Ядов Алексей: другие произведения.

Max War

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.80*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Выстрел в упор из зенитного орудия не является поводом для проигрыша..." - Так считает герой этого текста: четвертый фраксион Тии Халлибелл, "кровавый комедиант", обладатель занпакто по имени Шредингер и любитель белоснежных костюмов - Максимилиан Криг.

  Я много раз видел во сне
  Сию прекрасную картину:
  Как будто мир горит в Войне.
  Войне без правил и причины.
  
  Это было бы прекрасно!
  Снарядов вой, шрапнели свист...
  Симфония Войны!
  Гениально!
  
  Однако мне не повезло.
  Ведь я всего лишь человек.
  Однако я доволен, право...
  Какая мелочь - я погиб.
  
  И все же я напомнил людям
  О Тьме, таящейся в душе.
  Напомнил страх... Напомнил ужас!
  И поразил Врагов своих.
  
  Мой Враг силен был.
  Он был велик!
  На грани смерти и бессмертья...
  И все же сдался...
  
  Он - исчез, а я - погиб.
  Какая мелочь, право...
  
  Два скелета со скрипом распахнули ворота передо мной.
  Гигантские буквы складывались в строчки, в стихи. Я не мог их прочитать, просто не успевал - да и очки куда-то упали - но последняя строчка, что называется, "запала в душу".
  
  Lasciate ogni speranza voi ch'entrate...
  
  Неведомая сила вопреки моей воле затянула меня вглубь, в темноту...
  Сколько я провел там времени - не знаю.
  Ровно как и не помню точно, что там было - только холод и пустота внутри, осознание бесполезности всего совершенного... И ярость.
  И почему-то пришло понимание того, ЧТО я должен сделать...
  Темнота шла в мое истощенное тело.
  Подвешенный во мраке, без проблеска света, я слушал странную тишину и слова бесконечности, что нашептывали мне разные в высшей степени интересные истории... Это напоминает обостренную форму шизофрении - когда твой внутренний голос обзаводится собственным безумием и ЭТО рвется наружу, стремясь уничтожить личность...
  Стоп.
  СТОП.
  Уничтожить меня? Ни-за-что!
  У меня уже нет сил, но я шепчу...
  - Моя... душа... только... моя! Только моя! - с каждым словом ощущаю себя все лучше.
  Либо я отсюда выйду, либо окончательно перейду в "ничто" - но как бы то ни было, моя душа останется при мне. Или не достанется никому...
  
  
***
  
  Где-то очень-очень далеко от нас...
  
  - Я тебе еще раз повторяю, сучка, еще одна шутка на тему моих рогов - я тебя узлом завяжу...
  - Ой-ёй-ёй, смотри, что это? Неужели у парнокопытных начался брачный сезон? Хотя нет, это у тебя обычное настроение...
  - Ах ты тварь...
  Серая пустыня Хуэко Мундо огласилась ставшими уже привычными звуки ударов и вопли боли...
  
  Тия Харрибелл очередной, бесконечный по счету раз, смотрела на застывшую на небе луну... Луна?
  Да... Не такая, как у людей... В том странном мире, что был ей когда-то домом... Когда-то давно... Наверное...
  - Харрибелл-сан! - Тия немного отрешенно посмотрела на троицу фраксионов.
  Больше всех шумела как всегда четвероногая обладательница рогов. Впрочем, по-настоящему конфликты во фракции разжигала Сун-Сун. Своим острым язычком змея с изяществом и непревзойденным мастерством подначивала Миллу-Розу и Апачи, с удовольствием ловя на себе полные ненависти взгляды...
  Впрочем, несмотря на все свои конфликты, фракция была и оставалась верна ей, относясь со странным для самой Харрибелл преклонением.
  - Доброго времени суток, фройляйн! - резвившаяся (читай - пытавшаяся начистить друг другу маски) фракция как один взметнулись вверх...
  Стоящий перед Тией Пустой был... Странный.
  - Позвольте представиться - Максимилиан Криг, или по-простому - Макс Криг. Как видите - Пустой. И теперь я в вашей фракции...
  Маска, гладкая, без острых углов и рогов, только с дырами для глаз. Худощавое тело, немного ниже Тии ростом. Дыра на левой стороне груди...
  Немая сцена длилась недолго...
  
  
***
  
  - Ах ты тварь! Что бы госпожа Харрибелл взяла во фраксионы такое ничтожество как ты...
  - Ну... Тебя же взяла? - Я увернулся от луча, хорошо прожарившего песок на том месте, где я находился.
  Между тем коза совершенно не желала стоять спокойно, и поливала меня вперемешку серо и отборными ругательствами, вместе с обещаниями... Лексикон этого парнокопытного мог соперничать с лексиконом портового грузчика - я даже сделал себе пометку на память, запомнить пару цветастых фразочек.
  - Апачи, стоп. - Спокойный низкий голос послужил прекрасным ограничителем агрессии. На меня по-прежнему было направлен "добрый" взгляд будущей разноглазки, однако больше никто не пытался меня убить...
  - По какой причине ты желаешь вступить в мою фракцию? - заинтересовать вастер-лорда у меня вышло. Неплохо...
  - Просто так. К тому же вам со мной будет не так скучно - я крайне необычен, по сравнению с вашими подопечными.
  - Чем? - Эмоциональность голоса значительно ниже среднего... Печально...
  - Я могу не использовать ругань в повседневной речи, не конфликтен, скромен, даже немного застенчив... И да - меня не нужно кормить. - Я изобразил поклон.
  - Кто ты по силе? - Фракция оживилась, если можно назвать оживлением аккуратное окружение меня и подготовку к атаке.
  - Что же... Позвольте представиться - Макс Криг, ваш фраксион. Вастер-лорд.
  
  
***
  
  Я точно не помню, как попал именно сюда.
  Просто в сознании появилась мысль:
  "Переход завершен, загрузка ментальных сведений... Три, две, одна..."
  Удар в голову - как выстрелом из Flack в упор. Правда, на этот раз мое тело не распалось на части, а я просто сел на жесткий серый песок.
  Вокруг постепенно успокаивалось: поднятая моим появлением буря из серой песчаной массы уже прекращалась, чуть в стороне что-то лежало... Красное и влажное, довольно большое.
  Я подошел поближе и внимательно изучил лежащее НЕЧТО. Более всего это напоминало осьминога, закованного в костяную броню от кончика щупалец до уродливой головы, накрытой неприятной маской.
  Осознание происходило довольно быстро...
  "Внимание! Загружена информация о новом теле-носителе... Действие программы-введения завершено. Вы предоставлены сами себе, Максимилаин Криг..."
  
  
***
  
  Я точно не знаю, кто или что меня отправило именно в данный мир, но более чем уверен, что он поступил в высшей степени остроумно. Я хотел вечной самоподдерживающейся войны - и получил её во всей красе.
  Однако...
  Не меняется только полный идиот, к которым я себя не отношу. К тому же врожденный дух противоречия не мог дать мне позволить просто наслаждаться боем.
  Неизвестный Пустой, погибший в результате моего появления, вроде бы походил на одного из персонажей рассказанной тысячу лет назад истории, но этого было мало.
  Инспекция собственных способностей, продолжавшаяся сравнительно недолго, вызвала во мне смешанные чувства.
  Стать самым безумным гибридом, еще более невероятным, чем создавал в своих лабораториях Док - это для неподготовленной психики могло бы кончится печально. Однако стоит признать, что бесконечные испытания и лишения закалили мой характер. Плюс ко всему, мне не было необходимости бояться регресса...
  
  
***
  
  Фракция мелко дрожала, но старалась не подавать вида.
  Тяжелое давление вокруг худощавой фигуры казалось столь же плотным, как камень. Песок плавился под действием реацу, опутавшей подобно кокону, фигуру Пустого.
  Но вскоре это исчезло...
  - Итак, фройляйн, вы не против того, что бы я к вам присоединился? - простая маска треснула разломом широкой пасти.
  Пустой улыбался - явно наслаждаясь произведенным эффектом.
  Желтые глаза каким-то образом умудрялись передавать иронично-насмешливое настроение своего обладателя.
  А рисунок на левой стороне маски иногда мрачно блестел красноватым отблеском...
  Прусский крест на "щеке" маски в полной мере отражал прошлое Пустого, но будущее его было полно тумана.
  
  
***
  
  Как я нашел эту веселую компанию в безжизненной пустыне - особый вопрос. Немало этому способствовало мое исключительнейшее везение... Я как раз задумался о дальнейших планах, отмеряя шагами и привыкая к новому телу, когда примерно метрах в пятистах заметил живописную картину из разодранных в хлам тел. И одно было до сих пор живо - относительно, разумеется.
  Пустой выглядел крайне угнетенно: ничего удивительного, разрубленному надвое вообще свойственно ощущать себя подавлено. Напоминающий гориллу¸ с мощными передними лапами-руками, на которых он пытался доковылять до разодранных останков с явной целью подкрепиться...
  - Доброго времени суток, уважаемый.
  - Ты еще кто? Подойди поближе - а то мне неудобно будет тебя сожрать! - Судя по всему, агрессия у него тоже примерно как у бабуина. Ну да ничего - я еще успею насладиться словесными дуэлями с куда более интересными противниками.
  - Я думаю, что вряд ли вы меня переварите. - С этими словами я отпустил то, что постоянно давило на меня изнутри.
  Слегка.
  Совсем чуть-чуть.
  Только этого хватило с лихвой на то, что бы как следует прижать Пустого к песку. От боли он сжал кулаки на лапах так, что кое-где кость с громким хрустом треснула...
  - Итак, уважаемый, что же тут произошло? Советую думать побыстрее - а то я начну злиться. И умирать вы будете медленно.
  Главное - идти по жизни с улыбкой.
  Есть ли проблема, которую она не может решить?
  Вас окружили враги? Улыбайтесь.
  Ваша жена вам изменяет? Улыбайтесь!
  Вы получили снаряд из зенитного орудия в упор, а все ваши бойцы мертвы?
  Ну...
  Вы знаете, что надо делать.
  И я в очередной раз убедился, что моя теория абсолютно верна...
  
  
***
  
  Их банда сложилась спонтанно.
  Лидером являлся здоровенный, похожий на паука с человеческим торсом Пустой по имени Гилбирин. Два других адюнкса были в его подчинении и обычно использовались для отвлечения внимания, в то время как Гилбрин в самый неожиданный момент выскакивал из песка и наносил удар точно в маску противника - после чего у банды образовывался обед (или скорее поздний ужин - с учетом здешней постоянной ночи).
  И все было бы хорошо, если бы ребята не решили напасть на группу Пустых в количестве четырех - три адюнкса не высокой силы и один вастер-лорд. Собственно, план строился на том, что лишившись лорда фраксионы побегут - и станут легкой добычей...
  После вдумчивых расспросов выяснилась причина столь самоуверенного поведения.
  Гилбрину "кто-то сказал", что это еще молодой и неопытный лорд - и что главарь, обычно сдержанный и уравновешенный, "чуть от радости не прыгал".
  Честно говоря, у меня уже были кое-какие мысли на тему того, кто мог говорить с главарем банды, но это уже не проверишь - от того мало что осталось...
  Описание внешности вастер-лорда было смутным, допрашиваемому запомнился только клинок в руке, в котором и была дыра Пустого.
  А вот описание фраксионов окончательно меня уверили в том, что кто-то наверху все же есть... И это совсем не Король Душ.
  - Значит, коза, лев и змея?
  - Да... Слабые, но дерутся как бешеные. - Глаза Пустого стали... гм... пустыми. - Что дальше? Убьешь?
  - Мммм... Зачем? - Судя по раскрывшейся пасти, допрашиваемый был в шоке. Во время разговора он несколько раз отщипывал куски от оставшихся тел, явно потихоньку регенерируя, но по сути просто рассчитывал не сдаться без боя...
  - Всего хорошего, кушайте побольше морковки - и станете большим и сильным васер-лордом. - Я изобразил вежливый поклон и удалился в направлении движения будущей Тресс Эспады.
  И будущей королевы Пустых.
  
  
***
  
  - ...так что он мне и рассказал о вас. Я решил присоединиться - редко когда увидишь такую заботу о подчиненных среди Пустых. - Я вдохновлено плел паутину из эпитетов и завуалированных комплиментов.
  Судя по тому, что в меня не летят серо, меня не пытаются разрубить клинком, разорвать в клочья когтями и удушить змеиными кольцами, драка пока что откладывается.
  - Ты тоже вастер-лорд. И судя по всему, равен мне по силе. Я не понимаю причин твоего желания стать моим фраксионом. В конце концов некоторые лорды относятся к подчиненным крайне небрежно - может, ты ошибаешься насчет меня?
  
  
***
  
  Тия пыталась проанализировать собеседника, но получалось крайне плохо. Высокий, худощавый, казалось, что его броню на груди может пробить даже слабенькое серо. Фигура очень напоминала человеческую - две руки, две ноги. Ноги как будто обуты в сапоги, когтей на ногах не видно.
  На руках тоже небольшие когти - явно не для драки.
  Маска простая - овальная, зализанной формы, с дырами для глаз. Рот широкий, узкий, видны мелкие острые зубы.
  Дыра на левой стороне груди.
  - В конце концов некоторые лорды относятся к подчиненным крайне небрежно - может, ты ошибаешься насчет меня?
  - О, милая фройляйн, у меня есть парочка талантов, обеспечивающих мне выживание в любых условиях. - Дальше произошло нечто крайне странное.
  Пустой сформировал серо - прямо на кончике пальца! - и выстрелил.
  Себе в маску.
  Обезглавленное тело покачалось еще немного на ногах - и упало на песок, разбрызгивая вокруг кровь.
  - Он что - идиот?
  - Мне больше нравится термин "гений". Ну или "безумный гений" - насмешливый вкрадчивый голос за спинами Пустых заставил всех очередной раз вздрогнуть и приготовиться к бою.
  Криг стоял, целый и невредимый, на бархане позади фракции.
  Тела же на старом месте не было - оно просто исчезло. Как не было и крови...
  - Так как? Нужен вам разведчик, способный выдержать выстрел серо в упор?
  
  
***
  
  Способности Крига были странными - и это мягко сказано.
  Тренировочный спарринг с Милла-Розой привел к тому, что львица теперь недоверчиво косилась на свои когти, которыми она трижды проламывала маску и просто отрывала голову противнику - тот сам сказал сражаться, как будто насмерть.
  Однако после каждой своей смерти Пустой неизменно оказывался за спиной фраксион - и тогда уже игра начиналась совсем по другим правилам... Серо, напоминающее тонкую острую иглу, скакало по песчаным барханам, рикошетило от них и могло разворачиваться и менять свое направление на самые невероятные углы. Криг мог выстрелить, луч пролетал мимо уклоняющейся противницы, а потом разворачивался и бил в спину. Плюс его манера перемещаться абсолютно хаотично и без всякой системы...
  
  
***
  
  Сколько я уже бреду по Великой Пустыне в компании этих шебутных фраксионов? Понятие времени тут крайне ограничено, даже мой внутренний хронометр начинает сбоить. Я даже не представляю себе, сколько сейчас времени в мире Живых...
  Мои способности после небольшого спарринга были признаны крайне полезными для выживания группы, в результате чего я стал своего рода авангардом нашего миниатюрного отряда - продвигаясь вперед там, где можно было устроить засаду, я зачастую раскрывал её ценой очередного перерождения.
  Вот тяжелая лапа падает, отрубленная моим серо - но у противника их еще три, и одна вбивает мне голову в плечи, а другие разрывают тело надвое.
  Темнота, вспышка сознания - и я снова тут.
  Это будет происходить снова и снова - пока враг не получит удачный выстрел в пах, который заставит его упасть на песок. Ноги у него не успевают зарасти - а потому я просто и без изысков стреляю усиленной версией серо, которую я лично назвал Шпрей.
  Это наиболее красочно передавало то, что остается от противника после использования этого приема. Издалека тяжелый луч был не особо удобен - я не мог им нормально управлять, но вблизи превращался в удачный инструмент для вскрытия противника с последующим изучением анатомии.
  (Spray - нем. "брызги")
  И так было шаг за шагом...
  Фройляйн Харрибелл считает, что знает все мои способности, или почти все - но она так и не поняла главное.
  Я абсолютно полностью контролирую себя.
  Свою энергию, то, что называется реацу.
  Ведь в конце концов Пустой - это тоже душа. Что означает разум. А разуму подвластно все...
  По крайней мере, я верю именно в это.
  И именно потому мои лучи серо способны развалить на части одним ударом трех врагов - потому что я ПОЛНОСТЬЮ контролирую свою реацу.
  Хотя...
  - Фройляйн, приятного аппетита.
  - С... спасибо. - Судя по оценивающим взглядам, брошенным на сегодняшнее кушанье, девушки (будущие, опять же - сейчас это просто чудовища из кости и шерсти) оценивают, что бы с ними стало от подобного удара.
  - Не желаете? - Я взял кусок руки, отстреленной серо вначале, и разломал надвое.
  - Нет. Мне это не нужно.
  - Фройляйн, что вас гложет? Ночь, прекрасная тихая погода, полная луна, рядом мертвый побежденный противник... Опять же - неплохой по местным меркам ужин!
  Насчет "неплохой" я погорячился.
  Пустые вкуса не имеют - ощущается лишь что-то вроде глотка воды. По крайней мере, так чувствую я. Для остальных фраксионов плоть этого четырехрукого наверняка значительно вкуснее.
  - Мы входим в окрестности Лас Ночес. - Вообще-то я уже догадывался, по какой причине лорд так обеспокоена, но продолжал играть свою роль.
  - И?
  - Эти окрестности принадлежат Баррагану. Вастер-лорду. И у него много фраксионов, довольно сильных. Сам Барраган - очень жестокий и беспощадный Пустой, считающий себя королем Пустыни.
  - О, вот как... Ну что же - я не особо люблю монархии, так что считайте, что этот Барраган уже в моем черном списке. - Да, я недолюбливаю монархии. Точнее одну монархию.
  Точнее один рыцарский орден одной конкретной монархии.
  - Мы все... - Перемазанная оленья морда... маска... не важно, что, отвлекло нас от разговора.
  От пустого ничего не осталось, его тело полностью распалось на части, а маска, расколотая надвое, медленно крошилась в пыль.
  Точнее - в песок.
  Новая порция песка для Мертвой Пустыни...
  
  
***
  
  Засада на этот раз была выставлена намного тщательнее, чем раньше. Чувствовалась грамотная организация и недюжий ум.
  Хотя все же прошло все не по тому плану, на который рассчитывал неизвестный мне тактик.
  Заметив одинокого не особо сильного Пустого, тем более подраненного и истекающего ароматным "запахом" свежей реацу, фракция рассредоточилась полумесяцем, в центре которого шла Тия - как командир - и я - как главный специалист по дальнем бою.
  Так что мое серо срезало "живца" (а то, что это ловушка, мы все были уверены, пару раз обожглись), а потом ударило за два крупных камня. Судя по рыку и крикам, кого-то я задел.
  Судя по рыку и крикам, кого-то я задел.
  - Нас встречают. Какая честь...
  Фракция ушла с флангов и теперь наше построение организовывало "клин", где я и Тия были ударным центром. А из-за камней и каких-то развалин (кто только мог тут построит что-то?) начал появляться "комитет по встрече"...
  Не себя обращал внимание забавного вида Пустой с головой, напоминающей голову рыбы-молота. Мощный торс (что опять же заставляло меня несколько комплексовать ввиду своей тщедушности) и безглазое толстые лапы, способные меня переломать надвое.
  Правда, я в свою очередь после "переламывания" оторвал бы придурку голову - но это дело десятое...
  - Мой король желает тебя видеть. - Рокот голоса и многозначительные смешки-щелканье из-за спины здоровяка явно намекали на крайне слабое дружелюбие комитета по встрече.
  - Я не планирую с ним встречаться. - Госпожа Халлибелл, вы просто читаете мои мысли. Совершенно не нужно встречаться со старым хрычом - у вас есть более приятный и учтивый мужчина под боком. Правда, еще вопрос, как я буду выглядеть после превращения...
  Какой мой облик станет настоящим?...
  - ...а эти слабаки как раз для перекуса подойдут! - ха-ха-щелк-щелк.
  Пока я припоминал свою давнюю внешность и столь далекую молодость, разговор явно ушел в сторону от дипломатических речей.
  "Молот" откровенно бесился. Тия многозначительно приподняла клинок на руке.
  Фракция скалилась - их противники тоже старались как бы невзначай обойти с флангов.
  Слева - львица, эта явно наметила себе в противники тигроподобного Пустого, с мощными клыками, опускающимися почти до самой грудины. Интересно, если он посмотрит вниз - то сможет сам себя ими заколоть?
  "Молот" в центре - против меня и Тии. Я старался пока держаться чуть позади, на случай, ежели придется выдергивать Халлибелл из-под удара и удивлять противника серо в упор.
  Справа же Апачи просто сыпала оскорблениями, а Сун-Сун многозначительно покашливала и вставляла свои ядовитые ремарки в непрекращающийся потом брани.
  Итогом этого стала небольшая яма, которую похожий на слона Пустой вырыл ударами когтистой лапы по песку. Второй же...
  Да ладно?
  Я сморгнул пару раз, пытаясь привести глаза в порядок.
  Высокая человекоподобная фигура с тонкой талией и чем-то вроде терниев, спускающихся по спине подобно длинным волосам. Бедра же и грудь просто неестественно широкие...
  Далеко не самый приятный голос возмущенно начал что-то втирать Сун-Сун и Апачи. Из всего вороха бессвязного бреда я выловил фразу:
  - ...столь уродливые создания, как вы совершенно бесполезны - если только съесть...
  Я не скрою, что иногда перепалки внутри фракции выводили из себя, однако стоит заметить, что это внутренние дела фракции. Так что факт критики со стороны какого-то лица, тем более неопределенного пола, для меня был неприятным... И это мягко сказано.
  В былые времена я бы его пристрелил на месте. Впрочем, я и сейчас это могу сделать - и никаких расстрельных актов...
  
  
***
  
  Шарлотта Кулухорн с трудом ушла в сторону от тонкого луча серо, которым выстрелил один из фраксионов.
  
  Прим. автора: все источники говорят, что это все же мужик. В том числе и бличепедия, и все другие источники.
  
  В тот же миг вастер-лорд пошла в атаку, вместе со своими двумя подчиненными - ланью и змеей, а Вега и его противница-львица ушли в сонидо, начиная свой скоростной бой из бесконечных попыток зайти врагу за спину и вцепиться в горло...
  
  Прим. автора: большинство "больших кошек" атакуют именно так. Смею предположить, что Вега, Милла-Роза и Джагерджек поступали до превращения аналогично.
  
  А предводитель группы, Пустой по имени Торадос, попытался смести своего противника одним ударом. Худой Пустой в простой и невзрачной белой маске не успел уйти из-под удара...
  
  
***
  
  - Эй, может, сдашься? Обещаю, больно убивать не буду.
  - Лучше бы вам сдаться. Криг шутить не будет... - сонидо-сонидо-сонидо...
  Джио Вега наслаждался этим боем. Мало кто из Пустых в армии Баррагана мог соперничать с ним в скорости, но эта фраксион... Даже жалко убивать.
  - Что ты имеешь ввиду? Кстати, нам говорили, что вас будет трое. - Серо прошло чуть левее маски, опаляя кость привкусом чужой реацу.
  Бой приносил наслаждение обоим...
  Противница ушла в сонидо и появилась на вершине бархана.
  Они уже очень далеко отошли от основного места боя, но все равно чувствовалась тяжелая реацу. Там еще дрались и пытались убить друг друга Пустые...
  - Я к тому, что Макс Криг вас всех на куски и один бы порвал. - насмешливый взгляд и открытая пасть, полная забов. Это - замена улыбке. - Ведь два вастер-лорда - это смерть...
  Вдалеке почувствовалось что-то странное.
  Иное...
  Реацу стала упругой и тугой - как могильная плита...
  Оба Пустых не сговариваясь бросились туда, где происходила основная битва...
  
  
***
  
  - У Пустых нет как таковых внутренних органов - есть "центры реацу". Однако на вашем примере, мой дорогой подопытный, можно показать и рассказать о многом.
  Вот сейчас я покажу, а все остальные пронаблюдают методику удаления голосовых связок через разрез в брюшной полости...
  Удар тонкой рукой в костяной перчатке вскрыл живот Торадоса с точностью скальпеля.
  Тот бы с удовольствием этого не допустил - однако без рук и ног далеко не убежишь...
  - Знаете, я очень часто организовывал разного рода медицинские опыты, зачастую без одобрения подопытных, но все это так... Административная область. Однако это не значит... - рука углубилась в рану. - ...что я не желал сам устроить какой-нибудь опыт... этакий... пострашней да повеселей - что для меня одно и тоже.
  Рука уже успела частично регенерировать - Пустой попытался ударить ей мучителя.
  Однако вместо свободы получил еще одно ранение.
  - А вот этого не надо. Я, знаете ли, знаю больше количество разного рода приемов для облегчения процесса - в том числе и методы обездвиживания. Поверьте - это я еще так... Балуюсь...
  - Криг. Хватит. - Противники явно отступали. Они попросту бросили своего на произвол судьбы... У Мила-Розы было несколько свежих царапин (каждая сантиметров двадцать в длину - не меньше), Апачи обижен о косилась на прожженную чьим-то серо лапу. Сун-Сун... Ну как всегда - в полном порядке.
  - Фройляйн? Жду приказа? - я покосился на обездвиженного врага... Он был, пожалуй, единственным, кто мог из всех нападавших доставить нам хлопот - и картина его медленного расчленения явно поспособствовала скорейшему бегству.
  - Уходим...
  Я оставил свою жертву лежать на сером песке.
  Однако я ощущал взгляд Пустого между лопаток - и я уверен, этот деятель меня будет искать даже после превращения в аранкара.
  
  
***
  
  Прошло уже около месяца с того боя.
  Ко мне привыкли довольно быстро - сложно сказать, что этому виной: мое врожденное очарование или благодарность Тии за активную помощь в отражении последней попытки сожрать её драгоценных фраксионов, но факт остается фактом.
  Я получил свое место в этом маленьком сообществе душ. А что?
  Пустые - тоже души.
  И мне не понравится попытки каких-то энтузиастов в черных балахонах покромсать на куски моих спутниц...
  Насколько мне известно, в подобном случае душа Пустого "очищается" от грехов и попадает в Общество Душ, однако я не вижу причин, по которым должен стремиться туда.
  Плюс ко всему - я более чем уверен, что при попытке моего "душевного погребения" результатом будет появление двух здоровенных скелетов. А ведь я в некотором роде герой...
  Я спас их всех.
  И эту милую фройляйн, и её младшую вампиршу, и весь мир - по сути... И самого несносного графа...
  Однако я никогда в этом не признаюсь. Даже себе...
  - ...движение. - Возглас справа отвлек от воспоминаний. Судя по всему, Милла-Роза нашла небольшую закуску - правда, для этого нужно означенную закуску как следует подогреть...
  СЕРО!!!
  
  
***
  
  Время-время-время...
  Как оно странно летит мимо меня.
  Я бы, наверное, отказался от всех своих сил - лишь бы вновь почувствовать дуновение ветра, тепло солнца, леденящий горный воздух и запах.
  Да я согласен не вылезать из машинных цехов и производств - ощущать, как по коже ударяет волна звука, поднятая работой машин.
  Запах раскаленного металла и кислый, пропитанный кислотой аккумуляторный запах - знакомый по своим подводным вояжам, тогда, в сорок первом.
  Следующий раз я на подводную лодку попал только в сорок пятом - и уже слабо мог что-либо ощущать. Я тогда не имел даже тела, выглядел как человеческий мозг в банке с прикрученной к ней кинокамерой и общался с Доком азбукой морзе.
  Потом прогресс и невероятные исследования дали мне уже к пятидесятому году сравнительно неплохой образец тела-протеза.
  Я мог ходить, выглядел вполне прилично и даже разговаривал - правда, только через динамик, прикрепленный под одежду. И по безе приходилось перемещаться с проводом, который за мною носил верный Ганс - аккумуляторов хватало только на полчаса.
  А еще через три года я стал полностью автономным - и даже получил возможность использовать в качестве топлива пищу.
  Простую человеческую пищу - и ощущать ее вкус.
  Разумеется, отвратно и неясно - но после жизни в темноте, маленьким комком плоти, это казалось так... Так... Это не описать словами.
  Я к тому времени уже понимал тщетность наших действий. Третий Рейх никогда не восстанет из праха - люди попросту устали воевать. А ядерное оружие окончательно похоронило идею глобальной войны.
  В то же время окопавшиеся в Южной Америке генералы выяснили о наших способностях - и сообщили, что искренне рассчитывают на нашу помощь. Господам генералам нужны были деньги и наша медицинская база...
  С учетом того, что по-настоящему боеспособным был только Ганс, итогом конфликта стало бы наше медленное удушение и дезертирство личного состава. Я их видел - сломленные, не способные ни на что, кроме убийства... И, несмотря на незаконченность, способные в одиночку порвать на части человека голыми руками.
  А потом мне на стол лег доклад.
  Док проанализировал данные с разгромленной в Польше лаборатории - и пришел к поразительному выводу. Это странное существо, монстр, высший вампир - несмотря на все свои печати подчинения, оно оставалось крайне нестабильным.
  Проще говоря, оно уже подошло к тому моменту, когда запертые внутри него души вырвутся на свободу, причем речь будет идти о воистину гигантской энергии первозданного Хаоса и жестокости.
  Если бы это произошло - мир бы рухнул. Вампир должен был умереть...
  Разумеется, можно было бы попытаться наладить диалог - но Артур Хеллсинг явно отчего-то нас невзлюбил. Даже теряюсь в догадках - с чего бы?
  Как бы то ни было, вскоре вампир надолго исчез - как выяснилось, он спал в подземельях Хеллсинга, и мне такой вариант нравился. Однако наш агент "Зубная нить" (псевдоним я сам придумывал!) вскоре сообщил, что монстр проснулся...
  Если придет Хаос - люди рухнут.
  На это мне плевать - но ведь тогда некому станет воевать!..
  Выходов два - нужно либо лишить вампира ВСЕХ душ и убить тем самым "до конца"... Либо оставить лишь одну душу.
  
