Априн Алексей Николаевич: другие произведения.

Глава первая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

I

Любовь весьма эгоистична,
Коварна, мелочна, жадна,
Но в то же время педантична
И снисхожденья лишена.
Вот если вам влюбленный скажет: 
"Я Вас люблю!" - то вмиг обяжет
Вас не глазеть по сторонам
И волю не давать ногам,
Всегда одним им восхищаться,
Петь дифирамбы и хвалы;
И как бы ни были милы,
Не дай вам бог поцеловаться
Хоть с кем-нибудь. Тогда тотчас
Легко возненавидят вас.

 II

Вы девицу приворожили,
Но как её вам удержать?
Чтоб дамы вас сильней любили,
Их чаще нужно покидать:
Ведь женский ум весьма изнежен,
Пустым фантазиям подвержен,
Готов всегда приукрашать
Того, кем жаждет обладать;
А в ворохе воспоминаний
Находит то, чего и нет;
Чем дальше нежных чувств объект,
Тем он любимей и желанней.
В мужских умах иной закон:
Коль с глаз долой, из сердца вон!

 III

Но опасайтесь млады други
Чар обольстительниц своих:
Тела их мягки и упруги,
А голос ласков, нежен, тих;
Когда с пленительной улыбкой,
Такой, что не было б ошибкой
Её заклятием признать
И прочь скорее убежать,
Вас позовут в парк прогуляться,
Как будто, слушать соловья
Иль что поведать не тая,
То можете не удивляться,
Что там уж ждёт среди ветвей
Сообщник дамский - Гименей.

 IV

И если ты проявишь слабость,
Смешной доверчивый чудак,
То вскорости познаешь благость
Того, что метко кличут "брак".
Ты с удивленьем обнаружишь,
Что с нами, друг, уже не дружишь;
Житейской занят ерундой,
Чтоб обеспечить ей покой.
Она изменится наружно,
Но для тебя, не для чужих;
И голосок не будет тих,
Когда ей что-то очень нужно;
Нередко будешь замечать,
Как могут глазки те сверкать.

 V

Ну, и конечно, ревность, ревность!
Куда же в мире без неё?
Она уже, как повседневность,
Она, как старое ружье:
Висит, висит и вдруг бабахнет.
Да так, что вся округа ахнет:
"Откуда в деве столько сил?
Должно быть боже наградил". -
Тебе останется лишь охать,
И причитать: "Куда попал?
Где чемодан? Я на вокзал!" -
Но не грусти, не всё так плохо:
Тем, в ком запас терпенья мал,
Бог брака пять попыток дал.

 VI

А может быть ещё печальней,
Мой незадачливый жених,
И опыт сей неуникальный
Приобретешь за семерых.
Окажется, в своих мечтаньях
И необузданных желаньях,
Стремишься сам побыть вдвоём
И Гименей здесь ни при чём.
А дева в парк тебя зазвала
Реально слушать соловья
И рассказать, как у ручья
Отшила одного нахала.
И ты стоишь, как дуралей:
Боишься прикоснуться к ней.

 VII

Вы озадачились, читатель?
Я вам открою в чём курьёз:
Того, что "натворил" писатель
Не стоит принимать всерьёз.
У них призвание такое:
Лишать душевного покоя
Незакалённые умы.
А сами все живут взаймы
И перспективы иллюзорны.
Когда кому из тех писак
Докажешь - в жизни всё не так,
А ваши мысли просто вздорны:
Они свой "труд" перечеркнут
И вдохновенно дальше лгут.

 VIII

Итак, довольно разговоров
О том, о сём и ни о чём.
Я знаю этих фантазёров:
Их не отманишь калачом
От перспективы постебаться,
В словесности поупражняться,
Чтобы вниманье милых дам
Привлечь к своим простым стихам.
Пришла пора заняться делом
Хотим того иль не хотим;
Себе на ухо прокричим:
"Вперед! Пока не охладело
Желание творить, писать!"
Вдруг что получится? Как знать.

 IX

Начнём же. Он родился летом
В простой обычный первый день
И тут же с пламенным приветом
С ним родилась подруга-лень.
Как вам уже вполне понятно,
Его судьбою неотвратно
Вмиг завладели Близнецы,
Как знаем, те ещё дельцы.
И первым яблоком раздора
Внесло невинное дитя
Своё название, плетя 
Уже в пелёнках нити спора.
А как назвали сей genome
Я вам поведаю потом.

