успеет он установки протереть.
   - Да где ты видела, что мы обжимались?
   Марина от возмущения даже про расчестку забыла. Она тоже бы-ла девушка с характером.

- Да уж было...- подала из угла голос Нина Еременко.

   - Хватит, девочки, хватит с утра заводиться. Успеете еще на-ругаться,- строго сказала Марья Гавриловна.
   В общем, обычное рабочее утро. Все, как всегда, с некоторыми вариациями.

- Все, время! За работу,- скомандовала начальница.

   Всего в комнате было двенадцать рабочих мест с устройствами подготовки данных на магнитной ленте. Двенадцать столов, не счи-тая стола старшей, стояли в два ряда по всей длинне комнаты. Но заняты сейчас были девять- Люда Гордеева готовилась стать ма-терью и неделю как была в декрете, Гурвич в отпуске, а Котенко как всегда опаздывала, хотя и жила ближе всех. Опять будет рас-сказывать про воспитательницу детского сада, что ее задержала.
   Коллектив, в общем-то, был спокойный. Не без конфликтов и групповщины, как всегда бывает в женской среде, но и без особых скандалов. В основном, наверное, благодаря Гавриловне, которая умела гасить ссоры в зародыше и не имела в группе явных любимчи-ков и изгоев. Ее за это уважали и охотно подчинялись. Вот и сей-час, после ее команды, все расселись, каждая за свой стол, и, ра-зобравшись в бумажках, дружно застучали по клавишам.
   У Елены второй день западала клавиша "G". Она минут десять помучилась и все же решила сообщить об этом начальнице.
   Гавриловна, убедившись, что новенькая права, сказала, что вызовет Абраменко.
   Володя пришел минут через пять и, покопавшись в клавиатуре, при этом он не забывал поглядывать на хорошенькую операторшу, сказал Елене, что это надолго и предложил перейти на пустующее место Гордеевой. Свиридова молча вздохнула, собрала свои бумаги и перешла к установке, которая располагалась прямо напротив одного из трех огромных окон.
   Это место не любили: когда летом от жары открывали рамы, там сквозило, а в конце дня, когда солнце перекатывалось на запад и начинало светить в окна, из-за бликов плохо было видно экран. Кроме того, про это место шутили, что там не только дует, а еще и надувает. Уже трое из-за этого стола отправились, подобно Гордее-вой, прямо в декрет.
   Абраменко про все это знал и отправил Елену туда совершенно сознательно. Хорошенькая Свиридова ему нравилась, но она была ка-кая-то замкнутая и неразговорчивая. Не привыкла на новом месте, что ли. Володька думал, что, подробно другим операторшам, она ласково, подлизывающе посмотрит на него и попросит сделать кла-виатуру побыстрее, но Елена его разочаровала своей молчаливой смиренностью. В отместку Вовка решил продержать клавиатуру у се-бя не меньше недели.
   Он задержался на минутку возле стола Маринки. Они о чем-то пошептались и механик решил, что пора завязывать с ней роман, а то еще до ЗАГСа догуляешься.
   Киселева была неудачница. Ей очень хотелось замуж, но все парни, дойдя в своих отношениях с ней до определенного момента, как по команде исчезали из ее жизни. Почему так происходило, Ма-ринка не понимала. Она не была страшненькой, а наоборот, в какой-то мере даже привлекательной, но привлекательность ее была осо-
   бенной. Было в ее лице и фигуре с развитыми формами что-то хищное и порочное, что притягивало к ней взоры мужчин. Но влекла их именно кажущаяся ее доступность, как будущую возможную супругу никто никогда ее не рассматривал. Переспать с Киселевой желающих было хоть отбавляй, а вот жениться- увольте, нет таких.
   И сейчас Абраменко, не дойдя до желательного девушке конца в отношениях, тоже решил закругляться. Зачем жениться на этой, ког-да полно скромных, порядочных девушек.
   Володя вышел из комнаты, и, как обычно бывает в таком слу-чае, его быстренько обсудили.
   Ядовитая Еременко, которая все про всех знала, сказала что уже дважды видела в трамвае Вовку, беседующего с Памфиловой- из бригады ЭВМ. Рассказываемая история предназначалась, естественно, для Маринки. И та сразу завелась: мало ли, дескать, кто с кем в трамвае ездит. Может, ему просто по дороге с тихоней этой.
   - Вот такие тихони и уводят мужиков. Молчат, молчат и всегда при мужике оказываются,- заявила опытная Галина Владимировна, по-нимавшая, что Абраменко скоро расстанется с Киселевой.
   Тут и Катя Киреева, у которой муж работал в отделе АСУ элек-троником, вставила, что Вовка просился у начальника отдела в сме-ну. Причем в ту, в которую ходит Памфилова. А на его место берут, якобы, молоденького мальчика, только что после армии. Так что Вовка, похоже, скоро их покинет, и придется Мариночке нового па-ренька обихаживать.
   Маринка впервые не нашлась, что ответить. Киреева не счита-лась ее явным врагом и все, что она говорила, обычно имело под собой какое-то основание, не то, что болтовня Алексеевой или под-руги Ольги Ахметовой, которые всегда охотно распространяли любые слухи.

Зловредная Алексеева не упустила возможности укусить.

   - После армии? Значит ему двадцать. А тебе Маринка- двад-цать шесть. А что, отличная разница.
   - Ты лучше свои года посчитай.
   - Мне-то что считать. Мне тридцать два. А в двадцать шесть я была замужем и Женьку- уже второго- родила.
   - Девочки хватит, что вы к Марине привязались.
   Это поставила точку Гавриловна.
   Все опять энергично застучали по клавишам.
   В десять пили чай. И как-то сам собой разговор вернулся к той же теме.
   - Тебе Мариночка с другим парнем бы познакомиться. Знаешь какого я сегодня видела, он у "кормильцев" работает,- примири-тельно рассказывала Киреева.- Одевается прилично, симпатичный, а главное, ведет себя как мужчина и не окольцован еще.
   - Это ты про кого говоришь?- поинтересовалась Фомичева Надя.- Это про того, который нам сегодня двери открывал, в чер-ных очках? Шатенчик такой симпатичный?
   - Ну да. Только он, пожалуй, брюнет.
   - Да, хорошенький мальчик. Мне бы годов пяток сбросить да свободу дать, я бы им занялась,- потянулась сыто Фомичева.
   - Кто это? Кто?- заинтересовалась Киселева.
   Да и другие девчонки, помоложе- Ахметова и Ленгардт- тоже проявили интерес к сообщению.
   - Я тебе его покажу,- пообещала Киреева.
   Елена поняла про кого идет речь и неожиданно для всех, при-выкших к тому, что она большей частью молчит, сказала:
   - Ну если этот смазливый вам так понравился, он, наверняка, бабник.
   Все с интересом посмотрели на Свиридову. Обычно новенькая молчала, а тут такая сердитая реплика.
   - Он мне все ноги в трамвае пообступал,- пояснила Лена свою злость.
   - Не знаю. Может и бабник, но хорошенький,- заключила Кирее-ва.
   - Но он, явно, новенький. Я его только несколько раз встре-чала и всегда одного. Кто он такой, интересно?- то ли сообщила,
   то ли спросила Фомичева.
   - А вот надо Еременко спросить- она все знает,- сказала Ки-селева.
   Нина пообещала все вызнать и рассказать.
   Возможность показать и увидеть незнакомца представилась уже в обед. Во внутренний двор между корпусами "А" и "Д" вынесли тен-нисные столы и парни затеяли сражения навылет. Где-то в середине обеда появился давешний незнакомец в кожаной куртке и в черных очках. Он занял очередь, и когда ракетка, наконец, попала ему в руки, Елена, молча наблюдавшая из-за своего устройства за ним, сказала:
   - Надя, вы не про этого парня говорили?
   Фомичева выглянула в окно и согласно закивала головой. Тут все женщины потянулись к окну, чтобы оценить молодого человека и вскоре, оживленно обсудив увиденное, все сошлись во мнении, что он- мужчина действительно интересный, а Нина еще раз пообещала все про него узнать.
   После обеда принесли новые ленты и бланки. Елене опять выс-казали замечание. Гавриловна подозвала ее к своему столу и ти-хонько отругала за ошибки. Потом начальница сказала, что учеб-ноиспытательный срок у нее, у Елены, всего месяц и ей как-то нуж-но выходить на норму. Девочки в комнате, вообще-то, дружные, но работать за кого-либо вряд ли согласятся. И Свиридовой нужно са-мой выполнять тот же объем, что делают другие. Иначе придеться задерживаться после работы. Так что Елене лучше сейчас, пока идет учебный срок, оставаться после пяти и набивать руку.
   Лена подумала и сказала, что сегодня она не может, а с зав-трашнего дня договорится с соседкой, чтобы та забирала дочку, и будет оставаться хоть целую неделю
   Марья Гавриловна согласно кивнула головой и отпустила подчи-ненную на рабочее место.
   Елена села, стукнула несколько раз по клавишам и поглядела в окно. На улице потемнело, и пошел первый майский дождь. Капли громко стучали по распустившимся листьям деревьев и по беззащит-ным теннисным столам.
   Настроение у Лены после беседы было подстать погоде, такое же серое. И даже сосед и друг Мишка Алехин, заглянувший после обеда, не смог ее расшевелить своими шутками.

II

   По радио сообщали о конфликтах европейского пролетариата с капиталистами: Маргарет Тэтчер воевала с профсоюзом угольщиков, бастовали автомобилестроители ФРГ, во Франции рабочие были недо-вольны экономической политикой Миттерана...
   В окне напротив никого не было видно и в трубке сначала были слышны долгие гудки. Шесть или семь. Вот, наконец, трубку взяли и звонивший сказал:

- Девушка, у вас весь чай выкипел, вы забыли про него?

   Девушка ничего не ответила и стало видно, как она бросилась в угол и торопливо выдернула вилку из розетки. Потом схватилась за крышку, обожгла пальцы, крышка упала на пол, а девушка взяла графин и плеснула воды в чайник- оттуда повалил пар.
   Справившись с последствиями недосмотра, подтерев убежавшую воду, она пошла к своему столу и тут увидела неположенную трубку телефона. Девушка подошла к столику и по привычке поднесла трубку к уху. Вместо зуммера она услышала приятного тембра голос:
   - Вы хотя бы спасибо сказали за звонок. А то чуть пожар не случился.
   - Спасибо. А вы не могли пораньше позвонить, пока вода не выкипела?
   - Я пытался, но никто не подходил. Вы, наверное, выходили куда-нибудь из кабинета. Я не поверю, что не слышен шум кипящего чайника. Да и на месте вы не сидели.
   - Да, я ходила в машзал на пятый этаж. Ленту относила. А там меня Мишка разговорами отвлек, я про чайник и забыла,- призналась девушка.
   В голосе ее почувствовался интерес.
   - А как вы узнали, что у меня чайник кипит?
   - Увидел. Пар из окна валил.
   - Выдумываете, у нас все окна закрыты.
   - Выдумываю,- согласился собеседник.- Я, если честно, за ва-ми подглядываю.
   - И не стыдно?
   - Если честно, то нет. Мне нравится на вас смотреть. У вас очень красивые волосы. Такие длинные, как у русалки.
   - Все русалки- блондинки.
   - Не знаю, ни с одной из них я не был знаком. А волосы у вас, действительно, красивые.
   - Только волосы?
   - Нет. Вот когда вы сидите за своим прибором...
   - За установкой?
   - Да, за установкой, то из под халатика видны ваши ноги. Но-ги у вас тоже ничего, стройненькие.

Девушка по инерции оправила на себе полы белого халата.

   - Так вы в окно за мной подсматриваете?- поинтересовалась она. - Вы и сейчас на меня смотрите.
   - Нет. Телефон не в поле зрения. У меня третий этаж и я гля-жу немного сверху. Поэтому я вижу, в основном, голову, плечи и ноги, когда вы сидите на своем месте.
   Девушка подошла к окну, положив трубку на столик, и погляде-ла на третий этаж корпуса "Д".
   Потом снова скрылась в глубине и спросила в трубку:
  
   - Вам делать нечего, что вы за мной подглядываете?
   - Почему. Я работаю. Вернее жду работу и от скуки смотрю в окно. И вижу вас. Кстати, ваше лицо не менее прекрасно, чем все, что я видел до этого. Мне оно нравится.
   "Подлиза,"- подумала девушка и спросила:
   - Вы "кормилец"?
   - Не совсем. Но я из корпуса "Д".
   А вы разве меня не видели, я махал вам рукой.
   - Нет. Окна третьего этажа заделаны решеткой.
   - Это точно,- согласился молодой человек.- Только это не ре-шетка, а экранные жалюзи. Я и забыл, что вам меня не видно.

Но голос девушки уже стал суров и озабочен, она закруглила

   разговор:
   - Ну спасибо вам за звонок. Мне пора домой.
   - Вы уже уходите? Жаль. А мне еще сидеть.
   - До свидания.
   - До свидания, только можно два вопроса?- спросил собеседник. - Смотря какие.
   - Можно мне будет еще как-нибудь вам позвонить?
   - Не знаю. Запретить я вам не могу. Вдруг опять чайник забу-ду. И не в рабочее время, а то начальство у меня строгое, все равно поговорить не даст.
   - А, может, скажете, как вас зовут?
  
   - Меня? Называйте меня... Русалкой.
   И она положила трубку.

