Антонова Анастасия Александровна: другие произведения.

Дневник демона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по "Темному дворецкому"

  Название: Дневник демона.
  Автор: Instara
  Бета: Собственная совесть.
  Фэндом: Ориджинал, Kuroshitsuji (кроссовер)
  Персонажи: Демоны, ангелы, шинигами и другая чисть и нечисть мира.
  Рейтинг: NC-13 (только за особо кровавые сцены)
  Жанры: Джен, Ангст, Драма, Философия, Психология, Юмор.
  Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, нецензурная лексика.
  Статус: закончен.
  Описание: Жил был я... Пока не умер.
  Дневник человека, ставшего демоном.
  Посвящение: самому любимому ситху!
  Примечания автора: В каноне не указано, кем же является демон, получивший имя Себастьян Микаэлис. Я решила это немного для себя исправить. Муза настойчиво пинала копытами, и я не заметила, как родилось ЭТО.
  
  Пролог.
  Memento mori...
  От запаха собственной крови мутило... А может меня мутит от боли? Пусть я уже не чувствую своего тела, но ведь боль от этого не уйдет. Так ведь?
  Сквозь слипшиеся от крови веки, я посмотрел на собственные ноги, лежащие в отдалении. Словно сквозь вату пробивались чьи-то непрекращающиеся крики. Смутно знакомое дребезжание сирены. Кто-то вызвал скорую? Вой приближался, перебивая гомон собравшейся равнодушной толпы, так охочей до зрелищ.
  Почему... Почему я все еще жив?
  Перед глазами не проносились кадры собственной жизни, не было ни протертого до дыр штампа об смерти с косой или блуждания бессмертного духа вокруг своего бренного тела. Была лишь сильная обида на Судьбу и Бога.
  - Сашка! Сашка! Да пропустите же, мать вашу!
  Пройти войну, честно отдать Родине большую часть жизни... А умереть так... по-дурацки.
  - Демон!
  Сильные руки бережно приподнимают мою голову. Равнодушно смотрю в искаженное лицо своего боевого товарища, с которым я прошел весь путь от пункта призыва до пенсии, которую мы вместе собирались отпраздновать.
  - Сашка, не умирай! Ты мне еще полтинник должен! Пока не отдашь, не смей умирать!
  В этом весь Димка. Даже сквозь темные пятна перед глазами я вижу неподдельный ужас на твоем лице, а ты пытаешься скрыть его за бессмысленными словами... Зачем?
  - Мужчина, отойдите!
  Лицо друга исчезло. Наконец подбежавшие белохалатники умудрились оттащить Димку, намертво вцепившегося в меня.
  - Бесполезно...
  Пришло знание, что вся эта суета бесполезна.
  - Девочка, ты куда? Кто-нибудь, остановите ребенка!
  - Дяденька, - залитое слезами маленькое личико заставило что-то внутри дрогнуть. Все-таки успел... - Не уходите туда!
  Не плач, ребенок. Я - старик, уже проживший свою жизнь. Уж какую есть. А тебе еще жить да жить.
  - Жи...ви...- прошептал я ей, стараясь приободрить. Непослушные губы подчинялись с огромной неохотой. - За... нас... дво...их...
  - Хо-рошо, дяденька.
  Я все больше погружался в какую-то уютную дымку, слыша крики врачей и друга. Тьма стала благословлением.
  
  "...Взываю к тебе, Отче! Прошу, спаси юнную душу от уготованной ей участи..."
  
  Часть первая.
  Запись: Начальная.
  Всю жизнь считал ведение дневников уделом девчонок-подростков. Да поди ж ты! - в голову, отчего-то, взбрела бредовая мысль о ведении собственного.
  Несколько дней я крепился, но эта мысль обрастала все новыми и новыми аргументами в свою пользу. Да еще вспомнилось старое желание написать мемуары о нелегкой доле защитника родины.
  Смешно - дважды контуженные мозги остались вместе со старым телом на Земле, а желание написать мемуары осталось. Ворон, словно уловив души (?) смутные порывы, откуда-то притащил толстенную книгу в черном кожанном переплете. Как ему удалось притащить эту... тетрадь, не знаю, но птица молчит как партизан на допросе.
  Я смутно представляю, как нужно вести личный дневник, но попытка не пытка. Врядли это сложнее сочинения фиктивного рапорта для начальства. Да и Корвус, в случае чего, мне подскажет - он умный, хоть и птиц.
  Думаю, будет очень забавно прочитать этот "труд" лет эдак за пятисот. Даже жаль, что вестись он будет крайне нерегулярно.
  
  Запись: Точка отсчета.
  Место, в котором я оказался, можно было охарактеризовать только одним словом - "пустота". Черное, эфемерное пространство без границ.
  В первое мгновение, как я очутился здесь, я был уверен в своей слепоте. Как бы я не открывал или закрывал веки, я не видел ничего - только сплошной мрак. Паниковать не стал - жестоко отучили еще в спецлагере. Да и зачем, если все самое плохое уже случилось?
  А потом увидел тусклое свечение. Оказалось, что светился я сам. После тщательного осмотра сделал неутешительный вывод о своей нематериальности. Ибо подсвеченные контуры, через которые видится все таже окружающая тьма, телом не назвал бы и наш штатный "уфолог".
  Ладно тело, но хотя бы полотенце дали бы, чтобы мне своей мужской гордостью не сверкать! Ладно я, мне стеснительность выбивали там же, где и панический страх, но другим то как быть? Женщинам вот, например? Или хозяевам сего мрака на любой пол глубоко плевать?
  К черту все! Пока раздумывал, куда пойти - не стоять же в одном месте? - в условной дали забрезжил свет, как у включенной на всю мощь настольной лампы. Туда, так туда. Мне, собственно, без разницы.
  Я шел сквозь тьму к горящему в дали свету, помня о искрометном "свете в конце туннеля".
  Дошел.
  В кругу света, скорчившись словно от боли, сидел самый настоящий ангел. Вся его фигура - от стелящихся по "земле" белоснежных крыльев до закрытого ладонями лица - просто кричала о постигшем ангела горе.
  - Он умрет... Умрет ни за что...
  Я считал себя довольно таки черствым человеком, но даже у меня сжалось сердце от этой картины.
  - Эй, - негромко откликнул я небесное создание, мысленно ругая себя и свой вечный альтруизм абсолютно нецензурными словами.
  Плечи ангела дрогнули. - Что с тобой?
  - Он так юн, так чист... - Он повернул голову в мою сторону и я непроизвольно отшатнулся. В светлых глазах чистейшего сапфира была такая страшная боль, что... Ни одно живое существо не может испытывать ТАКОЕ и остаться в живых. С прекрасного лица на меня взглянула бездна. - Он обречен на муки...
  - К-то обречен?
  - Нечистый кружит вокруг него, сужая круги, а я... - Ангел словно не слышал меня, лелея свое горе. Сапфировые глаза слепо блуждали вокруг, словно ища что-то. - Он запретил вмешательство... Почему? Ведь шанс еще есть...
  Глаза ангела внезапно прояснились. Он в упор посмотрел на меня, стоявшего за границей светящегося круга. Этот взгляд мне очень не понравился. Я хотел было уйти, но этот острый взгляд словно пригвоздил меня на месте, не давая пошевелить и пальцем.
  - Мне запретили вмешиваться, - я со все возрастающим ужасом наблюдал, как в небесных глазах медленно загоралось какое-то обреченное безумие. - Но про души смертных не было сказано ни слова...
  - Прек...
  Он неловко поднялся, теряя белоснежные перья.
  - Сильная, добрая душа, пусть и запятнанная неправедной жизнью, - шаги ангела были неестественно громкими, эхом отдаваясь в тиши темного пространства. - Я...
  Его движения были дерганными, как у смертельно раненного "духа", отчаянно пытающегося забрать за собой как можно больше неверных. Или как у спеца, прекрасно знающего, что он давно не жилец, но обреченного знанием, что за его спиной есть те, кто нуждается в его защите.
  - Я отдам тебе свои крылья, силу, Его благословение... Отдам всего себя тебе, душа, - он остановился ко мне вплотную, заглядывая куда-то вглубь моего "Я". - Просто... Просто защити его!
  Я молча посмотрел на обезумевшего от горя ангела, отмечая и расходящуюся по его лицу серость, постепенно тускнеющее сияние вокруг головы, стремительно белеющее золото волос.
  Я откуда-то знал, что заключив сделку с этим падающим в свое Безумие ангелом, я пойду против воли Небес и как душа навсегда лишусь даже самого малейшего шанса на спасение. Эти глаза не утаивали от меня ничего. Этот ангел уже отказался от всего, в своем желании защитить кого-то неизвестного. Мне оставалось только принять эту сделку или отказаться от нее. Точнее... Сделать выбор, от которого зависит все.
  Легкие перья медленно кружились вокруг, бесследно исчезая в ненасытном мраке, намекая, что времени на раздумие мало.
  Отказавшись, я сохраню себя и золотые врата откроются передо мной, но... Это будет уже сделка с совестью. Если соглашусь...
  - Что я получу взамен?
  - Бессмертие, силу, знания и умения, накопленные мной с самого творения, - из уголков темнеющих глаз полились тонкие струйки светящейся крови. - Верных друзей,
  сильных врагов... И исполнение своей сокровенной мечты...
  ...Если соглашусь, то назад дороги не будет. А с другой стороны, кому он, старый вояка, нужен? Сын давно женился, и вот уже семь лет как воспитывает своих детей. Дочка, разведясь с мужем после пяти лет бездетного брака, вышла замуж за бизнесмена и возиться со своим магазином цветов, чрезмерно балуя дочь. Сестра... Это даже не смешно. Всю жизнь я отдал родному государству, семье, племянникам, сослуживцам... Даже духам, террористам и бандитам. Может пора бы пожить и для себя? Как думаешь, Сашка?
  Остается надеяться, что этот "кто-то" стоит этой жертвы.
  - Я согласен, ангел.
  Он облегченно и чуть-чуть радостно улыбнулся. Улыбка на миг прояснила его лицо, возможно делая его таким, каким оно было изначально.
  - Спасибо, душа...
  Ангел, как и умирающая звезда на небосводе, в конце воссиял ярче всего. Ослепительный свет затопил все вокруг, отгоняя Мрак и словно очищая своим благословением все мои грехи - прошлые, настоящие, будущие...
  Я рухнул на колени, крича от разрывающей меня боли. В голове возникали тысячи и тысячи слов, мыслей, движущихся картинок. Как при многократно ускоренной перемотке перед глазами пронеслись века. Множество незнакомых мне голосов, имен и лиц - тех, кто был рядом с ангелом с начала времен и до этого падения. Знания о мире изменяли мое сознание, чудовищное могущество изменяло душу, раскалывая на мельчайшие осколки и вновь ее собирая.
  Последнее, что я видел перед тем, как погрузиться во тьму, это умиротворенное лицо ангела, рассыпающееся на миллиарды маленьких искорок, и что-то беззвучно шепчущие губы.
  
  Запись: Подарки от ангела.
  Очнуться незнамо где это еще полбеды. Очнуться не знамо где из-за того, что какая-то сволочь строевым шагом марширует по твоему лицу, а общее состояние как после жесточайшей недельной попойки - уже без комментариев. Цензурных, во всяком случае.
  В голове звенела восхитительная пустота, тело лежало на чем-то мягком, а в ушах стояла какая-то неестественная тишина. И если бы не мягкий шорох и собственное дыхание, доносящиеся словно бы через вату, я заподозрил бы последствия глубокой контузии.
  Попытался открыть глаза - не получилось. Повторил еще несколько раз - результат тот-же. Только марширующий гаденыш, видимо заметив мои бесполезные попытки, перепрыгнул на грудь и там замер.
  Удивительное дело, но злость на эту с** позволила сделать то, что не сделала злость на себя - веки таки поднять я сумел.
  Первым, что я увидел - мощный клюв и черные бусинки глаз.
  "Никогда прежде я не видел таких выразительных глаз, - скользнула рассеянная мысль. - А птица ли это?"
  ОЧЕНЬ крупный ворон, заглядывал мне в лицо, обеспокоенно переступая с лапки на лапку и приоткрывая крылья. Удивительное дело, но злость куда-то испарилась да и никакого желания скидывать его с себя не было. Наоборот, эта тушка воспринималась подсознанием если уж не частью себя, то чем-то родным точно.
  - Где... - попытка выдавить из себя мучающий меня в данный момент вопрос в пространнство не увенчалась успехом. Страшная слабость пока сдавать свои позиции не собиралась.
  В необычайно умных глазах полыхнуло всепоглощающей радостью и на меня обрушился целый поток хаотичных образов из которых на смог вычленить только то, что в данный момент я нахожусь в собственном домене. Причем меня это нисколько не удивило - словно я всегда знал, что он у меня есть. И давно.
  Стоило об этом факте задуматься, как меня словно окунули в теплый водоворот, вливая силу и даря невидимую поддержку. Было невероятное ощущение единения с чем-то несоизмеримо большим, чем я сам. Было так хорошо, что захотелось расствориться в этом водовороте, стать частью этого немыслимого чуда... Но нельзя! Я знал это совершенно точно.
  Мысленно встряхнувшись, я оказался внутри напрочь запутанного клубка, где неисчислимое множество тонких чуть светящихся нитей переплетались между собой в красивом узоре. Некоторые нити с другими стягивались настолько плотно, что образовывали то "петли", то неопрятную "паклю", а то и узелки. Несколько нитей вообще стягивались в канаты, заканчиваясь где-то во вне.
  Попробовал потянуть один из этих канатов, чувствуя за спиной ненавязчиво-доброжелательное присутствие...
  И уставился на чье-то недоброжелательное лицо. Только через несколько мгновений понял, что эта смазливая физиономия - моя. Растерянно каркнув, я нечаянно мазнул крылом по бледной щеке. И тут же меня мягко вытеснили прочь благоговение и слепое обожание птицы. Адского ворона, как оказалось.
  Следующая нить вела... куда-то. В отличие от остальных она была какой-то тонкой и бледной. С противоположного конца пришел запах шоколада, радостный звонкий смех и ощущение ничем не замутненного счастья. Отпустил. Не время еще...
  Еще два каната были почерневшими и обугленными. К предпоследнему я не стал даже прикасаться - его приторная сладость отшибала любое желание даже приближаться к нему. Последний канат был настолько толстым, что я бы не смог его обхватить и двумя руками - этот канат крепко обвивал всю эту "паутину", словно ограждая от внешней угрозы.
  Та же доброжелательная сила мягко, но настойчиво окружив теплом, помогла мне вынырнуть обратно.
  Рассеянно погладив ворона, отчего он натурально замурчал, я начал оглядываться, насколько позволяло мое лежачее положение.
  Зрение, значительно севшее при прошлой жизни, сейчас поражало своей просто орлиной зоркостью.
  Мазутная темень неба, временами прикрываемая темными облаками, полная луна с черезчур яркими точками звезд. Черные зубья гор вдали; зловещий лес, словно вышедший прямиком из кошмаров; темные воды рек, водопадами обрушивающимися с крутых скал; неестественно белые кости и черепа, выглядывающие из серебрящейся от света луны травы.
  Сам же я, раскинув крылья, валялся на единственном светлом пятачке. Над головой покачивало толстыми ветвями что-то дубообразное. Его остроконечные листья и горели ярче новомодных лампочек дневного света.
  На горизонте, посреди всего этого великолепия возвышается высоченная скала с огромным готическим замком, выделяющимся своей чернотой даже на фоне неба...
  При этом всем своим существом я ощущал всепоглащающую любовь от всего этого мрачного мира, веящую даже от ближайшей ко мне черепушки, что стало по-настоящему жутко. Даже разлитая вокруг просто кладбищенская тишина дарила ощущение безопастности.
  Прижав к себе теплую тушку балдеющего ворона, я осторожно сел, стараясь не помять перьев. Залумчиво оглядел роскошно-пугающую панораму. Так же задумчиво полюбовался на морозные узоры на пепельно-серых перьях.
  Воздух, повинуясь смутному желанию, уплотнился в зеркальную поверхность.
  Оттуда на меня посмотрели горящие алым светом хищные глаза на бледном лице с идеальными аристократическими чертами. Помню, внучке привезли из Японии куклу такую, что собирать и красить надо было*... Теперь вот, не ограниченный птичьим восприятием, я думаю, что лучше бы был просто смазливым красавчиком. Хорошо хоть лелеемая мною фигура перешла во вторую жизнь, правда дойдя совсем уж до идеала. Гладкая упругая кожа, напрочь лишенная любой растительности, кроме идеально очерченных бровей, густых длинных ресниц - на зависть любой женщине, - да шикарной гривы волос.
  Убрав за острое ухо длинную смоляную прядь, немного неверяще оглядел торчащие из-под тонких серых губ кончики белоснежных клыков и черные когти на руке.
  - Не хилое мне досталось наследство... - протянул вслух я, разобравшись со своими чувствами и ощущениями. Теперь мой голос приобрел вкрадчивую бархатную глубину, и множество оттенков.
  К мысли, что это теперь все "МОЕ!" привыкать не пришлось. Внутренний хомяк напару с жабой удовлетворенно урча, уже обмывали нежданное приобретение. Может и мне последовать их примеру?
  До сих пор прижимаемая к груди птица что-то хрипло каркнула. Согласно-одобрительное.
  Шагнув вперед, я сразу же оказался на пороге собственного замка.
  --------------------------------------------------------------
  * Этих кукол еще называют BJD
  