 X

К рожденью замок был подарен,
Театр, музей, шикарный пруд,
Чтоб было где катать сударынь.
И что вас удивляет тут?
Он в обстановке рос обычной:
Две гувернантки, повар личный,
Француз-учитель и шофёр.
Опять недоуменный взор?
Да ладно, ладно, критик строгий,
Про гувернанток я приврал.
И чтоб не нарастал скандал,
Признаюсь - вымысел убогий.
Отец его любил буддизм,
Растил парнишку аскетизм.

 XI

Но слишком ветренна натура
В дар спущена на паренька,
А вместе с ней: губа не дура
И ум отнюдь не дурака.
Мы знаем, часто так бывает:
Довольно щедро награждает
Знак Близнецов своих детей,
Должно быть для своих затей.
А потому дух аскетизма
Не слишком в парне преуспел,
Но тем не менее сумел
Привить основы стоицизма.
И это славно. А сейчас
Я продолжаю свой рассказ.

 XII

В те времена судили строго
Детей за детский беспредел.
С огнём шутили, но немного,
А наш пострел везде поспел.
И потому по пятой точке -
Ремень отца вам не цветочки -
Он получал за будь здоров!
И хоть его, без лишних слов,
Зачислить можно в забияки,
Обычно ссоры избегал,
Но если кто-то наседал,
То просто бешенным был в драке:
За что у местных запевал
Он уважение снискал.

 XIII

А как быть с Евы дочерями?
Тут тоже не было замков,
Ведь от парнишки млели дамы
Довольно разных возрастов.
Когда перед тобой красотка,
Успеху не поможет глотка.
Не стоит требовать, кричать,
А лучше ласково сказать
И сразу улыбнуться нежно.
Всё это маленький нахал
Довольно быстро осознал
И применял вполне успешно.
Пускай ещё был парень мал:
Что он хотел, то получал.

 XIV

Вот так и рос наш подопечный
Смеялся, дрался, дев любил
Пока ещё вполне беспечной
Любовью детской в меру сил.
С науками легко справлялся.
Хотя за знаньями не гнался,
Но получил с пяток наград
Каких-то там олимпиад.
Читал фантастику ночами
Запретам строгим вопреки,
А также детские стишки
Писать пытался временами.
Так и, не тратя много сил,
До взрослых дней своих дожил.

 XV

Век детства в Лете растворился.
К своим семнадцати годам
В кого ж герой наш превратился?
Его сейчас представлю вам.
Он ловок, быстр, не молчаливый,
Авантюрист, слегка ленивый,
Чуть выше среднего, умён,
Собою тоже не дурён,
Хитёр, но в меру и не жаден,
Амбициозен кое в чём -
Таланты нужные при нём,
В общении весьма приятен,
Любвеобилен, наконец.
Что ж, словом, истинный Близнец.

 XVI

Случалось вам, читатель мудрый,
Сражаться в древнюю игру:
Такую, что ещё премудрей
Найти я вряд ли помогу;
Где попадаются в цугцванги;
Что род ведёт от чатуранги
И под названьем "умер шах"
Известна в наших берегах;
Игру, отнюдь, не для тупицы;
Где подопечных в плен берут;
И где на равных в бой идут
Мужи, подростки и девицы?
Читатель, вижу, узнаёт.
Да, речь о шахматах идёт.

 XVII

Дебюты, эндшпили, гамбиты...
Как всё запомнить, в чём секрет?
Тут побеждают эрудиты,
Не гении, уж много лет.
Теперь за званием гроссмастер
Скрывается не столько мастер,
А сколько целый коллектив:
Настойчив и трудолюбив.
Где Стейницы и Капабланки?
Алёхин, Ласкер... Где они?
В игре остались, извини,
От творчества одни останки.
Но полно! На кого пенять?
Не будем, как старик, ворчать.

 XVIII

И вот, на шахматном турнире
Её впервые повстречал
И понеслось... на три-четыре...
А разве я вам не сказал,
Что наш герой был шахматистом?
Причем приличным медалистом
И занимал он неспроста
В турнирах первые места.
Однажды, в рамках фестиваля,
Привёл соперников в экстаз:
Сумел поставить пару раз...
Поверите ли? Мат Легаля!
Об этом хватит. Не к лицу
Мужчине хвастать, как мальцу.

