Борман Анжелика: другие произведения.

Фанфик на продолжение "Ван Лав Держи меня крепче

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Со словами этой песни в моей душе проносился целый ураган чувств. До того слова были цепляющими за душу. Одно воспоминание проносилось в моей голове вслед за другим... Вот мы сидим на крыше и пьем, потом поцелуй, объятия и целый штаб мурашек по коже от одних только его прикосновений. А "Епически Эпичные" все продолжали напевать легким рэпчиком слова: Моя блондинка в тачке - я пламенем охвачен. Не стерва склочная, не ведьма, но я одурачен, Я одурманен, заточен в оковы. Твои клинки заточены, Давай, ударь, мой светоч, я обесточен полностью, тобою опорочен. Голос Оливера разливался мягким баритоном по всей сцене. А картинки в голове все сменяли друг друга. Теперь мы в машине. "-Я загадал, что не влюблюсь в тебя". Желание на одуванчиках, желание, которое не сбылось. По- моему телу прошла дрожь, я как будто снова пережила тот момент, момент всепоглощающей радости и счастья от того, что этот человек влюбился в меня, такую обычную и простую девушку... Тебе на ухо: "Touch me", но поворот проскочен, И в NeverNeverLand нам не попасть - не этой ночью. Черт! Не в мочь мне - Ты в голове моей, малышка, сидишь прочно! Пережила его прикосновения, и казалось, снова услышала его тихий шепот на ухо - "Детка". Последняя строчка куплета перенесла меня вообще в самое начало наших так называемых отношений. В голове эхом звучали слова: "Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится. Пункт пять. Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла. Пункт шесть. Не радуется неправде, а сорадуется истине. Пункт семь.."

  [to be continue]
  
  
  Со словами этой песни в моей душе проносился целый ураган чувств. До того слова были цепляющими за душу. Одно воспоминание проносилось в моей голове вслед за другим... Вот мы сидим на крыше и пьем, потом поцелуй, объятия и целый штаб мурашек по коже от одних только его прикосновений. А "Епически Эпичные" все продолжали напевать легким рэпчиком слова:
  
  Моя блондинка в тачке - я пламенем охвачен.
  Не стерва склочная, не ведьма, но я одурачен,
  Я одурманен, заточен в оковы. Твои клинки заточены,
  Давай, ударь, мой светоч, я обесточен полностью, тобою опорочен.
  
  Голос Оливера разливался мягким баритоном по всей сцене. А картинки в голове все сменяли друг друга. Теперь мы в машине. "-Я загадал, что не влюблюсь в тебя". Желание на одуванчиках, желание, которое не сбылось. По- моему телу прошла дрожь, я как будто снова пережила тот момент, момент всепоглощающей радости и счастья от того, что этот человек влюбился в меня, такую обычную и простую девушку...
  
  Тебе на ухо: "Touch me", но поворот проскочен,
  И в NeverNeverLand нам не попасть - не этой ночью.
  Черт! Не в мочь мне -
  Ты в голове моей, малышка, сидишь прочно!
  
  Пережила его прикосновения, и казалось, снова услышала его тихий шепот на ухо - "Детка". Последняя строчка куплета перенесла меня вообще в самое начало наших так называемых отношений. В голове эхом звучали слова: "Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится. Пункт пять. Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла. Пункт шесть. Не радуется неправде, а сорадуется истине. Пункт семь.."
  
  Я бит зафигачу - колонки жарят качем,
  Зажгу свечи, приходи без картечи.
  Кричаще-вопиющая скептично озадачена?
  Не поняла, значит.
  Что ж, в следующий раз вновь попытаю удачи.
  И... не проверяй почту,
  Признание порочное
  Я не пришлю. Точка.
  
  Боже, да что же я делаю? Ведь сказано было "Не упусти, не обменяй, не предай!" Зачем я убежала от него, он же просил остаться, не хотел отпускать меня. Почему я решила, что лучше уйти, почему не захотела принять его таким, какой он есть. Пусть странный, ненормальный, содержащий в себе кучу оттенков настроения от грозы до радуги, но ведь именно таким он стал для меня важным и любимым!
  Музыка взрывалась барабанами. Сейчас опять настанет моя очередь петь. С возрастающей во мне уверенностью, мой голос словно водопад выливал все накопившееся за последнее время - все переживания, эмоции, все, что связано с моими близкими, сейчас было в этой песне!
  Нас связывает нечто большее, чем послание библейское.
  Прими меня таким, как есть, без всяких интерфэйсов.
  Я уличный поэт, ловец эмоций урбана.
  С тобою рядом быть готов. Ведь ты мой рай и ад. Безумный...
  
  Ощущение, что это песня, как будто история о нас не покидала меня. Я не знаю, кто автор, но все эти слова, казались описанием наших отношений с Темкой. Он мой рай, ведь только с ним я ощущаю, что дышу полной грудью и он мой ад. Да уж персональное исчадие, сводящее меня с ума своими каверзными словечками и поведением. Но черт, ведь это же доставляет мне удовольствие. Садомазо я что ли? Допевая последние строчки, я уже все для себя решила, решила, что не упущу, не предам и ни в коем случае не обменяю ни на кого другого! Ведь это мой Охренчик и я люблю его! Последние мысли заглушил невероятный гул аплодисментов...
  