  Запись: Снова в школу.
  Зеркало бесстрастно отражает бледное лицо с огромными синяками под глазами, впавшие щеки, маниакально горящие глаза с печатью усталости на дне. Кр-расавец, блин!
  Черепушка неведомого зверя в углу ехидным оскалом тонко намекает, что кое-кто - не будем указывать пальцем - немного перестарался с учебным марафоном. Пришлось неохотно с ним согласиться. Очень неохотно.
  Первые десятилетия прошли как-то мимо меня. После попойки с вороном, торжественно нареченным Корвусом (латынь, как другие земные и нет языки вспомнились легко, хотя при жизни как любой русский, из других языков знал только матерные конструкции и с трудом выученный в школе английский, а в учебке - чеченский), я основательно засел за учебу.
  Реальность, где тебя окружает разная опасная живность - потусторонние условные звери, отмеченные элементали, маги, ведьмы, разные фэйри, духи, черти, демоны, шинигами - безопасной быть не может. Помогающие за простое спасибо существуют исключительно в сказках для самых маленьких. Даже ангелы - в теории бесконечно добрые и всепрощающие - существа крайне меркантильные. Правда, их меркантильность направлена куда угодно, только не на себя.
  Сейчас я - одиночка. Что еще хуже - одиночка без покровителя, пусть и условного. Такой дух, по сути, легкая добыча для всех. А я еще и Падший. Высший.
  Высший Падший - огромный источник дармовой энергии для всех желающих поправить свой статус в подлунном мире.
  В перешедшей ко мне ангельской памяти я насчитал десятки примеров, когда кто-то из свежевыпнутых с райских кущь становился таким вот недобровольным донором. Участь таких рабов была незавидной.
  Так что, ради собственной же безопасности, из своего измерения я не высовывался. Знания знаниями, но они ничто без практики.
  Ну знаю я, как ускарять восприятие и сжимать для себя время до минимума, знаю. Но попробуй это сделать для себя естественным без тренировок! Или теориетически, ты - мастер мечного боя, но на практике твои движения будут смотреться на редкость убого - мышечной памяти нет. Так что тренировки, тренировки и еще раз тренировки! Хорошо что оказалось, что мне напрочь ненужны такие мелочи как сон. Нет, поспать в свое удовольствие я смогу, но это будет только одним из способов восстановительной медитации, а не потребность.
  Многое я подчерпнул из своей прошлой жизни - например рукопашку и ножевой бой, - но ранее наработанные до автоматизма движения не включали в себя такой существенный фактор, как крылья. Приходилось постоянно себя одергивать, так как старое человеческое подсознание конфликтовало со вложенными умениями, вылезая в самый неожиданный момент - пусть тело считало крылья своим естественным продолжением, но сознание частенько забывало о их существовании.
  Фактически, я учился заново думать, говорить, сидеть, лежать, ходить и тд. Точнее вспоминать, как это делается.
  После того, как я попросил Источник своего домена покопаться в моей голове, стало намного легче. От ангела я знал, что домен - это по сути твое продолжение, но что ни говори, доверять кому-то до ТАКОЙ степени, было очень страшно. Знаю, что недоверять, допустим, своей левой руке - это смешно, но попробуй доказать это своей паранойе!
  Хорошо, что сам домен прямо заваливал меня своей постоянной доброжелательной любовью и безграничным доверием, иначе была бы совсем клиника.
  Но данью подозрительности стал непрерывный контроль частички подсознания за измерением, позволивший развить параллельное мышление.
  И сейчас, наблюдая в ростовом зеркале результат своих воистину титанических усилий, я с удовлетворением констатировал, что глаз больше не цепляется за неловкости в движениях, а тело приобрело прежнюю грациозную плавность. Да и крылья больше не норовили жить собственной жизнью.
  Правда отражение выглядит на редкость заморенным, но это быстро исправимо.
  
  Запись: Рояль в кустах.
  Однажды бесцельно слоняясь по просто громаднейшей библиотеке в поисках чего-то на полистать, я наткнулся на толстенный талмуд в изрядно потертой обложке. До сих пор не знаю, чем же она мне так приглянулась, хотя рядом стоял крайне любопытный трактат по алхимии с одной стороны, а с другой - "Малоизвестные и совсем неизвестные яды и противоядия", но я с упорством, достойным другого, более рационального применения, начал его вытаскивать. Именно что начал, ибо вытащился он сам, просто напросто упав. На меня. Выражение "прижат, как под гранитной плитой" в этой ситуации приобрело самое прямое значение - весила эта книженция немало!
  С трудом - пусть хоть трижды всесильный! - я дотащил-таки талмуд до искусстно вырезанного из цельного зеленоватого камня стола. И впоследствии нисколько не пожалел затраченных усилий.
  Очерки, исследования, таблицы, непонятные рисунки, выводы и пометки... Какой-то фанатичный энтузиаст прославил бы себя на многие тысячелетия, если бы не содержание и кое где проступающие на желтых страницах темно-коричневые пятна и некоторые зарисовки с натуры так сказать. И простенькое название: "Падшие. От и до."
  Вот тогда и понимаешь, что Франкенштейн был всего лишь начинающим подмастерьем.
  Оттуда я для себя подчерпнул немало интересного и познавательного, многое стал применять и в повседневной жизни. В частности, узнав о том, что достаточно сильный падший может создать живое существо, я, подгоняемый любопытством, исследовал ежившегося от такого пристального внимания Корвуса, но разобрал таки принцип его строения. Демон не может создать душу - это божественная привилегия, но вот дух - вполне. Не с нуля - основой заготовки становиться частица духа самого создателя. Настолько ничтожная частица, что ее потеря со временем востанавливается сама. Или же после легкого обеда...
  Не знаю, насколько я отношусь теперь к демонам, но определил, что создать что-то наподобие духа смогу.
  Ну что, экспериментируем?
  
  Запись: Без названия.
  Добрая сотня страниц расписана формулами, расчетами, обрывками мыслей, живописными кляксами, графиками, зарисовками и упоминаниями лысых ситхов.
  
  Запись: Последствия.
  - Привыкай Сашка, - сказал я себе, глядя на первые неуклюжие шаги своего создания. Только тогда, я полностью осознал, что назад для меня дороги нет. - Теперь Демон не прозвище, а отражение твоей сущности.
  Как вы понимаете, на одном экземпляре я не остановился.
  Одни эксперименты были удачны, другие - нет, но теперь по замку бродит десяток новосозданных существ, радостно исследуя каждый угол, а лес стал опасным не только с виду. И это только начало...
  
  Запись: Повелитель Теней.
  За последнее время стал замечать, что окружающие тени стали какими-то... материальными. Бред, конечно, но это ощущение было, ну очень, навязчивым.
  Я старался на это не обращать внимания, пока однажды не нырнул в тень одной из ниш, просто задумавшись о слишком длинных коридорах и непонятно как оказавшись в лабораториях, куда так стремился.
  После этого случая, я уже целенаправленно вызывал то же состояние, с которым я тогда переместился. Вышло не сразу. В большинстве успешных случаев подобное перемещение сжирало изрядную долю жизненных сил.
  Мешало банальное непонимание и ирреальный страх банально "застрять".
  Помогла, как ни странно, глубокая медитация. Два с половиной часа, я отбросив все мысли и полностью очистив сознание, сидел посреди темной комнаты. Но момент слияния с окружающей Тенью едва не прошел мимо моего восприятия. Это было навроде легкой дрожи, как при утреннем морозце. И... Это было невозможно, но я видел. Хотя точно знал, что глаза были закрыты. Это было странно, хотя и крайне интригующе.
  Новое зрение не отличалось красками, но я видел тысячи оттенков теней, чувствовал сотни тысяч невидимых троп - и это в одной единственной комнате!
  "Посмотрел" на себя - тело потеряло физическую целостьность, став неопределенной аморфной серой массой, по строению аналогичное с облаком или туманом. И такое же всепроникающее - я чувствовал это. От радостного возбуждения даже "выпал" в реальный мир - от новых возможностей прямо дух захватывало!
  В "Падшие. От и до." была глава об индивидуальных способностях, характерных для того или иного демона. Если для Низших потолком являются слабая псионика и простенькие манипуляции с огнем и духом, то уже Средний и Старший класс имеют ярко выраженные личные способности в пределах общих для каждого демона стихий - Хаос, Тьма, Дух, Огонь, Земля, Воздух и Вода. Диапазон же индивидуальных способностей Высших общими стихиями не ограничен. Но порой бывает так, что демон, развив свои телепатические способности (простенький пример магии Духа, которой на примитивном уровне владеют все демоны) до невиданных высот мастерства, не считает нужным развивать, допустим, врожденный талант создания материальных иллюзий. Зачем, если телепат такого уровня может управлять чужим сознанием напрямую, а при нужде внушить картинку прямо в мозг? В обоих случаях - и при помощи иллюзий и при внушении - жертва будет видеть исключительно то, что ты ей показываешь, но какая существенная разница!
  В качестве исключения, Высший может и развить свой талант иллюзиониста, но это бывает крайне редко ибо все демоны - рациональны.
  Применимо же к моей ситуации - управление тенями не входит в категорию "бесполезных" способностей, как и моя склонность к так называемому Творению. Остальной же набор универсальный.
  Но, я отвлекся от темы.
  Для второго погружения хватило получасовой медитации. Оказавшись снова в тени, я попробовал немного сместиться влево. Получилось с первого раза, но пролетев сквозь стену, я, от неожиданности, чуть не застрял в следующей ибо скорость была...
  Все же восприятие мира у меня все еще человеческое.
  Так что тренировки, тренировки и, еще раз, тренировки!
  
  Часть вторая.
  Запись: Потусторонняя песочница. Часть 1.
  Тем временем знакомство с новой реальностью продолжалось. С новой жизнью окружающий меня мир словно приобрел яркие краски - я радовался каждому своему новому творению, каждой новой тайне, а каждый день становился самым настоящим приключением!
  Груз забот и взрослая закостенелость ушла вместе со старым телом. Я словно снова вернулся в детство. И знаете, мне совсем не хотелось этого менять. Совершенно.
  Так что, сейчас я, по сути, был ребенком со взрослым телом. И вот такое великовозрастное дите совало свой любопытный носик всюду. И никто - повторяю, никто! - этому не препятствовал!
  После полувека безвылазного торчания на одном - пусть и это аж целый мирок - месте, мне захотелось разнообразия. Но только когда моя профессиональная паранойя сочла меня полностью готовым для встречи с приключениями на з... точку приложения к горизонтальной поверхности, я выполз изучать внешний мир.
  Сначала я прогулялся по так воспеваемому различными священниками в жутких неапетитных подробностях Аду. Парочку раз тайно и десяток по приглашениям. Не впечатлился.
  Лавовые реки, черные громады скал и обезвоженная земля вполне себе мирно соседствовали с лютым морозом и снегом. Ледяные айсберги порой возвышались над влажными тропическими лесами, сменявшимися песчанными пустынями. Иногда переходы от одного к другомы были резкими, иногда постепенными, но что везде - точно! - не менялось, так это их обитатели.
  Преисподняя - это, по сути, что? Бесконечный атракцион на выживание. Сильные едят менее сильных, слабые, собираясь во временные стаи подминали под себя сильных, а потом снова грызлись между собой. Достигшие вершины постоянно следили вокруг, ибо желающих вонзить зубы в спину тьма тьмущая. Умные управляли сильными, сильные забавлялись умными. И над всем этим незыблемыми столпами стоял прозванный Несущим Свет, четыре его императора и коронованные архидемоны.
  Ничего нового.
  Но...
  Побывать в Аду и не попасться на глаза Его каноничного хозяина было бы очень странным явлением. Мое же знакомство с повелителем Преисподней было вообще случайным.
  Просто когда тебя, праздно шатающегося (вина Бегемота сто тысячелетней выдержки были чудо как хороши!) по пустыне хватает за руку не менее трезвый блондинистый Высший (как впоследствии узнал, запасы божественного антагониста содержали и более древние раритеты) и, настойчиво тяня куда-то в сектора седьмого круга, на ходу просит посодействовать в одном деле... Ничем, кроме случайности - ибо другое чревато - не назовешь. Какого лысого ситха (прости Вейдер, тут чертей и без моих упоминаний много. А вдруг после тысячного упоминания твоего имени всуе, я увижу твое величие наяву?) я все же пошел куда меня тянули, не знаю, но убегать от фурий напару с блондином было очень весело.
  Наше во всех смыслах интересное знакомство продолжилось уже у него. Последним, что я помню, был храпящий среди огромной кучи бутылок Высший.
  Стоит заметить, что сон для демона - это скорее роскошь, чем необходимость. Паранойя даже самого распоследнего нечистого духа не позволит ему расслабиться до такой степени.
  А теперь представьте, до какой степени Высший доверился незнакомому Падшему... Ну или не совсем Падшему... Не важно! Важно то, что демоническая патологическая подозрительность сладко заснула вместе со своим хозяином.
  Я, очнувшись условным "утром" - самого понятия времени в Преисподней нет, так что когда встал, тогда и утро, - первым делом попытался разбудить "вчерашнего" знакомого. Тот, упорно не обращал внимания на мои усилия. Вконец, в ответ на пинок по ребрам, он обозвал меня каким-то занудливым "Алом".
  Поняв тщетность своих усилий, я перенес того на стоявший в зашторенной нише диван.
  После, магией приведя себя в порядок, стал ждать пробуждения блондина в компании сворованной из Аббадона* книгой.
  Ждать пробуждения гостеприимного хозяина, гостю (не будем тыкать пальцем - мы же воспитанные как-никак) пришлось ждать долго. Хоть не до второго пришествия, и то ладно.
  О том, что все это короткое время кутил с самим Люцифером, я узнал от пришедшего к спящему начальству секретаря с очень красивыми витыми рогами и мощными антрацитово-черными крыльями. Алоцер (таинственный "Ал" был таки идентифицирован), подозрительно оглядев меня с ног до головы, чуть дольше задержав взгляд на книге в моих руках, совершил подвиг, по моему скромному мнению, достойный воспетым в балладах - разбудил дрыхнувшего без задних ног шефа.
  ---------------------------------------------------------------
  * Аббадон (Аваддон) - одна из областей ада, представленная в качестве огромного могильника, где души умерших заключены в свою гниющую плоть.
  