 XVIX

Знакомство ж вот как завязалось:
Бродя меж шахматных столов,
Смотрел, как действо развивалось
У самых разных игроков.
И вот за женскою доскою,
Видать подсунутой судьбою,
Увидел партию на "пять",
И стал за нею наблюдать.
А там девица молодая
Матрону, что уже в годах,
Разносит просто в пух и прах,
Себе победу добывая.
Поздравил, брякнул: "Как дела?" -
Вот так Каисса их свела.

 XX

Заметьте, то был день осенний.
Вы тоже чуете обман?
Ведь знаем мы из сочинений:
Начаться чувственный роман
Имеет право лишь весною;
Амуры дружат с головою
И чтоб колчан не опустел,
Не тратят зря волшебных стрел.
Но как бы ни было, читатель,
Роман набрал свой оборот.
И тут, забавный поворот,
Возник у дамы воздыхатель:
То ли борец, то ли штангист,
Но далеко не альтруист.

 XXI

Ах, эти женские натуры!
Не устаёте восхищать!
Когда плетёте шуры-муры,
Объектам нужно сообщать:
Вас охраняет злой ревнитель.
Чтоб каждый новый искуситель
Не слишком-то хвостом махал
И петуха изображал.
А распрекрасная Елена
(Так нашу девицу зовут)
Решила: "Этого прибьют,
То есть всегда ему замена".
Ну, что ж, обычнейший бардак.
А дальше дело было так.

 XXII

То ли борца, то ли штангиста
К герою ревность привела;
Хотел унизить шахматиста,
Чтоб Лена от него ушла.
Казалось, легкая добыча:
Его пугнуть и он захнычет;
И побежит реветь в кусты,
Трясясь для пущей срамоты.
Но он напал не на такого
И сам не ожидал того:
Разбитый нос у одного,
Синяк под глазом у другого.
Что он добился? Ничего.
Елена бросила его.

 XXIII

Но странно это... Иль случайность?
Стоит Елена, тут как тут.
Ох! Эта женская коварность...
Его ей стало жалко вдруг.
А наш хитрец, прекрасно зная,
Что состраданье возвышает
Того, кто жалость проявил,
И он тогда сверх всяких сил
Любовью жертву одаряет,
Себе в грудь грозно не стучал,
А, улыбаясь, наблюдал,
Как дама сердце распаляет.
Вот видите каков стервец?
Близнец и в Африке Близнец.

 XXIV

Чуть отвлечёмся от рассказа;
Всё мучает меня вопрос;
Не получил ответ ни разу.
Давайте проведём опрос?
Один артист; другой учёный;
А третий толстый и холёный;
Четвёртый дьявольски силён;
Вот пятый, как Сократ, умён.
Один весёл; другой серьёзен;
Есть перспективы у того;
Тот не жалеет ничего;
А этот крайне скрупулёзен
И может рассказать за так:
Когда, и где, и кто, и как.

 XXV

Ответьте, по каким канонам
Вы, дамы, строите отбор?
Ужель, по внутренним законам,
Того, кто не был слишком скор
В борьбе за вашу благосклонность,
Не демонстрировал влюблённость:
Необходимо отвергать
И где-то даже презирать?
А может сердце вам пленяет
Кто побогаче, да щедрей?
Ведь в веренице серых дней
Богатство очень соблазняет.
А может проще всё. Не так.
Вы вверх бросаете пятак?

  XXVI

Что? Вы хохочете, как дети?
Понятно. Что ж, молчу, молчу.
А, значит, на вопросы эти
Ответов я не получу.
Должно быть, всё Амуры знают
И в наказание пронзают
Буквально очередью стрел
Сердца тех дев, кто не успел
Щиты воздвигнуть против ласки,
Что необычно и свежо,
И против тех, кто хорошо
Рассказывать умеет сказки.
Любовь, как всем известно, зла:
Елена сердце отдала.

 XXVII

"Но, погодите", - критик скажет, - 
"Девицу знаем как зовут,
А как же тот, кто рядом пляшет?
Какое имя носит плут?"
И будет прав. Загадку эту,
Подобно старому паркету,
Пора давно расковырять.
Так приготовьтесь же внимать.
Тот, кто Елену обнимает,
Возник под знаком Близнецов,
А ведь у этих молодцов
Простых решений не бывает.
Так как решают здесь, увы,
Обычно обе головы.