  Сонька тем временем злая, как черт пыталась пробиться сквозь толпу идиотских и сумасшедших поклонниц Оливера. И с чего это вдруг они решили, что она до сих пор его любимая девушка? Теперь уже нет, точки над "и" расставлены, Оливер поперся соблазнять Ленку, а Сонечка всего лишь хотела побыстрее добраться до сцены, ведь только что прилетевший сюда Шерхан, уже был, наверное, там. Если честно, то четкого плана действий у Саннет не было, знала она лишь то, что сегодня ее день и что Артем должен быть с ней, а никак не с ее милой сестрицей. И почему ее ничем не примечательная Ленка запала в душу этим двоим? Не характера, ни внешности, хотя почему же внешность, конечно, была, да и не плохая, но не яркая и совсем не походящая знаменитым братьям. Метраж до сцены все уменьшался и уменьшался, а вот удивление Сони только возрастало - на возвышении, как ни в чем себе не бывала, стояла, как вы думаете, сама Елена великая в окружении популярной группки и с обнимающим ее молодым человеком, в котором Соня узнала Олли. Шерхан стоял неподалеку и что-то кричал, глядя на Ленку. Сначала Саннет думала подойти к нему, но увидев, как Лена смотрит на Артема, план действий быстро сменился на другой. Проталкиваясь сквозь толпу поклонников, она вовсю зашагала к Лене, пытаясь добраться до нее раньше, чем Артем, по пути пытаясь сделать свое лицо, как можно больше расстроенным и печальным. Хотелось бы еще выдавить слезу, но глаза явно не хотели подчиняться.
  Тысячи людей сейчас восторженно поглядывало на нас, и оглушительно хлопали, пытаясь перекричать друг друга. Им понравилось, им понравилось мое выступление! Я была на седьмом небе от счастья, как же это чудесно понимать что, то, что ты делаешь, приносит восторг и радость людям. Такое ощущение, что моя неуверенность в себе, в своих поступках, отношениях прошла вместе с этой песней. Она раскрыла меня, мои чувства. Оливер стоял чуть позади меня, обнимая за талию. Видать думал, что я не выдержу такого ажиотажа и опять грохнусь, как я это люблю делать. Я улыбнулась своим мыслям. Пора было уходить со сцены, но тут меня привлекло чье-то интенсивное движение, я опустила взгляд вниз, почти у самой сцены стоял мой муж, Охренчик собственной персоной. Голова закружилась. Теперь я точно верила в судьбу, ведь он почувствовал меня, мои мысли, мою песню, он пришел, несмотря на все наши ссоры и сцены ревности и судя по его лицу, хотел примирения точно так же, как и я! Я уже было собралась быстренько сбегать со сцены и мчаться к нему, но увидела сестру. Это же надо сегодня прям точно самый счастливый день в моей жизни - рядом со мной друг, любимый муж и сестра, которая, наконец, перестала дуться и все- таки решилась поддержать меня!
  Соня тем временем все ближе и ближе продвигалась к Лене и сестрица тоже кажется, заметила ее, что же отлично, главное не дать Охренчику первому заполучить ее, и прыткостью Сонька отличалась, а иначе все, конец отношениям Саннет и ее тигреночка.
   - Соня, я так рада, что ты здесь - на Сонечкином лице пронеслась буря эмоций, от злости до бессилия и наконец-то сменилось крайней печалью - что с тобой? - и тут я осеклась, они ведь расстались с Оливером, теперь понятно, почему она такая грустная.
  - Знаешь, я... я ведь считала тебя своей сестрой, можно сказать самым близким человеком, а ты, ты оказалась такой дрянью. Тебе мало того, что ты увела одного моего парня, так ты еще под видом дружбы охомутала и второго! Но знаешь, я понимаю, что ты тоже многое чувствуешь к Оливеру, так будьте счастливы, вот только Шерхана не тронь! - Соня мысленно похлопала себе в ладоши, такой сценарий развития отношений, казался ей идеальным, хотя где-то глубоко в душе прорезался маленький росточек цветка, цветка под названием "Ревность", обещая расти все больше и больше. Как ни крути Сонька была та еще собственница.
  Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать, я была в **уе, как выразился бы Тема. Артем ее парень?! Я его отбила? Отбила Оливера? Я что-то к нему чувствую? Но мы ведь друзья и ничего больше. И стоп! Стоп, когда это Артем был парнем Сони и почему он ничего мне не рассказал, а почему Саннет молчала все это время? На моем лице пронеслась буря различных эмоций, а голос Соньки тем временем, вывел меня из раздумий.
  - Ты же понимаешь, что он делал все это только мне назло, он же с тобой встречаться начал, сразу в тот же день, когда я его бросила, ну чтоб я поревновала и все такое, ты то ему не нужна!- пытаясь смущенно улыбнуться произнесла Саннет - Прости мне жаль ,- сестра взяла меня за руку, - просто я уже не могу скрывать это, да и я Артему больше подхожу, чем ты. Сестренка ведь ты же не заставишь меня страдать, мне и так больно, что я одна, я думала, вы с Оливером просто дружите, а оказалось...
  - Почему ты раньше не сказала за Шера, почему ты скрывала? - я не могла понять, зачем эта вся игра, дурацкие признания, зачем тогда он пытался удержать меня, если ему нужна моя сестра?
  Сонька, казалось, начинала злиться.
  - Да открой же ты глаза, дура! Ты меня обидела, знаешь, как мне было больно видеть его возле тебя? Нет, ты не знаешь, даже не представляешь, вот я решила, что и тебе для профилактики не помешает чуть-чуть такой милой и славной игры-пытки!
  Вот... Вот это было последней каплей... Последней каплей этого чертового терпения. Моя сестра считает меня заклятым врагом, тот, кого я полюбила, играл со мной, будто я качественная и прочная игрушка японского произготовления! Друг оказался недругом и бросил Соню из-за меня. Все перемешалось в моей голове, все поступки, слова, действия. Больше всего на свете мне хотелось вернуться назад и не знать всех этих людей, которые вошли в мою жизнь и сделали ее невыносимой. Я взглянула в глаза Артему, который стоял позади Софии. Он пытался что-то сказать или даже вернее говорил, но все его слова заглушили просто огромнейшие потоки слез в моем сердце. Я была в отчаянье. Все то, что во время песни проносилось в моей голове, разрушалось, создавая вокруг такой бардак, который остается после жесткого урагана. Посмотрев опять на Соньку, я увидела в ее глазах какую-то злорадную ненависть, а во взгляде позади стоявшего Артема только бессильную ярость, наверное, от этой чудовищной правды. Оливер, все это время стоял позади меня. Он явно не ожидал такого от Саннет, хотя возможно ему это было только на руку. Он попытался развернуть Лену к себе.
   На смену безграничного отчаяния от услышанного, ко мне пришла ярость. Как же можно было быть такой глупышкой? Как я позволила им так играть со мной? Игра... Да, именно так все и было. Оливер, который выглядел в моих глазах, как друг, на самом деле влюблённый в меня, болван, играющий с моей сестрой. Сестра, которая знала практически обо всем, считала, что я заслуживаю такого обращения. Шерхан, да ему вообще на меня наплевать. Всем этим людям не было вообще никакого дела до моих чувств, до меня, до моего сердца.
  - Убери от меня руки - мой голос прозвучал тихо, но очень четко и не смотря на гул вокруг Олли услышал - убери!!!
  - Лена... Послушай...Я..
  - Я не хочу ничего слушать! Я считала тебя другом, ты ...Ты такой же как он - я кивнула в сторону Шерхана.
  - Соня? - я практически беззвучно произнесла ее имя, заглядывая ей в глаза. Я не знаю, что хотела там увидеть, но явно не то, что сейчас читалось в ее взгляде. В моих глазах застыл вопрос. Почему она ненавидит меня? - Сонька! - в моем голосе начали проскальзывать истеричные нотки, все же сестра очень многое для меня значила. Да, мы не всегда ладили с ней, грубили друг другу, ссорились, но я любила ее и ждала от нее того же. Ведь в нашей семье женского внимания не так уж и много!
  - Пропустите меня! Я кинулась сквозь толпу поклонников, толи рэпа, то ли рока, это неважно, больше всего меня заботило, как выбраться из этого места, в котором произошла моя смерть.
  Странно, но мне казалось, что я вот-вот заплачу. Неужели слезы, которые вот уже, сколько лет были только в моем сердце, готовы вырваться наружу? Нет, я не позволю им сломать меня! План действий потихоньку рождался в моей голове. Остаться дома сейчас было бы невыносимо. Все напоминает о муже, друге и сестре, которая сейчас ненавидит меня. Пункт первый - сложить необходимое, второе - мне нужен билет, третье - нужно сказать родственникам, вернее отцу и да, еще Лесе. Сложнее всего казалось договориться с подругой, которая и слышать не захочет о том, что ее свидетельница пропадет с места происшествия. Осталось только придумать, почему, почему мне нужно уехать. Причина... что-нибудь связанное с практикой, нет, не годится. Она уже давно закончилась, а вот отчеты все сдают осенью, таким их не проведешь. Кому-то помочь, но у меня то и друзей как таковых нет. Я мрачно улыбнулась, это же надо насколько я одинока. Стоп. Можно ведь сказать, что там требуется небольшой ремонт, что соседи сверху, которые на лето остались в общежитии, затопили нас к примеру. Да, годится, и звучать будет правдоподобно. И побуду там с недельку, успокоюсь, залижу раны. И выброшу всю эту хрень со своей дурной головушки. А потом вернусь к свадьбе Леси, и ни какой Охренчик, никогда не сможет со мной так шутить!
  Саннет тщательно пыталась вырваться из рук злющего Шерхана. Попытки явно не увенчались успехом. Захлопнув дверь гримерки, Артем чуть было не прихлопнул вместе с дверью и своего двоюродного брата Оливера. Шерхан был в ярости. Его милую, нежную королеву, которая в жизни ничего плохого не сделала, наоборот была добрым показателем Девы Марии, практически довели до слез. Слез, которых, кстати, он никогда еще не имел чести видеть!
  - Что ты творишь, дура? Что ты нагородила своей сестре? Какая к черту ревность? Мы расстались! Помнишь? И больше никогда, ничего у нас с тобой не будет! Постарайся это запомнить, детка - срывающимся голосом проорал Охренчик.
  - Пусти меня, кретин! Ты сам не понимаешь, что делаешь, я тебе нужна, я, я! - но с последним "я" бывалая уверенность в голосе Сони все уменьшалась и уменьшалась. И сейчас присмотревшись к этому человеку, ее озарила, давно терзавшая ее мысль. Это чувство теперь наполняло почти каждую клеточку ее тела. Она перевела взгляд на Оливера. Тот пытался разжать руки брата, которая стальными тисками сжимала руку Соньки. Но Шерхан будто бы озверел и я в ярости набросился на Оливера.
  - Ты, - он ткнул пальцем в Олли - твои игры меня за**** уже!
  - А, что брат? Ты думаешь ты чем-то лучше меня. Очнись, даже малышка сказала, что мы с тобой одинаковы. Я первый ее встретил, от тебя всего лишь требовалось отвлечь ее братца и показать, что я ничем не хуже, а даже лучше тебя! Я, между прочим свой долг выполнил, я отвлекал, как мог твою бывшую, чтоб она не дай Бог не натворила чего-то лишнего! А ты, ты влюбился в Лену - Оливер засмеялся - да в нее не грех не влюбиться, замечательная девушка, да? Я же велел тебе расстаться с ней, а ты? Ходишь на приемы к мэру, принимаете от него подарочки, какого хрена Артем, а??
  Если сначала глаза Сони были размером с пятака от услышанной информации, то сейчас явно приближались к размеру огромного такого чайного блюдца. Шер правда влюбился в Ленку! Значит, когда Сонька была на приеме у мера ей не послышалось, что ИМЯ подарил юным молодоженам домик в супер - районе. А это значит, что счастливыми новобрачными были Артем с Ленкой? Муж и жена? Шок в крови этой девушки зашкаливал за самую высокую отметку. А Оливер... Олли значит вовсе и не испытывал к ней никаких чувств. Просто отвлекал. Что же мило, ничего не скажешь, вот только иногда Саннет понимала, что есть в нем что-то такое, от чего ей не хотелось покидать его. И как она бесилась, когда он звонил Лене, и как им иногда было весело вдвоем, все это тоже был огромнейший план по отвлечению. Даже Охренчик отодвинулся на второй план, а ведь раньше он был первым парнокопытным на район. Но милый, такой учтивый джентльмен Олли переплюнул всех, а значит он та еще сволочь. Соня сорвала с шеи кулон, подаренный им.
  -Вот тебе, значит, серенады мне пел, значит самая красивая, да? И любимая? - Сонька громко истерически засмеялась, кулон со всей дури полетел в лицо парню - любимая значит, ты охренел, я носилась с тобой, как с писаной торбой, а ты просто в игры со мной играл?
  Оливер переметнул свой взгляд с Шерри на Саннет. И как ей только наглости хватило кричать на него. Сама- то далеко не лучше него! Устраивала представления в кафе, цепляла на него свою подружку, думая, что он не догадается, игнорила его, устраивала истерики на пустом месте и вот, он еще и виноват?
  - Зайка - начал притворно милым голоском Олли - а ты, значит у нас ангелочек во плоти, наверное переживаешь сейчас так потому, что полюбила действительно меня, а теперь узнала жестокую праву?- Олли ухмыльнулся - я не такой идиот, как тебе казалось Саннет, поверь не такой!
  - Да, чтоб вас черти побрали - Соня вспыхнула, другая сторона Оливера поразила ее - ты - ткнув пальцем в грудь Олли - ты кретин, я может и вела себя по-идиотски, но действительно начала видеть в тебе что-то, что привлекало меня, и.. да... да неважно - прервав предложение на полу фразе, замолчала, а потом взглянула на Артема - а ты, ты дурак, если думал, что я сделаю с собой что-нибудь из-за парня, а теперь пустите меня оба!
  Артем, в который раз попытался обогнать огромную фуру, попутно набирая сообщения Лене:
  "Детка, возьми трубку!"
  "Черт, я идиот, я признаю, Лена ответь мне!!!"
  "Я переживаю, тебе плохо, и мне от этого еще хуже, малышка, где ты?"
  "Жена, черт возьми, я все равно тебя найду, не забывай вместе не только в радости, но и в беде!"
  Если бы он еще двадцать минут не отвлекался на милую брать Соньки и Оливера, он вполне мог бы нагнать Лену еще возле всей этой крутой тусовки, но ее там уже не было. Продвигаясь сквозь разгорячённую толпу фанов, углядел светленькие волосы и знакомую до боли фигурку своей возлюбленной. Кричать было бесполезно, на звонки она не отвечала. Хотя, что тут удивительного, после ошеломляющего заявления Сони, да еще и после крепкой ссоры с ним, с Шерханом, после правды с Олли, все было понятно! А еще Артем готов был локти себе кусать за то, что не успел приехать до того, как его малышка пела эту песню. Да и вообще, стоило еще тогда удержать ее, видать плохо старался, но в этом винить можно только себя. Когда он мчал, как сумасшедший на пати, он собирался рассказать ей всю правду. Ведь Лена заслуживает этого, и омрачать такого человека ложью, все равно, что богохульствовать в церкви. Он хотел сказать, что она нужна ему, попросить прощение за свое поведение и больше не пугать ее своими раздвоениями личности. Да он был с ней то милым, то постоянно издевался и смеялся над ней, то злился, то казался романтичным. Виной всему этому был договор с Олли. В тот день, когда Лена-глупышка убегала от собаки, Оливер спас ее и ждал, что она набросится на него, как самая яростная фанатка, но Лена повела себя совсем иначе, никакого восхищения, напыщенности перед звездой, в общем, ничего такого, что творили двуличные глэм-девицы. А еще Оливеру очень сильно кого-то напоминало Ленино лицо, как будто что-то из прошлого, чего- то до боли знакомого. И тут, словно молния пронзила, перед глазами появился Матв с презрением и злобой в глазах. Да, точно, у него же есть двойняшка. Но девушка в отличие от своего брата была нежной и доброй, как ребенок, и то, как она испугалась пса, делало ее невероятно беззащитной и милой. Оливер взял номер, раздумывая, что же делать. Сестра его "друга" была хорошей тропой к восстановлению дружбы с Матвом, ведь такой враг был ему не к чему, но стань он с ней встречаться сразу, как Егор начнет его преследовать и надоедать. Сначала вполне достаточно было бы и дружбы, пока малышка сама не захотела бы отношений. Чтобы показать себя в выгодном свете, парень был галантным и милым, хорошим другом и советчиком, к тому же считал, что рассказы о какой-то там влюбленности, заставят девушку ревновать. А вот брата наоборот заставил проявлять себя в самой сумасшедшей манере. И у Артема, ох, как хорошо это получалось, причем зачастую даже неосознанно. Когда, Артем впервые увидел ее на балу он ничего особенного не почувствовал девушка, как девушка, смутно напоминавшая его недавнюю подружку. И они погнали пить пиво на крышу, парень поразился взгляду Лены, после снятия маски, казалось, она была ошарашена, увидев его. А дальше понеслось все не по плану, кто же знал, что по - пьяни они оба становятся не в себе. Свадьба, гипс, мэр, который так романтично настроенный, Ленка такая необычная. Все эти приколы, ссоры, ее остроумие иногда здорово удивляло Шерри. Иногда Артему казалось, что она разгадала всю его сущность, поняла кто он на самом деле. Она аккуратно, будто невзначай прокралась к нему в душу и заполонила ее своим пониманием, своим теплом. Шерхан и сам не понял, в какой момент он попал в ее сети. Такая смиренная, простая девчонка и так умела задевать людей! Сестра Соньки, но так на нее не похожа, а может быть просто из-за того, что взрослее. Оливер параллельно, в то время ухаживал за Саннетт, все же Артем переживал, чтобы эта дерзкая малявка не творила всяких глупостей. А так, как сам всегда чтобы кого - то забыть он делал замену, то думал, что и для девушек это будет вполне нормальным явлением. Для Олли все эти игры вообще были привычны, поэтому его не удивила и просьба Артема, и свое завоевание Леночки он не считал каким-то необычным. Еще когда Оливер учился в школе, он прекрасно понимал свою значимость в девичьих сердцах. С виду красавчик, с чудесным голосом, и до невозможности обаятельный Оливер покорял миллионы девичьих сердец, ни капельки не смущаясь, дарил любовь двум, а то и трем девочкам сразу. Для него это было как что-то естественное, как какой-то доказанный закон, вроде как так и должно быть! Тогда в одиннадцатом классе, сформулировалась их компания - Матв, Оливер, Леха и Дашка. С этой четверкой многие мечтали дружить или хотя бы раз потусоваться в их компании. Это было сроду обычным крестьянам поесть за барским столом. Четверка всегда поддерживала друг друга во всем, ибо были настоящими друзьями, только в одном всегда Матв противился Оливеру, в ухаживаниях за Дашкой. Она была настоящей красавицей, представьте себе яркие зеленые глаза, волосы какие только описывали в сказке про златовласую, фигура, пухленькие губки. Правда характер был не всегда сносный, чему возможно поспособствовала мать девочки. Всем и всегда, кажется, что быть красивой легко, но на самом деле Дарья часто страдала от своей внешности. Семья их была далеко не богатой и даже не слишком достаточной, отец бросил мать Даши, когда той не было и пяти, с тех пор жилось им очень не сладко. Мать непонятно почему винила во всем дочь, а видя, что растет даже очень аппетитной и привлекательной начала извлекать из этого выгоду. Пару раз мамочка подсунула ей богатеньких папиков, внушая, что это нормально и что она спасает свою семью. Дашка отказывалась, кричала, ревела, но мать была непреклонна и насильно, можно сказать, лишила дочь девственности. После пошли разборки, лишение родительских прав, интернат, оттуда и такой характер. Зная об этом всем Матв не обзывал девушку, как многие шлюхой, а наоборот принял в свою компанию, Олли хоть сильно счастлив и не был из-за этого факта, но терпел, да и сам иногда заглядывался на златовласую красотку. Даше тоже Оливер нравился, но она как-то стеснялась начать флиртовать с ним, тем более зная о его играх с девушками. Но желание Оливера и симпатия девушки взяли вверх и они начали встречаться, Матв был против, понимал, что друга на долго не хватит, а для Дашки первая любовь очень важная и разбитое сердце она будет переживать очень тяжело. Дарья, которая обычно была веселая и взрывная девка, с Оливером стала очень покладистой. А ему это быстро надоело, но чтобы не обижать ее, нашел себе еще одну на стороне. Потом для Дашки настал роковой день, сначала известие, что у нее рак, а тут еще известие от милых доброжелательниц, что ее любимый Олли изменяет ей. Вот она и не выдержала, ни с кем не поговорив, ни с Егором, проигнорировав Лешу, она просто убежала, надеясь забыться, наверное. Потому, что потом ее просто нашли мертвую, дурочка наглоталась таблеток, не забыв упомянуть в письме, каким гадом оказался Оливер. Что и сказать роковым день оказался не только для девушки, но и для четверки, хотя уже для тройки. Егор набросился на Оливера, обвиняя его в смерти девушки, хотя и осознавал, что не только это стало причиной. Олли и сам как-то поник и сломался. Ему уже не хотелось ничего ни девушек, ни учебы, ничего, а друзей у него тоже не стало, вернее их было много, но настоящими он похвастаться не мог. Поэтому он рванул в Лондон и там постепенно развеялся и ожил, спасая себя волшебной музыкой и крутыми вечеринками. Матв тоже поехал в Лондон, ему почему-то казалось, что он должен будет помешать, кому бы то ни было попасть в чарующие сети его бывшего товарища, чтобы опять не совершилось что-то непоправимое. А теперь вот спустя несколько лет, Оливер встретил милую и чарующую сестренку "друга". Она была не такой, как все, чем и привлекла его, к тому же начти он с ней встречаться, они снова смогут подружиться с Егором Матвеевым.
   _______________________________________________________________________________________
  Сонька, вздернув упрямый подбородок, смотрела вверх. Не хотелось показаться плачущей слабачкой перед этими многими незнакомыми ей людьми. Зачем им видеть страдание других, если и у самих проблем хватает. Рядом стоящие два парня, громко выражались, очевидно, будучи не в сильно трезвом состоянии. А бабули, которые сидели неподалеку, только и могли, что покачивать головой из одного бока в другой, безмолвно возмущаясь нынешней молодежи.
  - Нет бы место уступить, сидят тут матерятся, да еще, - и заприметив неподалёку сидящую Соньку - еще и на голове делают такое, что потом и замуж не кто не возьмет, кому ж такая понравиться!
  Саннетт обернулась. Бабуля ничего, не подозревая нанесла девушке удар ниже пояса. "Кому ж такая понравится" и "И замуж никто не возьмет", смутили и разозлили Саннетт, которая вспомнила, что Ленка то, сестра уже замужем! "И два брата хотели одного и того же, завоевать сестру" тут Сонька хмыкнула, ну конечно, только цвет волос и перевернул ее жизнь, что тут сказать, бабка сказала, как отрезала. От этих мыслей Сони веселее не становилось, только все больше и больше хотелось плакать! А тут еще один из ругающихся донжуанов решил порадовать "киску" (так он с другом прозвал Соньку) своим драгоценнейшим вниманием.
  - кис, а кисс-с-с - и парни закряхтели, пытаясь имитировать крутой смешок - повеселимся-я-я, а, я тебе такие сказочки на ночь расскажу, закачаешься, детка!
  Друг этого лохматого недоумка громко заржал на весь автобус. Бабулям только повод дай и они по сотому разу начнут обсуждать нынешнее поколение, поэтому заметив к кому, обращается лохматый, скептически оглядела девушку с рыжей шевелюрой.
  - Во, ну точно знакомые, небось, такая же алкашка, как и паренек - кивнув в сторону Сони, произнесла бабуля своей соседке.
  - Да кто ее знает, не похожа вродь на ету, ну на пьяную то.
  - Ну, значит-то еще хуже, я тут недавно по кино смотрела, что вкалывают в себя всякую дрянь, а потом и сидят со стеклянными глазищами, не мигая, вот чем тебе не пример?!- бабуля опять покосилась в сторону, ничего не подозревающей девушки.
  Парень, с торчащими в разные стороны белыми волосами, толкая и наступая людям на ноги, продвигался к девушке. Уж очень ему запала в душу, эта ярко-огненная киска. Уставшие с работы, вымотавшись за весь день, люди бурно реагировали на воняющего перегаром парня, а потому затрудняли ему его задачу. Маленькая девочка, распахнув свои невинные глазки, вовсю смотрела на дяденьку, который напоминал ей медведя, не только внешне, но и поведением, она даже мультик недавно смотрела, там он тоже был такой большой и неповоротливый. Казалось, только Сонька ничего не замечала вокруг, ни обсуждающих ее бабушек, ни пьяного недоумка, кидающего ей свои грязные намеки, ни кого. Она погрузилась в свои мысли, ругая себя за вспыльчивость, за обманутое доверие к Оливеру, за то, что наговорила столько неприятных слов своей сестре, которую считает идеалом и на которую ей всегда хотелось походить. Сколько боли в глазах было у них, у Лены и Темы, после ее разговора. Наверное, они действительно любили друг друга, раз Шерхан так отреагировал. Еще когда на пати Сонька направлялась к сестре, она заметила, как восторженно смотрел на ту Шер. Это был новый взгляд, таким Соня его еще никогда не видела. А если бы она умела читать мысли, то всяческие сомнения точно отпали, и возможно, она бы не совершила эту ошибку. Когда запыхтевший от скорости Темка, наконец, добрался на вечеринку, он даже понятия не имел, как и где искать свою жену. Но судьба была благосклонна к нему и дала ему свою подсказку. Со сцены послышались очень знакомые строчки. Строчки из его песни. Эти строчки он писал, когда уже твердо знал, что Лена для него все и, что это не какое-то чувство, по типу желания или полового влечения, это и не мимолётная страсть, да он и сам толком не мог описать то, что творилось у него в душе. Но он точно знал, что такое было впервые в жизни. Впервые в жизни он почувствовал, что по- настоящему влюбился, а может даже и любит! Каким же было его удивление, когда припев запел знакомый, мелодичный голос, принадлежащий Ленке. Расталкивая всех, он побежал вперед, чтобы быть ближе к той, которую любил, и отпускать никуда не собирался. Внутри все перевернулось. Вот она! Такая красивая, желанная, настоящая. Нервно сжав своими ручками микрофон, сначала боязно, сдержанно, а потом все с большим напором открывалась ее душа, внося в жизнь тысячи слушателей свой кристально-чистый голос, который взбудоражил всех вокруг. Артем не остался исключением. Знаете, какое бывает ощущение, когда слушаешь любимую песню, или смотришь на нечто красивое, или может быть, танцуешь, в общем, занимаешься тем, что приносит тебе колоссальное удовольствие, в такие моменты всегда наступает такой миг, миг истины, наслаждения - когда по всему телу волнами проходит удовлетворение, награждая доселе гладкую кожу, мурашками. Вот, что почувствовал Шерхан, циничный мальчик-пофигист, раньше сдерживающий себя от каких либо эмоций. Парень, который всегда ограничивался просто какими-то словечками в качестве похвалы, а последнее время уже и не мог припомнить, нравилось ли ему что-то настолько, чтобы вызвать в нем искренний восторг. Эта хрупкая, женственная девочка разгадала его и возродила в нем такие эмоции, которые он мог ощущать только во время своего танца. А ведь танец для него - это жизнь! Шерхан улыбнулся, если бы сейчас рядом находились его друзья с команды, они бы откровенно удивились такой реакции. Так как столь искренней улыбки давно не было на лице их друга. Тот всегда предпочитал скрывать под масками свои настоящие эмоции, только Лена смогла понять его истинную сущность и теперь ради нее он готов.
  Вот если бы Сонька в тот момент смогла понять, что творится в голове у ее бывшего друга, и если бы смогла разобраться в себе самой, вовремя остановится в своей игре по завоевания обратно того, что ей принадлежало, все могло бы быть иначе. Вероятно, что тогда она не стала бросать Оливера, а наоборот попыталась бы его удержать. С ним она чувствовала себя настоящей леди, а не девочкой сорванцом и таким образом хотя бы отдаленно была похожа на сестру. Такая же приветливая и добрая, такая, вызывающая восхищение и уважение девушка. Но, тем не менее, обладающая яркостью и неординарностью, Сонька западала в душу именно своим непосредственным характером. Саннетт была такой, и в этом была ее изюминка, свой особый шарм. Но Олли делал ее еще лучше, с ним у Сони проявлялись черты доселе ей неведомые. С ним ей приходилось учиться быть мягкой и сдерживающей себя, там, где это требуется, а потом она отрывалась на нем, устраивая всяческие козни и нервируя обычно спокойного Оливера. Еще раньше ей казалось, что с ним неплохо находится рядом и очень приятно принимать его ухаживания, Олли был именно таким человеком, с которым они дополняли друг друга, и это делало их чудесной парой. "Ну почему я не поняла этого сразу? Хотя бессмысленно... Он ведь присматривал за мной, будто я дитя малое, а ему и дела то до меня никакого не было. Хотя я тоже хороша, не зря говорят, что как ты к людям относишься, так и они к тебе. Я играла с ним, он со мной, что ж это даже справедливо. А как быть с Леной, как смотреть ей в глаза после всего наговоренного? Простит ли она..."
  Пьяное, перекошенное лицо, маячившее прямо перед глазами полностью вывело Соню из раздумий.
  - Кииис-ааас я тут тебя у-уже десять минут доз-з-зваться не могу, ты чче глуховатая - парень не сдержался и громко икнул - давай ко мне поед-дем, ага?
  -Эй, ты, слушай сюда - Сонькины глаза расширялись от злости, а руки прямо зачесались ударить парня - еще раз я увижу твоя пьяную, вонючую рожу перед собой и тогда пеняй на себя, недоумок!
  Сонька не заметила, что пока она сидела вся в своих думах, половина автобуса опустела, оставив ее наедине с пьяными парнями, и бабульками, которые были любители посмотреть кино о наркоманах, но ей было все равно, меньше всего сейчас она боялась этого пьяного тупицу.
  - Эй ты че такккая злаяя, я те че сдел-лал чего? - парень сделал на лице по его мнение удивление супер героя Голливуда, и уже было направляя свою руку к плечу девушки, как она его перебила:
  -Ну, все, ты надоел! - Сонька хотела лишь чуть-чуть отодвинуть его от себя и вытянула руку. В момент, когда она тщательно пыталась отпихнуть его, водитель резко затормозил, чтобы подобрать стоящую на остановке женщину. Парень потерял координацию, с которой и так было плохо, и со всей дури, с помощью Сони полетел на пол маршрутного такси, а тетенька, заходившая и тащившая перед собой целую кучу сумок и пакетов, не замечая ничего вокруг, смачно наступила своим каблуком на палец "нападавшего". Соня решив, что лучше удрать от греха подальше, перепрыгнула через паренька и под его дикий вой выбежала из автобуса.
  Я вихрем забежала в квартиру, буквально за час, решив, что следует сделать. Билет уже лежал в сумочке в заднем кармане. Оставалось дело за малым, собрать нужные вещи и сообщить отцу и Леське. Хотя разговор с подругой, обещал быть далеко не легким. Зная, свою Радугу, я не сомневалась, что допрос будет похлеще, чем у следователя, но мое решение было твердым, и отступать было просто некуда. Достав телефон из сумочки, я увидела множество смс-ок от своего любимого мужа, который теперь из категории "любимый" плавно переходил в очевидный антоним - "ненавистный". Нет, конечно, я не перестала любить его, мои чувства если настоящие, то крепкие и долгие, что до ненастоящих, то этими я вообще не имела привычки пользоваться! Нахмурившись, даже не стала читать, что писал, этот наглый, использующий чужие души для развлечения, и первый в списке на Оскара в роли парнокопытного животного - Артем Охренчик. Если еще недавно жгучая обида пронзила мое сердце, то сейчас злость все с большей скоростью проникала в мою ранимую душу. Поэтому проигнорировав кучу посланий от "него" (я решила так заменять его имя, чтобы он быстрее убрался с моей головы, в чем я, конечно, бесконечно сомневалась, но надеяться не переставала, надежда ведь умирает последней) и набрала Леськин золотой номерок. Ну, а чего уж тут у истинной королевы-красотки все должно быть соответствующим. Вот только тогда одно стает неясным. Замуж Леся выходит за Егора, значит он не простолюдине там какой-то, а граф, как минимум, а от сестра у него, не смотря ни на что, выходит глупая простушка, которая верит и влюбляется в кого попало. Странно выходит, родители то у нас с Егоркой одни.
  -Эй ты, ты представляешь, кто будет делать мне прическу на свадьбу - радостный голос подруги прокричал это на одном дыхании, заставляя меня подальше отодвинуть телефон от уха - сам Валентин Золотухин, а к нему между прочим не так уж и легко попасть, мой папа все же иногда может творить чудеса, ну прям, как волшебник! Так, ну а ты, ты уже определилась, в чем одета будешь, или мне опять вести тебя по магазинам, как маленькую?- Леся закудахтала, как мамочка-наседка, в хорошем смысле этого слова, чем вызвала у меня широкую улыбку, несмотря на мое душевное состояние. Мысли о случившемся опять хлынули на меня потоками оживших весенних ручьев, я, преодолев дрожь в голосе, наконец-то ответила:
  - Лесь, тут такое дело, - начало было я, но, как всегда нетрепливая подруга перебила меня.
  - Ну, что такое, почему мне кажется, что твой голос полон этой ужасной, ненавистной мне грусти, обидел кто? Ты только скажи и я тогда этому кретину задницу надеру, ты же знаешь, на расправы над неудачниками я мастер! - выдав все это на одной ноте, Леся умолкла.
  В моей голове появилась картинка, Артема с оттянутыми ушами, или надертой задницей - опять улыбка. Не зря Радуга считалась моей самой лучшей подругой, и, наверное, стоит добавить единственной, мало кто приносил мне столько позитива. А она умудрялась делать это с утра до ночи, причем незатейливыми мелочами. Тут в моей голове возникла новая идея, которую я и поспешила озвучить моей подруге. Тем более что та уже заждалась ответа.
  - Знаешь, Лесь, я ж ведь к твоей свадьбе платье себе заказала. Новинка! Помнишь, недалеко от нашего университета бутик есть? - мой голос пришел в норму, и Леся не заподозрив неладного, быстро сменила тему "Надирания ушей" на одну из ее любимых "Шмотки".
  - Ну да, помню, там я себе еще очень крутую кофточку купила, в которой пыталась Анатолия Максимовича соблазнить! Ох. Помнишь, как он тогда пялился на меня бедненький, но не мог себе позволить даже прикоснуться и ходил - звонкий смех не дал ей договорить предложения до конца - и ходил... ходил - опять смех - как рак краснющий ходил, Ленка, как же все таки круто было!
  - Да, - я попыталась рассмеяться - так вот, я там платье себе присмотрела, хочу поехать взять его! - по-моему, направить Радугу в нужное русло довольно таки хорошо удавалось.
  - Но почему ты не можешь, сказать им чтобы тебе на дом доставили, зачем переться туда в этих душных автобусах, с кучей сумасшедших, и не редко вонючих старушенций, а? (Очевидно воспоминания последнего путешествия у Леси были не самыми приятными) Чего это вдруг тебе приспичило уезжать? Не темни, Ленка!
  "Ну, прям тоном капризной девицы с Версаля, еще бы веер ей в руки" подумала я, живо представив себе эту картину. Леся в окружении свиты, один паж вымывает ей ноги в молоке, а второй пляшет перед ней какой-то незамысловатый танец, чтобы ее Величество не чувствовала скуку смертную.
  - Леся, ну вот, кто из нас великий ценитель моды и всего, что с ней связано. Вот закажу я его, а оно не по мне будет, и что мне к тебе на свадьбу, как пугало огородное идти. Сама же учила, что не стоит брать вещь, толком не взглянув на нее - и дальше я принялась цитировать Радугу, чуть-чуть перекривляя ее - посмотри, пощупай, закрой глаза и почувствуй, вызывает ли она в тебе позитивные эмоции, будь то радость, любовь или страсть, потом приложи к себе, твой ли цвет, а уже потом убедившись, что не только цвет, но и качество и цена соответствующая вперед в примерочную - проговорив это, я решила продолжить ее учения, что нужно чувствовать, когда платье на тебе, но подруга меня опять перебила:
  - Вижу не зря мои уроки проходят, эх, Ленка, если бы не я, ну вот как бы ты выбралась в люди, да еще и муженька себе схлопотала! Смотри, чтобы твои внуки и правнуки тоже помнили меня, как родную, а не то, не получишь ты больше моих драгоценных советов - звонкий раскат смеха опять заполнил собой мои мелкие протесты, против преждевременных внуков и правнуков - ладно, езжай, и не забудь мне скинуть фотку, где ты уже в платье, может тебе еще и ни одно придется примерить!
  На этом связь оборвалась, Леська как всегда недолго церемонилась с прощаниями. Ну, а что это вовсе неплохая затея, шоппинг, как всегда рассказывают в фильмах, просто обязан помочь девушке расслабится, что бы ни случилось, спасти ее ото всех бед. Достав свой чемодан, я открыла шкаф. Брать многое с собой не хотелось, и я принялась перебирать вещи, пока не наткнулась на белое платье. Платье с городского музея, в котором я выходила замуж. Чувства, которые хоть чуть-чуть притупились после разговора с Радугой, всплыли во мне с новой силой, заставив разрываться душу на тысячи маленьких кусочков. Одна мысль о Темке заставляла чувствовать меня несчастной. Я любила его не за внешность или популярность, как многие, а за то какой он есть и за то, что он есть в этом мире, в моем мире. Я любила его до такой степени, что касаясь его, отзывались все струны моей души, а сердце начинало биться вдвое быстрей от такого счастья близости этого человека! Казалось, сейчас, только сейчас я до конца осознала, что все мои чувства были односторонни, и не узнай сегодня я всей правды, через месяц другой наступил бы развод, так что в любом случае эти отношения были обречены на провал. Я бессильно опустилась на колени перед чемоданом, опять посмотрела на платье, которое висело надо мной мрачной тучей, которая вот-вот обещала превратиться в огромнейший ливень! Было такое ощущение, что меня что-то душило, в районе груди образовывалась пустота, всепоглощающая, оставляя только незаметные следы грусти, разочарования и тоски, безмерной тоски. Ком подступал к горлу, заставляя вспомнить давно забытые ощущения, ощущения как будто я вот-вот заплачу. Я вздохнула, пытаясь заполнить всю пустоту воздухом, но ничего не получалось, только ресницы встрепыхнулись от накатившей тяжести. Я вновь вспомнила Артема, сестру и Оливера, людей, которые были для меня близкими, без которых я не хотела представлять свою дальнейшую жизнь. В голове опять понеслись слова Соньки, ее горечь, ее презрение в глазах, мне было трудно, я опять попыталась вздохнуть полной грудью, но от этого почему- то стало только тяжелее, а по щеке медленно стала котиться первая слеза, оставляя за собой соленую дорожку печали. Я быстро стерла ее рукой, почему я плачу сейчас, я ведь не могу, я не хочу! Но слезы, казалось, жили по своим правилам и ни капельки не прислушались к моим. Все больший и больший град котился из моих глаз, не в силах остановится. Наконец-то вся боль и обида, скопившаяся во мне за многие годы, выходила наружу. Я уже даже не сдерживала себя, так как с выходом эмоций, постепенно становилось легче. Да, действительно легче, и уже не казалось таким обидным, что я такая неуклюжая неудачница, что Саннетт не питает ко мне сестринских чувств, что Артем играл со мной в дурацкие игры, а Оливер, Олли вообще не понятно, что творил. Вместе с рыданиями выходили и все беды, раньше приносящие такую боль. Я резко повернулась назад, с зеркала на меня смотрело потрепанное чудовище с красными глазищами, такие иногда бывали у Стаса, после пару ночей сражений в интернет - боях. Если бы рядом находилась Леська, сейчас бы точно начала кричать, что я ревела, как корова, и удивительно, что соседи еще не затоплены. Я потрогала мокрую щеку, улыбнувшись своему отражению, это же надо - слезы... Задумчиво наблюдая за собой в зеркале, я вдруг начала улыбаться все шире, ну наконец-то, я смогла! Смогла выплеснуть весь этот чертов негатив. Не знаю, что на меня нашло потом, то ли это была обычная женская истерика, то ли радость от появления слез на моем лице, которых я не имела чести видеть так давно, но потом еще в течение пятнадцати минут, я просто корчилась от смеха на полу, пытаясь попутно разорвать "свадебное" платье в клочья. Очевидно музей денег на материалы и ткань не жалел, и платье упорно не хотело быть порванным. Я смяла, закинула его под Сонькину кровать и, кинув в чемодан несколько комплектов белья, захлопнула его. Надо было срочно успокоиться - еще ведь предстоит разговор с отцом.
  Саннетт, стараясь не привлечь ничьего внимания, на цыпочках пробиралась в свою комнату. Хотя после пробежки через четыре квартала до ее дома, сердце стучало так, что сам Господь Бог мог услышать этот звук. После того инцидента с парнем, выбирать не приходилось, не хотелось чувствовать на себе месть идиота, поэтому вышла, где пришлось. Но расплата все равно явилась в виде сумасшедших гопников не то, за перекинутого парня, не то за плохое отношение к своим близким. Ведь судя по выражению лица Ленки, ей явно нелегко пришлось. Сонька заприметила их возле соседнего дома и они к сожалению рыжеволосой бестии тоже не оставили ее без внимания. Геройствовать не хотелось, а защитников рядом не было и потому, недолго думая, Саннетт рванула на противоположную сторону от крупных, хамоватых преследователей. Возможно нападавшие сразу же передумали хватать столь рьяно убегавшую добычу, но вот Соне казалось, что длинная пузатая тень преследовала ее чуть ли не до самого дома. Благо хоть соседка опять с чем-то не накинулась, а то пришлось бы опять сутки в обезьяннике сидеть, и теперь Лена точно бы не стала ее спасать, а может еще пару обвинений предъявила. Да Сонька ее и не винила бы за это, сама теперь понимала, как плохо она поступила. С кухни послышались печальные вздохи и оханья.
  - А чего это с ней? - Макс сочувственно покачал головой - может проблемы с тем ее женишком, ну с тем, который на дачу приезжал?
  - Если это он виноват, то он пожалеет, что вообще на этот свет появился, - строгий голос отца девушки доносился до ушей подслушивавшей Соньки очень четко и уверенно.
  - А почему она сразу смеется, может она знала, что снимаю и с меня смеялась - Сенька обиженно рассматривал истерику сестры, которая металась по комнате, как ума лишенная.
  - Так, Семен еще раз увижу подобный материал и камеры тебе не видать, ты уже и так переходишь все границы - отец отвесил Сеньке подзатыльник, - разве можно сестру в таком состоянии снимать?
  - Я не только в таком виде сн... - договорить ему не дал резкий звук, доносящийся с коридора. Сонька, которая желала подобраться ближе к кухни, дабы не упустить подробностей, зацепила ногой бутылку вина. Откуда та только там и взялась? Неужели не нашли ей места на кухни. Соня чертыхнулась. Где же подевалась, присуща ей грация и аккуратность или сегодня выходной? Она, наверное, и дальше бы рассуждала о совершенно не связных вещах, но щелкнул свет, а Сенька, бросился переключать режим на камере, чтобы наконец-таки сделать сенсационный компромат на злобную сестрицу, уловить которую не так уж и легко. Отец с дядей помогли подняться ей на ноги и вопросительно подняли бровь.
  - Ну, и почему ты бродишь здесь в темноте, электроэнергию экономишь?- Макс явно решил постебаться в кои то веки над дочерью.
  - Я просто, просто... К себе я иду, чего пристал - надев на себя маску злобной стервы, Саннетт мигом подлетела к своей комнате и закрылась.
  Сейчас ей было не до издевательских шуточек отца, да и с дядей не хотелось оставаться с глазу на глаз. Девушке казалось, что он догадывается о том, что Сонька знает причины истерики сестры, а может быть, даже догадывается, что виновник не только Шерхан. Совесть играла с ней, доставляя девушке все больше пищи для размышления. Ей и самой было горько от всего этого. Поэтому в комнате она мечтала застать Лену. Пусть это будет самая унизительная сцена в ее, ни чем подобным не отличающимся, жизни, но Саннетт вымолит прощения. Раньше она слышала о ситуациях любовного треугольника, но особо не задумывалась об исходах такой ситуации. Сейчас же твердо понимала, что ближе Ленки ни один из парней ей не был, и как ни крути, но только сестра всегда находилась рядом, несмотря на характер, поведение и дурацкие шуточки и подколы в ее адрес. Но Наполеоновские планы по спасению родственных уз рассыпались, как карточный домик. Ленки не было в постели и дома, судя по всему тоже, она пропала! Сонька бросилась набирать ее мобильный, но абонент был вне зоны действия. Саннетт бессильно рухнула на кровать. За этот день, сколько всего поменялось, перекрутилось в ее голове, сколько переосмыслялось, что задаваться вопросом, куда пропала Ленка, было крайне тяжело. Только одна мысль мучала и не давала ей покоя - сколько помнила себя никогда не видела, чтобы у Лены хоть одна слезинка скатилась, а теперь она плакала... Соня уже и сама того не замечая рыдала в подушку. Меньше всего ей хотелось думать, что именно она сломала и довела Лену до такого состояния, хотя всей своей душей понимала, что часть ее вины тоже есть. Потом, уже, всхлипывая сквозь сон, она видела много, много радуг, посреди которых стояла она и Лена, обе грустные, с опущенными плечами. Обе боялись подойти друг к другу, не подозревая, что их желания одинаковы. Так и оставались стоять порознь, а дальше налетела стая птиц и только кружилась вокруг них в каком-то неведомом, бешеном танце.
  Утро порадовало меня своим ярким солнечным настроением. Как же я все-таки люблю просыпаться от безмерного количества лучиков тепла в своей комнате. Когда-то в далеком детстве, пока дядя Макс жил со своей тогда еще женой, а моя комната являлась только моим пристанищем, я очень любила крутиться и ходить по дорожке, освещенной с окна. Я всегда представляла, что я ангел и, обмотавшись в белую простыню, зрелище было довольно таки реалистичное. Во всяком случае, папа, который застал меня в тот момент, аж рот открыл от удивления. Светловолосое чадо, все в белом и только большие светло-серые глаза. А благодаря солнечному свету, над волосами появлялся светящийся ореол, что действительно преподносило девочку, как маленького, сбежавшего с рая ангелочка. С возрастом, конечно, это занятие утратило свой интерес, да и Сонька любила устраивать в комнате полумрак, пока ее Величество не проснулось. Я потянулась. Как же хорошо вспоминать прелестные и милые моменты своей жизни, что ни говори, а без воспоминаний, жизнь, казалась бы весьма скучной, да и детям не было бы чего рассказать. Вот папа с братом до сих пор вспоминают, как они чуть ли не до смерти запугали бабушку своим боевым расскрасом на Хеловин, который наша семья почему - то любила отмечать. Наверное, из-за того, что этим днем было удобно пугать непослушным детей семьи Матвеевых. Впоследствии своей проделки в этот чудный праздник, братья Родион и Макс лишились велосипедов и не смогли участвовать в популярных уличных гонках. А первый парень на село, Матвей Григоров, их общий враг, еще долго кричал в след провинившимся мальчишкам "слабаки"!