  Запись: Потусторонняя песочница. Часть 2.
  Переварив у себя в измерении впечатления такого необычного знакомства, по совету заглянувшего в гости архангела - мимо он пролетал, как же! При полном доспехе и вооруженный сверх меры! Угум-с! - отправился посмотреть на знаменитую библиотеку летописей душ.
  Как я там оказался без приглашения, не знаю и я сам, но мир Жнецов оказался сер, сух и лаконичен. Сам же Департамент "Несущих Смерть" - как они поэтично называют свою канцелярскую серость - ничем не отличался от подобных учреждений на Земле. Может просто чуть большей организованностью, но так...
  Библиотека, в отличие от самого мира, меня впечатлила.
  Теряющиеся в вышине ярусов огромные стеллажи с одинаковыми книгами в серых переплетах, кое-где разбавленных белыми или наоборот, черными. Как любезно объяснил мне один подозрительно хихикающий себе под нос субьект в странном наряде, это были книги тех человеческих душ, что в конце цикла переродились в ангелов (белые книги) и демонов (черные). Этот "Гробовщик. Просто Гробовщик" предложил мне найти здесь мою книгу (и как определил? Профессионал, однако!) и совершенно не расстроился, получив отказ.
  На выходе из Библиотеки, после прощального "заходите, еще как-нибуть ко мне в лавку" (правда, не уточнив адрес), меня сбил с ног ало-серо-бело-черный вихрь. За каких-то пару мгновений я был весь облапан, оглушен восхищенными возгласами от "ах, какая лапочка!" до "хочу от тебя ребеночка!". От претворения в жизнь здесь и сейчас этого странного, для существа явно мужского пола, желания, меня спасли твердые чеканные шаги в противоположном конце серого коридора. С испуганным "Уилли!", и под громогласный смех из Библиотеки, рыжеволосое оно испарилось с меня. Не успел я встать на ноги, как столкнулся с холодным взглядом высокого - с меня ростом (а сам я в этой жизни только пару сантиметров недотягиваю до второй сотни сантиметров), прилизанного брюнета с идеальным покерфейсом. С начищенным до зеркального блеска секатором. Представившись фамилией любимой певицы секретарши моего бывшего шефа, он также основательно печатая шаг неторопливо (как наше правосудие) умчался за сбежавшим ранее обладателем длинной яркой шевелюры и острых подпиленных зубов.
  На этот раз впечатления пришлось запивать настоящим цейлонским чаем с ромашкой, мятой и валерианой. И пускай для демонов любая земная пища бесвкусней крахмала, но я-то насквозь неправильный демон!
  
  Запись: Потусторонняя песочница. Часть 3.
  Променад же на Небеса закончился, так и не начавшись. Если на причудливое переплетение золотых лоз налюбовался вдоволь, то в сам Рай я так и не попал. Я прекрасно знал, что пройти за золото ворот смог бы почти спокойно. Но только почти. Что-то мешало. Теплое присутствие чего-то всепоглощающе светлого и доброго мягко не пропускало дальше. Оно не настаивало, но что-то внутри противилось идти против этой силы. Совесть, что ли? Я так и не смог разобраться.
  У ворот адская эпопея повторилась, но на этот раз я убегал от воинственно настроеного ангела. Дернуло же меня заинтересоваться эфирными перьями одного зеленоглазого типчика в ало-золотом одеянии наподобие облегающего комбинезона водолазов, условно прикрытого короткой туникой.
  Если у остальных увиденных мной ангелов крылья были белоснежными, то этот ангел был обладателем роскошных перьев всех цветов летнего заката. Жуть, каких красивых!
  И пока не умершая ангельская часть любовалась этим эстетическим великолепием, демоническая решила если уж не завладеть всей ангельской тушкой, то хотя бы умыкнуть несколько особо красивых перышек. Тело, без участия сознания, совершенно машинально накинув легкие чары отвлечения внимания, бесшумно подкралось к ничего не подозревающей жертве и...
  К чести ангела, он не закричал. Подпрыгнув на месте, он молниеносно развернувшись, едва не снес мне голову появившемся в его руке огненным мечом. К счастью, рефлексы моего тела сработали еще быстрей и я успел не только уклониться, но и довольно далеко отпрыгнуть.
  Дальше было так же весело, как и в Преисподней. Ангел, виртуозно матерящийся на всех языках сразу (слушал я внимательно, старательно запоминая каждое выражение - ибо красочные описания услаждали слух получше Вивальди и размеренного дыхания одного незабвенного ситха), гонялся за мной аж до монструозных врат в Преисподнюю. Хорошо хоть, что, прежде чем отправиться на ознакомление с небесными достопримечательностями, я додумался замаскироваться под что-то особо непримечательное!
  Так что, во врата влетел низший дух, а через минуту со спокойным достоинством вышел я, весь такой серый и красивый. Оставив глубоко разочарованного ангела бушевать у ворот, я спокойно смылся. Пришлось возвращаться к себе окольными путями, но оно того стоило.
  Два маховых, восемь средних и почти три десятка мелких пуховых перьев (я не мелочился!) стали достойным началом моей, впоследствии ставшей широко известной, коллекции.
  
  Запись: Гости.
  Последующие года проходили хоть и с оттенком новизны, но довольно однообразно - я спал, ел самые изысканнейшие блюда мировой кухни (пусть в этом и не нуждался, но зачем от этого отказываться?), тренировался, читал, и выгонял из своего домена очередного загостившегося посетителя. С недавних пор, ко мне зачастили гости аж из трех измерений. Если с Люцифером было все понятно - где же он еще так шикарно отдохнет от нервотрепки собственного измерения? Алоцер, да и, закутанный с ног до головы в черные тряпки, таинственный некто, тоже заваливались ко мне вполне обосновано - если начальства нет на работе, то где же еще его можно найти почти с восемьдесятипроцентной вероятностью? Но причины частых посещений моего замка золотокрылым архангелом (как оказалось - Михаилом), уже без оружия (на виду, по крайней мере) и Гробовщиком были мне непонятны. Ну, не ради же моих кулинарных способностей?!
  Если Легендарный, за мое фирменное печенье в форме анатомически правильных черепов и косточек (чаще бедренных и фаланг пальцев - благо демонстрационный материал везде валяется) или за особо удачную шутку, может поделиться со свежайшими сплетнями и особо секретными сведениями, то Архистратиг же, прилетает на "просто постоять"! При этом, этот конспиратор постоянно добирается до моего мирка самыми извилистыми путями и зачастую под маскировкой. На прямые вопросы отвечает партизанским молчанием, а на косвенные нагоняет такого туману... Что сам собою возникает вопрос: а не родственник он случайно секретарю одному, рогатому такому?
  
  Запись: Первые интриги.
  Сегодня ко мне постучался жнец серой неприметной наружности. Против обыкновения не с хозинвентарем, а с загнутым клинком наподобие серпа... Как там его называл такой же вот неприметный полковник из госбезопасников? Точно, хепешом!
  Посмотрел на замковых горгулий (да живые они, живые! Относительно...), на художественно разложенные в окресностях кости, покрутился рядом с лесом и свалил, закормленный творожными плюшками и залитый чаем по самые бровки.
  Это была не легкомысленность, как попенял мне - вы не поверите! - Михаил, а вполне себе трезво расчитанный ход.
  Для вышестоящих - такие неучтенные одиночки, как я - повод для здорового опасения. Как показывает история (и ангельская, между прочим) в тихом омуте могут водиться ТАКИЕ ч... сидхи (прости, Вейдер!), что локальный армагеддон местного разлива покажется просто безобидным театрализованным представлением.
  Так что своим внешне радушным гостеприимством, я обезопасил себя со всех сторон. А Падшим, балующегося на досуге созданием химер, никого не удивишь. Благо, что если наступит это самое "ну, а вдруг", то меня из моего измерения хрен кто выковыряет без моего на то желания!
  
  Запись: Шалость и ее последствия.
  Мой новый характер, и без того шаловливый, становился неуправляемым. И чем дальше, тем хуже.
  Если при других я сдерживался, то при Люцифере моя расчетливая пакостность приобретала иногда просто глобальные масштабы!
  Сам Диавол не в счет - в моем лице он приобрел самого верного подельника по авантюрам. Он тоже тот еще... ребенок.
  У этого древнего существа довольно странная логика, и часто любопытство и азарт преобладают не только над здравым смыслом, но порой даже над естественным инстинктом самосохранения.
  Например, за перьями с крыльев Робин Гуда адского разлива, мы отправились вместе, прихватив по пути и, невовремя сунувшегося в кабинет Лукавого, аловолосого (ассоциации те еще!) демона с большими прямыми рогами и золотой серьгой с рубином в ухе.
  Выслеживали мы этого бунтаря довольно долго. Но в конце концов, проследив за одной потенциальной жертвой для принудительного донорства, нам повезло. Валафар* явился-таки.
  Пока Люцифер удерживал отчаянно вырывающегося подчиненного, я, невидимый и неслышимый, незаметно вырвал самое большое перо. И, чрезвычайно занятый своей жертвой, демон этого не заметил!
  В отличии от слежки, уходили мы на всех парах, не смотря на постоянно тормозившего нас аловолосого.
  На следующий день, сей демон постучался ко мне. Исповедь, прозвучавшая под выдержанное огденское (из самой первой бочки создателя сего напитка!), заставила меня посочувствовать этому несчастному. Матерясь и горько рыдая (как же его довели, бедного!) Нисрок, главный сыскарь и трудяга, поведал мне, что демона-бунтаря, найденного мной и Люциком за какой-то месяц, его служба безуспешно искала на протяжении аж полтысячелетия. А тут, найденного, наконец, преступника, на его глазах мирно отпускают - общипанным, правда, но это такие мелочи! - на все стороны Розы ветров**!
  Мне стало жаль этого вояку, честно выполняющему свой долг, и я, торжественно пообещав снова разыскать его персональную занозу, отправил демона восвоясии. С клубничными эклерами, которые этот несчастный на протяжении всего монолога незаметно тащил с блюда (тоже видать немного дефектный, как и я).
  Через дня... три, наверное, я притащил ранее неуловимого бунтаря пред его золотые очи. Невидимая для других метка, которую я поставил на этого Валафара - так на всякий случай! - позволяла мне найти его даже в Раю. А тут просто нужно было пройтись до пещер на правом берегу Стикса. Больше времени я потратил на сп... незаметное умыкание деятеля из настоящего военного лагеря, благо такой опыт уже был.
  Но выражение лица аловолосого, когда я, нагло заявившись к нему в кабинет, из-за спины вытащил компактно завернутого в острые тонкие нити Валафара, еще долго вспоминалось при наших посиделках.
  И на этот раз в накладе я не остался! Теперь я единственный обладатель пера каждого сыскаря Высшего, Старшего и Младшего звена, в Преисподней. А от обладателей эксклюзивных кожистых крыльев (выбившихся наверх Низших) я получил треть роговой пластины. Через неделю, глава сам (лично!) торжественно вручил мне этот тюк с аккуратно завернутыми и педантично подписанными пучками перьев и костей. А перья с его крыла мне великодушно разрешили выбрать самому - красивыми оказались, черными такими с багровыми переливами. Без ответных гостинцев я его не отпустил.
  Главной занозы Преисподней было нисколько не жаль - сам напрашивался, долго и шикарно. Пускай лысым теперь ходит - пока его ловил, я коготь затупил!
  --------------------------------------------------------------
  *Валафар - главный бунтарь Преисподней. Убивает сильных демонов, а их силу раздает слабым, но делает это чужими руками, натравливая на них разную демоническую мелочь. Уверен, что благодаря поддержке большинства (а низший ранг самый многочисленный), сможет совершить выгодную для себя революцию.
  **Кто изучал географию знает, что это такое, а кто не знает - энциклопедический словарь в помощь.
  
  Запись: Коллекция.
  Жемчужину коллекции - перо самого Диавола, я получил без единого усилия со своей стороны. Люцифер, как только прознал про мою новоприобретенную страсть, одно из своих роскошных маховых отдал сам. Почему божественный антагонист имеет белоснежное перо с серебристым морозным узором, я решил не спрашивать. Как и того, почему узоры подозрительно похожи на мои. Я еще жить хочу!
  От него же я получил предложение помощи в добывании недостающих образцов - мол, стоит ему приказать... Отказался. Если я буду так легко все получать, то какой смысл в самой идее колекционирования? Так ему и сказал. Лукавый явно впечатлился. Иначе зачем ему понадобилось пополнять мою коллекцию редчайшими образцами навроде перьев любимчиков Леди Смерть - Нанкара, Мункара и Азраила? Причем веявшее могильным холодом перо Азраила было выдрано особенно жестоко и явно в бою - остатки кожи и капли черной крови не допускали иных толкований.
  Оставалось только обмывать очередную новинку. Молча.
  
  Запись: Новые горизонты.
  Пока коллекция ни шатко ни валко пополнялась, я шлифовал свое кулинарное мастерство и осваивал новые горизонты химеросоздания.
  С русской и европейской кухни я перешел на восточную. В частности на японскую, китайскую и корейскую. И учился пользоваться палочками под сочувствствующий смех Корвуса. Почему он смеялся, думаю понятно, но сочувствие? Это блюдо хоть и выглядит отвратно, но оно вкусно, между прочим! Сам же к роллам пристрастился!
  На этой волне наука "почувствуй себя богом", постигалась ударными темпами. Если низших химер я творил играючи, то с высшим эшелоном возникли трудности. Низшие от големов отличались незначительно, в то время, как уже средний класс - вполне самостоятельные существа со звериными повадками и интеллектом пятилетнего почемучки. Они вполне разумны и уже способны на инициативу, но... Это самое но! Полностью зависят от своего создателя. А мне хотелось что-то вроде вампиров! Не здешних вурдалаков, а фэнтезийных!
  Так что, продираясь сквозь дебри высшего конструкта пришлось параллельно заучивать некромантию, целительство, малефицизм... список был очень длинным. Да даже церковный экзорцизм стал не лишним! Просто некоторые из моих неудачных творений изгонялись только так!
  Когда Михаил постучался в двери лаборатории, к нему оттуда буквально бывалилась взьерошенная и чуть подкопченная кое-где тушка, с епископской сутаной на плечах и с библией, от крыльев которой так и несло ладаном. Что уж он там подумал на этот счет, не знаю, но с тех пор архангел больше к лабораториям не подходил.
  