 XXVIII

И понеслось у них по кочкам:
Сергей, Владимир, Михаил...
Поверьте, то ещё цветочки:
Был на подходе Гавриил.
По мне, я киник прирождённый:
Не проще ли новорождённым,
Чтоб головы не забивать,
В названьи номера давать?
Где тут конец, где тут начало?
Без рюмки и не разобрать;
Порой, не к месту, слово "мать",
Порой, Абдурахман звучало;
И, если уж на то пошло,
До драки чуть ли не дошло.

 XXIX

Да, безусловно, папа с мамой
Устраивали сей скандал;
Но знаем мы: за милой драмой
Стояли те, кто всё решал.
Тут, проходившая Кассандра:
"Возьмите имя Александра", -
Вдруг спорщикам тем говорит:
"Оно судьбу определит".
- В своём ли ты уме, родная?
Парнишка глотку здесь дерёт. -
"Пусть Александр. Вам подойдёт?" -
И прочь ушла, легко ступая.
- Защитник? Погляди, затих, -
Всё. Спора больше нет у них.

 XXX

Младые, как и ожидалось,
Помчались на любви волнах,
Но кое-что в сюжет вмешалось:
В соседних жили городах -
Судьба, порой, вполне клыкаста.
А потому не слишком часто
Могли встречаться. Ну и что?
Неделю ждали, но за то
Всё не могли нацеловаться:
Их приводил в ажиотаж
Весь этот милый антураж;
Родных возможность не бояться;
И говорить о том, о сём
(Но, в сущности-то, ни о чём).

 XXXI

Ах, эти нежные порывы,
Ах, этот чувственный бардак!
Мы веселы, весьма игривы,
А в мыслях полных кавардак!
Тот намекнул, а тот слукавил...
Читатель мой, вы строгих правил?
Уверен, так оно и есть,
Иначе то дурная весть.
Но, если всё же вдруг найдутся
Кто думает лишь об одном...
Мы погрозим им кулаком!
Откуда типы те берутся?
Чтоб скользких тем не подымать,
Им кое-что хочу сказать.

 XXXII

Будь вы герой или мыслитель,
Или какой-нибудь певец,
Или чего-нибудь блюститель,
Но не законченный подлец,
Да будь вы хоть анахоретом:
Что и доныне под запретом
Не смейте дамам предлагать,
Извольте чувства уважать.
Когда подруги всё ж решатся,
То сами вам предложит так...
Что лишь больной или чудак
Способен будет отказаться.
Я не беру в расчёт, ей-ей,
Монахов всяческих мастей.

 XXXIII

Тут лезет сатана без мыла
И шепчет: "Ты же не Адам.
Ответственность за то, что было
Возляжет целиком на дам".
Иди ты к чёрту, сатанище,
Вот вечно от тебя грязища!
Из чистых нравственных начал
Закон сей Алекс соблюдал.
Елена с ним уединялась:
И неизвестно почему,
Но предложить себя ему
Она, однако, не решалась.
И может к лучшему, как знать.
К чему теперь копьё ломать?

 XXXIV

Зима прошла, весной сменилась:
У Александра кое-что
За это время приключилось
И очень странным было то.
Под Новый год, где-то в Сочельник:
Была среда иль понедельник;
Приснился непонятный сон,
Он был загадочно-мудрён.
В лесу стоит пустой домишка.
Кругом него цветы, цветы...
Какой-то странной красоты.
Вдруг фиолетовая вспышка
И появляется она:
Великолепно сложена;

 XXXV

Босая; в тёмном сарафане;
Печальна; волос заплетён
В косу. Наряд, на гибком стане,
Казался очень недурён.
Неспешно в этот дом заходит.
Там полумрак, она находит
Свечу. Щелчок - свеча горит.
Огонь неяркий и дрожит.
По центру дома чан огромный:
Заполнен жидкостью такой,
Что кажется чуть золотой;
А по краям узорец тёмный.
Девица хмуро в чан крошит
И что-то тихо говорит.

  XXXVI

Потом меняется картина,
Как будто бы глядит она:
Внутри плетётся паутина;
В ней хороводится луна
С десятком звёзд чуть необычных,
Пурпурных, бежевых, горчичных...
И вдруг зелёная звезда
Забегала туда-сюда.
Теперь сама перед глазами -
Негромко шепчет той звезде:
"Ах, Александр, ты где, ты где?" -
И щеки залиты слезами.
А звёзды тихо так поют:
"Наташей девушку зовут".

