Антосенко Максим Владимирович: другие произведения.

Нарушая приоритеты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Автор-Антосенко М. В. Год рождения 1979 й. Место рождения город Иркутск. Образование высшее. На сегодняшний момент публикаций в печати не имею. Контакты для возможного сотрудничества: т (39-52 29-46-48) 89025196928 E - mail -Maks.Antosenko@mail.ru
   Я предлагаю вашему вниманию роман в жанре военной фантастики.
   "Нарушая приоритеты"
   Честь и долг это не пустые слова в жизни воина. Вот только стоит ли отдавать долг, если ты однажды уже погиб за свою страну? Кто кому должен в таком случае? И что должно главенствовать? Присяга? Или простое уважение перед павшими, которых вернули к жизни и которую они могут потерять вновь.
   На далекой планете Гарт, глава федерации ряда государств Гаврилов пытаясь, спасти федерацию от развала вводит в действие проект " Немезида " сеть спутников излучение которых, по мнению ученных должно было снизить агрессию в странах желающих отделения, но произошло обратное, и началась искусственно спровоцированная война
  
   Снег низвергался с небес, то темно серых то почти чёрных, перевитых жилами туч; белоснежный мягкий пушистый. Он уже почти укрыл два островерхих пика и плоскую точно стол крышу многоярусного бункера, будто вросшую меж ними сплошным девственно белым ковром. Мой кабинет находился чуть ниже, под самой крышей. Он был практически пустым, если не считать; ковра на полу, огромного стола (ну а как же без этого существенного начальственного аргумента!) компьютерного терминала совмещенного с установкой для выхода в гиперриал, и двух фотографий ещё двух мерных вставленных в старомодные стеклянные рамки и стоящих на блестящей полированной поверхности. Обернувшись, я в который уже раз оглядел их. Вот первая.
   Я стоял, опираясь о гранитный парапет набережной, располагавшийся у речки, что текла в городе моего детства. Я не узнавал своих детских припухлых щек, широкой наивной улыбки, зеленых, как и летняя листва вокруг, глаз. Другая. Глаза уже не яркие точно июньская листва, а стылые разве могут быть такие глаза у человека в 20-ть лет? Могут если у него за плечами год войны. Черный берет сбитый на затылок. Темно синяя форма со страной на вид эмблемой на плече череп в круге в черном берете скалящийся под абордажными саблями с лозунгом, ставшим для меня основной фразой: Где мы там победа! Лозунг морской пехоты. Соответствовал ли я этой фразе, в полной мере иначе бы я расстался с формой уже давно. Сначала она была темно синей потом черной как сейчас с золотыми пуговицами на кителе и золотыми позументами (Как у швейцара!) у рукавов. И тремя вертикальными золотыми полосками же полосками на правом плече (вместо погон!) Полоски эти согласно указу новоизбранного президента всё еще представляющего осколки федерации я ношу уже 4-ый год и равняются они вице-адмиральскому званию или же званию генерал-лейтината, если переводить
казуистику на общепонятный гражданский язык. Кстати я не представился, меня зовут Щепотнев Андрей Васильевич. Обе эти фотографии мои конечно, это два разных я моего возраста сейчас я вступил в свой третий возраст. Мне 56-ть. Сейчас поверхность большого панорамного окна отражала невысокого кряжистого точно дуб, основательно вросший в землю старика, в чёрной с золотом форме. Годы не пощадили ни моего лица, не моего тела добавив мне шрамов душевных и телесных а как иногда хочется бросить всё и стать таким как прежде. Я взглянул на вторую фотографию. Быть может, стоит попытаться, вернуть то время когда я учился жить, полагаясь на автомат, висевший, на плече, и друзей, которые были рядом? Но прошлое есть прошлое. А память избирательна и оставляет в наших сердцах только хорошее, даже если оно связано с войной. Я подошёл к столу опустился в кресло. Положил руки на подлокотники, голову опустил на спинку и включил установку. Я был поглощён тьмой. Внезапно вокруг стали вспыхивать крошечные точечки звёзд. Я бестелесен. Подобно лучу света я несся вперед, планета и солнца мелькали вокруг меня, а вот и мой Гарт. Я луч пробил густой облачный покров, и летел, вперёд узнавая знакомые детали рельефа. Вот появились два островерхих пика и крыша плоская точно стол меж ними. Я обрушился на нее, пробив, и ухнул вниз подобно тяжелому камню, брошенному в глубоководную реку. Вот и нутро бункера. Уровень 0. Я увидел смутные силуэты шести мед, камер. Внезапно меж ними появился " василиск" змея согласно преданиям способная убить любого непрошеного гостя одним лишь взглядом. Но я то знал, что это всего-навсего " иллюзия" созданная системой защиты. Это подтвердило меню, возникшее невесть откуда и запросившее пароль на вход в систему. Я погрозил змее пальцем, радостным удивлением осознав, что они у меня есть даже в виртуале:
   - Рассвет! - набрал я. Потверждаю, начать загрузку файлов? Да или нет?
   Вскоре шестерке, что находится внутри этих камер, предстоит сделать многое; прекратить бойню, что либо спасёт этот мир, либо ввергнет его в ещё больший хаос. Когда- то в прошлом я знал одного из них, он был моим взводным. Капитан-лейтенант Морозов Борис так, кажется, его звали. Есть только одна проблемка, воспринят люди, вернувшиеся, из смрадного тлена потерявшие всё новый для себя мир?
   - Начать загрузку файлов? Да или нет?
   Длинным точно копье пальцем я ткнул в иконку с подтверждением: - Да!!!
  