  Запись: Хвастовство.
  Когда сегодня мой бледный утонченный секретарь с внешностью чистопородного эльфа (ну напутал с внешними контурами немного!) и вампирьей хваткостью оттаскал люциферова секретаря за рога, я испытал вполне заслуженную гордость. В эти незабываемые минуты я понял, что полтора года усилий окупились сторицей.
  А тот высший ши с Летнего Двора, чья плоть стала основой для прототипного голема, стал значительно менее высокомерен и заносчив со смертными. Вдруг внешность снова лишь прикрытие для кого-то из Падших? Лучше перебдеть.
  
  Часть третья.
  Запись: Первый контракт.
  Контракт... Как много скрыто в этом слове.
  К огромному моему сожалению, сия демоническая чаша меня не миновала.
  Люцифер, не знамо с какого бодуна (а может левая пятка не вовремя зачесалась?), вдруг вспомнил, что я вроде бы как демон. Ладно бы ограничился доброжелательным пожеланием (читай - приказом), так эта шестикрылая зараза пошла намного дальше: нашел прекрасную насквозь светлую душу, подстроил ее носителю бед и заставил ее, от безысходности, добровольно заключить контракт с демоном, любезно вписав туда слепок моей ауры так, что исполнителем воли контрактера стал я.
  Как результат - перед человеком предстал очень недовольный Падший, с отчетливо темной аурой, убивающей все живое. Но увидев, где именно оказался, я слегка втянул ее.
  Это была тюрьма. Самая настоящая.
  На соломе у зарешеченного окна сидел невысокий юноша. По человеческим меркам его нельзя было назвать даже симпатичным - грубоватые черты, пока смягченные еще детской пухлостью, широкий орлиный нос и густые брови. В человеке не было бы ничего интересного, если бы не глаза, в одном из которых сияла моя печать, и прямо-таки адское желание убивать.
  И он не боялся меня. Совершенно.
  - Ты тот демон, обещанный мне? - Наверное, этот вопрос должен был прозвучать грозно, но ломающийся голос все испортил.
  - Ты прав, смертный, - согласился я эхом тысяч голосов, приглушая крики снаружи.
  Корвус передал довольно неэстетическую картинку казни. Три сотни каких-то грязных турок со стремными железками сажали на свежеструганные колья десятка два по виду - европейцев. Чуть в строне, висели гниющие тушки вперемешку с агонизирующими.
  Я поморщился - дилетанты. Никакой красоты и изящества Преисподней. Максимум полсуток и человечки мертвы!
  Тем временем подросток внимательнейшим образом изучал меня. И что он там мог увидеть, кроме огромной крылатой тени с алыми глазами?
  - Ворон сказал, что печать можно скрыть, - он показал на глаз с пентаграммой.
  - Дух был прав, - подтвердил, чуть прикрыв глаза. - Желаешь это сделать сейчас, смертный?
  - Не называй меня так, демон! - Прикрикнул контрактор, зло сверкнув глазами. - Я - твой господарь!
  - А ты прикажи мне, маленький смертный, - я насмешливо сверкнул клыками. Нарываюсь, конечно, но этот ребенок такой смешной в своих потугах казаться значительней, чем он есть!
  Он открыл было рот, дабы последовать моему совету, но сразу же закрыл, опомнившись. Черезчур умным оказался.
  - Скрой знак и сгинь с глаз моих!
  - Как пожелаешь, маленький смертный, - слегка поклонился я, расстворяясь в тенях.
  Кажется, я слышал отчетливый скрип зубов.
  
  Запись: Неожиданное.
  Из разговоров людей и случайных фраз самого юнца я узнал, что он родился в Валахии - маленьком княжестве, соседствующим с Трансильванией, в семье князя Влада ІІ Дракулы и молдавской княжны Василики. Имет троих братьев - Мирча, Раду и Влада. Точнее имел.
  Старшего запытали валашские бояре и похоронили заживо (так и не понял, где). Раду, буквально на днях стал наложником султана (он намного симпатичнее моего контрактора) - пусть юнец хоть охрипнет, но я уверен, что брата он уже потерял. Самый младший, тезка турецкого заложника, сын от второго брака, еще совсем малец, которому откровенно плевать на своего сводного брата, к тому же, которого он в глаза-то не видел.
  Сам наследник княжеского трона, не имевший ни власти, ни свободы на своей шкуре изучал Турцию изнутри и цели у него были достойны многочисленных летописей - месть за отца и старшего брата, спасение младшего и освобождение своей страны от владычества турок.
  Смутные предчувствия не лгали - сего субьекта звали Влад III. Так что, служу я будущему Цепешу. Мда-а...
  Юнец, подгоняемый ненавистью, не жалел ни себя, ни меня. Он учился тактике и стратегии, отрабатывал с янычарами боевые искусства, расспрашивал меня о различных хитростях и уловках. По его приказу, я говорил с ним только на турецком.
  Все время заключения смертного я провел в теневой форме. Не смотря на все мои небрежные заверения, он предпочитал держать меня на расстоянии, дабы многочисленные соглядатели ничего лишнего не заподозрили. И так незаметно прошли шесть лет.
  
  Запись: Изменения.
  Сегодня изрядно повзрослевшего контрактора пригласили в тронный зал. Он впервые за все это время сменил простую одежду на подобие парадного камзола - два часа мучился, пока этому хумансовскому червю не понравилось его выходное одеяние - и в сопровождении стражи, укатил. Через два часа вернулся с очень задумчивым лицом.
  С распросами не лез. Не от доброты душевной, а потому, что в пафосном зале оказался намного раньше его. Да мне и незачем продираться через ворох верелечивости, ибо вся речь полного султанишки сводилась к: "Возвращайся домой. Садись на трон своего отца и служи мне честнее, чем служил он".
  От сборов откосил, но все же посоветовав взять с собой все самое необходимое для долгого путешествия. Не говорить же этому неуравновешенному, что в его родных краях его не ждут?
  
  Запись: Неопределенная.
  Горы и густой туман, скрывающий небольшие городки, многочисленные руины, озлобленные люди - такой предстала для меня будущая провинция Румынии.
  Тысячи зажравшихся Низших без малейшей опаски шлялись среди смертных, чуть ли не в материальной форме, напрочь игнорируя даже шинигами.
  Междоусобицы и борьба за власть вела страну к ненасытной воронке хаоса, почти видимой уже и наяву. Кражи, самосуд, беззаконие... Список был длинным.
  Так что, работы будущему господарю Валахии предстояло много.
  
  Запись: Доверие.
  Из спальни князя снова раздался душераздирающий крик. Печать слегка нагрелась, предупреждая. Я глянул в окно - почти два часа ночи.
  - Даймон...
  Вздохнув, отложил рукопись обратно в штаф и, повинуясь зову, сколзнул по теням к контрактору. Самый справедливый правитель сия Восточной Европы тяжело дышал, обхватив руками свое тело. Насквозь мокрые от пота простыни были скомканы, а тяжелое пуховое одеяло валялось на полу.
  - Звали, господарь?
  - Они снова пришли, - голос слегка подрагивал, а в темных глазах плескался животный ужас.
  Вздохнув, я мгновенно сменил смятые простыни, не потревожив контрактора при этом, и направился к стоявшим в углу сундукам. Точнее попытался, так как мозолистая рука цепко вцепилась в полу моего сюртука.
  - Не уходи, - попросил князь, умоляюще взглянув мне в глаза. - Пожалуйста.
  Я не стал противиться, хотя был не обязан делать этого.
  Отцепив от себя чужую руку, дошел таки до сундука и, под отчаянным взглядом человека, достал оттуда новую сорочку. На обратном пути прихватив скинутое одеяло, магией приоткрыл одну из ставень, развеяв непроглядную для смертных темень лунным светом. Оценивающе взглянув на бледноватого контрактора, щелчком пальцев развеял насквозь потную сорочку, заодно горячим ветром высушивая самого мужчину.
  Пока он передевался, я успел не только разгладить простыни, но и поправить подушки и взбить перины.
  - Останься со мной, пока я не усну.
  - Показываете мне свои слабости, господарь?
  - Нет, - сверкнув глазами, чуть ли не рыкнул князь. Вздохнул. И в кого он такой? - Просто выполняй приказ.
  Снова вздохнув, я присел на край кровати. Взрослый вроде бы мужчина, а ведет себя порой как капризный ребенок. Он укутавшись по самые уши одеялом, положил голову мне на колени. Я же, следуя давно известному между нами ритуалу, начал невесомо гладить смертного по голове, пропуская его довольно длинные волосы между своих пальцев. Своими монотонными движениями я отгонял от него тени кошмаров, заменяя их умиротворенным спокойствием.
  Убаюканный, князь спокойно заснул. Интересно, это он мне так доверяет или же годы скитаний так аукаются?
  
  Запись: Валахия.
  С тех пор, как князь, не дрогнувшим голосом приказал мне избавиться от подозреваемых в измене бояр, в стране наступил относительный мир. Своей разумной внутренней политикой он прославился справедливым правителем. Новые законы были излишне жестоки, но как еще можно сдержать человеческую натуру?
  Ради эксперимента, я "выронил" свой кошель, как меня догнал какой-то страхолюдный бугай и с вежливым (!) поклоном отдал. Вот что страх смертной казни с людьми делает!
  В качестве мелкого хулиганства (а нечего меня было в храм в качестве нищего посылать!), в каждом посещенном нами городе я незаметно для контрактора, оставлял золотой кубок у главного колодца.
  Да и когда это было, чтобы молоко было настолько дешевле воды?
  Недавно вот, гулял по будущей столице. Везде строительные леса, камень, древесина. Везде работа кипела вовсю. Люди словно чувствовали, что своими собственными руками творят историю.
  В рекордные сроки поднимались ввысь новые замки и крепости, укреплялись границы. Экономика, буквально восставшая из руин, позволяла это. Народ не роптал - Низшие успешно насаждали мысли об освобождения от турецкого владычества. Все нетерпеливо ждали начала войны с Турцией.
  
  Запись: Саксонский памфлет.
  Держу в руках исторический документ, и вместо того, чтобы испытывать благоговение перед главной "святыней" почитателей Стокера, я бессовестно ржу.
  Отомстили, так отомстили! Эти саксонцы изобразили князя сущим Дьяволом, уничтожающим свой народ, сжигающим целые города. По их словам он сажает на кол даже младенцев, женщинам выжигает грудь, а потом пирует среди трупов.
  Жаль, что когда я с выражением прочитал контрактору сей опус, он небрежно отмахнулся от моих "пацифистских" предложений. Пускай, мол брешут. Ну-ну.
  
  Запись: Война.
  Султан явно обиделся на князя. Двести пятьдесят тысяч воинов на одну маленькую Валахию. В то время, когда у князя было всего тридцать тысяч, и то большая часть ничем не отличается от едва обученного ополчения. Так что волнение человека было вполне себе оправданным.
  После двухчасового наблюдения за отчаянно метавшемся по кабинету контрактором, я сжалился над ним, как бы между делом упомянув об удобной для засад местности, когда маленький отряд, предварительно подготовившись, вполне может надолго сдержать более многочисленный полк.
  Не успел я договорить о спартанцах, на время остановивших мгогомиллионную армию, как князь, со всей своей дури хлопнув меня по плечу, вылетел за двери с какими-то невнятными возгласами.
  Через несколько дней вся армия перешла в статус партизан. Весело было. Мне.
  Теперь мы атаковали исключительно по ночам или за несколько часов до рассвета, а утром иссчезали без следа. Используя туманы (туманников подгонил, каюсь) армия неожиданно появлялась, убивала и пока турки не очухались, так же быстро и незаметно исчезала. Порой воины душераздирающе выли подобно волкам, нагоняя на чужаков панику. Турки боялись сомкнуть глаза, боясь нового нападения неуловимой нечисти. Они думали, что Дракула призвал себе на службу оборотней. Князь так заразительно высмеивал пугливость суеверных мусульман, что я не стал ему говорить, что нападения оборотней действительно имели место быть.
  Князь-воевода использовал в качестве разведчиков лесничих и ходоков, а моими многочисленными глазами и ушами были различные духи. Даже Высшие Фэйри принимали участие в травле, утоляя свою жажду человеческой крови.
  Огромная турецкая армия таяла на глазах, в то время, как в валашскую армию шли добровольцами все желающие - даже женщины с детьми.
  Турки не могли найти в Валахии даже горстки ячменя. При их появлении городки и деревеньки мгновенно пустели, заранее предупрежденные нашими связными. Воду травили, а ущелья и леса кишмя кишели ловушками. Тактика "выжженной земли" во всей своей красе.
  Венгры на помощь так и не пришли.
  
  Запись: Мстя.
  Князь, прибежал ко мне посреди дня, радостный до жути. Он, не обратив никакого внимания на мою не самую добрую физиономию (приказал же, пока мы в лагере, притворяться человеком! А сейчас все спят!), предложил такое, что я сразу же отбросил всякое притворство. А предложил он, ни много ни мало, переодевшись в турецкую одежду напасть на штаб султана.
  Я оценил всю дерзость подобной авантюры, добавив кое чего лично от себя.
  В одну из ночей, наша маленькая армия, переодетая в трофейные тряпки, проникла в лагерь турок. Пока оставшиеся не у дел вчерашние крестьяне, под прикрытием заросших холмов, выли на дальних рубежах, мы цинично резали интервентов. Вражеские воины запаниковали, ибо никто не понимал, кто и откуда их атакует.
  Вот тут уж я разошелся вовсю! Тысячи иллюзий сновали между паникующими, усиливая страх и ужас. Тени бесились, покорные моей воле, видениями проникая в зашоренные суевериями мозги. Турки кричали в фантомной агонии, становясь легкой добычей для ничего не понимающих, но от этого не менее проворных, валахов. Вся прелесть была в том, что всякие ужасы видели исключительно турки!
  Едва отзвучал сигнал отступать, как князь накинулся на меня с глупыми претензиями. Смертный упрямо не желал использовать все возможности призванного Высшего, дабы облегчить себе и своим воинам жизнь. Ну и что, что я почти раскрылся? Ну будут воины знать, что господарю служит колдун и что с того? Пока колдун им помогает, его не тронут. Вояки же не дураки. Ему же в плюс, что на защиту страны встали даже нечистники!
  После десятиминутной лекции об моем скверном поведении, он настоятельно попросил больше так не делать. Чего не делать я так и не понял (да и не особо-то старался понимать), но на всякий случай кивнул.
  Предоставленным мною подарком князь воспользовался. Тысячи четыре одурманенных, но живых, турок за остаток ночи были посажены на свежестесанные колья. Очень жаль, что я завтра не увижу лицо султана, узревшего сей "лесок" - я же точно знаю, что в палатке был убит кто угодно, но не он.
  