III

   Еременко все разузнала через пару дней. Не зря она дружила с Парамоновой из отдела кадров. Парня, заинтересовавшего молодых операторш, звали Виктор Вдовиченко. Был он, согласно анкете, хо-лост, 1957 года рождения и работал в первом отделе. Чем он там занимался, Парамонова не сказала, а зная только номер, а не наз-вание лаборатории, выяснить род его деятельности было затрудни-тельно.
   Елена же с прекрасным незнакомцем встретилась еще один раз в трамвае, только теперь он на выходе оказался у нее за спиной.
   Присутствие его Лена почувствовала сразу, как только он протиснулся и встал сзади нее. Именно почувствовала, ибо Виктор, в отличии от многих других мужчин, ездивших в транспорте, приятно благоухал дорогим одеколоном, а отнюдь не вчерашним перегаром, табаком или потом. Ощутив приятный запах, Елена обернулась, пы-таясь понять, от кого это так пахнет, и, подняв глаза, встрети-лась взглядом с темными очками в металлической оправе. В двух че-рных стеклах, как в зеркалах, отразились ее уменьшенные изображе-ния. Увидев себя, вместо глаз незнакомца, Елена почувствовала легкое раздражение. Парень, видимо, ее тоже узнал, но никак не выразил своего отношения к повторной встрече. Тогда Свиридова сделала каменное лицо и решила зло подумать про него. Ничего, кроме "чистюля нахальный" в голову не приходило.
   Трамвай резко затормозил перед светофором. Согласно закону инерции все дружно подались вперед. И Елена почувствовала, как к ее спине на секунду грудью прикоснулся стоящий сзади красавец. Опять приятно пахнуло одеколоном. Когда парень отпрянул, Свиридо-ва оглянулась и зло уставилась на него. Судя по ее взгляду можно было предположить, что именно этот симпатичный молодой человек был виноват во всем: он поставил здесь светофор и подучил вагоно-вожатого резко затормозить.
   - Вы, наверное, специально в трамвае ездите, чтобы к женщи-нам прижиматься?- негромко, почти шепотом, спросила Лена.
   Наконец-то, она могла его уязвить. Молодой человек отстранился насколько мог от нее и пожал плечами, после чего стал смот-реть в окно.
   Ощутив моральную победу над красавцем, Свиридова почувство-вала удовлетворение, но все же решила ездить на работу во втором вагоне. На этом встречи ее с Вдовиченко в транспорте прекрати-лись. Вернее, она встречала его иногда, по дороге от остановки до института, но это было уже не в счет.
   А вот в окно, во время обеденного перерыва, Виктора можно было видеть каждый день, если погода позволяла. Он подходил к те-ннисным столам, занимал очередь, играл две партии и, несмотря на то, что обычно выигрывал и мог продолжать сражаться дальше, соби-рался и уходил. Общался во дворе он, в основном, с партнерами по теннису. И то, судя по шевелению губ, произносил не более одного-двух слов.
   Да и вообще, с наступлением теплого времени в обеденный пере-рыв внутренний двор был чем-то вроде клуба под открытым небом. Там встречались работники разных отделов, которые в рабочее вре-мя из-за режимности подразделений не могли пойти друг к другу в гости. Там собиралась многочисленная институтская молодежь. Зре-лые женщины выходили туда подышать свежим воздухом из душных ка-бинетов, а также посплетничать и поделиться последними новостями. С правой стороны от спортплощадки обычно собирались снабсбыт и бухгалтерия, другие управленцы, слева- АСУ и "кормильцы" с "кор-милитками". Располагались и отдыхали обычно под окнами своих кор-пусов.
   Отдельно, среди редких кустиков, деливших двор пополам, как раз рядом с теннисными столами, стояли две "комсомольские" ска-мейки. Туда собиралась институтская молодежь независимо от места работы. Приходили посидеть на них даже ребята из механического цеха, с опытного производства и из гаража. Ах, какие там происхо-дили веселые события! Сколько там завязывалось знакомств, сколько устраивалось судеб, сколько молодых сердец разбивалось...
   Женщины отдела подготовки данных также стали выходить на прогулку во внутренний двор. Особенно, если на пятачке у трамвай-ной остановки не было выездной торговли. Замужние сидели на ла-вочках возле своего корпуса, внося свою лепту в общеинститутские слухи. Молодые шли на "комсомольские" скамейки, к мальчикам, да и курить там было спокойнее.
   Елена вышла было во двор пару раз, но не нашла там себе мес-та: чесать языком, перемывая косточки отсутствующим, она не люби-ла, курить бросила еще в шестнадцать лет, а просто тусоваться с молодежью ей было скучно. Возраст не тот. К ней там сразу подо-шел комсорг института и спросил, собирается ли она вставать на учет. Лена ему ответила, что ей по возрасту осталось пребывать в
   комсомоле всего один месяц, и поэтому она считает, что нет ника-кого смысла заводить эту канитель. Комсомольский вожак заявил в горячах, что это не канитель, а порядок... Но тут за Елену всту-пился Алехин и попросил комитетского бюрократа не приставать к его друзьям с такой ерундой. Позднее Михаил объяснил Свиридовой, что после того, как он рассказал комсоргу про наличие у Елены Аленки, тот потерял к ней всякий интерес. Просто молодежный ли-дер хотел познакомиться с симпатичной девушкой...
   Так что Свиридова выходить во двор перестала, предпочитая общество Марьи Гавриловны в своей комнате. Начальница в обеден-ный перерыв перечитывала полное собрание сочинений Диккенса. В данный момент она одолевала четырнадцатый том из тридцатитомника.

IV

   Полшестого вечера. По маяку начались спортивные новости. Ди-ктор хорошо поставленным голосом рассказывает о том, какие еще страны отказались послать спортсменов на летнюю Олимпиаду в Лос-Анжелес...
   Девушка встала со стула и прошла в глубь комнаты, к телефону. - Здравствуйте, Русалка,- услышала она в трубку.
   - Здравствуйте, Принц.
   - Почему Принц?
   - Но если я Русалка, то вам быть Принцем. Мы тут на днях с дочкой сказки Андерсона читали, так там есть про принца и руса-лочку.
   - Знаю, знаю. Грустная такая. У вас дочка не плакала над пе-чальной участью девушки-русалки?
   - Нет, она у меня уже большая. Скоро нам семь лет.
   - Хороший возраст.
   Я вас, наверное, отвлекаю от работы?

- В какой-то мере. Но я именно сейчас хотела поставить чай-

   ник. Так что вы подняли меня недаром.
   - Ну хорошо, что так.
   А можно вопрос?
   - Сейчас я включу чайник.
  
   .... Что вы хотели узнать?
   - А почему вы одна задерживаетесь после работы?
   - А вы почему?
   - У меня ненормированный рабочий день. Мне в какой-то мере приходится ориентироваться на московское время. На министерство.
   - А я двоечница. И осталась без обеда.
   - Это как?
   - Не выполняю норму в рабочее время, добиваю после пяти. Мне до начала июня нужно руку набить, чтобы норму давать. Начальство велит.
   - И как у вас получается?
   - Растем потихоньку.
   - Приятно слышать. Рад за вас и жалею, что ничем не могу вам помочь. Печатать на вашей аппаратуре мне не доводилось.
   - Ну это не так сложно. Вроде, как на машинке, вот только латинские символы не привычны.
   - Скажите, а если вы набьете, как говорите, руку, вы пере-станете оставаться?
   - Естественно.
   - Жаль. Мне будет вас не доставать. Я уже привык за три дня, выгляну в окно, а там ваша склоненная головка. И мне уже не так тоскливо одному.
   - Ну у вас еще осталось два-три дня. Потом мне починят кла-виатуру и я пересяду на свое место.
   - Гораздо меньше. Завтра вечером меня не будет.
   - Тогда смотрите на меня днем. Мне это не мешает. Я до этого работала в одной организации, так там нас было четырнадцать чело-век в одной комнате и еще постоянно толклись клиенты. С тех пор чужое внимание меня не раздражает.
   - Увы, днем я вас не очень-то могу увидеть. Только в том случае, если в вашей комнате свет горит. А сейчас вы электричество экономите и освещением в комнате не пользуйтесь. Так что я вас вижу только, когда вечером солнце попадает в ваше окно. Одним словом, вы являетесь ко мне в солнечных лучах.
   - Это, наверное, романтично?
   - Не без этого.
   - Ну вот и чайник вскипел.
   - Приятного аппетита.
   - Спасибо. Спасибо за разговор.
   - Я так понимаю, что наша беседа заканчивается?
   - Уважаю умных людей.
   - Тогда, до свидания? Я могу позвонить еще?
   - До свидания. Можете.

V

   Маринка, убедившись, что болтовня коллег об Абраменко не ли-шена оснований, поругалась с ним и решила попробовать покорить загадочного Виктора. Не столько она надеялась увлечь прекрасного незнакомца, сколько хотела показать Вовке и другим, что она чего--то стоит.
   Для начала, во время обеденного перерыва она попыталась при-стально смотреть на молчаливого молодого человека. Но на Виктора эти ее экзерсисы впечатления не произвели. Его глаза были закры-ты черными очками, а лицо оставалось невозмутимым. Тогда Киселе-ва решила сменить тактику и заняться спортом. Она тоже стала иг-рать в теннис. Дождавшись появления Вдовиченко, Марина занимала очередь сразу за ним и, после того, как он расправлялся с первым партнером, занимала место за столом напротив него. Но и в этом случае Виктор оставался безучастным. Безжалостно, иногда в сухую, он обыгрывал девушку и молча удалялся. Кроме того Марину ожидала еще одна неприятность: у нее появилась конкурентка.
   Конкурентка- сказано слишком сильно. Это слово вызывает мысль о каком-то споре или соревновании. Здесь же никакого кон-курса не могло и быть, поскольку на Вдовиченко обратила внимание Светлана Левина. А Светлана, надо сказать, была дама известная на весь почти тысячный коллектив института. Она дважды была замужем, но оба раза столь краткосрочно, что это вряд ли кому-то запомни-лось. Но признайтесь, что это совсем не то, чем можно просла-виться. Ну у кого из нас нет двух-трех знакомых, которые разводи-лись и сходились по два, три или даже большее количество раз. Знаменита Света была своей красотой и бурными романами. А красо-та у нее была, действительно, замечательная: нежная кожа, естес-твенный румянец на смуглых щечках, длинные кудрявые черные локо-ны, обрамляющие лицо с правильными чертами. Ко всему прочему она любила демонстрировать свою прекрасную фигуру с высокой грудью, тонкой талией, стройными ногами и делала это умело, одеваясь сме-ло и модно.
   Про Левину ходило немало слухов, но грязь к ней как-то не прилипала. Да, действительно, многие видели, как ее неоднократно ожидали автомобили разных марок с весьма импозантными водителями. Но никто не знал куда, с кем и зачем она ездила. Да, ее часто по-сылали в трудные командировки, когда, кроме ее красоты, мало ос-тавалось у института аргументов в спорах с заказчиками и потреби-телями продукции. Но результаты ее поездок чаще всего были поло-жительными, а какими методами Светлана этого добивалась, тоже никто точно не знал. Да, именно она подвела под монастырь майора Веденкина - представителя оборонного ведомства. Ну так сам вино-ват, нечего на хорошеньких женщин заглядываться, если дома жена и двое детей. Да и его упрямство стало заметно мешать успешной ра-боте института. Так что, как говорил главный инженер НИИ "Автома-тика" Сыровец Николай Николаевич: "Левина- нужный сотрудник, и в обиду мы ее не дадим." В узком кругу он добавлял: "Пусть тот муж-чина бросит в Свету камень, который ее ни разу не пожелал." Жен-щинам ничем бросаться в Левину Николай Николаевич не предлагал, справедливо полагая, что среди них найдется немало охотниц для этого. Поэтому кое-кто из работниц института зло судачил по пово-ду покровительства, оказываемого Главным скромной работнице отдела сбыта, приписывая им не только служебные отношения.
   На что Елена Свиридова была новенькой и успела отработать неполный месяц, даже ей уже показали институтскую красавицу.
   Так вот именно это милое создание женского пола обратило внимание на Виктора. Левина не стала действовать исподволь, а, появившись на внутреннем дворе, загорелая и красивая после двух-недельной командировки в Севастополь, где испытывалась техника, выпускаемая институтом, сразу подошла к группе парней, ожидавших своей очереди к теннисному столу. Что Светлана им говорила, Сви-ридова, следившая в окно за этой сценой, естественно, не слышала. Но было понятно, что, посплетничав со знакомыми молодыми людьми, она умело стала центром их внимания и через несколько минут ей уже представляли Виктора Вдовиченко.
   Все произошло удивительно естественно, как бы случайно. Вик-тор кивнул головой в момент знакомства, а потом даже улыбнулся красавице. И, о чудо! Он что-то сказал, разомкнув свои вечно сжа-тые губы. Сказал, похоже, что-то смешное, поскольку все, стоявшие рядом, засмеялись. Заливисто расхохоталась и Светлана. И, впервые за все время, Виктор не ушел сразу после второй партии, а остался и о чем-то говорил с Левиной.
   Надо ли говорить, что Маринка, пришедшая с обеда, была тем-нее тучи и, обозвав в разговоре с подругой Ольгой Ахметовой Леви-ну несколькими словами, самым литературным из которых было "суч-ка", неоднократно "спускала Полкана" на коллег. Марья Гавриловна пыталась ее успокоить. А, когда от сердитой Киселевой досталось и молчаливой Свиридовой, она увела Марину из комнаты и отчитала ее в кабинете заместителя начальника отдела.

VI

   Снова вечер. В окне девушку не видно и не потому, что на улице дождь, она просто пересела за другую установку. Но она в комнате, поскольку закрывала рамы окна.
   Трубку сняли быстро.
   - Здравствуйте...
   - А-а, это вы, Принц?
   - Вы меня сразу узнаете. Или вам ни кто больше не звонит в это время?
   - Да, только вы. И вас легко узнать- у вас голос своеобраз-ный.
   - Это какой?
   - Тембр голоса такой... Ну приятный.

- Приятно слышать. Я еще не надоел вам своими звонками?