   Часть первая
   Люди войны
   Файл 1. Replay.
   Ф. И. О. - Быков Игорь Петрович.
   Профессиональная принадлежность - офицер военной полиции.
   Звание- капитан.
   Личный номер - 17518-ть
   Исключен из списков подразделения (дата стёрта) в связи со смертью.
   Причина - множественное осколочное повреждение грудной клетки.
   Семейное положение разведен. Жена Быкова Тамара Петровна проживает в " Иргеленде" Детей нет.
   Восстановлен (дата стерта)
   Replay.
   Фургон лишь на вид казался большим, а на самом деле нам едва хватало места обоим.
   Мне, это мне и моему напарнику Максу Гофману лейтенанту и лоботрясу Я не представляю, как, но каждое утро он умудрялся притаскивать откуда-то термос с горячим крепчайшим кофе и бутерброды и это в ответ на введение в городе нормированного снабжения войска Конфедерации брали город, в кольцо, угрожая блокадой.
   Нет, конечно, рестораны работали часы пик выплескивали на улицы толпы людей, а мы были где-то отдельно в стороне..
   Ну да ладно это всё частности. Пока я здесь в маленьком фургончике, сижу в узком кресле пялюсь в мониторы, страдаю от нагретого солнцем металла, вдыхаю запах пластика, чувствую опостылевший запах кофе смешанный с запахом квашеной капусты, сдобы и колбасы с кетчупом. Волны запахов. По-моему я схожу с ума. Фургон стоял на вершине нависающего над поселком утеса. Когда-то природоохранное управление высадило здесь небольшую рощицу, проредив её со временем до основания, к тому же зануда Макс как назло ставил машину на самом солнцепеке утверждая, что так изображение, транслируемое на камеры со спутника, будет четче. Хотя изображения одного и того же дома транслируемого с разных ракурсов мне уже до чертиков надоели, как и треп Макса о своих бесконечных похождениях. Хотелось снять опостылевший бронежилет, хотелось домой.
   А, что касается поселка, то появился он лет 10-ть тому назад, неподалеку от города заняв пару гектаров не самой плохой земли. Разумеется, он был обеспечен всеми благами цивилизации дорогой отходящей от основного шоссе, а уж про магазины и даже церковь я и не говорю. Поселок обладал даже генератором для создания защитного поля. Это на тот случай если " конфедераты" применят что-то вроде ОДАБА. И кто там только не жил. Как говориться каждой твари по. ... И мэр с супругой, начальник главного медицинского управления, разумеется, с супругой командующий местным военным округом здешний царь и бог. Как вы думаете, от кого зависит всё при военном положении от мэра? Губернатора? Ха!
   Кто мог знать, что его племянник будет замешан в торговле живым товаром? Никто! Меняются люди время и идеалы.
   Я вновь взглянул на монитор. А домик так ничего себе. Картинка для риэлтерского ролика. Трехэтажный особнячок. Из серо черного каррерского мрамора территория ухожена, кустики подстрижены на короткий английский манер. А в подвале этого дома меж тем находятся 30-ть женщин готовых к отправке на Эрот официальный центр работорговли системы. Да бедственное положение, да война, но я думаю, что было бы, если бы я увидел свою жену среди них.
   Распутывали мы эту цепочку совместно с отделом военной контрразведки больше года и результате вышли на племянника генерал-полковника Р.... который использовал суда фельдъегерской службы, не подлежащие досмотру для перевозке рабов...прибыльный бизнес... кому ныне нужна наркота, а вот живой матерьял мягкий податливый точно пластилин, с которым можно творить, что угодно. Главный военный прокурор схватился за голову, глядя на доказательства, предоставленные нами, вовсе же выдал санкцию на арест дяди и племянника.
   Кстати у нас был один пост в поселке возле дома какой-то шишки. Жена его дамочка весьма инфантильная, однако, заподозрила, неладное в торчащем возле дома фургоне. И не долго думая, натравила на его сидельцев охрану. Говорят, камеры внешнего обзора установленные на фургоне запечатлели нескольких мордоворотов разминающих пудовые кулаки в преддверье легкой схватки. Каково же было их удивление, когда они оказались уложенными на асфальт выскочившими из фургона плюговатыми мужичками.
   Была вызвана полиция. Разумеется, всё разрешилось. Но пост пришлось снять. Слава создателю сегодня всё кончится, возьмем представителя покупателя с деньгами, через него выйдем на заказчика, хотя ... он и так известен, жаль только Эрот является суверенным миром и не выдает своих граждан. А хотелось бы взглянуть в глаза этому ублюдку. Очень.
   Я взглянул на часы. Ого! 7.30 . Лобовое стекло машины потемнело, словно кто-то щедро плеснул в него тёмно синей краской. Царящую в эфире статику нарушил чей-то властный баритон приказавший:
   - Внимание всем группам. Приготовиться! " Объекты " на подходе.
   От потока машин отделились две. Свернули с виадука на дорогу, ведущую к поселку. Впереди мчалось нечто приземистое аэродинамичное, взрыкивающие мощным мотором, следом непринужденно катил рефрижератор, снабженный многоступенчатой системой кондиционирования, чтоб товар не портился.
   Минутная готовность.
   Сердце ухнуло куда-то вниз, я шумно выдохнул; стараясь не упустить.
   - Группа 5-ть. Жду указаний.
   - Внимание - приказал баритон, Всем! Начинаем!
   - Макс-прикрыв наушник ладонью приказал я, живо за руль! Пора прокатиться. Изображение на мониторе смазалось в сторону, тут же утвердилось, став ближе. Точно пуля фургон промчался мимо поста охраны, на въезде в поселок там уже хозяйничали фигуры в черном с эмблемой головы Кондора на правом предплечье Силовики, чтоб им!
   Вот и рефрижератор я увидел водителя распластанного на асфальте под прицелом автомата бдительного " Кондора".
   - Ну, что Макс- я откатил дверь в сторону, погуляем?
   Так фонарик в руки. Дверь, я мазнул лучом влево наткнувшись на тело у окна ( чёрт и зачем технари свет то вырубили ? ) Слава богу, это чужой. Изысканно дорогой костюм бурый от крови. Видимо кто-то из охранников сдуру потянулся за пистолетом.
   Я посветил вверх. По широким мраморно белоснежным ступеням большой лестницы, два опера волокли тело юноши лет 18-ти, именно волокли, не вели и не тащили. Руки юноши скованные браслетами силовых наручников висели безжизненно, как и опущенная вниз голова, безвольно мотавшаяся из стороны в сторону, и тот из оперов в чью сторону она наклонялась, подправлял её резким тычком. Племянник!
   Один из оперов узнав меня, кивнул.
   - Жив? - спросил я.
   Напарник, встряхнув, безвольное точно мешок тело пробурчал.
   - А что ему сделается?
   Правый коридор. Вдоль окон цепочка охранников сидящих на коленях со сцепленными на затылке руками и лишь где - то в углу едва уловимо ворочались две тени посверкивающие голографическими эмблемами " птичьей головы ". Пахнет кровью порохом на стене вдоль
   Распахнутых дверей пулевые отметины. Они что стреляли? Мимо шествуют антиграв носилки с длинным чёрным мешком, я останавливаю бредущего следом с меланхоличным видом санитара.
   - Стой! Открой!
   Молния с вжиканием пошла вниз, открывая белое окостеневшее лицо.
   ....-ть! Чужой! Снова!
   Кабинет, в распахнутые окна порывами влетает ветер, колышущий бумаги на коричневом " деловом" столе. Технарь, копающийся в компьютерном терминале. Темнозелённый толстоворсный ковёр на полу глушит шаги. Левый коридор, спуск вниз. Мне навстречу попадаются десятки людей, многих из них я знаю, многих нет, но, чёрт возьми, вот это и называется сопричастностью к огромному организму системе, которая перемелет любого, если ты с ней конечно.
   А потом мы с Максом помогали извлекать заложниц из подвала, укутывая их в одеяла, растерянных безвольных иногда хладнокровно спокойных.
   С разрешения отдела внутренних расследований главной военной прокуратуры мы приводим стенограммы первичных бесед с бывшими "заложницами". Согласно закону о личной неприкосновенности и в интересах следствия имена некоторых девушек изменены.
   Анна Мария -- Возврат 34 года.
   Высокая пышнотелая блондинка, глядевшая на нас с плохо скрываемым призрением.
   От нее так и сквозит похотью. И похоже она не питала иллюзий на счет твоей будущей судьбы.
   - Ох не смешите меня господин офицер ... Ну, какой благотворительный фонд? Ну и что? Я отдаю себе отчет во всем, что делаю. Я люблю принимать у себя в гостях мужчин господин офицер. Может быть вы с коллегой?
   Девушке лет 18-ть, 20-ть она не хочет показывать своё лицо, скрыв его за длинными иссиня чёрными волосами. Она просит называть себя Яной.
   - Только не говорите маме-раз за разом твердит она. Почему? Я сказала ей что еду
   Учиться на учительницу...
   Небо на востоке алело медленно, новый день вступал в свои права нехотя. Откуда-то доносились громовые раскаты заработавшей артиллерии. Хлопнула дверца, Гофман завозился, устраиваясь на водительском месте. Поселок кончился, потянулись улицы пригорода. Окна домов забранных бронированными жалюзи, бронетехника, баррикады..
   - Послушайте шеф, а может это всё зря? - вдруг спросил Гофман.
   - Что не понял я.
   - Ну спасли мы их - сказал Гофман. А что толку? Может быть, мы сделали им хуже? Ведь не - сегодня - завтра конфедераты возьмут город.
   - Толпа - сказал я.
   Гофман потянулся к передатчику.
   Я вылез из машины, на всякий случай, расстегнув кобуру.
   - Военная полиция расступитесь. Военная полиция. Да отойди - ты.
   Причиной беспокойства оказалась девочка лет 6 ти в красном платьице утиравшая
   слезы.
   - Я потерялась.
   - Как тебя зовут? - спросил я.
   - Эмили.
   - Пойдем - я подал ей руку. Отвезу тебя домой.
   Некоторое время она молчала, глядя то на Макса, то на меня.
   - Дяденьки, а вы военные? - спросила она внезапно.
   - Мы полицейские - сказал я . Офицеры военной полиции.
   1,2,3,4,5,6 - девочка хлопнула в ладоши. Я посмотрел ей в глаза увидел как красное платье.. вмиг стало зеленым.
   Взрывчатка с нанонапылением!!. Поздно!
   У меня было лишь пару секунд. Что я мог сделать?
   Левой рукой я рванул дверь водительской дверцы в сторону прямо под руками ошеломленного Макса и сразу же ударом сомкнутых ног выбил его на дорогу. Взрыв!
   Проделав головокружительный кульбит лейтенант Гофман поднялся, потирая ушибленный бок, в немом оцепенении глядя на уткнувшийся метрах в 100 - та в стену дома догорающий фургон...
   Добрый вечер уважаемые радиослушатели с вами новостная волна на 106.8 Fm.
   Сегодня в выпуске
   ( О политике )
   Президент наложил вето на санкцию на арест, командующего 30 м военным округом генерал-полковника Р.... мотивировав свое решение, цитирую:
   " Не следует идти на поводу у личностных амбиций, в то время как всем нам угрожает общая беда. "
   Как сообщил нашему корреспонденту хорошо информированный источник в главной военной прокуратуре, было прекращено уголовное дело в отношении племянника видного военачальника подозреваемого в работорговле. 30 - ть женщин оказавшихся на его вилле отказались от выдвижения каких - бы то нибыло обвинений.
   ( О терроризме)
   Сегодня утром был совершен еще один акт террора. С использованием живой мины смертника. По данным экспертов в этой роли предстала шестилетняя девочка. Один офицер погиб второй не пострадал...
   ( О финансах)
   Файл N2
   Ф. И. О. - Козинцев Сергей Викторович
   Профессиональная принадлежность - военный медик
   Звание - майор военно-медицинской службы
   Награды правительственные поощрения - медаль доктора Рошаля, серебряный крест за личное мужество
   Личный номер 68589
   Выведен из списков подразделения (дата стерта) по причине смерти.
   Причина смерти множественные (порядка 10) огнестрельные ранения.
   Восстановлен
   Дзинь! Соприкоснулись друг с другом над импровизированным столом жестяные кружки, хрустальные бокалы найденные в одном из брошенных домов (это для дам!)
   День рождения это всегда день рождения, а уж на войне тем паче. А что вроде все.
   Я оглядел собравшихся. Вот с права почти у самого конца стола сидел Вадик Войцеховский одной рукой поддерживающий гитарный гриф, а второй кружку с едва разбавленным " медицинским ", рядом под аляповатым " селлданским ковром "
   Сидела Галочка Лактионова умница красавица (других у нас нет!) чтож вы хотели! Два дня назад отдавшая пацаненку, подорвавшемуся на фугасе два литра собстственной крови без малого. Вот так вот!
   Ну и конечно " моя " Лара рядом. Я с ума схожу от её глаз, от её губ , от её дыхания господи! Пожалуй, впервые за всю мою 29 - ти летнюю жизнь у меня впервые появилось, что терять!
   Она прикоснулась к моей плохо выбритой щеке (в городке полетел генератор и возникли перебои с водой светом и теплом впрочем, последние меня волновало меньше всего, у меня ведь была Лара) пунцово - алыми губами: - Хочешь, я выпровожу их? - спросила она.
   Хочу! Шепнул я
   _ Ну за будущего начальника фронтового госпиталя.! - рыкнул бас. Саня Мережко капитан командир взвода охраны городка, высокий кряжистый точно дуб, двигавшийся с грацией танка , весьма невоздержанный в отношении выпивки и женщин приподнялся с места.
   Войну Мережко встретил подполковником на границе, командовал батальоном спецназа. Имел награды, а потом.
   А потом он лично убил двух конфедератов, пленных сначала отрезал пальцы, а потто всё остальное.
   _ Спасибо Сань - сказал я. Но пока рано.
   - Друзья Вадик прекратил мучить гитару. - По-моему мы здесь лишние - сказал он поднимаясь. Лара с благодарностью посмотрела ему в след. Наши тела и души стали едины. Мой звериный рык, прозвучавший в апогее, стал апофеозом нашей любви.
   Новый день принес новые проблемы, линия фронта растянулась на десятки тысяч километров. Войскам Конфедерации удалось нащупать слабину разорвать линию и ввести в прорыв резервы. Раненые хлынули потоком.
   - Капрал Джеймс Гарфилд 101 - я воздушно десантная трахея перебита! А чёрт! Зажмите здесь! Нет! Бесполезно. Только перемазался весь. Отметьте время смерти. Следующий!
   - Рядовой Василий Григорьев 70 - я пехотная бригада пулевое ранение в ногу. Жить будет.
   Бздынь! Это отправился в миску, заполненную пользованными бинтами, окровавленными кусками ваты, маленький, сплющенный с острия кусочек свинца присоединившись к уже имеющейся там коллекции. Бесконечный конвейер боли.
   А потом я курил на улице сидя на скамейке у госпиталя, держа сигарету ставшими вдруг непослушными руками. К бровке тротуара притерся джип, за рулем сидел Мережко. Он вылез из машины, в комбезе облаченный в разгрузку с автоматом за спиной подойдя сел на скамейку, поставив автомат между колен точно трость.
   - Хреновые дела Серый - сказал он внезапно.
   Мы уходим.
   - То есть? - переспросил я.
   Из кармана разгрузки он вытащил, сложенный вдвое листок бумаги передал мне.
   - Конфедераты прорвали фронт и через 3 - и часа будут здесь. Это - Мережко тряхнул листом. Приказ на эвакуацию госпиталя.
   - Ты лучше меня знаешь, что это невозможно, - сказал я . У меня больше 70 - ти операций. Мережко поднялся с места.
   - У тебя рация есть? - спросил он. Я кивнул.
   - Настрой её на мою волну - сказал капитан. Как только услышишь слово " конец"
   То знай, ты действительно опоздал. А пока.
   _ Лара! Послушай же меня! Развернув, я встряхнул ёё, взглянул в казавшиеся бездонным черные провалы глаз. Ты должна уехать! Слышишь !
   Она отошла на шаг и я едва не ослеп от пощечины.
   - Как ты мог Сергей? Как?
   Приоткрылась дверь кабинета, в небольшую щель просунулась Лактионова.
   - Сергей Викторович? Пискнула она.
   - Иду - рыкнул я.
   Я вытаскивал пули, сшивал поврежденные ткани, пытаясь вернуть к жизни одних людей в то время как другие где- то там в абстрактном "далека" отдавали за меня свою. Впрочем не только за меня за Вадика, за Лару, за Галю, за всех нас. Странные размены предлагает иногда война.
   Крики автоматные очереди, разрывы гранат доносящихся из пуговичного приемника закрепленного за моим ухом становились всё слабее. - Конец! - холодея, услышал я
   Раздался резкий, режущий воздух свист и в палисаднике перед домом ухнуло. Вверх взлетели комья земли цветы, посеченные ветви росших тут же тополей. Лопнули стекла, погас свет, но тут же с гудением зажегся снова. Заработал последний резервный генератор. Я взглянул на холм верхушка которого виднелась из окна операционной. Вот через нее перевалил бронетранспортер в конфидератской раскраске, за ним последовала танкетка, потянулись пехотные цепи.
   Я почувствовал на себе скрещенные взгляды своих коллег.
   - Ну чего вы смотрите на меня? - хотелось заорать мне. Тоже мне нашли спасателя
   Апостола Петра и Павла в одном лице.
   - Внимание - донеслось с улицы. Всем кто находится в здании немедленно выйти.
   - Пошли! Сорвав маску, сказал я.
   - Ну? И кто из вас старший? - спросил прохаживающийся перед шеренгой офицер.
   Я - сказал я выйдя вперед.
   Я думаю, вы должны это видеть - сказал офицер. Шеренга расступилась, пропуская подъехавший к ступеням госпиталя грузовик.
   - Идите сюда - сказал офицер, улыбаясь доброжелательно точно идиот. Я влез на скат, ухватившись за кузов, заглянул в внутрь Мертвые тела. Много. В ободранных окровавленных комбинезонах., Мережко босой, огромный мертвый.
   - У вас есть морг? - спросил офицер.
   Я кивнул слезая.
   - Мы уважаем павших - сказал офицер. Даже если они враги. Тем более они были последними, кто оказал нам достойное сопротивление.
   - Поймите продолжил офицер. Я хочу, чтобы вы поняли вам и вашим людям ничего не угрожает. Вы будете работать снами - сказал он улыбаясь - и лечить тоже нас.
   Мы таскали трупы. Все. Я работал в паре с Вадиком когда внезапно женский крик прорезал тишину повисшую в опустевшем здании. Вадик бросил ноги мертвеца и метнулся вперёд, спустя секунду я последовал за ним. Коридор, поворот лестница ещё поворот. Выстрел! Я почти.
   Кабинет! Мой кабинет! Открытое широко распахнутое окно. Мой стол, с которого по причине ненадобности, были сброшены все бумаги перевернутые шкафы с историями болезней раненых. Мой сто! Я почти, успел. На котором двое конфедератов разложили Лактионову Один из них рванул мед. халат так, что пуговицы весело поскакали в разные стороны. И ещё я едва не споткнулся о труп Вадика лежащий у порога Один из солдат оторвавшись от соблазнительного зрелища шагнул вперёд.
   - Эй ты! - повелительно бросил он пнув тело Вадика. Убери это! А может? - он мотнул головой назад. Ты хочешь присоединиться? А? И тогда я ударил.
   Кадык с хрустом проломился, тело первого начало заваливаться, вперёд перехватив ещё не потерявшую чувствительность руку, с оружием направил её на второго. И выстрелил рукой первого, же. Я опустил автомат, вниз уперев его в голову существа, лишь формально имевшего человеческий облик и нажал на курок. Выстрел!
   - Галя, Галиночка, Галина - как провести в себя истошно вопящую женщину? Недолго думая я отвесил ей полновесную плюху, одну, вторую, третью
   - Ну, ну, говорил я гладя худенькие плечи молодой красивой женщины которая, которую
   Галя! Я с трудом оторвал от себя заплаканное лицо, поднял его, вверх поддерживая за подбородок. Беги от сюда слышишь! Спрячься. Чтобы тебя никто не нашёл. Поняла! Лактионова кивнула.
   Умница - сказал я
   Так что мы имеем не мы, а я. Два автомата, запасные магазины. Я поставил ногу на подоконник для упора, вскинул к подбородку потертый приклад первого. Двор перед госпиталем распростерся передо мной. Словно неоткуда появился давнишний офицер, говоривший со мной. Утвердить мушку на неподвижной фигуре и нажать на спуск. Чего проще.
   Автомат ожил в моих руках, выплевывая в суетящиеся внизу фигурки мою злобу и ненависть. Внезапный шорох сзади заставил меня обернуться. Выстрел подкинул мою руку вверх.
   " За подстрекательство к вооруженному мятежу, за убийство четырех солдат и офицера армии Конфедерации - читал другой офицер перед замерзшей шеренгой"
   Я в тупике и в прямом и переносном смысле этого слова. В у- образном квадрате позади госпиталя у стены. Передо мной шеренга солдат, офицер не хватает только боя барабанов и эшафота совсем как лет 600 - т назад, во времена республики.
   Трам - там - там - та. Интересно а, что делает Лара?
   Я поднял голову вверх, господи, а небо то, какое голубое. А облака.
   Эй, Вадик? - заорал я. Как там? А?
   Небо, с бешеной скоростью завертевшись, упало на меня. Небо. Небо. Небо. Не
   Файл N 3
   Ф.И.О - Мерзлихин Андрей Львович
   Профессиональная принадлежность - снайпер
   Звание - капитан
   Награды и правительственные поощрения - (информация стерта)
   Выведен из состава подразделения в связи со смертью
   Причина смерти (информация стерта).
   Восстановлен (нет данных)
   Луч голограф - проектора сформировал изображение головы. Я подождал пока эта нужная для отдельных особей рода человечьего деталь, поворачивающаяся ко мне - то в фас, то в анфас, то в профиль оденется текстурой. Станет объемней. Волосы приобретут светло-коричневый оттенок (ближе к шатеноввому) кожа станет коричневой от загара, нос крепким с широкими крыльями привыкшими втягивать разряженный горный воздух или просеивать точно сквозь сито испарений удушливый дух джунглей. Глаза станут карими.
   Обычный человек. Один из миллионов. Чем то даже на меня похож. Хотя. Модель явно плохого качества потому, что забита в память машины со снимка.
   Словно подтверждая мои мысли, начштаба разведки армии полковник Баррел сидящий во главе стола, но чуть наискось как - то слева от меня заерзал на своём стуле, словно ему было, неудобно сидеть нажал какую - то кнопку под столом. Раздалось едва слышное гудение и тяжёлые чёрные шторы за его спиной раздвинулись, обнажая широкий экран.
   Так и есть снимки. Первый. Мой " будущий " подопечный общается о чём то с тремя полевыми командирами, заросшими густопсовыми бородищами стоит в вполоборота словно зная, что его снимают. На заднем плане плетеные хижины, пальмы - джунгли значит.
   Второй снимок он же над голографической картой лицо скрыто длинным козырьком форменного кепи. Профи твою мать!
   - Вот, что капитан! Баррел хлопнул ладонью по столу и отключил снимки.
   " В последние время резко возросла активность повстанческих банд. Участились нападения на наши колоны, машины с продовольствием. Тот, кого ты видел на снимках, имеет псевдо " Инструктор" Неплохой специалист по тактике и минно-взрывному делу Наверняка кто-то из наших тем хуже" - Баррел в ярости стиснул кулаки.
   - " С помощью спутников нам удалось выяснить примерное местонахождение этой" - Баррел скрежетнул желваками- до квадрата. У вас капитан есть двое суток, чтобы найти и уничтожить " объект" - сказал полковник жестко.
   - Есть! - поднялся, отчеканив я.
   Миновав горный массив, являющийся своеобразной линией водораздела между северной и южной частью центрального материка десантный транспортник класса " Евфрат" снизился (ПВО здесь не было, просто повстанцы высылали вперёд разъезды оснащенные
   ПЗРК которым вполне по силам было сбить легко бронированный корабль) и произвел отстрел цилиндрического похожего на патрон старинного оружия тела десантной капсулы. Пилот послал радио на базу, в котором сообщил, что отстрел капсулы произошел успешно, противодействия в районе высадки не наблюдается и поскорее лег на обратный курс. Кто их знает повстанцев этих? Доказывай им потом.
   Лететь пришлось недолго, толчок смягченный амортизаторами, меня мотнуло вперёд, спасибо крепежным ремням. Верхняя часть капсулы раскрылась точно лепестки у цветка, отстегнувшись, я вытащил из ниши кофр с винтовкой и вышвырнул его наружу, благо эта штука могла выдержать и не такое. Затем я выбрался сам проводив долгим взглядом направившийся к северо-востоку белый косматый шар. Мой обратный билет. Через двое суток он вернется за мной. Если. Нет никаких если.
   Я сверился с закреплённым на запястье электронным координатором если верить прибору ( а не верить ему у меня не было никаких оснований) мне предстоял сущий пустяк. Миновать небольшую рощицу у подножья которой воткнувшись в мягкий слежавшийся грунт приземлилась капсула взобраться на сопку по другую сторону которой находился лагерь повстанцев найти там " Инструктора" убрать его и вернуться.
   Сопки я достиг достаточно быстро, закрепив за спиной кофр с винтовкой начал подьём, кто думает, что это просто пусть сам попробует.
   Ну, вот и вершина. Огромный похожий на кристалл валун пространство, вокруг которого, ветры обточили до состояния ровной поверхности. Идеальная площадка для стрельбы. Я прислонил кофр с винтовкой к валуну достав из карман-клапана комбинезона, монокуляр компакт бинокля опустился наземь и придвинулся к краю площадки.
   При ближайшем рассмотрении ( с высоты птичьего полёта) лагерь представлял собой несколько рядов палаток идеально выверенных я видел маячивших то тут то там часовых оптика позволила мне рассмотреть также выдающиеся над дерном бугорки Сигнальные мины! Ну, ну.
   Внезапно я не поверил своим глазам, полог одной из палаток откинулся в сторону и оттуда вылез " Инструктор". Грех не решить проблему прямо сейчас. Я открыл кофр достал винтовку и приник к прицелу. Электронный координатор считал данные, до цели поместив эти цифры рядом с рамкой прицела 300 метров. Затылок, покрытый белесыми коротко стрижеными волосами повернулся, и мой палец застыл возле курка. Я понял, что не смогу убить этого человека ни за , что никогда потому, что в прицел на меня глядело лицо моего брата. Я отставил винтовку, сел прислонившись к камню.
   Так не бывает, скажите вы. Ещё как бывает. Мы с братом близнецы. Он старше меня всего на пару секунд. Но я всегда видел в нём своё отражение и не хотел на него походить. Ни в чём. Да мы поступили в училище находящиеся в одном городе но, учились на разных факультетах Я потому и стал снайпером, пошел на нарушение инструкции, отказавшись от второго номера потому, что был одиночкой индивидуалистом. Я вел свою войну и не хотел походить на свою копию. Офицер десантник гордость курса. И вот сейчас я должен убить его. Часть себя.
   Брат пропал внезапно. Его взвод при сопровождении военно-транспортной колонны попал в засаду и был перебит весь. И вот теперь он здесь. Пропал без вести, как сказали нам.
   Я не задавал себе никаких дурацких вопросов типа; как? почему? это могло произойти я воевал не первый год и знал какими методами можно сломать любого человека. Согласился бы я на его месте предать своих? Нет. Быть может в этом и было различие меж нами заключающиеся не во внешности, и не в черте характера, а в душе.
   Отчаяние охватившие меня было так велико, что я рукой в перчаточной облатке начал наносить удары по основанию валуна. И удары возымели своё действие ведь ткань перчатки была пронзена экзонитями, помогающими мне поднимать грузы вдвое больше своего веса и выдерживать большие нагрузки - через камень пролегла трещина.
   Весенний день кончился, когда вокруг меня сгустились фиолетовые сумерки, и снизу потянуло запахом саморазогревающихся пищевых концентратов, у меня был план действий.
   В комплект снаряжения кофра входила не только винтовка и боеприпасы к ней, но и кобура 9мм пистолета приспособленного для скрытого ношения её я закрепил под мышкой, вставил в ножны на поясе чехол со штурмовым ножом, кобуру с пистолетом меньшего калибра я прикрепил к ноге. Затем я начал спуск вниз. Медленно метр, за метром стараясь быть тише собственной тени.
   Когда до ближайшей ко мне палатки осталось, чуть больше метра я услышал приближающиеся шаги часового. Я подождал пока он свернет на аллею, ведущую к центру лагеря, затем одним прыжком нагнав и подняв под себя цыплячье тельце, свернул тощею шейку.
   Полог палатки, за которой я спрятал тело, колыхнулся, и оттуда высунулась всколоченная и небритая голова, вопросившая;
   - Кто здесь?
   - Смерть твоя - лаконично ответил я вырывая у всколоченной головы кадык.
   Обходя мины, я добрался до палатки, моего брата подождав секунду, приоткрыл полог.
   Палатка была просторной одноместной. Справа была настоящая походно полевая печка, слева почти у входа стояла раскладушка, застеленная по всем правилам армейского искусства, где то в углу стоял стол заваленный бумагами, на которых лежал невыносимо яркий круг от рефлекторной лампы, компьютерный терминал был, небрежно сдвинут в сторону. И только сейчас я обратил внимание на Олега, сидящего за этим столом.
   - Здравствуй брат - сказал он, словно мы расстались только вчера.
   Программа дизайнер сформировала передо мной стул. Я сел, Олег выжидающе глядел на меня. Я взял с места, в карьер пытаясь наладить хрупкий мостик взаимопонимания.
   - Я не спрашиваю, что, где как и почему главное ты сейчас идёшь со мной.
   - А ты не меняешься братик - Олег саркастически усмехнулся. И что же мне делать? Сидеть в тюрьме и ждать расстрела?
   - И посидишь, рявкнул я трахнув по столу так, что бумажные листы, подпрыгнув едва не рухнули на пол, лампа жалобно мигнула.
   - Я помогу тебе - сказал я тише. Если же не выйдет то у тебя будет, по крайней мере, шанс умереть достойно.
   - А я не хочу умирать - с вызовом заявил Олег, сцепив на груди руки. За чужие идеалы. А они ох как бывают ошибочны. Ты многого не знаешь.
   - А может, ты останешься со мной? - внезапно предложил он. У меня много денег и .
   Мостик рушился в пропасть, дробясь на тысячу осколков.
   - Нельзя жить, не веря не во, что Олег - сказал я.
   Я падал со стула, вправо вскинув пистолет. Щелчок, ещё один, и два тела в темно-зеленой униформе, появившиеся в палатке и уже прекратившие свой земной путь киношно изогнувшись, рухнули на пол. Пусто. Братец испарился, палаточная стенка рядом с его столом была услужливо приподнята, я выбрался наружу. В лагере царила суматоха, повстанцы бегали как ошпаренные. Один из них наткнулся на меня.
   - Приятель, что случилось? Пожар? - спросил я.
   - Нет - пояснил он, подозрительно присматриваясь ко мне. Мы снимаемся, через 3-и минуты здесь будет звено " чёрных акул" А ты.
   Щелчок! Я придержал упавшее не меня тело, пробормотав, Что ж вы все такие любопытные то а?
   Громадная фигура, неутомимо лезла к вершинам сопки, даже не касаясь камней. Олег в подкате нырнул, вперёд схватив прислоненную к камню винтовку, выпрямился ствол ходуном заходил в его руках.
   - Ай-ай-ай-братик - бросил, он, криво ухмыльнувшись. Тебе никто не говорил, что нельзя приходить в чужой дом с оружием в руках?
   - Дом? Лучше скажи, откуда ты узнал о налёте?- спросил я.
   - О налете? Я же тебе говорил о деньгах - сказал Олег. Помнишь? А ты не задал себе вопроса, почему именно тебя послали. А? - выкрикнул он. Думаешь, они не знали кто я?
   В наш диалог вмешались, на площадку влез повстанец, качнулся, утвердившись, я выстрелил. И тут же моё правое плечо ожгла вспышка боли, но я продемонстрировал Олегу. Что хорошо владею и левой рукой выведя из строя его правую.
   - Один один - братик сквозь стиснутые зубы прошипел он..
   - Грандиозное зрелище - пробормотал, он внезапно.
   Я полуобернулся. В черном небе хищнозализаных силуэтов вертолётов последнего поколения видно не было, лишь белые стрелы НУРСОВ стремились вниз, где расцветали апельсиново красные грибы разрывов и падали сбитые невидимым ураганом людские фигурки.
   - Брат - я обернулся, в руках у Олега был пистолет. Как? Выстрел, один, второй, третий, Боль.
   Красная пелена боли спала внезапно. Я увидел над собой Олега, я ни чувствовал ничего кроме ребристой рукояти, лежащей в моей далеко откинутой в сторону ладони. Я смогу, я.
   - Прости меня брат - сказал Олег с горечью. Я не хотел этого..
   Рывок вверх! Выстрел! О Боже!
   - Я тоже - прошептал я.
   Раздался свист, в вершину сопки валуна впилась кошка, сползла вниз, упрочиваясь. На вершину сопки поднялись двое оба одинаково плечистые в армейских комбинезонах без знаков различия. Они оглядели тела. Одно в армейском комбезе приспособленном для подразделения спецназа и разведки в легком бронежилете. Издырявленном пулями.
   - Раз, два, три, ого шесть! - сказал один. Какое жестокое самоубийство!
   Он придвинул к губам тонкий усик рации и сказал:
   - Объект найден. Ждём транспорт.
   - Может, возьмем и этого? - спросил второй кивая на другое тело привалившиеся к камню с дырочкой во лбу. Близнецы ведь
   - Узнаю тебя Курт - вздохнул первый. Ты всегда был философом. Черное и белое. Инь и янь. Противостояние противоположностей Но нам хвати и одного, а этого - первый кивнул на второе тело. Пусть пакуют армейцы это по их части. А то нам шеф и так голову оторвёт.
   . Файл N 4
   Ф. И. О - Морозов Борис Борисович.
   Профессиональная принадлежность - офицер морской пехоты.
   Звание - старший лейтенант
   Личный номер - 203987 - мь.
   Воинские награды и правительственные поощрения - кавалер четырех орденов за честь и мужество всех степеней.
   Выведен из состава подразделения в связи (информация стерта)
   Восстановлен (нет данных)
   Memory
   Я не могу спать по ночам, иногда. Когда светит полная луна. Может я псих? Чёрт его знает? Что - то заставляет меня, приподнимаясь среди ночи замирать в неподвижности, словно душа моя, отлипнув от бренного тела, бродит где - то в эфирных потоках, затем вселяется в меня, другого каким я был всего два года тому назад. Я знаю, что моя жена обнимает меня, осыпает поцелуями, мое лицо, мой шрам, тянувшийся от плеча к груди, пытаясь растопить дед, сковавший меня, утром её подушка будет вновь мокрой от слёз.
   Но я не с ней я там. Память. Порой мне кажется, она точно шкатулка Пандоры я не когда не знаю, что всплывёт в ней.
   БМД - дернувшись рывком, трогается с места, наполняя наполовину опустевший ангар рывком работающего дизеля. Наконец шестидясятитонная махина, вписывается траками в неширокий на вид пандус, уходящий прямо в дягтярно чёрную воду.
   Коллогеновая лампа внутри отсека, светит почему - то мертвенно красным бросая на лицо твоего соседа напротив мертвецки неестественный отсвет. И ты видишь как по лицу его, несмотря на то, что работающие кондиционеры, вбрасывают в отсек, порции холодного воздуха течёт пот. Всем страшно. Всем.
   И ты понимаешь, что сердца сотен людей, раскиданных по морю, то тут, то там в железных коробках бьются в унисон. " Тьфу, тьфу " " Господи пронеси " не только из за страха, а из - того, что никто из нас не знает, что такое война. Никто из нас не видел как падает убитый тобой враг, и как умирает твой друг, сидевший утром рядом с тобой в столовой. Хотя мы без пяти минут элита, офицеры морской пехоты, лучшие из лучших.
   Никто кроме старшины нашего курса, ты видишь, как он сидит в конце, запрокинув голову вверх упершись каской в борт. Ты помнишь каким видел его впервые с двумя нашивками за тяжелое ранение на кителе и следом от сорванной орденской колодки. Боже как же мы все ненавидели его, боялись и любили, искренне щенячье нежно.
   Ты слышишь как со стороны радиста доносится неразборчиво но громко сквозь шуршание помех ( беда всех армейских средств связи )
   - Прибой 505 - ть Я волна 610 - ть. Обеспечьте высадку. Координаты.
   Грохот. Бум. Ты понимаешь, что это выпал из орудийного замка, пустой унитарный патрон, заработали вентиляторы, вытягивая из экипажного отсека отработанную окись газов Начинает работать ЗПУ и вниз сыпятся серебристым дождём стрелянные гильзы.
   Створки десантного люка расходятся в стороны. Ты видишь, как лицо ожившего старшины искажается от яростного крика.
   - Морпехи вперёд!
   Вода! Поднять автомат и.
   Берег, перечёркнутый полосами траншей, загроможденный мешками с песком, ощетинившийся пальцами прожекторов, расцвеченный остроклювыми шмелями, жалящими то одну то другую бредущую средь волн фигуру, после чего та превращалась в пустую безоболочную куклу.
   Что - то фырчит позади тебя обернувшись ты видишь железное чудище, выползшее на берег, оглушительно тявкает его пушка и в ближайшей траншее взлетают вверх комья земли вперемешку с ошметками человечьих тел.Из траншеи чуть дальше вылетает молния и вгрызается в лоб вышедшему вперёд чудищу то разворачивается точно человек охваченный судорогой в предчувствии смерти. Железо ведь тоже не хочет умирать.
   Траншея. Ты съезжаешь, внутрь замечая, сколько вокруг " пустых " кукол. Из за поворота на тебя набегает конфедерат.. Ты принимаешь удар примкнутого к его автомату штыка на ложе своего. Ты заученно бьешь по отставленной в сторону опорной ноге, а когда та подламывается прикладом со свинцовой вставкой по услужливо подставленной шее.
   А потом вместе с тремя морпехами, вы бросаетесь, вперёд петляя по траншейным переходам, чтобы подавить последние орудие мешающие продвижению БМД.
   Вот оно на круговой платформе вцепившиеся в грунт станинами. И четыре человека прислуги.
   Двое погибают сразу под выстрелами. Тебе достаётся третий описывающий перед тобой восьмёрку кинжалом. Тебе не до игр ты перехватываешь его руку у локтя и направляешь острие в его горло. Ты воспринимаешь свой второй булькающий у твоих ног труп равнодушно. Ты втянулся. Потом. Потом на твоих глазах гибнет старшина. Глупо, нелепо, зло только так и бывает на войне.
   Когда мы уже не сосунки неоперившиеся, а волки почуявшие, что такое кровь движемся марш броском по абсолютно открытому полю, длинная пулеметная очередь пробивает его насквозь. И только тут ты замечаешь впереди небольшую подковообразную рощицу, у которой стоит джип с пулеметной турелью. И все автоматы как один, синхронно ударяют по джипу, пока мы видим, что водитель ткнулся головой в руль, а пулеметчик обвисает на турели.
   Я возвращаюсь внезапно, и так бывает всегда. Я перестаю быть безликим некто пережившим свой первый бой и даже заработавшим за него свой первый орден... Я снова могу глядеть на себя с высоты полутора с минимум тысяч дней войны, осознавая, что прошлом остался вместе с другим мной чудовищный кусок моего Я. Другого Я... И таким я буду навсегда... Я человек войны...
   А утром всё было как всегда, как обычно, ну, то есть, почти никак.
   - Знаешь, - сказал я, глядя в стол, - мне нужно уехать, - боясь ненужных расспросов, выпалил: - В торфяновку за пополнением. Бригаду снимают с переформировки... - И тут же осёкся. Моя жена, как любая другая офицерская знала, что взводные сами за пополнением не ездят.... Но она не подала виду,... Я понял воистину больше ничего у нас не получиться. И во всех бедах нашей семьи виноват именно я.... И то, что у меня хватает смелости признать эту слабость лишь перед собой, это тоже моя вина...
   А потом я действительно уехал...
   Из дневника Андрея Щепотнёва по прозвищу (Щена).
   29 апреля.
   Чёрт меня дёрнул пойти в эту армию! (Слова "чёрт" и "дёрнул" подчёркнуты тремя жирными чертами).
   30 апреля.
   "Прибыли" на станцию со странным названием "Торффяновка" причём слово это было на табличке указателя через двойное "фф", что говорило о том, что в данной местности либо живут большие шутники, либо у них конкретные проблемы с дикцией. Едва не получил в глаз своим рюкзаком вышвырнутым из багажного вагона. Оказывается, мы прибыли. По наивности поинтересовался у сержанта, сопровождающего колонну, когда нас будут кормить. Эта здоровенная лбина в какой-то нелепой тёмно-синей форме потребовала выйти, назваться и заявила, что призывник Щепотнёв может считать себя пообедавшим, поужинавшим и позавтракавшим.
   Нас 300 с лишним рыл загнали в какой-то сарай с плоской крышей. Чего в нём было много - так это света, по четыре окна с каждой стороны. Может, когда-то это был приёмный зал местного аэропорта, или, скорее, обычный магазин. Я нашёл на вымытом полу следы от оборудования, выброшенном за ненадобностью. Затем каждому из нас выдали по небольшой коробочке, в которой были: апельсин, пара печенюшек, шоколадка, быстро разогревающийся рис. Сержант назвал это "сухпайком" и добавил, передавая мне коробку, странную сентенцию:
   - Не опережай время своё...
   - В смысле, - не понял я, - не выступать, что ли?
   Так я и не.... Уснул прямо на подоконнике, привалившись к стеклу...
   31 апреля.
   К нам пожаловал "покупатель" - человек, от которого будет зависеть твоё будущее... Парень на вид чуть старше меня, невысокий и не очень крепкий.... С виду. Офицер. Три звёздочки блестят на коробе пагона в шахматном порядке. Странная эмблема на рукаве? Ого! Морская пехота! Головорез! Он не говорил ничего, но место ему предоставили, тут, же причём посреди зала, он встал, поправив, берет, заложил руки за спину, сказав:
   - Я старший лейтенант - Борис Морозов. Командир взвода морской пехоты.
   Есть желающие служить вместе со мной?
   Офигенная презентация! Однако она возымела действие. Вызвалось несколько человек. Оглядев их старший лейтенант остался доволен поскольку удовлетворёно кивнул. И тут он заметил меня.
   - Подойдите - не то приказал не то попросил он. Вежливый надо же. Я подошел, стараясь не наступить не на кого.
   - Что у вас в тетради? - спросил он.
   Дурочку включать не хотелось, поэтому я сказал честно.
   - Дневник!
   - Дайте! приказал он, требовательно протянув вперёд руку.
   Сзади кто-то прыснул, но тут, же смолк под свирепым взглядом офицера.
   Дать дневник? Тебе? Хрен! Даже родители не позволяли себе такого.
   - Нет - сказал я тихо. Мне показалось, что Морозов даже не удивился, моей наглости, а может, не подал виду?
   - Когда обращаетесь к офицеру вы обязаны добавлять господин старший лейтенант -сказал он жестко. Ага! Значит, уел я его. Наглость на наглость.
   - Господин старший лейтенант я не могу дать вам мой дневник - громко и отчетливо сказал Я, повисла, что называется гробовая тишина. Наши взгляды скрестились, точно клинки Мы были точно два зверя не способные поделить ведущую к водопою тропу Но .кто-то должен был сделать шаг назад .И вот мне показалось, что Морозов вздохнул с видимым облегчением.
   - Вы мне подходите - сказал он. Возьмите свои вещи и встаньте в строй. Все понятно старый покрытый сединами, и шрамами волк переиграл глупого наивного даже не волчонка, щенка .Ну, что тут скажешь?
   И дневник не забудьте! - крикнул Морозов мне в вдогон .Ещё и издевается
   Восемь месяцев спустя.
   Город Талаш Территория Конфедерации
   Морозов.
   Шесть часов до..
   Нам никак не удавалось зацепиться за перекресток. Улица была длинной и к несчастью широкой. Она шла прямо, но где-то посередине сворачивала направо. Вот на этом самом долбаном пятачке, метрах в пятистах от перекрестка, стояло здание цирка. Невысокое выкрашенное в дурацки розовый цвет с чудом, сохранившимся в этой бойне большими окнами. По верху этого здания шла каемчатая полоса напоминающая зубцы стариной крепости к тому ж в этих зубцах были пробиты бойницы. В общем, на этой крыше они и сидели. Один с " Громом " двое с " эргешками ", и снайпер гад с тепловизационой оптикой.
   Артиллерию мы вызвать не могли, за цирком начинались жилые кварталы, где всё еще находились люди. Поэтому теряли людей, своих.
   Виднелся уткнувшийся в покосившуюся тумбу сгоревший танк, то тут, то там валялись люди в застиранном пехотном хебе.
   Всё это я само собой узнал значительно позже.
   БМД съехал с пригорка и катил сейчас по широкой и пустынной дороге. Я видел ивы и клены, запорошенные пылью и копотью, поникшие, словно сочувствующие нам, неразумным; боковины домов которые не хотели смотреть на нас.
   - " Прибой, прибой, я Волна, Ответьте? "
   Я прижал прорезиненные кольца, ларингофона к горлу, щелкнул тангеткой, переходя, с взводной, на общебрегадную волну связи.