  Запись: Ошибки земных царей.
  Теперь вся Европа прославляла Дракулу и Корвина как героев. С какого боку к победоносному движению приплели венгерского короля, я не знал, хотя подозрения были. Как и не понял, как вполне себе разумный господарь поверил неуклюжей лжи венгерца. Может из-за того, что Корвин был его другом?
  Вчера князь вернулся мрачнее обычного. Ничем не примечательная стычка, обернулась трагедией. Убив сотни врагов, он не смог убить одного единственного. Командиром турецкого отряда оказался его любимый младший братец, ставший фаворитом султана.
  Всю ночь я был вынужден слушать бессвязный монолог вдрызг пьяного человека, умом понимающего, что брат стал предателем и верным слугой султана, но сердцем - нет. Слова лживы. Правдивы лишь поступки.
  Только демоны лгут самим своим существованием.
  Но я не стал ничего говорить контрактору. Зачем? Он не поверит ни единому моему слову, а зря сотрясать воздух я не желал. Тем более срок контракта подходил к концу.
  
  Запись: Заговор.
  Кровавый закат освещал серые камни Поенари - неприступной крепости, последней линии обороны. Сейчас, стоя вместе с князем на самой высокой башне крепости, я смотрел на окруживших крепость турецкие войска, изредка косясь на человека.
  Предательство бояр и месяцы непрерывной осады отрицательно сказались на нем - Дракула резко осунулся и постарел. В густых волосах заблестела седина, а грубые черты еще больше заострились. Теперь он напоминал собою скорее снулого ворона, чем великого полководца.
  Наконец, эта многолетняя эпопея подошла к своему логичному завершению. Но...
  - Ты знал, что все так закончится, демон?
  - Да, - я не стал лгать, не видя в этом особого смысла.
  - Ты знаешь, что ждет Валахию? - Он больше утверждал, чем спрашивал. Обычно беспокойный, князь был странно спокоен.
  - Да, - ответ был очевиден для нас обоих.
  - Скажи, - он пристально смотрел на яркие знамена, словно впервые их видел. - Почему ты остался здесь? Моя месть давно свершилась, Раду... Раду, как оказалось, не было нужды спасать, а страна...
  - Твои усилия в будущем окупятся. Сейчас Валахией правят алчные бояре, но Молох всегда все возвращает себе сторицей...
  - Ты не ответил мне, - упрямец. Я усмехнулся, пользуясь тем, что он не видит моего лица.
  - Твоя нить так причудливо вьется, что было бы преступлением обрывать ее раньше времени.
  - Ясно, - его голос помертвел. Я ясно видел, как он хоронил в душе все надежды освободить свою страну. - А чего, собственно, ждать от противной богу твари?
  - В отличие от людей, я не лгу.
  - Но умалчиваешь.
  - Мало кто желает услышать, - слегка покачал я головой. - Предпочитают знать удобную правду и слышать свою истину. Такова ваша смертная природа.
  Далеко внизу протрубил рог. Лагерь турков готовился ко сну.
  - Княжество станет свободным, господарь, - успокаивающе добавил я, в молчаливой поддержке кладя ладонь на широкое плечо. - Весь мир будет против тебя, но для твоего народа ты останешься героем, отдавшим всего себя для свободы страны.
  - Странно это слышать от тебя, - князь повернулся ко мне лицом.
  - Это еще не конец, господарь, - отступил от него я, медленно расстворяясь в подступающих сумерках. - Далеко не конец...
  - Хотелось бы в это верить, - в воздухе разлилась горечь.
  Тишина стала ему ответом.
  
  Запись: Нож в спину.
  История любит повторятья.
  Крепость пала. Жена Дракулы, Лидия, предпочла турецким издевательствам смерть и прыгнула с башни в реку, защищая свою честь. Князь сбежал из обреченной крепости, но был схвачен в Буду. Снова предательство.
  Его посадили в тюрьму и жестоко пытали, выбивая признание в якобы "измене". Бесполезно. Он выдержал все и так и не признал себя виновным ни в чем.
  Жена погибла, брат отрекся, союзники предали. Осталась неизменной только месть - правда, господарь?
  Князь не звал меня, я приходил сам, хотя и не должен был.
  Только один раз он попросил рассказать правду о своем бывшем друге. И я рассказал.
  Мир не меняется. Причиной предательства Матиаша стали папские деньги.
  Королевская жизнь требовала королевских расходов и Корвин присвоил себе деньги, выделенные Папой на крестовый поход, а вину за срыв похода решил переложить на него, своего лучшего друга.
  Перебирая копии подделанных писем султану, фальшивых документов о его жестоких преступлениях и доносы от неизвестных анонимов, что я принес, князь узнал тот памфлет, который я ему когда-то читал вслух.
  Посмотрев мне в глаза, он только горько усмехнулся. Молча.
  
  Запись: Начало конца.
  Каждый осенний и зимний день я приходил к Дракуле, рассказывая о Боге, ангелах и окружающем мире. Пел колыбельные о добре, зле и исцеляющих душу тенях. Каждую ночь, засыпая под моим теплым крылом, он слушал давно забытые легенды о давно забытых странах и народах.
  Контракт был выполнен и я не мог больше влиять на события смертного мира. Диавол пока еще не выказывал своего недовольства, как и ангелы не решались открыто выступить против моего присутствия на Земле. Только жнецы маячили рядом, молча поддерживая.
  Я, как мог, хранил свет этой уставшей от жизни души, не смотря ни на какие невзгоды сохранившей свою чистоту.
  Прошли двенадцать лет.
  Европе снова угрожало турецкое нашествие. Подчиненные мне духи подтолкнули брата-предателя к принятию ислама, а новому Папе Римскому нашептали о грозящей опасности. У венгерского короля была армия, но не было того, кто мог бы на законных основаниях претендовать на княжескую власть. Кто же не побоиться выступить против султана?
  Как же легко было вселиться в тело одного из особо приближенных людей Пия II, и иносказательно напомнить о томящемся в плену Дракуле, не раз выступавшему против турок.
  Матиаш пришел к Дракуле самолично. Он молча слушал его разглагольствования, но на протяжении всей речи смотрел на меня, стоявшего за спиной короля. Выслушав условия своего освобождения, он согласился. Молча.
  "Валахия станет свободной!.."
  Пусть князю и пришлось принять условия, выдвинутые бывшим другом, но это стоило того, чтобы вернуться и исполнить свою последнюю клятву. Мне оставалось только наблюдать.
  Колдун, дьявол, вероотступник... Как только шепотом не называли его, боясь сказать что-либо открыто. Его до смерти боялись все, даже собственная жена и дети. Но он сражался и побеждал во имя своего народа, пока в одной из битв не получил предательский удар в спину.
  Ему было всего лишь сорок пять лет.
  
  Запись: Непризнанный герой.
  За бортом лениво плескались волны. Древняя, даже на вид, деревянная лодка рассекала неподвижную гладь воды, разгоняя сонную хмарь истока Стикса. Месть свершилась, враги разгромлены, а я, подрабатывая Хароном, везу бывшего хозяина к острову, где заканчивали свое существование души заключивших контракт с демоном.
  На протяжении всего пути князь равнодушно смотрел перед собой. Не юлил, не задавал вопросов - просто молчал. А когда лодка ткнулась носом о берег, князь выпрыгнул из нее едва ли не быстрее меня.
  Пока я вел его до развалин древнего, как мир, храма, материальная оболочка слетала с меня кусками, обнажая истинный облик - интересное, скажу я, ощущение. Избавляясь от наносного - глубоких чернил перьев, от мокрой сажи волос и человеческого загара - я словно писал последнее предложение в эпической книге о чужой жизни.
  Исчезающая печать легко вытянула из не сопротивляющегося тела душу, опуская ее на ладонь ярким, чуть сероватым от страданий земной жизни, огоньком.
  Владислав III Дракула - человек, который боролся за независимость своей страны, но павший жертвой политических интриг.
  Лети, душа. Будь спокоен, князь. Время расставит все по своим местам. Я точно знаю это.
  "Где ты, Цепеш, наш бог? Вернись и отправь всех правителей Румынии в ад..."
  
  Часть четвертая.
  Запись: Конь для Смерти. Часть 1.
  Запись защищена тысячей проклятий.
  Следующее столетие моей жизни ознаменовалось появлением на моем пороге личностей, которых очень надеются не увидеть в своей жизни никто из живых - Мор, Война, Голод и Смерть. И все они вместе - Всадники Апокалипсиса.
  В тот день во всем моем громаднейшем замке не было никого, кроме меня - химеры эвакуировались от моего энтузиазма в лес, а Айона на время одолжил себе Люцифер, так что, открывать двери пришлось мне.
  Когда четыре высоченные дылды, закутанные в рваные плащи по самую макушку, предстали передо мной во всей своей красе, я натурально струхнул. Еще страшнее мне стало, когда я увидел мощный ростовой лук, просто громаднейший меч, готичненькую такую косу и странное приспособление у последнего, в котором я узнал меру, когда-то увиденную в одном задрипанном ауле.
  А за их спинами грызли мой самый любимый скелет кони. Почему-то, в количестве трех штук. И этот факт принес странное облегчение. Хотя эти монстры - белый с алыми глазами, красный, как свежепролитая кровь, и черный, худющий практически до состояния скелета - косились на меня с явно гастрономическим интересом.
  Предводителем этой шайки оказался... обладатель мощного лука. Он, успокоив меня тем, что они ко мне исключительно по делу, вежливо попросил разрешения войти. Я так же вежливо посторонился, впуская эту жуткую четверку - а попробуй не впусти! - в свое жилище.
  Молча проводил их в Бежевую (под цвет лакированных костей) гостинную, так как в моем любимом кабинете был ма-а-ленький творческий беспорядок.
  Предложил в пространство чаю, ожидая от этих воплощений кошмара чего угодно. Неожиданные гости, странно покосившись на лакированные ножки мебели, согласились. Мысленно потянувшись на кухню, переместил оттуда особо прочный сервиз, тарелки с легкими закусками и плетенку (вечно забываю ее название) с конфетами и ореховым печеньем.
  Так как пить чай в глухих капюшонах затруднительно, я имел сомнительное удовольствие увидеть истинные лица этой четверки.
  Предводитель, небрежно повесивший лук на высокую спинку стула, оказался обладателем типичной внешности "прекрасного прынца" - золотые, чуть вьющиеся волосы, удерживаемые золотой короной с рубинами, мужественные черты лица и ярко-голубые глаза. И только их выражение выбивалось из этого образа - у представителя голубой крови не может быть неподвижных глаз древнего убийцы. Он неспеша смаковал единственное пироженое, запивая его мелкими глоточками из чашки.
  Непринужденный носитель бандуры, ошибочно именуемой мечом, окупировавший диванчик и сметавший все в пределах доступа, носил четкий отпечаток яростных битв - хищные черты лица, буйная грива цвета засохшей крови, рубиновые глаза, с плескавшемся в них холодным безумием.
  Третий, усиленно налегающий на сладкое, был... никаким. Совсем. Абсолютно серая ничем непримечательная личность. Вот уж кому отлично подошло бы мое имя!
  Если бы не одеяния, его бы не смогли ни описать, ни вообще заметить этот сборный образ всех усредненных черт внешности.
  Четвертый был канонной Смертью - балахон, лысая черепушка с горящими мертвенной зеленью огнями в темных глазницах и типичное орудие производства, любовно покоящееся на софе. Этот к чаю больше предпочитал маленькие бутербродики с полупрозрачными ломтиками семги.
  Я же, больше делал вид, что отпиваю из чашки, чем действительно пил. Мне чай в горло просто не лез.
  На протяжении всего получасового чаепития стояла непринужденная беседа о... сортах черного чая. Хотя больше всего говорили я и блондин, но и остальные время от времени вставляли свои реплики.
  Когда же чай в чайнике закончился, а тарелки опустели (к искреннему сожалению серой личности), началась настоящая беседа.
  - Итак, - начал я, после минутного молчания. - Что привело Вас в мою скромную обитель?
  - Мы слышали, что Вы, милорд, считаетесь лучшим мастером-создателем* в трех измерениях, - снова взял беседу в свои руки "прынц". - Так же Вам не чужда и некротика в высшем ее проявлении - некромантия.
  - Допустим, - осторожно согласился я, внутренне готовый к любому нападению. Все же я не получил официального благословения Серой Леди. А Всадники вполне могут быть посланы ею для легкого вразумления такого деятеля, как я.
  - Нет-нет, успокойтесь, - слегка покачал головой венценосец, словно уловив мои опасения. А почему же словно? Вполне себе мог прочитать и напрямую - я на его фоне - младенец. - Миледи одобряет подобную... разумную любознательность. Ей понравился Ваш, как она изволила выразиться, "холодный расчетливый гений, способный создать несоздаваемое и воплотить несуществующее".
  Это она так мое детское желание стать демиургом обозвала? Лестно.
  Стоп, это что же, я умудрился получить покровительство той, что, мягко говоря, не переваривает демонов?! Интересный финт ушами получился...
  - Вик, не разводи туману, - грубо перебил открывшего было рот для следующей любезной фразы предводителя, меченосец. С истинным величием проигнорировав укоризненные взгляды товарищей, он обратился ко мне. - Короче, нам нужна лошадка для вот его... - кивнул он в сторону мрачного скелета. - А ты - лучший в этом деле.
  - А что стало с прошлой... лошадью? - Как можно делликатнее спросил я библейское воплощение всадника смерти.
  Но ответил мне опять же носитель тяжелой бандуры, снова перебив открывшего рот венценосного:
  - Прошлая просто-напросто стала слизью. Как и три сотни других!
  - Сочувствую, - формально покивал я головой.
  - Не стоит, - впервые за все это время подал голос "Смерть". Я незаметно поморщился - стальные когти по стеклу и то милосердней для слуха, чем этот скрипучий голос. - Они были просто кусками мертвой гниющей плоти.
  - Я правильно понял, что Вашему товарищу нужно средство передвижения, выносливое, надежное, способное выдерживать любые условия четырех реалий, - резюмировал я, судорожно проанализировав всю известную мне информацию о Четырех Всадниках Апокалипсиса, а ее было до обидного мало. - Желательно, не способное сгнить и через несколько тысячелетий?
  - С мягкой шерсткой и роскошной гривой, не рассыпающейся от моих прикосновений, - дополнил скелет, мечтательно мигнув огоньками глаз. - И что бы кормить можно было...
  Я молчал, ошарашенно хлопая ресницами, под дружный смех трети квартета. Слов не было, от слова совсем. Ну и запросики у этого ходячего лича!
  - А чем же, - отмер я, оправившись от ступора, вызванного тайными желаниями эмиссара Смерти. Сделать такую... химеру я смогу, но сколько же на это понадобиться времени, материалов и сил! - Вы хотели бы кормить свою... лошадь?
  - Неважно, - мах рукой куда-то в район окна с видом на водопад. - Лишь бы могла это есть с моих рук.
  - Так Вы согласны, милорд? - Вклинился названный "Виком".
  - В принципе, да, - покивал я, судорожно пытаясь представить, что послужит платой за эдакий конструкт. - Но мне нужно будет постоянное присутствие Вашего товарища в замке... Да за материалами придется часто носиться - они зависят исключительно от результатов экспериментов с...
  - У нас отпуск на земной год, - теперь перебили уже меня и это был не носитель меча для великана. - Мы вполне можем расположиться в Вашем домене, что бы у вас под рукой постоянно была мобильная группа, готовая в любой момент рвануться хоть в Бездну.
  - Это лучшее решение, - тоскливо согласился я.
  О плате в тот день так никто и не заикнулся.
  ---------------------------------------------------------------
  * Титул мастера Химерологии (взято от балды).
  
