Улыбающаяся: другие произведения.

Книжный мотылек

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.26*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Да, да, да! И эта история тоже про любовь. А еще про мечты, которые, если постараться, обязательно сбываются. Правда, иногда, когда этого уже совсем не надо. Про друзей, которых, как часто бывает, находишь совершенно неожиданно. И это-то как раз всегда вовремя. Про странности, которые, если подумать, не такие уж и странные, а, скорее - забавные. Про слова, которые сказаны и не сказаны. Про те, которые лучше бы сказать сразу, и про те, которые лучше бы не говорить никогда. И про много чего еще - про платья, шляпки, зонтики и другие мелочи, "которые так скрашивают жизнь!"; про взгляды из-под ресниц; про балы, цветы и знаки внимания... В общем, про то что так мило девичьему сердцу, особенно если ты "девочка Лисси", которая, как мы уже знаем, не отдаст своего, чье бы оно ни было. А еще про джинсы... Вы спросите "При чем тут джинсы?!" Все в истории ;)
    Автор переехал

  
  
  
Часть 1.
  
  
Глава 1.
  
  'Все знают, что молодой человек, располагающий средствами, должен подыскивать себе жену'. Да-да, я снова заперлась в помещении, где хранился архив семейных документов. Удобно устроившись в большом, старинном кресле я, в очередной раз, собиралась сбежать от реальности в мир героев романа 'Гордость и Предубеждение'. Старинный синий переплёт с потускневшим серебряным тиснением, серебристый же обрез, пожелтевшие страницы с заломами и потертостями, синяя закладка-ляссе, экслибрис с пушистой лисичкой, обнимающей хвостом стопку книг, и дарственная надпись 'Елизавете Лисициной в день совершеннолетия от мамы' делали эту книгу поистине бесценной. Бесценной для меня, конечно же. В наш век скоростного галанета и многочисленных гаджетов читать бумажные книги было необычно. Думаю, что большинство 'девочек Лисси' не знали не только о том, что в нашей библиотеке лежит книга, принадлежащая когда-то бабушке Лисси, но и о том, что этот роман Джейн Остин есть у нас в печатном виде.
  
  Хотя конечно, это я брюзжу и наговариваю, потому что чувствую себя обиженной - Старшие Лисси сегодня непреклонно выпроводили всех обитателей поместья, включая детей и мужей. К моему праведному гневу - меня тоже причислили к детям и рекомендовали 'прогуляться со всеми в эко-парк, подышать чем-то кроме книжной пыли'. Сердилась я еще и потому, что из подслушанных обрывков разговоров я поняла, что речь пойдет о кузине Соне, с которой мы росли вместе, пока, три года назад, она не сбежала на ТриОН поступать в летную школу на штурмана. И все было ничего - она не первая и не последняя девочка Лисси, что показывает характер, пока пару месяцев назад она не переполошила Старших Лисси, пропав прямо посреди экзамена, и прислав своему отцу тревожный маячок. Нашлась Соня через пару недель, уже замужней дамой, решившей отложить возвращение домой. Поговорить с Птичкой, как Соню звали дома, мне так и не удалось, пришлось довольствоваться скриншотом, снятым во время одного из их разговоров со Старшими Лисси. На не слишком качественной 'экранке' красноволосая Птичка-Соня, устроившись на подлокотнике кресла, прижималась к сидящему в кресле поджарому, светловолосому молодому мужчине, и выглядела весьма довольной жизнью.
  
  Нет, отбиться от организованной экскурсионной группы мне не составило особого труда - стоило только потолкаться немного во всеобщей неразберихе, а потом, незаметно, скользнуть в библиотеку и, плутая между стеллажей прокрасться в архив, ключ от которого мне выдали так давно, что никто уже и не помнил, что он у меня есть. На этом мое везение кончилось. Старшие Лисси устроились на открытой веранде, подсмотреть или подслушать происходящее на которой было бы крайне затруднительно, поэтому я, прихватив синий томик 'Гордости и Предубеждения', а также вазочку с орешками, удалилась обратно в помещение архива и заперла за собой дверь. И теперь я сидела и дулась: на Старших Лисси, что до сих пор видят во мне ребенка, на Соню, которая не удосужилась даже написать мне за все это время, хотя после ее отъезда на ТриОН мы созванивались каждую неделю и могли говорить часами, да и на саму себя, потому что мне опять не хватило решительности настоять на своем.
  