  XXXVII

И этот сон неоднократно
Ещё героя навещал;
Конечно, вздор, но вот занятно:
Цвет глаз его сон угадал;
Как та звезда, зелёны были,
А звёзды, что вокруг кружили,
Напоминали... Впрочем, вздор.
И те цветы, что как ковёр...
(Они люпинами зовутся:
Потом их в книжке отыскал;
Таких он в жизни не встречал.)
Казалось, что они смеются...
И имя... Странное оно.
Наташа... Будто рождено...

 XXXVIII

Ну что ж. Весна пришла терпенье
Героя нашего пытать.
С зимой расстался с сожаленьем:
Не в наших силах удержать.
Елена же преобразилась.
Подруги ей: "Ты что, влюбилась?"
Она смеётся им в ответ:
"Оставьте! Ну, конечно, нет".
Сама же чуть ли не порхает:
Нежна, весёла, хороша...
Ну, просто девица-душа.
Друзья плечами пожимают.
Спать не ложится допоздна.
Что тут поделаешь? Весна.

 XXXIX

И понеслось: наряды разны,
Колготки, туфли, кружева...
Что скажешь? Дамы, вы прекрасны
Когда забита голова
У вас подобной ерундою.
Хотя, забавно мне, не скрою,
Понаблюдать со стороны,
Как в моды вы погружены.
Елена с зеркалом воркует:
Помады, тень из дорогих, 
Духи, конечно ж. Как без них?
(О них мы позже потолкуем.)
И шёпот средь родных пошёл:
"Должно быть возраст подошёл".

 XL

Суббота. Скоро друг нагрянет,
Приедет в свой обычный срок.
А тут такое! Чёрт буянит!
Кошмар! Сломался ноготок!
Отрезать? Нет, а вдруг заметит?
И вот пока Елена едет,
Чтобы поправить маникюр:
С духов мы снимем пару шкур.
Итак. Само изобретенье
Пришло к нам из глубин веков;
В Европах был закон суров
И мылись там лишь при рожденьи.
Такой вот странный ритуал.
Народ не тем благоухал.

 XLI

И чтоб у милых и красивых
Глаз не щипало при жаре,
Придумал кто-то из сметливых
Себя опрыскивать амбре.
А это мускус, спирт и амбра
Ваниль и всё для дифирамба,
Что позволяет мастерам
Потешить вкус капризных дам.
Но амбра эта возникает
В кишках, простите, у китов.
Теперь спросите знатоков:
Как в воду амбра попадает?
Поверьте, лучше, чем душить,
Себя почаще надо мыть!

 XLII

Вам доводилось, млады други,
С влюблённой девушкой гулять?
Ах, эти славные досуги
Не просто словом передать!
Она легка, весьма смешлива,
Порой излишне говорлива;
И видишь ты, за разом раз,
С тебя тайком не сводит глаз.
Нежна, в движениях - забота,
Обнимет так, что просто "Ах!"
Тем крепче ты в её руках,
Чем более вокруг народа.
Но пустомели скажут: "Врешь!
Всё сказки, что ты здесь поёшь".

 XLIII

Конечно, есть тому причина
(Тем пустомелям не понять).
Ведь ты теперь её мужчина!
Об этом все должны узнать.
Вот и Елена безоглядно,
(Что было, в общем-то, приятно
Герою, как тут не язви.)
Отдалась пламенной любви.
Так начинают строить гнёзда?
Мужчине что ещё желать?
Те отношенья оформлять?
О, если б всё так было просто!
Опять поведать вам готов
Об Александре пару слов.

 XLIV

Как написать? Лист весь исчёркан...
А, ладно! К чёрту внешний лоск!
Для Александра sexy орган
В подругах - это женский мозг.
Не в смысле том, что его можно...
(Хотя бывает... осторожно...)
А в том, коль место быть имел,
То Александр от дамы млел.
Забавно, правда? Вот красавец?!
А как же ножки, попка, грудь:
На них не хочется взглянуть?
Так для кого же всё, мерзавец?
Сей арсенал природа-мать
Создала мужа соблазнять!

 XLV

Всё это так, но то детали.
Увы, но в женской красоте
Особой роли не играли.
Нда. У кого мозги не те?
А вот Елена, суть да дело,
Как будто даже поглупела:
Гормон, должно быть, в ней взыграл.
Он всё прекрасно понимал.
Но, есть же: громкое молчанье;
Горячий лёд; боль, что сладка.
Туда ж: весёлая тоска;
Желаннейшее наказанье...
Где здравомыслия гормон?
Ужель ещё оксюморон?