  Все - таки хорошо, что я решила отдохнуть от всего и приехала в общежитие. Летом обстановка тут состояла еще веселее, чем прежде. На пары никто не спешил и вечеринки с музыкой, затихали только под утро. Повсюду валялись пустые бутылки, а уборщица проклинала мелких пьянчуг. Не было ничего удивительного, что в туалетах появились жильцы, желудок которых не смог переварить количество выпитого, а в душах вдруг резко начали закалку, несклонные до такого девушки. Говорят, холодная вода отрезвляет! Я потянулась за мобильным, ах да, я же его выключила, не хотелось, чтобы смс-ки или звонки опять тревожили меня, мне и без них хлопот хватало. По сравнению, с позавчерашним вечером, сегодня я относилась ко всему крайне спокойно, хотя все же иногда хотелось сорваться и поговорить с Охренчиком, но портить и без того сложные отношения с Соней, я не собиралась. Леська пока еще не вспоминала обо мне, видно свадебные хлопоты очень нелегкое дело, хотя если судить по собственному опыту, то ничего сложного в этом нет, достаточно выпить море разнообразного алкоголя и подключить нашего доброго к таким делам мэра. Единственное, что меня слегка смущало, так это вчерашний звонок папы, откуда он мог узнать, что мне было плохо, ведь, когда я говорила, что поеду на недельку сюда, он вообще ничего не заподозрил. Неужели Соня рассказала ему о случившимся или догадками ему послужили разбросанные вещи в нашей комнате. Впрочем, там была запретная зона, вряд ли он посмел бы войти. Главное, чтобы Сенька, как всегда не смог заснять, зная его я уже вообще ни в чем не сомневалась, этот маленький паршивец (естественно думаю так о нем только любя) может все. Ему прямая дорога в желтую прессу уж там он станет королем журналистской империи.
  А теперь бы надо делом заняться, не то что бы это являлось моей мечтой, но стоило пробежаться по магазинчикам и найти что-то подходящее к предстоящей свадьбе и сфотографировать, иначе Леська сама прилетит сюда. А гнев этой милой особы можно прировнять к самой большой и гневной пытки, чего прочувствовать мне никак не хотелось. Я самоубийцей не была и к боли относилась плохо, да что тут сказать, даже вид крови вызывал во мне чуть ли не обморочное состояние. Одев свой походной сарафан и сделав на голове нелюбимый для Леси, мыший хвостик, я напеваючи себе под нос новую песенку старших курсов с соседней комнаты, побежала на улицу, пытаясь определиться, куда следует пойти первым делом. Вспомнив, что рассказывала Леське про бутик, решила зайти именно в него, а чего далеко ходить, если все, что надо есть под боком. Тем более Леська и ее мама там были почетными гостями, а я с подругой не раз заходила туда вместе, может они вспомнят и скидку сделают мне. Ну, а что мечтать не вредно, вредно, как говорится, не мечтать.
  Я открыла дверь, и сразу же стала предметом внимания продавцов - консультантов, которые выглядели так, будто и сами являлись владельцами такой сети шикарных магазинов. Одна из них, окинув меня взглядом с головы до ног, ехидно улыбнулась и с притворно - сладким голоском спросила - "Может ли она мне чем-то помочь?" Я мысленно перекривила ее, представив эту русую голову, ужасным писклявым тараканом. И смущенно посмотрев на остальных, кивнула. А потом неуверенно зашагала к первому набору платьев на манекенах, обдумывая, стоит ли вообще здесь что-то примерять.
  Продавщицы за своими "стойками" скептически оглядели девушку. Зачем приходить в столь дорогие места, если все равно не сможешь себе ничего позволить. Ни грамма макияжа, потрепанный хвостик и сарафан, какой, наверняка с какого то дешевого рынка. Одна из них шепотом произнесла:
  -Вот, когда я к бабуле в Мухосранск какой-то там ездила, там такие девицы считаются показателями высокой моды - она прыснула со смеху, заставив улыбаться и остальных девиц.
  - Только отдыхать нам мешает, нужно еще чтобы Сашка лучше следил за ней, а то вдруг еще чего-то украсть надумает - невысокого роста брюнетка повернулась к огромному амбалу у входа и состроила рожицу а-ля "Следи за ней строже, милый".
  Охранник, поддаваясь чарам шикарной брюнетки, быстренько показал пальцами "я за ней слежу", а сам озорно подмигнул девушке.
  Я посмотрела на ценник, понравившегося мне платья, что же вполне могу позволить. К счастью папа не зажмотился и подкинул мне лишних денег, чтобы приобрела себе что-то достойное. Мне хотелось примерить его. Алое платье с тонкими бретелями и открытой спиной вызывало во мне восхищение. Почему то в голове пронеслись наставления Радуги по выбору одежды, и я пощупала его. Тонкий атлас радовал своей нежностью и был приятным на ощупь. Да точно платье мне казалось идеальным и представив себя в нем с распущенными , слегка вьющимся волосами, да с ярко выраженными глазами, я улыбнулась, думаю, будет вполне неплохо. Шальная мысль пронеслась в голове, а вдруг найду на этой свадьбе нового женишка, ведь приедут друзья Олли из Лондона. Главное только не напиться снова и почувствовать всю радость свадебной подготовки, а не так как в прошлый раз.
  Обернувшись к консультантам, я застала их в весьма неудобном положении, одна из них явно пыталась скопировать меня, и одной рукой делая себе хвостик, другой держала какую-то вещь с закрытыми глазами. Другие, увидев, что я во все глаза таращусь на них в немом возмущении, пыталась остановить свою подругу. Во мне закипала злость, почему все люди настолько двуличны, почему, в лицо улыбаются и все такие сладенькие, а стоило только отвернуться, как обсуждают. И как я поняла, здесь еще меня сделали своим личным клоунам. Я скрипнула зубами, все- таки Леська права, надо показывать этим клушам, кто здесь хозяин. А хозяин, как раз тот, кто платит. Только тогда они будут бегать за тобой на цыпочках и бояться.
  - Вы бы не могли мне помочь - я пару раз хлопнув ресничками, как это делали они, протянула - девочки-и-и или вы здесь репетируете роли для глупых идиоток в театр? - я знала, что это грубо и не красиво, но действовало, ибо они все стояли с выпученными глазами и вовсю уставились на меня. Я, пользуясь тем, что хозяйка этого бутика состояла в дружеских отношениях с мамой Лесечки, решила попугать самонадеянных девиц. Ксения Маркова, хозяйка этого чудесного брендового бутика, все надеялась, что сосватает своего сынка за мою подругу, а потому всему персоналу велела принимать их, как самых дорогих гостей. Она не знала, что Леся тогда была влюблена в своего зануду-ботаника, а Леся и не желала, чтобы это знала Ксения. Я улыбнулась, подруга та еще штучка. Такие всегда добиваются многого. Да, использовать такие методики было не в моем вкусе, но все же хотелось посмотреть, как эти люди умеют притворничать и начнут лебезить предо мною.
  - Я думаю Нина Радуга, не будет в восторге, если узнает, что ее любимую крестницу (я решила скрепить нас родственными связами, хотя в скором времени мы и так будем родственниками) так обижали здесь, ведь так? Как вы думаете? - я повысила голос и холодно уставилась, на офигевших девушек.
  - Простите, мы, мы не знали. И, и - но я не дала ей договорить.
  - И, что с того, что не знали? Мне наплевать, - я равнодушно осмотрела всех троих - это все равно не дает вам право относится так к покупателям - и на манер Леськи изогнула бровь - чего стоите, как каменные, я хочу вон то платье, да побыстрее, не стоять же мне в вашем курином окружении целый день?
  Девушки заметушились, а я прошла в примерочную, ожидая своего платья. А, что действительно неплохо, теперь понимаю, почему Леське так нравится шоппинг, еще бы?!
  В общагу я просто летела. Покупка получилась мега-удачной, во всяком случае, так считала я. А вот и письменное подтверждение Леси пришло: "Ну, Ленка, нельзя же быть красивей невесты!=)) Но тебе, как самой лучшей подруге поздравляю, не бросит же меня жених ради своей сестры=)))" Я была довольная, как мартовский кот и если честно в душную общагу идти хотелось не очень. К тому же летний теплый день манил меня ближе к парку, веселью и развлечениям. Купив мороженное рожок, я неспешно шла туда, откуда слышалась музыка. Ребятки из музыкального училища решили устроить живой звук и в них это чудесно получалось. Чуть поодаль, скейтеры пытались освоить новые вершины, а проходящие мимо старик со своей женой, удивлялся странным штуковинам, на которых каталась нынешняя молодежь. Все это приносило непонятную радость, и я почувствовала себя счастливой.
  Из этого оцепенения меня вывел телефонный звонок. " И кому только приспичило позвонить мне сейчас?" Я посмотрела на незнакомый номер. Стоило ли отвечать или нет? Вдруг это Артем или Олли, с ними говорить не хотелось, вернее с одним очень даже, но нельзя. Но, а вдруг это не они, тогда кто? Любопытство взяло вверх, и я решила ответить.
  - Да - тихо сказала я, ожидая, кто же все-таки ответит мне с той стороны.
  - Привет - еще более тихим голосом произнес мне родным знакомым голосом Тема - Лена, только не бросай... не сбрасывай вызов, я хочу, хочу с тобой объясниться! - мне послышалось или в его голосе действительно звучит раскаяние - Лен!
  - Знаешь, не стоит Артем - произнесла я ледяным голосом - игры окончены, и больше участвовать в них я не собираюсь!
  - Лена, я не играл, - он на минутку замолчал, - вернее только лишь в самом начале, потом...
  - Потом ты просто медленно меня убивал. Но теперь уже все равно, все нормально, я прощаю тебя и не звони мне больше - на этой ноте, я отключилась и сразу же вытащила симку из телефона. Ее стоит поменять, а то я не выдержу этих звонков, непонятно к чему ведущих.
  Если в Лены все обошлось симкой, то телефон Артема можно было выбросить в мусор. Нервы были на пределе. Таких тупых ситуаций давно с ним не было. После всего случившегося Олли сам осознал, что это все бред и решил, что Лена не подходит ему. Артем не мог дозвониться и вообще найти ее. Приехав вчера к ее дому, он хотел поговорить и попросить у нее прощения там, но ему не то что поговорить не дали, более того, отец девушки закрыл дверь прямо перед его носом. Телефон малышки не отвечал, так же, как и телефон Соньки у которой Шерхан хотел узнать подробности и вот наконец дозвонившись с номера своего отца до жены, она сказала, что ей все равно и слышать его она не хочет. Да еще таким безразличным голосом, что Охренчику показалось, что это действительно конец и он сам полностью виноват в этом. Хотелось напиться, ударить самого себя, сделать хоть что-нибудь, что помогло бы справится с этой неразберихой, что вернуло бы назад время, и он бы уже не наделал глупостей, из-за которых сейчас теряет только обретенную любовь.
  День и так с самого утра выдался нелегким. Мама была не в настроении, но заметив, что сын находится еще в более грустном состоянии, пристала, выпрашивая у него подробности. Впервые за столько лет интересы сына стали для нее важнее, чем собственное "Я", и она старалась вовсю исправить ситуацию, понимая, что девушка, которая была его пьянющей невестой, очень важна для Темы.
  - Ну, хочешь, давай я с ней поговорю, все же я женщина, а между женщинами понимание всегда более хорошее, чем между мужиками. Хочешь, давай я скажу, что..
  - Мама хватит, - рявкнул Шер, - знаешь меньше всего я хочу, чтобы ты еще влезала сюда, и без тебя проблем хватает - заметив, что мать побледнела, как полотно, Шерхан пожалел о своих резких словах и приобняв мать прошептал - прости, прости меня, просто я сейчас и сам не понимаю толком, что творится вокруг.
  -Знаешь сын - мать посмотрела ему в глаза - добивайся ее, ты же всегда такой сильный и самостоятельный, ты сможешь.
  Шер обнял мать еще крепче. Как бы ему хотелось чтобы ее слова сбылись, чтобы он смог, но сейчас это казалось просто невероятным. Зазвонил телефон
  -Эй Шер, ты не забыл часом, что тебя здесь малыши ждут, тренировка сегодня брат! - еле слышный из-за фонового шума, фотограф снова прокричал - ждать тебя или заменить?
  - Не надо никого заменять, я скоро буду - Шерри отключился - все мама пора бежать, мои ребятки ждут.
  - Давай сын, и помни, что я тебе сказала!
  Танцы сейчас - это спасение. Ничто не помогало расслабиться и найти себя больше чем это занятие, никакая выпивка, гулянка или девушка. Хотя одна все-таки умудрилась занять первое место во всем, но ее, увы, не было рядом. Странно, но сегодня малые были, как шелковые, не пререкались и были старательны, как никогда. Если обычно Темке приходилось орать на них, а иногда даже не мягким словечком, то сегодня ребята выложились на всю, как и сам тренер. Танцевально-двигательная терапия имела хорошее влияние на состояние Артема. Недаром еще Юнг, считал, что тело и душа взаимосвязаны на столько, что по свойствам тела можно судить о состоянии души и наоборот. Казалось, даже дети это видели и во всем пытались помочь своему учителю. Артем, терзавшийся грустными мыслями, сейчас просто не замечал ничего вокруг, как будто на автомате показывая детям новые и новые движения. Не замечал он и того, что они уже остановились, уставшие от большой для них нагрузки и просто с интересом и каким-то детским пониманием следили за ним. Наконец до сознания Охренчика дошло, что музыка давно замолчала и только семь удивленных пар глаз наблюдали за каждым его движением. Первым опомнился Ваня, шестилетний зеленоглазый малыш. Почему то ему показалось, что их обожаемый преподаватель сегодня сам не свой из-за отсутствия девочки, которая недавно была вместе с ними на тренировке. Такая красивая блондинка, пару девочек из группы даже завидовали такому чудесному цвету волос. Проницательность мальчика была великолепна, то ли врожденная интуиция, чаще присущая девочкам, то ли случай которой недавно произошел с самим Ваней. Зеленоглазый несмело подошел к Шерхану, ведь от него можно ожидать чего угодно, может еще подзатыльник отписать, но сейчас малыш был более чем уверен, что опасности не будет. Артем взглянул на идущего к нему мальчика. Что-то в его взгляде завораживало и заставляло парня замолчать и ждать, что же предпримет ребенок. Ваня, уставившись снизу вверх на учителя, произнес слова, от которых Охренчик просто охренел.
  - Не пележивай, она обязательно плидет еще - Ваня до сих пор не выговаривал букву "р" - если любит. Мне мама так сказала, когда ко мне Катя пелестала прлиходить.
  Артем улыбнулся до чего ж наивные дети, а главное они чем-то напоминали Лену, такие наивные и верящие, что все и всегда хорошо закончится.
  - И, что же пришла?- как то скептически поинтересовался Шерридан.
  -Сначала не плиходила, а мне тоже так глуустно было, ну пляям, как тебе сейчас, а потом я пошел к ней сам и плитяяянул к нам домой - мальчик улыбнулся - и тепель длужим и иглаем в нашу любимую иглу. А еще я ее тоже танцевать учу - похвастался Ванька.
  - А почему же она не приходила, не приходила, а потом так с легкостью согласилась пойти - Артему стало действительно интересно, ну вот как в таких случаях можно девчонку понять?
  -А ей мама то же самое, что и мне сказала, что если надо, то я сам плийду, а я взял и плишел, мне ведь надо было.
  Это же надо. Ребенок, а уже такой упорный и ведь добился своего. Шер даже, как то с уважением посмотрел на Ваньку. Вот как поступают настоящие мужики. Захотел, пришел, забрал, а не всякие слюни да сопли пускал. А мамаши хороши, с детства прививают эту своеобразную гордость, кому надо, тот сам придет, а не надо, так не судьба. Но разве не мы сами творим свою судьбу. Ведь если ничего не делать и просто ждать с неба манны небесной, то разве так чего-то можно добиться? Вряд ли... Нужно что-то делать, крутится, вертеться, добиваться, идти к своей цели. Артем снова посмотрел на мальчика.
  -Ты молодец, малой! Так держать - а потом обратился к остальным - на сегодня все, вы молодцы, если вы, олухи, всегда так будете стараться, то мы - и он окинул взглядом репетицию Vanilla Wave - мы их переплюнем. Вы же хотите этого, паршивцы мелкие?
  Мелкие паршивцы, прям, засияли от похвалы, и то, как их ласково назвал Артем совершенно не смущало их. Все радостно накинулись на Шерри, повалив его на пол. Не смотря на то, как он иногда вел себя с ними, ребята любили и обожали его, а некоторые страстно мечтали стать таким же классным и крутым, как Шеридан.
  Теперь Шер был уверен на сто процентов, что будет делать все для того, чтобы его девочка всегда находилась рядом с ним и всегда шептала слова от которых, хотелось прыгать и плясать от счастья. Ему, почему то вспомнился тот случай в машине, когда Лена призналась, что он для нее важнее, чем Олли. Кусочек разговора с точной ясностью проносился в его голове.
  "- Я спрошу тебя только одно, - она кивнула, - с Оливером тебя ведь не связывает ничего, кроме дружбы?
   - Ты ревнуешь?
   - Просто ответь: да или нет. Соври. Не важно. Просто ответь правильно. Сейчас.
   А она врать не стала.
  - Ничего... Нас ничего не связывает с Олли."
  Как тогда она сжимала его футболку, пытаясь еще сильнее прижать к себе. А поцелуй, страстный поцелуй от которого оба были в состоянии эйфории и обоюдного желания. Еще вспомнился ее страх, что Вика может быть его девушкой и огромная радость и облегчение от того, что это всего лишь сестра. Нет, такое чувство не может пройти из-за дурацкой кучи ошибок. Ведь он же, он, несмотря на ревность к Оливеру, несмотря ни на что до сих пор желает видеть ее и обнимать. "Значит и она до сих пор моя, хоть и не признает этого!" Прежний Шерхан возвращался, отныне никаких соплей!
  Тот, кому приходит в голову, что забить полку с вещами или обувью - это очень весело и смешно, на самом деле не догадывается, что он всего лишь идиот. Ну, идиоту только такое могло прийти в голову, на те остатки ума, что тряслись в бестолковой башке. Сонька шла по парку в лабутенах, которые, наверное, Леська подарила Лене. Ничего более неудобного еще в жизни не обувала, хотя чего же, на балу уже успела в них намучаться. Были бы сейчас на ней любимые кеды, дело шло быстрее и не приходилось бы спотыкаться на каждом шагу, но Саннетт не выбирает легких путей и раз уж надумала идти, то шла до конца. После долгого разговора с дядей, которому пришлось объяснять, что к чему и где, чей парень, Соня донесла до него, что Лена уехала не только по причине Охренчика. И узнав, куда та подевалась, решила навестить ее в общаге. Быстро накинув на себя, что первое в руки попало, она полезла за кедами, однако полка была прочь - напрочь забита, а на доске красовалась нарисованная дуля. "Дуля, это ж надо? Еще бы маком присыпали, ну чтоб точно, как говорится дуля с маком". В детстве, да и сейчас этот прикол Соня не понимала, ну к чему тут мак и почему именно с ним, не с повидлом там каким-то. Булочки с повидлом, кстати, всегда казались ей вкусней, нежели с маком. Поняв, что выхода нет, Соня пошла переодеваться, все же лабутены под спортивного покроя шортики и майку были далеко не айс. А выглядеть в столице, как последнее село не хотелось. Поэтому, на всю квартиру пообещав, что прибьет злобного тролля, умчалась в свою спальню, находить замену.
  -Это не то - первая вещь полетела в сторону кровати - это тоже не годиться - и почему у меня нет столько платьев, как, например, у Леси? - сквозь Сонины бурчания за спиной раздался смех.
  - Соня, ты разговариваешь с собой? И, что за родственнички у меня, то ржут сами не свои, то разговоры ведут со шкафом - Сеня закатил глаза, мол, спрашивая у Господа Бога, за что ему такое наказание.
  - Чего приперся то? Я тебе че неясно выразилась или по-китайски сказала?
  - На немецком - брат решился подразнить Соньку - я хотел, чтобы ты была на моей презентации, куда ты собираешься?
  - Я же сказала, я занята, тебе, что с первого раза не доходит или как?
  - Или как! А в чем помчишь сестренка?
  - Что достану сейчас в том и помчу, чего прицепился, мелкий?
  Сонька развернулась и прищурила глаза.
  - А ну ка быстро вали отсюда, сопляк мелкий, не дорос еще на переодевания зырить.
  Подозрения только сейчас начали закрадываться в голову Саннетт. То-то паршивец так хитренько улыбался, решил отомстить мне за прогул на его показалках видео с друзьями. Вот же паразит мелкий и откуда у него только силы хватило забить там все. Уже не в первый раз казалось, что его мать была какой-то инопланетной или наделенной какой-то супер силой женщиной. А откуда у этой малышни, такая хватка и столько умений?
  Сенька, у которого уши горели, смеялся, видать понимал, что Соня догадалась и, наверное, проклинала его за все на свете, а в первую очередь за шикарные туфельки, которые пришлось обуть. Видео, на котором она корчилась, засовывая свои ноги в лабутены, вполне могли бы стоить ему неплохих денежек, а Сонька наверняка расщедрилась бы, она терпеть не может всякой компроматной информации на себя. Многие люди могли бы подумать, что этот мальчик злой и меркантильный, но он всего лишь преследовал свою давнишнюю мечту - хотел оборудовать свою комнату под студию. Откуда эти идеи появились на его голову, никто не знал. И когда, мальчишка бегал за взрослыми, чтобы его жилище переделали, добавив туда пару элементов, то взрослые просто рассмеялись, мол, заработаешь и сделаешь себе все что хочешь. Ну, никак им в голову не укладывалось, что он настолько серьезно загорится этой идеей. Вычитав в интернете кучу всякой информации о режиссуре и съемке, о том, чем должен обладать истинный владелец съемочной площадки, Сеня начал постепенно добиваться своей цели. Нужна практика с интересными видео-файлами, пожалуйста, чем его семейка не материал? А если некоторые согласны платить, чтобы определенные кадры были удалены, тоже, пожалуйста. Наснимать нового всегда успеется, тем более что с этим проблем не было...
  Сонька снова чертыхнулась, в который раз подвернув ногу, чем вызвала многочисленные взгляды прохожих. Еще бы такая яркая девушка, платьице, которой подлетало, напоминая эффект Мэрилин Монро. И если вокруг все восхищенно улыбались, Саннет наоборот хмурилась, заглядывая себе под ноги, чтобы не навернуться в центральном парке у всех на глазах. Голос над самим ухом заставил девушку посмотреть вверх.
  -Эй, да это же ты красотка?! Так ведь? - парень во все глаза уставился на рыжушку - точно, как же я тебя назвал тогда, а , кисаа? - парень похабно улыбнулся.
  Сонька уставилась на молодого человека, возникшего перед ней так неожиданно. В памяти мельком пронеслись лица множества знакомых, но его она припомнить не могла, хотя что-то связанное с этой физиономией все же крутилось в голове. "Киса, почему же это слово мне знакомо? И бесит так, ужас просто! Постой ка! Это же ведь тот пьяный идиот с автобуса! Куда мне бежать??" Саннетт покрутила головой в разные стороны, прикидывая, куда бы лучше рвануть, что бы это чмо не принялось ей мстить, за свой полет в общественном транспорте. По всем дорожкам прогуливались немолодые пары, или же какие-то малолетки, быстро убегать и пихать беспомощных людей, было бы жестоко. Была еще одна идея, но для ее выполнения явно не хватало высоко и стройного, плюс ко всему мускулистого парня, который мог бы оказаться благородным рыцарем и спасти девушку от хама-разбойника. Поэтому девушка решила загрузить парня словесной атакой, которой владела очень неплохо.
  - Так, дурень неотесанный, а ну ка прочь с моего пути! - тоном высокопоставленной благочестивой особы промолвила Соня и для пущей эффектности топнула ножкой.
  - Киска, не строй из себя недотрогу, вижу ведь не такая.
  - Я тебе сейчас покажу, какая я, ты закачаешься просто.
  -Ууу покачаемся, ты прям, читаешь мои мысли, детка! Ты просто космоос - пропел противным басом парень - тем более ты мне должна раны залечить, а то у меня - и прислонив руку к мужскому достоинству, если оно у него имелось - здесь бо-бо, - выразился лохматый блондин, вспомнив, как говорят о болячке маленькие дети.
  Терпение было на пределе, этот тип окончательно достал ее:
  -Так, ты кретин @запрещено цензурой@, у меня времени нет на таких @запрещено цензурой@, как ты, так, что давай до свиданья, вернее даже - прощай!
  - Слышь, киска, ты не на того напала, щас я тебе за такие слова по губам надаю и совсем не руками - лохматый хмыкнул и попытался притянуть девушку к себе - и не таких деланных недотрог уламывали.
  - Пусти - Сонька со всех сил пыталась вырваться из рук, этого недоноска - мне больно, пусти меня, @запрещено цензурой@!
  Разборки нарушил громкий голос, неожиданно появившийся за спиной нападавшего парня.
  - Тебе не кажется, что девушка не хочет с тобой тут обнимашки устраивать? - спаситель, с силой схватил за руку противника, заставив последнего выпустить рыжую из своих объятий.
  -Не твое дело, @запрещено цензурой@, вали куда шел! - лохматый не собирался сдаваться.
  -Это как раз таки очень даже мое дело, @запрещено цензурой@! Эта девочка - моя девушка, а ты тут посреди белого дня лапаешь ее - и заламав нападавшему руки за спину, повалил на землю. Оливера сильно взбесил тот факт, что этот недоносок заставлял Саннетт нервничать и испытывать боль. К тому же зная, что эту девочку трудно вывести из себя. Сам не понимая того, что делает, он притянул опешившую Соньку к себе и обнял.
  -Твоя девушка, друг, шлюха самая настоящая, сама ко мне клеилась! - охрипшим голосом произнес лохматый.
  Непонятно, что парень хотел этим добиться, надеялся ли на мужскую солидарность или на то, что спихнув вину на Саннетт, ему повезет вылезти сухим из воды. Сильный удар пронесся следом за его необдуманными словами, и снова повалили парня на землю. Олли раздраженно стер невидимую пыль со своей руки. Этот парень жутко взбесил его, да что там его просто хотелось прикончить на месте.
  Сонька же все это время, будто попала на короткометражный боевик. Где в главных ролях участвовали два знакомых ей актера, и если один вызывал полную неприязнь, то второго просто хотелось разодрать на части, даже не смотря на то, что он был "добрым" персонажем в фильме. Оливер, сказал, что она его девушка. Да больше ни за какие почести на свете и только через ее труп. Она зло уставилась на Олли, который еще пару секунд назад приобнимал ее. Ее мечта, конечно, сбылась в некоторой мере, но уж никак вместо супер мускулистого незнакомца, ей не хотелось видеть Олли, придурка, который играл с ней в чувства. Хотя внутреннее подсознание, которое девушка пыталась засунуть поглубже, пускало фейерверки от радости. От радости его прикосновений и от того, что он защитил ее.
  "Ну, прям принц сказочный, вот только двуличный и козел!".
  -Чего ты уставился, можешь быть свободным!
  -Ну, я смел, надеяться, на обыкновенное человеческое спасибо - Оливер посмотрел собеседнице в глаза - или я и этого не заслужил.
  - Заслужил, не заслужил, можно подумать тебе оно надо. Тебе Шерхан спасибо скажет, ты же за мной до сих пор присматриваешь?! - Саннет криво улыбнулась - по-моему, срок договора уже истек.
  - Я делал это не из-за просьбы Темы!
  - Ну, конечно, ты делал для себя, чтобы Ленка ревновала!
  - Не надо выворачивать мои слова наизнанку, в этом было мое собственное желание, пусть не сначала, но все же.
  - Да, что ты говоришь? - Соня изобразила на своем лице великое удивление - то-то ты тогда с такой легкостью со мной расстался!
  - Мы все не без греха, но иногда, чтобы что-то понять нужно, проанализировать, что я и сделал после всей этой кутерьмы! Сама - то себя видела, так к Шеридану бежала, пыль, как после забега лошадей, еще полчаса стояла!
  - Ну, ты ведь и не стал меня удерживать, не так ли, дорогой? - сквозь зубы процедила Саннетт.
  Оливер растерялся. Да, он не стал. Тогда ему казалось, что Лена очень подходящий для него вариант, а Сонька, Сонька она такая веселая, беззаботная, со своими мелкими тараканами в голове, ребенок одним словом. С ней было интересно, каждый день, как приключение. Сцены ревности, публичные скандалы и обиды, то страстная любовь. У Олли даже времени не хватало, чтобы обращать внимание на что-то еще. Да и зачем, если у него был свой персональный взрыв мозга! Но он был зациклен, зациклен на том, что ему нужна Ленка, с которой было спокойно, и которая слушала, советовала и поддерживала его. Вела себя так, как ведут настоящие, истинные...Друзья? Да, именно так! Друзья, которых давно у него не было. Потому и Соньку он отпустил, думал, что так нужно. А потом просто оценил ситуацию, увидел их обоих. Сердце рвалось на части от жалости к Лене, он предал ее, как друг, потому что врал и потому, что вел себя неправильно по отношению к ней, хотел увести, успокоить, как девушка делала с ним, когда ему было плохо. А с обратной стороны он взглянул на Соню, почему она так смотрит на Артема, она ведь целовала и обнимала его, Олли, супер звезду европейского масштаба, ее парня!
  - Да, ты права - Олли подошел к девушке, так, что казалось, их дыхание слилось воедино - я просто хотел наступить на одни и те же грабли дважды, но ты, ты помогла мне опомниться...
  Олли безотрывно смотрел в глаза Сони. Прямо сейчас хотелось прижать ее к себе и целовать. Девушка, казалось, прочла его мысли, поэтому отошла на полшага назад.
  - Тогда значит, я должна услышать от тебя спасибо! - и, повернувшись в противоположную сторону, медленно начала уходить.
  Оливер посмотрел ей вслед.
  - Соня!
  Девушка обернулась.
  - Я больше не повторюсь! И на этот раз - Олли подбежал к девушке - приложу все силы, чтобы удержать. И он поцеловал девушку.
  Дальнейшее состояние Соньки приравнивалось к извержению вулканичной лавы. Взрывами выбросило всё - непонимание, обиду, горечь. Стремительность потока была такова, что казалось, будто эти два человека пытались насытиться друг другом перед предстоящим голодом. Саннетт перестала чувствовать землю под ногами, взлетая все выше и выше. Буквально на секунду оторвавшись от Олли, нежно погладив его по щеке, она снова и снова окуналась в горючую лаву. Уткнувшись носом в его плече, она почувствовала биение его сердца. Оливер улыбнулся, так приятно было видеть это малышку такой ручной и нежной.
  - Чего ты лыбишься, кретин? - неженка, которую только что обнимал Олли, мигом испарилась.
  - С чего такие перемены, зая, только, что ты целовала меня вовсе не как кретина!
  - Это всего лишь игра... Ты разве не понял, зайчик? Как тебе это ощущение? Мило, не правда ли?
  И скинув с себя чертовые шпильки, Соня рванула к станции, бросив стоять удивленного Оливера. А тому только и оставалось смотреть на ее сверкающие пятки, мелькавшие вдалеке. Эта девчонка, как всегда просто ошарашила его. Как, как в ее маленькой, рыжей головке помещалось столько способов нарушать покой обычных граждан своими выходками. Это никак не удавалось понять идолу миллионов девчонок.
  Шикарная тачка со всей дури заехала во двор. Сегодня Тема вел себя, как выходец из сумасшедшего дома. Словно одурелый снова и снова атаковал дом Матвеевых. Но там никто не открывал, а через десять минут настырных звонков из-за двери вылез Сеня, который остался дома один. Выбить из него какую-то информацию не удалось, он и сам толком ничего не знал, и за новую флешку к фотоаппарату, сказал лишь то, что Лена уехала, а куда? Да кто ее знает. На вопрос, куда резко пропала Сонька, юноша лишь печально вздохнул, ответив, что балбеска тоже решила покинуть их чудесный дом. А так, как младшая из сестер считала себя вполне взрослой и самостоятельной, то говорить кому-либо о своей поездке не стала. Тем более папа и дядя уехали с друзьями на пару деньков на дачу. Шерхан, конечно мог бы позвонить, но вот с телефоном, после разговора с Леной явная беда. Поэтому после милого общения с Сенькой рванул домой. И вытащив из кучи всякого хлама свою доисторическую забытую всеми старую мобилу, вставил карточку, думая, кому бы лучше набрать, чтоб наверняка.
  "Сонька щас с ней не в ладах, значит с ней даже не стоит пытаться связаться, остается только Леся и Егор". Номера Леси, у Артема, конечно, не было, сладкая брюнеточка будь ее воля вообще разодрала бы его на части, ну или ей просто нравится строить из себя эдакую злюку. Оставался Матв, не сказать бы, что с ним Шерхан состоял с супер-дружеских отношениях, но делать нечего, если к Лене можно подобраться только таким образом, то он попытается.
  - Да, я слушаю - голос Егора, был чем-то похожим на Ленин, вот только грубее и громче - чем обязан?
  - Мне нужно знать, где твоя сестра, адреса будет достаточно - Шер не боялся своего противника по танцам, но сильно борзым быть, тоже не стоило.
  - Остынь, Шееррии - Матвеев знал, что подобное прозвище бесило последнего - с чего бы я стал тебе помогать?
  Артем сжал кулаки, сейчас хотелось со всей дури надавать этому набитому идиоту, но пришлось прислушаться к здравому смыслу и как можно более дружелюбно сказать:
  - Мы же не на Dance Battle! Сам подумай, вы же двойняшки чувствуете друг друга и все дела, так?
  - Допустим.
  - А теперь посуди, какой она была последнее время и каково ей последние четыре дня? - Артем нервничал, не хотелось, чтобы из-за этого дурака все сорвалось.
  - Ты прав сейчас ей очень хреново и она рассказала мне причину, хочешь, назову тебе главную? - когда Егор начал говорить о сестре голос заметно задрожал, ее он чувствовал, как никто другой.
  - Я догадываюсь и признаю, что ступил конкретно. Но это еще не повод для развода такой парочки, как мы. К тому же с благословлением мэра.
  - Да на это как раз мне совершенно плевать, я за Лену беспокоюсь! Сначала Олли, теперь ты или вы до сих пор оба?
  - Нет, только я и Лена - уверенно произнес Шер.
  - Это ты деду Морозу в письме напиши, может, поможет - Егору явно приносило удовольствие, что его соперник и конкурент в танцах, сейчас в невыгодном положении. Да, любовь такая штука, кого угодно заставит всякую хрень творить. Вспомнить хотя бы их с Лесей - единственным, что у них было, как у нормальных влюбленных, так это, пожалуй, первая встреча, а все остальное просто феерическое недоразумение. Первое знакомство с родителями, дальнейшие встречи в кровати, сколько всего они наговорили друг другу, прежде чем поняли, что жить друг без друга не могут. Когда Лена излила ему свою душу, он был очень зол, на Оливера, на Шерхана, на Соньку, в конце концов. А потом сидел и думал, сначала радовался, что Олли теперь в стопроцентном пролете. Ведь такая нежная и наивная Ленка быстро бы ему надоела, как когда-то Дашка. А он не пережил бы если бы с сестрой что-то случилось. За Соню он не переживал так сильно, знал, что она не то что сама за себя постоять сможет, она такая, что сама покрутит-покрутит и выбросит Оливера, как он это проделывал со многими девчонками. А вот Лена та была из другого теста. За Шеридана Егор особо не парился, после того, что он натворил, сестра и не глянет в его сторону, но услышав ее голос и интонации, когда она о нем вспоминала, понял кое-какую вещь - она влюблена, а сестра если влюблялась, то сильно и надолго. Поэтому мысли об этом подонке Шере все чаще посещали его, набить ему морду что-ли, как обещал когда-то в их доме. Вот только сестре от этого легче не станет. Дальше в голову пришла мысль, что их отношения, чем то напоминали его отношения с Лесей, они тоже мозг выносили друг другу, но это только сближало и скрепляло их союз, который скоро станет официальным.
  - Твои попытки упражняться в остроумии - слабы, недоносок - Артём просто не выдержал. Неужели брат его малышки не понимает, что он нуждается в ней, что хочет, чтобы она была рядом.
  - Тебе бы поласковей быть, я же обидеться могу - Егор рассмеялся.
  - Матв, черт возьми, ты...
  - Успокойся - Егор вмиг стал серьезным - я ей желаю счастья, и тебе повезло идиот, но пока она там (Егор не стал выдавать местонахождение Лены) - пусть успокоится и побудет одна, от этого ей лучше. Она приедет завтра, Леська без нее и дня провести спокойно не может, так что я думаю, мы найдем еще одно приглашение для "друга". Но если по твоей вине она расстроится или хуже того испортит праздник себе и моей жене, тебе несдобровать, Шерри!
  - Еще раз так меня назовешь, и ты тоже у меня не сдобруешь!
  - Спокойствие Охренчик, только спокойствие и не забудь подарочек нам прикупить - Егор опять веселился, да сестренка у него не промах!
  Темка облегчено вздохнул, кажется все не так плохо, как думалось в начале. Матвеев даже на приглашение расщедрился, да для кого? Для самого Артема Охренчика! Куда катится мир, противники приглашают за стол, а с братьями соревнуются. Мама вдруг не с того ни с сего стала более лояльной к выбору сына, сам сын влюблен по самое не могу. До чего же весела и интересна наступила жизнь.
  Охренчик блаженно прикрыл глаза. Сейчас он был очень похож на удовлетворенного хищника (ну недаром же он Шерхан, самый грозный тигр в джунглях), отобедавшего вкусным обедом. Теперь его малышка от него не отвертится, как бы не старалась она его отшить. Этот вариант Артем тоже рассматривал, но особого значения ему не придавал. То ли вечно уверенное (да еще малость самовлюбленное) эго, то ли толпы девушек, которые хотят заарканить его в свои сети. Хотя приравнивать к ним Лену, это тоже самое, что сравнить вкусный обед с просроченной колбасой.
  Кстати, о таких девушках, Артему припомнилась одна интереснейшая история. Однажды одна назойливая девица придумала, пожалуй, самый изощренный способ из всех, что попадались на его пути. Она была девушкой не обычной, не потому, что умной там допустим или славилась красотой, или имела талант, нет... Она выбрала совсем необычный способ подката к популярному мальчику. Если раньше девушки узнавали телефоны и названивали, или закидывали его почту своими сообщениями, выдумывали мнимую беременность или что еще... В общем самые разнообразные способы. Но Ольгу (так звали эту девушку) такие обычные приемы не привлекали, и она решила заменить все стандартные уловки весьма умным способом - воздействие на Охренчика через его уважаемую всеми мамочку. Ну, что может быть круче, чем поддержка строгой свекрови. Ольга могла бы стать чудесной актрисой, если бы не училась на банального экономиста. Случайная встреча, знакомство, спасение мамочкиного кошелька от воришки (двоюродный брат девушки). Далее чуть ли не целый курс кулинарии после благодарственного чаепития. Мать Артема, видевшая до этого в компании сына лишь ночных бабочек (так она называла девушек самой древней профессии), не могла нарадоваться на Олечку. Конечно, милая, кроткая девушка целиком и полностью покорила Ефросинью Эразмовну. И она была уверена на все сто, нет даже на двести процентов, что из них (то есть из Олечки и Темочки) получится отличная пара, вплоть до того, что они станут новой ячейкой общества.
  Артем же на новую знакомую своей мамы реагировал бурно. Но не радостно, скорее раздраженно и со злостью относился к голубоглазой брюнетке с мужественными чертами лица. Да, дело было и не в лице. Артема жестко напрягала эта самоуверенность и наглость. Может он считался старомодным, но его мнение, что мужчина должен завоевывать девушку, а никак не наоборот. Поэтому он решал эту ситуацию по-своему. Сбегал с дому, поменял номер, на который Оля звонила, как бы по поручениям Ефросиньи Эразмовны. Он начал водить домой однодневных девиц, а иногда даже нескольких (хотя раньше никогда и никто не был в его доме). Ефросинья злилась на сына, который отпирался от своей "настоящей судьбы", а Ольга упорно ждала, когда тот, наконец, успокоится и начнет любить ее так же, как и она его. Шерхан ума не мог приложить, что ему делать, и, убеждая мать в своем мнении, они по несколько раз на день ругались, в чем парень винил Ольгу, награждая ее самыми матерными словечками.
  Последней каплей терпения настойчивой девушки был позор при всех членах семьи Охренчиков. В тот день, она под покровительством Фроси (да, она позволила девушке так себя называть) она готовила ужин на целую чету милой фамилии, включая его дядю и бабушек с дедушками. Мало того, что Артем опоздал, он поспешил объявить всем чудесную новость - папы и мамы скоро станут бабушками и дедушками. Ведь мамина любимая "невестушка" - беременна! У Ефросиньи глаза на лоб полезли, а в голове крутилась одна мысль: "когда они только и успели?". А потом на сцене появился еще один участник. Малик эффектно зашел в дом, кидаясь на Артема за то, что он забирает его любимую будущую невесту и мать его, Малика, ребенка. Ефросинья краснела, бледнела и переводила взгляд то на Артема, то на Олю, то на Малика. Олечка, отойдя от первого шока, быстро начала отнекиваться и говорить, что все неправда. Но Малик представил в виде доказательства розовую рамочку, в которой красовались два счастливых лица, умело сделанных Фотографом в фотошопе. Потом Малик, перевел дух и как можно "тише" спросил у любимой, получилось ли (и он сделал движение пальцами, как будто что-то сыпет), сделать задуманное КМИМО, чтобы избавиться от семейки, которая держит ее в супружеском рабстве.
  Артем пока длился весь этот спектакль, пытался сдержаться от дикого хохота и параллельно пожинал еду, которую Ольга старательно готовила для них целый день. Услышав ключевое слово КМИМО, которое наспех пришло друзьям в голову, Шер схватился за живот и начал имитировать свою преждевременную кончину. Красным он был и так от еле сдерживаемого смеха, поэтому особо стараться не нужно было. Пока он корчился на полу, выплевывая пирожок - великое творение Ольги, Ефросинья Эразмовна удержавшись от соблазна грохнуться в обморок, набросилась на бесстыдную обманщицу. Бабули поспешили спасать покрасневшего внучка, а Малик рванул из дома, прихватив за собой и Олю. Там его ждал Ванильный на своем авто, девушку они высадили в центральном парке. Так и закончилась это траги-комическая история.
  После этого Ефросинья решила быть строже и привередливее с теми, кого надумает привести ее сын. Ведь даже на первый взгляд отличная партия оказалась девицей с испорченными нравами.
   С сыном после всей этой хохмы отношения тоже стали далеко не лучшими. Чуть позже мать почувствовала подвох в случившимся, но решать не стала, что да как, решив не ворошить прошлое.
  Хотя вчера Ефросинья Эразмовна изменила кое-что в себе, дав сыну совет, что он все же должен добиваться той красивой блондиночки. Дело не в том, что она вдруг поняла, что она прониклась к ней любовью или просто сделала ставки на внешность. Нет, просто она увидела в сыне то, чего раньше в нем не было. Особый блеск в глазах или смена поведения. В общем перемена, которая заметна лишь истинным матерям. Поэтому запретить встречи с девушкой или осудить ее по предшественнице, она не собиралась. Раз ей удалось покорить ее сына, привлечь его, значит, эта девчонка наделена чем-то особенным, стоящим. Ведь вкус в Охренчиков был отменный! И кому, как не матери понимать, что единственный ребенок, взрослый ребенок, скоро создаст свою новую семью. Рано или поздно. А терять парня полностью Фросе не хотелось. И терять не в том смысле, что жить они начнут отдельно, она не хотела терять душевную связь с Артёмкой! Поэтому сделала первый шаг к примирению. Шаг, который после всего, что произошло, сблизит мать и сына и не даст пропасти между ними, стать шире. Фроси нелегко дался отказ от своих принципов. Наплевала и на то, что придется верить беспочвенно, без доказательств. Больше всего на свете она не хотела терять единственного ребенка! Она стала на нужную ступень, так как ее слова были хорошей поддержкой для Артема в тот момент. Теперь он знал, что мама поддержит его и в свою очередь сделает то же самое для нее.
  Я смело прошла в салон. Опыт с покупкой платья, а потом еще миленьких шпилек под него напрасно не прошел. Нет, не подумайте, я не стала жуткой стервой, но есть определенные случаи, где это стоит применять. Яркое солнце заставляло жмуриться, позолоченная дверь салона прямо таки ослепляла. Главное чтобы и стрижку мне сделали такую же - ослепительную! Мое маленькое затворничество от всего мне нравилось и явно шло на пользу. Так же, как и этот салончик под громким названием "Клеопатра" Первой мыслью пронеслось в голове картина - заходишь туда страшной, как Шрек, а выходишь египетской царицей. Я вновь повернулась к зеркалам, висящим по обе стороны от двери. Как сказала бы эксперт Леська - превращение Золушки в принцессу свершилось. Я довольно встряхнула головой, наслаждаясь, как слегка укороченные волосы разлетелись по сторонам. Новая стрижка вызывала во мне восторг, а челка делала мое лицо более детским что ли. Настроение было на все сто! Хотелось прыгать, кричать, кружится, в общем все, что на полных правах делают маленькие ребятишки! Подойдя к дороге, я посмотрела на право, потом налево и принялась переходить дорогу. А, что не зря в дошкольном классе научили этому правилу. Теперь вот и применяю и, как любит говорить папа "И правильно делаешь, дочка!"
  Для полного счастья не хватало лишь дерзкого, обаятельного парня, которому я, обычная серая мышка, дала отворот - поворот. По идее, эта мысль должна вызывать во мне бурный восторг, но это всего лишь напоминало сопливый девичий статус : "Я отшила его! Один час прыгала и радовалась, два часа - хвасталась, шесть часов - ревела". Потому что дура, потому что люблю. Женщинам по жизни свойственно совершать всякие глупости. Как то так!
  - Размышляешь об ошибках?
  Я подскочила на месте от испуга. Вот, что за привычка у людей, подкрадываться, а потом резко заявлять о своем присутствии. Шуточки, закачаешься прям! Я развернулась на 180 градусов и увидела перед собой... Эту... Эту наглую старую или нестарую (но это неважно) тетку, которая выписала мне бесплатный билетик в ад, в мой персональный ад с множеством неадекватных чертей.\
  