   - На связи, " Прибой! "
   - Доложите где находитесь?
   Где? Район пустынный здесь даже стрельбы не было слышно толком. Глухое татаканье, словно кто-то выхватывал из серванта тарелки, и бил их доносилось где-то впереди, хотя нет вот уже слева.
   - " Прибой " я Волна нахожусь у Главпочтамта - сказал я.
   Отлично - выхрипнула рация. На углу овского, и ина (помехи сьели часть фразы)
   - Вас понял - отозвался я переключаясь. Нашли спасателей бля
   - Колян, а Колян - окликнул я механика водителя подвысунувшегося из люка.
   Ты в цирке был?
   Тот услышал, отрицательно качнул головой.
   - Ну, поехали, посмотрим - крикнул я. Снова кивок, БМД дернулся разворачиваясь.
   Нас ждали два бронетранспортера громадные, остроносые шестиколесные махины, держали под прицелами крупнокалиберных пулеметов цирк и прилегающие к нему окрестности. Командовал этим всем целый пехотный полковник. Маленький, круглый подвижный.
   Вот только глаза у него были хлебнувшие.
   - Здорово капитан! Бросил он, протягивая пухлую, но неожиданно сильную руку
   - Здорово батя - сказал я. Что тут у вас?
   - А вон видишь - полковник кивнул на круглое и яркое точно торт зданьице. Хотим дальше идти, а зараза. Что на той крыше сидит не пущает.
   - Ясно. Карта есть? - спросил я.
   Полковник кивнул, сняв с пояса графический 3D планшет раскрыв, активировал. Я увидел план схему города круглого точно яблока, изрезанного нитями улиц. Полковник тунул в одну из нитей задатчиком. Та увеличилась в размерах. Я узнал место, где мы находились, злосчастный пятачок с цирком.
   - Вот это - полковник ткнул стило в здания, пирамидально нависающие одно над другим. Торговый центр, чуть дальше идут какие-то конторы и банк, напротив, на другой стороне гостиница.
   - Что думаешь делать? - спросил он внезапно.
   Я взял у него стило и прочертил, что называется зигзаг, ведущий через пол квартала.
   - Смело - бросил полковник. Но там нет наших частей - пробормотал он. Опомнившись спросил: - Людьми помочь?
   Ха и кому он это говорит? Офицеру морской пехоты?
   - Обойдусь - сказал я.
   - Удачи тебе капитан - сказал он мне вслед.
   - А вот за это спасибо - полуобернувшись, заметил я. Она мне пригодится. Очень.
   И удача действительно способствовала нам, просто невероятным чудовищным образом.
   О том, что за нее придется платить, думать не хотелось.
   Щепотнев
   Не знаю кому как, но мне нравиться ходить с нашим взводным на боевые, не верю я в росказни, что чёрный он заговоренный, чужие жизни взамен своей кладет, поэтому и возвращается всегда. Уж кому как не мне не знать этого. Как - никак восьмой месяц я сним как ниточка с иголочкой. Везучий он сукин сын.
   Я выглянул из за угла. Так и есть конфедерат молодой. Бздевший. " Забил на службу крест на крест" зло подумал я. И в самом деле конфедерат вместо того, чтобы смотреть по сторонам, смотрел вверх туда, где на уровне взгляда начинались ступеньки ведущей к едва приоткрытому слуховому окну лестницы. Я оглянулся, показал стоящему сзади, Витьке Ерофееву палец затем сделал выразительный жест, проведя им по горлу. Тот кивнул, я передал ему автомат, вытащив из чехла нож.
   Господи кто бы восемь месяцев назад сказал мне, что я могу спокойно убить человека, я бы тому в глаза плюнул. Эта мысль хоть и показалась мне несусветной, всё же посетила меня. Я покинул своё укрытие и тихо свистнул. Конфедерат обернулся, вкидывая автомат, но было, но было поздно тяжелый десантный нож,, изготовленный специально для бросания вошёл в его горло. Словно откуда не возьмись, возник взводный.
   - У кого сумка с термобарическими гранатами? - спросил он.
   - У меня - я передал ему сумку.
   - Разберите все по гранате - приказал он. Значит так - начал он Крыша здесь разделяется на две части, я не знаю зачем но тем не менее. Противник находится у северной части, вы входите туда кидаете гранату и зачищаете крышу. Всем всё ясно?
   Всем - откликнулся взвод.
   Морозов кивнул.
   - Первым иду я - сказал он за мной Ерофеев, потом Щепотнев приказал он.
   Собственно мне и делать то ничего не пришлось, пока я влезал на крышу, услышал несколько выстрелов, два хлопка и чей - то долгий протяжный крик. Два тела, рядом с которыми валялись стреляные эргешки, еще одно на платформе обнимает громадного похожего на паука" Грома"
   - А где снайпер то? - спросил я.
   Витька показал на прислоненную к стене винтовку а затем на бойницу. Морозов снял берет и отер пот.
   - Щепа радио " пехтуре" - тяжело дыша приказал он. Доложи зона чистая.
   - Есть - просиял я.
   Морозов
   За 1,5 часа до.
   Город был наш, но мало было подчинить себе бездушные коробки, нужно было успеть дать по руке тому, кто протянет её за чужим добром. Предотвратить мародерство короче. Комбат дал нам три часа на отдых, затем приказал выдвинуться на усиление комендантского взвода. Ну, на усиление так на усиление.
   Джип катил по опустевшим улицам, изредка перемигиваясь ближним светом фар с прожекторами на блокпостах. Визг тормозов и шорох шин был настолько неожиданным, что если бы не ремни меня бы приложило о стекло, но оно, то бронированное, а вот моя голова, то нет
   - Андрей, что происходит? - обалдело, не отойдя толком от полусна полудремы, в котором я дарил громадные охапки цветов своей жене - спросил я. Я даже не сообразил, что обратился к "Щепе" не употребив набившего оскомину псевдо, а как на гражданке по имени.
   - Кажется, к нам под колёса кто - то бросился - озадачено проговорил он.
   Что? Не хватало ещё получить гранату в борт из тянувшихся вдоль дорог развалин. Я освободился от ремней, щелкнув предохранителем лежащего на коленях автомата. В дверь поскреблись. Я поднял оружие, открыл её и почти сразу опустил. Женщина? На вид ей было лет 50 - 55 облачена она была в какое - то серое платье, разграниченное белой шахматной клеткой.
   Её волосы прикрывал пушистый вязаный платок глаза стекла старомодных очков в роговой оправе.
   - Без ошибочно угадав во мне старшего она сказала:
   - Господин офицер помогите мне, прошу вас. Дело в том, что там " ваши " солдаты музей грабят.
   - " Щепа " приказал я Радио на базу объяснишь причину остановки, попроси пусть помощь вышлют.
   Широкий луч фонаря, мячиком скакал по земле. Я подумал о идущей рядом и чуть впереди женщине смотрительнице, Как она ориентируется неужели привыкла?
   - Наш музей был открыт более 160 - те лет тому назад - говорила она. В его экспозиционных залах представлены образцы творений земных мастеров.
   - Копии? - спросил я.
   - Как вам сказать молодой человек - сказала она. В основном да но за столько времени многие " оригиналы " были утеряны или разрушены наша прародина тоже не всегда переживала лучшие времена. Так, что многие, из наших копий ценятся на внутреситемных аукционах значительно выше подлинников.
   Луч фонаря уперся в темно-серые с выщерблиной, ступени поднялся выше, я невольно отшатнулся, на меня глядел гипсовый не то человек, не то демон, поддерживающий могучими руками нависающий над входом козырёк. Во двор музея въехал джип, из - за руля выбрался Щепа. В три прыжка догнал нашу процессию.
   - Помощь будет - сообщил он.
   - Отлично - кивнул я. Потянув, за громадную в завитушках чугунную дверную ручку я вошёл. Я увидел бывший некогда белым мраморный пол испещренный грязными следами. Раз, два, три, - шестеро подсчитал я.
   - Вот с .. Щепа глянул на стоявшую неподалёку смотрительницу. Даже обувь не сняли.
   Одного из солдат прибывших вместе со Щепой я отправил на выход к машине, второго оставил на межэтажной площадке у большого во всю стену окна сделанного из разноцветных кусочков стекла. Фонарь я потушил пока глаза к темноте, не привыкли, я рисковал напороться, на что ни будь этакое.
   - Где они? - спросил я. Ответ смотрительницы меня не удивил.
   - В зале с картинами - сказала она.
   - У вас есть генератор? - спросил я.
   Женщина кивнула, показав, куда - то вверх.
   - Только мощности в нём хватит минут на 15 - ть - сказала она.
   - Этого хватит - сказал Я, будьте осторожны.
   - Спасибо - женщина зарделась. Спасибо " вам "
   - За что? - спросил я.
   - Я поняла, что вы разные - произнесла она тихо.
   Проход был широким я встал по одну его сторону, Щепа по другую. Я в тщетной попытке вглядывался в царящую в зале тьму пытаясь понять осмыслить. Почему? Свет!
   - Стоять уроды! Руки!
   Три темно-зеленых тени отшатнулись от стены при этом вырезанная из рамы картина колыхнувшись, упала на пол. Спустя мгновение об пол грохнулись три автомата.
   Трое? Где остальные?
   - А ну иди сюда тварь! Иди, кому говорю! Я обернулся, Щепа подгонял пинками четвертого трофейный автомат висел на его плече.
   - Где остальные? Где?
   Истошный женский крик полоснул по туго натянутым нервам. Он оставил себе приоткрытую дверь энергоузла, держать человека под прицелом сподручнее имея одну руку свободной. Урод!
   - Брось автомат морпех! - заорал он. И выпусти нас.
   Выстрел! Голову человека в зеленом мотнуло, щедро обрызгав кровью смотрительницу. Второй выстрел! Два тела скатились по ступеням вниз. " Мы разные " с горечью вспомнил я. Как же! Мы несем лишь смерть. Я прикоснулся к шее лежащей навзничь женщины. Пульс! Она жива? Я вытащил медпакет. Звука шагов я не услышал. Ударила длинная автоматная очередь.
   Что - то острое впилось под лопатку.
   Щепотнев
   - А ну стоять суки! А то вех положу! Я выскочил из зала успев заметить три лежащих у лестницы в луже крови тела. Последним было тело моего взводного капитан - лейтенанта Морозова
   На лестнице я нашёл разрезанного очередью солдата из комендантского взвода, Входная дверь была открыта. Выбежав на крыльцо, я увидел " Шестого, " который влезал в джип, выкинув из него тело второго солдата. Я вкинул автомат и активированная мною граната, выпущенная из подствольника, пробила бронестекло и.
   Ночь отступила перед светом ослепительно яркого взрыва.
   Внесистемный файл.
   Из протокола допроса рядового 1 - го класса Джеймса Корнуэла 44 инженерно строительный батальон армии Федерации по факту расследования происшествия в музее
   Следователь: Что побудило вас пойти на это преступление? Вы что разбираетесь в живописи? Что вы намеревались делать с картинами?
   Корнуэл: В живописи я не разбираюсь господин следователь. Только у нас во взводе солдат был по фамилии, Харченко, кстати, который и стрелял в офицера. Он говорил, что у него есть выходы на поставщиков и в маз, прошу прощения в картинах он сёк вроде
   Следователь: Хорошо. У вас что то ещё?
   Корнуэл: Прошу отметить, что я не оказывал сопротивления при аресте..
   Следователь (собирая бумаги в папку) Хорошо только это вам вряд ли поможет.
   Коллегия военной прокуратуры, на судебном заседании рассмотрев факт совершения рядовыми 44 инженерно саперного батальона, уголовного преступления постановил вынести в отношении: Джеймса Т. Корнуэла, Степана Харченко ( посмертно ) Виктора Сосина, Егора Лушникова( посмертно) Айвена Стивена, Майкла Шора исключительную меру наказания.
   Та же коллегия постановила признать правомерным факт применения оружия старшим сержантом морской пехоты Андреем Щепотневым в отношении Степана Харченко повлекший смерть последнего.
   Конец.
   Файл N 5
   Ф.И,О - Смирнов Олег Викторович.
   Профессиональная принадлежность - сапер.
   Внимание файл носит следы вирусной атаки воспроизводить с осторожностью. Возможна полная потеря данных.
   Рассвет красит развалины, в желтовато розовый цвет Но мне нет дела до остывшего за ночь бетонного крошева всё, что я вижу это пропыленные носки своих стоптанных "берц" Беловатый песок изредка прорываемый короткими стеблями травы и короткий раструб миноискателя. Пик, Пик, пик, пик.
   Я сапер " крот " Или как называет нас трусящая вдоль дорог пехота " слухач " Нас это меня " Дока, Спинозу, Малыша Чика, Грымзы " у нас у всех есть прозвища у меня тоже. " Лаки Люк " - Счастливчик, Везунчик. Взоводный говорит, что у меня нюх на взрывчатку похлеще, чем у собаки. Это верно. Я, пожалуй, лучше других умею находить сюрпризы, что оставляет конфидератское отребье.
   Пик, пик, пик, - звук вырос по экспоненте, щуп глухо звякнул, наткнувшись на что то. Я моментально подал колоне знак " стоп " Охранение замерло выцеливая кого то в развалинах Я положил на землю щуп, миноискатель опустился на колени вот она выемка от щупа.
   Так, так, а теперь нежно, нежно ёще нежнее, чем роза, ёщё хранящая, влагу утреней росы касается обнаженной женской кожи длинными, чуть подрагивающими пальцами я смахиваю в стороны песок. Обнажился стальной блин. Что у нас здесь? ОЗМ - ка и всего то?
   Щелчок! Серединка блина слегка приподнялась, наверх подвыскочил тонкий не больше 10 сантиметров стержень. Два раза повернуть против часовой стрелки, всё! Уф! Я вдвинул серединку, обратно в блин выдернул его из земли за приваренную сбоку ручку. Поднявшись, начал отряхивать слегка подрагивающие ноги. Бл. Хоть и нее первая, а всё равно мандраж не проходит. Я подхватил свои причиндалы, подал знак " продолжать движение " Я забросил мину в сумку, начальство требовало доставлять все " подарки " на базу, якобы с целью утечки взрывчатки. Мура это всё.
   Подошёл " Грымза " худой нескладный парень на котором форма болталась как на вешалке. Своё псевдо он заработал за постоянную привычку ворчать по любому поводу. Но сейчас он был серьезен как никогда.
   - Что у тебя - спросил он.
   - Фуфло - сказал я. ОЗМ - ка.
   - " Спиноза " шесть таких нашёл - бросил " Грымза " как бы между прочим. А у меня пусто. Хоть " кошку протралить " что ли? Хотя в следующий раз.
   - Почему? - спросил я.
   - Потому, что мы уже пришли - сказал " Грымза " Я поднял голову. А чёрт и в самом деле.
   Сегодня занятия затянулись, короткой перемены явно не хватило. Одэрн чертовски устал, тут ещё " контролёр " привел в класс очередного посетителя. Мужчину неопределенного возраста в протертом на локтях пиджаке брюках и башмаках, которые нуждались в хорошей чистке. Единственой лишней деталью на его изборожденном морщинами лице были усы пышные русые, но будто приклеенные.
   Цепким взглядом карих глаз, словно держа собеседника на линии прицела, он глядел на них. Долго обстоятельно, но нудно он рассказывал им об устройстве автомата АГ 904 стоящего на армейском вооружении и являющимся основным спецефикантом сетевых аукционов. Речь шла об укороченном " десантном " варианте, который можно хранить под плащом или под короткой курткой, к примеру, такой как у них.
   В конце занятия в класс вошел контролёр испросил радушно улыбаясь.
   - Надеюсь. Все готовы к завтрашнему контрольному тесту? Одэрн вздрогнул, он говорит об этом словно речь идёт об арифметике.
   Завтра.
   Удар прошёл слева, голову мотнуло на пол, что- то закапало часто, над ухом пророкотал бас, свойственный офицерам военной контрразведки. Бас говорил с жутким акцентом.
   - Кто тебе дал автомат? Кто приказал тебе стрелять в офицеров? Кто?
   Удар справа. Одэрн распахнул глаза, почувствовав на себе, чей- то взгляд. В проеме открытой двери стоял солдат. Молодой чуть старше его, судя по эмблеме сапер. Их взгляды встретились. Избитого окровавленного подростка с завиденными за спину стула скованными руками и молодого парня прошедшего огонь, воду и медные трубы. Могли ли они сойтись? Могло ли их связывать что другое?
   Пару часов тому назад.
   Местный рынок представлял собой, пару десятков деревянных прилавков сколоченных вместе под общим навесом. Прилавки были заполнены " дарами " плодородной, несмотря на несколько, несмотря на несколько десятков эко - бомбардировок почвы. Виднелись бутылки с разномастно окрашенной водой, высились горки плит шоколада, переливающиеся разноцветными обертками. Белели, краснели, синели, желтели, сигаретные блоки.
   Может конечно это слишком громко сказано " рынок " так базарчик хотя, армейцам то покупать жратву негде больше.
   Они шли окружив котроллера тесной группой не дать не взять любящие детишки вытащившие своего зануду учителя на открытый урок , ну по экономике скажем Они остановились в тупике у стены где иногда горные горянки продавали знаменитые в своё время на весь край сотканные в ручную Хоргемские ковры
   Они окружили котроллера плотно, но так, чтобы в случае чего бросится в стороны конспирация мать её, благо стена тупика за их спинами довольно низка и каждый из них перемахнет её на раз.
   - Ну, контролер поощеряюще улыбнулся и распахнул плащ, под каждой его рукой висело по АГ 904 в укороченном десантном варианте.
   - Кто смелый? - спросил он.
   - Может быть ты Когрэн? Он снял один из автоматов. И протянул его высокому стоящему напротив него парню.Сэт Когрэн лучший ученик класса самый умный, самый сильный, В поселке все девчонки были в него влюблены. Одэрн завидовал ему и втайне хотел быть на него похожим и вот теперь что делает контролер? Он же кладет жизнь парня на заклание. Одэрн сжал кулаки, ему хотелось ударить это сытое лоснящиеся лицо, и не один раз.
   Когрэн глупец принял оружие с таким видом, будто это священный меч дающий шанс на победу в битве с драконом Бри - бра.
   Неужели - подумал Одэрн - Этот напыщенный ублюдок думает, что армейцы спустят убийство офицеров им с рук и осекся, поскольку котроллер назвал его имя
   - А контролировать действия Сэта Когрена будут Одэрн и ты Пэрдон - сказал контролер.
   На них смотрели с уважением ведь помогать контролеру это шанс на будущие если конечно оно будет.
   Кстати об армейцах дозорные, оставленные у входа, доложили, что к рынку подъехал грузовик. Водитель остался в кабине, а из кузова крытого тентом выпрыгнули два офицера капитан с майором сейчас они уже на рынке.
   - Все знают, что нужно делать?- спросил контролёр.
   Одэрн выбрал себе наблюдательный пост рядом со сломанным автоматом для чистки обуви, благо тот был высоким точно шкаф, и не менее широким..Сэта он видел. Видел и офицеров расталкивающих местных широкими камуфлированными плечами. Взгляды настороже, оружие под рукой. Они сближались. Одэрн закусил губу. Вот же! Капитан свернул куда - то. Надо сообщить. Поздно.
   Когрэн с майором уже сближались, как два героя в старинном земном фильме. Как его кажется вестерн?
   - Чего тебе пацан? - майор положил руку на ложе автомата. Со своего места Одэрн видел его лицо, чего мог бояться этот высокий сильный мужчина с красным, будто обветренным лицом? Стоящего перед ним невысокого пусть крепкого на вид, но все, же подростка? Старшие говорили, что не допустили за последние время ни одного нападения на передвижные патрули, и блок - посты. Так, что сейчас голубые в красных прожилках глаза офицера, видели перед собой всего-навсего попрошайку, одного из десятков тысяч которые бежали в пыли подымаемой армейскими колонами, потом дрались в той же пыли, за какую - то подачку, словно галки на свалке. Автоматный ствол, дрогнув, опустился вниз.
   Одэрн зажмурился, пытаясь отсрочить неизбежное. Нет! Нет! Нет! Когрэн распахнул куртку, ударила короткая автоматная очередь. О боже! Одэрна вытошнило. Он же ему в глаз попал!!! Фонтанирующие кровью тело сделало неуверенный шаг вперёд заскребло воздух рукой, словно в неуверенности, затем рухнуло.
   Над головой вжикнуло. Одэрн присел от неожиданности это напомнил о себе капитан, выпустив длинную очередь. Вскрикнув одна из торговок, упала на прилавок, спихнув вниз целую кучу ярко красных яблок. Пули подрубили стойку, и навес угрожающе накренившись, едва не упал вниз. Когрэн пошатнулся и рухнул ничком на землю автомат выпал из его рук.
   Контролер говорил " Ни в коем случае, не оставляйте оружие врагу " Он вцепился в оружие мертвой хваткой, однако далеко убежать ему не дали. Короткая очередь под ноги и за спину. Его окружили пятеро, можно было бы кинуться в драку, показать зубы но. Капитан вырвал автомат из его стиснутых пальцев, и отошёл в сторону, кивнув остальным.- "Счастливчик", "счастливчик", - меня пихнули в бок ногой, раз второй от третьего я отмахнулся, привстав, привалился спиной к стене.
   - "Грымза" - пробормотал я. Знал бы ты паразит, от каких снов ты меня оторвал.
   - Ничего - бросил тот с усмешкой. На гражданке досмотришь. Вставай наша очередь.
   Так. Движение первое схватить прислоненный к стене автомат. Движение второе встать и осмотрется.Наша спокойная жизнь кончилась с неделю назад. Пацан из местных застрелил на рынке майора из комендатуры нагло, цинично. А потом началось. Проверки, усиление режима
   Как будто мы без них "клювом щелкаем"
   Наш взвод занимал здание школы, располагавшиеся в центре города прямо посреди улицы, соседей у нас не было так, что хоромы выдались царские. Каждый селился, где хотел ну в разумных пределах конечно.
   Учительская не подошла никому. "Спиноза" заявил, что она ему "концептуально" не подходит. Философ блин. "Грымза" брякнул, что не переваривает этого места, поскольку в детстве нахлебался здесь сам, да и с предками в придачу. В общем, здесь остался я.
   Так я стал обладателем сонмища пропыленных шкафов. Забитых старыми школьными журналами. Нескольких столов, на которых стояла пара мертвых компьютеров, да трёх засохших цветков в горшках на подоконниках разбитых окон Ремонта никакого я не устраивал, так выбил осколки стекол из рам, убрал горшки мы со "Спинозой" заложили подоконники мешками с песком, я отмел мусор, в стороны образовав тропку к выходу. Да прибил к двери два гвоздя, на которые вешал бронежилет и каску.
   Дни тянулись за днями, после дежурств я одно время развлекался тем, что брал какой - либо из журналов и пробовал разбираться в хитросплетениях малопонятной для меня орфографии и пунктуации, но потом я плюнул на эту затею, а бумагу. Использовали мои сослуживцы для более понятных нужд. Я миновал портрет, висевший на стене который не стал выбрасывать из принципа; всё - таки хоть какое - то отличие от рож моих собратьев по оружию. На потрете, был изображен, какой то мужик лет 60 весьма дородный даже по здешним меркам. Имевший длинный седой чуб, ниспадавший на высокий лоб, мыслителя Кем он был? То ли местным политиком, то ли директором этой школы я не знал. Во время моего "новоселья" кто - то кажется "Спиноза" пририсовал мужичку скабрезные усики и дымящеюся сигаретку в углу нервно изогнутого рта.
   Движение третье всунуть шею в ворот ЖЗЛ - 74 "полпуда" булькающий внутри жидкости которая при ударе пули приобретала монолитную твердость: движение четвертое нахлобучить каску затянуть ремешок и.
   - Я готов - сказал я.
   У нас было два поста один на крыше, второй в холле первого этажа были они конечно чисто номинальными. Слепого героизма от нас никто не требовал в случае чего, мы могли оставить здание и дать деру к соседям через два дома, напротив - там стояла пехота вроде. На первом этаже обычно дежурили трое; двое перед большими наполовину заваленными мешками с песком окнами, один должен был находиться при связи.
   Мы сменили "Дока", " Старого Хрыча ", и " Святошу ". Я встал к одному окну, пристроив автомат между мешков так, чтобы он был под рукой. " Спиноза " занял другое. " Грымза " плюхнулся за стол на котором была установлена дугообразная дека телефона полевой связи обняв её он тут же захрапел.
   Я усмехнулся и вернулся к своему занятию " смотрению, и ожиданию ". Некоторое время не было видно ничего кроме светло серого сигаретного тумана плотной комковатой массой висящей над остывшим за ночь асфальтом. Не видно, зато слышно. Шаги.
   Шаги одиноко бредущего человека разносятся гулким эхом по опустевшей улице.
   - " Грымзы " Эй? Я потряс спящего за плечо, когда тот не отреагировал, сорвал с деки заголосившую трубку.
   - Пост N 2 это пост N 1 - заговорила трубка, к вам движется неустановленное гражданское лицо
   - Принято - я бросил трубку на рычаг.
   - Быстро за взводным - приказал я " Грымзе " заспано потирающему глаза чумными руками. Я подошёл к двери, кивнув " Спинозе " прикрой! Открыл.
   Широкий луч фонаря установленного на моём автомате выхватил фигуру, выступившую из предрассветной хмари.
   Подросток. Парень лет 15. Лицо белое то ли от холода, то ли от страха, а может всему виной два дивных отливающих перламутром синяка под обоими глазами неистествено вывернутая вздувшаяся губа. Удивительно знакомое лицо. Чёрт? Господи! Комендатура! Там его метелил особист. Нас тогда ещё выдвинули на усиление в помощь комендантским саперам.
   - Я не вооружен - сказал парень, медленно подбирая слова. Я хочу поговорить с офицером.
   Движение пятое не последние. Те же яйца только в профиль. Комната в восточном крыле на втором этаже, одинокое лампочка под потолком освещает стол запыленный. Нашего странного гостя, взводного напротив меня сидящего у входа, тихо офигивающего от происходящего.
   "Удар будет нанесен безсестемно. По всем наиболее сохранившемся в городе зданиям.. Которые, как известно, контролирует армия. Целью его является срыв передвижения войск в районе города А также поддержка контрнаступления армии конфедератов."
   - Почему ты пришёл к нам? - спросил взводный.
   Парень, которого, кстати сказать, звали " Одэрн " ну и имена у них блин. Впрочем, не только имена, но и свой язык, своя писменость, которая как оказалась, существовала уже давно.
   Говорил медленно видно здорово его отп, отметелили.
   Я сам состоял в такой же группе, но я не хочу никого убивать. А что касается второго вопроса, то я учился здесь.
   Взводный кивнул. В дверь всунулся " Грымза " поискал глазами взводного, кивнул на выход, я слышал их в приоткрытую дверь.
   - У "соседей" колону на въезде в город раздолбали - горячо шептал " Грымза " 10 минут назад.
   - Началось - прошептал взводный.
   - Началось - как эхо повторил я. Ох ёлки!
   Действительно началось. Пули рвали мешки, застревая в них, на излете точно гвозди.
   На нашу улицу с неожиданным взвизгом шин влетел бронетранспортер. Башенка, оснащенная крупнокалиберным пулеметом, на него навершие повернулась. Ударила длинная пулеметная очередь, с левого окна смело мешки, вскрикнув " Спиноза " влип в стену и сполз по ней на пол. Граната, выпущенная из РПГ с крыши, ударила бронетранспортер в левый бок в заляпанную чёрной краской армейскую эмблему.
   Я выпустил длинную очередь, с мстительным удовольствием отметив как выбравшаяся из горящей машины фигура в черном рухнула на землю, словно наткнувшись на невидимую преграду. Когда шум боя стих, подошел к " Спинозе " с горечью убедившись в том, что помощь медиков ему уже не нужна.
   А еще позже выяснилось, что пропал парень из местных. Ну, тот самый. Куда он мог деться из обстреливаемого здания не мог сказать никто. О его судьбе я узнал лишь на следующие утро, но о том, что она соприкоснется с моей я даже не догадывался
   Координатор Сети групп терпеливо ждал. Он уже знал, о том, что атака на город была сорвана, и даже знал по чьей вине, это произошло. Подумать только, а ведь этот сопляк был лучшим в класс группе. Ну да ладно, если его план удастся то, с помощью миротворческих организаций город можно будет объявить демилиторизованой зоной. А там.
   Даже гибель нескольких сотен молодых придурков вполне вписывается во всё это. Что поделать костры высоких политических устремлений алчущие до новых жертв.
   На улицу вспарывая уличное разноголосье истошным воем сирен вынеслись три машины военной полиции, комендатуры, и инженерно - саперной роты. Грузовик трясло и немилосердно раскачивало на ухабах. Я глядел на полоскавшийся по ветру незакрепленный тент и как ни странно не одной путной мысли в голову не лезло. Действительно странно. Рывок!
   Приехали! - пробурчал кто - то. Со стуком откинулся деревянный борт.
   Оцепление было выставлено за 350 метров от объекта. Напор неожиданно плотной толпы. Сдерживала цепь военных полицейских в полном " боевом ". В похожих на латы коробчатых бронежилетах, тяжелых касках с непрозрачными забралами не хватало только высоких ростовых щитов и дубинок. Но здесь не метрополия. Полицейские, сопровождавшие нас частью остались у машин, частью присоединились к оцеплению; комендантские то же куда то рассосались так, что поднырнув под желтую предупреждающую веревку к дому подошли только мы.
   Я видел длинный забор, раскрашенный в аляповатый ярко зелёный цвет за ним виднелось то, что когда то было клумбой, а сейчас поросло высоким ломковатым камышом. Дом был невысоким двухэтажным с островерхой черепичной крышей. Обычный дом.
   - Значит так - сказал взводный. Туда пойдут " Док " и ты - кивнул он мне.
   - Логично - подумал я. Зачем терять все, когда можно потерять лишь часть. Хотя почему потерять? Я забыл упомянуть, что мы были облачены в противовзрывные костюмы неуклюжие точно космические скафандры. Зато у них была отличная многодиапазонная связь, неплохой медблок и Ладно.
   Дорожку мы прошли без происшествий, на двери и перед ней ничего не было тихо скрипнув она отворилась, комната на лево направо и прямо.
   Как в сказке. Дыхание ровное глубокое. Тьфу.
   - Правая комната чисто - сказал я.
   - Левая чисто - откликнулся " Док "
   Тишина.
   - Игорь чего молчишь? - взводный. Встревожен. Интересно кто у нас Игорь? " Док " что ли? Хе - Хе
   - " Счастливчик ".иди сюда! - " Док " тяжело сглотнул. Я вошёл в третью комнату, миновав его фигуру застывшую точно соляной столб.
   - Ничего себе - пробормотал я.
   На дощатом полу спина к спине скрученные друг с другом детонационо взрывным шнуром, сидели наш вчерашний спаситель с какой - то пожилой женщиной, скорее всего с матерью. ДШВ вел к плоскому похожему на коробку устройству, закрепленному на стыке стульев.
   - Видим двух гражданских - доложил я. Они заминированы.
   Хлопнула дверь, пахнуло холодом, на водительское сиденье опустился невысокий плотный мужчина, лет 45 в чёрной длиннополой куртке резким движением отбросил со лба длинную прядь.
   - Они вошли - сказал он незнакомцу сидящему сзади.
   - Камеры готовы? - спросил тот.
   Длинноволосый кивнул.
   - Может, сразу поедем в госпиталь? - спросил он. У нас иная задача - бросил важным тоном " заднесидячий "
   - Ну да - мрачно кивнул длинноволосый. Мы же эти как их " стринги "
   - " Стрингеры " идиот - поправил его " заднесидячий " И вообще сказал он. " Кому суждено быть повешенным тот по морде не получит".
   - Это точно - подтвердил длинноволосый.
   Так, что у нас здесь? КДВ - 8 - ки с двух сторон и проводов чертова туча. Так. Я отсоединил шнур. Вроде все! Я поднялся, шнур! Шнур! Какой же я идиот! Я поднял забрало и обернулся к стоявшему сзади "Доку"
   - Вали отсюда - сказал я.
   - Что? - вытаращился тот.
   - Основное устройство не здесь! - заорал я.
   Взрыв подкинул вверх островерхую крышу и вернул её на место, скособочив. Брызнули стёкла, веером выкашивая толпу. Дом содрогнулся точно живой, выбросив из мёртвых окон весело загудевшее пламя.
   Взлетевшие вверх мини камеры запечатлели мостовую, усеянную неподвижными телами и лишь одну фигуру стоявшую. Стоявший поднял голову вверх. Это был офицер лейтенант. Лицо его было залито кровью. Усмехнувшись, он выхватил пистолет, грянули два выстрела. Стоп кадр! Нет изображения!
   Файл N 6
   Ф.И.О. - Матвеев Дмитрий Сергеевич.
   Профессиональная принадлежность - радист
   " Предупреждение " - данный носитель содержит только 6 часов личных memo - данных.
   Страх.
   Мое тело сотрясала крупная дрожь и причиной её не была громадная лужа, в которой я лежал, так, что наружу вытарчивал только горб привинченной на спину рации. А дождь сука всё идёт и идёт мелкий противный. Весенний. Зато деревья вокруг расцвели пышными белыми цветами. Пахучие бля.
   Я шмыгнул носом. " Только насморка не хватало " Деревья им то, что они как стояли, так и стоять будут, они соки из земли пьют, которая железом и кровью напоена, как и те каменюки, что за мной. Господи! Ну, за, что мне это! Чёртов пейзаж! Мы все останемся здесь!
   Я и мои ребята. Дождь уже внес их тела, в деталь пейзажа, сделав их чем - то несущественным, чужим. Дождь!
   Мой взгляд остановился на командирской машине перегородившей дорогу, на бурых пятнах вокруг звездообразных отметин на лобовом стекле; на распахнутой дверце из которой свешивалась рука, и на тоненькой струйке крови сбегавшей с неё. Я закрыл глаза, охладив веки стылой водой
   - Вот я значит беру её за коленку, а коленки у нее ниче такие мясистые как и - под дружный гогот сержант прижал к груди руки словно.
   Не любил я сержанта своего сам не знаю, за что, может после того случая на базаре в лавке а может?
   Очередь! Тело сержанта снесло с брони. Взрывы. А потом на дорогу вышли "они", " враги ", " конфедераты ". Они разительно отличались от изображений видимых мною на плакатах в учебке, и от визорных программ. То маленькие, " щуплые " то неширокие и коренастые, то большие и здоровые. И на супер солдат они не тянули никак. Они ходили меж упавших добивая их.
   Я видел как дернулась спина лежащего ничком сержанта, вверх взлетели кровавые ошметки, как разлетелась голова Саньки Арбузова моего друга кстати. А я забыл обо всём, что у меня есть оружие, что я давал присягу. Я предал их.
   Я взглянул на циферблат хронометра, светящийся во тьме ого я валандаюсь здесь уже 3 часа! Как - то незаметно они пролетели, с тех пор как я при первых звуках выстрелов, сиганул " рыбкой ", с брони в лужу в кювете. Инстинкт самосохранения твою мать!
   Пятясь, я начал выползать, из лужи не видя, а скорее спинным мозгом чуя мигавший на панели зелёный огонёк. Приподнявшись, я бросился под прикрытие одной из венчавших вход в близлежащие здание колон.
   Сдернул с плеч лямки, бухнул куб, на мокрые бетонные плиты. Выдвинув антенну, нацепил наушники, начал щелкать верньером, разыскивая нужный диапазон. Тишина, тишина, и.42,34,25,76,340, при звуках монотонно бубнящего голоса я испытал облегчение сродни детскому, когда ты понимаешь, что все проблемы с тебя сняты и кто - то другой поможет тебе. Но, что это? Строчки, ложившиеся, на лист блокнота гласили.
   " Обеспечить корректировку артелерийского огня в квадратах 42. 16 и 42.14 " Значит с моей помощью, они хотят убить ещё больше людей и не хотят меня вытаскивать отсюда?
   Где то внутри меня " другой я " хитрый, подленький, помнящий лужу спросил: Ну и зачем ты принял это сообщение а? Некто ведь не знал, что ты жив " заныкался " бы в какую ни будь дыру и всё. Я скрежетнул желваками так, что челюсть заныла, и сказал себе " Заткнись! "
   Дверь, ведущая, в подъезд была приоткрыта и даже подперта палкой, видимо для надежности. Я ткнул в неё автоматным стволом и та негодующе загудела. " Дескать, что это ты человек не я причина твоей неудачи и не из - за меня ты здесь". Я заглянул внутрь, отметил лестницу из мощных бетона серых ступеней винтом, уходящую вверх, исписанную стену в пятнах от лопнувшей штукатурки. Вот и окно, я выглянул на улицу. К телам, лежащим меж промоин асфальта, уже подбирались извечные падальщики всех войн, собаки. Я содрогнулся, неужели и меня это ждёт? Площадки меж этажами были короткими, зато лестничные пролеты на удивление широкими точно лифтовые шахты, я взглянул вверх. Пыль и холод. Почти замогильный.
   Вот и последний этаж. Лестница, услужливо разложенная почти к самому полу. Вот, мол, бери и лезь! Я и полез и попал во тьму.
   Как оказалось, над крышей был настроен этаж, что - то вроде чердака. С трудом я пробрался меж мощных крепежных балок к узкому слуховому окошку, сквозь которое на запыленный пол падал узкий луч солнца. Впрочем, оно оказалось не таким уж и узким.
   Господи красота, то какая! Город распростерся передо мной точно страница непрочитанной книги, в такие минуты хочется подставить лицо лучам набирающего силу солнца, или просто бродить по нагретым солнцем улочкам.
   Я поставил к стене автомат, снял с плеча рацию. Достал из кармана - клапана комбинезона монокуляр компакт бинокля поднёс его к глазам. Странно, но я отметил для себя, что в городе практически нет высотных зданий; моё, городской ратуши на площади, да какой - то гостиницы.
   Мелькнула мысль перебраться туда, ибо, когда солнце будет в зените, то эта громадина начнет бликовать, точно зеркало. Но не сейчас. Я повёл биноклем ага вот они! В бинокуляр попали три фигуры, я навел резкость светло-коричневая форма с блекло - темными разводами. Взрыв!
   Я перевел бинокль направо. Вот возле ратуши тащится танкетка и грузовик, в котором в два ряда точно грибы в лукошке торчат головы в кепи. Взрыв! Пламя выжимает через борта танкетки, точно пасту из тюбика. Взрыв! Вверх летят ошметья тел.
   Странное дело мои страхи улетучились куда - то, как дым. Теперь я осознавал, что делаю, что - то нужное тем сотням тысяч за моей спиной, что являются для меня " своими " Может быть, это спасет им жизни? Может это и есть логика войны?
   Я опустил монокуляр ниже. Ого! Целая колона шпарит куда - то вот первая машина вылетела из тучи поднятой ею пыли. Взрыв, один, другой, третий. Ну, вот и всё.
   Рация, настроенная на прием выдала; перейти в квадрат 42.40, и даже приписка была в конце. " Вы молодец рядовой! "
   - Надо же - криво усмехнулся я. Похвалили. Как в школе. Я рассмеялся, чувствуя, что злоба и ненависть оставляет меня. И остается, что? Пустота? Я слез вниз и выбрался из подъезда Я молодец.
   Собаки отвлеклись лишь на минуту, интересно кем я предстал перед ними? В пропыленном и продранном на локтях маскомбенезоне с лицом мокрым от пота и покрытым струпьями засохшей грязи с дурацким горбом за плечами. Человеком? Или животным, не решившимся на поединок?
   - Пошли прочь! - сказал я. Я выпустил в воздух длинную очередь. Никакого эффекта. Эти твари уже успели привыкнуть к выстрелам. Хотя нет вот одна из них подняла окровавленную морду угрожающе зарычала, " хочешь присоединиться? " или " бросить мне вызов? " заслужи! И верно! Брошенный мною камень ударил псину в бок, та отпрыгнула и о чудо бросилась, прочь увлекая за собой остальных.
   Я молодец ребята вы слышите! - бормотал я обходя погибших. Это за вас! Слышите! Я собрал с них memo - карты единственное, что я смог сделать
   Улица давала развилку влево и вправо, становясь т - образным перекрестком. " Налево пойдешь жену потеряешь направо, " Приглядевшись, я разглядел остовы автобуса, которые всё еще не отпускало пламя, чёрную фигуру внутри. Как хотелось думать, что это манекен. 300, 200, 100 метров
   И тут я увидел её.
   Это была женщина лет 30 -35. С лицом столь прекрасным, будто оно было вырезано резцом невиданного скульптора. Простое платье лишь выгодно подчеркивало достоинство её фигуры. В её светло-синих глазах навек застыло удивление. Как могло такое произойти? Я никогда не думал, что смерть может быть столь прекрасна. Я отбросил автомат, в сторону поднял её тело на руки. Оно было невесомо легким, ну конечно ведь она уже там и смотрит на меня. Я шёл обратно. Я должен похоронить её и моих ребят, что бы их души были вместе там, где нет боли, ненависти, злобы. Я должен.
   Выстрел! Отразившись гулким эхом от стиснувших меня стен, мячиком запрыгал по земле.
   Я опустился на колени, медленно рухнул лицом, вперёд коснувшись лицом её по-прежнему тёплой ладони.
   - По крайней мере, все честно - пробормотал я.
   Вместо эпилога
   Продолжительное время спустя.
   Бункер уровень 0
   Зал был громадным, разделенным на две половины. В первой половине за мощным бронестеклом на специальных подъемниках находились шесть медицинских биокамер. Камеры точно грибы паразиты облепили датчики регистрирующие состояние находящихся внутри пациентов. Воздух здесь был слежавшимся плотным, красноватым. Да и вообще нельзя здесь было находиться без скафандра высшей биозащиты.
   Вторая часть была гораздно меньше. За пультом покрытым сетью перемигивающихся друг с другом мониторов. Наблюдал юноша лет 30 в белом медицинском комбинезоне со знаком врача высшей категории на правом плече. В воинском ранге это равнялось майорскому званию. Время от времени он на вертящемся стуле подъезжал к какой либо из вмонтированных в пульт клавиатур отстукивал на ней что - то, удовлетворено кивал. Он обернулся к стоящему сзади представительному мужчине лет 45 - 50.
   Мы готовы - сказал он.
   Тот кивнул, достав из кармана трубку портативного коммуникатора, набрал короткий внутренний номер.
   - Андрей Львович у нас все готово! - сказал он в мембрану микрофона. С хлопком захлопнулась крышка.
   - Начинайте - сказал он.
   Часть вторая
   Когда пришло время разбрасывать камни.
   Город Раамдерсдат за 10 лет до описываемых ранее событий.
   Открываются! Открываются! Как эхо прошелестело по толпе репортеров плотным кольцом обложившей вход в особняк. И действительно массивные двустворчатые двери раскрывались, исторгая из себя разномастных по возрасту, росту, телосложению, но одинаково точно клоны одетых; молодых и не очень людей. Во всём одинаково чёрном, чёрными были даже очки, скрывающие их лица. Они образовали две цепочки, готовя периметр
   Репортеры пришли в движенье. Готовя фото - ружья с мощными прикладами, подвижные веб - камеры, точно почуявшие след гончие псы рванулись вперёд.
   Вот они 14 мужчин 4 женщины властители дум пишущей братии всей планеты. Кто - то шел сосредоточено глядя под ноги, кто - то общался с соседом, кто - то неприязненно косился на норовившую залезть под самый нос наглую малютку камеру.
   Первым к трибуне для выступлений подошёл глава Федерации Гаврилов. Невысокий кряжистый точно утес противостоящий волнам в шторм Объектив камеры заполнило дородное коричневое от загара лицо 68 летнего политика. Длинные сросшиеся на переносице брови, широкий утиный нос, маленькие, прячущиеся в глубине лица глазки, тяжелый квадратный подбородок. Пожалуй, он обладал лишь двумя достоинствами пышной подкрашенной аккуратно подстриженной шевелюрой; да голосом зычным точно колокол хранившейся в местном историографическим музее говорят, он был изготовлен первопоселенцами 600 лет назад как память о метрополии, ушедшей в тень истории.
   Камера, переводившая изображение на мониторы телевизионщиков обладала большим разрешением. Хм, как бы это сказать. Лоб у главы " Федерации " странно бликовал, а это могло говорить о: а) волнении г - на Гаврилова б) недобросовестной работе гримеров в) о пристрастии к недоброкачественной пище и банальной сальности кожи. Испугавшись чего - то телевизионщики отвели камеру.
   - Сегодня - объявил Гаврилов осеняемый вспышками фото - блицев. Поистине знаменательный день. Мною Главой Федерации и представителями присутствующих здесь государств да -да государств я не оговорился. Гаврилов кинул окрест тяжелый взгляд, словно кто - то сомневался в его словах.
   " Был подписан договор о сотрудничестве, который как я полагаю, позволит привнести в Федерацию нечто новое. Я думаю, никто не станет отрицать, что всем свойственно меняться человеку, растению, животному. Мы тоже должны меняться. Сблизить наши культуры стать единой нацией ".
   - " А вот это уже действительно сенсация! "
   Камера смазалась. Место Гаврилова занял, правда, на соседнем мониторе молодой человек лет 30 дочерна загорелый с крупной обритой налысо головой. Мощную шею обвивал чёрный шнурок репортерского бэйджа. Шла запись комментария для выпусков новостей.
   - " Как мы видим глава Федерации выступил с действительно неожиданной инициативой, но вот к чему она приведёт? "
  