  
***
  
  - Халлибелл-сан! Враг! - Невероятно массивная и заметно подросшая туша молотоголового показалась из-за бархана, быстро приближаясь к нам. Фракция разошлась в стороны, поливая противника серо и крутя головами в поиске его друзей, Тия ушла в сторону, готовая атаковать молота в "спину"...
  Впрочем, в этом не было нужды.
  Потому что у этого неудачного арранкара (потому как эта тварь тянула максимум на неудачный эксперимент, а не на универсального бойца) уже был враг...
  - ТЫЫЫЫ!!!
  - Jaaaaa? - Серо!
  
  Меня отбросило мощнейшим ударом кулака.
  С большим трудом приземлившись на ноги, я ушел в сонидо - потянем время...
  В этот момент клинок Халлибелл со звоном столкнулся с грудью врага - и отскочил, не причинив никакого ущерба. Тия разорвала дистанцию и начала "танцевать", прыгая в сонидо из стороны в сторону, дабы сбить прицел врагу.
  Не получилось.
  Мощное серо вбило мою повелительницу в песок, а здоровенная махина с совершенно неподобающей такой образине скоростью оказалось рядом, замахнувшись не Халлибелл.
  Ну все. Я разозлился.
  - СЛАБАКИ!!! Я ВАС ВСЕХ СОЖРУ!!! - Он умеет общаться БЕЗ крика?
  
  
***
  
  Айзен ушел с интересом рассматривал бой, находясь совсем рядом с основными участниками, и оценил потенциал этой фракции.
  Два вастер-лорда и три адюнкса немалой силы - немалый улов. Правда, они не понимают еще своей силы - иначе бы этот неудачный эксперимент не сумел бы к ним даже подойти...
  "Пора..."
  Одним блоком остановить арранкара-неудачника...
  После чего все пошло не так, как надо.
  Мощнейшее серо попросту вырвало левый бок арранкара, пробило позвоночник и ушло дальше... После чего, моментально развернувшись, врезалось в основание правой руки, прибило себе путь через подмышку и окончательно добило врага, обезглавив его.
  Худой вастер-лорд, который, исходя из наблюдений, являлся кем-то вроде разведчика и заместителя, не обращая внимания на шинигами, подошел к валяющемуся телу, постоял, задумчиво попинал тушу и произнес:
  - Стоял бы ты - лежали б мы... - После чего, все так же не обращая внимания на Айзена, по дуге обошел его, подошел к еще лежащей на земле Пустой (характерные черты строения говорили, что при жизни это была женщина) и помог подняться.
  Адюнксы же медленно окружили шинигами сзади...
  - Так и будете молчать? - Капитан Айзен доброжелательно и всепонимающе улыбался.
  - Хм... Господин шинигами, если я что и скажу - так это команду "убить". Оно вам надо? - Тия уже успела залечить свои раны, её костяная броня затянула повреждения.
  Поднявшись на ноги, девушка коротко кивнула, что, с учетом её "эмоциональности", можно истолковать как "большое спасибо".
  - Зачем ты спас Пустого, шинигами? Не проще было подождать и убить победителя?...
  
  
***
  
  Я не особо вслушивался в диалог Айзена и Тии.
  Все равно этот милый господин её убедит - все же стоит признать, что даже без своего гипнотического дара есть в нем что-то такое, умиротворяющее. И я более чем уверен, что не начни он войну, а сосредоточься просто на наращивании населения Лас-Ночес путем превращения адекватных Пустых в арранкаров, то победа была бы за ним.
  Арранкары носили бы его на руках - и вскоре стали бы серьезной силой, с которой Готэй 13 не осмелился бы драться на их поле. Но нет - подавай голову Короля Душ...
  - Мы идем за ним. Криг?
  - Я с вами, фройляйн. К тому же, насколько я уловил из разговора, я наконец смогу увидеть ваше лицо - я бы себя не простил, если бы упустил подобное зрелище!
  
  
***
  
  Лас-Ночес...
  
  - Гин, что скажешь? - Лисья улыбка немного поблекла. Айзен с интересом изучал своего подчиненного.
  Тот в свою очередь рассматривал Пустых в коконе превращения...
  Высокая женщина со светлыми волосами и смуглой кожей, осколки маски прикрывали нижнюю половину лица и верх груди. Меч, мощный и похожий на акулий клинок, постепенно формировался чуть в стороне.
  Дальше превращалась её фракция - ничего особенного, просто сильные арранкары, способные справиться с обычными шинигами...
  Наибольшее внимание привлекал последний кокон.
  Там кружилось что-то напоминающее метель, черный снег кружил в потоках реацу, сталкивался сам с собой и отчетливо пытался проломить стену кокона. Несколько раз слышался отчетливый треск стенок и звон зарастающего духовного кристалла...
  Чуть в стороне ормировалось занпакто Пустого, именующего себя Макс Криг.
  Оно постоянно менялось, превращаясь то в длинный нож, то в косу, то в какие-то перчатки с торчащими из них нитями.
  Наконец, последний раз мигнув, оружие приобрело окончательный вид...
  - Странно...
  - Да, Гин. Все же Пустые - удивительные существа! - Хозяин Лас-Ночес, посмеиваясь, удалился прочь.
  Рядом с заканчивающим превращение Пустым осталось лежать чуть потрескивающее от разрядов реацу занпакто.
  Длинный, тяжелый даже на вид штык-нож.
  
  
***
  
  В Лас-Ночес шумно.
  Пустые вообще мало склонны к спокойному поведению - если только во время сидения в засаде. Так что ничего удивительного, что в гигантском комплексе зданий постоянно что-то шумело, шипело, взрывалось...
  Иногда целые секции стен внезапно рушились - только для того, что бы вновь быть отстроенными в кротчайшие сроки с другим расположением переходов и туннелей.
  А в глубине за столами рассаживались те, кто был признан сильнейими из обитателей Лас-Ночес: Эспада. Сильнейшие бойцы...
  Дордони Алессандро дель Сокаччио сладко улыбался, насмешливо наблюдая за суетой среди нумеросов. Те в бешеном темпе расставляли на столах блюдца и чашки. Один, отличающийся крупными останками маски, оставляющие на виду лишь правую верхнюю часть головы и когтистыми "крыльями" за спиной, деловито руководил всем процессом...
  Алессандро хмыкнул и обратился ко второй в Эспаде по скверности характера - Барраган все же был еще менее приятным типом:
  - Сеньора Сандервиччи, мы кого-то ждем? Или же сеньор Айзен решил нас сегодня посетить с особой помпой?
  - Кто знает мысли шинигами. - Невысокая женщина с капризным и сердитым выражением лица скучающе осмотрела свои ногти. - Уж точно не я...
  - Я слышала, Айзен-сама нашел нового достойного члена Эспады. - Звонкий голос слева заставил мужчину добродушно-устало вздохнуть.
  Зеленоволосая девушка сидела в окружении своих фраксионов.
  Нет, двум фраксионам сложно "окружить" хозяина, но вот подчиненные Ту Одершванк - это был особый разговор... Крупный невысокий мужчина с простым, немного грубым лицом и длинными темными волосами восставал позади своего лорда. Рядом в почетном карауле находился второй - худой, жилистый парень с живым и подвижным лицом, контролирующий, казалось, все в округе...
  Можно было бы сказать, что Дондочакка Бирстан, нумерос 42, и Пеше Гатише, нумерос 41 просто стояли за Неллиель Ту Одершванк, однако это выражение не передало бы и сотой доли достоинства, с которым фраксионы "держали марку".
  Осколки маски фраксионов казались абсолютно одинаковыми, крупные костяные щитки, закрывающие левые стороны лиц от глаза до рта.
  Эспада была образована недавно, и морально все Пустые были готовы к тому, что могут вылететь из нее при появлении какого-нибудь более сильного новичка. Так было например с Гантенбейнном Москедой, ныне живущим в Трес Цифрас. Это не мешало ему общаться с дель Сокаччио, время от времени заходя в гости, но...
  Чувствовать себя брошенным никто не любил.
  - Добрый день, Эспада. - Как всегда белоснежные одежды и всепонимающий взгляд темных глаз. Дель Сокаччио очередной раз поразился способности шинигами оказываться в определенном месте ровно в нужное время: Эспада уже успела обменяться дежурными оскорблениями, помолчать, остыть и заскучать.
  - Сегодня мы принимаем в наши ряды нового члена, что вызовет очередные перестановки в составе Эспады. Прошу всех отнестись к этому с пониманием и без конфликтов. - Ровный и доброжелательный голос не мог обмануть сидящих.
  Арранкары поняли, что сейчас кто-то перейдет в Приварон Эспады и составит компанию Москеде.
  Неизменный сопровождающий Айзена с несходящей улыбкой оглядел собравшихся, стоя за спиной капитана.
  Из коридора раздался отзвук реацу... Мощного реацу.
  Вскоре показался и её обладатель - высокая смуглая женщина, со светлыми волосами. Ярко-зеленые глаза казались озерами и ярко выделялись на фоне кожи.
  Высокий ворот куртки закрывал низ лица, но при ходьбе можно было увидеть, что именно там находились останки маски, имеющие вид челюсти.
  Короткая куртка закрывала грудь как топик.
  Большую грудь...
  "Хм... Настоящая шоколадка..."
  Хоть он и был превращен недавно, но отголоски о "жизни" еще были живы в памяти Дель Сокаччио. И, пользуясь этими воспоминаниями, он неплохо провел время в компании с Сандервиччи... Правда, потом нумеросам пришлось некоторое время восстанавливать поврежденные здания и коридоры, но, как считал Алессандро, это того стоило.
  Женщина говорила иначе, но вот её мысли... Мммм...
  - Тия Халлибелл, новый член Эспады... И её фраксионы. - За своей хозяйкой гуськом выползло три девушки. Они явно находились не в своей тарелке, озираясь кругом и меряя глазами сидящих за столом...
  - Кхм... А где...?
  - Туточки я. - Звонкий голос откуда-то из-под высокого потолка заставил всех присутствующих задрать головы. Некоторые, правда, поднимали маску - из-за отсутствия головы как таковой...
  - Криг-кун, а что ты там делаешь? - Ичимару Гин озвучил возникший у всех сидящих вопрос.
  Стоящий на потолке Пустой флегматично отпил из чашки чай. Несмотря на явное нарушение законов физики, жидкость категорически не желала выливаться из посуды.
  - Я? Осматриваю местность и провожу рекогносцировку. А что?
  - Можно узнать, зачем? - Хозяин Лас-Ночес поймал себя на мысли, что немного... Удивлен, пожалуй.
  - А? ну как сказать... - Белоснежная форма игнорировала гравитацию, ровно как и чай в чашке игнорировал гравитацию. - Ну мало ли как повернется. Вдруг мы сейчас вас всех убивать будем, нужно же цели наметить? Кстати, о целях... Апачи, если начнется заварушка вон тому Пустом, который что-то компенсирует - Рука в белоснежной перчатке указала на сидящего в темном уголке Аарониро Арруруэри - Бей в голову. Насмерть.
  Молодой паренек лет пятнадцати на вид смерил чашку испытывающим взором, после чего одним махом втянул её содержимое в себя с громким хлюпаньем. Почмокал тонкими губами.
  Ярко-желтые глаза еще раз обшарили по всей Эспаде, остановились на Баррагане... Тот так же молча сверлил стоящего на потолке тяжелым взглядом.
  Молчание затягивалось.
  В воздухе сначала повисло напряжение, потом стали пролетать искры...
  - Хи... Хи-хи-хи...
  Пустой на потолке заливисто хихикал, прижав кулаки к лицу. В некоторые моменты
  Он пытался указать куда-то за спину Примеры, но, в конце концов, срывался и рука указывала в пустоту.
  Стоящие за спиной Баррагана фраксионы обеспокоено зашевелились... Первым не выдержал молодой парень в маске, напоминающей соблезубого тигра:
  - Эй, ты! Чего ржешь?
  - Ха... О! - Ярко-желтые глаза вперились в Вегу с доброжелательным любопытством. Арранкар почувствовал себя...
  Как будто кто-то его осмотрел, общупал, обнюхал, попробовал на вкус - и отложил в сторону. "Потом скушаю - пока не хочется".
  - Слушайте, а ОНО какого пола? - Пустой кивнул за спину Баррагана. Вега мысленно вздохнул, уже понимая, КТО именно вызвал столь странную реакцию...
  - Мужского...
  - Хи-хи-хи, это еще смешней... - Пустой согнулся в три погибели и откровенно стонал на потолке.
  - Криг.
  - Да, фройляйн?
  - Спускайся.
  Никто не успел уследить за блондином.
  Миг - и он стоит за спиной Халлибелл.
  - Мой фраксион - Максимилиан Криг. Бывший вастер-лорд.
  Эспада умолкла.
  Только сейчас до них дошла странность: НИКТО не мог почувствовать реацу мелкого блондина...
  
  
***
  
  Когда луч из этого крайне интересного артефакта ударил в меня, я еще сомневался.
  Нужно ли мне подобное превращение? Так ли мне необходимо обратно получить человеческий облик?
  В конце концов - я очень долго не жил, а существовал в качестве практически чистого разума, заключенного в небольшой кусочек плоти - так смогу ли я вернуться и не сорваться от пережитого? Мои эмоции, чувства, ощущения - снова будут со мной?
  Я не отступил.
  Нет, можно было бы исчезнуть прочь - но... Это было бы как-то стыдно: сбегать прочь от врага, подставлять ему спину. Да и бросать тех, кто тебе доверился - не дело.
  Мне плевать на мораль, однако ложь все же вызывает во мне омерзение. Кто-то скажет - "старость", но я предпочту "второй шанс".
  Новая жизнь - тем более что моя внешность теперь как никогда подходит сказанному.
  После того, как я очнулся, первым, что увидел, было любопытное улыбчивое лицо с лиловыми волосами и зажмуренными глазами. Рассмотреть что-нибудь за густыми ресницами я не смог, но сложилось впечатление, что от меня чего-нибудь "этакого" ожидают.
  - Хм... Вы что-то хотели? - Почему у меня такой звонкий голос? И отчего-то я себя ощущая до крайности легким, как будто и не бывало килограммов аппетитных тортиков производства доктора Нопьера.
  - Криг-кун, вы долго не просыпались. Айзен-сама и я так о вас беспокоились! Так беспокоились! - Голос у него под стать внешности. Вкрадчивый и насмешливо-приветливый.
  - Я не спал. Я просто задумался. Если бы я спал, то спросоня на рефлексах испепелил бы прическу одного шинигами серо. - Не знаю, может быть у него связаны тяжелые воспоминания со сжиганием волос серо, однако улыбка как-то изменилась на насмешливо-злорадную.
  Шинигами отошел, и я наконец смог себя осмотреть...
  - Твою мать *** *** ***!!! - Я с экспрессией вспоминал все возможные и памятные мне русские ругаельства. Именно этот язык позволил более-менее выразить все свое отношение к тому, что со мной сотворил проклятый артефакт...
  - Криг-кун, не надо так ругаться. Маленьким мальчикам не пристало подобным образом выражаться... - Я цапнул сбившуюся на лицо прядь волос и внимательно их рассмотрел...
  Нет, соломенно-желтые, вполне привычные. Правда, длинные...
  - Зеркало есть? - Не знаю, что там прошептал Гин, однако повисшая передо мной блестящая пластина из чего-то непонятного отражала его.
  Моего домашнего питомца и головную боль всей базы, а так же - мое тайное орудие.
  Правда, глаза мои и уши вполне обычные. Маска образует на левой стороне лица "прусский крест".
  - У тебя, Криг-кун, забавное занпакто. - Я с кивком благодарности принял одежду, протянутую мне шинигами, прицепил тяжелый штык-нож на пояс...
  И опять разглядывал себя в "зеркало".
  - Что же... Guten tag, Herr Schrodinger...
  
  
***
  
  Что за изверг придумывал эту одежду?
  Это же какое-то непотребство - держится на одних заколках и подвязочках, при резких движениях путается и мешает нормально двигаться - полный сюр! При этом никому и в голову не приходит, что форма армии - а собравшиеся тут это именно армия - должна отвечать не только и не столько эстетическим требованиям, сколько обеспечивать удобство ношения.
  - Итак, новая Кватро Эспады... - Логично. Неллиэл в настоящий момент является третьей, потом придет психопат с дырявой башкой и её устранит. Кстати, а присутствуют ли здесь всякого рода безумные ученые?
  Бла-бла-бла...
  Я максимально тихо вздохнул и мысленно пометил себе отомстить капитану Айзену еще за бесцельно потраченное время. Выступать перед подчиненными нужно уметь, причем неважно, на что их агитируешь: на бойню мирных жителей или рассаживание репки.
  А уж дешевый трюк с "диалогом" вообще в никакие ворота не лезет.
  Поясняю: хитрый капитан задавал вопросы и сам же на них отвечал, но у отвыкших от разговоров Пустых создавалось впечатление, будто шинигами (ха!) интересует их мнение (ХАХАХА!!!).
  - Прошу прощения. - Рука Тии поднялась в вопросительном жесте. Владыка Лас-Ночес очередной раз продемонстрировал всепонимающую улыбку сквозь очки. Кстати, очки тоже идиотские - круглые очки более обтекаемы и вызывают большую симпатию. Я знаю.
  - Да?
  - Так что мы будем делать и в чем состоит наша цель?
  - Построить мир без вражды. В котором не нужно жертвовать кем-то или чем-то. Но мне нужна ваша помощь... - Проще говоря, всех убить.
  Может, не так уж и плохо? Это было бы весело, но... Ах, это "но!" В дело вступает мой скверный характер. Я не хочу становиться острием атаки и поворота мира на сто восемьдесят градусов (это я уже проходил), однако и подчиняться самовлюбленному типу с манией величия не собираюсь.
  К тому же - впереди еще война с квинси, так что стоит поберечь силы и копить козыри...
  Бла-бла-бла...
  В конце концов все разошлись, Тия обзавелась татуировкой (почему-то я не обнаружил никаких следов подчинения - Айзен настолько уверен в своем даре убеждения?) и мы остались одни...
  Фракция отправилась знакомиться с другими нумеросами, кучкующимися там и сям с целью намять друг другу бока или овладеть своей силой, а я... Ну что я?
  Я, будучи самым коварным, приступил к осуществлению своего плана...
  
  
***
  
  Тия задумчиво рассматривала свой меч. Рукоять удобно лежала в руке, наполняя при каждом касании ощущением силы...
  - Фройляйн, вы не устали? - Фраксион осмотрел выделенную комнату, прошелся по углам, желтые глаза как будто просвечивали стены насквозь. Наконец, судя по всему решив, что эта комната достойна его повелительницы, Криг встал за спиной сидящей на кресле девушки.
  Та пыталась оценить свое состояние.
  - Не знаю. Это тело - оно совсем другое и сильно отличается от моего прежнего вида.
  - Ничего. Я знаю один метод снятия усталости, называется массаж... - Желтые глаза шкодливо зажглись желтым неоном...
  
  
***
  
  Я не гений массажа, но для красивой женщины, которая только недавно получила возможность что-либо осязать, без идиотской костяной брони на теле даже не профессиональный массаж является чем-то новым.
  Тия просто и без затей сняла верх одежды (я буквально ощутил, как у меня загорелись глаза - это о многом говорит) и легла на кровать.
  Кстати говоря, внутренние помещения для членов Эспады хоть и не могли похвастаться шикарностью обстановки - Айзен явно вложил большую часть бюджета в Общий зал и внешние стены - но тем не менее комната была вполне себе достойной.
  Кровать, а не традиционный футон (наши бывшие союзники иногда доводят минимализм и лаконичность до абсурда), окно (за ним видно синее небо, созданное капитаном), зеркало. В стороне душевая, и можно заметить розетку в углу - для каких целей, спрашивается?
  
  
***
  
  Криг снял перчатки, с хрустом размял пальцы и сел рядом с растянувшейся девушкой. Тонкие пальцы с небольшими коготками прошлись по позвоночнику, слева и справа, разминая мышцы.
  "Самое прискорбное, что я теперь значительно ниже её - по крайней мере, в этом виде".
  - Говорите, если неприятно или больно.
  - Нет. Все... все нормально, только странно. - Голос девушки дрогнул. Или же Макс просто решил себе польстить?
  "Так, анатомия у арранкаров все же человеческая, так что - разминаем мышцы так же, как в случае людей..."
  
  
***
  
  Кто-то скажет, что я откровенно нарываюсь, ибо фраксионам абсолютно наплевать на то, что я сильнее и быстрее - меня за любые неприличные намеки в адрес "Халлибелл-сама" подвесят на рога Апачи за ребро, однако...
  - Криг-чан, я тут... ээээ... - Гин.
  - Гин-сан. - Тия абсолютно флегматично встала, максимально вежливо наклонило голову.
  Разумеется, верх одежды она посчитала ненужным одевать...
  "Гиииин, сука - такой момент испортил..."
  А дальше я услышал то, чего так боялся... Три тоненьких девичьих голоса, с потрясающей синхронностью выдавших:
  - Халлибелл-сааан...
  
  
***
  
  Сказать, что я готов был разорвать шинигами голыми руками - значит изрядно приуменьшить. В настоящий момент фракция стояла по стойке смирно за дверьми и многозначительно сверкала глазами. С учетом того, что убить их для защиты своей шкуры я не могу - Тия вряд ли поймет - а они в последнее время отъелись до уровня сильных адюнксов, мне предстоят веселые времена...
  - Я тут решил осмотреть, как вы устроились... Но по-моему все в полном порядке. Я прав? - Глаза разожмурь, засранец.
  Гин все продолжал улыбаться.
  
  
***
  
  Ранее...
  
  - Гин? - Ичимару постарался не выдать своего изумления. На этот раз получилось вполне достойно... Айзен в своей обывчной манере появился как будто из ниоткуда.
  - Гин, скоро нам придется вернуться в Общество душ, однако перед отбытием необходимо провести один небольшой эксперимент.
  - Слушаюсь?
  - Ты же знаешь, где расположилась наша новая гостья?
  Молчаливый кивок.
  - Так вот, подойди к двери и зайди без стука. Или же зайди и постучись - в общем, постарайся раздразнить наших гостей.
  - Халлибел-чан можно разозлить? Вряд ли...
  - Нет, я говорю не о ней. Я говорю о единственном мужчине в этом цветнике...
  
  
***
  
  Гин опасливо покосился на Крига. Тот с улыбкой взирал на шинигами.
  С очень "доброй" улыбкой.
  - Яре-яре... ^_^* Я, собственно, хотел уточнить, все ли у вас хорошо? Как устроились? Есть ли какие-нибудь пожелания?
  - Все в полном порядке.
  - Но пожелание имеется. - блондин улыбнулся опять. - Есть желание посетить в гигае мир людей.
  - Яре-яре... А зачем? Все что пожелаете я вам достану...
  - Что я желаю - то сегодня уже не получу. А компенсация ЭТОГО от вас мне без надобности. - Блондин многозначительно покачал головой.
  "Компенсация ЭТОГО от... ЧТО?!"
  - Я посмотрю, что можно сделать.
  
  
***
  
  - Ну и как впечатление?
  - Не особо умен, но с телдом уже освоился. - "А еще явно помнит многое из прошлой жизни"...
  - Да... А знаешь что самое забавное?
  - Айзен-сан?
  - Я не ощущаю его реацу. - Пораженный как молнией шинигами застыл на месте.
  - Пойдем, Гин... И да - у нас есть несколько гигаев? Выдай ему их и поясни как пользоваться...
  
  
***
  
  - Ну, вот и все, фройляйн. - Я максимально вежливо улыбнулся.
  - Да... Действительно, очень приятно.
  - Фройляйн, эээ... По возможности прикрывайте грудь - у людей это принято... В большинстве случаев...
  - Вот как? Спасибо за информацию...
  Знаете, может быть, я и не самый приятный тип, но у меня получилось сделать невероятное...
  Маска Тии напоминает челюсть, закрывающую низ лица, однако в ней есть тонкая щель, делящая кость надвое. Так что когда Халлибелл разговаривает, то видно, что там, под маской - темная кожа...
  А еще маска закрывает ТОЛЬКО низ лица.
  Лишь ради одного этого стоило лезть в пекло...
  Я оторвался от созерцания груди, скрытой лишь узкой полоской ткани - к моей радости, форма Халлибелл не претерпела изменений по сравнению с каноном... Мысленно отвесил себе оплеуху, велел подобрать слюни.
  "Все будет - но попозже. Мне еще войну выигрывать..."
  Я ощутил, как кровь - или же реацу? - вскипает в венах.
  Война...
  Снова - война.
  На этот раз - не просто ради самого процесса, но и ради целей! Причем - вот смех! - ради справедливых целей... От шороха в районе двери я немного вздрогнул...
  
  
***
  
  Блаженная улыбка на лице Пустого немного потускнела, когда он встретился взглядом с троицей фраксионов, сверлящих его взглядом.
  - Что-то случилось? - Тия обеспокоенно повела головой. Фракцая сплоченно замотала головами:
  - Нет-нет, Халлибелл-сан, все хорошо...
  - Криг помог мне отдохнуть. Я еще не привыкла к своему новому телу. - Все это было сказано с таким спокойным видом, что нижние чулюсти фракции начали потихоньку ползти к полу.
  - Ээээ... Фройляйн, ну что вы! Всегда рад, как говорится... Я пока пойду уточню кое-какие вопросы относительно наших тренировок - вряд ли герру Айзену понравятся слабые бойцы? - Криг мягко подавил все попытки неугомонных фраксионов вырваться, каким-то образом умудрившись схватить им широким обхватом и выставить за дверь, после чего, повернувшись, опять улыбнулся:
  - Попробуйте пока отдохнуть...
  
  
***
  
  Я тут... Я там...
  Переход не занял много времени - впрочем, как и всегда.
  К счастью, никто не заметил моего экзотического способа перемещения, так что неожиданное появление в одном из тихих и неприметных коридоров груды матерящихся в лучших традициях портовых грузчиков арранкаров прошло без ажиотажа.
  Каменные пол внезапно приблизился к моему носу - я панически схватился за что-то...
  - Пусссссти. - Зловещее шипении откуда-то из моей левой руки заставило подпрыгнуть. Источником неприятного звука оказалась Сун-сун, которой я в порыве паники немного пережал шею.
  - Пардон! - в ответ мне прилетело серо.
  Судя по ощущениям - прямое попадание прямо в голову, что довольно неприятно, однако всяко быстрее, нежели снаряд из зенитного орудия в упор... Что-то я часто о нем вспоминаю - не хватало еще фобию заработать!
  Фракция поднималась на конечности.
  Судя по положению рук, они уже готовы пустить в ход всю свою силу, лишь бы меня прикончить. Не желаю, во-первых, убивать их, а во-вторых - устраивать из Лас-Ночес зону городских боев, я поднял руки вверх, подальше от висящего на поясе штык-ножа.
  - Тихо-тихо-тихо! Что вы взъелись-то?...
  - Ты что себе позволяешь? Думаешь, если ты сильнее - мы позволим тебе навредить Халлибелл-сан? - Апачи разорялась с энтузиазмом одного знакомого епископа. Тот, кстати говоря, плохо кончил - один из его "святых рыцарей" уронил епископа с высоты, а потом добил...
  - Нам плевать! Только попробуй...
  - Исссспытаешшшшь на сссебе мои обьятьсссся...
  Я спокойно стоял и ждал, пока фонтан красноречия иссякнет.
  - Понял?
  - Не-а. - Полюбовавшись перекошенными лицами, я сменил свой вид...
  