  Тогда, три года назад, после Сониного побега я тоже было задумалась о переезде, тем более, что после первого курса перевестись в другой университет было куда как проще, чем поступать 'с чистого листа'. Правда, как только я заикнулась об этом - у мамы предательски заблестели глаза, и я больше не поднимала тему. У причины маминой болезненной реакции было имя, и это имя было - Ксавье. Когда мои родители, Вероника Лисицина и Матье Дюбо встретились, им обоим было немного за тридцать. Разочаровавшись в отношениях, они оба не ждали ничего особенного от 'легкого курортного романа'. Но, неожиданно для самих себя, не смогли расстаться, когда маме пришло время возвращаться домой. Мой старший брат Ксавье появился на свет через положенное 'в приличных семьях' время после свадьбы, и родители не хотели останавливаться на достигнутом. Но беременность все не наступала. И лишь через шесть лет, когда мама окончательно смирилась, и грустно шутила, что она будет единственной девочкой Лисси, которая не родила дочку, их желание исполнилось. Так что я была еще более поздним ребенком, чем мой брат. Мой отец сам сделал мне колыбельку. Мама говорит, что он мог часами сидеть возле меня и смотреть, как я сплю. Кроме этого папа был готов беспрекословно носить меня на руках или примотав к себе вновь вошедшим в 'родительскую моду' шарфом-слингом. Так что я росла весьма домашним ребенком, которого пытались всеми способами обезопасить от внешнего мира. Но дальше стало только хуже.
  
  Всеобщий любимчик Огюст, красавчик, баловень Судьбы и папин кузен, погиб, когда мне исполнилось пять лет. Погиб в нелепой аварии на Большой галактической гонке, которая должна была поставить красивую точку в его карьере пилота. Кроме всего прочего, оказалось, что за дядей Винсентом, отцом Огюста, титул виконта Сен-Мар теперь будет наследовать мой папа. Мы все оказались не готовы ни к смерти Огюста, ни к новости про титул. Дядя Винсент сильно сдал после смерти своего единственного сына, и быстро последовал за ним, стребовав с моего отца клятву, что хотя бы Ксав будет воспитан надлежащим для аристократа образом. Так, в тринадцать, Ксав покинул и родителей, и Изначальную Землю, и отправился в Тауссет, закрытую частную школу для мальчиков в столице Империи Мейденвел, на планетке с помпезным названием 'Новый Мейфер', где учились сливки Имперской знати.
  
  Нет, Ксав никогда не жаловался. Он, как положено, звонил домой по галанету каждую субботу, и первые три года приезжал на все каникулы домой. Однажды, на третьем курсе, на Рождество, даже привез с собой погостить приятелей. Если высокий, нескладный, черноволосый Рауль ходил по поместью с невероятно надменным выражением лица, то смешливый, белобрысый Николя исподтишка таскал нам с Сонькой конфеты, чинил кузену Майклу машинки на радиоуправлении и, иногда даже катал нас на спине, под укоризненные взгляды друзей. Сознаюсь честно, в то Рождество я даже была немного в него влюблена. Впрочем, не одна я. По крайней мере, от поцелуя в щеку под омелой от меня и от Сони Николя отвертеться не удалось. А потом брат все чаще стал гостить у приятелей, правда, обязательно возвращаясь домой на Рождество. Ксав вываливался из семейного флайбуса, смешливый, улыбчивый, с непокорной прядью черных волос, падающей на глаза, карие, как у всей нашей семьи, и для меня предвкушение Рождества связано именно с этим его появлением дома.
  
  Маме же эта внезапная самостоятельность Ксава давалась нелегко, и я знала об этом, поэтому все мои поездки на школьные экскурсии или к друзьям готовились загодя, с привлечением тяжелой артиллерии в лице папы. Об учебе где-то вне Изначальной же мне, увы, пришлось забыть. У меня оставались две отдушины - кузина Соня и книги из семейной библиотеки, которые позволяли мне строить свой собственный, восхитительный мир и сбегать в него из суровой действительности.
  
  А семь лет назад Ксав женился. О невесте его мы знали только то, что она работала стюардессой в одной из Флай-компаний на Изначальной, и познакомились они во время перелета. Отец, помнится, понаблюдав на семейном обеде за скромной, очень миловидной Моник, произнес длинную для него, прочувствованную речь. Основной смысл речи сводился к тому, что папа безмерно счастлив, что Ксав не привел в дом глупенькую, хорошенькую аристократичную дебютантку, все таланты которой сосредоточены в умении рисовать посредственные акварели, музицировать на домашних вечерах и поддерживать разговор. Я только вздыхала - все эти умения входили в 'обязательный перечень необходимых знаний для подрастающих девочек Лисси', и я полила за время учебы слезами не одну гипсовую голову. Мне уже тогда показалась подозрительной нарочитая покладистость Ксава, который лишь улыбался и кивал отцу в ответ. На прием в честь объявления помолвки Моник и Ксавье, как, впрочем, и на предсвадебные приемы меня не брали - возрастом не вышла. Свадьба же, состоявшаяся через почти неприличные два месяца после помолвки, была полна откровений. Например, выяснилось, что замок, в котором молодые устраивали торжество, принадлежал родителям Моник. А скромно одетый в патриотичный, пошитый на Изначальной костюм отец невесты, которому принадлежал простой и функциональный флайбус, на самом деле граф. Да и мама Моник оказалась успешным ландшафтным дизайнером, своими руками воссоздавшим и поддерживающим исторические сады вокруг замка. Со своей стороны родители Моник с удивлением обнаружили, что их обожаемая девочка вступает не только в брак, но в число Девочек Лисси. В общем, к обоюдному удовлетворению наши родители прекрасно поладили. Более того, выяснилось, что моя мама и мадам Сильви закончили один и тот же университет с разницей в несколько лет, что удивительным образом сблизило их.
  