   - Пока нет. Вы не так часто это делаете, и обычно попадаете в перерыв.
   - А у меня трагедия.
   - Какая?
   - Я вас не вижу. Просверлил взглядом все стекла, а вас нет. - Да, мне, наконец-то, починили установку и я пересела на
   свое место.
   - Жаль.
   - Ничуть. То место, где я сидела до этого, не пользуется у нас популярностью- там страшно сквозит. Правда, и мое тоже не по-дарок. Оно возле телефона и приходится постоянно снимать трубку, хотя мой единственный абонент в этом здании- вы.
   Кстати, теперь мы в равном положении- я вас ведь тоже не ви-жу.
   - Да, это затруднительно сделать.
   - Может, вы, если уж позвонили, объясните, почему на вашем этаже все окна забиты железом? У вас там золото?
   - Нет, то, что дороже золотого запаса. За этими железными экранами хранят меня, как самое дорогое, что есть у нас в инсти-туте.
   - Шутите?
   - Естественно. Такая у меня работа- шутить. Если честно, то за этими окнами государственная тайна. На третьем этаже нахо-дятся самые секретные объекты нашего института. Вот если вы, на-
   пример, пройдете в наше здание, то не сможете попасть ни в мой кабинет, ни в какой-либо еще на этом этаже.
   - Вы не пустите?
   - Увы, нет, даже если захочу это сделать. У вас нет допуска, а у меня на двери висит список тех лиц, которые имеют право ко мне заходить. Там всего семь фамилий, и среди них Елена Анато-льевна Свиридова не значится, к сожалению.
   "Ишь ты, разведчик, узнал как меня зовут".
   - И это не только у меня так,- продолжал собеседник.- На своем этаже я сам могу попасть только в комнату спецсвязи да предбанник секретной библиотеки.
   - А что, есть и такая?
   - Да, только в ней хранятся не секретные романы и запрещен-ные повести, а скучные унылые документы с нулями на обложках. Один ноль в номере- секретный документ, два ноля- совсекретный.
  
   А жалюзи у нас на окнах, чтобы гады-империалисты со своих космических спутников или с помощью других шпионских средств не считали наши секреты.
   Я вас не очень отвлекаю своей болтовней?
   - Пока что нет. Я прижимаю трубку к уху плечом, и руки у ме-ня свободны. Набиваю понемногу.
   - Значит мы можем продолжать разговор?
   - Да.
   - Здорово.
   В окне появилась девушка. Молодая, интересная, но совсем другая. Она поглядела вниз на внутренний двор, на мокрый асфальт, на сырые, зеленые теннисные столы, почесала коленку и, взяв ка-кие-то бумаги со стола скрылась в глубине комнаты.
   - Вы в комнате не одна? Я видел в окне еще какую-то девушку. - Да. Это Оксана Гурвич- оператор из нашей группы. Правда,симпатичная? И холостая при этом.
   - Я постараюсь запомнить, но мне вы нравитесь гораздо больше. - Неужели?

- Да. А она что, тоже двоечница и тоже набивает руку?

   - Нет, она хоть и неделю, как из отпуска, но у нас в коллек-тиве передовик.

- Передайте мой привет ударникам операторского труда.

   А почему же она осталась после работы?
   - Оксана тебе привет, как ударнику.
   Она благодарит вас за привет. А задержалась Оксана потому, что отрабатывает долг. В отгул ходила.
   Тридцать восемь, сорок два, плюс, двоеточие.

- Я что-то не понял последнюю фразу. Это какой-то шифр?

   - Нет, это не вам.
   Елена засмеялась, а когда успокоилась, объяснила:
   - Это я последнюю строчку страницы вслух прочитала.
   - А я испугался с непривычки.
   - Не беспокойтесь за меня- я здорова.
   Но, как мне кажется, пришла и мне пора задать вам несколько вопросов.
   - Только, ради бога, не про работу. Про это я говорить не могу.
   - Даже не можете сказать в каком отделе работаете.
   - Лучше не стоит.

- А вот такого гражданина, как Виктор Вдовиченко вы знаете?

   ... Алло-о, вы меня слышите,
   - Да, я думаю.
   - Так знаете или нет?
   - Вообще-то, да. Мы с ним приятели.
   - Вы тоже из первого отдела?
   - Мы же договорились не говорить про работу. Да, я знаю Ви-тьку Вдовиченко. А зачем он вам сдался?
   - Да тут у нас все молодые девушки им интересуются, а узнать про него ничего не могут. Вот я и хочу им помочь.
   - А вы им тоже интересуетесь?
   - Нет, мое время интересоваться молоденькими мальчиками прошло.
   - Жаль, ему было бы приятно, хотя я бы ему все равно ничего про вас не сказал.
   - Почему?

- Я не обижу вас, если скажу, что вы мне нравитесь?

   - Нет.
   - Так что же я ему буду про вас говорить- уведет.
   - Я не лошадь, чтобы меня уводили, да и лично мне он не нра-вится. Я не люблю таких явных красавцев. Он, наверное, бабник? C таким-то личиком.
   - Я бы так не сказал. Насколько я знаю, в институте он нико-го не соблазнил.
   - Пока не соблазнил.
   - Пока? Наоборот, он ведет себя скромно, никого не трогает. А зачем он вашим девчонкам понадобился?

- Да скучают девушки без женихов. Молодые еще, глупые.

   - Но вы-то ведь замужем, а им почему же нельзя?
   - Я, слава богу, развелась.
   - И что, теперь замуж ни ногой?
   - Ни в жизнь.
   - Сурово, однако.
  
   - Да, именно так.
   Но мы не договорили про Вдовиченко.
   - А что вы еще хотите узнать. Он холост, ему двадцать семь... Кажется.
   - А девушка Марина, как вы считаете, имеет у него шансы на успех?
   - Марина- это кто?

- Та девушка, с которой он в теннис последние дни играет.

   - А, эта- сдобненькая такая. Не знаю, это дело Виктора. Мы с ним приятели, но не настолько, чтобы я мог дать вам ответ сразу. Пока что никаких реплик по ее поводу я от него не слышал. Но можно спросить
   - А есть такая, про которую он бы говорил?- не без заинтере-сованности спросила Елена.
   - Не знаю. Он очень скрытный парень.
   - Да, у него вид, как у шпиона. Он, наверное, и спит в чер-ных очках.
   - Ха-ха-ха! Надо у него про это спросить. В следующий раз я постараюсь ответить на этот вопрос. Мне можно будет как-нибудь еще вам позвонить, например, послезавтра?
   - Это пятница будет? Я, наверное, не останусь. Только в по-недельник или вторник. А в следующую среду я сдаю экзамен по тех-нике безопасности и нормативы и, если сдам, то мне не придется потом задерживаться.
   - Какая жалость. С одной стороны я рад за вас, что вы набили руку, а с другой мне будет вас недоставать.
   - Вы можете не переживать. В конце месяца, когда идет отчет, нас будут заставлять работать вечерами и в субботы. Так что день-ги мне здесь даром не платят.
   - Вы меня обрадовали.
   - Это у вас что-то звонит?- спросила Свиридова, услышав в трубке какое-то гудение.
   - Да, ко мне пришли. Принесли работу. К сожалению, я вынуж-ден прервать беседу. Простите меня. Кладите трубку, я за вами.
   Елена положила трубку и на молчаливый вопросительный взгляд
   Оксаны рассказала ей о том, как завязалось это телефонное знаком-ство.
   Гурвич с интересом посмотрела на пустующее место у окна. За-тем подошла к окну и посмотрела на окна третьего этажа. История ей явно понравилась.

VII

   На следующий день Оксана поделилась этой историей с подруга-ми во время перекура. К обеденному перерыву про разговоры Свири-довой стало известно всем женщинам в комнате. Отнеслись к этому по-разному. Попытались выяснить у Елены, кто ее загадочный собе-седник, но она не могла им ничего объяснить, поскольку и сама не знала этого. Ей, правда, не очень-то поверили, хотя и не сильно пытали, считая, что каждый имеет право на тайну.
   А тут еще Галина Владимировна вспомнила аналогичную историю, что когда до АСУ их отдел назывался ЦВМ, и они все были значите-льно моложе, также из корпуса "Д" в окошко этой комнаты высмотрел свою жену Анатолий Королев. Надя Королева тоже сидела за перфора-тором у этого окна. Тогда в этой комнате еще перфораторы стояли.
   Марья Гавриловна историю эту подтвердила, а Алексеева, работавшая в отделе тоже достаточно давно, вспомнила, что Надежду еще застала, а муж ее до сих пор работает в институте. Только он сей-час работает энергетиком в механическом цехе. Затем Светлана по привычке уязвила Киселеву:
   - Вот ведь как бывает: некоторые, только месяц, как устрои-лись на работу, а им уже мужики звонят. А другие, скоро звание ветерана труда заслужат, так от них парни шарахаются.
   Похоже, у нас Леночка раньше некоторых других замуж выйдет. Обычно молчавшая во время работы Свиридова сказала, что она замуж не собирается. Хватит, нажилась с первым.
   И вообще, Елене было неприятно, что ее противопоставляют Ма-ринке. Зачем их пытаются поссорить?
   Слава богу, Гавриловна вовремя вмешалась и не дала конфликту разгореться. А после обеда и про эту историю забыли, поскольку обсуждали новую отдельскую новость- женитьбу Сергея Ползункова.
   Сережа работал инженером-электроником и обслуживал вычислительную машину. И был он каким-то неприметным. Никогда нигде не выделялся. Также, как все, ездил в колхоз, участвовал в празднич-ных мероприятиях, всегда помогал при разгрузке бумаги и оборудо-вания для вычислительного центра, двигал и таскал мебель при пе-реездах. Но, несмотря на всю эту его деятельность, никто не мог сказать уверенно, присутствовал ли Ползунков там-то и там-то, за-нимался ли тем-то и тем-то, настолько он был незаметен. Он ходил по тем же коридорам, что и все, с ним здоровались, но никто не помнил за ним ни одной интересной истории или необычного приклю-чения. Сережа не попадал в вытрезвитель, не дрался на улице, не ухлестывал за всеми женщинами без разбору, не писал стихов в стенгазету, не был членом партии, а в комсомольской организации ни за что не отвечал. Он не был спортсменом, защищавшим честь от-дела, добросовестно платил все взносы, здоровался со всеми сот-рудниками и не опаздывал на работу. Он все делал как все, посту-пал как все, но то, что он женится, произвело на женщин всего от-дела, а не только группы подготовки данных, неизгладимое впечат-ление. Вдруг те из них, кто не были замужем, подумали, что Сер-гей, в общем-то, не такой уж плохой партнер для семейной жизни -непьющий, спокойный и не урод. А те, кто уже имели мужей, говори-ли, что не ожидали от него такого поступка и одобряли выбор Вики Викентьевой из бухгалтерии, у которой, в отличии от АСУшных дев-чонок, глаза на своем месте, раз она разглядела такого прекрасно-го парня.
   Про Виктора Вдовиченко в этот день не говорили, дабы не раз-дражать Маринку. В обед он снова играл свои две партии в теннис, а потом недолго, несколько минут, беседовал с Левиной.
   История про Ползункова Елену не заинтересовала. Она слишком мало работала в отделе и даже не сразу поняла о ком говорят. А на начинавшийся роман Вдовиченко и Левиной она смотрела с каким-то затаенным азартом. То, что институтская королева красоты обрати-ла внимание на Виктора, хорошо укладывалось в ее схему о том, что Вдовиченко- бабник. А кто же он еще, если такие дамочки сами ве-шаются ему на шею? Лене очень хотелось думать о Викторе плохо и она искала любого повода для того, чтобы очернить парня в своих глазах.
   То, что про нее все забыли, Елену обрадовало. Ей и самой после последнего разговора стало интересно, кто же это звонит по вечерам. Она набивала данные и думала, как бы потихоньку вычис-лить своего собеседника. Можно, конечно, было бы в следующий раз
   спросить прямо в лоб, но бог его знает, когда он будет, этот сле-дующий раз.
   А еще заходил в гости Алехин, и они немножко поболтали. В комнате знали, что именно Михаил ходатайствовал у Смирницкого о том, чтобы Елену взяли на работу в отдел и потому не удивлялись, что он приходит ее проведывать. Тем более, Алехин был веселым со-беседником и мог разговаривать на любую тему. С Галиной Владими-ровной он беседовал о садоводстве, с Марьей Гавриловной о книгах, с Котенко и Алексеевой- о детях, с Маринкой и Ольгой- о женихах, с Майей и Оксанкой- о любви. Причем, он был настолько внимателен во время разговора или так умело прикидывался внимательным к чу-жим проблемам, что слыл прекрасным собеседником. Кроме того, Ми-хаил не принимал участие в дамских интригах и никогда никому не пересказывал обидных сплетен и чужих тайн, которых знал множес-тво. Многие женщины, благодаря его искренности и порядочности, открывали перед ним душу, жалуясь на жизнь, на неудачи, на интри-ги врагов и подруг.
   Вот и в этот день он рассказал Галине Владимировне что-то о редиске, с Марьей Гавриловной обсудил творчество Фейхтвангера, узнал, что старший сын Алексеевой окончил второй класс, пошептал-ся с Еленой и позвал, когда уходил, Гурвич и Ленгардт покурить. И хотя все знали, что Михаил отродясь не брал сигареты в рот, Окса-на и Майя вышли вслед за ним, и о чем-то посекретничали с ним в коридоре. После разговора девчонки вошли в кабинет очень до-вольные.
   В понедельник Вдовиченко ехал в том же трамвае, что и Елена. Но благодаря тому, что она теперь садилась во второй вагон, уви-дела его Свиридова только на остановке. Все было в его облике как обычно, только на голове была одета армейская фуражка.
   "Вырядился,"- подумала Лена.
   Пришедшие в тот день со двора девчонки объяснили, что сегод-ня день пограничника и несколько парней поэтому надели свои зеле-ные фуражки. А после обеда они все берут отгулы и идут на встречу в парк. Вот где весело будет!
   - Напьются и куралесить будут,- опровергла их мнение Алексе-ева.
   В среду после обеда Свиридову вызвали к замначальника и ус-троили экзамен по технике безопасности. Экзамен она, слава богу, сдала. Гавриловна, ходившая вместе с ней, рассказала руководству, что Свиридова старательна и норму выполняет, так что со следующе-го месяца Елена, выдержавшая испытательный срок и вошедшая в штат, должна была начать получать премию, что ее весьма обрадова-ло. Вот только теперь ей уже не надо будет сидеть на работе по вечерам и незнакомец вряд ли позвонит. Ну так это его проблемы.