  
***
  
  - Однако...
  - Айзен-сан?
  - Только что вышли из строя все камеры западного коридора... Судя по последним наблюдениям, там находилась фракция Халлибелл.
  - Однако... Мне посмотреть?...
  - Нет, не нужно жульничать, Гин. - Многозначительная улыбка очередной раз заставила Ичимару внутренне поморщиться. - Разгадывать эту загадку лучше неспеша... Однако нам пора.
  Врата в Общество душ закрылись за шинигами...
  
  
***
  
  - Я смотрю, вы пересмотрели свое отношение к возможности боя со мной? - Тихий мягкий баритон раздался, казалось, прямо в голове фраксионов...
  Невысокий подросток-блондин с щеголевато зачесанным набок пробором исчез...
  Высокая фигура терялась в складках шинели, седые волосы спадали из-под форменного кепи, немного закрываю глаза. Они остались прежними - ярко-желтыми, как будто светящимися - однако выражение их изменилось.
  Вместо кипучей энергии на них смотрело нечто...
  Не злое и не агрессивное, нет.
  Просто - непреодолимое, как каменная плита...
  Тяжелые ботинки звякнули подкованным сталью каблуками по полу Лас-ночес. Существо подошло к замершим фраксионом - и наклонилось.
  Стало видно его лицо...
  - Я не посмею навредить Тии. Ровно как и вам. Ясно?
  Синхронный кивок и слабое дыхание - суя по всему, арранкары забыли, как нужно дышать.
  - Расслабьтесь. Я - ваш друг. А в перспективе... Хм...
  Высокая фигура ушла в темноту... А через секунду оттуда выскочил привычный всем Криг. Рука в перчатке пригладила растрепавшуюся прическу...
  Желтый глаз хитро сощурился, рука полезла куда-то за пазуху... Через секунду довольно крупная и увесистая даже на вид бутылка деловито булькнула в руке Пустого:
  - Хммм... Шнапса?
  
  
***
  
  "Я не смогла поговорить с ней после сбора, но теперь я свободна. Надеюсь, она окажется спокойней, чем остальные..."
  Неллиэл двигалась в сторону покоев Четвертой (прим. автора: пусть будет так - один фиг потом переделывать).
  - Госпожа Неллиэл, вы уверены, что эта разумно?
  - Пеше прав. Не стоит пока к ним лезть - еще плохо известен характер госпожи Халлибелл - фраксионы откровенно беспокоились.
  Нел мысленно вздохнула: иногда она чувствовала себя маленькой девочкой, вроде тех, что живут в мире Людей и вокруг которых бегают воспитатели. По крайней мере, именно так можно было охарактеризовать фракцию: они постоянно усматривали в мельчайших случайностях угрозу для своей госпожи и прилагали просто неимоверные усилия для отвода угрозы. Причем на их действия абсолютно не влияло то, была угроза реальной или нет...
  Вот и сейчас фраксионы отговаривали госпожу от посещения новой Эспады:
  - А этот светловолосый?
  - Да, вы видели его глаза? Да он полный безумец! А остальные совершенно неподабающим образом выражаются - как так можно? - Перед глазами Пеше до сих пор стояла картина: арранкарша с разноцветными глазами бегает за другой, одетой в длинное платье с широкими рукавами, высокая фраксион с темной кожей и длинными волосами орет на всех скопом.
  Блондин в тот момент как-то оказался за спиной Гатише и тихим вкрадчивым голосом предложил сыграть в карты.
  Колода была очень странной и от нее несло чем-то крайне подозрительным - так что фраксион Нелл решил отказаться. Хотя стоит признать, что он с Бристанном частенько развлекались игрой в покер...
  Шум впереди заставил притормозить троицу.
  - Давайте, фройляйн! Как правильно - нам есть чем гордиться, не так ли?
  - Да...
  Три луженые женские глотки сосредоточено заревели:
  
  Товарищи Пустые, шинигами и квинси убитые,
  Стоят пред нами как живые...
  
  Прим. автора: вообще-то "товарищи, коммунистами и реакцией убиты", Хорст Вессель наше все...
  
  - Мы ж мертвые?
  - Брехня! Фройляйн, мертвые не пьют... Аргумент?
  - Аргумент! Ик! Что-то мне горячо стало?
  Нелл широко распахнутыми глазами взирала на творящееся впереди. Более всего это описывалось коротким словом: "пьянка".
  В центре, согнувшись, шел с широкой улыбкой давешний блондин. Его форма арранкара была изодрана вдрызг и изрядно заляпана кровью, однако ничего, кроме небольших царапин на нем видно не было.
  Согнулся же блондин по более чем прозаическим причинам: на его узких плечах сейчас висел изрядный груз...
  Во-первых, свесив голову на плечо, за спиной блондина с закрытыми глазами тихонько мычала разноглазая арранкарка, старательно пытаясь попасть своим мычанием в такт словам. Получалось плохо, но старание было налицо.
  На левую руку блондина опиралась высокая темнокожая девушка, весело горланившая песенку. Вся суть её сводилась к святой мести за павших братьев-Пустых, тотальное превосходство пива над саке и сосисок - над суши.
  При этом темнокожая время от времени более чем откровенно прижималась крупной грудью к самой щеке блондина, а тот стал чем-то неуловимо похож на кота.
  Нелл моргнула - показалось? Или в блондинистой шевелюре с аккуратным пробором мелькнули два острых темных уха?
  Раздвоенный язычок медленно и влажно лизнул костяной крест на лице блондина...
  - Ай-яй, я же не железный! Сун-сун...
  - Для тебя Макс, просссстор Цсссиан... - фраксион находилась в высвобожденной форме и выглядела... Экзотично.
  Длинный мощный хвост шуршал чешуей по камню пола, и, как показалось впавшим в ступор Пустым, оставлял после себя песчаную дорожку...
  БАЦ!
  Ой!
  Кряк!
  С отчетливым и душераздирающим хрустом пол лопнул. Узкая трещина змейкой прошла по камню, вырезая причудливые узоры в довесок к орнаменту...
  - Твою мать! - Разноглазая уперлась руками в пол, после чего выдернула рог из камня. На кончике остался солидный кусок, а пол, соответственно, обзавелся мощной выбоиной...
  - Фройляйн Апачи, позвольте заметить, что если бы в Вечной Пустыне водились кроты - они бы вас прок... кляли... Ик!
  - Поч...чему? - Камень с рога разлетелся на куски. Апачи попыталась одновременно удержать оба осколка в поле зрения, но это не удалось...
  - О, Тресс! - На Нелл и её фраксионов уставилось четыре пары глаз. Первые три были явно пьяные, а вот четвертые...
  Ярко-желтая радужка странно засветилась.
  Криг, пошатываясь, встал - Пеше и Дондочака инстинктивно положили руки на свои занпакто.
  Тем временем обладатель разодранной, когда-то белоснежной формы принял вертикальное положение: рука в перчатке (теперь - с обрезанными, вернее, обрубленными пальцами) пригладила волосы. Расслабленный и висящий на бедрах пояс был нещадно затянут, массивный нож на боку вымерен по уровню и месту ношения, а воротник - застегнулся.
  Правда, грудь арранкара замечательно можно было наблюдать в гигантскую прореху в форме...
  - Фройляйн Неллиэл Ду Одершванк?
  Нелл тихонько кивнула.
  - Фраксион Кватро Эспады - фройляйн Тии Халлибелл, Максимилиан Криг, мои боевые товарищи... - Фраксион представил блее-менее очухавшихся фраксионов. Те выглядели меланхолично-отрешенными и лениво сидели на полу.
  - Прошу прощения - нужно кое-что уточнить! - Четкая ребленая речь и руки по швам почему-то послужили примером для Пеше и Дондочаки. Фраксионы вытянулись во фрунт, и, судя по недоумевающим взглядам, пытались сообразить, почему поступили именно так...
  - Итак, жду ваш ответ?
  Сидещие на полу девушки переглянулись...
  - Да. - Тройное эхо прошло по стенам Лас-Ночес...
  
  
***
  
  Общество душ...
  
  Капитан Айзен отделался от Хинамори, в очередной раз мысленно пообещав себе использовать именно тот вариант, при котором вероятность выживания этой назойливой девчонки будет равна нулю.
  - Разрешите пройти? О, господин капитан... В смысле - Айзен-сама...
  - Да-да, разумеется. - Мимо прогромыхала тележка уборщика. Сам он шел следом, подталкивая свои рабочие инструменты, и коротко поклонился капитану, проходя мимо.
  "Хм, пора бы уже Совету озаботиться столь сильным нарушением, как передача силы шинигами... Думаю, месяца тут хватит на раскрутку, потом отправка сопровождающих - и экстренное заседание Совета..."
  
  
***
  
  Уборщик насвистывая толкал перед собой тележку. Время от времени он начинал себе подпевать, впрочем, немилосердно фальшивя:
  
  И мы нападем,
  На Англию, на Англию...
  На-а-ападем, трум-пум-пум...
  
  Темные волосы, форма четвертого отряда и перчатки с обрезанными пальцами на руках. Уборщик кивнул нескольким повстречавшимся мельком сослуживцам из четвертого отряда, те машинально кивнули в ответ...
  Отойдя к месту сброса собранного мусора, уборщик добросовестно вылил грязную воду в канализационный коллектор. Грязные тряпки отправились в контейнер с соответствующей надписью...
  Невесть откуда в руках уборщика возникла пачка сигарет и зажигалка. Ароматный дым приятно щекотал горло и нос, играя с обонянием... Молодой уборщик прислонился с кирпичной обшарпанной стене и задумчиво проговорил:
  - Я нигде... И я везде...
  
  
***
  
  Каракура...
  
  - Пустой! Километр к северу! - Проклятая шинигами пинком вбила в рот Кона, выскочила из гигая сама, и, подпрыгивая от нетерпения, шипела:
  - Копуша! Да сколько можно...
  - Да бегу я! - До места назначения добрались быстро.
  Складское помещение, заброшенное и старое... И крайне неприятное - находиться на его территории обычному человеку не следовало, в воздухе повис тяжелый и удушающий запах мертвой, безжизненной реацу...
  - Я его не вижу.
  - Хм... Сигнал пропал...
  - Что?!
  - "Сигнал пропал" означает, что сигнал Пустого больше не отслеживается. - Медленно, как маленькому, разжевала Рукия. Куросаки почувствовал, что ему страстно хочется побиться головой об стену.
  Можно было бы и не побиться, а побить - но как-то неудобно...
  И в этот момент позади уже развернувшихся шинигами раздалось тихое интеллигентное покашливание...
  Подскочивший рыжеволосый развернулся в воздухе...
  И "завис".
  В воздухе висел крупны... Да что там - толстый! - мужчина.
  Его одежда состояла из обтягивающего комбинезона со множеством каких-то кабелей, проходящих по телу.
  Все они сходились к паху неизвестного, где был расположен кожаный гульфик...
  Сверху на плечах лежал плащ, время от времени делающий какие-то странные колебания, как будто имитируя крылья.
  Толстое мясистое лицо с крупным носом, выражение избалованного ребенка, лысины с крупными лоскутами - останками седых волос...
  Добила Куросаки волосатая, лоснящаяся потом грудь с густой растительностью.
  - Ты кто? - Судя по распахнутым глазам Рукии, ничего подбного её видеть не приходилось.
  Мужчина с интересом и некой капризностью уставился на молодых людей.
  - Я? Я дух твоего оружия! Владимир Харрконен! - при этом мужчина принял горделивую позу, расставив широко ноги и руки и став похож на откормленную морскую звезду.
  Гульфик угрожающе затрещал...
  
  
***
  
  Лас-Ночес...
  
  Тия задумчиво щелкнула кнопкой - мягкий свет залил комнату. Смутное узнавание - вот это стол, это - кровать, это - стул... Предназначение предметов появлялось ОТТУДА - из прежней жизни, той, что была еще до вечного скитания в Великой Пустыне.
  Арранкар почувствовала рядом чужое присутствие. Не отзвук реацу, а...
  Взгляд?
  Эмоции?
  Исходя из того, что ни капли реацу в воздухе не ощущалось, дверь была закрыта, а в окна никто не влетал, девушка сделала единственно правильный вывод:
  - Криг.
  - Он самый. - Невысокий блондин вальяжно и с каким-то достоинством уселся... Нет, ВОССЕЛ на пустое кресло. Как он это сделал с учетом изодранной в хлам формы - непонятно.
  - Ээээ... Нас прервали.
  - Что от тебя хотели другие фраксоины? - Стоит, пожалуй, подчеркнуть, что Криг её подчиненный. А то что-то в последнее время его поведение вызывает опасение...Впрочем, поступки Пустого, "худшего фехтовальщика и рукопашника Пустыни" всегда казались нелогичными.
  - Ничего. Просто немного надрали мне уши - правда, потом перешли на одежду, так что пришлось спасаться бегством. Разъяренные женщины - это воистину ужасно...
  Кстати, хочу заметить, что в ближайшее время герр Гин предоставит нам несколько гигаев с целью прогулки по миру живых.
  - ??? - Зеленые глаза впились во фраксиона.
  - Стоит подумать, куда мы поставим ваш дворец.
  - Какой еще дворец, Криг? Я не совсем...
  - Дворец? Наверное красивый. - Блондин встал с кресла, потянулся, став похожим на хитрого кота. - Чей? Ваш. Королевы Объединенного Мира.
  Ну-ну, фройляйн, расслабьтесь! Что - помечтать нельзя? Но по миру живых мы все же прогуляемся. Например, в аквапарк. Поверьте - вам понравиться.
  
  
***
  
  Общество Душ...
  
  Черноволосый юноша-уборщик надраивал лестницу, ведущую в сторону полигона одиннадцатого отряда.
  Сигарета в зубах и перчатки с обрезанными пальцами явно говорили о крайне сложном характере...
  - Останусь пеплом на губах... Останусь пламенем в глазах... Гхм, вот бы эту песенку знать году этак в сорок втором... - Паренек утер пот.
  Лестница блестела так, как будто была только недавно выточена из дерева и отполирована.
  - Эй, смотри-ка как очкомой тут все вылизал! Чувствуется опыт! - Уборщик посмотрел на источник воплей.
  Им оказалась троица бойцов-"берсерков", как раз двигающаяся в сторону полигона с целью набить друг другу рожу.
  - О, а он курит! Эй, малыш, а стоит ли тебе? Ты ж клизмостав - это же вредно! Да и бабам не стоит курить... - С этими словами уборщик лишился сигаретной пачки, заткнутой за пояс одежды, и отправлен в небольшой полет - до ближайшей стены.
  
  
***
  
  - Хорошо пошел, Джиоро! - Мацито хлопнул приятеля по плечу. Тот в свою очередь хохотнул и поинтересовался:
  - Может, посоревнуемся? Кто дальше метнет этого хлюпика? - Мацито отрицательно покачал головой:
  - не, у меня идея получше. Эй, как встанешь - чтоб точно так же блестело крыльцо нашего барака! - Стоящий в стороне и не принимавший участие в диалоге Сейги хмыкнул и с интересом рассматривал трофей друга.
  - Ого! Иностранные? Что тут написано... - Шинигами склонились над сигаретной пачкой, от которой пахло хорошим дорогим табаком.
  - "Британский королевский табачный двор", дядя... - Мягкий голос сзади заставил троицу вздрогнуть.
  У стены на ногах стоял уборщик. С хрустом он размял шею, потом сложил руки в замок и потянулся - вновь раздался истошный хруст. На мнгновение показалось, будто молодой пацан стал значительно выше ростом и старше возрастом, но это наваждение так же быстро прошло.
  ШХХХХХ...
  Никто не понял, что произошло, но в какой-то момент пояса на бойцах решили подать в отставку по причине расщипления на множество отдельных и никак не взаимосвязанных клочков ткани...
  - К...к-к-к... КАКОГО ХЕРА?!! - Берсерки были ошарашены. Только что на их глазах какой-то очкомой посмел проделать с ними какую-то хрень с помощью кидо! Не мог же "четверка" двигаться с запредельной скоростью - иначе бы пошел служить куда-нибудь в другой отряд...
  Однако впереди никого не было. Враг исчез...
  - Что за... - Хором начали шинигами... и умолкли.
  Всем тороим что-то давило на шею. Как будто вокруг нее обернулась тонкая леска...
  Мягкий голос сзади так же ласково произнес:
  - Сигареты? - Пачка перекочевала к законному владельцу.
  - Извинения? - Шинигами замялись. Лески на шеях натянулись - выступила кровь...
  - И-и-извините... Я... Мы не знаем имени...
  - О... Как невежливо с моей стороны... Мое имя - Вальтер... Вальтер Унохана.
  Троица невезучих шинигами сначала выпучила глаза, а потом начала интенсивно потеть...
  
  
***
  
  Эй-эй-эй!
  Какого черта?!
  Я потыкал ногой в развалившихся шинигами. Потом проверил реакцию зрачков.
  Потом потыкал пальцами в зрачки - слегка... Как ни странно, никакого экстренного подъема с воплями не случилось, что, на мой взгляд, является вопиющим случаем нарушения логики. Они же только что так бодро орали и ругались, а попутно жаждали моей крови - и что теперь?
  И ведь я даже не успел сказать, что так случайно вышло!
  Просто Курт Доннелз переписанное какой-то зубодробительной иероглифичной азбукой превратилось как раз-таки в фамилию капитана четвертого отряда - я тут не причем, честно!
  Ну... В смысле - да, это я пробрался в регистрационный отдел и спер все необходимые предметы для создания себе документов - но знай я о такой идиотской случайности - выбрал бы себе рандомную фамилию из уже готовых.
  Но нет - как же так! Внешность - есть, имя - есть, а фамилия не та! Непорядок...
  Вот и допрыгался!
  Я прислушивался к творящемуся в округе - по счастью, все шинигами старались обойти десятой дорогой любое скопление бойцов-"одиннадцатых", потому еще минут пятнадцать бояться нечего...
  - Расчленить вас что ли? Хотя нет - чисто не получиться... О! Знаю! - Засунув руку за пазуху, я сосредоточено закрыл глаза.
  Знакомое ощущение покалывания - и вот в руках у меня...
  - Фу, мерзость какая... - Я с брезгливостью посмотрел на бутылку с саке.
  Теплое, пахнущее рисом - куда это годиться?
  Пробку долой... Щедро полить тела, залить в глотки - пару раз очухавшихся было шинигами пришлось вырубать экономичными ударами по голове.
  Мерзкий запах... Мерзкий-мерзкий-мерзкий запах, черт возьми!
  Проклятье!
  Я уловил чье-то движение... Кто-то идет.
  Сцапать принадлежности для уборки, принять самый несчастный вид - и ме-е-едленно ковылять навстречу...
  
  
***
  
  Хинамори тихонько брела по дороге, не особо обращая внимания на то, куда, собственно, идет.
  Занпакто тихонько позвякивало при каждом шаге.
  "А как ему можно понравиться... Работать только - я же не могу как Мацумото..." - лейтенант густо покраснела. Грубость по отношению к другим она не допускала даже в мыслях, наедине с собой.
  "Айзен-сама..."
  Хинамори зажмурилась.
  Добрая тихая улыбка, мягкий голос...
  "Хинамори-кун, спасибо - ты так хорошо работаешь! Даже не знаю, как тебя отблагодарить..."
  Не знаете, капитан? Или знаете - и смеетесь за спиной? Хотя нет - вы не можете... Вы благородный и чистый - потому к вам всех студентов тянет.
  
  Прим. автора: загнивающая педивикия говорит, что в данном случае такой суффикс уместен, но готов выслушать теплый ламповый совет читателя.
  
  - Охохо... - Тяжелый вздох вывел из раздумий.
  Хнамори вздрогнула, напряглась - но через секунда успокоилась. На дорогу перед нею медленно выползал пожилой человек в форме четвертого отряда и метлой наперевес. Немного мешковатая форма, ростом чуть выше самой Хинамори, тело иссушено и похоже на дерево - такое же узловатое и сухое...
  - Ой... - Громкий хруст - и тишина. Старик застыл в нелепом полупоклоне, с выпученными глазами.
  Лейтенант растерялась было, но мигом сообразила, что, судя по всему, у старика заболела спина. Подбежав к пострадавшему, положила руки на спину...
  Лечащие хадо не были сильной стороной лейтенанта, но тут особого умения и не требовалось...
  Спустя пять минут старичок лежал на траве, чуть в стороне от дорожки, и блаженствовал. Потом вздрогнул и вперился в Хинамори острыми глазами, совсем не подходящими для его возраста...
  - Ой ты какая... Слушай, а пошли ко мне? Я тебе свою коллекцию африканских чучел покажу? - Лейтенант застыла на месте.
  Нет, она ожидала благодарностей, страха, почтения - которое всегда заставляло её смущаться...
  - Н... Нет...
  - А хошь мою коллекцию вывезенных експонатов из музеев Европы глянуть?
  - Н... Нет...
  - Все "нет" да "нет"! Вот уж точно - старость - это когда все и всё отказывает! - Старик уверенно, несмотря на предостерегающие жесты лейтенанта, поднялся на ноги и отряхнулся.
  Потом желтые глаза смерили Хинамори. Та почувствовала себя примерно так же, как на совещании у Командующего...
  - Чего хошь?
  - ???
  - Да шож вы шинигами тупые такие? Ты мне помогла? Помогла! Награду заслужила? Заслужила! Говори шо хошь! - шамкающая речь стала до крайности сварливой.
  - Я хочу работать еще лучше! Что бы капитан меня заважал!- Прежде чем мозг дал команду остановиться, лейтенант выпалила свое сокровенное желание первому встречному.
  "ОЙ! Что я сделала?!"
  Старик же расхохотался. Это был именно хохот - было видно, как худые ребра под формой подметальщика ходят ходуном.
  - Ой... не могу...
  - Что смешного?
  - Айзен? Зауважал?! - Хинамори отступила назад, собираясь убежать...
  И обнаружила, что вокруг не было НИЧЕГО.
  Только кусок дорожки, земля с травой - и хохочущий старик...
  - КТО ТЫ ТАКОЙ? - Рука легла на занпакто... И меч просто не вышел из ножен.
  Старик исчез.
  Вместо него перед Хинамори в воздухе висело небольшое существо, напоминающее ребенка. На лице с неестественно круглыми черными, похожими на бусинки глазами были нанесены рисунки - как будто краски у артистов, что выступают в театре...
  На голове - похожий на звезду головной убор. За спиной - два крыла, похожих на хвосты комет.
  "Ты мне помогла... За это, согласно Порядку, я обязан выполнить твое желание..."
  - Кто ты такой?!
  - Я - Джирачи. И я исполняю желание... Хинамори Момо, ты желаешь работать еще лучше на благо своего капитана и хочешь заполучить тем самым его уважение.
  Я исполню лишь первое - второе ты добудешь сама...
  Вспышка - и мир раскололся на части...
  
  
***
  
  - А? Это как? - Хинамори уставилась на пятерку своих двойников. Потом помотала головой - двойники повторили движение...
  - Хорошо хоть не десять...
  - Звала, Онии-тян?
  Лейтенант еще раз помотала головой, попыталась достать из небольшой сумочки таблетку от головной боли... Но вместо неё вытащила лист бумаги, исписанный убористым подчерком.
  "Уважаемая фройляйн!
  Я исполнил ваши желание - теперь вы имеете возможность призвать до полусотни своих двойников, и управлять ими. Условия использования - в отдельном конверте.
  Надеюсь, что вы добьетесь поставленной цели.
  С уважением и восхищением вашей стальной волей - Джирачи.
  P.S. Ваше желание меня поразило - потому я его выполнил без подвоха и двойного толкования..."
  - Тааак... - Хинамори начала постепенно соображать, какие перед ней открываются перспективы.
  Десять пар глаз уставились на нее...
  
  
***
  
  Каракура.
  Заброшенный склад...
  
  После того, как толстяк отрекомендовался, шинигами вдвоем долго стояли соляными столбами.
  Вывел их из ступора щелчок пальцев-сосисок около носов:
  - Эй-эй, не спать! - Толстяк утер пот со лба.
  Рукия на всякий случай покосилась на мобильник, но радар молчал, ровно как и собственное чутье.
  От толстяка шла слабенькая реацу, обычная для человеческой души, однако было в ней что-то от шинигами.
  - ТО ЕСТЬ - ТЫ МОЙ ЗАНПАКТО?! - Куросаки наконец отмер, осознал всю информацию и явно ей не обрадовался.
  - Ичиго, у каждого шинигами занпакто имеет свое имя. и каждое занпакто имеет индивидуальную особенность, или, если хочешь - сознание и внешность.
  Правда, я еще ни разу не слышала о том, что бы занпакто выходил наружу и тем более гулял сам по себе...
  - Я же великий Владимир Харрконен! - Толстяк надулся от гордости.
  - И... Чего ты хочешь? И что тут делаешь?
  - Я? Ну я... просто... - Толстяк забегал глазами, уклоняясь от ответа. Потом поймал настойчиво-внимательный взгляд Рукии, оценил решительно перегородившего дорогу к выходу Ичиго... - ...гуляю я.
  - ??? - На этот раз шинигами зависли вместе.
  - Ну вы посмотрите? - Толстая рука оттянула низ живота. Тот величественно перекатился с места на место, подобно холодцу. - Я должен больше двигаться!
  Голос занпакто стал плачущим:
  - Мне же даже стыдно показаться другим на глаза! Почему так несправедливо - при такой мощи я такой полный?!
  Но ничего! Вот я похудею - и тогда...
  
  
***
  
  "Господи, да когда же ты заткнешься?!"
  - ...а потом ты вместе со мной будешь бегать по Накотоми-Плаза, вытаскивая свою бывшую, но любимую жену из лап террориста-немца. Хотя нет - это чужая территория... Тогда ты переоденешься в президента Де Голя и в самый тяжелый момент выстрелом в голову прикончишь убийцу, целящегося в председателя ООН...
  Рукий ошарашено водила головой.
  Харрконен оказался шумным... даже не так - грохочущим занпакто.
  И толстяк откровенно гордился своей уникальностью. На вопрос "как ты выбрался в реальность?" последовал горделивый ответ (разумеется, данный из дурацкой пафосной позы "морской звезды"):
  - Я же великий Владимир Харрконен! - На этом все попытки узнать что-нибудь новое проваливались.
  - Ладно. - Шинигами взмохнул своим тесаком - Лезь обратно - потом поболтаем.
  - Ну... Ээээ... - Толстяк замялся.
  - Что опять?
  В этот момент мобильник Рукии издал истошный вопль. Впрочем, толстяк оказался быстрее:
  - ПУСТОЙ!!!
  После чего, ткнув рукой в сторону, быстро протараторил:
  - Я не смогу говорить, а когда обратно выйду - не знаю. - После чего фигура толстяка побледнела, вытянулась - и тонкой струйкой уползла в лезвие меча...
  "Король Душ, помоги..."
  Слишком многое на девушку свалилось.
  Так например она практически ощущала, как из Общества Душ грядет расплата за её ошибку...
  