  В тот год мне только исполнилось пятнадцать, и я страшно завидовала Птичке. Она, хоть и была на год младше, уже обзавелась не только плавностью линий, но даже и весьма заметной грудью. Я же больше напоминала анатомическое пособие из кабинета биологии нашей 'Школы с углубленным эстетическим развитием'. Внезапно удлинившиеся ноги и руки доставляли немало неудобств, от того, что их надо было куда-то девать и как-то управлять ими. Резкий же скачек роста привел к тому, что к свадьбе Ксава купленное загодя пышное, розовое 'принцессное' платье стало несколько короче, чем планировалось, да и атласная лента переместилась с талии под условную грудь. К сожалению, обнаружилось это досадное обстоятельство за пару часов до мероприятия, уже в замке семьи Моник, и изменить что-либо было невозможно. Платье мне нравилось, поэтому, повздыхав, я решила, что в борьбе между джинсами и пеной розовых кружев кружева ведут с разгромным счетом. Волосы мне уложили валиком, и надели сверху маленькую розовую же шляпку с перьями. Я взглянула в зеркало на свои острые колени и локти, постаралась одернуть платье вниз, и, вздохнув, признала, что некоторые вещи ничем нельзя исправить. Впрочем, ни один из гостей не позволил себе ни обидных взглядов, ни ехидных комментариев, а если вы были пятнадцатилетней девочкой, то знаете, как это может быть важно.
  
  Церемония в саду была прекрасна. Ксавье в темно-синем свадебном сюртуке, оттененном нежной бутоньеркой на лацкане, белом вышитом жилете, с причудливо завязанным галстуком, казалось, сошел с одной из картин в замке. Моник была одета в кремовое платье в стиле ампир, голова и плечи её были покрыты вуалью. Когда Рене, отец невесты, вел её к алтарю, установленному под аркой из живых цветов, она казалась хрупкой, трогательной и беззащитной. Я видела, какими жадными глазами брат смотрит на Моник, опирающуюся на руку отца, и мечтала, что когда-нибудь у меня будет такая же свадьба. Само собой, без друзей Ксава не обошлось - мрачный Рауль в одежде, сочетающей черное и серебро, был шафером, а смешливый Николя, прилетевший на свадьбу со своей невестой, белокурой красавицей Элен, исполнял роль друга жениха. Впрочем, надо отдать Раулю должное - он так и не смог испортить праздник, видимо, не особенно и старался.
  
  А сразу после церемонии я добралась до графской библиотеки и надолго 'залипла' там, как в пещере с сокровищами Али-Бабы. Очнулась уже только тогда, когда в помещении стало темнеть, и понадобилось найти, где же включается освещение. Выключатель, как ему и положено, оказался у самой двери, и я уже собиралась щелкнуть клавишей и вернуться к найденному рыцарскому роману, когда услышала шаги по коридору. Мама частенько учила нас с Ксавом, что тот, кто подслушивает, ничего хорошего о себе не услышит, и все же - я замерла, прижавшись к приоткрытой створке двери.
  - Я не собираюсь бегать по замку в поисках взбалмошной девчонки! - Возмущался, кто бы вы думали? Конечно же, Рауль. - Иначе, пожалуй, мне, как шаферу, придется танцевать еще и с этим невозможным созданием!
  - Рауль, ты слишком строг к девочке, - отозвался Николя. - Да и было бы неплохо убедиться в том, что с ней все в порядке. Она слишком долго отсутствует на приеме, как бы с ней что-нибудь не случилось.
  - Девочка! - Фыркнул надменный черноволосый кошмар. - Ей уже пятнадцать! В Новом Мейфере её бы уже вывели в свет. Ты можешь себе представить в этом невозможном розовом фламинго трепетную невинную дебютантку?!
  - Сознайся, что сестра Ксава тут не причем. Будь честным сам с собой - ты срываешь на девочке злость за то, что тебя в очередной раз провела и бросила Аманда! - В удаляющемся голосе Николя звучал укор.
  Я же сползла на пол, зажимая руками рот, в отчаянной попытке не заплакать.
  