  -Это вы... Вы... Как же чудесно, что я вас встретила, у меня, у меня к вам вопросы ес...
  - Остановись девочка. Не торопись, здорово вы все запутали, не так ли? - леди Га улыбнулась, кончики ее губ лишь чуть-чуть приподнялись - ты особенная и только потому у тебя будет еще одна попытка...
  "Попытка, какая еще к черту попытка?"
  Я просто хочу быть уверена, что эта тату не источник всех моих бед и, что бы эта Га ответила мне на пару вопросов.
  - Но, я хочу знать, мне...
  - Смотри туда - черная вдова показала рукой направление у меня за спиной.
  Я обернулась:
  - Но что я должна там увидеть? - я снова повернулась к леди Га и уставилась на пустое место. Это ж надо повелась, как идиот - разбойник в комедийном фильме. Она исчезла. Как слепая женщина могла так быстро пропасть. Я огляделась по сторонам, но ее нигде не было. Вдруг повеял холодный ветер, совершенно не характерный для жаркого лета. Воздух сгущался над моей головой, а потом словно тысячи духов прошептали надо мной слова - "Как только лоза засверкает под луной. Не упусти, не обменяй, не предай! Не упусти... Не обменяй... Не пред..." Я на миг закрыла глаза, что за наваждение, что за намеки, почему она не смогла просто и популярно объяснить, что к чему. Особенная, интересно и в чем же проявляется моя особенность? В том, что я полная неудачница, которая вечно падает, ломает и попадает в дурацкие ситуации? Тогда уж лучше бы я была такой неособенной, как моя подруга Радуга, по-моему, она чувствует себя прекрасно и без всего этого. Я в последний раз обвела взглядом вокруг. Леди Га словно испарилась. Когда в детстве нас пугали привидениями, ведьмами и прочей ерундой я всегда думала, что это только выдумки отца, но вот это... Это заставляет задуматься, что возможно папа и дядя Макс в чем-то были правы.
  Знаете ли вы мудрую пословицу "Вспомни г***о, вот и оно". Не хочу сравнивать Леську с какашкой, как когда-то сравнил меня с этим Артем, но вот она четко попадала в круг тех людей, которые всегда давали знать о себе, как только ты их вспомнишь. Я разблокировала телефон и стала читать сообщение от своей будущей невестки:
  "Хай, Ленин! Ахаха, до сих пор ржу, как лошадь, мне Егор рассказал об этом твоем прозвище=)) Ты скоро будешь, твоя подружечка страшно соскучилась!!!"
  Я начала набирать ей ответ:
  "Ты передай тому оболтусу, что его жена вполне может стать вдовой, если он много говорить будет=)"
  "Нууу, Лееен - ин, так нечестно, я еще не успела и сама толком над ним поиздеваться!"
  "А я то думаю, для чего брак нужен, что бы друг другу мозги парить и прикалываться?:))"
  "Не только для этого милая моя...=)))не только....=)))"
  "Фу, ну ты и пошлячка...) Я, между прочим, не столь озабоченная особа))"
  Я решила поумничать. До встречи с Темкой, я действительно не задумывалась о сексе, вернее я знала, что это и бывали моменты, когда я даже хотела этого, но потом я узнала жестокую правду Леши и как-то все сошло на нет. Шерхан разбудил во мне моих бабочек, но я еще не была готова к такому шагу, тем более полностью не была в нем уверена и как оказалось не зря.
  "Вот он опять залез в мою голову, как можно забыть парня, который, казалось на вечно поселился в моем мозгу?"
  Телефон опять запищал, Радуга все не хотела оставлять меня в покое.
  "Ты знаешь, какой девичник хочет твоя соседка по комнате?=))"
  О, черт! Я совсем забыла о девичнике, который организовывать придется мне.
  "И, чего же хочет милая соседка по комнате? Золотой лимузин и шикарного мальчика?)"
  Про золотой лимузин я шутила, а то пришлось бы мне всю жизнь посвятить, чтобы потом отрабатывать такое удовольствие.
  "Нет, всего лишь хочу пойти с вами на концертик один, а потом, потом устроить веселье в одном милом баре, а то Егорка грозиться меня больше в такие места не пускать(("
  "Что за концертик, и с чего вдруг тебя на такое потянуло?"
  Это казалось, мне подозрительным, но не была Леська истинной фанаткой всякой местной самодеятельности.
  "Увидишь, Ленин, все пока!"
  