VIII

   В начале июня Виктор Вдовиченко исчез. Елена отметила это непроизвольно. Он не появлялся у теннисных столов, не встречался по дороге и в транспорте. Продолжалось это недели три. Левина же была спокойна и на обеде к теннисистам не подходила, предпочитая греться на солнышке в окружении подруг. Судя по ее довольному ви-ду, она знала, где Вдовиченко и ничуть не была обеспокоена его отсутствием. Затем и сама Света перестала показываться во дворе. Маринка, продолжавшая свои спортивные упражнения, принесла извес-тие, что Виктор, оказывается, учиться заочно на юриста в Сверд-ловске и в данный момент уехал на сессию.
   То, что парень стремится к высшему образованию, Елена тоже решила считать отрицательной чертой и подумала про себя, что он еще и умник. Сама она в молодости закончила только Монтажный тех-никум и то потому, что подала туда документы за компанию с Веркой Харитоновой- в то время лучшей подругой. Подавали документы они вдвоем, а сдала экзамены и зачислили только Лену. Вера провалила математику. Выбранная специальность нашей героине не нравилась, но родители бросить учебу не позволили, тогда назло им, Елена
   стала дружить с мальчиками. За одного из них- Кольку Свиридова она и выскочила замуж, когда он пришел из армии. Без особой люб-ви, как оказалось, а скорее тоже в пику родителям - желала пока-зать, что уже взрослая и не нуждается в их опеке.
   Замужем она была два с половиной года. Родила Аленку. А по-том как-то застала супруга в гостях у Харитоновой. Долго шуметь она не стала, а просто посоветовала лучшей подруге забрать это золотко- Коленьку к себе насовсем. Суд оставил ей ребенка, а муж комнату в малосемейке и обещание платить алименты. С Веркой Ле-на больше не встречалась, тем более, что и бывший супруг и бывшая подруга укатили куда-то в Сургут на заработки. Судя по алиментам, не так уж много Николай зарабатывал, видимо, больше левачил. С тех пор она уже пятый год жила одна и твердо считала, что ей ник-то не нужен, кроме дочери.
   За это время незнакомец позвонил Свиридовой только один раз. Вернее, только один раз оставалась после работы Ольга Ахметова и именно в этот вечер был звонок. На следующий день Маринкина под-руга доложила, что где-то полшестого вечера зазвонил телефон и спросили Свиридову. Спрашивал мужчина. Она же ответила, что Сви-ридовой нет, и предложила звонить в другое время, до пяти. Моло-дой человек сказал, что благодарен за совет, и спросил, не будет ли Елена работать еще когда либо вечером, на что Ольга ответила, что не может решать за начальство, кому и когда оставаться.
   Свиридова парировала всю эту историю замечанием, что по телефону звонят всем и гораздо чаще, чем ей. И она не понимает, по-чему именно ее звонкам придают какое-то особое внимание. Светла-на Алексеева, которой до всего было дело, сказала, что понимает, почему некоторых это беспокоит. Завидуют. А чего проще завести себе парня. Тут вовремя вступила Гавриловна и не дала разгореться страстям.
   Прошло время и в конце июня снова во дворе, в обед, стал по-являться Вдовиченко. И почти сразу же настроение Киселевой замет-но улучшилось. Оказывается, приехавший с сессии Виктор стал ее замечать и здороваться при встрече. Дня через два он даже дал ей какой-то совет во время игры. И это при отсутствии коварной Леви-ной, которая уехала по путевке к морю.
   А потом стало еще интересней. В корпусе "Д" начали плановый косметический ремонт столовой и всех его работников распределили по столовым администрации и корпуса "Б". Виктор Вдовиченко стал ходить на обед в здание "А".
   Для Елены его появление в столовой было неожиданным. Особен-но в первый раз. Она задержалась в своей комнате и спешила при-соединиться к коллегам- все ходили на обед по расписанию и со своей службой,- как в дверях столовой она приметила знакомую спи-ну, загораживавшую вход. Свиридова даже успела подумать: "На Вик-тора похож, только откуда он здесь." Она смело и решительно по-стучала костяшками пальцев в спину и не сразу успела принять сер-дитое выражение, когда гражданин обернулся и оказался именно Вдо-виченко.
   Елена строго сказала:
   - Дайте пройти.

Молодой человек молча склонил голову и пропустил ее.

   Лена встала в очередь сразу за Киселевой, справедливо пола-гая, что та обязательно пояснит появление "кормильцев" в очереди. Мысль Cвиридовой оказалась правильной. Маринка, улыбаясь чему-то, рассказала, что в корпусе "Д" меняют интерьер столовой и в тече-ние месяца "кормильцы" будут ходить обедать к ним. Елена же отве-тила, что ее это не радует, поскольку очередь будет двигаться медленее.
   Вовка Абраменко, действительно, перевелся в сменные инжене-ры, и его все чаще видели с тихоней Памфиловой. На его место при-няли молодого парня- Сережку Хохлова, высокого и худенького. Дев-чонки, во время его профилактических обходов, без конца предъяв-ляли ему претензии. Чаще всего пустяковые. Особенно старалась Ма-йя Ленгард. Она то ругала его работу, то предлагала ему пирожки, не забывая при этом строить глазки. Не потому, впрочем, что он ей уж очень нравился, а так, от скуки, чтобы форму не потерять. Ведь у нее был парень- курсант автомобильного училища.
   Двадцать восьмого июня отдел АСУ начал делать полугодовой отчет. Операторы подготовки стали по очереди задерживаться по ве-черам.

IX

   По "Маяку" новости. Военные, в основном. Продолжают взаим-ное истребление иранцы и иракцы. Лупят друг друга почем зря уже четвертый год. В Индии, в штате Джамму и Кашмир, бунтуют сикхи. Советские войска в Афганистане разгромили очередную банду душма-нов...
   Трубку сняли после второго гудка.
   - Алло, подготовка.

- Здравствуйте, Русалка. Или лучше вас называть по имени?

   - Здравствуйте, если честно, мне без разницы.
   - Наконец-то я вас застал.

- Да, сегодня и завтра, наверное, я буду задерживаться.

   - Приятно слышать это. Хотя моя мечта и видеть вас при этом. - У вас масса нескромных желаний.
   - Что же в них нескромного.
   - Если дело так дальше пойдет, то вы скоро начнете требо-вать свидания.
   - Об этом пока я даже не мечтаю.
   - Слава богу.
   - Вас много в комнате?
   - Сейчас двое, но скоро придут сверху, с машины и из курилки еще двое: Маринка и Валя.
   - А ваши девочки еще и курят?
   - Да. В основном, молодеждь.
   - А вы?
   - Бросила, лет двенадцать назад.
   - А долго курили?
   - Два или три раза- не понравилось.
   - Я, кстати, тоже не дымлю, как, впрочем, и ваш друг Вдови-ченко.
   - Мне он не друг. Это вы с ним приятель, так вы сами говори-ли.
   - Но вы же про него спрашивали. Кстати, я узнал то, что вы просили выведать.
   - Я?
   - Ну да. Так вот, он, когда ложится спать, черные очки сни-мает. А глаза у него, между прочим,- серые.
   - Ха-ха-ха. Даже так.
  -- Когда я ему сказал, что вы заинтересовались его глазами...
   - Э-э-э, минуточку. Вы сказали ему, что я им интересуюсь? Голос девушки потерял веселые нотки и стал суров.
   - Я не говорил ему, что именно вы. Вас я ему не подставлю и не отдам. Я сказал, что есть девушки, которым это интересно,- оп-равдывался собеседник.
   - Вы не врете?
   - Нет. Имен не называлось.
   - Ну тогда хорошо. Лично мне ваш смазливый приятель неприя-тен. Вечно путается под ногами,- эту фразу маленькая Елена произ-несла так, что сама поверила в свои слова.- Это девушка одна из нашей комнаты им интересуется, а не я.
   - Это которая Марина?
   - Да.
   - Мне кажется, после того, как я у него про нее спросил, Ви-ктор стал ее замечать. Я ему сказал, что недаром, наверное, Мари-на все норовит играть с ним в теннис. Ничего конкретного он про нее не говорит, только мне кажется, что Витьке не очень-то нра-вится, что она курит.
   - Но Левина тоже смолит, как паровоз, она-то ему нравится?
   - Это вы спрашиваете или утверждаете?- поинтересовался молодой человек.- Я могу у него, конечно, и про Левину спросить. А, вообще-то, вы неплохо проинформированы про его личную жизнь.
   - Чуть не весь институт обсуждает их роман.
   - Как? Уже роман? Кошмар! Я и не подозревал, что они так да-леко зашли.
   - А что же? Как же это можно назвать?
   - Насколько я знаю, они просто несколько раз беседовали о всяких пустяках.
   - А вы близкий друг Виктора?
   - Ну, может, не самый лучший... Главный его друг- Васька Пе-тров.
   - А как вас зовут? Насколько я поняла, вы уже узнали мои имя и фамилию, а вы кто?
   - Так нечестно, мы же обменялись псевдонимами. Мне пришлось немало потрудиться, чтобы узнать ваше имя, а вы хотите так зада-ром. Если не хотите называть меня Принцем, обзовите как-нибудь по-другому. Хоть Птолемеем, хоть Саванаролой,- попытался отшу-титься собеседник.
   Но Елена решила разрешить вопрос раз и навсегда.
   - Если вы не назовете свое имя, я положу трубку,- пригрози-ла она.
   Молодой человек помолчал и грустным тоном ответил:

- Я не хотел вас обидеть своими звонками. Извините.

   И впервые первым положил трубку.
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   I
   У Елены появился неприятный осадок после такого окончания разговора. Она не стремилась к такому концу, но, как настоящая женщина, не считала себя виновной в происшедшем и успокоила себя мыслью:
   "И ладно. Все равно когда-то надо было кончать."
   После этого звонки прекратились и в комнате про них забыли. А с Вдовиченко встречи у Елены продолжились.
   Во-первых, в столовой. На обед Виктор с друзьями ходил чуть позже отдела АСУ, и его всегда можно было увидеть в очереди. А однажды Маринка, которая уже пыталась бросить курить, (Елена ей передала слова приятеля Виктора), и болтавшая с Вдовиченко уже не только о пинг-понге, пригласила его с другом встать в их очередь. Ребята переглянулись и согласились. Они стояли через два челове-ка от Елены и болтали с Мариной. Вернее, болтала Киселева, Васи-лий- друг Виктора, подавал отдельные реплики, а сам Вдовиченко по обыкновению молчал и только положительно или отрицательно кивал или мотал головой. Другие девушки из их комнаты, стоявшие рядом, тоже время от времени встревали в беседу- это был удачный момент для знакомства-, и только Свиридова стояла демонстративно спиной к парням, и подчеркнуто не замечала их присутствия. А чтобы слу-чайно не оказаться рядом с ними, а особенно с Виктором, Елена да-же перешла от своих к электронщикам, к Алехину, поскольку знала, что Михаил всегда ей будет рад и охотно пропустит в очереди.
   Во-вторых, несколько раз встретиться пришлось в коридоре.
   Что-то случилось со связью в корпусе "Д", и Вдовиченко три дня носил свои телеграммы в телетайпную, находившуюся рядом с комна-той подготовки данных. От телетайписток девчонки, наконец-то, уз-нали, что Виктор- шифровальщик. Самый настоящий, как в шпионских фильмах. Он получал от телеграфисток перфоленты, с которых считы-вал какие-то секретные сведения и носил их в красной папке руко-водству института. От директора или главного инженера он получал ответ, зашифровывал и приносил в телетайпную ленты, которые они передавали либо в Москву, либо другим важным абонентам.
   А однажды Елена увидела Виктора в своей комнате. Она относи-ла магнитную ленту с набитыми данными на пятый этаж, на ЭВМ. По-том зашла на четвертый и получила чистую ленту. А когда она вер-нулась, то в проходе между столами, возле своего места, она увидела Вдовиченко. Он держал в руке книгу и слушал благодарные из-лияния за нее от Киселевой. То что Маринка стала читать книги, удивило Елену не меньше того, что Вдовиченко зашел в их комнату. Сама же Свиридова умышленно не заметила гостя, она не стала с ним здороваться, а молча прошла и села на свое место. Виктор сунул томик Булгакова под мышку и удалился. А Марина стала пересказы-вать содержание "Мастера и Маргариты" своей подруге Ахметовой. В те времена это произведение было в моде у граждан Советского Сою-за.
   Елена тоже решила прочесть этот роман, чем она хуже Киселе-вой или этого жлоба Вдовиченко. Книгу ей нашел Алехин. Не все, но многое в романе ей понравилось.
   Прошло время и все вернулось на круги своя. Столовую отре-монтировали, связь наладили и неожиданные встречи у Елены прекра-тились. Жизнь вошла в нормальную колею, особенно, если не смот-реть в окно в обеденный перерыв. Елена так и делала. Что туда смотреть, если там, почти наверняка, можно увидеть Виктора.
   Был даже момент, когда ничего она не слышала о нем дней шесть. А потом ей опять про него напомнили. Случился день рожде-ния у Васьки Петрова и он пригласил на него не только Вдовиченко, но и своего однокашника по институту Артема Киреева с супругой. Катерина пришла на следующий день в возбужденном состоянии и ста-ла рассказывать, что Вдовиченко необычайно здорово поет под гита-ру.
   - Знаете, девчонки, это что-то,- делилась воспоминаниями Ка-терина.- Я думала, что он как все бренчит, а он как выдал...
   Он песни из кинофильма "Романс о влюбленных" пел, так у него не хуже, чем у Саши Градского получалось. Здорово!
   Новый талант Виктора вызвал ту же негативную реакцию у Сви-ридовой, что и предыдущие его достоинства. Она не сдержалась и спросила:
   - А песню "Эти глаза напротив..." он не пел?
   - Нет,- удивилась Киреева.
   - А я думала, что он ее словно Ободзинский исполняет,- съяз-вила Елена.
   Кое-кто захихикал. Катя немного надулась и сказала, что Вдо-виченко пел, в основном, свои песни.
   - Ах он еще и бард? Тогда я молчу,- продолжила атаку на шиф-ровальщика Лена.
   Видя такое сердитое настроение всегда спокойной Свиридовой, женщины оживились. Посыпались различные реплики в адрес Виктора, не обошли вниманием и его внешность. Недавно он на теннисной пло-щадке снимал свои черные очки, чтобы протереть стекла и Маринка с Ольгой, наконец-то, разглядели хорошо его лицо и пришли к единому выводу, что Виктор внешне смахивает на молодого Алена Делона.
   Елена опять было собралась покритиковать Вдовиченко, но после тихих слов проницательной Галины Владимировны, сидевшей рядом, и которую никто кроме нее и не слышал, Свиридова замкнулась и пе-рестала участвовать в разговоре. А сказала пожилая операторша вот что:
   - Что-то ты, Леночка, горячишься, словно тебе этот Вдовичен-ко небезразличен.

