Антонов Виталий Александрович: другие произведения.

Языческая крамола

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Языческая крамола
  
   Решил князь Владимир крестить языческую Русь.
   Не по своей воле. Жизнь заставила.
   Не мог он утвердиться на Киевском княжении, без содействия скандинавов, латинян, германцев и греков, которые запланировали, с помощью религии, окончательно противопоставить великую и обильную Русь всем восточным странам, народам и племенам, а так же - полностью окружить "христианским кольцом" языческие западно-славянские племена, которые более трехсот лет отражали территориальную и религиозную экспансию франков и не подчинялись Киевским Рюриковичам.
   Пообещали иноземцы Владимиру Святославичу, что помогут ему, но Русь должна отказаться от язычества и стать христианским государством.
   Князь Владимир получал власть над всей Русью, а христианский мир - получал подвластного правителя Руси.
   На такую сделку, превращающую Русь, из потенциального противника в потенциального и зависимого союзника, запад денег не пожалел бы, но смена религии и вектора внешней политики, произошли внутри Руси и за счет Руси, ибо Русь можно победить только внутренней изменой, а пришлые отряды скандинавских и прочих наёмников, оплачивал сам Владимир, рвущийся к власти на их плечах, мечах и щитах.
  
   Что такое "язычество" и "язык"?
   - "Язык" означает: "народ". Стало быть, языческая вера это вера народная. Язычники - обычные приверженцы веры предков и русских богов.
   Про то, как огнём и мечом "крестил" Добрыня жителей Новгорода, известно из древних летописей. Однако, если всех своих язычников изрубить, а города и сёла - сжечь, то над чем тогда княжить? Над пустыми пепелищами, усеянными человеческими костями?
   - Да и то, при условии, что народ не уничтожит ненавистного князя.
  
   Можно было бы продолжить гонения всех тех, кто не приемлет новой веры, но нельзя весь народ сделать погаными, ибо князь силён, славен и богат своими владениями и людьми, а не малочисленными попами греческими или наёмными дружинами.
   Попы, заменившие волхвов и самые беспринципные волхвы, ставшие попами - люди не глупые. Они хотели, чтобы народ, по своей воле, шел в церковь и нёс подаяния служителям нового бога. Получалось, что нельзя было ломать народ через колено. Необходимо ублажать оставшихся язычников. Хитростью действовать, да словом править людей так, чтобы все русы познали дорогу к православным храмам.
   Пролетали года...
   Менялись князья на Киевском престоле, а большинство русичей, как и прежде, от креста шарахались, неся свои печали в гущу заповедных рощ, к намоленным камням, к священным дубам, к старым родовым истуканам. И это возле Киева да Чернигова. А уж на принеманской, на волховской или на верхне-днепровской Руси, кого ни поскреби - обнаружишь нехристя.
  

----

   Вот и порешили Гродненские князья - Борис да Глеб, носящие имена первых русских святых мучеников, поставить у себя храм, да такой, чтобы и бояре, и воины, и смерды сами в него поспешали.
   Упросили и сманили братья, самого знаменитого и мастеровитого киевского зодчего - Петра Милонегу.
   Послали своих людей, в известные священные рощи.
   Выполняя княжеский указ, порушили княжьи слуги извечные молитвенные места вокруг города и привезли на высокий берег реки Немана десятки священных алтарных камней.
   Многими трудами лучших умельцев, на крутом Неманском берегу, была построена церковь, а нарекли её Коложской. Высоко поднялись стены храма, в которые крепко-накрепко, на веки-вечные, вмуровали каменщики множество языческих алтарей.
  

коложская церковь [] Рисунок 1.

Коложская церковь 12-го века в городе Гродно.