  
***
  
  Рукия летела вперед, сверяясь с мобильником.
  Постепенно становился понятен район поиска - судя по всему, Пустой выбрал в качестве цели городской парк.
  Когда она сообщила об этом бегущему сзади Куросаки, у того вытянулось лицо:
  - Там сейчас играют дети... - Воскресный день традиционно являлся днем тотальных футбольных баталий...
  Шинигами поднажали...
  - Вот он! - Рукия встала на ветку дерева.
  Куросаки плюхнулся чуть дальше...
  Пустой был невысоким и худым. Похожая на птичий череп маска и круглое, покрытое костяными иголками тело делали его похожим на нахохлившегося воробья.
  Пустой висел в воздухе и интенсивно подпрыгивал, наблюдая за игрой детей.
  - Бей... Дявай! - Скрежещущий, как и у всех Пустых, но какой-то тонкий и ломкий голос и нечеткая дикция смутили шинигами.
  Тем временем мяч влетел в ворота "правой" команды.
  Пустой покачал головой - и, наконец, заметил шинигами.
  Правда, его реакция была несколько странной:
  - Пляхой дядя! - Птичий череп повернулся в сторону Рукии - И ТЕТЯ ТОЖЕ НЕХОРОШАЯ!
  Ошарашенные шинигами чуть не свалились на землю.
  Их цель тем временем забавно подпрыгнула в воздухе, после чего гигантскими прыжками попрыгала в сторону.
  - Стой! Куда? - Шинигами завопили и бросились в погоню...
  Пустой гнал как угорелый.
  Гигантские прыжки и чудовищная маневренность делали духа сложнейшей мишенью. Дважды он просто останавливался, в результате чего шинигами пролетали вперед, после чего Пустой разворачивался и с бешеной скоростью двигался обратно...
  Сюрреализм ситуации заключался в том, что Пустой во время погони истошно верещал. Причем его речь приводила шинигами в некоторое... Замешательство:
  - МАМА! Они меня хотят похитить! ПОМОГИТЕ! ПОЛИЦИЯ! ДЯДЯ И ТЕТЯ ПЛОХИЕ!!! ОНИ ЯКУДЗЯ!!!
  - СТОЙ ГАД!
  Пустой очередной раз развернулся прямо в прыжке и изменил направление движения:
  - Мама говолит так глубо! - Грохот ломаемого бетона заглушил голос духа.
  Не сориентировавшийся вовремя шинигами врезался в кирпичную кладку на крыше зданию.
  - Идиот. - Резюмировала Рукия. Пустой опять подскочил в воздухе и возмущенно произнес:
  - Так тоже нельзя! - Пустой нахохлился, переступив трехпалыми лапками. Тонкие передние конечности чуть выглядывали из зарослей колючек, придавая Пустому растерянный и несчастный вид.
  - Так, достал! - Рявкнул выбравшийся из завалов рыжий.
  - Как глубо! Вы должны пеледо мной извиниться! - Обиделся дух. Передние лапки вытянулись и скрестились где-то в районе груди.
  Шинигами переглянулись. Как ни странно, но первым соорентировался Ичиго:
  - Ладно, извини, больше не буду.
  - Плавда? - Сомневающийся тон Пустого еще больше убедил Куросаки в своих догадках.
  - Куросаки, что ты...
  - Подожди. Эй, я - Ичиго Куросаки, это - Рукия Кучики. А ты?
  - Я? Ээээ... - Пустой повел маской. - Я - Сузуме. Меня так мама называла!
  
  Прим. автора: Сузуме - можно перевести как "воробушек".
  
  - А... Сколько тебе лет? Ты знаешь?
  - Конечно знаю! Четыле! - Пустой показал одну свою лапку, потом сообразил, что она трехпалая и добавил еще один палец с другой руки.
  
  
***
  
  Пустой успокоился.
  Почему-то после того, как он уточнил, что двое шинигами не являются "злыми бандитами", то дух абсолютно спокойно реагировал на присутствие рядом своих злейших противников.
  Рукия беспокоилась.
  Что-то было не так.
  Этот Пустой...
  - Зачем ты сюда пришел? И как?
  - Я? Я плосто помню, что тут иглают в футбол. А я люблю смотлеть на футбол. Я с папой иглал... - На этом месте Пустой как-то опять поежился, так, что костяные иголки на теле опять встали торчком.
  - А плишел как - не знаю. Плосто хотел посмотлеть на футбол.
  
  
***
  
  - Я ему не верю. - Пустой самозабвенно прыгал по крышам, вырисовывая в воздухе такие кульбиты, при виде которых профессиональный акробат повесился бы от зависти.
  Тем временем Рукия все больше начинала паниковать...
  - Он не похож на чудовище... Почему? - Ичиго покосился на Рукию. Та только напряженно повела плечами:
  - Притворяется?
  - Да ладно...
  БУМС!
  Пустой врезался в землю, в глубине парка.
  Мощный гриб из пыли и грязи поднялся до деревьев.
  - Ой! Плохо... - Пустой выполз, повел клювом маски... А потом щелкнул костью и озадаченно спросил:
  - А тут ваши длузья плишли?
  Ичиго пожал плечами и огляделся, а Рукия побледнела:
  - Что?
  - Ну... Ваши д... Кха... - Лезвие меча вышло из груди Пустого. Птичий клюв щелкнул...
  - Ну и уродливая тварь! - Высокий красноволосый парень брезгливо стряхнул тощее тельце в сторону. Пустой тихонько засвистел, красноволосый приподнял бровь:
  - О, еще не сдох? - Лейтенант шестого отряда поморщился, отбрасывая тощее тельце в сторону пинком.
  Тихий всхлип окончательно выбесил рыжеволосого:
  - Да ты козел красноволосый! Какого черта?
  - О, вор? Наглый!
  - Ичиго, не вмешивайся! - Рукия медленно кивнула. - Я знаю, зачем вы здесь. И я иду с вами...
  - Это еще куда? - Куросаки с мрачной миной достал свой меч.
  - Какое убожество. - Тихий холодный голос раздался в воздухе, мигом выморозив последние следы надежды в сердце девушки.
  - Б... Брат...
  - Рукия Бьякуя, вы обвиняетесь в преступлении против Общества Душ...
  Брюнет со странной металлической заколкой в волосах механически и беспощадно зачитывал обвинения.
  Ичиго все так же медленно зверел.
  - Да кто ты так...
  ВШШШ...
  - Капитан, стоило ли доставать ваш меч ради такого ничтожества?
  - Я думаю, что сам способен определить, когда стоит доставать оружие, лейтенант. - Красноволосый запнулся, потом поклонился:
  - Прошу прощения.
  - К тому же я нанес ему удар, который не позволит более пользоваться украденной силой. Арестованная - следуйте за мной.
  Тело болело и казалось полностью отказавшим.
  Куросаки растерянно смотрел, как Рукию уводят... Куда-то. "Арестованная"? За что? За то, что дала ему силу - и в итоге спасла тем самым его семью от того озверевшего Пустого?!
  - С-с-стоять... - Парень с трудом поднялся, опираясь на меч. Уходящие в светлые светящиеся ворота шинигами с некоторым недоумением наблюдали, как окровавленная фигура медленно ковыляет к ним...
  - Я не планировал тебя убивать, но...
  - Нет! Не надо! Куросаки, идиот - стоять...
  Сбоку ударил новый крик:
  - ЦЕЛО! - Слабенький луч отрицательно заряженных духовных частиц ударил по растерявшемуся лейтенанту.
  Красноволосый раздраженно хмыкнул, после чего неспешно и даже как-то лениво начал идти в сторону Пустого.
  Тот уже крепко стоял на ногах, рана на груди затянулась:
  Новый удар серо - лейтенант уклонился, нанес удар - и промахнулся. Пустой внезапно подпрыгнул вверх, перекувыркнулся и приземлился рядом с Рукией:
  - Нет!
  - Тетя... А... Кха-кха... - Тонкое лезвие катаны вошло точно в центр маски, пробив голову Пустого насквозь.
  - Капитан, прошу прощенья...
  - Не стоит недооценивать противника, лейтенант.
  - Урод! - Разумом Ичиго понимал, что произошло то, что должно было произойти: шинигами убил Пустого, тем самым отправив его душу в Общество Душ, но...
  - Однако. Такой слабый. - Тело Пустого начало распадаться на части, но никакой души не появилось. - Судя по всему, его душа была столь слаба, что не выдержала удара...
  Спустя еще секунду на землю медленно оседали песчинки.
  Точно такие же, какие составляли Великую Пустыню...
  - Уходим.
  - Слушаюсь. - Лейтенант посмотрел на шатающегося Куросаки. - А тебе, вор, я советую забыть об Обществе Душ. Насчет гигая можешь не волноваться - мы его уже забрали...
  Сознание покинуло парня.
  
  
***
  
  Урухара Киске отыграл свою партию как по нотам.
  То есть подобрал, обогрел - и так далее.
  Так что я смог выйти на место событий никем не замеченный - торговец отправился за материальным телом нашего героя...
  
  
***
  
  Высокий худощавый мужчина со светлыми, зачесанными набок волосами подошел к месту событий.
  Впрочем, его не смог бы увидеть обычный человеческий глаз - только тот, кто был духовно одарен...
  Рука в белой перчатке взяла горсть песка, просыпавшегося на месте гибели Пустого. Потом немного растерла между пальцев...
  - Извини, малыш. - Криг покачал головой. - Иногда выживает не тот, кто умеет жить, а просто везучий.
  За этим странным духом Макс наблюдал целых три дня.
  Как ни странно, четырехлетний ребенок, погибший в автокатастрофе, сохранил большую часть своей личности и воспоминаний. Отец и мать ребенка были отправлены на Духовное Погребение, а вот мальчик...
  Шинигами просто устали искать испугавшуюся душу - и ушли.
  - Да уж...
  
  
***
  
  Я постоял еще немного, размышляя над тем, как повернулся сюжет этого безумства.
  Что имеем в сухом остатке?
  Сузуме мертв.
  Причем окончательно - прости еще раз, малыш, на то, что тебя, слабенького Пустого прихлопнет капитан. Разумеется, тебя спалило в секунду.
  А у Ичиго Куросаки появился дополнительный повод сильно не любить шинигами. Он и так-то я уверен не в восторге от раны - а уж после гибели столь забавного существа, как Сузуме точно будет желать устроить небольшой такой тарарамчик в Общетве душ.
  Ну что же... Организуем.
  Заодно наведем некие мосты с адекватными представителями шинигамистого племени...
  
  
***
  
  Лас-Ночес.
  
  - Увы - проигрыш...
  - ЧТО?! - Апачи подскочила вместе со стулом.
  Сунн-Сун тихонько засвистела. С места Милла-Розы раздался внушительный рык.
  - Что такое? - Сиящий за столом блондин лет восемнадцати на вид, с растрепанными волосами длинной до плеч и маской в виде прусского креста на левой половине лица развел руками.
  На затылке говорящего мелькнуло что-то черное и пропало.
  Сидящая в стороне молчаливая блондинка задумчиво поскребла карты:
  - Криг, а как вышло, что в колоде девять тузов?
  - А? Что? Фройляйн Халлибелл, это просто небольшая ошибка, у меня смешалось две колоды
  - И в двух колодах - три карты "король пик" и пять "туз черви"?
  - Ой, только не уши, нет! МЯУ!
  Халлибелл с интересом посмотрела на кучу-малу, из которой слышалось возмущенное "шулер!" и предложения о том, "куда эти тузы ему запихнуть".
  Тия поймала себя на мысли, что Криг и не особо вырывается.
  Да и фракция проявляет несвойственный гуманизм и великодушие - так, лишь небольшие оплеухи...
  Большая комната приобрела более завершенный вид.
  На полу - ковер, шкаф с книгами и телевизор с проигрывателями, рядом - стопка дисков.
  Входная дверь обзавелась табличкой "Дом, милый дом!"
  Блондинка скрестила перед собой руки и произнесла мысленно:
  "Мой дом..."
  Эта мысль отторжения не вызывала.
  
  
***
  
  Общество Душ...
  
  Тоширо Хацугая мысленно скрипел зубами, но внешне все же старался придерживаться приличий: нельзя, что бы его подчиненные увидели, что у капитана что-то может пойти не так.
  Нельзя, что бы подчиненные увидели своего капитана кричащим от ярости - он, в конце концов, не капитан одиннадцатого отряда!
  Нельзя, что бы его лицо выражало скрытые мысли...
  Капитан зашел на закрытые полигон - фактически, пространство, свернутое для возможности тренировки сильных бойцов, чья сила способна навредить Обществу...
  - ДА КАКОГО ДЕМОНА!!! - Ледяная дорожка мигом выморозила песчаную поверхность под ногами...
  
  Ранее...
  
  - Лейтенант!
  Тихо.
  - Лейтенант!!!
  Тишина.
  - ЛЕЙТЕНАНТ!!!
  Нет ответа.
  Самый малорослый капитан раздраженно осмотрел все административные помещения других отрядов, поспрашивал у проходящих мимо рядовых - Рангику Мацумото куда-то исчезла.
  И, что самое странное, не было отсутствующих - то есть Мацумото просто исчезла, а не организовала пьянку где-то в тихом уголке...
  "Странно..."
  - Лейтенант...
  - JA! - Звонкий голос раздался откуда-то сзади-сверху.
  Тоширо повернулся - и уперся взглядом в пояс чьей-то одежды.
  Пришлось задирать голову вверх...
  - Лейтенант Рип Ван Винкль, герр капитан! - Высокая худая девушка каким-то образом умудрилась щелкнуть подошвами сандалий.
  Простой меч висел на поясе, темные волосы были сплетены в косу и перекинуты на грудь. На носу - очки. А еще - веснушки... черные...
  Почему-то последний факт поставил Тоширо в тупик.
  - Лейтенант? - До Хацугаи дошло, что наличие в Готее 13 неизвестного ему лейтенанта является странным явлением.
  - Да. Отряд номер четырнадцать, герр капитан! - Опять звон от столкнувшихся подошв.
  Тоширо поморгал.
  Что-то было не так...
  - Четырнадцать?
  В ответ девушка оглянулась - на разговаривающих бросали любопытные взгляды - а потом поинтересовалась:
  - А давайте не тут?
  Тоширо медленно кивнул. Так что вскоре в кабинете имел интереснейший разговор с лейтенантом Рип Ван Винкль, вторым офицером отряда номер четырнадцать...
  
  Сейчас...
  
  Тоширо нанес еще один удар - и огляделся вокруг.
  Полигон представлял из себя жуткое зрелище - банкай капитана устроил филиал открытого космоса, безжизненного и холодного. Духовные частицы колебались в замороженном состоянии - но большинство уже прекратило свое движение и постепенно разрушались.
  Тоширо устало покинул полигон, провожаемый испуганными взглядами.
  Он наконец смог без вспышек ярости перечитать послание с личной печатью Командующего...
  "Как всем известно, поступающие к нам души зачастую являются вовсе не взрослыми людьми, а детьми, умершими вследствие тех или иных причин.
  Известно так же, что эти дети не смогли во время своей короткой жизни полностью раскрыть свои таланты - как художественные, так и другие.
  Не исключено, что сейчас в последних районах Руконгая с трудом выживают прекрасные бойцы, талантливые художники и одаренные умельцы кидо - однако мы теряем их.
  Теряем как по причине агрессии Пустых, так и вследствие нашей невнимательности.
  Это необходимо прекратить.
  Капитану Тоширо Хацугая, как наиболее психологически близкому по возрасту и внешности, вменяется организовать работу со своим личным составом.
  Ваша цель - поиск и спасение одаренных детей.
  Начнете через месяц - к тому моменту исследовательский институт готов будет представить необходимые технические приспособления.
  Капитан, так как вы являетесь ребенком - пусть даже только по внешности - я ожидаю от вас высочайшей эффективности в данном вопросе..."
  Там было много чего написано - и это все больше убеждало Тоширо в том, что послание не является глупой шуткой.
  Планы, отдельные детали, описание графиков начала операций... пакет был большой.
  Лейтенант Рип Ван Винкль должна была постепенно стать во главе нового подразделения, набрать свой персонал - после чего Тоширо освобождался, ровно как и его люди...
  - Ладно... - Капитан вновь стал образцом ледяного спокойствия. - Пока что только приказано усилить патрулирование в последних районах, с целью пресечений преступлений и агрессии Пустых.
  Пока что будем действовать так...
  
  
***
  
  Общество Душ, вечер того же дня, последние районы Руконгая...
  
  Не скажу, что я получил истинное удовольствие от бешенства "ледяного вундеркинда", но не спорю - картина ледяной ярости привела меня в возвышенно-созерцательное состояние.
  Разумеется, Ямамото не в курсе, что кто-то пользовался его личной печатью, однако я сделал все, что бы у Тоширо-куна (надеюсь, я правильный суффикс использовал?) не возникло глупых мыслей бежать и требовать отмены приказа.
  К тому же...
  - Эй, вы что творите? Я же не Пустой...
  - Заткнись, мразь! - Шинигами от всей души вмазал ногой по поднимающемуся с земли мужчины. Тот выглядел крайне непритязательно, и глядя на него возникал лишь один вопрос: "какой м**к его в Ад не отправил?", но, разумеется, жнеца смерти выбесила не внешность.
  Маленькая девочка в разорванной одежде сидела на коленях в полной прострации, и глядела прямо перед собой...
  - Что с этим?
  - А, давай-ка его еще раз попробуем "Духовным погребением"? Надеюсь, на этот раз куда надо определят...
  - Стойте, я же не Пусто... - Фигура мужчины вспыхнула как факел после того, как шинигами коснулся его лба своим мечом.
  - О, вот бы сразу так...
  Девочку забрали с собой...
  
  Я вздохнул - вот ведь как выходит...
  Сейчас треть личного состава Тоширо утюжит криминогенные районы, устраивая облавы на всякого рода ублюдков и любителей подороже продать ближнего своего.
  Куда продать?
  Ну - основным покупателем является исследовательский институт, так что в итоге Готей 13 УЖЕ начинает потихоньку дробиться.
  Капитану Хацугаи скоро принесут отчеты с допросов - что с учетом его моральных принципов даст потрясающий эффект.
  Нет, он не будет вмораживать капитана Маюри в камень.
  Однако...
  Иногда нет необходимости что-то делать.
  Зачастую намного эффективнее что-то НЕ СДЕЛАТЬ.
  Например, не отправиться на поимку каких-то левых душ, бродящих по обители шинигами - ведь они идут мстить негодяю-ученому!
  То, что у них другая цель - ну... Это мы как-нибудь замаскируем.
  
  
***
  
  На крыше дворца Совета стояла одинокая фигура.
  Невидимая в темноте тень - тонкие линии лунного света лишь обозначали контур.
  - Хе-хе-хе... - На голове тени растянулась белоснежная полоса улыбки. - Meine Komerade, Ich liebe den Krieg! И, что для вас самое прискорбное - это война, в которой я желаю не просто повоевать... Я хочу победить!
  Ярко-желтые глаза сощурились, изучай ночной тихий город.
  Потом раздалось задумчивое замечание:
  - Н-да, такой момент, полный пафоса - и без свидетелей... - Фигура развернулась и двинулась прочь. - И еще с Вандеррейхом разобраться надо. "Рейх" они, видите ли! Чертовы пираты... Никакого уважения к авторским правам... какой-то хрен тысячелетний вылез - и Император он!
  
  
***
  
  Лас-Ночес...
  
  Барраган лежал на кровати в своей опочивальне и думал.
  Сон, странная возможность, пришедшая к нему и другим Пустым после превращения в арранкаров, была и слабостью - и искушением.
  Странные места - король Пустыни мог поклясться, что он видел в этом странном состоянии удивительные города, в которых кипела жизнь и слышались звуки людских голосов... И это были ЕГО города.
  И сейчас их уже нет на карте - как и его королевства. Ничего больше нет - всего тридцать лет прошло с его смерти...
  Он не молчал - а действовал.
  Уходил в Пустыню, охотился тут, становился сильнее - и возвращался, помогая своей армии на поле боя. Но скоро все кончилось... Его знамена были сожжены.
  Его наследники убиты.
  Их души были уничтожены - ибо они оказались слабы... Всего лишь тридцать лет с его смерти - а крестьяне опять тощие от недоедания! Как в тот момент, когда он только взошел на престол...
  Тридцать лет назад мера муки стоила почти золотой! Потом - дошла до серебрушки, половину серебряного...
  Он умер - и вновь нищета и голод!
  - Господин... - Тихий голос Веги вырвал из объятий сна. На секунду показалось, будто в комнате есть еще кто-то...
  Ощущение чужого присутствия было практически осязаемым...
  - Что там? Эй, ты оглох?
  - А?! Да... То есть - никак нет! - Вега ошарашено пялился на своего повелителя. - То есть там господин Айзен собирает всех в центральном зале...
  - Иду. - Барраган посмотрел, как ошарашенный фраксион покинул помещение.
  "Что это с ним?"
  
  
***
  
  - Фройляйн, какао?
  - Благодарю. - Гин почувствовал на себе испепеляющий взгляд ярко-желтых глаз, вспомнил, как прервал "общение" Крига и его повелительницы... по спине шинигами пробежала первая мурашка. Небольшая, но свидетельствовавшая о крайне сложном состоянии.
  - Ну и что опять случилось? - Знакомый сварливый голос резанул по слуху.
  - ??? - С лица ошарашенной троицы фраксион Халлибелл можно было писать картину.
  Капитан Айзен вежливо приподнял бровь и заинтересовано уставился на Примьеру.
  Остальные Пустые застыли на месте, переваривая увиденное...
  Краем глаза шинигами заметил движение - за спиной Халлибелл фраксионы о чем-то шептались. Призвав всю свою чуткость ушей, Ичимару начал потихоньку складывать в голове пазлы причинно-следственной цепи:
  - ...я не садист! В смысле - не настолько... - Криг с каменным лицом и руками по швам что-то втолковывал остальным фраксионам.
  - ...налысо! - Воинственно отрубила Апачи.
  - ...или узорчик там... как на тех картинках! - Хихикнула змея.
  - ..."урод" во всю макушку. Или "самовлюбленные дурак"... - Вторила ей львица.
  - ...договор есть договор, фройляйн. И вообще - на нас смотрят... - Фраксионы стрательно вытянулись во фрунт и уставились на Гина.
  - Хм... Уважаемый король Барраган - ироничным тоном поинтересовался Айзен. - Позвольте узнать, зачем именно вы столь радикально сменили прическу и форму усов?
  
  
***
  
  Я с удовольствием рассматривал отвисшую челюсть короля. Тот, наконец, дотумкал, и начал медленно нащупывать свои усы...
  Нащупал, молодец! Ой, а вот так не надо глазами крутить!
  К тому же седые волосы никого не красят! Черные - намного лучше!
  Да, поменьше, чем были - практически квадратные, под носом, да... Не трожь прическу, сволочь коронованная!
  Я столько сил потратил, что бы все красиво закрасить и уложить волосы в этой дурацкой короне - это же кошмар!
  Зато теперь у тебя красивая такая челочка черного цвета, да... Авантажно, я бы сказал...
  
  
***
  
  Каракура, магазин Урухары Киске...
  
  Тессай покосился на книгу, найденную недавно... Странным, прямо скажем, образом.
  Помощник продавца - а по совместительству бывший капитан отряда кидо - шел по улице, когда увидел бредущего навстречу призрака.
  Призрак выглядел как высокий мужчина с очень крупными бровями и крайне недовольным выражением лица. В руках у призрака была книга - вполне материальная, кстати говоря. Так что чуть вдалеке виднелось две девушки, валяющихся в обмороке - летающие книги не особо полезны для здоровья.
  Одеждой призраку служило что-то напоминающее военную форму зеленого цвета: китель и галифе, заправленное в высокие сапоги.
  Тессай уже хотел организовать духовное погребение для бродяги, однако тот сам начал разговор:
  - Эй, ты меня видишь? - Беглый капитан сморгнул, но потом решил, что человек может быть немного груб, если он мертв.
  - Да. Не беспокойтесь, я сейчас...
  - Я и не беспокоюсь. Я смотрю, ты кое-что в этом смыслишь? - Кивок головы на кидо, которым Тессай хотел отправить бродягу в общество душ.
  - Ну... Немного...
  - Отлично! - Необычно тяжелая для столь небольшого размера книга чувствительно впечаталась в грудь беглого шинигами. - На вот, мне это уже не нужно - я уезжаю.
  С этими словами странный призрак исчез...
  Тессай помог потерявшим сознание девушкам прийти в себя и добраться до дома, после чего, наконец, обратил внимание на доставшееся ему сокровище...
  "Артур Киркленд, магия народов Британии..."
  Искушение было страшным.
  Когда же Урухара отправил паренька в яму с перебитой цепью, Тесссей решился...
  
  - Охохо... - Урухара задумчиво наблюдал за Тессаем, чертящим на полу-странную звездообразную конструкцию. - И что же это тут будет?
  - Согласно записям, это - призыв одной из самых добродушных сущностей другого мира. Если верить записям, то оно способно стать верным союзником во всяких начинаниях, что не во вред ему...
  - Согласно записям?
  - Согласно записям.
  - Мне это не нравиться - давай попозже?
  - Да ладно тебе, Киске! Если что - выскочим из подвала и запечатаем! У нас тут столько отсеков - ты, кстати, не забыл, что в соседнем маринуется один наш рыжеволосый друг? - Йоруичи с любопытством вилась вокруг бледно-зеленых линий.
  Сейчас она была в облике кошки и с интересом глядела, как какой-то гипнотизирующий своим спокойствием узор вырастает из-под руки Тессая...
  Беглого капитана изумило именно то, что не было необходимости в заклинаниях.
  Достаточно было графического изображения - подобная скорость была недоступна для кидо...
  Линии засветились бледно-зеленым, каким-то успокаивающим цветом.
  Как завороженные, троица смотрела на что-то облакоподобное, возникающее из центра круга.
  мягкий сонный мужской голос спросил на японском, с непонятным акцентом:
  - Звал? - дым рассеялся.
  Перед шокированными шинигами стоял высокий мужчина с европейскими чертами лица, одетый в длинное пальто. Вокруг шеи - потертый и довольно старый шарф, на руках - перчатки с обрезанными пальцами.
  Светлые волосы в живописном беспорядке и лицо, которое почему-то вызывало в памяти присутствующих лицо Шинсую на следующее утро после жесткой пьянки.
  Правда, ни отеков, ни следов пощечин не наблюдалось - только некая пофигистичность и добродушное удивление-растерянность...
  - Ты кто?
  - Я? Иван Брагинский. Россия.
  
  
***
  
  Я привыкал к новому телу минут пять.
  Другая координация, центр тяжести, рост и вес. Сила, кстати, тоже - данная внешность позволяла мне с легкостью гнуть в руках стальные подковы и ради интереса ломать камешки - чем я, собственно, и занялся...
  
  
***
  
  Урухара и Йороичи выпучив глаза смотрели, как Иван с детским восторгом на лице ощупывает землю под собой. В фиолетовых глазах застыл совершенный восторг.
  Вот Брагинский поднял с земли крупный камень.
  Размером с голову Урухары (у присутствующих немного вытянулись лица).
  Потряс его.
  "Что-то он как ребенок - не ушибся бы..." - с беспокойством подумал бывший капитан.
  - Иван, а...
  КРАК!!!
  - Ой... - Брагинский посмотрел на раздробленный в песок булыжник, потом перевел стесняющиеся глаза на троицу бывших шинигами. - Я... случайно.
  На бледных щеках парня появился заметный румянец.
  Йороичи начинала ощущать, как у нее потихоньку начинает "сносить крышу"...
  "Ой, покраснел как! Такой миленький... Правда, странный. Ну да ничего - приспособим на хозяйственные нужды..."
  
  Спустя сутки...
  
  Урухара грыз пирожок и нервничал.
  Уже подходил к концу срок, за который Ичиго должен был победить свою Пустоту. И если он проиграет - придется его убить, ибо обезумевший вайзард - это действительно страшно...
  Пирожок кончился.
  Торговец потянулся к следующему, нимало не смущаясь многозначительного взгляда Йороичи. Та ради фигуры отказалась от пятого, а вот Тессай и торговец к подобным намекам отнеслись с прохладницей.
  Иван оказался нестоящей находкой!
  По собственным рассказам, он довольно долго жил где-то на севере, пока какой-то "злой колдун" не превратил его в слугу. Потом колдуна кто-то убил - и Иван приходил к вызывающим и исполнял их приказы.
  Когда же Урухара поинтересовался, когда это было, Брагинский нахмурил лоб, а потом, улыбнувшись своей фирменной улыбкой (от которой у Йороичи отключался мозг), ответил:
  - Давно. Точно не помню. Но после того, как Русь крестили.
  Порывшись в книгах, Урухара чуть не поседел: не каждый день приходится сталкиваться со столь древним существом!
  
  
***
  
  Внутренний мир Ичиго Куросаки.
  
  - А?! А где этот? Толстый? - Ичиго с некоторым недоверием рассматривал стоящего перед ним мужчину.
  Тот в ответ поморщился:
  - Тебе соврали.
  - ??? - Куросаки завис.
  - Я - твой меч. А вот кто тогда общался с тобой - мы еще выясним... Если тебе повезет.
  Мне не нравиться, что какие-то мелкие блондинистые пацаны в шортах без моего ведома лезут сюда...
  - Э...
  - Хватит болтать! За дело!
  
  Лас-Ночес...
  