II

   В пятницу тринадцатого июля институт справлял юбилей- двад-цать пять лет со дня основания. Накануне во все подразделения бы-ли разосланы красочные пригласительные, а в сам день юбилея все работали через пень колоду до обеда. После этого по коридорам замаячили празднично наряженные женщины с тарелками в руках и чересчур оживленные мужчины со свертками и сумками. В два часа уже никто не работал, а из-за закрытых дверей кабинетов раздавал-ся ровный гул голосов, прерываемый громким смехом и негромкой му-зыкой. В полчетвертого в актовом зале началось торжественное за-седание.
   С поздравительными речами выступали директор, парторг и председатель местного комитета. Поздравляли сотрудников, отмечали подарками ветеранов и ударников труда.
   Женщины из группы подготовки данных сидели на одном ряду в середине зала. Все они пришли в праздничных платьях и совсем не плохо смотрелись на общем фоне, особенно, выделялись смелыми на-рядами молоденькие и хорошенькие Оксана Гурвич и Майя Ленгардт. Лена же решила, что поскольку ее, как новенькую награждать все равно не станут, к трибуне вызывать не будут, а на танцы она вряд ли останется, то наряжаться особо не стоит. Поэтому она принесла с собой только парадные туфли, а платье решила надеть выходное, но не самое новое, тем более, что ее и в этом здесь никто не ви-дел.
   После чаепития в комнате, когда все ушли в зал заседаний, Елена с Валей Котенко остались мыть посуду. Закончив с чашками и стаканами, Свиридова сняла рабочий белый халат и оказалась в чер-ном бархатном платье. Платье было сшито на заказ год назад, но фасон не устарел, да и сидело оно отлично, подчеркивая все дос-тоинства изящной фигуры нашей героини. Валентина окинула ее взглядом и только удивленно подняла бровки, ничего не сказав, од-нако.
   Затем оставив Свиридовой ключ от комнаты, Котенко ушла на
   торжество.
   Елена подмазала губки, стряхнула с платья невидимую соринку, поправила брошку и цепочку, последний раз осмотрела себя в зерка-ло и подумала:
   "Хороша!"
   И отнюдь ни капельки не преувеличила. Зеркало отразило все, как было на самом деле. Уж если была Свиридова красивой женщиной, так этого у нее не отнимешь. А то, что она в обыденной жизни не стремилась выделиться, как-то прятала свою красоту, так бог ей за это судья.
   Затем Лена взяла ключ в руки и, увидев распахнутую внутрен-нюю раму окна, подошла ее закрыть. На внутреннем дворе никого не было, и тут ее осенила ребячливая идея. Поглядев на окна третьего этажа, она улыбнулась и показала розовый язычок железным жалю-зям корпуса "Д".
   То ли настроение у нее было хорошее, то ли выпитое вино "Ка-берне" подействовало, но Лена решила быть неотразимой в этот ве-чер. Задумано- сделано, и, заперев кабинет, Елена пошла по длин-ному коридору и лестницам такой грациозной походкой, так грозно и уверенно цокая каблучками, что встречные и попутные мужчины не-вольно провожали ее взглядом. Впервые они разглядели в этой ма-ленькой женщине такую красавицу. Свиридова же или не глядела на них вовсе, или же холодно улыбалась, ловя их взгляды. Она была новенькая и мало кого из сотрудников знала. Сейчас это было даже удобно, не надо было ни с кем здороваться, и обращать на кого-ли-бо внимание.
   В зале монотонным голосом читал доклад директор института Мыльников Валентин Сергеевич. Елена вошла в заднюю дверь и, уви-дев своих девчонок, прошла к ним. Здесь она уже не ступала гром-ко, но, тем не менее, ее появление в зале было замечено. Даже парторг института, сидевший в президиуме, перестал рисовать чер-тиков на салфетке и внимательно проводил ее взглядом, пока она не села. Увидев в том же ряду Марью Гавриловну, он перевел взгляд на начальника отдела АСУ Смирницкого Семена Семеновича, сидевшего рядом с ним, и чирканул ему записку.
   "Сема, твой кадр?"
   "Моя,"- признался Семен Семенович на том же клочке бумаги.
   Затем на бумаге прибавилось еще несколько строчек:
   "А почему она не член партии?" - "С такой фигурой и в партию?- Ты шутишь!" - "Плохо ты к партии относишься. На вид поставлю!" - -"Хи-хи-хи!"
   Обменявшись такими шутливыми посланиями приятели занялись своими обычными делами: парторг рисованием чертиков, начальник АСУ раздумьями о склоках в отделе.
   После Свиридовой в дверях появился Вдовиченко с двумя парня-ми. Они осмотрели зал в поисках места и уже собрались снова вый-ти, как Виктора окликнули с одного из рядов и махнули рукой. Потом там стало заметно шевеление пересаживающихся граждан, и в ре-зультате рядом с Левиной освободилось кресло. Виктор, пригнув-шись, прошел туда и сел рядом с красавицей. Он оглянулся назад, поискав кого-то взглядом, поприветствовал кивком головы Киселеву и отвернулся. Увидел ли он того, кого хотел, было непонятно. Лицо его осталось спокойным, а глаз из-за темных очков не было видно.
   После торжественного собрания был небольшой концерт, а затем танцы с буфетом. Чувствуя свой успех, Елена решила задержаться и посмотреть, как здесь проходят вечера.
   Это был ее день. Лена пользовалась у мужчин огромной попу-лярностью. Она не просидела на скамейке у стены и десяти минут в общей сложности и не пропустила ни одного танца. Но у всякой по-пулярности есть обратная сторона- когда Вовка Абраменко подошел к ней в третий раз в течение получаса, она все же отказала ему в танце, первому за этот вечер, сказав, чтобы он не глупил и не ос-тавлял Памфилову одну. Лена не хотела, чтобы кто-то на нее оби-жался в этот день. И несмотря на то, что не все кавалеры ей нра-вились, она старалась больше никому не отказывать. Хотя...
   Хотя, был еще один человек, которого ей очень хотелось уви-деть самой и хотелось, чтобы он увидел ее такую яркую и красивую. Свиридова ясно представляла и тщательно обдумала, как язвительно и зло она даст ему от ворот поворот, откажет в танце с самой жес-токой, но вежливой улыбкой на губах. Но этот обреченный на неуда-чу гражданин к ней почему-то не подходил, на танец ее не пригла-шал и, вообще, очень быстро куда-то исчез. Конечно, этот злодей Вдовиченко где-то таскался со своей лярвой Левиной,- ее тоже не было видно.
   А потом около Лены появился заместитель главного инженера Андрей Андреевич Смешко- стройный мужчина лет сорока пяти, извес-тный своей популярностью среди институтских дам бальзаковского возраста. Андрей Андреевич галантно пригласил ее на танец, затем ненавязчиво угостил минералкой- в зале было довольно душно. Он говорил ей откровенные комплименты, утверждая, что если бы здесь на вечере проводили конкурс красоты, подобный западным, то Елена Анатольевна могла бы занять на нем самое высокое место. По край-ней мере, свой голос он бы отдал за нее. А когда Леночка спроси-ла у него, а куда же он предлагает девать общепризнанную Левину, Андрей Андреевич изящно вывернулся, заявив, что раньше заблуждал-ся, считая, что в институте есть только одна по-настоящему краси-вая женщина, теперь же понял, насколько он был не прав. Но у него есть уважительная причина- он не был знаком с Еленой Анатольев-ной. А когда Смешко предложил ей попробовать чудесное крымское вино, привезенное им из Массандры, Свиридова поняла, что пора сбегать, а то неизвестно, чем может кончиться сегодняшний вечер. Ей пришлось использовать маленькую женскую хитрость, чтобы скрыться от настойчивого начальника.
   В комнате подготовки сидели молодые девчонки и курили, рас-пахнув окно. Компанию им составляли несколько парней, из которых Лена знала только двоих, из своего отдела. На столе стояли бутыл-ки и закуска. Пить с ними Свиридова, даже несмотря на приглаше-ние не стала, а быстро собрав вещи вышла за дверь. Коллег она попросила говорить всем, кто будет ее искать, что ей звонили и велели срочно идти домой.
   Громко цокая высокими каблучками, она шла по коридору. И тут, широко открыв дверь, из кабинета вышли Вася Петров с Арте-мом Киреевым.
   - Так мы две берем?- крикнул Киреев в комнату.
   Ему что-то ответили.
   - Вот это турнирчик сегодня- лучшие игроки института собра-лись,- говорил Артем.- Наш Алехин обставит Витьку.
   - Посмотрим, посмотрим,- отвечал Петров, задумчиво считая деньги.- У Вдовца ЭВМ в голове.
   И, разобравшись с деньгами, ребята пошли в сторону буфета. Елена, проходя мимо распахнутой двери, заглянула туда и увидела, что за столом с картами в руках сидят три человека.
   - Так ты восемь без козыря?- спросил сидевший справа Алехин.- Значит возмешь все десять. Естественно, я- пас.
   Ага, вот почему Мишки не было на танцах.
   - Я- тоже,- сказал партнер слева.
   Это был лысыватый начальник отдела связи, хозяин кабинета. Все трое бросили карты. Сидящий спиной к двери взял колоду и стал ее тасовать. Конечно же, это был Вдовиченко.
   Светлана Левина, положив ногу на ногу, сидела за его спиной на соседнем столе и держала в одной руке стакан с вином, а другой подносила к изящному рту сигарету. Красавица встретилась взглядом с Леной и лениво отвела глаза. Она явно скучала.
   Все это сначала отпечаталось в зрительной памяти Елены, а уж потом было ею осмыслено. И чем больше она думала над увиденным, тем паршивее становилось хорошее до этого настроение. И непонят-но почему. Так бывает порой, когда какой-нибудь мелкий фактик, случайно увиденная картинка или услышанная фраза, а порой и сло-во, вдруг является катализатором плохого настроения. И, вроде, ерунда какая-то, ничего существенного вы не увидели и не узнали, но, тем не менее, поселяется в душе какое-то неприятное беспокой-ство, и все кажется уже не таким приятным и хорошим, как было до этого. И уже ждешь чего-то плохого, каких-то неприятностей, и ни-что тебя уже не радует.
   И, сидя в трамвае, Елена уже ругала себя за то, что задержа-лась на танцы, а не ушла сразу. Соседке Лиде, сидевшей дома с до-чкой, отвечала она невпопад и была рассеяной. Есть не хотелось и, обрадовавшись, что завтра суббота и на работу идти не надо, она полдесятого уложила дочку и легла сама. Несмотря на усталось и выпитое вино, сон не шел. Елена полночи не могла заснуть и поче-му-то плакала.