  Я добралась до общежития, любимая музыка в наушниках сделала путь быстрее и веселее. Кучка клоунов стоявших возле входа дружно повернули голову в мою сторону, миленько-премиленько улыбаясь. А потом не с того, ни с сего загородили мне проход, но вышедшая вахтерша баба Томка, одним своим только голосом спасла меня от этих придурков. Вот посмотришь на нее и удивляешься, до чего же сильная духом женщина и симпатичная, несмотря на свой преклонный возраст. Наверняка в молодости многие добивались ее внимания. Недаром же парни с общаги называли ее "огонь-бабой", видать даже молодежь чувствовала в ней что-то такое. А что, проблемы она решала быстро, не прибегая ни к чьей помощи и юморная была. Бывало, такие анекдоты травила на вахте - обхохочешься и это в лучшем случае, а еще в лучшем мы потом животы надрывали и бежали есть. А ну ка столько калорий потратили? На память старушка тоже не жаловалась, своих помнила - всех до единого, а чужим лучше не соваться, если, конечно, не состоят с бабулькой в дружественных отношениях. Она, поманив меня пальцем, кышнула на парней:
  - Чего вы тут к приличным девушкам пристаете - то, а? А ну бегом отсюда, марш! Понабиралося всяких!
  Я хихикнула, парни явно не ожидали ощутить на себе мощную энергию бабуськи.
  - Так мы же ухаживать пытаемся - прощебетали все в один голос.
  "Репетировали что ли" промелькнуло у меня.
  - Ага, а вместо цветов девицам нынче пиво дарить модно? - баба Тома со всей строгостью добавила - что уставились, я вас, как облупленных вижу!
  Парни замешкались. Пиво действительно лежало у них в рюкзаке, но она же не сканер, чтобы просканировать и увидеть невидимое.
  - Что задумались, я таких, как вы за сто верст учую, голота мелкая! Быстро ноги делайте отсюда, пока я к вам проверку не прислала - и напоследок покачав кулаком перед их лицами, презрительно плюнула им под ноги.
  Я тихо смеялась в сторонке. Чуваки явно офигели, услышав гневную тираду Тамары Панасовны.
  - Заходи, Леночка - бабуля широко улыбнулась, - а то огонь обычно нетерпеливый, как бы ни начудилось чего.
  - В смысле, огонь, баб Том - я не поняла ее, сегодня и так день загадок, не хватало еще новоявленных от вахтерши.
  - Поймешь, милая, иди уже, а то мне еще кухни проверить нужно, вечно на выходных кто-то да забьет раковину.
  В комнате царил, оставленный мной беспорядок. Обычно я всегда за собой убиралась, оставляя это преимущество за Леськой. Поэтому в наши учебные дни тут всегда был творческий бардак, так подруга называла целую кучу разбросанных вещей.
  Из окна подул прохладный ветерок, я закрыла глаза, наслаждаясь этим внезапным порывом.
  "Апчхии!". На всю комнату эхом раздалось еще раз - "Апчхи!".
  Медленно пятясь назад, хотела позвать соседа Сашку на помощь, но нельзя забывать, что я и дня не проживу, чтобы не грохнуться, потому сегодняшний день не стал исключением. Не в чем неповинные сумка с пакетом стали причиной моего фатального падения.
  От услышанного сквозь наушники грохота, Сонька попыталась быстро вспрыгнуть с окна, чтобы понять, что там опять происходит с сестрой. Но сама того не ожидая, запуталась в гардине с милыми цветами солнца - подсолнухами, сама с шумом полетела вниз. Два крика слилось воедино, как словно в дуэте. Вот только этих девушек с таким милым вереском лучше на сцену не выпускать, дабы не травмировать слушателя.
  На этот раз у меня всего лишь пострадал копчик. Даже удивительно, настолько легко я отделалась. Соньке повезло больше, мягкий медведь Леси спас девушку от большущих синяков и ссадин. Я поднялась, поняв, что это никакой не вор и не преступник, а всего лишь моя сестра. Наверное, я как то странно уставилась на нее, раз она молча осматривала меня, что на нее совсем не похоже. Но все же после минутного зрительного контакта, она первой нарушила тишину:
  - Лен, - голос срывался, Соня опустила взгляд, разглядывая пол, заметно было, что ей нелегко говорить - Лен, я такая дурочка - она подняла глаза на меня - ты простишь меня?! - предложение она закончила почти что шепотом.
  У меня создалось впечатление, что бесстрашная Сонька собирается заплакать. Моя душа рвалась обнять ее, но я неуверенно стояла и не знала, что предпринять дальше.
  - Я не злюсь на тебя больше, да и тогда не злилась - я действительно не была зла на нее, понимала, как нелегко ей пришлось, когда любимый парень постоянно крутился возле меня.
   И задала ей встречный вопрос:
   - а ты, ты же больше не ненавидишь меня? - я с такой надеждой спросила это, мне так хотелось быть ближе к ней, ведь она моя единственная сестра и ее вряд ли кто-нибудь сможет заменить.
  - Ленин, ну почему ты такая? Как, как я могу тебя ненавидеть - и тут Саннетт просто не выдержала, слезы градом покатились из ее глаз - я вела себя, как слепой эгоистичный ребенок, я думала только о том, как насолить, отомстить - слова приглушали ее пылкие рыдания.
  Я не выдержала, она плакала, а мне, как будто медленно вонзали кол в сердце. Мне было жаль ее, ее - сильную, умную, гордую девочку, которая в детстве не раз защищала меня своими крохотными ручками от соседских девочек, а порой даже от мальчишек. Я кинулась к ней. Обняла, обняла со всей силы, как можно крепче, мне казалось, что от этого сейчас зависело все. Саннетт прильнула к сестре, как к матери, которая та не раз ей заменяла.
  Так мы и стояли почти час, не выпуская друг друга, то плача, то смеясь, то прося прощения по десятому кругу. Я была счастлива. Я очень переживала за наши отношения, за то, что никогда не будет так, как прежде. Я скучала за ее подколами, хотя порой они и выводили меня из себя.
  - Знаешь, я всегда хотела быть похожей на тебя - Сонька прильнула к моему плечу. Мы валялись на полу, подложив под спину плюшевого друга Леськи.
  - На меня? - я удивилась, мне всегда, казалось, что Сонька считает меня какой-то идиоткой, и только по - родственному не ржала так открыто и прямо, как иногда над своими недругами и соперницами.
  - Да, Ленин - постепенно прежняя Саннетт возвращалась на свое место - ты такая необыкновенная, к тебе всегда тянуться люди и они тебя любят, меня многие девочки из школы вообще ненавидят - она хищно сверкнула глазами. Воспоминание о школьных "подругах" явно выводило ее из себя.
  - Господи, да что же все заладили, то необычная, то особенная - меня начинало это напрягать - но мне приятно, честно - я посмотрела на сестру - я так рада, что ты приехала!
  - Правда! А, что помнишь, когда за тобой Феоклист ухаживал?
  Я вспомнила этого чудика в спортивном костюме. Да уж его и его сватовство забыть тяжело, но странно, вызывало это милые, смешные воспоминания.
  - Да, а он то тут к чему?
  - Ну, я по поводу "особенности" вот ты злишься, а ведь так и есть - Сонька явно оживала и то настроение мильных опер уже проходило - он тогда на весь подъезд песенку одну включил, не знаю, кто ему посоветовал, жаль, что ты тогда ускакала куда-то - Саннетт откровенно начала смеяться, при чем так, что дальше выговорить что-либо было сложно.
  Я и сама начала обхохатываться от ее заразного смеха. От такого мог удержаться мог только Семен, непонятно, как ему это удавалось.
  - Ну, не томи уже - я подергала ее за рыжий хвост, что за песня?
  - Все... щас... я спокойна, щас напою - и удерживаясь от нового приступа смеха, она начала напевать - все бабы, как бабы, а моя бооогиииняя, я на каждом забооорее пишу ее имя! Так, что ты теперь боогиня - она снова пропела, растягивая гласные буквы.
  Я выпала, это абзац, богиня... Живот скрутило до такой степени, что я уж испугалась, не случиться ли чего, после которого трусы менять придется. Если бы сейчас Сенька снимал это на камеру, он бы был просто невероятно счастлив. Еще бы две сестры ржут, как лошади, а по цвету лица, напоминали переспелые помидоры.
  После такого веселья, жутко захотелось есть. Мы заказали себе пиццу, и пошли в магазин за пивом. Почему-то так захотелось Соньке, а я решила ее поддержать, после скольких стрессов, переживаний и всего пережитого, оно мне не помешает.
  - Кстати, а как ты через бабу Томку прошла, это же не удается даже самым хитрым?
  - Хм, ну так это уметь надо - Соня гордо расправила плечи - если честно я и сама не поняла, наверное, ее покорило, то, как я отшивала каких-то дебилов, они мне еще пивасика предлагали.
  - Ой, это три таких худосочных прямо возле входа, один, по-моему, еще рыженький был?
  - Да, а они, что так и не свалили оттуда?
  - Все же пытались соблазнить кого-нибудь - я заулыбалась, вспомнив, как баба Тома прогнала паршивцев.
  По-моему, я начала понимать, почему Соня с легкостью попала в общагу, темперамент, что у нее, что у Тамары Панасовны был еще тот. Видно сестрица тем ее и покорила. В моей голове сразу запрыгали картинки, как "баба-огонь" вместе с моей огненной родственницей вместе идут напролом против несчастных студентиков.
  - Кстати, я сегодня с Сенькой говорила, он мне рассказал, что Тема тебя искал - Соня внимательно посмотрела на меня - ты, что не сказала ему, где ты?
  Я замерла, мне не хотелось, чтобы воспоминание о парнях вновь внесло разлад в наши наладившиеся отношения. Артем был для меня не безразличен, как я ни старалась выбросить его из головы, и то, что он меня искал, радостно взбудоражило мою душу, но Соня... Как с ней быть? Я не хотела снова видеть ее глаза, как при той роковой встрече, нет, этого я точно больше не хочу.
  - Знаешь, я решила, что раз он... раз он и ты... то, то я не буду вам мешать - выпалила я одним залпом.
  Соня улыбнулась.
  - И чего ты удивляешься словам, дурында? Ленин, нельзя быть такой доброй всегда, к тому же я не круглая дура и вижу, что ты на него капитально запала, как и он на тебя. А мне нет, до него дела, да и тогда я навыдумывала себе, только тебя обидела - горестный вздох вырвался из ее груди.
  - Я не думаю, что смогу быть с ним, он... он обманывал меня. Знаешь, я даже однажды задала ему вопрос, почему вы так злитесь, друг на друга, он ответил, что не удержал тебя на танцевальной поддержке. Если он мне врет сейчас, то, как я могу быть уверена, что такого не будет всегда?
  - Не подумай, что я на его стороне, твое мнение, мне гораздо важней, но я достаточно долго его знаю, и таким вижу первый раз, Лен, ты задела его, ты смогла сделать то, чего не удалось мне. Так почему бы вам не быть просто счастливыми? - Соня задала очень хороший вопрос.
  Я не знала. Не знала ответа на этот вопрос. Конечно же, я мечтала, что все будет чудесно и, что не зря Валентин (мэр города) так верил в нас. Но Темка сделал мне очень больно. Слишком много было неправды и недомолвок между нами. Тем более приближалась осень, мне пришлось бы уехать, а он останется там. Он бабник, и еще какой, а мне меньше всего хочется вместо учебы думать о том, спит он тут с кем-то или остается верен мне. Это все слишком сложно.
  Родные улицы приветствовали меня, а деревья мелькали в быстром, увлекательном танце. Леська, как всегда вызвала нам такси, потому что толкаться в автобусе желания не было, да я и рада была. Там вечно какие-то курьезы получаются, то пихают, то проклинают, а за Соней так вообще еще и в парке гонялись. Жизнь веселая штука, как не крути. Вот наблюдаю я за Сонькой, и думаю, почему я не такая, она легко контачит с людьми, даже с Лесей они сначала убить друг друга хотели, а вот теперь сидят и ржут вместе, как самые закадычные подруги. И с вахтёршей, и с братьями, да со многими... Я посмотрела на рыжую и брюнетку, они ни чуть не смущаясь таксиста, громко обсуждали чулки и модные стрижки в интим зонах. Таксист только почмокивал иногда, видно, что разговоры ему интересны и нравятся, но нельзя же показывать, что так оно и есть. Поэтому с деланной возмущенностью, он то и дело поглядывал на девчонок.
  - Эй, Ленин, как ты считаешь, если там бабочка выстрижена, муженьку понравиться? - Леська лукаво подморгнула Соне - как ты считаешь?
  Я растерялась, подруга ведь знает, какие у меня отношения с Охренчиком, вернее у меня их совсем и нет, зачем же задавать такие вопросы?
  - Лен, чего ты раздумываешь, Егору понравится, как думаешь, ты же двойняшка, у вас и вкусы похожи?
  "Боже, она имела в виду своего мужа! Ну почему я вечно думаю об этом гаде - Охренчике?"
  - Ну не скажи, Леська - я улыбнулась - мне ведь мальчики нравятся, а ему девочки!
  - Причем тут это? Но, кстати, данный факт радует, а иначе мне бы пришлось либо перевоспитывать его, либо мальчиком становится - и Леся с серьезным выражением лица, принялась разглядывать себя в маленькое зеркальце - я бы была похожа на какого-то альфонса - и, выпятив губы, начала корчить рожицы.
  Таксист не выдержал и начал откровенно смеяться, уж очень эти три красные девицы веселили его.
  А я тем временем задумалась о более насущных, нужных вещах. Мне предстояло завтра многое. Договорится в баре за козырные места, и я все же решила взять на прокат лимузин, тем более Саннетт поможет материально, на вопросы, откуда у нее деньги, упорно молчит. Надеюсь, банки не грабила и ничего криминального не сделала, а то на этот раз от тюрьмы не отвертеться.
  Папа порадовал нас свежесваренным борщом. Какое же только чудесное блюдо, после общажных мивинок и макарон, казалось просто райской едой, а еще я предвкушала, что буду пробовать на свадьбе, там то блюд будет вообще - "ешь - не хочу".
  Егор, как истинный джентльмен помыл за всеми посуду, хотя уговаривать его приходилось долго. Я думала он, как всегда боится, что без него там космические корабли не полетят, но сильно удивилась, увидев, что он переписывается с девочкой. Иногда мне казалось, что они его вообще не интересуют, и игры это для него все. Он же довольно таки симпатичный парень и хоть компьютер занимает много его времени, когда-то он, очевидно, успевает сходить на турники, так, как выглядит далеко не как дохлик. И я думаю, может сдачи дать, не станет убегать от врага.
  В нашей комнате Сонька оставила еще больший беспорядок, чем после моего быстрого отъезда. "Свадебное платье" до сих пор всмятку валялось под кроватью, вместе с шортами Сони. Еще видно никому дела не было до одинокого кактуса, стоящего на полочке, наверное, он чувствует себя, как в пустыне... Земля потрескалась от сухости, да и еще включенная лампа над ним. Бедняга... Я побежала за чашкой с водой, чтобы исправить эту гнусную ситуацию.
  - Чего тебе, неверный?
  Я остановилась. Саннетт говорила с кем-то по телефону.
  "Интересно не Темка ли это? Других то парней кроме него и Олли у нее нет..."
  - Какое встретится, тебе мало парка Оливер - его имя она специально выделила - я уверена, что множество девушек просто мечтают составить тебе компанию...
  "Значит Олли!" Мне сразу стало проще дышать. От чего? Наверное, от того, что Оливер, а не Шер звонит ей и просит о встрече. Этот факт заставляет сердце стучаться быстрее и радостней. А зачем? Мне стало любопытно, и я передумала влетать в кухню, как собиралась сделать до этого.
  После длительного молчания, очевидно Олли долго пришлось объяснять ей, почему именно она должна сопровождать его.
  - Не смей мне такое говорить, мне все равно веду я себя, как девушка или нет. Это уже не твои проблемы. Так, что сваливай, недоносок хренов!
  Саннетт грустно вздохнула.
  "Неужели она не догадывается, что он многое может понять по ее поведению, зачем же так вздыхать то в трубку?"
  Я искренне удивлялась. То ли мне показалось, то ли действительно Соня что-то чувствует к одному из звездных братьев. Так зачем же тогда вести себя так? Но потом вспомнила о себе и Темке, да и о Егоре с Леськой и поняла, что все мы совершаем странности, как раз тогда, когда влюблены в человека. Вот взять меня, ну почему, когда Артем позвонил мне и хотел поговорить, просил прощение, я сказала ему больше не звонить, хотя больше всего на свете жажду этого. Мы ведем себя как дети, но кто это оценит, кому это нужно? Почему нельзя наслаждаться моментом, радоваться, и не думать о том, что все это может закончиться и, какие страдания тогда нас ожидают.
  - Ты, что здесь делаешь, неудачник? Подслушиваешь? - Сонька прокричала мне это прямо в ухо - уж не думала, что наш местный святоша способен на такое.
  - Саннетт, ты меня так до инфаркта доведешь, я задумалась просто.
  - Странные у тебя места для дум, обычно люди это в туалете делают - Соня рассмеялась и побежала, снося на своем пути Егора, который шел, чтобы попить воды.
  Следующее утро обещало быть веселым, ну а как еще может быть если просыпаешься и видишь над собой... Видишь над собой полностью перекошенное лицо подруги и изучающее лицо сестры. Я едва раскрыла глаза, но увидев знакомые силуэты над собой, резко спохватилась и села, натянув одеяло до подбородка.
  - Что - голос был похож на говор девяностолетней старухи, я прохрипела - что вы... Что вы делаете?
  - Ленин, ты так и будешь лежать или это все - таки не ты?
  Мне почему-то сразу вспомнилась зеленка на лице, которую папа бережно нанес, чтобы не страдало его дитя, а потом еще очень долго братишка Леси называл меня Шреком. Я подскочила с кровати, как угорелая, пытаясь понять, что опять не так. Дорога да зеркала была недолгой и я с опаской уставилась на свое изображение, выясняя, что же так тщательно высматривали мои любимые и незаменимые сестра с подругой.
  Пыталась, пыталась рассмотреть, но так ничего странного и не углядела. Все, как обычно, нос на месте, губы тоже, челка, которую сделали в салоне, никакой самодеятельности не обнаружилось.
  - И, что же со мной не так? - я с укоризной уставилась на этих милых ангелочков тьмы,- зачем будить меня - я посмотрела на часы, стрелки показывали половину седьмого - что??? Вы сдурели, щас только половина седьмого, а вы уже копошитесь над моим бедным лицом, чего уставились, что, ну что тут не так, а!
  - Что ты, как с цепи сорвалась - Леся обиженно поджала губы - мы ж не виноваты, что пока мы наблюдали, ты глаза открыла. Я хотела вообще-то тебя похвалить, новый имидж, прическа, форма бровей, а еще - и подруга хитро улыбнулась, мне Сонечка твое платье показала - вот я и подумала рассмотреть, ты ли это. А то вдруг тебя на самом деле украли и с нами тут инопланетянка ходит.
  - Скажи, скажи мне только честно Лесь - я старалась, чтобы моя речь была спокойной - скажи, что, что ты курила, блин??? - и тут же сорвалась на крик - я может твоим советам последовала, типа новый стиль - новая жизнь, а ты мне здесь такую ерунду мелешь, да еще с утра пораньше!
  Сонька заржала, видимо ей, очень понравилась такая перспектива позлить меня.
  - Ты бы все равно встала через час, у тебя будильник.
  - Да, но тогда я бы чувствовала себя счастливой - огрызнулась я.
  Леська протянула ко мне руки.
  - Ну не злись, мы же не специально - и растянула свои накрашенные губки в фирменной улыбочке.
  Вот теперь до меня дошло, что чувствовали те несчастные парни. Какое воздействие имела на них эта невинная, ангельская ухмылочка... Я сдалась и тоже обняла подругу. В конце то концов, какое я имею право кричать и срываться на нее в такой день. Сегодня же последний день, так называемой, холостяцкой свободы. Мы должны провести его весело и непринужденно, а самое главное - незабываемо!
  Песня Eurythmics - Sweet Dreams перебила наши телячьи нежности.
  -Ой, мама звонит - Леська начала перерывать свою бездонную сумку, в надежде найти трезвонивший мобильник - ало, мама...
  Я медленно поперлась в душ, надо бы себя в порядок привести. С зеркала на меня смотрела хмурая девушка, я попыталась улыбнуться.
  "Ага, как улыбка крокозябла, ужас, так только соседей и Феоклиста пугать"
  И с мрачным выражениям продолжала чистить зубы, думая о том, что последней моей надеждой, как раз и станет Фео, так как больше то претендентов нет. В своих невеселых думах я чуть было не счесала всю эмаль со своих зубок, но душераздирающий вопль Леськи резко вернул меня в реальность, да так, что щетка вывалилась с рук. Я побежала смотреть, последний раз она так кричала, когда загнала себе колючку под ноготь и еще пару дней ничего не могла делать, так он у нее болел.
  - Твою мать, черт, за что? Ну, за что мне такое? - и с силой грохнувшись на кровать, Радуга пыталась пустить слезу.
  - Леся, что случилось? Какое такое несчастье? - даже Сонька с переживанием приобняла ее.
  - Что, тебе больно? - я осмотрела ее с ног до головы, вроде бы ранений не наблюдалось в зоне видимости, да и руками она трясла так, что сомнений не оставалось, тут что-то другое.
  - Мой девичник испоганен - она всхлипнула и закрыла лицо руками - ну за что мне такое, неужели я такая плохая, что теперь всевышние мне мстят? - она устремила глаза в потолок, пытаясь отыскать там тех, кто сделал что-то не по Леськиному.
  - Почему испоганен? - я начала переживать, вспоминая какую оплошность, могла допустить...
  - Настя приезжает сегодня, уже через пару часов она будет здесь - у Леськи опустились плечи - мама только что сказала...
  - Настя? - я напрягла память, пытаясь вспомнить, кто эта загадочная особа. Перебрала университетских знакомых, Лесиных родственников, но никто не приходил на ум - а, а кто это, Лесь?
  - Это тупая мымра, моя двоюродная сестричка. Я терпеть ее не могу, а тут еще никуда же не денешь ее, ведь, как мама говорит, она никого не знает, ей скучно, поэтому мы берем ее с собой! - Леська стукнула маленьким кулачком по столу - появилась, блин, не запылилась!
  -Но, я что-то не помню таких твоих родственников, ты мне никогда не говорила о ней - я удивилась, обычно Леська всегда рассказывала, куда и к кому в гости по родственникам ездила, но о Насте никогда речи не было.
  - Конечно, не рассказывала. Мы - то о ней в семье практически не говорим, о ней и об ее чокнутой мамаше. - Леся изобразила грустную мину и продолжила рассказ - Когда-то это мне мама рассказывала, у нее был парень весь такой гламурный и шикарный, с баблом, с тачкой, в общем, все при нем. Мама моя ясное дело влюбилась, да и он отвечал взаимностью, у них такая романтика была и все дела. Единственный минус, он любил заглядываться на других и при этом говорил, ну, типа, че парится, я же с тобой, но нельзя же не насладиться красотой. Мама подозревала, что он этой красотой не только взглядами наслаждался, но еще и делом, но терпела. А потом в гости приехала теть Марина. Вся такая загорелая с морей, и увидала Виктора (так звали маминого ухажёра), плюнула на то, что мама его любит и вовсю начала флиртовать. Витечка не дремал, зеленоглазая и такая игривая девушка привлекла его, и, не посмотрев на то, что они с мамой сестры, начал гулять с моей теткой. Мама тогда страдала и ревела, а тетя только говорила, что зачем ей такой замухрышке такой мужчина, как Витя? И, что разве она не отдаст сестре своего парня, ведь у них все так взаимно и хорошо. Для мамы это стало последней каплей, и она попыталась забыть его, хотя это было сложно, ведь тетя Марина умудрилась забеременеть и стать его женой. Потом через год моя мама встретила папу и поняла, что до этого еще ни разу по - настоящему не любила и, что почувствовала это только с моим папой. А Виктора тогда не раз стали видеть с другими барышнями, но деньги для тетечки были важнее. К тому же Настя еще была. А эта сволочь тоже вечно напоминала в так называемых шуточках, что раз ее мама обставила мою, то и она всегда будет на шаг впереди от меня. Я этого конечно маме не рассказывала, но бесит это меня жутко. А теперь вот они приперлись на мою свадьбу, да еще эту овцу придется повсюду с собой таскать.
  - Ни хрена себе стерва - даже Саннетт офигела - Лесь не парся, я не дам ей чувствовать себя прынцессой, поверь мне!
  - Да, история совсем не веселая - я задумалась, как же хорошо, что мне повезло с сестрой, несмотря на все ее капризы и поступки, мы все же мирные и дружные - ну ничего, попытайся не обращать на нее внимания - я поддерживающе сжала руку Леси - если конечно, такое возможно...
  - Если я ее убью, суд должен меня оправдать - в первый раз я увидела столько злости в глазах подруги - пусть только попробует сделать что-нибудь не так!
  