   Резиденция главы Федерации.
   Остров Тихий.
   Море Дэвидсона.
   - Видал? Гаврилов кивнул вглубь кабинета, где на большой плазменной панели виднелись последние кадры его выступления. Вопрос этот был адресован сидящему напротив человечку. Был он невысок, субтилен, бледен. Имел яйцеобразный череп окунтуреный бесцветными волосиками. Такая же бороденка слегка оттеняла впалые щеки с острым подбородком.
   Родись Сергей Сергеевич Волович не здесь и не сейчас, а скажем на Земле на пару сотен лет позднее - то вполне мог бы послужить живой иллюстрацией к фольклорным сказаниям разных народов. Он мог бы с блестящим успехом изобразить, какого - нибудь хоббита или там Кощея Бессмертного на худой конец. Трудись Волович опять же на Земле, не к ночи она будь упомянута или же в поясе планет внутренней группы, то его должность равнялась бы премьер - министерской, или даже вице - президентской. А так зам главы Федерации и всё ничего лишнего. Нам ни к чему обвинения в теократии.
   - Видал - сказал он. Палку бы не перегнуть?
   - Не перегнём - Гаврилов опустился в кресло, грузно просевшее под его весом. Как там с проектом? - спросил он.
   - Все идет по графику! - Волович раскрыл лежащий на столе кожаный бювар, но в бумаги не смотрел, чествовалось, содержание знает.
   Запуск будет день в день. Оборудование оттестировано.
   Речь шла о запуске нескольких спутников, которые должны были обеспечить труднодоступные области планеты оптоволоконной связью, истиной целью проекта, который по всем бумагам проходил под названием " Рассвет " Знали всего лишь несколько человек. И, разумеется, Гаврилов и Волович были в их числе.
   - Хорошо - пробормотал Гаврилов. Очень хорошо.
   Город Ташал
   Дом лейтенанта полиции Майкла Степелтона.
   Месяц спустя после описываемых выше событий.
   Анна Луиза Степелтон проснулась первой. Минуту другую она вслушивалась в ровное дыхание мужа рядом, затем взглянула на стоящий, на столике будильник. На чёрной поверхности алело 6.56. Пора! Две изящной формы ступни коснулись теплоизоляционного покрытия на полу, при этом большое зеркало стоящие у противоположной стены отразило высокую великолепную фигуру (Короткий полупрозрачный пеньюар лишь выгодно подчеркивал эти достоинства) копну пышных волос рассыпавшихся по плечам, премиленький абрис лица. Женщина подобрала лежащий на кресле халат, запахнувшись в него, она вышла.
   Их спальня находилась на одном этаже со спальней дочери. Пред тонкой филенкой она задержалась. Хорошо поставленный (актерский, но слегка гнусавый баритон говорил)
   - " Планета Гарт относящаяся к классу кислородных миров была открыта в 2279 году экипажем корабля " Потянув на себя круглую ручку, она приоткрыла дверь. Её взгляд скользнул по извечному подростковому беспорядку. Крикливым плакатам, кособоко пришпиленным на стены, полкам с дисками, которые следовало бы давно поправить, разобранную кровать.
   Она видела рыжие локоны рассыпавшиеся ковром по письменному столу мягкие, пушистые. Господи она опять заснула за столом! Над спящей Элизабет Степелтон струился мягкий синий свет, кружились в стремительном танце планеты, возле одной из них наматывал длинную нить утлый кораблик. Анна - Луиза захлопнула memo - книгу, поглядев на обложку. Надо же " астрономия "!
   Стараясь ступать как можно тише, она спустилась вниз. Второй этаж их дома представлял собой что - то вроде подковы. Центр был заставлен мебелью, в стиле хай - тек, северная часть своеобразной подковы отводилась под небольшой спортзал, южная под кухню. Управляющая домом система зажгла везде свет, автомат опустил диск в лоток музыкального проигрывателя. Аккорды венского вальса Штрауса наполнили дом.
   Женщина подошла к холодильнику, при её появлении на белой поверхности дверцы, появился дисплей, сообщивший ей о том, что продукты, заказанные вчера вечером доставлены и находятся внутри. Занятая своими делами Анна - Луиза не заметила (а вернее она успела привыкнуть к этому, поскольку видела как система их " умного" дома формирует свои квазижевые компоненты) как чуть выше от нее и правее прямо из стыков межплиточных перекрытий стены выскочил предмет размером с сигаретную пачку. Сжался в несколько раз, затем внезапно раздался в стороны точно кусок пластилина послушный чужим рукам.
   Наконец приняв вид эллипса, предмет отошел от стены наклонился в нужном направлении поддерживаемый кронштейнами, покрылся серебристым похожим на амальгаму для зеркал веществом и осветился.
   Появилось нутро новостной студии, одного из местных телеканалов выбор не был произвольным, его передачи нравились Анне - Луизе за отсутствие излишней медийной напыщенности и правдивую подачу информации. Но утро есть утро и прямой эфир это прямой эфир.
   Сонный оператор взял слишком крупно лицо ведущей так, что оно заполнило всю сферу. Длинные чёрные ресницы, мерно опахивающие изумрудно зелёный глаз, изогнутую точно старинный лук бровь, краешек длинного аккуратного носика, ярко алых губ и белевшей под ними ниточки зубов. Затем, однако, всё исправили.
   - " Сегодня 25 ноября 3356 года - сказала ведущая. Я и наша телекомпания будем рады сообщить вам о событиях происшедших на этот час. Вчера с космодрома на мысе " Белензгаузена " в южном море - (над плечом ведущей появилась картинка ракета, рвущаяся вверх пламя бьющие из дюз омывающие раскинутые в стороны фермы стартового стола).
   состоялся запуск ракета носителя, рассвет 6 Рассвет 6 успешно вывел на орбиту несколько спутников принадлежащих корпорации Global - net/ Спутники выведенные ракета носителем должны обеспечить связью и устойчивым телевизионным сигналом труднодоступные уголки планеты. В основе работы спутников лежит принцип Йохана Фергюсона не дающий помех при передаче сигнала.
   Сегодня в столице Федерации городе Ташал будет отмечаться 250 летней юбилей Карашарской битвы ".
   Анна - Луиза поставила на стол блюдо с фруктами, налила свежевыжатый апельсиновый сок в три высоких тонкостенных бокала. Внезапно она услышала шлепанье босых ног по плиткам паркета за спиной, но не обернулась, лишь лёгкая улыбка скользнула по её красивым губам. И тот час же сильные руки сжали её тело ставшее вдруг мягко податливым.
   - Люблю - шепнули его губы.
   - Но дорогой - она мягко точно ручеек вывернулась из его рук. Иди завтракать. А то?
   - А то? - переспросил Майкл Степелтон.
   Она не успела ничего ответить. Вошла дочь, села на свое место, потянувшись, прикрыла ротик кулачком.
   - " Мэрия просит вас ограничить свое пребывание в центре города в период с полуночи и до утра. В связи с провидением митинга "
   - Кстати - лейтенант покосился на стоящее рядом блюдо, полное булочек посыпанных, сверху, кунжутными семечками, из разрезанных краёв которых свешивались пластинки, растопленного в микроволновой печи сыра.
   - Я ухожу на дежурство, на сутки - кивнул он на стену. Словно подтверждая его слова, оттуда донеслось.
   - " Городское законодательное собрание, просит жителей не подаваться на возможные провокации, и не допускать панических проявлений. В целях предотвращения возможных беспорядков на улицы города будет выведено 200 полицейских "
   - Не 200 , а 150 - пробурчал Степелтон, запихивая последнюю булочку в принесенный женой пакет. Мы выбрали весь резерв - сказал он.
   - Паника - проговорила Анна - Луиза. Но к чему? Зачем?
   Ей никто не ответил, дом был пуст. Вздохнув, женщина вышла в гостиную, подошла к выходящему во внутренний двор окну успела заметить, как стартовал с площадки темно-вишневый " аэрокар " дочери. Элизабет заканчивала школу на отлично, и они с мужем решили порадовать свою любимицу. Секундой позже с площадки ушёл ввысь полицейский " аэрокар "
   Анна - Луиза вторично вздохнула, начинался день полный новых проблем и чаяний. Ведь никто не догадывается как трудно её ремесло домохозяйки?
   Поворот, короткий отрезок коридора, ведущий к собственному кабинету, Лейтенант Степелтон преодолел достаточно быстро, набрав темп не хуже хорошего спринтера. Комната для инструктажа была пуста. Дежурные смены уже были на выезде. Под большой картой города закрепленной прямо на школьной доске стоял парень лет 20 в мундире с сержантскими нашивками на правом плече.
   - не мой - понял лейтенант. Провинциал! Вон как пялится на карту явно изучает будущие маршруты.
   - Простите? - осведомился Майкл. Вы ко мне?
   Парень повернулся молниеносным движение сдернул с головы фуражку бросив её на сгиб локтя согласно уставной форме, при этом он умудрился огладить копну русых коротко стриженых и разделенных на идеально ровный пробор волос. Другим движением он распахнул карман клапан мундира и подал лейтенанту личную карточку, на которой стояла отметка о переводе из другого подразделения.
   - Ну , что ж - лейтенант отпер дверь ведущую в кабинет с сказал : Прошу!
   Новичок остановился на пороге, оглядел серо-зелеными глазами обстановку. А она была такова; П - образный стол в который был встроен компьютерный терминал, флаг федерации перевязанный траурной лентой в одной стойке ( сегодня ведь траур!) флаг столицы в другой стойке Лишь лампа стоящая на прозрачной поверхности стола вносит какое - то разнообразие во всё это
   Степелтон опустился в стоящие меж двух П. - кресло. Вставил карточку в щель приемного устройства терминала, прочел выступивший прямо под рукой на мониторе текст.
   " Быков Игорь Петрович. Возврат 24 года "
   С тихим жужжанием из копира начал выползать листок с распечатанным досье вновь прибывшего офицера. Майкл кивнул новичку, на стул, появившийся за ним, и углубился в чтение.
   - Инициативен, исполнителен. Ого! - брови Майкла изумленно взлетели вверх, когда он прочел графу " Причина перевода "
   Развод? Как вы объясните это?
   - нам стало тесно в одном городе - сказал Быков мрачно, и Майкл не понял, шутит он или нет.
   - Хорошо сержант! - Майкл отложил листок, в сторону давая понять этим, что неофициальная часть беседы окончена. Вы попали с корабля на бал можно так сказать. Дело в том, что через час с небольшим весь незанятый состав управления перебрасывается в город на оцепление митинга. Вы ведь знаете, какой сегодня день?
   - Так точно сер! - Быков вскочил с кресла.
   - Тем более - Майкл улыбнулся. Будете входить в курс по ходу дела так сказать. А потом мы снова встретимся с вами и обстоятельно ещё раз побеседуем.
   - Так точно сер!
   Никто из них ещё не знал, что это была их первая и последняя встреча, вскоре обстоятельства их жизней как и жизней миллионов других людей изменятся кардинально. Всех их перемелет молох войны.
   Городская площадь Ташала.
   Сквозь лобовое стекло " темно вишневого Ягуара " было видно не особенно много. Памятник генералу Мак Кимсону стоящий посередине. Здание ратуши кремово белое с часами на башенке, невысокие ряды крыш аккуратных домиков виднелись чуть дальше (в центре города была поистине " золотая земля " дававшая лишь немногим право на малоэтажную застройку)
   Впрочем, человеку, сидящему за похожим на самолетный штурвал, джойстиком управления было не до созерцания местных красот. Он был вне эмоций, поскольку осознавал себя пусть не винтиком, а одной из главных деталей механизма, который изменит этот мир полностью. Ни будет, ни чего, ни этих домиков не этих аккуратных столиков на площади.
   Человек невесело усмехнулся, вспомнив древнее проклятие " Не дай тебе бог жить в эпоху перемен " Приятно не зависеть от божественной сути, самому творить перемены.
   Дверная полусфера за его спиной поднялась, впустив в салон немного холодного воздуха, на заднее сиденье опустился человек, с лицом которое не остается в банке данных сторожевых камер, ускользает от цепких взглядов охранников круглосуточных супермаркетов и библиотек, настолько оно было размыто. " Серо " В прочем он и был серым низовым звеном, пылью, которую брезгливо стряхивают с рук.
   Будущие этих людей было предопределено; если человек, сидящий впереди будет играть на противоречиях разведок воюющих сторон находя в этом почти садистическое удовольствие. То его невольному собеседнику жить оставалось не так уж много. Впрочем!
   - Люди готовы и находятся на местах - сказал он. Ждут сигнала.
   Демонстранты выплеснулись на площадь, широкой бурлящей рекой. Над вымощенной булыжником мостовой стоял гул от множества шагов. Различались тяжелые полицейские ботинки, шаркающие наполовину стоптанные стариков и старух, шедших с флагами в центре колоны. Наверняка они помнили рассказы своих отцов о битве; когда явившиеся, словно неоткуда чужаки переломили о колено гордость их народа, заставили подчиниться чужим законам символом коих является этот истукан. Упругие молодых спортивного вида парней и девушек, бывших в большинстве. Некоторые из них шли, глядя только вперёд, другие неприязненно косились на полицейских окаймлявших колону точно охотничьи псы ведущие стадо нужном им направлении, на лицах третьих читалось явное желание вцепиться кому нибудь в глотку и как можно скорее.
   Точно стайка веселых пичуг над всем этим морем вились несколько подвижных мини камер. Управлял съемкой оператор местной новостной службы Вацлав Радзиевский. Он уже прикидывал, какие барыши сорвет с Галактической Трансляционной Сети, за эксклюзивное право показа таких впечатляющих кадров Вацлав нутром чуял сенсацию. От перспектив грядущего захватывало дух, новые горизонты, новая работа.
   Люди лейтенанта Степелтона, тоже проводили " фиксацию " демонстрантов только делали это естественно ювелирние, чем оператор новостник. Сам же лейтенант находился с основной частью своего отряда замкнувшего злосчастный памятник в плотное каре из пуленепробиваемых щитов. Поискал взглядом новичка. Вот он второй справа, в первом ряду, держится неплохо, лейтенант попробовал вспомнить откуда он не сумел чертыхнулся. Подивился его выдержки и спокойствию.
   - Неужели у них тоже каждый год проходят такие же демонстрации? - ошарашено подумал он.
   Низкий тяжелый гул, прорезал разряженный осенний воздух. Накатывалось серо сине зеленое море. Лейтенант в ярости скрежетнул желваками, эта чертова тусовка, любителей древней истории ежегодно портила нервы ему и его предшественникам. В этом же году чины из департамента выделили в распоряжение Майкла: 10 штуцеров, оснащенных нервно паралитическим газом. Мало? Да возможно, новеть раньше эксцессов не было. Был и подвижный резерв, два мотобиля оснащенных водометными установками, и три аэробиля способных нанести звуковое поражение. Пока в воздухе кружился лишь один аэробиль. Под пустыми оружейными пилонами были укреплены два мощных динамика. Все стандартно, что называется согласно процедуре, и букве закона.
   Лейтенант поглядел на часы, не пора ли заканчивать эту канитель? Словно соответствуя его мыслям, с неба загремело:
   - Просьба к собравшимся немедленно разойтись! Вы нарушаете общественный порядок!
   - Ну же! - тоскливо пробормотал лейтенант. Расходитесь, ну что же вы?
   Чуда не произошло. Вместо этого случилось другое.
   Толпа внезапно выхаркнула из себя пятерых крепких парней, они проскочили на пару шагов вперёд, каждый из них отвёл правую руку назад, в воздухе раздался свист, и пять зеленых конических рыбин с пылающими хвостами ударились в синхронно выставленные щиты с громким пФ - ф. - ф. - ф.- ф., их охватило пламя
   Лейтенант Степелтон впал в ступор. Как такое могло произойти? Это невозможно?
   Майкл не замечал того, как рядом с ним, но значительно выше метров в 30-ти над землей висит мобильная веб камера, замаскированная под пичужку. А где, то чуть поодаль на одной из улиц в передвижном операторском пункте, маленький суетливый поляк глядел на укрупненное, на одном из мониторов лицо офицера полиции выговаривающего прямо объектив явно не лучшую часть словарного запаса.
   Лейтенант с ненавистью глянул на полоскавшийся в глубине колоны транспарант, на котором на интерлингве и на наречии проигравшей приснопамятную битву стороны было написано:
   - Уберете памятник!
   - Как же! - зло пробормотал лейтенант, он хлопнул ладонью закованной в перчатку по шлему, поправляя сбившуюся гарнитуру связи.
   - 61925 Вызываю Центральную! Выявлено противодействие силам правопорядка.
   Полицейские сопровождающие колону начали забирать вправо и влево стремясь охватить голову этого змея. Пятеро полицейских оказались против пятерых метателей бутылок. Мелькнул запущенный на полную мощность парализатор, парень сбил полицейского, державшего его, ударом ноги, мелькнувший невесть откуда прут!!! Насквозь пробил грудь второго полицейского. Степелтон видел, как у бедняги скрипнули ноги по брусчатке.
   Центральная отозвалась миловидным контральто:
   - С вами на связи находится начальник управления полиции.
   - Что, но я не?
   - Лейтенант! - контральто сменилось рыкающим басом. Что происходит? Ты понимаешь, о чем просишь? Это первый случай открытого противостояния за 100 лет? Может вы их спровоцировали?
   - Никак нет сер! - обижено по пацански хлюпнул носом, Майкл Предположительно убит один сотрудник полиции и ранен другой
   - Вот как? - озадачился полковник. Быть может это действительно должно произойти, рано или поздно - пробормотал он, но тут, же опомнился, осознав, что говорит не преличиствующие полковнику полиции вещи.
   - Добро лейтенант продержитесь час. Мы выбрали почти все ресурсы, направив их вам
   " Моторезерв, и скорые уже вышли"
   " Каре" разомкнулось, превратившись в длинную цепь. Полицейские двинулись вперёд. Бум! Ударились о щиты стержни парализаторов, по которым зазмеились слабые пока разряды электрического тока. Две противоборствующие силы сближались точно волны готовые столкнувшись рассыпаться о невидимый волнолом.
   " Они " тоже образовали цепь, перегородив не слишком маленькую улицу. Майкл отметил, что в сине черно серой массе отсутствуют женские лица, а также лица стариков и старух, а также женские лица их либо задвинули куда - то вглубь либо очевиднее всего они уже исчезли на примыкающих к площади улочках. А это значит? От тоскливого предчувствия надвигающейся беды вдруг схватила сердце острая боль.
   В воздухе возникли два аппарата похожие на громадные фасолины. Миг, и они выдвинули крылья, под которыми были закреплены приборы похожие на перевернутый полумесяц покрытые мельчайшими отверстиями. Это были генераторы звука, сверхвысокой частоты. Вот сейчас они нанесут удар по толпе, от которого она уже не оправится.
   Рыжий косматый шар возник в небе неожиданно, он ударил первую машину в выступающий блистер кабины, и хмарь в небе отступила перед светом взрыва. Второй аэробиль шарахнулся прочь, но далеко ему уйти не дали очередной шар ( с крыш бьют сволочи догадался Майкл ) ударил её в бок.
   - 61925, Зарегистрировано применение портативных зенитно-ракетных комплексов против полицейских судов.
   - Что? Лейтенант ты понимаешь что говоришь?
   - Так точно сер! Прошу разрешения на ввод в город частей национальной гвардии, для стабилизации обстановки.
   - Да пошёл ты!!
   Первый натиск был страшен, у полицейских висли на щитах, пробовали сбить-с ног. На Степелтона насели двое, одного он вырубил, коснувшись оголенной шеи парализатором, тот рухнул, обмякнув, второй получил навершие щита в подбородок.
   Слева " работал" новичок. Сбил с ног одного, подставил щит под прилетевший справа прут, стряхнул ошметки щита, ткнув парализатором ответ. Раздался вопль. Мужчина лет 30 длиной черной куртке держался за пробитую щеку, в его глазах лишь на миг промелькнуло вызванное болью осмысление.
   Майкл отвлекся на минуту, всё летело к чёрту, обычная операция по наведению порядка превратилась в банальную свалку, когда он снова нашёл взглядом новичка, тот уже скручивал третьего, замыкая запястья последнего в ободья силовых наручников.
   Вот он кивнул стоящему рядом полицейскому и те подхватили задержанного, вынося его из схватки.
   - Всё верно пленные нам понадобятся - одобрил его действия Майкл. Боже мы что на войне ? - одернул он сам себя. А с другой стороны, где же ещё? Выстрел!
   Один из полицейских пошатнулся и рухнул на мостовую, из пробитого пулей шлема толчками стала выплескиваться кровь Второй выстрел! Дородный пышнотелый, пышнощекий и пышноусый мужчина пошатнулся закрыв толстыми точно батоны ладонями, глаза. По колыхнувшимся брылям щек потянулись к подбородку тонкие красные струйки.
   - Господи да , что происходит то? Почему все хотят его убить? Что им всем надо то?
   Ещё утром этот мир был незыблем и твёрд как скала. Никто из живущих в городе не смог бы даже помыслить о том, что бы поднять руку на полицейского. А теперь? Всё летит к черту!
   Тяжелый удар в голову едва не сбил его с ног, предметы вокруг поплыли, искажаясь, лейтенант опомнился оттого, что кто- то дернул его за рукав, рядом стоял новичок.
   - Уходим - разобрал Майкл.
   На площадь вылетели два мотобота спецназа, и пара автобилей скорой вот только спасать было практически некого
   - Лейтенант? Эй, лейтенант? - запах нашатыря накатился тяжелой удушливой волной, вызывая спазм дыхания.
   - Я в порядке, я в порядке.
   Размытое чёрное пятно маячившее перед взором Майкла (напоминавшем до того стекло в которое кто - то плеснул водой) прояснилось приняв вид высокого мужчины лет 30 в чёрной усиленной броне. Справа на груди и на предплечье виднелась эмблема подразделения голова "Кондора" в круге. У него было худощавое лицо, а серо-зеленые глаза, видневшиеся сквозь легкобронированное забрало, защищавшее верхнюю часть лица, глядели с чувством некоего морального превосходства.
   Ещё бы ведь профи " Кондора " сожгли не одну сотню патронов на учебных стрельбищах и даже иногда выезжали на задержания, до сей поры, Майкл уважал этих людей, но осознавал, что каждый должен заниматься своим делом и теперь ему не нравился взгляд стоящего над ним мужчины. Пренебрежительно, снисходительно - вычурно высокомерный, равный на равного так не сморит
   - Я же сказал, что в порядке доктор! - Майкл отодвинул от себя узкую в кисти, но широкую в ладони руку в которой был зажат пузырек с нашатырем. Привстал едва, не стукнувшись головой о борт фургона, почувствовал укол в руку, почти с ненавистью поглядев на суетящегося рядом невысокого лысоватого человечка в белом комбинезоне с большим красным крестом на спине. В руке человечек держал опустошенный шприц - иньектор. Как ни странно Майкл почувствовал себя лучше. Встал пошатнувшись.
   - Лейтенант Майкл Степелтон - он не узнал собственного голоса Городское управление полиции.
   - Лейтенант Бэннон. Фрэнк Бэннон - отрекомендовался высившийся точно громадная чёрная башня здоровяк. Спецподразделение " Кондор " обрисуйте ситуацию лейтенант! - пробасил он.
   - Ситуация - выхрипнул Майкл. На площади мы попали под обстрел , как минимум двое моих сотрудников погибли также пострадало немало гражданских
   - Ясно - хмыкнул Бэннон. Вам известно точное количество стрелявших? Нет? А точное количество пострадавших? Тоже нет? Значит, вы не вполне владеете ситуацией
   " коллега " Сейчас Майкл был готов проглотить и это.
   - У меня только одна просьба к вам " коллега " - проговорил он. Когда вы пойдете доставать этого гада возьмете меня с собой. Майкл готов был поклясться в том, что увидел промелькнувшее в этих чертовых глазах нечто похожее на уважение.
   - Я против - влез врач, обращаясь к спецназовцу. У вашего " коллеги " (и этот туда же пробормотал Майкл) налицо признаки контузии и сильного сотрясения мозга.
   - Ничего я помогу ему - Майкл обернулся, сзади стоял новичок, застегивая клепки на новом чёрном бронежилете. И действительно с его помощью он довольно споро облачился в " Скорпион 4. Е " спецназовский вариант полицейского комбинезона, нахлобучил на голову шлем, опустил синее забрало, на котором проявилась тактическая карта местности. Взял протянутую ему Быковым AVES - 90 с инфра - прицелом.
   Снайпера они вычислили довольно быстро, тепловизоры встроенные в шлемы бойцов отряда выявили и перевели на карту - схему изображение красной точки располагавшийся в башенке с часами венчавшей собой, как известно здание городской ратуши.
   Странно, но он не стрелял, позволив им подойти почти вплотную. Две дымовые шашки шлепнулись на каменистый пятачок, окутав всё свободное пространство клубами белого удушливого дыма. Два бойца замерли у входа, дверь, сделанная из мореного дуба и, обитая для надежности полосами листового железа, рухнула внутрь.
   Наверх вела короткая лестница возле второй двери, из- под которой выбивался порывами ветер, свидетельствуя о наличии за ней свободного пространства, первыми оказались Бэннон и Майкл с новичком.
   Бэннон отошёл на шаг, кивнул сам по себе, будто готовясь к чему - то. И тяжёлая рубчатая подошва, оснащенная 90 килограммами тренированного тела, легко вынесла пару подгнивших досок. Затем Бэннон нырнул в подкате, влево уходя с линии возможного выстрела. Вторым входил Майкл, он успел заметить черную тень, застывшую на фоне колонн поддерживающих куполообразную крышу. Затем что - то тяжелое ударило его в грудь, сознание его померкло словно выкрученная и брошенная об пол лампочка.
   Быков взял винтовку, лежавшую у ног мертвеца подняв, осмотрел её. Затем он отсоединил магазин, в котором был лишь один патрон.
   - Последний? - хмыкнул Бэннон. Он, что застрелится хотел? Игорь вскинул винтовку и подошёл к краю площадки.
   Оптика окрашивала окружающие вокруг здания в бело - серые тона. Библиотека, церковь, стоп! Стоп! Быков вернулся назад и обозрел плоскую как стол крышу библиотеки, то, что он вначале принял за деталь воздуховода, короб которого высился посреди крыши, оказалось человеческой фигурой. Фигура поднялась держа в руках винтовку, раздвинув сошки она установила оружие на край короба.
   Маркер обозначил фигуру как дружественную цель, а этого быть не могло.
   - Лейтенант вы посылали своих людей осмотреть библиотеку? - осведомился Игорь
   - Нет, а в чём?
   Выстрел! Ствол чужой винтовки ушел вверх, а фигура сползла по коробу вниз став безжизненной серой кучей. Быков передал винтовку Бэннону.
   - На крыше библиотеки находился чистильщик - сказал он. Вот почему этот - Быков кивнул на лежащего неподалеку мертвеца - оставил себе один патрон.
   Бэннон выслушал поступившие к нему доклады, и недоверие на его лице уступило место изумлению.
   - А ты ловкий парень сержант! - сказал он с восхищением. Не хочешь ко мне в отряд?
   - Я подумаю - сказал Быков осторожно. Но думаю, нам еще доведется поработать вместе. Он вспомнил о погибшем лейтенанте и подумал, кому доведется обесняться с его женой?
  