III

   В понедельник состоялся обмен воспоминаниями о прошедшем ве-чере. Главным слушателем была Надя Фомичева, только что вышедшая из отпуска и на вечер не ходившая.
   Осуждали Абраменко за то, что он своим поведением чуть ли не до слез довел Памфилову. Безрукова- инженера ЭВМ, набравшего-ся, как всегда, через край, ругали по привычке, в тоже время от-давая должное тому, что он, хотя и алкаш, но не буйный. Не дерет-ся, как нажрется, а только норовит ходить в гости по разным ком-натам в поисках дармовой выпивки. Когда вышла из комнаты Маринка, незлобно критиковали ее за негордое поведение с парнями, потому, дескать, они возле нее и не держатся. Потом пришли к выводу, что насчет Вдовиченко, Киселева, похоже, уже успокоилась- он, явно, не для нее. А вообще, говорят, что у Витеньки с Левиной что-то произошло, и его видели в трамвае в обществе Гурвич. Оксана же задерживалась, как всегда, и допросить ее с пристрастием сразу не удалось.
   Когда из кабинета вышла Елена, Наде и тем, кто был не в кур-се, рассказали, что в поисках Свиридовой заходил в гости- Смешко.
   - Оказывается Андрей Андреевич знает, где находится наша
   комната подготовки данных,- заключила Котенко Валя,- что, в об-щем-то, трудно было от него ожидать.
   Не найдя Свиридову, ушедшую к тому времени домой, Андрей Ан-дреевич, не будучи жлобом, предложил дамам, сидевшим еще в комна-те, попробовать вина из Массандры.
   - Ох, и хорошее вино, девчонки,- выдохнула сладостное воспо-минание Котенко.
   Ахметова и Ленгардт, подтвердили ее слова, причем Майя доба-вила, что пила уже такое в прошлом году, когда отдыхала в Гурзу-фе. Называется оно мускат Южнобережный. Между прочим, семь двад-цать за бутылку- дороже водки. Неплохо живет наше руководство, если такое вино хлещет.
   Потом немного пообсуждали институтских начальников, которые сами любят летом ездить в командировки в Севастополь, на Черно-морский флот, а в Североморск, за Полярный круг, обычно посылают рядовых инженеров.
   А когда Елена опять ушла с ленточкой на машину, немного поговорили о ее популярности на вечере, где ее без конца приглаша-ли танцевать и Смешко, и представитель Генерального заказчика майор Синицын, и даже парторг танцевал с ней вальс. Мудрая Гаври-ловна на это сказала, что если Леночка- девушка симпатичная, то этого у нее не отнять, а ведет она себя, надо заметить, достойно.
   Свиридова вошла в дверь, когда Киреева рассказывала свою
   версию истории о Вдовиченко и Левиной, что между ними, судя по словам ее мужа, возникла размолвка. Так что красивый роман окон-чился, так толком и не начавшись.
   К десяти часам, к чаепитию, пришла Гурвич, и у нее выпытыва-ли, как это она оказалась в компании с Вдовиченко. Оказалось все очень просто. Оксана на вечере поругалась со своим парнем. Ссори-лись они в фойе. Толик был пьян, и она прогоняла его, отказываясь от его попыток проводить ее. Именно в этот момент Оксана увидела шедшего по лестнице Виктора, а сзади спускалась Левина и громко, сердито спрашивала: "Витенька, ты понимаешь, что ты делаешь? Ты что, дурак?" На что Вдовиченко тихо ответил: "Да, я- дурак." А Левина зло сказала: "Псих!" и, развернувшись, поднялась на вто-рой этаж. А Виктор был абсолютно спокоен и даже не оглянулся ей вслед.
   В этот момент Толька попытался взять Оксану за руку, она вы-рвалась и сказала, чтобы он шел домой и проспался, а завтра не звонил.
   Так что из здания Оксана и Виктор вышли одновременно, и так же, почти рядом, дошли до трамвайной остановки. А когда они вмес-те зашли в один трамвай и их места оказались рядом, Вдовиченко, знавший шапочно девушку, спросил:
   - Вы тоже немного рассорились?
   После чего они разговорились. А когда выяснилось, что живут они недалеко друг от друга, Виктор предложил ее проводить.
   Здесь Оксана многозначительно замолчала.
   Но не те у нас женщины, чтобы удовлетвориться половиной ис-тории. Как-то нехотя Гурвич продолжила, что она от предложения не отказалась, тем более, что время было уже около одиннадцати. Ну Виктор ее и проводил.
   А на вопрос "А дальше?", Оксана ответила умно: "Вот пойдет, он вас провожать, тогда и узнаете, что бывает дальше." Не расска-зывать же в самом деле, что обаятельный, похожий на французского киноактера молодой человек произвел своей беседой на нее неизгла-димое впечатление, что ей хотелось немножко поцеловаться с ним в подъезде, и то, что она не отказалась бы от следующего свидания, если бы он ей его предложил. Все-таки Виктор, как парень, был по-лучше Толика, да и солиднее. Но Вдовиченко почему-то рук распус-кать не стал и о повторном свидании не просил, что огорчило Окса-ну. Конечно, можно было бы соврать, что все это произошло, но первая ложь рождает вторую, пришлось бы выдумывать и дальнейшие отношения. А как? Если он, может, больше ни разу к ней не подой-дет. Так что Оксана больше ничего не рассказывала, и женщины мог-ли представлять себе финал ее истории в меру своей фантазии.
   Елена, услышав о размолвке Вдовиченко с Левиной и о его пу-тешествии с Гурвич испытала сложные чувства. Ей было приятно, что красавицу из отдела сбыта щелкнули по носу, а то сидела нога на ногу, как принцесса. И то, что Виктор провожал Оксану, хорошо до-бавляло черной краски в его портрет. Бабник, он и есть бабник. Но одновременно что- то очень тихо ущипнуло сердце. Елена представи-ла, как шифровальщик стоит с Оксаной, положив ей руки на талию, склонившись для поцелуя...
   И она стала сосредоточенно думать, за что его можно понена-видеть. Хотя, если честно, Леночка понимала, что недаром она не-навидит этого молодого человека. Совсем недаром. Виктор Вдовичен-ко ей просто нравился. Очень нравился, и именно это она теперь сознавала и пыталась спрятать в глубинах своей души. С первой встречи в трамвае, с той самой полуулыбки он понравился ей, и вся злость против парня у нее была из-за боязни попасть под его обая-ние. Кто она для него? Мать- одиночка, разведенка, да еще на два года старше его. Он и не смотрит в ее сторону. А она влюбится в него, если уже не влюбилась, и будет страдать? Опять мучиться? Нет! Не надо ей этого! Именно поэтому Лена сторонилась встреч с ним и хотела, чтобы его роман с Левиной состоялся, чтобы он ув-лекся этой глупой Маринкой или пронырливой Оксанкой. Но почему так щемит сердце? Вот если бы он связал свою судьбу с кем-нибудь, тогда... Тогда можно было бы глядеть на него, как на чужого, и не испытывать неожиданное чувство радости от случайной встречи, как произошло это с ней сегодня утром на трамвайной остановке.
   Она вышла из дверей второго вагона и увидела шифровальщика возле газетного киоска. И тут-то она и ощутила это теплое чув-ство счастья от того, что видит его. За чувство она себя отруга-ла: "Ну что в нем хорошего, в Викторе этом. Такой же мужик, что и другие. Только смазливый. Коленька тоже был не уродец, а каков подлец оказался. И этот, наверняка, такой же."
   Елена глушила свой интерес к Виктору, думая плохо о хорошем человеке. Так, обжегшись на молоке, мы всегда дуем на воду.
   Виктор, покупавший газету, ее не заметил, а если и увидел, то совсем и не обрадовался, естественно. Он шел на работу с кем-то из своих друзей и мирно беседовал. И именно его спокой-ствие и равнодушие ко всему, и к ней в частности, наводило на Елену грусть.
   Она неоднократно пыталась не вспоминать про парня, но у нее плохо получалось. Тогда Свиридова решила действовать по принципу: клин клином вышибают. А почему бы ей в самом деле не завертеть роман. Женщина она взрослая, в людях разбирающаяся, почему немно-го с кем-нибудь не подружить. А с кем? С Андреем Андреевичем? Зарплата у него, конечно, хорошая, но он женат, так что этот пре-старелый донжуан был ей скучен, хотя, надо признать, манеры у не-го на высоте, ухаживать он умеет. Так что пусть лучше по нему Светочка Алексеева вздыхает, видели мы, как она его на "белый" танец приглашала.
   Мишка Алехин? Он хороший парень, надежный друг, но именно друг. Она вспомнила, как он приходил к ней в эту субботу чинить утюг и веселым неунывающим тоном рассказывал о своей очередной трагедии. Оказывается, он накануне вечера рассорился со своей Оленькой- оператором бригады ЭВМ. До этого он долго за ней ухажи-вал и такой вот печальный конец- не объясняя причин девушка на него за что-то обиделась, похоже он не оправдал каких-то ее на-дежд. Елена попыталась было его утешить, сказала, что может еще обойдется, но Миша бодро ответил, что для него, почему-то ничего никогда не обходится. И потом спросил, ну почему его никогда не любят такие красивые девушки, как Левина или Леночка, например. Елена недоуменно пожала плечами и подумала, что сама хотела бы понять, почему ей нравится этот холодный и наглый негодяй Вдови-ченко, хотя умом она понимает, что ничего путного из этого не выйдет. Нет, надо в кого-то влюбиться и забыть про Виктора.
   Утюг Алехин починил, в жилетку поплакался, а потом подарил ей сборник рецептов тортов, отпечатанный вычислительной машиной. Оказывается, Мишка где-то достал магнитную ленту с набитыми на ней произведениями. Вот ведь людям делать нечего. Книги вручную набивали. Правда, там много интересного: сборники Высоцкого, зап-ретные романы Стругацких, Пастернак, кулинарные рецепты. Вот, ведь оказывается, какие дела проворачивал Михаил с Гурвич и Лен-гардт. Девчонки ему, значит, тексты правили.
   Ну если Мишка- друг, то кто же еще остается? Кто-нибудь из танцевальных кавалеров? Бог ты мой! Столько мужиков, а выбрать некого!
   Если бы женщины-коллеги могли узнать о чем думает скромная с виду Свиридова во время работы, они бы крайне удивилсь. А чему, собственно, удивляться, тому что Елена- живая, молодая, красивая женщина- хочет любви? Разве это не естественно в ее возрасте, после пяти лет развода, в течение которых у нее никого не было. Да, долго она была сердита из-за своего непутевого мужа на сильный пол. Сейчас все раны зарубцевались, и ей хотелось, чтобы рядом был кто-то сильный и мужественный. Она устала сама быть си-льной, хотелось побыть слабой, чтобы кто-то за нее решал проблемы, заботился о ней и о дочери, чтобы кто-то ее любил и носил на руках.
   На мысль о возможном партнере ее навела Фомичева, сидевшая за спиной у Елены. Она, пробыв месяц в отпуске и отстав в некото-рой степени от событий, во время одного из перерывов вдруг спро-сила:
   - А что, парень тот, звонит тебе еще?
   Сначала Лена не поняла, о ком речь, и только потом сообрази-ла, что воспитанный и обходительный в разговоре Принц мог быть, наверное, неплохим кавалером. Но где его возмешь, как отыщешь?
   "Кто ее тянул за язык так ставить вопрос?"- подумала она неодобрительно о себе.- "А с другой стороны, почему он скрывает имя и сам прячется? Страшный такой что ли?
   Какая польза от того, что Вдовиченко красавец. Вот и вешают-ся все на него.
   А Принц про дочку знает. Про стесненные жилищные условия то-же и, тем не менее, он говорил, что она, Елена, ему нравится.
   А не пересесть ли ей снова к окну? Может, он снова позвонит? А какую причину найти?
   Пусть будет все, как есть!"
   Но на следующий день Лена пересела к окну, сославшись на ка-кое-то повреждение в своей установке, хотя была возможность за-нять место Галины Владимировны, ушедшей в отпуск.
   Уже через три дня она получила результат.
   Правда результат был неожиданный. На своем постоянном месте в пятницу утром она нашла букет роз и шикарную открытку. Ее позд-равляли с днем рождения, который приходился на воскресенье. Так в открытке и было написано. "Поздравляю с Днем рождения...." и дата была будущая, воскресная. Подпись состояла из маленькой нарисо-ванной фигурки кавалера со шпагой, одной каллиграфической буквы "П" и четырех точек после нее.
   Елена пришла в тот день не первой, так что в группе всем стало известно о послании, хотя во время чаепития с принесенным Свиридовой тортом никто на эту тему не распространялся. Шушука-лись, видимо, больше за ее спиной. А любопытство всех так и рас-пирало, тем более, что Еременко, пришедшая сегодня утром первой, утверждала, что открытка и цветы к ее приходу уже были на столе.
   День рождения прошел, а незнакомец все не звонил. И, самое главное, непонятно было, как его вызвать на разговор. Тогда Ле-на попыталась его вычислить.
   Знала она про него немного: только то, что он работает на третьем этаже корпуса "Д" и является приятелем Вдовиченко. Порас-просив у Алехина, который много и многих знал, но не трепал без дела языком, Свиридова выяснила, что у Виктора всего пять знако-мых в институте парней, которых можно считать приятелями. Двух из них она знала, это были Артем Киреев и Вася Петров. Но то, что никто из этих двоих не был Принцем- было известно абсолютно точ-но. Артем был женат на Кате и работал в отделе АСУ, на четвертом этаже административного корпуса, а у Василия голос был хриплый и не такой приятный, как у Принца. Оставалось трое, но лишь один из них работал у "кормильцев".
   Внешний вид этого парня немного разочаровал Елену: он был невысок, темноволос, с обычным ничем не примечательным лицом. В теннис играл, правда, хорошо, всех подряд обыгрывая. Именно его Елена видела беседующим с Вдовиченко во время последней встречи на остановке. При встречах этот парень ей улыбался и видно было, что непротив был бы познакомиться, но видимо стеснялся и не под-ходил. Может, из-за своей невзрачной внешности он и не хочет при-знаться в своих звонках? В последнее время он иногда болтает во дворе с Маринкой Киселевой. Может, от нее он узнал и про день рождения?
   Двое других работали в других подразделениях института. Один из них разъезжал на "Москвиче" с будочкой, а второй ходил куда-то в механический цех.
   Вряд ли они могли звонить. Хотя для того. чтобы увидеть Елену, сидящую у окна, совсем необязательно было смотреть с третьего этажа корпуса "Д". Ее было видно также и со второго, а при жела-нии отлично можно было наблюдать и сквозь стеклянные стены пере-хода от "кормильцев" в корпус "А". Видит же она всех проходящих по нему. Только сейчас это до нее дошло. Может, жалюзи третьего этажа- это только отвлекающий маневр? Он наблюдает за ней со сто-роны, а говорит, что из окон секретных лабораторий, знает ведь, что она не может туда пройти.
   В какой-то мере это ее предположение подтвердилось, когда она утром рано увидела подъехавший к дверям столовой корпуса "Д" синий "Москвич". Из кабины вылез светловолосый усатый шофер- один из друзей Вдовиченко и, распахнув дверки будки, выгрузил пару ка-ких-то ящиков. Потом он нажал кнопку звонка в столовую, и когда дверь открылась, занес их туда.
   "Значит, его все же пускают в здание,"- подумала Свиридова. Через несколько минут молодой человек вышел из железной двери и, прежде чем сесть за руль, поглядел на окна, в одном из ко-торых он без труда мог увидеть головку Елены. Шофер улыбнулся, как показалось девушке, и, бибикнув, уехал.