 XLVI

Их встречи скучно проходили
Всё чаще. Вот такой изъян.
Елену мысли посетили
И подозрений океан.
А с ними, вслед, пришли страданья
И всяческие причитанья:
"Меня не любишь. Охладел!
Ты что налево захотел?"
Как зверь, Елену ревность гложет.
Он понимал - всё для него,
Но, к сожаленью, ничего
В себе переменить не может.
Придётся честно нам признать:
Елена стала утомлять.

 XLVII

Её мне жаль. Всё ближе лето.
Он отдаляется, увы.
А вот из сна Наташа эта
Никак не йдёт из головы.
И тут однажды вновь приснился
Тот сон, немного изменился
Сюжет, но только и всего.
Не стал понятней оттого.
Всё та же вспышка фиолета;
Она идёт, светлей наряд,
Цветы срывает все подряд;
Вокруг чуть больше стало света;
И появились: чистый двор,
Вкруг дома низенький забор.

 XLVIII

Дом стал чуть более ухожен,
Всё там же тёмный чан стоит;
Наташа снова что-то крошит,
Но только в этот раз молчит.
Опять луна внутри сияет,
С ней звёзды больше не летают;
Лишь та зелёная звезда
Горит спокойна и чиста.
К луне протягивает руку;
Вновь слёзы по щекам текут:
"Мой милый, это ты ли тут?
Ах, Александр, какая мука!
Скорее приходи ко мне", -
Всё пальцем пишет по луне.

 XLIX

Что за Наташа, что за место?
Причём тут звёзды и луна?
По возрасту вполне невеста:
Зачем, куда зовёт она?
В люпинах этих вся округа...
Кто насадил, чья в том заслуга?
Зачем она их просто рвёт?
И почему весь сон ревёт?
Но... очень хороша молодка,
Аж, сердце чаще у него!
И очень странно... отчего
Как наяву, во сне всё чётко?
Нет, не понять. И дьявол с ним.
Займёмся чем-нибудь другим.

 L

Пришла пора определяться:
Что же по сердцу Близнецу
И чем же, собственно, заняться
В дальнейшей жизни молодцу?
Кем стать: артистом, инженером,
Учёным или офицером,
Учителем или врачом?
Как видим, думать есть о чём.
Иль стать избранником народа?
Где нужно: лгал он, как дышал.
Или, как в детстве отвечал,
Простым директором завода?
Вопрос вопросов. Наш пострел
И сам не знал чего хотел.

 LI

А может просто стать спортсменом
И разъезжать по городам:
Таким стать местным суперменом?
Но Александр к своим годам
Смог повзрослеть уже довольно,
Чтоб задавать себе невольно:
Один простой вопрос - "Зачем?" -
Спасал от многих лишних тем.
А где ж стремление к почёту,
Желанье званьем обладать?
Одно - нам для себя играть,
Другое - превратить в работу.
Сказал: "Зачем? Что в том найду?
Нет, жалко сил на ерунду".

 LII

Мы ж понимаем - чемпионства
Хотят, чтоб тешилась душа;
Оно не больше, чем пижонство:
Не стоит медного гроша.
Так, в Индиане иль Майами
Плюются мёртвыми сверчками:
В местечке Уэст-Лафейетт.
Ну? как вам вот такой сюжет?
Чемпионатом обозвали:
Поют хвалу за то вождю
И славят универ Пердью.
(Вы мягкий знак здесь прочитали?)
И кто б не победил, но он
Отныне тоже чемпион.

 LIII

Иль, например, иная крайность:
Профессия - легкоатлет.
Возможно, это не случайность:
Ей посвящают много лет.
Понятно: сборы, тренировки,
Соревнования, массовки...
И вот карьеры кончен срок.
Теперь ответь-ка нам, дружок
(Внимание! И не хихикать):
"Чего достиг? Ври, не тая", -
А он в ответ: "Да я, да я...
Я в высоту умею прыгать".
Смешно? Отнюдь. Скорей печаль.
О, слышите? Меня шлют в даль.

 LIV

И пусть. Вернёмся к Александру.
Вопрос тот нужно разрешить.
Не призывать же вновь Кассандру
Пророчества свои вершить?
А почему бы нет? "Послушай!" -
- Тут всё банально", - голос в уши, -
Возьми колоду карт простых
Игральных, лучше золотых,
На них пиши то, что желаешь,
Перемешай, одну тащи.
Твоя судьба там. Не ропщи.
Не трусь. Я знаю - угадаешь.
Навечно будешь связан с ним:
С предназначением твоим.