  Блондин вдохнул чарующий аромат и подавил внутреннее желание наброситься на объект своей страсти.
  Тонкий язык прошелся по шоколадной поверхности, заставив руки дрогнуть...
  Халлибелл вроде бы никак не реагировал, но её зрачки немного дернулись.
  Апачи замерла, но через секунду вернулась в свое нормальное состояние:
  - Ну и? Чего ждешь?
  - Апачи, потише - это же первый раз... Нужна нежность и чуткость, знаешь ли.
  Между тем Криг продолжал наслаждаться темной блестящей поверхностью, медленно её облизывая...
  - Ну и как?
  - Феерично, не правда ли? - Апачи послала все к черту и, наконец, взяла свой брикет шоколадного мороженого.
  К сожалению, Ичимару Гин не дал мне гигаев на всю компанию - увы, столько в кладовых Лас-Ночес не было еще. Или же просто опасался, что мы можем сдернуть в мир живых...
  Несмотря на то, что мне нет нужды в гигае и гарганте, все же я сходил в мир живых с помощью этого искусственного тела и приобрел там домашнюю машинку для мороженого.
  Не особо-то и дорого, между прочим!
  Так что вскоре фракцию частенько можно было увидеть со стаканчиками мороженого и ложками в руках.
  Характер у них тоже значительно улучшился - впрочем, нечего удивительного.
  Все-таки стоит скушать мороженку - и как-то даже не хочется ни городов разрушать, ни насылать орды вооруженных упырей на своих противников...
  Я погрузился в размышление.
  Во-первых, нужно как-нибудь вытянуть ублюдочного Императора Вандеррейха из души Куросаки.
  Мне не нужен такой вражеский шпион под боком.
  Вернее, не под боком - а в голове одного шинигами, но все равно. Не нужен.
  А во-вторых, нужно произвести расчеты: сколько тонн... нет, мегатонн мороженого необходимо загнать Айзену, что бы тот оставил свои планы и погрузился в буддийский дзен...
  Фракция удалилась - они любили сидеть на крыше и соревноваться, кто сильнее достанет фраксионов других арранкаров и не попадется - то есть, с учетом их опыта, в ближайшие полчаса их не запалят...
  - Что ж, фройляйн, позвольте и вас угостить...
  
  
***
  
  Общество душ...
  
  - Доброе утро, Айзен-сама! Доброе утро, Гин-сама! Доброе утро, Тоусен-сама...
  Шинигами посторонились, пропуская мимо себя Хинамори. Та в последнее время пылала энтузиазмом и буквально светилась от счастья.
  Капитан Айзен, кстати говоря, отметил про себя невероятную работоспособность девушки, и мысленно решил, что, все же, наверное, не убьет её.
  Лейтенант скрылась за повротом...
  - Доброе утро. - Девушка в бешеном темпе промчалась мимо троицы шинигами.
  Те внимательно посмотрели её вслед (кроме Тоусена) - после чего попытались продолжить разговор.
  - Доброе утро, господа капитаны! - Худенькая девушка кивнула - и с поразительной быстротой пронеслась мимо, провожаемая двумя подозрительными взглядами.
  Тоуссен, правда, тоже почуял неладное...
  - Ээээ... А разве она не?... - Гин ткнул пальцем за поворот и попытался прочертить линию - траекторию движения неожиданно прыткой лейтенант.
  - Доброе утро! Разрешите пройти! - Хинамори пролетела с бешеной скоростью, оставляя за собой отчетливо видные воздушные завихрения.
  "Что за ерунда?"
  В следующий момент Гин почувствовал, как земля уходит у него из-под ног, Айзен почувствовал недомогание и отчетливую тревогу...
  Тоусен просто ПОЧУВСТВОВАЛ - по крайней мере, слепой заметно начал нервничать, поглаживая рукоять оружия...
  Толпа лейтенантов Хинамори бодро промаршировала мимо, каждая прижимала к себе по солидной стопке бумаг...
  
  
***
  
  Общество Душ...
  
  - У нас было два крутых вастер-лорда, около семьдесяти пяти нумеросов, три шинигами, Великая Пустыня, под завязку забитая её неприветливыми обитателями, и целое море коварства, лжи, изворотливости и просто безумства...
  Светловолосый молодой человек в стильном белом костюме-тройке и таком же плаще, накинутом на плечи, любовался рассветом. Стоит признать, что Солнце этого странного измерения не имело ничего общего со светилом мира живых.
  Солнце Душ - это... Это именно Солнце.
  Свет, чистый и незамутненный.
  - Так-с... О-о-о-о... Как это интересно...
  Блондин восхищенно замер на краю обрыва. Где-то там внизу раскинулись бараки отрядов шинигами...
  - Значит, младший Куросаки получил свою феерическую силу? Сила квинси, которая маскируется под силу шинигами в виде занпакто, выдавая настоящее занпакто за Пустого, атаковавшего мать паренька в далеком прошлом...
  Блондин поправил зачесаные набок волосы, после чего вздохнул:
  - Вот из-за излишней сложности планы всегда к черту и летят...
  С этими словами фигура на вершине обрыва просто и без эффектов исчезла...
  
  
***
  
  Каракура, магазин Урухары...
  
  - Колоколоколоколокол...
  - СПАСИТЕ!!! - Дзинто с воплем выскочил в окно.
  Урухара стоял на месте, боясь лишний раз пошевелиться.
  Тессай медленно готовил связывающее кидо, а "Королева скорости" прикидывала, куда и как сильно нужно ударить по голове Брагинского для стопроцентного "выруба"... Так что черная кошка начала потихоньку огибать озверевшего парня по широкой дуге.
  Все началось с того, что Дзинто сразу невзлюбил Брагинского и начал критиковать каждый его поступок.
  Пацан был способен вывести из себя кого угодно, но Иван проявил неимоверное добродушее. Так, например, одним из его развлечений стало изловление мальчишки с последующим тисканьем щек и запихиванием в сопротивляющегося пацана всякого рода пироженых.
  Но сегодня Дзинто, наконец, сумел вывести парня из себя...
  Иван обронил свой шарф, который постоянно носил не снимая, и потянулся было за ним - но пацан оказался быстрее.
  - Ха, что это за тряпка? - ...
  Ичиго, который уже воспринимал добродушного и немного странного парня вполне дружелюбно, с перекошеным лицом начал отползать в сторону...
  Глаза Брагинского засветились нездоровым фиолетовым оттенком, лицо как-то скрылось в тени, а в руках откуда-то взялась водопроводная труба с вентилем на конце, даже на вид это оружие выглядело крайне тяжелым...
  - Иван-куууун... - Откуда-то из-за шкафа разнесся тонкий испуганный голос Орихиме.
  - Т-сссс, тихо! - Исида одернул высунувшуюся было девушку.
  То ли приступ ярости был кратковременным, то ли обаяние девушки сработало и на разозлившемся Иване, но тот притушил инфернальный свет из глаз и улыбнулся.
  - Ой, простите, я иногда немного несдержан. - Блондин взял со стола свою кружку (жуткого размера и с надписью "Я люблю своего братика!", какой-то флаг на боку прилагается) и с громким хлюпаньем отпил чай.
  - А кстати, ведь мне можно отправиться вместе с вами? - разумеется, никому и в голову не пришло возражать...
  
  
***
  
  Ичиго понимал, по какой причине спасать Рукию идет Орихиме. Мотивы Исиды и Чада тоже были понятны.
  Он сам... Просто - должен. Этого хватит.
  Но вот этот...
  - Ммм... Очень вкусно! - Парень передернулся, когда увидел ЧТО именно пробует Иван. Тот оторвался от конфет с макаронами (Орихиме тихонько краснела в уголке от очередной похвалы блондина) и спросил у Куросаки:
  - Будешь?
  - А? Нет, спасибо! - Поведение этого человека было тем более странным, если учесть то, как он умел готовить.
  Все было крайне просто, но сытно и вкусно: жареное и вареное мясо, каша (которую Иван называл странным словом "шрапнель" и щедро заправлял все тем же мясом), пироги...
  Даже странная говорящая кошка с удовольствием лакала молоко, налитое в небольшую миску.
  Кстати говоря, процесс появления продуктов был вообще чем-то запредельным. Брагинский просто засовывал руку куда-то под мешковатое паллто - и доставал требуемое.
  Правда, такое проходило только с продуктами и напитками...
  В Общество Душ они проскочили быстро и даже как-то буднично.
  Попытка куска слизи, названного кошкой "Чистильщиком" сожрать зазевавшегося Ивана закончилась тяжелейшей моральной и физической травмой слизняка.
  Тот улетел куда-то далеко-далеко от удара.
  КУЛАКОМ.
  После чего путь по коридору компания прошла неспешным шагом...
  
  
***
  
  Общество душ...
  
  Ичимару достал свой вакадзаси (прим. атвора: да, мне лень искать его имя и правильное написание, ибо я - ленивая задница. Дальше что?) и заметил:
  - Нет-нет... Страж не может открывать ворота, потому что побежденный страж - это мертвый страж...
  Короче говоря - "все согласно секретным документам". Руки здоровяк в феске лишился, мы лишились возможности пройти через ворота честным путем, а Куросаки еще немного потерял в своем розовом видении мира.
  Судя по всему, он все больше и больше не любит шинигами - что меня бесконечно радует.
  Ладно, пока что мы усугубим состояние другого любителя посмотреть на мир ограниченым зрением кретина. Правда, если Куросаки - это кретин активный, то мне сейчас предстоит визит к кретину напыщенному...
  
  
***
  
  Дом Кучики, спальня наследника, вечер этого же дня...
  
  Бьякуя вздрогнул. Посмотрел на часы - и мысленно застонал: на этот раз его сон длился всего полчаса.
  "Это глупость, не может быть..."
  Измученный за день разум отказывался воспринимать происходящее во сне адекватно...
  Целый день капитану мерещилось то тут, то там что-то странное... Что-то, напоминающее...
  "Напоминающее? Однако, капитан, вот уж не ожидал такой трусости..."
  Вновь он.
  Голос в голове...
  Капитан лежал на кровати - но рука по-прежнему держала рукоять меча.
  "Может, повернешь голову набок? А то тут к тебе пришли - а ты игнорируешь гостей..."
  Бьякуя медленно повернул голову - и встретился взглядом с грустными карими глазами...
  Растрепанные волосы серого цвета, как будто седые, тонкие раки и ноги... Простая майка со схематичным рисунком круглой птицы и шорты...
  Порванные на бедре. И брызги крови - в ране видны осколки костей... Левый бок как будто чем-то пронзен. Куска тела явно нет...
  Мальчик смотрит в пустоту - и явно ничего не видит...
  "А присмотрись-ка к его груди? Ничего не замечаешь?"
  Капитан заметил. Сразу же - как талько увидел визитера...
  Тонкий разрез в серой ткани майки - от его меча, без сомнения...
  - Кто ты такой... Кто...
  - А ты не знаешь? Подумай, чей голос имеет право звучать в твоей голове?
  - Неужели то, что глупцы называют "совесть"? - Несвойственный сарказм был следствием изнеможения.
  - Хм, я так не думаю. Скорее - приятные воспоминания... Ты же помнишь, как ОНА хотела детей? - Капитан замер.
  - Да-да, забыл? И как ты обещал ей заботиться о сестре...
  - Она преступница! Я обещал...
  - Поразительно! Как мы любим переводить темы разговора!
  Тихий, на грани слышимости смех.
  - Впрочем, ты прав - я не твоя совесть. Да и вообще сложно сказать, ЧТО я такое. Однако наш диалог о тебе, а не обо мне...
  Ты привел в клан сильного бойца, способного, в перспективе, стать капитаном. Ты дал клану Кучики возможность упрочнить свои позиции в Обществе Душ.
  И ты еще остался за это должен.
  Кучики Бьякуя, попробуй быть честен хотя бы с самим собой - тебя обвели вокруг пальца, а теперь ты пытаешься "сохранить лицо". Что, не так?
  И ладно бы просто вел себя как идиот - в конце концов, каждый имеет право побыть кретином.
  Нет, ты еще готов стать палачом - что меня немного удивляет...
  - Кто ты такой? - Капитан вновь спросил, не расчитывая на ответ.
  Попытка достать оружие не увенчались успехом - тело просто одеревенело...
  - Сила, что рождена для разрушений, но жаждет созиданья... Я врядли с тобой еще буду говорить. Ничего не подалаешь - ты глуп и застрял в своем забавном кодексе чести как муха в смоле.
  - Жить без правил - это...
  - Это прекрасно! Ты сам себя ограничиваешь! Вы все себя ограничиваете, вот только ваш Ямамото делает это для сохранности окружающих, ибо способен их невзначай спалить к такой-то маме.
  Солидная и уважительная причина.
  А ты? Ради чего?
  - Если не следовать законам - то Общество Душ падет...
  - Что за бред?
  Капитан распахнул глаза.
  - Не уравнивай Дома аристократов и Общество Душ. Вы, аристократы - всего лишь слуги большинства. И вы откровенно хватили лишку... Бывшая капитан второго отряда, твоя старая знакомая - против нее не существовало стопроцентных улик, однако Совет с радостью её изгнал.
  Потому что боялся до дрожи.
  А уж то, как изгнали клан Шиба - это совершенно гениально! Снимаю шляпу перед такой координацией действий падальщиков около тела покойного льва!
  Что же происходит сейчас?
  Капитан Тоширо Хацугая без всяких вмешательств Домов наводит порядок в Руконгае, вырезая и отправляя в Ад насильников и грабителей. А что сделали Дома для облегчения участи бедных жителей?
  Нет, время старого Общества Душ кончилось.
  Так стоит ли держать слово, данное больному психически старику, который, тем более, скоро отправиться в Ад?
  Подумай, капитан. Подумай...
  - Кто ты... назови себя... пожалуста... - последнее слово вылетело без всякого участия капитана, находившегося в каком-то шоке...
  Тьма в углу обрела плоть...
  Ярко-желтые глаза довольно сощшурились, и смотрели на Шинигами...
  - Сейчас я уйду - и мы вряд ли встретимся. Ну а что касается имени... Пусть будет - Илиан...
  
  
***
  
  Общество душ. За пределами Стены...
  
  - Ого, нас - из пушки?
  Иван приоткрыл от удивления рот и круглыми глазами смотрел на пушку. Светлые волосы дернулись, как будто на секунду встав дыбом, но тут же аккуратными прядями упали обратно. Щеки закраснели...
  Куукаку отчего-то запнулась на объяснении, поморгала, слегка покраснела, а потом, откашлявшись, продолжила:
  - Да, именно так. Иначе пробить защиту невозможно. Я постараюсь действовать как можно более точно и аккуратно - все же вы не феерверки - но говорю сразу: риск велик... Н-да...
  "Да какого хрена я несу?! Что - смазливую мордашку увидела, так все?"
  Ярко-фиолетовые глаза прошлись по всем присутствующим. Остановились на кошке, расслаблено наблюдающей за Куросаки - тот еще не отошел от мысли, что путешествие будет проходить с помощью пушки...
  С абсолютно флегматичным выражением лица Брагинский почесал кошку за ухом. Та от удивления чуть не проглотила язык, но, подумав, не угостила Ивана порцией ударов когтистой лапой, а просто тихонько отползла в сторонку.
  
  Спустя некоторое время...
  
  Огненное кидо отправило искру вглубь механизма орудия...
  И все засевшие в сфере снаряда на минуту оглохли от жуткого вопля. К счастью, Гандзю справился со своей задачей и поддерживал сферу. До определенного момента...
  
  
***
  
  - Что это такое? - Медараме поперхнулся, наблюдая за светящейся точкой на небосклоне. Точка угрожающе приближалась к земле, однако намного более потрясающим было не само зрелище, а звуковое сопровождение...
  Выворачивающий наизнанку, дробящий мозг и выжимающий душу (хоть шинигами и были душами)...
  - ВОДКААААА!!!!!!!!!!!
  Столкновение с землей было воистину эпичным...
  
  
***
  
  Севернее...
  
  Небольшой парк с прогулочными дорожками и лавочками испуганно притих. Сейчас в нем присутствовало существо, за которым вполне основано закрепилась КРАЙНЕ дурная слава...
  Капитан Кенпачи буквально кожей ощущал чужое присутствие.
  - Кен-чан, что случилось? - Ячиру растерянно крутила головой, сидя на спине своего капитана.
  - Тут кто-то есть...
  Звериные инстинкты капитана-берсерка выли о возможности как следует подраться. Он кожей ощущал возможность пролить свою и чужую кровь, станцевать в пляске стали и смерти...
  - Доброго времени суток, месье... Я не уверен, сколько сейчас точно времени в мире живых, так что обойдемся туманной формулировкой...
  - Кен-чан! Вот он! Ты с ним хотел поиграть? - Лейтенант отряда номер одиннадцать с детской непосредственностью показала пальцем на вышедшего из тени дерева персонажа...
  Худое телосложение, высокий рост... Длинные ярко-рыжие волосы заплетены в косу и обернуты вокруг шеи.
  Белоснежный костюм сидел идеально. Узкий галстук-лента вокруг ворота-стойки рубашки завязан замысловатым узлом.
  В руках - блюдце с чашкой чего-то горячего.
  Блондин втянул аромат свежего какао, отпил. Закусил лежащей на блюдце печенькой...
  Достал откуда-то сигарету, закурил.
  - Эй, ты!
  - Мы с Вами не пили на брудершафт, но я не против подобного обращения.
  - Еще один аристократический козел. Твоя фамилия случайно не Кучики?
  - Кен-чан, он не похож на Кучики. У них волосы другого цвета. - Ячиру с уверенностью кивнула головой. - К тому же он явно не японец.
  Рыжий с интересом выслушал логические выкладки лейтенанта, после чего осмотрел себя...
  - Сильно видно?
  - Ага. У нас такое не носят. И глаза у тебя круглые, как колеса на телеге торговца сладостями.
  Блондин замер. Потом поник:
  - Что - совсем-совсем не похож?
  - Не-а.
  - Долго еще будем трепаться? Ты ведь один из риока? Так дерись!!! - Капитан улыбнулся своей характерной улыбкой. Рыжий же постоял еще немного, после чего, не отпуская кружку с какао, начал идти к Зараки...
  "Сокращает дистанцию? Он мастер ближнего боя? Странно, какой-то больно лощеный... Ну так интереснее будет..."
  - Я...
  Ячиру с похвальной скоростью переместилась на толстую ветку векового дерева и приготовилась наблюдать за боем...
  Кенпачи довольно оскаблился...
  - ...сдаюсь. Прошу проводить меня в место заключения.
  Лицо Зараки застыло в ухмылке.
  Ячиру поморгала и покрутила пальцем в ухе...
  К лицу капитана, тем временем, начала приливать кровь. Настолько, что и без того темная кожа стала практически черной...
  
  
***
  
  Лас Ночес.
  
  Большая комната не оставляла того давящего впечатления, что обычно вызывают просторные помещения. Было в меру уютно, в меру торжественно, в меру функционально.
  В центре комнаты - кресло. Большое, кожаное, с боковинами подлокотников из красного дерева.
  В нем сидела высокая женщина. Темная кожа резко контрастировала со светлыми волосами и ярко-зелеными, чуть светящимися в темноте глазами.
  Белоснежная форма Эспады мерцала в неясном пламени декоративного камина.
  Правда, куртка была, на мой скромный взгляд, все равно коротковата - но уж явно длиннее, чем могла быть. В смысле - без моего вмешательства.
  А самое важное - это то, что маска Пустого была лишь на лице Тии... Ну да неважно.
  - Итак, Апачи, Милла-Роза, Сун-Сун... Я считаю - и госпожа Халлибелл меня полностью поддерживает в этом вопросе - что в бою необходимо использовать все доступные методы.
  И так как вы красивые, умные... - я бросил косой взгляд на львицу и... эээ... серну? - ... девушки. то необходимо разыгрывать и этот плюс.
  Вот вам учебные пособия.
  Три стопки легли на стол.
  - Вот, тебе, тебе и тебе... Так вот, в каждой стопке - несколько брошюр. Я взял на себя смелость отметить то, что, на мой взгляд, наиболее к каждому из вас подходит по складу характеру.
  Прошу вас в тишине изучить эти бумаги. Можете, разумеется, оставить это без внимание - однако замечу, что это будет ошибкой. Так как ТАКОЙ козырь упускать нельзя...
  Фракция с мольбой посмотрела на свою повелительницу. Та только повела плечами.
  Я с удовольствием наблюдал за меняющимися лицами фракции, от растерянности к раздражению, а потом - к решимости...
  Короче говоря, фракция пошла грызть гранит науки.
  
  
***
  
  - Криг.
  - Да, фройляйн? - Подросток, на вид лет шестнадцати, с готовностью подскочил с пола. Там, кстати говоря, Криг не просто так расселся, а с явной стратегической целью.
  Конкретнее - полежать головой на бедре своей повелительницы...
  - Ты уверен, что ЭТО действительно возможно? Я имею ввиду - эти статьи... Я их читала и слабо представляю использование...
  - О! - Блондин вновь устроил голову на бедре Тии. Та задумчиво взъерошила соломенного цвета волосы - блондин на грани слышимости мурлыкнул. - Не беспокойтесь.
  Оружие имеет свою специфику применения и конкретно ЭТО действует только на узкий спектр врагов. Но - убойнейше...
  
  
***
  
  Апачи скрипела зубами, но тем не менее читала.
  Спустя час напряжение ушло и фраксион поймала себя на мысли, что ей хочется читать дальше...
  Сун-Сун перелистнула страницу. Хихикнула. Сощурилась, облизнулась, явно представляя себе что-то приятное.
  Милла Роза хмыкнула. Недоверчиво что-то буркнула.
  - Надо же - и такие идиоты действительно встречаются?
  Каждая арранкар получила по стопке брошюр и тонких книжек.
  "Отаку как явление".
  "Как опознать извращенца".
  "Типы характеров в манге и аниме: кто вы?"
  "Цундере, моэ, генки и все-все-все"...
  Капитан Айзен готовился к войне с Обществом Душ и был уверен в начале конфликта.
  А кое-кто готовился к войне против всех - и надеялся, что это не пригодиться. Просто - пусть будет...
  
  
***
  
  Форт-Нокс, музей Паттона. Кабинет командира гарнизона...
  Дальнейший разговор происходит на английском армейском с использованием всех соответствующих идиом, однако в целях большей экспрессии разговор будет написан на русском выцензуреном. Он более широко описывает состояние участников диалога.
  
  - КАК ЭТО МАТЬ ВАШУ ПОНИМАТЬ?!
  - Сэр, никак не могу знать, сэр!
  - НЕ МОЖЕТЕ ПОНИМАТЬ? - голос орущего опустился до шипения. В кабинете потянуло арктическим холодом. Две командировки в Ирак и одна - в Афганистан, плюс высадка в Гренаде вообще плохо влияет на характер.
  - Никак нет, сэр! Не могу! Согласно записям видеокамер объект просто исчез...
  Начальник технических средств охраны съежился под арктическим взглядом:
  - Сэр - мы тут не причем! Подтверждено - никаких проникновений не было, врезок в информационный канал - тоже...
  - Тогда КУДА делся ОБЪЕКТ?!
  
  
***
  
  Лас Ночес...
  
  - Герр Верньер? - Арранкар, шествовавший по коридору замка, остановился на месте и мысленно собрался с духом.
  Он узнал этот мягкий баритон...
  - Криг-сан...
  - Ой-ей! - Блондин помахал руками и поморщился - Я до сих пор не удосужился выучить правильно все суффиксы, так что- просто Криг.
  Скажите, герр Верньер, как долгожитель этого места - где тут есть солидный ангар или что-то вроде такого? Желательно - куда мало кто ходит?
  - Эээ... А... - Пустой немного растерялся и в кои-то веки был благодарен, что его маска скрывает лицо. Верньер подозревал, что выглядит крайне глупо, однако за время жизни в замке после появления Халлибелл и её фракции все усекли одну простую вещь...
  Крига можно послать. Даже грубо. И он не пойдет на конфликт.
  Вот только потом не исключен безумнейший несчастный случай, вроде падения с лестницы прямо на голову Баррагану.
  - А какого размера? Поточнее?
  Криг задумался... После чего озвучил требуемые параметры.
  Верьнеру полегчало на душе: требуемое помещение нашлось быстро в дальнем районе Трех Цифр, после чего радостный Верньер удалился.
  Как можно дальше.
  
  
***
  
  - Ну вот и ладушки! - Я осматривал найденное Верньером помещение.
  Мое новое приобретение стояло в центре залы - к счастью, мне не пришлось ломать стену. Айзен определенно что-то компенсирует размерами строений и шириной коридоров - но мне даже нравится...
  Кресты на башне я аккуратно закрасил, ровно как и на лобовом листе - время этих символов давным-давно прошло... Да и так ли они были важны, в конечном счете?
  Он служил раньше, после чего встал на вечный прикол - на земле тех, кто столь активно содействовал Великой Войне. Что же - придется им обойтись без музейного экспоната...
  Теперь осталось только дождаться пришествия розоволосого психопата - и вперед... Мы еще повоюем.
  И противники познают, что стоит в бою разъяренный тигр!
  Правда, пушка все же вызывает неприятные ассоциации...
  
  
***
  
  Общество Душ...
  Небольшой парк, Кен-чан и Ко...
  
  ХЛОБЫЩ!!!
  
  Зараки ощущал... Бессилие.
  Как так можно?
  Это же идиотизм!
  Капитан одиннадцатого отряда ненавидел, когда кто-то выставлял его идиотом. Однако у обладателя рыжей косы и когда-то белоснежной "тройки" это вышло на пять баллов...
  - Между прочим больно. - Противник сплюнул. Зубы с костяным стуком запрыгали по дорожке, вымощенной плитками...
  - ЗАТКНИСЬ И ДЕРИСЬ!!!
  ХЛОБЫЩ!!!
  - Я же говорю - сдаюсь. Про Гаагскую конвенцию знаешь? Или "не, не слышал"?
  - Кен-чан, почему он не хочет играть? - Лейтенант одиннадцатых все так же сидела на ветке раскидистого дерева, и больше всего сейчас напоминала какого-то футуристического совенка.
  Сходство усиливалось абсолютно круглыми от изумления глазами - ибо враг... нет, не враг - груша капитана Зараки абсолютно флегматично принимала все удары. Причем зачастую каждый удар сопровождался ехидными комментариями.
  - Так что? Будешь драться?
  - Нет.
  - Почему?
  - Ну... Знаешь, что такое "нюанс"?
  Кенпачи промолчал, сверля своим знаменитым взглядом говорящего. Тот не торопился подниматься с земли. Наоборот: удобно устроился в "колыбели"-воронке от удара и принялся объяснять:
  - Так вот... Нюанс... Если ты сейчас разденешься и встанешь в позу, а я засуну свой член тебе в задницу, то у меня будет член в заднице, и у тебя будет член в заднице. Но есть нюанс!... К-ха!
  БАХ!!!
  
  
***
  
  Чуть в стороне...
  
  В самом начале, когда трое нарушителей выбрались из песчаной ямы, то Медараме с Юмичикой чуть не подскакивали от радости, и сразу договорились: кто раньше победит своего, тому достанется "бонус". В качестве основных противников сначала наметили пиротехника и рыжего, потому как высокий блондин выглядел как-то несерьезно.
  Вертел головой и с открытым ртом рассматривал цветы, который вылетели из разбитой жестким приземлением клумбы. До шинигами отчетливо донеслось: "О... Какой подсолнух!!! Мы его сломали... Хлюп..."
  Блондин достал из кармана большую бутылку с чем-то прозрачным, сделал глоток.
  После чего подошел к оценивающим друг друга противникам...
  После чего встал прямо посередине, между шинигами и риока.
  - Будешь? - Рука в варежке с обрезанными пальцами протянула офицеру бутылку. Тот поморщился:
  - Оставь себе это пойло - пригодится в тюремной камере. Хотя вряд ли ты выживешь...
  - О... - Блондин задумался. Потом покраснел. - О. А что мы такого сделали?
  Еще один солидный глоток из бутылки... Резкий, терпкий запах чего-то крепкого бил по нюху шинигами-эстета.
  Шинигами дружно поморгали. После чего Юмичика максимально мягко заметил:
  - Видишь ли, риока...
  - Кто? - Блондин отхлебнул еще из бутылки.
  - Риока - это вы. Души, попавшие сюда без помощи шинигами и нигде не учтенные, то есть - нарушители.
  - Да плевать, я сейчас... - Ичиго начали надоедать разговоры, а Гандзю приготовился поджигать запальные шнуры, но Брагинский бросил косой взгляд на рыжего и пиротехника...
  Куросаки и Шиба почувствовали, как у них внутри все просто заледенело и захотелось натуральным образом бежать - не от шинигами, а от Ивана.
  - О. - Блондин перевел взгляд обратно на шинигами. - Но у нас важное дело!
  - Это какое же?
  - О, надо предотвратить казнь Кучики Рукии. Знаете, такая маленькая, с темными волосами и забавным акцентом. Еще красивые рисунки рисует...
  На этом месте Ичиго просто перекосило.
  Иван видел всего несколько рисунков Рукии, оставшихся у Куросаки, но после этого начал свято уверять всех и каждого, что ничего более прекрасного не видел.
  "Даже "Черный квадрат" можно считать скучной классикой изобразительного искусства по сравнению с этими картинами..."
  Иван еще раз приложился к бутылке. Та уже опустела, и блондин с грустным "эх" отправил пустую тару куда-то в сторону. После чего затих. Белые волосы упали на лицо, скрыв глаза от взора шинигами...
  - Ха. - Медараме постарался скрыть за этим звуком свое реально отношение к приговору Совета. - И почему же? Приговор уже вынесен - по какой причине его нужно изменить? А? А...
  - ЭТО ОНИ ЧТО - МЕНЯ НЕ УВАЖАЮТ?!!... - Фиолетовые светляки на темном лице из-под волос прошлись сначала по нарушителям, потом по шинигами. - Ичиго, будь добр - разберись с жертвой эпиляции.
  - А? - Шокированный рыжий почуял, как левое веко несколько раз дернулось.
  - Лысого погоняй.
  - ???
  - Да блин... Ик... Вали вон того козлину!!! БЕЙ ГОМИКОВ!!! МИЛОНОВ РАЗРЕШИЛ!!! - Брагинский с утробным ревом кинулся на Юмичику...
  