  Запись: Конь для Смерти. Часть 2.
  Запись защищена тысячей проклятий.
  Я не спал, не ел и не отвлекался на внешние раздражители. Из лабораторий вылезал исключительно для вручения кому-нибудь из Всадников списка нужный трав и материалов и проверок своих экспериментов на Морте (имя ходячего скелета). И если с негниением плоти химеры я справился, то со скелетом возникла небольшая проблема - не существовало на свете кости, не способной распылиться при ускорении времени. А тут еще и Люцифер мешался. Некоторые его предложения имели здравый смысл, но остальное было откровенным бредом. В десятый раз выставив его из лаборатории, я, вручил обиженному моим невниманием Дьяволу кубик Рубика, находящийся одновременно во всех измерениях сразу.
  Совершенно походя узнал имена своих временных сожителей: классическую Смерть с Косой, как я упомянул ранее, звали Мортом, назгула ("Властелина колец" я внукам на ночь читал) - Эна... Энекар ("Так уж и быть, зови Энакином, я не обижусь!"), меченосца - Навалем или Аресом, а золотоволосого "прынца" - Антихристом. Правда он попросил называть его Виктором и я его прекрасно понимаю - с таким именем, как у него, существовать, как говаривала моя продвинутая сестрица - не комильфо.
  Костяк для лошади я, скрепя сердце, выточил из древесины Мирового древа. Хомяк плакал крокодиловыми слезами, а Жаба душила меня всеми конечностями, но единственная имеющаяся у меня ветка ушла на основу. Теперь лошадка у Морта будет действительно единственной в своем роде!
  Через восемь месяцев целой сверхновой сил, тонн "чаев" различной рецептуры, трех новооткрытых алхимических реакций и недемонических усилий, конь был готов. Все как заказывали: красивый бледно-зеленоватый копытный монстр с длиннющей черной гривой и хвостом, светящимися в темноте волчьей зеленью глазами и выживающий при ЛЮБЫХ условиях. Из минусов только довольно пакостливый характер и эпизодическая капризность - но это такие мелочи!
  Когда я вывел это создание пред одиннадцать пар глаз (Банда Конца Света, Люцифер, его секретарь, его же бессменный телохранитель, Гробовщик, Нисрок, незнакомый мне демон и Михаил), горящих нетерпеливым любопытством, очень пожалел об отсутствии фотоаппарата. А уж недоверчиво-счастливое выражение черепушки Морта, когда химера взяла из его рук мел (как показали испытания, мел - единственный материал, который довольно долгое время способен в руках Морта не рассыпаться в прах), было незабываемым.
  Оставив онемевшего от счастья скелета знакомиться со своим приобретением, остальные засели в моей любимой гостинной (та, которая Бежевая) с новым извечным вопросом об оплате. Участвовать в посиделках не стал, завалившись в свой сон-медитацию, а то эти месяцы я держался исключительно на подпитке от домена.
  
  ***
  К записи прилагается рисунок сонной рожицы и портрет копытного монстра.
  
  Запись: Неожиданное приобретение.
  Через неделю (отдыхал я шикарно!) выйдя, наконец, из своей комнаты, я первым делом узнал от сияющего от самодовольства Люцифера, что платой за "зверя из самых редких материалов", стала... вооруженная до зубов десятка странных личностей с темно-серыми крыльями. Привела их некая мрачная личность с подозрительно знакомыми перьями...
  Как потом обьяснили, мне подарили один из отрядов Серой Стражи.
  Серая Стража - дети и личные телохранители самой Смерти. Древние духи, шлифовавшие свои навыки на протяжении многих миллиардов лет. По настоящему бессмертные (ибо их существование может прервать только их мать и создательница), неубиваемые, охрененно сильные и бесчувственные машины для убийства всего материального и нематериального - терминаторы последнего поколения, блин!
  И вот эти одинаковые негативы незабвенного Архистратига, будут шляться по моему замку!
  Руки отчаянно чесались придушить этого Диавола, с чьей легкой руки (точнее языка) я и стал обладателем этого кошмара для любой самостоятельной личности.
  "- Теперь мало какая сволочь осмелиться на тебя напасть!"
  З-заботливый, гад крылатый!
  
  Часть пятая.
  Запись: Меланхолия.
  Сегодня у меня знаменательная дата - пятьсот лет со дня моего появления здесь, в Потустороннем мире. На Земле сейчас во всю идет семнадцатый век и из развлечений там только... М-мда...
  В преисподней уже придумывают аналог интернета, жнецы отчеты давно печатают на печатной машинке последней модели (агрегат видел. Теперь уменьшить бы!), и только ангелы немного тормозят - там только-только перьевые ручки появились!
  Хандрю.
  Игра в прятки с Серой Стражей идет с переменным успехом, а если честно - на одно мое успешное исчезновение идет десяток проигрышей. Одна из моих высших химер таки выжила меня из кухни - хорошо хоть, готовит она на высшем уровне! Лес подозрительно тихий вот уже пару месяцев, а Корвус куда-то снова свалил.
  Идей нет, вдохновения тоже, заказы отсутствуют. Даже гостей нет!
  Куда все делись, не понятно.
  
  Запись: Изменения.
  В очередной раз вылезая из лабораторий, наткнулся на зеркало. Я тупо смотрел на свое отражение, пока уставший мозг пытался понять, что в отражении не так.
  Дошло с изрядным опозданием.
  Рога. Длинные, красиво загнутые назад рога. Всех оттенков индиго. Мой нежно лелеямый черный водопад волос, стал каким-то празеленым*! А глаза? Они стали не алыми, а лиловыми!
  Поспешно выпустив на свободу крылья, едва не взвыл. Перья теперь стали неуловимо отливать фиолетом!
  Убью того, кто повинен в этом непотребстве! Даже если им окажется сам Создатель!
  ---------------------------------------------------------------
  * Иссиня-зеленоватый.
  
  Запись: Ошибки гениев.
  От злости начал творить какое-то непотребство. Сначала, спустившись в лабораторию, я тупо сгребал в кучу все, что попадалось мне под руку. Потом, полностью абстрагируясь от любого мыслительного процесса, позволил себе творить все, что дух пожелает. Дотворился!
  Теперь по замку ползет что-то желеобразное, агрессивно реагирующее на любого, у кого отсутствует отпечаток моей ауры. Меня же это нечто обожает до безумия и это обожание принимает иногда просто невообразимые формы. Мало того, оно разумно!
  Ибо для того, чтобы ТАК подставлять конкурентов на мое сиятельное внимание, нужен недюжий ум. Желе-интриган... Бывает же!
  
  Запись: Без названия.
  Торжественно клянусь, что отныне больше не буду творить НЕ ДУМАЯ!
  Во всей ситуации нашел только один плюс, но зато существенный - диверсант из этой "сопли" будет прекрасный.
  
  Запись: Сюрприз, так сюрприз.
  Преисподняя за время моего отсутствия нисколько не изменилась - алое небо, постоянный рев и визг, скалы, лед, песок.
  У черных врат опять крутится кто-то белокрылый, а в пресловутой надписи* снова отсутствует буква. Все как всегда.
  Правда, стоило мне вступить за порог люциферова дворца, так начались странности. Во-первых, стражи - душевные такие громадины, любители поболтать на отвлеченные темы - при виде меня вытянулись в струнку. На мое обычное "Хай, столбикам!" они дружно прокричали что-то вроде "Приветствуем Вас, Господин", против обыкновенного "и тебе, Серый, привет". Во-вторых, слуги, которые раньше не обращали на меня никакого внимания, при виде меня всполошились. Все. Разом.
  Чувствуя себя, по меньшей мере, Алисой в Стране Чудес, я имел сомнительное удовольствие узнать, каково быть тепличным растением или же дитем со множеством нянек.
  На резонные посылы к призракам на Коррибан, я получал вежливое увиливание и заискивающие улыбки.
  Так что в кабинет хозяина ворвался практически невменяемый Высший.
  - Дорогой друг, - мой нервный оскал заставил Люцифера нервно сглотнуть. - Ты мне ничего сказать не хочешь?
  Секретарь бочком шмыгнул прочь из кабинета, прихватив с собой и вечно молчаливого телохранителя.
  - Я... Как бы это тебе сказать... - Адский повелитель заерзал в троноподобном кресле, напрочь забыв про свой статус.
  - Говори как есть, - я пододвинул к себе кресло, устроившись у стола. Теперь только столешница служила хлипкой преградой между нами. - И без твоих обычных увиливаний. Иначе... - Я многозначительно замолчал, позволяя своему венценосному другу остальное додумывать самостоятельно.
  Судя по сбледнувшему лицу, воображение у него что надо. Мне самому интересно стало, до чего такого он умудрился додуматься.
  - Ладно-ладно, - поспешно согласился Люцифер. - Только не злись, пожалуйста.
  Я оперся локтями о столешницу, всем своим видом поощряя его на продолжение.
  - Я, - он спрятал глаза и зачем-то переложил несколько документов. - Официально даровал тебе титул и изменил твой статус.
  - Об этом я, знаешь ли, и сам догадался, - сообщил ему, сверля его подозрительным взглядом. - Мне просто интересно, до каких высот иерархии ты меня возвысил.
  - Скажем так, - он отодвинул кресло чуть вбок. Словно приготовился в случае чего к тактическому отступлению. - Если кто-то решит на тебя наехать, думать он будет долго и не факт, что на это решится.
  - А можно без словесной паутины? - нарочито спокойно попросил я его.
  - Ну... Теперь ты мой брат. Младший.
  - Ч-то-о?! - Я приподнялся. Не знаю, что такого было написано на моем лице, но Люцифер быстро вскочил и сделал неубедительную попытку стрятаться за высокую спинку.
  - Подожди, не кипятись, - торопливо проговорил он. - Ты же умный! Подумай, сколько преимуществ ты получаешь, будучи моим единственным братом?
  - Да-а? - зло протянул я, обходя стол. - А ты не зарвался, рогатый?
  - Да, ты мой брат, - твердо подтвердил Падший, отступая от прочь, мужественно продолжая меня увещевать. - Мы оба Падшие, у нас обоих своеобразный характер и мы одинаково любим вляпываться в различные авантюры.
  Я отшвырнул кресло, но добраться до Лукавого не смог - он, немыслимо изогнувшись, шмыгнул под стол и выкатился с другой стороны. Не успел я моргнуть, как Люцифера из кабинета и след простыл.
  - У нас узор на перьях одинаковыыыый! - донеслось до меня из коридора.
  А я-то думал, почему имя Велиала в миру не существует?
  ---------------------------------------------------------------
  * "Оставь надежду всяк сюда входящий."
  
  Запись: Без названия.
  Я, Велиал (Умбра) Серый, по прозвищу Тень, в своем уме и твердой памяти, торжественно обещаю Люциферу и всему Потустороннему миру, выдрать у вышеназванного Диавола все перья из шести его крыльев и украсить его смазливую рожу роскошным фингалом.
  Услышано и засвидетельствовано Айоном и двумя Серыми стражами.
  Далее следуют подписи свидетельствующих.
  
  Запись: Жизнь.
  Не смотря на опасения, моя жизнь не особо-то и изменилась.
  Я путешествовал, собирая или покупая нужные мне материалы, пополнял свою коллекцию, кутил с Люцифером (пока еще лысым - обещание свое я исполнил) и доводил всех до белого каления.
  С радикальными изменениями своей внешности я смирился. Деймос, начальник моих Серых Стражей, впечатлившись, откуда-то достал очень пыльный фолиант за авторством некоего Танатоса. Он-то, большей частью, и стал ключем к примирению с новым имиджем.
  А ларчик-то, просто открывался - сам того не заметив, я стал Магистром Некромантии (хотя ни разу не ахилич!). Сине-фиолетовый - цвет высших Магов Смерти. Теперь любой знающий узнает род моей деятельности за километр. Даже страх берет, при мысли, что другие стихии тоже привнесут свою лепту к внешности. Очень уж не охота проснуться однажды разноцветным попугаем!
  К постоянно маячившим за спиной Стражам я уже привык, время от времени используя их в своих авантюрах или когда совсем уж становиться невыносимо скучно - использую их в качестве театральной труппы. Правда получается одно сплошное кабуки, но так даже веселее.
  Контрактов на души было не то чтобы много, но достаточно для поддержания статуса. Мой новоявленный брат еще дважды порывался устроить мне контракт с особо редкостными душами, но после устроенного мною скандала и демонстративно выпущенного на вольные дворцовые хлеба склизкого диверсанта, все свелось к ненавязчивым предложениям. А после устроеного им шороха, они и вовсе прекратились. Не скажу, что все души были великолепными, но точно знаю, что выбирал самых достойных представителей человечества. Длительных контрактов, как с князем Валахии, больше не было - максимум полтора-два года.
  К Жнецам теперь хожу как к себе домой, стараясь не попадаться на глаза аловолосой пиранье - больно подозрительно он ко мне прицепился. С главами отделов здороваюсь за руки (Шип Смерти такая штука, что лечится только химерологом-некромантом), навожу страху на стажеров ("а что они нервные все?"), в особо прекрасном настроении выступаю в качестве демонстрационного материала ("Ваш юмор, господин Падший, убивает вернее Вашей же демонической силы!"), а еще я получил персональное разрешение на вынос книг из Библиотеки ("Иначе Вы сюда переселитесь!").
  А еще узнал, что у ангелов может быть инфаркт. Как это возможно? Спросите у некоего Габриэля.
  