   Остров Тихий.
   Море Дэвидсона.
   Резиденция главы Федерации.
   Большой неуклюжий с растрепанной седой шевелюрой, и затянутыми красной пеленой глазами глава Федерации как никогда был похож - на пещерного медведя - оправдывая тем самым свое негласное прозвище.
   Сейчас никто из посторонних не заметил бы его изыскано дорого костюма, расстегнутой сорочки, сбившегося на сторону галстука перехваченного посередине золотой запонкой с бриллиантовой каплей. Все его внимание было приковано к большой ТВ - панели установленной перед ним. Вернее к кадрам, демонстрируемым по ней.
   А там. Пока ещё ровное полицейское каре надвигалось на замершее в тревожном ожидании море толпы
   А потом была свалка. Камера металась то туда - то сюда, выхватывая разинутые в немом крике рты, глаза лица, вздыбленные вверх прутья и разрядники. ( Звука, почему то не было) Разбегающиеся фигуры. Застывшие тела. Последний кадр потряс особенно.
   Ботинки, лакированные ботинки, и чёрные брюки со стрелками несинхронно поддергивались, словно их владелец пытался уползти куда - то точно громадная улитка, передвигая своё тело несуразными рывками.
   - Ты это видел? - прорычал Гаврилов.
   Он обращался к сидевшему сзади Воловичу. Тот неожиданно улыбнулся, выказывая радушную металлокерамическую улыбку.
   - Собственно говоря нечего.
   - То есть?
   - Я же докладывал вам, о том, что оборудование не было достаточно оттестировано. Лабораторные крысы и шимпанзе одна доставка, которых обошлась черти во сколько. Я консультировался с главой проекта - продолжил Волович. И он сказал, что это эффект отторжения и он должен скоро закончится.
   - А сколько людей ещё погибнет? - спросил Гаврилов сам себя, грузно опустившись в кресло.
   Ташал .
   Столица федерации.
   Пантеон славы.
   Быков.
   ...Пепел к пеплу, прах к праху. Пыль к пыли. Мы собрались здесь для того, чтобы проводить в долгий путь человека честно выполнившего свой долг...
   Два офицера синхронно отработанными движениями сложили флаг Федерации вдвое, затем ещё и ещё несколько раз так, что в их руках затянутых в белоснежную скрипящую кожу перчаток, остался лишь треугольник. Его они передали нашему капитану, а тот вдове. Я вспомнил свой визит к ней на следующий день после гибели лейтенанта Степелтона. Боль, ужас от не понимания происходящего, застывший в её глазах. И всё равно даже сейчас в этот необычайно яркий теплый солнечный день когда зеленые ветви тополей, ив. И берез окаймлявших пантеон качал лёгкий ветерок те словно прощались с павшими. Она была прекрасна, чем - то, что и словами, то было трудно выразить.
   Ей шло даже чёрное траурное платье, вуаль, ниспадавшая с широких и чуть изломанных полей шляпы скрывавшая лицо добавляли ей какой - то мрачности. Рядом с ней стояла дочь точная копия матери вот только волосы её были не светлыми, а пламенели точно медь
   Слава богу церемония закончилась и всё потянулись к выходу из пантеона стали рассаживаться по машинам. Сел в свою и я.
   Бортовая система мгновенно отреагировала на присутствие водителя
   Модифицированный женский голос сказал:
   - Добро пожаловать. Укажите цель маршрута?
   - Домой - проговорил я.
   - Предпочитаете ручное управление или автоматическое? - осведомился голос киб. - водителя.
   Ручное - сказал я. Нужно было чем = то занять руки, и да попытаться как - то изжить из себя это странное предчувствие чего - то плохого, что охватило, видимо не только меня. Даже наш капитан впервые за 20 лет своей службы ввёл разрешение на постоянное ношение оружия. Правда, только на службе, но все, же это было слабым утешением. Обстановка вокруг нас менялась и к сожаленью в худшую сторону.
   Из консоли управления выскочил кронштейн, поднялся вверх, разошелся вправо и влево, концы снова поднялись вверх. Получился своеобразный штурвал или говоря по старому "руль"
   Дом встретил меня пустотой и чернотой окон, припарковавшись, я вошёл, приказав домовой системе: Свет! Везде! Снял фуражку, китель, сбросив всё это на кресло в гостиной.
   - Новости - сказал я, опускаясь в кресло.
   ТВ - панель осветилась.
   - " Граждане Создании с негодованием отнеслись к решению о вводе войск на свою территорию"
   Камера запечатлела покатый лоб танка, покрытый маскировочными разводами, мощный раструб орудия, шеренги солдат шагающих по булыжной мостовой.
   - Вот ведь идиоты - тоскливо подумал я имея ввиду власть предержащих. Как ни странно плохое предчувствие куда - то исчезло. Впрочем, почему странно оно ведь сбылось.
   Море Дэвидсона.
   Остров Тихий.
   Зал заседаний верхней палаты парламента.
   За два месяца до начала военных действий.
   Я утверждаю с полной уверенностью, что Федерация назрела для перемен. И её руководству пора отринуть политику " собаки на сене" не только не приветствующую реформы на местах, но и тормозящую их развитие. В качестве примера я хотел бы привести статистику, но не произведенных товаров, и их цен а, детской смертности. Пусть вас не удивляет столь странный факт моего выбора. Любую страну, государство определяет вовсе не прибавочная стоимость, а отношение к своему будущему от которого будет зависеть качество и количество этой стоимости, а именно к детям.
   Так вот в Солдании которую я представляю эта статистика значительно выше, чем в других государствах всепланетной федерации. А это говорит о недостаточном финансировании медицинских учреждений и о слабой социальной политикой проводимой центральной властью. Рост безработицы вынуждает женщин моего народа рожать достаточно много детей потому, что выживает из них далеко не всякий.
   Кокон силового поля ограждавший трибуну (предохранявших ораторов от нежелательных последствий возникавших как до так и после выступлений, гнилые яйца помидоры, например). До камней, слава богу, дело не доходило, исчез.
   Место выступающего тут же занял другой парламентарий.
   - Я во многом солидарен со своим коллегой - начал он. Нам нужны перемены, но только не деструктивного характера. Кстати не многие из вас знают, что у половины задержанных во время недавних выступлений потрясших столицу были найдены Солданские паспорта. Парадокс когда регион имеющий богатейшие запасы нефти живет на порядок беднее остальных.
   Он глянул вверх, на сидевшего в правительственной ложе и нахохлившегося точно старый ворон зам.главы Федерации Воловича Сергея Сергеевича адресуя этот упрек именно ему.
   Часом позже.
   - Что думаешь делать? - Гаврилов оторвался от созерцания трансляций выступления и посмотрел на своего зама.
   - Нам нельзя их сейчас отпускать - Волович, похоже, не совсем отошёл от присутствия на заседании и брошенного ему в лицо обвинения.
   - Только не сейчас! Все эти выборы - добавил он в сердцах.
   Речь шла о президентских выборах в " Солдании. и Болтейне" Волович рассказал об этом, своему шефу не умолчав и о поддержке кандидата выступавшего за более тесный союз с Федерацией. Местные газетчики, каким - то образом узнали об этом и вывалили это всё в печать. Несмотря на, то. Что результаты голосования должны были обнародовать через 2 дня, их можно было считать предрешенными.
   - Я, кажется, спросил тебя, что думаешь делать? - спросил Гаврилов.
   Волович вздохнул: Я отдал приказ разработать в отношении Солдании, и Болтейна войсковую операцию.
   - Что? Да ты понимаешь, что делаешь?
   Сергей Сергеевич, что называется " и ухом не повёл" За столько лет у него выработался стойкий иммунитет к эскападам шефа.
   - Операция займет неделю максимум - сказал он кисло поморщившись. За это время мы "откалибруем оборудование" обстановка стабилизируется и к власти придут нужные нам люди.
   Слова " нужные люди" и "власть" возымели своё целебное действие. " Серый гризли" успокоился.
   Солданиия.
   За некоторое время до этого
   Майор Алексей Серебровский командир спецгруппы " Омега" очень устал. Все свое служебное время он тратил на сознательное сокращение жизни в основном чужой иногда своей. Имелось в виду время пребывания в госпиталях. Были награды, были поощрения ,был позывной "Кашалот" данный коллегами за непотопляемость так сказать " возведенную в куб". Он открыл глаза. Место пребывания группы на данный момент десантный отсек транспортника " Евфрат" В алом свете ламп лица людей сидевших вдоль борта казались серыми, как будто они боялись чего - то. Хотя при желании они могли обломать рога черту и верили безгранично лишь одному человеку ему.
   " - Я отказываюсь вести группу. Операция не продумана. Если с целью более или менее все ясно, то пути отхода не предусмотрены, вообще!
   - Майор Серебровский вы забываетесь! Соблюдайте субординацию. Вы офицер или клоун в цирке?
   - Вот именно, что офицер, и не клоун, и не камикадзе.
   - Майор?
   - Лёха, ты, что творишь? Возможно, генерал не прав. Но можно, же сказать это как - то иначе.
   - Я не убийца Ромка, - Серебровский не отрывал взгляда от окна, глядя как желтые листья кружась, падают в стылую воду осенних луж. Я отвечаю за своих людей - он резко обернулся - не только там! Он ткнул пальцем вверх. Но и выше! Понимаешь!
   Итак, майор руководство управления исходя из ваших прошлых заслуг приняло решение полностью переработать операцию, тем более, что в ней, в самом деле, есть определенные, недоработки
   Вам нужно будет продержаться всего-навсего два с половиной часа, затем отойти, оставив на месте косвенные следы, указывающие на, то, что к нападению причастны соседи " Солданцев". Фразы в эфире, гильзы от оружия, не мне вас учить. Перед атакой комплекса вас будет ждать связник наш человек, он сообщит вам систему расположения постов, пароли. В квадрате 42.17 вас подберет вертолёт. Всё!
   Глава главного военного управления военной разведки генерал - лейтенант Соловцев, на миг утратив показную серьезность сказал:
   - Ты вернетесь, Леша все будет нормально. Ты мне веришь?"
   Майор вновь открыл глаза, и в который раз осмотрел сидевших пред ним людей.
   Семуэль Мэрфи с позывным " Анаконда" данным за потрясающую увертливость от неслужебных заданий на базе, зато в бою он, был, незаменим мог под свистом пуль, и градом осколков поползти или пробежать любое расстояние, не расставаясь, со своей второй спиной так он в шутку называл рацию.
   Федор Шатов он же "Шатун" тяжелый ручной пулемет кажется игрушкой в его огромных ковшеобразных ладонях.
   Шанна Уэлч " стальной соловей" вы скажете, такой птицы не бывает? И тем не менее у этой 30 летней женщины ангельская внешность и великолепный голос сочетались со стальным точно лезвие скальпеля или тяжелого десантного ножа характером. Кстати обоими этими предметами она владела в совершенстве
   Олег Воронин полный антипод своей профессии. За неуступчивую настойчивость и суетливость "крещенный Воробьем" Снайпер группы.
   А был ещё "Каракурт" была, вообще целый зоопарк подобрался.
   И разве "они" в вернее " мы" поправился, майор. Можем, не вернутся?
   Проревел ревун, установленный над пилотской кабиной, означающей минутную готовность к выброске.
   Группа встать! Приготовится к прыжку!
   Серебровский открыл тяжелый, обшитый двумя листами брони выходной люк впустив внутрь холодный ночной воздух, он же поощеряюще хлопнул по плечу "Анаконду" шедшего первым.
  