  Прим. автора: манга Блич начала выходить намного раньше "славы" Милонова, однако на фоне нашего законотворчества, граничащего с абстракционизмом, слова Ивана вполне себе применимы...
  
  
***
  
  Лас-Ночес...
  
  Блондин мурлыкал что-то под нос, насвистывал и вообще крайне нервировал Пеше. Впрочем, фраксион вскоре переменил свое мнение об этой встрече.
  - Два крыла... Поднимут в облакааа... Тебяяя... Выше звезд... С палящим солнцем... Мур-мур-мур... О, герр Пеше? Или все же фамилия - "Гатише"? Вы что-то хотели?
  Все дело было в том, что Нэллиэл уже долгое время с интересом поглядывала на фракцию Куатро, постоянно таскающихся с плошками мороженого. И Гатише как хороший слуга своей госпожи решил про себя, что добудет немного лакомства...
  Сама хозяйка отмалчивалась и отчаянно краснела при малейших попытках приблизиться к фракции.
  Было от чего - у блондина была крайне странная привычка лежать головой на коленях своей повелительницы даже в присутствии посторонних.
  Та, кстати, ничуть не возмущалась - наоборот, запускала руку в волосы Макса и растрепывала аккуратный пробор, превращая прическу, именуемую самим фраксионом "а-ля сам себе фюрер" во что-то безумно-торчащее.
  Так что подходить к кому-то из этих двух Пеше опасался.
  Фракция же... За малейшую попытку подобраться к комнатам фракции его попросту на части порвут! Жуткий характер Тресс Бестия уже был известен всем обитателям Лас-Ночес, а их чувство юмора уже послужило чуть ли не причиной войны между Барраганом и Кригом.
  Халлибелл, кстати, даже не вмешивалась.
  Сложно сказать, как блондин сумел заболтать старика и свести все к словесной пикировке, но...
  - А... Криг-сан, я...
  - Просто - Криг! И судя по всему, вы что-то от меня хотите попросить...
  Ярко-желтые глаза сощурились, а тонкие губы раздвинулись в ухмылке...
  
  
***
  
  Общество Душ.
  
  Сой-Фон максимально незаметно сглотнула вставший в горле ком, но вышло откровенно плохо.
  Командующий уже пятнадцать минут пытался раскурить трубку, Айзен задумчиво протирал очки, Укитаке и Кьераку тихонько обсуждают полученные сведения...
  - Итак... Задержанный капитаном Зараки Кемпачи и назвавшийся Пипом Бернадоте. - со стороны тихонько прыснул Кьераку.
  Сой-Фон сама с трудом удержалась от усмешки, потому как словосочетание "задержанный капитаном Кемпачи" было... странным.
  - Да, именно так! - с готовностью подтвердил задержанный. Грязные волосы, истрепанная форма и синяки по всему лицу, вперемешку со ссадинами смотрелись странно посреди капитанов, облаченных в белоснежное хаори.
  - И вы утверждаете, что являетесь дезертиром из... Эм...
  - Армии Его Императорского Величества Яхве Баха... Вернее - моего БЫВШЕГО императора. Я же дезертир... - Мужчина грустно улыбнулся сквозь разбитые зубы.
  - И по какой же причине вы дезертировали? - Сой-Фонг проводила допрос так, как не проводила никогда.
  - Он набирает пушечное мясо. - Выплюнул квинси. - Этот ублюдок стремится к каким-то своим целям и это достойно уважения, но считать себя нашим повелителем только потому что он когда-то создал квинси - это идиотизм.
  Мужчина поморщился:
  - Еще эти его эксперименты с бан-каем...
  - Что за эксперименты?
  - Да так... Мол, можно своровать бан-кай шинигами и использовать его....
  Допрос продолжался...
  - Да я откуда знаю? Там время идет медленнее - по времени живых года черед полтора-два будем точно готовы, может раньше...
  "Хм... Интересно... Но увы - ваше время прошло, Император..."
  Капитан Айзен максимально незаметно улыбнулся своим мыслям.
  "Так вот в чем причины активации квинси по всему миру - ну да ничего... Достаточно лишь как следует выбить ряды противника - в том числе и будущего..."
  
  
***
  
  Общество Душ, Руконгай...
  
  - Капитан, а может все же...
  - Мацумото.
  - Но я...
  - МАЦУМОТО...
  - Молчу-молчу! - Капитан Тоширо Хацугая отвернулся от сконфузившейся подчиненной.
  За время зачистки Руконгая, согласно докладам шинигами, были уничтожены свыше двух десятков крупных банд. Кроме того были обнаружены несколько старых зданий-развалюх, в которых держались более полусотни детских душ.
  С каждым подобным докладом капитан десятого отряда все больше и больше ощущал ярость.
  "Так шинигами же и покупают, из аристократии".
  "Говорят, на опыты их отправляют".
  "Ну... Сами небось понимаете, зачем девку-простолюдинка аристократам, хе-хе..."
  "Маюри... Ублюдок..."
  Капитан Тоширо Хацугая постепенно открывал для себя новое состояние: называется оно простым словом "бешенство"...
  
  
***
  
  Дворец Короля Душ, крыша...
  
  Сия прекрасная картина,
  Навек меня с ума свела!
  И смех раздался без причины!
  И огня рев меня создал!
  
  Худощавый высокий мужчина пригладил ладонью в белоснежной перчатке соломенные волосы.
  Очки в круглой стальной оправе хищно поблескивали, а ярко-желтые глаза насмешливо отслеживали перемещение нарушителей по Обществу Душ.
  Это было довольно просто: весь маршрут движения рыжеволосого шинигами сопровождался ярким трассером пылевого следа, оставленного из разрушаемых зданий и вышибаемых в воздух плиток дорожек.
  Чуть севернее точно такой же пыльный след двигался к первому с севера...
  Блондин запустил руку под длинный белоснежный плащ и достал оттуда планшетку из потертой кожи. Некоторое время обладатель белоснежного костюма полюбовался на серебряного орла, распростертые крылья которого угрожающе расходились на Восток и Запад...
  "Эх, было время..."
  Блондин вздохнул.
  Из планшетки появился компас, топографическая линейка и карандаш.
  - Так, скорость разъяренного носорога... В смысле - капитана Кенпачи - двадцать километров в час... Ну само собой - если брать по прямой до расчетной точки встречи, ибо топографический критинизм скорости передвижения не добавляет...
  Рыжий ужас около сорока. Но у него еще и балласт из пиротехника на ногах висит... Их встреча будет воистину эпична!
  
  
***
  
  За полчаса до этого...
  
  Юмичика ушел в сюнпо и попытался перевести дух.
  - Проклятый псих... - Офицер одиннадцатого отряда сплюнул кровь. Проклятый блондин оказался на редкость неприятным противником: его казавшееся примитивным оружие с потрясающей мощностью прошибало защиту шинигами...
  - Эй-эй, куда ты мой пра-а-ативный! Хи-хи-хи...- Тонкий, срывающися смех прервал размышления офицера.
  Откуда-то сбоку пришла волна реацу от мощной атаки Медараме - его противник отлетел назад, роняя капли крови на останки каменных плит когда-то ровной мостовой...
  - Ну что? - Водопроводная труба в руках блондина описала широкий круг, резко увеличилась в длину и ударила на то место, где стоял шинигами - тот с трудом сумел увернуться. - Э-ге-ге-ге-гей...
  В темноте, заменяющей сейчас блондину лицо, мелькнули фиолетовые огоньки глаз и широкая белоснежная полоса нездоровой улыбки...
  - Однако, ты хоть и уродлив, но силен... - Офицер покачал головой. Противник его действительно порадовал как своей непредсказуемостью, так и мощью.
  - Не улавливаю связи. - Блондин крутанул трубу, но не нападал.
  Где-то в паре кварталов раздавались звуки смачных оплеух и ударов: Иккаку и Куросаки продолжали обмениваться тяжелыми аргументами, ибо истина рождается в споре.
  - Прекрасные существа прекрасны во всем! И то, что ты сражаешься со мной и до сих пор не сдался говорит о том, что твоя внешность соответствует внутреннему содержанию.
  - ??? - Блондин замер.
  - Да, я считаю твою внешность привлекательной. Хотя, разумеется, не такой прекрасной как у меня...
  Блондин постоял еще немного...
  - Какого хрена копаешься?
  На этот раз застыл в шоке шиниигами.
  - ВАЛИ ЕГО!!!
  Взрыв перед глазами было последним, что увидел офицер перед тем, как погрузиться в темноту...
  
  
***
  
  Общество Душ, чуть в стороне...
  
  - Хм... А ты интересный экземпляр... Не желаешь стать подопытным? Обещаю регулярное питание и уход...
  Иноуэ и Исида в изумлении смотрели на Ивана.
  Тот стоял, окруженный плотным зеленоватым облаком, явно не полезным для здоровья...
  - Эээ... Знаете, нет. - Высокая фигура в потертом мешковатом пальто закопошилась в складках одежды... - Но у меня для вас кое-что есть... А, нашел!
  Исида не видел лица их попутчика, но готов был поклясться, что на лице блондина появилась знакомая уже зловещая улыбка.
  - Трофей! Еще с сорок пятого...
  ПФФФФШШШШШШ!!!...
  Крик капитана двенадцатого отряда разнесся по всему району.
  Квинси и девушка потрясенно смотрели на улепетывающую объятую пламенем фигуру...
  - Flammenwerfer funfunddreizein! - Окуляры блеснули в лучах запального пламени.
  Иван легким движением руки стянул с себя противогаз. - Ну что? Двигаемся дальше? Кстати, посмотрите - там вроде бы лейтенант его осталась...
  Квинси пошел к лежащей без чувств девушке. Иноуэ поспешила за ним, готовая оказать помощь раненой...
  Блондин повесил противогаз на пояс. Подумал, достал пачку сигарет "Герцеговина Флор"...
  Рука в перчатке подкрутила регулятор запального пламени огнемета.
  
  
***
  
  Бараки второго отряда, помещение для задержанных...
  
  Квинси вел себя тихо, вежливо отвечал на вопросы, однако все время косился на часы. Командующий Ямамото заметил это и знаком приказал прервать допрос:
  - Вы куда-то торопитесь? - Ямамото было не по себе. Так просто прийти, выложить важнейшие данные... Бах не был глупцом: дезинформация? Он планирует атаковать в ближайшее время?
  - А... - Мужчина еще раз покосился на часы. - Заметили... Просто я прикидываю, через сколько умру.
  Капитан Сой-Фон нахмурилась:
  - Мы не планируем вас казнить. И даже более того - мы...
  - Вы - идиоты. - Мужчина поперхнулся, закашлялся и сплюнул на пол кровь. Потом повернулся к капитану и поинтересовался:
  - Как думаете, по какой причине я так откровенен? Мне осталось жить совсем чуть-чуть. Император не успел поставить на меня свою Печать Верности. Это позволяет ему быть уверенным в стойкости таких как я - пушечного мяса из всяких отбросов, в которых есть кровь квинси...
  Тонкие серые губы растянулись в усмешке:
  - Мы для него не более чем пешки. Все мы - даже Штерн Риттеры. А уж я... Квинси способны поглощать духовные частицы из окружающей среды, и вполне логично, что более сильные бойцы при долгом нахождении рядом со слабыми постепенно убивают их. Мои силы почти на исходе...
  - А как же...
  - Вот... - Мужчина подкрутил что-то на своих часах... И реацу квинси резко упала. - Просто я слишком хотел расстроить планы этого ублюдка, вот и разыграл спектакль... По сути - Еще одна усмешка. - Я уже труп...
  
  
***
  
  Риока и Ко... Общество душ.
  
  - Эй, не приближайтесь - а то ему конец! - Иван потряс перед приближающимися шинигами заложником. Тот на фоне блондина выглядел как плюшевая игрушка, которую ребенок трясет, пытаясь оживить сломанную "пищалку" в животе.
  - Думаешь сработает? - Тихо поинтересовался Ичиго, с сомнением глядя на приближающихся. Пиротехник приготовил к бою свой арсенал.
  - Да по-любому! Они же шинигами, а не Пустые какие-нибудь, чтоб детей убивать...
  Рыжий замолчал. Перед глазами встал Сузуме. Ребенок-пустой, уничтоженный капитаном Кучики...
  - ДА НАМ ПЛЕВАТЬ! ОН НЕ ИЗ НАШИХ!
  - ?!!! - Нарушители переглянулись. Иван прекратил размахивать Ямадой. Тот уже немного позеленел, но нашел в себе силы пояснить:
  - Я из четвертого отряда, медицина и хозяйственные работы. Они - дрожащая рука указала на окруживших бойцов - Из одиннадцатого. И они нас не любят...
  Рыжеволосый и подрывник покосились на Брагинского. Тот поморгал, после чего поинтересовался:
  - Будут сильно бить?
  - Да.
  - Даже ногами по голове?
  - УБЪЕМ ИХ!!!
  
  
***
  
  Над Обществом душ, крыша Королевского Дворца.
  
  - Вот это поворот... - Блондин в белоснежном плаще покачал головой. - Ну, совершенно никакого чувства плеча и товарищества... Ладно, что там с капитаном Зараки?
  Желтые глаза выискали траекторию движения еще одного клуба пыли, дыма и раскрошенных зданий...
  - О-ёёёё...
  
  
***
  
  Где-то внизу...
  
  Ичиго впечатал в мостовую очередного шинигами одиннадцатого отряда. Откуда-то из-за спины вылетело что-то шипящее и дымящееся и устремилось в толпу наступающих...
  - Поберегись!
  - АААА!!! - Ямада завопил - и отправил очередного нападающего в долгий полет.
  Правда, не совсем самостоятельно.
  Точнее, совсем не самостоятельно.
  Когда шинигами все же атаковали, Иван, судя по всему, находящийся в глубоком шоке, выставил Ямаду вперед подобно щиту - разумеется, Хинатаро это совершенно не понравилось, так что нога в сандалии вбилась орущему берсерку прямо в нос. Тот задумчиво покачался - и упал.
  - ПРЕДАТЕЛЬ!!! УМРИ!!!
  - К черту! - Иван глубоко вздохнул - и следующий нападающий получил удар в живот... головой Хинатаро.
  Несчастный седьмой офицер четвертого отряда выступал в роли дубинки или хлыста, которым Брагинский бил точно и с потрясающей убойностью.
  - ВАЛИМ ОТСЮДА!!! - Волна разрушений и бесчинств вновь понеслась по улицам города...
  
  
***
  
  В стороне...
  
  - Так это вы, значит, риока?! Ну что же, я рад... КАКОГО ХЕРА?! - Капитан одиннадцатого отряда дернулся, как от пощечины. Впрочем, никакая пощечина не могла его оскорбить так, как увиденное.
  Троица нарушителей - темноволосый пацан, девушка и блондин в пальто интенсивно от него драпали.
  Впрочем, драпал только блондин - темноволосый был крепко зажат под мышкой, а рыжеволосая - перекинута через плечо.
  - Кен-чан, они убегают!
  Кемпачи с рыком бросился в погоню...
  
  
***
  
  Лас-Ночес...
  
  Халлибелл молча смотрела на играющих в аквариуме рыбок.
  Троица где-то развлекалась, она ощущала их отголоски эмоций: азарт, веселье, небольшая досада... Рука прошлась по светлым растрепаным волосам, мягкое кошачье ухо с черно каймой слегка дернулось...
  - Хорошо... - Фраксион, сидящий на полу и положивший голову на колени своей хозяйки довольно сощурился.
  - Да...
  
  
***
  
  Общество Душ.
  
  Ичиго поморщился, сплюнул кровь с разбитой губы. Последний противник, после того, как его меч был выбит ударом занпакто временного шинигами, перешел в рукопашную и успел неслабо врезать Куросаки.
  Тот в ответ не стал мендальничать и от души протянул мечом наискосок по груди - правда, убивать все равно не стал...
  Гандзю ударом вырубил последнего нападающего: тот попытался добраться до выроненного меча, но не преуспел.
  - У-тю-тю! - Шинигами и пиротехник посмотрели в сторону Брагинского и синхронно содрогнулись.
  Хинатаро забился под разрушенную колонну и большими и грустными глазами смотрел на блондина. Тот как раз сунул руку под полу плаща и вытащил оттуда небольшой поднос с чем-то ароматно пахнущим.
  - Иди сюда - пирожок с рыбкой дам! Что? Хм... - Брагинский пояснил оторопевшим от такой картины спутникам:
  - Странно, с Йоруичи прокатывало...
  Однако как раз в этот момент блондина прервали...
  
  
***
  
  Каракура, старшая школа XXX.
  
  Уроки и истории никогда не были особо популярными среди учеников класса, где учился Куросаки Ичиго. Преподаватель, читавший предмет, через месяц должен был уйти на пенсию - так что откровенно ему было не до предмета, он готовился к своему уходу. Так что отсутствие преподавателя в классе не показалось ничем необычным...
  Прозвенел звонок, староста положила на стол учителя журнал.
  Класс откровенно планировал обсудить странное отсутствие целого ряда учеников, однако их ждал сюрприз.
  Дверь с шорохом отошла в сторону.
  - Guten Morgen, класс!
  Полноватая фигура в светло-бежевом костюме-тройке прямо-таки излучала дружелюбие и позитив. Правда, ученики были все равно шокированы: на японца вошедший был похож меньше всего...
  Круглое полноватое лицо, соломенного цвета волосы. Крупный острый нос и тонкий губы, сложенные в ироничной улыбке.
  Глаза ярко-желтого цвета с интересом изучали ошарашенных учеников... Первой опомнилась староста:
  - Класс, вста...
  - А-а-атставить! - Слегка оглушенные подростки замерли.
  Очки в стальной оправе блеснули в лучах солнца - и на секунда лицо мужчины скрыла тень, оставив лишь два светящихся пятна линз...
  - Садитесь... - Мягкий бархатный голос вызвал на спине Тацузи целый ворох холодный мурашек.
  Подростки сели.
  - Итак... Я ваш новый преподаватель Мировой Истории. Кстати говоря, вам на редкость повезло - я являюсь самым лучшим преподавателем Мировой Истории, особенно истории двадцатого века.
  После столь самодовольного заявления преподаватель отодвинул стул, осмотрел его, грустно вздохнул:
  - Придется менять - на таком я себе спину поврежу раньше, чем вы выпуститесь...
  Желтый глаза остановились на учительском столе, после чего преподаватель улыбнулся... И одним незаметным глазу движением уселся прямо на край стола, закинув ногу на ногу.
  Тацуки сморгнула: мужчина двигался очень легко, непринужденно. Видно было, что некая полнота вовсе не мешала движению.
  - Итак, позвольте представиться - Макс Монтана...
  
  Урок проходил оживленно. И даже в некоторой мере экстримально: преподаватель включил проектор и вывел на него картинку. Перекошенную морду, оскалившуюся клыками, а внизу была надпись: "ВАМ КОНЕЦ!!!", после чего, насладившись вытянувшимися лицами подростков, сообщил:
  - Достали листочки и поделились на варианты...
  За десять минут "блиц-опрос" был написан, листочки собраны, а еще через пару минут преподаватель задумчиво снял очки и протер их платочком, после чего так же задумчиво водрузил очки на нос.
  В классе стояла идеальнейшая тишина.
  - Н-дааа... - Преподаватель помолчал, после чего еще раз повторил - Н-да... А скажите-ка мне крайнюю тему, которую вы проходили? Эм, прошу прощения... Тацуки?
  - Японо-китайская война! - Девушка встала и ответил на вопрос.
  - А дальше идет что?
  - Русско-японская война, сенсей! Так же англо-бурская и...
  - Достаточно. - Блондин поморщился и одним движением смахнул листки с тестами в мусорную корзину.
  Откуда-то с задних рядов раздался полный облегчения вздох.
  - Садитесь. - Монтана встал за проектор, картинка с перекошеной рожей исчезла и сменилась другой, картой мира. Политической, за 1900 год, согласно надписи вверху.
  - Честно говоря, ваши знания мировой истории не так уж и плохи. Дам вам перечень параграфов и конспекты, потом перепишите - и все будет прекрасно. В конце концов до начала двадцатого века мало что действительно масштабного и интересного происходило.
  Патриархальные и травоядные времена. Кстати, если вы в чем-то сомневаетесь или не согласны, можно не поднимая руку и не вставая сделать замечание с места... Ну же, не стесняйтесь!
  Тацуки вздрогнула. Она как раз подумала о том, как можно назвать травоядными Столетнюю войну или революцию во Франции. Собственно, этот вопрос она и задала:
  - Сенсей, а разве можно назвать девятнадцатый век...
  - Замечание. Я не "сенсей". Я - "герр Монтана", "герр преподаватель", в конце концов просто - "преподаватель".
  Что касается вашего вопроса - девятнадцатый век был богат на войны: Российская Империя схватилась с Турцией, причем не один раз. Наполеон стал "завоевателем Европы"... Не на долго, правда - дурак, решил на Восток отправиться.
  Российская Империя не единожды схватывалась с Турцией...
  - Но мы им наваляли... - Один из учеников решил вставить свой комментарий.
  Учитель в ответ пронзил его взглядом желтых глаз (из заднего ряда послышался кашель), и заметил:
  - Русско-японскую войну тоже будем изучать. Кстати, редкий случай, когда победитель оказывается все же в проигрыше...
  Блондин откашлялся:
  - Итак, двадцатый век. До сих пор спорят, когда он начался: с наступлением 1900 года? Или же с отметки 1901? Путаница усугубляется наличием так называемых юлианских и григорианских календарей - многие страны жили по разным стилям летосчисления.
  Экономистам и логистам того времени, занятым составлением расписаний поездов и расчетом тех или иных дат жилось нескучно.
  Я считаю, что двадцатый век "по-настоящему" начался с первым выстрелом на южном побережье Африки.
  Именно там началась Великая Война, которую по причине недостатка романтики большинство историков называет просто - "двадцатый век".
  Запомните - весь двадцатый век есть просто война, разделенная годами временных перемирий. И эта война продолжается до сих пор... Достаточно посмотреть выпуски новостей - я имею ввиду, мировых, а не тех, что рассказывают о рождении нового детеныша панды в токийском зоопарке...
  Гипнотический голос, казалось, проникал прямо в подсознание...
  
  
***
  
  Лас-Ночес.
  
  Кригу нравился сон.
  Макс любил неспешное угасание своего разума и странные картины, возникающие в воображении. На сны влияют внешние факторы и пережитое за день, и если человеку снятся пингвины - вполне возможно, что он забыл закрыть окно и ему холодно.
  Но сны фраксиона всегда были воспоминаниями. Когда - грустными, когда - веселыми, когда - бредовыми. Сейчас же подсознание решило порадовать блондина неопределенностью и предвкушением...
  Кладбище.
  Тихое и мирное - как и положено, если, разумеется, умершие не укушены вампирами.
  Солнечный день - лучи проникают сквозь листву причудливо изогнутых вязов. Перед ним - могильная плита, а чуть в стороне на скамейке для посетителей сидит девушка... Нет, девочка.
  Ей всего пятнадцать лет.
  - Между прочим, воспитанные люди здороваются. - Голос пока не имеет властной интонации, но вот язвительности и чувства собственного достоинства хоть отбавляй.
  - Прошу прощения, фройляйн. Добрый день. Просто я не хотел мешать вашему... Эм... Общению с усопшим.
  "Забавно, у нас похожие очки".
  Девчушка слегка ухмыляется:
  - Я не навещаю усопших. Я навещаю их могилы - это разные вещи.
  Глава "Миллениума" переваривает услышанное.
  Впрочем, из всех слов есть только одно, описывающее его состояние.
  "Восхитительно".
  - Ваш отец? - Почему бы не поговорить с... Кем? Пожалуй, что со врагом. Правда, она еще об этом не знает...
  - Да. Он умер месяц назад. - Вообще-то две недели. А следом за ним "умер" и дядя.
  - Сочувствую. Но он наверняка уже там, где души всех воинов - в Валгалле...
  - Он умер не в бою.
  - Но он определенно был воином. Иного объяснения вашему твердому характеру я найти не могу. - Криг улыбнулся.
  Какая же она красивая! Светлые волосы, твердый взгляд - столь близкая к арийским идеалам красоты!
  А вскоре, всего через несколько лет - она будет плеваться от подобного сравнения. Это крайне забавно.
  - Всего хорошего, фройляйн... - Майор уходит.
  Девочка остается.
  Блондин в восторге - это воистину восхитительное чувство! Враг... Нет, не меч, что поразит его - пока что лишь кусок прекрасной стали.
  Но он - любит войну и мастерски с ней обращается. И этот кусок металла превратится в идеальное оружие...
  Достойное отнять его жизнь.
  - До свиданья... Фройляйн. - Тонкие губы расползаются в улыбке. - До встречи на полях сражений...
  И что самое удивительно - это не предвкушающая улыбка, и блондин это понимает. Он улыбается не от того, что впереди - кровь и смерть, хотя это тоже прекрасно...
  Он просто радуется...
  
  
***
  
  Общество Душ...
  
  - БЕЖИМ-БЕЖИМ-БЕЖИМ!!! - Точная копия Ивана со всех ног улепетывала от чего-то крайне опасного. По крайней мере, Ичиго стало не по себе, когда преследователь троицы крушил от ярости дома и деревья.
  Пиротехник икнул, покосился на копию Ивана, стоящую рядом и сопровождавшую их все это время. Ямада, перекинутый через плечо блондина и не отошедший от роли дубины, слабо постанывал...
  "Отложим объяснения на потом, сейчас надо проваливать..."
  
  К сожалению, даже гении вроде меня не могут предусмотреть все. Вот и теперь, когда я отмахнулся от наседающей компании ответом "легкий фокус - клонирование!" я не заметил лейтенанта Абараи Ренджи...
  Прятаться, маскироваться - и все же попасть в лапы этому психу! Единственное, что, пожалуй, можно отметить положительного - это то, что ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ драки с капитаном одиннадцатого отряда все же удалось избежать.
  Однако сейчас из рыжего сосредоточено делали отбивную... Я пресек три попытки вмешаться (ибо квинси все же успел немало сил положить до того момента, как я, наконец, вмешался в его общение с Маюри), и одну - сбежать (Хинатаро Ямада занимал серьезное место в моих далеких планах).
  
  
***
  
  Лас Ночес...
  
  Песок-песок-песок... Кругом только он, да монументальная стена, отделяющая Пустыню от искусственного оазиса жизни. Впрочем, иногда этот самый оазис взрывался такими волнами активной деятельности, что лучше бы его и не было - как, например, сейчас. В одной из комнат, в которой обитались фраксионы Тии Халлибелл, царило оживление...
  - Ой... Хи-хи-хи... - Циан Сун-Сун прикрыла лицо рукавом одежды и мелко-мелко хихикала.
  - Это... Это... - Апачи задохнулась. - Это...
  - КАВАИИИ!!! - Милла-Роза поправила очки и ухмыльнулась. Грудь, которой явно было тесно под одеждой, беззащитно и упруго смялась...
  - ЭТО МЕРЗКО!!!
  - Но как на Крига-то похож!
  - Ну знаете ли... - Апачи покраснела. То, что оказалось в толстой стопке притащенной блондином манги, перевернуло все представление разноглазой о морали.
  В качестве завершающего штриха с порога донеслось:
  - О, фройляйн, а что это вы тут... - Желтые глаза уставились на раскрытые странички манги. После чего резко расширились...
  Рука в белоснежной перчатке подняла томик. Криг медленно прочитал:
  - Zaou Taishi, Eiki Eiki... "Love Stage!!" - Блондин замер. Потом пролистал томик... В конце концов, взял другой и открыл на середине...
  Остальные фраксионы молчали и интенсивно бледнели.
  Макс поднял взгляд на троицу, после чего тихим ровным голосом произнес:
  - Вы этого не видели. Ясно? После прочтения - сжечь...
  