"Может, это он?"- подумала Лена.- "Этот симпатичнее, чем

   брюнет."

IV

   Из комментариев политобозревателя можно было сделать вывод, что наши ракеты СС-20 нужны нам для обороны и укрепления мира, а американские "Першинги" нарушали ядерный баланс и были оружием агрессии империализма.
   Трубку сняли после второго длинного гудка.
   - Я вас слушаю.
   - Здравствуйте, это снова я.

"Позвонил. Прочел бумажку,"- подумала Лена и сказала.

   - Здравствуйте, давно я вас не слышала.
   - Я не мог позвонить вам без разрешения, а чайник у вас больше не выкипает,- попытался пошутить молодой человек.
   - Я стараюсь больше не устраивать пожаров. По крайней мере, не так часто.
   - Я заметил, что вы остаетесь крайне редко. Сегодня, напри-мер, я вас не ожидал увидеть.
   - С утра мне надо было сходить с дочкой на медкомиссию, от-правляю ее через три дня в пионерский лагерь.
   - Такую маленькую?
   - Ей уже семь, осенью нам в школу. Пусть привыкает к само-стоятельности. Хотя, если по правде, у меня сердце разрывается.
   - Так, может, не стоит?
   - Нет. Пусть поедет. Не сидеть же ей одной дома в нашей ма-лосемейке, а там какой-никакой присмотр, да и питаться будет по режиму.
   Как у вас дела, вы снова ждете работу?
   - Да. Сижу смотрю в окно. Вижу плакат, что меня простили, вот и осмелился позвонить.
   - А, вы только сегодня увидели надпись?
   - Да. Но то, что вы на меня не сердитесь, я понял, когда вы в день юбилея мне язык показали.
   Если бы собеседник мог поглядеть на Елену в эту минуту, он бы заметил, как она немножко зарделась.
   - Это вовсе не вам.
   - Я так и понял. Это всем врагам мирового коммунистического движения. И поэтому совсем на вас не обиделся.

- А почему вы такой скрытный?- сменила тему Свиридова.

   - Я не скрытный, я просто боюсь, что, когда вы узнаете, кто вам звонит, у вас пропадет всякий интерес ко мне. А мне не хочет-ся так запросто расстаться с вами. Вы мне очень нравитесь. Я бы мог сказать и больше, но...

- А почему вы думаете, что я обязательно разочаруюсь?

   - Знаете, в годы нашей молодости была в моде "Восточная пес-ня"?
   - Знаю, ее Ободзинский пел.
   - Да. Так вот, там есть слова которые могли бы стать отве-том.
   "Жду, что ты пройдешь, а быть может нет.
   Стоит мне тебя увидеть- о, как я счастлив!"
   И еще:

"Это лучше, чем признаться слышать "нет" в ответ.

   А я боюсь услышать "нет."
   В общем, не торопите меня. Я соберусь с духом и сам призна-юсь в том, кто я такой. Придет время, когда я не смогу больше скрывать свои чувства к вам.
   - Ну хорошо, я вам верю.
   Да, чуть не забыла, спасибо за открытку! Мне было очень приятно. Хотя двадцать восемь лет- не такой уж хороший возраст.
   - Самый расцвет.
   - А как вы узнали про мой день рождения?
   - У вас столько болтливых подруг. Нужно только внимательно слушать и уметь задавать наводящие вопросы.
   "Если это черненький, то он мог выведать все у Маринки,"-подумала Лена.- "Да и шофер мог..."
   - Болтушки.
   О, каблуки застучали, Оксанка с Маринкой из курилки идут. Я сегодня не одна, так что, пока, до свидания. Не хочется при них разговаривать. До свидания. Звоните еще.
   - До свидания.
   Снова открылось окно, но не то, где сидела Елена, а сосед-нее, где были установлены кондиционеры. В окне появилась темново-лосая голова Свиридовой и ее тонкая рука. С кондиционера была уб-рана бумажка, на которой крупными буквами фломастером были напи-саны слова. "Позвоните, Ел."
   Девчонки, работавшие с ней, выходившие покурить, ничего не заметили.

V

   Дочку Елена отправляла в пионерлагерь в субботу. Она даже всплакнула при расставании, а Аленка тем временем сосредоточено грызла огромное яблоко и вертелась на одной ноге.
   - Слушай, подруга, а откуда у тебя яблоко?- удивилась Лена, заметив фрукт в руках девочки.
   - А меня дядя угостил, пока ты звонить ходила.
   - Какой дядя?
   - Хороший такой, с добрыми глазами.

- Я сколько раз говорила тебе не брать ничего у чужих.

   Где этот дядя?
   - А он в здание уже зашел,- показала дочка на институт.- А ты мне ничего вкусного в дорогу не дала,- занюнила она, пригото-вившись на всякий случай заплакать.
   - А печенье?
   - А яблок не купила!
   - Да ешь ты свое яблоко, только не реви. И запомни: у чужих ничего брать нельзя.

Девочка откусила еще кусок и протянула остаток матери.

- Не буду чужое, сама ешь,- сердито ответила мать.

   Тут дали команду на посадку. Елена обняла дочку, поцеловала ее в лицо несколько раз и отвела к воспитательнице младшего отря-да, еще раз попросив педагога присмотреть за девочкой: она такая маленькая, даже в школу еще не ходит. Та кивнула в ответ и увела девочку в автобус.
   Минут через пять колонна тронулась и родительницы замахали руками ей вслед.

VI

   - Здравствуйте, это опять я. Вы снова работаете?

- Здравствуйте. Конец месяца- отчет за июль готовим.

   - Много вас в комнате?
   - Двое.
   - Остальные курят?
   - Как всегда.
   - Проводили Аленку?

- Проводила. Теперь сердце не на месте. Как она там?

   - Мне сказали, что нормально. Яблоки ест.
   - Это вы давали ей яблоко при отъезде? Вы думаете, я сама не могу купить ей яблок?
   - Почему. Можете. Я велел сказать ей, что яблоки от вас. А что, нельзя было?
   - Я ей не разрешаю брать у чужих.
   - Я вас понимаю. Жаль, конечно, что я ей чужой.
   - Да я не вас имею в виду.
   А откуда вы знаете, что у нее все в порядке?

- Попросил узнать товарища, который ездит туда иногда.

   - Как вам хорошо с такими товарищами. А я вот хотела бы съездить, а родительский день только одиннадцатого числа.
   После маленькой паузы молодой человек спросил:
   - У вас есть отгулы?
   - Четыре часа.

- А в следующий вторник вы можете их взять после обеда?

   - Могу- отчет закончится. А зачем?
   - Тогда можно было бы вам организовать поездку. Я сегодня спрошу, а в понедельник с утра вам позвоню. Если вам надо, то во вторник можно будет съездить на машине в лагерь. Девочку проведа-ете.
   - Ну что ж. Пожалуй, позвоните.

Ну ладно, девчонки идут, а мне еще две пачки набивать.

   До свидания...

VII

   В понедельник утром в столовую приехал голубой "Москвич". Из кабины автомобиля доносилась музыка. Через открытое окно комнаты подготовки ее хорошо было слышно. Водитель выключать магнитофон не стал, а сам скрылся за железной дверью. Сменилась мелодия. Ободзинский запел "Восточную песню".
   Девчонки в комнате примолкли.
   - Хорошие песни были в нашу молодость,- сказала Светлана Алексеева.- Под нее мы на танцах с Шуриком познакомились,- поде-лилась она воспоминаниями.
   Зазвонил телефон.
   - Это меня,- невольно поднялась с места Елена.

- Точно, тебя,- удивилась взявшая трубку Ахметова.

   Елена взяла трубку и отвечала односложно: "Хорошо,.. Да, на-верное,.. Хорошо,.. В полпервого? Да!"
   Потом, положив трубку, она спросила у Гавриловны, можно ли ей взять завтра отгул после обеда.
   Начальница порылась в своих журналах и, убедившись, что у Свиридовой есть переработка, а работы не так много, разрешила пи-сать заявление.
   В курилке Ольга рассказывала подругам, что Свиридовой звонил тот же голос, что и раньше. Видимо, история со звонками у этой тихони продолжается.
   Во вторник после обеда Елена стояла у главного выхода и жда-ла обещанной незнакомцем оказии.
   Опоздав на три минуты, около нее затормозил голубой "Мос-квич" с будочкой. Дверца открылась. Лена шагнула к автомобилю и, заглянув в кабину, спросила:
   - Это вы в лагерь едете?
   Молодой человек кивнул головой.
   Свиридова уселась рядом с ним, и не знала, что сказать. Воз-никла напряженная обстановка.
   Также ничего не сказав попутчице, шофер вырулил на улицу и надавил на газ. Пару минут они ехали молча, а потом водитель дос-тал из бардачка кассету и вставил ее в магнитофон. Из динамиков забарабанил тяжелый рок.
  
   Потерпев некоторое время Елена спросила:
   - А вот вчера у вас утром стояла другая кассета, ее нельзя поставить.

Шофер мотнул отрицательно головой и через минуту ответил:

   - У меня нет той пленки. Мне ее давал друг.
   У Елены спало напряжение. Парень говорил низким голосом, совсем не таким, какой был у Принца.

"Значит, это- не он Принц."- подумала она. -"А кто же?"

   Оставался только чернявый "кормилец".
   Елена спросила:
   - Это была кассета вашего друга?
   Шофер кивнул.
   - А как его зовут?
   Тут парень ехидно улыбнулся и ответил:
   - Эту тайну меня попросили не открывать. Но человек, попро-сивший, чтобы я отвез вас в лагерь, и давший кассету- один и тот же человек.
   "Не красавец, зато вроде человек неплохой,"- подумала Елена о звонившем брюнете.- "Надо будет у водителя про него распросить."
   Они немного помолчали. Потом водитель поинтересовался:
   - А почему вы во двор не выходите никогда. Я даже не сразу сообразил, кто со мной поедет. Благо у выхода стояла только одна симпатичная девушка.
   - А что там делать? Я не курю, сплетничать не люблю, в тен-нис не играю.
   - А почему? Одна ваша девушка играет.
   - Это Маринка-то? Ей что, молодая, холостая. Ни забот, ниче-го...

- По вашему внешнему виду не скажешь, что вы старше нее.

   - Благодарю за комплимент.
   И тут Елена решила зайти с другой стороны.

- А у вас, насколько я знаю, вся компания играет в теннис.

   - Компания?
   - Ну вы там дружите: Петров, Киреев, Вы, Вдовиченко и еще один, я не знаю его имени. Черненький такой, у "кормильцев" рабо-тает.
   - А, Виталик Быстров!
   - Да, наверное.
   "Ну вот, теперь и я его имя знаю,"
   - Да играем. Кстати, Быстров играет лучше всех.
   - Разве, а я думала, Вдовиченко.
   - Вдовец- хитрый парень. Он нормально может сыграть две-три партии, он их и играет. А если проводить длинное соревнование, то в конце он- не противник.
   - Почему?
   - Аккомодация. Он же близорукий, в очках ходит. А от посто-янного прыгания шарика туда-сюда глазки у него вскоре устают, внимание становится рассеянным, и он, через некоторое время, просто не успевает за ним. Поэтому Витек и не играет долго, пос-кольку будет проигрывать.
   То что у легендарного и неуязвимого Вдовиченко есть такой обыденный дефект- плохое зрение, удивило Елену. Оказывается, ему присущи были и недостатки и общечеловеческие слабости.
   - А Быстров разрядник, в секции занимался,- продолжал води-тель.
   - А почему же Вдовиченко очки не носит?
   - Как не носит? У него же черные очки с диоптриями.
   - Ах вот как.
   - Он и в шифровальщики попал, наверное, из-за них.
   - Это как?
   - Мы знакомы с ним с детства, в одну школу ходили, в сосед-них дворах жили. До восьмого класса вместе учились. Потом я по-шел в училище, а он в девятый. И встретились мы с ним потом в ар-мии. В один погранотряд попали. Только я и там баранку крутил, а Вдовец при штабе терся. Он умудрился в какую-то учебку попасть, где шифровальщиков готовили.
  
   Вот служба- не бей лежачего, я там то на дороге пыль глотаю, то под машиной лежу, а он в чистенькой гимнастерочке по кабине-там с папочкой под мышкой шастает, да с офицерами чуть не за ру-ку здоровается. И звания ему лепили каждые полгода. Он к концу срочной старшину получил, что при обычной службе практически не-возможно. И домой он в первой партии должен был ехать, да задер-жался в этом Кызыле.
   - А почему?
   - Да дама сердца там у него была. Красивая, но стерва. Чем--то на нашу Левину похожа. Эта тоже подруга еще та.
   Вообще-то у Вдовца с девушками по молодости всегда разговор короткий был. Вернее, никакого. Они сразу на нем висли. Я даже жену себе с его помощью подбирал. Знакомил его со всеми своими подругами, пока не нашел такую, которая не попыталась променять меня на него. Так моя Анна меня и из армии дождалась. Ну а если он еще петь под гитару начинал, то все- суши весла.