  
  
  
   Майор покинул транспортник последним, как и положено командиру группы. Почти с удовольствием ощущая приток адреналина в кровь, когда твоё тело не просто парит, а падает будто камень, брошенный в реку, и от этого чертовски захватывает дух. Рывок! захлопавший по ветру купол слегка поддернул его вверх.
   Впрочем, приземлился он удачно, согнув ноги, упал на бок, освободившись от упряжи, собрал парашют, вытащив, из РД саперную лопатку он снял три сантиметра дерна, засунув туда парашют, затем вернул дерн на место. Заслышав, было внезапный шорох, вскинул автомат, и тут же опустил его.
   - Всё в порядке командир - сообщил появившийся из тьмы "Анаконда". Сели кучно никто не пострадал.
   - Даже "Воробей"? - спросил Серебровский улыбнувшись.
   - Даже "Воробей" как эхо повторил, Семуэль Мэрфи тоже улыбаясь.
   Майор выстроил группу и, сверившись, с указаниями компаса и карты повел их на север. Сам он бежал, чуть в стороне чувствуя, как организм настраивается, входит в наработанный годами ритм. Алексей даже замурлыкал популярную некогда песенку из старого как мир фильма.
   " И треснул мир на пополам.
   И грянул гром"
   Вот уж воистину и треснул и грянул - подумал майор. Шум! Машина? Ночную тьму прорезали два конусообразных луча света. Они пробежали по земле небольшое расстояние, замерли, затем хлопнула дверца. Выбравшийся из кабины армейского грузовика человек вступил в полосу света от фар, затем направился вперёд. Он зашёл бы довольно далеко, если бы за его спиной не появился вездесущий "Анаконда".
   Тонкий луч карандашного фонарика "ощупал" лицо лежащего. Большой мясистый нос, седые почти сросшиеся на переносице брови трёхдневная щетина на впалых щёках. Незнакомец был облачен в военную форму войск связи "Солдании". Наконец он открыл глаза.
   - Мир изленился вы не находите? - проговорил он.
   У Алексея отлегло от сердца, слава богу, связник нашёлся.
   - Меняемся мы, но не мир - сказал он вторую часть пароля.
   Незнакомец поднялся, массируя шею. С уважением глядя. На стоящего сзади "Анаконду". Сказал.
   - Я Сайман Уимзи. Капитан. Прибыл за вами. Вот только - он выразительно оглядел Алексея. Тот понял, что довольно сносно понимает чужую речь. Благотворно сказались гипнолингвистические сеансы, которые вся группа прошла пред выброской. О господи! Как он мог забыть!
   - Внимание всем! Серебровский сбросил РД на земь. Немедленно переодеться!. Особых изменений после смены формы не произошло. Серебровский так и остался майором, лишь "Анаконда" из старлея стал капитаном Подождав пока в грузовик, утрамбуется вся группа, Алексей влез в кабину.
   Впрочем, ехать оказалось не далеко. Через пару километров колея дороги из едва намечавшейся стала более плотной свидетельствуя о частом движении по ней автотранспорта. Спустя ещё некоторое время, Алексей увидел высокую ограду, оплетенную поверху, колючей проволокой, пулеметные вышки по углам, пальцы прожекторов слепо шарящих во тьме. Грузовик дернулся остановившись. Уимзи открыл дверь и поморщился от брызнувшего в лицо света:
   - Пароль?- осведомился молодой наполненный собственной важностью голос, сопровождаемый, правда, щелчком передернутого затвора.
   - Что - то здесь не так? - думал Алексей. Усиленная охрана, пулеметы. Если бы не туши топливохранилищ я бы не за, что не поверил, бы что здесь находится нефтеперерабатывающий комплекс
  
