Априн Алексей Николаевич: другие произведения.

Полустанок

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:

  Поезд шёл без остановок уже довольно давно. Он сидел в одиночестве в своём купе и равнодушно смотрел в окно. Там однообразные пейзажи монотонно сменяли друг друга. Почему однообразные? Потому что Он видел все эти многочисленные картины уже тысячи раз, и они отличались от других таких же лишь мелкими деталями. Солнце нехотя забралось в зенит и продолжило оттуда лениво светить. Поезд вдруг стал замедлять ход.
  
  - Странно, - подумал Он, лениво потягиваясь. - Неужели остановка? С чего бы это или к чему бы то?
  
  За окном постепенно начал вырисовываться небольшой городишко, в основном состоящий из деревянных домишек и двухэтажных зданий. Но с десяток высоток всё-таки уныло торчали в разных его частях.
  
  Поезд остановился. Прямо перед окном его купе возвышалось здание вокзала, если такое можно сказать о скромном деревянном домике, больше похожем на сельский магазин. Впрочем, весьма ухоженном домике. Перед зданием, по обе стороны от двери вокзала, стояли симпатичные разноцветные скамейки. На левой сидела молодая женщина, а так как особо смотреть на станции было не на что, Он начал её разглядывать. И чем дальше, тем более миловидной она ему казалась. Женщина, в свою очередь, тоже что-то рассматривала или, может, выискивала кого-то. В конце концов глаза их встретились.
  
  - День добрый, мадемуазель, - всё ещё изучая женщину, мысленно начал Он с ней разговор. - Не подскажете, что это за станция, что это за городок?
  
  - Привет, - ответила Она. - Вы не поверите - этот городок называется Каракара.
  
  - Как, как? Каракара? - разулыбался Он. - Надо же, какая необузданная фантазия была у прародителей вашего городка.
  
  - А то! Это Вы ещё не знаете как назвали речушку, которая здесь протекает, - улыбнулась Она в ответ.
  
  - Вы меня заинтриговали, мадемуазель. И как же?
  
  - Нет, нет, нет, - Она улыбнулась ещё шире, - не скажу. Что если с Вами случится нервный припадок от такого знания? Вы уедете, а мне переживай?
  
  - Да, это аргумент. Предлагаю компромисс: Вы быстро говорите название, а я быстро его забываю.
  
  - Ладно, сами напросились. Слушайте. Её название, - Она сделала паузу, - Анохус!
  
  - Каааак? Доктора, доктора! - Его глаза вовсю хохотали. Она присоединилась к его веселью, и с минуту оба с удовольствием смеялись.
  
  - Спасибо, милая леди, порадовали от души, - продолжил Он, отсмеявшись.
  
  Пока они весело знакомились, солнце нехотя приблизилось к закату. На полустанке один за другим зажглись фонари, представив молодую женщину в крайне выгодном свете.
  
  - Дорогая мисс, - осведомился Он, - не мешаю ли я Вам своей болтовнёй? Вдруг Вы обдумываете план захвата близлежащих галактик, а я мешаю сосредоточиться?
  
  - А вдруг я миссис? Вас это не пугает? - в тон ему осведомилась Она.
  
  - Нет, не пугает. И нет, вы никакая не миссис. Об этом твердит банальная логика. Будь Вы замужем, тут обязательно бы мельтешил некий мистер и своим видом отбивал все взгляды в Вашу сторону. Во всяком случае, на его месте я бы делал именно так.
  
  - О! Да я смотрю Вы льстивый аналитик, - снова заулыбалась Она. - Нет, Вы мне не помешали. Планировать планы по захвату Вселенной я хотела начать послезавтра. А теперь просто жду подругу. Она обещала подъехать, но что-то задерживается. Так что готова перекинуться с Вами словечком, пока стоит Ваш поезд. А кстати, насколько долгой будет стоянка?
  
  - Понятия не имею. Надо полагать, что поезд будет стоять, пока мы не договорим.
  
  - Вот оно даже как? Теперь Вы меня заинтриговали. Вы тут главный что ли?
  
  - Нет, что Вы! Просто я подкупил машиниста, чтобы он тормозил около хорошеньких женщин, вот и весь секрет, - Он подмигнул ей. - Ведь Вы же хорошенькая женщина?
  
  - Нууу, я не знаю, - Она скромно потупила глазки.
  
  Он поцокал языком, и они снова весело рассмеялись.
  
  - А Вы приятный собеседник, - продолжила Она молчаливый разговор. - Давно так не веселилась. Тогда у меня предложение: может перейдем на "ты"?
  
  - Если это не нарушит правил высокого этикета общения на вокзале, то я готов, - кивнул Он и изобразил реверанс. - Имена будем озвучивать?
  