Любили его девочки. Неплохо мы тогда время проводили.

   А с той, ее Валентиной звали, у Виктора, наверное, большая любовь была, раз он там остался. Да, видно, не очень прочная, по-скольку не вышла она за него замуж.
   Сколько он времени на нее угробил...
   Уже давно бы институт закончил, а так все на третьем курсе. Он же в Свердловском юридическом учится. Туда трудно пробиться. Надо либо в милиции работать, либо по направлению райкома. А Вдо-вец благодаря своей специальности- их, шифровальщиков, КГБ кури-рует- все-таки поступил туда.
   Водитель рассказывал о Вдовиченко непоследовательно и Елена переспросила:
   - Так он там что делал? В Кызыле?
   - Да остался вольнонаемным из-за нее. Дурак!
   А она поматросила, да и вышла замуж за другого - состоятель-ного замначальника Военторга. Вот и остался Витюня при бубновом интересе.
   Потом он на севере два года мотался. Хорошо, хоть ума хвати-ло в институт поступить, да не там где-нибудь, а дома, на Урале.
   А этой весной приехал он сюда. Только в военкомате на учет
   встал, не успел недели отдохнуть, как звонят оттуда. Предлагают работу по специальности. Шифровальщика ведь через отдел кадров с улицы не возмешь, на них же допуски всевозможные оформляются. А у нас в институте как раз вакансия была- Мыльников Сергей Степано-вич решил все же на пенсию уйти. Пришел Витя к нам в институт, поглядел, да решил поработать, пока учебу не закончит. Здесь мы опять с ним встретились, я тут третий год работаю.
   Не тот стал Вдовец. Не тот. Девушками совсем не интересует-ся. Они и сейчас к нему липнут, а он...
   Водитель махнул рукой.
   История жизни Вдовиченко заинтересовала Елену. Все-таки, не все у него было гладко. Было в его судьбе и такое, за что ему можно было и посочувствовать, и даже пожалеть. Хотя, неразборчи-вость и быстрота, с которой он Левину променял на Гурвич, его все же не красила.
   - Ну как, а Левина, а Гурвич?

- Про Светку больше болтовни. А Гурвич? Первый раз слышу.

   - Да? Скажите, а Быстров- он тоже ваш друг детства?- присту-пила к допросу Елена.
   - Нет, я с ним здесь через Петрова познакомился- они вместе в институте учились. И еще Киреев с ними. Электроники, науку впе-ред двигают. Изобретают все что-то. Одна польза, если телек или маг из строя выйдут, есть кому посмотреть. А вот с Петровым и с Вдовиченко мы вместе в школе учились. Только Васька в парал-лельном классе.
   Такая у нас компания.
   Через некоторое время автомобиль подкатил к железным воротам лагеря.
   Елена довольно быстро нашла Аленку, которая обрадовалась ма-тери, а еще тому, что можно не спать в сончас. Передав ей пакет с подарком, Свиридова поговорила с дочкой и выяснила у пионервожа-той, как она себя ведет. Девочка была всем довольна, тем более, что ее, как самую маленькую, охотно опекали другие девчонки.
   Дочка рассказала, что получила от мамы яблоки, и они были такие же вкусные, как то, что давал ей дядя.
   Елена более-менее успокоилась и хоть с тяжелым сердцем, но все же решила девочку не забирать.
   На обратном пути в машине она довольно долго думала о своем и молчала. И только в конце пути решила еще немного пораспросить о Быстрове.
   Но особых сведений у шофера выудить не удалось. Что делает этот Виталий было неизвестно, по крайней мере, водитель этого не знал. А кабинет у него был тоже где-то на третьем этаже. Един-ственно, что выяснила Елена, лет ему было двадцать шесть и жил он в двухкомнатной квартире с мамой.
   Только когда они въехали в город, Лена сообразила, что до сих пор не знает, как зовут ее спутника. Водитель назвался -Андрей Белогрудов.
   Он подвез ее прямо до дому. А на вопрос, не должна ли ему Елена сколько-то за дорогу, Андрей ответил:
   - Я не беру деньги с любимых своих друзей.
  
   - Как? Что?- не сразу сообразила Свиридова.
   - Я не возьму деньги с девушки, особенно, если ее любит мой друг,- повторил, улыбаясь, водитель и резко взял с места.
   Елена задумчиво пошла к своему подъезду.
   VIII
   На следующее день она попыталась выведать про Быстрова что--нибудь у Маринки, которая иногда о чем-то беседовала с ним в обе-денный перерыв. Но Киселева расспросы Свиридовой восприняла в штыки, заподозрив ее не в простом любопытстве. Похоже, Марина са-ма им интересовалась. Алехин тоже практически ничего не знал о Виталии. Так что оставалась ждать.
   Прошло несколько дней. Звонок раздался прямо в рабочее время. - Подготовка,- сказала Елена, сняв трубку.
   - Здравствуйте.
   - Здравствуйте,-согласилась Свиридова.
   Голова ее была занята работой, и, чувствуя, что пауза затя-гивается, она нетерпеливо спросила:
   - Слушаю, вам кого?
   - Вас.
   - Я слушаю.
   - Я хотел вам сдаться, когда это можно сделать?
   - Ну приносите свою программу к нам и Марья Гавриловна даст ее кому-нибудь в работу.
  
   Почему именно мне?
   - Боюсь, что в моем случае Марья Гавриловна- лишнее звено. И "кому-нибудь"- меня не устраивает,- тяжело вздохнули на другом конце провода.- Извините. Я, кажется, позвонил не вовремя.
   И он положил трубку.
   - Кто это был?- спросила Фомичева.
   - Чудак какой-то, программу набить хотел...- ответила Свири-дова и осеклась.
   Только сейчас до нее дошло, что голос у звонившего показался ей знакомым и был он похож на голос Принца.
   Настроение у нее резко ухудшилось. Себя она ругала за то, что не сообразила это сразу, его- за то, что звонит в необычное время. Но время было упущено и ничего нельзя было воротить.
   Решение пришло в обед.
   Вернувшись из столовой, Елена не пошла на пятачок- денег ос-тавалось мало, а собралась было сесть на свое место и заняться вязанием. Занятие это она очень любила и охотно им занималась во время рабочих перерывов. Мало того, по части петелек, спиц, лице-вых и изнаночных Свиридова была в большом авторитете у коллег, и
   к ней часто обращались за советом.
   Сейчас она, проходя по комнате, взглянула в окно. И, хотя по инерции села за стол, вязание доставать из ящика не стала, а, по-сидев минуту и обдумав увиденное, вышла во внутренний двор. У нее появилась идея и она решила ее реализовать.
   Возле корпуса "Д" стоял голубой "Москвич", и в кабине его сидел Белогрудов.
   Андрей приветливо улыбнулся и открыл вторую дверцу в своем автомобиле, когда узнал, что Лена хочет с ним поговорить. Девуш-ка забралась в машину и сквозь лобовое стекло посмотрела на двор.
   На лавочке зашушукались женщины отдела АСУ, заметив Свиридову и ее действия. Красавица Левина сидела на скамейке, подставив солнцу свои привлекательные ноги, в руках она держала маникюрную пилочку, которой точила свои ноготки. Кудрявые волосы красиво об-рамляли ее точеное лицо. Возле теннисных столов Вдовиченко, за-кончив свою вторую партию, забрал курточку и, ни на кого не огля-дываясь, пошел к дверям своего корпуса. Быстров, ожидавший своей очереди, стоял с Киреевым и Маринкой и вел с ними беседу. Пару раз он оглянулся в сторону синего "Москвича". Алехин сидел возле Гурвич и Ленгардт и что-то увлеченно им рассказывал, размахивая руками. Его Оленька сидела на соседней лавочке и в упор его не замечала.
   "Сегодня все будет ясно,"- решила Елена.

- Привет,- сказала она Андрею.- У меня к тебе разговор.

   Сегодня звонил твой друг.
   - Который?
   - Ты скажи ему: сегодня в шесть вечера на площади, там где фонтан.
   - Да кому сказать-то?
   Также не обращая внимания на вопросы Белогрудова, Елена про-должила:
   - Хватит ему прятаться. Если он не придет, пусть больше не звонит, я не девочка, чтобы ...
   Передашь?
   - Хорошо,- серьезно согласился Андрей.
   Елена вылезла из кабины, прошла уверенной походкой через двор и поднялась к себе. Взяла вязание, подержала немного в ру-ках, но от внутреннего волнения не смогла ничего добавить к рабо-те. Только к концу дня она успокоила себя тем, что ей давно надо было посетить магазины на площади. И если она в шесть окажется недалеко от лавочек, то это - просто случайность.
   В универмаге Елена приобрела нитки, в гастрономе- спинку минтая- надоело есть абы что, пользуясь тем, что дочь не верну-лась еще из лагеря. Успокоив себя покупками, она прошла к фонта-ну. Там торговала лоточница. Свиридова решила побаловать себя и купила порцию мороженого.
   Лучше всего для ее цели подходила лавочка, которая распола-галась прямо за памятником. Оттуда был виден фонтан и вся площад-ка вокруг него. А в случае чего, с этой скамейки можно было неза-метно уйти. Елена Анатольевна давно замужем, автор ее адреса и телефонов не выдает.ыБ []
   Свободное место на этой лавочке имелось только одно, и Лена заняла его. Справа от нее сидела старушка, вокруг которой впере-валку ходил двухлетний малыш, а слева разместился мужчина, отго-родившийся от всего света развернутой газетой "Правда".
   Малыш что-то лепетал, катая машинку. Елена следила за ним, доедая мороженое. Она решила, что как только мороженое съест, то встанет и уйдет. Тем более, что время уже- без трех минут шесть. Не будет же она ждать парня четверть часа, в ее-то возрасте.
   От порции оставалось совсем немного, когда сидевший рядом мужчина, читавший газету, шумно сложил ее.
   Бог ты мой! Рядом сидел Вдовиченко!
   То, что ее свидание с Быстровым может состояться на глазах у Виктора, показалось ей кошмаром. От неожиданности Елена вскочила и решила бежать.
   Тут же за ней быстро поднялся Вдовиченко и удивительно знакомым голосом, голосом Принца, сказал:
   - Мне кажется, я не опоздал, Елена Анатольевна?
   Лена обернулась с сердитым выражением лица и- увидела перед собой цветы. Розы. Темно-красные.
   Старушка, разомлевшая было на солнце, с интересом стала смотреть на странных молодых людей, которые сначала пять минут сидели спокойно, делая вид, что не знают друг друга. А теперь ра-зыгрывали любовную сцену свидания.
   Тут только до Елены дошло, что она ни разу до этого не слы-шала голоса Виктора. И мысли в ее голове стали мелькать одна за другой:
   "Значит, это с ним я говорила о нем же? Идиотизм! Негодяй! Он надо мной смеялся, наверное. Взять вот эти розы, вырвать из рук, а потом хлестать букетом, колючими стеблями по этому краси-вому лицу, по этим гнусным черным очкам, по его тонким губам! Так хлестать, чтобы от колючек кровь выступила. А потом...
   А потом повиснуть у него на шее и целовать его окровавлен-ное лицо и эти противные тонкие губы. А еще хочется разреветься, и чтобы он пожалел."

- Это тебе, Леночка,- сказал Виктор, протягивая цветы.

   Лена взяла букет и большой палец пронзила боль. Она поморщи-лась.
   - Осторожней, они колючие!- поздно предупредил молодой чело-век.
   Свиридова переложила букет в другую руку и посмотрела на уколотый палец. Вдовиченко поймал эту ее невезучую ладошку, скло-нился и подул, а может даже коснулся ее руки своими губами.
   Старушка, сидевшая рядом, заулыбалась.
   "Пожалуй, лучше его не бить букетом. Лучше будет, если сразу перейти к поцелуям,"- успела подумать Елена, ощущая, как всю ее от его прикосновения охватывает горячая волна счастья.

Как давно она не ощущала этого сладостного волнения...

   Тот же день, вечер. Недалеко от дома Елены.
   - Ты когда-нибудь снимешь эти свои черные очки? Я не могу нормально с тобой говорить, не видя твоего лица.
   - Обязательно, но только тогда, когда ты будешь близко-близ-ко, как сейчас. Чтобы я отчетливо видел твои глаза и то, как ты улыбаешься.
   - Ну и кто из нас лучше целуется? Я или Гурвич?- ехидно спро-сила Свиридова.
   - Мне трудно ответить, вот так, сразу. Я пока не целовался с Оксаной. Но если ты так настаиваешь, я могу попробовать, а потом составить для тебя сравнительный отчет в двух экземплярах.
   - Перебьешься. С сегодняшнего дня будешь целоваться только со мной.
   - Як жетшени, моя крулева,- ответил Вдовиченко.
   - Как? Как?
   - Как желает моя королева,- перевел он с польского.- Поедем в субботу ко мне в сад. Позагараем, искупаемся. У меня озеро близко.
   - В субботу Аленка приезжает.
   - Мы ее с собой возьмем, у меня малина пропадает, пусть поест вволю.
   ЭПИЛОГ
   После успешного завершения всей этой истории Маринка Киселе-ва внезапно добровольно пересела на легендарное место напротив среднего окна. И что самое странное, место снова сработало. Че-рез сколько-то месяцев, летом следующего 1985 года она родила крепкую, крикливую девчонку. И еще через некоторое время, несмот-ря на такое приданое, вышла замуж.
   А на три дня раньше Киселевой, в том же роддоме, в соседней палате, родила мальчишку Елена Вдовиченко. Маринка первая поздра-вила ее с сыном.
  
  
   КОНЕЦ
   1.7.95г.
   Антонов М.А.
   "Жалюзи, или оборонный роман"

Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"