  
   Волей-неволей, шли люди к церковным стенам, чтобы прикоснуться к тем камням, прошептать свои просьбы старым богам, а со временем, для надёжности - и новому суровому богу, чей лик красиво или строго нарисован на дощатых храмовых ликонах.
   - Пусть он тоже помогает в делах людских.
   Выходя из храма шутили: "Лишний пособник никогда лишним не бывает. Гурьбой, и батьку бить сподручнее".
   Идя домой, народ невольно вспоминал торжественное церковное пение и слова священника, усиленные многочисленными стеновыми голосниками, закреплёнными в плинфе.
   Так и молилась вся округа, одновременно, Святовиту, Перуну, Хорсу и назаретянину Иисусу Христу.
   - Плохого Бога не обзовут назаретянином, то бишь, по-нашенски, Назаром - "на заре рождённым". Да и новый дом божий увенчан, как исстари велось, аресом - мечом светлого бога. На рукояти ареса, сияет золотой солнечный диск, а под солнышком - ладья, похожая на зарождающийся месяц, в которой плывет светлый солнечный лик по небосводу, от восхода к закату, даря свет, тепло и радость всем людям и всяким сущим тварям, творениям и растениям.
   Так много ли греха, коль люди в том храме с новым богом поговорят, а глядя на символ света, вознесенный над храмом, поклонятся своим истинным богам и прикоснутся к древним алтарям?
   Иначе получится, что зазря князья и княжьи дети тратились на стройку такого богатого храма, воздвигнутого для всего окрестного коложья?
   - Те денежки, что князья отдавали мастерам за работу, с народа собраны. Не пустовать же храму?
   Не пропадать же напрасно серебру, в поте лиц и спин заработанному?
   Тем более, есть теперь храм - место, где всегда можно людей посмотреть и себя показать. Невесток приглядеть. Сынами покрасоваться. Цветастыми платками и новыми шубами похвастаться. Со знакомыми, родными и друзьями, словом перемолвиться.
   Подобным "макаром", где "мытьём", а где "катаньем", по всей Руси, подменяли древние народные языческие верования, жгли пергаменты и рушили древние каменные сооружения.
  

Типичный православный крест с языческими символами - солнце и ладья, плывущая в небесах. [] Рисунок 2.

Распространенный тип креста православных храмов

с символом солнечного божества, плывущего в ладье по небесному своду, от восхода - к закату.

  
   ... С тех пор, прошло семь столетий и ещё полста лет. Даже в местах, далёких от больших городов, народ стал называть себя православными христианами и, не перекрестивши рта, щей не хлебал. Впрочем, как царя скинули, новая власть перестала попам жалованье платить. Прекратила людей судить и в тюрьмы сажать, за уклонение от радения христианского. Слава Богу, не нужно больше православным, в обязательном порядке, в церковь ходить, да за требы рассчитываться.
   Попы они всякие были. Те, которые настоящие мироеды, привыкшие с барином и урядником наливку пить, да прихожан мытарить, попытались вредить новой власти. Их быстро, самих в тюрьмы посажали и покарали, именем революции и судом трудового народа. Ну а кто попроще был, да трудиться привык, те в расстриги подались и на мирские работы поустраивались.
  
   Без ихнего пастырьского надзора, легче зажилось.
   Без боязни, можно Ивана Купалу праздновать. Хоть и не совсем понятно, кто он такой и зачем скакать через костёр, но весело прыгали, взявшись за руки, девки с любимыми парнями, над языками пламени. Ногам жарко, и сердце горит, а от поцелуя - душа и тело запылают.
  
   В святки, можно гадать, не опасаясь, что поп-батюшка прознает и заставит по сто раз прочесть молитвы "Верую" и "Отче наш".
   В колядки, вспомнив древние обряды, ритуалы и празднования, молодежь весело шалила, пела и скоморошничала, нарядившись всякой нечистью и смастерив себе бесовские хари.
  
   Вечерами, после вечёрок, подвыпившие парни подначивают девушек, не выданных замуж до прошедшего праздника - Покрова Богородицы.
   Видимо, не всегда доходила до Богоматери девичья молитва:
  
   - "Пресвятая Богородица,
   Прикрой землю снежком,
   А меня - женишком..."
  
   Идут ребята и орут, под гармошку, озорные частушки вроде этой:
  
   "Мясоед большой проходит.
   Девок некуда девать.
   Дадим в руки по корзине,
   Яйца, к Пасхе собирать".
  
   Думают, что девчата сговорчивее и уступчивее станут?
   - Возможно и станут, но лишь с теми, кто глянется, кто сердцу мил.
   А пока мясоед не прошел, надо веселиться, на всю широкую масленицу!
  
   Масляничная неделя это всем весельям - веселье! Одна забота: блинов напечь, да не опозориться возле квашни и сковороды, не прослыть криворукой неумехой и негодной хозяйкой, не умеющей блинов наготовить.
   Затем, надобно приодеться для гуляния. Важной нарядной павой, пройтися по селу. В конских саночках промчаться полевой дорогой, взвизгивая от страха на крутых поворотах и уворачиваясь от комьев снега, летящих из-под копыт.
   Зачем девкам такая ужасть от быстрой конной скачки?
   - Дураку понятно: "Чтобы был повод прижаться к любимому", ибо близится великий пост, а в пост грешно целоваться - начиная от сжигания Мороки и до христосования в светлое пасхальное воскресенье.
  