  
   - 8! - Уимзи поморщился. И уберите, этот чертов фонарь лейтенант!
   - 5. Проезжайте.
   - В чем дело? Что - то не так?
   - Мы прибыли! Серебровский опомнился. Уимзи выжидательно глядел на него. Грузовик стоял у невысокого двух этажного здания выкрашенного в аляповато бело желтые тона.
   Он "Шатун" и "Анаконда" должны были проникнуть на второй этаж в компьютеризированный комплекс; найти главный процессор, обесточенный после прохождения над этим районом спутника РЭБ. Запустить процессор и ввести в его операционную систему команду на превышение запорогового режима в танках громадных резервуарах с нефтью, что автоматически привело бы к их детонации.
   У здания их уже ждали молодой замордованный жизнью и службой лейтенант почему - то с пехотными эмблемами на петлицах, и два зачуханных солдата. Лейтенант так долго изучал документы Серебровского, что тот начал сомневаться умеет ли лейтенант читать.
   Пустые коридоры центра, неприятно удивили Алексея.
   - Лейтенант у ваших сотрудников, что выходной? - шутка вышла мрачноватой, но провожатый не ответил. Остановившись, он провел по щели приемного устройства электронного замка магнитным ключом. Дверь отошла в сторону. Вспыхнули плафоны
   Большой зал выложенный бело черной шахматной клеткой заполняли шесть больших шкафов. Мигали какие - то разноцветные лампочки глубоко внутри. Присмотревшись Алексей вспомнил назначение этих предметов. Ламповые блоки памяти. Последний раз майор видел такие громадины в учебниках информатики лет 20 тому назад Это невероятно? Это?
   "Анаконда" не теряясь не минуты направился в противоположный конец зала где на небольшом постаменте на дугообразном столе были установлены три компьютерных терминала. Безошибочно определив главный процессор (серединный) нажал кнопку активации.
   Чернота на всех мониторах сменилась привычными кадрами загрузки операционной системы.
   - И это всё? - разочаровано протянул лейтенант. А что с ним было то? Больше ничего он сказать не успел. Стоявший сзади "Шатун" одним движение свернул ему шею. "Анаконда" обернулся, в воздухе раздался свист, первый солдат пошатнулся, в его горле всаженный почти по рукоять торчал десантный нож. Майор выполнил почти невероятное танцевальное па свист вспоротого обоюдоострым лезвием воздуха сменился утробным хрипом. Белую стену прочертила полоса красных клякс.
   - Проклятье командир! - "Анаконда" оторвался от мониторов, повернулся к Серебровскому. Это пустышка!
   - Что? - похолодел Алексей.
   - В "танках" пусто - пояснил Мэрфи. Последний забор был ровно за час до нашего прибытия. 96 бригада тылового обеспечения армии Солдании.
   - Пункт назначения? - спросил Серебровский.
   - А и так всё ясно - подал голос молчавший до поры Шатов. Похоже, не только наши верхи планировали маленькую победоносную войну
   - Ясно - Серебровский шумно выдохнул, чувствуя, как начинает возвращаться утраченное ранее самообладание.
   - Выжми из этого барахла все, что можно - он кивнул на компьютеры. И уходим.
   - Тише! - остановил их Шатов. Слышите? Вертолет!
   И действительно подобно большой и хищной рыбе, что всплывает к поверхности, что бы схватить рыбешку поменьше или получить очередную порцию кислорода вертолет появился неожиданно. Подвсплыв завис напротив второго этажа как раз у того места, где находились спецназовцы так, что случайность его появления исключалась
  
  
  
   Своими обводами корпуса, а также бесшумно работающими винтами он и самом деле напоминал хищника. Акулу. Дерзкую стремительную готовую к атаке. И она последовала
   Авиапушка, расположенная под его покатым брюхом в течение минуты исторгла из своего нутра больше 200 выстрелов. Выкошенные стекла посыпались вниз серебристым дождём.
   Затем вертолет развернулся и произвёл залп неуправляемых ракетных снарядов (НУРС) по армейскому грузовику, стоящему у здания компьютеризированного центра управления комплексом..
   Лишь одна фигурка смогла выбраться из объятой ревущим пламенем машины. Она отбежала, в сторону Пилот вертолета лишь криво усмехнулся в ответ на это. Прицельная рамка, отвечающая за работу стрелкового вооружения вышла из =под правого края шлема, поймав фигурку в свои цепкие объятия. Рука в перчатке легла на гашетку, чуть качнув её, вдавив кнопку
   Мотор раскрутил тяжелый ствол. Десять крупнокалиберных пуль издырявили фигурку точно большой мешок, украсив ее мириадам красных точек.. Пилот вертолета лишь секунду смотрел на деяние рук своих, нет, он не был садистом, отъявленным психопатическим убийцей. Он был обычным кадровым военным и свято верил в силу приказа.
   Вертолет исчез так же внезапно, как и появился. На территории внезапно опустевшего нефтеперерабатывающего комплекса повисла тишина.
   Море Дэвидсона.
   Остров Тихий.
   Резиденция главы Федерации
   - Операция, разработанная нами и носящая название " Справедливая Сила" насчитывает два этапа. Начальник генерального штаба прошелся вдоль громадного стола, почти целиком отданного под трёхмерную карту, отображавшую рельеф Солдании.
   Цель первого этапа сводится к выходу авангардных частей группировки к столице Солдании. От синего квадрата стоящего на границе отделилась мощная остроклювая стрела, перевалив через горный хребет она попала на дорожную развязку по узкой шоссейной ленте пошла быстрее и в течении пары секунд достигла кружка обозначавшего столицу Солдании
   - Каков процент потерь при выполнении операции? - спросил Гаврилов.
   - 15% не на секунду не задумавшись, ответил генерал.
   - Вы одним росчерком пера списали полторы тысячи человек? - приподнялся со своего места глава Федерации.
   - Это оптимальный процент - голос генерала едва заметно дрогнул. Я не доложил ещё о втором этапе операции, который предусматривает занятие ключевых объектов столицы Солдании; мэрии, госбанка, и арсенала. Если группировке удастся сделать это в указанные сроки, то процент потерь удастся снизить.
   - Что значит если удастся? - вздыбился " пещерный гризли"
   - Я вам неоднократно докладывал - чувствовалось начальник Генштаба говорит о наболевшем. Армия недофинансирована, многие из офицеров не имеют боевого опыта. Чтобы выиграть войну не достаточно иметь цель нужно чувствовать дух, победы - закончил он чьим - то изречением.
   - Вы действительно считаете, что захват столицы положит конец возможным эксцессам? - спросил Гаврилов
   На этот раз ответил сидевший рядом Волович.
   - Да! Мы стабилизируем положение, вбросим в экономику Солдании много денег, голодные рты заткнуться на какое - то время.
   - На какое время?
   - Не цепляйтесь к словам Степан Никитич! - отмахнулся Волович.
   Один мудрец рекомендовал решать проблемы по мере их поступления.
  
   - Вы свободны! - бросил он генералу. Держите нас в курсе. Постоянно!
   Столица Солдании
   г Хоргвиль.
   Спустя семь дней после начала операции " Справедливая Сила".
   - Ну, что готово? - незнакомец приналёг на внезапно заплясавший стол. Вот только причиной столь странного поведения, этого предмета мебели была не стихия, а человек. Незнакомец обернулся назад, где другой возился с установленной на штатив видеокамерой. Тот кивнул, выставив большой палец.
   - Начинай съемку! - приказал первый.
   Видеокамера была сторонним наблюдателем и не испытывала эмоций. В её объектив попало жалобно дзынькнувшее окно, перечеркнутое крест на крест бумажной лентой (кто-то вычитал, что так на Земле в эпоху первых войн предохраняли стёкла от выпадений при бомбёжках)
   Чуткие микрофоны, уловили доносящийся с улицы шум. В котором даже и не специалист бы разобрал; взрывы и автоматные очереди. Оператор направил камеру, вправо и чуть ниже.
   В объектив попал третий незнакомец, безвольно сидевший на стуле. Настройка смазалась, после поправки камера запечатлела и рваный маскировочный комбинезон, и кровоподтеки, на заросшей щетиной скуле, и на лбу слегка прикрытом, черной слипшейся от крови чёлкой.
   - Назовите своё имя, звание, часть - первый незнакомец явно не имел опыта проведения допросов и поэтому, излишне рисуясь, он даже встал с табуретки и подошел ближе к пленнику.
   Тот разлепил спёкшиеся губы, приоткрыл осоловелые глаза (сказывалась тяжелая контузия) но сказал впрочем, довольно внятно.
   - Капитан Романов 70-я Отдельная разведывательная бригада
   - Расскажите, как вы попали в плен? - попросил второй незнакомец.
   Назвавший себя капитаном Романовым поднял, голову с трудом сфокусировал, взгляд на том кто задал вопрос, но вдруг потерял сознание. Первый незнакомец поднял безвольно запрокинувшуюся вверх голову за подбородок, вглядываясь в черты окровавленного лица.
   - Поздравь себя со вторым днём рождения капитан - ощерив в улыбке крупные лошадиные зубы, сказал он.
   Четыре дня назад.
   Третий день операции " Справедливая сила"
   Город отнесся к появлению на своих улицах пришельцев индеферентно; то есть никак. Пудовые замки, на дверях жалюзи на окнах которые не пробила бы даже бронебойная пуля. пусто мертво, голо. Взрыкнул дизель меж домов показалась тупоносая громада бронетранспортера. Сидевший на его броне, человек спрыгнул, поправив ремень автомата на плече
   Капитан Романов это был именно он, соединившись с комбригом, доложил о том, что авангард бригады его рота, вышел к указанной точке.
   - Отлично - отреагировал комбриг. закрепляйтесь! Ждите подхода остальных частей. Комбриг доложил по инстанции те дальше. Пока, наконец, доклад не дошёл до командующего группировкой. А у того поводов для оптимизма было мало.
   Пока всё шло хорошо. Были заняты; госбанк, телевидение, мэрия но почему-то часть направленная для захвата арсенала, местных частей национальной самообороны не дошла до места, заплутав в переулках. А это напрягало.
   Рота капитана Романова должна была занять президентский дворец. Невысокое мрачноватое здание из серо - черного монолитного кирпича, с островерхой готической крышей. Очевидно замысел местных архитекторов, состоял в том, что отсутствие архитектурных излишек должно было сосредоточить местных чиновников на работе
  
   Зато располагался дворец в месте со очень поэтичным названием " Площадь Ветров".Бойцы принесли своему командиру табличку с названием.
   По рации передали " Закрепиться на указанных позициях" Закрепиться так закрепиться. Тяжелая дверь, ведущая внутрь рухнула после первого же удара Разведчики стали разбегаться по коридорам, вскрывая двери кабинетов, занимая позиции у огромных в рост человека окон
   - Разбирайте шкафы - приказал капитан одному из подчиненных. Мешков с песком у нас нет будем, использовать, все, что есть.
   - Это невозможно капитан! Романов покосился, назад это напомнил о себе представитель военной юстиции, приданный каждому вошедшему в Солданию подразделению для соблюдения законности и правопорядка! Представитель имел звание майора, постоянно оттягивал, в сторону ворот форменной светло-синей рубашки точно тот душил, его поминутно снимал фуражку и отирал выступавший на лице пот. Всё объяснялось просто, майор был чудовищным перестраховщиком, а надетый под мундир бронежилет парил не хуже, чем в бане.
   - Идите к дьяволу! - ответствовал капитан, я отвечаю за своих людей и должен вернуть их всех назад. А за шкафы я заплачу из своей зарплаты - секунду помедлив, он добавил. Позже.
   Романов вошёл в кабинет президента Солдании. Чувствуя себя экскурсантом, попавшим, в неведомый музей рассматривал громадный тяжелый стол, на котором ещё лежали какие-то бумаги, и даже стояла чернильница Кресло больше похожее на трон, полотнище государственного стяга Солдании висевшее почти у самого потолка. Какие решения принимал человек работающий здесь? Очевидно, не вполне правомерные, если их прислали сюда.
   Капитан взглянул на эмблему Солдании. То ли лев, то ли ящерица, высунув длинный раздвоенный язык обвился вокруг щита перечеркнутого тремя горизонтальными полосами: коричнево, желто, черной.
   - Василиск! - вспомнил Романов внезапно. Мифический зверь, по поверью приносящий удачу хозяину. По спине капитана промчались мурашки размером с бегемота. К тому же ограждавший хозяйское жилище от проникновения в него чужих. То есть от них.
   Прямо мистика, какая - то!
   Оперативный центр планирования операции.
   Штаб группировки.
   Небольшое помещение было забито под завязку и напоминало больше рубку космического корабля, чем штаб крупного воинского соединения. Светилось множество мониторов, по одним из них ползли, какие-то диаграммы на другие вводилось изображение с камер самолетов разведчиков, охвативших своей сетью весь город. Генерал - полковник Голиков, командующий группировкой вышагивал позади операторов наполнявших комнатку клавиатурной трескотней. Считая шаги то в одну, то в другую сторону. Количество их выходило одинаковым 56.Это было хорошей приметой.
   Будто опомнившись, он выхватил из - за рта незажженную сигарету и скомкал ее, поискал, куда бы выбросить, но сделать этого не успел, так как один из операторов спинным мозгом чуявший местоположение начальства сказал не оборачиваясь:
   - Сэр есть информация от 506 - го!
   Голиков взглянул на указанный монитор. Камеры установленные на самолёте разведчике обладали, большим качеством разрешения и поэтому колонну грузовиков можно было разглядеть без труда. Сканеры того же беспилотника зафиксировали тепловой контур вооруженного человека на крыше арсенала, Голиков похолодел, если бы можно было всё исправить, отмотать назад как старую киноленту.
   Первым взорвался головной грузовик, а дальше высокочастотные динамики донесли до генерал-полковника сутолоку уличного боя.
   - Плотный огонь со всех сторон.3-й нужна помощь.
   - АААА сдохни тварь!
   - Центр, центр у нас 10 -ть 200 - тых. Нужна помощь
   - 506-й встрял оператор. Уводите подразделение по параллельной улице. Помощь вышла!.
   Огонек на конце фитиля, бежал к пороховой бочке всё быстрее и быстрее, вот грянет взрыв.
   Доклады операторов посыпались со всех сторон.
   - Атакована 130 -я пехотная бригада в районе железнодорожного вокзала!
   - Переарентируйте 43 - й полк - приказал Голиков. Пусть деблокирует бригаду.
   " Война подобна игре в шахматы и тот, кто сделает, первый шаг не всегда проигрывает" - так говорили древние. Генерал-полковник Голиков не собирался сдаваться.
   - Передать всем частям - приказал он операторам. Держаться!
   г. Хоргвиль
   Атака началась внезапно. Сперва сработали мины сигналки, установленные в статую в центре фонтана. Здоровенную шести метровую дуру державшую на вытянутых вперёд руках, то ли диковинного зверя, то ли ветер, в честь которого была названа площадь. А также в стыках булыжной мостовой, часть которых была, природного образования возникшая вследствие неухожености проезжей части другую проделали саперы роты. Прозвучало лишь несколько мелких хлопков. Но это была только первая линия обороны.
   Дальше вступили в дело противопехотные мины, свистнули, осколки заговорили два ручных пулемета установленных капитаном на первом этаже. И нападавшие отошли, оставив, пять тел, в полевой форме, покрытой зелёно-коричневыми разводами. Присмотревшись, капитан узнал в ней армейскую униформу, списанную десять лет назад, и непонятно как попавшую на склады Солданской Национальной Гвардии
   - Капитан к нам гости!
   - А ну ка - Романов принял, из рук бойца снайперку приник к прицелу. Восьмикратная оптика, позволила разглядеть, идущего через площадь человека. В той же униформе, что и погибшие, он даже покосился на них. Державшего на отлете руку с зажатой в ней полуавтоматической винтовкой. К стволу винтовки был прикручен бинт, разодранный надвое.
   - Не стрелять! - приказал капитан. Он спустился вниз, оставил автомат у входа, разгрузочный жилет снимать не стал. Подняв руки, вышел на улицу. Неожиданно подул пронизывающий ветер, и Романов понял, почему злополучная площадь носит такое название. Идти было, неуютно разведчик чувствовал себя голым на публичном обозрении.
   Парламентер приближался, капитан поймал себя на мысли, что не может сфокусироваться на его лице. Да и к чему, собственно говоря. Что тот мог ему сказать? Убедить в бескровности своих намерений? Но это уже не правда. Тогда, что?
   Капитан вспомнил, что сообщил ему радист не так давно. Об атаке всех вошедших в город частей и о приказе генерала: Держаться! Капитан хмыкнул, парламентер посуровел, видимо отнеся это на свой счет. Он склонил голову, прищурился рассматривая офицера, словно зверя в клетке.
   - У нас одно условие - он намеренно выделил это слово "нас" чувствуя за собой немалую силу. Вы должны сдаться, сложить оружие у входа, поднять руки вам будет гарантирована жизнь. Капитан молчал, разглядывая мостовую.
   - Молчишь капитан7 - абориген выказал неожиданно хорошее знакомство с воинскими чинами. Неужели служил?
   - Только не говори мне, о чести воинском долге, присяге и прочем словоблудии. Это моя земля! Мой город! А ты, что ты здесь забыл?
   Романов молчал повернувшись он направился ко входу в президентский дворец, обратно к своей роте.
   - Не пожалей капитан! - выкрикнул ему вдогон парламентер.
   В ответ Романов показал ему жест, не нуждавшийся в особом переводе.
   Первая попытка поиска точек соприкосновения, между противоборствующими сторонами провалилась. Чуть позже будут другие, менее или более удачные. Пока люди не станут другими. Но это увы произойдет еще очень не скоро. А пока.
  