  Мы с нетерпением стояли в холле вокзала. С минуты на минуту должен был прибыть автобус, в котором сидела "любимая родственница" Радуги.
  - Вот он подъезжает - Соня показала пальцем в длинный красный автобус.
  - Неудивительно, что слуга дьявола едет в красном транспорте - съязвила Леся.
  - Девочки делаем лица проще, а то такое ощущение, что мы на войну собрались или в поход с тараканами - мне, почему - то было весело, наверное, потому, что все утро я злилась - что подойдем туда или здесь ее ожидать будем?
  - Вот еще, пусть сама сюда ковыляет - Леся не сдавалась, а улыбка ее видимо осталась спать где-то дома.
  С автобуса медленно начали выходить люди. Вот старушка в синем платье, парень с ирокезом. Мамаша с большущим семейством.
  - Бог мой, у нее пятеро детей - Сонька ахнула. Она всегда считала, что у нас приют, а тут еще и на одного больше.
  Потом словно в фильме из автобуса показалась одна нога... Потом другая... Потом остановилась высокая, стройная девушка и встряхнув своими длинными русыми волосами, поправила ручкой коротенькое малиновое платье. Оглядевшись вокруг, она увидела нас, помахала рукой и начала плавно, словно лебедь, подплывать к нам. Чем ближе было расстояние между нами, тем больше я осматривала ее.
  - откуда у нее такая грудь появилась - Леська не стала скрывать легкой зависти и неприкрытого удивления - полгода назад не было ж ведь еще!
  Нарощенные когти, куча штукатурки на лице, зато самоуверенностью прямо так и веет от нее. Ах да, накладные ресницы доставали чуть ли не до самых бровей.
  "Интересно, сколько еще в ней искусственного, хотя выглядит, бесспорно, прямо, как кукла Барби"
  Теперь эта кукла стояла возле нас, и поочередно разглядывала нас с точно таким же интересом.
  - Леськааа, как же я скучала по тебе моя маленькая серенькая сестричка, ты себе представить не можешь - и, схватив в свои объятия нашу подругу, принялась целовать ее в обе щеки.
  Сонька скривила рожицу, она терпеть не могла этих девчачьих приветствий со слюнями на щеках.
  - Да уж, сколько не виделись, ты я смотрю, обрела новые формы - Леся не удержалась от этого "комплимента".
  Лицо Насти быстро переменилось в выражениях. Если до этого была такая сладкая притворная радость встречи, то сейчас на нем отображалось плохо скрываемая злоба.
  - Ну же деточка, разве мамочка не учила тебя, что завидовать не хорошо - и уже было протянула руку, чтобы подергать за щечки Радугу, как Саннетт перебила ее:
  - Может, мы все же поедем, или вы собираетесь здесь весь день провести?
  - Да, ты права, Лесь ты покажешь мне, где ты сейчас обитаешь, мне нужно срочно ванну принять, а то в этих автобусах такая духота - и чудно так сморщив носик, улыбнулась Соньке.
  Рыжая оставила Настю без внимания, и улыбнулась Радуге, тогда, как Леся кивнула в знак благодарности.
  Дорога домой оказалась вполне сносной. Настя болтала по телефону со своей мамочкой, рассказывая про злобного неформала в автобусе, который только тем и занимался, что подбивал к ней клинья. Леська шепнула нам на ухо, что лучше бы он вместо подбивания клиньев , забивал их в сестру. Мы втроем проржали над шуточкой Радуги. Настя же только, внимательно осмотрела нас, как на каких - то нищих и обделенных судьбой людей.
  