  Запись: Наказание.
  Сегодня снова приперся Михаил. Против обыкновения, официально. Доспехи сияют, волосы сияют, крылья сияют... Даже лицо сияло не понятно от чего.
  На его сияющем фоне мой несколько помятый вид (заказ императора Севера доделывал) хорошего настроения не прибавлял.
  Взяв сунутый под нос скрученный пергамент с затейливым узлом и печатью, жестом послал Архистратига по известному маршруту (в Бежевую гостинную, куда же еще?). Развернул. Там официальным канцелярским было написано, что сей архангел отправлен в Замок Теней к Велиалу Серому на перевоспитание.
  Подумав, передал пергамент дежурящим сегодня Стражам. Те, внимательнейшим образом ознакомившись с содержанием, большую часть которого занимали пространные извинения не знамо за что, передали официальную бумажку Айону.
  Мысль, отразившаяся в глазах таких разных существ была на редкость идентична: "Там, на Небесах, что, крыша у лебедей* совсем поехала?"
  Да и... "Замок Теней". Ну и названьице. Я-то свято уверен, что назвал домен "Детский сад"! Хотя на язык настойчиво просилось сравнение со Звездной Кузницей, но глядя на восторженные лица/физии/морды/хари/желе (нужное подчеркнуть), ничего кроме этого не приходило.
  Через зеркало** постучался к старшему братцу. Тот только развел руками, растерянно глядя на недовольного меня. Уверившись, что к этому "перевоспитанию" Михаила, Люцифер свои когтистые лапки не прикладывал, я решил спросить об этом у самого архангела.
  И ничего существеннее "устроил дебош, набив морды всем недовольным, из-за чего и сослан с глаз долой" в ответ не получил.
  Оставив сияющего, аки солнышко, Михаила на попечении своего секретаря и Стражей, отправился к Гробовщику, прихватив кристалл с сохраненным воспоминанием и печенье.
  Вернулся далеко за полночь ибо рассказ всезнающего экс-жнеца был занимательным.
  Оказалось, дело было так: золотокрылому архангелу стало скучно. Очень. И он, не нашел ничего интереснее, как напялить на себя черные плащ и просторную рваную хламиду (и где только взял?) и внезапными появлениями пугать всех подряд. У страха, как известно, глаза велики, так что была объявлена общая тревога - все, почему-то, были свято уверены, что по Райскому Саду бегает сбежавшая из моих лабораторий и не знамо как просочившаяся сквозь золотые ворота недоделка. А Михаил же, в лучших традициях Повелителя Преисподней, решил развлечься на всю катушку. Как итог: поредевший Сад, две разрушенные колонны, несколько сломанных конечностей, нервные срывы среди рядовых ангелов и беспрестанно дергающая бровь у божественного наместника. Самого виновника переполоха другим архангелам удалось скрутить ценой многочисленных синяков и парочки шикарных фингалов.
  Раздасадованный (но ни в коем случае не злой!) наместник, при полной поддержке пострадавших, быстренько сочинив обьяснительную писульку, самолично выпнул провинившегося Архистратига за ворота Рая. Ничуть не расстроившийся Михаил, пересчитав пятой точкой десяток ступеней и напугав несколько душ, отправился куда послали.
  После такого обстоятельного рассказа, мне оставалось только прикинуть, являлась ли фраза "Надеюсь, самый интеллигентный и воспитанный Падший сможет пробудить в тебе внезапно заснувшую совесть!" комплиментом или же это было хитро завуалированное оскорбление?
  ---------------------------------------------------------------
  *Презрительное название ангелов.
  **Дружно вспоминаем, чем для Потустороннего мира является эта амальгама.
  
  Запись: Без названия.
  Вручив архангелу тряпу и глубокое ведро, отправил его чистить от грязи подземелья. Пока не вернулся.
  Может стоило его предупредить об специфическом населении каменных лабиринтов под скалой?
  
  Запись: Смутное беспокойство.
  Отсутствие Михаила меня начало напрягать. Уже вторая неделя пошла. Надеюсь, его не сьели.
  
  Запись: Без названия.
  Хотел послать за архангелом Стражей. Не согласились. Говорят, мол не маленький, сам дорогу найдет. Посмотрел на ворона. Тот повернулся ко мне хвостом.
  Ну ладно.
  
  Запись: Неожиданное.
  Месяц от Архистратига не было ни слуху, ни духу. Сегодня вернулся аккурат к обеду.
  Весь такой запыленный, по уши измазанный всякой непередаваемой дрянью и в ветхих лохмотьях. От него разило так, что я сначала принял его за духа городских помоек.
  Вытянувшись, Михаил по-военному четко доложил об окончании очистительных работ на нижних уровнях.
  С минуту задумчиво посверлив взглядом счастливую архангельскую физиономию, а потом свисавшего с некогда роскошных золотых, а сейчас неопределенного серо-буро-малинового цвета, волос паука, послал Михаила в баню. Отмываться.
  Выпавший откуда-то из лохмотьев полусгнивший клык, отправил следом за ним.
  Псевдоразум домена подтвердил добросовестное выполнение задания.
  Теперь подземелья сияют отполированным до зеркального блеска камнем.
  
  Запись: Без названия.
  Мой "хвостик" заиграл яркими красками. Если за мной обычно следовали два-три Стража, Айон, какая-то новорожденная химера и изрядно подросшая "сопля" (куда уж без нее?), то терерь к этой милой компашке с невинным видом присоединился и Михаил. Зачем? Не понятно.
  
  Запись: Параноидальная.
  Мне кажется или у меня начали пропадать мои любимые салфетки, черненькие такие?
  
  Запись: Facepalm.
  У меня закончился материал для опытов. Растительный. Какой ситх дернул меня послать за травами Михаила, не знаю. Но к вечернему чаепитию мне была преподнесена ажурного плетения корзина с шикарно оформленной икебаной из всех растений из списка. С лентами.
  По-моему, меня не правильно поняли. Или я чего-то не догоняю?
  
  Запись: Без названия.
  Я сбежал. Вот так взял и сбежал из того дурдома, в который превратился мой замок. Надоело, понимаешь ли, чувствовать себя японским императором. И Люцифер, зараза, из Ада свой нос не кажет. А в Преисподнюю я сам не сунусь - там тоже разведут излишний церемониал.
  Сижу теперь на гробу в похоронной лавке, и пью из алхимической колбы английский чай (который с молоком) с Гробовщиком. Бывший жнец, сочувствующе подхихикивая, пододвигал ко мне банку с печеньем. Конечно не мое фирменное, но тоже ничего.
  Интересно, а каково это спать в гробу?
  
  Часть шестая.
  Запись: Невидимая опасность.
  В рядах доблестных работников хозинвентаря наметилось подозрительное брожение. От всезнающего Гробовщика узнал, что участились случаи пропажи рядовых шинигами. А после обнаружения пустых пленок, началась тотальная проверка. В ранее полупустом департаменте теперь не протолкнуться, а Библиотека опечатана.
  Леди Смерть передала через одного из своих любимчиков заказ на отслеживающие артефакты. Я подумав, добавил к ним небольшие живые ключи-телепорты - все-таки среди жнецов у меня много приятелей и просто знакомых - будет жаль их терять.
  
  Запись: Меры безопасности.
  Вчера пропал один из некромантов. Не то, что бы он был сильным (честно говоря, он даже до звания полноценного мага Смерти не дотягивал), но его пропажа уже всполошила и Ад.
  Братишка, в приказном порядке, велел мне из своего измерения не высовываться без острой нужды, а если эта нужда есть - обязательно в сопровождении личного состава Серой Стражи (как будто они и до этого отпускали меня куда-то одного). От излишнего беспокойства он выделил мне два своих легиона самых отмороженных, пардон, профессиональных ветеранов еще Стодневной битвы. Я посмотрел на их принципиальные рожи... И решил не провоцировать.
  В вопросе моей безопасности отметились и жнецы. Просто в один интересный день я вдруг заметил резкое увеличение количества Стражей. Сначала думал, что от хронической усталости видится не знамо-что, но домен подтвердил, что да, Серых в измерении было намного больше первоначального количества. Да и очкастые наблюдатели постоянно вокруг ошиваются.
  И как будто этого было мало! Резко активировавшийся Михаил, быстро смотавшись на свою библейскую родину, вернулся обратно в сопровождении двух десятков молчаливых ангелов самого грозного и воинственного вида. На их лицах читалась настолько упрямая готовность оградить от всех бед того, на кого Архистратиг укажет, что встретившая сияющую делегацию демоны и Стражи единодушно решили им не препятствовать.
  Теперь куда ни плюнь, попадешь в кого-нибудь из телохранителей. Даже в ванную я хожу в сопровождении как минимум десятка разномастных существ, что уж говорить про лаборатории. И все такие предупредительные, что аж тошно становится.
  
  Запись: Без названия.
  Не смотря на все меры безопасности, на земле пропало еще три жнеца. А ранее, при невыясненных обстоятельствах, скончался (а может упокоился?) самый древнейший и могущественный архилич всего Потустороннего мира - Кощей Бессмертный. Если перевести на понятный - архимаг некромантии и сопутствующих ей дисциплин. Монстр тот еще.
  Кому уж первому втемяшилось, что следующим на очереди могу быть я, до сих пор не знаю (но подозрительно невинное лицо архангела, навевает интересные мысли), но режим моего добровольно-принудительного заключения ожесточился. Прервав свое задание, из человеческого мира примчалась БКС (Банда Конца Света), ограничив мою свободу еще больше.
  Теперь вот сижу в любимой гостинной, окруженный Всадниками, полусотней Стражей, десятком ангелов с Михаилом во главе, демонами, в призрачной форме заполонившими все щели, и играл с Азраилом (проверка безопасности в отдельно взятом измерении) в шахматы. Маразм.
  
  Запись: Нападение.
  Таинственный некто, поднявший на уши всю потустороннюю шарашку, оказался оригиналом - за моей головой он послал химеру. Высшую. К Магистру Химерологии.
  Причем хотел все обставить как несчастный случай. Что может быть естественнее, чем нападение очередного творения безумного гения на своего создателя? Ничего.
  Если не брать в расчет то обстоятельство, что в лаборатории в качестве ассистентов толпились сплошь экзорцисты, изгоняющие и боевики. Это если не учитывать Стражей и мой новый титул криомага.
  Не успела тварь даже начать материализацию, как была спеленута всеми известными в подлунном мире способами.
  Расследование обстоятельств появления сей твари в самом защищенном (после Пандемония, Серых Палат и Седьмой Сферы) домене Потустороннего мира зашло в ожидаемый тупик. Нарыли много чего, но большая часть к этому делу не относилась.
  Вспомнив незабвенного шрамоголового, посоветовал проверить наличие всех артефактов, относящихся к силе Кроноса.
  Пока суд да дело, исследовал доступный мне обрывок лорцовой сети. Что-то в ней есть...
  
  Запись: Без названия.
  А Нанкир у нас, оказывается, рунолог. И неплохой.
  Домен от его параноидальной защиты аж тащится!
  В ученики к нему пойти, что ли?
  
  Запись: Мстительная.
  Исследования показали, что пациент скорее мертв, чем жив.
  Не люблю, когда портят мои вещи. Особенно посторонние. Чужая химера разбила колбу с экспериментальным зародышем сарлака из шестого эпизода. Полтора года создания жизнеспособной особи, почти век созревания плода - и все усилия насмарку!
  И я не оставил подобное без наказания, послав по развеявшемуся следу своих гончих, за основу которых были взяты монстры одного из рассказов Лавкрафта. Сей господин еще даже не родился, но мир уже увидит его фантазии.
  Мои "Псы Тиндала" оказались ничем не хуже книжного оригинала - через месяц таинственный некто оказался у моих ног. Покусанный, правда - а не надо было сопротивляться своей поимке!
  Итог: ну и ангелы нынче пошли!
  
  Запись: Маразм.
  Закончилась опасная эпопея, но проблемы остались теми же. По приговору судий Последнего Суда ангельский прах развеялся по ветру, но отзывать своих вассалов никто из властьимущих не спешил.
  Демоны все еще шлялись по моему измерению. Задерганные своим начальником ангелы шипели на всякого, кто неосторожно приближался к ним на расстояние удара, а Стражи... А у Стражей явно был отпуск. Ничем иным их, порой не очень адекватное, поведение я обьяснить не могу.
  К примеру, я точно знаю, что в новосозданном озере у леса рыбы нет. И химер нет. Даже желейный диверсант там не ползал. Дети Смерти это тоже знают, но этот немаловажный факт не мешает им сидеть на топляке с удочкой. Совершенно.
  Пришлось срочно создавать что-то наподобие пираний. Было весело.
  Или все знают, что солнца, как такового, в моем персональном измерении нет. Я не любитель солнечного света вообще, но, для моего собственного удобства, серая хмарь, через двенадцать часов сменяющая луну, изображает собою особо пасмурный день, только без дождя. Временами дождь все же льет (когда настроение паршивое), но в качестве исключения.
  Так, о чем это я? Ах да... Так вот, они, распластавшись нагишом по песку, убедительно изображают туристов на пляже. С зонтиками, полотенцами, солнцезащитными очками и безалкогольными коктелями! Ну, вот где они это все взяли, когда внизу явно не двадцатый век? Ладно бы одни только Стражи так развлекались, так БКС тоже периодически "загорают"!
  После того, как выпровожу, наконец, явно загостившихся гостей, закрою, нафиг, домен!
  
  Запись: Без названия.
  Лишних Стражей отозвали, Михаил вернул подчиненных туда, откуда взял, а братец уперся роскошными рогами и категорически отказался избавлять меня от демонической интервенции. Мол, они мне по статусу положены. Атас!
  Сказал ему, что два легиона для меня слишком много. Тот намекнул, что иерархи в Преисподней меня не поймут. Ответил, где я видел этих самых иерархов. С подробностями. Братец сказал, что, мол, со мной согласен, но если я верну вояк обратно, то не поймут уже его. Весь Потусторонний мир не поймет. И спросил, ехидненько так - хочу ли я повторения недавнего столпотворения?
  В общем, отбрехаться не получилось. Да и Люцифер намекал, что два легиона еще не вся армия. Что он имел такого в виду?
  Нужно проверить. Срочно!
  
  Запись: Задумчивая.
  Меня мучает важнейший вопрос: лишать ли Пандемониум своего законного владыки или этого делать не стоит? Из плюсов пока только моральное удовлетворение, а из минусов... Минусы значительно перевешивают.
  
  Запись: Пакости жизни.
  Такими темпами Люцифер будет постоянно ходить лысым. Или он у нас мазохист?
  Да не дай... кхм!
  Не, ну правда - кто его просил делать меня своим официальным наследником?
  А эти легионы, службы, земли и круг? Весь кабинет подгребен под горами макулатуры! И если бoльшую их часть я, совершенно не дрогнувшей рукой, скинул на Стражей потолковей - благо они при дворе Серой Леди порой выполняли обязанности секретарей, - то оставшаяся часть требовала только моего личного внимания.
  Об экспериментах я полностью забыл - времени не хватало даже на перекусы!
  Я скакал между измерениями, работал как проклятый - казалось все - все! - отказывалось работать без моего чуткого контроля.
  Взятки, рэкет, контрабанда, терроризм и шпионаж - мои легионы мелкой гребенкой вычищали мой новосозданный круг от пороков, махровым цветом расцветающих на благодатной адской почве. С благодарностью вспоминаю моего первого контрактора - стоит признать, этот смертный прекрасно знал, что нужно делать в подобной ситуации. Сам-то я -одиночка, а тут требовалась некоторая коммуникабельность.
  Для укрепления границ пригласил Нанкира с сотоварищи (я до сих пор впечатлен щитами моего домена), патрулированием, кроме легионеров и новообразованной службы безопасности (Нисрок, по дружбе, поделился со мной своими кадрами) занимались мои химеры, а гончие стали эдакой мобильной группой особого реагирования. Теперь везде тишь и благодать... бррр! Иногда передергивает, но, по моему скромному мнению, это лучше анархии. Я не игрок уровня моего братца, увы.
  Не смотря на легкое чувство дежавю, основал столицу круга. Названия ей еще не придумал, но неофициально город уже обозвали "Сердцем Теней". Почему так, не знаю, а когда спрашиваю - молчат.
  Может из-за общей серости местности и камня темных тонов? Думать над этим, честно говоря, особо не хочется - мало ли до чего меня мои думы доведут?
  
  Запись: Без названия.
  Испытания пройдены, круг функционирует практически самостоятельно, соседи приструнены (а когда у меня появились диверсанты, ассассины, дезинформаторы и шпионы, никто не знает?), Люцифер пермаментно лысый... Проблемы пришли откуда не звали. Точнее одна проблема, но зато капитальная - скука. Мне банально стало скучно.
  Может охоту организовать? Дикую.
  Конечно, не ново, но реально скучно.
  