   Огненный ад возобновился ровно через три минуты, сорок секунд.
   Бой был скоротечен как удар меча. Расхожая фраза она мало, что объяснит тому, кто не видел как сгорает человек в почерневшем после выстрела гранатомета бронетранспортере, кто не вдыхал взвесь от сколотой пулями штукатурки.
   Рота таяла слишком стремительно, а тут ещё радист сообщил, что посланную командованием на помощь колонну растрепали где-то в пути. Трижды нападавшие врывались на первый этаж и трижды их вышвыривали обратно. Дело доходило до рукопашной. А когда противник установил, между домов противотанковые орудия и постоянно пополнял, выбиваемую снайперами прислугу дело стало совсем швах.
   Сперва погибших складывали в одном из кабинетов, но когда тот заполнился, Романов махнул, на эту затею рукой приказав лишь изымать документы. Странно, но пока ни пуля, ни осколок, не тронули, капитана он достал из разгрузки последний рожок, выложив его на подоконник. Впрочем "дать свой последний и решительный" капитан Романов не успел
   Орудийный снаряд ударил стену, за которой офицер укрывался, обломки едва не погребли его под собой. Впрочем, лучше бы уж погребли
   .Очнулся он от лёгкого дуновения ветерка. Двое тащили его под руки и внезапно остановившись, бросили у фонтана. Романов оглядел площадь, заваленную трупами расколотый взрывом фонтан, дуру, у которой отбило руки, вместе с мотком то ли ветра, то ли изображением какого-то животного
   Спустя ещё пару минут к нему добавили двух пленных. Лейтенанта из первого взвода. фамилию которого Романов как не силился, так и не смог вспомнить и солдата раненого в плечо шипевшего сквозь зубы от боли. Увидев своего командира, лейтенант начал беззвучно открывать и закрывать рот, точно выброшенная на берег рыба, но капитан не слышал его. Он провёл ладонью по лицу и увидел на подушечках пальцев кровь. Уши?
   Выбрав пятачок посуше, без крови и трупов в две шеренги стали выстраиваться их недавние противники. Недавний абориген парламентер, выживший в бою, стоял, чуть в стороне наблюдая за этим процессом, иногда покрикивал по хозяйски капитан видел его лишь в профиль.
   То, что произойдет, чуть позже предугадать никто не мог. Это позже когда межзвездные новости наводнит "видео" с затянувшейся войны, которым не станут брезговать обе стороны приевшееся настолько, что перестанет шокировать обывателей. А пока. Откуда не возьмись, возник человек с портативной видеокамерой. По знаку парламентера явно являвшемся здесь главным от, строя отделились двое, подхватив солдата они подтащили его к парламентеру заставив опуститься на колени.
   Тот "страшно довольный собой" стараясь, не выпасть из фокуса оператора достал из-за пояса автоматический пистолет и прострелил пленнику голову.
   А потом был подвал, и были допросы: один, второй, третий. Вернулся слух, и капитан стал, различать грохот, от которого плясали потолок и стены. Операция " Справедливая сила" превратилась в банальную войну. В подвале появлялись новые постояльцы. Солдаты и офицеры. Раненные и нет. Оборванные, грязные, злые, сломленные и униженные и те в которых был некий стержень.
   Но вот в один из дне в подвал спустились конвоиры охранявшие их и стали выталкивать их на улицу.
   Капитану было противно наблюдать как некоторые из его " соседей" люди, в общем - то казавшиеся сильными униженно ползали в ногах у охранников моля их о пощаде. Поэтому он покинул подвал одним из первых.
   Толпа вытолкнула его в первый ряд. Романов увидел строй конвоиров державших автоматы на изготовку. Где - то слышался орудийный грохот, пулеметная и автоматная трескотня. Война шла, своим чередом и будет идти дальше возможно без них.
  
  
   - Ну, держись разведка! - шепнул Романову, сосед тоже капитан из 130 пехотной бригады, практически полностью уничтоженной в районе железнодорожного вокзала.
   Однако ничего не произошло, раздвинув конвоиров, вперёд выступили трое в темно-синих облегающих фигуру бронежилетах, на которых желтой светоотражающей краской было написано лишь две буквы ТВ. На плечах все трое поддерживали громады профессиональных видеокамер
   - Лучше б расстреляли суки! - прошептал неугомонный Романовский сосед. За, что и поплатился, оператор выбрал их первыми в качестве своей мишени.
   - Назовите свои имя, звание подразделение!
   - Константин Еремеев капитан! - буркнул тот рассматривая оператора из под лобья.!30 пехотная бригада.
   - Признаете ли вы действия своего правительства преступным? - не унимался оператор. Вы можете осудить их ну же?
   Сосед отвернулся, прикрыв могучий зевок, и до оператора долетело. А не пошёл бы ты!
   Руководство Солдании достигло своей цели. Крупнейшие новостные - холдинги прокрутили запись опроса пленных по своим каналам. Система была шокирована, её охватил ужас.
   Впрочем, одним из первых эту запись увидел Гаврилов сидевший перед ТВ - визором с бокалом коллекционного виски в руках. Мощная длань бывшего шахтера сжала толстый граненый бокал с такой силой, что тот лопнул, будто перезревшее яблоко.
   Г.Ташал
   Несколько дней спустя
   Майор Романов.
   Пробуждение было тягостным, несмотря на то, что в окно светило солнце, дул прохладный теплый ветер. Память словно издеваясь, надо мной стала подкидывать мне картинки - флешки. Проблесковые маячки, проясняющие мое сознание
   Вспышка первая. Ресторан. Я слышу музыку, она заунывна, тосклива, печальна Я замечаю, женщину сидевшую от меня через столик. У нее длинные белые волосы, миловидное, но кажущееся излишне кукольным лицо. Она держит в руке бокал, то ли рассматривая его содержимое на свет и не решаясь пить из него или не пить. А может, просто пользуясь, благовидным предлогом она осматривала зал, находясь в поиске? Так сказать?
   Вспышка вторая над её столом нависает мужчина, из породы хозяев жизни, выказывающий явное пренебрежение не только к ней, но похоже ко всем кто находится в зале. Незнакомка, оставив бокал, смотрит на него с легкой снисходительной улыбкой. Сильная женщина! Но похоже он ей наскучил, оглядев зал она остановила свой выбор на мне. Естественно я же в форме! Придется видно поиграть в " Сэра Галлахада" черт возьми!
   Вспышка третья. Я подхожу ближе, встречаюсь взглядом с мужчиной. Взгляд у него действительно неприятный, будто чем - то мерзким пытаются влезть тебе в душу. Я чувствую сильное алкогольное амбре.
   - Ну, что военный. Откуда? Из Солдании? Я его туда не посылал. Да знаю, я чем они там занимались - говорит он в ответ на чьи - то замечания в зале Кровь стучит в висках. Я бью его. Картинно взметнувшись, вверх он обрушивается на соседний к счастью пустой столик, ломая его. Я ударил эту мразь за себя, за незнакомку, и в первую очередь за тех, кто остался на узких улочках Солдании непогребенный и на вечно оболганный. За капитана Еремеева попытавшегося бежать на второй день после той позорной съемки. Пойманного и расстрелянного нам назидание.
   Вспышка четвертая.
   - Ну, что же вы так майор а? Я смотрю на полицейского через толстые прутья решетки.
   - Вы же боевой офицер, а ведете себя как? Это счастье, что господин Горюнов не выдвинул против вас обвинение. Лязг ключа в камере, решетка откатывается в сторону.
   Вы свободны!
  
  
   Ночь. Пустая улица, лужи после прошедшего дождя. В одной из них дрожит лунный сердолик.
   - Не замерзли ещё? Я вижу мотобиль у кромки тротуара. Модель дорогая престижная. Незнакомку за лобовым стеклом. Дверь со стороны пассажира услужливо поднята.
   Вспышка пятая. Я помню её губы, ее лицо, ее прекрасное тело отзывающиеся на каждое мое прикосновение.
   Утро! Я обернулся, поглядев на другую сторону кровати. Моя незнакомка исчезла, оставив смятую подушку, запах духов. Хотя нет. Я услышал шлепанье босых ног. Вошла она в халатике, толкающая пред собой тележку, на которой среди сока кофейника я увидел тарелку с тостами.
   Завтракали мы в молчании. Впрочем.
   - Ты был на войне? - спросила незнакомка.
   Я кивнул.
   - И как там? - спросила она.
   - Тяжело! Я поставил чашку с кофе на стол. В соседней комнате я нашёл свой мундир выглаженный и вычищенный. После дебоша в ресторане, и уплаты штрафа в полицейском участке у меня оставалась ещё приличная сумма. Купюры были нетронуты.
   - Сколько я тебе должен? - спросил я.
   Слава богу, она не наградила меня пощечиной, не закатила скандал, что я черствая неблагодарная свинья. А может ещё чего и похлеще
   Она подошла, ко мне оправив, воротник кителя и сказала.
   - Ты мне понравился очень!
   Майора Романова В,А. за мужество и героизм, вспышки со всех сторон ослепляющие, точно то тут то там рождаются я сверхновые наградить " Серебряным крестом Чести" Моя рука тонет в лапе Гаврилова я впервые вижу главу Федерации, и весь генералитет но мне не до славы. Мне плохо! Душно!
   - Майор вам было страшно? Что вы чувствуете, получив высшую награду Федерации? Вспышки, Вспышки, со всех сторон. Я ни чего не чувствую!
   Оставь - те ме-ня в по-ко -е!
   Пантеон славы был пуст, дорожка сама привела меня к нужному месту. Табличка вмурованная в небольшой холмик поросшая мхом это все, что осталось от человека с которым я столько времени. Просидел в подвале, с которым мы стали друзьями. А я.
   Слова застряли комком в горле. Если бы я умел плакать.
   Булавка, которым орден был привинчен к мундиру отчаянно кололась. Словно эта побрякушка, эквивалент, мужества, честности, храбрости, - жизни не желала расставаться со мной.
   Я воткнул " крест Чести" в мягко податливый дерн могилы и выпрямившись сказал.
   - Это все, что я могу для вас сделать капитан Еремеев.
   Однако за воротами пантеона меня ожидал сюрприз, неожиданный и приятный. Я вновь увидел уже знакомое мне средство передвижения, ожидавшее у бровки тротуара. Женщину с длинными белыми волосами шедшую навстречу.
   Пара рук изящных точно крылья лебедя обвили мою шею, ярко алые чувственные губы наградили меня поцелуем.
   - расскажи мне ещё, что ни будь о войне? - попросила она.
   - Пойдем! - согласился я.
   Г. Хоргвиль
   Солдания.
   За сутки до начала операции " Справедливая сила"
   Город кипел точно перегретый и готовый вот-вот взорваться котёл. Дмитр Вален 14 летний подросток, невысокий, черноволосый, крепкий он по возрасту переходил от толпы к толпе запрудившей улочки, прислушиваясь к разговорам.
  
   - Вы слышали, говорят войска к городу подходят? В дне пути от столицы.
   - Ну, наконец - то. Хоть порядок будет.
   - Что значит, порядок будет? Вам, что не нравиться, как мы живем?
   - А, что тут может нравиться? Цены растут почти ежедневно.
   - Ну, знаете ли?
   - Да ты пойми парень - втолковывал Дмитру " борец за идею" обняв его за плечо, и дыша в лицо "двигателем революционных масс" спиртным. Скинем мы с себя гнет этих столичных упырей, и заживем. Вот у тебя мать работает? - зачем - то спросил он.
   Дмитр кивнул.
   - И денег поди постоянно не хватает? - не унимался " борец за идею"
   - Ну да - нерешительно проговорил Дмитр.
   - А вот и прикинь. Налоги мы им платить не будем. Денег будет оставаться больше. Построим новые больницы школы. Все ж легче станет. Подмигнув оторопевшему подростку " борец за идею" растворился в толпе.
   Дмитр вспомнил своего соседа Мико Йовансена, работавшего то ли токарем, то ли слесарем. Недавно он встретил его снова. Сосед был слегка навеселе и пер на плече здоровенную дуру, в которой лишь специалист мог бы распознать полуавтоматическую винтовку системы " Федорова"
   - Смотри парень скоро всё измениться! - сказал он Дмитру. Так, что не зевай!
   - Говорят в арсенале уже оружие раздают - услышал он, вернувшись из зыбкой тинеты своих воспоминаний.
   Где находится арсенал Дмитр знал прекрасно Двух этажное здание старой кирпичной кладки с деревянными воротами, недавно замененными на железные и покрашенными почему-то в зеленый цвет. В Солдании не было собственной армии, только силы Национальной Гвардии, подчинявшиеся непосредственно президенту. Именно гвардейцы распоряжались выдачей оружия проводившейся почему-то с двух машин, двум гигантским по протяженности очередям. пытавшейся влезть паре мальчишек надавали подзатыльников и прогнали взашей. Дмитру повезло, отстояв, положенный срок он получил в руки такую же винтовку как у соседа, и даже пару гранат, ребристая поверхность которых разительно напоминала завозимый с Эдема фрукт называвшийся "ананас" И даже распределение в один из отрядов самообороны.
   - Ты куда парень? - остановил его командир.
   - Мать предупредить! - сказал Дмитр.
   - Не ходи не куда. Это сделают без тебя. Ночью в город войдут войска - предупредил командир
   Дмитру почти не было, страшно его разум делил мир лишь на две составляющие: черное и белое. К белым он относил себя и свою мать и отчасти людей, которые дали ему оружие и указали врага, черным был враг, пока несуществующий абстрактный. Пришедший в его город без спроса.
   - Слушай сюда парень. От этих фиговин - командир снял с пояса Дмитра гранаты, в бою толку мало. Знаешь, что это? Он показал Дмитру короткий тубус.
   Тот отрицательно покачал головой.
   - Гранатомет "Скорпион" прозванный на жаргоне убийцей танков - пояснил командир. Работает просто. Поднимаешь прицельную планку, она регулирует расстояние. Целишься и нажимаешь кнопку. Понял?
   Дмитр кивнул.
   - У меня для тебя важное дело-сказал командир. Скоро по соседней с нами улице колонна. Впереди неё пойдет танк. Ты должен его уничтожить. Позади тебя находится дом в нём два подъезда один из них открыт.Ты находишь его поднимаешься на второй этаж, на нём располагаются две квартиры одна из них открыта.ты должен войти в открытую, пройти в гостиную в ней будет тир окна .выберешь, то, что посредине и уничтожишь танк
  
   - Справишься?
   Дмитр недоумевая, взглянул на командира отряда. Неужели старший сомневается в нём?
   Превратить в хлам железку, плюющеюся огнем. Да на симуляторе он проделывал такое неоднократно. Правда, там легко можно было восполнить потерянную жизнь. И всё же.
   Он нашёл нужный подъезд, вошёл в открытую квартиру, прошел в гостиную, затаился у открытотого окна, вжавшись в стену, оклеенную темно-зеленую обоями, подранные каким-то мелким зверем, котенком что ли?
   А вот и танк. Дмитр поднял гранатомет, нажал указанную старшим кнопку. От грохота пробужденного им казалось, вздрогнула не только улица, но и весь квартал. Танк полыхал точно рождественский костер, испуская из развороченного нутра, длинные языки пламени. Остатки колоны доколачивали его соратники по отряду. Дмитр выбежал из подъезда обогнул дом и вышел к своим.
   - Молодец парень! - похвалил его командир. Я в тебе не ошибся. Но нам нужно уходить, чем быстрее, тем лучше.
   Они шли, стараясь не нарушать целостность колонны, по ночным улицам, освещаемым лишь пламенем пожара. Внезапно Дмитр остановился у витрины магазина торгующей телетехникой. По странному стечению обстоятельств витрина эта была ярко освещена и стоящая в ней панель с нашлепкой "распродажа" работала транслируя новостной выпуск.
   Гаврилов С.Н.
   - Я призываю всех жителей Солдании, и Болтейна,не оказывать сопротивление вошедшим на их территорию армейским частям.
   Вот он тот из-за кого сегодня он сжег танк вместе с всем экипажем. Тот по чьей вине его мать сидела в подвале, как и тысячи других жителей Солдании.
   - Я убью тебя гад! - проговорил он.
   Дмитр вздрогнул, на его плечо опустилась чья-то рука, он обернулся рядом стоял командир отряда.
   -Я помогу тебе парень! - сказал он. А теперь уходим живо!
   Остров Тихий.
   Море Дэвидсона.
   Резиденция главы Федерации
   Сутки спустя после начала операции " Справедливая сила"
   - Ты это видел? Стопка свежих пахнущих глянцем фотографий шлепнулась на стол Воловича
   - Это, что ли твоя лучшая спецгруппа? Глава Федерации сейчас как нельзя более, кстати, поминал персонажа из старинного романа "Остров Сокровищ" Пирата бросившего вызов самому " Джону Сильверу"
   - Это, что ли твои семьсот тысяч?
   - Да их сделали. Как? Толстые как сосиски пальцы г-на Гаврилова сжимались в немом пароксизме, словно уже ощущали поросшею сизой щетиной шею своего зама. Волович брезгливо двумя пальцами точно гадюку взял первую фотографию поморщился. То, что было, изображено на ней лишь с большой натяжкой можно было назвать человеком. Обугленная головешка, тянувшая к небу культи, лишь чудом Волович разглядел на ней остатки того, что когда-то было формой. Он бросил на стол, фотографию вытащил, из кармана пиджака платок отер руки.
   - Не кипятись Степан Никитич! - Волович кивнул на большую ТВ панель на стене. Она осветилась. Шел обычный новостной выпуск Сводки погоды на побережье, перемежались со свежими сплетнями о звездах почерпнутыми из внутреситемной сети Хотя асы едва не оглушили их.
   - Торги, провиденные, сегодня утром выявили рекордное более 76 пунктов падение индекса NSPEC. По мнению экспертов фондового рынка, экономика Солдании, Болфейна Регула и ряда других стран не принесет подобного урона.
  
   Панель погасла.
   - Мы отомстим за наших ребят! - сказал Волович мрачно.
   Раздалась, мелодичная трель мобильного коммуникатора Гаврилов поморщился. Это все секретари чтоб,им,развел целый штат дармоедов. дескать патрон мобилен не хуже портативного зенитно - ракетного комплекса и единственное место где его можно застать это его собственный рабочий кабинет. Именно с этой целью он был вынужден оплатить содержание дорогой игрушки и собственной телефонной линии.
   Он вытащил, черный паралелипипед прибора откинув активную панель, прижал к уху; по мере получения им необходимой информации выражение лица Гаврилова стремительно менялось. От состояния полной отрешенности до состояния всепоглощающей ярости. пещерный гризли снова брал вверх.
   - Что?,Когда? Два часа тому назад? И такие вещи я должен узнавать из новостей? Я? немедленно ко мне в кабинет начальника Генштаба и этого как бишь его? Главу новостного холдинга. Да и ещё вот, что когда я вернусь,
   на моем столе должна лежать ещё одна вещь? Какая? Заявление о твоем уходе идиот!
   Гаврилов убрал коммуникатор в карман и сказал вдруг абсолютно спокойно.
   - Ты знаешь дорогой друг а похоже мы с тобой обманулись оба в своих ожиданиях. Волович уже привык к эксцентричному поведению своего патрона, поэтому не удивился.
   - Ответь мне на риторический вопрос, неужели мы с тобой выбрали единственно верное средство для того, чтобы хоть не надолго решить социальную проблему. Основную. Видя непонимание, написанное, на лице своего зама сказал.
   Война!
   Гаврилов приказал:
   - Открыть восьмой канал.
   В сине черном небе какое бывает лишь на картинах известных мастеров и на плазменных панелях высокого содержания, желтые нити трассеров ткали немыслимый хоровод, прорывались сквозь густые клубы дыма. Время от времени огненный болид прочеркивал небосвод и устремлялся к земле. Это очередной кусок метала, послушный чьей-то чужой воле прекращает свое существование.
   Надпись в нижнем правом углу панели была издевательски точна но ёще больше добавляла сюрреализма в эту дьявольскую картину.
   Без комментариев!!
  
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   50
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"