  
***
  
  Общество Душ...
  
  Я свел свое вмешательство к минимуму.
  Так что на данный момент Исида и Орихиме прятались на старых складах (пришлось на некоторое время "разделиться" и обеспечить их едой и водой), пиротехник дрых в боковом ответвлении коридора на старых матрасах, а Ямада прыгал вокруг вырубленого рыжика.
  Тот неслабо огреб от Зараки - впрочем, капитан тоже получил по мозгам. Правда, видимого вреда здоровью кровожадного психа это не нанесло, а лейтенант Ячиру была в совершеннейшем восторге.
  
  
***
  
  Ямада перевязал многочисленные раны временного шинигами и сел на каменный пол. Мысли вяло текли в голове: основной было "вот и все...".
  - Хм... Что-то вы грустный, товарищ! - Блондин, при взгляде на которого у седьмого офицера четвертого отряда начинался тремор, покопался у себя в карманах потрепанного плаща. - Вот, приятного аппетита!
  Большой аппетитно пахнущий пирожок с мясом немного улучшил настроение медика, но общее ощущение разрушенного мира не покидало шинигами.
  Сердце обреченно билось в груди - Ямада уже подсчитывал, сколько именно ударов осталось до того момента, когда кто-то из одиннадцатого отряда порубит медика на куски.
  "Еще наверняка и драку устроят за возможность меня прикончить..."
  Ямада и сам не заметил, как под эти невеселые мысли заснул...
  
  "Что за ерунда?!"
  Хинатаро осмотрелся вокруг: тот же коридор, где он секунду назад прикрыл глаза после безумного дня, но... Нет ни рыжего шинигами, ни блондина... Ушли уже?
  На секунду стало грустно: "И они меня бросили...", но мысли медика прервал насмешливый голос:
  - Как-то это странно сожалеть о том, что похитители бросили тебя? - Перед Ямадой, поблескивая желтыми глазами, стоял невысокий худощавый юноша и что-то сосредоточено жевал...
  - Ты кто? - Хинатаро уже устал удивляться, только лишь отметил про себя странный цвет глаз и волос - очень похожих на волосы Брагинского.
  А еще на левой щеке незнакомца был прикреплен осколок кости, крайне похожий на маску Пустого.
  - Я? - Блондин дожевал яблоко, выкинул огрызок в сторону. Тот на лету распался на духовные частицы.
  - Кто я такой... Вопрос сложный. С одной стороны я являюсь арранкаром. Пустым, превращенным в подобие шинигами и способного драться с капитаном Готея 13...
  На этих словах Ямада почувствовал, как холодная рука сдавливает сердце: от ужаса седьмой офицер просто примерз к полу.
  - С другой же стороны я - твой Шанс. Именно так - с большой буквы. - Блондин шагнул чуть назад, в тень, после чего вновь вышел на свет.
  - А... А...
  - Расслабься, Ямада. Я дам тебе то, чего ты точно никогда не достигнешь в своем четвертом отряде.
  Ярко-желтые глаза смотрели в душу:
  - Как насчет возможности стать легендой Готея 13, начистить рожу капитану Кенпачи и в перспективе - самое интересное...
  Существо приблизилось вплотную и наклонилось к уху шинигами, стоящего в ступоре...
  - Что?
  - Да-да. Но последнее зависит только от тебя... - Существо улыбнулось, обнажив ряд острых белоснежных зубов. - Ну так каков будет твой ответ? Желаешь ли ты спасти своих сослуживцев? Даже тех идиотов из одиннадцатого отряда, что постоянно тебя шпыняли?
  Готов идти до конца?
  Готов стать тем, для убийства которого нужно больше, чем армия квинси и шинигами - но остаться при этом человеком?
  Ответь мне, Хинатаро Ямада, седьмой офицер четвертого отряда - готов ли ты к Войне?
  Лица шинигами коснулся раскаленный ветер. Хинатаро зажмурил глаза...
  Откуда он тут взялся? В подземельях?
  Ямада вздрогнул, осмотрелся вокруг...
  Под ногами - треснувший асфальт.
  Вокруг - руины города: вывернутые наизнанку дома и залитые удушливым туманом воронки.
  - Ну что же? - Голос сзади заставил подпрыгнуть.
  Белоснежный костюм казался абсолютно чуждым элементом для окружающей действительности: слишком чистый и незапятнаный.
  С другой стороны белый цвет - цвет смерти...
  - Да...
  
  
***
  
  Ичиго разлепил глаза и осмотрелся: каменный коридор, с несколькими отворотами. Из одного слышен храп и посапывание. Иногда - сонный голос Гандзю:
  - Ммм... Триста грамм серы на сто грамм алюминиевой стружки... Хррр...
  В стороне прислонившись к стене спал Ямада: нахохлившийся как воробей и с заметными шишками на голове. Брагинский старался бить своей живой "дубиной" только по мягким частям шинигами одиннадцатого отряда, таким как животы, грудь и спина, но несколько раз Хинатаро умудрился встретиться с берсерками Кемпачи лоб-в-лоб.
  Сам Брагинский...
  Ичиго вытаращил глаза: блондин спал.
  На потолке.
  Под его головой... В смысле - над его головой... В смысле - между потолком и головой Ивана находилась подушка, потрепанный плащ служил одеялом и вопреки всем законам гравитации отказывался падать вниз.
  Куросаки нервно сглотнул и подумал, что присутствие в их небольшом отряде этого странного парня значительно облегчало дорогу.
  
  
***
  
  Лас-Ночес...
  
  Карандаш выводил на бумаге линии, соединяя квадраты с вписанными именами.
  Так, например, "Гриммджоу Джагерджек" был соединен с "Рукия Кучики", а посередине линии был выведен жирный знак вопроса.
  "Комамура" был пока без пары.
  Криг подумал.
  Потом восхищенно замер - и соединил квадрат с надписью "Комамура" и гротескным рисунком собачьей мордочки с другим квадратиком.
  В нем было готическим латинским шрифтом выведено "Hans Gunsche" и нарисована полная луна на фоне звездного неба...
  
  
***
  
  Лас-Ночес.
  
  Я ненавижу пошлость, но вид красивой девушки с крайне скудным гардеробом (если брать за меру - площадь одежды) настраивал на вполне определенный лад.
  И хоть по моему настоянию куртка была удлиненна, тем не менее открывавшийся вид поднимал настроение... Проклятье, как же это пошло прозвучало!
  Пожалуй, к небольшому списку хороших дел, совершенных в моей жизни, можно приплюсовать еще одно благое деяние: маска Халлибелл ограничилась только низом лица, не затронув грудь... М-да...
  
  Блондин подошел к своей хозяйке со спины и "боднул" головой локоть. Женщина на автомате положила ладонь на соломенные волосы и слегка почесала... Легкое "мурлык!" послужило подтверждением того, что фраксион находится если не на вершине блаженства, то где-то очень близко.
  - Скоро вернется Айзен. И появятся новые арранкары, куда более способные - возможно, мне придется уйти из Эспады...
  - Ерунда, фройляйн! Во-первых, новое - не значит лучшее. Во-вторых: мы останемся с вами, и будьте уверены - вас в обиду не дадим.
  А в-третьих... - арранкар улыбнулся.
  Осколок маски в виде "немецкого креста" на левой щеке слегка блеснул в лучах искусственного солнца:
  - Я не рассказывал вам самую интересную особенность моих способностей?
  Тия мысленно перечислила способности фраксиона: серо, способное менять траекторию, потрясающая живучесть, скорость перемещения...
  Блондин встал на цыпочки и прошептал:
  - Я ускоряю эволюцию...
  
  
***
  
  Общество Душ.
  
  - ХРЯСЬ!!!
  Не уверен насчет возможности рыжеволосого уложить Кемпачи, но точно уверен в том, что пару сотен моих воплощений рыжик в состоянии перебить.
  Правда, это вряд ли ему поможет: что такое две сотни жизней?
  По крайней мере - для меня?
  Бан-каем (Или все же банкаем? Наши восточные союзники всегда меня ставили в тупик!) Куросаки уже овладел - и дело встает лишь за решением животрепещущего вопроса: когда?
  И как освобождать мелкую?
  И освобождать ли вообще?
  На секунду я прикинул варианты: допустим, Ичи опоздает и шинигами казнят мелкую.
  После чего внезапно воскресший Айзен сопрет артефакт с непроизносимым названием и покажет всем язык, попутно избавившись от очков (зря, кстати - человек в очках вызывает большую симпатию, по себе знаю).
  Что имеем?
  Имеем капитана Бьякую Кучики, который и так недосыпает и внутренне корит себя за убийство названно сестры. Интересно, до суицида дойдет?
  Имеем Куросаки, который хочет набить рожу всему Готею 13 и в частности Командующему, который все это допустил.
  За него определенно вступятся Комамура, Сой-Фонг, его лейтенант Сасикабе, со своим неизменным чайным подносиком. Маюри тоже - потому как понимает, что без протекции Ямамото его жизнь будет крайне недолгой.
  Скорее всего, некоторые капитаны поддержат Ичиго - как минимум, Кемпачи (этот с удовольствием устроит Комамуре внеплановую чистку от блох), Шинсуй (с самого начала был против) и Укитаке.
  Последний, кстати, хоть и болезненный - но за подчиненную всех на куски порвет.
  Снежок скорее всего выступит на стороне Командующего - но без энтузиазма. Я постарался, что бы весь его отряд во главе с малолеткой-капитаном как следует прошерстил Руконгай. Плюс Рангику пришлось рассказывать о своем веселом детстве в том районе - так что Тоширо уже мысленно смирился с тем, что Ямамото не всегда прав...
  Кстати, Бьякуя наверняка дистанцируется от обоих групп и поведет свою вендетту - которая неминуемо приведет его к смерти. Может, и неплохо? Все равно эмоций у него как у Улькиорры, будущего Куатро Эспады - только тупой свод правил и предписаний в башке. Хоть в последнее время с моей помощью скорлупа безразличия треснула...
  И Ичи будет мстить Айзену и арранкарам... За себя можно не бояться, но вот остальные полумасочники огребут.
  Плохо.
  С другой стороны - Ичиго будет намного более жесток к шинигами, не будет им верить и в голове постоянно будет мысль "как они могли такое допустить?".
  Спасти Рукию?
  Тогда все пойдет по известному мне пути.
  Это сулит наибольшую выгоду - но тогда придется, например, драться над лже-Каракурой с капитанами. Боя можно не бояться, но существует опасность гибели некоторых симпатичных мне... эм... существ.
  
  Иван Брагинский валялся на земле, закинув руки за голову.
  Йоруичи покосилась на блондин: тот задумчиво что-то шептал на непонятном языке. Бывшая капитан второго отряда ухмыльнулась, отошла чуть в сторону, и, приняв кошачью форму, начала подкрадываться...
  Ближе...
  Ближе...
  ПРЫЖОК!!!
  ЦАП!
  Лопатообразная ладонь с легкостью перехватила кошку в полете, и еще через мгновение ошарашенная шинигами в звероформе оказалась плотно прижатой к широкой груди блондина.
  - Утю-тю... - Здоровенная лапа аккуратно почесала за ушком.
  - Опять поймал... - Кошка поморщилась. Кошачья мордочка потешно дернула усами.
  Иван улыбнулся еще шире и стал напоминать чем-то Ичимару Гина - если убрать из улыбки последнего весь яд и сарказм.
  - Вас я готов ловить в любое время. Обращайтесь. - Блондин сунул руку под полу плаща:
  - Лосось, форель или семга?
  
  
***
  
  Общество Душ.
  
  Командующий Ямамото очередной раз пробежался взглядом по бумаге.
  "Рапорт... Капитан Бьякуя Кучики...
  Мною была уничтожена душа Пустого... Ребенок... Не агрессивен... Проявлял дружелюбие... Прошу о трибунале..."
  Жилистые сильные руки с силой сжали трубку - дерево жалостливо хрустнуло под таким нажимом.
  - Скажи, лейтенант... - Генрюсай протянул лист своему лейтенанту - Что ты об этом думаешь?
  Сасикабе прочитал полученное, после чего задумчиво посмотрел за окно. Там как раз была видна башня, в которой дожидалась своего часа преступница...
  - На его долю много выпало, капитан. Плюс всем было известно, как его жена хотела иметь ребенка - но не успела. А теперь он, по сути, уничтожил душу чужого дитя без шанса переродиться... Его названная сестра ждет приговора, и он - палач, собственные подчиненные сторонятся его...
  - Я знаю, знаю... Мне кажется, я допустил ошибку.
  - Капитан?!.. - Сасикабе вздрогнул. Такого он не ожидал.
  - Да, да. В конце концов - сколько мне лет уже? Имею право на проявление маразма. Правда, тут мне все боком вышло. И ладно мне - Обществу Душ это вышло боком.
  Генрюсай посмотрел на осколки трубки, смахнул их в мусорную карзину, после чего достал из стола новую. Раскурил...
  - Я забыл, что капитан Бьякуя все же человек. Хоть он сам и жаждет стать простым ходячим сводом правил и аристократизма, но он - человек. И у каждого человека есть свои слабости...
  Ты понял, чего он хочет?
  Командующий посмотрел, сощурившись, на своего лейтенанта. Тот сморгнул, протер очки мягкой тряпочкой и высказал предположение:
  - Он считает вас последней истиной. И если вы скажите, что он ни в чем не виноват - то он успокоится и более не вернется к этому эпизоду. Если же вы посчитаете его виновным... Тут возможны самые разные варианты - вплоть до добровольного ухода Капитана из Общества Душ.
  - Вот именно... Вот именно... Ладно, с этим разберемся. Что там с расследование убийства капитана Айзена?
  - Пока что, на основании письма можно предположить, что капитан Айзен ошибался в своем предположении. Капитан Тоширо Хацугая вчера - ровно как и предыдущие несколько дней - находится в самых бедных районах Руконгая. На данный момент у нас появилось как минимум два десятка потенциальных шинигами с неплохим потенциалом - за счет активности отряда номер...
  - Я не об этом. Насколько мне известно из докладов капитана Сой-Фонг, капитан Тоширо уже несколько раз прилюдно обещал уничтожить - причем именно уничтожить, без шансов - капитана Маюри Куросоючи?
  - Так точно. Как выяснилось, иногда капитан двенадцатого отряда проводил эксперименты без согласия подопытных. Плюс ко всему откуда-то капитан Тоширо достал бумаги, которые в данный момент изучает второй отряд: коррупция в среде шинигами, ответственных за охрану оставшихся на грунте квинси. Пока что все подтверждено...
  - А что с нашим задержаным? - Квинси, взятый в плен Зараки Кемпачи, уже прочно обосновался в бараках четвертого отряда и его состояние постоянно ухудшалось.
  - Он... - Лейтенант откашлялся. - Он умирает.
  - Даже так...
  - Капитан Унахона ничего не понимает: просто такое впечатление, что его организм постепенно истощается. Ничего не помогает: капитан Маюри считает, что всему виной Печать Верности. Сам квинси говорит, что лучше ее не трогать так у него будет больше времени.
  Капитан Сой-Фонг не отходит от него ни на минуту: записывает показания. Кстати, Бернадоте оказался неплохим художником, так что у нас есть портреты наиболее сильных бойцов Вандеррейха. А так же их лидера...
  - Да... - Командующий встал и прошелся по комнате. - Да, видел. Не думал, что еще раз придется с ним встретиться...
  - Пип сообщил, что раньше, чем через пару лет квинси будут не готовы. По меркам грунта - пару лет...
  - А его не хватятся?
  - Он находился в патруле, когда дезертировал. Одного его напарника убил Пустой, второй - ушел. Его ранило, но он сумел победить, после чего к месту сражения стянулись другие Пустые... В итоге образовалась куча дерущихся друг с другом пустых, и ему удалось скрыться. Как он сам говорит, хотел сначала сбежать в мир людей, но потом, когда понял, что умирает, решил напоследок "передать привет Импи"... Это его цитата.
  
  
***
  
  Общество Душ.
  
  ДА!
  ДА-ДА-ДА!!!
  Я этого ждал - и оно свершилось! Я столько времени, сил и нервов потратил на это - и вот оно!
  АХАХАХАХА!!!
  Ичиго появился поистине эпично: в плаще с капюшоном, накинутым на одеяние шинигами, изрядно порванное и истрепанное. Лицо прикрыто, но судя по физиономии Рукии она уже не сомневалась в том, кого увидит:
  - И... Ичиго?
  - Да, я.
  - ИДИОТ!!! Какого черта ты творишь?!
  А теперь моя реплика:
  - О, маленькая шинигами, которую мы должны спасать!
  
  
***
  
  Там же.
  Ракурс чуть другой.
  
  Капитан Маюри ощутил, как его левый глаз начинает подрагивать.
  Этот голос был ему знаком... Очень хорошо знаком!
  Его обладатель обеспечил несчастному ученому потерю сна и аппетита на долгое-долгое время, ибо капитан двенадцатого отряда так и не смог найти ответа на вопрос: КАК?!
  Вещество, которое прожгло защиту и превратило в ничто мощнейший парализующий яд не обнаруживалось! Складывалось впечатление, будто кто-то, владеющий реацу, сравнимой с реацу Командующего просто выжег грубой силой воздух вокруг себя очистив его тем самым от яда - но это невозможно: капитан бы почувствовал! Да все бы Общество Душ почувствовало!
  И вот сейчас желанный препарат для опытов находился рядом с нарушителем спокойствия, стоя на арке на коленях, опасливо-восхищенно смотрел вниз.
  До капитанов, смотрящих на происходящее большими от удивления глазами, донеслось:
  - ИЧИГО!!! Смотри - вон там шинигами-капитаны, а все равно с такой высоты как муравьи! Вон - я сейчас воо-о-он того как будто раздавлю.
  Маюри ощутил смутное беспокойство...
  
  Капитаны с трудом отпрыгнули в сторону, когда столб концентрированной реацу ударил на то место, где находился капитан Маюри Куросоючи.
  Фонтан крови и внутренностей ударил в воздух.
  - ОЙ!!! Я НЕ ХОТЕЛ!!!
  Капитаны медленно подняли головы.
  На высоте преступница и рыжеволосый шинигами в шоке смотрели на высокого блондина в потрепанном плаще: тот заложил руки за спину и увлеченно рассматривал арку, в настоящий момент служащую ему "полом".
  Судя по посыпавшимся обломкам и щепкам, странный блондин от смущения начал ковырять поверхность, выполненную из прочнейшего материала...
  
  
***
  
  Здание Совета 46.
  
  Капитан Айзен, живой и здоровый, рассматривал залитое кровью помещение совета.
  Все они были мертвы... Все до единого.
  Нет, это вполне соответствовало плану, вот только была одна меленькая проблема: капитан Айзен и Ичимару Гин, ровно как и Тоусен были непричастны к гибели Старейшин.
  Да и любой шинигами - тоже.
  - Странно... Странно... - Айзен еще раз прошелся по помещению. Еще когда он два дня назад пришел сюда - его поразило увиденное, но пока что было время еще раз остановиться и осмотреть это помещение, ибо другой возможности не будет...
  Под ногами шинигами зазвенели, перекатываясь, гильзы.
  
  
***
  
  Эшафот.
  
  Я стоял и с улыбкой наблюдал за происходящим. Мое место - в первом ряду, и я получу море удовольствия от этого концерта.
  Занавес поднят! Скрипачи расселись по местам и дирижер готов дать отмашку... Не подозревая, что он вовсе не центр всего, а лишь усовершенствованная версия шута.
  Да, капитан Айзен, вы действительно умны. И я был бы счастлив, будь вы моим союзником - но увы и ах, ваша сила приучила вас к мысли о том, что все вокруг лишь пешки.
  Вам не понять, что такое азарт. Вы думаете, что все пройдет по вашему плану...
  Они уже близко.
  Троица предателей висела чуть в стороне, невидимая для всех, кроме меня. И второго меня - который изображает дурачка и крошит ботинком арку эшафота.
  Я сейчас в шкуре квинси. А значит - проблем быть не должно. Как много можно свалить на врагов...
  Вот Ичиго умудряется превратить в ничто орудие казни.
  Вот появляется Азен и Куросаки отлетает в сторону.
  Вот артефакт у него... Пора!
  
  
***
  
  Сой-Фонг потрясенно смотрела на ожившего мертвеца.
  Спустя секунду по связи раздался дикий крик капитана Тоширо Хоцугаи:
  - СОВЕТ 46 МЕРТВЫ! АЙЗЕН ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ ОТДАВАЛ ПРИКАЗЫ!!!
  В ту же секунду откуда-то сбоку раздался свист, потом впереди произошел взрыв, горячий воздух опалил лицо...
  - Эй, уважаемый! Не советую рыпаться - снаряд все равно быстрее!
  - КАПИТАН СОЙ-ФОНГ! ЧТО ОН ТУТ ДЕЛАЕТ?! - Ямамото заскрипел зубами.
  А стоящем неподалеку дереве, на самой верхней ветке стоял квинси.
  Пип Бернадоте.
  На его голове находился какой-то странный прибор, напоминающий очки для выявления реацу - профессионального типа, а в руках...
  - Ну хоть одного шинигами прикончу... ЛОВИ, ТВАРЬ!!!
  Очередной выстрел из гранатомета заставил троицу предателей рассредоточиться.
  Тоуссен как раз собирался уйти в сюнпо и зайти неожиданной помехе за спину, когда почувствовал, как на его правой ноге повис тяжкий груз. Причем его масса все возрастала...
  Капитан не мог увидеть, но вот дикий вопль перед тем, как рухнуть на землю он услышал...
  - ВОДКААААА!!!
  
  
***
  
  Трассеры рвали воздух.
  Где-то в стороне, в лесу рвались на куски стволы деревьев: находящийся выше остальных Куросаки видел, как иван схлестнулся с капитаном Тоусеном - и шинигами оборонялся от неточных, но мощных атак Брагинского.
  Рукия была уже под защитой Ренджи, так что пора подумать о новой цели...
  - Ты. - Зангецу указал на капитана Айзена, стоящего чуть в стороне и с легкостью отражающем выстрелы квинси. - Ты - тот, из-за кого Рукия чуть не погибла?
  - Не стану этого отрицать...
  
  
***
  
  - И все же - выходите за меня!
  Лейтенант Ямаэда поперхнулся печеньем и закашлялся.
  - Да нет, жиробас, не ты! Скорее, Император решит прийти и поговорить с командующим вежливо, чем я посмотрю на тебя как на объект постельных фантази. - Квинси затянулся сигаретой и оценивающе осмотрел лейтенанта:
  - Хотя что-то в тучных формах есть...
  На последней фразе лейтенант буркнул что-то неразборчивое и под этим предлогом удалился из помещения.
  Капитан Сой-Фонг медленно краснела.
  - Подследственный Бернадоте, вы отдаете себе отчет, что ваша жизнь и здоровье - в моих руках?
  - Хм... - Квинси пожевал сигарету. - Ну, допустим.
  - И вы понимаете, что оскорблять меня не стоит?
  - Хм... Но это же весело? К тому же - вы представляете, какие замечательные у нас выйдут дети? Внешностью и тонкой стервозностью они пойдут в вас, а чувством юмора и воинским талантом - в меня... Да эти дети нынешнего командующего за пояс заткнут!
  
  
***
  
  Все рано или поздно кончается.
  Кончилась и удача рыжеволосого обладателя шикарной косы: Ичимару умудрился проскользнуть мимо очередной очереди из девяти мощных зарядов и подобрался вплотную...
  В принципе, это с самого начала было для Гина лишь развлечением и способом утолить любопытство: насколько квинси стали лучше, чем тогда?
  В допросе Бернадоте говорилось о многих новых техниках... Но увы, то, что сейчас показывал квинси, было откровенно слабым.
  Да, он сумел отразить две атаки руками, в кожу на которых была залита солидная порция энергии.
  Да, он сумел передвигаться со скоростью достаточной, что бы уклоняться от атак Гина.
  Да, он сильнее чем тот же самый Исиду Уриу, который сейчас находится в заключении... Но слаб для боя с капитаном Готей 13!
  Пожалуй, единственным интересным приемом была "Буря реацу", из-за которой окружающее пространство больше напоминало снежную метель. Она не давала возможность стоящим на земле капитаном вмещаться в бой, однако и квинси не мог отступить на землю.
  "Пора заканчивать..."
  - Яре-яре, пожалуй, я победил...
  
  
***
  Сой-Фонг смотрела, как Пип Бернадоте, наглый и до невозможности пошлый квинси, трижды предложивший открытым текстом во время допроса остаться с ним на ночь, падает вниз.
  Длинная коса, почти перерубленная в трех местах, выколотый глаз, отрубленная рука...
  В ушах прозвучала фраза, сказанная на последнем допросе:
  "Я умру из-за того, что когда-то один не в меру ретивый человек решил, что имеет право на все, в том числе и на сей прекрасный мир.
  Надеюсь, что до этого успею, во-первых, поломать его планы, а во-вторых - умереть не под пиликанье приборов и ругань медиков, а под вопли раненых и звуки выстрелов, стоя по колено в крови..."
  Что же...
  Крови из многочисленных ран квинси действительно вылился целый океан...
  
  
***
  
  Канаме Тоусен чувствовал себя скверно.
  Возможно, причиной этому служило два пропущенных удара по руки и голове, которые нанес противник...
  Меж тем Брагинский продолжал изводить шинигами-предателя реальными и ложными атаками.
  Трижды он с помощью камней и веток шумел за спиной капитана и атаковал с фронта, пытаясь достать врага тяжелой водопроводной трубой по голове - увы, все было бес толку. Проклятый шинигами, несмотря на слепоту, прекрасно ориентировался в условиях леса: отраженние звуков позволяли ему безошибочно вычислять, откуда именно прилетел камешек и атаковать блондина...
  - Иван-ку-у-ун! - Знакомые мурлычащие интонации заставили Тоуссена напрячься. На место битвы прибыла Йоруичи, в то время как звуки боя Гина и квинси стихли.
  - О, госпожа Йоруичи! День добрый. Я... К-ха...
  Уже вечером бывшая капитан второго отряда много раз спрашивала себя: как она могла так ошибиться?
  Девушка закрывала глаза - но перед ней представала все та же картина...
  Иван - с детским изумлением смотрящий на лезвие, вышедшее из груди... Капитан Айзен, доброжелательно улыбающийся шокированной шинигами, поинтересовался:
  - Давно не виделись...
  
  
***
  
  Они отступили.
  Троица предателей сбежала с помощью гиллеанов, напоследок забрав две жизни.
  Первым был квинси. Пип Бернадоте, сражавшийся с капитаном Ичимару Гином.
  Именно из-за его действий, так называемой "бури реацу", капитаны Готей 13, даже Командующий, не смогли принять участие в битве.
  Вторая жизнь - Иван Брагинский. Непонятное существо, почти победившее Канаме Тоуссена - но получившее смертельную рану прямо в сердце...
  Тело квинси немедленно распалось не духовные частицы, все, что от него осталось - это портсигар. Потертый, когда-то обшитый кожей стальной портсигар, несколько сигарет, зажигалка, сделанная из гильзы...
  Сой-Фонг сама не понимала, почему оставила эти вещи себе. Пожалуй, всему виной странная фотография...
  На обороте - ровным острым почерком на французском написано:
  "Жаль, не сбудется... П. Б."
  А на фото - она... Рядом с квинси Пипом Бернадоте, погибшем в сражении против шинигами для защиты Общества Душ. Почему-то на ней западная одежда и она счастливо улыбается...
  Капитан никому не показывала фото.
  Зачем? Так, небольшой сувенир...
  
  А Йоруичи Шихоин обзавелась новым любимым предметом одежды.
  Даже двумя.
  Это был, во-первых, длинный толстый грубый шарф, замечательно теплый и домашний.
  Порой она ловила себя на мысли, что становится похожей на капитана Кучики...
  А во-вторых - потертое пальто, пахнущее чем-то вкусным: пирожками с рыбой, чуть-чуть табаком, чем-то алкогольным и бьющим по разуму...
  На спине было сделано несколько крепких стежков - Йоруичи исколола себе все пальцы, но столь деликатную процедуру не доверила никому.
  А еще во внутреннем кармане оказался рисунок с изображением принцессы Шихуин.
  Справа - в виде кошки, слева - в человеческом облике... Рисунок был черно-белый, но поражал своей завершенностью и полнотой.
  Как будто для контраста на обороте крайне корявыми иероглифами было выведено:
  "Самая красивая шинигами"...
  Иван не успел как следует освоить японскую письменность...
  Все, что осталось от большого ребенка...
  Урухара Киске, узнав о гибели Брагинского, похищении артефакта и смерти совета 46, только грустно произнес:
  - Жаль...
  Пожалуй, это был тот редкий случай, когда весь Готей был един во мнении по всем пунктам...
  