 LV

Ещё советчики найдутся?
Что скажут братья Близнецы?
Но эти только лишь смеются.
Что взять с них? Те ещё отцы.
И, значит, больше нет совета?
Молчат, спасибо и на этом.
Колода есть. Так. Написать.
Сложить и перетасовать.
Момент. Готово, вся недолга.
Теперь тащить... секунду... глянь!
Ну что там? Выпали Казань
И ВУЗ технического толка.
Вещички в чемодан сложил,
Туда поехал, поступил.

 LVI

Конечно, нежные прощанья,
Улыбки, слёзы, клятвы ждать,
Все те пустые обещанья,
Подобно: каждый день писать...
Всё было. То сценарий старый.
Подобных сцен багаж немалый
Герой успеет поднабрать:
Не мне за это осуждать.
Сперва она ему писала.
Её, ответив пару раз,
Из сердца вон! Не видит глаз
И, значит, вся любовь пропала.
А клятвы как? Ну, фантазёр!
Да кто ж поверит в этот вздор?

 LVII

В итоге: позабыл девицу.
В конце письмо ему пришло
С одной слезой на всю страницу:
Он сжёг его, лишь хмыкнув зло.
Что скажете, читатель славный?
Не правда ли, роман забавный?
Я помолчу, язык распух.
Хотите высказаться вслух?
Извольте, если вам не сложно.
Как вы сказали? Сволочь он??
А также: штопанный... Pardon?!
Ну, что же... то вполне возможно.
Вот так засох, как тот тюльпан,
Короткий чувственный роман.

 LVIII

Они потом ещё встречались.
Однажды. Восемь лет спустя.
В кафе. Врасплох. Разулыбались.
Он рад был, прямо как дитя.
Разговорились. Суд да дело
У Лены сердце отболело
Была мила и весела:
Она и разговор вела.
"Как ты?" - Я то... А ты? - "Я это...
Женат?" - Отнюдь, а ты? - "Уже.
Теперь в семейном шалаше
Жду запоздалого ответа.
Ой, я сейчас захохочу!
Конечно же, шучу, шучу".

 LIX

- Кто муж? - "Из наших, если помнишь", 
-Так, значит, тоже шахматист?
Да разве всех их там упомнишь? 
Вот если б был он каббалист...
"А он тебя прекрасно знает.
Вон, глаз от нас не отрывает.
Позвать его?" - Конечно, нет!
О, смейся, смейся, женсовет. -
"Есть сын, его назвали Сашка.
Он вечно строит кучу рож
И чем-то на тебя похож:
Такая ж милая мордашка.
Вот снимок. Весь в тебя, нахал".
Он чуть смущённо покивал.

 LX

Пора идти, час-два минуло.
Она ему: "Постой, постой", -
Вполне прозрачно намекнула,
Что может в омут с головой...
Он сделал вид "намек не понят":
"Идём, идём, а то уж гонят".
Она печально: "Поняла".
С ним попрощалась и ушла.
С тех пор судьба их не сводила.
Потом, от жизни подустав,
Ему, что в корне был неправ,
Не раз, не два мысль приходила
Душевный потерзать покой.
О Лене думал с теплотой.

 LXI

Летит к концу сия новелла,
Пора её уж завершать.
Здесь выдумка реальность съела:
Не стоит вам отожествлять,
Мой проницательный читатель,
И вам, мой будущий издатель,
Героя (повторюсь опять)
С тем, кто пытался излагать
Всё это: скучно, нудно, пресно,
Где вразнобой, где невпопад
(Вот то-то критик будет рад)
И уж совсем неинтересно.
Боюсь, у тех, кто дочитал,
Я слишком времени отнял.

 LXII

Но, если зависти отраву
Вкусивший, станет утверждать:
"Он пишет только ради славы,
А на читателя плевать".
То нет же. Слава преходяща
И утомительна к тому ж,
А потому, любезный муж
Иль дама, мысль та не блестяща.
Вот если кто припомнил страстно
Свои семнадцать-двадцать лет
И то, чего давно уж нет...
Я рад: писалось не напрасно.
Теперь, pardon, au revoir.
Продолжу позже сей кошмар.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"