  Охренчик посмотрел в окно. Вечер и ночь обещали быть спокойными, несмотря на прогнозы с дождем. Ясное небо, которое в скором времени покроется звездами и месяцем, сейчас радовало своим нежно-розовым закатом. Сколько времени прошло с тех пор, как он последний раз обнимал свою жену, он уже и не помнит... Казалось прошло так много времени, хотя на самом деле все продолжалось пару месяцев. Их встречи, состязания, вспышки страсти... Сейчас это даже казалось, каким-то сказочным, но Артем собирался воплотить все в реальность. Егор, от которого он ожидал палки в колеса, все же стал помогать ему, хотя бы в малейших делах, ну например, сказал, что Лена сегодня приехала, что сегодня у них девичник, сказал, что в баре, но и сам не знает в каком, Леська его не посвящала в такие детали. Зато Леся порадовала деталями самого Шерхана. Артем за это был ей благодарен, очень, хорошо, когда в его команде есть столько помогающих людей. Шер повернулся к открытому ноуту и дальше начал сочинять очередной шедевр...
  
  Веселые биты раздавались в салоне. Мы развалились на сиденье. По задумке Сони все в серебристых мини-платьицах и на огромных шпильках, Леська с белой пышной фатой на голове, невеста, как - никак. Отличалась только Настя на какую не рассчитывали, и которая решила выделиться, одев свое ярко-красное платье, едва прикрывающее ей задницу по словам Саннетт. Бутылка шампанского уже была пуста, и я открыла холодильник, присутствующий в салоне, чтобы достать следующую порцию алкоголя. Пузырьки быстро подействовали на всех, и даже неприязнь между сестрами временно испарилась. Мы ехали по главной улице города, шокируя жителей своими вылазками в люк. Кричали всякую чушь, а почему бы и нет. В конце то концов такой день раз в жизни бывает, значит, пускай срывает крышу и теряется сознания, главное, чтобы будущей невесте было потом, что вспомнить, а может быть и наоборот).
  - Ленкоо, а ты знаешь почему мы едем на концерт?- после второй бутылочки глазки Леси забегали, а язык заметно заплетался.
  Я была тоже не в лучшем состоянии.
  - И, и зачем же?
  - Вы будете петь - Соня заулыбалась, а Настя только удивленно протянула.
  - Пеееть, но ты ж не умеешь - и Настя громко расхохоталась, - да тебя и не пустят на сцену!
  Леся опять недобро взглянула на Анастасию.
  - Какая разница, там участвовать может каждый, это же сборник не раскрытых талантов, я нас с Леночкой зарегистрировала - Радуга выдавила ехидную улыбочку, будто говоря сестре "Ну, что съела?"
  - Что, что ты сделала? - до моего пьяного сознания начало доходить, о чем твердит подруга - мы буудем петь? А, что петь то будем?- меня постепенно начала веселить эта мысль.
  - Я взяла диск. Всегда мечтала почувствовать себя Григорием Лепсом - хохот Радуги слился с диким ржачем Соньки, которая мигом представила себе эту картину.
  А у Насти по поводу этого появились свои мысли, она уже представляла, как вместе с мамой будет угорать над этим видео дома.
  Как же чудесно тут все обустроили. Небольшая сцена под деревом, полностью освещалась фонариками из разных фигурок. Повсюду были мини-бары и столики, но народ в основном старался занять место ближе к сцене, всем очень интересно было посмотреть на новые таланты. Кого-то уже знали в своих кругах, кто-то успел прославиться на других таких же мероприятиях, некоторых слышали и видели в первый раз. Но всех этих людей связывало одно - это искусство, желание проявить себя! Они создали эту атмосферу праздника, счастья, позитива. Я постоянно оборачивала голову туда-сюда, в надежде увидеть какие-то знакомые лица, но тщетно...
  - Лена, а у тебя кто-то есть или ты еще более неуд... более требовательна в выборе? - Настя весело спросила, явно намекая на то, что я никому не нужная уродина.
  - А ей не нужно быть требовательной, она по сравнению с некоторыми уже замужем - Соня ответила ударом на выпад Аси (так Леся называла Настю, чтобы позлить).
  - Замужем? - Настя недоверчиво выгнула бровь - и где же муж? Или он груш объелся? - насмешливым тоном произнесла она.
  - Нет, - я решила, что пора уже начать ставить на место эту прохвостку - он пока сидит за убийство такой же тупой, силиконовой идиотки. Не выдержал ее глупейших разговоров и задушил на хрен.
  - Леночка, образ опытной стервы тебе не идет - Настя в упор посмотрела на меня - лучше бы Леську от позора берегла - и она взглядом поискала ее возле сцены - или это ты на нее так пагубно влияешь?
  - Еще раз пикнешь в сторону моей сестры, и на тебя пагубно повлияю я - Саннетт уже просто не могла терпеть подобную наглость. Не будь сегодня праздника, который портить нельзя, она бы со всей дури вмазала бы этой идиотке, но зачем создавать проблемы для Леси?
  Радуга в это время вручала свой диск ди-джею и узнавала, какими они с Ленкой будут по счету. Их выступление было шестым, сразу после танцев одной местной группы. Леська уже тихонько хихикала, представляя какое это будет шоу. Петь она не умела действительно, но всегда хотелось попасть на сцену и вызвать восхищение публики, пусть даже это будет смешное восхищение. Хотя Радуга надеялась на удачу, ведь Лена пела очень даже суперски, а она могла бы так себя показывать и подтанцовочку делать. Помахав рукой Ленке, которая о чем-то спорила с Аськой, Леся жестом позвала ее к себе, они были в первой половине программы, потому и стоять нужно недалеко. Вдруг кто-то не придет, выступления вполне могли сдвинуться.
  Первым пел мальчик класса с девятого, но как он это делал. У многих челюсть отвисла, а по рукам и по всему телу толпами ползли мурашки. Песня словно лилась из его уст. Я завороженно не сводила с него глаз, вот бы всем певцам такой сильный голос, тогда бы и слушать все можно было бы. А то сейчас многие просто купят себе место в шоу-бизнесе, а ты потом хоть стой, хоть падай! Дальше пошли девочки, которые создали свою рок-группу, тоже довольно не плохие, хотя до спецов им еще репетировать и репетировать. Где-то после третьего номера мне начало доходить, что я не знаю, какую песню собираемся петь мы. И отведя Лесю в сторонку, я тихонько спросила:
  - Радуга, а что мы будем петь, вдруг я слов не знаю, я же ничего не готовила!
  - Эй, не паникуй, это же импровизация! Ты разве никогда не слышала о рюмке водки на столе?
  - Что??? - я была в панике - ты что, шутишь, я конечно пьяная, но не настолько же - мои глаза становились все больше, как и растущий в них ужас.
  - Не ной, ну когда ты сможешь повторить подобное?
  "Да уж, действительно, никогда, я надеюсь, очень на это надеюсь!"
  Если честно мне в голову пришла мысль, что нужно просто убежать, но было уже поздно. Голос с микрофона объявил нас, вернее наши новые сценические имена Лесс&Ленн. Фантазия у Радуги бурная ничего не скажешь. Отступать было не куда, тем более что подруга тянула меня за руку на расправу. Под самой сценой стояла Саннетт и не жалея рук, вовсю аплодировала и кричала одновременно. Парни при виде девчонок в коротеньких блестящих платьицах отчаянно засвистели и тоже начали хлопать. Включилась музыка... Эту песню, я конечно слышала и не раз, но сказать, чтобы я отлично знала ее? Нет, нет и еще раз нет! Но тут все предусмотрительно, экран, который могли видеть только выступающие, как на караоке показывал нам текст нашей песни.
  Ночь по улицам пошла
  Звёздной поступью цариц,
  Слов и чисел простота
  У небесного моста
  Мы пели с Лесей в разнобой и кто куда, но люди радостно визжали и все свое внимание устремили на нас. Я стала увереннее и сквозь Леськин визг, прокричала в микрофон:
  -Эй, ребята вы с нами?! - что тут сказать алкоголь влияет на людей основательно.
  Люди закричали еще громче, приказывая петь дальше. Хоть наше пение было похоже на полное @запрещено цензурой@, как сказали бы музыкальные критики, но толпе это было по вкусу, потому, что это было нереально весело.
   Настя стояла, пытаясь разобраться с дурацкой камерой, пропустить такое милое событие она не могла, а потому это нужно было срочно снять. Но батарейка, как назло выпадала и мешала процессу. Наконец справившись со всеми неполадками, она приблизила, так, чтобы хорошо было видно поющих и начала снимать, при этом злобно улыбаясь, предвкушая мамину радость после увиденного. Откуда у них взялась эта напасть так вести себя с семейством Радуги, никто не знал, но вот если бы кто-нибудь порылся в душе этой мамы и дочки, то там нашли бы только безграничную зависть и злость, такой черной души не у каждого увидишь. Настя еще более крупным планом сделала лица Леся и Лены и продолжала заниматься своим увлекательным делом. Пока чья - то мужская рука не помешала ей, и не выдернула камеру из рук Аськи. Настя обернулась и замолчала. Перед ней стоял высокий подкачанный парень, с дьявольски красивыми глазами, да и лицом таким же привлекательным. На маленькое мгновение она даже потеряла дар речи.
  - Чего уставилась, детка, съемки тут запрещены! - алчным тоном произнес незнакомец.
  Настя постепенно приходила в себя.
  - Но ведь я видела, как снимают, или я особенная, что мне нельзя? - игриво посмотрев на парня, она продолжила флиртовать - так, что же красавчик, уже и сказать ничего не можешь?
  - Могу. Отчего же? Камеру заберешь после выступления! - грубо произнес он.
  - Какой ты брутальный, я люблю таких - Настя провела рукой по плечу красавчика, томно посмотрев ему в глаза.
  Парень резко убрал руку с плеча.
  - А я не люблю дешевых шлюх - с этими словами он развернулся к сцене, где уже пели последний припев:
  Только рюмка водки на столе.
  Ветер плачет за окном,
  Тихой болью отзываются во мне
  Этой молодой луны крики.
  Молодой человек ласково посмотрел на двух поющих девушек с немым восхищением. Настя от услышанных слов, сначала даже не нашла, что сказать, ей было непривычно, что такую красоту, как она отшивают, да еще столь унизительным способом. Сначала хотелось просто ударить его, но развернувшись и размахнувшись, она увидела удивительную картину - Леська падает на руки людей, а они вместо того, чтобы разбежаться и упустить ее, просто волнами носят ее, передавая друг другу, как какого-то крутого рокера. Ася протерла глаза, нет, так и есть и это вовсе не глюки. Незнакомец быстро ткнул камеру ей в руки и зашагал прочь. Настя со злостью бросила ненужный предмет на землю.
  "Черт бы побрал этого красавца, только испортил все!"
  Девчонки, не ожидающие подобного успеха, наслаждались свалившимся на них вниманием. Саннетт забралась повыше, чтобы запечатлеть самые мощные моменты на камеру Сеньки. Они отрывались по полной, не обращая никакого внимания на следующих участников программы. Соня устроила фотосессию Лесе, а я бродила меж цветных фонариков пытаясь понять из чего они сделаны, да-а, пьяная я не совсем адекват, вечно, то веду себя через чур, пассивно, вот, как сейчас, то через чур активно, как тогда, когда за Темку замуж пошла. Я улыбалась, а ведь было так классно, даже несмотря на его вечные перемены и язвительные замечания.
  
  В такт моим мыслям со сцены послышался мелодичный голос, с легкой хрипотцой:
  
  Я не верил в чувства высокие, детка, ты слышишь?
  Мне всегда было пофиг, что, где, с кем ты дышишь...
  Разбивать, наслаждаясь при этом физически, мышка,
  Это в кайф, как большая привычка, малышка...
  
  Я не чувствовал боли, мне ее отключили
  Но мне так всегда проще, так что просто - забили...
  И зачем суета, что ты хочешь понять?
  Я такой человек и мне проще играть...
  
  Я вслушивалась в слова этой песни, слова полные, какой-то скрытой боли, страдания. Я понимала его, наверное, потому из всей толпы и выделила, он страдал точно так же, как и я... Я начала снова идти в сторону сцены, на которой находился этот певец, с таким завораживающим голосом.
  - Леночка - Настя поймала меня за руку, - а где наши сестры?
  Потом посмотрела на мою руку, которую уже было, хотела отпустить, но тут снова внимательно начала вглядываться:
  -Какая у тебя татушка крутая, и вся светится, прям - первые ее искренние, наполненные восторгом слова звучали первый раз за все время - почему она у тебя так светится, чем вы ее обработали?
  Только сейчас до моего сознания дошли ее слова, я выдернула руку и уставилась на нее, моя лоза засверкала, я, автоматически вспомнив слова пророчицы, подняла глаза к небу, среди тысячи звезд, ярко светился месяц. Забыв обо всем на свете, я снова взглянула на свою руку - сияние продолжалось, как на ней, так и наверху. Люди как будто исчезли, мир стал тише и медленнее. Лишь звуки гитары со строчками песни снова зазвучали в моей голове:
  
  Одна, вторая и снова по кругу...
  Они все пустышки и круглые дуры,
  Им главное деньги и слава, другое не важно
  Малышка лишь ты поборолась отважно...
  
  В моей темной душе появляется свет
  И нет чертового дела до игрушек, побед!
  Ты сумела попасть в душу, любить научила
  Но ты ведь не знаешь, что меня приручила...
  