  
***
  
  Окрестности Лас-Ночес...
  
  - Скажите, зачем вы все усложняете?
  Блондин очередной раз выбил свою хозяйку из колеи.
  Халлибелл стояла перед ним в рукурсионе и думала над тем, к чему приведет очередное откровение фраксиона.
  Остальная фракция тренировалась в стороне по сочиненной Кригом программе, включавшей в себя совместное действие. В качестве противника выступал Верньер: он оборонялся и старался навязать противницам бой на дальней дистанции, в то время как троица так же старательно пыталась поймать "вечного караульного" в "огневой мешок" из серо.
  Пока что лидировал Верньер: старательно уклонялся от львиных прыжков, перепрыгивал через змей и игнорировал ругань лани. Однако уже в нескольких местах его белые одежды были пробиты слабым серо (по приказу Крига в полную силу никто из поединщиков не стрелял), а под единственным неприкрытым глазом сиял фингал (львица все же разок дотянулась до соперника).
  - О чем ты? - Куатро Эспады приготовилась. Обычно после попыток что-то уточнить Криг рассыпался в пространных рассуждениях о природе Пустых и шинигами, при этом не говорил ничего понятного.
  Однако на этот раз фраксион решил уточнить:
  - Вода. Вы ее сами создаете - но почему-то начисто игнорируете, что она бывает разная. По крайней мере... - Фраксион потянулся, зевнул и почему-то напомнил своей хозяйке кошек, забавных пушистых зверьков, что присутствовали в некоторых фильмах людей. - ...в Обществе Душ и мире живых.
  - Ты о льде и снеге? - Халлибелл задумалась.
  Лед и снег тоже присутствовали в фильмах живых, что любили в последнее время смотреть в одном из больших залов обитатели замка.
  Откуда фраксион взял технику было не совсем понятно, но Пустые как-то не интересовались подобным вопросом, а Тия имела смутное представление о товарно-денежной системе людей, ровно как и остальные арранкары.
  Просветил их в этом вопросе все тот же неугомонный блондин.
  - Именно! Лед и снег! Кстати, могли бы и раньше понять - все же мороженое у нас не особо редкое лакомство. Благодаря мне...
  Макс подошел к девушке и боднул локоть.
  Куатро отрешенно почесала свободной от оружия рукой за ухом фраксиона.
  - Вот только... Есть еще и газообразное состояние...
  - Да. Мельчайшие капли воды в воздухе - но их крайне мало и проблематично использовать столь малый объем в качестве оружия. - Логично заметила хозяйка.
  Макс закатил глаза:
  - Ну... Во-первых - атака может быть слабой и практически незаметной, но точной и убойной по действию. Например, в шею - без головы мало кто выживает...
  - Кроме тебя.
  - Да. - Криг сощурился. - Но я такой один во всем мире и других нет, так что не считается.
  А во-вторых - это тут мало духовных частиц, схожих по свойствам с водой. В мире живых и Обществе Душ их НАМНОГО больше...
  Кстати...
  Фигура пустого дернулась, Халлибелл почувствовала дуновение реацу - Криг уже стоял, держа в руках несколько розеток с мороженым:
  - Не желаете? Сегодня - новый рецепт. С мятой...
  
  
***
  
  Общество Душ...
  
  Капитаны молча смотрели на экран.
  Несмотря на все запреты, в Совете Сорока Шести присутствовало следящее кидо, направленное на запись информации. Это была разработка Урухары Киске, о которой знал только он, Ямамото да Йоруичи, так что находящиеся тут же Сой-Фонг и Маюри ощущали себя несколько уязвленно и неуютно.
  Впрочем, если в случае Сой-Фонг имело место быть легкое расстройство от того, что ей не доверили столь важную информацию, то капитан Двенадцатого Отряда ощущал себя не в своей тарелке совсем по другой причине.
  Во-первых, от сущности, что вызвала столь много проблем и вопросов - Ивана Брагинского - ничего не осталось, кроме нескольких предметов, которые немедленно захватила Йоруичи Шухоин. На все требования передать предметы для исследований с последующим возвратом, было отвечено отказом, причем последний раз в крайне грубой форме - нижнюю челюсть пришлось менять полностью.
  Во-вторых, капитан Тоширо Хацугая косился на ученого с плохо скрываемой враждебностью и даже оттолкнул его на входе в зал заседаний, а весь Десятый отряд, включая даже обычно нейтрально-насмешливую лейтенанта Мацумото Рангику при виде Маюри как-то крайне странно клали руки на рукояти занмпакто.
  В-третьих, до сих пор оставалось непонятно, как мертвый квинси сумел отсечь "бурей реацу" капитанов, находящихся на земле от сражений в небе над Эшафотом (прим. Атвора: мне лень писать название этой хрени, разнес ее рыжеволосый - и ладушки).
  А тут еще и это - Урухара опять ткнул его носом в грязь!
  Тем не менее, происходящее на экране мигом выбило все посторонние мысли у ученого из головы.
  Потому что на экране творилось невероятное...
  
  
***
  
  ...Заседание происходило напряженно.
  Члены Совета спорили и откровенно ругались, убрав долой все ширмы, и готовы были перейти на личности.
  - Она преступница! - Вещал Десятый. - Вы помните, что произошло в прошлый раз, когда у нас появился Временный шинигами?!
  - Но это не просто шинигами. Это сын Иссина Куросаки...
  - Тем более! Его реацу нестабильно - благо родословная богатая!
  - А еще мы не знаем, насколько его отец лоялен к Обществу Душ, ежели бросил все ради квинси - врага, по сути и природе своей всех шинигами... - Присоединился Двенадцатый.
  - Он не знает об этом. - Заметил Шестой. - И его мать мертва - так что вряд ли найдется кто-то, способный повлиять на его лояльность Обществу.
  - К тому же он неплохо справляется со своими обязанностями...
  - Хватит говорить намеками! Просто если Рукия Кучики выживет - то кто-то может получить благосклонность ее брата! Скажете - не так, уважаемый Шестой?
  - Мое положение и без того прочно. А вот ваше - довольно шаткое, и чтоб упрочнить его среди Готея - вы желаете показательного суда. Или я не прав? Показать силу, показать, что именно вы - обвинитель, судья, что решает судьбы шинигами!
  - Довольно! Мы так ничего не решим...
  - Не решите. Потому что время принятия решений прошло.
  Сухой, громкий, отстраненный голос прозвучал сверху, из-под потолка.
  Как по команде, присутствующие подняли головы...
  Что-то тяжелое с хрустом упало вниз: пол с трудом выдержал немалый вес.
  Темно-зеленая шинель казалась абсолютно чуждой окружающему белому и черному цвету и одеждам членов Совета.
  - Кто вы такой? - Десятый взвился. - Вы не имеете права тут находится!
  Высокая тонкая фигура повернула скрытое тенью от армейского кеппи лицо в сторону говорящего...
  - Право? Мясо будет учить меня тому, на что я имею право, а на что нет?
  - Да что вы себе... Гаххххх
  Он был быстр.
  Очень быстр.
  Вот он стоит в центре зала в расслабленой позе, засунув руки в карманы мешковатых штанов - а вот стоит на столе, припав на одно колено, а левая рука...
  Рука сжимает еще дергающееся в конвульсиях сердце Десятого.
  Рука в перчатке сжимает комок плоти - он лопается, как будто помидор, разбрызгивая вокруг кровь.
  Совет молчит.
  Кто-то пытается вызвать охрану - но нет, сигнал не проходит.
  По крайней мере - кидо не срабатывает и Готей по-прежнему ловит вторженцев.
  Белоснежные перчатки ложатся на пояс - на котором висит два пистолета с длинными тонкими стволами...
  Дальнейшее можно было назвать только одним словом: бойня.
  Вот Тринадцатый пытается зажать рану в животе.
  Первый кричит - нога в тяжелом ботинке пробила живот насквозь, внутренности брызнули в стороны.
  Двенадцатый кричит:
  - Я ее защищал... - Это не спасает его от трех пуль, снизу-вверх, веером...
  Звуки выстрелов - резкие, звенящие, плоть чавкает под пулями.
  Последним умер Сорок Шестой.
  Он полз, несмотря на перебитый хребет, и почти добрался до выхода - но... Не смог преодолеть защиту.
  Она не срабатывала.
  Крепость стала ловушкой...
  - Что тебе нужно? - Убийца медленно и спокойно подходит к обреченному.
  Тот уже не двигается: он смирился со своей судьбой.
  В узкую полосу между высоким воротником шинели и длинным козырьком армейского кеппи видны только красные горящие глаза.
  Ствол пистолета замер:
  - Мне нужна война.
  Выстрел.
  Лязгает затвор, гильза вылетает - звона не слышно, потому как толстый слой крови на полу смягчает падение...
  Убийца смотрит, кажется, прямо в лица капитанов...
  И исчезает.
  
  
***
  
  Лас Ночес.
  
  Айзен задумчиво рассматривал дверь...
  Нет, сама по себе дверь была вполне обычной белой дверью, каких немало в Замке Пустых, однако это была единственная подписанная дверь.
  Ровным латинским готическим шрифтом на металлической табличке было выведено: "Комната отдыха", а из-за нее слышалась ругань.
  - А еще ты идиот и манерный придурок! Тонкий девичий голос подробно кому-то объяснял, кем является собеседник.
  Послышалось звучное "БАМ!" и восторженный вопль:
  - Есть!
  - Фройляйн... - Грустный голос, принадлежащий, как вспомнил будущий Бог, фраксионы Куатро Эспады, звучал растерянно. - Как вы это делаете?
  - Все дело в опыте! - Заметил другой женский голос, с немного шипяще-звенящими интонациями. - Она любого достанет...
  - Теперь твоя очередь!
  Вошедшему бунтарю-капитану предстала весьма и весьма своеобразная картина.
  Арранкары сидели кругом, на полу и диванах, непонятно как оказавшихся в мире пустых. Тут присутствавали как фраксионы Кутро, так и парочка из подчиненных Баррагана.
  В данный момент Макс Криг занимался довольно странным занятием: широко распахнув глаза, устраивал на длинных пушистых ресницах спичку.
  Положил.
  Замер...
  - Макс Криг - наглый, ничтожный, самовлюбленный нахал... - начала одна из его коллег-фраксионов, разноглазая Апачи.
  - Ммм... Продолжай, лесть я люблю...
  - Извращенец!
  - А вот это ложь. - Криг, со все так же распахнутыми глазами и лежащей на ресницах спичкой изобразил возмущение на лице.
  - А кто вчера притащил это непотребство?..
  - ...Которое кто-то с удовольствием запихнул в ящик для одежды, для приличий покочевряжившись.
  Стоящий спиной к двери Вега хмыкнул:
  - Ну и кто кого тут выводит... Ик! - Фраксион Примьеры осекся, когда Апачи на него зыркнула.
  Айзен еще где-то около минуты наслаждался открывшимся зрелищем, прежде чем решил привлечь к себе внимание:
  - Развлекаетесь?
  Все находящиеся в комнате подпрыгнули, вытянулись во весь рост и гаркнули:
  - ТАК ТОЧНО!
  Немного опешивший, Айзен подошел к столику со стеклянной столешницей. На нем лежала стопка книг. Взяв одну, капитан пролистал страницы...
  "КАК ОПОЗНАТЬ ИЗВРАЩЕНЦА.
  Примечание: актуально для азиатских стран...
  ...
  ...
  4. Как правило, носит очки.
  ...
  6. Имеет нестандартное хобби: например, вязание, вышивание. Зачастую - заядлый отаку.
  ...
  8. Зачастую крайне тяжело общается даже с близкими для него людьми: друзьями, родственниками".
  
  Капитан посмотрел на обложку.
  На ней были изображены девушки-школьницы переодевающиеся после урока физкультуры, а на заднем плане - кусты, из которых почему-то торчали окуляры бинокля.
  "Жизнь в Японии: странности и особенности. Автор - Вальтер К. Донелз."
  Посмотрев еще раз на замерших арранкаров, Айзен развернулся к двери, на прощание бросив:
  - Веселой игры.
  Немного растерявшиеся, арранкары попытались продолжить начатую игру, но тремор немного мешал удержанию спички на ресницах. Неловкость развеял неугомонный Криг:
  - А может - в мафию?
  
  
***
  
  Каракура.
  Школа.
  
  - О, господа Ичиго Куросаки и Рукия Кучики, если не ошибаюсь?
  Судя по выражению лица Рыжего, тот сам был не уверен в том, что он это он.
  Меж тем класс замер в ожидании представления.
  Новый преподаватель настолько отличался от привычных учителей, что стал очень быстро легендой не только школы, но и соседних учебных заведений! Все же мало кто при попытке ограбления поздно ночью может подскользнуться и сбить грабителя с ног так, что тот сломает руку при падении...
  - Да, это я. - Рукия пихнула острым кулаком зависшего рыжего.
  - А? А, да, я - Куросаки Ичиго.
  - Макс Монтана. Ваш новый преподаватель предмета "Мировая история". Для справки - обращаться ко мне с суффиксами не нужно: я их смущаюсь.
  Ичиго и Рукия все так же пялились на преподавателя.
  Этому немало способствовала как манера речи, крайне дружелюбная и почти панибратская, так и внешность.
  Белые ботинки, белые брюки, белая рубашка с воротником-стойкой, на котором был завязан тонкий галстук-лента ярко-алого цвета. Очки в стальной оправе слегка поблескивали стеклами, скрывая глаза.
  Соломенного цвета волосы зачесаны набок и предают вид крайне величественный - особо впечатляла улыбка.
  Отчегото Ичиго вспомнились оскалы Пустых, с которыми приходилось сражаться. Или, если брать более мягкий вариант, улыбки офицеров одиннадцатого отряда...
  - Проходите, садитесь. Советую взять конспекты у своих товарищей после уроков. Итак, сегодня у нас по теме - "Русско-японская война"...
  Знаете, меня забавляет любовь японцев к Великобритании в данном вопросе.
  Будучи немцем, как следствие - не затронутой в данном конфликте стороной, я удивлен тем, что до сих пор Япония считает договор с Британией полезным достижением своей дипломатии.
  - А что - не так? - Кто-то удивленно воскликнул с задней парты.
  - К сожалению - нет. - Монтана покачал головой. - Пока что мы поговорим не о ходе боевых действий, а о подготовке к ним. Проще говоря - что происходило до того, как заговорили пушки.
  Итак, Британия заключила с Японией ряд договоров, которые позволили последней значительно усилить свои вооруженные силы.
  Без сомнения - разумное решение: государство без армии находится в опасности. Однако почему-то считается, что это произошло лишь по причине желания помочь развивающемуся государству.
  Это не так.
  Во-первых, как говорят англичане - и признают это со всей откровенностью - у них нет постоянных союзников, только постоянные интересы. И в данном случае интересом являлось не усилить Японию, а ослабить извечного противника - Российскую Империю.
  Мало кто знает, но в девятнадцатом веке была настоящая "холодная война" между Британией и Россией.
  Правда, Британцы воевали руками Турции и частично - Франции... Но тем не менее это было именно так.
  Взаимоотношение этих стран было довольно тяжелым с давних времен - когда выяснилось, что у Британии на континенте есть все же соперник, пусть и довольно удаленный, но обладающий колоссальными ресурсами и населением.
  И не чуждый сам получить некоторые колонии. Плюс этот самый противник имел возможность продвинуться к "жемчужине короны" - Индии - по суше, в то время как Британии для этого необходимы были корабли, которые шли вокруг Африки. Позже эта проблема решилась постройкой Суэцкого канала, но в 19 веке канала не было.
  Россия пресекла попытки Британии влезть в свои восточные территории, после чего начались серьезнейшие проблемы у всех участников этого кровавого диалога...
  К началу 20 века мир бурлил как на огне: некоторые называют это явление "бессмысленной кровавостью", но, на мой взгляд, это не так.
  Это - закономерность.
  Начинался новый век: раньше нефть была не нужно - но вот появились двигатели внутреннего сгорания... Итого - нефть сейчас является основным энергоносителем.
  За счет прогресса промышленность получила гигантский рывок вперед - и, как и положено людям, страны в первую очередь начали создавать оружие.
  Тут подоспел и "откат" от рывка. "Отдача".
  Выяснилось, что Великобритания, оказывается, начинает проигрывать не менее качественным, но более дешевым товарам.
  Наконец, в Британии все больше распространялись мысли о возможности окончательно решить вопрос передела мира - разумеется, в свою пользу.
  Что для этого нужно сделать?
  Во-первых - ослабить Россию.
  И Японию получает поддержку.
  Но возникает закономерный вопрос - когда Россия будет измотана, то что делать с Японией? Не вывозить же обратно станки и оборудование?
  Забудьте о благородстве - это международная политика.
  Вспомните, что на кону стояла возможность стать во главе мира!
  Это сейчас, после стольких лет, все и всем ясно.
  Но тогда-то будущее еще не сбылось!
  Тогда еще никто не знал, что Япония войдет во вкус и направит свою экспанисию в окружающий мир с таким энтузиазмом.
  Что всерьез будет поглядывать в сторону золотых месторождений в Австралии - на территорию Британии - и японские генералы всерьез будут размышлять о возможности превращения Сан-Франциско в японский экстерриториальный порт!
  
  Прим. Автора: в смысле - Сан-Франциско расположен на территории США, но является японским городом и управляется японским же комендантом.
  
  Фактически же Британия договорилась с США, которые тоже желали получить кусок мирового пирога, и те взяли на себя роль громилы, устраняющего дотошного конкурента...
  Но об этом мы поговорим позже.
  Ичиго вздрогнул и поморгал: во время лекции он впал в странное состояние, списанное на усталость, однако услышал и запомнил общее содержание речи.
  - А пока... - Преподаватель поправил очки. - Пока просто запомните: в некоторых случаях в войне виноваты обе стороны... А иногда и вообще кто-то сторонний...
  Куросаки вздрогнул: преподаватель повернул голову так, что блики на стеклах очков дали возможность взглянуть Монтане в глаза.
  Ярко-желтые глаза, как будто светящиеся неоновым светом...
  
  
***
  
  Лас-Ночес.
  Покои Первого.
  
  Барраган был загнан в угол, но все еще продолжал огрызаться.
  Да, противник оказался сильнее, чем он думал - но он как минимум не сдастся без боя!
  - Шах!
  - Рокировка.
  - М-гм... Вот это поворот... - Криг пригладил чуть свисающую на глаза челку и сожрал "ферзем" ладью, за что немедленно поплатился "офицером".
  Спустя еще десять минут перемигиваний и попыток просверлить друг друга взглядами противники пришли к патовой ситуации: на доске у каждого остались только ферзи и король.
  - Ничья? Неожиданно, неожиданно...
  - Я же говорил - со мной стоит считаться. И будь ты хоть сколь угодно силен - но против меня у тебя нет шансов!
  Ярко-желтые глаза сощурились в ухмылке...
  Пожалуй, из всех обитателей замка только Халлибелл, Айзен да Барраган знали, на что на самом деле способен улыбчивый и вежливый фраксион.
  Тогда, в зале, во время представления нового члена эспады - Халлибелл - блондин на секунду замешкался. Его реацу попросту не ощущали - но вскоре Пустые ее "нащупали" и списали все на то, что в помещении было слишком много себе подобных...
  Примьеру это не обмануло. Да и взгляд Айзена настораживал - ведь тот обратил все свое внимание не на новую Эспаду, а на ее фраксиона.
  Барраган знал, как ПАХНЕТ Сила. Нет, не уровень реацу или грубая физическая мощь - нет... Это не передать словами, наиболее близкий синоним к этому предчувствию - "инстинкт выживания".
  Блондин был опасен.
  Опасен настолько, что внутри у Пустого все сжималось от ощущения, до тошноты похожего на страх, что было довольно странно для него.
  Когда какой-то шутник перекрасил поработал над его внешностью, Барраган быстро понял, куда ведут следы, потому, собственно, никто из фраксионов Примьеры и не умер: убивать имеет смысл лишь для какой-то конкретной цели либо для утверждения своей власти. И кровавые сражения, которыми он "развлекался" в свое время служили в первую очередь для выявления слабаков и колеблющихся в армии, и уже только потом - собственно, для развлечения Короля.
  Какой смысл казнить подчиненных за то, что они не сумели засечь столь опасного противника? А вот проявить милосердие после того, как Примьера задал им трепку - это полезно для власти.
  
  Прим. Автора: между прочим, советую прочитать книгу "Государь". Вопреки мнению, во-первых, это не толстенный трактат за семью печатями, а небольшая книжица. Во-вторых - правитель по этой книге должен быть не "тираном ради тирании", а просто крайне прагматичным и жестким правителем.
  
  Другое дело, что у Пустых жестокость и милосердие несколько... Отличаются от человеческих норм.
  Вот и два часа назад, когда у входа в свои покои он почуял знакомую реацу инстинкт велел исчезнуть или немедленно атаковать, но вместо этого бывший король только поинтересовался:
  - Чего тебе?
  - Мне? - Криг вежливо улыбнулся, отчего стал похож на Гина. - Мне просто стало известно, что вы, уважаемый герр Барраган, увлекаетесь войнами и планированием боевых действий. Не так ли?
  - Допустим?
  - И, собственно, я пришел предложить вам партию в шахматы...
  При взгляде на доску в голове у Баррагана вспыхнули какие-то старые воспоминания. Он выбрал действительно важные, а от остальных отмахнулся: какая разница теперь?
  Однако стало просто любопытно...
  Вскоре фигуры были расставлены. Битва началась...
  Барраган постепенно становился все увереннее. Воспоминания помогали сначала сдерживать натиск противника, а потом - и вовсе перейти в атаку... Правда, нарвавшись на удар с фланга и в итоге остаться в положении "пат".
  - О, вы прекрасно играете... - Криг все так же улыбался.
  - Проваливай. Или я велю своим фраксионам тебя вышвырнуть. - Старик постарался скрыть замешательство.
  "Зачем он сюда пришел? Просто так - поиграть? Глупость... Что-то затеял? Хочет что-то сказать?"
  - Как грубо... Вообще-то я пришел сюда во-первых - подарить вам этот замечательный набор. - Шахматная доска-коробка со вложенными в них фигурами легла на стол.
  - А во-вторых - вот это. На мой взгляд довольно символичный подарок...
  Рядом с доской для шахмат легла другая коробка. Квадратная, довольно крупная...
  "Откуда он ее достал?"
  - Надеюсь, вам это понравиться. Там есть инструкция и несколько книг - мало ли? Может, вы решите сам что-то собрать?
  
  
***
  
  Фраксион Куатро ушел.
  Барраган осторожно вскрыл коробку и начал изучать содержимое...
  Спустя полчаса фраксионы со списком были посланы в возводящийся лабораторный комплекс за инструментами.
  А еще через два дня покои Примьеры огласило громкое размеренное тиканье часов...
  
  
***
  
  Покои Куатро Эспады...
  
  Неяркое освещение.
  Размеренный шелест страниц.
  Гудение компьютера... Пожалуй, последний звук казался несколько неуместным в царстве мертвых, но обитателям этого помещения на подобные мнения было глубоко наплевать.
  Высокая блондинка в короткой куртке с воротником, прикрывающим нижнюю часть лица рассматривала фотографии пейзажей мира живых. Девушка с комфортом устроилась в массивном кресле с широкими подлокотниками: пожалуй, этот предмет мебели выбирался фраксионом с особым вниманием и являл собой идеальный метод непрямого достижения цели.
  Криг устроился на широком подлокотнике и улыбался.
  "Как Чеширский Кот" - подумала Халлибелл.
  Тии пришло на ум именно это сравнение: "Алиса в Стране Чудес" была прочитана и твердо засела в мыслях девушки. Куатро Эспады даже не представляла, насколько права в своих рассуждениях. Правда, кот был не совсем Чеширский, и даже не английский, а скорее немецкого происхождения...
  Но это уже мелочи, не так ли?
  
  
***
  
  Каракура.
  Поздний вечер.
  
  Преподаватель Монтана закрыл кабинет, спустился вниз.
  Кивнул охраннику, вышел за школьные ворота и остановился, наслаждаясь прохладным ветерком...
  - Прекрасный город... Прекрасный...
  Внимание учителя привлекли не особо цензурные крики за пару кварталов. Обычное ухо их, скорее всего, не расслышало бы, однако Максимилиан Монтана давным-давно, кажется, целую жизнь назад приучил себя к мысли, что большинство людей - идиоты. Про себя доблестный преподаватель назвал это правило "правило девяносто пяти процентов" и твердо знал, что девяносто пять процентов людей ("нормальных людей", если говорить точно) даже наблюдай вблизи орду беснующихся вампиров в форме СС будут пытаться загнать все происходящее в рамки обыденности.
  Так что редкие прохожие отводили глаза и объясняли промелькнувшее перед ними светлое пятно в темноте позднего вечера усталостью или бликами от фонарей.
  Меж тем "пятно" уже подлетело к месту назначения: переулку, слабо освещенному и крайне неприятно выглядящему.
  Монтана заглянул в темноту, разгоняемую только голой лампочкой над черным входом какого-то магазина, уже закрытого на ночь, присмотрелся...
  Компания молодых парней лет двадцати, в количестве четырех человек - понятно.
  Кожаные куртки и маски - тоже вроде бы ничего особенного...
  "Но какого, во имя моих лишних килограммов, хрена ОНА тут делает?"
  
  
***
  
  - Эй, малышка, а ты очень миленькая! В курсе, да?
  - Ей это часто говорят, наверняка!
  - Ученица Иноуэ Орихиме, будьте добры отойти от этих молодых людей. - Усталый мужской голос заставил всех подпрыгнуть.
  Девушка шарахнулась в сторону. Попутно задела ящики с чем-то неприятно пахнущим: виновница их обвала осталась абсолютно чистой, а вот самый здоровый из четверки принял душ из просроченных продуктов...
  - ДА КАКОГО ХРЕНА?!!
  Парни посмотрели на того, чья фраза обломала веселье...
  Невысокий, упитанный, явно европеец.
  В белой одежде, кажущейся на темной улице нелепо-смешной.
  В качестве бонуса - круглые очки на остром носу, в настоящее время сползшие. Мужчина их поправил...
  - Эй, козел! Отвали - а то ребра посчитаем!
  Орихиме смотрела, как учитель неспешно шагает в сторону компании.
  Самый пьяный двинулся наперерез...
  - Эй, отвали, коз... Г-ха!!!
  Возвышающийся на голова парень согнулся, дернулся еще пару раз и тихонько улегся на грязный асфальт, держась руками за печень.
  "Как он ударил? Когда?!"
  - Да я тебя... - Второй нападающий замахнулся подобранной доской, ударил...
  В смысле - попытался.
  Потому как спустя секунду любовался на переломленную ударом руки деревяшку.
  А еще через две - получил мощнейший удар по правой голени ногой, обутой в тяжелую мужскую туфлю...
  Преподаватель подошел еще ближе и поинтересовался у оставшихся двух любителей развлечений:
  - Вы куда-то торопились?
  - А? Да, мы просто...
  - Ну так не смею вас задерживать! Вперед - и желательно, что бы я вас больше не видел в этом районе. - Учитель улыбнулся...
  Орихиме стало немного страшно.
  Глаза не было видно за очками, блестящими бликами выделявшимся на черном от тени лице, а вот блестящая широкая полоска зубов виднелась вполне отчетливо.
  - Своих друзей не забудьте! Ну а вы, моя дорогая ученица, потрудитесь объяснить, что вас привело в столь поздний час сюда?
  
  
***
  
  Ммм...
  Ну не знаю, как насчет любви, но вот изумление у нашего будущего Куатро эта девушка точно вызовет.
  Отправиться за кошачьим кормом для того, что бы накормить котенка, что поскребся к девушке в двери пару часов назад - и это поздно вечером, одной...
  - А потом я вспомнила, что тут вроде бы был проход - в детстве я тут ходила. Но на самом деле его лет десять уже как забетонировали... - Вещала спасенная.
  Ой... Жду не дождусь возможности посмотреть на то, как это чудо будет объяснить тонкости готовки вермишели с конфетами безэмоциональному арранкару!
  Главное только что бы он был - а то я своим появлением столько всего наворочал...
  Я проводил девушку до дома, вежливо отказался от возможности зайти и попробовать нового шедевра от безумной кулинарки ("белый суп", в составе - белая фасоль, белый шоколад, светлое филе окуня и рис), после чего, зайдя в небольшую подворотню, развеялся...
Оценка: 6.80*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"