  - Не стоит. Во всяком случае пока.
  
  - Согласен.
  
  Небо постепенно заполнялось звёздами. Где-то вдалеке заиграла музыка, в которой легко узнавался "Весенний вальс" Шопена.
  
  - Итак. Со мной мы выяснили. А сам-то ты как? Женат или дурью маешься? - поинтересовалась Она.
  
  - Женат. Конечно же, женат. Что я, рыжий что ли? Причём много-много раз. Я вообще люблю жениться. Это забавно.
  
  - Вот оно как?! Гарем значит. А жены друг с другом не ссорятся?
  
  - Не-а, у них не получается пересекаться.
  
  - Ладно врать-то! Что-то твой взгляд не выглядит затравленным.
  
  - Это потому, что взрослому мужчине жёны не помеха. Но если ты будешь упорствовать в этом вопросе, то я могу познакомить тебя с ними. С одной. Потом. Может быть, - протараторил Он и как бы невзначай указал на неё пальцем. - И, кстати, мне кажется, что врёт здесь кто-то другой, а не я. И этот кто-то другой - ты.
  
  - Ну-ка, ну-ка, в чём это я тебе наврала?
  
  - Не подругу ты здесь ждёшь. Что-то иное заставляет тебя приходить сюда и сидеть именно на этой скамейке. Говори, иначе выйду и отчебучу что-нибудь эдакое.
  
  Она все ещё продолжала слегка улыбаться, вот только улыбка стала печальной. Музыка продолжала играть, может чуть громче, но совершенно не мешала. Даже наоборот - как бы помогала этой странной беседе. Она опустила глаза, пожала плечами и ответила:
  
  - Да, ты прав. Я давно уже прихожу сюда и сижу одна на этой скамейке. Не знаю почему. Возможно потому, что именно здесь мы познакомились с ним много лет назад. А теперь его больше нет. А я прихожу сюда. А его нет, - Она вздохнула. - И не будет.
  
  - Понимаю.
  
  Они немного помолчали, думая о своём.
  
  - А, кстати. Как ты узнал, что не подругу я тут жду?
  
  - Да это просто. Ты не ходила по перрону с плакатом "Подруга! Ау!"
  
  Она невольно фыркнула:
  
  - Вот же ты болтушка! Я серьёзно. Говори давай.
  
  - Серьёзно? Можно и серьёзно, но только ты не поверишь.
  
  - Поверю. Я доверчивая. А люди говорят, что ещё и наивная.
  
  - Наивная? Хм. Ладно, слушай. В созвездии Ориона есть любопытная звёздочка: красный сверхгигант под названием Бетельгейзе, что означает "рука Близнеца". Её легко заметить, если посмотришь чуть правее, где-то на ладонь выше горизонта. Она ярче нашего Солнца в сто тысяч раз, а по размерам достигает орбиты Юпитера. При этом она чуть тяжелее Солнца и гораздо-гораздо моложе. Ей порядка десяти миллионов лет. Младенец, практически. И этот младенец взорвётся совсем скоро, по космическим меркам, конечно. Она слишком быстро расходует своё ядерное топливо, своё естество, так сказать, и потому с минуты на минуту превратится в сверхновую. Вот, как-то так.
  
  - И при чём тут этот твой или твоя Бетельгейзе?
  
  - Абсолютно ни при чём. Просто захотел повыпендриваться. А ответ на твой вопрос такой: что-то или кто-то просто дарует мне знания обо всём подряд, и с этим ничего не поделаешь. К сожалению, не все знания приятны. Точно так же, как я узнал, что сидишь ты тут не в ожидании подруги, я знаю что: у тебя карие глаза, ты учитель словесности, у тебя пять пальцев на левой ноге, тебе двадцать два года, и я в тебя влюбился.
  
  - Ну, мне не двадцать два года... Что ты сделал?
  
  - Мадемуазель, мы же прекрасно знаем, что возраст дамы - неподотчётная величина, и ей столько лет, сколько она сама захочет. Влюбился. Остальное-то сказано верно?
  
  - Верно. Особенно про пальцы в точку. Ты меня сейчас разыгрываешь? Как ты мог влюбиться: мы знакомы полторы минуты?
  
  - Увы. Я всё делаю быстро. Карма такая. А любовь, если конечно ты знаешь, что это такое, всегда приходит внезапно, - сказал Он, не сводя с неё глаз.
  
  - Ой, а ты знаешь! - усмехнулась Она. - Да что мужчины вообще могут знать о любви? Вы в этом отношении недоразвитые.
  