   Вот тогда, на Пасху, парням раздолье, ибо "Христос воскресе"! Ни одна девка, в такой день, не останется не целованной, ибо грешно отказаться от поцелуя. Да и видные молодухи, пресытившиеся мужьями своими, на виду всего села, не имея сраму и укоров, лобызнутся с теми мужиками, что снятся им в греховных снах.
  
   Если бы не "жаворОнки - сОроки", отмечаемые в день весеннего равноденствия, совсем бы "великопостная" тоска замучила, но в весёлый праздник, всем веселье. Толпы народа, со всей округе, соберутся на церковной площади. Одни вспомнят свои давние счастливые денёчки, а другие поймут, что счастье совсем рядом и может прятаться за ресницами опущенных глаз или в откровенном встречном взгляде.
  
   Поп, на утренней службе, долго говорил, про сегодняшний скорбный день поминовения сорока мучеников. Ой, неправда! Сороки это не скорбь, а праздник прихода весны - веселье, от коего земля просыпается!
   От сороков считая, остается ровно сорок заморозков, до наступления настоящего лета.
   Жаворонки вот-вот прилетят из-за морей, из тёплых стран.
   Как издревле ведётся, нужно, на "сороки", слепить из теста и испечь в печи сорок птичек-жаворонков. Для большей вкусности, на радость малых ребят и для пущего подобия, можно, словно глазки, вставить в птичьи головки, по две тёмных изюминки. А потом - раздать детворе этих ароматных, румяных и горячих хлебных "жаворонков". Пусть детишки радуются.
   У девок другая радость. Качели! Мужики понастроили качелев на площади. Привязали к ним доски, крепкими верёвками. Веселись молодёжь!
   - Вот только какое веселье, если парни озоруют и раскачивают доски чуть ли не к небу? Не приведи Господи, ежели веревка лопнет или доска обломится. Тады, костей не соберешь. А парни ходят, подначиваниями задевают, покачать предлагают. С кем качаться? С кем страху натерпеться?
   - Только с тем, с кем не страшно и жизнь прожить. С кем на Купалу целоваться. Кто, опосля того, сватов зашлёт. С кем на Покров, по первому снегу, под венец, а правильнее - в сельсовет идти. Расписываться. Браком сочетаться с тем, кто через несколько годочков уйдёт на фронт, защищать Советскую страну от фашистов...
   Уйдет и не вернётся...
   Страшно и тяжко будет прожить, без любимого, долгий остаток своей жизни. Но пока девки того не ведают. О грядущих бедах, не догадываются ...
   Девкам весело и немного боязно при виде огромных качелей, взлетающих выше перекладин.
  
   Ежели кому, по малости лет, рано качаться с парнями, то такие недоростки весело приплясывают под звуки гармошки, на широком церковном крыльце, обрамлённом резными перилами.
  
   На всю эту привычную весёлую бесовщину, глядит из окошка своей избы местный Батюшка, а через сельсоветское окошко, смотрят немного захмелевшие председатель сельсовета, секретарь партийной ячейки и председатель местного колхоза. У них тоже праздник.
   Священник доволен, что партейцы и "камса" не закрыли и не разорили храм приходской.
   Начальники выпивают за то, что зимовка скота обойдется без голодного падёжа. Ремонт плугов-борон-сеялок закончен. Лошади в силу вошли. Через три - четыре недели, можно начинать вывозку навоза, боронование озимых хлебов и пахоту полей, под новый урожай. Они бы и Батюшку, правильно-понимающего политическую ситуацию, могли позвать к себе за стол, да побаивались, что прознают про это в районе и сделают соответствующие организационные выводы, чреватые кадровыми решениями.
  
   Так, весной 1938-го года, на площади, возле деревянной Ореховской церкви, построенной недалече от реки, у дороги меж смоленских деревень Лукшино и Попово, люди праздновали день "Сорока православных мученников", а по старинному - "жаворОнки" или "сОроки".
  