  Запись: Любовь шута.
  Корея - красивая страна с интересной культурой и философией. Но не могу сказать того же про ее правителя.
  Очередной контракт привел меня в маленькую балаганную группку.
  Мой контрактор не желал ни власти, ни денег - хотя постоянно в них нуждался, - ни славы. Он был просто талантливым уличным шутом. Единственное, что он хотел - напарника. И я им стал, приняв имя и жизнь его умершего воспитанника. Он, наверное, был в некотором роде безумцем, но он искренне считал меня чудом выжившим ребенком, тело которого я занял. Я не возражал. А смысл? Мне же легче - жестко ограниченный контрактом, я не был беспомощным, но душа ребенка так просила сохранить свою смерть в тайне, что... В общем, я, если отринуть мою природу, был просто возмутительно беспомощным маленьким человечком.
  Да и искренняя забота смертного была, честно говоря, приятна. Мы жили бедно, постоянно переходили с места на место (иногда и убегали, да...), частенько голодали, но он, по мере сил, старался оградить меня от тягот кочевой жизни. Играл, учил писать и читать, старался побаловать нехитрыми гостинцами. В зимние холода, согревая своим телом, рассказывал смешные истории. Он постоянно недоедал, отдавая мне последнюю корку или горсть риса.
  В моих глазах он был святым. Пусть он не соблюдал большинство заповедей, вел неправедный образ жизни, а его душа была почти серой, но он заслуживал Райских кущ! Он получил сыновью любовь демона - а это, я скажу вам, почти невозможное явление.
  
  Запись: Немного депрессивная.
  Тараканы в голове корейского короля становятся все жирнее и безумнее.
  Понимаю, что в человеческом обличье я ОЧЕНЬ привлекателен - тело человечка и так было весьма привлекательным, а уж после вселения... Знаю, что во всех мирах хватает разных извращенцев. Но - все ситхи Темной стороны Силы! - почему он вьется вокруг да около с таким жадно-благоговейным видом, будто языческий бог лично почтил бренную землю? Ах, да... Так же оно и есть.
  Каждый день я вынужден быть рядом с безумцем, играя неприятную роль любимой игрушки, зля и без того бешеную королеву. Ревнующей дуре же не обьяснишь, что я кручусь рядом с ее супругом только из-за угрозы казни своего приемного отца. Сейчас я просто красивый простолюдин, случайно попавшийся на глаза местному правителю, а не наследник трона Преисподней, который может послать этого "царька" подробно изучать человеческую анатомию.
  
  Запись: Освобождение.
  Контрактора ослепили. На моих глазах.
  Смертный просто предотвратил попытку моего изнасилования. Мне-то что, тело-то мертво - было бы просто неприятно и только - это если бы я остался в теле и не затуманил смертному то, что заменяет ему мозги. А контрактор-то этого не знал!
  Приемный отец меня защитил и его ослепили. А он еще меня утешает! Удивительный человек.
  Но я отомстил. Страшно отомстил. Правительство безумца свергнуто, имя короля будет проклято - уж я-то постарался! Пришлось, правда, сбегать в чем были, но это было для нас не ново. Главное, что мы снова свободны.
  Здравствуй, кочевая жизнь. Честно говоря, я по ней скучал. Контрактор слеп, но он сильный - справиться. Навыки-то никуда не делись.
  Пора приемышу стать твоей защитой, человек.
  Лет через сорок я пропихну, таки, тебя в Рай! Благо ангелы мне все еще должны.
  
  Часть седьмая.
  Запись: Князь Лжи.
  С дипломатией у меня плохо - это факт. Некоторая спасительная хитрость присутствует - это тоже факт. Но с какого перепугу, я вдруг приобрел репутацию законченного лжеца?!
  Приходилось, конечно, временами юлить, но не до такой же степени, что бы откровенно врать! Умалчивал, не договаривал, переставлял факты или менял оттенки слов - но не лгал. Даже себе.
  Я и контракторам никогда не лгал (Кто будет иметь дело с ненадежным партнером? Никто!), а уж что они приписали мне и придумали на мою голову - это их проблемы!
  И после этого услышать о себе ТАКОЕ! А мои новоявленные вассалы об этом молчали, как партизаны. Весь круг молчал!
  Неприятно оказаться на месте валашского господаря. И ведь не докажешь ничего.
  А Деймос возьми и ляпни, что я, цитирую: "Говорю то, во что верю и верю в то, что говорю". Очень надеюсь, что он понял, за что отправился в смертный мир собирать зеленый жемчуг. И мне совершенно наплевать, что он встречается в Российской Империи так же часто, как снегири летом!
  Связавшись с Люцифером, почти спокойно попросил найти тех смертников, что не могут сдержать свою богатую фантазию. Вежливо. Брат-то здесь явно не причем - ему это просто не выгодно.
  Сижу вот, чью-то ангельскую тушку освежевываю. Интересоваться, каким образом ее мои легионеры раздобыли, не стал. Удивительно, но утешающий меня архангел тоже предпочел промолчать на этот счет.
  С-ситх... Обидно-то как!
  
  Запись: Без названия.
  Сплетников нашли. Ими оказались маркизы императора Востока и сам император. Что-ж, сами напросились.
  
  Запись: Incedo per ignes*.
  Ругань, крики, стоны - я шел во главе легионов, оставляя после себя только пепел пожарищ. Жестокостью демонов не удивишь, но я старался. Я хотел искоренить из чужих голов саму мысль об, даже самой малейшей, пакости в мою сторону. От сплетен и домыслов это не избавит, но совсем уж откровенной лжи больше не будет.
  Император пал, его далекооо не верные слуги стали кормом для моих гончих. Официальные и неофициальные наследники продолжат существование в виде полудохлых Низших без малейшей возможности к эволюции.
  На освободившуюся вакансию Люцифер посадил Вельзевула, чьей характеристикой, по большей части, наградили меня. Архидемон был интересной личностью. Некоронованный император Востока - этим все сказано.
  Откупные не взял, хотя и предлагали. Сам свежекоронованный и втюхивал. Но зачем мне разоренные пепелища?
  Но для поддержания тонуса соседей, каждую неделю выпускал своих химер туда на охоту.
  Привыкли, понимаешь, что я мирный чудик-домосед, которого внешний мир интересует поскольку-постольку и то ради ингредиентов и пополнения коллекции. Ничего-о-о... Теперь будут думать, прежде чем что-либо предпринимать в мою сторону!
  ---------------------------------------------------------------
  *Шествую среди огня.
  
  Запись: Без названия.
  Запись защищена тысячей проклятий.
  Раздобыл перо неуловимого Иерихона.
  На радостях отозвал с Земли главу Серых и даровал ему свое прощение. Правда об этом ему пришлось сообщать только на следующий день - когда он очнулся от пьяных грез.
  Оказалось, что Деймос очень болезненно воспринял свою временную отставку. А состродательные крестьяне, в деревне которых он оказался, настолько прониклись его горем, что незатейливо его напоили. Стража напоить очень трудно, но деревенские мужики постарались.
  Видеть властного и несгибаемого Деймоса льющего слезы от облегчения и радости было странно. А уж униженно ползающего у твоих ног и клящегося больше никогда - ни словом, ни делом - не причинять обиды... Я чувствовал себя погано. Хорошо хоть вызвал я его к себе в кабинет без свидетелей.
  Теперь всегда буду следить за своими поступками.
  А зеленую жемчужину он нашел-таки. Правда она была окаменевшей душой славянского бога плодородия - Велеса.
  Мне она не очень-то была нужна, но глядя в молящие глаза Деймоса, дар пришлось принять - обижать второй раз подряд Стража не хотелось.
  
  Запись: Предчувствия.
  Сегодня один из самых редчайших дней, когда хочется просто спокойно посидеть на берегу и смотреть на спокойную гладь воды. Не было даже обычной ряби - я убрал ветер и лишние шумы в округе. Неестественная тишина давила, теребя воспоминания о пустоте, но я не обращал на это внимания, полностью сосредоточившись на своем отражении. В моем созерцании не было смысла, но я откуда-то знал, что оно необходимо. Здесь и сейчас.
  Знание было абсурдным, но своей интуиции я привык доверять безоговорочно еще с прошлой жизни.
  И я внимательно смотрел, терпеливо ожидая незнамо чего.
  Пожелтевший лист упал прямо на отражение, пустив постепенно расширяющиеся круги - знак грядущих перемен. Плохих или хороших - выбирать мне.
  Для кого-то это могло быть просто совпадением, но факт был в том, что кленов у меня в измерении никогда не было!
  
  Запись: Немного неадекватная.
  Вчера, гуляя по грязным улицам какого-то провинциального городка и наслаждаясь проливным дождем, услышал тихий писк. Сначала думал, что показалось, но писк повторился. Прислушавшись, последовал на этот жалобный зов.
  В темном грязном углу, скрываясь от воды под намокшим картоном коробки, сидел маленький котенок. Он был настолько худым, что даже густая сбившаяся шерсть не скрывала крайнюю степень истощения. У животинки отсутствовал правый глаз и часть правого же уха, а хвостик... У меня потемнело в глазах от бешенства - на хвостике болталась оборванная веревка, а сам хвостик был неестественно загнутым в нескольких местах! И он поджимал под себя явно поврежденную лапку.
  Я сам демон и любовь к ближним не является моей добродетелью... Но! Но издеваться над полностью беззащитным существом... Может я и идеалист, но, по-моему, даже Низшие до этого не опускались!
  Конечно, я покалеченного малыша там не оставил. Я чуть ли не плакал - он нисколько не сопротивлялся, хотя прекрасно чуял мою природу - сил у него не было даже на шипение. Дорогущий камзол было совсем не жаль - у меня их много, а котенку нужно было согреться. Да и кто будет думать о тряпках, когда тут ребенок плачет!
  Излишне медлить не стал - переместился тенями сразу к себе в лабораторию.
  Там страдальца сначала накормил, но немного - после длительной голодовки к еде стоит привыкать постепенно, а потом осторожно вымыл, предварительно его усыпив. После диагностики остро захотелось убивать, ме-е-едленно и максимально жестоко - переломы были не только на хвосте и лапке. Более того, они были нанесены почти в одно время!
  Найду и отомщу... Эти живодеры надолго запомнят страдания этого малыша!!!
  
  Запись: Умилительная.
  Мохнатый непоседа стал всеобщим любимцем. Правда подарил я его Деймосу, но получилось так, что подарок стал общим для всех. Серый хвост можно было увидеть везде, но хотя бы раз в день, малыш обязательно приходил ко мне. Глядя в его счастливые глаза (некромант-химеролог я или просто погулять вышел?), я всегда улыбался.
  А те дети всю свою короткую жизнь боялись время, когда на землю ложиться густая тень.
  
  Запись: Конец ожиданию.
  Этот день практически ничем не отличался от предыдущего - я, закончив с экспериментом, пил травяной чай. Потянувшись за очередным пирожным я почувствовал что-то не то. Нырнув в глубь себя увидел, что слабая ранее нить, стала проявляться все отчетливее. Мало того, оказалось, что подспудное беспокойство, которое я списывал на десяток ангелов, навязчиво крутящихся на границе моего восприятия, было чужим. Сейчас же, оттуда отчетливо дохнуло горем и ужасом. Но я точно знал, что было еще не время.
  Прислушался. Что-то внутри голосом ангела нашептывало, что еще дня два-три у меня в запасе есть.
  Чтож, пора раздавать указания слугам.
  
  Запись: Конец и начало.
  Я сидел в библиотеке, когда услышал беззвучный призыв, способный дойти до самых глубин Ада.
  Время настало.
  Не глядя бросив философский талмуд на пол, я скользнул на зов, направляемый болезненно пульсирующей нитью, краем восприятия замечая яркий сгусток света, попытавшийся меня остановить, но безнадежно опаздывающего.
  За мной, быстрее моей тени летел мой верный фамилиар. Там, где мы окажемся, до заключения сделки я, невидимый и неслышимый, не смогу говорить сам.
  Темно-алое пространство без начала и конца, неприятно напомнило мне Бездну, в которой я очнулся сразу же после смерти - все так, как говорил навсегда исчезнувший из миров и памяти ангел.
  Мелкие падальщики в диком ужасе разбегаются прочь. Старший демон, пришедший на сотую долю мгновения позже меня, учтиво кланяется и исчезает, уступая право на эту душу мне.
  Я не замечаю Корвуса, усевшегося мне на плечо. Мое сердце сжимается, глядя на истерзанное хрупкое детское тельце, парящее между небом и землей. Прямо как тогда...
  Я откуда-то знаю, что особо неприглядные раны милосердно скрыты багровой накидкой. На короткое мгновение над телом ребенка склоняется полупрозрачная тень ангела. Он настойчиво смотрит в мои глаза, словно напоминая о заключенной столетия назад сделке. Я успокаивающе улыбаюсь, зная, что он поймет - обещание будет сдержано. Любой ценой.
  Ангел невесомо целует ребенка в лоб, навсегда прощаясь с ним. Судорожный вздох узкой мальчишеской груди - и он разлетается на тысячи белых перышек.
  Ребенок открывает глаза, и я внутренне содрогаюсь.
  Сапфировые глаза решительно смотрят в алые глаза ворона, но мне кажется, почему-то, что они смотрят прямо на меня, хотя это было решительно невозможно. Ворон предлагает мальцу договор, но я не слышу его, находясь во власти воспоминаний.
  Обреченное безумие существа, отказавшегося от всего, в своем желании мщения. Я прекрасно помню этот взгляд, но только на другом лице. Желания разные, но выражение в итоге одно. Как и тогда, мне оставалось только принять это.
  - Отрекшийся единожды от веры, не войдет во врата Господни, - через Корвуса предупреждаю я. Слова гулким эхом разлетаются вокруг.
  Если этот ребенок откажется от контракта, есть еще множество других способов для его спасения. Как ни мне, Серой Тени, их знать. Но правила писаны для всех демонов. Я чувствую внимательный взгляд спрятавшегося от моих глаз Старшего.
  - Стал бы тот, кто верит в Бога, призывать тебя? - с холодным презрением бросает в ответ этот ребенок.
  - Спрошу лишь раз: хочешь ли ты заключить договор?
  - Довольно, - резко и властно перебил он меня. Его тело измучено и осквернено, но дух силен настолько, что он осмеливается смотреть на Высшего Падшего словно на недостойную его высокомерного внимания букашку. - Заключи договор и поскорее исполни мое желание.
  За моей спиной зашевелились тени. Оттуда повеяло отчетливым желанием растерзать наглого смертного, медленно растягивая агонию осмелившегося вообразить себя выше самого архидемона!
  Я усмехнулся. Мне определенно нравится этот ребенок.
  - Твои мысли впишут кровью твои чаянья и желания...
  Белоснежные ангельские перья взмыли вверх, окрашиваясь во все оттенки тьмы. Пепельные перья завесой встали между нами, и я, с болью обретая человеческое обличие, шагнул сквозь них.
  - Слова лгут, но сокровенный шепот души - никогда... - проговорил я уже собственным голосом. - Назови свое Имя, что обетом правды заключит мои уста... Дай Имя мне, по звукам которого верный демон услышит тебя, даже на краю подлунного мира...
  Контракт заключен. Осталось только печатью и грешной кровью скрепить его.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"