  - И тем не менее, кое-что могут и знают. Вот послушай, - Он поднял руку в патетическом жесте.
   - Порой любовь, как ночь темна,
  и адской мукою она
  стать может вместо рая.
  Бывает так, что в чёрный час,
  лишь для того, чтоб мучить нас,
  она нас выбирает.
  Порой любовь - обидный смех
  над тем, кто предан больше всех,
  кто душу ей вверяет.
  Однажды вдруг в толпе людской,
  чтоб стать проклятьем и тоской,
  она нас выбирает...
  
  Опустив руку, Он улыбнулся: - И как тебе такая постановка вопроса?
  
  - Это ты сейчас сам сочинил?
  
  - Да, сейчас. Да, сам, - усиленно закивал Он, продолжая улыбаться.
  
  - Вот только мне кажется, что где-то я уже это слышала... - задумчиво протянула Она. - Уж не в этом ли фильме...
  
  - Ну, не сам и не сейчас. Подумаешь, кто-то чуть раньше озвучил мои мысли на этот счёт. Но в целом-то всё так.
  
  Ночь полностью вступила в свои права и усыпала всё небо звёздами. Они казались даже будто бы больше, чем обычно. Ближе что ли. Прямо над их головами пронеслись параллельно друг другу парочка метеоров. Музыка стихла на какое-то время и снова негромко заиграла. Как будто кто-то где-то менял пластинки. В ночном воздухе разлился "Вальс цветов" Чайковского.
  
  Она помолчала с минуту и негромко подумала:
  
  - Мне почему-то кажется, что это ты сейчас про себя рассказал. Это правда?
  
  Он ответил далеко не сразу. Она терпеливо ждала.
  
  - Ещё вчера я бы просто отшутился. А вот тебе почему-то не хочу врать. А может себе уже не хочу врать. Скорее всего и то, и другое. Да, это правда. И это одна из причин, почему сейчас еду в этом поезде. Не получаются у меня отношения. Должно быть, кто-то проклял.
  
  - Печально, конечно. Но ничего, не унывай, жизнь продолжается. Ещё встретишь...
  
  - Я и не унываю, - перебил Он. - Давно уже воспринимаю, как данность. Как нечто, что не в силах изменить. Вот встретил я тебя, ты мне понравилась. И что? Разве это к чему-нибудь приведёт?
  
  - Откровенно говоря, ты мне тоже понравился. Даже не обычно как-то... так сразу. Но я не знаю... я...
  
  - Вот об этом и говорю: мы понравились друг другу, сразу, без всяких экивоков. Но найдётся тысяча причин, чтобы это закончилось ничем.
  
  Он криво усмехнулся и поморщился.
  
  - И я прекрасно понимаю твои причины, и от этого ты мне нравишься ещё больше, ибо эти причины благородны. Вот только они приковали тебя цепями к этому месту, и ты будешь ходить сюда до скончания веков. Сама не зная зачем. Как дура.
  
  - А ты злой...
  
  - Я разный. И сейчас, пока ты ещё не воздвигла эмоциональный забор для защиты от моих слов, подумай: разве тот, из-за которого ты здесь, хотел бы чтобы ты мучалась до скончания веков в одиночестве своей памяти? Думай! Даю тебе на это пять секунд. Хорошо - семь.
  
  Он замолчал и выжидающе стал смотреть на неё. Было видно, что сначала Она хотела встать, но не стала этого делать. "Вальс цветов" сменился "Па-де-де".
  
  - И? - подтолкнул Он её.
  
  - И ты прав. Умом я это понимаю. Но вот мои мысли... - Она растерянно пожала плечами. - Умом я понимаю... но мысли...
  
  - Пойдешь со мной, и я верну тебя к жизни. Ну, же! Пока звёзды ещё горят!
  
  - Да как это... Да с чего бы это вдруг. Это просто невозможно! - вскрикнула Она.
  
  - Возможно! - и Он начал петь. -
  Любовь рождает в сердце пламенную страсть,
  И в этом пламени готовы мы пропасть,
  Но не подсуден, кто без памяти влюблён.
  Любовь сама себе единственный закон.
  
  - Я же тебя совсем не знаю. И вижу впервые!
  
  - Приходит день и час, ты счастьем опьянен,
  Ведь сердцу не прикажешь, не прикажешь,
  Но разве кто-то был за это осужден?
  Любовь сама себе единственный закон.
  
  - Чего ты тут раскомандовался?! Что люди-то скажут...
  
  - В любви никто, никто не генерал,
  Пред ней бессильны яд в бокале и кинжал,
  Бессильны злые языки со всех сторон,
  Любовь сама себе единственный закон.
  
  - Сумасшествие, это просто сумасшествие какое-то.
  
  - Ты счастлив, что страдать, навеки обречен,
  Кто это не изведал, тот несчастен,
  И страсть не удержать в темнице под замком,
  Любовь сама себе единственный закон.
  
  - Но как же... Ты меня не обманешь? Что мне делать? Я не знаю...
  