  Я замерла... Внутренняя дрожь продолжалась, я хотела услышать его еще и еще. Завораживающий голос затих, а вместе с тем ожили крики вокруг. Я вернулась в реальность, и снова посмотрела на Настю, которая не сводила с меня глаз, в ожидании ответа.
  - Ты че, оглохла?
  Я отрицательно покачала головой и отпихнула ее от себя. Только, что совершилось предсказание, нужно было бежать, но за кем, за Охренчиком, о котором я думала в тот момент? И который сейчас мирно отдыхал со своими друзьями или за этим парнем, поющим так, что душа разрывалась на части. Кого ей не упускать, не обменять и не предавать, сердце колотилось, будто барабанная дробь. Я собралась было узнать, кто пел, но его уже, как ветром сдуло.
  Действия происходили, словно в тумане. Хотелось побыстрее отыскать сестру с подругой, но они потерялись среди этой веселой массы людей. Вот так и устраивай девичники в людных местах, что иголку в стоге сена ищешь. Настя прицепилась за мной хвостиком и по пути успевала мило улыбаться окружающим. Парни, будто зачарованные смотрели ей вслед, а некоторые, те, что посмелее, пытались взять у нее номер телефона. Но девушка, поманив, тут же отталкивала своих верных поклонников показывая неприличный жест пальцами... Юноши разинув рот, не успевали отреагировать, а потом снова переключались на своих спутников и забывали про чертовку в красном.
  Асе никак не давал покоя, тот миленький парнишка, который так уперто, противился ее чарам, и это придавало еще больше желания добиться его, во что бы то ни стало. Но отставать от этих "подружек" тоже не стоило, а то ведь Радуга потом и домой может ее не пустить, соврав всем, что она тут во все тяжкие пустилась. Настя, бесспорно, была не против, но все эти жертвы не подходили ей, ей всегда хотелось самого лучшего, а иначе, как еще доказать сестрице, что она все равно круче и лучше ее во всем. Хотя стоит признаться, муженька та отхватила себе довольно таки хорошенького, он чем-то напоминал эту блондинку, которая, стремглав неслась в непонятном направлении.
  Саннетт изо всех сил пыталась позвать к себе Лену. Та стояла недалеко и, скорее всего, занималась тем же самым, искала - своих знакомых. Наконец-то их взгляды встретились, и Лена помчалась к Соне.
  - Где вы пропадали, я уж было думала и не найду вас!
  - Не хорошо бросать свою кровинку - Настя считала, что ее сарказм вполне уместен.
  - Слышь ты, идиотка недоделанная - Сонька зло уставилась на нарушителя их веселья и спокойствия одновременно - мне надоело тебя слушать, так что закрой свой рот, тупица!
  - Ох, рыжая маленькая дрянь, ты от того такая несчастная, потому, что такая стремная?
  Я аж подавилась от таких ее слов. Соньку никто и никогда не считал страшной, более того многим она нравилась. Взять хотя бы даже моего мужа и Олли, но они не единственны в своем роде.
  - Слушай сюда, - Леся уже не на шутку взбесилась, - еще раз я услышу хоть одно плохое словечко в сторону своих подруг, и мне все равно, кто ты мне такая, но охрана ни за какие деньги не пустит тебя не то, чтобы на свадьбу, а даже во двор нашего дома!
  - Все, все, все, никаких проблем... Мир, дружба, жвачка, да девочки? - и с деланной радостью, Настя попыталась обнять девчонок, те скривились и отошли от нее на шаг.
  - Ой, посмотрите это же, это Оливер Басс?! - Ася уставилась на сцену - но, что такая звезда здесь делает, как он круто поееет - Ася растянула последнее слово,- мы же еще здесь остаемся, хотелось бы автограф взять, да и не только его...
  Саннетт косо посмотрела на сцену, кого-кого, а его она тут увидеть не хотела. Олли сам звал ее сюда прийти поддержать его, но она отказалась, ей было все равно, как он выступит. Но пламенные комплименты Насти взбесили ее, автограф ей подавай, да и не только. Соня посмотрела вслед уходящей к сцене Асе. Эта дура выводила ее из себя и не только тем, что ей понравился бывший Соньки, но и еще тем, что вела себя так с дорогими ей людьми с Ленкой и Леськой, а этого она позволить не могла. Подумав, что может переступить через свою гордость ради такого облома Насти, Соня бросилась вслед за ней, в надежде подоспеть раньше нее к Оливеру. Эта ситуация чем-то напоминала ту, когда она хотела забрать у Лены Охренчика, но теперь все было справедливо. И эта дебилка не стоит того, чтобы даже смотреть на Олли, не то, что представлять его в своих грязных фантазиях и говорить с ним.
  Вокруг Оливера толпа становилась больше, рэп идол привлекал не только внимание девчонок, но и внимание парней. Саннетт залюбовалась им. Да, он все же красивый, очень красивый и добрый, и милый во всяком случае, таким он был с ней, с обычной девочкой, которая выносила ему мозг. Но тоже не ангел, он тоже далеко не такой. После той роковой встречи, Соня доставала брата, пока тот не раскололся и не рассказал ей всю подноготную Оливера. Соня не пыталась его обвинить ни в чем, понимала, что это глупо. Ведь попросту это было такое стечение обстоятельств и не его вина, что девочка решила погибнуть раньше времени. У нее же не было семьи, и такая болезнь все это дало свой ход, Олли был просто одним из многих неладов в ее жизни. Вот только непонятно почему она так жестоко поступила с ним, или все же женская месть - страшная штука?
  Олли решил прийти на этот вечер, чтобы поддержать своего брата, он собирался встретить здесь Лену и надо бы сказать, ему было очень нелегко, сегодняшний вечер был несколько новым для него во многих смыслах. Увидевшие фанаты просто не могли с миром отпустить своего кумира, если он не споет им хотя бы одну песню, вот Оливер и стоял на этой сцене весь в своих надеждах. У него ведь тоже был повод для переживания, знал, что Соня сегодня здесь. Первый раз в жизни он понимал, что его отвергает раз за разом одна и та же девушка, причем все это начало происходить с самого начала. Иногда ему казалось, что нет на самом деле все не так, ему даже казалось, что он видит ее настоящую и, что она действительно что-то чувствует, но Саннетт всегда умудрялась перепортить все впечатление своими выходками.
  Ведущий успокаивал разгоряченную публику! Такая звезда не на шутку всколыхнула эту чудесную вечеринку, люди, которые уже собирались, было расходиться по дальнейшим пунктам веселья, сейчас столпились вокруг местного, произведшего настоящий фурор. Оливер не спеша спускался по ступеням, раздавая автографы этой куче сумасшедших людей - яростных поклонников его творчества. Высокая девушка в малиновом, вместо бумаги представила ему свою ключицу.
  - Распишешься? - в этом похотливом тоне Олли узнавал потенциальную девицу на одну ночь, такие очень часто ему встречались, и если раньше он всегда с радостью пользовался такой возможностью, то сейчас девушка просто показалась ему тошнотворной и непривлекательной. Сейчас только одна рыжая, несносная дуреха занимала его мысли всецело. И целовать хотелось только ее, несмотря ни на что и вопреки всему!
  - Конечно - Оливер с безразличным видом начал выводить на ее теле свою роспись.
  - А разве тебе имя сказать не нужно - сладкий голосок девушки пронесся над самым ухом.
  - Настя, Настя чего ты толпишься здесь - Саннетт с деланной добротой обратилась к девушке - тут же и затолкать могут, я думаю, что мой... мой парень - она вопросительно посмотрела на Олли -даже диск свой с автографом тебе оставил, да, милый? - сейчас она так напоминала прежнюю Соню, которая готовила такое милое затишье перед очередной бурей.
  Олли едва верил своим ушам. Саннетт, конечно, опять играет, но зачем делает все это? Неужели ревнует. Сейчас желание заставить ее ревновать еще больше балансировало с необходимостью обнять и не отпускать никогда, ведь он же ее парень, сама сказала. Он уставился на Саннетт быстро пытаясь понять, что же выбрать. Увидев грозный взгляд Соньки, решил с огнем не играть.
  - Да, родная, но твоя подружка решила, что диск ей вовсе не нужен...
  - А чего это твои руки делают на ней, зая - удивительно, что продюсеры не обступили Соню со всех сторон, так старательно она изображала великую любовь к парню. Хотя Сонька уже и сама не понимала, что делала, слова выскакивали сами, а эту Асю хотелось просто разодрать на части, зато, что она тут так активно демонстрирует свой силикон.
  Олли быстро убрал руки и подошел к Соньке, понимая, что сейчас она сопротивляться не станет, он с силой прижал ее к себе и поцеловал. Внезапно вокруг все взорвалось, и это не описание ощущений этих двоих, это реальность, пропало электричество, и лампочки с трескотом потухли, оставив за собой непроглядную тьму...
  Если бы этим двоим было хоть какое-то дело до стоящей рядом Насти, они бы увидели на ее лице целую гамму эмоций, разрушающих эмоций человека. Сейчас она казалась, себе самой ничтожной девушкой на свете. Хотелось убить эту рыжую дрянь, но вокруг началась суета и она сама не понимала где находится.
  - Пусти меня, хватит - Сонька уперлась руками в грудь Олли.
  - А вдруг она рядом? Сразу же поймет, что спектакль, - Оливер не спешил выпускать из своих рук любимую дикарку...
  - Тут сейчас так видно, как людям с выколотыми глазами - с каждым мгновением в его объятиях все меньше хотелось отпускать его, но Саннетт все же протестовала, хотя получалось это с каждым разом все хуже и хуже.
  - Ну, у тебя и фантазия, ты будешь моей злобной, самой жестокой зайкой - Оливер, от которого подобные слова слышались редко, с новой силой прижал девушку к себе.
  - Очнись! - Соня постучала ему пальцем по голове - я не буду твоей зайкой, разве, что кошмаром!
  - Хорошо, кошмаром, так кошмаром, ты мне нужна в любом виде... И знаешь, что перестань наконец сопротивляться, твое сердце выдает тебя - он бережно приложил свою руку к груди девушки.
  Сердце и вправду, будто пыталось выпрыгнуть изнутри. А бабочки в животе, явно желали ему помочь.
  - Да ты маньяк, перестань лапать меня, иначе...
  - Иначе, что? - Олли становилось весело, ну надо же так отчаянно сопротивляться. Не услышь он в ее голосе ее наигранной суровости, он и впрямь подумал бы, что она ненавидит его. Но все факты говорили сами за себя, ей не было наплевать на него.
  - Иначе...
  - Просто поцелуешь меня опять, да? - Оливер скороговоркой произнес свою фразу ей на ухо.
  У Саннетт подкосились ноги, она крепче схватилась за Олли.
  - Да...
  
   Я пребывала в состоянии растерянности, обычно суматоха и давка всегда меня напрягали. И, что вообще случилось, почему везде погас свет, почему люди вместо того, чтобы расходится, наоборот веселятся и кричат, как не нормальные.
  - Лен, это ты? - Леська ощупывала меня, - я нашла бар, вот держи - и довольно рассмеявшись, протянула мне какую-то бутылку.
  - Что это? - хоть убейте, но ничегошеньки не видно...
  - Пей, такая вкусняшка - няшка - Леся всегда называла только один алкогольный напиток, это был мартини, - Боже, до чего же тут весело, обязательно, ну просто обязательно устроим девичник и тебе, хотя ты уже и замужем, но эту милую часть упускать не стоит. Вот я опять по полному праву повеселюсь - и Леська мечтательно начала подпевать мелодию свадебного марша.
  Я глотнула, действительно чудесный напиток, легкая горечь, только придавала пикантности вкусу... Если до этого меня начал одолевать страх, то с каждым глотком чародейного зелья вся печаль развеивалась и чувство праздника продолжалось даже не смотря на отсутствие каких-либо дополнительных атрибутов.
  - Народ, кажется, я нашел свой зарядник к этой штуке, щас будет музыка -какой-то парень внес оживление среди присутствующих.
  Люди вокруг радостно загудели. Видно, что идея с музыкой вызывала в окружающих восторг.
  - Эй, парень мы хотим медляк, да Ленка, щас же здесь тааакая романтика. Мне бы Егорку - Радуга вздохнула, но ничего Лена, ты заменишь мне брата на один танец?
  - Ну, как я могу отказать столь чудесной даме, это же такая честь для меня...
  - Лена, я не могу... перестань кривляться, а то я скоро от смеха тут загнусь.
  Дальше мы вели себя, как обкурившиеся наркоманы в состоянии веселья. Смеялись в объятиях друг друга, прыгали, а, в конце концов, вообще оказались на земле друг на дружке, признаваясь друг другу в вечной любви.
  - Помню, когда зашла тогда в аудиторию... А все так смотрят и я, я знала эти взгляды - зависть, неприязнь, даже ненависть, хотя, чего я им сделала такого. А потом оглянулась и увидела тебя, знаешь, я первый раз видела, когда так с восхищением уставились на меня и не парни, а девушка. И тогда - то я поняла, что ты можешь быть настоящим другом, не таким, как все те, кто окружал меня до этого!
  Я вспомнила тот день. Да, действительно я долго взирала на вошедшую смуглую красотку, которая по непонятным мне причинам решила дружить именно со мной. Я снова обняла подругу, которая мне скоро станет еще и сестрой, я любила ее, а Егору, Егору очень повезет с женой, хоть она и не всегда ведет себя, как ангелочек.
  Пространство начала заполнять мелодия. Красивая, спокойная, она подкралась в душу каждому, кто сейчас мог услышать ее. Darren Hayes исполнял свою "Insatiable" так, что я почувствовала, что такое полюбить песню с первого слова...
  Мы с Леськой поднялись и, взяв друг друга за талию (парнем никто быть не хотел) начали медленно передвигаться в такт музыке... Радуга тихонько подпевала, она уже давно тащилась от этой песни. Я вдумывалась в перевод первого куплета.
  - Я украду у тебя твою подругу - знакомый голос произнес эти слова и стал возле нас.
  Мы с Лесей пребывали в недоумении, и кого из нас он хочет украсть, но парень с легкостью разрешил этот вопрос, взяв меня за локоть.
  - Лесь... - я хотела было сказать что-то подруге, но она меня перебила:
  - Детка, наслаждайся, а я пойду грабить одно милое местечко, не пропадай - судя по интонации, она вовсю улыбалась и ни капли не обижалась на меня. Я успокоилась, к тому же мне хотелось с ним танцевать, что-то в этом человеке напоминало мне моего Шерхана.
  "Телосложение дурочка и голоса чем-то похожи, только вроде тембр чуть-чуть другой"
  Парень обнял меня за талию. Вот теперь я могу с легкостью понять, о чем так долго и упорно пишут в женских романах. Все те ощущения, эмоции испытанные при простом прикосновении. Руки начали дрожать, до чего он напоминал Темку. Или это мартини виновато в моем помутнении рассудка, с чего мне в каждом парне муж мой видится?
  - Ты, ты кажешься мне знакомым...
  - Может ты видела, как я пел - в его голосе проскользнуло секундное удивление, непонимание, а потом то ли радость, то ли печаль.
  - Я, кажется, я слышала - так вот оно что, вот почему голос столь знакомый - ты прекрасно поешь и песня очень... очень красивая - по мне снова прошелся электрический разряд. Присутствие этого человека возле меня приводило меня в замешательство, такое я испытывала только с Охренчиком.
  Я танцевала с закрытыми глазами, но ощущала его очень хорошо, и то, что его лицо находилось в опасной близости с моим я тоже чувствовала. Мне так хотелось отдаться порыву страсти и тонуть там вместе с ним, но я не могла. Не могла поступить так с Темой, не могла изменить ему. Хотя почему мое сердце испытывает столь сильные чувства не только к нему?.. Я запуталась, нет пить точно больше так не стоит. Это мешает сосредоточиться и понять, понять главное... Его губы чуть коснулись моих, я зажмурилась...
  - Нет, не надо! - я вырвалась из его объятий, - я не могу, сейчас точно не могу... И кинулась прочь, надеясь, что все-таки встречу Лесю у себя на пути.
  
  Суматоха следующего дня заставила подняться пораньше, голова на удивление вела себя хорошо и совсем не болела. Единственное с чем были маленькие нюансы, так это, что было в ночном клубе. Вот это помнилось слабо. И я посмотрела на свою руку, в надежде не увидеть там очередного обручального кольца... Облегченно вздохнув, я принялась быстро собираться. На сегодня все было расписано по минутам. Свадьбу организовывали наши общие предки. Решили, не парится готовкой и тому подобным, поэтому заказали наш самый популярный и крутой ресторан, владельцем которого являлся дядя Оливера. Сонька сыграла большую роль, когда речь зашла о скидке для молодожёнов, не то, что бы родители так в ней нуждались, но все равно было приятно. Леся уже была в салоне, где ее приготавливали к самому счастливому и праздничному дню в ее жизни! Егор тоже не скучал, носился, как бешенный, то за кольцами, то за особым подарком для Радуги. Стас с Сонькой поехали за тортом. Дядя Макс все надеялся встретить на свадьбе очередную женщину своей мечты, мой родитель, свято надеялся, на то, что настроение брата будет таким же, после того, как в очередной раз его кинут.
  Я должна была подъехать к Лесе в салон, чтобы и мне сделали что-то приличное на голове, да и макияж соответствующий. Деваться было некуда Настю тоже приходилось терпеть... Поэтому Саннетт была назначена на более позднее время, когда Аська оттуда уедет. Про вчерашний инцидент с Оливером, Настей и Соней мы знали, она умудрилась рассказать нам с Радугой, пока их Барби отчаянно напивалась у стойки бара.
  Я искренне радовалась за сестру, хоть у нее все наладилось, теперь она перестала быть такой язвой, во всяком случае, сегодня за ней такого не наблюдалось. А сияющие глаза придавали ей особого шарма...
  Как и положено, мы все сначала рванули в ЗАГС и там быстро расписались. Счастливые лица приглашенных светились, как и просто нереально радостные лица у молодых. Но это было еще не все. Как и в любимых американских фильмах Леси, ей захотелось устроить нечто подобное. Церковь, священник, гости расселись по своим местам. Отец ведет свою дочь к алтарю и там уже: и вся торжественная речь, и клятвы, и обмен кольцами, а потом уже поцелуями. Обстановка здесь тоже была соответствующая - светлые тона, цветы повсюду, просто красотища!
  Затем ресторан, я помогала чем могла Радуге, которая теперь уже была, как и я... Ой, не как я, а как Сонька - Матвеева. Я все время забываюсь, что я теперь обладаю такой скромной и мило звучной фамилией - Охренчик. Родители Леськи настояли на тамаде, и теперь веселье просто живым источником бурлило вокруг нас. Да, и мы не отставали, время от времени крича: "Горько". Эту традицию никто забывать не собирался, поэтому с каким-то наслаждением каждый раз отсчитывали, насколько хватает молодых!
  
  Артем остановился, как вкопанный. В ярко алом платье стояла его жена и о чем-то весело щебетала с папой Леси. Когда-то она была королевой бала в том коричневом платье, хотя он обозвал ее тогда какашкой. Нет, не потому, что она была похожа на нее, а потому, что боялся почувствовать к ней что-то, вот и боролся с этим, как мог, своими немного идиотскими способами... Но теперь грациозно двигаясь в танце, она моментами представляла для его взгляда свою королевскую осанку и длинные одинокие кудри ниспадавшие ей на спину. Она была, она была прекрасна. Артем, не стесняясь, любовался своей малышкой! Она такая красивая и не только сейчас, и не только телом и лицом, она прекрасна всегда и везде, в платьях, штанах, да к черту, это все без разницы... Она просто необыкновенная, чистая душой и мыслями. Как он только мог хотя бы на миг поверить, что такая не проникнет в его душу, как мог допускать даже такую мысль, чтобы она стала чьей-то, но не его. Каким он был дураком, когда перечил Валентину, отцу своего друга! И, как теперь был благодарен за то, что их брак еще был в силе. Конечно, если бы Лена решила убежать от него и ненавидела бы, то это не было бы помехой. Но все же, как прекрасно осознавать, что лучшая девушка на свете - твоя жена!
  Когда вчера они танцевали, Шер почувствовал, что Лена еще очень хорошо помнит его, но каким было удивлением то, что она не узнала в нем своего Шерхана. Глупышка опять была нетрезвая... Приятной мыслью было то, что она не стала изменять ему, ведь он чувствовал, как она хотела прижаться и целовать, но Лена убежала. Значит для него еще не все потеряно, и он не собирался сдаваться!
  Шерхан подошел к миссис Охренчик сзади и аккуратно притянул к себе...
  - Эй, руки при себе дер...
  Я замолчала. Вихрем в голове пронеслись все чувства и вопросы, которые вызывал этот наглый тип...
  "Ударить тебя? Обнять? Чего ты так смотришь на меня? Почему ты здесь? Ты, ты снова сделаешь мне больно, или нет? Ты?"
  Озвучивать всего я не стала, ограничившись лишь коротким, едва слышным:
  - Ты?..
  - А ты предпочла бы увидеть кого-то другого? - насмешка в голосе, как всегда просто не удержался.
  - Ты, как всегда в своем репертуаре - моя былая надежда на радужное будущее разбивалась вдребезги - тебе не обязательно обнимать меня, мы не пара!
  - Перестань выдавать желаемое за действительное, милая женушка - Артем посмотрел в глаза Лене, которая отчего - то все больше заводилась и злилась.
  - Помнится кто-то когда-то старался побыстрее развод оформить, нет? - язвительно заметила я.
  - И помнится, это было два человека! - отчеканил Шерхан.
  - Ну и чудесно - все эти слова давались мне тяжело, но показывать Теме, как мне плохо было оттого, что мы здесь ссоримся, я не собиралась.
  - Дальше что? - Артем не унимался и не выпускал жену из своих цепких объятий.
  Мне хотелось стереть эту его ухмылку со смазливого лица. Пусть он ко мне ничего не чувствует, но думаю это по любому должно задеть его за самолюбие.
  - А дальше то, - я вдохнула поглубже - я влюбилась, так, что все как никогда отлично! - я натянула широкую улыбку на лицо...
  Мне показалось или он действительно побледнел. Желваки зашевелились и жилка на шее, казалось, забилась быстрей.
  - И в кого же, позволь спросить, детка?
  Артем просто не ожидал такого... То, что малышка будет сопротивляться, в этом он не сомневался, но то, что она влюбилась?!
  "Я убью этого гада!"
  Я в то время быстро пыталась сообразить, что бы такое придумать, а потом вспомнила о вчерашнем танце и выдала:
  - В одного чудесного парня, который уважает и любит меня, и который так прекрасно водил меня в нашем чудесном танце вчера! - на одном дыхании я почти, что прокричала это мужу.
  Хорошо, что вокруг было так громко, что на нас никто не обращал внимания. Почти никто, Егор несмотря на то, что он главный гость сегодняшней программы, на забывал приглядывать за своей двойняшкой, которую вовсю оккупировал Охренчик.
  Шеридан не стал сдерживаться и просто облегченно засмеялся...
  - А это ты, верно, подметила, что он тебя любит и уважает, а еще он просто без ума от своей жены!
  Я уставилась на него, то есть он рад, вместо того, чтобы расстроится, он ржет, как дикая лошадь на всю округу. Все этого терпеть я больше не собиралась. Я еще раз печально взглянула на него и развернулась, чтобы уйти.
  Шерхан решил времени не терять. Он просто подхватил ее и перекинул через плече, унося из зала, который жил сейчас своей жизнью! Не обращая внимания на ее крики и на пинки по его драгоценному месту. Бережно засунув ее в машину, он до сих пор не решался отпустить трепыхающуюся девушку.
  - Пусти меня, идиот, ты опять все испортишь...
  - А как тебе понравилась моя песня? - вопрос застал меня врасплох, я раскрыла глаза шире и пыталась понять, о чем идет речь, хотя некоторые догадки заползали мне в голову.
  Шерхан подвинулся ко мне поближе и прошептал на ухо:
  Ты сумела попасть в душу, любить научила
  Но ты ведь не знаешь, что меня приручила...
  "Я схожу с ума, я точно схожу с ума"
  - Это был ты... Тату, оно же... оно указало мне... тебя, леди Га имела в виду... - я запнулась.
  - Детка, это то, что я слышу после своего признания? - казалось, Артем подумывал обидится, - ответь мне! Ответь правильно, слышишь Лен, пожалуйста... -умоляющим тоном произнес он.
  - Я больше никогда не позволю тебе... нам, нам быть порознь! Я так люблю тебя, дурак!
  Дальше все слова были просто излишни. Мы сидели, как когда-то в этой машине, но только сейчас не останавливали друг друга, наслаждаясь теми волнами страсти, любви и понимания, что царили между нами!
  - Ты моя Ван Лав, малышка, я люблю тебя так слишком...
  Я еще сильнее прижалась к нему, а он вызывал во мне многогранный океан различных чувств. Мы были на своей волне, на своей волне счастья!..
  
  Эпилог
  Спустя год...
  Леська и Егор ожидали своих первенцев - и, судя по всем прогнозам, это должны были быть близнецы. И хотя Радуга была похожа на огромного колобка, они с Егором просто светились от счастья!
  
  Сонька познавала все прелести учебы в Оксфорде. Оливер забрал ее с собой, все же побоялся оставить свою бойкую заю одну. Они были без ума друг от друга, но это не мешало Саннетт периодически взрывать ему мозг, как прежде.
  
  Сенька, во всю боготворил моего Охренчика и нас с Сонькой... Теперь в его распоряжении было много квадратных метров, а Артем помог ему с исполнением мечты. В скором времени нас ожидал выход новой супер-комедии, где, главными героями были мы сами.
  
  Наш компьютерный гений наконец-то завел себе подружку. Забросив все свои игрушки он все больше времени проводил на улице, пытаясь еще больше понравится своей избраннице!
  
  Папа с дядей Максом скучали за своими детьми... Очень! Пока не приходили милые сестры Маша и Оля, у которых было то же семейное проклятие, что и у наших мужчин. Мне, кажется, что возможно наша семья расшириться еще до трех братьев и одной сестры.
  
  А мы с Охренчиком лежали на лазурных берегах... Медовый месяц, которым порадовал нас наш мэр, был знаком веры в великую, единственную любовь!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"