   В Духов день, переиначенный в "Троицын день", деревенские бабы, как исстари велось, приготовят отвар из молодой берёзовой листвы и окрасят в нём куриные яйца, в зелёный цвет жизни. Опосля того, девки гурьбой отправятся завивать берёзовые ветви и плести венки в той роще, где когда-то стояли каменные алтари и деревянные славянские боги. Правда, никто об этом уже не знает и не помнит. Просто есть такая роща для деревенских гуляний, в которой почему-то никто не пилит деревья на дрова, несмотря на близость к селу.
   Почему?
   - А леший его знает! Не спрашивайте глупости! Не положено там дрова готовить и вся недолга!
   Ти можно этакую красоту на дрова пускать?
   - Там и мамки наши, и бабушки, и прабабушки невестились. Пьянели не от хмеля, а от вкуса берёзового сока, от соловьиного щебета, от зелени ветвей, от золотого листопада и от зимнего серебра, укутывающего ветви белоствольных красавиц.
   - Кабы не эта роща, то и нас, поди, не было бы?
   Те берёзы рубить, как свой род подсекать. Как собственных детей и внуков-правнуков вырубать.
  
   Примерно так, но по-разному, в разных местах, жила на Руси христианская религия. Много веков изживала она остатки поганого (гонимого) русского язычества, да не изжила. Видимо, чувствовал народ какую-то фальшь и не естественность в завезённой иноземной вере, пока она не стала своей, не превратилась в веру предков.
  
   - Радует людские души колокольный звон.
   Приятны взгляду белые храмы под золотыми луковками куполов.
   Даруют надежду лики икон.
   В трудную минуту жизни, несёт успокоение слово священника.
   Радостно слышать от встречных прохожих приветствие: "Христос Воскрес" и отвечать, на мгновение уверовав в невозможное чудо: "Воистину, воскрес"!
  
   ... Вот и всё, что хотелось рассказать. После сказанного, я несколько раз заканчивал этот текст разными строками - хорошими, обоснованными и умными, но перечитав написанное, стирал буквы без сожаления. Видимо, религия слишком серьёзная тема, чтобы вот так, с ходу - с лёту, найти нужные, единственно - правильные и приемлемые всеми, слова.
  
   Все люди разные, каждый человек видит мир по-своему.
   Поэтому, скажу своё:
  
   "Мне сейчас пришла в голову крамольная мысль о том, как обрывки языческих верований и обрядов, упомянутые в тексте, косвенно показывают, что дохристианская русская вера была душевнее, веселее, праздничнее, чем нынешняя.
   Вера подстраивалась под человека и скрашивала земную жизнь людей.
   Не стращала карами. Не внушала первородную и повседневную греховность бытия. Не прививала раболепия.
   Вряд ли прелюбодей, вор или убийца могли быть прощены и допущены в языческие "райские кущи" Световита, за мзду, после денежного подношения служителям храма или в результате запоздалого вынужденного покаяния. Благостность или греховность человека определялись соседями и земляками, в течение всей жизни человека.
   Боги помогали преодолевать трудности. Присматривали за животными, питали хлеба, согревали людей. Простая самодельная погремушка, наполненная семенами гороха и подвешенная над колыбелью, как бы, гарантировала ребёнку защиту грозного и могучего покровителя - громовержца Перуна.
   С разнообразной нечистью, типа шешек, леших, водяных, русалок, кикимор и домовых (дворовых, банных, овинных), всегда можно было поладить, найти общий язык или избежать каверз, не продавая им свою человеческую душу, которая, в дни языческих праздников, не скорбела, а веселилась, пела, наполнялась светом, радостью и любовью.
   Наверное, мы что-то потеряли после того, как в опустевших послевоенных деревнях и сёлах, перестали выпекать детское лакомство - хлебных птичек "жаворонков".
   Не строим, всем миром, напротив церквей, огромные качели, ради радости своей молодёжи и одного весеннего праздничного дня.
   Не красим яйца в ярко-зелёный цвет буйствующего лета.
   И, главное, слушая Купальскую притчу про цветущий папоротник, мы думаем про недоступный богатый клад, лежащий под неуловимым цветком, а не о любимом человеке, с которым можно уйди в летнюю соловьиную ночь, пахнущую земляникой, украшенную серебристыми капельками росы и зеленоватыми мерцающими огоньками светлячков.
   Не мечтаем, рука об руку, пройти с ним по жизни и, в положенный час, упокоиться рядышком, сливаясь земными соками в теле одной берёзки, тянущейся к небу и к солнцу.
   Не надеемся, став землёй и травой, остаться душой в родной стороне, со своим родом и народом."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"