  - В огне любовном вечны - страсть и шпага,
  В огне любовном вечны - честь и верность,
  На край Земли шли за любимыми без страха,
  Их за собою вёл единственный закон,
  Их за собою вёл единственный закон - любви.
  
  Он закончил петь. Сердце его бешено колотилось, в горле пересохло. Похоже, что и Она испытывала то же самое.
  
  - Такого со мной ещё не бывало, - подумал Он успокаиваясь. - Ты меня просто с ума сводишь.
  
  - Что это сейчас было? - Она тоже начала приходить в себя. - Мне начинать тебя бояться?
  
  - Если хочешь, - ответил Он уже совершенно спокойно. - А лучше пожалей. Ведь я бедный, несчастный и больной. Хочешь язык покажу?
  
  - Язык? Зачем?.. Тьфу на тебя! - Она облегчённо улыбнулась. - Совсем задурил голову бедной женщине. Вот это ты сейчас, конечно... У меня просто нет слов. Я столько вдруг увидела всего необычного вокруг. Хочу всё это потрогать, попробовать и боюсь. Вот знала, что я жуткая трусиха, но настолько...
  
  - Я очень рад, что ты смогла это увидеть. Ты заглянула ко мне в душу. Там нет ничего особо страшного. Необычное - да, но не страшное. Нужно просто привыкнуть. Это поезд, само собой, добавил атмосферы.
  
  - И то правда. Какой-то он странный. Расскажешь что за поезд, куда едет? Сам понимаешь, теперь эти подробности мне интересны.
  
  Восход начал окрашиваться во что-то отличное от чёрного. Зазвучали ноты бетховенской "Лунной сонаты". Он согласно покивал головой.
  
  - Да, это довольно необычный поезд. Он позволяет абстрагироваться и наблюдать за всем со стороны. Когда я в него садился, эта идея казалась чудесной, ибо позволяла многое увидеть и узнать, не испытывая сопутствующих потрясений. Эмоциональных и не только. И поначалу это действительно было здорово. Плохо разве любоваться алмазами, не пачкаясь в сопутствующей грязи при их добыче? Но постепенно стала показываться и обратная сторона медали. Оказалось, что набор алмазов не так уж и велик. Очень скоро он стал заранее известен и однообразен. Алмазы перестали блистать, и просто любоваться ими стало скучно. Вдруг выяснилось, что камень, который ты добыл и очистил сам, горит куда ярче других. Я не переборщил с аллегориями?
  
  - Пока нет.
  
  - А едет он чёрт-те куда. Во всяком случае, конечную станцию мне увидеть что-то не очень хочется.
  
  - Так выйди из этого дурацкого поезда.
  
  Он покачал головой.
  
  - Уже не могу. Пробовал. Не раз и не два. Выхожу, закрываю глаза, открываю глаза и снова в этом поезде.
  
  - Звучит, как какое-то волшебство.
  
  - Или проклятье, - Он грустно улыбнулся. - Должно быть, нужна посторонняя помощь. Может быть, кто-то должен пожелать, чтобы я остался. А может, нужно, чтобы кто-то ухватил за шиворот и дал под зад пинка, чтобы вылететь отсюда к чёртовой матери. Не знаю.
  
  - Хм. Я могу чем-нибудь помочь?
  
  - Поехали со мной?
  
  - Что, прямо так сразу? Но ведь я тебя совсем не знаю.
  
  - Прямо так сразу. В дороге узнаешь. Ты видела часть моей души и я знаю, что хочешь к ней прикоснуться. Поехали! Решайся! Ну! Разом!
  
  - Нет, я не могу. Мне нужно подумать... - залепетала Она смущенно.
  
  - Сколько?
  
  - Я не знаю... Это так неожиданно.
  
  Солнце медленно выползло из-за горизонта. Заиграла Лакримоза Моцарта. Вокзальный репродуктор покашлял и произнёс сакраментальное: "Поезд отправляется с первого пути. Будьте осторожны".
  
  - Ты едешь? - Он внимательно и серьёзно смотрел в её глаза.
  
  - Нет. Я не могу.
  
  - И не позовёшь, чтобы я остался?
  
  Она пару секунд сидела неподвижно, потом медленно отрицательно покачала головой.
  
  - Прощай, - подумал он негромко.
  
  - Прости, я боюсь. Это сильней меня, - по её щекам потекли слёзы. - Прости.
   Он понимающе, чуть заметно кивнул, прикрыл глаза и вздохнул. По его щеке тоже скатилась слеза. И ещё одна. Поезд дёрнулся, затем ещё раз, медленно тронулся и потащился дальше, набрав понемногу нужную скорость. Стук его колёс продолжил педантично отсчитывать минуты, дни, годы одиночества...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"