  'Розовый фламинго' стал моим личным кошмаром. И даже теперь, когда у меня появилась грудь, и сама я, по словам сыновей барона Хольма, стала 'хорошенькой девушкой' я не могла переступить через себя. Нет, двойняшкам Петьке и Пашке я верила, у них совершенно не было резона меня обманывать, тем более после того, как мы заключили 'Пакт о брачном нейтралитете'. Но каждый раз, когда мои отношения с молодыми людьми доходили до чего-то более серьезного, чем прогулки по парку, в памяти всплывала эта фраза, я сжималась в комок, и ничего не могла с собой поделать. Последняя катастрофа случилась больше двух лет назад, когда долго и красиво ухаживавший за мной одногрупник, так и не добившийся от меня взаимности, рассержено хлопнул дверью, бросив на прощание презрительное: 'Книжная моль! Совсем со своими романами из реальности выпала'. Немудрено, что я начала всячески избегать отношений и окончательно ушла в книги. Книгам было все равно, как я выгляжу, и, в отличие от мужчин, книгу я всегда могла выбрать такую, которая бы соответствовала моим ожиданиям.
  
  За эти годы все в поместье так привыкли к тому, что я знаю, где и что хранится в библиотеке или архиве поместья, что я, фактически стала то ли библиотекарем, то ли архивариусом семьи Лисициных. Поэтому, не особо мудрствуя, после окончания школы я поступила в ГУГ - Гуманитарный Университет Геи - на факультет социальных коммуникаций, и кафедра библиотековедения и библиографии приняла меня в свои радушные объятья. Этим летом, после успешного получения диплома бакалавра, я наслаждалась заслуженными каникулами. Поскольку тему я выбрала непростую: 'Структурная наполняемость семейных библиотек с середины XXI века до настоящего времени (на примере библиотеки семьи Лисициных)', то и пропадала я в библиотеке сутками, частенько засыпая на стареньком диване возле камина, подтверждая давнее семейное прозвище 'книжный червячок'. Так что замечание Старших Лисси про свежий воздух было не лишено здравого смысла. Но все равно было обидно.
  
  За всеми этими мыслями читать мне совершенно расхотелось, я забралась в кресло с ногами и привычно уплыла в мечты. В реальность меня вернул весьма решительный стук в дверь и голос мамы.
  - Мила! Немедленно открой дверь! Я знаю, что ты там!
  Я страдальчески закатила глаза. Мама до сих пор назвала меня детским именем, оставшимся с тех пор, когда я не могла выговорить 'Амели' полностью. И это тоже было ужасно обидно, словно мама, даже обращаясь ко мне, подчеркивала, что я еще не повзрослела.
  Пришлось встать, и открыть дверь. Мама оглядела меня с ног до головы, протиснулась в помещение архива, и заняла единственное кресло, которое я считала своим. Мне же пришлось присесть на краешек стола, и я тут же принялась качать ногой, зная, что мама не выносит, когда я так делаю.
  - Мила, - вздохнула она, - у меня есть к тебе серьезный разговор.
  Я поежилась - в моем представлении фраза о серьезном разговоре не сулила ничего хорошего, и значила, что сейчас я получу выволочку или очередную порцию нравоучений.
  - А никак нельзя обойтись без разговора? - Закинула удочку я. Не то, чтобы я надеялась избежать этой неприятной процедуры, но попробовать стоило.
  - Увы, нет, - отозвалась мама. И продолжила после долгого вздоха. - Сегодня со мной связалась тетушка Агата.
  - Она больна? С ней что-то случилось? - Переполошилась я. Тетушка Агата, вдова дяди Винсента, была мне симпатична, как только может быть симпатичен человек, с которым ты состоишь в настоящей, бумажной переписке. Я обожала получать письма, написанные ровным, бисерным почерком на дорогой, надушенной бумаге, которые можно было смаковать несколько дней, по чуть-чуть, растягивая удовольствие, как хорошее вино.
  - К счастью, она в добром здравии. Но она хотела бы разобрать библиотеку дяди Винсента, и просит, чтобы я отпустила тебя ей помочь.
  Я затаила дыхание не в силах поверить в то, что я слышу.
  - Как ты знаешь, я категорически против... Но Матье... Да и кузины... - Мама махнула рукой. - Они все считают, что я слишком опекаю тебя. И я решила, что это хорошая возможность дать тебе посмотреть на мир. Тетушка Агата присмотрит за тобой. Если ты, конечно, захочешь.
  - Я? - Я задохнулась от восторга. Другая планета! Архив! Документы и книги! И все без родителей, стоящих за моей спиной! - Конечно же, захочу! Спасибо, мама!
  И наскоро поцеловав маму в щеку, я кинулась к своей комнате. Мне предстояло собирать чемодан в мою самую первую самостоятельную поездку.
Оценка: 7.26*36  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"